Военно-исторический журнал №1 1940
Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ — Под руководством Сталина по ленинскому пути
К. ВОРОШИЛОВ — Сталин и строительство Красной Армии
Ф. СУДАКОВ — Военное искусство на пороге нового этапа развития
А. ГЕОРГИЕВ—Английская дипломатия в период июльского кризиса 1914 г
А. ЕРУСАЛИМСКИЙ—Документы о подготовке мировой войны 1914—1918 гг
A. ДЕ-ЛАЗАРИ — Военное поражение Польского государства
ГЕРОИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
ВОЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ ПРОШЛОГО
ИЗ ОПЫТА БОЕВ
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ
Источники и литература о Северной войне. - Б. Тельпуховский
Иностранные библиографии мировой войны. - И. Колубовский и Н. Шутиков
Из зарубежной печати
НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФРОНТЕ
В историческом секторе Соцэкгиза. - В. Воробьев
Календарь военных событий. - Л. Де-Лазари
Содержание
Text
                    Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Военно-

исторический
журнал
ОРГАН
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА

ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

★
ГОД ИЗДАНИЯ ВТОРОЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

НАРКОМАТА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
МОСКВА — 1940


ИЗ ДОКУМЕНТОВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ ПРИВЕТСТВИЕ В. И. ЛЕНИНА
 В СВЯЗИ С ОСВОБОЖДЕНИЕМ КАЗАНИ Приветствую с восторгом блестящую победу красных армий. Пусть
 служит она залогом, что союз «рабочих и революционных крестьян ра¬
 зобьет до конца буржуазию, сломит всякое сопротивление эксплоатато-
 ров и обеспечит победу всемирного социализма. Да здравствует всемирная рабочая революция! ЛЕНИН. ТЕЛЕГРАММА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВНАРКОМА
 В. И. ЛЕНИНА КРАСНОАРМЕЙЦАМ,
 УЧАСТВОВАВШИМ ВО ВЗЯТИИ КАЗАНИ 10 сентября 1918 г. «Вам уже известно, какое великое значение 'приобрело для всей рус¬
 ской революции взятие Казани, ознаменовавшее перелом настроения на¬
 шей армии, переход ее к твердым решительным 'победоносным действи¬
 ям. Тяжелые жертвы, понесенные Вами в боях, спасают республику Со¬
 ветов. От укрепления армии зависит прочность республики в борьбе
 с империалистами, зависит победа социализма в России и во всем мире.
 От всей души приветствую геройские Советские войска, армию аван¬
 гарда эксплоатируемых, борющихся за свержение эксплоатации, и желаю
 дальнейших успехов. С товарищеским и коммунистическим приветом В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН). („Знамя революции44 № 177 от 29 сентября 1918 г.), ★ Публикуемые выше две телеграммы В. И. Ленина относятся к пе¬
 риоду первых серьезных побед молодой Красной Армии над белогвар¬
 дейцами и чехословаками в Поволжье. После мятежа чехословацкого
 корпуса (май 1918 г.) и захвата чехословаками и эсерами городов сред¬
 ней Волгу Казань в течение всего лета 1918 г. оставалась в руках Со¬
 ветов, успешно отбиваясь от белогвардейцев. Только 6 августа чехо¬
 словакам и белогвардейцам удалось овладеть городом. Власть на время
 перешла в руки «правительства Комуча» (Комитет членов Учредитель¬
 ного собрания). Террор озверевших белобандитов был ужасен. Целый месяц дли¬
 лись массовые убийства рабочих и пленных красноармейцев, аресты и
 издевательства над трудящимися.
4 ИЗ ДОКУМЕНТОВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ Потеря Казани грозила дальнейшим серьезным ухудшением обста¬
 новки на фронтах гражданской войны и вызвала энергичные контрмеро¬
 приятия командования Красной Армии. В период борьбы за Казань
 оформляется 5-я красная армия, прошедшая впоследствии с победонос¬
 ными боями против* Колчака весь путь от Волги до Иркутска. К этому
 же времени относится и создание красной Волжской речной флотилии.
 Борьбой за Казань непосредственно руководил В. И. Ленин, требовав¬
 ший от местных большевиков и от командования Красной Армии ре¬
 шительных и быстрых действий для освобождения Казани от белогвар-
 дейщины. Бои Красной Армии за Казань начались в конце августа и быстро
 окончились полной победой. В ночь с 9 на 10 сентября суда Волжской
 флотилии прорвались к городу и высадили десант, состоявший из
 400 матросов и большевиков Москвы, Петрограда, Нижнего-Новгорода
 и Казани. Вечером 10 сентября над городом навсегда взвилось красное
 знамя Советов. Уэнав о блестящей победе под Казанью, (В. И. Ленин обратился
 к трудящимся города и к Красной Армии с приветствиями, приводи¬
 мыми выше. Текст обеих телеграмм взят из сборника Истпартотдела Татарского
 обкома ВКП(б) — «Освобождение Казани от бело-интервентов в 1918г.»
 (Татгосиздат, Казань, 1939 г.).
Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ ПОД РУКОВОДСТВОМ СТАЛИНА
 ПО ЛЕНИНСКОМУ ПУТИ 21 января 1924 г., в 6 часов 50 минут вечера, умер в Горках,
 в окрестностях Москвы, Владимир Ильич Ульянов-Ленин. Он умер после
 тяжелой болезни, которой заболел от чрезмерной умственной работы, от
 чрезмерного напряжения всех своих сил. Смерть его была все же неожи¬
 данной, потому что за последние недели и дни до этого в здоровье
 Ленина наступило улучшение и партия и все трудящиеся надеялись, что
 Владимир Ильич снова сможет приступить к работе. Весть о смерти Ленина немедленно дошла до боевого штаба боль¬
 шевистской партии, до ее Центрального Комитета. Никогда еще не было
 такого заседания Центрального Комитета, как в эту ночь на 22 января,
 когда члены ЦК, придавленные большим горем, думали о том, как ра¬
 ботать без Ленина, как велика ответственность каждого за то дело, ко¬
 торое оставил всем нам Ленин, — за большевистскую партию, за Совет¬
 скую страну, за пролетарскую революцию. Непереносима была самая
 мысль, что не раздастся снова голос Ленина. Весть о смерти Ленина облетела всю страну. Трудящимся трудно
 было верить тому, что нет больше Ленина, нет человека, чье имя окру¬
 жали такой любовью миллионы рабочих, трудящихся всего мира, чье
 имя вызывало ужас и страх в сердцах буржуазии. Для миллионов рабо¬
 чих и трудящихся смерть Ленина— это была смерть любимого вождя,
 который поднял их на борьбу за освобождение от царя, от помещиков
 и капиталистов и привел их к победе над вековечными врагами рабочих
 и крестьян. Для миллионов трудящихся разных 'национальностей смерть
 Ленина была утратой человека, заветным делом которого было — осво¬
 бодить во всем мире трудящихся разных национальностей, сделать их
 свободными народами, уничтожить всякое неравенство между народами. Ленин — создатель и строитель партии большевиков, партии комму¬
 нистов, единственной партии рабочего класса, которая после трех десят¬
 ков лет напряженной борьбы победоносно привела рабочих и крестьян
 нашей страны под знаменем марксизма-ленинизма к социализму, которая
 под этим знаменем ведет трудящихся нашей социалистической родины
 к победам коммунизма. Ленин — руководитель ‘многомиллионных масс, вождь восстания
 против всех угнетателей мира, учитель социализма, коммунизма, друг
 и товарищ всех трудящихся. Ленин — организатор первого в мире советского социалистического
 государства. Ленин — основатель Коммунистического Интернационала, объеди¬
 нившего партии коммунистов во всех странах мира в единую всемирную
 коммунистическую партию, в Коммунистический Интернационал.
6 ЕМ. ЯРОСЛАВСКИЙ Мировая и отечественная империалистическая буржуазия смертельно
 ненавидела Ленина. До Октябрьской революции она заточала его в
 тюрьмы, загоняла в эмиграцию, окружала его имя клеветой; после
 июльских дней 1917 г. пыталась отдать его на суд озверевшего офи¬
 церья и тюремщиков Керенского. После победы Великой социалисти¬
 ческой революции верные псы и агенты контрреволюционной буржуазии
 готовили террористические акты против Ленина и в 1918 году тяжело
 его ранили. Огнем и мечом белогвардейских восстаний, кольцом интер¬
 венции, голодом и болезнями пыталась буржуазия всего мира задушить
 победоносную пролетарскую революцию, уничтожить ее завоевания,
 достигнутые партией Ленина — Сталина в кровавой борьбе с врагами
 рабочих и крестьян. И вот идет год за годом второй десяток лет, как партия комму-
 нистов-болыневиков, партия Ленина, и созданное Лениным советское
 государство работают после смерти Ленина, успешно строят социали¬
 стическое общество под руководством товарища Сталина. Ленин оставил нам великое всемирно-историческое наследство, свое
 учение — марксизм-ленинизм. Он завещал нам довести дело коммунизма
 до конца, до полной победы его во всем мире. Самое великое из того,
 что создано было Лениным, — это партия большевиков. Эта партия
 Ленина выросла теперь в еще более великую силу. Она вырастила
 9-миллионную армию ленинского комсомола, она воспитывает как боль¬
 шевиков эту прекрасную молодую большевистскую смену. Многомиллионным отрядом партия и комсомол шагают как армия
 ленинцев к полной победе дела Ленина, к полной победе коммунизма.
 За ней идут десятки миллионов беспартийных рабочих, колхозников и
 советской интеллигенции, ставших на путь социализма. И нет той силы,
 которая могла бы победить эту армию. Эту армию ведет ЦК — Цент¬
 ральный Комитет партии большевиков, закаленный в борьбе под руко¬
 водством Ленина и Сталина, — боевой штаб Страны советов, боевой
 штаб пролетарской революции. Во главе ЦК вождь нашей партии и
 всего советского народа, вождь трудящихся всего мира, ближайший
 соратник Ленина с первых дней основания нашей партии — Иосиф
 Виссарионович Сталин. Под руководством ленинской партии страна восстановила разрушен¬
 ное «империалистической и гражданской войнами хозяйство. Она осуще¬
 ствила задуманный и разработанный при жизни Ленина план электри¬
 фикации Советской страны. Десятки крупнейших электростанций: Дне¬
 прогэс, Шатура, Волховстрой, Свирьстрой и др. — дают движение, силу
 машинам, двигателям, свет и тепло городам и селам. Под руководством
 ленинской партии произведена социалистическая перестройка всего на¬
 родного хозяйства. Почти нищую страну, отставшую на десятилетия от
 передовых капиталистических стран, революция и социалистическая
 перестройка сделали могучей державой, страной социализма, страной
 передовой техники и культуры. ССОР догнал и перегоняет во многих
 отношениях передовые капиталистические страны. Еще недавно СССР был почти на последнем месте по выработке
 металла, чугуна, стали, по добыче угля, по производству машин, а те¬
 перь СССР стоит на одном из первых мест по добыче и плавке чугуна
 и стали, по добыче нефти, по производству тракторов и паровозов. На
 основе указаний Ленина и Сталина разработана была первая пятилетка
 социалистического переустройства, которая переделала заново нашу
 страну. «У нас не было черной металлургии, основы индустриализации
 страны. У нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
ПОД РУКОВОДСТВОМ СТАЛИНА ПО ЛЕНИНСКОМУ ПУТИ 7 У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть
 теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьезной и современной химической промышлен¬
 ности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьезной промышленности по
 производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть
 теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь. В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом
 последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на
 последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест»
 {Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 373, 11-е изд.). Так говорил товарищ Сталин на пленуме Центрального Комитета
 •и Центральной контрольной комиссии ' большевистской партии в январе
 1933 г., когда подводил итоги победам первой пятилетки. За прошед¬
 шие годы Страна советов подвела итоги второй сталинской пятилетки
 с еще более грандиозными достижениями. Страна наша была до начала первой пятилетки — до 1928 г.—
 главным образом сельскохозяйственной (аграрной). Продукты сельского
 хозяйства составляли больше половины продуктов всего народного хо¬
 зяйства советского государства. За годы двух сталинских пятилеток
 СССР превратился в могучую индустриальную державу. Четыре пятых
 всей продукции народного хозяйства СССР составляет промышленная
 продукция. Промышленность СССР в сравнении с довоенным уровнем
 выросла более чем в девять раз. Но и сельское хозяйство стало совершенно иным. Разгромив под
 руководством рабочего класса и его большевистской партий последний
 эксплоататорский класс — кулачество, — миллионы бедняков и середня¬
 ков, руководимые ленинско-сталинской партией, прочно стали на путь
 колхозной зажиточной жизни. Партия и советское государство дали огромные средства и силы на
 социалистическую перестройку сельского хозяйства. Сотни тысяч трак¬
 торов, десятки тысяч комбайнов, автомобилей, различных сельскохозяй¬
 ственных машин создала социалистическая промышленность. Некогда
 бедные, из года в год разоряемые неурожаем края и области выдви¬
 нулись на первое место как образцовые. В 1937 г. производство зерна
 выросло до 6 миллиардов 800 миллионов пудов. Промышленность, сельское хозяйство, транспорт и Красная Армия
 получили новую технику, новые машины и станки, новое военно-тех¬
 ническое вооружение. Партия воспитала десятки и сотни тысяч обучен¬
 ных кадров, которые овладели передовой техникой. Мощное стаханов¬
 ское движение передовиков промышленности, транспорта, сельского
 хозяйства показало невиданные в мире образцы высокой производитель¬
 ности, высоких норм труда. Осуществление сталинских пятилеток сделало Советскую страну
 сильной, мощной и непобедимой. Сталинская Конституция подвела великие итоги героической борь¬
 бы за социализм, которую вела большевистская партия в течение пер¬
 вых двух пятилеток. В Сталинской Конституции 'записаны завоевания
 победившего социализма: уничтожена эксплоатация человека челове¬
 ком, завоевано право на труд, отдых, образование, обеспечена старость,
 развернута социалистическая демократия. Выборы депутатов в Верхов¬
 ные Советы СССР, союзных и автономных республик и в местные
8 ЕМ. ЯРОСЛАВСКИЙ Советы трудящихся дали * замечательную победу блока коммунистов и?
 беспартийных. Чем обеспечен был этот могучий рост Советской страны, эта вели¬
 чайшая «победа партии большевиков? Правильной политикой ленинской
 партии, ее огромным вниманием к интересам, к нуждам трудящихся;
 тем, что партия Ленина неуклонно следовала заветам своего учителя и
 вождя, тем, что на посту ее кормчего стоит испытанный большевик,
 который соединил в себе лучшие качества большевистского вождя,—
 товарищ Сталин. Не раз за эти годы Страна советов подвергалась опасностям. Вот-
 вот поднимутся на нее войной капиталистические страны. Ей угрожали.,
 угрожают и сегодня капиталисты разных стран. Они строили и строят
 всякие козни против советского государства: организовывали вредитель¬
 ство, засылали и засылают к нам в тыл провокаторов и шпионов, под¬
 жигателей войны, готовили и готовят крестовые походы. Троцкисты, зиновьевцы и правые реставраторы капитализма стали
 передовым отрядом международной контрреволюции. Будучи врагами
 ленинизма, врагами коммунизма, они подло, двурушнически сохраняли
 себя в рядах партии дляг того, чтобы взорвать ее изнутри. Эти преда¬
 тели и изменники делу Ленина стали прямыми агентами международ¬
 ного империализма, «находкой» иностранных разведок. Партия Ленина —
 Сталина разоблачила их перед народом, уничтожила, выкорчевала их
 змеиные гнезда; в этом величайшая заслуга и лично товарища Сталина. Партия большевиков и советское правительство неуклонно прово¬
 дят мирную политику, борются против опасности войны. Советский
 народ создал могучую оборону страны, создал силу, которой боятся?
 и с которой 'вынуждены считаться наши враги. Красная Армия, .наш;
 Красный Флот, наша Красная Авиация на всех рубежах, как грозный
 часовой, охраняют Страну советов, дают возможность мирно трудиться
 и строить коммунизм десяткам миллионов патриотов социалистической
 родины, готовых в любую минуту сменить мирный1 труд на боевое ору-
 жке. Эта армия помогла освободиться от невыносимого ига польских
 панов 13 миллионам украинцев и белоруссов. Эта армия помогает тру¬
 дящимся Финляндии освободиться от шайки международных бандитов,
 стервятников империализма, во главе с палачом Маннергеймом подго¬
 товлявшей нападение на СССР. Весь советский народ, каждый граж¬
 данин Советского Союза готов в любую минуту отдать свою жизнь за
 нашу социалистическую родину, готов стать в ряды Красной Армии. Величайшей силой стало учение марксизма-ленинизма. Его разрабо¬
 тали Ленин и Сталин. Это — учение о том, как организовать, укрепить
 и закалить боевую партию рабочего класса, вооружить ее революцион¬
 ной теорией; это — учение о том, как создать союз рабочего класса и
 крестьянства, как сохранить этот союз в разных условиях борьбы;
 это — учение о том, как свергнуть буржуазию, как организовать совет¬
 ское государство, как строить социализм. Это учение Ленина — Сталина
 оправдано было при жизни Ленина, оно оправдано на протяжении двух
 десятилетий существования советского государства. Оно оправдано ре¬
 волюционным движением рабочих и крестьян во всех странах мира
 идущих под ленинско-сталинским знаменем. Это знамя стало знаменем
 рабочих, трудящихся во всем мире, идущих по пути Ленина. Учение Ленина—Сталина поможет нам довести наше дело до конца,
 до полной победы коммунизма. Учение Ленина — Сталина поможет наро¬
 дам всего мира сбросить с себя власть помещиков и капиталистов. Уче¬
 ние Ленина — Сталина поможет нам во всем мире создать единый союз
 трудящихся, всемирный Союз Советских Социалистических Республик. И мы все: молодые и старые ученики Ленина — рабочие, крестьяне,,
 советская интеллигенция, трудящиеся всех народов, всех наций — хотим.
ПОД РУКОВОДСТВОМ СТАЛИНА ПО ЛЕНИНСКОМУ ПУТИ 9 этого и добьемся этого во что бы то ни стало. И это будет тем скорее,
 тем успешнее, чем лучше все будут знать учение Ленина, его жизнь,,
 чтобы каждый воспитал себя таким, каким был Ленин. Ленин умер 21 января 1924 года. В своем обращений к партии, ко
 всем трудящимся Центральный Комитет ленинской партии большевиков
 писал, что Ленин живет в душе каждого члена нашей партии:1 «Ленин живет в сердце каждого честного рабочего». «Ленин живет в сердце каждого крестьянина-бедняка». «Ленин живет среди миллионов колониальных рабов». И все эти миллионы людей: взрослые, подростки, школьники-пио¬
 неры — хотят и должны знать, как рос и воспитывался Владимир Ильич
 Ульянов-Ленин, как он учился, как он превратился в революционного
 борца за рабочее дело, за победу коммунизма, как он вел эту борьбу
 на протяжении всей своей жизни. * * * Мы никогда не забывали, что существуют еще пережитки капита¬
 лизма в сознании людей — национализм, религиозные и другие пороки
 классового общества. Мы боролись против них и будем бороться до
 конца, до полного их выкорчевывания. Мы не забываем и о том, что
 существуют на 5/6 земного шара капиталистические государства, что
 существуют очаги несправедливой, империалистической, захватнической
 войны, что существуют империалистические государства, которые точат
 оружие на Советский Союз. И мы должны быть постоянно наготове
 дать беспощадный и сокрушительный отпор всем, кто попытается посяг¬
 нуть на великое наследство Ленина, на Страну совето-в. Товарищ Сталин учит, что до тех пор, пока существует капитали¬
 стическое окружение, надо укреплять силу и мощь социалистического
 государства рабочих и крестьян, укреплять Красную Армию, советскую
 разведку, держать весь наш народ в мобилизационной готовности. Глядя на нас, сотни миллионов рабочих и крестьян во всем мире
 будут теснее сплачиваться для борьбы. И придет время, когда мил¬
 лионы людей во всем мире подымут оружие против своих угнетателей.
 Они скажут: долой империалистов, да здравствует коммунизм, да здрав¬
 ствует мировая пролетарская революция, да здравствует дело Ленина —
 Сталина! И тогда это будет действительно последний и решительный бой
 против капиталистического рабства. Опираясь на наш опыт, видя наши
 успехи, рабочие, трудящиеся во всем мире создадут власть Советов.
 Тогда во всем мире образуется Всемирный Союз Советских Социалисти¬
 ческих Республик. Вот когда наступит настоящий расцвет коммунизма
 во всем мире, настоящий расцвет всех сил человечества! Великое, революционное дело сделали рабочие и крестьяне в октя¬
 бре 1917 года. Пролетарская революция в октябре 1917 г. была зарей
 человечества. Наступает новый век человеческой жизни — век социа¬
 лизма. Путь в этот новый век проложён борьбой рабочего класса, трудя¬
 щихся Страны советов, под руководством большевистской партии, под
 руководством великого вождя рабочего класса и угнетенных всего чело¬
 вечества — Владимира Ильича Ульянова-Ленина.
10 ЕМ. ЯРОСЛАВСКИЙ Сталин, строивший вместе с Лениным с конца прошлого столетия
 большевистскую партию, прошедший рука об руку с Лениным весь
 путь, обогащает и развивает великое учение Ленина. Сталин учит нашу
 партию, всех большевиков, как разрабатывать учение Ленина и, руко¬
 водствуясь им, правильно решать все вопросы борьбы за социализм. На великом опыте большевистской партии, на примере жизни и
 борьбы Ленина, овладевая самой передовой наукой человечества — тео¬
 рией марксизма-ленинизма, — кадры партийных и непартийных больше¬
 виков будут учиться, как надо до конца уничтожать врагов человече¬
 ства и победоносно строить коммунистическое общество. По ленинскому пути под руководством товарища Сталина идет
 Страна советов к полной победе коммунизма. Сквозь муки империали¬
 стической войны, сквозь величайшие страдания все трудящееся чело¬
 вечество идет и придет к мировой коммунистической революции.
Маршал Советского Союза К■ ВОРОШИЛОВ СТАЛИН И СТРОИТЕЛЬСТВО
 КРАСНОЙ АРМИИ1 Красная Армия, вместе с партией большевиков, со воемй наро¬
 дами Советского Союза, сегодня празднует 60-летнюю годовщину
 великого Сталина. Сталин — не только олицетворение большевизма и Советской власти,
 это имя победившего социализма, вдохновляющее -наш народ на героизм,
 творческий труд и отвагу, это имя надежд, чаяний и перспектив тру¬
 дящихся всего мира. Сталин — международное имя, ставшее знаменем
 >борьбы за великие идеалы человечества. Наряду с этим—это имя Красной Армии. Вооруженная защита побе¬
 дившего социализма, строительство Красной Армии Советского Союза,
 ее история, ее сила и могущество, ее сплоченные и стальные ряды, ее
 техника и героические кадры — неразрывно связаны с именем Сталина. Нельзя отделить историю и строительство вооруженных сил Совет¬
 ского государства от Сталина. Нельзя говорить и писать о Сталине, что¬
 бы не говорить и не писать о героической истории и героических битвах
 Красной Армии так же, как нельзя говорить и писать о Красной Армии,
 чтобы не говорить и не писать о Сталине, который, в тесном содруже¬
 стве с Лениным, ковал ее устои еще у колыбели ее зарождения. 'Вот почему сегодня, когда вся наша страна в едином порыве любви
 и признательности отмечает юбилейную дату рождения товарища
 Сталина, все бойцы, командиры, комиссары, политработники, — все люди,
 составляющие вооруженные силы Советского государства, с чувством
 большой благодарности и радостно приветствуют своего 'великого Сталина. О Сталине, создателе Красной Армии, ее вдохновителе и организа¬
 торе побед, авторе законов стратегии и тактики пролетарской револю¬
 ции— будут написаны многие тома. Мы, его современники и соратники, можем только дать кое-какие
 штрихи об его огромной и плодотворной 'военной работе. Сталин, как марксист, ленинец, стал руководящей фигурой Закавказ¬
 ских большевистских организаций задолго до первой буржуазной рево¬
 люции 1905 г. Он, как истинный марксист и большевик, уже тогда со всей
 страстностью подлинного ленинца боролся за осуществление одного из
 основных принципов большевистской партии — вооруженного восстания.
 Только истинный большевик, ленинец, будущий организатор и стратег
 побед пролетарской революции, Сталин в 1905 году, когда только была
 начата работа по организации рабочих дружин для вооруженной борьбы
 с царизмом, при бешеном сопротивлении и противодействии меньшеви¬
 ков, мог сказать: «Какая революция может победить без оружия и кто тот рево¬
 люционер, который говорит: долой оружие? Оратор, который это 1 Статья написана к шестидесятилетию И. В. Сталина («Правда» от 21 декабря
 1939 г., № 351).
12 МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К. ВОРОШИЛОВ говорит, -наверное толстовец, а не революционер, и кто бы он ни?
 был, он враг революции, свободы народа... Что нужно, чтобы действительно победить? Для этого нужны
 три вещи: первое, что нам нужно, — вооружение, второе — вооруже¬
 ние, третье — еще и еще раз вооружение». (Митинг в Тифлисе в день объявления манифеста 1905 г.). В 1917 году, с момента буржуазной революции, Ленин в лице
 тов. Сталина уже имел замечательного организатора боевых сил проле¬
 тариата и трудящихся масс крестьянства. Вместе с Лениным Сталин подготовил с исключительной четкостью,
 твердой рукой Октябрьский вооруженный штурм и непосредственно ру¬
 ководил всеми операциями великого переворота, направл^яя отряд за от¬
 рядом в намеченные Ленинским планом пункты борьбы, предвосхищая
 маневры классового противника, нанося ему сокрушающие, смертельные:
 удары. В годы гражданской войны, в условиях голода и нищеты, подъема,
 классовой борьбы до ее кульминационного уровня и почти отсутствия
 материальной базы и вооружения, в условиях страшной усталости рабо¬
 чего класса России и широкой поддержки внутренней контрреволюции
 мировой империалистической буржуазией, тов. Сталин вместе с Лениным,
 являясь его правой рукой, шаг за шагом, со сталинской методичностью'
 закладывает основы, сколачивает боевые ряды вооруженной защиты со¬
 циализма— 'Красной Армии. Величие заслуг нашего Сталина в том и заключается на этом герои¬
 ческом этапе истории, что армия, как организованная боевая сила, соз¬
 давалась его твердой рукой в самом процессе борьбы за победу. Борьба,,
 требовавшая для ее выигрыша организованной военной силы, сама ис-
 пользовьгвалась опытной рукой Сталина, как организующий, созидатель¬
 ный фактор. В страницы героической истории нашей революции, посвященные
 гражданской войне, золотыми буквами будет вписано имя Сталина, как.
 организатора и создателя вооруженных сил победившего социализма. «Либо мы создадим настоящую рабоче-крестьянскую, по преиму¬
 ществу крестьянскую, строго дисциплинированную армию и защитим,
 республику, либо пропадем» — говорил Сталин на VIII Съезде нашей партии. Эти слова бьгли оказаны в марте 1919 года, т. е. тогда, когда буше¬
 вавшая контрреволюция еще не дошла до своего зенита, когда Кол¬
 чаки, Деникины, Юденичи и Миллеры, щедро подкрепленные золотом
 зарубежной империалистической буржуазии, лезли со своими полчищами
 с востока и запада, юга и севера к центру пролетарской революции,,
 к ее сердцу — Москве. Устами Сталина была дана и оценка состояния Красной Армии тот
 периода и намечена перспектива для создания настоящей, дисциплиниро¬
 ванной Рабоче-Крестьянской Красной Армии, долженствовавшей побе¬
 дить все многочисленные, руководимые царским генералитетом, войска
 контрреволюции. Такую армию мы создали, создали потому, что Ленин вместе со
 Сталиным возглавили лично это тяжелое для того времени дело, воз¬
 главили и титанической работой довели его до конца. В годы гражданской войны могучая воля Сталина, твердая, как
 сталь, сталинская рука, исключительное хладнокровие и непоколебимость
 в любых условиях обстановки, требовательность к себе и окружающим,
 при исключительной заботе о людях,—вдохновляли бойцов, команди¬
 ров, комиссаров и политработников нашей армии на героизм, подвиги.
СТАЛИН И СТРОИТЕЛЬСТВО КРАСНОЙ АРМИИ 13 я отвагу, и она побеждала и, побеждая, росла, крепла и складывалась
 в несокрушимую силу, отстоявшую Советскую страну от ©сех ее врагов. Некоторые сравнивают, на этом основании, Сталина с большими
 полководцами, вошедшими в историю. Такое сравнение не выдерживает критики. Нельзя сравнивать Ленина
 и Сталина ни с какими полководцами. Хотя они оба и являются вели¬
 чайшими вождями огромных борющихся людских масс, «в том числе и
 организованных в стройные войсковые соединения и вооруженных со¬
 временными средствами борьбы. Сталин, на основе марксистского понимания вопроса о войне, сфор¬
 мулировал принципы новой теории пролетарской стратегии и тактики. 'Вот как им формулированы основные принципы пролетарской
 •стратегии: «Важнейшей задачей стратегии является определение того ос¬
 новного направления, по которому должно пойти движение рабочего
 класса и на котором выгоднее всего для пролетариата нанести про¬
 тивнику основной удар для достижения целей, поставленных про¬
 граммой. План стратегии — это план организации решающего удара
 в том направлении в котором удар скорее всего может дать мак¬
 симум результатов...» «Иначе говоря: определить направление основного удара — это
 значит предрешить характер операций на весь период войны, пред¬
 решить, стало-быть, на 9Л° судьбу всей войны. В этом задача стра¬
 тегии». (И. Сталин. «К вопросу о стратегии и тактике русских
 коммунистов»). Сталин счастливо сочетает в себе 'великого стратега и блестящего
 тактика пролетарской революции, по-марксистски, диалектически приме¬
 нившего законы стратегии и тактики классовой борьбы к военной дей¬
 ствительности, к борьбе вооруженных сил революции. «Тактика, — говорит Сталин, — есть часть стратегии, ей подчи¬
 ненная, ее обслуживающая. Тактика имеет дело не с «войной в це¬
 лом, а с ее отдельными эпизодами, с боями, с сражениями. Если
 стратегия старается выиграть войну, или довести до конца, скажем,
 борьбу с царизмом, то тактика, наоборот, стремится -выиграть те
 или иные сражения, те или иные бои, успешно провести те или иные
 кампании, те или иные выступления, более или менее соответствую¬
 щие конкретной обстановке борьбы в каждый данный момент. Важнейшей задачей тактики является определение тех путей и
 средств, тех форм и способов борьбы, которые более всего соответ¬
 ствуют конкретной обстановке в данный момент и вернее всего
 подготовляют стратегический успех. Поэтому действия тактики, их
 •результаты должны быть расцениваемы не сами по себе, не с точки
 зрения непосредственного эффекта, а с точки зрения задач и воз¬
 можностей стратегии». (Там же). Изучение важнейших операций, обобщающих наш успех и победу
 в гражданской войне, изучение сталинских замыслов и методов их осу¬
 ществления ясно 'вскрывают особенности сталинской стратегии и тактики. Вот несколько примеров из гражданской «войны, иллюстрирующих
 эти особенности. Отдав приказ по организации удара против Деникина на Орловском
 и Воронежском направлениях, тов. Сталин категорически требовал от
 Командармов
14 МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К. ВОРОШИЛОВ «при выполнении поставленных задач не продвижения линиями,,
 а нанесения сосредоточенными силами фланговых ударов главным
 силавд противника, действующим на важнейших направлениях, имея
 в виду, что успеха можно добиться только маневром. Обращаю осо¬
 бое внимание на целесообразное использование для ударов во фланг
 и тыл противника конницы, сосредотачивая ее в крупных соедине¬
 ниях на флангах, обеспечивая в тоже время, таким образом, стыки».
 (Директива № 10726 от 9. X. 1919 г.). А после того, как Орел и (Воронеж были нами возвращены*
 тов. Сталин напоминает: «(Подтверждаю всем командармам: памятуя условия достижения
 нами успехов под Орлом и Воронежом, не разбрасывать своих сил,
 а бить на избранном направления сосредоточенно, кулаком, на узком
 фронте, стремительно и решительно. Поддерживать все время проч¬
 ную связь со своими частями и соседями». (Директива № 11144/оп..
 от 20. X. 1919 г.). В телеграмме от 24 ноября 1919 г., за подписью тов. Сталина, .па
 поводу разграничительных линий, дается всем командармам важнейшее*
 с точки зрения оперативного искусства, разъяснение: «Вполне соглашаясь с тем, что войска должны быть отучены
 от вредной привычки локтевой связи и приучены к обеспечению
 своих флангов собственными средствами, считаю, что это должно
 прививаться обучением и воспитанием войск и главным образом выс¬
 ших начальников, а не полным отрицанием необходимости разграни¬
 чительных линий... Главное, от чего должны быть отучены войска —
 это от боязни открытых пространств на своих флангах. Поддержи¬
 вая тесную связь с соседями, не нужно стремиться к связи локте¬
 вой, действуя возможно более сосредоточенными кулаками на важ¬
 нейших операционных направлениях. Разграничительные же линии
 необходимы для указания частям их главного основного направле¬
 ния, так и для упорядочения расположения и движения тыловых
 учреждений...» (Телеграмма № 678/оп). Сталинский план разгрома Деникина не вяжется, например, с ариф¬
 метическими выкладками определения кратчайших оперативных направ¬
 лений. Сталинский план нанесения главного удара Южным фронтом в на¬
 правлении через рабочий Харьков и шахтерский Донбасс на Ростов, рас¬
 считанный на сочувствие и прямую поддержку (Красной Армии со сто¬
 роны рабочего класса Украины и Донбасса, в первую голову, свидетель¬
 ствует о том, что Сталин является не просто полководцем, стратегом а
 обычном понимании этих слов, он является полководцем и стратегом от
 пролетарской революции, в распоряжении которого не только те воору¬
 женные силы, которыми он непосредственно располагает, но также и
 потенциальные огромные человеческие ресурсы, которые лежат на пути
 главного стратегического направления. (Вот эти резервы, эту колоссаль¬
 ную потенцию развивающейся, хотя и в тягчайших условиях, пролетар¬
 ской революции, стратегический гений Сталина полностью и безошибочно
 учитывал в своем замечательном плане. Вместе с тем Сталин всегда учитывал в своих планах и потенциаль¬
 ные резервы противника. Для иллюстрации приведу выдержки из письма-
 товарища Сталина от 17. VI. 1920 г. Реввоенсовету Конармии: «Друзья мои! Примите к сведению следующие обстоятельства: При польских частях обычно имеются военные миссии... европейских
 государств. Члены миссий являются фактическими руководителями поль¬
СТАЛИН И СТРОИТЕЛЬСТВО КРАСНОЙ АРМИИ 15 ских войск, поэтому их нужно (при возможности) обязательно аресто¬
 вывать « направлять с надежным конвоем в Реввоенсовет фронта. В занятых -поляками городах обычно имеются всякие красные кре¬
 сты... Эти учреждения являются очагами польского шпионажа. Их так¬
 же нужно задерживать и препровождать туда же. Отходя, поляки оставляют оружие кулакам на предмет развития по¬
 том в тылу наших войск бандитизма. Поэтому необходимо, чтобы наши
 части при своем продвижении отбирали у населения оружие, разоружали
 его обязательно. Внушите командирам, комиссарам, а также всем без исключения
 бойцам, что мы идем вперед для освобождения крестьянина-труженика,
 от польского пана, что наша война есть война освободительная... Относитесь бережно к военно-пленным украинцам из Галиции (рус-
 сины), не только к крестьянам, но и к интеллигентам, внушите им, что
 если угнетаемые Польшей галицийские украинцы поддержат нас, мы
 пойдем на Львов для того, чтобы освободить его и отдать галицийским
 украинцам, выгнать оттуда поляков и помочь угнетенным украинцам-га-
 лицийцам создать свое независимое государство, пусть даже не совет¬
 ское, но блатоприятное (благожелательное, дружественное) к РСФСР...» Сталинский план восстановления прорыва на Восточном фронте у
 Перми, консолидации сил 3-й армии и переход ее в наступление против
 Колчака — план, построенный исключительно на учете уральской обста¬
 новки и значении тыла, также говорит о Сталине, как о стратеге нового
 типа, стратеге, умеющем в сложнейшей политической и военной обста¬
 новке найти важнейшее звено, чтобы удержать всю цепь развертываю¬
 щихся событий в нужном направлении и добиться полностью поставлен¬
 ной цели. «Пермские» соображения Сталина, по сути дела, — новая на¬
 ука о службе тыла. Принципы военной стратегии и тактики Сталина сжато, и потому
 блестяще, сформулированы им в «Кратком курсе истории ВКП(б)» в от¬
 вете на вопрос — почему победила Красная Армия. Всего на трех страницах вмещена вся философия стратегии и так¬
 тики победившей социалистической революции. Только он, Сталин, ближайший соратник Ленина и непосредственный
 организатор и вождь пролетарской революции и ее вооруженной силы,
 может так блестяще и с такой предельной ясностью формулировать при¬
 чины наших военно-стратегических и тактических «побед. Военная стратегия и тактика Сталина всеми корнями уходит в поли¬
 тическую, классовую стратегию и тактику Маркса, Энгельса, Ленина. Как же можно, в таком случае, сравнивать Сталина с известными,
 хотя и выдающимися, полководцами, вошедшими в историю военного
 искусства? Сталин дал новое учение о государстве в обстановке капиталисти¬
 ческого окружения, обосновал необходимость сохранения государства и
 его основного органа — постоянной армии при коммунизме, если наша
 страна будет окружена капиталистическими государствами. Раскрыв изменения форм и функций социалистического государства
 при «капиталистическом окружении, Сталин вместе с тем дает новую пер¬
 спективу развития вооруженных сил государства победившего социа¬
 лизма в нашей стране. До сих пор, например, марксисты всегда считали милиционно-тер¬
 риториальный принцип комплектования армии победившего социализма
 наиболее правильным организационным принципом. Энгельс, например,
 в феврале 1845 года писал: «В коммунистическом обществе никому не придет в голову ду¬
 мать о постоянной армии. Да и зачем? Для охраны внутреннего спо¬
 койствия страны? Но мы уже видели, что никому и в голову не
36 МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К. ВОРОШИЛОВ •придет нарушать это внутреннее спокойствие. Боязнь революция —
 ведь только результат противоположности интересов; там, где инте¬
 ресы всех совпадают, там не может бьгть и речи о подобных опа¬
 сениях». (Маркс и Энгельс. 'Сочинения, том III, стр. 277—278). Энгельс исходил из того, что победа социализма (произойдет одно¬
 временно во всех цивилизованных странах; положения, в котором очу¬
 тилось наше, единственное в мире социалистическое государство, Энгельс
 не предвидел. На точке зрения Энгельса в отношении армии при социализме стояла
 в свое время и наша партия. В программе партии и в решениях ряда
 съездов партии подчеркивалась эта именно постановка вопроса — пре¬
 вращение 'постоянной армии во всенародную социалистическую милицию.
 Такая 'постановка вопроса © свое время была теоретически правильной.
 На первых порах жизни Советского государства мы не могли учесть
 многих условий его развития и особенно условий существования в окру¬
 жении капиталистических стран. Только Сталин, давший исчерпывающую характеристику судеб и
 задач социалистического государства, дал вместе с тем и ясную пер¬
 спективу развития вооруженных сил, в том числе и в «коммунистическом
 обществе в нашей стране при капиталистическом окружен-ии. Поскольку острие Советского государства направлено в сторону
 самозащиты от капиталистического окружения, постольку еще более
 вырастает роль вооруженных сил государства. При 'этом, исключитель¬
 ная мощь современной техники, трудности овладения ею, усложнение
 всей системы военного обучения, при условии, когда — войны ныне не
 объявляются, а внезапно начинаются — делают на данном этапе терри-
 ториально-милиционную систему комплектования Красной Армии не соот¬
 ветствующей задачам и интересам нашей обороны. Отсюда устарелость
 прежних установок, необходимость перехода к кадровой системе ком¬
 плектования с учетом всех особенностей хозяйственного и политического
 развития страны. Из этих -новых задач и условий исходит новый закон о всеобщей
 воинской обязанности — закон, над созданием которого так много пора¬
 ботал тов. Сталин. Узловыми вопросами строительства вооруженных сил Советского го¬
 сударства с момента их зарождения являлись вопросы — кадров, техни¬
 ческого 'оснащения армии и организационные вопросы. Командно-политические кадры, как учит тов. Сталин, это костяк ар¬
 мии, это основа — они решают ее боеспособность. На протяжении более 20 лет существования Красной Армии и Фло¬
 та разрешению проблемы командно-политических кадров Красной Армии
 Сталин уделял и уделяет исключительное внимание. Его забота о созда¬
 нии своего культурного волевого и преданного делу социализма коман¬
 дира, комиссара и политработника, способных руководить современными
 технически богато оснащенными войсками, умеющими правильно их
 воспитывать, вытекает из его же постановки вопроса о кадрах вообще. Свой знаменитый лозунг «кадры решают все» Сталин сформулиро¬
 вал в 1935 году * на выпуске слушателей военных академий. «...Если наша армия, — сказал он тогда,—'будет иметь в достаточ¬
 ном количестве настоящие закаленные кадры, она будет непобедима». На путях разрешения проблемы создания для армии «в достаточном
 количестве закаленных кадров» Сталину в свое время не раз приходи¬
 лось преодолевать не мало трудностей. Троцкизм и его последующие приспешники, сравнительно долго си¬
 девшие на руководящих постах в партии и правительстве, достаточно
 поработали над тем, чтобы ослабить армейские кадры, разложить и еде-
СТАЛИН И СТРОИТЕЛЬСТВО КРАСНОЙ АРМИИ 17 лать их 'политическим орудием в своей мерзкой контрреволюционной ра¬
 боте и тем самым расстроить ряды нашей Красной Армии. Под непосредственным руководством Сталина вся эта троцкистско-
 бухаринская банда была ликвидирована вместе с последствиями ее чер¬
 ной работы. Красная Армия готовит ныне военно-политические кадры в 14 воен¬
 ных академиях и 6 специальных военных факультетах — это одно из
 крупнейших наших достижений, это «результат неустанной заботы о воен¬
 ных кадрах нашего Сталина. 'Наши военные академии являются гордо¬
 стью Красной Армии и страны. Сталина народы Советского Союза, вся Красная Армия и Флот зо¬
 вут своим отцом и другом. В этом огромный смысл. Сталин действи¬
 тельно как истинный друг, как отец заботится о людях (вообще и воен¬
 ных людях в частности и особенно. Сталин смело поднимает из народных низов самородки, таланты, сле¬
 дит за их ростом, знает их лично, заботится о них. Сталин неоднократно говорит о летчиках, что их жизнь надо все¬
 мерно оберегать, что жизнь летчика «(дороже нам любой машины». Не
 мало заботы уделено Сталиным артиллерийским кадрам Красной Армии.
 Сталин любит авиацию и ее крылатьих людей, высоко ценит танковые
 войска и танкистов, но он лучше чем кто-либо, знает, какую огромную
 роль по-прежнему играет в войне артиллерия. Поэтому вопрос о квали¬
 фицированных артиллерийских кадрах был всегда и в последние годы
 особенно тем вопросом, которым Сталин занимался по-сталински вплотную. Техническое оснащение Красной Армии и Военно-Морского Флота,
 как и сама индустриализация страны связаны с именем Сталина и полу¬
 чили свое разрешение исключительно благодаря титанической работе
 Сталина. Только ему было под силу возглавить партию и лучших людей
 государства на борьбу за индустриализацию страны и техническое пере¬
 вооружение на ее основе всего народного хозяйства. Только благодаря
 этому наша армия технически вооружена лучше любой армии. мира. Твердой рукой выполняя экономические предначертания Ленина,
 Сталин уверенно повел партию большевиков, весь советский народ на
 ликвидацию промышленной, культурной и с е л ьоко - хоз я йст вен ной отста¬
 лости страны. Беспощадно разоблачая и громя кулацко-левацкую бол¬
 товню троцкистов и их подручных о гибельности Сталинских пятилеток,
 партия во главе и под водительством Сталина перевела страну с рельс
 средневековья, темноты, нищеты и бескультурья на рельсы современной
 индустрии и машинизированного и коллективизированного хозяй¬
 ства. Наша родина превратилась в великое индустриальное государ¬
 ство и тем самым была обеспечена от опасности превратиться в объект
 игры империалистических держав из-за технической и культурной от¬
 сталости. Исключительно и, прежде всего, благодаря прозорливости и дально¬
 видности Сталина наш Советский Союз из страны «слабой и не подготовленной к обороне... превратился в страну мо¬
 гучую в смысле обороноспособности, в страну, готовую ко всяким
 -случайностям, в страну, способную производить в массовом мас¬
 штабе все современные орудия обороны и снабдить ими свою армию
 в случае нападения извне». (Сталин. «(Вопросы Ленинизма», изд. XI,
 стр. 375). Это было сказано в конце первой пятилетки. Сейчас, после истече¬
 ния второй и половины третьей пятилеток, наша обороноспособность во
 много раз поднялась, выросла до уровня, целиком обеспечивающего не¬
 прикосновенность границ социалистического государства. Сталин всегда лично и непосредственно участвует и руководит во¬
 просами, связанными с технической реконструкцией вооруженных сил Военно-истори<1. журнал: № ^ 2
18 МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К, ВОРОШИЛОВ Советского Союза. Он является инициатором крупнейших организацион¬
 ных и технических мероприятий в области развития и непрестанного со¬
 вершенствования советского оружия, он проявляет много внимания и за¬
 бот (Военным изобретениям и изобретателям, помогая им в работе. Он
 заботливо растит -молодых советских конструкторов всех видов
 вооружения, лично вникает в каждый образец. Под его руководством
 решаются вопросы о приеме той или иной новой конструкции на
 вооружение и т. д. Красная Армия, как и все советское государство, непрестанно
 растет и развивается. В соответствии с материальными и культурными
 достижениями страны, а также вследствие бьгстро меняющейся
 международной обстановки, Красная Армия и Военно-Морской Флот
 претерпели радикальное изменение в своей структуре, вооружении
 и численности. Огромная реконструктивная работа по усовершенство¬
 ванию вооруженных сил была проведена под непосредственным
 руководством Сталина. Сталин не мало внимания уделяет политанпарату армии, этому осо¬
 бому «роду оружия», которого в нашем понимании, не имеет ни одна
 армия в мире и являющемуся, пожалуй, самым мощным фактором в си¬
 стеме Красной Армии, определяющим в немалой степени ее боевую
 силу и моральный облик. «Без 'Военкома мы не имели бы Красной армии», — говорил Ленин
 в годы гражданской войны. Сталин придает такое же исключительное
 значение институту комиссаров Красной Армии. Политаппарат, учит
 Сталин, должен не только скреплять все звенья Красной Армии и весь
 ее личный состав цементом своего политического, большевистского влия¬
 ния, он должен полностью на ряду с командиром обеспечивать боевую
 способность войск в любых условиях. Политаппарат, военный комиссар
 в первую голову, является ответственным за политическое и моральное
 состояние части, он отвечает за материальную обеспеченность бойцов и
 их боевую и политическую подготовку. «Комиссар полка является политическим и нравственным руко¬
 водителем своего полка, первым защитником его материальных и
 духовных интересов. Если командир полка является главою полка,
 то комиссар должен быть отцом и душою своего полка», — писал
 тов. Сталин еще в 1919 г. Сталин сам лучший комиссар армии -в годы гражданской войны.\
 У него, у Сталина, должны мы учиться великому искусству политиче¬
 ского руководства войсками. Имя Сталина является символом морально-политического единства,
 боеспособности и непоколебимости вооруженных сил нашей страны. С именем Сталина на устах бойцы, командиры и политработники'
 шли в бой за родину, за коммунизм в районе озера Хасан, на полях Хал-
 хин-Гола и в освободительном походе Красной Армии в Западную Укра¬
 ину и Западную Белоруссию. С именем Сталина части Ленинградского
 округа ведут бои, защищая подступы к Ленинграду и освобождая фин¬
 ляндский народ от его поработителей. Полная победа наших вооруженных сил в борьбе с любым врагом
 обеспечена, потому что с нами Сталин, потому что каждый боец, коман¬
 дир и политработник хорошо знают повседневную сталинскую заботу
 о его социалистической родине и о Красной Армии. Каждый боец, коман¬
 дир и политработник мыслями и душой всегда со Сталиным. По его
 зову каждый готов без колебаний отдать все свои силы, если нужно,
 и свою жизнь во имя славы и могущества Родины, во имя коммунизма.
 Великий соратник Маркса Энгельс еще в 1845 году говорил: «Вспомните, какие чудеса совершал энтузиазм революционных
 армий от 1792 до 1799 г., которые боролись только за иллюзию, з&
СТАЛИН И СТРОИТЕЛЬСТВО КРАСНОЙ АРМИИ 19 мнимое отечество, и вы должны будете понять, как сильна должна
 быть армия, которая борется не за иллюзию, а за реальную действи¬
 тельность»... Говоря о защите коммунистического общества, он заявил: «...Член такого общества в случае войны... должен защищать
 действительное отечество, действительный очаг... он, следовательно,
 будет бороться с воодушевлением, со стойкостью, с храбростью,
 пред которыми должна разлететься, как солома, механическая вы¬
 учка современной армии». (Маркс — Энгельс, соч., т. III, стр. 278). Это пророчество основоположников марксизма сбывается. Предви¬
 дение этих гигантов революционной мысли осуществлено в нашей
 стране потому, что знамя коммунизма из рук великих Маркса и Энгельса
 перешло в столь же могучие руки великих Ленина и Сталина. Красная Армия это доказала в период гражданской войны. Она это
 демонстрировала не раз за последние годы. И этим своим качеством она
 обязана, прежде всего, Великой Коммунистической партии Ленина —
 Сталина, органшатору вооруженных сил социалистического государства,
 другу и вождю, великому Сталину. Пусть же здравствует многие и многие годы на радость народов
 Советского Союза и всего передового человечества наш Сталин! 2*
Комбриг Ф. СУДАКОВ ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ
 НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 1 На основе победоносного выполнения второго пятилетнего плана и
 достигнутых успехов социализма, СССР вступил в третьем пятиле¬
 тии в новую полосу развития, в полосу завершения строительства
 бесклассового социалистического общества и постепенного перехода от
 социализма к коммунизму...2. Вытекающие отсюда задачи наша родина
 решает в обстановке враждебного капиталистического окружения,
 в условиях, когда мировая буржуазия готовит нападение на страну со¬
 циализма. Вопрос о решающей схватке двух систем с предельной
 остротой поставлен в порядок дня. За годы двух сталинских пятилеток вооруженные силы СССР тех¬
 нически и организационно в корне перестроились и не только достигли
 уровня капиталистических армий, но и опережают наиболее мощные ар¬
 мии капиталистического мира. Известно, что развитие вооруженных сил определяется состоянием
 и развитием производительных сил и производственных отношений в
 стране. В нашей военной литературе очень часто приводится положение
 Энгельса из «Анти-Дюринга» о зависимости армии и флота от эконо¬
 мики: «Ничто не зависит до такой степени от экономических условий,
 как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и
 стратегия находятся в прямой зависимости от данной степени развития
 производства и средств сообщения. Не «свободное творчество ума» ге¬
 ниальных полководцев совершало перевороты в этой области, а изобре¬
 тение лучшего оружия и изменение в составе армий; влияние гениаль¬
 ных полководцев в лучшем случае ограничивалось лишь приспособлением
 способа войны к новому оружию и новым бойцам» 3. Нельзя, конечно, да этого и приводимых ниже положений Энгельса
 делать догматический вывод об абсолютном примате экономики над по¬
 литикой в военном деле. «Политика, — говорил Ленин, — есть концент¬
 рированное выражение экономики... Политика не может не иметь первен¬
 ства над экономикой. Рассуждать иначе — значит забывать азбуку марк¬
 сизма» 4. Однако правильность приведенного выше положения Энгельса
 в целом не вызывает сомнений. 1 Помещая статью комбрига тов. Судакова в порядке обсуждения, редакция рас¬
 считывает, что она вызовет широкий отклик и активный обмен мнений среди читате¬
 лей журнала. Желательно, чтобы вопросы, поднятые автором данной статьи, были
 обсуждены под углом зрения исторического опыта и подвергнуты критике в свете
 тех выводов, которые дает нам изучение военной истории для прогноза дальнейших
 путей развития военного искусства. — Ред. 2 XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б-ков), стен, отчет, ртр. 650. 3 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 6. 4 Ленин. Соч., т. XXVI, стр. 126.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 21 Наша страна вступила б новый исторический этап, поднялась .на выс¬
 шую ступень развития нового общественного строя. На базе громад¬
 ного роста социалистической экономики .созданы предпосылки для
 ■победоносного движения к коммунизму. Каковы же новые задачи, стоя¬
 щие перед нашими вооруженными силами? В каких условиях будет
 протекать их дальнейшее развитие? Совершенно ясно, что- пока социализм не победил в передовых капи¬
 талистических странах, пока существует капиталистическое окружение,
 укрепление вооруженных сил страны Советов остается первоочередной
 задачей. Только победа социализма во всем мире или по крайней мере
 в ряде главнейших стран сделает невозможными войны и, следовательно,
 ненужными армию и флот. Выполнение -задач третьей пятилетки открывает изумительные пер¬
 спективы процветания Советского Союза, И нет сомнения, что на базе
 дальнейших политических и экономических достижений перед нашими
 вооруженными силами возникают новые возможности защиты страны. Энгельс в своей замечательной работе «Возможности и предпосылки
 войны священного союза против Франции в 1852 г.» предупреждал от
 доктринерских изысканий новых форм и методов ведения войны без со¬
 ответствующих экономических предпосылок для этого; он подчеркивал,
 что только захват политической власти пролетариатом еще недостато¬
 чен для радикального йзменения основ организации, тактики и оператив¬
 ного искусства вооруженных сил. «Как производительность ткацкого станка не может быть учетверена
 без замены ручной движущей силы силой пара, т. е. без создания нового
 орудия производства... так же мало и в военном искусстве можно до¬
 стигнуть новых результатов со старыми средствами. Лишь создание но¬
 вых, значительно более мощных средств сделает возможным достиже¬
 ние новых, более (Грандиозных результатов»5. Энгельс перечисляет дашее ряд условий, необходимых (кроме за¬
 хвата политической власти) для того, чтобы освобожденный пролетариат
 создал свой особый и совершенно новый военный метод. Первым усло¬
 вием является «действительное освобождение пролетариата.... и полное
 обобществление всех средств производства»6. Второе условие — по
 крайней мере (удвоение средств производства (речь шла о Франции и
 Германии того времени, которые экономически еще значительно отставали
 от Англии). Третье условие—' резкое ^повышение средней производитель¬
 ности труда рабочих благодаря применению новых машин, что создало
 бы предпосылки для значительного увеличения призывного контингента
 на случай войны. Наконец, четвертое условие заключается в том, что
 «воины (т. е. бойцы.— Ф. С.) должны будут стать сильнее, ловче и ин¬
 теллигентнее» 7. До создания всех этих условий «революция вынуждена
 будет вести войну теми средствами и теми же методами, какими она
 вообще ведется © наше время» 8. В полном соответствии с этими выводами Энгельса развивались со¬
 бытия после победы Великой Октябрьской социалистической революции,
 в период интервенции и гражданской войны, которую вел капиталисти¬
 ческий мир против рабочих и крестьян нашей. страны, свергнувших
 власть помещиков и капиталистов. Но мы знаем, «что судьбы войны решаются, в последнем счете, не
 техникой... а правильной политикой, сочувствием и поддержкой миллион- 6 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 31. 8 Там же, стр. 28. 7 Т а м же, стр. 30. 8 Т а м же, стр. 31.
22 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ ных масс населения» 9. Более того, даже при старой технике победившие
 рабочие и крестьяне могут применить такие формы и методы ведения
 военных действий, которые недоступны армиям капиталистического
 мира; достаточно вспомнить героические страницы, вписанные в историю
 гражданской войны 1-й Конной армией. Попытки создания крупных ка¬
 валерийских соединений имели место и в прошлом (конница Мюрата в
 армии Наполеона), но никогда организационно конница не приобретала
 такой оперативной самостоятельности, какой обладала 1-я Конная армия
 страны Советов. Уже самый факт создания этой армии показывает, что
 строительство наших вооруженных сил даже в годы гражданской войны
 вовсе не шло по проторенным тропам буржуазного военного искусства.
 Понимая значение конных масс для сокрушительного- маневра и разгрома
 противника, товарищ Сталин, не колеблясь, пошел на создание 1-й Кон¬
 ной армии, хотя подобный оперативный организм и не имел прецедентов
 в военной истории. Такие победы красной конницы, как разгром группы
 ген. Голубовского под Прямой Балкой, где кавалерия впервые действо¬
 вала совместно с бронеавтомобилями, или взаимодействие ее под Кот-
 лубанью и Царицыном с бронепоездами, уже дают нам возможность уви¬
 деть проблески нового, пролетарского военного искусства. Еще больший интерес, с этой точки зрения, представляют такие опе¬
 рации 1-й Конной армии, как захват Ростова-на-Дону, когда Конная ар¬
 мия была использована как ударная группа фронта и сыграла решающую
 роль, или блестящие ее действия во время советско-польской войны
 1920 г., в Северной Таврии против Врангеля и т. д. Безграничная преданность делу революции, талантливое руководство
 выдающихся пролетарских полководцев, посильное для того времени ос¬
 нащение конницы боевой техникой '(пулеметы, бронеавтомобили, артил¬
 лерия, бронепоезда), правильно избранная организационная форма объ¬
 единения конных масс, а также умелое оперативное, а часто и тактиче¬
 ское взаимодействие конницы с общевойсковыми соединениями — вот что
 обусловило успех применения красной конницы и способствовало раз¬
 грому нередко количественно превосходящего противника ее ограничен¬
 ными силами. Своими действиями и самим своим существованием Первая
 Конная, несомненно, вписала новые страницы в историю и в теорию
 оперативного искусства. Все же принципиальное положение, сформулированное Энгельсом,
 полностью оправдалось на опыте гражданской войны в СССР. В основ¬
 ном и организация и формы ведения военных действий Красной Армии
 неразрывно были связаны с ее вооружением, с общим уровнем развития
 производительных сил страны и радикально не отличались от форм и
 методов, применявшихся ее противниками. * * * После окончания гражданской войны многое изменилось. «В резуль¬
 тате успешного выполнения второго пятилетнего плана (1933—1937 гг.)
 в СССР разрешена основная историческая задача второй пятилетки —
 окончательно ликвидированы все эксплуататорские классы, полностью
 уничтожены причины, порождающие эксплуатацию человека человеком
 и разделение общества на эксплуататоров и эксплуатируемых... Социа¬
 листическая система производства стала безраздельно господствовать во
 всем на,родном хозяйстве СССР... Социалистическое общество в СССР
 состоит теперь из двух дружественных друг другу классов — ив рабочих
 и крестьян, грани между которыми, а также между этими классами и
 интеллигенцией, стираются, постепенно исчезают»10. * Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 10-е, стр. 177. 10 XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б), стен, отчет, стр. 648.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 23 За короткое время наша страна вошла в число передовых промыш¬
 ленных стран мира. За две сталинские пятилетки основные фонды на¬
 родного хозяйства выросли в четыре раза. Уже в 1937 г. общий объем
 промышленной продукции СССР был на 20% выше, чем в Германии, на
 <45% выше, чем в Англии, и в 2,4 раза больше, чем во Франции. По плану третьей пятилетки объем промышленной продукции СССР
 в 1942 «г. уже превысит общий объем продукции 'Германии, Японии и
 Италии, вместе взятых, и значительно приблизится к общему объему
 промышленной .продукции 'США. Одной из существенных предпосылок для решения основной эконо¬
 мической задачи ближайших двух-трех пятилеток — догнать и перегнать
 также в экономическом отношении (по1 размеру производства на душу
 населения) наиболее развитые капиталистические страны Европы и Со¬
 единенные Штаты Америки — является завершение технической рекон¬
 струкции промышленности, почти полное обновление ее оборудования. Громадный рост дала производительность труда в промышленности.
 В 1942 г. средняя производительность труда составит 553% к уровню 1913 г. и, значительно превысив производительность труда в любой из
 европейских капиталистических стран, достигает 70% производительно-
 ,сти труда в США. Уже и сейчас наши стахановцы в ряде важнейших от¬
 раслей промышленности перекрывают по производительности труда не
 только средние, но и рекордные 'мировые показатели. Не менее значительно повышение производительности труда в со¬
 циалистическом сельском хозяйстве. За пятнадцать лет производитель¬
 ность труда в колхозах по сравнению с единоличными хозяйствами бо¬
 лее чем. утроилась. Завершение комплексной 'механизации сельскохозяй¬
 ственных работ в третьей пятилетке, проводимой наряду с дальнейшим
 расширением системы агрикультурных мероприятий, еще больше увели¬
 чит производительность колхозного труда. По производству сельскохо¬
 зяйственной продукции в 1942 г. СССР перегонит США. Неизмерима роль человека во всех этих достижениях Советской
 страны. Это он, «советский простой человек», победоносно бился на бар¬
 рикадах в Октябре, отбил нападение четырнадцати капиталистических
 государств в годы гражданской войны, добился восстановления и гигант¬
 ского роста народного хозяйства. Рядовые советские люди — стахановцы
 фабрик и заводов, передовики колхозных и совхозных полей, смело ло¬
 мая застывшие, устаревшие нормы, устанавливают новые, невиданные
 показатели производительности труда. Это— подлинно золотой фонд
 Советской страны. Велики заботы партии и правительства о советском
 человеке. За годы революции наша родина стала самой культурной
 страной в мире. 47 млн. человек — почти 28% всего населения — охва¬
 чено различными системами образования. В третьей пятилетке в городах
 будет осуществлено всеобщее среднее образование, а в деревнях —
 •всеобщее семилетнее образование при дальнейшем расширении охвата
 детей десятилеткой. Контингент учащихся высших учебных заведений
 вырастет до 650 тыс. человек. Настойчивые заботы партии и .правительства! о физическом развитии
 и здоровье населения дали уже свои замечательные плоды: резко пони¬
 зилась смертность, увеличилась рождаемость, советская медицина
 успешно борется с социальными болезнями — этим ужасным наследием
 капитализма. Невиданного расцвета достигла физическая культура. Во¬
 оруженные силы СССР обладают неисчерпаемыми резервами сильных,
 здоровых, ловких и высококультурных бойцов. Таким образом, мы видим, что все условия для выработки «нового
 способа ведения войны», о которых говорил Энгельс п, созданы в нашей
 стране. Властно становится в порядок дня вопрос о новых формах орга- 11 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 29.
24 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ •низации, тактики и оперативного искусства вооруженных сил страны
 социализма. Достижения двух сталинских пятилеток далеко1 не исчерпали -наших
 возможностей. Ближайшие годы открывают новые, еще более грандиоз¬
 ные перспективы. Во всех областях хозяйственной жизни мы распола¬
 гаем еще громадными неиспользованными резервами. Замечательное
 движение многостаночников на наших фабриках и заводах и непосред¬
 ственно .выросшее из этого движения совмещение профессий являются
 дальнейшей ступенью в развитии стахановского движения и открывают
 новые, еще невиданные перспективы поднятия производительности
 труда. 'Неисчерпаемы наши сырьевые ресурсы. Однако мы еще должны
 (многому поучиться в области техники у 'Наиболее развитых в промыш¬
 ленном отношении капиталистических стран. Самоуспокоенности и за¬
 знайству в наших рядах не должно быть места. Общеизвестно, что капиталистическая система «узка» для современ¬
 ных производительных сил. В рамкак капиталистической экономики об¬
 новление старого оборудования фабрик и заводов идет очень .медлен-
 ными темпами. Научно-исследовательская 'мысль далеко не всегда встре¬
 чает помощь и поддержку. Развитие производства в капиталистических
 странах определяется не возможностями расширенного потребления, а
 возможностями выколачивания сверхприбылей и ограниченными преде¬
 лами сбыта продукции вследствие сокращения покупательной способно¬
 сти масс населения. В нашей стране нет препятствий для развития производительных
 сил. Перед советскими инженерами, конструкторами и изобретателями
 стоит задача не только полностью использовать передовой технический
 опыт капиталистических стран, но и пойти вперед, дать промышленно¬
 сти более совершенные машины и оборудование, чем те, которые знает
 капиталистический мир. Многочисленные изобретения советских инже¬
 неров и конструкторов доказывают, что эта задача им вполне по плечу,
 и они неплохо справляются с ней. ■Вступление в эпоху коммунизма открывает широчайшие перспективы
 для дальнейшего развития техники. Успехи социалистического строи¬
 тельства создали мощные -перспективы технического усиления наших
 вооруженных сил. Еще шире они вырисовываются в третьей и после¬
 дующих пятилетках. (Несомненно, что этот новый расцвет техники сделает еще более
 могучими наши вооруженные силы, обеспечит их еще более совершен¬
 ными и многочисленными техническими средствами борьбы- Ясно, что-
 и формы тактики и оперативного искусства должны будут изменяться
 применительно к этой новой, высшей ступени техники. * * * Появление новых, более сокрушительных форм тактики и оператив¬
 ного искусства в армии победившего пролетариата Энгельс связывал с
 дальнейшим ростом массовости армии, т. е. с возможностью увеличения
 процента населения, призываемого под ружье в случае войны; эту воз¬
 можность Энгельс ставил в прямую зависимость от дальнейшего повы¬
 шения производительности труда. Реальные экономические условия той эпохи, когда Энгельс писал
 свою работу (1851 г.), не позволяли без полного расстройства всей хо¬
 зяйственной системы призвать в самых развитых экономических стра¬
 нах в ряды армии более 5—7°/а населения, да и «б0/© военного состава
 никогда не удерживались ни одной страной в рядах в течение продол¬
 жительного срока» 12. 11 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 29.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 25 Повысить этот призывной контингент, «не произведя предварительно
 полного переворота во всей своей внутренней социальной и политической
 организации и, особенно, в своем производстве»13, было невозможно.
 Только «если соответствующие условия будут иметься налицо, т. е. на¬
 циональное производство будет в достаточной мере усилено и центра¬
 лизовано, если — что безусловно необходимо — будут уничтожены
 классы..., то пределы 'Возможного набора будут определяться исключи¬
 тельно численностью населения, способного носить оружие; иными сло¬
 вами, в случае крайности, можно будет в короткое время вооружить
 15—20% населения и двинуть в поле от 12 до 15%» 14. За время, отделявшее работу Энгельса от мировой империалисти¬
 ческой войны 1914—1918 гг., капиталистические государства добились
 значительного повышения призывных контингентов. Однако фактический
 рост количества призываемых в армии, по отношению к общ\ей числен¬
 ности населения, оставался сравнительно незначительным. Так, в тече¬
 ние мировой войны 1914—1918 гг. всего было (мобилизовано15: Страны Общая чис¬
 ленность на¬
 селения (в млн.
 человек) Число мобили¬
 зованных (в
 тыс. человек) Процент моби¬
 лизованных ко
 всему населе¬
 нию Германия 67 13 251 19,7 Франция 39 6 800 17,2 Англия 46 4 970 10,8 Италия 36 5 615 15,5 Австро-Венгрия 52 9 000 17,3 Россия 180 19 000 10,5 Но эти цифры говорят лишь о том, какое количество мобилизован¬
 ных прошло через армии в течение четырех лет войны; фактический же
 состав полевых армий был значительно ниже. Страны Единовремен¬
 ная численность
 сухопутных
 вооруженных
 сил (в тыс.
 человек) Процент к
 числунаселения Состав полевой
 армии (в тыс.
