Text
                    Е.А.Ларин
Повстанческая
армия
в Кубинской
революции

” АКАДЕМИЯ НАУК СССР Институт всеобщей истории Е. А. Ларин Повстанческая армия в Кубинской революции (декабрь 1956 — январь 1959 г.) fl* ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1977
Монография посвящена одной из наиболее сложны^ и ч ' * малоисследованных проблем — роли Повстанческой ар-* Vw мип под руководством Фиделя Кастро в победе Кубин- ской революции, в свержении диктатуры Батисты. г широком фактическом и документальном материауе^ it часто впервые вводимом в научный оборот, в книге прсь слежен процесс превращения небольшого партизанско- го отряда в Повстанческую армию, проанализированы основные этапы ее борьбы, исследуются как политиче- ские, так и военные стороны ее деятельности. Интересны данные автора о социальном составе Повстанческой ар- мии. Много внимания уделено Ф. Кастро и его сорат- никам. Ответственный редактор доктор исторических наук Н. М. Лавров 10603—122 л/ 042 (02)—77 64—77 © Издательство «Наука», 1977 г,
Введение Партизанская война — геррилья — имеет в Латинской Америке богатые традиции и уходит своими корнями в глубь истории. Со времени открытия Нового Света и вплоть до наших дней народы Южной и Центральной Америки ведут мужественную борьбу за свое полное эко- номическое и политическое освобождение. На протяжении веков растущий антагонизм между народными массами и их угнетателями часто выливался в вооруженные кон- фликты, принимавшие время от времени форму партизан- ских выступлений. Одним из важнейших и наиболее ярких периодов лати- ноамериканской истории, в котором геррилья играла ре- шающую роль, является Кубинская революция, открыв- шая собой эпоху социалистических революций в западном полушарии. «Революция даже в том, что касается ее отдельных эпизодов, всегда имеет поучительный характер. Поучитель- на и Кубинская революция, но в гораздо более широком и глубоком смысле. Ее опыт подчеркивает роль авангарда при определении субъективных факторов в момент, пере- живаемый ныне Латинской Америкой, перспективу при- хода к власти партии и революционных организаций, роль героизма, упорства, а также политической и военной ини- циативы широких масс, нацеленной на достижение каче- ственных преобразований. Этот опыт свидетельствует о целесообразности партизанской войны как формы борь- бы в соответствующих условиях в том случае, если она сочетается с политической проницательностью, правиль- ным выбором момента для восстания, последовательным 3
проведёпием умелой политики, обеспечивающей поддер- жку со стороны масс» \ Необходимо отметить, что, хотя до сих пор борьба По- встанческой армии во главе с Фиделем Кастро не являлась предметом специального исследования ни в марксистской, ни в буржуазной историографии, в обширном потоке ли- тературы, посвященной Кубинской революции, эта проб- лема занимает одно из центральных мест. В 60—70-е годы вопрос о геррилье стал предметом ост- рых споров историков, философов и социологов различ- ных политических направлений. Для большинства работ буржуазных авторов характер- на крайне упрощенная схема Кубинской революции, кото- рая сводится или только к борьбе Повстанческой армии, или к полному умалению роли последней. Как правило, в подобных книгах отсутствует общая панорама революции и анализ борьбы всех участвующих в ней классовых сил, искажаются подлинные дели кубинских революционеров, особенно коммунистов. Так, например, для ряда работ латиноамериканских авторов 2 характерен восторженно-идеализированный тон. Окружая повстанцев романтическим ореолом, они считали их чуть ли не единственными низвергателями Батисты. Эти первые оценки роли Повстанческой армии в круше- нии военно-полицейского режима, хотя и страдавшие субъективизмом, но проникнутые симпатией к борьбе пов- станцев, по мере радикализации революции уступили ме- сто злобной, преднамеренной фальсификации кубинского революционного процесса со стороны некоторых амери- канских авторов. Среди них прежде всего необходимо упомянуть бывше- го посла США на Кубе (1957—1959 гг.) Эрла Смита, назы- вавшего борьбу повстанцев не иначе, как «партизанский терроризм». В предисловии к своей книге «Четвертый этаж» он пи- сал: «Я должен установить для американского народа тот факт, что коммунистическая революция Кастро не должна Арисменди Р. Ленин, революция и Латинская Америка. М., 1973, с. 300. 2 Gomez G. A. De la dictadura a la liberation. La Habana, 1959; Otero Echeverria R. Reportaje a una Revolution. Santiago de Chi- le, 1959; Gonzalez Pedrero E. La Revolution cubana. Mexico, 1959. 4
была произойти» Название книги Э. Смита не случайно. Именно на четвертом этаже госдепартамента расположен латиноамериканский отдел, сотрудников которого бывший посол и обвиняет в попустительстве Кубинской революции. Только их нерасторопностью и нерадивостью, а также заяв- лением госдепартамента о прекращении поставок оружия Батисте с 31 марта 1958 г. объясняет Смит триумф кубин- ского народа. Концепция «нелояльности» США к диктатуре Батисты с легкой руки американского посла стала одной из самых модных в буржуазной историографии. Аргентинский троцкист X. Абелар до Рамос усматривает целый комплекс причин, обусловивших появление «кубин- ского феномена». «Никто не сомневается,— уверяет он,— а члены «Движения 26 июля» меньше, чем кто-либо, что победа Кубинской революции стала возможной из-за благоприятного соотношения сил». К силам, якобы способ- ствовавшим этой победе, он относит «некоторые круги империализма янки, торговую буржуазию, мелкую уни- верситетскую буржуазию, высшие классы Кубы, церковь» 3 4. Рабочему классу и крестьянству в доморощенной теории Лбелардо Рамоса отводится пассивно-созерцательная роль, а о борьбе партизан он говорит пренебрежительно и скеп- тически. Во многих работах буржуазных авторов проводится мысль о том, что глубокий политический и экономический кризис кубинской неоколониальной структуры стал одной из важнейших причин краха диктатуры Батисты. Но эта бесспорная истина в книгах американского социолога Д. Лоджа 5, английского антикоммуниста С. Андрески6, западногерманского социолога Р. Ламберга7 и др. тракту- ется тенденциозно и односторонне. Все они пытаются до- казать, будто крушение военно-полицейского режима на Кубе стало результатом его самораспада, а кубинские ре- 3 Smith Earl Е. Т. The Fourth Floor. New York, 1962, p. IX. 4 Ab el ar do Ramos J. Bolivarismo у marxismo. Buenos Aires, 1969, p. 100. 5 Lodge G. C. Engines of Change. United States Interests and Revo- lution in Latin America. New York, 1970. ° Andreski S. Parasitism and Subversion. The Case of Latin America. London, 1966. 7 Lamberg R. Die Castristische Guerrilla in Lateinamerica. Miin- chen, 1972. 5
йол1оционеры практически не играли при этом никакой роли. Точку зрения подобного рода «кубанологов». лучше все- го выразила мексиканская газета «Эль Соль-де-Тампико»: «2 декабря 1956 г.,— читаем мы в статье, посвященной Эрнесто Че Геваре,— высадились на Плайя-Колорада 82 человека, приплывших из Мексики на яхте «Гранма». После того как они были разбиты войсками кубинской армии, оставшиеся в живых партизаны направились в горы Сьерра-Маэстра. На вершинах этих гор они спокойно выжидали до тех пор, пока режим Батисты не развалился в результате внутренней политической борьбы и благодаря коллаборационистской политике либералов и некоторых простаков Америки» 8. Столь же категорична в своих оценках и боливийская газета «Эль Сигло», заявлявшая, что «Фидель Кастро побе- дил благодаря помощи «полезных идиотов» (имеется в виду буржуазная оппозиция.— Е. Л.) и оптического обма- на североамериканского правительства» 9. Подобные суждения обусловлены не только совершенно очевидной тенденциозностью, но и беглыми поверхностны- ми наблюдениями, подменяющими собой научный анализ. Другая крайность, в которую часто впадают «кубаноло- ги» различного толка, состоит в стремлении доказать случайность Кубинской революции, убедить читателя в ее стихийном характере, в отсутствии классовой борьбы на Кубе, в попытке представить руководителей «Движения 26 июля» «агентами международного коммунизма». Эти домыслы прежде всего покоятся на умозаключениях посто- янных оппонентов Кубинской революции, американских антикоммунистов Д. Джеймса и Т. Дрейпера 10 11. Во введении своей книги Джеймс пишет, что его «един- ственным намерением при написании этой книги было разоблачение... стратегии и тактики, посредством которых коммунисты завоевали Кубу» ”. Чтобы доказать это, он взял интервью у 50 кубинских эмигрантов, которые, по его словам, были ранее горячими сторонниками Ф. Кастро. 8 El Che Guevara. CIDOC (Centro intercultural de documentation), Dossier N 30. Mexico, 1968, p. 11/181. 9 Ibid., p. 4/71. 10 James D. Cuba el primer satelite sovietico en America. Mexico, 1962; Draper T. El Comunismo de Castro. Paris, 1962. 11 James D. Op. cit., p. 7—8. 6
Из этого опроса и родилась книга, несостоятельность и лживость которой доказываются неоспоримыми историче- скими фактами. Прежде всего заслуживают критики «ис- точники» Джеймса—«истинные революционеры», метав- шиеся между мизерными делами и великими иллюзиями и выброшенные на побережье Флориды штормом революции. Их появление на противоположном берегу отнюдь не случайно, ведь «ни одно глубокое и могучее народное дви- жение в истории не обходилось без грязной пены,— без присасывающихся к неопытным новаторам авантюристов и жуликов, хвастунов и горлопанов...» 12 Процедив эту «грязную пену», Джеймс пришел к следую- щим выводам: во-первых, Кубинская революция не была направлена против империализма США, хотя он и «не играл на Кубе роль ангела»; во-вторых, кубинская эконо- мика, достигшая апогея своего развития в 1957 г., тоже не могла служить причиной революции; в-третьих, к началу вооруженной борьбы на Кубе не было революционной си- туации. Субъективизм и непоследовательность, отсутствие ин- тереса к анализу социальных проблем, узкое, предвзятое толкование основных этапов борьбы против диктатуры Ба- тисты резко ускорили процесс морального старения подоб- ного рода «исследований». Норманн Галл из «Нью-Йорк тайме бук ревью» спра- ведливо отмечает появление в США в преддверии и в начале 70-х годов работ новой волны, названных им книга- ми «второго поколения». «Эти новые книги,— констатиру- ет американский рецензент,— значительно более насыще- ны фактами, стали более аналитическими, чем их предшественницы, большинство из которых грешили пред- взятой, подчас истеричной аргументацией. Основное вни- мание в этих книгах уделялось мнению эмигрировавших кубинских политиков или некритическим заключениям туристов, лишь еще более накалявшим горячие, но оши- бочные дебаты начала 60-х годов» 13. К работам «второго поколения» можно отнести интерес- ную, хотя и не бесспорную, книгу профессора экономики О’Коннора «Истоки социализма на Кубе» 14. Он критикует 12 Ленин В. И. Поля. собр. соч., т. 36, с. 193. 13 «The New York Times Book Review», 1972, April 12, p. 3. O’Konnor D. The Origins of Socialism in Cuba. Cornell Universi- ty Press, 1970. 7
Д. Джеймса, Н. Вейля, И. Пфлаума и других американ- ских авторов за их стремление объяснить причины револю- ции на Кубе привнесением туда социализма извне и су- ществованием там тайной компартии, членами которой якобы были руководители «Движения 26 июля». О’Коннор не согласен и с попыткой этих авторов выдать патриотизм и благородство целей молодых повстанцев за честолюбие и желание добиться неограниченной личной власти. Он справедливо отмечает, что «кубинский социализм (имеют- ся в виду годы борьбы против Батисты и последующее раз- витие революции по восходящей линии.— Е. Л.}... стал следствием тяжелой социально-экономической и полити- ческой обстановки» 15. Первопричиной событий на Кубе, по глубокому убеждению автора, «была не мелодрама и не фарс, а настоящая трагедия» 16. Более двух веков кубинской истории, с 1762 г. до наших дней, нашли свое отражение в объемистой книге англий- ского историка-лейбориста X. Томаса «Куба в поисках не- зависимости» 17, представляющей бесспорный интерес и своей попыткой осветить важнейшие периоды кубинской истории XVIII, XIX и XX вв., и обилием документального материала. Значительное место в этом исследовании зани- мает описание вооруженной борьбы кубинских партизан в 1956—1958 гг. X. Томас отдает дань уважения риску, мужеству и героизму молодых патриотов, но с его оценкой роли и места партизанской войны в кубинском революцион- ном процессе невозможно согласиться: «Умелое использо- вание иностранной прессы,— резюмирует он,— имело боль- шее значение, чем партизанская борьба» 18. При этом имеются в виду прежде всего американские журналисты, якобы сделавшие «паблисити» Ф. Кастро и склонившие на его сторону и «полезных идиотов», и «некоторых проста- ков Америки». Невозможно согласиться и с утверждением Томаса о том, что на протяжении последних 18 месяцев борьбы про- тив диктатуры Батисты «роль США была противоречивой и экстраординарной, а в конечном итоге в равной степени 15 О’Коппог D. Op. cit., р. И. 16 Ibid., р. 5. 17 Tomas II. Cuba. The Pursuit of Freedom. New York — London, 1971. ’в Ibid., p. 1038. 8
Ф. КАСТРО 1961 г.

неблагоприятной как для Батисты, так й для Кастро» 19. Факты и документы убедительно свидетельствуют, что Соединенные Штаты почти до конца 1958 г. оказывали кубинскому диктатору всестороннюю экономическую и военную помощь. Все это время Батиста пользовался и политической поддержкой Вашингтона, и только с ноября 1958 г. в американской столице начали разрабатываться планы замены его военной хунтой. Преднамеренное искажение кубинского революционного процесса, ставка на его стихийность и случайность, огуль- ное отрицание роли Повстанческой армии в свержении диктатуры Батисты объясняются стремлением буржуазной историографии ослабить все более растущее влияние Ку- бинской революции на политическую жизнь и революцион- ную борьбу латиноамериканских парэдс-в, умалить ее исто- рическое значение как катализатора латиноамериканской революции. С этой целью Кубинской революции приклеи- ваются многочисленные ярлыки типа «ненужной» 20 21 или «типичной латиноамериканской революции» 2‘, т. е. верху- шечного дворцового переворота, или пронунсиамьепто (pronunciamiento). Выше уже приводились точки зрения отдельных авторов, умаляющих роль Повстанческой армии. В «галерее мне- ний» о Кубинской революции есть и другая крайность — абсолютизация геррильи, как единственно возможного средства завоевания власти в странах Южной и Централь- ной Америки. Приоритет в этом принадлежит французско- му публицисту Режи Дебре. В своей брошюре «Революция в революции?» он предлагает для всех стран континента единую модель революции, в основе которой лежит идея образования и перманентного развития партизанского «очага». При этом Дебре недооценивает роль политических выступлений, политического опыта народных масс и сво- дит субъективный фактор революции только к возникнове- 19 Ibid., р. 941. 20 Revolution inneccsaria. Mexico, 1960. 21 Calvert P. The Typical Latin American Revolution.— «Internatio- nal Affairs», 1967, N 1. Термин «типичная латиноамериканская революция» введен в научный оборот американским профессо- ром Гарольдом Дэвисом в 1958 г.: «Типичная латиноамерикан- ская революция может быть определена как смена правитель- ства, вызванная неконституционными мотивами, без глубоких перемен социального порядка» (см. Davis Harold Eugene. Go- vernments and Politics in Latin America. New York, 1958, p. 141). 9
иик) Партизанских «очагов». «Любой человек, проживаю- щий в городе,— утверждает он,— бессознательно стано- вится буржуа по сравнению с партизаном» 22. Тем самым Дебре фактически исключает из революционного движения рабочий класс и мелкую городскую буржуазию и сводит на нет борьбу Народно-социалистической партии, «Револю- ционного директората» и городских организаций «Движе- ния 26 июля». Ссылаясь на опыт Кубинской революции и связывая ее победу только с борьбой Ф. Кастро и его ближайших со- ратников, Дебре утверждает, что марксистско-ленинскую партию с успехом может заменить партизанский отряд, именуемый им историческим авангардом. Он игнорирует то, что Кубинская революция (это неоднократно подчер- кивал Ф. Кастро) явилась продолжением многолетней борьбы всего народа. Решающую роль в формировании революционного сознания масс острова с момента образо- вания своей партии (1925 г.) играли кубинские коммуни- сты. Их агитационная работа, стойкая и последовательная борьба против буржуазно-латифундистских правительств способствовали вовлечению широких масс трудящихся в борьбу против диктатуры. Р. Дебре возводит в абсолют не только военные, но и политические потенции партизанско- го «очага», который он считает первоосновой для образова- ния коммунистической партии. При этом он отрицает роль революционной теории, значение революционного опыта мирового коммунистического движения, этого, по его вы- ражению, «груза прошлого»., от которого «нужно освобо- дить настоящее» 23. Субъективистское толкование революционного движе- ния, проповедь его стихийности, «вульгарный революцио- наризм» 24,. выражающийся в недооценке революционной теории, стремление выдать партизанский отряд за новый политический институт, выполняющий основные функции политического организатора и руководителя масс, т. е. все то, что составляет сердцевину работы Р. Дебре, обращено главным образом к латиноамериканским революционерам. «Отчасти в результате работ Дебре,— отмечал англий- ский ученый-коммунист Джек Уоддис,— а отчасти в силу 22 Debre Regis, ё Revolution en la Revolution? La Habana, 1967, p. 57. 23 Ibid., p. 13. 24 См. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 11, с. 59. 1U
чрезмерно упрощенных выводов, сделанных из них теми, кто использует Кубинскую революцию и идеи Дебре как оружие в борьбе против большинства латиноамериканских коммунистических партий, возникло такое представление о Кубинской революции, которое не только противоречит фактам, но и вообще является неправильным, так как при этом одни факты опускаются, другие преувеличиваются и делаются выводы, в действительности не подкрепленные фактами. Этот вопрос не является чисто академическим, он представляет интерес не только для историков, ибо ложные посылки и заключения относительно Кубинской революции сослужили немалую службу тем, кто пытается бросить вызов марксизму, прикрываясь марксизмом» 25. Полемика с Р. Дебре способствовала дальнейшей разра- ботке вопросов теории революции марксистскими иссле- дователями Латинской Америки. Среди появившихся в последние годы книг нужно прежде всего отметить фунда- ментальный труд Первого секретаря Коммунистической партии Уругвая Роднея Арисменди «Ленин, революция и Латинская Америка». «Известно,— пишет он,— что наши наиболее очевидные разногласия с некоторыми взглядами Режи Дебре (которые целиком ошибочно приписываются кубинским лидерам) связаны с его идеей, согласно которой партизанский отряд призван стать зародышем новой пар- тии рабочего класса. Следуя учению Ленина, мы всегда считали, что место авангарда завоевывается борьбой. Уже в таких работах, как «Партизанская война» и «Кризис меньшевизма», Ленин сформулировал интересные замеча- ния относительно характера партии в период гражданской войны. Однако проблемы идеологии, организации, классов и масс, которые, по мнению Ленина, и вызывают необхо- димость создания партии, никогда не могут быть решены, если при этом с самого начала отталкиваться от вооружен- ных действий, не могут быть решены даже самыми удач- ными и хорошо теоретически обоснованными партизан- скими действиями. С другой стороны, мы не знаем ни од- ного случая, когда эти вопросы были бы решены именно таким образом» 26. В буржуазной литературе, посвященной Кубинской ре- волюции, весьма живуч и популярен тезис, будто «кубин- 25 Уоддис Джек. «Новые» теории революции. М., 1975, с. 236. 26 Арисменди Р. Указ, соч., с. 361. П
ский феномен» идет вразрез с ленинской теорией социали- стической революции, противоречит основным теоретиче- ским положениям марксизма-ленинизма. «Наиболее новым, наиболее «скандальным» элементом Кубинской револю- ции,— пишет французский философ Пьер Ленар,— являет- ся очевидное опровержение ею ленинских схем» 27. При этом роль опровергателя отводится прежде всего геррилье, якобы преданной забвению классиками марксизма-лени- низма. К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин уделяли большое внимание анализу форм, методов и возможностей при- менения революционного насилия, считая его «повиваль- ной бабкой истории». «Без насилий по отношению к на- сильникам, имеющим в руках орудия и органы власти, нельзя избавить народ от насильников»28 29,— писал В. И. Ленин. При этом необходимо отметить, что марксизм никогда не отказывался и не отказывается и от перспек- тивы мирного захвата власти. «В отличие от мелкобуржуазных критериев революцион- ного насилия суть марксистско-ленинской трактовки этой проблемы заключается не в подчеркивании вооруженного характера насилия, а в его массовом, народном характере. Другими словами, революционное насилие не всегда, не обязательно вооруженное насилие, но оно всегда при всех условиях должно быть связано с борьбой масс» 2Э. В работах, написанных в годы первой русской револи ции, В. И. Ленин уделял большое внимание вопросам пар тизапской войны 30, объединяя под этим понятием различ- ные формы массовой вооруженной борьбы. В статье «Так- тическая платформа к Объединительному съезду РСДРП» он отмечал, что партизанские действия могут стать состав- ной частью общенационального процесса «при наличности двух враждебных вооруженных сил и при разгуле времен- но восторжествовавшей военной репрессии...» 31 Именно в условиях разгула военно-полицейского террора В. И. Ле- нин считал партизанские выступления одной из глав- 27 Lepare Pierre. Les Revolutions du XXе siecle. De Lenine a Castro. Paris, 1970, p. 190. 28 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 319. 29 Проблемы коммунистического движения. М., 1972, с. 168. 30 См. статьи В. И. Ленина «Партизанская война», «От обороны к нападению» и др. (Поли. собр. соч., т. 14; т. 11 и др.). 31 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 228. 12
ных форм борьбы. «...Главнейшей непосредственной зада- чей таких выступлений,— писал он,— следует признать разрушение правительственного, полицейского и военно- го аппаратов...»32 Единственно, против чего выступал Владимир Ильич при анализе партизанской войны, это против ее «босяческого извращения», подразумевая под этим «неорганизованность, беспорядочность, беспартий- ность партизанских выступлений» 33. В. противовес различного рода буржуазным и мелкобур- жуазным трактовкам партизанской войны на Кубе, то воз- водящим ее в абсолют, то характеризующим «барбудос» пассивными созерцателями «самораспада» режима Бати- сты, то утверждающим, что «история Сьерра-Маэстры — одна из самых прекрасных и удивительных авантюр на- шего времени» 34, марксистские исследователи не обособ- ляют Сьерра-Маэстру, не отделяют кубинских партизан от общенациональной борьбы против Батисты. «На Кубе, как это проанализировали Фидель Кастро и другие ее руководители, партизанская война с ее свое- образными чертами вписалась в общий социальный про- цесс, который оказал огромное воздействие на массы и завершился свержением диктатуры» 35. ' Работы Ф. Кастро, Р. Кастро, О. Дортикоса, Э. Че Ге- вары, Б. Рока, К. Рафаэля Родригеса и других государ- ственных и политических деятелей Кубы имеют огромное значение для теоретического осмысления Кубинской ре- волюции. В них убедительно показано, сколь абсурдно утверждение буржуазной историографии, будто кубин- ский революционный процесс полон исключений, не имею- щих прецедента во времени и пространстве, будто Кубин- ская революция является «отступлением» от марксизма, его опровержением. «Революционный процесс на Кубе,— говорил Фидель Кастро в своей речи в Карловом универ- ситете 22 июня 1972 г.,— это подтверждение исключитель- ной силы идей Маркса, Энгельса, Ленина. Я хочу здесь заявить о том, что осуществление Кубинской революции было связано с огромными трудностями — многим она представлялась невозможной, и она не могла бы осущё- 32 Там же. 33 Ленин B. JL Поли. собр. соч., т. 14, с. 7. 34 CIDOC, р. 4/93. 35 Арисменди Р. Указ, соч., с. 476. 13
ствиться, если бы не опиралась на основополагающие идеи и принципы марксизма» 36. Настоящая монография посвящена одной из ключевых проблем Кубинской революции — роли Повстанческой армии в свержении диктатуры Батисты и в победе под- линно народной, антиимпериалистической революции, ознаменовавшей собой рождение первого социалистиче- ского государства в западном полушарии. При разработке данной темы большую помощь автору оказали труды советских историков, посвященные Кубин- ской революции. В коллективных сборниках «5 лет Кубинской револю- ции» и «10 лет Кубинской революции», в книгах Э. А. Гри- невич «Куба: путь к победе революции», Б. С. Никифо- рова «Куба: крах буржуазных политических партий», Л. Ю. Слезкина «История Кубинской республики» и др. на основе широкого использования источников дан марк- систский анализ основных проблем Кубинской революции, показано, что ее движущими силами явились народные массы, рабочий класс, крестьянство, представители ради- кально настроенных средних городских слоев и прогрес- сивной интеллигенции. Большое внимание борьбе Повстан- ческой армии уделено в книгах И. Лаврецкого «Эрнесто Че Гевара», А. М. Зориной «Камило Сьенфуэгос» и ряде других работ. На I съезде Компартии Кубы Ф. Кастро назвал Пов- станческую армию душой революции, подчеркнув тем са- мым ее исключительную роль в развитии революционного процесса на Кубе. Хронологические рамки монографии — декабрь 1956 — январь 1959 г.— период вооруженной борьбы против дик- татуры Батисты. Но «без штурма казармы Монкада,— подчеркивал на I съезде Коммунистической партии Кубы Ф. Кастро,— не было бы ни экспедиции «Гранмы», ни борьбы в Сьерра-Маэстре, ни блестящей победы Первого января 1959 г.» 37. Поэтому на страницах нашей книги значительное внимание уделяется и «первой битве Фиде- ля Кастро». 36 Кастро Фидель. Будущее принадлежит интернационализму. М., 1973, с. 286. 37 Primer Congreso del Partido Comunista de Cuba, Informe central, La Habana, 1976, p. 27. 11
Партизанская война, начатая в Сьерра-Маэстре, явилась важнейшей составной частью единого революционного процесса, развивавшегося на Кубе, и находилась в пря- мой зависимости от его характера и размаха. В силу этого в работе нашла свое отражение не только деятельность «Движения 26 июля», организовавшего и возглавившего вооруженную борьбу в стране, но и Народно-социалисти- ческой партии (коммунисты), а также «Революционного директората 13 марта». «Блестящий подвиг нашей революции на полях сраже- ний,— отмечал Ф. Кастро в Отчетном докладе I съезду Компартии Кубы,— действительно, мало известен за пре- делами нашей страны. О нем иногда появлялись отрывоч- ные сведения, но его подробную, основанную на докумен- тах историю еще предстоит воссоздать» 38. Отнюдь не претендуя на исчерпывающее освещение этой сложной и многогранной проблемы, автор ставит перед собой задачу проанализировать основные этапы ста- новления и борьбы Повстанческой армии, показать, что триумф Кубинской революции стал возможным в резуль- тате успешного сочетания кубинскими революционерами повстанческого движения с другими формами и методами борьбы. 38 Ibid., р.
ГЛАВА ПЕРВАЯ Монкада и «Революционное движение 26 июля» < ☆ ш Обострение социально-экономического кризиса в конце 40-х — середине 50-х годов Многолетняя героическая борьба кубинского народа избавила страну, в конце XIX в. от испанского господства, но плодами этой победы воспользовался американский .империализм. Фактически Куба превратилась в полуко- лонию США. Американский капитал стал безраздельным ..хозяином национальных богатств Кубы, а зависимая от него кубинская буржуазия — прямым пособником моно- полий Соединенных Штатов в эксплуатации и ограблении острова. Из года в год росли прямые капиталовложения амери- канских монополий в кубинскую экономику, составлявшие в 1946 г. 568 млн. долл., в 1950 г.— 637 млн., в 1953 г.— 756 млн. и в 1958 г. — 1001 млн. долл.1 Значительная часть их приходилась на сахарную промышленность, глав- ный источник национального дохода Кубы. Пользуясь покорностью кубинской буржуазии и лати- фундистов, Вашингтон добился осуществления основных целей своей экономической политики на Кубе — превратил остров в монзэкспортера сахара и мультиимпортера аме- риканских промышленных и сельскохозяйственных това- ров. Это привело к структурной деформации кубинской экономики и стало главным тормозом ее развития. Под контролем американского бизнеса оказалась не только сахарная промышленность, но и все важнейшие отрасли экономики Кубы. Американские компании держали в сво- их руках управление и контроль над всеми медными и никелевыми рудниками Кубы, им принадлежали все пред- 1 Panorama economico Latinoamericano. La Habana, 1961, p. 158. 16
приятия по выработке газа и электроэнергии, вся теле- фонная сеть страны. Согласно официальному отчету де- партамента торговли США, прибыли американских компа- ний на Кубе за десятилетие (1949—1958 гг.) составили 505 млн. долл., по подсчетам же крупного кубинского экономиста Рауля Сеперо Бонильи, каждые восемь лет они превышали 700 млн. долл.2 Постоянная утечка долларов в сейфы Уолл-стрита . режде всего отражалась на положении трудового люда острова, увеличивала его обнищание. Из года в год почти треть самодеятельного населения страны оставалась без работы. Огромной была и армия полубезработных, особен- но среди сельскохозяйственных рабочих. По данным сель- скохозяйственной переписи 1946 г., на Кубе насчитыва- лось 53 693 постоянных и 444 251 сезонный сельскохозяй- ственный рабочий, из которых только 6% работали более 9 месяцев. В среднем же сельскохозяйственные рабочие были заняты на производстве 123 дня в году. Их заработ- ная плата колебалась от 33,90 до 59,53 песо в месяц3. Абсолютное большинство кубинского народа жило в крайней бедности. Это относилось прежде всего к кресть- янам, сельскохозяйственным рабочим, неквалифицирован- ным и малоквалифицированным рабочим, полубезработ- ным. Примерно половина детей школьного возраста была лишена возможности посещать школу4. В 40-е годы на Кубе работало всего лишь 5 тыс. врачей, т. е. в среднем по стране один врач приходился на 1040, а в отдельных районах провинции Орьенте на 8500 человек 5 6. Требовала немедленного разрешения и жилищная про- блема, особенно в сельской местности, где 75,4% строений были из пальмовых листьев и имели земляной пол в. Но сельские районы Кубы вплоть до победы революции оста- вались на положении забытых пасынков. «Примитивным и постыдным» для общества назвал быт гуахирос (кресть- ян) член палаты представителей Пастор дель Рио при обсуждении крестьянского вопроса в кубинском конгрес- се в 1947 г. «400 тыс. крестьянских семей,— говорил он,— 2 Ibid., р. 159. 3 Censo agricola national 1946. La Habana, 1951, p. 144, 148. 4 Report on Cuba. Washington, 1951, p. 6. 5 Canet C. Atlas da Cuba. Harvard, 1949, p. 33. 6 Seers D., Bianchi A., Jolly R., Nolf M. Cuba. The Economic and Social Revolution. North Carolina, 1964, p. 96. 17
прозябают и угасают в сельской местности, покинутые и отрезанные от остальной Кубы, без надежд и без путей к спасению» 7. Более всего кубинское крестьянство страдало от беззе- мелья. 1167 латифундистам и владельцам компаний при- надлежали 487 176 кабальерий 8 9, а на долю всего сельско- го населения страны приходилось в четыре раза меньше земли. Около 100 тыс. крестьянских семей вообще не име- ли своих наделов 19. Некоторые буржуазные ученые отрицают существова- ние па Кубе классовой борьбы после второй мировой вой- ны. Анализ экономической и политической жизни острова показывает, что в это время здесь были четко обозначены по своим классовым интересам два непримиримых, анта- гонистических лагеря. Латифундисты, крупные скотово- ды, буржуазия, связанная с империалистическими круга- ми, армия и полиция служили опорой кубинских прези- дентов, являясь верными пособниками монополий США. Этому проамерикански настроенному лагерю противосто- яли рабочий класс, крестьянство и большая часть мелкой буржуазии. Серьезный удар кубинскому рабочему движению был нанесен расколом профсоюзов острова. С 1939 по 1947 г. все профсоюзы и рабочие федерации страны подчинялись одному профцентру — Конфедерации трудящихся Кубы (КТК). В первые послевоенные годы КТК насчитывала в своих рядах 500 тыс. членов. Благодаря ее активной работе соблюдалось и расширялось социальное законодатель- ство, которое стало распространяться и на сельскохозяйст- венных рабочих. Этот профцентр, возглавляемый комму- нистом Ласаро Пеньей, с каждым годом играл все боль- шую роль в жизни страны. Кубинские правящие круги боролись против КТК с момента ее возникновения, стре- мясь изолировать рабочий класс, не допустить слияния рабочего движения с борьбой крестьянства. В 1947 г. с помощью Американской федерации труда им удалось осуществить раскол кубинских профсоюзов. Немалая «заслуга» в деле раскола профсоюзов Кубы принадлежала так называемой «Рабочей комиссии» пра- 7 En defense del campe sino у de una solida economia nacional. La Habana, 1947, p. 8. 8 Кабальерия — мера площади. На Кубе равна 13,42 га. 9 Censo agricola nacional 1946, р. 88. 18
вившей тогда партии «аутентиков» 10 11. В эту комиссию входили преимущественно авантюристы, изгнанные из Народно-социалистической партии (НСП) и, троцкисты и деклассированные элементы. Один из них, Э. Мухаль 12, с помощью правительственного аппарата захватил руко- водство кубинскими профсоюзами. Мухаль и его пособни- ки увольняли революционно настроенных рабочих и вы- давали их полиции, срывали забастовки и другие массовые выступления, всемерно поддерживали хозяев компаний, проповедуя теорию классового сотрудничества. Дезорга- низация и дезориентация, которую внес в деятельность профсоюзов Э. Мухаль, привели к расколу кубинского рабочего класса, способствовали тому, что экономические требования значительной части рабочих нередко прева- лировали над политическими. Тем не менее в этот период многие выступления кубин- ских трудящихся носили ярко выраженный политический характер. К ним прежде всего следует отнести массовое движение сторонников мира, борьбу рабочих во главе с коммунистами за демократизацию профсоюзов, движение крестьян (в нем также решающую роль играли коммуни- сты) против насильственного сгона их с занимаемых зе- мель и за проведение аграрной реформы, возросшую ак- тивность в политической жизни молодежных и студенче- ских организаций, в деятельности которых все отчетливее проявлялась антиимпериалистическая, антиамериканская направленность. Народно-социалистическая партия суме- ла путем разъяснительной работы мобилизовать широкие массы трудящихся на борьбу против участия Кубы в ко- рейской войне. Народ победил. Ни один кубинский солдат не воевал в Корее. Преступная, антинародная политика правительства Прио Сокарраса (1948—1952 гг.) резко обострила внутри- политическую обстановку в стране. Коммунисты играли решающую роль в разоблачении этой политики и в орга- 10 Кубинская революционная партия («аутентики») —партия ку- бинской буржуазии и латифундистов, образованная в 1934 г. 11 Так с января 1944 г. стала называться партия кубинских ком- мунистов. 12 Биография Э. Мухаля типична для провокатора и предателя интересов народа. В 1930 г. он вступил в коммунистическую партию и вскоре стал одним из главарей кубинских троцкистов, в 1934 г. оп изгнан из рядов компартии. IV
низации борьбы народных масс за достижение подлинной независимости Кубы, за удовлетворение насущных требо- ваний кубинского рабочего класса и крестьянства.* Согласно оценкам политических обозревателей, в сере- дине 1951 г. только 17% населения страны поддерживали Прио Сокарраса 13. За год до президентских выборов, на- значенных на 1 июня 1952 г., сложившаяся в стране рас- становка политических сил явно благоприятствовала пар- тии «ортодоксов» и ее кандидату в президенты Э. Чибасу, за которого собирались голосовать и коммунисты 14. «Ортодоксы» стали популярны в народе не только бла- годаря кипучей деятельности своего лидера Э. Чибаса, разоблачавшего в многочисленны?; выступлениях корруп- цию и финансовые махинации правительства «аутенти- ков», но и в результате активности своего левого крыла, выражавшего интересы мелкобуржуазной городской моло- дежи и студентов. Социологический опрос, проведенный журналом «Боэмия» в мае 1951 г., показал, что в поддерж- ку Партии кубинского народа выступали 39% моло- дых людей в возрасте 20—29 лет, 32% — 30—39 лет. В то же время тяга среднего и старшего поколения к «ортодок- сам» была значительно слабее: 23 % — в возрасте 40—49 лет и 15 % —50 лет и старше 15. Влечение молодежи к новой буржуазной партии объяс- нялось тем, что политическая биография «ортодоксов» не была запятнана, а непримиримое отношение Э. Чибаса к прогнившему режиму «аутентиков» отвечало настроению большинства кубинского народа. «В отдельных группах молодых «ортодоксов» критика правительства Карлоса Прио и его поражение рассматривались лишь как первые 13 «Fundamentos», 1951, N 106, р. 54. 14 Партия кубинского народа, или «ортодоксы»,— кубинская бур- жуазная партия. Эдуардо Чибас (род. в 1907 г.) вступил на сте- зю политической борьбы в 1927 г. Будучи членом Университет- ского студенческого директората, активно выступал против пе- реизбрания X. Мачадо президентом страны, за что был исключен из университета и приговорен к четырем месяцам тюремного заключения с последующей высылкой из страны. В 1930 г. Э. Чибас тайком вернулся на родину, припимал участие в ре- волюции 1933 г. В 1947 г. основал Партию кубинского народа («ортодоксы»), выражавшую в первые годы своего существова- ния интересы наиболее радикальных представителей средних слоев. 15 «Casa de las Americas», 1973, N 79, p. 69. 20
шаги на пути к главной цели — трансформации неоколо- ниального режима и избавления от засилья американского империализма. Некоторые молодые люди уже отчетливо понимали бесперспективность буржуазного общества и не- обходимость замены его социалистическим» 16. В молодеж- ных организациях Партии кубинского народа начинал свой революционный путь Фидель Кастро Рус. Политическая деятельность Э. Чибаса, выходца из бо- гатой семьи, лидера буржуазной партии, сложна и проти- воречива. В его многочисленных речах, направленных против Батисты и правительств Грау Сан-Мартина и Прио Сокарраса, нередко проскальзывали и антисоветские и антикоммунистические нотки. В то же время национализм Э. Чибаса, обличение им коррупции и финансовых махи- наций правящей верхушки, его основной лозунг «совесть против денег» оказывали значительное влияние на мелкую и среднюю буржуазию. Политические противники называли Э. Чибаса сума- сшедшим. «Я не сумасшедший,— говорил лидер «ортодок- сов», — я — ненормальное явление в той атмосфере, где нормальным считается грабить и убивать» 17. Двенадцатого августа 1951 г., выступая по телевидению, Чибас закончил свою речь словами: «Товарищи «ортодок- сы», вперед! За экономическую независимость, политиче- скую свободу и социальную справедливость! Долой воров из правительства! Совесть против денег! .. Кубинский народ, проснись!» 18 Одновременно с этими словами он в по- рыве самопожертвования внезапно выхватил револьвер и выстрелил себе в живот. 16 августа Э. Чибас скончался. Его борьба за лучшее будущее Кубы, особенно последняя речь и роковой выстрел' произвели большое впечатление на кубинскую молодежь. Шестнадцатого августа 1952 г. на траурном митинге, устроенном «ортодоксами» у могилы Э. Чибаса, прозвуча- ли решительные, пророческие слова молодого адвоката Фиделя Кастро: «Эдуардо Чибас, мы пришли сказать тебе, что будем достойны твоего самоотверженного поступка и не пощадим сил во имя того, чтобы увидеть Родину сво- бодной» 19. 16 Ibidem. 17 «Bohemia», 1969, N 33, р. 5. 18 In Memoriam. La Habana, 1951, p. 35. 10 La Sierra у el llano. La Habana, 1961, p. 23. 21
Правительство Прио Сокарраса как бы подвело 50-лет- ний итог «псевдореспублики». Тотальная зависимость Кубы от американского капитала обусловила политиче- скую рептильность кубинской буржуазии, которая не толь- ко не стремилась к ограничению и вытеснению американ- ских компаний, но и сама охотно сотрудничала с ними. В силу этого национал-реформистские устремления прави- тельств Грау и Прио оказались жалкой иллюзией. При- знаком полного разложения правящей партии «аутенти- ков» была коррупция, превратившая Кубу в «остров контрабанды» (Э. Чибас). Кризис буржуазной демократии на Кубе достиг такой остроты, что профессиональные политики стали ассоци- ироваться с преступниками. Оставались нерешенными главнейшие проблемы послевоенной Кубы: проведение аграрной реформы, ликвидация безработицы и неграмот- ности, разрешение жилищного вопроса и др. В глубоком застое находилась кубинская наука, особенно буржуазная философия, объяснявшая раздиравшие Кубу противоре- чия «кризисом нации» и приписывавшая пороки реакци- онной правящей верхушки всему кубинскому обществу 2Р. Длительный застой в кубинской экономике и использо- вание правительством Прио крайних форм политического террора вызвали рост активности народных масс. С каж- дым днем все резче проявлялись противоречия между национальными интересами кубинского народа и граби- тельскими устремлениями американских монополий. Все это указывало на то, что в конце 40-х — начале 50-х годов на Кубе шло назревание общенационального кризиса, ос- новными признаками которого были банкротство полити- ческой надстройки, кризис экономической структуры и усиление классовой борьбы, охватившей широкие слои кубинского общества. Военный переворот 10 марта 1952 года Рост национально-освободительного движения во всем ми- ре после второй мировой войны насторожил правящие круги США. В целях сохранения статус-кво и «поддержа- 20 См., например: Aguilar Leon L. Pasado у ambiente en el proceso Cubano. La Habana, 1957, p. 74. 22
нйя порядка» в Латинской Америке Соединенные Штаты все больше опирались на реакционные круги латиноаме- риканок ;й военщины. Как уже отмечалось выше, создавшаяся на Кубе поли- тическая ситуация предвещала победу на президентских выборах кандидату «ортодоксов» (после смерти Э. Чибаса им стал Р. Аграмонте, профессор Гаванского университе- та) 21. Усиление позиций левых сил, кризис буржуазных партий и явный развал крупнейшей из них, партии «ау- тентиков», заставили внутреннюю и внешнюю реакцию искать «сильную личность», способную предотвратить победу на выборах партии «ортодоксов» и повести новое наступление на демократические и прогрессивные силы страны. «Слабохарактерный» Прио для этой роли явно не годился. «Куба,—писал журнал «Ньюсуик» за неделю до воен- ного переворота,—кажется, превращается в главного пред- ставителя мирового коммунизма в Карибском бассейне. Это вовсе не означает, что правительство Прио Сокарраса «испортилось». Прио заработал себе репутацию противни- ка коммунизма в свою бытность министром труда. Став президентом, он изгнал красных с руководящих постов Конфедерации кубинских рабочих и закрыл коммунисти- ческую газету «Ой», но в целом усилия его правительства по пресечению подпольной деятельности красных весьма незначительны» 22. 'Кричащая обложка этого журнала — «Карибские страны — красный кинжал в спину США» — и статья в нем «Красное вторжение в Центральную Аме- рику— серьезная угроза безопасности США», в основном посвященная Кубе, явно подготавливали общественное мнение американского континента к военному перевороту на «жемчужине Антил». Кроме этих мотивов, были и другие причины переворо- та. Среди них прежде всего надо назвать стремление аме- риканских бизнесменов сократить производство сахара на Кубе, чтобы ограничить в силу изменившейся конъюнкту- ры его конкуренцию на внутреннем рынке США, и жела- ние создать еще более благоприятные условия для амери- канских инвестиций в экономику Кубы. 21 Другими кандидатами в президенты были представитель пра- вительственного блока Карлос Эвиа и генерал Фульхенсио Ба- тиста. 22 «Newsweek», 1952, March 3, р. 20. 23
Итак, реакций нужна была «сильная личность», выбор нал на Ф. Батисту, политическая биография которого на- чалась с известного «заговора сержантов». 5 сентяб- ря 1933 г., в разгар борьбы кубинского народа против дик- татуры Мачадо, американский посол в Гаване С. Уэллес записал в своем дневнике: «Меня посетили сержанты Ба- тиста и Сантана. Они пришли выяснить мое отношение к так называемой революционной группе и узнать, на- сколько доброжелательной будет реакция США на образо- вание правительства во главе с этой группой» 23. Амери- канский посол поддержал сержантов. Эта поддержка стала трамплином для головокружительной карьеры Батисты. Уже 8 сентября 1933 г. в правительственной «Гасета офи- сиаль де ла Република» появился декрет № 1538, где го- ворилось: «Первое: произвести сержанта... Фульхенсио Батисту... в чип полковника за военные заслуги и исклю- чительную деятельность на благо родины. Второе: назна- чить полковника Фульхенсио Батисту начальником гене- рального штаба» 24. Возглавив армию, Батиста стал полновластным хозяи- ном Кубы. С 1940 по 1944 г. он был президентом страны. Затем вплоть до 1952 г. Батиста оставался в тени и, каза- лось, не предпринимал никаких усилий, чтобы вновь стать президентом. Как всегда, Батиста демагогически призывал к свободе и демократии, лицемерно заявляя о своем отри- цательном отношении к государственному перевороту: «На Кубе можно говорить обо всем, кроме государствен- ного переворота, так как общественное сознание не позво- лит совершить его. Если любой деятель, как бы велик он ни был, отважится на это и, к несчастью, будет иметь успех, то его триумф будет мимолетным» 25. В 1949 г. Батиста образовал партию Единого действия, впоследствии получившую название партия Объединенно- го прогрессивного действия. «...Маловлиятельные полити- ческие деятели, бывшие деятели, сотрудничавшие с дикта- турой Батисты и его конституционным правительством, а также весьма разнородные элементы, входившие в состав различных организаций, которые возникали и исчезли в 23 Gonzalez Pedrero Е. La Revolution cubana. Mexico, 1959, p. 24— 25. 24 Kuchilan M. Fabulario. Habana, 1970, p. 79. 25 Suarez Rivas E. Un pueblo crucificado. Miami, 1964, p. 392. 21
период с 1933 до 1951 года» 2е,— таков в основном был состав партии Батисты, придерживавшейся теории геогра- фического и экономического фатализма и выступавшей за полное подчинение американскому империализму. Ее влияние в стране было ничтожным. Более мощной и реаль- ной силой, на которую мог рассчитывать «сержант-гене- рал», являлась армия. Несмотря па чистку командного со- става, проведенную правительствами Грау и Прио, автори- тет Батисты в кубинской армии оставался довольно высоким. По свидетельству журнала «Ньюсуик», «во вре- мя администраций Грау и Прио молодые офицеры трижды хотели захватить власть и передать ее Батисте» 26 27. Но Батиста выжидал и выбрал наиболее благоприятный момент, когда окончательно дискредитировавшее себя правительство Прио Сокарраса в течение нескольких де- сятков минут уступило власть новоявленному узурпатору. По свидетельству американского журналиста Р. Бреннена, утром 10 марта 1952 г. слуга разбудил президента Кубы Прио Сокарраса и подал ему записку от Батисты: «С Вами покончено. Я — правительство» 28. Трудно сказать, сколь правдоподобно это сообщение, но события 10 марта 1952 г. развивались в Гаване весьма стремительно. Центром переворота стал военный лагерь «Колумбия», офицеры которого перешли на сторону Батисты, появивше- гося там 10 марта на рассвете (в 2 часа 43 минуты). Из «Колумбии», цитадели реакционной военщины, Батиста связался по телефону с важнейшими военными и полицей- скими центрами страны и почти отовсюду получил завере- ния в поддержке его «революции». Сработал догмат, в те- чение десятилетий определявший политическую жизнь страны: «Тот, кто владеет «Колумбией», владеет Кубой». Только начальник воинского гарнизона города Матансас подполковник Э. Мартин Элена поставил под сомнение за- конность действий Батисты, на что последний бесцеремон- но отрезал в стило Людовика XIV: «Закон — это мы. Или выполняйте приказания, или слагайте с себя полномо- чия» 29. 26 Ле Риверенд X. Кубинская республика. Зависимость и револю- ция. М., 1970, с. 232. 27 «Newsweek», 1952, March 24, р. 23. 28 Brennan Ray. Castro, Cuba and Justice. New York, 1959, p. 62. 29 «Bohemia», 1952, N 11, p. 61. 20
Уверенность Батисте придавало присутствие в ту ночь в «Колумбии» американского военного атташе Хука. Поз- же Хук сам подтвердил это. В 1959 г. он написал письмо в защиту генерала Э. Кантильо, предавшего конституцион- ное правительство и перешедшего на сторону Батисты. Судя по этому письму, Хук в ту мартовскую ночь играл не последнюю роль. Именно он -предложил «растерявшемуся, со слезами на глазах» генералу поддержать новый режим. «Этот человек,— писал американский военный атташе о Кантильо,— не принимал участия в заговоре и не знал, что делать. Я посоветовал ему остаться в «Колумбии» зс. Э. Кантильо воспринял этот «совет» как приказ и впо- следствии стал одним из самых верных прислужников Батисты. Паника и неразбериха царили в правительственных кругах. Во дворце никто не помышлял о сопротивлении. Безвольный президент и его приближенные укрылись в мексиканском и других посольствах. К вечеру 10 марта Батиста стал полновластным хозяином положения. Военный переворот показал всю зыбкость режима «аутентиков» и стал закономерным итогом глубокого кри- зиса буржуазной демократии на Кубе. Диктатор отменил конституцию 1940 г., разогнал кон- гресс, в 1953 г. запретил Народно-социалистическую пар- тию и заверил США, что Куба, если это будет необходи- мо, пошлет войска в Корею. Одним из первых мероприя- тий Батисты было повышение денежного содержания в армии и полиции, ставших его главной опорой. Госдепартамент незамедлительно признал правитель- ство Батисты. С восхищением встретили переворот хозяе- ва американских компаний, действовавших на Кубе. В посланной ими 2 апреля 1952 г. телеграмме в газету «Ныо-Йорк тайме» говорилось: «Военный переворот и отмена конституционных гарантий покончили со всеми забастовками и требованиями рабочих» 3|. Установленный Батистой военно-полицейский режим пришелся по вкусу и деловым и официальным кругам Вашингтона. Прибыв- ший на Кубу 5 октября 1953 г. новый посол США Артур Гарднер высокопарно заявил, что история Кубы начи- нается с 10 марта 1952 г. и что теперь отношения между 30 «Bohemia», 1959, N 26, р. 96. 31 Arciniegas G. Entre la libertad у el miedo. Mexico, 1955, p. 240. 26
Кубой и Соединенными Штатами стали лучше, чём когДё бы то ни было32. В течение семи лет (1952—1958) США активно поддер- живали один из самых реакционных режимов западного полушария, диктатуру Батисты. Вся государственная дея- тельность Батисты в эти годы была направлена на полное подчинение Кубы американскому империализму. Янки хозяйничали в кубинской экономике, определяли внешне- политический курс страны, обучали регулярную кубин- скую армию. Полицейские репрессивные органы диктату- ры БРАК (бюро по подавлению коммунистической дея- тельности), СИМ (служба армейской разведки) и СИП (служба полицейской разведки) фактически были филиа- лами ЦРУ. _ Военно-полицейский режим еще резче обострил все про- тиворечия кубинского общества. Диктатура Батисты вызвала ненависть абсолютного большинства кубинского народа. «Вокруг этой диктатуры объединились так называе- мые «танкисты» — группы реакционных политиков, кото- рые вышли из рядов распавшихся организаций, действо- вавших с 1933 года до момента переворота. Это были старые политики, бывшие сторонники Батисты из различ- ных партий на предыдущих этапах его правления, к ко- торым сразу же от всех партий присоединились члены конгресса, губернаторы провинций и мэры» 33. Социальная база диктатуры была крайне узкой (латифундисты, са- харные магнаты, торговые импортеры). Зная о ненависти к совершенному им перевороту, Батиста сразу же недву- смысленно предупредил: «Если когда-нибудь, к несчастью, па Кубе наступит трудный момент и мы вынуждены бу- дем непосредственно вмешаться, чтобы сохранить обще- ственный порядок и гражданские гарантии, то терпение и великодушие, столь присущие нам, будут иметь грани- цу, которую подскажут обстоятельства» 34. Народно-социалистическая партия первой из всех пар- тий открыто осудила военный переворот и выдвинула программу ниспровержения военно-полицейского режи- ма, которая предусматривала завоевание политической 32 «Bohemia», 1957, N 31, р. 81; «Cuba economica у financiera», 1953, N 331, р. 15. 33 Ле Риверенд X. Указ, соч., о. 245. 34 Morejon G. R. Fidel Castro. La Habana, 1959, p. 48. 27
власти й Создание правительства национального одйнствй всех демократических и прогрессивных сил страны. В эко- номическом плане ставилась задача ликвидации моно- культурного характера кубинской экономики и развития национальной экономики, способной обеспечить внутрен- ний рынок. Одним из центральных пунктов этой програм- мы было проведение аграрной реформы. Учитывая слож- ность создавшейся обстановки, коммунисты призывали к сплочению и единству всех оппозиционных сил. Лидеры буржуазных партий, разразившиеся поначалу демагогической критикой военной диктатуры, отказались от союза с коммунистами. 2 июня 1953 г. в Монреале представители давно дискредитировавшей себя в глазак народа партии «аутентиков» и распавшейся после смер- ти Э. Чибаса на отдельные фракции партии «ортодоксов» подписали пакт о борьбе против Батисты. Этот пакт не предусматривал никаких социально-экономических пере- мен, ограничившись требованием восстановления режима Прио Сокарраса. После напоминания батистовского гене- рала Ф. Табернильи о том, что на Кубе существуют еще три партии: «желтая, голубая и белая — армия, полиция и флот» 35, эта словесная война буржуазной оппозицион- ной верхушки свелась лишь к безобидному требованию справедливых выборов. Подобный ура-патриотизм бур- жуазных лидеров Фидель Кастро назвал впоследствии «салонной революцией». В сложившейся на Кубе в это время обстановке, когда рабочий класс, ослабленный расколом профсоюзов, не смог выступать единым фронтом, а весь репрессивный аппарат диктатуры был направлен против коммунистов, вынужденных действовать в условиях глубокого подполья, авангардная роль в борьбе против диктатуры перешла к наиболее передовым представителям радикально на- строенной мелкой городской буржуазии. «Поколение столетия» — поколение революции «Снова сапоги, опять «Колумбия» диктует законы, вновь танки зловеще рычат на наших улицах и грубая сила воз- вышается над человеческим разумом... Я обращаюсь к му- 35 «Bohemia», 1959, N 10, р. 91. 28
ФИДЕЛЬ КАСТРО 1959 г. жертвенным кубинцам. Настал час самопожертвования и борьбы» 36, — писал молодой адвокат Ф. Кастро спустя не- сколько дней после военного переворота Батисты. Фидель Кастро Рус родился 13 августа 1926 г. в мес- течке Биран (провинция Орьепте) в семье зажиточного землевладельца. В 1942—1945 гг. учился в католическом колледже. В 1945 г. поступил на юридический факультет Гаванского университета, который окончил в 1950 г., по- лучив диплом доктора права. Очевидно, 1947 год можно 10 Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz, Primer ministro del Gobierno Revolucionario, en el juicio contra ex-comandante Hubert Matos. La Habana, 1959, p. 85—86. 29
считать началом активной политической деятельности Ф. Кастро. В этом году он принимал участие в подготовке вооруженной экспедиции, целью которой было сверже- ние доминиканского диктатора Р. Трухильо. Экспедицию возглавлял и финансировал находившийся на Кубе в эмиграции доминиканский генерал X. Родригес. По при- казу Грау Сан-Мартина ее осуществление было сорвано. Путь Ф. Кастро в революцию — это путь отречения от своего класса. Еще на студенческой скамье он начал ис- кать способы вывода Кубы из социально-экономического и политического кризиса. На формирование мировоззре- ния Ф. Кастро большое влияние оказали жизнь, борьба и революционное наследие выдающегося кубинского поэ- та и революционного демократа Хосе Марти и непримири- мое отношение Эдуардо Чибаса к продажным правительст- вам Грау Сан-Мартина и Прио Сокарраса. Многочислен- ные посулы Грау, обещания защищать интересы Кубы и ее народа оказались не более чем демагогической словес- ной шелухой. «Богатства страны находятся в руках иност- ранцев — это и есть национализм Грау», — говорил Ф. Ка- стро в своем выступлении в университете в ноябре 1947 г. В этой речи он коснулся как студенческих, так и общена- циональных проблем, особо подчеркнув необходимость «единства всего народа в борьбе за достижение подлинной независимости, экономического освобождения, политиче- ского суверенитета и демократических свобод» 37. В 1948 г. Ф. Кастро вступил в Партию кубинского наро- да («ортодоксы»). В следующем году он начал посещать марксистский кружок при Гаванском университете. Среди работ, изучение которых входило в программу кружка, бы- ли произведения В. И. Ленина «Материализм и эмпирио- критицизм», «Империализм, как высщая стадия капитализ- ма», книга Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «История ВКП(б)» и др.38 «В это время (до военного переворота 10 марта 1952 г. — Е. Л.), — говорил впоследствии Ф. Кастро в беседе с уруг- вайским журналистом Карлосом Мария Гутьерресом, — я читал марксистские произведения и знал многие вещи, хотя все еще имел несколько романтическое мировоззре- ние. Но я понимал нужды масс и отдавал себе отчет в том, 37 «Information», 7.XI 1947. 38 «Revolution», 18.VIII 1962. 30
что борьба, эпизоды борьбы могут мобилизовать их. Когда на похороны Э. Чибаса собрались 500 тыс. человек, я пред- ложил руководству партии («ортодоксов».— Е. Л.), в част- ности Пардо Льяде: «Давай направим траурную процес- сию вместе с телом Чибаса ко дворцу, и эти люди сбросят правительство. Оно не устоит перед ними». Тогда револю- ция могла победить в течение одного часа в силу револю- ционного настроя этих людей. Но профессиональные по- литики испугались» зэ. Как видим, уже в начале своей политической деятель- ности Ф. Кастро придавал решающее значение вовлече- нию в борьбу широких слоев кубинского народа. Говоря о влиянии марксистско-ленинских идей на фор- мирование его мировоззрения в конце 40-х — начале 50-х годов, Ф. Кастро отмечал: «Эти революционные идеи по- могли мне в моей политической ориентации. Но между тем, кто имеет теоретические знания, и тем, кто считает себя революционером-марксистом, существует большая разница. Бесспорно, мне были присущи мятежный темпе- рамент и в то же время огромная интеллектуальная любо- знательность, стремление к познанию этих проблем. По- лученные знания все больше склоняли меня к политиче- ской борьбе» 39 40. В начале 50-х годов у Ф. Кастро сложились, по его словам, «некоторые политические идеи о необходимости структурных перемен». «До переворота,— говорил он в интервью американскому журналисту Л. Локвуду,— я думал об использовании легальных средств, хотел сделать парламент отправным пунктом в создании революцион- ной платформы и мобилизации масс». «Именно мобилиза- ции,— подчеркивал Ф. Кастро,— а не как прямое сред- ство реализации этих перемен. Уже тогда я был убежден, что осуществить их можно только революционным путем. Я уже имел достаточное представление о действительно- сти, чтобы понять ее именно так. Однако некоторые аспек- ты моих суждений были еще наивны и ошибочны. Я еще не был марксистом и не считал себя коммунистом» 41. Парламентские иллюзии скоро развеялись. Предложен- ная Ф. Кастро программа радикальных преобразований 39 «Polftica», 1967, N 176-177, р. 33. 40 «Politica», 1967, N 161, р. 11. 41 Ibidem. 31
социально-экономического характера была отклонена. «Я понял, — говорил он, — что подобная программа никогда не будет принята парламентом, в котором большинство его членов являются выразителями интересов помещиков и крупных кубинских и иностранных компаний» 42. Сразу же после военного переворота Ф. Кастро высту- пил с резким осуждением Батисты и установленного им режима, с разоблачением обещаний диктатора обеспечить «работу, мир и прогресс»: «Конечно, надо было сбросить правительство казнокрадов и убийц. Именно это мы и пы- тались сделать гражданским путем при поддержке обще- ственного мнения и с помощью народных масс. Но какое право имеют на это те, кто безгранично воровал и убивал вчера, а сегодня действует от имени штыков? Это не мир, а семена гнева. Это не радость, а траур и грусть, в кото- рые погрузилась нация при виде столь трагичной панора- мы. Нет ничего более горького, чем: трагедия народа, ло- жившегося спать свободным, а проснувшегося рабом. Ку- бинцы, опять в стране бесчинствует тиран, но снова появятся и Мельи, и новые Трехо и Гитерасы. Родина под игом, но наступит день, когда она опять будет свобод- ной» 43. В борьбе против тирании Фидель хотел быть «одним из солдат»'. «Ружье и приказ — вот все, что я желал иметь в тот момент» 44, — говорил он. Но лидеры распавшейся на фракции ортодоксальной партии проявляли крайнюю не- решительность. По словам Рауля Кастро, они «пропове- довали пассивность, призывали вести себя «достойно», направляли без конца бесчисленные жалобы в О АГ (Ор- ганизация американских государств) и обращались с ма- лодейственными призывами — не покупать одежду и обувь, не ходить в кино, покупать как можно меньше, выразить моральное порицание и т. д. и т. п.» 45 Радикально настроенная молодежь «ортодоксов» реши- тельно отмежевалась от лидеров буржуазной оппозиции, от всякого рода политиканов, этих, по выражению Р. Ка- стро, «людей-пробок», остававшихся на поверхности при любых политических бурях. Возникло патриотическое 42 «Politica», 1967, N 161, р. 11. 43 «Juventud Rebelde», 11.11 1973. 44 «Politica», 1967, N 161, p. 11. 45 «Куба», 1967, № 7, c. 10. 32
движение «Поколение столетия Апостола свободы», по- ставившее своей целью достойно отметить 100-летие со дня рождения X. Марти. В эту организацию входили рабо- чие, студенты и представители интеллигенции. Вскоре к ним примкнули несколько десятков крестьян. Возглавили это движение его создатели Фидель Кастро и Абель Сан- тамария. Руководящее ядро «Поколения столетия» (Ф. Кастро, А. Сантамария, Р. Кастро, Н. Лопес и др.) стояло на по- зициях боевого демократизма и критически-революцион- ного отношения к кубинской действительности. Лидерам «Поколения столетия» были присущи и социалистиче- ские тенденции, хотя они еще и не являлись преобладаю- щими. В сентябре 1952 г. на одном из собраний Ф. Кастро го- ворил своим товарищам по борьбе: «Всякий, кто вступает в наше движение, должен делать это как боевой солдат. Заслуги и должности, которые он имел в партии «ортодок- сов», здесь ничего не стоят. Борьба будет нелегкой, а путь предстоит длинный и тернистый. Мы выступим с оружием в руках против режима» 4в. Члены этого движения исполь- зовали и другие формы борьбы, прежде всего демонстра- ции протеста, но в условиях жестокого террора, развязан- ного Батистой, они, по словам Р. Кастро, считали воору- женную борьбу единственным . путем, который мог привести к победе47. Молодые патриоты следовали извест- ному положению X. Марти о том, что подлинной свободы и независимости можно добиться только с оружием в ру- ках: «Война необходима, значит, война неизбежна». «Су- ществовала, — писал Ф. Кастро, — целая философия, что- бы оправдать и объяснить, почему в нашей стране борьба приняла крайнюю форму. Да потому, что нашей родине не оставалось никакой другой альтернативы для достиже- ния свободы» 48. Руководители «Поколения столетия» понимали, что для свержения тирании нужно было прежде всего поднять на- родные массы. Для того, чтобы завоевать доверие народа и убедить его в возможности успешной вооруженной борь- бы против диктатуры, чтобы, наконец, добыть необходи- 46 Rojas Marta. La generation del centenario en el Moncada. La Ha- bana, 1964, p. 242. 47 «Куба», 1965, № 7, c. 10. 48 Кастро Ф. Сила революции — в единстве. М., 1972, с. 187. 2 Е. А. Лариц 33
мое оружие, Ф. Кастро и его товарищи решили захватить военную казарму Монкада в Сантьяго-де-Куба и казарму в Баямо. Выбор был сделан не случайно. Молодые патриоты долго и тщательно анализировали положение в стране и пришли к выводу, что начинать борьбу нужно в Орьенте. Это рай- он наиболее удаленный от Гаваны, поэтому элемент вне- запности мог сыграть непоследнюю роль. Удобен он для ведения боевых операций и с точки зрения топографии — самые высокие в стране горы, поросшие лесами. К тому же в этой провинции находились крупнейшие латифун- дии, имевшие, как правило, довольно значительные по- лузаброшенные участки, лишенные какого’-либо надзора. Но самое главное заключалось в том, что крестьяне и сельскохозяйственные рабочие Орьенте были, пожалуй, наиболее обездоленными тружениками Кубы. В селе- ниях, расположенных в зоне Баракоа и в горах Сьерра- Маэстры, почти не чувствовалось следов цивилизации, все социально-экономические проблемы, раздиравшие страну, наиболее остро стояли в Орьенте. «Поколение сто- летия» рассчитывало, что его справедливая борьба, направ- ленная не только на свержение военно-полицейского режи- ма, но и на разрешение этих проблем, найдет отклик и под- держку прежде всего среди населения этой провинции. «Психологический эффект от захвата казармы Монкада,— писал участник тех событий, ныне член ЦК Коммунисти- ческой партии Кубы Хесус Монтане,— мог бы сослужить большую службу в деле свержения диктатуры. Мы хотели набрать силы в Орьенте, чтобы иметь возможность продол- жать борьбу в других провинциях страны» 49. Смелый и дерзкий план молодых революционеров пред- полагал штурм и захват Монкады и казармы в Баямо, взрыв моста через реку Кауто, захват аэропорта и радио- станции. В случае успешного осуществления этого плана Сантьяго-де-Куба оказался бы изолированным от осталь- ного острова. Став хозяевами положения в главном городе провинции Орьенте, патриоты намеревались обратиться к народу с «Манифестом Монкады», написанным студентом философско-литературного факультета Гаванского универ- ситета Раулем Гомесом Гарсия и отредактированным Ф. Кастро. В «Манифесте Монкады к нации» прежде все-» «« «Куба», 1965, № 7, с. 17. 34
го подчеркивалось, что «революция в качестве своей идей- ной основы признает и руководствуется идеалами Марти..* заявляет о своем желании и решимости полностью обно- вить национальную экономическую систему, посредством принятия срочных мер, направленных на разрешение кри- зиса... обещает всему народу установление полной и окон- чательной социальной справедливости... революция заяв^ ляет, что она не связана с иностранными державами и не подвержена влиянию и аппетитам национальных полити- канов» 50 51. «Пока беспечные политические лидеры спокойно созерцают трагедию Кубы,— говорилось в манифесте,— в этот решающий час поднимается на борьбу могучая, мужественная молодежь Столетия, у которой нет других устремлений, кроме решимости воздать должное неиспол- ненной мечте Марти своим самопожертвованием и триум- фом» 81. Около года шла подготовка к штурму. Патриотам при- шлось преодолеть огромные трудности. Чтобы собрать средства, необходимые для приобретения оружия, многие из них, например Монтане, Ченард, Алькальде и др., отда- ли все, что имели. Ренато Гитар и Абель Сантамария хоро- шо изучили схему казарм и распорядок дня воинского гарнизона. В условиях строжайшей конспирации 165 че- ловек, из них две женщины, собрались 25 июля 1953 г. в усадьбе «Сибоней», находящейся в 15 минутах езды от Сантьяго-де-Куба. Не случайно именно на конец июля был назначен штурм Монкады. 26 июля в Сантьяго-де-Куба ежегодно отмечался праздник св. Анны, приходящийся на разгар карнавала, который в столице провинции Орьенте всегда отличался, по всеобщему признанию, особым весельем, этаким буйст- вом, обилием выпитого рома. Больше всего усердствовали в этом солдаты местного гарнизона. Накануне штурма Ф. Кастро, обращаясь к своим това- рищам по борьбе, сказал: «Через несколько часов мы мо- жем победить или стать побежденными. Но знайте, наше движение все равно восторжествует. Если мы завтра побе- дим, скорее осуществится то, о чем мечтал Марти; если окажемся побежденными, наши действия послужат приме- ром для народа Кубы, и из этого народа выйдут новые 50 Raul Gomez Garcia. La Habana, 1971, p. 137—138. 51 Ibid., p. 133. 35 2*
люди, готовые поднять знамя и идти вперед, готовые уме- реть за Родину. Народ поддержит нас в Орьенте и на всем острове. Молодежь «Столетия Апостола», как в 1868 и в 1895 г., здесь в Орьенте мы первые призовем: «Свобода или смерть!» 52 Двадцать шестого июля в 5 часов 15 минут одновременно в Сантьяго-де-Куба и Баямо начался штурм воинских ка- зарм. Основные силы патриотов, сосредоточенные в Санть- яго, были разделены на три группы. Самая большая, в со- ставе 95 человек во главе с Ф. Кастро, штурмовала Мон- каду. Абель Сантамария, в отряде которого был 21 человек, захватил гражданский госпиталь, а Р. Кастро с группой из 10 человек овладел Дворцом правосудия. Отряд, которым командовал Ф. Кастро, был разделен на две части. Когда Фидель начал штурм, с ним было 45 человек, а остальные 50 составляли группу резерва и должны были вскоре поддержать первый ударный отряд. Но случилось непредвиденное. Слабое знание шоссейных дорог окрестностей Сантьяго (большинство участников штурма были жителями Гаваны и западных провинций острова) привело к тому, что не- сколько машин группы резерва заблудились и прибыли в город слишком поздно. Резерв так и не принял участия в событиях 26 июля53. Численное соотношение сражавшихся сторон было 1 к 15 в пользу правительственных войск54. Несмотря на героизм и мужество молодежи «Поколения столетия», ей пришлось отступить. «В случае неудачи,— писал Ф. Ка- стро,— наши планы предусматривали продолжение борьбы в хорах. Мне вновь удалось собрать в Сибонее треть наших сил, но многие уже потеряли присутствие духа. Человек 20 решили сдаться... остальные 18 с оружием и боеприпа- сами последовали за мной в горы. Местность была для нас абсолютно незнакомой. В течение недели мы находились на вершине Гран-Пьедры (одна из самых высоких гор недалеко от Сантьяго.— Е. Л.), а армейские части — у ее подножья. Мы не могли спуститься, а они не решались подняться вверх. Не оружие, а жажда и голод сломили последнее сопротивление» 55. Попытки выйти из окружения 52 «Куба», 1973, № 7, с. 6. 53 «Verde Olivo», 1970, N 30, р. 29. 54 La Sierra у el llano, p. 42. 55 Ibid., p. 44. 36
