М. М. Шахнович. Культурная революция в СССР и наука о религии
Т. В. Чумакова. Наука о религии в контексте государственных задач: программа Всесоюзной переписи населения 1937 года
М. М. Шахнович, Т. В. Чумакова. Н. М. Маторин и его группа по изучению религии
Документы
Список докладов, прочитанных в группе по изучению истории культов с осени 1931 года
Протокол № 2 заседания актива секции по изучению религий народов СССР
Справка
Список актива группы по изучению религиозных верований народов СССР из работников III отдела Музея
О. А. Добиаш-Рождественская. Культ камней в Северо-Западной Франции в раннее средневековье
II. Публикации Н. М. Маторина, имеющие отношение к деятельности группы по изучению религии
Н. М. Маторин. К вопросу о методологии изучения религиозного синкретизма
Н. М. Маторин. Живые святые
Н. М. Маторин. Об изучении религиозных верований народов СССР
Список сокращений
Именной аннотированный указатель
Содержание
Text
                    (Том^)
 ^ген]^


М. М. Шахнович, Т. В. Чумакова ИДЕОЛОГИЯ И НАУКА ИЗУЧЕНИЕ РЕЛИГИИ В ЭПОХУ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СССР Санкт-Петербург «Наука» 2016
Серия основана в 2015 году УДК 069 ББК 79.1+86.2 Ш31 Редакционная коллегия серии «Смольные чтения» Д. Н. Ахапкин, В. Б. Касевич, А. Л. Кудрин (председатель), В. М. Монахов, Д. А. Расков, Т. В. Черниговская, Е. С. Ходорковская, М. М. Шахнович Шахнович М. М., Чумакова Т. В. Идеология и наука: Изучение религии в эпоху культурной революции в СССР. — СПб.: Наука, 2016. — 367 с. ISBN 978-5-02-039567-1 Книга посвящена неизвестным страницам деятельности ленинградских историков, этнографов и фольклористов, занимавшихся изучением религиоз¬ ной повседневности в период культурного строительства в СССР в конце 1920-х—1930-е гг. Особая роль в планировании, организации и проведении исследований «живых» религиозных верований и культов в тот драматиче¬ ский период принадлежала Николаю Михайловичу Маторину (1898—1936). Представленные в книге архивные документы, прежде всего «Протоколы научных заседаний секции по изучению религиозных верований народов СССР», а также сопроводительные материалы свидетельствуют о создании Н. М. Маториным и его ближайшими сотрудниками целостной программы по изучению религиозных практик народов СССР, осуществление которой было остановлено сталинскими репрессиями. Публикация документов сопровождается вступительными статьями, комментариями, именным аннотированным указателем и списком сокра¬ щений. Рецензенты: д-р филос. наук, проф., зав. сектором междисциплинарных исследований ИФ РАН М. С. Киселева; канд. ист. наук, доцент СПбГУ М. С. Сшецкевич Рукопись подготовлена при поддержке гранта Nq 37.23.484.2012 НАС СПбГУ Издание осуществлено при содействии Фонда поддержки либерального образования О Шахнович М. М., Чумакова Т. В., 2016 © Фонд поддержки либерального образова¬ ния, 2016 © Издательство «Наука», серия «Смольные чтения» (разработка, оформление), 2015 (год основания), 2016 ISBN 978-5-02-039567-1
КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В СССР И НАУКА О РЕЛИГИИ За последние двадцать пять лет появилось много глу¬ боких и содержательных трудов по интеллектуальной исто¬ рии науки в России в советский период, исследующих влия¬ ние идеологии на развитие естествознания и гуманитар¬ ных наук, рассказывающих о трагических судьбах ученых и о том, как развивались научные исследования в условиях идеологического диктата и подцензурной печати. Уже стали хрестоматийными работы Ф. Ф. Перченка и его коллег, кни¬ ги В. Н. Сойфера, В. М. Алпатова, П. А. Дружинина, статьи А. М. Решетова,1 появляются и новые публикации.1 2 В послед¬ ние десятилетия состоянием гласности стала трагедия рос¬ сийской «репрессированной этнографии», «репрессированно¬ го языкознания», «сумерек лингвистики», однако не менее трагическая история развития религиоведения до сих пор остается неизвестной, хотя архивы хранят немало интерес¬ нейших свидетельств. Целью советской культурной революции было создание «нового человека», полностью «сбросившего религиозные цепи».3 Осуществление этой идеи началось в 1922 году после 1 Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. М., 1991; Ашин В. Ф., Алпатов В. М. Дело славистов. 30-е годы. М., 1994; Регие- товА. М. Репрессированная этнография: Люди и судьбы // Кунсткамера: Этнографические тетради. Вып. 5—6. СПб., 1994; Трагические судьбы: Репрессированные ученые Академии наук СССР. М.: Наука, 1995; Сой- фер В. Н. Власть и наука. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002; Дружи¬ нин П. А. Идеология и филология. Т. 1—2. М.: НЛО, 2012. 2 См., например: От классиков к марксизму: Совещание этнографов Москвы и Ленинграда (5—11 апреля 1929 г.) / Под ред. Д. В. Арзютова, С. С. Алымова, Д. Дж. Андерсона. СПб.: МАЭ РАН, 2014. (Сер. «Кунстка¬ мера—Архив». T. VII). 3 См.: Геллер М. Машина и винтики. История формирования совет¬ ского человека. М.: МИК, 1994. 5
публикации статьи В. И. Ленина «О значении воинствующе¬ го материализма», в которой были определены основные на¬ правления предстоящей идеологической работы. Одним из важнейших инструментов по реализации проекта «сотворе¬ ния человека», свободного от религии, стала периодическая печать, и прежде всего газета «Безбожник». Из Общества друзей газеты «Безбожник» в 1925 году был сформирован «Союз безбожников» — всесоюзная общественная организа¬ ция, объединившая молодежных активистов, агитаторов-про- светработников и партийных пропагандистов. Главной ее за¬ дачей была борьба за безрелигиозный образ жизни и новую культуру, секуляризацию образования, науки и обществен¬ ной жизни в условиях осуществившегося отделения церкви от государства и школы от церкви и проведенной секуля¬ ризации церковного и монастырского землевладения (1918). В июле 1918 года в Конституции РСФСР впервые в истории России было закреплено законом право граждан вести анти¬ религиозную пропаганду1 и быть атеистами. Могла ли в этих условиях существовать наука о религии? Или подобно тому как все, к чему прикасался царь Мидас, превращалось в золото, все, что имело отношение к науке 1920—1930-х гг., приобретало идейную ангажированность, было связано с государственной идеологией и поэтому сей¬ час не может быть рассмотрено иначе как «навязший в зубах агитпроп»? Опубликованные в последние годы серьезные труды, посвященные изучению философских дискуссий, ис¬ тории отечественной философии советского периода в це¬ лом,1 2 показывают, что мы можем в истории даже самого идейно выверенного направления гуманитарной и социаль¬ ной науки отделять марксистских философов от пропаган¬ дистов официального «марксизма-ленинизма», творческих исследователей от начетчиков, организаторов науки от пар- 1 Разрешение религиозной пропаганды сохранялось в Конституции до 1929 г. В 1919 г. в статье «Советская политика в религиозном вопросе» председатель комиссии по вопросам культа при ВЦИК, начальник отдела наркомата юстиции П. А. Красиков называл разрешение религиозной про¬ паганды «компромиссом по отношению к вековым религиозным предрас¬ судкам, столь еще сильным в русской деревне». См.: Красиков П. А. Со¬ ветская политика в религиозном вопросе // Революция и церковь. 1919. №1. С. 8. 2 См.: На переломе. Философия и мировоззрение. Философские дис¬ куссии 20-х годов / Сост. П. В. Алексеев. М.: Политиздат, 1990. 6
тайных выдвиженцев и калифов на час. Не будем забывать также и о том, что в дореволюционной России существовала духовная цензура и что такие науки, как этнография, фоль¬ клористика, история религии и церкви, не говоря уже о фило¬ софии и правоведении, находились под неусыпным надзором власти, ищущим всюду «подрыв основ» православно-само¬ державной идеологии.1 Означает ли это, что мы должны рас¬ сматривать все опубликованные в царской России труды по истории религии как сочинения, написанные в русле охрани¬ тельной государственной политики, а подлинно научным считать только то, что никогда не публиковалось в России при жизни их авторов?! Проблема взаимоотношения науки и власти — один из острых вопросов, обсуждаемых в последние пятьдесят лет как философами — от М. Фуко («Археология знания», 1969; «Надзирать и наказывать», 1975) до Б. Латура («Наука в дей¬ ствии», 1987), так и историками и социологами науки.1 2 Бруно Латуру принадлежит замечательное выражение: «Все обсто¬ ит превосходно с общественными науками за исключени¬ ем двух слов: „общественные^ и ,,науки“». Латур акцентиру¬ ет внимание на существующее, как он считает, подражание общественных наук естественным. Однако объекты изучения и тех и других различаются в том плане, что в естественных 1 В этом смысле чрезвычайно ярким примером является судьба блес¬ тящего правоведа, специалиста по церковно-государственным отношени¬ ям, ученика А. Л. Блока, Е. Н. Трубецкого и Г. Еллинека профессора М. А. Рейснера, академическая карьера которого была сломана в 1902 г., после того как в своей лекции он указал на различное положение общества и государства в России и Западной Европе, на недостаточность участия общества в публично-правовой и административной деятельности страны, на правовой нигилизм, недоверие к юристам и юридическим нормам и напрасные «попытки русских государей водворить господство законности в России» (см. подробнее: Сафронова Е. В., Скибина О. А. М. А. Рейс- нер: жизненный и научный путь // Наука и образование; хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. Октябрь. 2013. С. 53—57). 2 См., например: Сойфер В. Н. Власть и наука. 4-е изд., перераб. и доп.; Наука и кризисы. Историко-сравнительные очерки // Редактор-соста¬ витель Э. И. Колчинский. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003; Макаренко В. Наука и власть: Контекст социальной истории науки // Логос. 2005. № 6. С. 98—116. Krementsov N. Stalinist Science. Princeton: Princeton University Press, 1997; Baehr P. Hannah Arendt, Totalitarianism, and the Social Sciences. Stanford: Stanford University Press, 2010. 7
науках объекты — не «просто вещи», а существующие объ¬ ективно по своим внутренним природным законам предметы, не подверженные тому, что о них говорит ученый, и дейст¬ вующие вне зависимости от его ожиданий, в то время как объектом общественных наук являются прежде всего люди. Однако люди являются и субъектом науки, но в области об¬ щественных наук они оказываются в большей степени под¬ вержены влиянию идеологических презумпций, чем предста¬ вители науки как «science» в ее классическом понимании, хотя и в истории естествознания были и «обезьяньи процес¬ сы», и признание «генетики» лженаукой. Для понимания общественного настроения и интеллек¬ туальной атмосферы эпохи чрезвычайно важно не отрывать¬ ся от исторического контекста, понимать особенности не только идеологических клише, но и полемического дискурса. С. А. Савицкий, изучавший историю советской культуры 1920—1930-х годов, писал, что в те годы человек сам невольно подчинялся существовавшей социально-политической реаль¬ ности, в противном же случае он оказывался вне современ¬ ности. Савицкий приводит характерную запись из дневни¬ ка писательницы и ученого Л. Я. Гинзбург, относящуюся к 1928 году: «В настоящее время неправильно разделять наших историков литературы на тех, которые пользуются социоло¬ гическими методами, и тех, которые не пользуются. Нас сле¬ дует разделять на тех, чьи социологические методы немед¬ ленно вознаграждаются (местами, деньгами, хвалами), и тех, чьи социологические методы не вознаграждаются».1 Дневник Л. Я. Гинзбург показывает, как интеллектуал, разделявший отнюдь не все ценности советской системы, пытался найти себе место в обществе и при этом не поступиться принципа¬ ми. То же касается и ученых, занимавшихся исследованием религии. Одни из них были атеистами, признававшими прин¬ цип свободы совести, который они рассматривали не только как веротерпимость, но и как право быть неверующим. Дру¬ гие были, как мы теперь знаем, верующими людьми, но и те и другие воспринимали «агитпроп», а позже и «научный ате¬ изм» в качестве навязанных сверху идеологических норм, но¬ вых «духовных скреп», они отдавали себе отчет в том, что это — результат происходящей культурной революции. 1 Цит. по: Савицкий С. А. Частный человек. Л. Я. Гинзбург в конце 1920-х—начале 1930-х годов. СПб., 2013. С. 30. 8
Методология написания работы по интеллектуальной ис¬ тории мало отличается от любого исторического исследо¬ вания: обычно оно начинается с составления библиографии вопроса, написания историографического обзора и выявле¬ ния круга источников, и чем глубже проникновение в исто¬ рический материал, тем качественнее работа. Этот принцип лаконично сформулировал П. А. Дружинин в своем фунда¬ ментальном труде «Идеология и филология», посвященном драматическим событиям истории гуманитарной науки 1940-х годов. Он писал: «Стремление представить верную и аргументированную картину происходившего поставило нас перед необходимостью направить максимальные усилия на формирование репрезентативной Источниковой базы».1 Ис¬ точники, использованные П. А. Дружининым и другими ис¬ ториками науки, чрезвычайно разнообразны: они включают циркулярные письма и личную переписку, постановления, статьи, книги, доклады, мемуары, причем как опубликован¬ ные, так и хранившиеся в архивах и впервые вводимые авто¬ рами в оборот. Именно серьезная и кропотливая работа с ис¬ точниками и позволяет исследователям, по словам того же Дружинина, «не только хронометрировать события», проис¬ ходившие в науке, «но и попытаться выявить их предпосыл¬ ки, а также попытаться обозначить их место на общем фоне отечественной истории».1 2 Недавно появилось несколько публикаций, в которых де¬ лается попытка доказать, что российское религиоведение, «подобно миражу», не имеет целостного образа, рассеивается и быстро исчезает. Смысл и значение подобных высказыва¬ ний следует, на наш взгляд, рассматривать в общем контек¬ сте происходящей клерикализации культурной и обществен¬ ной жизни и изменения отношения к научному знанию как ценности. Некоторые авторы даже пишут, что может быть «поставлен вопрос о связи между развитием религиоведче¬ ской науки и практикой преследований за веру в СССР», и эта наука рассматривается ими как «экстремальная наука, от¬ ражающая деформацию нравственных норм, свойственных советскому обществу».3 1 Дружинин П. А. Идеология и филология. Т. 1. С. 9. 2 Там же. 3 «Наука о религии», «научный атеизм», «религиоведение»: Актуаль¬ ные проблемы научного изучения религии в России XX—начала XXI в. / 9
Безусловно, занятие наукой о религии в СССР можно считать «экстремальным» делом, но только в том отношении, что ученые попадали под те же жернова сталинского террора, что и священнослужители. Начиная с 1990-х годов опубликовано много документов, посвященных сложным отношениям государства и религиоз¬ ных объединений в советский период, раскрывающих тяже¬ лые страницы истории преследований за религиозные убеж¬ дения.* 1 Однако несмотря на заинтересованность в критиче¬ ском осмыслении происходивших процессов формирования советской идеологической модели, исследователи не рас¬ сматривали антирелигиозную пропаганду в контексте общих задач советского культурного строительства, сосредоточива¬ ясь в основном на ее «разрушительном» аспекте. В этом кон¬ тексте интересно изучить «эпистемические» принципы борь¬ бы с религией, связанные с представлением о постоянной «борьбе идей» и необходимости участия в ней, исследовать формы и методы антирелигиозной пропаганды как целена¬ правленного духовного воздействия, использующего практи¬ ки дисциплинированна и контроля за мышлением и поведе¬ нием, которые были ранее свойственны только религиозным институтам, но обрели новую жизнь в эпоху культурной ре¬ волюции в СССР. В истории партийной идейно-политической, а следова¬ тельно, и идеологической работы в области религии в СССР можно выделить пять периодов, которые, безусловно, оказа¬ ли свое воздействие и на развитие науки о религии. Пер¬ вый — с 1917 года, период антирелигиозной, чаще всего ан- тицерковной агитации. Второй — с 1922-го, с момента выхо¬ да в свет статьи Ленина «О значении воинствующего материализма», в которой он указывал на необходимость вес¬ ти «неутомимую» атеистическую пропаганду. Основные те¬ зисы этой статьи, получившей название «философское заве¬ щание Ленина», были положены в основу решений партии по Сост., предисл., общ. ред. К. М. Антонова. М.: Изд-во ПСТГУ, 2014. С. 78. См.: Шахнович М. М. Этос истории науки: О реконструкции российского религиоведения советского периода // Государство, религия и церковь в России и за рубежом. № 1. 2015. С. 185—198. 1 См.: Алексеев В. А. Штурм небес отменяется? Критические очерки борьбы с религией. М., 1992; Курляндский И. А. Сталин, власть, религия. М.: Кучково поле, 2011. 10
вопросам борьбы с религией.1 В резолюции XII съезда партии «О постановке антирелигиозной агитации и пропаганды» (1923), помимо анализа причин религиозности среди трудя¬ щихся, а также форм и способов атеистической пропаганды, отмечалась необходимость изучать историю религии. Вопро¬ сы антирелигиозной пропаганды получили отражение в ре¬ шениях XIII и XVI съездов партии и в ряде постановлений ЦК. В конце 1930-х годов стал подниматься вопрос о перехо¬ де от антицерковного и антирелигиозного агитпропа к углуб¬ лению просветительской работы, к пропаганде научных зна¬ ний о мире и человеке. Так, некоторые сотрудники централь¬ ного партийного аппарата, занимавшиеся идеологической работой, еще в 1936 году, критикуя деятельность Союза во¬ инствующих безбожников, указывали, что он «не уловил и не сумел использовать поворота широких масс населения и их стремления к научным знаниям и овладению наукой. Союз не сумел перейти от старых кампанейских методов антирелиги¬ озной агитации и пропаганды («Комсомольская пасха», «Комсомольское рождество», устройство диспутов и т. п.) к систематической и углубленной воспитательной работе на основе широкой популяризации знаний и содействия партии в деле внедрения научно-материалистического мировоззре¬ ния в сознание масс населения».1 2 В 1944 году начался третий период — период научно¬ просветительной, прежде всего естественнонаучной, пропа¬ ганды. Изменение идейной политики по «религиозному во¬ просу» в годы войны привело, с одной стороны, к известной встрече Сталина с тремя митрополитами в сентябре 1943 года и избранию нового Патриарха, воссозданию в Советском Со¬ юзе духовных школ и амнистии ряда осужденных священно¬ служителей, а с другой — к упразднению СВБ (1947 г.) с пе¬ редачей его просветительских функций Всесоюзному об¬ ществу по распространению политических и научных знаний (Общество «Знание») и к замене антирелигиозной пропаган¬ ды естественнонаучной. Курс партии на строительство коммунизма в СССР вы¬ звал новые трансформации идеологической работы в области религии. Период с 1954 года — этап научно-атеистической 1 См.: Шахновт М. И. Ленин и проблемы атеизма. М.; Л.: Наука, 1961. С. 637—646. 2 Курляндский И. А. Сталин, власть, религия. С. 492—493. 11
пропаганды. Начало ему было положено постановлением ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической про¬ паганде и мерах ее улучшения» от 7 июля 1954 г. Было объ¬ явлено, что в период развернутого строительства коммуниз¬ ма партия приняла меры, чтоб усилить пропаганду научного атеизма. ЦК КПСС напомнил слова Ленина о том, что рели¬ гия никогда не может быть частным делом по отношению к партии, что партия не может и не должна безразлично отно¬ ситься к «бессознательности, темноте, мракобесию в виде ре¬ лигиозных верований» и что пропаганда атеизма должна со¬ ставлять одну из отраслей партийной работы. Указывалось, что среди некоторых партийных и советских работников утвердилось ошибочное мнение, что с ликвидацией в стране «классовой основы» церкви и «пресечением ее контррево¬ люционной деятельности» отпала необходимость в активной атеистической пропаганде и в ходе коммунистического стро¬ ительства религиозная идеология стихийно изживет себя. За несколько месяцев после принятия этого постановления была «развернута» такая работа, что 10 ноября 1954 года ЦК КПСС вынужден был опубликовать новое постановление — «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». В течение одного года было принято сразу несколько По¬ становлений ЦК КПСС, существенно повлиявших на состоя¬ ние научных исследований в области религии. Они имели амбивалентное значение: одной стороны, они, безусловно, нацеливали партийные органы на усиление давления на рели¬ гиозные организации и способствовали появлению пропаган¬ дистской литературы, но одновременно они давали возмож¬ ность исследователям религии публиковать свои труды, что в предшествующие годы было крайне трудно. Это постановле¬ ния: «О состоянии и мерах улучшения массово-политической работы среди трудящихся Сталинской области» от 11 марта 1959 года; «О журнале „Наука и религия44» от 5 мая 1959 го¬ да; «О журнале „Вопросы философии44» от 31 июля 1959 го¬ да; «О мерах по улучшению работы Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний» от 27 августа 1959 года; «О задачах партийной пропаганды в со¬ временных условиях» от 9 января 1960 года; «О популярном учебном пособии „Вопросы атеизма44» от 15 февраля 1960 го¬ да. Именно эти постановления способствовали появлению большой программы по изучению истории религии и атеиз¬ 12
ма, принятой Президиумом Академии наук, благодаря кото¬ рой появилось немало ценных научных трудов по различным направлениям научного исследования истории и антропо¬ логии религии, религиозному искусству и т. д. Однако уси¬ лилось давление и контроль партийных органов за учреж¬ дениями, в которых так или иначе проводилась работа по изучению религии. Это коснулось прежде всего музеев и ака¬ демических институтов. В 1961 году (по 1988-й) в истории просветительной рабо¬ ты в области религии в СССР наступил новый период — на¬ учно-атеистического воспитания. В Программе КПСС было указано, что необходимо «систематически вести широкую научно-атеистическую пропаганду, терпеливо разъяснять не¬ состоятельность религиозных верований». Сочинения партийных идеологов разного уровня, неред¬ ко чрезвычайно ограниченных и мало компетентных, никогда советским академическим сообществом не воспринимались как серьезные научно-исследовательские труды, даже если их авторы и имели ученые степени и профессорские звания, воз¬ главляли кафедры и институты. Такие работы восприни¬ мались в лучшем случае как научно-популярные сочинения, не говоря уже о качестве огромного количества брошюр и статей, изданных пропагандистами, как тогда говорили, «на местах». В Архиве Государственного музея истории религии нами был обнаружен интересный документ — «Краткая справка об ошибках в научно-атеистической пропаганде», со¬ ставленная 10 октября 1954 года для «директивных органов». Вполне возможно, что изложенные в ней аргументы способ¬ ствовали тому, что 10 ноября 1954 года июльское постанов¬ ление «О крупных недостатках в научно-атеистической про¬ паганде и мерах ее улучшения» было отменено. В этой справ¬ ке говорилось, в частности, о том, что многие современные научно-атеистические брошюры неизвестно кому адресова¬ ны: для пропагандистов они не нужны, так как в них мало фактического материала и они крайне поверхностны, а для верующих они тоже не годятся, ибо с первых же строк оттал¬ кивают от себя общими фразами о «вреде» и «реакционности» религии. Автор справки М. И. Шахнович указывал: «Статьи по истории религии и атеизма, опубликованные в газетах и журналах, написаны чаще всего лицами, которые этих вопро¬ сов не знают, а поэтому эти статьи содержат много нелепостей. Особенно это ясно из рассмотрения брошюр на научно-ате¬ 13
истические темы. Брошюра Д. Сидорова „О вреде религиоз¬ ных суеверий и предрассудков", опубликованная в июне 1954 г. издательством „Молодая гвардия" в тираже 100 000, содержит около 20 ошибок на двух авторских листах. Нелепы рассуждения о безрелигиозности помещиков в царской России (с. 28); о том, когда религиозные предрассудки более вред¬ ны — до революции или в эпоху социализма (...). Если взять брошюры В. И. Прокофьева „Непримиримость науки и рели¬ гии", „Религия — враг науки и прогресса", „Великие русские мыслители в борьбе против идеализма и религии" и т. д., то все они являются вариантами одной и той же брошюры. Один из читателей нам сообщил, что он прочитал шесть бро¬ шюр В. И. Прокофьева, предполагая, что это разные брошю¬ ры и содержат разный материал, а в конечном счете это одно и то же, только под разными заглавиями, более короткие или более расширенные тексты».1 Автор справки отмечает низ¬ кий уровень антирелигиозных лекций, указывая, что «лекто¬ ра читают свои лекции на основе нескольких брошюр, вопро¬ сов религии и атеизма не знают, а поэтому их лекции полны нелепостей». И в качестве рекомендации по улучшению си¬ туации рекомендует серьезно обучать лекторов, а главное, и это автором подчеркнуто жирной чертой, заставить их «чи¬ тать довоенную богатейшую антирелигиозную литературу».1 2 В довоенный период в СССР было опубликовано много статей и книг, посвященных проблемам религии, написанных как западными (до середины 1930-х годов), так и советскими авторами, были собраны и описаны обширные материалы по религиозным верованиям и обрядам народов СССР.3 Конец 1920-х—середина 1930-х годов — очень важный период в ис¬ тории отечественной науки о религии. Тогда параллельно с антирелигиозной пропагандой помимо изучения истории мировых религий и религиозных движений, истории религи¬ озного свободомыслия и атеизма в стране велась системати¬ ческая работа по изучению религиозных верований и прак¬ тик, была разработана методика исследования религиозной повседневности, созданная на базе самостоятельного опыта полевых исследований и достижений современных теорети¬ 1 Архив ГМИР. Ф. 1. Оп. 2. № 93. Л. 21—22. 2 Там же. Л. 24. 3 См., например: Религиозные верования народов СССР. Т. 1—2. М.; Л.: ГАИЗ, 1931. 14
ческих трудов. Далеко не все, что было собрано, изучено и описано учеными в тот период, стало публичным достояни¬ ем, было опубликовано — «век-волкодав» погубил многие судьбы. 30 октября 1922 года в Минске на торжественном собра¬ нии Белорусского университета выступил известный специа¬ лист в области первобытных верований и религий древнего мира, один из основоположников советского религиоведения Н. М. Никольский. В своем докладе «Религия как предмет на¬ уки» Никольский охарактеризовал религиоведение как моло¬ дую научную дисциплину, возникшую в конце XIX века, имеющую большое будущее и призванную решать глубокие проблемы истории культуры. Он подчеркнул, что для безо¬ становочного развития науки о религии необходима такая же свободная «от всяких привходящих презумпций» атмосфера и обстановка, как и для всякой другой науки. Историк рели¬ гии должен иметь не только формальное, но и фактическое право совершенно свободно и безо всяких оглядок и огово¬ рок заниматься своими исследованиями, как и химик, физик, математик, лингвист или этнолог.1 Как известно, эти надеж¬ ды не оправдались. Влияние вульгарно-социологических воззрений в обще¬ ственных науках сильно сказалось на религиоведческих ра¬ ботах 1920—1930-х годов. В большинстве исследований, из¬ данных в те годы в СССР, господствовала точка зрения, что религия в обществе зависит от интересов определенных со¬ циальных групп и классов и связана с их политической и идейной борьбой. Однако считалось, что религия обладает и определенной самостоятельностью в своем развитии, так как экономические основания непосредственно не обусловлива¬ ют ее изменений, напротив — она сама может влиять на из¬ менение экономического базиса. Изучение каждой религии предполагало ее рассмотрение в контексте породивших ее конкретно-исторических условий и в связи с изучением того общества, в котором она функционировала. Безусловно, все труды в области социальных и гуманитарных наук несут на себе печать эпохи, проявляющейся в языковых клише, мето¬ дологических подходах, цитируемых авторитетах. Тем не ме¬ нее среди работ по истории религии, опубликованных в со¬ 1 Никольский Н. М. Избранные произведения по истории религии. М., 1974. С. 16—34. 15
ветский период, необходимо различать работы, имеющие исключительно пропагандистскую цель, от работ, в которых в тисках идеологически выдержанных подходов билась жи¬ вая мысль исследователя. Внутри так называемого «советского религиоведения» никогда не было полного идейного единства, и поэтому нельзя всех авторов, писавших о религии в советское время, «мазать одной краской». Можно найти многочисленные до¬ кументальные подтверждения тому, что постоянно возникали противоречия между теми, кто занимался исключительно агитпропом, и теми, кто хотел проводить научные исследо¬ вания.1 Например, известный пропагандист-антирелигозник С. Л. Урсынович в 1928 году заявлял: «Нам следовало бы (...) поднять вопрос о необходимости у нас таких этногра¬ фических исследований, в которых этнографы вместе с тем (...) служили бы и задачам антирелигиозного движения. У нас это до сих пор не всегда так бывало. (...) Этим летом мне пришлось поехать в экспедицию в Крым к одному из на¬ ших этнографов, к которому я хотел обратиться за содействи¬ ем для собирания материалов. Когда он узнал, что приезжает антирелигиозник, так он заявил, что он свою работу окон¬ чил».1 2 Скажем, у В. В. Бонч-Бруевича и у Ф. М. Путинцева бы¬ ли опубликованы работы по сектантству, но невозможно их обоих причислить к «ученым — исследователям сектантст¬ ва», как делают это некоторые нынешние авторы:3 Путинцев был «разоблачителем» как «сектантов» (что видно по его публикациям), так и исследователей религиозных движений. Например, в 1928 году Ф. М. Путинцев на одном из засе¬ даний в Коммунистической академии заявлял следующее: «Когда спрашивают у тов. Бонч-Бруевича, как вы смотрите на сектантов, то Бонч-Бруевич говорит, что, несмотря на все недостатки, я считаю, что сектанты есть самая лучшая часть русского народа. Более народнической постановки вопроса представить себе нельзя. Что это значит? Беднота есть? Есть. 1 См., например: Шахнович М. М., Чумакова Т. В. Музей истории ре¬ лигии АН СССР и российское религиоведение (1932—1961). СПб.: Наука, 2014. С. 33—34. 2 АРАН. Он. 350. Д. 2. № 388. Л. 33. 3 «Наука о религии», «научный атеизм», «религиоведение». С. 120— 121. 16
Кулак есть? Есть. Так почему же сейчас, когда во главе (име¬ ется в виду во главе сектантства. — М. Ш.) стоит кулачество, когда мы просим Бонч-Бруевича выступить против сектан¬ тов, он не может... Ведь Бонч-Бруевичу когда-то партия по¬ ручала защищать сектантов от попов и жандармов, и он их защищал великолепно. А когда сектанты стараются исполь¬ зовать эти материалы в том числе и против нас, между тем сектанты играют громадную роль против нас, так как там ку¬ лаки, то мы не находим в его лице поддержки».1 Присутство¬ вавший на заседании и выступавший содокладчиком по ряду вопросов главный редактор журнала «Безбожник у станка» И. Н. Стуков выражался более определенно: «Нельзя гово¬ рить о том, что сектанты нам не враги. Нет, это наши враги, совершенно определенно наши враги. „Сектант-демократ“ как носитель демократических (то есть буржуазных) цен¬ ностей — враг социалистической пролетарской революции. С Бонч-Бруевичем случилась беда — профессия наложила на него свой отпечаток, и он стал своеобразным сектантом и пе¬ ренес прежнее отношение к сектантству в иную, коренным образом отличную обстановку».1 2 Можно говорить о том, что к середине 1920-х годов сре¬ ди новой интеллигенции, прежде всего преподавателей и на¬ учных работников, занимавшихся вопросами изучения рели¬ гии, сформировались две группы: одни стремились изучать религию, понимая само выражение «критика религии» в философском смысле как исторический и социологический анализ (не отрицая марксистского представления о посте¬ пенном отмирании религии на пути к «коммунистическому завтра»), а другие — выполняя идеологический заказ, стре¬ мились лишь разоблачать религию, выискивая факты для возможного разоблачения. Так, в сборнике «Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. 1917—1932» молодой деятель СВБ Л. Дунаевский критикует созданное П. А. Красиковым и И. А. Шпицбергом в 1922 году издательство «Атеист», кото¬ рое «перевело несколько десятков трудов буржуазных иссле¬ дователей», которые «почти ничего не давали безбожному 1 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 336. Л. 39. 2 Там же. Л. 97—98. Интересно, что в машинописной стенограмме этого заседания слово «баптист» превращено в «бабтист», что, безуслов¬ но, свидетельствует об уровне «компетентности» расшифровывающего стенограмму. 17
активу по вопросам конкретной борьбы с религией».1 Он пи¬ шет, что «переводы издательства „Атеист“ снабжались часто совершенно чуждыми марксизму комментариями», но «долж¬ ны были восприниматься еще неопытным читателем-анти- религиозником как последнее слово атеистической науки».1 2 «Буржуазной апологией религии» называет автор труды Н. М. Никольского, защищавшего историчность Христа, а за¬ одно и труды Виппера,3 сторонника мифологической школы в изучении раннего христианства. Автор статьи пишет о том, какой «вред принесли» для «борьбы с сектантством и дру¬ гими подмалеванными утонченными религиями» изданные в 1920-е годы труды по истории религии К. Каутского4 и Г. Кунова,5 которые «переводились и издавались нескольки¬ ми изданиями, по ним писались популярные произведения и составлялись учебники». Дунаевский противопоставляет им антисектантские сочинения Путинцева и других антирели¬ 1 Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. 1917—1932. Сб. статей / Под ред. М. Енишерлова, А. Лукачевского, М. Митина. М.: ОГИЗ—ГАИЗ, 1932. С. 440. 2 Там же. С. 433. 3 Виппер Р. Ю. Возникновение христианства. М.: Фарос, 1918. Вип¬ пер был сторонником мифологической школы в истории христианства, отвергая существование Иисуса Христа. Он датировал возникновение христианства не I, а II в., тем не менее в 1924 г. за эту работу он был под¬ вергнут критике Лениным в статье «О значении воинствующего материа¬ лизма»: «Пересказывая главные результаты современной науки, автор не только не воюет с предрассудками и с обманом, которые составляют ору¬ жие церкви как политической организации, не только обходит эти вопро¬ сы, но заявляет прямо смешную и реакционнейшую претензию подняться выше обеих „крайностей44: и идеалистической, и материалистической». Ленин В. И. Поли. собр. соч. М.: Политиздат, 1970. Т. 45. С. 27. 4 Книга К. Каутского «Происхождение христианства», изданная в 1906 г. в переводе Н. Рязанова под названием «Античный мир, иудейство и христианство» (СПб.: Шиповник), неоднократно переиздавалась в раз¬ ных городах в 1919, 1923 и 1930 гг. После революции несколько раз пере¬ издавались «Католическая церковь и социал-демократия» (1-е изд. — СПб.: Новый мир, 1906) и «Происхождение первобытной библейской ис¬ тории» (1-е изд. — СПб.: Практик, 1906). 5 Работа Г. Кунова «Теологическая или этнологическая история рели¬ гии?» («Theologische oder ethnologische Religionsgeschichte?», 1910) была переработана И. И. Скворцовым-Степановым и издана под названием «Происхождение нашего бога» (М.: Коммунист, 1919). Кроме того, тогда же была издана книга Г. Кунова «Возникновение религии и веры в бога» (М.: Коммунист, 1919). 18