 человек) 1 Процент к
 числу насе¬
 ления Германия 8 200 12 4 600 7 Франция 5 200 13 2 900 7,5 Англия . ... — — 3 760 5,0 Россия 9 900 5,5 6 750 3,7 Хотя эти цифры и не вполне точны, но они все же дают полное
 основание для вывода, что даже самым развитым в экономическом отно¬
 шении капиталистическим странам при величайшем напряжении сил {дан¬
 ные взяты за 1917 г.) удалось единовременно вырвать из системы на¬
 родного хозяйства и мобилизовать в армию не более 12—13% населе¬
 ния, а отсталой царской России — только около 6%. Само собой разумеется, ч)то, кроме факторов экономических, круп¬
 нейшую роль здесь сыграли и политические факторы. Политическая не¬
 устойчивость капиталистических государственных систем ограничивала 13 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 29. 14 Там же, стр. 30. 16 Мировая война в цифрах, стр. 12.
26 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ военный потенциал стран капитализма, создавала предпосылки военной
 катастрофы для одних и подвела к критической грани другие. Совсем в ином положении находится наша страна. Социалистиче¬
 ская система, обусловив широчайшее развитие производительных сил и
 невиданный рост •производительности труда и в промышленности и в
 сельском хозяйстве, создала исключительно большие возможности для
 развертывания и (последующего 'пополнения вооруженных сил. СССР мо¬
 жет относительно безболезненно изъять из народного хозяйства несрав¬
 ненно больший процент населения, чем капиталистические страны. До¬
 статочно только вспомнить, что наиболее трудоемкая отрасль народного
 хозяйства — сельское хозяйство — благодаря коллективизации оказалась
 уже к началу третьей пятилетки громадным резервуаром дополнительной
 рабочей силы. Это позволило не только ежегодно выделять из колхозов
 в промышленность до 1,5 млн. человек, но и организовать переселение
 избыточного сельскохозяйственного населения в неполностью освоенные
 районы; причем эти мероприятия проводятся на фоне огромного роста
 общего количества продукции сельского хозяйства. Нельзя забывать и того, что в наших условиях громадным резер¬
 вом рабочей силы во всех областях социалистического труда, резер¬
 вом, далеко еще не использованным, являются женщины. Советская жен¬
 щина уже в мирное время уверенно занимает свое место рядом с муж¬
 чиной и в колхозах, и в промышленности, и в области умственного труда.
 Вот некоторые цифры, показывающие, как идет процесс вовлечения
 женщин и промышленное производство 16: Специальность 1926 г. 1937 г. Металлообрабатывающая промышленность ....
 Фрезеровщицы . . ... Слесари и токари ... Горнорабочие Железнодорожницы 27 00017
 36117
 3 608
 16 500
 9 383 490 000
 20 484
 93 468
 171 600
 132 461 Сотни тысяч женщин в нашей стране водят трамваи, автомобили,
 тракторы и управляют комбайнами и другими машинами. Только один
 1939 год должен был дать свыше 100 тыс. новых трактористок. В высших
 учебных заведениях СССР женщины составляют свыше половины обще¬
 го числа студентов. Значение этих фактов не может быть недооценено.
 Когда нужно будет заменить мужчин, женщины выполнят свой долг. Победа социализма обеспечила непоколебимое морально-политиче¬
 ское единство советского народа, как никогда сплоченного вокруг пра¬
 вительства и партии. Так же, как и в годы гражданской войны, правиль¬
 ная политика партии, обеспечивающая сочувствие и активную поддержку
 многомиллионных масс населения, будет иметь решающее значение для
 исхода будущих сражений. События последних месяцев блестяще под¬
 твердили это. * * Решения XVIII съезда партии, которые подвели итоги наших дости¬
 жений и с полной конкретностью установили реальные перспективы даль¬
 нейшего развития, дают твердые отправные данные для выводов об из¬
 менении тех военных факторов, которые в совокупности с грандиозными
 политическими победами должны привести к установлению новых форм
 тактики и оперативного искусства вооруженных сил СССР. 16 Журнал «Плановое хозяйство» № 5 за 1939 г., стр. 16. 17 Цифры за 1927 г.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО ПА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 27 В августе 1939 г. советско-монгольские войска провели в восточ¬
 ной части Монгольской Народной Республики блестящую операцию на
 уничтожение. Располагая лишь некоторым «превосходством в боевой тех¬
 нике (танки), при равных, в остальном, силах с противником, командо¬
 вание советско-монгольскими войсками, отказавшись от общепринятых
 шаблонов, смело пошло па организацию окружения и блестяще выиграло
 операцию, тем самым доказав, 'что в соответствующих условиях орга¬
 низация «'Канн» в оперативном масштабе является задачей, посильной
 для Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Построение операции на реке Халхин-«Гол выходит из «обычных»
 рамок, основываясь на новых боевых возможностях, доступных только
 нашей Красной Армии, ее бойцам, вооруженным современной передовой
 военной техникой. Эти новые боевые возможности, присущие армии
 страны социализма, оснащенной передовой военной техникой, позволяют
 серьезно взяться за разработку таких форм и способов действий наших
 вооруженных сил, которые будут .наиболее соответствовать высокому
 уровню производительных сил нашей эпохи. Величественную задачу постепенного перехода от социализма к
 коммунизму наша страна решает в обстановке развернувшейся в Европе
 империалистической войны. Благодаря последовательной мирной поли-
 тике советского правительства империалистическим провокаторам не уда¬
 лось втянуть СССР в войну. Международный вес Советского Союза не¬
 измеримо вырос. Однако вероятность дальнейших попыток капитализма
 искать выход из своих затруднений за счет нашей страны чрезвычайно
 велика. В решениях XVIII съезда партии вырисовываются перспективы и
 возможности таких изменений тактики и оперативного искусства Крас¬
 ной Армии и Военно-Морского Флота. Эти изменения обеспечат возмож¬
 ность с наименьшей кровью и наилучшими результатами разрешать
 основные задачи, вытекающие из советской военной доктрины: на каж¬
 дый удар отвечать тройным ударом, бить противника на той территории,
 откуда он пытается напасть. «Каждый великий полководец, — говорит Энгельс, — создавший но¬
 вую эпоху в военной истории применением новых комбинаций, является
 либо изобретателем новых материальных сил, либо первый находит пра¬
 вильный способ применения новых сил, изобретенных до него» 18. Формы ведения войны и военных действий, «созданные революцией
 и Наполеоном, явились неизбежным результатам тех новых отношений,
 которые даны были революцией» 19. Французская буржуазная революция,
 разрушив феодальные перегородки, предоставила в распоряжение бур¬
 жуазного государства все силы и средства населения. Поэтому Напо¬
 леон в войнах первого периода его царствования был неизмеримо силь¬
 нее любого из своих противников. Одно это позволило ему, отказавшись от стратегии измора, перейти
 к стратегии быстрого- достижения решительных целей. Основная идея наполеоновской стратегии — бить и уничтожать жи¬
 вую силу противника—проводилась им чрезвычайно целеустремленно.
 В частности, он смело отказался от метода осады крепостей, который,
 с его точки зрения, ничего не решал и лишь затягивал войну, отдаляя
 желанное генеральное сражение. За долгие годы своей полководческой
 карьеры лишь дважды (Мантуя в 1796 г. и Данциг в 1807 г.) Наполеон
 отступил от этого правила, да и то в специфической обстановке вре¬
 менного перехода к обороне. Военно-техническая основа головокружительных успехов Наполе¬
 она заключалась в том, что он смог и сумел использовать то, что да¬ 13 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 31. 19 Т а м же, стр. 28.
28 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ вал современный ему уровень развитию производительных сил не только*
 в области вооружения, но и* в организации армии, ее тактике и в опе¬
 ративном искусстве. Противники же Наполеона консервативно держа¬
 лись устарелых, отсталых и несовершенных форм и способов ведения
 войны и боя, -что в значительной мере и предопределяло их поражение. Плановость социалистического народного хозяйства, ясные перепек-
 тивы его развития, применение диалектического метода в изучении как
 процесса развития производительных сил и производственных отноше¬
 ний, так и зависящих от них форм и методов ведения военных действий
 позволяют советской военной (мысли не плестись в хвосте требований
 жизни, а планомерно и даже «с упреждением» работать над созданием
 новой тактики и нового оперативного искусства. Это обеспечивает колоссальные преимущества для вооруженных сил
 СООР и позволит наиболее полно осуществить основные положения со¬
 ветской военной доктрины, сформулированные товарищами Сталиным
 и Ворошиловым. Наши достижения являются следствием успешного выполнения
 двух сталинских пятилеток и, связанные с перспективами третьей пяти¬
 летки, находят непосредственное отражение в непрерывно растущей
 мощи вооруженных сил СССР. В войне, которую капиталисты попытаются нам навязать, выступит
 весь, как никогда единый и сплоченный, советский народ. «Красная Ар*
 мия и Военно-Морской Флот — могущественная и несокрушимая сила,
 но это только передовые отряды, аванпосты нашей необозримой армии,
 которая именуется великим советским народом» 20. Это верно и в широ¬
 ком политическом смысле, это безусловно верно и в том отношении, что
 десятки миллионов советских людей в решающий час по зову партии и
 правительства вольются в ряды вооруженных сил. Современная война
 требует высокой культуры бойца. Большой морской флот, мощная авиа¬
 ция, широкое развитие военной техники и насыщение ею основного рода
 войск—.пехоты, а также кавалерии — требуют, чтобы мобилизационные
 контингенты обладали не только определенным и довольно высоким
 уровнем общего развития, но и рядом технических навыков. Это важней¬
 шее условие обеспечивается победами социализма и гигантским ростом
 культурного уровня народов СССР. Война тяжелым бременем ложится на народное, хозяйства страны.
 Для капиталистических стран война—это катастрофическое, потрясение
 всей экономики, сокращение и так крайне суженного потребления ши¬
 роких масс, голод и нищета для одних, бешеные прибыли для других.
 За доказательством ходить недалеко. Едва успели включиться в империа¬
 листическую войну 1939 г. такие крупные капиталистические государства
 Европы, как Англия и Франция, как уже резко повысились цены на
 внутренних рынках не только в этих странах, но и в ряде нейтральных
 государств; вводится карточная система; закрывается ряд предприятий
 и разбухают другие, непосредственно работающие на войну; полностью
 дезорганизован внешний товарооборот; стремительно растут прибыли ак¬
 ционеров военной промышленности. Только глава советского правительства мог уверенно и спокойно
 говорить об экономических перспективах, заверив страну, что даже в
 случае дальнейшего развития и затяжки событий у нас не будет необхо¬
 димости сокращать нормальное снабжение населения. Полное разреше¬
 ние зерновой и животноводческой проблем, повышение благосостояния
 населения, рост общей материальной базы нашей экономики и произво¬
 дительности труда, а также указанное XVIII съездом партии накопле¬
 ние крупных государственных резервов неизмеримо облегчат разреше¬
 ние проблемы снабжения вооруженных сил и населения в военное время. 20 Ворошилов. Речь на параде 1 мая 1939 г. {«Правда» от 3 мая 1939 г.).
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 29 Создание -и развитие новых производственных очагов, приближен¬
 ных к районам потребления, в том числе и к таки-м, как Дальний Во¬
 сток, строительство нредприятий-дублеров (для того, «чтобы устранить
 случайности в снабжении некоторыми промышленными продуктами с
 предприятий-уникумов») в недоступных для наших вероятных против¬
 ников восточных районах, на Урале и в Поволжье, решительно повы¬
 шают экономическую неуязвимость ОООР. Громадное оборонное значение имеют также -рост и реконструкция
 железнодорожного транспорта. Достаточно лишь вспомнить те трудно¬
 сти, которые испытывали в мировой войне 1914—1918 гг. не только от¬
 сталая царская Россия, но и .развитые западноевропейские государства
 в связи с ограниченными возможностями транспорта. У нас же в на¬
 стоящее время имеется полная возможность использовать для нужд
 войны все достижения социалистического транспорта. Поэтому в опера¬
 тивных расчетах должны учитываться такие факторы, как освоение ме¬
 тодов скоростного дорожного и железнодорожного строительства, рост
 мощности паровозов и увеличение веса поездов. За пять лет, с 1932 по
 1937 г., средний вес товарного поезда брутто вырос с 966 до 1 199 т,
 а машинистьькривоносовцы водят поезда весом даже в 5 и 6 тыс. т, без
 снижения технической скорости. Значение железнодорожного транспорта будет неуклонно повы¬
 шаться в связи с его дальнейшей реконструкцией (укладка вторых пу¬
 тей, электрификация напряженных участков, развитие железнодорож¬
 ных станций и узлов, автоблокировка, диспетчерская сигнализация и
 т. д.), которая резко повысит пропускную способность железных дорог. Совершенно очевидно оборонное значение развития автомобильного
 транспорта и гражданской авиации, как с точной зрения расширения базы
 для непосредственного удовлетворения потребностей армии, так и с точ¬
 ки зрения подготовки кадров. Широкое использование автотранспорта,
 в операциях на границах МНР и при освобождении Западной Украины
 и Западной Белоруссии подтверждает это положение. Такое же значение имеет и рост гражданского речного, морского и
 океанского флотов для нашего Военно-Морского флота, тем более что
 большинство типов гражданских судов могут быть непосредственно ис¬
 пользованы в военном флоте. Расширение строительства судоремонтной
 базы и морских портов также играет крупнейшую оборонную роль. Не менее тесно связан с нуждами обороны и ряд других народно¬
 хозяйственных проблем, разрешенных и разрешаемых в нашей стране.
 Так, XVIII съезд партии постановил решительно повысить удельный вес
 всякого рода автоматов и полуавтоматов в нашей промышленности и
 расширить производство аппаратуры автоматического и телемеханиче¬
 ского управления. Приборы автоматизации и телемеханизации, помимо
 их значения для общего повышения производительности труда, могут1
 найти непосредственное применение в армии и военном флоте. Автоматизация — это высшая форма механизации труда, при кото¬
 рой техника управления механизмами и системами механизмов сводится
 к простым установочным, распорядительным и контрольным операциям
 обслуживающего персонала посредством специальной аппаратуры, обес¬
 печивающей ход рабочих процессов в заданном направлении. Почему бы
 принципы конструирования «умных» промышленных автоматов, уже
 освоенные нашими конструкторами, не использовать более широко и в
 военном деле, не только в большом и сложном производственном хо¬
 зяйстве армии (мастерские разного рода), но и непосредственно в ме¬
 ханизмах боевого назначения? Современная зенитная артиллерия с ее
 приборами автоматического управления и автопилоты в авиации, несом¬
 ненно, являются лишь первенцами в этой области. Еще шире возможности внедрения в армию приборов телемеханики
 я телеуправления и, наконец, применения в военном, деле электронной
30 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ автоматики. Фотоэлементы и прочие электронные и ионные приборы мо¬
 гут найти широкое .применение в армии и флоте в результате широкого
 внедрения их в промышленность мирного времени. В электрохозяйстве США, например, уже сейчас повсеместное
 распространение получила электромагнитная автоматика (контакторы;
 пускатели, магнитные станции управления, приборы дистанционного
 телеуправления моторами и т. д.). Несомненны широчайшие возможности
 применения автоматики и телемеханики в военно-инженерном деле,
 в службе связи, в авиации. Колоссальное потребление горючего вооруженными силами, слож¬
 ность снабжения им и, наконец, уязвимость бензиновых двигателей
 внутреннего сгорания от воздействия телеаппаратов (всякого рода «дья¬
 вольские лучи» в будущей войне не исключены) придают весьма важное
 оборонное значение решению о всемерном развитии дизелестроения и
 применения газогенераторов, работающих на подручном топливе. XVIII съезд партии принял решение о значительном увеличении про¬
 изводства дорожных и строительных механизмов, ьаряду с широким пе¬
 ренесением в армию методов скоростного строительства это сыграет иск¬
 лючительную роль в повышении производительности труда инженерных
 частей. Нет надобности останавливаться на военном значении того, что
 третья пятилетка в СССР будет пятилеткой химии. Расширение производства спецсталей, увеличение их ассортимента и
 неизбежно связанное с этим расширение всякого рода научно-исследова¬
 тельских работ по спецсталям открывают перед советской техникой но¬
 вые и широкие возможности благоприятного исхода «извечного» сорев¬
 нования брони и снаряда. Мы имеем все шансы на любом этапе войны
 иметь броню, малоуязвимую для снарядов противника, а снаряды и
 пули — пробивающие его броню. Наконец, расширение практики строительства и оборудования теле¬
 визорных центров и увеличение выпуска телевизорной аппаратуры, соз¬
 давая предпосылки для широкого развертывания конструкторской и изо¬
 бретательской работы в этой области, будет способствовать и более ши¬
 рокому внедрению телевидения в дело обороны страны. Таковы ближайшие и совершенно реальные перспективы. Этим, ко¬
 нечно, далеко не исчерпываются фактические возможности дальнейшего
 развития техники в СССР, вытекающие из выполнения плана третьей
 сталинской пятилетки. Если говорить о каждом из элементов третьего
 пятилетнего плана в отдельности, то многие из них, казалось бы, и не
 превышают общего уровня мирового развития техники. Однако такая
 оценка их была бы безусловно неправильна. Решающее значение имеет
 то, что только в нашей стране развитие всего народного хозяйства про¬
 исходит в широком и гармоничном комплексе, что наша техника разви¬
 вается по плану и в грандиозных масштабах, обеспечивающих в крат¬
 чайший срок такой размах теоретической и практической работы, кото¬
 рый совершенно недоступен для капиталистических стран. Можно сказать определенно, что в отношении тех европейских и
 азиатских капиталистических государств, которые являются нашими ве¬
 роятными противниками на ближайшее врем-я, мы будем иметь решаю¬
 щее превосходство во всех без исключения упомянутых областях бук¬
 вально в ближайшие годы, а во многом имеем превосходство уже и те¬
 перь. Мы вплотную подошли к такому уровню экономического развития,
 когда «создание новых, значительно более мощных средств сделает
 возможным достижение новых, более грандиозных результатов» 21. - Вот 21 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 31.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ почему мы считаем возможным поставить вопрос о подготовке к пере¬
 смотру ряда положений тактики и оперативного искусства. * * Более шестидесяти! лет назад Энгельс писал в «Анти-Дюринге»: «Мы
 уже видели влияние технического прогресса в его применении к воен¬
 ному делу и проследили, как введение технических усовершенствова¬
 ний каждый раз почти насильно вело за собою изменения и даже це¬
 лые перевороты в способе ведения войны, часто, к тому же, против воли
 военного начальства. А в какой сильной зависимости находятся воен¬
 ные действия, сверх того, от производительных сил и средств сообще¬
 ния тыла армии, равно как и театра военных действий, это теперь мо¬
 жет объяснить г. Дюрингу каждый старательный унтер-офицер»22. Величайшее преимущество марксистов состоит в отчетливом пони¬
 мании диалектики развития военного искусства, а поскольку это так,
 для нас исключено положение, копда «переворота в способе ведения
 войны» потребует сама война, как бывало обычно до сих пор с армиями
 буржуазных государств. Фактически это изменение форм идет постепенно и непрерывно но¬
 мере того, как изменяются политические и экономические предпосылки
 и, несомненно, нашей тактике и оперативному искусству уже и сейчас
 присуще многое, недоступное армиям капиталистических стран. Мы не должны допустить такого периода, когда оперативные и
 тактические формы, применяемые сейчас и в основном близкие формам
 и методам ведения военных действий, принятым в передовых армиях ка¬
 питалистического мира, окажутся узкими для военной техники социали¬
 стической страны, для советского человека, управляющего этой тех¬
 никой. В течение последних лет мы были свидетелями военных действий,
 протекавших в самых различных условиях: таковы войны в Абиссинии
 и в Испании, борьба китайского народа с японскими агрессорами, опе¬
 рации РККА у озера Хасан в 1938 г. и на р. Халхин-Гол в 1939 г. и т. д.
 Изучение опыта этих войн и операций приводит некоторых исследовате¬
 лей к совершенно .противоположным и зачастую скороспелым выводам
 по отдельным тактическим и оперативным вопросам. Непродуманные
 обобщения заставляют военную мысль «шарахаться» из стороны в сто¬
 рону. Находятся любители быстрых выводов, которые, например, в дей¬
 ствиях германских войск в Польше осенью 1939 г. пытаются открыть
 «новую эру» военного искусства, забывая ту истину, что новое в этой
 области может притти лишь в итоге радикального изменения всей со¬
 циально-политической и экономической базы той или иной стороны. Несомненно, что решающую роль в стремительном продвижении гер-
 (Манских войск в Польше сыграли не особые оперативные методы герман¬
 ского командования, а пониженная сопротивляемость польской армии,
 как следствие внутреннего развала польского государства и разложения
 его вооруженных сил. Что дело не в «оперативном секрете», отчетливо
 видно из хода событий 1939 г. на англо-фращсо-германскам фронте. Тут
 обе стороны вынуждены применять совершенно иные методы, даже от¬
 даленно не напоминающие пресловутую «молниеносную» войну. Что же
 касается самих оперативных форм, использованных (в борьбе с польской
 армией германским командованием, то ничего особо нового, с нашей
 .точки зрения, они не представляют. Даже по свидетельству самих гер¬
 манских военных специалистов (например, Зольдана), они во многом
 напоминают оперативные взгляды, уже несколько лет назад положен¬
 ные в основу подготовки вооруженных сил СССР. Опыт прошлых войн, особенно близких нам по времени, а тем более
 опыт современных войн, подлежит тщательному изучению; но дееомнен- 22 Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 11.
.32 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ но ошибочной является ткшьгтка механически переносить сделанные вы¬
 воды на возможную будущую войну капиталистического мира (против
 СССР. Эта война будет вестись © совершенно иных условиях. Даже
 ..лучшие 'представители буржуазной военной мысли отчетливо понимают
 всю никчемность и даже вред «механического распространения опыта
 прошлого на будущее. «Все подобные теоретические попытки представляются... совер¬
 шенно непригодными потому, что при этом стремятся к установлению
 определенных величин, тогда как на войне все неопределенно и сужде¬
 ния и размышления должны производиться исключительно с перемен¬
 ными величинами», — пишет Кеммерер, комментируя Клаузевица 23. Достаточно окинуть беглым взглядом оперативные формы и так¬
 тические методы действий, применявшиеся и применяющиеся у нас на
 глазах (в Абиссинии, в Испании, в Китае, в Польше, в степях Мон¬
 гольской Народной Республики или в Финляндии), чтобы признать пра¬
 вильность этого утверждения. Тем более несомненно, что один опыт
 .прошлого и настоящего без смелого анализа обстановки (всех ее мате¬
 риальных и политико-моральных факторов) и теоретического предвиде¬
 ния недостаточен на таком историческом этапе, как переживаемый на¬
 шей страной. Оперативное искусство и тактика эпохи коммунизма должны быть
 достойны тех великих объектов, защита которых является священной
 обязанностью каждого 'гражданина СССР. Конечно, сейчас лишь в са¬
 мых общих чертах можно набросать контуры то-го нового, что должно
 характеризовать эту тактику и оперативное искусство. * * * Наша военная доктрина требует от Рабоче-Крестьянской Красной
 Армии величайшей активности. Всякое нападение на СССР будет от¬
 бито всей мощью его вооруженных сил, причем военные действия бу¬
 дут вестись на уничтожение и на той территории, откуда враг попы¬
 тается напасть. Цель эта может быть достигнута только наступлением
 при условии решительного превосходства над противником. Если мы обратимся к историческому опыту мировой войны, то он
 дает нам следующую характеристику оперативных действий на глав¬
 нейших фронтах: * 1 1 I '1 1 1 | Фронт 1 Воюющие страны Общая продолжительность
 войны (в месяцах) Продолжительность пери¬
 ода с активными действи¬
 ями (в месяцах) В том числе на участке
 менее 35% общей протяжен¬
 ности фронта Отношение продолжитель¬
 ности операций на узком
 фронте ко всему актив¬
 ному периоду Продолжительность пауз
 (в месяцах) Отношение продолжитель¬
 ности периода активных
 действий ко всей продолжи¬
 тельности войны Западноевропей¬ Германия 52 12 10,5 Ок. 90»/о 40 Ок. 25% ский фронт Антанта 20 18 90°/о 32 Ок. 40% Восточноевропей¬
 ский фронт Центральные го¬
 сударства 40 15 7,5 ° 50®/о 25 Ок. 40% Антанта 16 12,5 Ок. 80°/о 24 40% 23 Кеммерер. Развитие стратегической науки в XIX столетии, стр. 67.
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 33 Таким образом, от 60 до 75°/о всей продолжительности войны сто¬
 роны провели в оперативной пассивности, лишь отражая наступление
 противника или ведя позиционную войну. Но и в «активные» периоды (т. е. когда где-либо развивалась на¬
 ступательная операция) наступлением охватывался лишь ограниченный
 участок фронта. Некоторое исключение составляли лишь действия
 австро-германцев на восточноевропейском фронте, которые развертыва¬
 лись в несколько своеобразных условиях: там до половины времени
 «активных периодов» наступление велось на участках, общее протяже¬
 ние которых достигало 50 и более процентов всей длины фронта. На
 остальных фронтах в течение 80—90% времени «активных» периодов на¬
 ступательные действия развивались не более чем на 35% всего протя¬
 жения фронта. Основная причина этого — недостаток сил для создания
 крупного количественного и качественного перевеса на том или ином
 направлении и трудность материального обеспечения операций. Как мы уже видели выше, армия Советского Союза в будущей
 войне и в том и в другом отношении будет находиться в неизмеримо
 лучших условиях, чем ее вероятные противники. Это позволяет поста¬
 вить вопрос о возможности наступательных действий не только на от¬
 дельных главнейших направлениях, но и на большей части протяжения
 фронта, доведя при этом «активные» периоды войны до 70—80% всего
 времени военных действий (что приблизит решительную развязку). Это отнюдь не противоречит указаниям товарищей Ленина и
 Сталина о необходимости сосредоточения сил и средств на направлении
 главного удара. Товарищ Сталин в «Основах ленинизма», развивая во¬
 прос о стратегическом руководстве революцией, писал, что правильное
 использование резервов требует выполнения ряда условий, в числе ко¬
 торых одним из главных является «сосредоточение главных сил рево¬
 люции в решающий момент на наиболее уязвимом для противника пункте,
 ...когда наступление идет на всех парах, ...когда подтягивание резервов
 к авангарду является решающим условием успеха»24. Положение это
 в полной мере применимо и к военной стратегии и к оперативному
 искусству. И однако оно отнюдь не исключает целесообразности и воз¬
 можности при крупном перевесе сил наступать на широком фронте, ибо
 и при таком наступлении некоторые направления будут выделены как
 главные, а основные оперативные и стратегические резервы будут груп¬
 пироваться там, где перспективы успеха наиболее вероятны. Оперативные паузы на отдельных направлениях должны будут
 лишь обеспечить планомерность ведения операции во избежание огуль¬
 ности наступления; пассивными участками, вероятно, будут лишь те,
 где по топографическим условиям наступление нецелесообразно или где
 временный переход к обороне, вернее отказ от наступления, диктуется
 не соображениями о необходимости экономии сил и средств на «второ¬
 степенных» направлениях, а чисто оперативными соображениями. Это будет новый вид сокрушительных операций на уничтожение,
 лишь отдаленно напоминающих такие гигантские сражения прошлого,
 как общее наступление войск Антанты на Западном фронте в октябре
 1918 г. или генеральное наступление австро-германских армий на Во¬
 сточном фронте в июле — сентябре 1915 г. Такие операции станут возможными не только вследствие значитель¬
 ного количественного и качественного превосходства наступающей Крас¬
 ной Армии, но и в силу совершенно особых политических условий (мо¬
 ральная неустойчивость войск противника, неизбежные волнения у него
 в тылу, развернутое партизанское движение, материальные затруднения
 и т. д.). 24 Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 57. Военпо-историч. журнал № ;з
КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ Если даже обратиться к опыту тех операций, которые в течение
 последних месяцев вынуждена была вести Рабоче-Крестьянская Крас¬
 ная Армия, то уже в них мы можем усмотреть отдельные -признаки этого
 нового. Окружение и уничтожение японо-манчжурской оперативной груп¬
 пировки на р. Халхин-Гол при отсутствии серьезного численного пре¬
 восходства на советско-монгольской стороне; стремительное продви¬
 жение войск Украинского и Белорусского франтов одновременно на
 всех направлениях в операциях по освобождению Западной Украины
 и Западной Белоруссии — все это такие примеры решительных действий
 РККА, которые характерны для справедливых войн советского народа
 против реакционных сил умирающего капитализма. Ясно, что ведение войны в формах, схематически намеченных нами
 выше, потребует изменения и организационных основ строительства во¬
 оруженных сил СССР. Еще в «период мировой войны и в годы, непо¬
 средственно за ней следовавшие, основой организации войсковых со¬
 единений была пригодность их к самостоятельному выполнению оборо¬
 нительных задач, необходимые же Средства усиления для наступления
 придавались им за счет резервов главного командования. В последние
 годы наиболее сильные и активные армии организуются с таким рас¬
 четом, чтобы их соединения имели преимущества во встречном столк¬
 новении; для создания же должного перевеса в наступлении они опятъ-
 таки черпают средства усиления из резервов главного командования.
 В нашей же самой наступательней в мире армии в течение большей
 части всей войны в грандиозных наступательных операциях будет уча¬
 ствовать громадное большинство дивизий и корпусов. Штатный состав
 этих корпусов и дивизий должен по своей организационной структуре
 соответствовать наступательным задачам, что потребует значительного
 увеличения ударной силы (артиллерия тяжелая и легкая, танки и сред¬
 ства развития успеха) общевойсковых соединений. Нет. сомнения в том,
 что такая задача не явится непосильной для нашей социалистической
 экономики. Все сказанное позволяет предположить, что сокрушительность
 и быстротечность отдельных операций сильно возрастут. Если учесть,
 что -под влиянием колоссального военно-окономическаго напряжения и
 неизбежных крупных поражений армий капитализма усилятся предпо¬
 сылки мощных революционных взрывов в странах наших вероятных
 противников, то вероятно также, что более скоротечными, чем это пред¬
 ставляется нам сейчас, могут быть и отдельные операции и даже це¬
 лые кампании. Из этого, однако, отнюдь не следует, что война, которая будет
 навязана ОООР и которая, вероятно, явится комплексом войн со все уве¬
 личивающимся (открыто или тайно) составом участников капиталисти¬
 ческой коалиции, будет «молниеносной». Вооруженные силы капитали¬
 стического мира еще очень значительны, и если в результате капитали¬
 стических противоречий и внутренних препятствий капитализм и не
 сможет одновременно бросить свои силы против нашей страны, мы все
 же должны быть готовы к борьбе со всем капиталистическим миром
 только собственными силами. Массовые, сокрушительные и относительно скоротечные наступа¬
 тельные операции потребуют новых методов организации и управления,
 но'вьГх оперативных и тактических форм. Особенностями таких операций,
 вероятно, будут: 1. Ускорение сосредоточений и перегруппировок в связи с расту¬
 щими возможностями социалистического транспорта. 2. Новое разрешение проблемы противовоздушного обеспечения
 операций в евши с достижениями в области телевидения, телеуправле- О г
ВОЕННОЕ ИСКУССТВО НА ПОРОГЕ НОВОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ 35 пт, автоматики и телемеханики, а также вследствие мощного развития
 военно-воздушных сил РККА. 3. Построенная на принципиально новых технических основах ак¬
 тивная защита от химических и бактериологических средств, от приме¬
 нения которых, вероятно, не откажутся наши противники. 4. Широкое использование многочисленных и малоуязвимых по¬
 движных соединений н мощной боевой авиации. 5. Поражение противника одним наступательным ударом на всю
 его оперативную глубину. 6. Широкое взаимодействие наступающих с фронта армий с парти¬
 занским движением в тылу противника. Крупнейший опыт подобного
 взаимодействия дает национально-освободительная .война в Китае. Боль¬
 шую роль в организации и руководстве этим партизанским движением
 могут сыграть авиадесанты. Естественно, *гго формы партизанского дви¬
 жения и методы руководства им на европейском театре будут отличны
 от тех, которые применяются на относительно редко населенном и опе¬
 ративно малонасыщенном восточноазиатском театре. Таковы вероятные особенности будущих наступательных опера¬
 ций. Принципиально иной характер приобретет и оперативная оборона
 яа тех участках и направлениях, где она все же будет вестись. В тех
 случаях, когда отказ от наступления будет диктоваться замыслом опе¬
 рации и, следовательно, будет кратковременным, общее количество сил
 и средств оборонительной (сковывающей) группировки мало чем будет
 отличаться от состава ударной группировки. На тех же направлениях,
 где наступление нецелесообразно по причинам топографического по¬
 рядка, задача обороны может решаться в основном автоматическим
 и телеуправляемым оружием (скорострельные пулеметы, артиллерия, про¬
 тивотанковые орудия) с минимальным количеством обслуживающей жи¬
 вой силы. Это не значит, однако, что на таких участках роль человека
 сведется на-нет. Изменится количество людей, их энерговооружен¬
 ность, функции, но тем более вырастет значение каждого индивидуума.
 Как в промышленном производстве внедрение усовершенствованной
 техники стирает грани между умственным и физическим трудом, неиз¬
 меримо повышая роль каждого квалифицированного специалиста, так
 и в военном деле роль техника, инженера, их удельный вес в общей
 массе бойцов и командиров будет непрерывно расти. Решительные изменения претерпит на основе новых технических изо¬
 бретений вся система и техника управления войсками. Дальнейшее раз¬
 витие радио и телемеханики, несомненно, внесет крупнейшие изменения
 в систему не только оперативной, но и стратегической разведки. Еще
 большую роль в деле разведки будет играть то обстоятельство, что, ведя
 революционную войну, СССР будет иметь миллионы своих союзников
 в тылу у противника. Проблема снабжения войск будет зависеть не только от наличия
 сырья и размеров производства, но и главным образом от организации
 подвоза и тыла в целом: Мощное развитие путей и средств сообщения
 всех видов будет способствовать разрешению проблемы тыла, организа¬
 ция комплексного использования транспортных средств должна стать
 важнейшей областью оперативного искусства,, от которой в значитель¬
 ной мере будет зависеть исход операции. Справедливую войну СССР против капиталистического мира будет
 вести армия победившего социализхма, армия освобождения всего тру¬
 дящегося человечества от гнета эксплоататоров, армия, в которой «про¬
 блема человека» целиком и полностью разрешена. «Такая армия была,
 есть и вечно будет непобедимой»25. 25 Ворошилов. Речь на параде 1 мая 1930 г. («Правда» от 3 мая 1939 г.).
36 КОМБРИГ Ф. СУДАКОВ Этим кратким перечнем отдельных положений, конечно, не исчер¬
 пывается все то новое в оперативном искусстве, что должно возникнуть
 в современных условиях. 'В 'частности, мы совершенно не за¬
 тронули проблемы, которые встанут перед Военно-Морским Фло¬
 том. Мы и не ставили себе целью развернуть исчерпывающий
 перечень более или менее вероятных предположений, а ограничились
 лишь теми из них, которые кажутся нам наиболее важными и близкими
 к осуществлению. Цель настоящей статьи — привлечь внимание читателя
 к тем новым задачам, которые возникают в области обороны нашей
 страны в связи с огромными политическими и экономическими дости¬
 жениями социализма.
А. ГЕОРГИЕВ. АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД
 ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. Конец XIX и начало XX вв. увились переломным моментом в раз¬
 витии капиталистического мира. Началась эпоха империализма с
 крайним обострением противоречий внутри капиталистических стран
 и между ними, бешеным экономическим соперничеством и вооруженной
 борьбой за передел мира. При этом с самого же начала этой эпохи
 среди резко обострившихся империалистических противоречий перво¬
 степенное значение приобретал антагонизм между Англией и Германией. Большинство современников вполне отдавало себе отчет в неиз¬
 бежности англо-германского столкновения. Бетман-Гольвег рассказы¬
 вает, 'что старый князь Бюлов, уходя в 1909 г. в отставку, набросал
 ему в общих чертах картину отношений Германии с соседними государ¬
 ствами. «В основном его мнение, — пишет Бетман-Гольвег, — сводилось
 к тому, что наши отношения с Францией и Россией удовлетворительны,
 но что поведение Англии представляет предмет серьезнейших опасе¬
 ний»1. «Антагонизм между Англией и Германией, — писал приблизи¬
 тельно в это же время английский журнал «Round Table», — тема, ко¬
 торая господствует на страницах всей мировой прессы, обсуждающей
 проблемы внешней политики. Большинство немцев, — добавляет жур¬
 нал,— считает войну с Англией неизбежной»2. Передавая мысли полков¬
 ника Хауза, профессор Сеймур пишет, что «еще до вступления Виль¬
 сона в должность, он (т. е. Хауз. — А. Г.) видел, что главная опас¬
 ность лежит во вражде немцев и англичан»3. Ллойд Джордж расска¬
 зывает, что когда было объявлено о заключении англо-французского
 сердечного согласия (1904 г.), он приехал на несколько дней с визитом в
 имение лорда Розбери. Разговор зашел об этом соглашении. В ответ на
 бурные проявления радости со стороны Ллойд Джорджа по поводу улуч¬
 шения отношений с Францией Розбери спокойно заметил: «Вы все оши¬
 баетесь. В конце концов это означает войну с Германией»4. Подобных высказываний и с той и с другой стороны можно было
 бы привести очень много. Все они единодушно указывали на факт
 крайнего обострения англо-германских противоречий. Понятно, что при¬
 чинами этого обострения отнюдь нельзя считать ни коварство Эдуарда
 VII и его министров, как об этом много говорилось в Германии; ни
 строптивость кайзера и его военных советников, как это утверждали
 англичане; ни, наконец, врожденное недоверие друг к другу этих стран,
 как полагал полковник Хауз. Единственно верное и научно обоснован- 1 Бетман-Гольвег. Мысли о войне, М.—JI. 1925 г., стр. 1. 2 Trevelyan, G. М. Grey of Falladon. London — New-York, 1938, p, 227. 3 Архив полковника Хауза. Соцэкгиз, Москве, 1937 г., т. I, стр. 51. 4 Ллойд Джордлс. Военные мемуары. Соцэкпиз. Москва, 1934 г., т. I, стр. 41.
38 А. ГЕОРГИЕВ ное объяснение обострения англо-германских противоречий в начале
 XX в. .мы находим у В, И. Ленина в его гениальной работе «Империа¬
 лизм, как высшая стадия капитализма». Закон неравномерного развития
 капитализма в эпоху империализма, установленный Лениным и разви¬
 тый Сталиным, дает ключ к пониманию смертельной борьбы, завязав¬
 шейся между Англией и Германией. Бурное развитие молодого германского капитализма началось в тот
 момент, когда в основном мир уже был поделен. При этом самые об¬
 ширные и богатые территории оказались уже захваченными Англией,
 как самой старой капиталистической державой. Английский «империа¬
 лизм реениво оберегал свои колонии от покушения с чьей бы то ни бы¬
 ло стороны. Между тем развитие производительных сил Германии и
 особенно ее каменноугольной и железоделательной промышленности шло
 несравненно быстрее, чем в Англии. «Спрашивается, — пишет Владимир
 Ильич, — на почве капитализма какое могло быть иное средство, кроме
 войны, для устранения несоответствия между развитием производитель¬
 ных сил и накоплением капитала, с одной стороны, — разделом коло¬
 ний и «сфер влияния» для финансового капитала, с другой?»5. Таким
 образом, быстрое развитие германского капитализма с неизбежностью
 выдвигало вопрос вооруженного передела мира. Уже в конце XIX в. Германия устами Тирпица и Бюлова провоз¬
 гласила решительный поворот своей внешней политики на путь создания
 обширной (колониальной империи. В 1897 г. Бюлюв заявил с трибуны
 рейхстага: «Мы не потерпим, чтобы какой-либо чужеземный Юпитер
 сказал нам, что мир поделен». Однако, пока Германия оставалась дер¬
 жавой преимущественно континентальной, декларации ее политических
 руководителей, какой бы грозный характер они ни носили, мало дей¬
 ствовали на лондонских купцов и промышленников, колониальные капи¬
 таловложения которых надежно охранялись «великим флотом». Но как
 только Германия провозгласила свою грандиозную программу военно-
 морского строительства, а затем лихорадочно принялась за ее реализа¬
 цию, в Англии забили тревогу. Англо-германский антагонизм приобрел
 специфическую форму морского соперничества. Германский посол в
 Лондоне Меттерних доносил 6 июля 1908 г. в Берлин, что, по мнению
 Эдуарда Грея и Ллойд Джорджа, «в центре отношений между Англией
 и Германией стоит вопрос о военном флоте»6. «Строительство герман¬
 ского флота, — говорит Ллойд Джордж, — в значительной степени вы¬
 звало мировую войну»7. Осуществление германской судостроительной
 программы подрывало мировое господство Англии, опиравшейся на
 гигантское превосходство флота. Изменившееся равновесие сил между
 самой старой колониальной державой и молодым германским империа¬
 лизмом с неизбежностью ускоряло назревание вооруженного конфликта.
 «Бели бы возник вопрос, раздавить ли Германию или дать ей возмож¬
 ность построить такой флот, — писал полковник Хауз, — который смо¬
 жет свергнуть господство Великобритании на море, то ее политика была
 бы естественно направлена к тому, чтобы Германия пошла ко дну»8. Еще за десять лет до мировой империалистической войны первый
 лорд адмиралтейства Джон Фишер настаивал на превентивной войне
 против Германии с целью уничтожения ее флота, пока он не стал слиш¬
 ком грозным для Великобритании. Если мнение Фишера и нельзя счи¬
 тать типичным для того времени, то во всяком* случае оно прекрасно
 отражало настроение некоторых кругов британского империализма, ох¬
 ваченных беспокойством в связи с германским военно-морским строи¬
 тельством. Бурный ход событий уже выдвигал и конкретные объекты 6 Ленин. Соч., т. XIX, стр. 150—151. * Ллойд Джордж. Военные мемуары, т. I, стр. 41. 7 Там же, стр. 35. 8 Архив полковника Хауза, т. 1, (^тр. 54.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 39 будущих конфликтов между двумя государствами. Речь идет хотя бы о
 столкновении Англии и Германии на <почве строительства Багдадской
 железной дороги. По германским проектам, эта дорога должна была
 соединить Константинополь с Багдадом и переоечь, таким образам, всю
 Малую Азию «и Месопотамию, вплоть до Персидского залива. Для анг¬
 лийского империализма появление немцев в Междуречье означало пря¬
 мую угрозу ее колониальной империи и в первую очередь Индии. Не¬
 даром небезызвестный лорд Керзон указывал, что граница Индии лежит
 •на Евфрате. Не приходится уже говорить о том, что Месопотамия, как
 весьма желанный объект колониальной экспансии Великобритании, пол¬
 ностью попадала в сферу германского влияния. Вопрос о переделе мира
 перешел из области академических дискуссий в области конкретной по¬
 литической действительности. Англ'о-германские интересы сталкивались буквально во всех частях
 земного шара, и в конечном счете в этой борьбе все чаще побеждал
 германский капитализм, как более молодой, более выносливый, более
 сильный. Он бил конкурента «своей превосходной организацией, техни¬
 кой, торговой энергией». Причем бил, по словам Владимира Ильича,
 так, что «без войны Англия не могла отстоять своего мирового господ¬
 ства»9. В кругах английского министерства иностранных дел не видели
 для Англии возможности остаться в стороне от назревавшего конфлик¬
 та. «Если война вспыхнет и Англия в нее не вступит, — писал Кроу,
 помощник Грея,—тогда это приведет к следующему: а) Или 'побеждают Германия и Австрия; они раздавливают Фран¬
 цию и укрощают Россию. Французский флот уничтожается, Германия
 овладевает каналом при содействующей или противодействующей коо¬
 перации Голландии и Бельгии; каково будет тогда положение Англии,
 лишенной друзей? б) Или Франция и Россия побеждают. Какую они тогда займут по¬
 зицию в отношении Англии? И как тогда будет обстоять дело с Индией
 и Средиземным морем. Вывод ясен: Англия должна воевать»10. И в
 Англии к этой войне готовились настойчиво и лихорадочно, осуществляя
 строительство грандиозного военно-морского флота, стараясь сохранить
 пропорцию 2 киля (английских) против 1 (германского), создавая сухо¬
 путную армию, организуя военную промышленность, а главное подыски¬
 вая союзников на континенте. Английский империализм старался завер¬
 бовать себе на службу для борьбы с Германией континентальные армии. Вся эта подготовка войны проводилась английской дипломатией под
 покровом глубокой тайны и сопровождалась криками о вооружениях
 других государств. Разжигая грабительскую империалистическую вой¬
 ну, британский империализм ловко маскировал свои провокационные
 планы, скрывая их от мирового общественного мнения вплоть до самого
 начала войны. * * * Известие о сараевском убийстве было воспринято в Лондоне с явно
 показным спокойствием. По словам Ллойд Джорджа, английское мини¬
 стерство иностранных дел «не сочло нужным подымать тревогу даже в
 стенах кабинета министров» п. Отклики прессы были весьма сдержанны,
 причем большинство газет во главе с «Times» выражало негодование по
 адресу Сербии и всяческие соболезнования австрийскому двору. «Сим¬
 патии английского народа, — писала, например, газета «Daily News», —
 принадлежат теперь семье эрцгерцога и народам Австро-Венгрии». Вы- 9 Ленин. Соч., т. XIX, стр. 281. 1в Britisch Documents on the Origins of the War 1898—1914, Edited by Gooch
 and Temperl-ey. London, 1926, v. XI, № 101. 11 Ллойд Джордж. Военные мемуары, т. I, стр. 63.
40 А. ГЕОРГИЕВ ражая свое сочувствие Австрии, все газеты единодушно подчеркивали
 полную незаинтересованность Англии в происходивших событиях и оце¬
 нивали конфликт как локально австро-сербский. Английский министр иностранных дел сэр Эдуард Грей, по словам
 его биографа английского историка Тревелиана, сохранял в эту пору
 полное спокойствие и был лишь расстроен убийством наследника ав¬
 стро-венгерского престола. В течение первых семи дней после сараев¬
 ского выстрела мы не имеем никаких данных, которые свидетельство¬
 вали бы о том или ином отношении английского правительства к раз¬
 витию событий на континенте. Первое высказывание Грея по поводу ев¬
 ропейских событий относится к 6 июля 1914 г. Этой датой помечено со¬
 общение германского посла в Лондоне Лихновского министру иностран¬
 ных дел Германии фон-Ягову о его беседе с Греем. Грей подействовал
 на Лихновского крайне успокоительно. Он заявил, что ему «неизвестно
 о каких-либо признаках антигерманских настроений в Петербурге», что
 «еще меньше он верит в военные замыслы России» и что он «'имеет
 желание поддерживать с ними (т. е. немцами — А. Г.) контакт по всем
 вопросам внешней политики»12. Эта беседа с Греем дала основание Лих-
 новскому послать в Берлин телеграмму, в которой он заверял герман¬
 ское правительство в мирных и дружественных чувствах, проявляемых
 английскими правящими кругами по отношению к Германии. Через три
 дня после этой беседы Грей сделал аналогичное успокоительное заявле¬
 ние непосредственно германскому правительству через английского пос¬
 ла в Берлине Рембольда. Он просил Рембольда заверить немцев в том,
 что намеревается «продолжать ту же политику, которую он проводил
 в период балканского кризиса, т. е. сделать все, что от него зависит,
 дабы предотвратить взрыв войны между великими державами»13. Таким
 образом, германскому правительству было дано понять, что Англия на¬
 строена весьма спокойно и мирно и питает самые дружеские чувства
 к Германии. Совершенно иными были содержание и тон переговоров,
 имевших место в этот же промежуток времени между тем же Греем и
 русским послом в Лондоне графом Бенкендорфом. 9 июля 1914 г. меж¬
 ду ними произошел первый разговор по поводу европейских событий.
 Касаясь этого разговора, Бенкендорф передает Сазонову, что Грей ему
 сказал: «...Общественное мнение (в Вене. — А. Г.) очень накаляется и
 речь идет о демарше в Белграде, о содержании которого он еще не
 знает». Он добавил, что, по его мнению, «желают побудить Берхтольда
 (австрийского министра иностранных дел. — А. Г.) действовать»14. Когда
 Бенкендорф сделал предположение о том, что Вильгельм не хочет вой¬
 ны, Грей ему сокрушенно ответил, что раньше он и сам так думал, но
 сведения, якобы почерпнутые им из многих источников, «являются в об¬
 щем не особенно благоприятными». Грей дал понять Бенкендорфу, что,
 по его мнению, положение складывается весьма серьезно, что Австрия
 полна воинственных замыслов, а Германия не только не склонна сдержи¬
 вать свою союзницу, но явно ведет подстрекательскую политику. При
 этом, убеждая русского посла в агрессивных замыслах Германии, Грей
 определил наиболее вероятное, по его мнению, направление этой агрес¬
 сии. «Грей сказал мне еще,—передает далее Бенкендорф Сазонову,—что
 он знает из очень серьезных военных источников, что центр тяжести воен¬
 ных операций быстро перемещается с запада на восток...15. Если раньше
 главным врагом Германии была Франция, — добавил Грей, — то теперь
 мало-по-малу главным противником становится Россия». Сами по себе
 чрезвычайно тревожные, эти сообщения Грея были произнесены им, по 12 Die De>utschen Dokumente zum Kriegsausbruch, Bd. I, s. 41. Charlottenburg, 1919. 18 Britisch Documents on the Origins of thie War, v. XI, p. 34. 14 См. Международные отношения в эпоху империализма. Соцэкгиз, М.— Л.,
 1934, серия Ш, т. IV, стр. 192. 15 Там ж е, стр. 193.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 41? словам Бенкендорфа, «с такой серьезностью и таким волнением», что
 могли оказать самое тяжелое и удручающее впечатление на русского
 посла, а тем самым и -на царское правительство. Если, согласно заявлениям Грея Лихновскому, в Петербурге и не
 было никаких воинственных намерений в отношении Германии, то после
 тех перспектив, которые он сам начертал перед Россией, они должны
 были неизбежно там возникнуть. Заявление Грея о том, что война неиз¬
 бежна, а если она возникнет, то будет вестись в первую очередь и пре¬
 имущественно против России, носит явно провокационный характер.
 Это заявление могло лишь возбудить в Петербурге страх перед герман¬
 ским нашествием и толкнуть царское правительство к спешным военным
 приготовлениям и к необдуманным поступкам, грозившим каждую ми¬
 нуту вызвать вооруженный конфликт. Характерно, что, ведя политику
 явного втравливания России в войну, Грей в то же время лицемерно
 обещал Германии оказать сдерживающее влияние на царское прави¬
 тельство. Одновременно перед Берлином и Веной английская диплома¬
 тия демонстрировала свое полнейшее спокойствие по отношению к со¬
 бытиям в Европе. Всей этой ловкой игрой английский министр иностран¬
 ных дел сеял опасные иллюзии в Берлине, вселял надежду на англий¬
 ский нейтралитет и тем самым подталкивал Германию к выступлению. Необходимо отметить, что, помимо словесных заявлений английских
 политических руководителей, эта иллюзия имела некоторое реальное
 основание16. Дело в том, что как раз в 1914 г. имело место сильнейшее
 обострение англо-русских отношений, главным образом в связи с пер¬
 сидской проблемой. Чрезвычайно серьезные трения вызвал между этими
 странами вопрос о строительстве транспероидской железной дороги, ко¬
 торая, по русским проектам, должна была перерезать Персию с северо-
 запада на юго-восток. Такое направление железной дороги чрезвычайно
 встревожило англичан, так как создавало прямую угрозу для Индии.
 Бенкендорф высказывал Грею сожаление о том, что «английское обще¬
 ственное мнение все еще не может отрешиться от фанатической боязни
 русского нашествия на Индию». Помимо трансперсидской ж. д. англо¬
 русские интересы сталкивались и по многим другим спорным вопросам 17.
 Другой, чрезвычайно спорной проблемой, усилившей напряжение англо¬
 русских отношений, была проблема распределения Эгейских островов,
 которая была связана с острейшим для обеих сторон вопросом о про¬
 ливах. Наряду с обострением англо-русских противоречий в англо-герман¬
 ских отношениях в Л914 г. наметилось некоторое улучшение. В начале 1914 г. между обоими государствами было достигнуто соглашение по
 вопросам, связанным со строительством Багдадской ж. д. Известное
 разрешение получила также колониальная проблема: Германии было пре¬
 доставлено преимущественное право на приобретение португальских ко¬
 лоний на западном берегу Африки. Эти изменения в международной
 обстановке, происшедшие накануне войны, давали Германии основание
 надеяться на сохранение английского нейтралитета в случае европей¬
 ского конфликта. Английская дипломатия, со своей стороны, делала все
 усилия, чтобы укрепить эту надежду в Берлине. Вплоть до вручения Австрией ультиматума Сербии, т. е. до 23
 июля, несмотря на упорные запросы из Берлина и Петербурга, Грей от¬
 казывался что-либо добавить к ранее сделанным им заявлениям. Анг¬ 18 А Ерусалимский. Англо-германские противоречия накануне войны 1914—18 г.,
 «Большевик» № 15 за 1938 г., стр. 26. 17 Наибольшее значение имел конфликт в связи с горной персидской концессией,
 которую англичане хотели частично распространить -на нейтральную зону, установлен¬
 ную соглашением 1907 г., конфликт в связи с требованием России персидского Азер-
 байджана' и конфликт по вопросу о сборе налогов в русской сфере влияния. См,
 МОЭИ, т. IV.
42 А. ГЕОРГИЕВ лийское министерство иностранных дел вообще воздерживалось в этот
 период от обсуждения международного положения. В ответ на запрос
 Лихновского от 15 июля, который был сделан им по настоятельным тре¬
 бованиям Ягова, узнать позицию Англии, Грей отделался бессодержа¬
 тельной фразой о том, что «все зависит от будущего» 18. Накануне предъявления австрийского ультиматума снова имел ме¬
 сто разговор .между Греем и Лихновским. О содержании этого раз¬
 говора мы узнаем из телеграммы Берхтольда на имя австро-венгерского
 посланника в Петербурге графа Сапари. Берхтольд сообщает, что по све¬
 дениям, полученным им от Лихновского, Грей заявил последнему, что
 он «не верит в военные осложнения по сербскому вопросу» 19. Для того,
 чтобы проявить такой оптимизм, нужно было либо находиться в аб¬
 солютном неведении относительно австрийских намерений в отношении
 'Сербии, либо сознательно вводить в заблуждение собеседника. Из этих
 двух предположений первое можно считать исключенным, так как име¬
 ются все основания полагать, что уже в середине июля 1914 г. англий¬
 ское правительство могло полностью предвидеть характер требований,
 которые Австрия намеревалась предъявить Сербии. Английский посол в Вене сэр Морис Бунзен, который с начала
 июля чрезвычайно -подробно информировал Грея о настроениях, царящих
 в Вене, сделал весьма любопытное сообщение, содержащееся в пись¬
 ме, присланном 17 июля на имя Артура Никольсона— помощника Грея20.
 ;Бунзен передает Никольсону интересный разговор, который он имел с
 князем Лютцовьгм (бывший австро-венгерский послол в Риме), нахо¬
 дившимся, как известно, в тесных приятельских отношениях с Берх-
 тольдом. Лютцо© сказал, между прочим, Бунзену, что из разговора
 с БерхтолЫдом он знает, что его «правительство не собирается терпеть
 |больше сербскую наглость». Нота, по словам Лютцова, уже составлена.
 Если Сербия ее не примет, то будет употреблена сила для того, чтобы
 -заставить ее принять. Князь Лютцов добавил, что «Берхтольд уверен в
 германской поддержке». Далее Бунзен сообщал, что речь графа Тиссы,
 по его мнению, явилась «не особенно успокоительной». Он выражал
 уверенность, что Чиршки (германский посол в Австрии) ничего
 #е предпримет для того, чтобы удержать от войны Австрию. Германский
 доенный атташе, по словам Бунзена, не скрывает уверенности, что «•на¬
 стал час для наказания, заслуженного Сербией». «Шебеко (русский по¬
 сол в Австрии. — А. Г.) .мне сказал, — заключает Бунзен, — что если это
 случится, то Россия окажется немедленно втянутой»21. Таким образом, Лондону заблаговременно были в общем известны
 не только характер австрийского ультиматума и планы действий авст¬
 рийского правительства, но и (по существу весь вероятный ход собы¬
 тий. Располагая такой информацией, Грей яе мог не быть уверенным в
 .возможности «военного столкновения по сербскому вопросу»22. Его
 заявления Лихновскому преследовали цель дезинформации Берлина и
 имели намерение изобразить перед Германией полную незаинтересован- 1Я Die Deutschen Dokume-nte, Bd- I, s. 77. 19 МОЭИ, т. V, стр. 1. 20 Britisch Documents, v. XI, № 56, pp. 44, 45. 21 Britisch Documents, v. XI, p. 45. 22 Следовательно, ложным является также и утверждение Тревелиана о том, что
 «никто <не мог ожидать, чтобы Вена потребовала то, что она потребовала в пунктах 5 и б». Эти пунхты гласили: «5) Допустить сотрудничество в Сербии органов императорского и королевского
 правительства в деле подавления революционного движения, направленного против
 территориальной неприкосновенности Сербии; 6) Произвести судебное следствие против участников заговора 28 июня, находя¬
 щихся на Сербской территории, 'Причем лица, командированные императорским и коро¬
 левским правительством, могут принять участие в розысках, вызванных расследова¬
 нием». См. Trevelyan. G. М. Grey of Falladon.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ в ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 43 ность и даже неосведом ленноеть Англии в европейских делах. Это была
 новая доза наркотика, употребленная английской дипломатией для ане¬
 стезии германской бдительности. И действие его, надо признать, было
 весьма эффективное. По словам Берхтольда, Лихновский из приведен¬
 ного разговора с Греем сделал вывод, что Англия даже в самом крайнем
 случае постарается воздержаться от всякого военного вмешательства23. Насколько лживым и искусственным являлся «оптимизм* Грея, по¬
 казывает оценка положения, данная им Бенкендорфу еще до донесения
 Бунзена. За два дня до этого, 15 июня, Бенкендорф писал Сазонову, что
 Грей очень встревожен и, по его мнению, «взрыв национальных страстей
 при наличии немногих элементов, могущих их сдержать, представляется
 ему опасным» 24. Однако позиция, занятая Греем до австрийского ультиматума, по¬
 мимо указанных причин, преследовала еще одну цель: уклониться от
 какого-либо демарша в Вене, который мог )бы удержать Австрию от
 войны. Сазонов в письмах к Бенкендорфу настойчиво подчеркивал то
 решающее значение, которое должна была иметь в этот момент пози¬
 ция Англии. Однако он приходил к выводу, что английское правитель¬
 ство совершенно не использует своего влияния на австро-венгерские по¬
 литические круги. «К сожалению, — пишет Сазонов, — по имеющимся
 у нас сведениям, Австрия накануне своего выступления в Белграде счи¬
 тала себя (вправе надеяться, что ее требования не встретят со стороны
 Англии возражений, и этим расчетом было до известной степени обус¬
 ловлено ее решение» 25. Это мнение Сазонова находит полное подтверж¬
 дение в той линии поведения, которой придерживалась английская ди¬
 пломатия в отношении Австрии и Германии. Под маской деланного рав¬
 нодушия и якобы полной неосведомленности английская дипломатия
 фактически молчаливо санкционировала австрийский ультиматум, содей¬
 ствуя, таким образом, обострению австро-сербского конфликта и всей
 международной обстановки. * * Австрийский ультиматум, предъявленный Сербии 23 июля 1914 г.,
 знаменовал решительный перелом в развитии «июльского кризиса».
 Его зшгчеийе получило яркое отражение в известном восклицании Сазо¬
 нова: «Это европейская война!». Шансы на мирный исход кризиса сильно
 упали. Какова же была позиция английского правительства? С этого момента, как пытается доказать Ллойд Джордж, начинает¬
 ся кипучая деятельность английской дипломатии в интересах сохранения
 мира26. По словам Тревелиана, как только было получено в Лондоне из¬
 вестие о предъявлении австрийского ультиматума, «Грей бросился с бы¬
 стротой и энергией спасать положение» 27. «Этот день, — пишет Сидней
 Фей, — был для Грея полон хлопот и тревог»28. Казалось бы, действи¬
 тельно настал момент для энергичного вмешательства и оказания реши'
 тельного давления на Австрию. Однако даже при самом внимательном
 изучении деятельности английского министерства иностранных дел в этот
 период не удается уловить тех признаков быстроты и энергии, о кото¬
 рых пишет Тревелиан. В беседе с французским послом? в Лондоне Камбоном 24 июля
 Грей заявил, что «не следует цимето предпринимать в Петербурге, пока
 не станет ясно, что столкновение между Австрией и Россией неизбеж¬
 но» 20, т. е. до тех пор, пока Австрия не двинется на Сербию. Камбон, 23 МОЭИ, т. V, стр. 7. 24 Там же, стр. 276. 25 Т а м же, стр. 65—66. 26 См. Ллойд Джордж. -Военные мемуары, т. I. 27 Trevelyan. G. М- Grey of Falladon, p. 246, 2S Сидней Фей. Происхождение мировой войны, 1934 г. М.— JI., т. II, стр. 23*5. 59 Britisch Documents, v. XI, p. 77.
44 А. ГЕОРГИЕВ видимо, изрядно удивленный этим- странным предложением, резонно
 заметил, что, «после того, как Австрия двинется против Сербии, будет
 уже слишком поздно». «Наиболее важным, — добавил французский по¬
 сол, — является выиграть время путем посредничества в Вене»30. Что (касается позиции Англии по отношению к Германии, то он2
 оставалась неизменной. В беседе с Лихновским на следующий день
 после ультиматума Грей заявил, что, поскольку конфликт останется ло¬
 кально австро-сербским, Англия вообще не намерена его касаться31.
 Какой смысл могла иметь подобная фраза после предъявления Сербии
 ультиматума и после того, как Бунзен, еще 5 июля, убедительно дока/-
 зьгвал Грею, что «сербская война означает всеобщую европейскую
 войну» 32. Несомненно, единственной целью этого заявления Грея было
 стремление и на этот раз уклониться от определенного ответа. На) во¬
 прос Лихновского о возможности английского демарша в Петербурге
 Г рей дал отрицательный ответ, мотивировав его бессилием Англии
 оказать какое-либо влияние на Россию ввиду резкости австрийского
 ультиматума 33. Сколь мало это утверждение соответствовало истинному
 положению вещей, показывает то огромное значение, которое имела
 в данный момент позиция Англии в глазах России. «При нынешнем обо¬
 роте дел, — писал 25 июля 'Сазонов Бенкендорфу, — первостепенное зна¬
 чение приобретает то положение, которое займет Англия» 34. Еще более
 характерным в этом отношении является разговор Сазонова с англий¬
 ским послом в Петербурге Бьюкененом, имевщий место того же 25 июля.
 Сазонов указал Бьюкенену, «что позиция Лондона является настолько'
 неопределенной, что внушает Германии уверенность в английском ней¬
 тралитете». Сазонов добавил, пишет Бьюкенен, что «он верит в то, что
 Германия не хочет войны, но ее позиция, по его мнению, определяется
 нашей» 35. По словам Бьюкенена, Сазонов в заключение выразил уверен¬
 ность, что если «мы (т. е. Англия. — А. Г.) твердо станем на сторону
 Франции и России, то войны не будет». Такого же мнения придержи¬
 вался и английский посол во Франции сэр Фрэнсис Берти, который пи¬
 сал |из Парижа: «в-ce думают, что все зависит от Англии, что если
 она объявит о своей солидарности с Францией и Россией, то войны не
 будет» 36. Приведенных свидетельств достаточно, чтобы оценить по до¬
 стоинству искусство лживой фразы, коим в совершенстве владел англий¬
 ский министр иностранных дел. Позиция «невмешательства», которую
 заняла Англия в этот решающий момент, преследовала исключительно
 провокационную цель быстрейшего разжигания мирового пожара. Внешне сохраняя позу беспристрастного наблюдателя, Грей в своих
 конфиденциальных переговорах с германским послом сознательно под¬
 держивал в нем надежды на сохранение Англией нейтралитета, а рус¬
 ского посла осторожно и тонко убеждал, что Англия поможет России
 в ее войне против Германии. Такова была двурушническая игра лондон¬
 ской дипломатии. Нам представляются совершенно несправедливыми те упреки, кото¬
 рые позже дредъявлялись германскому послу в Лондоне Лихновскому
 в том, что он якобы нарочно укреплял уверенность правящих кругов
 Германии в английском нейтралитете. Лихновский не мог истолковывать
 заявления Грея иначе, чем он это делал, ибо они всегда —как об этст
 красноречиво говорят документы — содержали в себе чуть ли не пря- 80 Britisch Documents, v. XI, p. 11. 81 T а м * ж e, стр. 94. 82 Т а м же, стр. 34. 88 Т а м же, стр. 78. 34 МОЭИ, т. V, стр. 65. 35 Britisch Documents, v. XI, p. 94.
 и Там же, стр. ‘202.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ Б ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 45 аше намеки «на то, что Англия we намерена выступать против Германии.
 В то же время русский коллега Лихновского Бенкендорф не мог со¬
 хранить долгую веру в «искренность английских заявлений о нейтрали¬
 тете, ибо ему, правда в завуалированной форме, но все же достаточно
 ясно, давалось понять, что Англия будет воевать на стороне России и
 Франции. Когда же (Бенкендорф попытался выяснить более точно линию
 британского правительства, то английский министр иностранных дел
 отвечал, что он уже дал немцам ясно понять, какова будет позиция
 Англии. После этого разговора с Греем Бенкендорф сделал вывод, что
 «Англия ее выскажется, пока объявление всеобщей войны определенно
 не выдвинет ©опроса о равновесии» 37. И тем не менее Бенкендорф уже
 начинал проникать в подлинный смысл сложной дипломатической игры,
 затеянной в Лондоне. Именно по донесениям, составленным Бенкендор¬
 фом, нам легче всего разобраться в этой сложной игре. «Хотя я не могу
 представить вам никаких формальных заверений в военном сотрудниче¬
 стве Англии, — читаем мы в его донесении Сазонову от 25 июля, — я не
 наблюдал ни одного симптома ни со стороны Грея, ни со стороны коро¬
 ля, ни со стороны кого-либо из лиц, пользующихся влиянием, указы¬
 вающих на то, что Англия серьезно считается с возможностью остаться
 нейтральной»38. Ссылки Грея на возможность локализовать австро-серб-
 окий конфликт Бенкендорф никогда всерьез не принимал. Он неодно¬
 кратно замечал: «Грей прекрасно знает, что Россия не сможет остаться
 нейтральной». А раз так, то это повлечет за собой выступление Фран¬
 ции и Германии и тогда, по словам Бенкендорфа, создалось бы поло¬
 жение, при котором, как недвусмысленно -говорили английские дипло¬
 маты, «все державы оказались бы заинтересованными»39. Английские
 дипломаты настойчиво старались убедить царское правительство, что
 для Германии позиция Англии ясна и в Берлине отлично знают, что
 Англия не броюит свою союзницу на произвол судьбы. Этими завере¬
 ниями преследовалась, видимо, цель развеять всякие надежды у рус¬
 ского правительства (если таковые у него еще были) на мирный исход
 кризиса даже в случае английского демарша в Берлине. «Он (т. е.