Небольшими группами нё увенчались успехом. Ё один из моментов, когда вконец обессилевшие Ф. Кастро и двое других участников штурма уснули, они были обнаружены и взяты в плен армейским патрулем. При описании последующих событий многие буржуаз- ные авторы56 на первый план выдвигают католическую церковь, в частности архиепископа Сантьяго, преподобного Переса Серантеса, якобы «бившего челом» перед властями за арестованных повстанцев. Документы свидетельствуют о том, что этот «мятежный» святоша был одним из самых ревностных прислужников военно-полицейского режима. 30 июля 1953 г. он писал полковнику Пересу Чавиано, устроившему жестокую расправу над молодыми патриота- ми: «Глубокоуважаемый друг! С радостью предлагаю свои услуги для возвращения на путь истинный заблудших, которые атаковали казарму Монкаду... заранее благодарю Вас за содействие в деле достижения благородной цели, воодушевляющей в данном случае и Вас и меня. Также благодарю Вас за гарантии, предоставленные Вами мне и заблудшим во имя претворения в жизнь благороднейшей задачи, а именно, убедить повстанцев сложить оружие... Предложить эту или любую другую услугу, какой бы труд- ной она ни была, никогда не будет чрезмерным для челове- ка, в той мере, как я, призванного заботиться о благоден- ствии паствы и приносить жертвы, если необходимо во имя братьев своих... Пользуясь случаем, еще раз благодарю Вас за благородные христианские чувства, за Ваши личные качества столь преданного воина, чести и славы армии, достойного своей высокой роли и ответственности, особен- но в этот критический момент. Счастье для республики, и в первую очередь для Сантьяго-де-Куба, иметь в наше время такого командира, как Вы» 57. На специальном совещании, созванном Батистой в Гава- не, диктатор заявил, что считает позором и стыдом для ар- мии, что она понесла в три раза больше потерь, чем напа- давшие, а потому приказал за каждого убитого солдата расстрелять десять пленных. Многие попавшие в плен мо- лодые революционеры были убиты, некоторых из них заживо закопали со связанными за спиной руками, осталь- ных предали суду. 56 См., например: Dewart L. Christianity and Revolution. The Les- son of Cuba. New York, 1963. 57 «Куба», 1965, № 7, c. 6. 37
«26 июля,— отмечал на праздновании XX годовщины Штурма Монкады Хулио Ле Риверенд,— это продолжение лучших освободительных традиций прошлого, таких собы- тий, как 10 октября и 24 февраля. То была как бы Новая Яра или Новый Вайре58. События глубоко взволновали всю страну. Было поистине невероятно, что группа революци- онеров сумела в полной тайне организоваться, вооружить- ся, задумать и осуществить прямое нападение на оплот батистовского режима в Сантьяго-де-Куба. План, по кото- рому революционеры готовили свое выступление, не имел ничего общего с известными до тех пор схемами. Не менее важным было и то, что участниками штурма Монкады стали безвестные в политической жизни молодые люди, выходцы из разных провинций страны и различных соци- альных слоев, главным образом из рабочего класса и про- летаризированной мелкой буржуазии» 59 60. В буржуазной историографии событиям 26 июля зача- стую приклеиваются ярлыки типа «заговор втихомолку», «узкий фанатизм» и т. п. Факты, документы, а главное, ход истории давно уже опровергли подобные домыслы. «Безумство храбрых» «Поколения столетия» было не «бес- почвенной акцией», не опровержением марксизма, а еще одним доказательством дальновидности его основополож- ников. В конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века К. Маркс и Ф. Энгельс с особым вниманием следили за развитием событий в России. Гордый и смелый вызов, брошенный русскими народовольцами царскому самодер- жавию, был замечен и оценен классиками марксизма. Прекрасно понимая все недостатки организационного ха- рактера и всю пагубность теоретических ошибок «Народ- ной воли», Маркс и Энгельс тем не менее считали борьбу, членов этой организации мощным средством, революциони- зирующим общество. В письме к В. Засулич от 23 апре- ля 1885 г. Энгельс писал, что Россия приближается к сво- ему 1789 году. «...Страна подобна заряженной мине, к кото- рой остается только поднести фитиль» в0,— так оценил он политическую атмосферу России того времени. 58 10 октября 1868 г.— начало Десятилетней войны за независи- мость, 24 февраля 1895 г.— начало Освободительной войны 1895—1898 гг. 59 Tres conferencias en el XX Aniversario del Asalto al Cuartel Mon- cada. La Habana, 1973, p. 22. 60 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 36, с. 260. 38
Именно такой «заряженной миной» и была Куба 50-х годов. Важно было сделать первый шаг — «поднести фи- тиль». Штурм Монкады не принес военной победы, но он выполнил роль, отводившуюся ему Ф. Кастро и его товари- щами, роль «маленького двигателя», который должен был привести в движение «большой двигатель» — народ. Своеобразие кубинского революционного процесса, на- чавшегося 26 июля 1953 г., состояло в том, что возглавляли его представители мелкой буржуазии. Это отнюдь не про- тиворечит марксистско-ленинскому учению о революции. В упомянутом письме к В. Засулич Ф. Энгельс писал: «По- моему, самое важное — чтобы в России был дан толчок, чтобы революция разразилась. Подаст ли сигнал та или иная фракция, произойдет ли это под тем или иным фла- гом, для меня не столь важно» м. Классики марксизма-ле- нинизма отмечали двойственный характер мелкой буржу- азии, ее тягу, вследствие своего экономического положения, к блоку социальной консервации и к лагерю революции. К. Маркс и Ф. Энгельс указывали, что мелкобуржуазные элементы революционны тогда, когда «они защищают не свои настоящие^ а свои будущие интересы, поскольку они покидают свою собственную точку зрения для того, чтобы встать на точку зрения пролетариата» 62. Самая радикаль- ная часть кубинской мелкой буржуазии решительно и твер- до, хотя в теоретическом плане еще не всегда осознанно, встала на защиту «своих будущих интересов». Во многих работах буржуазных авторов прочно укоре- нился тезис о том, что за событиями 26 июля стояли оди- ночки. При этом в буржуазной историографии подчеркива- ется малочисленность сторонников Ф. Кастро. Между тем силы «Поколения столетия» не ограничивались только участниками штурма Монкады. К нему готовились несколь- ко тысяч человек. По словам Ф. Кастро, «за каждого из 165 человек остались в резерве 20 прекрасно тренированных революционеров, которые не участвовали в штурме Монка- ды ввиду отсутствия оружия»вз. «Поколение столетия» стремилось к прямой, открытой, массовой борьбе. В статье «III конгресс Коммунистического Интернацио- нала» В. И. Ленин писал, что понятие «массы» меняется 01 Там же, с. 263. 62 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 434. 63 Pensamiento politico, economico у social de Fidel Castro. La Ha^- bana, 1959, p. 47. $
в зависимости от характера борьбы: «В начале борьбы до- статочно было нескольких тысяч настоящих революцион- ных рабочих, чтобы можно было говорить о массе... Когда революция уже достаточно подготовлена, понятие «массы» становится другим: несколько тысяч рабочих уже не со- ставляют массу» ®4. Социальный состав «Поколения столетия», включавший рабочих, крестьян и представителей мелкой буржуазии, а также его довольно значительная численность позволяют утверждать, опираясь на ленинское определение массо- вости, что это движение имело под собой массовую' основу. Штурм Монкады оказал решающее влияние на весь даль- нейший ход революционного процесса на Кубе. «Неудав- шееся нападение на казарму Монкада,— отмечал Р. Каст- ро,— имело тем не менее огромное историческое значение. Во-первых, оно положило начало периоду вооруженной борьбы, который окончился только с низвержением тира- нии. Во-вторых, оно привело к созданию новой организа- ции и нового руководства, которые отвергли пассивность и реформизм, были решительными и воинствующими бор- цами и выработали программу с основными требованиями экономико-социальных и политических преобразований, диктуемых обстановкой на Кубе, и которые отвергли плат- тизм прежних руководителей, плетущихся в хвосте собы- тий и терявших влияние в массах. В-третьих, оно выдвину- ло Фиделя Кастро как руководителя и организатора воо- руженной и активной политической борьбы кубинского народа. В-четвертых, его опыт был использован для орга- низации экспедиции на «Гранме» и действий партизан в горах Сьерра-Маэстра» ®5. . «Движение 26 июля» Судилище над участниками штурма Монкады (сентябрь- октябрь 1953 г.) превратилось в суд над диктатурой. Обви- няемый Фидель Кастро стал главным обвинителем крова- вого военно-полицейского режима. В своей 5-часовой речи на суде «История меня оправдает» он призвал народ к борь- бе за выполнение предложенной им революционной прог- 64 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 44, с. 31. 05 «Куба», 1965, № 7, с. И. 40
Рауль Кастро 1958 г. раммы преобразования кубинского общества. Это была по существу программа антиимпериалистической, народно-де- мократической революции. Завоевание политической влас- ти, проведение аграрной реформы, национализация элек- трического и телефонного трестов, принадлежавших аме- риканским компаниям, разрешение жилищной проблемы и проблемы образования и здравоохранения, ликвидация безработицы — вот те основные пункты, на разрешение ко- торых нацелил Ф. Кастро кубинский народ в своей речи. Оставшиеся в живых участники штурма были осуждены на длительные сроки заключения (Ф. Кастро —15 лет, Р. Кастро — 13 лет и т. д.). Но застенки не заглушили их жажду борьбы, не сломили революционного духа. Очевид- но, прислужники тирании рассчитывали на раскаявшихся узников, когда в тюремном дворике лагеря Брниато устро- или «парад» заключенных патриотов. Р. Кастро, вспоминая о нем, говорил: «Это случилось спустя несколько дней пос- ле штурма казармы Монкада, когда нас привезли в тюрьму Бониато в Сантьяго. Батистовские власти привели Фиделя и посадили на скамейку перед входом в тюремное здание, надеясь унизить его, лишить присутствия духа. Перед ним 41
заставили пройти остатки отряда бойцов Монкады, пле- ненных, истерзанных и физически опустошенных. Но эф- фект получился обратным ожидавшемуся нашими врага- ми. Им не удалось ни унизить нас, ни лишить присутствия духа, потому что на всех нас, составлявших ту маленькую группу, произвело необыкновенное впечатление поведе- ние Фиделя, который с гордо поднятой головой, решитель- ный и непокорный, смотрел на нас, передавая нам свою уверенность в том, что мы не побеждены и что это только начало борьбы» 66. В тюремной камере Ф. Кастро, по его словам, «долгие часы» думал о том, какой должна быть революционная ор- ганизация «Движение 26 июля». «В первую' очередь я дол- жен организовать всех людей 26 июля,— писал он в одном из писем с острова Пинос,— и объединить в монолитный строй всех борцов, находящихся в эмиграции, в заключе- нии и на свободе». Решающее значение при создании этой организации Ф. Кастро придавал «прекрасно дисциплини- рованному ядру», в которое, по его подсчетам, должны бы- ли войти более 80 человек. «Обязательные условия для со- здания настоящего гражданского движения,— считал он,— идеология, дисциплина, руководство. Важны все три усло- вия, но руководство — главное» 67. Пока Ф. Кастро находился в заключении, вся работа по сплочению разрозненных сил и поиску новых легла на пле- чи двух девушек — Айдее Сантамарии и Мельбы Эрнандес, участниц штурма Монкады. Они поддерживали связь с Фи- делем через его родственников, особенно через сестру Ли- дию, передававшую указания Ф. Кастро и доставлявшую ему сведения о проделанной работе. «Слово «Движение»,— вспоминает Айдее Сантамария,— я никогда не слышала во время подготовки Монкады. Оно возникло после Монкады, возможно, после того как мы с Мельбой вышли из заклю- чения. Тогда Фидель и говорил с нами: «Надо организовать Движение. Начинайте Вы, начинайте на улице созданием одной группы для напечатания речи «История меня оправ- дает» и другой — для ее распространения» ®8. В то время Ф. Кастро придавал большое значение разъ- яснению народу целей и задач, которые ставила перед со- 66 «Bohemia», 1973, N 51, р. 6. 67 Cartas del Presidio. La Habana, 1959, p. 60—61. 88 «Revolucion у cultura», 1973, N 12, p. 32. 42
бой рождавшаяся новая революционная организация, поэ- тому он решил издать подпольно свою речь на суде. День за днем по памяти восстанавливал он и редактировал этот исторический документ. Тюремные надзиратели и цензоры и не подозревали, что в многочисленных открытках, посы- лаемых Ф. Кастро своим друзьям и знакомым, между обыч- ными фразами лимонным соком писался программный до- кумент кубинских революционеров. Эти открытки, собранные и обработанные его товари- щами, и стали «рукописью» знаменитой речи «История меня оправдает», которая в 1954 г. была напечатана под- польно 20-тысячным тиражом. Разумная, точнее сказать, стратегическая осторожность отличала.руководителей «Движения 26 июля» на всех эта- пах борьбы против Батисты. И это было оправданно, так как с момента возникновения организации и вплоть до по- беды революции в рядах Движения состояли разнородные социальные группы, отличающиеся пестротой идеологичес- ких наслоений. Говоря впоследствии о характере своей ре- чи на суде, Ф. Кастро отмечал: «Этот документ помимо все- го прочего написан с достаточной осторожностью, дабы из- ложить ряд главных пунктов и в то же время не допустить, чтобы наше поле деятельности в рамках революции было ограничено, не допустить, чтобы этот документ сузил наши силы... Если бы мы не написали этот документ с достаточ- ной осторожностью, если бы он представлял собой более радикальную программу... то, разумеется, революционное движение, борьба против Батисты не приобрела бы того размаха, какой она приобрела, сделав возможной победу» ь9. В то же время необходимо отметить, что и при столь осто- рожном подходе к процессу собирания революционных сил уже в период подготовки штурма Монкады, как это отмечал нс раз Ф. Кастро, имелись зачатки социализма, ведь имен- но та программа социально-экономических преобразований, которая была изложена в речи «История меня оправдает», и стала осуществляться сразу же после победы революции. Успешный характер борьбы Ф. Кастро непременно свя- зывал с усилением революционной пропаганды, с открытым разоблачением всех пороков диктатуры. «Ни на минуту не прекращать пропаганду,— писал он 17 апреля 1954 г. Мельбе Эрнандес,— потому что она душа всякой борьбы. 69 Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1963, с. 457. 43
Наша пропаганда должна иметь свой собственный стиль и соответствовать обстоятельствам...» Из того же письма видно, что с первых же дней сущест- вования «Движения 26 июля» его признанные лидеры во главу угла ставили интересы всей страны. «Не допускать никакого рода недооценок,— продолжал Ф. Кастро,— за- ключать какое-либо соглашение только на основании твер- дых и ясных принципов, с надеждой на успех и с пользой для Кубы» 70 71. В письмах Ф. Кастро с острова Пинос есть интересные размышления и о формах борьбы: «Любое мощное граж- данское политическое движение,— писал он в августе 1954 г.,— должно иметь достаточно сил для завоевания власти как мирным, так и революционным путем (выделе- но нами.— Е. Л.), иначе у него, как у «ортодоксов», могут вырвать власть из рук за два месяца до выборов» Хотя Ф. Кастро допускал и мирный и насильственный пути борьбы за власть, предпочтение всегда отдавалось послед- нему, на что решающее влияние оказывала атмосфера по- литического террора и попрания всех демократических свобод в стране. Политическая обстановка на Кубе в 1953—1955 гг. ха- рактеризовалась ростом сопротивления кубинского народа. Бастовали рабочие сахарной и табачной промышленности, железнодорожники и рабочие портов. Ярким подтвержде- нием слабости военно-полицейского режима стали прези- дентские выборы 1954 г., когда, несмотря на мобилизацию всего репрессивного аппарата, по явно завышенным дан- ным правительственной администрации, в голосовании участвовало только 60% кубинцев. Батиста был «избран» президентом и «официально» вступил на этот пост 24 фев- раля 1955 г. Возрастание политической активности масс особенно на- глядно проявилось в 1955—1956 гг. В этот период много- численные забастовки рабочих сахарной промышленности происходили во всех провинциях страны. В провинции Орь- енте бастовали рабочие сентралей «Чапарра», «Делисиас», «Такахо» и «Миранда»; в провинции Камагуэй—«Эст- релья», «Альгодонес», «Флорида»; в Матансасе—«Кончи- та» и «Лимонес»; в Лас-Вильясе — «Ормигеро», «Сан-Хо- 70 Cartas del Presidio, р. 37—38. 71 Ibid., р. 60. 44
«се» и «Анхелита». Особенно мощной была забастовка в 'сентралях «Чапарра» и «Делисиас», продолжавшаяся пол- тора месяца и охватившая 12 тыс. рабочих72. Возглавляли эти забастовки «комитеты защиты рабочих требований», организованные коммунистами. Декабрь и ноябрь 1955 г. 'были отмечены мощными студенческими демонстрациями Сантьяго и Гаване. Демонстрации были разогнаны по- лицией. В Сантьяго студенты оказали сопротивление полиции, в Гаване было ранено 10 человек и среди них будущий майор Повстанческой армии Камило Сьенфуэгос. В декабре 1955 г. рабочие сахарной промышленности провинции Лас-Вильяс объявили всеобщую забастовку, в которой участвовало свыше полумиллиона человек. Боль- шинство сахарных сентралей прекратили работу. В знак солидарности с бастующими многие города и поселки, где забастовка парализовала все сферы производства, объявля- лись трудящимися «мертвыми». В лозунгах забастовщи- ков все больший удельный вес занимали требования поли- тического характера: восстановление конституционных гарантий, борьба против разгула полицейского террора, широкое движение против мухализма. Размах забастовоч- ного движения свидетельствовал о способности рабочего класса и всего трудового народа Кубы на массовые поли- тические выступления. Кризис в кубинской сахарной промышленности (1952 г.-7 ОН 438 т; 1953 г.—5077690; 1954 г.- 4813202; 1955 г.—4456113; 1956 г.—4 664 965 т)73 по- влек за собой ухудшение всей экономической жизни стра- ны. Причиной этого кризиса явился монопольный кон- троль Соединенных Штатов над кубинской экономикой. С 1945 по 1952 г. почти половина потребляемого в США сахара вывозилась из Кубы. К 1952 г. восстановили свою сахарную промышленность Филиппины, Пуэрто-Рико, Га- вайские острова, возросло производство сахара из сахарной свеклы в самих Соединенных Штатах. В целях поддержа- ния высоких цен и защиты американских сахарных маг- натов от конкуренции со стороны более дешевого кубин- ского сахара конгресс США в 1952 и 1956 гг. сильно уре- 72 «Fundamentos», 1955, N 143, р. 439. 73 Nunez Jimenez A. La liberacidn de las Islas. La Habana, 1959, p. 423. 45
зал выделенные для Кубы квоты. Правительство Батисты в угоду Вашингтону и в ущерб интересам своего народа пошло на резкое сокращение производства сахара. 1750 тыс. т сахара не было пущено в продажу после уро- жая 1952 г. В общей сложности 140 тыс. кабальерий план- таций сахарного тростника не убирались в течение 1953— 1955 гг.74 Сокращение производства сахара прежде всего отразилось на торговых связях Кубы с европейскими и азиатскими странами, с которыми она всегда имела актив- ный торговый баланс. Так, в 1954 г. европейским странам было продано на 20,9% меньше, чем в 1953 г.75 76 На основании широко разрекламированного батистов- ской пропагандой «Плана экономического и социального развития» строились военные объекты и сказочно хороше- ли аристократические кварталы Гаваны, Ведадо и Мира- мара. В то же время кубинскую столицу, этот «американ- ский Париж», окружали со всех сторон многочисленные трущобы. Самые известные из них — «Лас-Ягуас», «Ла- куева-дель-умо», «Исла-де-Пинос», «Льега-и-пон» — ужа- сали своими антисанитарными условиями. В лачугах из картона, пальмовых листьев, ящиков ютились многочис- ленные семьи. Большинство таких хибарок состояло из одной комнаты, поэтому именно в гаванских трущобах начинались эпидемии заразных болезней, на эти районы приходился самый высокий процент преступности. Дети трущоб никогда не видели ни врача, ни учителя. С благословения Батисты дельцы из Лас-Вегаса, Чикаго и Майами развернули бурную деятельность по превраще- нию Гаваны в американское Монте-Карло. Для организа- ции игорных домов из США специально приехал один из шести главных американских гангстеров, Меир Лански. Многочисленные казино стали кормушкой не только для их хозяев, но и для батистовской камарильи, получав- шей 25 тыс. долл, за право открытия игорного дома, а впо- следствии 2 тыс. ежемесячно 7в. В 1955 г. Батиста разрешил открыть казино в каждом отеле и ночном клубе. Нередко игорные дома и ночные клубы открывались на средства пенсионного фонда профсоюзов, находившегося под контролем диктатора. 74 Econonria у planificacion. La Habana, 1961, р. 63. 75 Estudio economico de America Latina 1954. Naciones Unidas. Mexico, 1955, p. 61. 76 <Bohemia», 1958, N 8, p. 83. 46
Всеобщее возмуЩёнйё, вылившееся В ап'гйамерййапСЯйО Выступления, вызвал утвержденный Батистой проект строительства канала «Виа-Куба». 14 августа 1954 г. в пра- вительственном органе «Гасета офисиаль де ла Републйка» пойвилбя Декрет № 1618, разрешавший строительство ка- нала, схожего по своим характеристикам с Панамским. По этому проекту Куба делилась пополам от «Бухты Сви- ней» (где в 1961 г, произошла высадка наемников) до Карденаса. Длина канала — 95 км, ширина — 40 м, общая площадь 433 кабальерии ”. Острой делился на две части (примерно 80 и 31 тыс. кв. км). Осуществление подобного проекта нанесло бы огромный ущерб национальным инте- ресам Кубы. При его реализации теряли бы свое значение морские порты Сьенфуэгос, Кайбарьен, Сагуа-ла-Гранде и др. Сооружение «Виа-Куба», значительно сокращавшего путь от Панамского канала до Флориды, отвечало прежде всего интересам американских монополистических кругов, стремившихся сделать Карибское море «внутренним мо- рем» США. Строительство канала было сорвано единодуш- ным протестом всего кубинского народа. Идея постройки этого канала была столь абсурдна, что против ее реализа- ции выступали не только оппозиционные круги, но и не- которые приближенные диктатора. С каждым днем народные массы все более убеждались, что военный переворот был направлен не против прави- тельства Прио Сокарраса, а прежде всего против них са- мих, против их чаяний, против их борьбы за разрешение кубинского социально-экономического кризиса, за дости- жение подлинной национальной независимости. Недоволь- ство Батистой охватило широкие слои кубинского общест- ва, но отсутствие единого руководящего центра и разоб- щенность оппозиционных сил привели к стихийному развитию революционного процесса в 1953 — 1956 гг., что позволяло диктатору легко подавлять с помощью штыков все выступления, направленные против его режи- ма. В стране имелись десятки различных групп и органи- заций с самой разнообразной политической ориентацией. Многие из них видели цель борьбы в физическом уничто- жении диктатора или контрперевороте. В апреле 1956 г. несколько десятков армейских офице- ров намеревались осуществить новый военный переворот. 77 «Granma», 25.VIII 1973. 47
Возглавлял их военный атташе Кубы в Вашингтоне полковник Рамон Баркин. Некоторые из этих офицеров до 10 марта 1952 г. были членами партии «ортодоксов». Никто из них не был связан с Батистой во время перево- ротов 1933 и 1952 гг. Группа пользовалась поддержкой экс-президента Прио Сокарраса. В число заговорщиков входили лейтенанты, капитаны, майоры и командир тан- кового полка полковник Мануэль Варела Кастро. Они хо- тели захватить «Колумбию» и, совершив переворот, отправить Батисту самолетом в США, 4 апреля 1956 г. заговор был раскрыт, а его участники арестованы. Политику репрессий диктатор сочетал с политикой со циальной демагогии. В мае 1955 г. Батиста, желая пока- зать, что он прислушивается к голосу народа, требовавше- го свободу героям Монкады, подписал закон об амнистии. Из застенков острова Пиноса вышли несгибаемые борцы. 12 мая 1955 г. заключенный № 4914, Ф. Кастро, выходя из тюрьмы, сказал корреспондентам радио и телевидения: «За предоставленную нам свободу мы не отдадим ни одно- го атома нашей чести» 78. Прожив в Гаване после амнис- тии всего лишь шесть недель, он покинул страну, заявив перед отъездом: «Как последователь Марти я думаю, что пришел час брать права, а не просить, вырывать их, а не вымаливать. Я буду в одном из районов Карибского бас- сейна. Из таких поездок, как эта, или не возвращаются совсем, или возвращаются с обезглавленной тиранией у ног» 79. До 19 марта 1956 г. руководящее ядро «Движения 26 июля» формально принадлежало к партии «ортодоксов». Но это ни к чему не обязывало ни Ф. Кастро, ни его това- рищей по борьбе, придерживавшихся самостоятельного, независимого курса с момента подготовки штурма Монка- ды. В «Движение 26 июля» вошли члены «Пот^™- столетия», а также другие революционные оргг группы, состоявшие в основном из рабочих, ' представителей мелкой буржуазии, такие, как ное революционное движение», «Действие- ния», «Революционное национальное дейсЙ^ В 1955—1956 гг. «Движение 26 июля» уже ноль неизмеримо большим влиянием в стране, чем разл* ' чсеи 78 Morejon G. R. Op. cit., p. 106. 79 La Sierra у el llano, p. 67. 48
12 мая 1955 г. Герои «Монкады» выходят из тюрьмы фракции «ортодоксов». Этому способствовала прежде всего его .непримиримая позиция по отношению к диктатуре. Это было продолжение линии Чибаса, но уже другими, более решительными методами: используя всеобщую не- ^ристь к военно-полицейскому режиму, Ф. Кастро взял 7 ^^?7д<^ый курс на вооруженную борьбу. 7, что сДелал Э. Чибас,— говорил Ф. Кастро,— .^^.^^^^жданского и мятежного духа, который он icTiCjкубинской молодежи, 26 июля не было бы воз- w.7 что 26 июля было продолжением дела Чиба- 'ЛУ/. 7 ^Д^ированием тех семян, которые он посеял в на- W-;?А/аРоде>> 80- “Ст Э. Чибаса «Движение 26 июля» унаследовало самоот- женность и непримиримость, а идеологическая платфор- 80 «Bohemia», 1959, N 3, р. 103. 49
Ш движения основывалась прежде всего на лучшйх произведениях кубинской общественно-политической мы- сли, принадлежавших перу X. Марти, А. Масео, X. А. Ме- лки и А. Гитераса. Хосе Марти Ф. Кастро называл «идей- ным вдохновителем Монкады». Ситуацию, сложившуюся на Кубе после штурма Мон- кады, Ф. Кастро считал аналогичной ситуации 1895 г., когда X. Марти «объединял всех достойных кубинцев на борьбу за независимость». Эту «гигантскую, героическую кампанию» Фидель называл своими «самыми любимыми ^страницами истории Кубы» 81. Влияние идеологии кубинской революционной демокра- тии и традиций освободительной борьбы кубинского наро- да на революционеров 50-х годов свидетельствует о нераз- рывной связи революционных событий 1868, 1895, 1933 и 1953—1959 гг. Как и X. Марти, Ф. Кастро считал кубин- скую революцию составной частью общеконтинентальной революции, как и Марти, он намеревался объехать лати- ноамериканские страны, для того чтобы объединить на борьбу с Батистой всех кубинцев, находившихся в эмиг- рации, и добиться солидарности народов этих стран. «Пусть мысль Марти и сабля Боливара вновь засверкают в Америке. Я верю в Америку» 82, — говорил Ф. Кастро в 1955 г., подчеркивая тем самым неразрывность и органи- ческую взаимозависимость задач, стоявших перед револю- ционными и прогрессивными силами Кубы и Латинской Америки. В августе и декабре 1955 г. руководство «Движения 26 июля» обратилось с двумя манифестами к народу, в ко- торых нашли свое отражение цели и задачи Движения. В этой связи особый интерес представляет «Первый Мани- фест 26 июля народу Кубы», написанный Ф. Кастро 8 ав- густа 1955 г. «26 июля, — говорилось в этом документе, — не политическая организация, а революционное движение. Его ряды будут открыты для всех кубинцев, искренне же- лающих восстановить на Кубе политическую демократию и установить социальную справедливость» 83. Программа «Движения 26 июля», помещенная в этом документе, включала следующие пункты. 81 Cartas del Presidio, р. 60. 82 «Verde Olivo», 1965, N 48, p. 19. -83 «Pensamiento critico», 1968, N 21, p. 217. 50
1. Ликвидация латифундизма. Распределение земли между крестьянскими семьями. Экономическая и техниче- ская помощь государства трудовому крестьянству. Сокра- щение налогов. 2. Восстановление всех рабочих завоеваний, уничтожен- ных диктатурой. Право рабочих на широкое участие в рас- пределении прибылей всех крупных промышленных, тор- говых и горнодобывающих предприятий. 3. Немедленная индустриализация страны на основе большого плана, разработанного и реализованного госу- дарством. 4. Резкое снижение оплаты всех видов жилплощади в интересах 2 млн. 200 тыс. человек, занимающих ее; строи- тельство государством «достойных жилищ» для 400 тыс. семей, живущих в «отвратительных лачугах»; электрифи- кация сельской местности. 5. Национализация предприятий сферы обслуживания, производящих электроэнергию, газ и обслуживающих те- лефонную сеть. 6. Строительство десяти детских городов для прожива- ния и полного обучения в них 200 тыс. детей рабочих и крестьян, которые не имеют возможности одеть и прокор- мить их. В манифесте также предусматривались реформы образо- вания и налоговой системы, реорганизация администра- тивного аппарата, уничтожение всех форм расовой дискри- минации. В последнем пункте этого документа говорилось о конфискации имущества всех расхитителей казны преды- дущих правительств без какого-либо исключения. Полу- ченные таким образом сотни миллионов песо предназнача- лись бы для реализации отдельных преобразований изло- женной выше программы 84. Мы видим, что основные требования манифеста факти- чески совпадали с программой, изложенной в речи «Исто- рия меня оправдает», и соответствовали интересам абсолют- ного большинства кубинского народа. В этом манифесте нашли свое отражение задачи аграрной, антиимпериа- листической революции, борьбы за национальную незави- симость. В 1971 г. в своей речи в Университете г. Консепсьона (Чили) Ф. Кастро отмечал: «Наша прог- рамма в борьбе против Батисты не была и в действительно- 84 Ibid., р. 217—219. 51
сти и не могла быть социалистической программой, так как ближайшие цели нашей борьбы еще не были и не могли быть социалистическими. На том этапе социалистические цели находились бы вне пределов политического сознания кубинского общества, выходили бы за пределы возможно- сти нашего народа» 85 *. «Второй Манифест 26 июля народу Кубы» был написан Ф. Кастро 10 декабря 1955 г. Этот документ убедительно опровергает утверждения тех буржуазных ученых, кото- рые считают, что Кубинская революция стала плодом заго- вора небольшой группы революционеров. «Революция в от- личие от путча — дело народа» 8в,— говорилось в нем. «Вто- рой Манифест», как и вообще все документы «Движения 26 июля», обращен ко всему кубинскому народу. «Сегод- ня,— заявляло руководство «Движения 26 июля»,— мы можем сделать то, чего не могли сделать тогда (во время штурма Монкады.— Е. Л.),— обратиться публично к наро- ду с призывом помочь нам подготовить страну к великой революции» 87. Исходя из анализа социально-экономического положения в стране, во «Втором Манифесте» был сделан вывод о неиз- бежности развития революционного процесса на Кубе: «Убийства рабочих, уличные бои между студентами и по- лицией, растущий экономический кризис, следствием которого являются голод и нищета, неудержимо увеличи- вающийся государственный долг... показывают, что стране не остается другого выхода, кпоме революции» 88. В планах подготовки к борьбе против Батисты насильственный путь и всеобщая забастовка составляли звенья одной цепи. Этот курс нашел свое наглядное подтверждение во «Вто- ром Манифесте», со страниц которого «Движение 26 июля» обратилось к рабочим страны с призывом поддержать все- общей забастовкой действия «хорошо вооруженных и уме- ло руководимых боевых отрядов» 89. В этом документе со- держится и другой призыв к кубинскому пролетариату — пожертвовать свой дневной заработок на дело революции. В 1955—1956 гг. география «Движения 26 июля» зна- чительно расширилась. Из кубинских политических 85 Кастро Ф. Сила революции — в единстве, с. 170. 88 «Pensamiento critico», 1968, N 21, р. 222. 87 Ibid., р. 223. 88 Ibid, р. 224. 89 Ibid, р. 223. 52
Селия Санчес эмигрантов были образованы инициативные группы этой организации в Мексике, Венесуэле, Коста-Рике, Сальвадо- ре, Пуэрто-Рико и в ряде американских городов — Майа- ми, Чикаго, Бостоне и др. Во многих городах США кубин- ские эмигранты основали «патриотические клубы». Основ- ной задачей этих групп и клубов были сбор средств и приобретение оружия. Кампания по сбору средств, несмотря на трудности ее реализации, имела значительный успех на Кубе. Распро- странялись «боны свободы», довольно популярным среди народа стал лозунг «Каждый гражданин должен пожерт- вовать одно песо». Но военный и экономический потенциал диктатуры, пользовавшейся большой поддержкой прави- тельства США, был весьма высок. Вот почему финансовый вопрос и проблема приобретения оружия оставались для «Движения 26 июля» наиболее сложными вплоть до побе- ды революции. На Кубе в 1955—1956 гг. организации «Движения 26 июля» действовали в нескольких городах. Наиболее сильными они были в Гаване и Сантьяго-де-Куба. В этот период их деятельность была направлена на сбор мате- 53
риальных средств, приобретение оружия, пропаганду целей Движения, вовлечение новых членов, осуществление различных актов саботажа. Большую работу по организа- ции «Движения 26 июля» на Кубе и за границей проводили Фидель Кастро, Рауль Кастро, Франк Паис, Армандо Харт, братья Амейхейрас, Селия Санчес, Вильма Эспин, Ньико Лопес, Пепито Тей, Педро Мирет, Лестер Родригес, Фаустино Перес и другие, а также уже упоминавшиеся Айдее Сантамария и Мельба Эрнандес. По решению Национального руководства «Движения 26 июля» прежде всего укреплялась организация Сантьяго-де-Куба. В 1956 г. она имела свои ячейки почти по всей провинции Орьенте (в Ольгине, Гуантанамо, Маяри, Мансанильо, Сан-Луисе, Пальма-Сорьяно, Викто- рии-де-лас-Тунасе, Санта-Рите, Контрамаэстре и сентрале «Борхита»). Каждая такая ячейка насчитывала 10—15 че- ловек. Центром борьбы против Батисты было решено оставить провинцию Орьенте, поэтому во второй половине 1956 г. Национальное руководство «Движения 2'6 июля» переехало из Гаваны в Сантьяго-де-Куба. В то время как на Кубе велась интенсивная работа по укреплению «Движения 26 июля», Ф. Кастро руководил в Мексике подготовкой к развертыванию вооруженной борьбы против Батисты. Народно-социалистическая партия и «Революционный директорат» Кроме «Движения 26 июля», подлинно революционные силы кубинского общества представляли Народно-социали- стическая партия и «Революционный директорат», объеди- нявший в основном патриотически настроенное гаванское студенчество. Кубинские коммунисты, отдавая дань мужеству молодых патриотов, в целом отрицательно отнеслись к попытке «Молодежи столетия» захватить казарму Монкада, считая эту акцию недостаточно подготовленной, похожей на мел- кобуржуазный путч90. Выступая на VIII Национальном съезде Народно-социалистической партии в августе 1960 г., 90 «Fundamentos», 1954, N 138, р. 111. 54
Генеральный секретарь НСП Глас Рока отмечал, чтд «напавшие на казарму Монкаду вели себя геройски, совер- шили чудеса храбрости, но их путь не казался нам самым подходящим» 91. Но несогласие с формой борьбы, избранной Ф. Кастро1 и его товарищами, отнюдь не значило (как это пытаются представить Д. Джеймс и Т. Дрейпер) полной недооценки: того революционного потенциала, который был заложен в политической деятельности молодежного крыла партии: «ортодоксов». Еще в начале 1949 г., анализируя изданную' молодежным отделом Партии кубинского народа («орто- доксы») брошюру «Идеологическое и политическое мышле- ние кубинской молодежи», один из руководителей НСП, Карлос Рафаэль Родригес, отмечал антиимпериалистиче- скую направленность борьбы молодых «ортодоксов» и влияние марксистско-ленинской теории на формирование их мировоззрения92. «В партии «ортодоксов»,— писал в 1950 г. орган НСП журнал «Фундаментос»,— вне всякого сомнения, имеются люди, страстно желающие националь- ного освобождения от рабского ига американского импе- риализма» 93. Среди них • в первую очередь назывались представители радикально настроенной молодежи. Несмотря на очевидные разногласия в вопросах тактики, Монкада не стала водоразделом между коммунистами и «Поколением столетия». Было очевидно, что эти разногла- сия носят временный характер, что конечные цели, кото- рые ставили перед собой революционеры обеих организа- ций, неминуемо сблизят их и объединят в борьбе за демо- кратию и национальное освобождение. В штурме Монкады принимал участие и погиб коммунист Фернандо Ченард Пинья, а при штурме казармы л Баямо погиб коммунист Лусиано Гонсалес Камехо. В событиях 26 июля правительство обвинило прежде всего коммунистов. Большая группа руководящих деяте- лей НСП, прибывших в Сантьяго на заседания Националь- ной ассамблеи Народно-социалистической партии (наме- ченной на 24 июля 1953 г.), были арестованы. Коммунисты 01 VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы. М., 1961, с. 199. 92 См. Rodriguez С. R. El pensamiento de la juventud ortodoxa.— «Fundamentos», 1949, N 83. 93 «Fundamentos», 1950, N 98, p. 494. 55
оказались в одном бараке й в одних камерах с участни- ками штурма. В застенках коммунисты и «монкадисты», среди которых были Р. Кастро, Р. Вальдес, X. Монтане и другие (всего 26 человек) 94, относились друг к другу с ис- тинно братским вниманием, это было подлинное содружест- во товарищей по борьбе. Раненым участникам штурма Мон- кады Рейнальдо Бенитесу и Сиро Редондо в труднейших условиях тюремной камеры оказал медицинскую помощь один из руководителей коммунистов города Ольгина, врач по профессии, Антонио Морено Луна. Коммунисты принимали активное участие и в «обще- ственной» жизни узников Монкады. «Однажды,— вспо- минает А. Морено Луна,— Рауль сказал мне: «Морено, я думаю, что надо использовать это время для проведения занятий по истории и политике... Мы можем сделать ана- лиз темы «Штурм Монкады»... Я предложил, чтобы исто- рический аспект проблемы осветил доктор Гарсия Гальо, профессор университета, а я дал бы ее марксистскую ин- терпретацию. Мы провели несколько собраний. Собирались в шесть часов вечера в углу камеры и обсуждали различ- ные темы... На одном из таких собраний мы анализировали речь Марти, в которой он произнес фразу: «Единство — вот главное слово» 95. После военного переворота Народно-социалистическая партия действовала в сложнейших условиях подполья. «В нашей стране,— говорил Ф. Кастро,— коммунистов же- стоко преследовали, они находились на положении христи- ан в катакомбах Рима. Если человек был коммунистом, он не мог найти работу, ему не давали паспорт, он не имел никаких возможностей. Коммунистов преследовали, пос- тоянно травили, особенно в эпоху маккартизма»96. В 1954 г. по сравнению с 1950 г. число членов партии сократилось на 5031 человека и составляло 13 191. В стране действова- ли 1712 партийных комитетов, на 531 меньше, чем в 1950 г.97 Эти потери анализировались на пленарном засе- дании Национального комитета НСП 6 апреля 1954 г. Главными причинами сокращения рядов партии были признаны следующие. 94 «Bohemia», 1973, N 51, р. 6. 95 «Bohemia», 1973, N 41, р. 10. 96 Кастро Ф. Сила революции — в е.7 чстве, с. 35. 97 «Fundamentos», 1954, N 138, р. 158. 56
1. В этот период происходила чистка партии от оппор- тунистов и вражеских агентов (особенно в провинциях Камагуэй и Матансас). 2. Террор, репрессии и преследования коммунистов. 3. Слабости в организационной работе. 4. Недостаточная работа среди кубинского пролетариа- та. 5. Просчеты в воспитательной и пропагандистской ра- боте внутри партии. 6. Недостаточно эффективный подход к проблеме роста рядов партии". С ноября 1954 г. до 1956 г. основным лозунгом НСП бы- ло избавление от диктаторского режима посредством сво- бодных выборов, которые привели бы к победе правитель- ства Национально-демократического фронта. При этом необходимо отметить, что между лозунгом коммунистов и похожим на него лозунгом буржуазной оппозиции сущест- вовала принципиальная разница. Если НСП стремилась на этих выборах к победе Национально-демократического фронта, в котором решающую роль должен был играть рабочий класс, то ставка буржуазных лидеров делалась прежде всего на блок крупной буржуазии и латифундис- тов; если Национально-демократический фронт должен был после своей победы провести коренной переворот в социально-экономических отношениях Кубы, то буржуаз- ная оппозиция стремилась только к захвату власти. Народно-социалистическая партия взяла на вооружение лозунг свободных выборов прежде всего потому, что он был популярен среди широких масс кубинского народа. Этот лозунг возник сразу же после избирательного фарса 1954 г. Коммунисты требовали аннулировать результаты этих сфабрикованных выборов и заменить их новыми все- общими выборами. Цель этого лозунга состояла в объеди- нении и мобилизации масс на борьбу против Батисты. Интересно отметить, что идея выборов содержалась и в «Первом Манифесте 26 июля народу Кубы»: «Единствен- но честное, логичное и справедливое решение, единственно возможное гражданское решение, которое мы могли бы принять, — это немедленные всеобщие выборы без Бати- сты» ". 98 Ibid., р. 160—161. 99 «Pensamiento critico», 1968, N 21, р. 213. §7
Лозунг всеобщих свободных выборов с перспективой победы Национально-демократического фронта был бли- зок и понятен широким трудящимся массам, но скоро стало очевидно, что в условиях военно-полицейского ре- жима его невозможно осуществить. Поэтому в конце июня 1956 г. НСП сняла свой прежний лозунг. Тактической формой борьбы кубинских коммунистов стала «мобилиза- ция масс с перспективой нового 12 августа». Теперь вся борьба коммунистов сводилась к созданию такого же мощ- ного народного движения, которое в августе 1933 г. привело к падению диктатуры Мачадо. Хотя в июньском манифесте НСП говорилось, что диктатура Батисты будет свергнута «посредством прямого действия народа, подняв- шегося против тирании» 10°, коммунисты по-прежнему не- дооценивали вооруженную борьбу, как одну из главных форм низвержения диктатуры. «Партия,— подчеркивалось в резолюции VIII съезда НСП,— выдвинула правильную перспективу, что массо- вая борьба в условиях, созданных тиранией, перерастет в вооруженную борьбу или народное вооруженное восста- ние. Однако в течение длительного периода мы не принима- ли мер, не организовывали и не вооружали заблаговремен- но кадры для осуществления такой перспективы. В этом была наша ошибка» 100 101. Тем не менее деятельность коммунистов имела большое значение для победы Кубинской революции. НСП проде- лала огромнуто работу по объединению рабочего класса, играла большую роль в формировании революционного единства масс. Агитация и пропаганда, развернутые ком- мунистами, учитывая трудности подполья, поражают сво- ими масштабами. За годы борьбы против Батисты Народ- но-социалистическая партия выпустила свыше 9 млн. экземпляров различного рода пропагандистской литерату- ры 102. Активное участие в борьбе против военно-полицейского режима принимал «Революционный директорат». Федерация университетских студентов (ФУС) резко осудила военный переворот 1952 г. в своей «Декларации 100 «Fundamentos», 1956, N 147, р. 13. 101 VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы, с. 212. ‘°2 «Noticias de Ноу», 6.VIII 1959. 58
принципов» от 14 марта 1952 г. В ©том документе, в Цвет- ности, говорилось: «Необходимо уточнить отныне и навсег- да... Мы не защищаем интересы никакой политической партии и никакой группы. Мы защищаем Конститу- цию, народный суверенитет и гражданское достоин- ство» 103. Но это была не более чем декларация. Впоследствии Ф. Кастро отмечал, что большинство лидеров ФУС в нача- ле 50-х годов занимали антикоммунистические позиции, тем самым крайне затрудняя мобилизацию молодежи на борьбу с диктатурой 104. Антикоммунизм, честолюбивые устремления, нереши- тельность, ошибочные оценки реального положения в стра- не были характерны не только для руководителей студен- чества, но и для лидеров «Национального революционного движения» (НРД) и другой оппозиционной организации, известной под названием «Три А», куда также входила университетская молодежь. Необходимо вкратце остано- виться на истории этих организаций, служивших источни- ком пополнения рядов «Движения 26 июля». Двадцатого мая 1952 г. в Гаванском университете было основано «Национальное революционное движение» 105 * *. Одной из главных целей НРД было спасти от развала партию «ортодоксов». Кроме того, «Национальное револю- ционное движение» ставило перед собой задачу объеди- нить все революционные силы страны, задачу, безусловно, непосильную, так как его программа не отражала тех на- сущных нужд кубинского народа, которые требовали не- медленного разрешения. Идеологическое кредо этой организации лучше всего характеризует следующая выдержка из его программы: «В философии НРД начинает с утверждения духовных цен- ностей, отрицая тем самым материалистические концепции 103 13 documentos de la insurrection. La Habana, 1959, p. 7. 104 «Verde Olivo», 1964, N 14, p. 53. 105 Возглавлявший НРД Рафаэль Гарсия Барсенас, философ и пи- сатель, входил в «Революционный студенческий директорат» еще в 1930 г., участвовал в борьбе против диктатуры Мачадо. В 30—40-е годы был членом партии «аутентиков». В 1947 г. вместе с Э. Чйбасом принимал участие в организации партии «ортодоксов». После переворота 1952 г. работал преподавателем в военной школе. НРД состояло из студентов и учп.’ ;ихся сред- них школ. В него входили также несколько человек, боровших- ся вместе с Барсенасом против Мачадо. 59
Жизни. В экономике — выступает против коммунизма й стремится превзойти капитализм» 106. Используя связи с высшим командованием, которые Барсенас имел по службе, НРД намеревалось захватить «Колумбию», главную опору диктатора. Об этом стало известно гаванской полиции, и 5 апреля 1953 г. участники намечавшегося штурма были арестованы. Барсенас был осужден на два года, а возглавляемое им Движение фак- тически распалось. Наиболее стойкие и решительные его члены, в том числе Армандо Харт и Фаустино Перес, по- полнили ряды «Движения 26 июля». Большая группа студентов, среди них один из будущих лидеров «Революционного директората», Фауре Чомон, начинали борьбу с диктатурой в рядах буржуазной оп- позиционной организации «Три А», которую возглавлял министр иностранных дел и министр образования прави- тельства Прио Сокарраса Аурельянр Санчес Аранго. Эта организация, как и НРД, действовала только в пределах Гаваны. Руководство «Трех А» состояло главным образом из старых политиканов, выражавших интересы опреде- ленных кругов господствующих классов кубинского обще- ства. Широковещательные обещания Прио Сокарраса, патрона этой организации, покончить с Батистой до 1954 г. поначалу сделали ее довольно популярной, но, кроме де- магогии, лидеры «Трех А» не внесли ничего в борьбу про- тив диктатуры, поэтому к 1955 г. влияние «Трех А» замет- но упало, а численность резко сократилась. До осени 1955 г. студенты практически не имели своего боевого центра. После того как 30 ноября 1955 г. Федера- цию университетских студентов возглавил студент архи- тектурного факультета Гаванского университета Хосе Антонио Эчеверрия 1ОТ, истинный патриот и революционер, началась подготовка к созданию такого центра. Двадцать четвертого февраля 1956 г. в главной аудито- рии Гаванского университета был образован «Революци- онный директорат». До этого крупнейшая студенческая организация Гаваны называлась «Университетский дирек- торат». Он был основан еще X. А. Мельей в 1923 г. и на протяжении многих лет играл видную роль в политичес- 108 108 13 documentos de la insurrection, p. 11. 107 X. А. Эчеверрия родился 18 июля 1932 г. В 1950 г. поступил в Гаванский университет. 60
кой жизни страны. Но в начале 50-х годов, когда студен- ческие лидеры взяли антикоммунистический уклон, руководимый ими «Университетский директорат» стал по существу организацией, проповедовавшей реформизм и пассивное сопротивление. Двадцать четвертого февраля Директорат как бы пере- жил свое второе рождение, снова став подлинно револю- ционной организацией. Среди создателей этого боевого цен- тра гаванской молодежи были студенты X. А. Эчеверрия, Ф. Родригес и Ф. Чомюн, рабочие Р. Алдама и О. Бланко, преподаватель Р. Лоэчес, учащийся Д. Уэстбрук и др. В своей вступительной речи X. А. Эчеверрия, призвав к революционному братству «воинствующего студента, сильного рабочего, непокорную женщину, справедливого собственника, ненавидящего убийство солдата и всеми забытого крестьянина», сказал, что Федерация универси- тетских студентов через «Революционный директорат» будет вести борьбу против тирании за «установление революционного государства, которое удовлетворит край- нюю необходимость в свободе, мире и справедливости, испытываемую в этот горький час кубинским народом». Новая республика, по словам Эчеверрии, должна быть «суверенна в своих правах,, справедлива со своими детьми, честна по отношению к людям, которые ей служат, долж- на процветать и иметь прочную экономику» 108. У студентов еще не было четкой революционной про- граммы. Они были убеждены, что всеобщая ненависть к Батисте и его режиму требовала немедленного, решитель- ного шага, который бы вдохновил народные массы на борь- бу. Таким толчком к революционному энтузиазму народа они считали физическое уничтожение диктатора и его ближайших пособников. Отсюда и главный лозунг «Рево- люционного директората»—«наносить удар сверху». «Вна- чале,— вспоминал Ф. Чомон,— мы боролись почти ин- стинктивно, добиваясь самого лучшего и самого справед- ливого для нашего народа. Потом, в процессе революции, формировалось мировоззрение молодежи» 108 109. В сентябре 1956 г. руководители «Революционного ди- ректората» X. А. Эчеверрия, Ф. Чомон, Ф. Родригес и Д. Уэстбрук встретились в Мексике с Ф. Кастро. Обсудив 108 13 documentos de la insurrection, p. 34. 109 «Verde Olivo», 1964, N 13, p. 56. 61
в течение Четырех дней политическую обстановку на Кубе, они подписали соглашение о совместной борьбе против диктатуры. «Мы считаем благоприятными социальные и политические условия, сложившиеся в стране, а револю- ционные приготовления достаточно успешными,— говори- лось в «Пакто де Мехико»,— чтобы обещать народу его освобождение в 1956 г. Восстание, увенчанное всеобщей забастовкой, будет непобедимо» 110. Избранная в Мексике тактическая линия борьбы (вооруженное восстание — всеобщая забастовка) стала главной, определяющей раз- витие кубинского революционного процесса. Но в то же время «Революционный директорат» не от- казывался и от своей первоначально избранной линии борьбы — «нанесения удара сверху», напоминавшей ме- тоды низвержения правительства, применявшиеся рус- скими народовольцами. В конце 1956 г. вооруженные группы студентов провели целую серию покушений на главарей батистовских репрес- сивных органов и на адъютанта диктатора, полковника «Селито» Табернилью. 30 декабря 1956 г. командам «Ре- волюционного директората» удалось осуществить побег не- скольких политических заключенных из тюрьмы «Эль Принсипе». Этот успех руководство Директората рассмат- ривало как репетицию будущего нападения на президент- ский дворец. Подготовка экспедиции «Гранмы» В 1956 г. Ф. Кастро уже руководил значительно более крупной, чем в 1953 г., революционной организацией, груп- пы которой действовали по всей стране и за границей. Боевой опыт, приобретенный Ф. Кастро и его товарищами при штурме Монкады, был использован в процессе под- готовки новых боевых отрядов. «Казарма Монкада не была взята,— говорил Ф. Кастро в день десятой годовщины штурма,— непредвиденные обстоятельства привели к не- удаче попытку захватить ее. Это могло нанести тяжелый удар нам, нашей убежденности, нашей вере в правиль- ность пути. Это, возможно, могло укрепить точку зрения тех, кто утверждал, что бороться против армии Батисты 110 13 documentos de la insurrection, p. 37. 62
невозможно; могло усилить позиции политиканов, пропо- ведовавших политику соглашательства на выборах, кото- рые никогда и ничего не приносили народу. Тем не менее наша вера в правильность избранного нами пути осталась твердой, непоколебимой. И мы, имея уже некоторый опыт, проведя более тщательную подготовку, вновь начали борь- бу» ш. Вместе с Ф. Кастро эмигрировали оставшиеся в живых участники штурма Монкады. Они и часть кубинских по- литических эмигрантов в Мексике образовали отряд, чис- ленность которого превышала 100 человек. Обучал их ис- кусству ведения партизанской войны полковник испанской Республиканской армии Альберто Байо111 112 113, который так рассказывал о своем первом знакомстве с Фиделем Кастро: «Кастро пришел ко мне домой в Мехико и попросил, что- бы я уделил три из моих немногих часов отдыха обучению его товарищей технике партизанской войны. Я ответил, что он может рассчитывать на меня все 24 часа начиная с завтрашнего дня. Оставив все свои дела в Мехико, я на- чал посещать дома-лагеря, где жили революционеры, подчинявшиеся строгой дисциплине» нз. Тренировки начинались в 5—6 часов утра в местах, ландшафт которых был схож с кубинским. Они включали длительные пешие переходы, дзй)-до, греблю, стрельбу из винтовок и пистолетов. Последнее упражнение чаще все- го отрабатывалось «па охоте», которой очень увлека- лись будущие партизаны. В процессе боевой подготовки большое внимание уделялось штабной работе, ведению уличных боев в городах, изготовлению и применению ди- намитных бомб. На «выпускных экзаменах» лучшим ока- зался молодой аргентинский врач Эрнесто Че Гевара 114, встретившийся с Ф. Кастро в июле 1955 г. и с тех пор связавший свою судьбу с Кубинской революцией. Первая же встреча с Фиделем произвела огромное впечатление на Че Гевару. Они беседовали около 10 часов, с восьми вече- 111 Veintiseis. La Habana, 1970, р. 17—18. 112 А. Байо родился на Кубе в 1892 г. Вскоре его родители пере- ехали на свою родину, в Испанию, где он жил вплоть до пора- жения Республики в гражданской войне 1936—1939 гг. А. Байо был одним из руководителей партизанского движения в Рес- публиканской армии. 113 «Bohemia», 1959, N 3, р. 171. /Н Подробнее см.: Лаврецкий И. Эрнесто Че Гевара. М-, 1973, 63
ра до следующего утра. Рассказывая об этой встрече Ильде Гадеа, Че, восторженно отозвавшись о Фиделе Ка- стро, сказал: «Только такому человеку, как он, я готов помогать во всем» 115 *. Вопрос о мировоззрении членов отряда, созданного под руководством Ф. Кастро в Мексике, представляет большой научный интерес, ведь Монкада, Мексика, Сьерра-Маэ- стра — важнейшие этапы формирования основного ядра «Движения 26 июля», того ядра, которое в процессе рево- люции проделало путь от революционно-демократического движения до научного социализма. Необходимо отметить, что в целях создания широкого фронта руководство Движением не стремилось в этот пери- од к какой-либо идеологической унификации своих членов. Вспоминая об аналогичном периоде собирания револю- ционных сил, предшествовавшем первой русской револю- ции, выдающийся советский историк М. Н. Покровский писал в 1930 г.: «25 лет назад все, что было подлинно и искренне революционного, стремилось в нашу партию. В нее бурным потоком вливались элементы, не знавшие первой буквы азбуки марксизма. И Ленин не боялся это- го наводнения» 11в. Стремление к аккумуляции новых сил в России, к расширению состава «всевозможных партий- ных и примыкающих к партии организаций» было направ- лено на то, чтобы, по словам В. И. Ленина, «хоть сколько- нибудь идти в ногу с возросшим во сто раз потоком народ- ной революционной энергии» 117. Растущая революционная инициатива широких масс кубинского народа, всеобщее недовольство военно-полицей- ским режимом привели к временному сближению пред- ставителей различных классов, объединившихся в «Движе- нии 26 июля», ставшем основой общедемократического национального фронта, ряды которого были открыты для всех социальных сил кубинского общества, от безработных до капиталистов. По своей политической подготовке «мек- сиканцев» можно разделить на несколько групп. Некоторые из них стремились только к захвату власти любыми средствами, включая и новый государственный переворот. Че Гевара вспоминал об одном из таких борцов 115 Gadea Hilda. Che Guevara. Anos decisivos. Mexico, 1972, p. 126. 118 Покровский M. H. Избранные произведения. M., 1967, т. 4, с. 213. V7 Денцн В. И. Поли. собр. соч., т. 9, с. 302.
Эрнесто Че Гевара против диктатуры, оказавшемся в Мексике. Во время под- готовки вооруженной экспедиции на Кубу он говорил Ге- варе: «Все очень просто. Мы должны совершить государ- ственный переворот. Батиста совершил переворот и захва- тил власть. Надо сделать еще один и лишить его этой власти... Батиста предоставил американцам сто концессий, мы им предоставим сто одну». «К счастью для нас,— пи- сал Э. Че Гевара,— он и те, кто поддерживал эту точку зрения, покинули наше революционное движение и избра- ли другой путь» 118. Среди тех, кто готовился в Мексике к партизанской вой- не, было несколько человек, на которых марксистско- ленинская литература уже оказывала большое влияние. Участник тех событий, ныне член ЦК Коммунистической партии Кубы Фаустино Перес, писал, что в тот период «Че, Рауль, Фидель и Ньико Лопес (он погиб в первые дни после высадки десанта «Гранмы».— Е. Л.) были знакомы с марксистской литературой» 11в, и отмечал, что именно они выделялись своей политической подготовкой. 1,8 «Humanismo», 1959, N 53-54. р. 347. 1,9 «Pensamiento critico», 1969, N 31, р. 83. 3 К- А. Ларин 65
По свидетельству Ильды Гадеа, уже тогда Че Гевара «выражал чувства глубокой симпатии к достижениям со- ветской революции» и проявлял большой интерес к рабо- там классиков марксизма-ленинизма. «Мы вместе чита- ли,— вспоминает она,— ...«Что делать?», «Империализм, как высшая стадия капитализма», «Манифест Коммуни- стической партии», «Анти-Дюринг», «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «Развитие социализма от утопии к науке», «Капитал» 120. Большинство сподвижников Ф. Кастро были или слабо знакомы, или вовсе не знакомы с марксизмом. Эти люди постепенно превращались в горниле революции в созна- тельных революционеров. Говоря о тех, кто штурмовал Монкаду и начинал затем партизанскую войну, Ф. Кастро писал: «Наше мышление быстро эволюционировало в сторону радикальной революционности» 121. В буржуазной историографии весьма популярен и живуч тезис Жан Поля Сартра: «Кубинская революция показала ненужность всякой идеологии». В доказательство стихий- ности Кубинской революции ее лидеры изображаются людьми несказанно далекими от марксизма, абсолютно не- сведущими в вопросах теории революции. «Совершенно очевидно,— писал американский социолог Д. Лодж,— что «По ком звонит колокол» Э. Хемингуэя имел на Фиделя большее влияние, чем Маркс и Ленин» 122. Выше уже отмечалось, что на формирование мировоз- зрения Ф. Кастро оказывали влияние не только жизнь, борьба и революционное наследие X. Марти, но и труды классиков марксизма-ленинизма, идеи которых, по свиде- тельству Ф. Кастро, нашли свое применение в Кубинской революции. «...В Университете,— отмечал Ф. Кастро в своей речи 1 декабря 1961 г.,— мы начали впервые знако- миться с «Манифестом Коммунистической партии», с про- изведениями Маркса, Энгельса, Ленина. Это определило наше развитие. И я могу сказать, признаться честно, что многое из того, что мы. совершили в ходе революции, от- нюдь не было изобретено нами» 12Э. 120 Gadea Hilda. Op. cit., p. 29, 36. 121 «Verde Olivo», 1962, N 4, p. 48. 122 Lodge G. C. Engines de Change. United States Interests and Revo- lution in Latin America. New York, 1970, p. 242. 123 Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963, с. 455. 66
Анализ обоих манифестов 1955 года показывает, что с самого начала руководство «Движения 26 июля» стреми- лось не только к восстановлению демократии на Кубе, но и к глубоким социально-экономическим преобразованиям. В Мексике жизнь кубинских революционеров проходила в трудных условиях. Остро ощущалось безденежье. Доста- точно сказать, что прибывшие первыми в Мехико Ф. Ка- стро, Р. Кастро, X. Монтане и X. Мануэль Маркес рас- полагали всего лишь 850 долл.124 С этими незначительны- ми средствами они начали организацию вооруженного отряда. Не прекращались слежка батистовских агентов, притеснения и провокации мексиканской полиции. В июне 1956 г. были арестованы 20 кубинских патриотов и среди них Фидель Кастро, Че Гевара, Универсо Санчес, Хуан Альмейда, Сиро Редондо и др. Предлог для ареста — не- достаточно четко оформленные документы. Ф. Кастро за- явил решительный протест, революционеры объявили го- лодовку. В их защиту выступил экс-президент Мексики Ласаро Карденас. Основная группа была освобождена через несколько дней. Только Че Гевара и Каликсто Гар- сия под различными предлогами содержались под стражей в течение двух месяцев, пока, наконец, Ф. Кастро не уда- лось под большой залог вызволить их из заточения. Однако на этом злоключения патриотов не кончились. Через некоторое время был арестован Педро Мирет и конфискована хранившаяся у него часть оружия. Положе- ние все более осложнялось. Сохранение оружия стало главной заботой Ф. Кастро. В создавшейся ситуации осо- бая миссия была возложена на одного из сторонников Фиделя, Рене Бедиа. Он прибыл в Мексику 13 августа 1956 г., снял роскошные апартаменты и всецело окунулся в светскую жизнь. Руководство «Движения 26 июля» создало все условия для «преуспевающего молодого щего- ля». Патриотам было запрещено поддерживать с ним ка- кие-либо контакты. Бедиа оказался вне подозрений поли- ции и батистовских агентов. Успешное осуществление это- го замысла Ф. Кастро сыграло большую роль в подготовке вооруженной экспедиции, ибо на квартире Р. Бедиа хра- нилась большая часть оружия, предназначенного для этой цели. -24 «Verde Olivo», 1966, N 49, р. 21. 67 3*
В августе и октябре 1956 г. в Мексику приезжал Франк Паис, встречавшийся с Ф. Кастро. Во время этих встреч детально обсуждался план синхронного удара по диктату- ре боевых команд «Движения 2о июля» Сантьяго-де-Куоа и отряда Ф. Кастро, который должен был прибыть из Мексики. Несмотря на трудности подготовки вооруженной экспе- диции, Ф. Кастро во всеуслышание заявил: «В 19э6 г. мы будем свободными или принесем себя в жертву». На Кубе это заявление лидера революции было опубликовано 26 августа 1956 г. в его статье «Письмо о Трухильо». «Всех удивила,— писал один из первых биографов Фиде- ля, X. В. Морехон,— твердость, с которой автор (Ф. Ка- стро.— Е. Л.) извещал о начале революции в точно назна- ченный и прежде всего столь близкий срок. Наиболее оптимистически настроенные министры подняли на смех это заявление, большинство оппозиционеров хранили молчание, но в глубине души тоже не верили в осуще- ствление подобного плана» 12э. Заявление Ф. Кастро вызвало недовольство и А. Байо, считавшего, что по стратегическим соображениям дату военной операции надо было держать в строжайшем сек- рете, но Ф. Кастро и его ближайшие соратники были твер- до убеждены в правильности избранного пути. «Это заяв- ление,— говорил Фидель во время своего визита в Чили в 1971 г.,— имело целью показать кубинской нации нашу готовность к борьбе и нашу уверенность в том, что эта борьба не замедлит развернуться вновь. Многие кубинцы — не из нашей организации, наши люди отлично понимали смысл этого лозунга —.спрашивали, почему мы выступили с обязательством высадиться на Кубе в столь определенный срок. Дело в том, что в результате поражений и обмана со стороны традиционных политических деятелей у мно- гих людей в нашей стране стало расти чувство разочаро- вания. Кроме того, некоторые корыстные силы стремились путем политических маневров добиться политической сделки с тиранией Батисты и погасить в народе веру в революционную борьбу. Такая обстановка и заставила нас выдвинуть упомянутый лозунг» 125 126. В конце ноября 1956 г. отряд Ф. Кастро заканчивал по- 125 Morejon G. R. Op. cit., р. 122—123. 126 Кастро Ф. Сила революции — в единстве, с. 248. 68
СлеДнйе приготовления. За 15 тыс. долл, была куплена небольшая прогулочная яхта «Гранма», рассчитанная всего лишь на девять человек127. Двадцать четвертого ноября из трех городов Мексики (Мехико, Веракрус и Сьюдад-Виктория) в мексиканский порт Тукспан прибыли 82 участника десанта «Гранмы», 20 из них участвовали в штурме Монкады (Ф. Кастро, Р. Кастро, Р. Вальдес, X. Альмейда, Р. Бедна, Р. Бенитес; К. Гарсия, X. Монтане, Ньико Лопес, Сиро Редондо, X. Диас, А. Местре, А. Дарио Лопес, Ф. Гонсалес и др.). Кроме Э. Че Гевары, в состав экспедиции входили еще четыре иностранца: итальянец, мексиканец, гватемалец и доминиканец. После победы революции полковник А. Байо вспоминал, что он более двух недель сидел на диете, что- бы согнать лишний вес и отправиться вместе с Ф. Кастро, но размеры яхты были столь ограниченны, что он с сожа- лением уступил место более молодому повстанцу 128. Двадцать пятого ноября «Гранма» начала свое истори- ческое плавание. В ту ночь в Мексиканском заливе силь- но штормило (6,5 балла). Ненастная погода, испугавшая местных рыбаков, была на руку кубинским революционе- рам, которые незамеченными взяли курс к берегам своей родины. Принимали ли во внимание тогда патриоты возможность неудачного исхода этой экспедиции? Да, принимали. «Когда мы отплыли на «Гранме»,— вспоминал Ф. Каст- ро,— мы припрятали в Мехико 15 винтовок. В случае по- ражения мы вновь прилетели бы на самолете и с этим оружием начали бы борьбу в Сьерре» 129. Революционная стратегия Ф. Кастро зиждилась на вере в свой народ, в его огромные революционные возможности. Монкада и «Гранма»—звенья одной цепи, этапы единого революционного процесса. Одним из главных тезисов Мон- кады был тезис о том, что в стране с подобными социаль- но-политическими условиями, как на Кубе в период дикта- туры, можно уничтожить традиционный военный инсти- тут посредством вооруженной борьбы. «Гранма» — это продолжение и развитие Монкады,— говорил Ф. Кастро.— Не важно, что членов экспедиции было меньше, чем 127 «Bohemia», 1957, N 6, р. 63. 128 «Bohemia», 1959, N 3, р. 171—172. 129 «Politica», 1967, N 176-177, р. 33—34. 69
штурмовавших Монкаду. После штурма был важен не только количественный, но и качественный рост» 130. Большой исторической заслугой Фиделя Кастро являет- ся точное определение исходного момента начала воору- женной борьбы на основе тщательного анализа сложившей- ся обстановки на Кубе. Анализируя возможности для на- чала революции в странах с различным уровнем развития капитализма, В. И. Ленин писал: «...отсталая страна мо- жет легко начать, потому что гнил се противник, потому что неоргапизована ее буржуазия...» 1л. Эта ленинская мысль вполне применима и к Кубе, буржуазия которой, лишенная прочной экономической базы для своего полити- ческого господства, переживала в 40—50-е годы период глубокого кризиса. Военный переворот 1952 г. еще более усилил развал буржуазных партий, окончательно подо- рвал их политическое влияние в стране, привел к расколу кубинской буржуазии как класса. Больше того, часть национальной буржуазии оказалась заинтересованной в свержении диктатуры Батисты и стала временным попут- чиком революции. Необходимость решения общедемократических задач на первом этапе революции способствовала объединению раз- личных социальных сил кубинского общества. Этому временному союзу способствовала и другая спе- цифическая особенность кубинского революционного про- цесса — совпадение аграрных и антиимпериалистических задач революции. Все это, как показал дальнейший ход событий, было учтено Ф. Кастро при создании общенациональной органи- зации «Движение 26 июля». На Кубе наиболее отчетливо проявилось одно из глав- ных положений ленинского определения революционной ситуации, заключающегося в том, что «низы не хотели», а «верхи не могли» уже жить по-старому 132. Попрание всех демократических свобод па острове в период диктатуры Батисты, разгул террора вызвали по- всеместное возмущение; с каждым днем антидйктаторские выступления становились все более массовыми и реши- тельными, особенно в 1955—1956 гг. Это революционное 1з° «Verde Olivo», 1966, N 49, р. 21. 131 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 252. 132 См. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 26, с. 218. 70
возбуждение народа как раз и было своевременно исполь- зовано авангардной группой Ф. Кастро. «Активность революционного авангарда и даже вооруженные выступ- ления,— пишет советский философ Ю. А. Красин,— это тоже один из рычагов воздействия на обстановку. Надо иметь в виду, что назревание революционной ситуации происходит в разных формах. Она может назревать под- спудно, не проявляясь открыто на поверхности политиче- ской жизпи, а затем возникнуть как бы сразу. Поводом для ее возникновения может послужить одно какое-либо событие, переполнившее чашу терпения. Она может нара- стать и накаляться постепенно, в течение длительного промежутка времени. В последнем случае авангардные силы способны повлиять на развитие революционной си- туации от низших форм к высшим. Пока она еще не сло- жилась полностью, но уже наметились черты политиче- ского брожения, активная деятельность политического авангарда, в том числе при благоприятных условиях и во- оруженная борьба, может ускорить назревание револю- ционной ситуации и ее перерастание в революцию. Имен- но это произошло в ходе Кубинской революции» 133. Ф. Кастро говорил в 1962 г.: «Ближайшими целями ре- волюции на ее первом этапе были свержение проимпе- риалистической военной диктатуры и установление такой формы правления, которая полностью соответствовала бы интересам народа и нации. Так что на первом этапе борьба велась за национальное освобождение и завоева- ние народом революционной власти» 134. Эти «ближайшие цели» Ф. Кастро и его сторонники связывали, как это было видно из анализа документов «Движения 26 июля», и с переворотом во всей социально-экономической структуре, что еще раз было подтверждено Ф. Кастро накануне от- плытия: «Мы направляемся на Кубу,— заявил он,— не для чисто политических перемен, а ради коренных пре- образований (курсив наш.— Е. Л.), которые гарантирова- ли бы каждому кубинцу нормальную работу, подлинную свободу и абсолютную независимость» 135. 133 Красин Ю. А. Диалектика революционного процесса. М., 1972, с. 110—111. 134 «Verde Olivo», 1962, N 4, р. 48. ’35 Gonzalez Peclrero Е. Op. cit., p. 118.