гиозников:1 «Безбожники дали ряд работ, разоблачающих ли¬ берально-буржуазные теории Мельгунова,1 2 Пругавина». Он указывает также на «идеализацию религии махистами-бого- строителями (Богданов, Луначарский)».3 Все эти оценки — отражение генеральной партийной линии по вопросам религии. Сборник «Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет» вышел в 1932 году, уже после принятия в январе 1931 года постановления ЦК ВКП (б) «О журнале „Под знаменем марк- сизма“», редколлегию которого возглавлял А. М. Деборин. В постановлении журнал осуждался за то, что не смог вопло¬ тить в жизнь идеи Ленина, высказанные в его статье «О зна¬ чении воинствующего материализма». Поэтому Л. Дунаев¬ ский с такой легкостью критикует главный философский журнал страны: «Деборинская группа переводила солидные труды материалистов XVII и XVIII века, а также Фейербаха, но все это — только для подготовленного читателя, не для масс, совершенно не так, как этого требовал Ленин».4 Он упрекает редакцию журнала «Под знаменем марксизма», что за девять лет она поместила только двенадцать статей о рели¬ гии и атеизме и из них треть — полемика И. И. Скворцо¬ ва-Степанова и М. Н. Покровского по поводу теории Покров¬ ского о страхе смерти как источнике религии. Скворцов-Сте¬ панов в свою очередь осуждается за то, что он, следуя за А. А. Богдановым и Г. Куновым, «не вскрывает социальных корней религии в первобытном обществе, не дает классового использования религии при капитализме», создает «одно¬ стороннюю упрощенческую, механистическую схему проис¬ хождения религии».5 Автор статьи обличает Скворцова-Сте- 1 См., например: Путинцев Ф. Сектантство и антирелигиозная пропа¬ ганда. Методическое пособие. М., 1928. 2 См.: Мельгунов С. П. 1) Старообрядчество и освободительное дви¬ жение. М.: Кн. маг. Д. П. Ефимова, 1906; 2) Старообрядцы и свобода сове¬ сти. (Исторический очерк). М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1907; 3) Цер¬ ковь и государство в России. Вып. 1: К вопросу о свободе совести. М.: Тип. Сытина, 1907; 4) Церковь и государство в России. Вып. 2: В переход¬ ное время. М.: Тип. Сытина, 1909; 5) Из истории религиозно-обществен¬ ных движений в России XIX в.: Старообрядчество. Религиозные гонения. Сектантство. М.: Задруга, 1919; 6) Религиозно-общественные движения в России в XVII—XVIII вв. М.: Задруга, 1922. 3 Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. С. 443, 445. 4 Там же. С. 437. 5 Там же. С. 436. 19
Панова как «механиста», а деборинцев как представителей «неогегельянской идеалистической ревизии марксизма». Без¬ условно, эта критика — результат политизации философских дискуссий, начавшихся еще до 1917 года и постепенно к началу 1930-х годов приобретших репрессивный характер. Именно тогда «механисты» были объявлены ревизиониста¬ ми, а «диалектики» — троцкистами.1 Не избежали подобных дискуссий, проходивших в Ком¬ мунистической академии, и исследователи религии. В апреле 1928 года при Комакадемии была создана по инициативе М. А. Рейснера1 2 Комиссия по истории религии. В начале июня 1928 года Президиум Комакадемии утвердил «Положение о Комиссии по истории религии»,3 в котором указывалось, что главной задачей Комиссии является научно-исследователь¬ ская работа по вопросам религии в духе марксистской мето¬ дологии. Главными проблемами, которыми должна была за¬ ниматься комиссия, были вопросы происхождения религии и раннего христианства, роль церкви в международном рабо¬ чем движении, ислам, социально-экономические корни рели¬ гии в СССР. С 1928 по 1930 год Комиссия по истории религии имела статус самостоятельного учреждения, находящегося в подчи¬ нении Комакадемии, а в 1930 году она влилась в Институт философии Комакадемии как антирелигиозная секция. Руко¬ 1 См.: Яхот И. Подавление философии в СССР. 20—30-е годы // Вопросы философии. 1991. №9. С. 44—68; №10. С. 72—138; №11. С. 72—115. 2 М. А. Рейснер, занимаясь теорией и историей права, в своих ранних работах критиковал законодательство Российской империи по вопросам церковно-государственных отношений (Идея христианского государства в прусской церковной политике и учении некоторых немецких кантонистов. Томск, 1899; Государство и верующая личность. СПб., 1905; Духовная по¬ лиция в России. СПб., 1908; Gemeinwohl und Absolutismus. Berlin, 1904; Die Russischen Kampfe Um Recht Und Freiheit. Halle a. S., Gebauer-Schwets- chke Druckerei u. Verlag, 1905). После 1917 г. разрабатывал теорию «про¬ летарского интуитивного права». Занимаясь социальной психологией, об¬ ратился к психоанализу, стремился реформировать фрейдизм с помощью «материалистической диалектики учения Маркса» (статьи «Фрейд и его школа о религии» (1924 г.), «Социальная психология и учение Фрейда» (1925 г.), книга «Проблемы социальной психологии» (Ростов-на-Дону, 1925 г.) и др. Одна из последних работ: Идеологии Востока. Очерки вос¬ точной теократии. М.: ГИЗ Изд-во Ком. Акад., 1927. 344 с. 3 АРАН. Ф. 350. On. 1. № 83. Л. 48—49. 20
водителем ее после смерти Рейснера стал А. Т. Лукачевский, заместитель председателя Союза воинствующих безбожни¬ ков. Он стремился изучать религию, а не громить ее — за что неоднократно подвергался осуждению.1 В 1937 году Лукачев¬ ский был подвергнут последней «проработке» в Институте философии, затем арестован и расстрелян, как и многие чле¬ ны СВБ. Сохранились интересные документы, рассказывающие о том, как А. Т. Лукачевский пытался сохранить научные прин¬ ципы публикации документов при подготовке партийных публикаций по проблемам религии. В 1933 году Комакаде- мия готовила к изданию «Ленинскую хрестоматию по атеиз¬ му», редактором ее был назначен Ф. М. Путинцев. Лукачев¬ ский написал о подготовленной хрестоматии критическую рецензию. Он отмечал, что представленная к печати «Ленин¬ ская хрестоматия» представляет собой «груду сырого матери¬ ала, без всякого единства в построении — это относится и к каждому разделу, и к собранному материалу, и к примечани¬ ям к ним. Полнейший разнобой. Одни предисловия представ¬ ляют слабую попытку научно-исследовательского порядка, другие являются простым библиографически-справочным введением».1 2 Лукачевский выделяет «недопустимые, ужас¬ ные искажения текста», ошибки и путаницу в комментариях. Он настаивает на том, что в примечаниях следовало указать, в связи с чем была написана та или иная статья и «почему Ле¬ нин писал так в 1895 г.», а позже его позиция стала иной. Лу¬ качевский пишет: «Статья „Социализм и религия" написана в 1905 году. Какой конкретной обстановкой вызвана она, какие тогда поднимались (...) вопросы относительно религии и церкви».3 Он находит ошибки в предисловиях, в объяснении того, что такое иудаизм, пацифизм, мулла, тред-юнионизм, схоластика, мистицизм; критикует интерпретацию коммента¬ торами воззрений Дюринга, Дицгена, Толстого, учения о бо¬ гах Эпикура и Демокрита; указывает на слабость «теоретиче¬ ского анализа» и откровенное невежество комментаторов и составителя, а также на «сырость предисловий, грубые ошиб¬ ки, искажения, повторения, лишние материалы, отсутствие 1 См.: Корсаков С. Н. Политические репрессии в Институте филосо¬ фии (1930—1940-е годы) // Философский журнал. 2012. № 1. С. 120—170. 2 АРАН. Ф. 355. Оп. 2. Д. 222. Л. 1. 3 Там же. Л. 2. 21
хронологии». В конце делает вывод о том, что весь аппарат хрестоматии и комментарии нуждаются в основательной ре¬ дакторской переработке, а ленинские тексты в сверке. Ответ¬ ный документ лежит в том же архивном деле, он поражает своим цинизмом: «Отзыв обсуждался авторской бригадой в составе тт. Путинцева, Муравьева, Шохора и Тюриной. От¬ зыв признан в своих основных выводах 1) неправильным. Ни одной какой-либо хоть сколько-нибудь серьезной политиче¬ ской ошибки т. Лукачевский не указал».1 Далее Путинцев указывает, что «спорные и явно ошибочные возражения» есть как раз у «т. Лукачевского, который, критикуя хрестома¬ тию, взял в пылу увлечения под обстрел кое-где ленинские положения».1 2 Путинцев подводит итог: раз «политических» ошибок нет, то хрестоматию можно печатать в таком виде, а «мелкие недочеты», указанные Лукачевским, так и быть, они исправят. Дискуссии по вопросам религии, проходившие в Комака- демии начиная с 1928 года, показали наличие резкого проти¬ востояния между образованными марксистами старой школы и их учениками, с одной стороны, и представителями партий¬ ного агитпропа — с другой. В сборнике «Воинствующее без¬ божие в СССР за 15 лет» отмечается, что на заседаниях в Комакадемии «Резкой критике была подвергнута теория „аст- ралистов“ в лице т. Румянцева,3 „натуралистическая44 теория в лице т. Капелюша,4 „преанимистическая теория44 т. П. Пре¬ ображенского»5 и др. Материалы дискуссии 1928 года по докладу Б. И. Горева «Сущность религии» демонстрируют пока еще сохраняющую¬ ся свободу высказывания. В этом контексте очень интересно рассуждение Горева об отношении населения страны к рели¬ 1 Там же. Л. 8. 2 Там же. Л. 9. 3 В. Н. Румянцев в своих ранних работах, например «Смерть и вос¬ кресение спасителя» (М., 1925), «Дохристианский Христос» (М., 1926), поддержал солярную теорию происхождения почитания Христа. В рабо¬ тах «Апокалипсис — Откровение Иоанна» (М., 1934) и «Жил ли Христос» (М., 1938) он отказался от этой теории, хотя по-прежнему оставался сто¬ ронником мифологической школы. 4 Капелюш Ф.Д. Религия раннего капитализма. М.: Безбожник, 1931. В этой книге автор пересказал со своими комментариями труд М. Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». 5 Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. С. 444. 22
гии: «До 1905 года русская интеллигенция стояла в стороне от религии, и первые попытки к восстановлению религии возникли в эпоху реакции, после [190] 5 года, и особенно пышным цветком она расцвела теперь. С той точки зрения, я думаю, что если мы установим правильный взгляд на ре¬ лигию, то, с одной стороны, будем знать, что к ней надо по¬ дойти осторожно, что одним просвещением религии не унич¬ тожишь, что нужна коренная перестройка для того, чтобы уничтожить социальную почву религии, а с другой сторо¬ ны — мы должны правильно осветить тот религиозный по¬ рыв, который охватил широкие массы. Они не молятся, не просят, а просто ощущают необходимость какой-нибудь ре¬ лигии. Это желание (...) социального характера, оно, может быть, вызывается политическими антипатиями к режиму, ко¬ торый проповедует атеизм открыто».1 Горев обращает внима¬ ние на представление о религии как «организующем начале» и о позиции А. А. Богданова по этому вопросу: «Для Богда¬ нова является характерным в религии авторитарное мышле¬ ние, вера в авторитет, признание слов учителя, признание книги и т. д. У Богданова в [19] 10-ом году вышла книга под название „Вера и знание“. С этой книжкой, вероятно, боль¬ шинство из вас не знакомо. Там он на протяжении десятков страниц старается доказать, что Ленин определенно религи¬ озный тип, т. е. другими словами доказывается, что вождь марксистов является религиозным типом...».1 2 В декабре 1928 г. состоялось открытое заседание на тему «Социальные корни религиозности в СССР» с обсуждением докладов В. Н. Сарабьянова «Социальные корни религиоз¬ ности в СССР», Ф. М. Путинцева «Социальные корни сек¬ тантства» и М. М. Шейнмана «Социальные корни религии в городском населении СССР», на котором развернулась дис¬ куссия об особенностях трансформации религиозности насе¬ ления после революции. С резкими обвинениями в адрес ис¬ следователей религии, «заигрывающих» с «врагами револю¬ ции», выступает большая группа антирелигиозников во главе с Путинцевым, который говорит об опасности сектантов и критикует их «идеализацию». В. Д. Бонч-Бруевич, указывая, что нужно рассматривать проблемы религиозности населения с точки зрения социологических, хозяйственных и экономи¬ 1 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 260. Л. 24—25. 2 Там же. Л. 4. 23
ческих соображений, заявляет, что нельзя просто 20 миллио¬ нов сектантов объявлять «контрреволюционерами и врага¬ ми»: «Что значит для нас, коммунистов, деление по како¬ му-то религиозному признаку? Никогда этого не было и никогда не будет. Это совершенно не наш коммунистический взгляд на жизнь. Религия для нас, — хотя мы боремся, конеч¬ но, за наши безбожнические идеалы, но мы знаем, что по¬ становлением наших директивных органов мы исключили религиозный признак из паспортов».1 А. Т. Лукачевский под¬ держивает Бонч-Бруевича. Он говорит о необходимости изу¬ чения природы современной религиозности: «Перед нами очень сложный вопрос о том, возможна ли у нас в СССР ре¬ лигиозная реформация. (...) Когда закрывают церковь, то в значительной степени мы можем говорить о падении религи¬ озности, но здесь для некоторой части населения может быть это явление вовсе не будет свидетельствовать о падении религиозности. (...) Ведь многие от православия идут в сек¬ тантство не потому, что религиозность повышается, нет, а потому что идеология более приемлема, более соответствует той обстановке, в которой мы сейчас находимся, более соот¬ ветствует, чем феодальная, по существу, религиозная идеоло¬ гия».1 2 Лукачевский, рассматривая цифры, всерьез говорит о возможности дальнейшего распространения протестантизма (прежде всего, баптизма) как той формы христианства, кото¬ рая соответствует «новым экономическим и политическим условиям жизни населения». В 1929 году на заседаниях Комиссии по истории ре¬ лигии в Коммунистической Академии в течение нескольких месяцев проходила дискуссия о происхождении религии. В. К. Никольский еще в 1926 году был в командировке в Европе, где довольно долго в библиотеках изучал современ¬ ную литературу по ранним формам религии. В том же году он опубликовал в журнале «Антирелигиозник» большую статью, посвященную различным теориям происхождения религии, где уделил значительное внимание теории прамоно- теизма, а в 1929 году в Комакадемии сделал большой доклад на эту тему. После доклада развернулась дискуссия, во время которой С. Л. Урсынович делает примечательное заявление: «Из (...) доклада явствует, что надо всем витает тень патера 1 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 336. Л. 69. 2 Там же. Л. 135—136. 24
Шмидта и что вся западноевропейская буржуазная наука, по¬ скольку она стоит на идеалистической точке зрения, идет различным темпом, но все-таки идет, по направлению к пате¬ ру Вильгельму Шмидту, и, если хотите, до известной степени отсюда вывод, что над всеми идеалистическими системами религии должен быть поставлен крест».1 Один из участников дискуссии, демонстрирующий свои «глубокие познания» в области рассматриваемого предмета, тем не менее проявил крайнюю обеспокоенность возможными публикациями за¬ падных исследователей или религиозной литературы: «Мы очень небогаты силами марксистски грамотных антирелиги¬ озников. У нас есть прекрасные антирелигиозники в смысле их искренней преданности этой идее, но это далеко не наши люди. Представьте себе, что он случайно прочтет какую-ни¬ будь выдержку из книги, из этого, как его называют — Тал¬ муда, и, в конце концов, не имея критического анализа, он получит неправильное представление. (...) Я считаю, что мы должны на это обратить самое серьезное внимание. Мы должны отсеивать все негодное, не оставлять без внимания, без соответствующей критической оценки ни одной книги, не выпускать ни одного более или менее распространенного произведения без соответствующей критики и анализа».1 2 И в этой дискуссии профессиональные знания в области классической и современной литературы, неподдельный ин¬ терес к изучению религии демонстрирует Лукачевский. Он в коротких выступлениях с места упоминает, цитирует труды Зёдерблома, Штрелова, Лэнга, Гиллена, Маррета,3 Дюркгей- ма и критикует их с позиций марксизма. В частности, он го¬ ворит о том, что «увлечение Дюркгеймом» «опасно», потому что «Дюркгейм ведет работу так, чтобы доказать вечность культа и религии, и по существу, дюркгеймовское опреде¬ ление религии, его сакрэ и профан, — оно ведь очень слабо. 1 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 388. Л. 31. 2 Там же. Л. 40. 3 Spencer В., Gillen F. J. The native tribes of Central Australia. London: Macmillan, 1899; Strehlow C. Die Aranda- und Loritja-Stamme in Zent- ral-Australien / Ed. Stadtisches Volkerkunde-Museum Frankfurt am Main and Moritz Freiherr v. Leonhardi. Vol. 1—5. Frankfurt, 1907—1920; Lang A. The Making of Religion. London: Longmans, 1909; MarettR. R. The Threshold of Religion. (Second, revised and enlarged ed.). London: Methuen and Co. Ltd., 1914; SoderblomN. Das Werden des Gottesglaubens. Leipzig, 1916. 25
У него то, что священно и неприкосновенно, то и есть рели¬ гия (...) религия у Дюркгейма есть обоготворение самого общества».1 Слова о Дюркгейме обращены молодому этно¬ графу, сотруднику Московского антирелигиозного музея1 2 С. А. Токареву, который не разделял мнения Урсыновича, Путинцева и их сторонников. Он говорит о том, что истори¬ кам религии в СССР нет никаких особых оснований радо¬ ваться тому «маразму», который царит в западной науке по вопросу о происхождении религии. Неправильно надеяться на то, что «клерикальное направление» овладеет этой областью науки и оно само собой «загниет и прогниет», так это в науке не происходит. Токарев отмечает, что направление патера Вильгельма Шмидта очень авторитетно и что на службу этого направления поставлен очень «сложный аппарат первичных этнографических наблюдателей и борьба с этим направлени¬ ем очень затруднительна особенно в том отношении, что ра¬ ботники на местах — этнографы, собиратели, полевые этно¬ графы — находятся под влиянием этого направления. В зна¬ чительной степени этими собирателями материала являются сами миссионеры, члены того католического ордена, во главе которого стоит патер Вильгельм Шмидт. Мне думается, что теперь и в дальнейшем будущем весь материал, который бу¬ дет собираться, он будет возбуждать подозрение в своей доб¬ росовестности, но на него будут опираться ученые и более и менее беспристрастные. Борьба нам предстоит очень серьез¬ ная, так как мы марксисты-этнологи, историки религии, рабо¬ тающие в СССР, живем не на луне, живем не изолированно от западноевропейской науки».3 Токарев обращает внимание присутствующих на то, что В. К. Никольский не полно осве¬ тил состояние науки на Западе и не упомянул о тех направле¬ ниях изучения религии, которые не поддаются влиянию пра- монотеистического направления, о положительных явлениях в западноевропейской науке. Речь идет об «американской школе», которая отдает должное эрудиции Шмидта, но не на¬ ходится под обаянием его теории и в своих работах по рели¬ гии высказывает такие соображения, которые могут быть 1 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 388. Л. 47. 2 В 1923 г. в Москве под руководством Б. П. Кандидова была создана антирелигиозная выставка, которая послужила основой для организации Центрального антирелигиозного музея, существовавшего до 1941 г. 3 АРАН. Оп. 350. Д. 2. № 388. Л. 35. 26
приемлемы для марксистских исследователей. Он отмечает, что устанавливается единомыслие между представителями различных направлений в науке по вопросу не о происхожде¬ нии религии, а о том, что такое религия по существу: «Если раньше господствовало в науке то представление о сущности религии, которое было лучше всего выражено в свое время Тайлором, говорившим, что религия есть вера в духовные су¬ щества, вера в сверхъестественные существа и т. д., — то те¬ перь все больше и больше начинает устанавливаться то пони¬ мание религии, которое лучше всего было сформулировано Дюркгеймом, понимание, сводящееся к тому, что религия есть не что иное, как мысленное выделение некоторого клас¬ са предметов в особый священный мир, понимание, которое совпадает с определением Рейнака — „табу44».1 В этом небольшом очерке невозможно осветить все ас¬ пекты развития науки о религии в конце 1920-х—начале 1930-х годов, однако очевидно, что происходила ее институ- циализация, характеризующаяся появлением специализиро¬ ванных кафедр и отделений в университетах, открытием Му¬ зея истории религии в Ленинграде. Музей истории религии создавался совершенно с другими целями и задачами, чем уже существовавшие антирелигиозные музеи. Музей исто¬ рии религии был организован как научно-просветительное и исследовательское учреждение, призванное комплексно изу¬ чать религию как сложный общественно-исторический фено¬ мен, включая исследование эволюции религиозных представ¬ лений и культов, места религии в духовной культуре различ¬ ных эпох, психологического аспекта религиозной веры, религиозно-общественных движений, процессов секуляриза¬ ции, религиозного искусства и т. п. На протяжении десятиле¬ тий музейные сотрудники не только создавали экспозиции и выставки, не только хранили (часто спасая от уничтожения) многие памятники религиозной культуры, но и вели система¬ тическую исследовательскую работу по их изучению.1 2 Открытие таких учреждений было возможно только в том случае, если их появление было обосновано соображени¬ ями государственного порядка. Не следует отрицать, что ор¬ ганизация таких образовательных или научных учреждений 1 Там же. Л. 39. 2 См.: Шахнович М. М., Чумакова Т. В. Музей истории религии АН СССР и российское религиоведение (1932—1961). 27
оправдывалась их сиюминутной «идеологической значимо¬ стью», но они в своей деятельности выходили далеко за рам¬ ки поставленных политических задач, создавая условия для развития серьезных научных исследований и образователь¬ ной деятельности. Скажем, в 1928/29 учебном году на Ямфа- ке ЛГУ был открыт цикл истории религий, ставящий целью выпуск «высококвалифицированных работников, сотрудни¬ ков антирелигиозной печати, научных специалистов по от¬ дельным религиям. (...) Вся работа студентов тесно увязыва¬ ется с непрерывной производственной практикой на безбож¬ ном фронте, а летом с поездками для изучения религиозного состояния СССР»,1 однако учебный план этого цикла был со¬ ставлен в полном соответствии с современными научными направлениями изучения религии, а для преподавания при¬ глашены лучшие специалисты по истории религии, языков и культур из Академии наук и университета (см. ниже). В ре¬ зультате были подготовлены прекрасные специалисты. Оста¬ ется только сожалеть о том, что арест руководителя цикла Н. М. Маторина и репрессии в отношении ряда его учеников и ближайших сотрудников привели к закрытию этого отделе¬ ния и упразднению кафедры истории религии в ЛГУ.1 2 Авторы сборника «Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет» указывают, что научная работа, «которая должна бу¬ дет обеспечить победоносное развитие воинствующего без¬ божия у нас в СССР и перенесение его опыта в борьбу зару¬ бежных пролетарских атеистов, только в том случае может иметь успех, если она сверху донизу будет пропитана воинст¬ вующей партийностью, не мирящейся не только с уклонами от генеральной линии партии в научной работе, но и с безраз¬ личным и примиренческим к ним отношением».3 Для того чтобы понять, насколько эти идейные призывы проникали в существо исследовательской работы, мы предлагаем обрати¬ ться к материалам, связанным с деятельностью исследова¬ тельской группы по изучению культов, материалы которой представлены во второй части этой книги. Интересно, что Н. М. Маторину, руководителю этой группы, члену Цент- 1 Спутник безбожника по Ленинграду / Сост. И. Я. Эльяшевич. Л.: Прибой, 1930. С. 68—69. 2 Отделение было восстановлено только в 1961 г., а кафедра истории религии и атеизма появилась еще спустя четверть века. 3 Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. С. 450. 28
ралыюго Совета СВБ достается от авторов сборника «Воин¬ ствующее безбожие в СССР». «Товарищей-ленинградцев» упрекают в том, что они обычно запаздывают с опубликова¬ нием результатов своих полевых исследований. А работы са¬ мого Маторина критикуют за (...) излишнюю «академич¬ ность»: «Религии народов Волжско-Камского края, северного края, анализу производственного значения православных культов, анализу бытового православия посвящены работы Н. М. Маторина. Отличаясь обилием фактического материа¬ ла, работы т. Маторина страдают налетом некоторой акаде¬ мичности, а в ряде своих положений Маторин находится под сильным влиянием механистических установок (то есть в ограниченности использования марксистской философии в качестве методологии конкретных научных исследований. — М. Ш.)».1 Подвергается критике под держка Маториным крае¬ ведческих исследований: «Маторин в своей статье указывает на работу переславль-залесского краеведа М. И. Смирнова „Культ и крестьянское хозяйство”, называя ее „прекрасной”». Что же не понравилось на сей раз? Оказывается, в книжке Смирнова выявлено «много перлов засилья поповщины в на¬ шем краеведении»,1 2 а именно: «Из всех превосходств славян над финнами, — пишет Смирнов, — „самое сильное и самое за¬ метное влияние оказало принятие христианства”; „в прежнее время монастыри были очагами просвещения и носителями национального самосознания”; „монашество влекло к себе луч¬ ших людей своего времени” для нас этих цитат вполне доста¬ точно, чтобы считать Смирнова проповедником религиозно¬ го мракобесия в исторической литературе по краеведению».3 13 июня 1934 года Н. М. Маторин делает в Комакадемии доклад на конференции научно-исследовательских учрежде¬ ний по антирелигиозной работе. Тема доклада «Об изучении религиозных верований народов СССР».4 В этом докладе он формулирует свое понимание основных задач марксистской науки о религии. В условиях развивающихся секуляризаци- онных процессов происходит отмирание религии, поэтому ее 1 Там же. С. 445. 2 В этот период разворачивается так называемое «дело краеведов». См. далее. 3 Воинствующее безбожие в СССР за 15 лет. С. 462. 4 Доклад был опубликован в журнале «Антирелигиозник» (№ 5. 1934. С. 28—33). См. ниже раздел «Документы». 29
нужно изучать, так как она и часть истории, и часть совре¬ менной культуры. Он говорит о том, что «многообразие со¬ циально-экономических укладов, которое наша страна прео¬ долела в начале второго пятилетия благодаря победе социа¬ листического способа производства, пестрый этнический переплет, который мы имеем, порождали и многообразие ти¬ пов и форм религиозных верований. Это создало богатейший материал для историка религии. Наше право и наша обязан¬ ность — глубоко и серьезно исследовать этот богатейший и конкретный материал».1 Он указывает, что результаты этого анализа должны представить необходимое звено для построе¬ ния общей марксистско-ленинской концепции истории рели¬ гий. Маторин поднимает очень важный вопрос — в чем за¬ ключается основное отличие советских историков религии от их западных коллег, и отвечает на него так: «основное от¬ личие — это то, что мы (...) не только изучаем религиозные верования, но и активно боремся с ними как участники со¬ циалистического строительства в СССР, как борцы за куль¬ турную революцию». Что значит бороться с религией для ис¬ торика религии? Каковы основные задачи на этом пути? Маторин полага¬ ет, что задача заключается в выявлении той материальной основы, которая породила те или иные формы верований: «Слабым местом наших этнографических и многих антирели¬ гиозных работ было то, что недостаточно выявлялась или со¬ всем не выявлялась та материальная основа, не выявлялась та социально-экономическая канва, которая определила особен¬ ности того или иного верования». Маторин указывает, что «общество надо изучать в его целом, а не ограничиваться лишь одним базисом общественного развития. Между тем наши современные историки нередко строят колонны цифр, проводят анализ тех или иных экономических данных, но того, как люди строят культуру на известном этапе, что люди думают и чувствуют, переживают, какова идеология той или иной эпохи, — это нередко ускользает». Вторая задача советских историков религии, по его мнению, — это выявление типа религиозных верований у на¬ родов СССР в соответствии с социальной структурой и куль¬ турными особенностями того или иного общественного орга¬ низма: «Возьмем, например, типы шаманства у народов Севе¬ 1 Антирелигиозник. № 5. 1934. С. 29. 30
ра, волжско-камские культы, культы горские, пережиточные культы в Абхазии, затем культы нашей старой деревни, отми¬ рающие в условиях коллективизации и культурной револю¬ ции. Спрашивается: имеем ли мы здесь дело с совершенно однородными вещами, и должны ли мы это просто свалить в одну кучу, или же мы здесь имеем процесс постепенного усложнения в зависимости от усложнения социальной куль¬ туры? Наконец, очень интересную и сложную группу фактов предоставляют явления так называемого „религиозного син- кретизма“, которые в известной мере могут быть типизирова¬ ны и идентифицированы».1 И третья задача — это выявление своеобразия самого процесса отмирания религиозных пережитков.1 2 Таким обра¬ зом, религия — это пережиток прошлого, который необходимо изучать, чтобы выявить причины и формы его существования и постепенного исчезновения. Маторин перечисляет имена классиков науки о религии и современных исследователей от Ф. Буслаева до А. Щапова, от Ф. Боаса до Леви-Брюля, от Л. Я. Штернберга до В. К. Зеленина, от Покровского до Марра. Он называет своих учеников и коллег, которые непосред¬ ственно на местах изучали быт, и в том числе религиозную повседневность, различных народов СССР. Все они — участни¬ ки его группы по изучению культов, которые будут в этой кни¬ ге неоднократно упоминаться: это знаток алтайских верова¬ ний Н. П. Дыренкова; Г. Н. Прокофьев (исследователь самоедов); Чернецов (вогулов); Форштейн, привезший богатейший мате¬ риал об эскимосах; Мыльникова (исследователь тунгусов, не- гидальцев); Потапов (алтайцев), А. Попов (якутов), Г. В. Ксе¬ нофонтов (якутского шаманства). Он вспоминает М. Е. Ше¬ реметьеву из Калуги, Зернову из Орла, М. И. Кострову из Москвы, Н. А. Никитину, М. Ю. Пальвадрэ и Я. Я. Ленсу (из Ленинградской области), А. В. Васильева, А. А. Невского и А. Ф. Клемянтенка из Ленинграда, О. А. Макарьева и 1 Антирелигиозник. № 5. 1934. С. 30. 2 Теория «пережитков», т. е. рассмотрение отдельных культурных форм как «живых свидетельств или памятников прошлого», свойственных более ранней стадии развития культуры и в силу привычки или традиции существующих в более поздней стадии, была предложена Э. Тэйлором. Религия, возникшая на самых ранних стадиях развития человеческого об¬ щества, воспринималась именно такой культурной формой, пережившей свою стадию. 31
A. М. Линевского из Петрозаводска, В. В. Бардавелидзе и Е. Г. Пчелину из Закавказья. Маторин указывает на необходимые формы работы по изучению верований. Это прежде всего экспедиции.1 Необ¬ ходимо освоение метода непосредственного наблюдения жизни религиозных течений и организаций, развитие при¬ вычки работать в поле и в архивах. Помимо Тенишевского архива и архива РГО нужно изучить архив Синодальный. Не¬ обходимо составление сводной картотеки по религиозным верованиям. Картотека эта должна быть по каждой форме ре¬ лигиозных верований в масштабе всего СССР. В одном из своих выступлений он говорит о составлении картотеки по периодическим изданиям, прежде всего по «Живой старине» и «Этнографическому обозрению». Затем очередь за прора¬ боткой епархиальных ведомостей. Далее идут картографические работы: «Мы в Ленин¬ граде с 1929 г. приступили к картографированию объектов синкретического культа. Нами закончена карта древних мольбищ Ленинградской области, включающая несколько сот таких объектов (работы А. И. Васильева). Тов. Михин ве¬ дет такую же работу по Северному краю, тт. Никитин и Ли- невский по Карелии; по Московской области М. И. Кострова, М. Е. Шереметьева, И. Гудков, по Чувашии т. Элле, который имеет до 50 тыс. карточек о кереметях, записи легенд о них и т. д. По Свании такая карта мольбищ уже выполнена B. В. Бардавелидзе, по Осетии Е. Г. Пчелиной». Маторин ука¬ зывает, что целый рад таких работников ведет работу по многим районам Советского Союза: в Поволжье, на Кавказе и т. д. * 101 См., например: Невский А. А. Работа Светлоярской экспедиции (по следам Мельникова, Короленко и Пришвина) // Советская этнография. 1931. № 1—2. С. 172—173. В июле 1930 г. в заволжской части Нижегород¬ ского края работала фольклорно-антирелигиозная экспедиция в составе 10 человек, организованная Гос. академией искусствознания (ГАНС) со¬ вместно с Центральным антирелигиозным музеем, Институтом по изуче¬ нию народов СССР и Нижегородским краевым музеем. В задачу экспеди¬ ции входило, во-первых, собирание материалов по обрядности и словесно¬ му творчеству, относящихся к почитаемому озеру Светлый Яр и к горам на берегу озера, в которых якобы скрылся легендарный град Китеж. Дру¬ гой целью экспедиции было развернуть разъяснительную антирелигиоз¬ ную кампанию во время празднества, совершаемого ежегодно на берегах «святого озера» и приуроченного к моменту древних купальских игрищ (22 июня ст. ст. — канун Аграфены-купальницы и одновременно Влади¬ мирской Богородицы). 32
Необходима также картографическая работа особого по¬ рядка, характеризующая распространение той или иной фор¬ мы религиозных верований. Он полагает, что скоро встанет речь о многотомном труде по истории религии и о картогра¬ фической его стороне, и нужно будет создавать новые карты распространения религии, а также составлять карты, отража¬ ющие состояние отправления религиозных обрядов. О деятельности группы Маторина и о реализации его программы по изучению религиозных верований народов СССР можно прочитать ниже. Описание проблем взаимоот¬ ношений науки о религии и идеологии в 1930-е годы следует закончить краткой информацией о том, в чем обвиняли одно¬ го из исследователей религии уже после его ареста. 7 марта 1935 года в Музее истории религии АН СССР состоялось за¬ седание, посвященное «разоблачению маторинщины». По¬ вестка дня состояла из одного пункта: «Против маторинщи¬ ны в науке истории религии». Маторина обвиняли в том, что он «старался отделить историю религии от теории пролетар¬ ского атеизма», что он «взял курс на ликвидацию марксист¬ ской теории и истории религии», что «его взгляды — это троцкистско-зиновьевская контрабанда», а сам он «двуруш¬ ник и контрреволюционер». Партийный выдвиженец Ю. П. Францов предложил отка¬ заться от «теорийки бытового православия» и «сделать пово¬ рот от культа камешков и озер к показу классовой сущности религии». Секретарь партийной организации говорил о том, что «совершенно четкое отрицательное отношение к Матори- ну научного коллектива музея было и раньше, но эта критика не переходила в серьезную и последовательную борьбу с раз¬ облачением всех его установок». Было сказано, что Н. М. Ма- торин предполагал сделать доклад «о рациональном зерне ре¬ лигии, но это вызвало протесты у ряда товарищей».1 Прото¬ кол этого научного совещания читать очень тяжело, он показывает, что может сделать тоталитарный режим с людь¬ ми, как он разрушает человеческие отношения, уничтожает профессиональное достоинство, как страх заглушает все остальные переживания.1 2 1 ПФА РАН. Ф. 22. Оп. 2. Д. 47. Л. 10—13. 2 Были приняты дополнения к Предложению по научному совеща¬ нию от 7.03.1935: «...укрепить состав музея привлечением новых сотруд¬ ников; развернуть политико-воспитательную работу среди сотрудников; 33
1—4 февраля 1938 года состоялся IV расширенный пле¬ нум ЦС СВБ. На нем выступил ответственный секретарь Центрального совета Ф. Н. Олещук. Он раскритиковал пози¬ ции партийных и советских органов, которые «рано успокои¬ лись», свыклись с мыслью, что с религией покончено, и свер¬ нули антирелигиозную пропаганду. Он признал, что «в самом СВБ оказались сильны ликвидаторские настроения, рас¬ пространяемые врагами народа, засевшими в организации». К ним он отнес к тому моменту арестованных и расстрелян¬ ных А. Г. Лукачевского и Н. М. Маторина, «которые не вели никакой работы, а только сеяли пассивность». Маторину так¬ же были поставлены в вину «попытки сохранения церквей и церковного имущества», «якобы представлявших историче¬ скую ценность», от разграбления.* 1 Прошли годы. Перед вами книга, посвященная неизвест¬ ным страницам деятельности ленинградских историков, эт¬ нографов и фольклористов, занимавшихся изучением религи¬ озной повседневности в период культурной революции в СССР в конце 1920-х—1930-е годы. Представленные в книге архивные документы, а также сопроводительные материалы свидетельствуют о создании Н. М. Маториным и его ближай¬ шими сотрудниками целостной программы по изучению ре¬ лигиозных практик народов СССР, осуществление которой было остановлено сталинскими репрессиями. М. М. Шахнович организовать просмотр всей экспозиции музея в целях борьбы с аполитиз¬ мом и недостаточной классовой заостренностью; просмотреть научные планы работы музея; обеспечить увязку всей работы музея с практически¬ ми задачами антирелигиозного фронта в свете реалий XVII партсъезда» (ПФА РАН. Ф. 22. Оп. 2. Д. 47. Л. 14—14 об.). 1 IV расширенный пленум Центрального совета Союза воинствую¬ щих безбожников СССР. 1—4 февраля 1938 [Приветствие пленума т. Ста¬ лину, письмо делегатам пленума пред. ЦС СВБ т. Ярославского, отчетный доклад отв. секретаря ЦС СВБ т. Олещука и др. материалы]. М., 1938. С. 44.
