Text
                    В. М. КАНДЫБА
ЭСТРАДНЫЙ
ГИПНОЗ
ЧУДЕСА НА СЦЕНЕ
УЧЕБНИК
Санкт-Петербург
1997


ББК22.15 К 23 В. М. Кандыба К 23 Эстрадный гипноз. Чудеса на сцене. Учебник. / Оформление обложки А. Лурье.— СПб.: Издательство «Лань», 1997.— 640с. ISBN 5-86617-042-6 В этой книге В. М. Кандыба изложил весь свой уникальный 35-летний опыт профессионального гипнотизера. Книга рекомендуется самому массовому читателю, всем, кто увлекается загадками и тайнами человеческой психики, ее необыкновенными возможностями. Книга издается в авторской редакции. ББК 22.15 Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке. © Издательство «Лань», 1997 © В. М. Кандыба, 1997 © Издательство «Лань», художественное оформление, 1997 © А. Лурье, обложка, 1997
ПРЕДИСЛОВИЕ
Очень часто на встречах с читателями моих книг мне задают вопросы о тех или иных технических секретах различных эстрадных фокусов и номеров. Мобилизовав свой личный опыт и покопавшись в специальной литературе, я подобрал несколько номеров, которым может обучиться любой желающий за короткое время предварительных тренировок. Искусство эстрадного (публичного) гипноза насчитывает, согласно священным текстам Ригведы несколько миллионов лет, когда еще им начинали пользоваться древнерусские жрецы с целью усиления своего влияния демонстраций разного рода чудес. Чудеса были сложным сплавом настоящих трансо- вых сверхспособностей и самых разных технических приспособлений и механизмов. В искусстве воздействия на массы очень важно уметь продемонстрировать какие-то личные сверхспособности, какие-то чудеса и необыкновенные свойства собственного организма. Демонстрация чуда всегда удивляет людей и вызывает автоматическую эмоциональную зависимость и веру в необыкновенность личности демонстратора чуда, что значительно облегчает всю предсуггестивную подготовку и последующее трансовое воздействие. Искусство трансовых феноменов и публичных чудес в Русской Империи было повсеместно распространено и очень уважаемо, а после «христианизации», как у нас, так и на Западе, это искусство стало преследоваться. 5
В настоящее время во всем мире идет процесс возрождения искусства публичной демонстрации чудес. Появилось много специалистов, которые пытаются совершать чудеса, предсказывать будущее, лечить и влиять на судьбы людей. Последние столетия самыми крупными демонстраторами чудес были и являются Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский, Григорий Распутин, Ауробиндо Гхош, Гарри Гудини, Эмиль Кио (отец), Владимир Дуров, Дмитрий Лонго, Арутюн Акопян, Бабаджи, Нина Кулагина, Дэвид Коп- перфилд, Альберт Игнатенко. Как видно, абсолютное большинство великих мастеров чуда — это граждане нашей страны, что также является настоящим большим чудом. В нашей стране мастеров искусства творить чудеса народ очень любит, поэтому всеобщей любовью пользовались и пользуются признанные специалисты: Вольф Мессинг, Игорь и Эмиль Кио (сыновья), Роза и Анатолий Соколы, Отар Ратиа- ни, Илья Символоков, Хосров Абдуллаев, Инга и Георгий Ага- роновы, Михаил Куни, Анатолий Шаг, Юрий Вьерино, Наталья Рубанова, Альбина Зотова, Анатолий Фурманов, Амаяк Акопян, Аллан Чумак, Юрий Горный, Джуна Давиташвили, Светлана Тим, Василий Аманди, Владимир Гладилин и многие, многие другие талантливые мастера. Искусство творить чудеса удовлетворяет глубинную потребность многих людей верить в возможность человека совершать необычное и властвовать над законами природы. Людям нравится, когда по мановению руки мастера мгновенно возникают из ничего или исчезают различные предметы, одно превращается в другое, чудесным образом преодолеваются время, пространство, сила тяжести и т.д. Искусство чудес выводит зрителей за пределы будничной и устоявшейся действительности и создает гордое и необходимое чувство и веру во всемогущество человека. В книге описаны чудеса трех видов — трансовые, иллюзии и манипуляции. Трансовые чудеса основаны на мобилизации скрытых резервных способностей человеческого организма, находящегося в особом состоянии психики и физиологии. Иллюзионные чудеса основаны на использовании тех или иных приспособлений и специальной аппаратуры (Кио, Копперфилд и др.). Манипуляционные чудеса основаны на специальной ловкости рук. Из всех видов чудес высшими являются чудеса первой группы, которые реально демонстрируют сверхвозможности орга- 6
низма и психики мастера, на втором месте идет искусство иллюзионных чудес, то есть технических чудес, и на третьем месте по сложности идет искусство манипуляционных чудес, которое доступно любому человеку, даже с улицы (например наперсточникам, кидалам и т.д.). Здесь надо четко и однозначно сразу отметить, что мастера трансовых чудес намного выше и вообще несравнимы с фокусниками-иллюзионистами и фокусниками-манипуляторами. Мастер трансовых чудес раньше назывался саманом (шаманом), жрецом, магом, волшебником, магнетизером и т.д. Ныне такие люди называются гипнотизерами. А вот представители иллюзионных (технических) и манипуляционных чудес называются фокусниками, и хотя народ их очень любит, но принципиально и несравнимо отличает от таких мастеров гипноза, как Рама, Заратуштра, Гермес, Будда, Иисус, Сергий Радонежский, и других, так как эти мастера делали настоящие чудеса, а мастера иллюзий и манипуляций делают не настоящие чудеса, а лишь демонстрируют малоизвестные широкой публике приборы и приспособления, плюс ловкость рук и обман, имитирующие настоящие чудеса. Большинство фокусов (иллюзионных и манипуляционных) строятся на стереотипах зрительного мышления, на отвлечении внимания, на применении различных технических приспособлений (реквизита), на ловкости рук и на оригинальном, хорошо подготовленном и отрепетированном сценарии. У большинства зрителей существует глубинная вера в чудесное и определенная инерция и стереотипная закомплексованность мышления. Так, большинство зрителей убеждены, что фокусник поступает так же, как поступают все люди, а на самом деле при исполнении фокуса все происходит не так! и не тогда! как это можно предположить и ожидать. Так, например, фокусник предупреждает, что сейчас предмет, который он держит в левой руке, непонятным образом перелетит в его правую руку, а на самом деле этот предмет уже давно спрятан в правой руке, и сколько бы зрители ни напрягали зрение и сообразительность, они, естественно, не могут увидеть, как этот предмет «перелетал». Фокусник смотрит всегда не туда, где совершается самое важное для техники фокуса, а туда, куда он хочет направить внимание зрителей, чтобы сбить их с толку и отвлечь их внимание от какого-либо секретного движения рукой, ногой, головой и т.д. 7
С годами изменяется уровень мировой техники, технической мысли и технологии, появляются новые, ранее не известные, материалы с новыми удивительными свойствами. Поэтому современные фокусники-иллюзионисты и манипуляторы не просто повторяют старые фокусы, а постоянно придумывают новые усовершенствования с учетом современной техники и технологии. Своим читателям хочу дать несколько практических советов. Фокус нельзя показывать публике, пока он хорошо не подготовлен и не отрепетирован. Второе. Фокус нельзя повторять дважды, даже если зрители очень просят. Третье. Никогда не надо раскрывать секреты фокуса. Четвертое. Никогда нельзя вступать со зрителями в спор, дискуссию, отвечать на их реплики и т.д. Пятое, никогда нельзя смущаться или падать духом, когда при демонстрации получился срыв фокуса, надо улыбнуться и спокойно и весело перейти к другому номеру. Шестое. Надо всегда уметь пошутить, быть эмоционально заразительным, уметь создавать нужное настроение, для чего необходимо обязательно применять в номере музыку. И наконец, седьмое правило. В основе всех успехов лежит труд, поэтому больше тренируйтесь и овладевайте всеми чудесами, приведенными в книге. Они написаны для вас! Желаю вам приятного чтения и успеха в тренировках и демонстрации чудес! Президент Всемирной Ассоциации профессиональных гипнотизеров, Президент Всемирной Ассоциации нетрадиционной медицины при ЮНЕСКО, Президент АНМ СССР академик В. М. Кандыба
ВВЕДЕНИЕ
В современной СК-науке принято рассматривать любой контакт человека с другим человеком или с чем-либо еще (книгой, скульптурой, картиной и т.д.) как потенциально гипногенное общение, целью которого являются прежде всего обмен информацией и переживания (эмоциями) с целью понимания и регуляции. Итак, в любом контакте между людьми идет прежде всего обмен информацией и эмоциями, и это может происходить как осознанно, так и во многом полуосознанно или совершенно бессознательно. И если искусство перевода обычного контакта в гипнотический раппорт через обмен информацией я подробно описал в книге «Психологический гипноз», то сейчас мы будем исследовать эмоциональный обмен. Напомню, что при наведении психологического гипноза основное внимание уделялось психотехнике работы с левым вербальным полушарием, и процесс начинался в обычном состоянии созна- ния(ОСС), но при наведении эмоционального гипноза передача эмоций осуществляется мгновенно и в основном неосознанно и сразу в правое чувственно-образное полушарие мозга. Психологическим началом любого контакта с другим человеком является момент его восприятия, при котором воспринимаются и оцениваются как внешние, так и скрытые внутренние особенности личности партнера. Таким образом, у каждого из партнеров по контакту складывается субъективно-объективный образ своего партнера, который потом во многом неосознанно, но очень сильно влияет на дальнейшие отношения, форму и содержание общения и поведение. В процессе контакта люди могут обмениваться мыслями, идеями, представлениями и т.д., высказанными в речи, а также переживаниями, настроениями, чувствами, которые передаются выражением лица, глаз, интонацией, восклицаниями, жестами и т.д. Но главное, от чего зависят направление и скорость изменения ОСС, — это результат начального эмоционального контакта, поэтому оттого, какая сформируется исходная эмоция, и будет зависеть все остальное. А так как эмоции формируются почти мгновенно и в основном бессознательно, то человек, который сумеет смоделировать у партнера нужную эмоцию, 11
получает возможность сильнейшего беспрепятственного воздействия и манипулирования его сознанием и поведением. С учетом концепции реальности психотехники техника моделирования определенной эмоции у партнера будет сводиться в основном к умению смоделировать нужную эмоцию у самого себя, а дальнейшее «заражение» ею произойдет мгновенно, автоматически и неосознанно для партнера. Именно этот принцип первоначального самовхождения самому в нужную эмоцию и был положен в основу всей древнерусской магии. Поэтому и все мудрецы всех времен и народов давали и дают один и тот же совет —возлюби ближнего сам и тогда автоматически те, с кем ты общаешься, по-' любят тебя и тебе станет жить легче и счастливее. Или, говоря проще, хочешь быть счастливым, научись искренне любить людей. Но, подчеркиваю, искренне! — иначе ничего не получится, так как взаимопонимание между людьми связано прежде всего с бессознательно переданными и воспринятыми эмоциями и чувствами и лишь потом — с истолкованием образа воспринимаемого человека и полученной от него информации: вербальной и невербальной. Следует сразу заметить, что при отсутствии исходного взаимопонимания, которое, как мы уже отметили, полностью окрашивается и зависит от исходной эмоции, никакая регуляция психических состояний и реакций общающихся или их действий, поведения, поступков и т.д. невозможна. Гипногенные контакты между людьми осуществляются с помощью речевых(вербальных), неречевых(невербальных) и образно-чувственных средств. Эмоции и речь — главные средства в гипногенном контакте, так как именно произнесенные голосом слова наиболее полно и точно передают любую мысль и любую эмоцию или чувство. Именно эмоционально окрашенная речь позволяет гипнотизеру быстро достичь взаимопонимания в самых разных ситуациях и эффективно влиять на реакции и поведение гипнотика. Поэтому глубоко ошибались те гипнотизеры, которые строили свою речь монотонной и безэмоциональной, такая «нейтральная» речь значительно удлиняет путь к «уму и сердцу» гипнотика, в то время как эмоциональная речь сразу действует — быстро, неосознанно(автоматически) и эффективно, без всякого сноподобного гипноза, но транс, тем не менее, развивается, и значительно более качественный — эмоциональный гипноз, и чем выше будет уровень эмоционального напряжения, тем более сильный возникает транс. Итак, язык и речь гипнотизера следует различать, но не противопоставлять и не отрывать друг от друга. Язык — это выработанная данным социумом в ходе его исторического и социального развития система слов, сочетаний и правил произношения. Творцом языка является конкретный народ. В языке сохраняются и передаются последующим поколениям знания, наука, культура, опыт, накопленные всем человечеством, поэтому язык — это хранилище всех общественных достижений. Любой язык, на котором говорит гипнотизер, прежде всего характеризуют состав значащих слов(лексика языка), грамматика, звуковой состав (фонетика) и письменные знаки. За каждым словом исторически закреплено определенное обобщенное значение. Обобщенность 12
значения слов обеспечивает гипнотизеру широту и вариативность внушаемых мыслей и переживаний, а гипнотику обобщенность значений слов позволяет представлять, рассуждать и думать о любых предметах и явлениях даже тогда, когда их нет непосредственно перед взором. Что касается речи, то речь — это уже процесс словесного общения. Речь любого гипнотизера очень индивидуальна, и в речи каждого человека выражаются особенности его личности. Так, например, самые сильные эмоциональные гипнотизеры XX века — Ганди, Распутин, Сталин, Ф.Кастро и многие другие обладали глубоко личностной, очень выразительной и эмоциональной речью, никак друг на друга не похожей, но обладающей одним важнейшим внутренним качеством — эмоциональной заразительностью, богатством оттенков передаваемых чувств и гипногенностью даже в паузах. Речь гипнотизера всегда выражает определенные эмоции и мысли, но может быть высказана вслух или «про себя», поэтому различают речь внешнюю и речь внутреннюю или мысленное проговарива- ние. Внешняя речь может быть устной или письменной, в виде монолога или диалога. Внешняя речь. Она выражается в устной и письменной форме. Наиболее простой разновидностью устной речи является диалог. Это речь — поддерживаемая, так как речевая деятельность гипнотизера активно сопровождается вопросами, репликами, дополнениями его партнера. От собеседников требуется не только умение говорить, но и слушать другого, представляя ему возможность высказаться. Более сложной разновидностью устной речи гипнотизера является монолог, т. е. речь обращенная ко многим, нескольким, иногда даже к одному слушателю(лекция, доклад, рассказ, выступление по радио, телевидению, изложение установки и др.). Это речь, не поддерживаемая репликами собеседников. Она требует от гипнотизера умения связанно, последовательно, стройно излагать свои мысли, придавая им законченную форму. Обычно это подготовленная речь. Особое место в монологической речи гипнотизера занимают интонации, жесты, паузы, мимика. Умение использовать их с целью большей эмоциональной выразительности — непременное условие эффективности воздействия монологической речи. Гипнотизер, обращаясь с монологической речью к гипнотику, постоянно должен контролировать, как его слушают, при отсутствии внимания вносить изменения в содержание и выразительные средства речи. Любой гипнотизер должен развивать свои способности к монологической речи, учитывая, что она тренируема. В устной — диалогической или монологической — речи следует руководствоваться следующими правилами: ясная речь является плодом ясного мышления; излагая свои мысли гипнотизер должен уметь контролировать свою речь (слушать ушами людей, для которых он говорит) и оценивать ее с точки зрения правильности выражения мысли, последовательности, доступности, четкости произношения каждого слова, суггестивного эффекта, реакций и др. 13
Письменная речь изображается с помощью письменных знаков и может быть обращена к одному хорошо известному человеку, к совершенно незнакомому лицу или к огромной аудитории самых разнородных читателей(в газетных и журнальных статьях, книгах, научных трудах и др.). Она представляет собой речь-монолог, но отличается от произносимого монолога тем, что лишена эмоционального и интонационного богатства и не имеет опоры на выразительные средства: жесты, мимику, паузы. Поэтому все содержание ее должно быть представлено в наиболее развернутом виде. В письменной речи необходимо добиваться точности выражений, тщательно подбирая слова и формулировки, соблюдать правила логики и грамматики. Писать — значит трудиться над словесным выражением своих эмоций и мыслей. Письменная речь возникает на основе устной, владение ею требует специального обучения. И в письменной речи следует руководствоваться очень важным правилом: излагая свои мысли, нужно контролировать доступность и понятность изложения, а самое главное —это уметь письменно передать эмоции, чувства, переживания и возбудить этим нужные неосознаваемые реакции и мысли. Внутренняя речь гипнотизера. Это речь беззвучная, ни к кому не обращенная, разговор с самим собой. Она имеет место тогда, когда гипнотизер думает, готовится к выступлению, к лекции или испытывает затруднения в решении вопроса, пользуется самовнушением и др. Основная особенность внутренней речи состоит в том, что это речь свернутая: в ней обычно опускается большая часть членов предложения. Сокращаются даже слова. Внутренняя речь формируется на основе внешней. В ней есть своеобразные трудности, связанные с переходом к внешней развернутой речи. Они возникают оттого, что мысль, выраженная в сокращенной внутренней речи, понятна самому гипнотизеру, но попытка выразить ее в развернутом виде не всегда удается. Этому нужно учиться специально. Свойства речи гипнотизера. Существует две группы свойств речи. К первой относятся те, которые связаны с правильностью произношения и звучания слов, богатством словарного состава, четким построением фраз, отсутствием ненужных слов, так называемых слов- паразитов («так сказать», «значит», «вот» и др.). Ко второй группе относятся те свойства, с которыми связано осуществление гипнотических влияний на человека: содержательность, понятность, выразительность, действенность и эмоциональность речи. Содержательность речи определяется количеством высказанных в ней мыслей. Можно произнести много слов, но сказать очень мало. Надо уметь излагать главное, не затушевывая его второстепенными деталями. Содержание речи зависит от ясности и глубины мысли. Понятность речи определяется ее доступностью, доходчивостью для слушателя. Это особенно важно для речи монологической и письменной. Понятность речи связана с ее логичностью, краткостью, простотой и умением учитывать особенности слушателей. Специальные термины, сложные понятия можно применять при уверенности в том, что они известны слушателям. В противном случае 14
необходимы дополнительные разъяснения. Удивительно понятно о сложном говорил В. И. Ленин, А.М. Горький в воспоминаниях о нем писал: «Первый раз слышал я, что о сложнейших вопросах можно говорить так просто». Эмоциональная выразительность речи определяется разнообразием и своевременностью применения неречевых средств. С ними связаны тонкие и сложные оттенки речи, ее энергичность, страстность, яркость или, наоборот, монотонность, вялость, бледность. Особенно существенно для выразительности речи правильное применение интонаций, пауз, жестов, мимики. Они передают отношение гипнотизера к излагаемому материалу. Одна и та же по содержанию фраза может в зависимости от эмоций, интонаций, мимики, жестов передавать различные чувства: от восторга до уныния. Поэтому гипнотизер должен выработать умение видеть и слышать себя как бы со стороны. Воздейственность речи гипнотизера определяется тем, что всякая речь, обращенная к другому человеку, призвана повлиять на его мысли, чувства, убеждения, поступки. Целью этого воздействия во многом определяется отбор слов и употребление неречевых средств. Особенно существенно тонкое использование интонации. А. С. Макаренко пишет: «Я сделался настоящим мастером только тогда, когда научился говорить «иди сюда» с 15-20 оттенками, когда научился давать 20 нюансов в постановке лица, фигуры, голоса. И тогда я не боялся, что кто-то ко мне не подойдет или не почувствует того, что нужно». Для гипнотизеров умение с помощью речи воздействовать на поведение людей особенно важно. Поэтому умение произносить слова так, чтобы в них звучали, если надо, просьба, приказ, удивление, угроза, насмешка и т.д., должно стать профессиональным умением. Эмоциональное воздействие гипнотизера может быть эффективно лишь тогда, когда оно включает помимо речевых и неречевые (невербальные) средства. Они также служат средствами выражения разнообразных чувств, передачи информации, эмоций, воздействуя на поведение человека. Не случайно при разговоре одного из собеседников на незнакомом языке ведущую роль в достижении взаимопонимания начинают играть именно неречевые средства, особенно эмоции. Неречевые средства общения разнообразны: мимика, пантомимика, жесты, качество голоса, интонация, паузы, контакт глаз, пространственная и временная организация общения, моторные средства, обмен различными предметами и т.д. Мимика, пантомимика, жесты — важнейшие средства, обеспечивающие живость, эмоциональность гипнотических контактов. Мимика — это выразительные движения лица: движения бровями, губами, мышцами лба, подмигивание и т.д. Пантомимика — это выразительные движения и положения тела. Жесты — условные движения (указательное, приглашающее, угрожающее и др.) руками, пальцами, головой, плечами. Качество голоса, его высота, тембр, интонация, паузы, включение покашливания, смеха, плача, наконец, сам темп речи также являются одной из форм неречевых средств эмоционального общения. 15
Мимика, жесты, пантомимика, качество голоса в основном обусловлены врожденными механизмами и возникают непроизвольно(напри- мер, изменение силы голоса, его дрожание при гневе, страхе). Однако они обусловлены социально. Руководствуясь требованиями общества, ребенок научается управлять неречевыми средствами общения. Особенно ясно это обнаруживается при наблюдении за слепыми от рождения людьми. Слепые дети не умеют выражать свои чувства в соответствии с социально принятыми нормами: в момент веселья выглядят недовольными; когда надо быть серьезными, делают различные гримасы. В процессе обучения эти недостатки устраняются. Своеобразным неречевым средством общения является гипнотический контакт глаз. Таким путем передается ряд сообщений. Например, в лечебном процессе взгляд гипнотизера может быть знаком внимания или неодобрения нерадивому пациенту. Обмен взглядами может служить сигналом к выполнению определенных действий. К неречевым средствам общения относится пространственная и временная организация. Например, размещение лицом к лицу способствует возникновению контактов, выражает внимание к говорящему. Чем больше дистанция между общающимися, тем официальнее контакты. Дистанции подразделяются на личную (для общения друзей) и социальную (для официального общения). Временная организация общения также дополняет речевые контакты. Точный приход к началу встречи символизирует вежливость к партнеру, опоздание истолковывается как неуважение. Пространственные и временные средства общения имеют существенное значение лишь при равных остальных условиях контактов, но даже при этом ограничении их следует учитывать. Средствами неречевого общения являются также моторные действия, намеренно используемые для передачи сообщений: движения в балете, движения дирижера в оркестре, регулировщиков уличного движения и др. Это специфичные средства общения, они применяются в различных видах профессиональной деятельности, где без них взаимопонимание общающихся невозможно. Своеобразным средством неречевого общения является обмен предметами. Передавая или пересылая друг другу предметы, люди тем самым сообщают или напоминают об определенных обязанностях, отношении друг к другу, поступках. Таково, например, вручение подарков, букетов, инструментов или деталей в процессе работы, спортивных вымпелов, кубков, медалей и т.д. Неречевые средства гипноза играют большую самостоятельную роль в гипнотическом общении. Атеперь чуть подробнее о психофизиологических механизмах гип- ногенного контакта, то есть контакта, порождающего гипнотическое состояние. Языком правого полушария мрзга, на которое в основном идет воздействие при наведении эмоционального гипноза, являются образы (представления) и эмоции. 16
Так как специалист по эстрадному гипнозу должен научиться психотехнике эмоционального гипноза, то первое, что надо научиться делать, — это уметь формировать как у себя, так и у гипнотика как можно более яркие внушаемые картины и образы, причем искренне и максимально сильной эмоции, поэтому многие, кто пытался овладеть техникой древнерусской магии, не смогли этого сделать именно потому, что не знали энергетического секрета навязывания образа, а им является сильнейшая эмоция. И хотя многие исследователи знали, что телепатическая передача образов в жизни спонтанно наблюдается только в критические моменты, например в момент смерти, убийства, пожара и т.д., но никто из тех, кто не знает Русские Веды, не смог самостоятельно додуматься до нужной психотехники и необходимых условий передачи и силового навязывания образа. Очень близки к разгадке великого секрета были исследователи в XX веке, когда впервые серьезно столкнулись с настоящим человеком, который единственный мог демонстрировать этот вид человеческой способности, — с Нинель Сергеевной Кулагиной. Но ни один исследователь ничего не понял, хотя четко видел, что все феномены выполнялись в момент нечеловеческого эмоционального напряжения, когда пульс достигал 250 ударов в минуту, как у штангиста в момент установления мирового рекорда. Итак, для овладения техникой силового или эмоционального гипноза вначале надо овладеть искусством формирования образов и эмоций. Начнем с образов или представлений. Представления — это образы людей, предметов, явлений, звуков, движений и др., возникающие в сознании тогда, когда сами люди, предметы, явления, звуки, движения и др. непосредственно не действуют на органы чувств. Представления называют вторичными образами, хранящимися в памяти. Первичными являются образы ощущений и восприятия. По сравнению с ощущениями и восприятиями представления бледны, неустойчивы, фрагментарны, т. е. отрывочны. Это действительно так, если рассматривать представления вне связи с деятельностью и значимостью их для человека. В одном исследовании, например, ученика 9-го класса попросили представить себе и устно описать портрет своего классного руководителя. Он сказал: «Невысокого роста. Лицо удлиненное. Глаза голубые... нет, серо-голубые. Блондин, волосы гладкие. Большой рот. Говорит громко». Помолчав, добавил: «Смутно помню, но точно сказать не могу, стараюсь вспомнить, но губы как-то ускользают — то вроде вижу их, то они расплываются». Однако образы представлений могут быть и устойчивыми, и яркими, и целостными. Это зависит, во-первых, от значения представления в структуре конкретных действий и деятельности человека, во- вторых, от задачи, которая стоит перед действующим лицом. Очень отчетливо это установлено в психологии спорта. На соревнованиях все выдающиеся гимнасты перед каждым видом многоборья выполняют всю комбинацию «мысленно», т. е. в представлении. При этом образы конкретных движений, элементов, их связок всегда ярки, отчетливы, устойчивы, целостны. 17
Еще К. Д. Ушинский — великий русский педагог —- писал: «Ясное представление движения во всех его подробностях вызывает такое же отчетливое выполнение». Это положение с полным основанием может быть распространено на другие виды представлений: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, осязательные. Представления — чувственные образы действительности, но они пронизаны мыслительными процессами. В исследованиях показано, что в представлении о сальто у гимнастов — мастеров спорта было 60,9% чувственных компонентов и 63,6% речемыслительных. Это значит, что образы представлений, как и образы восприятий, являются осмысленными. Представления — обобщенные образы предметов и явлений действительности. Обычно один и тот же предмет или сходные с ним предметы воспринимаются множество раз. В результате обобщаются и лучше запечатлеваются наиболее бросающиеся в глаза по величине, форме, цвету и другим признакам элементы предмета или предметов, а также свойства, наиболее важные для выполнения действий с предметом. Обобщение в представлениях ограничивается общностью каких-то внешних признаков, относящихся к определенной группе, будь то предметы техники, мебели, эстрадного инвентаря и т.д. Поскольку представления характеризуются и чувственностью, и осмысленностью, они являются посредствующим звеном в переходе от ощущения к мысли. Представления многообразны. Они дифференцируются по признакам происхождения и степени обобщенности образа определенной группы предметов или явлений. По признаку происхождения выделяют следующие виды представлений: зрительные, слуховые, двигательные, осязательные, обонятельные, вкусовые и др. Совокупность данных видов представлений создает основу чувственных знаний человека о действительности и о себе самом, которые очень важны для ориентировки в разнообразных жизненных, деловых и других ситуациях, для регуляции собственных действий, поступков, а также поведения и действия других людей. По степени обобщенности образов выделяют представления единичные и общие. Единичное представление — это образ любого конкретного предмета, явления, человека. Единичные представления помогают познать внешние отличия данного человека, предмета от всех других, относящихся к той же группе. Общее представление — это обобщенный образ предметов определенной группы по внешним сходным признакам. Общие представления позваляют отличать одну группу предметов от другой, даже относящейся к сходной категории. Поэтому, если, например, человек в спортивном магазине спросит «Есть ли у вас в продаже мячи?» — ему ответят вопросом: «Какие?» Существуют еще разнообразные виды профессиональных представлений. Таковы, например, представления топографические. Они являются мысленными передвижениями по намеченному маршруту, повторением «про себя» реального пути. Топографические представления имеют важное значение в работе геологов, разведчиков, проводников в горы, спортивном ориентировании и др. 18
Любое представление — зрительное, слуховое, обонятельное, осязательное и т.д. — имеет определенное содержание. Им является бесконечное разнообразие особенностей тех предметов и явлений, которые были отражены в образах ощущений и восприятий. Имеет определенное содержание и представление движений, особенно в силовом гипнозе, когда возникает необходимость навязать гипнотику иде- омоторный образ движения, например, как это сделала Олеся в романе А. Куприна. Представление движений — это образы положения и движений во времени и пространстве собственного тела и отдельных его частей или положений и движений других людей. Так характеризуется представление движений в самом общем виде. Более конкретно представление движений — это прежде всего образ типа двигательных действий: локомоторных, прыжковых, ударных и др. Умение «формировать» движения — основа силового гипноза. В образе фигурируют и другие признаки, относящиеся к характеру движения: прямолинейное или криволинейное, равномерное, ускоренное, вращательное и др. В образе содержатся также пространственные (направление, амплитуда), временные(быстрота, длительность, одновременность, последовательность) и силовые (напряжение, расслабление) признаки движений. Все это — очень важные содержательные характеристики движений и двигательных действий, так как регуляция двигательной деятельности человека и заключается в управлении им самим собственными движениями и действиями по параметрам пространства, времени и интенсивности усилий, по их согласованности. Идеомотор- ное слияние с гипнотиком позволяет выполнить силовое навязывание движения. Представления движения имеют одну особенность, которой нету других видов представлений. Ее кратко, но выразительно охарактеризовал И.П. Павлов: «Давно было замечено и научно доказано, что раз вы думаете об определенном движении... вы его невольно, этого не замечая, производите». Такого рода реакции, возникающие при представлении, т. е. идее движения, называются идеомоторными реакциями или актами. Они незаметны для глаза, их может даже не ощущать сам представляющий движение гипнотизер, но они объективно регистрируются тонкими электрофизиологическими приборами. При представлении движений возникают не только идеомоторные (т. е. мышечно-двигательные, но и идеовегетативные реакции: учащение пульса, дыхания и др. Они аналогичны тем, которые имеют место при реальном движении. Они тоже минимальны по интенсивности, но тоже регистрируются объективно. Механизм идеомоторных и идеовегетативных реакций —условно- рефлекторный. Однако возбуждение при этом возникает центрально, т. е. непосредственно в клетках мозгового отдела двигательного анализатора. Это значит, что передача идеомоторного движения 19
происходит автоматически и бессознательно для обоих — и гипнотизера, и гипнотика. Главный секрет силового гипноза — это умение «проигрывать» представления и образы в себе. Программирующая функция идеомоторных образов и представлений выражается в том, что представление для человека выступает в качестве идеального, т. е. возникающего в сознании, образа того реального действия, которым он должен овладеть, или того результата, которого он должен достигнуть. Нужно иметь в виду, что процесс формирования представления как программы действий и поведения гипнотика нелегкий и требует длительных тренировок и развитого воображения у самого гипнотизера. Когда обучали меня самого этому искусству, то требовали от меня, чтобы я буквально перевоплощался в того, на кого хочу действовать. Итак, основное звено системы программа-представление. В ней заложено все необходимое о выполнении, скажем, какого-то конкретного действия. Далее идут звенья контроля (самоконтроля), оценки (самооценки) хода выполнения действия, а если необходимо, то и его коррекция. Контроль и оценка производятся путем сличения реального выполнения действия гипнотиком с представлением-программой на основе обратной информации. Ее дают, главным образом, мышечно-двига- тельные ощущения и восприятия. Они получают либо положительную оценку, и действие продолжается, либо оценку корригирующую, тогда в них вносят необходимые поправки по ходу выполнения действия, если это возможно. В регулирующей функции представления движений важную роль играют идеомоторные реакции. Они направлены на коррекцию допущенных ошибок и на совершенствование техники выполнения действия. Но все это уже после его завершения. Первый научный опыт по отработке техники наведения силового движения на животных и человека выполнили В. Дуров и В. Бехтерев, поэтому посоветую прочитать книгу В. Бехтерева «Гипноз. Внушение. Телепатия». Практику ндеомоторного образного воздействия на животных и человека я приведу на примере рассказа авторитетного ученого — В. Бехтерева: «Передача мыслей на расстоянии от человека к человеку, называемая телепатией, берет начало от спиритов, которые после выяснения вопроса о так называемом чтении мыслей при посредстве осязания, открытом впервые Брауном, стали доказывать возможность передачи мыслей при отсутствии соприкосновения двух лиц. С точки зрения спиритов, дело идет о существовании особой силы, или «духа», благодаря которой человек может вступать в сношения через расстояние, и притом непосредственно, т. е. без участия своих воспринимающих органов, с психическим миром другого человека и даже с духами умерших людей. Для людей науки гипотеза в таком виде не может быть признана приемлемой, ибо прежде всего ни существование особой силы, ни существование духов умерших людей не было доказано, а самые опыты не представлялись убедительными. 20
С точки зрения чистого знания, гипотеза может быть приемлемой для выяснения доказательств лишь в той ее части, которая касается непосредственного или так называемого «мысленного» воздействия на расстоянии одного лица на другое или вообще со стороны человека по отношению к другому живому существу. Но в таком виде эта гипотеза перестает быть спиритическою и по существу, и в отношении своего происхождения, ибо она несомненно существовала в умах людей вне связи с учением спиритов и, между прочим, была картинно выявлена в некоторых из литературных произведений. По учению спиритов особой способностью воспринимать и передавать мысли через расстояние обладают будто бы главным образом исключительные по своим качествамлюди, называемые медиумами. Они могут входить в особое психическое состояние, известное иод названием транса, в котором они и проявляют вышеозначенную способность. Но эта «сила» не составляет исключительной принадлежности медиумов. Она дремлет и в других людях, ибо медиумы в состоянии возбуждать эту способность в других людях и действовать на эту способность усиливающим образом. В этих суждениях нас могут интересовать, однако, не медиумы с их сверхъестественными явлениями в периоды транса, а сама гипотеза непосредственной передачи мысли от одного человека к другому человеку или какому-либо живому существу. Интригуя ученый мир своими уверениями и пользуясь ненаучными приемами для доказательства своих заявлений, спириты возбудили так или иначе интерес и со стороны научного мира к вопросу о непосредственной передаче мыслей. Мы видим, что целый ряд ученых, включая математиков, физиков, физиологов, психологов, невропатологов и психиатров, между которыми мы назовем Цельнера, Крукса, Фере, Грассе, Ш. Рише, П. Жане, Фореля, Молля, Фогта, Флюрнуа, Бутлерова, Вагнера-старшего и некоторых других, стал таким образом в число лиц, стремившихся выяснить означенный вопрос с научной точки зрения. Исходным и в то же время центральным пунктом этих исследований явились опыты с отгадыванием задуманных предметов или, точнее, их местонахождения или с выполнением того или другого задуманного действия, напр. взять какой-либо тон на музыкальном инструменте, сделать то или другое движение и т.п. При этом выяснилось, что такое отгадывание, если и может быть осуществлено, то эта способность обнаруживается обыкновенно в особом состоянии человека, которое принято называть гипнотическим, ибо и так называемый транс спиритов должен быть понимаем как состояние гипнотическое, или гии- ноидное. В чем же тут дело? Есть основание полагать, что в обыкновенном, т. е. в бодрственном, состоянии человек беспрерывно проявляет процесс активного сосредоточения, которое возбуждается под влиянием тех или других внешних впечатлений, благодаря чему соотносительная деятельность человека находится в постоянном напряжении, а это в значительной степени мешает непосредственному воздействию одного человека на другого. 21
При всем том такое непосредственное воздействие, по-видимому, не исключено и у человека, находящегося в бодрственном состоянии, но проявляется лишь в исключительных случаях, как показывают примеры воздействия первого впечатления или случаи так называемого ясновидения у некоторых лиц нервного темперамента, но все это требует еще специальных исследований. Особенно ценно произвести всестороннее и систематическое исследование в этом направлении над теми из нервных лиц, которые сами над собой замечают способность ясновидения. Такие исследования уже и производились, напр., и др., у нас —доктором Ховриным, Жуком и др., но эти исследования пока не привели еще к вполне убедительным результатам. Факты, которыми в настоящее время обладает наука, показывают, что отгадывание мыслей, или ясновидение, основано на чрезвычайно повышенной восприимчивости отдельных лиц, которые так или иначе распознают задуманное другими. В этом смысле повышенная восприимчивость, доказываемая для гипнотического состояния, поясняет нам, почему отгадывание мыслей происходит обычно в состоянии гипноза, хотя бы и неполного, а если дело идет о профессиональных отгадчиках мысли, то замечено, что они себя вводят самопроизвольно в состояние, которое можно назвать полугипнотическим, или даже в состояние автогипноза, каковое мы имеем в виде транса у медиумов. Если люди, в бодрственном состоянии особенно восприимчивые и могущие легко освободиться от состояния активного сосредоточения по отношению к внешним впечатлениям, как это мы наблюдаем, напр. улиц, легко внушаемых в бодрственном состоянии, способны иногда к отгадыванию мыслей, то в этом случае способ этого отгадывания сводится будто бы к восприниманию неуловимых другими двигательных импульсов, производимых невольно индуктором при напряжении сосредоточения на определенном предмете, как допускают многие авторы. Этими незамечаемыми двигательными импульсами, между прочим, объясняются и известные опыты со столо- и блюдоверчением. Имевшиеся ранее в круге моих наблюдений случаи, о чем я упоминаю в книге «Гипноз, внушение и психотерапия», говорят в пользу такого же объяснения. Но все же этот вопрос нельзя считать окончательно выясненным, и не исключена возможность в таких случаях непосредственной передачи нервной или мозговой энергии от одного человека другому. Но если опыты так называемого мысленного внушения у людей до сих пор не привели к положительному решению вопроса, по крайней мере в такой степени, чтобы в пользу последнего способа передачи были приведены для непредубежденных людей вполне убедительные доказательства, и к тому же имеющаяся литература по этому вопросу, полная разнообразных сведений, несмотря на их кажущуюся значительность, не дает возможности осуществить соответствующую проверку, то спрашивается, не разрешима ли эта задача с помощью эксперимента на животных? Возможность использования в этом отношении животных мне представляется тем более осуществимой, что, как известно, они легко 22
поддаются гипнозу, и мне самому неоднократно приходилось гипнотизировать с легкостью ящериц, свинок и кур на лекциях перед студентами. Как известно, даже дикие звери простым упорным взглядом могут быть в такой мере укрощаемы, что они, опуская взор, с опущенным хвостом отходят от человека. К тому же животные, напр. собаки, могут быть легко приучаемы путем дрессировки к беспрекословному повиновению, а это условие весьма благоприятно для постановки такого рода опытов. Наконец, дело идет в этом случае о гипотезе, прилагаемой к объяснению фактов, устанавливаемых в опытах над краллевскими лошадьми, сам же д-р Котик таких опытов не производил и в проверке их не участвовал, а между тем это обстоятельство имеет существенное значение в отношении оценки самих опытов. Вот почему по отношению к обоснованию гипотезы д-ра Котика, которую он подробно развивает в предисловии к книге «Мыслящие животные», возникает вполне естественный скептицизм. Тем не менее к этой гипотезе приходится отнестись совершенно безотносительно к каким-либо другим фактам и рассматривать ее с точки зрения большей или меньшей обоснованности в отношении объяснения загадочныхяв- лений, обнаруживаемых при опытах с краллевскими лошадьми. А между тем, как известно, по отношению к краллевским лошадям, точнее говоря, к объяснению делаемых ими сложных математических вычислений, включая извлечение кубических и квадратных корней из больших цифр и самостоятельные высказывания, доказывающие логическое мышление животных, создавались разного рода гипотезы. Из них главными, если откинуть скептические взгляды по отношению к самим фактам, устанавливаемым исследованиями, являются следующие: 1) наличность действительных способностей, как-то и допускает сам Кралль, с которым не без оговорок соглашается Claparede; 2) гипотеза непроизвольных знаков, которых придерживается Пфунгст; 3) телепатическая гипотеза о мысленном внушении, которую развивает д-р Котик. Однако Claparede, наблюдавший сам опыты с краллевскими лошадьми, имел в виду эту последнюю гипотезу и тем не менее высказывается против нее, как и против теории непроизвольных знаков, прежде всего вследствие того, что нам неизвестно, существует ли вообще телепатия. А затем, по заявлению Claparede'a, допустив даже передачу мысли, нужно было бы еще выяснить, что именно передается — цифры или слова. Последнее предполагает ведь наличность у лошади того именно разума, для устранения которого прибегают к гипотезе телепатии. Или мы допустим, что передается лишь приказание прекратить отстукивание ногой. Но каким образом лошадь понимает это приказание? Д-р Котик принял это возражение к сведению, но оспаривает главным образом довод относительно неизвестности телепатии, тогда как имеющиеся наблюдения, по его мнению, говорят, самое большее, о спорности или недоказанности передачи мыслей на расстоянии, и в свою очередь 23
упрекает Claparede'a за «огромный скачок в неизвестное, отдавая предпочтение той гипотезе, которая противоречиттеории эволюции видов и наделяет лошадей способностью совершать сложные умственные операции и объясняться путем знаков на человеческом языке». Надо, однако, заметить, что оба автора не признают заявленную каждым из них гипотезу за окончательную и, очевидно, высказывают ее в виде только возможности, ничуть не более. Так, в заключение предлагаемой телепатической гипотезы д-р Котик говорит: «Не знаю, удовлетворятся ли нашим толкованием читатели, но когда нам предстоит выбор между двумя гипотезами, одна из которых старается объяснить все факты передачей психомоторной энергии, существование которой и передача на расстоянии доказаны во многих случаях, а другая гипотеза наделяет лошадей почти человеческим разумом и способностью логически мыслить, то уже одна необычайность второй гипотезы, опрокидывающей все наши представления и противоречащей всему нашему опыту и всем нашим научным наблюдениям над животными, должна заставить нас отдать предпочтение первой гипотезе, на стороне которой и большая простота, и, мне кажется, большая обоснованность. Но во всяком случае, я далек от того, чтобы считать вопрос в этом смысле разъясненным; наоборот, я вновь повторяю все высказанные мною вначале соображения, не позволяющие принципиально отрицать возможность разума и самостоятельного мышления животных, и я готов буду всецело примкнуть к точке зрения автора, если факты заставят меня это сделать». Другой автор не менее определенно, закончив изложение своей гипотезы, заявляет: «Но к чему продолжать эти рассуждения, и без того уже затянувшиеся; ясно, что все то, что нам известно о психологии животных, не позволяет допускать наличность настоящей умственной деятельности у лошадей Кралля, но в то же время ничего решительно не говорит против подобной возможности». И далее: «Я охотно признаю, что в данном случае сила доказательств не соответствует необычайности фактов. Эти доказательства до сих пор, к сожалению, опираются лишь на субъективную оценку наблюдателя» (там же, с.225). С моей точки зрения, ни та, ни другая гипотеза не применима к краллевским лошадям, ибо они не могут объяснить всех фактов, да и по другим соображениям не могут быть признаны достаточно обоснованными. Не нужно ни человеческого разума у лошадей, ни мысленного внушения, производимого нижним, а не верхним сознанием или подсознанием. Достаточно их так, как они даны. Само упражнение ведется по методу, который мы применяем для других целей в нашей лаборатории, в форме воспитания двигательных сочетательных рефлексов у собак. Разница лишь в том, что в наших опытах поднятие ноги у собаки вызывается электрическим раздражением, возбуждающим обыкновенный оборонительный рефлекс. У краллевских лошадей дело идет о поднятии ноги, но самое движение по характеру то же самое. Это-то движение в наших опытах с собакой связывается с тем или другим внешним раздражением, а в опытах над краллевскими лошадьми — с азбукой, с цифрами и определенными формами цифровых соотношений. При достаточном 24