ГЛАВА ВТОРАЯ Сьерра-Маэстра: начало борьбы ☆ Регулярная армия — главный оплот Батисты Узнав о заявлении Ф. Кастро, что 1956 год обязательно станет началом вооруженной борьбы, диктатор с прису- щим ему апломбом изрек: «...это только даст возможность потренировать в стратегии и тактике вооруженные силы страны» *. А на устроенной им пресс-конференции Ба- тиста был еще более категоричен: «Организация, которую они имеют и которая нам хорошо известна, не только не может осуществить обещанные ими наступательные пла- ны псевдовоенного характера, но и даже не способна уст- роить сколько-нибудь серьезную засаду». В унисон с диктатором высказывался главный военный стратег правительственных войск, начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Ф. Табернилья: «Исключена всякая возможность высадки, объявленной Фиделем Кастро. С тех- нической точки зрения какая-либо перспектива высадки этих групп, состоящих из людей экзальтированных, не- дисциплинированных, лишенных военных знаний и средств ведения боя, не реальна»1 2. Уверенность Батисте и его приближенным придавала стоявшая за ними многотысячная армия, оснащенная американской техникой, выпестованная военной миссией США. Характеризуя регулярные армии капиталистиче- ских стран, В. И. Ленин отмечал: «Постоянное войско вез- де и во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага. Постоянное войско по- всюду стало орудием реакции, слугой капитала в борьбе 1 «Vision» (New York), 26.Х 1956, р. 12. з «Verde Olivo», 1970, N 48, p. 58. 7?
Против труда, палачом народной свободы» Именно так обстояло дело и на Кубе. Основные черты каждой армии определяются характе- ром государства, составной частью которого она являет- ся, и интересами тех классов, которые она защищает. С первых же дней своего существования кубинская регу- лярная армия воспитывалась в духе служения американ- ским монополиям и связанным с ними крупной кубинской буржуазии и латифундистам. Армия помогала Э. Мухалю проводить реакционную политику в профсоюзах, исполь- зовалась для подавления забастовок, участвовала в сго- не крестьян с занимаемых ими земель. Армия и полиция стали главными проводниками реакционной политики Ба- тисты после военного переворота 1952 г. На протяжении своей четвертьвековой политической карьеры Батиста опирался прежде всего на армию. За это время в стране сложилась до поры до времени преданная ему военная каста. Каждый свой приход к власти Батиста ознамено- вывал заигрыванием с вооруженными силами, сопрово- ждаемым жалкими подачками рядовым и обещаниями си- баритской жизни командному составу. Какими же силами располагала правительственная ар- мия Кубы по состоянию на 30 ноября 1956 г.? Сухопутные войска насчитывали 21 307 человек, в том числе командный состав — 7 генералов, 19 полковников, 47 подполковников и 124 майора. Военно-морской флот имел на вооружении 29 военных судов (из них 1 крейсер, 3 фрегата и 15 стброжевых ко- раблей) и 4 самолета новейшей по тому времени конст- рукции. Численность личного состава ВМФ — 5946 чело- век. Военно-воздушные силы располагали 78 самолетами (20 бомбардировщиков, 25 истребителей и 33 транспорт- ных самолета). В полиции служили 7655 человек, в морской полиции — 361. Весьма красноречива дислокация подразделений регу- лярной армии по провинциям страны: в Пинар-дель-Рио они располагались в 40 населенных пунктах, в Гаване — в 51, в провинции Матансас — в 30, в Лас-Вильясе — в 78, в Камагуэе — 46 и в Орьенте — в 84 городах и поселках. 3 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 113. 73
Именно восточные провинции страны вызывали наиболь- шие опасения диктатора. Бюджет министерства обороны Кубы на 1956—1957 гг. составлял 55 324 188 песо4. Но финансы кубинской воен- щины отнюдь не исчерпывались этим. США оказывали щедрую военную помощь своей креатуре, режиму Батис- ты. По мере накала политической обстановки в стране эта помощь все возрастала. В 1955 г. она 'составляла 69 млн. долл., в 1956 г.— 94 млн., в 1957 г.— 100 млн. долл.5 Казалось бы, у Батисты есть надежная опора, по, как и любой живой социальный организм, армия не может оставаться вечно тихой заводью. Ф. Энгельс писал: «...ког- да каждый здоровый мужчина проходит через ряды ар- мии, эта армия начинает все больше и больше отражать настроения и мысли народа; эта армия, главное орудие подавления, становится с каждым днем все менее надеж- ной» 6. В 1955—1956 гг. началось брожение и в кубинской армии. «Среди военных,— замечает кубинский исследова- тель Е. Инфанте,— росли признаки наметившегося рас- кола. Некоторые устраивали заговоры» 7. Подспудно зре- ло недовольство Батистой среди молодых офицеров и основной солдатской массы, что выразилось в первых кон- тактах ее представителей с «Движением 26 июля». Восстание в Сантьяго-де-Куба 30 ноября 1956 года Как уже отмечалось, не случайно провинция Орьенте была избрана Ф. Кастро центром борьбы против диктату- ры. Помимо упомянутых причин, этот выбор был пред- определен и другими факторами. В Сантьяго-де-Куба сло- жилась самая боевая и наиболее последовательная в ре- волюционной борьбе городская организация «Движения 26 июля» во главе с безгранично преданным делу револю- ции молодым (1934 года рождения) учителем Франком 4 Все данные о кубинской регулярной армии приведены на осно- вании архивных материалов, опубликованных Альфредо Рейесом Трехо в органе Кубинских вооруженных революционных сил, журнале «Verde Olivo» (1968, N 50, р. 19—23). 5 «The Department of State», Bulletin N 1099, 1960, July 18, p. 100. 6 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 187. 7 «Verde Olivo», 1966, N 47, р. 8. 74
Паисом. К тому же провинция Орьеите прочно занимала первое место в стране по числу полностью безработных, которые могли стать потенциальным резервом революции. Согласно отчету Национального совета экономики Кубы, с апреля 1956 по апрель 1957 г. в Орьенте насчитыва- лось 108 тыс. полностью безработных, в то время как в про- винции Лас-Вильяс эта цифра составляла 83 тыс., в про- винции Гавана—78 тыс., в Камагуэй—43 тыс., Матан- сас—32 тыс. и Пинар-дель-Рио—17 тыс.3 Характерно, что кривая безработицы в этот период полностью совпала и с кривой революционной активности народных масс. Восстанию в Сантьяго-де-Куба, которое планировалось как операция по отвлечению батистовских войск от места высадки «Гранмы», предшествовала большая подготови- тельная работа, в основном пропагандистского характера, как в городе, так и по всей провинции. По свидетельству участника тех событий, впоследствии капитана Повстан- ческой армии Карлоса Чайна, недостаток оружия и боепри- пасов не позволил организации «Движения 26 июля» Сантьяго-де-Куба уделить должное внимание боевой под- готовке, но, хотя масштаб ее был невелик, команды «Дви- жения 26 июля» использовали каждую возможность для отработки вопросов тактики уличной борьбы и планов зах- вата ключевых пунктов города: почты, железнодорожного вокзала, радиостанции и др.8 9 В середине ноября в Сантьяго-де-Куба состоялось сове- щание руководителей групп «Движения 26 июля», готовив- шихся к восстанию. «Момент, который мы все ожидаем, приближается,— сказал Франк Паис.— Фидель сдержит свое слово и высадится на Кубе в этом году. На совещании в Мексике анализировалась обстановка и возможность, по нашей просьбе, отложить начало борьбы для того, чтобы собрать минимум необходимых сил, но Фидель счел необ- ходимым воспользоваться подъемом революционной борь- бы в этом году, ибо отсрочка начала борьбы может приве- сти к потере этого состояния возбуждения...» 10 План восстания, принятый на совещании в Сантьяго-де- Куба, предусматривал: 1. Блокирование и захват казармы Монкада. 8 «Diario de la Marina», 7.II 1958. 9 «Verde Olivo», 1968, N 48, p. 24. 10 «Verde Olivo», 1966, N 47, p. 9. 75
2. Установление контроля над всем городом с подавле- нием сопротивления полицейских сил города и морской по- лиции. 3. Захват аэропорта «Антонио Масео». 4. Освобождение политических заключенных из тюрьмы Бониато. 5. Установление контактов с военными моряками, нахо- дившимися в Сантьяго, с целью их нейтрализации или при- влечения на сторону восставших. 6. Захват основных центров бытового обслуживания и радиостанции, призыв народа ко всеобщей забастовке и участию в восстании. 7. Вооружение захваченным оружием всех участников восстания. 8. Превращение города в центр восстания всей провин- ции и затем захват других населенных пунктов Орьенте Весьма своеобразно определялась дата восстания. По всем выкладкам, морской путь от Мексики до Кубы зани- мал не более пяти суток, поэтому было решено начинать восстание на пятый день после отплытия «Гранмы» из Мексики. «Мы должны иметь все наготове,—говорил Ф. Паис,— и, как только узнаем о высадке Фиделя, при- ступим к действию» 11 12 *. Вопрос, когда начинать, долго и го- рячо обсуждался. Многие участники совещания предлага- ли вступать в борьбу, не дожидаясь известия о высадке Фиделя, мотивируя это тем, что в любом случае армия узнает о ней раньше и успеет принять все надлежащие меры, а патриоты могут опоздать с оказанием десанту «Гранмы» действенной помощи. В 1959 г. Ф. Кастро гово- рил по этому поводу: «Инструкция состояла в том, чтобы дождаться нашего прибытия, но, несмотря на это, нетер- пение и порыв товарищей из Сантьяго привели к прежде- временному началу восстания» 1S. Большим успехом руководства «Движения 26 июля» Сантьяго-де-Куба следует считать переговоры с командо- ванием стоявшего на якоре в местном порту военного фре- гата «Антонио Масео». Капитан фрегата обещал поддер- жать восставших в случае их успеха. Если же патриоты будут терпеть поражение, то судно останется нейтральным 11 «Verde Olivo», 1968, N 49, р. 22. 12 «Verde Olivo», 1966, N 47, p. 9. «Verde Olivo», 1968, N 49, p. 22. 76
й не вступит в бой против команд «Движения 26 июля». Двадцать седьмого ноября Ф. Паис получил зашифро- ванную телеграмму из Мексики, сообщавшую факт и дату отплытия «Гранмы» Двадцать восьмого — двадцать девятого ноября в Сан- тьяго-де-Куба состоялось совещание руководителей про- винциальных организаций «Движения 26 июля», на кото- ром было решено отметить по всей стране высадку экспе- дипии «Гранмы» актами саботажа и диверсиями. Двадцать восьмого ноября участники боевых команд Ф. Паиса (более 300 человек) на своем собрании читали обращение Эрнста Тельмана к восставшим против нациз- ма патриотам Гамбурга. Присутствовавший на собрании Тапа ДЬмитрус, близкий друг и помощник Ф. Пайса, впо- следствии капитан Повстанческой армии, писал: «Мы слу- шали с большим возбуждением. Эпизоды того историческо- го события подсказали нам, каким образом мы должны бу- дем действовать в бою через два дня» Двадцать девятого ноября было отпечатано 10 тыс. листо- вок «Будем свободными или принесем себя в жертву», которые не успели распространить. Листовки вместе с ми- меографом были захвачены полицией|в. Ранним утром 30 ноября Сантьяго-де-Куба разбудили выстрелы. Вооруженные команды «Движения 26 июля» атаковали полицейские участки города. Внезапность напа- дения поначалу сделала патриотов хозяевами положения, но силы были слишком неравны, ведь в активе повстанцев имелось всего лишь 56 винтовок и пистолетов, 1 пулемёт и 1 миномет17. В 11 часов утра Ф. Паис вынужден был дать приказ об отступлении. В это время «Гранма» находилась в заливе Гуаканаябо, в тпех днях пути от намеченного места высадки. «Я видел, как переживал Фидель, слушая радио в полдень 30 нояб- ря.— писал Ф. Перес.— Он узнал о революционном взрыве в Сантьяго и был сильно озабочен. Раздосадованный, он сказал мне: «Как я хотел бы сейчас обладать способностью летать» 18. ’* «Bohemia», 1959, N 49, р. 48. 15 «Verde Olivo», 1963, N 31, р. 9. i6 «Verde Olivo», 1968, N 49, p. 23. 17 Tbidem. 18 La Sierra у el llano. La Habana, 1961, p. 75.
Восстание в Сантьяго 30 ноября 1956 г. не было единич- ным актом, направленным против военно-полицейского режима. Вооруженные выступления имели место в тот день в сентралях «Эрмита» и «Чапарра», саботаж — на же- лезнодорожных станциях Гуантанамо, Хобадо, Ховелья- нос. По всей стране неоднократно прерывалась телефон- ная и телеграфная связь. Различного рода диверсионные акты были осуществлены членами «Движения 26 июля» в Санта-Кларе, Камагуэе и Сьенфуэгосе. В те дпи один из журналистов, характеризуя положение па Кубе, писал: «Власти сталкиваются с прямой и открыто выраженной враждебностью и саботажем. Они находятся как на оккупи- рованной территории, постоянно держа палец на курке» 19. «Родина или смерть!» Восстание в Сантьяго-де-Куба насторожило диктатора и командование армии. Из Гаваны в Орьенте были брошены новые подкрепления. 1 декабря, провожая эти войска, Ба- тиста еще раз подтвердил свой курс, направленный на продолжение преследований и убийств кубинских патрио- тов: «Нарушившие порядок,— сказал он,— не имеют ника- ких идеалов. Это наемники, террористы и предатели Ро- дины. Против пих правительство и вооруженные силы будут действовать без колебаний, со всей энергией» 20. Службы безопасности Кубы примерно с середины 1956 г. стали вести наблюдения за всеми иностранными судами, приближавшимися к кубинским берегам, было сделано исключение только военно-морскому флоту Соединенных Штатов Америки. Каждое судно, входившее в кубинские территориальные воды, тщательно обыскивалось, а по тем судам, которые отказывались подчиниться приказу, откры- вался предупредительный огонь, что привело к серьезным дипломатическим осложнениям, например с диктатором Трухильо, объявившим мобилизацию своих войск. На 15 сентября был составлен список 42 подозритель- ных судов, в котором «Грапма» еще не упоминалась. 5 ноября генштаб переслал береговой охране новый спи- сок, в нем ужо фигурировала и «Грапма». 19 «Verde Olivo», 1970, N 48, р. 12. 20 Ibid., р. 58. 78
Яхта «Гранма» Когда отряд Ф. Кастро отплыл из Мексики, батистов- ский шпион сообщил в Гавану: «Судно вышло сегодня из порта Мексики с достаточным количеством людей и ору- жия» 21. Военные стратеги диктатора ие знали главного — в ка- ком районе ожидать высадку. Наиболее подходящим местом они считали провинцию' Пинар-дель-Рио, кратчай- ший морской путь от Мексики до Кубы. Об этом же, в це- лях дезинформации, неоднократно заявляло и руководство «Движения 26 июля». Трудным и долгим было плавание повстанцев. «Озабо- ченность не покидала пас,—вспоминал Ф. Перес,— каж- дое судно на горизонте, каждый самолет в небе вызывали беспокойство. Голод и бессонные ночи ослабили нас. Мы воодушевлялись только тогда, когда рулевой, навер- 21 «Verde Olivo», 1966, N 48, р. 14. 79
пое, длй того, чтобы Подбодрить самого себя, повторяв: «Держим курс на Кубу»22. «Гранма» была сильно перегружена. Кроме 82 повстан- цев, на борту этой небольшой яхты находилось 2 противо- танковых пулемета, 55 винтовок типа «мендоса», 35 вин- товок с оптическим прицелом, 3 автомата «томпсон», пистолеты, боеприпасы и продовольствие23. Штормовая погода, небольшая скорость яхты (7,2 узла), перегрузка, неожиданное падение за борт помощника ка- питана яхты Роберто Роке, на поиски и спасение которого ушло несколько часов,— все это не позволило Ф. Кастро и его сторонникам пристать к берегам Кубы в намеченный срок. С 30 ноября поиски «Гранмы» начали патрули военно- воздушных и военно-морских сил Кубы. Об этом свиде- тельствует, в частности, одно из официальных донесений кубинского командования24. ТЕЛЕФОНОГРАММА Штаб ВВС, военный городок 30 ноября 1956 года. Генерал-адъютанту армии Докладываю, что катер 65 футов длиной, белого цвета, без назва- ния, под мексиканским флагом воздушным патрулированием над побережьем всего острова с 5.45 до 17.00 не обнаружен. Табернилья Пальмеро, полковник штаба ВВС «Гранма» передвигалась со скоростью черепахи,— вспо- минал Э. Че Гевара.— «Астматический» ход нашего судна делал невыносимыми последние часы пути»25. Согласно первоначальному плану, повстанцы должны были выса- диться в Никеро на рассвете 30 ноября, где их с машинам и группой в 100 человек должен был ожидать лидер к”'' стьянского движения провинции Орьенте Кресенсь рес. Овладев Никеро, они намеревались нап в Мансанильо, в Сантьяго-де-Куба в это время было начаться восстание. В случае успешного осущ~, _______ 22 La Sierra у el llano, р. 75. 1 ' ‘ 23 Thomas Н. Cuba. The Pursuit-of Freedom. New York/ • 1971, p. 899. 24 «Куба>>, 1970, № 8, c. 31. 25 «Куба», 1971, № 12, c. 15. 80
нйя йсех намеченных операций руководство «Движений 26 июля» ожидало волну революционного подъема в стра- не, которую должна была увенчать всеобщая забастовка2в. В связи с опозданием «Гранмы» этот план нуждался в су- щественных коррективах. В штабе батистовской армии уже знали от капитана ка- 1 ботажного судна, обнаружившего яхту на рассвете 2 де- кабря, о местонахождении «Гранмы»,, вынужденной про- извести высадку в незапланированном и неизвестном повстанцам районе, около устья реки Белик. Перед высадкой экспедисионариос27 исполнили нацио- нальный гимн, Фидель Кастро произнес короткую речь. Затем, разделившись на небольшие группы, они стали прыгать в воду. Впереди было большое, протяженностью 'около 2 км, болото с мангровыми зарослями. В некоторых местах люди утопали по грудь в грязной жиже. В довер- шение всего над зоной высадки появились самолеты ВВС Кубы. Но болото сослужило добрую службу — летчики так и не заметили отряд. «Заплетающейся походкой,— писал Э. Че Гевара,— мы ступили на твердую землю, являя собой армию теней, армию призраков, которая шла, под- чиняясь импульсу какого-то скрытого психического ме- ханизма» 28. В мемуарах диктатор лицемерно писал, что «группу Кастро можно было легко и быстро ликвидировать. Однако гуманные соображения, демократические колебания и просьбы части общественности не позволили сделать это»29. В действительности же, более 1 тыс. солдат бросил Батиста на уничтожение повстанцев30. Были перекрыты все дороги, вся окрестная зона беспорядочно, но интенсив- но обстреливалась летавшими на бреющем полете само- летами. Казалось, ничто живое не в состоянии выбраться и.^этого ада. Изнуренные, обессилевшие, повстанцы с большим тру- L г вигались к Сьерра-Маэстре, до которой оставалось «Утром 5 декабря,— писал Че Гевара,— не- мй$?^$огли сделать еще хотя бы один шаг. Люди были «Уо vine en el «Granma».— In: La Sierra у el llano, /Aa называют участников экспедиции «Гранмы». Olivo», 1967, N 42, p. 15. .sta F. Respuesta... Mexico, 1960, p. 291. 30 «Bohemia», 1956, N 52, p. 67. 8f
fi полуобморочном состоянии... Поэтому было решено устроить привал в редком лесочке, рядом с плантацией сахарного тростника» Место привала, известное среди кубинцев под названием Алегрия-дель-Пио, стало местом боевого крещения повстанческого отряда. Это произошло 5 декабря в 4 часа 15 минут дня. Экспедисионариос были застигнуты врасплох: одни из них спали, другие с помо- щью врачей Э. Че Гевары и Ф. Переса перевязывали рас- тертые и порезанные до крови ноги. «...Вдруг раздался выстрел,— вспоминал Э. Че Гевара,— за которым через несколько секунд на пашу группу из 82 человек обрушил- ся шквал пуль,— по крайней мере так показалось моему встревоженному воображению в момент этого боевого кре- щения» 31 32. Несмотря на критическое положение, в котором оказался отряд, потери повстанцев были сравнительно невелики: четверо убитых и несколько раненых 33 34. По сообщениям батистовского командования, в этом бою убит один солдат регулярной армии и двое ранено 3‘. В силу сложившихся обстоятельств повстанцы не могли оказать организованного сопротивления. И тем не менее в военном плане итоги 5 декабря, хотя отряд Ф. Кастро и был рассеян, можно считать скорее неудачей, чем успехом правительственных войск. Уже первое столкновение с пов- станцами показало весьма низкую боеспособность армии диктатора. 31 Che Guevara Е. Pasajes de la guerra revolucionaria. La Habana, 1963, p. 8. 32 Че Гевара Эрнесто. Эпизоды революционной войны. М., 1974, с. 22. 33 «Granma», 5.ХП 1965. Отсутствие достаточного числа источни- ков, освещающих начало партизанской войны, в частности бой при Алегрия-дель-Пио, привело к тому, что во многих работах как советских, так и зарубежных историков появились неточ- ные данные о потерях отряда Ф. Кастро в первом бою. Боль- шинство историков склонны полагать, что 5 декабря 1956 г. погибла половина, а может быть, и более личного состава от- ряда. Безосновательны также утверждения значительного числа авторов, будто все повстанцы, попавшие в плен, были расстре- ляны и в живых остались лишь 12 участников экспедиции. Это противоречит фактам. Наиболее точно вопрос о судьбе пов- станцев с «Гранмы» после их высадки освещен в статье 3. И. Соколовой «История восьмидесяти двух с «Гранмы» («Но- вая и новейшая история», 1967, № 4, с. 54—60). 34 Documentos de la tirania.— In: Che. La Habana, 1969, p. 145. 82
Фидель Кастро в горах Сьерра-Маэстры
По-разному, но одинаково тяжело сложились судьбы гранмовцев после Алегрия-дель-Пио. В одиночку и неболь- шими группами они пытались прорваться сквозь плотное кольцо батистовских войск и добраться до Сьерра-Маэстры. По свидетельству Р. Кастро, всего в декабре 1956 г. (вме- сте с убитыми 5 декабря и расстрелянными пленными) по- гиб 21 повстанец35 *. 22 человека были захвачены в плен и в мае 1957 г. преданы суду и приговорены к шести годам тюремного заключения каждыйзв. В бою при Алегрия-дель-Пио «Фидель,— писал Э.Че Гевара,— тщетно пытался собрать людей в зарослях сахарного тростника, от которых нас отделяла всего лишь межевая полоса. Неожиданность была слишком большой, а огонь слишком плотным» 37. Неорганизованное отступле- ние привело к тому, что в последующие дни повстанцы оказались разрознены. Ф. Кастро пробирался к Сьерра-Маэстре вместе с У. Сан- чесом и Ф. Пересом. В эти трудные дни Фидель только и думал о том, как снова собрать повстанцев вместе. В этот период большую помощь повстанцам оказали местные жители. Они делились с ними последним куском незатейливой крестьянской пищи, укрывали их, оказывали 35 «Ноу», 3.XII 1963. Погибли следующие участники экспедиции • «Гранмы»: 5 декабря — Умберто Ламотте, Исраэль Кабрера, Ос- кар Родригес Дельгадо, Мигель Сааведра Перес; 6 декабря — Эдуардо Рейес; 7 декабря — Луис Аркос, Армандо Местре, Хосе Рамон Мартинес, Сантьяго Ильтсер, Антонио Лопес Фернандес (Ньико), Кандидо Гонсалес, Хосе Смит, Мигель Кабаньяс, Да- вид. Ройо; 7—8 декабря — Рене Оресте Рейне Гарсия, Феликс Эльмуса; 9 декабря — Андрес Лухан, Рене Бедна Моралес; 15 декабря — Хуан Мануэль Маркес; в этом же месяце погибли также Рауль Суарес и Ноэлио Капоте. Обстоятельства гибели всех экспедисионариос изложены в названной выше статье 3. И. Соколовой. 38 «Bohemia», 1957, N 20, р. 81. В декабре 1956 г. попали в плен: Хесус Монтане, Альфонсо Гильен Селайа (мексиканец), Фран- сиско Чикола, Мануэль Эчеверрия Мартинес, Хосе Фуэнтес Альфонсо, Марио Альфонсо, Арнальдо Перес Родригес, Хосе Фернандес Фуэнтес, Карлос Тревин, Эриберто Гонсалес, Энрике Лопес, Норберто Абилио Кольядо, Марио Оливер Идальго, Ро- берто Роке Нуньес, Хайме Коста Чавес, Антонио Табио Лопес Гарсия, Джино Донне (итальянец), Гильберто Гарсия Лопес, Пабло Уртадо, Энрике Кабрера, Норберто Годой, Сесар Гомес Эрнандес. Список пленных повстанцев помещен в журнале «Bohemia» (1956, N 52, р. 65). 37 Che Guevara Е. Op. cit., р. 9. 84
посильную' медицинскую помощь раненым, предупреждали о наличии солдат в том или ином селении. Вот характерный пример бескорыстной помощи повстанцам со стороны гуа- хиро. 7 декабря житель деревни Бланкисаль-де-Охо-дель- Торо Бальдомеро Седеньо Тамайо был свидетелем зверской расправы батистовского палача лейтенанта Лаурента над восемью повстанцами. В тот день Бальдомеро дал себе клятву: «Теперь я должен найти и укрыть остальных. Они их не убьют» 38 39. Вскоре Бальдомеро встретил и приютил Эрнесто Фернандеса, а затем под кровом Бальдомеро и его родственников оказались еще пять повстанцев: Рауль Кастро, Армандо Родригес, Рене Родригес, Сиро Редондо и Эфихенио Амейхейрас. После Алегрия-дель-Пио Рауль Кастро ничего не знал о судьбе Фиделя. Это неведение продолжалось до тех пор, пока в середине декабря Бальдомеро не принес радостную весть: Фидель жив и находится на ферме «Эль-Пуриаль», принадлежащей брату Кресенсио Переса Рамону. «Рауль,— рассказывал Бальдомеро,— обнял меня и ликую- ще воскликнул: «Фидель жив, значит, революция побе- дит!» 89 Оставив больного Э. Фернандеса на попечение Бальдомеро, группа Р. Кастро пошла на соединение с Фи- делем. Так с помощью крестьян повстанцы узнавали друг о дпуге и постепенно собирались вместе. В этом особенно большую помощь оказали им активисты «Движения 26 июля», местные крестьяне Кресенсио Перес, Гильермо Гарсия и Мануэль Фахардо, впоследствии получившие звание майора Повстанческой армии. Они организовали поиски и спасение повстанцев с «Гранмы» и стали свя- зующим звеном партизан. «С Фиделем я встретился 17 декабря на ферме моего брата, в Пуриаль-де-Викане,— рассказывал К. Перес,— но Че там не было... Группу Че, в которую входили семь членов отряда, я посоветовал провести другим путем. Это была мера предосторожности на случай, если старая до- рога обнаружена» 40. Далее К. Перес сообщает, что груп- па Э. Че Гевары появилась на ферме его брата 20 декабря. В тот же день в «Эль-Пуриаль» на коне одного из кресть- 38 «Bohemia», 1959, N 12, р. 46. 39 Ibid., р. 47. 40 «Куба», 1970, № 11, с. 48. 85
ян, знакомого братьев Перес, прибыл Каликсто Моралес, а 24 декабря пришли Каликсто Бермудес и Каликсто Гар- сия 4l. Итак, в последней декаде декабря в «Эль-Пуриаль» на- ходились: Ф. Кастро, У. Санчесг Ф. Перес (направленный вскоре Ф. Кастро в Гавану для организации там подполья и для связи с Национальным руководством «Движения 26 июля»), Р. Кастро, С. Редондо, Э. Амейхейрас, Р. Род- ригес, А. Родригес, К. Сьенфуэгос, Р. Бенитес, Р. Чао, Ф. Гонсалес, Р. Вальдес, X. Альмейда, Э. Че Гевара, К. Мо- ралес, К. Бермудес, К. Гарсия, Л. Креспо 42. Вскоре к ним присоединились участники экспедиции «Гранмы» X. Ди- ас и Моран (Гальего), впоследствии оказавшийся преда- телем и казненный патриотами в Гуаптанамо. Перёд повстанцами со всей остротой встала проблема оружия. «Наш маленький отряд,— писал Э. Че Гевара,— пришел без обмундирования и оружия, имея всего два автомата. Фидель был страшно возмущен. На протяже- нии всей войны и даже уже после нее он часто выговари- вал нам: «Вам повезло, что не пришлось заплатить за совершенную ошибку. Оставить оружие в этих обстоя- тельствах — означало заплатить жизнью»43. На поиски оставленного оружия были направлены Г. Гарсия и М. Фа- хардо. Им удалось повторить весь путь повстанцев от Алегрия-дель-Пио до фермы Р. Переса. В результате бое- вой парк партизан пополнился еще несколькими винтов- ками. 25 декабря оба они были приняты в отряд, ставший базой формирования Повстанческой армии. К концу де- кабря в отряде насчитывалось 22 бойца, не считая отпра- вившегося в Гавапу Ф. Переса. 41 «Куба», 1970, № И, с. 49. Необходимо отметить, что в воспомина- ниях участников тех событий нередко встречаются небольшие (1—2 дня) разночтения в датах. 42 Кроме этих экспедисионариос, в первые месяцы 1957 г. в отряд влились еще семь гранмовцев: Р. Диас, Э. Сотолонго, Г. Гиль, Э. Монтес де Ока, Э. Фернандес, П. Сото и А. Гарсия Давило. В статье 3. И. Соколовой ошибочно указаны среди повстанцев Ф. Чикола, М. Эчеверрия, И. Н. Годой и Арнальдо Перес Род- ригес, плененные в первые же дни после высадки. После Алег- рия-де-Пио остались также в живых: А. Уау Секадес, Э. Куэ- лес, Э. Альбентоса, П. Диас, Р. Мехиас, Фернандо Санчес Амайя, Роландо Мойя Гарсия и Хесус Гомес. Пока неизвестна судьба Хосе Рамона Креспо, Ладиславо Пино и гватемальца Хулио Ка- сереса. 43 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 30. 86
Ё последние дни 19Й6 г. повстанцы взяли курс к самым высоким вершинам Сьерра-Маэстры — пикам Туркино и Каракас. В истории освободительной борьбы на Кубе Сьерра-Маэ- стра занимает особое место. Она служила надежным убе- жищем для многих поколений кубинских патриотов. Пре- красные, полные любви и восхищения строки посвятил ей пламенный кубинский революционер Пабло де ла Торрьен- те Брау: «Горе тому, кто поднимет меч на эти вершины. Повстанец с винтовкой, укрывшись за несокрушимым уте- сом, может сражаться здесь против десятерых. Пулемет- чик, засевший в ущелье, сдержит натиск тысячи солдат. Пусть не рассчитывают на самолеты те, кто пойдет войной на эти вершины! Пещеры укроют повстанцев. Горе тому, кто задумал уничтожить горцев! Как деревья, приросшие к скалам, они держатся за родную землю. Горе поднявше- му меч на жителей гор! 'Они совершили то, что еще никому не удавалось. Воспитанные своей землей, всей историей своей нищей жизни, они покрыли себя неувядаемой славой, проявляя чудеса храбрости. Пусть знают все: как вековые сосны, неколебимо стоят горцы. Лучше умереть среди род- ных скал, чем погибнуть от нищеты и голода, как гибнут кубинские деревья, пересаженные в чужие для них чопор- ные английские парки» 44. На долгие месяцы Сьерра-Маэ- стра стала для повстанцев родным домом, ареной мужест- ва, школой революции. В то время как отряд Ф. Кастро пробирался в глубь Сьер- ра-Маэстры, в генштабе и президентском дворце царило победное настроение. «Ни одна высадка не будет иметь шансов на успех»,— воинственно заявил Батиста45 *. Офи- циозная печать Кубы и американские агентства сообщили о смерти Ф. Кастро и полном уничтожении отряда, а сам диктатор заявил даже 15 декабря 1956 г., что Фидель Ка- стро вообще не прибыл на Кубу с экспедицией «Гранмы»4в. В специальном правительственном сообщении было объяв- лено о выводе из Орьенте направленных туда подкрепле- ний. Вся эта кампания была рассчитана на то, чтобы подор- вать в народе всякую веру в возможность революционной 44 Цит. по: Лаврецкий И. Эрнесто Че Гевара. М., 1973, с. 93. 45 «Bohemia», 1956, N 52, р. 67. 48 Ibid., р. 66. 87
борьбы. Жестоким репрессиям было подвергнуто населений зоны высадки. Например, деревушка Агуас-Фриас, где повстанцы встретились с первыми крестьянами, была сож- жена, а семь ее жителей убиты47. Лидеры буржуазной оппозиции, призывавшие лишь к моральному,осуждению диктатора, безо всякого энтузиаз- ма встретили известие о высадке десанта «Гранмы». Одиннадцатого декабря в полдень руководство «Общест- ва друзей республики» 48 49 получило аудиенцию у премьер- министра Кубы Гарсия Монтеса. Один из руководителей Общества, Миро Кардона, заявил премьеру: «Посредством этого ходатайства мы хотим задержать гражданскую вой- ну; мы стремимся к такому выходу из создавшегося поло- жения, который позволил бы всем сложить оружие с досто- инством» 4Э. По существу это была поддержка объявленно- го диктатором сразу после высадки ультиматума, в котором он предлагал повстанцам сдаться в течение 48 часов. Фактически отказались поддержать повстанцев и лиде- ры оппозиционных буржуазных партий. «Мы сохраняем чувство искреннего уважения перед драматическими собы- тиями в Орьенте,— говорил 13 декабря лидер Революцион’ но-националистической партии Пардо Льяда,— но у нас нет никаких мотивов, чтобы уступить хотя бы один дюйм нашей стратегии (т. е. разрешения политического кризиса посредством «справедливых выборов».— Е. Л.)» 50. Единственной партией, которая сразу же без колебаний выступила в защиту повстанцев, была Народно-социали- стическая. В заявлениях от 6 и 11 декабря 1956 г. комму- нисты выразили свою солидарность с борьбой, начатой от- 47 «Verde Olivo», 1970, N 48, р. 59. 48 «Общество друзей республики» было основано 3 июня 1955 г. Оно стремилось объединить все оппозиционные партии и уста- новить «гражданский диалог» с Батистой. Цели и задачи этой организации наиболее точно характеризует следующий отрывок из политического завещания его первого президента Косме де ла Торрьенте: «Общество друзей республики не превозносит ме- тод насилия при достижении своих целей. С глубокой верой в демократические принципы оно использует средства, которые предлагает демократия и определяет конституция: рассматри- вает петиции, предлагает решения, обобщает общественное мне- ние и в последнюю очередь сопротивляется... Мы не разжигаем ненависти и не подстрекаем к битве» («Bohemia», 1956, N 52, р. 65). 49 Ibid., р. 76. 80 Ibidem. 88
рядом Ф. Кастро, хотя вновь подчеркнули критическое от- ношение к методам борьбы, применяемым «Движением 26 июля». Первая победа Двадцать третьего декабря о судьбе отряда стало известно Национальному руководству «Движения 26 июля»51. Ф. Паис и А. Харт незамедлительно подготовили обраще- ние к народу, в котором объявили, что Ф. Кастро находится в Сьерра-Маэстре и что вооруженная борьба будет идти по восходящей линии вплоть до свержения тирании. Однако в декабре 1956 — январе 1957 г. повстанцам еще не удалось наладить прочной связи с организацией «Дви- жения 26 июля» Сантьяго-де-Куба, поэтому положение от- ряда оставалось критическим. Выход из создавшегося по- ложения Ф. Кастро видел только в успешно проведенной боевой операции. Было решено атаковать небольшой ар- мейский пост, находившийся около устья реки Ла-Платы. В течение двух дней партизаны вели за ним наблюдение. От местных крестьян удалось узнать, что в казарме около 15 солдат. «14 января 1957 г., спустя немногим больше месяца после засады у Алегрия-дель-Пио,— писал Э. Че Гевара,— мы находились в районе реки Магдолена, отде- ленной от Ла-Платы спускающимся к морю отрогом Сьер- ра-Маэстры, по обеим сторонам которого лежат небольшие долины. Здесь по приказу Фиделя была проведена трени- ровка в стрельбе. Некоторым из нас пришлось стрелять впервые в жизни. Затем, после многодневного забвения личной гигиены, выкупались, сменили белье. В то время у нас было девять винтовок с телескопическим прицелом, пять полуавтоматических винтовок, четыре простые вин- товки, два автомата «томпсон», два многозарядных писто- лета и одно охотничье ружье 16-го калибра» 52. Перед боем все боеприпасы были поделены между партизанами про- порционально их снайперским способностям и качеству личного оружия. Фидель Кастро и Эрнесто Че Гевара по- лучили по 70 патронов, остальные от 15 до 3053. 51 «Verde Olivo», 1963, N 31, р. 10. 52 Che Guevara E. Op. cit., p. 12. 53 «Bohemia», 1967, N 42, p. 16. В этом бою принимали участие: Фидель Кастро, Рауль Кастро, Камило Сьенфуэгос, Эрнесто Че Гевара, Хуан Альмейда, Гильермо Гарсия, Сиро Редондо, 89
Две автоматные очереди, выпущенные Ф. Кастро в 2 ча- са 40 минут ночи 17 января, стали сигналом к атаке. На этот раз неожиданность была союзником повстанцев. Сол- даты не оказали им никакого сопротивления. Потери противника — двое убитых, пять раненых, трое пленных, остальным удалось бежать. У партизан, по словам Че Ге- вары, «ни одной царапины». Нападение на пост у Ла-Пла- ты показалось батистовским генералам не более чем була- вочным уколом, они ему не придали никакого значения. Для партизан же оно решало многое, если не все. Поисти- не бесценными были захваченные ими трофеи: 8 винтовок, 1 пулемет и 1 тыс. патронов 54. Повстанцы покинули казарму лишь после того, как ока- зали помощь раненым солдатам, оставив их на попечение пленных. «Наше отношение к раненым,— говорил Че Ге- вара,— было полной противоположностью тому, как отно- сились к ним солдаты батистовской армии: они не только убивали наших раненых, но и бросали своих. Можно ска- зать, что наше отношение к раненым противника явилось одним из факторов победы. С болью в сердце я, врач, обя- занный иметь запас медикаментов для наших войск, отда- вал по приказу Фиделя все имевшиеся в нашем распоря- жении медикаменты пленным, чтобы они смогли оказать помощь раненым товарищам» 55. Именно человечность повстанцев произвела наибольшее впечатление на пленных солдат Ла-Платы. 25 января 1957 г. один из них, отпущенный партизанами на свободу, давал показания военному прокурору Сантьяго-де-Куба о своей беседе с Фиделем и Раулем Кастро: «Мы боремся за свои идеалы,— сказал Рауль,— а вы сражаетесь за одну персону». «Хотите ли Вы идти вместе с нами?» — спросил Фидель.— Я ответил: «Вы боретесь за идеалы, но мы — солдаты, мы поклялись знамени и должны выполнить свой долг». — «Поздравляю Вас,— сказал Фидель. — Вы достой- но себя вели и сделали все, что было в Ваших силах. Мы не покушаемся на Вашу жизнь. Можете быть свобод- Игнасио Перес, Хулио Диас, Хулио Сенон, Луис Креспо, Ка- ликсто Гарсия, Универсо Санчес, Эфигеньо Амейхейрас, Рене Родригес, Кресенсио Перес, Мануэль Фахардо, Мануэль Акунья, Серхио Перес, Франсиско Гонсалес, Моран («Verde Olivo», 1967, N 12, р. 23). 54 «Verde Olivo», 1967, N 13, p. 10. 55 Che Gueparq, E. Op. cit., p. 17. $
ны...» — И они простились: «До свидания, солдаты».— Мы ответили: «До свидания» 5®. За первой победой последовали другие успешные для партизан схватки с противником. Масштаб их был невелик, но они имели большое значение для рождавшейся тогда Повстанческой армии. Для многих они стали боевым крещением, для отряда хорошим очищающим фильтром. Некоторые «новобранцы», оказавшись случайными попут- чиками, бежали из отряда после первого же боя. В целях укрепления дисциплины Ф. Кастро объявил всем партиза- нам, что три преступления — неподчинение, дезертирство и пораженческое настроение — будут караться смертью56 57. Эти меры были крайне необходимы. Несколько раз подставлял отряд под пули и бомбы ба- тистовцев засланный в его ряды предатель. Проводник Эутимьо Герра, отлучаясь из отряда под различными пред- логами, выдавал батистовцам маршруты движения парти- зан, а за обещанный ему чин лейтенанта полиции и 25 тыс. песо намеревался совершить покушение на Ф. Кастро. Предатель, больше месяца вершивший свои гнусные дела (начало января — середина февраля 1957 г.), был раз- облачен и расстрелян. Это насторожило повстанцев. Некоторое время они с большой подозрительностью смотрели на каждого кре- стьянина, как на потенциального доносчика, в каждой хижине опасались за свою безопасность. В первые месяцы и в отношении крестьян к партизанам были свои приливы и отливы. Сразу же после высадки «Гранмы» — солидар- ность и поддержка. Затем, когда начались репрессии кара- тельных отрядов и сельской жандармерии, у крестьян появилось чувство страха, и они заняли выжидательную позицию, но по мере укрепления отряда жители Сьерра- Маэстры все больше убеждались в силе, благородстве повстанцев, в том что они защищают интересы всех обездо- ленных. Грабежу сельской жандармерии и солдат регуляр- ной армии партизаны с первых же дней борьбы противопо- ставили оплату приобретаемых продуктов, а бесчинству и произволу — заинтересованность, а позднее и деятельное участие в разрешении основных проблем кубинской дерев- ни. 56 «Verde Olivo», 1967, N 13, р. 10. 57 Che Guevara E. Op. cit., p. 21. 91
Ё кампанйи по вовлечению в борьбу крестьянства, этого, по словам Ленина, «наиболее «тяжелого на подъем» слой населения» 58, величайший стратег революции придавал огромное значение уважению вековых традиций крестьян и соблюдению их. В одной из телеграмм Реввоенсовету Южного фронта, резко осудив попытку одного из команди- ров покуситься на эти традиции, он писал: «Обращаем внимание на необходимость быть особенно осторожными в ломке таких бытовых мелочей, совершенно не имеющих значения в общей политике и вместе с тем раздражающих население. Держите твердо курс в основных вопросах и идите навстречу, делайте поблажки в привычных населе- нию архаических пережитках» 59. Именно понимание повстанцами крестьянской психоло- гии и максимально возможное внимание с их стороны к нуждам гуахиро сделали жителей Сьерра-Маэстры на- дежными союзниками революционной армии. Постепенно у крестьян чувство страха перед террором перешло в чув- ство ненависти к правительственным войскам. «Робкий этап», как называли партизаны период взаимного недове- рия, длился недолго. Уже в апреле — мае 1957 г. в дерев- нях появились первые опорные пункты партизанского отряда. Жители Сьерры стали регулярно служить связны- ми и проводниками, поставлять продукты, проводить эле- ментарную разведку, а затем и пополнять ряды Повстан- ческой армии. Иногда они целыми семьями вливались в ря- ды партизан. Так, например, Кресенсио Перес воевал в Сьерра-Маэстре вместе с четырьмя своими сыновьями. В первые месяцы партизанской войны отряд несколько раз находился на краю гибели, но мужество, находчивость и крепнувшая день ото дня солидарность населения выру- чали повстанцев в самые критические моменты. Большую роль в становлении и укреплении отряда сыграла органи- зация «Движения 26 июля» Сантьяго-де-Куба^ Она снаб- жала мятежную Сьерру оружием, боеприпасами, медика- ментами и обмундированием. Неоднократно в горы нап- равлялось боевое пополнение. С помощью организаций «Движения 26 июля» Гаваны и Сантьяго-де-Куба в середине февраля 1957 г. удалось пригласить и доставить в Сьерра-Маэстру американского 58 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 25, с. 264. 59 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 50, с. 387. 92
Первое интервью в Сьерра-Маэстре (Ф. Кастро и Г. Метьюз). Февраль 1957 г. журналиста Г. Л. Метьюза. Этот «старый газетный волк» за годы своей работы в «Нью-Йорк тайме» (с 1922 г.) интервьюировал Сталина, Рузвельта, Черчилля, освещал важнейшие события мировой истории60. С начала воору- женной борьбы против диктатуры Батисты профессиональ- ная интуиция подсказывала Метьюзу, что в горах Сьерра- Маэстры можно найти интересный репортерский материал. Он с удовлетворением принял приглашение повстанцев и имел возможность встретиться с Ф. Кастро. «Во время беседы, на которой мне не пришлось присут- ствовать,— вспоминал Э. Че Гевара,— Метьюз, по словам Фиделя, не задавал каверзных вопросов, и было похоже, что он симпатизирует революции. Когда корреспондент спросил, является ли Фидель противником империализма, последний ответил утвердительно и осудил снабжение Батисты оружием, указав при этом, что такая политика 60 «Foreign Policy Bulletin», Vol. 37, N 19, June 15, 1958. 93
служит не делу защиты континента, а лишь угнетению его народов» 61. В конце февраля в газете «Нью-Йорк тайме» появились три статьи Метьюза о мятежной Сьерре. Объективные, проникнутые чувством симпатии к повстанцам рецортажи Метьюза привлекли внимание мировой общественности к борьбе кубинских партизан и стали поводом для утверж- дений буржуазной историографии о том, что освещение иностранной прессой гражданской войны на Кубе явилось одним из главных факторов падения диктатуры Батисты. Метьюз был лишь одним из немногих американских жур- налистов, стремившихся к объективному освещению революционной борьбы кубинского народа. Последовавшее за его визитом паломничество американских журналистов в Сьерра-Маэстру (особенно в 1958 г.) было предопределе- но, как будет показано ниже, совершенно другими мотива- ми. Правительство Батисты и сам диктатор выступили с рез- ким опровержением публикаций американского журнали- ста. Министр обороны Кубы С. Вердеха назвал их «главами фантастического романа». «Правительство не мо- жет сказать, жив или мертв Кастро,— заявил министр,— но если он жив, то правительство с полной ответственно- стью заявляет, что силы, описанные Метыозом, не суще- ствуют так же, как не существует такой повстанческий лагерь и нет повстанческой группы хотя бы из 40 человек. С той же мерой ответственности правительство заявляет, что этот корреспондент никогда не встречался с прокомму- нистом Кастро... Мифическая встреча Метьюза не могла состояться при существующих условиях» 62. Даже фотографии, снятые в Сьерра-Маэстре и помещен- ные в «Нью-Йорк тайме», не смутили завравшегося мини- стра. Объявив их поддельными, он продолжал утверждать, что с партизанами покончено. Подобная «неосведомлен- ность» министра обороны была не более как пропаган- дистским трюком, направленным на полную дезинформа- цию кубинского народа. В то же время умелая тактика повстанцев, которые; непрерывно маневрируя, уклонялись от столкновений с крупными' соединениями противника, действительно 61 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 49. 62 «Е1 Universal», 27.11 1957. 94
явилась для военных «стратегов» диктатора сложнейшей задачей со многими неизвестными. Шестнадцатого марта 1957 г. повстанцы получили подкрепление из Сантьяго-де-Куба в составе 50 человек, среди них находились три американских подростка, дети американских военнослужащих с военно-морской базы Гуантанамо. Юноши заявили, что «покинули свои дома, чтобы выяснить, что они смогут сделать для Кубы» 63 64 (их пребывание в отряде длилось несколько недель). После прибытия пополнения отряд был организован следующим образом: три роты под командованием Р. Кастро, X. Аль- мейды и X. Сотуса (командир пополнения), группа аван- гарда (четыре человека) под командованием К. Сьенфу- эгоса и группа арьергарда (три человека) во главе с Э. Амейхейрасом. Всего в отряде в это время было 70 че- ловек. Все вопросы, связанные с жизнью и борьбой парти- зан, решались штабом, в составе: Ф. Кастро, три команди- ра рот, а также К. Сьенфуэгос, Э. Че Гевара, Г. Гарсия, М. Фахардо и С. Фриас. Итоги первых 80 дней борьбы партизанского отряда и характеристика революционной стратегии «Движения 216 июля» были даны Ф. Кастро в написанном им 20 февра- ля 1957 г. в Сьерра-Маэстре манифесте «За кого же мы проливаем нашу кровь, как не за бедняков Кубы» ®4. В нем он писал: «Народ Кубы! Из Сьерра-Маэстры, спустя 80 дней после начала боевых операций, я обращаюсь с этим манифестом. Тирания, неспособная победить революцию силой оружия, прибегла к самой трусливой клевете, объявив об уничтожении экспедиционного отряда и моей смерти... Мы можем сообщить стране, что «уничтожен- ный» отряд прорвал кольцо окружения между Никеро и Пилоном, состоявшее более чем из тысячи солдат; что «уничтоженный» отряд атаковал казарму Ла-Плата в чет- верг 17 января в 2 часа 40 минут ночи, заставив сдаться солдат через 45 минут после начала боя; что «уничтожен- ный» отряд, пополняя свои ряды, с каждым днем все более многочисленные, крестьянами Сьерра-Маэстры, мужест- венно перенес многочисленные атаки авиации и горной 63 «New York Times», 10.V 1957. 64 Этот манифест так и не был опубликован в кубинской печати в годы диктатуры. Впервые он увидел свет в 1972 г. в журла^ де «Revolucion у cujtura» (N 7). 95
артиллерии и ежедневно храбро сражается против болеь чем 3 тыс. солдат, вооруженных современным оружием: базуками, минометами и' пулеметами всех видов... Да, «уничтоженный» отряд существует... Больше половины всего оружия и 90% патронов, с которыми мы сражаемся, захвачены у противника в открытой борьбе» 65. С первых же дней борьбы в Сьерра-Маэстре партизаны провозгласили лозунг: «Воюем не против армии, а против Батисты». Его обоснование нашло свое отражение и в дан- ном манифесте: «Дети Батисты,— писал Ф. Кастро,— не направляются в горы, не едут туда и дети Табернильи, а также дети министров, сенаторов и миллионеров, исполь- зующих власть для своего обогащения за счет солдатской крови. Поэтому мы не чувствуем ненависти к солдатам, поэтому пленных выпускаем на свободу после каждого боя, поэтому раненые получают первую помощь от нас, несмот- ря на наши скудные резервы медикаментов... Когда же от наших выстрелов падает солдат, в нас грусть превалирует над удовлетворением и мы сожалеем, что перед нашими телескопическими прицелами не стоят настоящие преступ- ники, те, кто никогда не были в Сьерре,— сенаторы, ми- нистры, политиканы, посылающие солдат на смерть...» м Попытки некоторых буржуазных авторов приписать ли- дерам Кубинской революции абсолютизацию вооруженного насилия как единственной формы борьбы, приведшей к свержению диктатуры, находят свое убедительное опровер- жение и в данном документе. Ф. Кастро не отрывает Сьер- ра-Маэстру от общенационального революционного движе- ния, а, наборот, ставит успех партизанской борьбы в прямую зависимость от развития других массовых форм борьбы и в первую очередь всеобщей забастовки. «Револю- цию невозможно остановить,— писал он. — Ближайшие дни будут свидетелями того, что ни цензура, ни террор, ни убийства не поколеблют несокрушимую волю нашего на- рода. Борьба станет еще более интенсивной во всех угол- ках Кубы. Ничто не может остановить того, что вошло уже в сердце и совесть кубинцев. Революционное «Движение 26 июля» обращается к народу со следующими призывами. 1. Усилить кампанию по поджогу плантаций сахарного тростника, чтобы лишить тиранию тех финансовых постущ 65 «Revolucion у cultura», 1972, N 7, р. 2—3. ?₽ Ibid., р. 7—8. 96
лений, которые идут на оплату содержания солдат, посы- лаемых на смерть, и на приобретение самолетов и бомб, от которых гибнут десятки крестьянских семей Сьерра-Маэ- стры... Когда кончится сахарный тростник, начнем сжигать сахар на складах сахарных сентралей и пристаней. Изве- стному лозунгу «Без сахара нет страны» мы противопо- ставим более достойный лозунг: «Без свободы нет страны». 2. Всеобщий саботаж на предприятиях бытового обслу- живания, на линиях связи и путей сообщения. 3. Месть всем прислужникам тирании, истязающим и убивающим революционеров, политикам режима, которые своим упрямством и упорством низвели страну до такого положения, и всем тем, кто препятствует развитию Дви- жения. 4. Организация гражданского сопротивления во всех го- родах Кубы. 5. Интенсификация экономической кампании для пок- рытия растущих расходов Движения. 6. Всеобщая революционная забастовка как кульмина- ция и финал всей борьбы» ®7. Эти шесть пунктов Манифеста были по существу непос- редственной программой «Движения 26 июля» в этот пе- риод. Обращает на себя внимание первый пункт — поджог сахарного тростника, сугубо кубинская форма экономиче- ского саботажа, широко использовавшаяся еще патриотами освободительных войн 1868 и 1895 гг. Среди многих других традиций мамбй широко использовалась отрядом Ф. Ка- стро и эта. И не случайно всем противникам поджога са- харного тростника Ф. Кастро отвечал словами Максиме Гомеса: «И Вы мне будете еще говорить о каком-то тро- стнике, когда течет столько крови» 68. Необходимо отметить, что кампания поджога проводи- лась Фиделем не только в целях снижения экономического потенциала диктаторского режима, но и в сугубо военных целях. «Ружье опиралось па мешок с сахаром»,— так об- разно и метко охарактеризовал суть диктатуры Батисты Р. Сеперо Бонилья. Тесная связь и прямая зависимость диктатора от сахарных магнатов обязывали его принимать меры по охране плантаций. В результате армейские под- разделения вынуждены были нести сторожевую службу. 67 Ibid., р. 7—9. 68 Ibid., р. 8. 4 Е. А. Ларин 97
Таким образом, плантации сахарного тростника играли как бы роль «второго фронта», отвлекавшего часть прави- тельственных войск. Штурм президентского дворца 13 марта 1957 года В марте 1957 г. эпицентр революции на время переместил- ся из провинции Орьенте в Гавану, где в полный голос заявило о себе столичное студенчество, объединенное в «Революционный директорат». Давно готовившийся этой организацией «удар сверху» было решено нанести 13 мар- та 1957 г. В плане операции предусматривалось участие в борьбе широких народных масс, стихийный порыв которых долж- но было вызвать известие о смерти диктатора. После за- хвата президентского дворца намечалось превратить Га- ванский университет в Генеральный штаб революции. По- следующие действия вооруженных команд «Революцион- ного директората» сводились бы к захвату главного полицейского управления и других полицейских объектов. Отряды революционной милиции должны были захватить крупнейшие радиостанции и редакции газет, которые не- замедлительно использовались бы для призыва ко всеоб- щей забастовке. В случае успеха было намечено созвать в университете лидеров оппозиционных партий и организа- ций и представителей армии для создания Временного правительства. План самой операции состоял из трех частей. 1. Штурм президентского дворца отрядом в составе 50 человек, в задачу которого входило овладеть дворцом и уничтожить Батисту. 2. Второй отряд численностью более 100 человек был предназначен для защиты окрестностей дворца и борьбы с прибывающими противнику подкреплениями. 3. Одновременно с нападением на дворец небольшая группа студентов должна была захватить радиостанцию «Радио Релох», сообщить народу о смерти диктатора и призвать ко всеобщей борьбе. Вся операция получила условное название «дом трех грошей». Так члены Директората шутливо величали пре- зидентский дворец69. 69 La Sierra у el llano, р. 105. 98
Тринадцатого марта в 2 часа дня все приготовления были завершены. Среди цатриотов, готовившихся к этому герои- ческому подвигу, царил боевой дух. В половине четвертого большой крытый грузовик оста- новился напротив парадного входа во дворец. Шофер стал копаться в моторе, осматривать машину. Потом вдруг открыл задние двери и закричал: «Вперед, ребята! Да здравствует свободная Куба» 170 В этом грузовике прибы- ла большая часть главного штурмового отряда. В тот момент на легковых автомобилях прибыли остальные уча- стники штурма. Застигнутая врасплох, охрана быстро ус- тупила первый этаж, а через 10 минут и второй, где нахо- дились приемные салоны и кабинет Батисты. Но дикта- тора там "не оказалось. Сам Батиста об этом событии рассказывал так: «11 мар- та 1957 г., когда я покидал детский праздник по случаю вручения премий в одной из школ, кто-то подошел ко мне и шепотом сообщил, что на следующий день готовится на- падение на президентский дворец»71. Неизвестно, кто предупредил Батисту. Во дворце были приняты все меры предосторожности, и все-таки нападение оказалось неожиданным. Вряд ли кто из правительствен- ных чиновников предполагал, что штурм хорошо укреплен- ного, расположенного в оживленной части Гаваны дворца может начаться средь бела дня. Первой неожиданностью было то, что диктатора не ока- залось там, где по расчетам патриотов его должна была по- карать пуля народного правосудия. В условиях столь стре- мительной схватки это обстоятельство имело немаловажное значение. Когда на втором этаже началась ожесточенная пере- стрелка, Батиста находился этажом выше. «Хотя атако- вавшие,— вспоминал он,— хорошо знали внутреннее рас- положение дворца, о чем свидетельствуют захваченные у 70 «Е1 National», 27.V 1958. 71 Batista F. Op. tit., p. 60. «Революционный директорат» действи- тельно планировал провести эту операцию 12 марта, но в тот день диктатор появился в президентском дворце около шести часов вечера. «В это время мы не могли действовать,— писал командир главного штурмового отряда Ф. Чомон,— так как боя- лись наступления ночи из-за плохого знания той обстановки, в которой нам пришлось бы сражаться». Опасались и того, что в эти часы трудно будет поднять на борьбу народные массы (La Sierra у el llano, р. 114). 99 4*
Них чертежи й планы, они были недостаточно информи- рованы о том, как распределялись мои рабочие часы. Обычна я обедал между половиной третьего и четырьмя часами дня. Разбирал все срочные дела на третьем этаже и не спускался на второй... до пяти часов вечера. Этой при- вычке я изменял только в случае дипломатических прие- мов и специальных встреч» 72. Тринадцатого марта Батиста с женой и его секретарь Андрес Доминго решили отобедать в кабинете диктатора на третьем этаже. Только начали накрывать к столу, как раздался выстрел, который они приняли сначала за хло- пок лопнувшей автопокрышки. Поняв, в чем дело, дикта- тор отдал распоряжения начальнику охраны дворца, а за- тем дозвонился в генштаб армии и главное полицейское управление. На выручку Батисты были посланы танки и крупные пехотные части. В то время как во дворце разыгралось настоящее сра- жение, вторая, более многочисленная группа «Революцион- ного директората» находилась недалеко от дворца. Но в решающий момент, когда она должна была вступить в бой, ее командование проявило полную нерешительность, гра- ничащую с трусостью, и практически не оказало помощи штурмовому отряду Ф. Чомона. Одновременно с нападением на президентский дворец еще одна группа студентов подъехала к радиостанции «Ра- дио Релох», предназначенной исключительно для передачи новостей. Несколько человек, вооруженных винтовками и автоматами, остались на улице и на первом этаже здания, остальные во главе X. А. Эчеверрией поднялись на лифте до четвертого этажа, где находилась студия радиовещания. Патриоты заставили диктора прочитать сообщение о штур- ме президентского дворца. Затем выступил Эчеверрия. Уверенный, что с Батистой уже покончено, он объявил об этом в своей речи и призвал кубинский народ принять са- мое активное участие в революции. Только небольшая часть его выступления пошла в эфир. Радиостанцию отклю- чили. Группе Эчеверрии удалось благополучно выбраться из здания радиостанции. Но, отъехав несколько десятков метров, они попали в дорожную «пробку». Предательски медленно ползла вереница автомобилей и автобусов. Груп- па преследования гаванской полиции догоняла патриотов. 72 Batista F. Op. cit., р. 60—61. 100
Карлос Фигередо, который вел машину группы Эчевер- рии, пошел на таран полицейской машины. Патриотам удалось выскочить с оружием в руках, но полицейских было значительно больше. Вся группа Эчеверрии погибла. До половины седьмого в Гаване не смолкали выстрелы. Лишь немногие члены «Революционного директората», принимавшие участие 13 марта в штурме президентского дворца, остались в живых. События этого дня укрепили в народе веру в возмож- ность победы революции. «Пусть наша кровь укажет до- рогу свободы» 73,— писал в своем политическом завещании X. А. Эчеверрия. Героизм патриотов «Революционного ди- ректората» приумножил ряды борцов против диктатуры. Значение подвига членов этой организации возрастало в связи с тем, что он имел место в то время, когда правитель- ственная пропаганда неустанно твердила об уничтожении отряда Ф. Кастро и уверяла, что в стране нет силы, которая могла бы бросить вызов батистовскому режиму. Наряду с 26 июля 1953 г., днем штурма Монкады, и 2 декабря 1956 г., днем высадки экспедиции «Гранмы», день 13 марта 1957 г. вошел в историю Кубы как день мужества и революцион- ного самопожертвования во имя свободы кубинского парода. Необходимо отметить, что в некоторых работах буржуаз- ных авторов Фиделю Кастро совершенно необоснованно приписывается негативная оценка событий 13 марта 1957 г. Первоисточником подобной инсинуации явился репортаж американского журналиста В. Хоффмана, беседовавшего в мае 1957 г. в повстанческом лагере с Ф. Кастро и извра- тившего сущность данного ему интервью. «Я категорически опровергаю приписываемые мне слова о штурме дворца,— писал в июне 1957 г. в газете «Революсьон» лидер Кубин- ской революции.— Мой подлинный ответ был следующим: «Хотя наше Движение и пе имело отношения к этой акции, мы от всего сердца поддерживаем героев, которые, прино- ся в жертву свои жизни, пытались положить конец дик- татуре» 74. Отныне «Революционный директорат» стал называться «Революционным директоратом 13 марта». Началась 73 La Sierra у el llano, р. 140. 74 «Revolucion». Segunda quincena de junio del 1957. Газета «Ре- волюсьон» — орган «Движения 26 июля». В 1957—1958 гг. изда- валась нелегально. 101
настоящая охота на всех его членов. 20 апреля 1957 г. по доносу Маркоса Родригеса75 на улице Гумбольдта, дом 7, было застигнуто врасплох руководящее ядро этой органи- зации. Погибли участники штурма X. П. Карбо и X. Мача- до, а также Ф. Родригес, ставший после смерти X. А. Эче- веррии генеральным секретарем Директората, и Д. Уэст- брук. В течение немногим более месяца «Революционный ди- ректорат» потерял лучших своих бойцов, цвет гаванского студенчества. Были разгромлены все явочные квартиры, организация фактически осталась без оружия. По распо- ряжению диктатора Гаванский университет был закрыт76. Оставшиеся в живых патриоты и среди них Ф. Чомон, возглавивший «Революционный директорат 13 марта» пос- ле 20 апреля 1957 г., поклялись возродить свою боевую организацию. Бой при Уверо Прибытие 16 марта 1957 г. пополнения из Сантьяго было большим событием в жизни партизан, но сразу же выя- вилась огромная разница между основным ядром отряда и вновь прибывшими. Ветераны Сьерра-Маэстры выделялись прежде всего хорошей дисциплиной, решительностью дей- ствий и твердой убежденностью в правоте своей борьбы. Им предстояла долгая и трудная работа по превращению своих новых товарищей в сознательных революционеров. Усложнялась она еще и чрезмерным тщеславием команди- ра пополнения Хорхе Сотуса, предавшего впоследствии революцию. Суровые условия Сьерра-Маэстры усугубляли трудности партизанских будней. Например, в апреле 1957 г. у пов- станцев ощущался острый недостаток продуктов питания. Пришлось питаться кониной. В результате часть крестьян, примкнувшая было к отряду, покинула его, отказавшись есть это мясо. Сыграло свою роль существующее в неко- торых странах Латинской Америки табу на употребление в пищу мяса лошади. «Для иных ее мясо,— писал Э. Че Гевара,— было изысканным яством, а для желудков кре- стьян явилось испытанием. Они считали, что совершают 75 В 1964 г. предатель был разоблачен и расстрелян. 78 Занятия в Гаванском университете возобновились только после победы революции, в 1959 г. 102
акт каннибальства, пережевывая мясо старого друга че- ловека» ”. Конечно, крестьян можно было понять и в известной, сте- пени оправдать, ведь это в корне ломало их психологию, было посягательством, хотя и вынужденным, на многове- ковые, нерушимые традиции. Аналогичные проблемы име- ли место и с пополнением из Сантьяго. «Новички,— по словам Че Гевары,— пока еще болели детскими болезня- ми — не привыкли есть один раз в день, а если еда была невкусной, отказывались от нее» 77 78 79. Учитывая слабую подготовку и низкие боевые качества «новобранцев», Ф. Кастро принял решение «организовать для них поход, во время которого они смогли бы привык- нуть к трудностям жизни в сельвасах и горах, научились бы ходить по обрывистым горным хребтам. Так было при- нято решение направиться на восток и пройти как можно больше, прежде чем устроить засаду какой-либо группе солдат, то есть после того, как будет окончательно пройде- на элементарная школа партизанской подготовки для этих товарищей» 7Э. Март-апрель 1957 г. стали для партизан «периодом за- калки» (Э. Че Гевара). Длительный, сопряженный с ог- ромными опасностями марш по Сьерра-Маэстре был ис- пользован для подготовки к предстоящим боям всего отряда и прежде всего пополнения. Двадцать восьмого апреля 1957 г. партизаны достигли самой высокой вершины Кубы, пика Туркино (2040 м), и провозгласили его «свободной территорией Кубы», вод- рузив над ним подлинный государственный флаг Кубы80. 77 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 63. 78 Там же, с. 57. 79 Там же, с. 59. 80 Государственный трехцветный флаг Кубы впервые был поднят в 1902 г. После военного переворота 1952 г. Батиста приказал сделать государственным пятицветный штапдарт (зеленый, го- лубой, красный, желтый, белый), под которым в 1933 г. прохо- дил «переворот сержантов». Этот флаг оставался официальным флагом Кубы вплоть до 1 япваря 1959 г. Провозглашение повстанцами пика Туркино «свободной тер- риторией Кубы» приобрело после победы революции особо сим- волический смысл. До 1963 г., пока на Кубе не было закона о всеобщей воинской повинности, каждый кубинский юноша, же- лавший стать солдатом Вооруженных революционных сил, должен был предварительно в течение года жить в Сьерра-Маэ- стре и за это время сделать 10 восхождений на пик Туркино. 103
До конца мая 1957 г. партизаны избегали открытых стол- кновений с крупными силами регулярной армии. В этот период среди офицеров отряда развернулась интересная дискуссия о характере дальнейших операций. Многие пред- лагали пока лишь ограничиться нападением на обозы про- тивника, на отставших от своих частей солдат и небольшие армейские посты. Ф. Кастро считал, что наступил момент, когда нужно заявить о себе народу в полный голос. Необ- ходимость проведения крупной операции диктовалась, как отмечал Ф. Кастро, и чувством революционной солидарно- сти с десантом яхты «Коринтия», который должен был вы- садиться в последние дни мая в провинции Орьенте81. Возможность такой операции стала еше более реальной после того, как 20 мая повстанцы получили из Сантьяго- де-Куба 19 винтовок и 4 пулемета82. Решили атаковать военный лагерь Уверо. В отряде в это время насчитывалось 83 человека. Операция началась 28 мая 1957 г. Партизанам сразу же удалось вывести из строя радиостанцию противника. Гарнизон Уверо, насчи- тывавший около 70 солдат, остался без связи. Ни пехотные части, ни авиация не могли прийти ему на помощь. Про- тивник потерял 47 человек убитыми и ранеными, 14 сол- дат сдались в плен, 6 удалось бежать. Потери повстанцев составили 7 убитых и 4 раненых83. Это была первая боль- шая победа партизан. «Для нас этот бой,— писал Э. Че Гевара,— явился переломным моментом. После него бое- вой дух отряда окреп, еще сильнее стала вера в победу. И хотя последующие месяцы были месяцами суровых ис- 81 25 мая 1957 г. из Майами отправилась на Кубу небольшая во- оруженная экспедиция на яхте «Коринтия». В ее составе было 16 человек, в основном из партии «аутентиков», во главе с рабо- чим гаванского аэропорта Каликсто Санчесом. Эту экспедицию также подготовил А. Байо. Поистине трагичной была судьба большинства ее членов, ставших жертвами своей неопытности. Вскоре после высадки отряд К. Санчеса встретился с группой батистовских солдат, переодетых в крестьянскую одежду. Сол- даты с криками: «Да здравствует Фидель Кастро!» — бросились навстречу десанту «Коринтии», не подозревавшему никакого подвоха. Когда состоялось «братание», батистовцы обнажили оружие и заявили, что место высадки окружено тысячами сол- дат. Девять экспедиционеров были взяты в плен и затем рас- стреляны, семерым удалось бежать (Вауо А. 150 preguntas а ин guerrillero. La Habana, р. 33—34). 82 «Verde Olivo», 1969, N 22, p. 13. 83 Ibid., p. 15—16. 104
пытаний, мы уже владели секретом побеждать врага»84. Велико политическое значение этого боя. Несмотря на цен- зуру, вся Куба узнала об успехе партизан. Батистовское командование и сам диктатор теперь счи- тали повстанцев внушительной силой, а не «дюжиной бан- дитов или разбойников, которым не остается другой аль- тернативы, кроме как сдаться или погибнуть»85. Вскоре после поражения при Уверо все небольшие воинские гар- низоны, расположенные на значительном расстоянии от крупных армейских соединений, были передислоцированы. Правительство решило начать кампанию по выселению крестьян из Сьерра-Маэстры. Батиста заявил, что это прово- дится в целях защиты крестьян. На самом же деле подоб- ным актом правительство пыталось лишить отряд Ф. Кас- тро народной поддержки, обречь его на голодную смерть. ☆ Бой при Уверо стал своеобразным рубежом первого, од- ного из наиболее трудных этапов в жизни повстанцев (де- кабрь 1956 — май 1957 г.). Это период становления пар- тизанского отряда, его численного роста, превращения в боевую единицу, способную перейти от тактики засад и на- падений на отдельные воинские патрули к атакам сравни- тельно больших гарнизонов, расположенных в Сьерра-Маэ- стре и ее окрестностях. В становлении и утверждении геррильи в Сьерра-Маэ- стре исключительно велика роль богатых традиций револю- ционной борьбы населения провинции Орьенте, его соли- дарности с повстанцами и конкретной помощи партизан- скому отряду. Убедительные факты опровергают формулу Р. Дебре о «буржуазных» городах. Подлинно революцион- ные силы Сантьяго-де-Куба всю свою деятельность под- чинили одной цели — оказанию максимальной поддержки повстанцам. Формирование партизанского отряда было органически связано и во многом зависело от конкретной помощи и постоянной поддержки организации «Движе- ния 26 июля» Сантьяго-де-Куба, в которой наряду со сту- дентами и учителями активное участие принимали рабо- чие, особенно рабочие-железнодорожники и рабочие руд- ников Минас-дель-Кристо. 84 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 81—82. 85 Так говорил о повстанцах Батиста 10 марта 1957 г. («Bohemia», 1963, N 39, р. 56).
