Введение
Нападение Японии на США
Вступление США в войну и американский «антиколониализм»
Положение в Китае, планы гоминьдана в отношении других стран Азии. Политика США в отношении Китая
Экономическая экспансия США в страны Тихого  океана в первый период войны
Глава II. Коренной перелом в ходе второй мировой войны и политика США на Тихом океане
Планы США по установлению послевоенного режима опеки на территориях Тихого океана
Борьба США за ведущую роль в определении военно-стратегических планов союзников в войне на Тихом океане; действия США по мобилизации сил гоминьдановского Китая
Состояние экономики США во время войны
Государственное планирование послевоенной политики США
Дальнейшее усиление экономической экспансии США. Борьба в США в отношении форм и методов этой экспансии
Расхождения в правящих кругах США по проблемам политики и стратегии на Тихом океане
Глава III. Политика США в последний период войны
Политика США в отношении Индокитая в последний период войны
Вступление СССР в войну на Тихом океане и проблемы дальневосточной политики США
Укрепление классового союза империалистов против национально-освободительного движения в Южной и Юго-Восточной Азии
Разгром милитаристской Японии, освобождение Северного Китая и Кореи Советской Армией
Глава I. У истоков послевоенного американо-японского союза
Глава II. Кризис американской политики в Китае
Глава III. Политика США в других странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии
Восстановление американского контроля на Филиппинах
Борьба США за Индокитай
Американская помощь колонизаторам в Индонезии
Глава IV. «Империализм США — главная опора колониализма на Тихом океане
Война в Корее
Глава V. Внутриполитическая борьба в США по проблемам тихоокеанской политики
Глава VI. Проекты создания Тихоокеанского пакта
Заключение
Библиография
Содержание
Text
                    АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ НАРОДОВ АЗИИ
В. Б. ВОРОНЦОВ
ТИХООКЕАНСКАЯ
ПОЛИТИКА
США
1941-1950
ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКАз
Главная редакция восточной литературы
Москва1967


В 75 Ответственный редактор доктор исторических наук Б. Г. САПОЖНИКОВ В книге рассматриваются важнейшие стороны политики США в районе Тихого океана в военные и послевоенные годы. Автор последовательно прослеживает все изменения в американской политике на Дальнем Востоке, происходившие под влиянием исторических побед Советского Союза в годы второй мировой войны и мощного подъема национально-освободительного движения в странах этого района во время войны и особенно после ее окончания. Большое внимание уделяется анализу закулисной борьбы различных групп американских правящих кругов за определение внешнеполитического курса США в Азии. В книге использован широкий круг. источников, часть которых, впервые вводится в."- науяньтй^оборот? 1-11-1 84-67
ВВЕДЕНИЕ Советские историки внесли серьезный вклад в изучение проблем международных отношений на Дальнем Востоке, в Южной и Юго-Восточной Азии в период второй мировой войны и первые послевоенные годы. В их работах с марксистских позиций рассматриваются причины и ход войны, события лервых послевоенных лет на Тихом океане и содержится большой фактический материал по дипломатической истории этого периода. Эти работы можно разделить на три группы. К первой группе относятся исследования, посвященные общим проблемам международных отношений и истории отдельных империалистических государств в новейший период1. Ко второй группе относятся исследования востоковедов, со- 1 В. Я; Аварии, Борьба за Тихий океан. Агрессия США и Англии, их * противоречия и освободительная борьба народов; Д. И. Гольдберг, Внешняя политика Японии (сентябрь 1939 — декабрь 1941 г.); Д. И. Гольдберг, Внешняя политика Японии в 1941— 1945 гг.; Г. А. Деборин, Вторая мировая война. Военно-политический очерк; А. М. Дубинский, Освободительная миссия Советского Союза на Дальнем Востоке; В. С. Зорин, Доллары и политика Вашингтона; Н. Н. Иноземцев, Внешняя политика США в эпоху империализма; В. Л. Исраэлян, Антигитлеровская коалиция (1941—1945); Ю. Л. Кузнец, Вступление США во вторую мировую войну; Л. Н. Ку- таков, Внешняя политика ц. дипломатия Японии; В. И. Лан, США в военные и послевоенные годы (1940—1960)} «Международные отношения на Дальнем Востоке-1840—1949»; «Очерки новейшей истории Японии; «Очерки новой и новейшей истории СЩА»,,,т. * I—II; «Политика США в странах Дальнего Востока»; «Политика США в странах Южной Азии»; К. М. Попов, Япония; В. Г. Трухановский, Новейшая история Англии; Н. Н. Яковлев, Новейшая .-история США, 1917—1960; Н. Н. Яковлев, Франции Рузвельт — человек и политик,' ЗГ
средоточивающих свое внимание на истории отдельных стран Азии, их социально-экономическом и политическом положении, на расстановке классовых сил в этих странах, борьбе народов за национальное освобождение2. К третьей группе относятся исследования отдельных проблем международных отношений на Дальнем Востоке и iB бассейне Тихого океана в рассматриваемый в данной работе период3. Во всех этих исследованиях в той или иной степени затрагиваются некоторые .проблемы, относящиеся к тихоокеанской политике США в период между Пирл-Харбором и войной я Корее. Однако в полной мере вся совокупность проблем, связанных с политикой США на Тихом океане в этот период, не нашла еще достаточного освещения в советской историографии. А между тем изучение их особенно важно, поскольку именно в эти годы закладывались основы той 2 В. Ф. Васильев, Очерки истории Бирмы (1885—1947); Л. В. Демин, Японская оккупация Индонезии (1942—1945); А. М. Дьяков, Индия во время и после второй мировой войны (1939—1949 гг.); М. С. Капица, Советско-китайские отношения; А. С. Кауфман, Рабочий класс и национально-освободительное движение в Бирме; Г. Й. Левинсон, Филиппины вчера и сегодня; Г. И. Левинсон, Филиппины между первой и второй мировыми войнами; С. А. Мхитарян, Борьба вьетнамского народа за национальную независимость, демократию и мир. 1945—1955; «Новейшая история Индии»; «Очерки истории Китая в новейшее время»; Н. В. Ребрико- ва, Очерки новейшей истории Таиланда (1918—1959); В. С. Руднев, Малайя. 1945—1963; Ф. И. Шабшина, Очерки новейшей истории. Кореи (1918—1945). 3 М Александров, Экономическая экспансия США в Индии; Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение (1945— 1949); Б. И. Бухаров, Образование американо-японского военного союза; Б. И. Бухаров, Политика США в отношении Китайской Народной Республики (1949—1953); В. Б. Воронцов, Корея в планах США в годы второй мировой войны; Л. Н. Еремин, Из истории политики США в отношении Юго-Восточной Азии в начале войны на Тихом океане, — «Вестник Московского университета» серия IX, «Исторические науки», 1960, № 5; Л. Н. Еремин, Из истории политики США в Юго-Восточной Азии (1941—1945), — «Новая и новейшая история», 1963, № I; Л. Н. Еремин, Политика США в Южной и Юго- Восточной Азии в годы войны на Тихом океане 1941—1945 гг.; Р. М. Мукимджанова, Политика США в Пакистане; В. К. Попов, Провал агрессии США в Китае после второй мировой войны; Н. А. Савельев, Американский капитал на Филиппинах; Г. Н. Се- востьянов, Подготовка войны на Тихом океане. 1939—1941; Г. Н. Се- аостьянов, Политика великих держав на Дальнем Востоке накануне второй мировой войны; А. С. Шин, Американский империализм и Индонезия. 1945—1962. 4
политики США в Азии, которая осуществляется в настоящее время. В сложной борьбе вокруг проблем политики США в Азии участвуют различные силы, отражающие интересы многочисленных группировок американского капитала. При этом остроту и направление борьбы определяют события, происходящие на международной арене, общеклассовые и частные интересы американской буржуазии. Чтобы разобраться в сложных хитросплетениях внутриполитической борьбы, определяющей политику США в Азии на современном этапе, необходимо прежде всего всесторонне изучить политику США сравнительно недавнего прошлого, того периода, по которому имеются необходимые для исторического анализа документы и материалы. Все эти обстоятельства и побудили автора предпринять настоящее исследование. Автор старался выделить следующие наиболее важные, на его взгляд, аспекты темы. Это, во-первых, существование различных точек зрения в США по проблемам тихоокеанской политики, влияние общеклассовых и частных интересов монополистов США на внешнюю политику и военно-политические акции США в период тихоокеанской войны и в первые послевоенные годы, экономические основы американского «антиколониализма» в исследуемый период. Во-вторых, планы, подготавливаемые в правящих кругах США в отношении послевоенного устройства, влияние побед Советского Союза и роста национально-освободительного движения на эволюцию этих, планов. В-третьих, особенности политики США в отдельных странах, обусловленные внешнеполитическим и внутриполитическим положением этих стран. В-четвертых, особенности эволюции американской политики в первые послевоенные годы на Дальнем Востоке. Автор старался по возможности использовать многочисленные публикации документов и исследования по рассматриваемым проблемам, вышедшие в свет в США, странах Западной Европы и в Японии4, а также воспог м.инания государственных, политических и военных дея^ телей США и других стран, принимавших в той или иной степени участие в событиях того времени. 4 Автор приносит глубокую благодарность доктору исторических наук Б. Г. Сапожникову за предоставленную возможность использовать в книге некоторые его переводы работ японских историков. 5
Однако при этом неооходимо иметь в виду, что как публикации документов, так и исследования зарубежных буржуазных историков, особенно американских, крайне тенденциозны. Так, многотомные официальные публикации документов по внешней политике США периода второй мировой войны, осуществленные в 50-х годах и содержащие донесения американских представителей в Индии и Китае, .переписку президента США с ведущими государственными деятелями союзных государств, с американскими представителями в различных районах Тихого океана, составлены таким образом, чтобы на примере войны на Тихом океане доказать «исключительность» США, их «миролюбие» и верность «свободолюбивым» традициям американской революции5. В американской буржуазной историографии имеются различные концепции, являющиеся отражением внутриполитической борьбы в США вокруг тихоокеанской политики, связанной с межмонополистическими противоречиями. Однако все эти концепции сходятся в одном — в своей антисоветской направленности. В работах ряда американских авторов рассматриваются расхождения в правящих кругах США по поводу средств и методов политики "В войне на Тихом океане. В них содержится много интересных подробностей о борьбе в США между двумя группировками: с одной стороны, сторонниками европейской ориентации, с другой — азиатской: Многие авторы отмечают существование в американском npaiBH- тельстве влиятельной группы, ратовавшей в годы войны за сохранение сильной Японии, а потому активно настаивавшей на пересмотре условий капитуляции, на неприкосновенности императорского режима в этой стране6. Некоторые из них выступают в защиту позиции этой группы. По их мнению, безоговорочная капитуляция обозначала полный разгром Италии, Германии и Япо- 5 «The British Commonwealth, the par East, 1942», vol. 1; «China. 1942», «China. 1943», «The conferences at Cairo and Teheran 1943»; «The conferences of Malta and Yalta, 1945»; «The conferences of Berlin (The Potsdam conference), 1945», vol. I—II. 6 Morris Janowitz, The Professional Soldier, — The free press of Glencoe, 1961; F. S. Dunn, Peace-making and the settlement with Japan. 6
нии, и единственная страна, получившая выгоду от этого, была Россия7. Такие американские ученые, как Болдуин, Уитмер, Латоуретт, Бемис, и др. в своих работах стремятся доказать «несостоятельность» дальневосточной политики Ф. Рузвельта, тот ущерб, который якобы нанесла эта политика национальным интересам США, доказать, что только «ошибки» ведущих государственных деятелей США привели к нежелательным с точки зрения американского империализма итогам войны на Тихом океане, а соглашение с Советским Союзом нанесло «непоправимый вред» народам Юго-Восточной Азии и Китая 8. Хэнсон Болдуин в одной из своих работ пишет: «Мы стремились к победе, но мы забыли, что войны должны иметь политические цели». Он считает, что важнейшие стратегические районы Дальнего Востока «были принесены в жертву на алтарь так называемой целесообразности» 9. Даллин идет еще дальше. По его мнению, «агрессивные намерения» Советского Союза проявились на Дальнем Востоке более отчетливо, чем в Европе 10. А в недавно .появившейся работе Танг Тзоу содержится утверждение, что соглашение в Ялте обозначило «предательство» Китая, «умиротворение коммунизма» и. Эти же авторы всячески превозносят «заслуги» США перед народами Азии, мнимое желание США помочь колониальным народам добиться независимости. По мнению Болдуина, колониализм «потерпел поражение в Азии» в основном благодаря решительным действиям США на Тихом океане 12. Г. М. Вайнаке утверждает, что симпатии США всегда были на стороне боровшихся за свободу народов. Он пишет: «Поскольку США традиционно считали себя антиимпериалистической страной, то симпатии Америки были с теми, кто начал борьбу за самоуправление 7 Е. Ch. Brown, The enemy at his back. 8 H. W. Baldwin, Great mistakes of the war, H. W. Baldwin, The price of power; L. Halle, American foreign policy theory and reality; S. Bemis, The United States as a world power, pp. 426—427; K. La- tourette, The American record in the Far East. 1945—1951; F. Wittmer, The Yalta betrayal (Data on the decline and fall of Franklin Delano Roosevelt). 9 H. W. Baldwin, Churchill was right, — «The Atlantic Monthly», July, 1954, p. 27. 10 D. S. Dallin, The rise of Russia in Asia, p. V—VIII. 11 Tang Tsou, American failure in China 1940—1950, p. 240. 12 L. D. Baldwin, The stream of American history, vol. II, p. 687; 7
)И независимость»13. Некоторые американские авторы противопоставляют «свободолюбие» Америки «консерватизму» Залада. Они стремятся убедить читателя в том, что у США не было каких-либо корыстных целей в период войны, что на пути осуществления своей благородной миссии американским политикам приходилось сталкиваться с усиленным сопротивлением «консервативного» Запада. Они ищут примеры с целью оправдания подрывной деятельности американской разведки в годы войны в национально-освободительном движении Кореи, Филиппин, Таиланда, стремятся представить эту деятельность в благоприятном свете, наконец, выдвигают тезис о полном соответствии политики США с национальными нуждами и чаяниями колониальных народов 14. Так, доктор философии П. Т. Чанг пытался доказать, что консервативная позиция Англии, ее приверженность к колониальным традициям явились одной из причин, лишивших Соединенные Штаты Америки в период войны возможности решить без «всяких оговорок проблему свободы Кореи15. За послевоенные годы с целой серией фундаментальных работ выступили американские военные историки, включившие в свои -работы неизвестные до сего времени документы из военных .архивов 16. Эти авторы, подчеркивая идею американской «исключительности», приводят документы, свидетельствующие о намерении западных держав восстановить и расширить свои империи и воспользоваться для достижения этих целей 'американской помощью. Особенно большое внимание этому вопросу уделяет Морис Мет- лофф, опирающийся на документы стратегического отдела оперативного штаба17. 13 Н. М. Vinacke, The United States and the Far East. 1945— 1951, London, 1952, p. 8; H. M. Vinacke, Far Eastern politics in the postwar period, p. 453. 14 James V. Martin Jr., Thai-American relations in world war II,— «The journal of Asia Studies», vol. XXII, August, 1963, № 4; Robert T. Oliver, Syngman Rhee-the man behind the myth; John Toland, But not in shame. 15 Cm. R. T. Chang, Political effect of world war II on Korea: with special reference to the policies of the United States, p. 71. 16 С F. Romanus and R. Sunderland, StilwelVs Command problems; Times runs out in CBI; R. S. Cline, The operation division, Washington, 1951; Vigneras Marcel, Rearming the French, 17 M. Mattloff, Strategic planning for coalition warfare 1943— 1944, p. 496. Ъ
Однако американские историки, противопоставляющие «антиколониальную» политику США колониализму Запада, оказываются в очень трудном, положении. Перед ними возникает необходимость объяснить прямую и косвенную помощь американского правительства европейским колонизаторам, бросающуюся в глаза явную непоследовательность США даже в декларативном провозглашении своей «антиколониалистской» программы. Некоторые из них пытаются как-то оправдать действия своего правительства по оказанию помощи европейским колонизаторам в конечный период войны на Тихом океане и в первый послевоенный период. Так, профессор Уильям Джонстон, специализирующийся в области международных отношений в Азии, утверждает, что США играли лишь посредническую роль во взаимоотношениях между колонизаторами и народами зависимых стран. Поскольку Франция и Голландия не имели достаточно сил для принятия капитуляции японских войск, пишет Джонстон, «период между капитуляцией и возвращением английских, французских и голландских властей в свои колонии после войны оказался слишком продолжительным»18. «Антиколониальная» концепция в американской буржуазной историографии оказалась в глубоком противоречии с идеями укрепления классового союза империалистических держав перед лицом усилившегося в послевоенные годы национально-освободительного движения в Азии, Африке и Латинской Америке. Это обстоятельство во многом сказалось на появлении в американской буржуазной исторической литературе и публицистике нового, еще не совсем ясно определившегося направления, представители которого 'Критически переоценивают «ан- тиколониалистскую» политику США времен второй мировой войны. Ряд авторов «подвергают сомнению правильность выдвинутых в свое время правящими кругами США лозунгов американского «антиколониализма», ибо последние, по их мнению, ослабляли единый фронт «западных демократий» против социализма и новых сил, вышедших на арену мировой борьбы. Идеологические защитники общности интересов империализма, с од- 18 William С. Johnstone, United States policy in Southern Asia. — «Current history», vol. 46, February 1964. 9
ной стороны, приукрашивают колониализм Запада, с другой — подчеркивают необходимость единства американских и западноевропейских колонизаторов в определении «антикоммунистической» стратегии. Американский ученый Г. Моргентау оправдывает английскую колониальную политику. Отказ Черчилля «в 1942 г. «председательствовать при ликвидации Британской империи», пишет Моргентау, определялся не империалистическими устремлениями британского премьера, а лишь всего-навсего «консервативными» взглядами, желанием защитить «статус-кво» империи 19. По мнению О. Тэйлора, «антиимпериалистический идеализм» мешал единству в борьбе против коммунизма, «создавая трения между Соединенными Штатами и их союзниками, которые еще были обременены сохраняющимися у них империями»20. И наконец, у некоторых авторов критика «антиколо- ниалистской» дипломатии США военных лет смыкается с безудержным антикоммунизмом. Наиболее ярко их точку зрения выразил снискавший себе скандальную славу сенатор Джозеф Маккарти-21. В его глазах Рузвельт выступил как «ведущий противник империализма» в Азии. Маккарти упрекает себя и своих коллег за то, что они '.позволили «одурманить» американское общественное мнение «разговорами об империализме и правах з Азии» и передали важнейшие государственные решения «на милость либералов, коммунистов, сочувствующих коммунистам и агентам Кремля — Ачесонов, Лат- тиморов, Ф. Джессапов, Институтов тихоокеанских отношений»22. Необходимо также остановиться на сенсационных воспоминаниях умершего в 1964 г. видного военного и политического деятеля США генерала Д. Ма- картура, частично опубликованных после его смерти на страницах журнала «Лайф» и японской газеты «Асахи», а затем вышедших отдельным изданием 23. Макартур решил представить на суд современников и потомков свою «многогранную» деятельность на Даль- 19 Hans J. Morgenthau, Politics among the nations, p. 43. 20 O. H. Taylor, A history of economic thought, — цит. по кн.: E. Б. Черняк, Адвокаты колониализма,,стр. 225. 21 См. Senator Joseph R. McCarthy, America's retreat from victory, — «The story of George Callett Marshall». 22 Ibid., p. 52. 23 Douglas Mac Arthur, Reminiscences.. 10
нем Востоке. Генерал оговаривается, что это всего лишь личные наблюдения, суждения и выводы. Конечно, вряд ли можно пройти мимо личных взглядов такого известного военно-политического деятеля США, каким был Макартур, тем более что с его именем связана целая полоса американской дальневосточной политики. Макартур утверждает, в частности, в своих записках, что участие Советского Союза в войне на Тихом океане не вызывалось необходимостью, поскольку в результате ударов американской авиации с воздуха было достигнуто полное «истощениечЯпонии». Отсюда генерал делает вывод: «Поскольку война на Тихом океане велась и была выиграна исключительно вооруженными силами США, они же должны обеспечить завоеванный мир в этом районе и в послевоенное время» 24. Что касается деятельности Макартура в Японии в .послевоенные годы, то, как и следовало ожидать, он пишет в мемуарах, что прибыл в Японию не для «подавления, а для гуманного руководства инициативой самого японского народа... В течение пяти послевоенных лет,— продолжает он, — я служил делу проведения реформ в Японии и задуманные мною реформы полностью осуществились»25. Он особенно рекламирует свои заслуги в проведении в апреле 1946 г. «демократических выборов», а также свою роль в разработка новой конституции и земельной реформы26. Несмотря на пронизывающую их саморекламу, мемуары Макартура представляют безусловно большой интерес как субъективное отражение тех крайне правых тенденций, которые имели место в американских 'правящих кругах в период войны и первые послевоенные годы. Очень большое внимание уделяется в американской исторической литературе месту Китая в политике США на Дальнем Востоке в военные и первые послевоенные годы. Уже упоминавшиеся публикации госдепартамента содержат много нового материала, касающегося этой проблемы, в том числе документы, свидетельствующие о планах США в отношении гоминьдановского Китая, антисоветских планах Чан Кай-ши, его намерениях по отношению к странам Юго-Восточной Азии. Так, амери- 24 «Асахи», 6, 28.1.1964. 25 «Асахи», 21.1.1964. 26 «Асахи», 6.II.1964. 11
канское посольство сообщало в Вашингтон о проектах гоминьдановекого правительства относительно экономического развития Северо-Западного Китая, которые исходили из стратегических целей —создания 'буфера против Советского Союза27. Это обстоятельство подтверждают хорошо информированные в китайских делах военного времени американские авторы. Более того, они пишут о намерениях США использовать в своекорыстных интересах антисоветскую направленность политики чан- кайшистского правительства28. Опубликованные в послевоенные годы материалы приоткрыли завесу над сложной закулисной дипломатией вокруг проблемы будущего Китая, «ад интригами американских политиков, стремившихся использовать Китай для ослабления своих империалистических конкурентов. Один из 'ведущих в США специалистов «по Китаю, А. Д. Барнет, отмечает в своих работах намерение американских монополистов превратить Китай не только в сферу своих интересов, но и использовать эту страну для проникновения в другие страны Азии. Но для того, чтобы создать в будущем надежную базу против Советского Союза и экспансии в страны Азии, империалисты .США считали необходимым укрепить гоминьдан, объединить Китай под властью Чан Кай-ши, чтобы создать в будущем из этой страны базу против Советского Союза 29. Американские историки не скрывают усилий дипломатии Вашингтона подчинить освобожденные районы свое1му контролю. Однако при подготовке и осуществлении своих планов Соединенные Штаты вынуждены были проводить весьма осторожную политику по отношению к революционным силам Китая. В этом отношении заслуживает внимания новое имя, появившееся в американской буржуазной историографии,— Танг Тзоу. Ему принадлежат статья «Американская политическая традиция и американское представление о китайском коммунизме» и монография «Американ- 27 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers», «China, 1943», p. 876. 28 C. F. Romanus and R. Sunderland, Stilwell's command problems; C. Chennault, Way of a fighter. 29 Cm. A. D. Barnett, Communist China and Asia, — «Challenge to American policy». 12
ский провал в Китае»30. Танг Тзоу вынужден признать роль СССР в победе китайской революции. По его мнению, армия китайских коммунистов была значительно усилена благодаря тому, что оружие и снаряжение, отобранные у японце!в лри капитуляции частями Советской Армии, перешли в ее руки. Китайские коммунисты распространили свой контроль над большей частью Маньчжурии при поддержке советского командования31. Подобные признания буржуазной историографией вклада Советского Союза в дело победы национально-освободительного движения очень редки. В подавляющем большинстве 'американские авторы игнорируют решающую роль Советского Союза во второй мировой войне, его побед в подъеме национально-освободительного движения народов Азии, в помощи китайскому народу на пути достижения независимости. Межимпериалистические противоречия обусловили возникновение в английской и французской историографии концепций, во многом противоречащих концепциям американских историков. Английские и французские историки критически освещают политику Соединенных Штатов и события войны на Тихом океане. Они стремятся показать, что американские неоколонизаторы не уступают колонизаторам классического образца. Английский историк М. Эдвардес в одной из своих последних работ отмечает, что «в глазах народов Азии США, которые, несмотря на оккупацию ими Филиппин, до второй мировой войны считались по существу антиколониальной державой, ныне слывут империалистической страной»32. Французские авторы в критике колониализма Соединенных Штатов нередко идут дальше английских. Хорошо осведомленные авторы Г. Наварр, Г. Сабаттье, Дж. Сентени и др., основываясь на богатом фактическом материале, утверждают, что американский антй- колониализм служил корыстным интересам Соединен- 30 Tang Tsou, The American political tradition and the American image of Chinese communism, — «Political science quarterly», December 1962, № 4; Tang Tsou, American failure in China 1940—1950. 31 Tang Tsou, American failure in China 1940—1950, p. 368. 32 M. Edwardes, Asia in the balance. Harmondsworth, p. 16. 13
ных Штатов33. Г. Сабаттье, характеризуя позицию Соединенных Штатов Америки во время войны на Тихом океане, пишет: «Чем больше будет народов, освобожденных от прямой зависимости, тем больше рынков получат американцы для своего экспорта»34. Он резко осуждает деятельность Управления стратегической службы США (УОС), которое использовало антиколониалистские лозунги, чтобы вытеснить Францию из Индокитая36. Однако большинство английских и французских авторов в своей критике политики Соединенных Штатов в войне на Тихом океане непоследовательны; они не вскрывают исторически объективных причин, вызвавших к жизни «антиколониалистские» заявления Соединенных Штатов. Несколько отличается позиция японских историков по рассматриваемым проблемам. Многие японские историки опровергают ряд утверждений американских авторов, в частности, положение о том, что Япония была якобы доведена до капитуляции ударами американской авиации с воздуха. По мнению Мацумото Акира, американские политические деятели после взрыва атохмной бомбы формулировали свою послевоенную политику слейующим образом: «У нас есть золото, у нас есть атомная бомба, у нас, наконец, есть слава победителей в Европе и в Азии. Мы имеем право, таким образом, руководить всем миром, требовать уважения и послушания со стороны всех — союзников-победителей и про- тивников-побежденных»36. Что касается утверждения о якобы предельном ослаблении Японии и полной готовности ее правительства капитулировать, то, как справедливо отмечает Кацубэ Хадзиме, «не только планирование десантных операций на год (с ноября 1945 по ноябрь 1946 г.), но и сама действительность военной обстановки не сулила США легкой победы. Если бы Советский Союз не участвовал в войне против Японии, не было бы никаких помех для того, чтобы перебросить мощную группировку Квантунской армии из Маньчжурии 33 См.: Н. Navarre, Agonie de VIndochina 1953—1954; G. Sabatt- ier, Le destin de VIndochine (1941—1951); J. Sainte.iy, Histoire d'une paix manquee. Indochina, 1945—1947. 34 G. Sabattier, Le destin de VIndochine..., p. 326. 35 Ibid., p. 222. 36 Мацумото Акира, Нитибэй югитэки канкей то соно хансай кодо, стр. 123. 14
на острова Японии. Тогда возможность победы в достигнутых операциях стала бы проблематичной»37. На вопрос о том, необходимо ли было применять варварское оружие в конце войны, Кацубэ Хадзиме) отвечает отрицательно. По этому поводу он. пишет: «Атомная бомба, сброшенная на Японию, — это был лервый шаг к войне против СССР. Американские атомные бомбы унесли сотни тысяч жизней... Это не было необходимостью в стратегии второй, мировой войны, это были уже жертвы третьей мировой войны»38. Японские авторы справедливо упоминают о подлинных причинах эволюции политики США в Японии. Когда ставка на Чан Кай-ши и его гоминьдановскую клику провалилась, пишет Кацубэ Хадзиме, «центр американской дальневосточной политики был перенесен на Японию»39. Японские историки не без основания также отмечают, что среди инициаторов американской политики на Дальнем Востоке в первые послевоенные годы определились две группы: «китайская» и «японская». «Китайская группа», возглавляемая Трумэном, Даллесом, Эйзенхауэром, Форрестолом и др., считала, что конкретную разработку оккупационной политики в отношении Японии следует осуществлять в зависимости от решения главного вопроса — укрепления позиций США в Китае, обеспечения в этой огромной стране победы марионеточного чанкайшистского режима40. 37 Кацубэ Хадзиме, Сенрё тайсей то нитибэй докусэй айда но канкей, — «Рекиси гаку канкю бессацут, токусю», № 9, стр. 34. Ссылаясь на записи в дневнике адмирала Леги, Кацубэ Хадзиме пишет: «21 июля 1945 г. в Потсдаме военное командование США и Англии согласилось с планом высадки на территории Японии с целью принудить ее вооруженные силы капитулировать... вначале на остров Кюсю 1 ноября 1945 г., решающее сражение намечалось подготовить после высадки десантов на равнину Канто 15 ноября 1946 г. и заставить вооруженные силы Японии капитулировать». 38 Там же, стр. 35. 39 Там же, стр. 40. 40 Рузвельт, как отмечают японские исследователи, предполагал, что «после окончания второй мировой войны на Дальнем Востоке Китай станет мирным государством под руководством гоминьданов- ского правительства. Для этого необходимо оказать чанкайшистско* му правительству военную и экономическую помощь. Эту помощь могут и должны оказать Китаю Соединенные Штаты Америки». Далее Рузвельт излагал политику США на Дальнем Востоке так: «Оккупи- 15
Представители оуржуазной историографии, исследующие политику США на Тихом океане, находятся, как правило, в плену у случайно подобранных фактов. Они игнорируют глубокие изменения, происходящие в мире и в экономике отдельных стран, в частности, существенные сдвиги в американской экономике, обусловившие усиление отдельных монополистических группировок и соответственно изменение во внешнеполитическом курсе США. Однако, несмотря на явную ограниченность исторического подхода, тенденциозность в освещении фактов и антисоветскую направленность подавляющего большинства работ американских и европейских буржуазных ученых — исследователей политики США на Тихом океане в период второй мировой войны и первые послевоенные годы, в их исследованиях собран богатейший фа;ктический материал, который зачастую позволяет делать выводы, совершенно противоположные концепциям этих авторов. рованные Японией Тайвань, острова Пэнхулу должны быть возвращены Китаю; так же необходимо поступить с Маньчжурией... Необходимо осуществить освобождение всех стран, входивших в японскую „сферу сопроцветания"» («Сюсен гайко но кэйка», стр. 342).
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПОЛИТИКА США НА ТИХОМ ОКЕАНЕ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1941—1945) Глава I ПОЛИТИКА США В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1941—.1942) Нападение Японии на США Накануне ©торой мировой войны Япония — союзник Германии и Италии — разработала план создания «Великой восточно-азиатской сферы сопроцветания»— сферы господства японского империализма на огромной территории, включающей «Японию, Маньчжурию, Китай, Приморские территории СССР, Малайю, Голландскую Индию, Британскую Восточную Индию, Австралию, Новую Зеландию, Гавайи, Филиппины, острова Тихого и Индийского океанов»1. Пропаганда создания «Великой восточно-азиатской сферы сопроцветания», сочетавшаяся с антикоммунистической и антисоветской пропагандой, сопровождалась расправой с .коммунистами и прогрессивной частью японской интеллигенции и использовалась для идеологического обоснования создания военно-политического союза с фашистскими Германией и Италией в Европе, направленного против Советского Союза. Планы создания «Великой восточно-азиатской сферы сопро'цветания» вызвали тревогу других империалистических держав — Англии, Франции и Голландии, поскольку эти планы угрожали их колониям. Одна-ко антисоветский курс японской внешней политики вселял 1 Наган Оути, Танимото Камедэо, Дайтоа сэнсо татидокоро гай- сэцу, стр. 26. Подробнее о попытках Японии осуществить эти планы см. А. М. Дубинский, Освободительная миссия СССР на Дальнем Востоке. 2 В. Б. Воронцов 17
империалистическим соперницам Японии надежды на то, что Япония развяжет войну против СССР, которая в связи с упорным сопротивлением советского народа примет затяжной характер, ослабит противников и даст возможность устранить Японию в качестве конкурента и соперника на мировых рынках. После того как Германия и Италия развязали вторую мировую войну, правительство и генеральный штаб Японии внимательно следили за изменениями стратегической обстановки и вносили коррективы в свои планы военных захватов. В Токио существовали две точки зрения в отношении реализации этих планов. Одна часть японских военных деятелей рассчитывала на то, что война в Европе будет молниеносной, что союзник Японии, гитлеровская Германия, за короткий период разгромит Францию и Англию и, используя ресурсы всей Западной Европы, успешно осуществит блицкриг против Советского Союза. Это позволило бы Японии без особой затраты сил захватить советский Дальний Восток. Другая же часть японской военщины допускала иной вариант развития военных событий, как впоследствии оказалось, более близкий к реальному положению дел. Они высказывали мнение, что блицкриг Германии против СССР может сорваться, так как Советский Союз занимает огромную территорию, обладает большой армией, авиацией и мороким флотом, богатыми людскими и сырьевыми ресурсами не только в европейской части своей территории, но и за Уралом. По свидетельству подполковника Такасима Нагаока, офицера японского генерального штаба, «нельзя было не учитывать того обстоятельства, что проба сил императорской армии на границах Внешней Монголии2 и Маньчжурии показала, что Россия обладает мощными силами на земле и в воздухе»3. Точку зрения обеих групп резюмировал профессор Токийского университета Кэйё Тадао Такэмура. Он писал в сентябре 1941 г.: «По мнению многих, германо-советская война должна закончиться победой Германии, весь вопрос в том, будет ли кампания молниеносной или выльется в затяжную. Германское военное командование объявило, что операция против СССР 2 Имеется в виду военная провокация японской 6-й армии на Халхин-Голе летом 1939 г. 3 Такасима Нагаока, Косэн, стр. 198. 18
должна закончиться в двухмесячный срок». Это предйо- ложение, по мысли автора, базировалось на следующих основаниях: «1) равнинный характер театра военных действий будет способствовать быстрому продвижению германских механизированных войск; 2) 80% тяжелой индустрии СССР сконцентрировано в районах Москвы, Ленинграда, Украины, в частности в Донецком бассейне. Следовательно, если Москва и Украина будут заняты немцами, СССР проиграет войну, если даже Советское правительство перебазируется за Урал; 3) советские войска ввиду отсутствия возможности быстрого отступления будут повсеместно ликвидированы противником; 4) «едавняя чистка, проведенная в Советском Союзе в широком масштабе, сильно ослабила государственную организацию и внесла разложение в командный состав» 4. С другой стороны, отмечал Такэмура, «театр военных действий огромен, и его нельзя сравнивать с Фландрией. Равнинный характер территории России хотя и дает возможность быстрому продвижению для Германии, но одновременно он способствует правильному отступлению, на что и рассчитывает командование СССР. Ликвидировать советские войска в этом случае будет не так легко. Партизанская война также значительно усилит обороноспособность СССР»5. Если война не окончится быстро, продолжал Такэмура, «военные и экономические ресурсы Германии окажутся под угрозой быстрого истощения. Кроме того, затруднения с продовольствием в оккупированных территориях и в самой Германии неблагоприятно отразятся на ее политическом положении» 6. Позиции различных групп в правительстве и генштабе Японии нашли прямое отражение в планах участия Японии в войне против СССР, на стороне гитлеровской Германии. Представители первой группы настаивали на быстрейшем завершении операций в Китае, использовании богатых сырьевых и людских ресурсов этого рай- 4 Такэмура Тадао, Докусо сэнсо то нитибэй канкэй, стр. 9. 5 Там же. 6 Там же. 2* 19
она для войны против СССР; сторонники же второй предлагали отложить немедленное вступление в войну против СССР, «стабилизировать» фронт в Китае и направить усилия вооруженных сил Японии на юг, захватить богатые ресурсы Юго-Восточной Азии, а затем уже использовать эти ресурсы в зависимости от обстановки для мощного наступления против СССР и США. Идеологи японского милитаризма не скрывали, что плацдармы, создаваемые на территории Китая и Кореи, должны играть важное и первостепенное значение в будущей войне против СССР. Так, директор коммерческого института «Дзэнрин» в Токио Ютака Осима писал в августе 1941 г.: «Территория, охватывающая Маньчжурию, Северный Китай и Внутреннюю Монголию, представляет собой антикоминтерновскую зону... занимает аванпостную позицию на границах с коммунистической Россией и Внешней Монголией»7. Явная тенденция к затяжной войне в Европе побудила японское правительство принять второй вариант — наступление на юг. В этом варианте плана Корее и Китаю, особенно его северо-восточным районам (Маньчжурии), придавалось особое значение. Здесь на материке японская военщина рассчитывала создать мощную военно-промышленную базу для развертывания своей агрессии. В связи с этим перед Японией встали две задачи: «военное и политическое подавление антияпонских национальных сил в Китае и Корее и военно-экономическое сотрудничество с лояльными силами в этих странах» 8. Японская военщина приступила к осуществлению южного варианта своих агрессивных планов. 6 сентября 1941 г. в Токио в присутствии императора состоялось совещание японского правительства. Ведущие государственные деятели Японии обсудили и приняли решение «продолжать осуществлять свои планы в южных районах...». В решении, которое в будущем очень дорого обошлось японскому народу, были перечислены минимальные требования и максимальные уступки Японии в переговорах с Соединенными Штатами Америки и Англией, начавшихся еще ранней весной 1941 г. Япония «Тохо хёрон», Синьцзин, 1941, № 8, стр. 49—50. Такасима Нагаока, Косэн, стр. 207. 20
требовала от США занять позицию «блатородного нейтралитета» в дальневосточных делах, не вмешиваться в ее «конфликт» с Китаем, не предпринимать никаких дейотвий на Дальнем Востоке (не создавать военных баз в Таиланде, Индонезии, Китае или на Дальнем Востоке Советского Союза, не увеличивать численности своих вооруженных сил в районе Тихого океана выше существовавшего уровня). Япония требовала также от США и Англии не мешать ей в проведении экономической экспансии в районе Юго-Восточной Азии и всего Тихого океана9. Требования японских империалистов исходили из грандиозного плана завоеваний, разработанного японским генеральным штабом. Первым шагом на пути осуществления этого плана должно было стать внезапное нападение Японии на американский флот в Пирл-Харборе. Эта операция была разработана адмиралом Ямамото. Практическая подготовка к ее осуществлению началась в июле 1941 г., когда в заливе Кагосима японский флот начал репетицию нападения .на американский флот10. 26 ноября 1941 г. специальное ударное соединение военно-морских сил Японии вышло из своей базы на острове Итуруп (Курильские острова) и взяло курс на Пирл-Харбор. В этот день в Токио была получена известная «нота Хэлла», врученная в Вашингтоне японской делегации, ведшей переговоры с США. Этот очередной дипломатический демарш выглядел отчаянной попыткой США договориться с Японией. Ответ на ноту, адресованную японским представителям в США, был перехвачен и расшифрован Вашингтоном 6 декабря, когда японская эскадра подходила к Пирл-Харбору. Рузвельт, прочитав этот ответ, пришел к выводу: война неизбежна11. Утром 7 декабря сокрушительный налет японской авиации на Пирл-Харбор разбил иллюзии американских умиротворителей. Гибель значительной части тихоокеанского флота США 7 декабря 1941 г. послужила суро- 9 Подробнее об этом см. в кн.: «Что произошло на Пирл-Харборе. Документы о нападении Японии на Пирл-Харбор 7 декабря 1941 года», М., 1961, стр. 273—276. 10 Там же, стр. 286—287. 11 Роберт Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. I, стр. 660, 21
вым уроком тем силам в Соединенных Штатах, котооые рассчитывали повернуть японскую агрессию против Советского Союза. Сбылось предвидение В. И. Ленина о неизбежности ятюно-американской войны за господство на Тихом океане. Первый месяц войны на Тихом океане был месяцем триумфальных побед императорской армии. Японская военщина, воодушевленная блестящим осуществлением плана 'нападения на Пирл-Харбор, смело ринулась в районы Южных морей; 10 декабря были потоплены крупнейшие корабли английского флота «Принс оф Уэлс» и «Рипалс». Японские войска, высадившиеся на Малаккском полуострове, настойчиво закрепляли успех наступления. Они уже вступили на территорию Таиланда, и И декабря глава правительства Таи Пибул Сонг- рам подписал оборонительный союз с Японией. Обстановка требовала от США и Англии принятия решительных мер. Чтобы остановить быстрое продвижение японцев, необходимо было наладить координацию действий союзников, мобилизовать людские и материальные ресурсы. С этой целью была назначена встреча глав «правительств США и Англии. 22 декабря премьер-министр Черчилль, прибывший в США на линкоре «Дьюк оф Иорк», встретился с президентом США Рузвельтом. Эта встреча получила условное обозначение «Аркадия». Уже первые минуты встречи глав правительств США и Англии показали, что Рузвельт и Черчилль вполне осознавали трагичность обстановки на Тихом океане. Один из биографов Рузвельта, историк Олден Хэтч, так описывает начало встречи: «Черчилль разложил перед Рузвельтом английские военные карты и заявил: — От Сан-Франциско до Кейптауна или вокруг Индии к Адену 14 тысяч миль, а флота, способного' вести борьбу с японскими военно-морскими силами, нет. — Это правильно, — сказал мрачно президент. — Более того, — продолжал Черчилль, — Гонконг падет в любой момент. Малайя накануне оккупации. Стремительность японского нападения превзошла все наши ожидания. Если. Сингапур падет, за ним исследуют голландские острова, возможно Австралия... (25 декабря пал Гонконг, 2 января — Маццла, — В. В.), 22
Я знаю,— сказал Рузвельт, — Филиппины почти потеряны. Макартур отброшен на полуостров Батаа'н. Гуам и Уэйк утеряны. Если японцы будут продолжать давить, мы не сможем удержать Мидуэй. Само Оаху находится под угрозой. — Картина весьма мрачная,— подтвердил Черчилль,— отчаянное положение и даже более...» 1?. Так весьма пессимистически началась первая встреча глав правительств США и Англии после Пирл-Харбора. Предполагалось, что «Аркадия» определит планы действий союзников, наметит единую стратегию в войне с Японией. Однако положение союзников на Тихом океане с начала военных действий было далеко не одинаковым. Англия находилась перед неослабевающей угрозой вторжения гитлеровских войск на ее территорию; вынужденная собрать свои главные силы против Германии, она с глубокими опасениями следила за событиями на Тихом океане: там решалась судьба Индии, Сингапура, Гонконга, т. е. в значительной степени судьба Британской империи13. Иным было положение США. Американский историк Гарольд Айзеке не без оснований отмечал: «В войне США защищали не то, что они имели в Азии, они защищали там то, что им будет нужно, с тем чтобы противник не захватил того, что можно получить в будущем»14. То, что американскому империализму можно было «получить в будущем», находилось в сфере интересов старых колониальных держав, которые не собирались уступать «в будущем» свою долю ни врагам, ни союзникам. Но война нарушила расчеты многих стран-метро- 12 А. Р. Hatch, Citizen of the world Franklin D. Roosevelt, 1948, p. 234. 13 Первые же экономические мероприятия Японии на оккупированных территориях были направлены против позиций европейского, в частности английского, капитала. По сообщениям из Гонконга, «Тайваньский банк», контролируемый «Иокогама Спеши бэнк», захватил в свои руки собственность или ликвидировал ряд английских компаний, в том числе «Гонконг энд Шанхай бэнкинг корпорейшн», «Чартеред бэнк оф Индиа», «Меркантайл бэнк оф Индиа», а также американских компаний «Нэшнл сити бэнк оф Нью-Йорк», «Чэиз бэнк» и др. («Offices of strategic services. Programs of Japan in China: central coastal provinces, 20 January, 1945, p. 116; см. также R. S. Ward, Hong Kong under Japanese occupation). 14 H. Izaacs, No peace for Asia, p. 227. 23
полий, стремившихся отстоять право хозяина в своих колониях. Это право готовились принять наиболее могущественные монополии США. Вступление США в войну и американский «антиколониализм» Правящие круги США, вступившие в вооруженную схватку с Японией, стремились прежде всего устранить основного империалистического конкурента в Азии, подорвать его .мощь, заставить экономику и политику Японии служить интересам американских монополий. Однако в этих кругах не было единой точки зрения о будущей судьбе существовавших институтов в Японии. При подготовке планов 'послевоенного устройства на Тихом океане наиболее реакционные группы монополистических кругов и их агентура в правительстве отдавали себе отчет в том. что события развиваются не в их пользу, и вынашивали собственные идеи послевоенного устройства в Азии. Они считали опасным для своего будущего благополучия сотрудничество со страной социализма, солидарность с демократическими оила.ми в решении проблем послевоенного мира. Эти круги боялись победы больше, чем поражения. Так, государственные деятели США публично высказывали свое удивление по поводу появившегося вдруг у некоторых лиц желания «лучше увидеть США побежденными, чем победившими в войне с помощью других стран, к которым американцы относятся с полным безразличием» 15. Поэтому уже в начале войны на Тихом океане возник вопрос, добиваться ли в будущем безоговорочной капитуляции Японии? Когда весной 1942 г. председатель подкомитета безопасности при президентском консультативном комитете Норман Дэвис предложил, чтобы безоговорочная капитуляция рассматривалась как основа послевоенной политики, это предложение натолкнулось на энергичное сопротивление других членов комитета. Оппоненты Дэвиса боялись, что безоговорочная капитуляция будет «означать разрушение Италии, Германии и Японии» и что «единственная нация, которая получит 15 Цит. по: R. Morris, No wonder we are losing, p. 208. 24
выгоду от этого раз-рушения, будет Россия»16. Проекты безоговорочной капитуляции долгое время не обсуждались в стенах Белого дома. Поскольку в правящих кругах США в то время еше отсутствовало твердое желание публично заявить о необходимости добиться полного и окончательного разгрома Японии и ее безоговорочной капитуляции, пресса в США получала прекрасный повод для выдвижения различного рода туманных предположений относительно будущего американо-японских отношений. Профессор политических наук университета Джорджа Вашингтона В. Джонстон отмечал существование в США влиятельной группировки, ратующей за сохранение «сильной Японии» из-за «опасений перед Россией». Эта группа, писал он, «видит в сильной Японии, опирающейся на помощь Соединенных Штатов, преграду против возможного распространения в Азии коммунизма, поддерживаемого Россией»17. Активная деятельность этой группы была связана с успехами немцев, ожиданием нападения Японии на дальневосточные границы СССР, в связи с чем определенные круги США питали надежды на окончание войны за счет Советского Союза. Идея безоговорочной капитуляции стран оси в качестве основы послевоенного планирования встречала решительное противодействие в правящих кругах США вплоть до перелома в ходе войны. Тезис о сохранении в будущем «сильной Японии» подкреплялся и соображениями военного порядка. В период, когда американским силам на Тихом океане был нанесен огромный урон и о скорейшем переломе в ходе войны не могло быть и речи, представители правящих кругов США стремились избежать излишних антияпонских акций в области официальной дипломатии. Когда лидеры корейской эмиграции в США обратились к госдепартаменту с просьбой признать «Временное правительство Кореи»18, они не встретили поддержки. Стрем- 16 Е. Ch. Brown, The enemy at his back, p. 29. 17 W. C. Johnstone, Must we keep Japan strong?, — «Far Eastern survey», 2 November, 1942, p. 225. 18 «Временное правительство Кореи» было создано в 1919 г. ъ Шанхае буржуазными эмигрантами. Долгое время «правительство» влачило жалкое существование, пользуясь финансовой поддержкой китайской буржуазии и поступлениями от корейских эмигрантских организаций в Америке. С началом войны на Тихом океане оно е помощью Чан Кай-щи активизировало свою деятельность. 25
ление избежать признания «Временного правительства Кореи» во многом объяснялось нежеланием правящих круге© США открыто касаться одной из наиболее острых проблем дипломатической борьбы на Тихом океане — проблемы будущего японских колоний — в условиях невыгодного для себя положения на фронтах тихоокеанской войны. Все попытки сторонников Ли Сын Мана добиться признания своего «правительства» оказались тщетньими. Весьма симптоматичным в этом отношении было объяснение одного из видных американских сенаторов— Гиллета. Он писал корейским эмигрантам 18 декабря 1941 г.: «Я обсудил с госдепартаментом политическую реальность независимости. Я выяснил, что департамент симпатизирует вам, однако, безусловно, не могут быть предприняты никакие действия», которые Япония могла бы «рассматривать как оскорбление и злоупотребление со стороны американцев, чей представитель находится до сих лор в японской империи» («имелось в виду пребывание посла Грю в Токио еще некоторое время спустя после Пирл-Харбора. — В. В.)19. Американская печать в то время не раз обращалась к идеям угодного для реакции в США послевоенного устройства на Дальнем Востоке. В вышедшей в США в 1942 г. книге Спшшана «Американская стратегия в мировой политике» отмечалось: «Нынешние военные усилия, несомненно, направлены на уничтожение Гитлера и национал-социалистической партии; однако это вовсе не означает, что наша цель — уничтожение Германии как военной державы. Аналогичные соображения имеют силу и применительно к Дальнему Востоку. Следует устранить угрозу завоевания Азии Японией, однако это не значит, что следует полностью уничтожить военную мощь Японии и отдать западную часть Тихого океана в руки Китая или России»20. Другой автор,Хью Биас, ратовал за сохранение после победы «японской администрации на Тайване» и считал, что «США должны доверить Японии мандат над Кореей». Свою точку зрения в отношении будущего устройства Кореи Биас объяснял своим «гуманным» отношением к корейскому народу. Предоставить Корее самоуправление в нынешней ста- 19 R. Т. Oliver, Syngman Rhee — the man behind the myth, p. 176. 20 N. Spykraan, America's strategy in world politics, pp. 460—461. 26
дии ее развития было бы, на его взгляд, «немыслимой жестокостью»21. И подобные идеи находили в США сторонников ©о время победоносного продвижения японской армии, как раз тогда, когда союзники особенно остро нуждались в поддержке народов Азии, когда назрела необходимость провозглашения гуманных целей войны на Тихом океане, поскольку только убеждение в справедливости борьбы могло явиться реальным стимулом для активного выступления населения колониальных стран на стороне США и Англии. Даже в это тяжелое для союзников -время американская реакция не могла расстаться с антидемократическими планами послевоенного устройства, не могла решиться на ослабление такого форпоста империализма на Дальнем Востоке, каким являлась милитаристская Япония. Однако весь ход событий военного времени оказал революционизирующее влияние на обстановку в Азии. В обстановке подъема антифашистской борьбы во всем мире, широкого движения под лозунгами свободы и демократии политика империалистических держав, направленная на сохранение системы угнетения и бесправия, вызывала решительный, все возрастающий протест народов колониальных и зависимых стран Азии. Героическая борьба советского народа против немецко-фашистских захватчиков, самоотверженная борьба китайского народа с японскими оккупантами вдохновляли патриотические силы стран Азии на активизацию борьбы за свободу и независимость. Ширилось антияпонское движение в Индокитае: в 1941 г. под руководством компартии Индокитая был создан костяк партизанской армии; в мае того же года организационно оформилась Лига борьбы за независимость Вьетнама — Вьет-Ми.нь. Усиливалось демократическое движение в Индии. Лучшие представители индийского народа горячо желали победы советскому народу и стремились содействовать этой победе. Состоявшаяся в январе 1942 г. сессия Всеиндийского комитета конгресса приняла специальную резолюцию, в которой выражались сочувствие советскому народу, а также симпатии китайскому народу, ведущему борьбу с японской агрессией22. Росло стремление индийских трудящихся к скорейшей ликвидации 21 Н. Byas, Government by assassination, pp. 359—360. 22 См. «Новейшая история Индии», стр. 409. 27