упражнении и вырабатывается, точнее — воспитывается, сочетательный рефлекс на буквы, цифры и цифровые соотношения, будь эти последние выражены в форме арифметического сложения, в форме корней или возвышения в степень. Дело не в действии, а в той или иной форме знака, с которым связывается определенное действие после достаточного упражнения. С точки зрения рефлексологической, дело идет о развитии сочетательного двигательного рефлекса на данные знаки, и только. С точки зрения субъективистов, здесь может быть речь только о хорошем развитии двигательной памяти у лошадей, у которых она действительно является прекрасной и подругам повседневным наблюдениям. Между прочим, в статье Claparede'a приводится указание de Maday, состоящее в том, что лошади, совершавшие в одной угольной шахте 30 туров, после 30-го тура (но никогда не раньше) сами оставляли работу и направлялись в конюшню. По Maday, здесь не было счета в буквальном смысле, а происходил бессознательный счет, или, скажем словами рефлексологии, у лошадей воспитался определенный сочетательный двигательный рефлекс, произошла, если угодно, определенная двигательная установка. Если мы примем во внимание, что ноги в жизни лошади, можно сказать, все, ибо они обеспечивают ей в диком состоянии спасение путем бегства от врагов и в то же время являются главным органом нападения при посредстве удара копытом, то можно не удивляться тому, что воспитание сочетательных двигательных рефлексов, или двигательная установка, у лошади должно быть развито в совершенстве и, вероятно, даже лучше, чем у человека. Дело в том, что человек превосходит лошадь своим интеллектом, а не точностью двигательных рефлексов, ибо интеллект предполагает способность оперирования числами для получения определенных математических выводов, а не самим даже счетом, который достигается в конце концов или, по крайней мере, может быть достигнут механической выучкой. Став на эту точку зрения, мы не будем становиться в тупик перед наблюдениями над краллевскими лошадьми, но и не будем переоценивать самые факты. Скажем просто: в опытах Кралля над лошадьми, так поражавших сторонних наблюдателей, нет ни разума, ни телепатии, и в этом вся суть*. Но мы далеко уклонились от главной темы нашего доклада. Если мы заговорили о краллевских лошадях, то с исключительной целью осветить этот вопрос с точки зрения отношения его к мысленному внушению, а так как весь ход рассуждений нас приводит к выводу, что в этом случае мы не имеем ничего относящегося к мысленному внушению, то этим самым мы исчерпали нашу экскурсию в краллевские конюшни. * Не следует забывать, что и само счисление, т. е. усвоение и совершенное пользование методом счисления, само по себе еще не говорит о способностях или разуме, ибо известны замечательные счетчики, напр. Иноди, Фле- ри и др., которые, однако, ничем себя не проявили в качестве математиков, тогда как Пуанкаре, знаменитый математик, какой сам заявляет, не способен провести простое сложение без ошибки. 25
Как бы то ни было, вопрос о непосредственном, бессловесном, или так называемом мысленном, воздействии на животных заслуживает особого внимания, и я долгое время искал случая подвергнуть этот вопрос выяснению с помощью соответствующих экспериментов. Случай к этому мне представился несколько лет тому назад, незадолго до великой войны, и вот по какому поводу. Совершенно случайно после долгих лет совершенного индифферентизма к цирковым представлениям я посетил цирк «Модерн» на Петроградской стороне. Оказалось, что наряду с другими представлениями в этот вечер показывал публике своих дрессированных животных В. Дуров. Им демонстрировалось небольшое животное свиной породы, которое под взглядом Д. засыпало и по его же внушению начинало жевать и продолжало жевать столько времени, сколько ему внушалось. Далее была представлена большая собака из породы сенбернаров, которая считала до 9. Собака по имени Лорд оказалась очень спокойной и солидной по своему нраву. Обстановка демонстрации заключалась в следующем: Дуров предлагает кому-нибудь из публики писать любые слагаемые, с тем чтобы цифра их не превышала 9, ибо, по его заявлению, его Лорд не умеет правильно считать свыше 9. Два или три слагаемых пишутся кем-либо на бумаге или грифельной доске, что показывается Дурову, который при этом стоит к собаке спиной. После этого собака по внушению Дурова тотчас же начинает лаем отмечать сумму слагаемых. Опыты производились много раз и всегда имели полный успех: собака мерно, точно и громко отлаивала сумму слагаемых. Не было сомнения, что собака в пределах задания выполняла свою роль безупречно. Случилось так, что Дуров заметил мое присутствие в цирке и, подойдя ко мне, заявил, что, будучи рад встретиться со мной, он просит моего участия в совместной разработке его опытов дальнейшем. Мы условились осуществить сеансы на моей квартире. В условленный день Дуров привел мне двух собак: того же Лорда и другую маленькую собачку из породы фокстерьеров — Пикки. Пока я скажу об опытах с Лордом. Собака была усажена на диван, на котором она спокойно оставалась в обыкновенной сидячей позе собаки. Затем Дуров предлагает показать собаке написанные на бумаге те или другие цифры — так, чтобы их общая сумма не превышала 9. Безразлично, можно применить и вычитание, лишь бы разность была в пределах до 9. Цифры эти показываются Дурову, и тогда, немедленно отвернувшись от собаки и стоя к ней спиной, дается собаке сигнал словами: «Ну, Лорд, считай», и Лорд начинает лаять столько раз, сколько составляет сумма или разность двух чисел, будет ли это 5,6,7,8 или 9. Опыты были повторены много раз и всегда — с одинаковым успехом. Заметим, что само показывание цифр собаке тут ни при чем, ибо Лорд считать и складывать цифры по письменным знакам на самом деле не умеет, в чем легко было убедиться путем проверочных опытов. Если же Лорд дает лаем в результате цифру, составляющую сумму или разность двух цифр, то лишь потому, что всегда за словами «Ну, Лорд, считай» делается собаке соответствующее мысленное внушение. 26
Если же такового внушения не сделать, то при одном показывании цифр опыты не могут быть удачными. И действительно, произведенные в этом отношении опыты привели к следующему: написанные втайне и показанные собаке две однозначные цифры с крестом между ними хотя и вызвали у Лорда приступы лая, но число лаев ни в одном случае из трех раз не совпадало с суммой слагаемых. Моя попытка сопровождать написанные цифры живым представлением самих написанных цифр также не дала соответствующих результатов, тогда как опыты, произведенные с так называемым мысленным внушением самого лая, были выполняемы собакой всегда вполне правильно. Отсюда ясно, что только сосредоточение экспериментатора на последовательном ряде лаев, начиная от первого до 9, приводит к осуществлению правильного счета*. Надо заметить, что с собаками удаются и другие опыты «мысленного внушения». Сам Дуров(«Мои четвероногие и пернатые друзья») описывает эти и другие опыты следующим образом: «Предположим, перед нами такая задача: внушить собаке, чтобы она подошла к столу и принесла лежащую на нем книгу. Я подзываю Лорда, он подходит; я беру его голову в свои руки, как будто символически подчеркиваю ему, что он всецело в моей власти, что он должен всецело подавить свою волю, что он должен стать автоматом, быть только нерассуждающим исполнителем моей воли. Для достижения этого я впиваюсь строгим взглядом в его глаза, которые словно срастаются с моими. Воля собаки парализована. Я собираю все силы своих нервов, сосредотачиваюсь до полного забвения окружающего меня внешнего мира на одной мысли. А мысль эта состоит в том, что я должен запечатлеть в своей голове очертание интересующего меня предмета (в данном случае стола и книги) до такой степени, что, когда я оторвусь взглядом от данного предмета, он все-таки должен стоять передо мной как живой. Я это и делаю. В течение приблизительно полминуты я буквально «пожираю» предмет глазами, запоминаю малейшие его подробности, складки на скатерти, трещины в переплете книги, узор скатерти и т.п. Довольно, запомнил! Я властно поворачиваю к себе Лорда и смотрю ему в глаза, вернее, дальше глаз, куда-то внутрь, вглубь. Я фиксирую в мозгу Лорда то, что сейчас зафиксировано в моем мозгу. Я мысленно спокойно рисую ему часть пола, следующую к столу, затем ножки стола, затем скатерть и, наконец, книгу. Собака уже начинает нервничать, беспокоиться, старается высвободиться. Тогда я ей мысленно даю приказание, мысленный толчок: «Иди!» Лорд вырывается, как автомат, подходит к столу и берет зубами книгу. Задание исполнено. Лорд чувствует себя облегченным, как будто с него свалилась давившая его огромная тяжесть, и постепенно успокаивается». Ряд такого именно рода опытов был произведен в моей квартире над небольшой собачкой Пикки мужского пола из породы фокстерьеров, * Невозможность собаке оперировать с большими числами, по-видимому, можно объяснить тем, что при многократном лае собака уже сбивается в счете в силу развивающегося автоматизма в лае. 27
очень бойкой и шустрой по натуре. Опыты были произведены в послеобеденное время в присутствии нескольких членов моей семьи, втом числе двух врачей — О. Бехтеревой-Никоновой и Е. Воробьевой. Всего было произведено шесть опытов, из которых четыре первых опыта были осуществлены Дуровым и два опыта произведены лично мною. Задание первого опыта состояло в том, чтобы Пикки подбежал к обеденному столу, который еще не был убран, и схвати т зубами лежащую близ его края одну определенную салфетку, ничем в остальном не выделявшуюся из ряда других лежащих на том же столе салфеток. После установления этого задания собака приглашается вскочить на стул, стоящий около стены. Пикки немедленно исполняет приказание и усаживается на сиденье обыкновенного венского стула. Тогда Дуров, стоя спиной к обеденному столу, придерживает голову собаки обеими руками и сосредоточенно смотрит ей в глаза, думая о том, что она должна сделать. Так дело продолжается с 1/2 минуты, не более, после чего морда собаки, уже начинающей беспокоиться, освобождается от рук, и маленькая шустрая собака стремглав бросается к обеденному столу, схватывает условленную салфетку зубами и торжествующе несет к экспериментатору. Второй опыт по общему соглашению должен был состоять в следующем: собака должна была снять зубами книгу с этажерки, стоявшей у стены комнаты. Снова Пикки на стуле. Опять Дуров придер- живаетсвоими ладонями ее мордочку, сосредотачивается на задуманном предмете не более 1/2 минуты. После этого Пикки срывается с места, бежит прямо к этажерке, зубами берет задуманную книгу и тащит по назначению. Третий опыт по моему предложению должен был быть выполненным следующим образом. Собака должна вскочить на круглый стул перед роялем и ударить лапой в правую сторону клавиатуры. Снова прежняя процедура. Пикки на стуле, Дуров сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время обхвативши ее мордочку ладонями с обеих сторон. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но, будучи освобожден, стремглав бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы по правой стороне клавиатуры раздается громкий трезвон нескольких дискантовых нот. Четвертый опыт по моему предложению должен был состоять в следующем. Собака должна была после известной процедуры внушения вскочить на один из стульев, стоявших у стены комнаты позади нее, затем, поднявшись на стоящий рядом круглый столик, вытянувшись вверх, — поцарапать своей лапой большой портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, еще более сложное действие, по сравнению с предыдущим, нелегко выполнимо для собаки. А между тем после обычной процедуры сосредоточения и смотрения в глаза в течение нескольких секунд Пикки спрыгивает со своего стула, быстро подбегает к стулу, стоящему у стены, затем с такой же быстротой вскакивает на круглый столик и, поднявшись на задние лапы, достает правой передней конечностью портрет, поцарапав его немножко своими когтями. Если принять во внимание, что оба последних опыта были осуществлены по заданию, известному только мне и Дурову 28
и никому больше, что я был все время рядом с Дуровым и неотступно следил как за самим Дуровым, так и за собакой и не мог при этом заметить ничего объясняющего выполнение собакой задуманного задания, то нельзя было более сомневаться, что собака способна при вышеуказанных условиях опыта проделывать какие угодно сложные действия, доступные ее выполнению. Чтобы иметь полную уверенность в этом, я решил сам проделать аналогичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое состояло в том, чтобы собака вскочила на стоявший сзади мен,я на расстоянии около 2 сажен неподалеку от рояля, круглый стул и осталась на нем сидеть. Как и в предыдущих опытах, приглашается собака подняться на стул, я же, сосредоточившись на форме круглого стула, некоторое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается от меня и много раз кружится вокруг обеденного стола. Опыт я признал неудачным, но я вспомнил, что сосредоточился исключительно на форме круглого стула, упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением собаки к круглому столу и затем вскакиванием собаки на самый стул. Ввиду этого я решил повторить тот же опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив лишь себя в вышеуказанном смысле. Снова приглашаю собаку сесть на стул, обхватываю ее мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что собака должна подбежать к круглому стулу, находившемуся позади меня на расстоянии около 1 1/4 сажени, и, вскочив на него, сесть. Сосредоточившись так около 1/2 — 3/4 минуты, я отпускаю собаку, и не успел я оглянуться, как собака уже сидела на круглом стуле. Задание, которое выполнил в этом случае Пикки, как упомянуто, не было известно никому, кроме меня самого, ибо я ни с кем по этому поводу не советовался, и тем не менее Пикки разгадал мой секрет без малейшего затруднения. Этой серией опытов день был закончен. К сожалению, это был последний день, когда мы могли осуществить совместные с Дуровым опыты, ибо на другой день он уезжал из Петербурга, а предполагаемое нами продолжение опытов по возвращении Дурова в Петербург не осуществилось ввиду того, что вскоре разразилась великая европейская война, и встреча наша не могла состояться. Уже по окончании войны я посетил Дурова в Москве, где я вновь проделал несколько опытов над Пикки, Лорда я уже не застал. Он погиб от случайной травмы, нанесенной им самим себе случайно, после чего он долго болел и затем умер. Что же касается Пикки, то он был по-прежнему здоров и был, как прежде, очень бойким и шустрым. Меня интересовало, конечно, самому проделать над последним несколько опытов с «мысленными» внушениями. Это и удалось осуществить в две различные мои поездки в Москву. Во время первой поездки я мог лично осуществить пять опытов, произведенных тем же самым методом и состоявших в подобных же заданиях, какие брались для первых опытов с Пикки. При этом каждый раз задание менялось в том или ином отношении и было известно только мне самому. Все пять опытов, из которых два произведены в присутствии Дурова, а другие три — в его отсутствие, с заданием исполнения собакой задуманных действий должны быть признаны удачными, ибо собака неуклонно исполняла 29
данное ей задание. Лишь в одном опыте собака была близка к цели, но ее не достигла, что, однако, могло зависеть от недостаточности моего предварительного сосредоточения на определенных действиях собаки. Все опыты, проделанные самим Дуровым в моем присутствии, были также удачными. Убедившись снова в действительности такого рода опытов, я решил при первой возможности во время следующей поездки в Москву снова проделать такого же рода опыты, но с тем, чтобы вводить в них те или другие контрольные условия для возможного выяснения механизма, с помощью которого достигается успешность в осуществлении задания при такого рода опытах. На этот раз опыты производились мною с Дуровым в присутствии одного из моих сотрудников по Институту по изучению мозга и психической деятельности — Н. М. Шелованова. Первый опыт я предоставил над Пикки сделать Дурову, дав ему от себя задание для опыта. Задание со- стояло в том, чтобы собака вскочила на диван идосталалежавшуюнамяг- кой спинке дивана кружевную салфетку. Дуров берет собаку на стул, охватывает ее морду своими руками, пристально смотрит ей в глаза, все время думая сосредоточенно, что она должна сделать. Все это продолжается, как всегда, около 1/2 минуты или несколько более, после чего собака, будучи отпущена, быстро бросается к дивану, вскакивает на него в направлении к салфетке, схватывает салфетку зубами, после чего ее оставляет. Исполнение опыта надо было признать удачным, но лишь не вполне завершенным. Другой опыт, произведенный Дуровым, имел следующее мое задание: собака должна была наброситься на стоявшее в правом углу комнаты чучело небольшого волка. Опыт проделан обыкновенным порядком. Собака была взята на стул, мордочка взята в обхват руками, затем пристальный взор, направленный в ее глаз, продолжавшийся с 1/2 минуты, после чего собака, предоставленная самой себе, тотчас же набрасывается на чучело с лаем и так яростно, что, казалось, она разорвет его, вследствие чего пришлось даже собаку отнимать от чучела. 3-й опыт принадлежал мне. Задание, лично мной придуманное и никому не переданное, состояло в том, что собака должна была подняться на стул и взять лежавший на спинке платок. Те же условия опыта в отношении методики внушения путем сосредоточения над действием, долженствовавшим последовать, и на самом предмете при смотрении животному в глаза. После того как я выпустил голову собаки из своих рук, она тотчас же стремительно бросилась к задуманному стулу, но, поднявшись на него, повернулась к чучелу и, подбежав к нему, стала лаять и набрасываться на него с прежнею яростью. Было ясно, что прежнее внушение относительно чучела как внушение эмоционального характера оставило после себя столь глубокий след, что он еще недостаточно ослабел ко времени следующего за ним внушения. И действительно, оказалось, что и следующие два опыта с «мысленным» внушением привели к тому же результату, т. е. собака, вместо того чтобы выполнять внушенное, направлялась к чучелу и начинала на него лаять с остервенением. Следующий опыт должен былделать Дуров. Задание состояло в том, чтобы собака взяла лежавшую на окне сзади экспериментатора мокрую тряпку и принесла ему. После сделанного обычным путем внушения 30
собака в точности исполнила задуманное. Следующий опыт был произведен мною. Задание для внушения состояло втом, чтобы собака вырвала из правой руки Ш., стоявшего поодаль сзади, носовой платок. Само задание было известно только мне одному. Внушение по обычному способу — не более как в течение 1/2 минуты. После сделанного внушения собака мгновенно бросается к правой руке Ш., вырывает удерживаемый им платок. Предположено было, что собака в первом опыте с внушением броситься на чучело руководится выражением лица самого Дурова в период внушения. Поэтому решено было, чтобы этот опытбыл повторен таким образом, что при внушении Дуров будет смеяться или, по крайней мере, будет сделана гримаса смеха. Это и было осуществлено Дуровым. Находясь под беспрерывным нашим наблюдением, Дуров, несомненно, во время внушения сделал гримасу смеха, и в то же время никакого шевеления губ, как и ранее, не производилось. Несмотря на это, собака тотчас же после сделанного внушения с прежнею яростью набросилась на чучело с громким лаем. Было сделано предположение, что собака при делаемых внушениях руководится движениями глаз внушающего лица. Ввиду этого предложено было Дурову повторить опыт с вырыванием платка из правой рука Ш., но с тем, чтобы внушение было произведено при завязанных глазах. С этим мы перешли в другую комнату. Опыт был сделан таким образом, что предварительно глаза Дурова были завязаны наглухо платком. Собака Пикки была им приглашена сесть на стул, и затем началось обычным путем сосредоточение на процессе действия, долженствующего состоять в том, чтобы животное подбежало к Ш. и взяло платок из его рук. Никакого шевеления губ при этом не производилось, и тем не менее внушение при завязанных глазах осуществилось, как и в первый раз. Собака тотчас же вскочила со стула, подбежала с быстротою молнии к Ш. и выхватила зубами платок из его рук. К приведенным опытам я не делаю особых пояснений. Сами по себе эти опыты настолько поразительны, что они заслуживают внимания безотносительно к тем или иным комментариям. Одно могу сказать, что после проведенных опытов мне не кажется более удивительным зачаровывание взглядом диких зверей, отступающих перед человеком, который легко мог сделаться их жертвой, как это бывало с христианскими мучениками в римском Колизее, и роковое стоическое подчинение своей участи мелких птиц, являющихся жертвами алчности змеи, в то время, когда они спокойно могли от нее улететь. Прежде всего необходимо указать на некоторую аналогию опытов, произведенных с собакой Лордом, с теми опытами, которые производились над лошадьми. Аналогия заключается в том, что у Кралля лошади отбивали результат определенного арифметического действия соответствующим количеством постукиваний копытами, тогда как в опытах с Лордом дело шло о подсчете арифметического же действия с помощью лая. Разница кроме этого способа обозначения заключалась, однако, в том, что у Кралля дело шло не только о простых арифметических действиях, но и об извлечении корней, но нельзя не принять во внимание, что при недоступности для собаки извлечения корней она оказалась бы 31
в одинаковом положении, как и при недоступности для нее счета, и поэтому хотя опыты извлечения корней с Лордом не ставились, но более чем очевидно, что если бы эти опыты были поставлены таким же точно образом, они несомненно удавались бы, как они удавались и в опытах с лошадьми Кралля, ибо самый результат задачи экспериметатору все равно был бы известен, количество же отбиваний копытами лошадей в конце концов было сравнительно невелико, как невелико было и количество «отлаиваний» Лордом. Пока мы ограничимся этими сопоставлениями и не пойдем дальше в наших рассуждениях. Что касается опытов, проделанных с собакой Пикки, то они представляют совершенно иную постановку. Дело идет здесь о выполнении животным определенных заданий в форме более или менее сложных действий, причем ему делалось соответственное «мысленное» внушение, которое и выполнялось животным согласно заданию. Разница ясна. Если в первом случае дело идет об опытах, в которых может идти речь о математических способностях животного(по отношению к краллевским лошадям это объяснение и применялось как самим Краллем, так и известным психологом Claparede'oм, то во втором случае опыты могут относиться к «мысленному» внушению, если исключить гипотезу пользования теми или иными знаками, которое опять-таки исключалось соответствующими контрольными опытами, как напр., завязывание глаз экспериментатору и др. Вот почему эти опыты показались мне с самого начала и более интересными как осуществляемые в новой обстановке, и более ценными в научном отношении. Сколько мне известно, других таких опытов над животными не производилось. И так как опыты «мысленного» внушения над людьми, в общем, были малоплодотворны и до сих пор дали, вообще говоря, не вполне решительные результаты, то естественно, что осуществление этих опытов на животных открывает новые возможности в исследовании вопроса о мысленном внушении чисто лабораторным путем. Спрашивается, что следует сказать по поводу этих опытов, как следует их понимать? Прежде всего я хотел бы установить, что разговорами о заданиях собака не могла руководиться, ибо, не говоря о том, что все разговоры на эту тему происходили с особыми предосторожностями и вообще мы избегали всего того, что дало бы возможность собаке руководиться в этом отношении какими-либо знаками или словесными указаниями, все опыты, произведенные лично мной, осуществлялись без всякого предварительного разговора о том или другом задании опыта и без посвящения в сущность задания ни Дурова, ни кого-либо другого. Таковы, напр., два опыта, произведенные первоначально на моей квартире, и все опыты, осуществленные мною же в Москве и даже в отсутствие самого Дурова за время двух моих поездок. Таким образом, это объяснение отпадает само собой. После первой серии опытов мне представлялось возможным допустить лишь одно объяснение — это то, что собака Пикки отличается поразительной способностью примечать. Так, возможно было предположить, что собака приучена к опытам исполнения задуманного действия после того, как в ее глаза всматривался в течение известного 32
времени экспериментатор; думая о подходе собаки к предмету, о форме самого предмета и т.д., он невольно соответственным образом смещал свои глазные оси, что и улавливалось собакой. Последняя, будучи приучена ранее дрессировкой к исполнению и послушанию, еще оставаясь под взором экспериментатора, начинает проявлять некоторые признаки беспокойства, а освободившись, тотчас же приступает к выполнению задания. Интересно при этом отметить, что собака Пикки по исполнении внушения бросается стремглав со стула и проявляет все признаки волнения в своих действиях, пока не выполнит задания, после чего тотчас же успокаивается. На самом деле вышеуказанные автоматические движения глаз вполне допустимы, ибо, напр., при опытах с сосредоточиванием на определенном действии, связанном с известным интересом, как доказано у нас опытами, могло быть констатировано автоматическое смещение пальца руки в приборе Sommer'a в сторону представляемого движения, хотя для самого лица это смещение остается незамечаемым. Отсюда казалось бы естественным признать такое объяснение вполне удовлетворительным для вышеуказанных опытов. Под это объяснение можно было бы, пожалуй, подвести и проделанные у меня опыты с собакой Лордом. Что эта собака простого счета, в смысле сложения показываемых цифровых знаков, не знала, это факт, который вытекал из сделанных мною проб в этом отношении, не давших никаких положительных результатов. Но стоило только сосредоточиться экспериментатору на умственном счете, хотя бы обратясь к ней спиной, как собака начинает считать верно. Можно предположить, что сосредоточение на умственном счете приводит к не замечаемым самим считающим лицом движениям головы, которые без особого обращения внимания на этот предмет не замечаются посторонними, тогда как дрессированная собака, готовая к выполнению определенного ей знакомого задания, их легко могла бы приметить. При этом нельзя не принять во внимание особой чуткости и наблюдательности собак вообще, быть может, значительно более выраженной, нежели у человека. Словом, дело могло идти здесь о тех же явлениях, которые известны при условиях опытов с так наз. отгадыванием мыслей при соприкосновении индуктора с отгадчиком. Разница лишь в том, что при последних опытах дело идет об улавливании движений с помощью осязания, тогда как при опытах с «мысленным» внушением дело сводилось бы к улавливанию движений с помощью зрения. Не отрицая допустимости такого объяснения, однако, нельзя забывать, что этим путем нельзя объяснить того обстоятельства, что собака Лорд не могла считать более 9, а между тем, казалось бы, вполне естественно, что если бы собака в этом случае руководствовалась едва улавливаемыми движениями головы, то она должна бы считать точно таким же образом и далее 9, чего, однако, не происходило. С другой стороны, приняв во внимание это объяснение, нельзя было бы понять, каким образом собака Пикки, не имевшая возможности пользоваться подобными знаками в форме не замечаемых самим экспериментатором движений глаз в том опыте, который производился с завязанными глазами 2 Зак. № 127 33
экспериментатора, тем не менее выполняла задание вполне удачно. Необходимо при этом исключить и предположение о том, что в опыте с внушением наброситься на чучело собака руководствовалась мимикой лица индуктора, ибо тот же опыт был повторен спустя некоторое время таким образом, что Дуров намеренно во время внушения искажал свое лицо искусственной улыбкой, и, несмотря на это, опыт оказался вполне удачным, ибо собака в точности выполнила внушаемое задание. То, что все мои опыты были произведены по заданию, известному только мне одному, некоторые же были произведены в отсутствие Дурова и других сторонних лиц, должно быть в свою очередь учтено скептиками соответственным образом». А теперь я приведу примерный текст эмоционально-стрессового гипноза на примере лечения алкоголизма. Главными в тексте являются тембр и сильная эмоциональная окраска речи гипнотизера. В начале текста в голосе должны хорошо чувствоваться абсолютная уверенность и непререкаемость, переходящие в жесткое кодирование с «металлическим» оттенком в голосе. А при внушении отвращения к водке гипнотизер сам должен искренне испытывать сильнейшее отвращение, и это отвращение с элементами настоящего позыва на рвоту надо уметь голосом, мимикой и поведением передать и заразить своим состоянием пациента. Окончание текста должно звучать торжественно и победно, создавая у пациента состояние и ощущение победы над болезнью. Текст должен строиться по законам выработки у человека условного рефлекса в виде автоматической и бессознательной(!) реакции отвращения и рвоты на алкоголь. Это главное, что отличает эмоциональный метод В. М. Кандыбы от других методов кодирования, совершенно физиологически не обоснованных, а потому — неэффективных. Вторым секретом является предсуггестивная подготовка пациента, которая заключается в том, что пациента заставляют ожидать не менее месяца очереди на лечение, а затем в ходе начавшегося лечения все сеансы делаются «вхолостую», т. е. без основного, кодирующего рвотную реакцию, текста. Несколькими предварительными сеансами вначале резко повышают общую и специальную реакцию пациентов на свой голос. Общую гипнабельность доводит до СК-2, а выработка специальной реакции заключается в получении у пациента мгновенной реакции сильной тошноты и рвоты по приказу. Таким образом, только добившись предварительного повышения гипнабель- ности и выработав рвотную реакцию на приказ, приступают к лечебному кодированию на конкретную вредную привычку, будь то алкоголь или что-то другое. А теперь я привожу кодирующий текст: «Слушайте внимательно мой голос! Отключитесь от посторонних мыслей, забот, впечатлений дня... Мысли рассеиваются, плывут. Все отходит вдаль, ясно слышен только мой голос... Приятная скованность в руках и ногах. Хочется спать. 34
Спите спокойно. Спать, спать, спать (протяжно)! Не напрягая внимания, вы продолжаете слышать мой голос, мои лечебные внушения. Они вливаются в ваш дремлющий ум и становятся частью вашего сознания. Лечебный сон укрепит вашу нервную систему, волю, прибавит вам духовных и физических сил. Думали ли вы когда-нибудь серьезно о своей жизни с тех пор, как тяга к спиртному стала уже болезнью, когда сильное желание выпить побеждало все остальное, заглушало голос совести, делало вас глухим к просьбам и увещеваниям родных и друзей? Конечно, нет! Иначе вы бы ясно увидели и оценили в полной мере горе и боль, которые причинили семье и близким своим пьянством. Однажды расслабившись, уступив силе других, вы начали пить. Потом при любой неприятности, житейских трудностях, которые бывают у каждого человека, вы поступали, как трус, вы не боролись с ними, а стали заглушать душевную боль пьяным дурманом. Вот тогда, с того раза, все и началось. Вы стали слабеть духом, вы отступали, вам только казалось, что жить стало легче, беззаботнее. Дома же вас встречали с тревогой в глазах, дети избегали общения с вами. Вы всех раздражали своими пьяными речами и выходками. Вы обижали и оскорбляли родных, а они отвечали вам холодностью и отчуждением. Вам перестали верить. Вряд ли вы всего этого хотели. Но злоупотребление спиртными напитками подорвало ваше здоровье, у вас развился алкоголизм. Теперь вы видите, что во имя спасения самих себя, дальнейшей благополучной жизни вам нужно серьезно лечиться. Вы поняли, что вино губит вас, и решили полностью покончить с ним! Вино — ваш враг, враг номер один! Уже сейчас все мысли о водке очень неприятны! Водка! Подумайте о водке! Вспомните запах водки! Запах водки! Раздражающий запах! Глубже, глубже вдохните запах водки! Тяжело-о-о-о! Отвратительнейший запах водки! Водка! Начинается тошнота! Водка! Тяжело! Нестерпимо! Тошнит! Хочется вырвать! Водка! Мучительно, ужасно, тяжело-о-о! Водка! водка! водка! Вот что делает водка! Всего выворачивает! Вот она, водка! Вдыхайте, вдыхайте запах водки! Водка! Ужасный запах водки! Неперено-с-и-м-о-о-о-о! Во рту противно! В желудке тяжело, выворачивает! Рвота! При одном слове «водка» возникает тошнота! Даже думать о ней противно, вот что такое водка! Ужасно! Нестерпимо! Отвратительно! Спать (спокойно и протяжно)! Спать (тихо), спать, спать, спать, спать... Продолжайте спать, спите, глубже, глубже! 35
Покой! Сон! Только отдых, только покой! Понимаю, вам было тяжело, неприятно, отвратительно! Но нужно! Вы поняли, что один запах водки ужасен, тяжел. Вы навсегда должны разделаться с этим ужасом! Нужно покончить с ним! Навсегда! Окончательно! Прекрасно быть трезвым! Замечательно! Все уважают, все ценят вас, дома спокойно, ваши домашние радуются, что вы бросили пить! Вы чувствуете себя хорошо, отлично! Спиртное приносит вам только горе и ужас. Надо навсегда, навсегда разделаться с ним! Навсегда! В жизни много хорошего и без вина! Каждый человек, систематически употребляющий вино, даже в небольших дозах, должен считать себя алкоголиком, пьяницей! Любые спиртные напитки, даже пиво, должны вызывать у вас отвращение и глубокую ненависть. Вы должны полностью освободиться от этой гадости. Покончить с вином на всю жизнь! Только так, другого пути у вас нет! Мы с удовольствием будем помогать вам покончить с пьянством. Наша задача — освободить вас от зависимости от вина! Но это возможно только тогда, когда вы сами проникнетесь трезвыми и хорошими мыслями и покончите с вином! Нельзя жить с мыслями о выпивке! Засыпайте, спите глубже, крепче! С этой минуты каждый раз, как только вы увидите алкоголь, у вас автоматически появятся отвращение, рвота и головная боль... Вы раз и навсегда решили покончить с этим алкогольным злом. Вы трезвенник! Погружайтесь в сон все глубже, все крепче! Сейчас вы увидите сон. Глубже засыпайте, спите, спите, спите (протяжно), спите (тихо, протяжно). Вот вы идете нарядно одетый по своему городу, по своей улице. Солнечный, теплый день, пахнет цветами. Улыбаются люди. На их лицах добрые, теплые улыбки. С вами все приветливо здороваются. Приятно прогуляться. Вам хорошо! Вам удивительно приятно! И вы чувствуете себя сильным и здоровым. Замечательно-о-о-о! Чувствуете себя отлично, хорошо! Вы совершенно здоровые люди. Спите... спите (тихо). Но вот вы проходите мимо пивной. Из дверей навстречу вам выходит пьяный. И снова запах водки, это ужасный запах, запах перегара! Водка! Опять водка! Пришла водка, водка, водка, тяжело, водка! Тяжело, непереносимо. Снова омерзительно! Опять подкатывает тошнота, опять рвота! Опять водка! Водка душит, душит водка! От одного запаха водки вас мутит, подкатывает тошнота, совершенно непереносимо! Вы умираете! Тяжело, мучительно, непереносимо! Вот что делает водка! 36
Всего выворачивает, деваться некуда от этого ужасного запаха водки! Водка! Тяжело! Мучительно и совершенно непереносимо! Водка душит, вот она водка! Опять водка! Вы покрываетесь потом, в желудке противно, подкатывает все время тошнота! Голова раскалывается... Всего выворачивает, непереносимо, мучительно! Вот что такое водка! Я понимаю, вам тяжело, но это и хорошо. Это показывает, что водка действительно вам противна, непереносима! Вы больше не будете пить никогда, ни при каких обстоятельствах! Даже мысль о водке, даже воспоминание о ней будут вызывать у вас чувство омерзения, тошноту и головную боль... Надо окончательно и бесповоротно бросить пить! Навсегда! Нельзя пить водку! Нельзя! Водка! Водка! Водка! Одно слово «водка» — и снова тошнота, снова рвота! Страшная вещь — водка! (Врач опрыскивает лица больных из пульверизатора спиртом или смазывает губы тампоном со спиртом). Вот что такое водка! Теперь вы будете все время помнить, что такое водка! Снимаю запах водки, снимаю запах водки! Спать, спать, спать! Спать, успокоиться, спать, спать! Когда вы выйдете из этого состояния, будет вспоминаться этот страшный, непереносимый запах водки. По дороге домой вид пьяниц будет действовать на вас тошнотворно! Запах водки не переноси-и-и-им для вас! Вы уйдете от нас с твердым убеждением никогда не прикасаться к спиртному, никогда! Глубоко засядет в вас мысль никогда больше не думать о спиртном! Иначе — горе и смерть... Надо жить трезво! Надо радоваться жизни, хорошему состоянию, прекрасному чувству здоровья и силы! Нормальному состоянию. Пить вино — это безумие! Поэтому прочь выпивку! Вы твердо и окончательно прониклись бодрыми и хорошими мыслями! Мыслями о трезвости! При одном слове «водка» — у вас сразу же появляются тошнота, отвращение и головная боль... Сейчас лечебный сеанс будем заканчивать. Я сосчитаю до пяти, и вы выйдете из состояния вялости и скованности. Вы удивитесь хорошему состоянию, чувству бодрости и сознания, что вы сделали еще один шаг, решительный шаг к замечательной цели — быть трезвым и здоровым. Вы уйдете от нас с радостным ощущением победы над своим врагом — водкой! Итак, я считаю: Раз: тяжесть исчезает, руки, ноги освобождаются от тяжести. Два: в голове проясняется, свежеет! 37
Три — все тело освобождается от тяжести, скованности. Четыре: все больше бодрости, все больше энергии, в голове ясно и свежо, во всем теле ощущение бодрости. Пять: проснулись, откройте глаза! Сеанс окончен». Психотехника эстрадного гипноза делится натри основные группы техник: Физиологические (эротические манипуляции, специальные гип- ногенные чувственные виды массажа, гипногенные мануальные приемы, сенсорный голод и др.). Психологические (литературные, поэтические, музыкальные, сценические, разговорные, ситуационные и др.). Чисто эмоциональные (религиозно-экстатические, аффективные, страстные, стрессовые и др.). Итак, мы пришли к выводу, что эмоциональный гипноз — это особая мимико-соматическая реакция, которая свойственна и животным, и даже в своей глубинной сути — вообще всем живым организмам как рефлекс приспособительного торможения. Но если уже у животных в основе гипнотической реакции лежит их способность удовлетворять свои потребности и получать положительную эмоцию или не удовлетворять — и получать поисковую поведенческую реакцию и отрицательную эмоцию, то у человека глубинная суть гипноза — это уже особая «эмоция» влияния»; особая, прежде всего, чувственно-соматическая реакция. Вот об условиях возникновения или наведения гипнотической эмоции как особого вида психического заражения в результате внешнего или внутреннего влияния мы и поговорим чуть подробнее. Итак, какие условия — внутренние или внешние — нужны для того, чтобы наступил гипноз? Что требуются для этого? Для этого от гипнотизируемого требуется три главных условия: 1) сосредоточенность внимания; 2) известная доля внушаемости, т. е. способности всецело поддаваться внушаемой идее; 3) способность приходить в соответствующее эмоциональное состояние. Все, что способствует сосредоточиванию мысли, все, что способствует направлению внимания на определенный предмет, способствует развитию гипнотического сна. Сосредоточиванием мысли на кончике носа приводил себя в состояние гипноза древний факир, сосредоточиванием мысли на блаженстве загробной жизни гипнотизировал себя средневековый фанатик, сжигаемый на костре, к сосредоточиванию же мысли на определенном предмете склоняются и наши теперешние так называемые физические способы гипнотизирования. Самый обыкновенный и хорошо всем известный способ заключается в том, что заставляют субъекта в течение некоторого времени смотреть на какой-либо предмет, блестящий или неблестящий — все равно. Вместо неодушевленного предмета можно заставлять смотреть на свой палец или в свои глаза. Так как смысл этой процедуры заключается именно в отвлечении внимания и в сосредоточивании мысли, то отсюда понятно, что выбор предмета не играет здесь решительно 38
никакой роли, и глаза гипнотизера имеют такое же значение, как и его палец или магическая палочка. Вместо органа зрения для той же цели можно пользоваться и органом слуха: можно заставлять гипнотизируемого слушать тиканье часов или жужжание электрической машинки, можно изобретать для этого особые специальные инструменты: принцип всегда останется один и тот же. Вместо таких продолжительных и слабых раздражений зрительного или слухового органа в больнице Сальпетриер (в Париже), этой мастерской знаменитого Шарко, до сих пор еще употребляются быстро действующие раздражения: звук там-тама или внезапное освещение электрическим светом. Вместо органа зрения или слуха можно пользоваться также органом обоняния или осязания. Легкое продолжительное поглаживание или надавливание кожи способствуют развитию гипнотического сна постольку же, поскольку и знаменитые магнетические пассы. Если бы меня спросили, который из всех перечисленных способов действует вернее, то я затруднился бы дать определенный ответ. Все они действуют одинаково, все они одинаково ведут к одному и тому же —к фиксации (сосредоточиванию) внимания. Все эти способы совершенно равнозначны, и в выборах их для каждого экспериментатора предоставляется широкая свобода. Само собой разумеется, что чем проще будут выбранные способы, чем меньше они будут заключать в себе различные манипуляции, тем они будут современнее, тем осмысленнее будет их конечная цель. В наше время уже никто не станет заставлять испытуемого вдыхать одуряющие пары, как это делали дельфийские оракулы, или с искаженной физиономией и в страстном порыве производить таинственные заклинания или пассы, как это делали древние жрецы и ученики Месмера, — время всех этих сложных процедур миновало. Еще не так далеко ушло то время, когда физическим методам гипнотизирования придавалось большое значение, когда фиксация внимания считалась одним из самых главных и исключительных условий, способствующих развитию гипноза. Теперь к этим методам начинает все более и более развиваться безразличие, а некоторые гипнотизеры уже и совершенно отказались от них. Такое безразличие с теперешней точки зрения вполне понятно, если вспомнить о втором упомянутом мною условии, необходимом для развития гипноза — о способности гипнотизируемого поддаваться внушаемой идее (в данном случае — идее о гипнотическом сне). Это условие имеет гораздо более важное значение, чем первое, и без него гипноз невозможен. Тогда как первое условие, т. е. сосредоточенность внимания, только подготовляет почву для развития гипноза, второе, т. е. передача идеи о сне, развивает сон. Если все физические методы, все манипуляции и приводят к гипнотическому состоянию, то лишь только потому, что сами по себе, помимо известной процедуры, они заключают в себе и некоторое представление о гипнотическом сне; это последнее, воспринимаясь испытуемым как нечто реальное, как нечто такое, что должно с ним непременно случиться, реализуется, т. е. превращается в соответствующее психофизиологическое состояние. Сколько бы мы ни заставляли человека слушать тиканье часов, сколько бы мы ни гладили его по голове, он никогда не впадет в гипноз, если мы 39
не предупредим его, или если он сам не догадается, к чему должны клониться все эти процедуры, т. е. если, проще говоря, мы не вложим в его сознание идею о сне. Кто из нас не знает, каким убаюкивающим образом действует однообразная музыка или звуки монотонной песни, кому из нас не приходилось испытывать на себе усыпляющее действие стука часового маятника или завывания ветра под окном, — всякий знает, что навеваемый этими условиями сон не будет сон гипнотический: это будет сон самый обыкновенный, естественный. И было бы большой ошибкой думать, что все, что способно вызвать обыкновенный сон, способно также вызвать и сон гипнотический и что одного однообразного раздражения наших органов чувств вполне достаточно для развития гипноза. Имея в виду важность этого обстоятельства, некоторые ученые совершенно отказались от физических методов гипнотизирования, ограничиваясь почти исключительно психическими, т. е. одной словесной или образной передачей идеи о гипнозе, в надежде, что одного слова «спите» или одного образа о гипнозе, вызванного тем или иным путем, уже вполне достаточно, чтобы у субъекта наступил гипноз. Самый простой из психических способов гипнотизирования состоит в том, что субъекта усаживают в кресло и приказывают спать. Идея о гипнозе, вложенная в сознание таким простым приказом, иногда может реализоваться в соответствующее состояние без того, чтобы внимание субъекта отвлекалось еще каким-нибудь побочным путем; сама идея уже играет здесь роль как бы сигнала или отвлекающего стимула, способного сконцентрировать внимание гипнотизируемого на определенном предмете, т. е. на ожидаемом состоянии. Реал изация(превращение) внушаемой идеи о гипнозе в соответствующее состояние происходит по тому простому физиологическому закону, что всякая наша мысль, будет ли то мысль самостоятельно возникшая в мозгу, или мысль, навеянная извне, склонна превращаться в соответствующее действие: стоит нам, например, подумать о чем-нибудь очень неприятном, как уже наша мимика принимает соответствующее выражение, стоит нам вспомнить что-нибудь печальное, как нередко среди веселья, помимо нашей воли, мы чувствуем расслабление членов и впадаем в грустное настроение. Но одной идеи еще далеко недостаточно для того, чтобы эта идея немедленно реализовалась в соответствующее действие или состояние. Как известно, наши идеи только в том случае подчиняют себе наше «я», когда они сопровождаются соответствующей эмоциональной (чувственной) окраской. Идея, лишенная такой окраски, будет лишь холодным звуком, не способным подчинить себе наше существо. Поэтому, для того чтобы у данного субъекта идея о гипнозе превратилась в действительный гипноз, необходимо, чтобы она соединилась с соответствующей эмоцией. Эмоция эта в гипнозе носит совершенно своеобразный характер и по виду своему близко подходит к эмоции постороннего влияния. Лишь тот человек впадает в гипноз, который не только легко подчинится идее о гипнозе, но у которого эта идея вызовет еще и соответствующее душевное движение, соответствующую эмоцию. Таким образом, третьим и, самым главным, условием развития гипноза является способность данного субъекта приходить в известное эмоциональное состояние, соответствующее гипнозу. 40