ГЛАВА ТРЕТЬЯ Сьерра-Маэстра— «свободная территория Кубы» ☆ «Манифест Сьерра-Маэстры» Успехи партизан всколыхнули и буржуазных политиче- ских деятелей. В Сьерра-Маэстре появились Рауль Чибас и Фелиппе Пасос, чтобы договориться с Ф. Кастро о даль- нейшей программе действий. Р. Чибас еще имел некоторый вес на политической аре- не за счет популярности своего брата Э. Чибаса, но как борец против диктатуры он был так же беспомощен, как и распавшаяся на фракции партия «ортодоксов». Ф. Пасос, видный экономист, президент Национального банка при правительстве Прио Сокарраса, по замечанию Че Гевары, «наивно полагал, что, прибыв в горы, станет там хозяином положения и что сама судьба уготовила ему роль вершителя судеб страны» *. Через Р. Чибаса и Ф. Пасоса кубинская буржуазия бе- зуспешно пыталась навязать свою гегемонию «Движению 26 июля». Условия для разрыва с буржуазией еще не соз- рели, поэтому руководство Движения пошло на перего- воры с ее представителями. Важно было не только нейтра- лизовать . буржуазию, но по возможности привлечь ее на свою сторону. Расширение фронта борьбы против дикта- туры требовало резкого увеличения финансовых затрат. Именно необходимость использования экономического по- тенциала оппозиционной буржуазии явилась причиной того, что в руководстве борьбой против диктатуры в горо- дах появилось немало буржуазных элементов, не скрывав- ших своей антикоммунистической ориентации, но это была временная уступка, необходимый компромисс. 1 Че Гевара Эрнесто. Эпизоды революционной войны. М., 1974, с. 97. 106
Двенадцатого июля 1957 г. был подписан «Манифест Сьерра-Маэстры». Э. Че Гевара отмечал, что Ф. Кастро «прилагал огромные усилия, для того чтобы совместная декларация получилась по-настоящему боевой, чтобы в ней были отражены наши принципиальные положения. Сделать это было не так легко из-за противодействия со стороны этих двух крайне реакционных деятелей, кото- рым интересы народа были чужды» 2. Центральное место в манифесте занимали вопросы об образовании «широкого революционно-патриотического фронта, охватывающего все политические оппозиционные партии, все патриотические организации, все революци- онные силы», и о Временном правительстве и его про- грамме. Предполагалось: «образовать революционно-патриотиче- ский фронт в рамках общего фронта борьбы; назначить кандидата на пост председателя Временного правитель- ства; не обращаться с просьбой и не принимать посредни- чества со стороны иностранного государства в решении внутренних дел Кубы; не допускать, чтобы в республике правила военная хунта; полностью отделить армию от по- литики и гарантировать неприкосновенность военных ин- ститутов; объявить, что в течение года после свержения Батисты будут проведены выборы» 3. Программа Временного правительства носила умеренно буржуазный характер и была менее радикальной, чем программы, изложенные в речи «История меня оправдает» и в обоих «Манифестах 26 июля народу Кубы». Она пре- дусматривала: 1. Немедленную свободу всем политзаключенным. 2. Полную свободу информации и гарантирование граж- данам всех прав и свобод, предусмотренных конституцией. 3. Назначение временных алькальдов во всех муници- палитетах страны после предварительной консультации с местными патриотическими организациями. 4. Запрещение спекуляции и искоренение всех форм присвоения казенной собственности. Принятие мер, нап- равленных на повышение эффективности государственных органов. 5. Введение административных должностей. 2 Там же, с. 98. 3 Там же. 107
6. Демократизацию профсоюзного движения посредством проведения свободных выборов во всех профсоюзных ор- ганизациях и промышленных федерациях. 7. Незамедлительное начало широкой кампании по лик- видации неграмотности. 8. Выработку основных принципов проведения аграрной реформы, предусматривавшей распределение пустовав- ших государственных и частных земель и превращение в собственников безземельных и малоземельных крестьян с «предварительным возмещением стоимости земли ее быв- шим владельцам» 4. Э. Че Гевара так оценивал значение этого документа: «Конечно, мы не были удовлетворены содержанием декла- рации, но, несмотря на это, она была необходима, так как в целом носила прогрессивный характер. Мы понимали, что эта декларация могла служить лишь до определенного момента, после которого она стала бы тормозом для даль- нейшего развития революционного процесса. Но в тех гсловиях мы были готовы выполнить ее требования. Для нас было понятно, что это программа-минимум, ко- торая, по существу, ограничивает наши возможности. Но мы также понимали, что, находясь в горах, практически невозможно оказывать наше влияние в такой мере, в ка- кой нам бы хотелось. Поэтому в течение какого-то периода времени мы должны были уживаться с целым сонмом так называемых «друзей народа», которые в действительности хотели использовать нашу военную силу, а также огром- ную веру народа в Фиделя Кастро для своих темных ма- хинаций и прежде всего для того, чтобы сохранить господ- ство империализма на Кубе, опираясь на компрадорскую буржуазию, тесно связанную со своими североамерикан- скими хозяевами» 5. Представляя собой как бы временный «шаг назад», «Ма- нифест Сьерра-Маэстры» имел для повстанцев и несом- ненный положительный эффект, заключавшийся прежде всего в признании их борьбы, о которой было сказано: «Никто не должен поддаваться обману официальной про- паганды относительно борьбы в Сьерра-Маэстре. Сьерра- Маэстра — это неугасимый факел свободы, зажженный в сердцах наших соотечественников» е. 4 См. Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 98. 5 Там же, с. 100. ° Там же. 108
Партизанская борьба и революционный подъем во второй половине 1957 года В июле 1957 г. в жизни повстанцев произошло знамена- тельное событие: образовалась вторая партизанская ко- лонна. Ее командиром назначили Эрнесто Че Гевару, ко- торому было присвоено звание капитана, а затем и высшее воинское звание Повстанческой армии — майор. В Сьерра-Маэстре Э. Че Гевара проявил себя не только как умелый врач, но и как храбрый солдат и талантливый руководитель боевых операций. В суровых условиях Сьер- ры нередко обострялась астма, которой он страдал с дет- ства, но, несмотря на это, в каждом бою Гевара заражал партизан своей смелостью, находчивостью, неуемной жаж- дой борьбы. «Я заметил, что порох — единственное лекар- ство, которое мне по-настоящему облегчает астму» ’,— лю- бил в шутку повторять он. В состав вновь образованной колонны вошли в основ- ном примкнувшие к отряду крестьяне. Ее численность составляла 75 человек7 8. Примерно столько же было и в первой колонне им. Хосе Марти, которую возглавлял Ф. Кастро. Вооружить колонну № 2 удалось за счет тро- феев, захваченных в казарме Уверо. Образование нового подразделения позволило повстан- цам существенно расширить зону своего действия. Уже к концу июля 1957 г. они контролировали наиболее трудно- доступные районы Сьерра-Маэстры общей площадью око- ло 4 тыс. кв. км9. Заметно изменилось отношение к партизанам широких масс трудящихся, все более открыто выражавших им свои симпатии и оказывавших большую помощь повышением революционной активности. Частые волнения в городах и сельской местности не только отвлекали значительную часть армии и полиции, но и имели большой психологиче- ский эффект, держа в постоянном напряжении правитель- ство и усугубляя состояние неуверенности и обреченности имущих классов. Особенно наглядно солидарность кубинского народа с партизанами Сьерра-Маэстры проявилась 26 июля 1957 г. 7 См. Meneses Е. Fidel Castro. Siete айоз de poder. Madrid, 1966, p. 67. 8 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 101. 9 «Bohemia», 1957, N 27, р. 91. 109
Четвертая годовщина штурма Монкады была отмечена по всей стране. Напряженная обстановка создалась в Гаване. Знамена «Движения 26 июля» и «Революционного ди- ректората 13 марта», по словам корреспондента журнала «Боэмия», «появлялись в любых, даже самых опасных мес- тах... Непрекращающиеся взрывы динамита и бутылок с горючей смесью, постоянные телефонные звонки и под- польные листовки вызвали всеобщее беспокойство и трево- гу. Впервые за восемь месяцев атмосфера гражданской войны сгустилась над столицей страны». В Пинар-дель- Рио горели табачные фабрики; были выведены из строя телефонные и телеграфные линии Управления западных железных дорог. Над Матансасом двухмоторный самолет сбрасывал листовки, написанные «аутентиками». «Терро- ризм разгулялся в Карденасе,— сообщал журнал «Боэ- мия»,—...в редакциях столичных газет скопились груды телеграмм, сообщавших о различных событиях. Не было ни одного города или поселка, которые не внесли бы свой вклад в празднование этой даты» 10. Особенно большое участие в революционных выступле- ниях 26 июля принимал рабочий класс. Еще в начале второй декады июля Мухаль собрал своих сообщников для разработки программы по предотвращению участия рабочих в праздновании этой славной даты. Но кубинский пролетариат, объединенный в Конфедерацию трудящихся Кубы, не был безропотной индифферентной массой (как пытаются представить его отдельные буржуаз- ные историки и социологи). Об этом наглядно свидетель- ствует выступление на данном совещании одного из ли- деров КТК: «Большинство рабочих центров,— говорил он,— осуждают то состояние насилия, в котором находится страна. Кроме рабочих торговой сети, среди всех осталь- ных очень трудно проводить политику, идентичную поли- тике правительства... Многие рабочие просто горят же- ланием бастовать, поддерживая тем самым призывы «Движения 26 июля» “. Двадцать шестого июля 1957 г., несмотря на все меры, принятые предательским руководством Конфедерации тру- дящихся Кубы, «организованные или стихийные заба- стовки имели место по всей стране» 12. 10 «Bohemia», 1957, N 31, р. 89. 11 Ibidem, -1? Ibidem, 110
Широкий резонанс празднование 26 июля получило и за пределами Кубы. В Нью-Йорке 1500 кубинских эми- грантов устроили митинг, на котором слушали записанное на пленку в Сьерра-Маэстре послание Ф. Кастро. В фонд помощи партизанам было собрано более 3 тыс. долл. По- добные митинги и демонстрации состоялись почти во всех столицах стран Центральной Америки. Сами повстанцы отметили четвертую годовщину штурма Монкады захватом двух небольших населенных пунктов: сентраля «Эстрада-Пальма» и деревни Буэнсито. Вопросы дальнейшей стратегии борьбы как партизан- ского Отряда, так и равнинных (городских) организаций «Движения 26 июля» обсуждались в июне — июле 1957 г. в переписке Ф. Кастро с Ф. Паисом. Революционное оживление в стране Фидель Кастро счи- тал благоприятным для «усиления борьбы на всех фрон- тах». «Национальная организация,— писал он Ф. Паи- су,— должна поддерживать нас всеми своими силами. Я считаю, что надо предпринять попытку открыть второй фронт в провинции. Для этой цели можете использовать часть оружия, предназначенного для нас». Сообщив об ус- пешной операции при Уверо и о трофеях, захваченных в этом бою, Ф. Кастро продолжал: «Тем не менее на пере- ставайте посылать нам все, что может укрепить наш от- ряд,— оружие, боеприпасы, средства передвижения и т. п. Имейте в виду, что теперь будет предпринята решающая попытка, уничтожить нас, но все равно мы победим» 13. После 30 ноября 1956 г. организация «Движения 26 июля» Сантьяго-де-Куба оказалась, по выражению Ф. Паи- са, «временно выведенной из строя». Благодаря кипучей деятельности Франка Паиса, Армандо Харта, Селии Сан- чес, Вильмы Эспин и других удалось сделать ее самой бое- вой из всех равнинных организаций «Движения 26 июля». В ее возрождении исключительно велика роль Ф. Паиса. Уже после своей первой встречи с ним в Мексике Ф. Каст- ро говорил о его «блестящих способностях организатора» 14. Франка Паиса, как и других ближайших соратников Ф. Кастро, отличали последовательный радикализм, стре- мление не только к низвержению диктатуры, но и к суще- ственному обновлению социально-экономической структу- ры страны. 13 «Verde Olivo», 1965, N 22, р. 10. 14 «Verde Olivo», 1965, N 48, p. 58. Ill
Вильма Эспин Наиболее полно взгляды Ф. Паиса выражены в одной из его последних записей в дневнике (17 мая 1957 г.), став- шей его политическим завещанием: «Мы не только стре- мимся свергнуть диктатуру, запятнавшую историю наше- го свободолюбивого народа, не только хотим положить ко- нец экономическому банкротству, честно жить и трудить- ся, не только желаем вернуть свободу и безопасность кубинскому народу; мы хотим, и это должно быть абсо- лютно ясно всем членам «Движения 26 июля», видеть Кубу исповедующей передовые политические, экономи- ческие и социальные теории .нашего века, стремимся про- будить все слои нашего общества и претворить в жизнь революционные планы, по которым эти слои будут рабо тать на благо обновленной родины, мы желаем покон^^ с колониальным засильем, которое еще процвета^т^^^г- дировать бюрократию и правящую верхупц^. подлинные ценности и использовать в соотве^,- бенностями характера нашей нации самые сцл^.^г;. . философские течения» 15. ‘ 'х' ~ ЭКНС/а 15 «Verde Olivo», 1965, N 30, р. 35. 112
Франк Паис Весьма знаменательно, что дальнейшее развитие процес- са борьбы против военно-полицейского режима Ф. Паис видел в широкой мобилизации масс, прежде всего рабочего класса. Касаясь этого вопроса, он писал Ф. Кастро 7 июля 1957 г.: «Всегда говорилось о всеобщей забастовке, но в связи с военными приготовлениями этому аспекту или не уделялось должного внимания, или работали в этой обла- сти безо всякой веры в успех и весьма неэффективно. Необ- ходимо было дать должный импульс решению рабочего во- проса, что мы и начали претворять в жизнь в провинции Орьенте. Теперь положение изменилось, и стало очевид- но — всеобщая забастовка возможна, она необходима, ра- бота в этом направлении так же важна, как и организация "’т\ии вооруженного действия». 'ча письме Ф. Паис сообщал, что в Орьенте уже тая организация «Движения 26 июля» и что в 'ца подобные организации намечено создать . провинциях страны. По его словам, некоторые федерации не изъявили желания вступить в Дви- j, но обещали «включиться в процесс парализации национальной экономики для свержения режима». 113
Именно активное участие рабочего класса в борьбе про- тив диктатуры Ф. Паис считал одним из главных факторов грядущей победы. «Наша сила,— подчеркивал он,— в на- шей военной активности и в наших рабочих кадрах и бор- цах сопротивления, которые уже сейчас представляют со- бой мощнейшую силу и которые, несмотря на все имею- щиеся и могущие возникнуть обстоятельства, всегда бу- дут следовать революционным курсом» 16. Как и всем подлинным революционерам, Ф. Паису были присущи неиссякаемый оптимизм и вера в окончательную победу. «Уже никто не сомневается в падении режима,— писал он,— всех сейчас волнует другое: инженерами какой квалификации располагает «Движение 26 июля» для стро- ительства нового здания» 17. Но строить это новое здание, здание первого в западном полушарии социалистического государства, Франку Паи- су не пришлось. 30 июля 1957 г. он пал от руки наемного убийцы Бусоля. «Что за чудовища!—писал тогда Ф. Ка- стро.— Им невдомек, какой ум, характер, какую цельную личность они убили. Народ Кубы и не подозревает, каким был Франк Паис, сколько в нем было величия и какие он подавал надежды» 18. Похороны Ф. Паиса (1 августа) стали в Сантьяго-де-Ку- ба днем всенародного траура. Несмотря на все старания по- лиции, ей не удалось предотвратить в городе народную ма- нифестацию, лозунги которой были единодушны и реши- тельны: «Убийцы, убийцы, убийцы!» и «Да здравствует «Движение 26 июля»!» В городе началась всеобщая заба- стовка. Мощная забастовочная волна охватила всю страну и до- катилась до Гаваны. Сотни рабочих центров приняли в ней участие. Обстановка была столь напряженной, что для ох- раны виллы Батисты «Кукине» был послан танковый ба- тальон. Забастовка, парализовавшая провиции Орьенте, Кама- гуэй и Лас-Вильяс, проходила под политическими лозун- гами, требованиями прекращения репрессий и наказания преступников. Она показала революционную боевитость кубинских рабочих, их способность к организованным вы- 16 «Verde Olivo», 1965, N 30, р. 7. 17 Ibidem. 18 La Sierra у el llano. La Habana, 1961, p. 169. 114
стуилениям вопреки предательской линии профсоюзной верхушки. Ф. Паису не пришлось довести до конца своей работы среди пролетариата. После его смерти в «Движении 26 ию- ля» решением этого вопроса занялись люди, которые, по словам Э. Че Гевары, «практически не имели представле- ния о значении борьбы масс и ее тактике. Они пошли со- вершенно ошибочным путем, не пробуждая революцион- ного духа, не заботясь о единстве борцов, стремясь руково- дить забастовкой сверху, без реальных связей с бастующи- ми» 19. Как уже отмечалось выше, Национальное руководство «Движения 26 июля» уделяло большое внимание агитаци- онной работе в войсках Батисты. Равнинным организаци- ям удалось установить контакты с молодыми офицерами во- енно-морской базы в Сьенфуэгосе и некоторыми офицерами сухопутных войск в различных провинциях Кубы. Коор- динировал работу с армией и должен был возглавлять сов- местные операции Ф. Паис, которому удалось связаться с несколькими офицерами правительственных войск, дисло- цированных в Сантьяго-де-Куба. После смерти Франка эта миссия была поручена Ф. Пересу. Наиболее брагоприятные перспективы для совместных выступлений команд «Движения 26 июля» и патриотиче- ски настроенных военных складывались в Сьенфуэгосе, где уже в июне 1957 г. было намечено захватить арсенал с оружием, уйти в горы Эскамбрая и открыть там новый партизанский фронт. Полиции удалось папасть на след заговорщиков. 35 человек были арестованы20. Операцию пришлось отложить. Пятого сентября 1957 г. Национальное руководство «Движения 26 июля» решило провести вооруженные вы- ступления в Гаване, Сьенфуэгосе, Мариэле, Сантьяго-де- Куба и других городах при участии солдат и офицеров, под- держивавших этот план. В Гаване моряки и члены «Движения 26 июля» должны были захватить радиоцентр и призвать рабочий класс ко всеобщей забастовке. Незадолго до намеченных выступлений к патриотам примкнули новые силы, использование которых потребова- 19 «TTumanismo» (La Habana), 1959, N 53-54, p. 349. 20 «Revolution», 30.IX 1962. 115
ло переноса -сроков реализации этого плана. 2 сентября на экстренном совещании (настолько экстренном, что на нем даже не присутствовал Ф. Перес) было решено выступле- ния, намеченные на 5 сентября, отложить на более поздние сроки. Об этом удалось сообщить в другие города, но до Сьенфуэгоса эта весть заблаговременно не дошла. На рассвете 5 сентября вооруженные группы «Движения 26 июля», среди которых находились и моряки с местной военно-морской базы, беспрепятственно проникли на ее территорию. Возглавлял восставших командир артиллерии базы Сан Роман. Патриоты овладели базой безо всякого сопротивления со стороны ее гарнизона. Сан Роман произ- нес короткую- речь. В мятежном Сьенфуэгосе раздались здравицы в честь Ф. Кастро и партизан Сьерры. Революци- онеры стали распределять оружие среди местного населе- ния. Самое упорное сопротивление патриотам оказала по- лицейская префектура, но в конце концов и полицейские выбросили белый флаг. Город оказался во власти револю- ции. В полдень над ним появились самолеты. Из Санта- Клары подоспели танки и пехота. Через сутки восстание было полностью подавлено. Правительство пыталось представить восстание в Сьен- фуэгосе как явление чисто гражданское, в котором форма моряков была использована якобы для маскировки, но это было совсем не так. Уже 6 сентября начались аресты среди местного гарнизона, одних хватали за участие в выступ- лении, других — за сочувствие ему. Среди арестованных были моряки, военные врачи, летчики ВВС. Восстание в Сьенфуэгосе и последовавшие за этим три заседания военного трибунала со всей очевидностью пока- зали, что в армии Батисты немало солдат и офицеров, не- довольных политикой диктатора и искавших выхода из ту- пика, в котором находилась страна. Авиация сыграла решающую роль в подавлении восста- ния в Сьенфуэгосе, но наряду с пилотами, бомбившими го- род, были и те, кто отказался выполнить приказ и сбросил свой смертоносный груз в бухту Хуагуа. 8 октября 1957 г. на заседании военного трибунала обвиняемый, командир эскадрильи ВВС, майор Э. Каррера Рола заявил: «Несколь- ко месяцев назад, когда мы находились в Камагуэе, осу- ществляя операции над Сьерра-Маэстрой, мы беседовали со многими офицерами о необходимости задержать реку кро- ви, которая течет по острову. Мы решили, что если в буду- 116
щем какой-нибудь город провинции Орьенте будет захвачен повстанцами и нам прикажут его бомбить, то мы не выпол- ним приказ и никогда не будем бомбить беззащитные го- рода» 2|. Большой интерес для характеристики морального состоя- ния регулярной армии представляют показания и других обвиняемых, в частности капитана Теобальдо Куэрво Ка- стильо, главного врача армейского госпиталя в Камагуэе. Он говорил на процессе: «В середине этого (1957.— Е. Л.) года офицеры, находившиеся в Камагуэе, бывшем основной базой для ведения операций против Сьерра-Маэстры, при- шли к выводу о необходимости бороться за восстановление конституционного и демократического ритма, нарушенного 10 марта военным переворотом... Как в лагерях Сьерра- Маэстры, так и в госпитале я лечил многих солдат и офи- церов, раненных в боях, знал о их недовольстве, выслуши- вал их жалобы и во многих случаях советовал им срочно искать выход из тупика, в котором очутились как страна, так и армия» 21 22. Участие военных в восстании в Сьенфуэгосе для Кубин- ской революции было знаменательно самим фактом откры- того неповиновения отдельных армейских подразделений, началом братания солдат правительственных войск с пат- риотами страны. Именно первые признаки брожения в ар- мии Ф. Энгельс считал самым верным признаком немину- емого краха режима, опирающегося на эту армию: «...если уже и в армии занимается новая заря,— отмечал он,— зна- чит конец старого мира уже не за горами» 23. Характер боевых операций во второй половине 1957 г. фактически не изменился. Самоуверенные батистовские генералы с часу на час ожидали сообщений об окончатель- ном разгроме Ф. Кастро, но партизанская тактика оказа- лась намного эффективней прямолинейной стратегии ген- штаба диктатора. Еще Денис Давыдов, герой Отечественной войны 1812 г., исходя из опыта русских партизан, сражавшихся против Наполеона, дал точное и всеобъемлющее определение пар- тизанской войны. «Истинная партизанская война,— писал он,— состоит в предприятиях ни весьма мелких, ни весьма 21 «Bohemia», 1958, N 5, р. 97. 22 Ibidem. 23 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 188. 117
значительных. Она не занимается ни сорванием пикетов, ни нанесением прямых ударов главным силам неприятеля: она объемлет все пространство от тыла противной армии до естественного ее основания, поражая неприятеля в сла- бейшие места» 24. Тактика нанесения противнику неожиданных ударов в наиболее уязвимые места во все времена являлась глав- ным козырем партизан. Использовал ее и отряд Фиделя Кастро. В течение первого года войны кубинские парти- заны десятки раз внезапно атаковали небольшие подраз- деления регулярной армии и, захватив оружие, боеприпасы и продовольствие, вновь изменяли маршрут своего движе- ния. Сложный рельеф Сьерра-Маэстры не позволял вой- скам диктатора использовать тяжелые минометы, орудия и танки. Основную ставку генштаб делал на авиацию, но летчики чаще всего бомбили районы, уже покинутые партизанами. Их неуловимость начинала разлагающе дей- ствовать на армию. В июле 1957 г. венесуэльская газета «Эль Насиональ» писала: «Командиры регулярной армии еще говорят о том, что надо заставить Кастро выйти из своего укрытия и что они ликвидируют его «через несколько дней». Однако мо- ральное состояние армии, кажется, начинает ухудшаться. Некоторые солдаты и офицеры говорят, что они устали жить под страхом и быть ненавистными своему народу, подниматься и спускаться с гор в безуспешных поисках Кастро» 25. ‘ В общей сложности 20 побед одержали партизаны в те- чение первого года вооруженной борьбы26. Подводя его итоги, Че Гевара писал: «Наше военное положение упро- чилось. Мы занимали теперь большую территорию. Насту- пило непродолжительное и своеобразное перемирие: войска Батисты не поднимались к нам в горы, а мы копили силы и не хотели преждевременно спускаться вниз» 27. Это «перемирие» повстанцы использовали для создания центрального лагеря, первой партизанской базы. По пору- чению Ф. Кастро Э. Че Гевара вместе с бойцами своей колонны обследовал более 200 кв. км — от пика Туркино до Пино-дель-Агуа. Выбор пал па огромный каньон среди 24 Цит. по: Орлов Вл. Пути и судьбы. Л., 1971, с. 206. 25 «Е1 National», 3.VII 1957. 2G «Verde Olivo», 1964, N 1, p. 37. 27 От Сьерра-Маэстры до Гаваны. М., 1965, с. 77. 118
гор, известный под названием «Эль-Омбрито». Э. Мендоса, воевавший в колонне № 2, вспоминая те дни, писал: «Я помню, что, когда туда прибыл Че... он сразу же при- ступил к организации лагеря: договорился с крестьянами, чтобы они посадили овощи и снабжали ими отряд, догово- рился с погонщиками о доставке некоторых продуктов, обзавелся связными и подготовил систему оповещения, чтобы сразу быть в курсе любого подозрительного движе- ния в районе. Кроме того, он распорядился построить пекарню, сапожную мастерскую и небольшой госпиталь. Теперь у отряда был свой лагерь. Отсюда мы предприни- мали походы в разные районы и сюда же возвращались» 28. В «Эль-Омбрито» партизанам закрепиться не удалось, и в конце 1957 г. колонна Че Гевары основала новую базу — в ущелье «Ла-Меса». На этот раз повстанческий лагерь, разбитый в самом сердце Сьерра-Маэстры, был более фундаментальным. В «Ла-Меса» были построены и начали действовать пекар- ня, госпиталь, табачная фабрика, столярная, шорная и жестяная мастерские, для подачи тока в госпиталь был приобретен движок. Гордостью повстанцев стала созданная ими оружейная мастерская. С одной отверткой, напильником, молотком, куском железа, служившим наковальней, и клещами нача- ли ремонтировать винтовки29. Затем удалось достать то- карный станок, приводившийся в движение бензиновым моторчиком. Используя невзорвавшиеся бомбы, приступи- ли к производству гранат, которые партизаны в шутку называли «спутниками». Че Гевара оказался и способным рационализатором. Он предложил укоротить ствол охот- ничьего ружья 16-го калибра, приделать к нему сошки и использовать это устройство в качестве гранатомета. Конструкция удалась: граната пролетала 150—200 м, па- дала и взрывалась. Кроме гранат, в мастерской также из невзорвавшихся бомб противника изготовлялись мины. В конце 1957 г. по инициативе Че Гевары стала выхо- дить газета «Кубано либре». Оборудование для типогра- фии — ротатор, восковку и пишущую машинку, а также бумагу — удалось провезти почти через весь остров, из Га- ваны в Сьерра-Маэстру. 28 «Куба», 1971, № 8, с. 39. 29 «Куба», 1972, № 1, с. 25. 119
В первом же номере подчеркивалось, что название газе- ты знаменует собой неразрывную связь между освободи- тельной борьбой кубинских патриотов в XIX в. и борьбой кубинского народа против диктатуры Батисты: «Когда заря независимости только еще загоралась над нашей ро- диной, раздался громкий голос газеты мамбй. Название ее звучало пророчески: «Кубано либре» («Свободный куби- нец»). Можно ли было придумать лучший девиз в это печальное для нашей страны время?.. Кровь наших героев- мамби, слава о которых не померкнет в веках, принесла независимость Кубе. Сейчас наш народ своим самоотвер- женным трудом добивается того, чтобы покончить с со- стоянием хаоса и сделать страну свободным, независимым и суверенным государством» 30. «Кубано либре» распространялась по всей Сьерра-Маэ- стре. Некоторые экземпляры с величайшей предосторож- ностью удавалось переправить на равнину. Репрессивные органы диктатуры сразу оценили разящую силу партизан- ского издания. «За «Кубано либре» охотились, как за партизанским вожаком» 31. Газета освещала основные проблемы вооруженной борь- бы, а также вопросы, связанные с положением кубинского крестьянства и проведением аграрной реформы. На ее страницах большое внимание уделялось всеобщей заба- стовке, как одной из решающих форм борьбы против военно-полицейского режима. В первом же номере «Куба- но либре» говорилось: «Всеобщая забастовка — главное оружие, межконтинентальный снаряд народов. Никакие репрессивные силы не смогут подавить забастовку, если она проводится организованно и с энтузиазмом. Нет сомне- ния в том, что в городах и селах надо самым тщательным образом готовить всеобщую забастовку, соединяя интересы различных классов с великой революционной истиной: нет ничего хуже Батисты и все должны объединиться, чтобы свергнуть его. Нужно создавать боевые пикеты, чтобы воспрепятствовать всякой попытке сорвать забастовку, нужно организовать диверсионные группы для полного разрушения средств связи противника. Каждый должен понять, что предстоящая забастовка будет носить не сти- хийный и не местный характер. Она будет организованной, 30 «Куба», 1972, № 1, с. 49. 31 Там же, с. 50. _/' 120
всеобщей и революционной — и принесет победу»3Z. Выход в свет «Кубано либре» явился большой мораль- ной победой повстанческого движения, еще одним неопро- вержимым доказательством его растущей силы. К концу 1957 г. вся Сьера-Маэстра фактически находи- лась в руках повстанцев и жила по своим законам, которым подчинялись не только партизаны, но и местное население зон партизанского действия. Известный американский военный теоретик консерватив- ного направления, бывший специальный помощник прези- дента Джонсона по вопросам национальной безопасности Уолт Ростоу выдвинул в начале 60-х годов тезис о том, что геррилья получает преимущество перед правительством, «так как ее задачи сводятся только к разрушению, в то время как правительство должно создавать и защищать» 32 33. В этом тезисе и апологетика реакционных режимов, и яв- ное стремление к дискредитации геррильи, как одной из форм революционной борьбы, и, наконец, противопостав- ление целей борьбы партизан интересам всего народа. Выше уже отмечалось, с каким благородством, револю- ционным тактом относились повстанцы к населению Сьер- ра-Маэстры. Они пришли в горы не только как солдаты, но и как «преобразователи общества» (Э. Че Гевара), строи- тели новой Кубы, первые кирпичи в фундамент которой начали закладываться уже в этот период. «Право крестьянской собственности,— писал К. Маркс,— является талисманом, при помощи которого капитал до сих пор держал в своей власти крестьян...» 34 На Кубе этот талисман у большинства сельского населения или отсут- ствовал совсем, или находился под постоянной угрозой захвата латифундистами. Ф. Кастро увидел в кубинском крестьянстве легко воспламеняющийся материал, который можно поджечь всего лишь двумя словами — аграрная реформа. Социально-экономическая политика повстанцев в этот период сводилась к союзу с беднейшим крестьянством, привлечению на свою сторону середняков и нейтрализации крупных землевладельцев. «Партизан,— писал Че Гева- 32 Там же. 33 Цит. по: Regis Debray and the Latin American Revolution. Nev York — London, 1968, p. 82. 34 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 7, с. 86. 121
pa,— является подобием ангела-хранителя, спустившегося в зону для того, чтобы всегда помогать бедным и как мож- но меньше мешать богатым на первом этапе войны. Но по мере развития последней противоречия будут обостряться. Придет время, когда те, кто с известной симпатией относил- ся к революции, займут диаметрально противоположную позицию, сделают первый шаг, направленный против народ- ных сил. В этот момент партизан должен действовать и, за- щищая интересы народа, карать любое предательство».35 36. Максимум внимания беднейшему населению и непритесне- ние зажиточных и богатых элементов — вот суть политики, проводившейся повстанцами в начальный период войны. На контролируемой территории партизаны начали кон- фискацию земель, принадлежавших прислужникам дикта- тора. В результате безземельные крестьяне получили наде- лы. Распределение земли еще не было экономически обос- новано, она раздавалась по едокам. На тех же фермах бы- ло конфисковано более 1 тыс. коров, которые были переда- ны многодетным крестьянским семьям аб. Впервые в горах появились школы. На занятиях вместе с неграмотными партизанами, процент которых был достаточно высок, при- сутствовали и (местные крестьяне — взрослые и дети. «Посмотрите на этих рахитичных детей, стоящих у дверей своих хижин,— говорил в Съерра-Маэстре Ф. Кастро,— они лучше всякого другого аргумента свидетельствуют о справедливости нашей борьбы» 37. Партизанский госпиталь открыл свои двери и для всех крестьянских семей. Двадцать первого февраля 1958 г. повстанцы приняли су- дебный кодекс. В нем большое внимание уделялось защите прав гражданского населения. Мародерство квалифициро- валось как самое тягчайшее преступление. Суровые будни войны не позволяли проводить во всей полноте работу среди крестьян, но и эти первые мероприя- тия имели огромный резонанс. Самим своим тяжелым экономическим положением и абсолютным бесправием ку- бинские крестьяне были подготовлены к вооруженной борьбе за землю и свободу, поэтому большинство из них встали на сторону революции и вместе с сельскохозяйст- венными рабочими составили основу Повстанческой армии. 35 Che Guevara Е. La guerra de gerrillas. La Habana, 1961, p. 60— 61. 36 «Bohemia», 1958, N 7, p. 69. 37 Ibid., p. 88. 122
Рост военного и политического авторитета Сьерра-Ма- эстры, превращение ее в оплот борьбы против диктатуры вызвали новый прилив «активности» в стане буржуазной оппозиции. «Майамский пакт» и «Документ Сьерры» В конце 1957 г. в стране действовало множество все- возможных оппозиционных групп и группировок. Са- мые крупные из них 28 июля 1957 г. образовали Объеди- ненный фронт оппозиции. В него входили «аутентики», «ортодоксы», Демократическая партия, Кубинская социаль- ная партия и Революционно-националистическая партия. Слабость этого фронта была предопределена целым рядом факторов и прежде всего тем, что, выступая против Бати- сты, все эти партии в то же время не прекращали борьбы между собой, так как конечной целью каждой из них был захват власти. Другой причиной неэффективной борьбы оп- позиции было то, что ее главный лозунг, выдвинутый в свое время Грау Сан-Мартином,— «голоса против пуль» — по существу совпадал в тот момент с основной линией «умиротворения» нации, проводимой Батистой, и поэтому не пользовался поддержкой народа. Именно посредством так называемых «свободных» выборов диктатор намере- вался сбить волну революционного подъема в стране. Политическое честолюбие буржуазной верхушки, оказав- шейся после военного переворота за пределами Кубы, яви- лось, пожалуй, главной причиной образования в Майами «Хунты освобождения Кубы» во главе с Прио Сокаррасом. «Мои два единственных желания в жизни, — любил повто- рять экс-президент,— уничтожить диктатуру и воспитать своих детей» 38. Под уничтожением диктатуры Прио и иже с ним подразумевали лишь возврат к тем формам буржуаз- ной власти, которые существовали на Кубе до 10 марта 1952 г. По этому пути пытались повести и «Движение 26 июля». В конце 1957 г. «Хунта освобождения Кубы» хотела навя- зать «Движению 26 июля» антикоммунистический «Май- амский пакт». Ф. Кастро категорически отверг его, зая- вив: «В то время как руководители «Хунты» («Хунты ос- 38 «Bohemia», 1958, N 8, р. 86. 123
вобождения Кубы».— Е. Л.) борются за вымышленную революцию, мы, руководители «26 июля», по-настоящему боремся за подлинную революцию. Она не заключается в замене Батисты военной хунтой или марионеточным пра- вительством. Это было бы трагедией для Кубы» зэ. Ответом Ф. Кастро на «Майамский пакт» явился «Доку- мент Сьерры» от 14 декабря 1957 г., который был адресо- ван -всем политическим организациям, подписавшим пакт. Под пактом стояли подписи Л. Родригеса, Л. Морана и Ф. Пас-оса, якобы представлявших «Движение 26 июля». В «Документе Сьерры» Ф. Кастро отметил, что они не были уполномочены на это Национальным руководством «Дви- жения 26 июля», куда входили Ф. Кастро, Ф. Перес и А. Харт, и что «Движение 26 июля» не имеет ничего об- щего с «Майамским пактом». Лидер Кубинской революции особо подчеркнул, что в пакте не нашли отражения два существенно важных вопроса: 1) о выступлении против всякого иностранного вмешательства во -внутренние дела Кубы; 2) о запрещении военной хунты любого типа, как временной формы правления после победы революции. Руководители «Движения 26 июля» показали себя уме- лыми стратегами в вопросе о союзе с буржуазной оппози- цией. «Почему, — писал Ф. Кастро, — когда нас было все- го 120 вооруженных человек, мы не были заинтересованы в широком единстве со всеми теми организациями, которые находились за границей, а позднее, когда с нами были уже тысячи людей, мы проявили заинтересованность в единстве с ними? 'Очень просто: потому что в то время, когда нас бы- ло 120 человек, консервативные и реакционные элементы, не представляющие революционных интересов, но высту- павшие против Батисты, были в абсолютном большинстве. В том союзе мы представляли бы очень небольшую силу; однако, когда к концу борьбы уже все те организации убе- дились в том, что наше движение победоносно развивается и что тирания будет уничтожена, они оказались заинтере- сованы в единстве, а мы в рамках этого единства были уже решающей силой» 39 40. Ф. Кастро не отрицал необходимости борьбы заграничных организаций против режима Батисты. «Эмиграция должна участвовать в этой борьбе,— говорилось в «Документе 39 «Bohemia», 1958, N 7, sup. 1. 40 Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1963, с. 434—435. 124
Сьерры»,— но абсурдно ее стремление указывать нам из- вне, какой пик мы должны брать, какой тростник можем сжигать, когда и как нам прибегать к саботажу или в ка- кой момент, при каких обстоятельствах и в какой форме мы можем призвать ко всеобщей забастовке» 41. Отмечая высокую революционную активность народа, Ф. Кастро писал: «Если бы имелось оружие, то наши отря- ды не заботились бы об охране ни одной из зон. Крестьяне не позволили бы пройти ни одному солдату противника» 42. Исключительный интерес представляют вопросы буду- щего государственного устройства, затронутые в «Докумен- те Сьерры». После разгрома диктатуры намечалось распу- стить старый конгресс и верховный трибунал, разогнать продажное руководство Конфедерации трудящихся Кубы (КТК), снять всех алькальдов, губернаторов и других должностных лиц, которые прямо или косвенно' поддержи- вали Батисту во время военного переворота 1952 г. и пре- зидентских выборов 1954 г. Предусматривались свобода всем политическим заклю- ченным и предание суду всех военных преступников ре- жима. Новое правительство, согласно Документу, будет руко- водствоваться конституцией 1940 г. и гарантирует все пра- ва, провозглашенные ею. Образованный вместо конгресса исполнительный комитет будет выполнять программу-ми- нимум, изложенную в «Манифесте Сьерра-Маэстры» от 12 июля 1957 г., и должен провести всеобщие выборы в соответствии с избирательным кодексом 1943 г. и консти- туцией. «Майамским пактом» будущим президентом республики провозглашался Фелиппе Пасос, «Документом Сьерры» — Мануэль Уррутиа. Он был адвокатом, принимал участие в процессе над участниками экспедиции «Гранмы». Тогда Уррутиа нашел в себе мужество заявить, что вооруженная борьба против неконституционного режима не является преступлением, а, наоборот, соответствует духу закона, вытекает из кубинской конституции. Назначение Уррутиа президентом было тактическим шагом революционеров. Он не принадлежал ни к одной по- литической партии и группировке. В тот период это имя 41 «Verde Olivo», 1964, N 1, р. 64. 42 Ibid., р. 37. 125
было известно всему кубинскому народу й воспринималось как олицетворение справедливости. Ставка повстанцев на М. Уррутиа вводила в заблужде- ние и кубинскую буржуазию, компромиссный союз с кото- рой был еще необходим, и американские правящие круги, начавшие проявлять первые признаки беспокойства. «До- кумент Сьерры» был проанализирован в США генералом Хорхе Гарсия Туноном. На основании этого анализа по- мощник государственного секретаря по латиноамерикан- ским делам У. Уиеленд представил меморандум в госде- партамент43. В Вашингтоне приступили к тщательному изучению «кубинского вопроса». Позиция США Повстанцам все время приходилось помнить о перспективе возможной военной интервенции со стороны Соединенных Штатов. «Нас очень беспокоила обстановка, при которой империализм мог осуществить военный переворот до того, как мы собрали бы достаточно сил, чтобы принять решаю- щее участие в событиях» 44, — говорил Ф. Кастро. Вашингтон, напуганный радикальными реформами гва- темальской революции (1944—1954 гг.), стремился всеми средствами не допустить появления «новой Гватемалы» в западном полушарии. Поэтому Соединенные Штаты ока- зывали кубинскому диктатору всестороннюю помощь. Бывший исполнительный директор Центрального разве- дывательного управления Лиман Киркпатрик-младший писал впоследствии в своих мемуарах: «Я ездил на Кубу в 1956,1957 и 1958 гг. для оказания правительству помощи в организации эффективной борьбы с коммунизмом»45 46. В системе батистовской армейской разведки работали сот- рудники американского посольства в Гаване Ч. Е. Виль- сон, Д. Вэштер, Е. Т. Презер, А. Д. Вон, Д. Моралес и др.4е С 1956 г. под личиной корреспондента «Чикаго трибюн» подвизался на Кубе профессиональный антикоммунист, агент ФБР, полковник Жюль Дюбуа. «По некоторым дан- 43 «Communist Affairs», 1963, N 5, р. 22. 44 Кастро Ф. Указ, соч., с. 434. 45 Kirkpatrik Lyman В. The Real CIA. New York, 1968, p. 156. 46 «Granma», 25.V 1970. 126
ным, в системе кубинских репрессивных органов действова- ло около тысячи агентов США»47. В течение 1957—1958гг. в Сьерра Маэстре побывало более 20 американских журна- листов, которые в большинстве своем были агентами ЦРУ48. Поломничество американских «журналистов» в Сьерра- Маэстру отнюдь не свидетельствовало о желании помочь повстанцам, как это пытается представить буржуазная историография. В создавшейся обстановке американская разведка сочла тогу журналиста самым надежным маски- ровочным халатом. «Кто есть Кастро?», «Что представляет собой его программа?» — вот главные вопросы, задавав- шиеся тогда в Вашингтоне»49, — писал в своих воспоми- наниях пресс-атташе американского посольства в Гаване в период диктатуры Пауль Безел. На разрешение этих во- просов и была направлена «операция журналист», о кото- рой Безел рассказывает так: «В 1958 г. агент ЦРУ Вильям Паттерсон обосновался в Сантьяго, где ему удалось завое- вать доверие подпольщиков кастровского «Движения 26 июля». Его цель состояла в получении максимальной ин- формации о партизанских отрядах Кастро, расположен- ных в Сьерра-Маэстре и ее окрестностях. Цаттерсон был главным связным со всеми американскими и прочими жур- налистами, отправлявшимися в горы для интервьюирова- ния Ф. Кастро и других командиров его партизанских групп. Обычно Паттерсон просил журналистов перед их от- правкой в горы выяснить интересующие его вопросы, а по возвращении в Сантьяго получал от них информацию. Та- ким образом, они часто поставляли разведывательные дан- ные, исключительно ценные для правительства США» 50. В середине 1957 г. на Кубу приехал новый американ- ский посол Эрл Смит, сменивший на этом посту печально известного среди кубинцев Артура Гарднера, который, по едкому замечанию журнала «Боэмия», «знал столько же о кубинцах, об их темпераменте, надеждах и проблемах, сколько знал об этом какой-нибудь эскимос или сома- лиец» 51. 47 Листов В., Жуков Вл. Тайная война против революционной Кубы. М., 1966, с. 30. 48 Lazo М. Dagger in the Heart. American Policy Failures in Cuba. New York, 1968, p. 115. 49 Bethel Paul D. The Losers. New York, 1969, p. 63. 50 Ibid., p. 58—59. 51 «Bohemia», 1957, N 31, p. 80. 127
«Политика Соединенных Штатов по отношению к Ку- бинской революции, — говорилось в заявлении госдепар- тамента США, опубликованном в январе 1959 г., — была строгой политикой невмешательства в кубинские внутрен- ние дела, а роль послов всегда соответствовала этой поли- тике» 52. О каком невмешательстве может идти речь, когда, по свидетельству английского историка X. Томаса, А. Гар- днер в личной беседе с ним признался в том, что предла- гал Батисте через агентов ЦРУ и ФБР организовать покушение на Ф. Кастро53. Гарднер и Смит представляли не только госдепартамент. Оба посла были теснейшим образом связаны с действо- вавшими на Кубе американскими компаниями «Моа бей майнинг», «Фрипорт сульфур» и телефонной компанией. Их интересовала не только политика, но и перспективы деловой конъюнктуры. Во время смены послов журнал «Тайм» отмечал, что «назначение Смита представляет наи- более трудную дипломатическую акцию на континенте. Он должен поддерживать сердечные отношения с Батистой, не теряя из виду возможности, хотя и далекую, что вос- ставшие смогут захватить власть» 54. Новый посол, по заверениям госдепартамента, должен был предотвратить вмешательство американского посоль- ства в кубинские внутренние дела, убедить Батисту вос- становить конституционные гарантии, отменить цензуру. Это был обычный демагогический прием американской дипломатии, рассчитанный на обман латиноамериканской общественности, все решительней требовавшей от Вашин- гтона прекращения поставок оружия правительству Ба- тисты. Вся деятельность Смита, как и его предшествен- ника, сводилась к укреплению диктаторского режима. Смит не скрывал своей ненависти к повстанцам и Ф. Ка- стро, которого называл не иначе, как «бандитский ли- дер» 55. Вскоре после приезда в Гавану посол направил телеграмму главе ЦРУ А. Даллесу, в которой рекомендовал заслать агента в Повстанческую армию. Этот агент должен 52 Documents on American Foreign Relations. 1959. New York, 1960, p. 499. 53 Thomas H. Cuba. The Pursuit of Freedom. New York — London, 1971, p. 947. 54 Цит. no: «Bohemia», 1957, N 31, p. 87. 55 Smith Earl E. T. The Fourth Floor. New York, 1962, p. 33. 128
был поставлять данные об участии коммунистов в парти- занской борьбе. Вашингтон прилагал большие усилия, чтобы узнать окончательные планы Ф. Кастро. «Но, хотя ЦРУ, ФБР и военная разведка изучали во всех аспектах восстание, — писал Г. Метыоз,— они никак не могли найти доказа- тельств того, что Фидель или кто-либо из людей, боров- шихся вместе с ним, были коммунистами» 56. США не разделяли неоднократных заявлений Батисты о том, что партизанская борьба в Сьерра-Маэстре инспири- рована коммунистами. Официозная кубинская пропаганда сумела настолько раздуть «красную опасность», что на пресс-конференции нового посла, состоявшейся 23 июля 1957 г., Смиту был задан вопрос, наивность которого не может не вызвать улыбки: «Был ли Никита Хрущев в Сьер- ра-Маэстре?» 57 На что посол с полной серьезностью отве- тил: «Пока нет веских оснований разделять это мнение». На наш взгляд, разногласия теоретического характера, существовавшие в начальной фазе борьбы между Народ- но-социалистической партией и «Движением 26 июля» (внешне казавшиеся более острыми, чем были на самом деле), в известной мере способствовали тому, что и правя- щие круги США, и буржуазная оппозиция на Кубе оказа- лись в полном заблуждении относительно истинного ха- рактера кубинского революционного процесса. Хотя революция носила отчетливо выраженный анти- империалистический характер, руководители «Движения 26 июля», очевидно помня горькие уроки гватемальской революции, в своих интервью и документах практически не употребляли слова «антиамериканский». Кроме того, от- крытая антиамериканская позиция могла отпугнуть от «Движения 26 июля» определенную часть буржуазии, сде- лать ее активным союзником Батисты. По мере усиления партизанского движения тон амери- канской прессы становился все более тревожным, а в вы- ступлениях официальных лиц все чаще стал появляться вопрос: «Что же будет, если диктатура рухнет под ударами повстанцев?» Но в 1957 и в начале 1958 г. Пентагон и гос- департамент нисколько не сомневались в исходе борьбы 56 Matthews Н. L. Castro. A Political Biography. London, 1969, р. 105, 57 «Bohemia», 1957, N 31, p. 81. J J). А. Ларин 129
между партизанами и регулярной армией: ведь нескольким сотням плохо вооруженных патриотов противостояла мно- готысячная регулярная армия, обученная офицерами аме- , риканской военной миссии, оснащенная новейшим ору- жием. Вашингтон не увидел глубоко народного характера Кубинской революции. Американские политические деяте- ли считали, что она выльется в борьбу за власть между сторонниками Прио и лагерем Батисты. От этой междо- усобицы интересы Соединенных Штатов не могли постра- дать. Еще в апреле 1956 г. представитель Американской федерации труда в Межамериканской региональной орга- низации трудящихся (ОРИТ) Серафино Ромуальди отме- чал в своем анализе политической обстановки на Кубе, что «лидеры буржуазной оппозиции настроены очень вра- ждебно по отношению к коммунизму, возможно, даже враждебнее, чем сам Батиста» s8. Ромуальди с удовлетво- рением писал, что Все они друзья США и готовы продол- жать внешнеполитическую линию Батисты. Почти все буржуазные лидеры в годы революции находились в Сое- диненных Штатах. В случае необходимости можно было легко найти новую марионетку. Выбор был велик, но пока Вашингтон устраивал Батиста, ставка делалась на него. Внутриполитическая обстановка в конце 1957 — начале 1958 года Законом № 16 от 22 ноября 1957 г. Батиста преобразовал Генеральный штаб вооруженных сил в Объединенный генеральный штаб, которому по новому закону, кроме ар- мии, стала подчиняться и национальная полиция. Началь- ником Объединенного генерального штаба был назначен генерал-лейтенант Франсиско Табернилья. Цель подобного преобразования состояла в концентрации и более эффек- тивном использовании всего репрессивного аппарата воен- но-полицейского режима против революционных и демок- ратических сил страны. В результате этой реформы большая группа высших офицеров была повышена в звании, а сам Батиста произ- 58 Romualdi S. Presidents and peons. New York, 1967, p. 184. 130
вол себя в «Верховного главнокомандующего, кавалера Большого креста Вооруженных сил». Произошли перемены и среди командования в Орьенте, куда был назначен новый (к этому времени уже девятый но счету) командующий полковник Мануэль Угальде Кар- рильо. Военные стратеги диктатора начали интенсивную подго- товку плана уничтожения повстанцев. Проект его подгото- вил майор Педро X. Кастро Рохас. Подводя итоги первого года войны с партизанами, П. Кастро Рохас писал: «1. Через несколько дней испол- нится год с момента возникновения этой проблемы, кото- рая до сих пор не решена... Если мы внимательно про- анализируем события, то вынуждены будем признать, что в военном отношении единственным нашим достижением можно считать приобретение незабываемого опыта. Это ни в коем случае не следует отнести на счет слабой боеспо- собности наших войск, а тем более высокой боеспособно- сти повстанцев. Можно считать чистой случайностью, что организованная армия, должным образом подготовленная для борьбы с подобным себе противником, для боевых дей- ствий сбычной войны, не может справиться с группой вос- ставших партизан, далеких от такого типа армий. С дру- гой стороны, следуя тактике партизанской войны и дей- ствуя па своей собственной территории (99% восставших — жители тех зон, где имеют место операции, и поэтому они досконально знают их), партизаны получают настолько большое преимущество в организации обороны, что можно считать его абсолютным. В отношении местности необхо- димо отметить, что передвижение наших войск по верши- нам гор практически невозможно, так как они труднопре- одолимы, как самые труднодоступные вершины мира. Это, естественно, нс позволяет осуществлять маневры клас- сического типа, которые имеются в арсенале всякой обу- ченной армии. С ландшафтом связаны и другие сложные проблемы, такие, как связь, снабжение и общая передисло- кации войск. 2. Все изложенное в предыдущем пункте со всей очевидностью показывает, что восставшим выгодно принуждать войска действовать на своей территории, так как в этом случае все преимущества, получаемые повстан- цами, превращаются в негативные факторы для их пре- следователей и, как мы видели, способствуют достижению целей восставших, что приводит к ухудшению морального 131 5*
состояния и к физическому изнурению вооруженных сил» 5Э. В этом откровении батистовского офицера прежде всего привлекает внимание попытка оправдать неудачи' регуляр- ной армии отступлением повстанцев от классических ка- нонов ведения войны. Подобный способ не нов. К нему при- бегали и Наполеон и Гитлер, войска которых терпели чув- ствительные поражения от русских и советских партизан, ссылались на него и испанские генералы, воевавшие про- тив кубинских освободительных армий в последней трети XIX в. «Сколько критики раздавалось со стороны испан- ских генералов и их апологетов в адрес повстанческих колонн, уклонявшихся от сражений,— писал в то время американский генерал Сайклс.— Иными словами, кубин- ские полководцы не принимали боя там, где этого хотели испанцы. Они (кубинцы) начинали его лишь в том случае, если это было выгодно им, избегая любого столкновения, благоприятного для противника»60. Учитывая подобную же тактику партизан Ф. Кастро, майор П. Кастро Рохас предлагал разработать «умный, изобретательный и дальновидный план, главной основой которого стало бы то же самое оружие, которое применяет противник»61. Для борьбы с повстанцами он представил три проекта: «план населенных пунктов», «план секторов» и «план де- мобилизации» . Первый из них предусматривал введение частей регу- лярной армии, а где возможно, и флота во все наиболее крупные населенные пункты и порты зоны боевых опера- ций. В проекте их было названо 33. Кроме того, предусмат- ривалась интенсивная дневная и ночная бомбардировка 15 наиболее пригодных для дислокации повстанцев мест «не столько в. целях достижения каких-то конкретных резуль- татов, сколько ради психологического давления». По мне- нию автора, этот план имел целый ряд преимуществ: а) сильно ограничивал возможность передвижения пов- станцев; б) позволял лучше сохранить физические конди- ции регулярной армии, так как значительно сокращались радиусы действий отдельных частей; в) затруднял пов- 50 * * 50 Documentos de la tirania.— In: Che. La Habana, 1969, p. 159. 80 «Verde Olivo», 1971, N 43, p. 28. ®* Ibid., p. 160. 132
Станцам приобретение продуктов и установление контактов с равниной. П. Кастро Рохас отмечал и недостатки «плана населенных пунктов»: а) необходимость использования огромного контингента войск; б) чрезмерные затраты на питание, снаряжение и транспорт; в) невозможность точно определить время, необходимое для разгрома повстанцев. «План секторов» предусматривал деление зоны боевых действий на три больших сектора: восточный, центральный и западный. Цель подобного деления заключалась в том, чтобы в случае локализации повстанцев в каком-либо из секторов или в трех сразу окружить их, лишить возможно- сти маневра, воспрепятствовать переходу из сектора в сек- тор и при поддержке авиации и флота нанести им решаю- щий удар. Преимущества этого плана: а) разделение и изоляция повстанческих групп; б) уменьшение зоны опе- раций частей регулярной армии; в) дислокация частей в одних и тех же районах позволила бы солдатам лучше позна- комиться с особенностями их ландшафта. Единственным, но решающим недостатком этого плана П. Кастро Рохас считал необходимость использования чрезмерно большого контингента войск, настолько большого, что уже одно это ставило под сомнение возможность реализации этого плана. В основе «плана демобилизации» лежало стремление батистовских стратегов бить противника его же оружием, т. с. некоторое время избегать крупных столкновений. Идея заключалась в постепенной демобилизации войск из Сьерра-Маэстры, которая должна была сопровождаться мощной пропагандистской кампанией, направленной на полную дезориентацию партизан, и непрекращающейся дневной и ночной бомбардировкой гор. Далее предполага- лось ввести наиболее боеспособные части правительствен- ной армии, такие, как пехотный полк из «Колумбии» и подразделения из Саи-Аптонио и другой гаванской военной крепости «Ла Кабаньи», в наиболее важные стратегиче- ские пункты, находившиеся в непосредственной близости от Сьерра-Маэстры: в Мапсаптгльо, Баямо, Пальма-Сорья- но, Пилон и Чиривико. Именно этот план показался Батисте и его генералитету наиболее перспективным, именно ему приписывались наи- большие преимущества: «а) сразу же упадет значение личности Ф. К. (Фиделя Кастро.— Е. Л.) в народе, который сделает логичный вывод: если правительство демобилизует такое количество солдат, то значение повстанцев падает; 133
б) это сократит до минимума экономические расходы и сохранит жизнь солдат вооруженных сил; в) при умелом выполнении этого плана, возможно, Ф. К. потеряет терпе- ние и, подталкиваемый обстоятельствами, которые будут диктовать вооруженные силы, ради поддержания ореола вокруг свой личности или начнет рисковать сам, или риск- нет послать большую группу на равнину, где повстанцы никогда не смогут победить наши войска. Крупное пораже- ние на равнине станет началом полного разгрома повстан- цев; г) неожиданный ход, предпринятый вооруженными силами, может вызвать состояние неуверенности в стане Ф. К., среди его ближайших сподвижников. Это состояние станет той побудительной причиной, которая может выну- дить их начать совершать ошибки; д) так как выполнение этого плана будет сопровождаться воздушными налетами, то логично предположить, и уверенность в этом почти аб- солютная, что они не позволят Ф. К. объединить те эле- менты, на которые он опирается в Сьерра-Маэстре (кресть- яне очень боятся авиации), и поэтому передвижение его групп будет крайне затруднено, на что повлияет и психо- логический фактор, который будет довлеть над ними»62. Был отмечен лишь один недостаток «плана демобилиза- ции» — возможность повстанцев поддерживать контакты с внешним миром. После долгого обсуждения именно этот план был принят Объединенным генштабом, чем и объяснялось то относи- тельное «перемирие», о котором писал Э. Че Гевара. Выбор пал на этот план отнюдь не потому, что диктато- ра прельстила возможность разгромить повстанцев «малой кровью», избежать напрасного кровопролития. «Отеческая забота» о солдате мелькала только в многочисленных ре- чах Батисты да его мемуарах, где он бахвалился, что прев- ратил солдата-вещь в солдата-человека63. Солдаты регуляр- ной армии, набиравшиеся в основном из крестьян, были, пожалуй, самой забитой и бесправной частью кубинского общества. «План демобилизации» был принят по целому ряду причин, а прежде всего из-за усиления антибатистов- ской борьбы в масштабе всей страны и необходимости за- щищать плантации сахарного тростника в разгар новой сафры. 62 «Verde Olivo», 1971, N 43, р. 163—164. G3 Batista F. Respuesta... Mexico, 1960, p. 427. 134
«В городах, поселках, на фермах и хуторах, — писал в феврале 1958 г. журнал «Боэмия»,— идет непрерывная борьба. Используется любое оружие: динамит, бензин, дробь охотничьих ружей, веревка, свинец... Стук в дверь среди тревожной ночи может извещать и о безобидном ви- зите соседа и стать смертным приговором» 64. Активное участие в массовой революционной борьбе принимал рабочий класс страны. Согласно общим оценкам, около четверти всего кубинского пролетариата находилось в этот период под влиянием коммунистов через комитеты защиты рабочих требований. Многократные заверения Э. Мухаля о том, что рабочий класс стоит вне политики и не участвует в развернувшейся в стране борьбе, ставились под сомнение и опровергались даже буржуазной прессой. «Кажется, заражение революцией пролетарского секто- ра,— делал в это время вывод журнал «Боэмия»,— косну- лось значительно ощутимее, чем это стараются показать официальные бюллетени Эусебио Мухаля, отстаивающего тезис о том, что рабочие абсолютно не участвуют в этом гражданском противоборстве, что их горизонты ограничены только пунктуальным получением зарплаты. В списках обвиняемых постоянно возрастает число рабочих»65. Исключительно напряженное положение сложилось в восточных провинциях, где небывалого размаха достиг са- ботаж на железных дорогах. В феврале — марте 1958 г. корреспондент венесуэльской газеты «Ультимас нотисиас» («Последние новости») сообщал с Кубы, что все поезда, проходившие через провинцию Камагуэй, опаздывают на 18—20 часов. Многие из них подвергаются в пути нападе- нию. Когда же власти решили использовать армию для защиты поездов, рабочие отказались водить их под пред- логом увеличения опасности66. Аналогичная ситуация сло- жилась и в провинции Орьенте. Поезда, направлявшиеся п Мансанильо, непременно простаивали ночь в Хобабо, чтобы предотвратить тем самым нападение па пих повстан- цем». Все автобусе»!, курсировавшие между Баямо и Манса- нильо, сопровождал вооруженный армейский конвой. 19 февраля в Гуантанамо вооруженная группа «Движения 26 июля», сняв с товарного поезда охрану, устроила желез- «Bohemia», 1958, N 7, sup. 11. г,г’ «Bohemia», 1958, N 5, sup. 18. 66 «Ultimas Noticias», 5.Ш 1958. 135
нодорожную катастрофу, ущерб от которой оценивался в 100 тыс. долл.67 Антибатистовская борьба в городах носила самый разно- образный характер. 21 февраля патриотам удалось проник- нуть в Национальный банк в Гаване и сжечь часть его архивов и ценных бумаг на сумму 16 млн. долл.68 В фев- рале — марте объявили забастовку десятки тысяч школь- ников старших классов и студентов, требовавших прекра- щения террора в стране. Участились покушения на самых активных прислужников режима. В середине марта в сво- ем ресторане в Гаване выстрелом из револьвера был убит почетный майор, близкий друг начальника национальной полиции Борис Колманович, возглавлявший большую груп- пу осведомителей гаванской полиции6®. Столичной органи- зации «Движения 26 июля» удалось похитить аргентинско- го гонщика, чемпиона мира Хуана Фанхио. Соревнования с участием «величайшего автогонщика всех времен», устро- енные правительством диктатора с одной целью — ввести в заблуждение общественное мнение латиноамериканских стран относительно истинного положения в стране, факти- чески были сорваны. «Мы восхищаемся Вами, Фанхио, но Кубе сейчас не до праздников, как только закончатся гон- ки, мы Вас незамедлительно отпустим» 70,— заявил чем- пиону Ф. Перес. X.-Фанхио отнесся с должным понима- нием к своему «пленению» кубинскими революционерами. В первом квартале 1958 г. было отмечено много случаев саботажа, поджогов и взрывов на предприятиях, принад- лежавших американским компаниям. 20 февраля в Санть- яго-де-Куба было взорвано химическое предприятие, при- надлежавшее нью-йоркской компании «Эер редакшн К° инк». Ущерб — более 100 тыс. долл.71 В марте были заре- гистрированы взрывы и пожары на рафинадном заводе «Эссо» в Гаване, в бензохранилище «Синклер» в Сантьяго- де-Куба и действовавших в этом городе американских мага- зинах. 25 марта в пламени гигантского пожара на сентрале «Элья» (провинция Камагуэй), принадлежавшем амери- канской компании, сгорело 20 тыс. мешков сахара по 250 фунтов каждый. Общий ущерб составил 2 млн. долл.72 67 «La Prensa», 21.11 1958. 68 «Ultimas Noticias», 27.11 1958. 69 «Ultimas Noticias», 21.Ш 1958. 70 «Bohemia», 1959, N 3, p. 77. 71 «La Prensa», 22.11 1958. 72 «Ultimas Noticias», 26.III 1958. 136
Чувство глубокого негодования Вызвала у народа Кубы попытка американской компании «Ранчо кинг» овладеть землями, принадлежавшими крестьянам деревни Маобас. В начале 1958 г. компания получила разрешение минис- терства сельского хозяйства Кубы уничтожить заросли кустарника на площади 60 кабальерий. Это было только предлогом для варварского захвата крестьянских земель. Бульдозерами были снесены ветхие хибары гуахирос. 250 крестьян остались без крова. Крестьянская ассоциация Кубы призвала крестьян Маобас восстановить деревню. «Все на защиту кубинской земли, за которую воевали наши отцы и деды и которую мы должны оставить нашим де- тям»,— эти слова из обращения крестьянской ассоциации к народу' нашли горячий отклик во всех уголках Кубы. Хозяева «Ранчо кинг» вынуждены были уступить едино- душному требованию кубинского народа и оставить земли Маобас73. Рост антиамериканских настроений был настолько оче- виден, что это неоднократно признавалось и американской прессой. 3 апреля 1958 г. газета «Нью-Йорк тайме» сооб- щала: «Служащие посольства (посольства США на Кубе.— Е. Л.) изучили все донесения о саботаже на заводах и под- жогах плантаций сахарного тростника и не нашли ни од- ного примера, который бы свидетельствовал о том, что собственность американских граждан или концернов оста- лась бы неприкосновенной». Резкому обострению внутриполитического положения на Кубе в значительной мере способствовала кампания по сжиганию плантаций сахарного тростника. Во время саф- ры главным лозунгом стал клич, родившийся в Сьерра- Маэстре: «Или урожай без Батисты, или Батиста без уро- жая». По приказу Ф. Кастро эта кампания началась с поджога плантации его собственной матери. В течение нескольких месяцев по всей стране, от Орьенте до Пинар- дель-Рио, пылал сахарный тростник. По подсчетам газеты «Уолл-стрит джорнэл», в результате этой кампании сафра 1958 г. сократилась на 1млн. 800 тыс. т сахара74. Ширилось недовольство Батистой в армии. В январе 1958 г. в военном лагере «Ла-Кабанья» был раскрыт воз- главляемый капитаном Ф. Олмо Кабрерой заговор, ставив- 73 «Bohemia», 1958, N 9, р. 46—47. 74 Цит. по: «Bohemia», 1958, N 7, sup. 11. 137
1пий целью свержение диктатора75. О степени недовольства среди солдат правительственной армии красноречиво сви- детельствует письмо одного из них, посланное в гаванское «Радио Прогресо». «Все мы, кто носит армейское обмун- дирование,— писал он,— не согласны с тираном и его прих- востнями, гангстерами и грабителями Республики»76. Ареной острой борьбы стала в этот период подготовка к намеченным на июнь 1958 г. президентским выборам. При- зыв коммунистов бойкотировать их был подхвачен самыми широкими слоями кубинского народа. Идея выборов имела популярность только в правительственных кругах, среди лидеров буржуазной оппозиции и предртавителей церков- ной иерархии. «Это была странная предвыборная кампа- ния,— отмечал журнал «Боэмия».— Все проходило при за- крытых дверях на вечеринках кабинета и на рахитичных ассамблеях. Вне этих дверей нация оставалась индиффе- рентной, скептически настроенной»77. «Предвыборный поезд продолжает звать пассажиров. Многие имеют билет в кармане, но не решаются войти в него»,—подытоживал другой корреспондент того же журнала78. Двадцать первого марта было объявлено о переносе президентских выборов с июня на ноябрь. В официальном правительственном сообщении говорилось, что это вызва- но неоперативной работой избирательных комиссий, кото- рые, мол, не успели зарегистрировать 300 тыс. молодых кубинцев, впервые получивших право голоса. Истинная же причина маневра была для всех очевидна: диктатор пытался выиграть время для борьбы со все «разрастав- шимся раком Сьерра-Маэстры» (так Батиста и его при- ближенные называли повстанцев) и с патриотами в городах. Обострение революционной борьбы на Кубе вызвало тревогу и в стане буржуазной оппозиции, окопавшейся в США. «Хунта освобождения», просуществовав всего лишь два месяца, распалась, так и не записав на свой «боевой» счет ни одного «подвига». Подводя итоги ее деятельности, Ф. Кастро писал: «Значение Прио на Кубе теперь нич- тожно. Революция в руках нового поколения, не желаю- щего связывать свою судьбу с позорным прошлым» 79 75 «Bohemia», 1958, N 5, sup. 15. 76 «Ultimas Noticias», 10.IV 1958. 77 «Bohemia», 1958, N 6, sup. 7. 78 «Bohemia», 1958, N 8, sup. 7. 79 «Bohemia», 1958, N 7, sup. 21. 138