 Грей. — А. Г.),— сообщал Бенкендорф в Петербург, — продолжает мне
 говорить, что характер его разговоров с Берлином никоим образом не
 позволяет им (т. е. немцам. — А. Г.) сделать заключение об английском
 нейтралитете, на случай войны» 40. Самое интересное, однако, что Бенкен¬
 дорф в» общем, видимо, не принимал эти заверения Грея за чистую мо¬
 нету. «Я отнюдь не уверен, — писал Бенкендорф, —что он (речь идет
 о Лихновском. — А. Г.) понял слова Грея, как бы он хотел, чтобы они
 были поняты» 41. В этих словах сквозит явная ирония. Дальше Бенкен¬
 дорф говорит, )что Грей «прячется за надеждами на переговоры». Это
 слово «прячется» здесь поразительно характерно. Оно блестяще выра¬
 жает весь смысл английской игры. Именно не питает надежды на пере¬
 говоры, а прячется за ними. Когда Грей писал в своих мемуарах, что
 он не мог дать никаких обещаний России и Франции до тех пор, пока
 они были им даны (т. е. до момента нарушения Германией бельгийского
 нейтралитета), так как «кабинет не готов был давать какие-либо
 обязательства»43, то это являлось справедливым лишь в отношении
 официальных деклараций английского правительства. Что касается кон¬
 фиденциальных дипломатических переговоров, то в них, как мы видим, 87 МОЭИ, т. V, стр. 71. 88 Т ам же, стр. 71. 89 25 июля Грей писал Бьюкенену: «Я не вяжу, чтобы наше общественное мне¬
 ние было настроено в пользу нашего вступления в войну из-за сербской ссоры. Но
 если война станет фактам, мы можем бьггь втянуты в нее развитием других проблем».
 См. Britisch Documents, v. XI, p. 86. 40 МОЭИ, т. V, стр. Ii22. 41 Т а м же, стр. 123. 4* Twenty five years. London. 1926. v. II, p. 40.
46 А. ГЕОРГИЕВ то ли в тайне от кабинета43, то ли с его ведома, но Греем были сделаны
 достаточно определенные намеки, дабы создать в Петербурге и Париже
 уверенность ;В английской помощи. Однако вплоть до взрыва войны
 между Австрией и Сербией Грей не желл^1 окончательно раскрывать-
 свои карты, так как это грозило испортить затеянную им игру. * * * Могла ли быть предотвращена война? По словам Тревелиана, в те¬
 чение остатка своей жизви Грей (постоянно возвращался к этому во¬
 просу, обсуждая его вновь и вновь со всех сторон. «В конце концов, —
 пишет Тревелиан в биографии Грея, — он так и не мог придумать, что
 он мог еще сделать» 44. Мнение о том, что Грей предпринял все от него
 зависящее душ предотвращения войны, отнюдь не является исключитель¬
 ной монополией Тревелиана. Его разделяют или делают вид, что разде¬
 ляют по существу почти все историки и писатели из лагеря Антанты.
 Для обоснования этого утверждения Грей и его бесчисленные адвокаты
 обычно апеллировали к тем мирным предложениям, которые были им
 выдвинуты в целях предотвращения войны. Всегда, когда Грей старался
 доказать искренность мирных намерений английской дипломатии, он ссы¬
 лался на эти посреднические предложения. В мемуарах он посвящает
 целую главу своей «миротворческой деятельности». При этом основную
 причину всех неудач, которые он претерпел на тернистом пути «борьбы»
 за мир, Грей усматривал в саботаже мирных предложений со стороны
 Германии. В речи, обращенной к представителям иностранной прессы,
 произнесенной 23 декабря 1916 г., Грей заявил, что главная ответствен¬
 ность за срыв мирных предложений Англии падает на германское пра¬
 вительство» 45. «Германское veto на конференцию лишило меня единствен¬
 ного эффективного инструмента, который я мог использовать в интере¬
 сах мира»46,— писал Грёй в апреле 1918 г. профессору Джильберту Мюр¬
 рею. Отсюда вывод: если бы не злая воля кайзера, грубо растоптавшего
 ветку мира, протянутую ему английским министром иностранных дел,
 войны бы не было. Однако рассмотрим конкретно «мирные» предложения Грея. Первое
 из них было выдвинуто в письме к Бьюкенену от 20 июля 1914 г. В этом
 письме Грей высказал мнение, что было бы очень желательно, чтобы
 Австрия и Россия совместно обсудили положение, если оно ослож¬
 нится, и просил Бьюкенена воздействовать в этом духе на русское пра¬
 вительство 47. Подобное же предложение о непосредственном обмене мне¬
 ний между Австрией и Сербией по поводу австро-сербского конфликта
 Грей передал непосредственно Бенкендорфу. Последний воспринял его
 чрезвычайно холодно, заявив, что «они (т. е. переговоры с Австрией.—
 А. Г.) не имеют никаких шансов на успех» 48. Мы уже выше говорили
 о том, что как в Берлине, так и в Петербурге считали наиболее эф¬
 фективным непосредственное вмешательство Англии. В особенности боль¬
 шое значение придавалось английскому демаршу в Вене, где, по сло¬
 вам Сазонова, к голосу Англии «более всего склонны прислушивать¬
 ся»49. Бенкендорф делал Грею неоднократные предложения в этом духе.
 Но Грей неизменно старательно избегал непосредственного вмешатель¬
 ства Англии в европейские дела. В письме к Бьюкенену он сообщал 43 Ллойд Джордж, например, утверждает, что вообще чуть ли не вся деятель¬
 ность министерства иностранных дел протекала в тайне от кабинета в делом. См.
 Ллойд Джордж.' Военные мемуары, т. I, стр. 59—62. 44 Trevelyan. G. М. Grey of Falladon, p. 249. 45 why Britain is in the war. A speiech of Grey 23 Octobcr 1916. London, 191,6.
 4e Trevelyan. G. M. Grey of Falladon, p. 249. 47 Britisch Documents, v. XI, N® 67. 48 T а м же, стр. 79. 49 МОЗИ, т. V, стр. 66.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1014 г. 47 последнему, что «передал мистеру де-Грезу, который в конце этой не¬
 дели направился в Белград в качестве нашего (т. е. английского.— А. Г.)
 посланника, что нам незачем становиться решительно на ту или другую
 сторону» 50. В чем же крылся смьгсл этого английского дипломатического хода?
 В душеспасительных советах, которые давались Австрии или России7*
 Но ведь и без -них нетрудно было дога/даться, что существует теорети¬
 ческая возможность переговоров между двумя странами. Но эта возмож¬
 ность была именно только теоретической, ибо австро-русские противоре¬
 чия в условиях сложившейся тогда международной обстановки не могли
 быть разрешены локальным путем. Но если бы даже такая возможность
 и существовала, то она реализовалась бы и без всяких советов Англии»
 Во всяком случае поза постороннего наблюдателя, в коей Англия высту¬
 пала с мирными предложениями, мало способствовала их проведению в
 жизнь. Следующая аналогичная «мирная» попытка Англии имела место уже
 после предъявления австрийского ультиматума Сербии. На этот раз
 Г рей предложил посредничество между Австрией и Россией 51 со сто¬
 роны четырех держав — Германии и Италии от тройственного союза и
 Англии и Франции — от тройственного согласия. Однако это предложе¬
 ние было обусловлено такой оговоркой, которая заранее обрекала его
 на полный провал. Выдвинув 24 июля план посредничества четырех дер¬
 жав, Грей © тот же день телеграфировал английскому послу в Париже
 сэру Френсису -Берти о том, что, по его мнению (это мнение он довел
 до сведения французского посла в Лондоне Камбона), не сле¬
 дует что-либо предпринимать в Петербурге, пока не станет ясно, что
 столкновение между Австрией и Россией неизбежно. «Я думаю, — чи¬
 таем мы в телеграмме Грея, — что если Австрия двинется на Сербию и
 Россия затем мобилизуется, для четырех держав возможно будет при¬
 нудить Австрию остановить ее наступление. Россия тогда тоже остано¬
 вится, пока будут действовать посредники» б2. Другими словами, надо по¬
 дождать, пока начнется война, и тогда спасать мир. Такая, с позволения
 сказать, логика показалась весьма странной даже Камбону, и он резонно
 возразил, что после того, как Австрия двинет свои войска на Сербию,
 будет уже поздно что-либо предпринять 53. Этот английский метод «спа¬
 сения мира», понятно, мог кончиться только провалом. Но такого резуль¬
 тата, по всей видимости, только и добивалась английская дипломатия.
 Такова подоплека «миротворческой» миссии ’британского империализма. Наконец, последним выступлением Грея на арене «борьбы за мир»
 была та самая конференция послов, которая породила впоследствии
 столько толков о виновниках возникновения мировой войны. Историки
 англофильского направления всегда выдвигали это предложение Грея
 как неопровержимое доказательство английского миролюбия, придавая
 ему чрезвычайно преувеличенное значение, причем обычно. ссылались на
 успешные (результаты аналогичной .конференции 1912/13 г., состоявшей¬
 ся в Лондоне в связи с балканским кризисом. Делая это сравнение,
 обычно игнорировали глубокое отличие обстановки 1914 г. от обста¬
 новки конца 1912 г. Весьма интересно, что это различие было отмечено
 буржуазным историком Сиднеем Феем, который писал, что «в 1914 г.
 эти державы {речь идет об Англии, Франции, Германии и России. —
 А. Г.) по разным причинам были более склонны к войне, чем в 1912 —
 1913 гг.» 54. Фей правильно усматривает в этом обстоятельстве серьезное 50 Britisch Documents, v. XI, № 79. 51 Это предложение Грей сформулировал 24 июля в беседе с французским пос¬
 лом в Лондоне Камбоном, а затем с Лихновским. 52 Britisch Documents, у. XI, р. 77. 53 Т а м же. 64 Сидней. Фей. Возникновение мировой войны, т. II, стр. 243.
48 А. ГЕОРГИЕВ препятствие для успешного исхода конференции. Решимость основных
 империалистических держав начать войну в 1914 г. предопределила
 с самого начала провал коференции. Предложение о созыве конференции послов четырех держав (Ан¬
 глии, Франции, России и Германии) было передано 26 июля в Париж,
 Рим и Берлин. Целью конференции намечалось предотвращение даль¬
 нейшего осложнения кризиса. Соотношение сил на конференции склады¬
 валось явно не в пользу Германии, и ее отказ от переговоров уже в силу
 этого одного обстоятельства был по существу предрешен. Но это от¬
 нюдь не было решающим моментом в провале конференции. Идея по¬
 следней была встречена с нескрываемым неудовольствием почти во всех
 странах. После предъявления ультиматума Сербии в атмосфере резкого
 обострения европейского кризиса и бряцания оружием идея конференции
 послов являлась столь же мало эффективным средством предотвращения
 войны, как « пресловутые германские планы «локализации» австро-серб¬
 ского конфликта. Сами руководители британской дипломатии весьма
 трезво оценивали шансы этой конференции. Никольсон в письме к Грею
 признавался, что он питает самые незначительные надежды на успех по¬
 следней55. По словам Ллойд Джорджа, сам Грей защищал идею о со¬
 зыве конференции без всякого убеждения и настойчивости. «Он отка¬
 зался от нее, — читаем мы в мемуарах Ллойд-Джорджа, — и отказался
 в сущности при первом возражении. Это была слабая и боязливая по¬
 пытка выйти из положения. При первых же затруднениях эта попытка
 была оставлена Греем, пришедшим в состояние почти полного смяте¬
 ния» 56. Неудивительно! Делая свои мирные предложения, Грей мог зара¬
 нее быть уверен в их неминуемом провале. Да, впрочем, он и не был за¬
 интересован в их успехе. Поразительно верную характеристику английской политики в этот
 период мы находим у Бенкендорфа, который писал, что Англия стре¬
 мится «сохранять позицию, отвечающую, по ее мнению, роли миро¬
 творца» 5Т. Слово «роль», понятно, употреблено Бенкендорфом далеко не
 случайно. Это была именно «роль», которую разыгрывала английская ди¬
 пломатия, стараясь заранее сложить с себя ответственность за войну,
 которую она в сущности сама провоцировала. Накануне австро-сербской войны в политике английского правитель¬
 ства наметился значительный перелом. В глазах Лихновского картина
 начала все более и более проясняться. «Здесь все больше усиливается
 впечатление и я это ясно видел из разговоров с сэром Эдуардом Гре¬
 ем, — доносил он в Берлин 27 июля, —что весь сербский вопрос заост¬
 ряет пробу сил между тройственным союзом и тройственным согласием.
 Если таким образом будет становиться все более ясным намерение Ав¬
 стрии использовать теперешний повод для того, чтобы сокрушить Сер¬
 бию, как выразился Грей, то я не сомневаюсь, что Англия встанет на
 сторону Франции и России, чтобы показать, что она не намерена допу¬
 стить морального, а тем более военного поражения своей группы» 58. Этот
 перелом в настроении Лондона отметил и Бенкендорф, который в тот
 же день доносил Сазонову о том, что уверенность Берлина и Вены в ней¬
 тралитете Англии не имеет под собой более почвы 5Э. 27 июля Англией
 были предприняты некоторые мероприятия по мобилизации флота. 28
 июля газета «Morning Post» призывала к полной мобилизации, а передо- 55 Britisch Documents, v. XI, p. 144. 56 Ллойд Джордж. Военные мемуары, т. I, стр. 68. 57 МОЭИ, т. V, стр. 71. 58 Die Deutschen Dokumente, Bd. I, s. 225. 59 МОЭИ, т. V, стр. 150.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 40 вая «Times» — прямо к войне60. Все эти факты оказались для Германии,
 видимо, полной неожиданностью. По свидетельству английского посла
 в Берлине Гошена, еще 29 июля канцлер Бетман-Гольвег продолжал
 «надеяться на то, что Англия останется нейтральной» 61. Больше того, он
 выражал уверенность в том, что в ближайшем будущем «можно будет
 добиться соглашения между двумя странами»62. Надо подчеркнуть^
 что до 29 июля никаких официальных заявлений с Downing Street
 (улица в Лондоне, где находится министерство иностранных дел) о по¬
 зиции Англии в случае войны не последовало. 28 июля Грей в беседе
 с Лихновским ограничился замечанием о том, что улроза австро-русской
 войны затрагивает общие интересы. Замечание само <по себе. симптома¬
 тичное, но еще ни к чему не обязывающее. Утром 29 июля о Берлине
 было получено из Англии письмо Генриха, брата кайзера Вильгельма,
 который, передавая свой разговор с королем Георгом V, еще раз уверил
 германское правительство в английском нейтралитете63. Хотя этот раз¬
 говор имел место 26 июля, но с этого дня, кроме сообщения Лихнов¬
 ского, никаких опровергающих известий из Лондона не поступало. Тре¬
 вога же германского посла была слабо воспринята в Берлине, так как
 она слишком уж противоречила той картине, которая сложилась у гер¬
 манских правящих кругов под влиянием английской политики надува¬
 тельства. Только в середине дня 29 июля эта картина настолько прояснилась,
 что все иллюзии исчезли сразу. Телеграмма, полученная от Лихновского,.
 сигнализировала о полном крушении всех расчетов на английский ней¬
 тралитет. Содержание беседы, имевшей место по этому поводу между
 Греем и Лихновским, мы узнаем одновременно из депеши Лихновского
 Ягову и телеграммы Грея на имя английского посла в Берлине — Го¬
 шена. Оба документа единодушно сообщают о том, что Грей просил
 Лихновского не обольщаться его дружеским тоном и понять, что Анг¬
 лия не останется в стороне от происходящего конфликта, а если при¬
 дется вмешаться, то ее решение будет «таким же быстрым, как и реше¬
 ние других держав»64. Таким образом, германскому правительству было
 дано понять, что Англия намерена принять участие в «войне и что ее вы¬
 ступление произойдет одновременно с выступлением «других держав»,
 иными словами Франции и России. Последнее заявление окончательно
 разрушило надежды на более позднее вступление Англии в войну, на¬
 дежды, которые питали некоторые политические руководители Гер¬
 мании. Резюмируя, можно сказать, что первое более или менее членораз¬
 дельное разъяснение английской позиции последовало из Лондона толь¬
 ко тогда, когда на двстро-сербской границе уже заговорили пушки.
 Однако и тогда * это «разъяснение» не было окончательным. 30 июля
 Лондон сно'ва окутан туманом. Снова- туда следуют со всех концов
 Ев1ропы тревожные телеграммы. Сэр Фрэнсис Берти сообщает из Пари¬
 жа о там, что «во Франции ожидают от Англии более определенных за¬
 явлений» С5. 31 июля Бенкендорф тревожно телеграфировал в Петербург,
 что сербское дело не имеет никакого знамения в общественном мнении
 страны, что «Times» выступила со статьей, трактующей австро-сербский
 гопрос, как «специально славянский, что снова тоудно определенно су¬
 дить о позиции Англии»6С. Это новое колебание в политике Англии 60 МОЭИ, т. V, стр. 150. B1 Britisch Documents, v. XI, pp. 185, 186. 62 T а м ж е. 63 Георг V в разговоре с Генрихом сказал буквально следующее: «Мы попро¬
 буем сделать все, что можем, чтобы не быть вовлеченными в это и останемся ней¬
 тральными». См. Тарле «Европа в эпоху империализма», Москва, 1928 г., стр. 271. 04 Britisch Documents, v. XI, p. 183. 65 T а м ж e, p. 202. 66 МОЭИ, т. V, стр. 295. Воеыно-истодич. журнал № 1 4
А. ГЕОРГИЕВ пытались объяснить воздействием общественного мнения. Такое объяс¬
 нение правильно лишь в том смысле, что это был новый дипломатичес-
 кий ход английского .правительства, .предпринятый в целях дальнейшего
 •надувательства общественного мнения своей страны. Заявление Грея от
 29 июля нам представляется таким же провокационным трюком, как и
 вся предыдущая его ипра в нейтралитет. Надо было ускорить ход раз¬
 вертывающихся событий и в первую очередь оказать влияние на Рос¬
 сию, побудив ее к решительным действиям. 29 и 30 июля в России была объявлена мобилизация, сначала частич¬
 ная, а затем и всеобщая. Позиция, занятая Англией 29 июля, оказала,
 несомненно, серьезное влияние на решение России провести немедленную
 мобилизацию. Когда же военная машина в России заработала полным хо¬
 дом, пути отступления оказались отрезанными. Война по существу нача¬
 лась. И Англии вновь представился удобный случай спекульнуть на
 позиции «невмешательства». Этот маневр дал возможность английской
 буржуазии представить впоследствии дело таким образом, что сам по
 себе факт европейской 'войны еще не означал участия в ней Англии
 и что только грубое нарушение бельгийского нейтралитета вынудило ее
 выступить. Следовательно, только «рыцарская верность» своим между¬
 народным обязательствам и чувство долга перед малыми странами, сво¬
 боде и независимости которых угрожав опасность, заставили правитель¬
 ство английских империалистов пролить кровь своего народа. Сколь ма¬
 лое значение на самом деле имел факт нарушения бельгийского нейтра¬
 литета для решения Англии вступить в войну, свидетельствует весьма
 любопытный разговор между Греем и Лихновским, имевший место 1 ав¬
 густа 1914 т.67. В этот день Грей заявил, что Англия ни в коем случае
 не потерпит нарушения бельгийского нейтралитета (говорилось это в пол¬
 ной уверенности, что нейтралитет будет нарушен, так как план Шлиф-
 фена с его главным ударом через Бельгию был известен союзникам
 заранее). Лихновский тогда опросил: может ли рассчитывать Германия
 на нейтралитет Англии в случае соблюдения бельгийского нейтралитета?
 Грей наотрез отказался дать подобную гарантию. На вопрос Лихновского
 о том, каковы же вообще могут быть условия, на которых можно до¬
 биться от Англии нейтралитета, Грей ответил своей старой зловещей
 формулой: «Англия желает сохранить руки свободными». Иными слова¬
 ми, в данный момент нет такой цены, за которую Германия могла бы
 купить английский нейтралитет, ибо речь шла не о тех или иных отдель¬
 ных кусках добычи, которые можно было бы мирно поделить, а о ми¬
 ровой гегемонии, о переделе мира путем войны. Именно к войне и стре¬
 милась английская буржуазия; вопрос же о бельгийском нейтралитете
 служил лишь удобным поводом, чтобы крикнуть: «Держи вора!». «...Война ведется, — писал Ленин, — «тройственным» (и четверным)
 согласием не из-за Бельгии: это прекрасно известно, и лишь лицемеры
 скрывают это»68. И далее Владимир Ильич указывал на те грабитель¬
 ские интересы, которые руководили империалистами отдельньгх стран
 в этой захватнической войне. 4 августа 1914 г., т. е. в день объявления
 Англией войны Германии, Грей торжественно заявил Бенкендорфу:
 «В Англии (мьг верим © святость трактатов: если мы позволим нарушить
 хоть один, там, где мо»жет действовать наше оружие, все здание рухнет.
 Сегодня речь идет о Бельгии или Нидерландах, а за ними последуют
 другие — это возвращение к варварству» 69. Англия, которая, как писал
 товарищ Сталин в статье «Заметки на современные темы», «всегда стояла
 и продолжает стоять в передовых рядах громителей освободительных
 движений человечества» 70, выступила, таким образом, в роли «борца за 67 См. Тарле. Европа в эпоху империализма, Москва, 1939 г., стр 287. •8 Ленин. Соч., т. XVIII, сгр. 198. •• МОЭИ, т. V, стр. 408. 70 Сталин. Об оппозиции, стр. 610.
АНГЛИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ПЕРИОД ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1914 г. 51 свободу малых наций» и «борца за цивилизацию». Для этой метамор¬
 фозы немалую услугу оказал ей пресловутый бельгийский нейтралитет. Политика английского империализма в период «июльского «кризиса»
 имела своей основной целью ускорить развязку войны, к которой
 Аиллия .готовилась десятилетиями и без которой она не могла отстоять
 своего мирового господства. Средством осуществления этой цели яви¬
 лась провокационная политика «нейтралитета», которую Англия осу¬
 ществляла на протяжении всего предвоенного кризиса. Эта политика
 преследовала две параллельно идущие цели: с одной стороны, во что
 бы то -ни стало втянуть в конфликт Россию и Германию, временно оста¬
 ваясь в тени, а с другой стороны, обмануть английское общественное
 мнение, создать иллюзию миролюбивых устремлений Англии и сплотить
 вокруг воины все партии и группировки, заставить народные массы слу¬
 жить своим военным империалистическим целям. Провоцируя войну, английский империализм стремился в первую
 очередь добиться военного столкновения между Россией и Германией.
 С помощью огромных людских резервов России, с минимальной затра¬
 той собственных сил, Англия стремилась «чужими руками» разгромить
 своего мирового соперника — Германию. Одновременно она рассчиты¬
 вала на всемерное ослабление в этом столкновении России — своего
 соперника на Востоке. Коварные замыслы английской дипломатии увен¬
 чались успехом. Царское правительство, готовое устроить народное кро¬
 вопускание, чтобы подавить революционное движение в стране, охотно
 пошло на удочку английской провокации. • Дорого обошлось России это
 преступление, совершенное ее правящей буржуазно-помещичьей верхуш¬
 кой в своих хищнических интересах и в угоду англо-французской бур¬
 жуазии. Как и Германия, Россия оказалась наиболее пострадавшей
 от войны. Хитроумная механика английской дипломатии по разжиганию импе¬
 риалистической войны, сейчас до конца раскрытая и разоблаченная,
 бросает определенный свет на нынешнюю внешнюю политику британ¬
 ских правящих классов. Но времена изменились, и, надо, сказать, не
 в пользу империалистической Англии. Когда через 25 лет после начала
 мировой войны 1914—1918 гг. английские империалисты решили вновь
 пустить в ход испытанное ими в свое время оружие военных провока¬
 ций, они потерпели жесточайшее поражение.
Проф. А. ЕРУСАЛИМСКИЙ ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ
 ВОЙНЫ 1914 — 1918 гг. Более двух десятков лет назад, в мае 1917 г., когда прозревающие
 народы уже искали выхода из первой мировой империалисти¬
 ческой войны, Ленин в своей статье «Тайна внешней политики»
 высказал сожаление, что народные массы лишены возможности знако¬
 миться с материалами -по истории дипломатии капиталистических госу¬
 дарств \ Владимир Ильич считал, что ознакомление с такими материа¬
 лами помогло бы массам уяснить империалистический характер мировой
 войны, методы и цели империалистической внешней политики. Известно, с какой скрупулезностью, тщательностью изучал сам
 Ленин богатейший конкретно-исторический материал, когда работал, на¬
 пример, над своим классическим трудом «Империализм, как высшая ста¬
 дия капитализма». При этом Ленин не ограничивался изучением только
 экономической стороны общественных явлений. Он изучал самым вни¬
 мательнейшим образом политическую историю буржуазных государств
 и пристально следил, в частности, за их внешней политикой, которую
 он никогда не считал возможным отрывать от внутренней политики.
 Ленин стремился — и его гению это всепда удавалось — проникнуть в
 то, что Маркс и Энгельс называли «тайнами международной политики»2. Дипломатия издавна составляет «святое святых» господствующих
 классов буржуазного общества. Наиболее важные внешнеполитические
 планы и дипломатические документы, как правило, скрываются от обще¬
 ственного мнения. Время от времени буржуазные правительства, чаще
 всего в Англии, публикуют по отдельным политическим вопросам так
 называемые «цветные книги». Но в этих книгах публикуется лишь то,
 что может быть использовано правительством в интересах политической
 пропаганды или даже просто в целях (дезинформации. Маркс и Энгельс
 беспощадно разоблачали фальсификации в этих «цветных книгах». Они
 умели проникнуть сквозь гущу официальных версий и лживых легенд в
 самую сущность внешней политики и дипломатии господствующих клас-'
 сов. Особенно поучительными в этом отношении являются работы
 Маркса о Пальмерстоне, в которых дан глубокий анализ реакционной
 сущности внешней политики капиталистической Англии. Эту научно-политическую традицию продолжал и развивал В. И.
 Ленин. Так, например, в 1908 г. на основании косвенных данных он
 разоблачил «сентябрьский реакционный заговор» европейских •империали¬
 стических держав против революционно-демократаческих движений на¬
 родов Востока. Ленин тогда высказал предположение, что этот заговор,
 возможно, нашел отражение «...в каком-нибудь тайном документе, кото¬ 1 Ленин. Соч., т. XX, стр. 367. 2 Маркс и Энгельс. Соч., т. XIII, ч. I, стр. 13.
ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 гг. 53 рый будет напечатан много лет спустя...»3. На основании новейших
 исторических материалов, включаемых в советскую публикацию, можно
 констатировать, что предположения Владимира Ильича оправдались. После разоблаченного Лениным заговора «прошло 30 лет. За это вре¬
 мя обогатился (политический опыт 'народов. Но состоявшийся в Мюнхене
 в 1938 г. новый «сентябрьский реакционный заговор» с исключительной
 силой напомнил о том, что английский империализм для осуществления
 своих реакционных планов продолжает пользоваться дипломатическими
 кулисами, установленными на арене международной политики. Товарищ
 Сталин с гениальным проникновением вскрыл и разоблачил сущность
 этого нового заговора — антисоветский характер британской политики
 так называемого «невмешательства». Тайная дипломатия — характерная черта международной политики не
 только периода первой мировой империалистической войны. Известно,
 что образование тайных военно-политических союзов составляло
 важнейшую часть деятельности буржуазной дипломатии в конце XIX и
 начале XX вв. Известны примеры, когда международные тайные до¬
 говоры имели дополнения настолько секретные, что о их содержании
 знали лишь несколько участников сделки. Таков, например, был «пере¬
 страховочный договор» бисмарковской Германии с царской Россией, за¬
 ключенный в 1887 г. О заключении и содержании этого договора знали
 лишь те лица, которые принимали непосредственное участие в оформле¬
 нии этой секретной сделки. Весьма секретный характер носил и австро-
 германский военный союз. Вначале Бисмарк скрывал содержание своих
 переговоров с Австрией даже от императора Вильгельма. Глубокой тай¬
 ной был обставлен и союз между русским царизмом и французской
 биржей. Даже Николай II до своего вступления на престол не знал ус¬
 ловий военного союза. Александр III требовал, чтобы в Париже о дого¬
 воре знали только президент республики и премьер-министр. «Я боюсь,—■
 заявил Александр III,— что если они будут обсуждать его в кабинете, это
 роковым образом приведет его к оглашению, и тогда я буду считать до¬
 говор аннулированным». В тайне сохранялись и секретные статьи англо-
 французского соглашения 1904 г. Содержание этих статей находилось в
 прямом противоречии с опубликованной частью соглашения. Об обяза¬
 тельствах, которые в 1912 г. Эдуард Грей, британский министр ино¬
 странных дел, дал Франции, не знали даже многие члены английского
 кабинета. В ходе первой мировой империалистической войны буржуазная
 дипломатия становилась все более циничной, все более зависимой от
 непосредственных узко-классовых интересов правящих клик. Буржуазная
 дипломатия стала еще более заговорщической. В статье «Один из тайных договоров», написанной в мае 1917 г., В. И. Ленин, разъясняя рабочим и солдатам, почему защитники импе¬
 риалистической войны так усердно охраняют тайну договоров, привел
 в качестве примера договор, заключенный Антантой с Италией. Говоря
 о грабительском характере этого договора, Владимир Ильич подчерки¬
 вал, что «тайные договоры относительно дележа Персии, Турции, за¬
 хвата Германии, Армении — такие же грязные грабительские договоры,
 как грабительский договор с Италией»4. Стремясь доказать «оборонительный» характер начавшейся в 1914 г.
 •империалистической войны, буржуазные правительства пользовались дип¬
 ломатической тайной и приведенным в действие аппаратом пропаганды,
 чтобы возложить ответственность за войну на своего империалистиче¬
 ского противника. Этой цели и служили упоминавшиеся выше «цветные
 книги». Такой была, например, «Белая книга», представленная рейхстагу 3 Ленин. Соч., т. XII, стр. 362—363. 4 Ленин. Соч., т. XX, стр. 360.
54 ПРОФ. А. ЕРУСАЛИМСКИЙ германским канцлером Ветманом Гольвегом, заключающая в себе «па¬
 мятную записку и документы, относящиеся к возникновению войны».
 Она была составлена в полдень 2 августа, т. е. после того, как
 Австро-Венгрия начала войну против Сербии, а Германия объявила вой¬
 ну России, но еще до начала войны с Францией и Англией. Приведен¬
 ные документы, относящиеся только к весьма ограниченному периоду
 июльского дипломатического кризиса (от 28 -июня — дня сараевского
 убийства — до 1 августа), призваны были доказать миролюбивую пози¬
 цию германского (правительства. «Книга лжи» — под таким названием была известна выпущенная во
 время войны русскими шовинистами «Белая книга». Это название в рав¬
 ной степени может быть отнесено и к остальным «цветным книгам»,
 сфабрикованным в начале первой мировой империалистической войны
 'Правительствами Антанты. Особенно утонченной фальсификации подверглись документы, опуб¬
 ликованные английским правительством в «Синей книге». Так, из 159
 особо избранных документов свыше 100 приведены в совершенно фаль¬
 сифицированном виде. Тщательно маскируя подлинные причины войны
 против Германии, английская дипломатия вплоть до самого начала войны
 1914 г. скрывала от общественного мнения свои-военные обязательства
 по отношению к Франции. Даже в речи 3 августа 1914 г. Эдуард Грей,
 стремясь обосновать вступление Англии в войну, допустил извращение
 текста сформулированных в 1912 г. обязательств. Будучи вынужденным
 зачитать соответствующий документ, Грей, однако, упустил в нем сле¬
 дующие слова: «Если эти меры включат военные выступления, то дол¬
 жны быть -немедленно -приняты во внимание планы генеральных штабов,
 и правительство тогда лишь решит, в какой мере они будут приведены
 в действие». Впоследствии Грей пытался объяснить этот факт тем, что
 он был в тот момент... слишком взволнован 5. Аналогичные приемы «фальсификаций, грубых искажений и т. п.
 применялись и при подборе документов, опубликованных французским
 правительством («Желтая книга»), австро-венгерским правительством
 («Красная книга»), и др. В Государственном Архиве Внешней Политики
 в Москве, где хранится секретная дипломатическая переписка царского
 министерства иностранных дел, можно видеть литографские оттиски
 документов, на которых красными чернилами зачеркнут один текст и
 вписан другой — предназначенный для опубликования: таковы следы
 фальсификации документов, совершенной царским правительством в
 опубликованной им «Оранжевой книге». Только Ленин и большевистская партия неуклонно разоблачали эти
 лживые версии и хитроумные буржуазные софизмы, разоблачали под¬
 линный империалистический характер войны, устанавливали ответствен¬
 ность всех империалистических правительств, повинных в возникнове¬
 нии войны. На основании отдельных, разрозненных, косвенных данных
 Ленин гениально предугадал конкретные империалистические цели пер¬
 вой мировой войны, зафиксированные в тайных договорах между от¬
 дельными буржуазными правительствами, «...на деле, — писал Ленин,—
 эти правительства опутаны сетью тайных договоров между собой, со
 своими союзниками и против своих союзников, причем содержание
 этих договоров не случайно, не только «злой волей» определено, а за¬
 висит от всего хода и развития империалистской внешней политики» 6.
 Частично опубликованные по окончании войны, секретные договоры им¬
 периалистов показывают, с каким гениальным предвидением установил
 Ленин их подлинное содержание. В своей революционной борьбе против империалистической войны
 Ленин уделял большое место разоблачению военной пропаганды буржу- 5 Grey of Falladon, Twenty fiv-e years (1892—1916), London, 1926 г., v. II, p. 17. • Ленин. Соч., т. XIX, стр. 282.
ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 гг. азных и с о ци а л - шо в ими стск и:: софизмов, призванных оправдать эту
 войну и скрыть ее аннексионистские цели. Он показал зависимую роль
 русского царизма и русской буржуазии от западноевропейского импе¬
 риализма, который старался использовать армию царской России в своих
 собственных захватнических интересах. «Товаршци-русские солдаты! —
 обращался Ленин в мае 1917 г. — Хотите ли ны воевать из-за того,
 чтобы английские капиталисты заграбили Месопотамию и Палестину?» 7. В целях разоблачения характера мировой войны 1914—1918 гг.
 Ленин и большевистская партия настойчиво требовали опубликования
 тайных договоров. Тотчас же после свержения царского 'режима в Рос¬
 сии Ленин, находившийся тогда еще в Швейцарии, формулируя боль¬
 шевистскую программу подлинно демократического мира, писал в своих
 «Письмах из далека», что когда советское правительство придет к вла¬
 сти, оно немедленно опубликует «...все эти договоры, чтобы предать
 публичному опозорению разбойничьи цели царской монархии и всех без
 исключения буржуазных правительств»8. Действительно, советское правительство, поставленное у власти
 Великой Октябрьской социалистической революцией, тотчас же порвало
 с империалистической международной политикой и сорвало с нее по¬
 кров тайны. 8 ноября Ленин опубликовал декрет о мире, а вслед за
 этим съезд Советов — верховный орган государственной власти—-при¬
 нял решение приступить к опубликованию тайных империалистических
 договоров. Уже первые издания секретных договоров и других документов
 нанесли могучий удар империалистической дипломатии. Напеча¬
 танные в «Правде» и «Известиях», а также в некоторых епеци:
 альных сборниках9, документы произвели ошеломляющее впечатление.
 Насколько велико было это впечатление, создавшееся в капиталистиче¬
 ском мире в связи с первым опубликованием секретных договоров, мож¬
 но заключить из того, что сообщает Гарольд Ласвель, английский иссле¬
 дователь вопросов военной пропаганды. «Когда большевики, — пишет
 он,—опубликовали дипломатическую переписку, которую, они нашли по¬
 сле второй революции в архивах царского правительства, государствен¬
 ные деятели союзников были поставлены в чрезвычайно затруднительное
 положение, так как большевики разоблачили впервые, что союзные пра¬
 вительства раскраивали весь свет на большие куски и бросали жребий,
 кому что достанется. Это, возбудило вопросы, очень смутившие тех, кто
 толковал об этой войне как непохожей ни на какую другую войну, так
 как будто бы целью ее было прекращение войн и сохранение вселенной
 для демократии... Несмотря на усилия союзных правительств воспрепят¬
 ствовать распространению сведений об этих инкриминирующих докумен¬
 тах в Великобритании, слух о них скоро дошел до британских рабочих
 лидеров и они встрепенулись, чтобы потребовать объяснений у прави¬
 тельства» 10. Первые советские публикации послужили .началом раскрытия подлин¬
 ной, правдивой истории подготовки мировой войны 1914—1918 гг. Они
 послужили началом разоблачения захватнических грабительских целей
 каждого из империалистических участников войны. «Эти разоблачения
 еще не кончились,— писал Ленин."—Мы их начали тем, что напечатали
 тайные договоры, и весь мир увидел, из-за чего погибли миллионы жиз¬
 ней, миллионы жертв... Эти разоблачения идут теперь глубже, и им не
 будет конца» п. 7 Ленин. Соч., т. XX, стр. 358. 8 Та м же, стр. 44. 9 Сборники секретных документов. х Петроград 1917—1918 гг. 10 Гарольд Ласвелъ. Техника пропаганды в мировой войне. М.—Л. 1929 г., стр. 67. 11 Ленин. Соч., т. XXV, стр. 52.
56 ПРОФ. А. ЕРУСАЛИМСКИЙ Первые советские публикации имели большое значение еще в одном
 отношении: они заставили правительства буржуазных стран нарушить
 оберегаемую ими традицию охранять в течение многих десятилетий не¬
 прикосновенность своих дипломатических архивов. Под воздействием
 общественного мнения они вынуждены были приступить к опубликова¬
 нию некоторых материалов своих секретных хранилищ. Разумеется, каж¬
 дое «из этих правительств положило в основу своих изданий 'историче¬
 скую концепцию, преследующую определенные политические цели. Это в полной мере сказалось на первых публикациях документов,
 выпущенных вскоре после окончания войны «социалистами». Такова,
 например, публикация баварского «независимого социалиста» Курта Эйс-
 нера. Опубликованные им в качестве «сенсационных разоблачений» до¬
 кументы касались только роли свергнутого и бежавшего в Голландию*
 германского императора Вильгельма II и его ближайших политических
 советников. «Я показал, — заявил Эйснер, — как преступная шайка лю¬
 дей инсценировала эту мировую войну, подобно тому, как ставят на
 сцене театральную пьесу, ибо эта война не возникла, а ее сделали» 12.
 Таким образом, выдвигая на первый план вопрос о виновности отдель¬
 ных лиц, Курт Эйснер стремился отрицать неизбежность войны в усло¬
 виях капитализма, отрицать ее империалистический характер. «Социа¬
 листы» Отто Бауэр13 и Карл Каутский 14 в опубликованных ими после
 ноябрьской революции документах австро-венгерского и германского пра¬
 вительств, также сознательно обходили вопрос о глубочайших империа¬
 листических корнях мировой войны 1914—1918 гг. «Это ни в коем
 случае не марксизм, — писал Каутский, — когда указанием на безличную
 вину капитализма хотят отвлечь внимание от розыска виновных лиц».
 И Каутский считал более выгодным, разыскивая «виновных лиц» 15 среди
 свергнутой династии и ее ближайшего окружения, отвлечь внимание от
 изучения глубоких империалистических корней мировой войны. Публи¬
 кация Каутского, как и публикация О. Бауэра, освещает только пред¬
 военный дипломатический кризис в июле 1914 г. Значительно больше материала дает сорокатомная (в 53 книгах) гер¬
 манская публикация «Большая политика европейских кабинетов» 16. С нее,
 собственно, и началась в буржуазных странах, по выражению одного не¬
 мецкого историка, «мировая война документами» 17. Стержнем, вокруг ко¬
 торого развернулась эта своеобразная «война», является известный тезис
 Версальского договора, устанавливающий одностороннюю ответствен¬
 ность Германии за войну 1914—1918 гг. Германское издание и была
 предпринято, чтобы создать, по выражению одного из бывших руко¬
 водителей германской исторической пропаганды А. Вегерера, «необхо¬
 димые моральные основания для ревизии Версальского мира». Это изда¬
 ние, охватывающее период с 1871 по 1914 п, не исчерпывает имеющихся
 материалов. Как отмечают сами редакторы издания, публикация крайне
 недостаточно освещает вопросы колониальной политики. Значительно
 более полно (хоть и здесь имеется ряд существенных пробелов) осве¬
 щены дипломатические и политические взаимоотношения между кайзе¬
 ровской Германией и главнейшими европейскими державами. Совсем
 отсутствует в публикации такой материал, как протоколы совещаний
 генеральных штабов Германии и ее союзников и т. п. Материалы этого 12Kurt Eisner. Unterdrticktes aus dem Weltkriege.Munchen—Wien—Ziirich,1919, s. 58. 13 Diplomatis che Aktenstticke zur Vorgeschichte des Krieges 1914 Erganzungen und
 Nachtrage zum Oesterreichisch—Ungarischen Rotbuch. Bande I—III, Wien, 1919. 14 Deutsche Dokumente zum Kriegsausbruch. Nach gemeinsamer Durchsicht mit
 KarlKautsky. hrsg von Graf Max Mongelas und Prof. Walter Schiiking. B. h. I—IV, 1919. 15 Карл Каутский. Как'возникла мировая война, Москва, 1924 г., стр. 50. 16 Die Gr'osse Politik der Europaischen Kabinette 187U—1914 Sammlung derAkten».
 des Deutschen Auswartigen Amtes, hrsg von Iohannes Lepsius, Mendelsohn, Bartholdy,.
 Friedrich Thimme. Berlin, 1922—1927. 17 Bernhard Schtcerlfeger. Der Weltkrieg der Dokumente. Berlin 1929.
ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 гг. 57 издания собраны вокруг определенных тем, что облегчает общее озна¬
 комление с ними, но крайне затрудняет изучение развития событий в их
 исторической взаимосвязи. Частично материалы снабжены комментариями
 апологетического характера. Многие документы даны в сокращенном
 виде. Как бы в ответ /н.а германскую документацию, английское правитель¬
 ство поручило профессорам Гучу и Темперлею издать «Британские до¬
 кументы о возникновении войны» 13. В настоящее время это издание уже
 закончено: оно состоит из И томов и освещает период с 1898 по 1914 г.
 Как и германское издание, оно очень слабо освещает вопросы коло¬
 ниальной политики и почти совершенно не затрагивает военно-организа¬
 ционные и политические вопросы, разрешавшиеся в «Комитете имперской
 защиты». Но и чисто дипломатические вопросы здесь освещены далеко
 не полно. Многие материалы представлены в выдержках, снабжены тен¬
 денциозными комментариями и подвергнуты предварительной цензуре со
 стороны заинтересованных лиц. К тому же, многие документы, наиболее
 важные в политическом и историческом отношении, перекочевали из
 государственных архивов в частные и, таким образом, оказались еще
 более недоступными. Все же, несмотря на апологетический характер бри¬
 танской публикации, некоторые деятели внешней политики английского
 империализма, и более всех Эдуард Грей, в свое время неоднократно
 заявляли протесты в печати даже против частичного опубликования этих
 документов. Из всех буржуазных публикаций документов по истории
 первой мировой империалистической войны британская публикация пред¬
 ставляет в научном отношении наименьший интерес. По существу она
 является расширенной «Синей книгой». До сих пор не завершено предпринятое во Франции большое изда¬
 ние, выходящее под названием «Французские дипломатические доку¬
 менты»19, освещающее, как и германское издание, период 1871 —1914 гг.
 (из 60 томов вышла в свет половина). Издание осуществляется большой
 комиссией (60 человек), назначенной французским правительством, в со¬
 ставе бу]ржуазных ученых и дипломатов. Это является своего рода га¬
 рантией политической подцензурное™ издания, во многих частях запол¬
 ненного официальным материалом и выдержками из прессы. Все же в
 издании проскальзывает и материал, освещающий влияние финансов и
 биржи на внешнеполитическую линию французского правительства.
 Как в германской, английской, так и во французской публикациях нет
 документов, освещающих военно-организационную и политико-стратеги¬
 ческую стороны подготовки войны 1914—1918 гг. Из других наиболее крупных буржуазных публикаций следует от¬
 метить восьмитомное издание австрийских документов, освещающих*
 главным образом, балканский вопрос, в период, непосредственно пред¬
 шествовавший мировой войне (1908—1914 гг.)20, а также издания дипло¬
 матических документов США21. Американское изданйе освещает внеш¬
 нюю политику США в годы первой мировой империалистической войны
 и, что представляет особый интерес, — некоторые стороны организации
 Антантой военной интервенции против Советского государства. Разумеется, каждая из этих буржуазных публикаций далеко не
 полна по своему составу, проникнута определенными, более или менее 18 British Documents on the Origins of the War. 1898—1914. Edited by Gooch and
 Temperley. London, 1926—1937. 19 Documents Diplomatiques Frangais 1871 —1914. Minist£re des Affaires Etrange-
 res. Commission de publication des Documents relatifs aux origines de la guerre
 de 1914. 20 Oesterreich—Ungarns Aussenpolitik 1908 bis zum Kriegsausbruch 1914. Diplo-
 matische Akteastticke des Oesterreichisch—Ungarischen Ministeriums des Aussen. Wien
 und Leipzig, 1930. 21 Papers relating to the Foreign Relations of the United States, 1914. Washington;
 1928—1934.
58 ПРОФ. А. ЕРУСАЛИМСКИЙ четко выступающими, апологетическими тенденциями. В этом их главное
 отличие от большой советской -публикации, выпускаемой «Комиссией по
 изданию документов эпохи империализма» под общим названием:
 «Международные отношения в эпоху империализма». Наша задача не
 скрывать, а возможно глужбе и детальнее раскрывать конкретные черты,
 цели и методы внешней политики всех империалистических государств.
 Это находит свое выражение в подлиано-шучной, марксистско-ленинской
 объективности. * * * Началу выхода в свет большого систематического советского изда¬
 ния документов по истории первой мировой империалистической войны
 предшествовало появление больших сборников по отдельным вопросам
 международных отношений: «Материалы по истории франко-русских от¬
 ношений 1910—1914 гг.» (Москва, 1922 г.), «Константинополь и Проли¬
 вы», «Раздел Азиатской Турции», «Европейские державы и Греция»,
 «Царская Россия в мировой войне» и др. Сборники эти, различной на¬
 учно-исторической ценности, переведены на иностранные языки, и от¬
 дельные из них в свое время доставили неприятные минуты некоторым
 буржуазным политическим деятелям. Так, например, они пролили свет
 на политику Франции в период президентства Раймонда Пуанкаре. По¬
 следнему ничего другого не оставалось, как выступить с публичным
 отрицанием подлинности опубликованных у нас документов, а затем в
 своих многотомных мемуарах 22 пуститься в полемику с уличающими его
 материалами. Эти сборники впервые пролили свет на ту закулисную дип¬
 ломатическую борьбу, которая происходила в лагере Антанты в связи
 с оформлением планов раздела мира, в особенности раздела турецкого
 «(наследства». Разумеется, буржуазные историки Германии стремились
 использовать это в своих апологетических интересах; некоторые сборни¬
 ки документов царского архива, появившиеся на немецком языке, благо¬
 даря тенденциозному переводу и сокращениям текста не представляют
 научно-исторической ценности23. Единственным полным научным изда¬
 нием документов царского и временного правительств является большая
 советская публикация «Международные отношения в эпоху империа¬
 лизма». Издание это осуществляется с 1929 г., когда состоялось постано¬
 вление правительства об организации Комиссии по изданию документов
 эпохи империализма. Согласно утвержденному Положению, на Комиссию
 было возложено задание опубликовать секретные документы царского и
 Временного правительств за период с 1878 г. по 1917 г. Это издание
 имеет три многотомные серии: в первую серию должны быть -включены
 материалы, относящиеся ко времени от 1878 г. по 1899 г., т. е. к пе¬
 риоду завершения территориального раздела' мира; во вторую — вклю¬
 чаются материалы с 1900 г. до 1914 г., т. е. относящиеся к периоду
 подготовки первой мировой империалистической войны; в, третью —
 включаются материалы с 1914 г. до 7 ноября 1917 г., освещающие
 международные отношения в период мировой войны и до Великой
 Октябрьской социалистической революции. Комиссия приступила к осу¬
 ществлению своих задач с издания третьей («военной»)* серии. Уже первые тома этой серии рисуют ту грозовую обстановку, кото¬
 рая сложилась весной и летом 1914 г. Обе империалистические группи- 22 Raimond Poincare. Au service de la France. Paris. 23 В. V. Siebert. Diplomatische Aktenstiicke zur Geschichte der Ententepolitik
 der Vorkriegsjahre. Berlin und Leipzig, 1921 (Английское издание: В: von Siebert,
 Entente Diplomacy and the World War. London 1924). Graf Bencoendorffs Diploma-
 tischer Schriftwechsel, hrsg. B. von Siebert. Berlin und Leipzig 1928. Der Diplomatische
 Schriftwechsel Iswolski’s 1911—1914. Aus dem Geheimakten der Russischen Staats-
 iirchive im Auftrage des Deutschen Auswartigen Amtes in Deutscher Ubertragung, hrsg
 von Friedrich. Stieve. Berlin, 1924.
ДОКУМЕНТЫ о ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 гг. 59 ровки одинаково оживленно готовились к военному столкновению. Каж¬
 дая из держав, входивших в одну из сложившихся империалистических
 группировок, стремилась укрепить свои позиции на -международной арене.
 Интересы империалистических группировок сталкивались в каждом
 вопросе, выдвигаемом все новыми и новыми событиями. Обстановка ус¬
 ложнялась тем, что и внутри каждой из империалистических коалиций
 борьба и соперничество не только не замирали, но, наоборот, усилива¬
 лись и обострялись. Соперничество между Англией и царской Россией
 зашло столь далеко, особенно в Персии, что начало подрывать основы
 соглашения 1907 г. Обострялось соперничество и внутри Тройственного
 Союза, прежде всего между Австро-Венгрией и Италией, из-за влияния
 на Балканах. Документы подробно, день за днем, освещают в развертывании вой¬
 ны роль не только царского правительства, но и правительств других
 держав — союзников и противников царской России. При этом особенно
 интересны документы, раскрывающие роль английского империализма
 в развязывании мировой войны 1914—1918 гг. Можно считать, что боль¬
 шая советская публикация документов освещает роль Англии в развя¬
 зывании войны более ярко и правильно, чем материалы, приведенные в
 официальном английском издании. Советская публикация показывает,
 как английская дипломатия уже с первых шагов июльского кризиса
 очень тонко и ловко разжигала столкновение между Германией и Рос¬
 сией. В этом отношении особенно интересны публикуемые донесения
 царского посла в Лондоне графа Бенкендорфа, этого аКег е^о руково¬
 дителя внешней политики британского империализма — Эдуарда Грея. Еще за несколько месяцев до начала событий, послуживших непо¬
 средственным • поводом к вспышке войны, Бенкендорф сообщал о Грее:
 «Его постоянно беспокоит, вопреки всем видимостям, Именно угроза гер¬
 манской гегемонии. Он с тревогой следит за некоторыми ее успехами.
 Не думайте, что он слеп,—это далеко не так. Он гораздо больше ка¬
 жется нерешительным, чем это есть на самом деле... Он не любит угро¬
 жать, если только нет твердых решений относительно дальнейшего об¬
 раза действий и в особенности до тех пор, пока Тройственный Союз
 очевиднейшим образом не поставит себя в положение явно виновных,
 что необходимо для английского общественного мнения. Он уже бли¬
 зок к тому, чтобы поставить ловушку» 24. Разразившийся после сараевского убийства конфликт между Сер¬
 бией, за спиной которой стояла царская Россия, и Австро-Венгрией, за
 спиной которой стояла Германия, создал обстановку, позволившую анг¬
 лийскому империализму поставить ловушку одновременно и для герман¬
 ского соперника и для своего русского «друга». Лондонская дипломатия
 заверяла германскую относительно «невмешательства» Англии, тем са¬
 мым подталкивая ее на войну. Одновременно английские империалисты
 стали .подталкивать на войну и Россию. Еще 9 июля 1914 г. Грей заявил
 Бенкендорфу, что «его впечатление относительно намерений Берлина...
 является в общем не особенно благоприятным... что рассчитывать на
 Германию было бы неблагоразумно». «Грей оказал мне еще, — сообщает
 Бенкендорф, — что он знает из очень серьезных военных источников, что
 в глазах Германии центр тяжести военных операций перемещается до¬
 вольно быстро с запада на восток», что для Германии главным военным
 противником становится Россия. И далее, продолжая все то же натра¬
 вливание, Грей многозначительно подчеркнул, что «военное положение
 видоизменяется в невыгодную для Германии сторону»25. Примененная
 Англией тактика дала, как известно, соответствующие результаты. Од¬
 нако, как заметил царский посол, английское «правительство не может 24 Международные отношения в эпоху империализма, серия III, т. I, № 328. 25 Т а м ж е, т. IV, № 146.
60 ПРОФ. А. ЕРУСАЛИМСКИЙ двинуться вперед, не подготовив общественного мнения» 26. В этом на¬
 правлении и употребляла свои усилия английская дипломатия. «Ясн-о, — сообщал Бенкендорф 26 июля 1914 г., — что у Роге1§п
 ОШсе (британское министерство иностранных дел. — А. Е.) глаза откры¬
 ваются быстрее, чем у других. Я еще не теряю надежды заставить Грея
 приподнять маску в ближайшие дни» 27. Действительно, через несколько
 дней британская дипломатия сбросила маску пацифизма, прикрываясь ко¬
 торой, она столь успешно вводила в заблуждение общественное мнение
 Англии и активно участвовала в разжигании мировой империали¬
 стической войны. «Даже консерваторы, — сообщал Бенкендорф, — не¬
 смотря на воодушевляющий их воинственный дух, стараются не высту¬
 пать в роли «военной партии», что могло бы оттолкнуть либеральные я
 пацифистские массы» 28. После выступления Англии европейская война превратилась в миро¬
 вую. Началась беззастенчивая торговля территориями и целыми наро¬
 дами. Государства, еще оставшиеся в стороне, выжидают и, наживаясь,,
 ведут циничную торговлю своим нейтралитетом. В орбиту войны вовле¬
 каются все новые и новые страны — Турция, Италия, Болгария и др.
 Советская публикация дает подробную картину обстоятельств вовлече¬
 ния и вступления этих государств в войну. Она подробно показывает
 также, как Япония, воспользовавшись европейской войной, набросила
 петлю на Китай («21 условие»), являющийся, по утверждению японского
 генерального штаба, «первой страной, которой придется выдержать на¬
 пор нашей политики экспансии». Следующий этап, согласно японским
 планам, состоял в том, чтобы «ослабить значение Филиппинских островов
 как американской морской базы на Тихом океане и тем самьгм свести
 ■на-нет политику Америки в этом направлении»29. Даже нейтральные
 государства, от США до Афганистана, с самого начала были затронуты
 пожаром войны, и в особенности мелкие страны превращались в объект
 империалистической борьбы воюющих держав. До тех пор, пока материалы буржуазных государств, касающиеся
 периода войны 1914—1917 гг., остаются под спудом, «военная» серия
 советской публикации является, как отмечает и иностранная пресса, поч¬
 ти единственным документальным источником для изучения междуна¬
 родных отношений в период первой мировой империалистической войны.
 Поскольку в состав советской публикации включены не только дипло¬
 матические документы, но и материалы военных ведомств (донесения
 военных и морских агентов, протоколы совещаний генерального и мор¬
 ского штабов и т. п.), перед глазами читателя раскрывается картина не
 только дипломатических, но и, в широком понимании этого слова, между¬
 народно-политических отношений периода мировой войны. Но прежде
 всего эта публикация детально освещает внешнюю политику русского
 империализма и со всей наглядностью показывает роль царизма как ре¬
 зерва западноевропейских империалистических держав. До сих пор Ко¬
 миссией вылущено в свет 10 томов (13 книг) третьей («военной») серии.
 Последующие тома, ныне разрабатываемые Комиссией, обрисуют междуна¬
 родные отношения накануне Февральской революции, раскроют империа¬
 листический характер внешней политики Временного правительства, усили¬
 вшуюся зависимость этой политики от западноевропейского капитала. В своих замечаниях по поводу конспектов учебников истории
 товарищи Сталин, Жданов и Киров, как известно, подчеркнули, что
 нужно изучать «корни первой империалистической войны и роль царизма
 в этой войне, как резерва для западноевропейских империалистических 2® Международные отношения в эпоху империализма, серия III, т. V, № 351. 27 Т а м же, № 91. 28 Т а м же, т. V, № 534. 29 Там же, серия III, т. VII, ч. II, № 691.
ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 гг. 61 держав»30. Комиссия по изданию документов эпохи империализма, рабо¬
 тающая ньгне в обновленном составе, ставит перед собой задачу — вы¬
 полнить эти указания руководителей нашей партии. Уже вышли в свет 2 тома (4 книги) второй («предвоенной») серии издания «Международ¬
 ные отношения в эпоху империализма». Эти тома (XVIII и XIX) осве¬
 щают такие узловые вопросы, как Агадирский кризис 1911 г., захватни¬
 ческую войну итальянского империализма в Триполитании, подготовку
 балканской войны 1912 г., политику держав на Дальнем Востоке в пе¬
 риод Китайской революции и др. Большой интерес представляют и материалы только что вышедшего
 в свет XX тома (ч. I) второй серии советской публикации. Они по¬
 дробно знакомят читателя со сложным международно-политическим пе¬
 реплетением, сложившимся накануне первой балканской войны. Подго¬
 товка балканской войны являлась в тот период главнейшим, но, разу¬
 меется, отнюдь не единственным вопросом международных отношений.
 Во всех этих вопросах находили свое отражение все углублявшиеся
 империалистические противоречия того периода между Англией и Гер¬
 манией. В свете этих материалов становятся исторически более понят¬
 ными и ранее опубликованные материалы о позиции Англии в разверты¬
 вании войны 1914 г. Еще в начале 1912 г., во время известной миссии английского воен¬
 ного министра лорда Холдена в Берлине, англичане, по словам русского
 морского агента в Германии Беренса, «начали усиленно пугать... воз¬
 можностью осложнений и предлагать нам быть на-чеку». Как известно,
 лорд Холден вел переговоры об ограничении на определенных условиях
 германских морских вооружений, угрожавших Англии. В таких условиях,
 как отмечает Беренс, «англичанам было важно, чтобы Германия решила
 и на нашу долю уделить что-нибудь, ибо этим отвлекались средства от
 -ассигнований на их долю, т. е. на германский флот, и потому они начали
 нас запугивать в тот момент, когда в самой Германии шла борьба между
 необходимостью одновременного усиления как армии, так и флота, и не
 было известно, на что уделить больше». Внутренняя борьба в Германии
 между сторонниками усиления армии и флота закончилась победой пер¬
 вых. Воспользовавшись тем, что царское правительство, возможно в ре¬
 зультате запугивания со стороны Англии, приняло кое-какие меры на
 своей западной границе, они добились новых ассигнований, чтобы уси¬
 лить армию на целый корпус, предназначенный к расположению на во¬
 сточной границе Германии. «В результате, — замечает Беренс, — остались
 довольны именно те, кто больше всего имели шансов бояться и против
 которых весь удар раньше предназначался, т. е. англичане, удар же из¬
 менил первоначальное направление». Но что могла ^ поделать царская
 Россия, в силу своей экономической слабости находившаяся в финансо¬
 вой и политической зависимости от западноевропейского империализма?
 Самое большое, на что она могла рассчитывать, — это выпросить у Анг¬
 лии какую-нибудь подачку. «Англия заплатила бы, — пишет Беренс, — и,
 вероятно, дала бы хорошую цену, ибо момент был очень для этого под¬
 ходящий, спросить же с Англии тоже всегда найдется что» 31. Спросить,
 однако, не удалось. Обреченная быть резервом английских и француз¬
 ских империалистов, царская Россия расплатилась за политику сзоих
 союзников и «друзей». * * Многотомная советская публикация документов по истории первой
 мировой империалистической войны принципиально отличается от всех 30 К изучению истории. Сборник, 1927, стр. 23. 31 Международные отношения в эпоху империализма, серия II, т. XX, ч. I,
 147.
62 ПРОФ. А. ЕРУСАЛИМС&ИЙ аналогичных буржуазных изданий. В ней не допускаются ни сокраще¬
 ния, ни другие подобные манипуляции с документами, которые пред¬
 ставлены с исчерпывающей полнотой и таким образом, что международ¬
 ные политические события 'развертываются перед читателем в их исто¬
 рической взаимосвязи. Советская публикация отличается широким охва¬
 том международно-политических проблем. Документы секретных архи¬
 вов царского и Временного правительств освещают в первую очередь
 внешнюю политику России. Россия была, употребляя слова товарища
 Сталина, узловым пунктом всех противоречий империализма, «интересы
 царизма и западного империализма сплетались «между собой и сливались
 в конце концов в единый клубок интересов империализма» 32. /Поэтому
 представленный в этих публикациях материал освещает в значительной
 мере также общую картину развития международных противоречий в
 эпоху 'империализма. Так, например, даже реакционная английская газета
 «Тш姻, сравнивая эту публикацию с другими, писала: «Панорама, от¬
 крывающаяся перед глазами читателя настоящих томов, значительно
 шире, она охватывает не только всю Европу, но и распространяется так¬
 же, с одной стороны, через Атлантический океан на Соединенные Штаты
 Америки, с другой, через Персию и Китай — на Японию и Тихий океан». В советскую публикацию, в отличие от иностранных, включены не¬
 которые материалы финансово-экономического характера, которые необ¬
 ходимы для понимания сущности тех или иных вопросов международ¬
 ной и колониальной политики империалистических держав. Отмечая на¬
 личие этих материалов, немецкий историк и социолог Хальгартен в своем
 труде о предвоенном империализме считает поэтому возможным назвать
 советское издание «образцовым». В советскую публикацию включаются
 также материалы военных архивов, если только они имеют не узкотех¬
 ническое, а общеполитическое значение. Это даст (возможность исследо¬
 вателю более глубоко и широко изучить историю первой империа¬
 листической войны и ее подготовки. Ценным дополнением- является
 включение в советскую публикацию тех наиболее важных документов
 иностранных буржуазных государств, которые в свое время были
 перехвачены и расшифрованы царским правительством. И, наконец, советская публикация отличается широтой историче¬
 ских рамок представленного материала (с 1878 г. по 7 ноября 1917 г.).
 Все иностранные буржуазные публикации (эа исключением американ¬
 ской) останавливаются у порога мировой войны. Если военно-оператив¬
 ная история документально освещена в буржуазных государствах
 достаточно подробно, то это объясняется их стремлением изучить
 стратегический и тактический опыт для ведения новой войны. Однако
 правящие классы фиюдь не заинтересованы в том, чтобы раскрыть
 политическую, а тем более закулисно-дипломатическую историю войны.
 Оно и понятно: дело идет о документальном оформлении необузданных
 захватнических планов, о методах вовлечения в войну нейтральных го¬
 сударств, о дипломатических происках и диверсиях. Комиссия по изда¬
 нию документов эпохи империализма, опубликовывая в первую очередь
 документы мировой войны, тем самым срывает «заговор молчания», соз¬
 давшийся вокруг этих жгучих вопросов. 82 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 9-е, стр. 9.
Комбриг А. Де-ЛАЗАРИ ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПОЛЬСКОГО
 ГОСУДАРСТВА Польское буржуазно-помещичье государство возникло после пер¬
 вой мировой империалистической войны по воле Антанты, которая пред¬
 назначала Польше роль государства буфера и тарана, направленного
 против Советского Союза. Знаменательно, что Версальский мирный договор от 28 июня 1919г.,
 перекроивший карту Центральной Европы, установил только западные
 границы Польши. Эти границы включали часть германской терри¬
 тории, населенной преимущественно немцами. Пресловутый «Данцигский
 коридор», обеспечивавший Польше выход к Балтийскому морю, резал
 живое тело германского государства на две части. В отношении же вое- 1 Ленин. Соч., т. XVIII, стр. 232 Сентябрь 1939 г. был месяцем, бога'тым политическими и военными
 событиями. Война Польши с Германией, закончившаяся необычайно
 быстрым военным разгромом польского государства; начало войны
 Англии и Франции против Германии; наконец, победоносное освобожде¬
 ние Красной Армией народов Западной Белоруссии и Западной Украины
 от панского ига и обеспечение благодаря мудрой сталинской политике
 советского правительства прочного мира в Восточной Европе — все эти
 крупнейшие события огромной исторической важности развернулись
 в один месяц. Для истории вообще, а также для истории военного искусства изу¬
 чение войны, вспыхнувшей в Европе в сентябре 1939 г., является акту¬
 альнейшей задачей. В частности, большой интерес вызывают события
 польско-германской войны, так беспрецедентно быстро проигранной без¬
 дарным польскими генералами. «Чтобы проверить действительную силу капиталистического госу¬
 дарства, нет и быть не может иного средства, кроме войны» \ Это бес¬
 спорное ленинское положение еще раз нашло блестящее подтверждение
 на опыте военного разгрома панской Польши. Польско-германская война
 явилась проверкой, доказавшей всю внутреннюю гнилость польского
 капиталистического государства. К сожалению, мы еще не располагаем всеми материалами, необхо¬
 димыми для глубокого анализа хода польско-германской войны и для
 широких оперативно-стратегических выводов и обобщений. Однако уже
 сейчас представляется возможным ответить на вопрос об основных при¬
 чинах военного поражения Польши и дать самый общий оперативный
 очерк этой своеобразной войны.
<64 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ точных границ Польши империалисты Антанты не только не сочли
 нужным сделать хотя бы малейшую попытку ограничить ненасытные
 аппетиты польских помещиков, но, наоборот, толкали их на зах-ват но¬
 вых территорий, принадлежащих Советской Украине и Советской Бело¬
 руссии. И польская правящая верхушка немедленно приступила к выпол¬
 нению этой захватнической задачи. Еще 12 октября 1918 г., учитывая назревавшее поражение Германии
 в мировой войне и начавшийся отход ее войск с советской территории,
 польский национальный комитет в Париже вручил Верховному совету
 Антанты меморандум с требованием разрешить сформированной во Фран¬
 ции польской армии ген. Галлера оккупацию русских территорий, очи¬
 щаемых германскими войсками. С этого момента все дальнейшее оформ¬
 ление польского государства проходило под знаком захвата и грабежа
 чужих земель. В январе 1919 г., когда части молодой Красной Армии вступали
 в освобожденную от немецких войск Западную Белоруссию, они уже
 встретили сопротивление белопольских отрядов, сформированных мест¬
 ными помещиками. В то же время белополяки, договорившись с по¬
 мощью Антанты с германским командованием, сменили германские гар¬
 низоны в Брест-Литовске и в Волковыске и к середине февраля вышли
 на линию Волковыск, Кобрин, Ковель. Вслед затем, пользуясь отвлече¬
 нием сил Красной Армии сначала на Восточный фронт против Колчака,
 а потом на Южный фронт против Деникина, белополяки захватили:
 в марте — Слоним и Пинск, в апреле — Вильно, Лиду, Барановичи,
 в августе — Минск, Борисов и Бобруйск. В том же году панская Польша по-разбойничьи захватывает Гали¬
 цию, вопреки резким протестам украинского населения. В 1920 г. верный приказчик англо-французского империализма
 Пилсудский начал войну против Советского государства, отвергнув вы¬
 годные для Польши мирные предложения советского правительства.
 «У поляков был план: захватить правобережную часть Советской
 Украины, захватить Советскую Белоруссию, восстановить в этих райо¬
 нах власть польских панов, расширить пределы польского государства
 «от моря до моря», от Данцига до Одессы, и за помощь, оказываемую
 им Врангелем, — помочь Врангелю разбить Красную армию и восстано¬
 вить в Советской России власть помещиков и капиталистов» 2. Осуществлению этого грабительского плана помешала доблестная
 Красная Армия, под руководством товарища Сталина нанесшая белоно-
 лякам сильнейшее поражение на Украине и подошедшая летом 1920 г.