колониального гнета. Только в 1942 г. количество забастовок возросло до 694, а число их участников достигло 772 тыс.23. Резолюция рабочего комитета конгресса, собравшегося 6 июля 1942 г. в г. Вардхе, подтвердила горячее желание народа Индии покончить с британским правлением и требовала от Англии осознать, наконец, те условия, при которых Индия сможет активно обороняться и повлиять на исход войны24. Колониализм воздвиг труднопреодолимые препятствия на пути участия народных масс Индии в антифашистской борьбе, и передовые люди индийского общества стремились ликвидировать эти препятствия. Активную поддержку справедливым стремлениям индийского народа оказала демократическая общественность в США. На массовых митингах в Нью-Йорке и Лос-Анжелосе 3 и 20 сентября 1942 г. представители рабочего класса и негритянского населения США резко осудили колониальную политику Англии по отношению к Индии. В телеграмме на имя президента США Ф. Рузвельта участники нью-йоркского митинга писали: «Мы поддерживаем вашу декларацию относительно важности Атлантической хартии, признающей право всех народов на самоопределение, и настойчиво просим вас принять необходимые меры к тому, чтобы эти кардинальные принципы демократии были применены к Индии»25. Террор японских властей заставил взяться за оружие широкие слои населения Малайи и Индонезии. Патриоты организовывали восстания, диверсии, срывали мероприятия японцев по снабжению армии продовольствием и сырьем. В Бирме в авангарде сопротивления захватчикам с первых дней выступили коммунисты. На их призыв откликнулись местные организации Все- бирманского конгресса профсоюзов; уже весной 1942 г. началась организация партизанских отрядов. На Филиппинах коммунистическая партия в феврале 1942 г. объединила различные слои населения в единый фронт, а в марте была создана антияпонская народная армия 23 Там же, стр. 416. 24 См. там же, стр. 413. 25 «Международная солидарность трудящихся в борьбе за мир и национальное освобождение против фашистской агрессии, за полное уничтожение фашизма в Европе и Азии (1938—1945). Документы и материалы», сб. 6, М., 1962, стр. 476, 482—483. 29
«Хукбалахап»; благодаря усилиям этой армий было освобождено в центре о-ва Лусон несколько районов, где на демократических началах стали действовать органы самоуправления. По данным американской разведки, в Таиланде существовала в этот период сильная айтиялонская оппозиция, хотя многие ее сторонники предпочитали «выжидать и наблюдать»26. Однако лучшие представители таиландского народа стремились к борьбе против предательской политики правительства. По инициативе находившейся в подполье Коммунистической партии Таиланда в стране создавались антияпонсюие отряды. Значительная часть населения примыкала к антифашистскому движению «Свободное Таи», которое возглавил принц Приди Паномионг (Луан Прадит Мунударм), представлявший демократические мелкобуржуазные круга таиландского общества, недовольные японской политикой. Приди Паномионг довольно смело выступал против про- яятонекого правительства и прослыл в народе защитником интересов страны27. Однако он и другие лидеры мелкобуржуазных демократов не были последовательными в борьбе за независимость страны. Они опасались призвать народ .к вооруженной борьбе с японцами. Все это ослабляло движение «Свободное Таи». Широкий размах получило освободительное движение корейского народа. Еще весной 1935 г. по инициативе корейских коммунистов было создано Общество возрождения отечества. Программа Общества основывалась на принципах марксизма-ленинизма и предусматривала в качестве главней общенациональной задачи корейского народа ликвидацию японского колониального ига и создание народного демократического государства. С началом войны на Тихом океане японская военщина с целью укрепления своего тыла еще более усилила террор, направленный против патриотических 26 «Office of strategic services. Research and analizis branch. Trend toward democracy in Thailand», 25 October, 1944, p. 6. 27 Американская разведка следующим образом характеризовала его: «„Сильный человек", имеет много личных друзей в верхах таиландского общества, с декабря 1941 г. стал лидером антияпонских элементов в политической жизни Таиланда, регент при несовершеннолетнем короле, который учится в Швейцарии» («Office of strategic services. Research and analizis branch. Trend toward democracy in Thailand», p. 2). 29
сил корейского народа. Но ей не удалось сломить героическое сопротивление корейских патриотов. В условиях все более широкого участия народов Азии в борьбе антифашистской коалиции, роста популярности освободительных идей, лозунга самоопределения наций правящие круги США сочли целесообразным провозгласить антиколониалистские цели своей политики на Тихом океане. Это решение диктовалось обстановкой, сложившейся в ходе войны. С одной стороны, рост антифашистского движения во всем мире, а также стремление азиатских народов к свободе, с другой — катастрофическое положение войск союзников на тихоокеанском театре военных действий вынуждали США как-то определить свою позицию в отношении будущего народов Азии. Это было тем более необходимо, что японская пропаганда, проводившаяся под флагом борьбы с «белым колониализмом», .в первые месяцы войны завоевала большое число сторонников среди населения колониальных стран Юго-Восточной Азии. Американские военачальники настойчиво просили президента США принять незамедлительные меры, чтобы ослабить эффект японской пропаганды. Наиболее здравомыслящие и дальновидные государственные деятели США, в первую очередь президент Рузвельт, приходили к выводу: народы должны знать, что они ведут борьбу не для сохранения рабства, а ради освобождения от иноземного ига. Только тогда массы угнетенных могли стать реальной и активной силой, выступающей на стороне союзников по антифашистской коалиции. Рузвельт трезво оценивал исторические перемены в соотношении сил на мировой арене. Он вполне сознательно шел на укрепление антифашистской коалиции и считал необходимым учитывать позицию Советского Союза по вопросам послевоенного устройства как в Европе, так и на Дальнем Востоке. Невиданная по своему напряжению борьба заставляла американских лидеров забыть хотя бы на время свои внутренние разногласия перед лицом грандиозных внешнеполитических проблем. Ф. Рузвельт окружил себя представителями демократов и республиканцев, отражавших интересы различных региональных экономических и политических группировок США. Этим президент объективно содействовал достижению определенного единомыслия в американском обществе, что в свою оче- 30
релъ должно было содействовать большому вкладу США в общее дело антифашистской борьбы народов мира. В то же время основные внешнеполитические акции ф. Рузвельта так или иначе одобрялись «большим бизнесом», и президент, как правило, принимал ответственные решения, лишь заручившись одобрением -влиятельных в монополистических кругах лиц. В роли одного из представителей «большого бизнеса» при администрации Рузвельта выступал крупный финансовый и государственный деятель Бернард Барух, настаивавший на проведении более «энергичной и активной» политики 28. Война требовала от США полной мобилизации людских и материальных ресурсов. В начале войны в США резко возросли расходы на вооружение. Монополистический капитал США стремился с большей для себя выгодой использовать конъюнктуру, извлечь максимум прибыли из гонки вооружений, поэтому правящие круги с большой неохотой шли на увеличение численного состава армии США. Они стремились .прежде всего сохранить рабочую силу в промышленности и доллары налогоплательщиков, на которых тяжким бременем ложились расходы на вооружение. Монополистический капитал США видел выход из этого положения в использовании людских ресурсов стран Азии. Стремление народов к свободе американский империализм надеялся использовать для получения новых выгод и преимуществ перед своими империалистическими конкурентами. Различные средства американской дипломатии были использованы для решения сложной задачи: привлечь на свою сторону народы колоний и зависимых стран, показать США в роли поборника свободы и демократии, сторонника освобождения народов от колониального рабства. В этих целях американская пропагандистская машина использовала юбилейную дату — 210 лет со дня рождения знаменитого американского патриота, борца против английского господства, первого президента США, Джорджа Вашингтона. В этот день, 22 февраля 1942 г., США выступили с декларацией о своем стрем- 28 См. «Монополистический капитал США после второй мировой войны», стр. 629—630. Бернард Барух выступал в роли советника Ф. Рузвельта с 1933 г. В июне 1943 г. он был назначен на пост специального советника Управления по вопросам военной мобилизации. 31
Ленин содейспвоЁать достижению независимости народов стран Тихого океана. Президент Рузвельт заявил, что «Атлантическая хартия распространяется не только на страны, граничащие с Атлантикой, но и на весь мир»29. Выступление президента было приурочено к юбилею Вашингтона с целью напомнить миру, что американский «антиколониализм» имеет давние традиции и 'поэтому именно Соединенным Штатам больше всего понятны надежды и чаяния колониальных народов. Одностороннее заявление США о распространении принципов Атлантической хартии на страны Тихого океана имело целью подчеркнуть традиционный характер американского «.антиколониализма». Примеру президента последовал и государственный секретарь Хэлл. 23 июля 1942 г. он выступил с официальным заявлением «Война и человеческая свобода», где говорилось: «Мы всегда верили и верим сейчас, что всем народам без различия расы, цвета кожи, религии, которые готовы и хотят принять ответственность свободного развития, должно быть предоставлено право свободы; Мы всегда хотели и хотим сейчас содействовать и оказывать помощь всем, кто стремится к свободе»30. Однако декларации США носили лишь общий, формальный характер и не содержали каких-либо конкретных обещаний или признания за народами неотъемлемого права любыми средствами добиваться независимости и свободы. Лозунги «антиколониализма» политические и военные деятели администрации Рузвельта использовали в целях осуществления «большой стратегии», «стратегии дешевой войны». Они обращались к народам Китая, Кореи, Индии и других стран Азии с призывами активнее участвовать в военных действиях на стороне США. Это 29 «American diplomacy in the Far East, 1942—1943», vol. V, p. 23. Соединенные Штаты и Англия в Атлантической хартии, подписанной 14 августа 1941 г., торжественно заявили, что они «не стремятся к территориальным приобретениям», «уважают право всех народов избирать себе ту форму правления, при которой они хотят жить», и «стремятся к восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые были лишены этого насильственным путем». Особенно большой резонанс в колониальных и зависимых странах, прежде всего в Корее, Индии, Индонезии, Бирме, Атлантическая хартия вызвала после выступления Рузвельта. 30 Цит. по ст.: L. E. Salisbury, Colonial Asia: December, 7, 1944,— «Far Eastern survey», 13 December, 1944, p. 235. 32
было тем более важно, что японский империализм развертывал широкое идеологическое наступление в Азии, в частности в Китае, выдвигая программу единства желтых народов в борьбе с белым колониализмом31. В конгрессе уже в первые годы войны на Тихом океане высказывались мысли о необходимости привлечь китайский на'род к более актив-ному содействию военным усилиям США, и с этой целью предлагалось ликвидировать привилегии экстерриториальности, которыми пользовались в Китае американцы и англичане32. Известные американские военные историки М. Мэтлофф и Э. Снелл писали по этому поводу: «Стратегия Соединенных Штатов с самого начала международного конфликта заключалась в том, чтобы, не оказывая Китаю помощи значительным количеством американских войск, заставить его активно участвовать в войне»33. Таким же путем правящие круги США стремились воздействовать на различные круги корейской эмиграции. Выступая перед корейскими эмигрантами в США, конгрессмен Джон Коффи говорил: «...Представляются прекрасные возможности для китайцев и корейцев, поскольку они могут получить боевые средства, людей же они имеют». Коффи 31 Эта программа находила немало сторонников в определенных кругах общественности азиатских стран. УСС США сообщало в августе 1942 г. об организованной японцами конференции в Шанхае по азиатским проблемам, в которой приняли участие представители некоторых слоев китайской интеллигенции. Участники конференции пришли к выводу, что причина отсутствия взаимопонимания между Китаем и Японией кроется в «несоответствии идеологий и вмешательстве извне как в область политики, так и в область экономики». Ставленники японских милитаристов предлагали для ликвидации возникшего «несоответствия» осуществить программу «идейного перевооружения», имевшую целью ликвидировать английское и американское влияние в сфере общественной мысли. «С того времени, как не будет ни одного показателя этого влияния, — говорилось в программе, — начнется движение за организацию молодежи, ответственной за будущее Китая». Таким образом, эта программа, как отмечала американская разведка, была рассчитана на мобилизацию молодежи под лозунгом создания «сферы совместного процветания». («Office of strategic services. Programs of Japan in China: Central coastal provinces», 20 January, 1945, p. 21). 32 Cm. «Foreign relations of the I nited States. Diplomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», p. 606. 33 M. Мэтлофф, Э. Снелл, Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942, стр. 411. 3 В. Б. Воронцов 33
заверил корейских эмигрантов в том, что США «протянут руку дружбы тем корейцам, которые хотят сражаться с нами (США) плечом к плечу»'34. На пути широкой мобилизации народов Азии на борьбу с Японией стояла серьезная нерешенная проблема — Индия. Британская корона сковывала силы индийского народа. Индия — огромная страна с населением в 409 млн. человек, которая могла сыграть очень большую роль в борьбе с Японией. Если в мирное время в составе английской армии Ихмелось всего лишь несколько сот индийских солдат, то вскоре после начала военных действий число индийцев лишь в сухопутных войсках выросло до 1 млн.35. Индийцы, призванные в армию, не были полностью уверены в справедливости своей борьбы, ибо свобода Индии, да и других стран, где приходилось участвовать в военных действиях индийским солдатам, оставалась пока вне официально провозглашенных целей войны на Тихом океане. Людские ресурсы Индии и других колониальных стран были богатейшим резервом, использование которого рассматривалось в США в качестве первоочередной задачи в войне на Тихом океане. «Президент и я перед Пирл-Харбором и после него были уверены,— вспоминал Хэлл,— что индийцы будут лучше сотрудничать с англичанами, если их убедят, что они получат независимость сразу же после войны»33. Но эти реалистические выводы оставались лишь в качестве материала для будущих мемуаров, а в тот период, к сожалению, не приводили американских политиков к незамедлительным и решительным действиям. Двойственность американской позиции объяснялась тем, что в Вашингтоне отдавали себе отчет в том, насколько щекотливой является проблема, которую Уинстон Черчилль считал своей собственной. Любое вторжение американцев во внутренние дела Британской империи вызывало беспокойство в Лондоне. Даже отдаленные намеки на провозглашение хотя бы в общей декларативной форме права колониальных народов на свою государственную 34 «Korean liberty conference. Washington, February 27, 28; March 1, 1942 (Los Angeles, Honolulu)», United Korean Committee in America, 1942, pp. 1419. 35 «The statesman yearbook», p. 127. 36 (C. Hull], Memoirs of Gordell Hull, vol. 2, p. 1482. 34
самостоятельность встречались с неприкрытым раздражением в кругах английских консерваторов, упорно охранявших имперские интересы. С другой стороны, по признанию бывшего государственного секретаря Хэлла, американские политики понимали, что «отсутствие каких- либо мер с их стороны приведет к' нежелательным для США последствиям — народы поймут: Америка помогает Британии сохранить ее имперскую политику на Востоке» 37. В этих условиях в конгрессе США раздавались настойчивые требования оказать давление на политику Англии по отношению к Индии и другим странам, находившимся под британским «попечительством». Еще при составлении списка государств, долженствовавших подписать декларацию Объединенных наций, США оказывали определенное давление на Англию, пытаясь повлиять на политику последней в отношении Индии. 27 декабря 1941 г. президент США в меморандуме на имя государственного секретаря указал на желательность упомянуть Индию в списке рядом с основными государствами, ведущими войну 38. Сначала посол Англии в США Галифакс в беседе с помощником государственного секретаря вообще отрицал возможность включения Индии в этот список39. Однако уже 30 декабря 1941 г. Галифакс сообщил о согласии Англии с американскими предложениями. Но это согласие было оговорено целым рядом условий, которые сохраняли за Англией право не считать Индию самостоятельным государством на международных переговорах. Так, в частности, англичане предложили заменить фразу «британские доминионы» с последующим их перечислением общим определением «Соединенное королевство Великобритании», а Индию согласились поставить в алфавитном порядке списка государств, подписавших декларацию; они настаивали на употреблении вместо слова «правительства» — «высокие договаривающиеся стороны» 40. Но это предложение не прошло. Индия заняла тогда законное место в ряду правительств, провозгласивших декларацию. 37 Ibid., p. 1483. 38 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», p. 13. ~ 39 Ibid., p. 21. 40 Ibid., pp. 23—24. 3* 35
25 февраля 1942 г. вопрос о более широком использо- вании людских ресурсов стран Тихого океана стал предметом оживленного обсуждения в комиссии сената по иностранным делам. В центре внимания опять оказалась проблема Индии. Было открыто заявлено: «...даже если индийцы и будут иметь оружие в своих руках и способные американские офицеры будут командовать ими, народ не пожелает бороться лишь для того, чтобы продлить господство англичан над собой». Сенаторы предлагали оказать давление на Великобританию в этом вопросе, используя зависимость последней от американской помощи. Они считали, что экономическая зависимость от Америки позволяет США «юридически обосновать американское участие в имперских делах и предоставляет США право требовать от Англии политического урегулирования в рамках Британской империи, причем такого урегулирования, результатом которого явится реализация людских ресурсов Индии» 41. Сенаторы настаивали на немедленном предоставлении Индии статута автономии. Они утверждали: «...единственное средство вовлечь народ Индии в борьбу — это предоставить ему право бороться за Индию». Комиссия сената пришла к выводу, что США должны направлять политику Англии и в отношении Австралии и Новой Зеландии. Большинство членов комиссии по иностранным делам предлагало даже в крайнем случае осуществлять контроль над английской политикой и диктовать Англии то, что она должна делать в отношении Индии и Австралии, а также ее политику в отношении Китая 42. Однако требования в конгрессе «диктовать Англии то, что она должна делать», не выходили за рамки пожеланий добиться от Англии политического урегулирования «внутри ее империи». Эти предложения не содержали, да и не могли содержать каких-либо конкретных требований официального признания за Индией права на самоопределение и полную государственную самостоятельность. Более того, практическое осуществление американских проектов о предоставлении Индии «статута автономии» привело бы лишь к свертыванию национально-освободительного движения и продлению англий- 41 Ibid., p. 606. 42 Ibid., p. 607. 36
ского господства над Индией. Здесь ярко проявилось двуличие политики правящих кругов США: выдвигая предложения о решении проблемы Индии, США выглядели, на первый взгляд, сторонниками независимости Индии, но в то же время Великобритания получала от Вашингтона совет, как приспособиться к новым условиям подъема освободительного движения в Азии и сохранить колониальный режим. Ощущая за своей спиной своеобразную поддержку союзника, английские политики туманными посулами, половинчатыми реформами, обещаниями предоставить автономию пытались сохранить свое колониальное господство в Индии. В марте 1942 г. для переговоров с лидерами ведущей политической организации страны — Индийским национальным конгрессом — в Индию прибыл член английского военного кабинета Стаффорд Криппс. Однако уже через месяц Индийский конгресс решительно отверг представленный Криппсом проект декларации о предоставлении Англией Индии права доминиона после войны. Руководство Конгресса мотивировало свою позицию тем, что декларация не предусматривала создание индийского правительства до конца войны и поощряла сепаратистские тенденции князей и Мусульманской лиги43. Джавахарлал Неру дал следующую образную характеристику предложения англичан: «Существующая структура управления останется такой, какой она была прежде, сохранится деспотическая власть вице-короля, а некоторые из нас смогут стать одетыми в ливреи членами его свиты в походе и присматривать за маркитантскими лавками и тому подобным» 44. Американские конгрессмены осудили решение Индийского конгресса. Журнал «Фар истерн сюрвэй», выражая их мнение, писал в апреле 1942 г.: «Многие американские друзья Индии, признавая дефекты английского плана, в то же время сомневаются в благоразумности решения Конгресса отвергнуть его». Обозреватели журнала предсказывали: «Создается впечатление, что никакие дальнейшие попытки не приведут к решению конституционной проблемы Индии во время войны» 45. 43 См. «Новейшая история Индии», стр. 410—411. 44 Цит. по кн.: Н. Синх и А. Банерджи, История Индии, М., 1954, стр. 413. 45 «Failure in India», — «Far Eastern survey», 20 April, 1942, p. 93. 37
Двойственность американской политики в отношении индийской проблемы не осталась не замеченной представителями национально-освободительного движения Индии. Это было особенно неприятно для американской пропаганды «антиколониализма», поскольку * японский империализм в свою очередь стремился использовать в своих интересах антиколониальные настроения среди народов Азии, в том числе Индии40. 11 августа 1942 г. представитель США в Дели Мер рил с беспокойством сообщал в Вашингтон о росте антиамериканских настроений среди сторонников Индийского конгресса. В качестве примера Меррил привел откровенное заявление Ганди: «Вы, американцы, осуществляете общее с Великобританией дело. Вы не можете поэтому не разделять ответственности за то, что британские представители делают в Индии» А7. Меррил приводил случаи, когда американские войска «впутывались» в индийские события. Такая тенденция, по мнению американского представителя, подвергала «опасности моральное руководство США в Азии», а также ослабляла «способность Америки использовать свое влияние для приемлемого урегулирования в Азии». В то же время Меррил советовал своему правительству со- - 46 После падения Сингапура и провозглашения премьером Того начала борьбы за «Великую Восточную Азию» в одном из токийских отелей собрались до 200 индийцев, проживавших в Японии и признавших своим предводителем Раш Бнхари Боша. В опубликованном от их имени манифесте говорилось: «Мы, индийцы, боролись прошедшие 50 лет против английской агрессии, думая лишь о том^ чтобы Индия была для индийцев и для Азии. Несмотря на тысячи принесенных жертв, наши усилия были обречены на неудачу, так как мы не имели вооруженной поддержки. Война за Великую Восточную Азию дает нам блестящую возможность претворить в жизнь нашу вековую мечту. Дорогие соотечественники... в соответствии с духом буддизма и ислама поднимитесь до понимания правды и доктрины Махатмы Ганди». В 1942—1943 гг. пропагандистский аппарат Токио — газеты «Майнити», «Асахи», «Иомиури» и др. — усиленно пропагандировали желание Японии оказать поддержку борьбе индийского народа против засилья Запада. Индийские лидеры в эмиграции вербовали добровольцев в «армию независимости» в Кантоне, Шанхае, Гонконге («OSS, Indians in Japan and occupied areas: their support of Indian independence», Honolulu, 20 October, 1944). 47 «Foreign relations of the United States. Diolomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», pp, 712—713.. . Ц
хранять «такую позицию в Индии, которая бы напрасно не беспокоила англичан» 48. В августе военное командование США издало приказ, касающийся поведения американских подразделений, расквартированных в Индии. Приказ гласил: «1. Единственная цель американских войск в Индии состоит в том, чтобы продолжать войну Объединенных наций против держав оси. В продолжении войны в этом районе первостепенная цель правительства США состоит в помощи Китаю. 2. Американские силы не втягиваются в военные действия какого-либо рода, за исключением нападения держав оси на Индию... 3. Американские силы в Индии будут со скрупулезной внимательностью избегать любого, самого незначительного вмешательства во внутренние политические проблемы Индии или даже малейшего намерения поступать таким образом. 4. Американские силы предпримут оборонительные действия лишь в том случае, если их собственная безопасность или безопасность других американских граждан будет находиться под угрозой» 49. Осторожность правящих кругов США по отношению к политическим проблемам Британской империи, предложения конгресса США предоставить Индии «статут автономии», т. е., иными словами, содействовать продлению империалистического господства над Индией в иных формах,— все это показывало подлинный смысл американского «антиколониализма». «Разумная нерешительность» американских «антиколониалистов» приводила л отрицательным результатам для всей антигитлеровской коалиции. Специальный представитель президента США Филиппе писал в своем докладе президенту: «Индийский народ участвует в войне только формально; индийцы чувствуют, что они не имеют права голоса в управлений страной и не несут никакой ответственности, что им не за что сражаться. Они убеждены, что принципы, которые провозгласили Объединенные нации в этой войне, не относятся к ним»50. 48 Ibid." 49 Ibid. 50 Цит. по кн.: А. М. Дьяков, Индия во время и после второй мировой войны. 1939—1949 гг.. стр. 54. 39
Двойственная политика американских «антиколониалистов» в годы войны на Тихом океане проявлялась в действиях дипломатии США каждый раз, когда дело касалось провозглашения права на независимость определенной колониальной страны. Примером этого может служить политика США в отношении Кореи, Филиппин и других стран этого района. Корейский народ, на деле глубоко познавший сущность японского колониализма, связывал свое освобождение с победой антифашистской коалиции и справедливо ожидал от участников войны с Японией конкретного заявления о своем неотъемлемом праве на полную независимость и государственную самостоятельность. Ожидали этого заявления и другие угнетенные народы, ибо в их глазах решение проблемы Кореи могло бы указать пути для освобождения колоний. Но США не только не провозгласили право Кореи на независимость в первые годы войны, но воздержались даже от такого, казалось бы, внешне выгодного для них шага, как официальное признание «Временного правительства Кореи», находившегося в основном под контролем гоминьдана. Аналогичную позицию заняли США и в отношении филиппинского эмигрантского «правительства». Глава этого правительства, президент Кэсон, в феврале 1942 г. выражал надежду, что Рузвельт разрешит ему «издать манифест с просьбой немедленно предоставить полную и абсолютную независимость Филиппинам». При этом Кэсон не скрывал намерения объявить Филиппины нейтральными 51. Макартур считал необходимым поддержать просьбу Кэсона о провозглашении независимости Филиппин, усматривая в этом дипломатическом шаге возможную выгоду для американской военной стратегии на Тихом океане52, а также учитывая определенные политические успехи Японии на Филиппинах53. Однако на 51 J. Toland. But not in shame, p. 189. 52 Ibid., p. 192. 53 Японцы обещали независимость Филиппинам после окончания режима оккупации. 25 января 1942 г. газета «Манила трибюн» на видном месте опубликовала обращение 30 видных представителей филиппинской буржуазии к японскому командованию. «Мы берем на себя смелость, — писали они, — информировать ваше превосходительство (главнокомандующего императорскими вооруженными силами. — В. В.) о том, что в соответствии с вашими пожеланиями, имея в виду великие идеалы, свободу и счастье своей страны, мы 40
специальном совещании у президента США, где присутствовали Стимсон, Маршалл, Уэллес, было решено ответить отрицательно на просьбу Кэсона. 10 февраля Кэсон получил радиограмму, где сообщалось о решительном отказе США поддержать просьбу Кэсона. Руководители госдепартамента в то время полагали, что любое признание Соединенными Штатами права одной из колониальных стран Тихого океана на свободу и независимость послужило бы конкретным примером, на который вполне оправданно могли сослаться в Корее, Индии, Малайе, Бирме, Индонезии. В марте 1942 г. посол США в Китае Гауе писал в Вашингтон, что «проблема Кореи зависит от стремлений к независимости других азиатских народов, в том числе индийцев» 54. Точку зрения Гауса разделял и Хэлл. В меморандуме на имя президента США он рекомендовал отложить официальное заявление о политике «всеобщего освобождения» до тех пор, пока «специфические условия, тесно связанные с Нидерландской Индией и Бирмой, не позволят сделать это». Что же касается Индии, то Хэлл считал, что «проблема независимости Индии с недавних пор привлекает центральное внимание среди народов Тихоокеанского района и неудачи миссии Криппса делают, к сожалению, невозможным для нас использовать соглашение между Англией и Индией в качестве основы, на которой можно было бы сформулировать заявление о более широкой политике» 55. «Специфические условия» вынуждали правящие круги США тщательно обдумывать любое свое официальное выступление, касающееся и проблемы Таиланда Эта проблема уже в начальный период войны приобрела для американской политики особый смысл. Таиланд не был выражаем готовность повиноваться по мере наших сил и в рамках наших возможностей приказам японской императорской армии ради обеспечения мира, порядка в стране и благополучия народа в условиях японской оккупации». Первой под обращением стояла подпись Варгаса, бывшего министра в правительстве Кэсона («Office of strategic services. Survey of the Philippine islands, 10 July 1942 —November 1943», pp. 67—68). 54 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», pp. 866—867. 55 Ibid., p. 870. 41
в классическом понимании колонией Запада, американская разведка контролировала антияпонское движение в стране, наконец, США не объявляли Таиланду войну. Тем не менее и в этом случае американские политики считали необходимым консультироваться, сохраняя при этом видимость единодушия, с другими колониальными державами, имевшими в этом районе традиционные колониальные интересы. Между правительствами США и Англии была достигнута договоренность о том, что «любое заявление, сделанное относительно Таиланда правительствами Англии, Нидерландов и США, не должно противоречить друг другу» 5б. 'В связи с событиями начального периода войны на Тихом океане колониальные территории Франции в этом районе приобрели большое значение для США. Новая Каледония, Маркизские острова, о-ва Туамоту, о-ва Общества, Таити могли сыграть существенную роль в общих военно-стратегических планах США в войне против Японии. Эти территории могли быть использованы для создания военно-морских и авиационных баз. Каледонский никель являлся чрезвычайно важным сырьем, в котором нуждались союзники. Все это побуждало США искать пути для установления своего контроля над этими территориями. Еще до начала военных действий на Тихом океане контроль над колониальными владениями Франции в этом районе осуществлялся официально движением «Свободная Франция». Губернатор Нумеа Сото 20 июля 1940 г. вступил в контакт с де Голлем. А в июле 1941 г. де Голль объявил капитана первого ранга (впоследствии адмирала) Тьерри д'Аржанлье Верховным комиссаром французских владений на Тихом океане57. Правительство Виши в свою очередь, надеясь на скорую оккупацию Японией территорий Тихого океана, 22 декабря 1941 г. назначило адмирала Деку Верховным комиссаром французских тихоокеанских владений. Правящие круги Франции стремились, таким образом, при любом исходе войны сохранить свои колониальные владения на Тихом океане. 56 Ibid. 57 См.: Шарль де Голль, Военные мемуары, т. I, М., 1957, стр. 246—247; «Notes documentaires et etudes № 27 (Serie colonia* le —VI)». 3Mars, 1945. 42
Дипломатическое заигрывание США с Виши затрудняло для американской дипломатии выработку официальных заявлений по поводу будущего французских колоний. В то же время контроль деголлевцев над важными стратегическими районами Тихого океана вынуждал правящие круги США выискивать пути сотрудничества с де Голлем в вопросах использования баз и ресурсов тихоокеанских владений Франции. Со своей стороны, руководство движения «Свободная Франция», идя на сотрудничество с союзниками, выдвинуло «единственное условие», которое предполагало «уважение суверенитета Франции и деголлевской власти» 58. Иными словами, выдвигалось обязательное условие сохранения колониальных владений Франции. 15 января 1942 г. госдепартамент направил делегации движения «Свободная Франция» меморандум, где, по словам де Голля, уточнялись обязательства США относительно «уважения нашего („Свободной Франции". — В. В.) суверенитета на французских островах Тихого океана и того факта, что базы и оборудование, которые будет разрешено установить американцам, останутся собственностью Франции. За Францией признавалось право взаимности на американской территории, если американские базы сохранятся после войны» 59. Правительство США поручило своему консулу в Нумеа официально заявить о том, что американская сторона не признает на французских тихоокеанских островах никакой другой власти, кроме Французского комитета национального освобождения (ФКНО). 28 февраля 1942 г. американский консул в Нумеа выступил с декларацией о признании Соединенными Штатами власти «Свободной Франции» в Океанииго. Вслед за этой декларацией последовало заявление правительства США (1 марта 1942 г.). Текст заявления гласил: «1. Политика правительства Соединенных Штатов в отношении Франции и французских территорий основывалась на необходимости поддержания целостности 58 Шарль де Голль, Военные мемуары, т. I, стр. 245. 59 Там же, стр. 248. - - 60 «Notes documentaires et etudes № 27 (Serie coloniale —VI)», 3 Mars, 1945, p. 2. 43
Франции и французской империи и восстановления в будущем полной независимости всех французских территорий. Следуя своей традиционной дружбе с Францией, правительство США глубоко сочувствует не только желанию французского народа обеспечить неприкосновенность своих владений, но и усилиям французского народа продолжать сопротивление агрессивным силам. В своих отношениях с местными властями на французских территориях Соединенные Штаты руководствовались и продолжают руководствоваться тем, насколько эти власти, по их мнению, могут обеспечить эффективную защиту своих территорий от господства и контроля со стороны общего врага. 2. В зоне Тихого океана правительство США вело и будет вести переговоры с теми французскими властями, которые осуществляют эффективный контроль над соответствующими территориями. Правительство признает, в частности, что французские острова в этом районе находятся под эффективным контролем Французского Национального Комитета, находящегося в Лондоне. В вопросах обороны этих островов власти США сотрудничают с властями, установленными Французским Национальным Комитетом, и ни с какими иными. Правительство США отмечает важность соглашения, которое было добровольно заключено по вопросу организации обороны и в зоне Тихого океана»61. Только после этого де Голль сообщил своему комиссару д'Аржанлье о согласии ФКНО на прибытие войск США на Новую Каледонию. 9 марта 1942 г. туда прибыло крупное соединение под командованием генерала Пэтча. Официальная американская пресса разъясняла причины политической игры Вашингтона с Францией на интересующих США территориях: по ее мнению, признание на Новой Каледонии юрисдикции борющейся Франции, а в Африке — вишиста Дарлана подчеркивало лишь растущее значение тихоокеанских территорий и Северной Африки в глобальной союзной стратегии и не имело ничего общего с политическими изменениями в этих районах. Именно это хотела подчеркнуть «Нью-Йорк тайме», когда писала, что «правительство США будет сотрудни- 61 Шарль де Голль, Военные мемуары, т. I, стр. 635. 44
чатЬ с теми французскими властями, которые могут помочь ведению войны» а2. Таким образом, в период, когда правительство США, не признавая официально «Свободную Францию», сотрудничало с ее представителями на Новой Каледонии и в то же время продолжало поддерживать контакты с правительством Виши, декларации о необходимости сохранения целостности французской империи выглядели внешне как гарантии колониальных интересов французской буржуазии, независимо от того, на каком полюсе сражающихся держав находилась последняя. 13 апреля 1942 г. помощник государственного секретаря Самнер Уэллес подтвердил еще раз желание своего правительства увидеть «целостность» французских территорий: «Правительство США признает суверенную юрисдикцию народа Франции над территорией Франции и французскими заморскими владениями; правительство США ревностно стремится к тому, чтобы увидеть восстановление независимой Франции и целостности ее территорий» 63. Такая консервативная позиция американской дипломатии в отношении французских колоний вызывала удивление в Англии. Английская печать с неудовольствием отмечала, что США, декларируя «неприкосновенность» французской колониальной империи и необходимость ее восстановления, в то же время рассматривали «неприкосновенность Британской империи как неприемлемую цель бойны» 64. Позиция Соединенных Штатов в отношении колоний европейских держав на Тихом океане оказалась несовместимой с политикой привлечения на свою сторону народов колоний и зависимых стран. Американские авторы, хорошо информированные о политике своего правительства военных лет, вынуждены были признать бессилие Соединенных Штатов в этом отношении. Так, историк Дизарт, хорошо осведомленный в вопросах американской внешнеполитической пропаганды во время войны, отмечал, что «Управление военной информации США (организация, занимавшаяся пропагандой в тылу против- 62 Arthur Krock, Protecting France's post war claim on North Africa, —«New York times», 10.XII.1942. 63 «New York times», 14.IV.1942. 64 «Times», 21.XI. 1942. 45
ника.— В. В,) было слабо как раз на том участке, где оно должно было быть наиболее сильным, — в авторитетном провозглашении военных и послевоенных планов». Деятели американской администрации с горечью признавали, что после того, как Управление военной информации провозгласило принципы Атлантической хартии среди народов стран, оккупированных японцами, возникли «проблемы, решить которые мы (американская пропаганда.— В. В.) были не в силах». Они приходили к выводу, что Управление военной информации «ставило в неловкое положение друзей США и ободряло их врагов» б5. Общие декларации США о праве народов на «самоуправление», о восстановлении их «суверенных прав», содержавшиеся в Атлантической хартии, отсутствие в заявлениях госдепартамента упоминаний о конкретных странах, как захваченных Японией, так и являвшихся колониальными владениями западных держав, вызывали у народов колониальных стран вполне оправданную настороженность относительно истинных намерений США в войне на Тихом океане. В Азии ждали, когда наконец Вашингтон назовет какую-либо страну, имеющую право на свободу в послевоенном мире. Однако различные слои общества в странах Азии воспринимали положения Атлантической хартии по-разному: народные массы этих стран хотели бы видеть практическое осуществление деклараций о свободе, а компрадорская буржуазия и феодально-помещичья верхушка усматривали в обещаниях США возможность получить власть из их рук. Возникает вопрос: от чего же зависели «специфические условия», о которых говорил Хэлл и которые, по его словам, не давали возможности сделать заявление о всеобщем освобождении народов? Почему США воздержались в первые годы войны на Тихом океане от упоминания конкретных стран в своих заявлениях о праве народов на свободу и отказались от весьма благоприятного для них шага, который, несомненно, оказал бы положительное влияние на военные действия союзников против держав оси? Одной из важнейших причин «нерешительности» США 65 С. W. P. Dizard, The strategy of Thruth, p. 34. 46
в вопросе о провозглашении полного освобождения народов отдельных колониальных стран была классовая солидарность американских и западноевропейских им* периалистов. Англо-американские расхождения не выходили за рамки союза монополистических кругов этих стран, направленного на сокрушение Японии, и празя- щие круги США не хотели навлечь на себя обвинения в политическом вмешательстве во внутренние дела колониальных империй Запада. Лозунг «антиколониализма» представители американского капитала надеялись использовать лишь для мобилизации людских ресурсов колониальных стран, привлечения их на сторону США в войне с Японией. Инициаторы политики «антиколониализма» отнюдь не стремились быть последовательными в осуществлении антиколониалистских мер. Они желали сохранить порядок, способный обеспечить в перспективе экономическую эксплуатацию слаборазвитых стран. Такая позиция США сковывала силы народов Азии в борьбе с фашизмом, ослабляла фронт антифашистской борьбы во всем мире. Положение в Китае, планы гоминьдана в отношении других стран Азии. Политика США в отношении Китая Большое место в американских планах войны на Тихом океане занимал Китай. США рассматривали Китай как сферу исключительно своей деятельности. Вашингтон глубоко интересовала перспектива создания в Китае опорной базы для своей будущей экспансии в Азии, а пока США стремились максимально использовать людские ресурсы этой страны для борьбы с Японией. Со времени Пирл-Харбора до осени 1944 г. линию правящих кругов США в Китае призваны были осуществлять главнокомандующий китайско-бирманско-индий- ским театром военных действий, способный боевой американский генерал Джозеф Стилуэлл, занявший пост американского военного советника при Чан Кай-ши, а затем назначенный последним начальником генерального штаба китайской армии, и посол США в Китае Кларент Гауе. 47
Миссия Стилуэлла в первые годы войны На Тихом океане в соответствии с основным стратегическим замыслом США заключалась в том, чтобы нанести по возможности более сильные удары Японии, используя для этой цели резервы дальневосточного союзника США— Китая. Однако картина, которую Стилуэлл застал в Китае, поразила его. Чан Кай-ши саботировал военные действия против Японии, сосредоточив все свои усилия на борьбе с 8-й и новой 4-й народно-революционными армиями. Его лучшие войска (20 дивизий, или 800 тыс. человек) блокировали освобожденные районы 66. В провинциях, находившихся под властью гоминьдана, демократические элементы подвергались жесточайшим репрессиям. Политика гоминьдана, коррупция в государственном аппарате Чан Кай-ши вызывали острое недовольство народа и резко ослабляли антияпонский фронт в Китае. Силы народно-революционной армии были вынуждены вести войну на два фронта — против японских агрессоров и гоминьдановцев. Одним из неизбежных следствий такой политики было ослабление китайско-бирманско-индийского театра военных действий. Выразительную характеристику этому району военных действий дали американские журналисты У. Уайт и Джекоби: «Это была какая-то невообразимая смесь мероприятий по обеспечению тыла сражающихся войск, взяточничества, различных конфликтов, путаницы 1И трагического бессилия»67. В этих условиях Стилуэлл вполне оправданно усомнился в возможности выполнения стоящих перед ним задач. Он просил немедленно направить на Дальний Восток несколько американских дивизий и развернуть в районе его командования один из основных театров военных действий. Однако этот план не нашел поддержки американского верховного командования. Трезвая оценка положения на китайско-бирманско- индийском театре военных действий привела Стилуэлла к выводу о высокой боеспособности 8-й и новой 4-й народных армий. Он считал вполне реальной возможность использовать в интересах «большой стратегии» силы ки- 66 «Очерки по новой истории Китая», стр. 131; см. также: Т. Уайт и Э. Джекоби, Гром из Китая, стр. 220; Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение, стр. 36—37. 67 Т. Уайт и Э. Джекоби, Гром из Китая, стр. 150. 48
тайских коммунистов и пытался убедить гоминьдановцев отказаться от военных действий против Китайской народной армии. Высшее военное командование США, готовое воспользоваться в этот тяжелый период войны «любыми силами», поддерживало линию Стилуэлла, тем более что гоминьдан своим заигрыванием с Японией вызывал недоверие в Вашингтоне и американские политики делали все от них зависящее, чтобы сохранить Китай на своей стороне. Начальник генерального штаба генерал Маршалл и командующий флотом адмирал Кинг были полностью на стороне Стилуэлла, который «верил в китайских коммунистов, составлявших более могучую и более надежную боевую силу в борьбе против японцев» 68. Биографы Рузвельта отмечают, что президент разделял мнение Стилуэлла. Рузвельт считал, что «нет никаких оснований опасаться капитуляции китайских коммунистов перед японцами... в то время как возможность заключения гоминьданом сепаратного мира всегда существовала»69. Точка зрения Стилуэлла подкреплялась также донесениями американской разведки. Управление стратегической службы подготовило специальный секретный доклад о партизанском движении в Северном Китае. В докладе отмечалось, что, хотя японские войска в этом районе насчитывали 11 дивизий, 14 отдельных бригад, артиллерийские, механизированные и авиационные подразделения, они не могли справиться с народно-освободительной армией. С июня 1941 по июнь 1942 г. потери японцев составили 50 тыс. человек, а марионеточной армии — 30 тыс.70. Автор доклада писал, что «преимущественное влияние в Северном Китае за коммунистами... Армия является коммунистической организацией, и по всему Северному Китаю коммунисты являются основными организаторами навой политической и общественной системы» 71. Он был поражен социальным и экономическим прогрессом в освобожденных районах, активностью народных масс. По его словам, даже в от- 68 Роберт Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 419. f9 Там же. /0 «Office of strategic services. Research and analysis branch. The Guerrilla front in North China», № 892, 21 May, 1943, p. 2. 71 Ibid., p. 14. 4 В. Б. Воронцов 49
даленных горных деревнях люди проявляли глубокий интерес к войне в Европе. Широкие массы народа видели в коммунистах борцов с угнетением и бесправием, со всем, что долгие годы несли колонизаторы на землю Китая. Что касается взаимоотношений между правительством Чан Кай-ши и освобожденными районами, то Управление стратегической службы пришло к следующим выводам. 1. Коммунисты стремятся к объединению Китая, выражают желание сотрудничать с гоминьданом, и в развивающихся событиях в Северном Китае нет ничего, что могло бы воспрепятствовать созданию демократического правительства в послевоенное .время. 2. Попытки борьбы с коммунистами в Северном Китае бесполезны и не встретят поддержки народа. 3. Со своей стороны гоминьдан по отношению к коммунистам часто поступает необоснованно. 4. Центральное правительство, которое старается запретить деятельность демократических институтов и восстановить систему эксплуатации крестьянства помещиками и ростовщиками, действуя посредством развращенных чиновников, несомненно встретит всеобщее сопротивление населения Северного Китая и может вызвать лражданскую войну. 5. Из крайне отсталого района Северный Китай благодаря деятельности коммунистов превратился в наиболее передовой район страны 72. Однако гоминьдановское руководство отвечало отказом на предложения военного представителя США. В то же время Чан Кай-ши любыми путями хотел уклониться от требования Стилуэлла увеличить численность войск, ведущих борьбу с Японией. Гопкинс, описывая свою беседу с супругой Чан Кай-ши от 27 ноября 1942 г., упоминает: «Она считает, что Стилуэлл не понимает китайского народа...» 73. 72 Ibid., p. 22. 73 Роберт Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 303. Чан Кай- ши отрицал возможность осуществления демократических принципов в Китае. В книге «Судьбы Китая» он писал: «Китай является широкой полосой зыбкого песка, страной, где люди пользуются слишком большой свободой. Индивидуальная свобода, похожая на эту широкую полосу зыбкого песка, не может здесь существовать ни во время войны, ни в послевоенный период». Чан Кай-ши раскрыл свои планы в отношении будущего развития Китая: «...каждый молодой 50
Ё противовес Стйлуэллу, стремившемуся использовать в борьбе с Японией силы объединенного Китая,, гоминьдановская элита поддерживала командующего авиационным корпусом США в Китае генерала Ченнол- та. Ченнолт, тесно связанный с крупнейшими авиационными компаниями США, был сторонником планов ведения войны в Китае »в основном силами воздушной армии. Он предлагал нанести мощные удары с воздуха по военным объектам и системе противовоздушной обороны Японии в Китае, а затем развернуть с территории Китая воздушное наступление на Японию. План Ченнол- та встретил поддержку Уэнделла Уилки, посетившего Китай в качестве представителя президента США74. Сторонники использования американских военных ресурсов для укрепления авиации США на китайском материке усиленно пропагандировали идею о том, что Япония может быть сокрушена лишь воздушной мощью с «той поддержкой, которую китайские местные силы смогут оказать» 75. Эти планы соответствовали намерениям Чан Кай-ши сохранить свои сухопутные силы для борьбы с коммунистами, а войну с Японией свести к действиям американской авиации. Естественно, американских инициаторов планов расширения воздушной войны в Китае, а также их приверженцев из среды чанкайшист- ской реакции не удовлетворяла линия Стилуэлла; они со все большей неприязнью следили за усилиями последнего мобилизовать людские ресурсы Китая на борьбу с Японией и тайно надеялись на перемены в американском командовании в Китае. человек в Китае, — провозглашал он, — должен стать либо солдатом, либо летчиком» (цит. по брошюре «Военно-политическое положение в Кит^е. Обзор Л1» 4», 1945, стр. 38—39). Подобного рода «теоретические» концепции претворялись чанкайшистами на практике. Игнорируя рекомендации Стилуэлла, они начали кампанию за создание так называемой «особой армии» и мобилизацию в эту «армию» молодежи из среды интеллигенции. Чан Кай-ши выступил с официальным заявлением, утверждая, что китайская интеллигенция якобы «прячется в тылу», «не хочет сражаться за свой народ», «безучастна к судьбам нации», «сидит сложа руки и ждет, чтобы народ боролся за нее» (там же, стр. 39—40). При помощи такого приема Чан Кай-ши рассчитывал заставить замолчать представителей критически настроенных слоев китайской интеллигенции, оклеветать ее, найти отдушину для недовольства масс путем натравливания их на передовую часть интеллигенции. 74 R. Buchman, The United States and world war II, vol. II, p. 472. 75 V. Slim, Defeat into victory, p. 216. 4* 51
Правительство Чан Кай-ши не столько думало о борь* бе с Японией (при определенных условиях оно было бы не прочь даже пойти на сепаратный мир с последней), сколько об использовании благоприятной конъюнктуры для усиления своего влияния в Азии. Оно восторженно встретило декларацию о распространении Атлантической хартии на страны Тихого океана. «Декларация президента,— заявил Ча(н Кай-ши,— ясно показывает, что он понимает эту войну на Дальнем Востоке как войну за свободу азиатских народов» 76. Восторг правящих кругов гоминьдана, вызванный обещанием «независимости» странам Тихого океана, объяснялся, конечно, не стремлением содействовать созданию суверенных государств в этих странах. Внимание представителей чанкайшистской клики к вопросу о «свободе азиатских народов» было вызвано прежде всего заинтересованностью гом-иньда-на в соответствующем послевоенном решении многочисленных и запутанных проблем Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, желанием в должное время не оказаться обделенным при дележе добычи. В Чунцине функционировала специальная организация для изучения послевоенных проблем, возглавляемая генеральным секретарем Верховного совета национальной обороны Ван Чан- ху. Она занималась, в частности, вопросами будущих взаимоотношений Китая с Японией и послевоенного устройства на Дальнем Востоке в целом 77. Чанкайшисты в тот период выясняли возможности более выгодного для себя использования сил империалистических держав в подавлении революционного движения народа Китая и национально-освободительного движения народов Азии и установления своего контроля над соседними странами. Посол США в Китае еще 18 апреля 1942 г. докладывал в Вашингтон, что «Китай имеет некоторые территориальные притязания», и упоминал в связи с этим Корею, Индокитай, Бирму. Гауе отмечал, что гоминьда- новское правительство стремится лишь внешне показать свою приверженность Атлантической хартии78. В сооб- щении от Г/ июня того же года посольство подводило '6 «New York times», 28.11.1942. 77 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1942», p. 733. 78 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», p. 872. 52