Я указал на способность сосредотачивать внимание, способность подчиняться внушаемой идее и способность приходить в известного рода эмоциональное состояние как на три главные фактора, которыми обусловливается развитие гипноза. В сущности, основная и руководящая роль принадлежит в этом отношении последнему фактору, первые же два сами по себе не имеют решающего значения или, вернее, имеют значение лишь постольку, поскольку они находятся в связи с последним фактором. Значение же всех остальных внутренних и внешних условий —индивидуальности, нервности,личностигипнотизераидр. — сводится к то- му, насколько они увеличивают или уменьшают собой значение и силу перечисленных факторов. Так как последние подвержены индивидуальным колебаниям и изменяются в своей силе в зависимости от психического состояния субъекта в данную минуту, то определить заранее, насколько данный субъект предрасположен к гипнозу, невозможно или, вернее, возможно лишь с некоторой долей вероятности; мерилом этой вероятности служит обстоятельное исследование психических и физических особенностей данного субъекта, доступное лишь специалисту- психиатру. Если к вам обращается лицо, которое уверяет, что его нельзя загипнотизировать, то не придавайте этому особого значения часто, именно такие лица и представляют благоприятный материал для гипноза. Если к вам приходит субъект, горящий страстным желанием быть загипнотизированным и приэтом уверенный, что он заснет по первому же нашему приказанию, то и тут вы не можете ручаться за успех, так как такие лица иногда совершенно не поддаются гипнозу. Восприимчивость к гипнозу не зависит исключительно от таких простых факторов, как желание или нежелание: она лежит гораздо глубже — в психической организации данного лица, в склонности его всем своим существом подчиняться влиянию возникающей эмоции и нередко не может быть изменена никакими внешними условиями. Весьма распространенное мнение, что только лица нервные, истеричные и неуравновешенные предрасположены к гипнозу, —совершенно неверно. Это мнение возникло и укоренилось в обществе благодаря тому, что большинство врачей именно над такими лицами и производили свои опыты. В действительности встречается как раз обратное, а именно: люди нервные, неуравновешенные, дегенераты являются наименее восприимчивыми к гипнозу. То же касается и истеричных; правда, среди последних нередко встречаются очень глубокие формы гипноза, но зато среди них очень часто попадаются и субъекты, совершенно не поддающиеся гипнозу. Объясняется это отчасти тем, что у нервных людей внушаемость от природы является несколько пониженной, отчасти же тем, что такого рода люди часто не в состоянии в достаточной мере владеть своим вниманием. Что нервная или психическая неуравновешенность служит условием, уменьшающим восприимчивость к гипнозу, доказывается тем, что в более тяжелых формах нарушения психического равновесия, именно — вдушев- ных болезнях, восприимчивость к гипнозу сводится до минимума: только 10% из числа всех душевнобольных, при известном терпении и настойчивости, могут быть загипнотизированы, по наблюдению же других 41
и этот процент представляется слишком высоким. По мнению Фореля, мозг есть тот инструмент, которым мы пользуемся при внушении: если этот инструмент испорчен, то и пользоваться им или совсем нельзя, или можно лишь в весьма незначительной степени. Какой же процент восприимчивых к гипнозу встречается среди психически здоровых лиц? Наблюдения разных авторов в этом отношении дают неодинаковые результаты. Громадная разница в результатах объясняется тем, что каждый из авторов по-своему понимал гипноз: если под гапнозом разумеют лишь глубокие степени гипнотического состояния, сопровождающиеся полным забвением происходившего, то процент впадающих в такой гипноз, понятно, не будет значителен; если же в понятие о гипнозе вносить и слабые его степени, то процент гипнотизирующихся будет велик. Как бы там ни было, нужно, однако, полагать, что 85-90 процентов всех психически здоровых людей, гак или иначе, могут быть загипнотизированы. Шренк-Нотзинг предпринял тщательное наследование способности к гипнозу жителей различных стран. Из 8705 человек, вошедших в его статистику, безусловно невосприимчивыми оказались только 6%. Остальные же 94% он распределяет таким образом: в слабый гипноз впали 30%, в гипотаксию — 49%, в сомнамбулизм — 15%. Уверенность, авторитетность и присутствие духа — вот те качества, которыми должен обладать современный гипнотизер. Значение этих качеств определяется постольку, поскольку они в состоянии возбудить у гипнотизируемого в данную минуту соответствующую эмоцию и заставить его управлять своим вниманием. Всякий из нас знает, каким магическим действием обладают уверенный жест, убежденное слово, всякий знает, как властно завладевает вниманием слушателей авторитетная, убежденная речь, поэтому не должно казаться удивительным и то в высшей степени важное значение, которое создается при гипнотизировании личностью гипнотизера. Но чтобы обладать уверенностью и иметь авторитет, необходимы знание и опыт. Поэтому опытный и знающий гипнотизер, несомненно, гораздо легче достигнет своей цели. Такой гипнотизер всегда разберет, следует ли ему в данном случае добиваться гипноза простым психическим воздействием, или же нужно предпочесть фиксацию зрения и пассы. «Кто легко поддается гипнозу, того всякий загипнотизирует, но кто мало восприимчив, с тем может справиться только умелое лицо», — говорит Моль. Теперь попытаемся войти в положение загипнотизированного и посмотреть, что он испытывает в гипнозе, как изменяется его психика в этом состоянии. Первое, что вы чувствуете при погружении в гипноз, это чувство спокойствия, утомления и некой связанности во всем теле. Вы чувствуете неохоту к движениям, вам лень думать, а если делаете попытку к последовательному мышлению, то чувствуете, что ваши мысли текут вяло, медленно, путаются и обрываются, вы чувствуете, что память вам изменяет, стараетесь припомнить события, но они путаются во времени. Вы ис- пытываете некоторого роды связанность мыслей, ваши мысли как бы цепенеют. При некотором усилии с нашей стороны вы, однако, еще можете 42
вывести себя из этого состояния и воспрянуть мыслями. Но вот вы погружаетесь в более глубокий гипноз: вы уже чувствуете, что ваша психическая связанность еще более увеличивается, вы уже не можете сделать при помощи собственных усилий воли ни одного движения, ваша мысль как бы застыла в одном положении точно так же, как и застыли ваши движения. Вы не теряете общения с внешним миром, но впечатления этого мира доходят до вас неясно. Вы заняты своим гипнотизером, отчетливо слышите его дыхание, вы чувствуете, как по первому его приказанию ваша рука поднимается, пытаетесь противиться, но противиться не в состоянии. Но вот еще немного — и вы погрузились в самый глубокий сон, в сомнамбулизм. Вы уже почти совсем не можете ни мыслить, ни двигаться помимо воли гипнотизера. Вы беседуете с ним, отвечаете на вопросы, но ваши ответы неясны, неопределенны: вы не можете сами решить что-либо, вы ждете, когда вам подскажут мысль. Вам говорят: у вас на руке сцдит воробей, и вы вцдите воробья. Вас спрашивают, какого цвета воробей, — вы колеблетесь, ибо у вас нет своей мысли. Вам подсказывают: красного, и вы убеждаетесь, что действительно воробей красного цвета. Оценить нелепость такого заключения вы не в состоянии: ваши психические образы и представления как бы замерли и возбуждаются исключительно по подсказу. Вам подсказывают, что вы видите своего отца, который давно умер, и вы действительно видите его, нисколько не удивляясь тому, как он мог явиться с того света. Состояние загипнотизированного мозга можно сравнить с состоянием того оцепенения, которое существует в мышцах: мозговые клетки, несущие на себе высшую административную функцию, функции критики и оценки волевых импульсов, как бы погрузились в сон, замерли, тогда как другие клетки более низшего порядка, несущие в себе, так сказать, исполнительную функцию, продолжают действовать. Благодаря прекращению административной функции мозга исполнительная его функция, ничем не сдерживаемая и не контролируемая, легко выступает на первый план, легко проявляет свои права и быстро подчиняется всякому внешнему влиянию. Поэтому-то во время гипноза психика загипнотизированного и представляет весьма удобную почву для восприятия разного рода внушений, т. е. подсказанных, подсунутых мыслей. Внушение, как известно, существует и вне гипноза. Это есть фактор, играющий чрезвычайно большую роль в общественной жизни. Это есть мировой закон, на котором построены отношения людей друг к другу. Все наше воспитание, в сущности, есть не что иное, как ряд последовательных внушений, воспринятых в детстве. То, что подсунуто нам в детстве в форме воспитания, нередко впоследствии не может быть поколеблено никакими реформами, исходящими из разума. Каждый психически здоровый человек обладает известной долей внушаемости, т. е. способности подчиняться чужому влиянию: толькоу одного лица эта внушаемость развита больше, у другого — меньше. В бодрственном состоянии внушаемая идея встречает много сопротивлений со стороны личности субъекта, которому хотят привить эту идею; его психика занята массой других психических процессов, потому ей некогда браться не за свое дело, за чужие мысли. Но в состоянии гипноза это препятствие уничтожается. 43
Подобно тому, как камешек, брошенный в волнующееся море, не оставляет после себя никакого следа, ибо след его тотчас же сглаживается волнами бушующего моря, точно так же и идея, зароненная в бодрствующий мозг, часто не запечатлевается в нем только потому, что быстро смывается другими потоками психической жизни; но подобно тому, как камешек, брошенный в спокойное море, оставляет после себя заметный след, точно также и идея, зароненная в состоянии полного покоя мозга, в состоянии гипнотического сна, прививается легко, ибо никакие иные мысли не мешают ей укрепиться в сознании. Вот почему к гипнозу и прибегают в тех случаях, когда желают при помощи внушения сильнее воздействовать на психику, когда желают, чтобы внушаемая идея встретила как можно меньше сопротивления в мозгу. Посредством внушения в гипнозе можно вызывать самые разнообразные явления: параличи, сведения, потерю чувствительности, галлюцинации, органические расстройства и прочее. Можно заставлять гипнотика видеть, не видеть, слышать, не слышать, обонять, не обонять. Прикладывая к коже частицы бумажек, карт, марок и прочее, под видом нарывного пластыря, можно иногда вызывать образование красноты или пузыря на соответственном месте. Бурри и Буро, начертав однажды на предплечьи больного матроса его имя при помощи тупого предмета(зонда), внушают ему: «начертанные линии начнут кровоточить у тебя, имя твое выступит на руке кровавыми буквами». И действительно: на месте проведения зондом появились красные возвышенные линии, и на них выступили капельки крови. Все подобного рода явления, с виду как бы невероятные, находят себе объяснение в том обстоятельстве, что в гипнозе все высшие задерживающие влияния головного мозга подавлены, а потому всякая вложенная в сознание идея получает гораздо большее напряжение и, ничем не сдерживаемая, с большей силой стремится проецироваться наружу, т. е. перейти в соответствующее действие. Поднося, например, загипнотизированному стакан воды под видом рвотного, мы вызываем у него представление о рвоте. Такое представление в бодрственном состоянии заглохло бы в мозгу и не перешло бы в соответствующее действие, но у загипнотизированного, не встречая сопротивления, оно быстро достигает высшего напряжения. Это напряжение передается соответствующим клеткам рвотного центра, заложенного в головном мозгу, от последних импульс сообщается по нервам периферическому аппарату, т. е. желудку, и в результате получается рвота. Нечто подобное мы встречаем иногда и помимо гипноза у лиц, которые в силу своих психических особенностей не могут в надлежащей мере подавлять тех или иных возникших в их мозгу представлений; так, например, есть люди, которые уже при одном взгляде на что-нибудь отвратительное, неприятное не в состоянии удержаться отрвоты; естьлица, которые даже при одной мысли о невозможности опорожнить кишечник при тех условиях, в которые они попадают, чувствуют позыв на низ. Особенно странными и непонятными, на первый взгляд, представляются нам такие удивительные явления в гипнозе, как, например, образование по внушению красноты, пузыря и ожогов на теле... Но дело 44
тотчас же разъясняется, если мы вспомним, что нечто подобное, только, конечно, в более слабой степени, встречается и помимо гипноза. Есть, например, лица, которые испытывают сильный прилив крови к лицу при одной только мысли о возможности покраснеть. По существу, это явление мало отличается от предыдущего: и там, и здесь —дело о влиянии нашей мысли на кровеносную систему, разница лишь в степени. А у субъектов с сильно развитым воображением и большой впечатлительностью, как, например, у истеричных, дело, действительно, может дойти до образования отеков и даже язв на теле под влиянием одного воображения. Случаи эти хорошо известны всем врачам-невропатологам. Так объясняются внушенные явления в гипнозе. Но каждому ли человеку можно внушить какие угодно явления? Каждого ли человека можно заставить сделать все, что желает гипнотизер? Нет, далеко не каждого. В этом отношении один человек не похож на другого. Одному можно внушить паралич, галлюцинации, но нельзя внушить образование нарыва или ожога на теле; другому можно внушить и образование нарыва, но нельзя внушить поступков, противных его нравственной личности. Пределы внушаемости в гипнозе для разных людей различны и зависят от индивидуальности данного лица, от природной или приобретенной устойчивости его мозговых центров. Человек, у которого менее устойчивы двигательные центры, легче поддается внушению двигательных актов, параличей и т.д., человек с менее устойчивыми центрами зрительных образов легко поддается внушению галлюцинаций, наконец, человек со слабо развитыми центрами нравственных представлений легко подчинится внушению поступков, противных принципам нравственности. Чем сильнее у индивидуума развиты моральные принципы, тем с большим трудом они могут быть поколеблемы, тем труднее внушить ему деяния, противные его нравственной личности, как, например, убийство, воровство и т.п. От внушений, делаемых во время гипноза, нужно отличать так называемые послегипнотические внушения, т. е. внушения, исполнение которых совершается или тотчас после пробуждения, или спустя некоторое время после того. Вот примеры подобного рода внушений (Беллин). Гипнотику внушают: «Когда вы проснетесь, вы увидите меня одетым в красный плащ, с двумя козлиными рогами на голове, просыпайтесь». Гигшотик просыпается, раскрывает глаза и, глядя на гипнотизера, вдруг хохочет. «Чему вы смеетесь?» — «Да, ведь, вы весь красный и с рогами, посмотрите на себя, какой вы смешной.». Профессор Бони внушил однажды усыпленной им девушке, что через полгода, на Новый год, она его увидит: он придет к ней, поздравит ее с Новым годом, а затем исчезнет. Пришел Новый год. В 10 ч. утра девушка слышит стук в дверь и после слова «войдите» — увидела Бони, который, в действительности, был в другом городе. В период времени между гипнозом и исполнением внушения гип- нотик обыкновенно ничего не знает о внушенной мысли. Идея является внезапно, вдруг, в условленный день и час. Иногда, впрочем, она является несколько раньше назначенного срока: гипнотик чувствует, 45
что к такому-то времени он должен то-то сделать. Появившись, мысль принимает характер непреодолимого влечения, «гвоздем» сидит в голове. Однажды в клинике мне пришлось внушить одной больной, что в назначенный срок она должна передать мне свой носовой платок. Лишь только в условленный час являюсь к ней, больная начинает сильно волноваться, порывисто ищет что-то в карманах, под подушкой, шарит но углам и, не находя ничего(платка, действительно, не оказалось), взволнованно говорит, что она непременно должна что-то передать мне, но что именно — не помнит. Лишь только был принесен платок, больная порывисто схватывает его обеими руками и передает мне со словами: «Ну, наконец-то, слава Богу, я успокоилась — вот это то, что мне непременно нужно было сделать». Стремление выполнить внушенный акт иногда бывает настолько велико, что у субьекта происходит сильная борьба между его личностью и сделанным внушением. Победа в таких случаях всегда остается на той стороне, которая выражена сильнее. Какая же разница между внушением, сделанным во время гипноза, и послегипнотическим? Некоторые ученые, как, например Вундт, утверхсдают, что при выполнении послегипнотического внушения субъект снова впадает на некоторое время в гипноз, во время которого и выполняет внушенное действие. Но это едва ли всегда бывает так. Правда, в некоторых случаях субъект действует как бы автоматически и не помнит, что он делал, но это бываеттолько в исключительных случаях, обыкновенно же субъект выполняет внушенный акт вполне сознательно, относится к нему критически и даже, как я сказал, вступает с ним в сознательную борьбу. Следовательно, о новом гипнозе здесь не может быть и речи. Доказательством сказанного служит тот факт, что выполнение послегипнотических внушений встречает со стороны испытуемого гораздо большее сопротивление, чем выполнение внушений, делаемых во время гипноза. Если, например, загипнотизированный и может во время гипноза проплясать танец, то после пробуждения очень часто он не сделает этого: он будет волноваться, беспокоиться, мучиться, но все-таки личные свойства его характера и чувство приличия возьмут верх над внушенным действием. Таким образом, во время гипноза ноля загипнотизированного находится в большой степени подавления, чем в момент выполнения послегипнотического внушения. В самом деле, чем иным, как не влиянием психики, объясняется, например, тот факт, что лекарство, прописанное под одним названием, не помогает, а прописанное под другим — иногда действует магически? Пилюли гренадера Фридриха Великого производили одно время чудеса, а состояли они исключительно из солдатского хлеба. Гуки рассказывает случай, как однажды термометр, поставленный больному в рот и принятый последним за лекарственный препарат, радикально излечил его от мучительной невралгии. Влияние нашей мысли настолько велико, что лекарства иногда действуют вопреки своим физиологическим законам, но сообразное желанием больных. Так, в госпитале знаменитого французского врача Дюрана однажды наблюдалось, что простая сахарная вода, прописанная под видом сильного рвотного 100 больным, у 80 из них 46
действительно вызвала рвоту. Доктор Лисл славился одно время своими удивительными целебными пилюлями, которые состояли из простого хлеба, завернутого в изящную серебряную бумажку. Один ипохондрик стал надоедать жалобами на свой мнимый запор. Лисл сначала отказывался назначить ему лекарство, но, наконец, выведенный из терпения его приставаниями, дал ему семь своих пилюль, сказав, что это самое сильное слабительное, какое он только знает. После третьей пилюли начался у больного неудержимый понос. Дело дошло до упадка сердечной деятельности, и больной едва не умер мучительной смертью. Примеров, подобных приведенным, существует множество. Все они проливают некоторый свет на важность психического влияния при лечении болезней и дают некоторый ключ к пониманию многих темных сторон часто капризного действия лекарства на организм. Подобного рода случаи невольно заставляют думать, что если одно и то же лекарство, прописанное разными врачами, оказывает разное действие, то нельзя искать причину этой разницы исключительно в химическом воздействии: нужно всегда задаться вопросом: не повлияли ли здесь также способ назначения лекарства, впечатление, произведенное врачом, и другие психические моменты? Отсюда открываются для гипнотизма широкие горизонты в деле разработки и выяснения таких существенных вопросов, как вопрос о влиянии нашей психики на происхождение заболевания вообще и на течение и характер болезни в частности. Кто знает, может быть, большинство наших болезней, в сущности, есть не что иное, как выражение нарушенного влияния соответствующих центров на отправление известных органов. Мы видели, что ни самые способы гипнотизирования и связанные с ними физиологические изменения в организме, ни утомление внимания, ни сосредоточенность последнего на определенном предмете сами по себе не в состоянии вызвать гипноза. Так отчего же развивается последний? Какие условия нужны для того, чтобы то или другое лицо погрузилось в гипнотический сон? Самым главным условием для развития гипноза является возбуждение у гипнотизируемого соответствующей эмоции или, вернее, соответствующего аффективного состояния. Без этого условия гипноз никогда не может наступить. Некоторые последователи нансийской школы решающее значение в развитии гипноза приписывают возникновению в мозгу гипнотизируемого идеи о гипнотическом сне: по их мнению, гипнотический сон невозможен, если уданного лица нет представления о нем. Я, со своей стороны, вовсе не склонен отрицать значения идеи о гипнозе, но думаю, что сама по себе эта идея никогда не может решить дела. Правда, существует психологический закон, всилу которого всякий возникающий в мозгу образ стремится реализоваться, т. е. превратиться в соответствующее действие, но ведь, для того чтобы эта реализация действительно имела место в данном случае, необходимо, чтобы была подготовлена к ней почва, необходимо, чтобы психическая деятельносгь стала в особые благоприятные условия. Каждому из нас не раз приходила в голову мысль о гипнозе, однако мы не впадаем в гипнотический сон. Да и практика показывает, что не все лица, которым подсунута мысль о гипнозе, способны гипнотизироваться: как известно, среди больных, обращающихся за советом 47
к врачам, попадаются очень часто такие, которые, несмотря на свое желание впасть в гипноз, несмотря на то, что беспрестанно носятся с мыслью о гипнозе, все-таки совершенно не гипнотизируются. Очевидно, для развития гипноза нужно еще что-то более существенное и важное. Это существенное и заключается в возбуждении у гипнотизируемого соответствующей эмоции. Какова бы ни была эмоция, но раз она возникает с известным представлением, то является главным стимулом к реализации этого представления: всякий из нас не раз испытывал это на самом себе, всякий из нас по личному опыту знает, как легко, сплошь и рядом непреодолимо, наша мысль реализуется в соответствующее действие или состояние, раз с нею связаны соответствующая эмоция или аффективное состояние. Особенно ярко это бывает заметно в так называемых патологических случаях. Раз какое-нибудь действие сочеталось у нас с известной эмоцией, то стоит только возникнуть эмоции, как повторяется то же действие. Есть, например, лица, которые не могут ходить по открытой площади: всякая попытка сделать шаг в открытом месте вызывает у них представление о возможности припадка или обморока, это представление тянет за собой соответствующую эмоцию(страх), которая и парализует собой все движения, делая их подчас совсем невозможными. Есть лица, которые обнаруживают все признаки заикания, раз на них обращено внимание: мысль о недостатке речи вызывает у них особое эффективное состояние, которое и парализует собой необходимую для правильного произношения гармонию речевого аппарата. То же наблюдается и при других навязчивых представлениях, соединенных с известным местом или временем: таковы, например, половое бессилие психического характера, боязнь покраснения и пр. Примером тому, какое важное значение в реализации наших представлений имеет эмоция, могут служить и не одни только патологические случаи. Кому приходилось говорить на больших собраниях, тот знает, что речь его иногда начинает пугаться и сбиваться лишь потому, что в известный момент у него возникает эмоция, соединенная с опасением потерять нить мыслей. То же бывает иногда у начинающих артистов и музыкантов, охваченных мыслью о неуверенности исполнения известного места роли или пьесы. Аналогичный психический процесс совершается и в момент развития гипноза; если данное лицо имеет мысль о гипнозе, но эта мысль не сопровождается соответствующей эмоцией, то он никогда не впадет в гипноз, но если мысль о гипнозе непосредственно за собой ведет и соответствующую эмоцию, то легко и быстро может совершиться реализация такой мысли, т. е. может наступить самый гипноз. Доказательством существования эмоции в гипнозе служат следующие обстоятельства: 1) Рассказы самих гипнотизируемых. Кто хоть раз подвергался гипнозу, тот всегда отмечает особого рода душевное движение, особого рода ощущение, которое он испытывал, находясь в гипнозе; это ощущение довольно своеобразное и непохоже на все наши обычные ощущения: одни лица, не находя более точного определения этому ощущению, говорят, что они находились в состоянии какого-то полузабытья или просонок, другие — что испытывали какое-то чувство связанности, третьи — что «чувствовали» над собой власть гипнотизера. 2) Если гипноз был глубокий и гипнотизированный 48
не помнит, что происходило с ним в тот момент, то, по пробуждении, он почти всегда отмечает в себе некоторую перемену, всегда указывает на чувство некоторой усталости, утомления или слабости; это чувство есть не что иное, как след перенесенной перед тем эмоции или аффекта. Все наши аффекты, каковы бы они ни были по своему характеру(гнев, радость, страх и пр.), оставляют после себя в организме, как известно, некоторый след в виде чувства утомления или изнеможения, и чем сильнее было аффективное состояние, тем заметнее выражен и этот след; то же самое имеем и в гипнозе. 3) О существовании у загипнотизированного известной эмоции говорят еще изменения пульса и дыхания. Как известно, всякое наше душевное движение, — волнение, страх, радостьи пр. — сопровождается изменениями со стороны дыхания и сердечной деятельности и, эти изменения не носят какого-нибудь определенного характера. Они состоят то в замедлении, то в ускорении, то в неправильной деятельности сердца и дыхания. То же самое имеем и в гипнозе. Правда, часто у загипнотизированных, при поверхностном наследовании, иногда нельзя подмегить никаких изменений со стороны дыхания и сердечной деятельности, но это я в- ление только кажущееся: на самом же деле при помощи более чувствительных способов, посредством специальных приборов, у них почти всегда удается открыть те или иные, хотя бы и незначительные, уклонения со стороны дыхания и пульса. Нельзя, впрочем, отрицать и того факта, что эмоция не у всех загипнотизированных достигает одинаковой напряженности: несомненно, встречаются случаи, где она бывает выражена лишь в очень слабой степени, благодаря чему и упомянутые явления становятся почти незаметными. Наконец, 4) за существование эмоции в гипнозе говорит и та быстрота, с которой загипнотизированный подчиняется влиянию гипнотизера. Как известно, всякого рода сильное душевное движение (аффект) до известной степени затуманивает сознание человека, ослабляет силу его критики и самообладания: такой человек легко подчиняется внешнему влиянию(это, например, наблюдается во время испуга, страха, растерянности, радости и пр.). То же происходит и в гипнозе; разница лишь втом, что в последнем случае ослабление высшей критики достигает более значительных размеров, но это, в свою очередь, зависит уже от специфического характера самой эмоции. Что же это за эмоция, о которой я веду речь? Каковы ее характер и особенности? На основании наблюдений над гипнотизированными, я могу сказать, что эмоция эта не всегда бывает одинакова по своей силе, и в разных случаях она значительно колеблется в своей напряженности. В одних случаях она останавливается на степени простого душевного движения, в других принимает вид настоящего аффекта. В зависимости от силы эмоции и глубина гипноза у разных лиц и в разных случаях бывает различна: чем сильнее эмоция, тем глубже гипноз. С этой точки зрения для нас становится понятным и деление гипноза на степени. Несмотря, однако, на колебания в напряженности, описываемая мной эмоция все время продолжает сохранять один и тот же характер, носящий на себе черты некоторой специфичности. Я затрудняюсь отнести эту эмоцию в какую-нибудь уже известную нам рубрику аффектов, но думаю, что 49
буду очень близок к истине, если скажу, что гипнотическая эмоция по своему типу больше всего подходит к эмоции постороннего влияния. Всякому из нас, вероятно, приходилось испытывать на себе то неприятное ощущение, когда мы подпадаем под влияние какого-нибудь лица, когда мы чувствуем, что лицо это завладело нашей личностью, а мы не имеем силы воли бороться с его влиянием: это есть чувство некоторой досады, соединенное с чувством собственного бессилия. Нечто подобное, но только, конечно, в более резко выраженной степени, происходит и в гипнозе. Мне заметят, что чувство влияния постороннего лица испытыва- ется очень часто и в обычной жизни: почти всякий человек так или иначе зависит от другого человека, и нельзя же думать, что во всех этих случаях дело вдет о гипнозе? Да, конечно, в этих случаях нет характерного гипноза, нет того искусственного гипноза с его наглядной картиной, которую мы привыкли видеть, но все-таки тут есть гипноз естественный, гипноз в широком смысле этого слова. Гипноз в его широком значении не есть такое психическое состояние, которое вызывается исключительно искусственными условиями, это есть общераспространенное психическое явление, которое играет громадную роль в обычной жизни. В своей наиболее резкой форме естественный гипноз обнаруживается в явлениях так называемой стадности, когда люди, например, толпой следуют за одним вожаком не разбирая, насколько последний действует правильно: сознание каждого отдельно индивидуума этой толпы является как бы затуманенным, он не отдает себе отчета в том, что творит, он лишен критики над собой и своими поступками и, только освободившись от влияния, получает возможность оценить свои поступки. Разница между этим естественным гипнозом и гипнозом искусственным, главным образом, по степени, а не по существу. То чувство постороннего влияния, которое испытываем мы при нормальных условиях и которое часто заставляет нас действовать вопреки своему убеждению, отличается от упомянутой мною гипнотической эмоции лишь по своей силе и степени напряженности. Если и можно ввдеть в искусственном гипнозе какое-либо отличие от естественного, то это отличие заключается лишь в большей ограниченности круга автоматического подчинения и в большей пассивности психических и физических отправлений (каталепсия, отсутствие произвольных движений и прочее). Это отличие, на наш взгляд, объясняется не какими-либо особыми свойствами эмоции в том и другом случае, а опять-таки несколько большей напряженностью ее и несколько иными условиями ее развития, а именно: в искусственном гипнозе эмоциональное состояние развивается при условиях возникновения у гипнотизируемого мысли о сне, т. е. вернее, мысли о том, что он сейчас должен впасть в какое-то своеобразное состояние, называемое гипнозом. Большинство гипнотизируемых в первый раз не имеют понятия о том, что такое гипноз, и почему представляют его себе чем-то таким, что близко подходит к обыкновенному сну, если уж это само по себе не есть обыкновенный сон. Такому представлению способствует и сама форма гипнотизирования: лицу, которое хотят привести в гипнотическое состояние, обыкновенно говорят, что он должен «заснуть», 50
т. е. внушают ему мысль о сне. Естественным образом, гипнотизируемый невольно подчиняется этой мысли, и лишь только наступает соответствующее эмоциональное состояние, мысль о сне властно завладевает им: он начинает воображать, что спит, и это представление о сне, принимая как бы реальную форму, кладет своеобразный отпечаток на все психические и физические функции загипнотизированного (поза спящего человека и пр.). В результате и получается та своеобразная внешняя картина, которую мы видим в искусственном гипнозе. Чем же, однако, отличается гипнотическая эмоция от других эмоций? Характерной особенностью гипнотический эмоции нужно считать повышенную восприимчивость к внушениям. Этим свойством в такой сильной степени не обладает ни одна из известных нам эмоций. Другие признаки этой эмоции, как например, свойство ее влиять задерживающим образом на высшие волевые отправления, затуманивать сознание и пр., не представляют собой ничего специфического: они наблюдаются и при других эмоциях. Допуская, что в основе гипнотического состояния лежит известного рода эмоция, мы легко можем объяснить себе все характерные психические признаки гипноза, как-то: подавление воли, повышенную восприимчивость к внушениям, утрату воспоминания и пр. Как известно, все наши сильные эмоции, т. е. аффекты, обладают свойством действовать подавляющим образом на высшую критику и активные волевые процессы: человек разгневанный, например, теряет способность самообладания и подчиняется первому порыву, человек испуганный теряется настолько, что не может сообразить самых простых вещей и легко подчиняется первому встречному, слепо следуя его советам и указаниям. Точно таким же образом действует и гипнотическая эмоция; разница лишь в том, что последняя, в силу своего специфического характера, обладает этим свойством в большей степени, чем другие. Таким образом, подавление воли и повышенная восприимчивость к внушениям находят себе объяснение в тормозящем влиянии гипнотической эмоции на высшие волевые центры. Точно так же легко объяснить себе и ту утрату воспоминания о происходившем, которая часто наблюдается в высших степенях гипноза: сильные аффекты, как известно, иногда настолько заполняют наше сознание, что, приходя в себя, мы не помним, что с нами происходило и что мы делали в состоянии аффекта. Ничего нет удивительного, если подобным же образом может действовать и гипнотическая эмоция: легко представить себе, что под влиянием последней мы, по пробуждении от гипноза, можем утратить воспоминание о происходившем. Если гипнотическое состояние имеет в основе эмоцию, то почему же в одних случаях это состояние развивается, а в других — нет? Как объяснить тот факт, что у одних гипноз получается легко и быстро, у других — с трудом, а у третьих и совсем не получается? Ответ на этот вопрос можно дать такой же, как если бы нас спросили, почему один человек легко подчиняется влиянию известного аффекта, другой нет. Способность приходить в то или иное эмоциональное состояние у разных лиц различна; она зависит не столько от внешних обстоятельств, сколько от природных 51
свойств того или другого лица: тогда как один, например, при известных условияхлегко приходит в состояние страха, другой при тех же условиях совершенно не испытывает этого чувства, один под влиянием ничтожного повода впадает в состояние гнева, радости и прочее, другой не испытывает этих душевных движений и при больших к тому поводах. Очень часто у разных лиц душевные движения носят даже избирательный характер: есть, например, лица, которые очень легко возбудимы в отношении аффекта страха и очень мало возбудимы в отношении аффекта радости, гнева и т.п. То же самое можно сказать и относительно гипноза: есть лица, у которых гипнотическая эмоция возникает легко и быстро, но есть лица, у которых она возбуждается с трудом; есть лица, у которых она возникает под влиянием ничтожных внешних обстоятельств (например, взгляд гипнотизера), но есть и такие, которые не испытывают этой эмоции, несмотря на целый арсенал средств, пускаемых в ход экспериментатором. Я все время говорил об эмоции, как об основном условии, необходимом для развития гипноза. Но как всякое душевное движение возникает только под воздействием известных причин, так и гипнотическая эмоция не может возникнуть без всякого повода: для того чтобы развилось соответствующее гипнозу эмоциональное состояние, необходимо, чтобы гипнотизируемый был поставлен в особые благоприятные для того внешние условия. Когда мы хотим вызватьу кого-нибудь чувство страха, то стараемся все внимание его направить на устрашающие предметы, рассказываем ужасные истории, устраиваем соответствующую обстановку(как это делается, например, на спиритических сеансах). Когда мы хотим привести кого-либо в состояние веселости, то проделываем разные шутки, показываем вещи и предметы в курьезных сочетаниях, рассказываем анекдоты, словом — теми или иными внешними поводами стараемся настроить психику субъекта на желательный лад. Точно так же дело обстоит и в гипнозе: чтобы привести человека в гипнотическое состояние, мы должны настроить его психику так, чтобы у него возникла соответствующая эмоция. Но чем и как настроить? Улиц очень восприимчивых к гипнозу, т. е. таких, у которых гипнотическая эмоция вызывается очень легко, иногда бывает достаточно одного слова «спите», произнесенного твердым, уверенным голосом, чтобы наступила соответствующая эмоция, а за ней и самый гипноз. Но у лиц, не очень восприимчивых, нужны бывают часто иные, более сложные внешние условия. К числу последних и относятся отчасти все до сих пор применяемые способы гипнотизирования (фиксация зрения, слуха, пассы и пр.), а также окружающая обстановка и личность гипнотизера. Во времена Месмера личность гипнотизируемого совершенно игнорировалась, и главное значение в вызывании тех или иных «магнети- ческих»(гипнотических) явлений приписывалось нервной силе гипнотизера. Брэйд думал обратное: личность гипнотизера сводилась у него к нулю. В наше время, зная, какое громадное значение в развитии эмоций иг- рают внешние обстоятельства, мы, конечно, не станем утверждать, что лич- ность гипнотизера при гипнотизировании совершенно не при чем и вся 52
суть дела сводится к настроенному воображению самого гипнотизируемого. Воображение, конечно, имеет большое значение, но, для того чтобы вызвать это воображение, возбудить соответствующую эмоцию и заставить гипнотизируемого «испытать» на себе влияние последней, требуется от гипнотизера особое умение. Это умение заключается, конечно, не в обладании какой-нибудь сверхьестественной силой, а в известной опытности, авторитетности, уверенности и других, часто неуловимых, душевных качествах. Гипнотическая эмоция как эмоция, по типу близко подходящая к эмоции постороннего влияния, более чем всякая другая, требует для своего развития участия постороннего лица — притом лица, которое своим обращением сумело бы возбудить нужное настроение. В этом же смысле оказывают влияние и другие внешние условия (окружающая обстановка, способ гипнотизирования и пр.). При каких из этих условий цель достигается скорее и вернее — здесь распространяться не место; замечу лишь, что — для того чтобы гипноз наступил, необходимо, чтобы все эти условия гармонировали с ожидаемым эмоциональным состоянием: иначе они могут только препятствовать развитию последнего. Внешние условия при гипнотизировании должны направить внимание гипнотизируемого на ожидание чувства постороннего влияния: если мы, например, будем стрелять из пистолета, то этим вызовем у субъекта только испуг, если будем раздражать его кожу электрическим током, то вызовем только чувство боли и т.д.; нужно выбирать именно такие приемы, которые заставляли бы испытуемого чувствовать на себе власть гипнотизера — только этим путем цель и может быть достигнута. Большинство последователей нансийской школы, как я уже говорил, решающее значение в развитии гипноза придают идее о сне. Что одной идеи еще недостаточно для развития гипнотического состояния — доказывают случаи так называемого естественного гипноза. Правда, приступая к гипнотизированию, мы всегда путем прямого приказания или путем намека вкладываем в сознание гипнотизируемого идею о сне (собственно, идею о гипнозе), и гипнотизируемый, несомненно, носит в себе эту идею все время, пока продолжается гипноз, но все-таки одному этому фактору нельзя приписывать решающего значения в силу уже вышеуказанных соображений. Роль идеи в развитии гипноза сводится лишь к роли сигнала для наступления соответствующей эмоции: у некоторых лиц этот сигнал сам по себе не вызовет никакой эмоции, итогда эти лица не гипнотизируются, у других он вызовет эмоцию страха, волнения, ожидания и т.п. — эти лица также не гипнотизируются, наконец, у третьих, очень восприимчивых, он может быть, вызовет и настоящую гипнотическую эмоцию — эти-то лица и впадают в гипноз. То обстоятельство, что наклонность впадать в гипноз увеличивается при повторных сеансах, легко объясняется тем, что при повторном гипнотизировании все теснее и теснее устанавливается связь между этим сигналом и соответствующей эмоцией; а мы знаем, что раз уже известное представление связалось с известным состоянием, то уже достаточно бывает возникновения в сознании одного этого представления, чтобы получилось то же эмоциональное состояние. 53
Для того чтобы то или другое лицо погрузилось в гипноз, необходимо, чтобы при данных условиях у него развилась именно специфическая эмоция; если такая эмоция не появляется, или если появляется душевное движение другого типа (страха, волнения и пр.), то это лицо не впадает в гипноз. Аффект страха, который так часто наблюдается при первом гипнотизировании, часто даже мешает наступлению специфической эмоции; при последующих(повторных) гипнозах этот аффект не возникает, а если и возникает, то не имеет уже существенного значения, так как он легко заполняется и побеждается специфической эмоцией, которая, в силу проторенного пути к своему развитию, берет перевес. Само собой понятно, что при всех способах гипнотизирования, каковы бы они ни были, важно отвлечь внимание гипнотизируемого от посторонних предметов и направить его на определенный пункт; в противном случае субъект будет развлекаться и тем самым будет препятствовать возбуждению у него соответствующей эмоции. Как при развитии всякого аффекта существует пассивное сосредоточение внимания на причине, его вызвавшей, точно так же и при искусственно возбуждаемом аффекте прежде всего необходимо сосредоточить внимание данного лица на ожидании соответствующего состояния. К этому и клонятся, отчасти, все до сих пор применяемые физические и психические способы гипнотизирования (отчасти, как я выше упоминал, эти способы сами по себе настраивают гипнотизируемого на ожидаемую эмоцию, отчасти же, конечно, и способствуют наступлению этой эмоции путем сосредоточения внимания). Позволю себе подвести итог сказанному: 1) Эстрадный гипноз есть своеобразное психическое состояние, характеризующееся подавлением воли и повышенной восприимчивостью к внушению. 2) Для развития гипнотического состояния недостаточно одних только воздействий чисто физического свойства (пассов, фиксаций и пр.). Если последние иногда и приводят к гипнозу, то не сами по себе, а путем косвенного воздействия на психику. 3) Простое утомление внимания не ведет к развитию эмоционального гипноза. 4) Сосредоточение мысли и внимания на одном предмете само по себе не вызывает эмоционального гипноза. 5) Основным фактором в развитии любого гипноза является соответствующая эмоция. 6) Эстрадный гипноз носит совершенно своеобразный характер и по типу своему ближе всего подходит к эмоции постороннего влияния. 7) Интенсивность эмоции обусловливает собой глубину гипноза. 8) Явления внушения зависят от парализующего влияния эмоции на высшие задерживающие центры. 9) Забвение по пробуждении обусловливается воздействием эмоции на сознательную сферу. 10) Восприимчивость к гипнозу обусловливается степенью способности данного субъекта приходить в соответствующее эмоциональное состояние и чувством симпатии к артисту. 54
11) Внешняя обстановка, приемы гипнотизирования и личность артиста играют роль условий, облегчающих наступление гипнотической эмоции. 12) Физиологическая сущность эстрадного гипноза — это специфическая эмоция, которой можно дать собственное название —«гипнотическая эмоция». И лучше всего гипнотическая эмоция развивается при параллельном развитии любой другой эмоции, аффекта, экстаза, стресса или страсти. А теперь подытожим то, что я изложил в введении об эстрадном гипнозе, и для этого рассмотрим кое-какие особенности работы левого и правого полушарий мозга. Эстрадный гипнотизер должен знать психофизиологию мозга и порождаемые им реакции и поведение зрителей. Эстрадный гипнотизер должен уметь предвидеть заранее, что можно ожидать от данного зрителя, особенно если этот зритель приглашен на сцену для участия в концерте или сеансе или для демонстрации какого-нибудь эстрадного номера. Итак, поговорим немного об особенностях работы человеческого мозга. У человека — два мозга: левый и правый. Правый — это более древний мозг, который отвечает за процессы поддержания жизни; это «животный» и «растительный» мозг, который общается с внешней средой на языке ощущений, чувств, эмоций и образов, а с внутренней средой он общается на языке психофизиологических и биохимических реакций и сдвигов. Таким образом, правый мозг поддерживает, как и у растений, химическую жизнь организма, а так же, как и у животных, он способен к ощущениям, чувствам, эмоциям, эйдетическому(кар- тинному) мышлению и инстинктивному поведению. Левый мозг — это более позднее психофизиологическое образование, которое есть только у высших организмов и наиболее развито у человека. Левый мозг у многих людей ведет себя как цензор и руководитель по отношению к правому мозгу. Левый мозг человека способен, как и у высших животных, к жестовой и звуковой сигнализации, а у человека — к речи, логическому мышлению, абстрактным идеям и умозаключениям. Левый мозг обладает внешней и внутренней словесной речью, а также важнейшей способностью — воспринимать, верифицировать, запоминать и воспроизводить информацию и индивидуальный жизненный опыт. Более того, левый мозг воспринимает реальность только через механизмы правого мозга (образы, инстинкты, чувства, эмоции) и свои собственные аналитико-верификационные психофизиологические механизмы, которые выражены в личном жизненном опыте, накопленных знаниях, в доминирующих идеях, целях и установках. Если правый мозг формирует на основе своего эмоционально-образного инстинктивного содержания внутреннюю бессознательную сущность человека, то левый мозг на основе своего психофизиологического содержания формирует внешне подсознательную, но внутренне самоосознающую себя абстрактную личность, способную в норме к во- лепроявлению и управлению внешним поведением и реакциями. 55
Левомозговая психофизиологическая сущность человека является нашим первым и высшим внутренним духовным «Я», способным к полному психологическому разотождествлению со всем остальным мозгом и телом, что являлось, кстати, целью некоторых древнерусских и восточных психопрактик, когда старались избавиться от своей животной правополушарной природы, победив ее сущность — наше второе и низшее «Я» (наше Эго) — это чувства, эмоции и инстинкты, а затем учились ощущать свое высшее «Я» отдельно от физического тела. Древнерусские жрецы называли левое полушарие мозга Разумом, Космической сущностью человека, Высшим духовным началом в человеке, Природой Бога в человеке и т.д. А вот правый мозг называли «женским», «отрицательным», «Дьяволом», «сосредоточением животных инстинктов и течений», «животной природой человека» и т.д. И. II. Павлов делил людей на «мыслителей» и «художников». «Мыслители» хорошо запоминают логическую информацию, а «художники» зрительную. Память — это важный психофизиологический фактор, на котором базируются процессы познания, обучения и психическое развитие человека. По Павлову, в ведении левого полушария находятся - речь, чтение, письмо, счет, а также решение задач, требующих применения логики. Таким образом, по Павлову, левое полушарие ведает рациональным, аналитическим, вербальным (логическим) мышлением. Следовательно, если у человека лучше развита словесно-логическая память и его «ведет» левое полушарие, то этого человека можно отнести к типу «мыслителей». Правое полушарие, по Павлову, имеет прямое отношение к образному, синтетическому, целостному восприятию действительности без ее дробления. Таким образом, правое полушарие ведает интуицией, пространственно-образным мышлением. Следовательно, по Павлову, если у человека лучше развита зрительная и слуховая образная память и его «ведет» правое полушарие, то этого человека можно отнести к типу «художников». Представим анатомическую структуру памяти в виде таблицы: 56 Сознательная деятельность (10%) Левое полушарие Логика Вербальное мышление (логическое) Речь Чтение Письмо Влечения Идеи Установки и т.д.