 к Львову и Варшаве. Только предательство троцкистов и подлая «рабо¬
 та» их ставленников в армии, а также всесторонняя помощь Антанты
 спасли пилсудчиков от окончательной гибели. 21 марта 1921 г. Рижский мирный договор установил восточную
 границу Польши. Хотя по этому миру паны получили границу значи¬
 тельно менее выгодную для них, чем предлагавшаяся Советской Рос¬
 сией весной 1920 г., все же под властью польских помещиков и капи¬
 талистов остались Западная 'Белоруссия и Западная Украина с их враж¬
 дебным шляхетской Польше крестьянским населением. Но и после установления всех своих границ панская Польша про¬
 должала политику захватов. Еще в октябре 1920 г. по договору, заклю¬
 ченному в Сувалках, была установлена польско-литовская демаркацион¬
 ная линия на участке между р. Неман и железной дорогой Лида —
 Вильно. Польское командование заявило, что оно не намерено занять
 Вильно. Однако всего два дня спустя г. Вильно был захвачен польскими
 войсками под командой ген. Желиговского. 2 марта 1923 г. варшавский 2 История ВКП(б), краткий курс, стр. 230.
ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА 65 сейм объявил аннексию Виленщины, а 15 марта этот акт грабежа был
 утвержден Советом послов Антанты. В 1938 г. Польша сделала попытку оккупировать Литву. В октябре
 того же года она захватила Тешинскую область бывшей Чехо-Слова-
 кии. При этом продолжатель политики Пилсудского и его наместник
 Рыдз-Смиглы в 'приказе по армии напыщенно возглашал: «Вы перехо¬
 дите сегодня реку Ольшу, которая в течение 20 лет играла унизитель¬
 ную роль границы. Вместе с вами переходит реку величие Польской
 .республики». Так создавалось путем захватов «•величие» панской Польши, кото¬
 рая, заключая.договоры и соглашения с другими государствами, наделе
 направляла всю военную и дипломатическую деятельность своей правя¬
 щей клики к достижению империалистических целей. Огнем и мечом подавляя народные восстания в Западной Украине
 я Западной Белоруссии, польская 'военщина ни на минуту не отказыва¬
 лась от своих планов аннексии Советской Украины и Советской Бело¬
 руссии, 'выжидая лишь наиболее благоприятного момента для войны. Но могущество Советского Союза возрастало с каждым годом, и
 война с ним' становилась все более рискованной. Панская же Польша,
 несмотря на усиленную экономическую и финансовую помощь, оказы¬
 ваемую ей Англией и Францией, внутренне разваливалась, разъедаемая
 жестокими классовыми и национальными противоречиями. Только те круги в Лондоне и Париже, которые не хотели видеть
 истинное положение Польши, которые находились во власти созданных
 годами иллюзий о мнимой польской военной «мощи», могли думать, что
 панская Польша способна выдержать серьезную проверку войной. Численно Польша была довольно крупным государством; по немец¬
 ким данным, она насчитывала в 1939 г. до 36 млн. населения. По под¬
 счетам английской прессы, в -случае войны Польша могла мобилизовать
 до 6 млн. человек3. Но среди населения этого государства свыше
 40 проц. составляли порабощенные поляками национальности. Польские
 помещики не считались с этим фактом и за 20 лет своего господства
 не сделали ни одного шага для того, чтобы привлечь национальные
 меньшинства на свою сторону. Наоборот, все годы польского владыче¬
 ства были заполнены стремлением принизить национальные меньшинства. Расчеты «друзей» Польши на сильную польскую армию, спо¬
 собную не только противостоять армиям ее соседей, но и выполнить
 роль ландскнехта англо-французского империализма, оказались ошибоч¬
 ными. Такой армии Польша не имела и не могла иметь. Причины этого
 надо искать в той реакционной национальной и социальной политике,
 которую вело правительство панской Польши. Внутри польской армий,
 как в фокусе, отражались все противоречия, разъедавшие больной орга¬
 низм этого искусственно созданного государства. Более того: эти про¬
 тиворечия приобретали в армии особенно яркие и уродливые формы, де¬
 лавшие польскую казарму подлинной каторгой для солдат. Беспощадный
 режим насилия, презрительно-барское отношение офицеров к солдатам,
 особенно к украинцам, белоруссам и евреям, издевательства и глумле¬
 ния, котбрьгм подвергался солдат со стороны начальников -всех степеней
 и рангов, — вся эта система муштры не могла стимулировать солдат
 жертвовать своей жизнью за ненавистное для них «отечество» помещи¬
 ков и фабрикантов. Помещики и буржуазия стремились вырыть про¬
 пасть между народными массами и армией, используя вооруженную силу
 для кровавого подавления революционного и национально-освободитель¬
 ного движения. Естественно, что народ, особенно в порабощенных Поль¬
 шей окраинах, видел в польской армии не защитницу его интересов,
 а врага. Армия, как и правительство, не пользовалась поддержкой и лю- 8 «Manchester Guardian» от 30 августа 1930 г. Военно-историч. журнал № 1 5
66 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ бовью масс, и в этом заключалась первая предпосылка неизбежного по¬
 ражения Польши в случае войны. Воровство и предательство пронизывали всю государственную дея¬
 тельность польских чиновников. Они охотно шли на продажу своей
 страны и шпионаж в пользу любого государства, которое предлагало за
 это деньги. Эта продажность и разложение польских правящих кругов,
 как одна из причин развала польского государства в прошлом, была от¬
 мечена еще Энгельсом. В письме к Марксу от 21 апреля 1863 г. Энгельс,
 характеризуя польскую шляхту времен Екатерины II, говорит: «Должен
 сказать: увлекаться поляками 1772 г. может только буйвол. В большин¬
 стве европейских стран дворянство пало в ту эпоху с достоинством,ча¬
 стью даже с некоторым ебрпЪ {блеском. — А. Д.)... Но ни одно дворян¬
 ство не поступило так глупо, как польская шляхта, усвоившая себе один
 метод — продаваться...» 4. Явления разложения и коррупции, наблюдавшиеся во всем правя¬
 щем аппарате Польши сверху донизу, приняли такие размеры, что о них
 вынуждены были заговорить даже отдельные органы буржуазной прессы. Государство, не сумевшее за 20 лет своего существования сплотить
 народные массы вокруг правительства, не сумевшее наладить свое хо¬
 зяйство и экономику и приведшее их к развалу, не имело базы для даль¬
 нейшего существования. * * * Война между Германией и Польшей, начавшаяся 1 сентября 1939 г.,
 отнюдь не была неожиданной для польских правящих кругов. Нужно
 решительно подчеркнуть, что все заявления о «•внезапности» германского
 наступления в Польшу и т. д.,. исходящие из кругов разбитой польской
 военщины, не имеют под собой абсолютно никакой почвы. Заправилы
 польского государства не только знали о войне — они усиленно готови¬
 лись к ней и, поощряемые Англией и Францией, разжигали военный по¬
 жар в Европе, сознательно игнорируя германские предложения мирного
 разрешения вопроса о Данциге и Коридоре. Еще весной 1939 г. имелись признаки того, что польская правящая
 клика, заручившись гарантиями своих действительных хозяев — Франции
 и Англии, не побоится пойти на вооруженный конфликте Германией ради
 новых территориальных захватов. При этом польское командование, до¬
 верившись обещаниям и заверениям английского и французского прави¬
 тельств, в своих планах первоначальных операций рассчитывало на сосре¬
 доточение в начале войны главных сил Германии на западе. К середине августа 1939 г. созрел план Польши — захватить Вое точ¬
 ную Пруссию и установить такие границы с Германией, при которых
 Польше отходила бы восточная часть Померании, большая полоса побе¬
 режья Балтийского моря и Верхнесилезская область. 17 августа было объявлено о закрытии Польшей на Моравской гра¬
 нице прохода Яблонков. Одновременно на границе протектората Чехии и
 Моравии были сосредоточены значительные польские вооруженные силы,
 а со стороны Коридора Польша стала готовиться к захвату Данцига. Польская армия мирного времени (по данным на 1 марта 1939 г.)
 состояла ш 10 армейских корпусов (оперативных групп) по 3 дивизии
 каждый, т. е. из 30 пехотных дивизий (в том числе две горного типа), 1 кав. дивизии, 12 кав. бригад и 1 бронетанковой дивизии. Общее коли¬
 чество самолетов исчислялось до 2 тыс. единиц. Количество танков —
 900 шт. В первый период мобилизации Польша могла развернуть до
 56 пех. дивизий, 15 кав. бригад, 1—2 мото-мехбригад и до 15 танковых
 батальонов. К концу третьего или в четвертом месяце войны поляки 4 Маркс и Энгельс, Соч., т. ХХШ, стр. 147.
ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА 67 предполагали сформировать еще 30—35 пех. дивизий; однако вряд ли
 они могли их полностью вооружить. Во всяком случае максимальное
 количество вооруженных сил Польши к четвертому месяцу войны не
 могло превысить 90 пех. дивизий. Польский военный флот состоял из 4 истребителей (водоизмещения 1 320—1 975 т), 2 старых миноносцев, 1 минного заградителя в 2 250 т
 и 5 подводных лодок. Базой флота был порт Гдыня. Частичная мобилизация, начатая 24 августа, а также объявленная
 в 14 час. 30 мин. 30 августа общая мобилизация польских вооруженных
 сил, привели армию в готовность. Из имевшихся в армии и в резерве 3 млн. солдат 1 700 тыс. были обучены в период 1920—1939 гг., а осталь¬
 ные 1 300 тыс. принадлежали к контингентам 1900—1919 гг., часть из
 которых служила еще в германской, русской и австро-венгерской армиях
 в период мировой войны- Повидимому, под ружье была призвана пер¬
 вая группа резервистов, давшая личный состав для развертывания бое¬
 вых дивизий польской армии; резервисты второй группы предназначались
 для несения службы в тылу. Еще до начала войны на данцигской границе было установлено
 наличие польской дивизии в полном составе со всеми приданными ей
 войсковыми частями. 30 августа были отмечены полеты 4 польских
 истребителей над восточной границей Германии, близ побережья Балтий¬
 ского моря. Все эти факты явились признаками сосредоточения войск
 в Коридоре, что и было расценено германским правительством как начало
 стратегического развертывания польской армии. Все сухопутные силы Польши были развернуты следующим обра¬
 зом: против Восточной Пруссии на восточной и южной ее границах было
 сосредоточено до 16—18 пех. дивизий и 5 кав. бригад, часть кото¬
 рых группировалась к северу от Варшавы, опираясь на крепость Мод-
 лин и прикрывая столицу. В Данцигском Коридоре развернулось 3 ди¬
 визии и в Померании в районе Грауденц, Быдгощ (Бромберг) — 3 пех.
 дивизии и кавбригада; в Познани — до 6 пех. дивизий и. 2 кав. бригад.
 В районе польской Силезии развертывались 2 армейские группы силой
 до 13 пех. дивизий и 1 мех. бригады. Наконец, в юго-западной части
 Западной Украины сосредотачивались 5—8 пех. Дивизий. Всего, таким
 образом, поляки развернули против Германии не менее 45 пех. дивизйй, 9 кав. бригад и 1 мех. бригаду. Из общего количества самолетов и тан¬
 ков, которыми располагала Польша, она сосредоточила против Герма¬
 нии до 900 самолетов и 600 танков. При этом польская армия развертывалась в нескольких группах,
 без ярко выраженного ударного кулака и без достаточно мощных об¬
 щих резервов. Главнокомандующим польской армией являлся маршал
 Рыдз-Смиглы. Стратегическими задачами польской армии были: для трех северных
 групп — наступательные — внезапное занятие Данцига, наступление в за¬
 падную часть Восточной Пруссии -с целью отторжения ее от Германии,
 захват Померании и побережья Балтийского моря, продвижение в Во¬
 сточную Силезию до Одера; остальные же группы польской армии по¬
 лучили оборонительные задачи. При этом Познанская группа имела ма¬
 невренное назначение. Судя по выступлению Гитлера, с германской стороны целью войны
 являлось уничтожение Коридора и восстановление восточных границ
 Германии в, пределах 1914 г., т. е. возвращение Данцига, Познани и
 Верхней Силезии. Германская армия мирного времени (учитывая людские ресурсы
 бывшей Австрии), насчитывала 50 пех. дивизий, 4 мото-мехдивизии и 5 кав. дивизий. Рядом последовательных призывов запасных в течение
 1939 г. германская армия была фактически уже мобилизована. Учиты¬
 вая опыт войны 1914—1918 гг., Германия могла к началу военных дей¬
68 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ ствий выставить до 100 дивизий, а при дальнейшем развитии войны раз¬
 вернуть около 200—230 дивизий. В случае развития главных событий
 в начальный период войны на польском театре Германия все же, пови-
 димому, была вынуждена оставить до 30 дивизий на Западном фронте.
 Следовательно, она могла бросить против Польши до 70 дивизий и от 2 до 3 тысяч самолетов. С этими силами, имея абсолютное превосход¬
 ство над польской армией в технике, особенно в отношении авиации я
 механизированных частей, Германия рассчитывала закончить войну с
 Польшей в кратчайший срок, определявшийся окончанием мобилизации
 французской армии, т. е. в течение 11 дней. Однако при планировании
 операций в Польше германскому генеральному штабу приходилось счи¬
 таться с большим протяжением германо-польской границы5, оторванно¬
 стью Восточной Пруссии и с необходимостью встретить польское на¬
 ступление на решающих направлениях сильными контрударами. Кроме
 того, развертывание германской армии должно было обеспечить быструю
 ликвидацию Данцигского Коридора. Исходя из всех этих соображений и было намечено территориальное
 развертывание германской армии в трех основных группировках, а имен¬
 но: Померанской, Восточнопрусской и Верхнесилезской. По дислокации мирного времени в Восточной Пруссии развертыва¬
 лись 3 пехотных, 3 резервных дивизии и 1 кав. бригада; в Померании
 — 5 пехотных, 6 резервных, 1 легкая и 1 мото-мехдивизия; в Верх¬
 ней Силезии—14 пехотных, 17 резервных, 2 легких, 3 мото-механизиро-
 ванных и 2 горных дивизии. Таким образом, всего 22 пехотных, 26 ре¬
 зервных, 2 горных, 2 легких, 4 мото-механизированных и 1 кав. бригада. Для достижения конечной цели войны — уничтожения польской
 армии в кратчайший срок—германское командование наметило не только
 ряд мощных ударов своими основными группировками с запада и севера
 (из Восточной Пруссии), но и с юга, откуда наносился главный удар
 группой, по количеству войск равной половине всех германских сил.
 Возможность последнего удара обеспечивалась военным союзом со Сло¬
 вакией, что имело особенное значение. Этот союз позволял произвести
 продвижение правого крыла Силезской группы до Прикарпатской Укра¬
 ины, чтобы отсюда ударить через горы на север и тем самым обойти
 главные силы польской армии с юга. Таким образом, вся территория
 Польши к западу от Вислы охватывалась с трех сторон. В конечном итоге германские силы были развернуты в двух армей¬
 ских группах: армейская группа «Юг» под командованием ген. Рундштедта, в со¬
 став которой входили три армии: 14-я в составе до 15 пехотных и
 горно-стрелковых, 1 танковой и 1 легкой дивизий; 10-я и 8-я , насчиты¬
 вавшие в общем до 25—30 пехотных и б бронетанковых дивизий. Эти три ар
 мии развертывались в Верхней Силезии примерно на фронте Козель,
 Бреслау, имея правое крыло на восточной границе в ‘Словакии; армейская группа «Север» под командованием ген. Бок, в состав
 которой входили две армии: 4-я, развертывавшаяся в Померании, в со¬
 ставе от 15 до 20 пехотных и 1 танковой дивизий и 3-я, расположенная
 в Восточной Пруссии, в составе 11 пехотных, 1 кавалерийской и 1 тан¬
 ковой дивизий. Главнокомандующим германскими армиями был назначен ген. Брау- хич. Данциг имел возможность защищаться собственными вооруженными
 силами, устраняя очаги сопротивления поляков. Военно-морской флот
 блокировал данцигскую бухту и содействовал поражению небольших 8 Польско-германская граница имела длину: с Восточной Пруссией — 607 км,
 с Данцигом—121 км и на остальных участках (в Померании, Познани и Верхней
 Силезии) — 1 305 км. После создания протектората в Богемии и Моравии прибави¬
 лось еще 70 км границы.
ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИИ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА 69 сил польского флота, а также операциям .у Хелы, Гдыни и у Вестер-
 платте (месторасположение польских окладов вооружения). Развитие - операций в основном шло то следующим главным направ¬
 лениям (см. схему): на юге —продвижение крайнего правого крыла группы «Юг» через
 Карпаты в направлении железной дороги Новый Сандец, Лиманово и
 в обход Восточносилезского промышленного района в направлении на
 Краков; из Силезии — удар на Ченстохов и затем через Лодзь на Варшаву;
 на севере (против Коридора) — одновременные удары обеих армий
 группы «Север» из Померании и Восточной Пруссии; из Восточной Пруссии — удар на юг через Млаву и Прасныш против
 Нарева силами армии ген. Кюхлера. Боевые действия начались в ночь на 1 сентября, причем польские
 войска первыми открыли огонь. На рассвете германские войска одновре¬
 менно на всех направлениях перешли в наступление, широко применяя
 охватывающие действия и тесно взаимодействуя с воздушными силами. Основной задачей германской авиации, имевшей абсолютное пре¬
 восходство в воздухе, было уничтожение польских воздушных сил, аэро¬
 дромов и хранилищ горючего, а также разрушение железных дорог.
 Германские самолеты уже 1 сентября появились над Варшавой. Весь
 дальнейший ход военных действий ^можно разделить на три этапа: 1 этап — с 1 по 6 сентября включительно, характеризуется боям!и
 подготовительного характера. Действовавшие в Польше две группы гер¬
 манских воздушных сил обеспечили себе господство в воздухе, нанося
 один удар за другим по военным объектам и глубокому тулу польской
 армии. Так, в первый же день войны было произведено несколько актив¬
 ных операций в воздухе: налет на Мышинец и Граево к северу от Вар¬
 шавы; воздушный налет на Познань; воздушные бомбардировки Кра¬
 кова, Каттовиц, железнодорожной станции и тоннеля около Кракова,
 Диршау и моста через Вислу и т. д. На суше, в первую очередь, был
 атакован польский корпус, находившийся в Коридоре к западу от Дан¬
 цига. Кроме того, в течение этого дня германские войска, действу¬
 ющие из Восточной Пруссии, перешли польскую границу между Вис¬
 лой и Дейч-Эйлау и начали наступление в южном направлении. На юге
 была пересечена линия Неймарк^Суха и р. Ольша у Тешина. Из Силезии
 на север началось продвижение по направлению к Ченстохову; тем са¬
 мым был произведен обход Верхнесилезского промышленного района.
 Померанская группа продвинулась до -Нетцы у Накло, вышла к Брахе
 и к укреплениям Грауденца. Таким образом, уже первый день боевых действий принес крупный
 успех германской армии. Германская авиация завоевала полное господ¬
 ство в воздухе. Морские силы заняли выгодную позицию перед данциг¬
 ской бухтой и загородили выход польскому флоту 6. 2 сентября германским войскам удалось в ряде пунктов прорвать
 позиции польских частей, перешедших к обороне. Группы мото-механизи-
 рованных войск глубоко вклинились в пределы Польши. Польские вой¬
 ска, находившиеся в северной части Коридора, быливотрезаны. Немец¬
 кая авиация наносила один удар за другим по военным объектам в глу¬
 боком тылу поляков. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Но герман¬
 ское наступление в Польшу продолжалось, и в течение дня германцы
 добились дальнейших успехов. Ускоренной атакой были взяты укреп¬
 ленные линии крепости Грауденц, а также польские позиции на Варте. • В конце августа 3 польских истребителя бежали в Англию.
70 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ Развертывание сторон к 1 сентября 1939 г. Германский морской флот потопил первую подводную лодку и одного
 истребителя. 4 сентября, несмотря на отвратительные дороги и продолжавшееся
 сопротивление поляков, германские войска углубились -на некоторых
 направлениях до 100 км в пределы Польши. С тяжелыми боями германцы
 заняли Кульм на Висле. Были окончательно взяты укрепления Грауденца.
 Особенно сильные бои шли у Млавы. Авиация продолжала активные
 действия в воздухе. 5 сентября весь восточный Верхнесилезокий промышленный район
 уже был занят германской армией. Линия фронта быстро 'продвигалась
 вперед, причем германское наступление уже местами переходило в пре¬
 следование польских частей как наземными войсками, так и авиацией.
 Германский морской флот потопил 'вторую польскую подводную лодку.
 В этот день польское правительство покинуло Варшаву и переехало
 в Люблин. Верховный главнокомандующий вооруженными • силами
 Польши маршал Рыдз-Смиглы подал «в отставку. 6 сентября германцы вступили в Краков; польское отступление про¬
 должалось, причем мосты через Вислу не были взорваны. В районе
 Коридора закончилась операция двойного охвата, и 6 сентября польские
ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИИ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА 71 войска были уже вынуждены сложить оружие, потеряв 1ч6 тыс. плен¬
 ными и 100 орудий. В результате этой операции был занят Данциг,
 а Гдыня и польские войска, находившиеся в северной части Коридора,
 были отрезаны. После преодоления значительного сопротивления поля¬
 ков был занят и Вестерплатте. Тот факт, что моторизованные части 6 сентября взяли Кельце и
 Петроков, свидетельствовал о некотором 'параличе польского разверты¬
 вания в первом этапе. Польская армия еще наносила контрудары из Поз¬
 нани и можно было ожидать польских контратак против отдельных ча¬
 стей Восточнопрусской армии. Но все же напрашивается вывод, что
 польская армия или не была готова к удару, или же ее руководство уже
 утратило веру в наступательные возможности своих войск. 2 этап — с 7 по 13 сентября, когда боевые действия получили наи¬
 большее развитие и носили характер маневров на преследование и на
 окружение. С 7 сентября началось общее отступление передовых частей
 польской армии. Германская южная группа оттеснила польскую южную
 армию за р. Сан. К западу от Варшавы польское командование рассчи¬
 тывало с помощью резервов удержать линию Радом, Лодзь, Кутно,
 Висла, Нарев. Однако взаимодействие всех родов войск германской
 армии не дало противнику времени- сосредоточиться и привести в по¬
 рядок войска. Мото-механизированные части сильно продвинулись впе¬
 ред на флангах и в прорывах. Они останавливали, охватывали и обхо¬
 дили польские колонны. В этих операциях большое участие принимала
 авиация, которая, разрушая дороги, отрезала противнику пути, отступ¬
 ления. На море была потоплена еще одна польская подводная лодка. В Западной Польше за период с 8 по 13 сентября германские вой¬
 ска второй линии заняли провинцию Познань, из которой противник
 отступил без боя. 8 сентября передовые части Силезской армии подошли
 к западной окраине Варшавы. 10 сентября части Померанской армии фор¬
 сировали Вислу под Влоцлавском и Плоцком, левый фланг соединился
 под Модлином с Восточнопрусским корпусом. Таким образом, в период
 с 9 по И сентября на главном театре военных действий под Варшавой
 самая сильная польская армейская группа была окружена частью в
 районе Лович, Скерневице, Кутно, частью под Радомом и к югу от него. В сражении под Радомом, происшедшим 13 сентября после сравни¬
 тельно непродолжительного сопротивления, сдались в плен 4 польских
 дивизии с 65 тыс. бойцов и 145 орудиями. Особое значение имело сражение в излучине Вислы. Сосредоточен¬
 ные к югу от Вислы главные польские силы, 9 дивизий, части 10 других
 дивизий, а также 3 кавалерийские бригады пытались с 14 сентября про¬
 рваться в юго-восточном направлении, но безуспешно. 13 сентября сдал¬
 ся гарнизон Данцига. Действия в Восточной Пруссии развивались следующим образом.
 Правофланговые части Восточнопрусской армии 8 сентября форсировали
 реку Нарев у Новогрода, а 10 сентября — р. Буг у Вышкова и перере¬
 зали дорогу Варшава — Седлец. В центре Восточнопрусская армия за¬
 хватила И сентября переправу через Нарев около Ломжи, в районе
 которой 18-я польская дивизия 13 сентября сложила оружие (6 тыс.
 солдат и 30 орудий). Таким образом, уже через 6 дней после начала операций польская
 армия на всем фронте находилась в состоянии отступления. Управление
 польскими войсками было потеряно. Немецкие армии из Силезии в севе¬
 ро-восточном направлении через Ченстохов—Лодзь и из Восточной Прус¬
 сии в южнсим направлении через Млаву приблизились в течение одной
 недели к Варшаве, в предместья которой уже 8 сентября проникли пере¬
 довые части германских подвижных соединений. В то же время успешно развивались операции в Карпатах, где дей¬
 ствовали германские горные части совместно со словацкими войсками.
72 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ Эти войска форсировали р. Сан, окружили Перемышль и вышли
 к Львову. 13 сентября очередные сводки характеризовали положение поль¬
 ских войск как безнадежное. Капитуляцией дивизий, окруженных,
 у Кутно, по существу заканчивались крупные операции в Польше. В этот
 же день подвижные германские части с севера подошли к восточному
 берегу Вислы и появились в 40 км к северу от Брест-Литовска, кото¬
 рый был взят 16 сентября. Таким образом, германская армия достигла
 этнографической границы между польской, белорусской и украинской
 национальностями. Фактически на этом польско-германская война закончилась, если не
 считать четырех районов, в которых польские войска продолжали со¬
 противление, —• Варшава, Кутно, Модлин. 3 этап охватывает последний период боевых действий в течение вто¬
 рой половины сентября и начала октября, но это была уже не война,
 а ликвидация разрозненных остатков польских войск, брошенных своим
 правительством и генералами, еще в середине сентября бежавшими в*
 Румынию. ■На юге за период с 13 по 15 сентября были перерезаны дороги
 Люблин — Львов, а под Владимир-Волынском — линия отступления Люб»
 лип—дРовно. В то же время войсками, наступавшими со стороны Во¬
 сточной Пруссии, 16 сентября было окружено предместье Варшавы —
 Прага, под Пилавой захвачена в плен артиллерийская колонна, насчи¬
 тывавшая 6 тыс. солдат и 130 орудий. В тот же день были взяты в
 плен к юго-востоку от Седлеца оставшиеся части двух дивизий (12 тыс.
 солдат и 80 орудий). 15 сентября был занят Белосток, а моторизованна»
 германская часть после перехода в 110 км подошла к Брест-Литовску*
 гарнизон которого сдался в тот же день. 17 сентября моторизованные части германской армии заняли Бара¬
 новичи, Ровно, Дубно и отрезали поток беженцев, устремившийся в Ру¬
 мынию через Залещики. 18 сентября был отрезан путь беженцам у Куты*
 Непосредственно перед этим польское правительство прибыло в Чер-
 новицы. В тот же день германская южная армия заняла Борислав и Дро-
 гобыч. Большое сражение, происшедшее на Бзуре 19 сентября, закон¬
 чилось сдачей в плен 170 тыс. польских солдат с огромным количеством
 орудий и боевых «средств. В этот же день сдался военный порт Гдыня
 (было взято в плен 13 тыс. человек и захвачено 40 орудий). После этого
 продолжали держаться только укрепления на полуострове Хэль. Одновре¬
 менно был занят Стрый и польские войска численностью в одну бригаду
 были оттеснены на венгерскую территорию. Левый фланг 'германских войск, перейдя р. -Сан, пересек район Та-
 нева и замкнул кольцо вокруг Замостья и Томашева, где после силь¬
 ного трехдневного боя 19 сентября сдался в плен командующий поль¬
 ской южной армией вместе с двумя дивизиями и двумя бригадами своих
 войск. Было взято в плен 60 тыс. солдат и 130 орудий. В тот же день
 был занят Демблин. Здесь было захвачено 110 самолетов. 17 сентябре
 был занят Люблин. К 20 сентября германскому командованию удалось выполнить сле¬
 дующие оперативные задачи: 1) уничтожить польскую южную армию
 отступавшую к Восточной Галиции; 2) закрепить окружение Варшавы;
 3) отрезать польские войска, оставшиеся на северо-востоке. 24 сентября германское верховное командование опубликовало ком¬
 мюнике, в котором говорилось: «Польская кампания закончена. В ряде боев польская армия, насчи¬
 тывавшая миллион солдат, была разбита, взята в плен или уничтожена.
 Наиболее крупные и решающие бои происходили у изгиба реки Вислы.
 Ни одна дивизия польской действующей армии, ни одна резервная ди¬
 визия или отдельная бригада не смогла избежать своей судьбы».
ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА 7а Итоги германской победы исключительны по своим масштабам. По
 германским данным, было взято в плен 694 тыс. польских солдат и офи¬
 церов, при этом германцы якобы потеряли всего лишь 10 572 человека
 убитыми. Огромные военные трофеи — но существу все вооружение и
 снаряжение развернутых против Германии польских армий — достались
 в руки германцев. * * * Очевидно, что наряду с общими политическими и экономическими
 предпосылками развала польского государства в неслыханном пораже¬
 нии польской армии немалую роль сыграли и причины чисто военного
 характера. Полностью проанализировать эти причины и установить их
 закономерность можно будет лишь тогда, когда будут опубликованы
 хотя бы основные оперативные документы обоих генеральных штабов —
 «германского и польского, относящиеся к планам и силам сторон, к их
 развертыванию и руководству операциями. Сейчас, пока эти вопросы еще
 не стали достоянием гласности, мы можем говорить о 'военных причинах
 поражения польской армии лишь предположительно. Немалую роль, повидимому, сыграл сам характер театра военных
 действий и создавшаяся в связи с ним исходная группировка сторон.
 Если посмотреть на карту бывшей Польши, нетрудно видеть, какие
 крупные преимущества стратегического характера имела Германия бла¬
 годаря охватывающему начертанию своих границ, особенно учитывая
 выступление на ее стороне Словакии. Именно это было основной пред¬
 посылкой осуществления концентрического наступления германских
 армий на Варшаву одновременно с севера, запада и юга. Если добавить
 безусловное численное и техническое превосходство сил германской
 армии, особенно ее авиации, артиллерии и мото-мехчастей, то станет
 ясным, почему оказались возможными германские «Канны» столь гран¬
 диозного масштаба. Могло ли польское командование ослабить угрозу стратегического
 окружения со стороны Германии? Да, могло, если бы... хотело этого
 всерьез. Но в течение ряда лет польские горе-вояки, выполняя заказ
 своих хозяев — английских и французских капиталистов, подготовляли
 плацдарм для войны только на востоке, т. е. против СССР. Западные
 же границы Польши оставались фактически незащищенными. Это выте¬
 кало из политического курса полковника Бека и его коллег по правя¬
 щей польской клике, пожинающих теперь «лавры» своей позорной дея¬
 тельности. Немалую роль в быстром разгроме Польши сыграло отсутствие эф¬
 фективной помощи со стороны Англии и Франции. Лондонские империа¬
 листы сулили Польше помощь целой воздушной армии из 1 500 самоле¬
 тов; они подстрекали самонадеянных панов на агрессию, рассчитывая
 вести войну с Германией польскими руками. Небезызвестный ген.
 Фуллер откровенно писал в американской прессе о том, какова была
 истинная цель пакта «о взаимопомощи» между Англией и Польшей,
 а также настоящая подоплека займа в 30 млн. фунтов стерлингов, обе¬
 щанного Варшаве воротилами Лондонского Сити. Цель эта, как цинично
 выражается Фуллер, заключается в том, чтобы «покупать союзников —
 фактически наемников, которые сражались бы за дело Англии». И вот, когда наступил час реализации английских обещаний, а удар
 Германии был нанесен гораздо сильнее, чем это предполагали поляки,
 английская помощь оказалась пустым звуком. Война превратилась в не¬
 равное единоборство. Польши с Германией. В польском разгроме сыграли свою роль и причины более мелкого,,
 оперативно-тактического порядка. Война показала, что польское коман¬
 дование обучало свою армию главным образом , наступательной тактике».
74 КОМБРИГ А. ДЕ-ЛАЗАРИ пренебрегая обороной. В то же время технические роды войск, в част¬
 ности мото^мехчасти, в польской армии были развиты слабо. У Польши
 были танковые соединения (всего около 600 танков), но они не играли
 такой роли, как в германской армии. Немецкие танки доказали, что пло¬
 хое состояние польских дорог не является препятствием для их массо¬
 вого использования. Благодаря взаимодействию между моторизованной
 пехотой, танковыми соединениями и боевой авиацией германцам уда¬
 лось почти во всех случаях осуществить тактическое окружение поль¬
 ских частей, как это было у Радома и Кутно. Это и привело в конце
 концов к уничтожению главных сил польской армии. При этом для так¬
 тического выполнения своего плана германское командование сформиро¬
 вало пять ударных армий, каждая из которых состояла из двух частей:
 первая «предназначалась для прорыва и не была 'многочисленной, но обла¬
 дала большой маневренной и огневой мощью, состоя из мото-мехсоеди-
 нений; вторая — для оккупации занятых территорий, численно была бо¬
 лее крупная и состояла из большого числа пехоты и артиллерии. Польско-германская война все же еще раз подтвердила, что основ¬
 ным ядром современной армии является пехота. Танки и самолеты сыг¬
 рали огромную роль в уничтожении противника, но без пехоты они не
 могли бы удержать большие пространства. Между тем удар по всей
 оперативной глубине польской обороны в сочетании с наступлением
 пехоты развивал тактические успехи германцев в оперативные. Операции в Польше цотребовали огромных усилий от всех родов
 войск, в особенности от пехоты. Средние темпы движения германских
 армий достигали 25—30 км в сутки, так как отступление поляков под
 ударами германских мото-<мехчастей превращалось в паническое бег¬
 ство. А перемещение всего фронта на такое расстояние означало необхо¬
 димость для отдельных частей войск и их тылов совершать суточные
 переходы до 50 км. В процессе преследования танки быстро уничтожали все вновь обра¬
 зующиеся очаги сопротивления поляков. С воздуха на тыловые пози¬
 ции и отступающие колонны обрушивалась авиация. Таким образом,
 благодаря техническому превосходству германцы не допустили опера¬
 тивного воспроизводства польской обороны. Оценивая в целом операции в Польше, германская печать делает
 такой вывод: в основу наступления германской армии была положена
 последовательность наступательных операций, т. е. беспрерывное нара¬
 щивание ударов с целью не дать противнику возможности укрепиться
 на импровизированных позициях и обеспечить себя более сильными сред¬
 ствами для обороны. Бесславный конец панской Польши, созданной Антантой в 1919 г.,
 явился вполне закономерным и исторически неизбежным. Причины рас¬
 пада Польши кроются как в самой сущности этого государства, так и
 в политике его подлинных хозяев и в первую очередь английской бур¬
 жуазии. Не будет преувеличением сказать, что разгром Польши является
 вместе с тем и серьезнейшим поражением Англии.
Проф. И. КОРОБКОВ ПАЛЬЦИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.)‘ лан третьей кампании -русской армии в Семилетней войне — кампа нии 1759 г. — был выработан Конференцией при непосредственном участии главнокомандующего Фермора, ген. Броуна и представителя
 австрийской главной квартиры ген. Тиллие. Конференция отчетливо
 сознавала, что этот план выгоден главным образом «для наших союз¬
 ников», но считала, что это поможет укрепить пошатнувшуюся дружбу
 'С Веной. 3 апреля 2 план был утвержден. Охрану Восточной Пруссии решено было возложить на русский
 корпус в составе 10 тыс. человек. Остальные силы русской армии, ко¬
 торые предполагалось довести до 90 тыс. человек, решили направить
 на соединение с австрийцами в районе между Глогау и Бреславлем для
 дальнейших совместных операций в Силезии. Мост через Вислу был готов 13 апреля, но армия не могла высту¬
 пить со своих зимних квартир, так как не была еще укомплектована.
 В поход могло выступить не более 60 тыс. солдат. Не были доставлены
 также припасы и снаряжение 3. В конце месяца главную квартиру перенесли в Мюнстервальде, а вой¬
 ска сконцентрировались у Мариенвердера. Армия состояла в это время
 из авангарда под начальством Мордвинова; первой дивизии, которой
 командовал старик Фролов-Багреев, так хорошо проявивший себя в дол¬
 жности временно-главнокомандующего во время-отъезда Ф.ермора про¬
 шлой зимой; второй дивизии (Вильбуа) и Обсервационного корпуса (Го¬
 лицына). Командование корпусом, оставленным для охранения Восточ¬
 ной Пруссии, Фермор поручил ненавистному ему Румянцеву. К 12 мая авангард русской армии двигался к Познани, а первая ди¬
 визия заняла Диршау. Прусский командующий Дона начал наступле¬
 ние к берегам Варты. К 23 мая первая дивизия, а также кавалерия
 Еропкина подходили уже к Шнейдемюле; за ними двигался Обсерва¬
 ционный корпус. В конце мая главные силы с полевой артиллерией за¬
 нимали Накель, авангард и Обсервационный корпус стояли в Позна¬
 ни, а кавалерия — в Усцы. Пруссаки отступили. Между тем, Конференция, получив материал секретного следствия
 в отношении главнокомандующего и убедившись в неготовности мате¬
 риальной части армии к походу, отправила Фермору приказание задер¬
 жать дальнейшее наступление. На другой день у него запросили объяс¬ 1 См. статью того же автора «Сражение при Гросс-Егерсдорфе в 1757 г.»; сВоен-
 ло-исторический журнал» № 2, 1939 г. — Ред. 2 Даты везде приводятся по новому стилю. 1 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 220—221, 232—234.
76 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ нений о причинах огромных расходов, произведенных на закупку про¬
 вианта в Пруссии в 1758—1759 гг., как будто «мы Пруссию получили
 к истощению нашей казны и к обогащению пруссаков». Затем Фермору запретили самостоятельно распоряжаться дальней-
 шими действиями армии и сообщили о назначении нового главнокоман¬
 дующего, генерал-аншефа . П. С. Салтыкова. Бывший главнокомандую¬
 щий должен был остаться служить под новым начальством. Еще до приезда Салтыкова пришли новые рескрипты с выговорами
 и запросами по поводу сношений Фермора с властями Данцига и Гло-
 гау; ближайшего соратника бывшего главнокомандующего — генерала
 Дица — сместили с должности, генерала Пальменбаха, так позорно
 осаждавшего Кольберг (в прошлую кампанию), еще раньше уволили
 в отставку без объяснения причин 4. Держать армию на занятых ею позициях впредь до прибытия но¬
 вого главнокомандующего было, однако, невозможно, тем более что
 противник показался со стороны Силезии. В связи с этим Фермсзру при¬
 казали усилить Познанский корпус. 14 июня был окончательно утверж¬
 ден план кампании. Через две недели приехал Салтыков и 30 июня при-
 нял армию 5. Новый главнокомандующий получил назначение по представлению
 Австрии. За все царствование Елизаветы Петровны он не играл значи¬
 тельной роли и в последнее время командовал украинской ландмили-
 цией. При дворе Салтыкова считали человеком ограниченным, но не
 сомневались в его честности. Он был скромен, горячо любил армию и
 был близок к солдатам, которые (встретили нового главнокомандующего
 очень дружественно. Он скоро завоевал их любовь и доверие. Более
 скептически относились к нему офицеры. Скромность Салтыкова была
 им непонятной, казалась даже комичной. «Привыкнувши к пышностям
 и великолепиям в командирах, чудно нам сие и удивительно казалось*
 и мы не понимали, как такому простенькому и по всему видимому ничего
 незначущему старичку можно было быть главным командиром столь-
 великой армии...» в. В Петербурге не очень верили в способности и знания Салтыкова.
 Ему было рекомендовано не решать сложных вопросов без предваритель¬
 ного согласования с Фермором, которого продолжали считать крупным
 военным специалистом. Салтыков принял инструкцию, но никогда не
 пользовался ею. Он был упрям и предпочитал обходиться не только без
 обсуждения с Фермором, но и без военных советов, созывая их лишь
 в случае действительной необходимости. Самостоятельно решая круп¬
 ные вопросы, Салтыков внимательно вдавался и в мелочи управления,
 сам контролировал доставляемые ему сведения. Он лично выезжал про¬
 верять посты и расположение передовых частей, непосредственно уча*
 ствовал в рекогносцировках7. Впервые за эту войну во главе войска оказался генерал, ничего не
 искавший при дворе, искренне преданный интересам родины и армии,,
 вполне способный самостоятельно руководить операциями. Но именно
 эта самостоятельность скоро привела его к столкновениям с Конферен¬
 цией, которая хотела иметь в лице главнокомандующего толькб испол¬
 нителя своих предписаний. С другой стороны, ясное понимание Салты¬
 ковым собственных целей и задач русской армии неизбежно вели его 4 Масловский Д. Русская армия в Семилетнюю войну, III, Приложения»
 стр. 268, 307—311; Архив Воронцова VI, стр. 355; Соловьев, История России, XXIV,
 ст. 1054—1055. 5 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 394. 6 Болотов. Жизнь и ■ приключения Андрея Болотова, описанные им самим для
 своих потомков. СПБ 1871—73 гг., т. I, стр. 873. 7 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 92 об.; 93, 94; д. № 1669, л. ЗЮ об. и лр.
ПАЛЪТПТР И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 77 к столкновению с австрийским главным командованием, желавшим под¬
 чинить деятельность русских своим целям, ничего не давая взамен. К весне 1759 г. 125 тыс. французов собирались двинуться на Прус¬
 сию с Рейна и Майна, 45 тыс. имперских войск стояло во Франконии;
 155 тыс. австрийцев под командой Дауна занимали Богемию; 16 тыс.
 шведов держались у Стральзунда. На Нижней Висле готовился к на¬
 ступлению русский корпус, насчитывавший 60 тыс. человек. Фридрих
 же располагал армией численностью около 220 тыс. человек 8. Но положение Фридриха, хотя и тяжелое, в начале кампании не
 было безнадежным. Успехи его зимних операций сильно расстроили
 продовольственную базу австрийцев и французов и дезориентировали
 их. Планы Фридриха были для них неясны, а собственные намерения
 неопределенны. Преимуществом Фридриха оставалось единство коман¬
 дования, дававшее возможность быстрых перегруппировок и полной
 координированности действий отдельных частей. Операции же союзников
 были несогласованы, а командование каждой из их армий часто ничего
 не знало о положении и операциях другой. Чрезвычайно вредное дейст¬
 вие на состояние армии оказывало взаимное недоверие правительств и
 полная зависимость командующих от запоздалых предписаний своих
 столиц. Существенное значение имела, конечно, и разница в организации
 я боевых качествах армий. «Сбродная», по выражению Архенгольца,
 армия шведов своими действиями только позорила шведское государ¬
 ство; имперское войско, наскоро собранное, скверно обученное, готово
 было бежать и сдаваться при всяком решительном ударе; могуществен¬
 ные когда-то французские войска, с их разложившимся офицерским
 составом, слабой дисциплиной и плохо организованным снабжением не
 могли рассчитывать на успех, если только не подавляли громадной чис¬
 ленностью. Предыдущая кампания показала, что и австрийская армия
 при равных условиях не могла конкурировать с прусской армией, кото¬
 рая пополнилась бесцеремонно завербованными рекрутами и насиль¬
 ственно включенными в ее состав военнопленными. Оставаясь преиму¬
 щественно армией наемников, она все же сохраняла великолепную,
 сравнительно с союзниками организацию, подвижность и гибкость. Она
 была хорошо обучена, скована железной дисциплиной, имела энергич¬
 ных генералов, привыкших к войне и изучивших ее в теории и на прак¬
 тике. Наконец, во главе ее стоял решительный полководец, неразборчи¬
 вый в средствах, изобретательный, смелый, хотя и несколько истерич¬
 ный. Широко поставленная система разведки и шпионажа позволяла ему
 всегда быть не только в курсе передвижений враждебных армий, но
 часто располагать сведениями о планах противника. Имея перевес над армиями союзников, войска Фридриха превосхо¬
 дили и русскую армию подготовкой солдат, способностью к маневриро¬
 ванию, организацией административной части и качествами командного
 состава, особенно высшего. Этого, однако, нельзя сказать в отношении
 боевых качеств солдат. Фридрих относился к русской армии пренебре¬
 жительно. Но когда он сам непосредственно познакомился с ней под
 Цорндорфом, то убедился в том, что именно русские солдаты представ¬
 ляют для него главную опасность. Отсюда его новые усиленные по¬
 пытки выключить Россию из войны. Это, однако, не удавалось. Надежды
 на смерть Елизаветы, желавшей сражаться до конца, оставались тщет¬
 ными. Турция, вопреки всем ожиданиям, упорно отказывалась от вме¬
 шательства. В предыдущие годы Фридрих только намеревался придерживаться
 стратегии обороны, фактически же брал инициативу в свои руки и вел 8 Леер. Обзсхр ©ойн России от Петра Великого до ндших дней, 1898, т. IV,
 кн. 2, стр. 198.
78 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ крупные наступательные операции. В кампанию 1759 г. он не только
 хотел, но и должен был -перейти к обороне, так как не мог рисковать
 потерей своей "армии. Это открыло бы противнику путь во внутренние
 области Пруссии. Он должен был действовать теперь с большой осто¬
 рожностью, отражать нападения, маневрировать и атаковать наступаю¬
 щего противника лишь в благоприятных для себя условиях. В данное
 время он прежде всего стремился не допустить соединения русских и
 австрийских воцск. * * * Оставив в Померании для наблюдения за шведами пятитысячный
 отряд, Фридрих в качестве первого заслона против русских выдвинул
 корпус Дона в составе 17—18 тыс. штыков и сабель, расположившийся
 сначала у Старгардта, а к середине июня передвинувшийся в Ланде-
 берг. Сюда же подошли еще 10 тыс. человек из армии принца Генриха
 под командой Гюльзена, а затем и ген. Воберснов, которого первона¬
 чально предполагали, по примеру прошлой зимы, отправить на диверсию
 в Познань. В общей сложности здесь было сосредоточено до 30 тыс.
 человек 9. Этот корпус имел перед собой русскую армию, разбросанную
 в трех различных пунктах по pp. Варте и Нетце, и мог рассчитывать на
 успех, атакуя ее по частям, как это и предписал Фридрих. Русские, со своей стороны, выделили самостоятельный отряд, кото¬
 рый должен был выяснить расположение и намерения концентрировав¬
 шихся прусских войск и предпринять диверсию в направлении к Поме¬
 рании. Вскоре поступили донесения от конфидентов о действительных
 планах Дона; рекогносцировки окончательно выяснили положение10.
 В связи с этим русские начали поспешно стягивать свои силы и к
 29 июня успели сосредоточить всю армию у Познани, тогда как казаки
 и гусары, расположенные по обоим берегам Варты, продолжали наблю¬
 дать за противником, который двинулся на Бирнбаум и 28 июня занял
 Пшев. План кампании получил окончательное утверждение только 14 июня.
 Главные силы армии направлялись к Каролату, однако переход на ле¬
 вый берег Одера должен был состояться лишь при наличии полной уве¬
 ренности в возможности соединения с австрийцами и организации ими
 довольствия русской армии. Если бы соединение у Каролата оказалось
 неудобным для австрийцев, допускалось (при соблюдении тех же усло¬
 вий) искать его у Кроссена или в другом месте вверх или вниз по
 Одеру. В обоих случаях союзные армии должны были встретиться
 18—19 июля. Одновременно предполагалось собрать контрибуции, испор¬
 тить канал у Франкфурта и попытаться произвести налет на Берлин. Не сумев напасть на русских до их сосредоточения, Дона повел
 свою армию к Ландсбергу и 31 июня занял Оборник, где, как он пола¬
 гал, русские сделают попытку его атаковать. Но Салтыков не собирался
 переходить в наступление, -и Дона, ограничившись операциями отдель¬
 ных мелких отрядов по берегам Варты, решил направиться к Познани.
 Между тем русские получили сообщение о новом усилении армии Дона
 и ожидавшемся прибытии Фридриха. В связи с этим Салтыков/приоста¬
 новив движение транспортов из Торна к Познани и приняв меры для
 охранения продовольственных баз в Восточной Пруссии, перевел свои
 войска на правый берег Варты перед Познанью. Вперед были выдви¬
 нуты сильные конные части, объединенные под командованием Тотле-
 бена. Они должны были нести разведывательную службу, охранять пути 9 Geschichte dee Siebenjahrigen Kriegee in einer Reihe von Vorlesungen mit
 Benutzung authentischer Quellen, bearbeitet von den Offiziereai des Grossen Gene-
 ruletabs, В. Ill, s. 51, 49. 10 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 270—278.
ПАЛЫЩГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 79 к Торну и держать п©д ударом коммуникации Дона с Ландсбергом.
 Была сделана попытка перерезать их силами казаков. 2 июля прусский
 отряд Воберснова показался у Мурованной-Гослины, но вскоре отсту¬
 пил. Одновременно части армии Дона появились на берегах Варты. Считая все это лишь демонстрацией, имеющей целью задержать
 действия русских, Салтыков решил сам атаковать неприятеля, а если тот
 уклонится от боя, то быстро итти на соединение с Дауном. 7 июля
 русская армия перешла Варту, оставив на другой стороне лишь неболь¬
 шой конный отряд. На следующий день она заняла Янковицы, намере¬
 ваясь двигаться прямо на лагерь Дона у Оборника. В тот же день пере¬
 довые конные часта столкнулись с неприятельской кавалерией, зашли
 к ней в тыл и принудили ее без боя отступить к Бейтену п. Вскоре было получено сообщение о переходе главных сил против¬
 ника через Варту и об их отступлении к Глогау. 11 июля Салтыков
 двинул свою армию по пятам Отходивших пруссаков. Казаки Красно-
 щекова перехватили пути сообщения противника с Ландсбергом и ли¬
 шили его подвоза продовольствия12. Вообще говоря, передовая лег¬
 кая кавалерия оказывалась очень полезной армии, и главнокомандующий
 счел необходимым довести ее численность до 10 тыс. человек. 15 июня Салтыков принял решение направиться на соединение
 с австрийцами, не считаясь с опасностью быть» отрезанным от Познани.
 В связи с этим он взял направление на Цюллихау с тем, чтобы дви¬
 гаться дальше в зависимости от обстоятельств к Кроссену или Каро-
 лату. К этому времени австрийская армия также выступила на соедине¬
 ние с русскими войсками. Движение австрийцев заставило Фридриха, находившегося в Ландес-
 гуте, отступить. К 10 июля он привел свои войска к Шмоттзейфену,
 несколько южнее .Левенберга. Здесь пруссаки заняли позиции, которые
 и сохраняли до 29 июля. Отсюда армия Фридриха угрожала одновре-.
 менно русским и австрийцам, имея возможность быстро подойти к пун¬
 кту, который они избрали бы для соединения. Король надеялся, впро¬
 чем, что Дона согласно его инструкции сумеет самостоятельно разде¬
 латься с русскими. Однако вскоре Фридрих получил сообщение о по¬
 зорном отступлении «прекрасной и подвижной армии» Дона 13. Не желая принимать на себя первый удар, Даун остановился на
 сильных позициях у Марклиссы. Отдельными отрядами он занял Ландес-
 гут и Фридеберг. Корпус ген. Гаддика был направлен к Бауцену для на¬
 блюдения за армией принца Генриха. Решив сохранить свои удобные по¬
 зиции, атаковать которые Фридриху не было смысла, Даун ничего не
 делал для того, чтобы облегчить соединение с русскими. Он сообщил
 Шпрингеру (русскому представителю при австрийской главной квар¬
 тире), что собирается направить KpYnHbie силы против принца Генриха
 в Бауцене, захватить Столпенский лагерь, произвести диверсии на Франк¬
 фурт и Берлин, а затем главными силами атаковать Фридриха 14. Но это
 были лишь планы, для реализации которых ничего не делалось. Между тем Салтыков перешел бранденбургскую границу. 20 июля
 русские передовые конные части заняли Цюллихау15. В .Познани оста¬
 лись лищь небольшие силы; прикрывать их должны были части, стояв¬
 шие на Висле, Поскольку намерение русских соединиться с австрийцами
 стало теперь очевидным, Дона оставил Мезериц и занял Швибус. Он
 имел настойчивое приказание короля во что бы то ни.стало воспрепят¬
 ствовать соединению армий союзников и разбить русских. Фридрих счи- 11 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 107—111; д. № 1670, л. 302—326, 329—330;,
 д. № 1670, л. 43—48, 57. 12 Там же, д. № 1669, л. 311—314. ,1Э Politische Korresponde,nz, В. XVIII, 2, я. 434. 14 Масловский. Русско-австрийский союз, JSfeN? 18—26, 55—68. 15 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 321—321 об.
so ПРОФ. Н. КОРОБКОВ тал это дело нелегким, но совершенно необходимым, так как русская
 ярмия парализовала его активность, заставляя держать наготове армию
 принца Генриха. Он надеялся теперь главным образом на медлитель¬
 ность и пассивность Дауна. «У меня в этом году двадцатифунтовые
 гири привешаны к ногам, — писал Фридрих своему брату, — но и Даун
 тащит на себе по крайней мере шестидесятифунтовую тяжесть. Это че¬
 ловек, которого святой дух медленно вдохновляет» 16. Выполняя поручение короля, Дона, прорвавшись через расположение
 конницы Тотлебена, форсированным маршем дошел до Цюллихау и за¬
 ставил находившуюся здесь незначительную группу войск отступить17.
 Он занимал теперь позиции, решительно препятствовавшие движению
 русских в сторону австрийской армии. Но Фридрих находил это недо¬
 статочным. Он остался недоволен нерешительностью своего генерала и
 отправил ему суровое письмо 18, приказав сдать командование ген. Ве-
 делю. Последний был облечен неограниченным доверием короля и по¬
 лучил права «римского диктатора». Король поручил Веделю разбить
 неприятеля решительной атакой. Позднее он прислал ему дополнитель¬
 ные указания, разрешавшие оставить русских «в покое» в случае, если
 они будут занимать слишком крепкие позиции. Салтыков был настроен менее решительно, но и он, со своей сто¬
 роны, не имел намерения0 уклоняться от боя, хотя и не считал его жела¬
 тельным. Лично участвуя в рекогносцировках, он знал, насколько
 крепки позиции Цюллихау, особенно с фронта. На случай же неудачи
 Салтыков не имел обеспеченного тыла со стороны Познани, так как там
 в районе Сагана появились значительные прусские силы. Переход через
 Одер вброд был невозможен. В то же время можно было ожидать
 дальнейшего усиления пруссаков и получения ими новых подкреплений. В этих условиях Салтыков решился предпринять обход прусского
 левого фланга и в ночь с 22 на 23 июля, не дожидаясь подкреплений
 Мордвинова, направил свои главные силы через Буков и Пальциг на_
 Кроссенскую дорогу. Этот маневр отрезал неприятеля от Кроссена,
 а в случае нерешительности противника, позволял вести операцию >на
 соединение с. Дауном. В Гольцене, где до того стояла русская армия,
 были оставлены все обозы под довольно слабым прикрытием. Армия,
 заночевав в деревне Буков, в 3 часа чутра продолжала движение к Паль-
 цигу 19. Ведель решил, что русские собираются атаковать его, и стал искать
 позицию, которая обеспечила бы ему отступление к Глогау в случае
 поражения. По марширующим русским колоннам был открыт артил¬
 лерийский огонь. Однако русские войска были недосягаемы. Опасаясь
 за целость оставшихся в Гольцеце обозов, Салтыков для усиления их
 прикрытия послал два мушкетерских полка Обсервационного корпуса,
 артиллерийскую бригаду и большую часть легкой конницы. Но в это
 время туда же подошли подкрепления Мордвинова, и Тотлебен со
 своей кавалерией отправился обратно. Около 12 часов дня, когда русские подходили к Пальцигу, Ведель
 бросил против них гусар под командой Малаховского, но те, попав под
 обстрел русской батареи в топкой, болотистой местности, вынуждены
 были отойти 20. Салтыков «столь скоро следовал к Цуллихау, что гр. Дона, кото¬
 рый по недостатку продовольствия отступил в Мезериц, не осмелился и ■ .1в Politische Korrespondenz, В. XVIII, S. 17, 305; Geschichte des Siebenjahrigen
 Krieges... des Gross-en Generalstabs, В. Ill, 58; Архив Воронцова, т. XXXVII, стр. 217
 и след. ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 92—92 об. 18 Politische Korrespondenz, В. XVIII, 2, S. 425. ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 321—324. «о ЦВИА, ф. ВУА, д. Ко 1760, л. 95—96.
ПАЛЬЦИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 81 здесь остановиться, опасаясь, чтобы неприятель не упредил его в Цул-
 лихау. Но едва не случилось сего: ибо прежде нежели мог он поста¬
 вить стан в окрестностях сего городка, передовое войско его должен¬
 ствовало выгнать из оного русский отряд. В тот же самый день, в ко- Бой под Пальцигом 23 июля 1759 г. Схема составлена на основе архивных источников. торый разбивал он лагерь, и гр. Салтыков учредил стан свой у Шмо-
 лена на берегу Фауль-Обры» 21. Русская армия заняла позиции, имея Пальциг в тылу своего цен¬
 тра. Фронт тянулся от дороги на Кроссен к пруду у Эйхмюле, на рас¬
 стоянии около 3 км. Местность перед фронтом русской позиции пересекалась болотистым
 ручьем и рекой Флосс, защищавшими правый фланг. Через реку и ру¬
 чей имелись две переправы. Левый фланг был слабо защищен и мог
 оказаться удобным для атаки крупными кавалерийскими силами, так как
 переправы у Шенборна и Никерна не были заняты русскими. 21 Рецов. Норые исторические записки о Семилетней войне, СПБ, 1813, И,
 стр. 96—97. Военно-историч. журнал № 1 в
82 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ Общая численность регулярных войск Салтыкова не превышала
 !33 тыс., а вместе с нерегулярными доходила до 40 тыс. штыков и са¬
 бель при 140 полевых и 46 полковых орудиях22. Ведель и Дона в это время имели в своем распоряжении 30 баталь¬
 онов пехоты и 67 эскадронов, т. е. 18 тыс. штыков и 9 380 сабель
 (всего 27 380 'человек). Убедившись в намерении русских выйти на «кроссенскую дорогу,
 Ведель решил немедленно атаковать их и двинул свою армию двумя ко¬
 лоннами: одну под начальством Каница к переправе у Эйхмюле и дру¬
 гую, под собственным командованием, к переправе Глоксен-Гейдемюле.
 Отряд ген. Воберснова составлял арьергард. Колонна Веделя появилась у Глоксена-Гейдемюле около трех часов
 дня и заставила русскую регулярную конницу отступить столь по¬
 спешно, что мосты остались неразрушенными. Под прикрытием артилле¬
 рийского огня пруссаки тотчас начали переправу, намереваясь атаковать
 противника прямо во фронт со стороны Глоксена, пройдя сквозь лесок.
 Четыре пехотных полка и три эскадрона под прикрытием бугров пошли
 в обход правого фланга. Колонна Каница одновременно с этим должна
 была атаковать левый русский фланг. Этот «план близко напомнил тот, которого ожидал Салтыков, бы¬
 стро перестроивший теперь свое левое крыло и выдвинувший сильную
 батарею для защиты подступов к дистанции между линиями. Несколько
 изменено было и положение конных полков на правом фланге, частью
 отодвинутых за пехотные прикрытия, частью введенных в пространство
 между линиями. Прусский отряд под командой ген. Мантейфеля, отправленный для
 нанесения фронтального удара, начал свои действия энергичной кано¬
 надой по первой линии правого фланга. Около четырех часов дня он
 перешел в атаку. Не сумев приблизиться к цели, отряд был отброшен
 ружейным и артиллерийским огнем. Ведель тотчас же выслал подкреп¬
 ление в составе пяти батальонов и приказал возобновить атаку. В ожи¬
 дании ее Салтыков усилил свое правое крыло двумя мушкетерскими
 полками, снятыми с левого фланга. Канонада продолжалась. Русская пехота стойко держалась под
 артиллерийским обстрелом. Потери быстро замещались из резерва. Новая
 атака была встречена столь жестоким огнем, что пруссаки опять вы¬
 нуждены были отступить. «Ведель упорствовал в возобновлении боя, и
 все бригады, одну за другой, выставил ,в жертву неприятельскому огню:
 гр. Салтыков искусно воспользовавшись сим составил большую линию;
 такихМ образом Прусские бригады были беспрерывно обходимы сею ли-
 ниею и разбиваемы по одиночке»23. В это время появились передовые части прусской колонны, двину¬
 той з обход правого фланга. Но Салтыков ждал ее появления; пруссаки
 и здесь были отброшены. Повторные попытки их остались безуспеш¬
 ными. Чугуевские казаки ударили во фланг продолжавшим подходить
 прусским частям, заставили их поспешно отступить и захватили одно
 орудие. Отряд Каница, который должен был действовать нрот'ив левого
 фланга, не явился во-время, так как Салтыков в самый последний момент
 приказал разрушить переправу у Никерна и поджечь деревню. К этому
 пункту была направлена только что вернувшаяся из Гольцена русская 22 Пехоты 26 полков 54 батальона Регулярной конницы . . . . 34 эскадроиа Нерегулярной: а) гусар ч . . 29 эскадронов б) казаков 8 полков около 40 сотен (Масловский, Русская армия, вып. III, сгр. 44). 23 Рецов. Новые исторические записки, II, стр. 104—105.
ПАЛЬЦИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 83 легкая конница Тотлебена, на которую и была возложена задача охра¬
 нения левого фланга. Около шести часов вечера на помощь Веделю прибыл отряд Воберс-
 нова. Вед ель, поручив Воберснову опять атаковать правое русское крыло,
 бросил Каница против левого фланга противника. Воберснов пустил
 в действие кавалерию. В полном порядке подойдя к крайнему правому
 флангу, она бросилась на неприятеля, прорвалась между двумя пехот¬
 ными полками, охватила их фланги, но попала под огонь батареи, на¬
 ходившейся между линиями. Русская конница тотчас атаковала прус¬
 саков с флангов и без выстрелов, действуя только холодным оружием,
 заставила их отступить в полном беспорядке. Противник пытался оста¬
 новить преследование, но не выдержал натиска и обратился в бегство
 по направлению на Цюллихау и далее к Цихерцигу, куда подошла и ко¬
 лонна Капица. Сражение кончилось около восьми часов» вечера. Преследование противника вела только легкая конница, гнавшаяся
 за ним до Одера. Далее пруссаки перешли на левый берег, потеряв при
 этом значительное число убитыми и пленными, и направились на Дин-
 дорф, Кюнау, Грюнберг. Победители остались отдыхать на своих пози¬
 циях 24. Русские потеряли в этом сражении около 900 человек убитыми и 3 904 ранеными. Прусская армия — не менее 4 220 убитыми25, более
 1 200 ранеными и около 1 500 пропавшими без вести; в плен было взято
 около 1 200 пруссаков. Таким образом, их потери превышали русские
 не меньше чем на 3 тыс. человек. Погиб и командовавший атакой ген.
 Воберснов. В своей реляции о сражении Салтыков подчеркивал, что (победа под
 Пальцигом явилась результатом доблести и стойкости солдат. Вместе
 с тем он особо оттенил удивительно человечное отношение русских сол¬
 дат к побежденным 2С. Свидетельства других очевидцев вполне подтвер¬
 ждают это. В битве под Цорндорфом Фридрих «приказал не щадить ни
 одного русского». После боя раненых русских солдат пруссаки сбра¬
 сывали в ямы и зарывали вместе с убитыми. Отношение русских к прус¬
 сакам было иным. «Многие наши легко раненые неприятельских тяжело
 раненых на себе из опасности выносили; солдаты наши своим хлебом и
 водою, в коей сами великую нужду тогда имели, их снабжали» 27. Русские солдаты в битве при Палъциге показали свои прекрасные
 качества; но на этот раз должна быть отмечена достойная деятельность
 и главнокомандующего Салтыкова. Можно было бы упрекнуть его
 в том, что он не атаковал Дона еще до того, как тот отошел к Мезе-
 рицу. Но этого нельзя требовать от человека, только что всту¬
 пившего в командование. Наступление велось достаточно интенсивно и
 решительно, а обход сил ген. Веделя под Цюллихау был произведен
 безукоризненно. Правда, во время марша армия была прикрыта только
 легкой конницей; но это был обычный прием того времени. Однако
 вместе с тем следует отметить, что Салтыков не организовал хорошей 24 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1638, л. 6—7; д. № 1670, л. 96—98 об.; д. № 1669,
 л. 324—325 об. 25 По «краткому маршруту» и по донесению Салтыкова, это—циф(ра погребен¬
 ных русскими «неприятельских тел» (ЦВИА, ф. ВУА; д. № 1670, л. 99 об., также
 Масловский, вып. II, стр. 57 и примечание 126 к главе I). Вопреки сведениям, пред¬
 ставленным в ОезсЫсЬЪе с1ез 81еЪеп,)й1т^еп Кпе^ез... (1ез Огоззеп Ое'пега1з1аЬз, где
 прусские потери убитыми показаны: 1 379 нижних чинов и 49 офицеров, Фридрих II
 признает в своей истории Семилетней войны, что «Ведель потерял в этот день от 4 до 5 тыс. человек». 26 Журнал о военных действиях Российской Императорской Армии собран из
 Санкт-Петербургских ведомостей, ч. II, стр. 37—49. 27 Русский Архив, 1888 г., № 5, стр. 79; Сборник Русского Исторического Обще¬
 ства, т. X, стр. 489—490. 6*
ПРОФ. Н. КОРОБКОВ разведки у Кроссена, откуда во время сражения могли подойти прус¬
 ские подкрепления. Не были защищены переправы у Шенборна и Ни-
 керна, а также у Глоксена и Гейдемюле. Он ,не занял также лес перед
 русской позицией, что помогло пруссакам атаковать ее. Но в общем
 расположение русских войск на позициях было весьма удачным и
 вполне отвечало требованиям обстановки. Избранный Салтыковым бое¬
 вой порядок соответствовал местности и обстановке. Все роды войск
 <>ыли использованы им правильно. Во время движения к Пальциту чрезвычайно «полезной оказалась
 легкая конница. Однако Тотлебен во время флангового марша не сумел
 обеспечить достаточное наблюдение за пруссаками. Это дало возмож¬
 ность Дона прорваться через расположение конницы и занять Цюллихау.
 Неудовлетворительно было проведено и преследование бежавшего от
 Пальцига неприятеля. Состояние, в котором находилась армия Веделя,
 позволяло Тотлебену, хотя бы даже при посредстве только легкой ка¬
 валерии, нанести противнику весьма большой урон; но в преследовании
 участвовала только небольшая часть конницы при четырех единорогах.
 Полную безынициативность проявили также начальники стоявших
 в Гольцене отрядов — Фаст и Мордвинов. Они оставались пассивными
 во время сражения, тогда как наступление части их сил к Цюллихау
 могло бы иметь в это время решающее значение. Гораздо больше ошибок допустило прусское командование. Пра¬
 вильно предприняв движение из Мезерица на Оборник, Дона не сумел
 тогда же воспользоваться разрозненностью русских войск и разбить их
 по частям. Позиции у Цюллихау были выбраны пруссаками неудачно,
 а возможность неожиданной атаки на Гольцен упущена. Неудовлетво¬
 рительно действовала прусская легкая конница. Пруссаки показали пол¬
 ную неосведомленность об особенностях местности. С обычной своей самоуверенностью Фридрих ждал извещения о
 победе. Узнав о поражении, он, по словам де-Катта, приказал пока «не
 разглашать печальную новость. Если первоначально короф считал
 Веделя образцом решительности и храбрости, то после Пальцйга он на¬
 ходил поведение своего недавнего любимца нелепым до крайности.
