Абсолютизм в России
Либерализм в России
Старообрядчество в XVIII—XIX веках
Масонство в России
Экономика России в XVIII—XIX веках
ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ
Пётр II
Анна Иоанновна. Низвержение «верховников»
Анна Леопольдовна
Иоанн Антонович. Державный младенец
Елизавета Петровна. Изящное правление
ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ
Екатерина II
Братья Орловы
Григорий Александрович Потёмкин
Екатерина Романовна Дашкова
Воспитательный дом в Москве. Иван Иванович Бецкой
Никита Иванович Панин
Крестьяне в XVIII веке. Расцвет крепостничества
Салават Юлаев
Русская армия в XVIII веке
Пётр Александрович Румянцев-Задунайский
Александр Васильевич Суворов
Адмирал Ушаков. «Победитель всех неприятелей России на морях...»
Разделы Речи Посполитой и восстание Тадеуша Костюшко
«Золотой век» российского дворянства
Михаил Михайлович Щербатов
Отец русского просвещения» Николай Иванович Новиков
Александр Николаевич Радищев. «Он бунтовщик хуже Пугачёва!»
Павел I. Рыцарское самовластие
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В XIX СТОЛЕТИИ. ЭПОХА АЛЕКСАНДРА I
Михаил Михайлович Сперанский
Алексей Андреевич Аракчеев
РОССИЯ И НАПОЛЕОНОВСКАЯ ФРАНЦИЯ. ВОЙНЫ И ДИПЛОМАТИЯ
Отечественная война 1812 года
Заграничный поход русской армии
Дипломаты делят мир
ДЕКАБРИСТЫ
Восстание декабристов
Декабристы и их жёны в ссылке
Против самовластия. Кондратий Рылеев, Никита Муравьёв, Павел Пестель
«С умыслом на цареубийство...». Пётр Григорьевич Каховский
РОССИЯ ДО ЭПОХИ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ
Государственные деятели николаевского времени
Русско-турецкая война 1828—1829 годов. Адрианопольский мир
Консервативная мысль в России николаевского времени
Михаил Петрович Погодин
Пётр Яковлевич Чаадаев
Западники
Тимофей Николаевич Грановский
Николай Владимирович Станкевич
Славянофилы
Петрашевцы
«Утренний сеятель». Александр Иванович Герцен
Крымская война 1853—1856 годов
ЭПОХА ВЕЛИКИХ РЕФОРМ
Великие реформы. Отмена крепостного права
Судебная реформа
Земская реформа
Дмитрий Алексеевич Милютин
Контрреформы. Эпоха Александра III
Российское предпринимательство. «На грани двух столетий, на переломе двух миров»
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
Михаил Дмитриевич Скобелев
Пятнадцать лет непрерывного сражения. Александр Михайлович Горчаков
Дипломат нового времени. Николай Павлович Игнатьев
РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
«Хождение в народ» и политический террор
Марксизм в России XIX века
«Быть свободным и освобождать других». Михаил Бакунин
Ссылка и каторга в XIX веке
НАРОДЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Шамиль. «Под тенью шашки»
Польские восстания XIX века
Завоевание Средней Азии
Сибирь в XVIII и XIX веках
Евреи в России
ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ РОССИИ
Русский военно-морской флот в XVIII—XIX веках
Государственная безопасность в Российской империи
Русское стрелковое оружие XVIII—XIX веков
ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Помещичья усадьба
«Еда — людское зерцало»
Русские печи
Обычаи и развлечения
Университеты и университетская жизнь
Российские кадетские корпуса
Среднее образование в Российской империи
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПЕРСОНАЛЬНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
Text
                    От дворцовых переворотов
ло эпохи Великих реформ


л
*) (•*. Q_ О e ш О. < ш 00 8 С CD О < Совет директоров Мария Аксёнова Георгий Храмов Редакционная группа тома Д. Володихин Е. Дукельская Ю. Евдокимова О. Еремеева К. Иванов М. Кудрявцева Н. Мистрюкова Т. Новицкая Е. Почерняева A. Пущина B. Радакова Н. Рогожин Л. Харченко C. Тамарин О. Шевченко А. Элиович Главный редактор Мария Аксёнова Ответственный редактор тома Дмитрий Володихин Научные редакторы Н. Рогожин О. Елисеева Т. Ааптева М. Чепёлкин Рецензенты А. Головатенко А. Шубин Р. Эймонтова
энцикаопЕаия аая оетей
УДК 087.5 ББК 63.3(2)я2 Эб8 Все вышедшие тома рекомендованы Управлением развития общего среднего образования Министерства образования Российской Федерации как дополнительное пособие для учащихся. Энциклопедия для детей. Т. 5, ч. 2. История Эб8 России. От дворцовых переворотов до эпохи Великих реформ. — М.: Аванта+, 1997. — 704 е.: ил. ISBN 5-89501-002-4 (т 5, ч 2) ISBN 5-89501-001-6 Вторая книга тома «История России и ее ближайших соседей» посвящена отечественной истории XVIII—XIX столетий В ней широко освещены темы, связанные с историей общественной мысли и политическим устройством Российской империи Особое внимание уделено биографиям исторических личностей, подробно рассказано о повседневной жизни страны, образовании и просвещении, военном деле и дипломатии в XVIII—XIX вв Статьи, вошедшие в книгу, написаны специалистами из институтов Российской Академии наук, архивистами, преподавателями московских университетов. «История России» рассчитана на детей среднего и старшего школьного возраста, их преподавателей и родителей, а также всех, кто интересуется прошлым родной страны. УДК 087.5 ББК 633(2)я2 Э68 ISBN 5-89501-002-4 (т. 5, ч. 2) ISBN 5-89501-001-6 © «Издательский центр „Аванта+"», 1997
АБСОЛЮТИЗМ В РОССИИ Абсолютизм (от лат. absolutus — «неограниченный», «безусловный»), или абсолютная монархия, как тип государства, в котором власть безраздельно принадлежит государю, существовал в России с конца XVII столетия до февраля 1917 г. Периоды абсолютизма пережили многие европейские страны в XVI—XVII вв., переходя в своём развитии от средневекового государства, в котором верховная власть принадлежала монарху, а всякое сословие имело закреплённые законом особые привилегии и обязанности, к буржуазному обществу, где права и обязанности всех граждан равны перед лицом закона. В России синонимами слова «абсолютизм» служили понятия «самодержавие», «самодержавство», «самодержавная монархия». Выдающийся теоретик русского монархизма Иван Солоне- вич писал: «Монархия есть единоличная власть, подчинённая традициям страны, её вере и её интересам, иначе говоря, власть одного лица». Более трёх веков складывались основные черты российского абсолютизма: самим самодержцем, от его 5
ИСТОРИЯ РОССИИ ПАРЬ — ПОМАЗАННИК БОЖИЙ Крестьянские бунты, восстания и войны потрясали Россию на протяжении более чем трёх столетий. Крестьяне боролись против своего невыносимого, бедственного положения и часто жестоко, беспощадно расправлялись с притеснителями. Казалось бы, борьба крестьян за освобождение не могла не быть направлена против самого государственного устройства, которое закрепляло их рабское положение, а значит, и против самодержавного монарха. Однако крестьянское сознание не поднималось до такого обобщения, никогда не объединяло помещика и царя в общего врага. Крестьяне стремились освободиться только от своего властителя. А в царе всегда видели заступника, от которого можно ждать помощи и заботы. Если же их нет, то означает это лишь одно — государь не знает о бедах «детей» своих, злые «бояре» скрывают от него правду. Царскую власть крестьяне понимали как данную Богом. Даже само слово «царь», полагали они, создано Богом. Ведь и в церковных текстах Бог часто именуется царём: «LJapb Небесный», «Uapb Нетленный». Один — на небе, другой — на земле. Уже само миропомазание во время церемонии поставления на царство уподобляло царя Христу {греч. «Христос» — буквально «помазанник»), а потому и царя могли называть «Христом». И тем не менее отношение народа к царю не исчерпывалось поклонением и надеждой на даруемое им уменьшение тягот жизни. Образ жизни монарха должен был соответствовать «царскому чину»: православным канонам и национальным традициям. В противном случае его считали «ложным царём». Так было с Петром I. Уже в начале его правления появились слухи о том, что бояре подменили настоящего царя на «нем- чина», потому он и печётся исключительно о немцах. Равнодушие государя к религии, несоблюдение им церковных постов, пренебрежение к «старой вере» называли в народе «чудесами Антихриста». Нововведения Петра — подушная подать, бритьё бород, европейское платье — убеждали в том, что Антихрист уже воцарился и настали «последние времена». Веским доводом в пользу богоизбранности монарха служила его удачливость в борьбе за власть. В народном сознании хранилось и нечто вроде «плана» действий истинного царя. Он должен наказывать угнетателей, изменять к лучшему положение народа, возвышать соратников. Крестьяне были уверены в том, что они обязаны служить царю. Правда, царскую службу они понимали своеобразно. В основе представления о ней лежали два принципа: «законности» и «справедливости». Поскольку крестьяне не сомневались в том, что царь всегда на стороне народа, логика их рассуждений порой была причудлива. Например, после указа Павла I о приведении к присяге всех сословий без исключения начались многочисленные и подчас бурные выступления крепостных против помещиков. В понимании крестьян, царь «призвал» их к присяге, теперь они принадлежали самому монарху и их неповиновение помещику было «законно», притязания же последнего на их свободу нарушали волю царя. Позже, в 1825—1826 гг., после арестов декабристов, крестьяне в некоторых местностях вновь перестали повиноваться помещикам: дворяне плохо служат царю и даже являются его врагами. Таким образом, защиту царя крестьяне также всегда считали «законной». Народ к тому же «окрестьянивал» монарха, приписывая ему ход собственных мыслей. Так, волнения нередко возникали непосредственно после того, как крестьяне подавали жалобу царю на притеснения со стороны помещика. Они рассуждали примерно так: государь обязательно на их стороне; как только он узнает об обидах, чинимых им помещиком, сразу же накажет угнетателя. А значит, неповиновение помещику «законно», приятно царю. Если в такой ситуации власти вводили войска, народ воспринимал это как нарушение царской воли и брался за оружие. Волнения перерастали в бунт. Под «справедливостью» крестьяне понимали царскую награду за их «службу». И часто старались «услужить» царю авансом. Но после «службы» считали себя вправе не только ждать, но и требовать от царя награды. Уже в 1858 г., когда грядущая отмена крепостного права не была секретом ни для кого, крестьянские общины во многих уездах переходили к самоуправлению, отказывались выполнять требования местных властей, самовольно сокращали или совсем отменяли барщину. За эту свою «службу» они ждали от царя «возвращения» им всей земли (и помещичьей также). Представления о царе и царской власти были неотделимы от веры русского народа в Бога. Эти представления ушли в прошлое вместе с самодержавной Россией. Государственный шит, который выносили во время церемонии поставления на царство. Украшен золотом и драгоценными камнями. 6
АБСОЛЮТИЗМ В РОССИИ имени или по его поручению издавались законы, творился суд, пополнялась и расходовалась государственная казна. В стране устанавливалась единая налоговая система. Монарх опирался на обширный административный аппарат, состоявший из профессиональных чиновников; подобный аппарат появился в России в середине XVI в. Другими чертами самодержавия стали подчинение Церкви государству; полное закабаление крестьянства; наличие постоянной армии и полиции; регламентация (установление обязательных для выполнения правил) всей жизни общества и государства. Народ не принимал никакого участия в государственных делах. Попытки вмешательства в политику самодержавия отдельных лиц или либерально настроенных групп общества немедленно пресекались. Знаменитый российский мыслитель середины XIX в. А. И. Герцен в связи с этим писал: «У нас лицо всегда было подавлено, поглощено... Свободное слово у нас всегда считалось за дерзость, самобытность — за крамолу; человек пропадал в государстве... Чем сильнее становилось государство, тем слабее лицо». ИСТОКИ САМОДЕРЖАВИЯ С давних пор история российского абсолютизма вызывает много споров. Один из нерешённых вопросов — время его возникновения. Большинство историков признают, что предпосылки абсолютной монархии в России появились в обстановке острейшей политической борьбы второй половины XVI в. — в правление Ивана IV. Великий князь Иван Васильевич первым в истории России венчался на царство, сделав звание «царя всея Руси» официальным титулом главы государства. Иван IV использовал саму историю как инструмент в борьбе за единовластие. При нём было создано огромное по объёму историческое произведение «Лицевой летописный свод», основной идеей которого было обоснование исконности и закономерности русского «самодер- жавства». Неограниченная власть монарха более других государственных форм соответствовала политическим и экономическим условиям того времени. Опорой «государьской воли» Грозного стала опричнина (особая территория, где полновластие царя не знало никаких границ), значительно укрепившая централизованный административный и военный аппарат самодержавия. Иван IV понимал самодержавие как самовластие, о чём не раз высказывался: «Земля правится Божиим милосердием, а последнее нами, государи своими, а не воеводы и судьи», «Жаловать своих холопей мы вольны, а казни- ти вольны же». Система единовластия Ивана Грозного получила своё продолжение в годы правления новой династии. В середине XVII в. царь Алексей Михайлович Романов предпринял дальнейшие шаги по ограничению сословно-представительных органов: всё реже стали созываться земские соборы (совещательный орган при государе; появился в середине XVI в.), угасала роль Боярской думы (аристократического совета при государе). В Соборном Уложении (своде законов) 1649 г. её функции определялись так: «Сидети в палате и по государеву указу всякие дела делати». Влияние Боярской думы на Н. Некрасов. Соборное уложение 1649 г.
ИСТОРИЯ РОССИИ МОНАРШАЯ ВОАЯ С середины XVI в. произвол государя московского в отношении его подданных не был ограничен ничем. Если до этого могущественные князья и бояре, служившие великому князю московскому, могли, попав в немилость, «отъехать» на службу к другому государю, то со времён Ивана IV (1530—1584) попытка «отъезда» стала рассматриваться как преступление, измена. Виновным грозила суровая кара вплоть до смертной казни. Тот же Иван IV время от времени устраивал массовые казни десятков и сотен неугодных ему бояр, дворян, дьяков, простолюдинов. Московские цари вольны были распоряжаться жизнью и имуществом любого из подвластных им людей: казнить и миловать, награждать и отбирать всё состояние. При Петре I Московское государство превратилось в Российскую империю. По-прежнему воля самодержиа не знала ограничений: опальный вельможа мог быть казнён или сослан в Сибирь по высочайшему указу безо всякого суда и следствия. Императрица Анна Иоанновна приказала публично казнить участников заговора против неё. Лишь во второй половине XVIII в. дворянство добилось для себя «вольности», которая включала обязательный суд над провинившимся человеком благородного сословия. большую политику было гораздо значительнее в XV—XVI вв. Стремясь укрепить царскую власть, Алексей Михайлович объявил тягчайшим государственным преступлением даже умысел на здоровье, честь и жизнь монарха. Ответственность за антиправительственные преступления была законодательно закреплена в Уложении 1649 г., в составлении и утверждении которого участвовал сам царь. Правонарушения против государства, т. е. самодержца, назывались с той поры «словом и делом государевым». «Слово» — злонамеренность, «дело» — само злоумышленное действие. Преступников безжалостно карали смертной казнью, причём границы между «словом» и «делом» не существовало. Члены семьи «изменников», включая и малолетних детей, также подлежали лишению- жизни, если они не доносили о заговоре, не пытались предотвратить «дело». Этот страшный и жестокий закон вызвал шквал доносов и нередко служил средством сведения личных счётов, несмотря на то что и доносителей часто подвергали пыткам: вдруг не всё об измене поведали! Глубоко религиозный, Алексей Михайлович тем не менее не считал грехом вмешательство во внутренние дела Православной церкви. Один из его современников свидетельствовал: «У нас государь царь благочестивый. Ереси никоторые (т. е. никакие. — Прим.ред?) не любит. И во всей его государьской земле ереси нет. У печати сидят книги правят избранные люди и безпрестанно над тем делом следят. А над теми людьми надзирают по государеву указу кому государь укажет». При Тишайшем, как называли самодержца, произошло окончательное закрепощение крестьян. «Вполне самодержавный властелин», по определению выдающегося русского историка В. О. Ключевского (1841 — 1911), Алексей Михайлович имел «беспредельную власть... над народом», его преобразования в области внутренней и внешней политики сформировали основы российского абсолютизма. Его старшие дети продолжили отцовские реформы. Фёдор Алексеевич (1б7б—1682 гг.) уничтожил местничество (древнюю наследственную служебную лестницу дворянства); пытался создать государственную систему социального призрения и благотворительности; опираясь на опыт «еуропских стран», готовил реформы в области финансов, а также науки и образования. НАЧАЛО ИМПЕРАТОРСКОГО ВРЕМЕНИ Однако самый серьёзный вклад в развитие абсолютизма как системы внёс Пётр I. В 1721 г. сенат присвоил ему титул императора, и Россия стала именоваться империей. Пётр сосредоточил в своих руках всю полноту власти, отстранив от участия в государственных делах и патриарха (главу Русской Православной церкви), и Боярскую думу, которые могли так или иначе противодействовать единовластию царя. Во времена его правления абсолютная монархия впервые получила законодательное оформление. В Воинском уставе 1716 г. один из артикулов (от лат. articulus — «статья») гласил: «Его
АБСОЛЮТИЗМ В РОССИИ величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомне- нию, управлять». А в Духовном регламенте 1721 г. для Церкви было записано: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Пётр Великий много внимания уделял общественному мнению. По высочайшему указанию издавались переводы иностранных книг и составлялись произведения отечественных мыслителей о целесообразности и закономерности неограниченной монархии, укрепления империи, борьбы с несогласными. Трактат «Правда воли монаршей», написанный Феофаном Прокопови- чем, напечатали в десятках тысяч экземпляров и распространили среди грамотного населения. В «Правде» доказывалось, что абсолютная верховная власть дарована императору свыше для блага подданных и отечества, а все его деяния оправданы, кроме «вредных». Стремясь ввести Россию в семью европейских государств, Пётр и его сподвижники укрепляли её могущество, расширяли территорию, добивались выхода к Балтийскому и южным морям. Для успеха в военных баталиях нужны были новая, хорошо вооружённая регулярная (постоянная) армия и сильный флот. Для их строительства и содержания требовались огромные средства, которые выкачивали из населения с помощью государственной системы налогов. Абсолютизм оказался весьма «дорогим» государственным строем. В. О. Ключевский писал о Петре I: «Вся преобразовательная его деятельность направлялась мыслью о необходимости и всемогуществе властного принуждения; он надеялся только силой навязать народу недостающие ему блага и, следовательно, верил в возможность своротить народную жизнь с её исторического русла и вогнать в новые берега». ВЛАСТЬ И СОБСТВЕННОСТЬ Земля представляла собой основной вил богатства в срелневековом обществе. Тот, кто влалел наибольшим количеством земли, обладал и властью. Московские великие князья и цари прекрасно знали это правило и стремились использовать его для укрепления своего трона. Начиная с Ивана III (1462—1505 гг.) владыки Московского государства рассматривали его как свою вотчину, т. е. как наследственное владение, на территории которого они могли полновластно распоряжаться и землёй, и людьми, её населяющими. Владеть землёй могли только те, кто служил царю как воины или как чиновники. Так возникло сословие дворян — царских слуг, которые могли распоряжаться поместьями (земельными владениями, дарованными царём) только до тех пор, пока были способны нести службу, прежде всего военную. При царе Иване IV Грозном поместная система в основном сложилась и в таком виде существовала до конца XVIII в. Единственным собственником земли, имевшим право бесконтрольно распоряжаться ею, был царь (начиная с Петра I именовавшийся императором). Подданные русского монарха могли получать от него земельные владения только за службу и только во временное пользование. Благодаря тому что Россия в течение нескольких столетий не знала частной собственности на землю, а государство в лице царя распоряжалось ею единолично, никто из дворянства не мог успешно вести борьбу против самодержавных устоев, как это нередко случалось в Западной Европе. Любого российского дворянина, заподозренного в вольнодумстве, власть тут же могла лишить поместья. Это поместье монарх либо присоединял к собственным владениям, либо дарил своим любимцам. В России XVII—XVIII вв. громадные земельные владения государство конфисковывало у придворных, полководцев и дипломатов, которые впадали в немилость. Даже постепенно вводя крепостное право, самодержавное государство не отдавало землю в частную собственность. Крестьяне прикреплялись к земле, а не являлись собственностью дворянина, временно владевшего этой землёй. Он мог делать со своими крестьянами всё что угодно до тех пор, пока царь или император сохранял за ним поместье. Как только отбиралось поместье, с ним дворянин терял и крепостных, переходивших в руки нового владельца. Только в 1 785 г. Екатерина II объявила о признании со стороны государства прав частной собственности дворян на их поместья. Именно благодаря тому, что с 1785 г. значительное количество земель оказалось в руках дворянского сословия на основе закона, императору Александру II было так трудно решиться на отмену крепостного права. Наделяя крестьян при освобождении землёй, он нарушал право собственности дворян на их поместья, часть которых отдавалась под крестьянские наделы. После отмены крепостного права в 1861 г. в России постепенно увеличивалось количество земельных собственников. Собственниками земли оставалось значительное число дворян, землю покупали и разбогатевшие городские предприниматели, и крестьяне, которые смогли накопить необходимые средства после освобождения.
ИСТОРИЯ РОССИИ Памятник Петру I в Санкт-Петербурге («Медный всадник»). Скульптор Э. Фальконе. 1782 г. Известные дикие нравы Петровской эпохи и самого императора во многом были следствием его убеждения, будто людей можно образумить только «жесточью». Пётр говаривал: «Правды в людях мало, а коварства много». Не удивляет создание разветвленной системы полицейских органов, в том числе для специального расследования политических преступлений. По словам Ключевского, «страшные казни грозили всякому, кто хоть тайно, хоть наедине или во хмелю задумался бы: к добру ли ведёт нас царь, и не напрасны ли все эти муки, не приведут ли они к мукам злейшим на многие сотни лет? Но думать, даже чувствовать что- либо, кроме покорности, было воспрещено». Абсолютная монархия не могла обойтись без укрепления экономического могущества страны. Развитие государства не мыслилось без промышленного прогресса, строительства мануфактур, развития горно-заводского дела. Пётр поощрял предпринимательство и торговлю, те отрасли сельского хозяйства, которые обеспечивали сырьём промышленность, армию и флот. По заданию императора учёные и сановники занимались картографией, поисками и описанием месторождений полезных ископаемых, изучали водные богатства империи. Власть была инициатором открытия учебных заведений, Акаде- ^f%,.„ |Р мии наук, музеев и библиотек. Появились новые для России учреждения социальной помощи: инвалидные дома, госпитали для «зазорных младенцев» (незаконнорождённых и подкидышей), военные госпитали, приюты для русских солдат, вернувшихся из плена, и для «немцев» (как тогда называли помимо самих немцев ещё и шведов, голландцев и некоторых других европейцев). Пётр I приложил усилия для европеизации российского быта. Многочисленные регламенты, указы и уставы определяли едва ли не каждый шаг подданных. Россиянин обязан был, по словам историка XX столетия М. М. Богословского, «нести установленную указами службу государству, он должен был жить не иначе, как в жилище, построенном по указному чертежу, носить указное платье и обувь, предаваться указным увеселениям, указным порядком и в указных местах лечиться, в указных гробах хорониться и указным образом лежать на кладбище, предварительно очистив душу покаянием в указные сроки». Пётр Великий, который «уздой железной Россию поднял на дыбы», как писал А. С. Пушкин, сумел с помощью соратников всемерно укрепить своё «абсолютство» во внутренней и внешней политике, превзойдя на этом пути всех своих предшественников. Недаром революционер Николай Шелгунов говорил: «Мне совсем не нравится Пётр как царь, но я преклоняюсь перед ним как перед диктатором. В чём была сила его? В том, что он разбил старые формы Московской Руси и ускорил естественный ход вещей, в двадцать лет сделав то, что московские цари тяпали да ляпали целых двести». Преемники Петра Великого (шесть «случайных и быстро менявшихся хозяев» российского трона за 37 лет — до Екатерины II) были вынуждены бороться с попытками дворянских группировок покончить с абсолютизмом самодержцев. Высшее сословие рвалось к «дворяновла- стию», желая управлять государством с помощью собственного правительства. Главным содержанием полити- 10
АБСОЛЮТИЗМ В РОССИИ ческой жизни страны в период дворцовых переворотов и «бабьего правления» стали придворные интриги, фаворитизм, гвардейские выступления и полицейский сыск. «После Петра государственные связи, юридические и нравственные, одна за другой порываются, и среди этого разрыва меркнет идея государства, оставляя по себе пустое слово в правительственных актах», — с горечью отмечал Ключевский. Однако притязания дворян-оппозиционеров не имели успеха — Россия оставалась «самодержавнейшей в мире империей», абсолютизм не уступал своих позиций. ПРОСВЕЩЁННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ Новые для России веяния принесла политика императрицы Екатерины II, которая осуществляла государственные преобразования под лозунгом «просвещённого абсолютизма». В торжественном манифесте от 6 июля 17б2 г. объявлялось: «Самовластие, не обузданное добрыми и человеколюбивыми качествами в государе, владеющем самодержавно, есть такое зло, которое многим пагубным следствиям непосредственно бывает причиною». Умная и образованная, Екатерина умела представить себя просвещённым, даже обаятельным монархом, но правила твёрдой рукой, немилосердно карая врагов. Обещая подданным «матернее (материнское. — Прим.ред?) увещевание и попечение», новая императрица не помышляла об ограничении власти и не терпела критики в свой адрес, ревниво относясь к успехам в общественном мнении даже преданных ей людей. Она единолично возглавила центральный правительственный аппарат и лишь изредка созывала совет из выбранных ею крупных сановников. Известны её отношения с французскими просветителями — Вольтером, Дидро, Д'Аламбером и др. Используя их славу и международный авторитет, Екатерина добивалась репутации просвещённой и гуманной правительницы, единомышленницы знаменитых философов. Переписка с ними создала императрице славу просветительницы невежественного русского народа. Однако вся её деятельность была направлена главным образом на укрепление самодержавия, которое она считала необходимой формой власти в столь обширной стране, как Россия. Но всё же просветительские идеи вызвали у императрицы желание заняться самым необходимым для устройства новой России — проблемой законодательства. После Соборного Уложения 1649 г. империя не имела свода законов, отвечавшего политическим условиям XVIII в. Екатерина два года писала «Наказ» Комиссии для составления проекта нового Уложения. 22 главы документа представляют собой заимствования или пересказ основных идей из трудов энциклопедистов о монархической власти, роли законов, о преступлениях и наказаниях, экономике, воспитании, наследственном праве, суде. С позиций просвещённого абсолютизма рассмотрены ею проблемы преступления и наказания; выступив вслед за Елизаветой Петровной против пыток и смертной казни, Екатерина в сущности положила конец позорному «слову и делу». Комиссия не смогла решить стоявшую перед ней задачу: нового государственного законодательства Карета-купе. Принадлежала императорской фамилии. 1795 г. 11
ИСТОРИЯ РОССИИ ШАТКАЯ ОСНОВА МОНАРХИИ Пётр Великий, неограниченный диктатор на практике, превратил в теории московскую вотчинную монархию в чиновническую монархию на европейский манер. Екатерина Вторая пыталась доказать, что Россия не деспотическая страна, потому что в ней есть дворянство, привилегированный правящий класс, составляющий промежуточную силу между царём и народом. Но для народа это было плохим утешением. Русская монархия тем и отличалась от западной, что её не ограничивали никакие права сословий, никакие привилегии областей, и на широком просторе собранной ею Руси она хозяйничала как хотела. Ей не пришлось бороться с чужим правом, а потому и сама она не заботилась забронировать себя доказательствами собственного права. Когда в конце царствования Екатерины II и Александра I образованные люди стали спорить против неограниченности царской власти, русское самодержавие прибегло к мерам самообороны. Но эти меры были не юридическими, какими было бы превращение монархической власти хоть в это время в государственный орган, а чисто полицейскими и военными. Борьба самодержавия с общественностью тянулась целый век. Насильственный характер этой борьбы вызвал со стороны общественности окончательное убеждение в неизбежности насильственного переворота. Самодержавие сделало, наконец, в тяжёлую минуту запоздалую и неискреннюю уступку в виде слабого и непоследовательного подражания единственному уцелевшему в Европе дворянско-военно-монархическому образцу — германскому. Так появилась Государственная дума и апрельские основные законы 1906 г. Но они уже не могли удовлетворить народ. В течение десяти лет существования Государственной думы продолжалась скрытая борьба: с одной стороны стоял республиканский парламентаризм интеллигенции и чёрный передел крестьянства, с другой стороны — ложный конституционализм царя и царицы, всё ещё надеявшихся, что самодержавное «солнце правды воссияет, как встарь». Как видим, собственного твёрдого права у нашей монархии, которая упорно хотела остаться вотчиной, так и не было. Западное право монарха вело туда, куда вёл и закон эволюции, но куда самодержавие не захотело пойти: к монархии конституционной. Не уступив закону эволюции, монархия окопалась на своих позициях и продолжала до первого толчка держаться практикой постоянно усиливавшегося насилия, рассчитывая на неподготовленность масс и всячески задерживая просвещение народа. (Из сочинений П. Н. Милюкова.) страна так и не получила. 19-летний студент Лев Толстой, изучая «Наказ», сделал суровый вывод: «Наказ этот принёс больше славы Екатерине, чем пользу России». И тем не менее следствием работы императрицы над этим документом стали губернская реформа 1775 г., жалованные грамоты дворянству (см. статью «„Золотой век" российского дворянства») и городам Российской империи 1785 г. В 70-е гг. определённые льготы и привилегии получили купечество и предприниматели. В духе «просвещённого абсолютизма» решались проблемы культурного развития страны. Реформа образования, разрешение на издание журналов, создание сети учебно-воспитательных учреждений для дворян, мещан, купеческих детей, сирот и бедных, начало женского образования, основание Вольного экономического общества (17б5 г.) влили свежую струю общественную жизнь. Однако Французская революция, а также деятельность российских просветителей и масонов испугали правительство. В конце 80-х — начале 90-х гг. с политикой «просвещённого абсолютизма» было покончено. Павел I, ненавидевший мать, стремился перечеркнуть её государственные начинания. Он возродил и усилил централизацию управления, ограничил некоторые права дворянского сословия, отменил жалованные грамоты городам и т. д. Его преемник Александр I восстановил некоторые законы Екатерины II, с помощью реформатора М. М. Сперанского пытался создать «конституцию» России и даровать её народу. Намереваясь «обуздать деспотизм правительства», молодой либерально настроенный царь окружил себя близкими людьми, составившими Негласный комитет, который консерваторы немедленно окрестили «якобинской шайкой». Писатель В. Ходасевич через столетие не без сарказма оценил этот шаг сторонников европейских свобод: «Они были бы удивлены и даже оскорблены, если бы им сказали, что образованный ими неофициальный или негласный комитет как раз и есть настоящее детище ненавистного деспотизма, ибо создан единственно по произволу монарха и намерен вершить судьбы России неофициально, негласно, то есть безответственно, через голову высших государственных учреждений». Отечественная война 1812 года и вынужденная отставка Сперанского заставили царя расстаться с этой идеей. Если в первую половину царствования Александр I проводил либеральные реформы, то позже превратился в сторонника консервативных взглядов на государство. 12
АБСОЛЮТИЗМ В РОССИИ Почти все проекты переустройства России остались на бумаге, в том числе и проекты освобождения крестьян. После победы над Наполеоном российское самодержавие, «жандарм Европы», во внутренней политике сделало ставку на аракчеевщину (см. статью «Алексей Андреевич Аракчеев»), опасаясь недовольства народа- победителя своим положением. АПОГЕЙ САМОДЕРЖАВИЯ Революционный взрыв последовал в декабре 1825 г.: впервые в России против самодержавия выступили с оружием в руках лучшие представители привилегированного дворянского сословия. В ответ на это император Николай I твёрдо решил укрепить российскую государственность, вернуть абсолютной монархии её былую мощь. Историк А. Е. Пресняков называл его правление «апогеем самодержавия». Николай I «считал идеалом своей империи казарму, где все, начиная от министров и генералов, отвечали бы на его приказы только одним словом „слушаюсь"». Николай Павлович стремился поддерживать существующий порядок без каких-либо преобразований и новшеств. За время его правления усилился полицейско-бюрократический аппарат государства. Была образована Собственная Его Императорского Величества канцелярия из шести отделений. Среди них III Отделение (высшая политическая полиция) быстро приобрело печальную известность. Канцелярия с её огромным штатом и подчинением непосредственно императору стояла над государственными органами и правительственными учреждениями. Создавались и распускались всевозможные чрезвычайные и секретные комитеты и комиссии. Государственный аппарат в первой половине XIX в. увеличивался почти в три раза быстрее, чем население России. Несомненным успехом правления Николая I можно считать издание всех законов Российской империи с 1649 г. и свода действовавших в то время законодательных актов. Но авторитарная, неограниченная власть не в состоянии была решить в законодательном порядке самые насущные проблемы — ликвидировать крепостничество, модернизировать экономику страны. И конечно, «безумное самовластие» Николая I не допускало мысли о радикальном изменении государственного устройства с участием общественных сил. Историк М. П. Погодин писал императору «горькую правду» о том, что тот «не имеет верного понятия о настоящем положении России... никакая правда до него достигнуть не смеет, да и не может; все пути выражения мыслей закрыты, нет ни гласности, ни общественного мнения, ни апелляции, ни протеста, ни контроля». Поражение России в Крымской войне сделало очевидной несостоятельность политики Николая I. Неотложного решения требовал самый больной вопрос — крестьянский, — который ещё за 30 лет до того крупный политический деятель А. X. Бенкендорф называл «пороховым погребом под империей». Самодержавие в целях своего сохранения было вынуждено пойти на реформы «сверху». Освобождение крепостных крестьян неминуемо затрагивало множество проблем социально-политического характера. Поэтому вслед за крестьянской реформой 1861 г. последовали судебная, земская, городская, военная, в области народного образования, цензуры и др. (см. раздел «Эпоха Великих реформ»). Будучи безусловно важным шагом на пути страны к буржуазному государству, реформы не изменили характера власти. Абсолютизм уступал экономические, частично социальные и культурные позиции, но предпринял огромные усилия для того, чтобы общество не участвовало в разработке и осуществлении политических решений. Последние Романовы не допустили превращения России даже в конституционную монархию. Половинчатые реформы Александра II (1855—1881 гг.) были в значительной мере «обезврежены» контрреформами 80—90-х гг. XIX в. Монета достоинством в 1 рубль, выпушенная в честь 300-летия долла Романовых в 1913 г. 13