В обычной жизни каждое из двух полушарий дополняет одно другое. Правое имеет преимущество в сфере неизвестного, нового, парадоксального, неопределенного, нешаблонного. Левое упорядочивает и систематизирует опыт, позволяет избежать хаоса и неразберихи. Современная цивилизация пошла по пути преимущественного развития левого логического полушария, в результате чего большая часть человечества утратила способность использовать свое подсознание, отказавшись тем самым от важнейших источников информации, так как на уровне сознательной деятельности функционирует только 10% нашего мозга, а бессознательная деятельность — это 90%. Из этого следует важный вывод: в связи с информационной перегрузкой левого полушария следует активизировать механизмы правого полушария, а для этого надо научиться языку правого мозга — языку картин, образов и чувств. Проще говоря, надо научиться пользоваться своими бессознательными процессами и освоить свои чувства и интуицию. Полушария мозга соединяются мозолистым телом (пластом нервных волокон), что делает возможным межполушарную коммуникацию. А теперь несколько слов о «межполушарной асимметрии» по В. С. Лобзину, который в 1986 г. в своей книге «Аутогенная тренировка» рассказал о исследованиях американского нейрохирурга Р. Орнстайна по рассечению нервных волокон, связывающих левое и правое полушария мозга и сделанных по результатам исследований выводах. После рассечения мозолистого тела, передней и задней комиссур у пациентов наблюдалась весьма своеобразная картина одновременного функционирования «двух разных сознаний». Информация, поступающая через анализаторные системы в левое полушарие, не передавалась правому и наоборот. «Психическое расщепление» проявлялось не только в мышлении, но и в обучении, запоминании, мотивации и т.д. При этом было выявлено, что «левое полушарие связано преимущественно с психической активностью, имеющей сукцессив- ный, распределенный во времени, характер, основанный на установлении причинно-следственных связей и логическому их умозаключению; психической активностью — осознаваемой, вербализуемой и, следовательно, коммуницируемой (реализуемой в общении). 57 Бессознательная деятельность (90%) Правое полушарие Эмоции, инстинкты, интуиция Невербальное мышление (пространственно-чувственно-образное) Образы Чувства Картины и т.д.
Активность правого полушария трудно или совсем не поддавалась вербализации и носила не сукцессивный, а симультанный характер («мгновенное схватывание»). Решения, реализуемые на уровне пра- вополушарной психики, не имели в своей основе предшествующего рационального анализа и основывались на чувстве немотивированной уверенности в правильности реализуемой программы действий, часто необъяснимой: как и почему она зародилась. Эти особенности деятельности правого мозга, в обыденной жизни обычно характеризуемые как интуитивные, явились основанием для вывода отом, что именно правое полушарие имеет отношение к неосознаваемой психической активности. Левое полушарие (у правшей) — это семиотическая система, осуществляющая обработку знаковой информации: речи, в том числе и внутренней речи, письма, цифр и т.д. Правое полушарие реализует мышление на уровне чувственных образов: эмоции, которые трудно выразить вербально, яркие бессловесные сны, восприятие музыки и т.п. Характерным чувством, целиком относящимся к правому полушарию, является хорошо знакомое специалистам и особенно часто наблюдаемое у невротизированных и астенизирован- ных больных ощущений «уже виденного», возникающее в совершенно новой для человека обстановке. Таким образом, интегратив- ная деятельность мозга обеспечивается двумя системами: системой чувственного восприятия(«правополушарная психика») и системой знакового описания внешнего мира в элементах естественного языка (левое полушарие). Их сочетанной деятельностью, по-видимому, можно объяснить выявляемую в огромном большинстве случаев двойственность человеческого сознания, а именно постоянное присутствие в деятельности и поведении рационального и интуитивного. Учитывая то, что интегративная деятельность мозга (психические функции) обеспечивает сочетанным функционированием обоих полушарий или чувственной и языковой системами, становится понятной выявляемая в ряде случаев более высокая эффективность модификаций аутогенной тренировки, формулы самовнушения при которых не только произносятся, но и образно представляются, что способствует включению в психотерапевтический процесс обоих уровней психической активности. Являясь филогенетически более старой, система чувственного(образного) восприятия, несомненно, играет огромную роль в психической деятельности человека. В то же время, за исключением аутогенной тренировки, она практически не используется в процессе психотерапевтического воздействия, чаще всего реализуемого на вербальном (левополу- шарном) уровне (гипноз, рациональная терапия и др.). Эти наши наблюдения подтверждают исследования М. Н. Валуевой, которая показала, что реакция на мысленное воспроизведение образа всегда является более сильной и устойчивой, чем на словесное обозначение этого образа. С учетом проблем изучения механизмов аутогенной тренировки представляют существенный интерес и данные 58
о том, что в период отдыха, снижения внешней активности наблюдаются регистрируемое на электроэнцефалограмме снижение активности левого полушария и повышение активности правого, деятельность которого, как предполагается, связана и с формированием мотивационных установок. Проблема функциональной асимметрии головного мозга в последние годы привлекла особое внимание клиницинистов и нейрофизиологов. Это обусловлено тем, что латерализация функций (у правшей, левшей и амбидекстров) оказывает определенное влияние на клинические проявления органических поражений и функциональных нарушений деятельности головного мозга. Ряд исследователей указывает на гораздо большую частоту леворукости среди лиц со снижением интеллекта, больных эпилепсией, страдающих заиканием, косоглазием и некоторыми другими заболеваниями. Имеются сообщения о том, что шизофрения у леворуких встречается гораздо чаще, при этом заболевание начинается раньше (в 20-24 года) и в 57% случаев имеет непрерывнотекущую форму (у праворуких — 43%) с преобладанием параноидной симптоматики и галлюцинаций различных модальностей. Наши расчеты, проведенные с учетом данных из различных источников, показали, что относительное количество леворуких среди психоневрологических больных (7,5-8%) существенно превышает данные о распространении леворукости в популяции: по А. Р. Лурия — 4,8%; по Б. В. Огневу — 3%; по А. Е. Двирскому — 5% среди мужчин и 3% — среди женщин; по Г. Брабин — 5%. Следует отметить, что приведенные данные не учитывают амбидекстров. В то же время они позволяют сделать вывод, что леворукость как внешнее проявление выраженной межполушарной асимметрии, по-видимому, можно рассматривать как врожденно искаженный и закрепленный в процессе онтогенеза вариант функциональных нарушений билатеральностью в ущерб филогенетически и структурно обусловленной межполушарной специализации. Многие авторы отмечают другие субклинические формы функциональных расстройств, гораздо чаще встречающиеся у леворуких: затруднения в социальной адаптации, нервно-эмоциональная неустойчивость, интравертированность, некомфортность, конфликтность и склонность к делинквентному поведению, психопатоподоб- ные тенденции и акцентуации личности. К сожалению, в большинстве случаев эти данные основаны лишь на предварительном разделении обследованных на праворуких и леворуких с помощью широко известных проб на определение «ведущего пальца», «ведущей руки» и «ведущего глаза». Проведенные нами исследования показали, что при повторном определении с интервалом в 3 мес. указанные признаки в 30% случаев варьируют у одних и тех де испытуемых, а соотношение показателей скорости реагирования правой и левой рукой на стандартные стимулы при массовых обследованиях дает нормальное распределение (с равной представленностью крайних феноменов). Эти данные, с одной стороны, позволяют 59
предположить существование определенной парциальной флюктуации признаков праворукости — леворукости, а с другой, по-видимому, могут быть свидетельством более значительной роли социального фактора в формировании праворукости. Бесспорно, эти данные нуждаются в дополнительных исследованиях. Впрочем, здесь нелишне упомянуть об известных случаях леворукости у выдающихся представителей науки и искусства (В. И. Даль, И. П. Павлов, Леонардо до Винчи, Микеланджело, Ч. Чаплин и др.). В заключение данного раздела следует отметить, что освоение аутогенной тренировки у леворуких, как правило, проходит значительно труднее; эффективность метода у них обычно ниже, а отсев из группы гетеротренинга в процессе обучающего курса больше. Итак, психическая активность левого и правого полушарий формируют две отдельные самостоятельные объективные внутренниеличности человека. Но так как анатомо- морфоло-логически оба полушария мозга частично связаны, то, работая одновременно, они формируют две внешние результирующие субъективные (т. е. необъективные) личности, которые являются все время изменяющимся ежесекундным результатом психически активных и задействованных частей обоих полушарий мозга. Таким образом, внешние личности воспринимают Реальность не прямо, а только через содержание двух своих внутренних полушарий личностей. Поэтому что наши полушария выдают наружу «на-гора», то мы и имеем ввиде содержания нашего восприятия. Итак, мы видим, слышим, чувствуем, и т.д. только то, что нам пропускают и произвольно выдают два полушария нашего мозга. А так как у нас в левом полушарии уже есть на все свои целевые потребности, идеи и установки, а в правом — свои жизненно важные чувства и инстинкты, то мы и воспринимаем не саму Реальность, а только ее отражение через свои собственные осознанные, бессознательные или полуосознанные установки, образы и чувства, которые заранее находились уже в нашей голове, т. е. мы воспринимаем только самих себя и то, что пропускают и выдают «наверх» наши полушария — левое и правое. Это значит, что наша судьба уже находится внутри нас(посеешь характер — пожнешь судьбу). Поэтому древнерусские жрецы называли наши внешние восприятия «ложными», «неистинными» и старались понять мир объективно, то есть через познание своей внутренней сущности. Древние русы говорили: «Познай самого себя, и только тогда ты поймешь истинную Реальность». Простой русский народ, не знакомый с жреческими психологическими исследованиями, тем не менее давно уже научился разбираться в своей психической сущности и назвал левое полушарие — «здравым умом» или «рассудком» человека, а правое — его «чувственным сердцем». А теперь несколько слов о самом сложном — о двух внешних личностях человека СК и ОСС. Итак, внешние личности человека — это искусственные образования, которые постоянно меняются, так как отражают все время результат активности левого и правого мозга, а 60
внешний результат все время меняется, так как меняются внутреннее содержание и активность разных участков мозга. Наружная личность человека — это то, что мы все привыкли называть «обычным состоянием сознания» (ОСС), а вторая результирующая личность — это СК, или так называемые «измененные» состояния сознания. Раньше ученые считали, что таких «измененных» состояний всего пять: гипноз (искусственный сон с «зоной раппорта»), сон, медитация, просоночные состояния и клинические состояния. Однако мне удалось открыть и впервые описать свыше тридцати физиологически разнородных «измененных» состояний внешнего сознания человека, и ученые всего мира назвали их «СК» — «Состояния Канды- бы». Все, что я только что объяснил про работу человеческого мозга, никто в мире еще не знает и не понимает. Но после моего объяснения все становится очень просто и понятно, человек перестает быть тайной. Более того, зная изложенные мною секреты работы мозга, можно научиться управлять человеком, причем на любом расстоянии. Теорию и психотехнику изменения обычного состояния сознаний и управления человеком я изложил еще более подробно: для тех, кто заинтересуется — в трехтомнике «Силовой гипноз», который состоит из I тома — «Мысленный гипноз», II тома — «Психологический гипноз» и III тома — «Эмоциональный гипноз». А теперь приступим к практике того, что до меня называли «гипнозом», а сейчас называют «СК». Итак, СК — это особые, измененные состояния сознания, поведения, реакций и психологии человека, в которых организм существенно изменяет свои психофизиологические характеристики. По своей психофизиологической активности все СК я делю на активные и пассивные. Активные СК я рекомендую людям с возбужденной психикой и повышенным общим мышечным тонусом, а пассивные СК я рекомендую лицам с пониженным психическим и общим мышечным тонусом, склонным к депрессии и расслаблению. А теперь я перечислю основные, самые эффективные на сегодня в мире, психотехники наведения СК — от самых активных до самых пассивных: 1)« Танцевальная». Эта техника пришла к нам из древнерусского обряда поклонения Солнцу, который выглядел в виде священного «хоровода». Эта техника сохранилась ныне только у сахов, в Киеве и у суфиев, а в упрощенных вариантах — в китайской трансовой физкультуре, в индийских танцах, в чеченских круговых танцах и у мусульман. Техника заключается в порождающем СК танце под специальную ритмичную низкооктавную трансгенную музыку со специальными движениями рук, наклонами, вращениями тела и движением по кругу. 2) «Ясновидческая». Это древнерусская техника, ныне сохранившаяся только в Киеве, которая позволяет наделить способностью к сверхчувственным ощущениям, как говорили в древности, дает 61
человеку «Силы», так как «открывает способность видеть и чувствовать на расстоянии». 3) «Классическая» — активная и пассивная. 4) «Индийская», «арабская», «американская», «тибетская» и «древнекиевская», или «каталептическая». Итак, на этом введение в профессию эстрадного гипнотизера я закончу. Перейдем к рассмотрению конкретных психотехник эстрадных номеров, которые наиболее часто встречаются на сцене и которые выполняют лучшие современные артисты: Арутюн Акопян, Ама- як Акопян, Владимир Данилин, братья Кио, Дэвид Копперфилд, Ури Геллер, Юрий Горный и др.
Глава I ГИПНОТИЧЕСКИЕ НОМЕРА НА СЦЕНЕ
1. Гипнотическая сила Описание номера: Вы выбираете из зала внешне крупного и сильного зрителя и громко в зал говорите, что сейчас вы продемонстрируете гипнотическую силу, которой никто не сможет противостоять, даже вот этот очень сильный человек. Демонстрируя это, вы сгибаете руки на уровне груди, соединяя кончики указательных пальцев как показано на рисунке. Зритель пытается разнять пальцы и не может этого сделать при всем старании. 3 Зак. № 127 65 Секрет: Действие этого номера основано на двух малоизвестных обычным зрителям законах: «во-первых, на действии суггестии (вну- шения в бодрствующем состоянии) и во-вторых, на законе механического рычага. Все зависит от положения ваших рук и уверенного командного поведения. Сжав свои руки в пальцах и локтях, вы автоматически по законам суггестии и биомеханики получаете большое преимущество перед вытянувшим свои руки зрителям и сила сцепления ваших указательных пальцев в таком неудобном для зрителя положении намного превосходит любые физические усилия зрителя по разъединению ваших рук. С помощью этого метода любой, даже слабый, человек может продемонстрировать силу намного большую, чем любой силач. Поэтому даже если зритель окажется негипнабельным, то все равно разжать ваши пальцы не сможет при всем старании.
2. Египетский сон Описание номера: Вы сообщаете зрителям, что сейчас продемонстрируете эффект знаменитого египетского сна, и приглашаете на сцену 5-7 человек желающих. Выстроив зрителей-участников в ряд, лицом к зрителям, вы располагаете их на некотором расстоянии(0,5-1,0 метра) друг от друга таким образом, чтобы они не касались друг друга и смотрели прямо в зал на передние ряды зрителей. Затем уверенным командным голосом вы приказываете всем участникам номера, не меняя положения головы, двигая только одними зрачками, поднять их вверх до предела и увидеть верхнюю часть своего междубровья, подняв для этой цели свои веки и брови максимально вверх-внутрь. Далее вы считаете громко в зал до трех и приказываете участникам продолжать смотреть вверх и, не меняя этого положения зрачков, закрыть глаза. Затем командным голосом вы громко в зал утверждаете, что у всех без исключения зрителей на сцене наступил египетский сон и никто из них, как бы он ни пытался, не может отныне без вашего разрешения открыть глаза. Более того, чем больше они будут пытаться это сделать, тем сильнее веки приклеятся друг к другу и разъединить их самостоятельно невозможно, такова сила египетского сна, который словно свинцом наливает веки и пошевелить ими никак невозможно, они крепко приклеены друг к другу. Далее вы командным голосом приказываете, чтобы все участники убедились, что глаза не открываются и преодолеть египетский сон невозможно. После безуспешных попыток зрителей открыть глаза, вы приказываете всем им расслабиться и переключить свое внимание на ваш голос, мягко, не открывая век, опустить зрачки глаз вниз так, будто они хотят увидеть свои ноги и открыть спокойно глаза, так как действие египетского сна окончилось. Зрители-участники подчиняются вашему приказу и спокойно открывают глаза, которые еще мгновение назад открыть никак не могли. Удивительно! Секрет: Действие этого номера основано на законе суггестии и на биомеханике положения зрачка. Здесь действует простой мышечный принцип: невозможно открыть глаза, если зрачок человека устремлен вверх- внутрь. Этот секрет знали и инцийские йоги, которые практиковали этот взгляд для получения аутогипнотического состояния сознания. 3. Электрическая сила Флюидов Месмера Описание номера: Вы объявляете в зал, что ровно 200 лет назад знаменитый магнетизер Месмер открыл явление необычных электрических и магнитных флюидов, которые исходят из рук каждого человека и каждый человек это может почувствовать на себе. Затем всех желающих почувствовать «флюиды Месмера» вы приглашаете на сцену(15-20 человек). Уверенным командным голосом вы приказываете всем, кто вышел на сцену, взяться за руки и образовать 66
круг. Затем вы начинаете считать от одного до десяти и сопровождать счет подчеркиванием того факта, что в кистях и теле всех, кто на сцене, начали появляться специфические ощущения флюидного тока, который но рукам начал передаваться от человека к человеку. Вы утверждаете, что с каждым вашим счетом ощущение флюидного тока становится все отчетливее и ярче, и что многие уже чувствуют различные специфические изменения в их организмах, и что те, у кого что-то болело, уже почувствовали значительное улучшение здоровья и т. д. Действительно! Большинство участников начинают чувствовать «флюиды Месмера» и их действие на организм. Вы подходите с микрофоном к нескольким наиболее ярко почувствовавшим «флюцды Месмера» и просите их всему залу рассказать о своих необычных ощущениях. Участники номера начинают рассказывать, а вы, действуя по обстановке, подносите им микрофон (именно тем, кто рвется что-то рассказать). Зал заинтригован, действительно, те, кто на сцене испытывал действие «флюидов Месмера», начинают рассказывать очень интересные вещи о своих ощущениях и действии этих загадочных «флюидов». Секрет: В Институте радиоэлектроники АН СССР в восьмидесятых годах, в лаборатории профессора Э. Э. Годика было обнаружено, что организм человека, так же как и все другие биологические объекты(рас- тения и животные), является источником разного рода очень слабых физических нолей и излучений, но действие этих слабых биополей и излучений легко ощущаются каждым человеком, особенно в коллективном суггестивном сеансе на сцене. Поэтому все ощущения «флюидов Месмера» являются феноменом вами зрителям внушенным и самовнушенным, но тем не менее в этом номере, кроме суггестии и аутосуггестии, присутствуют и объективные малоизвестные факторы коллективной генерации, и действия биополей и излучений кистей человеческих рук. Древнекитайские мудрецы также считали, что пальцы и середина ладоней человека(тока «лаогун») обладают способностью накапливать в себе некую таинственную энергию (энергию «ци»). 4. Зритель-факир Описание номера: Вы сообщаете зрителям, что каждый человек обладает замечательными способностями, о которых он даже и не подозревает. Например, каждый человек может волевым усилием преодолеть любую боль и даже совсем выключить физиологический механизм боли и вообще ничего не чувствовать. Главное для демонстрации полной болевой нечувствительности(анестезии) — это твердая волевая установка и абсолютная вера в результат. Затем вы приглашаете на сцену 3-5 человек из зала и демонстрируете на первых двух феномен прокалывания щеки иглой с ниткой. Остальные участники-зрители из тех, кто вышел на сцену, проделывают этот феномен самостоятельно. И зрители-участники, и весь зал убеждаются, что действительно боль можно преодолеть каждому человеку простым усилием воли и верой в результат. 67
Секрет: Феномен преодоления боли в месте прокалывания щеки, объясняется малоизвестной низкой болевой чувствительностью именно этого места, а также суггестивным эффектом, который задает гипнотизер. 5. Китайский гипноз Описание номера: Вы сообщаете в зал, что древние китайцы создали загадочный «китайский гипноз», который вы сейчас продемонстрируете на любых желающих зрителях. Все, кто желает проверить себя, сумеет ли он устоять перед китайским гипнозом, пусть выходит на сцену. Вы приглашаете на сцену 20-30 человек и располагаете их в зависимости от величины сцены в один или два ряда, лицом к зрителям в зал и на небольшом расстоянии друг от друга, чтобы локтями не касаться друг друга(около метра). Затем вы сообщаете в зал, что за многие годы эстрадных выступлений на сцене еще ни один человек в мире не устоял перед силой вашего китайского гипноза, в чем сейчас весь зал в очередной раз убедится. Затем вы предлагаете зрителям-участникам (на сцене) спокойно сжать пальцы рук в кулаки и соединить кисти рук как показано на рис. 1. Затем вы предлагаете соединить и разъединить большие пальцы, затем указательные, затем средние. А потом вы говорите, что начинаете китайский гипноз и просите соединить безымянные пальцы, после чего считаете громко в зал — 1!, 2!, 3! Затем сообщаете, что китайский гипноз начал работать и никто на расстоянии в 100 км от вас не сможет разъединить самостоятельно пальцы без вашего разрешения. Вы требуете, чтобы все участники номера попробовали и убедились, что сопротивляться вашей гипнотической силе ни один человек в мире не сможет. Действительно, никто на сцене не может разъединить безымянных пальцев. Никто не может этого сделать и в зале из тех зрителей, 68
кто попытался преодолеть китайский гипноз. Затем вы сообщаете, что действие китайского гипноза по вашему методу столь сильно, что еще трое суток во всем городе ни один человек не сможет самостоятельно разъединить безымянные пальцы, и только через трое суток действие китайского гипноза закончится и любой желающий сможет разъединить безымянные пальцы самостоятельно! А сейчас продолжаем номер, вы сообщаете в зал, что снимаете действие китайского гипноза и просите соединить и разъединить следующие пальцы (мизинцы). Все убеждаются, что действительно, китайский гипноз исчез и всем свободно удалось соединить и разъединить мизинцы. Если кто-то на сцене не смог этого сделать, вы подходите к нему, расслабляете его руки и кисти, и выполняете разъединение мизинцев. Секрет: Действие этого номера основано на законах суггестии и на том интересном, но малоизвестном факте, что именно безымянные пальцы никто разъединить самостоятельно не может. 6. Колдовская сила Описание номера: Вы рассказываете залу, что в древности в глухих сельских местностях проживали удивительные люди, которые обладали таинственным кодцовским даром лишать животное или человека жизненной силы. И вот сейчас, вы на любом желающем покажете действие этой знаменитой колдовской силы, которая способна любого, даже очень сильного человека, обессилеть и сделать беспомощным. Затем вы приглашаете на сцену зрителя-добровольца, изъявившего большое желание попробовать и испытать на себе действие колдовской силы. Вы идете навстречу зрителю в угол сцены и, взяв его за руку, помогаете ему подняться на сцену. Таким образом, вы оказываетесь на краю сцены у боковой стены. Вы сообщаете громко в зал, что во избежание неприятного падения, для полной страховки и безопасности вы проделаете эксперимент здесь, у стены, чтобы можно было на нее опереться. Затем вы предлагаете зрителю встать плотно к стене правой стороной и слегка прижаться к ней правым плечом и всей правой ногой, особенно ее нижней частью — подошвой, а левую ногу зрителя располагаете на 20-40 см от правой, чтобы положение тела было устойчивым и зрителю не грозило бы в будущем, при действии колдовской силы, падением. Затем вы громко, в зал, спрашиваете испытуемого, прочно ли он стоит на ногах и готов ли он к действию колдовства, полностью отнимающего у человека всю энергию и силу. Получив согласие зрителя к эксперименту, вы громко начинаете считать и пристально смотреть в левый глаз испытуемого, если его глаза резко расширились и застыли, и сам он весь оцепенел, то вы подходите к нему и, слегка коснувшись пальцами правой руки его лба, тихо и незаметно для зрителей в зале резко и неожиданно приказываете: «Спать»! Испытуемый падает, потеряв способность понимать происходящее, а если он не падает, то есть в его позе не было замирания и расширения зрачков, то вы не должны давать 69
команду «Спать»!, а жестко, приказным голосом, громко, чтобы было хорошо слышно и в зале, говорите: «Сейчас я коснусь вашего левого колена и сработает колдовская сила, колено и нога полностью обессилеют настолько, что вы не сможете несколько мгновений ее поднять, а потом силы к вам вернутся и все будет хорошо!» После этих слов вы подходите к испытуемому и касаетесь его левого колена, после чего испытуемый, действительно, не может поднять свою левую ногу с первой попытки, но пока он не изменил положения своего тела, вы тут же сообщаете, что действие колдовства окончено и зритель теперь свободно может двигаться, отойти от страховочной стенки и ничего не бояться, так как теперь колдовства уже нет и можно свободно двигаться и свободно пройти в зал на свое место. Таким образом, если зритель окажется гипнабельным, то он вообще упадет, а если окажется негипнабельным, то несколько мгновений не сможет пошевелить ногами. И в том, и в другом случае весь зал действительно наблюдает неотвратимое действие «колдовской силы». Секрет: Действие этого эстрадного номера основано на законах суггестии и секрете неудобной позы. Дело в том, что любая попытка испытуемого зрителя поднять левую ногу сразу вызывает необходимость отклонить туловище вправо, но якобы страховочная стенка мешает это сделать, поэтому левую ногу поднять вверх невозможно. Это никто, ни один зритель, не сможет сделать, но чтобы вы лучше могли понять суть этого секрета, вам следует самому стать правой стороной к стенке и потренироваться, чтобы вы лучше поняли и прочувствовали наиболее беспомощное и неустойчивое положение, и смогли потом грамотно и с пониманием сути дела требовать это от испытуемого зрителя. 7. Индусский гипноз Описание номера: Вы сообщаете в зал, что сейчас продемонстрируете удивительное действие старинного индусского гипноза и для этой цели приглашаете любую желающую девушку на сцену. Затем вы, слегка потеряв ладонь девушки, убираете свою руку и рука девушки автоматически идет вверх. Секрет: Для этого номера надо выбрать девушку гипнабельную, то есть такую, которая смотрит на вас широко раскрытыми немигающими глазами с легким замиранием в позе. Выведя девушку на середину сцены, вы строгим командным голосом говорите ей, что с этой минуты она внимательно слушает ваш голос и полностью выполняет все ваши команды. Затем вы своей левой рукой обхватываете правую кисть девушки сверху и давите ее слегка вниз, одновременно приказав девушке сохранять это положение руки, то есть ей приходится с равной силой слегка давить своей ладонью вверх, чтобы сохранять исходное положение рук. Затем вы своей правой кистью слегка касаетесь ее ладони и неожиданно, освободив от давления вниз руку девушки, громко говорите: «Моя правая рука пошла вверх, а ваша автоматически последовала за ней. Так, правильно! Еще выше! Еще выше! А теперь и ваша левая рука начала под- 70
ниматься вверх! Зашевелилась! И плавно, автоматически идет вверх! Эта сила как будто вырывает ваши руки! Вот она подняла все ваше тело на носки и через мгновение поднимет вас в воздух! Сейчас вы полетите! Ну! Летите!» В этот момент вы подходите к девушке, которая стоит в очень неустойчивом положении на вытянутых ногах, и говорите: «Прекращаем действие индусской магнетической силы, так как дальнейшее продолжение опыта может привести к полной победе над гравитацией с непредсказуемыми последствиями, например, к уменьшению веса тела до нескольких грамм и даже к полной потере веса и левитации!» Затем вы приказываете девушке опустить руки, расслабиться, успокоиться и просите ее придти в себя, чтобы голова стала ясной и свежей, а в тело вернулась сила, бодрость и здоровье. Действие этого номера основано на законах суггестии и спонтанном СК. Если публика доброжелательная и внушаемая, то на сцену модно приглашать всех желающих — 50-100 человек. Тогда номер получается очень зрелищным, особенно если кто-то на несколько сантиметров отрывается от сцены и зависает в воздухе. Для усиления эффекта я в своих выступлениях применял красивую музыку, а в качестве испытуемых приглашал на сцену не только взрослых, но и детей (не моложе 7-8 лет). 8. Гипноз Египетских фараонов Описание номера: Вы обращаетесь громко в зал и вызываете на сцену 3-5 человек, желающих испытать на себе силу египетского гипноза. Затем вы усаживаете испытуемых на стулья, и, подойдя к каждому из них, демонстрируете египетский гипноз, сила которого не позволяет никому из них встать со стула при всем желании. Обращаясь в зал, вы говорите, что действие египетского гипноза тысячи лет тому назад убедительно демонстрировали египетские фараоны. Вы сообщаете, что египетский гипноз лишает человека силы и он не может даже встать со стула, как бы ни старался. Действие гипноза фараонов неотвратимо! Секрет номера: Секрет заключается в позе, которую вы придаете испытуемым, а также в законах суггестии, в результате действия которых наступает состояние раппорта, то есть управляемой связи между гипнотизером и гипнотиком-зрителем. В результате возникающего раппорта испытуемые начинают в той или иной степени подчиняться командам гипнотизера, ну а по отношению к невнушаемым лицам гипнотизер применяет технику легкого давления указательным пальцем в точку чуть выше линии междубровья. Испытуемые усаживаются на стул таким образом, чтобы ноги были слегка отодвинуты от стула и голени по отношению к бедрам составляли угол не меньше 120о. При работе с очередным зрителем-гипнотиком вы заставляете его занять на стуле положение полулежа, положение удобное для сна, а затем строгим командным голосом приказываете: «Закройте, пожалуйста, глаза и... спать!» Одновременно с последним словом (командой 71
«спать») вы своей правой рукой проводите вертикальный пасс сверху- вниз, кладете правую руку на закрытые глаза испытуемого, а свою левую руку кладете на затылок. Затем поднимаете слегка голову гипно- тика вверх и опрокидываете ее назад и в сторону с одновременной жесткой командой: «Отключайтесь!» При выполнении вышеописанной гипнотической техники некоторые из испытуемых зрителей будут входить в глубокий транс (СК) и станут в дальнейшем полностью подчиняться любым вашим командам, а по отношению к тем испытуемым, которые в СК не вошли, вы применяете следующие действия. Вы кладете им указательный палец на лоб и требуете, чтобы они ногами не шевелились и пытались встать. Так как поза неудобная, то они встать из нее(при условии вашего давления пальцем) никак самостоятельно не смогут, пока вы не разрешите им открыть глаза, пододвинуть под себя ноги и пока вы не снимете свое давление пальцем с их лба. Для того, чтобы этот номер хорошо у вас получался, я советую вам заранее потренироваться без всякой суггестии. Вы давите указательным пальцем в лоб, а испытуемый пытается подняться. Этот предварительный опыт позволит вам хорошо чувствовать все тело испытуемого, все его движения в попытках подняться на ноги. По отношению же к той части зрителей, которые на сцене войдут в СК(глубокий транс), вы просто приказываете им потому, что их тело приклеилось к стулу и ни встать, ни пошевелиться они не могут. А затем, когда зал убедится в неотвратимой силе египетского гипноза, вы приказываете этим испытуемым открыть глаза и вновь обрести утраченные силы и бодрость. Если вы подняли руку одного из испытуемых и его рука зависла в воздухе, то это значит, что он настолько внушаем, что без всяких усилий с вашей стороны уже находится в каталепсическом СК, т.е. в глубоком специфическом трансе, сопровождающемся феноменом восковидной гибкости. Тогда по отношению к такому зрителю вы действуете только словами, на расстоянии, что вызывает у зала большее удивление. Иногда некоторые зрители-испытуемые ведут себя на сцене по-хулигански: не слушают ваших команд, не закрывают глаза, разговаривают, начинают с вами спорить и доказывать, что они не поддаются гипнозу и т. д. Так вот, таких зрителей-испытуемых надо незаметно, подчеркиваю, незаметно попросить со сцены уйти на свое место, в зал. А когда вы наберетесь немного опыта работы с залом, то в следующий раз, когда приглашаете на сцену желающих принять участие в каком-либо номере, смотрите, чтобы среди них не было лиц скандальных и невну- шаемых. 9. Сила богов Описание номера: Гипнотизер обращается в зал со словами: «С древних времен известно, что каждый человек в трудную для себя минуту может обратиться за помощью к богам — таинственным маг- 72
нетическим природным силам, которые окружают нас всегда, в любом месте и в любое время. Искренняя вера попавшего в беду человека позволяет свершиться чуду — действительно, неожиданно к ослабевшему от болезни или другой причины человеку, вдруг приходят сила и настроение, и человек выживает и становится здоровым. В Библии об этом говорится так: «Просите и вам дано будет!», «Стучите и вам откроют!», «По вере вашей и будет вам!», «Если искреннее уверуете и скажете горе сдвинуться, то она сдвинется!» и т. д. Итак, попрошу на сцену 10— 15 человек, желающих научиться просить у Бога сил, чтобы в трудную для вас минуту вы смогли сами себе помочь!» После этого обращения в зал, ваш помощник отбирает 10 слабых людей и 10 обычных и располагает их на сцене парами, лицом к залу. Получается 10 пар. Затем гипнотизер, обращаясь к тем, кто находится на сцене, говорит: «Дорогие друзья! Все 10 человек, кто в обычной жизни слаб и не отличается особой силой, посмотрите, пожалуйста, на меня и мысленно или шепотом искренне произнесите три раза: «Я становлюсь сильным! Очень сильным!» После каждого самоприказа сожмите в кулак свою правую руку и сразу расслабьте, при этом прочувствуйте прилив сил, которые Бог и Природа вам немедленно дают, по вашей просьбе! Напоминаю, вы должны просить искренне, смотреть на меня и верить абсолютно, без всяких сомнений, что Бог вам поможет и сила наполнит вашу руку и вас! Итак, начали! Все, глядя на меня, произнесите самоприказ: «Я становлюсь сильным! Очень сильным!» Так, а теперь быстро и энергично сожмите кисть своей правой руки в кулак со всех сил и спокойно разожмите! Так, а теперь без моей помощи, самостоятельно проделайте это упражнение еще два раза!» Далее гипнотизер и его помощник наблюдают, как находящиеся на сцене зрители выполняют задание. Затем гипнотизер просит набравших силу 10 зрителей положить себе на голову сверху ладонь правой руки и убедиться, что их здоровые и сильные партнеры как бы ни старались, но разогнуть и снять руку с головы не смогут. Помощник гипнотизера подходит по очереди к каждой паре и правильно устанавливает руки, а затем после общей команды: «Начали!» — все убеждаются, что действительно, ранее слабые люди стали настолько сильными, что их мощные партнеры не смогли разогнуть их правые руки, которые они свободно удерживали ладонями сверху головы. После того как все 10 испытуемых убедились, что они научились становиться сильными по мгновенной самокоманде, гипнотизер вновь просит всех испытуемых внимательно смотреть на него, при этом гипнотизер приказывает: «Начиная с этой минуты, вы все приобретаете на всю вашу жизнь способность управлять своим организмом! Достаточно вам захотеть добиться чего-либо от самого себя, вы закроете на мгновение глаза итри раза коротко и четко дадите себе нужную команду! И я абсолютно уверен, что ваш организм ее выполнит! 73
Желаю вам всего самого доброго, а теперь проходите, пожалуйста, в зал на свои места, а мы продолжим нашу интересную и удивительную программу!» Секрет: Действие этого номера основано на искусстве включения естественных резервных психофизиологических механизмов организма человека. Древние люди знали о существовании так называемых «скрытых возможностей человека», но они думали, что механизм их включения зависит от потусторонних «божественных» сил. Современная наука открыла способ самостоятельного включения в самом себе собственных сверхвозможностей и назвала это искусство «психической саморегуляцией» или «аутогенной тренировкой». Поэтому весь номер — это окрашенная в мистику, ускоренная эффективная психотехника обучения всехжелающих искусству психической саморегуляции, которая в современной СК-науке называется «СК-аутотрениш>. В данной технике применено нейролингвистическое программирование на закрепление самостоятельного навыка и умения входить в СК и пользоваться им для самовоздействия и самокоррекции. При этом используется закрепляющий код, основанный на специфическом положении руки, когда, за счет ее позы (ладонью на голове), ее действительно неудобно и очень трудно снять другому человеку силой, если испытуемый сопротивляется. 10. Чудесные точки и меридианы Описание номера: Гипнотизер выходит на сцену и — обращаясь в зал, говорит: «Дорогие друзья! С древних времен, много тысяч лет тому назад, далеко на Востоке мудрецы совершили удивительное открытие. Они обнаружили на теле каждого человека чудесные точки и меридианы, воздействуя на которые обыкновенным нажатием пальца можно эффективно воздействовать на человека — или лишать его энергии и силы, или, наоборот, вызывать мощный прилив загадочной жизненной энергии, которую в Индии называют «прана», в Китае называют «энергия ци», в Японии называют «энергия ки», а у нас эту таинственную божественную энергию, несущую нам с неба жизнь, называют «святым духом». Так вот, сейчас я выберу из зала любого желающего принять участие в эксперименте мальчика, и он на глазах всей уважаемой публики, здесь на сцене продемонстрирует нажатие на чудесную восточную точку, которая лишит взрослого человека энергии и силы, и он не сможет поднять мальчика с пола, пока мальчик будет нажимать на восточную точку, но достаточно мальчику перестать нажимать на восточную точку, и взрослый человек свободно и легко поднимет его с пола! Итак, кто желает испытать чудесное действие восточных точек и меридианов, прошу подняться на сцену!» Помощник гипнотизера отбирает из всех желающих пару участников, одного маленького, а другого побольше. Затем несколько секунд объясняет и обучает на себе маленького зрителя, чтобы он научился правильно нажимать на чудесную восточную точку под подбородком. 74
Затем мальчик (или небольшого роста худенький взрослый) выходит на середину сцены вместе с огромным зрителем-партнером — и начинают демонстрировать действие чудесной восточной точки. Маленький зритель нажимает на чудесную восточную точку и вся жизненная энергия и силы неожиданно покидают большого зрителя и, попытавшись поднять с пола «малыша», он не может этого сделать. Затем «малыш» перестает нажимать на чудесную восточную точку, силы возвращаются к «гиганту» и он легко поднимает «малыша» наверх. Затем этот номер «малыш» повторяет еще на 2-3 зрителях, желающих испытать обессиливающее действие чудесной восточной точки. После того, как все убедились в чудесном действии китайской точки, гипнотизер отправляет участников опыта в зал и сообщает зрителям, что в настоящее время открыто свыше 700 чудесных точек на поверхности тела человека, воздействуя на которые можно управлять состоянием человека. Эти точки используются в точечном лечебном массаже (акупрессуре), в иглотерапии, медицинской диагностике, в секретных боевых искусствах и т. д. Секрет: Действие номера рассчитано на внушении и умении ловко нажимать на точку снизу подбородка таким образом, чтобы голова партнера слегка запрокидывалась все время назад и это положение головы не позволяло ему наклониться вперед, чтобы поднять мальчика. Надо следить, чтобы нажатие было несильным, а умелым, и именно в момент попытки наклониться и поднять мальчика и следует четко отвести голову партнера назад. Это умение несложное и помощник гипнотизера, когда приглашает желающих на сцену, очень быстро (буквально за 10-15 сек.) обучает на себе этому искусству маленького зрителя, а затем «малыш» демонстрирует свое умение на «гиганте» перед публикой. 11. Мысленный гипноз Описание номера: Гипнотизер обращается в зал со словами: «Дорогие друзья! Впервые в мире я на глазах многих сотен людей продемонстрирую силовой мысленный гипноз! Мой помощник сейчас пройдет в зал и все те, кто желает принять участие в номере возьмите, пожалуйста, у него два листка бумаги и карандаш!» После того, как помощник раздаст всем бумагу и карандаши, гипнотизер продолжает: «Задумайте, пожалуйста, любое трехзначное число! Пока вы будете думать, какие бы числа вам задумать, я мысленно, на расстоянии, заставлю вас задумать определенные числа! Для чистоты эксперимента, прошу никому задуманное вами трехзначное число не показывать и записать его на одном листке сверху, рядом напишите это же число наоборот, а теперь от большего из этих двух тайных чисел отнимите меньшее. Итак, вы имеете результат из трех цифр, а теперь возьмите среднюю цифру и напишите ее отдельно, на втором листке, сложите его, чтобы вашу тайную цифру никто не видел, и положите листок с этой цифрой моему помощнику на поднос». 75