В январе 1958 г. бывший президент сената Антонио Барона и Прио Сокаррас предложили Фиделю Кастро, что- бы после свержения Батисты «Движение 26. июля». разо- ружило свою армию и сдало оружие правительственным войскам. Ф. Кастро категорически отверг попытку столпов буржуазной оппозиции разоружить главный оплот рево- люции. Твердая позиция руководства «Движения 26 ию- ля», усиление повстанческих позиций в Сьерра-Маэстре, широкий диапазон революционной борьбы в стране, с каж- дым днем принимавшей все более массовый характер,— все это явно не входило в планы оппозиционной «элиты». В феврале 1958 г. Прио и иже с ним предприняли попыт- ку с помощью своего рупора на Кубе — журналиста Л. Конте Агуэро направить революцию в спокойное русло буржуазного парламентаризма. Второго февраля в журнале «Боэмия» появилось «Пись- мо патриоту», написанное Л. Конте Агуэро. Познакомив- шись с Ф. Кастро в студенческие годы, велеречивый жур- налист, которому были чужды идеалы и цели борьбы Фи- деля Кастро и который стал после победы Кубинской ре- волюции одним из ее самых злостных врагов, не упускал случая спекульнуть на всенародной популярности лидера революции, лицемерно величая себя не иначе, как его братом. «Я все еще называю себя именно так, потому что остаюсь твоим братом,— фарисействовал Л. Конте Агуэро в своем «Письме»,— хотя ты, наверное, уже и не считаешь меня таковым». Далее самозванный брат цинично про- должал: «Режим не может ликвидировать тебя, ты не мо- жешь ликвидировать режим. Ты находишься в Сьерра- Маэстре, Батиста — во дворце. У тебя — все лавры идола, у Батисты — вся сила власти... Сосуществуют моральная сила и реальная власть. Первая убеждает, но не побеждает, вторая побеждает, но не убеждает». После этой словесной эквилибристики следовало прямое осуждение революцион- ной борьбы: «Боеспособность Сьерры и ее влияние на страну является лишь угрозой власти, а не ее кризисом. Цена же, которая платится за эту угрозу, слишком высо- ка» 80. «Выход», предложенный Л. Конте Агуэро, а по существу стоявшей за ним буржуазной оппозиционной верхушкой,— прекращение борьбы и создание «кабинета мира». 80 «Bohemia», 1958, N 5, р. 89. 139
Но миссия Л. Конте Агуэро потерпела фиаско, следу- ющий ход в кампании по «умиротворению» Сьерра-Ма- эстры взялся сделать кардинал Артеага. Для ряда буржуазных ученых характерно необоснован- ное преувеличение роли католической церкви в Кубинской революции. Например, канадский философ Лесли Деуарт в своей книге «Христианство и революция. Урок Кубы» писал: «Католическая церковь на Кубе поддерживала ре- волюцию Кастро в течение всего периода борьбы против Батисты» 81. Действительно, некоторые священники при- нимали участие в повстанческом движении, но в целом клерикалы рьяно совмещали поклонение богу со служением диктатору. Не случайно в одном из своих интервью Ба- тиста с удовлетворением отмечал: «Служители церкви были так же уважаемы правительством, как и правительство церковью. Деятельность преподобного кубинского епис- копата состояла в выполнении христианской миссии, на что... мое правительство смотрело с большим уважением» 82. В марте 1958 г. в официозной печати широко обсужда- лось предложение кардинала Мануэля Артеаги об обра- зовании «нейтрального» правительства. Находившийся в сговоре с диктатором святоша ратовал за создание «пра- вительства национального единства, которое смогло бы под- готовить возвращение Кубы к мирной и нормальной по- литической жизни» 83. В обращении ничего не говорилось о Батисте, который, судя по всему, должен был возгла- вить это «нейтральное» правительство. В поддержку обращения Артеаги мгновенно была обра- зована Комиссия национального согласия, в состав кото- рой вошли прожженные политиканы, благосклонно отно- сившиеся к Батисте: бывшие вице-президенты Рауль де Карденас и Густаво Куэрво Рубио, президент Банковской ассоциации Кубы Виктор Педросо и священник Гонсалес. Седьмого марта комиссия встретилась с Батистой. В прессе появилось лишь краткое резюме выступлений ее членов. Г. Куэрво Рубио: «Мы должны немедленно до- биться мира, который покончил бы с насилием». Р. де Карденас: «У нас большая вера в бога и доверие к кубин- 81 Dewart L. Christianity and Revolution. The Lesson of Cuba. New York, 1963, p. 103. 82 «Diario de la Marina», 5.IV 1958. 83 «Bohemia», 1958, N 11, sup. 7. 140
скому народу». «Отец» Гонсалес: «В этот момент мы долж- ны молиться, много молиться»84. К какому же «миру» стремилась комиссия, за кого она «молилась»? Это стало известно через несколько дней после встречи ее членов с М. Артеагой и папским нунцием Луиджи Сентосом, на которой было решено, что комиссия будет добиваться «ми- ра» на основе следующих пунктов: 1. Политическая амни- стия, которая позволит повстанцам спуститься с гор, а ссыльным возвратиться на родину. 2. Перенос выборов с июня на ноябрь. 3. Контроль выборов комиссией, назна- ченной Организацией американских государств85. В этой программе ничего но говорилось ни о каких политических переменах в стране, ни о судьбе самого диктатора. Все из- ложенное в ней фактически совпадало с позицией Батисты и «хлопотами» М. Артеаги. Но расчет на простаков, преисполненных религиозных и политических иллюзий, провалился. 10 марта во время трансляции на всю страну программы телевидения из Сан- тьяго-де-Куба неожиданно для всех диктор зачитал ответ Ф. Кастро на обращение кардинала (еще одна акция орга- низации «Движения 26 июля» города). В ответе говори- лось, что «ни один достойный и уважающий себя кубинец не решится войти в совет министров, возглавляемый Бати- стой». Ф. Кастро отрицал всякую возможность контактов с Артеагой. Ответ заканчивался призывом к тому, чтобы «начиная с этого момента весь кубинский народ был наче- ку и напряг все свои усилия» 86. Политический цинизм этих «глашатаев мира» во главе с Батистой был очевиден. Именно в этот период военно- полицейский режим пошел по пути углубления контр- революционного процесса. По всей стране было введено чрезвычайное положение. «Темной арктической ночью» на- зывали кубинские журналисты долгие месяцы цензуры. В норму батистовского «правосудия» превратились произ- вольные обыски и аресты, изощренные пытки, убийства из-за угла. 84 «Ultimas Noticias», 8.III 1958. 85 «Ultimas Noticias», 12.III 1958. 86 «Bohemia», 1958, N 11, sup. 7. 141
Повстанческая армия: качественно новый этап борьбы С конца 1957 по апрель 1958 г. над повстанцами не дов- лела постоянная угроза преследования. Правда, перегруп- пировка правительственной армии, временный вывод не- которых ее частей из Сьерра-Маэстры сопровождались длительной бомбардировкой районов возможной дислока- ции партизан. Наряду с угрозой с воздуха в отмеченный период повстанческие колонны, помимо частых мелких сты- чек, имели два трудных боя. Первый—29 ноября 1957 г. В этот день основной удар батистовцев был направлен против колонны №1 им. Хосе Марти. Части регулярной армии вели атаки в трех направлениях: со стороны Меты, Сан-Лоренсо и Кавиро. Отбить их повстанцам удалось лишь ценой ощутимых потерь. В этих боях погиб капитан Сиро Редондо, участник штурма Монкады, любимец всех партизан. В конце января 1958 г. Батиста на короткое время от- менил цензуру в пяти провинциях из шести (за исключе- нием Орьенте). «Фидель считал важным, используя от- мену цензуры, нанести удар, который получил бы широ- кий отклик, и мы стали готовиться к этому»,— писал Э. Че Гевара87. Объектом атаки был избран воинский гарнизон небольшой деревушки Пино-дель-Агуа, уже подвергав- шийся нападению повстанцев в сентябре 1957 г. Пино-дель-Агуа представлял собой хорошо укрепленный и наиболее выдвинутый в горы воинский пункт, где была расквартирована целая рота батистовских солдат. Невда- леке находился лесопильный завод. Проведя предвари- тельно тщательную подготовку, повстанцы решили дать бой 16 февраля. В своей книге «Эпизоды революционной войны» Эрнесто Че Гевара писал: «Фидель, располагая сведениями о том, что на территории лесопильного завода дислоцируется целая рота батистовцев, не был уверен, что наши отряды смогут полностью овладеть этим объектом; имелось в виду лишь атаковать противника, ликвидировать посты, окружить его и ждать, когда к нему прибудет под- крепление. Мы хорошо знали, что войска, находящиеся на марше, обладают большей степенью готовности, чем рас- квартированные. Учитывая это, мы устроили несколько за- 87 «Куба», 1972, № 2, с. 42. 142
сад и ожидали получить хорошие результаты. Количество бойцов в каждой засаде определялось теми вероятными силами противника, которые могли бы выйти к месту ее проведения. Боем руководил сам Фидель...» 8&. О том, что повстанцы намеревались атаковать Пино- дель-Агуа, командование диктатора знало еще в январе. 11 января 1958 г. Объединенный генштаб получил срочное секретное сообщение из Санта-Клары: «Сегодня утром из Соединенных Штатов была получена телефонограмма от лица, близкого к правительству, содержащая следующую информацию: в горах Сьерра-Маэстры, в пункте под наз- ванием Пино-дель-Агуа или с похожим на него названием, имеются две усадьбы. Одна называется Сан-Антонио-де- Гомес-Мена, вторая граничит с -этой усадьбой. Гарнизон одной из них, где правительство имеет коротковолновую радиостанцию, в скором времени будет атакован привер- женцами Фиделя Кастро. Цель атаки — вывод из строя этой станции. Нападение будет совершено ночью людьми, вооруженными ножами, под командованием аргентинца, которого называют Че. Он входит в штаб Фиделя. Атака будет поддержана людьми брата последнего. Под коман- дованием этих трех лиц находятся 1800 человек. В связи с предстоящей атакой приказано выселить жителей окрест- ного района. Срочно довожу это до Вашего сведения. Осве- домитель передает, что если нападение еще не совершено, то оно будет осуществлено в самое ближайшее время» 80. В этой телефонограмме, помимо самого факта получения ее из США, обращают на себя внимание два момента: чрезмерно преувеличенная численность повстанцев и ха- рактер их вооружения. Весьма вероятно, что агент Батисты был введен в заблуждение в Соединенных Штатах контр- разведкой «Движения 26 июля». Сопоставление всех данных говорит о том, что в это вре- мя повстанцы имели в своих рядах более 300 человек90. Кроме винтовок, автоматов и пулеметов у них имелся даже один миномет (правда, всего с шестью минами), который был использован в бою при Пино-дель-Агуа. В общей сложности эта операция длилась 36 часов. По- встанцы почти полностью вывели из строя взвод солдат, на- правлявшийся на помощь окруженному гарнизону. Всего 88 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 188. 89 Dociimentos do la tirania, p. 172. 00 «Verde Olivo», 1963, N 19, p. 8. 143
потери противника составили около 25 человек убитыми и столько же ранеными, 5 солдат были взяты в плен. Поте- ри повстанцев: 5 убитых и 3 раненых. Среди трофеев, за- хваченных отрядом Ф. Кастро,— 33 винтовки, 5 пулеметов и много боеприпасов91. У этого боя был и другой итог, весьма своеобразный и не- ожиданный для Ф. Кастро. «Фидель,— вспоминал Э. Че Ге- вара,— возбужденный боем и в то же время обеспокоенный за судьбу товарищей, подчас рисковал больше, чем этого требовала необходимость. Поэтому спустя несколько дней после боя группа офицеров, в том числе и я, послала ему письмо, в котором просила его от имени революции не рис- ковать без нужды своей жизнью. Это письмо, которое вы- глядело по-детски и которое мы написали, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, не произвело на Фиделя никакого впечатления. Думаю, что он вряд ли дочитал его до конца. Ниже приводится текст этого письма: «Товарищ майор Фидель Кастро! Офицеры и весь личный состав Пов- станческой армии, понимая сложившуюся обстановку и вытекающие из нее требования, хотят выразить чувство признательности, которое испытывают к Вам бойцы за Вашу помощь в руководстве боем и Ваше непосредственное уча- стие в боевых действиях. Мы просим Вас не подвергать без нужды риску свою жизнь и тем самым не ставить под угрозу тот успех, который был нами достигнут в результа- те вооруженной борьбы и который мы должны закрепить победой революции. Знайте, товарищ Фидель, что это не проявление какого-либо сектантства, не стремление пока- зать свою силу. Когда мы пишем это письмо, нами дви- жет заслуженное чувство любви и уважения к Вам, чув- ство любви к Родине, к нашему делу, к нашим идеалам. Вы без всякого чувства самомнения должны понять ту от- ветственность, которая лежит на Ваших плечах, и те чая- ния и надежды, которые возлагают на Вас вчерашнее, се- годняшнее и завтрашнее поколения. Сознавая все это, Вы должны учесть нашу просьбу, которая носит характер приказа. Может быть, это слишком смело и повелительно, но мы делаем это ради Кубы и во имя Кубы, мы ждем от Вас еще большего самопожертвования. Ваши братья по борьбе и идеалам. Сьерра-Маэстра, 19 февраля 1958 года» 92. 91 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 197; «Куба», 1972, № 2, с. 43. 92 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 192—193. 144
Озабоченность авторов письма оказалась весьма свое- временной: именно в тот период на селения Орьенте были сброшены тысячи листовок следующего содержания: «Всем, кого это может заинтересовать. Посредством этой листовки сообщаю, что любой человек, передавший информацию, которая приведет к успеху боевой операции против любой повстанческой группы во главе с Фиделем Кастро, Раулем Кастро, Кресенсио Пересом, Гильберто Гонсалесом или любым другим командиром, будет возна- гражден в зависимости от важности информации, но в лю- бом случае суммой не менее 5 тыс. песо. Вознаграждение будет в пределах от 5 до 100 тыс. песо. Последняя цифра, т. е. 100 тыс., назначается за голову Фиделя Кастро. Примечание: имя давшего информацию никогда не бу- дет обнародовано. Капитан Кока» 93. Такого рода листовки, в которых к июлю 1958 г. сумма за голову Ф. Кастро возросла до 500 тыс. песо94, отнюдь не свидетельствовали о силе военно-полицейского режи- ма. Предателей не нашлось. Результат от этих листовок получился обратным ожидаемому: в народе еще больше по- высился авторитет Фиделя Кастро и Повстанческой армии. Этап борьбы повстанцев от боя при Уверо до марта 1958 г. характерен накапливанием сил партизанами, пре- вращением отряда в небольшую, хорошо организованную Повстанческую армию. Трудным и сложным был процесс ее создания. Истинно революционная линия основного, руководящего ядра Повстанческой армии, возглавляемо- го Ф. Кастро, время от времени наталкивалась на сопро- тивление «грязной пены», примкнувших к повстанцам ради осуществления своих узкокорыстных интересов контрреволюционных элементов. Их разлагающее влия- ние порой приводило к недовольству, а затем и дезертир- ству некоторых наиболее нестойких «новобранцев». В Сьерра-Маэстре действовал своеобразный «естественный отбор» революционных сил. В ходе борьбы Ф. Кастро удалось создать подлинно на- родную армию. Отмечая ее политическую эволюцию в 93 Schreyer W., Schumacher G. Vampire, Tyrannen, Rebellen. Ber- lin, 1963, S. 172. 94 «Ultimas Noticias», 21.VII 1958. 145
конце 1957 г., Э. Че Гевара писал: «Росла политическая сознательность наших бойцов и командиров, в Повстан- ческой армии формировались силы, придававшие новые черты нашей революционной войне, креп моральный дух, выкристаллизовывалась идея о необходимости аграрной реформы и глубоких социальных изменений в обществен- ной структуре, которые нужно было осуществить, чтобы оздоровить всю жизнь в стране» 95. Именно глубоко на- родная основа Повстанческой армии сделала возможным достижение высокого уровня ее революционной зрелости. Необходимо отметить, что силы Повстанческой армии не ограничивались только 300 вооруженных бойцов. При наличии оружия этот контингент можно было бы увели- чить в несколько раз за счет так называемых «эскопете- рос» 9е. Это были в основном плохо вооруженные крестья- не (старые охотничьи ружья, пистолеты, ножи). Факти- чески они являлись арьергардом Повстанческой армии, ее главным резервом. Как только появлялось оружие, наи- более храбрые из них становились повстанцами. Отряды «эскопетерос» большей частью состояли из местного насе- ления. Они выполняли следующие функции. 1. Вели наблюдения за передвижением противника. 2. Охраняли дороги и поддерживали общественный по- рядок в освобожденных районах. 3. Приобретали продукты питания и доставляли их в расположение повстанцев. 4. По заданию партизанского штаба осуществляли акты саботажа, выводили из строя коммуникации. 5. Обслуживали транспорт Повстанческой армии. 6. Готовили засады. Вызывая огонь на себя, дезориен- тировали противника, и в это время основные силы пов- станцев наносили неожиданный удар97. Двадцать четвертого февраля начало свои передачи «Радио Ребельде» («Повстанческое радио»). «Когда стала работать наша радиостанция,— отмечал Э. Че Гевара,— о существовании Повстанческой армий и ее боевой реши- мости стало известно по всей стране. Наши связи с насе- лением стали обширными и сложными; они простирались 0 5 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 130. 96 Escopetero (исп.) — стрелок. 97 Обычно в данных о численности Повстанческой армии «эскопе- терос» не учитываются. 146
Приказ Ф. Кастро о присвоении звания майора Р. Кастро и назначении его командующим Вторым фронтом, февраль 1958 г,
на западе страны до Гаваны и Камагуэя (эти города были для нас важными центрами снабжения), а на востоке — до Сантьяго. Мы располагали надежной сетью оповещения. Местные крестьяне немедленно предупреждали нас о при- ближении не только солдат противника, но и о появлении в горах любого постороннего человека, с тем чтобы по- встанцы могли быстро захватить его и выяснить, чем он занимается. Таким образом были обезврежены многие вражеские агенты и шпионы, проникшие в расположение нашей армии для ведения разведки» 98. Ненависть к диктатуре превратила всю провинцию Орь- енте в мятежный лагерь, центрами которого были Сьерра- Маэстра и Сантьяго-де-Куба. Назрела острая необходи- мость расширить зоны партизанской войны. Подготовка к переброске повстанческих колонн началась сразу же после боя при Пино-дель-Агуа. Двадцать седьмого февраля Ф. Кастро подписал приказ о присвоении звания майора Раулю Кастро и Хуану Аль- мейде и о назначении их командирами новых колонн: № 6 им. Франка Паиса и № 3 им. Марио Муньоса соответствен- но. 1 марта Ф. Кастро провел совещание с офицерами но- вых колонн. Колонна № 6 должна была осуществить мечту Ф. Паиса и открыть Второй фронт в горах Сьерра-Кристалл, на севе- ре провинции. Бойцам X. Альмейды предстояло открыть Третий фронт в районах, прилегающих к Сантьяго-де-Куба. В приказе Ф. Кастро, кроме военных целей (расширение фронта борьбы против диктатуры), ставились и большие социально-политические задачи: «Защищать во всех аспек- тах интересы населения, бороться за проведение аграрной реформы и выполнение немедленных требований крестьян- ства и одновременно вести борьбу за повышение его эконо- мического, политического и культурного уровня» ". Вечером 1 марта два новых повстанческих подразделе- ния, отделившись от колонны № 1, колонны-матери, как ее называл Э. Че Гевара, приступили к выполнению своего боевого задания. Начался качественно новый этап в стратегии повстан- цев: посылка небольших отрядов в заранее намеченные районы провинции Орьенте. 98 Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 163—164. 99 «Granma», 10.Ш 1972.. 148
Камило Сьенфуэгос Колонна Р. Кастро насчитывала 67 человек, X. Альмей- ды — 6210°. До 7 марта они шли вместе. В Пуэрто-Артуро X. Альмейда со своими бойцами разбил лагерь, а Р. Каст- ро направился в Сьерра-Кристалл. Самым трудным моментом в переходе повстанцев, воз- главляемых Р. Кастро, было пересечение Центрального шоссе, назначенное в ночь на 10 марта, когда диктатор- ский режим праздновал шестую годовщину военного пере- ворота. Наиболее опасный участок шоссе повстанцы пере- секли на реквизированных машинах. У отрогов гор Сьер- ра-Кристалл, около сентраля «Миранда», они покинули машины и после непрерывного 20-часового марш-броска прибыли в Пилото-эль-Медьо, к северу от Сан-Луиса. Пер- вая часть задания Ф. Кастро была выполнена, колонны № 6 и № 3 прибыли в намеченные районы. Не менее знаменательным для повстанцев был и первый выход на равнину небольшой группы бойцов во главе с Камило Сьенфуэгосом, которого Э. Че Гевара назвал «са- 100 «Bohemia», 1974, N 10, р. 88; «Granma», 1.III 1973. 149
мым блестящим партизаном». В юности Камило мечтал стать скульптором. Окончив 8 классов, он поступил в ху- дожественное училище, но, проучившись всего лишь один год, из-за тяжелого материального положения вынужден был начать работать, сначала разнорабочим в ателье, по- том служащим торговой конторы. Развернувшаяся в стра- не в первой половине 50-х годов революционная борьба полностью поглотила К. Сьенфуэгоса. Он принимал актив- ное участие в студенческих сходках и демонстрациях. Седьмого декабря 1955 г., участвуя в манифестации сту- дентов Гаванского университета, Камило был ранен в но- гу. 28 января 1956 i. его арестовали. Непримиримость, принципиальность и смелость Сьенфуэгоса на допросе при- вели в бешенство полицейских, и с тех пор в бюро по по- давлению коммунистической деятельности появилась его фотография с надписью «коммунист», хотя он и не был членом Народно-социалистической партии. В горниле рево- люции К. Сьенфуэгос сформировался не только как талант- ливый военачальник, но и как крупнейший политический деятель, глубоко веривший в конечную победу революции. «Мы не можем позволить себе лишь одного,— говорил он,— бросить начатое дело. Многие могут погибнуть на из- бранном пути, но если хоть один из нас останется в живых, он все равно выполнит стоящий перед нами долг» 1И. Именно К. Сьенфуэгос дал наиболее точное и емкое опре- деление классового характера Повстанческой армии, как «вооруженного народа», как социальной организации, по- рожденной эксплуатируемыми классами Кубы. «Каждый боец Повстанческой армии,— писал он,— является выход- цем из самых обездоленных слоев нашей родины. Он при- шел с полей, сахарных плантаций, с гор и из рабочих цен- тров, он взял оружие, чтобы защищать свой народ. И народ также должен защищать такого солдата, являющегося его неотъемлемой частью» 101 102. Тридцать первого марта 1958 г. К.Сьенфуэгос во главе отряда в составе восьми—десяти человек103 спустился с гор к реке Кауто, чтобы объединить имевшиеся там не- большие группы патриотов и провести первые бои с про- тивником на равнине. К.Сьенфуэгос не ограничился выпол- 101 «Juventud Rebelde», 26.VII 1973. 102 «Granma», 31.XII 1974. 103 Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz... La Habana, 1959, p. 17. 150
пением только этих задач. Установив прочные контакты С организациями «Движения 26 июля» городов Ольгин, Бая- мо, Мансанильо и Виктория-де-лас-Тунас, он приложил много сил к тому, чтобы сделать их борьбу более эффек- тивной. 15 апреля 1958 г. за успешное выполнение зада- ний на равнине «самому блестящему партизану» было присвоено звание майора. Начало 1958 г. ознаменовалось и двумя другими важны- ми событиями: решением Национального комитета Народ- но-социалистической цартии (в январе 1958 г.) организо- вать партизанский отряд под командованием Феликса Тор- реса в провинции Лас-Вильяс и высадкой десанта «Рево- люционного директората 13 марта». Первого февраля из Майами отплыла в берегам Кубы яхта «Скападе», на борту которой находились 17 человек, членов Директората, во главе с Фауре Чомоном. Плавание было очень тяжелым. Яхта сбилась с курса, кончилось го- рючее, несколько раз морская стихия чуть было не погло- тила утлое суденышко. Вместо намеченных пяти дней плы- ли неделю. 8 февраля экспедиция «Скападе» высадилась на пляже «Санта-Рита» бухты Нуевитас. Экспедиция разделилась на две части, одна из которых направилась в горы Эскамбрай, а другая — в сторону Га- ваны. Первой группе предстояло организовать и расши- рить фронт партизанской войны в провинции Лас-Вильяс, второй — подготовить новое покушение на Батисту. Позже от этой попытки пришлось отказаться. Двадцать пятого февраля было обнародовано «Воззвание Эскамбрая», которое по существу являлось программой «Революционного директората 13 марта». Студенты оста- лись верны своему главному принципу — «наносить удар сверху», но это была скорее дань прошлому. «Физическое уничтожение Батисты,— говорилось в этом документе,— конечно, не означает победу революции. Последняя не при- надлежит ни нам, ни кому другому в отдельности, а всему народу Кубы» 104. Партизанская борьба определялась в Воззвании как «часть общей стратегии борьбы». Главный акцент был сде- лан на массовую борьбу. «В решающий час,— заявляли студенты,— мы призовем к всеобщей забастовке». «Образо- вание, административная честность, аграрная реформа и 104 13 documentos de la insurrection. La Habana, 1959, p. 56. 151
Индустриализация — вот часть великой революции, кото- рую необходима совершить в нашей стране после разгрома тирании» 105,— говорилось в конце -«Воззвания Эскамбрая». Сравнительный анализ программных документов «Дви- жения 26 июля» и «Революционного директората 13 мар- та» показывает, что они совпадали в главном — в стремле- нии к существенному обновлению социально-экономичес- кой структуры страны. Успехи повстанцев в провинции Орьенте, возросшая ак- тивность подпольщиков в городах, развертывание парти- занской борьбы в провинции Лас-Вильяс, многочисленные антибатистовские выступления по всей стране свидетель- ствовали о приближении кульминационного момента борь- бы против диктатуры. Бесспорно, это был период наиболь- шего революционного подъема, вследствие чего 12 марта 1958 г. па совместном заседании в Сьерра-Маэстре Коман - дования Повстанческой армии и Национального руковод- ства «Движения 26 июля» единогласно был принят следу- ющий «Манифест к народу», в котором говорилось: «1. Очевидные симптомы развала диктаторского режима, вызревание национального самосознания, участие в сопро- тивлении всех социальных слоев страны... позволяют сде- лать вывод о том, что борьба против Батисты вступила в решающую фазу. 2. Стратегия решающего удара основывается на всеоб- щей революционной забастовке, поддержанной вооружен- ными действиями. 3. Революционная борьба должна постоянно усили- ваться начиная с сегодняшнего дня и вылиться во всеоб- щую забастовку, которая будет проведена в наиболее бла- гоприятный момент. 4. Население должно быть начеку и не поддаться на ка- кой-либо фальшивый призыв. 5. Всеобщая забастовка и вооруженная борьба будут продолжаться, если военная хунта попытается захватить власть. Эта позиция «Движения 26 июля» незыблема. 6. Подтвердить назначение доктора М.Уррутиа времен- ным президентом республики. Предложить ему в кратчай- ший срок по своему усмотрению сформировать Временное правительство, которое наметит и осуществит необходимые меры после свержения тирании. Выработка этих мер дол- 105 13 documentos.., р. 56—57. 152
жна основываться на программе-минимум, содержащейся в «Манифесте Сьерра-Маэстры» и «Документе Сьерры». 7. Подготовку забастовки и руководство по ее проведе- нию поручить Национальному рабочему фронту (органи- зация, руководившая рабочим движением в рамках «Дви- жения 26 июля».— Е. Л.), который будет представлять пролетариат и при Временном революционном правитель- стве. 8. Подготовку и руководство забастовкой среди адвока- тов, врачей, служащих поручить движению «Гражданско- го сопротивления». 9. Подготовку и руководство забастовкой среди студен- тов поручить Национальному студенческому фронту (орга- низация,- руководившая студенческим движением в рамках «Движение 26 июля».— Е. Л.). 10. Боевые действия поручить вести Повстанческой ар- мии и милиции «Движения 26 июля», а также всем рево- люционным организациям, поддерживающим Движение. 11. Печатным органам «Движения 26 июля» «Революси- он» (орган «Движения 26 июля»), «Вангуардиа обрера» (орган Национального рабочего фронта), «Сьерра-Маэст- ра» (орган «Движения 26 июля» города Гаваны), «Кубано либре» и «Ресистенсиа» (орган «Гражданского сопротив- ления») ориентировать и информировать народ... ... 14. Начиная с 1 апреля, по соображениям военного по- рядка, запрещается проезд по шоссе и железным дорогам на всей территории провинции Орьенте. Огонь будет от- крываться без предварительного предупреждения по лю- бому средству передвижения. 15. Начиная с 1 апреля по всей территории страны за- прещается платить все виды налогов государству... Налоги, заплаченные вопреки этому решению в казну диктатора, будут аннулированы и вновь взысканы Революционным правительством. Кроме того, это будет расценено как ан- типатриотический, контрреволюционный акт. 16. Начиная с 1 апреля будет классифицироваться как предательство пребывание на любом посту исполнительной власти. 17. Принимая во внимание состояние войны, существу- ющее между кубинским народом и тиранией Батисты, лю- бой офицер, солдат, новобранец, служащий в армии, фло- те, полиции, навсегда в будущем лишится этого права, если после 5 апреля будет продолжать выступать против 153
угнетенного народа. Нет ни одного веского аргумента в пользу выступления с оружием в руках против народа... Долг каждого — покинуть правительственную армию, под- нять мятеж или вступить в Повстанческую армию. В наши ряды будут приняты все, кто придет со своим оружием. Им будут гарантированы все права и немедленное присво- ение более высокого звания, а также будет исключена воз- можность их борьбы против своих бывших товарищей. 18. «Движение 26 июля» отвергает лишь сотрудничество военных, являющихся прямыми виновниками осуществ- ления негуманных актов или воровства. Сам же факт борьбы против нас не будет воспринят как мотив, препят- ствующий любому военнослужащему служить Родине в этот решающий час. 19. В связи с сообщением о том, что в армии ожидается новое пополнение из 7 тыс. человек для борьбы с Револю- цией, «Движение 26 июля» заявляет, что любой гражда- нин, который после выхода в свет этого документа вступит в вооруженные силы, будет предан суду военного трибу- нала и судим как военный преступник. 20. С 5 апреля служащие правосудия... желающие сохра- нить за собой должность, должны подать в отставку, так как отсутствие всяких гарантий и уважения к законодатель- ным нормам делает органы правосудия недействительными. 21. Пусть знает народ, что колонна № 6 сейчас нахо- дится на севере провинции Орьенте, колонна № 3 — на вос- токе, что революционные патрули действуют во всех угол- ках этой провинции, а действие вооруженных групп уси- лилось на всей территории страны. 22. Начиная с этого момента вся страна объявляется в состоянии тотальной войны против тирании. Оружие, име- ющееся у армии, флота и полиции, принадлежит народу. Никто не имеет права использовать его против народа, а тот, кто сделает это, не должен ждать ни малейшего снисхождения. Учитывая время, необходимое для распро- странения этого документа, кампания по уничтожению тех, кто с оружием в руках будет служить тирании, начнется 5 апреля. С этого дня начнется беспощадная война против армии, чтобы возвратить нации принадлежащее ей, а не диктатору оружие. Народ вынужден будет уничтожать солдат регулярной армии везде, где бы они ни находились. Вся нация готова стать свободной или умереть}» 106 106 «Pcnsamiento critico», 1969, N 28, р. 124—127. 154
«Манифест 12 марта», обращенный к народу Кубы, про- возгласил, что стратегия решающего удара, стратегия то- тальной войны против диктатуры зиждется на всеобщей за- бастовке, поддержанной вооруженной борьбой. Манифест решительно отвергал какие-либо компромиссы с Батистой, окончательно развеял иллюзии в отношении легальных пу- тей разрешения кубинской трагедии. Этот документ лишний раз показывает всю искусствен- ность и надуманность утверждений некоторых буржуаз- ных авторов, будто основному руководящему ядру «Дви- жения 26 июля» во главе с Ф. Кастро были присущи сти- хийные, неосознанные действия. Манифест, обращенный ко всем социальным силам страны, фактически призвал к созданию массового демократического, антидиктаторского фронта. Именно в народном характере борьбы видел Ф. Кастро залог грядущей победы. Тридцать первого марта 1958 г. в беседе с Фиделем Кастро корреспондент венесуэльской газеты «Ультимас нотисиас», напомнив лидеру Кубинской революции о слиш- ком неравном соотношении сил повстанцев и правитель- ства, задал ему вопрос, волновавший тогда всех: «На что Вы рассчитываете? На первый взгляд кажется, что повстанцы не имеют ни малейших шансов на успех.— Вы были бы правы,— заявил Ф. Кастро,— если бы это была военная революция. Но это не так. Это народная револю- ция. И решит ее судьбу народ, а не военные» 107. Ответом Батисты на «Манифест 12 марта» было введение в стране чрезвычайного положения, время от времени от- меняемого диктатором на короткие сроки в демагогичес- ких целях. Согласно закону, принятому 1 апреля 1958 г., чрезвычайное положение устанавливалось на 45 дней, в течение которых совет министров наделялся следующими полномочиями: «1. Принять меры для усиления вооружен- ных сил и вспомогательных подразделений путем прида- ния им новых частей или расширения существующих. Произвести дополнительный набор в армию, изыскать и утвердить фонды, необходимые для осуществления этих целей. 2. Установить новые налоги или увеличить уже су- ществующие. 3. Изменить работу судебных, администра- тивных и специальных органов для выявления всех пре- 107 «Ultimas Noticias», l.IV 1958. 155
Ступников и наказания их за подрывные действия, направ- ленные против общественного порядка» 108 109. Антинародная, реакционная сущность этого закона очевидна. Он был направлен против всех революционных и патриотических сил страны. Давая ему оценку, премь- ер-министр Кубы Гонсало Гёл не преминул сделать реве- ранс в сторону лидеров буржуазной оппозиции: «Закон о чрезвычайном положении,— подчеркнул он,— пресле- дует своей целью восстановление нормальной обстанов- ки в стране и стремление к национальному единству, что необходимо для проведения выборов и соблюдения закон- ных требований оппозиции, вытекающих из конститу- ции» 10э. Невинную фронду лидеров буржуазной оппозиции дик- татор рассматривал не как угрозу своему режиму, а не- гласную солидарность с ним. «Салонная революция» Прио и К° не беспокоила Батисту. Все репрессивные силы ре- жима были мобилизованы па подавление готовившейся всеобщей забастовки и нанесение решающего удара Пов- станческой армии. Желая подорвать ее моральный дух, Г. Гёл объявил 3 апреля о помиловании всех повстанцев, которые сдадутся в плен. В подтверждение его слов в районы дислокации партизан были сброшены листовки следующего содержа- ния: «Соотечественник! Если ты оказался замешанным в антиправительственном заговоре и в настоящее время про- должаешь находиться в лесах или горах, у тебя есть воз- можность одуматься и вернуться в лоно своей семьи. Правительство обещает с уважением отнестись к твоей жизни и вернуть тебя к домашнему очагу, если ты сло- жишь оружие и будешь действовать согласно закону. Ты должен явиться к губернатору провинции, предсе- дателю муниципального совета, знакомому члену конгрес- са, к военным, военно-морским или полицейским властям или обратиться к представителям духовной власти. Если ты находишься в ненаселенном пункте, приходи к командиру ближайшего воинского подразделения с вин- товкой па плечо и с поднятыми вверх руками. Если ты решишь явиться к представителям власти в го- роде, спрячь предварительно где-нибудь в надежном месте 108 «Diario de la Marina», l.IV 1958. 109 «Diario de la Marina», 2.IV 1958. 156
свое оружие, чтобы его можно было немедленно взять от- туда. Сделай это как можно быстрее, поскольку в зоне, где ты находишься, правительством будут по-прежнему прини- маться самые решительные меры к установлению всеоб- щего спокойствия» “°. «Ниже текста листовки,— писал Э. Че Гевара,— были помещены фотографии тех, кто якобы уже явился к вла- стям с повинной. Многие фотографии были грубой под- делкой. Контрреволюция усилила свою деятельность, но мы ве- рили, что она в конечном счете переломает себе кости об острые горы Сьерры» 1И. Принимая во внимание значительный подъем революци- онной борьбы в первые месяцы 1958 г., руководство «Дви- жения'26 июля» посчитало создавшуюся обстановку бла- гоприятной для призыва ко всеобщей забастовке, которая при вооруженной поддержке повстанцев могла оказать большое влияние па весь ход революции. ☆ Развитие революционного процесса на Кубе с 30 ноября 1956 по апрель 1958 г. характеризовалось разнообразием форм борьбы. Это геррилья и забастовки рабочих, воору- женные выступления и студенческие манифестации, дви- жение крестьян против сгона с занимаемых земель и на- родные протесты, саботаж на фабриках, заводах и сахар- ных сентралях и бойкот выборов. Основной формой борьбы руководство «Движения 26 ию- ля» избрало партизанскую войну, что было обусловлено своеобразием политической обстановки на Кубе, разгулом реакционного насилия. Но в указанный период, особен- но в то время, когда Повстанческая армия, по выражению известного кубинского историка Хосе А. Табареса, «нахо- дилась в пеленках» 112, на первый план выдвигались и имели огромный резонанс такие формы борьбы, как всеоб- щая забастовка, вооруженное восстание, саботаж. Выше уже отмечалась полная несостоятельность тези- сов отдельных авторов, пытающихся рассматривать гер- "" Че Гевара Эрнесто. Указ, соч., с. 198—199. 111 Там же, с. 199. 1,2 «Pensamienlo critico», 19G9, N 31, р. 142. 157
рилью в отрыве От всего общенационального антидикта- торского движения или противопоставлять их друг другу, умаляя при этом то значение партизанской войны, то дру- гих форм революционной борьбы. Девятого апреля 1968 г. на митинге в Сагуа-ла-Гранде Ф. Кастро, характеризуя кубинский революционный про- цесс, говорил: «Элементарная справедливость требует от- метить: характер нашей борьбы и то обстоятельство, что она началась на Сьерра-Маэстре и что в конечном счете решающие бои вели партизанские силы, привели к тому, что в течение длительного времени почти все внимание, все признание, почти все восхищение концентрировалось на партизанском движении в горах. Следует отметить, ибо разумно и полезно быть справедливым, что это обстоятель- ство в известной степени привело к затушевыванию роли участников подпольного движения в революции; роли и героизма тысячи молодых людей, отдавших жизнь и бо- ровшихся в исключительно тяжелых условиях. Необходи- мо указать также и на тот факт, что в истории нашего ре- волюционного движения, как и во всех подобных процес- сах, главным же образом в новых явлениях истории, не было вначале большой ясности о роли партизанского дви- жения и роли подпольной борьбы. Несомненно, что даже многие революционеры считали партизанское движение символом, который поддерживал бы пламя революции и народные надежды и ослаблял бы тиранию, но в конечном счете не оно, а всеобщее восстание привело бы к сверже- нию диктатуры. Хотелось бы, однако, подчеркнуть, что при наличии в революционном движении разных крите- риев и точек зрения — явление, по нашему мнению, есте- ственное и логичное — никто не мог претендовать на об- ладание истиной. Лично мы ориентировались на победу партизанского движения, но, если бы произошло так, что до того, как партизанское движение развилось в доста- точной степени, чтобы нанести поражение армии, возник- ло бы сильное массовое движение и народное восстание победило бы в одном из городов, мы были готовы, если бы это произошло, немедленно оказать такому движению под- держку и принять в нем участие. Я хочу сказать, что в революционном процессе могли иметь место разные аль- тернативы и что просто следовало быть готовыми исполь- зовать любую из них» нз. 113 Цит. по: Лаврецкий И. Эрнесто Че Гевара. М., 1973, с. 124—125.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Провал «решающего наступления» батистовскои армии ☆ Всеобщая забастовка 9 апреля 1958 года «Движение 26 июля» состояло из трех фактически полуав- тономных групп: горной, равнинной и заграничной. Наци- ональное руководство Движения возглавлял Ф. Кастро. Равнинные организации были разделены на пять сек- ций: «действие и саботаж», «рабочая», «пропаганды», «финансов» и «секция по работе с молодежью и студента- ми». Кроме того, к ним примыкало движение «Граждан- ского сопротивления», в состав которого входили различ- ные общественные организации и видные представители интеллигенции. В 1958 г. за пределами Кубы — в США, Венесуэле, Мексике, Коста-Рике, Пуэрто-Рико и других странах — действовали 62 заграничные организации «Движения 26 июля» \ Как правило, они не имели контактов между собой. Больше того, многие из них даже враждовали друг с другом, но все они заявляли о своей солидарности с Ф. Кастро. «Клуб ссыльных поддерживает доктора Фиде- ля Кастро,— говорил, например, генеральный секретарь Клуба ссыльных кубинцев Мексики Давид Диас де ла Роча,— потому что считает его лучшим продолжателем дела X. Марти. Он (Фидель Кастро. — Е. Л.) является выразителем наших идеалов, и наше содействие ему абсолютно бескорыстно. Мы желаем только, чтобы свобод- ная Куба управлялась ее лучшими сынами» 2. Среди кубинских эмигрантов было много честных людей, искренне желавших видеть свою родину свободной, но во ’ «Communist Affairs», 1963, N 5, р. 22. 2 «Ultimas Noticias», 22.IV 1958. 159
главе эмиграции стояли беспринципные политиканы, не- редко прибегавшие к изощренной демагогии ради осуще- ствления своих честолюбивых замыслов. В борьбе против диктатуры главную роль они отводили прежде всего себе: «История 1895 года повторяется,— уверял тот же Давид Диас де ла Роча. — Как и в войне X. Марти, триумф рево- люции зависит от солдат эмиграции» 3. Ни «свою победу», ни дальнейшую судьбу Кубы эти «нейлоновые освободи- тели» (презрительная кличка, данная им повстанцами) не мыслили без патроната со стороны США, без военно-фи- нансовой и политической поддержки Вашингтона. На проамериканских и антикоммунистических позициях стояли не только лидеры эмиграции, но и некоторые бур- жуазные деятели, пробравшиеся к руководству отдельных секций равнинных организаций «Движения 26 июля». Среди них один из лидеров католического молодежного движения, Мануэль Рэй, возглавлявший секцию «Граж- данского сопротивления» Гаваны. «Свое тяготение к аме- риканцам Рэй объяснял желанием... помочь революции. Он утверждал, будто контакты с ними дадут возможность повлиять на общественное мнение Соединенных Штатов и с его помощью побудить Вашингтон отказаться от под- держки Батисты. Позицию Рэя поддерживали и другие представители правого крыла «Движение 26 июля», прежде всего люди, тесно связанные с реакционным кубинским клиром, осо- бенно с иезуитами. В числе участников подпольной организации «Движе- ния 26 июля», действовавшей в Гаванском университете, находился некий Мануэль Франсиско Артиме. Врач по профессии, он еще в студенческие времена был близок к иезуитам и не скрывал своих симпатий к ним. Но у често- любивого врача, как выяснилось позже, имелось и «второе я»: уже в то время он установил тесные связи с сотрудни- ками посольства США в Гаване, в частности с неким «ми- стером У ил ьямсом ». В этом через несколько лет Артиме сам признается Хейнсу Джонсону, автору вышедшей в Соединенных Шта- тах книги «Залив Свиней» 4. 3 «Ultimas Noticias», 22.IV 1958. 4 Листов В., Жуков Вл. Тайная война против революционной Кубы. М., 1966, с. 68. Ж
Если горное крыло «Движения 26 июля» — Повстанче- ская армия, состоявшая из крестьян, сельскохозяйствен- ных и промышленных рабочих и выходцев из средних слоев,— в процессе борьбы все больше переходило на про- летарские позиции, то в равнинных организациях, среди входивших в них представителей национальной буржуазии, вплоть до победы революции наблюдались антикоммуни- стические настроения. С особенной силой это сказалось в ходе подготовки всеобщей забастовки. Командование Повстанческой армии отчетливо предста- вляло себе, что для успеха забастовки необходимо объеди- нить усилия всех оппозиционных групп, и прежде всего Народно-социалистической партии и «Революционного ди- ректората 13 марта». 26 марта Ф. Кастро обратился ко всем оппозиционным партиям с призывом о единстве дей- ствий. Коммунисты . провели большую агитационную работу среди рабочих, организовали несколько сот забастовочных комитетов. По всей стране возникали патриотические хунты, объ- единявшие представителей различных политических тече- ний и группировок. Правые элементы выступили против союза с коммуни- стами. 4 апреля об этом заявили М. Уррутиа и М. Льерэна, бывший председателем одного из комитетов кубинских эмигрантов в США. У них нашлось немало единомышлен- ников в организациях равнинного крыла, особенно в Гаване. Подготовка всеобщей забастовки в «Движении 26 июля» была возложена на «Национальный рабочий фронт», па секцию «действие и саботаж» и «Гражданское сопротивле- ние». «Национальный рабочий фронт», созданный в авгу- сте 1957 г., по словам Э. Че Гевары, «с самого начала страдал грехом сектантства». Во главе его оказался рене- гат Давид Сальвадор, исключенный из Народно-социали- стической партии. Как ни парадоксально, но именно ему была поручена миссия по координации действий с комму- нистами и другими левыми силами. Это объяснялось соста- вом гаванского забастовочного комитета, в котором боль- шинство составили противники подобного союза. Из-за раскольнических маневров правых элементов равнинного крыла так и не был создан единый руководящий центр забастовки. Ни коммунистов, ни представителей Директо- 6 Е. А. Ларин 161
рата не было среди руководителей будущей забастовки. Командование Повстанческой армии в силу своей изоля- ции не могло внести своевременные коррективы в ход под- готовки ко всеобщей забастовке. Бурную деятельность по предотвращению всеобщей за- бастовки развернула мухалистская верхушка Конфедера- ции трудящихся Кубы (КТК). 30 марта все буржуазные газеты страны опубликовали «Обращение КТК к народу Кубы». «Кубинский рабочий класс,— говорилось в нем,— сознает свою историческую' роль. Мы проводим абсолютно независимую политику. На основе решений наших наци- ональных съездов и согласно той конструктивной роли, которую играют рабочие, мы против всякой политической и авантюристической забастовки» 5. Выступление же само- го Мухаля по телевидению больше напоминало речь отъ- явленного полицейского погромщика, чем рабочего лиде- ра: «Никто не должен покидать свои рабочие места. Воен- ный закон определяет забастовку как преступление против родины. Тот, кто оставит свое рабочее место, будет осуж- ден и приговорен к смерти. Работающие могут стрелять в каждого, кто им будет мешать. Если возникнет необходи- мость поставить рядом с каждым рабочим солдата, то это будет сделано. Пока я жив, на Кубе не состоится всеобщей забастовки, а Ф. Кастро не вступит в Гавану» 6. Несмотря на столь воинственное заявление Мухаля, многие профсоюзы, входившие в КТК (в марте 1958 г. эта организация насчитывала 1 млн. 200 тыс. человек), гото- вились принять участие в забастовке. День и час начала забастовки были строго засекречены. Даже многие рабочие лидеры точно не знали этого. Но сре- ди тех, до кого дошла эта тайна, оказался агент ФБР Ж. Дюбуа, один из многочисленных американских «жур- налистов», выдававших себя за друга революционеров. Девятого апреля в 11 часов утра гаванским патриотам удалось захватить главные национальные радиостанции «Радио Прогресо», «СМКУ», «Сиркуито насиональ куба- по», «Радио Релох» и передать призыв к забастовке: «Вни- мание, кубинцы! Внимание, кубинцы! «26 июля» призы- вает ко всеобщей революционной забастовке... Сегодня — 5 «Diario de la Marina», ЗО.Ш 1958. 6 Цит. по: Echeverria Rafael Otero. Reportaje a una Revolucion. Santiago de Chile, 1959, p. 153. 162
день освобождения, день всеобщей революционной забас- товки. С этого момента начинается по всей Кубе послед- ний этап борьбы, который закончится только с поражением диктатуры» 7. Время начала забастовки и сама форма ее объявления оказались неудачными. Многие кубинцы, находясь на рабо- те, не слышали призыва, другие, услышав его, приняли за провокацию. Шла «святая неделя», в течение которой почти не проводилось никакой пропаганды, поэтому мно- гим этот призыв показался подозрительно неожиданным. Для подобных сомнений были основания: в начале апреля один из батистовских приспешников, Р. Масферрер, рас- пространял якобы подписанные Ф. Пересом листовки, сообщавшие о переносе забастовки на более позднее время. Теперь, когда она была объявлена, рабочие подума- ли, что это вновь проделки Масферрера и мухалистских агентов. И хотя в тот день выступления против диктатуры имели место во многих районах Кубы (в Гаване, Санть- яго-де-Куба, Санта-Кларе, Камагуэе, Матансасе, Пинар- дель-Рио, Баямо, Сьего-де-Авиле и др.), они носили раз- розненный характер и были легко подавлены. В результате сектантской политики руководителей «На- ционального рабочего фронта», в результате отсутствия должной подготовки, координации и единства действий различных революционных организаций забастовка не получила ожидаемого размаха. Силу и революционные по- тенции пролетариата В. И. Ленин видел прежде всего в его единстве: «Единство необходимо для рабочего класса. Единство осуществляется лишь единой организацией, решения которой не за страх, а за совесть проводятся все- ми сознательными рабочими... Разрозненные рабочие — ничто. Объединенные рабочие — все» 8. Несмотря на отдельные успехи, достигнутые рабочими городов Гуаиабакоа и Сагуа-ла-Гранде, 9 апреля револю- ционному движению был нанесен чувствительный удар. «То поражение 9 апреля,— говорил Ф. Кастро,— было самым тяжелым. Оно было самым тяжелым, потому что никогда прежде народ не имел столько надежд, сколько связывал с тем днем. Никогда у нас не было столько иллю- 7 13 documentos de la incurreccion. La Habana, 1959, p. 59. я Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 24, с. 192. 163 SB
зий, сколько было их в тот день. Я могу сказать, что это был самый тяжелый удар, который понесла наша револю- ция» 9. Третьего мая в Сьерра-Маэстре состоялось совещание, на котором анализировались причины поражения забастов- ки. На совещании присутствовали Ф. Кастро, Э. Че Гева- ра, В. Эспин, Айдее Сантамария, Ф. Перес, Д. Сальвадор, Р. Рамос Латур, М. Фернандес и др. Анализ забастовки показал, что причины ее неудачного исхода крылись в субъективизме, политическом авантюризме, в недооценке сил противника и переоценке своих собственных, в полном забвении политической работы в массах. Одним из глав- ных виновников провала был признан Д. Сальвадор, он был отстранен от своих обязанностей. Резкой критике под- верглись Ф. Перес и Р. Латур, возглавлявшие секцию «действие и саботаж» и милицию «Движения 26 июля», считавшие, что с 2 тыс. милисианос (которыми они распо- лагали), вооруженными в основном бутылками с горючей смесью, можно было захватить Гавану. По предложению горного крыла Ф. Кастро был назначен Генеральным секретарем «Движения 26 июля» и Главно- командующим всеми вооруженными силами, включая и милицию, находившуюся до этого совещания в ведении «равнины». Национальное руководство, работавшее после смерти Ф. Паиса в Гаване, перемещалось в Сьерра-Маэст- ру. Впервые был образован секретариат Движения в со- ставе пяти человек, ведающих вопросами финансов, поли- тики, вооружения, внешних связей и рабочим вопросом 10. Особенно принципиальной и важной для дальнейшего развития революционного процесса на Кубе оказалась по- беда представителей Сьерра-Маэстры при обсуждении вопроса о главной форме борьбы против диктатуры. «В самом пашем движении существовали две вполне опре- деленные точки зрения на методы борьбы,— писал Э. Че Гевара. — Одна из них, которой придерживались партиза- ны Сьерра-Маэстры, сводилась к необходимости дальней- шего развертывания повстанческого движения, распростра- нению его на другие районы страны и уничтожению батистовского режима путем упорной и непрекращающей- 9 «Pensamiento critico», 1969, N 28, р. 129. 10 См. Че Гевара Эрнесто. Эпизоды революционной войны. М., 1974, с. 204. 164
ся борьбы. Революционеры же из равнинных районов стоя- ли на позиции организации во всех городах массовых вы- ступлений трудящихся, которые со временем выльются во всеобщую забастовку и приведут к свержению батис^ов- ской диктатуры. На первый взгляд эта позиция казалась даже более революционной, чем наша; но это лишь на пер- вый взгляд. В действительности же политическое сознание сторонников этой точки зрения было недостаточно высо- ким, и всеобщая забастовка в том виде, как они ее понима- ли, не соответствовала требованиям момента» “. События 9 апреля 1958 г.— наглядный этому пример. Исключительно велико значение майского совещания в Сьерра-Маэстре, названного Че Геварой «решающим». Подводя его итоги, он писал: «На нем были решены кон- кретные проблемы «Движения». Во-первых, нам удалось добиться согласия, что военное и политическое руководст- во борьбой будет осуществлять Фидель, выполняя функ- ции одновременно Главнокомандующего всеми вооружен- ными повстанческими силами и Генерального секретаря нашей организации. Во-вторых, было решено, что и впредь будет проводиться курс на всеобщую вооруженную борь- бу, предложенный повстанцами из Сьерра-Маэстры. Было покопчено с наивными иллюзиями тех, кто верил в успех всеобщей революционной забастовки в то время, когда условия для ее проведения еще недостаточно созрели и не была проведена соответствующая подготовка. Кроме того, фактическое руководство «Движением» находилось в Сьер- ра-Маэстре и в связи с этим возникали определенные трудности практического характера. Сама жизнь показала, что у бойцов из Сьерра-Маэстры была более высокая по- литическая сознательность, подтвердилась правильность их позиции и оценки происходящих событий» 11 12. Результаты майского совещания в Сьерре сделали «Движение» 2G июля» более совершенным в организацион- ном плане, позволили Фиделю Кастро осуществлять еди- ное» военно-политическое руководство, преодолеть разоб- щенность и распыленность сил, проводить единую линию в вопросе о союзе с другими подлинно революционными и патриотическими силами. 11 Там же, с. 165. 12 Там же, с. 208—209. 165
Вашингтон: политика выжидания Пятидесятые годы в Латинской Америке характерны уси- лением классовой и антиимпериалистической борьбы. Вслед за гватемальской революцией растущие антиамери- канские настроения охватывали все большее число стран. В Колумбии и Венесуэле развернулись мощные народные движения против реакционных диктатур Рохаса Пинильи и Переса Хименеса, приведшие к их свержению. Борьба за установление демократических режимов, за полную на- циональную независимость и глубокие социальные и эконо- мические преобразования становилась главным направле- нием политической жизни латиноамериканских стран. День ото дня росла солидарность народов западного полу- шария с боровшимся против военно-полицейского режима кубинским народом. В первые месяцы 1958 г. по всей Ла- тинской Америке прокатилась волна протеста против поставок оружия правительством Эйзенхауэра диктатору Батисте. «Путаница и неразбериха в американском понимании революции нигде не проявляется столь очевидно и не при- носит больших неприятностей, как в отношениях Соеди- ненных Штатов с Латинской Америкой,— констатировал в 60-х годах Уильям Фулбрайт.— Американцы... который раз встают в Латинской Америке, как, между прочим, и в Азии, перед выбором — согласиться с революцией или подавить ее» 13. Подавить или согласиться — эта дилемма стояла и перед администрацией президента Д. Эйзенхауэра. В начале марта 1958 г. кубинский вопрос стал предметом бурных дебатов в сенатской комиссии по иностранным делам. По- мощник государственного секретаря по латиноамерикан- ским делам Р. Руботтом осудил «саботаж, поджоги и тер- роризм повстанцев» и заявил, что количество оружия, проданного Кубе «для ее внутренней безопасности и меж- американской обороны», слишком незначительно, чтобы принимать его во внимание 14. Многие видные политические деятели (сенаторы У. Мор- зе, Ч. О. Портер и А. К. Пауэлл) выступили против амери- канской политики на Кубе. Пауэлл, назвав Соединенные 13 Фулбрайт Дж. Уильям. Самонадеянность силы. М., 1967, с. 88. 14 «Diario de la Marina», 6.Ш 1958. 166
Штаты партнером Батисты в убийстве тысяч кубинцев, привел длинный список различного вида оружия и боепри- пасов, поставленных на Кубу в 1956—1957 гг. События 1958 г. показывают, что фарс госдепартамента с отменой поставок оружия Батисте являлся не чем иным, как попыткой ввести в заблуждение латиноамериканскую общественность. «Четырнадцатого марта 1958 г.,— вспоминал посол Смит,— я был уполномочен госдепартаментом сообщить правительству Кубы о прекращении поставок всех видов оружия. Кроме того, согласно полученной инструкции, я должен был заверить правительство Кубы, что этот акт не является изменением основного политического курса Сое- диненных Штатов»15. Эмбарго, наложенное госдепарта- ментом на поставку оружия Батисте с 31 марта 1958 г., вовсе не означало, что Белый дом бросил диктатора на произвол судьбы. Несколько опережая события, заметим, что американ- ская военная помощь Кубе в 1958 г. составила 97 млн. долл., что превышало объем военной помощи, предоставленной в том же году Соединенными Штатами Аргентине, Брази- лии и Чили вместе взятым (соответственно 23, 42 и 17 млн. долл.) 16. Кроме того, для Батисты были любезно открыты арсена- лы Доминиканской Республики и Никарагуа, где он при- обретал оружие до последних дней своего пребывания в президентском дворце. Заявление об эмбарго появилось в тот момент, когда генералитет батистовской армии завер- шил подготовку к решающему наступлению на повстанцев, в которой непосредственное участие принимала и амери- канская военная миссия на Кубе. Об этом стало известно 5 апреля 1958 г., когда сенатор А. К. Пауэлл обвинил ее во вмешательстве во внутренние дела Кубы, выражающем- ся в руководстве боевыми операциями против повстанцев. В ответ па это обвинение представитель Пентагона заявил, что «военная миссия США продолжает помогать кубин- ской армии в вопросах национальной безопасности» и что опа «в определенной мере действительно причастна к вме- шательству во внутренние дела этой республики» 17. 15 Smith Earl Е. Т. The Fourth Floor. New York, 1962, p. 85. 16 «The Department of State», Bulletin N 1099, 1960, p. 100. 17 «Ultimas Noticias», 6.1 V 1958. 167
Разумеется, вмешательство Пентагона не ограничива- лось только деятельностью военной миссии. «Кубинская армия,— говорил глава делегации Кубы капитан Н. Кар- лос А. Леон на заседании межамериканского Совета обо- роны 21 января 1958 г.,— максимально использует все возможности, предоставляемые армией и военно-воздуш- ными силами Соединенных Штатов, направляя в их шко- лы и тренировочные центры своих солдат и офицеров» 18 19. Большую роль в работе пропагандистской машины дик- татуры играло вашингтонское агентство «Юниверсл ризерч энд консалтэнтс инк». В апреле 1958 г. сотрудники этого агентства подготовили для советников Батисты доклад «О психологии войны и пропаганде», в котором предлагал- ся план идеологических диверсий против повстанцев, предусматривавший: «а) отождествлять Фиделя Кастро и его движение с коммунизмом; б) развенчивать созданный вокруг Ф. Кастро ореол ли- дера, доказывая при этом его зависимость от лиц, которым абсолютно безразличны и нынешние и будущие интересы Кубы; в) высмеивать Фиделя Кастро перед народом; г) представлять существующую демократическую систе- му как единственную систему, способную разрешить все национальные проблемы» 1э. Нет, Белый дом не бросил Батисту на произвол судьбы и все еще рассчитывал на «демократическую систему» военно-полицейского режима. Одним из главных факторов, заставивших США прибег- нуть к фарсу с эмбарго, явилось мощное общенациональ- ное движение на Кубе против диктатора, которое Вашинг- тон не сумел взять под свой контроль. Заявляя о прекра- щении поставок оружия Батисте, госдепартамент рассчитывал завоевать расположение патриотически наст- роенной части кубинцев, выступавших против диктатуры. «Подавить или согласиться?» — Белый дом искал вы- ход. Американские правящие круги по-прежнему пребыва- ли в полном неведении относительно истинных планов 18 «Verde Olivo», 1966, N 45, р. 24. 19 Цит. по Respuestas del comandante-jete del Segundo Frente ori- ental Raul Castro Ruz a las preguntas formuladas por un perio- dista norteamericano 22 de noviembre de 1958, p. 27—28. 168
Ф. Кастро. Этим и объясняется возросшая с весны 1958 г. активность агентов ЦРУ и ФБР, а также некоторых пред- ставителей госдепартамента и служащих американского посольства в Гаване. Они не только устанавливали связи с кубинскими эмигрантами за границей, но и пытались про- никнуть в подпольные организации, действовавшие на Кубе. Вот, например, перечень вопросов, которые в авгу- сте 1958 г. должен был, проникнув в ряды гаванского под- полья, выяснить один из агентов Пентагона: 1. Будет ли армия Батисты участвовать в его свержении? 2. Объедини- лись ли все революционные силы, которые выступают про- тив диктатуры? 3. Что думают руководители «Движения 26 июля» в отношении коммунизма? 4. Какую форму прав- ления хотят установить революционеры и кто будет пре- зидентом? 5. Будут ли входить представители «Движения 26 июля» в новое правительство? 6. Согласно ли «Движе- ние 26 июля» принять Венесуэлу и Мексику в качестве посредников при разрешении кубинского «кризиса»?20 Резолюция о прекращении поставок оружия Батисте явилась не только следствием «озабоченности» Соединен- ных Штатов судьбой Кубы, она должна была стать одним из главных «козырей» вице-президента США Р. Никсона во время его поездки по странам Южной Америки. 25 ап- реля газета «Уолл-стрит джорнэл» сообщала, что США начинают новую экономическую и психологическую кам- панию «для того, чтобы держать каждый раз все более недовольных латиноамериканцев на стороне дяди Сэма в холодной войне» 21. Газета указывала, что эту кампанию откроет Р. Никсон 27 апреля 1958 г. «миссией доброй воли» по Латинской Америке. Латиноамериканцы устроили настоящую обструкцию вице-президенту Соединенных Штатов. В своем отчете за 1958 г. специальный помощник президента Д. Эйзенхауэ- ра по латиноамериканским вопросам М. Эйзенхауэр писал, что во всех странах Южной Америки, где побывал Никсон, и в странах Центральной Америки, которые посетил он сам в июне того же года, высказывалось открытое недо- вольство поддержкой США диктаторских режимов 22. 20 Benitez Cabrera Jose A. David Goliat siglo XX. La Habana, 1967, p. 66. 21 Цит. no: «Diario de la Marina», 26.IV 1958. 22 Documents on American Foreign Relations, 1958. New York, 1960, p. 509. 169
После своего вояжа Никсон заявил, что теперь Соеди- ненные Штаты будут ограничиваться «лишь формальным рукопожатием с диктаторами» 23. Но отношение Вашинг- тона к реакционным режимам Трухильо, Сомосы, Батисты и им подобным ни на йоту не изменилось. Шестнадцатого апреля 1958 г. новый посол Кубы в США Николас Арройо вручил президенту Д. Эйзенхауэру свои верительные грамоты и информировал его о положении в стране (о жестоко подавленной забастовке и готовящемся со дня на день «решающем наступлении»). Новый посол заявил, что глава американского правительства остался очень доволен внутренним положением Кубы24. Несмотря на заверения госдепартамента, правительство США продолжало оказывать Батисте военную помощь. В конце мая в руки разведки Второго фронта попали доку- менты, разоблачавшие участие американской военщины в спасении диктаторского режима. На фотографии, сделан- ной на американской военно-морской базе Гуантанамо, были изображены два самолета ВВС Кубы; рядом с ними стоял американский грузовик, груженный оружием и бое- припасами. В руках повстанцев оказалась также амери- канская ведомость выдачи оружия представителям кубин- ской армии от 8 мая 1958 г. Соблюдая известную стратегическую осторожность во многих вопросах, связанных с интересами США, руково- дители «Движения 26 июля» в то же время решительно выступали против поддержки Соединенными Штатами военно-полицейского режима и открыто разоблачали ее: «Мы не можем... ответить на вопрос, какие цели пресле- дуют Соединенные Штаты, великая держава, защитница Демократии и Свободного мира, когда берет под свое по- кровительство, вопреки ярко выраженной народной воле, полусвергнуТую диктатуру,— писала газета «Кубано либ- ре»..— Было бы смешно, если бы мы попытались угрожать гиганту. Нет, угроз никогда не будет. Нам бы хотелось просто напомнить Соединенным Штатам Америки, что за спиной Армии «26 июля» стоят поднявшийся на борьбу народ и единая воля всех граждан. Мы хотим предупре- дить, только предупредить, что «Движение 26 июля», не- смотря на все препятствия, идет к намеченной цели. И что 23 Nixon Richard М. Six Crises. New York, 1962, p. 192. 24 «Diario de la Marina», 17.IV 1958. 170
его боевой клич, начертанный на первой странице газеты, является нормой нашего поведения: свобода или смерть!» 25 * Кроме военно-морской базы Гуантанамо, большую роль в обеспечении кубинской армии оружием и боеприпасами играли американские компании на Кубе. Несомненный интерес представляет в этой связи письмо американского посольства в министерство иностранных дел Кубы. Это письмо, найденное в архивах Батисты, раскрывает с другой, не изученной пока историками стороны деятельность аме- риканских компаний на Кубе. В нем, в частности, говори- лось: «Посольство информировано о многих случаях, когда представители американских корпораций, главным об- разом провинции Орьенте, получали петиции от местных военных властей, в которых последние просили о поставках важнейших видов оружия и запасных частей, необходи- мых, согласно их заявлению, для проведения боевых опе- раций в этой зоне. Посольство информировано о том, что некоторые виды поставок компаниями могут оказать от- рицательный эффект на характер их нормальных опера- ций. Посольство внушило частным компаниям, чтобы они продолжали широкое сотрудничество, но при этом урегу- лировали бы вопрос о поставках оружия с местными вла- стями, выполнение чрезмерных заявок которых не должно идти в ущерб производственной деятельности компаний» 2в. Деятельность американских компаний на Кубе, как про- водников политики госдепартамента и Пентагона, показы- вает всю лицемерность утверждений М. Эйзенхауэра о том, что «компании Соединенных Штатов в Латинской Амери- ке играют важную роль в улучшении дружбы и взаимопо- нимания с народами этих республик» 27. Более откровенен и близок к истине оказался журнал «Лайф», писав и п: «Компании США в Латинской Америке предпочитают стабильность, которая привносится диктаторами» 28. Военная помощь Батисте оказывалась Соединенными Штатами до тех пор, пока в правящих кругах США тепли- лась надежда на сохрапепис на Кубе диктаторского ре- жима. 25 «Куба», 1972, № 2, с. 41-. 28 Benitez Cabrera Jose A. Op. cit., p. 64—65. 27 American Foreign Policy -1950—1955. Basic Documents, Vol. 1. New York, 1956, p. 1329. 28 «Life», June 23, 1958, p. 26. 171
В конце октября 1958 г. «Движение 26 июля» осудило новые поставки американского оружия правительству Ба- тисты. 29 октября газета «Нью-Йорк тайме» писала: «Пред- ставители правительства (США.— Е. Л.) подтвердили се- годня вечером сообщения кубинских оппозиционных ис- точников о том, что в одном из портов Нью-Джерси было отгружено в начале месяца оружие кубинскому правитель- ству. Представители правительства сообщили, что заявка на оружие была получена в конце прошлого года и утвер- ждена в начале текущего». Приведенные факты показывают подлинное содержание заявления американского правительства о «прекращении» поставок оружия Батисте и вскрывают беспочвенность ут- верждений некоторых буржуазных авторов о том, что «эм- барго» сыграло решающую роль в падении диктатуры. Укрепление позиций повстанцев в провинции Орьенте После подавления забастовки внутриполитическое положе- ние в стране продолжало оставаться крайне напряженным, особенно в провинции Орьенте. 12 апреля 1958 г. коррес- пондент агентства Юнайтед Пресс Интернейшнл переда- вал из Сантьяго: «Сайтьяго-де-Куба экономически парали- зован. Уже месяц, как он находится практически в тупике. Шахты провинции Орьенте, большинство которых являются собственностью американцев, закрыты. Рабочие не хотят работать или боятся выходить на работу. Хозяева предпри- ятий также не стремятся к возобновлению операций при сложившихся обстоятельствах, когда любой поврежденный станок выходит из строя из-за отсутствия запчастей, кото- рые невозможно получить из Гаваны» 29. Наряду с большим уроном в сахарной промышленности диктаторский режим не досчитался десятков миллионов долларов и в так называемой «второй сафре» — туризме. Весной 1958 г. в несколько раз сократился приток туристов на Кубу. Обслуживающий персонал главных гостиниц сто- лицы— «Гавана Хильтон», «Капри», «Ривьера», «Насио- наль», «Севилья» и др.— сократился от 50 до 90% 30. 29 «Ultimas Noticias», 13.IV 1958. 30 «Ultimas Noticias», 21.IV 1958. 172
ВООРУЖЕННАЯ БОРЬБА ПРОТИВ ДИКТАТУРЫ БАТИСТЫ 1956-1958 гг.