ИСТОРИЯ РОССИИ Вечернее платье императрицы Марии Фёдоровны. 80-е гг. XIX в. ПОСЛЕДНИЙ оплот АБСОЛЮТИЗМА В ЕВРОПЕ В конце XIX и начале XX в. Российская империя оставалась последним в Европе оплотом абсолютизма. Николай II, заняв трон царя, подтвердил приверженность единовластию. Назвав требования уступок в духе реформ 60—70-х гг. «бессмысленными мечтаниями», он (в 1895 г.) заявил: «Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель». Революция 1905 г. вынудила императора даровать своим подданным Манифест 17 октября, позже именовавшийся Манифестом свобод. Кроме ряда гражданских свобод народ получал новый законодательный орган — Государственную думу, без согласия которой не мог войти в силу ни один закон. Но спад революции, а затем её поражение позволили самодержавию отказаться в дальнейшем от большинства обещаний. Разгон Государственной думы первого и второго созывов, создание полностью подчинённого императору Государственного совета, восстановление смертной казни за политические преступления и другие царские мероприятия похоронили надежды на обновление страны. Неумение Николая II и его министров в период Первой мировой войны находить компромиссные решения и гибко реагировать на меняющиеся обстоятельства, неудачи во внешней и внутренней политике вызвали у всех слоев населения недовольство правительством. Самодержавие не смогло справиться с общенациональным кризисом. Это привело к стихийно начавшейся Февральской революции, которая буквально смела российский абсолютизм с исторической арены. 2 марта 1917 г. Николай II, а следом и его брат Михаил Александрович отреклись от престола. ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ Понятие «либерализм» происходит от латинского слова liberalis, что в переводе означает «свободный». Следовательно, либерал — это человек, который выступает за свободу личности — политическую, экономическую, духовную. Либерализм является итогом длительного исторического развития Западной Европы. Первые ростки либерализма появились уже в Средневековье. Короли были вынуждены считаться с владетельными сеньорами — баронами, графами, герцогами, которые опирались на силу личных войск и мощь укреплённых замков. Сеньоры стремились прежде всего защитить от мо- 14
ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ наршего произвола свою жизнь и земельные владения. В 1215 г. британские бароны заставили короля Иоанна Безземельного подписать знаменитый документ — «Великую хартию вольностей», в которой было сказано: «Ни один свободный не будет заключён, или лишён владений, или объявлен вне закона, или изгнан, или иным образом изничтожен, кроме как по законному суду равных ему и по законам страны...». До этого жизнь и честь подданных не была ограждена от монаршего произвола. Образованным людям Европы эпохи Возрождения были знакомы труды античных авторов — Платона, Аристотеля, Тацита. Эти философы и историки оставили в наследство будущим поколениям свои размышления о достоинствах и недостатках монархии и республики, о тирании и законности. Европейские юристы хорошо знали римское законодательство, в котором очень подробно было разработаны понятия собственности, собственника и его прав. Это наследие античности оказало сильное влияние на зарождающиеся либеральные идеи. Со временем документы, подобные «Великой хартии вольности», были созданы в большинстве европейских государств. Первоначально только дворянство в полной мере обладало правом личной свободы, оно могло участвовать в управлении государством. Постепенно, после упорной борьбы, сопровождавшейся кровавыми междуусобицами и революциями, такие же права получили горожане и крестьяне. Как писал русский историк и философ Г. П. Федотов, в Европе «не столько ликвидировали дворянские привилегии, сколько распространяли их на весь народ». К концу XIX в. родилось общество, построенное на принципах либерализма, которые в те времена понимались так: «В области философии и религии либерализм стремится предоставить человеческому уму полную свободу, требуя в связи с этим свободы совести и ОСНОВНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ Принцип прав человека, ставший столь привычным сегодня, в масштабах человеческой истории появился совсем недавно. Потребовались века, чтобы вопреки очевидной зависимости человека от семьи, рода, государства возникла идея независимости и суверенитета личности. Первый шаг сделало христианство, провозгласив независимость совести от любой земной власти. Следующий шаг был сделан мыслителями либерального направления в Новое время, прежде всего в Англии и Франции. Джон Локк, английский философ, во «Втором трактате о правлении» (1690 г.) писал: «Законодательный орган действует вопреки оказанному доверию, когда он пытается посягать на собственность подданных и стать сам или сделать какую-нибудь часть общества или сообщества хозяином или неограниченным повелителем жизни, свободы или имущества народа... Когда законодательный орган в силу честолюбия, страха, безумия или подкупа попытается захватить сам или передать в руки кого-либо другого абсолютную власть над жизнью, свободой или имуществом народа, то из-за нарушения доверия он лишается той власти, которую передал в его руки народ для совершенно противоположных целей, и эта власть возвращается народу». «Декларация независимости» Северо-Американских Соединённых Штатов (4 июля 1776 г.): «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными и все они одарены своим создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить её и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью». «Декларации естественных, гражданских и политических прав человека» (её проект, предложенный в 1 793 г. Конституционным Комитетом, в который входили лидеры жирондистов — наиболее последовательной либеральной партии революционной Франции того времени, не был принят, так как за несколько дней до его утверждения жирондистов свергнули более радикальные якобинцы): «иелью всякого объединения людей в общество является зашита естественных, гражданских и политических прав человека; эти права лежат в основе общественного договора; их признание и провозглашение должны предшествовать конституции, которая гарантирует их осуществление... 1. Естественными, гражданскими и политическими правами человека являются свобода, равенство, безопасность, собственность, социальная гарантия этих прав и сопротивление угнетению... 2. Свобода заключается в возможности делать всё то, что не нарушает прав других людей; таким образом, естественные права человека ограничены только теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества осуществление этих же прав. 3. ...Всё, что не запрещено законом, является дозволенным; никого нельзя принуждать делать что-либо не предписанное законом. 4. Каждый человек может свободно высказывать свои мысли и убеждения... 7 — 8. Равенство заключается в том, что каждый пользуется одинаковыми правами. Закон должен быть одинаковым для всех, идёт ли дело о наградах или наказаниях и ограничениях... 21. Никто не может быть лишён хотя бы малейшей части своей собственности без своего согласия, если это не вызывается законно установленной общественной необходимостью, и без предварительного справедливого вознаграждения за неё»... 15
ИСТОРИЯ РОССИИ свободы слова; в области государственного устройства либерализм отстаивает конституционные порядки против абсолютизма, местное самоуправление против централизации, свободу личности против полицейской опеки, равноправность женщины, отмену сословных привилегий, участие народного элемента в отправлении правосудия, равномерное распределение податного бремени (налогов. — Прим.ред?)... В области экономической либерализм... является противником стеснений свободы торговли... и свободы труда...». ПРЕДЫСТОРИЯ РУССКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА Средневековая Русь шла по пути развития, сходному с европейским. В XI — XIII вв. быстро увеличивалось количество городов с самоуправлением в виде вечевых собраний горожан. Это не позволяло князьям, претендовавшим на полную власть над городами, слишком усиливаться. На Руси уже возникли условия для создания собственной «Великой хартии вольностей», когда началось нашествие монголо-татар. Города, по кото- ИД БОЛОГИМ Историю человечества последних веков часто сравнивают с притчей о Вавилонской башне. По Библии, когда люди хотят достичь идеала, они неизбежно утрачивают обший язык и взаимопонимание. Все хотят одного и того же: справедливого, разумного общественного устройства, блага для человечества. Но при этом словно говорят на разных языках: у каждого свой взгляд на то, как должно быть устроено общество, т. е. илеология. Люди нескончаемо спорят, называют друг друга «идеологическими противниками» и наконец развязывают войны, поднимают революции, ввергая человечество в пучину ненависти и крови. Многие века человечество не знало идеологических споров. Люди рождались в устойчивом, давно сложившемся мире и проводили жизнь в соответствии со своим семейным и социальным положением, родом занятий. Множество изменений — иногда революционных, как Реформация в христианстве, иногда медленных и постепенных, как экономическое развитие, — должно было произойти, прежде чем люди стали более самостоятельными и осознали ценность свободы. Стечением времени крепло убеждение — человек никогда не может быть свободен в обществе, но он своболен в принципе', волен выбирать и принимать решения. А потому ни семья, ни обшина, ни власти предержащие не должны вместо человека распоряжаться его судьбой. Так родилось идеологическое течение либерализм (от лат. libera — «свобода»). Основной принцип либерализма прост: ни один человек не может быть выше другого человека по своим правам. Возможны разные варианты устройства общества, но есть одно непременное условие: свобода человека не может быть ограничена ни традицией, ни властью, ни мнением большинства — ничем, кроме свободы другого человека. Личная свобода основывается на экономической независимости, которую обеспечивают неприкосновенность частной собственности, свободный рынок и конкуренция. Политическая свобода гарантируется честными выборами. Права людей и их равенство перед законом призвано обеспечивать правовое госуларство, в котором закон выше любой власти и суд независим от государственных чиновников. Итак, личность независима, человек полагается только на самого себя. Побеждает тот, кто при равных стартовых возможностях окажется сильнее и энергичнее — таково понимание справедливости в либерализме. Идеи свободы и равенства пробудили к жизни небывалые силы, стали движущей силой Французской революции 1 789 — 1794 гг. Революция вызвала небывалый общественный подъём во всей Европе, но тем более жестоким было разочарование. Несмотря на реки пролитой крови, общественное устройство послереволюционной Франции оказалось очень далёким от идеала. Мечты о равенстве обернулись усилившимся неравенством, в жизни исчезла стабильность, которую гарантировал прежний мир, взамен неё люди обрели свободу ежедневно в одиночку бороться за существование. Первый вывод напрашивался сам: революция — это ошибка, полная свобода ведёт к хаосу и катастрофе. Люди не равны, и это естественно: сильные, обладая властью, должны защищать и поддерживать слабых, соответственно слабым следует отвечать признательностью и подчиняться. Порядок, верность традициям, чувство общественного долга — вот краеугольные камни благополучного, стабильного общества. Так сложилась идеология консерватизма (отлат. соп- servativus — «охранительный»). Естественно, такое мировоззрение склонны были разделять представители высших слоев общества: оно оправдывало их власть. Но подобное устройство общества считали наилучшим и самые слабые, зависимые слои населения — те, кто и представить себе не мог жизни без опеки «сверху». В России могущество власти и бесправие большей части населения делали консерватизм основной и естественной идеологией. Но не все сочли революцию ошибкой. Был сделан и противоположный вывод: революция была недостаточно радикальна. Мало провозгласить равенство всех перед законом, необходимо добиться реального, социального равенства. Да и равенство перед законом выглядит неправдой: о каких 16
ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ рым наносили удары завоеватели, или уничтожались, или облагались разорительной данью. Страна стала частью огромной монгольской империи. Великих князей назначал хан, и главной их задачей было своевременно собирать дань, а также расправляться с теми, кто пытался оказать сопротивление оккупантам. Монгольские владыки, ослабив вольнолюбивые русские города, сами того не желая, укрепили великокняжескую власть. Разгромив Орду, московские князья, а затем и цари не встретили внутри страны такой силы, которая смогла бы успешно сопротивляться их власти. Конечно, русская знать при каждом удобном случае пыталась найти способы ограничить самодержавие. В 1610 г., например, когда Россия была охвачена гражданской войной, а её независимости угрожало нашествие иноземцев, бояре начали переговоры о вступлении на русский престол польского королевича Владислава. Но при этом составили своеобразную конституцию, чтобы ограничить власть царя в пользу древних боярских родов. В 1730 г. аристократическая группировка во главе с князем правах человека или независимых судах можно говорить, если крупный собственник может купить всё на свете. Идея общества, обеспечивающего для всех своих членов не только равноправие, но и социальное равенство, легла в основу идеологии социализма (отлат. social is — «общественный») — главной оппозиционной идеологии XIX в. Социализм был разнороден изначально. Одни социалисты считали, что преодолеть экономическую зависимость трудящихся можно, если они научатся объединяться, чтобы отстаивать свои права и решать общие проблемы. В упорной борьбе были отвоёваны те социальные права, которые в современном мире кажутся само собой разумеющимися: права на нормальные условия труда, профессиональные союзы, доступные для всех здравоохранение и образование, пенсионное обеспечение и многое другое. Социалисты этого направления (в России его представляли прежде всего народники от Герцена до Михайловского, а позднее эсеры) считали, что благодаря самоорганизации трудящихся влияние государства и крупного капитала будет неуклонно ослабевать. Это, по их мнению, не уничтожит, а укрепит свободу личности. В России личная свобода не осознавалась широкими слоями населения как безусловная ценность. Российский либерализм был скорее эхом процессов, происходивших в Европе, чем самостоятельной общественной силой. Он был умственным воззрением интеллигенции, а не требованием низов. Соответственно и среди социалистов в России всё большее влияние получали представители другого направления, изначально чуждого либеральным ценностям. Социалисты этого типа (сначала Ткачёв и Нечаев, а позднее Ульянов-Ленин и коммунисты) считали, что необходимо воспользоваться смутой, захватить государственную власть, национализировать собственность и затем «сверху» организовать разумное, справедливое и счастливое общество. Идейным основателем коммунизма (отлат. communicis — «общий») считали немецкого мыслителя и публициста Карла Маркса, хотя его взгляды были гораздо сложнее и менялись в течение жизни. Радикальный и, казалось, быстрый путь достижения всеобщего счастья привлекал особенно много сторонников в самые тяжёлые периоды жизни общества, когда войны, экономические спады или колониальная зависимость вызывали чувство безнадёжности, «загнанности в угол». Свободой стало можно и даже нужно пожертвовать, если это необходимо для выхода из «больного буржуазного общества». Социализм, родившийся из требования большей свободы и равенства, постепенно превращался ^тоталитаризм (отлат. Totalitas — «целый», «всеобщий»),— идеологию, утверждающую полное и при этом совершенно добровольное бесправие людей перед лицом идеального государства. В ответ на коммунизм возник фа- шизм (от лат. fascia — «связка», «объединение»), который довел до крайности консервативные идеи порядка и оправдания неравенства. Согласно фашистской идеологии, в мире изначально, по своим врождённым свойствам, существуют сильные и здоровые люди и целые народы, которым и дано решать судьбы человечества. Остальные — слабые, вырождающиеся — должны подчиниться либо будут уничтожены. Коммунисты и фашисты считали друг друга главными идеологическими врагами, хотя на практике трудно было увидеть существенную разницу в их общественном устройстве: то же тотальное насилие, стремление к вооружённой экспансии, полное бесправие и бедность населения. Так человечество получило жестокий урок, йеной невероятных страданий и потерь люди усвоили ешё один принцип либерализма: не только ни один человек не может быть выше другого человека, но и никакая идеология, никакие «интересы общества или нации» не могут быть выше прав личности. В современном цивилизованном мире идеологические страсти заметно утихли. Идеологии, определяющие жизнь в Европе сегодня, заимствовали многое друг от друга. Ни одна из них уже не ставит под сомнение либеральные ценности: экономическую и политическую свободу, равенство граждан перед законом. Только теперь, после бурь XIX и XX столетий, стало ясно, как много дала свобода человечеству и как велика её иена. Путь к свободе долог и лежит через выжженную пустыню, как сказано в Библии. 17
ИСТОРИЯ РОССИИ 32. Угнетением является тот случай, когда какой-либо закон нарушает естественные, гражданские и политические права, которые он должен охранять... В каждом свободном строе способ сопротивления этим различным актам угнетения должен быть установлен конституцией. 33. Народ всегда имеет право пересматривать, перерабатывать и изменять свою конституцию. Одно поколение не имеет права подчинять своим законам все грядущие поколения, и всякий переход должностей по наследству является тираническим и абсурдным. (Из «Леклараиии естественных, гражланских и политических прав человека». 1793 г.) Д. М Голицыным составила так называемые «кондиции» (условия), согласно которым будущей императрице Анне Иоанновне предстояло разделить полноту власти с Верховным тайным советом. Однако такие попытки всегда оканчивались неудачей, а их инициаторы нередко расплачивались жизнью за стремление к политическим реформам. Дворянству не удавалось всерьёз противодействовать самодержцам до тех пор, пока те сохраняли полноту права владеть всей землёй. Царь мог пожаловать поместье дворянину за верную службу, но мог его и отобрать. В то же время крепостные крестьяне видели в царе-батюшке единственного заступника перед господами и совсем не были заинтересованы в том, чтобы политические права дворянства расширялись. Историк и философ Федотов замечал по этому поводу: «Люди, воспитанные в восточной традиции, дышавшие вековым воздухом рабства, ни за что не соглашаются с такой свободой — для немногих, — хотя бы на время. Они желают её для всех или ни для кого. И потому получают „ни для кого"». Поскольку монархи не желали добровольно делиться властью с дворянами, у последних оставался только один выход — устраивать заговоры против самодержавия. Вот почему XVIII в. называют эпохой «дворцовых переворотов». Появилась даже шутка, что самодержавие в России всё-таки ограниченно, только не конституцией, а... удавкой. Царям приходилось уделять много внимания собственной безопасности. Усилий аппарата политического сыска оказалось недостаточно, чтобы обеспечить её в полной мере. Дворянам также жилось неспокойно. Страну сотрясали восстания крепостных крестьян и казаков. Уже в конце XVII в. фаворит царевны Софьи князь В. В. Голицын задумывался об отмене крепостного права. Когда о том же докладывал императрице Анне Иоанновне обер-прокурор сената А. П. Маслов, она осторожно заметила: «Пока не время». Успешно провести такую грандиозную реформу и не ввергнуть страну в хаос гражданской войны можно было только при условии единства монархической власти и правящего сословия. А для этого самодержавию пришлось бы согласиться на компромисс с той частью дворянства, которая всё активнее требовала своей «доли» в управлении страной. «ВОЛЬНОСТИ» ДВОРЯНСКИЕ Полная драматизма история либерализма в России берёт своё начало 18 февраля 1762 г., когда император Пётр III издал манифест «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». Отныне произвол императорской власти по отношению к личности, обладавшей дворянским достоинством, ограничивался, а сам дворянин волен был самостоятельно избирать свою жизненную стезю: служить ли монарху по военной либо гражданской части или заниматься хозяйством в своём поместье. До этого служба государю была обязательной. Екатерина II в «Жалованной грамоте российскому дворянству» (1785 г.) объявила земельные владения частной собственностью благородного сословия. Так впервые в России появилось сословие, обладавшее гражданскими свободами и частной собственностью, признанной государством и защищенной законом. «Дальнейшая историческая задача, — писал известный историк прошлого века В. В. Леонто- вич, — состояла в том, чтобы расширить эту гражданскую свободу на всё новые группы населения». Задача эта, как показал исторический опыт XIX в., оказалась непростой, и целиком власти выполнить её не смогли. В конце XVIII в. сложились и основные черты, характерные для российского либерализма. В силу исторических обстоятельств крестьянство и купечество в России до начала XX в. состояли в основном из убеждённых монархистов, а либеральные свободы проповедовали представители дворянства. И в размышлениях о политическом будущем страны, и в своей деятельности 18
ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ первые отечественные либералы исходили из европейского опыта, однако стремились приспособить его к российским условиям. Их идеалом стала британская конституционная монархия — сочетание экономических и политических свобод (свободы слова, печати, предпринимательства и т. д.) с сохранением дворянских привилегий по отношению ко всем другим сословиям. Грозные события Французской революции и суровое правление императора Павла I убедили многих дальновидных представителей правящего класса в том, что империя нуждается в серьёзных реформах. Царствование Александра I по праву может считаться эпохой наибольшего расцвета идей либерализма в дворянской среде. Первый дворянин России был одновременно и убеждённым сторонником принципов либерализма. Воспитатель Александра гражданин республиканской Швейцарии Ф. С. Лагарп сумел убедить своего ученика в том, что эра абсолютных монархов миновала. Лагарп утверждал, что если Россия хочет избежать кровавого хаоса, то трону необходимо принять на себя инициативу в проведении двух главных реформ — отмены крепостного права (см. статью «Отмена крепостного права») и введения конституции. Учитель предупреждал Александра, что в деле совершения этих реформ монарху не следует рассчитывать на поддержку значительной части дворян. Нет, большинство их будет сопротивляться отмене крепостного права, защищая собственное экономическое благополучие, основанное на труде тысяч крепостных. А потому не стоит спешить с отказом от самодержавной формы правления. Напротив, всю мощь царской власти необходимо использовать как для проведения реформ, так и для просвещения народа, чтобы подготовить его к принятию этих реформ. Верный заветам Лагарпа, император Александр Павлович стремился окружить трон единомышленниками. Начиная с 1801 г. высшие государственные посты занимали сторонники английского конституционализма (их именовали англоманами): канцлер А. Р. Воронцов; его брат, долгие годы прослуживший послом в Лондоне, С. Р. Воронцов; адмиралы Н. С. Мордвинов и П. В. Чичагов; знаменитый реформатор М. М. Сперанский. Некоторые из них сделали карьеру при Екатерине II. На мировоззрение этих сановников сильно повлияла Французская революция — потоки крови, пролившейся тогда, казнь монархов. Они опасались, что такие же потрясения может пережить и Россия. «Екатерининские служивцы», сторонники реформ, отвергали революцию как способ обновления общества, считая, что этот путь ведёт к анархии, гибели культуры и в конце концов к возникновению диктатуры. Семён Романович Воронцов, критикуя деспотическую политику Павла I, писал: «Кто не желает, чтобы у нас никогда не могла восстановиться ужасная тирания прошедшего царствования? Но нельзя только сразу совершить прыжок из рабства в свободу без того, чтобы не впасть в анархию, которая хуже рабства». Одним из ярких представителей российского либерализма был адмирал Николай Семёнович Мордвинов. Обучаясь морскому делу в Англии, он, по выражению биографа, Ж. Вуаль. Портрет С. Р. Воронцова.
ИСТОРИЯ РОССИИ А. Аоу. Портрет Н. С. Мордвинова. Около 1827 г. «проникся там духом английской науки и уважением к учреждениям этой страны». Мордвинов стал убеждённым сторонником учения Адама Смита об экономической свободе. Заняв в 1810 г. высокий пост председателя департамента государственной экономии в Государственном совете, он упорно отстаивал свободу предпринимательства в России. «Собственность есть первый камень, — писал адмирал императору. — Без оной и без твёрдости прав, ея ограждающих, нет никому надобности ни в законах, ни в отечестве, ни в государстве». До последних лет жизни Мордвинов был убеждён в том, что введение конституции в стране должно предшествовать отмене крепостного права: «Народу, пребывавшему века без сознания гражданской свободы, даровать её изречением на то воли властителя — возможно, но знание пользоваться ею во благо себе и обществу даровать законоположением — невозможно». Чтобы не повторить судьбу отца, Александр I стремился проекты многих реформ разрабатывать втайне от широких кругов дворянства. Он сформировал что-то вроде «конспиративного штаба» по подготовке преобразований. В него входили ближайшие и наиболее доверенные друзья царя: А. Е. Чарторыйский, В. П. Кочубей, Н. Н. Новосильцев и П. А. Строганов. Современники прозвали этот штаб Негласным комитетом. Так же как и «екатерининские служивцы», члены Негласного комитета свой политический идеал видели в британской конституционной монархии. До серьёзных реформ, однако, дело не дошло: помешали войны с Наполеоном, начавшиеся в 1805 г. Преобразовательным замыслам Александра мешало и мощное пассивное сопротивление чиновничества и консервативно настроенных групп аристократии, тормозивших любые проекты в этой сфере. Именно эти круги повинны в трагическом повороте судьбы Михаила Михайловича Сперанского — одного из самых талантливых либеральных государственных деятелей Российской империи. Сперанский по поручению императора разработал план конституционной реформы, который и представил Александру в 1809 г. В следующем, 1810 г. был учреждён Государственный совет, которому, по мысли Сперанского, предстояло стать верхней палатой Российского парламента. Грядущие перемены привели консерваторов в ярость, они припугнули Александра Павловича заговором, а государственного секретаря Сперанского обвинили в шпионаже в пользу Наполеона. 17 марта сломленный интригами император сказал Сперанскому: «Обстоятельства требуют, чтобы на время мы расстались». Реформатор был отправлен в ссылку. Либеральные сановники и публицисты александровских времён упорно придерживались одного из основных положений либерализма, а именно уважения к частной собственности. Это предопределило их осторожное отношение к проблеме крепостного права. Если поместья являются дворянской собственностью, а крестьяне к этой собственности прикреплены, рассуждали они, то нельзя даже волей императора в одночасье отменить один из основных законов империи, а заодно пошатнуть и сам фундамент либерализма. 20
ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ Раскол в либеральном лагере произошёл уже в конце царствования Александра. Тогда стали появляться тайные общества, объединявшие в основном молодых офицеров. По убеждению этих дворян, мирный, эволюционный путь развития России исчерпал себя и реформы можно осуществить, только обратившись к революционным методам (революция — вооружённый переворот с целью изменения политического строя в стране). Переход части дворян на революционные позиции закончился восстанием 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади. С той поры либеральное движение в России постоянно колебалось: оно то приближалось к трону, пытаясь подтолкнуть монархов к проведению реформ «сверху», то, очередной раз разочаровавшись в реформаторском потенциале династии Романовых, искало союзников в стане революционеров. Только учитывая это обстоятельство, можно объяснить поразительный психологический «феномен Ростовцева». В канун восстания 14 декабря подпоручик лейб-гвардии Егерского полка Яков Иванович Ростовцев направил наследнику престола Николаю Павловичу письмо, в котором предупреждал великого князя о возможных беспорядках и пытался убедить его уступить престол брату Константину Павловичу. Ростовцев был членом Северного общества и, прежде чем отправить письмо, предупредил об этом заговорщиков. В будущем, уже в генеральских чинах, Ростовцев станет верным помощником Александра II в деле освобождения крестьян. Страх перед кровопролитием и распадом государственности заставил гвардейского офицера преодолеть отвращение к личности нелюбимого в войсках цесаревича Николая и совершить поступок, который многие расценили как предательство. На протяжении всей оставшейся жизни Ростовцев испытывал из-за этого тяжёлые моральные страдания. Либеральные убеждения не позволили ему отойти от политики — напротив, заставили % его пытаться реализовать свои идеалы в мирных реформах через 30 лет после подавления восстания на Сенатской площади. ЛИБЕРАЛЫ НИКОЛАЕВСКОЙ ЭПОХИ Историк Г. А. Джаншиев с удивлением писал о времени царствования Александра II Освободителя: «Невесть откуда явилась фаланга (рать. — Прим. ред.) молодых, знающих, трудолюбивых, преданных делу, воодушевлённых любовью к отечеству государственных деятелей, шутя двигавших вопросы, веками ждавших очереди, и наглядно доказавших всю неосновательность обычных жалоб на неимение людей». Либералы эпохи Великих реформ появились в период сурового правления Николая I, когда слова «либерализм» и «революция» считались синонимами. Николай Павлович отнюдь не был тем тупым солдафоном и мелочным тираном, каким его нередко представляли. Да, царь не сомневался в том, что неограниченное самодержавие есть благо для России. Свой политический идеал он видел в Петре Великом. Да, император испытывал М. М. Сперанский. Литография А. Мюнстера. 21
ИСТОРИЯ РОССИИ ВОСПОМИНАНИЯ БОРИСА НИКОЛАЕВИЧА ЧИЧЕРИНА МОСКВА СОРОКОВЫХ годов I Обложка книги «Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина». 1929 г. огромное недоверие к плодам европейского Просвещения, а революции 1848— 1849 гг. на Западе только укрепили его в этом недоверии, заставляя безжалостно карать замеченных в «вольномыслии» подданных. Но при Николае I возвращённый к государственной деятельности Сперанский привёл в порядок законодательство империи, а генерал П. Д. Киселёв, известный своими либеральными убеждениями, готовил проекты крестьянской реформы. Да и сам государь был увлечён разработкой плана освобождения крестьян. Однажды в 1834 г., беседуя в своём кабинете с Киселёвым, император заметил, показывая на многочисленные папки, стоявшие на полках: «Видишь ли, здесь я со вступления моего на престол собрал все бумаги, относящиеся до процесса, который я хочу вести против рабства, когда наступит время, чтобы освободить крестьян во всей империи». Конечно, либеральное движение при Николае не исчерпывалось деятельностью нескольких сановников. Споры западников и славянофилов стали, пожалуй, основным событием интеллектуальной и общественной жизни той поры. В то же время влияние их на политическую жизнь страны было невелико. Западники были ближе к либералам, чем славянофилы. Последние европейской демократии и капитализму предпочитали православное самодержавие и крестьянскую общину (см. статьи «Западники» и «Славянофилы»). Западники не представляли собой единого движения. Одни из них выступали за эволюционный путь развития России, подобно историку Т. Н. Грановскому. Другие, как В. Г. Белинский и А. И. Герцен, видели свой идеал в европейских революциях 1789—1849 гг. И всё же либеральный заряд «западнического направления» был достаточно высок. В среде западников вырос крупнейший идеолог российского либерализма Б. Н. Чичерин. Вспоминая споры со славянофилами, он писал: «Я пламенно любил отечество и был искренним сыном Православной церкви; с этой стороны, казалось бы, это учение могло бы меня подкупить. Но меня хотели уверить, что весь верхний слой русского общества, подчинившийся влиянию Петровских преобразований, презирает всё русское и слепо поклоняется всему иностранному, что, может быть, и встречалось в некоторых петербургских гостиных, но чего я, живя внутри России, отроду не видал. Меня уверяли, что высший идеал человечества — те крестьяне, среди которых я жил и которых знал с детства, а это казалось мне совершенно нелепым. Мне внушали ненависть ко всему тому, чем я гордился в русской истории, к гению Петра, к славному царствованию Екатерины, к великим подвигам Александра... Вне московских салонов русская жизнь и европейское образование преспокойно уживались рядом, и между ними не оказывалось никакого противоречия; напротив, успехи одного были чистым выигрышем для другой». ВЫХОД ИЗ «ПОДПОЛЬЯ» Период выхода российского либерализма из «подполья» начался в царствование императора Александра II. Именно в этот период окончательно формируются три основные группы российских либералов. Во-первых, либеральные представители чиновничества, стремившиеся использовать силу монархии для проведения постепенных реформ. Во-вторых, различные группы интеллигенции, сочувствовавшие подобным действиям власти и готовые сотрудничать с ней. В-третьих, та часть интеллигенции, которая окончательно разочаровалась в возможности эволюционного пути развития России и искала контактов с революционными партиями: сначала с народовольцами, а затем с марксистами. 22
ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ «Наверху» либеральные тенденции в 60—80-х гг. XIX столетия поддерживались великим князем Константином Николаевичем и великой княгиней Еленой Павловной, председателем Государственного совета Д. Н. Блудовым, министром внутренних дел С. С. Ланским, приближённым императора Я. И. Ростовцевым, военным министром Д. А. Милютиным... Список этот будет, конечно, неполон, если не упомянуть Александра II Освободителя. Император Александр Николаевич стал инициатором не только отмены крепостного права, но и многих других реформ: судебной, земской, военной, которые буквально подталкивали страну к конституции. Однако на конституционном «пороге» царь споткнулся. Ему представлялось, что проведённых реформ вполне достаточно на обозримое будущее. Российские либералы с великим энтузиазмом участвовали в преобразованиях, осуществлявшихся правительством Александра И. Суд, популярные общественно-политические журналы, земства (см. статью «Земская реформа») — вот центры, притягивавшие либералов. В земстве Борзен- ского уезда Черниговской губернии начинал свою общественную деятельность молодой дворянин И. И. Пет- рункевич, в будущем один из крупнейших политических фигур в России. Известные профессора Петербургского университета К.Д.Кавелин, М. М. Стасюлевич, В. Д. Спасович, А. Н. Пыпин создали либеральный журнал «Вестник Европы». У либералов не было единой политической организации. Не имели они и достаточно разработанной политической идеологии. По сути дела либералы настаивали только на продолжении реформ, и прежде всего на введении конституции. Серьёзной поддержкой среди населения они не располагали. Крестьяне либералам не доверяли, поскольку считали их чужими, «барами». Значительная часть дворянства, разочарованная экономическими трудностями реформ, занимала консервативные позиции. Предприниматели, которые в Европе были наиболее последовательными сторонниками либеральных прин ципов, в России конца XIX в. самостоятельной политической роли не играли. Захваченные начинавшейся индустриализацией страны, они предпочитали делать большие деньги под крылом сильной монархической власти. Нежелание правительства ускорить темпы преобразований в стране толкало либералов к силам революции. В 1878 г. в Киеве даже состоялась конспиративная встреча ституционалистов-либералов, возглавляемых Петрунке- вичем, с группой народовольцев-террористов (см. статью «„Хождение в народ" и политический террор»). На этот тревожный симптом — за счёт либералов революционное движение в стране могло чрезвычайно усилиться — власти не обратили ни малейшего внимания. Правда, в 1881 г. император Александр II, чтобы ослабить общественное напряжение, вызванное недовольством политикой правительства и усугубляемое террором народовольцев, поручил министру внутренних дел М. Т. Лорис-Мелико- ву подготовить проект конституции. Царь уже был готов подписать этот проект, когда 1 марта 1881 г. бомба террориста оборвала его жизнь. Великая княгиня Елена Павловна. Литография Г. Вайнхольла. К. Лебедев. Освобождение крестьян. 1861 г. На полях портреты великого князя Константина Николаевича (слева вверху), Ю. Ф. Самарина (слева внизу), Я. И. Ростовцева и Н. А. Милютина. 23