После этих слов помощник проходит в зал и собирает вторые листки с одной цифрой. Затем гипнотизер говорит: «А сейчас, постарайтесь, пожалуйста, мысленно представить себе эту цифру, а я ее угадаю, сразу у всего зала! Итак, представляйте ее себе! Я думаю... думаю... я вижу... вижу... это цифра «9»! Прошу помощника, выйти на сцену и зачитать ответы!» Помощник поднимается на сцену, вскрывает записки и везде написана цифра «9». Далее, без паузы, гипнотизер говорит: «А сейчас я усложняю задание! Никаких бумаг! Желающие участвовать в телепатическом эксперименте, встаньте, пожалуйста!» После того, как часть зрителей встает, гипнотизер продолжает: «По моему хлопку вам надо будет задумать одну любую цифру от 1 до 5! Сейчас прошу не думать! Расслабтесь! Я начинаю мысленное внушение! Хлопаю! Задумали? Хорошо! Я телепатировал цифру «3»! Поднимите, пожалуйста, руки те, кто задумал «3»! (Зрители поднимают руки почти все!) Так, хорошо! А теперь помоему хлопку вы должны будете задумать любую цифру от 1 до 10! Приготовьтесь! Начали! (Гипнотизер хлопает в ладоши). Достаточно! Очень хорошо! Я телепатировал цифру «7»! Поднимите, пожалуйста, вверх руку те, у кого в голове возникла именно «7»! (Большинство участников поднимает руку). Хорошо! Вы все очень способные люди! Благодарю вас за участие в эксперименте! Садитесь, пожалуйста!» Секрет номера: Первый фокус математический, то есть всегда будет девятка. Второй фокус и третий психологические, то есть всегда при этих условиях большинство людей задумывают цифры «3» и «7». Такова природа человека и, возможно, не только... Не зря, цифры 3, 7, 9 в Русской Религии являются священными... 12. Загадка биолокации Описание номера: Обращаясь в зал, гипнотизер говорит: «В древние времена люди обнаружили удивительное явление, по особенным ощущениям или автоматическим идеомоторным движениям каждый человек может считывать из собственного подсознания различную интуитивную информацию, которая попадает в мозг из ближайшего окружения. Но так как величина поступающих в мозг сигналов из внешней Среды в основном невелика, то ее назвали субпороговой и недостаточной для осознавания. 99% всей поступающей в подсознание от наших органов чувств информации нами не осознается, хотя вся поступающая информация никуда не исчезает и всегда находится в нашем бессознательном. Возникает проблема, а нельзя ли эту огромную, но слабую по величине бессознательную информацию каким-либо образом извлечь из подсознания и сделать видимой и доступной для понимания? И вот русские мудрецы и жрецы еще задолго до новой эры придумали оригинальный метод поиска подземных водных источников и полезных руд с помощью гибкой лозы. Лозоходец программирует свое 76
подсознание так, что если он несет перед собой гибкую веточку или ивовый прутик, то в том месте, где под землей окажется искомый предмет (вода, руда, клад и т. д.) рука автоматически (идеомоторно, бессознательно) должна чугь-чугь дернуться и это станет видно при вздрагивании прутика или гибкой лозы. Таким образом, мозг получив из- под земли очень слабые, неосознаваемые человеком сигналы, все-таки делает их видимыми через вздрагивание лозы. Со временем лозоходцы, рудоходцы, кладоискатели, целители и др. умельцы, чтобы повысить чувствительность своей руки на очень слабую информацию из своего подсознания, создали первые технические устройства: маятники и рамки. Жрец брал в руку маятник (небольшой груз на нитке) и программировал себя, что на любой свой вопрос к собственному мозгу, к которому стекается вся информация из окружающей Среды, мозг должен отвечать идеомоторным покачиванием маятника, что должно обозначать ответ «да» или его неподвижностью, что должно обозначать ответ «нет». То же самое и с рамкой, движется — «да» — не движется — «нет». Однако по мере занятия биолокацией чувства оператора обостряются и ему уже не нужны рамка или маятник. Опытный оператор получает ответ «да» или «нет» по всем органам чувств, но так называемой, обратной биологической связи, то есть, ответ «да» оператор чувствует как приятный запах, специфическое покалывание в кончиках пальцев, сладкий вкус на кончике языка, легкое тепло на коже и т. д., а ответ «нет» оператор ощущает наоборот, как неприятный запах, кислый вкус, холод и т. д. Ощущения у разных людей разные, а самые способные операторы могут применять и более сложные органы чувств — слух и зрение, и тогда мозг преобразует поступающую из внешней Среды информацию в звуки, слова, образы, ощущения, чувства и картины. Такие способности встречаются в основном улиц с развитым чувственно-образным или как его называл ак. Павлов И. П., художественным правым полушарием мозга. Особенно талантливы в биолокации лица с развитым воображением, то есть с развитым языком правого мозга — языком образов, чувств и видений. Такие люди обладают способностью к ясновидению и яснослышанию, а некоторые даже к рентгеновскому зрению, то есть видению предметов сквозь стены и препятствия и даже умению читать пальцами рук на расстоянии. Сейчас я, уважаемые друзья, покажу вам небольшой пример биолокации, а затем на тех зрителях, кто пожелает, разовью эту способность и у вас, чтобы вы тоже могли владеть простыми приемами биолокации, например, работа с маятником, где в качестве грузика используется старинное волшебное средство — янтарь. Затем гипнотизер вызывает на сцену 15-20 человек желающих и просит их установить на будильнике в любом положении часовую и минутную стрелку, а затем повернуть будильник стрелками вниз, чтобы их не было видно, и положить будильник на стол, на сцене. Вызванные на сцену зрители, трижды ставят на разное время стрелки, а гипнотизер трижды проводя пальцами правой руки над будильником с помощью биолокации точно угадывает скрытое положение стрелок. 77
Затем гипнотизер раздает маятники всем зрителям на сцене и обучает их биолокации, а затем демонстрирует на весь зал способности этих зрителей правильно определять с помощью маятника болезни друг у друга. У многих, кто вышел на сцену и принял участие в опытах по биолокации эти способности открылись и они стали диагностировать болезни, определять погоду на завтра, находить пропавшие (спрятанные) вещи (или людей) и т. д. Зал восхищается увиденными чудесами, которые оказались доступными всем желающим! Секрет: Когда зритель-участник установил на будильнике время, помощник гипнотизера берет и переворачивает его стрелками вниз, а затем накрывает будильник платочком таким образом, чтобы была видна звонковая кнопка, затем левой или правой рукой берет будильник большим пальцем сверху, а остальными снизу и подносит будильник к столу и кладет его посредине стола. Секрет в том, какой угол образован между галстуком помощника и направлением звонковой кнопки. 1 час — это угол 0—30, второй час 30-60 и т. д. А положение минутной стрелки показывает лежащий сверху платка большой палец помощника, опять-таки по отношению к галстуку, который обозначает точку — 12 часов. Второй секрет — это кодирование успехом. Когда зрители видят, что гипнотизер легко выполняеттакую трудную задачу, то у них действительно открываются в той или иной степени биолокационные способности, вплоть до яснослышания, ясновидения и рентгеновского зрения. 13. Чтение закрытой библии пальцами Описание номера: Гипнотизер громко говорит в зал: «Дорогие друзья, нет ли у вас у кого-нибудь, какой-либо книги, любой! Дайте ее мне на минутку и я вам ее верну! (Из запа дают несколько книг и журналов). Друзья! Многие из вас слышали о знаменитой способности некоторых людей читать закрытый текст пальцами рук. В нашей стране и в мире это в лаборатории могли продемонстрировать Роза Кулешова и Нина Кулагина. Эгу редкую и скрытую способность тренированного человеческого организма я вам сейчас, впервые в мировой эстрадной практике, покажу публично на большой массовой аудитории перед сотнями (тысячами) людей!» Затем гипнотизер приглашает из зала комиссию из трех желающих женщин и просит их выбрать одну из предложенных зрителями книг. Затем гипнотизер обращается в зал с просьбой назвать страницу. Из зала звучит голос:«149-ю!» Затем гипнотизер просит назвать номер строки. Из зала звучит другой голос: «5-я строка сверху!» Затем гипнотизер просит назвать номер слова в строке. Из зала звучит другой голос: «3-е слово!» Затем гипнотизер просит взять второй микрофон и сесть трем женщинам за столик и записать данное зрителями задание, чтобы после демонстрации чуда чтения пальцами, можно было открыть выбранную комиссией книгу и проверить, правильно ли гипнотизер назвал заданное зрителями слово. Далее гипнотизер просит поднять над столом закрытую книгу, отходит от нее вглубь сцены на расстояние 5-10 шагов и направив откры- 78
тую ладонь правой руки пальцами вперед к книге, слегка пальцами шевелит и вдруг, через 2-3 секунды действительно пальцами считывает заданное слово, хотя книга закрыта и до нее расстояние в 10 шагов. Гипнотизер в свой микрофон называет слово громко и комиссия открывает книгу и действительно всему залу подтверждает, что третье слово, в пятой строке сверху, на 149 странице гипнотизер прочитал правильно. Затем гипнотизер меняет комиссию, и новые зрители дают новое задание, и гипнотизер вновь с успехом, его выполняет. Затем из зала звучит голос: «А вы можете прочитать всю строку от начала до конца? Гипнотизер сразу называет всю строку. Комиссия подтверждает правильность ответа. Тогда из зала звучит голос другого скептика: «А вы можете прочитать задание лично мое?» и сам называет номер страницы, строчки и слова. Затем сам поднимается на сцену и сверяется с текстом книги, не доверяя комиссии. Убедившись, что все правильно, скептик не отстает и просит прочитать не одно слово, и не одну строчку, а 10 строк на названной им странице. Гипнотизер выполняет и это задание, и комиссия и скептик убеждаются, что задание выполняется правильно и все увиденное зрителями, это не фокус, а настоящая правда. Смущенный и веселый скептик садится в зал, а гипнотизер, пошутив о том, какие нынче странные зрители, переходит к другому номеру. Секрет: Первый секрет заключается втом, что 3-4 наименования очень хороших книг продаются перед концертом в фойе перед входом в зал. Несколько зрителей обязательно какую-нибудь одну или несколько книг купят. Такие же книги есть и у помощника гипнотизера, который находится в глубине сцены за кулисами. Когда зрители дают задание и гипнотизер отшагивает от стола комиссии вглубь сцены 5-10 шагов, он поворачивает чуть-чуть взгляд (но не голову) и считывает ответ на большом белом листе, который уже написал помощник, так как он хорошо слышал задание зрителей, быстро открыл заданную страницу, прочитал нужнуюстроку и всю ее записал крупными печатными буквами фломастером. Гипнотизер вцдит и запоминает всю строку, а затем уже сам отсчитывает нужное слово, а когда зрители требуют, то и всю строчку. Второй секрет заключается в том, что в зале сидят 2-3 помощника гипнотизера, которые в разные дни по очереди разыгрывают роль «скептика», задавая задание, на которое гипнотизер заранее уже выучил текст, который он якобы считывает пальцами. Кроме того, эти помощники также передают на сцену каждый по книге и журналу, дубликаты которых тоже есть у основного помощника за кулисами. Это нужно, чтобы зрители не думали, что гипнотизер смог прочитать только слова из тех книг, что продавались в фойе. Третий секрет — чаще всего берутся две одинаковые Библии, одна в зале, одна — на сцене за кулисами у помощника. Чтение из Библии зрителям больше похоже на чудо и больше нравится. Четвертый секрет—это применение спец. радиоаппаратуры. В этом случае помощник из-за кулис передает подсказку гипнотизеру по спецрадио. Пятый секрет — гипнотизер действительно обучается этому искусству и действительно его показывает. 79
14. Психологические опыты на сцене В связи с негативным отношением государства к массовым сеансам гипноза, многие артисты-гипнотизеры вынуждены свои выступления замаскировывать под «Сеанс оздоровления», «Лекцию», «Психологические этюды», «Твои возможности, человек» и др. В последние десятилетия наиболее популярна у населения программа «Психологические этюды»: 1) Личная демонстрация феномена сверхпамяти. В этом номере артист располагает на сцене в ряд 60 квадратов, на которых написано по одной цифре. Получается 60 разных цифр. Артисту завязывают глаза и он четко называет все число. Затем кто- то из зрителей вновь меняет местами все цифры, артист смотрит несколько секунд(3-10 сек) и вновь запоминает, а затем громко в зал называет все 60 цифр. Секрет этого номера — в длительных многолетних тренировках по развитию памяти методом визуальных представлений. Артист развивает у себя прежде всего способность к воображению, умение с открытыми глазами представлять себе любую картину. Такая способность называется «эйдетическое мышление». Некоторые ученые называют эту способность «картинно-образное мышление». Я это состояние сознания называю «СК-2». Овладев способностью к визуализации, артист начинает работать с памятью. Он учится разбивать длинные числа на блоки из 3-6 цифр, а затем учится видеть эти блоки цифр, например, на знакомой улице. Например, артист представляет себе, как он выходит из своего дома, а на двери подъезда закреплен квадрат (тот же, что и на сцене) с цифрой — «5», на лестнице крыльца на первой ступеньке — «3», на второй — «7», на третьей — «9». Артист мысленно сходит со своего крыльца и ввдит на столбе «0», «2», «Ь. Артист мысленно проходит мимо столба к углу здания вдоль улицы и ввдит на углу здания «4», «9», «0». Артист идет мысленно вдоль здания и на окнах парикмахерской(шесть окон) видит цифры «6», «5», «3», «8», «9», «0». Артистмысленноидетпознакомойдодеталейули- це и видит следующие цифры блоками по три цифры. Итак, артист, чтобы запомнить очень длинный ряд цифр(60 и более), мгновение смотрит на первые блоки из трех цифр и быстро их мысленно приклеивает на знакомую улицу. Артист на мгновение закрывает глаза и убеждается, что цифры четко видит именно в той последовательности, что и на сцене. Затем, артист берет следующие по порядку блоки цифр и располагает их также и т. д. По мере тренировок этот навык быстро развивается и артисту с каждым годом нужно все меньше секунд на запоминание. И если в начале тренировок артист может запомнить 20—30 цифр за 15-20 минут, то с годами тренировок он запоминает сотни цифр за 3-10 секунд. Артист приобретает автоматически сопуствующую способность скорочтения, то есть обучается быстро, одним взглядом, понимать и запоминать целые страницы текстов. Кроме того, при дополнительных тренировках процесс запоминания полностью выводится в бессознательное правое 80
полушарие мозга и тогда артист просто видит цифры, без всякой улицы и т. д. Сам артист уже не осознает как это у него получается. Процесс запоминания становится автоматическим и бессознательным, просто артист четко видит на мысленном экране всю последовательность цифр в запрашиваемой последовательности. Слева-направо или справа-налево или вообщесколько угодно цифр и в любой последовательности. Мозг мгновенно высвечивает на экране сразу готовый результат. По мере этих, уже более сложных тренировок, автоматически приобретается способность умножать, возводить в степень и т. д. огромные числа и сразу получать на мысленном экране готовый ответ, который выдает наш правый мозг. Автоматически по ходу тренировок приобретается и необыкновенная сверхпамять. Артист может вспомнить любую секунду своей жизни и сразу ответить все, что происходило тогда, в эти минуты, хотя может быть уже и прошло 20-30 лет. В нашей стране этот номер в разных вариантах блестяще демонстрировали Михаил Куни, Бендиктис, Альберт Игнатенко, Шерешев- ский, Гарибян и др. Способность к сверхпамяти может быть врожденной или приобретенной. 2) Управление погодой. Суть этого номера заключается в том, что артист методом волевого усилия обучается управлять своей «энергетикой». В результате врожденной или приобретенной(из-за болезни или тренировками) способности артист может направлять в небо свою «энергию», ярко и образно представляя себе, как из его ладоней, глаз и солнечного сплетения идет «энергетический луч-поток» прямо в небо и вызывает нужную погоду — дождь или солнце, ветер или грозу и т. д. В некоторых странах Тибета, Африки, Америки и др. есть шаманы, маги, колдуны и т. д., которые якобы демонстрируют этот феномен. В нашей стране есть очень много людей, которые уверяют всех окружающих, что они способны управлять погодой длительным волевым сосредоточением, но я пока, строго научно, в этом феномене еще не убедился. Мои личные опыты не дали положительного результата, а разные там разговоры про «психическую энергию», «чакры» и т.д., с помощью которых якобы этот феномен кто-то выполняет, я отношу к шизофреническому бреду, обману и саморекламе. Если надо, то любой артист-гипнотизер может этот трюк подготовить и сделать. Поэтому трюк существует, а феномен, как реальная способность человека мысленно управлять погодой, пока еще не доказан. Но как и любой другой ученый, я продолжаю изучение этой проблемы, так как теоретически человек может все, ну, а на практике, это не совсем так... К моему глубочайшему сожалению, есть кое-какие пределы возможного, пусть это только сегодня, но есть. И в этом истина, а все, кто что- то может, должен четко верить и знать, что можно еще больше, но все же не до бесконечности, иначе это шизофрения... Кроме того, в Природе существуют многие «невозможности»... Кроме того, объективный исследователь, должен обязательно считаться с результатами научных экспериментов и исследований, а также со всем тем, что мы называем «научной точкой зрения». Я не говорю соглашаться, а говорю 81
считаться, то есть иметь в виду, чтобы голова всегда оставалась трезвой и адекватно оценивала происходящее, иначе восприятие «гения» становится неадекватным и раздваивается со всеми последующими клиническими симптомами... 3) Энергетический (силовой) гипноз. Этот номер демонстрируют многие артисты-гипнотизеры как на сцене, так и в жизни. Вот как свою психотехнику этого номера описывает один знаменитый гипнотизер: «Обычному гипнозу поддаются 10— 11 %, а энергетическому — все 100%. Я набрасываю на человека энергетический аркан-облако и тяну его к себе. Если связь рассечь, то человек выходит из подчинения. Энергетический гипноз мне удается и на животных!» Что касается моего личного отношения к этому эстрадному номеру, то я также много раз его демонстрировал, но должен честно признаться, что получается у меня этот феномен очень редко. Одно дело — эстрадный номер, который всегда получается, так как специально подготовлен с отбором на гипнабельность, а другое дело — в реальной жизни, где людей сверхгипнабельных очень мало и трудно «что-то такое» показать. 4) Определение цвета пластинок. Этот номер основан на способности артиста различать цвета нескольких пластинок, окрашенных в какой-либо один яркий цвет, каждая. Впервые громко об этой способности различать пальцами рук цвет предмета заговорили после опытов с Розой Кулешовой, хотя специалисты знали об этом давно. Существует и вариант различия цвета пластинки, спрятанной в прочный и непрозрачный конверт. Такой конверт прикладывается артисту колбу и он на основании своих, заранее натренированных тонких ощущений, легко угадывает цвет спрятанной в конверте пластинки. По мере тренировок с этим феноменом способности артиста развиваются, и ему удается опознавать пальцами или лбом различные геометрические фигуры и даже текст газеты. Многие годы чтение лбом демонстрировала ассистентка профессора И. М. Когана Корабельникова. 5) Память на слова. Этот номер заключается в том, что на доске записывают 25-30 слов в один-два ряда, плюс зрители еще громко называют 10-15 слов. Артист, мгновенно взглянув на запись, все слова запоминает. А также запоминает номер слова. Артисту одевают на глаза повязку и спрашивают, назовите пятое слово в первой строке, считая справа-налево. Артист легко называет это слово. Секрет этого номера в том, что артист запоминает образы. Например, слова «женщина», «дерево», «сумка» он представляет себе как женщину, стоящую под деревом с сумкой и т. д. По мере тренировок артист может по одному взгляду мгновенно сосчитать и сказать сколько всего букв во всех записанных и названных словах. В еще более сложных номерах слова записываются на быстро вращающейся доске-барабане; различать глазом написанное невозможно, но артист одним взглядом называет все слова и количество букв. Есть и другие, еще более сложные варианты этого интересного номера. Этот номер когда-то хорошо выполнял артист Виктор Ави. 82
6) Номер «Сила слова!» Тестом «всплытие рук» артист отбирает из зала 25-40 человек; затем на сцене уже вторым тестом «движение руки вниз» отбирает 10- 15 человек, у кого проявилась восковидная гибкость (феномен каталептического опускания руки). Затем артист расставляет на сцене стулья в два ряда и в первый к зрителям ряд усаживает 5-7 человек, которые прошли тесты «не могу двинуть ногой, она приклеилась к полу», и «на руке артиста вижу белый шарик» (которого нет). Таким образом, артист незаметно и быстро (все тесты занимают 1 менее минуты) выбрал на сцене сверхгипнабельных лиц, а остальных отправляет в зал. Далее с этими сомнамбулами(именно так называются такие люди) артист показывает различные психологические феномены, при этом когда надо погрузить испытуемого в СК-2, артист это делает пассом сверху вниз вдоль глаз, а когда надо вывести из сомнамбулического гипноза (СК-2), то делает это взглядом, касанием, голосом, интонацией, пассом снизу- вверх и другими условными сигналами введения и выведения из транса. Чаще всего с отобранными сомнамбулами на сцене показывают следующие несложные феномены: - хождение и прыжки по стеклу; - смелое обращение с огнем; - прокалывание рук, ног, щек, языка и др.; - регрессия возраста (изменение возраста на меньший или больший, чем на самом деле); - изменение вкуса на обратный(гипнотик на горькое говорит сладкое и наоборот); - изменение пола и профессии (мужчина считает себя, по скрытой команде гипнотизера, певицей Пугачевой); - встреча с НЛО (гипнотики видят и участвуют в контакте с инопланетянами); - встреча с духами умерших (гипнотики видят и разговаривают с призраками своих умерших знакомых или родственников, или с духом Ленина, Сталина, Наполеона и т. д.); - веселое путешествие (гипнотики отправляются в рай, где видят города, рестораны, красивых девушек, попадают в различные комические ситуации, по скрытым командам гипнотизера, которые составлены по заранее продуманному и отработанному веселому сценарию, когда люди на сцене то пьют водку и пьяные бегают по сцене, то раздеваются и купаются, то прячутся от дождя, то рыбачат, то танцуют, то играют на инструментах в оркестре, то называют артиста папой и бегают за ним, то себя считают индейцами и начинают охотиться, то дают интервью американским журналистам, то все вместе едут в ресторан и там весело гуляют, пьют и едят; то катаются на осликах, на лошадях, на слонах, на автомашинах, на самолетах; то совершают различные покупки в магазине, на рынке; то смотрят кинокомедию с любыми артистами; то собирают в июле цветы, а потом вдруг золотые монеты; то вдруг парятся в бане, а затем мерзнут на льдине, то вдруг поймали золотую рыбку и громко загадывают ей три самых заветных желания и т. д.). 83
Существуют и другие варианты психотехники отбора внушаемых зрителей и выполнения с ними различных номеров на сцене. Например, в зал включают мягкую спокойную музыку, артист приглашает на сцену 50-100 человек желающих и всех усаживает в 4-5 рядов стульев на сцене. Всех просит закрыть глаза, и считая громко до 5, на каждый счет внушает сон, покой, тяжесть и тепло во всем теле. Затем артист постсуггестирует, что сейчас подойдет к каждому, коснется его головы и он заснет. Артист обходит всех и усыпляет всех. Затем внушает, что все они птицы, их руки крылья, они взлетают в небо и начинают махать крыльями; вот внизу река, лес... Артист смотрити отбирает тех, кто хорошо вошел в транс и уже послушен, а тех, кто в транс войти не сумел быстро отправляет обратно в зал. Затем артист отбирает 5-10 человек наиболее раскованных и гипнабельных и с ними делает всю остальную программу концерта, а остальных тоже отправляет в зал. Другой вариант отбора зрителей для программы. Приглашают всех желающих закрыть глаза и сосредоточиться на ощущениях в правой кисти, вот кисть зашевелилась и, поднявшись вверх, тянет вверх всю руку, вторая рука тоже плавно пошла вверх. Обе руки неизвестный магнит вытягивает вверх так сильно, что зрители уже не могут сопротивляться и их тело встает и они начинают двигаться на сцену. Причем, хотя глаза закрыты у многих, но они хорошо все вцдят и хорошо ориентируются в проходе на выход к сцене. Через короткое время (2-3 минуты) 50—100 зрителей, находясь в сомнамбулическом трансе, выходят на сцену. Гипнотизер просит всех открыть глаза и, показывая один палец, спрашивает их: «Поднимите руку те, кто хорошо вцдит три пальца!», остальных артист просит покинуть сцену и пройти в зал на свое место, а с оставшимися на сцене зрителями, находящимися в трансе и способными к визуализации с открытыми глазами, артист начинает программу сомнамбулических опытов по отработанному годами сценарию. Еще вариант. Артист открывает флакон духов и спрашивает весь зал, чтобы те, кто хорошо на расстоянии почувствовал за... духов(это тест!), вышли на сцену. На сцене зрителей усаживают в 2-3 ряда на стулья и просят закрыть глаза, расслабиться, успокоиться, ни о чем постороннем не думать, а внимательно слушать голос гипнотизера и стараться ему подчиняться полностью. Затем артист внушает на счет от 1 до 10 чувство тяжести и тепла вначале в правой кисти, а затем и во всем теле. Затем развивает визуализацию (СК-2). 15, Телепатический гипноз В последние годы во всем мире резко возрос интерес к резервным возможностям человеческой физиологии и психики. Многие мои ученики и даже обычные зрители из зала, часто просят меня рассказать и научить их искусству телепатического гипноза и умению читать мысли других людей телепатически. В моей профессии существуют многочисленные приемы для развития этой способности у любого желающего, поэтому я решил чуть 84
подробнее, чем я это делаю на своих лекциях, остановиться на психотехнике развития телепатического гипноза, чтобы все, кто пожелает, смогли обучиться этому древнерусскому искусству, которое наш священный и боговдохновенный народ пронес сквозь тысячелетия, сохраняя его в глубокой тайне от чужеземцев и непосвященных. В искусстве эстрадного гипноза существуют восемь основных психотехник телепатического гипноза: 1. Психотехника «Канди»*. 2. Психотехника Распутина-Мессинга. 3. Психотехника Дурова-Бехтерева. 4. Врожденная способность. 5. Способности, возникшие в результате естественной болезни. 6. Способности, возникшие в результате искусственной болезни. 7. Способности, возникшие в результате религиозной практики. 8. Телепатический гипноз — как эстрадный фокус. Начну свой рассказ с техники телепатического гипноза, как эстрадного фокуса, когда фокусники, наложив повязку на глаза, с помощью своего ассистента могут называть любые предметы, с которыми контактирует их помощник-ассистент. Так как фокусник из-за повязки на глазах не видит угадываемые предметы, то такого рлда фокусы ими выдаются за «телепатическое чтение чужих мыслей», за «ясновидение» и т. д. Главный секрет этого фокуса заключается в том, что между гипнотизером-фокусником и его помощником существует заранее обговоренная и выученная целая система слов, сигналов и знаков. Например, наиболее часто встречающимся эстрадным номером такого рода «телепатии» является фокус, основанный на применении помощником заранее договоренных слов-шифров, когда отдельные обычные слова на самом деле означают совсем другие, как правило обозначают наиболее часто встречающиеся в зрительном зале предметы: очки, часы, авторучки, цепочки, кулоны, браслеты, сережки, зажигалку, сигареты, спички, платочек и т. д. В этой психотехнике определенное значение могут иметь и количество слов, их последовательность, количество букв в слове, паузы, интонация помощника и многое другое. Фокус выполняется следующим образом. Помощник гипнотизера просит у одного или нескольких зрителей различные предметы — часы, ключи, зажигалку и т. д. На каждый из этих предметов у помощника и гипнотизера существует специальное нейтральное слово-код. Например, помощник задает вопрос: «Отгадайте, что у меня в руке?» По заранее обговоренному шифру, если первым словом в вопросе помощника будет слово «отгадайте», то это значит, что в руке он держит «часы». Другой пример. Помощник спрашивает: «Отгадайте, пожалуйста, что у меня в руке?» Здесь добавилось слово «пожалуйста», которое означает «золотые». И тогда гипнотизер отвечает: «Отгадайте, пожалуйста, что у меня в руке?» Здесь добавилось еще слово «быстро», которое * Техника названа «Канди» в честь ее создателя великого русского гипнотизера Дмитрия Кандыбы. 85
означает по заранее обговоренному и выученному шифру марку часов «Комета» и тогда гипнотизер отвечает: «У вас в руке золотые часы марки «Комета»!» Следующий пример. Помощник спрашивает: «Скажите, что у меня в руке?» В этом случае, мы видим, что вопрос помощника начинается со слова «скажите», которое по шифру означает «зажигалка», поэтому гипнотизер сразу отвечает: «У вас в руках зажигалка!» и т. д. Об одном из таких фокусов рассказал Вольф Мессинг: «Я вспоминаю бесчисленные встречи с самыми различными телепатами — от тех, что действительно в той или иной степени могли воспринимать чувство, образ, мысль, до ловких или неловких мошенников, делавших вид, что они обладают способностью телепатического восприятия. Кстати, демонстрировать «чтение мыслей», имея од- ного-двух ловких помощников и немного потренировавшись, ничего не стоит. Не раз мне приходилось видеть такое представление. На сцену выходят двое, скажем, мужчина и женщина. Мужчина плотно завязывает глаза черным платком. Делегаты из публики поднимаются на сцену и проверяют: да, повязка такова, что увидеть через нее что-либо невозможно. Тогда женщина спускается в зал. Сеанс начинается. Женщина останавливается около восьмого ряда. В крайнем кресле сидит полковник с четырьмя рядами орденских ленточек и золотой звездой Героя Советского Союза на груди. Волевое обветренное лицо. В глазах —- живой интерес к происходящему. Женщина отчетливо, чтобы слышал весь зал, спрашивает: - Кто рядом со мной? Мужчина на сцене также громко отвечает: - Военный... - Уточните... Подумайте... Но мужчине уже не надо думать: - Полковник... - Род войск? Быстрее!... - Пехота. - Точнее! - Гвардейская пехота. - До чего я дотронулась? - Орденские колодки. - Четче! - Ленточка, означающая, что полковник награжден орденом Красного Знамени... -Сколько у него таких орденов? Отвечайте не сразу. Считайте... - Четыре. - Правильно. А сейчас, рядом с кем я встала? И так далее. Диалог этот может длиться почти бесконечно. Как делается описанный выше фокус? У мужчины и женщины существует четко разработанный код, с помощью которого они разговаривают на глазах у всего зала. Уже в самом вопросе, задаваемом женщиной, содержится ответ, который должен дать мужчина. 86
В приведенном диалоге этот код таков: Слово Его кодированное значение Кто рядом? военный Уточните, подумайте полковник Быстрее пехота Точнее гвардейская Я дотронулась орденские колодки Четче орден Красного Знамени Отвечайте не сразу, считайте (четыре слова) четыре Если бы, скажем, вместо слов «уточните, подумайте», было сказано только «уточните» — это означало бы воинское звание подполковник; одно «подумайте» — «генерал». Если бы вместо «я дотронулась» женщина сказала «я коснулась», — это было бы «погон»; «я прикоснулась» — «звездочка Героя Советского Союза», «прикоснулась я» — «головной убор» и т. д. Возможности для передачи сведений такого рода кодом, учитывая, что информацию переносят не только слова, но и их порядок, паузы между ними и интонация, — практически неограничены. И Вы, взяв в помощь любого помощника, можете легко демонстрировать этот фокус. Пришлось мне как-то видеть и другое представление, которое тоже выдавалось за «чтение мыслей». На этот раз женщина осталась на сцене, а мужчина спустился в зал. И зазвучал диалог: - С кем рядом я стою? - Военный. Полковник, награжден четырьмя орденами Красного Знамени. - А теперь рядом с кем? - Шахтер. С ним его очаровательная молодая жена. - А теперь рядом с кем? - Инженер, он одет в серый костюм. В руках у него вчерашняя газета. - А теперь рядом с кем? - Мальчик. Ученик седьмого класса. Он пришел прямо из школы со своим портфелем. Диалог мужчины и женщины на этот раз таков, что исключает возможность передачи информации в вопросах. Но и это не телепатия. Это чревовещание. Женщина на сцене — ее лицо и губы были скрыты темной накидкой — не произнесла в течение всего сеанса ни одного звука. И вопросы задавал, и ответы давал разными голосами только мужчина. Он обладал тоже очень редкой способностью — говорить не двигая губами, разными голосами, да и еще так, что почти невозможно определить, откуда исходит звук. Он и вел весь сеанс. Другим, более сложным методом зашифрованного взаимодействия гипнотизера и помощника, является метод видимых знаков. В этом методе в повязке гипнотизера делается несколько микроотверстий для 87
глаз, которые зрителям внешне незаметны, но позволяют гипнотизеру хорошо видеть жесты и положение помощника. Помощник имеет шкатулку, в которую он кладет взятый у зрителя предмет, а затем, всегда одинаково, одним вопросом спрашивает гипнотизера: «Что в шкатулке?» При этом помощник держит шкатулку всегда в разных позах и в разных местах своего тела. Например, помощник держит шкатулку с загаданным предметом над головой, это на условленном и выученном заранее шифре означает «сережка». Или например, помощник держит шкатулку на уровне груди в правой руке, а левую кисть кладет сверху шкатулки, тогда это условный знак, что в шкатулке «часы» и т. д. Другой интересный авторский метод телепатического гипноза я назвал «Канди». Специалистам известно, что с древнейших времен в Русской Религии существует психотехника подготовки детей-медиумов. Жрец берет на воспитание ребенка-сироту и систематически трансовыми тренировками добивается феномена слияния его психики со своей собственной. Ребенок растет и, наконец, жрец устраивает юношу на нужную жрецу работу разведчика, чтобы юноша(или девушка) — медиум гипнотеле- патически, как видеокамера, все снимал и автоматически послушно отправлял в мозг жреца. Жрец, имея несколько таких медиумов-разведчиков, находящихся в самых разных местах и ситуациях, получает необходимую информацию, все видит и слышит. Более того, телом и языком медиумов жрец вмешивается в реальные события и изменяет их в нужном ему направлении. При этом медиумы-разведчики, полностью подчиняясь единой воле жреца, могут проявлять сверхчеловеческие способности в силе, ловкости, хитрости, быстроте адекватной реакции, военном мастерстве и т. д. При этом мозг любого медиума-разведчика* является единым с мозгом и волей жреца. Таким образом, в Реальности существует одна (единая) психика, нос двумя или несколькими физическими телами —телом жреца и телами одного или нескольких медиумов-разведчиков. В средние века, после победы русалимов над Русской Религией и Идеологией, эта тайная древнерусская психотехника стала еще более тайной и еще более редкой и, наконец, уже к 17 веку оказалась полностью утерянной. И вот, отдав этой проблеме несколько десятилетий, мне вместе с сыном Дмитрием, удалось ее восстановить в секретных военных экспериментах в начале 80-х годов. Это открытие стало самым крупным военно-стра- тешческим достижением русских военных психологов и инженеров, работающих в области психотронного оружия. Ничего подобного в других странах пока еще создать не удается, как мы надеемся, но наше открытие психотехнологии «Канди» выдвигает нашу страну на 300-400 лет в недосягаемый лидерский отрыв от всех стран, которые занимаются сходными ис- следованиями(Япония, Китай, Пакистан, Сария, Ирак, Иран, Израиль, Ливия, Италия, Германия, Франция, Англия, Бразилия, США, Канада). В СК-науке установлено, что с нарастанием глубины СК-2 гипно- тик-медиум перестает воспринимать внушения СК-специалиста, как исходящие от другого человека, и начинает их воспринимать, как собст- * В современной СК-науке такой медиум-разведчик называется «Канди» в честь Дмитрия Кандыбы(прим. автора) 88
венные волевые решения. В СК-2 устанавливается тесная связь и глубокая психофизиологическая взаимозависимость между гипнотиком-ме- диумом и СК-специалистом. Нарастающая СК-чувствительность гип- нотика-медиума перерастает в особо загадочное состояние сверхгипна- бельности СК-5, когда левое анализирующее полушарие мозга гипнотика-медиума отключается и заменяется левым управляющим полушарием мозга СК-специалиста. Правое полушарие мозга гипнотика-ме- диума, с его способностью к чувствам и картинным образам (эфдетиче- скому мышлению), сливается с правым полушарием мозга СК-специалиста, резко увеличивая объем его подсознательного функционального психофизиологического поля. В результате получается два человека с одним общим работающим мозгом, с одной психофизиологией, с одними мыслями, одной волей, одними переживаниями и одними общими ощущениями: общим зрением, слухом, вкусом, обонянием, болью и т. д. Главной особенностью нового СК-человека, имеющего два тела (СК-сиециалиста и гипнотика-медиума), становится наличие у него двух общих работающих правых полушарий мозга и одного общего левого полушария. Исследования показали, что у такого двойного искусственного СК-человска удваиваются системы жизнеобеспечения, удваиваются интуитивные правополушарные способности, скорость и адекватность реагирования на любые внешние и внутренние раздражители. Кроме того, СК-специалист оказывается способным постоянно и одновременно пребывать в двух местах, с двойным увеличенным потоком поступающей информации и одним управляющим жизненным и волевым центром. Это означает, как показали исследования, резкое увеличение жизненности гипнотика-медиума, так, например, гип- нотики-медиумы оставались живы и продолжали успешно функционировать даже при смертельных для обычного человека проникающих режущих, колющих и огнестрельных ранениях в голову, сердце и живот. Резко возрастает ядозащитная способность, а также устойчивость к интоксикациям в дозах в 3-8 раз превышающих обычную смертельную дозу для солдат срочной службы в действующей армии. В 1984 году наша исследовательская группа феномена с двумя гип- нотиками-медиумами одновременно, создав единую личность из трех человек: СК-специалиста и двух гипнотиков-медиумов. Новая СК- психотехника позволила выключить левые полушария мозга обоих гипнотиков-медиумов и добиться отождествления в одно общее трех правых полушарий мозга — СК-специалиста и двух гипнотиков-медиумов. По ходу исследований нам удалось отработать и психотехнику, когда СК-специалист «выходит» из «тройного человека» и оставляет двух гипнотиков-мудиумов одних, но с общим мозгом и одной общей психофизиологией. В этом эксперименте я, впервые в мире, получил единого человека с двумя физическими телами, с двумя активными общими правыми полушариями мозга и с полностью «отключенными» левыми полушариями мозга. В честь авторов открытия (В. М. Кандыбы, Д. В. Кандыбы) получаемые люди-феномены были названы «Канди». Имя «Канди» стали давать и всем остальным искусственным СК-людям во всех последующих экспериментах. 89
Созданный на втором этапе исследований «Канди-2» имел, в отличие от «Канди-1», разум четырехлетнего ребенка, но двойную интуицию, хотя возраст гипнотиков-медиумов у одного был 36 лет, а у другого 39 лет. Наши исследования показали, что правое полушарие мозга любого взрослого человека является самостоятельной личностью с психикой умного животного, с запасом слов и интеллектом трех-четырех- летнего ребенка. Поэтому «Канди-2» оказался очень умным животным с человеческим поведением и состоящим из двух физических тел. «Канди-2» сохранял постгипнотическое подчинение СК-специалисту и вел совершенно автономный самостоятельный животный образ жизни в течение всех двух недель второго этапа исследований. На третьем этапе я усложнил эксперименты и создал «Канди-5», единое СК-существо из пяти человек и без управляющей связи (раппорта) с СК-специалистом. Все пять участников эксперимента были мною лично обучены качественному гетеро-ауто-СК. Все пять гипнотиков-медиумов по специальной СК-психотехнике одновременно погрузились в глубокое активное СК-2, что позволило всех пятерых превратить в единое человеческое сверхразумное сверхсущество с десятью одновременно активно работающими полушариями мозга. Пя- тителый «Канди-5», спустя очень короткое время (около 16 часов), заимел единую глубинную психику, единую психофизиологию и все пять гипнотиков-медиумов, хотя до эксперимента сильно друг от друга отличались, но теперь стали вести себя как один организм, с одними общими мыслями, желаниями, общими ощущениями и чувствами, сходным поведением и одной на всех общей Волей, исходящей из одного Источника, причем источник общей воли, как показали исследования, не был локализован ни в одной из пяти особей, а был непонятно где. Следует отметить, что новое общее поведение и характер каждой особи пятителого «Канди-5» стали значительно отличаться от характера и свойств личности того гипнотика-медиума, из которого произошла данная особь. Каждая особь пятилетнего «Канди-5» стала сверхумным, сверхсильным, сверхловким существом, телепатически подчиненным единой Сверхдуше и единой Сверхволе с единой Сверхпсихикой, которая уже не имела конкретной пространственно-временной локализации. Исследования показали, что саморазвитие «Канди-5» так быстро прогрессирует, что уже на вторые сутки эксперимента выходит из-под контроля СК-специалиста, причем, чтобы ни делали с одной или несколькими отдельными особями «Канди-5» на нем это почти никак не отражалось. Уже на третьи сутки эксперимента «Канди-5» овладевает телепатическим гетерогипнозом и феноменом сверхзнания и ясновидения. «Канди-5» начинает борьбу за воспроизведение себе подобных и уже на пятые сутки эксперимента приобретает способность подчинить себе всех окружающих людей и формировать любые их реакции и нужное Ему поведение. «Канди-5» в результате уже неконтролируемого саморазвития сумел приобрести феноменальную способность — умение формировать будущие события и явления, и ограничений в этой его способности он не имел. 90