Пуэрто-Падре О Хибара о Банее Ольгин Антилья О ОМаяри Кайо-Манби О Мансанильо —Место высадки экспедиции„Гранмы Путь партизанского отряда Ф. Кастро от места высадки Уверо Территория ^занимаемая И фронтом им. Франка Паиса под ком.Р. Кастро в июне 1958 г. Никеро Сан-Херман Пальма-Сорьяно О Пин о- де ль-Агу а Сантьяго-де- Куба,,.,, \ Военно-морская базарСША Дислокация отряда Ф. Кастро 2. XII 1956 - Бой у Ллегрия-дель-Пио 5-XII1956 Ферма Монго Переса, место сбо- ра повстанцев Бой у Ла-Платы 17. I 1957 Пик Туркино Бой при Уверо 28. V 195г ПРОВИНЦИЯ ОРЬЕНТЕ - ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ РАЙОНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ПОВСТАНЦЕВ 1956—1958 гг.
В тяжелом кризисном состоянии находилась «Кубинская авиационная компания», почти весь пакет акций которой принадлежал Батисте. Воздушные лайнеры на линии США — Куба почти пустовали. В начале апреля 27 пилотов этой компании попросили политического убежища в Сое- диненных Штатах. Еще 11 военных летчиков отказались перевозить оружие и боеприпасы из Никарагуа и Домини- канской Республики и транспортировать войска по стране; они также эмигрировали из Кубы31. В своих апрельских репортажах политические обозре- ватели не преминули отметить и такой факт, как начало ремонта особняка Батисты в городе Дейтона, во Флориде, связав это событие с приближением неминуемого краха военно-полицейского режима32. Поражение апрельской забастовки внесло свои сущест- венные коррективы в развитие кубинского революционно- го процесса. После апреля 1958 г. революционное дви- жение в городах пошло по нисходящей линии. Это было обусловлено как реорганизацией подпольных центров «рав- нины», так и, прежде всего, тем, что под давлением объек- тивных условий, сложившихся в стране, вооруженная борь- ба стала главной формой борьбы, и начиная с апреля вплоть до' победы революции на ее осуществление были мобилизованы почти все людские и материальные ресурсы «Движения 26 июля». Весной 1958 г. произошли существенные изменения и в тактике повстанцев. Используя «непродолжительное свое- образное перемирие», вся Повстанческая армия стала го- товиться к переходу от войны партизанской, связанной с непрерывными маневрами, к войне позиционной, преду- сматривающей постоянную дислокацию на определенной территории и ее защиту от атак противника. Весьма удачным оказался выбор командования Повстан- ческой армии района для открытия Второго фронта. В го- рах Сьерра-Кристалл и в прилегающих к ним зонах дейст- вовали более тысячи «эскопетерос», одни из них — под ру- ководством «Движения 26 июля», другие принимали уча- стие в борьбе стихийно. С первых же дней существования Второго фронта Р. Кастро поставил перед своими коман- дирами задачу взять под контроль всех «эскопетерос», 31 «Ultimas Noticias», 5.IV 1958. 32 Ibidem. 173
а затем приступить к формированию из них воднских под- разделений 33. , . В горах в колонну Р. Кастро влились находившиеся там небольшие боевые группы во главе с Р. Рамосом Латуром и Томашевичем. Сразу же по прибытии в Сьерра-Кристалл повстанцы начали проводить массовую работу среди населения. Было организовано несколько Революционных крестьянских ко- митетов «Движения 26 июля». В их обязанность входило: заготовка и хранение продуктов, подготовка связных, эле- ментарная разведка и организация вооруженных патрулей для поддержания общественного порядка в своих зонах. Большое место в работе этих комитетов занимала пропа- ганда идей борьбы. В Сьерра-Кристалл повстанцам пришлось вести борьбу не только с батистовскими войсками, но и с действовав- шими там несколькими вооруженными бандами, которые, именуя себя отрядами «Движения 26 июля», занимались разбоем и грабежом. Батистовцы, естественно, не притес- няли подобного рода «партизан», бросавших своим маро- дерством тень на всех честных борцов против диктатуры. 25 марта в присутствии большого числа крестьян состоял- ся показательный суд над бандитами. Трое из них были приговорены к расстрелу34. Второй фронт постоянно поддерживал связь с организа- циями «Движения 26 июля» городов Сантьяго-де-Куба и Гуантанамо, получая от них большую помощь. За счет подкреплений, посылаемых Из этих городов, и новых под- разделений, сформированных из «эскопетерос», числен- ность повстанцев в районе Сьерра-Кристалл быстро росла и в июле 1958 г. составляла более 1 тыс. человек35, значи- тельная часть которых оставалась безоружной. Сантьяго-де-Куба и Гуантанамо играли основную роль в продовольственном и хозяйственном обеспечении Второго фронта. В своем донесении Фиделю Кастро от 20 апреля 1958 г. Рауль Кастро писал: «По согласию с «Тото» (на- чальник секции «действие и саботаж» города Гуантана- мо.— Е. Л.) я организовал в Гуантанамо комитет по снаб- 33 La Sierra у el llano. La Habana, 1961, p. 258. 34 Ibid., p. 219. 35 Dubois Jules. Fidel Castro: Revel, Liberator or Dictator? New York, 1959, p. 330. 174
жению, эффективность которого была наглядно продемон- стрирована ф эти дни, особенно в самые трудные дни заба- стовки, которая в Гуантанамо практически началась 1 ап- реля. Этот комитет будет подчиняться нашему военному командований). Его деятельность сведена только к одной задаче: снабжению роты «Б» под командованием Эфихе- нио, находящейся около Гуантанамо, роты «Д» под коман- дованием Фахардо, расположенной около Ятераса, и роты «Е», дислоцирующейся в районе Баракоа... под командова- нием Пеньи. В то же время рота «А» из Альто-Сонго под командованием Томашевича, согласно полученным инст- рукциям, и так действительно было до сих пор, должна снабжаться непосредственно из Сантьяго. Рота «Ц», дей- ствующая под Сагуа и Маяри, под командованием Хулио Переса снабжается местными организациями нашего Дви- жения в таких поселках севера провинции, как Маяри, Сагуа, Кайо-Мамби, Ла-Никаро и Престон. (Те, кто нахо- дится со мной, будут вечными кочевниками, решая вопросы организации то там, то здесь, то вверху, то внизу, то в од- ном конце, то в другом, сражаясь везде, где это необходи- мо.) »36. В течение весны повстанцы Второго фронта решили еще целый ряд важных задач. В каждой из названных рот им удалось создать неболь- шие моторизованные части на базе реквизированных ма- шин, а для сезона дождей, когда проселочные дороги Орь- енте становились непроезжими, подыскивались мулы. Как и в Сьерра-Маэстре, повстанцы Второго фронта открывали школы и больницы. Особенно хорош был цен- тральный госпиталь, имевший лабораторию для химиче- ских анализов, весь необходимый инструмент для прове- дения операций, оборудованное зубоврачебное отделение и большой набор медикаментов. Все это партизанам уда- лось захватить при атаке поезда, направлявшегося из Га- ваны в Гуантанамо. Ежедневно в этом госпитале оказыва- лась меди цине кая помощь нс только повстанцам, по и де- сяткам крестьян. Двенадцатого апреля 1958 г. Р. Кастро отдал приказ о создании военно-воздушного флота Второго фронта. В тех условиях это больше походило на дерзкий, трудновыпол- нимый план, ведь тогда в распоряжении повстанцев была 36 La Sierra у el llano, р. 250—251. 175
всего лишь одна авиэтка, небольшой самолетик захвачен- ный в местечке Наранхо-Агрио. «Создаются Военно-воз- душные повстанческие силы,— сообщал Р. Кастро в своем донесении.— Но нам не удастся осуществит^ задуманного до тех пор, пока мы не будем обладать, достаточной воен- ной властью для того, чтобы полностью освободить все эти территории или по меньшей мере зону, необходимую для хранения самолетов» 37. Осуществление приказа Р. Кастро повстанцы начали с подготовки взлетно-посадочных полос. Весенние месяцы были успешными и для бойцов Треть- его фронта, действовавшего в гористой местности, в районе Хигуани, Пальма-Сорьяно и Сан-Луиса. В конце XIX в. именно в этой зоне происходили самые тяжелые бои между кубинскими патриотами и испанскими колониальными вой- сками. Как и в то трудное и славное для Кубы время, ме- стное население оказало повстанцам горячую поддержку. Колонна X. Альмейды постоянно пополнялась новыми бойцами. Март, апрель и май ушли на освоение территории и раз- вертывание борьбы. В течение этого периода повстанцам Третьего фронта приходилось неоднократно вступать в схватки с батистовскими солдатами. Особое значение имела боевая операция в ночь с 10 на 11 апреля. Одновременная атака военных объектов в насе- ленных пунктах Мельхарехо и Эль-Кобре, расположенных в непосредственной близости от Сантьяго-де-Куба, была предусмотрена планом поддержки бастовавших рабочих этого города. В коротком, но ожесточенном 12-минутном бою повстанцы овладели Эль-Кобре, где находился круп- ный пороховой склад. Захватив большое количество взрыв- чатки, повстанцы взорвали его и благополучно возврати- лись в Пуэрто-Артуро, где находились штаб Третьего фронта и его базовый лагерь. Значение данной операции определялось не только богатыми трофеями, но и тем, чт впервые за все время войны повстанцы сражались мых ворот Сантьяго-де-Куба. Столь же смелой была операция, проведенная на не отрядом К. Сьенфуэгоса, в ночь с 20 на 21 апреля, операции — вывод из строя электростанции города Бь Ее удачный исход имел прежде всего психологическ 37 La Sierra у el llano, р. 251. 176
эффект, так как повстанцы вели боевые действия в хоро- шо укрепленном в военном отношении городе, где нахо- дился КП командующего всеми частями регулярной ар- мии, воевавшими против повстанцев в Сьерра-Маэстре. Внезапность атаки стала надежным союзником бойцов Камило. Нанеся серьезный ущерб электростанции и унич- тожив несколько солдат противника, они на заранее под- готовленных автомашинах покинули разбуженный выстре- лами Баямо. Успешные рейды отряда К. Сьенфуэгоса по равнине, лежащей у подножья Сьерра-Маэстры, подолжались почти до конца июня. Этот успех определялся храбростью и жа- ждой самопожертвования отряда, численность которого составляла около 40 человек 38, и всесторонней поддержкой местного населения, постоянным содействием организаций «Движения 26 июля» городов Баямо, Ольгин, Мансанильо, Виктория-де-лас-Тунаса и др. Веспой 1958 г. колонна № 1, находившаяся в Сьерра- Маэстре, вела усиленную подготовку к отражению готовив- шегося батистовскими генералами «последнего, решающего наступления». Укреплялся район Ла-Платы, ставший сво- его рода повстанческим центром. Многочисленные траншеи, как капилляры, пронизывали жизненно важные для пов- станцев зоны. В апреле — мае 1958 г. командованию Пов- станческой армии удалось решить исключительную по своей значимости и трудности задачу: создать в Сьерра- Маэстре более чем 30-километровую телефонную сеть, свя- завшую десять стратегически наиболее важных пунктов. Телефонные аппараты на батарейках были установлены в Генеральном штабе Повстанческой армии, в помещении «Радио Ребельде», в оружейной мастерской в Эль-Наранхо, в штабе Э. Че Гевары, располагавшемся в Минас-де-Фрио, и в других местах. Все материалы, необходимые для оборудования телефон- сети, были собраны активистами «Движения 26 июля» фарных септралях страны39. Г>.' полагая радио- и телефонной связью, командование ; н&од&тческой армии могло значительно оперативнее, чем /Щ»л1Ае с помощью связных, решать многочисленные воп- УЧ*ЩЬоенно-политического характера и осуществлять ко- 38 Garcia Gillermo. НаЫаг de Camilo. La Habana, 1970, p. 87. 39 «Granma», 21.VII 1973. 177
ординацию действий своих колонн, находившихся в раз- личных районах провинции. В преддверии «решающего наступления» резко возросла интенсивность варварских бомбардировок Сьерра-Маэстры. Как правило, больше всего от них страдало местное насе- ление. Десятого апреля 1958 г. шесть самолетов правитель- ственных войск (из них три Б-26) буквально стерли с ли- ца земли деревушку Кайо-Эспино, где не было ни одного повстанческого объекта. На примере Кайо-Эспино «Сое- диненные Штаты могут убедиться, как используют оружие «для континентальной обороны» их друзья, латиноамери- канские диктаторы»,—говорил Ф. Кастро в своем первом выступлении по «Радио Ребельде» 15 апреля 1958 г.40 Вся речь лидера Кубинской революции было проникнута чув- ством острой боли за свой народ и ненависти к кровавому режиму, чувством революционной солидарности со всеми латиноамериканскими народами. В те же дни, давая интервью аргентинскому журналисту Хорхе Рикардо Масетти41, Ф. Кастро вновь разоблачил ли- цемерное заявление госдепартамента США о прекраще- нии поставок оружия кубинскому диктатору. «Батиста, — говорил он, — получает постоянную помощь от Соединен- ных Штатов, как непосредственно из США, так и через Трухильо и Сомосу... Правительство янки посылает ору- жие для уничтожения гражданского населения Кубы... Антиянкизм становится с каждым днем все более глубоким среди кубинцев, которые никогда не умели ненавидеть. Это обусловлено не вымышленным ростом коммунистиче- ских настроений, как об этом не устают повторять для запугивания Фостера Даллеса Батиста, Трухильо и Сомо- са. Причина этого проста: ежедневно все больше кубинцев погибают, сраженные североамериканскими пулями» 42. В целях защиты гражданского населения и подготовки к отражению «решающего наступления» правительствен- ных войск Ф. Кастро призвал всех кубинцев, проживаю- 40 «Granma», 8.III 1973. 41 Хорхе Рикардо Масетти был подлинным другом кубинского на- рода, победа которого вдохновила его на борьбу за светлое бу- дущее своей страны. В 1964 г. при организации партизанского движения в Аргентине он погиб. 42 Masetti Jorge Ricardo. Los que luchan у los que Horan. La Ha- bana, 1959, p. 100—101. 178
щих в Сьерра-Маэстре, строить противовоздушные убе- жища. В интервью аргентинскому журналисту Ф. Кастро исключительно высоко оценил поддержку народом борьбы повстанцев: «Мы вынуждены отказывать тысячам людей, желающим воевать вместе с нами, из-за того что не в со- стоянии вооружить их,— подчеркнул он.— Когда, по Ваше- му мнению, закончится эта война? — задал последний воп- рос X. Рикардо Масетти.— «Это трудно предсказать,— от- ветил Фидель.— Она может продолжаться еще дни, меся- цы, годы. Единственное, что я Вам могу гарантировать, это то, что она завершится только в случае полного пора- жения тирании или смерти последнего повстанца» 43. В значительной мере ответить на этот вопрос должно было столь долго готовившееся наступление батистовской армии. «План ФФ» Двадцать четвертого мая батистовское командование при- ступило к выполнению «плана ФФ», что, по словам Р. Ка- стро, означало: «заключительная фаза» (Fase final) или «конец Фиделю» (Fin de Fidel)44‘. «Последнее», «решающее», «генеральное» — как только ни величали военные стратеги диктатора начатое наступ- ление. Его главная цель — разгром колонны № 1 во главе с Ф. Кастро. Перед правительственной армией ставилась задача выбить повстанцев из Сьерра-Маэстры, оттеснить их к морю, а затем комбинированным ударом военно-воз- душных, военно-морских и сухопутных сил нанести им со- крушающий удар. Батиста и его генералитет называли эту кампанию по- следней, потому что нисколько не сомневались в ее побед- ном исходе. В Орьенте было стянуто 14 пехотных баталь- онов и 7 отдельных рот, которым были приданы танки, огнеметы, горная артиллерия и авиация. В своем отчете Батисте, датированном концом июня 1958 г., начальник Объединенного генерального штаба Ф. Табернилья писал, что численность правительственных войск в Орьенте в это 43 Ibid., р. 101. 44 «Granina», 31.VIII 1973. 179
время составляла 7010 человек48. В разгар наступления она возросла до 10 тыс. Этим силам противостояли 300 повстанцев, вооруженных в основном винтовками «гаранд» и «спрингфельд» образца 1903 и 1906 гг. Для отражения «решающего наступления» командование Повстанческой армии собрало в единый ку- лак все группы, действовавшие на юге и в центре провин- ции. В результате колонны Ф. Кастро. Э. Че Гевары, X. Альмейды, Р. Вальдеса и К. Переса уже к началу наступления сумели объединиться. В приказе Главного командования Повстанческой армии указывались основные принципы обороны: 1. Располагать базовой территорией, где функционировали бы госпитали, оружейные мастерские и т. д. 2. Постоянно вести передачи «Радио Ребельде»; 3. С каждым разом оказывать противнику все более решитель- ное сопротивление... и занимать наиболее выгодные стра- тегические пункты для перехода в контрнаступление45 46. «В те дни, — вспоминал Фидель Кастро, — Повстанческая армия переживала один из самых трудных этапов борьбы. Против нашего основного ядра противник бросил крупные силы... Сьерра-Маэстра ежедневно подвергалась бомбарди- ровкам. В течение нескольких месяцев все туже сжималось кольцо голода. Это были суровые дни. Мы должны были скрупулезно считать запасы продовольствия и боеприпа- сов. Я хорошо помню, что, когда началось наступление, у нас было в резерве всего лишь 5 тыс. патронов» 47. Командование Повстанческой армии распределило свои силы по линии фронта протяженностью 30 км к югу и северу от главных вершин Сьерра-Маэстры, заняв страте- гически наиболее важные позиции. 24 и 25 мая противник начал наступление в северном направлении, одновременно атаковав населенные пункты Лас-Минас-де-Буэйесито и Лас-Мерседес. С самого начала этой кампании повстанцы оказывали батистовцам исключительно упорное сопротив- ление. Целых 30 часов понадобилось частям регулярной армии, поддержанным танками и авиацией, чтобы захва- тить населенный пункт Лас-Мерседес, защищавшийся все- го лишь 14 повстанцами. За 15 дней наступления батальон 45 «Verde Olivo», 1966, N 46, р. 21—22. 46 Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz... La Habana, 1959, p. 22. 47 Ibidem. 180
Штаб Повстанческой армии в Сьерра-Маэстре
под командованием подполковника Санчеса Москерры про- двинулся всего липп» на 10 км4В. С 28 мая противник начал наступление и на Втором фронте. Усиленной бомбардировке подверглись населенные пункты Ла-Лима, Ла-Хуба, Эль-Агуакате и Ла-Эскондида. 3 июня противник, преодолев отчаянное сопротивление повстанцев, захватил Баяте. На линии обороны между Баяте и Бомби, используя исключительно благоприятные природные условия, бойцам Р. Кастро удалось приостано- вить продвижение вперед правительственных войск. В начале июня в Сьерра-Маэстре высадкой 17-го пехот- ного батальона в Лас-Куевасе началось наступление и в южном направлении. Повстанцы вынуждены были отсту- пать в глубь Сьерра-Маэстры. Кульминационным моментом наступления батистовцев стал день 19 июня, когда они вступили в Лас-Вегас-де-Хи- бакоа, который от повстанческого центра Ла-Плата отде- ляли всего 4 часа марша. Под угрозой окружения оказа- лись наиболее выдвинутые вперед группы повстанцев. Высокая мобильность и прекрасное знание местности по- могли повстанцам разорвать сжимавшееся кольцо против- ника. «Свободная территория Кубы» сократилась до несколь- ких десятков километров. «С севера и юга, — говорил Ф. Кастро 19 августа 1958 г. в своем выступлении по «Ра- дио Ребельде», — противник далеко продвинулся в глубь Сьерра-Маэстры. Между войсками, атаковавшими с обеих сторон, расстояние по прямой едва составляло семь кило- метров. Но моральный дух наших бойцов был непоколебим. Нам почти полностью удалось сохранить свой резерв бое- припасов и имевшиеся у нас снаряды для миномета. Противник вынужден был затратить много времени и энер- гии для захвата гористой территории» 49. В этот критический момент повстанцы получили не- большое (40 человек), но столь необходимое подкрепление. Выполняя приказ Фиделя Кастро, колонна № 2 под ко- мандованием К. Сьенфуэгоса прибыла в расположение основных повстанческих сил. Сразу же после этого тяже- лого, изнурительного марша Камило сообщает Фиделю Кастро: «Мы все желаем, чтобы нам поручили защищать 48 «Granma», 8.Ш 1973. 48 Ibidem. 182
самую опасную позицию, где труднее всего, где надо больше всего воевать. Обещаю, что они к нам ие подни- мутся». По приказу Главнокомандующего Повстанческой армией вновь прибывшая колонна уже через несколько часов, на рассвете, должна была вступить в бой. «Хотя мы и умираем от усталости, — ответил К. Сьенфуэгос, — мы готовы драться в любое время» 50 51. Этот, казалось бы, незначительный эпизод весьма крас- норечиво характеризует высокий уровень воинской дисци- плины и моральный дух Повстанческой армии. Ее духов- ные качества, убежденность в правоте и исторической не- обходимости своей борьбы, нравственная стойкость были, пожалуй, главным фактором, определившим то, что пов- станцы не дрогнули в столь критический момент. Им про- тивостояла диаметрально противоположная по своей соци- альной психологии армия, армия, преследовавшая антина- циональные, антиобщественные цели. Две армии — две морали. «Предыдущей ночью у меня было совещание с командирами,— сообщал Фиделю Кастро в своем июньском донесении Рауль Кастро.— Все хорошо. Боеприпасов мало, но моральный дух на все тысячу процентов. Ребята готовы драться». И далее, в том же сообщении: «Позавчера в од- ном из боев сержант или лейтенант противника кричал своим ордам: «Вперед, трусы, пусть погибнет хоть сотня, но зато те, кто останется в живых, смогут больше насило- вать в Баяте»,— все это он сопровождал грязной, нецен- зурной бранью... Они почти все пьяны, некоторые, очевид- но, употребляют наркотики. Все вместе они представляют беспорядочную толпу бандитов, карманников, самых зло- стных преступников. Они насилуют, грабят и убивают» “. Подобного рода «вояки» не готовы были к напряженным, изнурительным, тяжелым боям. Моральный потенциал ба- тистовской армии был крайне низок и подвержен резким колебаниям в зависимости от военной обстановки. Как всегда, генштаб Батисты был уверен в неминуемом разгроме повстанцев. Командующий войсками в Орьенте генерал Э. Кантильо52 даже прислал Фиделю Кастро по- слание, в котором предлагал прекратить «бесполезное со- 50 «Granina», 31.XII 1974. 51 «Bohemia», 1959, N 26, р. 99. 52 Весной 1958 г. полковника М. Угальде Каррильо сменил на этом посту генерал П. Чавиано, на место которого спустя некоторое время был назначен генерал Э. Кантильо. 183
противление». Но «герои» «Колумбии», у которых лопа- лись мундиры от многочисленных орденов, полученных за «наведение должного порядка в стране», явно недооцени- вали боеспособность повстанцев. Эта недооценка приво- дила к тому, что правительственные войска, атакуя парти- зан небольшими группами, несли потери, не добиваясь никаких успехов. Двадцать третьего июня 1958 г. Батиста, обеспокоенный бесплодными операциями своей армии, обратился к началь- нику Объединенного генерального штаба Ф. Табернилье с рядом вопросов, касавшихся положения дел в Орьенте. Из ответов генерала следовало, что против повстанцев во- евало 7010 человек, по для успешного завершения наступ- ления необходимо подкрепление из 1800 солдат и 90 офи- церов. Табернилья сетовал на слабое обеспечение этих войск оружием и боеприпасами, что явно не соответство- вало действительности. Только одних патронов, по его же собственному признанию, в подсумках этих солдат было 8 млн. 700 тыс. штук. Согласно ответам генерала, потери регулярной армии с января 1957 по май 1958 г. составляли 264 человека уби- тыми; 30 военнослужащих дезертировали или отказались воевать. Табернилья считал, что для разгрома повстанцев и подавления революции необходимо готовить ежемесячно 2 тыс. новобранцев. Главную причину неудач своих солдат он видел в том, что войска в Орьенте до сих пор были разделены на три практически полуавтономные группы под командованием генералов Э. Кантильо, П. Чавиано и полковника С. Эрнандеса, не поддерживавших должных контактов между собой. Табернилья предложил центра- лизовать командование всеми силами в руках генерала Э. Кантильо, что и было сделано53. Но и эта мера не при- несла ожидаемых результатов. В то время как военные стратеги диктатора считали по- ложение повстанцев почти безнадежным, последние пере- шли в контрнаступление. 29 июня у местечка Санто-Домин- го была райбита одна из лучших частей правительственной армии, батальон, возглавляемый подполковником Санче- сом Москеррой. Бойцы Фиделя Кастро хорошо усвоили ис- кусство ведения горной войны и отлично использовали преимущество своих позиций. «Их последние операции,— 53 «Verde Olivo», 1966, N 46, р. 23—26. 184
писал о повстанцах в июле 1958 г. начальник Генераль- ного штаба регулярной армии адмирал Хосе Е. Родригес Кальдерон54,— показывают, что они совершенствуют так- тику окружения, пользуясь тем, что войска не могут под- няться на вершины и вынуждены передвигаться по доро- гам и поймам рек, которые, естественно, лежат ниже зани- маемых повстанцами позиций» 55. Солдаты Санчеса Москерры были брошены в лобовую атаку, но она быстро захлебнулась. Встреченные мино- метным и пулеметным огнем, батистовцы, понеся ощути- мые потери, отступили. Оружие и боеприпасы, захвачен- ные у противника, были для повстанцев главным итогом этого боя. Среди трофеев оказались коротковолновые ра- диостанции с секретным шифром, действительным до 25 июля, что позволило повстанцам быть в курсе всех стра- тегических планов противника и заранее знать о готовив- шихся операциях56 57. В течение всей войны генералы диктатора отводили значительную роль авиации. Но, пожалуй, наибольшую ставку на нее они делали в ходе «решающего наступле- ния». Бомбардировались не только районы, занятые пов- станцами, но и прилегавшие к ним окрестные зоны. День и ночь на всю страну раздавались призывы «Радио Ребель- де»: «Пожалуйста... просим всех врачей, которые могут прибыть в Сьерра-Маэстру, пусть не преминут сделать это. Нам нужны хирурги, кровь, плазма. Диктатор ведет наступление на фронте протяженностью в 200 километров, и есть тысячи раненых крестьян, обреченных на смерть из-за невозможности оказания им медицинской помощи. Пожалуйста, пришлите врачей» ®7. Варварской бомбардировке подвергались и горы Сьерра- Кристалл. В июне 1958 г. Р. Кастро цисал Ф. Кастро: «Самолеты сбрасывают зажигательные бомбы, получаемые от янки на военно-морской базе Гуантанамо, как это име- ло место в последние дни. Янки приказывают Трухильо и Сомосе снабжать оружием Батисту, так как они из-за про- тестов на континенте уже не могут делать это так же бес- совестно, как раньше. А в это время здесь с жалким охот- 54 Генеральный штаб входил в Объединенный генеральный штаб и подчинялся ему. 55 Documentos de la tirania.— In: Che. La Habana, 1969, p. 262. 56 «Granma», 8.Ш 1973. 57 Echeverria Rafael Otero. Op. cit., p. 170—171. 185
ничьим ружьем в руках умирает цвет нашего народа. Эти преступления надо разоблачить перед миром» 58. Ответом повстанцев на многочисленные бомбардировки провинции Орьенте американскими бомбами стала «проти- вовоздушная операция», проведенная на Втором фронте. Двадцать второго июня Р. Кастро подписал приказ № 30 о задержании некоторых американских граждан, работав- ших в близлежавших населенных пунктах. Он не без ос- нований полагал, что «пленение» американцев вынудит Батисту пойти на временное прекращение бомбардировок Второго фронта. Кроме чисто политической цели — разоб- лачения Вашингтона как соучастника преступлений ку- бинского диктатора, этот приказ был вызван моральными и военными мотивами, заключавшимися в оказании не- медленной помощи пострадавшему крестьянскому насе- лению и укреплении своих боевых порядков. Как и у пов- станцев Сьерра-Маэстры, в подразделениях Второго фрон- та остро ощущался недостаток боеприпасов. 1 июня 1958 г. один из заместителей Рауля Кастро писал Вильме Эспин, поддерживавшей как член Национального руководства «Движения 26 июля» связь со Вторым фронтом: «Я пишу тебе, потому что сам Рауль просил меня об этом. Что вы можете сделать для нас в отношении боеприпасов? Если мы их не получим вовремя, вынуждены будем оставить то, что с таким трудом завоевали» 59. Нужно было во что бы то ни стало выиграть время, добиться хотя бы неболь- шой передышки. Осуществляя «противовоздушную операцию», повстан- цы задержали 27 июня 49 американских граждан, из них 29 военных моряков, ехавших на автобусе по Централь- ному шоссе. «Принимая это смелое и довольно рискованное реше- ние... Рауль Кастро позже пояснял: «Не менее серьезной опасностью, которую мы обязаны были тщательно ана- лизировать, являлась возможная реакция правительства Соединенных Штатов на происходящие события. Оно было способно осуществить военное вмешательство на Кубу. Од- нако мы не являлись законным государством, против ко- торого оно могло законно действовать. Юридически госу- дарство было представлено марионеткой Батистой, и от- 58 «Bohemia», 1959, N 26, р. 99. 59 Ibid., р. 51. 186
крытая интервенция типа 1898 г. была невозможна в сере- дине XX века. Это бы не позволило мировое обществен- ное мнение, и прежде всего общественное мнение конти- нента. Правительство США не имело другого выхода, как начать с нами переговоры по вопросу освобождения севе- роамериканцев...» 60 «Кубинское пленение» стало поводом для резких напа- док американских высокопоставленных лиц на Кубинскую революцию и ее лидеров. Оживились американские «яст- ребы». Командующий Атлантическим флотом адмирал Д. Урайт провел экстренное совещание на военно-морской базе Гуантанамо. Адмирал заявил, что «братья Кастро... повредили своему делу... шантажируя правительство США» •*. В начале июля лидер республиканского блока в сенате У. Ноуэлэнд предложил оказать кубинскому пра- вительству необходимую помощь оружием, если повстан- цы не освободят пленных через 48 часов.«Куба нуждает- ся,— заявил сенатор,— в достаточно сильном правитель- стстве для защиты иностранцев, которые проживают в этой стране» ®2. Требования помочь Батисте «восстановить закон и порядок» были на устах у многих конгрессменов, мелькали на страницах крупнейших газет, но, по свиде- тельству сенатора Ч. О. Портера, госдепартамент уже за четыре-пять месяцев до победы революции был убежден в безнадежности позиций диктатора63. Вашингтон предпо- чел путь переговоров. В течение трех недель на территории Второго фронта шли переговоры между американским консулом в Сантья- го-де-Куба П. Волламом и Р. Кастро. Граждане США ста- ли очевидцами сожженных напалмом селений, свидетелями позора своего правительства, способствовавшего расправе над беззащитным населением. Двое из них написали гнев- ное письмо американскому послу в Гаване Э. Смиту, в ко- тором осудили поддержку Соединенными Штатами военно- полицейского режима Батисты. На время переговоров были прекращены бомбардировки и приостановлено наступление правительственных войск в Сьерра-Кристалл. Цели, преследовавшиеся повстанцами 80 Никифоров Б. С. Куба: крах буржуазных политических партий. М., 1973, с. 347. 61 «Е1 National», 12.VII 1958. 82 «Diario de la Marina», 2.VII 1958. 63 «Е1 Diario de Hoy» (San Salvador), 1.1 1959. 187
при осуществлении «противовоздушной операции», были достигнуты. По приказу Ф. Кастро, не совсем благосклон- но отнесшегося к этой акции командования Второго фрон- та из-за возможной военной интервенции США, амери- канцы были отпущены. Неудачный общий ход наступления, поражение при Санто-Доминго, неприступность повстанческих позиций в Сьерра-Маэстре разлагающе действовали на батистовскую армию. Высокие морально-боевые качества повстанцев, боль- шая помощь местного населения, умелое использование рельефа, хорошо организованная оборона в сочетании с не- ожиданными вылазками и засадами — все это помогло Пов- станческой армии выстоять в самый трудный, критичес- кий момент «решающего наступления». Битва при Хигуэ Хотя в июле 1958 г. численность батистовских войск в Орьенте составляла около 10 тыс. человек, основным си- лам повстанцев во время «решающего наступления» не приходилось воевать против многократно превосходящего противника. Как правило, каждое батистовское подразде- ление пыталось решить свою узколокальную задачу. Меж- ду отдельными частями не было должной связи и взаимо- выручки. Руководство боевыми операциями в Сьерра- Маэстре было крайне неоперативным в результате того, что командование безвыездно находилось в Баямо и не знало истинного положения в горах. Заброшенные в Сьер- ра-Маэстру части нередко испытывали серьезные затруд- нения с продовольствием из-за нерегулярного снабжения. Все эти недостатки, присущие правительственной армии, отражались на ее боеспособности, что особенно ярко про- явилось в боях при Хигуэ. Десятого июня 1958 г. 18-й пехотный батальон под ко- мандованием майора Хосе Кеведо получил приказ «про- чесать» зону населенных пунктов Альто-де-ла-Каридад, Эль-Наранхаль, Хигуэ и других и закрепиться там. В те- чение месяца батальон продвигался в глубь Сьерра-Маэ- стры, проведя за это время 14 боев с повстанцами ®4. 64 64 «Bohemia», 1959, N 3, р. 52. 188
«11 июля,— вспоминал впоследствии Хосе Кеведо,— мы попали в окружение в Хигуэ. У нас не было продуктов. По- следний раз мы получили их третьего числа; десятого они кончились» 65 66. С 11 по 14 июля солдаты X. Кеведо неоднократно пред- принимали неудачные попытки выйти из окружения. Ба- тальон нуждался в немедленной помощи, но командова- ние в Баямо слишком медленно реагировало на SOS ок- руженной части. Только 15 июля появилась авиация, сбро- сившая пакеты с продуктами, упавшие... на территорию повстанцев. В тот же день началась длительная бомбардировка повстанческих позиций, которая была одинаково опасна и для находившегося в нескольких сотнях метров от них батальона X. Кеведо. После налета авиации, 16 июля, повстанцы исходя из гуманных соображений объявили о трехчасовом прекраще- нии огня и предложили окруженным сдаться. Предложе- ние было отклонено. Из перехваченных переговоров по УКВ Ф. Кастро знал, сколь тревожно положение 18-го батальона. Из этого же ис- точника стало известно о направлявшихся на помощь X. Кеведо подкреплениях. Вот когда особенно оказалось кстати знание секретного шифра батистовских радистов. «Семнадцатого июля в шесть часов утра, — писал Ф. Кас- тро, — с берега моря вышла пехотная рота «Г-4». Она про- двигалась медленно, изучая дорогу. В половине третьего дня 50 автоматов и 2 пулемета открыли по ней огонь. В те- чение 15 минут два первых взвода были выведены из строя, остальные отступили. Противник потерял 12 человек уби- тыми, 24 солдата были взяты в плен. Боевые трофеи пов- станцев: 32 винтовки и автомата, 1 пулемет, 18 тыс. патро- нов и 48 гранат» в6. Узнав о разгроме роты «Г-4», полковник Угальде Карри- льо, руководивший из Баямо «операцией по спасению», призвал 18-й батальон держаться и пообещал, по словам X. Кеведо, «что он пришлет новое, более многочисленное подкрепление, которое не подведет», добавив, «что солда- ты роты «Г-4» трусы и дерьмо, что те, кого он пошлет на этот раз, обязательно поднимутся в горы, а если они этого 65 Ibidem. 66 La Sierra у el llano, p. 191. 189
не сделают, то будут расстреляны пулеметным огнем своих же самолетов» 67. Девятнадцатого июля в Хигуэ попытался пробиться пе- хотный батальон, поддержанный огнем артиллерии, авиа- ции и береговых батарей68. Бой длился целые сутки. Бой- цы Ф. Кастро, перейдя в контратаку, заставили противника отступить к берегу моря. В этой схватке повстанцы поте- ряли четырех человек убитыми, семеро были тяжело ране- ны. На поле боя остались 17 батистовских солдат, 21 был взят в плен. Вновь богатыми были трофеи, среди которых оказалось даже несколько мулов с навьюченными на них продуктами69. Положение окруженного батальона стало просто безвы- ходным. Повстанцы, приблизившись к его позициям на расстояние 50 м, отрезали солдатам доступ к водным источ- никам. Двадцатого июля в 6 часов утра повстанцы вторично объявили о прекращении огня, на этот раз на 4 часа. «Сол- даты противника, находившиеся в полуобморочном состоя- нии, согласились с этим предложением, — писал Ф. Кастро. — Постепенно некоторые из них, бывшие еще в состоянии с трудом передвигать ноги, приблизились к нашим позици- ям и стали просить воды, продуктов, сигарет. Видя, что по- встанцы не стреляют и делятся с ними последним куском хлеба, солдаты бросились обнимать их, некоторые заплака- ли от волнения. Наше отношение к ним, обманутым фаль- шивой пропагандой диктатуры, в корне отличалось от того, которого они, возможно, ожидали. Все были взволнованы, но батальон все же не сдавался.Майор Кеведо, молодой офицер, по-настоящему любимый своими солдатами, про- должал командовать этой голодной, близкой к отчаянию частью. Солдаты уже не сражались и не могли сражаться, но офицер все еще отказывался сдаваться, и они уважали его решение»70. Они ждали последнего приказа своего командира. Двадцатого июля в 9 часов вечера состоялась встреча Фиделя Кастро и Хосе Кеведо, встреча двух университет- ских товарищей, оказавшихся «по разные стороны барри- 67 Quevedo Jose. La batalla del Jigiie. La Habana, 1972, p. 47. 68 Хигуэ расположен в 7 км от берега моря. 69 La Sierra у el llano, р. 191. 70 Ibid., р. 192. 190
кад». «Мы обнялись,— писал X. Кеведо.— Фидель вспом- нил о студенческих годах, наших мечтах и идеалах» 71. Двадцать первого июля в час ночи 18-й батальон в составе 170 человек сдался. Как всегда, повстанцы очень гуманно обошлись с пленными. Офицерам было разрешено носить личное оружие, а солдатам обещано, что они будут вскоре отпущены на свободу. Итоги 10-дневной битвы при Хигуэ таковы: 41 солдат регулярной армии был убит, 241 взят в плен, арсенал пов- станцев пополнился 249 единицами боевого оружия72. «Бы- ла выведена из строя,— отмечал Фидель Кастро,— одна из лучших частей противника, возглавлявшаяся смелым и способным офицером. В плену мы окажем ему то внимание и уважение, которое он заслужил. Согласно имеющейся у нас информации, в течение всего своего пребывания в Сьер- ра-Маэстре он гуманно, благородно относился к граждан- скому населению» 73. X. Кеведо принадлежал к числу офицеров батистовской армии, которые в процессе развития борьбы против дикта- туры все отчетливее видели огромную трещину, отделяв- шую вооруженные силы от кубинского народа, от его под- линных интересов. Он принимал участие в заговоре военных 4 апреля 1956 г. и лишь по чистой случайности не был осужден на длительный срок тюремного заключения. Испытывая чувство патриотического беспокойства за судь- бу своей Родины, X. Кеведо долго не мог найти эффектив- ный путь борьбы за новую Кубу, каким могла быть только глубоко народная, революционная борьба. «Мне и в голову не приходило,— писал он,— что «мятежники», как мы на- зывали тогда повстанцев, в состоянии разгромить армию. Мы думали, что Батисту сможем сбросить только мы и лишь опираясь на помощь американцев» 74. В Сьерра-Маэстре X. Кеведо несколько месяцев был на положении пленного, что, впрочем, носило скорее символи- ческий характер. Убедившись в преданности повстанцев интересам своего народа, он перешел на их сторону и ока- зал большую помощь командованию Повстанческой армии на заключительном этапе борьбы против военно-полицей- 71 «Bohemia», 1959, N 3, р. 120. 72 La Sierra у el llano, р. 193. 73 Ibidem. 74 «Granma», 11.VII 1967. 191
ского режима. «Если бы я сказал, что сразу почувствовал себя повстанцем, я бы солгал и солгал довольно бессовест- но, потому что все это оказалось новым для меня, потому что, не веря в абсурдную ложь правительства, я также не верил и в безупречность оппозиционеров,— рассказывал X. Кеведо.— До тех пор пока я не узнал повстанцев и уз- нал по-настоящему, я не верил, что они не являются людь- ми, которые используют восстание лишь для завоевания власти и, возможно, нового обмана народа» 75. Кроме X. Кеведо, немногим из пленных выпала честь воевать в Повстанческой армии, хотя среди них было нема- ло желающих. Фидель Кастро не считал возможным разре- шить им сражаться против их бывших товарищей. Как правило, пленные недолго оставались в Сьерра-Маэ- стре. Отношение к ним было очень теплым. Родным плен- ных посылались доброжелательные письма. В некоторые из них, по свидетельству испанского журналиста Энрике Менесеса, несколько месяцев находившегося в Сьерра-Ма- эстре, повстанцы вкладывали даже деньги. Это способство- вало еще большей популярности среди народа Ф. Кастро и его товарищей. Пленные, по словам Ф. Кастро, отпускались на свободу по трем причинам: «Во-первых, содержание в Сьерра-Ма- эстре нескольких сот пленных обязывало нас делить с ними продукты, одежду, обувь, сигареты и т. д., которые прихо- дилось доставать с большим трудом. Содержать же их в режиме острой нужды мы считали неприемлемым, негуман- ным. Во-вторых, принимая во внимание экономические ус- ловия страны и огромный контингент безработных, дикта- тура могла нанять за деньги новых людей, поэтому нело- гично было думать, что задержание военнопленных ослабит ее... В-третьих, потому что пленный на свободе представлял собой самое убедительное опровержение фаль- шивой пропаганды тирании», неустанно твердившей о том, что «партизанские банды убивают пленных кубинских солдат» 76. В годы гражданской войны в СССР командование Крас- ной Армии также отпускало пленных на свободу. «Вполне сочувствую Вашему плану отпускать пленных, но только 75 «Granina», 19.VII 1967. Хосе Кеведо Перес в настоящее время является военным атташе Кубы в СССР. 76 «Granma», 8.Ш 1973. 192
непременно понемногу и исключительно тех, кто действи- тельно хорошо распропагандирован» 77,— писал В. И. Ле- нин в ноябре 1918 г. командарму В. М. Гиттису. Само отношение повстанцев к пленным было наиболее эффективным средством контрпропаганды. Фидель Кастро часто посещал госпитали Сьерра-Маэстры, где вместе с повстанцами лечились и раненые военнопленные, с кото- рыми он нередко задушевно беседовал. «Это необыкновен- ный человек,— отзывался о лидере Кубинской революции один из раненых батистовских солдат.— Я никак не могу понять, почему он так хорошо относится к нам, в то время как должен нас ненавидеть А ведь говорили, что он убива- ет всех военнопленных» 78. Гнусная клевета пропагандист- ской машины диктатуры вскоре была разоблачена перед всем миром. В конце июня 1958 г. Ф. Кастро направил телеграмму в Международный Комитет Красного Креста с просьбой ока- зать содействие в передаче раненых и пленных солдат и офицеров регулярной армии. Как и ожидалось, согласие Комитета было встречено в штыки кубинскими официаль- нами властями. Но Красный Крест не изменил своей прин- ципиальной позиции. Батиста, вынужден был объявить о прекращении на несколько дней огня в Сьерра-Маэстре для передачи повстанцами 253 пленных, которая состоя- лась 24 июля в Лас-Вегас-де-Хибакоа. Непобедимая Сьерра Победа при Хигуэ стала поворотным моментом в ходе «ре- шающего наступления». Повстанческая армия один за дру- гим опровергала планы скоротечных побед, разработанные батистовскими генералами. Военные стратеги диктатора лихорадочно искали более действенные способы ведения боев в горах Орьенте. В конце июля появились три новых плана операций в Сьерра-Маэстре, авторами которых были генерал-майоры Э. Кантильо и М. Диас Тамайо, а также адмирал Хосе Э. Родригес Кальдерон. 77 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 50, с. 210. 78 Martinez Paez Julio. Medicos en la Sierra Maestra. La Habana, 1959, p. 36. 7 E. А. Ларин 193
При анализе этих документов батистовского командова- ния прежде всего бросается в глаза высокая оценка мораль- но-боевых качеств повстанцев: Э. Кантильо: «Их последние успехи, когда отдельные наши части были разбиты, а дру- гие сдались в плен, значительно подняли моральный дух повстанцев. Они захватили много оружия, боеприпасов и продовольствия, что сделало их еще более смелыми»79 80 81. М. Диас Тамайо: «Согласно донесениям, моральное состоя- ние противника превосходно, в его распоряжении хорошее оружие, которое содержится в образцовом порядке. Несмот- ря на кажущуюся нищету повстанцев, их физические кон- диции позволяют им переносить более высокие нагрузки, чем нашим солдатам. Они в движении и днем и ночью, совершая при этом невероятные марш-броски... У них креп- кая дисциплина» ’°. В компаративном анализе двух армий, предпринятом в этих планах, несомненный интерес представляет и оценка генералами морального состояния подчиненных им солдат. Вот что писал по этому поводу Э. Кантильо: «Последние неудачи и сообщения о том, что теперь противник хорошо вооружен, вместе со знанием того, что он жестоко не пре- следует сдавшихся в плен, в том числе и целыми подразде- лениями, и что со сдачей в плен кончаются все проблемы, сильно подорвали желание сражаться во всех армейских сферах... Число солдат-самострелов, вышедших из строя, чрезвычайно велико. Приходится прибегать к каратель- ным мерам в отношении целых подразделений, отказыва- ющихся продвигаться вперед и занимать указанные им позиции» Всесторонне рассмотрев положение армии, Э. Кантильо сделал вывод: «В данное время состояние нашего личного состава и боевого парка, а также интендантских служб и транспортных средств не позволяет продолжить наступле- ние, а говорит о необходимости реорганизации частей и применения нового плана, связанного с изменившимися возможностями противника. Наше наступление похоже на выпрямляющуюся пружину, теряющую свою силу по мере раскручивания... Ландшафт благоприятствует противнику. Успехи увеличивают его боеспособность. Целесообразно 79 Documentos de la tirania, p. 254. 80 Ibid., p. 258. 81 Ibid., p. 255. 194
передислоцировать части на более благоприятную мест- ность, где можно маневрировать. Это одновременно сокра- тит дистанцию для посылки подкреплений и облегчит рабо- ту интендантских служб. Если противник будет нас пре- следовать и попадет в нашу ловушку, мы сможем решить кампанию в свою пользу» 82. По существу Э. Кантильо не предлагал ничего нового. Суть его плана — возвращение к старой тактике, применявшейся в конце 1957 — начале 1958 г. Диаметрально противоположный взгляд на дальнейший ход операций в Сьерра-Маэстре был у генерал-майора М. Диаса Тамайо. Оп соглашался с Кантильо лишь в од- ном — в необходимости реорганизации подразделений. М. Диас Тамайо признал полный провал применявшихся до этого способов ведения боев. «Приобретенный опыт по- казал,— писал он,— что так называемый «пастбищный ме- тод», метод преследования колонн противника, не дал результатов, так же как и зигзагообразные марш-броски по ущельям с целью дальнейшего проникновения на вер- шины гор оказались для нас катастрофическими, как это было в Санто-Доминго и Хигуэ. Очевидно, это в большой степени объясняется открытой поддержкой противника гражданским населением, которое действует с ним заод- но, потому что симпатизирует Фиделю Кастро... Население сообщает противнику о всех передвижениях наших войск. Принимая во внимание предшествующие события, было бы целесообразно пересмотреть наши планы действий, чтобы не «прочесывать Сьерра-Маэстру с востока на запад, как намечалось, а окружить- основные силы противника, находящиеся, вне всякого сомнения, на пике Туркино и его отрогах» 83. Генерал предлагал послать одновременно из разных то- чек Сьерра-Маэстры к пику Туркино пехотные части в сопровождении моторизованных, для которых в случае необходимости бульдозеры и другая дорожная техника прокладывали бы дороги. I [рсдложение М. Диаса Тамайо и было положено в осно- ву «плана операций Н», разработанного начальником Гене- рального штаба адмиралом Хосе Е. Родригесом Кальдеро- Я2 Tbid., р. 257. H1 Ibid., р. 259. 195 7*
ном. Этот документ с грифом «совершенно секретно» был подписан им 30 июля 1958 г. Основная идея плана — окружение главных сил ф. Каст- ро и полная изоляция их от внешнего мира. Предлагалось два этапа его осуществления. В начальной стадии намечалось использовать 15 ба- тальонов, 11 из которых должны были находиться на пере- довых позициях, 3 — занимать стратегически наиболее важные пункты в арьергарде ударных батальонов и 1— оставаться в резерве командования для закрытия любой бреши, могущей возникнуть в ходе боевых действий. Имелось в виду, что батальоны займут следующие насе- ленные пункты: Окухаль, Агуа-Рсвес, Санто-Доминго, Про- виденсиа, Арройон, Лас-Вегас-де-Хибакоа, Лас-Мерседес, Ахи-де-Хуана, Эль-Мачо, Ла-Магдалена и Ла-Плата84. Успешному и быстрому продвижению правительствен- ных войск должны были способствовать приданные им 25 самолетов, а также наземная и морская артиллерия, кото- рым приказывалось вести непрерывную круглосуточную бомбардировку и артподготовку. После занятия ими указанных позиций намечалось вы- полнение второй фазы «плана операций Н», заключав- шейся в уничтожении окруженного противника. Этот последний удар предполагал: «а) неумолимое за- держание всякого движения по направлению в горы или с гор, для того чтобы лишить противника средств снабжения; б) постоянное давление на позиции противника, особенно интенсивное с востока и запада; в) круглосуточную непре- рывную бомбардировку и артподготовку; г) использование любого ослабления оборонительных линий для их прорыва и для продвижения наших частей; д) постоянное воздуш- ное патрулирование, что должно исключить всякую воз- можность снабжения окруженных; е) давление батальо- нов с юга, которое не позволит противнику сконцентриро- вать силы для защиты восточных и западных флангов» 85. Претворить в жизнь этот весьма грозный и решительный на бумаге план командованию регулярной армии не уда- лось. Причины очередного фиаско батистовских генералов идентичны причинам полного провала летней кампа- нии 1958 г. 84 Ibid., р. 265. 85 Ibid., р. 265—266. 196
«Решающее наступление» продолжалось два с половипой месяца, в течение этого времени было проведено 36 боев. Большинство из них закончились победами повстанцев. Это подтверждает и общий баланс военных операций. С 29 ию- ня, со дня перехода повстанцев в контрнаступление, до на- чала августа регулярная армия потеряла около 1 тыс. чело- век убитыми, ранеными и взятыми в плен (более 400). В этих боях повстанцы захватили 507 единиц различного ви- да оружия, среди которых 2 танка, 10 минометов, 12 пуле- метов, базуки, автоматы, винтовки. Среди трофеев ультра- коротковолновые радиостанции и свыше 100 тыс. патро- нов 86. Потери повстанцев составили 27 убитых и около 100 раненых87. Почему же провалилось так долго и тщательно готовив- шееся наступление? Батиста в мемуарах писал, что «июнь- ская кампания, рассчитанная на разгром партизан в горах, не имела успеха и, больше того, деморализовала армию своим поражением. Последнее явилось следствием слабой координации между Генеральным штабом и штабом опе- раций... а также недостатка автоматического оружия и средств связи» 88 89 90. Конечно, наивно объяснять недостатком оружия поражение армии, у которой танков и самолетов было почти столько же, сколько у противника винтовок. Но именно беспрерывно возраставшим числом сброшенных бомб и количеством выпущенного в горы свинца диктатор и его приближенные пытались покончить с повстанцами, совершенно недооценивая значение субъективного фактора, морально-политических качеств своей армии. В. И. Ленин сформулировал один из важнейших законов войны: «Во всякой войне победа в конечном счете обуслов- ливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь» 8Э. «Убеждение в справедли- вости войны,— подчеркивал он,— сознание необходимости пожертвовать своею жизпыо для блага своих братьев под- нимает дух солдат и заставляет их переносить неслыхан- ные тяжести» Это ленинское положение показывает, сколь велико влияние морально-политического состояния армии на ее боеспособность. 88 «Granina», 8.III 1973. 87 Cabrera Guillermo. НаЫаг de Camilo. La Habana, 1970, p. 116. 88 Batista F. Respuesta... Mexico, 1960, p. 37. 89 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 41, с. 121. 90 Там же. 197
Согласно марксистской теории военного искусства, бое- способность любой армии находится также в прямой зави- симости от морального состояния народа страны и харак- тера войны. В период «решающего наступления» началась массовая деморализация солдат и офицеров правительственной ар- мии, все отчетливее представлявших себе, что они защища- ют интересы прогнившей насквозь политической системы. Сама обстановка и цели войны были чужды простым сол- датам. Многие из них изъявляли желание перейти на сто- рону повстанцев. Вот рассказ одного из воевавших в Орь- енте: «Во время наступления в Сьерре на нашу долю вы- пали самые тяжелые испытания, которые когда-либо приходилось переживать. Из 14 батальонов, действовавших в Орьенте, только 5 находились в горах. Казалось, мы были единственными персонами, способными покончить с пов- станцами... Опасность засады нас подстерегала на каждом шагу. Главное командование нас бросило на произвол судь- бы с первого же дня... Мы были настоящими призраками — грязные, слабые, измотанные, обессилевшие... Разве не бы- ло в Орьенте других батальонов, которые могли выполнять эту же миссию? Разве мы были единственными людьми, предназначенными для ведения войны? После всех этих переживаний и раздумий многие поняли, что настал мо- мент что-то сделать для Кубы». Этот офицер вместе с 52 своими подчиненными сдался в плен01. В ходе летней камлании углубилось и ранее существовав- шее противоречие между рядовым и командным составом правительственных войск. Многие пленные, переданные повстанцами представителям регулярной армии в присут- ствии членов Международного Комитета Красного Креста, впоследствии были допрошены военной прокуратурой. В докладной записке генерал-лейтенанту Педро Родригесу- и-Авиле следователь майор Гонсалес Кобо привел весьма красноречивые показания одного из солдат: «Кажется, для командования операциями жизнь солдата абсолютно ниче- го не значила. Погибал десяток. Подумаешь, проблема! Оно посылало еще 20. Сухой паек задерживался, а тот, ко- торый продолжал идти убитым и пленным, офицеры остав- ляли себе. Нам не выдали паек за полтора месяца. Я думаю, что, если меня опять пошлют туда, прежде чем подняться 91 «Bohemia», 1959, N 10, р. 114. 198
в горы, я дезертирую. И так думают многие мои това- рищи» 92. Резко снижала боевые качества регулярной армии по- стоянная сознательная дезинформация, исходившая от Объединенного генштаба и канцелярии президента, заве- рения о том, что колонны Ф. Кастро окружены и вот-вот должны сложить оружие. Накануне «решающего наступле- ния», 15 мая 1958 г., корреспондент французской газеты «Монд» Клод Жюльен взял интервью у бывшего тогда командующим боевыми операциями в провинции Орьенте генерала Чавиано. На вопрос журналиста, почему прави- тельственная армия не атакует и как она думает победить повстанцев, Чавиано, не задумываясь, ответил: «Нам не надо их атаковать, потому что из-за голода они сдаются моим войскам по 20, 30, 40 человек в день. А так как их не более 800. то примерно через два месяца они должны быть ликвидированы» 93. Действительно, па гребне революционного подъема, в феврале — марте 1958 г., по словам Э. Че Гевары, возникла в районе дислокации повстанцев «целая серия мятежных лагерей, образованных людьми, одни из которых хотели бороться, другие — сохранить форму чистой, чтобы войти триумфаторами в Гавану» 94. После 9 апреля часть из этих отрядов влилась в Повстанческую армию, а несколько от- рядов-однодневок сдались в плен, но они не имели ничего общего с партизанским движением и революцией. Прямолинейность и полное отсутствие оперативно-так- тического мышления были присущи не только Чавиано. Это в полной мере относилось и к большинству батистов- ских генералов. Как военные стратеги Фидель Кастро и его ближайшие помощники оказались намного искуснее всего генштаба диктатора и руководившей им американской военной мис- сии. Характерной чертой, определявшей ход борьбы между Повстанческой армией и правительственными войсками, явилось то; что ход боевых операций фактически диктовал- ся повстанцами. Их мужество, героизм, несокрушимая, по- истипе фанатичная вера в конечную победу революции оказались грозным оружием. Источником высокого мораль- 1,2 Quevedo Jose. Op. cit., p. 162—163. 1,3 «Le Monde», 15.V 1958. 94 «Ponsamionto critico», 1969, N 31, p. 52—53. 199
ного потенциала повстанцев явилось их «убеждение в спра- ведливости войны», направленной на защиту подлинно национальных интересов. На рост этого потенциала боль- шое влияние оказывали все усиливавшаяся поддержка повстанцев народными массами в масштабе всей страны, доверие бойцов революционной армии своему политическо- му и военному руководству. После поражений при Санто-Доминго и Хигуэ прави- тельственные войска понесли большие потери и в повтор- ном бэю при Санто-Доминго, в сражениях при Мериньо, Лас-Вегас-де-Хибакоа и Лас-Мерседес. Военная история, особенно история гражданских и национально-освободи- тельных войн, показывает, что «войска с низким мораль- ным духом настолько чувствительны к потерям, что даже при незначительных потерях становятся небоеспособны- ми» 95. Командованию регулярной армии не удалось пере- строить свои боевые порядки для осуществления «плана операций Н». «Заключительный этап борьбы,— говорил Ф. Кастро в своем выступлении по «Радио Ребельде» 18 августа 1958 г.,— характеризовался отчаянным стремлением тира- нии вывести из Сьерра-Маэстры то, что осталось от войск, участвовавших в наступлении, чтобы избежать их полного окружения и уничтожения пашей армией. Не ожидая ата- ки, войска были выведены до Пино-дель-Агуа. Это было позорное бегство с поля бояг которое в любом уголке земного шара было бы достаточным основанием для армии, заботящейся о своей чести и престиже, чтобы потребовать полной отставки генерального штаба — за потери в живой силе и брошенное оружие, за беспомощность и жестокость. Солдаты не виноваты в катастрофе. Они лишь жертвы ошибок своего командования. Можно сказать, что паника вначале возникла не в войсках, а среди командования, следствием чего и стало поспешное бегство» 96. Всесторонне проанализировав летнюю кампанию в своих выступлениях по «Радио Ребельде» 18 и 19 августа 1958 г., Ф. Кастро пришел к выводу, что, «если война продлится ещё полгода, правительственную армию ждет полное раз- ложение» 97 Предсказание лидера Кубинской революции 95 Марксизм-ленинизм о войне и армий. М., 1961, с. 326. 96 «Granma», 8.III 1973. 97 Ibidem. 200
Ф. Кастро и его боевые соратники полностью подтвердилось в .конце 1958 г. В целях избежа- ния напрасного кровопролития Ф. Кастро обратился к вой- скам Батисты с предложением о прекращении огня на сле- дующих условиях: 1. Задержание и предание суду дикта- тора. 2. Задержание и предание суду всех политиканов, связанных с режимом тирании, виновных в возникновении гражданской войны и разбогатевших за счет казны респуб- лики. 3. Задержание и предание суду всех военнослужа- щих, виновных в совершении убийств и пыток как в горо- дах, так и в сельской местности, сделавших источником своего дохода контрабанду, азартные игры, темные махи- нации и вымогательство. 4. Назначение' временным прези- дентом политического деятеля, которого одобрят все силы, борющиеся против диктатуры, с тем чтобы затем в возмож- но короткий срок провести всеобщие выборы. 5. Структур- ная перестройка всего института вооруженных сил для того, чтобы удалить его от политической и межпартийной борьбы, чтобы он никогда больше не стал орудием какого- либо каудильо, или какой-либо партии, а сконцентрировал свои усилия на защите суверенитета страны и конститу- 201
ции98 99. В заключительной части своего выступления 19 ав- густа 1958 г. Ф. Кастро обратился ко всему народу с призы- вом поддержать Повстанческую армию. «Кубинский на- род,— сказал он,— должен готовиться к оказанию помощи нашим бойцам. Любой поселок, любая зона Кубы в бли- жайшие месяцы могут стать ареной сражений. Граждан- ское население должно быть готово перенести все тяготы и лишения войны. Пусть твердость духа, продемонстриро- ванная населением Сьерра-Маэстры, где даже дети помо- гали нашей армии, послужит образцом для всех остальных кубинцев в борьбе за то, чтобы Родина стала подлинно свободной, чего бы нам это ни стоило, и было бы выполне- но завещание Титана (А. Масео.— Е. Л.), который гово- рил, что «Революция будет продолжаться до тех пор, пока имеет место несправедливость». Идет Революция, потому что существует тирания, идет Революция, потому что су- ществует несправедливость. Идет и будет продолжаться Революция, пока хотя бы одна тень будет пятнать наши Права и нашу Свободу» ". 98 «Granma», 8.III 1973. 99 Ibidem.
ГЛАВА ПЯТАЯ Контрнаступление Повстанческой армии ☆ Консолидация левых сил во второй половине 1958 года Батистовская армия потерпела поражение, но не была раз- бита окончательно. Предстояла еще нелегкая борьба. «Большая армия, поставленная в безвыходное положение, не сдается сразу» *,— отмечал Ф. Энгельс. Победы повстанцев стали своего рода катализатором ре- волюции, превратились в главный фактор мобилизации на- родных масс. «Мы были чем-то вроде зажженной спички в стоге соломы; вот чем явилось партизанское движение в тех условиях, которые были в нашей стране,— писал Ф. Кастро,— ...когда наша тактика завоевала доверие, на- род немедленно стал объединяться, стали объединяться все революционеры, и эта тактика, эта борьба стали делом все- го кубинского революционного движения. В итоге она ста^ ла борьбой всего народа» 1 2. Росла политическая изоляция Батисты. Поддерживав- шая его крупная буржуазия, латифундисты и торговые им- портеры потеряли всякую веру в способность диктатора защитить их интересы. Вновь оживились лидеры буржуазной оппозиции, кото- рые 20 июля 1958 г. вместе с представителями «Движения 26 июля» и «Революционного директората 13 марта» под- писали в Каракасе пакт о единстве действий. Стремясь оказать максимальное воздействие на решение этого вопроса, Ф. Кастро предложил обсудить его в Сьерра- Маэстре, но «нейлоновые освободители» наотрез отказа- лись. «Единства надо добиваться путем исключения невы- 1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 81. 2 Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1963, с. 418. 203
полнимых условий,— заявил Тони Барона.— Думаю, что у Фиделя имеется достаточно представителей за границей и в Гаване. К соглашению можно прийти в любом месте» 3. Лидеры буржуазной оппозиции опять выступили против союза с коммунистами. Незадолго до появления «Каракас- ского пакта» корреспондент венесуэльской газеты «Эль Насиональ» обратился к одному из столпов буржуазной оппозиции, президенту Национальной коллегии адвокатов Кубы Миро Кардоне, с вопросом: «Будет ли Коммунисти- ческой партии (Народно-социалистической партии.— Е. Л.) предоставлено право его подписания?» — Наш при- зыв о поддержке «Каракасского пакта» обращен ко всем секторам, но мы четко определяем, что это касается толь- ко организаций, придерживающихся твердого демократи- ческого кредо» 4.— ответил не скрывавший своих антиком- мунистических взглядов М. Кардона. «Каракасским пактом» провозглашались три главные задачи, решению которых должно было способствовать единство оппозиционных сил: «1. Общая стратегия борьбы, направленная на свержение тирании посредством воору- женного восстания, усиление в минимально короткий срок всех боевых фронтов, вооружение тысяч кубинцев, готовых на борьбу за свободу... 2. После свержения тирана управ- ление страной переходит к Временному правительству, которое добьется нормализации обстановки и поведет ее по конституционному и демократическому пути. 3. Програм- ма-минимум этого правительства должна предусматривать: наказание всех виновных, гарантирование прав рабочих, выполнение международных компромиссов, обеспечение порядка, мира, свободы, экономического и социального прогресса» 5. В отличие от «Майамского пакта», в документ, подписан- ный 20 июля 1958 г., было включено непременное требова- ние руководства «Движения 26 июля» о предотвращении вмешательства США во внутренние дела Кубы и прекра- щении всякой военной и другой помощи режиму Батисты. Конечно, «Каракасский пакт» по сравнению со всеми программными документами «Движения 26 июля» был в известной мере «шагом назад», но со стороны руководите- 3 «Е1 Nacional», 28.VI 1958. 4 «Е1 Nacional», 22.VII 1958. 5 Ibidem. 204
лей Движения это был временный, сознательный компро- мисс, рассчитанный на нейтрализацию верхушки кубин- ской буржуазии в решающий период борьбы и частичное использование ее финансового потенциала. Лидеры же буржуазной оппозиции стремились к един- ству ради осуществления своих честолюбивых устремле- ний. Достаточно сказать, что будущими президентами Ку- бы видели себя и Фелиппе Пасос, и Аурельяно Санчес Аранго, и Тони Барона, и, конечно, Прио Сокаррас. «Признание революции буржуазией,— писал В. И. Ле- нин,— не может быть искренним, независимо от личной добросовестности того или иного идеолога буржуазии. Бур- жуазия не может не внести с собой своекорыстия и непо- следовательности, торгашества и мелких реакционных уло- вок и. па эту высшую стадию движения» ®. Эти ленинские слова получили убедительное подтверждение и в ходе Ку- бинской революции. «Оппозиционные элементы,— говорил Батиста,— объ- единенные в легальные оппозиционные партии... не ставят перед правительством ни одной проблемы. Можно ли счи- тать проблемой их стремление к законной борьбе за власть посредством голосования» 6 7. Это заявление диктатор сделал в апреле 1958 г., но и после подписания «Каракасского пак- та» характер «борьбы» буржуазной оппозиции не изме- нился. Конец июля 1958 г. был отмечен и другим весьма приме- чательным событием. США бесцеремонно нарушили госу- дарственую границу Кубы и ввели подразделение своей морской пехоты в местечко Ятерас, где находилась водона- порная станция, снабжавшая питьевой водой американ- скую военно-морскую базу. Идея подобной интервенции возникла еще в апреле 1958 г. Тогда посол Э. Смит договорился с премьер-министром Кубы Гонсало Гёлом, что в случае необходимости амери- канские войска «обеспечат охрану» водонапорной станции. В свою очередь «государственный департамент, по словам Э. Смита, поручил командованию базы взять на себя пол- ную ответственность по защите этого источника, если ку- бинское правительство окажется неспособным сделать это». 6 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 11, с. 117. 7 «Diario de la Marina», 20.IV 1958. 205
Из дальнейшего рассказа американского посла явствует, что Батиста в апреле заверил его, что «в провинции Орьен- те войска показали себя с хорошей стороны, а правитель- ство крепко держит нити управления в своих руках» 8. В конце июля, после нескольких чувствительных пора- жений регулярной армии, беседа посла с диктатором но- сила уже иной, более мрачный, характер. После этой встре- чи Э. Смит и получил от госдепартамента «добро» на ис- пользование американской морской пехоты9. Наглая акция американской военщины вызвала протест во многих странах мира, особенно в Латинской Америке. С резким осуждением выступила советская общественность. В создавшейся ситуации Соединенные Штаты предпочли отозвать своих солдат, в течение трех дней (28—31 июля) находившихся на территории Кубы. Эти события показали, что, хотя американские правящие круги уже не делали прямой ставки на Батисту, США да- леко не безразлична судьба установленного ими режима. Под невинным предлогом защиты питьевого источника Бе- лый дом заявлял о своих мнимых правах на открытое вме- шательство во внутренние дела Кубы и пытался оказать психологическое давление на кубинских революционеров. В сентябре 1958 г. на Кубу, уже в который раз, приехал исполнительный директор ЦРУ Лиман Киркпатрик-млад- ший. В это время, по оценкам его сотрудников, 80% насе- ления Кубы выступало против режима Батисты10 11. Воспо- минания Киркпатрика об этом визите показывают царив- шую в американском посольстве в Гаване атмосферу напря- женного ожидания развязки. «Покинув кабинет Смита (посла.— Е. Л.), я отправился по подразделениям посоль- ства, чтобы выяснить их мнение. Побывал я в политиче- ском отделе, у военных атташе, у чиновника по обществен- ным отношениям (ЮСИА), у атташе по правовым вопросам (ФБР) и у многих других. В основном мне рас- сказывали то же самое, что я слышал вечером по приезде: правительство утратило связь с народом, его власть висит на волоске и спасти его может только чудо; как только армия начнет колебаться, все рухнет» и. 8 Smith Earl Е. Т. The Fourth Floor. New York, 1962, p. 111. 9 Ibidem. 10 Киркпатрик-мл. Лиман. Подлинное ЦРУ. М., 1969, с. 135. 11 Там же, с. 138. 206
Ио армия уже перестала быть надежной опорой дикта- тора. Наглядным свидетельством ее прогрессирующей деморализации явился приказ № 196, подписанный началь- ником Объединенного генштаба генерал-лейтенантом Ф. Табернилъей в сентябре 1958 г. Этим приказом коман- дование пыталось пресечь массовое дезертирство и переход солдат в ряды повстанцев. Его главным пунктом было раз- решение любому военнослужащему убивать без всякой санкции каждого — от солдата до бригадного генерала включительно, заподозренного в стремлении к дезертирст- ву 12. Батиста не жалел сил, чтобы спасти разваливавшийся режим. Только с 1 июля по 18 декабря 1958 г. на приобре- тение оружия было потрачено более 81 млн. песо 13. В сен- тябре диктатор заключил крупную сделку с Англией, которая согласилась поставить на Кубу 15 военных само- летов. Ф. Кастро послал телеграмму премьер-министру Англии Г. Макмиллану с требованием «от имени свободы» аннулировать соглашение. Британское правительство зая- вило, что, пока Батиста возглавляет «законное правитель- ство», для этого нет оснований 14. Арсенал диктатора про- должал пополняться самым современным оружием. В своих отношениях с армией Батиста прибегал не толь- ко к угрозам, но и к заигрыванию. В день 25-й годовщины «переворота сержантов» (4 сентября 1958 г.) он послал приветствие войскам, находившимся в Орьенте, и... пода- рил всем солдатам и офицерам, дислоцированным в этой провинции, лотерейные билеты. «И какое совпадение!— удивлялся корреспондент газеты «Диарио-де-ла-Мари- на»,— на десять из них пал самый крупный выигрыш в 10 тыс. песо» 15. В демагогических целях диктатор создал так называемое «министерство дешевых жилищ», главной задачей которого было строительство домов для семей по- гибших солдат. Просуществовавшее несколько месяцев, «министерство» так и не приступило к работе. Но ни поли- тика «кнута и пряника», ни многочисленные перемещения среди командного состава, ни полные изощренной демаго- гии речи Батисты уже не могли поднять боевой дух прави- тельственной армии. 12 «Verde Olivo», 1964, N 15, р. 77. 13 «Bohemia», 1959, N 4, p. 149. 14 «Hispanic American Report», 1958, N 9, p. 497. 15 «Diario de la Marina», 14.IX 1958. 207
Число активных борцов против диктатуры возрастало с каждым днем. Подтверждением дальнейшего обострения и углубления борьбы явились не только победы Повстан- ческой армии в Орьенте, но и образование партизанских отрядов почти во всех остальных провинциях острова. Двадцатого-июля 1958 г. ветеран боев в Сьерра-Маэстре майор Эскалона во главе отряда из 19 человек поднялся в горы Кордильера-де-лос-Органос, находящиеся в провин- ции Пинар-дель-Рио. Первая схватка этой партизанской группы с противником произошла 20 августа. Повстанцы овладели поселком Сан-Андрес. К концу 1958 г. в отряде Эскалопы насчитывалось около 300 человек16. В середине 1958 г. в провинциях Камагуэй и Лас-Виль- яс начали действовать партизанские отряды Народно-со- циалистической партии. В целях дальнейшего укрепления революционного союза НСП и «Движения 26 июля» с ию- ня 1958'по январь 1959 г. в Сьерра-Маэстре находился член ЦК Народно-социалистической партии Карлос Рафаэль Родригес. Значительных успехов добился партизанский отряд «Ре- волюционного директората 13 марта». К середине июля 1958 г. он действовал на территории 3200 кв. км. Два его батальона носили славные имена X. А. Эчеверрии и Ф. Ро- дригеса 17. Не обошлось при этом и без анархистски настроенных, мародерствующих элементов, которые сопутствуют каж- дой революции. Резко отрицательное влияние на развитие партизанского движения в провинции Лас-Вильяс оказал, например, так называемый «второй национальный фронт Эскамбрая». В горах Эскамбрая, как отмечал Ф. Кастро, группа контрреволюционных элементов, возглавляемых молодым коммерсантом Менойо, практически вытеснила товарищей из Директората в одной из зон. Группа Менойо преврати- лась в шайку грабителей, притеснявших местное населе- ние. Варварская политика, проводившаяся этими контрг волюционными элементами, переходила в кровавый террс Только Менойо убил самолично 33 крестьян 18. Этот «партизанский» отряд был образован 1957 г. бывшими членами «Революционного д lfi «Revolution», 23.11 1959. ” «Е1 National», 18.VII 1958. 18 См. Кастро Ф. Указ, соч., с. 448. 2081
13 марта», исключенными из его рядов за предательство. Главарь этого отряда Элой Гутьеррес Менойо во время атаки президентского дворца 13 марта 1957 г., будучи связ- ным между штурмовым и резервным отрядами, струсил и оказался среди тех, кто своей нерешительностью сорвал вступление в бой резервного отряда. «Второй национальный фронт Эскамбрая», согласно его программе, организация «чисто военная», состоявшая из «революционеров всех секторов» и «признававшая только их совпадающие точки зрения» 19. В горах Менойо часто любил повторять: «Как только сниму форму, побреюсь, по- стригусь и вновь займусь своей торговлей» 20. Но к коммер- ции он так и не вернулся. После победы революции Ме- нойо и его «штаб» «поделили между собой, отмечал Ф. Ка- стро, всё должности в алькальдии Сьенфуэгоса, Тринидада, Топес-де-Кальянтеса, на предприятиях Анабанильи... За- тем они остались там, занимаясь политиканством всюду, где только могли. Это способствовало тому, что в зоне Эскамбрай возникло контрреволюционное движение, орга- низованное ими»21. Корни бандитизма, пущенные этой группой в Эскамбрае, на протяжении нескольких после- военных лет выкорчевывались народной милицией, коми- тетами защиты революции и вооруженными силами Кубы 22. Основными силами Кубинской революции являлись «Движение 26 июля», «Революционный директорат 13 мар- та» и Народно-социалистическая партия. Вопрос о боевом единстве этих организаций стал одним из самых стерж- невых. Каждая из них имела свое руководство, свою так- тику, свою программу и определенную сферу действий. Хотя контакты и взаимопомощь существовали между ни- ми с первых дней борьбы, подлинно революционное един- 19 «Bohemia», 1959, N 6, р. 42. ‘-Wid, р. 40. растра Ф. Указ, соч., с. 449. К"'- разгрома банд в Эскамбрае Менойо бежал в Соединен- нее . ;.аты. В декабре 1964 г. он во главе группы контрреволю- ^прошедших специальную военную подготовку в од- .Л'^отявфанировочных лагерей на территории Доминиканской гД-сну* . ntки, высадился на Кубе, но через несколько дней был ачл 1 органами государственной безопасности» (см. Листов В., Жуков Вл. Тайная война против революционной Кубы. М., 1966, с. 186). 209.