итоги выступлений ведущих государственных деятелей гоминьдана по послевоенным проблемам. Гауе, сообщая об очередном выступлении председателя законодательно1 го юаня Сунь Фо, заявившего 5 июня, что «после войны Индокитай, Бирма, Индия восстановят свой суверенитет», приходил к выводу, что эти декларации демонстрируют стремление Китая стать лидером азиатских народов79. Руководство гоминьдана открыто заявляло о своих намерениях установить контроль в той или иной форме над соседними странами. Так, официозная гоминьдановская пресса, прежде всего «Сентрал уикли» и «Нэйшнл геральд», высказалась в августе 1942 г. за предоставление Индокитаю «независимости» с весьма существенной оговоркой: если Индокитай не будет готов к самоуправлению, то Китай на будущей мирной конференции «предложит стать его мандатарием» 80. Были созданы под китайским попечительством китайско-бирманская и китайско-корейская ассоциации81. В октябре 1942 г. генералиссимус Чан Кай-ши в торжественном послании китайско-корейскому культурному обществу заявил: «Корея должна быть свободна и независима» 82. Что он -понимал под «независимостью», видно из беседы Гауса с министром иностранных дел «Временного правительства Кореи» Тю Со Ваном, состоявшейся еще в феврале 1942 г. Последний доверительно сообщил американскому послу о планах гоминьдана установить свое господство в послевоенной Корее. Чан Кай-ши проявлял также повышенный интерес к проблемам Таиланда. В июле 1942 г. советник американского посольства в Китае Винсент имел беседу с главами департаментов по американским и политическим делам министерства иностранных дел Китая. В беседе Винсент упомянул о заявлениях гоминьдановской прессы, указы- 79 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1942», p. 732. 22 марта 1942 г. Сунь Фо выступил на заседании китайского Общества восточной культуры, где в докладе, посвященном проблеме Кореи, подчеркнул необходимость предоставления этой стране независимости, признания «Временного правительства -Кореи» и оказания ему всяческой помощи (Sun Fo, China looks forwards, pp. 154—162). 80 «Foreign relations of the United States.- Diplomatic papers. China, 1942», p. 738. 81 Ibid., p. 748. . . ...*2; «New York times», 12.X.1942. 53
йающих на необходимость установления протектората Китая в послевоенном Таиланде. Китайские дипломаты уклонились от определенного ответа. О своих наблюдениях по этому поводу Винсент подготовил специальную записку на имя посла 83. Спустя несколько дней, 3 августа, Гауе сообщил Хэллу, что Сиам в соответствии с существовавшим в гоминьдановских кругах мнением должен быть лишен независимости и поставлен под протекторат Китая 84. Гоминьдановцы не ограничивались лишь декларациями по поводу желательного для них послевоенного устройства соседних с Китаем стран. Чан Кай-ши предпринимал конкретные меры, чтобы обеспечить свой контроль в ряде государств Азии. Из Чунцина к англичанам шли многочисленные просьбы дать согласие на посылку двух китайских корпусов в Бирму для «усиления бирманских сил». Однако эти просьбы отклонялись англичанами 85. Англичане задавали вполне обоснованный вопрос: захотят ли гоминьдановцы уйти из Бирмы, когда необходимость в их присутствии отпадет? Военный корреспондент при штабе генерала Стилуэлла Фред Элд- ридж не без оснований отмечал: «...англичане не хотели, чтобы китайские войска находились на территории Бирмы. Они опасались, что, однажды попав в Бирму, китайцы не захотят оттуда уйти». Элдридж вспоминал: не зря правительство Чан Кай-ши «не выпускало из рук карты, где значительная часть территории Бирмы считалась китайской»86. Под давлением США англичане все же были вынуждены согласиться на пэисутствие в Бирме гоминьдановских войск87. В июне 1942 г. гоминьдановские войска появились в Бирме, в районе, где отсутствовали японцы. Гоминьдановцы свалили пограничные столбы и объявили, что англичане ушли и отныне они хозяева в стране. Гоминьдановская администрация просуществовала в этих местах до тех пор, пока японцы в конце 1943 г. не выгнали ее оттуда. Английский автор Доннисон, очевидно, имел все основания утверждать, что эти китайские части не предпринимали никаких попыток вести 83 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1942», p. 733. 84 Ibid., p. 735. 85 Ibid., p. 5. 88 Фред Элдридж, Гнев в Бирме, М., 1947, стр. 32. 87 М S. Collis, Last and first In Burma (1941—1948), pp. 50—51, 54
военные операции против японских войск и вошли в Бирму лишь для того, чтобы оккупировать ее территорию88. Что касается Таиланда, то американские разведывательные органы в этой стране на практике могли убедиться в истинных намерениях гоминьдана в отношении ее. Сотрудник Управления стратегической службы Ни- коль Смит, занимавшийся организацией контактов с го- миньдановской разведкой и ее руководителем Дай Ли, отмечал впоследствии, что гоминьдановская разведка оказывала всяческое противодействие проникновению США в Таиланд89. Так, в частности, два члена группы Смита, проведенные через Индокитай агентами Дай Ли, были преднамеренно переданы гоминьдановцами в руки японцев. США занимали весьма сдержанную позицию в отношении гоминьдановской внешнеполитической программы. Они опасались, что территориальные претензии Китая могут обострить их отношения с союзниками, в первую очередь с Англией, в то время как в этот наиболее тяжелый период войны США стремились избегать лишних споров с англичанами по щекотливым проблемам будущего колониальных народов. В Вашингтоне считали также, что территориальные притязания Китая затрагивали интересы Советского Союза. Очень показателен в этом отношении проект письма от 18 декабря 1942 г., которое должно было быть отправлено Чан Кай- ши от имени президента США. «В северной части Тихого океана,— отмечалось в письме,— где американская территория лежит близко к Сибири, Корее и Японии, было бы нежелательно решить без России такую проблему, как независимость Кореи. Игнорирование Советской России в этом районе мира могло бы вызвать опасное усиление напряженности вместо того, чтобы ее снизить». Далеко идущие планы США в отношении Кореи были отмечены в этом письме следующим образом: «Южная Корея — это район, опираясь на который Китай и США могли бы защищать мир в западной части Тихого океана. Вопрос о ее положении — одна из тех деталей, которые вполне могут быть отложены для обсуждения 88 D. F. S. V. Donnison, British Military Administration in the Far East, 1943—1946, p. 77. 59 N. Smith and B. Clark, Into Siam. Underground Kingdom. 55
в будущем»90. При этом США с самого начала войны внимательно следили за общественным мнением в Китае по вопросу о послевоенном устройстве мира, собирали сведения, которые в той или иной мере касались этого вопроса, в частности территориальных претензий Китая. В телеграмме американскому посольству в Китае от 21 июля 1942 г. государственный секретарь Хэлл писал: «Департамент старается внимательно следить (1)—за выдающимися идеями, выдвинутыми как публично, так и частным порядком, и (2) — за ходом мыслей в различных странах, входящих в Объединенные нации, по отношению к послевоенным проблемам...» и запрашивал мнение посольства по. этим вопросам 91. США намеревались использовать в своих целях планы гоминьдана в отношении соседних стран. Они рассчитывали не только найти в Китае после войны сильную державу, которая могла бы противостоять Японии на азиатском материке, но и, подчинив Китай экономически, воспользоваться им для проникновения в другие страны Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Поэтому большую роль в плацах США в отношении Китая играла экономическая помощь. Эта помощь должна была, с одной стороны, удержать Китай в войне на стороне союзников, стабилизировать по возможности в этих целях его внутреннее положение, а с другой — опутать эту страну сетями долговой зависимости, привязать ее к американскому капиталу. 7 февраля 1942 г. конгресс принял закон 442, дающий право министру финансов с одобрения президента предоставить Китаю кредит, не превышающий 500 млн. долл. 21 марта 1942 г. правительства США и Китая подписали соглашение о предоставлении займа на эту сумму. Заем во много раз превышал предыдущие американские кредиты Чан Кай-ши. В июле того же года было подписано китайско-американское соглашение о ленд- лизе. Однако возможности для оказания Китаю помощи посредством поставки военных материалов оказались для США не столь благоприятными, как в других районах, вследствие отсутствия.нормальных коммуникаций. • м «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1942», pp. 185—186. 91 Ibid.,.p. 733, J»
Поэтому фонды, предоставленные в соответствии с соглашением, использовались гоминьдановским прави-. тельством для приобретения золота с целью его продажи в Китае. Эта мера должна была, по замыслам инициаторов займа, остановить инфляцию, обеспечить резервы для выплаты государственных сбережений и по облигациям, имеющим долларовое обеспечение. Сумма в 220 млн. долл. была взята в золоте, из них 150 млн. было передано Китаю в основном в 1945 г., а 70 млн. было оставлено в федеральном Резервном банке Нью-Йорка, 220 млн. сохранено для выкупа китайским правительством американских ценных бумаг, имеющих долларовое обеспечение. Из этой суммы 100 млн. предназначалось на оплату американских ценных бумаг и 100 млн. для оплаты долларовых облигаций США. Из оставшихся 30 млн. долл. 25 млн. было использовано для импорта американского текстиля в Китай, а остальные потрачены на приобретение банковских бумаг в США92. Правящие круги США стремились полнее использовать военную конъюнктуру для наступления на позиции европейских держав на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Большие надежды в осуществлении этих планов Вашингтон возлагал на чанкайшистскую клику. Чан Кай-ши в большинстве вопросов как дипломатических, так и военных следовал пожеланиям вашингтонских политиков. Частые заявления чунцинского диктатора о необходимости предоставить после войны свободу ряду стран Азии, в том числе и британским колониям, были вызваны отнюдь не заботами о судьбах угнетенных народов. Эти призывы отвечали интересам «большой стратегии» США и соответствовали духу американского «антиколониализма». Они доставляли немало беспокойства Англии. Правящие круги Англии усматривали в антиколониалистских декларациях гоминьдановского Китая угрозу для будущего Британской империи, тем более что Чан Кай-ши в своих взаимоотношениях с Англией стремился опереться на американского союзника, всячески помогая последнему оказывать давление на английскую внешнюю, политику, добиваясь выгодного 92 «Committee on Foreign affairs house of representatives, eightieth congress, second session..Text of..'proposed China, aid Bill and background information in economic assistance programm for China», 20 February, p. 22. 57
для США решения возникших в связи с войной проблем в Азии. Чан Кай-ши придерживался проамериканской линии и в отношении Индии. И августа 1942 г. Чан Кай-ши высказал опасения, связанные с тем, что индийские лидеры могут примкнуть к японцам, если Объединенные нации «не завоюют у них симпатий». По его мнению, единственный выход состоял в посредничестве США93. Позиция Китая вызывала раздражение английского правительства. Черчилль обратился с личным посланием к Чан Кай-ши, в котором категорически отвергал китайско-американское посредничество в вопросах, касающихся будущего Британской империи. Он писал: «Мы уважаем суверенные права Китая и воздерживались от комментариев даже тогда, когда расхождения между Чан Кай-ши и китайскими коммунистами были наиболее острыми. Поэтому мы надеемся, что Чан Кай-ши не будет втянут в отношения политического характера с Индийским конгрессом и лицами, старающимися парализовать военные усилия правительства Индии и нарушить покой и порядок» 94. Все это определило весьма холодное отношение Англии к своему китайскому союзнику. Английское правительство с самого начала войны на Тихом океане не желало принимать всерьез претензий гоминьдановского Китая на активное участие в руководстве военными действиями. Несговорчивость англичан в этом вопросе американские политики рассматривали как попытку «списать Китай в интересах Британской империи» 95. Однако на пути реализации планов гоминьдановской клики и правящих кругов США возникло непреодолимое препят- 93 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 422. В феврале 1942 г. Чан Кай-ши посетил Индию и встречался с представителями Индийского национального конгресса. Он стремился убедить руководство Конгресса в необходимости сотрудничества с США и Великобританией. На одной из встреч он, например, заявил, что, если английское правительство предложит Индии самоуправление на основе статуса доминиона, Индии следует согласиться. Подобные маневры Чан Кай-ши полностью отвечали в тот период интересам «большой стратегии» США. О визите Чан Кай-ши в Индию см. Абул Калам Азад, Индия добивается свободы, М., 1961, стр. 86—90. 94 L, Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 422. 95 ftid. 58
ствие в лице Советского Союза, проводившего последовательную политику в отношении будущего колониаль-. ных народов, отстаивавшего их право на независимость. Участие Советского Союза в войне против фашизма определяло гуманный характер задач антифашистской коалиции на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Официальное провозглашение гоминьданом своих агрессивных планов лишь ослабило фронт борьбы со странами оси, оказало отрицательное воздействие на усилия союзников на Тихом океане. Экономическая экспансия США в страны Тихого океана в первый период войны Заявление президента США от 22 февраля 1942 г. о распространении принципов Атлантической хартии на страны Тихого океана убедительно подчеркивало стремление США добиться открытого доступа на дальневосточные рынки колониальных держав Запада. Как известно, в пункте 4-м Атлантической хартии говорилось: «Соблюдая должным образом свои существующие обязательства, они (Объединенные нации.— В. В.) будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны — великие или малые, победители или побежденные — имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран» 96. Тезис «равных оснований», выдвинутый Соединенными Штатами, отражал принципы традиционной доктрины «равных возможностей» и приобретал для американского капитала особую актуальность в конкурентной борьбе со старыми колониальными державами. Таким образом, правительство США полностью игнорировало попытки Англии ограничить распространение принципов Атлантической хартии лишь европейскими странами. Отныне США официально провозглашали свое намерение получить для себя «равные основания» в торговле и «доступ к мировым сырьевым источникам» и в районе Тихого океана. 96 См. С. Боратынский, Дипломатия периода второй мировой еойны, стр. 114—115, -- - 59
В свое время оговорка,— «соблюдая должным образом свои существующие обязательства», была внесена в хартию под давлением английской стороны, стремившейся сохранить свое привилегированное положение в рамках Британской империи. Теперь же, в начальном периоде войны на Тихом океане, она фактически была отброшена прочь правящими кругами США. Последние широко использовали для проникновения на рынки колониальных империй в Азии закон о ленд-лизе, принятый еще 11 марта 1941 г. В этом законе и в двусторонних соглашениях с различными государствами на его основе строго предусматривалось возмещение американских поставок предоставлением сырья и различного рода услуг для США. Спустя почти год после утверждения закона о ленд-лизе, 23 февраля 1942 г. было подписано англо-американское соглашение о взаимной помощи. В ст. 7 этого соглашения предусматривалось в качестве одного из условий «послевоенного сотрудничества» устранение дискриминации и различных барьеров в торговле97. Такое соглашение должно было подготовить почву для устранения системы преференций на рынках Британской империи. Американские монополии стремились также использовать в своих целях межсоюзнические органы по мобилизации и распределению экономических ресурсов, официально созданные в 1942 г. для «координации» военных усилий США и Англии. В частности, было создано четыре союзнических объединенных комитета: по продовольственным товарам; по сырью; по военному производству и ресурсам; по судоходству. Господствующее положение в системе этих комитетов занимали США. Так, в Вашингтоне и Лондоне были созданы два комитета, занимавшихся распределением соответственно американских и английских военных материалов. Лорд Би- вербрук, стоявший во главе лондонского комитета, вынужден был довольствоваться подчиненным положением, все дела в действительности вершил комитет по распределению вооружений в Вашингтоне, возглавляемый Гоп- кинсом. В таком же положении находились объединенный комитет по сырью, объединенный комитет по судо- 97 W. С. Mallalien, British reconstruction and American policy. 1945—1955, pp. 12—13. 60
ходству и объединенный комитет по снабжению. США с помощью этих комитетов начали на практике осуществлять раздел рынков сбыта и источников сырья в своих интересах. Контроль осуществлялся с помощью квот экспорта и импорта, принудительно устанавливаемых США и Англией. Комитеты стали весьма удобной формой международных монополий. Если обычно картели согласовывали квоты между участниками, то созданные в Вашингтоне комитеты предоставляли многочисленным американским трестам возможность устанавливать квоты без согласия другой страны. Когда англичане пытались в этих комитетах отстоять свое право решать вопросы, касающиеся стран, входящих в их орбиту, американцы с методичным упорством настаивали: никаких «орбит» не существует98. Примером умелого использования военной конъюнктуры для широкой экспансии на рынки Британской империи может служить деятельность американцев в Австралии. До Пирл-Харбора военное снабжение Австралии осуществлялось в рамках Британского содружества. После Пирл-Харбора положение изменилось. Встревоженная ухудшением военного положения союзников на тихоокеанском театре военных действий, Австралия стремилась к укреплению союза с США и созданию единой зоны военных действий под американским командованием. Глава австралийского правительства в своей новогодней речи в декабре 1941 г. заявил: «Австралийское правительство... считает борьбу на Тихом океане прежде всего такой борьбой, в которой США и Австралия должны иметь твердое слово в руководстве военными планами демократий... Я достаточно определенно заявляю, что Австралия смотрит в сторону Америки... Мы знаем проблемы, стоящие перед Объединенным королевством. Мы знаем о постоянной угрозе вторжения. Мы знаем опасность распыления сил. Но мы также знаем, что Австралия может погибнуть, а Британия устоит. Поэтому мы решили — Австралия не должна погибнуть, и мы должны мобилизовать всю свою энергию на осуществление военных планов совместно с США, что Даст нашей стране некоторую уверенность в возможности продержаться до тех пор, когда военные события 98 Р. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 51. 61
обернулся против врага»99. Австралия стала своего роди «якорной стоянкой» для США на пути важнейших морских и воздушных коммуникаций через южную часть Тихого океана. Генерал Макартур командовал австралийскими боевыми подразделениями, в Австралии располагались основные командные центры юго-западного района Тихого океана, и австралийский материк использовался союзниками как база для военных операций против Японии. Все это создавало благоприятные условия для проникновения американского капитала в эту страну. В результате переговоров между Макартуром и австралийским правительством был организован «Союзный совет снабжения» для «установления единого плана снабжения сил Объединенных наций, оперирующих в юго-западной части Тихого океана, увеличения производства местной продукции и осуществления основной экономической политики этого района в соответствии с нуждами войны» 10а. В «Союзный совет снабжения» вошли официальные представители правительств США и Австралии; английские представители туда не были допущены. Такой же принцип был положен в основу организации и «Союзного совета труда». Все производственные и строительные работы на территории Австралии с этой поры стали контролироваться «Союзным советом труда». США получали широкие возможности для вторжения в экономику Австралии и использования ее для своих нужд. Деятельность «Союзного совета труда» покрыла значительную долю австралийской задолженности по ленд-лизу. Так, в 1942 г. приблизительно половина расходов «Союзного совета труда» пошла на осуществление планов США 101. Австралия весьма активно использовала ленд-лиз. Ее запросы по ленд-лизу шли на рассмотрение и одобрение американской «зарубежной экономической администрации» (Foreign Economic Administration in Australia) и представителям по ленд-лизу пр»и главнокомандующем юго-западным районом Тихого океана. Затем эти запросы направлялись в Вашингтон, где «Foreign Economic 99 Цит. по дисс: A. F. Walter, Australia's relations with the United States: 1941—1949, p. 24. (микрофильм). 100 Ibid., p. 27. 101 Ibid., pp. 27—28. 62
Administrations «War Production Board» и Другие «заинтересованные организации» принимали окончательное решение. США поставляли в Австралию прежде всего военное снаряжение, составлявшее 60% всех поставок по ленд-лизу. На промышленные материалы, маиинное и сельскохозяйственное оборудование, металлы, синтетический шелк, бумагу приходилось 25%, нефтепродукты — 10%. Австралийские предприятия, получившие оборудование из США, должны были обслуживать и ремонтировать американскую технику. После вторжения японских войск на Яву Австралия получила также материалы, предназначавшиеся по ленд-лизу-нидерландским войскам на Яве, общей стоимостью 25 млн. долл 102. Компенсация Австралией поставок по ленд-лизу началась вскоре после Пирл-Харбора, когда австралийцы переправляли снаряжение из своих портов окруженным американским войскам на полуострове Батаан. Монополии США получали баснословные прибыли от «взаимного ленд-лиза» с Австралией. Австралийский директор фонда «Взаимного ленд-лиза» отмечал: «Исчисление стоимости американских товаров в австралийских ценах против эквивалентной доли товаров Австралии в тех же ценах показывает, что если австралийский эквивалент перечислить по официальному курсу, то американские цены окажутся приблизительно на 60% больше...»103. Как американские, так и австралийские официальные лица отмечали, что расходы Австралии, рассчитанные по курсу 3,25 доллара к 1 австралийскому фунту стерлингов, не отражали действительного объема лендлизов- ских поставок, осуществляемых Австралией Соединенным Штатам. Естественно, что в Австралии росло недовольство таким открытым надувательством. Решаясь на частичные жертвы, австралийские лидеры делали все, для того чтобы потерять как можно меньше. Но попытки правящих кругов Австралии выговорить для себя право голоса в союзных комитетах, занимающихся экономическими вопросами при англо-американском Объединенном комитете начальников штабов, встречали решительный отпор Соединенных Штатов Америки. При официальном провозглашении создания Тихоокеанского со- 102 Ibid., pp. 50, 53—54. 103 Ibid., p. 56. 63
вета в Вашингтоне Рузвельт объявил, что Австралии н^ будет предоставлено право участия в таком важном комитете, как Комитет по снабжению. Однако австралий^ ское правительство, учитывая опасность с севера, вынуждено было мириться с тем местом, которое отводи- лось Австралии в союзнических органах, и строго следовать пожеланиям Вашингтона. Началось также широкое экономическое проникновение США в Индию, хотя последняя имела сравнительно с Австралией меньшее значение в глобальной стратегии США, а положение этой страны, находившейся в сфере английского командования, больше зависело от усилий сухопутных армий 104. Однако и в этой английской колонии, где армия США была представлена, можно сказать, символически, США использовали в качестве верного средства своего экономического проникновения ленд-лиз. Поставки по ленд-лизу укрепили американские экономические позиции в Индии и позволили США не только достигнуть уровня Англии во внешней торговле этой страны, но в импорте даже превзойти его. 9 марта 1942 г. госдепартамент объявил о посылке в Индию миссии США «с целью помочь военным усилиям Индии». Казалось, США стремились помочь этой стране перед угрозой вторжения врага. Однако состав миссии говорил о другом — о возросшем интересе американского капитала к ресурсам Индии. Официально возглавлял миссию известный своими тесными связями в американской разведкой полковник Льюис Джонсон. Фактически же руководство миссией осуществлял Грей- ди, бывший заместитель государственного секретаря. В состав миссии входили также крупные бизнесмены: А. Херрингтон — президент общества инженеров автомобилестроения, Г. Бейстер — президент «Бейстер энджи- ниринг компани», Д. Деккер — один из директоров «Ил- 104 До войны экономические позиции США в Индии были незначительными. Там находились маломощные автосборочные предприятия Форда и «Дженерал Моторз». Небольшую роль играли США и в индийской внешней торговле: в 1937—1938 гг. экспорт США из Индии составлял всего 9,9%, в 1938—1939 гг. — лишь 8,4% всего экспорта Индии, а доля Англии равнялась соответственно 34 и 34,3%. В индийском импорте доля США составляла 7,4% в 1937—1938 гг. и 6,4% в 1938—1939 гг. (см.: А. М. Дьяков, Индия во время и после второй мировой войны. 1939—1949 гг., стр. 55; С. М. Мельман, Иностранный монополистический капитал в экономике Индии). 64
Линойс стил корпорейшн» 105. Миссия пробыла в Индии с 18 апреля по 22 мая 1942 г. Ее участники развернули активную деятельность. Они встречались с представителями колониального правительства, властями отдельных провинций, княжеств, обменивались мнениями с видными промышленниками, представителями торгово- промышленных палат Дели, Калькутты, Ьомбея. Миссия ознакомилась с экономическим положением в стране, с документами о состоянии отдельных отраслей промышленности. Особый интерес миссия Грейди проявила к предприятиям, находившимся под совместным контролем американо-индийского капитала, в частности к построенному еще до войны с помощью США и управлявшемуся американцами металлургическому заводу компании Тата и единственному в индии авиационному заводу, контролировавшемуся «Интер-континент корпорейшн оф Нью-Йорк» через «Хиндустан Эйркрафт компани». В отчете миссии указывалось на настоятельную необходимость ввоза в Индию оборудования американского производства для предприятий текстильной и кожевенной промышленности т. Американские бизнесмены рассчитывали, что закупки оборудования в США поставят индийскую промышленность в зависимость от 105 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. 1942», vol. I, «General. The British Commonwealth. The Far East», p. 613. 106 Рекомендации миссии Грейди предусматривали: «1) Миссия рекомендует правительству США выделить экспертов, которые давали бы правительству Индии советы по проблемам, имеющим отношение к транспорту и промышленному производству (предложения о привлечении одного или нескольких американских экспертов содержатся почти в каждом из многочисленных разделов отчета. — М. А.). 2) Она согласна помочь правительству Индии в деле приглашения из Соединенных Штатов различных техников и экспертов для оказания помощи в осуществлении его программы расширения производства военных материалов. 3) Она согласна помочь правительству Индии в получении добавочной помощи экспертами, когда в этом возникнет специальная необходимость. 4) Она согласна помочь «Тата айрон энд стил компани» в приглашении из США двух инженеров — специалистов по организации производства» («Report of the American technical mission to India», Washington, 1942, p. 71. См. также М. Александров, Миссия Грейди — шаг на пути проникновения американского капитала в Индию,— «Краткие сообщения Института народов Азии АН СССР», Л'о 75). 5 В. Б. Воронцов 65
американского рынка, откроют путь для дальнейшего вторжения США на рынки Британской империи. Американские монополии решительно теснили англичан и в Китае. В 1942 г. монополистический капитал США повел решительное наступление на позиции англичан -в горнодобывающей промышленности, особенно в отраслях, связанных с добычей цветных металлов. Это наступление в первую очередь отразилось на английской компании «Пекин-Синдикат», которая на основании соглашения с го- миньдановским правительством пользовалась почти монопольным правом реализации добываемых в Китае цветных и редких металлов 107. Под давлением Вашингтона чанкайшистское правительство разорвало соглашение с «Пекин-Синдикат», и право на закупку всех добываемых в Китае цветных и редких металлов перешло в руки американских монополий 108. Пренебрежение США к экономическим интересам союзника вызывало усиление недовольства в Лондоне. Английские монополии, связанные с крупнейшими мировыми картелями и занимавшие в них более выгодные позиции, чем монополии США, пытались использовать любые оставшиеся у них преимущества перед американским капиталом. Так, заместитель начальника английского имперского генерального штаба генерал Дж. Н. Макреди предложил разделить мир на сферы влияния и ввести категорию «протеже», к которой следовало бы отнести союзников, находившихся соответственно под опекой США и Англии. Однако американская сторона провалила это предложение 109. Таким образом, США с самого начала войны на Тихом океане под предлогом «военной необходимости» повели наступление на экономические позиции старых колониальных держав, в первую очередь Англии, на Дальнем Востоке и в Южной Азии. 107 В 1898 г. английские капиталисты захватили в ряде районов Китая богатейшие месторождения полезных ископаемых; они получили право на разработку залежей угля, железных руд, нефти. В 1933 г. начала функционировать англо-китайская компания «Чанг фу джоинт майнинг администрэйшн». 108 См. Б. Болдырев, Займы как оридие закабаления Китая империалистическими державами (1840—1948), стр. 194. 109 Р. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 48—49.
Глава II Коренной перелом в ходе второй мировой войиы и политика сша на тихом океане По мере успехов вооруженных сил союзников после коренного перелома в ходе войны и приближения победы над державами «оси» США все большее внимание обращали на укрепление своего положения лидера среди капиталистических стран — участниц антигитлеровской коалиции. Эта политика США, в ряде случаев вступавшая в противоречие с интересами их союзников, в частности Англии, приводила к усилению трений между нихми. Одновременно с обострением межгосударственных противоречий возобновилась и все более усиливалась внутриполитическая борьба в самих США. Экономика США в этот период переживала военный бум. Быстрое развитие отраслей промышленности, работающих на войну, общий подъем экономики, гигантский рост прибылей — все это сопровождалось обострением борьбы между различными группами монополистического капитала и господствующего класса в целом, что в свою очередь повлекло за собой определенные сдвиги в соотношении политических сил в стране. Объектом внутриполитической борьбы становятся внешнеэкономический и внешнеполитический курс американского правительства, планирование военной стратегии и послевоенного мира, особенно в бассейне Тихого океана, который издавна рассматривался правящими кругами США как район, жизненно важный для их интересов. 5» 67
Военно-политические события на Тихом океане Разгром гитлеровских войск под Сталинградом положил начало коренному перелому в ходе второй мировой войны. Япония реально оценила военно-политические последствия этого поражения немцев. Японские милитаристы вынуждены были отказаться от нападения на дальневосточные границы Советского Союза, от проектов присоединения к «Великой восточно-азиатской сфере сопроцветания» советского Дальнего Востока и Восточной Сибири, включая оз. Байкал. Победы Советского Союза в войне против гитлеровской Германии, стремительное наступление советских войск, начавшийся развал фашистского блока (выход Италии из войны) способствовали коренному изменению обстановки и на тихоокеанском театре войны 1. Уже в 1942 г. японские войска, после того как японский флот потерпел ряд поражений (у берегов Новой Гвинеи и о-ва Мидуэй), вынуждены были перейти к обороне. На оккупированных ими территориях Юго-Восточной Азии нарастала волна национально-освободительного антияпонского движения. Отныне все усилия Токио были направлены лишь на то, чтобы сохранить завоеванные позиции в Азии. Пытаясь как-то сдержать нараставшую волну национально-освободительного движения, правящие круги Японии решили в ноябре 1943 г. провести конференцию, которая продемонстрировала бы единство населения «Великой Восточной Азии». На конференцию в Токио прибыли представители ряда марионеточных правительств. Участники конференции подписали Декларацию о «Великой Восточной Азии». Но пропагандистская шумиха, поднятая вокруг токийской конференции, не принесла желаемых результатов ее инициаторам. В связи с приближением фронта к Юго-Восточной Азии, все более затруднявшим вывоз сырьевых ресурсов 1 Бывший посол США в Москве Д. Дэвис заявил в начале 1943 г.: «Я верю, что в конце этого года Россия будет более сильной, чем сейчас». Поражение Гитлера, продолжал он, «приближает разгром Японии» («Davies predicts victory in 1944», — «New York Times», 30.1.1943). 68
из оккупированных стран этого района2, возросшими. расходами армии, истощением стратегических запасов сырья 3 и продовольствия, особое значение для Японии в качестве основных источников снабжения сырьем и -продовольствием приобрели Корея и Китай, главным образом Маньчжурия. К 1943 г. в Маньчжурии, где уже в течение десяти лет существовал прояпонский марионеточный режим, был создан мощный военно-промышленный комплекс, охраняемый Квантунской армией. В остальной части Китая японское правительство пошло на более тесное военно-экономическое сотрудничество с «лояльными» силами. Японская пропаганда широко использовала мероприятия своего правительства по передаче собственности европейских и американских монополий в Китае в руки марионеточного «правительства» Ван Цзинь-вэя в Нанкине. В феврале 1943 г. японский посол Сигемицу объявил о решении своего правительства передать «национальному правительству Китая» более тысячи таких предприятий в Северном и Центральном Китае4. Одновременно Япония стремилась проводить политику разъединения ачтияпонских национальных сил и пыталась использовать «правительство» Ван Цзинь-вэя для тайного сговора с правительством Чан Кай-ши в Чунцине. Токио добивалось открытого перехода гоминьдана на сторону стран «оси», присоединения его к общему антисоветскому, профашистскому фронту, который создавался на Дальнем Востоке под эгидой Японии. Уже в первые годы войны на Тихом океане в Чунцин нахлынули сотни эмиссаров Ван Цзинь-вэя, имевшие задание японского командования склонить министров и самого Чан Кай-ши к союзу с фашистскими 2 По данным японского экономиста Кадзиниси Мицухая, Япония начала войну на Тихом океане, имея торговый флот водоизмещением 6384 тыс. т, в 1942 г. было спущено на воду 661 800 т, потоплено и выведено из строя 1095 800 т, в 1943 г. было спущено на воду 1067 100 т, потоплено и выведено из строя — 2 065 700 т. К 1944 г. осталось всего 40% довоенного тоннажа японского торгового флота. Это была, по мнению автора, основная причина, сделавшая невозможным вывоз сырья из оккупированных стран ЮВА («Косэн но ни- хон кэйдзай», стр. 314). 3 В 1941 г. запасы нефти и нефтепродуктов в Японии составляли 48 893 тыс. баррелей; к 1944 г. они сократились до 13 816 тыс. баррелей («Дзоку нихон сихонсюги хаттацу си», стр. 295). 4 «Office of strategic services. Programs of Japan in China: central coastal provinces», 20 January, 1945, p. 59. 69
силами под руководством Японии5. В январе 1943 г. японские военные власти предложили «отвод японских войск из Уханя и Гуанчжоу в том случае, если гоминь- дановские войска будут переброшены на север для борьбы против коммунистов», «временное» сохранение Нанкина и морского побережья за Японией; превращение Северного Китая «в зону борьбы против коммунистов»6. Как свидетельствует Эдо Хамакити, «планы соглашения с Чан Кай-ши имели основную цель — втянуть Китай в орбиту фашистских государств для участия в намечавшейся антисоветской кампании» 7. Желание Японии найти общий язык с Чан Кай-ши во многом определялось необходимостью для нее вести тяжелую борьбу с народно-революционной армией Китая. Японские милитаристы сосредоточили в Китае к 1943 г. 26 дивизий и 11 отдельных бригад общей численностью свыше 600 тыс. человек8. Однако эти силы не смогли противостоять народно-освободительной армии и китайским партизанам 9. IB 1943 г. войска 8-й и новой 4-й армий захватили более 940 опорных пунктов противника, в боях враг потерял больше 200 тыс. солдат и офицеров. Ополченцы освобожденных районов убили, ранили и захватили в плен около 50 тыс. японцев, а также солдат и офицеров марионеточной армии 10. Национально-освободительное движение развертывалось и в других странах Азии. Еще активнее стала борьба народа Вьетнама за освобождение своей родины. Лига независимости Вьетнама (Вьет-Мин), организация единого патриотического фронта страны, создала свои вооруженные силы. Партизан- 5 «Адзиа м он дай кодза», VII, стр. 82. 6 Цит. по кн.: «Очерки истории Китая в новейшее время», стр. 339. 7 Эдо Хамакити, Тюгоку ни тайсуру сэнсо сюкэцу косаку, стр. 397. 8 «История войны на Тихом океане», т. IV, Второй период войны, стр. 63. 9 В 1943 г. в освобожденных районах Китая проживали уже 80 млн. человек, в то время как в 1942 г. там было 50 млн.; более чем в 1,5 раза увеличился личный состав революционных войск. 10 См. кн.: «Народно-освободительная армия Китая в период войны против японских захватчиков (Боевые действия 8-й и новой 4-й армий)», стр. 206—207, 269. 70
ские отряды Вьет-Мина к концу 1943 г. освободили ряд провинций на севере Индокитая. В освобожденных районах вместо упраздненных органов колониальной администрации создавались народные комитеты, ставшие своего рода ячейками нового, демократического строя. В Бирме коммунисты с оружием в руках выступали против японских оккупантов, организовывали партизанские отряды. С 1943 г. в Бирме начала действовать антифашистская Лига народного освобождения. В дальнейшем она сплотила под знаменем освобождения страны различные патриотические силы Бирмы — рабочие, крестьянские, демократические организации. Победы Советской Армии нашли отклик и в Таиланде. Несмотря на строгий запрет японцев, таиландцы слушали иностранные радиопередачи, внимательно следили за антифашистской борьбой народов всего мира. Разгром немцев под Сталинградом был расценен Приди Па- номионгом, лидером «Свободного Таи», как предвестник поражения гитлеровской Германии в войне и. К 1943 г. политика правительства, направленная на сотрудничество с Японией, стала настолько непопулярной в стране, что настроенный прояпонски премьер Пибул Сонграм вынужден был постоянно прибегать к вооруженной силе 12. Пибул Сонграм занял пост премьер-министра еще в 1938 г. при помощи влиятельных военных кругов. Придя к власти, он действовал диктаторскими методами: держал в своих руках полный контроль над регентством, ассамблеей, бесцеремонно заключал в тюрьмы или уничтожал своих политических противников 13. Однако позиции Сонграма заметно пошатнулись. Большинство таиландцев, включая официальные лица в правительстве, оставались на антияпонских позициях. Перелом в войне подорвал уверенность членов таиландского правительства в могуществе своего союзника, а Пибул Сонграм стал чрезвычайно непопулярен из-за своего рвения в деле сотрудничества с Японией. Резко возросла роль Приди Паномионга; 29 июля 1943 г. он стал единствен- 11 «Office of strategic services, research and analysis branch. Japanese domination of Thailand», 18 September, 1944, p. 47. 12 John Coast, Some Aspects of Siamese politics, p. 23. 13 «Office of strategic services. Research and analysis branch. Trend toward democracy in Thailand», 25 October, 1944. 71
ным регентом короля 14. Японское правительство чрезвычайно осторожно вело себя в Таиланде, ибо эта страна была единственной, не имевшей формально марионеточного режима. По данным американской разведки, японское командование не скрывало своего беспокойства по поводу того, сумеет ли Япония сохранить за собой Таиланд. Эта страна играла существенную роль в стратегических планах японского империализма: его территория использовалась японцами для проведения операций в Бирме, для снабжения войск в Малайе; морские перевозки Японии сильно зависели от нормальной работы железнодорожной сети Таиланда. Японская военщина опасалась, что таиландская армия перейдет к открытым вооруженным действиям против Японии и тогда основные базы японской армии в Южных морях оказались бы в весьма уязвимом положении 15. Такие опасения возрастали по мере неудач Японии в войне на Тихом океане. Антияпонские настроения захватили и армию Таиланда. На таиландские вооруженные силы японцы возложили охрану пограничных районов, оборону их на случай вторжения гоминьдановских армий. Однако, по свидетельству хорошо информированной американской разведки, таиландские солдаты относились к своим обязанностям весьма равнодушно, проявляли полную пассивность. Когда на японских коммуникациях и линиях связи участились случаи саботажа и диверсий, японское командование вынуждено было взять в свои руки контроль над железными дорогами и настаивало на увеличении своих гарнизонных войск с 10 тыс. до 15 тыс. Перелом в ходе второй мировой войны усилил освободительное движение и других народов Азии за независимость, борьбу против любого иностранного вмешательства. Это ярко проявлялось в Индии. Арест английскими властями членов Национального конгресса глубоко взволновал широкие круги индийской общественности. Народ бурно реагировал на произвол властей. В феврале 1943 г. Ганди в знак протеста решил подвергнуть себя голодовке 16. Индийцы, проживающие в Япо- 14 «Office of strategic services. Research'and analysis branch. Japanese domination of Thailand», 18 September, 1944, pp. 47—48. 15 Ibid., p. 17. 16 Абдул Калам Азад, Индия добивается свободы, стр. 146—147.. 72
нии, собрались 27 февраля в театре Кабуки в Токио и приняли резолюцию, которая отражала антиаиглийсчие настроения широких кругов азиатской общественности. В резолюции отмечалось, что «Британия пошла на жестокие меры подавления индийского народа», и напоминалось, что Япония обещала независимость и «полную поддержку Индии» 17. Лидеры местной Индийской лиги на Филиппинах объявили с 20 по 28 февраля неделю моления за продолжение жизни Ганди, за содействие в успешном окончании его голодовки 18. Так британская политика по отношению к Индии предоставляла дополнительные козыри японской внешнеполитической пропаганде, чем в еще большей степени усугубляла трудности в общей борьбе с державами «оси». Голодовка протеста Ганди совпала с массовыми процессиями и демонстрациями в Индии по поводу 25-й годовщины создания Красной Армии. В Дели состоялся митинг, посвященный этой дате. На митинге выступил Шарма, он приветствовал Красную Армию, армию — освободительницу мира, спасшую Индию от замыслов Гитлера 19. Победы Советской Армии воодушевляли солдат союзных армий. Американские и австралийские солдаты, сражавшиеся с японцами на Тихом океане, писали советским бойцам: «Из болот и джунглей островов юго-западной части Тихого океана мы шлем братский привет нашим доблестным товарищам по оружию — бойцам могущественной Красной Армии. Ваша единая воля и героическая стойкость развеяли миф о непобедимости нацистов. Доблестной защитой Сталинграда — этого памятника человеческому мужеству — вы выиграли для нас драгоценное время. Пока мы собирали силы для будущих боев, вы сражались и проливали кровь. Теперь мы тоже готовы. Вы беспощадно гоните нацистских зверей из вашего дорогого отечества, а мы готовы ударить по общему врагу с Запада, чтобы ускорить день победы. 17 «Office of strategic services. Research and analysis branch. Indians in Japan and occupied areas: their support of Indian Independence», 20 October 1944, p. 1. 18 Ibid., p. 64. 19 См. «Из сообщения о митингах в Индии по случаю 25-летия Красной Армии». Сб. док. «Международная солидарность трудящихся в борьбе за мир и национальное освобождение против фашистской агрессии, за полное уничтожение фашизма в Европе и Азии (1938— 1945)», М„ 1962, стр. 514. 73
Вы со славой несли на себе главное бремя боев, но мы должны разделить эту славу с вами. Мы ведем общую борьбу, чтобы уничтожить все следы фашистской реакции и принести всему человечеству мир и свободу»20. Благодаря победам Советского Союза рос авторитет советского народа среди трудящихся масс колониальных и зависимых стран, все сильнее проявлялась надежда народов этих стран на освобождение от колонизаторов с помощью свободолюбивых сил мира, которые возглавляло первое в мире социалистическое государство. Понимали это и некоторые представители правящих кругов Соединенных Штатов. Занимаясь поисками новых путей противодействия национально-освободительному движению колониальных народов, госдепартамент учитывал возросший авторитет Советского Союза, а также то обстоятельство, что Советское государство несомненно поддержит те силы, которые по-настоящему ведут борьбу за свою свободу и независимость. Известный американский историк-востоковед Оуэн Латимор, сотрудник административного аппарата Рузвельта в годы войны, писал в 1944 г.: «Советский престиж в Азии имеет сегодня мало общего с пропагандой». По его словам, в Азии «Советы расцениваются высоко не из-за обещаний того, что они могли сделать для других, а из-за внушительного доказательства того, что они в действительности сделали в подъеме их собственного уровня»21. Говоря о возможности революционных ситуаций в Азии как о следствии войны, Латимор делился с читателями своими выводами, построенными на вполне реалистических предположениях, о том, что одним из факторов, влияющих на подъем «революционных движений», является «выдающийся пример русской революции» 22. Всенародная борьба против сил мирового фашизма, победы Советского Союза над гитлеровской Германией, подъем национально-освободительной борьбы в колониальных и зависимых странах вынуждали правящие круги Соединенных Штатов маскировать и видоизменять свои планы по послевоенному устройству мира. 20 Там же, стр. 586. 21 О. Lattimore, Minorities in the Soviet Far East, — «Far Eastern Survey», vol. XIII, 23 August, 1944, № 17, p. 158. 22 O. Lattimore, America and Asia, pp. 43—44. 74
Планы США по установлению послевоенного режима опеки на территориях Тихого океана Усиление борьбы народов Китая, Кореи, Филиппин, Малайи, Индонезии, Индокитая за независимость свидетельствовало о невозможности сохранить колониальную систему в прежнем виде. В июне 1942 г. президент Рузвельт сформулировал вывод, к которому неизбежно приходили правящие круги США: «...в конечном счете белые нации не могут надеяться на то, что им удастся сохранить эти районы в качестве колоний»23. При этом многие представители монополий США совершенно определенно представляли себе будущее колоний европейских стран. Некоторые из них брали на себя смелость откровенно рисовать это будущее. В июле 1942 г. представитель «Дженерал Моторз» Дауней опубликовал за своей подписью докладную записку «Америка в послевоенном мире», где весьма бесцеремонно заявил: «Британская империя является такой же частью нашей системы обороны, какой являются Куба, Гавайи, Филиппины, Аляска, Алеутские острова, острова в Атлантическом океане и наши вновь приобретенные базы. Раз мы участвуем в обороне Британской империи, мы должны иметь равные права в развитии ее ресурсов»24. Американские государственные деятели и дипломаты предпочитали избегать такой откровенности. Они понимали, что подобные заявления лишь вредят интересам большого бизнеса, и избирали другие, более изощренные пути в осуществлении политики, направленной на разрушение колониальных империй европейских государств и захват экономических и иных позиций в бывших колониальных владениях этих государств в Азии. Одним из таких путей было предложение о создании системы «опеки». Впервые предложения об организации системы опеки были высказаны президентом США 23 Р. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 195. 24 Цит. по кн.: А. Леонтьев, Империализм доллара в Западной Европе, стр. 162—163. Республиканская партия начала пропагандировать идею коллективной администрации над колониальными владениями европейских держав еще в 1940 г., сразу после разгрома Франции и оккупации Нидерландов (См. George Thullen, Problems of the Trustees/up system, —«A study of political behavior in the United Nations», p. 23). 7*
в 1942 г. одновременно с мыслями о необходимости забрать ряд колониальных владений у «слабых стран». Глава американского правительства заявил, что «принятие этого принципа (т. е. организация института опеки.— В. В.) означало бы отказ от системы мандатов», и выражал пожелание применить новую процедуру не только к территориям, оккупированным японцами, но и к другим колониальным странам. В этой связи упоминались Индокитай, Малайя, Голландская Индия. Указывался и приемлемый срок, необходимый опекунам, для того чтобы «они могли сделать то, чего достигли США на Филиппинах». Этот срок, по мнению президента, должен был быть определен в 20 лет25. В своих официальных выступлениях на эту тему Рузвельт не раз ссылался на пример Филиппин, где США «умело» подготовили народ к самостоятельному управлению. Так, в послании по радио 15 ноября 1942 г. по случаю седьмой годовщины со дня образования филиппинского правительства президент заявил: «Я полагаю, что история Филиппин за последние 44 года заключает в себе в полном смысле этого слова пример для будущего других малых наций и народов. Эта история является образцом, к которому люди доброй воли обратятся в будущем, образцом мировой цивилизации, не признающей ограничений религии или расовой веры. Но мы должны понимать, что подобный образец основывается на двух важных факторах. Первый состоит в том, что должен иметь место период подготовки через распространение образования, признания и удовлетворения физических, общественных и экономических потребностей. Второй состоит в том, что должен иметь место период выучки для получения окончательного независимого суверенитета посредством внедрения все в большей и большей степени самостоятельного управления, начиная с местных правительств, и прохождения через различные ступени к полной государственности» 26. Мысли президента США об организации системы опеки были тотчас же подхвачены американской пропагандой. В пространных рассуждениях по этому пово- 25 См. Р. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 194—195. 26 «The public papers and addresses of Franklin D. Roosvelt. 1942», pp. 473—476. П
ду на страницах американской печати была видна боязйь мощного движения колониальных народов, которые горячо желали обрести после войны свободу и независимость от любых колонизаторов, какой бы маской они ни прикрывались. Возникали самые различные планы послевоенного устройства в районах, где господствовал традиционный колониализм. Лейтмотивом всех этих планов была следующая мысль: США должны использовать идеи «устранения традиционного колониализма», установления «опеки» и оказания «международной помощи», чтобы занять господствующее положение на Тихом океане и в странах Азии. Так, журнал «Форчун» в августе 1942 г. следующим образом рисовал будущее района Тихого океана: на Формозе предлагалось установить англо-американский контроль, Корее намечалось оказание «международной помощи» при руководящей роли США. Что касается колониальных владений западных держав на Тихом океане, то наиболее целесообразным, по мнению журнала, явилось бы создание в районе Южнокитайского моря «самостоятельного государства», объединяющего Таиланд, Британскую Малайю, голландские владения, Португальский Тимор 27. Один из наиболее известных американских ученых- международников, Корбет, считал подходящим образцом для послевоенного устройства в районе Южных морей Организацию американских государств. Он выдвинул проект создания Индонезийского союза, куда должны были войти Нидерландская Индия, Филиппины, Бирма, Британская Малайя, Индокитай и Сиам. Предполагалось, что такой союз явится в свою очередь частью Восточного союза (Лиги), где будут представлены также дальневосточные державы и Индия. Возросшая военная и экономическая мощь США позволяла им, по мнению автора, играть руководящую роль в международных организациях подобного типа 28. Американские предложения по учреждению института опеки вызвали серьезное беспокойство в правящих 27 «Pacific Relations», — «Fortune», August 1942, № 2, Supplement, pp. 6—7, 11—12, 30. 28 P. E. Corbett, Post-war worlds, pp. 73—82. См. С. Б. Крылов, История создания Организации Объединенных Наций, стр. 26—27. 77
Кругах беликобритании, которые справедливо усматривали в них угрозу Британской империи29. Казалось, американские «антиколониалисты» готовы были свести английскую империю лишь к Британским островам. Госдепартамент включил даже Индию в число стран, в отношении которых США планировали предпринять меры по «подготовке их к самоуправлению» 30. С конца 1942 г. американская и английская стороны обменивались мнениями по колониальному вопросу. Новые планы США, связанные с предоставлением формальной независимости ряду колониальных стран, наталкивались на упорное противодействие Великобритании. 10 ноября 1942 г. Черчилль прямо заявил: «Мы намерены удержать то, что является нашей собственностью... Я стал премьер-министром его величества не для того, чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи»31. 9 декабря 1942 г. военный кабинет Великобритании принял проект английской декларации по вопросам будущей колониальной политики. Это мероприятие рассматривалось необходимым в связи «с настооением общественного мнения, в основном в США, и с некоторыми туманными идеями американского президента об опеке»32. Военный кабинет Англии, чувствуя свое бессилие перед сильным нажимом США, признал целесообразным разработать ряд мероприятий, которые могли бы амортизировать силу удара, нанесенного американским союзником Британской империи. Однако антиколониалистский дух времени, настойчивые требования США учредить в послевоенном мире систему опеки с целью оказания «помощи» колониальным странам в достижении «независимости» вынудили Бри- 29 В 1962 г. член Королевской академии наук профессор Оксфордского университета Ллуэллин Вудворд опубликовал работу об английской внешней политике периода второй мировой войны, основанную на неизвестных до сего времени материалах. Этот автор, состоявший продолжительное в^емя в штате министепства иностранных дел Англии, ппивел пяп педких документов, раскрывающих закулисные маневры Англии и США вокруг вопросов будущего устройства колониальных стран (L. Woodward, British foreign policy in the second world war). 30 (Г Hull], Memoirs of Cordell Hull, vol. 2, p. 1482. 31 Цит. по кн.: Е. Варга, Основные вопросы экономики и поли- тики империализма, сто. 316. 32 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 440. 78