Эксперименте «Канди-5» вышел из-под контроля исследователей и поэтому был на седьмые сутки с большими трудностями прекращен. Но слухи и легенды о «Канди» стали быстро распространяться по всему миру. Во многих странах появились клубы, магазины, рестораны, гостиницы с названием «Канди». Элементы психотехники «Канди» были использованы в религиозных целях руководителями Белого Братства, что привело в Киеве к непредсказуемым последствиям, когда сотни молодых людей вышли из-под контроля общества и разума. Я был вынужден отказаться от публичной эстрадной демонстрации элементов психотехники «Канди» и с 1992 года больше нигде ее не демонстрирую, хотя СССР больше нет и секреты этой военной психотехнологии больше никому не нужны и, думаю, могут быть открыты широкой научной общественности и гражданским специалистам-врачам и психологам... В Европе феномен телепатического ясновидения был впервые воспроизведен учеником Францы Антона Месмера маркизом Шастенэ де Пюисегуром в 1784 году, а короткое время спустя аббат Фариа воссоздал психотехнику телепатического гипноза, но вот уже 200 лет, как больше никто не может эти феномены повторить. Даже лучший специалист в современной Европе болгарка Ванга продемонстрировать телепатический гипноз ни разу не смогла, хотя и пыталась неоднократно (Ванга умерла в 1996 г.). Кое-что в работе с сомнамбулами-медиумами удалось достичь в исследованиях чехословацких ученых, но с отъездом их в США исследования в этой области закончились безрезультатно. В опытах с сомнамбулами удается достичь феномена, когда сомнамбула-медиум приобретает способность рентгеновского зрения и может сказать конкретно, например, сколько денег в вашем кошельке и какими купюрами. Кроме того, многие сомнамбулы-медиумы хорошо и быстро осваивают феномен единого психического, чувственного и физиологического поля с гипнотизером, поэтому многие из них легко телепатически понимают мысленную речь, желания, чувства и даже ощущения гипнотизера. Так, например, если гипнотизер, находящийся на большом расстоянии(свыше 100 км) от сомнамбулы —медиума, сделает сам себе в руку легкий болевой укол иголкой, то сомнамбула-медиум мгновенно и одновременно испытает эту же боль, где бы он не находился. Сомнамбулы-медиумы легко выполняют мысленные команды гипнотизера, даже если он выполняет их не мысленным проговари- ванием, а лишь легким эмоциональным желанием. Чувственные сопереживания сомнамбул-медиумов с гипнотизером удивительны. Так, например, если гипнотизер вкусил что-то сладкое, то сомнамбула-медиум точно также в этот же миг наслаждается вкусом сладкого угощения, при этом его физиология срабатывает удивительно точно так же, как будто он действительно съел что-то сладкое. Аесли, например, гипнотизер выпил 100 граммов водки, то в желудке и крови сомнамбулы-медиума появляется в этот же миг ровно 100 граммов этой самой водки. 91
Опыты с сомнамбулами-медиумами относятся к разделу психотехники телепатического гипноза с способностями, возникшими в результате естественной болезни. Естественный сомнамбулизм широкой публике больше известен как болезнь, которая называется «сно- хождение» или «лунатизм». Многие родители наблюдают легкие проявления естественного сомнамбулизма у детей, когда у них еще не развито левое логическое словесное полушарие мозга и их поведение во многом детерминируется работой чувственно-образного правого полушария мозга, особенно в возрасте, когда у детей преобладает картинное, почти эйдетическое, мышление. У таких детей очень развито воображение и интуиция, они часто днем много мечтают и фантазируют с элементами замирания в позе, проявления различных автоматизмов в жестах, мимике и поведении. В утреннее, вечернее и особенно ночное время, такие дети могут почти сомнамбулически вставать с постели, ходить в туалет, просто, слегка приподняв голову или туловище, что-то бессознательно делать, говорить и т. д. Но все эти, присущие в детстве каждому человеку способности, по мере развития левого контролируемого мозга и взросления, быстро проходят и остаются лишь как глубинные потенциальные возможности. Обычно, разбудить их вновь очень трудно, нужны многочисленные СК-тренировки с помощью СК-специалиста. Лунатики — это лица, страдающие снохождением, и в силу своего заболевания эти люди иногда демонстрируют весь набор феноменологии, связанный с сомнамбулизмом и телепатическим гипнозом в варианте естественного глубокого самопроизвольного аутогипноза (ауто-СК). Лунатик-сомнамбула, бессознательно подчиняясь патологическому внутреннему самопроизвольному импульсу, может ночью, встав с постели, начать двигаться и ходить. Такой больной не отдает себе отчета в своих поступках, он может бессознательно, автоматически одеться или раздеться, открыть окно или дверь, выйти в коридор или во двор, на улицу и т. д. Известны случаи, когда лунатик поднимается на крышу дома и совершает очень опасные и странные прогулки по самому краю крыши или по узкому карнизу. Вот что пишет об этом в «Этюдах оптимизма» известный ученый И. И. Мечников: «В одной больнице на работу сиделкой была принята истерическая девушка 24 лет, оказавшаяся сомнамбулой. Однажды ночью дежурный врач наблюдал следующую сцену. Девушка встает с постели и поднимается на чердачный этаж, где находится дортуар, в котором она раньше спала. Дойдя до верхней площадки лестницы, она открывает окно, выходящее на крышу, выходит из окна, «гуляет» по краю крыши на глазах у другой сиделки, с ужасом следящей за нею, входит обратно в другое окно и спускается по лестнице. В эту минуту мы видим ее, говорит дежурный врач, она ходит бесшумно, движения ее автоматичны, руки висят вдоль несколько наклоненного туловища; голову она держит прямо и неподвижно; волосы ее распущены, глаза широко раскрыты. Она совершенно походит на фантастическое приведение». 92
Это странное явление известно людям уже тысячелетия, науке же удалось объяснить его сравнительно недавно. И немудрено, что лунатизм служил источником всяческих суеверий и легенд. Действительно, если ученому фигура лунатички показалась фантастической, то какое же потрясение должен был испытать наш суеверно настроенный предок при встрече с таким явлением. Только представьте: ночью, войдя во двор, человек, мистически настроенный, вдруг видит, как по каменному забору заброшенного дома движется фигура в белой одежде, ярко освещенная луной, с вытянутыми руками, с широко раскрытыми, но как бы невидящими глазами. Фигура лунатички словно скользит по стене, «парит» в воздухе и исчезает. Что это? Призрак, приведение? На самом деле это очередная «прогулка» больного человека в приступе лунатизма. Обычно действия лунатиков во сне не отличаются целесообразностью, но бывают и исключения из этого правила. Случается, что некоторые из сомнамбулов в ночные часы, когда все спят, выполняют домашние работы: подметают полы, моют посуду, замешивают тесто и т. д. Утром они ничего не помнят о своем ночном поведении. И вот возникает народное поверье о «добром духе» — домовом. В прошлые века (да, к сожалению, еще и в наши дни) состояние лунатизма объяснялось действием сверхъестественных сил или явлением лунного света. Нетрудно доказать, что луна здесь ни при чем. Лунатики совершают свои снохождения и в темные безлунные ночи, хотя чаще их замечают в светлые лунные ночи. Совершенно необязательно также стремление лунатика забраться ввысь, на крышу. Он с таким же успехом может направиться вниз, в овраг или спуститься в подвал. Сложнее объяснить другое: ту ловкость и силу, с которыми они совершают свои головокружительные прогулки. Однажды мой товарищ рассказал мне удивительный случай бессознательного снохождения, который произошел лично с ним. Как- то раз его жена обнаружила часа в 3 ночи, что мужа в постели нет и принялась его искать. Обнаружила она своего мужа в постели своей подруги, одинокой соседки. Когда возмущенная жена стала кричать и ругаться, ее муж сразу проснулся и стал клясться и божиться, что ничего не помнит, и как оказался в постели соседки не знает, и что объяснить все это можно только проклятым приступом лунатизма и бессознательного снохождения. Более того, мой товарищ стал ругать свою жену, что она так кричит на лунатика, ведь он тогда еще хуже заболеет, ведь все знают, что на лунатика, пока он в трансе, кричать нельзя. Я, конечно, засомневался, что это был лунатизм и посоветовал своему товарищу научиться все-таки свои «импульсы» контролировать... По мнению И. И. Мечникова, случаи такого рода показывают, что во время естественного сомнамбулизма (лунатизма) человек приобретает свойства, которых не имел в нормальном состоянии, и что он становится сильным, ловким, хорошим гимнастом, совершенно подобно своим человекообразным предкам... «Человек унаследовал от своих предков множество мозговых механизмов, деятельность которых была подавлена позднее развившимися процессами торможения. 93
В состоянии сомнамбулизма эти древнейшие механизмы растормаживаются оттого, что выключаются позднее приобретенные, свойственные только человеку отделы коры мозга». Это предположение И. И. Мечникова подкрепляется взглядами И. П. Павлова на природу сновидений. Он утверждал, что вследствие торможения высших, генетически наиболее поздних областей коры головного мозга в обычном сне растормаживается более примитивный тип мышления. В сомнамбулическом состоянии растормаживаются еще более древние двигательные рефлексы, казалось бы, уже утраченные современным человеком. Не случайно один из врачей, наблюдавших за лунатиком, отмечал у него повадки, характерные для лазающей обезьяны, большие пальцы рук оттопырены, ступни ног повернуты внутрь и др. Итак, сомнамбулизм — это одна из форм «частичного» сна, при котором торможение охватывает область сознательной деятельности, оставляя незаторможенными двигательные корковые и подкорковые образования (центры). С фактами такого частичного растормаживания отдельных двигательных зон мозговой коры во время сна мы встречаемся при гипнозе, а нередко и в обычной жизни. Например, человек вскакивает и разговаривает во сне. Это возможно потому, что двигательный центр речи расторможен, в то время как остальные районы коры пребывают в состоянии выраженного торможения. Другой пример. Кавалерист спит, сидя верхом в седле, но у него не все центры находятся в состоянии торможения. Те центры, которые «заведуют» чувством равновесия, находятся в состоянии возбуждения, «охраняя» вертикальное положение спящего. Наиболее обширные районы мозга (двигательного анализатора) находятся в состоянии локального возбуждения при гипнотическом сне, когда загипнотизированный человек способен совершенно свободно двигаться, находясь в сонном состоянии, что дало повод назвать гипноз — искусственным сомнамбулизмом. При лунатизме у человека во время сна растормаживаются почти полностью двигательные зоны, и это дает возможность лунатику совершать более сложные автоматические движения, неожиданные для нетренированного человека, но ни в коем случае не сверхъестественные. Сомнамбулизм — болезнь довольно редкая, и поэтому врач, столкнувшись с ней в своей практике, надолго сохраняет в своей памяти примеры такого рода. Однажды на прием явился отец одного юноши. По его словам, он стал замечать за сыном «странности»: ночью тот иногда встает с постели, ходит по комнате. Случалось, что полуодетый юноша выходил из квартиры на улицу, а однажды направился было на чердак, но, по счастью, дверь туда была заперта. Отец знал о проявлениях лунатизма и предположил у него это заболевание. Решено было провести лечение гипнозом во время ночного сна. В установленное время врач приехал на квартиру к больному. Юноша спал глубоким сном. Положив руку на его голову, врач соответствующими внушениями перевел его обычный сон в гипнотический. Молодой человек, не просыпаясь, стал отвечать на вопросы. Ему было предложено повторить события, происшедшие при последнем приступе лунатизма. Юноша в сонном 94
состоянии поднялся с постели, прошелся по комнате, подошел к полке с книгами, порылся и, достав одну из них, направился обратно к постели. Отец подтвердил, что воспроизведенный приступ снохождения точно соответствует прошлому. На этот раз все манипуляции юноша проделал с закрытыми глазами. Юноше был внушено, что подобные хождения во сне впредь не будут повторяться. И действительно, в течение двух лет наблюдения приступов лунатизма не было. Итак, лунатизм можно лечить гипнозом. Интересно отметить, что в поведении лунатика много общего с поведением загипнотизированного. Дело в том, что при гипнозе, как и при лунатизме, у спящего выключены (заторможены) те области коры головного мозга, которые «заведуют» критическим, сознательным восприятием окружающей действительности. То же, нужно думать, происходит и во время естественного сна, когда появляются те или иные сновидения. Итак, для получения феноменологии телепатического гипноза в варианте естественного лунатизма необходимо с лунатиком установить гипнотический управляющий раппорт. Эта цель достигается переводом непроизвольного аутогипнотического патологического со- мнамбулизма(бессознательного состояния лунатизма) в не менее глубокий генерогипнотический активный сон(СК-2), который отличается от лунатизма уже наличием управляющей связи (Раппорта) между сомнамбулой и СК-специалистом. С возникновением раппорта- медиума, способного в силе имеющегося заболевания к высшей феноменологии, основанной на телепатическом гипнозе. Способности к телепатическому гипнозу часто являются следствием и других заболеваний, например, таких как: эпилепсия, истерия, истеропсихоз, истероэпилепсия, шизофрения, гомосексуализм, наркомания, токсикомания, сенсорная изоляция, травма головного мозга, электрошок, наследственные душевные болезни и др. А теперь несколько слов о врожденной способности к телепатическому гипнозу, например, которой обладала героиня повести А. Куприна Олеся или, например, известный философ А. Шопенгауэр. А Шопенгауэр рассказал об удивительном случае и собственной жизни. Он обедал однажды у одной знакомой дамы в Милане. Во время разговора хозяйка дома спросила неожиданно философа, не может ли он назвать ей номера двух имеющихся у нее выигрышных билетов. Недолго думая, А. Шопенгауэр назвал ей верные номера обоих билетов. Врожденной способностью к телепатическому гипнозу обладали легендарный аббат Фариа, Владимир Дуров, Григорий Распутин, Вольф Мессинг и другие знаменитые гипнотизеры. Ну, а теперь несколько слов о том эстрадном искусстве телепатического гипноза, которое практиковали знаменитые гипнотизеры. Это искусство не является трюком, так как гипнотизер в этом случае не сговаривается со своим помощником, а демонстрирует свои реальные возможности, за которыми стоят годы и десятилетия специальных тренировок и огромного труда. Настоящий, естественный метод отгадывания чужих мыслей выполняется с помощью прикосновения рукой к руке. Это практикуется 95
не только в том случае, когда нужно отыскать какой-нибудь предмет, но также и тогда, когда приходится отгадывать отдельные слова, фразы, предложения, мотивы, числа, картины и пр. Уже из этого можно заключить, что именно помогает гипнотизеру в исполнении своего номера. Он должен обладать способностью наблюдать за каждым идео- моторным движением мускулов руки медиума, какими бы незначительными эти движения ни были, ибо, благодаря им, ему представляется возможность отыскать верное решение. В оживленном разговоре большинство людей жестикулируют, не замечая движений своих рук. Если мы обращаемся к кому-нибудь с вопросом: «Где находится ключ?» и данное лицо отвечает нам: «В том углу», то оно, наверное, совершенно инстинктивно укажет рукой или пальцем на угол, в котором лежит искомый предмет. При чтении чужих мыслей подобных движений не делают, но тем не менее, и уже по этому одному можно заключить, что именно означает данное движение. Простой глаз навряд ли в состоянии увидеть и понять столь незначительное движение мускулов, между тем как оно совершенно понятно и ясно опытной руке гипнотизера. Можно сказать, что эстрадное отгадывание мыслей представляет собой не что иное, как понимание движений мускулов. Гипнотизер читает мысли не по нашему душевному состоянию, т. е. не по ходу наших мыслей, а по каждому отдельному движению, вызываемому нашими мыс-, лями, за которыми он следит самым внимательным образом. Движений этих сам медиум не ощущает и не замечает, и они объясняются как бы внушением, влияющим таким образом, что мы должны сами направить свои мысли ктому предмету, который ищем. Чем более медиум концентрирует свои мысли на данном предмете, тем увереннее отгадчик мыслей, т. е. гипнотизер может понять его невольные движения. Для восприятия и понимания таких движений гипнотизер должен следить за ними с напряженным вниманием. Его мысли должны быть всецело концентрированы на движениях медиума, мысли которого, в свою очередь, сосредоточены на данном предмете. Поэтому во избежание отвлечений, которые на сеансах неизбежны, отгадчик покрывает глаза повязкой, благодаря чему может всецело сосредоточиться на демонстрации феномена. Гипнотизер ходит с завязанными глазами, держа за руку медиума, спускается в зал и, приближаясь к месту, на котором медиум сосредоточил все свое внимание, вдруг чувствует толчок или движение, передающееся его руке рукой медиума. Причем нужно заметить, что как толчок, так и движение происходят совершенно бессознательно и невольно, субъект не чувствует и не замечает их. Как толчок, так и движение, замеченные отгадчиком, служат ему знаком: он приближается к искомому предмету. Если медиум думает в одно и то же время о разных предметах, то гипнотизер останавливается сначала у первого предмета, затем у второго и т. д. Вначале экспериментирования гипнотизер сосредотачивает свои мысли на том направлении, по которому он должен идти к месту нахождения отгадываемого предмета и мысленно проделывает этот спуск в зал. 96
Когда он стоит перед этим предметом, то как его собственное внимание, так и внимание медиума в отношении концентрирования мыслей увеличивается. Сложные эксперименты удаются лишь при условии интенсивного концентрирования мыслей, благодаря чему гипнотизер в состоянии отыскать намеченный ключ из числа ключей, находящихся в одной и той же связке и т. д. Теперь читателю, наверное, станет ясно, что удачный исход эксперимента зависит от прикосновения руки гипнотизера к руке партнера-медиума, и что для осуществления опытов должен быть определенный метод. Ниже мы приводим несколько видов прикосновения рук в опытах по мышечному чтению мыслей. 1) Медиум прикасается рукой колбу гипнотизера, причем последний слегка дотрагивается к пальцам медиума. 2) Отгадчик мыслей прикасается к руке медиума. 3) Медиум кладет обе руки на руки гипнотизера, прикасаясь к ним ладонями. 4) Медиум берет своей рукой руку экспериментатора. 5) Отгадчик и медиум прикасаются друг к другу кончиками двух пальцев. 6) Медиум кладет руку на плечо отгадчика. 7) Третье лицо прикасается одной рукой круке гипнотизера, а другой — к руке медиума, соединяя таким образом сконцентрированные мысли обоих, причем лицо это не знает, о чем именно идет речь, т. е. что именно должен определить гипнотизер. Какой из перечисленных видов более всего целесообразен, мы предоставляем решить в каждом отдельном случае лицу, производящему опыты. Однако обращаем внимание: к какому бы виду такие прикосновения не относились — глаза гипнотизера должны быть закрыты повязкой во избежание отвлечения его внимания, сосредоточенного на медиуме. Симпатия публики, присутствующей на сеансах, выражается в большинстве случаев уже в момент приближения отгадчика к месту нахождения задуманного предмета. В то время как при удачном исполнении эксперимента среди присутствующих наблюдается некоторое беспокойство, следует заметить, что удаление медиума от отыскиваемого предмета, последствием чего является неверное решение, сопровождается многозначительным молчанием. Подобное состояние публики может несколько содействовать отгадчику, если он имеет известную опытность, и может помочь ему в разрешении данной задачи, но оно может также привести его в смущение и помешать успешному результату эксперимента. В последнем случае внимание отгадчика не сосредоточивается на каком-нибудь предмете, а, напротив, рассеивается. Мы советуем каждому, кто интересуется отгадыванием чужих мыслей, строго придерживаться описанного выше метода идеомоторных реакций, которым пользовался и великий Мессинг. Каждый нормальный человек в состоянии наблюдать непроизвольные движения мускулов другого человека, если он серьезно занимался этим вопросом и приобрел уже в данном деле некоторую 4 Зак. № 127 97
практику. Для того же, чтобы применять эти наблюдения при экспериментировании, необходимо обладать некоторыми особенными качествами, которые не встречаются у каждого без всякой тренировки. Профессиональный чтец мыслей должен отличаться следующими качествами. 1) Должен обладать хорошими, крепкими нервами. Нервные личности, а также субъекты с легко возбуждающимся характером не в состоянии концентрировать свои мысли в течение некоторого времени на одном и том же предмете, а это, как уже указывалось выше; является одним из самых главных условий в деле успешного отгадывания чужих мыслей. Для продолжительной концентрации мыслей необходимо иметь вполне здоровую нервную систему. 2) Далее, ему необходимо обладать очень хорошим вниманием. Большинство из нас, как известно, не может предаваться одному и тому же делу с должной серьезностью и вниманием. При отгадывании чужих мыслей самыми подходящими субъектами оказываются те, кто по своей специальности или по профессиональным занятиям должны постоянно относиться к своему делу с полным вниманием. 3) Не менее важным, и это следует подчеркнуть особенно, является обладание терпением, так как даже самые простые эксперименты возможны лишь благодаря долгим и старательным упражнениям. Тот, терпение которого истощается раньше времени, может быть уверен, что проводимый им опыт не увенчается должным успехом. Разумеется, бывают люди, с которыми можно особенно легко проводить эксперименты; в большинстве же случаев приходится иметь дело с такими субъектами, с которыми можно работать лишь при условии должного запаса терпения. 4) Рука, которая играет в деле отгадывания чужих мыслей весьма существенную роль, должна быть достаточно чувствительна и восприимчива, так как грубая, рабочая рука в большинстве случаев мало чувствительна и не способна воспринимать слабые движения. Рука экспериментатора должна быть эластична, но вместе с тем достаточно крепка, чтобы переносить без особенной усталости продолжительные эксперименты. 5) Гипнотизер должен быть уверен в том, что проводимые им эксперименты всегда увенчаются хорошим успехом. Он может выступать публично лишь тогда, когда в многочисленных упражнениях ему удалось приобрести нужную уверенность, смелость, шаблонность и ловкость. Эти четыре фактора более чем необходимы. Непроизвольные движения мускулов медиума начинают обнаруживаться лишь в том случае, когда он сосредоточивает все свое внимание на необходимом предмете, а поэтому экспериментатор должен приложить все свои усилия к тому, чтобы заставить медиума концентрировать свои мысли именно в данном, а не на другом предмете. Он может достичь своей цели лишь в том случае, если ему удастся внушить медиуму веру в свои способности. Поэтому он должен избегать каких бы то ни было сомнительных фраз, как, например: «Я попытаюсь найти спрятанный предмет», — напротив, относиться к опыту без 98
всяких сомнений и колебаний и говорить уверенно: «Я сейчас провожу вас к этому предмету». Если гипнотизер достиг со своим медиумом хороших результатов с первого раза, то благоприятный успех не оставит его также и в следующих опытах, между тем как первый неудачный опыт может сказаться отрицательно на всех последующих. Если хорошему и опытному чтецу мыслей, приобретшему известность и популярность, почти всегда удаются опыты, то ему помогают в этом не только его способности, а также в большой мере то благоприятное предубеждение, которое медиум испытывает к нему в начале экспериментирования. 6) Экспериментатор должен являться на сеансы в хорошем настроении, не быть усталым и слабым, а напротив, совершенно свежим и бодрым. Перед сеансом он должен избегать употребления спиртных напитков и душевных волнений, во избежание рассеянности, что действует весьма неблагоприятно на сосредоточение мыслей. Человек, живущий умеренно и разумно, душа и тело которого находятся в состоянии полной гармонии, может быть более или менее уверен в том, что опыты его всегда увенчаются должным успехом. Отгадчик мыслей должен отличаться хорошими манерами, приятным внешним видом, твердыми убеждениями и взглядами, и уверенной походкой. Как мы уже отметили выше, даже с самым опытным и уверенным экспериментатором может случиться, что один или другой опыт ему не удастся уже по одной той причине, что среди зрителей встречаются такие люди, которых нельзя использовать как медиумов. К ним принадлежат, во-первых, те(и число их довольно значительно), которым доставляет особенное удовольствие вводить экспериментатора в заблуждение. Если, например, медиум намеренно делает рукой какое-нибудь движение, чтобы сбить отгадчика, то само собой разумеется, что последний лишается возможности контролировать непроизвольные движения, чтобы сбить отгадчика, то само собой разумеется, что последний лишается возможности контролировать непроизвольные движения руки своего партнера. Во-вторых, встречаются люди, которые отличаются большим самообладанием и вместе с тем способностью влиять на движения своих мускулов совершенно отрицательно, иными словами, они ставят движения мышц в полную зависимость от своей воли. Это встречается, например, очень часто утех, кто должен аккуратно работать: хирурги, химики, механики и т. д., — вообще у тех, кто вполне владеет своей рукой. Если такие личности прилагают еще и усилия, чтобы противодействовать функционированию мускулов, то все старания экспериментатора будут напрасны. Отыскание данного предмета невозможно также в том случае, если мысли медиума сосредоточены на чем-нибудь таком, что находится на самом отгадчике или возле его руки, например, на его запонке или кольце. Громкий разговор, а также преждевременные аплодисменты присутствующих на сеансах также отрицательно сказываются на результатах опыта, а поэтому необходимо соблюдать полное и вполне корректное спокойствие. 99
Самое главное — не терять спокойствия, хотя бы даже на секунду. Медиум замечает это тотчас, после чего весьма трудно снова соединить разорванную нить мыслей. В этом случае рекомендуется начать эксперименты снова, и если возможно с другим субъектом, так как при этом удается гораздо лучше и легче достичь концентрирования мыслей. Упражнения требуют затраты времени и серьезного отношения к делу, прежде чем они дадут успешные результаты. Нет необходимости производить опыты с одним и тем же субъектом, хотя для усвоения первых упражнений рекомендуется некоторое время иметь одного и того же партнера. Для первых опытов рекомендуется выбирать лиц не нервных, но также и не очень самоуверенных. Особенно подходят в большинстве случаев женщины, так как непроизвольные движения проявляются у них более интенсивно, нежели у мужчин; женщины скорее и сильнее подчиняются воле экспериментатора, чем мужчины. Производящий опыт должен с самого начала выступать уверенно и объяснить медиуму, что ему надлежит сосредоточить все свое внимание на отгадываемых мыслях. Во время экспериментирования медиум должен думать исключительно о том предмете, который необходимо отгадать. Само собой разумеется, что все предпринимаемые действия должны быть усвоены еще до начала публичного экспериментирования. Опыт ни за что не увенчается должным успехом, если экспериментирующие лица каждую минуту будут прерывать ход мыслей и начнут обдумывать, что именно они должны теперь предпринять. Перед началом сеанса глаза гипнотизера покрываются темной, не очень широкой повязкой, через когорую лучи света не должны проходить. Заниматься обманом не рекомендуется, и даже гораздо лучше, если первые эксперименты будут неудачны. Тот, кто с самого начала не будет относиться кделу честно и с должной серьезностью, не может рассчитывать, что ему удастся развить свои способности к отгадыванию чужих мыслей. Упражнение 1. Экспериментатор покрывает свои глаза повязкой и просит медиума сосредоточить все свои мысли на одной из стен комнаты. Затем он складывает свои руки таким образом, что одна к другой прикасается ладонями; медиум прикасается, всвою очередь, крукам экспериментатора также ладонями. По истечении некоторого времени, гипнотизер начинает чувствовать в руках слабое движение, подсказывающее ему направление, в кагором он должен идти, что он и делает. Если далее руки медиума не реагируют, то экспериментатор должен остановиться на некоторое время на одном и том же месте. Как только он снова замечает движение, подсказывающее ему направление, по которому он уже шел прежде, то он с уверенностью может сказать, что стена, например, расположенная в этом направлении, есть именно та, которую нужно было отыскать. Это упражнение, способствующее определению направления, должно быть повторено несколько раз подряд. Упражнение 2. Гипнотизер просит медиума заметить какой-нибудь предмет, находящийся в комнате, после чего складываем руки так же, как описано выше, и делает движения сверху вниз, и наоборот. Когда он чувст- 100
вует противодействие, мысли его останавливаются на этом пункте, и он получает постепенно как вверху, так и внизу те границы, среди ко- торыхданный предмет должен находиться. Чем дольше длится упражнение, тем границы все более и более сужаются, и, в конце концов, передавшаяся мысль медиума обозначит тот пункт, на котором мысли его должны остановиться. Таким образом определяется высота. Благодаря полученной высоте и направлению, не трудно отгадать то место, где находится данный предмет. Упражнение 3. Если экспериментатор нашел направление и высоту, то он, скомбинировав их, начинает отыскивать задуманный предмет. Рекомендуется выбирать не слишком маленькую вещь, которую медиум не должен показывать ранее отгадчику мыслей, и которая кладется на более или менее видное место в комнате. Руки складываются так, как указано в упражнениях 1 и 2 для определения направления и высоты, затем гипнотизер должен ждать толчка, исходящего от рук партнера. Толчок подсказывает отгадчику, что он находится вблизи отыскиваемого предмета, который остается лишь взять в руки. Это упражнение следует повторить с одним и тем же предметом по крайней мере 3-4 раза, причем рекомендуется прятать задумываемую вещь каждый раз в другое место. Упражнение 4. Прячут отыскиваемый предмет в смежной комнате, дверь которой должна быть открыта. Благодаря большому пространству, гипнотизер имеет возможность делать большие шаги, как только он установит направление, в котором должен идти. Чем вернее и скорее его шаги, тем более медиум может верить в способность экспериментатора, и тем легче и менее заметно он будет производить движения своими мускулами. В большинстве случаев гипнотизер будет находить предмет в течение непродолжительного времени, установив предварительно высоту. Это упражнение также рекомендуется проделать несколько раз. Упражнение 5. Если экспериментирование согласно описанным выше упражнениям увенчается должным успехом, то можно перейти к более трудным опытам. Так, например, на стол кладутся ключи, монеты и другие предметы, но не в одну кучку, а так, чтобы можно было среди них легко ориентироваться. Гипнотизер прикасается сложенными руками, как описано выше, к доске стола и водит ими по поверхности в разных направлениях, т. е. вперед от себя, назад, направо, налево и проч. Таким образом, можно с легкостью установить границы, среди которых данный предмет должен лежать. Когда гипнотизер почувствует толчок руки медиума, то этот момент должен подсказать ему, что предмет, который необходимо отгадать, найден. Упражнение 6. Когда речь идет о предметах, находящихся в вертикальном положении, например о картинах, висящих на стенах, фотографиях, открытых письмах с видами и т. д., то следует поступать также, как сказано выше, но с той разницей, что движения рук нужно производить здесь также и в вертикальном направлении. 101
Упражнение 7. Опыт, приведенный в третьем упражнении, производится над небольшим предметом, например, монетой и т. п. Упражнение 8. Такое же, как упражнение 4, но более сложное. Отыскиваемый предмет лежит в смежной комнате не на открытом месте, а прячется. Упражнение 9. Такое же, как 5 и 6, с той лишь разницей, что местонахождение предметов неизвестно. Опыт производится сначала в одной, затем во второй, третьей комнате и т. д. Тот, кто усвоил себе сущность всех этих опытов, может сказать, что приобрел элементарные познания в области искусства отгадывания чужих мыслей. Для усовершенствования этой способности необходимо: 1) производить опыты с разнородными предметами; 2) повторять их в незнакомых помещениях; 3) экспериментировать с разными незнакомыми медиумами-партнерами. Особенное затруднение представляет усвоение элементарных правил. Нижеследующие опыты основаны, несмотря на их сложность, на вышеизложенных упражнениях, а потому изучение их также не трудно. Упражнение 10. Гипнотизер прикасается открытой правой рукой к левой руке медиума так, чтобы кончики средних пальцев лежали на ладони руки. При таком положении рук рекомендуется производить упражнения 1 -6. Для лучшей тренировки обеих рук в одно и то же время рекомендуется прибегать также к упражнениям 7-9, в которых гипнотизер применяет левую руку и прикасается ею к правой руке партнера. Упражнение 11. Кончики среднего и указательного пальцев кладутся на кончики тех же пальцев медиума. Упражнение 12. Это упражнение рекомендуется лишь в тех случаях, когда гипнотизер достиг совершенства в своем искусстве, и когда в его распоряжении имеются хорошие медиумы; в противном случае мы советуем лучше избегать проведения описываемого здесь опыта, который представляет много интересного и производит на зрителей большой эффект. Гипнотизер просит кого-нибудь из публики(лицо это должно быть по возможности тоже хорошим медиумом и не должно знать ни предмета, который необходимо отгадать, ни места нахождения его) положить руку на открытую левую руку медиума, а сам берет правую руку этого лица между своих рук(как указано в упражнении 1), затем предлагается разрешение какого-нибудь нетрудного опыта. Движения медиума переходят в данном случае на то лицо и распространяются в нем незаметно дальше. Движения эти чувствуются в руке медиума менее интенсивно, нежели в том случае, если бы медиум один участвовал в сеансе, но благодаря этому обстоятельству они чувствуются также в правой руке лица, приглашенного из числа зрителей. Если гипнотизер обладает хорошей способностью отгадывания чужих мыслей, то этот эксперимент должен удасться ему так же хорошо, как если бы он работал непосредственно с одним медиумом. 102
Интересующий нас опыт возможно также производить над несколькими лицами, образовавшими одну цепь, благодаря чему движения могут переходить от одного лица к другому. Но необходимо заметить, что если среди этих лиц имеется кто-нибудь, кто не может воспринимать движения и передавать их дальше, то эксперимент не даст никакого результата. Упражнение 13. Оно чрезвычайно интересно в том отношении, что доказывает расположение одной личности к другой. Гипнотизер обращается к своему партнеру со следующими словами: «Вам, разумеется, известно, что я могу отгадать Ваши мысли, но я должен сказать Вам, что я могу также отгадать Ваши чувства и Ваши симпатии. В этом обществе, вероятно, находятся также Ваши знакомые, неправда ли? Среди них, наверное, найдется кто-нибудь, кто пользуется Вашим особенным расположением?». Затем экспериментатор говорит: «Вы с удовольствием думаете об этой особе, неправда ли? Прошу Вас думать о ней сейчас же! Сосредоточьте Ваши мысли на этой личности, и я поведу Вас к ней». После этого разговора гипнотизер прикасается к рукам субъекта (см. упражнение 1) и идет с ним к сидящим или стоящим зрителям. Упражнение это следует повторить несколько раз, чтобы иметь возможность убедиться в мере расположения, которое может проявляться весьма различно, и установить таким образом ту особу, которая наиболее симпатична партнеру. Когда гипнотизер в третий раз будет проходить по рядам зрителей, ему, наверняка, удастся найти «симпатию» медиума. Упражнение 14. Тот, кто хорошо усвоил все описанные упражнения, в состоянии отгадать и отыскать какой угодно предмет. Теперь мы перейдем к следующим опытам. Медиум предлагает какую-нибудь задачу, которую гипнотизер должен разрешить. В данном случае также рекомендуется начинать с более легких вещей. Вначале медиум должен поставить такой вопрос, разрешение которого для экспериментатора не было бы сопряжено с большими затруднениями. Любой стоящий на столе предмет, например, часы, может быть взят со стола и перенесен на другое определенное место. Медиум должен сосредоточивать свои мысли на каждом отдельном предмете и действии, следующим одно за другим — в данном случае: во-первых, на месте, на котором находятся часы, во-вторых, на часах, в третьих, на месте, куда именно часы были перенесены. Подобное разделение мыслей весьма важно, ибо в противном случае может произойти большая путаница. Так как для проведения этого эксперимента одна рука должна быть свободна, то, разумеется, применение положения рук, описанного в упражнении 1, в данном случае невозможно, и поэтому рекомендуется прибегать к положению рук, описанному в упражнении 10 или еще лучше в 11. Последнее положение рекомендуется уже потому, что оно очень легко и, сравнительно с другими, менее утомляет. Над такими упражнениями лучше всего работать как можно больше. Нахождение новых задач опытному медиуму не представляет никаких затруднений. 103
Упражнение 15. Постепенно можно приступать к разрешению более трудных задач. Так, например, гипнотизеру предлагается вынуть из кармана сюртука одного из присутствующих портсигар, взять из него сигару и передать ее третьему лицу прямо в рот. Гипнотизеру, неумеющему мастерски разрешать задачи, главным партнером, с которым уже были решены более легкие задачи. Упражнение 16. Перейдем теперь к отгадыванию слов. Для демонстрации первых опытов мы будем пользоваться помещенной ниже табличкой и, усвоив ее, перейдем к разрешению опытом на основании других способов. Четырехугольный стол покрывается черной клеенкой, на которой рисуется квадрат, разделенный на столько клеточек, сколько в алфавите букв. Сначала рекомендуется поупражняться в отгадывании отдельных букв и только затем целых слов. Гипнотизер просит медиума заменить себе какую-нибудь букву и затем прикоснуться ладонью к своей руке так, чтобы кончики пальцев были направлены книзу, причем медиум должен сосредоточить свои мысли на данной букве. Гипнотизер водит рукой взад и вперед и, почувствовав подсказывающий толчок, исходящий от руки медиума, указывает на задуманную букву. а б в г д е е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я После упражнений с отдельными буквами можно перейти к отгадыванию коротких слов. Медиум сосредоточивает в данном случае свои мысли на отдельных буквах и клеточках, в которых они помещены. Гипнотизер отгадывает сначала отдельные буквы в том порядке, в каком они должны следовать для соединения в слово, а затем и все задуманное слово. При отгадывании, например, слова «книга» рука останавливается сперва на букве «к», затем на «н», «и», «г», «а». Таким образом, возможно отгадать какое угодно слово. Для экспериментов рекомендуется отгадывать имя, отчество, фамилию, место рождения, место жительства медиума и прочее. Упражнение 17. Оно производится над цифрами, стоящими в десяти клеточках, как указано ниже, 123456789 10 Цифры отгадываются точно так же, как и буквы. Для экспериментирования с цифрами рекомендуется отгадывание дня рождения одного из лиц, сидящих за столом. Предположим, что субъект родился 13 августа 1970 года. В данном случае гипнотизер обращается к субъекту со следующими словами: «Нам было бы желательно установить день Вашего рождения». Рука гипнотизера останавливается сначала на цифре «1» и затем на цифре «3», что дает число «13». Затем экспериментатор говорит: «Кроме того, нас интересует месяц, в котором Вы родились, а потому вспомните его в настоящий момент». Спустя некоторое время 104
рука останавливается на цифре 8. «Итак, Вы родились в восьмом месяце, т. е. в августе. Теперь нам остается еще отгадать год. Так как Вы взрослый человек, то первые две цифры должны быть несомненно «1» и «9», а потому нас интересуют лишь две последние цифры». Рука останавливается на цифре «7» и на «0». «Означенные цифры говорят, что Вы родились 13 августа 1970 года. Так ли это». Этот эксперимент вызывает у присутствующих эффект и действует на них поразительно. Упражнение 18. Если чтец чужих мыслей в состоянии отгадать какую угодно букву или число, то, само собой разумеется, он может отгадать также с легкостью любой звук музыки. Так как отгадывание звуков можно удобнее всего производить у фортепиано, то медиум должен иметь кое-какие понятия об игре на этом инструменте, в частности и о музыке вообще. Гипнотизер легко опирается ладонью руки на клавиатуру, причем указательный палец несколько загибает книзу. Медиум кладет свою руку на руку гипнотизера и прикасается своим указательным пальцем к его указательному пальцу. Экспериментатор водит рукой по всей клавиатуре и ожидает незадуманный звук. По получении толчка, гипнотизер бьет указательным пальцем по клавише и, таким образом, указывает тот звук, который он должен был отгадать. Упражнение 19. По усвоении предыдущего упражнения, также возможно отгадать мелодии, сначала нетрудные, в последствии же более сложные. Сперва отыскивается каждая отдельная нота, причем медиум сосредоточивает все свои мысли на данной клавише; последовательные же звуки сочетаются и дают цельную мелодию. Как только экспериментатор установил ее в своих мыслях, он может обойтись без дальнейшего влияния со стороны партнера и может сыграть данный мотив на фортепиано, чтобы показать слушателям, о чем собственно идет речь. Во всех предыдущих упражнениях движения были более или менее одинаковы и не точно определены во всех деталях. В следующих упражнениях мы познакомим читателя, как он должен следовать всем движениям, которые будет предписывать рука медиума. Упражнения эти состоят преимущественно из письма и начертания рисунков за- печатлившихся предметов. Разрешение подобных задач относится к самым блестящим и эффективным. Первые эксперименты рекомендуется проводить с медиумом, на которого можно вполне положиться и который в сосредоточивании своих мыслей достиг необходимого совершенства. Упражнение 20. Гипнотизер просит медиума представить себе какую-нибудь простую геометрическую фигуру, как-то: треугольник (по возможности правильный), четырехугольник (или квадрат), круг, овал (эллипс) и проч., после чего медиум прикасается своей рукой к руке гипнотизера, держащей карандаш. В данном случае экспериментатор должен усиленно следить за каждым толчком, исходящим от руки своего партнера, чтобы тотчас следовать за всеми ее движениями. 105