 Наедине он жаловался Катту на тяжелое, почти безвыходное положение,
 создавшееся для него, и проклинал своих неудачливых генералов. Армию Веделя надо было спасти, и это казалось Фридриху делом
 достаточно трудным. Получив первые вести о поражении, нанесенном
 французам при Миндене, он в письме к брату отметил, что «северные
 медведи’не французы и артиллерия Салтыкова в сто раз выше артилле¬
 рии Контада» 28. Русские составляли главную его заботу; австрийцы бес¬
 покоили гораздо меньше29. Сражение при Пальциге резко ухудшило положение Фридриха. Сал¬
 тыков получил возможность соединиться с австрийцами и начать на¬
 ступление на внутренние области королевства, в сторону Франкфурта и
 Берлина. «Осужденный в чистилище не в худшем положении, не¬
 жели я, — писал 10 августа Фридрих Генриху. — Мы нищие, у которых
 все отнято; у нас ничего не осталось, кроме чести; и я сделаю все воз¬
 можное, чтобы спасти ее» 30. * * * Приведя в порядок разбитую под Пальцигом армию, Ведель репы л
 сделать еще одну попытку загородить путь русским и вернуться к Крос-
 сену. 25 июля его передовые части под командой Малаховского заняли
 город, но подоспевший русский отряд выбил их оттуда и захватил все 28 Politische Korrespondenz, В. XVIII, s. 471. 29 Т а м ж е, s. 440; 30 Т а м же, s. 481.
ПАЛЬЦИГ И КУНЕРСДОРФ (1739 г.) 85 продовольственные запасы. При преследовании противника, бросивше¬
 гося обратно, казаки взяли пленных и две пушки. Через три дня <в Крсс-
 сен вступили главные русские силы. Едва руоские расположились в Кроссене, как на другом берегу
 Одера показалась армия Веделя. Салтыков тотчас приказал Обсерваци¬
 онному корпусу и легкой кавалерии переправиться через реку и атако¬
 вать пруссаков; но те, не приняв боя, отошли к Глогау. Для наблюдения
 за отходившими войсками была оставлена кавалерия, а Обсервацион¬
 ный корпус вернулся к армии. В то же время Салтыков выделил силь¬
 ный отряд из всех родов оружия и отправил его на Франкфурт с при¬
 казанием занять этот город и укрепиться в нем 31. От австрийцев все еще не было никаких сведений. Наконец, выс¬
 ланные из Кроссена разъезды наткнулись на командированного Лаудо-
 ном офицера, сообщившего о том, что на соединение с русскими деи-
 гается двадцатитысячный корпус австрийцев. Салтыков через того же
 курьера предложил Лаудону вести корпус на Франкфурт, куда он ре¬
 шил двинуться и сам, для того чтобы не допустить соединения армий
 Фридриха и принца Генриха. Вслед за этим Салтыков намеревался пе¬
 рейти в наступление на Берлин 32. 1 августа Салтыков выступил по направлению к Франкфурту.
 В пути главнокомандующий полупил письмо австрийского ген. Гаддика,
 который /просил подготовить ему переправу у Фюрстенвальда, что и
 было выполнено 33. Когда руоские войска дошли до Яуе/ра, в главную
 квартиру явился ген. Лаудон, сообщивший, что им получено достовер¬
 ное известие о движении главных сил Фридриха против Дауна.
 В связи с этим Гаддик должен был вернуться к австрийской главной ар¬
 мии, а сам Лаудон не находил возможным оперировать не только на
 Берлин, но и на Франкфурт. Вместо этого он требовал выделить 30 тыс.
 русской пехоты в помощь Дауну, который считал, что решающие опера¬
 ции должны развернуться в районе рр. Бобера и Квейсы. Салтыков отклонил требования Лаудона и передал ему полученное
 донесение о том, что Франкфурт уже занят сильным русским отрядом
 ПО/Ч начальством ген. Вильбуа. В ответ на это Лаудон заявил, что но
 дополнительным инструкциям Дауна он должен, в случае занятия
 Франкфурта, взять с города миллион талеров контрибуции и распреде¬
 лить ее пополам между русской и австрийской армиями. Кроме того,
 он предъявил требование об организации продовольствия австрийского
 отряда, что шло в разрез с ранее принятым решением. Через несколько дней выяснилось, что в то время, как Лаудон пы¬
 тался отклонить Салтыкова от движения на Франкфурт, его собствен¬
 ный корпус двигался к этому городу форсированным маршем 34. Но авст¬
 рийцы опоздали. Русские подошли к Франкфурту 31 июля. Переправы
 к городу были заранее разрушены неприятелем. После отказа города
 сдаться начали бомбардировку. Магистрат тотчас решил капитулиро¬
 вать и сообщил, что гарнизон еще ночью покинул город. Угрожая во¬
 зобновлением бомбардировки, Вильбуа потребовал немедленной доставки
 материала для восстановления мостов и в тот же день вступил в город
 Высланные кавалерийские отряды нагнали отступавший к Кюстрину гар¬
 низон Франкфурта и после легкой стычки захватили его в плен вместе
 с обозом и запасами оружия. На другой день после занятия Франкфурта русскими к городу по¬
 дошел корпус Лаудона и расположился лагерем на левом берегу Одера.
 Претензии австрийцев на получение половины контрибуции и продоволь¬ “ ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 98 об.; д. № 1669, л. 326—330. 32 Журнал о военных действиях русской армии... II, стр. 49—50; Масловский.
 Руоско-австрийский союз, №№ 55, 56. 33 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 104—105. 34 Масловский. Русская армия в Семилегнюю войну, зып. III, стр. 90—91.
86 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ ствия были отклонены ген. Вильбуа. Как впоследствии жаловался Лау-
 дон, русские даже не пустили австрийцев в город 35. 3 августа подошли
 главные русские силы. Главнокомандующий распорядился выстроить
 второй мост через Одер и 4 августа сделал смотр австрийцам; в отряде
 было 18 523 человека при 48 орудиях36. Салтыков хотел перевести их-на
 правый берег для соединения с русскими, но Лаудон возражал против
 этого <и на основании (плана австрийского главнокомандующего Дауна
 предлагал отступить к Кроссену и далее на соединение с австрийской
 армией. Поскольку материальная часть русской армии пришла в расстрой¬
 ство после сражения и последующих переходов, Лаудон находил воз¬
 можным оставить в Франкфурте большую часть обоза под охраной де¬
 сятитысячного русского отряда. Соединение армий имело целью общие
 наступательные действия; снабжение русских Даун принимал на себя. План этот, не говоря уже о том, что он не соответствовал непо¬
 средственно русским интересам, был трудно осуществим. Операционная
 линия оказывалась растянутой от Нижней Вислы до Силезии и недоста¬
 точно прикрытой. Чрезвычайно затруднено было продовольственное
 снабжение войск. Кроме того, Восточная Пруссия оставалась почти без¬
 защитной на длительный промежуток времени, так как Даун требовал,
 чтобы русская армия осталась в Силезии на зиму. Несмотря на то, что директивы Конференции «предписывали главно¬
 командующему согласовывать свои действия с указаниями Дауна,
 а операции в Силезии предусматривались планом, Салтыков отклонил
 австрийские требования. Он предложил Лаудону перейти на правый бе¬
 рег Одера и соединиться с русскими. Предпринять немедленное наступ¬
 ление на Берлин оказывалось, однако, невозможным вследствие расстрой¬
 ства материальной части, недостатка артиллерийских припасов, от¬
 сутствия фуража и упряжных лошадей. Салтыков решил поэтому огра¬
 ничиться только набегом на Берлин, во время которого следовало до¬
 быть для армии возможно большее количество лошадей. Начальником
 экспедиции он хотел назначить Румянцева. Но и это 'мероприятие задер¬
 живалось, так как в русскую главную квартиру поступило официальное
 требование Дауна итти на соединение с австрийской армией у р. Бобера. Между тем под Берлином появились войска Фридриха, обеспокоен¬
 ного за свою столицу. Вследствие ошибки ген. Гаддика, упустившего
 случай атаковать армию принца Генриха, силы короля значительно воз¬
 росли, 30 июля он прибыл в Саган с 10 тыс. отборных войск и кава¬
 лерией Зейдлица. Соединение с армией Генриха дало ему еще 14 ба¬
 тальонов и 25 эскадронов. 31 июля король вступил в Христианштадт,
 на следующий день — в Зоммерфельд и 2 августа — в Мерцдорф. По
 пути он 'захватил обозы ген. Гаддика, 600 ящиков провианта hi взял
 в плен Вюрцбургский полк. В Мерцдорфе Фридрих узнал о вступлении
 русских во Франкфурт и сообщил Генриху, командовавшему в это время
 армией, оставшейся у Шмоттзейфена, что он собирает силы для того,
 чтобы напасть на русских и сразиться с ними «Pro aris et focis» 37. На
 следующий день Фридрих вступил в Бесков. «Вот уже шесть ночей, как
 я не закрывал глаз», — писал он своему министру Финкенштейну38.
 4 августа он занял Мюльрозе, где к нему присоединилась армия Веделя.
 Сюда же подошли 10 тыа войск ген. Финка. Австрийцы, вопреки принятым условиям, продолжали спокойно оста¬
 ваться на месте, предоставляя русским, подкрепленным лишь корпу¬
 сом Лаудона, честь отражения полновесного удара армии Фридриха. 35 Politische Korrespondenz, В. XVIII, s. 481. 36 Русско-австрийский союз, № 59; Журнал о военных действиях II, стр. 61. 37 Politische Korrespondenz, В. XVIII, 2, s. 469. Pro aris et focis — за святилища
 и очаги. 58 Politische Korrespondenz, В. XVIII, 2, s. 470.
ПАЛЪДИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 87 С точки зрения австрийцев это было выгодно, так как поражение рус¬
 ских неизбежно сопровождалось бы огромными потерями и в прусской
 армии; после этого можно было начать наступление и одержать победу,
 которая обеспечила бы все претензии Австрии. Для Салтыкова складывалась чрезвычайно сложная обстановка.
 План диверсии на Берлин отпал. Нельзя было надеяться и на помощь
 главных сил австрийской армии. Вопреки своему обычному стремлению
 единолично решать все вопросы, Салтыков созвал военный совет. Было
 постановлено согласиться с австрийскими требованиями и отступить
 к Кроссену, -где и ждать дальнейших распоряжений Конференции.
 Между тем многочисленные разъезды, на службу которых Салтыков об¬
 ращал особое внимание, обнаружили появление пруссаков у Мюльрозе
 и в направлении на Лебус. 10 августа были получены сведения
 о переходе армии Фридриха через Одер. Стало ясным, что король наме¬
 ревается атаковать русских. Салтыков решил принять бой на занятых им ранее высотах у д. Ку¬
 нерсдорф (близ Франкфурта) и стал укреплять их. Обоз, приготовлен¬
 ный к отступлению на Кроссен, переправили через Одер к Шетнау, где
 из него сформировали два вагенбурга: русский и австрийский, под при¬
 крытием двух пехотных полков. Войска из Франкфурта были выведены
 и в нем осталось лишь 260 солдат п&д командой шести офицеров39.
 Легкую кавалерию выслали к предполагаемому месту сосредоточения
 прусской армии для производства рекогносцировок и чтобы препятство¬
 вать продвижению неприятеля. Фридрих перешел через Одер в 5 км ниже Франкфурта. Переправа
 была произведена частью на понтонах у Гёритца, частью вброд у Ле-
 буса, на учасже, защищенном прибрежными высотами. Это было самое
 удобное место для переправы через Одер, и Салтыков сделал очевид¬
 ную ошибку, не приняв мер для обороны этого участка. Русские войска занимали несколько возвышенностей у предместья
 Франкфурта, расположенных с запада на восток от правого берега
 Одера. Наиболее значительные из занятых русскими холмов был нахо¬
 дящийся на юго-западе Юденберг. За ним, отделенный оврагом, получив¬
 шим позднее название Лаудонсгрунда, лежал Гросс-Шпицберг. Северо-
 восточнее, за оврагом Кугрундом, находилась возвышенность Мюльберг.
 Из соседних высот надо отметить Клейн-Шпицберг, доминировавший
 над д. Кунерсдорф, и возвышенность правого берега ручья Хюнерфлиса.
 Отсюда шла дорога к Одеру. Другая важная дорога направлялась через
 Г еритц на Франкфурт; ещё одна тянулась из Франкфурта, огибая с юга
 Юденберг, и шла на Кроссен 40. Все возвышенности имели крутые склоны в сторону реки и более
 мягкие, переходящие в холмистую равнину, обратные скаты. К югу от
 этой цепи холмов лежала д. Кунерсдорф и обширный Франкфуртский лес,
 доходивший почти до Одера. С востока и северо-востока протекал бо¬
 лотистый Хюнерфлис. Он впадал в Одер близ Гёритца. Западную гра¬
 ницу составляли болота вдоль Одера. В общем топография местности, которую приходилось защищать
 русским, в известной мере напоминала Цорндорф41. Как тогда фланг
 русской армии отходил от Кюстрина, так теперь он простирался
 к Франкфурту. Те же перерезанные труднопроходимыми оврагами вы¬
 соты разделяли армию на части и затрудняли связь между ними. Даже
 ориентация линии позиции по странам света была похожа. Но занятый
 здесь участок был значительно обширнее, достигая по фронту 6 тыс.
 шагов. Крутизна обратных скатав высот была незначительна, и это 39 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 107 об—108 об., 113; д № 1669, л. 336—
 338, 341 об., 342. 40 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 104—104 об., 109, 110, 111. 41 Решающее сражение кампании 1758 г.
88 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ составляло существенный недостаток позиции, ибо не исключало
 возможность кавалерийской атаки даже обоих более крупных хол¬
 мов. Недостатком позиции являлось также отсутствие путей для от¬
 ступления на Познань. Путь на Кроссен, хотя и оставался открытым, но
 тянулся вдоЛь фронта и, следовательно, находился под ударом. В осталь¬
 ном позиция казалась чрезвычайно выгодной. Фронт ее прикрывал
 Одер и прилегающие болота. Левый фланг прикрывался корпусом ген.
 Гаддика, который стоял в семи милях от Франкфурта. Обход правого
 фланга от Гёритца тоже казался рискованным. Высота Юденберг пред¬
 ставляла собой и стратегический и тактический ключ позиции. Поэтому
 Салтыков сильно укрепил этот пункт. Переход Фридриха у Гёритца решительно изменил положение рус¬
 ских. Фронт позиции с его естественными преградами становился тылом
 и делал отступление .поч(ти невозможным, а гораздо более слабый тыл
 становился фронтом. Чтобы избегнуть этого, можно было двинуться
 к Хюнерфлису и атаковать неприятеля. Но последний имел возможность
 занять оставленные Кунерсдорфские высоты; в случае неудачи это так¬
 же отрезало русским всякие пути отступления. Можно было немедленно
 отойти к Кроссену или Познани, но при этом Фридрих мог атаковать
 войска на марше. Салтыков приказал войскам повернуть фронт и стал заново укреп¬
 лять позицию, главным образом свой бывший левый, а теперь правый
 фланг (Юденберг) и центр (Шпицберг). На первой из этих высот рус¬
 ские поставили пять сильных батарей, которые держали под обстрелом
 полосу у Кунерсдорфа, выходы из Франкфуртского леса и подступы
 к (мосту через Одер выше Франкфурта, который связывал позицию рус¬
 ских с вагенбургом у Шетнау. Редут и окопы, прикрывавшие самый
 мост, были Заняты австрийскими кроатами. На случай отступления
 у Франкфуртского предместья построили четыре моста, также находив¬
 шиеся в зоне артиллерийского огня. Сильная батарея Шпицберга обстре¬
 ливала переправу у Кунерсдорфа и участок к югу от нее. Две самые
 мощные батареи как у этой возвышенности, так и у Юденберга высту¬
 пали вперед и были защищены насыпями правильного бастионного очер¬
 тания. Между ними тянулись окопы. Укрепления Мюльберга были сла¬
 бее. Бго 'четыре батареи защищали подступы со стороны Треттинских
 высот и были также соединены между собою окопами. Решающая высота позиции — Юденберг — была занята дивизией
 Фермера и корпусом Лаудона, причем первую линию составляли восемь
 русских полков. Два полка прикрывали главную батарею и два, распо¬
 ложенных под прямым углом, обороняли фланг. Крайний правый фланг
 защищали четыре полка, державшие под своим огнем также подступы
 к мостам у Франкфурта и подступы к Юденбергу с тыла: Во второй
 линии стояли 8 полков: два русских и шесть австрийских. В Лаудонс-
 грунде размещались австрийские гренадерские роты. Русская кавалерия
 располагалась за возвышенностями правого фланга и центра, а австрий¬
 ская дальше, по направлению к Франкфурту. Центр на Шпицберге занимали 17 полков русской пехоты под
 командой Румянцева и Вильбуа. В первой линии 5 полков защищали кур¬
 тину между бастионами, а 3 полка, расположенные фронтом к Кунер-
 сдорфу, прикрывали главную батарею, 9 полков составляли вторую
 линию. Левый фланг, располагавшийся на наиболее слабой возвышен¬
 ности Мюльберга, защищали лишь 5 полков Обсервационного корпуса
 под командой Голицына. В каждой линии стояло по 2 полка. Грена¬
 дерский полк защищал дистанцию между линиями со стороны Хюнер-
 флиса 42. В общем под командой Салтккова находилось: русских — 68 ба¬ 42 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 339—340.
ПАЛЫЩГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) тальонов, 36 эскадронов (всего около 41 тыс. штыков и сабель); уг
 200 орудий; австрийских—18 батальонов (18 500 штыков), 35 эскадро¬
 нов и 48 орудий. Армия Фридриха состояла из 48 тыс. человек 43. В ее авангарде дви¬
 гались восемь батальонов; в первой линии под личной командой короля
 шли 22 батальона, во второй— 15 батальонов; резерв состоял из восьми
 батальонов. Кавалерия делилась на четыое дивизиона ^од командой Бой под Кунерсдорфом 12 августа 1759 г. Схема составлена на основе архивных источников. принца Вюртембергского, Зейдлица, Платена и Шорлемера. Относясь
 с недоверием к армии Веделя, король расформировал ее по остальным
 частям. Успешно осуществив фланговый обход противника, король ожи¬
 дал отступления 'союзников к Реппену для обеспечения сообщений
 с Познанью. Но убедившись в том, что Салтыков «не собирается отойти
 и укрепляет .позиции, Фридрих решил атаковать русских. По плану Фридриха, утром 12 августа отряды Финка и Шорлемера,.
 заняв Треттинские высоты, должны были угрожать ударом русскому ле¬
 вому флангу, демонстрируя намерение перейти в атаку. Между тем
 главным силам -под личным предводительством короля, предстояло обру¬
 шиться на тот же фланг со стороны Клейн-Шпицберга, после чего Финк
 и Шорлемер должны были также перейти в наступление. 43 Немецкие историки приводят другие цифры: Козер без достаточных оснований
 исчисляет русско-австрийские силы в 68—69 тыс. человек, а по данным Генераль¬
 ного штаба их численность поднимается до 75 тыс. Прусские войска по Козеру на¬
 считывали 49—53 тыс. человек; Дельбрюк более правильно оценивает их цифрой
 в 50 тыс.
90 ПРОФ. Н. КОРОБКОВ В 2. 30 утра кавалерия Зейдлица, а за ней две линии пехоты были
 двинуты для переправы через Хюнерфлис. Русские тотчас заметили на¬
 чавшееся наступление, и их легкая кавалерия, разрушив мост между озе¬
 рами южнее Кунерсдорфа, отступила, присоединившись к частям, распо¬
 ложенным за Юденбергом. Русская армия была приведена в боевую го¬
 товность. Между тем пруссаки, перейдя Хюнерфлис, начали производить
 усиленные рекогносцировки, по которым нельзя было определить направ¬
 ление предстоящей атаки. Фридрих «не знал тамошняго местоположения;
 что там находятся большие пруды, он также не знал, но они задержали
 его на марше; следовало идти в обход, войска устали и самое нужное
 время было упущено» 44. Только к двенадцати часам дня стало ясно, что атака готовится
 «против левого фланга. Именно здесь и ожидал ее Салтыков. Такая
 ата.ка казалась ему менее опасной, так как состояние левого фланга при
 особенностях занятой позиции не могло оказать решающего влиянья из
 исход боя. Желая затруднить наступление противника, он одновременно
 с разрушением моста между озерами за Кунерсдорфом приказал сжечь
 и самую деревню. Озабоченный защитой центра, Салтыков вызвал с пра¬
 вого фланга два австрийских полка и гренадерские роты. Иное назна¬
 чение получила и кавалерия. Ее разместили теперь частью у Кугрунда,
 частью в Лаудонсгрунде. Австрийские гусары были поставлены между
 первой и второй линиями на Юденберге и за второй линией на Шцип-
 берге. Легкая конница и «сборные» эскадроны регулярной кавалерии
 были размещены за крайним правым флангом; восточнее у Ротесфорверка
 остался резерв, состоявший из одного русского и двух австрийских гу¬
 сарских полков. Между тем около 9 часов утра прусская артиллерия с Треттин-
 ской высоты открыла огонь., по Мюльбергу. Вскоре обстрел начался
 также с Клейн-Шпицберга и с позиции южнее Кунерсдорфа. Русские
 энергично отвечали. В 11 часов на берегу Хюнерфлиса близ Клейн-Шпиц¬
 берга появились выстроенные в боевой порядок крупные прусские силы
 с конницей на левом фланге. Почти одновременно по другому берегу
 речки от Бишофсзее и Треттин стали наступать большие отряды. За¬
 тем началась косая атака левого фланга45. При этом выяснилось пол¬
 ное несовершенство устройства и расположения окопов Мюльберга, не
 приспособленных к условиям местности. Как рассказывает Болотов, русские имели возможность поражать
 неприятеля «кучами, покуда сходили они и спускались в дол, но как
 спустились они вниз, то стрельба из наших пушек сделалась недействи¬
 тельна... При выходе из лога на гору хотя и встречены они были кар-
 течами из пушек и мелким ружьем из ретраншемента, но время было
 уже слишком коротко, и бросившиеся с великой яростию на наших
 пруссаки не допустили наших причинить им дальней вред»46. Начав
 атаку с фланга, а потом и с фронта, пруссаки сбили гренадерский полк, 44 Архенгольц. История Семилетней войну в Германии с 1756—1763 гг., Москва,
 1841 г., стр. 175. 45 При линейном построении только кавалерия, располагавшаяся на флангах, имела возможность более или менее свободно маневрировать во время боя; пехота же,
 выстроенная в две непрерывные линии, была скована необходимостью как на месте,
 так и при движении сохранять равнение. Фридрих, однако, применил такое распределение сил, которое позволяло увели¬
 чивать численность солдат в атакующей части фронта. По существу это было возоб¬
 новление знаменитого приема Эпаминонда с охватом фланга неприятеля и сохране¬
 нием позади своих сил. Этот способ давал возможность нападающему перегруппиро¬
 ваться в нужном направлении и создать превосходство в точке удара. Разгромив
 фланг своей «косой» усиленной фланговой атакой, опрокинув его в направлении к
 центру, Фридрих атаковывал последний одновременно с фланга и с фронта, причем
 в действие вводились части, остававшиеся ранее позади. Однако и при «косой» атаке
 непрерывность боевой линии оставалась обязательным условием «огс1ге с!е ЪаЪаШе»,
 XVIII в. 48 Болотов, т. I, ст. 916.
ПАЛЬДИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 91 ^прикрывавший дистанцию между линиями, и обратили его в бегство. Два
 других полка быстро перестроились перпендикулярно к прежней позиции
 и некоторое время сопротивлялись, но их засыпали картечью, и они бес¬
 порядочно отступали вслед за гренадерами. Очень быстро пруссаки овладели всей артиллерией; последние два
 полка Обсервационного корпуса тоже бежали. Эта победа много дала Фридриху. Из сражения выбывало 15 ба¬
 тальонов и 42 орудия; прусские войска 'были воодушевлены успехом;
 артиллерия получила возможность взять под обстрел русских, сгрудив¬
 шихся на узком пространстве обеих высот, в то время когда им при¬
 ходилось перестраиваться для борьбы на два фронта: против Клейн-
 Шпицберга и Мюльберга. < Желая затруднить противнику отступление и лишить его возмож¬
 ности воспользоваться мостами к Франкфурту, Фридрих послал специ¬
 альный отряд, который по левому берегу Одера подошел к городу, за¬
 нял его и взял в плен оставшееся здесь слабое русское охранение. Пе¬
 хотная бригада, прикрывавшая вагенбурги у Шетнау, завязала с против¬
 ником перестрелку, но не пыталась атаковать его, так как обоз остался
 бы беззащитным. Во время сражения к Фридриху прибыл курьер от принца Генриха,
 сообщивший подробности победы, одержанной над французами при Мин-
 дене, и король в ответ на это послал сообщение о своей победе над
 русскими. Сражение, конечно, еще не было окончательно выиграно, не
 Фридрих был уверен, чю русские, понеся большой урон, потеряв много
 артиллерии, если только им будет предоставлена возможность, постара¬
 ются отступить ближайшей ночью. Фридрих не хотел довольствоваться полупобедой; ему необходимо
 было совершить то, что не удалось сделать при Цорндорфе, — разбить
 .и, если удастся, вовсе уничтожить русскую армию. Тогда, освобожден¬
 ный от постоянной угрозы, связывавшей ему руки, он мог напасть на
 австрийцев и разгромить их. Когда пруссаки заканчивали уничтожение русского левого фланга,
 Салтыков для защиты центра перестроил фронт своих крайних полков
 со стороны Мюльберга и, подкрепив австрийскими гренадерами, двинул
 И1х к Мюльбергу. Но было уже поздно. Последние полки Обсервацион¬
 ного «корпуса бежали, и части, предназначенные для их поддержки,
 ■могли произвести лишь контратаку Мюльберга. Она потерпела неудачу,
 но задержала дальнейшее прусское наступление и опа-сла батарею Грос с-
 Шпицберга, захват которой имел бы решающее значение для судьбы
 центра. Русские отошли к Гросс-Шпицбергу, а часть их была оттеснена по
 Кугру-нду и Кунерсдорфу. Поддержанные австрийскими полками, они
 оказали здесь самое упорное сопротивление. Заняв одну из высот на правом берегу Хюнерфлиса, пруссаки взяли
 под обстрел остатки шуваловского корпуса, которые, смешавшись с кон-
 но-гренадерами, остановились на болоте к западу от Мюльберга. Быть
 может, их бегство сюда и указало Фридриху на возможность атаки со
 стороны Одера в обхват Кугрунда47. Он решил - атаковать Гросс-
 Шпицберг одновременно с трех сторон: справа, со стороны Одера, у Ку¬
 грунда/, с фронта непосредственно через Кугрунд и, наконец, слева, со
 стороны Кунерсдорфа. После упорного боя батальонам Кноблоха удалось выбить русских'
 из развалин Кунерсдорфа; это позволяло ударить во фланг защитникам
 Гроес-Шпицберга, сражавшимся в Кугрунде с частями Финка. Около
 трех часов дня русские были окончательно вытеснены из Кугрунда.
 Прусский авангард, части Финка и Кноблоха, а также все левое крыло
 лруссаков атаковали Гросс-Шпицберг. 47 Кугрунд — овраг между Мюльбергом и Гросс-Шпицбергом.
92 ПРОФ. Н.КОРОБКОВ Салтыков вызвал еще два полка с Юденберга, перестроил фронт, и
 первая атака пруссаков со стороны Одера, встреченная ружейным ог¬
 нем, гранатами и картечью во фронт и фланг (с Юденберга), кончилась
 для них полной неудачей. Король между тем атаковал Шпицберг из
 Кугрунда и, оттесняя упорно сопротивлявшегося противника, подошел
 почти на 150 шагов к главной батарее, овладение которой решало
 задачу. Действуя на узком 'пространстве, Фридрих был лишен возможности
 маневрировать; исход боя могли решить здесь только сила натиска, му¬
 жество и личная доблесть солдат. Выстроить длинные правильные ли¬
 нии было негде. Атака велась на коротком фронте. Защитникам высоты
 приходилось, «схватывая .по одному полку из первой, а по другому из
 второй линии и составляя из них хотя короткия, но многия перемычки,
 выставлять их одну после другой пред неприятеля... Хотя они сим обра¬
 зом выставляемы были власно хак на побиение неприятелю, которой,
 ежеминутно умножаясь, подвигался отчасу далее вперед и с неописан¬
 ным мужеством нападал на наши маленькия линии и их, одну, за дру¬
 гою, истреблял до основания... каждая линия, сидючи на коленях, до тех
 пор отстреливалась, покуда уже не оставалось почти никого в живых
 и целых» 48. Попытки атакующих продвинуться в центре терпели неудачу. «На¬
 тура, наконец, вошла в свои права и неустрашимость пруссаков не
 могла дополнить их истощенные силы... Фридрих подвергался очевид¬
 ным опасностям, мундир его был прострелен, две лошади -под ним
 убиты, адъютант подал ему свою лошадь и тем только спас жизнь
 короля» 49. Не видя другого выхода, Фридрих решил для подкрепления своих
 действий атаковать левый фланг кавалерией Зейдлица. Это была явная
 ошибка, свидетельствующая о том, что Фридрих растерялся и лишился
 способности .правильно оценивать обстановку: если он не знал доста¬
 точно хорошо топографии местности, то ему все же было известно, что
 главная батарея Гросс-Шпицберга все еще остается в руках русских, и
 бросать под ее огонь свои лучшие эскадроны было безумным риском.
 Но он, вероятно, рассчитывал на то, что атака с левого фланга осла¬
 бит сопротивление фронта и позволит ему во-время захватить батарею.
 Вопреки советам Зейдлица Фридрих приказал ему перейти в атаку. Ге¬
 нерал, переведя свою кавалерию между прудами восточнее Кунерс-
 дорфа, на виду у русских развернул фронт и бросился на передовые
 окопы. Убийственный оружейный и артиллерийский огонь встретил ата¬
 кующих и нанес им огромные потери. «В это время отряды российской
 и австрийской конницы, прибыв на равнину приняли прусские эскадроны
 во фланги. Беспорядок произошел между последними и они обратились
 в совершенное бегство»50. Впереди контратакующих были два русских и два австрийских эс¬
 кадрона гусар, остальные части, вынужденные скакать из Лаудонс-
 прунда и из-за правого фланга около Франкфуртского леса, запоздали.
 Зейдлицу удалось увести за пруды свои расстроенные части. Русская и
 австрийская кавалерия, прекратив преследование, выстроилась перед
 Шпицбергом, несколько левее его главной батареи. Общее командование
 ею было передано Лаудону. Между тем силы русских на Шпицберге все увеличивались. Сал¬
 тыков постепенно переводил сюда с Юденберга все новые и новые
 полки, оставив там только три австрийских пехотных, два гусарских и
 один русский гусарский полк. Пруссаки напрягали последние силы. Им 48 Болотов, т. I, стр. 916—917. 49 Архенгольц, стр. 178—179. 50 Реирв, т. II, стр. 124.
ПАЛЬЦИГ И КУНЕРСДОРФ (1759 г.) 93 удалось пробиться до самой батареи, и уже 'несколько пушек ее было
 заклепано. Это был кульминационный момент боя. Но успешное отражение атаки Зейдлица, бегство и разгром прослав¬
 ленной прусской кавалерии подняли дух русской армии; к тому же не-
 ирекращавшийся -приток подкреплений с Юденберга позволил сконцен¬
 трировать на Гросс-Шпицберге мощные силы. Около 5 часов вечера ка¬
 валерия под командой Лаудона неожиданным ударо'м обрушилась на
 пруссаков. Пехота тотчас поддержала ее, и противник был частично от¬
 брошен к Кунерсдорфу. «Чтоб сие поправить, — доносил Салтыков, —
 неприятель попытку сделал провести свою колонну позади нашей вто¬
 рой линии для отрезания подкрепляющих полков». Однако артиллерий¬
 ский огонь разбил и рассеял колонну. Четыре пехотных прлка ударили
 во фланг уже расстроенных прусских рядов; другие русские полки также
 пошли в наступление. 'Батальоны Финка были смяты и откинуты. Пытаясь остановить русский натиск и не будучи в состоянии сде¬
 лать что-либо с пехотой, Фридрих решил снова прибегнуть к помощи ка¬
 валерии. Еще перед атакой Зейдлица он перевел части принца Вюртем¬
 бергского на свое правое крыло и теперь бросил их отсюда в тыл насту¬
 пающей русской пехоте. В случае хотя бы частичной удачи эта атака
 могла бы задержать русское наступление и дать возможность расстроен¬
 ным прусским батальонам восстановить правильное построение. Не ис¬
 ключалась и возможность захвата Шпицберга, оставленного частью пол¬
 ков, двинувшихся в наступление. По приказанию короля принц Вюртем¬
 бергский, пробравшись со своими драгунами к пологому склону Шпиц¬
 берга (со стороны болота), прорвался до вершины холма и оказался в
 тылу русской пехоты. Навстречу ему ринулась русская и австрийская
 кавалерия под командой Румянцева и Лаудона, отбросила драгун,
 а огонь русской батареи смел их остатки; принц Вюртембергский, ра¬
 неный, едва избежал плена. Следом за Вюртембергским в атаку кину¬
 лись гусары Путкаммера, но и им пришлось бежать не менее поспешно,
 а их генерал был убит. Освободившаяся конница Салтьжова обрушилась с правого фланга
 на расстроенные части Финка; пехота оттеснила пруссаков из Кунерс-
 дорфа. На главном участке, около 6 часов вечера, русские сбросили
 противника в Кугрунд и, преследуя, погнали перед собой. Густые ко¬
 лонны пруссаков, укрываясь на Мюльберге, теснились здесь плотной
 массой. Тогда русские начали обстрел высоты из шуваловских гаубиц.
 Снаряды производили страшные опустошения. Затем русская пехота по¬
 шла в атаку и после короткого боя штыками выбила пруссаков с Мюль-
 берга. Пруссаки беспорядочно отступали от Мюльберга к Хюнерфлису, и
 Фридрих, не имея возможности остановить их, бросил во фланг пресле¬
 дующего противника два эскадрона своих лейб-кирасир. Но чугуевские
 казаки атаковали их, разбили, обратили в бегство, взяли в плен коман¬
 дира и захватили штандарт. Прусская армия спасалась паническим бегством. Она была разбита
 наголову и в величайшем беспорядке отступила к берегам Одера51.
 «В поражениях при Коллине, Гохкирхене и Пальциге, токмо на некоторое
 время уступала она превосходнейшим силам неприятеля, дабы потом 61 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1670, л. 111—113 об.; д. № 1979, л. 340—343; Latibert,
 М. Die Schlacht bei Kunersdorf 12 Aug. 1759, B-erlin, 1900; Stuhr, Schaefer etc- Сведения о Кунерсдорфском сражении в русских архивных источниках не дают
 возможности полностью проследить все этапы развития боя. Этим, вероятно, объяс¬
 няется то, что в описании сражения у Масловского не только нарушена последо¬
 вательность событий, но введены и несуществующие эпизоды; такова вторая кава¬
 лерийская атака Зейдлица. Масловский, игнорировавший немецкие* источники, не знал,
 что Зейдлиц во время первой атаки был тяжело ранен шрапнельной пулей, а части
 его были тогда же приведены в такое расстройство, что оказались неспособными к
 активным действиям.
94 ПР0Ф„ Н. КОРОБКОВ неукоснительно приуготовить себя к нойым сражениям. Но при Кунерс-
 дорфе была повсеместно и наголову разбита» 52. «Никогда твердость Фридриха 'не колебалась столь сильно, как:
 в этот роковой день: в немногие часы жребий войны с вершины изверг
 его в бездну совершенного поражения. Он употреблял все, что только
 можно, дабы остановить свою бегущую пехоту, но приказания, самыя
 убедительныя просьбы, столь трогательныя и имеющия великую силу
 в устах короля, были напрасны. Утверждают, что в сем отчаянном по¬
 ложении он искал смерти... Он послал теперь в^ Берлин другого курьера
 с приказанием, дабы там приняли меры, сообразныя с настоящим кри¬
 тическим положением дел его. Почему королевская фамилия выехала,
 архивы вывезли и частным богатым людям дано знать, дабы они оза¬
 ботились сами сохранить их собственность» 53. Пруссаки бежали узкими проходами между озерами. Здесь был
 захвачен в плен их пионерский полк. Среди охваченной паникой массы
 король остался один, без свиты и конвоя. Он едва не был захвачен ка¬
 заками; его адъютант собрал охрану из 40 гусар и спас Фридриха от
 плена. Салтыков послал Лаудона преследовать неприятельскую кавале¬
 рию, бежавшую на Велау; в главном направлении на Бишофсзее и Гё-
 { итц преследование вел Тотлебен. Около первого из этих селений один
 из отступавших' эскадронов был загнан в болото. Отстававших забирали
 в плен, сопротивлявшихся уничтожали; захватили массу военного иму¬
 щества. Нельзя сомневаться в том, что если бы преследование продол¬
 жалось, прусская армия была бы совершенно уничтожена. Но Лаудон
 уже к ночи вернулся обратно, а Тотлебен дошел только до Франценс-
 дорфа 54. В результате сражения русские потеряли 2 614 убитыми и 10 863:
 ранеными; австрийцы — около 2 тыс. убитыми и ранеными; пруссаки —
 7 627 человек убитыми; 4 542 человека взято в плен русскими и 252 —
 австрийцами. В общем потери Фридриха непосредственно в сражении
 составляли 17 тыс. человек, 26 знамен, 2 штандарта, 172 орудия,
 10 255 ружей и громадное количество снаряжения и припасов, среди них.
 до 93 тыс. ружейных патронов 55. Во время панического отступления масса прусских солдат разбежа¬
 лась, так что от армии в 48 тыс. человек сохранились лишь ничтожные
 остатки. Король сам подвел итоги сражения в письме Финкенштейну:
 «Я несчастлив, что еще жив... из армии в 48 тыс. человек у меня не
 остается и 3 тысяч. Когда я говорю это, все бежит и у меня уже
 больше нет власти над этими людьми... жестокое несчастье. Я его не
 переживу. Последствия дела будут хуже, чем оно само. У меня больше
 нет никаких средств и, сказать по правде, я считаю все потерянным...» 5(\ * * Берлин был охвачен паникой. «Король полагал, что неприятель уже
 в его столице, что она разорена и разграблена и видел себя без средств
 отвратить такую гибель» 57. Он был в полном упадке духа и собирался 52 Рецов, т. II, стр. 127. 53 Архенгольц, стр. 180. 54 ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 340—341. 55 Масловский. Русская армия, вып. III, стр. 133—134; 103*—143, прилож. 14,.
 15, 18—20; Соловьев, т. XXIV, стр. 1098—1100; Леер «Обзор войн...» т. IV, 2У
 стр. 204 и сл. Stiehle. Die Schlacht bei Kunersdorf, 1859; Schaefer Geschichte des
 Siebenjiihrigen Krieges. В. II, s. 301—315; Oeuvres de Frederic, XXV, p. 306. По
 «Журналу о военных действиях», русские потери определяются в 2 571 человек уби¬
 тых и пропавших без вести и 10 722 раненых. Погребено пруссаков 7 627, взято в плся
 4 542 (ЦВИА, ф. ВУА, д. № 1669, л. 341). По Дельбрюку История военного искус¬
 ства, т. IV, стр. 320) пруссааш потеряли до 19 тыс., а русские и австрийцы до 17 тьгс.
 человек. 56 Politische Korrespondenz, В. XVIII, 2, s. 481. *7 Архенгольц, стр. 180.
ПАЛЬЦИГ И КУНЕР€ДОРФ (1759 г.) 95 прибегнуть к самоубийству. Впоследствии в своей «Истории Семилет*
 ней войны» он отметал, чгто «если бы русские сумели воспользоваться
 своим успехом, если бы они преследовали эти расстроенные войска,
 с пруссаками было бы покончено... От врагов зависело окончание войны.
 Для этого им надо было только нанести последний удар». С остатками своих войск Фридрих перешел через Одер, 14 августа
 был в Рейтвейне и остановился у Фюрстенвальде. Подходившие остатки
 разбитых войск, постепенно собиравшиеся здесь, подняли общую чис¬
 ленность армии до 10 тыс. человек, но и это была ничтожная цифра. Фридрих предписал Финкенштейну срочно искать посредничества
 Англии для заключения мира* Он отказался от командования армией и
 передал его своему генерал-лейтенанту Финку. В инструкции последнему
 король, очевидно уже окончательно решившийся на самоубийство, на¬
 писал; «Генералу Финку дается трудное поручение. Несчастная армия,
 которую я передаю ему, не в силах больше бороться с русскими. Гаддик,
 а за ним, вероятно, Лаудон поспешат к Берлину. Если генерал Финк
 пойдет за ними, русские двинутся ему в тыл; если он остановится на
 Одере, на него сможет напасть Гаддик. Все же, я думаю, что если Лау¬
 дон пойдет на Берлин, можно атаковать и разбить его. Успех мог бы
 ослгбить наши неудачи и замедлить течение дел, а выигрыш времени
 в таких безвыходных обстоятельствах значит очень много... Генерал
 должен обо всем извещать моего брата, которого я назначил генералис¬
 симусом армии. Совершенно поправить несчастие невозможно, но все
 приказания моего брата должны быть исполнены. Армия должна при¬
 сягнуть моему племяннику... Если бы я имел еще какие нибудь сред¬
 ства, я бы остался в мире» 58. 14 августа голландский посланник Верельст писал из Берлина: «Вчера
 вечером в 9 часов весь двор выехал в Магдебург... министры после¬
 дуют за ним сегодня... здешний гарнизон состоит из 2—3 батальонов...
 он имеет приказ отступить тотчас, как только появится более значи¬
 тельный корпус; магистрату указано сдать город. По всем вероятиям
 это наступление австрийского корпуса... должно произойти быстро,
 возможно, что на протяжении 24 часов»59. В союзных государствах весть о победе вызвала велечайшее тор¬
 жество; роздано было множество наград; Салтыкова произвели
 в фельдмаршалы; выпустили особую медаль с надписью «Победителю
 над пруссаками», которой были награждены все участники сражения. * * * Сражение под Кунерсдорфом в оперативно-тактическом отношении
 весьма напоминает Цорндорф и Пальциг. Во всех этих случаях русская
 армия занимала активно-оборонительное положение и исход боя имел
 для нее решающее значение. Поражение означало бы неизбежную гибель. В оценке последнего сражения следует отметить, что Салтыков уде¬
 лил исключительное для своего времени внимание укреплению позиции.
 Возведенные им бастионы, куртины и батареи' были удачны на главных
 участках. Но они неумело возводились на левом фланге, что и пред¬
 определило первый успех Фридриха. В противоположность Цорндорфу,
 где в разгаре боя не чувствовалось распоряжений главнокомандующего
 и отдельные части действовали самостоятельно, под Кунерсдорфом рус*
 ские показали слаженность и общность действия всех родов оружия. Исключительным в своем роде примером явилось и боевое сотруд¬
 ничество русских с австрийцами, вынужденных силой обстоятельств
 единственный раз во время этой войны «подать свету пример согласия 58 Preuss. Friedrich der Grosse. Erne b&bensgeschichte. 4. Baende und Urkunden-
 buch. 4. Theile, Berlin, 183*2—1835; Oeuvres de Frederic, vol. XXVII, Politische Korres¬
 pondenz, В. XVIII, №№ 1137, 1138. 59 Масловский. Русская армия, выл. III, Приложение 20.
ПРОФ. Н. КОРОБКОВ и единодушия союзных войск», как это отметил Салтыков в своей
 реляции. Нельзя не признать, что Салтыков сумел удачно распределить силы
 я быст(ю перестраивал их. В нужных случаях он заменял обычный ли¬
 нейной порядок другими формами боевого построения, соответствовав¬
 шими требованиям местности и обстановки. С другой стороны, непрости¬
 тельной ошибкой явилась недооценка Салтыковым необходимости обо¬
 роны переправ через Одер, в частности у Гёритца, а также течения
 Хюнерфлиса. Для этого можно было бы использовать бездействовавшую
 тогда кавалерию. Главнокомандующий не сумел полностью воспользо¬
 ваться кавалерией и во время боя; выхода для нее из укрепленных по¬
 зиций не были предусмотрены. Наконец, важнейшей ошибкой, с точки
 зрения нашего времени, является отсутствие решительного преследова¬
 ния. Было бы, однако, не только несправедливо, но и бессмысленно
 слишком сурово обвинять (за это Салтыкова. «Идея использовать победу
 под Кунерсдорфом до полного сокрушения Пруссии представляет из¬
 вестный параллелизм с идеей, что король Фридрих должен был бы при¬
 влечь для атаки русских армию принца Генриха. Ни та, ни другая идея
 не укладывались в рамки условий и мышления той эпохи. Тот, кто не
 ставит последнего требования Фридриху, не в праве требовать пер¬
 вого... Тот и другой не совершили какой-либо бессмыслицы, но дей¬
 ствовали в полном согласии со обоими принципами» 60. Фридрих, предприняв атаку Кунерсдорфских высот, также допустил
 ряд ошибок. Вопреки еврей обычной осведомленности он не знал на
 этот раз о готовившемся отступлении к Кроссену, во время которого
 ему было гораздо выгоднее напасть на русских. Начав решительные
 операции, он не имел верного представления о местности и снова недо¬
 оценил качества русского солдата. Получив урок при Цорндорфе, он
 окончательно усвоил его только ценой полного разгрома при Кунерс-
 дорфе. Как показали результаты, Фридрих допустил грубую ошибку,
 направив конную атаку со стороны прудов. Зато план нападения из
 Кугрунда был замечателен. При меньшей стойкости русского солдата он
 имел все шансы на успех и в известной мере оправдывает ставшую бес¬
 смысленной атаку Зейдлица. К ошибкам прусского командования надо
 также отнести чрезмерное накопление пехоты на Мюльберге, тогда как
 ее можно было использовать для действий со стороны Кунерсдорфа.
 Нецелесообразна была и бешеная настойчивость в атаке Шшщберга.
 Если бы после первых неудач Фридрих воспользовался ею как демонст¬
 рацией и подготовил в это время атаку Юденберга, с которого Салты¬
 ков перебрасывал войска на Шпицберг, он, может быть, сумел бы захва¬
 тить эту правофланговую возвышенность или по крайней мере поме¬
 шал бы переброске отсюда подкреплений на Гросс-Шпицберг. Но Фридрих не решился нарушить единство своего сплошного бое¬
 вого порядка и использовать левое крыло для обхода встретившихся
 ему фронтальных препятствий. Наметив полный охват русского левого
 фланга и не имея средств прервать приток подкреплений с Юденберга,
 Фридрих, по справедливому замечанию Клаузевица, «попал в петлю соб¬
 ственной системы косого боевого порядка», и Салтыков прекрасно вос¬
 пользовался этим. Допущенные ощибки были впоследствии ясны и самому Фридриху.
 В разговоре с Каттом, пытавшимся оправдать их, король ответил: «Да,
 они неизбежны, но их не надо допускать, рассчитывая на слабость и
 глупость противника». 60 Дельбрюк. История военного искусства, IV, стр. 32'1. Нельзя, однако, не
 вспомнить, что и современники упрекали Салтыкова за отсутствие преследования,
 а Рецов (т. II, стр. 123») прямо указывает, что Фридрих в аналогичных условиях по¬
 ступил бы иначе.
Я. ГОРБУНКОВА БЕЗЗАВЕТНЫЙ ВОИН КОММУНИЗМА (77. А. Руднев) Героическая оборона Царицына в 1918 г. под непосредственным ру¬
 ководством товарищей Сталина и Ворошилова является замечатель¬
 ной и бессмертной страницей истории гражданской войны в СССР.
 Положение Царицына в этот период приобретало исключительно большое
 значение. Через район Царицына шел в (революционные центры страны
 северокавказский хлеб, бакинская нефть, астраханская рыба, скот. «Пунктом наибольшего обстрела со стороны противника является
 Царицын, — писал товарищ Сталин в октябре 1918 г. — 0.но и 'понятно,
 ибо взятие Царицына я перерыв сообщения с югом обеспечило бы до¬
 стижение всех задач противников: оио соединило бы донских контр-ре¬
 волюционеров с казацкими верхами Астраханского войска и Ураль¬
 ского, создав единый фронт контр-революции от Дона до чехо-словаков,
 оно закрепило бы за контр-революционерами, внутренними и внешними,
 юг и Каспий, оно оставило бы в беспомощном состоянии советские
 войска Северного Кавказа...» г. И недаром на этот важнейший участок фронта партия, по инициа¬
 тиве Ленина, послала товарища Сталина. Под его гениальным руковод¬
 ством царицынская большевистская организация сплотила вокруг себя
 все революционные силы юга и юго-востока, готовя сокрушительный
 удар по наступающему врагу. В конце июня к Царицыну пробился сквозь кольцо красновских
 банд и оккупантов товарищ Ворошилов с многотысячной армией метал¬
 листов и шахтеров Донбасса. Вместе с ним прибыли в Царицын пар¬
 тийные работники Украины: Артем, Пархоменко, Алябьев, Магидов,
 Руднев и многие другие. В 'числе ближайших соратников товарища Сталина были старые ис¬
 пытанные большевики, прошедшие суровую школу борьбы с царизмом,
 школу тюрьмы и ссылки. Были и молодые, но глубоко .преданные делу
 пролетариата члены партии. Огромной школой являлась для них борьба
 с контрреволюцией под руководством величайшего вождя трудящихся
 товарища Сталина и его лучшего соратника товарища Ворошилова. Ни¬
 колай Александрович Руднев был одним из таких молодых большеви¬
 ков, талантливых командиров Красной Армии. ♦ * * Николай Руднев родился 29 октября 1894 г. в с. Люторичи, Егти-
 фановского уезда, Тульской губернии, в семье сельского священника. С девятнадцаггилетнего возраста, еще будучи учеником тульской гимна- 1 «Правда» № 235 от 30 октября 1918 г. Военно-историч. журнал № 1 7
98 В. ГОРБУНКОВА зии, Руднев приобщается к революционной работе. Он был одним из
 активных участников революционного кружка учащейся молодежи.
 Окончив в мае 1915 г. тульскую гимназию, Руднев поступил в Москов¬
 ский государственный университет, а в следующем (году он был при¬
 зван на военную службу и зачислен в Александровское военное учи¬
 лище. По окончании училища Руднев был прикомандирован к 30-му
 Тульскому полку в качестве ротного командира. Чуждый офицерской
 среде, Руд«нев жил одной жизнью с солдатской массой. Он был ближай¬
 шим товарищем солдат, чутко отзывался на все их запросы. И солдаты
 сразу же по заслугам оценили своего молодого кохмандира. Руднев за¬
 воевал симпатии не только своей роты, но и всего полка. Молодой революционер Руднев проявлял недюжинный талант уме¬
 лого пропагандиста. Чтобы не вызвать подозрения, он начал с того,
 что обучал солдат грамоте, беседовал с ними на общеобразовательные
 темы, читал отрывки из художественной литературы и т. д. Осторожно
 и умело поднимал он политическую сознательность своей роты. ' После Февральской революции Руднев вступил в партию больше¬
 виков. Он принял активное участие в организации ротного и полкового
 комитетов, провел большую работу 'по созданию тульской военной
 организации РСДРП. Последняя после ознакомления с апрельскими
 тезисами Ленина целиком примкнула к большевизм. В этом деле
 немалую роль сыграла энергичная пропаганда Руднева и его
 товарищей. Полковой комитет 30-го полка под руководством большевиков уси¬
 ливал свое влияние. Отношения между ним и командованием обостря¬
 лись. 1 мая 1917 г. была назначена общегородская демонстрация. По
 приказу начальника гарнизона воинские части должны были итти от¬
 дельно от рабочих, с комсоставом во главе. Руднев вместе с другими
 большевиками вывел свою 12-ю роту и направился в город для соеди¬
 нения с городской партийной организацией и рабочими. На Руднева
 было наложено дисциплинарное взыскание. Но пока он и несколько
 товарищей сидели под арестом, членами военной организации больше¬
 виков был созван полковой митинг. Атмосфера накалилась. Дело чуть
 не дошло до вооруженного выступления против контрреволюционного
 командования. Солдаты уже бросились за оружием. Растерявшийся
 командир полка был вынужден прибегнуть к помощи Руднева, прося
 его «успокоить' солдат». Руднев предъявил командиру два требования:
 отменить приказ о наложении дисциплинарного взыскания за организа¬
 цию «первомайской демонстрации и не издавать ни одного приказа без
 согласования с полковым ко'Ш1тетом. Командиру полка пришлось согла¬
 ситься. После этого солдаты разошлись по казармам. 30-й полк Тульского гарнизона приобрел славу большевистского
 полка. Недаром командование округа добивалось переброски всей части
 в Харьков. Переводом полка в Харьковский гарнизон, в котором мень¬
 шевики и эсеры пользовались в то время значительным влиянием,
 командование надеялось пЪвлиять на политические настроения солдат,
 а затем и расправиться с большевистским активом-. В Харьков 30-й полк прибыл в июльские дни. В первый же день
 полк участвовал на грандиозном митинге всех солдат гарнизона. В по¬
 рядке дня стоял вопрос о наступлении на фронте. Офицеры, как пра¬
 вило, были за наступление. Поэтому когда на трибуну поднялся моло¬
 дой, худощавый офицер с золотыми погонами прапорщика, то все
 думали, что он повторит предыдущих ораторов. Но Руднев выступи^
 против приказа Керенского о наступлении, за лозунги большевиков. Во
 время его выступления по рядам солдат прошел гул одобрения. Надежды контрреволюционного командования на то, что с перево¬
 дом полка ослабнет большевистское влияние на солдат, не увенчались
 успехом.
БЕЗЗАВЕТНЫЙ ВОИН КОММУНИЗМА 99 «Неожиданно для нас, — рассказывает в своих воспоминаниях
 один из харьковских рабочих, — из Тулы был прислан -в Харь¬
 ков 30-й полк... с командиром товарищем Рудневым. Коля Руднев —
 офицер старой армии, старый член партии большевиков, немедленно
 явился в Совет Рабочих Депутатов и заявил фракции, что он и весь
 30-й полк на стороне Совета, что он находится в распоряжении фрак¬
 ции и ждет приказов. Никогда не забуду этого милого лица, полного
 сил и энергии, готового выполнить всякий боевой приказ фракции
 большевиков. Присутствие его в Харькове и- в Совете вселило новую
 бодрость и надежды на несомненную победу»2. 30-й полк послал в Харьковский совет шестнадцать депутатов
 большевиков, что значительно увеличило силы большевистской фрак¬
 ции. В дни выборов в Городскую думу солдаты 30-го полка, все как
 один, заявили, что они за большевиков. Полк стал центром агитационно-пропагандистской работы в гар¬
 низоне. Солдаты 30-го полка, являясь на собрания полковьгх и ротных
 комитетов, на митинги, представляли собой дружный, сплоченный кол¬
 лектив, который успешно отбивал атаки меныневистско-эсеровскйх
 агитаторов. Одним из лучших ораторов на всех собраниях был Руднев. «Выступления Руднева были великолепны, — пишет один из его
 ближайших друзей. — В своих страстных речах он шаг за шагом разо¬
 блачал бею клевету и инсинуации по адресу нашей партии и ее вож¬
 дей, нисколько не смущаясь раздававшимися вокруг озлобленными вы¬
 криками, репликами и угрозами офицерья» 3. Непрекращающиеся попытки командования расправиться с боль¬
 шевистским полком неизменно кончались провалом. Полк был образ¬
 цовым по дисциплине и боевой выучке. После одного из смотров он
 получил похвальную оценку. Это, конечно, заставляло командование
 воздерживаться от решительных мероприятий по раскассированию пол¬
 ка. Полк являлся вооруженной опорой большевистской организации
 Харькова. Это был результат умелой работы Коли Руднева. Руднев сыграл большую роль в создании и укреплении харьков¬
 ской красной гвардии. С его помощью красногвардейскому штабу уда¬
 лось получить оружие. Младший командный состав 30-го полка стал
 надежным инструкторским резервом для обучения красногвардейцев. Но
 Руднев работал не только в полку. Вместе с товарищем Артемом он
 руководил борьбой трудящихся Харькова против контрреволюционной
 националистической Центральной рады. В Харьковском совете вместе
 с другими большевиками Руднев вел ожесточенную борьбу против пре¬
 дателей революции — украинских националистов, меньшевиков и
 эсеров. * * * Наступил Октябрь. 30-й полк получил задание—немедленно захва-,
 тить вокзалы, Южный и Балашевский, Государственный банк/ главную
 почту и телеграф. Полк с честью выполнил это задание. Под непосред¬
 ственным руководством Руднева была обезоружена автоброневая
 часть, поддерживавшая контрреволюционную раду. Руднев руководил и разгромом чугуевсмих юнкеров. Он был вы¬
 двинут большевистской организацией © Военно-революционный комитет
 Харькова. В начале декабря 1917 г. 30-й полк, как наиболее надежная воин¬
 ская часть, вместе с красногвардейскими отрядами был направлен
 в Белгород против «ударников», следовавших на Дон, к Каледину. 2 Сборник «Пять лет», Харьков, 1922 г. 3 «Война и революция», 1934 г., ноябрь—декабрь, стр. 29. 7*
100 В. ГОРБУНКОВА Разгромив «ударников», полк под командованием Руднева перебрасы¬
 вается к ст. Лозовая на борьбу с гайдамаками. После разгрома гайда¬
 мацких частей были произведены .выборы командного состава. Коман¬
 диром 30-го полка единогласно избирается Николай Александрович
 Руднев. В конце января 1918 г. в Харькове сформировался Народный
 комиссариат по во-енньш делам республики Донецкого и Криворож¬
 ского бассейнов. Руднев был назначен заместителем наркома по воен¬
 ным делам и с головой ушел в работу по организации вооруженных
 сил Украинской республики. Вступление на территорию Украины окку¬
 пационных войск в феврале 1918 г. оживило внутреннюю контрреволю¬
 цию. Белые генералы Краснов, Деникин, Мамонтов и другие формиро¬
 вали контрреволюционные силы на Украине, Дону, Северном Кавказе. Весь рабочий Донбасс встал под ружье. Под руководством больше¬
 виков организовались отряды революционного казачества Дона. Муже¬
 ственно дрались за свою родину, за дело революции украинские рабо¬
 чие и крестьяне под руководством своих славных командиров, среди
 которых был и Руднев. В начале марта из Луганска в район Харькова прибыл 1-й Луган¬
 ский социалистический отряд, возглавляемый товарищем Ворошиловым,
 одержавший ряд блестящих побед в районе Конотопа. Но оккупанты
 бросили в бой свои резервные части. Создалась угроза обхода красных
 частей. Героическому луганскому отряду пришлось отступить к Харь¬
 кову. Во время эвакуации Харькова (апрель 1918 г.)’Руднев в течение
 нескольких суток без сна и отдыха налаживал бесперебойное движение
 эшелонов. Когда последний отряд, прикрывавший эвакуацию, грузился
 в эшелон, противник занял Холодную гору и начал обстреливать вок¬
 зал. Руднев не отходил от пулемета, которым он владел в совершен¬
 стве. Под артиллерийским обстрелом последний эшелон благополучно
 прорвался к Купянску. От Купянска части советских войск направи¬
 лись через Родаково на Луганск. В это время происходило формирование 5-й Украинской красной
 армии, командующим которой был назначен товарищ Ворошилов.
 Энергичный, с большой силой воли, преданный молодой большевик
 Руднев обратил на себя внимание командарма. Товарищ Ворошилов на¬
 значил его начальником штаба 5-й Украинской армии. Климент
 Ефремович поручал Рудневу самые ответственные задачи. Руднев зани¬
 мался вопросами формирования армии, укреплением дисциплины. Он
 разрабатывал оперативные приказы и сам участвовал в их выполнении. 24—25 апреля эшелоны 5-й армии подошли к станции Родаково.
 Здесь сосредоточилось много небольших украинских и донецких отря¬
 дов. На совещании командиров отрядов, которым руководил товарищ
 Ворошилов, было решено «все отряды, находившиеся в Родакове, влить
 в 5-ю Украинскую армию. ' В процессе непрерывных боев, в самом срочном порядке надо было
 произвести точный учет людского состава, оружия, продовольствия,
 формировать новые боеспособные части. Эта задача была возложена на
 т. Руднева. Задание было не из легких. Отдельные анархически настро¬
 енные партизанские отряды не желали выполнять распоряжений штаба.
 Приходилось их расформировывать и вливать в более устойчивые
 части. Эшелоны вынуждены были двигаться медленно. Многочислен¬
 ные контрреволюционные банды разрушали железнодорожные пути,
 мосты. Приходилось высылать вперед бригады и исправлять пути. Воды
 для паровозов нехватало. Ее доставали из болот. Бойцы становились
 цепью и по конвейеру передавали ведра с водой. Организационный та¬
 лант Руднева, его умение поднять настроение бойцов, заразить энтузи¬
 азмом сыграли в этот трудный период огромную роль.
беззаветный воин коммунизма 101 Наступил один из серьезнейших моментов гражданской войны.
 5-я Украинская армия оказалась в кольце. Германские войска намерева¬
 лись захватить весь угольный Донбасс, отрезать от Советской Росши
 хлебные районы юга и юго-востока. В этой обстановке огромнейшее зна¬
 чение приобретал Царицын, как важнейший опорный пункт для борьбы
 с контрреволюцией. Товарищ Ворошилов решил во'что бы то ни стало
 пробиваться со своими эшелонами через ст. Лихая к Царицыну.
 Поход был исключительно тяжелый. По пути движения приходилось
 отражать удары оккупационных войск с севера и запада и белогвардей¬
 ских — с юга и востока. Контрреволюционные банды все время пытались перерезать путь
 движения красных частей. Вместе с тт. Артемом, Пархоменко и дру¬
 гими боевыми соратниками товарища Ворошилова Коля Руднев был
 неизменно на передовых позициях, в самых опасных местах, поражая
 окружающих своей выдержкой, хладнокровием и самообладанием. «Подходя к Лихой, —пишет командир отряда 5-й армии Локо-
 тош, — мы увидали облако дыма и услышали гул артиллерийской
 и пулеметной канонады... При приближении к станции Представилась
 потрясающая картина: эшелоны горят, кругом рвутся снаряды, слышны
 стоны раненых, крики бегущих. Я увидел Руднева, Ворошилова, Артема.
 Они тверды и спокойны...»4. Руководить боем не из штабного вагона, а непосредственно на
 поле сражения уч/ил товарищ Ворошилов своих боевых соратников. Это
 качество вполне усвоил Николай Руднев. В результате героического похода через всю Украину и Доя
 5-я Украинская армия в начале июля 1918 г. вступила в Царицын. Там
 в это время находился товарищ Сталин. Приказом Военного Совета з'а
 № 34 от 25 августа 1918 г. за подписью товарища Сталина Николай
 Руднев был назначен заведующим отделом формирования и обучения.
 Это назначение говорило об особом доверии партии и ее вождей
 к молодому большевику. На помощь Царицыну шли рабочие Москвы, Петрограда, Донбасса.
 Революционные крестьяне и казаки Дона присылали свои боевые от¬
 ряды. Формировались части в Саратове, Воронеже, в различных горо¬
 дах Советской России. Все они направлялись на защиту важнейшего
 участка гражданской войны — Царицына. Перед Рудневым, как заведующим отделом формирования и обу¬
 чения, стояли серьезнейшие задачи. В армию просачивались нездоровые,
 неустойчивые, мало дисциплинированные, а подчас и прямо враждебные
 элементы. Легко подверженные панике, они терялись при всяком
 затруднительном положении, бежали с фронта и дезорганизовывали
 военные действия. Предательская контрреволюционная деятельность
 Троцкого и его военных «специалистов» наносила немалый урон укреп¬
 лению обороны Царицына. «...Намечается большое, даже почти коренное расхождение в мето¬
 дах обучения, а также в создании кадров с системой Троцкого, — писал
 в это время Руднев. — У нас нет офицерства, но у нас не хуже сол¬
 даты. С офицерами можно обучать солдат, но нельзя воспитать из них
 революционеров. Без них мы делаем и то и другое. Наконец, как
 комиссариаты, так и состав частей у нас совсем не таковы, как в выра¬
 ботанных штатах Наркомвоена» 5. И действительно, Красная Армия формировалась не по методам
 предателя Троцкого. Она создавалась под твердым большевистским
 руководством Иосифа Виссарионовича Сталина и Климента Ефремовича
 Ворошилова. 4 В. Меликов. Героическая оборона Царицына (1918 г.). Воениздат, 1938 г., стр. 46. 8 Архив ИГ В. Материалы о Рудневе.
102 «Сейчас выезжаю уже в округ для налаживания такой же
 работы, — шишет Руднев. — Думаю, что к весенней камшнии у нас
 будет Красная армия, а не «шалонщики» 6. «И результаты сказались, — писал Руднев 27 сентября 1918 г.—
 В Царицыне имеются два пехотных запасных полка, один кавалерий¬
 ский запасный, один запасный артиллерийский дивизион и один инже¬
 нерный батальон с хорошими кадрами. И это создано в три недели,
 конечно, при колоссальной работе...»7. Особое внимание отдела формирования и обучения было обращено
 на подготовку командного состава и политическое воспитание бойцов.
 Политическая пропаганда широко развернулась в казармах. Регулярно
 проводились политические беседы. В армии начали создаваться комму¬
 нистические ячейки. Тов. Руднев упорно работал над созданием бое¬
 способных и политически крепких частей Краоной Армии. Он требовал,
 чтобы боец был образцом революционной дисциплинированности. Он
 придавал большое значение и бытовым вопросам. «...Без сознания красноармейцами своего долга и понятия ими
 основ воинской дисциплины, — писал Руднев в приказе от 2 сентября
 1918 г., — а также умения командного состава привить красноармейцам
 эти основы и уметь заставить не палкой, а другими мерами уважать
 себя, у нас не будет Красной социалистической армии. Неисправное
 ведение занятий, отсутствие всякого порядка в обстановке внутренне#
 жизни солдат-красноармейцев не может способствовать выработке
 людей, призванных исполнять свой долг перед революцией...» 8. В этот период царицынской эпопеи особенно выявляется рост
 большевика Руднева. Опыт закаляет его. Энтузиазм, глубочайшая вера
 в победу революции воодушевляют, пронизывают насквозь всю дея¬
 тельность Руднева. Недаром полюбили этого пылкого, преданного,
 всегда рвущегося в бой большевика товарищи Сталин и Ворошилов. Одновременно с огромной работой по формированию армии Нико¬
 лай Руднев не прекращал заниматься пополнением своих теоретических
 знаний. В его полевой записной книжке наряду с приказами и распоря¬
 жениями имеется следующая заметка: «...Разыскать во всех книжных
 магазинах Москвы «Капитал» Маркса в издании Базарова и Степанова
 за любую цену» 9. Мужественный боец революции Руднев был всегда чутким това¬
 рищем, отзывчивым другом. При всей своей занятости он находил
 время писать письма родителям, брату и сестре. В этих письмах он
 старался приобщить родителей к революционной борьбе. «...Дорогие мама и папа! — пишет он в письме от 28 августа
 1918 г. — Пришлите ко мне несколько хороших ребят из села, которые
 будут помогать мне в борьбе с контрреволюционерами... Такие как
 Митрич были бы очень хороши...» 10. В письмах к брату и сестре Руднев стремился оказать на них
 влияние — воспитать в них любовь к родине, ненависть к ее врагам.
 «Вот, разгромим врагов,— писал он сестре,— и примемся за науку».
 Мечты о систематической учебе неизменно проглядывают во всех вы¬
 сказываниях Руднева. Подлинный большевик, он стремится углубить свое
 марксистско-ленинское образование. После неудачной попытки взять Царицын в середине августа
 1918 г. красновские банды, пополненные новыми кавалерийскими ча¬ 6 Архив ИГВ. Материалы о Рудневе. 7 Т а м же. * Т а м же. «Там же. 10 Там же.