танию искать иные пути для сохранения cfaf.yc-кво свб- их колоний. 22 апоеля 1943 г. в английском парламенте было заявлено, что британское правительство намерено предоставить колониям полное самоуправление в рамках «Британского содружества» и сделает это как только позволят условия 33. Министр колоний Великобритании Оливер Стэнли объявил о решении правительства поддержать идею региональных комиссий, в которых «могли бы сотрудничать и консультироваться по проблемам безопасности, транспорта, экономики и т. д. (т. е. по вопросам, находившимся ранее в ведении метрополии) не только государства, владеющие колониальными территориями в районе, но и государства, имеющие там значительные стратегические или экономические интересы» 34. Английское правительство, выдвигая подобные предложения, отходило, во всяком случае на словах, от традиционного принципа «никаких внешних связей колоний». Колониальная держава, если бы подобные проекты были осуществлены, имела бы решающее влияние в комиссии и большую свободу действий, нежели другие державы, «имеющие в регионе значительные стратегические и экономические интересы»35. Дипломатическим маневрам американской и западноевропейской дипломатии по поводу будущего колониальных народов Советский Союз противопоставил свою ясную и четкую позицию, в основе которой лежали принципы самоопределения наций. Социалистическое государство рассматривало кратковременную опеку как средство оказания всесторонней помощи народам колониальных стран в достижении ими национальной независимости. В этом свете осуществление мероприятий по опеке могло бы принести при известных условиях пользу при подготовке собственных национальных кадров, позволило бы окрепнуть демократическим силам стран, долгое время находившихся в тисках колониального гнета, только тогда народы вскоре после освобождения сумели бы достичь полной государственной самостоятельности. Еще в начале войны против гитлеровской Герма- 33 F. S. V. Donnison, British military administration in the Far East. 1943—1946, p. 340. 34 «British security. A report by a Chatham House. Study group», p. 89. 35 George Thullen, Problems of the trusteeship system, pp. 29—30. 79
ййи, 24 сентября 1941 г., на межсоюзнической конференции в Лондоне Советский Союз выступил с декларацией, где четко сформулировал свою позицию в отношении этих вопросов. «Советский Союз осуществлял и осуществляет,— говорилось в декларации,— в своей внешней политике высокие принципы уважения суверенных прав народов. Советский Союз в своей внешней политике руководствовался и руководствуется принципом самоопределения наций»36. Освобожденные народы после устранения позорной системы колониального угнетения должны были сами решать вопрос о власти в своей стране, сами избрать желательную для них форму государственного и общественного устройства. Советский Союз видел свою основную задачу в освобождении народов мира от империалистического гнета, в оказании им действенной помощи в достижении национальной независимости и суверенитета. Однако определенная весьма влиятельная часть правящих кругов США, представлявшая интересы монополий, стремившихся к гегемонии в Азии, проводила политику, находившуюся в прямом противоречии с принципом самоопределения наций, который означает «последовательное выражение борьбы против всякого национального гнета»37. В глазах таких империалистических политиков опека выглядела прежде всего как средство закабаления народов, подавления национально- освободительного движения в колониальных и зависимых странах. Но в обстановке всенародной борьбы против сил мп- рового фашизма, побед Советского Союза над гитлеровской Германией и подъема национально-освободительной борьбы в колониальных и зависимых странах правящие круги США были вынуждены проявлять большую осторожность и изворотливость. Правящие круги США и Англии вели переговоры между собой о будущей судьбе освобождаемых от японцев территорий в обстановке глубокой секретности и тщательно готовили свои официальные заявления по вопросам внешней политики, декларировали ее основные принципы в духе антифашист- 36 «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны», т. I, стр. 164—165. 37 В. И. Ленин, Социалистическая революция и право наций на самоопределение, — Полное собрание сочинений, т. 27, стр. 255. 80
ского характера борьбы. Так, например, существенная оговорка Каирской декларации о предоставлении независимости Корее «в должное время» скрывала намерение американской дипломатии использовать эту оговорку для установления в послевоенной Корее опеки великих держав. Чрезвычайно трудно было уничтожить сомнения свободолюбивых народов относительно искренности политических лозунгов США, однако американские политики мобилизовали для этой цели все средства идеологического воздействия. Коренные изменения в ходе войны в пользу антифашистской коалиции позволили правящим кругам США говорить о победе над державами «оси» как о возможной в недалеком будущем перспективе. Если до решающего перелома в ходе войны идея опеки над колониями и освобожденными от японцев территориями являлась предметом секретных переговоров и фигурировала публично лишь в качестве туманных прогнозов американских государственных деятелей и журналистов, то в 1943 г. об опеке заговорили открыто как не только о реальном, но и весьма необходимом институте послевоенного устройства. В феврале 1943 г. существовавший в США так называемый Комитет по организации мира предпринял решительный шаг в этом направлении. В своем докладе по вопросам послевоенного устройства мира он подверг острой критике элементы традиционного колониализма в политике, такие «старые» и «неопределенные» термины, как «колония» и «империализм», подчеркивал их несоответствие требованиям жизни и в связи с этим отмечал крайнюю необходимость принятия «новой концепции», в основе которой лежала система опеки как средство развития «самоуправления, партнерства с другими странами в содружестве наций» 38. Эта концепция, опиравшаяся на возраставшую в период войны экономическую мощь США, широко пропагандировалась ведущими американскими государственными деятелями. Авторы американских проектов по 38 «Commission to study the organization of Peace. Third report. The United Nations and the organization of Peace», February, 1943, pp. 19—20. В состав комитета, созданного еще в 1939 г., входили Дж. Ф. Даллес, Г. И. Гарриман, Дж. В. Морган, Н. К. Нэш, Р. Вуд, Ч. Тафт. 6 В. Б. Воронцов 81
установлению послевоенного режима опеки учитывали бедственное положение западных союзников, зависимость последних от США, а потому не скрывали явно антианглийский характер своих планов, что в свою очередь вызывало резкое недовольство ревнивых защитников имперских интересов. Уже в 1942 г. один из видных идеологов американского империализма, Вайтон, писал о необходимости создания вместо старой колониальной системы новой, более совершенной организации колониального угнетения. Он утверждал, что Азия «нуждается в том, чтобы ее тренировали и обучали правам гражданства». По его мнению, эту ответственность за «обучение Азии» должны были взять на себя США. Сожалея о том, что до сих пор не была придумана новая система взамен старой, открытой формы колониального угнетения, Вайтон предлагал предоставить Соединенным Штатам право опеки над старыми и новыми колониями, а за образец для их управления советовал принять Филиппины и Гавайские острова 39. Американские правящие круги предложениями о предоставлении политической независимости колониям создавали иллюзии, скрывающие истинные цели политики «открытых дверей». Различия между точками зрения США и Англии на проблемы колониализма очень ярко продемонстрировала беседа Рузвельта с одним из английских политических деятелей, сэром Клиффордом. В апреле 1942 г. по пути на Тринидад сэр Бэд Клиффорд побывал в гостях у Рузвельта. После долгих споров относительно проблем союзного командования, в котором .американские офицеры, по мнению английских политиков, довольно бесцеремонно вмешивались в имперские дела Великобритании, Рузвельт вернулся к теме о колониализме. Президент обратился к Клиффорду: — Не считаете ли Вы, что Англия должна возвратить Гонконг китайцам? Это был бы замечательный и наиболее эффективный шаг... Я думаю, что англичане должны покончить с колониализмом. — Я полностью согласен,— отвечал Клиффорд.— Я часто указывал министерству колоний, что наша фор- 39 A. Viton, American empire in Asia, pp. 49, 53, 99. 92
Ma колониализма не отвечает духу времени и что мы должны принять такую колониальную политику, которой следуют США. Такая политика более практична, чем наша. — Что Вы имеете в виду? — спросил президент подозрительно. — Я могу это объяснить на примере нашей собственной колонии — Тринидада. Когда США захотели получить базу на острове, то они потребовали предоставить им на основе соглашения об аренде всю северо-западную часть острова. Затем они идут дальше и выкупают все у местного населения этого района за щедрую цену, но в принудительном порядке. На базе используется труд местных жителей, но им не разрешается жить в американской зоне... Таким путем США получают для себя все необходимое. Такого же рода колониализм практикуется в зоне Панамского канала и на базе Гуантанамо на Кубе... — Американская система,— продолжал Клиффорд,— обеспечивает колонизирующей державе все благоприятные условия, в которых она нуждается, не беря на себя никаких обязательств, не беспокоясь за политическую администрацию, здравоохранение и др., а также гарантирует источники рабочей силы на месте на основе принципа: бери или уходи, не затрудняя действия колонизирующей державы профсоюзными волнениями. После такого объяснения президенту ничего не оставалось делать, кроме как любезно пригласить гостя к обеду40. Идеологи американского века в своих «теоретических» поисках оправдания новых форм колониализма шли гораздо дальше государственных деятелей США. С университетских кафедр и на страницах печати они открыто пропагандировали идеи опеки, рассматриваемой ими как форма осуществления Соединенными Штатами колониальной политики в послевоенном мире. Профессор Биггестов писал: «Будет невозможным восстановить условия такими, какими они были перед войной, даже если это и желательно, ибо миф о превосходстве 40 «Proconsul being incidents in the life and career of the Honourable Sir Bede Clifford», pp. 272—275. 6* 83
белой расы, на котором была учреждена старая колониальная система, выметен прочь» 41. 25 августа 1943 г. перед членами республиканской партии выступил представитель Национального комитета республиканской партии от штата Аризона Кларенс Келлад. Он изложил взгляды стоящих за его спиной таких крупнейших финансистов республиканской партии, как Рокфеллеры и Меллоны. Выступление Келлада ярко показало серьезную тревогу американского «большого» бизнеса в связи с ростом национально-освободительного движения в колониях. Келлад объявил о возможных путях предотвращения революционных движений в странах Азии: «Задачи опеки будут состоять в том, чтобы была создана система управления подопечными территориями в период, когда в результате развала правительственных учреждений могут возникнуть анархия, хаос и революция». Келлад рассказал и о планах создания такой машины местного управления (целиком, конечно, зависимой от державы-опекуна), которая «предупредит мятежи... восстановит порядок... защитит личную собственность, безопасность и гражданские права населения»42. Иными словами, система опеки должна была, по мысли американских политиков, гарантировать стабильность частнокапиталистических порядков, остановить шествие прогрессивных идей в Азии. После перелома в войне в США резко усилились выступления за захват американцами в послевоенный период тихоокеанских островов. Однако желание завладеть островами не могло быть высказано официальными лицами открыто, без каких-либо оговорок: слишком активной была американская пропаганда, провозгласившая отсутствие у Соединенных Штатов территориальных претензий. И хотя военные советники президента в конце концов пришли к необходимости установления американского контроля над японскими подмандатными островами, политические консультанты настаивали на достижении этой цели посредством опеки, через Организацию Объединенных Наций. Президент предполагал 41 Biggerstaff, The Far East and the United Nations, New York, 1944, p. 39. 42 Clarence B. Kellad, The zones of safety plan, «American war and peace aims, the seventeenth annual debate handbook, 1943-1944». pp. 196—197. 84
осуществить идею многостороннего управления этими островами через Организацию Объединенных Наций при оккупации Соединенными Штатами военных баз в районе этих островов 43. Для планов США была найдена удобная ширма, называемая «многосторонним управлением» или опекой, которая должна была прикрыть прямой захват бывших японских подмандатных островов американской армией. Уже в 1943 г. на переговорах между Иденом, прибывшим в Вашингтон 12 марта этого года, и Рузвельтом о послевоенном мире встал вопрос о тихоокеанских островах как разменной монете в торге между США и Англией. 22 марта 1943 г. на завтраке в кабинете президента Идеи в присутствии ведущих государственных деятелей США изложил английскую точку зрения на проблемы послевоенного устройства на Тихом океане. Будущее тихоокеанских островов, как и другие проблемы этого региона, ставилось союзниками в зависимость от будущего положения Китая среди великих держав мира. Президент, выражая ставшую традиционной американскую концепцию «баланса сил», высказал Идену мысль о том, что Китай сможет стать в будущем сильной державой, помогающей «держать Японию в узде». Идеи же, напротив, сомневался, сможет ли «Китай осуществить внутреннюю стабилизацию». По его мнению, Китай должен был пережить революцию. Но британского министра особенно удручало то, как ему казалось, печальное обстоятельство, что «китайцы будут передвигаться взад и вперед по Тихому океану». Идеи, в частности, выразил надежду на передачу японских подмандатных островов США «предпочтительно в непосредственное владение», указав при этом, что такие меры будут подлежать одобрению Объединенных наций44. Одобряя прямую и безоговорочную аннексию тихоокеанских островов Соединенными Штатами, Англия предполагала взамен получить гарантии целостности имперских владений. Но 29 марта 1943 г., накануне отъезда из Вашингтона, Идеи получил от Хэлла проект совместной англо-американской декларации по колониальному вопросу. Этот проект был разработан первоначаль- 43 Maurice Matloff, Strategic planning for coalition warfare 1943**- 1944, pp. 343, 539. 44 P. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 387. 85
но англичанами в противовес американским идеям учреждения института «опеки» и 4 февраля был передан Галифаксом Хэллу. Основательно пересмотренный американцами, этот проект не имел уже ничего общего с английским вариантом. Английская сторона отвергла американский вариант совместной декларации по колониальным проблемам, ибо последний не делал никаких различий между .колониями и территориями, захваченными/японскими агрессорами45. , На первой Квебекской конференции в августе 1943 г. американская сторона вновь подняла вопрос об опеке Но Идеи откровенно, заявил Хэллу, что англичанам не нравится американский план. «Независимость» в качестве, конечного результата опеки — вот что больше всего беспокоило защитников Британской империи. Идеи ссылался на «удачные» примеры достижения английскими колониями самоуправления в рамках доминиона (Мальта), ссылался на позицию Австралии и Новой Зеландии, которые также не проявляли склонности лишиться своих колониальных владений 46. Пока шли англо-американские переговоры об установлении системы опеки в Азии, Лондон, находясь под впечатлением американских предложений по этому вопросу, обращал особое внимание на свои военные усилия в Юго-Восточной Азии, на демонстрацию твердого желания принять активное участие в освобождении своих колониальных владений. Черчилль писал 29 февраля 1944 г. в меморандуме военному кабинету: «Решение о действии наших вооруженных сил в подсобном качестве на Тихом океане рождает сложные политические проблемы относительно будущего наших владений в Малайе. Если японцы уйдут оттуда или заключат мир в результате основного удара со стороны США, американское правительство обретет еще большие основания для утверждения своей точки зрения о необходимости установления для всех владений на Восточно-индийском архипелаге контроля какого-либо международного органа, в котором решающую роль будут играть США». По мнению премьера, «американцы будут убеждены: мы завоевали победу, освободили эти 45 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 440. *6 {C. Hull], Memoirs of Cordell Null, vol. 2, p, 1237, 86
районы, и мы должны иметь решающий голос в определении их будущего, получать все доходы от их производства, прежде всего нефти»47. В апреле 1944 г. представители правительства США снова напомнили министру иностранных дел Англии о том, что «американцы ждут декларации». Однако США пошли на уступки. Речь шла уже не о политической независимости колоний, а лишь о самоуправлений. По мере приближения победы над силами фашизма все сильнее проявлялось глубокое противоречие между подлинными планами США в войне на Тихом океане и антиколониалистскими лозунгами американской пропаганды. Стремление американских империалистов к господству, практическая подготовка прямой оккупации островов на Тихом океане и основных стратегических пунктов на материке довольно откровенно афишировались в Соединенных Штатах и создавали для правящих кругов США неприятные осложнения в использовании антико- лониалистских лозунгов в борьбе с империалистическим конкурентом. Англичане не упускали любой возможности, чтобы при случае напомнить своему американскому союзнику: не следует чрезмерно увлекаться антиколониализмом, если хотите сами использовать методы классического колониализма в отношении территорий на Тихом океане. Английские политики продолжали искать более выгодного для себя компромисса с американскими «антиколониалистами». В декабре 1944 г. министр колоний Стэнли представил военному кабинету Англии документы, содержавшие принципы «Международного кооперирования в развитии колоний», которые, по мнению английских политиков, должны были наконец удовлетворить США и в то же время обеспечить защиту интересов ведущих колониальных держав 48. Для такого последовательного и непримиримого борца за интересы британской короны, каким был Уинстон Черчилль, более привлекательным выглядел непосредственный раздел колоний, нежели установление системы опеки в зоне интересов европейских держав. Он не мог спокойно слышать о любых проектах «Международного кооперирования» в колониальном вопросе. Так, когда 47 Цит. по кн.: S. Rose, Britain and South-East Asia, p. 105. 48 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 531. 87
Стеттиниус однажды спросил у Черчилля: «Согласитесь ли Вы, господин премьер-министр, на установление режима опеки для?.. », он так и не успел закончить вопроса— Черчилль вспыхнул и с трудом пришел в себя лишь после того, как Стеттиниус успокоительно объяснил: система опеки, которую он хотел обсудить, относится к японским мандатным островам на Тихом океане49. Когда в декабре 1944 г. США выступили с очередным предложением о международном сотрудничестве в «развитии колоний», которое на деле обозначало принцип «равных возможностей» и открытый доступ американского капитала в английские колонии, это предложение встретилось с упорным сопротивлением Англии. В записке Идену Черчилль раздраженно писал, что Англия не должна присоединяться к декларации, затрагивающей интересы ее империи: «...вспомните, как в своей ноябрьской речи 1942 г. я выступил против ликвидации Британской империи. Если американцы хотят взять японские острова, которыми они овладели, пусть они это делают с нашими добрыми пожеланиями и с любыми приемлемыми для них словесными формулировками. Но руки прочь от Британской империи — таков наш принцип» 50. Черчилль и глава сражающейся Франции генерал де Голль никак не могли примериться с тем, что Соединенные Штаты Америки противопоставляли себя державам классического колониализма и, пользуясь военной конъюнктурой, осуществляли широкую экономическую экспансию в сферу колониальных владений западных держав. Так, 7 января 1943 г. в записке министру внутренних дел Англии Черчилль отмечал: «...именно американцы, приняв политику высоких таможенных тарифов, сбили весь мир с верного пути... Следует признать, что слишком нахально с их стороны теперь наставлять нас в правилах хорошего поведения» 51. Этого же мнения придерживался и де Голль. «Соединенные Штаты,— писал он,— восхищаясь своим собственным богатством, чувствуя, что 49 «Proconsul being incidents in the life and career of the Honourable Sir Bede Clifford», p. 275. 50 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 531. 51 W. Churchill, The second world war, vol. IV, p. 824. m
их динамизм уже не может найти себе должного применения внутри страны, горя желанием помогать сирым и угнетенным в любом уголке земного шара, поддались склонности к вмешательству, под внешней оболочкой которого скрывалось инстинктивное желание господствовать» 52. Борьба США за ведущую роль в определении военно-стратегических планов союзников в войне на Тихом океане; действия США по мобилизации сил гоминьдановского Китая После перелома в ходе войны США стремятся полностью взять в свои руки военное планирование на Тихом океане. Они тщательно оберегали зону своей «ответственности» в военных действиях на Тихом океане и планировали границы районов, намеченных к оккупации американской армией. Одно из первых предложений такого рода, представленных президенту, содержалось в специальном докладе Уильяма Буллита. Он предложил, чтобы западная граница района, находящегося под юрисдикцией военно-морских сил США, проходила с юга Формозы к северной оконечности Новой Зеландии. Таким образом, в намечаемый им район попадала значительная часть владений и подмандатных территорий Франции, Австралии, Новой Зеландии в Тихом океане 53. На межсоюзнических конференциях все больше внимания уделялось обсуждению вопросов координации действий союзников в войне с Японией. При определении военно-стратегических планов на Тихом океане США стали во все большей степени учитывать интересы американского монополистического капитала. 14 января 1943 г. президент США и английский премьер встретились в Касабланке (Марокко). Этой встрече предшествовали бурные дискуссии между военными и политическими деятелями союзных стран относительно планов будущих операций. Некоторые военные деятели США, в частности адмиралы Кинг и Нимиц и генерал 52 Шарль де Голль, Военные мемуары, т. 2, стр. 85. 53 Dorothy E. Richard, United States naval administration of the trust territory of the Pacific Islands, «Office of the Chief of Naval operation», p. 16. flQ
Макартур, выступали за перенесение центра тяжести военных действий на Дальний Восток. Они стремились вернуть «американских парней» из Европы для борьбы за превращение Тихого океана в «американское озеро»54. В результате одиннадцатидневных переговоров были приняты, наконец, решения, согласно которым военное руководство союзников провозгласило Атлантический океан «самым важным полем битвы» в войне с державами «оси». Во время обсуждения военно-стратегических проблем в районе Тихого океана было решено проводить наступательные операции на Алеутских островах, от Мидуэя по направлению к Труку и Гуаму, намечалось также продвижение в Индонезии и занятие Бирмы 55. Однако англо-американское сотрудничество по-прежнему омрачалось различными точками зрения на проблему сохранения Британской империи.Так, вовремя неофициальных англо-американских переговоров о «сферах ответственности» в районе Тихого океана будущее Индии, как и всей Британской империи, продолжало быть предметом ожесточенных споров. Биограф Рузвельта Хэтч приводит следующую беседу Рузвельта и Черчилля относительно будущего Британской империи, в частности Индии: «В один из дней после окончания работы Квебекской конференции Рузвельт и Черчилль встретились в семейной обстановке. После окончания обеда руководители двух союзных правительств начали длительную беседу по широкому кругу интересующих их вопросов. Приватность встречи подчеркивалась мягким светом свечи. Это была редкая беседа о том, как им следует изменить мир, и они горячо спорили об этом. Одно из высказанных Рузвельтом положений встретило резкий протест Черчилля, который облек свои возражения в определенную форму: „Это принесет вред интересам Британской империи". „Мой дорогой Уинстон, — сказал беспечно Рузвельт,— Британская империя не существует больше, она лишь плод вашего воображения". Тогда настала очередь отвечать Черчиллю. И так как спор достиг наивысшего накала, он встал из своего кресла: „Вы хотите Индию?"— спросил британский премьер. Затем, выбросив 54 М. Мэтлофф, Э. Снелл, Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942, стр. 437. См. также W. Churchill, The second wirld war, vol. V, p. 17. 55 P. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр. 350. 90
вперед руки, как будто бы они ощущали на себе тяжесть этой великой страны, шагнул к президенту, протянул к. нему ладони и сказал: „Вот Вам эта страна, возьмите, пожалуйста"»56. Если в официальной дипломатии проблемы Британской империи обнаруживали свои деликатные стороны, то в этой частной беседе ведущих государственных деятелей условности, как видно, были отброшены прочь. 19 июня 1943 г. Черчилль предложил учредить союзное командование для Юго-Восточной Азии, которое включало бы силы Англии, Индии, США и Китая под объединенным англо-американским командованием. Это предложение английского премьера, предусматривавшее распространение контроля Англии на Китай, не могло, естественно, не вызвать настороженного отношения американцев. Поэтому президент США, давший в основном положительный ответ на английские предложения, все же постарался избежать каких-либо определенных гарантий, которые позволили бы британскому штабу взять на себя руководство китайским театром военных действий. США предполагали использовать все возможности, для того чтобы расширить свое влияние в странах Юго- Восточной Азии и не допустить своего союзника к Дальнему Востоку57. Полковник Биллоу, один из американских штабных офицеров, занимавшихся военным планированием, писал по этому поводу: «Политика США не столь уже резко отличалась от британской... США готовы были позволить Англии возвратить ее бывшие владения, за исключением Гонконга; они стремились сохранить за собой преимущественный контроль над мандатами Японии, Филиппинами и Китаем; Гонконг и Французский Индокитай они хотели передать Китаю; Филиппины должны были быть свободными, хотя там нужно было сохранить необходимые военные базы»58. 5G A. P. Hatch, Citizen of the world Franclin D. Roosevelt, p. 255. Тем не менее к 1943 г. народы стран Боитанской империи уже убедились в неспособности и нежелании США решительно повлиять на английскую политику в отношении колоний, в частности Индии. Это предопределило антиамериканские настроения среди индийцев, которые справедливо считали, что США поддеоживают Британскую империю. См. (С. Hull], Memoirs of Cordell Hull, vol. 2, p. .1494. 57 Cm. C. F. Romanus and R. Sunderland, Stilwell's mission to China, pp. 355—356. 68 Ibid., p. 496. , • ; •: 91
Биллоу выделил три основных вопроса, от решения которых, по его мнению, зависели проблемы командования, перегруппировок границ и разделения ответственности: хотят ли США сохранить контроль в юго-западной части Тихого океана; хотят ли США сохранить военные базы в районе южнее линии Соломоновых островов, Французского Индокитая, Калькутты; хотят ли США получить экономические или политические уступки? Если да, то какие?59. Эти проблемы оказались в центре внимания представителей союзного англо-американского командования, прибывших на очередную встречу в Квебек в августе 1943 г. Здесь на конференции, носившей кодовое наименование «Квадрант», должны были быть согласованы планы дальнейшего осуществления военных операций на Тихом океане. Каждая сторона намеревалась добиваться согласия союзника на получение больших привилегий в руководстве планированием военных операций на Тихом океане. К этому времени армия США достигла на Тихом океане определенных успехов: японцы были изгнаны с Алеутских островов, войска генерала Макартура высадились на Новой Гвинее. Успехи армии США на Тихом океане вызывали подозрительность англичан, которые стремились любыми путями добиться полного контроля над союзным командованием в районе Юго-Восточной Азии. Британский премьер Уинстон Черчилль, направляясь в Квебек на борту океанского лайнера «Куин Мэри», заявил представителям английского командования: «До встречи с американцами мы должны договориться об общем плане для командования в Юго-Восточной Азии и назначении Верховного главнокомандующего...»60. На Квебекской конференции Черчилль добился создания Объединенного союзного командования Юго-Восточной Азии (СЕАК) под руководством англичанина лорда Маунтбэттена. Обязанности его заместителя были возложены на американского генерала Стилуэлла. Командование на китайско-бирмано-индийском театре военных действий было сохранено за США, руководство военными действиями в Китае осуществляло гоминьдановское 59 Ibid. 60 W. Churchill, The second world war, vol. V, p. 71. 92
командование совместно с генералом Стилуэллом, который оставался пока начальником штаба Чан Кай-ши. Географически район СЕАК охватывал Цейлон, Таиланд, Бирму, Малайю и Суматру. Все эти территории (за исключением Цейлона) ко времени создания СЕАК были еще оккупированы Японией. Правящие круги США, соглашаясь на английское руководство военными действиями в этом районе, желали максимально использовать силы своего британского союзника и резервы его колониальных владений для достижения победы над Токио. Американские политики рассчитывали также силами англичан удержать контроль над районами, где быстрыми темпами росло национально-освободительное движение. Упомянутый выше полковник Биллоу писал: «Развертывание британских вооруженных сил не касалось стратегии: они не могли ни ускорить, ни отсрочить поражение Японии. Это развертывание должно было основываться лишь на соображениях высокой политики». По мнению американского штабиста, соображения «высокой политики» Британии состояли в следующем: «...оккупировать вновь все английские владения, где это возможно, или послать политических деятелей с оккупационными войсками; восстановить свой утерянный престиж в Австралии и Новой Зеландии; восстановить французские, голландские и португальские владения, а также получить максимум помощи от США для политического и экономического восстановления оккупированных территорий» 61. Основной контроль над стратегией СЕАК и распределением ресурсов США и Англии между Китаем и СЕАК должен был осуществлять англо-американский объединенный комитет начальников штабов. На английский же комитет начальников штабов была возложена задача контролировать операции и осуществлять исполнительные функции. Для обеспечения обмена информацией и координации разведывательной деятельности союзников •в Дели был создан Объединенный комитет связи62. С самого начала командование СЕАК стремилось включить в зону своих действий весь Индокитай, Нидерландскую Индию, английские владения на Тихом океане. 61 Maurice Mattloff, Strategic planning for coalition warfare 1943— 1944, p. 496. 62 Ibid., p. 239. 93
В октябре 1943 г. бывший губернатор Нидерландской Индии Ван Мок, встретив Маунтбэттена, отметил уверенность английского командующего в быстром распространении контроля СЕАК на обширные районы колониальных держав Запада. Однако, по свидетельству Ван Мо- ка, решение этих проблем осложнялось расхождениями между английскими и американскими представителями в командовании СЕАК63. Представитель США в Дели Меррил сообщал в Вашингтон государственному секретарю 26 октября 1943 г., что, по единодушному мнению английских официальных лиц в Дели, основной целью борьбы в Азии является восстановление и распространение британских интересов. Основываясь на беседе американского дипломата в Чунцине Дэвиса с представителем английской службы пропаганды, Меррил писал о следующих планах англичан в Азии: «Англия после поражения Германии будет избегать участия в новой войне в Азии; Россия, по-видимому, оккупирует Маньчжурию, а Корея станет королевством; американские и английские войска оккупируют Японию; таким образом. Советский Союз будет устранен от участия в решении проблем этой страны и она будет сохранена и использована в качестве буфера против Советского Союза»64. Постановка англичанами вопроса о «восстановлении и расширении интересов» британского империализма в Азии в период, когда для союзников наметились благоприятные перспективы окончания войны, встречалась с неудовлетворением не только американскими монополиями, но и прогрессивным общественным мнением в США, которое видело в «антиколониализме» США добрые начала послевоенного устройства мира. Английской точке зренчя американская дипломатия противопоставила свои выводы. Дэвис, политический советник Стилуэлла, писал: «В умах большинства американцев лучший мир связывается с устранением империализма. Имеется весьма реальная опасность того, что в результате существующей среди американского народа точки зрения об обмане американцев британским империализмом США снова станут проводить изоляционист- 63 Н. J. V. Mook, The stakes of democracy in Southeast Asia, p. 166. 64 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers, 1943, China», p. 879. 94
скую политику. Если Британия не хочет, чтобы США пошли по пути изоляционизма, она должна предоставить нам некоторую свободу осуществлять нашу собственную политику в Азии» 65. Вашингтон внимательно следил за планами своих западных союзников в Юго-Восточной Азии; президент просил своего личного представителя Хэрли ставить его в известность относительно деятельности англичан, французов и голландцев в Юго- Восточной Азии ез. Усилилась и деятельность американской разведки в этом направлении 67. В свою очередь английские лидеры предпочитали не полагаться на США и предпринимали практические шаги для сохранения своих позиций на Тихом океане. Англичане испытывали все большее беспокойство по поводу того, какое положение они будут занимать при заключении мирного договора с Японией. Перед английскими лидерами встал вопрос, когда, в каком количестве Англия должна направить на Тихий океан военно- морские силы, сухопутные войска, авиацию и транспортные средства для действий вместе с американскими вооруженными силами в Юго Западной части Тихого океана. Начальники английских штабов считали, что Маунт- бэттен сможет приступить к крупным десантным операциям в Японии с баз в Индии лишь спустя полгода после разгрома Германии68. Эти сроки не удовлетворяли английское правительство. Черчилль не желал, чтобы английские вооруженные силы использовались на второ- 6э Ibid, р. 880. 66 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. The Conference of Berlin (The Potsdam conference) 1945», vol. I, p. 916. .67 В августе 1944 г. группа УСС разместила свой штаб в Канди (Цейлон). За восемь месяцев пребывания этого штаба на Цейлоне кадры УСС в Юго-Восточной Азии пополнились 120 агентами, завербованными на Цейлоне, в Суринаме, Бирме, Индии, США и в армейских соединениях США, расположенных в Австралии. Среди них были китайцы, индонезийцы, бирманцы, таи, тамилы, малайцы, индийцы и др. (The OSS Assessment Staff «Assessment of men selection of personnel for the office strategic services», p. 350). В конце 1944 г. политический советник США в Чунцине Джон Дэвис в соответствии с поручением госдепартамента потребовал от американского разведчика Никола Смита выяснить мнение руководителей движения «Свободное Таи» в Таиланде относительно восстановления господства французов в Индокитае, англичан в Малайе и голландцев в Индонезии после разгрома Японии (N. Smith and В. Clark, Into Siam, underground Kingdom, pp. 191—192). 68 W. Churchill, The second world war, vol. V, pp. 504—505. 95
степенных ролях у американцев на Тихом океане, и был горячим сторонником самостоятельных действий Англии по возвращению своих колоний. Он одобрил предложенный Маунтбэттеном план продвижения английских войск в направлении Малайи и Голландской Индии69, получивший кодовое название «Калверин». Англичане настаивали также на использовании английского флота под общим командованием адмирала Нимица в военных действиях на Тихом океане /0. Однако США стремились осуществлять свои стратегические планы на Тихом океане таким образом,, чтоэы устранить Англию от участия в захвате японских островов. Рузвельт был весьма оза- оочен новыми планами верховной ставки англичан, полагая, что их осуществление ослабит фронт в Бирме. 25 февраля 1944 г. Черчилль получил телеграмму президента: 1«Я очень озабочен последними тенденциями стратегии в пользу ведения в будущем операций в направлении Суматры и Малайи, вместо того чтобы преодолевать непосредственные 'препятствия, с которыми мы сталкиваемся в Бирме. Я не могу понять, как можно предпринять операцию 'против Суматры и Малайи, требующую громадных ресурсов и сил, прежде чем будет окончена война в Европе». Рузвельт упорно настаивал на проведении операций в Бирме в целях помощи Китаю и для обеспечения американского продвижения на запад к району Формоза (Тайвань), Китай, Лусон71. Накануне американские начальники штабов приняли решение — при продолжающемся наступлении генерала Макартура к Филиппинам основную атаку осуществить силами флота под командованием адмирала Нимица из центральной части Тихого океана в направлении Формозы. США полностью взяли инициативу на Тихом океане в свои руки, и англичанам ничего не оставалось делать, как согласиться с доводами американской стороны. Еще раньше, 13 февраля 1944 г., Рузвельт в своем послании Черчиллю сообщил, что английские силы на Тихом океане не потребуются до лета 1945 г.72. Черчиллю пришлось официально отказаться от операции «Калверин», но своим 69 Ibid., p. 506. 70 Фред Элдридж, Гнев в Бирме, стр. 198—199. 71 W. Churchill, The second world war, vol. V, p. 507. 72 Ibid., p. 511. 96
начальникам штабов он не советовал «отказываться от стратегии Бенгальского залива»73. Решимость англичан принять активное участие в «освобождении» Азии крепла с каждым месяцем военных действий. Гарольд Батлер в секретном меморандуме командующему СЕАК лорду Маунтбэттену писал: «Если американское общественное мнение, будет считать, что Англия принимала значительное участие в войне против Японии, то оно, вероятно, проявит более благожелательное отношение к нашим требованиям во время заключения мира. До настоящего времени существует мнение, что она пытается большую часть тягот войны свалить на Америку...»74. Представитель английской информационной службы в Вашингтоне, сообщая о настроениях в США, отмечал: «...показать, что в соединенных усилиях английские войска сыграли свою роль, не является достаточным. Важно подчеркнуть влияние чисто английских усилий на события в американской зоне интересов» 75. Англичане опасались, что в последующие годы США скажут им: «Мы пришли к вам на помощь в Европе, а бы предоставили нам одним кончать с Японией»76. Черчилль призывал вернуть путем победы «на поле боя» английские владения на Дальнем Востоке, а не дожидаться, чтобы их возвратили за столом мирной конференции. Британский премьер рассматривал удар по Рангуну как предварительную подготовку к крупному наступлению на Сингапур. Он считал, что «только захват Сингапура восстановит престиж Англии в этом районе» 77. США и Англия стремились добиться более активного участия Китая в военных действиях. В январе 1944 г. Стилуэлл и Маунтбэттен достигли соглашения об уча^ стии в бирманской кампании гоминьдановских войск, сосредоточенных в Юньнани. Маунтбэттен от имени командования послал письма Рузвельту и Черчиллю с просьбой оказать влияние на Чан Кай-ши78. Рузвельту 73 Ibid. 74 Фред Элдридж, Гнев в Бирме, стр. 199—200. 75 Там же, стр. 200. 76 W. Churchill, The second world war, vol. VI, p. 129. 77 Ibid., p. 146. 78 C. F. Romanus and R. Sunderland, Stilwell's command problems, pp. 304—305. J В. Б. Воронцов 97
пришлось неоднократно напоминать Чан Кай-ши о необходимости уделять больше внимания бирманскому театру военных действий. Но чан Кай-ши уклонялся от ответа. Большей частью его отказ направить в Бирму войска официально объяснялся чрезмерной «занятостью», «борьбой с коммунистами и подготовкой к отражению готовящегося наступления японцев в районе Хань-Ло- ян» 79. Пока американцы уговаривали Чан Кай-ши, японские войска вторглись в Ассам и Манипур и начали наступление на Индию8Q. Тогда Рузвельт поставил в известность Чан Кай-ши, что если гоминьдановцы не начнут наступления из Юньнани, то он прекратит оказание Китаю помощи по ленд-лизу81. Об этом же напоминал китайцам и генерал Маршалл 82. 3 апреля Рузвельт вынужден был прибегнуть к помощи радио, чтобы повторить Чан Кай-ши свои доводы о необходимости уделять больше внимания Бирме 83. Под давлением Вашингтона Чан Кай-ши вынужден был уступить, его армия под руководством американского командования активизировала военные действия в Бирме. В августе 1944 г. была отбита у японцев Мьит- кьина. Вашингтон представлял эту победу как новое доказательство вклада США в дело освобождения британских колоний. Но вскоре положение изменилось. В марте 1944 г. японские войска предприняли широкое наступление против гоминьдановских войск в самом Китае. Расчет японской военщины состоял в том, чтобы, заняв удобные плацдармы на территории Китая, затянуть войну на Тихом океане и попытаться договориться с правящими кругами США о компромиссном мире. Наступление японцев успешно развивалось. К осени 1944 г. они овладели значительной частью провинций Хэнань, Хунань, Гуанси, Гуандун, Фуцзянь и, повернув на запад, вступили в провинцию Гуйчжоу; в ходе наступления японцы захватили целый ряд американских аэродромов. Гоминьдановские войска теряли последние силы в боях с японцами. Усиливалась коррупция правящей вер- 79 Ibid., p. 30. 80 Ibid., p. 174. 81 Ibid., p. 298. 82 Ibid., p. 312. 83 Ibid., р. 310. 98
хушки гоминьдана. Все это вызывало растущую тревогу военных и дипломатических кругов США. Генерал Стилуэлл докладывал в Вашингтон, что положение чан- кайшистского правительства становится все более шатким. «-1то касается его (Чан Кай-ши.— В. В.) теперешнего положения,— писал Стилуэлл,— то оно держится только на реакционной политике однопартийного правительства и подавлении демократических сил агентами особой службы чан Кай-ши» 84. К такому же выводу приходила и группа специалистов США по Дальнему Востоку, которая находилась в Китае с конца 1943 г. члены группы отмечали, что соотношение сил в Китае сложилось в пользу коммунистов и что «только с помощью иностранной интервенции, равной по своим масштабам японской, Чан Кай-ши может рассчитывать на поражение коммунистов... коммунисты слишком сильны для него» 85. Американские специалисты по дальневосточным делам были удручены царившим в гоминьдановском Китае хаосом и произволом властей. Возможность победы национально-освободительного движения казалась им настолько реальной, что они не думали скрывать свои опасения. Некоторые военные советники приходили к выводу о неизбежности крушения планов США, связанных с Китаем. Они считали, что внутренняя и внешняя политика Чан Кай-ши сделала Китай «слишком слабым, чтобы служить противовесом России», 84 «United States relations with China», p. 68. Корреспондент газеты «Нью-Йорк Тайме» в номере от 15.V.1944 г., в статье «Внутренняя борьба в Китае», писал: «Одной из странностей современного Китая следует считать то, что американцы, находящиеся в Чун- цине и считающие у себя на родине, в США, даже профсоюзы чересчур революционными организациями, являются в Китае сторонниками коммунистов. Хорошо известно, хотя об этом и не пишут в печати, что эти американцы в многочисленных письмах из Чунцина неустанно повторяют, что в Китае США поставили не на ту лошадь. Более того, если бы провести опрос находящихся в Чуицине иностранцев, весьма возможно, что большинство из них высказалось бы за поддержку Америкой коммунистов, а не чунцииского правительства. Эти иностранцы исходят прежде всего из того простого факта, что в тех местах, где у власти находятся коммунисты, создана эффективная и четкая администрация, заботящаяся прежде всего .о благополучии народных масс. Даже при самом великодушном подходе этого никак нельзя сказать о чунцинском правительстве» (цит. по брош.: «Военно-политическое положение в Китае. Обзор № 4», изд. Политуправления Дальневосточного фронта, 1945, стр. 29). 85 Ibid., p. 573. 7* 99
и помогает последней получить «превосходство в Восточной Азии» 86. В июле 1944 г. Стилуэлл докладывал об ухудшающейся обстановке в Китае и, ссылаясь на беспомощность Чан Кай-ши, требовал усиления командования на этом важном участке антияпонского фронта 87. Объединенный комитет начальников штабов согласился с мнением Сти- луэлла. 4 июля 1944 г. он направил меморандум на имя президента Рузвельта, подписанный адмиралом Леги. Хотя в меморандуме отмечалось, что «возможность использования нашего благоприятного влияния на хаотическую обстановку в Китае является проблематичной». Объединенный комитет настаивал на необходимости принятия срочных мер для предотвращения провала планов США в этом районе. И далее говорилось об этих мерах: «До тех пор пока все ресурсы Китая, включая дивизии, противостоящие коммунистам, не будут включены в войну с Японией, имеется небольшая надежда на то. что Китай сможет продолжать военные действия с какой-либо эффективностью...»88. Для осуществления подобных планов весьма подходящей фигурой был Стилуэлл, всегда высоко оценивавший боевые качества вооруженных сил освобожденных районов и стремившийся к сотрудничеству с ними ради достижения победы над Японией. Именно его рекомендовал Объединенный комитет начальников штабов как подходящего руководителя военных операций в Китае. Рузвельт согласился с рекомендацией военных89. Однако к концу 1944 г. в американском командовании в Китае произошли существенные изменения. Клика Чан Кай-ши настоятельно требовала отозвания Стилуэлла. Ее поддерживали определенные круги в США, которые, исходя из «политических соображений», уже давно с неодобрениехм следили за деятельностью Стилуэлла. 20 июня 1944 г. в Чунцин срочно прибыл вице-президент США Генри Уоллес. Поездка одного из ведущих государственных деятелей США в Китай имела целью определить возможности и пути укрепления режима 86 Tang Tsou, America's failure in China. 1941—1950, pp. 175—176. 87 C. F. Romanus and R. Sunderland, Stilwell's Command problems, p. 380. 88 Ibid., pp. 381—382. 89 Ibid., pp. 416—417. 100
Чан Кай-ши. Генри Уоллес одобрил посылку в северные районы Китая специальной группы обследования. Эта группа должна была посвятить себя собиранию разведывательных сведений как о японцах, так и о силах антияпонского сопротивления. Уоллес поддержал перед президентом предложение Чан Кай-ши об отставке Стилу- элла. В то же время вице-президент США выражал уверенность в том, что президент предпримет решительные шаги с целью остановить неуклонное ухудшение положения в Восточном Китае. «В противном случае,— заявил Уоллес,— президент должен подготовиться к тому, чтобы потерять Китай»90. 18 августа 1944 г. Белый дом отдал приказ о назначении генерала Патрика Хэрли и Дональда Нельсона в качестве личных представителей президента при Чан Кай-ши91. В сентябре Стилуэлл был отозван, и 31 октября командующим американскими войсками в Китае был назначен генерал Ведемейер, а в ноябре того же года Хэрли заменил американского посла Кларента Гауса. Таким образом, окончательно победила точка зрения тех кругов в США, которые в своей политике в отношении Китая считались главным образом с «политическими соображениями». Правящие круги США старались форсировать объединение Китая под эгидой Чан Кай-ши, рассчитывая совместить выполнение текущих задач антияпонской войны с осуществлением таких планов послевоенного устройства на всей китайской территории, которые отвечали бы их интересам. Состояние экономики США во время войны Гигантские расходы государства на расширение военного производства, приобретение различных товаров, необходимых для военных нужд, резкий рост численности военнослужащих и государственного аппарата — все это требовало колоссальных средств. Непрерывно рос государственный бюджет, увеличивалось налоговое бремя. 90 Ibid., pp. 376—377. 91 О миссии Хэрли в Китае и ее провале см. Е. 10. Богуш, Провал миссии генерала Хэрли в Китае. 1944—1945 гг.,—«Ученые—записки по новой и новейшей истории», вып. 3, изд. АН СССР, М., 1957. 101
Однако правительство не считалось с затратами. Роберт Шервуд отмечал, что президента «совершенно не беспокоило, в какую сумму все это обойдется (т. е. ассигнования на увеличение выпуска военной продукции.— В. В.); он всегда считал, что гораздо лучше расходовать доллары налогоплательщиков, чем жизни налогоплательщиков» 92. Расширение хозяйственных функций правительственных органов позволяло монополиям все более широко внедрять свою агентуру в государственный аппарат. Очевидны, знакомые с деятельностью государственного аппарата, отмечали, что в это время администрация Рузвельта все сильнее стала подпадать под влияние лиц, связанных с крупнейшими корпорациями. Агентура коуп- ного капитала, действовавшего прежде всего в сфере промышленности, получила доступ к любым правительственным делам и проявляла невиданную изворотливость, когда дело касалось обеспечения ведущих концернов наиболее выгодными военными заказами, дефицитным сырьем, квалифицированной рабочей силой. Крупные монополии пользовались преимуществами в получении выгодных заказов, в то время как мелкие предприниматели гибли, раздавленные конкуренцией. Война открывала пути для дальнейшей невиданной концентрации капитала в руках монополий. Специальной комиссии в конгрессе, возглавляемой сенатором Трумэном, было поручено изучить состояние военного производства США. Комиссия собрала материалы, свидетельствовавшие о невиданных прибылях, полученных монополиями от правительственных военных заказов. Бюджетные ассигнования давали возможность «подрядчикам получать за три месяца в три или четыре раза больше (при гарантиях государства), чем они могли бы получать за год работы на свой собственный риск»93. Существовавшая практика оплаты военных заказов по принципу «издержки производства плюс гарантийный процент надбавки» содействовала перекачке средств трудящихся в банки монополий. Президент «Ри- паблик стил корпорейшн» Висор, выступая 12 мая 1943 г. во Флемингтоне, заявил: годовая производитель- 92' Р. Шервуд, Рузвельт и Гопкинс, т. II, стр/52. 93 Harry S. Truman, Memoirs.,., vol. I, p. 171, 102
иость предприятий компании увеличилась с 1 января 1940 г. по 1 мая 1943 г. на 1 млн. т и достигла рекордного уровня — 8,9 млн. т стали в год94. В середине 1943 г. только «Дюпон де Немур энд компани» производила продукции больше, чем производили США в целом в 1918 г.95, когда был достигнут максимальный уровень производства в годы первой мировой войны. Дальнейшее увеличение масштабов производства, техническое совершенствование производственного процесса требовали привлечения большого количества специалистов, новых контингентов квалифицированной рабочей силы. Использование людских ресурсов становилось одной из наиболее сложных проблем для монополистического капитала. В феврале 1943 г. Герберт Гувер, выступая в сенатском комитете по вопросам использования людских ресурсов, призывал принять решительные меры для ликвидации голода в людских ресурсах. Он считал, что пополнение «военного фронта», на котором США становились «все более сильными, а противник ослабевал», за счет привлечения в армию большого количества людей, снятых с производства, за счет «домашнего фронта», где ощущалось огромное напряжение в сельском хозяйстве и промышленности, «могло бы погубить народ в тылу и вызвать начало внутреннего вырождения» 9д. Вопрос людских ресурсов стал играть чрезвычайно важную роль в межмонополистической и межотраслевой конкуренции. Вполне естественно, что производство вооружений было связано с гораздо более трудоемким процессом, чем производство гражданской продукции. Если в довоенное время в США на переработку одной тонны стали в предметы широкого потребления нужно было затратить 95 человеко-часов, то для ее переработки в годы войны в орудия или танки требовалось в среднем 159 человеко-часов. В 1941 г. численность вооруженных сил США составляла 1470тыс. человек, а численность оабочих в американской промышленности составляла 56 910 тыс.; 94 «Republic steel operating at 102%»,— «New York Times», 13.V. 1943. 95 «Dupont company links war, peace»,— «New York Times», 27.VI.1943: 96 Fairchild Byron and Grossman Jonathan, The army and industrial manpower, p. 51. 103