НАУКА О РЕЛИГИИ В КОНТЕКСТЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАДАЧ: ПРОГРАММА ВСЕСОЮЗНОЙ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ 1937 ГОДА Одним из ключевых событий тридцатых годов XX века стала вторая Всесоюзная перепись населения в СССР, кото¬ рая была проведена 6 января 1937 года. Эту перепись часто называют «пропавшей», поскольку вскоре после ее проведения все данные о ней были засекречены. В 1935 году на одном из совещаний Сталин заявил: «У нас теперь все говорят, что ма¬ териальное положение трудящихся значительно улучшилось, что жить стало лучше, веселее. Это, конечно, верно. Но это ведет к тому, что население стало размножаться гораздо быстрее, чем в старое время. Смертности стало меньше, рождаемости больше, и чистого прироста получается несравненно больше. Это, ко¬ нечно, хорошо, и мы это приветствуем. (Веселое оживление в зале). Сейчас у нас каждый год чистого прироста населения получается около трех миллионов душ. Это значит, что каждый год мы получаем приращение на целую Финляндию. (Общий смех)».1 Но результаты показали, что ожидания властей не соответствовали действительности. И это касалось не только численности населения СССР (по данным переписи оно со¬ ставляло 162 млн человек, а по официальным данным — ни¬ как не меньше 170 млн), но и состояния его религиозности. В начале 1930-х годов советские чиновники пребывали в уверенности, что религия, будучи пережитком феодализма, в социалистическом государстве умерла и единственные ее приверженцы — это люди пожилого возраста. Однако пере¬ пись показала, что верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 56.7 % от всех, выразивших свое отношение к религии1 2 (из них две трети 1 Совещание передовых комбайнеров и комбайнерок СССР с членами ЦК ВКП(б) и правительства 1 декабря 1935 года. М., 1935. С. 118. 2 Жиромская В. Б. Религиозность народа в 1937 году. (По материалам Всесоюзной переписи населения) // Исторический вестник. 2000. № 5. 35
крестьян и одна треть горожан, среди которых было немало рабочих и молодежи). Предыдущие советские переписи проходили в 1920, 1923 и 1926 годах, а в 1932-м прошла пробная перепись. Послед¬ нюю перепись 1926 года отделяли от переписи 1937-го не просто одиннадцать лет. Это был период, наполненный це¬ лой чередой «дел», из которых прежде всего вспоминает¬ ся «академическое дело» (1929—1931),1 «дело славистов» (1933—1934)1 2 и дело «антисоветского объединенного троц- кистско-зиновьевского центра», проходившее в период под¬ готовки переписи 1937 года. Казалось бы, здравый смысл должен был заставить ученых (социологов, этнографов, исто¬ риков религии) постараться создать такой продукт, который мог бы удовлетворить «заказчика», но они, изучив междуна¬ родный опыт,3 подготовили такие вопросники и инструкции для переписчиков, которые позволили получить максимально объективные результаты. При подготовке к переписи одним из наиболее слож¬ ных был вопрос о религиозной принадлежности респондента. В предыдущих советских переписях такой вопрос не задавал¬ ся. Исследователи считают, что решение о внесении его в во¬ просники было сделано лично И. В. Сталиным. Руководство страны рассчитывало, что благодаря переписи они смогут по¬ лучить отражающие действительность данные, которые вмес¬ те с тем покажут, каких огромных побед добился СССР в деле пропаганды атеизма. Возможно, что внесение пункта о религиозной принадлежности было спровоцировано наличи¬ ем подобного вопроса в переписи, проведенной в Германии в 1933 году. Однако советские статистики в начале 30-х счита¬ ли, что такие вопросы нельзя вносить, поскольку они предпо¬ лагают слишком субъективные ответы и потому противоре¬ чат классическим требованиям статистической науки. Ответ 1 См.: Перченок Ф. Ф. «Дело Академии наук» и «великий перелом» в советской науке // Трагические судьбы: репрессированные ученые Акаде¬ мии наук СССР. М.: Наука, 1995. С. 201—235. 2 См.: Ашнин Ф. Д., Алпатов В. М. Дело славистов. 30-е годы. М.: На¬ следие, 1994. 3 По результатам этих исследований Центральное управление народ¬ но-хозяйственного учета (ЦУНХУ) подготовило монографию: ГозуловА. И. Переписи населения СССР и капиталистических стран. (Опыт истори¬ ко-методологической характеристики производства переписей населе¬ ния) / Под ред. акад. С. Г. Стумилина. М.: ЦУНХУ, 1936. 36
может быть неточным, поскольку человек не всегда может четко объяснить характер своей религиозности, или созна¬ тельно искажен из страха перед возможными последствиями. Ведь к этому времени на территории СССР была закрыта большая часть храмов разных христианских конфессий, за¬ крывались мечети, синагоги, дацаны, приверженцы всех ре¬ лигиозных течений подвергались преследованиям. И в этих условиях одни верующие были склонны скрывать свою рели¬ гиозную принадлежность, другие, напротив, верили, что чем больше людей заявят о своей религиозности, тем больше от¬ кроют храмов, а третьи просто боялись этого вопроса, и отка¬ зывались отвечать. Исследователи отмечают, что по стране «поползли слухи, что верующих „будут обкладывать налога- ми“, что тех, кто записался верующим, „должны забрать44, что всех неверующих „выжгут фашисты, а война скоро бу¬ дет44, что „верующих выселят из района, а детей выбросят из школы44».1 Надо сказать, что такие же слухи породила и пере¬ пись 1897, в которой также ставились вопросы о религиозной принадлежности. Тогда говорили о том, что переписчики не только записывают крестьян «в костел», но и отдают их во власть самому антихристу, занося данные жертв в особые бланки, что вызвало народные волнения 1897 года.1 2 Вопросы о точной численности представителей различ¬ ных религиозных групп, в том числе и тех, деятельность которых не поощрялась государством, в истории России впервые были подняты в середине XIX века, когда государст¬ во поставило задачу их изучения с целью контроля числен¬ ности религиозных диссидентов.3 Дискуссия о реальном ко¬ личестве староверов вспыхнула вновь после публикации ре¬ зультатов переписи 1897 года. Почти все исследователи отмечали явно заниженное число старообрядцев. Это могло 1 Поляков Ю. А., Жиромская В. Б., Киселев И. Н. Полвека молчания. (Всесоюзная перепись населения 1937 г.) // Социологические исследова¬ ния. 1990. №6. С. 7. 2 См. подробнее: Новиков И. Раскол и сектантство в Томской епархии в 1896—97 году // Томские епархиальные ведомости. 1898. № 10. С. 16— 17; Дутчак Е. Е. Старообрядческое согласие странников (вторая половина XIX—XX вв.). Дис. ... канд. ист. наук. Томск, 1994. 3 См. подробнее: Еремеев П. В. Исследование численности старооб¬ рядческого населения Российской империи во второй половине XIX—на¬ чале XX в. // Харювський icTopiorpa(])i'imm зб1рник. 2013. Вип. 12. С. 56— 71. 37
происходить по двум причинам: первая — это желание мест¬ ных духовных властей занизить число «раскольников», а вто¬ рой причиной было скрытие респондентов своей религиозной принадлежности из опасения преследования со стороны влас¬ тей. А. С. Пругавин, анализируя причины ошибок переписи 1897 года, писал: «Как известно, у нас до сих пор строго со¬ блюдается подразделение всех сект на более и менее вред¬ ные, причем закон 3 мая 1883 года,1 даровавший нашим религиозным отщепенцам некоторые права и льготы,1 2 приме¬ няется только к последователям таких сект, которые подле¬ жащими ведомствами признаны „менее вредными". При по¬ добных условиях очень трудно, конечно, ждать, чтобы люди, принадлежащие к толкам и сектам, признанным духовной и светской администрацией особенно вредными, на вопрос счетчика, какого они вероисповедания, ответили с полной от¬ кровенностью. (...) Без сомнения, находились люди, которые открыто и смело заявляли счетчикам о своей принадлежно¬ сти к той или иной секте, из числа признанных особенно вредными. Это были люди, готовые „страдать за веру", фа¬ натики, для которых не страшны никакие „гонения", стесне¬ ния и преследования за религиозные убеждения. Таких-то именно людей и зарегистрировали счетчики всеобщей пере¬ писи. (...) Огромное же большинство обыкновенных средних людей, тех людей, которые составляют толпу и массу, во из¬ бежание всякого рода неприятностей постаралось, конечно, так или иначе уклониться от прямых и точных ответов».3 Статистики предполагали, что ответ на пятый пункт опросного листа («Религия») вызовет множество вопросов и разночтений. Первоначально вопрос о религии не собирались вносить в опросные листы, поскольку религия восприни¬ малась как «чрезвычайно важный», но «исторически отми¬ рающий» признак, который большинство стран в XX веке ис¬ ключили из программы переписи населения. В монографии, выпущенной ЦУНХУ специально к переписи 1937 года, от¬ 1 Закон 3 мая 1883 года о правах раскольников. СПб., изд. III отдела Департамента Общих Дел МВД. 1883. 43 с. 2 Закон приравнял староверов в гражданских правах к другим граж¬ данам Российской империи и даровал некоторые послабления. 3 Пругавин А. С. Два или двадцать миллионов // Старообрядчество во второй половине XIX века: Очерки из новейшей истории раскола. М.: Отд. тип. т-ва И. Д. Сытина, 1904. С. 13—14. 38
мечалось, что «статистическая мысль приходит к убеждению, что, пользуясь арсеналом методов классической теории ста¬ тистики, вряд ли стоит пытаться проникать в тайники челове¬ ческой совести. Этому немало способствовали неясности и противоречия в определении признака религиозной принад¬ лежности, которые сопутствовали обсуждению этого вопроса в международных статистических организациях (...). Пере¬ писи населения фиксируют лишь формальную принадлеж¬ ность к религии и не ставят вопроса о самом факте религиоз¬ ности, ибо это касается таких сторон сознания, где нарушает¬ ся принцип „свободы44 совести».1 К чести статистиков, готовивших перепись 1937 года, на¬ до отметить, что они чрезвычайно ответственно подошли к постановке этого вопроса. Переписчики получили инструк¬ цию, в которой подробно излагалось, как именно надо зада¬ вать вопрос о религиозной принадлежности (пятый пункт пе¬ реписи), с тем чтобы респондент понял, что речь идет не о том, к какой религиозной группе он принадлежит формально, а о том, каковы его собственные религиозные убеждения: «Ответ на этот вопрос заполнять только для лиц 16 лет и старше. Речь в этом вопросе идет не о вероисповедании, к ко¬ торому опрашиваемый или его родители причислялись офи¬ циально в прошлое время. Если опрашиваемый считал себя неверующим, записывать „неверующий44, а для верующих, придерживающихся какого-либо определенного вероучения, записывать название религии (например, православный, лю¬ теранин, баптист, молоканин, магометанин, иудей, буддист и т. п.)».1 2 С начала 1920-х годов советские этнографы и исследова¬ тели религии вели работы по составлению религиозно-быто¬ вой карты СССР, которые шли сначала в Комиссии по изуче¬ нию племенного состава населения СССР Академии наук СССР (КИПС), преобразованной в 1930 году в Институт по изучению народов СССР Академии наук СССР (ИПИН), а с начала 1930-х и в Музее истории религии АН СССР. Возглав¬ лял эту работу Н. М. Маторин. В. Г. Богораз отмечал особое 1 Гозулов А. И. Переписи населения СССР и капиталистических стран. С. 130. 2 Инструкция Центрального управления народно-хозяйственного учета Госплана СССР по заполнению переписного листа Всесоюзной пе¬ реписи населения 1937. М.: 8-я тип. Мособлполиграф, 1936. С. 2. 39
значение «сети корреспондентов» в национальных республи¬ ках и областях, с которыми группа Маторина поддержива¬ ла постоянную связь и которая позволяла собирать необходи¬ мую информацию о состоянии религиозности населения по всей стране.1 С вопросом о составлении списка религий ЦУНХУ обра¬ тилось в Музей истории религии АН СССР, в Институт фи¬ лософии Коммунистической академии (в начале 1936 года перешел в состав АН СССР), при котором с 1928 года су¬ ществовала Комиссия по истории религии,1 2 и в Антирелиги¬ озный сектор, активным членом которого являлся В. Д. Бонч- Бруевич. Из официального письма руководства ЦУНХУ, при¬ сланного в МИР АН СССР в марте 1936 года, следует, что в чрезвычайно краткие сроки исследователи должны составить пособия к разработке материалов переписи по религиям, встречающимся в пределах СССР. Содержание этих пособий Бюро представляло себе следующим образом: «1) Перечисление всех позиций вероисповеданий, по ко¬ торым будет разрабатываться материал. В 1897 году таких позиций, как известно, было 16.3 По условиям машинной тех¬ ники разработки переписи наиболее удобно было бы иметь не более 12 позиций, причем одна позиция предназначается для лиц, не принадлежащих ни к какому вероисповеданию, другая, сборная — для малораспространенных вероисповеда¬ ний, не отнесенных к определенным группам (так называе¬ мые «прочие»), третья — для лиц, не давших ясного ответа на вопрос о религии. Таким образом, для главных религий и примыкающих к ним вероучениям остается лишь 9 позиций. 1 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 41. Л. 13. 2 Материалы Комиссии хранятся в Архиве РАН в фонде 355 (on. 1 а). 3 Позиции переписи 1897 года по вероисповеданиям: православные и единоверцы; старообрядцы и уклоняющиеся от православия; армяно- григориане; армяно-католики; римско-католики; лютеране; баптисты; ме¬ нониты; англикане; лица остальных христианских исповеданий; караимы; иудеи; магометане; буддисты и ламаиты; лица остальных нехристиан¬ ских исповеданий. В опубликованных результатах переписи указано де¬ вять позиций: православные, староверы, римско-католики, протестанты, магометане, иудеи, армяно-григориане, остальные христиане, остальные нехристиане. См.: Распределение населения по главнейшим сословиям, вероисповеданиям, родному языку и по некоторым занятиям: краткие об¬ щие сведения по Империи / [Предисл.: Н. Тройницкий]. СПб.: Паровая ти- по-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. С. 12—15. 40
2) Пособие, раскрывающее содержание каждой позиции (систематический список вероисповеданий), с перечислением всех относящихся к ней частей, синонимов и прочих назва¬ ний, в том числе и устаревших, но могущих встретиться в от¬ ветах на вопрос о религии. Тут же желательно дать указание, среди каких народностей и в каких частях СССР встречается преимущественно данная религия и с какими другими веро¬ исповеданиями по названию или по родственности может быть смешана данная группа. 3) Словарь, в котором размещаются в алфавитном поряд¬ ке все названия, встречающиеся в пособии № 2, с указанием позиций, к которым они относятся. 4) Пособия эти, как указано уже в нашем отношении от 15 марта с/г, должны быть готовы к 1 июня с/г; во всяком случае основное пособие, список позиций религий (№ 1) не¬ обходимо иметь не позже этого срока. Так как к составлению пособия Вами уже приступлено (отношение от 26 марта № 69-08), составление пособий к сроку не представит, по-ви- димому, затруднений».1 Судя по переписке между директором МИР В. Г. Богора¬ зом и В. Д. Бонч-Бруевичем, они договорились о сотрудни¬ честве. Главной проблемой для обоих был размер «списка религии» и стремление избежать тех недостатков, которые были допущены в переписи. Бонч-Бруевич писал Богора¬ зу 3 апреля 1936 года: «Только что я получил письмо от ЦУНХУ. Вот его содержание: „Глубокоуважаемый Владимир Дмитриевич, я задержался ответом на Ваше письмо, ожидая окончательного утверждения плана Всесоюзной переписи на¬ селения, в котором поставлен вопрос и о вероисповедании. Окончательное решение несколько затягивается, и вместе с тем не уточнено еще с какой детализацией будет поставлен вопрос о верованиях...“. Как видите, у них самих не установ¬ лена точка зрения, как сделать список религий, религиозных групп, согласий и сект, — подробный или более узкий — для всесоюзной переписи СССР. Я стою за подробный список, так как иначе ничего не выйдет, или выйдет та ерунда, кото¬ рая была при статистике во время переписи по вероисповеда¬ ниям при самодержавном правительстве, когда записалось 2 миллиона различных представителей сект и согласий, а на самом деле тут же вслед за этим было научно установлено и 1 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 61. Л. 7. 41
доказано, что их было более 20 миллионов. Вероятно, Вы по¬ мните статью Пругавина в „Русской мысли“, которую он под¬ писал фамилией Борецкий: „Два или двадцать миллионов44».1 По всей видимости, Бонч-Бруевич считал, что список должен быть чрезвычайно обширным, поскольку отмечал, что необходимо «его сделать не таким сжатым, как это было в статистических таблицах при самодержавии, а наоборот, сделать исчерпывающие перечисления, так как надо твердо знать, что ни один сектант, ни один старообрядец ни в коем случае не запишет себя в другое, даже близко подходящее со¬ гласие, а сектант — в секту, а если только захочет сказать, то обязательно потребует точного наименования его вероиспо¬ ведания. В очень кратком и сжатом виде, я составил такую таблицу для потребностей комвнудела, но, конечно, для пере¬ писи надо составить исчерпывающую номенклатуру. Я очень охотно за это дело взялся бы и в помощь этой работе мне, ко¬ нечно, придет та обширная библиография, которую я соста¬ вил и номенклатура которой у меня уже выработана, причем пятое ее написание, или, как мы ее называем, пятая редакция, достаточно подробна (...) почти исчерпывающе охватывает все вероисповедания, секты, согласия и другие вероисповед¬ ные группы».1 2 Из письма В. Д. Бонч-Бруевича Богоразу от 16 апреля 1936 года нам известно, что Бонч-Бруевич дал согласие на то, чтобы возглавить «комиссию по выработке научной но¬ менклатуры сектантства и старообрядчества для Всесоюзной переписи».3 Богораз писал Бонч-Бруевичу: «Глубокоуважае¬ мый Владимир Дмитриевич, спешу ответить на Ваше письмо от 3/IV, которое почта доставила только 10/IV с. г. Очень хо¬ рошо, что Вы так живо откликнулись на предложение ЦУНХУ. Вопрос о фактическом изучении вероисповедности в условиях победы пролетарской революции действительно крайне важен и своевременен. Стоит, в самом деле, только вспомнить, как жульнически фальсифицировали еще со вре¬ мен Николая I царские бюрократы картину развития обще¬ ственно-религиозных движений в России. Только в наших условиях мы сможем получить отражающие действитель¬ ность данные, которые вместе с тем покажут, каких огром¬ 42 1 Там же. Л. 4. 2 Там же. Л. 3—3 об. 3 Там же. Л. 6.
ных побед добилось дело атеизма в нашей стране. Мы дума¬ ем, Владимир Дмитриевич, создать в Музее группу научных сотрудников (Клибанов, Невский, Недельский (католицизм и лютеранство), Монзеллер (буддизм-ламаизм), которая зай¬ мется разработкой всех этих вопросов. Я надеюсь, что Вы не откажетесь возглавить эту группу и дать руководящие ука¬ зания в этом деле, в котором Вы имеете такой огромный опыт. Как только ЦУНХУ вопрос будет решен окончательно, мы пошлем Вам приглашение приехать в Ленинград и сде¬ лать среди научных сотрудников Музея сообщение на эту тему».1 Как видно из письма, в работе этой группы принима¬ ли участие А. И. Клибанов, А. А. Невский, В. И. Недельский и Г. О. Монзеллер. А. И. Клибанов, аспирант Н. М. Маторина, и А. А. Нев¬ ский, ученик Н. М. Маторина и один из ближайших его сотрудников, принимали участие в подготовке материалов к переписи, однако летом 1936 г. они были арестованы по делу о «террористической группе», которую якобы возглав¬ лял Н. М. Маторин, поэтому их фамилии в итоговых доку¬ ментах не упоминаются. Но в архиве сохранились заметки Невского по подготовке к переписи. Он работал над планом «разработки номенклатуры и данных по распределению ста¬ рообрядческих толков». Он писал, что для этого необходимо «Составление списка источников по библиографическим по¬ собиям (Пругавин,1 2 Сахаров,3 Глан4), указатели статей по го¬ дам „Мисс. Обозрен.”5 и других церковных журналов. Работа над источниками (выписки, картографирование) в МИР, ГПБ, ЛОЦИА (в последнем может и не встретиться надобность). 1 Там же. Л. 5. 2 Пругавин А. С. Раскол — сектантство. Вып. 1. Библиография старо¬ обрядчества и его разветвлений. М.: Изд. В. В. Исленьева, 1887. 3 Сахаров Ф. К. Литература истории и обличения русского раскола. Т. I—III. Тамбов; СПб., 1887, 1892, 1900. 4 Глан Я. М. 1) Антирелигиозная литература за 12 лет (1917—1929) : Аннотированный систематический указатель книг, брошюр и журнальных статей по вопросам религии и антирелигиозной пропаганды. М.: Акц. изд-ское о-во «Безбожник», 1930; 2) Антирелигиозная литература поок- тябрьского периода 1930 (июль)—1932 (ноябрь) : Аннотированный систе- матич. указатель книг, брошюр и журн. статей по вопросам религии и ан¬ тирелигиозной пропаганды. М.: ГАИЗ, 1932. 5 «Миссионерское обозрение» — ежемесячный миссионерский пра¬ вославный журнал. Выходил с 1896 по 1916 г. 43
Составление перечня с легендой: 1. По признакам сект 2. По их распространению (с указанием на дату сведений)».1 «Буддийский» раздел готовил Г. О. Монзеллер, который составил список народностей, исповедующих буддизм, про¬ живающих на территории СССР. Всех буддистов он разделил на три группы: бурят-монголы, калмыки и алтайцы, и соста¬ вил перечень самоназваний: «Бурят-монголы — проживают на территории Бурято-Монгольской АССР, в Иркутском, Чи¬ тинском и Нижне-Удинском округах. Буддисты-ламаисты (желтошапочного толка). Возможные утвердительные ответы на вопрос о религии: 1. Бурхан шаджин (тай). 2. Бурханай шаджин (тай). 3. Ламыин шаджин (тай). 4. Буддыин шаджин (тай). 5. Ламыин мургуль (тай). 6. Шарыин шаджин (тай). 7. Бурхан шигемуниин шаджин (тай). 8. Шигемуниин шаджин (тай). 9. Ламыин шаджини шутудук. Калмыки — Калмыкская автономная область. Буддисты, ламаисты, желтошапочники: 1. Лам шаджита. 2. Шар(ин) шаджита. 3. Бурки бакш номта. 4. Бурки бакш шаджита. 5. Гэлнг номта. 6. Гэлнгтэ. Китайцы — в Дальневосточном крае: 1. Буддисты. 2. Фоисты. 3. Фоцзяо. 4. Фуцзяо. 5. Байфо. 6. Хошан-цзяо».1 2 В. И. Недельский подготовил список католиков, про¬ тестантов, армяно-григориан, несториан и якобитов. Он от¬ мечал: «1. Католики: деления на толки нет, встречаются сре¬ 1 Черновой автограф А. А. Невского ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 61. Л. 16 а. 2 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 61. Л. 12. 44
ди следующих народностей, самоназвание „римско-като- лики“: украинцы — УССР (преимущественно правобережная); белорусы — БССР (в незначительном количестве); поляки — БССР, УССР правобережн., РСФСР (преиму¬ щественно в западной части Западной Сибири, Восточной Сибири, Минусинский округ и Иркутск, Северном Кавказе), Средне-Азиатской республике); чехи — УССР, Кавказ, Западная Сибирь; литовцы — БССР, УССР, РСФСР (Лен[инградская] обл[асть], Сибирь); немцы — УССР, РСФСР (К[арельская] АССР, Север¬ ный] Кавказ, Сибирь, Лен[инградская] обл[асть], Тат[арская] АССР); армяне — ЗСФСР (Арм[янская] ССР, Груз[инская] ССР, Азербайджанская] ССР), Сев[ерный] Кавказ; грузины — ЗСФСР; латгальцы — Ленинградская] обл[асть], РСФСР; жмудь — БССР; мадьяры — Зап[адная] Сибирь; итальянцы — повсеместно в незначительных количествах; французы — повсеместно в незначительном количестве; латыши — Ленинградская] обл[асть] РСФСР. 2. Протестанты: А) лютеране, самоназвание „лютеране“ («lutheranen», «luthem», «evangelisch-lutheronisch»): немцы — РСФСР (Ленинградская] обл[асть], Авт[оном- ная] респ[ублика] немцев Поволжья, К[арельская] АССР, Западная Сибирь), Сев[ерный] Кавказ, УССР (главн. образом южная); латыши — Ленинградская] обл[асть], РСФСР; армяне — Арм[янская] ССР; финны — Ленинградская] обл[асть] и Карельская АССР; карелы — Ленинградская] обл[асть] и Карельская АССР; голландцы — Ленинградская] обл[асть]. Б) Кальвинисты, самоназвание ,,reformaten“, ,,reformath“, ,,evangelisch-reformatisch“: финны — Ленинградская] обл[асть], Кар. АССР; шведы — Карел[ьская] АССР, Ленинградская] обл[асть]; норвежцы — Лен[инградская] обл[асть], Карел[ьская] АССР; карелы — Ленинградская] обл[асть], Карел[ьская] АССР; 45
голландцы — Лен[инградская] обл[асть]. В) Англикане, самоназвание ,,englisch“, ,,HighChurch“: англичане — в очень незначительном количестве в круп¬ ных городах (портовых). 3. Армяно-грегориане, несториане и якобиты. Самоназва¬ ние ,,katolikos“: армяне — Арм[янская] ССР, ЗСФСР; боша — Арм[янская] ССР, ЗСФСР; айсоры — ЗСФСР, крупные города СССР».1 С просьбой о помощи в составлении перечня «различных течений и местных названий», объединяемых общим терми¬ ном «мусульманства»,1 2 руководство МИР обратилось к акад. И. Ю. Крачковскому: «Глубокоуважаемый Игнатий Юлиано¬ вич (...). Мы просили бы Вас помочь Музею истории рели¬ гии в этом ответственном деле, составив перечень различных течений и местных названий, объединяемых общим термином „мусульманства44. ЦУНХУ просит прислать необходимые ему сведения к 1 июня. Просьба не отказать сообщить Ваше согласие и возможный срок представления этих сведений».3 И. Ю. Крачковский поручил эту работу иранисту Ю. П. Вер¬ ховскому, который и составил подробную справку о мусуль¬ манах, проживающих на территории СССР: «В исламе объе¬ диняются два самостоятельных религиозных течения: сун¬ низм («правоверное» течение) и шиизм. Мусульманин может назвать себя суннитом (сунни) или шиитом (ши’э). В право¬ верном течении — 4 главных толка, учения (мазхаб). Среди мусульман-суннитов России был распространен ханифитский толк, т. е. учение Абу-Ханифы. Мусульмане России были в огромном большинстве суннитами. Шиитами были персы, та- лыши, ираны и большая часть азербайджанцев (тюрков) и та- тов. Мистические течения были представлены среди мусуль¬ манского населения России (Средней Азии и Кавказа) глав¬ ным образом двумя дервишскими орденами: Накшбендиев и Кадириев. Названия и термины „суфий, дервиш, ишан, тари- кати“ (последний — на Кавказе) теперь редко употребляются и стали историческими терминами. Из мусульманских сект до сих пор в СССР имеются бехаисты (бехаи) или бабиды (баби), главным образом среди персов и азербайджанцев, ис- 46 1 Там же. Л. 13. 2 Там же. Л. 8. 3 Там же.