При подобных экспериментах рекомендуется употреблять, для большей наглядности, вместо бумаги и карандаша большую черную доску, стоящую на подставке(так называемую школьную), и кусок белого мела. Первые рисунки выйдут не очень удачно, чего, разумеется, сразу и ожидать нельзя, но по ним во всяком случае можно будет заключить, что именно должны они представлять собой. Упражнение 21. По усвоении предыдущего упражнения можно перейти к написанию разных слов. Для этого необходимо запечатлеть себе весь алфавит, начиная с каждой отдельной буквы, и затем можно перейти к отдельным словам, сначала к коротким и в дальнейшем длинным. Также следует поступать с написанием чисел на доске. Как в первом, так и во втором случаях медиум, думая о данной букве или числе, должен в то же самое время представить себе мысленно их форму. Он должен мысленно, так сказать, прочитать каждую отдельную букву задуманного слова и представить себе ее настолько реально, чтобы очертательные формы ее стояли ясно перед его глазами. Упражнение 22. Целые предложения можно также легко писать на доске, как отдельные буквы и числа. Кто может быстрой безошибочно написать одно или два предложения, тот может исписать всю доску, не сделав ни одной ошибки, а потому продолжительные письменные эксперименты играют для знатока своего дела лишь второстепенную роль, хотя нужно заметить, что чем длиннее и сложнее задача, тем труднее медиуму концентрировать на ней свое внимание в течение продолжительного времени. А потому не рекомендуется много экспериментировать с одним и тем же медиумом. Упражнение 23. Под представляющимся медиума предмету нет необходимости писать его названия; так же можно передать мелом портрет, не подписывая под ним, кого именно он представляет. Чем способнее к рисованию медиум и сам гипнотизер, тем удачнее будут выходить рисунки. Каждый образованный человек понимает, наверное, в рисовании столько, что он в состоянии передать контуры любой фигуры — более и не требуется, так как здесь не идет речь о художественном воспроизведении. Первый рисунок может представить чашку, второй — кувшин, третий — стол, дальнейшие рисунки — лампу, дом, человека, зверей и т. д. Эксперименты, входящие в рамки этого упражнения, производятся точно так же, как указано в упражнениях 20-22. Карандаш или мел рекомендуется держать в руке до конца экспериментирования. Упражнение 24. Несмотря на свою сложность, упражнение это тем не менее выполнимо. Опытный и талантливый отгадчик чужих мыслей может писать по вдохновению субъекта, знающего иностранные языки, также и неизвестные ему буквы и слова, например, немецкие, еврейские, турецкие, китайские и т. д. В данном случае медиум должен владеть этими языками и мысленно представлять себе соответствующие письменные знаки. 106
Несколько советов начинающим артистам: 1) Желающий выступает публично, должен иметь полную уверенность в том, что он хорошо знает свое дело, так как только известный апломб может гарантировать хороший успех. Хотя это и без нашего совета каждый должен сознавать, мы тем не менее сочли нужным обратить внимание читателя на этот весьма важный пункт. 2) Для сеансов рекомендуется выбирать небольшой зал, вмещающий не более 200-300 человек. Места для зрителей должны быть распределены так, чтобы между отдельными рядами был свободный проход. 3) Для первого сеанса рекомендуется избрать такую аудиторию, которая отнеслась бы к экспериментам с должным интересом, так как чем больше интерес публики, тем увереннее экспериментатор. В последствии, по получении необходимого опыта, можно экспериментировать перед любой публикой, но не ранее. 4) До начала представления рекомендуется избегать спиртных напитков, а также душевных волнений, равно как и физической и психической усталости. 5) Перед началом сеанса рекомендуется обратиться к слушателям с небольшой, умело составленной речью, чтобы расположить к себе публику, заручиться заранее внимательным отношением и заставить ее таким образом следить за представлением с должным интересом. 6) Из числа лиц, желающих играть роль медиума, следует выбирать таких, которые представляются для экспериментов самыми подходящими. Это главное условие успеха. 7) Программу следует составить так, чтобы отдельные номера были более или не менее перемешаны. С самыми блестящими опытами следует выступать под конец сеанса. 8) Весь сеанс должен продолжаться не более полутора-двух часов, включая антракт. 9) Если первый эксперимент не удался, то можно произвести его еще один раз, но не более. Если же он и во второй выйдет неудачно, то лучше всего избрать другого медиума, чтобы самому не потерять уверенность. С новым партнером можно будет продолжать дальнейшие эксперименты. 10) Если первый медиум оказался хорошим, то следует работать с ним на протяжении всего сеанса. Некоторые, более легкие эксперименты можно производить также с другими медиумами, но при демонстрации более трудных опытов следует, по возможности, прибегать к первому партнеру, оказавшемуся на высоте задачи. На роли медиумов не подходят: а) Лица с неспокойным характером, неспособные концентрировать свои мысли, не выдавая себя. б) Лица, выступающие с весьма большой самоуверенностью. в) Субъекты, на лице которых, так сказать, написано, что они считают эксперименты за обмен и которые как, будто с самого начала хотят противодействовать успеху. г) Очень молодые лица, которые в силу своего возраста не могут относиться к делу с должным вниманием. 107
д) Субъекты усталые и расстроенные. е) Пьяные демократы. Не следует торопиться с опытами; не следует также предпринимать слишком много опытов сразу. Когда тело или мозг утомлены — не упражняйтесь вовсе. Помните, что вы буквально воспитываете свое чувство, поэтому идти вперед надо постепенно. Не задавайтесь слишком многим сразу. Не падайте духом при неудаче. Не удивляйтесь, если другие превзойдут вас быстротой достижения результатов. Некоторые дети участся читать скорее других. Точно так же обстоит дело и здесь — мы, большие дети, не можем сразу развить это шестое чувство. Не забывайте этого. Но вы, без сомнения, можете достигнуть успеха. В каждом, даже заурядном человеке, заложен зародыш искусства читать мысли других. Наше объективное воспитание свело на нет важность психического единения, и шестое чувство, как всякая подавляемая способность, выродилось и притупилось. Иногда нас поражает бесспорное доказательство его очевидного присутствия, которое проявляется в форме предчувствия несчастий, постигших наших близких задолго до того, как мы получим печальное известие обыкновенным путем. Несмотря на то, что это «молчаливое» сообщение поражает нас, мы, однако, после того, как оправимся от потрясения, не стараемся постичь закона, согласно которому происходят явления такого рода. Мы не постигаем значения мысли, но, не понимая всей широты, всего объема этой силы, мы все-таки можем научиться пользоваться ею, как мы пользуемся электричеством, хотя природа его нам до конца еще неизвестна. Итак, продолжим саморазвитие по другой методике: Упражнение 25. Необходимо, чтобы вы вполне уяснили себе разницу между настоящим и ложным чтением мыслей. С этой целью мы рассмотрим обыкновенный, распространенный опыт чтения мыслей и покажем, что он не имеет ничего общего с психическим общением. Исполнителю завязывают глаза и выводят из комнаты. Во время его отсутствия собравшиеся выбирают какой-нибудь предмет, например, перочинный нож, прячут его в отдаленный уголок, рассаживаются по местам и посылают за исполнителем. Войдя в комнату, этот последний говорит: «Я попрошу кого-нибудь из собравшихся взять меня за руку, затем сосредоточить мысленно все свое внимание на месте, где спрятан предмет, потом на самом предмете; я думаю, что смогу разыскать его. Попрошу также и остальных присутствующих помочь мне, сосредоточив все свое внимание на спрятанном предмете. Думаю, что мы не замедлим достигнуть быстрого результата. Взявший мою руку должен вполне отдаться цели, которой мы желаем достигнуть, ввиду этого я предпочитаю, чтобы вы выбрали человека впечатлительного, с хорошо развитым умением сосредоточиваться. Если все готово, то начнем». Затем один из присутствующих вкладывает свою правую руку в левую руку исполнителя, этот последний пользуется сигналом, получае- 108
мым от сокращения мускулов руки, которую он держит, чтобы мало- помалу добраться до места, где спрятан предмет. Если он не сразу делает указание, в каком направлении следует двигаться, он быстро делает шаг вперед, говоря возбужденным тоном: «Думайте, думайте, сосредоточьтесь на месте, где спрятан предмет. Думайте только об этом месте!» Это делается с целью заставить ведущего бессознательно передать вибрацию, которая и служит ему достаточным указанием. Вибрации бывают двух родов. Вибрация в форме легкого сопротивления, толкания назад, она действует задерживающим образом на исполнителя и показывает ему, что принятое направление неверно. Вибрация второго рода действует в одном направлении с исполнителем, но в обоих случаях движение руки дает ему ключ к истинному направлению. Он изучает вибрации руки, которую он держит. Помните, что ведующий не сознает помощи, оказываемой им исполнителю. Он добросовестно устремляет взгляд и внимание на местонахождение спрятанной вещи; пропорционально его сосредоточению будет и сила вибрации его руки, сообщаемая исполнителю. Чем более он погружен в исполнение своей обязанности, тем сильнее будет бессознательная помощь, оказываемая им исполнителю. Объяснение того, каким образом индуктор, сам того не сознавая, дает указания исполнителю, также просто, оно выражается словами: «Всякого рода мысли стремятся проявиться в действиях». Вы можете видеть совершенное пояснение этого принципа в жестах, которые сопровождают психическое состояние страха, радости, печали, надежды, гнева, удивления и т. п. Жесты эти неизменно автоматичны, т. е. производятся бессознательно. Таким образом секрет механизма указания, которое ведущий дает исполнителю, — есть автоматическое действие или бессознательная мускульная деятельность. Попытайтесь произвести несложный опыт, чтобы убедиться в том, что психическая и мускульная деятельность тесно связаны между собой и зависят одна от другой. Подумайте о каком-нибудь предмете, лежащем справа от вас, сосредоточьтесь на мысли, что вы хотите сделать этот предмет, — и ваше тело наклонится вправо. Упражнение 26. Тренировка и практика необходимы. Вы должны начать с простого опыта и постепенно дойти до самого сложного: начать с предмета, мысль о котором внушает индуктор, и закончить наиболее поражающим всех присутствующих фокусом — открыть замок, механизм которого известен только кассиру и заведующему. Мы не знаем ничего, что производило бы на свидетелей более ошеломляющее впечатление, чем этот опыт. Он сразу привлекает приверженцев теории чтения мыслей. Он вызывает взрыв энтузиазма. Это, конечно, не является собственно чтением мыслей, а чтением мускулов 1, в основе данного явления лежит получение информации от индуктора посредством идеомоторных микродвижений(прим. автора), но мы потеряли бы только время, стараясь доказать это зрителям. Когда вы убедитесь в силе впечатления, произведенного на присутствующих, вы не станете объяснять демонстрируемые опыты. Ваша аудитория не будет вам благодарна за такую 109
откровенность, вы только будете жалеть, что испортили произведенное на нее впечатление. Что касается истинного чтения мыслей, то вы можете быть более откровенны, т. к. истинное чтение мыслей, хотя вы и научитесь производить его, останется такой же тайной, какой было всегда. Вам было доказано, что средства, употребляемые для производства опытов чтения мускулов, — движения руки индуктора, происходящие от сосредоточения мысли на спрятанном предмете. Мы хотим, чтобы вы вполне уяснили себе, что единственное, чему вы должны научиться теперь, — это успешному толкованию мускульных движений. Иногда ваша работа покажется вам очень легкой, иногда более трудной. Многое зависит от степени сосредоточения индуктора на опыте. Если внимание его постоянно уклоняется в сторону или он решил, что не будет помогать вам, сосредоточивая внимание на производимом, вам будет труднее истолковать вибрации, т. к. они будут слабее и незаметнее, чем при других обстоятельствах. Упражнение с одним лицом, затем с другим разовьет в вас такую быстроту чтения этих признаков, что присутствующим будет казаться, будто вы ведете индуктора, а не он вас. Помните, что успех требует непрестанной практики. С каждым днем вы будете замечать очевидное улучшение в искусстве чтения мускульных указаний. Такого рода практика не покажется вам ни трудной, ни скучной. Увеличивающаяся успешность проводимых опытов доставит развлечение вам и вашей аудитории. Мы бы советовали вам поработать по меньшей мере месяц над опытами, указанными ниже в этой части нашего курса, посвящая им по часу ежедневно. Если внимательно заняться данными опытами в течение одного только месяца, мы гарантируем, что вы станете первоклассным чтецом мыслей. Упражнение 27. Необходимо запомнить две вещи. Во-первых, разыгрывая возбужденного во время опыта, вы расставляете индуктору ловушку, делая его таким же импульсивным, каким кажетесь вы сами, и увеличиваете, таким образом, вибрационные указания. Во-вторых, вы не ограничены в выборе способов для обеспечения получения этих указаний. Ваше вам было объяснено таким образом: мускульные сокращения возникают в руке индуктора и как они передаются вам. Примите раз и навсегда во внимание, что все эти указания однородны и что, овладев вполне одним методом, вы легко овладеете другими, улучшая результаты, достигаемые вами, введением новых методов. Например, вместо того, чтобы взять индуктора за руку, вы найдете, что в достаточной мере ощущаете вибрации посредством веревки или проволоки, один конец которой находится в вашей руке, а другой в руке индуктора. Можно также попросить последнего положить свою руку вам на лоб. После нескольких попыток вы сразу будете узнавать значение каждой вибрации его руки. Вы будете знать в каком направлении вам следует двигаться, где искать спрятанный предмет; вы будете знать, беря в руки какой-нибудь предмет, тот ли это, который вы ищете. Мы подробно объясним в этих уроках на какие движения надо обращать внимание и как следует тол- 110
ковать их. Помните, что мы не без цели желаем, чтобы вы в течение месяца готовились, производя опыты чтения мускулов. Необходимо, чтобы вы развили в себе сосредоточенность и восприимчивость — два качества, без которых немыслимо истинное чтение мыслей. Практика чтения мускулов разовьет широко оба эти качества в кратчайший срок. Для опыта участвующие должны выбрать какую-нибудь книгу из лежащей на столе груды книг и положить ее четвертой, считая сверху. Ваше участие сводится к роли чтеца мыслей; вам хорошенько завязывают глаза и вводят затем в комнату; один из присутствующих возьмет вас за руку и будет вашим индуктором. Завязывание глаз не только усиливает впечатление, производимое опытом, но помогает вам сосредото- чить внимание на вибрациях руки индуктора, закрывая от вас окружающие лица и предметы. Первое, что вы должны предпринять после того, как скажете «передающему вам мысленное задание» сосредоточить все его внимание на предмете, — это сделать несколько шагов вперед или в сторону. Ждите указания. Первое указание — это указание направления, в котором вы должны двигаться. Вот правило, которого вам следует здесь придерживаться: следуйте в направлении наименьшего сопротивления. Если вы премите ложное направление, рука ведущего не замедлит сказать об этом. Если направление правильно — вы не будете чувствовать никакого давления или толчка в том направлении, в котором двигаетесь сами. Такова человеческая природа — индуктор будет вам желать успеха и не откажется бессознательно содействовать, т. е. он не станет преднамеренно вести в ложном направлении. Постепенно и без особого труда вы заметите, что должны идти к столу. Подойдя к нему, вы остановитесь с вытянутой рукой, ощупыцая его то там, то здесь. Если вы делаете не то, что надо — вы почувствуете сопротивление в руке вашего индуктора, поднимающуюся вибрацию. Если ваши действия правильны и на столе действительно находится предмет, который следует взять, то вы заметите, что рука ведущего не требует с вашей стороны толчка, чтобы опуститься вместе с вашей рукой, она даже опережает ее. В данном опыте поиска лежащей на столе книги — нагнуться под стол было бы ошибкой, о которой рука индуктора немедленно уведомила бы вас. По мере того, как вы выпрямляетесь и ваша свободная рука поднимается, вы почувствуете, что рука индуктора не только поднимается вслед за вашей, но удерживает ее, как только она достигла уровня стола; тянет вниз, если вы подняли руку слишком высоко, и ослабляет внезапно давление, как только вы коснетесь самого стола. Когда ваша рука начнет искать на столе предмет, вы опять попросите «внимательно думать» о задании. Вы коснетесь некоторых предметов, но сопротивление руки предупредит вас, что это не те предметы. Наконец, вы положите руку на стопку книг, и мускулы руки индуктора ослабнут; в этом едва уловимом ослаблении напряжения ошибиться нельзя. После минутной паузы вы станете водить рукой вверх и вниз по груде книг. Приступая к опыту, вы условитесь, чтобы вас не заставили производить что-либо сложное, мотивируя тем, что вы попытаетесь найти сперва какой-нибудь большой предмет, а затем уже перейти к выполнению более трудных опытов. Рука индуктора сообщит 111
вам быстрым ослаблением мускулов, что вы касаетесь избранной книги, а поведение остальных лиц предоставит вам дополнительную помощь. Вы всегда будете отмечать, что зрители так заинтересовываются опытами (особенно, если уверить, что их сосредоточение способствует успеху), что вы не успеете поднять книгу, как вздох облегчения и шорох платья покажет вам, что испытание закончено. Упражнение 28. На следующем сеансе, когда вы выйдете из комнаты, присутствующие выберут булавку; один из них воткнет эту булавку в стену на таком месте, где бы все могли ее видеть. Затем он извлечет ее и спрячет под ковром в углу комнаты. После этого вас позовут. Взяв вашего индуктора за руку или попросив, чтобы он взял вас, как вам покажется более удобным, вы сначала найдете булавку, затем то место на стене, куда она была воткнута и, наконец, воткнете ее как раз в ту же дырочку. Прежде чем приступить к выполнению этого опыта, вы должны сообщить собравшимся, что хотите найти спрятанную булавку и воткнуть ее в дырочку, сделанную в стене. Это упростит опыт, т. к. вы будете знать, что надо делать. Только опытные исполнители могут давать сеансы, не зная предварительно, что их заставят исполнить. Теперь вы знаете, что от вас ожидают. По первому опыту вы уже знаете, как угадать, что вы должны искать булавку на полу вместо того, чтобы искать ее где-нибудь повыше. Рука индуктора сообщит правильно ли вы поступаете, нагибаясь к ковру, а уверившись в правильности своего поступка вы сами рассудите, что булавку не оставят сверху, но спрячут для большего усложнения опыта под ковром. Вы без затруднения найдете булавку, место на стене и произведете фокус, который покажется чудесным всем присутствующим и объяснять который они будут гипотезой истинного чтения мыслей. Взяв булавку в свободную руку, вы будете водить ею вдоль и поперек небольшого участка стены; открыв высоту дырочки, вы замедлите свои движения, пока не нащупаете то место, куда булавка была воткнута. Даже при первой попытке вы сможете воткнуть булавку всего лишь в нескольких дюймах от дырочки, а после небольшой практики будете втыкать ее как раз в самую дырочку. Чтобы найти эту последнюю, вы должны следить за ослаблением мускулов руки индуктора, когда вы остановитесь на верной высоте; затем рука, которую выдержите, потянет вас вправо или влево и мускулы снова ослабнут, когда вы будете на небольшом расстоянии от дырочки. Далее последует легкое напряжение в каком-нибудь направлении по мере того как булавка в вашей руке будет описывать круги вокруг дырочки, и, наконец, возникнет полное ослабление мускулов, когда дырочка будет найдена. Как бы слабы ни были эти указания, они все-таки будут и ошибиться в них нельзя. Вы научитесь узнавать значение каждого указания. Успех является наградой острой наблюдательности. Упражнение 29. Теперь можно приступить к так называемому воображаемому убийству. Когда вы выйдете из комнаты, собрание выберет из своей Среды жертву, воображаемого убийцу и, наконец, оружие убийства(обыкно- венный нож для резки бумаги). Убийца поражает сперва свою жертву, 112
затем прячет труп в одном месте, а оружие в другом и скрывается сам. Когда все будет готово, вы должны войти в комнату, конечно, с завязанными глазами, и отыскать сначала оружие, затем труп и, наконец, убийцу. Поставив жертву в положение, в котором она была настигнута убийцей, вы возьмете нож и, подражая преступнику, нанесете удар, как нанес его последний. Во всех этих сеансах необходимо, чтобы индуктор обладал наблюдательностью и хорошей памятью, иначе он забудет спрятанные предметы и места, где они спрятаны, и собьет вас с толку. В этом опыте новым элементом для вас является только нанесение удара. Держа индуктора за руку, вовсе не так трудно угадать каким образом была поражена жертва. Конечно вы получите от него указания точ- нотаким же образом, как во всех предшествующих случаях, обходя кругом жертвы и тыкая ножом и туда, и сюда в то время, как другая ваша рука следит за указаниями руки индуктора. Другой очень интересный опыт состоит в постановке живых картин. Некоторые из собравшихся образуют группу, затем расходятся. Вы как исполнитель, соберете раньше участников живой картины, а затем воспроизведете ее. Этот опыт облегчается тем, что кроме сообщений, получаемых от индуктора, вам помогает желание каждого члена группы принять должное положение. Более трудным и требующим некоторой практики опытом является угадывание задуманной цифры; обыкновенно задумывают цифру, изображенную на билете или на монете. Вы должны взять в правую руку кусок мела. Избранный вами индуктор кладет пальцы своей правой руки на тыльную сторону вашей правой руки. Затем, по вашему приказанию, он начинает сосредоточенно думать о первой цифре числа и, поощряемый этим стимулом, вы напишете данную цифру на черном фоне. Затем приступите к угадыванию следующей и т.д., пока не напишете всего задуманного числа. Пишите цифры очень медленно. Действуйте осторожно и осмотрительно при угадывании первых трех чисел; остальные будут даваться легко. Если вы увидите, что дело продвигается вперед медленно, потребуйте другого индуктора, и попросите этого последнего сосредоточить все внимание на первой цифре, пока вы ее не напишите, затем на второй и т. д. Это заставит его следить за движением вашего мелка, и указания его руки станут для вас яснее. Ввиду обостренного чувства ответственности новый человек будет сильнее делать вашего успеха, а этот последний, как вы видели, зависит от степени его сосредоточенности. Такая перемена индуктора бывает полезна и при других опытах. В критический момент, когда вы находитесь в недоумении, иногда советуем переменить 3-4 человек. Найдя очень восприимчивого и добросовестного индуктора, пользуйтесь его услугами когда только возможно, особенно в первое время, тем лучше для вас, т. к. вам надо развить в себе способность понимать указания сокращающихся мускулов. Упражнение 30. Не лишенный интереса опыт заключается в воспроизведении сделанного кем-либо из присутствующих рисунка какого-нибудь животного, который был показан предварительно всему собранию и спрятан. затем в карман. Способ действия такой же, как и в предшествующих 113
опытах. Только лучше, чтобы рука индуктора плоско лежала на той руке, которой вы рисуете. Вы будете получать тогда более прямые указания и результат будет успешней. Теперь мы можем заняться наиболее интересным из опытов, так называемой «поездкой слепого», — главным козырем всех отгадывателей мыслей. Избирается комитет, назначающий из своей Среды двух лиц, которые едут в какую-нибудь лежащую на другом конце города гостиницу, выбирают одно из написанных в книге для приезжающих имен и возвращаются другим путем обратно. После этого чтецу мыслей в комитете завязывают глаза, он берет руку одного из ездивших в гостиницу, который доводит его до автоматики, он садится на место водителя, берет руль в одну руку, другой, которой следовали на обратном пути два вышеупомянутых члена комитета. Впечатление от этого опыта всегда очень сильное. Тем не менее чтец мыслей пользуется известного рода уловкой, по выяснению которой фокус, лишенный своего фантастического облачения, оказывается простым образчиком чтения мускулов. Уловка заключается в завязывании глаз: исполнитель видит или из-под повязки, или через нее. Обыкновенно он употребляет для этого черный шелковый платок, предварительно сложенный; прижимая его одной рукой к глазам, он поворачивается спиной к кому-нибудь из членов комитета и просит его завязать платок на затылке. Обыкновенно этот последний завязывает платок, не обращая внимания на то, как он сложен. Он довольствуется тем, что крепко-накрепко стягивает концы, чтобы помешать исполнителю сдвинуть его и смотреть из-под него. Но исполнитель вовсе и не нуждается в этом, если только он сам предварительно сложил платок. Он видит через него и видит очень хорошо, как вы можете сейчас же сами убедиться. Возьмите квадратный черный шелковый платок, сложите его наискось так, чтобы один из углов касался почти центра, затем возьмите противоположный угол, переложите его тоже почти до середины так, чтобы между углами оставалось небольшое расстояние. Перегните сделанные складки пополам, причем между ними должна оставаться узенькая полоска. С одной стороны платок кажется плотно сложенным, с другой — видны две складки, идущие параллельно одна другой, с маленьким промежутком между ними. Этой последней стороной вы прикладываете платок к глазам. Присутствующие думают, что платок был сложен обыкновенным образом. Исполнитель видит все происходящее через середину повязки, между тем как стоящим перед ним он кажется совершенно лишенным этой возможности. Если же он не может смотреть через повязку — он смотрит из-под нее. Но как же достичь этой возможности? Очень просто. Перед тем, как завязать глаза, исполнитель настаивает, чтобы ему положили на каждый глаз по небольшому комку ваты. Завязывает платок опять один из членов комитета, между тем, как исполнитель придерживает вату. При накладывании повязки, он морщит лоб, стараясь, чтобы брови опустились возможно ниже, передвигая тем самым вату над бровями. Когда повязка готова, он перестает морщиться, брови поднимаются, а с ними вместе и вата с повязкой. Так исполнитель получает возможность смотреть вниз. Затем он поднимает брови, вслед за которыми поднимается и вата 114
с платком, что позволяет ему видеть фута на два перед собой, закинув немного голову. Тому, кто не испробовал этого, такая уловка кажется невозможной. Но попробуйте и вы увидите, что таким образом можете привести в изумление своих знакомых, читая с завязанными глазами книгу. Упражнение 31. Теперь мы будем рассматривать явления телепатии. С этого момента выражением «чтение мыслей» будет обозначаться действительная передача или восприятие мыслей, в отличие от «чтения мускулов». Истинное чтение мыслей — явление чисто психическое, не имеющее той физической основы, как в случае «чтение мускулов». Принцип «чтения мускулов» — физическое соприкосновение посредством руки, веревки или проволоки. Принцип «чтения мыслей» — это передача мысли, минуя физическое соприкосновение или какой бы то ни было орган чувств. Ознакомимся ближе с терминологией. Проекция мыслей означает посылку мысли через пространство разуму другого. Лицо, посылающее мысль, называется отправителем(ин- дуктором). Получение мысли — это восприятие посланной мысли. Лицо, воспринимающее мысль, называется получателем(перцепиентом). Телепатия — это наука или искусство передачи мыслей, отправления и получения мысленных сообщений в форме слова или образов без участия известных физических чувств. Мысль — шестое чувство. Остальные пять — вкус, слух, зрение, осязание, обоняние — хорошо вам известны. Сначала вы найдете, что легче получить, чем отправить сообщение, практика чтения мускулов отлично подготовит вас к такому получению. Поэтому мы предупреждаем вас не начинать опытов с чтением мыслей, пока вы не станете вполне чтецом мускулов. Долгое время чтение мыслей было общеизвестным фактом, но на него смотрели как на капризное явление, проявляющееся совершенно произвольно и подчиняющееся неизвестным законам, или как на необыкновенную силу, дарующую только некоторым лицам. Мы намереваемся доказать вам, что развитие шестого чувства доступно всякому и что оно достигается так же, как развитие всякой иной способности — практикой. Телепатия не является обыкновенным видом общения между людьми, т. к. ею не пользуются, т. е. не развивают. Если бы детей приучали к систематическому психическому общению, как их приучают теперь к общению речью или арифметическим вычислениям — результаты были бы одинаковы. Успешное телепатическое общение не требует лихорадочных усилий со стороны отправителя. Совершенно излишне, чтобы он доводил себя до какого бы то ни было нервного состояния, морщил лоб или иным образом насиловал себя. Он должен быть спокойным, хладнокровным и вполне владеть собой. Он не должен выказывать ни слишком напряженного ожидания, ни крайнего скептицизма. Состояние его ума должно быть состоянием терпеливого исследователя, готового испробовать все, и крепко придерживаться того, что истинно. От него даже не требуется верить в то, что он передает свою 115
мысль. После некоторого числа попыток, если он работает с хорошим получателем, результаты сообщат ему уверенность и удовлетворение. От него требуется только, чтобы он молчал и не делал ничего такого, что отвлекало бы внимание получателя. Все, что говорилось о психическом состоянии отправителя, применимо в равной степени к психическому состоянию получателя. Он также должен быть спокойным, хладнокровным, не нервничать и не иметь предвзятых мнений. Приступая к первому опыту, попросите кого-нибудь завязать вам глаза, как при чтении мускулов. Выполните несколько легких опытов с чтением мускулов, чтобы привести себя в условия подобающей восприимчивости. Затем попросите собравшихся решить, кого из присутствующих вы должны коснуться, войдя в комнату, и удалитесь. Когда вас снова позовут, встаньте посреди комнаты, остальные должны расположиться кольцеобразно и возможно шире вокруг вас. Попросите их постепенно направлять вашу деятельность. Например, если лицо, которого вы должны коснуться, находится как раз сзади вас, то каждый из собравшихся должен хотеть, чтобы вы отступили сперва назад; они не должны начинать с общего мысленного приказания «Прикоснуться к такому-то лицу». Они должны постепенно направлять вас. Достаточно, если они будут мысленно повторять приказание: «Отойдите назад». Если вы исполните эту посланную мысль, их молчаливые приказания будут продолжаться таким образом: «Отойдите еще», «Остановитесь», «Повернитесь», «Протяните руку», «Прикоснитесь к такому-то», «Верно». Объяснив способ действия, настройте себя соответственно наиболее явственному впечатлению, которое коснется вашего сознания. Мы особенно предостерегаем вас от чувства печали, которое может овладеть вами, если ваше впечатление окажется неправильным. Помните, что закон Телепатии — в то же время и закон Гармонии, что гармоничная мысль, последствие хороших отношений, — наилучшая подготовка к опытам, которые вы хотите произвести. Помните, как бы велико ни было число ошибок, ваши старания в конце концов увенчаются успехом. Не пытайтесь поэтому торопить успех, пускай он вдет своим чередом. Наилучшее состояние — это состояние бдительного ожидания. Не торопитесь. Не бросайтесь стремительно вперед. Не будьте нетерпеливы. Не раздражайтесь. Вы должны быть готовы к восприятию впечатления извне. В связи с этим для успешного результата необходимы пассивность и отсутствие стремительности. Мы приписываем большое значение правильному умственному состоянию получателя, т. к. при соблюдении этих условий успех почти обеспечен. Желательно, чтобы при первом опыте присутствовали только члены вашего семейства или ближайшие друзья. Нельзя допускать лицо, которое было бы заинтересовано в неудаче. Ваши близкие не будут относиться к успеху или к неудаче, как к вопросу первостепенной важности, а т. к. ваше психическое состояние будет в значительной степени отражением их состояния, то все, обусловливающее их пассивность и сосредоточенность, обусловит и вашу, и даст более быстрый успех. Ввиду этого, войдя в комнату, и ожидая, чтобы впечатление коснулось вас, поставьте себя в то 116
условие сосредоточения, которое наиболее близко к «полной бездеятельности разума». Пускай случится все, что должно случиться. Вы не должны думать ни о чем, вызывающем хотя бы самое незначительное возбуждение, все должно быть спокойно, серьезно, внимательно. Впечатление достигает вас различными путями. Оно может проявиться в произнесенном шепотом слове «отступите». Оно может принять форму простого импульса, желания отступить. Оно может проявиться в образе, который предстанет перед вашими закрытыми глазами, — слово «отступите» покажется написанным смелым почерком на черном фоне психической перспективы. Последняя форма крайне редка на первых стадиях чтения мыслей, впоследствии она становится обычным явлением. Ждите, следовательно, чтобы впечатление достигло вас и следуйте всякому возникающему импульсу. В большинстве случаев первое указание приходит в форме импульса двигаться в определенном направлении. Ждите повторения импульса. Ждите, чтобы он стал настойчив. Не спешите действовать по первому впечатлению. Подождите его подтверждения. Все должно иметь свое начало; сперва будет казаться, что мысли присутствующих не могут достаточно проникнуть в ваше сознание, чтобы произвести глубокое впечатление. Не производите опытов чтения мыслей дольше одного часа, а один опыт более десяти минут. Имеете вы успех или нет, снимите по истечении десяти минут повязку с глаз и отдохните немного, прежде чем приступить ко второму опыту. Упражнение 32. Попросите присутствующих на сеансе поместить перед собой на столе при ярком освещении, какую-нибудь игральную карту, например, восьмерку червей; в это время вы должны сидеть спиной к остальным с закрытыми глазами. Они пытаются сообщить вам с помощью телепатии наименование карты. Все, что от них требуется — это составить себе ясное представление о карте. Они не должны повторять про себя «восьмерка червей». Они вовсе не должны думать. При проектировании мыслей усилия не нужны. Собравшиеся должны просто-напросто составить себе ясное впечатление образа карты. Не надо силиться мысленно изображать карту, закрыв глаза; глаза должны оставаться открыты. Заметьте себе следующее: телепатия включает в себя законы отражения. Предположим, что глаза человека покоятся на каком-нибудь знакомом предмете, например, на лопате. Прежде чем ум сможет схватить значение этого предмета, глаза должны помочь интеллекту припомнить название предмета, и только затем человек скажет, что перед ним лопата. Но телепатия вначале имеет дело только с отражением или изображением, т. е. с отражением изображения, исключая совершенно значение этого изображения. Вследствие этого вполне возможно, что ребенок, который не знает названия находящегося перед его глазами предмета, передаст телепатически это изображение получателю. Подобный опыт часто увенчивался успехом; он устанавливает тот факт, что отправителю необходимо только составить ясную умственную картину предмета, чтобы успешно передать свою мысль. 117
Факт этот совершенно изменяет господствующую до сих пор теорию передачи мыслей, считавшую что общение может только тогда иметь место, когда существует понимание, например, между взрослыми людьми. Такой подход в значительной степени упрощает процесс передачи мыслей, расширяя гипотезу закона, на котором основан вышеописанный процесс. Более широкая теория следующая — телепатия может быть осуществлена поверхностным отражением без интеллекта или, точнее, без понимания, как например, в случаях с детьми, не знающими значения сообщаемых явлений. А вследствие этого все, что способствует присутствующим получить более точный образ предмета, приведет к успеху, усиливая этот образ. Упражнение 33. Предшествовавшие рассуждения привели нас к очень важному методу сосредоточения зрения на предмете. Главный пункт предшествовавшего урока —сосредоточение отправителями зрения. Их умственная деятельность не может ни мешать, ни способствовать успеху независимо от спокойного состояния, о котором говорилось выше. Их не касается вопрос, как получит образ предмета получатель. Все, что от них требуется — это обеспечить себе хороший образ предмета. Это крайне просто. Но все-таки мы должны использовать какой-нибудь метод для получения удовлетворительного изображения. Возьмите большой лист бумаги, сверните его в форме воронкообразной трубы, в 50 см длины и с отверстием «для глаз» около 10 см в диаметре. Лучше будет сделать четырехугольную воронкообразную трубку из картона, в 50 см длиной, с отверстием «для глаз» в 5 см высоты и 10 см ширины. Конечно, вы можете убавить или увеличить длину и т. п. Мы только указываем вам приблизительный размер. Вы можете смастерить ее из дерева. Помните, что каков бы ни был аппарат, он будет работать удовлетворительно. Положите выбранную карту на столе, ярко осветив ее. Пускай собравшиеся смотрят на нее через трубу, таким образом они потеряют из вида все окружающие предметы и лучше сосредоточатся на образе карты. Как вы, вероятно, знаете, очень трудно пристально смотреть на какой- нибудь предмет в течение некоторого времени, чтобы при этом предмет не сделался туманным и неотчетливым, не перемещался в поле зрения и не двоился бы. При разбираемом опыте глаза не должны уставать, нельзя смотреть слишком долго и надо мигать, как только вы почувствуете в этом потребность; от экспериментатора требуется полное внимание. Сосредоточение зрительного внимания на одном каком-нибудь предмете может вызвать сонливость, но сонливость у отправителя образа не желательна. Помните, что карта не должна расплываться в поле зрения, ошибочно также предположение, что дремотное состояние помогает отправителю. С другой стороны — дремотное состояние получателя способствует иногда успеху опыта*. Ввиду этого участникам рекомендуется поддерживать бодрствующее состояние и ясно видеть перед собой карту, закры- * Перцепиент(получатель) должен в это время находиться в пассивном состоянии — безмыслии, наблюдая свой «внутренний экран», отмечая появление мимолетной мысли или образа. 118
вая глаза на секунду, как только предмет начнет двигаться или расплываться. Соблюдая эти условия, вы можете надеяться на успешное выполнение опыта как со стороны отправителя, так и со стороны получателя. После того, как получатель угадает одну карту, отправитель откладывает ее в сторону и берет вторую и т. д., пока не будут угаданы двенадцать карт, безразлично правильно или нет. Между каждой картой рекомендуется делать перерыв как отправителю, так и получателю, чтобы каждую новую попытку они начинали со свежими силами. Надо заметить, что получатель не должен знать верно или неверно угадал он карту, т. к. неудачи могут обескуражить его и он станет слишком объективнодознавать окружающее. Выбранную карту и ответ получателя следует записывать. Запись составит ядро протоколов этих сеансов, протоколов, которые вы впоследствии оцените как указатель процесса развития. Когда вы заметите, что получатель работает в большинстве случаев успешно, сделайте попытку узнать, кто из отправителей является наилучшим. Для этой цели поступают следующим образом: если отправителей четыре, каждый должен заняться с получателем в течение вечера, используя двенадцать карт и записывая результаты. Только отправитель, руководящий данным сеансом, должен знать карты, а чтобы устранить разного рода недоразумения, следует попросить всех посторонних удалиться из комнаты. Каждый отправитель оставляет свои замечания для себя, не сообщая их даже получателю. По истечении четырех дней участники опытов собираются на общее собрание и рассматривают сделанные записи. Результаты безошибочно укажут на отправителя, находящегося в наиболее тесном общении с получателем. В последующих сеансах именно этот человек должен работать с получателем. Здесь мы сталкиваемся с вопросом раппорта или симпатической вибрации. Из того, что один из четырех отправителей работает наиболее успешно с получателем, вовсе не следует, что остальные три — худшие отправители. Это означает, что данный отправитель более приспособлен к данному получателю. Каждый из остальных может достигнуть еще более блестящих успехов с другим получателем. Опыт этот крайне увлекателен и хотя и требуется много времени, чтобы найти двух наиболее приспособленных друг к другу лиц, стоит потратить это время и начать работать на научной основе, чтобы в последующих, более сложных опытах не делать бесполезного перерыва для выбора подходящего индуктора и перципиента. Упражнение 34. Послетого, как определена лучшая пара — отправитель и получатель, можно приступить к следующему опыту. В комнату не допускается никто, кроме отправителя и получателя. Надо выбрать такое время и место, где бы ничто не могло помешать работающим или отвлечь их. Получатель садится рядом с отправителем и берет его за обе руки, говоря: «Думайте о числе, о каком-нибудь числе от 1 до 20, а я громко про себя произнесу первое пришедшее мне на ум число». Проделайте этот опыт несколько раз и вы найдете, что в большинстве случаев получатель 119
угадывает верно, так что совладения допустить здесь нельзя. Не утомляйте получателя, пускай он отдохнет минут десять, если почувствует усталость, или даже совершенно прекратит на время это занятие. Затем получатель выпускает руку отправителя и, встав, кладет свою руку ему на голову, говоря: «Думайте о каком-нибудь предмете, а я постараюсь угадать ваши мысли». Проделав этот опыт несколько раз, получатель станет более уверенным и может увеличить расстояние между собой и отправителем на несколько футов. Тогда он просит последнего составить в уме какую- нибудь не очень трудную фразу, выражающую какую-нибудь одну эмоцию или желание, например, «я испытываю жажду», «я устал». Это первый опыт без прикосновения между отправителем и получателем, опыт, вкотором нет места совпадению или счастливой случайности. Ввиду этого рекомендуется в течение нескольких дней производить его, не увеличивая расстояния между обоими участниками. Обратите внимание назначение психической атмосферы, соблюдение некоторых условий. Получатель постепенно удаляется от отправителя, находя, чтостечением времени он приобретает все больший контроль над искусством получать сообщения на расстоянии. Но постепенное увеличение расстояния, также как и наложение руки на голову не обязательно втелепатии, они необходимы для успеха только на первых стадиях и только потому, что близость и прикосновение действукяуспокаивающим образом на обоих исполнителей. Последним кажется, что при этих условиям успех более вероятен, следовательно уменьшается неуверенность, которая мешает успеху. Но, говоря вообще, для мысли не существует ни времени, ни пространства. Со временем получатель, стоя на одном конце комнаты, будет говорить: «Думайте о полном имени какого-нибудь знакомого. Пускай это будет человек мне совершенно неизвестный, но очень близкий вам, так, чтобы вы чувствовали его, произнося мысленно его имя». Этот опыт немного труднее предыдущего, но стоит потратить один вечер, чтобы добиться успеха. Вышеописанные опыты должны проделываться в течение недели, и только тогда можно будет сделать попытку сообщаться на больших расстояниях. Упражнение 35. Для проведения следующего опыта необходимы две комнаты, в одной из которых помещается отправитель, а в другой — получатель. Дверь между ними запирается. Опыт требует часа времени. Оба экспериментатора должны запастись бумагой и карандашами; один пишет свои приказания, замечая время по часам и отмечая его против соответствующих приказаний, другой записывает получаемые впечатления с указанием соответствующего времени. Час нужно разделить между шестью опытами, посвящая каждому по десять минут. Следующий столбец даст вам образец о записи отправителя. Час « « « « « «8.00» «8.10» «8.20» «8.30» «8.40» «8.50» Приказание: «Ходите» «Лягте на пол» «Танцуйте» «Смейтесь» «Свистите» «Напишите мне» 120