к 1943 г, эти цифры составляли соответственно 8870 тыс. и 55 540 тыс. человек97. Эти цифры свидетельствуют о том, что армия пополнялась в основном за счет людских ресурсов, занятых в сельском хозяйстве, за счет американского фермерства. Кроме того, промышленные концерны поглощали значительную часть запасов сырья, оставляя сельское хозяйство в невыгодном положении. По прогнозам, опубликованным в «Нью-Йорк тайме», предполагалось, что около 60% фермеров будут вынуждены сократить посевные площади на 11—20% 98- 15 марта 1943 г. открылась конференция губернаторов и представителей деловых кругов ряда штатов Среднего Запада (Иллинойс, Индиана, Миссури, Небраска. Огайо, Южная Дакота, Канзас, Миннесота, Северная Дакота, Висконсин). Участники конференции выразили беспокойство по поводу того, что слишком много рабочей силы уходит из сельского хозяйства в армию и в промышленное производство; слишком много стали, столь необходимой для создания сельскохозяйственных машин, идет на производство военного снаряжения; слишком много сырья, нужного для химических удобрений, идет на производство взрывчатых веществ. В своем послании конференции Герберт Гувер заявил: «Невозможно, чтобы женщины, дети и городские жители смогли полностью удовлетворить потребности в высококвалифицированной рабочей силе в сельском хозяйстве»". Конференция в специальном послании обращала внимание федерального правительства на «серьезное положение в сельском хозяйстве», на неизбежную угрозу потерь в урожаях и производстве животноводческой продукции и заявляла, что, «пока не будет людских ресурсов и машин для нужд сельского хозяйства, производство пищевых продуктов не сможет быть обеспечено в нужном количестве». Недовольство фермерского населения использовали в интересах межпартийной борьбы видные представители республиканской партии. Республиканец Джералд Най, сенатор от штата Северная Дакота в 1925—1.945 -гг., выдающийся лидер изоляционизма, видный представи- 97.А. Лаговский, -Стратегия и экономика, стр. 147, 151. 98 James В. Reston, Country has food deficit, Hoover warns in -Farms plea, — «New.York Times*, 16,111.1943, 99 Ibtd. да*
тель комитета «Америка прежде всего», выступил в роли защитника «фермерских интересов». Выступая против увеличения армии до 11 млн. человек к весне 1943 г., он аргументировал свои положения тем, что людские ресурсы армии не будут боеспособны «при отсутствии достаточного питания». Най требовал предоставления отсрочки от призыва в армию сельскохозяйственным рабочим и демобилизации тех из них, кто уже находился на военной службе. Ссылаясь на «недостаток фермерской рабочей силы», Най заявлял, что прежде всего должна быть мобилизована лишняя рабочая сила в промышленности и правительственных учреждениях 10°. Пессимистические рассуждения о трудностях сельского хозяйства были справедливы лишь в отношении мелкого и среднего фермерства. Для крупных аграриев Среднего Запада и других районов США призывы о помощи сельскому хозяйству служили прикрытием их желания получить как можно больше выгод от государства. Интересы монополистических кругов, богатого фермерства США требовали решения проблемы людских ресурсов в производстве даже ценой сокращения вооруженных сил. Стремление найти компромиссное решение в межотраслевой борьбе за людские ресурсы и сырье побуждало правящие круги США изыскивать возможности для замены на фронте американских боевых соединений силами союзников. В основу распределения сил между участниками антифашистской коалиции они стремились положить принцип: «Одни должны давать больше оружия и материалов, другие — больше человеческих жизней»101. Таким образом, проблема привлечения людских ресурсов стран Азии к военным действиям на Тихом океане не только не теряла своей остроты для монополистических кругов США, но становилась еще более актуальной по мере расширения производства. 100 См. W. S. Cole, Senator Gerald P. Nye and American foreign Relations, pp. 204—205. 101 Cm. «Thirteenth report to Congress on Lend-Lease operation f<T the period ended November 30, 1943». Цит. по" ст.: А. Ю. Шпирт, Экономическая экспансия США в союзных капиталистических странах в годи второй мировой войны, — «Вопросы истории», 1954, №10, огр, 62. 105
Именно этим объясняется их пристальное внимание к разработке основных внешнеполитических установок правительства в войне на Тихом океане. Теоретики и идеологи империализма отдавали себе отчет в том, что могущество империализма США во многом будет зависеть от того, насколько активно удастся использовать пропаганду для более широкого привлечения народов Азии к идеалам «американской демократии», для более активного участия их в войне. Государственное планирование послевоенной политики США Одновременно с решением вопросов, связанных с внутриэкономическим положением США и их внешнеполитическими установками в ходе войны, американский монополистический капитал уже тогда использовал государственный аппарат для планирования экономической и политической экспансии в послевоенные годы. В США действовали три основных центра послевоенного планирования: первый находился в госдепартаменте и работал под руководством государственного секретаря Хэлла и его заместителя Самнера Уэллеса, второй — при министерстве финансов и возглавлялся министром финансов Г. Моргентау и его заместителем по впоросам международных финансовых отношений Декстером Уайтом, третий— в Управлении экономической войны. Во главе последнего стоял випс-президент Генри Уоллес 102. Перелом в войне, перспективы недалекого мира заставили правящие круги США уделять больше внимания вопросам организации планирования, исследованию возможных вариантов послевоенного устройства. Государственный секретарь Хэлл и его ближайшие соратники отдавали себе отчет в том, что настало время более конкретного планирования в госдепартаменте. В июле 1943 г. Хэлл заявил: «Работа подошла к тому пункту, который вынуждает нас собрать результаты наших сегодняшних дискуссий в форму документов, которые могут служить в качестве основы для более, специфическо- 102 R. Н. Gardner, Sterling-dollar diplomacy, p. 4. 106
го изучения политики и целей» 103. Вопросы послевоенного планирования были переданы от совещательного комитета, который представлял собой нечто вроде консультативного комитета, двум вновь организованным комитетам: Комитету по проблемам внешней политики и Комитету по послевоенному планированию104. Определение целей и методов послевоенной внешней политики зависело во многом от результатов конкурентной борьбы в монополистических кругах США. Усиление могущества новых региональных и отраслевых объединений американского капитала, наживающихся на «военном бизнесе», с одной стороны, недовольство крупных фермеров сельскохозяйственных штатов, считавших себя обделенными при дележе пирога военных расходов, — с другой, содействовали появлению новых межпартийных блоков. Перераспределение сил выдвинуло на арену внутриполитической борьбы консервативную коалицию республиканцев и южных демократов. В "самом правительстве усилилось консервативное крыло, происходила смена «нераскаивающихся» сторонников «нового курса» консервативными деятелями из финансовых и промышленных кругов 105. Демократы потеряли значительное количество мест в конгрессе еще во время выборов 1942 г. Так, число демократов в сенате уменьшилось по сравнению с 1940 г. с 66 до 57, а число республиканцев увеличилось с 28 до 38. В палате представителей число демократов сократилось с 268 до 222, а число республиканцев выросло со 162 до 208 103. Укрепление позиций республиканской партии в конгрессе привело и к активизации деятельности республиканцев в вопросах послевоенного планирования. Бывший соперник Рузвельта на президентских выборах Уилки в речи от 2 января 1943 г. потребовал от поави- тельства сформулировать принципы, «которые будут направлять наши (США. — В. В.) действия >по мере освобождения шаг за -шагом оккупированных врагом 103 F. S. Dunn, Peace-making and the Settlement with Japan, p. 22. . 104 Ibid., p. 31. 105 R. H. Gardner, Sterling-dollar diplomacy p. 77. 106 Cm. H. H. Яковлев, Новейшая история США. 1917—1960, стр. 253. 107
стран»107. Республиканцы, занимавшие видные правительственные и военные посты, открыто выступали за усиление военной и военно-морской мощи США, за создание системы баз, «разбросанных по всему миру». Военно-морской министр Иокс, подчеркивая свою принадлежность к республиканской партии, заявлял: «...наше влияние будет соответствовать нашей силе... мы должны создать мощные военные силы, в особенности на море и в воздухе. Мы должны обеспечить эти силы системой баз по всему миру» 108. В то же время республиканцы в большинстве своем считали необходимым проведение более активной «анти- колониалистской» политики. Сенатор из Айовы Гиллет предложил резолюцию, призывающую президента приступить к переговорам относительно «послевоенной хартии мира». Он высказал сомнения в возможности практического осуществления Атлантической хартии ввиду отсутствия гарантий в осуществлении принципов этого документа и предложил закрепить обязательства государств, членов Объединенных Наций, вытекающие из Атлантической хартии, в официальных договорах 109. Эти взгляды республиканского большинства отражали определенное стремление ослабить политические позиции западноевропейского капитала в Азии. Однако наиболее авантюристические, открыто экспансионистские планы консервативного крыла в конгрессе встречали противодействие реалистически мыслящих деятелей как в республиканской, так и в демократической партии, поскольку подобные планы могли вызвать обострение чрезвычайно деликатных отношений США с Англией и Советским Союзом. Открытые дискуссии по послевоенным проблемам в период, когда исход войны оставался еще неопределенным, признавались в конгрессе нежелательными. Поэтому обсуждение в сенате условий послевоенного мира ограничивалось общими проблемами, при решении которых точки зрения союзников, а также основных групп в республиканской и демократической 107 «Willkie demands Council of Allies», — «New York Times», 3.1.1943. 108 «Knox asks sinews to enforce peace», — «New York Times». 13.11.1943. 109 «Gillette urges pact on atlantic Charter», — «New York Times», 5.ИЛ94& \!ЯВ
партиях могли совпадать110. Такой проблемой, в частности, явилось участие США в международной послевоенной организации. Государственные деятели США пытались учесть уроки прошлого, избежать повторения прежних ошибок. Они помнили о том, что первый «Парламент человечества»— Лига Наций открылась два десятилетия назад без участия США, а планы установления мировой гегемонии США после первой мировой войны так и остались лежать в архивах Белого дома. Несмотря на расхождения, касающиеся средств и методов осуществления послевоенной внешней политики, ведомства Хэлла, Моргентау и Уоллеса сошлись на необходимости участия США в послевоенной международной организации ш. В резолюции сената от 5 ноября 1943 г. отмечалось: «США, действуя в соответствии со своим конституционным процессом, объединяются со свободными и суверенными нациями в организации международного органа, обладающего властью приостановить агрессию и сохранить мир». Резолюция признавала необходимым создание по возможности в короткие сроки международной организации, основанной на «принципах суверенного равенства всех миролюбивых народов»112. Этот документ и вошел в историю как «резолюция Коннели» по имени выдвинувшего ее сенатора. Авторы резолюции сочли благоразумным воздержаться от конкретных рекомендаций по поводу послевоенной политики как в Европе, так и на Дальнем Востоке; они провозгласили общие положения послевоенной политики, не вызывавшие противодействия группировок внутри конгресса. «Деликатные» проблемы межсоюзнических отношений вынуждали ведущих государственных деятелей США облекать свои мысли о планах послевоенной экспансии в более тонкие формулировки. Так появились рассуждения о необходимости возложить на плечи американцев «тяжкое бремя руководства миром», определенную «обязанность» в защите безопасности на планете. В соответствующем тоне выступали и государственные деятели США. 7 апреля 110 См. A. Armstrong, Unconditional surrender, pp. 61—64. 111 R. H. Gardner, Sterling-dollar diplomacy, p. 4. 112 Цит. по кн.: W. S. Cole, Senator Gerald P. Nye and American foreign relations, p. 207. 109
1943 г. помощник государственного секретаря Уоллес, выступая на завтраке перед деятелями Института тихоокеанских отношений, заявил: «Мир на земном шаре сможет быть обеспечен лишь посредством глобальной международной организации, в которой США должны взять на себя определенную, однако не пассивную обязанность вплоть до использования вооруженной силы для поддержания мира» из. Все выступления государственных деятелей США в 1943 г. по поводу создания «коллективной системы безопасности» были проникнуты стремлением обеспечить США «ведущую роль» в послевоенной организации мира 1и. Президент торговой палаты США Эрик А. Джонстон дал следующую образную характеристику этому стремлению американских монополистических кругов доминировать в международных отношениях послевоенного времени: «В то время как международная торговля дает нам обычно около 10% нашего бизнеса, внешняя политика стоит нам 90% наших налогов и в стопроцентном отношении служит причиной нашей головной боли» 115. На первой конференции союзников на правительственном уровне, где рассматривался этот вопрос,— Московском совещании министров иностранных дел США, СССР и Англии в октябре 1943 г.— США высказали твердое намерение принять деятельное участие в международной организации для «поддержания международного мира и безопасности». В пункте 4-м декларации, принятой в Москве, отмечалась «необходимость учреждения в возможно короткий срок всеобщей Международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть все такие государства — большие и малые» 1Г3. Прогрессивная общественность мира оценила принятие в Москве подобного решения как значитель- 1,3 «Welles for force to maintain peace», — «New York Times», 8.IV.1943. 114 См.: «Bricker sketches picture for peace», — «New York Times», 8.IV.1943; «Roosevelt urges New law in world», — «New York Times», 1.V.1943. 115 «Urges U. S. assume world Leadership», — «New York Times», 21.V.1943. 116 «Международные отношения и внешняя политика СССР (сборник документов) 1871—1957», стр. 116. 110
ный шаг вперед в области международной дипломатий. США вынуждены были отказаться от своих поедложе- ний, выдвинутых во время принятия Атлантической хар-: тии,— создать в послевоенный период силы «международной полиции», состоящие из американских и английских вооруженных сил; США и Англия согласились также с принципом «суверенного равенства» больших и малых государств 117. Большое значение для будущего освобожденных от гнета государств «оси» стран и территорий, для демократического решения проблем Тихого океана мировое общественное мнение придавало согласованному союзниками пункту 6-му декларации. Согласно этому пункту, который в случае реального его осуществления должен был иметь большое значение для будущего территорий, подлежавших оккупации союзниками, государства, подписавшие декларацию, обязались не применять своих вооруженных сил на территории других государств. Исключения из этого правила допускались лишь при двух условиях: во-первых, если они будут служить осуществлению целей, соответствующих принципам декларации о всеобщей безопасности, и, во-вторых, если они получили в результате совместных консультаций одобрение всех сторон, подписавших декларацию. При этом на Московском совещании отмечалось, что обязательство не применять вооруженные силы на территории другого государства включало также запрещение создавать морские и авиационные базы на чужой территории 118. Таким образом, на Московском совещании министров иностранных дел США отказались от использования американских войск на чужих территориях с целью длительной оккупации, от создания своих военно-морских и авиационных баз на освобожденных от японцев территориях. Принятие таких официальных обязательств Соединенными Штатами объяснялось, с одной стороны, необходимостью считаться с прогрессивными мировыми силами, во главе которых стоял Советский Союз, а с другой — уступкой влиятельным кругам мирового капитала, стоявшим на стороне английских имперских интересов. 117 См. подробно в кн.: С. Боратынский, Дипломатия периода второй мировой войны, стр. 202—203. 118 Там же, стр. 207. 111
В ноябре 1943 г. США, Англия и Китай подписали S Каире первый документ, касающийся послевоенного устройства на Тихом океане, — Каирскую декларацию. Согласно этой декларации Япония лишалась всех своих колоний, Китаю должны были быть возвращены все отторгнутые в результате агрессии территории, Корее гарантировалась независимость «в должное время» 119. Несмотря на некоторые оговорки, декларация отражала стремление народов наказать дальневосточного агрессора и не допустить в будущем возникновения очага войны в этом районе мира. Именно поэтому Каирская декларация вызвала горькие и нескрываемые сожаления среди наиболее агрессивно настроенных американских политиков. Известный в США идеолог экспансионизма Хэнсон В. Болдуин делал все для того, чтобы скомпрометировать этот документ. Он писал в статье, опубликованной 4 декабря 1943 г.: «Каирское решение по Дальнему Востоку лишь усилит стрехмление Японии к борьбе и, вероятнее всего, будет более помехой, чем помощью нашей войне на Тихом океане» 12°. Однако торжественные, выдержанные в духе антиколониализма обещания Соединенных Штатов о справедливом урегулировании дальневосточных вопросов остались лишь на бумаге. Более того, когда советский народ шел на невиданные жертвы ради освобождения народов от фашистского ига, в Вашингтоне активизировали свою деятельность сторонники сохранения Японии с ее прежними институтами в качестве базы борьбы против Советского Союза и национально-освободительного движения народов Дальнего Востока, готовились планы широкой послевоенной экспансии в Китай и страны Тихого океана. Дальнейшее усиление экономической экспансии США. Борьба в США в отношении форм и методов этой экспансии ■В ходе войны необычайно усилилась экономическая мошь США. Они стали обладателями 70% монетарного золота капиталистических стран. Это обстоятельство 119 «Documents on american foreign relations», vol. VI, July 1943— June 1944, Boston, 1945, p. 233. 120 Cm. D. Learner (ed.), Propaganda in war and crisis, p. 78. 112
обеспечивало министерству финансов США возможность так строить свои планы, чтобы они способствовали установлению фактического американского контроля над валютами ослабевших в результате войны стран. В апреле 1943 г. был предан гласности проект организации Стабилизационного фонда, разработанный директором отдела валютных исследований министерства финансов Гарри Д. Уайтом. По замыслам автора проекта, Стабилизационный фонд должен был представлять такое международное кредитное учреждение, где кредитные операции совершались бы в форме покупки и продажи национальных валют121. Основная роль в подобных операциях, конечно, принадлежала бы золоту, оно-то и должно было являться обеспечением кредита. Все эти планы призваны были усыпить бдительность империалистических конкурентов США и привязать национальные валюты к доллару. Наступление американского империализма на рынки колониальных держав с использованием ленд-лиза и других средств, считавшихся империалистами наиболее благоприятными в условиях военного времени, определило широкий фронт торгово-экономической экспансии США в заветные области колониальных империй Запада. В США все активнее выступали силы, требовавшие разрушения высокой протекционистской стены, возведенной вокруг Британской империи. Государственный департамент и другие правительственные органы США пришли к выводу о необходимости добиваться ликвидации имперской преференциальной системы. Представители этих учреждений в своих публичных выступлениях рассматривали систему преференций как помеху американской торговой экспансии, как отход от бездискриминационных принципов и угрозу мировому «просперити» 122. В осуществлении своих попыток ликвидировать преференции США встретили ожесточенное сопротивление англичан. Черчилль и такие видные представители пра- 121 О плане Уайта см. R. H. Gardner, Sterling-dollar diplomacy, pp. 71—77. См. также И. Н. Мосин, Империалистическая борьба вокруг планов создания государственной валютной организации. Создание международного валютного фонда, — «Ученые записки ИМСЬ, М, 1962, №9, стр. 177—187. 122 R. H. Gardner, Sterling-dollar diplomacy, p. 107. 8 В. Б. Воронцов 113
бящйх кругов Англии* как лорд Бивербрук и Эмерй, были полны решимости ни в коем случае не устранять имперские преференции при любом варианте англо-американской программы восстановления «либеральных режимов»123. Англичане выдвинули контрпредложение — снизить тарифы, ограждающие американские рынки. В ответ на это американские представители на англо-американской встрече экспертов по вопросам торговли осенью 1943 г. прямо заявили о своем нежелании обсуждать вопрос о значительном снижении тарифов до тех пор, пока они не получат твердого заверения в том, что системе преференций будет положен конец124. Однако США в своей борьбе против преференций не желали заходить слишком далеко, так как опасались серьезно подорвать политические позиции своего союзника и ослабить таким образом важные звенья капиталистической системы в целом. Эта мысль нашла отражение в выступлении советника государственного секретаря по экономическим вопросам Г. Фейса. Он выражал глубокое беспокойство по поводу будущих англо-американских отношений в области торговли: «...возникнут чрезвычайные расхождения, если мы и страны Содружества не сможем сбалансировать свои определенные нужды в торговле» 125. В то же время возникли острые расхождения по вопросам протекционистской политики внутри деловых кругов США. Инициаторами идеи «свободной торговли» выступали промышленные круги, заинтересованные в обеспечении своего производства привозным сырьем. Так, группа Рокфеллера, широко вкладывавшая капиталы в довоенный период в источники сырья (прежде всего нефти) за рубежом, в том числе во многих странах Тихого океана, не была заинтересована в повышении импортных пошлин. Она не хотела мириться с высокими таможенными пошлинами, которыми облагались ввозимые ею в США нефтепродукты. Такого же курса придерживались «Галф ойл», «Стандард ойл оф Нью Джерси». Они неприязненно относились к импортным квотам и искали 123 Ibid., p. 33. 124 Ibid., p. 108. 125 «Asks trade pacts by Britain and U. S.», — «New York Times», 19.111.1943. 114
йбв&д при случае напомнить об этом своему правительству. Группировки монополистического капитала, которые были связаны с добычей и переработкой местных сырьевых ресурсов и опасались конкуренции дешевого привозного сырья, наоборот, не скрывали своего неодобрительного отношения к любым, даже самым робким ме^ роприятиям администрации по снижению импортных пошлин. Эти группировки обладали политическим весом в южных и западных штатах. Их интересы защищали значительная часть республиканской партии и южные демократы. Таким образом, критика республиканцами идей взаимной торговли имела целью оградить от конкур ренции монополии, сфера деятельности которых в основном была связана с внутренним рынком 12G. Острая дискуссия развернулась в США и вокруг про= блемы помощи союзникам. Большая часть членов конгресса склонялась к использованию ленд-лиза для извлек чения максимальной выгоды американским капиталом. Многие республиканцы считали, что ленд-лиз стал величайшей «отдачей впустую». Даже некоторые пред^ ставители администрации выступали за большее соблюдение в этом вопросе «американских интересов». Председатель сенатского Комитета по вопросам внешней политики Вальтер Ф. Джордж заявил, что США должны получить в конце войны сырьевые материалы в счет оплаты поставок по ленд-лизу. Он благосклонно отнесся к проектам компенсации поставок по ленд-лизу путем наложения «ареста» на каучук и олово Британской империи 127. Сходную позицию занимал и Комитет по расследованию военного производства под председательством Трумэна 128. Расхождения внутри правящего класса США по вопросам методов и средств осуществления экономической и политической экспансии не устраняли основного желания империалистических кругов США проникнуть в сферу колониальных интересов западных держав, расши^ рить сферу влияния американского капитала. При этом международные картели выступили за индивидуальное планирование послевоенного устройства, без государст- 126 М. Е. Jewell, Senatorial politics and foreign policy, p. 51. 127 R. H. Gardner, Sterling-dollar diplomacy, p. 172. 128 «New York Times», 7.XI.1943. 8* 115
венного контроля. Ламмонт Дюпон, отражая взгляды ведущих американских монополий, имевших картельные связи по всему миру, неоднократно ратовал за то, чтобы правительство не вмешиврлось в планирование для промышленности после войны. «Любая корпорация или любое лицо, — заявлял он, — вправе планировать для себя, определяя свое собственное развитие без вмешательства государства» 129. Все чаще крупнейшие корпорации США связывали перспективы экономической экспансии с проблемами глобальной политики. Так, например, с 1942 г. действовала созданная по рекомендации президента «Дженерал Моторз» Альфреда Слоуна «группа послевоенного планирования политики». На нее была возложена задача дать оценку будущих политических изменений в мире и разработать в связи с ними рекомендации относительно будущей политики «Дженерал Моторз» за границей. Вице-президент этой корпорации Райли, отмечая в послании к руководителю группы от 23 февраля 1943 г. возросшую роль США в международных делах, указывал на существующее в правящих кругах Англии мнение о необходимости в качестве первостепенной гарантии сохранения Британского содружества укреплять сотрудничество с США в послевоенном мире. Райли писал, в частности: «...в свете информации сегодняшнего дня мы предполагаем, что преобладающие взгляды России по политическим проблемам будут отражать в большей степени стремление к мирному развитию, чем к внешним завоеваниям посредством агрессивных военных акций...». Райли отмечал также, что «русская социальная и политическая философия» будет распространяться по- прежнему за пределы границ Советского Союза в те районы, где условия наиболее благоприятны к ее восприятию и развитию. Исходя из этих предположений, группа и вела исследования в период войны 13°. В результате давления со стороны делового мира администрация Рузвельта чаще стала сопровождать свою помощь Англии настойчивыми предложениями принять за основу политики принцип «открытых две- 129 «Warns on post-war plan», — «New York Times», 9.V.1943; «Urgens individuality in post-war plans», — «New York Times», 4.VI. 1943. 130 A. P. Sloan, My years with General motors, pp. 329—330. 116
рей». Одним из ярых сторонников этого штурма британских имперских рынков был Вильям Л. Клэйтон, представитель наиболее мощного объединения в мире по экспорту хлопка, игравший большую роль в политических кругах Вашингтона ш. Клэйтон рассматривал политику «открытых дверей» как средство расширения экспорта. Он резко выступал против тех сил, которые придерживались консервативных взглядов при определении политики по отношению к рынкам западных держав 132. Клэйтон находил поддержку в деловых кругах США. 30 апреля 1943 г. видный представитель американского делового мира Шрам в одном из своих выступлений нарисовал картину послевоенной экономической экспансии США. Он исходил из того, что США станут «величайшим в мире кредитором». По его мнению, американские инвестиции за границей должны быть более или менее постоянными, помещаться на длительный срок. «Свободный обмен товарами», «ликвидация тарифов» — лейтмотив послания Шрама 133. Известный американский ученый-востоковед Оуэн Латимор, работавший с Рузвельтом, писал: «Принцип „открытых дверей", принцип „равных возможностей", который Америка проповедовала так долго, является в действительности американской претензией на участие в получении экономических выгод английской, голландской, французской империй по всему миру. При этом, однако, США избегают ответственности политического руководства в этих империях» 134. Таким образом, возросшая за годы войны финансовая и экономическая мощь Соединенных Штатов толкала американские монополистические круги на поиски новых путей политической и экономической экспансии, заставляла изыскивать наиболее выгодные способы использования накопленных в период войны богатств для получения в будущем еще больших прибылей. 131 Любопытно заявление Клэйтона, что «международные экономические отношения в большей мере относятся к условиям, которые ведут к возникновению войны, чем какие-либо иные факторы». (V. A. Williams, The tragedy of American diplomacy, p. 234). 132 Cm. ibid., p. 234. 133 «Shram foresees big post-war gain», — «New York Times», 1.V.1943. 134 Owen Lattimore, America and Asia, p. 48. 117
Расхождения в правящих кругах США по проблемам политики и стратегии на Тихом океане В. И. Ленин писал: «Нигде в мире монополистический капитализм без свободной конкуренции в целом ряде отраслей не существовал и не будет существовать. Написать такую систему — это значит написать систему, оторванную от жизни и неверную» 135. В период второй мировой войны эта черта монополистического капитализма ярко проявилась в США. Интересы различных влиятельных группировок американского капитала по-разному отражались на политическом курсе правящих кругов США как в войне в целом, так и в войне на Тихом океане. Правительство, стремившееся действовать в интересах всего правящего класса, неизбежно сталкивалось с оппозицией отдельных группировок монополистов, не желавших жертвовать своими выгодами ради усиления могущества соперников. Монополистические объединения Моргана, Дюпона, Форда, тесно связанные с западноевропейским капиталом и заинтересованные в его поддержке, играли все возраставшую роль в определении внешнеполитических акций США. Тесные связи с европейским капиталом Морган пытался использовать для наступления на своих зарубежных и отечественных конкурентов. Однако группе Моргана не удалось стать в годы войны единственной группировкой, контролирующей снабжение союзников, получающей подавляющую долю прибылей от военного бизнеса и определяющей политику правительства. В то время как большая часть капитала Моргана отвлекалась за границу, Рокфеллеры воспользовались открывшимися для них возможностями и стали вкладывать свои капиталы прежде всего в развитие новых перспективных отраслей промышленности. Рокфеллеры, Меллоны, вложившие колоссальные капиталы в освоение новых, более перспективных отраслей промышленности, заняли ключевые позиции в военной промышленности, получавшей громадные заказы от 135 В. И. Ленин, VIII съезд РКП(б), — Полное собрание сочинений, т. 38, стр. 154, W
правительства. Poci- могущества Рокфеллеров позволил им играть и большую роль в определении внешнеполитического курса США. Рокфеллеры с успехом использовали военную конъюнктуру и выступили активной силой в войне на Тихом океане. Одной из своих основных задач в годы войны Рокфеллеры считали овладение новыми позициями в Китае и вытеснение англо-голландского капитала из области добычи, переработки и сбыта нефти и каучука в странах Юго-Восточной Азии. Нефтяные ресурсы этих стран стали не только объектом пристального внимания «Стандарт ойл», но и источником больших прибылей этой корпорации. В Китае рокфеллеровская «Стандарт ойл» выступила одним из передовых отрядов американского капитала. Сочетая различные формы идеологической и экономической экспансии, американские монополисты стремились овладеть наиболее важными отраслями хозяйства Китая 136. Провозглашение Соединенными Штатами антиколо- ниалистских лозунгов, которые явились определенным орудием в борьбе американского капитала со своими европейскими конкурентами в Азии, содействовало усилению роли Рокфеллеров во внешнеполитическом курсе страны. Представители монополий США, тесно связанных с капиталистической Европой, также были не прочь продемонстрировать «приверженность» демократическим принципам. Но их тесные связи с западноевропейскими державами-колонизаторами заставляли проявлять больший консерватизм, меньшую уступчивость демократическим настроениям и реалистическим взглядам в вопросах внешней политики. После Морганов и Рокфеллеров наиболее могущественной в США была чикагская группа. Чикагские банкиры последовательно и упорно сопротивлялись важнейшим мероприятиям Уолл-стрита. Опасаясь быть проглоченными крупнейшими американскими монополиями, чикагские промышленники не раз прибегали к откровенной антиуоллстритовской демагогии, при этом шли на различного рода провокационные выходки, которые в большинстве случаев компрометировали идеи антифашистской коалиции. 136 См. Цинь Бэнь-ли, История экономической агрессии американского империализма в Китае, стр. 75. 119
Монополистические группы Среднего Запада, Юго- Запада и Юга ограничивали свою деятельность в основном пределами США, Латинской Америки и Канады. Эти группы по сравнению с Морганами имели гораздо меньшие капиталовложения в Европе и были связаны в основном с немецким и скандинавским капиталом. У них «антиколониалистская» идеология, как активное средство борьбы со своими империалистическими конкурентами, сочеталась с самой реакционной, антикоммунистической пропагандой. Они отражали наиболее реакционные взгляды в США и стремились состряпать из лоскутков фашиствующей идеологии программу действий американской реакции. Эти группы, прикрываясь знаменем фальшивого патриотизма, призывали воздержаться от вмешательства в европейские дела 137. Под их покровительством свили гнезда различного рода прона- цистские организации, превозносился культ расовой сегрегации, раздавались призывы к заключению с Германией сепаратного мира. Так, лидеры профашистской организации «Союз матерей», центр деятельности которой находился на Среднем Западе, открыто заявляли: «Пусть Англия и Россия сами воюют за себя, если им так хочется» 138. Однако надо сказать, что не только представители этих монополистических групп поддерживали связи с германскими монополиями во время войны. «Нью-Йорк тайме» в статье о Базельском банке (Швейцария) писала: «В свете подготовки союзников к вторжению на континент то, что происходит в банке международных расчетов в Базеле (Швейцария), выглядит нелепее, чем когда-либо с начала войны в сентябре 1939 г. В этом уединенном швейцарском городе американские, германские, французские и итальянские банкиры, не говоря уже о представителях Швеции, Швейцарии и Голландии, продолжают как ни в чем не бывало работать рука об руку, устраивать совместные совещания» 139. За столом директора этого банка собирались представители различных воюющих между собой стран капиталистическо- 137 W. Кеппеу, The crucial years 1940—1945, p. 73. 138 См. А. Кан, Заговор против мира, стр. 216. 139 Цит. по кн.: А. Кан, Измена Родине, стр. 265—266. 42Q
го мира 14°. Не разорвали полностью «дипломатических отношений» и такие крупнейшие монопольные объедине-, ния, как «ИГ- Фарбен», «Мицуи», с одной стороны, и «Дюпон де Немур», «Стандарт ойл» и английская «Им- пириэл кемикл индастриз» (ИКИ) — с другой 141. Лидеры пронацистских группировок в США, объединившись с видными деятелями республиканской партии, с крайне правыми демократами в единый блок, избрали мишенью для своих нападок мероприятия администрации Франклина Рузвельта по сплочению сил антифашистской коалиции. В важнейших внешнеполитических проблемах этот блок игнорировал вопрос о втором фронте в Европе и выдвигал на первый план тезис о первостепенном внимании к Тихому океану, который стал главным в программе наиболее реакционных, аннексионистских группировок в США. Промышленные круги Среднего Запада наиболее резко пропагандировали «антиколониалистские» лозунги, демонстрируя свое твердое желание потеснить европейских колонизаторов, способствовать скорейшему крушению классических колониальных империй. Вильям Хесслер писал, что большая часть представителей Среднего Запада приветствовала бы принятие Вашингтоном определенных политических решений в отношении будущего Индии, рассматривая эти мероприятия «как обязательства перед индийцами», направленные против Британии. По выражению Хесслера, «они (представители Среднего Запада.— В. В.) говорят до сего времени (хотя и более осторожно после 7 декабря 1941 г.), что немцы, итальянцы и японцы делают лишь грубо то, что союзники делают более джентльменским путем» 142. В определенной степени интересы этой группировки смыкались с интересами Рокфеллеров в Азии. 140 Национальный капитал своих стран в Банке международных расчетов представляли три директора английского банка, директор «Ферст нейшнл бэнк оф Нью-Йорк» Г. Маккитрик, а рядом с ними сидели президент Рейхсбанка Вальтер и барон К. Ф. Шредер из Кельна и ряд других деятелей монополистических кругов фашистской Германии. 141 С. Ааронович, Британский монополистический капитал, стр. 97. 142 W. H. Hessler, In the Middle West, — «Foreign Policy Bulletin», 1 October, 1942, № 14, p. 184. 121
Интересы различных группировок большого бизнеса отражались в межпартийной борьбе. Многие республиканцы, известные как ярые сторонники «изоляционизма», отдали свои голоса за резолюцию национального комитета своей партии. Эта резолюция, принятая 20 апреля 1942 г. и отражавшая антигитлеровские настроения, в то же время соответствовала и экспансионистским устремлениям крупнейших финансовых групп в США, ибо гласила: «Ответственность США не будет ограничена лишь территорией США» из. Уже в феврале 1942 г. лидеры республиканской партии тщательно обсуждали среди возможных кандидатов в президенты от этой партии кандидатуру командующего американскими войсками в Юго-Западной части Тихого океана генерала Д. Макартура 144. Кандидатура Макартура поддерживалась той группой монополистов США, которые были более заинтересованы в районе Тихого океана и меньше внимания уделяли Атлантике. Следуя интересам стоящих за его спиной крайне правых представителей американского капитала, Макартур со времени вступления США в войну начал активно выступать за сосредоточение внимания США на тихоокеанском театре военных действий 145. После победы Советской Армии под Москвой Макартур настаивал на том, чтобы вовлечь Советский Союз в войну против Японии. 10 декабря 1941 г. Макартур направил генералу Маршаллу секретную телеграмму, в которой писал: «Противник перебрасывает значительные морские и воздушные силы из Сингапура к Филиппинам и на Восток. Это в значительной степени ослабляет оборону собственно Японии. Если правильно оценить обстановку, противник особенно боится вступления СССР в войну. Именно сейчас самый удобный и благоприятный момент, чтобы ударить по Японии с севера. Этим можно 143 V. W. Dean, Willkie stresses U. S. responsibility, — «Foreign Policy Bulletin», 1 May, 1942, № 28, p. 4. 144 Макартур пользовался уважением и известностью среди богатейших семей Америки как решительный генерал, готовый верой и правдой защищать интересы большого бизнеса. Смерть этого видного военного и политического деятеля США в 1964 г. послужила поводом для новых сенсационных публикаций, относящихся к периоду второй мировой войны. Большие отрывки из его воспоминаний были опубликованы в журнале «Лайф» и японской газете «Асахи Симбун». 145 F. Hunt, The untold story of Douglas MacArthur, p. 311. 122
нанести не только большой урон противнику, но и заставить его немедленно уйти из захваченных им районов. Если мы ударим с воздуха, то при нынешнем рассредоточении сил и прикрытия противника, мы лишим его источников и путей снабжения нефтью; превосходство в воздухе, которым он овладел в начале военных действий, будет сведено на нет» Н6. Устами генерала говорили наиболее реакционные круги американского общества. Они хотели возложить на плечи советского народа еще более тяжкое бремя, надеялись увидеть Советский Союз ведущим еще более кровопролитную борьбу на два фронта; они рассчитывали добиться победы наиболее выгодным для себя путем и диктовать своим обескровленным противникам и союзникам условия -послевоенного мира. Одним из наиболее ярых сторонников выдвижения генерала Макартура кандидатом от республиканской партии в президенты был руководитель профашистского комитета «Америка прежде всего», член палаты представителей Гамильтон Фиш 147. В условиях подъема антифашистской борьбы во всем мире и роста антифашистских настроений в самих США эти группировки на американской политической арене вынуждены были отказаться от открытого сотрудничества с немецкими промышленниками. Но тайные контакты в международных монополистических объединениях продолжали существовать; за кулисами второй мировой войны шла хитроумная игра, многие ее участники боялись победы Советского Союза, их пугала перспектива полного уничтожения фашистской Германии — ведущего антисоветского форпоста в Западной Европе. Внутриполитическая борьба в США, определяемая интересами различных монополистических группировок, сказывалась и на выдвигаемых в военных кругах в ходе войны различных военно-стратегических концепциях. По мере того как под влиянием побед Советской Армии ши- 146 «Асахи», 23.11.1964; «Life», 17 July, 1964, p. 92. 147 Фиш неоднократно брал под свою защиту лиц, обвиняемых в шпионаже в пользу Германии; он выступал против попыток министерства юстиции предать суду «противников внешней политики правительства, противников президента Рузвельта и нового курса, антикоммунистов и антисемитов». (А. Кан, Заговор против мира. стр. 225). 123
рилось национально-освободительное движение народов Азии, сторонники перенесения центра тяжести на военные действия на Тихом океане все более настойчиво требовали усиления помощи Д. Макаотуру. Под их влиянием в правительственных кругах США все больше складывалось мнение о том, что недооценка тихоокеанского театра военных действий наносит вред американским интересам. Председатель военного подкомитета сенатор от штата Кентукки Чандлер, один из рьяных сторонников «тихоокеанского направления», говорил своим коллегам: «Я приветствовал бы оказание помощи Англии и России в той мере, в какой мы можем ее оказать... Однако не за счет того, чтобы подвергнуть опасности Америку» 148. В ноябре 1943 г. Д. Макартур высказался еще более определенно: «Я вынужден обсудить эту проблему (тихоокеанскую.— В. В.). Юго-Запад Тихого океана имеет около 5% американских военных ресурсов вообще и меньше 10% того, что США вывозит за границу. Но даже это намного больше, чем было раньше. Процентное отношение воздушных ресурсов выглядит еще печальнее» 149. Перелом в войне придал еще большую энергию сторонникам Макартура. Они требовали уделить Тихому океану больше внимания до того, «как Япония сможет воспользоваться своими добытыми в войне преимуществами» 150. Уже упомянутый сенатор Чандлер выступил с предложением о том, чтобы в этом районе было создано единое командование Тихого океана и Юго-Восточной Азии во главе с генералом Макартуром. Отстаивая свои доводы, Чандлер становился в позу защитника национальных интересов США. Он говорил: «Я являюсь гражданином нашей страны, который искренне верит, что Тихий океан не может ждать. И если что-либо получится от конференции, предпринятой сейчас Рузвельтом и Черчиллем, то основное решение должно заключаться в том, чтобы оказать Тихому океану такое внимание, которое справедливо поставит этот район в центре международных отношений» 151. Чандлера поддержали ряд сенаторов и членов палаты представителей. Член 148 «New York Times», 20.TV.1943. 149 F. Hunt, The untold story of Douglas MacArthur, p. 311. 150 Ibid., p. 308. 151 «Congressional Records, vol. 90. 29 April, 1944, p. 3798. 124
палаты представителей от Калифорнии Роджер заявил: «Я полностью уверен, что будущая политика США на Тихом океане гораздо важнее того, что Америка будет делать в Европе» 152. В конгрессе раздавались настойчивые требования назначить Макартура Верховным главнокомандующим всем районом Тихого океана. Однако общественное мнение страны не разделяло настроений крайне правых и их веры в Макартура. 17 сентября 1943 г. в печати были опубликованы результаты опроса населения, проведенного Институтом общественного мнения Дж. Гэллапа в связи с предстоявшими в 1944 г. президентскими выборами. Институт задал американским избирателям вопрос: «Если президентские выборы состоятся сегодня и Рузвельт будет кандидатом от демократов, а Макартур — от республиканцев, то за кого бы Вы голосовали?» В целом по стране 58и/о опрашиваемых высказались за Рузвельта и 42%—за Макартура. Лишь на Среднем Западе результаты опроса оказались противоположными: только 44% высказались за Рузвельта и 56% —за Макартура 153. В центре внутриполитической борьбы оказались и различные варианты стратегических планов ведения войны на Тихом океане. К 1944 г. значительная часть офицеров, занимавшихся военным планированием в Вашингтоне, считала первоочередной задачей захват Формозы и активизацию воздушной войны против Японии с материковых баз в Китае; к числу наиболее активных сторонников такой точки зрения принадлежал и член Комитета начальников штабов США адмирал Кинг 154. Против этой стратегической концепции выступил генерал Макартур, поддержанный, как и следовало ожидать, крайне правыми силами в США. Вступив в полемику со сторонниками преимущественно воздушной войны с Японией, он отстаивал план наземных операций на Филиппинах с дальнейшим продвижением в глубь оккупированных японцами районов. Политическая сторона такого плана была ясна. Направление мыслей од- 152 Ibid. ш F. Hunt, The untold Story of Douglas MacArthur, p. 312. 154 См. Роберт Росс Смит, Лусон или Формоза?, — сб. «Важнейшие решения», М., 1964, стр. 296. 125
йбго из бедущих американских военных стратегов целиком отвечало интересам тех сил в США, которые были смертельно напуганы ростом национально-освободительного движения в Юго-Восточной Азии. Сторонники Макартура забрасывали правительство письмами, в которых требовали принять план Макартура, предусматривавший продвижение «от южной оконечности Филиппинских островов к Лусону и в дальнейшем к Тайваню» 155. В конце концов оба плана были санкционированы Объединенным комитетом начальников штабов, а их авторы (адмирал Нимиц и генерал Макартур) получили директивы начать конкретную подготовку к осуществлению своих замыслов. Тем не менее борьба вокруг этих планов продолжалась. В конце июля 1944 г. командующие войсками и флотом на тихоокеанском театре военных действий встретились с Рузвельтом в Пирл-Харборе. На этой встрече Макартур убеждал Рузвельта в необходимости первоочередного захвата Лусона, а Нимиц отстаивал план овладения Формозой в обход Лусона. План Нимица требовал передачи в ведение военно-морского командования всех сил Макартура, кроме двух дивизий и нескольких воздушных эскадрилий. Макартур открыто выражал свое неудовольствие планом Нимица 155. Президент не пришел тогда к окончательному решению: слишком убедительными казались доводы и той и другой стороны. Дискуссии вокруг проблемы «Лусон или Формоза?» продолжались в течение двух с лишним месяцев. Макартур по-прежнему был твердо убежден: обход Лусона «нанес бы сокрушительный удар чести и престижу США на всем Дальнем Востоке, если не во всем мире». Соперники Макартура, напротив, пренебрегали Филиппинским направлением и требовали усиления воздушной войны с Японией. Планы командующего флотом адмирала Кинга и представителя президента при Объединенном комитете начальников штабов адмирала Леги состояли в том, чтобы заставить Японию капитулировать в результате, морской блокады и опустошительных налетов американских бомбардировщиков на Япон- 155 F. Hunt, The untold story of Douglas MacArthur, p. 310. 156 Cm. Douglas MacArthur, Reminiscences.... pp. 196—197. 126
ёкие бстровй. Сторонники этих планов пытались склонить военное командование на путь создания большого количества баз вокруг Японии, что позволило бы, по их мнению, усилить воздушную войну и избежать кровопролитных операций на Японских островах 157. Когда в декабре 1943 г. глава американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Маршалл возвращался с Тегеранской конференции, он встретился с Ма- картуром. Последний был весьма обрадован, увидев в Маршалле своего влиятельного союзника 158. Макартур не упускал случая, чтобы по возможности унизить своего противника в борьбе за контроль над тихоокеанским театром военных действий. Он, например, красочно описывал перед Маршаллом все неудачи американского флота на Тихом океане начиная с Пирл-Харбора и упрямо при этом подчеркивал, что все они имели место там, где командование находилось в руках высшего военно-морского офицерства 159. По возвращении в Вашингтон Маршалл информировал Макартура о своих беседах с главой военно-воздушных сил генералом Арнольдом, который обещал командованию Юго-Западного района Тихого океана оказать большую воздушную поддержку. «С тех пор,— говорил умеренный на похвалы своего непосредственного начальства Макартур,— 157 Feis Herbert, Japan Subdued. The atomic bomb and the end of the war on the Pacific, p. 5. 158 Согласно воспоминаниям самого Макартура, Маршалл дал следующую характеристику адмиралу Кингу: «...адмирал Кинг претендовал на преимущественное влияние военно-морских сил в войне на Тихом океане; казалось, что он считал операции в этом районе своей собственной войной; он, в частности, предполагал, что единственная возможность для военно-морского флота смыть позор за Пирл-Харбор состоит в том, чтобы под морским командованием одержать победу над Японией. Он твердо придерживался своего отказа позволить какому-либо значительному военно-морскому соединению находиться под другим командованием, а не в подчинении военно- морских офицеров, хотя и считал при этом, что военно-морские офицеры компетентны в вопросах командования сухопутными и воздушными силами». Кинг негодовал, пишет Макартур, «по поводу моей видной роли в тихоокеанской войне... Он имел всестороннюю поддержку со стороны военно-морского министра Нокса, а в основных вопросах — президента Рузвельта, лидеров его аппарата, адмирала Леги и во многих случаях генерала Арнольда, главы военно-воздушных сил». (D. MacArthur, Reminiscences, p. 183). 159 Ibid., p. 184. 127
Вашингтон стал более внимателен к командованию Юго- Западного района Тихого океана» 16°. Однако сторонники воздушной войны, пропагандировавшие тезис: «воздушный флот важнее всего», не сдались сразу. Их поддерживали крупные магнаты американского капитала, вложившие гигантские состояния в освоение новых отраслей промышленности, связанных с самолетостроением. Они стояли за кулисами борьбы вокруг концепции стратегических воздушных бомбардировок. Эти круги старательно рекламировали в прессе преимущества плана воздушной войны с Японией. Особенно активно выступал с пропагандой идей воздушной войны известный инженер — авиаконструктор Северский. Член правления одной из авиационных компаний, Северский повсюду носился с планами бомбардировки собственно Японии. Он всеми средствами стремился посеять сомнения по поводу аргументов противников. Он писал: «Если американская наступательная кампания в дальнейшем будет разворачиваться так же, как десантные операции на островах Джильберта, скольким десяткам и даже сотням тысяч американских солдат придется пролить свою кровь. И все же достичь собственно Японии будет весьма трудно. Даже очень сомнительно, возможно ли будет занять Рабаул, первый пункт наступления» 161. «Воздушный вариант» встретил полную поддержку также у командующего 14-й воздушной армией США в Китае Ченнолта и Чан Кай-ши. Когда у военного командования США возникли опасения, смогут ли китайские войска надежно охранять аэродромы в Китае, Чан Кай-ши не преминул заверить американцев в том, что китайское правительство сделает 160 Ibid. 161 См. «Восточное обозрение», Сииьцзин, январь — март 1944, стр. 50—52. Сторонников активизации воздушной войны с Японией за счет ослабления наступления на островах упрекали в недооценке политических соображений, связанных с судьбами территорий Юго- Восточной Азии. Уинстон Черчилль вспоминал: «воздушный вариант» предполагал усиление авиационных баз в Китае, инициаторы плана считали возможным, таким образом, добиться победы над Японией «при меньших затратах», отказавшись временно от «политических целей, которые преследовались в других районах: Бирме, Малайе и Голландской Индии» (W. Churchill, The second world war, vol. VI, p. 559). 128
все, от него зависящее*6S. Но дальнейшие события показали полную беспочвенность обещаний Чан Кай-ши. Наступление японской армии в конце 1944 г. в Восточном и Юго-Восточном Китае застало американское командование врасплох. Оккупация противником важнейших авиационных баз на материке вынудила планирующие органы США спешно пересмотреть свои планы. Идея усиления воздушных атак, первоочередного захвата Формозы теряла своих последних сторонников. В конце концов победила точка зрения Макартура: захват о-<ва Лусон, высадка на Окинаве, отказ от планов захвата Формозы и порта на побережье Южного Китая 163. Оба плана — Макартура и сторонников усиления воздушной войны с баз в Китае — были рассчитаны на то, чтобы не допустить по возможности роста прогрессивных сил на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Первый имел целью предупредить победу национально- освободительного движения в странах Юго-Восточной Азии, второй — добиться капитуляции Японии без участия Советского Союза, при изоляции сил китайских коммунистов. При создании воздушных баз в Китае американская реакция имела в виду использование в случае необходимости в будущем своих опорных пунктов на материке против Советского Союза. Ченнолт впоследствии отмечал, что «русская промышленность восточнее Урала» открыта для воздушного нападения с аэродромов, построенных за время войны в Чэнду, Сиа- ни, Ланчжоу. С этих и многих других баз в Китае даже незначительными воздушными силами можно было, по мнению Ченнолта, нарушить «русские коммуникации» между Восточной и Западной Сибирью 164. Однако существовавшие разногласия среди различных монополистических групп в США по вопросам глобальной стратегии касались лишь средств, методов, путей осуществления экспансии американского капитала. Вопрос же о том, осуществлять или не осуществлять экспансию, не ставился под сомнение. 162 С. F. Romanus and R. Sunderland, Stilwell's Command problems, p. 5. 163 Роберт Росс Смит, Лусон или Формоза?, — сб. «Важнейшие решения», стр. 307. 164 С. L. Chennault, Way of a Fighter..., p. IX. 9 В. Б. Воронцов 129
Несмотря на некоторые особенности в политике различных групп американского капитала, монополистическими кругами в целом руководило единое желание выйти из войны обогащенными, завоевать больший удельный вес в международном бизнесе, расширить рынки, приобрести новые источники сырья. Эти пожелания а*ме- риканского империализма неизбежно ложились в основу колониальных планов и политики США в войне на Тихом океане.