ство этих организаций окрепло только во второй полови- не 1958 г. В октябре 1958 г. был образован Объединенный нацио- нальный рабочий фронт (ФОНУ), в состав которого вош- ли рабочие лидеры Народно-социалистической партии, «Движения 26 июля», Директората и других революцион- ных организаций. ФОНУ взял в свои руки руководство ра- бочим движением в стране. Основными направлениями деятельности этого руково- дящего рабочего центра были агитационно-пропагандист- ская работа среди пролетариата, подготовка всеобщей за- бастовки, оказание помощи повстанцам. Для реализации этих задач по всей стране были образованы сотни комите- тов ФОНУ, сыгравшие большую роль в дальнейшем укреп- лении революционного единства левых сил. США довольно спокойно отнеслись к «Каракасскому пак- ту». Его умеренный, отнюдь не радикальный тон, подписи под ним служивших Белому дому верой и правдой марио- неток (Прио Сокаррас, А. Барона, М. Кардона), в анти- коммунистических позициях которых никто не сомневал- ся, вселяли надежду на то, что в случае победы сил, объ- единенных этим пактом, Соединенным Штатам будет на кого опереться и американские интересы не пострадают. Консолидация же левых сил явно не входила в планы внешнеполитических стратегов США. Поэтому огромное значение и для Вашингтона, и для Батисты, и его окруже- ния приобрели «свободные президентские выборы», назна- ченные на 3 ноября 1958 г. Белый дом рассчитывал на «сме- ну караула» в президентском дворце Гаваны для того, чтобы новому президенту Кубы, ставленнику Батисты Ри- веро Агуэро, оказать необходимую помощь, включая и по- ставки оружия. Именно такой вариант неоднократно пред- лагал госдепартаменту посол Э. Смит23. Рейд повстанческих колонн вторжения в центр острова В августе 1958 г. части Повстанческой армии, расположен- ные в Сьерра-Маэстре, насчитывали в своих рядах 807 человек24. 23 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 165. 24 «Verde Olivo», 1974, N 1, р. 29. 210
Победа повстанцев во время «решающего наступления» батистовцев позволила Ф. Кастро, используя захваченные трофеи, образовать несколько новых колонн и осуществить исключительно важную операцию по переброске своих бой- цов в провинцию Лас-Вильяс. Десятого августа Ф. Кастро приказал К. Сьенфуэгосу начать формирование колонны № 2 им. Антонио Масео и готовить ее к длительному рейду, конечной целью которого была провинция Пинар-дель-Рио. Ровно через неделю был издан приказ Главнокомандую- щего Повстанческой армией, в котором, в частности, гово- рилось. «Командиру колонны вторжения даются полномо- чия образовывать по всей национальной территории боевые повстанческие подразделения... применять судебный кодекс и аграрные законы Повстанческой армии на освобождаемой территории, взимать налоги, установленные согласно во- енным распоряжениям, комбинировать боевые действия со всеми революционными силами, борющимися в том или ином районе, установить непрерывно действующий фронт в провинции Пинар-дель-Рио, которая станет постоянной базой колонны вторжения. Ее командиру дается право присваивать офицерские звания вплоть до майора колон- ны. Колонна вторжения, хотя ее главная цель — перенести освободительную войну на запад острова, и этой цели бу- дут подчинены все тактические вопросы, должна всту- пать в сражения с противником в любом удобном случае. Оружие, захваченное у противника, предпочтительно ис- пользовать для организации местных боевых частей. Для стимулирования героических подвигов солдат и офи- церов колонны вторжения № 2 им. Антонио Масео учре- дить «Медаль мужества Освальда Эрреры», капитана этой колонны, погибшего в застенках Баямо и проявившего в дни пыток палачами тирании мужество и героизм» 25. Из-за сильных ливней и разлива реки Яра колонна № 2 задержалась на день в Эль-Сальто и только 21 августа при- ступила к выполнению поставленной боевой задачи. В тот же день Ф. Кастро подписал приказ о рейде в Лас-Вильяс другой колонны, которой присваивались № 8 и имя Сиро Редондо, капитана Повстанческой ар- мии, павшего смертью героя. «Колонна № 8 им. Сиро 25 «Granma», 31.XII 1974. 211
Редондо,— говорилось в приказе,— отправится из Ла- Мерседеса между 24 и 30 августа. Майор Эрнесто Гевара назначается командующим всеми повстанческими частя- ми «Движения 26 июля», действующими в провинции Лас-Вильяс как в сельской местности, так и в городах. На него возлагаются обязанности: производить сбор на- логов, устанавливаемых повстанческими властями, и рас- ходовать их на военные нужды; осуществлять право- судие в соответствии с положениями уголовного кодекса и проводить аграрные законы Повстанческой армии на территории, где будут действовать его силы; координи- ровать боевые действия, планы, административные и во- енные распоряжения с другими революционными сила- ми, действующими в этой провинции, которые следует привлечь к созданию единой армии с тем, чтобы объеди- нить и укрепить военные усилия революции; организо- вывать боевые части на местах и назначать офицеров Повстанческой армии на различные посты вплоть до ко- мандира колонны. Основная стратегическая задача колонны № 8 — неус- танно бить неприятеля в центральном районе Кубы и препятствовать, вплоть до полной парализации, передви- жению войск из западных провинций в восточные» 26. Осуществление этого весьма смелого и дерзкого плана переброски колонн вторжения позволило бы повстанцам отрезать восточную часть острова от главных сил пра- вительственных войск и тем самым оказать большое влияние на весь ход дальнейших операций. Уже отмечалось, что характер партизанского движе- ния, руководимого Фиделем Кастро, имел много общего с борьбой кубинских патриотов за независимость своей родины в 1895—1898 гг. Реализация «плана вторжения» также явилась своеобразной данью славным освободи- тельным традициям кубинского народа. Как известно, в конце 1896 г. на Кубе было три фронта патриотов: в Орь- енте во главе с К. Гарсия, в Камагуэе во главе с М. Го- месом и в Пинар-дель-Рио во главе с А. Масео. Примерно к такой же расстановке сил стремился и повстанческий штаб Ф. Кастро. 28 28 См. «Bohemia», 1967, № 42, р. 31; Лаврецкий И. Эрнесто Че Ге- вара. М., 1973, с. 131—132. 212
Переход повстанцев из Орьенте в Лас-Вильяс был очень трудным. Командование регулярной армии, узнав при- мерный маршрут их движения, устраивало многочислен- ные засады и блокировало все дороги. Избегая встреч с противником, колонна № 2, насчитывавшая в начале пу- ти 82 человека 27 28, в течение 15 дней шла по колено в гря- зи болотистым берегом моря. В своем донесении Фиделю Кастро К. Сьенфуэгос писал: «31 день мы шли по про- винции Камагуэй. За это время ели только 11 раз... После четырех дней полного голодания мы вынуждены были пожертвовать лучшей лошадью из нашей жалкой кава- лерии. Почти все продукты остались в болотах» 28. Непрерывные ливни надолго вывели из строя просе- лочные дороги. Это обстоятельство, затруднявшее про- тивнику. использование наземных средств сообщения, весьма благоприятствовало повстанцам. Они продвигались вперед лишь ночами, а днем «отдыхали», укрывшись то в мангровых зарослях, то в зарослях колючего кустарни- ка, острые шипы которого напоминали проволочные за- граждения. До 13 сентября бойцы Камило Сьенфуэгоса лишь три- жды нарывались на неприятельские засады, которые удалось благополучно миновать. С 13 до 27 сентября они не вступали в бой с преследовавшими их войсками, но какие это были трудные дни! Об этом свидетельствует майор Серхио-дель-Валье, заполнявший тогда дневник колонны № 2: «7Р сентября Камило, видя, что половина личного состава совершенно обессилела от голода и про- должительных ночных маршей по звериным тропам, ре- шил сделать привал, но осуществить это не удалось... 20 сентября. Пр сообщениям, полученным Камило, мы на- ходимся в зоне, окруженной солдатами, и вот-вот должны будем вступить в бой. Камило обращается к бойцам с ко- роткой речью: «Ситуация критическая. Нам предстоят длинные, очень опасные переходы, и мы, очевидно, вы- нуждены будем отказаться от имеющихся у нас немно- гих лошадей. Нас окружает более тысячи солдат. Я знаю, что некоторые из вас не в состоянии идти дальше и что опасность возрастет еще сильнее, когда мы форсируем реку Лас-Егуас. Поэтому я предлагаю всем больным и 27 «Verde Olivo», 1963, N 34, р. 8. 28 «Granma», 28.Х 1967. 213
немощным остаться здесь в надежном месте, где провод- ники позаботятся о вас вплоть до полного выздоровле- ния. Затем вы снова сможете присоединиться к колонне. Остаться здесь не бесчестно, наоборот, это обеспечит вашу безопасность, а нас сделает более мобильными» 29. Только трое тяжелобольных повстанцев не смогли уча- ствовать в дальнейшем переходе. Несмотря на всю сложность марш-броска из Сьерра- Маэстры в центр острова, 7 октября колонна № 2 с мини- мальными потерями (трое погибли, один дезертировал) 30 вступила на территорию Лас-Вильяс. Беспредельным бы- ло ликование повстанцев. «Я поцеловал землю, все бой- цы обнимались. Небольшая часть нашей миссии была выполнена» 31,— писал К. Сьенфуэгос Фиделю Кастро. Восьмого октября повстанцы прибыли в местечко Хо- кобо-Росадо, где находился партизанский отряд Народно- социалистической партии, возглавляемый Феликсом Тор- ресом. Отряд насчитывал около 75 человек, вооруженных только охотничьими ружьями и револьверами32. Он был образован с целью присоединения в дальнейшем к По- встанческой армии. С большой теплотой о встрече бойцов Камило Сьен- фуэгоса с партизанами из отряда кубинских коммунистов рассказывал один из ее участников, майор Герра: «Парти- заны (отряда НСП.— Е. Л.) нас приняли очень любез- но и подали нам банки, наполненные горячим шоколадом, приготовленным специально для нас. Выступил Феликс и объяснил товарищам, что с этого момента Они пе- реходят под командование майора Камило Сьенфуэгоса и офицеров колонны № 2. Нам была оказана модицин- ская помощь... выдано обмундирование, в котором мы нуждались, нас не заставляли нести охрану, больным приносили еду прямо в гамаки и даже мылй им ноги го- рячей водой» 33. «Они предоставили нам все, что было в их распоряжении, чтобы поправить плачевное физиче- ское состояние бойцов «вторжения» 34,— вспоминал дру- 29 «Granma», 31.ХП 1974. 30 «Verde Olivo», 1963, N 34, p. 8. 31 «Granma», 28.X 1967. 32 «Granma», 31.XII 1974. 33 «Verde Olivo», 1963, N 34, p. 64—65. 34 «Granma», 31.XII 1974. 214
гой офицер колонны № 2, майор Вильям Гальвес. Так в октябре 1958 г. в муниципалитете Ягуахай провинции Лас-Вильяс началось боевое содружество отрядов На- родно-социалистической партии и «Движения 26 июля». С середины октября до конца года колонна № 2 вме- сте с отрядом НСП провела десять боев и вплоть до побе- ды действовала в провинции Лас-Вильяс. Ввиду усилив- шейся деморализации правительственной армии Ф. Кастро отменил первоначальный приказ о походе в Пинар-дель- Рио и поручил К. Сьенфуэгосу закрепиться па севере провинции Лас-Вильяс. До прибытия в эту провинцию колонны № 2 на ее тер- ритории уже действовал партизанский отряд «Движения 26 июля» во главе с капитаном Рехино Мачадо, непо- средственно подчинявшийся Виктору Панеке, возглав- лявшему секцию «действие и саботаж» в провинции Лас- Вильяс. И Р. Мачадо, и В. Панеке, называвший себя не иначе, как «майор Диего» (предавшие впоследствии ре- волюцию), занимали антикоммунистические позиции. Ра- нее они отклонили предложение Ф. Торреса о единстве действий, а теперь с нескрываемой недоброжелательно- стью отнеслись к прибытию колонны им. Антонио Ма- сео 35. Укрепление боевого и революционного единства всех сил, боровшихся против диктатуры, было главной зада- чей момента, и с ее выполнения начал К. Сьенфуэгос свою деятельность в Лас-Вильясе, возглавив объединен- ную колонну НСП и «Движения 26 июля» и призвав Р. Мачадо и В. Панеке прекратить антикоммунистиче- ские происки. Как и в Сьерра-Маэстре, в Лас-Вильясе предстояла большая работа по организации системы снабжения по- встанцев, строительству госпиталей и различных мастер- ских, развертыванию революционной пропаганды, вовле- чению в борьбу местного населения и созданию новых отрядов. Последнее, как всегда, было тесно связано с проблемой оружия, а единственным источником его приобретения были военные действия. Используя опыт Сьерра-Маэст- ры, К. Сьенфуэгос решил на новой территории постепен- но усложнять характер боевых операций: начинать с за- 35 Ibidem. 215
сад, затем атаковать небольшие подразделения и, нако- нец, вступать в бои с гарнизонами, дислоцированными в крупных населенных пунктах провинции. Столь же трудным и опасным был переход колонны № 8 им. Сиро Редопдо, покинувшей Сьерра-Маэстру 30 августа и насчитывавшей в начале марша 135 человек36. Сложность перехода этой колонны усугублялась еще и тем, что в ее составе были в основном выпускники дей- ствовавшей в Сьерра-Маэстре школы новобранцев 37, аб- солютно не имевшие боевого опыта. Долгое время колонна Э. Че Гевары шла примерно тем же маршрутом, что и повстанцы К. Сьенфуэгоса. В провинции Камагуэй бойцы Э. Че Гевары догнали их, и в течение двух дней оба повстанческих подразделения шли вместе. Затем восьмая колонна направилась в цент- ральную часть провинции Лас-Вильяс. Не раз повстанцы попадали в критические ситуации. Осо- бенно напряженное положение создалось в середине сен- тября, около местечка Куатро-Компаньерос, где колонна № 8 была атакована крупными силами противника. Зна- чительная часть ее была рассеяна (позже некоторые из этих повстанцев догнали свою колонну, а другие примкну- ли к бойцам К. Сьенфуэгоса). Этот бой дал повод начальнику Объединенного генераль- ного штаба генералу Ф. Табернилье публично заявить, что подразделение Э. Че Гевары разгромлено. «В Камагуэе, перефразируя известный исторический лозунг «они не 36 «Verde Olivo», 1963, N 34, р. 9. 37 Школа новобранцев «Куба» была образована в конце «решаю- щего наступления» батистовских войск, когда командование Повстанческой армии разрабатывало планы ведения боев на равнине и перехода в контрнаступление. Ее основная цель состояла в подготовке милисианос «Движения 26 июля» к вступлению в Повстанческую армию. Срок обучения в школе «Куба» составлял 25 дней, при этом предусматривалась морально-политическая, военная и физиче- ская подготовка, но особое внимание уделялось морально-поли- тическому воспитанию новобранцев. Одна из обязательных программ школы была озаглавлена «Сущность мировоззрения Марти». Школа имела свою библио- теку «Апостол» и даже свой гимн: «^.Свобода, свобода, свобода, если потребуешь, Куба, мы за тебя умрем!» За время своего существования (вплоть до победы револю- ции) первое революционное «военное училище» окончили более 500 человек (см. «Humanismo», 1959, N 53-54, р. 380). 216
пройдут», можно сказать — «они не прошли»,— бахвалился главный военный стратег диктаторского режима38. Однако повстанцы продолжали выполнение поставлен- ной перед ними задачи. Драматические, полные опасности и лишений дни марша колонны № 8 нашли свое яркое отра- жение в дневнике ее командира: «Уныние,— писал Э. Че Гевара,— постепенно овладевало бойцами. Голод и жажда, усталость и чувство бессилия перед силами противника, который с каждым днем все крепче брал нас в окружение, и главным образом ужасная болезнь ног, известная кресть- янам под названием «масаморра» и превращавшая каждый шаг бойца в невообразимую пытку, сделали из нас бродя- чие тени. Нам было трудно, очень трудно продвигаться вперед. С каждым днем ухудшалось физическое состояние бойцов, и скудная еда не способствовала улучшению их плачевного состояния. Самые тяжелые дни выпали на нашу долю, когда нас окружили в районе сахарного завода Барагуа. Мы были загнаны в зловонные болота, оказались без капли питьевой воды. С воздуха нас постоянно атаковала авиация. У нас не было ни одной лошади, чтобы перевозить по непривет- ливым горам ослабевших товарищей. Ботинки совсем раз- валились от грязной морской воды. Колючие травы больно ранили босые ноги. Наше положение было действительно катастрофическим до тех пор, пока мы с большим трудом не прорвали окружение и не достигли знаменитой тропы, ведущей из Хукаро в Морон, место, навевавшее историче- ские воспоминания. Именно здесь в прошлом столетии, во время войны за независимость, происходили кровавые бои между кубинскими патриотами и испанцами. Только мы успели прийти в себя, как на нас обрушился ливень, вдоба- вок противник продолжал нас преследовать, что заставило нас вновь двинуться в путь. Усталость одолевала бойцов, настроение их становилось все более мрачным. Однако, когда положение казалось безвыходным, когда только оскорблениями, руганью или мольбой можно было заста- вить выдохшихся бойцов продолжать поход, вдали мы узре- ли нечто, что оживило нас и придало новые силы партиза- нам: на западе засверкало голубое пятно горного массива Лас-Вильяс» 39. 38 «Bohemia», 1967, N 42, р. 35. 39 Цит. по: Лаврецкий И. Указ, соч., с. 133—134. 217
В состоянии ли были части регулярной армии предотвра- тить этот переход? «Наша миссия ясна — захватить живым или мертвым Че Гевару и всех преступников 40, которые его сопровождают,— писал 11 октября 1958 г. командующий Вторым военным округом провинции Лас-Вильяс полков- ник Перес Коухиль.—...Считаю, что в течение 24 часов напряженной работы без сентиментальностей мы выпол- ним эту задачу. Второй военный округ или покроет себя славой, или мы докажем, что ни на что не годны» 41. Дока- зать удалось только последнее, хотя, по словам полковника А. Суареса-и-Сукета, руководившего операциями против колонн вторжения, «войска приложили большие усилия... с энтузиазмом выполняя эту трудную задачу» 42. Совершен- но очевидно, что «энтузиазм» был выдуман Суаресом-и-Су- кетом для самооправдания, так как даже в его столь опти- мистическое донесение вкралась фраза о том, что «поведе- ние некоторых офицеров оставляло желать много лучшего». Из этого донесения мы узнаем и о другой немаловажной детали, сыгравшей существенную роль в новом провале правительственных войск. «Нам,— писал подполковник,— очень не хватает сотрудничества гражданских элементов, которые передавали бы информацию, заслуживающую внимания» 43. Успешный переход колонн вторжения стал возможен благодаря мужеству и стойкости бойцов К. Сьенфуэгоса и Э. Че Гевары, благодаря крепнувшему день ото дня един- ству Повстанческой армии и кубинского народа, все более открыто выражавшего свои симпатии повстанцам и нена- висть солдатам Батисты. «Народ считает бойцов вторжения легендарными людьми,— писал К. Сьенфуэгос Фиделю Кастро 19 ноября 1958 г.— Сегодня, когда я беседовал с рабочими-сахарниками, я испытал одно из самых боль- ших эмоциональных потрясений за два года борьбы. Эти люди видят в революции свое спасение и блестящее буду- щее Кубы» 44. 40 Так батистовское командование в своих приказах называло по- встанцев. 41 Documentos de la tirania.— In: Che. La Habana, 1969, p. 193. 42 Ibid., p. 207. 43 Ibidem. 44 Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz... La Habana, 1959, p. 46. 218
Революция — спасение! По мере постижения этой исти- ны широкими трудящимися массами возрастали их полити- ческая активность и помощь Повстанческой армии. Особен- но эффективной она стала после политической консолида- ции левых сил (о чем говорилось выше) и последовавшего за ней военного союза «Движения 26 июля», Народно- социалистической партии и «Революционного директората 13 марта», окончательно сложившегося в декабре 1958 г. Одной из главных задач, стоявших перед колоннами вторжения, было сплочение всех сил, боровшихся против диктатуры в провинции Лас-Вильяс. Ее выполнение начал К. Сьенфуэгос, а завершил Э. Че Гевара. 21 октября он встретился с генеральным секретарем «Революционного директората 13 марта» Фауре Чомоном. «Мы говорили,— вспоминал Ф. Чомон,— о совместных боевых операциях, об использовании наших общих ресурсов снабжения и обо- рудования. Мы должны были выработать и провести в жизнь единую аграрную реформу и судебный кодекс, взи- мать установленные нами налоги военного времени»45. Подобного рода переговоры Э. Че Гевара вел и с предста- вителями Народно-социалистической партии. «На офици- альных встречах с членами НСП,— писал он,— коммунисты искренне стремились к единству и отдавали в распоряжение этого единства свою организацию на равнине и своих пар- тизан в Ягуахае» 46. Результатом этих переговоров явилось подписание 1 де- кабря 1958 г. в населенном пункте Педреро так называе- мого «Пакта Педреро», в котором содержалось обращение «Движения 26 июля» и «Революционного директората 13 марта» ко всем оппозиционным силам с призывом объеди- ниться в борьбе против диктатуры Батисты. Этот призыв был подхвачен только коммунистами, присоединившимися к «Пакту Педреро» 9 декабря. В заявлении НСП, в частно- сти, говорилось: «Мы придерживались и придерживаемся той точки зрения, что одним из главных факторов, способ- ствующих существованию тирании до сегодняшнего дня, является разобщенность оппозиции, отсутствие единства и координации действий всех революционных и демократи- ческих сил страны». Присоединяясь к Пакту, коммунисты делали оговорку, что его основные положения (проведение 45 «Bohemia», 1967, N 42, р. 69. 46 Ibid., р. 34, 219
совместных боевых операций, осуществление аграрной ре- формы, применение единого судебного кодекса и взимание налогов) являются временными и в дальнейшем должны быть расширены в соответствии с необходимостью диктуе- мых жизнью социально-экономических преобразований47. Достигнутое соглашение, сплотившее подлинно револю- ционные силы страны, сделало провинцию Лас-Вильяс та- ким же надежным оплотом повстанцев, как и Орьенте. Подготовка генерального наступления Повстанческой армии Переброска колонн вторжения в центральную часть ост- рова являлась одним из маневров Повстанческой армии, входивших в план подготовки генерального наступления. С этой же целью 12 августа 1958 г. X. Альмейда вместе с двумя приданными ему колоннами, возглавляемыми Универсо Санчесом и Каликсто Гарсией, возвратился в расположение Третьего фронта. Основная задача, поставленная перед этим фронтом осенью 1958 г., сводилась к парализации движения но Центральному шоссе — главной транспортной артерии стра- ны, чтобы предотвратить тем самым посылку подкреплений батистовским войскам, воевавшим против бойцов Р. Кастро в Сьерра-Кристалл. Была предпринята попытка развернуть повстанческое движение и в провинции Камагуэй. Однако посланная ту- да колонна понесла в боях большие потери и долгое время не могла выполнять данное ей боевое задание. В октябре начал действовать Четвертый фронт им. Симо- на Боливара под командованием майора Э. Сардиньяса Лабрадо, штаб которого находился в селении Ла-Тина. Этот фронт проходил через населенные пункты Ольгин, Хибара, Пуэрто-Падре, Виктория-де-лас-Тунас и др. Его назначение состояло в проведении операций на равнине и координации действий между равниной и Сьеррой. Особая роль отводилась колоннам Второго фронта, кото- рые должны были овладеть важнейшими населенными пунктами северной части Орьенте. 47 La Invacion: Estrategia fundamental en nuestras guerras revolu- cionarias. La Habana, 1972, p. 293. 220
Хуан Альмейда Наиболее полное представление о стратегии и тактике повстанцев в провинции Орьенте после провала «решаю- щего наступления» дает послание Фиделя Кастро Хуану Альмейде от 8 октября 1958 г. Из него явствует, что успеш- ный ход боевых действий в Орьенте позволил повстанцам поставить вопрос о захвате Сантьяго-де-Куба. Было решено овладеть столицей провинции в начале ноября, чтобы сор- вать тем самым «президентские» выборы. Велик был соб- лазн овладеть вторым по величине городом Кубы, но Ф. Ка- стро внес коррективы в этот план. «Дорогой Альмейда! — писал он.— Я делал все, чтобы ускорить подготовку «опе- рации Сантьяго», и она совпала бы с избирательным фар- сом. В этом случае противнику пришлось бы вести тяжелые бои, что наряду с другими мерами, которые мы собираемся принять, не позволило бы осуществить этот фарс. Я также собирался в текущем месяце перебраться на эту террито- рию (территорию Третьего фронта.— Е. Л.), но, тщательно все проанализировав, понял, что это невозможно сделать по нескольким причинам: а) снабжение оружием и боепри- пасами еще не достигло должного уровня; б) в этом месяце необходимо разрешить много задач различного характера. 221
Если я покину Сьерра-Маэстру и предприму этот длинный марш, то они останутся нерешенными или будут решены наполовину... План захвата Сантьяго-де-Куба я заменяю другим планом: сначала надо овладеть всей провинцией, а затем уже будет легче взять ее столицу и другие города и удержать их» 48 49. Борьба вступала в решающую фазу. Фиделя Кастро прежде всего беспокоила проблема боеприпасов. «Недавно мы получили много оружия,— отмечал он в том же посла- нии,— нет только патронов». Учитывая прогрессирующее разложение правительственных войск, Главнокомандую- щий Повстанческой армии дал X. Альмейде на первый взгляд весьма парадоксальный, но вполне практичный совет: купить патроны... у солдат противника: «Ты должен организовать людей для покупки боеприпасов у солдат. В случае необходимости можешь платить даже по одному песо за патрон... Для них это соблазнительная цена, а у нас деньги могут остаться. Можно смело тратить полмил- лиона песо на приобретение полмиллиона патронов. Но мы ни в коем случае не должны оставаться без боеприпасов» 4Э. Осенью 1958 г. повстанцы контролировали большую часть сельской местности провинции Орьенте. Только Вто- рой фронт им. Франка Паиса действовал на территории 15 тыс. кв. км — от Ольгина до Баракоа 50. Командование правительственных войск, отчаявшись покончить с повстанцами в горах, решило сконцентрировать свои главные силы в основных городских центрах провин- ции Орьенте, превратив их в военные крепости. Тем самым армия Батисты фактически перешла к обороне, отдав ини- циативу повстанцам. Батиста рассчитывал, что президентские выборы разря- дят напряженность и внесут некоторое успокоение в жизнь страны. «Голосуйте за нас или против нас, но только голосуйте»,— умоляли со страниц официальных газет сто- ронники диктатора51. Правительство приняло все меры предосторожности. К каждому из 10 тыс. кандидатов (в президенты, конгресс, провинциальные и муниципальные учреждения) была приставлена вооруженная охрана. 48 Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz, p. 24." 49 Ibid., p. 25. 50 «Verde Olivo», 1963, N 12, p. 13. 51 «Diario de la Marina», 17.IX 1958. 222
В провинциях Орьенте, Камагуэй и Лас-Вильяс все изби- рательные участки, расположенные в сельской местности, были перенесены в города и поселки, охраняемые регуляр- ной армией. В день выборов правительство обязало хозяев железных дорог, авиакомпании, автобусного парка и вла- дельцев такси снизить плату за проезд на 50%. По всей стране избирательные урны (всего 8521) охранялись во- оруженными солдатами и полицейскими52. Несмотря на то что в это время Повстанческая армия контролировала только сельскую местность, ее влияние уже сказывалось и на политической жизни городов восточных провинций страны. По всей Кубе нашел широкий отклик приказ № 2 командования Повстанческой армии, в котором предупреждались о грядущей каре народа все те, кто бу- дет активно участвовать в избирательном фарсе. Выборы были непопулярны не только среди избирателей, но и среди многих баллотировавшихся кандидатов. Один из них писал К. Сьенфуэгосу накануне выборов: «Я на- значен кандидатом в провинциальный совет по 9-му изби- рательному округу от Партии свободного народа, но не имею ни малейшего желания быть причастным к этому фарсу и ставить под удар свой престиж скромного, честно- го человека. Я обращаюсь к Вам с этим письмом, чтобы Вы имели в виду, что я не участвую в настоящих выборах и выступаю за то, чтобы ради благополучия Родины они вообще не состоялись в этот роковой момент» 53. «Свободные президентские выборы» являлись в сущно- сти последним шансом внутренней и внешней реакции спасти путем политических махинаций военно-полицей- ский режим. Главная ставка делалась на креатуру Батисты, его бывшего личного секретаря, премьер-министра с апре- ля 1957 по март 1958 г. Андреса Риверо Агуэро. «Я буду продолжать дело Батисты» 54,— обещал этот кандидат пра- вительственного блока. «После моей победы на выборах я хотел бы, чтобы Фульхенсио Батиста был рядом со мной» 55,— заявил он, не скрывая своих симпатий к дикта- тору. Очевидно, подобная «преемственность», гарантировав- шая сохранение статус-кво на Кубе, больше всего устраи- 52 «Е1 Nacional», 4.XI 1958. 53 «Verde Olivo», 1965, N 7, p. 13. 54 «Bohemia», 1958, N 7, sup. 3. 55 «Bohemia», 1958, N 6, sup. 9. 223
вала Вашингтон. 30 октября 1958 г. военный атташе Кубы в США полковник Хосе Д. Феррер послал секретную шиф- ровку начальнику Объединенного генерального штаба Ф. Табернилье, в которой сообщал, ссылаясь на обещание од- ного из высокопоставленных генералов Пентагона, что если кандидат Батисты получит 50% голосов, то эмбарго на по- ставку оружия будет отменено 5в. Отмены эмбарго, а по су- ществу открытой поддержки Батисты добивался и Р. Ру- боттом57. В 20-х числах октября произошло событие, повлекшее за собой открытые выпады госдепартамента против кубин- ских революционеров. Повстанцы вынуждены были задер- жать двух американцев и семь кубинцев, служащих одной из американских компаний, ехавших по дороге, на которой патриоты устроили засаду. Задержанные были вскоре от- пущены, но этот факт дал повод рупору госдепартамента Линкольну Уайту выступить с угрозами в адрес кубинских патриотов и призывом вмешаться во внутренние дела Кубы. Двадцать пятого октября 1958 г. Фидель Кастро, высту- пая по «Радио Ребельде», дал достойную отповедь аме- риканским «ястребам», подтвердив твердость и принципи- альность кубинских революционеров: «Необходимо преду- предить,— сказал он,— что Куба является независимым и суверенным государством. Мы стремимся поддерживать с Соединенными Штатами хорошие, дружественные отноше- ния и не хотим, чтобы между нашими странами возник конфликт, который нельзя было бы разрешить посредством Разума и на основе Прав Народов, но если госдепартамент американского государства будет идти на поводу интриг мистера Смита и Батисты и совершит непоправимую ошиб- ку, толкнув свою страну на путь агрессии против Нашего суверенитета, то мы сможем его достойно защитить. Есть долг перед Родиной, который необходимо выполнять любой ценой. Такой большой и могучей державе, как Соединен- ные Штаты, не делают чести выпады и угрозы, содержав- шиеся в ваших последних заявлениях. Угрозы действуют только на трусливых и покорных людей, но они никогда не испугают Людей, готовых пожертвовать собой, защищая свой Народ» 58. Это заявление лидера Кубинской революции 56 Brennan Вау. Castro, Cuba and Justice. New York, 1959, p. 198. 57 «Hispanic American Report», 1958, N 11, p. 607. 58 «Granma», 8.III 1973. 224
имело огромный резонанс в стране и еще более приумно- жило ряды борцов против диктатуры. Выборы показали, сколь велика была оппозиция бати- стовскому режиму: в Гаване участвовало в голосовании только 25%, а в Сантьяго-де-Куба — всего лишь 2% изби- рателей 59. Согласно официальным данным, А. Риверо Агуэро одержал победу над другим кандидатом Карло- сом Маркесом Стерлингом (от так называемой Партии свободного народа, представлявшей одну из фракций «ортодоксов»), но результаты выборов были так грубо фальсифицированы, что даже Грау Сан-Мартин, лидер «лояльной оппозиции», фактически поддерживавшей Ба- тисту, 11 ноября потребовал аннулировать их. Двадцатого ноября сенат утвердил результаты этого избирательного фарса, и А. Риверо Агуэро был провозгла- шен новым президентом Кубы. Батиста обещал передать власть своему ставленнику 24 февраля 1959 г. Себе же диктатор «забронировал» пост главнокомандующего арми- ей, что позволило бы ему безраздельно хозяйничать в стране. Итоги выборов несколько успокоили американские пра- вящие круги. Выступивший 5 ноября 1958 г. на пресс-кон- ференции президент США Д. Эйзенхауэр, как бы отвечая на раздававшиеся ранее призывы к вооруженному вмеша- тельству, заявил: «Мы не хотим встать на чью-либо сторо- ну или прибегнуть к интервенции, кроме тех случаев, ког- да будет необходимость защищать американских граждан на Кубе» 60. Последняя фраза показывает, что глава аме- риканского государства оставлял за собой право на воору- женную интервенцию в любой момент, так как покровите- лям самого кровавого в Латинской Америке режима не трудно было найти для этого предлог в стране с постоянно растущими антиамериканскими настроениями. Но все-таки это была вынужденная неопределенность: Белый дом ни- как не мог решить уравнение со многими неизвестными. Политическое фиаско военно-полицейского режима на выборах, бойкот их широкими народными массами явля- лись очевидными симптомами приближающегося краха диктатуры Батисты. В этот момент командование Повстан- 59 «Communist Affairs», 1963, N 5, р. 23. 60 Eisenhower Dwight D. The White House Years 1956—1961. Lon- don, 1966, p. 520. : 8 E. А. Ларин 225
ческой армии приняло решение о начале генерального на- ступления на всех фронтах. 9 ноября 1958 г. «Радио Ребельде» передало приказ всем командирам повстанческих колонн, действовавших в Орь- енте: «Движение по железной дороге и автобусное сообще- ние по шоссе полностью парализовать. Может быть раз- решено снабжение городов продовольствием только с по- мощью малолитражных автомобилей по понедельникам, вторникам и средам. Снабжение нефтью, бензином и лю- бым другим видом горючего должно быть полностью ис- ключено... Предупредить гражданское население об опас- ности передвижения на всех видах транспорта, водители которых являются прислужниками тирании... так как бу- дет открыт огонь по любому вооруженному солдату» в1. Одиннадцатого ноября был обнародован приказ Ф. Ка- стро о начале генерального наступления. Основные пунк- ты приказа: а) парализовать движение по всей провинции Орьенте; б) всем повстанческим войскам занять боевые позиции; в) прервать связь с внешним миром городов про- винции Орьенте; г) колоннам Второго фронта во главе с Р. Кастро, ведущим наступление на территории восьми муниципалитетов севера провинции, продолжать наступ- ление, «окружая и принуждая к сдаче по возможности все гарнизоны противника в зоне Куэто — Маяри — Гуанта- намо; д) колоннам Третьего фронта продолжать вести на- блюдение и препятствовать малейшему передвижению войск, находящихся в Оантьяго-де-Куба; е) революцион- ным войскам, действующим в центре и на востоке провин- ции, не допускать вступления в провинцию подкреплений противника; ж) городские центры, которые будут заняты нашими силами, должны объявляться открытыми городами и вследствие этого ни одна повстанческая часть не должна дислоцироваться в них, чтобы избежать бомбардировки этих городов; з) революционные войска в провинции Ка- магуэй должны вести более интенсивные атаки против всех транспортных средств противника, что затруднит ему пе- реброску подкреплений в эту провинцию; и) колонны втор- жения № 2 и 8 Повстанческой армии, действующие в про- винции Лас-Вильяс совместно с другими борющимися там революционными силами, должны также парализовать движение по шоссейным и железным дорогам, чтобы не 61 «Verde Olivo», 1969, N 1, р. 7—8. 226
позволить противнику перебросить свои силы в Орьенте или вывести их из-под удара наших войск. Они должны остаться в этой части острова, где уже были биты нашими колоннами» 62. В соответствии с этим приказом колонна № 1 во главе с Ф. Кастро покинула Сьерра-Маэстру и начала боевые дей- ствия в наиболее опасном районе провинции Орьенте — около Центрального шоссе, в треугольнике Баямо — Паль- ма-Сорьяно — Сантьяго. Начался заключительный этап борьбы. Социально-экономическая политика повстанцев Выше уже указывалось, какое огромное значение придава- ли Ф. Кастро и его соратники работе с гражданским насе- лением. С момента возникновения «Движения 26 июля»г а позже во всех основных документах Повстанческой армии центром социально-экономической программы рево- люционеров была аграрная реформа. Необходимость ее проведения вытекала из объективного положения кубин- ской деревни и настоятельных потребностей аграрного- и промышленного развития страны. В ней были заинтере- сованы крестьянство, рабочий класс, мелкая и средняя бур- жуазия. В своей революционной пропаганде повстанцы придавали решающее значение аграрной реформе, кото- рую Э. Че Гевара назвал «острием копья Повстанческой армии»63. По мере освобождения обширных сельскохозяйствен- ных районов провинции Орьенте организационная и аги- тационно-массовая работа среди крестьян усиливалась, В этом плане особое значение имел состоявшийся на тер- ритории Второго фронта им. Франка Паиса Первый крестьянский съезд. В ходе подготовки к нему в различных районах Второго фронта было создано 84 аграрных бюро, которые провели шесть массовых митингов (на некоторых из них присутствовало более 1 тыс. человек). На этих ми- тингах крестьяне, по словам Р. Кастро, «выражали свою» безграничную поддержку революции» 64. 62 «Verde Olivo», 1968, N 52, р. 6—7. ,!3 «Humanismo» (La Habana), 1959, N 53-54, p. 353. ®4 «Juventud Rebelde», 23.IX 1973. 227 8*
На съезд, состоявшийся 21 сентября 1958 г., приехали 210 делегатов из Сагуа-де-Танамо, Гуантанамо, Ятераса, Сан-Луиса, Баракоа, Альто-Сонго и Маяри-Арриба65. В своем выступлении на съезде Р. Кастро основной ак- цент сделал на необходимости упрочения боевого союза крестьянства с рабочим классом, который, по его словам, «также является жертвой жестокой эксплуатации, абсо- лютно ничего пе имеет, подвержен угнетению со стороны всех эксплуататоров и в то же время это могущественный класс, способный повести за собой всех эксплуатируемых на борьбу за социальную справедливость» 66. В принятых резолюциях крестьяне обратились к рево- люционной власти с просьбой облегчить их бедственное положение посредством: а) вручения прекаристам времен- ных свидетельств на право владения яемлей, с тем чтобы после победы революции эти наделы окончательно пере- шли в их пользование; б) установизния 30-процентной ренты, которую должны выплачивать колоны хозяевам используемой ими земли; в) введения в сельской местно- сти режима наиболее справедливых цен на товары первой необходимости; г) строительства в сельских районах школ и спортивных площадок67. На съезде был создан Региональный крестьянский комитет Второго фронта, в задачи которого входило: «за- щищать любые интересы крестьянства, бороться за прове- дение аграрной реформы и удовлетворение непосредствен- ных требований крестьян, за повышение их экономическо- го, культурного и политического уровня, за гарантирование им режима социальной справедливости, за поддержание союза с рабочим классом» ®8. На съезде царила атмосфера полного взаимопонимания между повстанцами и делегатами, атмосфера доверия, ко- торую наиболее полно выразил один из выступавших крестьян: «Повстанческая армия — это наша армия!»69 Закон об аграрной реформе начал разрабатываться ф. Кастро и его ближайшими помощниками Р. Кастро, 65 «Verde Olivo», 1968, N 39, р. 16. ee «Juventud Rebelde», 23.IX 1973. •7 «Verde Olivo», 1968, N 39, p. 16. •• «Juventud Rebelde», 23.IX 1973. *9 «Verde Olivo», 1966, N 39, p. 17. 228
Э. Че Геварой и Селией Санчес вскоре после второго боя при Пино-дель-Агуа (16 февраля 1958 г.)70. Десятого октября 1958 г. закон № 3 о проведении аграр- ной реформы был провозглашен в Сьерра-Маэстре. Его ос- новное положение — превращение в собственников земли тех, кто ее обрабатывает. Статья I закона, в которой речь шла как о государственных, так и частных землях, пре- дусматривала предоставление «права собственности на воз- делываемую землю крестьянам, занимающим государст- венные земли, а также арендаторам, субарендаторам, издольщикам, колонам, субколонам и прекаристам, зани- мающим пять или менее кабальерий частной земли; по- следним, гласила статья, будут выданы свидетельства о праве собственности на землю в размерах, установлен- ных законом». Статья II касалась только частного землевладения: зе- мельные наделы, «если их размер не превышал двух ка- бальерий, безвозмездно передавались обрабатывающим их колонам, арендаторам, издольщикам и прекаристам с выплатой государством, согласно конституции 1940 г., денежной компенсации землевладельцу». Безземельные и малоземельные крестьяне получали право собственности па земельные наделы до пяти кабаль- ерпй, из них две кабальерии крестьяне получали бесплат- но. Если же они хотели иметь участок земли площадью лить кабальерий, то имели право, по статье IV, требовать от землевладельца продажи нм еще трех кабальерий71. Гибкая революционная тактика, проводимая Ф. Кастро, нашла свое отражение и в этом документе. Во избежание разрыва с оппозиционными партиями в этот закон не было включено главное требование аграрной реформы — ликви- дация латифундий. Тем не менее интересы многих круп- ных землевладельцев были сильно ущемлены, так как в бесплатное пользование крестьянам передавались госу- дарственные земли, почти полностью контролируемые ла- тифундистами, а также плантации, принадлежавшие при- служникам тирании, и те земельные наделы, которые бы- ли захвачены в результате насильственного сгона крестьян. Крупные латифундии остались нетронутыми прежде все- го потому, что осенью 1958 г. Батиста уже не пользовался 70 «Bohemia», 1959, N 3, р. 42. 71 Ibid., р. 128. 229
большой поддержкой их владельцев и владельцев сахарных заводов, многие из которых платили налоги повстанцам, а некоторые даже предлагали им ради сохранения сафры материальную помощь. В этих условиях было бы прежде- временно наносить прямой удар интересам местных и ино- странных латифундистов. В то же время необходимо подчеркнуть, что повстанцы требовали неукоснительного выполнения установленных ими законов от местных и иностранных латифундистов и капиталистов, собственность которых находилась на тер- ритории, освобожденной Повстанческой армией. Так, вла- дельцы сахарных заводов были обязаны платить повстан- цам налог по 15 сентаво за мешок сахара весом 250 фунтов. Когда же в конце ноября 1958 г. хозяева «Юнайтед фрут компани» отказались платить этот налог, командование Повстанческой армии отдало приказ прикратить снабже- ние пресной водой предприятия этой компании (большая часть провинции Орьенте получала пресную воду из водо- провода Ятераса, которым владели повстанцы). Дело до- шло до того, что президент «Юнайтед фрут компани» Кен- нет Рэдмонд послал телеграмму государственному секре- тарю США Д. Ф. Даллесу, в которой молил о помощи, но повстанцы не пошли на уступки, и одной из самых могу- щественных американских компаний пришлось раскоше- ливаться. Такая податливость воротил американского бизнеса окажется легко объяснимой, если заглянуть в перспективы деловой конъюнктуры на 1959 г. В 1958 г. 100 фунтов са- хара стоили на мировом рынке 3 долл. 40 центов, а в мар- те 1959 г. должны были стоить на 25 центов дороже72. Необходимо отметить, что подобная метаморфоза неко- торых американских компаний, ранее активно поддержи- вавших Батисту, а в конце 1958 г. начавших платить нало- ги повстанцам, была вынужденной и временной; они от- нюдь не собирались делать ставку на Ф. Кастро. Об этом свидетельствует состоявшееся 1 декабря 1958 г. совещание Консультативного совета представителей крупнейших американских компаний на Кубе. На этом совещании они высказали свои рекомендации, заключавшиеся в том, что- бы Соединенные Штаты «способствовали образованию на Кубе военно-гражданской хунты и оказанию ей полной 72 «Hispanic American Report», 1958, N 12, p. 669. 230
и своевременной помощи, включая и поставку оружия». «Эти джентльмены,— писал посол Смит,— полагали, что хунта, вероятно, получит поддержку кубинского народа и ослабит Кастро, если в ее состав войдут представители политической оппозиции и представители гражданских групп, поддерживающих в данное время Кастро, а также лучшие элементы из правительства Кубы, но без Батис- ты» 73. В то время как этот вопрос решался правящими кругами США, американские капиталисты на Кубе, не же- лая ставить под угрозу свой бизнес, вопреки требованиям посла Смита не платить налоги повстанцам вынуждены были оплачивать предъявленные им счета. В своей работе среди населения командование Повстан- ческой армии уделяло большое внимание мобилизации ра- бочих масс на борьбу с диктатурой. В этом плане интересен опыт колонны вторжения № 2 им. Антонио Масео, воз- главляемой К. Сьенфуэгосом. 16 ноября 1958 г. при этой колонне была создана рабочая комиссия, в задачи которой входило: 1) проведение свободных выборов во всех проф- союзах; 2) изгнание мухалистских руководителей; 3) вы- работка требований рабочих, и прежде всего рабочих-са- харников, с учетом предстоящей сафры; 4) создание базы для боевого и сплоченного рабочего движения, которое превратилось бы в решающий фактор борьбы против ба- тистовской тирании74. Результатом активной деятельно- сти этой комиссии явились многочисленные ассамблеи рабочих-сахарников и сельскохозяйственных рабочих, про- веденные на территории, освобожденной колонной № 2. Ряд митингов и собраний состоялся и в близлежащих рай- онах, контролируемых правительством. Совместно с Объединенным национальным рабочим фронтам (ФОНУ) Рабочей комиссии колонны им. Антонио Масео с 15 по 20 декабря 1958 г. удалось провести на севе- ре провинции Лас-Вильяс в населенном пункте Генерал- Каррильо общенациональный съезд рабочих-сахарников. Около 700 делегатов75 из пяти провинций страны прибыли в расположение колонны, возглавляемой К. Сьенфуэгосом. Отсутствовали только представители профсоюзов провин- 73 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 162. 74 См. Никифоров Б. С. Куба: крах буржуазных политических партий. М., 1973, с. 374. 75 «Bohemia», 1972, N 43, р. 64. 231
ции Орьенте, проводившие в это время свой съезд на тер- ритории Второго фронта В день открытия съезда рабочих-сахарников состоялась массовая демонстрация, в которой приняли участие жители поселка и делегаты, всего около 3 тыс. человек. Главными вопросами, обсуждавшимися на съезде, были вопросы о подготовке и проведении всеобщей забастовки рабочих-сахарников и о полной поддержке Повстанческой армии. При их обсуждении выявилось полное единодушие участников этого крупнейшего в период диктатуры форума кубинских рабочих. Материалы съезда, несмотря на труд- ности военного времени, были опубликованы 10-тысячным тиражом76. В принятой резолюции съезд призвал к восстановлению конституции 1940 г., свержению тирании и созданию «ре- волюционного демократического правительства, которое бы уважало права рабочих». Резолюция заканчивалась слова- ми: «Да здравствует объединенный национальный рабочий фронт! Да здравствует славная Повстанческая армия! До- лой тиранию и ее мухалистских агентов!» 77 Съезд рабочих- сахарников способствовал дальнейшему сплочению кубин- ского пролетариата и еще большей активизации его борь- бы против диктатуры. В это же время на территории Второго фронта им. Фран- ка Паиса проходил съезд рабочих провинции Орьенте. Его открытию предшествовала острая схватка между членами Рабочего бюро Второго фронта и небольшой группой муха- листов и правых элементов из «Движения 26 июля», тре- бовавших удаления с конгресса представителей Народно- социалистической партии. Проведя большую разъясни- тельную работу среди прибывших делегатов (около 100 человек), Рабочее бюро добилось удаления с конгресса раскольников. Основными вопросами, стоявшими в его по- вестке дня, были: 1) единство рабочего движения; 2) роль рабочего класса в борьбе против тирании; 3) организация всеобщей революционной забастовки; 4) позиция рабочих сахарников в период сафры 1959 г.78 Делегаты съезда нодушно высказались в поддержку Повстанчески Необходимо отметить, что с первых же дней что- _____ на 7в «Bohemia», 1972, N 43, р. 65. 77 Никифоров Б. С. Указ, соч., с. 376. 78 См. там же, с. 378. 232
ния Второго фронта его бойцы получали большую помощь от рабочих заводов Фелтона и Никаро, шахты Мина-де- Окухаль, городов и поселков Ольгин, Маяри, Байес, Куэто, Маркане, сентраля «Миранда». Эта помощь выражалась как в доставке в расположение повстанцев материалов и оборудования, так и во вступлении рабочих в Повстан- ческую армию79. В статье «Революция учит» В. И. Ленин писал: «Старая «надстройка» в революционную эпоху лопается, а новая создается у всех на глазах самодеятельностью различней- ших социальных сил, показывающих на деле свою истин- ную природу» 80. После того как повстанцы освободили от- дельные районы провинции Орьенте, фактически в каждом из них начало действовать революционное повстанческой правительство. Вот, например, как управлялась свобод- ная территория Второго фронта. Вся она была разделена на военные зоны, в которых действовали военно-полити- ческие организации, решавшие вопросы, связанные с жизнью и борьбой повстанцев и гражданского населения. Эти организации называли департаментами. Департамент гражданского строительства занимался во- просами строительства школ, больниц, шоссейный дорог, мостов. Всего за десять месяцев существования Второго фронта повстанцы восстановили и построили 400 школ и более 20 больниц81. Департамент юстиции осуществлял все юридические процедуры на территории Второго фронта, разбирал спор- ные вопросы, а после провозглашения закона об аграрной реформе помогал его проведению в жизнь. Департамент пропаганды и прессы руководил работой печатных органов и целой сетью радиостанций, располо- женных в различных районах Второго фронта. Департамент просвещения должен был обеспечить нор- мальную работу всех школ в военный период. Обычно за- нятия в школах проводились в три смены: днем за парты - садились крестьяне и сельскохозяйственные рабочие, ве- -inopojki сами повстанцы, среди которых было много негра- Этот департамент имел филиал — департамент __ /энной учебы, который готовил первых революци- Лструкторов. de combate. La Habana, 1970, p. 97. .huh В. И. Поля. собр. соч., т. 11, с. 134. 81 «Bohemia», 1974, N 10, р. 90. 233
В обязанности департамента финансов входили: а) учет всех финансовых операций; б) сбор налогов с латифунди- стов, а также с предприятий американских компаний, рас- лоложенных на территории Второго фронта. Вопросы медицинского обслуживания повстанцев и на- селения находились в ведении департамента здравоохра- нения. Подобная структура управления свободной территори- ей имелась и на других фронтах. При штабе Второго фронта действовали Рабочее и Аграрное бюро. Последнее занималось вопросами обра- зования крестьянских ассоциаций и профсоюзов сель- скохозяйственных рабочих, политической ориентацией этих организаций. Оно проводило большую разъясни- тельную работу среди населения по пропаганде аграрной реформы. После ее провозглашения первые свидетельства на право владения землей были выданы крестьянам «Реа- ленго 18», прославившимся своей непокорностью. Многие из них воевали в составе Второго фронта. Революционные преобразования социально-экономиче- ской структуры кубинского общества, проводимые повстан- цами, имели большой резонанс. Острые социальные про- тиворечия в кубинской деревне, разорение абсолютного большинства крестьян, безземелье, огромная армия без- работных среди сельскохозяйственных рабочих (в 1958 г. из 657 тыс. безработных 45% составляли сельскохозяй- ственные рабочие82) превратили население сельских рай- онов Кубы в надежных союзников повстанцев. Оформившееся в процессе борьбы единство действий «Движения 26 июля» и Народно-социалистической партии способствовало укреплению боевого, революционного един- ства рабочего класса и крестьянства, что позволило пов- станцам, опираясь на всенародный антидиктаторский фронт, начать генеральное наступление. Решающие победы В. И. Ленин, отмечая исключительно большое влияние, оказываемое партизанской войной на политическую жизнь страны, писал, что никакое государство не выдержит дли- 82 Rodriguez С. R. La clase obrera у la Revolucion. La Habana, 1960, р. 28. 234
тельное время партизанской войны, «останавливающей промышленную жизнь, вносящей полную деморализацию в бюрократию и армию, сеющей недовольство положением вещей во всех кругах народа» 83. Это ленинское положе- ние нашло свое подтверждение и на Кубе. В ноябре — декабре 1958 г. благодаря успешным бое- вым операциям повстанцев, взрывавших мосты и железно- дорожные пути и парализовавших движение по Цент- ральному шоссе, вся территория острова, расположенная к востоку от Санта-Клары, была отрезана от Гаваны. Дей- ствия повстанцев были настолько эффективны, что части регулярной армии, находившиеся в провинции Орьенте. получали помощь в основном по морю и воздуху. «Паника царила,— писал Батиста об этих днях,— среди капиталистов и, кажется, в важнейших секторах воору- женных сил. Среди лидеров еще наблюдался энтузиазм, хотя политическими партиями уже овладел скепсис... По- ложение на фронте с каждым днем ухудшалось» 84. Прак- тически парализована была экономическая жизнь провин- ции Орьенте. В середине декабря была прекращена до- быча никеля в шахтах Никаро, дававших 11% добычи этого ценного металла во всем капиталистическом мире. В Баямо и Гуантанамо из-за отсутствия бензина ездили на лошадях, в Ольгине в течение 15 дней не было электро- энергии. Впервые с 1862 г., со дня основания, был закрыт завод «Бакарди» по производству рома. Цены на многие продовольственные и промышленные товары воз- росли на 40% 85. В начале декабря повстанцы контролировали 36 из 41 сентраля провинции Орьенте. Это были крупнейшие сентрали страны. Занимаемая ими площадь составляла 75% всей площади, занятой под сахарным тростником на Кубе. Многие из них принадлежали американцам; в связи с этим в Нью-Йорке на все лады дебатировался вопрос о будущей сафре, которая, по подсчетам амери- канских экспертов, оценивалась в 630 млн. долл.86 В те дни в сообщениях из Нью-Йорка подчеркивалось, что Ф. Кастро гарантирует уборку нового урожая и что аме- 83 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 11, с. 317. 84 Batista F. Respuesta... Mexico, 1960, р. 83. 85 «Verde Olivo», 1968, N 52, p. 8. 86 Ibid., p. 9. 235
риканские владельцы сахарных заводов согласны платить установленный повстанцами налог87. Вместе с острыми внутриполитическими и экономиче- скими проблемами постоянной заботой диктатора стал во- прос об оздоровлении армии. 2 декабря служба печати президентского дворца сообщила об аресте нескольких офицеров регулярной армии. В заявлении говорилось: «В официальных кругах стало известно, что небольшая группа армейских офицеров была арестована. Расследо- вания показали, что шесть офицеров, принадлежащих к важнейшим подразделениям «Кабаньи» (военный лагерь в Гаване.—2?. Л.) и «Колумбии», были арестованы по обвинению в трусости, из-за чего они были отозваны с пе- редовой. Некоторых из них подвергли медицинскому ос- мотру, который показал, что они симулировали свои бо- лезни, чтобы покинуть поле сражения»88 89. Правительст- венное сообщение было весьма далеким от действитель- ности. В конце ноября были арестованы 23 офицера от лейтенанта до подполковника и 60 сержантов и солдат. Все они были обвинены в подготовке заговора против диктатора8Э. И хотя Батиста заявил, что «этот случай нетипичен и никогда не повторится»90, было очевидно, что армия фактически неуправляема, а идея войны с повстанцами непопулярна ни среди рядового, ни среди командного состава. Произошла очередная перетасовка и среди батистов- ских генералов. Начальник оперативного отдела Объеди- ненного генштаба Мартин Диас Тамайо был смещен с за- нимаемого поста и направлен в Париж военным атташе, но вскоре было объявлено, что он «по состоянию здо- ровья» уходит в отставку и обещает не вмешиваться в политическую жизнь страны91. Был обвинен в трусости и снят с занимаемого поста командующий войсками в провинции Лас-Вильяс генерал Чавиано. В правительст- венной армии все отчетливее определялись имевшие ме- сто и ранее тенденции: с одной стороны, часть солдат и младших офицеров тяготела к повстанцам, с другой — часть 87 «Verde Olivo», 1968, N 52, р. 9. 88 «Information», 2.XII 1958. 89 «Verde Olivo», 1968, N 52, p. 9. 90 «Information», 2.XII 1958. 91 «Hispanic American Report», 1958, N 12, p. 670. 236
высшего офицерства и их сторонников, олицетворявшая интересы буржуазии, связанной с империалистическими кругами США, и латифундистских элементов, стремилась к сохранению существовавшего военно-полицейского ре- жима, но без Батисты. По сообщениям некоторых амери- канских агентств, представители этой части кубинской военщины образовали подпольную «хунту военного со- противления», в задачи которой входило сделать все воз- можное, чтобы предотвратить роспуск регулярной армии в случае окончательной победы повстанцев. Довольно значительная часть кубинской армии все еще продолжала верить демагогическим посулам Батисты. Опираясь на нее, наиболее рьяные прислужники дикта- тора в предчувствии приближения часа расплаты пыта- лись как-то изменить ход войны, поэтому на ее заключи- тельном этапе, в ноябре — декабре 1958 г., бои отлича- лись особым упорством. Большую активность в этот период проявляла амери- канская военная миссия. Об этом свидетельствует донесе- ние майора Медаля Фуэнтеса начальнику Объединенного генерального штаба генерал-лейтенанту Ф. Табернилье. В донесении от 19 декабря 1958 г. говорилось: «В отноше- нии сотрудничества с военной миссией США имею честь сообщить следующее: а) Согласно Вашим инструкциям начальник отдела бо- евых операций встретился с главой миссии и они в основ- ном согласовали план работы. б) В соответствии с этим планом миссия, получив предварительно данные от отдела боевых операций, долж- на была сделать анализ положения на фронте и дать ряд рекомендаций, направленных на: 1) максимальное повы- шение морального состояния армии; 2) сдерживание на- ступления противника; 3) разгром его. в) В течение двух недель шесть офицеров миссии на- правляли все свои усилия на реализацию данного анали- за. Связь между военной миссией и отделом боевых опе- раций осуществлял советник сухопутных войск подпол- ковник Бэлл. Работа велась в строжайшем секрете и на- шла свое отражение в докладной записке, которая будет предложена Вашему вниманию в начале следующей не- дели. г) Рапортующий Вам офицер считает, что подобное сотрудничество никогда не будет лишним. Все шесть офи- 237
церов — профессиональные военные, специалисты в раз- личных областях, за плечами каждого из них по две вой- ны и не менее шести боевых кампаний и среди них очень похожая на кубинскую корейская кампания. Их расчеты холодны, беспристрастны и ясны. Из них мы можем взять все, что нас удовлетворит, и не принимать во внимание остальное...» 92 Какого же рода советы давали американские «специа- листы» кубинским генералам в этот критический момент? Вот, например, как предлагали они повысить моральное состояние армии. Один из разделов, посвященных этому вопросу, назывался: «Обоснование действий». «Обосно- вать действия,— поучали советники,— можно посредством систематической отработки тем: «За что сражаемся»; «Ре- зон для ликвидации революционеров» и др. Кроме того, в этом смысле успешно используется и другой метод, заключающийся в том, чтобы никогда не произносить слово противник. Практика показывает, что оно имеет весьма ограниченное психологическое воздействие. В то же время употребление слов «свиньи», «омерзительные...», «ублюдки» вызывает всеобщее желание убивать»93. Эта «философия убийства» вполне соответствовала духу кро- вавого диктаторского режима, жертвами которого стали 20 тыс. замученных и расстрелянных кубинцев, но она лишь способствовала приближению полного банкротства ненавистной всему народу тирании. «Деспотический режим,—говорил Э. Че Гевара, высту- пая 13 декабря 1958 г. на одной из повстанческих радио- станций,—находится на грани краха. Если враждебные нашей нации силы прибегнут к интервенции, возможно, он немного продержится, но народные силы сейчас на- столько велики, что в любом случае крах диктатуры не- избежен. Я считаю, что в настоящее время интервен- ционистский фактор не будет иметь место из-за того, что революционным духом проникнут ныне весь кубинский народ» 94. На заключительном этапе борьбы Повстанческая ар- мия по-прежнему значительно уступала в численности войскам диктатора. По словам Ф. Кастро, ее максималь- 92 «Verde Olivo», 1966, N 47, р. 22. 93 «Verde Olivo», 1968, N 10, p. 10. 94 Dias de combate, p. 400—401. 238
ная численность составляла 3 тыс. человек95, но за ними: стоял практически весь народ, что и позволило повстан- цам в ходе революции многократно опровергнуть любимое изречение Наполеона I: «Провидение всегда на стороне больших батальонов». В конце 1958 г. Повстанческая армия представляла со- бой внушительную военную силу. В освобожденный рай- онах она имела надежные тыловые базы. «Свободная территория Кубы» снабжала повстанцев всем необходи- мым, за исключением боеприпасов и оружия, которые, как и прежде, в основном добывались в бою и изредка при- сылались из-за границы. Большим событием в жизни революционной армии было* создание Воздушных повстанческих сил (ВПС). Как от- мечалось выше, приказ об этом был подписан Р. Кастро^ еще 12 апреля. Весной и летом 1958 г. повстанцы строили аэродромы, необходимые также для приема самолетов- из-за границы. К концу сентября бойцами Второго фрон- та были введены в строй семь аэродромов (в Маяри- Арриба, Калабасасе, Канановасе и других населенных пунктах). Три взлетно-посадочные полосы имели длину 1400 м, остальные — от 700 до 800 м. Было построено не- сколько ангаров. Через городские организации «Движе- ния 26 июля» повстанцам удалось достать оборудование для ночной сигнализации и несколько передвижных, электростанций96. Первые самолеты появились у повстанцев в октябре^ 1958 г. Вначале был захвачен пассажирский самолет ДС-3. 19 октября в аэропорту сентраля «Миранда» трем пов- станцам удалось овладеть самолетов «Риан навион супер 26-С», принадлежавшим американской компании «Алта- грасиа шугар». Американский пилот, владелец компании- и кассир, находившиеся на его борту, были отпущены на свободу, а самолет стал боевой единицей ВПС. 21 октября был захвачен еще один ДС-3, совершавший регулярные пассажирские рейсы из Кайо-Мамби в Моа. 2 ноября один- из кубинских самолетов был захвачен членами «Движе- ния 26 июля» в Майами, откуда его пилотировали на Кубу, но при посадке он потерпел катастрофу. 5 ноября повстанцы овладели еще одним самолетом ДС-3, курси- 95 Кастро Ф. Сила революции — в единстве. М., 1972, с. 33. 96 «Verde Olivo», 1966, N 15, р. 62. 239
ровавшим между городами Ольгин и Мансанильо, а 10 но- ября — самолетом «Кинг». Правительственные войска прилагали большие усилия, направленные на уничтожение ВПС. 23 ноября это им частично удалось. Самолеты ДС-3, находившиеся в Мая- ри-Арриба, были разбиты авиацией Батисты. Эта неудача не обескуражила повстанцев, продолжав- ших пополнять свой воздушный парк захваченными у противника самолетами. К концу войны ВПС насчитыва- ли десять самолетов, в том числе четыре самолета «Сесс- на», два Р-51, один «Кинг», один Т-28, один «Риан нави- он супер 26-С» и один «Рипер супер» 97. Воздушные повстанческие силы находились в резерве Главнокомандующего Повстанческой армией Ф. Кастро й могли быть использованы только по его личному разре- шению. На заключительном этапе борьбы повстанцы лишь дважды прибегали к помощи своей авиации: 7 декабря при захвате населенного пункта Ла-Мая и 19—20 декабря в боях за город Сагуа-де-Танамо. Небольшое число само- лето-вылетов ВПС объясняется не только трудностями с обеспечением самолетов боепитанием, но и прежде все- го желанием Ф. Кастро использовать свою авиацию толь- ко в решающих сражениях, например для бомбардировки Монкады при штурме Сантьяго-де-Куба. Генеральное наступление Повстанческой армии велось главным образом в провинциях Орьенте и Лас-Вильяс. В первой половине ноября ряд успешных боевых опе- раций провели бойцы Второго фронта. Они овладели сентралями «Тересита», «Миранда», «Маркане», «Санта- Анна», «Эрмита», «Альгодональ» и др. В этих боях про- тивник потерял 150 человек убитыми и ранеными, 130 солдат были взяты в плен98. 14 ноября части Второго фронта освободили город Баракоа, захватив при этом бо- гатые трофеи, в том числе минометы, базуки, пулеметы и другое оружие. Исключительным упорством отличалось 10-дневцое сра- жение за Гису (с 20 по 30 ноября), которым руководил сам Ф. Кастро. Этот поселок, расположенный всего в 12 км от Баямо, где находился командный пункт коман- дующего батистовскими войсками в Орьенте, занимал 97 «Verde Olivo», 1966, N 15, р. 63. 98 «Verde Olivo», 1969, N 1, p. 7. 240