ИСТОРИЯ РОССИИ Последний российский император Николай II с семьёй. Литография. 1912 г. МОРОЗНАЯ ЭПОХА АЛЕКСАНДРА III Попытка Александра III «заморозить» реформаторские тенденции и настроения в России привела к трагическим последствиям как для власти, так и для общества. Либеральная интеллигенция всё более сближалась с революционерами, тогда как влияние консерваторов в правительственном лагере возрастало. Когда Александр III посетил Москву, Б. Н. Чичерин, избранный городским головой, произнёс речь, в которой заявил, обращаясь к императору: «Старая Россия была крепостная, и все материалы здания были страдательными орудиями в руках мастера; нынешняя Россия свободная, а от свободных людей требуется собственная инициатива и самодеятельность. Без общественной самодеятельности все преобразования прошедшего царствования не имеют смысла». Император выслушал речь и вскоре потребовал отставки Чичерина... Александр III посчитал старого либерала опасным смутьяном и не пожелал прислушаться к его пророчеству: «Нынешняя социал-демократия с её широко распространённой организацией, с её ненавистью к высшим классам, с её стремлением к разрушению всего существующего общественного строя неизбежно ведёт к диктатуре». Имелась в виду замена монархии властью революционных диктаторов. Представителям российского либерализма в XIX в. гораздо чаще доводилось критиковать действия властей, чем активно участвовать в политике. Даже наиболее либерально настроенные самодержцы (такие, как Александр II) с опаской привлекали их к государственным делам. В результате сами либералы стали видеть в себе прежде всего носителей знания, теоретиков, призванных путём пропаганды своих идей разрушить вековые устои российского деспотизма. Столь важные черты либерализма, как уважение к закону и частной собственности, отступали на второй план перед стремлением «победить врага», т. е. царизм. Конечно, российские либералы не бросали бомб в царские кареты и не стреляли из браунингов в жандармов. Но большинство из них на страницах печати, в университетских лекциях, в залах суда и в частных разговорах оправдывали, хотя и с оговорками, «крайности революционной борьбы». Религия и национальные традиции в глазах либеральной общественности выглядели препятствиями на пути прогрессивного развития и подлежали моральному осуждению и забвению. Итогом «подпольного» существования либерализма стало то, что либеральное движение не только не смогло (да и не пожелало) смягчить остроту общественных и политических противоречий в стране, но и вольно или невольно обостряло борьбу между реакцией и революцией, становясь на сторону последней. Грядущая революционная буря смела не только консерваторов, но и самих либералов. Слабость и колебания российского либерализма, недоверие власти к нему во многом предопределили революционные катаклизмы, обрушившиеся на Российскую империю в начале XX столетия. 24
СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ В 50-е гг. XVII в. по инициативе царя Алексея Михайловича и патриарха Никона были начаты церковные реформы. Главная их задача — уничтожить несоответствие между русскими и греческими церковными обрядами и богослужебными книгами. Убеждённые в том, что греческие обряды — истинные и более древние, патриарх Никон и его окружение приступили к исправлению русских богослужебных книг по греческим и другим восточно-православным книгам. Многие верующие русские люди восприняли неожиданные, непонятные им изменения обрядов как кощунство, как покушение на древнее русское православное благочестие (троеперстное, т. е. тремя пальцами, крестное знамение вместо двоеперстного; почитание четырёхконечного креста; крестный ход вокруг церкви против солнца, а не «посолонь», т. е. по солнцу, и др.). Людей, отказавшихся принять эти изменения стали называть старообрядцами или староверами. Старообрядцы, не принявшие реформ патриарха Никона, вплоть до конца XVII в. были убеждены в том, что сумеют одолеть «еретиков- никониан» и старая вера восторжествует. Реформы, «новины», казались им вторжением дьявола, гибелью веры. Некоторые из староверов пытались наставить на «путь истинный» духовные и светские власти во главе с царём и патриархом. Многие же, полагая, что наступили «последние времена», ожидали прихода Антихриста и конца света. Однако шли годы, а «светопреставления» всё не было. Между тем правительство на исходе XVII в. не только не вернулось к старой вере, но и, наоборот, стало жестоко преследовать старообрядцев, навязывая им никонианские нововведения. Им пришлось приспосабливаться к условиям жизни в мире, который их совершенно не устраивал ни в духовном, ни в нравственном отношении. На жизнь и развитие русского старообрядчества в XVIII—XIX столетиях, постоянно влияли три важнейших обстоятельства. Прежде всего государственная политика по отношению к сторонникам старой веры. Затем общественное и экономическое развитие России. И наконец, духовные искания самих старообрядцев. СТАРООБРЯДЦЫ И ГОСУДАРСТВО Государственная политика по отношению к староверам изменялась в зависимости от множества причин. Жестокие репрессии конца XVII в. уступили место чисто практическому подходу Петра I, весьма далёкого от богословских споров. Как и к другим проблемам, к старообрядчеству Пётр подошёл прежде всего с позиции интересов казны. Он прекратил преследования староверов и обложил их двойной податью по сравнению с остальными подлежащими обложению сословиями и группами населения. Таким образом, при Петре старообрядцев вынудили платить своеобразную дань за право на собственное вероисповедание. После смерти Петра, а особенно при Анне Иоанновне (1730—1740 гг.), преследования староверов возобновились. Своего рода «золотой век» старообрядчество пережило в 60—90-е гг. XVIII в. при Екатерине II. Императрица проявляла известную веротерпимость. В её царствование староверов можно было встретить в любом уголке России: они покидали окраинные земли, где ранее скрывались от преследований, возвращались из-за границы (прежде всего из Польши). Возникали мощные старообрядческие 25
ИСТОРИЯ РОССИИ СОЛОВЕЦКОЕ ВОССТАНИЕ В 1429 г. на одном из островов Соловецкого архипелага в холодном Белом море поселились два инока Кирилло-Белозерского монастыря — Герман и Савватий. Прожили они на острове вдвоём шесть лет. Затем Савватий поехал на материк, но в дороге заболел и умер. К Герману прибыл другой инок — Зосима, а следом за ним и другие. Они построили небольшую иерковь и обратились к архиепископу Новгородскому с просьбой прислать на остров игумена во вновь основанную обитель. Туда стали собираться монахи из многих монастырей. Самоотверженно трудились они вместе с мирянами. И с течением времени превратили Соловки в одну из самых богатых и знаменитых обителей в Московском государстве. Особенно велики заслуги игумена Соловецкого монастыря Филиппа (Колычева), ставшего в 1566 г. митрополитом Московским. Соловецкие иноки осваивали северные острова с их суровым климатом и каменистой почвой, строили по всему Поморью соляные варницы, занимались морскими промыслами, работали на земле, обустраивали обитель. К середине XVII в. Соловки стали важнейшим духовным центром русского православия. Здесь была собрана богатейшая библиотека. Искусные мастера переписывали книги и изготавливали иконы для многочисленных богомольцев, посещавших знаменитый монастырь. Размеренная и степенная жизнь соловецких иноков неожиданно прервалась в 1654 г. В монастырь пришла весть об исправлении богослужебных книг по распоряжению патриарха Никона. Благочестивые святые отцы, всю свою жизнь молившиеся по старым книгам, не могли понять, зачем нужно их исправлять. Соловецкий игумен Илия после совета с соборными старцами (наиболее авторитетными монахами, вместе с игуменом управлявшими обителью) решил «нововводные книги оставить» и служить по старым, испытанным. Первое время в Москве не обращали особого внимания на «смуту» в отдалённом северном монастыре. Но старообрядческие настроения в Соловецкой обители усиливались. Здесь останавливался бежавший из заточения видный «расколоучитель» Иван Неронов, и его с почётом принимали. В 1660 г. в обители появился новый инок — бывший архимандрит подмосковного Саввино-Сторожевского монастыря Никанор. В Соловках он сразу стал одним из главных борцов против «никоновских новин». Правительство и духовные власти пытались образумить непокорных монахов. Но стойкие соловецкие иноки гордо отвечали в своей челобитной царю Алексею Михайловичу: «Не вели, государь, больши того к нам учителей присылати напрасно, понеже (потому что. —Прим. рел.) отнюдь не будем прежней нашей православной веры пременить, и вели, государь, на нас меч свой прислать царский и от сего мятежного жития преселити нас на оное безмятежное и вечное житие». Шарь понял, что увешаниями привести монахов к покорности не удастся. Аля «обращения» непокорных из Москвы посылались отряды стрельцов. Когда же из монастыря последовал прежний ответ, на Соловки было отправлено 700 стрельцов во главе с воеводой Иваном Мешериновым с предписанием взять монастырь блокадой, но не стрелять по нему из пушек (видимо, царь испытывал страх перед чудотворцами). Однако вскоре Мешеринов начал действовать решительно — открыл пальбу по монастырю из орудий. Архимандрит Никанор ходил по монастырским стенам, кропил пушки святой водой и приговаривал: «Матушки... надежда у нас на вас, вы нас обороните!». общины в Москве и Санкт-Петербурге, в Поволжье и в других местах. Положение староверцев вновь резко ухудшилось при Николае I. Царь считал себя защитником «истинного» православия и делал всё, чтобы уничтожить церковный раскол, искоренив старообрядчество. Использовались любые методы: от направления в наиболее «заражённые» расколом местности православных миссионеров до прямого административного нажима. В конце концов николаевский режим нанёс жестокий удар по главным оплотам старообрядчества, многие из которых навсегда прекратили своё существование. Одновременно царь значительно ограничил права староверов. В 1832 г. было издано распоряжение, запрещавшее приём «беглых попов» староверами под страхом жестокого наказания. Политика правительства по отношению к ним несколько смягчилась при Александре П. Однако подлинно новый этап в истории старообрядчества начался в 1906 г. После революции 1905 г. и Манифеста 17 октября, который провозгласил гражданские свободы и создание законодательной думы, был принят закон о веротерпимости. Он уравнял старообрядцев в правах с остальными православными и легализовал старообрядческие общины. СТАРООБРЯДЦЫ И ЭКОНОМИКА РОССИИ Идеалы старообрядцев всегда находились в прошлом. Современность они воспринимали крайне отрицательно. Порой видели в ней «последние времена», преддверие «антихристова царства». Тем не менее старообрядцы не оказались на обочине общественного развития — напротив, они сумели использовать в собственных интересах политические и экономические перемены в стране. Ещё во времена реформ Петра I старообрядческие общины Русского Севера (так называемого Поморья) принимали участие в строительстве 26
СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ мануфактур, развернули активную торгово-предпринимательскую деятельность. Впоследствии в условиях развития капитализма в России именно из старообрядческой среды вышли наиболее знаменитые купцы и фабриканты (например, богатейший род Морозовых). Пока ещё полностью не исследован вопрос о том, почему среди именитых купцов XVIII в. и первых капиталистов XIX в. было столько старообрядцев. Возможно, дело в том, что в XVII в. староверами стали отнюдь не самые забитые и тёмные русские люди, а, пожалуй, наиболее думающие, начитанные и деятельные. Но главная причина скорее всего заключалась в другом. В старообрядчестве благодаря необходимости постоянно и всеми силами бороться за существование поддерживался и развивался дух инициативы и предприимчивости. Не малую роль сыграла и строгая мораль старообрядцев. Не допускавшая пьянства, лени, праздных развлечений, она способствовала тому, что староверы всё своё время посвящали истовому исполнению религиозных обрядов и хозяйственной деятельности. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ СТАРООБРЯДЦЕВ Порвав во второй половине XVII в. с официальной Православной церковью, старообрядцы вскоре встретились с серьёзными проблемами. Хотя староверы все как один отрицали обрядовые новшества патриарха Никона, единой оппозиционной Церкви они сформировать не смогли: обнаружились существенные разногласия внутри самого старообрядчества. Уже в конце XVII — начале XVIII в. в старообрядчестве стали возникать различные течения, которые староверы назвали толкани или согласиями. Каждое из них представлял собой уникальный, нигде более невозможный вариант христианства, хотя порой согласие объединяло всего несколько сотен верующих. Все старообрядцы считали, что официальная Православная церковь В конце 1673 г. монастырский собор вынес невиданное по тем временам постановление: перестать молиться за царя. Это означало полный духовный разрыв с государственной и церковной властью... Без малого восемь лет длилось «Соловецкое сидение». Монахи- староверы отчаянно сопротивлялись. И вот в конце 1675 г. царь повелел «искоренить мятеж» во что бы то ни стало. Перебежчик, монах Феоктист, провёл ночью царских стрельцов в монастырь через пролом в стене, заложенный камнями. В январе 1676 г. войско ворвалось в обитель и учинило кровавую расправу над восставшими. Почти все они были казнены или разосланы по тюрьмам. Однако дело соловецких иноков не пропало. За время осады из монастыря уходили монахи и богомольцы. Они разнесли по всему Северу рассказы о мужественных монахах, верных «старому благочестию» и замученных царским воеводой. Даже в наши дни старообрядцы помнят о «мучениках и страдальцах соловецких». в результате деятельности Никона перестала быть истинной Церковью. Перед ними встал вопрос: что же теперь делать им, истинным православным? В зависимости от ответа на этот принципиальный вопрос все старообрядческие толки и согласия разделились на две большие группы: поповщину и беспоповщину. ПОПОВЩИНА Сторонники поповщины (поповцы) в соответствии со Священным писанием полагали, что истинная Церковь должна существовать вечно. Старообрядческие рукописные книги. 27
ИСТОРИЯ РОССИИ «ЛЕНЬ ЕСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕЛ РОДИНОЙ» Немало богатейших купеческих и промышленных династий в России вышли из старообрядцев. Строгое трезвенничество, более чем умеренные потребности в быту, честность и обязательность в делах, а главное, упорный, каждодневный труд от зари до зари — так закладывались и умножались состояния многих будуших «миллионшиков». Их потомки, воспитанные в староверческих традициях, продолжали дело родителей и дедов. Честность как одна из черт образа жизни оборачивалась у них высочайшим качеством производимой продукции, которая не только успешно конкурировала с зарубежной, но и превосходила её. А это в свою очередь способствовало росту отечественной промышленности. Прижимистые в расходах на собственные нужды, русские миллионеры из старообрядцев не жалели средств на благотворительность: строили и содержали приюты для бедных, школы, училиша, больницы; субсидировали развитие науки и культуры; обустраивали города. Из этих династий вышли выдающиеся предприниматели, политики, деятели науки и культуры, коллекционеры. Такими были Рябушинекие, Солдатёнковы, Морозовы... Достойное место среди этих славных фамилий занимают Гучковы. ...Морозным январским днём 1854 г. огромная толпа москвичей собралась у дома известных в России мануфактурщиков Гучковых. Собралась, чтобы проводить почтенного главу семейства в дальнюю дорогу — ссылку. То, что старик Фёдор Алексеевич пострадал за веру, знала вся Москва. Но многим была известна и истинная причина опалы: Гучков отказался дать взятку всесильному московскому генерал-губернатору Закревскому, которую тот вымогал у предпринимателя. Гонения на старообрядцев при Николае I долго обходили Гучковых стороной: уж очень богата и уважаема была эта семья. Власти как будто не замечали того, что Фёдор Алексеевич — один из самых известных в Москве старообрядцев, попечитель старообрядческого кладбища и приюта для бедных в селе Преображенском, что он всячески поддерживает нуждающихся собратьев по вере. Однако после столкновения с За- кревским Гучкову припомнили всё. Не погнушались и прибегнуть к оговору, чтобы вернее погубить старика. Сначала полиция разгромила семейную молельню Гучковых, заявив, что она используется как общественная, а это запрещено. Затем обвинили Фёдора Алексеевича в присвоении денег Преображенского кладбища. Защитить Гучкова не удалось. Суд не принял во внимание ни заслуги перед государством, ни всероссийскую известность, ни преклонный возраст обвиняемого. Фёдора Алексеевича сослали в Петрозаводск, где он и умер два года спустя. ...Гучков вышел из дворовых помещицы Белавиной, проживавшей в Малоярославском уезде Калужской губернии. Почти мальчиком начал работать на шерстяной фабрике под Москвой, в селе Преображенском. А уже в конце XVIII в. основал собственное ткацкое производство, где трудился наравне со своими работниками. Перед Отечественной войной 1812 года Гучков стал хозяином довольно крупной фабрики в селе Семёновском. Выпускаемые им шали из шёлка были так хороши, что их предпочитали французским и заранее записывались на покупку. Фёдор Алексеевич — член гильдии московского купечества. Но, несмотря на благоприятные перемены в материальном и общественном положении, он по-прежнему работал на фабрике простым ткачом. Сам ездил продавать свои товары на Макарьевскую ярмарку. Оккупация Москвы и её пожар в 1812 г. фактически разорили Гучкова: фабрика сгорела, а его имущество разграбили наполеоновские солдаты. Но Гучков был мужественным человеком. Он вновь почти с нуля начинает собственное дело: закладывает ткацкую фабрику в Преображенском. Теперь ему помогают подросшие сыновья. Предприятие Гучковых становится одним из лучших в России, первым «по обширности производства... умным распределением содержимое в совершенном порядке и чистоте». Качество выпускаемой Гучковыми продукции признано столь высоким, что они в 1839 г. получили право ставить на ней Государственный герб. Фёдор Алексеевич пользовался заслуженным уважением сограждан. Это был человек, который достиг высокого общественного положения только благодаря самоотверженному труду и предприимчивости. Предпринимательская, общественная и благотворительная деятельность сыновей Ф. А. Гучкова была отмечена разнообразными государственными наградами. В конце XIX — начале XX в. широкой известности добились правнуки Фёдора Алексеевича — Николай и Александр Гучковы (особенно последний — крупный политический деятель). Он занимал должность военного и морского министра в первом составе Временного правительства. Фёдор Алексеевич однажды написал брату: «Лень есть преступление перед родиной». Самоотверженный труд на благо отечества — под этим знаком прошла жизнь всех поколений промышленной династии Гучковых. Старообрядческая рукописная певческая книга «Ирмосы». XIX в. 28
СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ К тому же и наиболее авторитетный вождь раннего старообрядчества протопоп Аввакум утверждал, что истинная Церковь и «при Антихристе не упразднится». Старообрядцы- поповцы не представляли себе, как православные христиане могут обходиться без традиционной церковной организации. Но в то же время никонианских епископов и священников поповцы безусловно отвергали, считая их еретиками и предателями «древнего благочестия». Поэтому главной проблемой поповщины стал поиск истинного священства, т. е. священнослужителей, не запятнанных ересями. Суть проблемы заключалась в том, что, согласно православным канонам, церковная иерархия должна обязательно состоять из трёх «чинов» (категорий): низшего (дьяконов), среднего (священников) и высшего (архиереев — епископов и архиепископов). Именно представителей высшего, архиерейского, чина и не было у старообрядцев. Таким образом, священство оказывалось неполным. Кроме того, назначать священников имели право только архиереи, что ставило поповцев в очень сложное положение. Вплоть до конца XVII в. было много священников-старообрядцев, назначенных архиереями или хотя бы крестившихся ещё до начала никоновских реформ. Но время шло, и таких священников становилось всё меньше, пока, наконец, последние из них умерли. Поповцам ничего не оставалось, как принимать в свои общины беглых священников официальной Православной церкви, решивших уйти к старообрядцам и отправлять службу по старым книгам. Поэтому староверов-поповцев иногда также называли беглопоповцами. Многие старообрядцы поповского толка не могли мириться с двусмысленным положением: с одной стороны, они не признавали официальной Православной церкви, а с другой — вынужденно принимали беглых священников, пусть и раскаявшихся, но тем не менее бывших еретиков. Единственный выход староверы видели в том, чтобы иметь ГЛАВНЫЕ ЦЕНТРЫ ПОПОВЩИНЫ В XVIII—XIX вв. было несколько главных центров поповщины. Ветка и Стародубье. На пустынный остров Ветка на реке Сож, принадлежавший Польше (сейчас Белоруссии), в конце XVII в. бежали из Москвы многие старообрядцы. В середине следующего века они основали в районе Ветки крупные обшины. Однако при Екатерине II русские войска разорили Ветку, и большая часть здешних староверов переселилась в Стародубье, находившееся на территории современных Брянской области в России и Черниговской области на Украине. Керженеи. Немало старообрядиев-поповиев нашли пристанище в нижегородском Заволжье, на болотистых и лесистых берегах реки Керженеи. В XVIII в. здесь было несколько десятков старообрядческих скитов, населённых беглыми священниками и монахами. Отсюда старообрядцы расселились по всему Поволжью и двигались на восток — по Каме на Урал. Иргиз. В 1762 г. императрица Екатерина II разрешила старообрядцам, бежавшим во время преследований за границу, вернуться на родину. Большая группа старообрядиев-поповиев, прибывшая с Ветки, основала три скита на берегу реки Иргиз, в Саратовском Заволжье. В дальнейшем при содействии богатых купцов-старообрядцев здесь развернулось строительство крупных старообрядческих монастырей. К 80-м гг. XVIII в. на Иргизе существовало уже пять монастырей (три мужских и два женских). Особое значение иргизские монастыри приобрели в конце XVIII — начале XIX в., когда несколько старообрядческих соборов постановили, что именно здесь должен совершаться обряд перехода беглых священников в старую веру. Однако правительство Николая I нанесло жестокий удар по Иргизско- му старообрядческому центру. В 1841 г. по приказу царя здесь был закрыт последний монастырь. Рогожское кладбище в Москве. Само кладбище было открыто в 1771 г. во время эпидемии чумы. Очень скоро на нём обосновались старообрядцы, получившие разрешение от Екатерины II на благотворительную деятельность. В 1776 г. они построили здесь первую каменную Никольскую часовню, а уже в 1825 г. рогожская старообрядческая община насчитывала около 68 тыс. прихожан в Москве и её окрестностях, причём сотни человек жили в районе Рогожской заставы постоянно. собственных, старообрядческих архиереев, которые в соответствии с церковными законами ставили бы священников. Ещё в начале XVIII в. некоторые старообрядческие общины пришли к выводу о том, что где-то на свете должны быть истинные православные архиереи и даже предпринимали попытки их найти. Естественно, эти поиски остались безуспешными. Стремление старообрядцев- поповцев обрести собственного архиерея стало особенно настойчивым при Николае I. В период гонений сторонники старой веры наиболее остро ощущали потребность в правильной церковной 29
ИСТОРИЯ РОССИИ Щ"ъ Распятие и икона, созданные мастерами- старообрялиалли. XIX в. организации. Наконец в 40-е гг. XIX в. специальной старообрядческой миссии удалось убедить бывшего боснийского епископа Амвросия перейти в старую веру и возглавить старообрядческую иерархию (Церковь). Центром иерархии стал городок Белая Криница в Буковине (тогда он принадлежал Австрийской империи, теперь входит в Украину), где было несколько старообрядческих поселений. Эту старообрядческую церковь назвали белокриницкой или австрийской. Белокриницкая церковь стала быстро развиваться и к началу XX в. превратилась в мощную церковную организацию, насчитывавшую 19 архиерейских кафедр на территории России. Однако не все поповцы признали белокриницкую иерархию и продолжали принимать беглых попов. Именно с тех пор их и прозвали беглопоповцами. К тому же внутри самой белокриницкой Церкви во второй половине XIX в. начались серьёзные конфликты. После реформ 60-х гг. значительная часть старообрядцев-поповцев, сторонников белокриницкой иерархии, решила пойти на определённый компромисс с официальной Церковью. Выражением стремления к компромиссу стало так называемое «Окружное послание», подготовленное в Москве. Его автор Илларион Кабанов признавал близость поповщины и официального православия и отказывался называть сторонников новых обрядов еретиками. И тем не менее немало белокриницких старообрядцев не поддержали «ок- ружников». Вплоть до начала XX столетия разногласия между «ок- ружниками» и их противниками (их именовали «раздорниками») оставались весьма острыми. БЕСПОПОВЩИНА Часть старообрядцев, составлявших беспоповщину, пришла к совершенно другим по сравнению с попов- цами выводам. Эти старообрядцы считали, что после никоновских реформ в России наступили «последние времена» и не за горами пришествие Антихриста, а значит, и Страшный суд. По их мнению, истинное православное священство перестало существовать, а пользоваться услугами священников-«ни- кониан» означает наложить на себя «печать Антихриста». В результате у этих старообрядцев сформировалось невиданное в истории православия представление о том, что им следует обходиться вообще без священников. Поэтому таких старообрядцев и назвали беспоповцами. Однако важно понимать: беспоповцы ни в коем случае не выступали против священства вообще — они лишь полагали, что истинное священство в мире погибло, а в исключительных условиях «последних времён» можно как-то обходиться и без священников. Главными очагами беспоповщины стали обширные северные районы России: Поморье и Сибирь. Но с течением времени из этих первоначальных центров беспоповские течения распространились по всей территории страны (например, в Поволжье). Беспоповщина не была единой. В XVIII—XIX вв. она разделилась на множество толков и согласий, по поводу чего некоторые деятели официальной Православной церкви позволяли себе едкие высказывания, вроде такого: «В расколе что ни мужик — то согласие, что ни баба — то толк». 30
СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ В действительности же «споры и разделения» в старообрядчестве (и прежде всего в беспоповщине) происходили по очень серьёзным идеологическим причинам. Предметом ожесточённых дискуссий среди беспоповцев были вопросы о возможности брака и семейной жизни в «последние времена», о молении за царя и царскую семью, о взаимоотношениях с официальной Церковью и некоторые другие. В беспоповщине встречались чрезвычайно радикальные согласия. Так, в 70-е гг. XVIII в. возник толк бегунов или странников, которые считали, что нужно не только хранить в неприкосновенности «старую» веру, не только избегать нежелательных контактов с еретиками (как полагали филипповцы), но и полностью порвать все связи с окружающим миром. Если этот мир насквозь прр- низан ересью и в нём правит Антихрист, то и власти с чиновниками суть слуги последнего. Поэтому необходимо отказаться от паспорта — «печати антихристовой». А чтобы ещё лучше служить вере истинной, нужно оставить дом и пуститься в странствия — «бегать и таиться». Особое место в старообрядстве занимала так называемая нетовщи- на (или Спасово согласие), ещё и до сих пор малоизученная. Нетовцы (которые сами образовали множество толков) полагали, что после никоновских реформ Божественная благодать была взята на небо, из-за чего теперь невозможно совершать таинства и остаётся лишь «уповать на Спаса». Некоторые нетовцы даже отказывались от крещения. выг Одним из самых влиятельных направлений беспоповщины стал поморский толк, названный так потому, что изначально его очаг находился именно в Поморье. С этим толком неразрывно связана история крупнейшего духовного и экономического центра русского старообрядчества XVIII — первой половины XIX столетия — Вы- говского общежительства. После разгрома Соловецкого восстания в 1б7б г. властям казалось, что старообрядство на Севере России обезглавлено. Однако «последние остальцы соловецкие», покинувшие родную обитель до кровавой расправы над восставшими, разбрелись по всему Русскому Северу и проповедовали «правду старой веры». В глухих местах Поморья поднимались старообрядческие скиты и обители во главе с «остальцами» или их учениками. И вот в 1694 г. на реке Выг, в месте впадения в неё речки Сосновки, возникла ещё одна такая обитель. Выговскому (Выгорецкому) общежительству, было суждено сыграть совершенно исключительную роль в русском старообрядстве. Руководителями Выга в течение всей первой трети XVIII в. были братья Андрей и Симеон Денисовы — выходцы из захудалого рода князей Мышецких. Прекрасно образованные и талантливые мыслители, они в своих сочинениях продолжили традиции древнерусской книжности, но в то же время интересовались и новыми культурными веяниями. Наиболее важные их сочинения — «Поморские ответы» (сборник ответов выговцев на вопросы посланного Синодом миссионера, ставший своеобразным «символом веры» старообрядцев-поморцев) и «Виноград российский» (сборник жизнеописаний выдающихся расколоучителей, начиная с протопопа Аввакума и боярыни Морозовой). Кроме того, братья Дени совы были ещё и прекрасными организаторами. Они сумели найти компромисс с властями, не поступившись убеждениями, и обеспе чить легальное существо вание Выговского обще жительства. Так, при императоре Петре I выговцы платили двойной подушный оклад и участвовали в строительстве железоделательных заводов. Начальник этого строительства В. И. Ген- нин, один из сподвижников царя-реформа- Лестовка — старообрядческие 31
ИСТОРИЯ РОССИИ Рогожское старообрядческое кладбище в Москве. тора, был чрезвычайно доволен трудолюбием выговцев. Уже в начале XVIII в. Выговская обитель стала известна всему Поморью. В неё стекались «ревнители старого благочестия». В 1706 г. на реке Лексе была создана женская обитель. Несмотря на неблагоприятные природные условия Поморья, выгов- цы сумели наладить хозяйство. Выговская братия немало времени отдавала рыболовству, звероловству, разнообразным промыслам. Выгов- ские рыбаки доходили до далёкого Груманта (Шпицбергена). На берегу Онежского озера была устроена монастырская пристань. Кроме того, Выг вёл значительные торговые операции с Югом России, где закупался хлеб, который плохо родился на бедных северных почвах. Во главе Выговского общежи- тельства стоял собор из самых авторитетных старцев. Он руководил как духовной, так и хозяйственной жизнью обители. Однако существование Выга отнюдь не было безмятежным. Когда отношение высшей государственной власти к староверам ухудшалось, вы- говскую братию начинали беспокоить правительственные и церковные чиновники. Подобный случай произошёл в 1738 г., когда один из бывших жителей Выговской обители донёс, что старообрядцы не молятся за императрицу и, таким образом, якобы не признают её власти. На Выге ожидалась комиссия для расследования доноса. И тогда выгов- ский собор постановил «принять моление за царя», обосновав своё решение тем, что христиане раньше молились даже за царей-язычников. Впоследствии это решение выгорец- ких старцев вызвало жестокие разногласия среди беспоповцев. Оно же во многом определило отличия между толками и согласиями беспоповщины. Так же остро стояли вопросы о браке и семейной жизни. Выгов- ские старцы считали, что в «последние времена», да ещё при отсутствии «истинного» священства, и речи не может идти о браке. Столь жёсткая позиция отвергалась многими беспоповцами (правда, позднее и в этом вопросе Выг пошёл на компромисс). Так, уже в начале XVIII в. образовался федосеевский толк, основателем которого стал Феодосии Васильев, в прошлом дьячок из новгородских земель. Его последователи отказались принять моление за царя. Кроме того, федосеевцы считали, что можно признать браки, заключённые до перехода в старообрядчество. Федосеевцев было немало в Новгородском крае, в районе Великих Лук. Позднее они поселились и в других местностях. В XIX в. главным центром федосеевства стало Преображенское кладбище в Москве, открытое в 1771 г. в связи с эпидемией чумы. Своим расцветом Преображенская община обязана энергичной деятельности богатого федосеевца купца Ковылина. За сравнительно короткое время он превратил общину в один из оплотов старообрядчества. После того как в 1738 г. выговцы приняли моление за царя, один из авторитетных «отцов» обители Филипп, бывший стрелец, резко выступил против этого решения и, не обращая внимания на все увещевания, ушёл с единомышленниками из общины. В дальнейшем Филипп и его сторонники—их стали называть филипповца- ми — основали обитель на реке Умбе. Взгляды филипповцев и федосеевцев были в целом близки, но первые отличались крайней, даже по старообрядческим меркам, нетерпимостью. Они, например, старались избегать любого, пусть случайного, общения с 32
СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII—XIX ВЕКАХ еретиками. К ним филипповцы относили не только «новообрядцев», но и представителей других старообрядческих толков и согласий. Выговской практике компромисса и сотрудничества с властями филипповцы противопоставили открытое неповиновение «слугам Антихриста». Филипповцы, если общине грозила какая-либо опасность со стороны светских или духовных властей, предпочитали самосожжение («гарь») отказу от своих убеждений. И уже в 1743 г. в такой добровольной «гари» расстались с жизнью сам Филипп и его ближайшие сподвижники. С этого времени самосожжения были довольно обычным явлением у фи- липповцев. Позднее, правда, они отказались от «гарей», но в целом оставались одним из самых закрытых и строгих старообрядческих согласий. Выг продолжал развиваться. В 1835 г. только постоянное население обители составляло 3 тыс. человек обоего пола, а общий годовой доход общины достигал громадной суммы для того времени — 200 тыс. рублей. Однако при Николае I для Выга наступили чёрные дни. В течение 30—50-х гг. XIX в. обитель была полностью разорена. Старообрядческий Выг прекратил своё существование. Но его конец не означал гибели старообрядчества. Напротив, в конце XIX — начале XX в. оно переживало новый расцвет. Дальнейшая история старообрядчества связана уже с драматическими переменами, которые произошли в России после Октября 1917 г. * * * Каковы главные итоги развития старообрядчества в XVIII—XIX вв.? Во-первых, несмотря на жестокие преследования со стороны властей и официальной Церкви, старообрядцы выстояли и сохранили свою веру. Более того, хотя и трудно точно определить их численность в составе всего населения России, очевидно, что за это время она не только не уменьшилась, но, напротив, несколько возросла. Мужество и непреклонность старообрядцев в борьбе за свои убеждения — одна из замечательных страниц духовной истории русского народа. Во-вторых, старообрядческие общины продемонстрировали удивительную способность выживать в самых тяжёлых условиях, в которых они оказывались. Несмотря на приверженность старине, старообрядцы сыграли значительную роль в развитии и укреплении капитализма в России, проявив себя на редкость предприимчивыми и трудолюбивыми людьми. В-третьих, неоценимы заслуги старообрядчества в деле сохранения памятников средневековой русской культуры. В общинах старообрядцев бережно хранились древние рукописи и старопечатные книги, старинные иконы и церковная утварь. Но даже не это главное. Старообрядцы создали оригинальную культуру, в рамках которой вся жизнь человека подчинялась соборным, общинным решениям. Эти решения в свою очередь основой своей имели постоянное и напряжённое размышление над православными догматами и обрядами, над христианским Священным писанием. Обстановка непрерывных споров и обсуждений, столь характерная для старообрядчества, не имела ничего общего с атмосферой казёнщины, сложившейся после реформ Петра I в официальной Церкви. Инструменты для переплётного дела в старообрядческой мастерской.