Глава Ш ПОЛИТИКА США В ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ Американские планы установления системы международной администрации ha оккупированных территориях По мере приближения победы над державами «оси» американская буржуазия изыскивала средства дли укрепления своих послевоенных позиций в Азии. Американский военно-политический аппарат уже давно вел скрытую подготовку к прямым территориальным захватам. Военное и военно-морское ведомства интересовались прежде всего практическими мерами по оккупации тихоокеанских территорий. 22 марта 1943 г. Объединенный комитет начальников штабов США рекомендовал распределить роли ответственных за подготовку планов по вопросам военной администрации и гражданского управления на освобождаемых от противника территориях. Комитет подготовил 26 марта 1943 г. меморандум «относительно оккупации и создания администрации на вражеских территориях». В меморандуме отмечалось, что вся ответственность за военную оккупацию и управление должна быть возложена на Объединенный комитет начальников штабов. Намечалось создание объединенного комитета по оккупации и администрации для содействия органам Объединенного комитета начальников штабов, а также единого органа, который должен координировать всю работу по содействию военной администрации со стороны армии и флота *. 1 Dorothy E. Richard, United States naval administration of the trust territory of the Pacific Islands, — «Office of the Chief of Naval operation», Washington, 1957, p. 18. 9* 131
Ответственность за военную администрацию в районе тихоокеанских островов (Маршальские, Каролинские, Марианские, Курильские, Пескадорские острова, а также о-ва Бонин и Формоза) передавалась военно-морским силам, а в Японии, на Филиппинах и на континентальной территории Азии — армии2. Военные круги США видели в оккупации тихоокеанских островов возможность создать в этом районе непрерывную цепь военных баз от Пирл-Харбора до южных подступов к Японии; о-ва Мидуэй и Уэйк рассматривались в качестве моста к азиатскому материку, Гуам должен был стать крепостью в океане; о-в Палау намечалось использовать как промежуточное звено между Гуамом и Филиппинами3. Армейская и военно-морская службы США учредили специальные органы по будущему управлению гражданскими делами на оккупированных территориях. Еще в январе 1943 г. был создан отдел военной администрации при управлении главнокомандующего морскими операциями. 1 апреля 1943 г. при специальном управлении военного департамента был организован отдел гражданской службы. Эти два отдела проводили взаимные консультации по вопросам, связанным с будущей оккупацией различных районов 4. В апреле того же года отдел военной администрации приступил к планированию работы военной администрации для конкретных районов. Планирование осуществлялось на базе специальной школы при Колумбийском университете. Подготовительная работа велась в основном по проблемам, связанным с районами Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Шел тщательный отбор кандидатов в учебные центры военной администрации. В них принимались лишь лица с опытом административной работы, преподавания, инженерной службы и т. д.5. Слушатели этих центров должны были за небольшой срок ознакомиться с обычаями, языком, отличительными национальными особенностями народов Дальнего Востока, тихоокеанских островов и Юго-Восточной Азии. 2 Ibid., pp. 13—17, 20. 3 «After victory well key bases assure U. S. lasting peace», — «New York Times», 9.IV.1943. 4 Dorothy E. Richard, United States naval administration..., p. 9. 5 Ibid., p. 46. 132
Подготовка кадров осуществлялась по трем направлениям? усвоение основных инструктивных положений по порядку работы военной администрации и ее технике; изучение географии, астрономии, истории, языка; тщательное изучение государственных институтов, обычаев, языка районов, куда соответственно готовились кадры; практическая работа по подготовке планов деятельности военной администрации в предписанных районах6. Для работы в военной администрации на территории оккупированных районов Дальнего Востока и Юго- Восточной Азии прошли специальную подготовку в Прин- стоне 986 офицеров вооруженных сил США, закончили специальные школы при Принстонском и Колумбийском университетах 1333 офицера военно-морских сил США. 47 офицеров было подготовлено в высшей школе разведки военно-морского ведомства. Им вменялось в обязанность проводить разведывательную работу в аппарате военной администрации7. К 1944 г. были созданы пять групп районного планирования, в юрисдикцию которых входили: подмандатные о-ва, о-ва Бонин, Рюкю, Хайнань, Курильский архипелаг; Формоза и Пескадорские острова; Япония и Корея; Филиппины; Нидерландская Индия8. Американские планирующие органы не ограничивались подготовкой к оккупации японских владений, а приступили к изучению возможностей оккупации и колоний Запада. В феврале 1944 г. по настоянию управления гражданской администрации военного министерства (Civil Affairs Division of the War Department) и отдела оккупированных территорий военно-морского министерства (The occupied Areas Section of the Navy Department) госдепартамент начал готовить проекты официальных заявлений по вопросам, касающимся оккупации Японии и Кореи 9. В предложениях специального комитета, занимавшегося проблемами гражданской администрации (Inter 6 Ibid., p. 48. 7 Ibid., pp. 53—54. 8 Ibid., p. 48. 9 Frederic S. Dunn, Peace-making and the settlement with Japan, p. 31. 133
divisional Committee on the Far East), отмечалось: «1) оккупационные силы в Японии должны включать армии союзников, активно участвовавших в войне с Японией; должно быть принято, что все эти силы будут под американским командованием; 2) с окончанием военных операций и безоговорочной капитуляцией Японии в оккупированной стране должно быть создано союзное представительство тех держав, которые активно принимали участие в войне против Японии. Необходимо учитывать, что это представительство не должно быть настолько большим, чтобы нанести вред американскому характеру администрации» 10. В процессе подготовки к Ялтинской конференции госдепартамент представил президенту рекомендации также относительно будущего устройства Кореи. Авторы этого документа настаивали на организации в послевоенной Корее «какой-либо формы международной администрации или опеки, которая действовала бы до тех пор, пока корейцы не смогут управлять страной сами» п. В документе утверждалось, что «представительство иных государств, помимо США, не должно быть столь значительным, чтобы оно могло нанести вред американскому участию в оккупации» 12. Иными словами, рекомендации отражали прежде всего стремление определенных кругов США играть ведущую роль в оккупации как самой Японии, так и освобожденных от ее войск территорий и односторонне решать проблемы будущего устройства на Тихом океане. Эти круги, учитывая невозможность устранения Советского Союза от решения проблем Дальнего Востока, пытались свести дело лишь к формальному участию СССР в организации послевоенного устройства на Тихом океане. Что касается подмандатных островов Японии в Тихом океане, то адмирал Уильям Леги, выступая от имени Объединенного комитета начальников штабов США, писал государственному секретарю И марта 1944 г.: «Японские подмандатные острова должны быть постав- 10 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers», vol. V, 1944; «The Near East, South Asia, and Africa, Far East», p. 1204. 11 «Foreign relations of the United States. The Conferences of Malta, and Yalta, 1945», p. 360. 12 Ibid., p. 359. 134
лены под полный контроль США. Будущее этих островов не должно быть предметом каких-либо дискуссий» 13. Лидеры республиканской партии открыто выступали за прямой захват тихоокеанских островов. Республиканец Кларенс Келлад прямо заявлял: «Мы должны завладеть, если сможем, путем дружеских переговоров теми пунктами, теми островами, теми базами, которые укрепят позиции США. Тихоокеанские острова в том количестве и в том расположении, которое нам необходимо, должны стать нашими. Тихий океан должен стать американским озером» 14. Республиканцы упрекали правительство в бездействии и настойчиво требовали оккупации тихоокеанских островов; морской министр Нокс, ссылаясь на особое стратегическое значение островов на Тихом океане, настаивал в сенатской комиссии по иностранным делам на сохранении за США после войны Каролинских, Маршальских и Марианских островов 15. К республиканцам в этом вопросе примыкали и некоторые демократы. В августе 1944 г. сенатор-демократ Маккелар внес проект резолюции, предлагавшей «приобрести все острова на Тихом океане, в том числе о-ва Тайвань и Рюкю» 1в. Реалистически мыслящие деятели администрации во главе с президентом Рузвельтом считали невозможным объявить о намерении США аннексировать после войны тихоокеанские острова. Они хорошо понимали, что официальное провозглашение американским правительством таких намерений будет находиться в непримиримом противоречии с Атлантической хартией, с заявлениями Каирской декларации о том, что США «не стремятся к территориальным приобретениям», со всеми ан- тиколониалистскими декларациями и подорвет престиж США как страны, выступающей за «свободу» народов. Правительство, испытывая на себе сильное давление аннексионистских элементов, стремилось достичь компромисса между провозглашенной «антиколониалист- ской» политикой и устремлениями наиболее агрессивных 13 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers», vol. V, 1944, p. 1201. 14 С. В. Kellad, The zones of safety plan, American war and peace aims, — «The seventeenth annual debate handbook 1943—1944», p. 201. 15 «New York Herald Tribune», 10.111.1944. 16 «New York Times», 15. VI11.1944. 135
кругов США. 10 июля 1944 г. президента вынудили, наконец, дать ответ на многочисленные требования провозгласить тихоокеанские территории неотъемлемой частью США. Он сообщил, что работает над «идеей», направленной на то, чтобы Объединенные нации «попросили» США осуществлять опеку над японскими мандатными островами 17. Однако на Ялтинской конференции президент США не пошел дальше предложений об опеке над Кореей. Позиция Рузвельта в значительной степени объяснялась его стремлением исходить в важнейших вопросах внешней политики из реального положения вещей. На Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) впервые на уровне международной встречи было выражено отношение великих держав к проблеме опеки. Предполагалось, что эта система должна будет относиться к существующим мандатам Лиги наций; территориям, которые должны быть отобраны у врага в результате второй мировой войны; другим территориям, которые могли быть добровольно поставлены под опеку 18. В Ялте было намечено провести консультации по проблемам опеки накануне Сан-Францисской конференции 1945 г. Аннексионистские элементы в правящих кругах США сделали все, чтобы сорвать эти консультации. За три недели до начала Сан-Францисской конференции адмирал Кинг, отражая мнение наиболее экстремистских элементов, заявил о необходимости сохранить за США тихоокеанские острова, которые «должны были бы стать платой за пролитую американскую кровь» 19. Госдепартамент в обстановке усиления давления такого рода решил уклониться от предварительных консультаций с союзниками, сославшись при этом на отсутствие необходимых указаний от президента. До открытия конференции в Сан-Франциско США предпочитали сохранять свои предложения по опеке вне официальных переговоров 20. 17 R. В. Perry, Universities committee on post-war international problems. Final report on the work of the Committee 1942—1945,— «The territory of the Pacific: from mandate to trusteeship», p. 477. 18 «Department of State bulletin», vol. XVI (23 March, 1947), № 43, p. 513. 19 «New York Times», 5.IV.1945. 20 Cm. L. Woodward, British foreign policy in the second world war, p. 534. 135
Тем временем американские проекты опеки в условиях нараставшей к концу войны волны национально- освободительного движения и американо-английских расхождений по проблемам опеки постепенно видоизменялись. Эти изменения объяснялись стремлением США к компромиссу с колониальными державами Запада. В американском планировании стала преобладать другая тенденция использования опеки: в США стали рассматривать этот международный институт в основном не как средство вытеснения своих европейских конкурентов из Азии, а в качестве своевременной и наиболее удобной ширмы для подавления национально-освободительных движений и прикрытия своих территориальных захватов на Тихом океане. На конференции в Сан-Франциско США в своем проекте по опеке всячески старались обойти молчанием выдвигавшийся ими ранее принцип самоопределения и необходимость достижения народами независимости в качестве конечной цели новой системы. Новые американские предложения в отличие от предложений 1943 г. не содержали и намека на «статут национальной независимости». Это, конечно, не означало, что все англо-американские расхождения были устранены. Английские политики понимали, что, хотя из проектов и выброшены формулировки, вызывавшие решительное сопротивление сторонников незыблемости колониальных империй Запада, опасность со стороны их империалистического конкурента, США, нисколько не уменьшается. Тем более что в любых американских проектах содержались положения, позволявшие претворить в жизнь принципы «равных возможностей» и «открытых дверей». Не могли колониальные державы принять и новый проект США, выдвигавший тезис о стратегических территориях. Этот тезис призван был юридически обосновать предполагаемый захват Соединенными Штатами тихоокеанских островов. Английская делегация подчеркивала на конференции бесполезность попыток провести четкую границу между территориями, имеющими стратегическое значение и не имеющими такового21. Французская буржуазия, так же как и английская, 21 Ibid., pp. 534—535. 137
не желала отказаться от своих тихоокеанских владений лаже перед лицом постоянного давления и угроз. За день до подписания в Токийской бухте акта о капитуляции Японии де Голль заявил на пресс-конференции: «В настоящее время США используют морскую базу в Нумеа, которую мы передали в распоряжение союзников на время войны даже при отсутствии настойчивых требований с их стороны. Очевидно, что это временное соглашение, которое не может быть постоянным, ибо Франция обладает бесспорным суверенитетом над этими территориями»22. В осуществлении своих проектов установления послевоенного господства на тихоокеанских территориях, оккупированных в период войны, США встретили противодействие Австралии и Новой Зеландии. Если в начале войны Австралия и Новая Зеландия видели спасение от, казалось бы, неминуемого вторжения японской армии на Австралийский континент в тесном союзе с США, то после перелома в ходе войны отношение к этому союзу резко изменилось. Оправившись от первых потрясений и убедившись в том, что их территориям уже не угрожает опасность со стороны Японии, правительства Австралии и Новой Зеландии стали проявлять недовольство по поводу слишком глубокого вторжения американского «спасителя» в экономику их стран. В январе 1944 г. Австралия и Новая Зеландия заключили соглашение в Канберре. Австралийские лидеры оправдывали это соглашение следующими аргументами: поскольку британский военный флот и его сингапурская база i:e являлись более реальными гарантами безопасности, а безопасность Австралии и Новой Зеландии тесно связана с безопасностью всего района Юго- Восточной Азии, этим странам необходимо было действовать совместно по отношению ко всем общим тихоокеанским проблемам. Кроме того, Австралия благодаря своему вкладу в войну на Тихом океане получила новые права и обязательства, среди которых важное значение имело право полного и активного участия в планировании послевоенного мира. Статья 16 соглашения предусматривала лишение США 22 L. W. Holborn (ed.), War and peace aims of the United Nations. 1943—1945, vol. 2, p. 897. 138
права пользования базами доминионов после войны23. Австралийские государственные деятели, выступая по поводу соглашения, прямо называли претензии США на базы «абсурдными». В Вашингтоне расценизали новое соглашение как угрозу планам тихоокеанской экспансии США. В конгрессе открыто заявлялось, что соглашение ущемляет «законные послевоенные цели и намерения США, их безопасность и их долю в эксплуатации воздушных и морских дорог» 24. Конгрессмены высказывали пессимистические предположения относительно будущих отношений США с Австралией и Новой Зеландией 25. Весной 1944 г. австралийский премьер заявил, что Тихоокеанскому совету не удается «действовать таким образом, как предполагало правительство Австралии» 26. Действительно, Тихоокеанский совет получал возможность ознакомиться со стратегическими военными планами в бассейне Тихого океана лишь после того, как они утверждались американским Комитетом начальников штабов. В результате Австралия и другие тихоокеанские страны в Совете были не в состоянии осуществить какой-либо контроль над военным планированием на Тихом океане. Это привело к появлению все более заметных трещин в американо-австралийско-новозеландском союзе. Когда начались переговоры в Сан-Франциско, отношения между США, с одной стороны, Австралией и Новой Зеландией —г: другой, стали еще более натянутыми. Стремление США установить свой постоянный кон- 23 Статья 16 соглашения гласила: «Оба правительства рассматривают в качестве признанного принципа международной практики, что строительство и использование любой державой военно-морских, военных или военно-воздушных сооружений на любой территории, находящейся в районе суверенитета или под контролем другой державы, не дает само по себе какого-либо основания для территориальных притязаний или прав на суверенитет или контроль после окончания военных действий». «Australian-New Zealand Agreement... Canberra, 21 January 1944, New-Zealand treaty series, 1944, № 1 (Wellington, Department of external affairs, pp. 6—7)». 24 «New York Times», 9.III.1944. 25 Конгрессмен Джеймс Ричард отметил, что соглашение «служит напоминанием миру, что эти два члена Британской империи должны иметь ведущее слово в распределении или управлении островов на Тихом океане» («New York Times», 19.IV. 1944). 20 «Parliamentary debates», vol. 179 (17 July, 1944), p. 39. 139
троль над рядом территорий в Тихом океане усилило беспокойство Австралии за будущее своих колоний. Американо-английские проекты не получили австралийской поддержки. Австралия в Сан-Франциско выступила за распространение принципа опеки не только на те категории территорий, которые были отмечены в Ялте, но и на все зависимые территории. Австралийский делегат Ф. Эгг- лестон, удивляя слушателей своей смелостью, спрашивал: «Я не вижу оснований, почему прогресс этих народов (колониальных стран) должен иметь меньшее международное значение, чем прогресс и благополучие народов и территорий, освобожденных от врага»27. Он назвал поведение американских политиков «весьма разочаровывающим» в свете прежней критики «колониального империализма со стороны американских ученых и публицистов»28. Австралийское правительство продолжало настаивать на своей точке зрения, несмотря на недовольство Англии и США. Непримиримая позиция Австралии в условиях близкого конца войны, когда США было очень невыгодно публично отстаивать свои военные «антиколо- ниалистские» лозунги и необходимость распространения принципа опеки на колониальные владения западных держав, особенно раздражала тихоокеанских союзников Австралии. Почему же Австралия неожиданно пошла даже дальше американских «антиколониалистов»? Планы Австралии были просты: распространение режима опеки на все «зависимые» территории позволило бы модифицировать в духе времени господство Австралии на Папуа и в Новой Гвинее. Вместе с этим правительства Австралии и Новой Зеландии, считавшие себя равноправными участниками в войне, желали лишний раз подчеркнуть свою возросшую роль в делах Тихого океана. Тогда США решили попросту игнорировать интересы своего партнера. В то время как госдепартамент стремился произвести впечатление на колониальные народы своими «анти- колониалистскими» декларациями, а на союзников — верностью обязательствам, военное ведомство США 27 A. F. Walter, Australia's relations with the United States. 1941—1949, p. 235. 28 Ibid. 140
(подкомитет правительственного Комитета по военно- морским делам) подготовило и в августе 1945 г. представило конгрессу «исследование» относительно будущего тихоокеанских территорий. Этот документ содержал следующие рекомендации, абсолютно противоположные пожеланиям западных и тихоокеанских союзников США: «1. Установить доминирующий контроль над бывшими японскими подмандатными островами: Маршальскими, Каролинскими, Марианскими... а также над японскими о-вами Бонин и Рюкю. 2. Закрепить особые, существенные права в районах, где американские базы были созданы на островных территориях союзных наций. 3. Полное право контроля над Манусом, Нумеа, Эс- пириту-Санто, Гуадалканалом и другими американскими опорными пунктами, расположенными в местах или на островах, которые являются подмандатными или объектом претензий для других наций, должно быть передано США, так как: а) эти нации не способны защищать указанные острова; б) эти базы связаны с нашей (США.— В. В.) цепью обороны»29. К концу войны в США все более четко проявлялось глубокое противоречие между «антиколониалистскими» заявлениями США и деятельностью аннексионистских элементов в американском правительстве и организаций по послевоенному планированию. Будущее тихоокеанских территорий, проблема опеки стали той лакмусовой бумажкой, которая обнажила подлинные замыслы американской политики на Тихом океане. Политика США в отношении Индокитая в последний период войны Чем реальнее обозначалась перспектива окончания войны, тем заметнее становились расхождения между США и Англией по поводу будущего колониальных вла- 29 «Study of pacific bases. A report by Subcommittee on pacific bases of the Committee on naval affairs», U. S. 79th Cong., pp. 1010— 1011. 141
дений европейских держав на Тихом океане. Наиболее сильные трения возникли при обсуждении будущего французских колоний. Еще 27 марта 1943 г. на совещании в Вашингтоне, где присутствовали Рузвельт, Хэлл, Уэллес со стороны США, Идеи, Галифакс, Уильям Стрэнг со стороны Англии, состоялся общий обмен мнениями относительно послевоенного устройства на Тихом океане. По свидетельству Гоп- кинса, президент не хотел брать на себя обязательств относительно возвращения всех дальневосточных колоний странам, которые владели ими или контролировали их до войны. Особенно твердую позицию Рузвельт занял в отношении Индокитая и португальского Тимора. Он считал, что «Франция определенно не станет снова перворазрядной державой (по крайней мере в течение 25 последующих лет!)», и рассматривал США свободными от обязанности возвратить Франции все ее колонии. По его мнению, Франция должна была быть лишена Индокитая, Новой Каледонии, Маркизских островов30. Во время Каирской конференции в ноябре 1943 г. США и гоминьдановский Китай обсуждали проблему будущего статуса Индокитая и договорились об установлении американо-китайской опеки над этой бывшей французской колонией 31. Американские планы ликвидации французских колониальных владений в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане наталкивались на упорное сопротивление как французов, так и англичан, исходивших из общности их колониальных интересов. Генерал Ведемейер, верховный главнокомандующий вооруженными силами США в Китае, сообщал 15 ноября 1944 г. в Вашингтон, что, по его наблюдениям, Англия, Франция, Голландия прилагают отчаянные усилия для восстановления своих довоенных политических и экономических позиций на Дальнем Востоке 32. Французы всеми средствами пытались добиться согласия США на участие французских войск в военных действиях на Тихом океане. Активизировала свою деятельность специальная французская миссия в Индии, го- 30 См. {С. Hull], Memoirs Cordell Hull, vol. 2, p. 1596; Maurice Matloff, Strategic planning for coalition warfare 1943—1944, p. 339. 31 «Foreign relations of the United States, diplomatic papers, the Conference of Berlin (The Potsdam Conference 1945)», vol. I, p. 916. 32 Ibid., p. 917. 142
товая в любую минуту перебраться на территорию Индокитая. Осенью 1944 г. французская военная миссия во главе с генералом Блезо появилась на Цейлоне. В Вашингтоне стало известно о намерении французов добиваться от американцев официального признания своей деятельности и равноправия с другими миссиями при командовании в Юго-Восточной Азии-33. Глава, французской военной миссии в США адмирал Фенард обратился 19 сентября 1944 г. с письмом к адмиралу Кингу. Он пытался убедить своего американского союзника в необходимости обеспечить участие французского флота в войне с Японией34. Англия открыто поддерживала французов и добивалась согласия американцев на их участие в освобождении Индокитая. Английский посол в Вашингтоне лорд Галифакс во время беседы с Хэллом с беспокойством спрашивал, окончательно ли решение американцев лишить Францию Индокитая 35. Позиция Англии приводила президента США к мысли о том, что Британия стремится восстановить Францию в качестве «державы первого класса», которая будет на стороне англичан. Однако в США на французских -представителей смотрели в основном как на надоедливых бедных родственников. В меморандуме военно-морскому министру Форресто- лу от 17 ноября 1944 г. Рузвельт категорически заявил: никакое одобрение со стороны американцев не должно иметь место в отношении аккредитования любой французской миссии при командовании района Юго-Восточной Азии и что никакие военные или гражданские представители США не должны быть уполномоченными принимать решения по политическим вопросам с французской миссией или с кем-либо другим зб. 33 М. Vigneras, United States army in world war II, Rearming the French, p. 394. Еще в конце 1943 г. генерал Маршалл получил от французского представителя в Вашингтоне меморандум с выраженным в нем пожеланием дать возможность представителям военных кругов «Свободной Франции» принять участие в заседаниях Тихоокеанского совета. Просьба обосновывалась высокой квалификацией французских военных, необходимой для того, чтобы «помогать союзникам в подготовке операций своими рекомендациями». 34 М. Vigneras, United States army in world war II, Rearming the French, pp. 392—393. 35 Ibid. 36 Ibid., p. 394. 143
Несколькими месяцами раньше, в феврале 1944 г., в ответ на предложение госдепартамента использовать французов в военных операциях и в гражданской администрации в Индокитае, ибо «они хорошо знают страну и ее проблемы», Рузвельт заявил Стеттиниуеу, что Франция ни в какой форме не должна принимать участия в освобождении Индокитая; военные операции в этом районе должны осуществляться только англо-американскими войсками и иметь целью установление международной опеки над этой французской колонией37. IB Ялте президент США вновь высказал мысль о том, что он имеет в виду установление режима опеки для Индокитая. При этом Рузвельт добавил, что англичане не одобрили такого рода идею. Желание англичан вернуть Индокитай Франции президент объяснял опасениями возможного влияния нового режима в бывшей французской колонии на положение в Бирме38. В марте 1945 г., когда Хэрли и Ведемейер посетили Вашингтон, они высказали Рузвельту свои опасения относительно возрождения колониальных империй Запада. Хэрли сообщил, что французы, англичане, голландцы кооперируются с целью предотвращения установления опеки Объединенных наций над Индокитаем. На основании своих наблюдений он делал парадоксальный вывод: союзники надеялись использовать ленд-лиз и людские ресурсы США для восстановления своего имперского контроля в Азии. Рузвельт просил Ведемейера принять меры для предотвращения политической активности англичан и французов в Индокитае. В беседе же с Хэрли Рузвельт указал на необходимость мобилизовать силы дипломатии против Франции, при этом он сослался на устав Объединенных наций, который, по мнению президента, должен был помочь народам «освободиться от колониальной зависимости»39. Президент призвал своих представителей на Дальнем Востоке внимательно следить за тем, чтобы «вовремя предотвратить политические действия 37 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers», vol. V, 1944, pp. 1205—1206. 38 «Foreign Relations of the United States.. Diplomatic papers. The Conferences at Malta and Yalta», p. 770. 39 James V. Martin, Thai-american relations in world war II,— «The Journal of Asian studies», vol. XXII, August 1963, № 4, p. 465. 144
Англии и Франции в эгом районе», и предоставлять лишь ту поддержку англичанам и французам, которая потребуется для обеспечения необходимых операций против Японии40. Когда Маунтбэттен сообщил американцам о своем намерении послать в Индокитай самолеты и попытался обосновать эту акцию тем, что она .должна быть предпринята для поддержки «партизанских групп», штаб Ведемейера выступил с резким протестом. Ведемейер спешно отправил Маунтбэттену послание, где писал: «Я никогда не допускал предположения, будто Вы имеете право осуществлять операции в районе, соприкасающемся с Вашим собственным, без того чтобы не поставить в известность командующего этим районом и признать его полную власть там... Ваше решение осуществлять эти операции без одобрения генералиссимуса (чан Кай- ши.— В. В.) является в сущности прямым нарушением наших соответствующих директив» 41. Таким образом, Ведемейер строго выполнял предписания президента, тем самым еще больше усугубляя и без того тяжелое положение французов в Индокитае. Тем временем Япония в связи с угрозой усиления национально-освободительного движения на оккупированных территориях лихорадочно маневрировала. Она решила пойти на более активные действия против французских властей в Индокитае. 8 марта 1945 г. глава вишистской администрации в Индокитае адмирал Деку получил от японского посла Мацумото ультиматум, в котором французам предписывалось подчиниться японскому командованию. Японцам без особого труда удалось разгромить сопротивлявшиеся гарнизоны французов, остатки которых укрылись в Лаосе и Южном Китае. В результате японского давления император Бао Дай «соблаговолил принять сотрудничество с Японией». В своей декларации он провозгласил: «...начиная с этого дня договор о протекторате с Францией ликвидирован и страна вновь берет в свои руки права на независимость» 42. 40 «Foreign relations of the United States, diplomatic papers, the Conference of Berlin (The Potsdam Conference 1945)», vol. I, p. 917. 41 James V. Martin, Thai-american relations in world war U, p. 465. 42 Fistie, Le reveil de VExtreme-Orient, p. 297. 10 В. Б. Воронцов 145
'После того как устами императора Бао Дая японцы провозгласили наконец право Индокитая на «независимость», французы стали поспешно покидать страну 43. Гоминьдановцы настаивали на предоставлении им права оккупации северной части Индокитая и всеми средствами старались не допустить на эту территорию силы «Свободной Франции». С появлением в августе 1945 г. на севере Индокитая 200-тысячной армии чанкайшистов французы, находившиеся там, оказались фактически на положении пленных 44. Обострялась тайная война в этом районе и между союзниками, активное участие в которой приняли сотрудники УСС. Англичане и французы были крайне обеспокоены активностью американской разведки в Индокитае. 10 офицеров УСС под командованием майора Бэнкса накануне ухода японцев из Таиланда высадились на аэродроме в районе Наунг Кхай, не имея на то разрешения командования СЕАК. Наунг Кхай, расположенный на границе Таиланда с Лаосом, не случайно привлек внимание УСС. Отсюда американское командование стремилось следить за событиями во французских колониях. В одном из первых распоряжений, исходивших от американских офицеров, французам предписывалось держаться вне города и «прекратить агрессию» против вьетнамцев и свободного Лаоса. Майор Бэнкс учредил свой штаб в Накорн Паноме и контролировал положение в близлежащих вьетнамских районах. Когда японцы ушли из этих районов, власть там оказалась в руках вьетнамских патриотов. Бэнкс пытался установить связи с Вьет-Ми- ном и, выступая перед его представителями, заверял их в решимости американцев «положить конец французской агрессии». Глава американских разведчиков, пытаясь обосновать вступление гоминьдановских войск в Индокитай, заявил, что они «должны были разоружить французов, взять управление страной, чтобы способствовать установлению национально-демократического правительства в Индокитае, свободного от господства Франции». Командира французских подразделений, расположенных в этом районе, он назвал пиратом и угрожал обратиться за помощью 43 J. Sainteny, Histoire d'une paix manquee. Iridochine 1945— 1947, p. 34. 44 Denis Warner, The last Confucian, New York, 1964, p. 51. 146
к китайским отрядам в том случае, если французы нб уйдут из района, контролируемого Вьет-Мином. Французы, испытывая с одной стороны давление Вьет-Мина, а с другой — американских союзников, вынуждены были в конце концов уйти в леса. Английская агентура в этом районе запросила свое начальство о полномочиях Бэнкса. Последовал ответ, что Бэнкс не имеет права действовать с территории Таиланда, находящегося под юрисдикцией СЕАК. Пока англичане изыскивали пути для деликатного противодействия американцам, антифранцузские действия американской разведки продолжались, причем Бэнкс ссылался на необходимость следовать приказам своего начальства 45. Американские представители надеялись использовать в интересах США любое патриотическое, националистическое движение в этой стране в межимпериалистической борьбе. Позиция США в отношении Индокитая заставляла правительство де Голля еще.более активизировать свои попытки установить контроль над этой страной. В апреле того же года де Голль послал в Юньнань, на границу Китая с Индокитаем, специальную миссию во главе с Сентени. Официально эта миссия должна была принимать и приводить в порядок подразделения французской армии, перешедшие после выступления японцев в Индокитае китайскую границу. На деле же Сентени развил активную деятельность совсем другого рода. Созданная им в Северном Индокитае обширная сеть «по осведомлению и приему» французских солдат представляла собой своеобразное французское «маки» в Индокитае и должна была сохранить и утвердить французское «присутствие» в этой стране43. 23 марта 1945 г. де Голль произвел зондаж мирового общественного мнения в отношении своего намерения восстановить колониальные порядки в Индокитае. В этот день радио «Свободной Франции» передало в эфир сообщение, что Индокитайская федерация образует вместе с Францией и ее владениями французский союз. Англичане же, поддерживая французов, внимательно следили за событиями в Индокитае и пытались нейтрализовать американскую пропа- 45 Peter Kemp, Alms for Oblivion, London, 1961, pp. 46—47. 46 J. Sainteny, Histoire d'une paix manquee. lndochlne, 1945— 1947, p. 10. 10* 147
ганду, провозгласившую тезис о «независимости Индокитая». Однако даже после поражения гитлеровской Германии французы оставались еще в неведении, разрешат ли им США принять участие в военных действиях на Тихом океане, позволят ли им вернуться в Индокитай победителями и принять капитуляцию у поверженной Японии. Таким образом, борьба империалистов за Индокитай, за восстановление колониальных порядков в этой стране имела серьезные отличительные особенности на заключительном этапе войны на Тихом океане. В других районах Южной и Юго-Восточной Азии угроза национально-освободительного движения заставляла империалистов объединяться для защиты их общих политических интересов. В этом же районе идеи классового сотрудничества империалистов в борьбе с национально-освободительным движением столкнулись в конце войны с серьезными разногласиями между Англией и Францией, с одной стороны, и США — с другой, по поводу будущего Индокитая. Вступление СССР в войну на Тихом океане и проблемы дальневосточной политики США Великая Отечественная война советского народа приближалась к своему победоносному завершению. Советские войска освободили территорию Румынии, Болгарии, Венгрии, начали освобождение Польши и Чехословакии. В 1944 г. наконец начали осуществляться согласованные решения союзников о совместных действиях в войне против Германии; в июне открылся второй фронт в Западной Европе, стремительное наступление Советской Армии позволило войскам союзников изгнать немецко- фашистские войска из Средней Италии, Франции, Бельгии. Освобождение Советской Армией Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии обеспечивало необходимые предпосылки для создания на территории Европы независимых, демократических государств. В январе 1945 г. советские войска начали новое, последнее наступление на советско-германском фронте. Надежды гитлеровской Герма- 148
нии на чудо и «благоразумие» капиталистического мира потерпели полный крах. В то время как Советское правительство неотступно добивалось полного разгрома фашизма и боролось за осуществление принципов послевоенного демократического устройства, определенные силы в США вынашивали планы господства над миром. Эти силы все более активно выступали против реалистической политики Рузвельта. Особое внимание они уделяли проблемам подавления национально-освободительного движения в странах Азии. В это время уже было ясно, что полное достижение народами этих стран независимости будет означать окончательное поражение политики, направленной на укрепление американских позиций в бывших колониях японского империализма. В Вашингтоне все чаще задавали себе вопрос, как наиболее выгодно для себя закончить войну на Тихом океане, как наиболее удачно заполнить «вакуум» в освобожденных от японцев районах, как сохранить «стабильность» в Азии. При этом учитывалось возможное вступление Советского Союза в войну против Японии и уделялось много внимания поискам путей, которые могли бы избавить США от нежелательных последствий, связанных с этим шагом СССР. В начале 1945 г. Объединенный комитет начальников штабов обратился к правительству с запросом, «какова точка зрения правительства на участие Советского Союза в войне с Японией, если будущие переговоры покажут, что Советы могут оказать незначительную помощь, а результатом их участия в войне явится необходимость -предоставить им более веский голос в решении тихоокеанских проблем»47. Американская разведка высказывала мнение, что «вступление Советской России в азиатскую войну подорвет позиции Америки в Азии настолько сильно, насколько эти позиции подорваны в Европе и за Адриатикой...». Она считала, что нежелательный для США исход войны в таких районах, как Китай и Корея, неизбежен 48. Перспективы вступления СССР в войну на Тихом 47 R. S. Cline, Washington command post: the operations division, p. 331. 48 Cm. B. Barron, Inside the State department, p. 126. ;:149
океане, рост национально-освободительного движения китайского народа заставляли американских военных и политических деятелей более тщательно обдумывать свои решения, связанные с военными действиями на Тихом океане. В январе 1945 г. группа стратегии и политики при военном ведомстве, оценивая соотношение сил в Азии в связи с приближением конца войны, советовала Объединенному комитету начальников штабов «более тщательно следить за политическим эффектом тех или иных военных решений»4Э. Некоторые военные специалисты в США, выступившие позже в роли историков, не без оснований утверждают, что в последний год войны ответственность, возложенная на Макартура, все в большей степени принимала «политическую окраску». На первый план выдвигался вопрос, сколько и какие послевоенные базы будут приобретены Соединенными Штатами 50. -В атмосфере острой внутриполитической борьбы, усиления наступления реакции администрация Ф. Рузвельта готовилась к Ялтинской конференции, на которой главы правительств трех держа© должны были принять решения по коренным вопросам, касавшимся хода войны и особенно послевоенной политики этих держав. 'Представители реалистического крыла американского правительства, возглавляемого Ф. Рузвельтом, невзирая на давление справа, понимали необходимость учитывать происшедшие в мире изменения, учитывать возросшую роль СССР в международных делах. Поэтому на Ялтинской конференции Рузвельт, отложив в сторону многочисленные сомнения, поставил свою подпись под решениями, которые были полностью выдержаны в духе антифашистской коалиции. Одно из этих решений предусматривало выступление Советского Союза против Японии51. Решение Советского Союза о вступлении в войну на Тихом океане было логическим итогом событий второй мировой войны. Это решение было вполне закономерным 4? Ray S. Cline, Washington command post: the operations division, p. 331. 50 M. Matloff, Strategic planning for coalition warfare 1943— 1944, p. 539. 51 Противники Рузвельта обвиняли президента в связи с этим решением в том, что будто бы в вопросах дальневосточной политики он смотрел сквозь «красные» очки-. •150
следствием всей борьбы антифашистской коалиции с державами «оси». В интересах всей антифашистской коалиции и народов Азии было необходимо нанести мощный удар по плацдармам Японии на материке. Важнейшим из таких плацдармов была Маньчжурия, где был создан мощный военно-промышленный комплекс. С целью рассредоточения промышленных предприя: тий, приближения их к источникам сырья и использования дешевой китайской рабочей силы японское правительство и монополии начали переводить некоторые промышленные предприятия с Японских островов в Маньчжурию еще до войны 52. В Маньчжурии работали предприятия машиностроения, по производству самолетов, автомобилей, железнодорожного подвижного состава, оружия, боеприпасов, химической продукции, а также по ремонту промышленного оборудования и военной техники, находившихся на вооружении японской армии. Для укрепления тыла на территории Маньчжурии японское правительство с 1937 г. начало массовое организованное переселение семей японских резервистов, которым продавались лучшие земли, отторгнутые у китайских крестьян53. Это был целый комплекс мероприятий, имевших целью обеспечение подготовки вооруженных сил для агрессии против Советского Союза54. Другим важным военным плацдармом и базой военно-морских сил Японии на материке была Корея. В годы войны на Тихом океане японские империалисты проводили политику полной колонизации Кореи. Они стремились максимально использовать богатства корейского народа, людские ресурсы страны для нужд войны. 52 В 1939 г. сюда было переведено 19 предприятий, в 1940 г.— 13, в 1941 г. —23, в 1942 г.— 24, в 1943 г. — 17 предприятий («Манею нити нити», 27.IX.1943). 53 За 16 лет начиная с 1937 г. планировалось переселить в Маньчжурию 1 млн. семейств — 5 млн. человек: в 193*7—1941 гг.— 100 тыс. семейств, в 1941—1945 гг.— 200 тыс., в 1945—1949 гг.— 300 тыс., в 1949—1953 гг. — 400 тыс. семейств («Адзия Мондай Код- за», т. IV, стр. 441). В период наступательных операций Советских Вооруженных Сил против Квантунской армии . в Маньчжурии значительная часть резервистов-переселенцев-jбыла мобилизована .и участвовала в боевых операциях, особенно в гарнизонах укрепленных районов на Забайкальском и Приморском, направлениях^ 54 Об антисоветских военных планах японских империалистов см. Д. И. Гольдберг, Внешняя политика Японии, стр. 204—208. .151
iB экономике колониальной Кореи хозяйничали японские концерны Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Дайоти и др. Японцы в первую очередь выкачивали из Кореи те виды сырья, которые они раньше вывозили из США и Англии. В 1944 г. добыча угля в Корее достигла более 8 млн. т, железной руды — 3 млн. т. Химическая промышленность, дававшая в 1940 г. 37,3% всей промышленной продукции Кореи, снабжала взрывчаткой и авиационным топливом квантунскую армию, а также все вооруженные силы Японии в Китае и Юго-Восточной Азии. В 1944 г. генерал-губернатор Кореи iKohco говорил о значении Кореи для милитаристской Японии: «Япония ведет невиданную до сих пор войну, эта война приняла затяжной характер. Корея призвана оказать серьезную помощь Японии в этой большой войне как своими людьми, так и стратегическим сырьем»55. Японская военщина активно использовала аппарат военно-политического подавления в Корее для насильственного привлечения людских ресурсов в промышленность и для чисто военных нужд. Для военной промышленности и обслуживания тыла действующей армии японское командование насильственно 'вывозило в Маньчжурию и на Японские острова корейских граждан. В 1944 г., когда тотальная мобилизация на фронт вызвала нехватку рабочих в военной промышленности, насильственный вывоз рабочей силы усилился. По данным японских источников, в этом году в судостроительной промышленности Японии состав рабочих был следующим: постоянных рабочих-японцев — 20%, мобилизованных рабочих старших возрастов — 45%, детей и подростков-школьников— 10, осужденных — 9, корейских рабочих — 8, женщин, мобилизованных на подсобные работы, — 4, пленных — 3, китайских рабочих — 1 % 5б. Мероприятия японского правительства по созданию плацдармов у дальневосточных границ Советского Союза подкреплялись внешнеполитическими и даже военными антисоветскими акциями. Известно, что японские милитаристы в годы войны грубо нарушили условия пакта о нейтралитете между СССР и Японией от 13 апреля 1941 г. В течение 1941 —1944 гг. японская сторона задер- 55 Цит. по кн.: Ф. И. Шабшина, Очерки новейшей истории Кореи, 1918—1945, стр. 205—206. 56 «Тайхэйе сэнсо стокэцу рон», стр. 367, 152
жала или 'потопила 178 советских торговых кораблей, что нанесло большой вред снабжению советского Дальнего Востока необходимыми товарами и продовольствием. Японский дипломатический и разведывательный аппарат в СССР тайно служил интересам фашистской Германии57. Провокации японской военщины, постоянная угроза дальневосточным границам Советского Союза со стороны Японии требовали от Советского правительства принятия определенных мер. Эти меры были официально одобрены союзниками на Ялтинской конференции. Ф. Рузвельт приветствовал решение СССР об участии в войне на Тихом океане. Однако Ялтинское соглашение о вступлении Советского Союза в войну против Японии 58 было враждебно встречено определенными кругами в США. Они не могли смириться с тем обстоятельством, что вступление Советского Союза в войну с Японией обеспечит основы демократического решения послевоенных проблем на Тихом океане, еще более высоко поднимет авторитет социалистического государства среди угнетенных народов Востока. Боясь, что вступление СССР в войну против Японии будет содействовать росту прогрессивных сил в странах Дальнего Востока, подъему национально-освободительного движения в различных районах Азии, некоторые деятели из государственного департамента, военного и военно-морского ведомства измышляли различного рода проекты, призванные помешать Советскому Союзу осуществить свою благородную миссию, помешать победе демократических сил в Японии, Китае и Корее. Они, в частности, высказывали мнение о желательности пересмотра исподволь выдержанных в справедливом духе условий вступления СССР в войну 57 См. подробнее в ст.: Л. Кудашев, О нарушении милитаристской Японией пакта о нейтралитете с СССР, — «Международная жизнь», 1962, № 2, стр. 103—115. 58 Соглашение предусматривало возвращение СССР Южного Сахалина, отторгнутого от России по Портсмутскому мирному договору 1905 г., Курильских островов и принадлежавшего ранее России права аренды Люйшуня (Порт-Артура) — важной военно-морской базы на Тихом океане. Порт в Даляне в интересах развития торговли должен был быть интернационализирован. Предусматривалось совместное управление Советским Союзом и Китаем на паритетных началах Китайско-Восточной и Южно-Маньчжурской железными дорогами. Был принят ряд других решений, имевших большое международное значение. Предусматривалось, в частности, сохранение статус-кво МНР. (См. «Правда», 13.11.1946). 153
на Тихом океане. Особенно активизировались эти силы после смерти президента Рузвельта. Весной 1945 г. некоторые государственные деятели США начали вести подкоп под союзнические обязательства на Дальнем Востоке. Они поставили под сомнение содержание термина «безоговорочная капитуляция» в отношении Японии, принятого членами антифашистской коалиции в качестве основы послевоенной дальневосточной политики. 1 мая 1945 г. морской министр Форрестол, выступая перед представителями министерства иностранных дел и военного ведомства, попытался создать атмосферу недоверия к СССР. Давая понять, что СССР представляет опасность для США на Дальнем Востоке, он публично задавал вопрос: «Какая страна—Япония или Китай — будут выполнять роль „сдерживающей" силы на Дальнем Востоке?»69, и высказывал мнение, что Япония должна быть сохранена как оплот против СССР. Эту точку зрения разделял заместитель государственного секретаря Грю. Он не считал необходимым условием осуществления безоговорочной капитуляции ликвидацию императорской власти в Японии и требовал сохранить трон и роль императора, особенно если император сможет быть использован американцами в перспективе. 28 мая 1945 г. Грю поделился своими идеями с президентом Трумэном, а 29 мая — с начальниками штабов армии и военно-морского флота. По мнению Грю, правительство США должно было не упускать любого случая, чтобы выступить против согласованных действий союзников по вопросам послевоенного устройства Японии. Он упорно настаивал на опубликовании декларации, в которой США непременно указали бы, что Японии будет разрешено сохранить ее императорские традиции. 18 июня Грю снова посетил Трумэна и еще настойчивее просил принять проект декларации по послевоенному устройству Японии. Президенту понравилась идея Грю, за закрытыми дверями своего кабинета он выражал даже радость по поводу способностей помощников, однако Трумэн вынужден был отклонить это предложение; он -объяснил свое решение тем, что «союзная конференция .(Потсдамская. — В. В.) мешает сделать это»60. Даже 59 F. S-. Dunn, Peace-making and the settlement with Japan, p. 34. 60 Ibid., p. 36. . 154
такой консервативно настроенный президент США, каким был Трумэн, не решился пойти на нарушение союзных обязательств. В основе сдержанности президента лежали также военно-стратегические соображения — сознание того, что только вступление Советского Союза в войну с Японией может обеспечить в короткие сроки разгром сил японской военщины на материке. Сдержанность администрации еще более подстегивала сторонников крайних мер. Форрестол при каждом удобном случае осуждал реалистические акции правительства; Грю, ощущая поддержку Стимсона в администрации и А. Гарримана — в деловом мире, в специальном порядке делился своими мыслями с деятелями военного и морского ведомств и исподволь вербовал среди них новых сторонников. Они без конца настаивали на необходимости распространить влияние США на те территории, которые по условиям Ялтинского решения должны были быть переданы Советскому Союзу, на предоставлении США постоянных баз на Курильских островах, призывали пересмотреть политику США в отношении Китая, Кореи, Индокитая, высказывали, наконец, мысли о необходимости иметь «сильную» Японию на Дальнем Востоке61. Наиболее серьезные опасения в правительственных кругах вызывала опасность потерять Китай в связи со вступлением Советского Союза в войну с Японией. Один из политических советников посольства США в Китае, Джон Дэвис, в донесении госдепартаменту отмечал, что если Советский Союз, вступив в войну с Японией, пошлет свои армии в Китай, то для США будет невозможно завоевать на свою сторону... китайских коммунистов52. Когда решались судьбы китайской революции, правящие круги США, как известно, планировали подчинить своему влиянию силы Народно-освободительной армии Китая и использовать в этих целях агентуру Чан Кай-ши. Однако усилия Вашингтона в этом отношении ослаблялись противоречивыми взглядами среди американских военных и политиков, аккредитованных в Китае. В конце 1944 — начале 1945 г. в американском по- 61 J. О. Grew, Turbulent era (A diplomatic record of forty years, 1904—1945), pp. 1455—1459; A. Harriman. Pearp with Russia, n. 5. 02 Tang tsour America's- failure in China 1941-^1950,.p..-577. 155
сольстве шла невидимая борьба вокруг вопроса, как лучше укрепить позиции США в Китае. С одной стороны, американский посол Хэрли, с другой — американские дипломаты Джон Дэвис и Джон Сэрвис отстаивали разные точки зрения. Расхождения касались прежде всего методов объединения враждующих сторон в Китае. Проект Хэрли предусматривал оказание максимальной помощи Чан Кай-ши и рекомендации ему достичь соглашения с коммунистами. Этот проект основывался на предположении, что при мощной поддержке со стороны США (и при «молчаливом» одобрении Советского Союза) националистическое правительство Чан Кай-ши сумеет все же поставить вооруженные силы коммунистов под «объединенное командование», руководящую роль в котором будут играть гоминьдановские и американские офицеры. Предполагалось также включение коммунистов в правительство Чан Кай-ши на условиях, благоприятных для гоминьдана. В результате такой комбинации появилось бы «коалиционное правительство», которое маскировало бы полный контроль в стране гоминьданов- цев и их американских покровителей б3. Дэвис и Сэрвис, напротив, считали, что безоговорочная поддержка Чан Кай-ши сделает генералиссимуса еще более непримиримым в отношении соглашения с коммунистами. Они полагали, что «объединения» можно достичь лишь путем сильного давления на Чан Кай-ши, вынудив его согласиться с приемлемыми условиями коммунистов. Американские политические деятели типа Дэви- са и Сэрвиса исходили из весьма обоснованных предположений, что правительство Чан Кай-ши нежизнеспособно, даже учитывая американскую помощь. 7 ноября 1944 г. Дэвис докладывал в Вашингтон, что, по его мнению, Чан Кай-ши в своей политике развязывания гражданской войны 'полагался на слишком шаткие основания: на свои находящиеся в состоянии разложения вялые легионы, на свою затхлую бюрократию, свой «бесплодный политический морализм» и на нервирующие заверения из-за рубежа о том, что он выдержит все испытания 64. 63 Tang Tsou, The American political tradition and the American image of Chinese communism, — «Political science quarterly», December, 1962, № 4, pp. 573—574. 64 Tang Твои, America's failure in China 1941—1950, p. 197. ,156
Противники Хэрлй, отличавшиеся более глубоким Знанием китайской действительности, готовы были поддержать проект «коалиционного правительства», но с существенным дополнением. Они считали необходимой отправку военного снаряжения Красной Армии Китая, что, по мнению американских политиков, должно было способствовать укреплению политического контакта США с китайскими коммунистами и изоляции их от Советского Союза65. Дэвис и Сэрвис, как мы видим, не скрывали своих надежд использовать китайский национализм в американских интересах с целью изоляции китайского революционного движения от Советского Союза. Они даже строили планы предоставления китайским коммунистам послевоенной помощи со стороны США*36. В Вашингтоне росла тревога за судьбы разлагавшегося режима Чан Кай-ши. 4 января 1945 г. Стеттиниус с беспокойством докладывал Рузвельту: «Чан Кай-ши оказался перед дилеммой. Коалиция будет обозначать конец консервативного господства гоминьдана и предоставление возможности более сильным и популярным коммунистам распространить свое влияние на районы, которые еще контролирует гоминьдан. Провал переговоров с коммунистами, усиливающимися с каждым днем, вызовет опасность неизбежного падения гоминьдана»'67. Медлить было нельзя, и были приняты все меры, в том числе экономического порядка, чтобы укрепить режим Чан Кай-ши. Гоминьдановское правительство со своей стороны всячески старалось поощрить американскую экономическую деятельность в Китае. Еще в декабре 1944 г. Сунь Фо «л своей речи в Чунцине по вопросам экономической политики Китая сообщил о решении гоминьданов- ского правительства «открыть доступ иностранному частному и государственному капиталу» во все отрасли китайской промышленности68. Вместе с организацией управления военного производства, где главную роль играли американские советники, начала действовать американская техническая 65 Ibid., p. 574. 66 Ibid., p. 577. 67 Н. Feis, The China tangle, pp. 219—220. 68 См. А. М. Дубинский, Освободительная миссия Советского Союза на Дальнем Востоке (1945), — «Вопросы истории», 1965, № 8, стр. 54. 157
Миссия. Ё нее входили пять специалистов по производству стали и один специалист по производству... алкогольных напитков. Четыре китайских правительственных банка предоставили управлению военного производства Ш млрд. китайских долларов в виде займа. Кроме того, Китай получил от США дополнительные транспортные средства. В марте 1945 г. китайскому правительству был представлен подготовленный американцами (U. S. Foreign Economic Adrmnist ation) план послевоенной индустриализации Китая, предусматривавший финансовую помощь США в 250 млн. долл. С целью координации «совместных» действий в Китае появился в конце марта бывший глава Управления по контролю над ценами Леон Гендерсон 69. В Китай хлынули американские военные, дипломаты, промышленники. Но все это было напрасной тратой сил и средств. Гоминьдан продемонстрировал свое полное политическое бессилие, спасти его могло лишь чудо в виде прямого иностранного вмешатель-. ства. На такой шаг Вашингтон не мог пойти в тогдашней международной и военно-политической обстановке70. Другой, не менее важной в международно-политическом плане и непосредственно связанной с перспективой вступления Советского Союза в войну на Дальнем Востоке проблемой была проблема послевоенного устройства Кореи. Будущее японской колонии по-прежнему являлось предметом длительных и острых дискуссий среди военных и политических деятелей США. Американскому правительству было хорошо известно, что Совет- 09 См. Philip Graves, Л record of the war. The twenty second quarter, January I, 1945 — March 31, 1945, p. 243. 70 Американские представители в Китае Хэрли и Ведемейер понимали, что коррумпированный режим Чан Кай-ши нельзя спасти лишь американскими штыками. Чан Кай-ши по признанию Ведемей- ера, вел борьбу на четырех фронтах: против японцев, против коммунистов, против центробежных сил, за которыми стояли губернаторы провинций и генералы, а также против «западных империалистов», прежде всего против англичан. Для китайских националистов, заключал американский генерал, врагами были в равной степени «западные империалисты* русские и китайские коммунисты». Такое направление деятельности чанкайшистов вполне устраивало американских политиков, но их опасения возрастали, по мере того как все более явным становилось бессилие и беспомощность гомииьдановского правительства перед лицом национально-освободительного движения в стране. (Wedemeyer], Wedemeyer reports, New York, 1958, p. 281. 158
ский Союз выступал против -пребывания каких-либо иностранных войск на территории Кореи. Однако Стимсон настаивал перед президентом на необходимости дислоцировать на Корейском полуострове американские сухопутные войска и части морской пехоты71. Еще накануне Потсдамской конференции американское командование стало задумываться над конкретными мерами, способными помешать действиям Советской Армии в Корее. В меморандуме, подготовленном военными специалистами США президенту к Потсдамской конференции, отмечалось: «Военные операции в Корее могут включать высадку с моря и одновременно наземное вторжение из Сибири. Поэтому, а также по политическим причинам было бы желательно, чтобы Корея считалась объединенной зоной операций и находилась под единым союзным командованием» 72. Командование США в данном случае не расходилось с основными установками госдепартамента. Если дипломатическое ведомство США предполагало использовать международную опеку над Кореей в качестве новой формы колониализма, то военное руководство надеялось добиться выгодных для себя результатов под флагом «единого союзного командования». В одной из рекомендаций президенту, одобренной Координационным комитетом государственного, военного, военно-морского департаментов и Объединенным комитетом начальников штабов, предусматривалось, «в частности, разделение действий американских и советских войск в Корее. В ней предлагалось, чтобы советские войска приняли капитуляцию японских войск в Корее севернее 38-й параллели, а американские — южнее73. Это положение и было затем зафиксировано в протоколах Потсдамской конференции союзников: «соответствующие начальники штабов согласились принять 38-ю параллель в качестве разграничительной линии военных действий американских и советских войск в Корее» 74. 71 «Foreign relations of the United States: The Conference of Berlin (The Potsdam Conference)», 1960, p. 631. 72 Ibid., p. 925. 73 Cm. «Korean review», vol. II, 1949, № 1, pp. 8—9. 74 «Объединенные нации. Первая часть доклада Временной комиссии Организации Объединенных Наций по вопросу о Корее», т. I, «Генеральная Ассамблея, официальные отчеты третьей сессии, дополнение № 9 (А/575)», Лек Саксесс (Нью-Йорк), 1948, стр. 14. 159
С первого упоминания об установлении 38-й параллели в качестве условной границы между югом и севером Кореи стали прослеживаться две совершенно противоположные точки зрения по этому вопросу — Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Советская сторона рассматривала пребывание своих войск на территории Кореи как временное мероприятие, необходимое для разоружения находившихся там частей и гарнизонов японской армии. Правящие круги США пошли по другому пути: в планах установления условной разграничительной линии их интересовали прежде всего далеко идущие политические цели. Один из крупнейших в США специалистов по Дальнему Востоку отмечал, что подобное разделение имело «политические основания и указывало на направление американских интересов»75. В Потсдамской декларации от 26 июля 1945 г. США, Англия, Китай обратились к Японии с призывом о безоговорочной капитуляции. В общие политические принципы, которые, согласно декларации, должны были быть применены к побежденной Японии, включались, как известно, положения о соблюдении условий Каирской декларации, о лишении Японии плодов агрессии, восстановлении территориальной целостности Китая и независимости Кореи. В то время когда в залах Потсдамского дворца американские политические деятели и военные вслух восторгались этим документом, в Вашингтоне активизировалась подготовка планов открытой агрессии в районе Дальнего Востока. Там боялись, что «Россия способна нанести поражение Японии и занять Сахалин, Маньчжурию, Корею, Северный Китай, прежде чем вооруженным силам США представится возможность оккупировать эти районы» 76. Все усилия направлялись на то, чтобы оккупировать основные стратегические пункты на материке, прежде чем Вооруженные Силы СССР и Народно-освободительной армии начнут там военные действия. Объединенный комитет начальников штабов принял к руководству план адмирала Ним.ица, в котором отмечалась необходимость осуществить прежде всего оккупацию «Токийской бухты и других важнейших 75 Н. М. Vinacke, United States Far Eastern policy, — «Pacific affairs», 1946, №4, p. 351 . 76 J. C. Grew, Turbulent era (A diplomatic record of forty years, 1904—1945), p. 1458. 160