маилиты среди горных таджиков и езиды среди курдов. Все мусульмане, хорошо владеющие русским языком, на вопрос о принадлежности к религии могут ответить по русски: му¬ сульманин, магометанин, реже — мухаммеданин; а также сун¬ нит, шиит. Бехаисты мусульманами себя никогда не назы¬ вают, а назовут себя: бехаист или бахай. Грузины-мусульмане могут назвать себя „татари“, а армяне-мусульмане — „тюрк“. В прилагаемом списке народностей СССР по религии му¬ сульман после указания религиозного течения дается назва¬ ние религии ислама (там, где оно употребляется) и ряд само¬ названий по религиозной принадлежности. 1. Персы, фарси, иранцы, ирани; города Кавказа и Сред¬ ней Азии, главным образом Туркменистана. Шииты и беха¬ исты. Религиозный центр бехаистов СССР — г. Ашхабад. Мусульман, ши’э, бэхаи (редко — баби). 2. Ирани. В большинстве туркоязычны. Гор. Самарканд и Бухара, а также в Джизакском и Каттакурганском районах Уз[бекской] ССР. Шииты. Мусульман, ши’э. 3. Таджики. Таджикская ССР, Уз[бекская] ССР, сунни¬ ты. Мусульман, сунни, чор-иори (чор-ери). 4. Джемшиды. Турки СССР. Мервский округ. Хезарий- цы (хазара). Сунниты. Бербери. Мусульман, сунни. 5. Белуджи (балучь). Туркменской] ССР. Байрам-алий- ский район. Сунниты. Мусульман, сунни. 6. Курды. Азербайджанская] ССР, Арм[янская] ССР, Груз[инская] ССР и Туркменская] ССР (Ашхабадский рай¬ он). Сунниты и езиды (йезиды). Последние — в Арм[янской] ССР. Мусульман, сунни, езиди. 7. Талыши. Азербайдж[анская] ССР (Ленкоранский рай¬ он). Шииты. Мусульман, ши’э. 8. Таты. Азербайдж[анская] ССР (Бакинский, Кубин¬ ский и Дербентский район). Главным образом, шииты: не¬ большая часть — сунниты. Мусульман, сунни. 9. Афганцы. Таджикская] ССР (Сталинабадский район). Сунниты. Мусульмон, сунни. 10. Горные таджики. А) Баханцы, шугнанцы, ишкашимцы, рушанцы. Таджик¬ ская] ССР Горно-Бадахщанская область. Исмаилиты. Исмои- ли. Хэфт-йорк. Б)Ягнобцы и язгулянцы. Тадж[икская] ССР. Горная Ба- д[акшанская] обл. (Памир). В большинстве шииты. Мусуль¬ мон, ши’а, пэндж-йори. 47
11. Лазы Аджарская ССР. Сунниты. Мусульман, сунни. 12. Абхазы. Абхазская ССР. Сунниты (незнач[ительная] часть). Мусульман, сунни. 13. Черкесы (Адиге). Адигейская авт[ономная] область. Сунниты. 14. Кабардинцы, Кабар[дино]-Балкар[ская] авт[ономная] область / Сев. Кавказ. Чечены, чеченцы. Чеченская автоном¬ ная] область / Сунниты. Ингуши. Ингушская авт[ономная] область. Мусульман, сунни. 15. Народности Дагестанской АССР. Даргинцы. Авары. Лаки. Андийцы. Сунниты. Мусульман, сунни. 16. Лезгинцы (Лезги). Дагестанская] АССР (бассейн р. Самур-Кюринский округ). Азерб. ССР (Кубинский, Ну- хинский и Шемахинский районы). Сунниты (одно селение шиитов). Мусульман, сунни. 17. Карачайцы. Карачаевская авт[ономная] область. Сун¬ ниты. Балкары. Кабардино-балкарская авт[ономная] область. Сунниты. Кумыки. Северная часть Дагестанской] АССР и равнинное прибрежье Каспийского моря от устья р. Терека до Дербента. Сунниты. Мусульман, сунни. 18. Турки (анатолийские османцы). Адж[арская] ССР. Крым. Арм[янская] ССР. Сунниты. Мусульман, сунни. 19. Осетины. Сунниты (часть). Мусульман, сунни. 20. Армяне. (Хемшины, живущие по черноморскому по¬ бережью). Сунниты. Мусульман, тюрк. 21. Грузины (аджарцы, ингилои). Адж[арская] АССР. Сунниты. Мусульман, татари. 22. Азербайджанцы (тюрки, турки). Азербайджанская] ССР, а также Арм[янская] ССР и Груз[инская] ССР. В боль¬ шинстве шииты, часть сунниты. Илям-дини. Мусэльман, ши’э, сунни. 23. Крымские татары. Южно-бережный район Крыма. Сунниты. Мамед-уммети, или уммет-мамед, — в просторе¬ чии. Анефи-Мессеб — среди более образованной] группы городс[кого] населения. Мусульман, сунни. 24. Туркмены. Туркменская] ССР. Незначит. часть в ставропольском округе Сев. Кавказа. Сунниты. Мусульман, сунни. 25. Узбеки. Узбек[ская] ССР. Частично в Киргизской АССР, Тадж[икской] ССР, в крупных городах Казахстана. Сунниты. Мухаммед-дини, мусульман (в просторечье — му- сурман), сунни. 48
26. Уйгуры (таранчи — в Джеркентском и Алмаатинском районах Казахской АССР и в Байрам-алийском районе Туркменская] ССР; Кашгарцы, каргарлыки — в Ферганском и Андижанском районах Узб[екская] ССР). Сунниты. Му¬ сульман, сунни. 27. Цыганы Средне-Азиатские. Узб[екская] ССР. Тад¬ жикская] ССР. Сунниты. Мусульмон. 28. Каракалпаки. Каракалпакская авт[ономная] область. Сунниты. Мусульман, сунни. 29. Казаки (казаки, киргиз-казаки). Казахстан. Сунниты. Мусульман, сунни. 30. Кыргызы (киргизы, кара-киргизы). Киргизская АССР. Узб[екская] ССР и Тадж[икская] ССР. Сунниты. Мусульман, сунни. 31. Сарт-калмаки. Каракальский округ Киргизской АССР. Сунниты. Мухамедин номтай, мусульман. 32. Дунганы. Пишпекский район Киргизская АССР, часть в Казахстане. Сунниты. Хуй-дзяо (мусульманская религия). Цинь-Джэнь-дзяо (чистая, подлинная религия). Сяо-дзяо (ма¬ ленькая религия). Му’мин, мо’мин, лао-хуй-хуй-хуй, хуй-дзы. 33. Арабы. Бухарский и Каттакурганский районы Узбек¬ ской] ССР (незнач. часть в Туркменской] ССР). Сунниты. Мусульман. 34. А) Татары (казанские, астраханские, касимовские, то¬ больские). Б) Мишари (Горьковский край, Пензенский], Тамбов¬ ский], Ульяновский], Куйбышевск[ий], Оренбургский], Уфимский районы). В) Башкиры (Башкирская АССР). Сунниты. Муслим, му¬ сульман, сунни».1 Составлением списка по иудаизму занимался М. И. Шах- нович, в архиве сохранились лишь черновые рукописные за¬ метки первоначальных предложений: «Последователи иудей¬ ской религии в СССР состоят из трех групп: 1. Ашкинази — так называемые европейские евреи, кото¬ рые разделяются на два религиозных течения: миснагдим и хасидов. По всему СССР, главным образом в БССР, УССР, РСФСР, Биробиджан, Сев[ерный] Крым. Возможные само¬ названия: „хосид“, „миснагдим11, „идише глейбе11, „идише эмуне11, „еврейская религия11, „еврей11. 1 Там же. Л. 14—15 об. 49
2. Сефарды (зачеркнуто. — Т. Ч.) — горские евреи (Даге¬ стан, Азербайджан, Грузия) (примечание на полях: «Этни¬ ческие самоназвания, которые могут служить для самоназва¬ ния религии») „даг-чуфут“, „джугут“, грузинские (Грузия, ча¬ стично Баку, Абх[азская] ССР) самоназвания „эбраэли“, „исраэли“, средне-азиатские (бухарские) — Узбекистан, Тад¬ жикистан. Самоназвания яхуди, иври. 3. Караимы — крымские евреи (крымчаки) Крым, УССР. Самоназвания: ананиты, караимы, баале-мира, мене-мира. Необходимо, однако, в этом случае строго различать, где одно и то же самоназвание служит у опрашиваемого лишь для означения его национальной принадлежности и где оно употребляется также для указания его религиозного вероис¬ поведания».1 В окончательном виде в эту группу были также вклю¬ чены и иудаизанты (геры и субботники), и в справочник для переписи она вошла как «Группа 8 (шифр 6)»: «Иудеи, синоним иудаисты; название религии — иудаизм (этни¬ ческие самоназвания иудаизма часто служат названием ре¬ лигии). A. а. Евреи; синонимы: еврейская религия, идише эмуне, идише глейбе, ашкинази; два течения: миснагдим и хосид, хасиды. К их числу принадлежали евреи западные и крымские. Проживали по всему СССР, главным образом в БССР, УССР, Крыму, на Дальнем Востоке (Еврейск[ая] автономная об¬ ласть) и в больших городах СССР. б. Даг-чуфут, синоним — джугут. К их числу принадле¬ жали горские евреи, проживавшие в Дагестанской АССР, Азербайджанской ССР, Грузинской ССР. в. Яхуди, синоним — иври. К их числу принадлежали средне-азиатские евреи, проживавшие в Узбекской и Таджик¬ ской ССР. Б. Караимы, синонимы: ананиты, баале-мира, мене-мира. К их числу принадлежала народность караимы и крымские евреи, проживавшие в Крыму и УССР. B. Течения, примыкавшие к иудаизму. а. Иудействующие (отделились от молокан); синонимы: геры, герталмудисты, шапочники. К их числу принадлежали русские. Проживали в республиках, краях и областях: Азер¬ 1 Там же. Л. 43. 50
байджанской (Шемаха), Воронежской, Восточно-Сибирском (Иркутск), Дальне-Восточном районе, Саратовской области, Северо-Кавказском, Сталинградском (Астрахань), УССР. б. Субботники; синонимы: караимиты, караимы, бесша- почники. К их числу принадлежали: русские, проживавшие в Воронежской обл., на Кавказе, в Сибири и Украине».1 Многочисленные самоназвания представителей рели¬ гиозных групп были собраны в «Алфавитный указатель на¬ званий (самоназваний, прозваний) религиозных группиро¬ вок» (Л. 73—87). В нем указывалось самоназвание, религи¬ озное объединение по систематическому указателю и номер позиции. Например: «ламыин-мергуль — буддисты — 9; лао-хуй-хуй — магометане — 7; лебеди христовы — сектан¬ ты — 6; леваки (левяки, левшаки) — старообрядцы — 6; ле¬ туны — сектанты — 6; липняки (липаки) — старообрядцы — 6; липованы (-е) — старообрядцы; липопоклонники — проч. — 11».1 2 В мае 1936 года умер В. Г. Богораз, и подготовкой пе¬ реписи в Музее истории религии стали руководить новый ди¬ ректор МИР Ю. П. Францов и заместитель директора В. О. Ва¬ силенко.3 Новое руководство МИР потребовало уточнений по пункту «Религия» в переписном листе, поскольку, как писал в ЦУНХУ Ю. П. Францов, этот пункт «при формальном опросе может дать совершенно механические представления о прежней принадлежности опрашиваемого к той или иной религии. Было бы желательно в инструкции этот вопрос не¬ сколько уточнить, например, дать вопрос „отношение к ре- лигии“. В случае положительного ответа следующий вопрос задается о принадлежности к той или иной определенной ре¬ лигии».4 Все эти усилия этнографов и историков религии нашли воплощение в «Перечне религиозных групп по позициям для переписи 1937 г.». В нем было несколько позиций: «Название религиозной группировки и ее подразделений», «Самоназва¬ 1 Там же. Л. 121. 2 Там же. Л. 79. 3 В. О. Василенко возглавил третий отдел МИР и стал заместителем директора после арестов по делу «троцкистско-зиновьевского блока». А. М. Покровский, бывший заместителем директора МИР при В. Г. Бого¬ разе, также был репрессирован по этому делу. 4 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 61. Л. 10. 51
ние и название», «Среди каких народов встречается», «Район распространения». Основных религиозных групп было де¬ вять. Первое место в перечне занимали православные, среди которых были выделены четыре основные группы: «1) ста¬ роцерковники: тихоновцы, иосифляне, григорьевцы, серафи- мовцы, викторовцы, сергиевцы и др.», 2) обновленцы: живо¬ церковники, древле-апостольская церковь, союз церковного возрождения и др. (большей частью распались)», «3) Автоке- фалисты Украины» и «4) Автокефалисты Грузии». Второе место отводилось армяно-грегорианам, за ними шли католи¬ ки, протестанты разных течений, среди которых выделяли три: лютеране, кальвинисты и англикане. Пятую позицию за¬ нимали иудеи, которые также были разбиты на три группы: ашкинази (два течения: миснагдим и хасиды), караимы и «другие течения, примыкающие к иудаизму» (иудействую- щие и субботники). Далее следовали мусульмане. Седьмая позиция была отведена «буддистам и ламаистам», разделен¬ ным на две группы: ламаисты желтошапочного толка (жел- тошапочники) и фоисты. Следующими шли шаманисты и группы, отделившиеся от них: бурханисты и последователи культа Хэри-мапа. Замыкающие список «прочие религии» включали в себя браманистов, конфуциан, огнепоклонников (парси и гвебры, проживавшие в Баку), а также последовате¬ лей старых патриархально-родовых культов (марийская ку¬ гу-сорта (большая свеча), липопоклонники — удмурты и по¬ следователи «кузьки — мордовского бога»).1 Впрочем, этот перечень не был окончательным, и возник¬ ший в результате долгих споров и переписки с ЦУНХУ «Сис¬ тематический указатель вероучений (религий) и антирелиги¬ озных группировок» существенно отличался от предыдущего варианта. В нем было 12 позиций (групп), в нем старообряд¬ цы «поповского согласия» были отнесены к православным, а «беспоповцы» к «христианам прочих направлений». Группа 1 включала неверующих («синонимы: атеисты, неверие, ате¬ изм; антирелигиозные, антирелигиозники, антихристы, без¬ божники, воинствующие безбожники, свободомыслящие»), безразличных к вопросам веры и сомневающихся («Фило¬ софские мировоззрения: агностики, агностицизм; гуманисты, гуманизм; материалисты, материализм; моралисты, морализм; натуралисты, натурализм; научное мировоззрение; позити¬ 1 Там же. Л. 90—95. 52
висты, позитивизм»). Относительно ареала распростра¬ нения этой группы говорилось, что они «распространены между всеми национальностями и по всей территории СССР». Самой разнообразной была группа 6 «Христиане прочих направлений: сектантство, секты, возникшие на поч¬ ве православия и протестантства», она состояла из множе¬ ства течений старообрядцев «беспоповцев», только «мелких групп» там было указано 18, и у всех были указаны не только самоназвания, но и места проживания, например: «Дыропеки. Проживали в Саратовском крае. (...) Пасхальники. Прожи¬ вали в Черниговской обл. (...) Никудышники. Проживали в Астрахани». Предпоследняя (одиннадцатая) группа вклю¬ чала в себя «прочие и не точно обозначенные религии». В нее попали не только «огнепоклонники», «браманисты» и «язычники», но и сторонники религиозно-философских си¬ стем: деисты, пантеисты, спиритуалисты, мистики, теосо¬ фы, спириты, оккультисты, и последователи «христианской науки».1 Результаты переписи не удовлетворили власть, «гос¬ заказ» оказался не выполненным, результаты переписи силь¬ но расходились с официально озвученным с трибун мнением о состоянии религиозности в стране победившего социализ¬ ма. Меньше чем через три месяца после проведения переписи ее главные организаторы — начальник бюро переписи насе¬ ления Олимпий Аристархович Квиткин и его заместитель Ла¬ зарь Соломонович Брандгендлер (Бранд), который лично за¬ нимался подготовкой комплекса инструкций по пятому пунк¬ ту переписи «религия», были арестованы вместе с другими руководителями ЦУНХУ1 2 и репрессированы, как и множест¬ во статистиков и рядовых переписчиков на местах. Осенью вышло постановление Совнаркома от 25 сентября 1937 года, в котором говорилось, что Всесоюзная перепись 1937 года проводилась «с грубейшим нарушением элементарных основ статистической науки, а также с нарушением утвержден¬ ных правительством инструкций».3 Результаты переписи бы¬ 1 Там же. Л. 112. 2 Макашова В. Н. Из воспоминаний (20—30-е годы) // Вопросы ста¬ тистики. 1996. № 10. С. 78—87. 3 Волков А. Г. Перепись населения 1937 года: вымыслы и правда // Перепись населения СССР 1937 года. История и материалы. Экспресс-ин¬ формация. Вып. 3—5 (ч. II). М., 1990. С. 6. 53
ли признаны недействительными,1 ее материалы засекрече¬ ны, и лишь в конце 1990-х годов исследователи смогли при¬ ступить к их изучению.1 2 Т. В. Чумакова 1 В Заключении специальной комиссии утверждалось: «1. Перепись была организована с нарушением самых элементарных правил. 2. Пере¬ пись была проведена вредительски, имея предвзятой задачей доказать фа¬ шистскую ложь о смерти в СССР от голода и эмиграции из СССР в связи с коллективизацией нескольких миллионов человек. 3. Пропущено при пе¬ реписи, судя по вышеприведенным данным, не менее 4 % населения или около 6.5 млн человек». Цит. по: БлюмА., МеспулеМ.Б. Бюрократиче¬ ская анархия: Статистика и власть при Сталине. М.: РОССПЭН, 2006. С. 109. 2 Жиромская В. Б., Киселев И. Я., Поляков Ю. А. Пол века под грифом «секретно». Всесоюзная перепись населения 1937 года. М.: Наука, 1996.
Н. М. МАТОРИН И ЕГО ГРУППА ПО ИЗУЧЕНИЮ РЕЛИГИИ В конце 20-х—начале 30-х годов прошлого века в Ленин¬ граде существовал довольно широкий круг исследователей, занимавшихся изучением современных религиозных прак¬ тик. Среди них были историки, этнографы и фольклористы. Особая роль в планировании, организации и проведении ис¬ следований «живых» религиозных верований и культов при¬ надлежала общественному деятелю, организатору науки, эт¬ нографу, исследователю религии Николаю Михайловичу Ма- торину (1898—1936). Он родился 5(17) августа 1898 года в с. Первитине Твер¬ ской губернии,1 в имении, принадлежавшем Хвостовым, род¬ ственникам его матери Зинаиды Николаевны. О своем отце в 1927 году Н. М. Маторин писал в Curriculum Vitae: «Отец мой происходит из мещан г. Богородицка Тульской губ., по профессии бухгалтер, прослужил на государственной службе 39 лет и скончался в сентябре 1926 г.».1 2 Отец Н. М. Маторина Михаил Васильевич служил в Генеральном штабе, а позже — в Царском Селе, дослужился до чина штабс-капитана,3 кото¬ рый соответствовал VIII гражданскому чину и давал право на личное дворянство. Маторин закончил Царскосельскую Императорскую Ни¬ колаевскую гимназию с серебряной медалью. После окон¬ 1 Ныне деревня Первитино Лихославльского района Тверской облас¬ ти. Перед революцией 1917 г. деревня принадлежала семейству Хвосто¬ вых. Сохранился трехэтажный дом Хвостовых (сейчас в нем располагает¬ ся школа) и церковь Св. Троицы XVIII в., построенная предыдущими вла¬ дельцами Шишковыми. 2 ПФА РАН. Ф. 233. Он. 2. Д. 100. Л. 4. 3 См.: Решетов А. М. Николай Михайлович Маторин (опыт портрета ученого в контексте времени) // Этнографическое обозрение. 1994. № 3. С. 133. 55
чания гимназии, как писал сам Маторин, он «поступил на историко-филологическое отделение Петроградского универ¬ ситета, где занимался главным образом историей Древнего Востока, но проучился лишь год».1 Весной 1917 года был призван на военную службу в Павловское военное училище, откуда через два месяца уехал добровольцем на фронт (в ию¬ не 1917), но через месяц «по болезни сердца» был отправлен в госпиталь и после полугодового лечения был демобилизо¬ ван. До осени 1918 года занимался репетиторством, давал ча¬ стные уроки латинского и русского языков в бывшей Царско¬ сельской гимназии, а осенью там же, в Детском Селе,1 2 был принят на работу лектором и инструктором по внешкольному образованию в Детскосельский уездный отдел народного об¬ разования. В обязанности Маторина входило чтение лекций на исторические, политические и антирелигиозные темы, кроме того, он вел просветительскую и агитационную работу в Детскосельском гарнизоне. Вступил в ВКП(б) 15 марта 1919 года и был назначен в Лугу заведующим информаци¬ онного подотдела Управления уездного исполнительного ко¬ митета. Там продолжал чтение публичных лекций и сотруд¬ ничал в газете «Лужский вестник». С наступлением Юденича осенью 1919 года Маторин вновь ненадолго оказался в ря¬ дах армии, став инструктором организаторов Политотдела 19-й стрелковой дивизии. Но уже с ноября 1919 года он вплоть до лета 1922 года работает в уездных исполнитель¬ ных комитетах Луги и Гдова, сочетая эту работу с преподава¬ нием обществознания в школе и с журналистской деятель¬ ностью в местных газетах. В 1920 году он женился на Лидии Ильинской, которая работала в Гдовском уездном испол¬ коме.3 Со второй половины 1922 года Маторин в Петрогра¬ де служит секретарем председателя Петроградского Совета и председателя ИККИ Г. Е. Зиновьева.4 В 1923 году был на¬ 1 ПФА РАН. Ф. 233. Оп. 2. Д. 100. Л. 4. 2 Современное название г. Пушкин, до 1918 — Царское Село, с 1918 по 1937 г. — Детское Село, в 1937 г. переименовано в г. Пушкин. 3 См.: Решетов А. М. Трагедия личности: Николай Михайлович Ма¬ торин // Репрессированные этнографы / Сост. Д. Д. Тумаркин. М.: Воет, лит., 2003. Вып. 2. С. 149. 4 ИККИ — Исполнительный комитет Коммунистического Интерна¬ ционала, руководящий орган Коминтерна. Г. Е. Зиновьев возглавлял Ис- 56
значен заместителем заведующего Агитационно-пропаган¬ дистским отделом Петроградского губернского комитета РКП(б). В 1923—1925 годах Маторин работает научным сотрудником НИИ марксизма и занимает видное место в партийной орга¬ низации Ленинграда. С 1924 по 1926 год он — ответствен¬ ный секретарь Ленинградского рабочего общества смычки (РОС) города с деревней,1 а также член шефской комиссии ЦК ВКП(б). Очевидно, в это время Маторин и начинает инте¬ ресоваться, а затем и серьезно заниматься изучением народ¬ ной религиозности.* 1 2 Одновременно Н. М. Маторин начинает преподавать, как тогда было принято, в нескольких вузах: в Петроград¬ ском коммунистическом университете, где в 1923—1925 го¬ дах читал курсы «Исторический материализм» и «Агитпроп- работа»; в Технологическом институте он читал «Основы ленинизма», а в Петроградском коммунистическом универ¬ ситете им. Зиновьева (Ленинградском коммунистическом университете) вел специальный семинарий по изучению со¬ временной деревни.3 Его работа в провинции и деятельность в РОС привели к тому, что он стал специалистом по деревне. Он разрабатывает учебный курс «Работа в деревне», который читал в Коммуниверситете, Институте политпросветработы им. Н. К. Крупской (1924—1925), в Областной совпартшколе (1923—1925) и в Географическом институте, в 1925 году пе¬ реименованном в географический факультет ЛГУ (1923— 1925). Маторин состоял членом Комиссии по изучению де¬ ревни при Ленинградском бюро Секции научных работников (СНР) профсоюза работников просвещения. С 1923 года за¬ нимался научной работой в НИИ, созданном при Петроград¬ ском коммунистическом университете в 1922 году. полком Коминтерна с 1919 по 1925 г. и одновременно занимал (до 1926) должность председателя исполкома Петросовета. 1 Общество смычки города с деревней было создано в Петрограде в 1923 г.; в его задачи входило проведение культурной работы среди дере¬ венского населения. Ликвидировано в 1927 г. Документы общества хра¬ нятся в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга и Цент¬ ральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петер¬ бурга. 2 См.: ПФА РАН. Ф. 233. Оп. 2. Д. 100. Л. 6. 3 Архив Института истории материальной культуры РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 420. Л. 8. 57
Сразу после того как Г. Е. Зиновьева, выступившего про¬ тив Сталина на XIV съезде партии (18—31 декабря 1925) от имени «новой оппозиции», сняли с должности председателя Ленсовета и руководителя Коминтерна, Маторин также был лишен всех своих постов в Ленинграде и отправлен на работу в органы народного образования Псковской области. С марта 1926 года Маторин руководит Псковским губернским отде¬ лом народного образования, а с августа 1926-го заведует от¬ делом народного образования в небольшом городке Себеж. Там он увлеченно занимается краеведением, пишет «Исто¬ рию Себежского края».1 Осенью 1927 года Маторин переехал в Казань, где стал заведующим бюро самообразования при Народном комис¬ сариате просвещения Автономной Татарской ССР, где ему было поручено заняться антирелигиозной работой. В 1928 го¬ ду он писал: «В Приволжье и Прикамье мы встречаем крайне пестрый состав населения. Этим объясняется и весьма слож¬ ный религиозно-бытовой переплет. „Язычники“ разных на¬ циональностей, „староверы41 всевозможных толков, право¬ славные (тихоновцы, обновленцы, автокефалы), сектанты старые и новые (от хлыстов до евангелистов), мусульмане — да где еще, кроме Кавказа и Сибири, найдем мы подобное „смешение языков44!»1 2 Маторин понял, что это направление идеологической работы требует больших знаний, что для того чтобы «правильно наметить вехи антирелигиозной про¬ паганды, нужно провести исследовательскую работу», и эта исследовательская работа в области народной религиозности стала главным делом его короткой научной биографии.3 За год пребывания в Казани им была написана книга «Религия у народов Волжско-Камского края», которая стала первым 1 Объем рукописи, по свидетельству самого Маторина, был 8—9 ав¬ торских листов, место хранения неизвестно. О рукописи он сообщает в не¬ скольких Curriculum Vitae. См., например: АИИМК. Ф. 2. Оп. 3. Д. 420. Л. 8. 2 Маторин Н. М. Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь. Язычество. Ислам. Православие. Сектантство. М.: Безбожник, 1929. С. 5. 3 См.: Носова Г. А. Маторин как исследователь религии (К 70-летию со дня рождения) // Вопросы научного атеизма. М.: Мысль, 1969. Вып. 7. С. 366—388; Решетов А. М. Н. М. Маторин. (Опыт портрета ученого в контексте времени) // Этнографическое обозрение. 1994. №3. С. 132— 155. 58
большим советским исследованием по антропологии религии и первой попыткой выработки исследовательской стратегии в деле исследования народной религиозности. Разделы этой книги посвящены религиям коренных народов (удмуртов, мари, чувашей), а также народной религиозности в исламе (раздел «Мусульманское язычество») и в православии (раз¬ дел «Православное язычество»1). Изучение современных религиозных практик стало важнейшим направлением его ис¬ следований. В 1929 году Николай Михайлович писал: «Под¬ готовляю к печати большую работу о православии с этно¬ графической точки зрения».1 2 Эта работа вылилась в серию статей на тему «Православие как производственный культ»,3 а спустя два года вышли из печати брошюра и книжка.4 Маторин очень хотел вернуться в Ленинград. Это стало возможным, когда появилось предложение о работе и был ре¬ шен вопрос о его членстве в партии.5 Маторин хотел вернуть¬ 1 Кавычки в названии раздела были поставлены Маториным, который рассматривал термины «двоеверие» и «православное язычество» как не¬ корректные и, используя их, закавычивал. Позже он использовал выраже¬ ние «православный анимизм», а затем начал вводить в научный оборот по¬ нятие «синкретизм», считая, что существует религиозный синкретизм трех типов: сохранение (или, как тогда говорили, «переживание») более архаических (примитивных) культов в более сложных — анимизма, фети¬ шизма и магии в буддизме, христианстве и исламе; влияние более поздних мировых религий на архаические верования и практики, например воздей¬ ствие буддизма или христианства на шаманизм; смешение отдельных представлений и культовых действий нескольких мировых религий, на¬ пример мусульманства и буддизма. 2 АИИМК. Ф. 2. Оп. 3. № 420. Л. 9. 3 Маторин Н. М. Православие как производственный культ // Анти¬ религиозник. 1929. № 5. С. 20—27; № 7. С. 76—85; № 8. С. 54—62. 4 Маторин Н.М. 1) Православный культ и производство. М.; Л.: ОГИЗ-«Московский рабочий», 1931; 2) Женское божество в православном культе: Пятница-Богородица. (Очерк сравнительной мифологии). М.: ОГИЗ-«Московский рабочий», 1931. 5 Н. М. Маторин состоял в ВКП (б) с 1919 г. А. М. Решетов в своей статье «Н. М. Маторин. (Опыт портрета ученого в контексте времени)» указывает, что в декабре 1927 г. «за фракционную деятельность (активное участие в зиновьевской оппозиции) он был исключен из партии, но в авгу¬ сте 1928 г. ЦКК ВКП(б) восстановлен по личному заявлению, с учетом пе¬ рерыва» («Этнографическое обозрение». 1994. № 3. С. 135). Однако в лич¬ ном листке, заполненном при оформлении в ГАИМК в 1929 г., на 30-й во¬ прос анкеты «Подвергался ли партвзысканиям за время пребывания в ВКП (б)?» Маторин собственноручно написал: «По сути взысканий не 59
ся в университет, где с 1924 года на этнографическом отделе¬ нии Географического института читал курс по общественной работе в деревне. Видимо, ранней весной 1928 года Мато- рин приезжал в Ленинград и имел на эту тему разговор с В. Г. Богоразом. 21 апреля 1928 года он пишет Богоразу из Казани: «По приезде в Казань я принял работу по линии ан¬ тирелигиозной пропаганды, и меня захлестнула „пасхальная кампания”, которой нужно было руководить. Теперь горячка прошла, и я в состоянии написать Вам о соображениях своих по поводу работы на этнографическом отделении».1 Он пи¬ шет о том, что ректор ЛГУ М. В. Серебряков против его воз¬ вращения возражать не будет, так как «перед отъездом я слу¬ чайным образом встретил М. В. Серебрякова и сообщил ему о своих планах, к которым он отнесся с видимым сочувст¬ вием. Поэтому я полагаю, что с его стороны, как ректора Ун[иверсите]та, я могу рассчитывать на содействие».* 1 2 «Что же касается увязки вопроса по партийной линии, — пишет Маторин, — заявление о переводе в Ленинград по этой линии я подал в июле».3 К письму Маторин приложил разработан¬ ные им программы курсов по этнографии, в том числе курса «Краеведческие и этнографические предпосылки советского строительства». Маторин отмечал, что сейчас его «интересу¬ ет сильнее всего две группы вопросов: ^распространение культуры на Восточно-Европейской равнине, конкретно — у финнов и славян; 2) вопросы религиозного быта этих наро¬ дов. (...) Зимой я полагаю усиленно заняться 1) изучением славянской религии и народных верований современных; 2) финно-угорским языкознанием».4 К началу осеннего семестра 1928 года Николай Михайло¬ вич снова в Ленинграде. Он становится доцентом ЛГУ, а в имел. В 1928 году с января по июль вне партии» (АИИМК. Ф. 2. Оп. 3. № 420. Л. 1 об.). Маторин подчеркивал, что по существу взысканий не имел, что был просто «вне партии». И не до августа 1928 г., как указывал в статье Решетов, а до июля. 22 июня 1928 г. решением ЦКК был восстанов¬ лен в партии Г. Е. Зиновьев. Сразу после этого Маторин смог написать за¬ явление в ЦКК о восстановлении в партии, был восстановлен и смог вер¬ нуться в Ленинград к началу учебного года. 1 АИИМК. Ф. 250. Оп. 5. Д. 123. Л. 2. 2 Там же. 3 Имеется в виду июль 1927 г., когда Маторин еще не был исключен из партии. Но тогда он из Себежа был направлен не в Ленинград, а в Казань. 4 АИИМК. Ф. 250. Оп. 5. Д. 123. Л. 2. 60