БЕЗЗАВЕТНЫЙ ВОИН КОММУНИЗМА 103 стями, в •сентябре по тем же путям пошли снова на штурм города. Враг
 решил прорвать фронт обороны Царицына. Он строил хитроумные пла¬
 ны, стремясь обойти и атаковать город с юго-запада. 15 октября крас-
 «овцы подошли вплотную к Царицыну: были заняты Воропоново, Беке-
 товка. Но обороной Царицына руководил лично товарищ Сталин, и это
 было залогом того, что Царицын не будет сдан, что белогвардейскому
 вторжению будет оказано самое решительное сопротивление. Защитники города героически сражались с красновскими бандами.
 Царицынская большевистская организация бросила на фронт всех ком¬
 мунистов, она сумела мобилизовать до 10 тысяч рабочих. В эти напря¬
 женные дни командующий фронтом товарищ Ворошилов дал Рудневу
 боевой приказ: во главе вновь сформированной резервной бригады
 (из 11 полков) восстановить положение в районе Бекетовка — Отрадное.
 Это задание тов. Руднев с честью выполнил. 15 октября на рассвете Руднев повел наступление на противника.
 Ожесточенные, кровавые бои шли беспрерывно. Красные части героиче¬
 ски отражали натиск неприятеля. Неожиданно на одном из участков
 фронта недавно мобилизованные бойцы 1-го и 2-го крестьянских пол¬
 ков под влиянием кулацкой агитации стали группами переходить на
 сторону врага. Красноармейцы, не жалея патронов, открыли огонь по
 предателям. Белые, не поняв, в чем дело, тоже открыли стрельбу. Под
 этим перекрестным огнем погибло большинство изменников/ Но
 в результате этого подлого предательства белогвардейцам удалось про¬
 никнуть в образовавшийся прорыв фронта. Они налетели на артилле¬
 рийскую батарею. С группой преданных революции бойцов и команди¬
 ров Руднев бросился в атаку на белых, спасая батарею. Не доезжая
 до нее, он заметил, что растерявшиеся артиллеристы перерезают по¬
 стромки и оставляют орудия. В расположении батареи завязалась упор¬
 ная рукопашная схватка. С большим трудом удалось Рудневу удержать
 прислугу одного орудия. Пушка была спасена. Но в этот момент Руд¬
 нев был тяжело «ранен. 15 октября в 24 часа оперативная сводка сообщила: «На левом
 фланге во время ожесточенного боя часть состава из мобилизованных
 1-го и 2-го крестьянских наших полков с тремя орудиями предатель¬
 ски открыли фронт и перешли на сторону кадет... Во время перехода часть предателей перекрестным огнем наших и
 кадетских войок уничтожена. Образовавшийся прорыв был ликвидиро¬
 ван геройскими усилиями красноармейцев, верных революции во главе
 с начальником бригады тов. Рудневым. При чем отбито было обратно
 одно орудие. Во время ликвидации прорыва тяжело ранен тов. Руднев.
 Бой продолжается. Все атаки противника успешно отражаются нашими
 войсками»п. Смертельно раненный в живот, Руднев пытался отдавать
 распоряжения. С большим трудом удалось вынести его с линии огня.
 Еще на поле сражения он просил товарищей передать в Реввоенсовет
 товарищу Ворошилову, что приказание выполнено, прорыв ликвидиро¬
 ван. Руднева привезли в Бекетовку, в лазарет. Как только в Царицыне стало известно о печальном событии,
 товарищ Ворошилов немедленно приказал санитарному управлению
 10-й армии принять все меры для спасения раненого Руднева. Операция
 предстояла в лучшем госпитале Царицына. В Бекетовку направился
 паровоз с врачом. Но, как оказалось, операция была уже произведена
 во фронтовом госпитале, и раненый находился в очень тяжелом состоя¬
 нии. Наблюдались явления перитонита. Временами Руднев еще узнавал
 окружающих, но скоро впал в забытье и, це приходя больше в со¬
 знание, ночью умер. 11 «Борьба» № 236 от 17 октября 1918 г.
104 В. ГОРБУНКОВА Из всех ударов, нанесенных белыми под Царицыном в день 15 ок¬
 тября, гибель славного командира-болыиевика Коли Руднева была
 самым тяжелым. На его похороны пришли части Красной Армии, рабо¬
 чие царицынских фабрик и заводов. У гроба молодого героя собрались
 его ближайшие друзья — командиры, красноармейцы. На траурных
 полотнищах можно было прочесть: «Похороним и отомстим!» «За тебя
 одного — тысячи их!» 19 октября шна страницах своей любимой газеты
 «Солдат революции» защитники Царицына прочли слова товарища
 Сталина, зовущие к беспощадной расправе с врагами рабочего класса: «С глубокой скорбью отмечаю геройскую смерть тов. Руднева на
 славном посту воина с контрреволюцией. Вечная память беззаветному
 воину коммунизма. Месть беспощадная царским генералам и их прихвостням эсаулам. кЧлен Военно-Революционного Совета Республик»
 Народный Комиссар Сталин». В феврале 1919 г. прах Николая Александровича Руднева был
 перевезен в Харьков. «Известия Временного Рабоче-Крестьянского пра¬
 вительства Украины» от 8 февраля 1919 г. писали: «Харьковский Испол¬
 нительный комитет Совета рабочих депутатов извещает всех рабочих
 и красноармейцев города, что 10 февраля состоятся похороны
 Н. Руднева, славного борца за социализм, защищавшего город Харьков
 от гайдамаков... и прочих контрреволюционеров и безвременно погиб¬
 шего смертью храбрых под стенами Царицына в сражении с краснов-
 скими бандами». 10 февраля трудящиеся Харькова собрались у могилы Руднева,
 чтобы отдать свой последний долг герою-большевику. За гробом шли
 товарищи Ворошилов, Артем, Пархоменко и другие славные командиры
 Красной Армии, друзья и соратники Николая Александровича Руднева. Именем Руднева был назван один из лучших бронепоездов на
 Южном фронте. Метким огнем своих орудий он не раз напоминал бело¬
 гвардейцам о беззаветном воине коммунизма Николае Рудневе.
ВИЛЛИ БРЕДЕЛЬ ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ арнгорст умер в начале войны 1813 г., от исхода которой он ждал
 освобождения и национального объединения Германии. Этому делу Шарнгорст отдал двенадцать лет своей жизни; во имя его
 он терпел неудачи, разочарования, горькие обиды; вел упорную борьбу
 с реакционерами и обскурантами, с прусскими юнкерами и придворной
 камарильей, доказывая необходимость вооружения народа и удовлетво¬
 рения его элементарных социальных нужд. Преждевременная смерть из¬
 бавила Шарнгорста от огорчения, которое он испытал бььпри .виде пла¬
 чевных результатов своих трудов. Гергард Иоганн Давид Шарнгорст родился в 1755 г. в ганноверской
 деревне Борденау, в семье бедняка-арекдатора. Семнадцати лет он по¬
 ступил в Вильгельмштеййское военное училище, где пробыл четыре
 года. По окончании училища он служил офицером в ганноверской ар¬
 мии, в артиллерии. Аристократия относилась к этому роду оружия свы¬
 сока и допускала з артиллерийские ч#сти выходцев из буржуазии. Ре¬
 шающее влияние'в его жизни имела война 1792 г. против французской
 революционной армии, в Нидерландах. Шарнгорст проделал эту кампа¬
 нию, состоя в чине майора при ганноверском генеральном штабе. Общеизвестны слова Гете, сказанные им в день сражения при
 Вальми Менее известно, что Шарнгорст первый среди военных враж¬
 дебного революции лагеря понял, что наступила новая эпоха в истории
 человечества. 10 июля 1794 г. он записал в своем дневнике: «Нынеш¬
 няя война (против революционной Франции) произведет коренной пере¬
 ворот в области тактики... Личная храбрость и энтузиазм французов
 дают им возможность сражаться в рассыпном строю, тогда как в дру¬
 гих армиях, где все держится на дисциплине, солдаты могут храбро
 итти в бой только ллечом к плечу». Противопоставляя палочной дисциплине энтузиазм каждого бойца,
 Шарнгорст пришел к убеждению, что этот энтузиазм французских сол¬
 дат коренится в завоеваниях революции. С тех пор он непрестанно
 думает об этой разнице между лагерем революции и станом реакции.
 Он изучает историю Французской революции, постановления Комитета
 общественного спасения и организационные мероприятия Карно. Еще
 в Голландскую кампанию, во время которой он проявил большие даро¬
 вания и личную отвагу, он подумывает о том, не перейти ли на сторону
 французов. Так велико было притяжение революционных идей, так 1 В сражении при Вальми 20 сентября 1792 г. войска революционной Франции
 нанесли поражение контрреволюционной армии коалиции. Автор имеет в виду следую¬
 щие слова Гете: «С нынешнего дня возникает новая эпоха всемирной истории, и вы
 можете сказать, что присутствовали при ее зарождении». — &>ед.
106 ВИЛЛИ БРЕДЕЛЪ сильно было в нем восхищение героизмом французских солдат, «кото¬
 рые делали больше, чем им приказывали офицеры». С большой неохотой
 оставался он в армии деспотов. Его удерживало лишь глубоко укоре¬
 нившееся понятие о воинском долге -и привязанность к семье, проживав¬
 шей в Ганновере. Он .писал жене: «Как хотел бы я, чтобы эта война,
 именно эта война, поскорее окончилась». Опыт, почерпнутый в этой кампании, Шарнгорст изложил в своей
 работе, на которую прусские военные специалисты очень не любили
 ссылаться. Эта работа — «Об основных причинах успеха французских
 войск в революционную войну» — появилась в 1798 г. в «Новом военном
 журнале». В ней Шарнгорст признает себя учеником якобинцев, защи¬
 щает Французскую революцию и пишет, обращаясь к германскому на¬
 роду: «Мы лишь тогда победим, когда научимся, подобно якобинцам,
 пробуждать и направлять коллективный дух, когда мы сумеем с такой
 же действенностью и беспощадностью использовать все ресурсы нации:
 жизнь и имущество граждан, их инициативу, любовь к родине и нако¬
 нец, чта не менее важно, их преданность идее». Шарнгорст остался верен своим взглядам и после того, как, всту¬
 пив в чине обер-лейтенанта в прусскую армию, был возведен в дворян¬
 ское звание. Правда, дворянской грамоты он так и не получил до конца
 своих дней, ибо аристократическое офицерство не переставало видеть
 в нем «шелкопера». Тупые юнкера с пренебрежением и тайным страхом
 взирали на этого «выскочку-плебея». В 1801 г. Шарнгорст был поставлен во' главе Берлинской военной
 академии. Описывая методы преподавания Шарнгорста, один из его уче-
 ыиков, Карл фон-Клаузевиц, указывает, что он любил прибегать к при¬
 мерам из военных походов Бонапарта. Он не только читал лекции, «но
 и задавал своим ученикам вопросы; он устраивал, как писал Клаузевиц,
 допрос свидетелей «подобно тому, как это принято в суде присяжных»
 и предоставлял выносить приговор здравому смыслу учащихся, лишь
 направляя их своим авторитетом. Как артиллерист, Шарнгорст был выдающимся специалистам.
 «...Первым артиллеристом своего времени был Шарнгорст, — пишет
 Энгельс.— Его справочная юнига по артиллерии является первым значи¬
 тельным, действительно научным трактатом в этой области, тогда как
 его справочник для офицеров, изданный уже в 1787 г., содержит в себе
 первое научное изложение тактики полевой артиллерии» 2. В то время как среди дворянства было распространено врожденное
 отвращение ко всякой «науке», Шарнгорст основал Военное общество,
 членами которого могли быть не только офицеры. В обществе обсуж¬
 дались военные и политические проблемы. Старое офицерство увидело б этом нововведении нечто чудовищное и в своих доносах королю на
 Шарнгорста объявило его педагогическую деятельность революцион¬
 ной пропагандой, а его самого — «прусским якобинцем». Старый, узко¬
 лобый фельдмаршал фон-Калькрейт, ненавидевший Шарнгорста, прозвал
 его «прусским внутренним врагом». Несмотря на все усилия Шарнгорста, в пику его стремлениям к пре¬
 образованию армии, старые порядки и старые генералы времен Фрид¬
 риха II оставались в силе. Прусские юнкера были куда милее сердцу
 короля Пруссии, чем Шарнгорст, и они прекрасно умели играть на пани¬
 ческом страхе монарха перед всякими новшествами. «Мужество и пат¬
 риотизм в прусском государстве были вреднее любого порока» — писал
 впоследствии о Шарнгорсте Франц Меринг. 2 Ф. Энгельс. Артиллерия. Избранные военные произведения, Воениздат, 1937 г., т. I, стр. 259.
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ 1С7 Шарнгорст, в то время уже полковник прусского генерального
 штаба, в^дя, как Наполеон уничтожает одну армию за другой, предло¬
 жил вооружить народ и создать милицию на случай войны, в подкреп¬
 ление регулярной армии 3. Этим предложением он навлек на себя ярост¬
 ные «нападки клеветников и едва не был удален из армии. Король Фрид¬
 рих-Вильгельм III и руководители правительства и войск называли это
 предложение оскорблением прусской армии, которую они считали непо¬
 бедимой. Шарнгорст молчал и мрачно смотрел на будущее. Своему сыну
 он написал в 1806 г., незадолго до катастрофы: «Я не хот^л бы, чтобы ты сделался солдатом. У нас ты не най¬
 дешь удовлетворения на этом поприще. Служить у французов ты не
 станешь, а все прочие армии находятся в таких условиях, что и в буду¬
 щем не сулят чести» 4. И все же он продолжал неустанно отстаивать, явно и тайно, свои
 убеждения. Он собрал кружок молодых офицеров, своих единомышлен¬
 ников, которые подобно ему больше не хотели прислуживать коронован¬
 ным тиранам, но стремились содействовать возрождению своего народа
 и отдавали себе отчет во всемирно-историческом значении революции,
 совершающейся по ту сторону Рейна. «1793—1794 гг., — говорил Шарн¬
 горст,— доказали на вечные времена, что народы могут положить конец
 княжескому произволу, какими бы сильными армиями эти князья не рас¬
 полагали». Все, что предсказывал и против чего неоднократно предостерегал
 Шарнгорст, сбылось в 1806 г. с быстротой, превзошедшей всякие опа¬
 сения. Отсталая, состоящая из недовольных наемников прусская армия,
 руководимая тупыми, невежественными и сплошь бездарными генера¬
 лами, была не в состоянии выиграть хотя бы одно сражение и была
 разбита французами в пух и прах. Прусские войска потерпели два со¬
 крушительных поражения сряду под Иеной и Ауэрштедтом, а под
 Пренцлау последняя прусская армия сдалась без единого выстрела.
 Французам приходилось иметь дело со многими противниками, но такого
 бессильного и трусливого врага они еще не встречали. Прусские кре¬
 пости капитулировали, даже не пытаясь защищаться. Коменданты кре¬
 постей, все из дворян, не признавали за собой никаких обязательств
 перед родиной и народом; они боялись лишь за свои поместья и доходы. * * * Нейгардту фон-Гнейзенау, сыну швабского лейтенанта артиллерии,
 пришлось испытать на собственном опыте, <что значит родиться в такое
 время, когда лишь сословные привилегии принимались в расчет, а народ
 прозябал во мраке невежества. Август Вильгельм Нейгардт фон-Гнейзенау родился в 1760 г. в фур¬
 гоне маркитантки, во время отступления из Пруссии. Отец его служил
 офицером во время Семилетней войны в австрийских войсках, куда-за
 ним последовала и его мать. Она умерла от родов, а отцу было не до
 ребенка. Мальчик находил приют то в одной, то в другой семье. Девят¬
 надцати, лет Гнейзенау, как и Шарнгорст, поступил на ганноверскую
 службу и был продан рекрутом в Англию, которая воевала тогда со
 своими восставшими северо-американскими колониями. Но когда транс¬
 порт с рекрутами прибыл в Америку, война уже была окончена: Севе-
 ро-Американские Штаты завоевали национальную независимость. 8 Под словом «милиция» Шарнгорст подразумевал дополнительные отряды по¬
 стоянного войска, нечто подобное французской 'национальной гвардии (см. Ф. Мерияп*
 Очерки по истории войны и воен-ного искусства, 1938 г., стр. 303). 4 Ь е Ь ш а п п. ЗсЪагпЪогзЪ, В. I. Впоследствии сын Шарнгорста служил в англий¬
 ской армии. — Ред.
108 ВИЛЛИ БРЕДЕ ЛЬ Гнейзенау пристально следил за национальными и социальньши по¬
 трясениями, вызванными в старой феодальной Европе Французской
 революцией. Он не был таким замкнувшимся в себе кропотливым мы¬
 слителем, как его друг Шарнгорст. Веселый, общительный, жизнерадост¬
 ный, он страстно любил искусство, литературу, музыку, писал стихи,
 играл на флейте, увлекался рисованием, и с величайшим усердием изу¬
 чал иностранные языки: английский, французский, итальянский и поль¬
 ский. Человек высокой культуры, огромного трудолюбия и разнообраз¬
 ных духовных интересов, он представлял собою чрезвычайно редкое
 явление в высших немецких военных кругах. Одно из его сохранив¬
 шихся стихотворений кончается так: Кто слаб, в тисках сомнений бьется
 Но кто к высокой цели рвется, На смертный бой гкхгов дерзнуть. Пусть грозен шквал, и если ныне
 Ты даже смерть найдешь в пучине, Своей ладьи сам кормчим будь! К сожалению, он сам не оправдал- собственных слов: он не всегда
 был сам своим кормчим, но доверился слабому, тупоумному монарху и
 потерпел крушение. Когда война с Францией уже надвигалась, Гнейзенау писал: «Как
 патриот, я скорблю душой. В мирное время мы упустили самое важное,
 погрязнув в мелочах, мы потакали пристрастию публики к парадам в
 пренебрегали войной, а война — дело нешуточное». Зная мощь французской армии, выработавшей новую тактику, он
 предвидел поражение Пруссии. После объявления войны он писал: «Ч:го
 будут делать французы, я знаю. Но я не знаю, ч|то будем делать мы!-
 Сердце сжимается при мысли о последствиях». В Кенигсберге, куда бежало после разгрома под Иеной и Ауэрштед-
 том правительство, Гнейзенау представил королю меморандум, в котором
 подверг беспощадной критике промахи высшего командования и пред¬
 ложил план реорганизации армии для дальнейшего ведения войны.
 В этом плане он ссылался на опыт Французской революции и учитывал
 настроение низших слоев Пруссии и Германии. Произведенный в май¬
 оры за доблесть, проявленную в сражении под Иеной, Гнейзенау из-за
 этого меморандума был сослан в» захолустный польский городок. Но Гнейзенау не сдавался. Он написал второй меморандум с предло¬
 жением перебросить резервы из Силезии в Восточную Пруссию. Он
 предвидел, что там будет разыграна решающая схватка этой войны.
 Однако и это предложение было оставлено без последствий, хотя, па
 настоянию Шарнгорста, Гнейзенау и был переведен в Данциг. Вскоре после того он был назначен комендантом небольшой поме¬
 ранской крепости Кольберг. Впервые Гнейзенау получил самостоятельное командование. Он
 сплотил вокруг себя гражданское население городка и вооружил всех
 способных носить оружие. Вместе с 69-летним бургомистром Иоахимом
 Неттельбеком Гнейзенау организовал оборону, и в этом городке среди
 ремесленников, мелких торговцев, простых людей он нашел бескорыст¬
 ную (преданность своей стране и народу, чего он не находил у юнкеров.
 Люди мужественно переносили лишения, голод, кровавые жертвы, свя¬
 занные с осадой, и, несмотря на огромный численный перевес,, францу¬
 зам не удалось взять крепость. Гнейзенау проявил железную волю и
 непреклонную решимость. «Я все взял на свою ответственность,—'писал
 он впоследствии.— Я действовал как независимый князь, нередко даже
 кж тиран, смещал малодушных офицеров, но жил душа в душу с храб¬
 рецами». Вместе с тем его глубоко задевали жестокости войны, страдания
 жителей осажденного города. Какая редкая гуманность среди немец¬
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ 109 кого офицерства! В одном из писем Гнейзенау мы читаем: «Мой город
 опустошен. В окнах домов ни единого стекла. Среди гражданского насе¬
 ления шестьдесят три убитых и искалеченных, в том числе много жен¬
 щин и детей. Мне пришлось сжигать дома, вырубать плодовые деревья.
 Тяжек жребий коменданта осажденного города. Он вынужден совер¬
 шать много несправедливостей. Попытаюсь убраться отсюда при пер¬
 вой возможности, чтобы больше не видеть всего этого разрушения» 5. Карл фон-Клаузевиц, будучи на 25 лет .моложе Шарнгорста и на
 20 лет моложе Гнейзенау (он родился в 1780 г. в замке под Магдебур¬
 гом), тоже участвовал в Рейнской кампании 1793—1794 гг. против
 французских революционных войск. Еще 12-летиим мальчуганом он
 вступил в пехотный полк принца Фердинанда в Потсдаме, и первым его
 военным переживанием было поражение Фридриховой армии под Майн-
 цом. Французы заставили эту крепость, среди защитников которой был
 и Клаузевиц, сдаться на «капитуляцию. Его письма свидетельствуют
 о том, что победоносные революционные войска произвели на мальчика
 неизгладимое впечатление. Через несколько лет (в 1801 г.) он поступил
 в Берлинскую военную академию, которой руководил Шарнгорст. С этого
 времени начинается их дружба. Клаузевиц нашел в лице Шарнгорста
 замечательного учителя. Помимо военйых наук, он занимается филосо¬
 фией и сотрудничает в военных журналах. По выходе из академии
 Клаузевиц становится, по протекции Шарнгорста, адъютантом принца
 Августа Гогенцоллерна. Но на этЪм посту он отнюдь не чувствовал
 себя счастливым: принц был надутым дураком, пожинавшим лавры в
 аристократических салонах Берлина. Штабс-капитан Клаузевиц, адъютант принца Августа, участвовал
 в Иенском сражении. Он предвидел поражение. За несколько дней до
 сражения он писал: «Много ли стоит вся теория военного искусства,
 когда основные принципы и решения гибнут под спудом мелких труд¬
 ностей». Он попадает в плен к французам, и здесь, в стране революции, было
 положено начало подготовительной работе к книге «О войне», которая
 сделала имя Клаузевица бессмертным и из-за которой Фридрих Энгельс
 назвал его «звездой первой величины», а Ленин одним «из самых глу¬
 боких писателей по военным вопросам» 6. Пребывание в плену пробудило в Клаузевице свободолюбивые чув¬
 ства и мысли; это видно по его письмам из плена к невесте и будущей
 жене Марии фон-Брюль. 30 августа 1806 г. он писал: «Если мне не
 суждено жить, пользуясь свободой и уважением, как. гражданину сво¬
 бодного и уважаемого государства, и вкушать в ваших объятиях золо¬
 тые плоды мирного бытия, то я готов навсегда отказаться от мечты
 о мире». О прусской армии он пишет (2 апреля 1807 г. из Парижа):
 «Ты не представляешь себе, мой друг, как позорно плохо было все, что
 я видел за время нашего похода». В другом письме, от 1 сентября
 1807 г., мы читаем: «Немецкий дух проявляет сеЬя все позорней: на
 всем лежит печать малодушия и слабоумия, просто хоть плачь»7. * * * Германия 1806 г. была расчленена на множество карликовых го¬
 сударств, в которых хозяйничали, как самодержавные деспоты, князья,
 графы, епископы, помещики. В Пруссии неограниченная власть принад- 5 Р е г t z. Gneisenau, В. II. 9 Ленин.' Соч., т. XVIII, стр. 197. 7 К а г 1 und Maria Clause w it z, Briefe. Herausgeg. von Liennebach.
ВШШИ ВРЕДЕЛЬ лежала остэльбским юнкерам. Остальная масса населения, как указы¬
 вает Франц Меринг в своей «Истории Германии», была связана с госу¬
 дарством лишь подавляющим -военным и налоговым гнетом. Юнкера
 распоряжались не только землею, но и жизнью и собственностью
 крестьян, считавшихся их наследственными подданными. Без разреше¬
 ния господина юнкера крестьянин не имел права ни жениться, ни за¬
 няться каким-нибудь ремеслом, ни оставить свой участок, ни продать
 свое имущество. Зато юнкера имели право обременять своих подданных бесчислен¬
 ными податями, налогами, повинностями, сохранившимися большей
 частью, как пережитки средневековья. Они заставляли крестьян отбы¬
 вать натуральную и конную барщину. Они чинили суд и расправу. Они
 имели право охотиться на крестьянских полях. Юнкер олицетворял для
 крестьянина высшую светскую и церковную власть. Юнкера имели пра¬
 во назначать и смещать духовенство. К их услугам были и праозосудие
 и полиция. Они занимали все почетные места в государстве. Они поль¬
 зовались исключительной привилегией на получение высших государ¬
 ственных должностей и офицерских чинов. Таково было сословное государство Фридриха Прусского, в кото¬
 ром бюргеры (жители городов) были так же принижены и бесправны,
 как и крестьяне в деревнях. Зажатые в тиски средневековой цеховой
 организации, бюргеры тоже стонали под игом юнкеров, помыкавших
 ими в качестве чиновников или офицеров*. Таковы были условия жизни в то время, когда Шарнгорст, Гнейзе¬
 нау и Клаузевиц служили в прусской армии. Не только аристократы, не
 только придворные паразиты, но и либеральствующая крупная буржуа¬
 зия боялась, как огня, всенародного вооружения; всем было ясно, что
 нельзя вооружить народ, уклоняясь от коренных социальных преобра¬
 зований. Конечно, Шарнгорст не был демократом в современном смысле
 этого слова; но, требуя отмены шпицрутенов и вообще телесных нака¬
 заний в армии и упразднения косы, он понимал, что эти реформы сами
 но себе еще недостаточны для возрождения прусской армии. Он писал
 Клаузевицу: «Нужно развивать в народе чувство самостоятельности; нужно дать
 ему возможность познать самого себя и позаботиться о себе; только
 тогда он научится уважать себя сам и заставит других себя уважать.
 Стремиться к этой цели — вот все, что нам остается» 8. Полное банкротство старой военной организации и- предательское
 поведение прусского юнкерства в 1806—1807 гг. подняли престиж
 Шарнгорста, который даже в самых злополучных сражениях, особенно
 же в битве под Эйлау, проявил мудрость и бесстрашие. Он был произ¬
 веден в генерал-майоры и после Тильзитского мира поставлен во главе
 военно-организационной .комиссии. .Вместе с ним в этой комиссии рабо¬
 тали офицеры, отличившиеся в последних битвах, в том числе Гнейзе¬
 нау, майоры Бойен и Грольман. Реформаторы имели большинство в комиссии; но с первых же ша¬
 гов комиссия вступила в конфликт с королем. Она начала с того, что
 предала суду высших-военачальников и командиров, виновных в преда¬
 тельстве и трусости, и приговорила к расстрелу или оставила «без пен¬
 сии и мундира» многих старорежимных офицеров и комендантов крепо¬
 стей, позорно капитулировавших перед неприятелем 9. Король воспроти¬
 вился решениям комиссии, отказался утвердить смертные приговоры,
 смягчил наказания. Может быть, он чувствовал, что значительная доля
 вины падала на него самого. 8Scharnhorst, Briefe. HeTausgeg. von Liennebach. 9 Из 143 генералов, имевшихся в прусской армил в 1806 г., к 1812 г. оста¬
 лось на действительной службе лишь 8 (см. Ф. Меринг, Очерки по истории войны и
 военного искусства, стр. 304). — Ред.
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ 111 Одновременно с социальными реформами, проводившимися под все
 растущим -нажимом бюргерства, крестьянства и... Наполеона, Шарнгорст
 работал над возрождением прусской армии. Хотя по условиям Тильзит¬
 ского мира Пруссии было предоставлено право держать под ружьем не
 свыше 42 тыс. человек, Шарнгорст сумел, не нарушая этого условия,
 создать -предпосылки для всенародного вооружения. Он ввел так назы¬
 ваемую систему «крюмперов» (запасных). В каждой воинской части
 ежегодно подвергалось демобилизации известное число уже обученных
 солдат, на место которых набирались рекруты. Таким путем были обра¬
 зованы прошедшие военное обучение резервы в народных массах. Шарнгорст не был, конечно, «якобинцем», он стремился примирить
 феодальные традиции- государства Фридриха Второго с буржуазными
 завоеваниями Французской революции. Он предложил образовать регу¬
 лярные войска из неимущих граждан и милицию из зажиточных, кото¬
 рые могли бы вооружиться и содержать себя за свой счет. Но это раз¬
 граничение между богатыми и бедными показалось юнкерам опасным, и
 они провалили план Шарнгорста. Компромиссным решением явился
 ландвер 10. Шпицрутены и прочие телесные наказания были отменены; однако
 Гнейзенау провел решение о сохранении за офицерами права расстрели¬
 вать непокорных солдат на месте в случае неисполнения приказания.
 ОдЪжда солдат была подчинена лишь соображениям целесообразности:
 устарелые пережитки вроде ношения кос, париков, пудры были изгнаны.
 Муштра была смягчена, но суровая дисциплина все же сохранилась. Ло¬
 зунгом Шарнгорста было: энергичные, знающие солдаты-фронтовики.
 Но сословные ограничения не были окончательно отброшены. Право на
 офицерский чин обуславливалось известным объемом знаний и возрас¬
 том не менее 17 лет. Этим открывался доступ буржуазии в офицер¬
 ский корпус. Несмотря на половинчатость этих реформ, они саботировались,
 а подчас и разбивались о сопротивление короля и придворной клики.
 Прусское дворянство, как писал барон фон-Штейн в своем «Циркуляре»,
 гтойдя на сделку с другими сословиями, сумело объединить всех против¬
 ников реформ. «В результате социальный строй остался без изменения;
 проводимые сверху реформы устранили лишь некоторые из самых во¬
 пиющих злоупотреблений». Своими либеральными реформами, направленными лишь против наи¬
 более гнусных пережитков средневекового варварства, Гнейзенау все же
 навлек на себя ненависть всех реакционеров и обскурантов. В Пруссии
 один человек, по имени Берш, издавал журнал «Друг ^ народа». Хотя
 этот журнал и не выдерживал никакого сравнения с одноименной газе¬
 той Марата, все же в тогдашней Пруссии это был один из самых про¬
 грессивных демократических органов печати. В этом журнале Гнейзенау
 и Бойен открыто развернули кампанию за «освобождение спины от эк¬
 зекуций». «Неужели для прусского солдата,— с горечью вопрошал Гней¬
 зенау, — и впредь должно служить стимулом к доблести не чувство
 чести, а палочные удары?» «...Провозглашение свободы спины от экзекуций,— писал Гнейзе¬
 нау,— видимо, является необходимой предпосылкой введения всеобщей
 воинской повинности. Если эту свободу признают неосуществимой, то
 нам надлежит отказаться от всяких претензий на культуру, и поскольку
 мы не можем обрести стимул к доблести в чувстве чести, нам ничего
 не остается как и впредь положиться на шпицрутены». Остэльбские юнкера завопили о беспримерном скандале, когда офи¬ 10 В современном понимаши этого слова ландвер — категория военнообязанных,
 состоящих в бессрочном отпуску до определенного возраста. Из этой категории фор¬
 мируются второочередные (ландверные) дивизии. В 1813 г. под словом «ландвер» под¬
 разумевалось выставленное уездами земское ополчение. — Ред.
112 ВИЛЛИ БРЕДЕЛЬ цер прусской армии осмелился открыто выступить в печати с критикой
 недостатков в организации армии. Генералы Фридриха II и прусские
 юнкера убеждали короля гнать в шею всех сторонников реформ и очис¬
 тить армию от тайных и явных «якобинцев». Вооруженный народ ка*
 зался им куда опаснее победоносного врага. Фридрих-Вильгельм III, заклятый враг всяких новшеств, охотно вни¬
 мал всем этим внушениям юнкеров. Ярый противник всенародного во¬
 оружения, глава придворной партии князь Витгенштейн писал в мемо¬
 рандуме, адресованном королю: «Вооружить народ это значит... подго¬
 товить организованное сопротивление властям и мятеж»п. Король на¬
 значил его министром полиции, чтобы он мог с помощью своей армии
 жандармов и шпионов наблюдать за такими людьми, как Шарнгорст,
 Гнейзенау, Клаузевиц. Много раз Шарнгорсту казалось, что силы его покидают. Но его
 поддерживала вера в творческую мощь народа. Он обращался не толь¬
 ко к «мыслящим умам», «энтузиастам», «избранным личностям», но ко
 всей нации, ко всему народу, к ремесленникам, бюргерам, крестьянам и,
 разумеется, к интеллигенции. Тайные военные приготовления Шарнгорста стали известны 'Напо¬
 леону. Высокопоставленные чиновники из королевской свиты донесли
 на него. И в 1810 г. Шарнгорсту пришлось удалиться «на покой», что
 не помешало ему, впрочем, продолжать упорную работу над реорганиза¬
 цией прусской армии. Гнейзенау тоже с тревогой следил за положением Пруссии. Он
 надеялся, что именно в Пруссии и Германии возможно путем радикаль¬
 ных и разумных реформ осуществить возрождение нации .и утвердить
 буржуазную свободу. Вместо этого он всюду видел полумеры, гнилые
 компромиссы, шаткую неопределенность, открывавшую возможность
 реакционному юнкерству в благоприятный момент восстановить свое
 неограниченное классовое господство. В 1811 г. Гнейзенау пишет барону фон-Штейну: «Дворянство, под¬
 держиваемое в своей инертности нелепой политикой правительства и
 озлобленное против трона и его окружения; бюргерство, находящееся
 под угрозой утраты своего благосостояния, покоящегося на цеховой
 организации, что подвергает опасности средства вдов и сирот; крестьян¬
 ство, охваченное недовольством и ограбляемое целой сворой прожорли¬
 вых хищников — сборщиков податей; исчезновение звонкой монеты с
 рынка в результате неблагоприятного тортового баланса и уплаты кон¬
 трибуций Франции; засорение каналов сбыта отечественных товаров, ко¬
 торые обесцениваются за отсутствием покупателей; грозная опасность
 иноземного нашествия извне и полная растерянность правительства внут¬
 ри страны; никакого единодушия среди населения, всюду йолитические
 раздоры, фракционный дух. Какие перспективы?» 12. О нерешительности прусского короля, который то уступал ^перед
 необходимостью реформ, то в испуге от них отшатывался, Гнейзенау
 пророчески писал еще в 1807 г.: «Не смею ни возражать вам, ни пори¬
 цать вас за то, что некоторая нерешительность в характере короля вну¬
 шает вам опасения... Он совершенно убежден в необходимости суще¬
 ствующего порядка. Однако я не поручусь, что в один прекрасный день
 король не прогонит нас всех». После Тильзитского мира Гнейзенау ездил с дипломатическими
 поручениями в Англию, Швецию и Россию. Познакомившись во время
 этих поездок с союзниками Пруссии, он прщшел в ужас. Повсюду он
 видел господство невежества, тупости и ре^кционньих предрассудков.
 В дневнике и письмах к друзьям он открыто .выражает свое уныние и 11 Tre,it.schke. Deutsche Geschichte im XIX Jahrhundert. 12 P e г t z, Gneisenau.
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ ИЗ недовольство. «Все наши лучшие надежды потерпели крушение,— пи-,
 шет он.— Не скрою от вас, что я потерял веру в успех нашего дела».
 В другом 'месте он пишет: «Судьба воздаст нам по заслугам. Нас ждет
 позорная гибель, ибо надо открыто признать, что каково правительство,'
 такова и нация» 13. В таком состоянии духа лучшие люди прусской армии, вроде Шарн¬
 горста, Гнейзенау и -Клаузевица, эмигрировали из Пруссии. Гнейзенау
 разработал план кампании против Наполеона, свидетельствующий о том,
 как основательно он изучил наполеоновскую стратегию и как верно обч
 •наружил ее наиболее уязвимое место. Гнейзенау писал: «Все военные походы императора Наполеона рассчитаны на корот-:
 кии срок. Быстрыми переходами, стремительными движениями охватить
 силы врага, чтобы разбить их лоодиноч|ке, (парализовать страхом и за¬
 вершить молниеносную войну скорым миром, почетным для французского'
 солдата и отдающим на произвол победителей наводненную ими стра-i
 ну,— такова система ведения войны французского императора. Но стоит
 его принудить к затяж-ной, медленной войне, стоит лишить французских
 солдат возможности существовать за счет угнетаемого ими населения <и
 поставить их перед необходимостью упорной и длительной борьбы, —
 и можно без самообольщения считать, что моральная победа над фран¬
 цузами уже одержана и что даже частичные успехи не спасут их от по¬
 ражения» 14. Клаузевиц писал о стратегии Наполеона: «Начать решающими ударами и использовать полученные выгоды
 для нанесения новых решающих ударов, чтобы, поставив вновь и вновь’
 весь выигрыш на одну карту, в конце концов сорвать банк, — вот
 в чем его система, и надо сказать, что именно этой системе он обязан
 чудовищным успехом, который потряс целый мир. Трудно представить
 себе, чтобы другой мог добиться таких же результатов». Когда поражение французской армии в России вызвало подъем
 национального движения в Пруссии, Гнейзенау и Клаузевиц снова пред¬
 ложили свои услуги прусской армии. Но для них долго не находилось
 места. Наконец, Гнейзенау был назначен помощником Шарнгорста, слу¬
 жившего начальником штаба армейского корпуса под командованием
 Блюхера; Клаузевиц получил должность «русского» офицера для связи. После того как наполеоновская армия нашла свою гибель на полях
 России, началась война за Национальное освобождение Германии. Летом 1813 г. в Пруссии было поставлено под ружье 277 тыс. чело¬
 век; каждый семнадцатый стал солдатом, и это было делом рук Шарн¬
 горста. Фридрих-Вильгельм III, предпочитавший быть вассалом Наполе¬
 она, чем зависимым от народа /королем, «после долгих колебаний уступил,
 наконец, всеобщим настояниям, объявил войну Франции и обратился
 к «своему народу» с обещаниями даровать ему свободу и конституцию
 в награду за изгнание из пределов Германии французской армии. Наполеоновские войска принесли Германии одновременно и угнете¬
 ние и политическое освобождение. Буржуазный историк Фридрих’ Шлос-
 сер пишет: «Образованные Наполеоном государства подвергались страш¬
 ному гнету, но вместе с тем с их помощью они /приобщились к неоце¬
 нимым благодеяниям французской революции, чего они никогда не до¬
 стигли бы, если бы Наполеон не расправился с немецкими властями по-
 военному и не расчистил почву для возведения нового здания. Герма¬
 ния бесконечно многим обязана ему» 15. 13 Pertz. Gneisenau. 14 Volkerschlachten und Klassenkampfe Urkundliche Beitrag^. Gesammelt von
 A. Conrody. 15 Fr. S с h 1 о s s e r. Geschichte des XIX Jahrhunderts. Военно-историч. журнал Л® ^ 8
114 ВИЛЛИ ВРЕДЕЛЬ Уничтожив политическую раздробленность Германии, Наполеон со¬
 действовал развитщо идеи национального объединения в немецком
 народе. Щедрые обещания всяких гражданских свобод, на которые не
 скупился прусский король, и поведение наполеоновских войск, устано¬
 вивших в оккупированных ими странах безрассудный режим насилия,—
 вот чем объяснялась готовность народных масс к борьбе за нацио¬
 нальное освобождение. Сильнейшее впечатление на 'население Пруссии
 и всей Германии произвела героическая борьба испанского народа, вос¬
 ставшего против наполеоновского гнета наперекор королю, предавшему
 свой народ. О том, что в Германии дело шло не только об изгнании чужезем¬
 ных завоевателей, но и о буржуазной революции, свидетельствует воз¬
 звание Гнейзенау к .саксонцам, обнародованное 23 марта 1813 г. В этом
 воззвании, между прочим, говорится: «Довольно терпеть рабство! Пора положить конец коварной и лице¬
 мерной -политике врага, который в угоду своему «честолюбию и ненасыт¬
 ной жадности проливает кровь ваших сынов, убивает вашу торговлю и
 промышленность, уничтожает свободу печати и .превращает вашу некогда
 столь счастливую страну в театр военных действий. Угнетающие вас
 чужеземцы, в своем вандализме, уже уничтожили, из преступной стра¬
 сти к разрушению, прекраснейший памятник строительного искусства —
 Дрезденский мост. Восстаньте! Присоединяйтесь к нам! Поднимайте
 знамя восстания и освобождайтесь от чужеземных угнетателей!»16. Так мыслили сторонники реформ в Пруссии. Но не успели они под¬
 нять свой голос и подкрепить свои слова делом, как юнкерство и все
 враги демократии и народоправства стали обливать их клеветой и гро¬
 зить терпимо относящееся к ним государству саботажем. Тогдашний
 прусский канцлер Гарденберг поспешил осудить столь далеко идущие
 воззвания. Много лет трудился Шарнгорст над возрождением прусской армии,
 оставаясь совершенно неизвестным народным массам. Наконец, пришел
 день, когда он мог показать, на что он способен и чего стоит вся его
 долголетнязя работа. И тогда разыгралась трагедия, которую он давно
 предчувствовал: он остался для правителей Пруссии «якобинцем», кото¬
 рому нельзя доверять. Теперь преобразователям Пруссии пришлось рас¬
 плачиваться за то, что они не ^озаботились прежде всего покончить со
 старым режимом, чтобы, по примеру французов», воздвигнуть здание
 национального объединения на фундаменте буржуазно-демократической
 республики. Изо всех глухих углов, изо всех поместий выползли старые
 зубры — чиновники и генералы, которые лишь прикидывались мертве¬
 цами; с помощью запугивания и лести они завладели королем и благо-
 даря ^своему богатству и связям заняли все решающие посты в управле¬
 нии государством и армией, убрав всех подозрительных по склонности
 к реформам и либерализму деятелей или, если это им не удавалось,
 передвинув их на лишенные всякого влияния места. Шарнгорст, организатор армии, был назначен начальником штаба
 при Блюхере. Ему даже не доверили командования армией. Но и сам
 Блюхер командовал в то время лишь армейским корпусом, к тому же
 под начальством русского генерала. Шарнгорст, глубоко возмущенный
 этой несправедливостью, записал в своем дневнике: «Все заботы и все колоссальные труды, свалившиеся на мои плечи
 в связи с увеличением численности армии, да и вообще все на свете
 я готов отдать за право делать с армией все, что я хочу, в течение шес¬
 ти недель»17. 16 Р е г t z. Gneisenau, В. И. / . 17 Die Befredundskriege 1813—1814—1815. Tagebucber und Briefe von Scharnhorst*
 Gm. такж-е Klippel — Scharnhorst, Harausgeg. von Tim Klein.
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ 115 Как раз этого и не хотели допустить юнкера и двор. Чтобы задоб¬
 рить Шарнгорста, который еще был им нужен, и поднять его настрое¬
 ние, в первые недели войны его буквально осыпали орденами. Но это
 вызвало у него лишь полные сарказма слова: «Я не придаю никакого
 значения этим побрякушкам. Моих заслуг у меня никто не может отнять». (Своей дочери он писал: «Что мне в этих знаках почета? Раз iM-н-е
 не дают того, что я заслужил, всякая другая награда является оскорб¬
 лением. Я презирал бы себя, если б думал иначе. Все семь орденов и
 жизнь в придачу отдам за командование хоть на один день». Едва .только началась борьба, как все радужные мечты либералов
 рассыпались в прах; они имели глупость довериться прусской монар¬
 хии. Король жил в вечном страхе перед вооруженным народом. Чем
 (больше становилась его уверенность ,в том, что теперь уже можно обой¬
 тись без организаторов армии и без организованного народного ополче¬
 ния, тем круче он действовал против них. В конце концов он заключал
 союз с юнкерством и прусским чиновничеством против народа, как и
 перед катастрофой под Иеной и Ауэрштедтом, и, холодно взвесив поло¬
 жение, отрекся от всех своих торжественных обещаний. Шарнгорст не дождался этих событий. В первых же сражениях
 (под Гросгершеном) он был ранен. Не ставя ни во что свою жизнь,
 когда дело шло о жизненных интересах народа, и, зная, что для победы
 Пруссии нужны союзники, он -отправился в Вену, чтобы склонить Ав¬
 стрию к участию в войне. Но в Вене не хотели и слышать о «якобинце»
 проведшем всенародное ополчение. Его просто не приняли. Тогда он
 переехал в Прагу и после длительных хлопот добился встречи с глав¬
 нокомандующим австрийской армией князем Шварценбергом. Тем вре¬
 менем открывшаяся рана вызвала резкое ухудшение его здоровья. 28 июня 1813 г. Шарнгорст скончался, и только в 1826#г. его прах
 был перевезен из Праги в Берлин. Ненависть юнкеров и реакционеров,
 которых он спас, преследовала его и в могиле. Эрнст-Мориц Арндт, певец освободительных войн, тесно связанный
 с передовыми деятелями Германии, оставил нам в своих «Воспомина¬
 ниях» портрет Шарнгорста. «Стройный и сухощавый, он двигался шаркающей, совсем не воен¬
 ной, походкой, слегка наклонившись вперед. Правильные черты его
 лица были одухотворены спокойным благородством. Большие синие
 глаза светились прямодушием и умом. Но обычно он держал их полуза¬
 крытыми, как человек, который не гонится за мыслями, но отдыхает,
 размышляя. Его речь была под стать наружности: говорил он медленно,
 протяжным, почти беззвучным голосом и часто высказывал самые сме¬
 лые идеи в афористически-■сжатой4 форме. Предельная простота и скром¬
 ность, благороднейшая смелость «и прозрачная ясность: таков был Шарн¬
 горст» 18. * * ❖ Пока шла война, нельзя было обойтись без Гнейзенау, который за¬
 нял место умершего Шарнгорста; но как только была одержана победа,
 его убрали, как человека, который сделал свое дело и больше не нужен.
 Король неоднократно грубо выражал свое недовольство его вмешатель¬
 ством в государственные дела. Теперь, когда национальное освобожде¬
 ние было достигнуто, преобразователи армии и страны опять стали
 «прусскими якобинцами», а в Берлине попрежнему хозяйничало «юнкер¬
 ское отродье и свора дипломатов», Гнейзенау, которому уже перева¬
 лило за 55, из армии направился в Аахен, на воды: в те времена даже
 для полководцев война была весьма утомительным предприятием.'Затем 18 Arndt. Errinerungen aus dem ausseren Leiben. 8*
116 ВИЛЛИ БРЕДЕЛЬ он вернулся в свое поместье в Силезии и издалека следил за ходом
 всеевропейского обмана народов, совершавшегося на Венском конгрессе. В Германии образовалось несколько обществ и союзов, защищав¬
 ших .передовые идеи и стремившихся к их (популяризаций среди населе¬
 ния. Одно из этих обществ, так называемый «Тугендбунд» (Союз до¬
 бродетели), членами которого являлись также Шарнгорст и Гнейзенау,
 подвергся яростным нападкам со стороны юнкерства и придворной
 клики. Реакционеры сравнивали его с Якобинским клубом и убеждали
 короля разогнать эту «шайку .мятежников». Даже буржуазный историк
 Ганс Дельбрюк пишет: «Особенно отвратительными были подозрения,
 направленные против обществ и союзов, подготовивших «Освободитель¬
 ную войну», например против кенигсбергского Тугендбунда»19. Снова вспыхнула война, и на этот раз на долю Гнейзенау выпал
 величайший триумф: он разбил Наполеона, он оказался победителем при
 Ватерлоо, именно он, а не Веллингтон, и там более не Блюхер. При дележе добычи, учиненном союзниками на Венском конгрессе,
 Пруссию бесстыдно обделили; гнев всех прусских патриотов направился
 против Вены, Меттерниха и русского царя. Вот почему, после возвра¬
 щения Наполеона с острова Эльбы, Гнейзенау предложил королю за¬
 ключить союз с Францией против остальной Европы и при помощи На¬
 полеона обеспечить Пруссии главенствующее положение среди герман¬
 ских государств. Но Фридрих-Вильгельм не решился на это. Гнейзенау опять был назначен начальником штаба при Блюхере.
 Командования армией он так и не получил. Затем (последовал ряд сра¬
 жений уже на французской территории, в которых Наполеон еще раз
 проявил весь блеск своего военного гения; он одержал несколько побед,
 но проиграл решительное сражение при Ватерлоо. Разбив прусский армейский корпус Блюхера, Наполеон устремился
 со своей армией против англичан, которые, вместо того, чтобы притти
 на помощь пруссакам, стояли без всякой нужды под Ватерлоо. Генерал-
 фельдмаршал Блюхер упал с лошади и лежал с распухшей ногой в ко¬
 ляске, которая двигалась в обозе. Командование перешло, наконец, к
 Гнейзенау. Вместо отступления к Рейну, как предполагали все, в том
 числе и Наполеон, он приказал следовать форсированными ночными пе¬
 реходами за французской армией и привел свои войска на поле битвы
 как раз в тот момент, когда англичане, не выдержав яростных атак
 французов, дрогнули. Пруссаки обрушились на правый фланг францу¬
 зов. Наполеон был разбит наголову. Гнейзенау лично руководил пресле¬
 дованием остатков французской армии до самых ворот Парижа. И снова правящие классы Пруссии отплатили своим спасителям
 черной неблагодарностью. Гнейзенау, только теперь произведенному в
 генералы от инфантерии, было позволено как члену комиссии, выраба¬
 тывающей условия второго Парижского мирного договора, представлять
 меморандумы королю Пруссии и русскому царю, но в дипломатических
 вопросах он не имел голоса. «В этой комиссии,— писал он впослед¬
 ствии,— я сражался без союзников против целого полчища страшных
 врагов: против зависти, недоброжелательства, своекорыстия, слабости
 и невежества». Во всех письмах того времени чувствуется ^горечь обиды Гнейзенау
 на проявившего к нему «грубую неблагодарность» короля. «Солдат
 с готовностью исполнил свой долг, — пишет он, — но теперь выходит на
 сцену дипломат и говорит ему: «Послушай-ка, дружок, ты малый пррс-
 той и не умеешь обходиться с людьми. Они куда лучше воспитаны, чем
 ты, и хотят, чтобы с ними разговаривали поделикатней. Ты же умеешь
 разговаривать лишь ружейными выстрелами. Потому держи язык за зу¬
 бами, и не суйся к нам в дом, а жди смирненько на дворе, пока тебе lf Н. von D е 1 b г и с k. Das Leben des Feldmarschall Neithardt von Gneisenau.
ШАРНГОРСТ, ГНЕЙЗЕНАУ, КЛАУЗЕВИЦ 117 не протянут что-нибудь через окошко. Когда ты нам понадобишься, мы
 тебя позовем, а пока ты -нам не нужен» 20. Гнейзенау просил об увольнении из армии и о предоставлении ему
 должности генерального почтмейстера. После победы при Ватерлоо ему подарили захваченную в качестве
 трофея карету Наполеона и найденный в ней орден Черного орла, но
 самостоятельного командования он так и не получил, хотя ,был по рангу
 выше остальных генералов. Король не доверял ему, придворная клика
 не переставала клеветать на него, и победителем при Ватерлоо был
 объявлен Блюхер (англичане объявили победителем Веллингтона). Развязка была довольно плачевной: она растянулась на пятнадцать
 лет. Прусский король и всесильный австрийский канцлер Меттерних
 окружили Гнейзенау своими шпионами; его письма перехватывались цен¬
 зурой. За каждым его шагом следили, как если б он был государствен¬
 ным преступником. Все торжественные обещания социальных реформ,
 данные «королем народу в час опасности, давно были развеяны по ветру;
 воцарилась злейшая реакция, наступил период борьбы с так называемы¬
 ми демагогами. Всех свободомыслящих людей устранили из государ¬
 ственного и военного аппарата. В эти годы гонений на всех друзей свободы Клаузевиц был дирек¬
 тором Берлинской военной академии, правда, только в административ¬
 ной области, так как король запретил ему оказывать идейное воздей¬
 ствие на его воспитанников. Клаузевиц писал книгу «О войне». Но так
 велико было'его недоверие к правящей юнкерской касте, что он не опуб¬
 ликовал этого труда при жизни, а завещал своей жене выпустить книгу
 после его смерти. В нашу задачу не входит рассмотрение этого гранди¬
 озного труда, о котором Энгельс в письме к Марксу от 7 января 1858 г.
 говорит: «Манера философствовать странная, но по существу очень хо¬
 рошо» 21. Впоследствии Энгельс еще более положительно отозвался
 о «диалектическом методе этой философии войны». «Через всю книгу
 Клаузевица красной нитью проходит идея, рожденная Французской
 революцией, о том, что решающим фактором является народ». «Народ¬
 ный дух армии,— говорит Клаузевиц в одной из глав своей книги
 («Главные моральные факторы») — ярче всего проявляется в гористой
 местности, где каждый предоставлен самому себе, вплоть до единич¬
 ного солдата». Положение Клаузевица, что «война есть продолжение
 политики, только другими средствами», общеизвестно. Ленин, назвав¬
 ший эти слова «знаменитым изречением», расширил и уточнил его:
 «война есть продолжение политики иными» (именно: насильственными)
 «средствами» 22. Клаузевиц открыто и честно высказывал свои взгляды, невзирая
 на клеветнические нападки тупоумного юнкерства и реакционных при¬
 дворных льстецов. Он хотел, по формуле французской судебной при¬
 сяги, «правды, всей правды, ничего, кроме правды». И так как в то
 время он не мог сказать всей правды, то он отказался при жизни от
 опубликования своего труда. Правда была ему дороже славы. Гнейзенау жил уединенно в своем силезском поместье. Он ничего
 не хотел, кроме покоя. Разочарованный и озлобленный, чтобы обезопа¬
 сить себя от еще худших преследований, он все же малодушно защи¬
 щал изменившего своему слову короля. 20 Н. von Delbriick. Das Leben des Feldmarschall Neithardt von Gneisenau. 21 Маркс и Энгельс. Соч., т.' XXII, стр. 286. 22 Ленин. Соч., т. XVIII, стр. 197.
118 ВИЛЛИ БРЕДЕЛЬ В 1825 г., уже будучи семидесятилетним стариком, Гнейзенау по¬
 лучил звание фельдмаршала. В 1830 г. он становится во главе силез¬
 ской армии, приведенной в состояние боевой готовности в связи с борь¬
 бой поляков за национальное освобождение. Фельдмаршал Гнейзенау
 был готов напасть на них в том случае, если бы армии русского царя
 не удалось смирить картечью свободолюбивый дух польского народа.
 На этом далеко не почетном посту в 1831 г. Гнейзенау умер от холеры. Клаузевиц, начальник его генерального штаба, доложил королю
 о смерти Гнейзенау. Но тот даже не удостоил его ответом. Клаузевиц
 писал жене 5 сентября 1831 г.: «Признаюсь, мне тяжело переносить та¬
 кое обращение. Правда, я давно привык к немилости короля и отлично
 знаю, что у нас .начальнику генерального штаба нечего рассчитывать
 на признание своих заслуг и благодарность» 23. Через несколько недель умер от холеры и Клаузевиц. Все смелые дерзания лучших умов германской армии погибли в бо¬
 лоте немецкой действительности. Шарнгорст, Гнейзенау, Клаузевиц
 мечтали о едином, передовом германском государстве, но после беско¬
 нечных усилий, страданий и жертв они подобно другим прусским пре¬
 образователям остались на том же месте, с которого начали. Эти вы¬
 дающиеся военные деятели ее учли элементарных уроков Французской
 революции, не поняли необходимости уничтожения феодальных поряд¬
 ков для того, чтобы утвердить на прочном социальном фундаменте
 здание буржуазной демократии. Они не пожелали итти к националь¬
 ному обновлению и социальному преобразованию «французским» путем.
 Избранный же ими путь компромиссных реформ и временного замазы¬
 вания социальных противоречий, путь, названный ими «немецким», при¬
 вел их в болото реакции. Перевод с немецкой рукописи Я• Рецкера. 23 Karl und Maria Clausewitz, Briefwechsel.
ПРОРЫВ УКРЕПЛЕННОЙ ПОЛОСЫ (51 сд В ШТУРМЕ ПЕРЕКОПА)! Красные армии Южного фронта под ру¬
 ководством товарища Фрунзе в ок¬
 тябре 1920 г. разгромили белую армию
 Врангеля в Северной Таврии. Потеряв половину своих войск и все
 склады, развернутые в Северной Таврии,
 Врангель в конце октября — начале нояб¬
 ря 1920 г. отошел в Крым и перешел к
 обороне на сильно укрепленных Крымских
 перешейках. На правом крыле Южного фронта ча¬
 сти 6-й красной армии еще 30 октября
 с налета овладели двумя линиями обо¬
 роны Перекопских позиций, но вынужде
 ны были остановиться перед треггьей ли¬
 нией, опиравшейся на так называемый
 Турецкий вал южнее г. Перекопа. На левом крыле фронта наши части
 остановились у взорванных белыми мостов
 через Чонгарский пролив. Директивой командующего Южным фронтом товарища Фрунзе от 5 ноября
 6-й армии была поставлена задача: не
 позднее 8 ноября переправиться через Си¬
 ваш на участке колон. Владимировка,
 Строгановка, мыс Кугаран и ударить в
 тыл по Перекопским позициям белых, од¬
 новременно атакуя с фронгга Турецкий вал. В это время уже началась морозы, тем¬
 пература падала до 12—15 градусов ниже
 нуля. В Сиваше уровень воды понизился
 настолько, что допускал движение вброд;
 местами даже обнаружилось вязкое, или¬
 стое дно. 7 ноября части 6-й армии заняли ис¬
 ходное положение для форсирования Си¬
 ваша и штурма Крымских перешейков
 (схема 1). В данном примере мы излагаем дейст¬
 вия 51-й стр. дивизии в период штурма
 Турецкого вала и овладения Юшуньскими
 укреплениями. ПОЗИЦИИ БЕЛЫХ Позиции белых, прикрывавшие Крымский
 полуостров, представляли собой хорошо
 развитую, глубокую оборонительную поло¬
 су, еще невиданную на полях граждан¬
 ской войны. Эти позиции удачно ис¬
 пользовали естественные условия приро¬
 ды и были усилены Врангелем с помо¬
 щью французских инженеров и техниче¬
 ских средств Антанты. Основная линия обороны Перекопских
 позиций опиралась на искусственно воз- 1 Источники: Дела ЦАКА №№ 230, 232, 233, 224 и 550. Материалы военно-исторической полевой
 поездки Военной академии РККА
 им. Фрунзе. М. В. Фрунзе. Врангель. Статья в га¬
 зете «Коммунист» № 251 от 7 декабря
 1921 г. А. Голубев, Перекопско-Чонгарская опе¬
 рация. Его же. Борьба Красной Армии на
 Крымском фронте. Я. Датюк. Штурм Перекопа. веденный старинный вал вьюотой до 8 м,
 пересекающий перешеек с юго-запада на
 северо-восток. Общая протяженность вала
 по фронту достигала 9 км, а фланги его
 упирались в море. На валу были устрое¬
 ны окопы, убежища, пулеметные гнезда,
 блиндажи. Были установлены легкие ору¬
 дия для стрельбы прямой наводкой, тран¬
 шейные малокалиберные орудия и много¬
 численные пулеметы. Впереди вала прохо¬
 дил ров шириной 30—40 м и до 8 м глу¬
 биной. Вся позиция севернее рва при¬
 крывалась проволочными заграждениям^" в
 две полосы по 5—6 рядов кольев каж¬
 дая; кроме того, такая же третья полоса
 проходила по северному склону рва, бу¬
 дучи незаметной для наступающего. Про¬
 волочные заграждения фланкировались ог¬
 нем специально устроенных пулеметных
 гнезд. Второй оборонительной позицией на
 Перекопском перешейке являлись укреп¬
 ления северо-западнее Юшуни, в 15—20 км
 южнее и юго-восточнее Турецкого ва¬
 ла. Начинаясь у берега Черного моря, ук-
120 ИЗ ОПЫТА БОЕВ Схема. 1. Группировка репления пересекали межозерное простран¬
 ство (оз. Старое, оз. Красное) и упира¬
 лись в юго-заладный берег Сиваша. Эта позиция считалась белыми главной;
 на ней наступающие части Красйой Армии
 должны были быть остановлены во что
 бы то яи стало. Юшуньские укрепления
 состояли из 3—4 линий окопов с проволоч¬
 ными заграждениями перед каждой лини¬
 ей. Окопы были оборудованы бетониро¬
 ванными убежищами от снарядов тяжелой
 артиллерии. Обе позиции имели неограниченный эб- ЗАДАЧА 51-й СТР. ДИВИЗИИ Первоначально предполагалось начать
 атаку Перекопских позиций 7 ноября, по¬
 этому 6 ноября командование 51-й стр. ди¬
 визии отдало приказ на наступление
 № 130/оп. Согласно этому приказу диви¬
 зии ставилась задача нанести главный
 >дар в направлении тракта Чаплинка—Ар-
 мянск и одновременно двумя бригадами
 наступать через Сиваш в направлении ко¬
 лон. Владимировна, Караджанай, Армянск
 во фланг и тыл Перекопским позициям. Командование дивизии поставило сле¬
 дующие задачи частям: 1. 152-й бригаде с 453-м стр. полком 151-й бригады выдвинуть два полка к 51 сд перед атакой. зор, отличный обстрел и естественную за¬
 щиту флангов. Они оборонялись отборны¬
 ми частями ^ Врангеля, поддержанными
 многочисленной артиллерией, в том числе
 и морскими батареями калибра от 8 до 12
 дюймов. Кроме того, со стороны Черного
 моря обороне позиций мог содействовать
 огнем флот белых. По линии железной
 дороги за Юшуньскими позициями дейст¬
 вовали бронепоезда. Укрепления на Литовском полуострове
 были значительно слабее, так как белые
 поздно приступили к их устройству. И ПОДГОТОВКА ЕЕ К АТАКЕ Перекопскому валу, имея левый фланг у
 тракта Чаплинка — Армянск. • Остальные
 два полка иметь в резерве, эшелонируя
 их за первой линией. Атаковать в направ¬
 лении Армянск. 2. Ударно-огневой бригаде совместно с
 152-й бригадой наступать на Армянский
 Базар, оз. Старое, имея правый фланг у
 тракта (включительно) и нанося главный
 удар по флангу противника. 3. 153-й бригаде сосредоточиться на Си¬
 ваше и Литовском полуострове в 10 км
 восточнее Перекопа и нанести удар в тыл
 противника на Армянск; по занятии осталь¬
 ными частями дивизии Турецкого вала е
ИЗ ОПЫТА БОЕВ 127: после выхода их из Армянска нанести удар
 во фланг Юшуньским позициям в направ¬
 лении оз. Красное, оз. Старое. 4. 151-й бригаде (без 453-го полка) рас¬
 положиться в колон. Перво-Константинов-
 ка, составляя дивизионный резерв. Приказ предусматривал построение бое¬
 вых порядков для атаки и самый метод
 атаки: «Главной штурмовой волне не оста¬
 навливаться для борьбы за отдельные
 предметы, эту работу выполнит следую¬
 щая, новая волна, именуемая «чистильщи¬
 ками». При наступлении не бросать части
 в беспрерывное движение, а каждый ру¬
 беж закреплять, немедленно подводя ре¬
 зервы и если штурмующие части устали»
 или поредели, влить новые резервы. Пер¬
 вый рубеж назначается в 1 версте за ва¬
 лом; второй—Армянск. Резервы иметь з
 непосредственной близости». I Артиллерия дивизии в составе 55 ору¬
 дий (не считая 8 орудий, выделенных
 '153-й бригаде) предназначалась для под¬
 держки атаки Турецкого вала. С 31 ок¬
 тября она занимала огневые позиции в
 районе х. Преображенка, севернее Пере¬
 копа, колон. Александровка. Бея местность
 перед Турецким валом на глубину 5—7 км
 наблюдалась противником и была им хо¬
 рошо пристреляна; поэтому потребовалось
 специальное оборудование артиллерийских
 позиций, которое выполнялось инженер¬
 ным батальоном 51-й дивизии. Артиллерия была централизована на¬
 чальником артиллерии дивизии и подраз¬
 делялась на следующие группы: 1. Правая и средняя группы — 22 лег¬
 ких орудия, четыре 122-.мм гаубицы, три 152-мм гаубицы; всего 29 орудий. Началь¬
 ник — командир средней группы. Поддер¬
 живает 152-ю бригаду. 2. Левая группа— 12 легких орудий,
 одно 107-мм орудие, три 152-мм гаубицы,
 три 122-мм гаубицы; всего 19 орудий. Со¬
 действует Ударно-огневой бригаде. 3. Противобатарейная группа—пять 120-мм
 орудий и два 107-мм орудия; всего 7 ору¬
 дий. Ведет борьбу с артиллерией против¬
 ника. На батареях требовалось иметь запас не
 менее чем по 300 снарядов на легкое
 100 на каждое тяжелое орудие. Артиллерийский парк располагался в
 колон. Перво-Константиновка. Соотношение сил сторон на фронте ата¬
 ки Перекопских укреплений складывалось
 следующим образом. На правом участке — от берега Черного
 моря до тракта Перекоп — Армянск, шири¬
 ной б км,—располагались 152-я бригада и
 453-й полк Красной Армии — всего 4 170
 штыков, 114 пулеметов и 37 орудий; им
 противостояли 1-й и 4-й дроздовские пол¬
 ки белых — 1 200 штьвюов, 86 пулеметов и
 40 орудий. На левом участке — от тракта до бе¬
 рега Сиваша, шириной 3 км,— располага¬
 лась Ударно-огневая бригада, численно¬
 стью 2 740 штыков, 154 пулемета и 19 орудий; ей противостоял сводный гвар¬ дейский полк белых — 400 штыков, 60 пу¬
 леметов и 32 орудия. Всего же белогвар¬
 дейцы имели, учитывая их резерв (2-й и 3-й дроздовские полки), 4 200 штыков,
 210 пулеметов и 72 орудия против 7 979
 штыков, 268 пулеметов и 55 орудий час¬
 тей 51-й дивизии Красной Армии2. На один километр фронта приходилось: Участки и стороны Шты¬ ков Пуле¬ метов Ору¬ дий Правый участок Красная Армия . . 695 19 6,1 Белогвардейцы . . 200 14 6,6 Левый участок Красная Армия . . 900 51 6 Белогвардейцы . . 130 20 11 Таким образом, части 51-й дивизии име¬
 ли превосходство «ад белыми в пехоте
 в общем двойное (учитывая резервы бе¬
 лых), а при борьбе за передний край обо¬
 роны — в среднем в "4 раза, что следует
 признать минимальным для наступления
 на сильно укрепленную полосу. Но в пу¬
 леметах сколько-нибудь 1 чувствительного
 превосходства Красная Армия не имела, а
 в артиллерии даже уступала белым. Крэме
 того, наша артиллерия имела весьма огра¬
 ниченный запас снарядов, что сказалось в
 первые же часы боя. Между тем 51-й дивизии предстояло
 решить исключительно трудную задачу. Белые оборонялись на сильно укреплен¬
 ных позициях, с отличным обзором и об¬
 стрелом. Их пулеметы и артиллерия при¬
 стрелялись к каждой точке местности на
 подступах к переднему краю обороны.