объектов Дальнего Востока». Все командующие вооруженными силами США на Дальнем Востоке получили специальные указания о последовательности оккупации на материке: вооруженные силы США должны были занять Шанхай, Пусан, Яньтай, Циньхуандао. В соответствии с инструкциями Трумэна Объединенный комитет начальников штабов предписывал осуществить оккупацию Сеула и Даляна, до того как русские «придут туда» 77. Генерал Ведемейер детально обсуждал с Чан Кай-ши проблемы помощи гоминьдановскому правительству в овладении территорией Китая, находившейся под контролем Японии. Чан Кай-ши не скрывал от своего собеседника планов гоминьдана в отношении Кореи. Он говорил: «Своевременный захват Пусана способствовал бы установлению китайского контроля в Корее»78. Конечно, для США эти планы не были секретом, так же как и деятельность «Временного правительства Кореи» в Чунцине. Американские политики по-прежнему старались поощрять планы Чан Кай-ши по установлению послевоенного контроля в Корее, надеясь использовать гоминьдановскую агентуру для закабаления этой страны американским капиталом 79.. Отсюда и горячее желание помочь Чан Кай-ши укрепить свои позиции перед вступлением Советского Союза в войну с Японией. Бывший государственный секретарь США Д. Ачесон признавал: «Задачи американской морской пехоты заключались в том, чтобы оккупировать важнейшие морские порты и не допустить захвата их коммунистами, а также взять под свой контроль железнодорожные линии, идущие к этим портам» 80. Таким образом, на заключительной стадии тихоокеанской войны США и гоминьдановская реакция выступили единым фронтом против сил национально-освободительного движения китайского и корейского народов. Все эти планы имели ярко выраженную империалистическую, антисоветскую, антидемократическую направленность. 77 См. S. E. Morison, Victory in the Pacific, 1945, pp. 353—355. 78 Ch. F. Romanus, R. Sunderland, U. S. army in world war II: Times runs out in CBI, p. 391. 79 См. подробнее в кн.: В. Воронцов, Корея в планах США в годы второй мировой войны. 80 Цит. по кн.: В. К. Попов, Провал агрессии США в Китае после второй мировой войны, стр. 58. 11 В. Б. Воронцов 161
Укрепление классового союза империалистов против национально-освободительного движения в Южной и Юго-Восточной Азии Советский Союз оказал всемерную поддержку народам Европы. Трудящиеся Албании, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии и Югославии в своей борьбе против фашистского ига, за создание независимых народно-демократических государств опирались на могущество первого в мире социалистического государства. Капитализму в Европе был нанесен серьезный удар. Битва с фашизмом на европейском континенте слилась с усилением национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах. Революционное, освободительное движение во Вьетнаме, Бирме, на Филиппинах, в Малайе, Индонезии, Таиланде привело к кризису не только оккупационный режим японских империалистов, но и было началом сокрушительного удара по колониальным тылам капиталистической Европы. Весной и летом 1945 г. вьетнамские патриоты развернули широкое наступление против японских оккупантов, к августу была освобождена большая часть Северного Вьетнама, пламя борьбы охватило Центральный и Южный Вьетнам. В Бирме 27 марта того же года началось всенародное антиялонское восстание, возглавленное Антифашистской лигой народной свободы 81. На Филиппинах в первых рядах боровшихся с японскими оккупантами были бойцы Хукбалахап (Народной антияпонской армии, руководимой коммунистами). Когда в январе 1945 г. армейские подразделения генерала Макартура начали высаживаться на Филиппинах, Хукбалахап уже развернула генеральное наступление против японских войск. Созданный в июне 1945 г. «Демократический альянс» провозгласил в своей программе необходимость достижения полной политической и экономической независимости Филиппин. Большую роль сыграли коммунисты в освободительном движении народа Малайи; идеи пролетарского интернационализма находили благодатную почву в среде представителей трех национальностей страны—малайцев, китайцев и индийцев, совместно вы- 81 См. В. Ф. Васильев, Очерки истории Бирмы 1885—1947, стр. 311. 162
ступивших с оружием ё руках против общего врага. Эмблема трех звезд на знамени малайской освободительной армии говорила о боевом единстве народа в борьбе против империализма. В 1944—1945 гг. в освобожденных районах Малайи осуществлялись социально-экономические преобразования, отвечавшие интересам народа. Подъем антифашистской борьбы, победы Советской Армии над гитлеровской Германией оказали решающее влияние на расширение борьбы колониальных народов за достижение политической независимости. Антиимпериалистическое движение в странах Южной и Юго-Восточной Азии объединило под своими знаменами силы, в мирных условиях далеко стоящие друг от друга, а зачастую и находящиеся на различных полюсах общества и на противоположных идеологических платформах. Все более активно в это движение включались определенные слои национальной буржуазии. Национальная буржуазия колониальных стран демонстративно выступала за необходимость создания отечественной промышленности, способной конкурировать с засильем иностранных монополий. Идеи послевоенного промышленного развития, выдвигаемые представителями национальной буржуазии, находили живой отклик в патриотически настроенных кругах азиатской общественности, различных по своему социальному составу. Эти идеи способствовали развитию как глубоко патриотических, так и националистических чувств, вызывали у многих представителей национальной буржуазии глубокие симпатии к революционной борьбе народов их стран за свободу. Таким образом, к концу войны колониальные режимы в странах Южной и Юго-Восточной Азии оказались в состоянии острого кризиса. Но империалистические державы были полны решимости не допустить развала колониальной системы империализма. Силы мирового империализма, прежде всего американского, готовы были поступиться интересами отдельных монополистических группировок в Азии, временно пойти на компромисс между национальными группировками капиталистов соперничающих империалистических держав ради сохранения угодных им порядков в Азии, подавления национально-освободительных движений. Ведущие представители монополистического капитала США и Англии в последний период войны с особой 11* 163
радостью приветствовали любой компромисс между колониальными державами и США. Тенденция к укреплению классового союза между империалистами против национально-освободительного движения проявлялась во внешней политике империалистических держав в течение всей войны. Такие идеи не раз всплывали в беседах американских и английских политических деятелей. План англичан сводился к следующему: использовать союз с США для сохранения и упрочения британской колониальной империи. Со своей стороны американские политики, исходя из того, что англо-американское сотрудничество в послевоенном мире не только полезно, но и необходимо, приходили к выводу: «Наша политика частично базируется на том, что мы нуждаемся в Британии как державе первого класса; Британия не может быть державой первого класса без своей империи; мы соответственно должны взять на себя обязанность поддерживать Британскую империю»82. Однако проводить идеи классового союза на практике было не так легко, как хотелось колонизаторам. В первую очередь было необходимо как-то разрешить экономические противоречия, касавшиеся, в частности, источников сырья в колониальных странах. Монополии Соединенных Штатов, успевшие за годы войны установить свой контроль над значительной частью мировых богатств, уже вполне созрели для решительного наступления против монопольных позиций Запада на рынках Южной и Юго-Восточной Азии. Американская буржуазия стреми: лась играть большую роль в мировом распределении сырья, значительная часть которого сосредоточивалась в этих районах. Особенно усилилась тяга американских монополий к новым источникам нефти. В результате возросших расходов жидкого топлива для военных и промышленных нужд прибыли гигантских корпораций находились в прямой зависимости от успешного поиска и использования этого важного вида сырья. По оценке американской компании «Стандард ойл Нью Джерси», более трети общей потребности в нефти США и их союзников для военных целей и морских транспортных >пе- 82 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1943», pp. 879—880. 164
ревозок покрывалось за счет нефти, производимой вне США83. Так на пути к достижению более тесного взаимопонимания между империалистами США и Англии, оза-. боченными усилением национально-освободительного движения, оказалось серьезное препятствие — нефть. Одним из главных резервов нефти, за счет которого Англия и США надеялись удовлетворить возросшие потребности в нефти, был район Ближнего и Среднего Востока, где довоенные позиции США были гораздо слабее английских и французских. «В послевоенный период,— писал в 1944 г. заместитель государственного секретаря Самнер Уэллес,— добыча нефти на Ближнем Востоке станет жизненно важной проблемой для Соединенных Штатов. Весь вопрос теперь будет заключаться в остром споре между правительством США и Великобританией» 84. В результате длительных переговоров американские и английские монополии пришли к компромиссному соглашению относительно использования мировых нефтяных источников. Это соглашение (от 8 августа 1944 г.) явилось результатом работы англо-американской конференции по нефти, состоявшейся в Вашингтоне в июле — августе 1944 г. Экономический советник госдепартамента Герберт Фейс дал следующую характеристику соглашению от 8 августа 1944 г.: «Обмен мнениями показал, что цели обоих правительств и постоянные интересы больших нефтяных компаний двух стран были в основном гармоничными. Он выявил возможность двух групп работать совместно, а не соперничать друг с другом...» 85. Майкл Брукс писал, в частности, по поводу этого соглашения: «Можно утверждать, что в ответ на уступку англичанами концессии на Среднем Востоке американские нефтяные компании согласились воздержаться от активной деятельности в Индонезии» 86. 'К концу войны США, Англия и Голландия предприняли попытку достичь соглашения по распределению дру- 83 R. F. Mikesell, United States private and government investment abroad, p. 440. 84 S. Welles, The time for decision, p. 205. 85 J. J. Lador-Lederer, International non-governmental organisations and economic entities, p. 273. *e M. Брукс, Нефть и внешняя политика, стр. 101. 165
гого вида важного сырья — каучука. Одним из основных районов добычи этого вида сырья была Южная и Юго- Восточная Азия, где преимущественную роль в производстве натурального каучука играл английский капитал. Созданный в 1934 г. по инициативе Великобритании международный картель по каучуку прекратил свое существование в 1942 г. В том же году организационно оформился в рамках Объединенного комитета по сырью Комитет по каучуку, но в нем ведущие позиции принадлежали уже США. В апреле 1944 г. правительства Великобритании, США, Голландии одобрили проект создания группы по исследованию каучука (Rubber Study Group). Группа, изучив возможности производства искусственного каучука в США, пришла к выводу, что приблизительно через два года после конца войны выявится несоответствие между производством и потребностями в каучуке87. Невиданные темпы роста производства синтетического каучука в США наряду с ослаблением политических позиций Англии в Южной и Юго-Восточной Азии поставили американские монополии в несравненно более выгодное положение. Однако по мере приближения конца войны политические соображения, как и в соглашении по нефти, сыграли определенную роль. Государственно- монополистический капитал стремился в переговорах по каучуку привести в соответствие корыстные интересы отдельных монополий с общеклассовььми интересами мирового капитала. В то время как представители монополистического капитала вели переговоры по поводу согласованного грабежа экономических ресурсов колониальных стран, США и Англия оказались перед необходимостью как можно скорее разработать соответствующие меры военного и политического характера в Южной и Юго-Восточной Азии, чтобы устоять в условиях усиливающегося национально-освободительного движения. По мнению американских политиков, в войне на Тихом океане существовали два ясно разграниченных района: один под командованием Маунтбэттена, созданный на основе «ответственности Британской.империи при сотрудничестве с Порту- 87 A. Plumer, International combines in modern industry, p. 249. 166
галией, Голландией и, возможно, впоследствии с Францией», другой — под командованием США, «несмотря на вклад Китая и, возможно, России в войну на Тихом океане»88. Перед планирующими органами госдепартамента и военного ведомства стояли задачи, связанные с определением политической линии правительства США относительно оккупации и послевоенного устройства стран Восточной Азии. В Вашингтоне склонялись к безоговорочной оккупации тихоокеанских островов, к оккупации Японии и Кореи с преимущественной ролью США в гражданской администрации в этих странах. Будущее колониальных владений капиталистической Европы во многом зависело от того, какая гражданская администрация появится вместе с освободителями, какие силы возобладают в странах, откуда уйдут японские оккупанты. В США отдавали отчет в том, что судьбы капиталистической Европы во многом зависят от положения в Азии. Для многих американских политиков возможное поражение западноевропейского колониализма в Азии означало подрыв позиций капитализма в Европе. Английские политические деятели со своей стороны подогревали опасения своего союзника на Тихом океане перед национально-освободительным движением и в то же время выражали готовность поступиться частью своих интересов на Дальнем Востоке ради объединения сил мировой реакции. Как показали события, американские планирующие органы внимательно прислушивались к пожеланиям своих европейских союзников и по возможности учитывали их. Первое предварительное соглашение было достигнуто 16 мая 1944 г. между США и эмигрантским правительством Голландии в Лондоне. В соглашении в общих чертах отмечалась необходимость передачи контроля в Индонезии в руки голландской администрации. Однако эти вопросы продолжали оставаться в центре внимания госдепартамента. Директор управления по европейским делам госдепартамента Данн советовал своим коллегам обратить особое внимание на проблемы Индонезии, поскольку они полностью отличались от вопросов, связай- 88 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. The Conference of Berlin (Potsdam Conference)», vol. II, p. 1314. 167
ных с оккупацией Японии и тихоокеанских островов. Трудности усугублялись тем, что Суматра находилась в зоне командования лорда Маунтбэттена, а остальные острова Индонезии — в зоне командования генерала Ма- картура. Поскольку «ответственность» за гражданскую администрацию на Суматре взяла на себя Англия, то те же принципы, отмечал европейский отдел госдепартамента, должны быть положены в основу планирования и в других районах Индонезии. Эти «принципы» заключались в том, что «Королевство» Нидерландов не делало формального различия между метрополией и колониями и состояло из четырех административных частей: европейской, Суринам, Кюрасао и Нидерландская Индия, и, следовательно, последняя должна была рассматриваться как территория Нидерландов 89. Более сложным было положение в Индокитае. США и Англии вплоть до конца войны не удалось в этом районе прийти к соглашению относительно единства действий. Правда, как уже отмечалось, госдепартамент делал попытки в этом направлении. 14 марта 1944 г. он направил Рузвельту меморандум с целью выяснить отношение президента к проблемам послевоенного устройства в этом районе. Дальнейшие политические решения во многом зависели от того, будут ли французские войска использованы для восстановления контроля Франции в Индокитае и будут ли французские представители использованы в гражданской администрации в этой стране. В меморандуме отмечалась, в соответствии с точкой зрения Англии, необходимость использования французских войск в Индокитае и привлечения французов к гражданской администрации в колонии, так как они «обладают хорошим знанием страны и ее проблем». Президент категорически отверг такого рода предложения и подтвердил свою прежнюю точку зрения: операции в Индокитае должны быть англо-американскими по своему характеру, а конечная цель — установление режима опеки 90. Помощь США европейским колонизаторам ставила в очень тяжелое положение пропагандистов американского «антиколониализма». Последние стремились лю- 89 «Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. 1944», vol. V, p. 1196. 90 Ibid., pp. 1205—1206. 168
быми путями предупредить акции своего правительства, которые могли бы открыто свидетельствовать о поддержке Соединенными Штатами европейского колониализма. Так, когда лорд Маунтбэттен попросил прикомандировать к его штабу офицеров службы гражданской администрации США, генерал Хиллдринг из Управления гражданской администрации военного ведомства после консультации с госдепартаментом уклонился от выполнения этой просьбы. По мнению дипломатического ведомства, присутствие американских офицеров гражданской службы в штабе Маунтбэттена усилило бы среди народов Азии недоверие к американской политике в странах этого района. При оккупации же американскими войсками стран Юго-Восточной Азии это ведомство рекомендовало иметь при американском командовании офицеров гражданской администрации91. Однако в целом действия американской дипломатии, молчаливо одобрявшей восстановление статус-кво в Азии, лишали представителей освободительных движений последних иллюзий в отношении реальности программ американского «анти- колониал'изма». Американские вооруженные силы находились у берегов Индонезии, англичане высаживались в Индокитае, а американская пропаганда по-прежнему хранила молчание о праве отдельных стран Тихого океана на полную независимость. По мере приближения победы над силами фашизма все сильнее проявлялись глубокие противоречия между целями англо-американского союза в войне на Тихом океане и антиколониалистскими лозунгами американской пропаганды. Американские планы прямой оккупации островов на Тихом океане и основных стратегических пунктов на материке, идеи единства интересов англо-американского капитала в борьбе с национально-освободительным движением и достижение компромисса в англоамериканских разногласиях по вопросу послевоенного устройства мира находили все больше сторонников в правящих кругах США. Англичане пользовались этим и не упускали возможности при случае поставить сторонников «антиколониализма» на место, напомнить своему американ-скому союзнику: не следует чрезмерно увлекаться антиколониализмом, если хотите использо- 91 Ibid., p. 1195. 169
вать методы классического колониализма в войне на Тихом океане 92. Сведения о закулисной деятельности американской дипломатии, направленной на спасение колониальных империй Запада, проникали в прессу и вызывали тревожные отклики. В опубликованной в конце 1944 г. статье «Колониальная Азия» Лоуренс Солсбери вынужден был признать глубокое противоречие хмежду провозглашенными США антиколониалистскими лозунгами и настоящей политикой американского империализма. По его мнению, США своим молчанием «безмолвно обязались поддерживать колониальные империи, которые неизбежно приходят к концу». «Наше молчание по поводу будущего колоний в Азии,— продолжал Солсбери,— весьма вероятно, вызовет среди азиатских народов подозрения относительно наших целей... Эти подозрения могут в некоторых районах сорвать сотрудничество населения с нашими вооруженными силами, когда последние высадятся в колониальных странах... Возможно, что в некоторых местах партизанское движение может пойти по такому пути, когда нашим людям придется воевать не с японцами, а с азиатами, которым первоначально принадлежали отнятые у них земли». И далее Солсбери делал следующий вывод: «В наших интересах и в интересах наших европейских союзников понять, что более благоразумно уступить растущему стремлению колониальных народов Азии к свободе в сознании своей силы, чем дотянуть до тех пор, когда уступить придется вынужденно, от слабости»93. Однако пожелания «уступить» 92 Так, в беседе президента США с английским министром Оливером Стэнли последний, по словам Стеттиниуса, пытался убедить президента, что Великобритания не эксплуатирует свои колонии и не только не получает выгоду от них, а, наоборот, чаще всего оказывает им финансовую помощь. Однако на президента не подействовали приведенные аргументы и он спросил: «Разве не является фактом то обстоятельство, что в прошлом Британия овладела многими колониями путем прямого захвата?» — «Да, сэр, — ответил Стэнли, — я думаю, что это случилось в основном ко времени мексиканской войны (когда США аннексировали часть территории Мексики. — В. В.)». Этот ответ вызвал у хозяина и гостя добродушный смех («Proconsul being incidents in the life and career of the Honourable Sir Bede Clifford», p. 275). 93 L. E. Salisbury, Colonial Asia: December 7, 1944, — «Far eastern survey», 13 December, 1944, pp. 235, 237. По этому поводу еще раньше высказался представитель США в Индии Меррил: «Среди народов этого района (Тихого океана. — В. В.) растет уверенность в том, что американская политика, так же как и английская, направ- J70
колониальным народам были противоестественны самой природе империализма. Политические соображения толкали американское командование на привлечение к военным действиям на Тихом океане колониальных держав Запада: перспектива национально-освободительных революций на освобожденных от врага территориях убеждала правящие круги США в необходимости укрепления классового союза США и Англии94. Английские политические деятели со своей стороны к концу войны вынуждены были примириться с доминирующим положением США в капиталистическом мире, поступиться частью своих интересов на Дальнем Востоке ради объединения сил международной реакции против национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах. В Лондоне высказывали желание как можно точнее определить сферы интересов США и Англии на Тихом океане. Так, 30 ноября 1944 г. в палате общин выступил с речью парламентарий Гамильтон Керр, тесно связанный с деловыми кругами Англии. Он изложил свой план компромиссного урегулирования на Тихом океане. Точка зрения Керра основывалась на предположении, что «центр британских интересов в южных районах находится в неправильном треугольнике от Сингапура до Новой Гвинеи на севере до Австралии и Новой Зеландии на юге». Зона американских «интересов безопасности», согласно плану Керра, должна была находиться между Алеутскими острова*ми и Формозой, «охватывать, возможно, берега Китая», простираться на Филиппины и тихоокеанские острова. Он предлагал реокку- пировать Гонконг английской армией и восстановить контроль Франции и Голландии над их колониями. Керр лена на восстановление и расширение „белого превосходства" в Азии» («Foreign relations of the United States. Diplomatic papers. China, 1943», p. 880). 94 Американские буржуазные историки стараются по мере воз^ можности обходить молчанием проблему помощи США западноевропейскому колониализму; если же приходится говорить по этому поводу, то они делают это чаще всего с большой осторожностью'. Так, Мэтлофф пишет: «Маршалл и его советники отнеслись положительно к использованию английских, французских и китайских войск на китайско-бирманско-индийском театре военных действий и голт ландских — в юго-западном районе Тихого океана на том основании, что эти государства имеют лучшие связи с потерянными колониальными владениями» (М. Matloff, Strategic planning for coalition war-, fare 1943—1944, p. 527), 17|
отметил в заключение: «Мы и США в большой степени зависим друг от другп на Тихом океане» 95. Западноевропейские колонизаторы, чувствуя свое военно-политическое бессилие, с надеждой смотрели в сторону США. Бывший генерал-губернатор Индонезии откровенно признавал, что в Индонезии и Индокитае послевоенные условия резко отличались от условий в других районах Тихого океана: ни Нидерланды, ни Франция не имели достаточно сил, чтобы восстановить «прежнее положение в возвращенных территориях»95. Практические меры американского командования в конце войны свидетельствовали о намерении США оказать по возможности любое содействие своим западным союзникам в их борьбе за «порядок» в бывших колониальных владениях. Бывший командующий вооруженными силами англичан в Бирме Слим вспоминает: район командования Юго-Восточной Азии, возглавляемый лордом Маунтбэт- теном, вдруг расширился и включил Малайю, Сингапур, Сиам, Индокитай, Голландскую Индию, Гонконг, Борнео и Андаманские острова. «Было чрезвычайно важно, чтобы мы оккупировали все территории, занимаемые японцами, в как можно более короткое время не только для того чтобы принять капитуляцию, но и помочь избежать беспорядков» 97. В январе 1945 г. англо-американские союзники обсудили детали участия португальских войск в освобождении Тимора98. В мае 1945 г. новый президент США Трумэн согласился на участие французов в войне на Тихом океане, а 19 июля был одобрен план участия французского корпуса в военных действиях в этом районе под американским или английским 'командованием ". Американские политики стали больше внимания уделять устранению расхождений по ряду щепетильных проблем, связанных с будущим Британского содружества; они охладили пыл Чан Кай-ши, пытавшегося распространить свой контроль на ряд районов Юго-Восточной 95 «Parliamentary debates. Fifth series», vol. 406, col. 137—138. 96 H. J. Van Mook, The States of democracy in Southeast Asia, p. 176. 97 V. Slim, Defeat into victory, p. 438. 98 L. Woodward, British foreign policy in the second world war, pp. 377—378. 99 M. Vigneras, Rearming the French, pp. 396—398. 172
Азии. Таиланд был в конце концов включен в зону ли* мандования Маунтбэттена 10(), причем США, используя свою агентуру, помогли англичанам свернуть с антиимпериалистического пути освободительное движение в Таиланде. В начале 1945 г. начальник американской разведывательной службы в Таиланде Смит был приглашен в Вашингтон, где получил «самое важное поручение — убедить регента, что он не должен поднимать восстание по крайней мере до тех пор, пока не получит указаний от главнокомандующего вооруженными силами союзников в Юго-Восточной Азии Маунтбэттена» 101. В июле 1945 г. Смит встретился с членами таиландского правительства и настаивал на том, чтобы восстание было отложено. Придит Мунударм стал упрекать США и Англию за их противодействие восстанию, но Смит ограничился лишь одним ответом: «Делайте то, что вы делали,— сидите и ждите» 102. В то же время Таиланд наводняло все большее число инструкторов из США, расширялась сеть американо-английской агентуры. США приложили немало усилий, чтобы восстановить прежний колониальный режим в Индонезии. В штабе Макартура в Австралии нашла приют разведка голландцев— так называемая гражданская администрация (The Netherlands India Civil Affairs Administration—NICA). К концу войны деятели гражданской администрации решили, что настало время воспользоваться плодами победы союзников и восстановить власть колонизаторов в Индонезии 103. Управление стратегической службы США в своем докладе цитировало выступление министра заморских территорий Голландии Логеманна 17 июля 1945 г.: «Нидерланды не собираются вновь захватывать колонию, а хотят освободить народ Индонезии... который они стремятся увидеть в качестве партнера в королевстве королевы Вильгельмины... После войны мечей нас ждет борьба идей. Новая ответственность, которую мы взяли по 100 М. Matloff, Strategic planning for coalition warfare 1943— 1944, p. 239. 101 N. Smith and B. Clark, Into Siam, underground kingdom, p. 204. 102 Ibid., pp. 231—232. 103 B. R. O'G. Anderson, Some aspects of Indonesian politics under the Japanese occupation: 1944—1945, p. 90. 173
отношению к независимости Индонезии, не является только формальным актом, если можно так сказать, демократической конституцией на бумаге... Наш повелитель, так же как наше правительство и народ, готовы благословить нидерландцев на борьбу лишь за независимую Индонезию, а не за восстановление колониальной администрации. Мы должны выразить требование нашего народа, не желающего бороться за капиталистические и империалистические цели» 104. Эта демагогия колонизаторов являла собой очередную попытку усыпить бдительность народов, готовых сбросить, наконец, цепи колониального рабства. 17 июня 1945 г. Макартур объявил о решении передать Индонезию под контроль командования района Юго- Восточной Азии. Реальное значение это решение приобрело после Потсдама, когда американцы, англичане, голландцы договорились о реоккупации Индонезии в две стадии, причем на первой стадии командование района Юго-Восточной Азии имело полное право предпринять любые меры, которые смогли бы привести к прекращению огня на островах. На этой стадии контроль над страной предполагалось передать при «приемлемых условиях» в руки NICA 105. Верховное командование союзников высказывало пожелания воздержаться от высадки наземных войск в Индонезии до формального соглашения о капитуляции в Токио. Оно рассчитывало, таким образом, принять контроль над освобожденной территорией из рук капитулировавшего врага, не взяв при этом каких-либо обязательств перед революционными силами, руководством сложившегося антияпонского фронта в Индонезии. Империалистические круги, заинтересованные в восстанов- 104 Ibid., p. 93. 105 Ibid., pp. 88—89. Империализм США в свою очередь пытался занять руководящее положение в определении послевоенного устройства Индонезии, используя для этой цели лицемерную игру в «посредника» между революционным движением и голландскими колонизаторами. Высшие правительственные круги США, особенно военно-морское ведомство, придавали серьезное стратегическое значение Индонезии. Они рассматривали эту страну как связующее звено между Тихим и Индийским океанами, как удобный мост между полуостровами Юго-Восточной Азии и Австралией. Не сбрасывались со счетов и богатейшие материальные и людские ресуосы (см. R. H. Fifield, Southeast Asia in United States policy, \%3t p. 310). 174
лении колониальных порядков в Юго-Восточной Азии, ставили японскую армию в положение полновластного хозяина, доверяли ей заботу о сохранении «статус-кво» в Индонезии. Такую же политику проводили англичане при содействии США и в ряде других стран Тихого океана. Они долго тянули с разоружением японцев и наконец приказали им содействовать в поддержании «закона и порядка» 10.3. Японские оккупационные власти, оказавшиеся между двух огней, с одной стороны — борьбой населения оккупируемых ими территорий, с другой — наступлением союзников, выбирали из двух зол наименьшее. Американская разведка отмечала полученные от японцев просьбы: на Новой Гвинее японское командование умоляло американское командование оставить капитулировавшим войскам оружие для «защиты от возможного нападения туземцев», на Борнео оно просило австралийские войска ускорить оккупацию западной части острова, где ширилось антияпонское движение среди китайского и местного населения 107. Представитель верховной ставки Японии Ямамото так сформулировал задачи, возложенные на него союзниками в Индонезии: «Япония приняла Потсдамскую декларацию, и в соответствии с этим содействие с нашей стороны достижению независимости Индонезией невозможно; военная администрация на Яве сохранится под контролем Верховного главнокомандующего японской армии в полном соответствии с принципами сохранения статус-кво, строгого поддержания спокойствия и образцового порядка до того времени, когда полностью закончится передача всех полномочий союзникам»108. Решение союзников использовать японцев с целью сохранения «стабильного» положения в Индонезии и некоторых других странах Юго-Восточной Азии развеяло последние иллюзии населения этих стран. США и Англия отдавали себе отчет в том, что их политика по отношению к революционным силам на освобождаемых 106 S. С. Easton, The Rise and Fall of Western Colonialism, p. 165. 107 «Office of strategic services. Research and analysis branch, Australia's role in the Japanese surrender», 14 September, 1945, p. 4. 108 B. R. O'G. Anderson, Some aspects of Indonesian politics under the Japanese occupation: 1944—1945, p. 106. 175
от японской оккупации feppиfopйяx мейее выигрышна, чем даже политика японских оккупационных властей. Однако в условиях нарастания национально-освободительного движения, опасности разрушения колониальной системы в правящих кругах этих стран брали верх силы, стремившиеся к объединению империализма и реакции против освободительной борьбы. Эти силы и определяли политику США в Южной и Юго-Восточной Азии в конце войны. Разгром милитаристской Японии, освобождение Северного Китая и Кореи Советской Армией В конце 1944 — начале 1945 г. стратегическое и внутриполитическое положение Японии крайне ухудшилось. Когда сокрушительные удары советских вооруженных сил предопределили окончательное поражение фашистской Германии, в Японии открыто заговорили «об обороне собственными силами», «о войне на сто лет». Официальная японская пропаганда обратилась к верноподданническим чувствам японских граждан: «Наступило время для священной войны за землю богини Аматерасу и ее земного потомка — императора» 109. Вместе с тем правительство Японии предпринимало непрекращающиеся усилия по сохранению на определенном уровне военного производства, дополнительной мобилизации людских ресурсов для армии. Милитаристские круги Японии рассчитывали на резервы военно-стратегического плацдарма в Китае и Корее, а также на успех наступления на юге и юго-западе Китая, предпринятого летом 1944 г. Они рассчитывали на возможную «компенсацию своих потерь на тихоокеанском театре военных действий вероятными успехами на обширном сухопутном театре войны в Китае и собственно Японии»110. Но наступление японских войск в Китае не оправдало этих надежд. Силы Национально-освободительной армии и партизанские отряды, несмотря на предательскую политику гоминьдановского командования, саботировавшего организацию отпора японскому наступлению, и пассив- 109 «Токио асахи», 27.IX.1944. 1,0 «Асахи гурафу», 12.VII.1944. 176
ность американской авиации, сорвали наступление японских войск. После провала летнего наступления 1944 г. в Китае японское правительство решило сосредоточить внимание на подготовке к обороне Японских островов. Оно попыталось теперь сделать ставку на тайную дипломатию и провокационную пропаганду. Японская пропаганда старалась вбить клин в ряды антифашистской коалиции, главным' образом между США и СССР. (В начале 1945 г. японская дипломатия усиленно зондировала возможности заключения мирного договора с США и Англией. Действия в этом направлении были предприняты послом Японии в Швеции. Окамото Суэмаса и военным атташе при японском посольстве в Швеции генерал-майором Оно Таканобу. В подготовке к сепаратным переговорам приняли участие также специальный корреспондент газеты «Асахи» в Стокгольме Эната Echo и представитель компании «Мицуи буссан» Мото Андзиро ш. 12 апреля 1945 г., в день смерти президента США Рузвельта, многие японские государственные деятели вздохнули с облегчением: они надеялись, что с приходом в Белый дом Трумэна правительство США расстанется с «либеральными тенденциями» и шансы Японии на почетный мир возрастут112. Предположения Токио имели некоторые основания: уже в апреле 1945 г. под руководством специального уполномоченного Трумэна полковника Захариуса были организованы радиопередачи на Японию, призывавшие ее капитулировать перед 111 Кобаяси Тацуо, Тай су веден вахэй косаку, — «Тайхэйё сэн- со сюкэцу рон», стр. 469. Правительство Швеции было избрано в качестве посредника в переговорах, а главную роль в отношениях между японским и шведским правительствами должен был сыграть шведский посол в Японии Видар Багге. См. подробнее Л. Н. Кудашов, Политические маневры правящих кругов Японии в конце II мировой войны, — «Вопросы истории», 1960, № 9. 112 В этот день после первого совещания у нового президента, Гарри Трумэна, военный министр Стимсон доложил президенту о работах над атомной бомбой. С тех пор президент и его ближайшие советники стали смотреть на атомную бомбу как на средство, позволяющее Вашингтону безоговорочно диктовать свои условия врагам и союзникам. Единственное, что еще сдерживало государственных деятелей США, — это отсутствие полной уверенности относительно успешного завершения испытаний первой атомной бомбы. Поэтому в планировании военных операций против Японии госдепартамент и военное ведомство продолжали ориентироваться на обычные средства ведения войны. 12 В. Б. Воронцов 177
США, предлагались условия «почетного мира» и делались «скрытые намеки на то, что для японских правящих кругов было бы выгоднее отдать в сложной международной игре предпочтение США, капитулировать перед одной Америкой, не дожидаясь вступления в войну Советского Союза» ш. Однако, как отмечал Кобаяси Тацуо, сама формула «капитуляция» не была приемлемой для правящих кругов Японии, так как речь, по его словам, шла о том, чтобы «лишиться Китая, Кореи и Тайваня, т. е. разрушить экономический блок империи, который создавался в течение многих лет» 1И. В итоге японо-американские переговоры о заключении мира не имели успеха, а военное командование США на Тихом океане продолжало планировать операции против Японии. Глава Объединенного комитета начальников штабов Маршалл доверительно сообщил Макартуру о существовании в верхах двух планов в отношении тихоокеанской стратегии. Первый план предусматривал изоляцию Японии от материка и капитуляцию противника без вторжения на острова. Второй план, напротив, предполагал вторжение на территорию Японии с учетом вступления Советского Союза в войну на Дальнем Востоке. Осуществление завершающих операций намечалось на декабрь 1945 г. 115. В своем ответе Маршаллу Макартур обошел молчанием вопрос о предполагаемом вступлении Советского Союза в войну на Тихом океане и настаивал на вторжении в Японию с предварительным окружением Японских островов. 21 июля Макартур, так же как и командующий военно-воздушными силами США на Тихом океане Нимиц, были информированы о том, что Советский Союз вступит в войну на Тихом океане116. 113 «История войны на Тихом океане», т. IV, 1958, стр. 192. 114 Кобаяси Тацуо, Косэн гайко но кайки, стр. 478. 115 «United States Department of Defence. The entry of the Soviet Union into the war against Japan: military plans», September, 1955, p. 54. 116 Макартур был поражен согласием своего правительства на участие Советского Союза в воине на Тихом океане. Обращаясь к офицеру связи Вильяму Ритше, доставившему ему эти сведения, генерал раздраженно спрашивал: «Что еще?», «Какие еще уступки сделаны России?». Но когда Макартур понял наконец, что предотвратить вступление Советского Союза в войну на Дальнем Востоке не удастся, он стал интересоваться деталями, прежде всего тем, когда и где Советская Армия начнет свое наступление (D. MacArthur, Reminiscences, 1964, pp. 261—262). 178
•Правящие круги США и Англии шли на тесное сотрудничество с Советским Союзом в войне на Дальнем Востоке не только благодаря сугубо военной необходимости,— они вынуждены были учитывать то обстоятельство, что решение важнейших проблем, связанных с разгромом держав «оси», без Советского Союза невозможно. Вступая в войну против милитаристской Японии, Советский Союз показал свою непоколебимую решимость содействовать национально-освободительному движению народов Азии, оказать помощь революционной борьбе китайского и корейского народов. Народы мира приветствовали боевое содружество наций в борьбе с темными силами реакции и фашизма 117. Несмотря на серьезные предупреждения, содержавшиеся в Потсдамской декларации, японское правительство продолжало игнорировать предложения о капитуляции. Глава японского кабинета Судзуки в своем выступлении по радио 28 июля 1945 г. по поводу Потсдамской декларации утверждал, что эта декларация является лишь «пропагандой». Он заявил: «Я думаю, что она представляет не более как переработку декларации Каирской конференции. Я не думаю, что она имеет какое-либо значение для японского правительства. Мы будем ее лишь игнорировать. Мы решительно пойдем вперед по пути полного завершения войны» 118. В Токио надеялись, что во внешнеполитическом ку[ • се США возобладает позиция наиболее реакционных кругов, мечтавших сохранить Японию в качестве «противовеса» Советскому Союзу, и японской дипломатии удастся использовать межсоюзнические противоречия и 117 Так, в частности, китайские коммунисты приветствовали сотрудничество СССР и США, считая, что оно помогает общему делу — разгрому сил мирового фашизма, ослабляет японский империализм и тем самым приближает победу китайской революции. Учебные пособия слушателей военно-политической академии в Яньане включали материал под названием «Сближение между СССР и США — гарантия мира». Там отмечалось: «СССР нуждается в сотрудничестве с США, так же как и США не могут обойтись без сотрудничества с СССР. Такое взаимное сотрудничество необходимо обоим великим народам не только во время войны для разгрома гитлеровской Германии. Оно им необходимо и в послевоенный период как гарантия и база прочного мира». («Пособие для слушателей Военно-политической академии НОАК», Яньань, 1945). 118 Цит. по: Д. И. Гольдберг, Внешняя политика Японии в 1941— 1945 гг., стр. 249. 12* 179
закончить войну на Тихом океане выгодной для себя сделкой за счет Советского Союза и народов стран Азии. Однако США, раздосадованные несговорчивостью японских представителей на переговорах о сепаратном мире, возмущенные той наглостью, с которой Токио продолжало игнорировать предложения о капитуляции, готовы были идти на крайние меры. Их заставила также спешить перспектива скорого вступления в войну СССР. Для демонстрации своей военной мощи и обеспечения -преимуществ перед союзниками в овладении основными стратегическими районами Дальнего Востока правящие круги США приняли решение сбросить атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки. За день до опубликования Потсдамской декларации уже был отдан приказ об использовании атомной бомбы. Но и после атомной бомбардировки японское правительство продолжало игнорировать обращение США, Англии и Китая о безоговорочной капитуляции. Японская военщина во многом полагалась на мощный оборонительный комплекс на территории Китая и Кореи. С начала 1945 г. под неослабным контролем Токио шла подготовка позиций для «обороны азиатского материка». В плане, принятом высшим военным советом 25 января, отмечалось: «Продолжая решительные усилия в области ведения войны и рассчитывая на благоприятный поворот в военных событиях, империя в то же время немедленно создает систему активной обороны, опирающуюся на Японию, Маньчжурию, Китай, и будет упорно вести затяжную войну» 119. Изданная во второй половине января директива генштаба Японии предписывала командованию на местах «учитывать необходимость разгрома высаживающихся на материке вооруженных сил США и сохранения зоны национальной обороны с Японией в центре этой зоны». Японское командование лихорадочно укрепляло основные стратегические районы Китая. Крупные группировки японских войск сосредоточивались в Северо-Восточном Китае и Корее 120. К середине июля 1945 г., по данным разведывательного отдела штаба армии США, численность японских вооруженных сил в собственно 119 См. «История войны на Тихом океане», т. 4, стр. 156. 120 {Headquarters, USAFFE and Eighth U. S. army (REAR)]. «Army operation in China, January 1944 —August 1945, № 72», 12.X. 1945, p. 180. 180
Японии составляла около 2 млн. человек, в Китае, Маньчжурии, Корее и на Тайване — более 2 млн., в Индокитае и Бирме — более 200 тыс.. в Индонезии и на Филиппинах— более 500 тыс., на островах Тихого океана — более 100 тыс. человек121. О надеждах японского командования на благоприятный для Японии исход военных действий свидетельствуют японские военные документы того времени. Так, оперативный план командования 13-й японской армии, составленный к июню 1945 г., предполагал «разгром наступающих частей армии США, дальнейшую решительную схватку, которая станет поворотным пунктом в войне на Тихом океане» 122. ?В заявлении одного из офицеров штаба японских войск в Северном Китае, явно инспирированном верховной ставкой, содержалось следующее утверждение: «Северный Китай, Маньчжоу-Го, Корея с их тяжелой индустрией имеют огромное значение для продолжения войны и являются основным стержнем, где императорская армия выиграет победу» 123. Японское командование предполагало усилить Кван- тунскую армию частями из других районов Китая, сломить, наконец, сопротивление Народно-революционной армии, нанести новые удары по гоминьдановской армии, чтобы превратить Китай в оплот своей обороны. Сразу же после Ялтинской конференции, на которой было принято окончательное решение о вступлении Советского Союза в войну с Японией, ставка Верховного главнокомандующего Советской Армии начала подготовку к военным действиям на Дальнем Востоке. Советской Армии предстояло выполнить очень ответственную задачу — разгромить Квантунскую армию в Северо-Восточном Китае и Корее, японские войска на Южном Сахалине и Курильских островах. 8 августа 1945 г. Советское правительство объявило войну Японии, а 9 августа Советские Вооруженные Силы перешли в наступление на Дальнем Востоке 124. Это со- 121 Н. L. Stimson, M. Bundy, On active service in peace and war, pp. 617—618. 122 «Army operation in China...», pp. 201—202. 123 АВП СССР, ф. 100, on. 179, л. 248. 124 Группировка советских войск на Дальнем Востоке, насчитывала 1577 725 человек. Там было сосредоточено 26 137 орудий и минометов, 5556 танков и самоходных орудий, 3446 самолетов. Советские войска превосходили врага в людях в 1,8 раза, в танках—в il$l
бытие коренным образом изменило внутриполитическое положение в Китае и Корее, повлияло на изменение всей военно-стратегической и политической обстановки в районе Дальнего Востока, укрепило антифашистские силы, весь антиимпериалистический фронт, содействовало их исторической победе. Верховное командование японской армии еще надеялось на благоприятный исход событий. 9 августа 1945 г. штаб Квантунской армии получил приказ ставки, требовавшей «вести упорную оборону и готовить военную операцию большого масштаба» против советских войск. Второй приказ от 10 августа предписывал «действовать согласно предварительному плану» 125. Но появление советских танков на восточных скатах Большого Хингана, в районе Туцюань, Лубэй, а также наступление передовых частей 1-го Дальневосточного фронта в районе Муданьцзяня спутало все планы обороны. Бывший командующий 5-й японской армией говорил по этому поводу: «Мы не ожидали такого молниеносного удара русских, поэтому не успели как следует организовать оборону. Мы совершенно не думали, что русская армия пройдет через тайгу и появится такая внушительная сила со стороны почти непроходимых районов»126. Советские Вооруженные Силы проводили наступательные операции в чрезвычайно высоких темпах: уже на двенадцатые 'сутки после начала наступления передовые части 6-й гвардейской танковой армии вошли в Мукден, высокую маневренность показали конно-механизирован- ные группы, входившие в состав первого эшелона наступающих войск. Китайский народ с энтузиазмом приветствовал вступление Советского Союза в войну против империалистической Японии. «От имени китайского на- Йода,— отмечалось в телеграмме Мао Цзэ-дуна и Чжу [э правительству СССР,— мы горячо приветствуем объявление Советским правительством войны Японии» 127. 10 августа, на второй день после начала наступления 4Д в авиации—-в 1,9 раза («История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945», т. 5, стр. 551). 125 «Красная Звезда», 2.IX.1946. 126 См. «История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945», т. 5, стр. 582. 127 «Советско-китайские отношения, 1917—1957. Сборник доку ментов», стр. 194, 182
Советской Армии, главнокомандующий Народно-освободительной армии Чжу Дэ издал приказ о переходе в контрнаступление частей Народно-освободительной армии Китая (НОАК) 128. В приказе Главнокомандующего НОАК от 11 августа 1945 г. отмечалось, что части НОАК должны взаимодействовать с частями Красной Армии, действующими на территории Китая, и готовиться к принятию капитуляции частей японской армии и китайских марионеточных .войск 129. Активизировал свои действия и Чан Кай-ши. Он попытался использовать в своих интересах обстановку, сложившуюся в результате сокрушительного удара Советской Армии по японским вооруженным силам на Дальнем Востоке. 10 августа Чан Кай-ши потребовал от своих генералов установить более тесную связь с марионеточными войсками (из 350 тыс. этих войск 240 тыс. перешли на сторону гоминьдановцев) и занимать совместно с ними освобожденные от японцев районы. В прокламации гоминьдана от И августа марионеточным войскам предлагалось реабилитировать себя довольно странным путем: подчиняться только приказам Чан Кай- ши, оставаться на своих постах, 'сохранять «порядок» и ни в коем случае не переходить в другие армейские подразделения (под последними имелись в виду части НОАК). Командующим марионеточных войск, согласившимся с условиями чанкайшистов, были обещаны особые привилегии130. Чан Кай-ши пошел еще дальше: 12 августа он отдал приказ НОАК «не предпринимать никаких самостоятельных действий... оставаться на своих постах и ждать дальнейших указаний» 131. В августе — сентябре 1945 г. гоминьдановские армии (127 пехотных дивизий общей численностью более миллиона солдат и офицеров) под предлогом «принятия капитуляции у японцев» начали продвижение к границам освобожденных районов. 5 дивизий были предназначены для высадки на территории Маньчжурии. 18 дивизий, оснащенных американской военной техникой, направлялись специально для борьбы против НОАК. Американцы 128 «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 122. 129 «Пособие для слушателей Военно-политической академии НОАК». 130 Tang Tsou, America's failure in China 1941—1950, p. 310. 131 Ibid., pp, 304-305. 133
предоставили в распоряжение Чан Кай-ши транспортные средства. Сотни транспортных самолетов и кораблей, тысячи грузовиков были переключены на обслуживание перевозок гоминьдановских войск. Благодаря этим мерам гомииьдановцы захватили в свои руки контроль в Центральном и Южном Китае и оккупировали важные пункты и коммуникации в Северном Китае 132. Однако гоминьдановские войска оказались не способными завоевать симпатии народных масс в районах, освобожденных от японской армии. Это не могла скрыть даже го- миньдановская пресса. Так, газета «Дагун бао» писала: «Народ в освобожденных от японской оккупации районах теряет чувство благодарности. Когда он увидел флаг своего отечества, радости его не было границ. Однако спустя несколько ночей жители в освобожденных го- миньдановскими войсками районах обнаружили, что большинство из них потеряли свои дома и собственность...». И далее эта ведущая гоминьдановская газета предупреждала правительство Чан Кай-ши: «Не потеряйте полностью доверие народа!» 133. США предприняли попытку стать хозяевами положения в Китае: американская морская пехота высаживалась в Циндао, Тагу и других портах Восточного Китая, содействовала гоминьдановскому командованию в подготовке наступления широким фронтом на освобожденные районы. Благодаря заботе американского командования в Китае продолжалось интенсивное строительство аэродромов, ввозились оружие, боеприпасы, продовольствие для гоминьдановских войск. 8 сентября 1945 г. на военном совещании в Чунцине Чан Кай-ши сообщил о плане перевооружения армии «в соответствии с требованиями генерального штаба союзников»134. Он объявил о согласии американского командования «оказать помощь в обучении войск и обеспечении военных действий гоминьдановской армии при завершающих операциях» 135. Тем временем Народно-освободительная армия Китая вела тяжелые бои с японскими войсками. Последние, не тревожимые гоминьдановцами, оказывали~пже- 132 ibid.' р. зю. 133 Ibid., p. 313. 134 Архив МО СССР, ф. 36, оп, 6231, л. 16. 135 Там же, л. 86. -184
сточенное сопротивление частям НОАК. С 15 августа по 15 сентября 1945 г. войска НОАК освободили 158 уездов, были заняты важные в оперативном отношении пункты — Шанхайгуань, Чифу (Яньтай), Вэйхайвэй. Калган, Уху, Бэнпу и др. Освобожденные территории в середине сентября 1945 г. превышали. 1 млн. кв. км 136. Соединения НОАК подошли к Пекину, Тяньцзину, Датуну, Тайюаню, Гуйсую, Баодину, Сюйчжоу, Кайфыну, Нанкину, Шанхаю. Генерал Ведемейер посылал Объединенному комитету начальников штабов США депеши с требованием немедленной оккупации Северо-Восточного Китая и ключевых портов Дальнего Востока с целью предотвращения победы национально-освободительного движения на материке 137. Однако требования Ведемейера не могли быть выполнены. Американская сторона разработала проект приказа № 1, который предусматривал, что советские Вооруженные Силы на Дальнем Востоке примут капитуляцию японских войск в Северо-Восточном Китае, в северной части Кореи (севернее 38-й параллели) и на Южном Сахалине. Советская сторона в принципе не возражала против содержания приказа и после ряда поправок одобрила его. Что касается капитуляции японских войск на территории Японии, то американская сторона отошла от принятых в Потсдаме решений, предусматривавших сотрудничество великих держав в этом деле. Советская Армия приняла капитуляцию у большей части японских войск, расположенных в Северо-Восточном Китае, вступила в корейские города Хамхын и Вонсан. После капитуляции Японии гоминьдановская клика, поощряемая США, использовала период осуществления условий капитуляции и разоружения японской армии в Китае для обострения обстановки и провоцирования гражданской войны. Японские гарнизоны к лету 1945 г. занимали 236 крупных населенных пунктов, из них 187 находилось на территории Северного и Центрального Китая, в зоне боевых действий Народно-освободительной армии 138. Согласно подсчету гоминьдановского главного 136 Архив МО СССР, ф. 4, on. 226I, л. 132. 137 S. E. Morison, Victory in the Pacific, 1945, p. 354. ,38. Архив МО СССР, ф. 4, от 2261, л. 314. . 1185
штаба, если бы НОАК не «встретила помех по приему капитуляции от японских войск, то она получила бы оружие, достаточное для вооружения 65 дивизий. Американские империалисты и гоминьдановцы приступили к захвату наиболее выгодных стратегических позиций для последующего перехода в наступление против освобожденных районов. Чан Кай-ши предупредил японские войска, чтобы они «оставались на своих местах» и взяли на себя «охрану порядка» в гарнизонах, где они расположены. Японские войска, знавшие о приказе ставки капитулировать, оказывали упорное сопротивление частям Народно-освободительной армии при попытке с их стороны принять капитуляцию. Командующий японской армией в Китае Ясучи Окамура еще до получения официального предупреждения от Чан Кай- ши отдал своим частям приказ не капитулировать перед китайскими частями без разрешения гоминьдановского правительства на осуществление мер по капитуляции 139. «В Чунцине строили планы установления контроля над Маньчжурией после ухода оттуда Советской Армии. 10 сентября Чан Кай-ши просил США обеспечить транспортировку гоминьдановских войск из Кантона в Дайрен, а 30 сентября информировал советское посольство о намерении перебросить свои войска в Дайрен. Советское посольство ответило, что в соответствии с китайско-советским договором Дайрен — коммерческий порт, предназначенный лишь для транспортировки товаров, а не войск и поэтому высадка войск в Дайрене любой национальности является нарушением договора и вызовет решительный протест Советского правительства 14°. 139 Tang Tsou, America's failure in China, 1941—1950, p. 309. 140 Ibid., p. 328. Впоследствии госдепартамент в своей «Белой книге» следующим образом описывал причины неудач «китайских», т. е. гоминьдановских, войск: «Вступлению сил китайского правительства серьезно препятствовал отказ русских разрешить им использовать Дайрен в качестве порта высадки, а их дальнейшему продвижению после вступления препятствовало промедление с отводом русских войск. Это промедление имело также результатом то, что оно дало китайским коммунистам время создать в Маньчжурии свои войска,, которые, по-видимому, были подкреплены переброской спешно организованных или усиленных частей из провинций Чахар и Жэхэ. Кроме того, китайские коммунисты были в состоянии захватить в свои руки и распределить для использования среди войск запасы вооружения и военного снаряжения, принадлежавшие японцам к моменту капитуляции, и которые, русские предоставили, коммуни- 486
25 октября министерство иностранных дел чунцинско- го правительства довело до сведения советского посоль^ ства, что 29 октября войска этого правительства высадятся в Хулудао и Янчжоу. Когда же чанкайшисты, используя американские транспортные средства, прибыли в Хулудао, оказалось, что район контролируют уже части 4-й армии НОАК. Американские корабли, прибывшие в Янчжоу, застали там такую же картину. Апелляции к советским представителям не дали результатов: те заявили, что не несут ответственности за безопасность гоминьдановских войск141. Все же гоминьдановцам удалось высадиться в Циндао и они начали свой марш в Маньчжурию. Однако этот марш оказался очень неспокойным: чанкайшисты были атакованы частями НОАК. 29 ноября гоминьдановцы оккупировали Цзинь- чжоу — первый важный в стратегическом отношении пункт в Маньчжурии. Советская администрация не разрешила гоминьдановцам создавать в Маньчжурии «отряды обеспечения спокойствия» из местного населения, один из таких отрядов, созданный в Чанчуне, был разоружен частями Советской Армии 142. Представители Советского правительства в Китае свято выполняли свой долг перед мировым коммунистическим движением; они считали своей основной обязанностью оказать помощь китайскому народу. Благодаря усилиям советской стороны в Маньчжурии было спасено множество промышленных предприятий от разрушения и полного демонтирования, а японское вооружение переходило в распоряжение народных сил. Победы Советской Армии на Дальнем Востоке опрокинули надежды японского империализма на выгодный для них исход войны на Тихом океане, сорвали планы агрессивных кругов США, стремившихся овладеть наиболее важными районами Дальнего Востока, закрепиться на материке, воспрепятствовать китайской революции, помешать развитию национально-освободительного дви- стам прямо или косвенно. После ухода из Мукдена русские военные власти отказались разрешить национальному правительству использовать железнодорожную линию севернее этого города, ведущую в Чаньчунь, для перевозки китайских войск». («United States relations with China», pp. 147—149). 141 Tang Tsou, America's failure in China, 1941—1950, pp. 329— 330. H2 Jbid., p, 330, m
жения в Азии. В ходе наступательных операций Советские Вооруженные Силы, части народных войск Китая и корейские партизаны освободили от врага множество важнейших стратегических пунктов, в том числе и те, которые, согласно планам военного ведомства США, подлежали оккупации американской морской пехотой. Победы, одержанные с помощью Советской Армии революционными силами китайского и корейского народов, сорвали агрессивные планы американского империализма; они закладывали основы послевоенного мира в районе Дальнего Востока и подготовляли условия для создания на территории Китая и Кореи независимых демократических государств. В свое время Мао Цзэ-дун следующим образом оценил значение внешних факторов для победы китайской революции, роль Советского Союза в разгроме японского империализма: «Если бы не существовало Советского Союза, если бы не была одержана победа во второй мировой войне, направленной против фашизма, если бы японский империализм не был разгромлен, если бы не появились страны новой демократии, если бы не поднялись на борьбу угнетенные народы Востока, если бы не было борьбы народных масс в Соединенных Штатах Америки, Англии, Франции, Германии, Италии, Японии и других капиталистических странах против правящих в этих странах реакционных клик, если бы не было сочетания всех этих факторов, то нависшие над нашими головами силы международной реакции, конечно, были бы неизвестно во сколько раз больше, чем сейчас. Разве могли бы мы победить при таких обстоятельствах? Конечно, нет»143. Выражая чувства корейского народа, Ким Ир Сен говорил: «Даже в самые мрачные дни японского господства подлинные патриоты Кореи находили источник своих сил в растущем могуществе великого Советского Союза и, видя в его лице своего спасителя, боролись с несгибаемой стойкостью и упорством. Освобождение Кореи Советской Армией положило начало новой эры в истории нашей страны. Перед корейским народом открылась широкая дорога национальной •независимости и демократического развития» 144. 143 Мао Цзэ-дун, О новой демократии, стр. 100. 144 Ким Ир Сен, Избоанные статьи и речи, стр. 326. use
Историческая победа Советского Союза и его союзников над гитлеровской Германией и милитаристской Японией создала благоприятные условия для дальней-, шего развития социалистического и демократического движения народов мира. Многие страны Европы отпали от мировой империалистической системы и прочно стали на путь строительства социализма. В связи с ослаблением мировой системы империализма народы колониальных и зависимых стран получили возможность стать на путь национального освобождения. Японский империализм, вынужденный уйти из стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, оставил после себя в колониальных и зависимых странах жгучую ненависть народов к любым проявлениям колониального угнетения. Эта ненависть вылилась в многочисленные народные освободительные движения и выступления против империализма, которые в ряде стран Азии завершились победой сил социализма, демократии и мира.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ ПОЛИТИКА США НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (1945—1950) Глава I У ИСТОКОВ ПОСЛЕВОЕННОГО АМЕРИКАНО-ЯПОНСКОГО СОЮЗА 2 сентября 1945 г. на борт линкора «Миссури», бросившего якорь в Токийской бухте, поднялись представители союзных держав. От имени участников антифашистской коалиции им было поручено подписать последний документ войны — акт о капитуляции милитаристской Японии. Через несколько дней, 7 сентября, президент Трумэн торжественно объявил о передаче документов о капитуляции Японии на выставку в Национальный архив. В газетных отчетах по поводу открытия столь знаменательной выставки говорилось: «...документы о капитуляции должны напомнить нам не только наш триумф, но и ответственность... ответственность позаботиться о том, чтобы эта победа стала монументом, достойным тех, кто отдал свою жизнь ради нее» К Казалось, в строгих залах Национального архива жил антифашистский дух антигитлеровской коалиции, казалось, в США были оценены усилия ее участников — СССР, США, Великобритании, всех народов, боровшихся за спасение человечества от ненавистного ига фашизма. Мир внимательно следил за политикой США в Японии. Простые люди в различных странах мира, японский народ, переживший трагедию Хиросимы и Нагасаки, надеялись увидеть в будущем Японию в рядах миролюбивых, де- 1 «The end of the war in the Pacific. Surrender documents in facsimile. The National archives», p. 2. 190