1931 году — профессором. Для студентов руководимого им цикла по истории религии,1 отрывшегося осенью 1928 года на историческом отделении факультета языкознания и мате¬ риальной культуры (ямфака) ЛГУ,1 2 он преподает курсы «Современное состояние религии в СССР» и «Древнейшие формы религиозных верований у народов СССР». Одновре¬ менно на этнографическом отделении геофака он препода¬ ет три курса: «Двоеверие в русской деревне» (на четвертом курсе, для восточнославянского цикла), «Методика антире¬ лигиозной пропаганды», «Советское строительство среди ма¬ лых и отсталых народностей» и на антропологическом отде¬ лении геофака — курс «История развития общественных форм». Программы подготовленных Н. М. Маториным учебных курсов показывают, что он считал необходимым тщательное изучение религиозной повседневности и культовой практики в сочетании с углубленным штудированием исследований в области фольклора и этнографии. Он считал необходимым знание истории религий, специфических особенностей от¬ дельных религиозных верований и практик, изучению кото¬ рых уделял значительное время даже в курсе по методике ан¬ тирелигиозной работы. В программе специального курса «Двоеверие в деревне» (1928) указаны в качестве тем семи¬ нарских занятий те проблемы, которые обсуждались тогда в современной западной науке, изучением которых Маторин 1 С 1928/29 учебного года на Ямфаке ЛГУ был открыт цикл (отделе¬ ние) истории религий. Обучение было рассчитано на четыре года. Студен¬ ты помимо общеобразовательных дисциплин и углубленного изучения проблем марксизма изучали на I курсе — основы мироздания, основы биологии, введение в историю религии; на II курсе — средиземноморские религии, религии Древнего Востока, курсы «Библия в свете восточных культур», «Эволюция религиозных верований», «Современное состояние религии в СССР», «Древнейшие формы верований у народов СССР»; на III курсе — дисциплины: «История раннего христианства», «История вос¬ точного христианства», «Религии Индии». Для чтения лекций были при¬ глашены ведущие профессора ЛГУ, среди которых были Б. Л. Богаевский, В. Г. Богораз, Е. Г. Кагаров, Л. И. Крачковский, И. Г. Франк-Каменец¬ кий и др. 2 В 1929 г. факультет языкознания и материальной культуры ЛГУ был переименован в историко-лингвистический факультет ЛГУ, а в 1930 г. выведен вместе с другими гуманитарными факультетами из ЛГУ и существовал как ЛИЛИ, а потом — ЛИФЛИ до 1937 г., пока не вернулся в состав ЛГУ как филологический факультет. 61
занимался и к разработке которых привлек большое количе¬ ство исследователей, создав специальную группу по изуче¬ нию народной религиозности. Доцент ЛГУ Маторин в лекци¬ онной части курса «Двоеверие в деревне» предлагал сту¬ дентам следующие темы: «Вопросы научной терминологии. Источники. Литература вопроса: Щапов, Афанасьев, Весе¬ ловский и его школа, Никольский, М. Покровский. Совре¬ менные работы. Подход историка и этнографа к вопросу о „двоеверии“. (...) Русское двоеверие как частный случай ре¬ лигиозного синкретизма. Религиозный синкретизм и его роль при возникновении христианства и ислама. Религиозный син¬ кретизм в Западной Европе («двоеверие» на кельтской, гер¬ манской и романской почве; Бретань, Южная Италия и т. д.). Различные виды религиозного синкретизма в СССР (смеше¬ ние шаманизма с православием, с буддизмом; смешение язы¬ ческих и мусульманских элементов; «троеверие» и т. д.; язы¬ чество и религиозное сектантство). Распространение христи¬ анства на Руси. Борьба волхвов с новой верой. Византийское наследие и славяно-финское язычество. Параллели. Пути амальгирования. Процесс образования „двоеверия“. Субстан¬ ция — замена языческих духов христианскими божества¬ ми».1 Во второй части курса темами для «семинарской прора¬ ботки» (на 18 семинарских занятиях) были: «Религиозно-бы¬ товая карта Ленинградской области»; «Языческие боги и пра¬ вославные святые»; «Православие как производственный культ» (с подтемой — сельскохозяйственные, календарные и церковные праздники); «Рождение, жизнь и смерть человека, их отражение в православном культе»; «Религиозная медици¬ на»; «Русское кликушество», «Юродивые и блаженные в ис¬ тории русского православия», «Почитание священных источ¬ ников, камней, деревьев и пещер в православном культе», «Мощи и реликвии святых в православном культе»; «Икона в православном культе»; «Жертвоприношение в православном культе»; «Паломничество в религиозном быту»; «Отложение христианской эпохи в колдовстве и знахарстве»; «Представ¬ ления о душе, о страшном суде и об антихристе в бытовом православии»; «Взгляд крестьянина на православное духо¬ венство до революции и в наши дни»; «Религиозные легенды в советской деревне»; «Современное деревенское безбожие». Обращает на себя внимание тот факт, что уже в 1928 году он 1 АРАН. Ф. 355. On. 1 а. Д. 88. Л. 111. 62
предлагал в курсе для студентов «разбор программы для со¬ бирания материалов по двоеверию»,1 это означает, что про¬ грамма им уже была составлена. Скорее всего, ее первый вариант он разработал при проведении собственных иссле¬ дований в 1927 году, когда работал в Казани. В 1931 году Н. М. Маторин возглавил кафедру истории религии Ленин¬ градского университета, а затем — отделение по истории религии выделившегося из ЛГУ Ленинградского института истории, философии и лингвистики (ЛИФЛИ). Осенью 1928 года, начав преподавать в ЛГУ, Маторин создает научно-исследовательскую группу по изучению бы¬ товой религиозности или, как тогда говорили, секцию по «изучению истории культов». В регулярных научных заседа¬ ниях этой секции принимали участие студенты разных отде¬ лений, аспиранты, преподаватели ленинградских вузов, со¬ трудники научных учреждений, прежде всего Академии наук, работники музеев, а также члены Ленинградского отде¬ ления Бюро краеведения1 2 и Союза воинствующих безбожни¬ ков, областной Совет которого Маторин возглавил в начале 1929 года. Основной костяк группы составляли ближайшие сотрудники и ученики Маторина, а также исследователи, за¬ нимавшиеся проблемами религии, этнографии и фольклора. Многие участники обсуждений и докладчики специально приезжали из разных регионов страны. Группа несколько раз меняла свое название и место «прописки» в зависимости от того, как было удобно ее ру¬ ководителю, работавшему, как и многие ученые в те годы, в нескольких учреждениях одновременно. Из ЛГУ заседания группы переместились сначала в Государственную Акаде¬ мию истории материальной культуры (ГАИМК), куда в ав¬ густе 1929 года Маторин был зачислен на работу в качестве научного сотрудника, затем — в ИПИН (Институт по изуче- 1 Там же. 2 ЦБК возглавляли академик С. Ф. Ольденбург (1922—1927) и П. Г. Смидович (с 1927). По сфабрикованному ОГПУ «академическому делу» в 1929—1931 гг. прошли аресты краеведов по всей стране, в том числе и в Ленинграде. В начале 1930 г. произошла «чистка» аппарата ЦБК, а в мае 1930-го было ликвидировано его Ленинградское отделение. ЦБК было окончательно ликвидировано в 1937 г. См.: Филимонов С. Б. Краеведение и документальные памятники (1917—1929 гг.). М., 1989; Со¬ болев В. С. Академия наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. Т. 70. № 6. С. 535—541. 63
нию народов СССР),1 где Маторин стал заместителем дирек¬ тора, а с сентября 1934 года — группа перешла «под крыло» Музея истории религии АН СССР и стала называться «Сек¬ ция по изучению религий народов СССР». В работе секции Маторина по изучению истории культов начиная с 1929 года принимал активное участие студент (с осени 1925 года) восточно-славянского цикла этнографи¬ ческого отделения географического факультета ЛГУ Алек¬ сандр Арсеньевич Невский1 2 (1898—1980). Он интересовался религиозным синкретизмом, прежде всего «православным язычеством», и слушал курс лекций «Современное состояние религии в СССР» у Н. М. Маторина вместе со студентами цикла по истории религии. Именно ему Маторин и поручил работу секретаря секции истории культов. В обязанность Невского входило оповещение о программе и дате заседаний, а также ведение протоколов.3 В августе 1929 года Маторин был приглашен на работу в качестве научного сотрудника разряда этнографии в Госу¬ дарственную Академию истории материальной культуры (ГАИМК), затем стал заведовать этим разрядом и создал при нем специальную комиссию по составлению религиозно-бы¬ товой карты СССР. Деятельность секции по истории культов оказалась тесно связана с работой этой специальной комиссии ГАИМК. На научных заседаниях комиссии было прочитано несколько докладов по проблемам изучения народной религиозности теми докладчиками, которые участвовали и в работе сек¬ ции: «Принципы составления религиозно-бытовой карты» (Н. М. Маторин), «Карточка сведений об объекте культа» (А. А. Невский), «Мольбища (экскурсия в область языческих верований Новгородской земли)» (Н. И. Репников), «Доис¬ торические жертвенные места Камско-Уральского края» 1 См.: Худяков М. Г. Из опыта ленинградских этнографов. Институт по изучению народов СССР (ИПИН) // Этнография. 1930. № 4. С. 85—86; Шахнович М. И. Вторая пятилетка этнографической работы МАЭ и ИПИН Академии наук СССР и Этнографического отдела Государственного Рус¬ ского музея // Советская этнография. 1932. № 5—6. С. 204. 2 В 1936 г. А. А. Невский был арестован как член «контрреволюцион¬ ной группы Маторина», вернулся в Ленинград только в 1958 г. 3 Эти протоколы, написанные рукой Невского, были обнаружены М. М. Шахнович в Санкт-Петербургском отделении Архива РАН в январе 2012 г. См. ниже раздел «Документы». 64
(А. В. Шмидт), «Новгородские святые» (А. И. Семенов), «Древнерусские кресты и образки с изображениями магиче¬ ского значения» (Н. В. Малицкий), «Культ святых по матери¬ альным памятникам бывшей Санкт-Петербургской епархии» (А. А. Невский), «Псковские святыни и их социальная роль» (А. И. Васильев). Картографирование было предложено производить преж¬ де всего по Ленинградской области, Северному Кавказу, ЦЧО, Поволжью. Составление аналогичных карт по Запад¬ ной, Московской, Ивановской областей, Белоруссии и Украи¬ не было предложено московским этнографам и исследовате¬ лям соответствующих областных центров.1 Маторин считал, что научная цель подобной большой работы — анализ рели¬ гиозного синкретизма в Восточной Европе и Азии, а затем та¬ кая работа должна быть развернута и по Западной Европе. По его мнению, религиозно-бытовые карты могут иметь раз¬ личный характер: карты распространения тех или иных ве¬ рований вообще, карты отдельных специфических культов, карты с нанесенными на них культовыми объектами, карты «святынь». Именно этот последний тип карт и представлял, с точки зрения Маторина, наибольший исследовательский ин¬ терес. Он считал, что такие карты показывают сохранение старых культов в христианстве в бытующих реально-синкре¬ тических формах. На такую карту должны быть нанесены мо¬ настыри, церкви, кресты, кладбища, часовни, священные ро¬ гули, почитаемые деревья, источники и прочие предметы и места, связанные с чудесами, легендами и поверьями.1 2 В архиве ИИМК сохранились очень интересные материа¬ лы, рассказывающие о деятельности по составлению религи¬ озно-бытовых карт. В разные регионы страны отправлялись письма примерно такого же содержания, как это письмо в Ка¬ лужский музей местного края, отправленное 13 декабря 1929 года: «Этнографический разряд Государственной Ака¬ демии истории материальной культуры поручает сотруднику 1 Сохранились сообщения с мест; например, в письме из Архангель¬ ска в Комиссию по составлению религиозно-бытовой карты сообщалось, что изъявили желание участвовать в составлении такой карты по Черепо¬ вецкому округу кооператор, учитель и почтальон (АИИМК. Ф. 2. 1929 год. № 13. Дело Разряда этнографии. Отчет за 1928—1929 гг. Л. 14). 2 Из опыта ленинградских этнографов (разряд этнографии ГАИМК после реорганизации) И Этнография. 1930. №4. Без подписи. С. 81— 85. 65
М. Е. Шереметьевой1 собирание по Калужскому краю мате¬ риалов, необходимых для составления религиозно-бытовой карты СССР, особенно сведений о местах религиозного куль¬ та (в частности, о почитаемых источниках, деревьях, камнях), центрах паломничества. Собирание указанных материалов и составление религиозно-бытовых карт в краевом масштабе необходимо не только в целях чисто научных, но и в целях ориентировки лиц, ведущих антирелигиозную работу в пре¬ делах края. Подробная программа собирания материалов будет выслана в непродолжительное время».1 2 Речь шла о «Программе по изучению бытового православия», составлен¬ ной Н. М. Маториным и А. А. Невским и опубликованной в издательстве ЦБК.3 Программа пользовалась очень боль¬ шой популярностью, выпущенного тиража явно не хватало, она расходилась в разные концы страны.4 Так, сохранилось письмо, в котором Этнографическая комиссия Всеукраин- ской Академии наук сообщает, что в № 15 Бюллетеня Этно¬ графической комиссии будет напечатана информация и рефе¬ рат «Программы по изучению бытового православия».5 Деятельность секции по изучению культов в ГАИМКе продолжалась около двух лет. А. А. Невский опубликовал краткую справку о ней в журнале «Советская этнография». Он писал: «Группа изучения культов составлена из работни¬ ков отдельных секторов ГАИМК (главным образом, сектора архаической и сектора феодальной формации) и разных спе¬ циальностей (кроме вещеведов-археологов, здесь много этно¬ графов, есть лингвисты и историки-источниковеды), некото¬ рые специальности в отдельных участниках группы совме¬ щаются. В работу вовлечены также исследователи из других 1 Участвовала в заседаниях секции. 2 АИИМК. Ф. 2. 1929 год. № 13. Дело Разряда этнографии. Отчет за 1928—1929 г. Л. 1—1 об. 3 См. ниже раздел «Документы». 4 Имеется несколько записок примерно одинакового содержания: «В центральное бюро краеведения. Для Разряда этнографии ГАИМК и Ко¬ миссии по составлению религиозно-бытовой карты СССР необходима „Программа по изучению бытового православия”. Просим выдать 100 эк¬ земпляров. Ученый секретарь И. Мещанинов. Управделами В. Миханко- ва» (АИИМК. Ф. 2. 1929 год. № 13. Дело Разряда этнографии. Отчет за 1928—1929 гг. Л. 18). 5 АИИМК. Ф. 2. 1929 год. № 13. Дело Разряда этнографии. Отчет за 1928—1929 гг. Л. 17. 66
учреждений (ИПИН, МАЭ, Археологической комиссии и др.), а также работники местных краеведческих музеев, время от времени делающие сообщения о своей работе. Размежевы¬ ваясь в части изучения верований с антирелигиозной секцией Ленинградского отделения Комакадемии, ставящей доклады методологического и обобщающего характера, и с Институ¬ том по изучению народов ИПИН, изучающим современные верования народов СССР независимо от того, связаны ли они с материальными памятниками, — группа по изучению истории культов необходимо контактирует свою работу с этими учреждениями. (...) Теснейшие связи имеет группа с Русским музеем, Музеем истории религии Академии наук,1 Историко-лингвистическим институтом — по двум отделе¬ ниям последнего: антирелигиозному и этнографическому. Наконец, естественна увязка работы группы с активом пропа- гандистов-антирелигиозников Леноблсовета СВБ, Антирели¬ гиозного рабочего университета, Дома Безбожника, Государ- ственного Антирелигиозного музея, хотя пока эти учрежде¬ ния мало втянуты в жизнь группы».1 2 С осени 1930 по июнь 1931 года группа на своих заседа¬ ниях заслушала и обсудила пятнадцать докладов: «Культ женских божеств в свете яфетической теории» (Н. М. Мато- рин); «Заветные рощи Вологодского края» (А. А. Невский); «Магическая функция примитивных орудий» (Д. К. Зеленин); «Пйры Азербайджана» (доклад И. И. Мещанинова и содо¬ клад Ю. А. Никитина); «Животноводческая магия в Лужском крае» (Н. Ф. Куразов); «Духи-покровители в верованиях северо-восточных («черневых») алтайцев» (А. И. Новиков); 8) «Древнерусские культы сельскохозяйственных святых в их отношении к культам византийским по памятникам ис¬ кусства» (Н. В. Малицкий); «Культ женщины в палеолите» (П. П. Ефименко); «Культ дов у лопарей» (М. Ю. Пальвадре); «Апокрифические элементы в требнике XV в. из бывшего архива Синода» (А. И. Васильев); «Космические представ¬ ления в памятниках материальной культуры Волжско-Кам¬ ского края» (М. Г. Худяков); «Русские юродивые» (Н. М. Ма- торин); «Чтимые места Минецкого района Ленинградской 1 Музей находился еще в стадии формирования и не был открыт. 2 Невский А. Работа группы по изучению истории культов Государст¬ венной академии истории материальной культуры // Советская этногра¬ фия. 1931. № 1—2. С. 169. 67
области» (Е. Р. Лепер); «Дохристианские культовые места в Пскове» (А. И. Васильев); «Культ Георгия у хевсуров» (В. В. Ломиа1). В январе 1930 года Н. М. Маторин был назначен замес¬ тителем председателя Комиссии по изучению племенного состава народов России (КИПС), которая спустя месяц была преобразована в Институт по изучению народов СССР (ИПИН).1 2 Вновь созданный институт получил часть функций акаде¬ мической Комиссии экспедиционных исследований (КЭИ3), от нее к ИПИН перешло руководство комплексными экспе¬ дициями по изучению антропологии и этнографии, понимае¬ мых достаточно широко. Предполагалось, что в своей дея¬ тельности ИПИН должен ориентироваться «на увязку с по¬ требностями местного населения и на изучение современного быта реконструируемого периода».4 Во главе ИПИН был поставлен академик Н. Я. Марр, а Н. М. Маторин был назна¬ чен его заместителем. В качестве заведующих секторами ИПИН были привлечены С. Н. Быковский, В. Г. Богораз-Тан, А. К. Супинский и В. В. Бартольд. Сотрудники ИПИН не только обрабатывали собранные в экспедициях фольклорные материалы, но и планировали создание этнографического и фольклорного хранилищ, а также издание атласов, карт, спра¬ вочников, библиографических работ, сводных корпусов по фольклору и этнографии народов СССР и издание «этногра¬ фической многотомной энциклопедии».5 Одной из основных задач ИПИН было изучение народной религиозности. В сентябре 1932 года научные заседания секции по изу¬ чению культов были перенесены из ГАИМК в ИПИН. Было 1 В. В. Бардавелидзе-Ломиа. 2 Если функции КИПС сводились, главным образом, к составлению этнографических карт, то основной задачей ИПИН стало изучение процес¬ сов перехода к коллективным формам хозяйства. Перед ИПИН была по¬ ставлена задача изучения религиозного быта в национальных районах и областях, а также в регионах распространения сектантства. 3 КЭИ была преобразована в Совет по изучению естественно-произ¬ водительных сил (СЕПС) Академии наук. 4 Худяков М. Г. Из опыта ленинградских этнографов. Институт по изучению народов СССР (ИПИН). С. 85—86. 5 Шахнович М. И. Вторая пятилетка этнографической работы МАЭ и ИПИН Академии наук СССР и Этнографического отдела Государственно- го Русского музея // Советская этнография. № 5—6. 1932. С. 204. 68
решено, что исследования и заседания, отражающие эти ис¬ следования, будут проводиться по двум направлениям: изу¬ чение бытового православия и изучение религии народов СССР. Однако с сентября 1932 по сентябрь 1934 года прохо¬ дили заседания только по первому направлению, постепенно превратившемуся в направление по изучению религиозного синкретизма. 12 октября 1930 года Н. М. Маторина на Общем собрании Академии наук выбирают на пост директора Музея антро¬ пологии и этнографии. В музее начинается активная работа по реэкспозиции, открываются новые выставки. В 1930 году в Русском музее открывается Этнографический театр, работой которого руководил Н. М. Маторин совместно с В. Н. Все- вол одским-Гернгроссом,1 концепция «живого» музея Герн- гросса1 2 была очень близка Маторину. Музеем нового типа стал для него и Музей истории религии АН СССР, в органи¬ зации которого Маторин принимал участие, начиная с Анти¬ религиозной выставки в Эрмитаже, всячески помогая в этой работе В. Г. Богоразу. Маторин с 1931 года возглавлял музей¬ ный совет при Президиуме АН,3 выступал с докладами о на¬ учной работе в музеях. Так, в 1932 году в Ленинграде, в по¬ мещении Минералогического музея, на совещании музеев он выступил с докладом «Научная работа этнографических и ар¬ хеологических музеев».4 В 1931—1933 годах Маторин редак¬ тирует множество коллективных трудов и учебных пособий, а в 1931 году становится ответственным редактором журнала «Советская этнография».5 В 1933 году произошло слияние ИПИН и МАЭ, и 15 фев¬ раля этого же года был создан Институт антропологии и этнографии АН СССР. Его первым директором стал Н. М. Маторин. В составе ИАЭ были организованы три сек¬ ции: этнографическая (руководитель Н. М. Маторин), антро¬ пологическая (Б. Н. Вишневский), фольклорная (М. К. Аза- 1 Решетов А. М. Трагедия личности: Николай Михайлович Маторин. С. 156. 2 Подробнее см.: Пушкарев В. Г. Культурный потенциал современ¬ ного фольклорного театра. Автореф. дис. ... канд. культурологии. СПб., 2011. 3 ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 1-1931. Д. 31. Л. 25. 4 Там же. Оп. 1-1932. Д. 36. Л. 376. 5 Советская этнография. 1931. № 1—2. С. 1—2. Ответственным ре¬ дактором этого журнала Маторин был до конца 1933 г. 69
довский).1 А. М. Решетов приводит свидетельства того, что Маторин создал в ИАЭ нормальные условия для плодотвор¬ ной работы и маститых ученых, и молодых специалистов. От¬ четы о работе МАЭ за 1930—1932 годы и ИАЭ за 1933 год — годы директорства Н. М. Маторина — свидетельствуют об организации разносторонней научной деятельности в кол¬ лективе, «без излишнего шараханья в конъюнктурщину».1 2 К сожалению, «к концу 1933 г. практическая деятельность Н. М. Маторина на посту директора вновь организованно¬ го ИАЭ уже не устраивала определенные руководящие, прежде всего идеологические, органы. Против него велась открытая и скрытая борьба, плелись интриги, что и заставило Н. М. Маторина подать заявление об уходе с поста директора института. (...) Конечно, с точки зрения академической нау¬ ки может показаться логичным назначение на пост директора Института в системе АН СССР академика, в данном случае академика И. И. Мещанинова. Вне всякого сомнения другое: при новом директоре явно для усиления идеологического влияния и контроля специально учреждается должность за¬ местителя директора, на которую назначается специалист по марксизму и опытный кадровик А. А. Бусыгин».3 23 де¬ кабря 1933 года на заседании президиума Академии наук Н. М. Маторин был освобожден от должности директора Му¬ зея антропологии и этнографии и с 1 января 1934 года4 был переведен на должность старшего специалиста. В феврале 1934 года исследовательская группа во главе с Маториным попросилась «под крыло» Музея истории рели¬ гии АН СССР. По предложению В. Г. Богораза ее официаль¬ ной темой становится изучение религий народов СССР. В мартовском номере журнала «Советская этнография» за 1934 год был опубликован краткий отчет А. А. Невского о деятельности Секции по изучению религиозных верований народов СССР при Музее истории религии Академии наук с октября 1931 по март 1934 года. Невский отмечает, что сек¬ ция — преемница группы по изучению культов, функциони¬ рующей с лета 1931 года в составе ГАИМК, а затем ИПИН. 1 Отчет АН за 1933 г. Л., 1934. С. 218. 2 Решетов А. М. Н. М. Маторин (опыт портрета ученого в контексте времени). С. 145. 3 Там же. 4 ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 1-1933. Д. 15. Л. 223 об. 70
Он пишет, что задачей секции является изучение истории и современного состояния «пережиточных религиозных культов» в СССР, генезис которых относится к родовому и феодальному обществу, изучение синкретических культов, представляющих «результат скрещивания остатков дохрис¬ тианских, добуддистских и доисламских культов с религия¬ ми более сложных систем», «изучение процессов отмирания этих религиозных культов в связи с ликвидацией много¬ укладное™ экономики СССР на основе социалистического строительства и культурной революции».1 За отчетный пери¬ од прочитано двадцать восемь докладов и подготовлено три сборника трудов: по вопросам религиозного синкретизма, по верованиям сельских жителей Ленинградской области, по старообрядчеству. В начале 1934 года появился московский филиал сек¬ ции, созданный при Центральном антирелигиозном музее, руководителем этого московского отделения стал тоже Н. М. Маторин. Невский рассказывает в отчете о планируе¬ мых экспедициях во второй половине марта и в апреле 1934 года по маршруту Калинин—Москва—Арзамас—Са¬ ранск—Казань—Чебоксары—Москва, летом этого же года — в Мордовию и ЦЧО. В октябре 1934 года директор Музея истории религии АН СССР В. Г. Богораз пишет в служебной записке в Коми¬ тет по ученым и учебным учреждениям ЦИК о работе груп¬ пы Маторина: «Секция сосредоточила свое внимание глав¬ нейшим образом на изучении вопросов религиозного синкре¬ тизма и привлекла ряд историков религии, этнографов, археологов и фольклористов к своей работе. Кроме этого, секцией создана значительная сеть корреспондентов — науч¬ ных работников по СССР, особенно в национальных респуб¬ ликах и областях, с которыми поддерживается живейшая и постоянная связь. Филиалы секции созданы в Москве (при Центральном антирелигиозном музее), в Калинине, Вороне¬ же, Чебоксарах. Секция продолжает многолетнюю работу по составлению так наз. религиозных бытовых карт различных районов страны (чувашские кереметы, осетинские дзуары, дохристианские мольбища на территории Ленинградской, 1 Невский А. А. Секция по изучению религиозных верований народов СССР при Музее истории религии Академии наук // Советская этногра¬ фия. № 3. 1934. С. 106. 71
Московской, Воронежской, Северной обл. и т. д.). Секцией подготовлена из докладов, прочитанных на ее собраниях, два сборника статей „Религиозный синкретизм44 (20 печ. лист.) и „Религиозные верования в Ленинградской области44 (12 печ. лист.). Члены секции в 1934 г. принимают участие в научных экспедициях и командировках по изучению религиозных верований на местах — в Ленинградской, Московской, Во¬ ронежской обл., Мордовии, Чувашии, Таджикистане и др. Собранные материалы будут отражены в дальнейшей работе секции. Обобщающий доклад руководителя секции проф. Н. М. Маторина „Восточно-Европейский религиозный син¬ кретизм44 был сделан 9 июня с. г. на заседании исторической комиссии АН СССР и печатается в № 4 „Исторического сборника44 АН».1 Несмотря на освобождение от должности директора ИАЭ, Маторин продолжал активно работать, проводить засе¬ дания группы по изучению народной религиозности, зани¬ мался научными исследованиями, планировал экспедиции. 1934 год был очень тяжелым для ленинградских ученых, продолжались начавшиеся в 1933 году аресты по «делу сла¬ вистов»,1 2 но после убийства 1 декабря 1934 года С. М. Киро¬ ва кроме этого было запущено «дело троцкистско-зиновьев- ского блока», по которому были привлечены все, кто ког¬ да-либо сотрудничал с Зиновьевым или Троцким, а также все те, кто входил в их окружение. 29 декабря 1934 года партийный комитет АН СССР иск¬ лючил Маторина из партийной организации Академии наук «как активного оппозиционера в прошлом, не порвавшего идейных связей с контрреволюционной зиновьевской оппо¬ зицией в последние годы».3 Спустя четыре дня — в ночь со 2 на 3 января 1935 года — Николай Михайлович Маторин был арестован.4 По трагической иронии судьбы именно 3 января 1 ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 41. Л. 13—14. 2 См. подробнее: Ашнин Ф. Д., Алпатов В. М. «Дело славистов». 30-е годы / Отв. ред. Н. И. Толстой. М.: Наследие, 1994. 288 с. 3 Решетов А. М. Репрессированная этнография: люди и судьбы // Кунсткамера: Этнографические тетради. 1994. Вып. 4. С. 215. 4 Скорее всего, после исключения на парткоме АН Маторин ожидал ареста в любую минуту. По воспоминаниям М. И. Шахновича, они с А. И. Клибановым и М. И. Пуговкиной купили вскладчину чайную чашку и хотели зайти к Маторину домой, поздравить с Новым годом и передать 72
1935 года Маторин со своими сотрудниками собирался от¬ мечать пятилетний юбилей создания секции. Юбилейное за¬ седание секции не состоялось «ввиду неявки руководителя группы». В течение ближайших двух недель Николай Михай¬ лович был уволен со всех должностей, которые он занимал, и 23 января 1934 года Василеостровский райком партии исклю¬ чил его из ВКП(б) за принадлежность к «зиновьевской груп¬ пировке».* 1 Маторин был отправлен в один из лагерей в Средней Азии, а в октябре 1936 года расстрелян. Арест и гибель Мато- рина способствовали арестам и преследованиям многих чле¬ нов группы, его учеников и сотрудников, а также значитель¬ ному свертыванию педагогической и научной работы в обла¬ сти истории и антропологии религии не только в Ленинграде, но и в стране в целом. * * * В этой книге в разделе «Документы» помещены протоко¬ лы заседания группы по изучению религии, работавшей под руководством Н. М. Маторина в 1931—1935 годах. В разделе «Именной аннотированный указатель» можно найти краткую информацию о ее членах, как известных, так и совершенно неизвестных современным исследователям, информацию о них приходилось собирать по архивным источникам. В пуб¬ ликации сохраняются все особенности языка, стиля и орфо¬ графии рукописного текста. Документы демонстрируют не только различные аспекты исследовательской работы секции, но и свидетельствуют о создании Маториным и его ближай¬ шими сотрудниками целостной программы по изучению ре¬ лигиозных практик народов СССР. Ее осуществление было остановлено сталинскими репрессиями. М. М. Шахнович, Т. В. Чумакова подарок. Хотя более опытные коллеги их отговаривали, они позвонили Маторину по телефону 31 декабря утром, но он сказал, что никого не при¬ нимает. 1 Решетов А. М. Трагедия личности: Николай Михайлович Маторин. С. 179.