По истечении часа сравните записи. Отправитель не должен смущать получателя, посылая ему смутные впечатления. Приказания должны быть таковы, чтобы они сразу могли принять форму простого импульса. Опыт этот можно видоизменять до бесконечности. Теперь мы переходим к наиболее ценным проявлениям телепатии. Когда указанным образом развито общение между отправителем и получателем, можно попытаться посылать в условленное время сообщения из одной части города в другую. Для этого необходимо точно определить время, т. к. тогда больше шансов на успех. Но с практикой достигается такая легкость общения, что в любое время можно отправлять и получать сообщение. Отправитель посылает мысль: «Я болен. Прийди!». Получателя охватывает беспокойство и желание сейчас же отправиться к отправителю. Он может воспринять это сообщение в форме тихого призыва: «Прийди», или перед ним предстанет образ больного отправителя. Это уже высшая форма телепатического общения, достичь которую со временем может каждый из читающих эту книгу. Упражнение 36. Скоро Вы заметите, что в практической телепатии большая часть работы производится психической силой получателя. Тяжесть труда падает на него. Его подсознание как бы стремится почерпнуть сведения из разума отправителя, между тем как отправитель и получатель остаются объективно пассивными. Многие опыты не удаются благодаря сознательному усилию. При проецировании мыслей усилие не имеет смысла, оно не имеет смысла и при получении мысли. Закон Симпатии есть в то же время и закон Гармонии. Усилие совершенно чуждо принципу этого закона. Ни стеснение, ни затруднение, ни самосознание не имеют ничего общего с его действиями. Чтобы оставаться на научном пути при исследовании телепатии, ученик должен быть точным в производимых им опытах и аккуратно вести свои записи. Выше мы говорили, что расстояние как таковое не является преградой для передачи мысли, проявляющейся в виде зрительных или иных впечатлений. Можно попытаться произвести следующий опыт или в одном и том же доме, или в двух разных домах одного и того же города, ил и, наконец, в двух разных городах. Главное условие — это чтобы отправитель и получатель соблюдали самую тщательную точность при записывании времени, посвященного каждому опыту и полученному результату. Чтобы не усложнять вопроса о времени, рассмотрим этот опыт, как будто он производится в одном и том же городе. Оба экспериментатора сравнили свои часы и проверили их с точностью до одной минуты, затем они решили, что опыт начнется в 4 ч. и закончится в 5 ч. В течение этого часа один из них должен проецировать мысли, а другой воспринимать их, причем каждой отдельной мысли следует посвящать ровно десять минут. Оба запасаются бумагой и карандашами. В установленное время отправитель идет в выбранное место, садится и записывает: 121
Время — 4 часа. Предмет — серебрянная монета. Попытка — сообщить цифру. Затем он кладет монету на стол перед собой и старается в течение десяти минут удерживать перед глазами ясный образ предмета. Затем он пишет: «второй опыт», время — 4 час. 10 мин.; предмет — носовой платок; попытка — «сообщить название предмета». Таким образом, в течение часа один опыт сменяется другим. В это же время получатель составляет приблизительно следующую запись: время — 4 часа. Полученное впечатление: монета, похожая на полтинник. Цифра туманна, вечеканка то появляется, то исчезает. Ничего относительно цифры не слышу. Слуховые впечатления отсутствуют и т. д. Получатель должен записывать впечатления по мере того, как они возникают. При первой возможности следует сравнить записи. Опыт, конечно, упростится, если будут употребляться одни цифры без предмета, причем оба экспериментатора прийдут по этому поводу в соглашение заранее. Таким образом, при выполнении этих опытов будет соблюдена научная точность. Упражнение 37. Конечно, наиболее интересная и ценная форма практической передачи мыслей будет та, когда отправитель пошлет получателю впечатление без предварительных переговоров. Препятствия успеху опыта такого рода следующие: 1) трудность застать получателя в пассивном или восприимчивом состоянии ума; 2) решительное сопротивление получателя передаваемой мысли. Но даже и эти препятствия можно преодолетв, а процесс передачи крайне прост и увлекателен. Предположим, что вы хотите послать кому-нибудь из ваших друзей в другой город мысль, чтобы он написал вам письмо или даже письмо определенного содержания. Уединитесь в свою комнату, сядьте за стол и напишите ему коротенькую записку, говоря, что он почувствует неопредолимое влечение написать вам сейчас же такое-то письмо. Составьте записку точно и ясно. Поместите ее так, чтобы на нее падал свет. Сосредоточьте в течение пяти минут все ваше внимание на ней и ее значении. Не посылайте записки. Сообщение уже послано. Конечно, сообщение должно быть разумно. Вряд ли вам удастся получить таким путем большой чек от постороннего лица, но вы смело можете рассчитывать призвать к себе друга, получить что-либо разумное, исправить плохое впечатление или дать хорошее, сообщить получателю ваш собственный взгляд на какой-нибудь предмет. Написание и психическое «фотографирование» вашего сообщения способствует сосредоточению на мысли, которую вы хотите послать. А вот что говорит о телепатии и гипнозе великий артист-телепат В. Мессинг: «Телепатия вполне материалична. К сожалению, это явление очень плохо изучено. Оно плохо изучено по двум причинам. Во122
первых, его скомпрометировали шарлатаны, которых всегда было несравненно больше, чем истинных телепатов. Конечно, встречались ученые, которые пытались понять сущность телепатии, изучить это явление. Но, столкнувшись по законам теории вероятности и раз, и другой с шарлатанами, они приходили к выводу, что и вся телепатия — сплошное шарлатанство. Есть и вторая причина, в которой повинны сами телепаты. Одни старались неистово раздуть слухи о своих возможностях, чтобы использовать их с нечастными целями, другие, наоборот, их скрывали, третьи — даже не догадывались о наличии у них этих свойств. Видимо, значительными телепатическими способностями обладал знаменитый международный авантюрист граф Александр Калиостро. Его настоящее имя Джузеппе Бальзамо. Родился на острове Сицилия в 1743 году, умер в 1795 году в форте Сан-Леоне близ Урбино, куда был заключен по приказанию Римского Папы Пия VI. Калиостро разыгрывал роль врача, способного исцелить ото всех болезней, естествоиспытателя, алхимика, владеющего секретом философского камня, ясновидца, которому открыто будущее. Он уверял всех, что бессмертен, что ему уже ты- сячилет. Ксожалению, граф не оставил ни дневников, ни записок —приписываемые ему мемуары подложные. Его загадочный образ привлекал к себе внимание многих писателей — от Александра Дюма до Алексея Толстого. Но они рисовали фигуру этого человека, главным образом, базируясь на легендах и преданиях. В свое время я заинтересовался его личностью и проанализировал некоторые записи и свидетельства современников. Да, это был очень ловкий жулик, но, несомненно, в арсенале его средств были и очень сильные способности телепата. Калиостро, безусловно, принадлежал к первой группе телепатов — к тем, кто неистово преувеличивал свои возможности. В этом близок ему был и уже упоминавшийся неоднократно Ганусен-Лаутензак, утверждавший, например, что его устами могут говорить души умерших. Для этого он учился изменять голос, пытался освоить чревовещание. И тот, и другой — и Калиостро, и Ганусен — относятся к первой группе телепатов, стремящихся использовать свои способности для личных корыстных и несчастных целей. Конечно же, стремление ученого, который бы захотел объективно установить уровень способностей этих людей, натолкнулось бы на их энергичное сопротивление. А можно провести изучение возможностей телепата, если он не захочет всеми силами помочь в проведении этих исследований? Конечно же, нет! К счастью, не все телепаты поступают так, как Калиостро и Ганусен. Есть телепаты с совершенно иной психологией. Мне рассказывали об очень интересной встрече, на которой присутствовало человек 30- 35, телепата-любителя Карла Николаева и известного противника телепатии, отрицающего самую возможность непосредственной передачи образа из мозга в мозг профессора Александра Китайгородского. Несколько слов о доводах профессора Китайгородского против телепатии, о том, что нет поля, которое могло бы здесь участвовать. Это очень старое и очень наивное возражение. Во-первых, давным-давно известно, что мыслительная деятельность человека сопровождается возникновением в мозгу электрических токов. Их великолепно 123
умеют снимать и записывать в виде зубчатых кривых на широких листах бумаги. Причем чем энергичнее, чем напряженнее думает человек, тем резче и больше эти кривые линии. Значит, при рождении мысли рождаются и электрические токи, и сопровождающее их электромагнитное поле. Почему бы не считать его той материальной субстанцией, которая участвует в транспортировке мысли? На это обычно возражают: но токи эти слишком малы, и рождаемое ими электромагнитное поле, соответственно, слишком мало. Его напряжение так ничтожно, что уже на небольшом расстоянии измерить его невозможно. Но это тоже несерьезное возражение. На этой же встрече с телепатом Китайгородский привел несколько примеров поразительной тонкости человеческих чувств. Он напомнил об опытах академика Сергея Вавилова, доказавшего, что человеческий глаз способен улавливать, ощущать даже отдельные кванты света. Так почему бы уважаемому ученому не попробовать — пусть в виде гипотезы — принять предположение, что и чувствительность человеческого мозга к биотокам, рожденным в другом мозгу, значительно выше, чем у наших приборов? Почему не предположить, что всего один или несколько квантов электромагнитного поля, попавшие в этот воспринимающий механизм, могут вызвать резонанс, своеобразный лавинный процесс, значительно усилиться и вызвать ощущения, аналогичные тем, что господствовали в излучающем мозгу. Второе возражение против электромагнитного поля биотоков, как переносчика информации, состоит в том, что его считают явлением не главным в процессе мышления, а чем-то сугубо подобным, вроде дыма из заводских труб. Я охотно соглашаюсь с этим, но хочу напомнить, что и по дыму из заводских труб можно многое сказать о производстве. Дым мартеновских печей скажет специалисту о рождающейся стали. Дым цементных печей отличен от этого дыма. Дым из труб завода, в печах которого идет обжиг руды ртути, нельзя спутать с дымом из котельной ТЭЦ. И опять, споря методами аналогий (ибо какие же еще методы могу применить я в этом споре со скептиками-учеными?), могу сказать: почему бы не предположить, что у некоторых людей есть тонкие анализаторы, не только точно фиксирующие состав этих «дымов», но и четко определяющие, в результате чего эти «дымы» получились, и способные ответить, какую «продукцию» выпускает «завод». Кстати, гипотезу об электромагнитной природе телепатических явлений подробно разработал инженер-электрик кандидат физико-математических наук Бернард Кажинский. Мне много рассказывали об этом интереснейшем человеке, и я сожалею, что не удалось мне познакомиться с ним, а теперь это невозможно: он умер в 1962 году. Это был человек изумительной эрудиции, принимавший участие в опытах известного дрессировщика животных В. Л. Дурова, друживший с К. Э. Циолковским, В. М. Бехтеревым, П. П.Лазаревым. Некоторые считают, что и он сам обладал незаурядными телепатическими способностями. Кажинский явился прототипом одного из героев известного научно-фантастического романа А. Р. Беляева «Властелин мира» — инженера Качинского. Как известно, инженер Качинский в романе Беляева также занимается непосредственной передачей мыслей. 124
Роман «Властелин мира» написан в 1928 году. Но еще в 1923 году вышла в свет книга самого Б. Б. Кажинского «Передача мыслей(фак- торы, создающие возможность возникновения в нервной системе электромагнитных колебаний, излучающихся наружу)». В 1962 году он издал свою последнюю книгу «Биологическая радиосвязь». Все это время, почти сорок лет, разделяющие две книги, ученый следил за достижениями целого ряда наук — от психиатрии до радиоэлектроники, находя все новые и новые доказательства своей гипотезе. Да и сам он провел сотни и тысячи разнообразнейших опытов, стремясь найти окончательные доказательства. Нашел ли он их? Кажинский считал, что нашел. В частности, вместе с Дуровым он проводил опыты внушения животным из металлической заземленной камеры, не пропускавшей радиоволн. При открытой двери камеры внушение достигало цели, животное выполняло мысленно приказ, при закрытой — опыты оказывались безрезультатными. Но мне не кажется окончательно убедительной эта серия опытов, хотя бы потому, что аналогичные опыты ленинградского ученого Л. Л. Васильева дали противоположный результат: изолирующая от радиоволн камера ни в малой степени не мешала у него передаче мысленного внушения. И поэтому вопрос о гипотезе электромагнитной или, точнее, радиоволновой природе передачи мыслей все еще остается предположением. Надо четко и бесповоротно установить, участвует ли в передаче мыслей электромагнитное поле. Со своей стороны могу сказать: для меня почти безразлично, есть л и у меня личный контакт с моим индуктором или нет, т. е. держу я его за руку или нет. Большинству же телепатов легче проникнуть в мысли человека, если они держат его руку. Может быть, этот факт поможет в поисках истины? Ну, а если окажется, что электромагнитное поле здесь ни при чем, как быть? Да очень просто! Надо будет найти это еще неизвестное поле, которое ответственно за телепатические явления. Найти и изучить его. Овладение им может открыть новые совершенно удивительные возможности, не меньше, чем открыло овладение электромагнитным полем. Вспомните: Генрих Герц открыл радиоволны в 1886 году. И меньше чем за сто лет стало возможно радио, телевидение, радиолокация, закалка токами высокой частоты и т. д. Почему же не ожидать, что новое, не открытое еще сегодня поле, не одарит нас еще большими чудесами?!. Что это за поле? Я, конечно, не могут ответить на этот вопрос. Известный советский ученый Н. А. Козырев высказал предположение, что это могут быть волны гравитационного поля. Такое мнение разделяют и некоторые другие ученые. Они мотивируют свое предположение тождеством свойств гравитационных волн, для которых нет преград, нет непрозрачных экранов и, так сказать, «телепатических волн», которые также, по некоторым опытным данным, обладают почти абсолютной способностью пронизывать любые препятствия. Другой советский ученый, кандидат медицинских наук В. А. Козак, пишет так: «Сейчас, когда почти каждый день приносит вам новые поразительные открытия, когда физикам известно огромное, количеств новых «элементарных частиц с невыясненной еще функцией, вполне 125
законно предположить, что к числу неизвестных функций, выполняемых этими частицами, относится и функция передачи мысленной информации...» А может быть, мы и вообще ничего не знаем об этом новом поле или о частицах, или о еще более своеобразном механизме телепатии, как всего восемьдесят лет назад ничего не знали о радиоволнах — гигантском участке электромагнитного спектра. Итак, мы говорили, что есть телепаты трех, так сказать видов, и на примере первой категории попытались объяснить, почему, на наш взгляд, телепаты сами мешают исследовательским работам. Теперь коснемся другой группы телепатов, скрывающих свои возможности. История знает немало очень проницательных дипломатов. С ними трудно было вести переговоры: они как-то угадывали самые тайные мысли своих противников, самые их хитроумные планы. Предположим —в порядке рабочей гипотезы, — что некоторые из них пользовались не только донесениями своих явных и тайных агентов, не только обладали удивительными способностями анализа и сопоставления, но и умением читать мысли противника. Как Вы думаете, стали бы они афишировать свое умение? И таких случаев, если прикинуть, очень много. Да, это свойство —умение читать чужие мысли — было бы полезно во многихделах, но только чтобы этого никто не знал, чтобы эта способность была тайной. И я убежден: огромному большинству телепатов на Западе из-за опасения конкуренции невыгодно открывать даже самым близким людям свои тайные способности. Конечно, это не способствовало изучению сложной области психической деятельности человека. И, наконец, последняя, третья группа телепатов — тех, кто вообще не сознает наличия у себя этих редких свойств. Мне вспоминается сейчас рассказ об одном старшине сверхсрочной службы, работавшем на пограничной заставе. Требовательный командир и добрый товарищ, он был неотвратимой грозой контрабандистов. Куда бы ни запрятали преступники документы, золото, валюту, запретные наркотики, он находил их с первого взгляда. Пройдет к человеку, подозреваемому в контрабанде, посмотрит в глаза: - Смотрите левый сапог. Отвинтите каблук. Или... - Двойное дно у чемоданчика; наружу или внутрь открывается? Ах, наружу. Олично! Дайте мне отвертку. Когда у этого старшины спрашивали, как это он догадывается о самых хитроумных тайниках контрабандистов, он отвечал: - Сам не знаю. Но с первого взгляда чувствую, когда дело нечисто. И сразу догадываюсь, где контрабанда спрятана. Офицеры ценили проницательного пограничника. Призывали молодое пополнение учиться у него великолепному умению. Любили говорить: - Вот что значит опытность! Девять лет на границе! А я убежденно могу сказать: опытность здесь ни причем. Если и не сразу, то очень скоро стал этот старшина таким всевидящим стооким Аргусом. И девяносто восемь глаз из этих ста дала ему телепатия. 126
Да, он читал мысли этих контрабандистов, и ему сразу становилось ясно, где у них скрыта контрабанда. Стоя перед пограничником, человек не может думать только о голубизне неба или глазах своей возлюбленной. Он неизбежно думает о запрятанных в тайные места контрабандных предмета. И чем больше он о них думает, тем откровеннее себя выдает. Этот старшина — безусловно, телапат. Но, вполне возможно, он и не подозревает об этом. И, вполне возможно, попав на сеанс моих «Психологических опытов», честно и искренне аплодировал бы мне и удивлялся вместе с другими, не подозревая, что и сам обладает подобными способностями. Жаль, что я не сохранил газетной заметки, рассказывающей о нем, и не запомнил его имени... Конечно, и такой телепат тоже не помог бы ученым разобраться в этом интересном явлении. А разобраться обязательно надо! Я приведу здесь без всяких сокращений статью, опубликованную в N 3 журнала «Здоровье» за 1963 год. Эта статья так и называется — «Об опытах Мессинга». Написал ее процессор Г. И. Косицкий. Вот она: «Много лет назад я побывал на одном из выступлений Вольфа Мессинга. Ведущий объявил, что Мессинг будет выполнять любые задания, которые надо изложить в письменном виде и передать жюри, избранному из публики. Жюри будет проверять правильность выполнения, самому же Мессингу записи не нужны: он воспримет содержание задачи путем «передачи мыслей». В аудитории наступила тишина. Неужели действительно мысль может непосредственно передаваться от человека к человеку? Неужели существуют для этого особые электромагнитные волны или лучи? Мне захотелось убедиться во всем самому, и я послал записку. Задание было сложным: «Приставной стул из 13-го ряда принести на сцену. Извлечь из кармана девушки, сидящей на 10—м месте в 16-м ряду, два удостоверения и сложить сумму цифр номера первого из них и число, на которое действительно второе. Достать из другого кармана деньги в количестве, равном указанной сумме, положить их под левую переднюю ножку принесенного стула». Меня вызвали на сцену. Мессинг попросил взять его руку и сосредоточиться на задаче. Яркий свет прожекторов слепил глаза. Я держал руку Мессинга, а он стоял рядом. Вдруг он ринулся со сцены в зал, увлекая меня за собой, схватил приставной стул в 13-м ряду и вынес его на сцену. Освоившись с необычной обстановкой, я решил начать свой эксперимент. Я понял, что моя рука, сжимавшая запястье Мессинга, оставалась все это время бесконтрольной. Расслабив мышцы, я сосредоточился на задании, которое старался передать ему мысленно. Со стороны все это выглядело, по-видимому, довольно странно. Один человек с застывшим взглядом замер на месте, а другой суетился и метался вокруг. Мессинг производил десятки мелких, почти неуловимых движений в разных направлениях, замирал на мгновение; вглядывался в меня и начинал все сначала. Рука моя оставалась безжизненной. 127
- Не думайте о себе! Не думайте о себе! — тихо произносил он, не в состоянии сделать ни шага. Он был неправ: я не думал о себе, а сосре- доточился на задании настолько, что перестал замечать все вокруг. В этот момент стало понятно, что мысль моя непосредственно передаваться ему не может, что он улавливает ее только в реакции моей руки. Производя десятки случайных движений в разных направлениях, он мгновенно оценивает мою реакцию на каждое из них. Понятно, что если он случайно движется в нужном направлении, я реагирую на это по-другому. Он продолжает нужное движение и снова следит за мной. Это не «передача», а угадывание мысли. Я понял, что Мессинг воспринимает движение моей руки. Так ли это? Я очень легко стал сжимать ему руку каждый раз, когда направление его движения оказывалось правильным. Мессинг ожил. Каждый раз он чувствовал едва уловимое пожатие моей руки, когда начинал двигаться в нужном направлении. Он нашел девушку в 16-м ряду, вывел ее на сцену (хотя в задании не было этого) и вновь начал делать десятки мелких движений. Когда его руки оказались около карманов, я вновь слегка сжал руку, а он в то же мгновение извлек из карманов все, что там было, и положил на стол. В одно мгновение он успел прикоснуться по очереди к каждому предмету, и вновь моя рука слегка сжалась в тот момент, когда он дотронулся до удостоверений. Мгновение — и удостоверения отложены в сторону. Он открыл их и начал легко водить карандашом по строчкам. Как только карандаш оказался около нужной цифры, я вновь сжал руку. Так повторилось и с другим удостоверением. Затем я таким же образом привлек его внимание к деньгам и помог ему угадать, куда их нудно положить. Он вы- полнил свою задачу, но о том, что я над ним экспериментировал, он так и не догадался. С той поры прошло много времени и я, наверное, не вспомнил бы этот случая, если бы не предложение редакции ответить на письма читателей журнала. Некоторые из них ставят тот же вопрос: может ли мысль передаваться от человека к человеку непосредственно? Ссылаются на телепатию. Приводят в качестве примеров опыты Мессинга и других. Я не видел опытов телепатов и не берусь о них судить. Что же касается Мессинга, то нужно со всей решительностью подчеркнуть, что ничего таинственного в его опытах нет. Ктелепатии они не имеют никакого отношения. Наша мысль — продукт мозга и не может существовать в отрыве от него или ог материи вообще. Только идеалисты думают, что мысль может существовать в чистом виде, то есть вне связи с материей. Когда человек передает мысль другому, он передает материальные, весомые, зримые, слышимые носители мысли: слово, текст, знаки и т. д. Наука физиология неопровержимо доказала, что мысль — это результат тонкой и весьма сложной нервной деятельности организма человека. Эта деятельность может проявиться в виде движения, жеста, слова, письма. Но мысль может и не проявиться. Есть немало внутренних скрытых мыслей, переживаний, чувств, которые мы не высказываем. В этом слу- 128
чае нет внешнего, видимого проявления мысли, но нервная деятельность существует, ее можно уловить, исследуя с помощью специальных приборов работу головного мозга. Правда, сегодня мы еще не в состоянии узнать содержание самой мысли. Однако, как показывают исследования, такая скрытая, невысказанная мысль имеет некоторые внешние проявления, но настолько слабые, что обычно мы их не замечаем. Основоположник русской физиологии И. М. Сеченов еще столетие назад указывал на то, что любая мысль неразрывно связана с мышечным движением. При невысказанной мысли это движение остается скрытым, едва заметным. Регистрируя специальным прибором очень слабые движения руки, Сеченов доказал, что как только человек мысленно представит себе, что он чертит круг, рука его начинает производить круговые движения. Но и в этих случаях, когда никакого видимого проявления мысли нет, движение, сопровождающее ее существует. И. П. Павлов неоднократно подчеркивал значение этих факторов. «Давно было замечено и научно доказано, — писал он, — что раз Вы думаете об определенном движении, Вы его невольно, этого не замечая, производите. То же — в известном фокусе с человеком, решающем неизвестную задачу: куда-нибудь пойти, что-нибудь сделать при помощи другого человека, который знает задачу, но не думает и не желает ему помогать. Однако для действительной помощи достаточно первому держать в своей руке руку второго. В таком случае второй невольно, не замечая этого, подталкивает первого в направлении к цели и удерживает от противоположного направления». Такие движения получили в науке название «идеомоторных актов» (от греческого слова «идея» — мысль и латинского — «мотор» — приводящий в движение). Мышцы совершают движение вследствие нервных импульсов, приходящих к ним из мозга по двигательным нервам. Передача этих импульсов всегда сопровождается возникновением биоэлектрических потенциалов. С помощью электронных приборов эти потенциалы могут быть легко выявлены. Так, ученые зарегистрировали потенциалы в речевых мышцах человека, когда тот начинал решать задачи в уме, в мышце правой руки при воображаемых движениях, и в мышцах губ и правой руки при мысленном написании слов и т. д. Все это свидетельствует о том, что наши мысли вызывают появление реакции мышц даже тогда, когда они остаются скрытыми, невысказанными. Но почему же мы, как правило, не видим таких реакций? В чем необычность опытов Мессинга? Почему эти опыты не может проделать каждый из нас? Дело в том, что мышечные реакции, сопровождающие мысль, очень слабо выражены. Чтобы улавливать их, необходимы чувствительные приборы или специальная длительная тренировка. Способность к восприятию очень слабых воздействий может быть врожденной, но у каждого из нас она резко возрастает после специальной тренировки. Дегустаторы отличают десятки тысяч оттенков запахов. Слепые обладают тонко развитым слухом и осязанием. Тренировка может дать поистине феноменальные результаты. Академик- физиолог И. С. Беритов проделал недавно опыты по исследованию 5 Зак. № 127 129
способности слепых ощущать некоторые предметы на расстоянии. В этих опытах установлено, что люди, лишенные органа зрения, могут чувствовать на расстоянии большие и плотные предметы — стены, деревянные щиты и др. Тонкую сетку и мягкие предметы они не ощущают и натыкаются на них. Выяснилось, что слепые чувствуют предметы благодаря звуковому эхо, отражаемому предметом. Эхо обычно настолько слабое, что сами люди его не осознают и не могут объяснить причину своих ощущений предметов. Природа с избытком наградила каждого из нас огромными возможностями и способностями, но многие из них не всегда развиваются и реализуются. Человек, использовавший эти удивительные возможности и выдающиеся способности и развивший их, может делать то, что делает Вольф Мессинг. Благодаря длительным и настойчивым упражнениям, он развил свои природные способности, улавливая такие тонкие реакции другого человека, которые для многих остаются незаметными и могут быть выявлены только с помощью специальных чувствительных приборов. Обладая замечательной памятью, он точно запоминает расположение сцены, зала, лестницы и т. д. и может двигаться с завязанными глазами так же свободно, как это делают слепые в знакомой обстановке. Таким образом, опыты Мессинга — результат огромного, напряженного труда, отполировавшего до блеска то, что в той или иной степени вкладывает природа в каждого из нас. Нас покоряет тонкая, филигранная его работа, и мы забываем, что удивительная легкость, с которой он выполняет свои опыты, в действительности — результат длительной, упорной тренировки, огромной концентрации внимания и напряжения. И этот огромный труд Мессинга покоряет. Мы не можем оставаться равнодушными, когда слышим игру Давида Ойстраха или Вана Клиберна. В этот момент мы, конечно, не думаем о колоссальном труде, вложенном в каждое их исполнение. Такова сила подлинного искусства и таланта». Эта статья — квинтэссенция той убежденности, что я не телепат и что все объясняется обостренностью моих чувств. Я готов даже согласиться с этим, если только уважаемый мною профессор скажет, как он мне подал знак сложить номера первого удостоверения и числа, обозначающего срок действия второго удостоверения? К этому могу прибавить, что Г. И. Косицкий, конечно, не первый, ставящий на мне опыты. Их ставили и официально, например, в Институте психиатрии Академии медицинских наук СССР. И всегда, во всяком случае в своих отчетах, ученые старались обойти вопросы, которые не укладываются в гипотезу о чисто идеомоторном механизме моей работы. Смею уверить профессора Косицкого в другом: все попытки не подавать мне сигналов были безрезультативными. Конечно, мне мешало то, что ученый думал не о том, какое задание я должен выполнять, а о том, чтобы не двигать рукой. Эти мысли и воспринимал я от индуктора. И поэтому, стремясь заставить его отвлечься и вернуться к заданию, попросил: «Не думайте о себе». Пожатий руки последнего, 130
я видимо, вовсе не замечал. Я весь погружен в это время в стремление понять мысли собеседника. Помешать в работе мне скорее может другое. Дело в том, что я не всех людей одинаково хорошо «слышу» телепатически — пусть простят мне этот глагол «слышать», абсолютно не передающий сущности явления. Суть в том, что чужое желание я ощущаю как бы собственным желанием. Ощущение появляется во мне ощущением же. Если мой индуктор представит, что он хочет пить, и я стану ощущать жажду. Если он представит себе, что гладит пушистую кошку, и я почувствую у себя в руках нечто теплое и пушистое. Чужая мысль родится в моей голове словно собственная, и мне много стоило труда научиться отделять свои мысли от мыслей индуктора. Вот в чем разница слова «слышать» в обычном и в телепатическом понимании, как я его применяю здесь. Итак, мысли и чувства не всех людей я одинаково хорошо «слышу». Одни «звучат» в мозгу моем громче, другие приглушенно, третьи — совсем шепотом, из которого долетают только отдельные слова. Но индукторов во время выступления не выбираешь. И если попадает индуктор с тихим «голосом» (все это термины в моем телепатическом понимании), а рядом «громко» думает другой человек, это может очень помешать в работе. Видевшие меня во время сеансов не раз замечали, что я бросаю реплики таким людям. Вот что записал журналист В. Сафонов: «... Это произошло осенью прошлого года в Москве, в Доме медработников, где Мессинг показывал свои способности собравшимся там врачам... Я оказался в составе жюри, и это позволило мне быть в курсе всех событий, происходивших на сцене и в публике. Предпоследним опытом Мессинга была мысленная диктовка задания без контакта за руку с индуктором. Для большей убедительности Мессинг был удален из зала под эскортом двух членов жюри. Надо было надежно запрятать какой-либо предмет, а Мессинг должен был найти его. После споров и нескольких «перезахоронок» предмет (авторучка) был спрятан на обшивке стенной панели. Вводят Мессинга. В притихшем зале Мессинг быстро находит девушку, спрятавшую авторучку, выводит ее на сцену, ставит перед собой, пристально смотрит на нее, просит: «Думайте! Да мысленный образ... «А что, если попробовать сбить Мессинга», — приходит мне в голову озорная мысль. И тут же начинаю внушать ему следующее: «Не слушайте девушку, ручка не там, где она думает, а на капители колонны, что слева от стены». При этом я только бегло взглянул на профиль Мессинга расстояние не более трех метров) и снова повторяю внушение: «Ручка на капители колонны...». Воображение живо рисует толстый слой пыли, на котором лежит черная эбонитовая самописка с золоченым пером. Вдруг происходит то, чего я, откровенно говоря, не ждал. Мессинг посмотрел в мою сторону и с нескрываемым раздражением сказал: - Не надо много приказаний... Туда очень высоко... Нужна большая лестница. 131
Я, разумеется, смутился и пробормотал что-то вроде извинения. После этого Мессинг забыл о моем присутствии и вновь сосредоточил свое внимание на девушке. Ручка была извлечена оттуда, куда ее поместили пожеланию присутствующих». Я специально процитировал эти записи для того, чтобы читатель, не бывавший на моих сеансах, представил себе, как иногда отражается подобный разноголосый хор чужих мыслей на моей работе. Право же, это не легче, чем в толпе одновременно говорящих во весь голос людей вьщелить один голос и слушать только его. А он-то зачастую и бывает особенно «тихим». Еще раз: говорить неправду и преувеличивать у меня нет никаких причин. Чтобы «услышать» чужие мысли, мне нужна особая собранность чувств и сил. Но когда я достиг этого состояния, мне уже не представляет труда «слышать», «читать» телепатически мысли любого человека. И практически любые мысли. Контакт за руку с индуктором мне помогает вьщелить из общего шума чужих мыслей те, что нужны мне. Но я могу обходиться и без этого контакта. Кстати, когда мне завязывают глаза, лете работать — я целиком перехожу на зрение индуктора. И легко, свободно двигаюсь я по залу с завязанными глазами не потому, что запомнил расположение ступеней и дверей, а потому, что я «вижу» в это время то, что видит индуктор. Лучшими индукторами бывают глухонемые. Вероятно потому, что они очень четко, образно, а не в словах представляют себе задание, которое я должен выполнить. При доброжелательном отношении зрителей работается легко. Также, наверное, и у виртуоза-пианиста легче летают по клавишам пальцы, когда он чувствует немой восторг зала. И, наверное, у него свинцом бы налились руки, если бы он чувствовал враждебное ожидание; вот сейчас собьется... вот сейчас собьется... Но так же, как музыкант может собрать силы и не сбиться, так и я могу довести до конца опыт с самым скептичным индуктором. Весь сеанс я должен быть абсолютно уверен в себе. Видимо, это общечеловеческая необходимость при всех сложных и рискованных работах. Так и канатоходец ни на мгновение не смеет подумать о том, что он может упасть. Вот и все, что я могу еще прибавить к ответу на этот вечный вопрос: как я узнаю чужие мысли. А теперь приведу несколько примеров заданий, которые я выполнял на сеансах своих «Психологических опытов». Они сохранились у меня от разных времен. Я отобрал несколько наиболее характерных: Задание 1. 1. Вынуть из правого бокового кармана моего костюма календарь за 1964 год: а) открыть месяц — ноябрь; б) вычеркнуть сегодняшнее число: 19.ХI.64 г. 2. Вынуть из левого бокового кармана моего костюма черный пакет с фотографиями: а) найти среди фотографий снимок юноши с фуражкой и сапожной щеткой в руках и фотоснимок девушки в черном платье; 132
б) остальные фотографии сложить в пакет, а пакет положить на прежнее место, т. е. 6 левый боковой карман моего пиджака; в) по выбранным фотографиям найти юношу с девушкой в зале в 5 ряду и привести их на сцену. 3. Вынуть из левого бокового кармана белый пакет с игральными картами и разложить их следующим образом: а) всех тузов в одной стопке вниз лицом; б) в верхний ряд дам: бубновая, дама червей, для пиковой дамы оставить пустое место, затем дама треф; в) в нижний ряд королей: бубновый, король червей, для короля пик оставить пустое место, затем король треф. 4. Взять за руку юношу и выполнить его мысленный приказ-пожелание, заключающееся в следующем: а) вынуть из правого внутреннего нагрудного кармана моего (т. е. лица, написавшего эту задачу) костюма конверт и передать его членам жюри; б) попросить членов жюри распечатать конверт и прочитать пункты задачи. г.Иркутск, 19.ХI.1964 г. Г. М. С. Задание 2. ... Прошу Мсссинга пройти к моей голубятне, взять у меня из правого кармана пиджака ключ от нее, открыть голубятню, взять белого голубя и принести на сцену клуба... г. Ангарск, 21.V.1964 г. г. Видден Задание 3. Убедительно прошу Вас узнать имя любимой мной девушки! 1. На 6-м месте 11 -го ряда сидит девушка. Взять у нее сумочку, открыть ее и среди прочих книжек взять географический «Атлас мира». 2. Взять также из сумочки сине-красный карандаш, отточенный с обеих сторон, и именно синим цветом отметить следующие города Советского Союза на стр. 4 и 5 указанного атласа: а) Новосибирск; б) Иркутск; в) Николаев; г) Алма-Ата. Надо прочитать первые буквы этих названий. Они и составят имя девушки. 3. Между последней страницей и обложкой «Атласа мира» находятся поздравительные открытки «С Новым годом!» 4. Среди всех открыток на оборотной стороне именно зеленой открытки написать это имя, составленное из начальных букв найденных городов. 5. Вручить эту открытку девушке и от моего имени поздравить ее с наступающим Новым годом! 11 декабря 1963 года. Марат Уразаков 133
Задание 4. Товарищ Мессинг, завяжите, пожалуйста, глаза. В пожарном гидранте, слева от сцены, находится солдатская шапка. В ней часы. Возьмите шапку с часами, подойдите к моему другу, стоящему у 3-го окна слева, отдайте ему шапку, а часы возьмите и отдайте солдату, сидящему в ряду, номер которого показывает маленькая стрелка, на месте, номер которого указывает большая стрелка. Возьмите у него ключи в правом кармане гимнастерки и отдайте их девушке, сидящей в жюри около сержанта. Попросите ее, чтобы она встала. г.Кустанай,5.ХII.1963г. Рядовой Васильев Л. В. Задание 5. 1. Отвести на сцену зрителей: а) из ряда 14, место 16 и б) из ряда 15, место 2. 2. Из правого наружного кармана пиджака одного из них вынуть газеты, а из правого потайного — ножницы: а) сложенную обычным образом газету разрезать пополам ножницами поперек; б) взять стул от стола жюри и поставить его на край сцены спинкой к зрителям; в) части газеты повесить на спинку стула. 3. У другого из выведенных зрителей взять из рук папку и расстегнуть замок-молнию; вынуть из папки радиоприемник «Спидола» и поставить на стол жюри. 4. Вынуть антенну и регулятор громкости(ручка слева) установить на максимум, вращая ручку справа, дождаться появления музыки. г.Ленинград, 18.11.1964 г. ВальшонокА. М. Задание 6. Отыскать юношу—ряд 2, место 1 — взять у него из внутреннего кармана конверт с буквами: а) из букв сложить предложение: «Если ты потерял веру, ты потерял все»; б) отыскать девушку — ряд 5, место 2 — взять у нее журнал. В журнале в левом кармане взять красный карандаш и на шахматной доске провести линию так, чтобы она прошла только по белым клеткам, начиналась в верхнем левом углу, а кончалась в правом нижнем. Не пропускать ни одной клетки. г. Новосибирск, 18.IV.1964г. г. Попов Это — не самые сложные и не самые простые из заданий, которые мне давали. Среди десятков и сотен тысяч людей, перебывавших на моих сеансах «Психологических опытов», конечно, были и люди более остроумные, чем авторы этих заданий, и менее остроумные. Но все задания я всегда выполняю полно и точно. Мне не хочется останавливаться на всех тех аргументах, которые приводят беспристрастные исследователи для доказательства суще- 134
ствования телепатической связи. Среди них и внезапные предчувствия или даже четкие представления о смерти близких людей, находящихся за тысячи километров, и одновременное возникновение одних и тех же идей у близких людей, и «ощущение взгляда», когда кто-нибудь упорно смотрит вам в спину. Обо всем этом написано немало книг, в которых приведены многочисленные факты. Мне не хочется здесь повторять содержащийся в этих книгах материал. Но я не могу не остановиться еще на одном вопросе. Я не могу обойти молчанием многочисленные попытки ученых исследовать явления телепатии объективными, чисто научными методами. В 1882 году в Лондоне было основано «Общество для изучения загадочных явлений психики». Члены этого общества, среди которых были видные ученые, занимались сбором, тщательной проверкой и анализом, в том числе и телепатических явлений. Кстати, греческий термин «телепатия» — «чувствование на расстоянии» — впервые начал широко применяться именно в недрах этого общества. Его члены осуществили и первые эксперименты телепатических передач. О размахе и глубине проведенной эти обществом работы свидетельствует объемистая книга Чернея, Майерса и Подмора «Прижизненные призраки и другие телепатические явления», изданная в 1886 году в Англии и переведенная на русский язык в 1893 году. В этой книге приведено около 700 случаев телепатии, подтвержденных документально. В СССР большая картотека имеется у ленинградского профессора, члена-корреспондента академии медицинских наук СССР Л. Л. Васильева. Если бы требовалось убедиться в существовании телепатических явлений, было бы достаточно проанализировать научными методами только эти зафиксированные и проверенные случаи. Но противники телепатии предпочитают игнорировать их. Ученые — противники телепатии, не утруждая себя изучением этих фактов, требуют обязательно новых опытов, причем таких, какие могли бы быть воспроизведены в любой лаборатории и в любое время. Но ведь в лаборатории могут быть воспроизведены только те явления, при которых они возникают. К сожалению, такой изученности телепатии еще нет. Но такой изученности нет и в других сферах научных наблюдений, к примеру при исследовании шаровой молнии. Ее тоже ученые еще не могут воспроизвести в лаборатории. В существовании этого явления природы убеждает научный анализ свидетельств очевидцев, наблюдавших его. Вот точно такой же анализ многочисленных показаний полностью убеждает и в существовании телепатии. Но в багаже телепатии есть не только бесчисленные научно достоверные факты наблюдений телепатических явлений, так сказать, «в природе». Есть там и не менее научно достоверные опыты, поставленные учеными, которых нет оснований считать мистификаторами. Еще в 1902 году приват-доцент Я. Н. Жук в г. Киеве ставил опыты передач зрительных ощущений. Индуктором в этих опытах был он сам. Он брал заранее заготовленный сравнительно простой рисунок —лодку, бутылку, корзину, лестницу и т. д. и внимательно всматривался в него. Отгадчик, не видящий этого рисунка, стремился воспроизвести 135
то изображение, которое приходило индуктору на ум. В ряде случаев совпадение оказывалось поразительным. Жук не ограничился констатацией явления. Он начал изучать ошибки и искажения, происходящие при телепатической передаче изображений, стремился установить их причины. Это был уже строго научный