ИСТОРИЯ РОССИИ МАСОНСТВО В РОССИИ Знак масонской ложи Латоны, основанной в 1775 г. в Петербурге. История масонского ордена начинается со средневековых гильдий каменщиков (от англ. mason — «каменщик»). Они возводили величественные соборы, замки, крепости и свято хранили профессиональные секреты мастерства. Объединения или, как их ещё называли, братства вольных каменщиков процветали на протяжении нескольких столетий. Ремесленники жили на строительных площадках в ложах (от англ. lodge — «хижина», «ложа»), т. е. в мастерских, где отёсывали строительный камень, хранили инструменты и устраивали совместные трапезы. Они верили, что Бог — «великий архитектор Вселенной», все люди — братья, которым предназначено под Божьим началом обустраивать Землю. Престижность ремесла каменщиков, их особый духовный мир способствовали формированию своеобразных ритуалов и символики, известных и понятных только им. Прошли времена бурного строительства, и гильдии масонов утратили своё первоначальное предназначение. В конце XVI — начале XVIII в. членами братства вольных каменщиков становятся люди, совершенно чуждые ремеслу. Они наследуют от средневековых гильдий веру в Бога, обставленную особыми совместными торжествами, сохраняют внутреннее деление ордена на степени, перенимают тайные ритуалы, символы, пароли. Призывы масонов к братству и равенству привлекают в их ряды образованных представителей нового, буржуазного общества. Новые масоны заимствовали у ремесленников-каменщиков и древние легенды. Одна из них — о зодчем Хираме — обращается к далёким библейским временам. Царь Соломон поручил Хираму управлять всеми работами по строительству Иерусалимского храма. На работах было занято свыше 30 тыс. человек Хирам во избежание путаницы при выплате денег поделил всех строителей на три разряда: учеников, подмастерьев и мастеров. Разряды отличались паролями, тайными знаками и символами. Однажды трое подмастерьев, решив присвоить вознаграждение мастеров, устроили Хираму засаду, чтобы любой ценой выпытать у него высший мастерский пароль. Зодчий предпочёл погибнуть, но не раскрывать тайну. Многие элементы легенды, как, например, деление каменщиков на три степени — учеников, подмастерьев и мастеров, легли в основу внутреннего устройства нового масонства, первая страница истории которого была открыта в Англии. Именно здесь, в лондонской таверне «Гусь и вертел», 24 июня 1717 г. четыре братства вольных каменщиков организовали первую в мире Великую ложу. Её возглавлял Великий Мастер. Она руководила масонами английской столицы и ближайшей округи. К 1723 г. была написана своеобразная конституция ордена — «Новая книга уставов», в которой излагались важнейшие принципы масонства: каждый должен возлюбить ближнего своего, как самого себя; все обязаны помогать друг другу; человек порочен, но не безнадёжен; человек способен к усовершенствованию; через добрые дела, просвещение, перевоспитание можно постепенное ликвидировать зло. В понимании масонов всё это образует идеал «социальной Вселенной», которую создаст сам человек. ПРОНИКНОВЕНИЕ МАСОНОВ В РОССИЮ Со временем масонство распространилось по всему миру Великие ложи создаются в Германии, Франции, Италии, Испании, Америке... Возникли и различные направления масонства. Появление братств вольных каменщиков в России связывают с именем Петра I, который намеревался таким образом укрепить связи с Англией и способствовать распространению 34
ИЗ ИСТОРИИ МАСОНСТВА Пока масонство не покидало Англии — своей колыбели, её власти относились к нему достаточно терпимо. Тем более что масоны подчёркивали и свою отстранённость от политики, и свою приверженность династии. Масонские ложи воспринимались как своеобразные клубы, которых было в то время немало. Благотворительные мероприятия масонов, их оригинальные шествия в полном облачении вольных каменщиков, шумные пирушки в дни годичных праздников (посвященных тому или иному святому) — всё это вносило приятное разнообразие в жизнь островной державы. Положение несколько изменилось, когда в ложи стала вступать родовитая знать — придворные и лорды, заседавшие в Парламенте. Тогда нарушился один из главных принципов масонского устава — неучастие в политической жизни страны. Не осталась в стороне и Католическая церковь, которую возмущало то обстоятельство, что масоны не отдавали предпочтения христианской религии перед другими вероисповеданиями. Более того, они проповедовали какую-то всеобщую религию. Вот как говорилось о ней в «Новой книге уставов»: «В наше время человек свободно выбирает себе веру, и лишь одна религия действительно обязательна для всех, это — та всеобщая, всех объединяющая религия, которая состоит в обязанности каждого из нас быть добрым и верным долгу, быть человеком чести и совести, каким бы. именем не называлось наше вероисповедание...». В 1738 г. вышла папская булла (указ), объявившая масонство сектой, вредной для Апостольской церкви. Следом в обществе возникли антимасонские настроения. На улицах Лондона появились шутовские шествия «масонов наизнанку». В памфлетах и брошюрах высмеивались масонские «тайны» и обряды. В первой половине XVIII в. с распространением масонства на континенте отношение к нему ешё более ухудшилось. Европейские правительства настораживало то, что в рамках лож исчезали сословные барьеры — там впервые сближались люди разного общественного положения. К тому же масоны заявляли о своём стремлении создать на земле «идеальную Вселенную». Во всём этом усматривалось недовольство существующим порядком вешей, а стало быть, не исключались и посягательства на незыблемость монархического строя. В те же годы возникли разнообразные системы масонства, и некоторые из них полностью отказались от благородных идеалов прежних обществ. В ложах вызывали духов умерших, занимались чёрной магией и алхимией, интересовались мистическими учениями. В подобных увлечениях многие видели возврат к Средневековью с его невежеством и мракобесием. Между тем масонство из чисто английского явления превратилось в международную организацию. И европейские государи опасались того, что «братья», нередко занимающие высокие посты в правительствах, могут действовать, исходя из интересов ордена, в пользу других держав. Историк А. Н. Пыпин писал: «Эти возражения и обвинения были те, что масонство может быть противно религии вообще или отдельным исповеданиям; что его таинственность заставляет подозревать какую-то тайную безнравственность; что оно может скрывать партию, противную властям; что масонство может облегчать заговоры... что тайна общества не нарушается членами его из страха тайного убийства». Первым пострадал от властей орден иллюминатов, или просветлённых. Этот орден ставил перед собой просветительские цели и использовал формы масонской организации. Он возник в Баварии и имел немало сторонников по всей Германии. Иллюминатов обвинили в измене, так как они действовали якобы в интересах Австрии, желавшей подчинить себе маленькую Баварию. В доносах властям сообщали, что иллюминаты устраняют неугодных им людей с помощью яда; потворствуя слабостям могущественных лиц, приобретают над ними власть МАСОНСТВО В РОССИИ и т. д. Сейчас трудно категорически определить, насколько это соответствует истине. В июле 1784 г. курфюрст Баварии Карл-Теодор повелел закрыть все иллюминатские и масонские ложи, а через год — и все тайные общества. Началось жестокое преследование иллюминатов. Во время Французской революции 1789—1794 гг. и непосредственно после неё в масонах стали видеть могущественную тайную политическую организацию, которая провозгласила борьбу против тирании и обрядовой религии, чтобы создать новый общественный строй и новую религию. Уели деятельности масонских лож были иными, однако многие из их членов были активными участниками революции. Считали также, что замысел революции созрел именно в тайных масонских и иллюминатских ложах. Поэтому неудивительно, что, после того как в Германии запретили масонские ложи, гонения обрушились и на русских масонов, а в 1792 г. императрица Екатерина II окончательно запретила их деятельность. Принадлежности масонских ритуалов. 35
ИСТОРИЯ РОССИИ Ф. Рокотов. Портрет масона поэта В. И. Майкова. Около 1866 г. Знак русской масонской ложи Нептуна, основанной адмиралом С. К. Грейгом в Кронштадте в 1779 г. просвещения. Первое время в братствах явно преобладали иностранцы, но затем первенство перешло к россиянам. В первой половине — середине XVIII в. членами ордена были историк Болтин, князья Голицыны, князь Трубецкой и другие лица знатного происхождения, имевшие большой вес в обществе. К 1770 г. в Петербурге, Архангельске, Риге и Москве насчитывалось 17 масонских лож. В Петербурге и Москве издавалась специальная библиотека для братьев и непосвящённых, печатались масонские гимны, законы, переводилась иностранная масонская литература. В орден вступали по самым разным причинам. Для одних это была дань моде — их привлекала лишь внешняя сторона масонства. Другие видели в нём чистое, высокое нравственно-философское учение и посвящали всю свою деятельность постижению законов братства. Русское масонство ставило перед собой задачу «познания тайны бытия» через христианскую терпимость и «обязательность работы соборной», которая включала в себя самосовершенствование, духовное творчество, просвещение, строительство человеческого счастья. Изучение масонских символов, хранение масонских тайн, особенности братских отношений вносили мистическое настроение в орден. В понимании членов ордена «масонская тайна» представляла собой своеобразное внутреннее чувство человека, посвященного в братство. Постороннему не дано было постичь это. Только принятый в братство, прошедший путь познания и посвящения в масонские степени мог приобщиться к «масонской тайне». Русских масонов не особенно интересовала политика, они чтили государственность, законность. Неудивительно, что в гимнах и речах братьев воздавалась хвала царственным особам. Великие мастера всячески прославляли династию Романовых. Масоны положительно оценивали политику монархов, иногда критиковали, но нередко и одобряли существование крепостного права в России. Известно, что в некоторых российских ложах за обсуждение государственных, законодательных, религиозных вопросов налагался денежный штраф. Особое внимание масоны уделяли религии, обязуясь распространять и защищать христианскую веру. Созвучность христианской нравственности и основных канонов масонства привлекала в его ряды немало священников. Нравственное самосовершенствование, распространение начал религиозной терпимости должны были в понимании членов ордена способствовать переустройству и улучшению мира. В царствование Екатерины II российское масонство переживало свой «золотой век». Во многом его расцвету способствовала деятельность московской ложи. В 1787 г. в России случился страшный голод. И московские масоны организовали столь эффективную помощь голодающим, какой страна до тех пор не знала. Екатерина II благосклонно относилась к филантропическим предприятиям братств. Но грянула Французская революция, которая, как полагали в России, была целиком на совести масонов. И Екатерина испугалась. В 1792 г. ложи были запрещены. 36
МАСОНСТВО В РОССИИ Император Павел I симпатизировал многим масонским идеям, но колебался, не решаясь отменить екатерининский запрет. РУССКОЕ МАСОНСТВО ПРИ АЛЕКСАНДРЕ I Во времена правления Александра I (1801 — 1825 гг.) масонство в России стало возрождаться. В 1803 г. царь разрешил деятельность братства. Повсеместно начали образовываться новые ложи. После Отечественной войны 1812 года всё больше молодых людей желали вступить в орден. Они надеялись улучшить жизнь русского народа, действуя в соответствии с принципами масонства. Верная служба государю, отечеству и законам оставалась прямой обязанностью братьев. Русский масонский орден пополнял свои ряды и за счёт средних чиновников, артистов, писателей. Суворов, Кутузов, Грибоедов, Чаадаев также состояли в братстве. Пестель, братья Муравьёвы-Апостолы, Рылеев и ещё 19 декабристов хотели использовать масонство для прикрытия своей антиправительственной деятельности, но позже вышли из ордена. До настоящего времени историки спорят, сколь сильно повлияли масонские взгляды на решимость декабристов силой оружия противостоять царю. В России масоном мог стать любой мужчина, который достиг 17 лет, внёс определённую сумму и имел поручительство одного из братьев. Несмотря на это, в масонскую ложу входило обычно не больше 20 человек. В начале XVIII в. в стране насчитывалось от 1300 до 1600 масонов. Известны случаи посвящения в масоны и крепостных. В 1819—1820 гг. Александр I изменил своё отношение к ордену. Позади остались планы преобразований, на смену им пришли подозрительность и раздражение. Александр был встревожен распространением масонства среди офицеров. Император тайно наводил справки о членах ордена. Выяснилось, что характер братств стал иным. Во времена Екатерины II масоны уделяли основное внимание просветительской и благотворительной деятельности. Теперь же, с появлением в ордене людей из различных слоев общества, в нём поднимались острые социально-политические вопросы. Попытка будущих декабристов использовать орден в своих целях подтвердила подозрения царя. В 1822 г. Александр I запретил деятельность тайных обществ, в том числе и масонских лож. Император опасался, что братства вольных каменщиков превратятся в антимонархические организации. Если с этих пор до начала XX столетия, в России и существовал масонский орден, то лишь глубоко за- конспирированно. ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИЙСКОГО МАСОНСТВА В XX ВЕКЕ Только в 1906 г. в Москве была организована тайная масонская ложа «Возрождение». Позже, в 1907 г., появилась ложа «Полярная звезда» в Петербурге. К ней принадлежали 13 кадетов и народных социалистов: юристы, писатели, учёные, артисты. Слежка со стороны полиции вынудила руководство ордена распустить И. Крамской. Портрет масона писателя А. С. Грибоедова. 1873 г. 37
ИСТОРИЯ РОССИИ Знак масонской ложи Изиды, основанной 12 октября 1773 г. в Ревеле. Одним из членов ложи был Н. Трубеикой. ложи в 1909 г., а затем в 19Ю г. основать подпольное братство «Великий Восток народов России». Новая организация не поддерживала контактов с западными ложами, её не признавали крупнейшие мировые центры масонства. Видные члены партии кадетов (Маклаков, Урусов, Шингарёв, Степанов, Некрасов), прогрессистов (Ковалёв), народных социалистов (Чайковский), меньшевиков (Чхеидзе), а также будущий видный эсер Керенский вступили в «Великий Восток народов России». Они разрабатывали выступления в Государственной думе, обсуждали проекты реформ российского общества. Главной целью организации было свержение самодержавия и провозглашение республики. В феврале 1914 г. масоны попытались установить контакт с большевистской партией В. И. Ульянова-Ленина, но поддержки с её стороны не получили. Тогда в России насчитывалось 40 лож. Несмотря на осведомлённость полиции обо всех членах братства, репрессивных действий она не предпринимала. После Февральской революции многие лидеры лож вошли во Временное правительство, но так и не успели поставить вопрос о легализации ордена. Сразу после революции в октябре 1917 г. большинство масонов, не приняв её, эмигрировали или перешли на сторону Белой гвардии. Советские руководители не уделяли никакого внимания ордену. Лишь Троцкий, выступая с докладом на Четвёртом конгрессе Коминтерна (1922 г.), заявил о несовместимости членства в коммунистической партии с принадлежностью к братству. После этого масонство в России уже не могло быть легализование. По некоторым данным, в начале 90-х гг. XX в. по инициативе французских центров масонства после более чем 70-летнего перерыва в России вновь появляются масонские ложи. Это филиалы Великой ложи Франции. Новые отечественные масоны переняли традиции и дух ордена, выработанные за многовековую историю братства. Во главе лож стоят русские, посвященные в масонство за рубежом. Деятельность братств покрыта тайной... На протяжении более двух столетий своего существования в России ложам так и не удалось добиться решения каких-либо насущных проблем. Укоренившись в России в начале XVIII столетия, орден пока так и не нашёл своё место в общественной жизни государства. ЗНАМЕНИТЫЕ МАСОНЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Многие известные люди, величайшие умы России входили в орден. Вольными каменщиками были литератор Грибоедов, историк Карамзин, государственные деятели Лопухин и Сперанский, полководцы Суворов и Кутузов... Знаменитейшие фамилии — Голицыны, Трубецкие, Тургеневы, Римские-Корсаковы, Нарышкины и другие — пополняли списки братства. Александр Васильевич Суворов был посвящен в масоны и возведён в почётную степень мастера в петербургской ложе «Aux Trois Etoiles» («К трём звёздам»). По-видимому, вступление в орден для Суворова не было случайным. Принципы братства совпадали с его собственными убеждениями. Он много читал, занимался самосовершенствованием, верил в силу просвещения. О его способности заботиться о ближних, справедливости, внимании к людям сложены легенды. Интересно, что, когда художник Миллер писал портрет полководца, Суворов сказал ему примерно следующее: «Ваша кисть изобразит черты лица моего: они видимы, но внутренний человек во мне скрыт. Я должен сказать вам, что я лил кровь ручьями. Трепещу, но люблю своего ближнего, в жизнь мою никого не сделал я несчастным, не подписал ни одного смертного приговора, не раздавил моею рукою ни одного насекомого, бывал мал, бывал велик». Суворов неуклонно следовал основным канонам масонской нравственности. Это проявлялось и при выполнении им служебных 38
МАСОНСТВО В РОССИИ ОРГАНИЗАЦИЯ, РИТУААЫ И ФИАОСОФИЯ МАСОНОВ Деятельность масонской ложи сопровождается особыми организационными формами. Они должны оказывать глубокое психологическое воздействие на новых членов и обеспечить им восхождение по иерархической лестниие. Масонская ложа — это замкнутая группа лиц. Вступить в неё не просто. Для посвящения в братство необходимо (в зависимости от направления масонства) иметь поручительство одного или нескольких членов ложи. Желающий вступить в орден должен доказать своими поступками, увлечениями, личным опытом, что он достоин принадлежать к братству. Масонство имеет много направлений. Но условно его можно разделить на английское (голубое) с тремя степенями посвящения (ученик, подмастерье, мастер) и шотландское (красное) с рядом различных наименований («Королевская Арка», «Великий Избранник», «Хранитель Скинии» и др.). Для членов последнего установлено от 4 до 33 степеней. Каждая степень отличается от другой силой преданности духу ордена и совершенством моральных качеств. Многостепенность древнего шотландского обряда символизирует восхождение масона к идеалам ордена на пути свободы, справедливости и истины. Масонские ложи называются в честь святых, знаменитых людей, человеческих добродетелей, принципов масонской триады (свободы, равенства, братства), небесных светил. Во главе ложи стоят мастер (префект, председатель) и его помощники — первый и второй налзиратели. Руководят ритуалами, которые должны показать значимость и могущество масонства, хранитель печати, оратор, казначей, секретарь и церемониймейстер. В зале ложи, обитой чёрным сукном, возвышается помост с тремя ступенями, покрытый чёрным покрывалом с вышитыми золотыми слезами, символизирующими скорбь по Хираму. На ступенях помоста лежат Библия, треугольник с циркулем и круг. Библия означает связь с христианством; циркуль и треугольник указывают на высший разум, стройность организации и относительность бытия; круг символизирует единство всех масонов. У помоста находятся два камня — отёсанный и неотёсанный, а также рабочие инструменты каменщика (среди них — строительный мастерок). Вокруг ковра с изображениями знаков Зодиака располагаются на строго отведённых местах различные категории вольных каменщиков. На братьях чёрные одеяния, фартуки из белой овчины, белые лайковые перчатки и шляпы с полями. Белый цвет — символ чистоты жизни и помыслов, шляпа — знак свободы и равенства в ложах. Контраст чёрного и белого цветов в одеждах масонов соответствуют противоречивости бытия человека. Фартук и мастерок подчёркивают, что собравшиеся готовы к выполнению важных работ. В английском масонстве при посвящении в степень ученика вступающему в орден необходима рекомендация одного из членов ложи. Следует также подать прошение управляющему мастеру. После этого братья негласно выясняют личность просящего, обращая внимание на его нравственность, свойства характера, семейное и гражданское положение. Вступающему в ложу демонстрируют основные каноны масонского учения. Кандидата вводят в тёмную комнату, где оставляют одного для размышлений. Затем с ним беседуют, после чего на глаза ему надевают тёмную повязку. Он стучится в дверь ложи. Получив разрешение войти, кандидат следует за одним из братьев. В это время над посвящаемым совершаются различные ритуальные действия, которые символизируют преодоление грядущих жизненных препятствий. То его якобы сталкивают в подземелье, то заключают в темницу, то приказывают подняться по лестнице и броситься вниз, то испытывают огнём, не причиняющим вреда. Затем останавливают и задают ряд вопросов о его жизни, а также по истории масонства. Он даёт заранее выученные ответы. Такой ритуал представляет его как человека, «ищущего света». После третьего удара молотком в чело посвящаемого префект снимает с его глаз повязку и направляет на него сноп яркого света. Он видит себя в окружении братьев в традиционных одеждах. У его обнажённой груди скрещены их шпаги. Великий Мастер торжественно провозглашает его учеником и членом ложи. На раскрытой Библии вновь посвященный даёт клятву молчания, обязуясь хранить секреты масонства и быть готовым к мученической смерти в случае их разглашения. К секретам относятся и сам факт принадлежности к ордену, и описание обрядов, и содержание вопросов, обсуждаемых в ходе собраний ложи. После обряда посвящения всех ожидает весёлая пирушка. Ученики не имеют права посещать ложи подмастерьев и мастеров, подмастерья — мастеров, мастера же участвуют в заседаниях всех лож. Обряды посвящения в степень подмастерья и мастера иные. Главным в философии масонов был и есть человек, его духовное состояние и гармоничное развитие. Взаимопомощь среди членов ордена со временем превратилась в систему благотворительности. Масоны строят и содержат больницы, клиники, научно-исследовательские центры. Филантропические фонды существуют благодаря добровольным взносам членов братства и различным пожертвованиям. В дореволюционной России по инициативе масонов открывались богадельни, школы, воспитательные дома. Но благотворительность — лишь часть деятельности ордена, направленной на благо человечества. Прогресс общества возможен только при отсутствии войн между государствами и внутри них. А потому вольные каменщики выступают против разрешения конфликтов насильственным путём. Каждый из братьев может и должен принести пользу, пробудив в себе самые лучшие качества. Масоны всех направлений считают: приобретение знаний в естественных и гуманитарных науках, долгая и терпеливая самоподготовка помогут им создать равноправный и справедливый общественный строй, некий храм свободы, равенства и братства.
ИСТОРИЯ РОССИИ обязанностей, и в чертах характера, и в крайней религиозности Александра Васильевича. Судя по дошедшей до наших дней переписке, Суворов боролся с собственными страстями, главным образом со славолюбием и жестокостью, и побеждал их. Он любил своё отечество, гордясь тем, что был его защитником. Не случайно Суворова уважали в европейских братствах, а когда он навещал отца в Кенигсберге, прусская ложа «К трём коронам» посвятила его в высокую степень шотландского мастера. Михаил Илларионович Кутузов, последователь и ученик Суворова, искал в братстве возможности осмыслить и постичь мир. Его масонская история начинается с 1779 г.: в немецком городе Регенсбурге в ложе «К трём ключам» он стал причастен к таинствам ордена. Позже, путешествуя по Европе, Кутузов вошёл в ложи Франкфурта и Берлина, а по возвращении в Россию (1783 г.) его признали ложи Петербурга и Москвы. Михаил Илларионович пользовался большим авторитетом среди масонов различных степеней. При посвящении в седьмую степень шведского масонства Кутузову присвоили орденское имя Зеленеющий Лавр и девиз «Победами себя прославить». Этому девизу вполне соответствовала жизнь полководца. Способность постигать народный дух, крайняя религиозность, терпимость, любознательность свойственны как Суворову, так и Кутузову. Эти черты объединяли их наряду с военным талантом. Два полководца были связаны не только как учитель с учеником, но и как братья, посвященные в одну тайну. Более 30 лет Кутузов отдал братству. Именно он остановил Наполеона, демона насилия и властолюбия в понимании вольных каменщиков, осуществив тем самым основную цель ордена — достижение мира и спокойствия. Масоны высоко ценили достоинства истинных мастеров, людей большой мудрости. Почитание этих двух гениев полководческого искусства — братьев, достойных подражания, — передавалось в ордене из поколения в поколение. ЭКОНОМИКА РОССИИ В XVIII—XIX ВЕКАХ Россия вошла в XVIII столетие с экономикой, основанной на крупном землевладении и крепостном праве. Земля принадлежала государству, Церкви и военно-служилому сословию (дворянам). Крестьяне, жившие на государственных землях, были обязаны выплачивать разного рода подати продуктами и деньгами, а также выполнять казённые повинности (участвовать в работах). Совокупность налогов и повинностей называлась тяглом. Все ремесленники и купцы также несли тягло «на великого государя» (на государство). Крестьяне, жившие на земле дворян или Церкви, считались крепостными, т. е. были «крепки земле» — принадлежали в качестве живого имущества хозяевам земли. Помещик-дворянин (или монастырь) выступал по отношению к крестьянину как почти полновластный повелитель, судья и даже имел право продать его вместе с землёй или отдельно от неё. Таким образом, в распоряжении правящих сословий была совершенно даровая рабочая сила, способная прокормить, одеть, дать все необходимые средства для широкой торговли (крупнейшим российским купцом XVII столетия было само государство), для строительства, войн, содержания царского или патриаршего двора. Любое поместье было спо- 40
ЭКОНОМИКА РОССИИ В XVIII—XIX ВЕКАХ собно обеспечить себя всем необходимым и вело замкнутое хозяйство, мало нуждаясь в рынке. Немногочисленные правительственные предприятия обслуживали специалисты, получавшие государев оклад. В XVIII—XIX вв. экономика России развивалась очень интенсивно и претерпела огромные изменения. Крепостное право было отменено в 1861 г.: крестьяне перестали быть собственностью дворян, дворянское землевладение сильно сократилось, но той земли, которая досталась крестьянам в результате реформы, часто не хватало для того, чтобы вести самостоятельное хозяйство. В последней трети XIX — начале XX в. огромное количество крестьян обнищали и стали батраками у более состоятельных, «крепких» хозяев или ушли в город, превратившись в наёмных рабочих на фабриках, заводах, в мастерских и на торговых предприятиях. Некоторые из них, напротив, «вышли в люди», став богатыми предпринимателями (см. статью «Российское предпринимательство»). Церковь лишилась своих земель, присвоенных (секуляризированных) государством при императрице Екатерине II. Государство на протяжении двух столетий решало сложнейшую задачу. Уже в конце XVII в. в правительственных сферах, в среде служилой аристократии и чиновничества высказывались опасения: Московское государство оказывалось всё более зависимым от Европы в научно-техническом отношении. Наиболее грамотными офицерами в армии, лекарями, инженерами, строителями кораблей и даже торговыми агентами государства выступали наёмные иностранные специалисты. Без их помощи не удавалось создавать и поддерживать в рабочем состоянии большинство казённых предприятий. В Европе техника и производство развивались быстрее, чем в России, и дальнейшее отставание грозило неприятными военно-политическими последствиями. Однако, чтобы создать отечественную научную и техническую базу для промышленности, сравнимую с европейской, требовалось буквально перекраивать всё общественное устройство страны, так или иначе затрагивать интересы всех сословий, влиять на психологию масс, добиваясь иного отношения к службе, труду и образованию. Государство всегда стремилось ускорить темпы развития хозяйства и трижды (при Петре I, Екатерине II и Александре II) проводило серьёзные преобразования в экономической, социальной и административной жизни империи. Активная роль государства является отличительной особенностью развития российской экономики. Ориентация экономики на военные цели — другая отличительная черта хозяйственной жизни страны. В конечном итоге основные преобразования государства диктовались необходимостью усилить вооруженные силы и проводились в условиях напряжённых военных действий. Неоднократно сокрушительные поражения на поле боя становились главной причиной, подвигавшей правительство на решительные преобразования. Например, отмена крепостного права и последовавшие за ней реформы во многом были продиктованы разгромом России в Крымской войне 1853-1856 гг. Каждый раз реформы, проводившиеся в масштабах всей страны, встречали сопротивление тех сословий, интересам которых они грозили. Правительство рисковало «перегнуть палку», а государь, склонный к реформам, чувствовал себя на престоле неспокойно. Завол братьев Мамонтовых в Москве. Фотография начала XX в. 41
ИСТОРИЯ РОССИИ Сев. Таким образом, основанная на крепостном праве экономика соответствовала интересам государства и правящих сословий, но соседство с Европой требовало перестроить эту экономическую систему. Всякое радикальное изменение грозило бунтом или дворцовым переворотом. Поэтому преобразования задерживались и экономический организм страны содержал в себе одновременно замкнутое хозяйство поместий, слабо изменявшееся по сравнению с временами московских царей Михаила Федоровича или Алексея Михайловича, и современные промышленные гиганты, принадлежавшие казне. В эпоху Великих реформ последней трети XIX в. государство не без успеха пыталось разрешить свои экономические затруднения, переложив часть бремени хозяйственного развития на частное предпринимательство. Реформы создали для этого благоприятную почву В 70—90-е гг. темпы экономического роста России превосходят всё, когда-либо виденное в Европе; совершается настоящее промышленное чудо. На рубеже XIX—XX вв. Российская империя вошла в пятёрку наиболее промышленно развитых стран Европы. Однако общественное устройство России было «расшатано» реформами, потеряло свою традиционную устойчивость и в начале XX столетия подверглось революционным потрясениям. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО Основой экономики России XVIII— XIX вв. было сельское хозяйство. Деревня представляла собой ту самую сказочную бездонную бочку, откуда государство черпало средства, когда намеревалось проводить военные и административные реформы, а также развивать промышленность и торговлю. В первой половине XVIII в. развитие русской промышленности, тесно связанное с нуждами армии и флота, определило те сельскохозяйственные культуры, которые стали выращивать в России. Нужны были парусина, сукно для мундиров и канаты, поэтому расширялись посевы льна и конопли. Благодаря новой моде на европейский образ жизни на Юге России появились первые посевы табака, ранее запрещённого. В центральных нечернозёмных губерниях, почвы которых давали невысокий урожай, а население неуклонно росло, развивалось отходничество-, крестьяне уходили из деревни на промыслы, нередко подолгу жили в городах. Отходничество приносило немалый доход и расширяло кругозор крестьян. В сёлах, из которых многие крестьяне уходили на промыслы, было больше грамотных и культурных людей. Однако, для того чтобы покинуть деревню и уйти на заработки, не считаясь при этом беглым, требовалось разрешение помещика. В 1724 г. Пётр I указом запретил крестьянам уходить из имений 42
ЭКОНОМИКА РОССИИ В XVIII—XIX ВЕКАХ своих господ без письменного разрешения — так называемого паспорта, подписанного помещиком. Так в России возникла паспортная система. Во второй половине XVIII в. к России были присоединены и освоены обширные новые территории. В результате войн с Крымским ханством и Турцией Российская империя получила плодородные земли Северного Причерноморья, Крыма, Приазовья, Кубани. Их освоение позволило развивать там пашенное земледелие, с самого начала нацеленное на производство хлеба для продажи за рубеж. Здесь привилось виноградарство, шелководство, овцеводство. В конце XVIII — первой половине XIX в. в сельском хозяйстве России шли процессы, размывавшие традиционную крепостническую экономику. Крестьянское и помещичье хозяйства переставали быть замкнутыми и с каждым десятилетим всё больше ориентировались на рынок. С одной стороны, отходничество и промыслы позволили некоторым крепостным крестьянам накопить крупные капиталы и через подставных лиц владеть предприятиями, вести торговлю и даже покупать землю. С другой стороны, помещичье хозяйство также капитализировалось. Помещики теперь производили сельскохозяйственную продукцию главным образом на продажу, а не для собственного потребления. В первой половине XIX в. вывоз хлеба за границу неуклонно рос, с 1801 по 1861 г. его объём увеличился в четыре раза. Раньше в этом не было необходимости: дворянин довольствовался тем, что получал от своих поместий. На протяжении XVIII в. Россия всё больше становится частью Европы, и высшие сословия стремятся одеваться по-европейски, ездить в экипажах во французском или английском стиле, окружать себя предметами роскоши, входившими в моду в Париже или Берлине. Пренебрежение ко всему этому не только могло доставить дурную славу деревенщины, но и создать затруднения на пути служебного роста, признания при дворе, в высшем свете. Следовало соответствовать нравам и обычаям высшего общества или поставить крест на собственной карьере. Подобного рода предметы деревенские поместные мастера делать не умели. Приходилось продавать хлеб, лес, холст, сало и т. д., чтобы на вырученные деньги одеваться по моде, обставлять усадьбу или столичный особняк, как того требовали приличия. В результате Российская империя в XVIII—XIX вв. играет роль одного из крупнейших экспортёров сельскохозяйственной продукции на европейские рынки. Манифест 11 февраля 1861 г., освободивший крестьян от крепостной зависимости, имел далеко идущие экономические последствия. Получив личную свободу и юридические права, позволявшие вступать в сделки от собственного имени (а не от имени помещика, как прежде), крестьяне в то же время потеряли значительную часть земли в виде так называемых отрезков. В целом по России они лишились около 20% земли, отрезанной в пользу помещиков от наделов, которые крестьянами исстари обрабатывались. Однако и для помещиков освобождение крестьян стало серьёзным препятствием, мешающим повышать товарность их хозяйства, так как они лишились даровых рабочих рук. В результате этих изменений в течение 60-х — начале 70-х гг. сельское хозяйство в России переживало упадок, «переболевая» реформами. Снижалось производство и поднимались цены на продукцию. Однако уже с середины 70-х гг. производство товаров стало постепенно расти, а сама организация сельского хозяйства страны начала изменяться. Организатором крупного хозяйства вместо помещика становится богатый человек, «сельский капиталист», способный нанять многочисленных работников, или же землевладелец, сдававший свою землю в аренду крестьянам. ТОРГОВЛЯ В эпоху Петровских преобразований заметно изменилась и российская торговля. Укрепившись на Повседневный костюм крестьянки. Начало XIX в. 43
ИСТОРИЯ РОССИИ Купюра достоинством в 50 рублей. 1899 г. берегах Балтийского моря, империя начала интенсивно торговать через Санкт-Петербург. Северная столица принимала до тысячи кораблей в год. Россия стала крупнейшим экспортёром чугуна, парусины, льна, пеньки, дёгтя. С начала XVIII в. она постоянно вывозила товаров больше, чем закупала за границей. Ввозили в Россию главным образом предметы роскоши для быстро европеизировавшегося русского дворянства. Через Петербург приходили вина, кофе, фрукты, сахар, косметика, парфюмерия, дорогие ткани, тонкое французское бельё, высококачественная бумага, породистые лошади и т. д. Правительство неизменно поддерживало русских предпринимателей и торговцев, стараясь оградить их от конкуренции на внутреннем рынке со стороны зарубежных конкурентов. Такая политика называет- ТРАНСПОРТ в российской империи До появления в России железных дорог основными вилами транспорта были водный и гужевой (т. е. производимый живой тягой — лошадьми, волами и другими животными). В начале XIX в. правительство Александра I начало реконструировать старые и строить новые судоходные каналы. В 1808 г. Волгу соединили с Балтийским морем Мариинской, а в 1811 г. Тихвинской системами каналов. С 1815 г. на реках России появились первые пароходы, которых к середине XIX в. насчитывалось уже более 50. Однако настоящий переворот в развитии транспорта произошёл только тогда, когда начали строить железные дороги. Первая железная дорога была сооружена в 1837 г. между Санкт- Петербургом и Царским Селом. Она была небольшой, длиной всего 27 км и предназначалась скорее для развлечения высшего общества. В 1839 г. началось строительство Варшавской железной дороги, в 1843—1851 гг. была проложена дорога между Санкт-Петербургом и Москвой. Ко времени реформ Александра II в России существовало уже более 1500 км железнодорожного полотна. В конце XIX столетия в России было построено уже более 50 тыс. км железных дорог... ся протекционизмом. В царствование Петра I он дал значительный экономический эффект, позволив молодым российским мануфактурам (предприятиям) укрепиться и накопить значительные капиталы, а купцам — поддержать твёрдые позиции на национальном рынке. Развитие торговли тормозилось внутренними таможенными барьерами, оставленными Российской империи в наследие незапамятной древностью. В 1754 г. императрица Елизавета Петровна отменила их специальным указом. Самым важным событием во внешней торговле России второй половины XVIII в. стали коммерческие плавания русских судов из портовых городов Северного Причерноморья и Крыма. В конце XVIII в. через черноморские порты стали вывозить русский хлеб. Торговля хлебом быстро оказалась одной из самых доходных статей экспорта России. Однако в некоторых случаях правительство считало возможным отказаться от неё. Так, во время двухлетнего неурожая 1787—1788 гг., совпавшего с русско- турецкой войной, Екатерина II запретила вывозить хлеб за границу и впервые закупила его на сумму более 2 млн рублей, чтобы бесплатно раздавать беднейшиму населению. В XIX в. Россия начала ввозить станки и сельскохозяйственные машины из Европы. В страны Азии и Индокитая устремились русские купцы с отечественными товарами: тканями, изделиями из металла. Во второй половине столетия правительство, активно поддерживая торговые интересы в Азии силой оружия и дипломатии, добивалось для российских купцов прочного положения на азиатских рынках. Строительство железных дорог намного ускорило развитие российской торговли в XIX столетии. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В конце XVII в. в России насчитывалось примерно 30 кожевенных, бумажных, ткацких и оружейных мануфактур. Военная реформа, пред- 44
ЭКОНОМИКА РОССИИ В XVIII—XIX ВЕКАХ принятая Петром I, повлекла за собой коренное преобразование промышленности. За время Петровских преобразований число мануфактур возросло до 100, возникло также множество казённых заводов, а частные предприятия царь часто рассматривал как государственную собственность. Чтобы эффективно управлять растущей промышленностью, Пётр I создал в 1718 г. Мануфактур-коллегию, ведавшую всеми казёнными предприятиями, и Берг- коллегию, которая занималась горно-металлургическими заводами. В условиях крепостного права недостаток свободных рабочих рук привёл к тому, что на предприятиях сначала стали использовать каторжников, «гулящих людей», (т. е. бродяг, солдат, военнопленных), а затем и крепостных крестьян. В 1721 г. Пётр I подписал указ, разрешавший покупать крестьян к заводам. К государственным заводам приписывались государственные крестьяне. Положение таких заводских крестьян было особенно тяжёлым. Спустя 50 лет после этого указа Екатерина II назвала заводских крестьян «роптунами по справедливости». В 17о2 г. правительство запретило покупать крепостных крестьян к заводам и прекратило приписывать крестьян к казённым предприятиям. Мануфактуры, основанные после 1762 г. лицами недворянского происхождения, использовали только вольнонаёмный труд, а помещики на принадлежавших им предприятиях могли применять труд своих крепостных. Москва переставала быть главным промышленным центром, как это было в XVII столетии, к ней присоединились новые центры на Урале, в Карелии и Петербурге. Быстро росли старые предприятия Тулы, Каширы, Калуги. Важнейшую роль играла металлургическая промышленность. В середине XVIII в. Россия выплавляла чугуна в полтора раза больше, чем Великобритания. Металл шёл не только на литьё пушек, но и на продажу, причём основным покупателем русского чугуна в течение всего XVIII в. было английское купечество. Главным металлургическим центром России стал Урал (из 75 металлургических заводов, действовавших в стране, 61 находился на Урале). В губерниях Цетральной России быстро росла текстильная промышленность, так же как и металлургическая, рассчитанная в основном на нужды армии. Суконные и полотняно-парусные мануфактуры находились в Москве, Ярославле, Воронеже, Калуге и Казани. Самыми значительными предприятиями были Московский суконный К. Савицкий. Ремонтные работы на железной дороге. 1874 г. 45
ИСТОРИЯ РОССИИ На заводе. Вторая половина XIX в. двор и Большая Ярославская мануфактура. Петровские преобразования породили совершенно новые отрасли промышленности. Война за выход к морю была невозможна без флота, поэтому в Петербурге, Воронеже и Архангельске были созданы верфи и начали строительство военных кораблей. Во второй половине XVIII в. продолжался дальнейший рост числа мануфактур. В 50-е гг. в России насчитывалось уже примерно 600 промышленных предприятий, за вторую половину столетия их число составило 1200. Промышленному росту способствовало развитие городского ремесла, перераставшего в более крупное производство. Со времён Петра I правительство стремилось создать ремесленное сословие и с этой целью заключило ремесленников в жёсткие рамки цеховой системы. В 1722 г. был издан указ, учреждавший ремесленные цехи в русских городах. В 1785 г. Екатерина II издала особое «Ремесленное положение». Пять ремесленников одной специальности могли создать свой цех и выбрать старшину. Цеховая система в то время способствовала развитию ремесла, так как обеспечивала благоприятные условия для производства, учёбы, обмена профессиональными секретами. В центральных губерниях России возникли целые промысловые сёла, крестьяне которых жили на оброке и занимались ремёслами. Наиболее известны были текстильные промыслы Иванова, металлические промыслы Павлова-на-Оке, деревообрабатывающие промыслы Хохломы и керамические изделия Гжели. Указом 1775 г. Екатерина II разрешила государственным крестьянам организовывать промышленные предприятия, и это привело к тому, что число заводчиков из государственных крестьян и купцов значительно увеличилось. На подобных предприятиях применяли только труд наёмных работников. Серьёзный удар по русской металлургической промышленности нанесло техническое перевооружение английских заводов, когда в конце XVIII — начале XIX в. они начали использовать вместо древесного угля кокс. Англия стала выплавлять чугуна в три с половиной раза больше, чем Россия, и обеспечила европейский рынок качественным дешёвым металлом. Оправиться российская металлургия смогла только во время подъёма промышленности второй половины XIX в. Промышленный подъём, исподволь нараставший со второй четверти XIX в., особенно бурно пошёл после отмены крепостного права и реформ 60—70-х гг. Искусственно сдерживаемое недостатком свободных рабочих рук промышленное производство получило мощный толчок. После падения крепостной системы хозяйства в России был создан рынок рабочей силы. Особенно быстро развивалась лёгкая промышленность. В текстильной и пищевой промышленности было занято более половины рабочих России. Выпуск хлопчатобумажной продукции с середины столетия до 1895 г. вырос в пять раз. По выплавке чугуна Россия к концу века стала занимать третье место в мире. Угледобывающая промышленность также переживала бурный рост. Очень важным становилось 46
ЭКОНОМИКА РОССИИ В XVIII—XIX ВЕКАХ производство угольно-металлургического района Кривого Рога и Донбасса, где в пореформенный период было построено 13 крупных заводов. Новой отраслью российской промышленности стала добыча нефти в Закавказье, центрами которой оказались Баку и Грозный. К концу XIX в. крупная промышленность сосредоточилась в пяти районах: Центральном, Северо-Западном, Южном, Закавказском и на Урале. В них было сосредоточено большое число промышленных предприятий. Крупных предприятий (с числом рабочих более 100) в России было всего 4,4% от общего количества, однако именно они давали свыше 50% всей промышленной продукции. Остальные 95,6% составляли мелкие предприятия и кустарные промыслы. К концу XIX в. благодаря промышленному перевороту Российская империя превратилась в одну из наиболее крупных индустриальных держав мира.