ДОКУМЕНТЫ I. МАТЕРИАЛЫ НАУЧНЫХ ЗАСЕДАНИЙ ГРУППЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ РЕЛИГИИ Протоколы научных заседаний группы по изучению религии под руководством Н. М. Маторина (1931—1935)' Список докладов, прочитанных в группе по изучению истории культов с осени 1931 года1 2 Работа группы до осени 1931 года освещена в № 4 жур¬ нала «Этнография» за 1930 г. и в № 1—2 «Советской этно¬ графии» за 1931 г.3 1 Здесь и далее до с. 162: ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. Д. 7. JI. 1—76. 1932—1933 гг. Рукопись. 2 Об изменениях названия группы см. выше, с. 66—68, 70. 3 Имеются в виду публикации: Худяков М. Г. Из опыта ленинград¬ ских этнографов. Институт по изучению народов СССР (ИПИН) // Этно¬ графия. 1930. № 4. С. 85—86; Невский А. А. 1) Работа группы по изучению истории культов Государственной академии истории материальной куль¬ туры (ГАИМК) // Советская этнография. 1931. № 1—2. С. 169—171; 2) Секция по изучению религиозных верований народов СССР при Музее истории религии Академии наук // Советская этнография. 1934. № 3. С. 106—107. 74
1931 6 октября. 18 октября. 3 ноября. 8 ноября. Худяков М. Г.1 Работа Удмуртского отряда Нижегородской экспедиции.1 2 Худяков М. Г. (Продолжение предыдущего доклада). Филиппов [В. Н.]. О родовых пережитках и верованиях у удмуртов. Васильев А. И. Культовые места Солецкого и Медведского районов Ленинградской об¬ ласти. Худяков М. Г. Культ [черной] курицы в При¬ камье. 1932 8 января. Васильев А. И. Разбор рецензий на работу автора «Псковские святыни и их социальная роль». 20 марта. Элле К. В. Культ кереметей у чувашей. 10 сентября. Маторин Н. М. Русские юродивые. 28 сентября. Худяков М. Г. Козомолье в Малмыжском районе Нижегородского края. 13 декабря. Дуйсбург А. Я. Жертвоприношение барана в Будогощинском районе Ленинградской об¬ ласти. 1 Гришкина М. В., Кузьминых С. В. Михаил Георгиевич Худяков как историк (вместо предисловия) // Худяков М. Г. История Камско-Вятского края: Избранные труды. Ижевск, 2008. С. 5—48. 2 В летний полевой сезон 1931 г. изучением этнографии удмуртов за¬ нимались Центральный музей народоведения (М. Т. Маркелов, В. Н. Белицер, И. С. Ефимов), Удмуртская экспедиция НИИ народов Со¬ ветского Востока под руководством Н. Я. Марра и Удмуртский отряд Ни¬ жегородской фольклорно-лингвистической экспедиции (М. Г. Худяков, Я. Н. Корепанов, В. Н. Филиппов). М. Г. Худяков и В. Н. Филиппов доло¬ жили о результатах экспедиции на заседании сектора архаической форма¬ ции ГАИМК. См.: Сообщения ГАИМК. 1931. №3. Подробнее: Чури¬ ков В. С. Фольклорно-лингвистические и археолого-этнографические экс¬ педиции, работавшие среди удмуртов в 20—30-е годы XX в. // Иднакар: методы историко-культурной реконструкции. 2014. № 2 (19). С. 54—103. См. также: Удмурт П. И. О религиозных пережитках среди удмуртов // Антирелигиозник. 1932. №4. С. 42—43; Филиппов В. Родовые пережитки в удмуртских колхозах // Советская этнография. 1932. № 1. С. 106—107. 75
1933 21 января. 27 января. 7 февраля. 28 февраля. 14 июня. 26 сентября 9 октября. 19 октября. 29 октября. 9 ноября. 22 ноября. 19 декабря. 29 декабря. Соколов Ю. М. (Москва). Культ предков в аграрных обрядах восточных славян. Линевский А. М. Христианизация Карелии. Никитина Н. А. Старообрядчество и скрыт- ничество в Сорокском районе Карелии. Элле К. В. Христианизация чувашей. Маторин Н. М. К вопросу об изучении ре¬ лигиозного синкретизма. Маторин Н. М. Религиозные пережитки в Пушкинском районе Псковского округа1 Ле¬ нинградской области. Васильев А. И. Религиозные пережитки в Солецком и Псковском районе Ленинград¬ ской области. Никитина Н А. Современное состояние ре¬ лигиозных верований в Карелии. Писарев С. С. Поездка в Карелию в 1933 г. Никитина Н А. Старообрядчество в совре¬ менной Карелии. Михин И. А. Современное состояние религи¬ озных верований в Северном крае. Астахова А. М. Религиозные представления поморцев Северной Карелии по фольклор¬ ным материалам. Никитина Н А. Православие и сектантство в Карелии в эпоху капитализма. Кисляков [Н. А.] Культ козла в Таджики¬ стане. Секретарь А. Невский 1 Постановлением президиума ВЦИК от 1 августа 1927 г. территория бывшей Псковской губернии была включена в состав образованной Ле¬ нинградской области и разделена на два округа — Великолукский и Псковский. Последний включил в себя территорию бывших Новоржев¬ ского, Островского, Псковского и частей Себежского и Лужского уездов. В округе было образовано восемнадцать районов, в том числе и Псков¬ ский. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1944 г. была образована Псковская область. 76
Протокол предварительного1 заседания научно-исследовательской ассоциации при Музее истории религии 10 ноября 1932 г. Присутствуют 46 человек (явочный лист прилагается)1 2 Председатель В. Г. Богораз-Тан Секретарь А. А. Невский Порядок дня: Богораз-Тан. Сообщение о научно-исследовательской ас¬ социации при МИР. Маторин. Русские юродивые (доклад). По первому вопросу повестки директор МИР3 Богораз- Тан информирует собрание об организации антирелигиозной научно-исследовательской ассоциации при МИРе, оглашает проект устава ассоциации (прилагается к протоколу).4 Худяков предлагает 1) отпечатать проект устава ассоциа¬ ции и раздать его по учреждениям для обсуждения, создать комиссию (для проработки проекта), которая бы учла все предложения, принятие устава отложить до специального за¬ седания, так как данный вопрос, требующий обсуждения, явился полной неожиданностью для многих товарищей. 1 Курсивом в тексте этого протокола отмечены более поздние исправ¬ ления, сделанные рукой А. А. Невского в рукописи. 2 Список присутствовавших на заседании научно-исследовательской ассоциации при МИР 10 сентября 1932 г.: Куразов — Луга, [неразб.] — Киев, Арк. Васильев — ИЛИ, Соловьев — ИПИН, Тарасов — ЛИЛИ, Прорвин — [Институт политпросвет работы] им. Крупской, Онищенко — [Институт политпросвет работы] им. Крупской (оттуда же еще двое), [не¬ разб.] — ЛИЛИ, Лебедев А. А. — ЛИЛИ, Бойдаков — ЛИЛИ, Солда¬ тов В. — ЛИЛИ, Лосев И. — ЛИЛИ, Кузнецов — ЛИЛИ, еще один — им. Крупской, Дыльков — ЛГAM, Шахнович — ИПИН, Клибанов — Облсо- вет СВБ, [Тарасов], А. Семенов — ИАИ, [неразб.], А. Дудренмов — ППЦ, Макалатиа С. И. — ЛИЛИ, Терновский — ЛИЛИ, Волькова — ЛГАМ, Панков — ЛГАМ, неразб. — ЛГАМ, Гребнер — ЛГАМ, Лебединская — ЛГАМ, Седков — Облсовет [СВБ], Ершов — ЛГАМ, А. Невский — МИР, Покровский — МИР, Ю. Лесневский — ЛИЛИ, Худяков — ИПИН, Бого¬ раз — МИР, Маторин — МАЭ, ИПИН, [неразб.], Никитина Н. А. — ИПИН, Францов, Недельский. См.: ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. № 7. Л. 9—10. 3 См.: Список сокращений. 4 В документах этого дела отсутствует. 77
Куразов предлагает принять за основу предлагаемый про¬ ект, а утверждение его отложить до следующего заседания. В ассоциацию должны входить товарищи не только из Ле¬ нинграда, но также и из области. Маторин предлагает товарищам, которые присутствуют, информировать других о начале работ ассоциации и предло¬ жить своим учреждениям войти в ассоциацию с планом сво¬ их работ. Пункты В. Г. Богораза как ориентировочная наметка устава собранием принимаются. Учреждения должны дать свои замечания к проекту устава. Выбирается комитет для выработки устава в составе Богораза, Покровского от МИРа Дулова от Института Философии Кузнецова — от студенчества ЛИЛИ Клибанова — Облсовета СВБ В комиссии должны быть запрошены также представи¬ тели ЛГАМ и АРУ. Н. М. Маторин Русские юродивые [доклад]1 Докладчик говорит о недооценке влияния религии на массы со стороны многих краеведов. Существуют еще стар¬ цы, отшельницы и др. живые святые, являющиеся рассадни¬ ком религиозного дурмана. В критике вышедших работ по бытовому православию обычна недооценка бытового значе¬ ния религии. К вопросу подходят упрощенно и механистиче¬ ски. Приступая к изучению явлений бытового православия, мы должны избежать буржуазного объективизма. Юродство мы рассматриваем как социально-вредное яв¬ ление. Оно представляет собой вид христианского аскетизма. Суть искусственной и естественной формы юродства — юродство притворное и подлинный идиотизм. Юродивые ха¬ рактерны для старой Руси. В XVIII в. начинается стеснение этой формы проявления религиозности православия, наблю¬ 1 Здесь и далее представлены доклады в том виде, в котором они сохранились в сокращенной записи секретаря заседаний, ведшего про¬ токол. 78
дается двойственная линия по отношению к юродивым. С од¬ ной стороны, их считают святыми, а с другой — держат в не¬ котором подозрении, как выходящих из установленных ра¬ мок. Юродивых характеризовали как народных публицистов. Но это только одна сторона. Юродивые были идеологами разных слоев населения. Сейчас юродивые — агенты кулаче¬ ства. В первые века нашей эры было канонизировано очень мало юродивых. Чем ближе к нашему времени, тем больше сведений о юродивых, из которых очень многие являются не- канонизированными святыми. Особенно много юродивых дает русский Север. По Белоруссии имеются сведения о юродивых XVIII и XIX вв. Специфические условия жизни отдельных районов играли в появлении юродивых главнейшую роль. Есть ходячий сюжет о западном происхождении неко¬ торых юродивых (Исидор Ростовский1 и др.). Первоначально местные, юродивые потом входят в общерусский пантеон (особенно типичен Прокопий Устюжский1 2). Разные слои об¬ щества разно относятся к юродивым. Патриарх Никон имел своих юродивых, у протопопа Аввакума был свой юродивый агент.3 В Петровские времена мы видим Фаддея Петроза¬ водского,4 пророчествовавшего о создании великого города. Может быть последнее — позднейшее искажение, т. к. юро¬ дивый погиб, по-видимому, от «присмотра», по указанию 1 Исидор Ростовский (ум. 1471), по прозвищу Твердислов, ростов¬ ский юродивый. Согласно легенде был выходцем из Германии. См. по¬ дробнее: Гладкова О. В. Агиографический канон и «западная тема» в «Житии Исидора Твердислова, Ростовского юродивого» // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2001. №2(4). С. 81—88. 2 Прокопий Устюжский (ум. 1303), первый юродивый, причтенный Русской православной церковью к лику святых на Московском соборе 1547 г. 3 Речь идет о юродивом Афанасии, принявшем постриг с именем Ав- раамий. Он был хранителем рукописной библиотеки и архива московских староверов, автором полемических сочинений и сборника в защиту старой веры «Христианоопасный щит веры против еретического ополчения». Со¬ жжен в Москве в срубе в 1672 г. См. подробнее: Панченко А. М, Шухти- наН. В. Авраамий // Словарь книжности и книжников Древней Руси. Л.; СПб., 1987—2004. Вып. 3. Ч. 1. С. 31—34; Бубнов Н. Ю. Старообрядче¬ ская книга в России во 2-й пол. XVII в. СПб., 1995. 4 Фаддей Петрозаводский (ум. 1726). См. подробнее: Иванов В. В. Сравнительный анализ редакций и вариантов жизнеописания петрозавод¬ ского юродивого Фаддея // Иванов В. В. Безобразие красоты: Достоевский и русское юродство. Петрозаводск, 1993. С. 119—139. 79
Петра. С юродивыми в Петрозаводске в те времена расправ¬ лялись круто. Юродивые были рупором разных классовых групп. В Бе¬ лоруссии юродивые проповедовали против столыпинской ре¬ формы, в наше время юродство направлено исключительно против советской власти. На основании имеющихся материа¬ лов можно приступить к анализу юродства. Юродство надо поставить в ряд с другими явлениями: юродивый-духовидец видит ангелов и бесов, юродивый-прозорливец предсказывает. Юродивые часто любят природу (любовь к жизни на деревь¬ ях, в дуплах), красивую местность. Вместе с другим — пре¬ небрежение к насущным потребностям человеческого тела. Странность в одежде, пище, жилище. Сексуальные ненор¬ мальности отличают большинство юродивых. Реликвии свя¬ тых дураков почитаются после их смерти. Дурость, убожество почитаются в людях как особое качество (ср. сказочный ма¬ териал). Безумец идеализируется и в позднейшей художественной литературе. Одержимость, подобная шаманской, — черта анимистической религии. Юродивый — позднейший дериват шамана, наравне с колдуном, попом, старцем. Одержимость не дает нам объяснения генезиса религии, но представляет одну из форм анимистической религии. Движение циников в Греции напоминает юродство (см. у Лукиана Самосатского), было своеобразное юродство на ан¬ тичной почве. Дервиши, шаманы, ишаны, пророки, безумст¬ вующие поэты — всё дериваты одного и того же явления. Интересно отметить идеализацию юродивых в художествен¬ ной литературе — у Толстого,1 Глеба Успенского («Парамон юродивый»), Достоевского («Братья Карамазовы»), Салты¬ ков-Щедрин в письмах дает генеалогию сюсляевщины.1 2 Сти¬ хотворение Бунина «Святой Прокопий».3 1 См.: Л. Н. Толстой «Детство», глава «Юродивые» (1852), «Алеша Горшок» (1905). 2 Имеется в виду: Сютаев (у Салтыкова-Щедрина — Сюсляев) Васи¬ лий Кириллович (ум. 1892), крестьянин Тверской губернии, основатель религиозно-нравственного учения, основанного на Новом Завете, пропо¬ ведовал равенство, критиковал правительство, отрицал частную собствен¬ ность. Его сторонников называли — «сютаевцы». См.: Письмо Н. К. Ми¬ хайловскому 21 ноября 1884 г. // Салтыков-Щедрин М. Е. Собр. соч. В 20 т. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 106—107. 3 Стихотворение 1916 г. 80
Маркс указывает на связь между христианским сознани¬ ем греховности и духовным убожеством (в «Св. Семейст¬ ве»).1 Мы должны ударить по всем формам религиозного убожества. [Обсуждение:] Недельский: Возникли вопросы следующего порядка: 1) в каких условиях переживает та или иная форма юродства, тот или иной дериват шаманизма, 2) какова специфика юрод¬ ства в каждых данных условиях. Куразов: Собран громаднейший материал. Критики пи¬ шут, что в коллективизирующийся деревне уже нет ни знаха¬ рей, ни юродства. Это неверно: моя работа в Лужском районе показывает, что знахарей и колдунов, а также юродивых еще довольно много. Создаются новые культы (Василий Трудя¬ щийся1 2). Только полный отрыв от деревни создает рецензии Лабуровских и К[о]. Колдуны и попы вступают в блок: друг друга поддерживают, снабжают материалами для работы. Богораз-Тан: У Салтыкова в «Городе Глупове» дается пе¬ реход от юродивого к церковнику. У Островского есть указа¬ ния на юродивых.3 Литературные примеры можно умножить до бесконечности. Указание т. Недельского очень ценно: пра¬ вославие в своем разложении защищается юродивыми. Попами оно защищаться не может — организованные религиозные формы отмирают. Вновь всплывают наиболее древние фор¬ мы религии. В Америке оживают амулеты, магические эле¬ менты: у нас — юродство. Юродство древнее шаманства. 1 Вероятно, имеется в виду следующее: «У реального гуманизма нет в Германии более опасного врага, чем спиритуализм, или спекулятивный идеализм, который на место действительного индивидуального человека ставит „самосознание1*, или „дух“, и вместе с евангелистом учит: „Дух жи¬ вотворящ, плоть же немощна*1. Само собой разумеется, что этот бесплот¬ ный дух только в своем воображении обладает духовными, умственными силами» {Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство, или Критика критиче¬ ской критики против Бруно Бауэра и компании // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М.: Политиздат, 1955. Т. 2. С. 7). 2 Культ Василия Трудящегося существовал в Лужском районе Ленин¬ градской области, недалеко от д. Сорочкино почиталась его могила. См.: Куразов Н. По колхозам Ленинградской области // Антирелигиозник. 1932. № 17/18. С. 43—44; Маторин Н. М. Живые святые // Антирелигиоз¬ ник. 1934. №4. С. 17—21. 3 В пьесах А. Н. Островского часто возникает образ московского юродивого Ивана Яковлевича Корейши (1783—1861). 81
Можно поставить ряд вопросов: какой пол преобладает в юродивых? Какой возраст преобладает? Юродивых не толь¬ ко используют контрреволюционные элементы, но и сами они — контрреволюционные элементы. Среди самих церковников и служителей культа много не¬ уравновешенных людей. Однако наравне с последними есть и твердые, трезвые люди — организаторы (Моисей, Аарон, апостолы и епископы). Шаманы имеют свою специфику сравнительно с колдунами и юродивыми. Шаман — более сложное явление, у него есть облачение, организация (школа). Все страны имеют колдунов и знахарей. Дервиши — коллек¬ тивное явление, шаманы — индивидуальное. К юродивым близки нищие — слепцы, уроды. Но все эти группы имеют свою значимость. Особенно близки юродивые факирам, кото¬ рые являются первичным выделением из религиозной народ¬ ной массы в Индии. Юродивых труднее достать, так как они рассеяны. Шаманство вовсе не исходная форма для юродства, кол¬ довства, не все безумцы являются религиозными. Нельзя объединять разные явления в одно понятие. Церковь сейчас возвращается к социальному палеолиту. Полного анализа Н. М. не развернул. Покровский: Необходимо точно конкретизировать ряд явлений. Можно сопоставить с юродивыми некоторые фор¬ мы монашества (см. описания «одичавших» монахов у Иоан¬ на Златоуста1). Характерно, что на Западе сейчас юроди¬ вые — женщины. Юродство — элемент религиозно-бытовой жизни. Можно привлечь монашество, Запад и Восток для расширения базы социального анализа. Надо больше обра¬ тить внимание на бытовое юродство — дурачков, дурочек (это еще более древнее явление, чем отдельные юродивые). Может быть, юродство и шаманство — ветви одного и того же ствола. Их нельзя как будто выводить одно из другого. 1 Об «одичалых» Иоанн Златоуст неоднократно упоминает в различ¬ ных произведениях; так, в «Толкованиях на книгу пророка Исайи» (Поли, собр. творений Иоанна Златоуста. СПб., 1906. Т. 12. С. 1220) и в «Толко¬ ваниях на книгу пророка Даниила» он рассуждает о состоянии «одичало¬ сти» как о том состоянии, которое сближает человека и животный мир, также он писал об «одичалой, обремененной бесами» Марии Магдалине, преображенной Иисусом Христом (Беседы на Евтропия евнуха, патриция и консула. Беседа 2, когда Евтропий, найденный вне церкви, был схва¬ чен // Поли. собр. творений Иоанна Златоуста. СПб., 1897. Т. 3. С. 434). 82
[Неразб.] утверждает, что юродивые — просто проходимцы, одурачивающие народ. Их используют кулаки, попы, купцы. Францов: Что объединяет юродивых? Что в них общего? В чем общая линия юродства в истории классовой борьбы? Может быть, юродство — это партизанщина, которой не овладела церковь вполне, хотя и использовала в борьбе про¬ тив низших классов. Куразов рассказывает о двух юродивых — одном город¬ ском, другом деревенском. Тарасов: Если юродство характерно для переходных эпох, то какие формы оно принимало перед 1861 г. и перед 1905 годом? Маторин: Уже в первобытном обществе возникает особое отношение к неполноценным психически субъектам. Нельзя сводить все к одному обману. А почему обману верят? Одна ли тут отсталость? И темнота? Особое отношение к безум¬ ному, убогому не случайно. У меня проработан вопрос о связи юродства с кликушеством. Даль считает юродивых пре¬ емниками шаманов. Расширять вопрос до размеров всеохва¬ тывающих не берусь. Вопрос о специфике юродства очень сложен. Организационные вопросы Маторин предлагает на следующем пленуме поставить: 1) вопрос об уставе ассоциации, 2) доклад В. Г. Богораза о со¬ стоянии религиозности на Севере. Предложения Н. М. Маторина принимаются. Группа по бытовому православию собирается [неразб.] сентября в 7 часов вечера. Председатель Секретарь А. Невский Н. Маторин1 Русские юродивые Краткие тезисы доклада в Музее истории религии 10 сентября 1932 года 1. Восточнославянский религиозный синкретизм. Теоре¬ тическое и практическое значение исследования бытового 1 Машинопись. Приложен отдельный лист. ПФА РАН. Ф. 221. Оп. 2. №7. Л. 11. 83
православия. «Объективизм» и «нигилизм» в этом вопросе. Бытовое православие в процессе преодоления религии. 2. «Юродство во Христе». Практическое распростране¬ ние этого явления до наших дней. Юродство с точки зрения официального христианства. Отношение православной церк¬ ви к юродству в различные времена. Характер поповских ра¬ бот о юродстве. 3. Изучение исторических сведений о юродстве. Юродивые на Востоке. Формально-исторический анализ материалов о рус¬ ских юродивых. Источники исторические и этнографические. 4. Классовое лицо юродства в различные времена. Юродство на службе бояр, купечества, крестьянства и т. д. Политическое содержание «проповеди» юродивых при советской власти. 5. Юродство как пережиток и дериват шаманизма. Юро¬ дивые и кликуши. Юродивые и колдуны. Юродство и убоже¬ ство. Богатырь-сидень и Иван-дурак. Блажь, блаженство. Святые лежки и сидки. Характер аскетизма юродивых. Юро¬ дивые и гимнософисты. Юродство и некоторые формы дер- вишизма. Юродство и некоторые формы аскетизма в католи¬ ческой церкви (Франциск Ассизский). Юродивые и шуты. 6. Отражение юродства в литературе, в искусстве. Юро¬ дивый у Пушкина. Идеализация юродивых у Л. Толстого («Гриша»1) и Г. Успенского («Парамон»). Юродивые в изоб¬ ражении Достоевского. Как заклеймил юродство Ленин. Маркс о религиозном убожестве. Увлечение Достоевским у современной зарубежной интеллигенции и юродство. Миро¬ вой кризис и юродство во Христе. Удар по юродству — удар по мистическому оправданию контрреволюционной идеоло¬ гии и удар по одному из вреднейших религиозных предрас¬ судков, являющихся гниющими «остатками» докапиталисти¬ ческих формаций. Протокол № 1 объединенного заседания групп по изучению культов1 2 28 сентября 1932 Председатель Н. М. Маторин. 1 Имеется в виду глава «Юродивые» в повести Л. Н. Толстого «Дет¬ ство». 2 Заседание проходило в ИПИН АН. 84
Присутствовали: А. Н. Дальский, Никитина, Никитин, Дуйсбург, Кострова, Франк-Каменецкий, Иванов, Элле, Ро¬ зенштейн, Макарова, Тихоницкая, Кожевникова, Попов, По¬ кровский, Скрипник, Худяков, Гаген-Торн, Старцев, Ведро- ва, Тагунова, Ленсу, Макалатия, Кузнецов, Гиппиус, Семе¬ нов, Торэн, Маторин. Повестка дня: 1. Сообщение тов. Маторина. 2. Сообщение тов. Худякова. Сообщение Н. М. Маторина о работе групп по изучению культов Организовалась эта группа на Геофаке, откуда была пере¬ несена в ГАИМК, где работа ее продолжалась в течение двух лет. Было сделано до 40 докладов. В ИПИНе работают две группы: 1. По изучению бытово¬ го православия, 2. По изучению религии народов СССР. Ра¬ боту необходимо увязать с ИЯМ и привлечь работников Эт¬ нографического отдела Русского музея. Работа по изучению бытового православия будет вестись под руководством тов. Маторина, группа по изучению религии народов СССР — тов. Худякова. Постановили: Заседания первой группы устроить 3 раза в месяц, вто¬ рой — 2 раза. Протоколы собраний по группе культов, проис¬ ходившие в ГАИМКе, представляющие большую ценность, передать в ИПИН, точно так же и фонотеку, т. к. подобная работа в ГАИМКе не ведется. Каждому докладчику необхо¬ димо представлять тезисы за шестидневку. Один экземпляр протокола послать в бюро ассоциации. Доклад тов. Худякова «Козомолье»1 [доклад не прилагается, так же как и прения по докладу] 1 Об обряде «Козомолье», который совершался на первое воскресе¬ нье после Троицы в г. Малмыже, см.: Худяков М. Г. История Камско-Вят¬ ского края. Избранные труды. Ижевск: Удмуртия, 2008. С. 109. 85
Протокол заседания № 2 по изучению бытового православия при ИПИН АН 13 декабря 1932 года Присутствовали: Н. М. Маторин, М. Г. Худяков, А. Г. Да¬ нилин, А. Я. Дуйсбург, Н. А. Никитина, А. А. Невский, А. И. Ва¬ сильев, И. Сигов, Н. И. Юдин, Черемных (Сибирь). Всего 10 человек. Председатель Н. М. Маторин, секретарь А. А. Невский. 1. Доклад А. Я. Дуйсбург «Праздник барана в дер. Будо- гощь Ленинградской области». 2. Вопросы изучения верований населения Ленинград¬ ской области. А. Я. Дуйсбург Праздник барана в дер. Будогощь Ленинградской области Материал был собран еще в 1923 г. Нынешний год при¬ шлось быть в тех же местах — и выяснять судьбу старого об¬ ряда. В день Успения в Будогощи приводили барана и кололи его. Жертвоприношение происходило по обету (у кого боле¬ ли корова или овца). По преданию, раньше приходил на это место олень или бык, который отдавался в жертву. Но впо¬ следствии эти животные перестали приходить. За непринесением в жертву обетного барана якобы пада¬ ют коровы, овцы, или волк загрызает скотину. Жертвоприно¬ шения происходят около реки, в часовне. На жертвоприношение съезжается много народа. На мес¬ те жертвоприношения некогда якобы явилась на дереве ико¬ на. Однако последнее предание довольно редко встречается. В часовне находится деревянный крест и икона жертвоприно¬ шения Авраама с изображением барашка, икона Успения (по бокам креста). На празднике 1923 г. было 6 котлов для варки мяса. Жертвоприношения происходили в течение всего дня. Мясо шло в суп, кости раздавались детям (после того как они сходят в часовню помолиться). После молебна пропускают скот под иконами. Первый кусок мяса дается «чужестран¬ цам». Остатки мяса разносятся по домам, чтобы и остальные могли принять участие в общей трапезе. 86
Последний раз резали барана в 1930 году. В 1932 году котлы взяли в столовую, но молебен и крестный ход были и настроение было праздничное. Скот в 1932 году на праздник не пригнали, т. к. пастухи были пьяные. Баранов не резали, баранины (в кусках) не привозили. Накануне Успения поез¬ дом зарезало лошади: «Матушка-Успенье все-таки взяла себе жертву!» Легенды о неисполнении завета продолжают бытовать. За то, что человек пожалел заветную скотину, у него случает¬ ся то или иное несчастье (падеж скота, болезнь домашних). «Если кто завитнёт да пожалеет барана, баран сам прибежит к часовне, и согнать его нельзя» — такова другая версия о за¬ ветных баранах. Записи 1932 г. мало чем отличаются от зимних 1923 г. Ясно, что дело идет о древнем языческом обряде. Обычай «завитать» широко распространен. Кроме Успения праздну¬ ют двух Егорьев (весеннего и зимнего), Сергия и Германа. В эти праздники прогоняют скот под иконами. В праздник варят пиво и устраивают крестные ходы. Все факты говорят о большой отсталости местного населения. В одном селении переменили святого: «Когда колхоз устраивают, и святого надо менять». К сожалению, нельзя было узнать, какой святой более покровительствует колхоз¬ никам. Будогощь находится в 146 км от Ленинграда, в десятках верст от других городов. Деревня затерялась в лесах и боло¬ тах. Отсталость экономики и бытового уклада порождает и отсталость идеологии. Верования в домовых, леших, рижни- ков сохранились до сих пор, ходя перед посторонними пока¬ зывать такие верования уже считается неприличным. Колду¬ ны, знахари, нечистая сила перемешались с православием. Хотя скотоводство играет большую роль, но формы этого скотоводства чрезвычайно примитивны. Скот гуляет на сво¬ боде, часто теряется в лесу. Чтобы сохранить скот, обраща¬ ются ко всякой чертовщине, к помощи святых. После Октября станция Будогощь (в полутора верстах от деревни) стала одним из факторов, разлагающих старый уклад. Другие факторы: колхоз и отходничество, работа на кирпичном заводе и железной дороге. Сейчас уже технически невозможно совершать жертво¬ приношения — завод вторгся на территорию часовни. Весь берег завален дровами, мистическое уединение нарушено. 87
Однако борьба с пережитками необходима и сейчас, сознание продолжает сохранять в себе груз прошлого. Еще и сейчас как единоличники, так и колхозники варили ритуальное пиво (на улице, при помощи раскаленных камней). В день празд¬ ника было закрыто и правление колхоза, и кирпичный завод. Празднество продолжалось два дня. Потом праздник переби¬ рается в соседние деревни, и из страдной поры выпадают ра¬ бочие дни. Культработа, ведущаяся в клубе кирпичного завода, на¬ лаживается слабо. Населением оно недооценивается. Нагруз¬ ка ложится на секретаря партячейки, который и без того за¬ гружен. Антирелигиозной пропаганды совершенно не было, в то время как жители Будогощи убеждены, что только к ним приходил олень/бык/баран, что только их селение являлось местом таких благодатных посещений. Между тем легенда о приходе оленя или барана на жертвоприношение широко рас¬ пространена. Обычно выход оленя приурочивается к Ильину дню. Замена барана жителями объясняется тем, что они од¬ нажды не дождались оленя и убили барана (быка). Выбежав¬ ший после этого олень убежал обратно и больше не появ¬ лялся (Северный край). Аналогичное предание существует о Макарии Желтоводском,1 к которому выбежал лось. Жерт¬ воприношение в Ильин день бывает (вернее, бывало) также у пермяков. (...) Все эти факты указывают на оленя как на древнейшее хо¬ зяйственное (ездовое) животное. Олень был тотемным жи¬ вотным, которого поедали на торжественном празднике (древняя стадия первобытного коммунизма). Замена оленя быком и бараном не случайна: олень в хозяйстве заменяется другими животными. В Будогощи обряд носит черты уже ро¬ дового строя: баран — умилостивительная жертва, действо 1 Макарий Желтоводский (Макарий Унженский) (1349—1444), мо¬ нах, основатель монастырей. Канонизирован Русской православной цер¬ ковью в лике преподобых. Особенно сильное народное почитание было на Русском Севере, в Каргополье. В житии Макария рассказывается, что по¬ сле нападения татар на Нижний Новгород, он, оставив свой разоренный монастырь, вместе со спутниками отправился в Галич, у них закончились запасы хлеба, и путники обрадовались, увидев застрявшего в болоте лося, но поскольку это было время Петрова поста, лося отпустили, пометив ему ухо. И в день памяти апостолов Петра и Павла, лось сам вышел к ним на встречу и был съеден. 88