мокрагйческих государств. Однако действительность очень скоро разрушила эти надежды. В первые же дни после победы в США лихорадочно начали действовать силы, готовые пойти на любой компромисс с японской реакцией, лишь бы использовать ее против Советского Союза и национально-освободительного движения в Азии. Стали появляться на свет многочисленные проекты сторонников наиболее авантюристической политики на Дальнем Востоке. Как уже отмечалось ранее, еще в годы войны такие ведущие государственные деятели США того времени, как военный министр Стимсон, заместитель государственного секретаря Грю, морской министр Форрестол, усиленно отстаивали идею сохранения в Японии императорской системы с использованием в будущем императорского трона в американских интересах; они настаивали на опубликовании односторонней декларации в отношении Японии со стороны США, до того как Советский Союз вступит в войну на Тихом океане2. Форрестол настойчиво пропагандировал «политические» цели США на Дальнем Востоке; он настаивал на превращении Японии после войны в «противовес» (имелась в виду сила, направленная против Советского Союза и национально-освободительного движения в Азии) в районе Дальнего Востока. Однако в то время инициаторы этих планов встретили на своем пути серьезные трудности; победа над мировым фашизмом явилась победой сил прогресса над силами реакции и милитаризма. В условиях, когда идеи социализма и мирного развития завоевывали все больше сторонников среди народов мира, в том числе и японского народа, американские империалисты вынуждены были, даже вопреки желанию наиболее могущественных монополистических кругов в США, отступиться от декларативного провозглашения планов превращения Японии в «антикоммунистический» форпост в Азии. Кроме того, в правящих кругах США продолжало преобладать мнение о возможном использовании Китая в глобальных антисоветских планах США на Дальнем Востоке. Тем не менее наиболее агрессивные круги в Вашингтоне связывали большие надежды с назначением глав- 2 F. S. Dunn, Peace making and the Settlement with Japan, pp. 34—37. 191
нокомандующим оккупационных войск союзных держав в Японии генерала Макартура. Военный министр Стим- сон в своем обращении к генералу, восторгаясь его мужеством, приписывал Макартуру победу на Тихом океане и выразил уверенность, что Макартур, так же как и в военный период, выполнит свой «патриотический долг американского генерала и во время оккупации»3. Сменивший Стимсона на посту военного министра Патерсон высказался еще более определенно: «За судьбы Японии мы не беспокоимся, главным образом потому что там несет службу генерал Макартур; наша голова болит за судьбы Германии, потому что здесь существуют разные точки зрения четырех оккупирующих государств... Генерал Макартур не только солдат, но и политик и дипломат, он выйдет из любого трудного положения. Я доверяю генералу Макартуру на 100%, он успешно выполнит поставленные перед ним задачи и не попадет впросак» 4. Когда Макартур прибыл в Японию, он уже зарекомендовал себя соответствующим образом. Позади были не только слава сражений на Батаане и на мысе Кор- регидор. На Филиппинах он много содействовал водворению у власти ярых коллаборационистов во главе с Рохасом; в Индонезию при его помощи прибыла «гражданская администрация» голландских колонизаторов, долгое время находившаяся под покровительством американского командования. Ко времени принятия капитуляции Японии Макартур имел также довольно большой опыт «мирного» сотрудничества с японским военным командованием. Руководимые им вооруженные силы США и их союзников на Тихом океане использовали в Юго-Восточной Азии капитулировавшие части японской армии против национально-освободительного движения. Какие же мысли роились в голове бывалого генерала, обосновавшегося в Токио? Здесь, в бухте Эдо, в 1853 г. бросили якорь «черные корабли» его далекого предшественника — коммодора Перри, силой оружия открывшего двери феодальной Японии. В этой же бухте спустя почти столетие Макартур подписал от имени США 3 «Асахи», 18.1.1964. 4 «Асахи», 26.1.1964. Макартура связывала давняя дружба с" Патерсоном. Последний находился в его штабе в период войны, во время операций на Новой Гвинее. 192
на борту линкора «Миссури» акт 6 капитуляций поверженного врага. Он думал о том, «ввергнуть ли эту страну в долговую кабалу, разрушить ли ее традиции, культуру и государственность или подготовить Японию в качестве сильного союзника, благодарного Соединенным ШтатахМ»5. Конечно, первая часть альтернативы абсолютно не соответствовала духу «времени и была отброшена. Первые же решения американского командующего еще до установления режима оккупации превзошли все ожидания его друзей в США. Военные власти США поручили осуществить разоружение императорской армии, флота и авиации японскому правительству, тесно связанному с императором и монополистическими кругами страны. Общественное мнение Японии было удивлено этими решениями Макартура. Печать обсуждала вопрос, почему Макартур поручил такое важное мероприятие, как осуществление капитуляции, правительственным органам. В ответ 16 октября 1945 г. появилось обращение Макартура: «Сегодня закончилось принятие капитуляции японской армии, армия больше не существует. С точки зрения истории совершен переход от войны к миру... Японии запрещено иметь сухопутные, морские и воздушные силы, она не должна решать международные проблемы силой оружия, а только мирным путем. Дело разоружения почти 7 млн. солдат и офицеров японской армии закончилось без единого выстрела, ни один из солдат союзной армии не пролил крови» 5. Такой метод осуществления капитуляции, позволивший реваншистским кругам японской военщины, ушедшей временно в подполье, сохранить оружие, явно оказался в остром противоречии с Потсдамскими решениями об условиях капитуляции Японии, с национальными интересами народов колониальных стран, самого японского народа. Действия штаба американских оккупационных войск не могли быть не замеченными представи- 5 «Асахи», 17.1.1964. 6 «Асахи», 23.1.1964. Макартур в своих мемуарах приводит следующие данные: за сентябрь 1945 г. капитулировали 154 пехотные дивизии, 136 отдельных бригад, 20 частей морской пехоты — всего 6983 тыс. солдат и офицеров, в том числе на территории самой Японки — 57 дивизий, 14 отдельных бригад, 45 отдельных полков (D. Mac- Arthur, Reminiscences, pp. 285—286). 13 В. Б. Воронцов 193
^ёЛями Союзных дёржйё, в частности представителей СССР в Дальневосточной комиссии. Они законно протестовали против перепоручения принятия оружия и военной техники от капитулировавших частей органам бывшего военного и военно-морского министерств. На запрос по поводу этого невиданного нарушения процедуры принятия капитуляции Макартур дал разъяснение через газеты Японии, сводившееся к тому, что он «доверяет народному правительству Японии... его политика— это политика доверия, а не подавления японского народа» 7. Однако подобная демагогия не могла скрыть истинных причин действий Макартура. С первых шагов своей деятельности в Японии он показал себя ярым защитником интересов империализма США. Штаб Макартура был полон бизнесменами в военной форме, представителями американских монополий, часто связанными общими интересами с японскими компаниями. Так, начальник научно-экономической секции штаба Макартура Р. Мэй имел давние связи с японскими монополистическими кругами: еще в 1926 г. он впервые приехал в Японию в качестве помощника директора отделения «Дженерал Моторз», затем долгое время занимал пост директора отделений этой компании в Японии и Китае. По меткому замечанию японской прессы, деятельность Мэя при штабе Макартура протекала «между двумя принадлежавшими ему хорошо оборудованными магазинами в Токио и канцелярией»8. Деятельность Макартура в Японии была лишь одним звеном, отражающим наиболее реакционные тенденции в общей цепи американских внешнеполитических акций на Дальнем Востоке после окончания войны. Его помыслы направлялись прежде всего на решение главной, по его мнению, задачи — устранения Советского Союза от участия в решении важнейших международных проблем на Дальнем Востоке. Для решения этой задачи он прибегал к следующим двум аргументам: во-первых, к атомному превосходству США и, во-вторых, к всяческому принижению роли СССР в войне против милитаристской Японии и соответственно возвеличению американских побед. 7 «Асахи», 23.1.1964. 8 См. «Политика США на Дальнем Востоке», стр. 38. 194
Позиция Макартура полностью соответствовала точке зрения крайне правых элементов в США, которые как во время войны, так и после ее окончания стремились активно противодействовать любым проявлениям реализма во внешней политике США. в частности по вопросам сотрудничества с Советским Союзом на Дальнем Востоке. Эти элементы прибегали к ревизии дипломатии Рузвельта, требовали от администрации не повторять «ошибок» покойного президента в дальневосточной политике. Очень ярко проявилась позиция этих сил в их отношении к Московскому совещанию министров иностранных дел великих держав по проблемам Дальнего Востока, состоявшемуся 16—26 декабря 1945 г. Как известно, Московское совещание приняло ряд решений, которые должны были внести существенный вклад в дело сохранения мира. Великие державы, опираясь на основные положения Каирской и Потсдамской деклараций, сформулировали согласованную политику по урегулированию в интересах мира и безопасности наиболее острых, вызывавших глубокую тревогу мировой общественности дальневосточных проблем. В соответствии с принятыми решениями Япония должна была пойти по пути демилитаризации и демократизации. Предполагалось, что созданная в результате совещания Дальневосточная комиссия (в составе СССР, США, Англии, Китая, Франции, Голландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Филиппин) будет следить за претворением в жизнь указанных решений. Комиссия была призвана «формулировать политическую линию, принципы и общие основания, в соответствии с которыми может осуществляться выполнение Японией ее обязательств по условиям капитуляции» 9. Решения Дальневосточной комиссии приобретали законную силу лишь тогда, когда за них было подано большинство голосов при совпадении голосов ведущих держав: СССР, США, Китая, Англии. Учреждался также Союзный Совет для Японии «для целей консультации с Главнокомандующим и дачи ему советов по вопросам, касающимся осуществления условий капитуляции, оккупации и контро- 9 «Международные отношения и внешняя политика СССР. Сборник документов (1871—1957)», стр. 157. 13* 195
Ля над Японией, а также выполнения директив, дополняющих эти условия» 10. Каждый член Совета мог приостановить действия Главнокомандующего до согласованного решения в Дальневосточной комиссии. Советский Союз использовал эти международные органы для содействия скорейшему урегулированию многих дальневосточных проблем и внес существенный вклад в дело их демократического решения. Все это создало серьезные предпосылки для установления прочного мира на Тихом океане, организации демократических, миролюбивых, независимых государств. В результате упорной борьбы Советского Союза, широкого размаха национально-освободительного демократического движения в Японии и во всем мире западные державы вынуждены были признать, хотя в большинстве случаев декларативно, необходимость наказания японских военных преступников и осуществления демократических реформ в Японии. По свидетельству Макартура, решения Московского совещания министров иностранных дел великих держав по проблемам Дальнего Востока были встречены в Вашингтоне с большим неудовольствием п. США продемонстрировали образцы макиавеллистической политики: с одной стороны, представители США, отдавая дань демократическим тенденциям послевоенного мира, расточали заверения в верности союзническим обязательствам, с другой — развязывали руки Макартуру, который устранялся от необходимости следовать этим решениям, публично заявив: «...к Московским решениям я не имел никакого касательства» 12. Для этого ставленника крупнейших монополистических объединений США будто и не существовало гигантских усилий антифашистской коалиции, побед Советского Союза на полях сражений с фашистской Германией и милитаристской Японией, успехов национально-освободительного движения народов. Макартур не скупился на клеветнические выпады в адрес Советского Союза, нагромождал нелепые обвинения, приписывал советской стороне стремление насадить извне желаемые порядки в странах Дальнего Во- 10 Там же, стр. 158. 11 «Асахи», 28.1.1964. 12 «Асахи», 28.1.1964. 196
стока; он не без гордости сообщал друзьям о своем противодействии предложениям Советского Союза в Дальневосточной комиссии 13. Однако авторы и вдохновители агрессивных планов на Дальнем Востоке встретили на своем пути серьезные трудности. Победа над мировым фашизмом явилась победой сил прогресса над силами реакции и милитаризма, идеи социализма и мирного развития завоевывали все больше сторонников среди народов мира, в том числе и японского народа. В первый период оккупации, с 1945 по 1947 г., США в условиях мощного движения за демократию и мир, за последовательное выполнение требований Потсдамской декларации вынуждены были отказаться от открытого провозглашения планов превращения Японии в «антикоммунистический» форпост в Азии. Следует также иметь в виду, что в -тот период среди тех, кто определял дальневосточную политику США, преобладала ориентация на Китай как главный антисоветский плацдарм в этом районе. Вашингтон сообщал Макартуру: все внимание США на этом этапе направлено на Китай; генералу предписывалось под лозунгами демократизации сберечь в Японии капиталистический строй, дать монополиям этой страны до определенных пределов набирать силы, способные подавить народное движение за подлинную демократию — «давить народное движение национальным, японским прессом» 14. Становясь на путь воссоздания сильных японских монополий в допустимых пределах, правительство США имело в виду поставить экономику и финансы Японии в определенную зависимость от США. «Если в военно-политическом отношении это будет союз равных, то в экономическом и финансовом отношении это должно стать союзом заимодателя и должника» 15. Под давлением мирового общественного мнения, перед лицом усиливающегося демократического движения народа Японии американская администрация в какой-то мере была вынуждена пойти на осуществление мероприятий демократического характера, в частности ан- 13 «Асахи», 15.11.1964. 14 «Сэнго-но мото-ни Бэйкоку сэйсаку», вып. VI, Токио, 1959, стр. 86. 15 Там же, стр. 89, 197
тимонопольных мероприятий, земельной реформы, конституционной и др. Однако все эти мероприятия осуществлялись лишь в той степени, в какой они не противоречили интересам США. Антимонопольные мероприятия явились, с одной стороны, своего рода данью антиимпериалистическим, демократическим настроениям, которые господствовали в мире. С другой стороны, идеи Потсдамской декларации первоначально пытались использовать в своих интересах те круги в США, которые стремились превратить Японию в рынок сбыта промышленной продукции США. Эти тенденции в американской политике на Дальнем Востоке отражала «Миссия Поули». Бывший заместитель морского министра, видный калифорнийский нефтепромышленник Поули возглавил американскую миссию по репарациям в Японию (ноябрь 1945 г.). Эта миссия предполагала вывезти из Японии в США в счет репараций большое количество промышленного оборудования 16. В «докладе Пэули» американские эксперты не считали нужным скрывать истинных виновников трагедии японского народа: «Японские дзайбацу... в современной истории Японии контролировали не только финансы, промышленность и торговлю, но и 'правительство. Они являются наиболее мощным военным потенциалом Японии. Именно они сделали возможным для Японии осуществить агрессию и завоевания... Дзайбацу не только несли ответственность за милитаризм в Японии, как и сами милитаристы, но и извлекали из него выгоду. Даже сейчас, в период поражения, они фактически усилили свои монопольные позиции... Если дзайбацу не будут разрушены, японцы не будут иметь необходимые возможности, чтобы управлять собой как свободные люди. Пока дзайбацу будут существовать, Япония будет их Японией» 17. Такая точка зрения, выраженная в официальных правительственных документах США, укрепляла позиции тех, кто выступал в роли сторонников демократизации Японии. 16 О миссии Поули см. Б. И. Бухаров, Образование американо- японского военного союза, стр. 45—46. 17 Цит. по кн.: R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan, 1945—1951, pp. 98—99r 193
«Антимонопольные» мероприятия американской администрации в Японии включили два закона: «о запрещении частных монополий и об обеспечении справедливых и честных сделок» (вступил в силу 31 июля 1947 г.) и «о ликвидации чрезмерной концентрации экономической мощи» (вступил в силу в декабре 1947 г.) 18. 83 концерна были разукрупнены, а 32 распущены 19. В 1947 г. в связи с успешным контрнаступлением Национально-освободительной архмии и все более безвыходным положением прогнившей клики Чан Кай-ши в Китае, созданием независимых государств в Южной Азии (Индия, Бирма), усилением национально-освободительного движения в странах Юго-Восточной Азии возникла реальная угроза для позиций США в этом районе. Рушились надежды использовать Китай против Советского Союза и национально-освободительного движения. В Вашингтоне усилились требования ускорения процесса сближения США с Японией и форсирования подготовки к заключению «мирного» договора без участия СССР. В этих условиях в правительственных кругах США крепла решимость пересмотреть свою политическую линию в отношении Японии. Американские планирующие органы были освобождены от необходимости разрабатывать какие-то абсолютно новые схемы политики США по отношению к Японии, достаточно было обратиться к идеям Грю, Форрестола и других крайне правых государственных деятелей, которые еще в годы войны мечтали сохранить Японию в качестве передового форпоста капитализма в Азии/ Начиная с 1947 г. США стали предпринимать серьезные усилия в деле восстановления экономики Японии. Они взяли курс на «возрождение» Японии. В конце 1948 г. была провозглашена программа «стабилизации». Под покровительством американского империализма 18 См. «Политика США на Дальнем Востоке», стр. 43. 19 Авторы «антимонопольного» законодательства первоначально предусматривали разукрупнение 325 главных японских монополистических объединений. Прекратила свое существование японская ассоциация по контролю, которая ранее, действуя в интересах всего японского капитала, регулировала конкуренцию и имела право вмешиваться в дела любой отрасли промышленности. Ведущим японским промышленникам было запрещено занимать руководящие должности как в самих компаниях, так и в правительственных учреждениях (см, R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan,.., p. 99). 199
Япония пошла по пути возрождения дзайбацу и ремилитаризации экономики страны. Ради осуществления новой «генеральной линии» Вашингтон предпринял целую серию мероприятий, направленных на скорейшее восстановление экономического потенциала Японии. В качестве одного из важнейших мероприятий администрация Трумэна рассматривала снижение репарационного долга Японии. В начале 1947 г. группа консультантов «по заморским делам» во главе с Клиффордом Страйком в результате изучения положения дел предложила значительно уменьшить репарации по сравнению с условиями, предложенными в 1945 г. «Миссией Поули». Наконец, затем этим же вопросом занималась группа, возглавляемая помощником военного министра генералом Уильямом X. Дрэпером. В своем докладе, известном как «доклад Джонстона», члены группы поставили под сомнение выводы Страйка и предложили еще больше сократить репарационные платежи. Если «Миссия Поули» предлагала определить сумму репараций в 2 465 920 тыс. иен (по курсу 1939 г.), а группа Страйка — в 1 648 156 тыс. иен, то в «докладе Джон- стона» сумма репараций была сокращена до 662 247 тыс. иен 20. (В «докладе Джонстона» отмечалось, что планы декон- центрации японских монополий не могут содействовать широкой программе «экономического возрождения Японии». «В связи с этим давались новые рекомендации в области «демонополизации». 1 мая 1948 г. было объявлено, что 194 из 325 компаний, которые ранее были намечены для деконцентрации, >не подлежат реорганизации; 1 июля того же года стало известно, что число компаний, подлежащих деконцентрации, уменьшилось и что программа реорганизации не распространяется на банки. В результате 297 компаний из 325, намеченных к деконцентрации, оказались нетронутыми, лишь 11 были разделены на независимые компании, а к 7 компаниям обращена была «просьба» о реорганизации21. Чрезвычайно сложную проблему представляла несбалансированность внешней торгрвли Японии. Тяжелое 20 Ibid., pp. 95—96, 21 Ibid., p. 100, 200
положение с внешней торговлей усугублялось тем, что большая часть японского импорта шла из США, Япония испытывала долларовый голод, ей необходимо было развивать экспорт промышленных товаров. В Австралии, Новой Зеландии, на Филиппинах и в других странах Юго-Восточной Азии с тревогой следили за возрождением японской промышленности, тем более что они из собственного опыта знали о высокой конкурентоспособности японских товаров. Если до 1941 г. районами японской торговли были Маньчжурия, Корея, Северный Китай, Формоза, на которые приходилось 50% японского экспорта и импорта 22, то теперь положение резко изменилось; .нужно было искать новые рынки. США со своей стороны делали все возможное, чтобы помочь Японии решить проблему рынков. В октябре 1948 г. представители американских оккупационных властей санкционировали поездки за рубеж японских торговых представителей для «особых целей»; американское правительство оказывало всестороннее содействие в деле привлечения Японии к деятельности международных экономических организаций23. США не жалели сил и средств на «модернизацию» японского капитализма на базе своеобразного «плана Маршалла», стремясь создать основу для «экономического сотрудничества между Японией и США»24. В 1945—1951 гг. Япония получила из фондов ГАРИОА и ЭРОА25 2 млрд. долл. (с сентября 1945 г. по декабрь 1946 г.— 193 млн. долл., в 1947 г.—404; в 1948 г.—461. в 1949 г.—535, в 1950 г.— 361, в 1951 г.—180 млн. долл.)26. Японцы тогда еще не могли знать, какую цену в будущем им придется заплатить за «благородные жесты», на которые оказались столь щедрыми США в первые послевоенные годы. Земельная реформа — одно из звеньев в общей цепи мероприятий, осуществления которых требовали демо- 22 «Pacific security», p. 3. 23 R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan..., p. 129. 24 «Асахи», 15.П.1964. 25 GARIOA — Government appropriation for relief in occupied area; EROA — Economic rehabilitation in occupied area. 26 См. А. И. Стадниченко, Японо-американские экономические отношении, — сб. «Современная Япония», стр. 169. 201
критические силы Японии. Однако она была проведена таким образом, чтобы в минимальной степени затронуть интересы помещиков. Специальная директива штаба Ма- картура от 9 декабря 1949 г. строго предписывала японским крестьянам лишь выкупать арендованную у помещика землю. По откровенному признанию Макартура, был создан «новый класс собственников-земледельцев, который стал мощным препятствием на пути распространения коммунизма в японской деревне»27. От такой реформы выиграла лишь зажиточная часть японского крестьянства 28. Были осуществлены также определенные мероприятия по демократизации Японии. Изданная штабом Макартура 4 января 1946 г. специальная директива запрещала деятельность реакционных организаций. Основываясь на этой директиве, японское правительство обнародовало указ о роспуске ультрареакционных организаций в стране29. В 1947 г. была принята новая конституция. Конституционная реформа отразила существенные сдвиги в Японии: управление страной перешло из рук буржуазно-помещичьего блока в руки буржуазии, тесно связанной с американскими монополиями 30. В то же время важным завоеванием демократических сил было утверждение новой конституцией демократических прав граждан (свобода слова, печати, организаций и т. д.). Статья 9 провозглашала отказ Японии от войны как средства решения международных споров и от содержания своих собственных вооруженных сил. Штаб Макартура разрабатывал такие проекты «демократических реформ», которые бы «сохранили и укрепили капитализм», обеспечили в будущем социальную базу для военно-политического союза между американскими и японскими монополиями. Представители оккупационных властей пропагандировали наиболее современные, модернизированные образцы буржуазной демократии и идеологии империализма. Штаб оккупацион- 27 «Асахи», 14.11.1964. 28 См. В. А. Попов, К вопросу об усилении развития капитализма в японской деревне, — в кн.: «Проблемы современной Японии», стр. 49—73. 29 «Documents concerning the allied occupation and control of Japan», vol. 2, pp. 94—98. 30 См. И. А. Латышев, Конституционный вопрос в Японии, стр. 73. 202
ных войск «отбирал группы японских граждан и направлял их в США и Великобританию для изучения порядков и идеологии Запада» 31. Эти действия рекламировались американской администрацией в качестве примера гуманного отношения к нуждам японского народа, предоставления ему права «свободного выбора» путей социально-политического развития. Параллельно оккупационные власти в широких масштабах осуществляли идеологическое наступление в Японии. Среди широких масс трудящихся усиленно пропагандировались сверхмодные теории и идеологические концепции американского происхождения о «модернизированном капитализме», «народном капитализме» и т. д. Послевоенное оживление японской экономики, некоторое улучшение положения с занятостью рабочей силы, укрепление в результате земельной реформы экономических позиций «среднего» крестьянства были использованы идеологическими защитниками капитализма для пропаганды теории «классового мира», создания иллюзий относительно возможности «демократического» развития и экономического «процветания» Японии лишь в рамках «свободного мира». В то же время военная администрация всеми средствами стремилась сорвать усиливающиеся подлинно демократические тенденции в послевоенной Японии. Она, в частности, стремилась сохранить, а затем и использовать против демократических сил кадры прежнего милитаристского режима. При составлении списков военных преступников, которое, кстати сказать, также осуществлялось японскими правительственными органами, многие военные преступники, в частности представители монополий и офицерского полицейского корпуса, не включались в эти списки и не появлялись на скамьях подсудимых в международном или американском военном трибунале. Действия американских оккупационных властей имели двоякую цель: во-первых, сохранить кадры реваншистов в качестве ударной силы против коммунистической партии и демократических организаций в стране; во-вторых, дать понять японской буржуазии о стремлении США укрепить ее позиции господствующего класса в стране. В то время, когда Макартур рекламировал свою про- 31 «Дсахи», 27.1.1964. 203
гралшу «легализации» демократических общественных организаций и партий, начальник Второго отдела штаба оккупационных войск генерал Уиллоби обратился к услугам крупнейших правых лидеров в Японии. Последние по заданию Уиллоби использовали свои связи с крупнейшими монополиями и прибегали к помощи аппарата бывшей тайной полиции для подрыва коммунистического, демократического движения в стране. Второй отдел штаба оккупационных войск при приеме японцев на работу отдавал предпочтение выпускникам бывшей разведывательной школы Накано, агентам тайной полиции и жандармерии. В результате такой деятельности штаба Макартура стали появляться многочисленные националистические, реакционные организации. В 1947—1948 гг. возникли «Кикухата досикай» («Общество знамени хризантемы»), «Дай Нихон докурицу сэйнэнто» («Независимая молодежная партия великой Японии»), «Кюкоку сэйнэн рэммэй» («Молодежная лига спасения родины») и ряд других подобных организаций. В разгар забастовочного движения против трудящихся направили свои удары террористы из антикоммунистических банд «Синъэй тайсюто» («Передовая массовая партия») и «Нихон ханкё рэммэй» («Японская антикоммунистическая лига»). Так Макартур и его ближайшие сотрудники шли рука об руку с японскими ультра 32. Идеологическая платформа ультра — безудержный антикоммунизм, шовинизм, преданность принципу «симбэй хансо» («дружба с США и вражда с СССР») — целиком отвечала намерениям наиболее реакционных политических кругов США, интересы которых в определенной степени представлял Макартур. По заслугам оценили правые Макартура. Ультраправая организация «Кикухата досикай» всячески превозносила деятельность Макартура и в 1948 г. даже публично оправдывала необходимость присутствия в стране американских войск в течение «последующих 30 лет» ради «спасения японской демократии» 33. 32 Не случайно вдохновитель японских ультра Уиллоби стал впоследствии одним из ведущих руководителей профашистской организации в США — «общества Джона Бэрча». *° О деятельности правых в Японии см. И. Г. Поздняков, Активизация деятельности правых организаций в послевоенной Японии, - «Современная Япония». 204
Признание возрастающей роли Японии как союзника США в борьбе с силами социализма и национально- освободительных движений обусловило не только новые экономические и социально-политические мероприятия в оккупированной стране, но и серию военных мероприятий американской армии в этом районе. Оккупационные власти начали усиленными темпами реконструировать аэродромы, военно-морские портовые сооружения, приспосабливая их к современной боевой технике. За один год были обновлены аэродромы от Кюсю до Хоккайдо. Полностью была модернизирована воздушная база в Мисава, расположенная на северной оконечности о-ва Хонсю, недалеко от Владивостока (ее модернизация обошлась в 3,3 млн. долл.) 34. Одновременно Макартур, •понимая, что рано или поздно мероприятия, осуществляемые в интересах капитализма, вызовут сопротивление рабочего класса и трудового крестьянства и придется перейти к политике подавления, позаботился создать соответствующий полицейский аппарат. Старая система полицейского надзора, по его мнению, страдала существенными недостаткахми. Она была основана на сосредоточении сил в центре, в крупных городах, а полицейские силы в префектурах, состоя на местном бюджете, не гарантировали в полной мере «спокойствия». Макартур считал, что, поскольку японское правительство не имеет в своем распоряжении армии, необходимо создать массовую, хороню вооруженную полицию в центре и в префектурах. По замыслам Макартура, полиция должна была вести, в частности, борьбу против элементов, имевших целью «подрыв государственного строя». Макартур исподволь уже в те годы готовил условия для восстановления японской армии. Согласно его директиве, японское правительство установило преимущества для службы в полиции бывшим офицерам и младшим офицерам армии и флота. Был сформирован и вооружен новой военной техникой 75-тысячный полицейский корпус, ставший основой для будущей армии Японии. В 1947 г. Макартур, стоя рядом с императором Японии, удовлетворенно наблюдал, как над зданием парламента медленно поднимался национальный японский флаг. Генерал был доволен: его коллеги из штаба, или, R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan..., p. 125. 205
кгак он их любовно называл, «батаанские парни», славно поработали. Этому флагу суждено было реять рядом с американским 8 сентября 1951 г. в Сан-Франциско, где юридически было оформлено начало американо-японско- 'Го союза. •На американской политике по отношению к Японии не только сказывались антисоветские и антидемократические тенденции во внешней политике США. Оказывали свое влияние и межимпериалистические противоречия. Американские представители в союзных органах по послевоенному урегулированию на Дальнем Востоке не только готовы были срывать любыми путями предложения Советского Союза, но и грубо игнорировали по- ■зЩйю своих западных союзников -в отношении Японии 35. Так, британский представитель в Союзном Совете для Японии, австралиец Болл, возражавший против политики Макартура, был вьшужден покинуть свой пост. Однако и с его преемником американцы не находили нужным считаться. Оккупация Японии осуществлялась американской стороной фактически единолично, без участия союзных армий. Для британских частей, например, были созданы в Японии такие условия, что Англия нашла для себя более удобным удалить их с территории Японских о-вов36. Безраздельный контроль, установленный Соединенными Штатами в Японии, вызвал в первые послевоенные годы целый ряд антиамериканских выступлений в английском парламенте. Депутаты палаты общин возмущались по поводу того, что «США не просят державы сотрудничать в деле организации Японии, не делают того, что они должны делать», а Макартур продолжает «уп- 35 Еще накануне капитуляции Японии американская разведка сообщала о серьезном недовольстве в Австралии односторонними действиями США в отношении Японии. Ведущие австралийские государственные деятели выражали обиду по поводу того, что их страна не участвовала в консультациях по поводу Потсдамской декларации. Премьер Джозеф Чифли 17 августа 1945 г. публично заявил: «Австралия не имела достаточного признания в период переговоров об урегулировании с Японией... Наша обязанность состоит в том, чтобы подчеркивать, что Австралия должна рассматриваться не как подчиненная, а как ведущая тихоокеанская держава...» (см. «Office of strategic services. Research and analysis branch. Australia's role in the Japanese surrender», 14 September 1945, p. 1). 36 См. И. М. Лемин, Англо-американские противоречия после второй мировой войны, стр. 323—324. 206
р&вля'гь £foft страной своими старыми, властными методами», не считаясь с союзными органами 37. Английские • политики в усилении мощи США на Тихом океане видели угрозу для своих экономических и политических позиций в Южной и Юго-Восточной Азии. Член английского кабинета, директор «корпорации по развитию колоний» Рис Вильяме публично сожалел по поводу того, что США доминируют на Тихом океане, в китайских морях и что они «хотят доминировать также в Индийском океане». Рис Вильяме просил министерство иностранных дел обратить особое внимание на дальневосточные события. Еще больше усугубил недовольство палаты общин тот факт, что Англия не может рассчитывать на возвращение товаров и оборудования, вывезенных в годы войны Японией из английских колоний. «Мы хорошо знаем, что эти товары были переданы США»,— заявил Рис Вильяме и потребовал возмещения вывезенной в годы войны из колоний «английской собственности»38. Правящие круги Англии не хотели мириться со сложившимся положением иа Дальнем Востоке. Несмотря на отсутствие реальных возможностей играть прежнюю роль в этом районе мира, английские монополистические круги стремились получать как можно большую долю прибыли от использования дальневосточных рынков. Эти настроения выразил депутат Флетчер, заявивший 22 ноября 1945 г. в палате общин: «Было бы ошибкой предположить, что мы должны ревниво придерживаться той точки зрения, что США в настоящее время безоговорочно являются доминирующим фактором на Дальнем Востоке» 39. В августе 1947 г. в Канберре состоялась конференция стран Британского содружества, посвященная мирному договору с Японией. Конференция указала на необходимость соблюдения решений Каирской, Ялтинской, Потсдамской конференций, подтвердила правильность решения об «ограничении японского суверенитета островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку». Делегаты пришли к выводу, что Япония должна оставаться полностью разоруженной, а производство, связанное с вооружением, 37 «Parliamentary debates...», vol. 437, col. 1920. 38 Ibid., col. 1910. 39 «Parliamentary debates...», vol. 416, col. 703. 207
Должно быть запрещено. На конференции более подробно рассматривались проблемы демилитаризации Японии. По мнению делегатов, она должна была включать запрещение ядерных исследований, производства всех видов самолет-ов, военно-морского строительства, сокращение торгового флота до уровня, необходимого для обслуживания нужд ограниченной торговли. Представители стран Содружества поддержали взгляды, которые высказывались в Дальневосточной комиссии, о запрещении определенных отраслей промышленности, снижении производственных мощностей в ключевых отраслях промышленности, устранении возможности возобновления военного производства, наложении импортных ограничений на основные виды сырья. В заключение конференция потребовала роспуска дзайбацу и приветствовала успехи профсоюзного движения Японии 40. Решения конференции свидетельствовали о том, что уже в первые послевоенные годы правящие круги Англии вполне отдавали себе отчет в том, какую угрозу таит в себе возрожденная Япония для позиций британского империализма в Азии. Еще до победы революции в Китае и образования КНР в Лондоне высказывали опасения в отношении возможного поворота американской политики на Дальнем Востоке в направлении возрождения экономического и военного потенциала Японии. Выступая 9 декабря 1948 г. в палате общин, В. Бартлетт сделал любопытное признание: «По моему мнению, большая опасность успехов китайских коммунистов состоит не в том, что они будут делать в Китае, а в том, каков будет эффект этих успехов на политику США в отношении Японии». Бартлетт предостерегал депутатов, что в результате провала американской политики в Китае в Японии «на поверхности снова появятся прежние промышленники» и «Япония будет возрождена для такого же пути, на котором некоторые хотели бы видеть Германию» 41. До поворота политики США в отношении Японии Англия особо не возражала против тех ограниченных мер, которые так усиленно отстаивали и пропагандировали страны Британского содружества. Однако положе- R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan..., 1962, p. 88. «Parliamentary debates...», vol. 459, col. 654. 208
ние изменилось, когда японские дела взял в Свои руки Джон Фостер Даллес 42. Проект Даллеса о мирном договоре с Японией, не.содержавший каких-либо ограничений на пути к милитаризации Японии, был встречен очень прохладно в Австралии и Новой Зеландии, а также на Филиппинах, да и в самой Японии. Австралия испытывала опасения в связи с новым курсом американской политики. Правящие круги Австралии отдавали себе отчет в том, что промышленное восстановление Японии, сокращение программы репараций приведет к восстановлению экономической основы военной мощи страны. Эти опасения разделялись в Лондоне. Англия, страшась наступления японских товаров на рынки Британской империи, требовала в одном из условий будущего договора оговорить лишение Японии права пользоваться режимом благоприятствуемой нации, включить в договор пожелание, ограничивающее текстильную и судостроительную промышленность Японии, а также положение об ограничении военно-морских сил этой страны. Англия кардинально расходилась с США по вопросу привлечения КНР к переговорам о мирном договоре с Японией. Англия высказалась за участие КНР в переговорах, за признание договором Тайваня неотъемлемой частью КНР, США же ориентировались лишь на Чан Кай-ши и отвергали любые выдержанные в реалистическом духе предложения Англии. Однако в условиях дальнейшего обострения противоречий между капиталистической и социалистической системами английское правительство все же пошло на уступки Вашингтону. Сближение американской и английской точек зрения во многих внешнеполитических вопросах определялось единством классовых интересов американского и английского империализма. 42 6 апреля 1950 г. Трумэн официально санкционировал назначение Джона Фостера Даллеса на пост советника по внешнеполитическим вопросам при государственном секретаре. Назначение республиканцев Даллеса и Джона Шермана Купера консультантами при администрации демократов уже само по себе являлось весьма примечательным явлением: оно демонстрировало горячее желание представителей монополистических кругов США найти компромисс между различными группировками американского капитала — компромисс подобный тому, который был найден при разработке плана Маршалла и при создании НАТО. 14 В. Б. Воронцов 209
Когда в январе 1950 г. в Коломбо снова собрались представители стран Британского содружества, чтобы обсудить договор с Японией и другие дальневосточные дела, требования участников встречи оказались менее категоричными. Решения этой конференции во многом отличались от решений, принятых в Канберре в 1947 г. Была признана необходимость возрождения экономического потенциала Японии. Не было принято предложение Новой Зеландии о запрещении производства синтетического каучука и нефти, а также об ограничении накопления или обработки нефти в Японии43. Английское правительство приняло американский вариант проекта договора, но настояло, чтобы проект договора был опубликован от имени как США, так и Англии. Подписанный 8 сентября 1951 года Санфранцисский «сепаратный» мирный договор абсолютно не предусматривал гарантий против восстановления японского милитаризма. Япония получала право заключать агрессивные союзы, договор грубо нарушал права воевавших с Японией государств, не присоединившихся к договору. Этот договор создал юридическую основу японо-американского союза, направленного против сил мира и демократии на Дальнем Востоке. Когда империализм США начал военную авантюру в Корее, Япония обеспечила тылы для агрессии; с военных баз, расположенных на японской территории, поднимались американские самолеты, сбрасывавшие бомбовый груз на города Кореи. Внешнеполитические агрессивные акции американского империализма сопровождались оживлением реакции и в самой Японии. Созданная и вооруженная с помощью Макартура полиция обрушилась на демократические силы Японии. 43 R. N. Rosecrance, Australian diplomacy and Japan..., p. Г59. На изменении позиции Англии сказалось также обещание США поддержать ее в конфликте с Ираном, возникшем в связи с национализацией в марте 1951 г. собственности англо-иранской компании, и в конфликте с Египтом.
Глава II КРИЗИС АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИКИ В КИТАЕ После окончания войны перед США встал вопрос, какими путями и какими средствами защищать американские интересы в Китае и как далеко США могут зайти © защите этих интересов. Военный министр Паттерсон в ноябре 1945 г. в меморандуме на имя государственного секретаря Бирнса писал: «Было бы чрезвычайно ценно иметь ясное заявление о минимальных интересах, от коих США не откажутся в случае столкновения сторон на Дальнем Востоке, в частности в отношении Маньчжурии, Внутренней Монголии, Северного Китая и Кореи» К Однако определить «минимальные» американские интересы в Китае оказалось непростым делом. Чем более сильные поражения терпел Чан Кай-ши, тем явственнее становилась возможность полной потери Китая для США. Заместитель государственного секретаря Дин Ачесон отметил три альтернативы, стоявшие перед США в Китае в 1945—1946 гг.: «убраться из Китая; бросить в Китай неограниченные ресурсы и всю необходимую военную мощь, чтобы постараться разгромить коммунистов... и вытеснить русских из Маньчжурии; предоставить серьезную разностороннюю поддержку китайскому правительству, добиваться различными путями сохранения мира в Китае и способствовать заключению соглашения между гоминьданом и китайской коммунистической партией» 2. 1 Tang Tsou, America's failure in China 1941—1950, p. 361. 2 Ibid., p. 371. 14* 211
'Конечно, самым благоразумным для США в той ситуации было бы избрать первый путь, ибо он положительно сказался бы как на судьбах китайского народа, так и на американском престиже. Но в основу американской дипломатии в Китае в .первые послевоенные годы был положен последний пункт программы Ачесона. В выборе этой политической линии ведущую роль сыграл Джон Винсент, один из крупнейших специалистов в США по делам Дальнего Востока. Вашингтон продолжал прилагать все усилия для сохранения режима гоминьдана в Китае «мирными» средствами. Однако средства, к которым прибегали американские политики в Китае, были далеко не мирными, ибо включали и открытую помощь Чан Кай-ши в вооружении и транспортировке войск. Благодаря помощи США в деле мобильной переброски войск гоминьданов- цы сумели установить к концу 1945 г. контроль над рядом крупных городов и коммуникаций северных районов страны. Тем не менее положение в Китае обострялось. В Белом доме подыскивали человека, способного взять на себя тяжкую заботу об урегулировании положения в Китае. Выбор пал на генерала Маршалла. В один из декабрьских дней 1945 г. Маршалл получил по телефону от самого Трумэна предложение принять назначение личным представителем президента в Китае и дал свое согласие. Американская пресса пыталась убедить общественное мнение в величии предпринимаемого правительством шага. Газеты на первых полосах поместили заявление президента, где в качестве одной из главных целей миссии генерала Маршалла отмечалось желание содействовать созданию «сильного, объединенного и демократического Китая»3. Маршалл добился заключения в январе 1946 г. соглашения о перемирии между враждующими сторонами в Китае, которое, казалось, открывало пути к достижению компромисса. Однако камнем преткновения, о который разбились надежды американских политиков, явилась позиция самого Чан Кай-ши. Гоминьдановцы использовали перемирие по-своему: они начали перебрасывать новые контингенты войск в северные районы 3 См. A. De Conde, Л history of American Foreign Policy, p. 692. 212
страны, планируя незамедлительную оккупацию Маньчжурии после ухода советских войск. Миссия Маршалла, таким образом, не дала желаемых для американского правительства результатов. Вместе с отъездом специального представителя Трумэна из Китая рухнули планы американского империализма, направленные на «мирное» подчинение Народно-освободительной армии гоминьдану. Провал этих планов рассматривался как совершенно закономерное явление многими реально мыслящими американскими политиками, не обольщавшимися иллюзиями в отношении Ча<н Кай-ши. Все чаще слышались критические замечания в адрес гоминьдана, доказавшего свое бессилие как в области внешней, так и внутренней политики. Гоминдан был предельно ослаблен внутренними распрями, непрекращающейся борьбой за власть. Чан Кай-ши, опиравшийся на генералитет, жестоко расправлялся со своими конкурентами в борьбе за власть, что отнимало у чунцинского режима много сил и сторонников. В политической жизни гоминьдана господствующее положение по-прежнему занимали ультраправые элементы — группировка «Си Си». Наряду с американскими экспертами гоминьданов- цы все чаще приглашали к себе на службу немцев, многие из которых были в прошлом крупными нацистами. Так, вскоре после победы гоминьдановское правительство наняло на служ-бу в качестве агента разведки Альберта Шульца, возглавлявшего во время японской оккупации службу гестапо в Пекине. В роли промышленных советников при правительстве выступали немецкие бизнесмены Карл Гэдоу и Вальтер Кауман. Во многих случаях чанкайшисты спасали от ареста и наказания нацистов в Китае4. После кровавого подавления чанкайшистами движения тайваньских сепаратистов в 1947 г. многие китайцы — активные приверженцы идеалов американской демократии, воспитанники высших учебных заведений США — вынуждены были познакомиться с гоминьдановскими тюрьмами или покинуть Китай. Американские политические деятели, изучая, как используется помощь США Китаю, приходили к неутешительному выводу: отдельные гоминьдановские группиров- * R, E. Lauterbach, Danger from the East, 1947, pp. 363—364. 213
ки использовали эту пимищь прежде всего для усиления своих позиций в ожесточенной борьбе за власть внутри гоминьдана 5. Гоминьдановцы часто прибегали к шантажу своих американских покровителей. Когда они хотели добиться увеличения размеров американской помощи, они широко рекламировали «угрозу» Китаю со стороны Советского Союза, напоминали о возможности «доминирования России .в Китае», в случае если не будет предоставлена необходимая помощь со стороны США6. США все больше убеждались, что их попытки упрочить гоминьдановский режим путем внутриполитических преобразований лишь еще сильнее расшатывали его. Политика Чан Кай-ши ставила под сомнение целесообразность помощи США гоминьдановскому Китаю. Эта помощь стала предметом специального обсуждения в конгрессе США. 25 августа 1949 г. сенатор Мэнсфилд указывал в своем выступлении на бесполезность помощи Чан Кай-ши. Он процитировал следующий отрывок из статьи журнала «Юнайтед стейтс ньюс энд уорлдрипорт»: «Усилия, направленные на выяснение того, что в действительности произошло с 4350 млн. долларов американских налогоплательщиков, переданных с 1941 г. Китаю, привели обследователей к гигантским личным состояниям, накопленным небольшой китайской группой... Эти состояния можно сравнить по размерам лишь с богатствами американцев, накопленными в период промышленного расцвета нашей страны». Различные промышленные товары, военное снаряжение, полученное из США в счет американской помощи, перепродавались в Китае по спекулятивным ценам и даже поступали в распоряжение командования Национально-освободительной армии 7. Сотни миллионов долларов в золоте и иностранной валюте вывозились через Гон- 5 Tang Tsou, America's failure in China 1941—1949, p. 376. 6 Cm. «New York times», 8, 14, 21, 25, 27.VI.1947; 5.VII.1947. Когда же в конгрессе США окончательно победила группа европейской ориентации и для гоминьдановцев стало ясно, что пока трудно ожидать увеличения размеров помощи из-за океана, Чан Кай-ши обратился к чудовищным по своей нелепости аргументам, рассчитанным, вероятнее всего, на наиболее реакционные круги в США. Генералиссимус заговорил о возможной помощи гоминьдану со стороны Советского Союза. 7 Е. Green, A Curtain of Ignorance, p. 54. 214
конг и португальское Макао по правительственным каналам в банки Цюриха, Буэнос-Айреса, Нью-Йорка, Сан- Франциско, где скопились огромные состояния богатей-, ших семейств Китая. Значительная часть американской помощи гоминьдану возвращалась в США для финансирования деятельности «китайских лобби», в свою очередь требовавших увеличения помощи Чан Кай-ши. Американский налогоплательщик становился, таким образом, объектом умелого надувательства. Запугивая опасностью коммунизма, «китайские лобби» и их покровители методически тянули громадные средства из государственного бюджета. Чан Кай-ши по сути дела вел борьбу на два фронта: против коммунистов и против националистических лидеров, отказывавшихся беспрекословно подчиняться ему. США пытались ликвидировать этот второй фронт ради усиления первого. Однако их призывы к Чан Кай-ши о благоразумии и просьбы преодолеть разногласия внутри своего лагеря оставались без ответа. Надежды на умиротворение Китая не оправдались. Вынужденный уход Чан Кай-ши с поста официального главы государства в начале 1949 г. ознаменовал начало агонии чанкайшистского режима. Правительство США оказалось перед дилеммой: какую линию поведения избрать в отношении Китая в дальнейшем. Посол США в Нанкине Стюарт 2 августа срочно выехал на родину. В Вашингтоне шли совещание за совещанием, призванные найти почетный выход из тупика, в котором оказалась американская политика в Китае. Правительство США в своем большинстве не видело иного выхода помимо продолжения поддержки Чан Кай-ши. Об этом было официально объявлено 14 августа. Однако в результате успехов Народно-революционной армии Китая остатки войск Чан Кай-ши и сам генералиссимус бежали на Тайвань. В Китае победила революция. По инициативе госдепартамента 6—8 октября 1949 г. в Вашингтоне состоялось совещание ведущих политических деятелей, ученых, бизнесменов по вопросу о Китае. В результате длительных дискуссий большинство участников совещания оказались вынужденными признать политическое Ватерлоо США в Китае. Общая международная обстановка, так же как и официальная 215
позиция «антиколониализма», занимаемая США, делали невозможным для Соединенных Штатов использование права сильного. Поэтому усилия госдепартамента были направлены на то, чтобы остановить негативное воздействие поражения США в Китае на их позиции в Азии. После официального провозглашения Китайской Народной Республики в октябре 1949 г. стал вопрос о ее признании. Однако США всеми средствами старались удержать от этого шага другие государства. Государственный секретарь Ачесон, добиваясь отказа Великобритании и Франции от признания КНР, предпринял соответствующий дипломатический нажим во время встречи министров иностранных дел в Вашингтоне. Ачесон старался убедить своих коллег в «бессмысленности» признания КНР. Однако английский министр иностранных дел Бевин указал Ачесону, что английское правительство «не может откладывать пршнание коммунистического режима» 8. Тогда госдепартамент решил прибегнуть к собственному толкованию международного права. На пресс-конференции, состоявшейся 12 октября 1949 г., Ачесон заявил, что признание любого правительства возможно лишь при следующих условиях: во-первых, если оно осуществляет полный контроль над страной, в которой это правительство претендует на власть; во-вторых, если оно признает «международные обязательства страны»; в-третьих, если оно осуществляет «контроль страны с молчаливого согласия народа»9. Выполнение таких условий, прежде всего касающихся «соблюдения международных обязательств», должно было, по замыслам американских политиков, обеспечить сохранение позиций монополий США «а территории КНР. Эти мысли выразил в своем выступлении сенатор Конелли, заявив о своем решении выступать против признания КНР до тех пор, пока она не даст надежных гарантий «соблюдения международных обязательств» 10. Это была одна из первых официальных попыток юридически обосновать политику непризнания по отношению к КНР. Как показали события, для США было легче официально объявить о своем отношении к новому правительству Китая, чем внушить своим союзникам мысль о це- 8 Tang Tsou, America's failure in China 1941—1950, p. 515. 9 Ibid., p. 516. 10 «New York times», 30.XII.1949. 21Q
лесообразности такого же шага с их стороны. Англия и Франция, будучи допущены Соединенными Штатами к участию в дальневосточных делах при условии не мешать американским интересам, не пошли по пути, указанному Вашингтоном. В ноябре 1949 г. в Малайе состоялось специальное совещание английских дипломатов и руководителей колониальной администрации в странах Юго-Восточной Азии под председательством специального представителя английского правительства Мак- дональда. Участники совещания высказались за сохранение Англией свободы действий в политике по отношению к КНР и за скорейшее признание нового правительства Китая и. Китайскую Народную Республику признали ее непосредственные соседи — Индия и Бирма. Их примеру вскоре последовали Индонезия, Пакистан и ряд других стран Азии. За год, прошедший со дня ее образования, Китайская Народная Республика была признана 26 государствами. В начале 1950 г. правительство КНР получило телеграмму из Лондона, где сообщалось о желании Англии установить дипломатические отношения с КНР. Ответной телеграммой МИД КНР отмечало стремление китайского правительства установить дипломатические отношения с английским правительством «на основе равенства, взаимной выгоды и взаимного уважения территориальной целостности»12. Признание КНР Англией не являлось скороспелым решением. О серьезных раздумьях Англии по вопросу признания КНР говорил в палате общин 29 ноября 1950 г. министр иностранных дел Англии Бевин: «...мы пришли к выводу, что режим Чан Кай-ши не сможет выжить... и решили признать народное правительство Китая. Мы считали этот шаг правильным, так как принимали во внимание тот факт, что это правительство осуществляет эффективный контроль всей территории Китая, а также то, что это будет служить лучшей защитой наших собственных интересов...» 13. Идя на этот шаг, английское правительство учитывало существенное изменение сил на международной арене в пользу социализма, позицию государств, входящих в Британское содружество, а также антиамерикан- 11 См. Е. Luard, Britain and China, p. 77. 12 «Жэньминьжибао», 10.1.1950. 13 «Parliamentary debates», vol. 481, col. 1166—1167. 217
ские настроения определенных кругов английской общественности Английские правящие круги не забыли, что Чан Кай- ши в последние годы своего господства в Китае играл, да и намеревался играть в будущем, далеко не последнюю роль в деле вытеснения англичан с Дальнего Востока и подрыва их позиций в Азии. Уход Чан Кай-ши со сцены означал устранение одного из опасных рычагов экспансии империалистического конкурента английских монополий в Азии. Наконец, большое значение в определении позиции Англии по отношению к КНР имел и Гонконг. США еще в годы войны склонялись к мысли воспользоваться ослаблением Англии и, сделав ставку на Чан Кай-ши, прибрать к своим рукам эту важную базу на Тихом океане. С победой китайской революции обстановка изменилась. Не американский империализм, а правительство КНР завладело правом решать судьбу Гонконга. А так как империалистические силы не в состоянии были остановить китайскую революцию, английское правительство, стремившееся сохранить позиции Англии на материковом Китае, вынуждено было исходить из реальной обстановки и идти на компромисс. В признании народной власти в Китае Англия надеялась увидеть гарантии сохранения своей власти в Гонконге. Еще 5 мая 1949 г. газета «Тайме», подчеркивая «традиционный» характер англо-китайских отношений, ценность последних для Англии, писала: «Если китайские коммунисты -придут к признанию выгоды, которую может извлечь их страна из торговли и дружественных отношений с западными странами, то двери не должны быть закрыты перед ними» н. Правительство КНР учло выгоды, которые могла принести молодой республике торговля с Западом, и пошло на компромисс с западными державами. На материке остались английская (Гонконг) и португальская (Макао) колонии. Бывшие шанхайские капиталисты X. Тинг, П. Тэнг и Я. Танг стали во главе крупнейших гонконговских торгово-промышленных объединений, занимающихся производством пластических масс, текстиля и металлических изделий. Эти короли китайского бизнеса своевременно перевели из Шанхая в Гонконг громадные капиталы, поз- 14 Цит. по: Е. Luard, Britain and China, p. 75, 218
водившие им быстро расширить и укрепить свои позиции в английской колонии. Северная оконечность о-ва Гонконг с легкой руки китайских бизнесменов получила наименование «маленький Шанхай». Еще долгое время после провозглашения КНР «Гонконг-шанхайский банк» сохранял свои отделения в Пекине, Тяньцзине, Цзиньцао, Сватоу. «Бритиш-америкэн тобако компани» вела длительные переговоры с новыми властями об условиях прекращения своей деятельности на материке. США стремились осложнить урегулирование спорных проблем между КНР и Англией. Такие возможности вскоре представились. Три наиболее крупных банка, ведших свои дела в Гонконге, — «Гонконг- шанхайский банк», «Чартеред Бэнк оф Индия», «Остра- лия энд Чайна энд меркантайл Бэнк оф Индия» — имели в США активы, официально считавшиеся фондами го- миньдановского правительства. Эти фонды были заморожены правительством США 15. В то же время многие американские предприниматели, имевшие предприятия в Китае, перевели свои капиталы В ГО'НКОНГ. После провозглашения КНР правительство республики приняло решение послать своих представителей в ООН. Министр иностранных дел КНР 15 ноября 1949 г. довел до сведения генерального секретаря ООН, что центральное народное правительство в основном освободило всю страну и завоевало поддержку всего китайского народа, а гоминьдановское правительство развалилось и потеряло все основания представлять Китай в ООН 16. Советский Союз, все демократические силы мира горячо поддержали законные требования КНР о восстановлении прав китайского народа в ведущей международной организации. Однако США, возглавлявшие силы мировой империалистической реакции, стремились изолировать Китайскую Народную Республику от решения важнейших международных проблем. Они прибегали к изощренным уловкам, чтобы не допустить КНР в Организацию Объединенных Наций. 15 Ibid., p. 139. 16 См.: «Международные отношения после второй мировой войны», т. I, стр. 173. 219
5fc Sfc| JJC После краха своей политики на территории материкового Китая США обратили особое внимание на Тайвань. Согласно решению Каирской конференции 1943 г., Тайвань, насильственно отторгнутый от китайской территории японскими колонизаторами, должен был быть передан Китаю. Однако США не спешили с выполнением этого решения. Определенную роль в этом сыграли события, связанные с внутриполитическим положением в Китае и на самом Тайване. Сразу же после капитуляции Японии прояпонские элементы из среды местных формоз- ских политиков поставили вопрос о «независимости» Тайваня. Но они вынуждены были отступить перед высадившимися на острове гоминьдановскими войсками, которые, так же как в Бирме и в Индокитае, «преследовали отнюдь не гуманные освободительные цели. Японский колониальный аппарат был заменен администрацией коррумпированного, находящегося в стадии полной деградации гоминьдановского режима. Менее чем через полтора года .после прихода чанкайшистов, 28 февраля 1947 г., на острове -началось восстание, вызванное в значительной степени поведением гоминьдановской администрации. В течение недели восставшие контролировали весь остров, за исключением военных баз, находившихся в руках гоминьдановцев. Восстание активно поддержали представители сепаратистского движения местной буржуазии, которую вполне устраивали лозунг восставших: «Формоза для формозцев» и требования независимости или по крайней мере автономии для острова. Восстание было потоплено в крови, более 10 тыс. человек подверглись жестоким наказаниям и тюремному заключению 17. Спустя несколько месяцев после подавления восстания, летом 1947 г., Тайвань посетил Ведемейер. Известный своими ультрареакционными взглядами генерал понимал бессилие Чан Кай-ши и пытался поддержать, по возмож-ности, сепаратистские элементы на Тайване. Он встретился с лидерами сепаратистов и дал понять им о возможном установлении опеки США над островом, о поддержке Вашингтоном стремления населения Тайва- 17 «Formosa today», ed. by Mark Mancall, pp. j§4—j(>5( 220
ня добиться «независимости» 18. Эти маневры соответствовали не раз высказывавшейся в США идее о «либера-, лизации» чунцинского режима путем создания так называемых Соединенных Штатов Китая (СШК) с предоставлением прав автономии отдельным провинциям. .Поражение Чан Кай-ши на материке похоронило планы «либерализации» гоминьдановского режима, создания какой-либо автономии для Тайваня. После бегства Чан Кай-ши на Тайвань Вашингтон все же оставил своего рода лазейку для дальнейших интриг в направлении создания «независимого» Тайваня. Под покровительством американских оккупационных властей в Японии обосновалась «Лига повторного освобождения Формозы». Однако спустя некоторое время американцы сочли уже ненужным прикрывать какими-либо благовидными предлогами установление своего контроля «ад Тайванем. Тайвань стал неотъемлемой частью так называемого американского «периметра обороны» на Тихом океане; практически США оккупировали остров, превратили Тайвань в нетонущий авианосец седьмого флота и одну из основных своих баз на Дальнем Востоке. 18 См. В. Н. Барышников, Роль группировки Ляо Вэнь-и в агрессивных планах США на Тайване, — «Краткие сообщения ИНА АН СССР», 1963, № 56, стр. 120.
Глава Ш ПОЛИТИКА США В ДРУГИХ СТРАНАХ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Становление господства США в Южной Корее 8 сентября 1945 г., почти через месяц после освобождения Кореи Советской Армией, американские войска высадились в порту Инчхон и оккупировали Южную Корею. Это событие положило начало демагогической кампании американской пропаганды об особой освободительной миссии США, чьи войска явились в Корею якобы исключительно для того, чтобы помочь корейскому народу осуществить на практике лучший образец демократии — американский. На деле же военная и политическая администрация США в Корее стремилась лишь обеспечить реальные выгоды для американского капитала от установления новых порядков в Южной Корее. Еще при подготовке своих планов оккупации Кореи американский империализм использовал различные эмигрантские группировки корейской буржуазии. Реакционные корейские эмигранты в США и гоминьданов- ском Китае через свое представительство в Вашингтоне— так называемую корейскую комиссию — деятельно готовились принять власть в Корее из рук американских «освободителей». С друго