Jlfimi W ;%"IM"G J(o •A** tifr бб**»# >Ч f $■;■... 9-^ Й& /v m r W-Jt. Jfffl
императора ВЕЛИКИ ГОСУДаЫ Р *aVbT« ПЕТРОВНЫ ш всЕРОсдисжои. t AkW*»*1 адА*Са**«*#**
Середина XVIII столетия... Ещё сохранялись порядки и обычаи допетровского времени — эпохи Московского государства (XVI — XVII вв.), но Пётр Великий буквально распахнул перед Западом «ворота» в Россию, и страна стала быстро европеизироваться. Пётр I создал могучий и разветвлённый административный аппарат. С тех пор слабый монарх, далее младенец, мог сидеть на российском престоле и управлять империей, опираясь на слаженные действия огромной государственной машины. Однако легко было пребывать на троне, легко было и лишиться его. Но если для управления огромной империей не нужен сильный государь, имя и род которого освящены древней традицией, то почему бы не заменить правящего монарха на кандидата, отвечающего интересам и желаниям какой-либо придворной группы? Император при всей своей огромной власти оказался игрушкой могучих политических сил. А потому середина XVIII в. — время постоянных дворцовых заговоров, нескончаемых интриг, борьбы за власть, удачных и неудачных попыток захватить императорскую корону. Привилегированные гвардейские части, державшие сторону той или иной придворной партии, были способны в одну ночь решить судьбу России на годы и десятилетия вперёд. К тому же личность монарха и борьба различных клик и группировок при дворе определяли весь стиль правления государством, а малейший каприз государя или его фаворита мог стать поводом для серьёзных изменений в жизни страны. Ш^^Щ
ЕКАТЕРИНА I. НАСЛЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОЕО 28 января 1725 г., в день кончины Петра Великого, под бой барабанов двух гвардейских полков, подошедших к императорскому дворцу, на российский престол взошла супруга почившего преобразователя Екатерина Алексеевна (около 1684—1727). Ей присягнули первые лица государства — члены сената, Синода, вельможи, высшие военные чины. Неслыханное для России событие — возведение на трон иноземки, к тому же низкого происхождения — вызвало недоумение в обществе. Появились разнообразные толки, особенно в народе. Говорили даже, что русского царя подменили во время его первого заграничного путешествия, потому он и прогнал русскую жену, а за себя взял шведку. А настоящий-то царь находится под стражей в Швеции... В Петербурге присяга прошла спокойно, но в Москве и провинции присягать иностранке желали далеко не все. СУПРУГА ГОСУДАРЯ ...1702 год. Русские войска в Прибалтике одерживают одну победу за другой. Короткий поход завершается 51
ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ А. Овсов. Портрет Екатерины I. взятием города Мариенбурга (ныне Алуксне в Латвии). Захвачена богатая добыча. Среди более чем тысячи пленных — 18-летняя Марта Рабе, будущая императрица Екатерина I. Девушку берёт в услужение фельдмаршал Шереметев. У Шереметева черноглазую красавицу выпросил Меншиков, а у последнего её увидел Пётр. В 1703 г. Марта становится его фавориткой. В 1707, 1708 и 1709 гг. она рождает ему трёх дочерей — Екатерину, Анну и Елизавету. Кто же Марта Рабе по происхождению? Этим вопросом историки задаются до сих пор. По одной версии, она из очень небогатой семьи, мать её рано умерла, оставив девочку сиротой. По другой — Марта была дочерью лифляндского дворянина и его крепостной служанки. По третьей — она родилась в семье литовского крестьянина Самуила Скавронского. Есть и ещё несколько вариантов: Марта — уроженка Швеции; Марта — из бедного рода польских дворян Скаврон- ских; Марта — «из украинских Ско- ворощенко». Последнюю версию предпочитала сама Екатерина, зная нелюбовь русских к иноземцам (Украина тогда входила в состав России). Документально эти сведения ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно: муниципальные архивы Мариенбурга сгорели во время штурма города в 1702 г. Достоверно как будто одно: девочку-сироту взял на воспитание пастор Глюк. Воспитание это ограничивалось умением вести домашнее хозяйство да ещё занятиями рукоделием. До 18-летнего возраста она жила в доме пастора. Накануне взятия Мариенбурга русскими войсками Марту обвенчали со шведским драгуном Рабе, который неожиданно получил приказ отбыть в свой полк и прямо с брачного пира отправился туда. С семьёй пастора Глюка Марта попала в плен. Так или иначе, Марта (после крещения в православную веру в 1708 г. ставшая Екатериной Алексеевной — отчество она получила по своему крёстному отцу царевичу Алексею) стала необходимой Петру. Год от года привязанность царя к ней усиливалась. Часто находясь в отъезде, Пётр то и дело вызывал её к себе: «Для Бога, приезжайте скорей, а ежели за чем невозможно скоро быть, отпишите, понеже не без печали мне в том, что ни слышу, ни вижу вас». После венчания с ней, состоявшегося в 1712 г., нежность и уважение царя к жене возрастают. Об этом свидетельствуют около 170 сохранившихся писем Петра I к Екатерине Алексеевне. Супруга российского царя обладала многими качествами, вызывавшими симпатию: добротой, ровным и лёгким характером, приятными, естественными манерами, но главное — врождённым тактом. Она, кажется, в совершенстве постигла натуру Петра, сурового и вспыльчивого человека. При нередких у государя приступах ярости только одна Екатерина могла без страха смотреть в искажённое гневом лицо царя, только она умела успокоить его. Пётр безгранично верил жене. Не забывая своего прошлого и порой подшучивая над ним, Екатерина удивительно точно вошла в роль супруги могущественного государя и справлялась с ней столь непринуждённо, как будто в её жилах текла царская кровь. Это обстоятельство удивляло и самого Петра, и иностранных дипломатов. Один из них писал в 1715 г.: «После обеда царь и царица открыли бал, который продолжался около трёх часов; царь часто танцевал с царицей и маленькими цесаревнами и много раз целовал их; при этом случае он обнаружил большую нежность к царице, и можно сказать по справедливости, что, несмотря на неизвестность её рода, она вполне достойна милости такого великого монарха». Тот же дипломат оставил и описание внешности Екатерины Алексеевны: «В настоящую минуту она имеет приятную полноту, цвет лица её весьма бел с примесью природного, несколько яркого румянца, глаза у неё чёрные, маленькие, волосы такого же цвета, длинные и густые, шея и руки красивые, выражение лица кроткое и весьма приятное». 52
ЕКАТЕРИНА I. НАСЛЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОГО И до венчания с Петром, и после него Екатерина нередко сопровождала царя в походах и мужественно переносила бездорожье, непогоду, все неудобства бивачной жизни. Как отмечали современники, она отличалась крепким здоровьем и немалой физической силой. Камер-юнкер Берхголыд описывал в дневнике такой эпизод: однажды царь приказал своему денщику Бутурлину поднять на вытянутой руке большой маршальский жезл. Тот попытался, но безуспешно. Тогда император, смеясь, протянул свой весьма увесистый жезл через стол супруге, и она с необыкновенной лёгкостью и ловкостью несколько раз подняла его над столом на вытянутой руке, чем несказанно удивила окружающих. Свойственно ей было и поистине мужское хладнокровие. Екатерина никогда не теряла присутствия духа. Во время неудачного Прутско- го похода 1711 г., когда русская армия была окружена превосходящими силами турецких войск и Петру угрожал позорный плен, Екатерина оказалась одной из немногих, кто сохранил самообладание. Она предложила все свои драгоценности, чтобы задобрить турецкого визиря; это облегчило переговоры о мире, и в конце концов русские полки вышли из ловушки. Это же хладнокровие подчас помогало Екатерине умерять необузданный гнев царя, когда тот принимался избивать провинившихся советников. Екатерина была посвящена как в государственные тайны, так и в личные отношения окружавших её людей. К ней то и дело обращались за помощью, и она никогда в ней не отказывала. Приходилось ей улаживать и ссоры внутри царского семейства: например, между царицей Прасковьей Фёдоровной, вдовой царя Ивана (Иоанна) V, и императором, младшим братом покойного; между той же Прасковьей и её дочерью Анной Иоанновной — племянницей Петра, герцогиней Кур- ляндской. Словом, Екатерина Алексеевна во многом смягчала нравы, царившие при российском дворе. Её любили... УКАЗ О ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИИ В 1722 г. Пётр издал указ о порядке престолонаследия. Отныне государь сам назначал себе преемника и мог изменить своё решение, если избранник не оправдывал его ожиданий. Мысли о том, в чьи руки передать дело всей своей жизни, не оставляли царя. У него было много детей, но в живых остались только две дочери. Единственный прямой наследник мужского пола — внук царя, великий князь Пётр Алексеевич (будущий царь Пётр II), родившийся в 1715 г., — вызывал у деда противоречивые чувства. К ребёнку Пётр порой испытывал нежность, но чаще мальчик пробуждал в нём мрачную подозрительность: вдруг это дитя, как и его отец, царевич Алексей, родившийся в первом браке, вырастет и станет против- Ж.-М. Натье. Портрет Екатерины Алексеевны. 53
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Скампавея (боевое гребное сулно). Первая половина XVIII в. ником тех преобразований, которые совершил он, Пётр I, ценой тяжких трудов и бедствий, и всё будет ниспровергнуто? Борьба между отцом и сыном закончилась гибелью последнего... Даже возможности повторения подобного хода событий император допустить не мог. Дочерей своих от брака с Екатериной Алексеевной — Анну и Елизавету — царь нежно любил, но не видел в них преемниц своего дела, где требовалась опытная и твёрдая рука. К тому же Анну, красивую и умную, унаследовавшую отцовский характер, Пётр собирался выдать замуж за герцога Голштинского Карла Фридриха — правителя небольшой страны в Европе. В 1724 г. по условиям брачного контракта Анна и её жених отказались от любых притязаний на российский престол. Но права наследования могли быть признаны за их потомством. Если бы Пётр передал корону младшей, Елизавете, которой в 1722 г. исполнилось только 13 лет, за неё стал бы править герцог Голштинский, а ему Россия нужна была лишь для того, чтобы отобрать у датчан часть территорий собственного государства, потерянных им во время Северной войны. Значит, Россия неминуемо была бы втянута в войну с Данией. Не устраивали Петра и наследники со стороны старшего брата Ивана (Иоанна): Анна Курляндская, Екатерина Мек- ленбургская и Прасковья Иоанновна. Первые две уже стали жёнами государей небольших европейских стран, а третья состояла в тайном браке, правда с согласия Петра, с сенатором Дмитриевым-Мамоновым. Оставалась любимая жена и помощница Екатерина Алексеевна. Думал ли великий государь о ней как о своей наследнице и продолжательнице начатых им реформ? Она всегда была рядом с ним, он посвящал её во все государственные дела, их окружали одни и те же люди — его сподвижники в преобразованиях. Сможет ли она, опираясь на тех же людей, продолжить !•~? >^> 54
ЕКАТЕРИНА I. НАСАЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОГО его дело? Есть свидетельства, что Пётр Великий утвердительно отвечал на этот вопрос. ИМПЕРАТРИЦА В ноябре 1723 г. Пётр издал манифест о короновании своей супруги, ссылаясь на обычаи византийских императоров и монархов христианских государств. Как рассказывал позднее архиепископ Феофан Про- копович, накануне церемонии коронации Пётр Великий говорил ему и другим высшим сановникам, что возводит супругу на престол для того, чтобы после его смерти она могла возглавить государство. ...Таких торжеств, какие прр- ходили в связи с коронованием Екатерины Алексеевны, давно уже не видела древняя Москва. Спешно обновили Грановитую палату, где должен был состояться праздничный обед. В Успенском соборе соорудили специальный помост для коронации. Улицы города украсили триумфальными арками, на площадях готовились к невиданному фейерверку. Из Парижа доставили великолепную карету. Для Екатерины изготовили парчовую мантию, подбитую мехом горностая, с вышитым на ней двуглавым орлом. Небольшая золотая корона была украшена жемчужным бисером и драгоценными камнями и увенчана бриллиантовым крестом на огромном рубине. 7 мая 1724 г. под звон колоколов всех московских церквей и громовую музыку полковых оркестров царская чета прибыла на Соборную площадь Кремля. Императора в шитом серебром голубом парадном кафтане и императрицу в роскошном платье гранатового цвета приветствовали у входа в Успенский собор высшие духовные чины в богатейших облачениях. Пётр собственноручно возложил корону на голову коленопреклонённой Екатерины, покрыл её плечи мантией, вручил ей скипетр и державу... Шли последние месяцы жизни царя. Они приносили ему мало утешений. Пётр узнал, что многие его верные соратники радели не столько о судьбе отечества, сколько о собственном кармане: разворовывали казну, брали взятки, интриговали. Царь гневался, налагал на провинившихся опалы, бил тростью по их спинам, но не мог остановить злоупотреблений. Вице-президент Коллегии иностранных дел Пётр Шафиров, чудом избежав смертной казни, был отправлен в ссылку. Любимец царя Александр Меншиков, светлейший князь, подозреваемый в присвоении государственного имущества и казённых земель, находился под следствием. В довершение всего выяснилось, что и «другу сердешненькому», как называл Пётр жену, также нельзя полностью доверять. Через полгода после коронования Екатерины арестовали её камергера Виллима Монса, который заведовал и вотчинной канцелярией императрицы. А 1б ноября ему уже отрубили голову. Суд обвинил его в злоупотреблении доверием императрицы: за взятки он добивался у неё милостей для просителей, причастен был и к хищениям государственного добра. Но молва говорила об ином: о любовной связи между красавцем камергером и Екатериной. Монс под пытками ничего не сказал об этом. Имя императрицы осталось незапятнанным. Но царю было достаточно и подозрения. Отношения между супругами изменились, исчезли прежние близость и теплота. Пётр так и не решил, кому оставить Россию. ...Во время тяжёлой болезни, которую император так и не смог побороть, Екатерина не отходила от постели мужа. Накануне смерти Пётр попросил бумагу и перо. Слабеющей рукой умирающий смог написать лишь: «Отдайте всё...», — и перо выпало из его пальцев. Больной погрузился в беспамятство, из которого не вышел до самой смерти. Екатерина закрыла ему глаза. Сенаторы, генералы и вельможи, собравшиеся во дворце, долго спорили о том, кто должен унаследовать престол. В качестве серьёзного претендента на российскую корону Квадратная копейка времён Екатерины I. 1726 г. 55
ЭПОХА ДВОР1_ЮВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ рассматривался великий князь Пётр Алексеевич. За него была знать, которой нестерпимо хотелось расправиться с безродными выскочками — сподвижниками Петра, а особенно с Меншиковым. Ходили слухи, что родовитые вельможи намерены, короновав малолетнего царевича, заточить Екатерину с дочерьми в монастырь. Для неё и «птенцов гнезда Петрова» сложилась чрезвычайно опасная ситуация. И они приняли меры. Меншиков обратился за помощью к старшим офицерам гвардии (а гвардия боготворила императора, распространяя свою любовь и на его семейство) и отправил государственную казну в одну из крепостей, комендант которой был ему предан. А затем гвардейские полки появились перед императорским дворцом, часть офицеров вошла в тот зал, где проходил совет. И присутствующих оповестили о том, что казна, крепость, гвардия, Синод и множество сановников находятся в распоряжении императрицы. А вскоре по условленному знаку раздался тот самый бой гвардейских барабанов, который заставил вельмож сделать свой выбор и присягнуть Екатерине Алексеевне. Так возник важнейший в российской истории прецедент — участие гвардии в передаче престола. Без гвардии в XVIII в. не обошёлся ни один дворцовый переворот. После внезапной смерти великого реформатора правительства многих стран не сомневались в том, что государственное здание, столь быстро возведённое «гением Петра», окажется непрочным и развалится, что Россия обречена на смуту и вскоре начнётся движение вспять. Но этого не произошло. ГОСУДАРЫНЯ Ни Екатерина, ни «птенцы гнезда Петрова», которых теперь возглавил Меншиков, не помышляли об отступлении. Продолжатели дела императора действовали в соответствии со своими силами, разумением и личными интересами. После короткого перерыва вновь стали выходить петровские «Ведомости»; оставались в силе указы и регламенты, изданные при Петре; сохранилась коллегиальная форма управления страной; поддерживалась боеспособность армии и флота. В 1725 г., через несколько месяцев после смерти Петра, была открыта Академия наук, устав которой был утверждён царём при жизни. В том же году к берегам Камчатки отправилась экспедиция во главе с капитаном Витусом Берингом, чтобы установить, соединяются ли Азия и Северная Америка перешейком (эту экспедицию планировал Пётр). В силу прямого указания императора, обнаруженного в его бумагах, было решено продолжить работу над новым Уложением (сводом законов). Издали подробное описание закона о наследовании недвижимого имущества. Развивали систему просвещения: существовавшие при Петре цифирные светские школы объединили с семинариями при архиерейских домах и подчинили Синоду. Одновременно создавались солдатские и гарнизонные школы. Предприняло правительство и первые самостоятельные шаги. В конце 1725 г. назрел серьёзный конфликт между сенатом и Меншиковым. Родовитых вельмож оскорбляло невероятное, огромное влияние, которое приобрёл при дворе Екатерины этот любимец Петра. Вновь поползли слухи о том, что недовольные сановники хотят возвести на престол внука Петра I. Повторилась ситуация начала года, угрожавшая императрице с семейством и их окружению достаточно серьёзной опасностью. Снять напряжение удалось благодаря учреждению в начале 1726 г. нового органа государственного управления — Верховного тайного совета. Его создание явилось заключением своеобразного компромисса между родовитой знатью и новыми людьми, выдвинувшимися при Петре I. Они на равных участвовали в работе Совета. Председательствовать в нём должна была императрица. Ни одно решение не утверждалось без 56
ЕКАТЕРИНА I. НАСЛЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОГО общего ведома и обсуждения. Первоначально в Верховный тайный совет входили шесть человек: светлейший князь Александр Меншиков, граф Фёдор Апраксин, граф Гавриил Головкин, граф Пётр Толстой, князь Дмитрий Голицын, барон Андрей Остерман. Впоследствии состав Совета расширился. Ему были подчинены сенат и коллегии. Однако вскоре всё вернулось на круги своя. Меншиков фактически возглавил Тайный совет, сначала отстояв себе право лично докладывать императрице о делах Военной коллегии, которой руководил, а затем — и о всех делах, рассматриваемых в Совете. В дни работы «верховников» аудиенция у императрицы давалась светлейшему дважды: до начала заседания и после него. Сначала Меншиков советовался с государыней о том, какие вопросы решать и каким образом, а потом давал ей отчёт о том, как прошло совещание. Нельзя сказать, что Александр Данилович намеренно изолировал императрицу от работы в Верховном тайном совете. Без сомнения, светлейшему было очень удобно, что Екатерина на всё смотрит его, Мен- шикова, глазами. Но в то же время — разве смог бы он воспрепятствовать императрице, если бы она высказала желание председательствовать на заседаниях верховников? Видимо, и Екатерине было так удобно. Оказалось, что государственными делами ей заниматься совсем неинтересно. Как писал об этой государыне историк С. М. Соловьёв, «знаменитая ливонская пленница принадлежала к числу тех людей, которые кажутся способными к правлению, пока не принимают правления. При Петре она светила не собственным светом, но заимствованным от великого человека, которого она была спутницей... Но у неё не было ни должного внимания к делам, особенно внутренним, и их подробностям, ни способности почина и направления». Когда окончился траур по мужу, Екатерина устроила себе нескончаемый праздник. Балы, маскарады, поездки по Неве с пальбой из пушек, смотры полков, торжества по случаю вручения наград, спуск на воду галер, снова балы... Всюду присутствовала императрица. Развлечения длились порой до утра. День и ночь для Екатерины поменялись местами. Меншиков иногда часами ждал её пробуждения, чтобы заняться государственными делами. Французский посол Кампредон в Императрица Екатерина I на торжестве по поводу спуска нового корабля. 57
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ * Балтийский флот, созданный при Петре I, приходил в негодность. С одной стороны, многие корабли строились в военных условиях, на скорую руку. С другой — преемники Петра проявили недостаточно энергии для поддержания флота в боеспособном состоянии. своих донесениях писал: «Царица продолжает с некоторым излишеством предаваться удовольствиям до такой степени, что это отзывается на её здоровье». Действительно, императрица стала часто болеть. А между тем внутреннее положение страны требовало от правительства неослабного внимания. Более чем 20-летняя война, череда неурожайных лет привели к тому, что финансовая система страны оказалась в весьма сложной ситуации. Не хватало средств на самые неотложные государственные нужды — например, на поддержание в боеспособном состоянии флота. Недоимки, накопившиеся за годы войны и недорода, отсутствие учёта убыли населения, распространение обязанности выплаты подушной подати на младенцев и стариков, не способных трудиться, довели крестьянство до полного обнищания. Отчаявшиеся люди, спасаясь от государственных поборов, наказаний за недоимки и, наконец, от голодной смерти, бежали «за рубеж польский и в башкиры». Деревни безлюдели, увеличивался дефицит казны. Осенью 1726 г. собственную программу улучшения положения в стране предложил Меншиков. Светлейший князь тогда фактически управлял Россией. Однако ему недоставало ни масштабности, ни глубины государственного мышления, свойственных Петру I. Поэтому решению важнейших государственных проблем нередко предшествовал весьма поверхностный анализ состояния дел. Главным пунктом его программы было облегчение страданий трудового населения. Но справиться с этой сложнейшей задачей Меншиков предложил необычным способом. Основываясь на наблюдениях, сделанных буквально «из окна кареты» во время одного из своих путешествий по стране ещё при Петре I, Александр Данилович пришёл к выводу, что беда податного сословия состоит не в чрезмерных подушных сборах, а в избытке «крапивного семени» (т. е. мелких чиновников), заполнившего учреждения на местах. По мнению светлейшего, благоденствие на селе могло наступить завтра же, если сегодня «уменьшить число подьячих и рассылыциков всякого рода, налетавших, подобно саранче, на деревни, ликвидировать в уездах полковые дворы, взимавшие подушную подать, и разместить солдат в казармах городов». Для уменьшения казённых расходов в программе Меншикова предлагалось сократить затраты на содержание административного аппарата, отменив выплату жалованья мелким чиновникам Юстиц-коллегии, Вотчинной коллегии и провинциальных учреждений. Отныне такие чиновники должны были существовать за счёт акциденций, а попросту — взяток, даваемых просителями за рассмотрение их дел. Осуществление этой программы не улучшило положения городского и сельского населения, поскольку осталась самая обременительная, непосильная для него повинность — подушная подать. Взимали её по-прежнему беспощадно, хотя и в несколько уменьшенном размере. Система акциденций привела к невиданному до тех пор в России расцвету в среде чиновников взяточничества, вымогательства и волокиты при рассмотрении дел. Чиновники смотрели в руки просителям — кто больше даст, тому и внимания больше. Сбор подушной подати в конце концов был возложен на воевод, от чего в своё время отказался Пётр I. Конечно, это было проще и выгоднее государству: воевода не получал от него жалованья, а жил за счёт населения. Воевод за их произвол в народе недаром прозвали волками. Довольно неспокойной была международная обстановка вокруг России в период правления Екатерины I. В значительной мере это определялось обязательствами российского правительства перед герцогом Голштинским, супругом цесаревны Анны Петровны. Ещё Пётр обещал ему своё содействие в возвращении Голштинии области 58
ЕКАТЕРИНА I. НАСЛЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОГО
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Г. Мусикийский (?). Портрет А. А. Меншикова. Шлезвиг, отошедшей к Дании во время Северной войны. Одновременно герцог являлся претендентом на шведский престол. Поэтому отношения России с Данией и Швецией часто обострялись. Правительства обеих стран болезненно реагировали на учебные манёвры российского флота в Балтийском море, на ложные сообщения своих резидентов о подготовке России к войне. Британский флот, призываемый «на помощь» Данией и Швецией, то и дело появлялся вблизи Кронштадта. «Смерть Петра произвела своё действие: к России обращались уже не с таким уважением, как в последнее время предшествовавшего царствования», — писал С. М. Соловьёв. Но так или иначе, короткий период правления Екатерины Алексеевны обошёлся без военных конфликтов. По-прежнему неразрешённым оставался в России династический вопрос: кому наследовать трон? Для Меншикова и его сторонников ответ на этот вопрос приобретал жизненно важное значение. Они не сомневались в том, что в случае смерти императрицы и воцарения великого князя Петра Алексеевича его партия обязательно сведёт счёты с ними. Нужно было убедить Екатерину объявить наследницей престола одну из цесаревен. Однако в воцарении малолетнего великого князя Петра Алексеевича были заинтересованы не только его сторонники. Если бы на российский престол взошла герцогиня Голштинская, то Дания в скором времени получила бы войну с Россией за возвращение Шлезвига Голштинии. Поэтому датское правительство через посредничество австрийцев (великий князь по матери приходился племянником австрийской императрице) предприняло меры, чтобы подкупить Меншикова, имевшего неограниченное влияние на Екатерину, и переманить его на сторону Петра Алексеевича. Светлейшему обещали блестящее будущее во Приёмная во дворце А. А. Меншикова.
ЕКАТЕРИНА I. НАСЛЕДСТВО ПЕТРА ВЕЛИКОГО время правления Петра II, если он, Меншиков, выдаст одну из своих дочерей за цесаревича. Австрийский двор гарантировал ему в этом случае герцогский титул. От подобных перспектив голова князя закружилась. Он без малейших сожалений оставил своих единомышленников и присоединился к недавним противникам. Екатерина дала согласие на брак Петра Алексеевича и старшей дочери светлейшего Марии. Но граф Толстой не оставил намерения попытаться убедить императрицу, чтобы она назначила наследницей престола одну из своих дочерей. Его поддержали генерал-аншеф И. Бутурлин, генерал- полицмейстер Петербурга А. Девиер и ещё несколько лиц, враждебно относившихся к светлейшему. На их стороне был и герцог Голштинский. Не подозревая о том, что дни императрицы сочтены и им следует торопиться, заговорщики всё откладывали решительный разговор с Екатериной. 10 апреля она опасно заболела. Толстой понял, что их дело почти проиграно. И тут легкомысленное поведение Девиера во дворце, обитатели которого были погружены в печаль, дало повод Меншикову одним ударом расправиться с прежними друзьями. Девиера арестовали. Под пыткой он рассказал о заговоре и его участниках. Всех их отправили в ссылку. Между тем болезнь императрицы принимала всё более опасное течение. 6 мая 1727 г. Екатерина Алексеевна скончалась. На следующий день во дворце в присутствии царской фамилии, членов Верховного тайного совета, сената, Синода и генералов было прочитано завещание усопшей монархини. Российский трон она передала великому князю Петру Алексеевичу. Недолгое правление Екатерины I было наполнено интригами, борьбой за власть у трона, однако за неполных два с половиной года наследие Петра I ещё далеко не было растрачено его преемниками. Неизвестный художник. Портрет А. М. Аевиера. Ореховый кабинет во дворце А. А. Меншикова.
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ ПЕТР II (1715—1730) И. Вортллан. Портрет Петра II. ДЕТСТВО ЦАРЕВИЧА ПЕТРА АЛЕКСЕЕВИЧА Пётр I желал воспитать достойного продолжателя великого дела преобразования России и сначала связывал свои надежды с сыном Алексеем, родившимся от первого брака царя с Евдокией Лопухиной. Однако царевич охотнее проводил время с монахами или в доме родственников по материнской линии — Лопухиных, которых его отец не любил за недружелюбное отношение к его реформам и пристрастие к сплетням. После насильственного пострижения матери Алексея в монахини все старания Петра дать сыну европейское образование наталкивались на его упорное сопротивление. Пётр настоял на своём и отправил сына в Дрезден учиться геометрии и фортификации (военно-инженерной науке о строительстве оборонительных сооружений и укреплений). Германия произвела на царевича гнетущее впечатление: он привык к деревянным теремам и неторопливому течению московской жизни. За границей по желанию отца состоялась свадьба Алексея Петровича с принцессой Софией Шарлоттой Брауншвейг-Вольфенбют- тельской. Строгая и образованная жена раздражала его. «Вот навязали мне жену-чертовку. Как к ней ни приду, всё сердится, не хочет со мной говорить». Софии Шарлотте действительно трудно было общаться с мужем, который не интересовался ничем, кроме дворцовых пересудов и вздохов по «русской старине». В конце концов Алексей связался с дворовой девкой Ефросиньей Фёдоровой. Супруга Алексея умерла вскоре после рождения в 1715 г. сына Петра. Словно издеваясь над желанием отца иметь европейски образованных наследников, царевич Алексей приставил к нелюбимому сыну двух малограмотных, вечно пьяных «мамок» из Немецкой слободы, которые не могли научить мальчика ничему полезному. Чтобы меньше возиться с ребёнком, они постоянно давали ему вина, от которого тот засыпал. После казни царевича Алексея, замешанного в заговоре, Пётр I обратил, наконец, внимание на внука-сироту: он распорядился прогнать «мамок», а Меншикову приказал прислать внуку учителей. Однако светлейший князь, не будучи большим любителем всякой «цифири», вероятно, не слишком обременял себя поисками. В доме Петрова внука поселился горький пьяница дьяк Маврин, который должен 62
был обучать великого князя русской словесности и закону Божьему, а также венгр Зейкинд — преподаватель немецкого языка и латыни. Оба «педагога» с удовольствием жили на царских харчах, уделяя занятиям лишь время между послеобеденным сном и ужином. По общему убеждению, рассчитывать на престол мальчику не приходилось: у Петра были ещё сыновья от второго брака с Екатериной Алексеевной, да и отпрыск взбунтовавшегося против отца царевича по тогдашним поверьям имел «дурную кровь». В лучшем случае великого князя ожидала женитьба на герцогине одного из карликовых немецких государств. «Там всему сам научится!» — рассуждали учителя. Однажды державный дед приехал проверить успехи внука и пришёл в неописуемый гнев — мальчик не мог правильно объясняться на родном языке, а из иностранных языков владел только немецким, немного латынью и хорошо знал татарские ругательства. Маврина и Зейкинда Пётр I избил тростью. Позднее, вскоре после смерти державного деда, внук остался и вовсе без учителей. Брошенный всеми, кроме кормилицы, Пётр Алексеевич большую часть времени был предоставлен самому себе и то и дело убегал к своим прежним нянькам или беспечно играл с детьми. О том, кто он такой, ему напоминали лишь приезжавшая на Святки и Пасху добродушная жена деда Екатерина Алексеевна да любимая старшая сестра Наталья Алексеевна, умевшая приласкать сироту и дать ему добрый совет. Сам царь словно забыл о внуке. Во время болезни Петра I к мальчику зачастил юный вельможа князь Иван Долгоруков, надолго увозивший его к себе домой, где собиралась сановная столичная молодёжь. Бывала там и дочь Петра Елизавета, обожавшая танцы. Вокруг отпрыска царской фамилии начала складываться придворная партия, прочившая его в монархи. Петру Алексеевичу исподволь объясняли его законные права на российский престол. А он с детской запальчивостью клялся сокрушить любимца своего деда — Меншикова, который приобрёл в те годы почти безграничную власть. Блеск фамильного серебра, изысканные манеры присутствующих, ослепительная красота девушек ошеломляли его. В свою очаровательную и жизнерадостную тётку Елизавету Петровну он беззаветно влюбился, будучи ещё мальчиком. ПЁТР АЛЕКСЕЕВИЧ В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ЕКАТЕРИНЫ I Начало правления Екатерины I в 1725 г. мало что изменило в жизни великого князя, только балов и выездов на охоту стало больше. Из этого круговорота Петра Алексеевича вырвал Меншиков, объявивший мальчику, что он должен готовиться к поприщу императора, преемника постоянно недомогавшей императрицы Екатерины I. Рассчитывая выдать свою дочь Марию замуж за наследника престола, светлейший князь готовился стать регентом при юном императоре вплоть до его совершеннолетия. ПАДЕНИЕ МЕНШИКОВА 6 мая 1727 г., после внезапной смерти Екатерины I, российский престол освободился. Его занял Пётр Алексеевич, который вскоре издал два высочайших манифеста, тщательно продуманных Меншиковым. Согласно первому, с крепостных крестьян списывались все давние недоимки (долги), а отправленным за неуплату подушной подати на каторжные работы даровалась свобода. По второму манифесту тайным недругам председательствовавшего в Верховном тайном совете Меншикова — князьям Долгорукову и Трубецкому — были вручены фельдмаршальские жезлы, а Бурхарду Миниху помимо звания фельдмаршала даровался титул графа. Так светлейший князь старался задобрить своих противников. Одновременно юный государь объявил, что возводит самого Меншикова в звание генералиссимуса и назначает его главнокоман-
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ И. Таннауэр (?). Портрет М. А. Меншиковой. дующим всеми вооружёнными силами Российской империи. Вскоре после воцарения Петра II была шумно отпразднована его помолвка с Марией Меншиковой, состоявшаяся 25 мая 1727 г. Согласно желанию отца, она получала титул Её Императорское Высочество и годовое содержание в 34 тыс. рублей. Пётр поселился в доме Менши- кова. Воспитателем юноши был назначен Андрей Иванович Остерман, наставник строгий и взыскательный. Занимались в основном древней историей и много времени проводили в увлекательных беседах о свершениях Петра Великого и его верных соратников. Всё это поначалу вызывало живейший интерес у наследника престола, и он с нетерпением ожидал очередных уроков. Дворцовая жизнь быстро научила цесаревича лицемерию. Пётр называл Меншикова «батюшкой Александром Даниловичем», с его дочерью Марией — своей наречённой невестой — был приветлив и ровен. Юный император олицетворял собой саму любезность, расточая знаки внимания будущему тестю и невесте. Внешне в их взаимоотношениях всё выглядело благополучно. Но в душе Пётр ненавидел Марию, которая далеко не блистала умом; в письмах он называл её «мраморной статуей», «фарфоровой куклой». После помолвки дочери Мен- шиков заболел: у него обнаружились признаки туберкулёза. Могучий организм справился с недугом, но за несколько недель его отсутствия отношение юного монарха к Александру Даниловичу резко изменилось. Были извлечены на свет секретные протоколы допросов царевича Алексея Петровича, подписанные членами Тайного суда Мен- шиковым, Толстым и Ягужинским. Ознакомившись с ними, император был потрясён циничным отношением судей к искренним, по его мнению, признаниям покойного отца. Над Меншиковым стали сгущаться тучи. Между тем чувство меры явно изменяло Александру Даниловичу: страх потерять всё то, чего он достиг немалым трудом, заставлял его преступать правила приличий. Он требовал от императора беспрекословного послушания. Между ними произошло бурное объяснение, но Меншиков продолжал унижать членов царствующего дома, демонстрируя своё могущество. Так, осенью 1727 г. он устроил торжественное освящение часовни в своём поместье в Ораниенбауме с последующим грандиозным банкетом, куда был приглашён весь петербургский свет, кроме дочери Петра Великого. Пётр Алексеевич переехал в Петергоф, а в сентябре 1727 г. по его приказу гвардии майор князь Салтыков заключил главу Верховного тайного совета под домашний арест. Увидев караул у дверей, несгибаемый Меншиков впервые в жизни упал в обморок. Он писал императору, напоминая о своих прежних заслугах перед отечеством, но ответа не получил. Вскоре был обнародован высочайший указ о лишении Меншикова всех чинов, должностей, орденов и ссылке вместе с семейством в Ран- ненбург, расположенный в Рязанской губернии, с ограничением права переписки. Венчавшись на царство 24 февраля 1728 г., Пётр II нанёс заключи- 64
тельный удар Меншикову: он был отправлен на пожизненное поселение под надзором в далёкий сибирский городок Берёзов. Устранив могущественного противника, молодой император словно потерял смысл жизни. Если раньше на уроках Остермана он воображал себя Брутом, готовившим убийство тирана Цезаря, который представлялся ему Меншиковым в тоге, то теперь занятия совсем не волновали государя, а примеры из римской жизни навевали скуку. Некоторое время хлопоты переезда в Москву отвлекали императора от тягостных мыслей. Но вскоре даже охота стала ему не в радость, хотя подобного размаха травли медведей подмосковные леса не знали со времён Алексея Михайловича Тишайшего. Если Екатерина I превратила русских дворян в участников огромного непрекращающегося бала, то Петру II удалось сделать их главным занятием псовую охоту. Имея 360 собак, он иногда спал вместе с ними. В довершение всего тяжело заболела любимая сестра Наталья. Пётр II не находил себе места от одиночества, пока не сблизился с бойкой княжной Екатериной Алексеевной Долгоруковой, готовой на всё, лишь бы император надел ей на палец обручальное кольцо. С ней юный император проводил всё свободное время, оставив государственные дела на Остермана. Её отец, отставной дипломат, умел расположить к себе любого собеседника, всегда находя нужный тон и тему беседы. При дворе уже открыто говорили о том, что Долгоруковы «навели порчу» на императора. ПЕЧАЛЬНЫЙ КОНЕЦ ЦАРСТВОВАНИЯ ПЕТРА II В это время международное положение Российской империи осложнилось. Швеция и Османская империя открыто демонстрировали свою готовность объявить войну, а прежде непобедимый русский флот, на содержание которого теперь не выделялось денег, гнил на берегах Невы. Даже организация военных манёвров вблизи Москвы не привлекла внимания Петра II — император просто не поехал в войска. Многое из созданного в Петровскую эпоху (и прежде всего вооружённые силы) пришло в упадок, расстроилось, было утрачено при Петре П. Некоторые историки даже склонны считать эти годы «боярским царством»: всё меньше оставалось у власти «птенцов гнезда Петрова», всё большую власть приобретала богатейшая аристократия. Старомосковские бояре, которым Пётр I насильно брил бороды и смирял гордость, ставя под начало безродных, но талантливых людей, переоделись в европейские камзолы, вошли в Верховный тайный совет и вновь встали у кормила власти. Постепенно Пётр II стал охладевать к княжне Екатерине и начал грубо обращаться с ней даже в присутствии сановников. Как рассказывали, поводом к этому послужили В. Серов. Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту. 65
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ
слухи о том, что девушка будто бы неверна ему. Долгоруковы забили тревогу, и 30 ноября 1729 г. в Лефортовском дворце состоялось обручение Петра Алексеевича и Екатерины Долгоруковой. Император в толпе гостей увидел огромные, полные слёз глаза его прежней возлюбленной — дочери Петра I Елизаветы, которой уже полгода отказывалось в праве присутствовать на охотах и балах, а также получать денежное содержание, достойное её высокого положения. Как бы то ни было, когда Елизавета подошла поцеловать руку Долгоруковой, император непроизвольно оттолкнул свою наречённую от Елизаветы. В зале послышался ропот. Это было плохой приметой и означало, что свадьбе не бывать. И всё же Пётр II нашёл в себе силы с любезным видом огласить указ, по которому все Долгоруковы получали высшие должности при императоре, а свадьба назначалась на 19 января 1730 г. Подавленное состояние духа императора, которого мучила совесть за судьбы Меншикова и Елизаветы, усугубилось после его тайной встречи с Остерманом. Предчувствуя неизбежные перемены с возвышением хитрых, деспотичных Долгоруковых, вице-канцлер приехал на Рождество в Москву, надеясь отговорить Петра от бракосочетания. Говорил в основном Андрей Иванович, заглушая тихие рыдания присутствовавшей здесь же Елизаветы. Император слушал, только иногда задавая вопросы о конкретных фактах взяточничества и казнокрадства новых родственников. Можно лишь гадать, что он имел в виду, сказав на прощание Остерману: «Я скоро найду средство порвать мои цепи». 6 января 1730 г., несмотря на сильный мороз, император неожиданно появился на параде московских полков и принимал его с фельдмаршалом Минихом и Остерманом. Возвращался он в толпе придворных невесты, следуя за её санями. Что замышлял угрюмый подросток, обманутый в лучших чувствах опытными интриганами Долгоруковыми, почему не сел в карету Екатерины — остаётся загадкой. Дома у Петра начался жар. Врачи обнаружили у него чёрную оспу и стали ждать кризиса, рассчитывая, что молодой организм справится с болезнью. Иван Долгоруков отважился пойти на крайнюю меру — подделать почерк императора на завещании. В своё время он развлекал Петра копированием его почерка. Для обоюдной забавы они отсылали во дворец «распоряжения императора» с приказом прислать денег, и деньги привозили. Сфабрикованная «последняя воля императора Петра II» предусматривала передачу власти его невесте. Трудность заключалась в том, что подпись должен был заверить духовник царя, а также доверенное лицо, которым являлся Ос- терман. Андрей Иванович в течение всей болезни не отходил от постели больного, не давая Долгоруковым ни единого шанса остаться наедине с императором. В час ночи 19 января Пётр II пришёл в себя и попросил: «Заложите лошадей. Я поеду к сестре Наталии». Это были его последние слова. Императора не стало за несколько часов до назначенной свадьбы. Стоявший у дверей Иван Долгоруков выхватил шпагу и закричал: «Да здравствует императрица Екатерина Вторая Алексеевна!», после чего был немедленно арестован. Его сестра, прощаясь с покойным женихом, вдруг вскочила с безумным взором и, подняв руку, на которой сверкал его именной перстень, объявила: «Пётр Алексеевич только что нарёк меня императрицей!». Она была посажена под домашний арест, а позднее отправлена в пожизненную ссылку. Вскоре она разделила судьбу первой невесты юного императора Марии Меншиковой, упокоившись в сибирской земле. Сумасбродное и трагическое царствование внука Петра I завершилось. После его смерти не осталось прямых потомков Романовых мужского пола. Разбуженное великими реформами российское
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ дворянство без строгого поводыря не могло найти никакого другого применения своим силам, кроме борьбы за место у трона. Указ Петра Великого о порядке престолонаследия открывал возможность представителям царствующего дома оспаривать друг у друга корону Российской империи. Назревал новый дворцовый переворот. АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» (1693—1740) Анна Иоанновна. Гравюра И. Хоубракена с оригинала И. Ванделера. Отцом Анны Иоанновны был Иван (Иоанн) Алексеевич, младший из пяти сыновей царя Алексея Михайловича и его первой жены Марии Ильиничны Милославской. Тихий и болезненный царевич, имевший четырёх старших братьев, никем не воспринимался как наследник престола. К государственным делам его не допускали, не учился он и ратному делу. Иван любил неспешные беседы со святыми старцами-монахами и службы в кремлёвских соборах... Возможно, это помогало ему переносить горькие утраты: смерть матери, потом отца, скорую кончину недолго правившего брата Фёдора Алексеевича (другие старшие братья царевича умерли раньше). Иван оказался в стороне и когда Нарышкины, родственники второй жены Алексея Михайловича, объявили царём не его, 16-летнего юношу, а 10-летнего сына мачехи — Петра. Это стало одной из причин начавшегося 15 мая 1682 г. стрелецкого бунта. Стрельцы потребовали, чтобы оба сводных брата царствовали вместе и «первым» царём был бы старший из них — Иван, а «вторым» — Пётр. Собравшиеся на совет бояре решили, что такое требование разумно — «когда один на войну пойдёт, другой страной править станет». По всем церквам и городам объявили, что на Руси теперь два царя, но по болезни одного и малолетству другого «тяготу правления» принимает на себя их сестра — царевна Софья Алексеевна. Через полтора года 18-летнего Ивана женили на 20-летней Прасковье Фёдоровне Салтыковой, после чего «первый» царь целиком посвятил себя семейной жизни, постам и молитвам. Вокруг бушевали бунты стрельцов и раскольников, царевна Софья враждовала со своим сводным братом — царём Петром, а Иван радовался появлению на свет очередной дочки у царицы Прасковьи. Жил 68
АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» он так тихо, что внезапная его кончина 8 февраля 1696 г. для многих прошла незамеченной. Царица Прасковья осталась вдовой. Это была красивая женщина высокого роста, статная. В отличие от покойного мужа обладала характером суровым и властным. Трёх своих дочерей (двое её детей умерли) — Екатерину, Анну и Прасковью — царица растила так, как растили и воспитывали её саму. Главное внимание уделялось хорошему питанию: мамушки и нянюшки выкормили царевен полными, статными. Выросшие в атмосфере предрассудков и суеверий, девушки верили в колдунов и вещунов, в приметы и чудеса. Их обучали истории и географии, чтению и каллиграфии, но полученные ими знания оставляли желать лучшего. Так, одна из сестёр, отправляя другой подарок к празднику, могла приложить к нему записку с такими словами: «Асьтаюсь верная ваша друк, из Масквы». Однако наступали иные времена. Пётр сурово расправлялся с теми, кто не желал подчиняться его нововведениям. И царица старалась ради себя и дочерей идти в ногу со временем. Оставив Москву и любимое ею подмосковное Измайлово, Прасковья Фёдоровна отправилась в возводимый Петром «парадиз» (т. е. рай) — Петербург. Здесь она не пропускала ни одного придворного торжества, была обходительна с Петром, Екатериной и их окружением. Видя, чему обучают царских дочерей, она сочла нужным и своих учить тому же. ЮНОСТЬ К своим дочерям Прасковья Фёдоровна относилась по-разному: старшую величала «свет-Катенькой» и любила до самозабвения, среднюю — Анну — не любила, а к младшей была совершенно равнодушна. Поэтому, когда Пётр предложил ей выдать одну из дочерей замуж за курляндского герцога, царица выбрала Анну, а свою любимицу оставила при себе. Осенью 1710 г. Анна Иоаннов- на была обвенчана с Фридрихом Вильгельмом, герцогом Курлянд- ским. Закреплённый династическим браком союз с Курляндией имел для Петра I большое политическое значение. Дружеские отношения с этим европейским государством открывали перед ним возможность использовать его порты и удобные гавани для русской морской торговли. Однако супружеская жизнь Анны Иоанновны продолжалась очень недолго. Её муж внезапно заболел и умер по пути в Курляндию. Анна очень хотела вернуться на родину, но ей приказали жить в Курляндии, которая была предметом постоянных споров между её соседями — Россией, Швецией, Пруссией и Польшей. Чтобы упрочить положение Анны, в Митаве (ныне Елгава в Латвии) разместили полк русских солдат, а герцогиню решили выдать замуж. Совсем недавно жившая в тереме под опекой мамок, нянек и приживалок, Анна Иоанновна оказалась в совершенно другом мире. В столицах маленьких немецких княжеств внимательно следили за модными веяниями в Париже и Версале, немедленно перенимая всё, вплоть до париков, пряжек и манеры кланяться. Не составлял исключения и двор герцога Курляндского в Митаве, где в различных придворных должностях — обер-гофмейстеров, гофмейстеров, шталмейстеров, пажей — служили дворяне. Во время трапез пажи в великолепных ливреях стояли за креслом её высочества герцогини и прислуживали ей, несмотря на своё знатное происхождение. При дворе имелись свои оркестр и опера, представления давались едва ли не каждый день. Претендентом на руку Анны Иоанновны, вернее на герцогскую корону, оказался Мориц Саксонский. Внебрачный сын польского короля Августа II, он служил тем, кто ему платил, — французам, полякам, австрийцам. Талантливый полководец, и государственный деятель, Мориц был одновременно дамским угодником и авантюристом. Его
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ неотразимая внешность и молва о невероятных похождениях произвели на Анну впечатление, да и сам он явно желал стать герцогом Кур- ляндским. Однако в судьбу Анны вмешались политические интересы. В это же время российский двор был озабочен поисками достойной кандидатуры в мужья для Елизаветы Петровны — дочери Петра I. Морицу Саксонскому отправили её портрет. Тем самым ему дали понять, что у него в будущем есть возможность получить императорскую корону. Он сразу охладел к Анне Иоанновне и стал проявлять глубокий интерес к Елизавете. Напрасно влюблённая Анна посылала записки Морицу, писала слёзные письма в Петербург, прося разрешить ей поскорее выйти замуж за милого её сердцу избранника. На все свои просьбы она получала решительный отказ. Анна ещё не знала, что Екатерина I, вступившая на престол после смерти Петра I, решила утвердить Курляндское герцогство за А. Д. Меншиковым. Морицу было объявлено, что русские принцессы не выходят замуж за лиц сомнительного происхождения, и отказано в женитьбе как на Елизавете Петровне, так и на Анне Иоанновне. В этом высокомерном отказе содержался намёк на то, что он был побочным сыном, а не законным потомком короля Августа II. Обманутый в надеждах, Мориц уехал в Дрезден, а Анна Иоанновна ещё долго оплакивала свой несостоявшийся брак. В Митаву из Петербурга прибыло посольство во главе с Меншиковым. Русские дипломаты так и не сумели убедить курляндское дворянство отдать герцогскую корону светлейшему князю. Не подействовали и угрозы Меншикова ввести в Курляндию 20-тысячное русское войско, а главу сейма вместе с его депутатами сослать в Сибирь. Узнав о грозных обещаниях Александра Даниловича, императрица срочно отозвала его в Петербург. Самоволие фаворита могло сильно осложнить отношения России с Польшей и Пруссией. Вскоре дело о курляндской короне и совсем закрыли. Об Анне, её судьбе и правах никто не задумывался. В Митаве Анна прожила 19 лет. Она приспособилась к порядкам и этикету, установленным во времена прежних герцогов Курляндских. Чтобы содержать свой маленький двор и платить прислуге, ей приходилось выпрашивать деньги у живущих в России родственников, вникать во все тонкости домоправления и экономии, хорошо знать счёт деньгам. Благодаря этому она стала женщиной деловитой и энергичной. В 1727 г. во время охоты и прогулок её всё чаще стал сопровождать высокий, красивый, ловкий кавалер — курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон. В этом страстном охотнике, любителе лошадей, собак и ружейной стрельбы Анна нашла преданного друга, пекущегося о её интересах, а возможно, и своё личное счастье. АННА ИОАННОВНА И ВЕРХОВНИКИ Шли годы, и в России всё реже вспоминали об Анне. На российский престол вступил внук Петра I — Пётр II. Едва ли Анна могла предположить, что юный император, приходившийся ей двоюродным племянником, вскоре внезапно скончается. Государя не стало во втором часу ночи 19 января 1730 г., а уже утром собрался Верховный тайный совет. Очевидец тех событий, видный церковный деятель Феофан Прокопович, писал, что среди членов совета «долго разглагольст- во было о наследнике государе с немалым разгласием». И было отчего возникнуть «разгласию»: претендентов на престол оказалось сразу четверо. Князь А. Г. Долгоруков, «невесты новопре- ставившегося государя родитель, дочери своей скипетра домогался». Он уверял присутствовавших, что имеется завещание Петра II, в котором он передавал престол своей невесте — Екатерине Алексеевне Долгоруковой. Однако члены Совета заподозрили неправду и стали высказываться в пользу других претендентов. Прежде всего вспомнили о царице 70
АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» Евдокии Фёдоровне Лопухиной, первой жене Петра I, насильно заточённой им в монастырь и недавно освобождённой своим внуком Петром II. Предлагали и Елизавету Петровну, младшую дочь Петра I от его второй жены, Екатерины Алексеевны. Ещё одним претендентом был внук Петра I, сын его старшей дочери Анны Петровны, герцогини Голштинской. Но и этих кандидатов на престол отвергли. Тогда-то и вспомнили о дочери царя Ивана, соправителя Петра I. Феофан Прокопович так описывал происходившее: «А когда произ- неслось имя Анны... тотчас чудное всех явилось согласие...». Кандидатура Анны устраивала всех прежде всего потому, что в России ей не на кого было опереться. Кроме того, за 19-летнее отсутствие Анну в России просто забыли: в Москву она наезжала довольно редко. Всё это позволяло надеяться, что императрица будет послушной игрушкой в руках тех, кто посадит её на трон. У Анны явно не хватит ни ума, ни сил поступать по- своему. Так полагали члены Верховного тайного совета. Избрать Анну решили на определённых условиях — «кондициях», которые она подпишет, если согласится стать российской императрицей. Уже первый пункт условий был обидным для Анны Иоанновны. Ей предписывалось содействовать распространению православия. Анна, с малолетства воспитанная в традициях Русской Православной церкви, живя в Курляндии, не принуждала окружающих менять веру, рассудив, что это забота лиц духовного звания. Во втором пункте «кондиций» содержалось не менее дерзкое требование: не вступать в супружество и не назначать себе наследника без согласия Верховного тайного совета. Главное же в «кондициях» сводилось к следующему: признать право Верховного тайного совета в количестве восьми членов объявлять войну, заключать мир, вводить новые налоги, назначать военное руководство, наказывать или награждать представителей всех сословий, утверждать бюджет государства, в том числе выделять суммы на личные нужды императрицы. Пока верховники совещались, составляли «кондиции» и сочиняли послания к герцогине Курляндской, дворяне, съехавшиеся в Москву на так и не состоявшуюся свадьбу Петра II, бурно обсуждали создавшееся положение. Они понимали, что затевается, и рассуждали так: верховники намерены ограничить власть императрицы, а потом рано или поздно захватят в свои руки бразды правления. Тогда вместо одного Россия получит столько правителей, сколько в И. Соколов. Портрет герцога Э. И. Бирона. hmestusuohannes Jj i von cm С и da nil at UDa ffraticL et ffeniK/alict! HihtX 71
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ ЭРНСТ ИОГАНН БИРОН Бирон — один из самых отрицательных образов в русской истории. Миф о Бироне — безродном «конюхе», ставшем правителем России лишь благодаря своему иностранному происхождению и близости к императрице, — существует уже около 200 лет. Эрнст Иоганн Бюрен (или Бирон, как его стали величать в России) родился в 1690 г. Его отец, профессиональный военный, служил тем, кто ему хорошо платил. Выйдя в отставку, он купил небольшое имение в Курляндии, где и поселился с семьёй. Эрнст Иоганн как второй сын из трёх сыновей в семье не мог рассчитывать на большое отцовское наследство. По примеру многих своих сверстников из небогатых дворянских семей он решил получить юридическое образование, дававшее в то время верный кусок хлеба, и поступил в Университет города Кенигсберга. В 24 года он всерьёз задумался о будущем и занялся поиском доходного места, которое обеспечило бы ему безбедное существование. Для начала Бирон отправился в Россию, рассчитывая поступить на службу в дом царевича Алексея Петровича, но получил отказ. Возвратившись в Курляндию, он вскоре оказался при дворе вдовствующей герцогини Анны Иоанновны. Неизвестно, как происходило сближение этих двух людей. Но молодая герцогиня в ту пору была одинока, а Бирон отличался приятной внешностью и умел нравиться нужным людям. Он до самозабвения увлекался ружейной охотой с борзыми и гончими, чему и обучал Анну Иоанновну. В 1724 г. герцогиня Кур- ляндская прибыла в Россию на коронацию своей тётки Екатерины Алексеевны. Все тогда обратили внимание на молодого красавца в её свите. Через некоторое время он стал известен и даже заинтересовал императрицу, так как необычайно много знал о собаках и лошадях. Шли годы. Умерли Пётр Великий и его супруга Екатерина I. Российский престол занял Пётр II, внук Петра I. О романе Анны Иоанновны, как, впрочем, и о ней самой, казалось, забыли навсегда. Однако не процарствовав и трёх лет, мальчик-император скончался от оспы. Верховный тайный совет решил короновать племянницу Петра I — Анну Иоанновну, надеясь подчинить своей воле женщину, так долго пребывавшую вдалеке от российского двора. По одному из условий («кондиций») возведения её в сан императрицы Анне запрещалось привозить с собой Бирона. Умные и искушённые в политических интригах верховники не учли одного: твёрдого и решительного характера герцогини Курлянд- ской. Она приняла все условия и прибыла в Россию без своего любимца. А затем, разрушив «затейку верховных господ», немедленно призвала к себе Бирона. Никто не осмелился выступить против его приезда, но рассчитывать на популярность ему не приходилось. При всех государственных начинаниях Анна Иоанновна советовалась с Бироном, бесконечно доверяя его уму и жизненному опыту. И, следует признать, он дал ей немало дельных советов. Но непопулярные в обществе законы, которые были приняты, всецело приписывались его злой воле, а не каким-либо иным обстоятельствам правления. Современники и позднейшие историки нередко отзывались о Бироне как о взяточнике, разорителе казны и человеке, чуждом политических интересов России. В этом была немалая доля правды: на одно содержание Бирона тратилось 2 млн рублей в год, в то время как на содержание Академии наук и Адмиралтейской академии было отпущено всего 47 тыс. рублей. Бирон ввёл в высшие круги управления страной немало иностранцев, потеснив русскую аристократию и заработав тем самым её искреннюю нелюбовь. Ешё больше недоброжелателей появилось у Бирона в 1737 г. Совете членов, а прочие подданные превратятся в рабов. Совет будет издавать законы, какие ему угодны, и в стране установится или тирания, или полная анархия. Уж лучше пусть царствует единовластный государь, как и прежде. Между тем к Анне Иоанновне в Митаву выехало посольство от Верховного тайного совета, которое возглавлял князь В. Л. Долгоруков. Послам вменялось в обязанность внушить герцогине Курляндской, что в «кондициях» изложена воля всего русского дворянства. Им следовало также не допускать к Анне Иоанновне визитёров из России. И всё же оппозиционеры сумели уведомить Анну, что «кондиции» — не более чем «затейка верховных господ», членов Тайного совета, которые хотят ограничить её власть, не посоветовавшись ни со светскими, ни с духовными чинами. Теперь Анна знала, что у всесильного Совета есть оппозиция. Следовательно, подписав «кондиции» и став императрицей, она впоследствии могла рассчитывать избавиться от опеки верховников и добиться всей полноты власти. Ответ Анны на послание верховников был написан в таких выражениях, будто бы она сама, принимая императорскую корону, ставит себе условия, ограничивающие её же власть. Этот документ был зачитан публично и поверг оппозиционеров в уныние. Феофан Прокопович писал, что они стояли «опустив уши, как бедные ослики». Дворянство негодовало, полагая, что теперь вся власть будет в руках верховников, а императрица даже табакерки не сможет взять без их позволения. В феврале 1730 г. Анна Иоанновна в сопровождении Долгорукова приехала в село Всесвятское, где и остановилась в ожидании, пока будет подготовлен её торжественный въезд в Москву для совершения церемонии коронации. Сюда же прибыл почётный эскорт — батальон Преображенского полка и эскадрон кавалергардов. Анна вышла им навстречу с приветствием, хвалила за усердие и верность. По заведённой традиции бу- 72
АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» дущая императрица объявила себя полковником Преображенского полка и капитаном роты кавалергардов, что было нарушением «кондиций». Но верховники на это смотрели сквозь пальцы. Когда же во Всесвятское пожаловали и другие члены Верховного тайного совета, Анна встретила министров с подчёркнутой холодностью, дав почувствовать им, что не боится их и не собирается заискивать перед ними. К приезду будущей императрицы в Москве уже знали о том, как обошлись с ней верховники, замыслившие прибрать к рукам власть. Гвардия заволновалась. Военные составили петицию (прошение) с нижайшей просьбой к Анне принять на себя всю полноту власти. Под ней подписались 260 человек. 25 февраля во дворец, где заседали верховники, явилась депутация дворян из 150 человек. Выступая от имени дворянского сословия, с мнением которого не посчитались, они потребовали, чтобы их выслушала сама императрица. Совет, обладавший властью и силой уничтожить оппозицию, решил всё-таки допустить депутатов к Анне. Они передали ей прошение о созыве дворянского собрания, на котором были бы сообща выработаны основы правления. На аудиенции присутствовал князь Долгоруков. Он грозно спросил возглавлявшего депутацию А. М. Черкасского: «Кто вас в законодатели произвёл?». Тот ответил: «Вы сами, заставив императрицу поверить, что пункты — общее наше дело, тогда как мы не имели к ним никакого отношения». Роковые слова были произнесены, это поняли все — и Анна, и члены Верховного тайного совета. Вельможи засуетились, объявили, что аудиенция окончена, прошение принято и его рассмотрят в своё время. Неожиданно вмешалась сестра Анны Екатерина Мекленбургская. Оценив ситуацию, она протянула Анне перо со словами: «Нечего тут думать, извольте, государыня, подписать, а там видно будет». Анна начертала на листе с петицией дворян: «Учинить по сему». Затем она заявила, что представление дворянского собрания о ...Маленькая и небогатая Курляндия находилась в сфере влияния России с кониа 1710 г. — с тех пор, когда Пётр I выдал замуж свою племянницу Анну Иоанновну за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Благодаря этому брачному союзу российский флот имел возможность использовать незамерзающие и хорошо оборудованные порты Курляндии. После смерти Фридриха Вильгельма в 1711 г. было немало претендентов на курляндский престол, но он так и остался незанятым. Анна Иоанновна как российская императрица энергично добивалась утверждения Бирона в правах наследственного герцога Курляндии. С большим трудом ей удалось сломить сопротивление местного дворянства, и в 1737 г. Бирон получил герцогскую корону. Россия сохранила возможность использовать для мореходства прибрежные зоны Балтийского моря. Всего этого завистники не могли простить Бирону, да и он не слишком церемонился с ними. Однажды он пообешал положить под колёса своей кареты губернатора Москвы, если в городе не будут исправлены дороги. Его угрозе поверили, зная, как он беспощаден к своим врагам. «Немец», — зло шептали ему вслед, и, вероятно, это был главный недостаток Бирона. В последние дни жизни императрица назначила его регентом при малолетнем наследнике престола Иоанне Антоновиче. Бирон получил, согласно воле Анны Иоанновны, подтверждённой указом правительствующего сената, «мочь и власть управлять всеми государственными делами как внутренними, так и иностранными до совершеннолетия царевича». Началось регентство спокойно. Было даже отмечено желание смягчить строгости времён императрицы Анны. За манифестом о непременном исполнении законов всеми российскими подданными последовали указы о снижении подушной подати, помиловании большинства прежде осуждённых, введении ограничений в роскоши для знатных лиц, что ранее многих разоряло. Однако регентом Бирону суждено было оставаться всего лишь 22 дня. Однажды Миних получил от Бирона приглашение на обед. В беседе незаметно прошло время, и, провожая гостя, Бирон задал ему вопрос: приходилось ли Бурхарду Кристофу предпринимать в ночное время какие-либо решительные действия? Миних ответил, что следует, не взирая на время, пользоваться благоприятными обстоятельствами. Бирон и представить себе не мог, что говорит с человеком, который всего через четыре часа арестует его и заточит в Шлиссель- бургскую крепость, а потом потребует для узника самого сурового наказания. Бирона приговорили к смертной казни, но заменили её пожизненной ссылкой в Сибирь — в далёкий северный городок Пе- лым. Там для него по чертежам Миниха построили специальный дом- тюрьму. Пробыл в ссылке бывший регент недолго. Анна Леопольдовна через год сама отправилась в ссылку-заключение со всем семейством. Императрица Елизавета Петровна, признательная герцогу за то, что он неоднократно спасал её от заточения в монастырь, смягчила ему наказание. Бирона перевели из Пелыма в Ярославль. Шло время. На престоле умершую Елизавету сменил её племянник Пётр III. Бирон и Миних получили прощение и возвратились в Петербург, но так до конца и оставались врагами. Пришедшая вскоре к власти Екатерина II возвратила Бирону и его наследникам Курляндское герцогство, куда они и отбыли. Последние 20 лет своей жизни Бирон посвятил строительству собственной резиденции в местечке Рундала. В 1769 г. он передал власть в герцогстве сыну Петру и стал жить в полном уединении. Бирон умер в канун 1773 г. Его наследники отказались от прав на владение герцогством Курляндским в пользу России, и оно превратилось в одну из губерний страны. 73
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Анна Иоанновна и Бирон. будущем правлении желает получить сегодня, а потому совещанию надлежит быть теперь же, в соседнем зале. А чтобы его не потревожили, на часах у дверей выставить дворцовую стражу с приказом всех впускать, но никого не выпускать. На совещании много спорили и шумели, как лучше устроить государственное управление России. Каждый имел особое мнение, никто никого не слушал, а из-за дверей доносились угрожающие возгласы охраны: «Мы не позволим, чтобы диктовали законы нашей государыне! Смерть крамольникам! Да здравствует самодержавная царица! На куски разорвём тех, кто против государыни!». Эти грозные крики долетали и до членов Верховного тайного совета. И те и другие были напуганы. В итоге собрание составило документ, в котором говорилось о милостивом изволении быть Анне неограниченной самодержицей. Изменения и новшества касались лишь деталей: предлагалось заменить Верховный тайный совет Правительствующим сенатом, как при Петре I; утвердить право дворянства избирать членов сената, а также президентов коллегий и губернаторов. Члены Верховного тайного совета получили предложения дворянского собрания и должны были их утвердить. Это означало ликвидацию Совета, конец надеждам и замыслам верховников, лишение их власти и привилегий. Императрица велела принести «кондиции» и собственное письмо с согласием их выполнять. Взяв в руки документы, она стала не спеша рвать их. Со своими недругами и всеми, кто им помогал и сочувствовал, она расправится позже: одних подвергнет опале и ссылке, других заточит в тюрьму, третьих отправит на плаху. ВОСШЕСТВИЕ НА ПРЕСТОЛ До того времени на российском престоле бывали правительницы и даже одна императрица — Екатерина I. Они пользовались своей властью с 74
АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» патриархальной простотой и жестокостью, считая себя хозяйками большой вотчины — России. Анна была человеком, в характере которого волею судеб и обстоятельств причудливо переплелись традиции старомосковского самодержавия и европейские идеи об абсолютной власти монарха, олицетворявшего божественное начало в земной жизни людей. Вот почему с первых же дней правления она обращала особое внимание на строжайшее соблюдение придворного этикета. Чопорный, до мельчайших подробностей разработанный дворцовый церемониал должен был превратить самое ничтожное действие в акт государственной важности. Абсолютный характер власти государыни подчёркивался пышностью и великолепием царского обихода. Это проявлялось в одеждах, празднествах, дворцовых постройках. Императрице была присуща точность в оценках окружающих её людей. Так, вполне доверяя главе правительства — первому кабинет- министру, сенатору и генерал-адмиралу А. И. Остерману, она вместе с тем справедливо считала его человеком «лукавым, не терпящим никого около себя». Она не любила печальных историй и, случалось, горько плакала, подписывая смертные приговоры, хотя отнюдь не страдала слабонервностью и сентиментальностью. Современница императрицы, близко знавшая государыню, писала: «Её сердце одарено такими хорошими качествами, каких мне не удавалось видеть у кого бы то ни было, и это — принимая во внимание власть, которая ей принадлежит...». ПРАВЛЕНИЕ Вступив на престол, Анна Иоанновна обнаружила, что государство далеко не процветает. Петровские преобразования, разрушив традиционный' уклад жизни, зачахли от небрежения преемников царственного реформатора. К середине XVIII в. российская экономика переживала упадок, что привело к падению международного престижа страны. Россию того времени можно сравнить с неким бесформенным сооружением, оставшимся после чудесного фейерверка. От многих огненных затей Петровской эпохи не осталось почти ничего. Правительство императрицы вынуждено было реально оценить экономическое положение страны и её военный потенциал. Некогда завоёванные Петром I земли по южному и западному побережью Каспийского моря при Анне Иоанновне пришлось вернуть Персии. Зато в Малороссии (Украине) удалось достичь определённого успеха. После смерти в 1734 г. гетмана Даниила Апостола выборы нового гетмана не состоялись. Вновь учреждённый «гетманский уряд» в составе шести человек — трёх великороссиян и Анна Иоанновна рвёт «кондиции». 75
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ трёх малороссиян — под присмотром сената управлял Украиной. В польских делах, которые в прошлом, XVII столетии приносили России немало хлопот, также удалось добиться известных результатов: на польский престол при поддержке России и Австрии был посажен сын умершего Августа II, Август III. Его соперник, Станислав ДИПЛОМАТЫ О ВОСШЕСТВИИ НА ПРЕСТОЛ АННЫ ИОАННОВНЫ Обстоятельства, при которых Анна Иоанновна была провозглашена императрицей, волновали не только её соотечественников. Ими интересовались правительства европейских государств. Иностранные посланники в России внимательно наблюдали за событиями, происходившими при русском дворе, и старались как можно точнее изложить увиденное и услышанное в своих донесениях. Так, испанский посол барон де Босворт 20 января 1730 г. писал королю Филиппу V из Москвы: «Хотя принцесса Анна, герцогиня Курляндская, провозглашена и признана царицей, но ешё сомневаются, примет ли она выбор, потому что этот выбор сделан с некоторыми ограничениями, несколько тяжёлыми. Но я не сомневаюсь, что примет, потому что, не говоря уже о приятности царствовать, однажды получивши власть, она легко сбросит иго (верховников. — Прим. ред.)...». Французский посол Маньян, коллега Босворта по дипломатическому корпусу, сообшал своему правительству 22 января 1730 г.: «Относительно намерений старинных русских фамилий известно, что они воспользуются столь благоприятной конъюнктурой, чтобы избавиться от того ужасного порабощения, в котором находились поныне, и поставят пределы той безграничной власти, в силу которой государи могли по своей доброй воле располагать жизнью и имением своих подданных, без различия в составе и форме суда, так что в этом отношении вельможи русского государства не имели сравнительно с простым народом никаких преимуществ, которые ограждали бы их от кнута и лишения всех чинов и должностей». А 12 февраля 1730 г. прусский посол фон Мардефельд писал королю Фридриху Вильгельму I: «Если императрица сумеет хорошо войти в своё новое положение и послушается известных умных людей, то она возвратит себе в короткое время полное самодержавие, ибо русская нация хотя много говорит о свободе, но не знает её и не сумеет воспользоваться ею». В середине апреля того же года испанский посол сообшал: «Чего ждали для фамилии Долгоруковых, то случилось прошлую неделю. Эта фамилия совершенно убита. Князь Алексей Долгоруков и его сын Иван — оба фавориты покойного царя — лишены всех почестей, должностей и орденов и сосланы в Сибирь со своими жёнами и детьми. Князя Василия Долгорукова, бывшего министра Верховного Совета и посланника в Дании, Франции, Польше и Швеции, также лишили всех должностей и сослали в Сибирь. Князя Михаила Долгорукова, брата фельдмаршала, послали в Персию. Князей Сергея и Ивана Долгоруковых, братьев Алексея Долгорукова, сослали в Сибирь. Генерала Бутурлина сослали в Персию, а генерала Еропкина — в провинцию Гилянь. Уже все эти несчастные отправились, никто не пожалел о них, потому что, когда они были в счастии, они не старались приобрести себе друзей». Лещинский, бежал в Данциг. Русская армия под командованием П. Ласси и Б. Миниха осадила город. Данциг сдался после 135-дневной осады, заплатив России контрибуцию в миллион червонцев. В октябре 1735 г. корпус под командованием генерала Н. М. Леонтьева был отправлен в Крым. Начиная военные действия против Турции, Россия стремилась вернуть земли, потерянные Петром I после неудачного Прутского похода. Время выбрали благоприятное: турецкий султан воевал с Персией, а крымский хан с основными силами пытался покорить дагестанские аулы. Однако предпринятый поход оказался неудачным из- за больших людских потерь. На следующий год русская армия заняла турецкую крепость Азов. Одновременно войска под командой генерал-фельдмаршала Миниха овладели Перекопом и дошли до Бахчисарайских теснин в Крыму. Год спустя Миних взял Очаков. Оставив там гарнизон, он двинулся на юго-запад, одержал победу при Ставучанах, захватил турецкую крепость Хотин. Вступив в Яссы, генерал-фельдмаршал принял от светских и духовных чинов Молдавии изъявление покорности императрице Анне. Эти победы давались дорогой ценой: войска не только несли огромные потери во время боёв, но и страдали от нехватки разного рода припасов, медикаментов, одежды — в казне не хватало денег. Солдаты, измученные длительными переходами по дикой, безлюдной местности, из-за отсутствия воды и дров не могли готовить горячую пишу. Свирепствовала малярия, больных и раненых негде было оставить. Обременённая огромным обозом, армия с трудом продвигалась вперёд. Тем временем султан окончил войну с Персией и получил возможность двинуть все свои войска навстречу русским, стремительно терявшим боеспособность. Австрия, союзник России, за три года достигла больших успехов в военных действиях против турок и сумела в 1739 г. в Белграде заключить с Турцией выгодный сепаратный мир. России ничего 76
АННА ИОАННОВНА. НИЗВЕРЖЕНИЕ «ВЕРХОВНИКОВ» Итальянская труппа при дворе Анны Иоанновны. не оставалось, как также подписать мир, но на невыгодных для себя условиях. По Белградскому мирному договору к России переходили Азов и Таганрогский порт, которые не должны были укрепляться и обустраиваться. Россия не могла иметь свой флот на Чёрном море, но ей разрешалось использовать для торговых перевозок турецкие корабли. Россия получила право построить крепость на донском острове Черкасск, а Турция — на Кубани. Страна с трудом переносила эти испытания. Взрослое население Российской империи сокращалось, тяжёлые подати и повинности разоряли людей, заставляя их покидать обжитые места. Правительство пыталось так или иначе стабилизировать положение и прежде всего наладить отчётность, ибо «сполна ли в сборе и что в доимке осталось — неизвестно, потому что из многих губерний и провинций рапортов не прислано». С момента вступления Анны Иоанновны на престол её беспокоил вопрос о престолонаследии. Незадолго до кончины она объявила наследником престола младенца Иоанна Антоновича — сына своей племянницы Анны Леопольдовны и принца Антона Ульриха Брауншвейг-Бевернского (ребёнок родился 12 августа 1740 г.). Вскоре после этого она почувствовала себя дурно. Лечивший её врач объявил, что положение императрицы безнадёжно. Анна Иоанновна позвала к себе Бирона и, показав ему документ, по которому он становился регентом при младенце-императоре, сказала, что, по её мнению, это его смертный приговор. Утром 17 октября императрица велела позвать духовенство и попросила читать отходную. «Простите все», — сказала она и испустила дух. Анна Иоанновна придала своему двору пышность, построила императорский дворец, пополнила гвардию Измайловским и Конногвардейским полками, значительно увеличила артиллерию, содержала в изрядном состоянии войско. Умирая, она оставила в государственной казне 2 млн рублей наличными. Большинство историков XIX и XX вв. представляли десятилетие правления Анны Иоанновны как самый мрачный период в истории России. Им не нравилось всё: она сама, её приход к власти, нравы и обычаи двора, внешняя и внутренняя политика. Между тем современник Анны Иоанновны историк М. М. Щербатов писал "^ЗЯрг-5 Е. Чемесов. Портрет Б. К. Миниха. 77
ЭПОХА ДВОР1_ЮВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ
АННА АЕОПОАЬДОВНА о ней: «Ограниченный ум, никакого образования, но ясность во взглядах и верность в суждениях; постоянное искание правды; никакой любви к похвале, никакого высшего честолюбия, поэтому никаких стремлений делать великое, создавать, устанавливать новые законы; но известный методический ум, большая любовь к порядку, постоянная забота никогда ничего не делать поспешно и не посоветовавшись со знающими людьми, принимать всегда разумные и мотивированные решения; достаточная для женщины деловитость, довольно сильная любовь к представительству, но без преувеличения». ИЗ ОДЫ БЛАЖЕННОЙ ПАМЯТИ ГОСУДАРЫНЕ ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ (на победу над турками и татарами и на взятие Хотина 1739 года) ...Любовь России, страх врагов, Страны полночной Героиня, Селми пространных морь брегов Належла, ралость и богиня, Велика Анна, ты лоброт Сияешь светом и шелрот, — Прости, что раб твой к громкой славе, Звучит что крепость сил твоих, Прилать лерзнул некрасной стих В полланства знак твоей лержаве. (М. В. Ломоносов. 1739 г.) АННА ЛЕОПОЛЬДОВНА (1718—1746) Будущая российская правительница Анна Леопольдовна родилась в 1718 г. в немецком городе Ростоке и была названа Елизаветой Екатериной Христиной. Её родители — герцог Карл Леопольд Мекленбург-Шве- ринский и герцогиня Екатерина Иоанновна, дочь царя Ивана (Иоанна) V, племянница Петра I, — были людьми, получившими совершенно различное воспитание. Их брак, заключённый по политическим мотивам, оказался несчастливым. Екатерина Иоанновна умоляла Петра I разрешить ей оставить мужа и вернуться на родину. Царь согласился, досадуя, однако, что своенравная и легкомысленная женщина разрушила его замысел — союз России и Мекленбурга. ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ АННЫ ЛЕОПОЛЬДОВНЫ В 1722 г. Екатерина Иоанновна вернулась в Россию с маленькой дочерью. Их взяла под свою опеку стареющая царица Прасковья Фёдоровна, вдова Ивана V. В Петербурге герцогиня Мекленбургская, пытаясь забыть тоску и унижения шестилетнего замужества, устраивала бесконечные балы и пиры, оправдывая данное ей современниками прозвище Дикая Герцогиня. Царица же занялась воспитанием внучки — поручила её заботам «комнатной» девушки, обученной светским манерам и грамоте. Трудно предугадать, к чему привёл бы такой метод обучения и воспитания, но в 1723 г. царица Прасковья Фёдоровна умерла и Елизаветой больше никто не интересовался. Маленькая герцогиня подрастала, забытая родственниками. Судьба девочки изменилась после воцарения на престоле Анны Иоан- новны, её тётки. Императрица, уважавшая родню, приблизила к себе старшую сестру Екатерину Иоанновну и обратила внимание на её 12-летнюю дочь. К девочке были приставлены учителя и опытная воспитательница мадам Адеркас, в которой нашли «благоразумие, прелесть души, начитанность и высокое умственное Крымские походы Б. К. Миниха. 79