совершается мужчинами, обряд имеет значение только для одного селения. В классовом обществе после принятия христианства мы видим осложнение обряда христианскими элементами: духо¬ венство, благословение пищи, приуроченность к христиан¬ скому празднику. Живучесть праздника была объяснена од¬ ной старухой той торговлей, которая практиковалась во вре¬ мя праздника. [Вопросы и ответы:] Никитина: Как Вы объясняете замену быка бараном? Сигов: Разрубают ли барана или варят целиком? Васильев: Где икона, которая явилась на дереве? Отмеча¬ ет ли Перетц1 этот праздник? Какой характер носила ярмар¬ ка? Во чье имя устроена церковь соседнего села? Худяков: Резал баранов один человек или несколько? Если один, то кто? Юдин: Почему оленя заменили быком? Данилин: Известен ли материал из Мантурова, Костром¬ ской губернии — статья Соболевского, Зеленина?1 2 Дуйсбург: Замены быка бараном объясняются изменени¬ ем социально-экономических условий, а также религиозных верований в связи с христианством. Раньше в жертвоприно¬ шении принимали участие более широкие слои населения. Кости разрубаются. (...). Явленая икона неизвестно где. Чьего имени церковь — не исследовано. Ярмарки были случайным торгом, только во время праздника. В жертвоприношении 1 В докладе Дуйсбург ссылалась на упоминаемую ею, вероятно, в статье 1933 г. рукопись В. Н. Перетца, находящуюся в Архиве РГО, а так¬ же на статью В. Н. Перетца «Деревня Будогощь и ее предания» (Живая старина. 1894. Вып. 1). См.: Дуйсбург А. Я. Праздник «барана» в деревне Б. Будогощь // Советская этнография. 1933. № 5—6. С. 89 и сл. 2 См.: Соболевский А. И. 1) Из истории народных праздников на Ве¬ ликой Руси // Живая старина. 1890. Вып. 1. Отд. 1; 2) Материалы и иссле¬ дования в области славянской филологии и археологии. XV. Заметки о собственных именах. Волос и Власий // Сборник Отделения Русского Язы¬ ка и Словесности Росс. Акад. Наук. 1910. Т. 88. № 3. С. 250—252; см. так¬ же: Зеленин Д. К. 1) А. И. Соболевский как этнограф // Известия АН СССР. Отд. гуманитарных наук. 1930. № 1; 2) Народный обычай греть по¬ койников // Сб. Харьковского ист.-филол. о-ва. Харьков, 1909. Т. 18. С. 164—178; 3) Кама и Вятка : Путеводитель и этнографическое описание Прикамского края. Юрьев, 1904. С. 121—123. 89
участвуют «повара», обычно делающие это каждый год. Организует заклание Николушка — старик, ухаживающий за часовней по обету. Тот «повар», которого удалось уз¬ нать — консервативный единомышленник (из подкулачни¬ ков). Николушка Ромашонок, прислуживающий при жерт¬ воприношении, — бывший сапожник, у которого были уче¬ ники. Такова социальная физиономия «жрецов», но этот вопрос не обследован по-настоящему. Замены одного живот¬ ного другим населением объясняется просто: стали прихо¬ дить вместо одного другие животные. Материал из Мантуро¬ ва мне неизвестен. Черемных: В Нижне-Илимском и Братском остроге в Сибири в 1923 году приносили в жертву теленка, в случае болезни человека. Мясо сжигали, а голову прибивали в амба¬ ре. Также в случае болезни резали барана, оставляли его лег¬ кие и печенки, которые высушивались и употреблялись для лечения. Сигов: культ барана интересен («агнец божий»). Можно было бы проследить переход от человеческих жертв к жи¬ вотным. Хорошо бы в работе увязать и данные факты. Едва ли можно говорить о скотоводческом характере празд¬ ника. Увязать материал с мифом о Христе, которого изобра¬ жали первоначально в виде барана (Третьяков — Угасание богов1). Васильев: В Реконской пустыни, упомянутой докладчи¬ ком, существует церковная литература, из которой можно по¬ черпнуть ряд полезных фактов. Юдин: Издание брошюры о культе барана нужно, но пол¬ ной картины данного культа не представлено (социальная физиономия поваров и их политическая роль во время кол¬ лективизации). Работа должна быть в этом направлении до¬ делана. Худяков: Литература о являющихся животных очень об¬ ширна. В сборнике «Пермский край» есть, например, статья «Олень — золотые рога». Культ оленя — древний охотничий культ. Дикий бык — также охотничье животное. Баран по¬ является уже после замены охотничьего хозяйства земле¬ дельческим. Рассмотренная форма культа идет из сельской общины, а не из времени патриархального рода. У Кага- рова имеется работа, где о культе животных в античности 1 Третъяков Б. Угасание бога. М.: Красная новь, 1923. 90
много материала.1 Материал из грязновских раскопок1 2 гово¬ рит не о хозяйственном, а о культовом значении животных (сбруя лошади, маскируемой под оленя, — бутафорская, а не настоящая). Желательно уяснение социальной роли «по¬ варов». Маторин: О данном культе мне сообщал по наблюдениям мой брат.3 В других местах мы наблюдаем вместо жерт¬ воприношения животных обрядовую варку каши (рыбачья деревня Криница на берегу Ладожского озера). Варка каши имеет земледельческую основу (рыбаки — переселенцы из земледельческой страны). Ссылаясь на нацменовский мате¬ риал, докладчику следует сосредоточить внимание на рус¬ ском материале. Из христианского культа агнца в данный обряд пришло только разве изображение жертвы Авраама, так что с предложением тов. Сигова едва ли можно согла¬ ситься. Церковь, как это ни странно, была заинтересована в сохранении языческих жертвоприношений: мясо шло в боль¬ шей части духовенству. Культы животных очень въедливы и проходят через ряд социально-экономических формаций, за¬ рождаются они в недрах родового уклада, переживают в сельской общине в эпоху феодализма в социальной роли «по¬ варов»: конечно, это важно, но не следует никогда забывать и о том, почему эти социальные элементы могли воздейство¬ вать на массы и их эксплуатировать (учесть психологию са¬ мой массы). Праздник своим экономическим элементом (торг) был выгоден не только зажиточным, но и остальному 1 Кагаров Е. Г. Культ фетишей, животных и растений в Древней Гре¬ ции. СПб., 1913. 2 Имеется в виду находка археолога М. П. Грязнова, который в 1929 г. раскопал скифский курган Пазырык, где были обнаружены жерт¬ венные кони, головы которых были закрыты масками с оленьими рогами. См.: Грязнов М. П. Пазырыкское княжеское погребение на Алтае // Приро¬ да. 1929. № 11. С. 973—984. Интересно, что в статье 1933 г. А. Я. Дуйс¬ бург упоминает только С. Н. Руденко, так как М. П. Грязнов в этот момент был уже арестован по так называемому делу «славистов», или «Россий¬ ской национальной партии». 3 В работе Н. М. Маторина «Православный культ и производство» (М.; Л., 1931) есть описание этого обряда, относящееся к 1928 г. У Н. М. Маторина было две сестры и три брата — Роман Михайло¬ вич (1906—1995), Михаил Михайлович (1909—1984), Дмитрий Михайло¬ вич (1911—2000). Все были репрессированы после ареста Н. М. Мато¬ рина. 91
населению. Объяснять легенды только фантазией нельзя: лес, откуда выходят олень и дикий бык, означает район охоты (работа Зеленина о братчинах1). У вепсов жертвенных бара¬ нов побивали камнями (сохранение в культе древних ору¬ дий). (...) Сигов: объясняет свое высказывание: он имел в виду не указания на происхождение мифа о Христе, а определенное сравнение верований. Никитина: Необходимо в нашей секции наладить публи¬ кацию добытых материалов. А религиозные брошюры, напи¬ санные компиляторами, перевирают материал. Халтуру печа¬ тают, а научным статьям с фактами не верят. Председатель колхоза не верил тому, что собрал научный работник у него под боком. Ясно, что этот председатель не учтет многого при организации работы. Васильев сообщает, что можно было бы дать интересный материал о связи ярмарок с культовыми местами. Маторин: На деревенском совещании при ЦС СВБ 20 де¬ кабря 1932 г. я ставил вопрос об изучении религиозного быта. Там же стоит вопрос о плане государственного антире¬ лигиозного издательства. А. А. Невский едет в Москву для изучения архива «Безбожника», где в селькоровских кор¬ респонденциях содержится ценнейший материал, опровер¬ гающий мнения, что религиозность в деревне уже уничто¬ жена. Дуйсбург, соглашаясь с недостатком материала по соци¬ альной роли «поваров», указывает, что она была в Будогощи всего 5 дней. В сельсовете люди были все новые и ничего не знали. Так что углубиться в вопрос просто не пришлось. Мо¬ менты родового строя в Будогощи содержатся в переработан¬ ном виде. Организационные вопросы: Маторин: Доклад А. Я. Дуйсбург может быть напечатан в «Советской этнографии» или в «Известиях Географического общества». Один экземпляр статьи должен быть послан в Бу- 1 См.: Зеленин Д. К. Древнерусская братчина как обрядовый праздник сбора урожая // Сборник Отделения русского языка и словесности Акаде¬ мия наук СССР. Т. CI. № 3. Статьи по славянской филологии и русской словесности. Сборник статей в честь академика А. И. Соболевского к 70-летию... Л.: Изд-во АН СССР, 1928. С. 130—136. 92
догощь. Отдельной брошюрой издать труднее, но следует пе¬ реговорить с областным издательством.1 (...) Секретарь: А. А. Невский1 2 Протокол № 3 заседания группы по изучению бытового православия 10 января 1933 г. Присутствовали: Н. М. Маторин, А. И. Васильев, Н. А. Ни¬ китина и А. А. Невский. Председатель Н. М. Маторин, секретарь А. А. Невский. Порядок дня: Организационные вопросы по группе бытового правосла¬ вия в связи с перспективой работ на 1933 год. Маторин сообщает об организации нового Института антропологии и этнографии на базе МАЭ, с четырьмя сек¬ циями: антропологии, этнографии, фольклористики и архео¬ логии. В секции этнографии сохранится группа по изучению ве¬ рований народов СССР. Задача нашей группы — изучение пережиточных форм в более поздних религиях. Это выпадает из структуры ИАЭ. Таким образом, группа бытового право¬ славия должна функционировать при МИР. Через МИР легко завязать связь со старыми рабочими на предмет получения фактов из области бытового православия. Затем в МИРе ма¬ териалы, фонды, к переработке которых группа может прило¬ жить свои силы. К работе полезно привлечь экскурсоводов, к которым во время экскурсий текут от посетителей факты. Никитина предлагает не упускать из виду бытового пра¬ вославия в Сибири и среди нерусского населения (карелы, зыряне-старообрядцы), также христианства на Кавказе. Ре¬ комендует привлечь к работе группы Макаренко3 и А. По¬ 1 Статья по материалам доклада была опубликована. Дуйсбург А. Я. Праздник «барана» в деревне Б. Будогощь // Советская этнография. 1933. № 5—6. С. 89—98. 2 Заседание проходило в ИПИН (Тучкова наб., 2а). 3 Речь идет о работавшем в это время в Ленинграде в Этнографиче¬ ском музее Алексее Алексеевиче Макаренко. 93
пова.1 Указывает на разницу праздника в разных этнических группах (на Украине самые чтимые праздники — Рождество Богородицы, Успение, в Карелии — Никола). Сообщает о Ви¬ ноградове1 2 (Петрозаводск, Карельский научно-исследова¬ тельский институт), который мог бы прочесть доклад «Черто- верие и чертогонство у соловецких монахов». Маторин сообщает о ходе своей работы над исследова¬ нием о юродивых. Желательно делать фотовоспроизведение юродивых, фиксировать эти живые архаизмы на кинопленке (поручение Юдину3). Просмотреть образы юродивых в живо¬ писи, осветить юродивых еврейских, мусульманских. Через Никольского,4 работающего в настоящее время на Валдае, достать изображение Иакова Боровичского.5 1 Возможно, речь идет о Попове Андрее Николаевиче, этнографе, участнике экспедиций ГАИМК, но, скорее всего, о Попове Андрее Алек¬ сандровиче, работающем в секторе Сибири МАЭ. 2 Имеется в виду Николай Николаевич Виноградов — этнограф и краевед, в 1933 г. — научный сотрудник заповедника «Кивач», действи¬ тельный член Карельского научно-исследовательского института. См.: Виноградов Н. Н. Соловецкие лабиринты. Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников // Мат-лы Соловецкого об¬ щества краеведения. 1927. Вып. 4. О нем: ДряхлицынД. Н. Деятельность Н. Н. Виноградова в Соловецком обществе краеведения (1926—1932) // Мат-лы IV Григоровских чтений. 6—8 октября 1994 г. Кострома, 1994. С. 15—19. 3 Николай Иванович Юдин (литературный псевдоним — Николай Бойцов), ленинградский пропагандист-антирелигиозник. См.: Бойцов Н. 1) Антирелигиозная викторина. Л., 1929; 2) Антирелигиозная война. Л., 1931; 3) Непрерывка и антирелигиозная работа комсомольских ячеек. М.; Л., 1930 (Н. Бойцов, совм. с В. Дружининым); Юдин Н. И. 1) Против праздника Одигитрии. Л., 1930; 2) Святейшая контрреволюция. М.: ОГИЗ- «Молодая гвардия», 1931. 4 Скорее всего, речь идет о Николае Васильевиче Никольском. 5 Иаков (Яков) Боровичский — канонизирован как местночтимый святой в XVI в., почитается Русской православной церковью как юроди¬ вый. Принадлежит к той группе святых, которую современные исследова¬ тели обозначают как «святые без житий», т. е. святых, об обстоятельствах смерти и жизни которых ничего не известно и почитание которых связано с чудесами, происходившими возле их мощей. См. подробнее: Панчен¬ ко А. А. Иван и Яков — необычные святые из болотистой местности: «Крестьянская агиология» и религиозные практики в России Нового вре¬ мени. М.: НЛО, 2012. С. 95—103. 94
Следующее собрание группы намечается 28 января 1933 г. с сообщением Никитиной о поездке в Поморье. На со¬ брании надо поставить вопрос об изучении современного старообрядчества вообще. Обсудить план группы на 1933 год и заслушать информа¬ цию тов. Невского о поездке в Москву на съезд по работе в деревне при ЦС СВБ. В феврале поставить доклад Д. К. Зеленина «Магическая функция сказочного фольклора».1 Привлечь [О. А.] Добиаш-Рождественскую для прочте¬ ния в группе доклада по западноевропейскому религиозному синкретизму. Поставить также доклады по культу камней (на Западе, на Кавказе). Лавровым1 2 собраны материалы по анимизму у украинцев Кубани (по которым он может дать доклад). Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Протокол № 4 заседания группы по изучению бытового православия при ИПИН АН 10 января 1933 г. Присутствовали: Н. М. Маторин, М. Азадовский, Е. Ка¬ таров, Вирсаладзе, Лозанова, А. Данилин, Н. Тихоницкая, Н. Гаген-Торн, Торэн,3 М. Худяков, А. Невский, Ю. М. Соко- 1 См.: Зеленин Д. К. Религиозно-магическая функция фольклорных сказок // Сергею Федоровичу Ольденбургу. К пятидесятилетию науч¬ но-общественной деятельности. 1882—1932. Сб. статей / Отв. ред. И. Ю. Крачковский. Л.: Изд-во АН СССР, 1934. С. 215—240. 2 Имеется в виду Леонид Иванович Лавров, в то время заканчиваю¬ щий этнографическое отделение географического факультета ЛГУ. Мате¬ риалы, о которых идет речь, были положены в основу статьи, опублико¬ ванной много позже: Лавров Л. И. Станица Пашковская : (Из прошлого украинских поселенцев на Кавказе) // Историко-этнографические очерки Кавказа. Л.: Наука, 1979. С. 48—90. 3 М. Д. Торэн — автор книги «Русская народная медицина и пси¬ хотерапия» (СПб.: Литера, 1996). Работа по этой теме началась еще в 1930-х гг., см.: Торэн М. Д. Об образе лихорадки // Советская этнография. 1935. № 1. С. 107—114. 95
лов, Л. Мануйлова, Д. Кожевникова, К. Данилина, М. Шахно- вич, В. Баканов, Арк. Васильев, И. Гринкова,1 Фриде и др. Председатель Н. М. Маторин, секретарь А. А. Невский. Ю. М. Соколов Культ предков в аграрной обрядности у восточных славян Доклад охватывает лишь сезонные наименования пред¬ ков в их связи с аграрными обрядами. Делается по преиму¬ ществу этнографический обзор данного вопроса. Доклад — лишь черновой набросок большого исследования, его первая часть. Вопрос ставился разными теориями различно, но разрешался одинаково нечетко всеми теориями. Соловьев,1 2 отмечая стихийные культы и культ предков у восточных славян, не устанавливает между ними связи. Согласно Забе¬ лину,3 культ умерших предков находится в связи с культом умирающей и воскресающей природы. Но эта мысль у Забе¬ лина недостаточно выяснена: который из двух указанных культов является первичным, влияющим на другой культ. В ми¬ фологической школе вопрос не углубляется. Афанасьев культ предков выводит из культа стихийных сил природы (домо¬ вой—очаг—огонь),4 конкретизируя данную постановку во¬ проса многочисленными примерами. Однако фактически в книге Афанасьева оба культа оказываются разобщенными. Веселовский [Александр Николаевич] подчеркивает связь культа предков с родовыми праздниками и с культом воскре¬ сающего и умирающего божества. Экзотические и похорон¬ ные моменты в работах Веселовского интересно увязывают¬ 1 Гринкова Н.П. 1) Сказки Куприянихи // Художественный фольк¬ лор. М., 1926. Вып. 1. С. 81—98; 2) Евгениевская Псалтырь как памятник русской письменности XI века. Палеографические наблюдения // ИОРЯС Рос. АН. 1924. Т. XXIX. Л., 1925. С. 289—306. 2 Соловьев С. М. Очерк нравов, обычаев и религии славян, преиму¬ щественно восточных, во времена языческие // Архив историко-юридиче¬ ских сведений, относящихся до России, издаваемый Н. Калачовым. М.: Тип. А. Семена, 1850. Кн. 1. С. 33—41. 3 Забелин И. Е. История Русской жизни с древнейших времен. М., 1879. Ч. 2. С. 245—343. 4 Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с ми¬ фологическими сказаниями других родственных народов. Гл. XV. Огонь. Т. 2. М: Изд. К. Т. Солдатенкова, 1868. 96
ся. «Доля» увязывается с культом «рода».1 Веселовский все время увязывает культ предков с генетическими проблемами. Однако Веселовский не дал цельной концепции. Аничков1 2 связывает похоронные обряды с аграрной обрядностью. Предки помогают своему потомству, поэтому весной их не¬ обходимо задобрить для успеха сельскохозяйственных работ. Однако фактического материала Аничков дал немного для доказательства своей мысли. Зеленин выступает против ука¬ занной концепции, сводя вопрос к частному вопросу о залож- ных покойниках. Нельзя согласиться с Д. К. Зелениным3 [неразборчиво, за¬ черкнуто] культ заложных покойников — обычному поми¬ новению, с выдвижением первого вперед. Представляется неправдоподобным объяснение весенних семицких обрядов желанием повеселить заложных покойников — русалок. Частный момент был выдвинут как общий принцип. Теория Д. К. Зеленина — шаг назад от Веселовского. Зеленин отри¬ цает наличие у восточных славян духа растительности. Кага- ров4 защищает Мангарта,5 отводимого Зелениным при объяс¬ нении восточно-славянских обрядов. Карский следует Весе¬ ловскому в своих «Белорусах».6 Нидерле7 свой обзор делит на две части: 1) демоны монотеистические и демоны аними¬ 1 Веселовский А. Н. Судьба-Доля в народных представлениях сла¬ вян // Сборник Отделения Русского языка и словесности Академии наук. СПб., 1890. Т. 46. С. 173—260. 2 Аничков Е. В. Весенняя обрядовая песня на Западе и у славян. Ч. 1. От обряда к песне. СПб.: Тип. Имп. АН, 1903. 3 Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Вып. I. Умершие неесте¬ ственной смертью и русалки. Пг.: Тип. Орлова, 1916. С. 209, 278. (Ср.: Зе¬ ленин Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неес¬ тественною смертью и русалки. М.: Индрик, 1995). 4 Кагаров Е. Г. 1) Религия древних славян. М.: Практические знания, 1918; 2) Классификация и происхождение земледельческих обрядов // Из¬ вестия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском госу¬ дарственном университете. Казань, 1929. Т. XXXIV. Вып. 3—4. С. 189— 196. 5 Mannhardt W. Die Komdamonen. Beitrag zur germanischen Sittenkun- de. Berlin: F. Dummler (Harwitz und Gossman), 1868. 6 Карский Е.Ф. Белорусы. T. 1—3. M.: Тип. т-ва И. Н. Кушнерев, 1903—1916. 7 Niederle L. Zivot starych Slovanh. I—III. Praha: 'Bursek a Kohout, 1911, 1913, 1925. (Ср.: Нидерле JI. Славянские древности. M.: Издательство ино¬ странной литературы, 1956). 97
стические. Общий вывод из книги Нидерле неясен. Марк¬ систские работы подчеркивают роль культа предков у вос¬ точных славян (М. Н. Покровский1). Лукачевский1 2 и Токин3 также стоят на аналогичной точке зрения. Попытка Н. М. Ма- торина увязать вопрос о православном культе и сельскохо¬ зяйственном производстве очень ценна.4 Н. М. Маторин в об¬ щем примыкает к Покровскому, придавая большое значение культу предков. Аничков и Мансикка5 дали полный обзор древнеславянских материалов. Культ рода и рожаниц, культ рижника, овинника, водяно¬ го, лешего, чура, русалок — все это пережитки культа пред¬ ков, почитание предков не только календарно, но и по суще¬ ству связано с земледельческими работами. Роль предков в хозяйственной жизни несомненна: к предкам обращались за помощью в весенних полевых работах: «На Радуницу до обе¬ да пашут, после обеда плачут, а вечером скачут», — в этой пословице гораздо больше содержания, чем обычно видят. Примеры обращения к предкам у народов Волжско-Кам¬ ского края (см. работу Маторина6). Работы Сахарова,7 Снеги¬ рева,8 Терещенко9 затушевывают ряд моментов в культе предков под влиянием царской цензуры. В празднике «де¬ дов» в Белоруссии предки призываются при пожелании уро¬ жая. В поминальных обрядах главную роль играли старики (почитание не только мертвых, но и живых стариков). 1 Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. В 4 т. М.: Гос. соц.-экон. изд-во, 1933. Т. 1. 2 Лукачевский А. Происхождение религии. Обзор теорий. 2-е изд. М.: Безбожник, 1930. 3 Токин Н. П. Очерк происхождения религиозных верований. М.; Л.: ГИЗ, 1930. 4 Маторин Н. М. Православный культ и производство. М.; Л., 1931. 5 Mansikka V. J. Die Religion der Ostslaven. I. Quellen. Helsinki: Suoma- lainen tiedeakatemia, 1922 (рус. пер.: Мансикка В. Религия восточных сла¬ вян. М.: ИМЛИ им. А. М. Горького РАН, 2005). 6 Маторин Н. М. Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь. Язычество—Ислам—Православие—Сектантство. М.: Безбож¬ ник, 1929. 7 Сахаров И. П. Сказания русского народа о семейной жизни своих предков. 3 изд. Т. 1—3. М., 1841—1849. 8 Снегирев И. М. Русские простонародные праздники и суеверные об¬ ряды. Вып. 1—4. М., 1837—1839. 9 Терещенко А. В. Быт русского народа. Ч. 1—7. СПб.: Тип. Мини¬ стерства внутренних дел, 1848. 98
Вопросы: Гаген-Торн: Неясна органическая связь и взаимоотноше¬ ние культа предков и аграрной [магии].1 Худяков: Что появилось раньше и на какой стадии? Как ставится вопрос о культе звериных предков? Соколов Ю. М.: Из всей проблемы я взял только часть. Происхождение культа предков, проблему тотемизма я со¬ всем не затрагиваю. Моя задача: как смотрели на вопрос ис¬ следователи до меня? Культ предков определяет верования родового общества. Гаген-Торн: Если сводить все на культ предков, то какую роль играют стихийные божества? Соколов Ю. М.: Этот вопрос не является основным в мо¬ их исследованиях. У меня нет еще готовой концепции Никитина: Играет ли какую-либо роль культ заложных покойников в аграрной весенней обрядности? Соколов: Конечно, но не такую большую, как думает Зе¬ ленин. Прения: Никитина: В Калужской губ. в весенних обрядах участву¬ ют поминальные блины: здесь определенный культ предков. В Поморье поминовение предков связано с подаянием ста¬ рикам. Зеленин: Необходим пересмотр старых работ, но исход¬ ный пункт должен быть другой. Сахаров, Терещенко и Сне¬ гирев были тенденциозны — и о них я всегда предупреждал моих учеников. Исходным моментом пересмотра должен быть не Афанасьев, не историография (старые этнографы не давали анализа, а только поверхностный синтез). Ю. М. Со¬ колов тоже не дает анализа, а основывается на слабых синте¬ тических работах для построения новой. О предках в своей работе я совсем не говорю, а делаю анализ и выделяю осо¬ бую группу заложных покойников.1 2 Мое разделение подтвер¬ дилось позднейшими изысканиями. Еще раз: заложные со¬ всем не относятся к предкам. Мой анализ Ю. М. Соколов от¬ 1 Гаген-Торн Н. И. Магическое значение волос и головного убо¬ ра в свадебных обрядах Восточной Европы // СЭ. 1933. № 5/6. С. 76— 88. 2 См.: Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. I. Умершие неестест¬ венной смертью и русалки. Пг.: Тип. Орлова, 1916. 99
брасывает, считая всех мертвых предками (суммарная точка зрения). О предках я писал в другой книге.1 Домового я счи¬ таю скрещением культа огня и культа предка. Как Вы будете объяснять проводы русалок? Подобные факты нуждаются в объяснении. Элементу веселья я не при¬ дал большое значение, но применительно к погребальным об¬ рядам он нуждается в особом объяснении (чтобы предки не рассердились). Культ предков у восточных славян вообще очень христианизирован. «Дзяды»1 2 носят печальный характер вообще. Культ этот менее подвергся влиянию христианства, веселого в нем очень мало. При переработке наших этнографических концепций надо исходить из материалов в мировом масштабе (для объ¬ яснения славянских обрядов привлечь культ предков у при¬ волжских финнов). Забылин,3 Сахаров, Афанасьев — методо¬ логически никудышные работы, на них нельзя основываться. Приводимая пословица кажется бытовой и поздней. Органи¬ ческая связь между аграрными культами и культом предков есть. Манхардт вывел своих духов растительности на герман¬ ском материале, у восточных славян их нет, т. к. у славян бо¬ лее древняя стадия развития, недоработавшаяся до духов рас¬ тительности. Умирающий и воскресающий бог — создание более сложных, более развитых религий, также не выявлен¬ ный в восточнославянских верованиях. Гаген-Торн: У Ю. М. — литературоведческий метод, тог¬ да как мы в Ленинграде базируемся на своем полевом мате¬ риале. Нельзя основываться лишь на критике источников. Надо брать непосредственные записи собирателей. Заложные покойники более позднего, сравнительно с предками, про¬ исхождения, связанные с христианством. До христианства заложные покойники могли быть духами природы. Нельзя 1 Zelenin D. Russische (ostslawische) Volkskunde. Berlin und Leipzig, Gruyter, 1927. § 157 (рус. пер.: Зеленин Д. К. Восточнославянская этногра¬ фия. М.: Наука, 1991). 2 Дзяды (белорус, деды) — народный обряд поминания предков, так назывался и день, когда традиционно совершался обряд. В наиболее арха¬ ичной форме сохранился у белорусов. Подробнее см.: Виноградова Л. Н., Толстая С. М. Деды // Славянские древности: Этнолингвистический сло¬ варь / Под ред. Н. И. Толстого. М.: Международные отношения, 1999. Т. 2. С. 45. 3 Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия / Собр. М. Забылиным. М., 1880. 100
ограничиваться связями предков только с земледельческими обрядами, надо брать и скотоводство. Или надо брать земле¬ делие в связи с культом духов предков и культом нечистиков. Нечистые покойники — это и заложные покойники, и древ¬ ние духи (богини). Кагаров: В историографическом очерке должна быть связь теории с социальной средой. С другой стороны, в таком очерке должна быть исчерпывающая полнота. Не упомянут Андрей Кайсаров1 из ранних работ, также нет многих позд¬ них работ. Первая часть делает упор на Д. К. Зеленина. Поче¬ му Веселовскому1 2 уделено так мало места? Также Нидерле является второй жертвой нападок Ю. М. У Нидерле культу предков и аграрному культу уделено меньше места, чем у не¬ которых других. Махаля3 — типичного эклектика — надо было бы затронуть, Ягич,4 Брюкнер5 обойдены, также Леже.6 В конце очерка надо было упомянуть Мурко (Das Grabals Tisch7), Мансикку (статья 1932 г. в Annales8). Украинская ли¬ тература совершенно игнорируется (Пачовский, Грушевский9 и др.). С методологической точки зрения, одно пожелание — перенести исследование на более широкую сравнительную базу. Второе пожелание — увязать исследование с социаль¬ но-экономической базой. Работы Токина и Лукачевского со¬ 1 Кайсаров А. С. Славянская и российская мифология. М: Тип. Дуб¬ ровина и Мерзлякова, 1810. 2 Веселовский А. Н. Разыскания в области русского духовного стиха. Вып. 1—17. СПб., 1879—1891. 3 MachalH. Nakres slovanskeho bajeslovi. Praha: Simecek, 1892. Cp.: MachalH. Slavicmythology // Mythologyofallraces. Boston, 1918. Vol. VIII. P. 227—314. 4 См., например: Ягич И. В. История славянской филологии. СПб., 1910. 5 Bruckner A. Mitologia slowianska. Krakow: G. Gebetner, 1918. 6 Leger L. La Mythologie slave. Paris: E. Leroux, 1901. Cp.: ЛежеЛ. Славянская мифология. Воронеж, 1907. 7 Murko М. Das Grab als Tisch // Worter und Sachen II. Heidelberg, 1910. S. 79—160. 8 Mansikka V. J. Zum ostslavischen Ahnenkult // Annales Academia Sci- entiarum Fennica. Ser. B. Helsinki, 1932. T. XXVII. 9 См.: Пачовский M. И. Народний похоронний обряд на Pyci. Льв1в, 1903; Грушевский M. Киевская Русь. СПб.: Тип. М. Алексеевой, 1911. Т. 1. 101
вершенно не гомогенны с работами Афанасьева, Зеленина и даже Маторина: они же опираются на первоисточники (Маторин хотя писал с антирелигиозными целями, но оперся на подлинные материалы). Токин и Лукачевский не иссле¬ дователи в собственном смысле этого слова. Представле¬ ние Н. И. Гаген-Торн о заложных покойниках как о позднем явлении неправильно: 1) заложные покойники существова¬ ли до христианства; 2) они имеются в религиях, ничего об¬ щего не имеющих с христианством (Древняя Греция, на¬ пример). Никитина: Буслаева,1 Веселовского и др. могут брать и этнографы, а не только литературоведы, от наследства отре¬ каться нельзя. Работы Д. К. Зеленина надо более выдвигать, чем это было до сих пор. Начинание Ю. М. Соколова надо приветствовать. Худяков: Часть упреков Ю. М. была несправедлива: ведь это часть работы, содержащая историографический анализ. Противопоставление Москвы и Ленинграда, сделанное Га- ген-Торн на примере Ю. М. Соколова, неосновательно. Соци¬ альный анализ теорий сделать необходимо. Надо использо¬ вать работу С. Н. Быковского о киммерийцах.1 2 Концепции «финских» исследователей надо также затрагивать. Связь между предками и аграрной обрядностью очень ясна у уд¬ муртов (при молении в поле упоминаются родовые богини — воршуды). Марийское моление безродным предкам. Безрод¬ ных покойников несомненно надо отделять от родовых бо¬ жеств. Культ безродных покойников, стоящих вне рода, бо¬ лее древний, чем родовой. Добрые предки — вторичное на¬ слоение. Надо освятить вопрос о связи поминовения предков с христианским Великим Четвергом (праздник умирающего бога). Нет ли в христианских представлениях о Христе черт, сближающих их с культом предков. Маторин: Доклад Ю. М. — предварительный, этим объ¬ ясняются его недостатки. Назрел вопрос о переоценке цен¬ ностей. Отвлекаться от западных теорий нельзя. Афанасьева нельзя ставить на одну доску с Сахаровым и Снегиревым. Можно заглянуть в Дм. Щепкина «Опыты в русском басно¬ 1 Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. В 2 т. СПб.: Изд. Д. Е. Кожанчикова, 1861. 2 Быковский С. Н. Яфетический предок восточных славян — кимме¬ рийцы // Изв. ГАИМК. 1931. № 8. С. 1—12. 102