исключительно важное стратегическое положение, так как через него проходил маршрут Повстанческой армии в центральные провинции страны. После образования Четвертого и укрепления Третьего фронта, а также отправки одной из частей в провинцию Камагуэй в колонне № 1, которую возглавлял Ф. Кастро, осталось всего лишь 24 бойца". В первой половине нояб- ря она пополнилась выпускниками школы новобранцев. В Повстанческой армии была значительная группа жен- щин (учителя, швеи, дикторы, медсестры, врачи, связ- ные). 4 сентября 1958 г. из них было образовано боевое подразделение им. Марианы Грахалес, которое также влилось в колонну № 1 и приняло участие в боях за Гису. - В общей сложности колонна № 1 насчитывала в этот период 120 человек 10°. Восемнадцатого ноября после напряженного боя при Эль-Ахи на помощь колонне № 1 была направлена одна из частей Третьего фронта во главе с Каликсто Гарсия (45 человек). С этого момента и до победы революции бойцы Первого и Третьего фронтов проводили совместные операции. На помощь дислоцированному в Гисе гарнизону бати- стовское командование девять раз посылало подкрепления из Баямо, Мансанильо, Яры, Эстрада-Пальмы и Вайре101. Шоссе, ведущее из Баямо в Гису, стало главной ареной сражения. Внезапные атаки повстанцев, неожиданные за- сады, расставленные па дороге мины, массированный огонь батарей повстанческих минометов — все это помогло колонне № 1 отразить попытки правительственных войск пробиться в Гису.' Образцы мужества и героизма были проявлены в этих боях многими повстанцами, но особенно отличился капи- тан Браулио Корону. История его жизни и борьбы олицетворяет собой исто- рию многих патриотов, порвавших путы рабского служе- ния проимпериалисгической диктатуре и вставших на путь борьбы за новую Кубу. Оп был сержантом батистов- ской армии, участвовал в перестрелке с отрядом Фиделя Кастро во время штурма казармы Монкада 26 июля 99 «Verde Olivo», 1974, N 1, р. 29. 100 «Granma», 20.IX 1973. 101 «Granma», 8.III 1973. !/29 E. А. Ларин 241
1953 г. Зверства палачей диктатуры оставили глубокий след в душе молодого сержанта. Корону начал поиски подлинного пути служения Родине и установил контакты с первыми ячейками «Движения 26 июля», а затем начал вести агитационную работу в солдатских казармах, за что был осужден на шесть месяцев тюремного заключения. В тюрьме Бониато он познакомился с Раулем М. Тома- шевичем, впоследствии майором Повстанческой армии, и другими революционерами. 30 ноября 1956 г., в день восстания в Сантьяго-де-Куба, ему удалось совершить удачный побег. До 22 ноября 1957 г. Корону находился на подпольной работе в Сантьяго, а затем получил при- каз сражаться в Сьерра-Маэстре, где стал лучшим пуле- метчиком Повстанческой армии. В боях за Гису храброму капитану был поручен самый ответственный участок. «Здесь они не пройдут, команданте»,— дал клятву Фиделю Кастро и сдержал ее до самого последнего своего мгнове- ния Браулио Корону102. 26 ноября вражеская пуля обор- вала его жизнь. Всего в этих боях повстанцы потеряли 8 человек уби- тыми и 7 ранеными. Потери батистовских войск — более 200 человек убитых и раненых103. «30 ноября,— говорил Ф. Кастро в своем выступлении по «Радио Ребельде»,— имели место последние боевые действия. Батальоны про- тивника, занимавшие позиции в двух километрах от Гисы, в течение всего дня безуспешно пытались продвинуться вперед. В четыре часа дня, когда мы вели против них борьбу, гарнизон Гисы поспешно бежал, оставив много- численное оружие и все боеприпасы» 104. В 9 часов вечера повстанцы заняли поселок. Среди трофеев, захваченных ими, оказался 1 танк Т-17, 3 миномета, 7 пулеметов, 1 базука, 55 тыс. патронов, 14 транспортных грузови- ков 105. Небезынтересно отметить, что именно 30 ноября в 1897 г. Гиса была освобождена от испанских колони- заторов частями кубинской Освободительной армии. О том, в каком положении оказалось правительство в эти последние месяцы 1958 г., можно судить по следую- щему факту: начальник Объединенного генерального шта- 102 «Granma», 20.IX 1972. 103 «Granma», 8.III 1973. 104 Ibidem. 105 «Granma», 20.IX 1972. 242
ба Ф. Табернилья узнал о подробностях боев за Гису только 7 декабря... из выходившей во Флориде газеты «Лас-Америкас», которая напечатала перехваченное в Майами сообщение «Радио Ребельде». 10 декабря оп по- слал вырезанную из американской газеты заметку коман- дующему боевыми операциями в зоне Баямо полковнику Г. Касаресу с припиской: «Доложите, достоверны ли дан- ные о потерях оружия, упомянутые в этой статье»,ов. После победы при Гисе колонна № 1 двинулась на соеди- нение с бойцами Второго фронта, продолжавшими нано- сить удары противнику в северной части провинции Орь- енте. Седьмого декабря в 6 часов утра подразделения Второго фронта подошли к населенному пункту Ла-Майя, где со- стоялось боевое крещение повстанческих летчиков. Майор Антонио Е. Луссон, вспоминая об этом знаменательном событии, писал: «Солдаты тирании, увидев самолет, сде- лавший вираж над казармой, подумали, что это их самолет, прибывший для выплаты денежного пособия (в это время повстанцы занимали все наземные пути сообщения, по- этому батистовское командование вынуждено было посы- лать самолеты, которые сбрасывали своим солдатам на парашютах почту, медикаменты, продукты и деньги.— Е. Л.). Они выскочили из своих укрытий и начали кри- чать: «Армейские воздушные силы, армейские воздушные силы!» Самолет спикировал пад казармой и сбросил две бомбы, взорвавшиеся во дворе. Затем еще трижды он пролетал на бреющем полете, ведя пулеметный огонь. Солдаты были потрясены» 106 107. Гарнизон Ла-Майи сдался, что вскоре позволило слить- ся частям Первого, Второго и Третьего фронтов, начав- шим проводить совместные боевые операции. К их числу можно отнести бои за Сан-Луис и Пальма-Сорьяно. В по- следнем сражении, длившемся с 23 по 26 декабря, пов- станцам вновь удалось захватить богатые трофеи. В плен сдались 256 батистовских солдат. На другой день после этой победы Фидель Кастро, выступая по «Радио Ребель- де», говорил: «Сто десять километров Центрального шос- се — в наших руках. Бои за населенные пункты, располо- женные между Баямо и Сантьяго-де-Куба, стоили уже 106 «Verde Olivo», 1967, N 3, р. 8. 107 «Verde Olivo», 1966, N 15, p. 62. 243 9*
пашей героической Повстанческой армии 27 жизней и более 50 раненых, но диктатура потеряла в этих боях бо- лее 600 солдат убитыми, ранеными и пленными. Многие батальоны рассеяны и разбиты, множество населенных пунктов освобождено. Войска противника, находящиеся в Камагуэе, зажаты в тиски повстанческими силами Орьен- те и нашими колоннами вторжения во главе с майорами Эрнесто Геварой и Камило Сьенфуэгосом, которые овла- дели большей частью провинции Лас-Вильяс. Крах тира- нии неизбежен. Повстанческая армия не даст правитель- ственным войскам пи дня передышки. Народ может быть уверен, что вскоре Куба будет свободной! Ничто и никто не сможет задержать продвижение наших освободитель- ных сил» 108. Понимая бесперспективность борьбы в Орьенте, Бати- ста попытался сдержать наступление повстанцев в про- винции Лас-Вильяс. «Страх — болезнь заразная»,—писал А. Франс. Предчувствие скорой победы повстанцев и не- минуемого ответа перед народом за свои преступления окончательно подорвало боевой дух большинства высших офицеров. В последние дни декабря диктатору практиче- ски не на кого было опереться. С ним теперь связывали свои надежды лишь самые отпетые военные преступники. Одного из них, майора Хаокина Касильяса, начавшего свою полицейскую карьеру с убийства в 1948 г. лидера рабочих-сахарников Хесуса Менендеса и дослужившегося до поста начальника тюрьмы на острове Пиносе, Батиста и назначил начальником гарнизона в Санта-Кларе. 26 де- кабря Касильяс прибыл па место пазпачепия уже в зва- нии подполковника, а через несколько дней именовался по иначе, как полковником, что отнюдь не свидетельство- вало о его воинской доблести. В целях укрепления гарнизона Санта-Клары Батиста приказал перебросить туда часть войск из Гуантанамо, причем солдатам было объявлено, что они направляются в Гавану. Руководство общим ходом операций в Лас- Вильясе диктатор возложил па своего сообщника по «пе- ревороту сержантов» X. Е. Педрасу. Успешной борьбе повстанцев за Санта-Клару способст- вовало энергичное наступление революционных войск по всей провинции Лас-Вильяс. К 30 декабря только три го- 108 «Verde Olivo», 1969, N 1, р. 11. 244
рода этой провинции — Санта-Клара, Сьенфуэгос и Сагуа- ла-Гранде — находились в руках правительственной ар- мии. Правда, все еще развевался пятицветный флаг ба- тистовского режима и над воинскими казармами города Ягуахая, осажденного колонной К. Сьенфуэгоса с 21 де- кабря, но этот гарнизон был уже обречен и на следующий день сложил оружие. После этой победы К. Сьенфуэгос получил приказ Ф. Кастро идти на соединение с колон- ной Э. Че Гевары, которая утром 29 декабря начала бои за Санта-Клару. Командование Повстанческой армии придавало особое значение освобождению Санта-Клары и всей провинции Лас-Вильяс. Перед бойцами Э. Че Гевары стояли сле- дующие задачи: 1) разбить главные силы правительственной армии в центральном районе страны и захватить как можно боль- ше боевых трофеев для формирования новых революцион- ных подразделений; 2) создать опорную базу в Эскамбрае, чтобы в зависи- мости от обстоятельств или продолжать наступление, или закрепиться в провинции; 3) препятствовать переброске правительственных войск в Орьенте и, координируя свои боевые действия с пов- станцами, находящимися в этой провинции, контролиро- вать всю восточную часть острова. Батиста с обороной Санта-Клары связывал свои послед- ние надежды. Гарнизон города насчитывал около 3 тыс. человек и был усилен бронепоездом, который военные специалисты диктатора считали неприступным. В осаде Санта-Клары участвовали 400 повстанцев109. Отборные части гарнизона Санта-Клары оказали повстанцам оже- сточенное сопротивление, по это была уже агония прави- тельственных войск. Триумф революции «Я — идеалист, по я — практичный идеалист»,—любил по- вторять Батиста110. В 1957 г. диктатор не принял пред- ложения американскдго посла А. Гарднера организовать 109 Dias de combate, р. 368. 110 «Newsweek», 1957, March 25, p. 32. 245
покушение па Ф. Кастро. Тогда Батиста встал в позу гордого Аники-воина: сами справимся. Но в конце 1958 г. «практичный идеалист» был готов на все. Теперь уже он сам составил план покушения на Ф. Кастро и попросил своего агента в США Даниэля Васкеса найти подходяще- го исполнителя. На эту роль был завербован американ- ский военнослужащий Аллан Роберт Най, освоивший «ре- месло» профессионального убийцы во время корейской войны. Д. Васкес позвонил диктатору, который одобрил выбор, и грязная сделка была заключена. За голову Ф. Кастро Батиста пообещал 100 тыс. долл. Двенадцатого ноября 1958 г. А. Р. Най прибыл в Гава- ну, а затем был переброшен в Орьенте. 20 ноября он вышел из Баямо и направился в расположение повстан- цев, где был задержан двумя часовыми. При нем была снайперская винтовка и пистолет. Позже А. Р. Най во всем сознался11 *. Политическая карьера Ф. Батисты во многом схожа с историей взлета и падения другого кубинского диктато- ра—X. Мачадо. Та же политика репрессий и предатель- ства национальных интересов, столь же рьяное покрови- тельство правящих кругов США до тех пор, пока не стало очевидно, что революционная борьба, в которой принима- ло участие абсолютное большинство кубинского народа, сметет проамериканскую диктатуру, и тот же бесславный финал. В ноябре 1958 г. госдепартамент и ЦРУ пришли к вы- воду, что Батиста должен покинуть Кубу111 112. 23 ноября посол Э. Смит вылетел в Вашингтон для консультации. Он информировал руководство госдепартамента о поло- жении на Кубе, заверил американских дипломатов в сво- ем полном доверии «избранному» 3 ноября 1958 г. пре- зидентом Риверо Агуэро и просил оказать ему всесторон- нюю помощь. Оптимизм Смита в отношении ставленника Батисты не разделяли пи помощник государственного се- кретаря по делам Латинской Америки Р. Руботтом, пи начальник отдела стран Карибского бассейна и Мексики У. Уиеленд, которые считали, что «помощь Соединенных Штатов правительству Риверо Агуэро не разрешит ку- бинской проблемы и что вряд ли кто-либо из пользующих- 111 «Revolucion», 5.II 1959. 112 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 165. 246
ся признанием политических деятелей и военных , захочет войти в кабинет вновь избранного президента» из. Смит так и уехал ни с чем. Его даже не поставили в извест- ность о том, что вслед за ним в Гавану на переговоры с Батистой направляется эмиссар госдепартамента Уиль- ям Д. Паули. Выбор на пего пал отнюдь не случайно. Он имел и опыт дипломатической работы (бывший посол США в Бразилии и Перу) и как владелец крупнейшей сахарной плантации Флориды был тесно связан с американскими и кубинскими сахарными магнатами и, наконец, в тече- ние нескольких десятков лет был близким другом и Д. Эй- зенхауэра и Ф. Батисты. Паули хорошо знал Кубу. В свое время он нажил огромное состояние на организации в Гаване авиакомпании и автобусного парка. Перед отъездом Паули несколько раз встречался с пре- зидентом Д. Эйзенхауэром. Поначалу планировалось, что оп будет говорить с Батистой в качестве личного послан- ника президента США. Но потом было решено придать этой встрече видимость «невмешательства» и отправить его в Гавану как частное лицо, действующее по собст- венной инициативе *14. План, разработанный госдепартаментом и предложен- ный'Батисте 9 декабря 1958 г., предусматривал: 1) обра- зование временного правительства из наиболее умерен- ных противников диктатора (как только оно будет обра- зовано, США окажут ему помощь оружием на сумму 10 млн. долл.); 2) Батисте и его семье будет разрешено жить в Дейтоне, где оп имел собственный дом; 3) повое правительство не будет преследовать сторонников Ба- тисты; 4) через 18 месяцев оно должно будет провести президентские выборы; 5) временное правительство должно быть враждебным Ф. Кастро и его движению “5. «Я знал этого человека 30 лет,—вспоминал потом Пау- ли,—и. мог ому откровенно сказать: если Вы поступите таким образом, то это благожелательно будет воспринято американским правительством» 11С. Однако Батиста отка- 113 Ibid., р. 160. 1,4 Ibid., р. 165. 1,5 Миссия Паули подробно описана в кп.: Lazo М. Dagger in the Heart. American Policy Failures in Cuba. New York, 1968. Досто- верность главы о поездке Паули в Гавану подтверждена канце- лярией президента Эйзенхауэра. 116 Lazo М. Op. cit., р. 162. 247
зался принять условия американского эмиссара и даже попросил его убедить представителей госдепартамента не вмешиваться во внутренние дела Кубы. В тот вечер дикта- тор явно погорячился, ибо через месяц после победы ре- волюции, узнав, что встреча проводилась с одобрения президента Эйзенхауэра, признался, что если бы он знал это 9 декабря, то, без сомнения, согласился бы с предло- женным планом 117. То, что не удалось Паули, должен был сделать посол США на Кубе Эрл Смит. 10 декабря он присутствовал на совместном заседании госдепартамента и ЦРУ. Обсуж- дался кубинский вопрос. Было решено, что правительство Батисты заменит военная хунта, в состав которой войдут генерал Кантильо, полковник Баркин, генерал Соса и др. При этом предполагалось, что хунта будет образована с согласия диктатора. Перед отъездом на Кубу со Смитом беседовал помощник государственного секретаря Р. Рубот- том. Смиту было поручено заверить Батисту, что США «ценили его дружбу и сотрудничество, его вклад в кубин- скую историю», но теперь «по гуманным соображениям» они вынуждены прекратить свою помощь. Четырнадцатого декабря посол встретился в Гаване с премьер-министром Кубы Г. Гелом и заявил ему, что Соединенные Штаты не хотят больше поддерживать на- стоящее правительство, так как «црезидент теряет эффек- тивный контроль» 118. Ночью 17 декабря на загородной вилле диктатора «Ку- кине» состоялась последняя встреча американского посла с Батистой. Свидетелем их ночного разговора был только Гёл. «Лицо Батисты,— пишет Смит,— не выражало пи малейших признаков волнения. Пока мы беседовали, он не сводил с меня своих темных пролизывающих глаз... В соответствии с полученными мною инструкциями я со- общил президенту, что государственный департамент скептически смотрит на любой его план и на всякое на- мерение оставаться на Кубе неопределенное время». По- сол деликатно намекнул Батисте, что в данное время его приезд в США нежелателен, и посоветовал не меньше года пожить в Испании или в какой-либо другой стране, а по- том уже поселиться во Флориде. Диктатор признался, что 117 Lazo М. Op. cit., р. 163. 118 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 170. 248
без американской помощи ему не продержаться до 24 фев- раля 1959 г. Но внешнеполитические круги США пришли к выводу, что теперь уже любая ставка на Батисту бес- смысленна. «Я не должен был дать президенту никакого повода к сколько-нибудь длительному упованию на то, что в настоящее время США будут усиливать его пози- ции» 119,— писал посол Смит. Дни диктатора были сочтены. Тем не менее выступле- ния Батисты изобиловали псевдопатриотическими фраза- ми: их тон, как всегда, был мажорным. «Наша жизнь, моя жизнь не имеет значения, ничего не стоит,—уверял он в одной из своих последних речей.— Моя жизнь посвящена прогрессу Кубы, ее процветанию» 12°. Хотя «Диарио-де- ла-Марина», все еще заискивая перед диктатором, писала, что эти слова «вызвали тихие слезы на лицах кубинцев», было очевидно, что диктатура зашла в тупик. В мемуарах Батиста признавался, что уже «с середины ноября президентские функции пришлось выполнять в весьма тревожных условиях»121. Среди его сотрудников царила паника, многие из них заблаговременно перебира- лись в США. Разуверились в диктаторе и его ближайшие помощники, кубинские генералы. Во второй половине де- кабря начальник Объединенного генштаба Ф. Табернилья считал, что у правительственной армии не осталось и 5% шансов па успех122. О том, насколько велик был вакуум вокруг Батисты в последние дни 1958 г., свидетельствует откровенный раз- говор диктатора с Ф. Табернильей, приведенный в мему- арах Батисты. Предварительно поклявшись в верности диктатору, генерал сказал: «Многие полагают, что Вы даете себе отчет в происходящем, но хотите бороться за дело, которое проиграно, считая это вопросом чести или самолюбия... Все думают, что Вы ждете последней мину- ты отречения, чтобы покончить с собой ...Одним словом, скажу со всей прямотой, шеф, офицеры, с которыми я беседовал, считают Вас самоубийцей» 123. Декабрь — месяц заговоров и политических махинаций приближенных Батисты. На рассвете 23 декабря на се- 119 Ibid., р. 171—172, 173. 120 «Diario de la Marina», 9.ХП 1958. 121 Batista F. Op. cit., p. 131. 122 Ibid., p. 107. 123 Ibid., p. 107—108. 10 E. А. Ларин 249
кретном совещании у Ф. Табернильи было решено начать переговоры с повстанцами. Батисту не поставили в извест- ность. Он узнал об этой «операции» своего генштаба от начальника армейской разведки подполковника Баеса. 24 декабря командующий войсками провинции Орьенте генерал Э. Кантильо прилетел на вертолете в расположе- ние партизан для встречи с Ф. Кастро. «Когда они уже не могли продержаться и пятнадцати дней.—говорил ли- дер Кубинской революции о батистовских генералах,—ко мне прибыл сеньор Кантильо, превратившийся в «палади- на свободы». Естественно, мы были за любое предложе- ние, которое привело бы к уменьшению кровопролития, если при этом не ставились под угрозу цели револю- ции» 124. Каковы же были цели столь неожиданного визита? План Кантильо состоял в том, чтобы заменить Батисту военной хунтой, установить ее штаб-квартиру в Лас- Вильясе и вести борьбу против Ф. Кастро. Хунта дейст- вовала бы под руководством правительства «националь- ной интеграции», в состав которого входили бы Карлос Маркес Стерлинг, Рамон Грау Сап-Мартин, Карлос Прио Сокаррас и Аурельяно Санчес Аранго125. Разумеется, обо всем этом Кантильо умолчал на переговорах с Ф. Кастро. Больше того, он всячески набивался в союзники и заве- рил Главнокомандующего Повстанческой армии, чтс 31 декабря в 3 часа дня гарнизон города Сантьяго-де-Куба перейдет на сторону повстанцев и вместе с ними станет главной опорой революции. Ф. Кастро решительно заявил, что повстанцы будут против любой попытки заменить диктатора военной хунтой, и потребовал ареста диктато- ра и других военных преступников. Генерал не выполнил пи одного из своих обещаний. По словам Батисты, «Та- бернилья послал Кантильо на переговоры для того, чтобы узнать, чего добивается Ф. Кастро»126. Это был маневр кубинской военщины, рассчитанный на выигрыш вре- мени. Двадцать седьмого декабря несколько солдат и офице- ров военного лагеря «Колумбия», выходцев из знатных семей, хотели арестовать Батисту и его ближайших спод- 124 «Bohemia», 1959, N 2, р. 103. 125 Bethel Р. D. The Losers. New York, 1969, p. 90. 126 Batista F. Op. cit., p. 123. 250
вижников, имевших обыкновение ужинать вместе в пре- зидентском дворце с 10 до 11 вечера. Среди заговорщиков были сын бывшего адъютанта диктатора, сын бывшего министра и племянник одного из министров правительст- ва Батисты. Этот «заговор трусов» (определение Батисты) был раскрыт. Через день генеральская верхушка попыталась без ве- дома диктатора договориться с американским послом об образовании военной хунты. Без ведома Батисты в аме- риканское посольство прибыли Ф. Табернилья, П. Чави- ано и командующий ВВС К. Табернилья. Ф. Табернилья заявил, что солдаты не хотят воевать и правительство долго не продержится. Чтобы предотвратить приход к власти-Ф. Кастро, он предложил образовать военную хун- ту из генералов Кантильо и Сосы Кесады, полковника Г. Касареса и др. Эта хунта, по словам начальника Объ- единенного генштаба, «должна спасти Кубу от хаоса, Кастро и коммунизма» 127. На вопрос Ф. Таберпильи, бу- дут ли США помогать этой хунте, посол ответил, что должен сообщить об этом предложении госдепартаменту и получить соответствующую инструкцию. «Их план,— писал впоследствии Смит,— был непрактичен. Некоторые из его пунктов были непонятны» 128. Отвернулись от диктатора и поддерживавшие его ранее владельцы крупнейших компаний и торговых контор, тре- бовавшие создания временного правительства129. Пожалуй, только церковь сохраняла верность диктато- ру до тех пор, пока он был хозяином президентского двор- ца. «В «Кукине» и во дворце,—писал Батиста о своих последних встречах со святошами,— я четыре раза прини- мал некоторых наиболее сановитых особ. В этих частных беседах я заметил их глубокую озабоченность положением дел в стране. Тон наших бесед был дружественным. Иерархи считали, что надо пойти на все жертвы, чтобы покончить с терроризмом и установить мир (выделено нами.— Е. Л.)»130. Таков «мятежный путь» кубинской католической церкви от письма архиепископа Сантьяго П. Серантеса палачу участников штурма Монкады П. Ча- виано до последней «обедни» в покоях диктатора. 127 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 177. 128 Ibid., р. 178. 129 Batista F. Op. cit., р. 98. 130 Ibidem. 251 10*
В конце 1958 г. Батиста решил прибегнуть к одной из крайних мер. 28 декабря радиостанция повстанцев пере- дала, что премьер-министр Кубы Г. Гёл и сенатор X. Суа- рес Ривас отправились в столицу Доминиканской Респуб- лики для встречи с диктаторами Трухильо и Сомосой. «Многие полагали,—писал посол Э. Смит,—что Гёл ездил в Доминиканскую Республику для того, чтобы пригото- вить убежище для Батисты. Я думаю, это не так. Я убеж- ден, что доктор Гёл ездил туда, чтобы договориться о за- купке новой партии оружия». В частной беседе со Смитом посол Доминиканской Республики на Кубе Порфирйо Рубироса также заявил, что правительство Трухильо не было осведомлено о намерении Батисты просить полити- ческого убежища в Санто-Доминго 13*. Согласно сообщению повстанческой радиостанции, целью этого экстренного совещания была разработка пла- на, направленного на предотвращение победы Кубинской революции. Трухильо, по договоренности с Батистой, со- бирался послать десант и 30 самолетов для бомбардиров- ки кубинских городов. Сфабрикованный таким образом «международный конфликт» должен был, по замыслу его создателей, разрешиться военной интервенцией Органи- зации американских государств. Но Вашингтон предпо- чел интервенции военную хунту. В правительственных кругах США не понимали глубо- ко народного характера Кубинской революции и также того, что она была направлена против основ буржуазного строя Кубы. «Жемчужина Антилл» казалась правящим кругам США одной из наиболее надежных и благодатных вотчин на континенте. «Стихийные революции невоору- женного народа в наш век неэффективны и зачастую ве- дут к катастрофе,— писал директор ЦРУ Аллен Даллес...— Мне неизвестно, чтобы кто-нибудь предсказывал, что на Кубе произойдет стихийное восстание невооруженного на- селения» 131 132. Госдепартамент и ЦРУ были убеждены в неэффективности этого «стихийного восстания» и анали- зировали революцию на Кубе лишь в одном плане — сколь велика «красная опасность». Гибкая революционная так- тика кубинских патриотов не давала Белому дому сколь- ко-нибудь серьезных поводов для тревоги. По признанию 131 Smith Earl Е. Т. Op. cit., р. 182, 186. 132 Даллес Аллен. Искусство разведки. М., 1963, с. 97—98. 252
резидента ЦРУ в Гаване Уильяма Колдуэла, вплоть до конца 1958 г. главными вопросами, с которыми к нему обращались в Вашингтоне, были: «Кто есть Кастро?» и «Что представляет собой его программа?» 133. «В последние дни 1958 г.,—писал в мемуарах прези- дент США Д. Эйзенхауэр,—ЦРУ впервые предположило, что победа Кастро не-будет совпадать с главными интере- сами Соединенных Штатов (все донесения, которые я по- лучал ранее о возможном коммунизме Кастро, ставились мной под сомнение, потому что исходили от людей, ло- яльно настроенных по отношению к Батисте). Один из моих советников рекомендовал опять сделать ставку на Батисту, как наименьшее из двух зол. Я отверг этот план. Если Кастро настолько плох, как предполагает наша раз- ведка, то нашей единственной надеждой остается недик- таторская «третья сила», не связанная ни с Кастро, ни с Батистой» 134. Руководители американской внешней политики пола- гали, что с исчезновением Батисты с политической сцены «третья сила» сможет расправиться с этой «идеалистиче- ской, утопической, импровизированной революцией» (оп- ределение корреспондента газеты «Нью-Йорк тайме» Г. Метьюза) 135. Поэтому госдепартамент и ЦРУ делали ставку на военный переворот, который, по договоренности с Батистой, должен был совершить генерал Э. Кантильо, обещавший, как отмечалось выше, передать власть пра- вительству «национальной интеграции». Итак, в последние дни 1958 г. определилась схема дей- ствий реакционных сил: военный переворот — военная хунта — временное правительство. Полную картину развала военно-полицейского режима Батисты дает отчет военного советника диктатора о поло- жении в стране па 31 декабря 1958 г. «Вся сельская местность и большинство городов Орьенте заняты пов- станцами. Под угрозой падения Сантьяго-де-Куба, Баямо и Ольгин. В Камагуэе идут бои на различных участках, командир дислоцированного там полка просит подкрепле- ние. В Лас-Вильясе многие города оказались в руках про- тивника, после того как большинство гарнизонов сдалось 133 Bethel Р. D. Op. cit., р. 63. 134 Eisenhower Dwight D. Op. cit, p. 521—525. 135 «Bohemia», 1959, N 42, p. 47. 253
без единого выстрела... В последние часы еще велись бои в Санта-Кларе против превосходящего нас и числом и си- лой боевого духа противника, которому решающую под- держку оказывает гражданское население (выделено нами.— Е. Л.). Появились мятежные группы в провинции Матансас и на возвышенности Мадруга в провинции Га- вана. Мятежники активизировались в провинции Пинар- дель-Рио. С каждым днем столица оказывается все более изолированной от остального острова. Железнодорожный и автомобильный транспорт практически парализован. Ощущается острый недостаток горючего и продуктов в городах. Уборка сахарного тростника, вероятнее всего, не начнется. Наша армия, уставшая и сильно потрепанная продолжительной двухлетней кампанией... полностью по- теряла свою боеспособность. Дезертирство увеличивается изо дня в день. Недовольна большая часть офицеров. Они или устраивают заговоры в казармах, или устанавливают контакты с повстанцами» 136. Инерция пассивного сопротивления правительственной армии почти угасла. 31 декабря около 9 часов вечера Ба- тисте позвонил Ф. Табернилья и сообщил ему, что в про- винции Лас-Вильяс положение войск безнадежно. В 10 ча- сов вечера в «Кукине» приехал генерал Э. Кантильо и в столь же мрачных тонах доложил о ходе операций в про- винции Орьенте. Во время этой встречи Батиста назначил Кантильо главнокомандующим армией. В полночь диктатор устроил новогодний прием в военном лагере «Колумбия». На нем присутствовали министры, лидеры буржуазных партий правительственного блока, высший командный состав. «Чокнулись бокалами,—рас- сказывал очевидец.— Батиста был театрален до последней минуты. Церемонию встречи Нового года он закрыл в своей обычной манере словами: «Привет! Привет!» Потом при- стально посмотрел на Кантильо. Новоиспеченный главно- командующий разыграл вместе с диктатором уже отрепети- рованную в «Кукине» комедию, обратившись к нему со сле- дующими словами: «Господин президент, мы, командующий и офицеры армии, считаем, что ваше отречение от поста президента будет способствовать установлению мира, ко- торый так необходим стране. Мы взываем к вашему патриотизму» 137. 136 Batista F. Op. cit., р. Ill—112. 137 «Bohemia», 1959, N 2, p. 100. 254
Те, кто был посвящен в тайпу дворцового переворота, были спокойны, остальные обменялись взглядами, полны- ми тревоги и недоумения. В последний раз на кубинской земле Батиста лицемерно говорил о любви к родине, об интересах народа и соблюдении конституции. Около часа ночи он ушел из банкетного зала, сославшись на то. что его знобит и он должен переодеться. В это время в од- ном из кабинетов его ожидали наиболее влиятельные гене- ралы. «Два часа ночи. Военачальники дискутировали недолго. Все сошлись на том, что дальше бороться невоз- можно» 138,— так описал диктатор последнее совещание со своим генералитетом. Всю жизнь Батиста преклонялся перед Наполеоном и во многом старался подражать французскому императо- ру. В частных беседах диктатор сравнивал «заговор сер- жантов» 4 сентября 1933 г. с 18 брюмера, а военный пере- ворот 10 марта 1952 г.— со вторичным захватом власти Наполеоном после возвращения с острова Эльба139. Но в этом сравнении общим было только одно — бесславный конец. В ночь па 1 января 1959 г. Батиста бежал. Целая вере- ница автомобилей направилась к усиленно охраняемому военному аэродрому, где Батисту и его приближенных ожидали четыре самолета. Два пилота, которые должны были вести самолет диктатора, предварительно получили от 'него по 1 тыс. долл, наличными 14°. С трапа самолета экс-диктатор повелительным тоном давал последние на- ставления: «Кантильо, ты уже знаешь, что я тебе сказал и что ты должен делать... Не забудь мои инструкции. От тебя зависит успех тех полномочий, которые ты начи- наешь выполнять с этого момента» 141. В мемуарах Батиста писал, что еще в самолете он долго колебался, не зная, куда лететь. Испания отказала в визе, США в нем уже не нуждались. Когда один из пилотов до- ложил ему, что кончились кубинские территориальные воды и экипаж держит курс па Флориду, Батиста, к удив- лению всех пассажиров самолета, приказал направиться в Доминиканскую Республику. 138 Batista F. Op. cit., р. 1.43. 139 «Bohemia», 1959, N 3, p. 137. 140 Smith Earl E. T. Op. cit., p. 186. 141 La Sierra у cl llano. La Ilabana, 1961, p. 297, 298. 255
В Санто-Доминго укрылись вместе с Батистой 124 его сторонника, среди которых были офицеры, генералы, вы- сокопоставленные чиновники. Г. Гёл, А. Риверо Агуэро и сын Батисты Хорхе стали первыми телохранителями бывшего кубинского диктатора. Только 18 из бывших при- спешников диктатора оказались верны ему. Остальные уже в феврале 1959 г. вынесли Батисте смертный приговор за то, что он не захотел с ними поделиться прихваченной им с собой государственной казной. «Батиста привез сюда миллионы песо, кроме тех сотен миллионов, которые он поместил в иностранные банки до своего бегства,— заявил один из недовольных.— Он при- тащил нас сюда нищими, а потом бросил вообще. Теперь он не дает нам даже па жизнь, в то время как сам с Гон- сало Гёлом роскошно живет в отеле Харагуа». Другой добавил: «Мы не будем убивать его здесь. Это означало бы нарушить наше обещание, данное генералиссимусу Трухильо. Но собака должна умереть, и она об этом зна- ет» 142. Этот приговор не был приведен в исполнение, но он красноречиво свидетельствует о том, сколь далеко зашли противоречия среди приспешников бывшего диктатора. После бегства Батисты генерал Кантильо на несколько часов возглавил так называемую «правительственную хун- ту», в состав которой вошли генералы Лайонас де Кастильо и Хосе Педраса, а также ряд политических деятелей — Густаво Куэрво Рубио, вице-президент Кубы в годы перво- го правления Батисты (1940—1944 гг.), Рауль де Карде- нас, вице-президент республики в 1944—1948 гг., Р. Нунь- ес Портуондо, постоянный представитель Батисты в ООН. и Альберто Бланко. Судя по составу хунты, предполага- лось, что она продолжит внутреннюю и внешнюю политику Батисты. Казалось, все шло по разработанному и апробированно- му Вашингтоном сценарию. Посол США на Кубе Э. Смит был удовлетворен ходом событий. 1 января 1959 г., обра- щаясь к сотрудникам американского посольства, он ска- зал: «Мы искренне надеемся, что эти перемены принесут мир кубинскому пароду» 143. «Хэппи энд» госдепартаменту должны были обеспечить его новые марионетки — генерал Э. Кантильо и освобожденный из заключения на острове 142 «Bohemia», 1959, N 10, р. 104. 143 «Е1 Diario de Ноу» (San Salvador), 3.1 1959. 256
Обращение Ф. Кастро к народу «Революция — да! Военный переворот — нет!» Пиносе полковник Р. Баркин, бывший военный атташе в Вашингтоне. Первого января 1959 г. в стране фактически установи- лось двоевластие. Большая часть Кубы находилась в руках повстанцев, а в Гаване орудовала «правительственная хун- та», назначившая временным президентом Кубы старей- шего члена Верховного суда Карлоса М. Пьедру. Но и Кан- тильо, и Баркин, и Пьедра оказались «калифами на час». Для реакции внутри и за пределами страны оказался со- вершенно неожиданным быстрый и мощный заключитель- ный аккорд революции. Первого января 1959 г., находясь в Пальма-Сорьяно, Ф. Кастро выступил с речью, в которой разоблачил манев- ры реакции и поставил конкретные задачи перед всеми революционными силами страны, перед всем народом. «Какими бы ни были сообщения из столицы,—говорил Ф. Кастро,—наши войска не должны прекращать огня ни под каким предлогом. Наши силы должны продолжать бое- 257
вые операций на всех фронтах. Принимайте парламенте- ров только от тех гарнизонов, которые хотят сдаться. На наш взгляд, в столице свершен государственный пе- реворот. Условия, в которых он произошел, Повстанческой армии неизвестны. Народ должен быть начеку и выпол- нять только инструкции Главного командования (командо- вания Повстанческой армии.— Е. Л.). Диктатура пала вследствие сокрушающих ударов, нане- сенных ей в последние недели, но это не значит, что Рево- люция победила. Военные действия будут продолжаться до тех пор, пока не будет дан приказ об их прекращении нашим командо- ванием. Этот приказ возможен только в том случае, если военные элементы, «восставшие» в столице, будут безого- ворочно выполнять приказы революционного руководства. Революция — да! Военный переворот — пет! Военный переворот за спиной народа и Революции — нет, потому что он будет служить лишь предлогом для продол- жения войны. Военный переворот, совершенный для того, чтобы сбе- жали Батиста и наиболее злостные преступники,— нет, потому что он будет служить лишь предлогом для продол- жения войны. Военный переворот, совершенный по согласию с Бати- стой,— нет, потому что он означает только продолжение войны. Похитить у народа победу — нет, это означает только продолжение войны до тех пор, пока народ не добьется полной победы. После семи лет борьбы демократическая победа народа должна быть абсолютной, чтобы никогда больше в нашей стране не могло повториться 10 марта. Никто не должен стать жертвой заблуждения или обма- на. Бдительность — вот лозунг момента. Весь народ, и особенно рабочие, должны внимательно следить за сообщениями «Радио Ребельде» и во всех ра- бочих центрах незамедлительно готовиться ко всеобщей забастовке, а в случае необходимости быть готовыми пре- сечь любую попытку контрреволюционного удара. Народ и Повстанческая армия должны быть твердыми и едиными, как никогда, чтобы не упустить победу, стоив- шую столько крови» 144. 144 «Granma», 8.III 1973. 258
Вступление повстанцев в Сантьяго-де-Куба в ночь на 2 января 1959 г.
В тот же день Ф. Кастро обратился к жителям города Сантьяго-де-Куба, заявив, что столица Орьенте окружена и что, «если в шесть часов вечера 1 января гарнизон не сложит оружия, позиции противника будут взяты штур- мом... История 95 года не повторится! На этот раз мамбй войдут в Сантьяго-де-Куба!» 145 Затем Главнокомандующий Повстанческой армии пере- дал по «Радио Ребельде» приказы всем командирам ко- лонн: майору В. Мора «с помощью народа и патриотически настроенного командного состава противника» овладеть городами провинции Камагуэй и контролировать движе- ние по Центральному шоссе; К. Сьенфуэгосу — идти на Га- вану, захватить военный лагерь «Колумбия» и принять командование им; Р. Кастро — овладеть городом Гуанта- намо; майорам Э. Сардиньясу и Г. Очоа — городами Оль- гин и Виктория-де-лас-Тунас; Э. Че Геваре — захватить военный лагерь «Кабанья» в Гаване, а по пути на столицу принудить к сдаче гарнизоны противника, дислоцирован- ные в провинции Матансас; колоннам № 1, 3, 9 и 10 под командованием Ф. Кастро и X. Альмейды — овладеть Сан- тьяго-де-Куба; майору Д. Эскалоне, назначенному воен- ным комендантом провинции Пинар-дель-Рио, взять ее цод свой контроль. Всем командирам повстанческих колонн было приказано поддерживать в освобожденных городах образцовый порядок, немедленно арестовывать и преда- вать суду военных преступников146. «Революция — да! Военный переворот — нет!» — эти сло- ва из обращения Ф. Кастро к народу были на устах у каж- дого кубинца. 1 января по призыву «Движения 26 июля» и Народно-социалистической партии рабочий класс объ- явил всеобщую забастовку. Контрреволюционные силы были парализованы. Дольше других не сдавался гарнизон Санта-Клары, хотя повстанцы уже владели большей частью города. 1 ян- варя в 9 часов утра в штабе Э. Че Гевары появились пар- ламентеры, изъявившие желание прекратить сопротивле- ние. Но это предложение не было согласовано с полковни- ком Касильясом; перестрелка продолжалась. Э. Че Гевара сам направился в расположение командо- вания гарнизоном, где встретился с Касильясом. «Полков- 145 «Granma», 8.III 1973. 146 Ibidem. 260
пик,—заявил Э. Че Гевара,—во избежание дальнейшего кровопролития я предлагаю вам сдаться». Один из наибо- лее злостных преступников военно-полицейского режима оставался верен себе: «Майор, пока в моей обойме есть хоть один патрон, я не сдамся. Я превращу в пепел Санта- Клару и любой ценой выброшу вас из города. С тем ору- жием, которым я располагаю, меня вам не победить». «Да, полковник,—иропичпо отпарировал Э. Че Гевара,—у Вас есть оружие, но из пего некому стрелять» 147. Бравада Ка- сильяса была напускной. Оп и пе помышлял о дальнейшем сопротивлении. Как только уехал Э. Че Гевара, Касильяс, переодевшись в гражданскую одежду, бежал, но вскоре был задержан повстанческим патрулём. Тирада Касильяса была последним проявлением «воин- ственности» низвергнутой диктатуры. 1 января 1959 г. пала Санта-Клара. В почь на 2 января повстанцы во главе с Ф. Кастро вступили в Сантьяго-де-Куба. В провинции Матансас отряды народной милиции, не дожидаясь прихо- да бойцов Э. Че Гевары, начали устанавливать революци- онную власть. 2 января первые отряды повстанцев беспре- пятственно вошли в Гавану, а на следующий день уже вся столица была во власти революционеров. Единство Пов- станческой армии и народа, всеобщая забастовка рабочего класса Кубы обрекли на провал попытку реакционных сил реставрировать пробатистовский режим. Повсеместно ча- сти бывшей правительственной армии прекратили сопро- тивление. «Все маневры империализма, предпринятые в последние часы,— военный переворот, временное правительство и т. д,— оказались тщетными,—подчеркивал Ф. Кастро в отчетном докладе I съезду Коммунистической партии Кубы.— Империализм имел перед собой латиноамерикан- скую нацию, избавившуюся от армии, служившей орудием угнетения, имел перед собой вооруженный парод. В этом значение Первого января 1959 г. Спустя 92 года после «Клича из Демахагуа» 148 Куба наконец-то стала абсолют- ным хозяином своей судьбы и зпамена павших при штур- ме Монкады героев реяли над нашей Родиной» 149. 147 «Bohemia», 1959, N 2, р. 117. 148 «Клич из Демахагуа», или «Клич из Яры»,— призыв к началу Освободительной войны кубинского народа 1868 г. 149 Primer Congrcso del Partido Comunista de Cuba. Informe central. La Habana, 1976, p. 29. 261
Третьего января в Сантьяго-де-Куба, провозглашенном Ф. Кастро временной столицей Кубы, М. Уррутиа принял присягу в качестве президента страны. В полночь с 4 на 5 января Ф. Кастро отдал приказ о прекращении всеобщей забастовки, так как, по его словам, «триумф обеспечен, воинские подразделения уже на стороне революции, а Ур- рутиа — президент» 15°. Сформированное М. Уррутиа правительство состояло в основном из представителей той части буржуазной оппо- зиции, которая лишь формально примыкала к «Движению 26 июля» или заявляла о своей солидарности с ним. От «Движения 26 июля» в него вошли лишь Ф. Перес и А. Харт, занявшие весьма скромные посты. Премьер- министром Кубы был назначен крайне правый по своим взглядам М. Кардона, а министром иностранных дел — Р. Аграмонте. Но, несмотря на это, реальная власть на- ходилась в руках Повстанческой армии, Главнокомандую- щим которой являлся Ф. Кастро150 151. Такой состав правительства успокоил американские правящие круги, ревностно следившие за развитием со- бытий в Гаване. В одном из донесений службы разведки президенту США Д. Эйзенхауэру говорилось: «Министром иностранных дел Кубы назначен Аграмонте, влиятельный деятель, на наш взгляд дружески настроенный по отноше- нию к Соединенным Штатам» 152. Уже 7 января 1959 г. Вашингтон признал новое кубинское правительство, при- чем, по свидетельству некоторых политических обозрева- телей, госдепартамент торопился сделать это как можно скорее, так как боялся, что его «опередят русские» 153. Восьмого января ликующая Гавапа встречала растянув- шийся на несколько километров караван повстанцев, при- бывший из Сантьяго-де-Куба во главе с Ф. Кастро. С 11 часов дня все предприятия, конторы и торговые цент- ры были закрыты. Церковные колокола вызванивали гимн победы, залпы батарей возвещали о приближении героев, 150 «Revolution», 5.1 1959. 151 М. Уррутиа, М. Кардона и другие деятели, тормозившие прове- дение в жизнь революционных законов, недолго оставались у власти. 16 февраля 1959 г. премьер-министром Кубы стал Ф. Кастро, а в июле того же года О. Дортикос стал президен- том. 152 Eisenhower Dwight D. Op. cit., p. 522. 153 «Revolution», 8.1 1959. 262
празднично украшенные корабли приветствовали повстан- цев продолжительными сиренами, парадным строем над городом пролетали военные самолеты. Вся Гавана вышла встречать своих героев. Около президентского дворца со- стоялся многотысячный митинг, на котором Ф. Кастро предложил всем присутствующим (практически всему на- селению Гаваны) направиться в «Колумбию», где он вы- ступил с речью. «Народ,— заявил вождь Кубинской рево- люции,— народ выиграл эту войну. Ее выиграл народ и ни- кто другой. Я говорю об этом, чтобы кто-нибудь не поду- мал, что именно он или какая-либо армия выиграла ее. И поэтому прежде всего мы воздаем дань народу». Ф. Кастро отметил, что победа революции отнюдь не озна- чает, что все проблемы Кубы уже решены и «что каждый из нас будет иметь теперь по дворцу и в будущем жизнь будет для нас легкой прогулкой» 154. «Первого января,— го- ворил в те дни Фидель Кастро,— мы только завоевали пра- во начать» 155. 154 «Bohemia», 1959, N 3, р. 88. 155 цит. По: Castro R. Nos gufa el pensamiento politico de Maceo. La Habana, 1959, p. 10.
Заключение гпя Партизанская война, начатая в Сьерра-Маэстре, при- вела в движение народные массы, способствовала их мо- билизации на борьбу против дикатуры, до предела обострила противоречия военно-политического режима. Ф. Кастро, характеризуя обстоятельства, способствовавшие успешному ходу борьбы, начатой им и его товарищами, писал: «Нам благоприятствовало, во-первых, то, что вра- ги нас вначале не принимали всерьез; во-вторых, многие люди думали, что мы просто романтики и что мы идем на верную смерть; в-третьих, кое-кто думал, что нами дви- жет тщеславие; в-четвертых, существовало мнение, что наша группа революционных руководителей — проводни- ки консервативных или нерадикальных идей» *. Весь ход Кубинской революции подтвердил правиль- ность курса на вооруженную борьбу, взятого Ф. Кастро и его сторонниками 26 июля 1953 г. £ В своем предисловии к русскому переводу пи*" К. Маркса к Л. Кугельману В. И. Ленин писал: «M&W. ум'ел оценить и то, что бывают моменты в истории, отчаянная борьба масс даже за безнадежное до1’ i - дима во имя дальнейшего воспитания этих м<¥^% товки их к следующей борьбе»2. «Историг “ A отчаянную смелость молодых патриотов М < сайта «Гранмы». ' Вооруженная борьба в условиях кровавого > цейского режима явилась наиболее дейст революционной борьбы. Она более всего г,ь _____ Лй. J Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1ъ- ° Лепин В. И. Поли. собр. соч., т. 14, с. 379. 264
духу и традициям национально-освободительных войн кубинского народа второй половины XIX в., идеалам X. Марти, А. Масео и М. Гомеса, столь дорогим каждому кубинцу. «Опыт 95-го года,— отмечал Ф. Кастро,— указал путь революции в наши дни» 3. В статье «Революционная армия и революционное пра- сельство», характеризуя роль отрядов революционной армии, В. И. Ленин писал: «Дело таких отрядов — провоз- гласить восстание, дать массам военное руководство, необ- ходимое для гражданской войны, как и для всякой дру- _юй войны, создать опорные пункты открытой всенародной борьбы, перебросить восстание в соседние местности, обес- печить,— сначала хотя бы в небольшой части территории .государства,— полную политическую свободу, начать ре- волюционную перестройку прогнившего самодержавного строя, развернуть во всю ширь революционное творчество народных низов, которые мало участвуют в этом творчестве в мирные времена, но которые выступают на первый план в эпохи революции» 4. Трудно сказать, был ли знаком Ф. Кастро с этой статьей Ленина. Одно несомненно — он довольно точно воспроиз- вел со своими соратниками ленинский образец революци- онной армии и характер ее борьбы. По словам Б. Рока, «Фидель еще до того, как он мог делать формулировки, точно соответствующие теории (марксизма-ленинизма.— Е. Л.), уже действовал как марксист-ленинец» 5. Кубинская революция носила глубоко народный харак- тер. Ее основными движущими силами были рабочий класс, крестьянство, средние городские слои, прогрессив- ная интеллигенция. Сила Повстанческой армии определи- г. прежде всего тем, что опа представляла собой воору- ,ттчый народ. «Повстанческая армия Кубы,— говорилось кубинской делегации на Первой конферен- '' ' неамериканской организации солидарности XV1 устояла на 80% из людей крестьянского про- -0 сельскохозяйственных рабочих, беднейших крс• ;.я- Заработных» 6. •Ц- ОН-.И нотщоф .;птш!нг. б.;, к&к '° N°s guia el pensamiento politico no Maceo. ' o9, p. 11. . u* 11оли. собр. соч., т. 10, с. 338. 001 3.VII 1962. a Latina. La Habana, 1968, p. 120. 265
Бесспорно, кубинское крестьянство сыграло большую роль в победе революции. Классики марксизма-ленинизма всегда уделяли особое внимание участию крестьянства в революционном движении и подчеркивали, что наиболее значительную силу оно представляет в аграрных странах. «Крестьянину нужна земля,— писал В. И. Ленин,— и его революционное чувство, его инстинктивный, первобытный демократизм не может выразиться иначе, как в наложении руки на помещичью землю» 7. Умение командования Пов- станческой армии учитывать «власть земли», провозглаше- ние аграрной реформы одной из главных целей революции превратили крестьян в мощную политическую силу. Крестьянство — естественный союзник рабочего класса. В процессе Кубинской революции союз рабочих и крестьян рос и укреплялся. Подчеркивая значение этого союза, Ф. Кастро отмечал: «Мы могли бы задать себе вопрос: что бы произошло с рабочим классом Кубы без поддержки крестьян? Или: как сложилась бы судьба крестьян, если бы они не располагали бы поддержкой рабочих? Иными словами, это означает, что наша борьба не только борьба рабочих и не только борьба крестьян: это совместная борь- ба объединившихся рабочих и крестьян» 8. Кроме партизанской войны, победе революции способ- ствовали и другие формы борьбы: забастовки рабочих, на- родные протесты против репрессий, студенческие манифе- стации, движение крестьян против сгона с занимаемых зе- мель, саботаж на фабриках, заводах и сахарных сентралях, бойкот выборов. На протяжении революции на повестке дня постоянно был лозунг всеобщей забастовки, что застав- ляло правительство Батисты держать в боевой готовности войска в городах. Революционная борьба в городах явилась своеобразным щитом, прикрывшим Сьерра-Маэстру и не позволившим диктатору нанести партизанам сокрушающий удар. «Опыт Кубы,— говорилось в уже упомянутом докла- де на конференции ОЛАС,— показывает... что сотрудниче- ство городских масс имеет большое значение для развития геррильи» 9. Кубинский пролетариат, ослабленный расколом профсо- юзов, не мог выступить единым фронтом. Поддержка неко- 7 Ленин В. И. Поли, собр. соч., т. 9, с. 357. 8 Кастро Ф. Речи и выступления. М., 1960, с. 164. • America Latina, р. 121. 266
торой частью рабочего класса, в основном гаванской «рабо- чей аристократией», проимпериалисгических сил послужи- ла буржуазной пропаганде поводом для клеветы на весь кубинский пролетариат. Всесторонний анализ Кубинской революции показывает, что рабочий класс не был в ней равнодушным наблюдателем. Только пролетариат был спо- собен на такие массовые политические выступления, как всеобщие забастовки 1955, 1957 и 1959 гг., внесшие боль- шой вклад в победу революции. Многие рабочие, входив- шие в «Движение 26 июля», боевые отряды НСП и «Рево- люционный директорат 13 марта», участвовали в воору- женной борьбе против диктатуры. Контакты крестьян с повстанцами пролетарского происхождения способствовали росту политического сознания крестьянских масс. В про- цессе борьбы рабочий класс оказывал все большее влияние на ход революции. Отмечая революционные заслуги про- летариата, Ф. Кастро говорил в начале января 1959 г.: «В Гаване не было ни одной сьерры, и тем не менее всеоб- щая забастовка стала решающим фактором, обеспечившим полный триумф революции» 10 11. Несмотря на широкое участие в борьбе против диктату- ры, рабочий класс в силу названных выше причин не стал гегемоном Кубинской революции на ее народно-демокра- тическом этапе. В сложившихся на Кубе условиях аван- гардная роль перешла к наиболее передовым представите- лям радикально настроенной мелкой городской буржуазии, которые в процессе революции постепенно теряли прису- щие им классовые черты и переходили на пролетарские позиции. «Один из уроков Кубинской революции,—под- черкивал Генеральный секретарь Коммунистической пар- тии Чили Луис Корвалан,— состоит в том, что мелкая бур- жуазия обладает революционными резервами героизма в борьбе за национальное освобождение и социализм» ”. Специфическое сочетание экономических, политических и социальных условий, сложившихся на Кубе в 50-е годы, придало своеобразие и развитию революционного процесса. Ряд специфических факторов, способствовавших победе революции, анализируется в статье Э. Че Гевары «Куба: историческое исключение или авангард в антиколониаль- ной борьбе?» 10 «Rcvolucion», 9.1 1959. 11 Корвалан Луис. Путь иобеды. М., 1971, с. 162—163. 267
Первым из них, «возможно наиболее важным и своеоб- разным» 12, Че Гевара считает исключительные способно- сти организатора и руководителя, присущие Фиделю Ка- стро. Огромная роль Ф. Кастро, как политического и воен- ного руководителя, нашла достойную оценку и в работах советских историков. «Историческая заслуга Фиделя Ка- стро в свержении тирании на Кубе состояла в том, что он правильно оценил обстановку, осознал необходимость во- оруженной борьбы и выбрал соответствующий момент для ее начала. Активная деятельность группы Фиделя Кастро привела к существенному сдвигу в общественно-политической об- становке в стране, способствовала преодолению тормозя- щих моментов в развитии субъективного фактора» 13. Другой особенностью, но мнению Э. Че Гевары, было то, что «американский империализм был дезориентирован и не мог определить истинные цели Кубинской революции». Говоря об отношении американских правящих кругов к повстанцам, Че Гевара отмечал: «До победы революции нас подозревали, но не боялись» 14. Третьим фактором, сыгравшим важную роль в развитии революционного процесса на Кубе, явилась пролетариза- ция крестьян. По своему социально-экономическому поло- жению кубинское крестьянство было безземельной, экс- плуатируемой массой. Фактором, не являющимся специфическим только . для Кубы, но, безусловно, сыгравшим и там определенную роль в развитии революции, было благосклонное отношение большей части кубинской национальной буржуазии к борь- бе против диктатуры Батисты. Это объясняется тем, что кубинская буржуазия, наряду с буржуазией Панамы и Пуэрто-Рико, являлась наиболее бедной в Латинской Аме- рике, а потому была заинтересована в поиске путей к на- циональному освобождению. При этом кубинская буржуа- зия оставалась верна своему двойственному восприятию революции. В ходе дальнейшего развития революционного процесса на Кубе полностью подтвердились слова В. И. Ле- 12 «Pensamiento crftico», 1967, N 9, р. 30. 13 Тихонов О. Некоторые аспекты опыта Кубинской революции,— «Коммунист», 1974, № 2, с. 101. 14 «Pensamiento crftico», 1967, N 9, р. 31. 268
нина, что «буржуазия пойдет на все. Сегодня либералы, радикалы, республиканцы, завтра измена, расстрелы»15. История Латинской Америки знает немало случаев, ког- да мощные народные движения приводили к свержению реакционных диктатур. В 1933 г. всеобщая забастовка на Кубе привела к падению диктатуры Мачадо. В 1958 г. улич- ные бои и многочисленные забастовки трудящихся Вене- суэлы положили конец режиму Переса Хименеса. Но эти революционные завоевания трудящихся не удалось раз- вить прежде всего потому, что старый военно-репрессив- ный аппарат не подвергался разрушению, оставался не- прикосновенным. Одна из 'Причин быстрого движения по восходящей ли- нии Кубинской революции состоит в том, что военный ап- парат старого режима фактически был разрушен в процес- се борьбы против диктатуры и была создана новая армия, ставшая подлинной защитницей национальных интересов. В ходе борьбы против диктатуры решение проблемы «война и народ», как и в любой другой войне, имело реша- ющее значение. «Чем глубже возмущение в народе, тем ненадежнее становится войско...» 16,— делал вывод В. И. Ленин, анализируя прямую связь между морально- политическим состоянием масс и боеспособностью армии. На наш взгляд, это ленинское положение является ключе- вым при определении причин многочисленных поражений батистовских войск. Повстанческая армия стала главной пружиной, привед- шей в действие сложившееся в ходе революции единство рабочего класса, крестьянства и большей части средних го- родских слоев. Это национальное единство всех патриоти- ческих и прогрессивных сил страны и привело к победе революции, в которой решающую роль сыграла Повстан- ческая армия. Кроме внутренних факторов, на ход и развитие Кубин- ской революции огромное влияние оказали внешние фак- торы, и прежде всего благоприятная международная обста- новка, сложившаяся в результате роста сил социалисти- ческого содружества. «Кубинская революция,— говорил Фидель Кастро,—стала возможной только потому, что го- 15 Ленин В. В. Поли. собр. соч., т. 9. с. 330. 16 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 11, с. 87. 269
раздо раньше свершилась русская революция 1917 года»17. Революция на Кубе развивалась на основе национально- освободительных традиций кубинского народа и в то же время испытала большое влияние марксизма-ленинизма. «Без блестящей революционной деятельности Хосе Мар- ти,— подчеркивал Ф. Кастро,—без вдохновляющего при- мера и бессмертных дел Сеспедеса, Аграмонте, Гомеса, Масео и других легендарных героев прошлых сражений, без величайшего научного учения Маркса и Энгельса, без гениального Ленина и его подвига, не имеющего себе рав- ных за всю историю, не могло быть и 26-го Июля...» 18 17 Вива Куба! М., 1963, с. 21. 18 «Куба», 1975, № 7, с. 3.
Краткая библиография Произведения основоположников марксизма-ленинизма Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии.— Соч., т. 4. Маркс К. Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.— Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 7. Энгельс Ф. Приветствие французским рабочим по случаю 20-й го- довщины Парижской Коммуны.— Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 22. Ленин В. И. О нашей аграрной программе.— Поли. собр. соч., т. 9. Ленин В. И. План чтения о Коммуне.— Поли. собр. соч., т. 9. Ленин В. И. Революционная армия и революционное правительст- во.— Поли. собр. соч., т. 10. Ленин -В. И. Две тактики социал-демократии в демократической революции.— Поли. собр. соч., т. 11. Ленин В. И. Кровавые дни в Москве.— Поли. собр. соч., т. 11. Ленин В. И. Революция учит.— Поли. собр. соч., т. 11. Ленин В. И. Тактическая платформа к Объединительному съезду РСДРП.— Поли. собр. соч., т. 12. Ленин В. И. Войско и революция.— Поли. собр. соч., т. 12. Ленин В. И. Партизанская война.— Поли. собр. соч., т. 14. Ленин В. И. Предисловие к русскому переводу писем К. Маркса к Л. Кугельману.— Поли. собр. соч., т. 14. Ленин В. И. О рабочем единстве.— Поли. собр. соч., т. 24. Ленин В. И. Крах II Интернационала.— Поли. собр. соч., т. 26. Ленин В. И. Заседание В ЦИК 29 апреля 1918 г.— Поли. собр. соч., т. 36. Ленин В. И. Речь на широкой рабоче-красноармейской конферен- ции в Рогожско-Симоновском районе 13 мая 1920 г — Поли, собр. соч., т. 41. Ленин В. И. Третий конгресс Коммунистического Интернациона- ла.— Поли. собр. соч., т. 44. Ленин В. И. Телеграмма В. М. Гиттису, 23 ноября 1918 г.— Поли, собр. соч., т. 50. Ленин В. И. Телеграмма Реввоенсовету Южного фронта, 3 июня 1919 г.— Поли. собр. соч., т. 50. Документы^КПСС, международного рабочего и коммунистического движения Материалы XXIII съезда КПСС. М., 1966. Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1970. Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976. Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. М., 1969. Современный империализм и революционная борьба. Прага, 1971. Визит Леонида Ильича Брежнева в Республику Куба. Речи и до- кументы. М., 1974. 271
VIII Национальный съезд’НСП Кубы. М., 1961. Primer Congreso del Partido Comunista de Cuba. Informe central. La Habana, 1976. Plataforma programatica del Partido Comunista de Cuba. La Habana, 1976. Труды руководящих деятелей Компартии Кубы Кастро Ф. Речи и выступления. М., 1960. Кастро Ф. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1963. Кастро Ф. Сила революции — в единстве. М., 1972. Кастро Ф. Будущее принадлежит интернационализму. М., 1973. Гевара Э. Эпизоды революционной войны. М., 1974. Рока Б. Основы социализма на Кубе. М., 1961. Castro F. La historia me absolvera. La Habana, 1964. Castro F. Humanismo revolucionario. La Habana, 1959. Castro F. Discursos pronunciados de 1965 a 1968. La Habana, 1968. Declaraciones del Comandante Fidel Castro Ruz, Primer ministro del Gobierno Revolucionario, en el juicio contra ex-comandante Hu- bert Matos. La Habana, 1959. Fidel en Radio Rebelde.— «Granma», 8.III 1973. Pensamiento politico, economico у social de Fidel Castro. La Habana, 1959. Castro R. Nos guia el pensamiento politico de Maceo. La Habana. 1959. Guevara E. Obras, 1957—1967, t. I—II. La Habana, 1970. Rodriguez C. R. La clase obrera у la revolution. La Habana, 1960. Roca B. 29 articulos sobre la revolution cubana. La Habana, 1959. Официальные документы, статистические и справочные издания 13 documentos de la insurrection. La Habana, 1959. Documcntos de la tirania.— In: Che. La Habana, 1969. Manifiesto N 1 del 26 de julio al pueblo de Cuba (8.VIII 1955).— «Pensamiento critico», 1968, N 21. Manifiesto N 2 del 26 de julio al pueblo de Cuba (10.XII 1955).— «Pensamiento critico», 1968, N 21. La carta de Sierra-Maestra (14.XII 1957).— «Verde Olivo», 1964, N 1. Manifiesto del Movimiento 26 de julio al pueblo (marzo de 1958).— «Pensamiento critico», 1969, N 28. El Pacto de Caracas.— «Е1 National», 22.VII 1958. A Sketch on the Clandestine and Guerrilla Press Covering the Period 1952—1958. La Habana, 1971. The Revolution in American Foreign Policy... 1st Global Range. New York, 1961. American Foreign Policy 1950—1955, Vol. I. New York, 1956. Documents on American Foreign Relations, 1958. New York, 1960. Documents on American Foreign Relations, 1959. New York, 1960. Documents on American Foreign Relations, 1961. New York, 1962. Cuba. Department of State Publication. Washington, 1961. Memoria del Censo Agricola Nacional 1946. La Habana, 1951. Ahuario estadistico de Cuba —1957. La Habana, 1958. 272
Estudio economico de America Latina — 1954.— In: Naciones Unidas. Mexico, 1955. Panorama economico Latinoamericano. La Habana, 1961, 1963. La reforma agraria en Cuba republicana, t. I—II. La Habana, 1960. Cuba. Its People, its Society, its Culture. New Haven, 1962. Мемуары, дне'\ «ки, воспоминания От Сьерра-Маэстры до Гаваны. М., 1965. Cabrera Guillermo. Hablar de Camilo. La Habana, 1970. Dias de combate. La Habana, 1970. Masetti Jorge Ricardo. Los que luchan у los que Horan. La Habana, 1959. Paez Martinez Julio. Medicos en la Sierra-Maestra. La Habana, 1959. Quevedo Jose. La batalla del Jigiie. La Habana, 1972. La Sierra у el llano. La Habana, 1961. Bethel P. D. The Losers. New York, 1969. Eisenhower D. The White House Years 1956—1961. Waging Peace. London, 1966. Eisenhower M. S. The Wine is Bitter. The United States and Latin America. New York, 1963. Kirkpatrick Lyman B. The Real CIA. New York, 1968. Lazo Mario. Dagger in the Heart. American Policy Failures in Cuba. New York, 1968. Matthews H. L. Castro. A Political Biography. London, 1969. Meneses E. Fidel Castro. Siete anos de poder. Madrid, 1966. Nixon Richard. Six Crises. New York, 1962. Pardo Llada Jose. El «Che» que yo conoci. Medellin, 1969. Pardo Llada Jose. Memories de la Sierra-Maestra. La Habana, 1959. Phillips R. Hart. Cuba. Island of Paradox. New York. 1959. Romualdi Serafino. Presidents and Peons. New York, 1967. Smith Earl E. T. The Fourth Floor. New York, 1962. C. Wright Mills. Listen, Yankee. New York, 1960. Исторические исследования, (монографии, статьи) К. Маркс и Латинская Америка. М., 1970. Куба. М., 1961. 5 лет Кубинской революции. М., 1964. 10 лет Кубинской революции. М., 1969. Арисменди Р. Проблемы латиноамериканской революции. М., 1964. Арисменди Р. Ленин, революция и Латинская Америка. М., 1973. Горбачев Б. В., Калинин А. И. Куба: некоторые социально-эконо- мические и политические аспекты революции.— «Латинская Америка», 1969, № 3. Гриневич Э. А. Куба: путь к победе революции. М., 1975. Зорина А. М. Камило Сьенфуэгос. М., 1967. Лаврецкий И. Эрнесто Че Гевара. М., 1973. Ле Риверенд Хулио. Республика и зависимость. М., 1970. Мохначев В. И. Слияние революционного движения на Кубе в единый патриотический и антиимпериалистический поток в 273
1951—1958 гг.— В со.: Борьба за единый рабочий и антиимпе- риалистический фронт в странах Латинской Америки. М., 1963. Никифоров Б. С. Куба: крах буржуазных политических партий. М„ 1973. Нитобург Э. Л. Похищение жемчужины. М., 1968. Обыден К. М. Куба в борьбе за свободу и независимость. М., 1959. Слезкин Л. Ю. История кубинской республики. М., 1966. Соколова 3. И. История восьмидесяти двух с «Гранмы».— «Новая и новейшая история», 1967, № 4. Тихонов О. Некоторые аспекты опыта Кубинской революции.— «Коммунист», 1974, № 2. Baldomero Alvarez Rios. Cuba: Revolucion e imperialism©. La Haba- na, 1969. Jimenez A. N. La Liberation de las islas. La Habana, 1959. Kuba. Wirtschaftshistorische Aspekte einer Revolution. Berlin, 1971. Lowy Michael. La pensee de Che Guevara. Paris, 1970. La Invacion: Estrategia fundamental on nucstras guerras revolutio- naries. La Habana, 1972. O’Konnor D. The Origins of Socialism in Cuba. Cornell University Press, 1970. Ovidio Garcia Regueiro. Cuba: Raiccs, frutas de una revolucion. Mad- rid, 1970. Rojas Marta. La generation del centenario en el Moncada. La Haba- na, 1964. Thomas H. Cuba. The Pursuit of Freedom. New York — London, 1971. Tutino Saverio. L’ottobre cubano. Torino, 1968. Valencia Luis Emiro. Realidad у perspectives de la Revolucion cuba- na. La Habana, 1961.
Указатель имен Абилио Н. 84 Агилар Л. 22 Аграмонте Р 23, 262, 270 Агуэро Л. 139, 140 Агуэро Р. 210, 223, 225, 246, 256 Акунья М. 90 Алдама Р. 61 Альбентоса Э. 86 Алькальде 35 Альмейда X. 67, 69, 86, 89, 95, 148, 149, 176, 180, 220—222, 260 Альфонсо М. 84 Альфонсо X. 84 Амейхейрас Э. 54, 85, 86, 90, 95, 175 Андрески С. 5 Арисменди Р. 4, И, 13 Ар