 Наличие вала, оборудованного убежища¬
 ми, делало огневые точки противника
 почти неуязвимыми для огня наш^й ар¬
 тиллерии; белые могли держать пулеметы
 укрытыми в убежищах на обратном скате
 рва во время артиллерийской подготовки,
 а в момент атаки вновь выдвигать их на
 огневые позиции. Артиллерия противника
 имела отличное наблюдение и располага¬
 лась на закрытых позициях, за Турецким
 валом. Она могла приблизить свои пози¬
 ции к переднему краю обороны и сосре¬
 дотачивать огонь на любом участке перед
 оборонительной полосой. В то же время 51-я дивизия наступала
 по совершенно открытой местности, требо¬
 вавшей специального оборудования артил¬
 лерийских позиций. Открытый тыл не да* 2 Силы Красной Армии исчислены авто¬
 ром без учета 153-й бригады 51 сд и 52 сд;
 между тем резерв белых был в ходе боя
 переброшен для противодействия этим ча¬
 стям. Кроме того, по данным штаба Юж¬
 ного фронта, у белых было 95 орудий.—Ред„
122 ИЗ ОПЫТА БОЕВ вал возможности спокойного подвоза
 днем. Бойцы располагались в мороз прямо
 в поле, так как жилищ нехватало. Части
 испытывали недостаток в питьевой - воде. Такие тяжелые условия потребовали
 особенно тщательной подготовки насту¬
 пления. Артиллерия в течение 7 дней вела
 разведку и пристрелку целей. Был про¬
 веден ряд командирских разведок, в част¬
 ности тщательная рекогносцировка Сива¬
 ша и переходов через него; подобраны
 проводники из местного населения. Были
 заготовлены маты для преодоления прово¬
 лочных заграждений и заряды для взры¬
 вания их. Инженерный батальон дивизии
 оборудовал артиллерийские позиции кот¬
 лованами и подготовился к закреплению
 и перелицовке в обратную сторону окопов
 противника после их захвата нашими час¬
 тями. Были разработаны подробные ин¬
 струкции о построении атакующих боевых
 порядков и о самой технике атаки.. В пол¬
 ках проводилась большая псшитическая ра¬
 бота ото обеспечению предстоящей опера¬
 ции. Однако при всех этих положительных
 условиях решение командования дивизии
 не отличалось должной определенностью. Группировка сил 51-й стр. дивизии в ис¬
 ходном положении для атаки не давала
 ли в одном из пунктов решающего пере- АТАКА ТУРЕЦКОГО ВАЛА В ночь с 7 на 8 ноября 153-я бригада 51-й дивизии в непосредственной связи с 52-й дивизией совершила беспримерный
 переход через4 Сиваш. Утром 8 ноября
 измокшие в ледяной воде бойцы 153-й
 бригады вышли на Литовский полуостров
 севернее поселка Караджанай, где и за¬
 вязали бой с противником. Одновременно
 на северный берег Литовского полуостро¬
 ва, к проволочным заграждениям белых,
 вышли части 52-й и 15-й дивизий. Проде¬
 лав проходы в проволоке, наши части
 стремительной атакой захватили первую
 линию окопов белых. Белогвардейские части (Кубанская брига¬
 да ген. Фостикова, а в дальнейшем
 и дроздовцы, переброшенные из Армян-
 ска) оказали упорное сопротивление. Вто¬
 рые эшелоны наших частей попали под
 сильный артиллерийский и пулеметный
 огонь противника; но в результате штыко¬
 вой схватки значительная часть кубанцев
 и дрюздовцев была перебита и захвачена в
 плен. 153-я бригада закрепилась на юж¬
 ном берегу Сиваша. 459-й стр. полк, следуя во втором эше¬
 лоне бригады, понес настолько большие
 потери, что в дальнейшем, уменьшенный
 до состава батальона, был передан в под¬
 чинение 458-му полку. Тем не менее имен¬
 но 459-й полк захватил в плен 400 бело¬
 гвардейцев с 12 пулеметами. В общем 153-я бригада в бою за южный
 берег Сиваша потеряла 29 человек ком¬
 состава и 566 красноармейцев, или 21
 проц. своего боевого состава. , веса над противником в средствах подав¬
 ления. 152-я бригада, которая, по замыслу
 командования дивизии должна была нано¬
 сить главный удар, имела тройное превос¬
 ходство над противником в пехоте, но
 почти ра®ное соотношение в пулеметах
 при некотором перевесе в артиллерии на
 стороне белых. В то же время на второ¬
 степенном участке Ударно-огневая брига¬
 да имела превосходство в пехоте почти
 в 7 раз и в 2¼ раза в пулеметах, но в
 артиллерии уступала противнику почти в 2 раза. Распределение артиллерии по всему
 фронту было произведено со строгой рар-
 номерностью (по 6 орудий на 1 км), чго
 также не соответствовало идее главного
 удара правым флангом. Взаимодействие между пехотой и артил¬
 лерией на период атаки было проработано
 недостаточно глубоко. Приказ и инструк¬
 ции, составленные штабом дивизии, преду¬
 сматривали порядок перемены артиллерий¬
 ских позиций при захвате пехотой опреде¬
 ленных рубежей и подчеркивали необхо¬
 димость для артиллерии сопровождать
 пехоггу колесами; но четкой и определен¬
 ной постановки огневых задач на период
 артиллерийской подготовки и атаки они
 не давали. И ЮШУНЬСКИХ ПОЗИЦИИ Пока шел бой на Литовском полуострове, 152-я и Ударно-огневая бригады 51-й диви¬
 зии в предутреннем тумане занимали ис¬
 ходное положение для наступления на Ту¬
 рецкий вал. Артиллерийская подготовка из-за силь¬
 ного тумана началась только в 9 часов
 утра. Боевой порядок атакующих частей
 был построен следующим образом: впере¬
 ди шли разведчики, саперы и специально
 подготовленные стрелки для разрушения
 и резки проволочных заграждений. Полки
 наступали двумя эшелонами кажщый, имея
 в первом по два и во втором по одному
 батальону. Во втором эшелоне дивизии
 находились 453-й, 454-й и 2-й ударный,
 полки, которые двигались за полками пер¬
 вого эшелона с задачей развивать их
 успех и преследовать противника. В районе х. Преображенка сосредото¬
 чилась кавалерийская группа1 в составе
 51'-го и 9-го кав. полков 51-й стр. диви¬
 зии и резерв дивизии—151-я бригада (без
 453-го стр. полка). По инструкциям штаба дивизии атакую¬
 щие эшелоны (они назывались «волнами*)
 должны были усиливать друг друга, а
 при наличии больших потерь в первых
 эшелонах вторые вливались в них. После
 захвата первыми эшелонами позиций про-
 тивника вторые эшелоны обязаны были
 «перекатываться» через первые и разви¬
 вать дальнейший успех. При первых же выстрелах нашей артил¬
 лерии белые открыли мощный ответный
ИЗ ОПЫТА БОЕВ 123 Схема 2. Атака Юшуньских позиций. артиллерийский огонь всех орудий до са¬
 мых крупных калибров включительно. К концу третьего часа артиллерийской
 подготовки пехота двинулась в атаку, но
 под сильным заградительным огнем белых
 вынуждена была залечь в 400 м от вэ'ла. В 13 час. 40 мин. атака возобновилась
 при поддержке 18 бронеавтомобилей, вы¬
 двинувшихся в первые эшелоны пехоты. Пока происходили атаки Турецкого вала,
 белые на Литовском полуострове бросили
 против 52-й, 15-й стр. дивизии и 153-й
 бригады 51-й стр. дивизии свой 2-й армей¬
 ский корпус в составе 13-й и 34-й пех. ди¬
 визий. В 18 часов 152-я и Ударно-огневая
 бригады в третий раз двинулись в атаку
 и дошли до рва перед валом, но здесь
 неожиданно наткнулись на ранее незаме¬
 ченные проволочные заграждения, идущие
 по склону рва. А в это время усилился
 восточный ветер и вода в Сиваше начала
 заметно прибывать, грозя отрезать наши
 части, закрепившиеся на южном берегу
 Сиваша. В 24 часа товарищ Фрунзе подтвердил
 приказ: «Взять Турецкий вал во что бы
 то ни стало». 456-й полк уже проделал проходы в
 проволоке, а 455-й накапливался для
 атаки. Около двух часов 9 ноября передо¬
 вые группы 455-го стр. полка ворвались
 на Турецкий вал; вслед за ними броси¬
 лись в атаку остальные части 152-й брига¬
 ды. Комиссар 455-го стр. полка т. Безбо¬ родов лично вел в атаку свой полк, первым
 бросился на проволочные заграждения и
 был убит у подножья Турецкого вала. На
 левом фланге дивизии 1-й и 2-й ударные
 полкй также овладели валом. Во время
 атак Турецкого вала большую роль сы¬
 грали станковые пулеметы. Они выдвину¬
 лись почти вплотную к переднему краю
 противника и метким огнем поддерживали
 пехоту. Пока в окопах шел штыковой бой и
 закрепление захваченных участков, полки
 второго эшелона, перекатываясь через пер¬
 вый эшелон, начали преследование отхо¬
 дящего (противника. Около трех часов Турецкий вал был
 полностью взят; стало возможным уста¬
 новление связи по сухопутью с группой
 наших войск, занимавшей южный берег
 Сиваша, что в дальнейшем и было сде¬
 лано. Овладев Турецким валом, 151-я, 152-я л
 Ударно-огневая бригады двинулись в на¬
 правлении Армянск, Юшунь. Поспешно
 отходившие части белых не оказывллч
 серьезного сопротивления. 153-я бригада, наступая в тыл Перекоп¬
 ским позициям, соединилась с частями
 Ударно-огневой бригады в районе Кара-
 джанай. К 16 часам 9 ноября части 153-й
 бригады, выдвинувшись вперед, атаковали
 и захватили первую линию Юшуньских
 позиций белых между озерами Старое и
124 ИЗ ОПЫТА БОЕВ Красное, но в результате сильного огня и
 контратак противника были вынуждечы
 отойти. Ударно-огневая бригада в районе Ар-
 мянска была усилена 451-м полком 151-й
 бригады. Части 51-й дивизии были сильно изну¬
 рены всей обстановкой предшествовавшего
 боя. Бойцы, находясь большей частью под
 открытым небом, не спали несколько но¬
 чей, питание шло с большими перебоями,
 ощущался острый недостаток в питьевой
 воде. В особо тяжелых условиях действовала 153-я бригада, форсировавшая Сиваш по
 ледяной воде; поэтому командование ди¬
 визии отвело ее в резерв — район Ар-
 мянск, х. Буляк. В результате произведенной перегруппи¬
 ровки части 51-й дивизии в ночь на 10 ноября заняли исходное положение пе¬
 ред проволочными заграждениями 1-й ли¬
 нии Юшуньских позиций (схема 2). От
 берега Черного моря и до тракта Армянск—
 Юшунь исключительно расположилась 151-я
 бригада (без 451-го стр. полка), от тракта
 до северо-восточной оконечности оз. Ста¬
 рое— 152-я бригада, далее на северо-вос¬
 ток до северной оконечности оз. Красное —
 Ударно-огневая бригада с 451-м стр. пол¬
 ком 151-й бригады. Левее ее занимали
 фронт части 52-й стр. дивизии. Перед фронтом 51-й дивизии теперь
 оборонялись части корниловской и дроз-
 довской дивизий белых. В резерве в райо¬
 не Юшуни находилась марковская диви¬
 зия. Против 52-й и 15-й стр. дивизий дей¬
 ствовали части 2-го корпуса белых, а в
 дальнейшем и конный корпус ген. Барбо-
 вича, направлявшийся в резерв к Карпова
 Балка. Частям 51-й дивизии противостояли
 6 220 штыков, 288 пулеметов, 80 орудий 1-го корпуса белых и около 26 орудий
 специальной артиллерии обороны плацдар¬
 ма, т. е. всего 106 орудий; кроме того, по
 линии железной дороги действовали броне¬
 поезда, а на море — около 20 вооружен¬
 ных артиллерией судов. 51-я дивизия имела на том же участке: 151-я бригада (452-й и 453-й стр. пол¬
 ки)—2 400 штыков, 80 пулеметов, 20 ору¬
 дий. 152-я бригада — 2 600 штыков, 95 пуле¬
 метов, 17 орудий. Ударно-огневая» бригада (с 451-м стр.
 полком) — 3 000 штыков, 175 пулеметов,
 16 орудий. Всего — 8 ООО штыков, 350 пулеметов,
 53 орудия. Таким образом, соотношение сил теперь
 стало значительно менее благоприятным
 для 51-й дивизии: количество пехоты
 почти сравнялось, в пулеметах имелось не¬
 значительное преимущество, а артиллерия
 уступала белым вдвое. Артиллерия диви¬
 зии была придана стрелковым бригадам. На рассвете 10 ноября 151-ю бригаду должна была сменить подходившая из ар¬
 мейского резерва Латышская дивизия. Но
 командный, политический состав и бойцы
 бригады не хотели никому уступить чести
 прорыва Юшуньских позиций. С рассветом 151-я бригада при под¬
 держке артиллерии и бронемашин, дей¬
 ствовавших в первых рядах пехоты, пере-
 шла в атаку и к 9 часам захватила пер¬
 вую линию окопов; завязался огневой бой
 за вторую линию. Около 11 часов до 2СЪ
 судов белых из Каркинийского залива с
 дистанции около 3 км начали обстрели¬
 вать части бригады артиллерийским огнем.
 Однако благодаря отсутствию связи и
 взаимодействия между 'судами и пехотой
 белых огонь судов был направлен по ты¬
 лам 51-й дивизии и не причинил серьезных
 потерь. К 16 часам 151-я бригада заняла вто¬
 рую линию окопов, а 454-й и 456-й полки 152-й бригады захватили южный берег оз.
 Старое. Ударно-огневая бригада к тому же
 времени заняла вторую линию окопов про¬
 тивника на своем участке. Настроение частей 51-й дивизии харак¬
 теризовалось высоким боевым энтузиазмом.
 Пехота смело бросалась в атаки под ог¬
 нем противника на совершенно ровной"
 местности, находя укрытие лишь в много¬
 численных воронках от снарядов. Артилле¬
 рия выезжала на открытые позиции и пря¬
 мой наводкой разрушала проволоку и пу¬
 леметные гнезда белых. Раненые бойцы,
 не желая итти на перевязочные пункты.,
 оставались в строю. К наступлению темноты вся 51-я диви¬
 зия подошла вплотную к третьей линии
 обороны Юшуньских позиций. Между тем на фронте соседней 52-й'
 дивизии сложилась угрожающая обста¬
 новка: конный корпус ген. Барбовюча на¬
 чал теснить наши части, прижимая их
 к берегу Сиваша. С наступлением темноты, лежа под ог¬
 нем противника, части 51-й дивизии проде¬
 лали проходы в проволочных заграждениях
 и перешли в атаку. К 1 часу ночи 11 но¬
 ября последняя линия Юшуньских пози¬
 ций была взята. Части Латышской диви¬
 зии, подошедшие с севера, сменили бое¬
 вые порядки 151-й бригады. 153-я бригада-
 из района х. Буляк, Армянск была бро¬
 шена на Юшунь. На рассвете 51-я дивизия в полном сос¬
 таве опрокинула у ст. Юшунь перешедшие
 в контратаку части марковской и корни¬
 ловской дивизий белых. К 9 час. 30 мин.
 ст. Юшунь была занята 453-м полком. Части 52-й и 15-й дивизий, атакованные
 конным корпусом ген. Барбовича и частя¬
 ми 2-го корпуса белых, находились в тя¬
 желом положении и были потеснены. Но
 подошедшие 7-я и 16-я красные кавале¬
 рийские дивизии отбросили противника. Еще два раза пытались белые контрата¬
 ковать части 51-й дивизии в районе Юшу-
 ни; сначала Терско-астраханской бригадой
 из-за оз. Красное, а затем конным корпу¬
ИЗ ОПЫТА БОЕр 125 сом с северо-востока. Обе атаки были
 успешно отражены. Путь в Крым был открыт. Врангелевцы
 в панике бежали к портам. 12 ноября
 в Крым двинулась 1-я Конная армия, пре¬
 следуя и уничтожая остатки врага. Свыше 20 тыс. пленных и 100 орудий
 было захвачено Красной Армией в Крым¬
 ской операции. Последний крупный очаг
 вооруженных сил контрреволюции на тер¬
 ритории советских республик был ликви¬
 дирован. ВЫВОДЫ 51-я дивизия разбила противника, оборо¬
 нявшегося на заранее укрепленных пози¬
 циях и имевшего полуторное превосход¬
 ство в артиллерии. Честь этого успеха принадлежит в пер¬
 вую очередь красной пехоте, блестяще ре¬
 шившей свою задачу, несмотря на слабое
 оснащение ее техническими средствами
 борьбы. В действиях пехоты заслуживает осо¬
 бого внимания высокий боевой энтузиазм
 командиров и красноармейцев, упорство
 атак, уменье обоими средствами преодоле¬
 вать проволочные заграждения и, наконец,
 стремление к непрерывному преследова¬
 нию отходящего противника. Части 153-й
 бригады совершили беспримерный переход
 через Сиваш и после этого целый день
 вели упорный бой, требовавший исключи¬
 тельной стойкости и упорства. Все час'ти
 51-й дивизии стремились скорее начать
 лтаку Юшуньских позиций, чтобы покон¬
 чить с врагами до подхода назначенной
 им на смену Латышской дивизии. Обращает *на себя внимание использова¬
 ние артиллерии и бронемашин во время
 атаки. Артиллерия и бронемашины насту¬
 пали в первых эшелонах пехоты, особенно
 при атаке Юшуньских позиций. Артилле¬
 рийские батареи разрушали проволоку и
 пулеметные гнезда противника огнем пря¬
 мой наводкой с близких дистанций, непо¬
 средственно содействуя атаке пехоты. Станковые пулеметы удачно восполняли
 недостаток артиллерийских средств. В част¬
 ности необходимо отметить большую роль
 пулеметов при подготовке атаки и при ее
 поддержке, а также при отражении контр¬
 атак противника. Положительным примером является за¬
 бота командования о закреплении занятых
 рубежей; саперы дивизии были использо¬
 ваны для немедленного приспособления
 захваченных у противника позиций. Характерным недочетом управления . вой¬
 сками является отсутствие ясно выражен¬
 ного решения командования дивизии о на¬
 правлении главного удара. Это имело место
 при атаке как Турецкого вала, так и
 Юшуньских укреплений. Группировка пехоты 51-й дивизии обес¬
 печивала преимущество над противником
 на отдельных участках; но артиллерия
 была распределена неудачно — она растя¬
 гивалась сообразно ширине участков атаки
 (как это было перед атакой Турецкого вала), либо (поровну раздавалась стрелко¬
 вым бригадам (при атаке Юшуньских по¬
 зиций). Наши современные тактические взгляды
 требуют обеспечения подавляющего превос¬
 ходства над противником на направлении
 главного удара, особенно в технических
 средствах борьбы. Группировка сил 51-й
 дивизии этому требованию не удовлетво¬
 ряла. Обращает на себя внимание также поря¬
 док использования вторых эшелонов пехо¬
 ты. При атаке Турецкого вала вторые эше¬
 лоны «перекатывались» через первые и
 заменяли их, причем это делалось по при¬
 казу. По тому же приказу вторые эшело¬
 ны должны были пополнять потери в пер¬
 вых. Такой метод использования вторых эше¬
 лонов рекомендовался инструкциями, из¬
 данными в конце первой мировой империа¬
 листической войны. Современным требо¬
 ваниям он не соответствует: вторые эше¬
 лоны не сменяют, а усиливают первые, на¬
 ращивая силу атаки из глубины. По вопросу об обеспечении взаимодей¬
 ствия между родами войск в архиве не
 удалось найти сколько-нибудь интересных
 документов. По ходу боя видно, что взаи¬
 модействие пехоты с артиллерией было
 лучше налажено при штурме Юшуньских
 позиций, когда артиллерия была придана
 стрелковым бригадам в непосредственное
 подчинение. При штурме Турецкого вала
 артиллерия израсходовала большую часть
 снарядов в период артиллерийской подго¬
 товки и при невозможности подвезти сна¬
 ряды днем не сумела дать должного на¬
 пряжения огня во время поддержки атаки
 пехоты. Очень мало сохранилось материалов
 о работе штаба дивизии в период боя.
 Повидимому, большинство распоряжений
 отдавалось устно и не фиксировалось
 записями. Штурм Перекопских позиций показал
 огромную моральную силу Красной Армии.
 Герои Перекопа решили поставленную пе¬
 ред ними задачу в исключительно труд¬
 ных условиях. Они возместили недостаток
 технических средств борьбы своим револю¬
 ционным энтузиазмом и готовностью на
 любые жертвы ради окончательной победы
 над врагом. Полковник П. Сергеев.
ЧАРЛЗ СЕЙМУР. АРХИВ ПОЛКОВНИКА ХАУЗА ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО. СОЦЭКГИЗ. МОСКВА. 1939 г. Том III. Стр. 320. Вышедший в свет III том «Архива пол¬
 ковника Хауза», советника и ближай¬
 шего друга бывш. президента США Вильсо¬
 на, охватывает период с марта 1917 по
 июль 1918 г. Материалы из дневника Ха¬
 уза, его переписка с президентом и руко¬
 водящими деятелями других государств,
 включенные в этот сборник, подготовлены
 к печати и прокомментированы профессором
 истории Иэйльского университета Чарлзом
 Сеймуром. Книга освещает участие США
 в (первой империалистической войне, взаи¬
 моотношения государств Антанты и США
 в этот период. Много внимания уделено
 вопросу о целях войны; тайным договорам
 союзников, заключенным до вступления
 США в войну; вопросам организации снаб¬
 жения и финансирования союзников Соеди¬
 ненными штатами; роли США в подготов¬
 ке Версальского договора и др. Особый
 интерес представляет глава, которую ав¬
 тор назвал «Русская загадка». В этой гла¬
 ве помещены материалы, освещающие уча¬
 стие США в организации интервенции про¬
 тив Советской России и показывающие ту
 предательскую роль, которую играл в пе¬
 риод Брестского мира Троцкий. «Настал день, — говорил президент США
 •в обращении к конгрессу 2 апреля 1917 г.,—
 когда Америке. дано почетное право
 пролить свою кровь и применить свою си¬
 лу во имя принципов, которым она обяза¬
 на и своим происхождением, и счастьем, и
 миром, столь высоко ею ценимым. Мы -ра¬
 ды, что мы... можем сражаться за уста¬
 новление на земле вечного мира, за осво¬
 бождение народов» (стр. 5). За этим торжественным заявлением гла¬
 вы государства, которое уже за первые го¬
 ды войны из должника превратилось в
 кредитора европейских стран, скрывались,
 конечно, иные мотивы, побудившие США
 послать на европейский континент свыше
 миллиона американских солдат. Однако
 Сеймур, уделяющий так много внимания во¬
 просу о целях войны, в своих коммента¬
 риях не дает ясного ответа на основной
 вопрос: ради чего США вступили в войну? «Согласно речи Вильсона от 2 апреля,—
 пишет он, — мы подняли оружие против Германии как потому, что Германия уже
 начала с нами войну при помощи своих
 подводных лодок, так и потому, что мы
 желали добиться постоянного и справедли¬
 вого соглашения». Это заявление Сеймура*
 конечно, далеко от определения истинной
 цели, которую ставило перед собой импе¬
 риалистическое правительство США. Совер¬
 шенно ясно, что потопление нескольких
 американских кораблей германскими под¬
 водными лодками было использовано пра^
 вительством США, как повод для объяв¬
 ления войны Германии. Что же касается
 второй части заявления Сеймура, то оно,
 конечно, более близко к истине. Амери¬
 канский империализм, несомненно, не мог
 равнодушно относиться к переделу рын¬
 ков сырья и сбыта, территорий для при¬
 ложения капиталов, ради которых шла вой¬
 на в Европе. США, как богатейший креди¬
 тор воюющих государств, оказавшись хо¬
 зяином положения, не хотели упустить
 возможности продиктовать свои условия пе¬
 редела мира. И еще задолго до отправки
 вооруженных сил в Европу советник Виль¬
 сона полковник Хауз имел на эту тему бе¬
 седу с английским министром иностранных
 дел Бальфуром, приехавшим в США во-
 главе английской миссии. «Наиболее важный разговор за сегодняш¬
 ний день, — записал полковник Хауз в сво¬
 ем дневнике 28 апреля, — был у меня с
 Бальфуром... Бальфур пожелал знать, с чего
 мы начнем переговоры: должны ли мы сна¬
 чала поднять вопрос об условиях мира, ко¬
 торые будут предложены в случае реши¬
 тельного поражения Германии, или мы
 начнем обсуждать вопрос на основе «пата»,
 частичного поражения. Я высказал мысль,
 что лучше начать обсуждение с первого
 предположения. У нас была большая карта Европы и
 Малой Азии, и мы начали эту весьма важ¬
 ную и интересную дискуссию... Он считал
 гарантированным, что Эльзас и Лотарингия
 должны перейти к Франции и что Фран¬
 ция, Бельгия и Сербия будут восстанов¬
 лены в прежнем состоянии. Он сначала об¬
 менялся мнениями о Польше и описал в
 общих чертах, каковы должны быть ее
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 127 границы. Конечно, камнем преткновения
 был выход к морю. Таким выходом может
 быть только Данциг... Это создало бы но¬
 вые Эльзас и Лотарингию, т. е. новый
 предлог для... беспокойства. Бальфур пола¬
 гает, что возможно превратить Данциг в
 открытый порт и таким путем удовлетво¬
 рить Польшу... Я горячо защищал восста¬
 новленную и обновленную Польшу, доста¬
 точно большую и достаточно мощную, что¬
 бы служить буферным государством меж¬
 ду Германией и Россией. Потом перешли к Сербии и согласились,
 что Австрия должна возвратить Боснию и
 Герцеговину, но Сербия с своей стороны
 вернет Болгарии ту часть Македонии, кото¬
 рая предназначалась болгарам по первому
 балканскому соглашению Румыния, по на¬
 шему мнению, должна приобрести неболь¬
 шой кусок России... и часть Венгрии...
 Австрия должна состоять из трех госу¬
 дарств: Богемии, Венгрии и собственно Ав¬
 стрии... Мы не пришли ни к какому заклю¬
 чению относительно Триеста... Затем мы
 перешли к Константинополю. Мы согласи¬
 лись, что его нужно интернационализиро¬
 вать. Перемахнув через Босфор, мы при¬
 были в Анатолию (подразумевается, оче¬
 видно, Азиатская Турция. — В. В.). Именно
 здесь тайные договоры между союзниками
 выступили наиболее выпукло. Они соглаша¬
 лись дать России сферу влияния в Армении
 и северной части Малой Азии. Англичане
 получают Месопотамию и область, смеж¬
 ную с Египтом. Франция и Италия имеют
 каждая свою сферу, охватывающую часть
 Анатолии до проливов. Все это плохо, так
 я и сказал Бальфуру... Мы не затрагивали
 вопроса о германских колониях, не гово¬
 рили мы также о Японии, Китае и восточ¬
 ном вопросе вообще. Мы вернулись к
 Польше. Возражения Бальфура против
 польского государства, отделяющего Рос¬
 сию от Германии, были вызваны опасением
 нанести Франции больший вред, чем Гер¬
 мании, по той причине, что Россия не смо¬
 жет притти на помощь Франции» (стр. 34). Полковник Хауз так же, как и Сеймур,
 умалчивает о тех требованиях, которые вы¬
 двигала Америка в отношении передела
 мира. Однако, как пишет Сеймур, несколь¬
 кими неделями позже президент США ска¬
 зал достаточно ясно, что союзники долж¬
 ны будут по необходимости уступить аме¬
 риканскому давлению и принять предложен¬
 ную США программу территориального
 передела. «Англия и Франция, — писал
 Вильсон в письме Хаузу, — не имеют тех
 же самых взглядов на мир, которые свой¬
 ственны по известной причине нам. Когда
 война кончится, мы сможем заставить их
 думать по-нашему» (стр. 40). Намерение
 США продиктовать свои условия раздела
 мира, обеспечить выгодный для себя дележ
 ожидаемой добычи было лишь одной из
 причин, ради которой они вступали в вой¬
 ну. Главной же причиной являлось стрем¬
 ление американских правящих кругов га¬
 рантировать выполнение обязательств долж¬
 никами — странами Антанты—и обеспечить
 американскому капиталу новые сверхприбы¬
 ли. в продолжающейся войне. Американская буржуазия, вложившая ко¬
 лоссальные средства в выгодное предприя¬
 тие, каким являлась для нее европейская
 война, не случайно выбрала именно 1917 г.
 для непосредственного вооруженного вы¬
 ступления. Война пожирала колоссальные средства.
 Сеймур пишет, что в «годы, предшество¬
 вавшие вмешательству США, англичане из¬
 расходовали... более 5 млрд. фунтов стер¬
 лингов». Огромная часть затрат Англии так
 же, как и ее союзников, переправлялась в
 Америку в уйлагу за военные поставки.
 Помимо расходования своих финансовых
 резервов, союзники получали многомиллион¬
 ные займы у американской буржуазии.
 Только у одной фирмы «Морган и К°», как
 указывает Сеймур, английское и француз¬
 ское правительства до 1917 г. успели по-*
 лучить займов на сумму свыше 400 млн.
 долларов. К 1917 г. финансовые резервы
 союзников уже окончательно иссякли. «Мы, повидимому, находимся на границе
 финансовой катастрофы, — писал Бальфур
 полковнику Хаузу 29 июня 1917 г., —ко¬
 торая будет хуже, чем поражение на фрон¬
 те. Если мы не сможем сохранить наши
 реальные обеспечения, то ни мы, ни наши
 союзники не сможем платить наши долги
 в долларах... И закупки в США неизбеж¬
 но прекратятся...» (стр. 74). Это заявление Бальфура характерно не
 только тем, что оно отражает серьезность
 того положения, в котором оказалась Ан¬
 танта к четвертому году войны. Оно пока¬
 зывает, с другой стороны, стремление ан¬
 глийских империалистов втянуть США в
 европейскую войну, используя для влияния
 на американские правящие круги такой уве¬
 систый мотив, как возможность лишения
 американского промышленного рынка поста¬
 вок вооружений воюющим странам. Англия
 явно опасалась, что' финансовый кризис мо¬
 жет привести к окончанию войны до одер¬
 жания Антантой решительной победы над
 Германией. Это лишило бы Англию возмож¬
 ности диктовать свою волю Германии и со¬
 юзникам по Антанте в отношении раздела
 мира. Однако три года войны истощили не
 только Германию, но и Великобританию. По¬
 этому Англия вынуждена была пойти на
 экономическую зависимость от США. Приближение финансового кризиса, есте¬
 ственно, ставило союзников в полную зави¬
 симость от американского империализма.
 «Американцы являются полными хозяевами
 положения,—телеграфировал в конце 1917 г.
 лорд Нортклиф в Лондон,— как в отно¬
 шении нас, англичан, так и в отношении
 Канады, Франции, Италии и России». Та¬
 ким образом, американский капитализм мог
 не только выставлять угодные ему условия
 будущего мира, но и в несколько раз уве¬
 личить свои прибыли, если война будет
 продолжаться Это положение не могло не
 разжечь алчных аппетитов американских
 финансовых и промышленных магнатов. Между тем положение в Европе весной 1917 г. было таковым, что военные успехи
 союзников оказались под угрозой. «Забот¬
 ливо составленные планы, — пишет Сей-
 МУР» — имевшие целью развитие наступле¬
128 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ ния на Сомме, были расстроены сменой
 командования союзников. Во Франции раз¬
 разился кризис, вызванный военной уста¬
 лостью... французская армия была неспособ¬
 на предпринять большое наступление...
 Союзники не могли более рассчитывать на
 помощь восточного колосса (России. — В. В.)у оказавшего им такую поддержку в
 .1914 и 1916 гг.» (стр. 6). Английский империализм благодаря сво-
 ейу финансово-экономическому и военно-
 морскому могуществу занял господствую¬
 щее положение в составе Антанты. Поль¬
 зуясь этим, Англия направляла политику
 союзников в выгодное ей русло. Такое по¬
 ложение Англия сохранила, как известно,
 до конца войны и обеспечила ^за собой
 львиную долю добычи, доставшейся союз¬
 никам в результате поражения Германии.
 Вместе с тем английский империализм во
 всех своих захватнических войнах привык
 добывать победу кровью чужих народов,
 в частности кровью народов колоний. Анг¬
 лия надеялась и на этот раз переложить
 ■основную тяжесть войны на плечи своих
 союзников — русских на Восточном и фран¬
 цузов на Западном фронтах; английские
 банкиры в то же время наживались на кре¬
 дитовании союзных стран. Но к 1917 г.
 русская армия уже не обладала достаточ¬
 ной боеспособностью. Французские войска
 понесли огромные потери. Все^ возрастав¬
 шее возмущение во французской армии, от¬
 крытые восстания в частях, особенно в свя¬
 зи с неудачным наступлением ген. Ниве-
 ля в апреле 1917 г., свидетельствовали о
 том, что Франция не в силах дальше сдер¬
 живать натиск германцев на Западном
 фронте. Поэтому Англии пришлось бросить
 в бой свои вооруженные силы; ,так, во¬
 преки установившемуся правилу она была
 вынуждена вести войну «своей кровью».
 Английские войска должны были принять
 на себя основную тяжесть боев на Запад¬
 ном фронте. Военные и другие припасы,
 морские транспортные средства Великобри¬
 тании стали решающими факторами войны.
 Германия попыталась использовать этот
 момент для изоляции Англии и уничтоже¬
 ния ее торгового флогга. Подводная воина
 ухудшила и без того пошатнувшееся по¬
 ложение Англии, а с нею и всей Антанты. «Над всеми главными европейскими .союз¬
 ными странами, — пишет глава Комитета
 морского транспорта союзников, — нависла
 неизбежная опасность голода... Были по¬
 колеблены начальные успехи новой кампа¬
 нии. За первые три месяца подверглись
 уничтожению 470 судов океанского класса
 (если включить суда всех классов, то об¬
 щее число дойдет до 1 ООО). Только за две
 недели апреля были потоплены 122 океан¬
 ских судна... Дальнейшие потери в таком
 размере имели бы следствием бедственное
 положение на всех фронтах и могли дове¬
 сти до безоговорочной сдачи» (стр. 7). Таким образом, Америка, отказавшись от
 выгодной для нее политики «нейтралите¬
 та», вмешалась в войну между европейски¬
 ми коалициями, в тот момент, когда союз¬
 ники находились накануне катастрофы или, как заявил Бальфур, «бедствие было неиз¬
 бежно». Выступив на стороне Антанты, США
 тем самым стремились гарантировать опла¬
 ту союзниками их долговых обязательств и
 обеспечивали американским капиталистам
 новые колоссальные прибыли за счет про¬
 должающейся войны. Таковы те истинные причины, ради кото¬
 рых американские финансовые короли ввер¬
 гли в войну свой народ. Но империалисти¬
 ческие цели, преследуемые американской
 буржуазией, были скрыты, от народа. Пра¬
 вящим кругам США, особенно после потоп¬
 ления германскими подводными лодками
 американского пассажирского парохода
 «Лузитания», удалось вызвать антигерман¬
 ский патриотический подъем среди населе¬
 ния. «Они {т. е. американцы) чувствуют се¬
 бя скорее третейскими судьями, — писал в
 своем меморандуме начальник английской
 осведомительной службы Уайзмэн, — чем
 союзниками. С другой стороны, народ
 искренен в своем решении раздавить прус¬
 ское самодержавие и в своем сильном же¬
 лании достигнуть такого порядка вещей,
 который сделает будущие войны невозмож¬
 ными... Большинство думает, что оно сра¬
 жается ради дела демократии...» (стр. 26).
 Но тот же Уайзмэн прекрасно понимал, что
 созданный в Америке патриотический угар
 недолговечен, что американский народ так
 же, как и народы других стран, скоро по¬
 требует ясного ответа на вопрос о том,
 ради чего, во имя какой цели ведется вой¬
 на. «Чем более удалена какая-либо нация
 от опасностей войны, — пишет далее Уайз¬
 мэн, — тем более необходимо ей иметь пе¬
 ред собой некий символ или определенную
 цель, чтобы постоянно держаться их. Аме¬
 риканцы привыкли следовать за каким-либо
 боевым кличем или простой формулой. Пре¬
 зидент вполне ясно понимал это, когда он
 дал им лозунг: «Америка воюет, чтобы
 сохранить миру демократию»; но пришло
 время, когда требуется нечто более кон¬
 кретное» (стр. 27). Однако американское правительство не
 могло разъяснить своему народу конкрет¬
 ной цели, преследуемой вмешательством
 США в войну двух империалистических
 коалиций. Сказать открыто об истинных
 целях, преследуемых союзниками и США,
 это значило бы разоблачить перед народ¬
 ными массами грабительский характер им¬
 периалистической войны. Вот почему аме¬
 риканскому правительству и, в частности,
 полковнику Хаузу пришлось много усилий
 потратить на то, чтобы вместе с различ¬
 ными миссиями союзников выработать ка¬
 кую-то формулу, определяющую цели вой¬
 ны и пригодную для успокоения народных
 масс, уже начавших выражать свое возму¬
 щение войной. Но и эти попытки натолк¬
 нулись на противоречия, имевшиеся между
 союзниками, на тайные договоры, заклю¬
 ченные участниками Антанты еще до
 вступления США в войну. И только в кон¬
 це 1917 г., т. е. тогда, когда народы Рос¬
 сии свергли буржуазно-помещичью власть
 У'себя в стране, когда большевистская пар¬
 тия во главе с Лениным разоблачила пе¬
 ред всем миром грабительский характер
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 129 войны, правящие круги Антанты и США
 вынуждены были дать ответ на требование
 об обнародовании целей войны. «Большевики уже вели переговоры о се¬
 паратном мире, — пишет Сеймур, — и было
 невозможно не дать своего рода ответа на
 их требование обоснованного заявления, по¬
 чему война должна продолжаться... Было
 важно также склонить, если возможно,
 союзные правительства к признанию прин*-
 дипов соглашения, которое оправдало бы
 жертвы войны и поддержало бы энтузиазм
 либеральных и рабочих кругов Великобри¬
 тании и Франции». Сеймур далее подчер¬
 кивает, что необходимость заявления о це¬
 лях войньь вызывалась и тем, что 13 дека¬
 бря английская газета «Манчестер Гарди¬
 ан» опубликовала тайные договоры, «пере¬
 данные ей большевиками, разоблачая, та¬
 ким образом, характер союзных домога¬
 тельств». Но американским дипломатам не
 /далось добиться единства правящих кру¬
 гов Антанты и в этом вопросе. Американский президент Вильсон вы¬
 ступил со своей декларацией, состоявшей
 из четырнадцати пунктов, 8 января 1918 г.
 Но и эта декларация не имела задачей
 объяснить американскому народу, ради чего
 он проливает свою кровь на полях сраже¬
 ний во Франции. Она преследовала иные
 цели. По словам Хауза, готовя свою дек¬
 ларацию, Вильсон надеялся дать та^ой от¬
 вет на требование советского правительства
 относительно целей войны, который «смо-
 |жет убедить Россию стоять рядом с союз¬
 никами», явится призывом к «германским
 социалистам, которые начали проявлять
 {подозрение, что их правительство фактиче¬
 ски ведет не оборонительную войну, а за¬
 хватническую» и, наконец, послужит «пре¬
 дупреждением Антанте о том, что должна
 •быть осуществлена ревизия... военных це¬
 лей в том виде, как они выражены в тай¬
 ных договорах». Таким образом, только к концу войны и
 то под давлением неоспоримых разоблаче¬
 ний, произведенных советским правитель¬
 ством, народные массы Америки впервые
 услышали из уст своего президента заяв¬
 ление о конкретных целях войны. Однако
 и это заявление не раскрывало империали¬
 стических планов буржуазных держав, в
 том числе и США. -В заключение своих
 рассуждений о декларации Вильсона Сей¬
 мур прямо говорит, что этот шаг американ¬
 ского президента имел целью вогнать клин
 между пруссачеством (воинствующими кру¬
 гами Германии. — В. В.) и германским наро¬
 дом». Сеймур утверждает далее, что заяв¬
 ление Вильсона достигло этой цели. По его
 мнению, мир обязан «именно Вильсону тем,
 что -германское правительство склонилось к
 переговорам о мире... что именно принци¬
 пы Вильсона заставили германцев сложить
 оружие». Это утверждение Сеймура явно противо¬
 речит истории. Не декларация Вильсона и
 его последующие ноты германскому пра¬
 вительству заставили последнее сдаться
 на волю победителей. На исход войны
 влиял ряд более существенных причин. Военно-историч. журнал Д» \ С марта по июль 1918 г. германская ар¬
 мия несколько раз переходила в наступ¬
 ление, пытаясь нанести армиям союзников
 решительное поражение. Последнее на¬
 ступление германских вооруженных сил 15 июля 1918 г., известное под названием «вто¬
 рая Марна», уже было началом полного по¬
 ражения Германии. 18 июля армии Антанты
 перешли в контрнаступление, и с этого мо¬
 мента союзники твердо захватили инициа¬
 тиву боевых действий в свои руки. 14 ав¬
 густа Людендорф вынужден был заявить
 кайзеру, что «великая игра закончена».
 В середине сентября союзники разгромили
 болгарскую армию и заставили Болгарию
 капитулировать. 27 октября капитулировала
 Австро-Венгрия. В конце сентября и в на¬
 чале октября отступление германской ар¬
 мии принимает беспорядочный характер,
 солдаты тысячами сдаются в плен. Начиная весеннее наступление на Запад¬
 ном фронте в 1918 г., германская армия
 уже не имела той боеспособности, которая
 обеспечивала ее победы в первый период
 войны. За время войны армия понесла ко¬
 лоссальные потери. К 1918 г. были мобили¬
 зованы последние резервы. Истощились и
 экономические ресурсы страны. Вместе с
 тем в Германии с каждые днем все нара¬
 стало возмущение народа против затянув¬
 шейся кровопролитной войны. Это возму¬
 щение стало выливаться в открытые вы¬
 ступления против правительства, оно пере¬
 носилось в армию и разлагало ее. На на¬
 строениях германского народа и армии силь¬
 но сказывалось и влияние Великой
 Октябрьской социалистической революции
 и сам факт заключения мира с Советской
 Россией. Под влиянием всех этих факторов у гер¬
 манских солдат усилилась тяга к миру,
 а возмущение народа перерастало в рево¬
 люционные выступления против кайзеров¬
 ского строя. Не лучше обстояло дело и у
 союзников Германии. В то же время страны
 Антанты, получившие огромную помощь
 Америки в виде вооружений и войск, име¬
 ли возможность сосредотачивать на фронте
 все новые и новые силы. И именно благо¬
 даря изменившемуся соотношению сил и
 затем разразившейся в Германии буржуаз¬
 ной революции германское правительство
 вынуждено было капитулировать. Что же касается декларации Вильсона и
 тех нот, которые он посылал германскому
 правительству, то они, конечно, сыграли
 известную роль в расколе правящих кру¬
 гов Германии, в подталкивании германской
 буржуазии на свержение правительства.
 С другой стороны, германское правитель¬
 ство приняло сформулированные Вильсоном
 «14 пунктов», как основу для мирных пе¬
 реговоров. Однако при составлении граби¬
 тельского Версальского договора Англия и
 Франция не считались с «программой ми¬
 ра», выдвинутой Вильсоном. Они делили
 богатую добьгчу по-своему, отведя Виль¬
 сону, специально приехавшему в Европу,
 второстепенную роль. * * * Чарлз Сеймур приводит в своей книге
 много материалов, оовещающих те конкрет- 9
130 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ ные мероприятия, которые были предпри¬
 няты американским правительством для
 обеспечения победы за своими должника¬
 ми, т. е. за странами Антанты и их союз¬
 никами. Еще до формального вмешатель¬
 ства США в войну полковник Хауз писал
 президенту, что «если мы предполагаем
 содействовать поражению Германии, мы
 должны начать снабжать союзников теми
 предметами, в которых они ощущают недо¬
 статок. Никто не относится с одобрением
 к шуму, поднятому у нас по поводу созда¬
 ния нами в настоящий момент большой ар¬
 мии». Американское правительство намере¬
 валось, повидимому, повлиять на исход
 войны при помощи финансовых и матери¬
 альных резервов, предоставив союзникам
 своими людскими ресурсами вести военные
 операции. На положение союзников стано¬
 вилось все более критическим. «Объясните американскому правитель¬
 ству,— взывал Тардье в декабре 1917 г.,—
 что мы вступаем в крайне трудный период.
 Грандиозное германское наступление на на¬
 шем фронте, поддержанное подкреплениями,
 переброшенными из России (с Восточного
 фронта. — В. В.), почти несомненно еще до
 конца зимы... Для того, чтобы Франция
 выдержала нападение без риска неожидан¬
 ностей, мы нуждаемся в людях, хлебе, га¬
 золине и стали... Я ' убежден, что исход
 войны зависит от ближайших шести меся¬
 цев» (стр. 215). Полными тревоги за исход войны были и
 отчеты членов военной миссии США — пол¬
 ковника Хауза и ген. Блисса, побывавших
 в Европе в конце 1917 г. «Если не будет
 перемены к лучшему, — писал Хауз, — то
 союзники не смогут победить, а Германия
 сможет. Уже месяцев шесть или больше
 почва продолжает оставаться скользкой для
 союзников» (стр. 211). Союзники настойчиво требовали пере¬
 броски американских войск в Европу. Кле¬
 мансо в своем письме Хаузу сообщал, что
 Франция рассчитывала на прибытие амери¬
 канских войск в следующих количествах:
 «от настоящего дня до 1 апреля — 240 тыс.
 чел.; от 1 апреля до конца 1918 г. — 810
 тыс. чел.» (стр. 216). Но не только настой¬
 чивые требования союзников заставили
 США начать усиленную переброску войск
 в Европу. Здесь была и другая причина, которая
 наиболее ясно сформулирована в письме
 Томаса Перкинса, представителя управле¬
 ния военной промышленности при амери¬
 канской военной миссии. При этом Сеймур
 подчеркивает, что мнение Перкинса было
 типичным для многих других. «Я предполагаю, — писал Перкинс, — что
 германцы сделают огромное усилие и бу¬
 дут неспособны довести его до конца и что
 после того, как они сами будут истощены,
 война на некоторый период времени снова
 застынет на мергвой точке. И это будет „
 продолжаться до тех пор, пока мы ока¬
 жемся в состоянии' сосредоточить во Фран¬
 ции силу, достаточную для сокрушитель¬
 ного удара, или произойдет на той^ или
 другой стороне гражданский развал, кото¬
 рый и приведет войну к концу». «Мне кажется, — продолжает Перкинс,—
 что кроме опасности победы Германию
 имеется еще другая опасность... народы
 некоторых стран, истощенных войной, мо¬
 гут свергнуть свои правительства, так что
 мир в большей или меньшей степени столк-
 нется лицом к лицу с условиями, создав¬
 шимися сейчас в России. Я думаю, что чем
 долее длится война, тем больше эта опас-
 ность... Мне кажется... самым существен¬
 ным, чтобы мы сделали все, что в наших,
 силах для удачного окончания войны, и>
 притом возможно скорого» (стр. 219). Много внимания уделено Сеймуром ос¬
 вещению проблемы взаимодействия армий
 союзников. Вплоть до конца 1917 г., т. е.
 в течение тр^х лет войны, не было согла¬
 сованного руководства военными опера¬
 циями. «Каждая армия, — пишет Сеймур,—
 делала то, что казалось ей правильным, по*
 ее собственному мнению, вследствие чего
 союзные армии и терпели поражение одна
 за другой» (стр. 152). Необходимость объ¬
 единения военного командования была ясна
 всем правительствам союзных держав, но
 слишком остры были противоречия между
 ними, чтобы они могли согласиться на соз¬
 дание единого командования. И только
 угроза поражения и влияние нового «хо¬
 зяина положения» — США — заставили, на-
 конец, союзников согласиться на единое
 командование, которое было создано, од¬
 нако, с многочисленными оговорками. Публикуя ряд весьма интересных мате¬
 риалов о той помощи, которую США ока¬
 зали союзникам деньгами и снабжением,
 Сеймур подчеркивает, что здесь также ца¬
 рил полнейший беспорядок. «Требования
 денежных средств, грузов и сырьевых ма¬
 териалов,— пишут в своем меморандуме
 полковник Хауз и Уайзмэн, — поступают от
 союзников раздельно, без взаимной увязки.
 Каждый настаивает на том, что его соб~
 ственная частная нужда является самой
 важной из всех нужд» (стр. 79). Сеймур за¬
 являет в своих комментариях, что требова¬
 ния союзников приобрели характер «свал¬
 ки из-за преимущества в очередности по¬
 лучения фондов и снабжения» (стр. 78).
 Материалы, приведенные в книге Сеймура
 о внутренней борьбе в лагере союзников,
 представляют исключительно большой ин¬
 терес и помогают полнее усвоить историю
 дипломатической борьбы внутри Антанты в
 период мировой воины 1914—1918 гг. Публикуя материалы о роли США »
 организации интервенции в Советскую Рос¬
 сию, Сеймур предупреждает, что докумен¬
 ты полковника Хауза не дают исчерпыва¬
 ющего освещения затронутого вопроса. Не¬
 смотря на это, в главе, которую автор на¬
 зывает «Русская загадка», имеется доста¬
 точно материалов, освещающих роль США
 в организации интервенции. Правда, Сей¬
 мур подчеркивает, что «наиболее энергич¬
 но требовали военной интервенции в Рос¬
 сии французы», которые неоднократно под¬
 нимали вопрос о ней еще в 1917 г., и что
 в декабре 1917 г. «Клемансо обсуждал с
 Хаузом возможности интервенции и настаи-
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 131 вал на желательности посылки японских
 экспедиционных сил» (стр. 272). Полковник
 Хауз, так же как и президент Вильсон,
 был против японской интервенции. Но их
 возражения против посылки японских войск
 в Россию исходили из вполне понятных
 соображений — они боялись усиления япон¬
 ского могущества на Дальнем Востоке.
 Были и другие причины для возражений
 против интервенции. «Русский посол (Бах¬
 метьев. — В. В.)> — записал в своем днев¬
 нике 2 марта 1918 г. полковник Хауз,—
 старался привлечь внимание к опасности
 появления японских экспедиционных сил в
 Сибири. Он предполагал, что это бросит
 русских в объятия германцев» (стр. 276).
 Хауз учитывал также, что общественное
 мнение Америки и других стран отнесется
 крайне отрицательно к интервенции. «Я чув¬
 ствую, — писал он Бальфуру 4 марта, —
 что это выступление повлечет за собой
 серьезное ухудшение, если не фактическую
 потерю нашей моральной позиции в глазах
 нашего собственного народа и всего мир-а»
 (стр. 277). Все эти • сдерживающие факторы не сыг¬
 рали, однако, решающей роли. Они усту¬
 пили место страху перед реально появив¬
 шейся опасностью революционизирующего
 влияния победы русских рабочих на осталь¬
 ные страны мира. Президент Вильсон
 вскоре написал меморандум, в котором, как
 сообщает Сеймур, он взял обратно свои
 возражения против ноты союзников, просив¬
 шей японцев о посылке экспедиции в Си¬
 бирь. Вскоре Вильсон достиг соглашения с
 японцами, в результате которого во Вла¬
 дивостоке были высажены американские и
 японские войска. Стремление задушить советскую власть,
 восстановить капитализм в России диктова¬
 лось, конечно, не только боязнью проник¬
 новения революции в другие страны. В тот
 период империалисты ставили ближайшей
 целью интервенции восстановление капита¬
 листической России как союзника, как ре¬
 альной силы на востоке Европы, которая
 могла бы вновь отвлечь на себя германские
 войска. Именно этот мотив выставляется
 Сеймуром как основное объяснение согла¬
 сия Америки на интервенцию. Руководители империалистических стран
 всячески старались замаскировать интервен¬
 цию лозунгами «невмешательства» во внут¬
 ренние политические дела Советской Рос¬
 сии. Больше того, с помощью предателя
 Троцкого они стремились представить ин¬
 тервенцию как «'вмешательство в русские
 дела, вызванное просьбой самого Советско¬
 го правительства». Английский разведчик
 Локкарт, находившийся в близких *отноше-
 ниях с Троцким, как пишет Сеймур, «утвер¬
 ждал, что Троцкий фактически хочет «де¬
 лового» соглашения с союзниками» (стр. 281).
 О той предательской роли, которую играл
 в этот период Троцкий, говорит и следую¬
 щее замечание полковника Хауза, записан¬
 ное в его дневнике: «...каковы бы ни были
 его мотивы, он (Троцкий. — В. В.) предпри¬
 нял шаги против антисоюзных газет и про¬
 сил о сотрудничестве в Мурманске и по
 другим вопросам. Он теперь определенно просит о заявлении относительно помощи,
 которую союзники могут оказать, и... го¬
 ворит, что он считает соглашение жела¬
 тельным» (стр. 284). Ряд материалов, приведенных Сеймуром,
 освещает изменническую деятельность
 Троцкого и в момент заключения брест-ли-
 тое'Ского договора. Правите л ьсйза союзных
 держав всячески пытались расстроить
 происходившие мирные переговоры между
 Советской Россией и Германией. В письме
 от 10 марта 1918 г. полковник Хауз сове¬
 товал президенту: «что думаете вы о по¬
 сылке успокоительного обращения к Рос¬
 сии в день 12 марта, когда в Москве со¬
 берется Съезд Советов?.. Вы можете за¬
 явить о нашей цели помочь ей в ее уси¬
 лиях объединиться на основе демократии...
 Я думаю не столько о России, сколько об
 использовании благоприятного случая для
 того, чтобы выяснить положение на Даль¬
 нем Востоке» (стр. 280). Такое обращение, ’ как известно, было послано президентом.
 Оно преследовало и другую цель, помимо
 той, о которой упоминал в своем письме
 Хауз. Как утверждает Сеймур, обращение
 Вильсона должно было «способствовать от¬
 казу съезда от ратификации» брест-литов-
 ского договора. Оно было рассчитано, та¬
 ким образом, на то, чтобы содействовать
 Троцкому в его предательской деятельно¬
 сти против заключения мира с Германией.
 «Такое обращение, — пишет Сеймур, —
 могло оказаться особенно своевременным
 ввиду гого, что Троцкий высказал Рэймон¬
 ду Робинсу, тогда начальнику Американ¬
 ского Красного Креста в России, предло¬
 жение, указывающее на его желание поме¬
 шать ратификации бреет-литовского дого¬
 вора» (стр. 280). О том, каковы были планы союзников и
 американцев в этот период и какие надеж¬
 ды возлагали они на Троцкого, говорит
 каблограмма Уайзмэна полковнику Хаузу
 от 1 мая 1918 г. По мнению Уайзмэна, пе¬
 ред союзниками были открыты следующие
 пути вмешательста в дела Советской Рос¬
 сии: «Союзная интервенция по приглаше¬
 нию большевиков (имелся в виду Троц¬
 кий.— В. В.). Это вероятно было бы наи¬
 более желательным путем: различные союз¬
 ные миссии могут прибыть через Архан¬
 гельск и Южную Россию, придавая всему
 предприятию характер межсоюзного дви¬
 жения, а не только японского. Из Влади¬
 востока прибудут главные силы, состоящие
 в первую очередь из пяти японских диви¬
 зий, сопровождаемых... некоторым количе¬
 ством союзных войск, за которыми после¬
 дуют значительно большие японские силы.
 Они... смогут, что вполне мыслимо, легко
 проникнуть к Челябинску в качестве пер¬
 вого этапа операции. Подобная программа,
 однако, зависит от приглашения со сторо¬
 ны Троцкого... Если бы Троцкий призвал
 союзных интервентов, то германцы сочли бы
 это враждебным актом и, вероятно, заста¬
 вили бы правительство покинуть Москву и
 Петроград... Единственным шагом было бы,
 если бы Троцкий был подготовлен отка¬
 заться от Москвы и отступить вдоль Си¬
 бирской железной дороги, чтобы встретить 9
132 КРИТИКА II БИБЛИОГРАФИЯ союзные силы, призывая всех лойяльных
 русских примкнуть к нему... Единственной другой схемой является
 схема союзной интервенции... Она упорно
 защищается нашими и французскими во¬
 енными» (стр. 296). Последний вариант, как известно, был
 осуществлен империалистами. Надеждам,
 которые они возлагали на врага народа
 Троцкого, не суждено было сбыться. Боль¬
 шевистская партия во главе с Лениным и
 Сталиным вопреки стараниям Троцкого и
 его хозяев из лагеря империалистов суме¬
 ла обеспечить молодой Советской респуб¬
 лике мирную передышку, необходимую для
 укрепления диктатуры пролетариата и со¬
 бирания сил для защиты Советской рес¬
 публики. Попытка Троцкого «открыть во¬
 рота» интервентам потерпела крах. Убедившись в том, что ставка на Троц¬
 кого не дала необходимых результатов, и
 опасаясь, что открытая интервенция может
 вызывать возмущение общественного мнения,
 полковник Хауз начал изыскивать другие
 средства для оправдания интервенции. При
 участии Хауза была составлена декларация
 государственного департамента, в которой
 говорилось, что «роенная акция допустима
 теперь в России только для того, чтобы
 оказать возможную помощь и защиту че¬
 хословакам против вооруженных австрий¬
 ских и германских пленных, их атаковав¬
 ших». Мало того, в этой же декларации
 американское правительство лицемерно за¬
 являло, что оно «не намеревается затраги¬
 вать политический суверенитет России, не
 желает вмешиваться в ее внутренние деля»
 (стр. 292). Одновременно с этим полковник Хауз
 усиленно трудился и над другой более
 сложной формой маскировки готовящейся
 интервенции. «Он обдумывал методы, —
 пишет Сеймур, — с помощью которых со¬
 юзные силы смогут быть введены в Рос¬
 сию, не возбуждая подозрения об империа*
 листических мотивах этой меры. Он решил,
 что единственным возможным разрешением
 проблемы было создание комиссии эконо¬
 мической помощи, которая более чем что-
 либо другое могла бы снискать радушный
 прием со стороны самих русских... Благо¬
 даря такому подчинению военных видов
 интервенции экономическим доверие рус¬
 ских может быть обеспечено» (стр. 286).
 Полковнику Хаузу быстро удалось поды¬
 скать и подходящего кандидата, который
 возглавил бы комиссию, призванную слу¬
 жить ширмой для военной интервенции.
 «Гордон телеграфировал вчера вечерам,—
 записал в своем дневнике 13 июня Хауз, —■
 предлагая, чтобы Гувер возглавил «Комис¬
 сию помощи русским», задуманную как
 ; часть плана интервенции. Мысль показа-
 'лась мне сразу подходящей» (стр. 286). * * * В заключительной части книги Сеймур
 подробно останавливается на переброске
 американских войск в Европу и на тех непрерывных трениях, которые происходили
 между союзническим командованием и ге¬
 нералом Першингом, командовавшим аме¬
 риканскими экспедиционными силами. Пер¬
 шинг с согласия президента все время
 отстаивал • необходимость создания подчи¬
 ненной непосредственно ему армии, в ко¬
 торую вошли бы все американские войска,
 прибывшие во Францию. Это, естественно,
 дало бы американскому командованию, а
 следовательно, и правительству США, воз¬
 можность оказывать непосредственное вли¬
 яние -на руководство военными действиями.
 К марту 1918 г. американцы имели во Фран¬
 ции около 300 тыс. своих солдат. В тече¬
 ние последующих четырех месяцев было
 переброшено еще 949 тыс. человек. Вполне
 понятно, ' что генерал Першинг, имея в
 своем непосредственном подчинении свыше
 миллиона солдат, мог бы занять главен¬
 ствующее положение в Совете главно¬
 командующих. Но французский и британ¬
 ский главнокомандующие настаивали на
 том, чтобы американские войска были сме¬
 шаны с их войсками путем .включения аме¬
 риканских полков в английские и француз¬
 ские соединения с подчинением их коман¬
 дирам этих соединений. Они «хотели ис¬
 пользовать американские войска, — пишет
 Сеймур, — в качестве резервуара, пополняя
 свои потери» (стр. 303). Однако мартовский
 кризис на Западном фронте вынудил Пер¬
 шинга предоставить в распоряжение
 ген. Фоша все свои части. Это означало, что
 американские войска выходят из непосред¬
 ственного подчинения Першинга и рассеи¬
 ваются по всему фронту, вливаясь в вой¬
 ска союзников. Ген. Першинг, тем не ме¬
 нее не отказался от своего плана созда¬
 ния самостоятельной американской армии,
 и трения по этому поводу между ними и
 союзническим командованием продолжались
 вплоть до окончания войны. Выпуск книги Чарлза Сеймура в настоя¬
 щий момент следует считать исключитель¬
 но своевременным. Изучение материалов,
 использованных Сеймуром, облегчит понима¬
 ние тех закулисных интриг и махинаций,
 которыми широко пользуются правитель¬
 ства, разжигающие вторую империалисти¬
 ческую войну. В 1914 г. правящие круги
 Антанты взывали к народному патриотизму
 и под лозунгом борьбы «За справедли¬
 вость» вели миллионные массы мобилизо¬
 ванных рабочих и крестьян на убой ради
 своих узкоклассовых интересов. И сейчас
 с помо1цью социалчпредателей из лагеря II Интернационала англо-французские им¬
 периалисты пытаются мобилизовать массы
 во имя «спасения демократии», скрывая от
 общественного мнения истинные цели на¬
 чавшейся войны в Европе. Документы, при¬
 веденные Сеймуром, помогают вскрыть ту
 истинную подоплеку, которая скрывается за
 торжественными декларациями зачинщиков
 войны. ч Полковой комиссар В. Воронин.
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 133 ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
 О СЕВЕРНОЙ ВОЙНЕ Литература и источники, посвященные
 царствованию Петра I и особенно Се¬
 верной войне, весьма обширны. Большая
 часть исторических трудов, посвященных
 интересующему нас вопросу, написана и
 опубликована до революции. В этой литературе обработан большой,
 конкретный исторический материал, доволь¬
 но подробно освещающий развитие военно¬
 го искусства при Петре и его полководче-
 .скую деятельность. Однако дореволюцион¬
 ная литература не дает нам подлинно науч¬
 ного, объективного освещения событий Се¬
 верной войны, а политические суждения ее
 авторов должны быть (подвергнуты строго¬
 му критическому разбору. Особенно круп¬
 ным .недостатком большинства дореволюци¬
 онных работ является то, чтЧэ в них не
 показана героическая борьба русского, ук¬
 раинского и белорусского народов против
 шведских захватчиков. Советская историческая литература о Се¬
 верной войне 1700—1721 гг. основывается
 на замечательных высказываниях Ленина и
 Сталина о Петре I и его эпохе. Эти выска¬
 зывания являются прекрасной основой для
 глубокого и всестороннего изучения совет¬
 скими историками важнейших проблем оте¬
 чественной истории, связанных с Северной
 войной. Ниже мы даем краткий обзор важ¬
 нейшей русской и иностранной литературы
 и источников о Северной войне. Собирать источники и писать историю
 своего царствования начал еще сам Петр I.
 Русское правительство поручило барону
 Гюйсену писать историю царствования Пе¬
 тра, а Шафирову «Рассуждение о причи¬
 нах войны». В составлении «Рассуждения»
 Петр принимал непосредственное участие.
 Им написано так называемое «Заключение
 к читателю», в котором проводится мысль о необходимости довести войну со шведа¬
 ми до конца и не мириться до тех пор,
 пока не будет -обеспечено обладание Бал¬
 тийским побережьем. Петр I принимал участие и в составле¬
 нии «Гистории Свейской войны». Пять из
 восьми редакций «Гистории» правлены ру¬
 кою Петра, им же сделано несколько по¬
 правок фактического порядка. «Гистория
 Свейской войны» была издана при Екате¬
 рине II историком Щербатовым под на¬
 званием «Журнал или поденная записка
 Петра Великого». К настоящему времени имеется более
 двухсот трудов о Северной войне и полко¬
 водческой деятельности Петра. Большая
 часть этой литературы посвящена Полтав¬
 скому сражению. Огромное количество ис¬
 точников о Северной войне 1700—1721 гг.
 хранится в государственных архивах. Зна¬
 чительная часть из них опубликована в
 XIX и в начале XX вв. в различных сбор¬
 никах и журналах. Укажем здесь главней¬
 шие из них: Сборники русского историче¬ ского общества, томы XX, XXV, XXXIX,
 Ь; «Чтения в обществе истории и древно¬
 стей российских», кн. 2 (69); «Гистория
 Свейской войны» ; «Книга Марсова» (сбор¬
 ник подлинных реляций, современных
 эпохе чертежей и планов баталий); «Север-:
 кая война— 1705—1708 гг.» (СПБ, 1892 г.),
 приложения к трудам Масловского «Запис¬
 ки по истории русского военного искусства»
 и «Письма и бумаги Петра Великого» (СПБ,
 1879—1918 гг., т. I—VII). Нужно отметить,
 что «Письма и бумаги Петра Великого» —
 исключительно ценный сборник, так как в
 нем опубликовано много материалов, не ис¬
 пользованных до последнего времени. В
 «Трудах Русского Военно-исторического об¬
 щества», тт. I и III (СПБ, 1909), опублико¬
 ваны главным образом материалы о Полтав¬
 ской битве: «Дневник пребывания царя в
 Воронеже» и «Дневник военных действий
 Полтавской битвы» (в III томе). Эти два
 документа содержат богатый материал, ха¬
 рактеризующий международное положение
 русского государства; они показывают, как
 были подготовлены к Полтавской битве обе
 стороны, и освещают ход военных дейст¬
 вий под Полтавой. Правда, «Дневник воен-,
 ных действий Полтавской битвы» требует
 критической проверки и сопоставления его
 с другими источниками, так как он содер-,
 жит много фактических неточностей. Пере¬
 писка Петра с его сподвижниками предста-|
 вляегг большой интерес. В письмах Ф. Бар-1
 тенева и А. Ушакова имеется богатый ма-,
 териал, характеризующий борьбу народных
 масс против шведских захватчиков. Следует
 заметить, что составители трудов и иссле¬
 дователи кампании 1708—1709 гг. (Юнаков)
 мало интересовались борьбой народных
 масс против шведов и материал, относящий¬
 ся к этому вопросу, помещали в приме¬
 чаниях. Ценный материал по истории царствова¬
 ния Петра собран курским купцом Голико¬
 вым в его «Деяниях» (12 томов), изданных
 в 1788—1789 гг., и дополнениях к ним в 18 томах. Второе издание (выпущено под
 общим названием «Деяния Петра Великого»
 в 15 томах (1837—1843 гг.). Оно лучше
 первого, так как дополнения в нем распо¬
 ложены в хронологическом порядке. В по¬
 следнем томе имеется именной указатель.
 Но труд составлен без критической про¬
 верки и (поверхностно обработан. Большую ценность представляют доку¬
 менты, собранные Ф. Туманским под загла¬
 вием «Собрание разных записок и сочине¬
 ний, служащих к доставлению полного све¬
 дения о жизни и деятельности государя
 императора Петра Великого», но хаотич¬
 ность расположения документов затрудняет
 пользование ими. На основе этих материа¬
 лов русскими дворянскими и буржуазными
 историками написано много монографий;
 кроме того, эти материалы использованы в
 общих курсах по истории Петра I. Среди
 монографий и общих трудов надо отметить
134 КРИТИКА II БИБЛИОГРАФИЯ работу Н. Устрялова «История царствова¬
 ния Петра» (СПБ, 1858—1863). Автором со¬
 бран большой фактический материал и при¬
 ложено много документов, извлеченных из
 русских и иностранных архивов. В извест¬
 ной работе С. М. Соловьева «История Рос¬
 сии с древнейших времен» кн. III (томы
 XI—XV) уделено много внимания военным
 вопросам и использован огромный архив¬
 ный материал. Недостаток этой работы со¬
 стоит в том, что автор не везде указы¬
 вает время и место, к которому относятся
 документы, и не всегда делает ссылки на
 архивные фонды. С. М. Соловьев в своих работах «Взгляд
 на историю установления порядка в Рос¬
 сии» и Чтения о Петре Великом» (1872 г.)
 указывал, что вся экономическая, внешне¬
 политическая и административная политика
 Петра I являлась прямым продолжением
 того, что было намечено до него, и что XVII в. подготовил реформы начала XVШ в.