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Неизвестный художник. Портрет Анны Леопольдовны. развитие». Повзрослев, Елизавета превратилась в избалованную, тщеславную светскую девушку. Она презирала всякий труд, в том числе и умственный. Дворец тётки и её окружение составили тот мир, в котором Елизавета стала созданием модного салонного воспитания. Подходящего общества для молоденькой герцогини не находилось, она вынуждена была проводить время среди людей много старше себя и иных вкусов. Постоянно погружённая в мечты, девушка не интересовалась ни страной, где жила, ни её народом. Она была равнодушна даже к заботам тётки. В грёзах ей рисовался прекрасный возлюбленный, способный внушить пылкие чувства. Однако в её жизнь вмешалась политика. НЕСЧАСТЛИВОЕ ЗАМУЖЕСТВО Императрица Анна Иоанновна была бездетна. К кому после неё перейдёт российский престол? Этот вопрос не мог её не волновать. Она не знала характера, стремлений, возможностей племянницы и не воспринимала её как свою преемницу. Поэтому царица решила поскорее найти Елизавете супруга и надеялась, что у них родится мальчик. Он получит воспитание, достойное царевича, и будет объявлен наследником престола. Императрица немедленно приступила к исполнению задуманного. В 1733 г. Елизавета приняла православие, получив в честь тётки новое имя — Анна. Принцесса, которую отныне стали официально именовать Анной Леопольдовной (по имени отца Карла Леопольда), живо интересовалась будущим замужеством. Императрица выбрала ей в мужья принца Антона Ульриха Бра- уншвейг-Бевернского. Но принцу не повезло, у него оказался соперник — граф Карл Мориц Линар, посол саксонского курфюрста. Светский щеголь произвёл неотразимое впечатление на Анну Леопольдовну, которая стала откровенно пренебрегать женихом. Дело зашло так далеко, что пришлось вмешаться самой Анне Иоанновне: графа Ли- нара срочно отозвали, а Анне Леопольдовне было приказано идти под венец с нелюбимым Антоном Ульрихом. Пышная свадьба состоялась летом 1739 г. Анну Леопольдовну сопровождала сама императрица. Они ехали в огромной открытой карете, позолоченной и искусно украшенной. Их окружали всадники на роскошно убранных иноходцах, множество лакеев в ливреях шитых золотом, скороходы и пажи. Свадебная церемония длилась с девяти утра до позднего вечера, а празднества по случаю бракосочетания продолжались целую неделю. Сменяли друг друга парадные выезды, выходы, балы, концерты. Молодые были всё время на виду, везде присутствовали и соблюдали торжественный церемониал. Одно из его предписаний требовало носить придворное платье из затканной золотом парчи, весьма плотной и необычайно тяжёлой. Корсаж платья, как броня, сковывал тело, не позволяя свободно дышать и двигаться. Высокая причёска из собственных и накладных волос на специальном каркасе, обвитая нитями 80
АННА АЕОПОАЬДОВНА из драгоценных камней, весила не один килограмм. В августе 1740 г. у Анны Леопольдовны и Антона Ульриха родился сын-первенец, названный Иоанном в честь прадеда — царя Ивана Алексеевича, старшего брата Петра I. О рождении принца возвестил артиллерийский залп. НЕДОЛГОЕ ПРАВЛЕНИЕ Вскоре Анна Иоанновна издала манифест, в котором назначила принца законным наследником императорского престола. В октябре 1740 г. императрица умерла. Младенец Иоанн был объявлен императором Иоанном VI (Иоанном Антоновичем), а всесильный приближённый Анны Иоанновны Бирон — регентом. Российское общество высказывало недовольство таким возвышением ненавистного фаворита. Гвардия роптала. Антон Ульрих попытался заявить о своём праве стать правителем при малолетнем сыне. Однако Бирон на заседании Верховного тайного совета публично обвинил его в посягательстве на власть. После угроз и оскорблений регент недвусмысленно предупредил: пусть Антон Ульрих принц и отец императора, но вместе с тем и его подданный. А потому следует принцу смириться с существующим положением вещей и сохранять верность Иоанну VI. Отношения Антона Ульриха и Анны Леопольдовны с Бироном никогда не были дружественными или хотя бы уважительными. Супруги желали любой ценой избавиться от диктата регента. Когда ничего не получилось у Антона Ульриха, за дело взялась Анна Леопольдовна. Она составила заговор с фельдмаршалом Бурхардом Кристофом Минихом, и тот арестовал Бирона со всей его семьёй. Так Анна Леопольдовна оказалась во главе государства с титулом правительницы. От имени сына Иоанна Антоновича она издала указ, в котором жаловала Антону Ульриху звание генералиссимуса. Однако самолюбие принца не было удовлетворено. Он хотел управлять страной, посещал Военную коллегию, требовал отчёты и документы о текущих делах. Терпением и выдержкой принц постепенно добивался своего: окружающие привыкали видеть в нём правителя. Но Анна Леопольдовна не желала терпеть рядом с собой нелюбимого мужа и делить с ним власть. По-прежнему она почти всё время проводила во дворце. В окружении доверенных лиц, лёжа на софе, правительница обсуждала мельчайшие детали собственных костюмов, нарядов для годовалого Иоанна Антоновича и его новорождённой сестры, принцессы Екатерины. Вечера проводила за карточным столом. Возвращённый к русскому двору милый сердцу Анны граф Линар, австрийский и английский послы, а также фаворитка императрицы Юлиана Менгден составляли ей компанию. Других придворных на такие вечера не приглашали. Иногда Анне Леопольдовне приходилось заниматься и делами государственными. Появлялись министры с ворохом бумаг, и она только горестно вздыхала. Управлять страной Анна Леопольдовна Анна Иоанновна и Анна Леопольдовна в карете. 0 V* £#%. ; v с # 81
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ АНТОН УАЬРИХ (1714—1774) БРАУНШВЕИГ-БЕВЕРНСКИИ Антон Ульрих появился на свет в семействе герцога Фердинанда Альбрехта Брауншвейг-Бевернского, правителя небольшого немецкого государства. Русская императрица Анна Иоанновна выбрала принца в супруги для своей племянницы Анны Леопольдовны Мекленбургской и пригласила его в Петербург, куда он и прибыл в 1733 г. Антон Ульрих, невысокий худошавый светловолосый юноша, был робок и от волнения немного заикался. Кроме родного немецкого он знал и французский язык. Государыня приветливо встретила Антона Ульриха. По приказанию Анны Иоанновны жениха и невесту начали вместе обучать у духовника принцессы — Феофана Прокоповича: будущим супругам нужно было привыкнуть друг к другу. Почти одновременно с принцем при русском дворе появился саксонский посланник граф Аинар. Он пленил Анну Леопольдовну привлекательной внешностью и изысканными манерами. К жениху принцесса стала относиться подчёркнуто холодно, даже с презрением. Шесть лет длилось мучительное жениховство принца. Он страдал от пренебрежения невесты, грубости и жестокого обхождения придворных. Особенно оскорбительно вёл себя с ним всесильный Э. И. Бирон (1690—1772). В своё время он пытался женить на Анне Леопольдовне собственного сына, но этому воспротивилась императрица, и фавориту пришлось уступить. Подобного поражения Бирон не мог простить Антону Ульриху и до конца оставался его врагом. В эти годы Антон Ульрих воевал волонтёром в русской армии под знамёнами фельдмаршала графа Б. К. Миниха, прослыл человеком неустрашимым и отличился при взятии турецкой крепости Очаков. Наконец в историю затянувшегося сватовства Антона Ульриха вмешалась Анна Иоанновна. Графа Линара отослали на родину, после чего был назван день венчания. После свадьбы молодым супругам назначили ежегодное содержание в 200 тыс. рублей и официально утвердили их статус при дворе. 12 августа 1740 г. у Анны Леопольдовны и Антона Ульриха родился первенец, которого ожидали с нетерпением. Через два месяца императрица объявила его наследником престола. Вскоре она умерла, и Анна Леопольдовна стала правительницей при малолетнем сыне- императоре. А в этом же году Антон Ульрих был провозглашён генералиссимусом российских войск и вскоре получил титул Императорское Высочество. Однако в результате переворота в пользу Елизаветы Петровны Брауншвейгское семейство отправилось в далёкую ссылку. Смерть Анны Леопольдовны ничего не изменила для Антона Ульриха и четверых детей, трое из которых появились на свет уже после ареста отца и матери. Антон Ульрих пытался убедить Елизавету, что ни он, ни его дети не представляют для неё никакой опасности; клялся, что никто из них никогда не будет претендовать на российский престол. Всё напрасно: их стерегли ешё строже. В 1762 г. к власти пришла Екатерина II. Содержание Браун- швейгского семейства сразу значительно улучшилось. Более того, Екатерина II предложила Антону Ульриху свободу. Он мог ехать в свои владения, но дети его должны были оставаться в России в том же положении. Принц предпочёл неволю. И вновь он обратился к импе- явно не умела. Этим воспользовалась её ближайшая родственница цесаревна Елизавета Петровна. В ночь с 24 на 25 ноября 1741 г. был совершён государственный переворот. Анну Леопольдовну с семейством арестовали. Елизавета провозгласила себя императрицей. Анне Леопольдовне время от времени сообщали о подозрительном поведении цесаревны и её окружения. Но правительница не придавала значения слухам. Затем Антон Ульрих стал убеждать её арестовать Лестока, личного медика Елизаветы, который вызывал сильное подозрение. Анна, рассердившись, запретила впредь касаться этой темы. Почему Анна Леопольдовна так упорно не верила предупреждениям о грозящей ей опасности? Может быть, зная с детства свою двоюродную тётку Елизавету, весёлую, взбалмошную, ласковую к ней, Анне, а потом и к её сыну, она не верила в коварные замыслы принцессы? Или думала, что Елизавета, рождённая до официального брака Петра I и Екатерины Алексеевны, не посмеет посягать на законные права матери царствующего императора? Но настало время, когда и Анна Леопольдовна не могла не заметить подозрительного поведения тётки. Анна и Елизавета объяснились 23 ноября. С обеих сторон было высказано много упрёков, обвинений, оправданий. В конце концов тётка и племянница, расплакавшись, обнялись. Во всём они обвиняли недоброжелателей, которые хотели их ссоры. Успокоенная, Анна Леопольдовна удалилась к себе. Елизавета же поняла: давно задуманный переворот нельзя более откладывать. ГОДЫ ссылки Елизавета долго размышляла о том, как поступить с арестованными родственниками. Сопровождаемое конвоем Брауншвейгское семейство повезли из Петербурга в Ригу. Первоначально думали отправить их в Германию, сохранив за Анной Леопольдовной и Антоном Ульрихом 82
АННА ЛЕОПОЛЬДОВНА все награды и фамильные драгоценности. В Риге Анна Леопольдовна подписала присяжный лист на верность императрице в надежде, что это ускорит их освобождение и отъезд из России. Однако Елизавета переменила своё решение. До 1744 г. пленники оставались под охраной в окрестностях Риги, а потом их выслали в город Ранненбург Рязанской губернии, где когда-то было имение А. Д. Мен- шикова. Оттуда Брауншвейгское семейство отправили в Соловецкий монастырь, предварительно отняв у Анны Леопольдовны старшего сына — своего первенца она больше никогда не видела. Их везли без остановок, в закрытых возках, по плохим дорогам, в снег и дождь. Но на Соловецкие острова они так и не попали. Из-за морозов была сделана остановка в Холмогорах, где пленники и остались. Их разместили в архиерейском доме. Анна Леопольдовна и не подозревала, что её сын-император находится здесь же, рядом. Его судьба осталась для родителей неизвестной. Лишь в начале ратриие, называя себя и своих детей «пылью и прахом» у её ног. Ешё и ешё раз уверял Екатерину в том, что его лети невинЪвны. Почти в кажлом обращении к императрице он просил как о единственной милости позволения учить детей чему-нибудь. Екатерина любезно отвечала ему, что нужно подождать ешё немного. Со временем к просьбам отца присоединили свои послания и дети. Они красиво писали и умно излагали мысли. Екатерина была удивлена. Граф Панин, ведавший делами Брауншвейгской фамилии, в своих письмах к архангельскому гражданскому губернатору Головиыну спрашивал, кто же всему этому научил детей Антона Ульриха. И Го- ловиын отвечал, что, по словам их отиа, дети учились русской грамоте по церковным книгам, «указам, челобитным и ордерам». Антон Ульрих так и не дождался от императрицы освобождения своей семьи. Здоровье его ухудшалось. Он стал терять зрение и в конце концов ослеп. Когда Антон Ульрих умер (по некоторым данным — в 1776 г.), его тело в простом деревянном гробу опустили в могилу, вырытую караульными солдатами во дворе архиерейского дома в Холмогорах, где долгие годы прожил Антон Ульрих с семейством. Солдатам было строго приказано молчать как о смерти принца, так и о месте его погребения. А что же дети Антона Ульриха и Анны Леопольдовны? В 1 778 г. в Холмогоры приехал генерал-губернатор Архангельского края Мель- гунов, на чьём попечении находились оставшиеся в живых узники. В послании к императрице он описал их внешность. Екатерине — 38 лет, и она похожа на отца, но полученная в младенчестве во время ареста травма навсегда сделала её глухой, кривобокой и косноязычной. Поэтому братья и сестра объясняются с ней знаками и мимикой. Принцессе Елизавете 36 лет, ростом и лицом она похожа на мать, а своим умом и обхождением превосходит сестру и братьев, которые ей во всём повинуются. Пётр, 35 лет, горбат и крив. Алексей, 34 лет, белокур и молчалив, а поведение их «прилично только малым детям». Прошаясь с Брауншвейгским семейством, Мельгунов спросил об их желаниях. Принцесса Елизавета за всех ответила, что, когда был жив отец, им хотелось «вольности, а теперь они ничего не хотят». «Мы здесь родились, — говорила Елизавета, — привыкли и застарели, теперь большой свет не только для нас не нужен, но и будет тягостен; мы даже не знаем, как обходиться с людьми, а научиться тому уже поздно». Прошло несколько лет. У императрицы было уже двое внуков, великие князья Александр и Константин. Династия упрочилась. Теперь уже никто не стал бы всерьёз рассматривать принцев Браун- швейгских в качестве претендентов на российскую корону. И Екатерина решила их отпустить. Весной 1780 г. она обратилась к королеве Дании и Норвегии Юлиане Марии, сестре Антона Ульриха, с предложением прислать к ней детей её брата. Она обешала выплачивать им достойные пенсии и в дальнейшем выполнила своё обязательство. В ночь с 26 на 27 июня того же года принцев и принцесс Браун- швейгских под усиленной охраной, тайно отправили на речном судне по Двине из Холмогор в Новодвинскую крепость. Оттуда они отплыли на корабле «Полярная звезда» в норвежский порт Берген. Только к середине октября семейство наконец добралось до маленького ютландского городка Горсенса, который был выбран местом их жительства. Антон Ульрих в Петербурге по приглашению Анны Иоанновны.
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Арест Анны Леопольдовны. 1756 г. по распоряжению императрицы мальчика тайно увезли из Хол- могор в Петербург. В ссылке муж неоднократно укорял Анну в том, что она не заботилась о безопасности и благополучии как собственном, так и императора. На упрёки бывшая правительница неизменно отвечала: она не видит поводов для раскаяния, так как ей удалось предотвратить кровопролитие. Несчастная женщина проявляла удивительную твёрдость духа в постигших её бедах. Умерла Анна Леопольдовна в 1746 г. от родильной горячки, оставив на руках Антона Ульриха четверых детей. Тело её по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны привезли в Петербург и похоронили с почестями в Александро-Невской лавре. Со смертью Анны Леопольдовны трагедия Брауншвейгского семейства не закончилась. Её мужу и детям предстояло прожить в заключении ещё долгие годы, а обретя свободу, тяготиться ею, привыкнув к плену, и вспоминать о прошлом как о счастливых временах. ИОАНН АНТОНОВИЧ. ДЕРЖАВНЫЙ MAAAEHEU (1740—1764) Наследник российского престола Иоанн Антонович родился 12 августа 1740 г. Императрица Анна Ио- анновна, не знавшая, кому передать престол, бездетная и тяжело больная к тому времени, долго ждала этого события. Вскоре императрица умерла. Согласно манифесту, изданному Анной Иоанновной в 1731 г., Иоанн Антонович стал самодержцем всероссийским Иоанном VI. До его совершеннолетия правителем назначался фаворит императрицы — Бирон. Его правление продолжалось менее месяца, затем он был арестован и отправлен в ссылку. Правительницей России была объявлена мать Иоанна — Анна Леопольдовна Брауншвейг-Бевернская. На роль главы такого государства, как Россия, Анна Леопольдовна подходила менее всего: она не знала, что делать с полученной властью, и откровенно тяготилась государственными обязанностями. Заботы о собственном ребёнке представлялись ей куда важнее государствен- 84
ИОАНН АНТОНОВИЧ. ДЕРЖАВНЫЙ MAAAEHEU ных дел. Мать наследника престола без конца заказывала различную мебель для детской комнаты, придумывая, как дороже и затейливее её убрать. В покоях Иоанна Антоновича были маленькие креслица и табуреты, обитые для безопасности ребёнка мягкой фланелью, шерстью, бархатом и украшенные серебряным позументом. Когда малыш подрос и начал ходить, для него изготовили специальные детские деревянные ходульки на колесиках. Когда у Анны Леопольдовны в 1741 г. родилась дочь Екатерина, ко дню крещения малышке сшили голубое атласное платьице, крошечные чепчики из белой тафты, два верхних платья из жёлтого атласа и другие наряды. Так, в заботах о детях, скорее напоминавших игру в куклы, в светских развлечениях правительница и её семья встретили ночь с 24 на 25 ноября 1741 г., когда великая княжна Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот, оборвавший эту по-своему счастливую и беззаботную жизнь. 30 гвардейцев ворвались в покои правительницы. Они опрокинули ночник, и всё погрузилось в кромешную тьму... Проснувшиеся Анна и её супруг не могли понять, что происходит. Наконец принесли свечу. Анне разрешили одеться, а её мужа, принца Антона Ульриха, завернули в одеяло и бросили в сани, стоявшие у крыльца. Солдатам был дан приказ не будить и не пугать напрасно детей, спавших в соседней комнате. Гвардейцы столпились вокруг детских колыбелей и старались не шуметь. Так прошёл час. Наконец, маленький Иоанн зашевелился и заплакал, а солдаты стали спорить, кому нести ребёнка. Его кормилица, каждый миг ожидая расправы, взяла на руки малыша, заходившегося в крике, завернула его в полу собственной шубы и так пошла в окружении конвоя к поджидавшим их саням. Один солдат выхватил из колыбельки новорождённую сестру Иоанна, принцессу Екатерину. Он сделал это так неловко, что уронил девочку на пол, после чего она на всю жизнь осталась глухой и кривобокой. Елизавета издала несколько манифестов, доказывая, что у неё больше прав на русский престол, чем у Иоанна и его матери. Императрица публично заявила, что Бра- уншвейгское семейство будет с почётом отправлено за границу, в Германию, и даже распорядилась везти их к западной границе России. Доехали они только до Риги, где их и арестовали. С тех пор о каждом шаге и слове, произнесённом кем-либо из пленников, императрице немедленно доносили. Шли годы. Одна тюрьма сменялась другой. Когда было приказано доставить узников в Ранненбург, начальник конвоя, плохо знавший географию, чуть было не завёз их в Оренбург. Последним пристанищем Брауншвейгского семейства стал архиерейский дом в Холмогорах. Маленького Иоанна отделили от родителей. Они так и не узнали, что произошло с ребёнком, а он 12 лет прожил довольно близко от родителей, братьев и сестёр, даже не догадываясь об этом. В 1756 г. Иоанна привезли в Шлиссельбургскую крепость. Там его пытались убедить в том, что он не император Иоанн, а просто сын неизвестных родителей и зовут его Григорий. Но он упорно твердил своё: «Я — Иоанн, самодержец всея Руси». В один из дней 1756 г. Елизавета пожелала посмотреть на Иоанна. Она увидела плохо одетого юношу, Анна Леопольдовна с императором Иоанном Антоновичем на руках. Литография. 85
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Арест Э. И. Бирона. худощавого, с белокурыми волосами, матово-белой кожей, орлиным носом и большими серо-голубыми глазами. Сильно заикаясь, он говорил, что «Иоанн умер, а сам он — небесный дух». Императрица сочла его душевнобольным. Охранники каждый раз доносили, что «арестант здоров, только в уме помешался». В доказательство они сообщали, что временами заключённый буйствует, бросается на караульных, кричит и бранится с ними. Когда к власти пришла Екатерина II, она поручила наблюдение за Иоанном Антоновичем крупному государственному деятелю Н. И. Панину, который составил подробную инструкцию, как содержать узника. В ней особо оговаривалось, что при попытке освободить его, предпринятой кем-либо, охрана должна немедленно умертвить арестанта. Казалось, правительство сделало всё, чтобы забылось само имя Иоанна, но это было не так. Любой человек, сколько-нибудь недовольный правлением императрицы Елизаветы Петровны, а потом и Екатерины Алексеевны, вспоминал о нём. Находились и те, кто пытался перейти от слов к делу. В 1742 г. камер-лакей Александр Турчанинов составил заговор. Его участники намеревались низложить Елизавету и её наследника Петра Фёдоровича и возвратить престол законному императору Иоанну. Заговор раскрыли, Турчанинов был бит кнутом и с вырванными ноздрями и языком сослан далеко в Сибирь, в Охотский острог. Через некоторое время ко двору прусского короля, сильнейшего в Германии правителя Фридриха II, женатого на родной тётке несчастного Иоанна Антоновича, бежал тобольский купец Иван Зубарев. Он намеревался поднять бунт среди раскольников, живших в Архангельском крае. А в это время немцы под видом купцов приплыли бы морем к Архангельску и освободили Иоанна Антоновича. Пруссия не пошла на эту авантюру. В правление Екатерины II пленника вновь пытались освободить. Подпоручик Смоленского пехотного полка Василий Яковлевич Мирович, нёсший службу в Шлиссельбургской крепости, и его друг поручик Вели- колуцкого пехотного полка Аполлон Ушаков задумали вернуть императорскую корону Иоанну. Они договорились осуществить свой план (вызволить из темницы Иоанна), когда Екатерина II отлучится из Петербурга. Мирович должен был составить подложный указ от имени императрицы и передать его Ушакову. Предполагалось, что в форме подполковника тот явится в крепость во время дежурства Мировича и потребует по поддельному указу передать ему заключённого. Однако их план неожиданно расстроился: Ушаков погиб. Тогда Мирович решил действовать самостоятельно. В ночь своего дежурства
ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ с 4 на 5 июля 1764 г. он попытался договориться с охранявшими Иоанна офицерами. Те уклонились от разговора и дали знать властям. Тогда Мирович скомандовал солдатам: «К ружью!». Мирович поставил караульных у всех ворот Шлиссельбургской крепости, приказав никого не впускать. Вышедшего на шум коменданта крепости полковника Бередникова он ударом кулака свалил с ног. Собравшимся солдатам зачитал собственноручно написанный манифест как бы от имени Иоанна Антоновича — законного императора. Затем, подкатив крепостную пушку, он вместе с солдатами попытался взять штурмом помещение, где содержался несчастный узник. Охрана поняла, что ей не выдержать натиска Мировича, и стала действовать по инструкции: Иоанн был убит. Мирович сдался подошедшим к крепости правительственным войскам. Своим соучастникам-солдатам он сказал, что за всё будет отвечать один. Его судили и приговорили к смертной казни. Г. Р. Державин, который был очевидцем расправы, спустя некоторое время писал: «Народ, стоявший на высотах домов и на мосту, не обыкший видеть смертной казни и ждавший почему-то милосердия государыни, когда увидел голову в руках палача, единогласно ахнул и так содрогся, что от сильного движения мост поколебался и перила обвалились». Княгиня Е. Р. Дашкова утверждала, что за границей случившееся приписывали ужасной интриге Екатерины II, которая обещаниями облагодетельствовать Мировича склонила его на этот поступок, а затем предала поручика. Тело Иоанна Антоновича, которому в момент смерти не исполнилось и 24 лет, тогда же было тайно погребено в Шлиссельбургской крепости, чтобы никто и никогда не нашёл его могилы. Свидание императрицы Елизаветы Петровны и Иоанна Антоновича. ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯШНОЕ ПРАВЛЕНИЕ (1709—1761) Дочь Петра I и будущей императрицы Екатерины Алексеевны появилась на свет 18 декабря 1709 г. В этот день русские войска, победители в Полтавском сражении, развернув знамёна, торжественно вступали в Москву. Получив радостное известие о рождении дочери, Пётр устроил в её честь трёхдневное празднество. Царь очень любил свою вторую семью. Привязанность к близким у него, человека властного и сурового, принимала порой трогательные формы. В письмах к жене он передавал привет «четверной лапушке» — это было семейное прозвище Елизаветы в ту пору, когда она ещё ползала на четвереньках. Летом 1710 г. Пётр плавал по Балтике на паруснике «Лизетка» — так 87
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ И. Никитин. Портрет Елизаветы Петровны (левочки). Елизавета Петровна во главе гвардейцев на пути в Зимний лвореи. он называл крошечную цесаревну. В возрасте двух лет она вместе с четырёхлетней сестрой Анной присутствовала на свадьбе своих родителей. Пётр рано начал отдельно писать царевнам, поощряя их подобным образом к овладению грамотой. Елизавета научилась читать и писать, когда ей не исполнилось и восьми лет. Пётр I видел в своих дочерях орудие дипломатической игры и готовил их к династическим бракам, чтобы укрепить международное положение России. А потому он прежде всего обращал внимание на изучение ими иностранных языков. Елизавета в совершенстве знала французский, говорила на немецком и итальянском языках. Кроме того, царевен обучали музыке, танцам, умению одеваться, этикету. С детства Елизавета страстно полюбила танцы, и в этом искусстве ей не было равных. Ещё в 1720 г. отец попытался устроить брак Елизаветы с французским королём Людовиком XV, её одногодком. Но в Версале сдержанно отнеслись к предложению русской стороны из-за происхождения царевны: её мать была простолюдинка, в момент рождения дочери не состояла в браке с царём. Позднее Елизавета была сговорена за Карла Августа Голштинского, но он умер, так и не успев стать её мужем. Положение юной Елизаветы при дворе и в государстве резко изменилось в 1727 г. Прежде жизнь походила на сказку. Её окружало молодое общество, где она царила не только по праву высокого происхождения, но и благодаря личным достоинствам. Быстрая на выдумки, приятная в обхождении, Елизавета была душой этого общества. От родителей она получала достаточно денег, чтобы удовлетворить свою страсть ко всякого рода развлечениям. В её окружении всё бурлило весельем, она была вечно занята: поездки по Неве и за город, маскарады и балы, постановки спектаклей, музицирование, танцы... Это непрерывное и безоглядное упоение жизнью кончилось, когда умерла мать Елизаветы, императрица Екатерина I. При дворе Анны Иоанновны цесаревне оказывались полагающиеся ей почести. Однако Елизавета чувствовала себя чужой в царском семействе. Отношения её с двоюродной сестрой-императрицей не отличались теплотой. Анна Иоан- новна назначила Елизавете более чем скромное содержание, и царевна, ранее не знавшая счёта деньгам, теперь постоянно испытывала в них нужду. Предполагают, что императрица не могла забыть своего унизительного положения в Митаве, когда она из-за вечной нехватки средств весьма часто обращалась с мольбами о помощи к родителям Елизаветы и далеко не всегда получала просимое. А потому и царевне при ней жилось несладко. Раздражала некрасивую и тучную Анну редкая привлекательность молодой кузины. Грациозная, всегда со вкусом одетая и остроумная, Елизавета блистала на придворных церемониях и празднествах. Рядом с ней необщительная и хмурая императрица сильно проигрывала. И наконец, Анну Иоанновну тревожили права Елизаветы на российскую корону. Императрица видела в своей родственнице серьёзную
ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Парадный въезд императрицы Елизаветы Петровны в Москву. Гравюра середины XVIII в. Неизвестный художник. Портрет Елизаветы Петровны. соперницу и не на шутку опасалась государственного переворота в её пользу. Анна распорядилась установить за цесаревной слежку. Чтобы избавиться от Елизаветы, её хотели либо выдать замуж куда-нибудь подальше от Петербурга и за «безопасного» принца, либо насильно сделать монахиней. Подходящего жениха так и не подыскали. А угроза пожизненного заточения в монастыре для Елизаветы стала кошмаром, от которого она избавилась, только взойдя на престол. Цесаревна вынуждена была вести себя крайне осторожно. Любое необдуманно сказанное слово — ею или кем-то из близких ей людей — могло привести к катастрофе. Она подчёркнуто не интересовалась политикой. И тем не менее опасения Анны Иоанновны не были лишены основания хотя бы потому, что дочь Петра I любили в гвардии. Она часто посещала казармы Преображенского и Семёновского полков. Знакомые гвардейские офицеры и солдаты нередко просили Елизавету быть крёстной матерью их детей, и она охотно выполняла их пожелания. Именно в среде гвардии Елизавета нашла своих горячих сторонников, с помощью которых в ноябре 1741 г. захватила власть в государстве. ИМПЕРАТРИЦА ЕЛИЗАВЕТА В КРУГУ ЕЁ ДОВЕРЕННЫХ ЛЮДЕЙ В обществе жила память о Петре Великом, и в годы непопулярного правления Анны Иоанновны в широких слоях столичного населения росли симпатии к его дочери — Елизавете. Она обладала весьма ценными для правителя качествами, которые выделял впоследствии 90
ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ знаменитый российский историк XIX в. С. М. Соловьёв. «Весёлая, беззаботная, страстная к утехам жизни в ранней молодости, — писал он, — Елизавета должна была пройти через тяжкую школу испытаний и прошла её с пользою. Крайняя осторожность, сдержанность, внимание, уменье проходить между толкающими друг друга людьми, не толкая их, — эти качества... Елизавета принесла и на престол... Наследовав от отца уменье выбирать и сохранять способных людей, она призвала к деятельности новое поколение русских людей, знаменитых при ней и после неё, и умела примирять их деятельность...» С первых дней правления Елизаветы при императрице сложился круг её давних приверженцев, занявших все важнейшие государственные и придворные посты. Страстная любовь к народным песням стала причиной внимания Елизаветы к Алексею Григорьевичу Разумовскому. Украинский казак, редкостный красавец, он попал в Петербург благодаря своему великолепному басу. Его взяли в придворные певчие ещё в 1731 г. Взойдя на престол, Елизавета Петровна пожаловала безродному Разумовскому графский титул и звание генерал-фельдмаршала, а в 1742 г., как утверждают многие историки, тайно с ним обвенчалась. Слухи об этом браке неизбежно рождали и легенды о якобы существовавших детях Елизаветы и Разумовского — например, княжне Таракановой и даже о целой семье Таракановых. Одним из ближайших помощников императрицы был Михаил Илларионович Воронцов. Вице-канцлер с 1744 г., он сменил А. П. Бестужева на посту канцлера империи в 1758 г. Государыня вернула из ссылки и приблизила к себе оставшихся в живых князей Долгоруковых, графа П. И. Мусина-Пушкина и нескольких других русских вельмож, пострадавших во времена правления Анны Иоанновны. Елизавета убрала иностранцев со всех ключевых постов в государстве, но вовсе не собиралась изгонять из страны иностранных специалистов, в которых остро нуждалась Россия. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ Разработка внешнеполитической программы и русская дипломатия елизаветинской эпохи в основном связаны с именем проницательного и опытного государственного деятеля канцлера Алексея Петровича Бестужева. По его инициативе весной 1756 г. для рассмотрения вопросов внешней политики и руководства боевыми действиями во время общеевропейской Семилетней войны 1756—17бЗ гг. был учреждён новый правительственный орган — Конференция при высочайшем дворе (постоянное совещание высших сановников и генералитета в составе десяти человек). С проблемами русско-шведских отношений Бестужев столкнулся в конце 1741 г., когда его назначили на пост вице- канцлера. Оправившаяся после поражения в Северной войне Швеция надеялась взять реванш и на полях сражений пересмотреть условия Ни- штадтского мира, согласно которому Россия отторгла шведские владения в Прибалтике. Летом 1741 г. началась русско-шведская война, закончившаяся полным разгромом шведской т-\ъ Коронационный бокал «Виват императрице Елизавете Петровне» Середина XVIII в. Граф М. И. Воронцов. С гравюры Г. Ф. Шмидта. 91
ЭПОХА ДВОР1-ЮВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ Титульный лист программы «увеселений» Елизаветы Петровны по случаю полписания мира со швелами. 1744 г. УВЕСЕЛЕНГЕ СОЧИНЕННОЕ И ПРЕДСТАВЛЕННОЕ отЪ ЕЯИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВСЕПрЕСВЪТлТзЙЦНЛ ДЕрЖАВН1ЬЙШ1Я ВЕЛИК1Я ГОСУДАрЫНИ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ ИМПЕрАТрИЦЫ И САМОДЕрЖИЦЫ ВСЕрОССШСК1Я и прочая, и прочая , в прочая , ФрАНЦУССКИХЪ комкдинтовЪ при ВСЕНАРОДНОМ Ь ЮрЖЕСТВОВАЫИ ЗАКЛЮТИНЫГО меи.ду ЕЯ ИМПЕРАТОРСКИ МЪ ВЕЛИЧЕСТВОМЪ и ШВЕДСКОЮ КОРОНОЮ BtiMH а го м и РА. къ мае код, Л типограф!» И*ше,-*1порч«ш АкмеШм 11:)кЪ. 17*4* Штоф. Зелёное стекло, роспись. Россия. 1742 г. армии. В августе 1743 г. в Або (Финляндия) был подписан мирный договор: шведское правительство подтвердило условия Ништадтского мира, заключённого Петром I. Семилетняя война, в которой Россия с целью территориальных приобретений сражалась на стороне Франции и Австрии против Пруссии и Великобритании, после отставки Бестужева велась уже при М. И. Воронцове — его преемнике. В начале 1758 г. русские войска вошли в Восточную Пруссию и заняли Кенигсберг. В августе следующего года в сражении при Кунерсдорфе прусская армия потерпела поражение, а в сентябре 17б0 г. русские войска вступили в Берлин, который затем вынуждены были покинуть из-за несогласованности действий союзников. Победы русской армии имели решающее значение для разгрома Пруссии, чьи вооружённые силы считались тогда лучшими в Европе. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ Вступая на престол, Елизавета провозгласила себя продолжательницей дела своего великого отца. Следование петровским «началам» обусловило, в частности, интерес императрицы к экономическим вопросам, развитию промышленности и торговли. Поощряя дворянское предпринимательство, Елизавета повелела в 1753 г. учредить Дворянский заёмный банк, выдававший ссуды помещикам под залог земли. В 1754 г. был основан Купеческий банк. Быстрыми темпами создавались новые мануфактуры (промышленные предприятия). В Ярославле и Серпухове, Иркутске и Астрахани, Тамбове и Иванове, в дворянских имениях мануфактуры производили сукно и шёлк, парусину и канаты. В помещичьих хозяйствах широкое распространение получило винокурение. Важные последствия имело решение правительства Елизаветы, принятое в 1753 г., об отмене внутренних таможенных пошлин, которые взимались по городам и дорогам России издревле. В результате этой реформы удалось покончить с экономической раздробленностью России. Это был смелый по тем временам шаг. Во Франции, например, внутренние таможни перестали существовать лишь в ходе революции конца XVIII в., а в Германии — в 30-х гг. XIX в. Елизавета значительно расширила права и вольности дворян. В частности, она отменила закон Петра I о недорослях, по которому дворяне должны были начинать военную службу с юных лет солдатами. При Елизавете детей записывали в соответствующие полки уже с рождения. Таким образом, в десять лет эти юнцы, не зная службы, становились сержантами, а в полк являлись уже 1о— 17-летними капитанами. В период правления Елизаветы Петровны сложились благоприятные условия для развития русской культуры, прежде всего науки и образования. Академия наук участвовала в организации географических экспедиций на Дальний Восток с целью подробного изучения северо-восточных границ Российской империи. В середине XVIII в. появились четырёхтомное сочинение натуралиста И. Г. Гме- 92
ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ лина «Флора Сибири» с описанием 1200 растений и первый в России этнографический труд «Описание земли Камчатки», принадлежавший перу С. П. Крашенинникова. Указ 1744 г. «О соединении в губерниях школ в одно место и обучении в них всякого чина людей...» облегчил доступ в училища детям из непривилегированных слоев населения. В 40—50-е гг. к существовавшей с 1726 г. первой гимназии в Петербурге прибавились ещё две — при Московском университете (1755 г.) и в Казани (1758 г.). В 1752 г. На- вигацкую школу, основанную Петром I, реорганизовали в Морской шляхетский кадетский корпус, где готовили офицеров российского военно-морского флота. 25 января 1755 г. Елизавета подписала указ об основании Московского университета. Распространение университетского образования в России было заветной мечтой российского учёного и просветителя М. В. Ломоносова. Склонив на свою сторону вице-канцлера М. И. Воронцова и ещё более влиятельного фаворита И. И. Шувалова, Ломоносов составил проект открытия университета в Москве. В одном ряду с этим событием стоит учреждение в 1756 г. русского профессионального театра Фёдора Волкова и Александра Сумарокова, а в 1758 г. — Академии художеств. Возникновение интереса к изящным искусствам в русском обществе времён Елизаветы Петровны напрямую связано со страстным увлечением ими самой императрицы. Можно сказать, профессиональный театр, опера, балет, хоровое пение вышли из стен её дворца. Даже в тяжёлые для молодой Елизаветы годы правления Анны Иоанновны при «малом дворе» цесаревны ставилось множество спектаклей. Участвовали в них её придворные и певчие. Пьесы были «на злобу дня». В аллегорической форме они рассказывали о печальной судьбе полуопальной царевны, политическом положении в стране. Интерес к театру Елизавета не утратила и будучи императрицей. Она наслаждалась спектаклями, даже если видела их ИВАН ИВАНОВИЧ ШУВААОВ Одной из самых ярких фигур елизаветинского царствования бесспорно был Иван Иванович Шувалов, оставивший заметный слел в истории Российской империи. Его карьера развивалась стремительно. Выходец из небогатой и незнатной дворянской семьи, он в конце 40-х гг. оказался при дворе императрицы благодаря покровительству своих двоюродных братьев: они занимали важные посты в правительстве Елизаветы Петровны. Молодой красавец паж с мягкими манерами вскоре обратил на себя благосклонное внимание 40-летней императрицы. Новый фаворит надолго сохранил влияние на Елизавету. Не занимая видного места в придворной чиновной иерархии (он упорно отвергал не раз предлагаемые ему титулы, звания, награды), Шувалов в последние годы царствования Елизаветы Петровны фактически держал в руках все нити управления империей. Без его одобрения не принималось ни одного сколько-нибудь важного решения, касавшегося внешней и внутренней политики. Особенно значительной оказалась роль Шувалова в культурной жизни русского общества. Он получил домашнее воспитание, но в дальнейшем страстная любовь к чтению сделала его одним из образованнейших людей своего времени. Отдавая дань веку Просвещения, Иван Иванович увлекался французской философией и литературой, состоял в переписке с Вольтером, оказывал поддержку некоторым отечественным журналам просветительского направления. Он собрал прекрасную библиотеку, которая постоянно пополнялась новинками из Парижа, коллекционировал произведения живописи, покровительствовал наукам и искусствам. Придавая огромное значение просветительской миссии государства, Шувалов разработал целую программу действий в этой области, отчасти выполненную им в 50-е гг. С его именем связано открытие в 1755 г. Московского университета. Хотя инициатива создания в России такого высшего учебного заведения принадлежала выдающемуся учёному, поэту и просветителю М. В. Ломоносову, без могущественной поддержки Шувалова этот проект едва ли удалось осуществить. Известна роль Ивана Ивановича как первого куратора университета: он решал разнообразные вопросы, связанные с организацией учёбы и быта студентов; добился для университета статуса автономии (независимости от местных властей). Его щедротами была основана существующая до сих пор университетская библиотека. Много сделал Шувалов и для «выращивания» отечественной художественной интеллигенции. Он был основателем и первым президентом Академии художеств, открытой в 1757 г. Он пригласил из-за рубежа высокопрофессиональных мастеров и наладил процесс обучения. Академия получила от него в дар библиотеку и коллекцию живописи из 104 полотен выдающихся европейских художников. Этот вельможа обладал удивительной способностью находить и пестовать таланты. Одним из таких открытий стал придворный истопник Федот Шубин — в будущем знаменитый скульптор. Шувалов планировал организовать в России систему высшего образования, а для подготовки к изучению университетских дисциплин — сеть общеобразовательных школ (гимназий) в губернских городах. Но осуществить свой замысел ему не удалось. Со смертью Елизаветы Петровны власть и влияние этого замечательного государственного деятеля ушли в прошлое.
ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ Зимний лвореи в Санкт-Петербурге. (Слева.) Большой Царскосельский дворец. неоднократно. Особенно популярны в России середины XVIII в. были пьесы А. П. Сумарокова. Не только торжества и праздники, но и обычные застолья Елизаветы Петровны обязательно сопровождались игрой оркестра и пением придворных музыкантов. Как пишет известный историк Е. В. Анисимов, «в елизаветинское время музыка стала составной и непременной частью жизни дворца и петербургского дворянства». Императорский оркестр из высокопрофессиональных итальянских и немецких музыкантов исполнял произведения западноевропейских композиторов. Давались и концерты: рассчитанные первоначально на придворное общество, они позже стали публичными. Посещать их могли и горожане. На этих концертах русские слушатели познакомились с арфой, мандолиной, гитарой. Пышно расцвела при дворе итальянская опера. На устройство спектаклей средств не жалели. Это были величественные представления с балетными номерами и декламацией, производившие неизгладимое впечатление на зрителей. В спектаклях наряду с итальянскими музыкантами и артистами были заняты и молодые русские певчие. Исполнение ими трудных итальянских арий вызывало восторг слушателей. В балетных постановках всё чаще стали появляться русские танцовщики. Так закладывались основы русской национальной оперы и балета. Елизавету весьма заботил внешний вид Москвы и Петербурга. Она издала немало указов, касающихся облика и быта обеих столиц. Дома в этих городах должны были возводиться по определённым планам. Из-за частых пожаров в Московском Кремле и Китай-городе запрещалось строить деревянные здания; извозчикам не разрешалась быстрая езда по городским улицам и т. д. Немало замечательных памятников зодчества относится ко времени правления Елизаветы, в том числе Зимний дворец в Петербурге, Большой дворец в Петергофе, Большой Царскосельский дворец, собор Смольного монастыря, дворцы елизаветинских вельмож Воронцова, Строганова и Штагельмана в Петербурге. Все эти шедевры созданы архитектором В. В. Растрелли. В 1755 г. по приказу императрицы была привезена из Петербурга и смонтирована в Царскосельском дворце знаменитая Янтарная комната (кабинет), подаренная в своё время Петру I прусским королём Фридрихом Вильгельмом I. ПОРТРЕТ ИМПЕРАТРИЦЫ Современники оставили немало воспоминаний о дочери Петра Великого. Приверженцы и недруги императрицы, люди, знавшие её много лет, и те, кто видел государыню только мельком, — все они утверждали, что Елизавета в молодости и зрелом возрасте поражала необычайной, ослепительной красотой. Французский дипломат Кампредон так писал о 94
ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ юной цесаревне, которую прочили в супруги Людовику XV: «Всё в ней носит обворожительный отпечаток, можно сказать, что она совершенная красавица по талии, цвету лица, глазам и изящности рук Если её свободное обращение удивит с первого раза французский двор, то вместе с тем и очарует его». А вот впечатление Екатерины II, которая познакомилась с Елизаветой, когда той было 34 года: «Поистине тогда нельзя было видеть в первый раз и не поразиться её красотой и величественной осанкой. Это была женщина высокого роста, хотя очень полная, но ничуть от этого не терявшая и не испытывавшая ни малейшего стеснения во всех своих движениях; голова была также очень красива... Она танцевала в совершенстве и отличалась особой грацией во всём, что делала, одинаково в мужском и женском наряде. Хотелось бы всё смотреть, не сводя с неё глаз, и только с сожалением их можно было оторвать от нее, так как не находилось никакого предмета, который бы с ней сравнялся». Родители не готовили Елизавету к управлению государством. Её предназначением был династический брак. А потому она получила лишь те знания, которые ей могли пригодиться при каком-нибудь европейском дворе; уже будучи императрицей, она очень удивилась, когда узнала, что Великобритания — остров. Благодаря хорошему музыкальному слуху и голосу царевна много пела — с хором и соло. Придворных хористов для неё находили в основном на Украине, которая славилась прекрасными певческими голосами. Для этого она посылала в Малороссию специальных агентов. Есть сведения о песенном творчестве Елизаветы. Её считают автором двух песен, которые дошли до наших дней. Писала она и стихи. Приятный нрав и открытость принцессы, а также образ жизни, который она вела, многих вводили в заблуждение. Елизавету долго считали женщиной ветреной, добродушной и подверженной сильным влияниям. Только наиболее проницательные из современников цесаревны отмечали, что «никто не может читать в её сердце». Елизавета обладала непростым, противоречивым характером. С возрастом это проявлялось всё отчётливее. Лёгкая на подъём, она любила путешествовать. Однако «охота к перемене мест» с течением времени стала чрезмерной. Государственный переворот, который Елизавета совершила, отобрав власть у правительницы Анны Леопольдовны, на всю жизнь испугал её. Императрица безумно боялась, что её столь же легко и неожиданно когда-нибудь лишат короны, а может быть, и жизни. Она приняла свои меры, которые порой ставили придворных в тупик. Елизавета поменяла местами день и Г. Гроот. Портрет Елизаветы Петровны с арапчонком. 95
ЭПОХА ABOPUOBblX ПЕРЕВОРОТОВ Е. Лансере. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. Медаль на кончину Елизаветы Петровны. 1761 г. ночь, спать она ложилась не раньше шести часов утра. Никто не мог сказать, когда государыня будет обедать или ужинать, никто не знал, где в эту ночь она ляжет спать. Опочивальни царицы менялись почти каждую ночь. С боязнью покушения связывают бесконечные перестановки и перестройки покоев императрицы: там непрестанно перемещали перегородки, двери и мебель. Немало хлопот внешнеполитическому ведомству доставляли внезапные отъезды Елизаветы из Петербурга. Это вызывало среди иностранных дипломатов нежелательные толки о положении в стране. Набожность императрицы вызывает у историков сомнения, хотя она посещала многие храмы и оставляла им богатые вклады. Всего в её царствование заложили или перестроили около 40 церквей. Не раз Елизавета предпринимала пешие походы на поклонение святым угодникам. Но такие походы больше походили на увеселительные путешествия, которые длились иногда не один месяц. Пройдя пешком несколько километров в сопровождении блестящей свиты, императрица делала остановку. И тогда разбивали шатры, которые по убранству и удобствам ничем не отличались от дворцовых. Несколько дней Елизавета охотилась, ездила верхом, а то и возвращалась в город. Затем приезжала на место стоянки, и шествие возобновлялось. Императрица была суеверна: верила в колдовство, сглаз, чудеса. В российскую историю Елизавета Петровна вошла не только как императрица и поклонница изящных искусств, но и как страстная любительница нарядов. Её гардероб поражал воображение. Во время московского пожара 1753 г. во дворце императрицы сгорели четыре тысячи платьев. После её смерти Пётр III обнаружил в Летнем дворце ещё пятнадцать тысяч платьев, а также несколько тысяч пар обуви, более сотни неразрезанных штук богатых материй, два сундука с чулками. Елизавета обладала несомненным вкусом, и её наряды были необычайно элегантны. Но второй раз она, как правило, одно и то же платье не надевала. Костюмы же меняла по два- три раза в день. 96
Многие часы посвящала царица уходу за своим чудесным лицом. Исчезновение красоты с возрастом она переживала очень тяжело. Один из французских дипломатов, бывавший при российском дворе в последние годы её правления, писал, что он не знал другой женщины, которая столь же трудно мирилась с потерей молодости и красоты, как Елизавета Петровна. Императрица почти перестала бывать в обществе, предпочитая тишину и уединение. С середины 50-х гг. здоровье её стало ухудшаться. Роковое обострение болезни произошло в конце 1761 г. Наслед- ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА. ИЗЯЩНОЕ ПРАВЛЕНИЕ ник престола Пётр Фёдорович и его жена Екатерина Алексеевна находились возле постели умирающей. 25 декабря в четвёртом часу дня прервалась жизнь блистательной Елизаветы. Историки часто писали об отсутствии в годы правления Елизаветы Петровны громких дел и масштабных преобразований. Однако первый театр, Московский университет, распространение изящных искусств, отмена смертной казни за обычные уголовные преступления, Царское Село, Зимний дворец и Смольный монастырь — это ли не облик эпохи Елизаветы!
f«> 4 И<« ч*1 ^**чи д* **? к*^ ^ -»**« ' 1&L&* '* ,..*»—* v*?- v:v"' Г"*в»,~ ■«%* Г"'/- г3**^ '**-, *--,. w& *5Ь& 1Я4* -. '-"'VC. .•• ■•
"утЕЩес — Е, IIEtej ЪзЪ ЬурГ А ВЪ Москву. ьщэтла ** лаяй ГомЬн. К.:ХУШ< СШ«; 514. 1 7 9 о. |Г/|«ЗГЖР«у|эгл
Во второй половине XVIII в., как и в допетровские времена, в Российской империи сохранялись военизированная система управления и явное подавление общества государством. По-прежнему значительная часть жизненных сил страны уходила на бесконечные войны с Пруссией, Швецией, Турцией и Францией. Однако российское дворянство освободилось от тягот государственной службы и могло посвятить свой досуг просвещению и творчеству. При Петре I дворян насильно отправляли в Европу для обучения наукам, техническим навыкам и военному делу. Ко времени царствования Екатерины Луже сложился многочисленный слой знатных людей, которые не мыслили свою жизнь вне рамок европейской культуры. Появилась замечательная плеяда литераторов, учёных, философов. Расцвет переживала общественная мысль. Однако идеи Просвещения, нацеленные в Европе на преобразование всей жизни общества, в России чаще всего сводились к смягчению нравов. Все эти изменения происходили в среде русской аристократии. Многомиллионной крестьянской России они были чужды. «Золотой век» российского дворянства установился благодаря тому, что усилилось крепостное право и ужесточились законы в отношении крестьян. Восстание Емельяна Пугачёва потрясло основы империи и показало кровоточащие язвы страны, плохо прикрытые модным европейским костюмом. События в Российской империи второй половины XVIII столетия напоминали театральный спектакль, в котором каждый актёр играл не свою роль: императрица Екатерина II в маске «просвещённого монарха» вложила в руки своего прославленного полководца Суворова топор и кнут, чтобы тот истреблял бунтовщиков.
РОССИЯ И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ В 1719 г. в Лондоне вышла книга с заманчивым названием «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка». Её автор, немолодой английский писатель Даниель Дефо, вовсе не ожидал, что она получит восторженный приём. Это сочинение было воспринято не как развлекательное чтение, а как книга о сущности человека, об одиночестве, которое он испытывает в мире, и о разуме, который является его единственной верной опорой. Её герой, силой воли и знаний преодолевающий невзгоды и превратности судьбы, стал подлинным символом своего времени — эпохи безграничной веры в Человека и творческие возможности его Разума. ЭПОХА РАЗУМА Годы жизни Дефо (1660 — 1731) совпали со временем бурного развития науки, буквально перевернувшей все представления средневекового человека об окружающем мире. На протяжении XVI—XVIII вв. географические открытия постоянно 101
ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ Законы, касающиеся справедливого распределения благ, часто бывают подготовлены столь же скверно, как и ресурсы обременённого долгами правительства. Поскольку все люди обладают одними и теми же страстями, одной и той же приверженностью к свободе, поскольку почти каждый человек являет собой сочетание гордости, алчности, корысти, великой склонности к сладкой жизни и беспокойства, требующего активной деятельности, то не должны ли они все иметь одни и те же законы, подобно тому как в госпитале потчуют одинаковой хиной всех больных, страдающих перемежающейся лихорадкой?.. Законы любого рода, предназначенные быть лекарством души, почти всюду составлены шарлатанами, лечащими нас полумерами; некоторые же из этих шарлатанов прописывают нам яды... Тот, кто пожелал бы подсчитать несчастья, связанные с порочным правлением, вынужден был бы написать историю человечества. Из всего этого вытекает, что если люди ошибаются в физике, то они ешё больше делают ошибок в морали и мы обречены на невежество и несчастье в жизни, которая — поскольку одно вытекает из другого, — если очень правильно подвести итог, не содержит и трёх лет, заполненных приятными ощущениями. (Ф. Вольтер. «О феноменах приролы».) расширяли кругозор европейца: мир стремительно увеличивался. Если в XV в. хорошо известные в Европе земли простирались от Индии до Ирландии, то к началу XIX столетия испанцы, англичане, голландцы, французы владели всем миром. Полоса выдающихся открытий, начатая Николаем Коперником, была продолжена трудами Исаака Ньютона, сформулировавшего закон всемирного тяготения. В результате их трудов к концу XVII в. прежняя картина мира стала вчерашним днём даже в глазах обывателей: Земля — библейское средоточие мироздания — из центра Вселенной превратилась в один из многих спутников Солнца; само же Солнце оказалось лишь одной из звёзд, дополняющих собой бесконечный Космос. Так родилась наука Нового времени. Она разорвала традиционную связь с богословием и провозгласила своими основами эксперимент, математический расчёт и логический анализ. Это привело и к появлению нового мировидения, в котором понятия «разум», «природа», «естественный закон» стали главными. Отныне мир виделся гигантским сложным механизмом, действующим по точным законам механики (не случайно механические часы — любимый образ в сочинениях государствоведов и политиков, врачей и биологов XVII — начала XVIII в.). В столь хорошо отлаженной системе почти не оставалось места для Бога. Ему отвели роль зачинателя мира, первопричины всего сущего. Сам же мир, как бы получив толчок, в дальнейшем развивался самостоятельно, в соответствии с природными законами, которые Творец создал всеобщими, неизменными и доступными для познания. Это учение, получившее название деизм (от лат. deus — «бог»), имело много последователей среди естествоиспытателей XVII—XVIII вв. Но, пожалуй, наиболее важным шагом, на который отважилась новая философия, стала попытка распространить действующие в природе законы на человеческое общество. Появилось и крепло убеждение: и сам человек, и общественная жизнь подвластны неизменным естественным законам. Их нужно только обнаружить, записать, добиться точного и всеобщего исполнения. Был найден путь к созданию совершенного общества, построенного на «разумных» основаниях, — залог будущего счастья человечества. Поиски природных законов развития общества способствовали возникновению новых учений о человеке и государстве. Одно из них — теория естественного права, разработанная европейскими философами XVII в. Т. Гоббсом и Д. Локком. Они провозгласили природное равенство людей, а стало быть, и естественное право каждого человека на собственность, свободу, равенство перед законом, человеческое достоинство. На основе теории естественного права складывался и новый взгляд на происхождение государства. Английский философ Локк считал, что переход некогда свободных людей к «гражданскому обществу» — результат «общественного договора», заключённого между народами и правителями. Последним, согласно Локку, передаётся только некоторая часть «естественных прав» сограждан (правосудие, внешние сношения и т. п.). Правители обязаны защи- 102
РОССИЯ И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ щать остальные права — свободы слова, веры и право частной собственности. Локк отрицал божественное происхождение власти: монархи должны помнить, что они — часть «гражданского общества». Началась целая эпоха в истории культуры Запада, принёсшая с собой новое, глубоко отличающееся от средневекового понимание мира и человека. Её назвали эпохой Просвещения — по наименованию мощного идейного движения, которое к середине XVIII в. широко охватило страны Европы и Америки. В XVIII— XIX вв. оно оказывало сильное влияние на науку, общественно-политическую мысль, искусство и литературу многих народов. Вот почему XVIII столетие вошло в историю как Век Разума, Век Просвещения. Это движение представляли выдающиеся философы, учёные, писатели, государственные и общественные деятели разных стран. Среди просветителей были аристократы, дворяне, священники, адвокаты, преподаватели, торговцы и промышленники. Они могли придерживаться различных, порой противоположных взглядов на те или иные проблемы, относиться к разным вероисповеданиям или отрицать существование Бога, быть стойкими республиканцами или сторонниками лёгкого ограничения монархии. Но всех их связывала общность целей и идеалов, вера в возможность создания справедливого общества мирным, ненасильственным путём. «Просвещение умов», цель которого — раскрыть людям глаза на разумные принципы организации общества, продвинуть их к познанию мира и самих себя, — вот в чём суть Просвещения и главный смысл деятельности просветителей. Просвещение не было одним лишь плодом изощрённого ума философов и их отвлечённых рассуждений о свойствах человеческого разума, естественном законе и т. д. Оно было детищем своего времени — эпохи всеобщего кризиса средневековых форм жизни общества, зарождения новой, промышленной цивилизации. Этим во многом можно объяснить огонь всесокрушающей критики, с которой обрушивались просветители на «неразумные» установления современного им общества — уродливого, как им представлялось, порождения «тёмных веков», Средневековья. Развивая идеи естественного права и общественного договора, многие из деятелей Просвещения доказывали, что монархи, некогда получив власть из рук народа, использовали её для порабощения своих подданных, превратили всё созданное трудом простых людей в средство для паразитической жизни привилегированных слоев («праздных тунеядцев»). В итоге возникли государство, сословный строй, все виды рабства. Духовная тирания Церкви и политическая тирания королей, кровопролитные войны и костры инквизиции, попранное человеческое достоинство — вот плата за отступление человечества от естественного закона. Но достаточно свету знаний рассеять мрак невежества и заблуждений, вернуть человечество под сень разума — и естественный порядок вещей восторжествует. Именно поэтому необходимо широкое гражданское просвещение. Народ поймет, что никто не имеет права его угнетать. Дворяне осознают, сколь несправедливо и позорно притеснение народа, какой вред оно наносит всему обществу. Но критика средневековых порядков не была единственной заботой просветителей. Они пытались выработать принципы устройства будущего общества, где люди обретут свободу, равенство, благосостояние, мир, веротерпимость. ОТВЕТ НА ВОПРОС: ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ? Просвещение—это выхол человека из состояния несовершеннолетия, в котором он нахолится по собственной вине. Несовершеннолетие — это неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Несовершеннолетие по собственной вине имеет причиной не недостаток рассудка, а недостаток мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом! —таков, следовательно, девиз Просвещения. (Из сочинений немецкого философа XVIII в. Иммануила Канта.)
ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ Надежды на установление справедливого строя просветители связывали с мудрой политикой властей предержащих. В те времена монархия была господствующей формой правления. Просветители верили, что воспитанный в духе новых идей «просвещённый государь» уничтожит рабство и угнетение путём введения разумных государственных учреждений и законов. Так из идеи «мудреца на троне» выросла идея союза просветителей и монархов, хотя обе стороны имели во многом противоположные цели. Поле деятельности просветителей было обширным: они писали философские трактаты и политические памфлеты, заседали в парламенте и получали министерские посты, сочиняли проекты законов и проводили реформы образования, занимались наукой и преподаванием, литературой и журналистикой, книгоизданием и благотворительностью. Они беседовали с монархами и простолюдинами, процветали и нищенствовали, путешествовали и сидели в тюрьмах. Они оставили потомкам богатое идейное и культурное наследие и свои неосуществлённые (быть может, неосуществимые) мечты о создании идеального общества. ПРОНИКНОВЕНИЕ ИДЕЙ ПРОСВЕЩЕНИЯ В РОССИЮ Почва для распространения идей Просвещения в России была подготовлена реформами Петра I. К концу его царствования страна уверенно шла по пути европеизации и оказалась включённой в культурную орбиту Запада. Быстрыми темпами шло становление отечественной науки и образования. Появилось много новшеств, каких не знала допетровская Россия: газеты, журналы, портретная живопись. К середине XVIII в. образованное общество состояло из европеизированного дворянства (прежде всего петербургского и московского), а также крайне малочисленной молодой разночинной интеллигенции (разночинцами называли выходцев из семей солдат, матросов, священнослужителей, мелких чиновников и т. д.). Философские и общественно- политические идеи западноевропейских мыслителей начали проникать в Россию уже при Петре I. Но движение Просвещения под общим названием «вольтерьянство» получило распространение в 40— 60-е гг. XVIII в. Его не случайно назвали по имени знаменитого французского философа Вольтера. Если в конце XVII в. лидером европейского Просвещения была Англия, то в XVIII в. «историческая инициатива» перешла на континент, и общеевропейским эталоном стало французское Просвещение. Кроме того, российская «французомания» была вызвана расширением культурных связей между Россией и Францией, особенно во второй половине XVIII в. Богатые дворяне имели прекрасную возможность приобщиться к Просвещению во время путешествий за границу, а хорошее знание французского языка позволяло им изучать труды просветителей. И в самой России чрезвычайную популярность получили произведения просветителей: образованное общество зачитывалось книгами Вольтера, Монтескье, Д'Аламбера и Дидро. ПРОСВЕЩЕНИЕ В РОССИЙСКИХ УСЛОВИЯХ Но многовековой путь развития России во многом отличался от европейского, и семена Просвещения, попав на русскую почву, принесли иные плоды, нежели на Западе. Во второй половине XVIII столетия Франция уже была на пороге великой революции, и «третьему сословию» (всё население, кроме дворянства и духовенства) предстояло предъявить исторический счёт монархии и дворянству. Резкая критика просветителями отживших порядков и предрассудков, провозглашаемые 104
РОССИЯ И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ Вольтер. Первый том собрания сочинений Вольтера. 1784 г. Г ENCYCLOPEDIE, О U DICTIONNAIKE RAISOtlNH DES SCIENCES, DES ARTS ET DES METIERS, PAR VNESOCIMdE GENS BE LETTRES. Mis en ordic & publie par M. DIDEROT, Л quant It la Panic BUthematiquc, par M. D' A1, К M U E R T. TattthmferittjtiHlhrnitutpelltl, T*alkm<ltHmU<>Jim?tii*c<;tMH>ouorts! HOJUT. ' edition exaftoment conforme a colic tic Рш.кт, ivt-qu»rto« T О M E XXVUV A LAUSANNE ET A BERNE, Chez les S о с li т t s Tyiograpiii M. Ь С «Энциклопедия» Аилро и Д'Аламбера. Том 27. Д'Аламбер. Руссо.
ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ «Творения» М. М. Хераскова. 80-е гг. XVIII в. Т. Караф. Портрет А. И: Фонвизина. Копия неизвестного художника. ими идеалы соответствовали настроениям будущих вождей революции. Позднее на её знамёнах были начертаны лозунги свободы и равенства. Между тем Россия времён расцвета вольтерьянства, т. е. при Екатерине II, совершенно не походила на Францию. За фасадом блестящей империи лежала огромная страна, абсолютное большинство населения которой буквально не поднимало глаз от земли, занимаясь тяжёлым крестьянским трудом. Около половины закрепощённого крестьянства находилось на положении помещичьих рабов. Третьего сословия не было и в помине: на промышленных предприятиях царил крепостной труд, а наиболее состоятельные предприниматели из купцов жаждали слиться с могущественным и привилегированным дворянским сословием. Крепостное право вошло в плоть и кровь России, став привычным, будничным явлением. Его охраняло самодержавие, имевшее в своём распоряжении сильный бюрократический аппарат, мощную армию и прочную социальную опору в лице «рабовладельческого дворянства». Неудивительно, что идеи западноевропейских просветителей получили в России совсем иное звучание. Просвещение было поддержано и самодержавием, и дворянством. Они стремились использовать новые культурные веяния в интересах сохранения существующих порядков. Новому веку отдавала должное сама императрица Екатерина II, страстно желавшая прослыть «просвещённой государыней». Она выставляла напоказ свои воззрения, заимствованные у французских авторов, состояла в переписке с такими корифеями европейской мысли, как Вольтер, Дидро, Д'Аламбер, и очень ревниво относилась к репутации просвещённой правительницы. Идеи Просвещения не были чужды и консервативной аристократии. Её глашатаем был видный историк, публицист и экономист князь М. М. Щербатов. Находили применение идеи Просвещения и у либеральных дворян. В их числе директор Петербургской Академии наук Е. Р. Дашкова, историк И. Н. Болтин, дипломаты Н. И. Панин и Д. А. Голицын, писатели А. П. Сумароков и М. М. Херасков. Они считали необходимым осовременить монархическое правление и смягчить отношения между помещиками и крестьянами. Подлинными просветителями, мечтавшими о коренном переустройстве российского общества на разумных началах, были публицист Н. И. Новиков, писатель Д. И. Фонвизин, а также отдельные представители немногочисленной в ту пору разночинной интеллигенции. Среди последних следует назвать правоведов С. Е. Десницкого и А. Я. Поле- 106
РОССИЯ И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ нова, философов Я. П. Козельского, Д. С. Аничкова и Н. Н. Поповского. Но даже демократические устремления тех, кого по праву можно считать просветителями, не выходили за пределы, поставленные всё той же российской действительностью. ИДЕИ ПРОСВЕЩЕНИЯ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ Немало внимания образованная часть общества уделяла крепостному праву. Оно не только не вписывалось в круг просветительских идей, но и рассматривалось умной, дальновидной императрицей как угроза существованию государства. Есть немало документальных подтверждений тому, что крепостное право было ненавистно Екатерине II. Вместе с тем она признавалась: стоит ей поднять голос против крепостничества, и её забросают камнями. Расставаться же с властью даже ради самых дорогих сердцу идей императрица не собиралась. Екатерина II хорошо изучила общество и страну, которой управляла. За незыблемость крепостного права стояло большинство дворянства. Его консервативные устремления наиболее полно выразил князь Щербатов. Отдавая дань теории естественного права («Все мы... от нашего праотца Адама и потом от Ноя произошли; и потому все суть братия...»), он тем не менее считал равенство химерой. Ведь дворянин по праву рождения и воспитания обречён «владычествовать и управлять равными себе». Этот образованнейший человек своего времени был и автором инструкции, которая предписывала его приказчикам особый метод порки крепостных: «Сечь батогами по спине и ниже, ибо наказание чувствительнее будет, а крестьянин не изувечится». Взгляды либерально настроенного дворянства, много рассуждавшего о естественных правах людей в этом вопросе, в сущности смыкались со взглядами Щербатова. «Итак, — писал Сумароков, — хотя разум и равен у людей, но уже и качества просвещения делают различия между ними». Разумеется, эти деятели резко критиковали отвратительные проявления крепостничества и паразитизм помещиков, ратовали за повышение образовательного и морального уровня дворянства. И всё же крепостное право было незыблемым фундаментом их представлений об обществе и справедливости. Каждое сословие должно осознать своё предназначение и место в государстве, тогда исчезнут и социальные конфликты. Вот как, например, виделось Сумарокову «общее благо»: «Рабам принадлежит раболепная покорность; сынам отечества (т. е. дворянам. — Прим. ред.) — попечение о государстве; монарху — власть; истине — предписание законов. Вот основание общенародного российского благосостояния». В такой среде лишь всесторонне образованный дипломат Голицын, переписывавшийся с Вольтером, Дидро и другими просветителями, в частном письме к дяде, вице-канцлеру, посмел высказаться за постепенное упразднение крепостного права. Действительно, с подобной прямотой стоило говорить лишь с близким человеком. Тем более неожи- Ф. Рокотов. Портрет А. П. Сумарокова.
ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ А. Кившенко. Екатерина II в кабинете Ломоносова, первого русского поэта и учёного. 1764 г. данной для общества была та смелость, с которой выступал на страницах своих сатирических журналов «Трутень» и «Живописец» молодой талантливый публицист Новиков. Он разоблачал бесчеловечность помещиков и их произвол в отношении крестьян. Ему вторил Фонвизин. В комедии «Недоросль» писатель показал дремучее невежество и деспотизм простаковых и скотининых, непросвещённых помещиков, уверенных, что им дано право повелевать другими людьми. Однако до полного отрицания крепостного права Новиков и Фонвизин не доходили. Тот же Николай Иванович писал литератору Г. В. Козицкому, что дворяне есть «не что иное, как люди, которым государь вверил некоторую часть людей же, во всём им подобных, в их надзирание». В целом отношение просвещённой публики к крепостничеству ярко проявилось в 1766 г., когда в Вольном экономическом обществе, созданном по инициативе Екатерины II, был объявлен конкурс на лучшую работу. Императрица предложила разработать тему о целесообразности предоставления крестьянству права собственности на движимое и недвижимое имущество. Конкурсанты, среди которых были и иностранцы, подготовили полторы сотни проектов. Французские просветители (Вольтер и др.) рекомендовали постепенно освобождать крестьян от крепостной зависимости. Русские же авторы просветительского направления, впервые открыто выступив с острой критикой крепостничества, ограничились весьма умеренными предложениями. Примером тому служит работа правоведа и экономиста Поленова, который призывал ликвидировать помещичий произвол, наделить крестьянство правом собственности и чётко определить границы барщины, оброка и других повинностей. Поленов, по-видимому, осознавал, что Россия явно не готова к отмене крепостничества и для неё шагом вперёд было бы законодательное ограничение власти помещиков над крестьянами. С сочувствием и пониманием относились просветители к выступлениям крестьян против помещичьего произвола. По мнению Козельского, когда терпению крестьян приходит конец, они могут «иста- щать наружу свою досаду», и тогда «по справедливости их можно почтить за невинных». Несколько иначе смотрела на это Екатерина II. В своих мемуарах императрица писала о крестьянстве как о «несчастном классе, которому нельзя разбить свои цепи без преступления». А преступление, как известно, наказуемо. И государыне пришлось круто расправиться с тысячами своих подданных во время Пугачёвского восстания. Недаром в беседе с Дидро она говорила не без иронии: «Составляя планы разных преобразований, вы забываете различие наших положений. Вы трудитесь на бумаге, которая всё терпит... между тем как я, несчастная императрица, тружусь для простых смертных, которые чрезвычайно чувствительны и щекотливы». ИДЕИ ПРОСВЕЩЕНИЯ И САМОДЕРЖАВНАЯ ВЛАСТЬ Вопрос о пределах императорской власти был одним из самых «щекотливых», и наибольшую «чувствительность» в этом отношении про- 108
РОССИЯ И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ являли, разумеется, «сыны отечества», ближе всех стоявшие к трону. Здесь и пригодилась им теория общественного договора, гласившая, что народы добровольно передали монархам власть для обеспечения общего блага. Ведь она давала возможность не только превозносить мудрое правление «просвещённого монарха», но и сурово осуждать несправедливого «тирана», забывшего свои обязанности. Конечно, подавляющее большинство дворян поддерживало неограниченное самодержавие, особенно после страшного восстания Емельяна Пугачёва. Но всё же вопрос об их участии в системе высшей власти не сходил с повестки дня. Опираясь на теорию общественного договора, Щербатов страстно обличал деспотизм екатерининского правления. Его идеалом была допетровская Русь, где государь правил в согласии с Боярской думой. Только «совет старейших и мудрейших», т. е. родовитых вельмож, способен охранять монархов от злоупотреблений властью и содействовать общему благу. Либерально настроенные дворяне составляли различные проекты ограничения самодержавной власти в пользу всего дворянства. Конечно, имелось в виду не учреждение конституционной монархии, а заключение общественного договора между монархом и «просвещённым народом», т. е. дворянством. Как подчёркивал Сумароков, основу этого договора образуют «нерушимые законы», одинаково соблюдаемые той и другой стороной. По-иному думали подлинные российские просветители. Например, Фонвизин также настаивал на существовании «непреложных законов», сообразно которым обязан действовать монарх. Но, по мнению писателя, такие законы должны быть одобрены всей нацией. Иначе государство превратится в «колосс, держащийся цепями». Вслед за своими европейскими учителями русские просветители утверждали: не недостойные любимцы, а философы в окружении монарха могут способствовать его «добродетельному и человеколюбивому правлению». Не случайно Новиков на страницах своих журналов щедро раздавал наставления монархам и донимал язвительными намёками Екатерину II: её он явно не относил к просвещённым государям. Силой же, способной противостоять тирании, просветители считали только силу общественного мнения. Наиболее демократическое решение вопроса о верховной власти связано с именем зачинателя русского права Десницкого, профессора Московского университета, в своё время учившегося в Англии. В феврале 1768 г. он представил в Уложенную комиссию (см. статью «„Золотой век" российского дворянства») предложения о политическом устройстве страны. Речь в них шла об ограничении самодержавной власти сенатом, избираемым всеми сословиями. Сенат, по мысли автора, должен ведать налогами, казной, внешней и внутренней политикой, быть высшей судебной властью. По сути дела предлагалась конституционная монархия. С этим иол ГОЕ СО Б РАН IE всЪхЪ С0ЧИНЕН1 И, ъъ стихлхъ и проз-в, и о к о и н а г о ДЫстпюпельнаго Статехато СопЪпцяха , Ордена Си. Анны Кавалера и АеИлцпгсхаго ученого Саврашя Члена, АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА СУМАРОКОВА- Со 6"р а н ы и и з д а н ы въ удоволкспмпе Любителей Россшской учености, Н и к о л а е м ъ Н оби к овымь , Ч л с и о