 Однако Соловьев не мог вскрыть причины,
 вызвавшие реформы Петра, так как он ис¬
 ходил в своих рассуждениях не из законов
 развития производительных сил страны,
 внутриполитического и внешнеполитического
 положения русского государства, а из лож¬
 ной предпосылки «господства идеи» в об¬
 ществе. -Реформы Петра Соловьев сравни¬
 вал с революцией во Франции конца XVIII в. Он писал: «Наша революция на¬
 чала XVIII в. уяснится через сравнение ея
 с политическою революциею, последовав¬
 шею во Франции в конце этого века» *. Ученик Соловьева В. Ключевский в оцен¬
 ке преобразовательской деятельности и вне¬
 шней политики Петра в основном держался
 позиций Соловьева и связывал ее с вой¬
 ной. «Война указала порядок реформы, со¬
 общала ей темп и самые приемы... Война
 была главным движущим рычагом преобра¬
 зовательной деятельности Петра, военная
 реформа ее начальным моментом, устрой¬
 ство финансов ее конечной целью»2. Счи¬
 тая, что война как наиболее ярко выражен¬
 ная форма противоречий и конфликтов спо¬
 собствует появлению реформ, Ключевский
 несколько снижает предпосылки реформ и
 делает неправильный вывод, что Северная
 война вызвала быстрое развитие произво¬
 дительных сил в России. Работы Соловьева и Устрялова и пока¬
 зания иностранцев использовал А. Г. Брик-
 нер в «Иллюстрированной истории Петра
 Великого» (СПБ, 1882 г.). Ценным мате¬
 риалом для изучения кампании 1708—1709
 гг. является работа К. Костомарова
 «Исторические монографии и исследования»,
 т. XVI (СПБ, 1885 г.), основанная на до¬
 кументах, полученных автором из ряда
 архивов. В этой работе подробно осве¬
 щается устройство казачьих войск, подго¬
 товка Украины к борьбе против шведов и
 отношение украинского народа к интервен¬
 там. 1 Соловьев. История России с древних
 времен, кн. III, т. XI—XV, стр. 1055. 2 В. Ключевский. Курс русской истории, 2-е изд., 1915 г., ч. IV, стр. 81—82. Большую ценность для исследования
 представляют труды русских военных исто¬
 риков. Подробный рассказ о Северной вой¬
 не дан Бутурлиным в «Военной истории по¬
 ходов россиян», т. II—III (СПБ, 1821 —
 1822 гг.); этот рассказ основан на «Гисто-
 рии Свейской войны» и «Книге Марсовой».
 В работе использован известный автору до¬
 кументальный материал, . а также записки
 шведского историка Адлерфельда, показа¬
 ния которого Бутурлиным принимались без
 есякой критики и впоследствии с его лег¬
 кой руки повторялись другими историками.
 Работа Карцева «Военно-исторический об¬
 зор Северной войны» (СПБ, 1851 г.) пред¬
 ставляет собой учебник для военных учи¬
 лищ, построенный на тщательно обработан¬
 ных документальных источниках. Фактиче¬
 ская сторона Северной войны передана ав¬
 тором довольно талантливо. Недостаток
 учебника — отсутствие ссылок на источни¬
 ки. П. Гудима-Левкович в работе «Исто¬
 рическое развитие вооруженных сил в Рос¬
 сии до 1708 г.» (СПБ, 1875 г.) разбирает
 главным образом кампанию 1708 г. Выеоды
 автора не отвечают исторической действи¬
 тельности. Он утверждает, что русское
 командование отступлением в глубь Украи¬
 ны изнуряло шведскую арйию и этим обес¬
 печило себе победу. Такой взгляд обесце¬
 нивает стратегический план русского коман¬
 дования и героическую борьбу армии и на¬
 родных масс против шведских захватчи¬
 ков. В книге Баскакова «Северная война
 1700—1721 гг.» (СПБ, 1890 г.) описаны
 польский, литовский, белорусский и укра¬
 инский театры военных действий. Эта рабо¬
 та и сейчас имеет большую ценность. Среди важнейших трудов русских' воен¬
 ных историков можно отметить еще рабо¬
 ту Леера «Петр Великий как полководец»
 («Военный сборник», 1865 г., № 3—4), в
 которой дано описание строительства во¬
 оруженных сил России и довольно подроб¬
 ная характеристика полководческой дея¬
 тельности Петра. Автор совершенно пра¬
 вильно оценивает Петра, как крупного во¬
 енного специалиста начала XVIII в., не
 уступающего выдающимся полководцам За¬
 падной Европы. В то же время Леер не¬
 дооценивает военное дарование Шереметева,
 а также несколько принижает военный та¬
 лант Карла XII. Его стратегию он назы¬
 вает авантюристической, но не показывает
 ее связи с общей политикой шведского ко¬
 роля. Говоря об оперативных планах Кар¬
 ла XII, Леер, а за ним и его ученики Мас¬
 ловский 3 и Мышлаевсюий4 повторяют азы
 шведской историографии, которая освещала
 этот вопрос по отчетам Гилленкрока. Кроме специальных исследований, о Се¬
 верной войне и о Полтавской битве имеет¬
 ся обширный материал в общих трудах по
 истории военного искусства России. Таки¬
 ми работами являются: Михневич «История 3 Д. Ф. Масловский. Записки по истории
 военного искусства в России, вып. I,
 СПБ, 1891 г. 4 А. 3. Мышлаевский. Северная война 1708 г. от р. Уллы до Березины за р.
 Днепр, СПБ, 1901 г.
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 135 военного искусства с древнейших времен
 до начала XIX столетия» и «Основы рус¬
 ского военного искусства»; Пузыревский
 «Развитие постоянных регулярных армий и
 состояние военного искусства в век Людо¬
 вика XIV и Петра Великого»; Баев «Курс
 истории русского военного искусства»; Ле¬
 ер «Обзор войн в России от Петра и до
 наших дней»; Ф. Веселаго «Очерк русской
 морской истории», ч. 1; Ласковский «Ма¬
 териал по истории инженерного искусства
 в России» и «История русской армии и
 флота» (т. I, изд. 1911 г.). Литература, выпущенная к двухсотлетне¬
 му юбилею Полтавской битвы, не имеет
 научной ценности; в «ней фальшиво,
 с восторженными выкриками восхваляется
 царствующий дом Романовых. Большой интерес представляют работы
 шведских историков и донесения диплома¬
 тических агентов западноевропейских госу¬
 дарств при русском дворе, описания путе¬
 шественников и просто лиц, посетивших
 Vрусское государство накануне и во время
 Северной войны. Важнейшей из этих ра¬
 бот является «Военная история Карла XII»
 Адлерфельда, изд. 1740 г. Автор, востор¬
 женный поклонник Карла XII, находился
 в шведской армии при Карле до Полтав¬
 ского боя, как официальный историк. Бу¬
 дучи непосредственным участником войны,
 он дает интересный материал, хотя и стре*
 мится показать шведов в выгодном для них
 свете. В «Современном сказании о походе
 Карла XII в Россию» Гилленкрока («Воен¬
 ный журнал» № б за 1884 г.), события Се¬
 верной войны доведены до Полтавы. Пол¬
 тавский бой описан Гилленкроком в особой
 реляции. Он стремится оправдать себя и
 шведский генералитет за провал кампании.
 Главная причина разгрома шведов заклю¬
 чается, по мнению Гилленкрока, в том, что
 Карл XII не слушал советов своих гене¬
 ралов и нарушил ранее принятые генера¬
 литетом планы. Неправильно он излагает и
 оперативные планы Карла XII. К сужде¬
 ниям Гилленкрока надо отнестись с боль¬
 шим недоверием, тем более, что его точка
 зрения пронизывает шведскую историогра¬
 фию и повторялась затем русскими доре¬
 волюционными военными историками. Рабо¬
 ты шведского историка профессора Стилле
 «Оперативные планы Карла XII в 1707 — 1709 гг.» и «Карл XII, как стратег и так¬
 тик в 1707—1709 гг.», вышедшие в свет в
 связи с 200-летним юбилеем Полтавской
 битвы, были переведены на русский язык
 накануне первой мировой империалистиче¬
 ской войны, но не использовались русски¬
 ми историками. Между тем сопоставление
 этих работ с другими проливает свет на
 ряд вопросов, которые были неправильно
 решены русскими военными историками.
 Профессор Стилле привлек богатый ар¬
 хивный материал из государственных архи¬
 вов в Дрездене, Венеции и Копенгагене.
 Он опровергает мнение Гилленкрока о трех
 планах похода Карла XII и доказывает, что
 шведский король еще в Саксонии наметил
 план кратчайшего похода на Москву с тем,
 чтобы «там подвести итоги, т. е. сразу разгромить могущество царя Петра»5. Не¬
 правильно освещая характер Северной вой¬
 ны, Стилле называет ее оборонительной со
 стороны шведов. Он даже не хочет при¬
 знать, что Карл потерпел поражение под
 Полтавой, и считает, что шведская армия
 была пленена под Переволочной по глупо¬
 сти Левенгаупта. Отсюда автор делает не¬
 верный общий вывод, что Карл XII не про¬
 играл бы кампании, если бы исполнители
 его замыслов соответствовали своему назна¬
 чению. Большой и интересный материал по во¬
 просам Северной войны изложен Витвор¬
 том, английским чрезвычайным посланни¬
 ком при русском дворе («Сборник русского
 исторического об-ва», т. XXXIX). Проница¬
 тельный, пронырливый иностранец в донесе¬
 ниях правительству подробно описывает внут¬
 реннее состояние русского государства и
 дает пространные обзоры международного
 положения. Для характеристики русской
 армии ценным материалом являются доне¬
 сения австрийского дипломата Оттона Пле¬
 ера («Чтения в обществе истории и древ¬
 ностей российских», 1874 г„ т. II). Интере¬
 сен также дневник Корба, секретаря цесар¬
 ского посольства, охватывающий первые
 годы царствования Петра; но события и
 оценку деятельности русского правитель¬
 ства он не всегда излагает правдоподобно.
 В «Путешествиях Корлилия де-Бруина через
 Московию» («Чтения в обществе истории
 и древностей российских», 1892 г., кн. 2)
 автор дает ценное описание состояния во¬
 оруженных сил русского государства и
 очень подробно освещает быт тогдашнего
 общества. За последнее время нашими издательст¬
 вами выпущено четыре небольших работы,
 которые отчасти восполняют пробел в ос¬
 вещении советскими историками Северной
 войны и особенно Полтавского сражения.
 Тот факт, что Северная война нашла в на¬
 шей литературе явно недостаточное отра¬
 жение, прежде всего следует объяснить
 вредным влиянием так называемой истори¬
 ческой школы Покровского. Покровский объяснял всю преобразова¬
 тельскую деятельность Петра влиянием тор¬
 гового капитала. По его мнению, именно
 интересам торгового капитала была подчи¬
 нена внешняя политика Петра I. Покров¬
 ский неправильно объясняет огромную про¬
 грессивную работу Петра I, направленную
 к тому, чтобы вывести страну из веково¬
 го плена отсталости на широкую доро¬
 гу экономического развития. Покровский искажает и постановку бал¬
 тийского вопроса. «Торговый капи¬
 тал, — писал он, — заставил Петра биться
 двадцать лет за Балтийское море, а позже
 гнал его на Каспийское»6. 6 Стилле. Карл XII, как стратег и так¬ тик в 1707—1709 гг., Петербург, 1912 г., стр. 5—7. 0 М. Покровский. Русская история, т. II,
 стр. 257.
138 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Совершенно неправильную оценку дает
 Покровский русской армии и флоту, ссы¬
 лаясь на разговор Миниха с прусским по¬
 сланником Мардефеладом. «Русские вой¬
 ска, — писал он, — находятся в весьма пла¬
 чевном состоянии: офицеры никуда не го¬
 дятся, между солдатами много необучен¬
 ных рекрутов, кавалерийских лошадей вов¬
 се нет—словом, появись вторично против¬
 ник вроде Карла XII, он с 25 тыс. чело¬
 век мог бы справиться со всей «московит-
 . ской армией... Не лучше был -и флот...
 личный состав флота не лучше его мате¬
 риальной части»7. Противоположное мне¬
 ние высказывал австрийский дипломат От¬
 тон Плейер, который писал: «Надо весьма
 удивляться... до какого совершенства до¬
 шли русские, солдаты в военных упражне¬
 ниях, как смело ведут себя в деле... и все
 они так ретивы» 8. Русская армия издавна отличалась иск¬
 лючительной храбростью и героизмом.
 Энгельс указывал, что «русские солдаты яв¬
 ляются одними из самых храбрых в Евро¬
 пе» 9. При поддержке русского, украинско¬
 го и белорусского народов русская армия
 в период Северной войны сыграла истори¬
 чески прогрессивную роль: она выполнила
 свой воинский долг, отстояла независи¬
 мость русского государства от шведских
 и других захватчиков. Покровский и его
 «школа» много сделали для того, чтобы
 незаслуженно развенчать Петра I. Вслед¬
 ствие этой вредной работы изучение дея¬
 тельности Петра I и его эпохи некоторое
 время оставалось вне поля зрения наших
 историков. Среди вновь вышедших работ о Петре и
 его времени следует отметить брошюру В. И. Лебедева «Полтавский бой» («Моло¬
 дая гвардия», 1939 г.). В этой работе Ле¬
 бедев освещает весь ход Северной войны.
 Половина брошюры посвящена изложению
 событий до Полтавы, а во введении дается
 краткая характеристика внутриполитическо¬
 го и внешнеполитического положения рус¬
 ского государства накануне Северной вой¬
 ны. Кратко освещены причины, заставив¬
 шие Петра перенести борьбу с Черного мо¬
 ря к берегам Балтики. Автор л>чень четко
 ставит вопрос о причинах Северной вой¬
 ны. Но нельзя согласиться с его оценкой
 Гродненской операции, о которой автор
 замечает: «Поспешное отступление русских
 принимает панический характер. Много во¬
 енного снаряжения осталось в лагере, бо¬
 лее ста орудий со снарядами было сбро¬
 шено в реку» (стр. 18). Материальной ча¬
 сти действительно было брошено много, но
 это еще не значит, что армия в панике
 отступала. Она была очень удачно и орга¬
 низованно выведена -из-под ударов шведов
 Русские военные специалисты единодушно
 признают это. Крупный военный историк 7 М. Покровский. Русская история, т. II,
 стр. 256—257. 8 Чтения в обществе истории и древно¬
 стей российских, 1884 г., т. II, отд. II,
 стр. 2—3. 9 Маркс и Энгельс. Соч., т. X, стр. 650. Д. Ф. Масловский считает Гродненскую
 операцию «классическим образцом петров¬
 ского военного искусства» 10. Довольно ярко
 автором описана героическая борьба гарни¬
 зона Полтавы и населения города против
 шведских захватчиков. В главе «Полтав¬
 ский бой» рассказано об исключительной
 стойкости и героизме русской армии, о том,
 как искусной подготовкой к сражению рус¬
 ским удалось заманить шведов в ловушку
 и расстроить их ряды перед укрепленным
 лагерем. Брошюра иллюстрирована, к ней
 приложена карта «Великая Северная вой¬
 на». Карта эта, однако, очень схематична,
 и читателю трудно по ней ориентировать¬
 ся. Большой интерес представляет план
 Полтавской битвы и ряд других иллюстра¬
 ций. Работы проф. А. П. Оглоблина «Полтав¬
 ская битва» (Воениздат, 1939 г.) и «Укра¬
 ина во время Петра I». (изд. Академией
 наук УССР в 1939 г. на украинском язы¬
 ке) вышли в связи с 230-летним юбилеем
 Полтавской битвы. Первая брошюра рассчи-
 тана на читателя-красноармейца. Автор в
 популярной форме, но не снижая теорети¬
 ческого уровня, содержательно описывает
 борьбу русской армии против шведских за¬
 хватчиков. Эту брошюру с большим инте¬
 ресом будут читать также командир и по¬
 литработник. В ней рассказывается, как
 Петр I и его сподвижники сумели ис¬
 пользовать тяжелый нарвекий урок. Маркс
 и Энгельс отмечали, что «Нарва была
 первой большой неудачей подымающейся
 нации, умевшей даже поражения превра¬
 щать в орудия победы»п. Излагая планы походов шведского коро¬
 ля на Москву* тов. Оглоблин пишет: «План>
 заключается в том, чтобы любой ценой
 прорваться к Москве, по возможности об¬
 ходя русское войско и уклоняясь от боев-
 с ним». Это положение совершенно пра¬
 вильно. Дальше автор замечает: «Сначала
 король, видимо, предполагал двинуться к
 Москве через Псков, Новгород и Тверь»
 (стр. 12), но королю пришлось отказаться
 от этого плана, так как «...на этом пути
 шведское войско должно было встретить
 сильно укрепленные Псков и Новгород,
 осада которых могла бы задержать щведов,.
 а естественные условия местности ' (леса,,
 озера, болота) и приближение осенней по¬
 ры года могли бы вовсе остановить про¬
 движение шведов к Москве» (стр. 13). На
 самом деле такого плана движения швед¬
 ский король не намечал. Путь движения
 шведов прямо через Смоленск на Москву
 входил в первоначальный план Карла XII.
 Пора отказаться от гилленкроковской ле¬
 генды об оперативных планах Карла XII.
 Шведский историк Стилле справедливо счи¬
 тал, что «Стратегия... короля заключалась
 в решительном наступлении всеми силами
 прямо на Москву 12. Эту точку зрения про¬
 водит и датский историк 8ага\ш. Он пи¬ 10 Масловский. Записки по истории воен¬
 ного искусства в России, вып. I, стр. 105, 11 Маркс. Секретная дипломатия XVIII в.. 12 Стилле. Карл XII, как стратег и так¬ тик в 1707—1709 гг., стр. 7.
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ ] 37 сал: «...в начале 1708 г. Карл, конечно,
 легко мог бы снова овладеть своими Ост¬
 зейскими провинциями, но этим не дости¬
 галось самое необходимое — решительный
 успех и ослабление русского могущества.
 Карл не мог постоянно оставаться- в этих
 провинциях, а как только он из них уда¬
 лился бы, русские возвратились бы, и иг¬
 ра началась бы снова»13. Карл XII, еще бVдучи в Саксонии, в кон¬
 це 1706 г. говорил австрийскому послан¬
 нику, что «скоро хочет навестить варва¬
 ров в Москве, в осаде Нарвы и других го¬
 родов времени терять не будет» 14. Это по¬
 казывает нам, что свой интервенционист¬
 ский поход против русского государства
 Карл XII задумал еще в Саксонии и из¬
 брал кратчайший путь движения через
 Смоленск на Москву. Но король принимал
 все меры к тому, чтобы держать русское
 командование в неизвестности о намечен¬
 ном плане движения. Русское командова¬
 ние, не зная, куда Карл XII двинет свое
 войско, располагало свою армию так, что¬
 бы в любом направлении быть готовым
 дать отпор шведам. В дальнейшем изложе¬
 нии хода Северной войны автор правильно
 освещает планы движения шведской ар¬
 мии. Тов. Оглоблин рассказывает также о ге¬
 роической борьбе украинского народа про¬
 тив шведских захватчиков. «Украинский на¬
 род, — пишет он, — крайне враждебно
 встретил шведских оккупантов. Население
 разрушало мельничные плотины и уходило
 в леса, забирая с собой провиант и иму¬
 щество. Появились партизанские отряды,
 нападавшие на шведов» (стр. 13). Украин¬
 ский народ вместе с дружественным ему
 русским народом выступил на борьбу про¬
 тив шведов. «Жители Прилук, Лубен, Лох-
 вицы, Новгорода-Северского и других го¬
 родов обратились к Петру с заявлением о
 своей верности России; они просили у него
 защиты от шведских захватчиков» (стр. 13).
 Сами жители, организовавшись в партизан¬
 ские отряды, вступали в бой с регуляр¬
 ными шведскими войсками. Враждебное от¬
 ношение украинского народа к шведам от¬
 мечает и Безенваль, французский посол при
 Карле. Он писал своему министру иностран¬
 ных дел: «Скажу прямо: когда украинская
 нация не поддерживает шведского короля,
 я не вижу никакой возможности для него
 закончить счастливо войну». В работе «Украина во время Петра I»
 тов. Оглоб/шн описывает рост крепостни¬
 ческих отношений на Украине и борьбу
 народных масс против крепостников.
 Излагая события, связанные с Север¬
 ной войной, автор в основном дает тот же
 материал, что и в первой брошюре. В по¬
 следней главе он кратко освещает рефор¬
 мы Петра I в России и более подробно —
 на Украине. Последнее очень ценно пото¬
 му, что этот вопрос совершенно не раз¬
 работан в советской литературе. В заклю- 18 Стилле. Карл XII, как стратег и так¬
 тик в 1707—1709 гг., стр. 7. 14 Соловьев. История России с древней¬
 ших времен, юн. III, стр. 1445. чение автор приводит оценку классиками
 марксизма личности Петра и значения есо
 реформ. С. А. Безбах в первой главе своей ра¬
 боты «Полтавское сражение» (Воениздат,
 1939 г.) рассказывает, как Петр после
 Нарвского поражения реорганизовал армию
 и готовил ее для борьбы со шведами. «Ре¬
 форматорская деятельность Петра, — пишет
 автор, — коснулась всех сторон жизни ар¬
 мии. Артиллерия и инженерное дело, снаб¬
 жение, управление,.. В особенности суще¬
 ственны были тактические нововведения.
 Петр ввел обычный для западноевропей¬
 ских войск линейный -порядок движения и
 действия войск; внёс правильный вз-гляд на
 оборону, как на один из видов боя, пред¬
 варяющий решительное наступление; уста¬
 новил правильное употребление в бою ог¬
 нестрельного и холодного оружия: сперва—
 залп, а затем удар штыком. Ему принад¬
 лежат идеи маневрирования резервами на-
 поле боя и неотступного преследования
 противника после его поражения» (стр. 10). Автор показывает, как Петр I путем
 малой войны обучал свою армию боевым
 действиям. Менее удачно изложен поход
 шведов к русским границам до Полта¬
 вы. Эта часть носит главным образом опи¬
 сательный характер. Автор не дает раз¬
 бора оперативных планов Карла XII. В кни¬
 ге не показана героическая борьба русского,
 украинского и белорусского народов в до-
 полтавский период Северной войны. Автор
 ограничивается лишь общим замечанием,
 что «...они прятали продовольствие и скот
 в лесах, захватывали одиночных шведов,
 угоняли лошадей». Между тем русские и
 шведские источники показывают, что бело¬
 русские крестьяне, о борьбе которых ав¬
 тор вообще умалчивает, оказали решитель¬
 ное сопротивление шведам. Они, органи¬
 зовавшись в партизанские отряды, вступа¬
 ли в бои с регулярными шведскими вой¬
 сками. В мозырьских лесах партизанские
 отряды уничтожили значительную часть
 шведской артиллерии. Шведский историк
 Стилле писал: «Король двинулся в эту
 болотистую и пустынную лесную мозырь-
 скую полосу, где кроме того приходилось
 иметь дело с мятежными крестьянскими
 бандитами» 15. Автор не использовал огром¬
 ный документальный материал, характери¬
 зующий борьбу русских и украинских кре¬
 стьян против шведов. В книге хорошо освещены подготовитель¬
 ные мероприятия Петра перед Полтавским
 сражением, тщательная рекогносцировка
 местности и детальная разработка плана
 сражения. «По свидетельству современни¬
 ка,— пишет тов. Безбах, — издали осматри¬
 вавший в этот день постройку траншемен-
 тов, Карл XII сказал сопровождавшему его
 Рошпельду: «Вся Европа от оружия моего
 устрашилась. Ныне вижу войск москов¬
 ских силу и что хотят, то делают, а удер¬
 жать и воспрепятствовать их намерениям
 армия моя не в состоянии, ибо не токмо
 чрез столь трудную переправу перешел 16 Стилле. Операционные планы Кар¬
 ла XII в 1707—1709 гг., стр. 21.
138 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФ ЯЛ неприятель, но он же и победу сдержал». Внешнеполитическое положение русского
 государства накануне Полтавской битвы в
 книге не освещено, а это следовало бы
 сделать. Петр, лишившись своих союзни¬
 ков — Польши и Дании, выбывших из строя
 еще в первые годы войны, был вынужден
 один на один воевать со Швецией, имев¬
 шей первоклассную армию. Кроме того, за¬
 падноевропейские государства, особенно
 Англия и Франция, хотя и были заняты
 войной за испанское наследство и формаль¬
 но соблюдали нейтралитет, на самом же
 деле покровительствовали захватнической
 политике шведского короля. Перед русской
 дипломатией стояла сложная задача — во
 что бы то ни стало добиться изоляции
 Швеции, не дать ей возможности исполь¬
 зовать против России Польшу и воспре¬
 пятствовать привлечению на ее сторону
 Турции и Крыма. Описание этой междуна¬
 родной обстановки помогло бы читателю
 освоить всю сложность борьбы русского и
 украинского народов против шведских ин¬
 тервентов. В последней главе автор описывает Пол¬
 тавское сражение и дает оценку его ме¬
 ждународного значения. «В политическом отношении, — пишет тов. Безбах, — Полтав¬
 ская победа совершенно сломила могуще¬
 ство Швеции, навсегда потерявшей не толь¬
 ко армию, но и значение крупнейшего го¬
 сударства на северо-востоке Европы. Те¬
 перь ее место заняла Россия, умело ис¬
 пользовавшая под руководством Петра
 плоды своей победы под Полтавой»
 (стр. 61). Эту мысль автор подтверждает
 словами Маркса: «Именно с раздела швед¬
 ской империи начинается эра современной
 международной политики». Работы, изданные в связи с 230-летием
 Полтавской битвы, являются только пер¬
 вым шагом в освещении одного из герои¬
 ческих событий прошлого нашей страны.
 Советский читатель не получил еще об¬
 стоятельных марксистских работ о Петре и
 его эпохе. В нашей литературе, например, не осве¬
 щены оперативные планы Карла XII и ге¬
 роическая борьба русского, украинского и
 белорусского народов против шведских за¬
 хватчиков. Восполнить этот пробел — бли¬
 жайшая задача советских военных истори¬
 ков. Батальонный комиссар Б. Тельпуховский. ИНОСТРАННЫЕ БИБЛИОГРАФИИ
 МИРОВОЙ ВОЙНЫ I I и одной войне в истории человечества * * не было посвящено такого большого
 количества книг на всех языках, как пер¬
 вой мирдвой империалистической войне
 1914—1918 гг. Более того: литература о первой мировой войне в общей сложно¬
 сти, пожалуй, превысит все, что до 1914 г.
 было написано по вопросам истории войн
 и военного искусства. Однако, несмотря на такое богатство
 литературы о мировой войне, ее библио¬
 графия в странах западной Европы до сих
 iiop как следует не организована. Правда,
 общее библиографирование этой литера¬
 туры сопряжено с большими трудностями.
 Хотя вопрос о необходимости междуна¬
 родной кооперации в области библиогра¬
 фии мировой войны был поставлен еще на
 V 'международном историческом конгрессе
 (Брюссель, 1923)*, но такие международ¬
 ные учреждения, как Лига Наций или
 Дворец мира в Гааге, самоустранились от
 этого дела.' Инициатива же отдельных
 стран оказывается недостаточной. Еще в 1931 г. крупнейший буржуазный
 специалист по истории войны Пьер Ренувэн
 (Renouvin) в одном из своих библиографи¬
 ческих обзоров2 жаловался на отсутствие
 какого-либо единства библиографических
 работ. Он указывал на то, что необъятная
 область специальной морской и -военной 1 См. обзоры Е. des Marez и F. L. Gan-
 shof в «Compte rendu» этого конгресса. 2 «Revue historique» 1931, p. 345. литературы продолжает оставаться в дев¬
 ственном виде. С тех пор положение еще
 более ухудшилось. Дело не только в необозримости военной
 литературы, но и в ее специфичности:
 в большом количестве специальных изда¬
 ний, не предназначенных для широкого
 распространения и подчас секретных3 или
 в силу распада прежних государственных
 образований получивших весьма ограничен¬
 ное территориальное хождение, а также
 всякого рода однодневок в виде листовок-
 прокламаций (иногда подпольных), админи¬
 стративных распоряжений и плакатов.
 Приходится говорить уже не о десятках,
 а о сотнях тысяч печатных единиц. Многие
 из них уже безвозвратно погибли в водо¬
 вороте послевоенных событий. Так, в Вен-
 сенской библиотеке, объединенной с «Му¬
 зеем войны» (Париж), уже к 31 декабря
 1921 г. насчитывалось 75 440 книг и бро¬
 шюр, 6 547 журналов, 9 161 папка с газет¬
 ными вырезками, 15 380 фото, 10 419 гео¬
 графических карт и авиационных открыток.
 Свыше 75 ООО томов собрано в «Welt-
 kneRsbiicherei» в Штутгарте (Schlob Rosen-
 stein). Отдел мировой войны в прусской
 государственной библиотеке в Берлине 3 Даже самые крупные и наиболее спе¬
 циальные книгохранилища Франции не
 располагают полным комплектом официаль¬
 ных изданий, выпущенных в Германии во
 время войны; таково же положение Гер¬
 мании по отношению к Франции и т. д.
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 139 ©ключает свыше 50 ООО книг, не считая
 журнальных оттисков, плакатов и много¬
 численных папок с газетными вырезками.
 И все же эти огромные собрания не могут
 претендовать на полноту. Не ясны самые границы того, что сле¬
 дует понимать- под военной литературой.
 Включение в состав коллекций открыток
 с франта придает собранному характер
 музейных экспонатов;. И действительно на
 Западе отсутствует четкая грань между
 библиотеками и музеями, одинаково учреж¬
 даемыми «в память -войны». В виду пол¬
 ного неумения буржуазной науки подвер¬
 гать изучению «современность», книга, фи¬
 гурирующая в подобного рода учрежде¬
 ниях, сплошь и рядом превращается в ре¬
 ликвию такого же типа, как и осколки
 бомб, подобранных после воздушных бом¬
 бардировок Парижа и Лондона, вагон, в ко¬
 тором было заключено перемирие (он тоже
 водружен в Венсенском Музее войны)
 и т. д. На книгу, выставленную таким об¬
 разом, приходят смотреть как на «трофей»,
 внутренним ее содержанием не интересу¬
 ются. Поэтому многие иностранные биб¬
 лиографии войны, продиктованные этой об¬
 становкой, носят характер сводок, стре¬
 мящихся к прославлению одержанной
 победы и к поддержанию «славы нашего
 оружия». Таков, например, приводимый на¬
 ми ниже список Фоллса, несмотря на то,
 что это единственная буржуазная библио¬
 графия мировой войны, рискнувшая на под¬
 заголовок — «Критический обзор». Помпез¬
 но выполненные истории отдельных вой¬
 сковых частей, включающие летопись всех
 их боевых заслуг, равно как военная бел¬
 летристика ура-патриотического направле¬
 ния обильно представлены в этой «крити¬
 ческой» выборке. / Но если идеологический смысл обшир¬
 ной доли того, что вышло из печати в
 годы войны, ускользает от внимания бур¬
 жуазных библиографов, то еще хуже полу¬
 чается, колда отсутствие оценки заме¬
 няется тенденциозным подбором литературы.
 Последнее свойственно в особенности не¬
 мецким рекомендательным спискам лите¬
 ратуры. Эта библиографическая работа
 группируется вокруг специального журнала
 «Krieg>schuldfrage » (позднее — «Berliner
 Monatshefte»). Буржуазные библиографии войны богаты
 всеми оттенками от неприкрытой агитки
 военного времени вплоть до весьма тон¬
 кой фальсификации, проводимой под мас¬
 кой строго объективной научности. Но ни¬
 какого единства методологии здесь не су¬
 ществует: все определяется условиями ме¬
 ста и времени. Мы в СССР не располагаем такими об¬
 ширными книжными коллекциями о ми¬
 ровой войне, какие удалось |скопить на За¬
 паде, ибо условия гражданской войны не
 способствовали систематическому книж¬
 ному собирательству. Но только советская
 библиография способна создать действи¬
 тельно критический рекомендательный опи¬
 сок литературы о войне, опирающийся на
 марксистско-ленинскую методологию. Состав литературы, даваемой в немного¬
 численных советских библиографических
 списках, в значительной степени устарел
 и подлежит многообразным изменениям;
 но наш тип методически разработанной
 программы для широких читательских кру¬
 гов до сих пор остается недостижимым
 идеалом для буржуазного Запада4. Трудно установить также не только ти¬
 повые, но и хронологические рамки того,
 что следует понимать под литературой
 «о мировой войне». Это понятие распро¬
 страняется и на предшествующий период
 истории Европы, начиная с 1900 или даже
 1870 г. (так называемая — «предиетория
 войны» —Vorgeschichte des ICrieges разрабо¬
 танная, например, в библиографии Вегерера)
 и на длинный ряд послевоенных лет. Можно наметить три основных момента
 в общем библиографировании мировой войны
 за рубежом. После энергичного вы¬
 пуска каталогов, преследовавших цели
 военной пропаганды, намечается переход к
 попыткам систематической библиографии,
 которые сплошь и рядом грешат уже от¬
 меченным нами выше шовинизмом. Все это
 лишь весьма несовершенные попытки, мало
 что дающие для исследовательских целей;
 один лишь историографический очерк Гуча
 (Ciooch) B этой группе литературы удовле¬
 творяет требованиям подлинной науч¬
 ности. Наряду с этим идет разработка
 фондов специальных библиотек. В виду
 отсутствия общей библиографии мировой
 войны и невозможности надеяться на лее
 осуществление в ближайшем будущем этот
 род библиографических обзоров пока что
 сохраняет за собой наибольшее деловое
 значение. К организации подобного рода специаль¬
 ных библиотек за границей приступили еще
 в самый разгар войны. Так, немецкая
 «Weltkriegsbiicherei» была учреждена в
 июле 1915 г., «Imperial War Museum» в
 марте 1917 г., в апреле того же года был ос¬
 нован широко снабжавшийся соответствую¬
 щей литературой «Deutsches Kriegswirts-
 chaftsmuseum» в Лейпциге. Далее следует
 отметить «Kriegsarchiv» Иенского универси¬
 тета, библиотеку Исторического семинара
 университета в Галле, в Италии—«L'Ufficio
 storiografico della mobilisazione», «Archivio
 della Оиеггя» в Милане, «Центральную воен¬
 ную библиотеку» и коллекцию библиотеки
 университета в Болоньи и т. п. Любопытно отметить, что частная ини¬
 циатива в данном случае обычно предше- 4 См. напр. Мировая война. Ука¬
 затель литературы, 1914—1918 гг. (к 20-ле¬
 тию мировой войны: 1914—1934). Л., Биб¬
 лиотечная методическая база Ленинград¬
 ского облпрофсовета. Библиотечный сектор
 Когиза. 1934. 81 стр. или Виленский Л.
 Литература к 20-летию империалистической
 войны 1914—1918 гг. «Красный библиоте¬
 карь» № 8, 1934, стр. 23—25.
140 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ ствовала правительственной. Так, в приве¬
 денном выше списке государственных кни¬
 гохранилищ мы не найдем ни одной фран¬
 цузской библиотеки. Между тем поста¬
 новление палаты депутатов о создании со¬
 ответствующей библиотеки состоялось еще
 в декабре 1916 г. Однако ничего в этом
 направлении не делалось вплоть до 4 ав¬
 густа 1917 г., когда супруги Леблан при¬
 несли в дар государству собранную ими
 военную коллекцию. Она-то и явилась
 основой позднейших «Музея и библиотеки
 войны». Сравнительно недавно сюда же
 влилась другая замечательная частная кол¬
 лекция— «Гемеротека» («Собрание поднев¬
 ного материала»), которую Альбер Каи
 (K.eJin) вел в Boulogne—sur — Seire начи¬
 ная с 1914 г. вплоть до 1931 г. В Герма¬
 нии обращало на себя внимание собрание
 Теодора Бергмана в Фюрте. В силу ряда обстоятельств зарубежная
 литература о войне оказалась сосредото¬
 ченной преимущественно там, где после
 заключения мира не имелось достаточных
 средств для ее библиографической обра¬
 ботки и для издания каталогов общего
 пользования. В таком положении очутились
 богатейшие германские коллекции; между
 тем «Библиотека войны» в Станфорде в
 Калифорнии (так называемый «Фонд Гу¬
 вера»), располагая достаточными финансо¬
 выми возможностями, выпустила за всю
 четверть века лишь две небольшие биб¬
 лиографии, посвященные одной и той же
 теме — Парижской мирной конференции. Иа обязанности наших крупнейших книго¬
 хранилищ остается выделение и описание
 иностранных фондов, посвященных воен¬
 ным годам. Ввиду разбросанности мате¬
 риала и территориальной разобщенности
 тут важно кооперирова1ние столичных кни¬
 гохранилищ с такими крупными провинци¬
 альными фондами, как, например, библио¬
 тека Томского университета, публичные
 библиотеки в Одессе, Тбилиси и т. д. Ниже мы даем перечень основных биб¬
 лиографий мировой войны на французском,
 английском, итальянском, немецком и не¬
 которых других европейских языках. Для
 удобства пользования перечнем мы разбили
 его на три основных отдела: I — Общие
 библиографии, охватывающий каталоги во¬
 енного'времени, попытки критической биб¬
 лиографии и специальные библиотечные
 фонды; И — Специальные библиографии,
 с разделами: архивные материалы, эконо¬
 мика и социология войны, библиография
 отдельных стран, отдельные периоды и со¬
 бытия войны, военная литература и
 «Persona!ia>; III — Журналы и журналь¬
 ные обзоры. Настоящий перечень должен послужить
 пособием' для историков, изучающих собы¬
 тия мировой войны 1914—1918 гг., при под¬
 боре иностранной литературы по интере¬
 сующим их темам. Для облегчения работы читателя над пе¬
 речнем мы даем все названия изданий как
 на языке данного издания, так и в рус¬
 ском переводе. Внутри разделов перечня
 издания сгруппированы по языкам. ОБ1ЦИЕ БИБЛИОГРАФИИ КАТАЛОГИ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ 1. La guerre par le livre et par l’image
 1914—1£15. Catalogue. Livres. Estampes..
 Albums illustres. Journaux du front et des-
 tranchees. Т. I (литература до 31/XII 1 PI5 г.),.
 P., 1916, 128 p.; T. 2 (литература до 31/XII
 1916 г.), P., 1917., 175 p. (Что за книги и
 что за наглядные изображения были посвя¬
 щены войне 1914—1915. Книги. Гравюры.
 Сборники иллюстраций. Пресса, издававша¬
 яся на фронте и в окопах). 2. Bulletin mensuel della librairie francai-
 se (dirig6 par 0. Jordell) 8+16 + 8 p.
 (Ежемесячник французской книготорговли).
 Три выпуска были посвящены военной'
 литературе. Последний из этих выпусков,
 вышел в апреле 1916 г. 3. Les livres de la guerre, 1914 — 1916-
 Preface en vers de E. Rostand. P., 1917*
 178 p. (Книги о войне. Вступительные сти¬
 хи Эдмонда Ростана). 700 библиографи¬
 ческих номеров. Издание было предпринято/
 по инициативе официальных кругов. 4. Lectures pour aider & franchir la qua-
 trieme hiver de la guerre. (Круг чтения
 в помощь тем, кто вступает в четвертую-
 зиму войны). Оба этих рекомендательных
 списка были выпущены в свет весной 1917 г.. 5. Michel Е. Bibliografie francesi della
 guerra. Roma, Ufficio storico. Bardi, 1926,
 9 p. (Мишель E. Французские библиографии,
 войны). 6. Lange F. H. Т., В e г г у H. T. Bo¬
 oks on the great war. An annotated biblio¬
 graphy of literature issued during the
 European conflict. V. 1—4. L., Grafton,.
 1916 (Ланге и Берри. Книги о великой войне.
 Аннотированный указатель литературы, вы¬
 шедшей за время вооруженного столкновения,
 в Европе). Материал, охватывающий период
 с августа 1914 г. по апрель 1916 г., распо¬
 ложен систематически; к каждому тому при¬
 ложен предметный указатель и указатель-
 авторов. 7. Catalogue of war publications compri¬
 sing works published to june 1916. Compi¬
 led by Q. W. Prothero with the assistence*
 of Alex. J. Philip for the Central Com¬
 mittee for national patriotic Organization.
 L., J. Murray, 1917. VI, 259 p. (Каталог
 изданий, вышедших во время войны вплоть
 до июня 1916 г. Составил Д. У. Просзеро-
 при содействии Алекс. И. Филипа — пред¬
 ставителя Центрального комитета националь¬
 ной патриотической организации). 8. Litterature de guerre. Catalogue — no¬
 menclature des publications parues 1914—
 1919. Bruxelles, 1919, 198 p. (Военная лите¬
 ратура. Каталог — перечень изданий, вы¬
 шедших в 1914—1919 гг.). 9. Lumbroso Alberto. Bibliografia
 ragionata della guerra delle nazioni con
 una lettera di Antonio Salandra. N. 1 —1000
 (Scritti interiori al 1 marzo 1916). Roma,
 „Rivista di Romau, 1920, XIX, 259 p. Лумб-
 розо А. Систематическая библиография вой-
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 141 зш народов с присоединением письма Анто¬
 нио Саландра. № 1—1000. Работы, вышед¬
 шие до 1 марта 1916. 10. Michel Е. Bibliografie italiani della
 guerra. Roma, 1926., 11 p. (Мишель E. Италь¬
 янские библиографии войны). 11. Kriegs — Ratgeber iiber deutsches
 Schrifttum. hgg. durch Ferd: Avenarius vom
 Durerbund. Miinchen, 1915—1916 (позднее
 Lrterarischer Jahresbericht des Diirerbundes
 для 1917—1918 гг. опять под старым заго¬
 ловком). 12. Ср. Hinrichs. Die deutsche Weltkriegs.
 Jit eratur. Lief 1—5 (Путеводитель по немец¬
 кой литературе о войне). До декабря 1915 г. 13. Buddecke Albrecht. Kriegslite-
 ratur. Eine Zusammenstellung ausgewahlter
 Biicherschriften iiber den Weltkrieg. Lpz. G. Fock, 1917, II, 31 s. (Буддекке A.
 -Литература о войне. Сводка избранных
 книг о мировой войне). 14. Н о h 1 f е 1 d, Johannes dr. Die deut¬
 sche Kriegsliteratur. Wegweiser durch die
 wichtigsten Werke iiber die Probleme des
 Weltkrieges. Dresden, Lehmann, 19.17, 150 s.
 (Гольфельд, Иоганнес. Немецкая литература
 о войне. Указатель важнейших работ, посвя-
 дценных проблемам мировой войны). 15. Die Kriegsschuldfrage. Ein Uerzeich-
 nis der Literatur des In-und Auslandes betref-
 fend die Geschichte des imperialistischen
 Zeitalters, die'Vorgeschichte des Weltkrieges,
 den Kriegsausbruch und die Dokumente
 •der Machte. In alphabetischer Anordnung
 ■mit eingearbeitetem Schlagwortregister. Lpz.,
 1925, XXII, 184 s. (Вопрос о виновниках
 войны. Указатель отечественной и иностран¬
 ной литературы, касающейся истории импе¬
 риалистической эпохи, периода, предшест¬
 вующего мировой войне, возникновения
 войны и дипломатических актов держав.
 В алфавитном порядке с присоединением
 предметного указателя). 16. М о u s s е t A. Elements d'une biblio¬
 graphie des ouvrages relatifs a la guerre
 europeenne, publies ou imprimes en
 Espagne de 1914—1918. P. et Madrid, 1919.
 ‘(Муссэ А. Начатки библиографии относя¬
 щихся к европейской войне работ, опубли¬
 кованных или напечатанных в Испании за
 период времени с 1914 по 1918 г.). ПОПЫТКИ КРИТИЧЕСКОЙ БИБЛИО¬
 ГРАФИИ ВОЙНЫ 17. Esc all е Ch. Essai de bibliographie
 methodique de la guerre de 1914. Saint-
 Jean de Losne (Cote d’Or), edition de l’au-
 teur, 1918, VIII, 191 p. (Опыт систематичес¬
 кой библиографии войны 1914 г.). 18. Vic J. La litterature de guerre. Manuel
 methodique et critique des publications
 de langue francaise. Pref. de G. Lanson.
 (Вик Ж. Литература о войне. Систематический
 и критический справочник к изданиям на
 французском языке). 1-е изд. —1919, 2-е
 изд. — 1923, I—II тт. (XIII, 816 с.) охва¬
 тывают первый период войны—с 1 августа
 1914 по 1 августа 1Ы6 г.), Ill—V тт. (вто¬
 рой период войны). В первом томе имеется
 введение, дающее обзор общей литературы.
 Обращаем особое внимание на подрубрику 1/1 этого „Введения": „Философия войны и
 наиболее глубокие ее причины44. Весь вспо¬
 могательный аппарат помещен в последнем
 томе: „Table methodique des matieres“
 (стр. 1131—1148), „Алфавитный указатель
 авторов“ (стр. 1149—1202), „Пргдметный
 указатель" (стр. 1203—1232). Работа Вика
 премирована французской Академией наук. 19. D u t с h е г G. М. A selected critical
 bibliography of publications in english rela¬
 ting to the World War. Philadelphia, Mac
 Kinley, 1918, 34 p. (Дачер Д. М. Выбороч¬
 ная критическая библиография публикаций,
 касающихся мировой войны на английском
 языке). 20. Р г о t h е г о G. W. A select analytical
 list of books concerning the Great War. L., H. M. Stationary Office, 1923, X, 431 p.
 (Прозсеро Д. У. Аннотированный список
 избранных книг, касающихся великой
 войны). 21. Falls Cyril. War books. A critical
 guide. L., 1930, XIV, 318 p. (Фолз, Кирил.
 Книги о войне. Критическое руководство).
 С некоторой полнотой обозрена только
 английская литература. Особое внимание
 обращено на английские истории отдельных
 войсковых частей и на мемуарную литера¬
 туру (как английских, так и других авто¬
 ров). Учтена военная беллетристика. 22. В а г е n g о U., В1 a 11 о О. Saggio
 bibliografico della guerra mondiale. Torino,
 1927. LXXX, 484 p. (Баренго У., Блатто О.
 Обзор библиографии мировой войны). 23. Tosti A. La guerre mondiale (1914—
 1918). Roma, 1936, 150 p. (Тости А. Миро¬
 вая война). Собрание рецензий и обзоров,
 печатавшихся в „Bibliografia fascista“. 24. Contributo a una bibliografia della guer¬
 ra mondiale. Documenti e testemonianze
 politici—diplomatici. Cause — responsabilita-
 signiticato della guerra. Roma, Segretaria
 generale della camera dei deputati, 1938,
 627 p. (Материалы по библиографии миро¬
 вой войны. Документы и политико-дипло¬
 матические свидетельства. Причины войны—
 ответственность за нее — ее значение). 25. Kunz Josef L. dr. Bibliographie
 der Kriegsliteratur.Politik. Geschichte. Philo-
 sophie. Volkerrecht. Friedensfrage. B., Engel-
 mann, 1920. 101 s. (Кунц Иосиф. Библи¬
 ография военной литературы. Политика.
 История. Философия. Международное право.
 Вопросы мира). 26. F г a u е n h о 1 z Е. v о n. Fiihrer in
 die Weltkriegsliteratur. В., 1932, 37 s.
 (Фрауэнгольц Э. Путеводитель по литера¬
 туре о войне). 27. Frauenholz von Е., Ruling Н.
 Weltkriegsliteratur. Wien, 1933, 75 s.
 Oesterreich-Ungarns letzter Krieg. Erg.
 ti. 7). Nachtrage 1933—1934. 8 s. (Фрауэн¬
 гольц Э., Рюлинг Г. Литература о мировой
 войне). 28. Gooch G. P. Recent revelations of
 European diplomacy (a bibliography of war
 literature, with a running commentary).
 4-th ed, L.—N-Y., 1930, 218, CCXI p. (Гуч
 Л. П. Недавние разоблачения европейской
 дипломатии) — библиография литературы
 о войне, сопровождаемая критическим ком¬
 ментарием.
142 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 29. Се sana A. Das Gesicht des Welt-
 kriegs in der Literatur. Basel, 1931, 28 s.
 (aus Basler Volksblatt). (Сезана. А. Лик вой¬
 ны в преломлении литературы). СПЕЦИАЛЬНЫЕ БИБЛИОТЕЧНЫЕ
 ФОНДЫ 30. Bloch, Camille. Bibliotheques et
 Musees de la guerre. P., 1920, 28 p. (Блох
 К. Библиотеки и музеи войны). Отдельный
 оттиск из „Revue de Paris“ от 1 февраля
 1920 г. 31. Schultze W. Schema des Sachka-
 talogs der Kriegssammlung der Preussi-
 sehjn Staatsbibliothek. „Zentralblatt fiir
 Bibliothekwesen“ 1919). Mai—Juni (Bd,
 XXXVI, H. 5/6), s. 108—126. (Шульце В.
 Схема предметного каталога для коллекции
 ьойны в Прусской государственной биолио-
 т- ке). 32. Schultze W. Katalogisierung der
 Kriegssammlungen „Mitteillungen des Verban-
 des deutscher Kriegssammlungen*' 1—2
 T—le (1919), s. 41—54. (Шульце В. Катало¬
 гизация военных коллекций). 33. Monti A. Dei criteri di catalogazi-
 one dei materiale bibliografiche ed iconogra-
 fiche relativi alia Guerra 1914/18. Atti del
 pr mo congresso mondiale delie biblioteche
 e della bibliografia (Roma — Venezia, 1929).
 V. 2 (1931), p. 312—320. (Монти А. Как
 подходить к каталогизации библиографиче¬
 ских и иконографических материалов, отно¬
 сящихся к войне 1914—1918 гг.). В этом
 докладе излагается опыт „Архива войны“
 в Милане. 34. Collection de la guerre de m-г Hen¬
 ri Leblanc. La Grande guerre. Iconographie—
 Bibliographie—Documents divers. I. V, VII,
 IX tt. Iconographie. Par Charles Challet. II,
 III, IV, VIII tt. Bibliographie. Par Marcel
 Riounier. X t.—Repertoire methodique dela
 presse quotidienne Frangaise (annee 1914).
 Par C. Bloch. P., 1917—1922 (Собрание
 Анри Леблана. Иконография — библиогра¬
 фия — систематический указатель к еже¬
 дневной французской прессе за 1914 г.). 35. Catalogue du fonds allemand des Bib¬
 liotheque et Musee de la Guerre par Jean
 Dubois et Charles Appuhn. Т. 1—La crise
 Internationale. P., 1921, XVIII, 292 p. T. 2 —
 L’Allemagne P., 1922. 354 p. T. 3 — Les
 allies de l’AHemagne, l’Entente et les neut-
 res. Catalogue des cartes par Andre Fevret
 et Antoinette Mazarguil. Catalogue des
 periodiques par Louis Bourreau. P., 1923,
 332 p. T. 4 — Table alphabetique par Andre
 Fevret et Marguerite Alexandre. P., 1923.
 154 p. (Каталог немецкого фонда в библио¬
 теке и музее Войны. Т. 1. Международный
 кризис. Т. 2 — Германия. Т. 3—Союзники
 и Германия, Антанта и нейтральные страны.
 Каталог карт. Каталог периодики. Т. 4 —
 Алфавитный указатель). 36. Bourgeois М., Catalogue metho¬
 dique des fonds Britannique et Nord Ame-
 ricain de la Bibliotheque et Musee de la
 Guerre. T. 1—La crise internationale. P., 1925.
 VIII, 160 p. T. 2 — La vie politique, economique et
 sociale (questions genercJes). P., 1927,120 p. T. 3 — L’Empire britannique, la Cranda-
 Bretagne et la guerre. P., 1932, 296 p. T. 4 — Les Etats-Unis, l’Europe continen¬
 tal, l’Afrique, 1’Asie et l’Amerique Latine.
 P., 1937. Table alphabetique generale (en prepara¬
 tion). (Буржуа М. Систематический указа-
 тель британских и северо-американских
 фондов Библиотеки и Музея Войны. Т. 1 —
 Международный кризис. Т. 2 — Полити¬
 ческая, экономическая и социальная жизнь
 (общие вопросы). Т. 3 — Британская импе¬
 рия, Великобритания и война. Т. 4 — С. Ш.,
 континентальная Европа, Африка, Азия и
 Латинская Америка. Алфавитный указатель
 (печатается). 37. Catalogue methodique du fonds russe
 des Bibliotheque et Musee de la guerre.
 Redige par Alexandra Dumesnil avec * la
 collaboration de Wilfrid Lerat. Introduction
 par C. Bloch, P., 1932, XIV,734 p. (Систе¬
 матический указатель русского фонда биб¬
 лиотеки и музея войны). 38. Michel P. Н. Catalogue des Bibli¬
 otheque et Musee de la Guerre. Catalogue
 methodique du fonds italien. P., 1933. VI,
 468 p. (Мишель, П. Г. Каталог библиотеки
 и музея войны. Систематический указатель
 итальянского фонда). Все эти каталоги
 библиотеки и музея войны являются пуб¬
 ликациями „Societe de l’histoire de la guerre"
 (общества для изучения истории войны). 39. Bibliotheque de la ville de Lyon. Col¬
 lection de travaux de bibliographie. Poubl.
 sous la direction de m-r M. Cantinelli,
 bibliothecaire. Catalogue du fonds de la
 guerre. Contribution a une bibliographie
 generale de la guerre. Fasc. 1—18. P. Macon), 1917—1919. XXII, 724 p. (Лионская
 городская библиотека. Серия библиографи¬
 ческих работ, публикуемых под руковод¬
 ством г. М. Кантинелли, библиотекаря. Ка¬
 талог фонда войны. Подготовительная ра¬
 бота к общей библиографии войны). 40. Imperial War Museum. Catalogue of
 printings, drawings and sculpture. L., 1924.
 336 p. (Имперский музей войны. Каталог
 печатных произведений, рисунков и скуль¬
 птуры). 41. Subject index of the books relating to
 the European War 1914—1918, acquired by
 the British Museum, 1914—1920. L., 1922.
 VIII, 196 p. (Предметный указатель относя¬
 щихся к европейской войне книг, приобре¬
 тенных Британским музеем за годы 1914—
 1920). 42. British Columbia. Provincial Library.
 A book of publications on the War, contai¬
 ning in the Public Library. Bulletin n. 1.
 Victoria, Britisch Columbia Press, 1916,
 VIII, 52 p. Библиотека провинции „Бри¬
 танская Колумбия4'. Список содержащихся
 в библиотеке изданий, относящихся к
 войне). 43. A d a m s Е. D. The Hoover War col¬
 lection of Stanford University (Cal.) Report
 of 1921 and analysis [1922]. 82 p. (Эдамс E. Д.
 Военная коллекция имени Гувера в Стан-
 фордском университете (Калифорния). Отчет
 за 1921 г. и описание).
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 143' 44. Meyer Н. В. A check list of the lite¬
 rature and other material in the Library of
 Congress on the European War. SuppI,—
 List of bibliographies of the Furopean War.
 Washington, 1919. 293 p. (Контрольный
 список литературы и других материалов по
 европейской войне, хранящихся в Библио¬
 теке Конгресса). 45. Ministere de la Defence Nationale.
 Supplement au tome premier du Catalogue
 de la Bibliotheque. Arete £ janvier 1920.
 Ouvrages relatifs & la guerre mondiale
 1914—1918. Bruxelles, 1920, 191 p. (Мини¬
 стерство национальной обороны. Прило¬
 жение к первому тому каталога Библиотеки.
 Доведено до января 1920. Работы, относя¬
 щиеся к мировой войне). 46. F u m a g а 11 i G. Raccolte bibliogra-
 phiche della guerra. Le collezioni della bib-
 lioteca UDiversitaria di Bologna. „Italia che
 scrive“, 1918, avr., 4 p. (Фумагалли Д. К.
 библиографии войны. Собрания универси¬
 тетской библиотеки в Болонье). 47. Elenco delle publicazioni introdotte
 nella biblioteca centrale militare nell’eserci-
 zie 1915—1916. „Rivista militare italiana“
 16/XII 18, p. 1452—1468 (Перечень книг,
 поступивших в Центральную военную
 библиотеку в течение 1915—1916 гг.). 48. Trabucchi A. Saggio bibliografico
 sulla guerra mondiale condicazione di fonti
 documentarie. Milano, 1929. 114 p. (A cura
 del Museo Risorgimento naz.ionale; Archivio
 della guerra, Milano) (Трабукки А. Опыт
 библиографии мировой войны с указанием
 источников и документации). 49. Preussische Staatsbibliothek. Schlag.
 wort-Repertorium zum Katalog der Welt-
 Kriegssammlung, B. 1934. (Прусская госу¬
 дарственная библиотека. Предметный ука¬
 затель рубрик к каталогу собрания, посвя¬
 щенного мировой войне). 50. Glauning Otto. Die Kriegssam-
 mlung der Bayrischen Staatsbibliothek. Be-
 richt liber die Tatigkeit bis Ende 1918.
 „Zentralblatt fiir Bibliothekwesen“, 1918.
 Januar-Februar (Bd. XXXVI, H. 1/2). S.
 158—166 (Глаунинг О. Военное собрание
 Баварской Государственной Библиотеки.
 Отчет о деятельности вплоть до конца
 1918 г.). 51. Katalog der Weltkriegsbibliothek des
 Historischen Seminars der Universitat Hal¬
 le— Wittenberg. Hgg. R. von Fester. Halle
 (Saale), 192XII, 165 S. (Каталог библиотеки
 мировой войны при историческом семинаре
 в университете Галле — Виттенберг). 52. HilsenbeckA. Die Kriegssam-
 mlung Theodor Bergmann in Fiirth (Bayern)
 Nlirnberg, 1920. 37 S. 22 Tai. (Гильзенбек,
 Военная коллекция Теодора Бергмана в
 Фюрте (Бавария). 53. Zuwachsverzeichniss der Druckschriften
 d>r Nationalbibliothek Wien. Jg. 1—6 (1925—
 1928). Wien, Hofei in Komm., 1924—1931.
 (Новые поступления печатных изданий в
 Венской национальной библиотеке). 54. Hague. Palace of peace Library. Cata¬
 logue par P. C. Molhuysen Leyde, 1916.
 1576 col. Premier — deuxieme supplement
 du Catalogue 1916-1922, Leyde 1922—1930.
 Ind^x alphabetique du Catalogue 1916— 1929, v, 1-3, Leyde, 1922-1933 (Гаага —
 Библиотека Дворца Мира, Каталоги). СПЕЦИАЛЬНЫЕ БИБЛИОГРАФИИ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ 55 A century of diplomatic blue books. L.,
 1938. XIX, 600 p. (Столетие дипломатиче¬
 ских синих книг). 56. Hall Н. British archives and the
 sources for the history of the World War.
 L.-New Haven, 1925. XXI,445, 14(2). (Голл Г.
 Британские архивы и источники для исто¬
 рии мировой войны). 57. Lutz. Ralph Н a z w е 11. La docu¬
 mentation de guerre aux Etats Unis. „Revue
 d’histoire de la guerre mondiale", 1923, p.
 106 squ. (Луц P. Г. Документация войны
 в Соединенных Штатах). 58. Heyse Тh. La documentation de
 guerre en Belgique depuis 1919 „Revue
 d'histoire de la guerre mondiale44 1935, n. 1,
 p. 53. 61 (Гейзе Т. Документация войны в
 Бельгии после 1919 г.): 19. Lheritier М. L’histoire de la guer¬
 re et les archives locales. „Revue d’histoire
 de la guerre mondiale", 1923. P. 156 squ.
 (Леритье М. История войны и местные ар¬
 хивы). 60. Dearie N. В. Dictionary of official war¬
 time organizations by prof. James T. Shot-
 wefl. L., 1928. XVII. 324 p. (Дирль H. Б. Сло¬
 варь официальных учреждений эпохи вой-:
 ны). ЭКОНОМИКА И СОЦИОЛОГИЯ
 ВОЙНЫ 61. Economic and social history of the
 world war (ed. James T. Shotwell). Outline
 of plan. European series. Washington, 1924.
 180 p. (I. Outline of plan. 11. List of editors-
 and editorial Boards. III. List of Monographs.
 IV. Publishers. V'.Details or plan. VI. Extracts
 from Press Reviews. (Экономическая и со¬
 циальная история мировой войны. I. Наб¬
 росок плана. II. Список редакторов и ред¬
 коллегий. III. Список монографий. IV. Авторы
 публикаций. V. План в развернутом виде..
 VI. Выдержки из отзывов печати). 62. В u 1 k 1 eiy Е. М. Bibliographical sur¬
 vey of contemporary sources for the eco¬
 nomic and social history of the war. L.,
 Oxford University Press, 1922, XX, 649 p.,
 (Балкли E. М. Библиографический обзор
 нынешних источников по экономической и
 социальной истории войны). 63. Leland W. G. Introduction to, the
 American official sources for the economic
 and social history of the World War. New
 Haven. Yale University Press, 1926. 47, 532 p.
 (Economic and social history of the World
 War. American series). (Леланд В. Д. Вве¬
 дение к американским официальным источ¬
 никам по экономической и социальной исто¬
 рии мировой войны). 64. Bloch Camille. Bibliographie
 methodique de J’histoire economique et so-
 ciale de la France pendant la guerre. P., 1926.
 XXXVI, 919 p. (Histoire economique et
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ sociale de la guerre mondiale serie l'ran-
 caise Publications de la Dotation Carnegie
 pour la paix Internationale). (Блох К. Си¬
 стематическая библиография по ь^ономиче-
 ской и социальной истории Франции во вре¬
 мя войны). 10229 библиограф, номеров,
 охватывающих период от 1 августа 1914 до
 31 декабря 1921 г. 65. Spann Othmar. Bibliographie der
 Wirtschafts - und Sozialgeschichte des Welt¬
 krieges umfassend die Erscheinungen in
 deutscher Sprache tiber die gemeinsame
 fc riegswirtscliaft Oesterreichs 1914—1918 und
 die Nachkriegswirtschaft der Republik Oes-
 terreich 1918—1920. Wien, 1923. XVI, 168 S.
 (Шпанн Отмар, Библиография экономиче¬
 ской и социальной истории мировой войны,
 включающая все написанное на немецком
 языке о хозяйстве Австрии в военные годы
 1914—1918 гг., равно как о хозяйственном
 положении Австрийской республики в
 1918—1920 гг.). 66. В г a d s h a w, М а г i о n J. The war
 and religion, a preliminary bibliography of
 material in Englisch prior to January 1919.
 N. Y. Association Press, 1919. VI, 136 p.
 (Брэдшоу М. Д. Война и религия. Предва¬
 рительный библиографические обзор всего
 напечатанного по-английски до января
 1919 г.\ Эта библиография ' шире, нежели
 можно было бы подумать по ее заголовку.
 Включены такие разделы, как „Социализм
 и война“, „Война и алкоголизм", „Война и
 половой вопрос“. 67. D a v s о п, L о 1 е t а; Н u n 11 i n g M: D.
 European war fiction in Engilsh and per¬
 sonal narratives: bibliographies. Boston,
 1921, 120 p. (Даусон, Лолета Д.; Гент-
 тинг М. Д. Изображение европейск. й войны
 в беллетристике на английском языке и
 личные воспоминания: библиографические
 сводки). 68. L u t z R. Н. Studies of World War
 propaganda, 1914—1933 (bibliographical arti¬
 cle).—„Journal of modern History41. 1933
 (v. 5), p. 496—516. (Луц P. Г. Работы о про¬
 паганде во время мировой войны — (библио¬
 графический обзор за 1914—1933 гг.). 69. Bibliographie zur englischen Propa¬
 ganda im Weltkrieg. Stuttgart, 1935. 69 s.
 („Bibliographische Vierteljahrshefte der Welt-
 kriegbiicherer4, 1935, H. 7). (Библиография
 английской пропаганды во время мировой
 войны). 70. Wangart Stefan; Heilmann,
 Richard. Die Zeitung im deutscl:en Ge-
 fangenen - und interniertenlager. Bibiiogra-
 lipie, 1920, 76 S. (Вангарт С. и Гельман P.
 Газета в немецких концлагерях для интер¬
 нированных и военнопленных). 71. Дран Ф., Леона рд С: Подпольная
 литература революционной Германии за вре¬
 мя войны. Перевод с немецкого. М., „Крас¬
 ная Новь“, 1924, 176 с. 72. Sparti kus Im Krieg. Die illegalen Flug-
 blatter des Spartakusbundes im Kriege. Ge-
 sammelt von Ernst Meyer. B., 1927. 232 S.
 (Союз „Спартак44 во время еойны. Подполь¬
 ные листовки). 73. Bibliographie zur Geschichte des Bri-
 tischen Reihes im Welikrieg 1914—1918.
 2-te erganzte Aufl. Stuttgart, 1936. 124 S. Bibliographische Vierteljahrshefte der Welt-
 kriegsbiicherei, 1936, H. 8/9. (Библиогра¬
 фия по истории Британской империи во
 время мировой войны 1914—1918 гг.). 74. Militarisches Schrifttum (Weltkrieg.
 Aus dem Schrifttum 1914—1925. Systema-
 tische Bibliographie. — „Jahresberichte iiber
 dasHeer-und Kriegswesen44 1926 (Jg. 43),
 S. 301—318. (Военная литература. Мировая
 война.' Из публикаций 1914—1925 гг. Систе¬
 матическая библиография). 75. Kerr W. В. Supplementary list of
 historical literature relating to Canada’s
 part in the Great War.—„Canadian historical
 Review44 t. XV (1934), p. 181—190 (КеррУ;
 Дополнительный список исторической ли¬
 тературы, говорящей об участии Канады в
 Великой войне). 76. С а г t у, James. Bibliography of
 irish history, 1912—1921: Dublin, 1936.
 XXXVIII, 177 p. (Карти Д. Библиография по
 истории Ирландии в течение 1912—1921 гг.). 77. Bibliographie zur politischen Ge¬
 schichte Frankreichs in der Vorkriegszeit
 und im Weltkrieg. 2-te erganz. Aufl. Stut¬
 tgart, 1937. 92 S. (Bibliographische Viertel¬
 jahrshefte der Weltkriegsbiicherei, 1937,
 11/12) (Библиография политической истории
 Франции перед войной и во время мировой
 войны). 78. Bibliographie zur Wirtschafts, Sozi-
 al-und Geistesgeschichte Frankreichs im
 Weltkrieg. Stuttgart, 1937. 52 S. (Biblio¬
 graphische Vierteljahrshefte der Weltkriegs-
 biicherei, H. 13). 79. Knight М. M. French colonial policy.
 The decline of „association44 (a bibliogra¬
 phical article). „Journal of modern History44.
 1933 (v. 5), p. 208—224).(Найт М. М. Фран¬
 цузская колониальная политика. Развал
 „содружества44 (библиографический обзор). 80. В о n е n f a n t P. Bibliographie de
 l’histoire moderne et contemporaine de la
 Belgique. — „Revue d’histoire moderne44 1927
 (t. II). № 1, p. 373—387 (Бонанфан П. Библио¬
 графия новейшей и современной истории
 Бельгии). 81. Saabe М. Vlaamsche Oorlogsliteratur
 (Сабе М. Литература о войне на фламанд¬
 ском языке). В сборнике „Onze Helden“
 („Наши герои44) Bruxelles, 1934. 82: Hauwaert van О. Vlaamsche Oor-
 lagsliteratur. Gent, 1934, 175 p. (Фан-Гау-
 варт О. Литература о войне на фламанд¬
 ском языке). 83. Notice bibliographique de la redaction
 concernant le travail et les deportations en
 Belgique occupee. — „Revue beige des livres,
 documents et archives de la Guerre14. Serie 4
 (1927/28), p. 125—140. Библиографическая
 заметка о принудительных рабо