словии».1 Щапов1 2 проник в марксистские работы Покровско¬ го и Никольского.3 Опираясь на широкий сравнительно-этно¬ графический материал, мы должны обратиться к яфетической теории. Кодификация материала чрезвычайно важна (архивы РГО и Тенишевский). Библиография этнографии, вопреки Клабуновскому,4 также важна. Вопрос о культе покойников и аграрной обрядности — два культа, связь которых мы долж¬ ны еще исследовать. В Ленинграде 1932 г. в интеллигентной семье послали няньку голосить на кладбище по ребенку, устраивали на кладбище на могиле елку для него, чтобы он не уводил с собой матери (мать умершего ребенка была тяже¬ ло больна). Соколов Ю. М.: Нельзя согласиться с упреком, что я не¬ правильно начал с историографического вопроса. Обзор уже сделанного всегда только полезен. Книга Д. К. Зеленина на¬ столько важна, что следует на ней подробно остановиться. Черты почитания покойников вообще приписаны только культу заложных покойников. Д. К. Зеленин подводит под культ заложных покойников то, что к нему не относится. Элемент веселья присущ не только поминовению русалок. 1 Щепкин Д. М. Об источниках и формах русского баснословия. Вып. 1—2. М: Тип. В. Грачева и комп., 1859—1861. 2 Речь идет об историке, этнографе и общественном деятеле А. П. Щапове, который в ту пору осуждался как народник. См.: Покров¬ ский М. Н. А. П. Щапов // Историк-марксист. М., 1927. Т. III; Сидоров А. Мелкобуржуазная теория русского исторического процесса (А. П. Ща¬ пов) // Русская историческая литература в классовом освещении / Под ред. М. Н. Покровского. М., 1927. T. I. 3 Имеется в виду Николай Михайлович Никольский. 4 Речь идет о советском чиновнике, директоре информационного от¬ дела Главного управления организации и планирования НКП РСФСР Ива¬ не Григорьевиче Клабуновском, который с 1930 г. сперва в Курске, а за¬ тем и в Москве, где вошел в состав ЦБК и возглавил журнал «Советское краеведение», руководил деятельностью краеведов, а фактически был од¬ ним из тех, кто подготавливал почву для его разгрома. В своих статьях он писал о «засилье народнических теорий в истории края, в его этнографии» (Клабуновский И. Г. Через советское краеведение — к освоению естест¬ венных богатств страны // Советское краеведение. 1932. № 5. С. 6—8). См. подробнее: Щавелев С. 77. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Советское крае¬ ведение в провинции: взлет и разгром (1920—1950-е годы). М.: Флинта, 2011; Соболев В. С. Академия наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. Т. 70. № 6. С. 535—541. 103
В приведенной пословице о Радунице дана специфика празд¬ ника, и потому пословица не случайна. Работа преследовала смотр прежних теорий. Веселовского следовало бы больше изучать. Конечно, этнография соседних народов важна, но надо искать и у других остатки того же, что есть у мари, уд¬ муртов и т. д. Нельзя в каждой работе давать общую картину истории русской этнографии — иначе никогда не доберемся до самого исследования Худяков высказал пожелание, чтобы и вторая часть рабо¬ ты была зачитана Ю. М. Соколовым не только в Москве, но и в Ленинграде. Секретарь А. Невский. Протокол группы по изучению бытового православия 7 февраля 1933 г. в Музее истории религии Присутствовали: Н. В. Малицкий, А. И. Васильев, Н. А. Ни¬ китина, С. С. Писарев, В. Л. Максимович, В. Л. Баканов, А. Нев¬ ский, Н. М. Маторин. Председатель А. Васильев. Секретарь А. Невский. Порядок дня: Сообщение А. А. Невского о совещании по работе в де¬ ревне при ЦС СВБ, в декабре месяце 1932 г. Сообщение Н. А. Никитиной о поездке в Поморье (старо¬ обрядчество и скрытничество в Сорокском районе Карелии). Председатель полагает ввиду временного отсутствия ру¬ ководителя группы Н. М. Маторина изменить порядок во¬ просов. А. А. Невский делает сообщение о работе совещания по работе в деревне при ЦС СВБ (в декабре месяце 1932 г.), осо¬ бенно о докладах с мест, в которых освещались факты рели¬ гиозности и вымирания религии (в ЦЧО, на Кавказе и др. местах). Никитина — цель экспедиции — обследование ры¬ бацких колхозов. Сорокский район,1 состав населения в про¬ 1 Современный Беломорский район Республики Карелия. Район со¬ здан в 1927 г. на территории Сорокской волости в Автономной Карель- 104
шлом: судовладельцы, торговцы рыбой, лесом, хлебом, рыба¬ ки, середняки и нанимавшиеся на работу к судовладельцам. Характер поселения — большие деревни. Старообрядчество (недалеко находится знаменитый Выговский скит) в форме беспоповщины. Архангельская миссия очень интересова¬ лась состоянием старообрядчества.1 Сорока состояла в числе «наиболее зараженных старообрядчеством» приходов из 97. Филипповцы, аароновцы, федосеевцы, аристовцы, поморцы и др. Старообрядчество оживляется после 1905 г. Растет по¬ повщина и австрийское согласие,* 1 2 увеличивается количество наставников. Общее тормозящее влияние старообрядчества в Советское время при отсутствии активных выступлений со стороны старообрядцев. Педозерский скит филипповского согласия. Скитники живут в отдельных маленьких домах. Посередине скита — лучшая изба, моленная. Состав населения — большей частью старики, не моложе 40 лет. Основные занятия — огородниче¬ ство и рыболовство. Организации: 1 наставник и 2 матушки. Скит первоначально был женским, потом стал смешанным. «Головщица»3 управляет хором. Наставник большим авто¬ ритетом не пользуется, пьет и читает романы больше, чем святоотеческие книги. Ему обеспечивают пропитание. Две матушки — одна старая, другая молодая, личность довольно загадочная по происхождению. Последняя напоминает куп¬ чиху, приехавшую из Москвы. Ее не любят, но боятся. Мо¬ рально ее власть очень велика. Головщица из зажиточной семьи. Педозеро было очень популярным местом у старооб¬ ской ССР. В 1938 г. произошло объединение населенных пунктов (село Сорока, поселок лесопилыциков им. В. П. Солунина на берегу реки Выг, поселок Водников ББК и поселок железнодорожной станции Сорокская) в город Беломорск, район был переименован в Беломорский. 16 октября 1931 г. от поселка Повенец на берегу Онежского озера до села Сорока на Белом море начались работы по прокладке Беломорско-Балтийского канала. 1 Об архангельских староверах см. подробнее: Белобородова И. Н. Старообрядчество Архангельской губернии: состав, численность, расселе¬ ние (середина XIX—начало XX в.) // Уральский сборник. История. Куль¬ тура. Религия. Екатеринбург, 1999. Вып. III. С. 52—67. 2 Речь идет о старообрядческом толке белокриницком (австрийском) согласии, представители которого признают белокриницкую старообряд¬ ческую иерархию, возникшую в 1846 г. в Белокриницком монастыре на территории Австро-Венгрии в с. Белая Криница (Черновицкая обл., Украина). 3 Головщица — монахиня, певчая в церковном хоре. 105
рядцев и держало связь с разными районами. Скитники соби¬ рались сюда из разных мест. Стекалось много пожертвований (сорокские и сумские богачи). Молодежь, появившаяся в результате «греха», затянута в старообрядческое болото. На молениях чувствуется полный развал. Запреты в пище, раз¬ личная посуда у разных членов семьи. Пожертвования по¬ ступают и теперь (400 р. денег было получено из Москвы). Влияние скита через лекарку Анну Григорьевну, которая ле¬ чила всю округу (она хорошая массажистка). Странники1 дер. Нюхчи.1 2 Старая пристань странников, существующая уже 70 лет. Отец хозяина был пристанодер¬ жателем, перед смертью сделался бегуном. Откуда бегуны? Центр — Каргополь, Шуньга, Онега, Сопелки, некоторые места Костромской и Владимирской губерний. В пристани жили 3 странника: 2 старухи и 1 старик. Старухи по людям, ухаживают за детьми, старик сапожничает. В Рыгозере также имеются бегуны. Симпатия к бегунам со стороны зажиточно¬ го населения. Резерв странников: лишенцы,3 идущие в секту. Странничество имеет шансы на развитие. Никакой борьбы с ним не ведется, нет организации, которая бы разъясняла ре¬ акционную роль всех этих религиозных групп. Н. М. Маторин рекомендует опубликовать материалы в «Антирелигиознике». Не возрождается ли сейчас в связи с паспортизацией у лишенцев бегунская идеология. Полезно 1 О старообрядческом согласии странников см. подробнее: Маль¬ цев А. И. Староверы-странники в XVIII—первой половине XIX в. Новоси¬ бирск: Сибирский хронограф, 1996;ДутчакЕ. Е. Старообрядческие таеж¬ ные монастыри : Условия сохранения и воспроизводства социокультурной традиции: Вторая половина XIX—начало XXI в. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. Томск, 2008. 2 Нюхча, как и другие села Беломорья, начала исследоваться фольк¬ лористами уже в конце XIX в. См.: Григорьев А. Д. Поморье и былинная традиция на нем // Архангельские былины и исторические песни, собран¬ ные А. Д. Григорьевым в 1899—1901 гг. с напевами, записанными посред¬ ством фонографа. В 3 т. СПб.: Тропа Троянова, 2002—2003. (Полное собрание русских былин; Т. 2). Впоследствии активно исследовалась экс¬ педициями ИР ЛИ (Пушкинский Дом) и другими фольклорными экспеди¬ циями с 1959 г. 3 Неофициально название людей, пораженных в правах (включая по¬ лучение продовольственных карточек). В их число в начале 1930-х гг. вхо¬ дили священнослужители, монахи, торговцы и так называемые «бывшие», а также лица, вернувшиеся из ссылок и мест заключения. Ограничения не¬ редко распространялись и на членов их семей. 106
побеседовать с Солдатовым, изучавшим уральских стран¬ ников (район Невьянского завода1). В Ярославле т. Рейполь- ский1 2 беседовал со скрытником — механиком кинопередвиж¬ ки. Рейпольскому и Кочетову следует написать письма, через Солдатова получить корреспондентов с Невьянского завода. Рукопись Солдатова постараться опубликовать. А. И. Васильев: Нет ли в филипповском ските на дверях двух скоб (одна для себя, другая — для женатых)? Нет. Н. М. Маторин: Не пришлось ли записать распевцев?3 Нет. Н. А. Никитина: Бегуны пользуются среди православных большим авторитетом, чем филипповцы. Н. М. Маторин ставит вопрос об изучении старообрядче¬ ства, особенно в Ленинградской области. В первую очередь хорошо бы составить карту распространения старообрядчест¬ ва и некоторые очаги взять под наблюдение (поездки по ли¬ нии СВБ в ряд районных центров),Тигецкий район, Солецкий район и др. Из работников следует привлечь тов. Николь¬ ского Н. М. Старообрядцы местами проявляют активность (Череповецкий район). Старообрядческие селения интересны для этнографов по линии и бытового православия, и матери¬ альной культуры. Хорошо бы для краеведческого сборника составить статью по старообрядчеству — никто старообряд¬ цами вплотную не занимался. Васильев сообщает сведения по старообрядчеству в Со- лецком районе. Н. М. Маторин рекомендует связаться с Клемянтенок (ста¬ рообрядцы на Дону) и использовать материалы Волкова (отчет в Облсовете СВБ). А. И. Васильеву поручить наметить места изучения и привлечь к исследованию т. Никольского и др. [Н. М. Маторин]. Наши задачи: 1) Привлечь новых чле¬ нов в группу, 2) Использовать фонды Музея истории рели¬ 1 См.: Боровик Ю. В. «Камень претыкания» и «противогосударствен¬ ный раскол» (о странниках в Пермской губернии в начале XX в.) // Ураль¬ ский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 2003. Вып. 5. С. 261—272. 2 Рейпольский Серафим Николаевич, краевед. 3 Распевцы — исполнители духовных стихов, народных песен духов¬ ного содержания. 107
гии. Можно было бы дать сообщение на группе по ознаком¬ лению с фондами Музея. Наметить поездки на лето. Обра¬ ботать архивы газеты «Безбожник» по линии бытового православия, для чего можно было бы использовать тов. Злы- гостеву (сейчас т. Злыгостева находится в Курске). Необхо¬ димо обследовать музеи Москвы и подмосковных районов по линии материалов бытового православия (поездка т. Нев¬ ского в Москву с этой специальной целью). Из ЦЧО вызвать тов. Зарина1 [П. К.] для доклада. Кроме того, в ЦЧО долж¬ на быть организована поездка для изучения религиозно¬ сти (в плановом порядке, через МИР). Необходимо во что бы то ни стало возобновить связь с корреспондентами. По¬ пулярность группы в широких кругах — через (платные) лекции. 14 и 28 каждого месяца — фиксированные дни заседаний группы. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. Невский. * Также М. И. Кострову (из Москвы), доклад которой о бытовом православии — в апреле месяце.1 2 Протокол заседания группы по изучению бытового православия 28 февраля 1933 г. Присутствовали: А. И. Васильев, Н. В. Малицкий, Н. А. Ни¬ китина, К. В. Элле, А. А. Невский. Председатель А. И. Васильев. Секретарь А. А. Невский. 1 См.: Зарин П. Работа сектантов в Воронежской губернии // Антире¬ лигиозник. 1928. № 1, 2, 3. (Сокращенный вариант опубликован: Зарин П. Сектантство в Воронежской губернии // Критика религиозного сектантст¬ ва. (Опыт изучения религиозного сектантства в 20-х—начале 30-х гг.) / Общ. ред и предисл. А. И. Клибанов; сост. Г. С. Лялина. М.: Мысль, 1974. С. 88—102. 2 Сноска А. А. Невского. 108
Порядок дня: Доклад К. В. Элле «Христианизация чувашей»1 Наметился план работы, из которого выясняется, что ма¬ териал концентрируется по крупнейшим социальным движе¬ ниям, захватившим чувашский народ, от начала проникнове¬ ния христианства к чувашам до Октябрьской революции. По предложению А. А. Невского, собравшиеся ввиду большого объема работы заслушивают лишь одну часть ее. Для заслушивания выбирается первая часть — история хрис¬ тианизации чувашей до эпохи Разина. По заслушании наме¬ ченной к обсуждению части работы докладчику были заданы вопросы. Никитина указывает на оттеснение материала по веро¬ ваниям материалами по классовой борьбе. Является ли это преднамеренным или получилось стихийно. Малицкий: Что такое «собор православных иезуитов»? Васильев: Почему в докладе опущено освоение края Мо¬ сквой? Какова роль ислама в Чувашии? Кто такие казаки, упоминавшиеся докладчиком? Кто были по социальной при¬ роде цивильские челобитчики? Элле: Без материала по классовой борьбе непонятен про¬ цесс христианизации. Границы между миссионерской дея¬ тельностью и миссионерской работой теряются. Заседания группы духовенства (Гурий, Макарий)1 2 происходили по цар¬ ской инструкции, с точки зрения [неразб.], является совер¬ шенно иезуитским. Вопрос об освоении Волго-Камья Моск¬ вой очень большой. Так как работа подготовлялась как введе¬ ние к обзору культовых мест Чувашии, то данный вопрос и не входил в поле особенного внимания, вопрос о взаимодей¬ ствии чуваш и татар (язычников, православных и мусульман) осложнен моментами национального шовинизма, поэтому я его не касался в широком масштабе. 1 См.: Элле К. В. Акатуй. Историко-этнографические очерки. Чебок¬ сары, 1935. 2 Христианизация чувашей началась с момента учреждения в 1555 г. Казанской епархии. Совершалось на основании соборного определения митрополита Московского Макария. Первым епископом этой епархии стал игумен Селижарова-Тверского монастыря Гурий (Казанский), на которого и была возложена миссия христианизации коренного населе¬ ния. 109
Среди казачества были люди из местных зажиточных слоев. Цивильские челобитчики принадлежали именно к та¬ кому слою. Перетяткович1 был прав в противоположность Порфирьеву,1 2 видевшему национальный момент и не заме¬ тившему момента социального. Невский отмечает широту содержания работы сравни¬ тельно с заглавием работы. Она заслуживает внимания не только историков религии, антирелигиозников, но и более широких кругов научных работников. Васильев: Некоторая восторженность докладчика в отно¬ шении материала вполне понятна. Приходится поднимать свежий исторический материал, увлекаясь опровержением ложных представлений об истории народностей СССР. Мало выявлена роль местных феодалов. Они были ущемлены и по¬ тому ставились во главе национальных движений. Необходи¬ мо критически подходить к челобитным монастырей. В чело¬ битных всегда проливается много слез: стонали и плакали, чтобы вытянуть побольше денег. Преувеличено в старых до¬ кументах обычно. Монастыри всегда укреплялись стенами — даже в центре России (Троицкая лавра, Кириллов монастырь, Волоколамский монастырь). «Казак» раньше был термин равнозначный термину «комиссар» (по-современному: роль в крестьянских движениях). Надо использовать новые истори¬ ческие работы, особенно Томсинского.3 Элле: Пусть факты в документах преувеличиваются, но все же они остаются фактами. Несомненно, что претензии «инородцев» сильнее, чем претензии русского населения. В Чувашии монастыри являлись крепостями, базами коло¬ низации. Председатель Секретарь 1 Перетяткович Г. Поволжье в XV и XVI веках: Очерк из истории края и его колонизации. Казань, 1877. 2 Порфирьев С. И. Древности Казанского края в актах генерального межевания. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1904. 3 Томсинский С. Г. 1) Колонии Московского государства накануне восстания Разина // Крепостная Россия. Сб. статей. Л.: Прибой, 1930. С. 97—124; 2) Крестьянские движения в феодально-крепостной России. Л., 1932. 110
Протокол № 8 собрания группы по изучению бытового православия 14 июня 1933 г. В помещении МИР АН. Присутствовали: Н. М. Маторин, А. М. Покровский, Н. В. Малицкий, Васильев, Ю. П. Францов, Н. А. Никитина, т. Магид, т. Макалатия, А. А. Невский, Каменецкая, Писарев, Шилаева. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Порядок дня: Доклад Н. М. Маторина. К вопросу об изучении религи¬ озного синкретизма. Обсуждение плана поездки А. И. Васильева в Псков¬ ский край. 1. Н. М. Маторин зачитывает доклад по рукописи статьи, подготовленной им к печати для сборника в честь акад. С. Ф. Ольденбурга.1 Автор указывает, что он намечает лишь вехи для иссле¬ дования, группируя материал, но не анализируя его до конца. [Вопросы и обсуждение] Макалатия: Какая разница между эклектизмом и синкре¬ тизмом? Докл[адчик]: Термин «эклектизм» относится к области науки, «синкретизм» к религии. Францов: Эклектизм не подходит к доложенному матери¬ алу, который демонстрировал органическое слияние верований. Макалатия: Есть ли не синкретические религиозные формы? Докл[адчик]: Синкретизм возникает на более поздних стадиях с развитием обмена. Шаманизм не синкретичен вооб¬ ще, он — автохтонная религия, но шаманизм XIX века при¬ обретает синкретический характер. Бурханизм — уже син¬ кретическая [религия]. 1 Маторин Н. М. К вопросу о методологии изучения религиозно¬ го синкретизма // Сергею Федоровичу Ольденбургу. К пятидесятилетию научно-общественной деятельности. 1882—1932. Сб. статей / Отв. ред. И. Ю. Крачковский. Л.: Изд-во АН СССР, 1934. С. 45—52 (см. ниже, с. 273—297). 111
Покровский: Доклад не имеет в виду больших социоло¬ гических обобщений. Интересен вопрос о спонтанном воз¬ никновении и развитии аналогичных религиозных верований. Аналогия тибетского ламаизма и католицизма. Другой во¬ прос — о религиозном синкретизме. В одних случаях мы имеем дело с совпадением религиозных верований, возник¬ ших на сходной основе, в других — с синкретизмом. Еще во¬ прос — о религиозной системе. Есть ли религиозные системы в действительности? Обычно мы имеем дело с комплексом, конгломератом верований. Францов: Доклад, прежде всего, интересен по теме. Проблема очень важна, но никто ее по-настоящему еще не ставил. Вопрос поставлен широко. Крайне важно было под¬ черкнуть активную роль духовенства в создании синкретиче¬ ских комплексов (письмо Энгельса к Бернштейну о культе Марии).1 Хотелось бы слышать более детальную разработку вопроса о синкретизме — где и почему, в каких слоях, преж¬ де всего, начинает прививаться христианство. Рассмотреть вопрос по общественным слоям. Никитина: Изучение синкретизма должно пойти по ли¬ нии исследования его отдельных вариантов. Но это изучение должно увязываться с изучением всей истории, всего целого данного локального комплекса. Без изучения материальной культуры и социального строя здесь не обойтись. Францов указывает на относительную самостоятельность надстройки в общественной жизни. Макалатия: Розенштейн1 2 отрицает термин «синкретизм», т. к., по его мнению, нет религии без синкретизма. Религиоз¬ ное развитие — активный процесс. Хевсуры не так легко 1 Письмо Ф. Энгельса Э. Бернштейну от 10 марта 1882 г. : «Что каса¬ ется девы Марии-Изиды, то это деталь, которой я не мог заняться уже за недостатком места. Культ Марии, как и культ всех святых, относится к го¬ раздо более позднему периоду, чем рассматриваемый мной (к тому време¬ ни, когда расчетливые попы вернули в лице святых политеистическому крестьянству его любимых богов-покровителей), и, наконец, это объясне¬ ние нужно было бы еще доказать исторически, для чего требуется специ¬ альное изучение вопроса. То же самое с нимбом и лунным сиянием. Впро¬ чем, культ Изиды был в Риме во времена империи частью государствен¬ ной религии» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат, 1964. Т. 35. С. 238). 2 Розенштейн Давид Эммануилович, в 1933 г. — аспирант и препода¬ ватель философии в ЛИФЛИ. 112
приняли христианские иконы. Нескольких миссионеров хев¬ суры убили. Христианство приняли прежде всего высшие слои общества. Маторин: Доложенный материал — небольшой кусок того, чем приходится заниматься. Задача — привести в систе¬ му собранный в большом количестве материал. Надо рабо¬ тать над исследованием, а не играть в словечки. 2. А. И. Васильев. План поездки по Псковщине в 1933 году. Кроме краеведческих заданий А. И. Васильев берет на себя задачу обследовать ряд культовых мест (Ольгины кам¬ ни,1 место культа Чирской иконы,1 2 Пушкинские горы с Параскевой Пятницей3). После Сол едкого района и Пскова — Рудненский район. Об этом районе имеется литератур¬ ный материал, наводящий на места культа (курганы, кресты, иконы и пр.). В Выскатке — материал по декабристам. В Ку- шове — святой ключ, в Рудно — опять ключ, Монастырек — святой лес, Доложское — пещеры, Ложголово — леген¬ да о приплывшей иконе Георгия, Рудница — кресты, кото¬ рые никто не может сдвинуть с места. Интересна роль ука¬ занных объектов в настоящее время, во время коллективи¬ зации. Маторин: У меня имеются материалы, которые могли бы быть полезны А. И. в его поездке. Культ Ольги очень интере¬ сен. Ольга — местный дериват христианского божества. По¬ этому и Аркадий Иванович углубился в дохристианскую эпо¬ ху. Необходимо связаться с Травниным в Порхове. 1 Под Псковом в Выбутах находятся так называемые «Ольгины кам¬ ни», которые и сейчас являются объектом религиозного поклонения и по¬ пулярным туристическим объектом. См. подробнее: Александров А. А. Ольгинская топонимика, выбутские сопки и руссы в Псковской земле // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии. Сб. статей к 75-летию В. Д. Белецкого / Отв. ред. А. Н. Кирпичников. СПб.: Art-con- tact, 1994. С. 22—31. 2 Чирская (Псковская) икона Богоматери, почитающаяся как чудо¬ творная, находится в Троицком соборе Пскова. Авторство «Сказания о знамении от Чирской иконы Божьей Матери» приписывается Филофею Псковскому и входит в состав ряда сборников и некоторых редакций жи¬ тия княгини Ольги. См.: Востоков А. X. Описание русских и словенских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842. С. 597. 3 В Пушкинских горах возле Святогорского монастыря существовала Пятницкая церковь, а также церковь Параскевы. 113
Покровский Облсовет может указать некоторых людей, которые могли бы быть полезны в работе (тов. Федоров). Невский, бывший в Доложске несколько лет тому назад, высказывает свои соображения о фотографировании Долож- ских ключей и дает указания о лицах в Доложске. 3. О поездке члена группы бытового православия в ЦЧО. Н. М. Маторин сообщает о возможности для А. А. Нев¬ ского в сентябре месяце поездку в ЦЧО и посетить ряд мест Московской области. Для работы можно использовать про¬ грамму в последней книжке «Православный культ и про¬ изводство»1 и вопросник к курсу ЛИЛИ. 4. Магид1 2 делает сообщение о работе на Кавказе по музы¬ кальной этнографии, о пирах Азербайджана, о круглых кам¬ нях в море у о-ва Артема около Баку.3 Маторин рекомендует связаться с И. И. Мещаниновым, исследователем пиров.4 Оценку материалов т. Магид необхо¬ димо сделать на одном из заседаний группы. 5. Маторин предлагает Н. А. Никитиной зачесть доклад по Карельским материалам. С осени — доклады Михина, До- биаш-Рождественской, Жирмунского, Маторина (о культе 1 Маторин Н. М. Православный культ и производство. М.; Л.: Без¬ божник, 1931. 2 См.: Магид С. Д. 1) Еврейский революционный фольклор // Совет¬ ский фольклор. Сб. статей и мат-лов (1935) / Отв. ред. М. К. Азадовский. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. № 2—3. С. 396—407; 2) Список собраний фонограммархива фольклорной секции ИАЭА Академии наук СССР // Со¬ ветский фольклор. Сб. статей и мат-лов / Отв. ред. И. И. Мещанинов. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. № 4—5. С. 415—429. 3 Остров Артем до середины 30-х гг. носил название Пар Аллахи (Божья святыня), в 1990-е ему возвращено историческое название. Культ камней в Азербайджане, где сохранились различные мегалитические со¬ оружения, был широко распространен. См. подробнее: Кулиева Р. Г. Культ камня в Азербайджане (Археолого-этнографическое исследование). Авто- реф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.07. Баку, 1993. 28 с. 4 «Пйры» — это культовые комплексы, священные места, святилища, особо почитаемые места захоронения. Мещанинов писал о сохранившем¬ ся в Азербайджане обычае приношения священным деревьям, которые также могли входить в состав этих культовых комплексов, металлических фигурок или металлических изображений частей тела. См. подробнее: Ме¬ щанинов И. И. Пиры Азербайджана. Л.: ИГАИМК, 1931. 114
камня), Малицкого. Необходимо расширить работу, спустив¬ шись в доисторические времена, в древнейшую религию сла¬ вян (Баканов, Никитина). Необходимо восстанавливать связь с местами. Необходимо также с осени развернуть работу среди бесед- чиков-безбожников,1 сделать заседания группы регулярными. Макалатия: Какова связь с Тифлисом? Маторин: Тов. Макалатия1 2 будет нашим полпредом в Тифлисе. От имени группы обратится к Музею истории рели¬ гии с просьбой об издании трудов группы. Покровский от имени дирекции МИР обещает поддержку группе в отношении издания ее работ. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Протокол № 1 заседания группы по изучению религиозного синкретизма3 26 сентября 1933 г. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. 1 Беседчиками в 1920—1930-е гг. называли пропагандистов, работаю¬ щих среди рабочих и крестьян. См. подробнее: Мосолов В. Г. «Со всех сто¬ рон дерут...» (что говорили простые советские люди своим агитаторам) // Социальная история. Ежегодник. 2004 / Центр соц. истории Института всеобщ, истории РАН, Центр экон. истории ист. фак. МГУ им. М. В. Ло¬ моносова, Центр изучения новейшей истории России и политологии Ин¬ ститута российской истории РАН. М.: РОССПЭН, 2005. С. 281—300. 2 В 1920-е—начале 1930-х гг. публиковался в основном на грузин¬ ском языке. См. на рус. яз.: Макалатия С. И. Культовые места и свя¬ занные с ними ритуальные обряды у грузин-мохевцев // Академику Н. Я. Марру / Отв. ред. акад. И. И. Мещанинов. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1935. С. 517—522. 3 Предполагалось (см. выше), что будут собираться две группы — по бытовому православию и по изучению религиозного синкретизма. В ре¬ зультате группы по изучению культов в ГАИМК превратилась в группу по изучению бытового православия при ИПИН, затем — в группу по изуче¬ нию религиозного синкретизма при МИР, получившую через одно заседа¬ ние название «Группа по изучению религиозного синкретизма Антирели¬ гиозной научно-исследовательской ассоциации при Музее истории рели¬ гии», а затем в группу по изучению религии в СССР. 115
Порядок дня: Н. М. Маторин. Религиозные пережитки в Пушкинском районе Псковского округа. А. И. Васильев. Религиозные пережитки в Солецком и Псковском районе. Н. М. Маторин, открывая первое заседание группы после перерыва, информирует о перспективах работы группы в на¬ ступившем 1933/34 академическом году и ставит вопрос о не¬ обходимости популяризации работ группы в массах. А. И. Васильев Религиозные пережитки в Солецком и Псковском районе Ивановская часовня около д. Ёгольник Солецкого райо¬ на,1 с купальней около нее.1 2 Деревня Ёгольник в праздник была подметена. Разговоры около часовни — о дороговизне, недостатках и проч.; около 2000 г., через 67 лет, все тяготы кончатся. Икону из Свинорда принесли женщины и девушки. Под икону подходили. Народу около часовни во время мо¬ лебна было около 200 человек. В купальне некоторые купа¬ лись. Удалось заснять купанье ревматика. В купальне висит рубашка от больной коростой. 1 О современных исследованиях сакральной топографии Солецкого р-на см. подробнее: Платонов Е. Сакральная топография деревень в ниж¬ нем течении р. Шелонь (исследования в округе бывших Илеменского, Ре- тенского и Скнятинского погостов) // Антропологический форум. 2007. №7. С. 231—280. 2 Часовня, освященная в честь Иоанна Крестителя, была установлена над егольницким источником в XIX в. Е. Платонов пишет: «О причинах начала почитания Егольницкого источника существует легенда, что в не¬ запамятные времена на нем явилась икона Ивана Крестителя и с тех пор он сделался целебным. Икона эта находится в ц[еркви] с. Свинорд (...). Явление иконы произошло по легенде еще до Ивана Грозного, т. к. в ней фигурирует и он при следующих обстоятельствах. После разгрома Новго¬ рода, по дороге в Псков, у Грозного в Медведе разболелись глаза. Мест¬ ные жители посоветовали ему помыть глаза водою Егольницкого источни¬ ка, который лежал на его пути в Псков. Когда Грозный умылся над источ¬ ником, глаза поправились, и он велел выстроить на свой счет каменную часовню над источником. В день явления иконы — в Иванов день 24 июня, из Свинорда ежегодно приходил крестный ход, в котором участ¬ вовала и явленная икона» {Платонов Е. Сакральная топография дере¬ вень // Антропологический форум. 2007. № 7. С. 257—258). 116
Церковь прор. Ильи XVI в. в Выбутах,1 Псковского райо¬ на со звонницей. В Ильин день удалось быть на празднике. Володя Гельт, нищий, сын псковского миллионера. Его назы¬ вают в Пскове юродивым. Гулянка молодежи. Село Выдры (Волженец, Ольгенец) с ключом, в котором мылась девушкой княгиня Ольга. Мытье водой источника — от болезни глаз. Ольгин камень, теперь он взорван и употреб¬ лен на шоссе. Чирская икона возле Пскова. В 1420 г. она заплакала. В пожар Пскова в 1609 г. она сгорела. Это была икона типа Знамение. В 19 в. Евгений Болховитинов вновь изобрел Чир- скую типа Одигитрии. Но ее забыли и вновь объявили Чир- ской икону с Богородицей на престоле. Первая икона была в церкви Знамения, в Троицком соборе потом стояли 2 иконы Чирской. Ризы с последних икон украдены, так что компро¬ метирующие подписи исчезли. Крыпецкий монастырь. Церковь 1554 г. Культ Саввы Крыпецкого1 2 угас. Некоторые совхозники даже не знают о святом, и церковь превратили в хозяйственное помещение. Виделебье — родина святых: Евфросиния3 и Никандра.4 Ев- фросиния забыл даже местный поп. Никандра помнят. В церк¬ ви показывают место, где Никандр молился. Явленная икона Николы. Есть камень, на котором «яви¬ лась» икона. Отшельница — жена покойного священника — занимается бытовыми предсказаниями (живет близ д. Ми- лётова). 1 Погост Выбуты, рядом с которым находится деревня Выдры с Оль- гинским ключом, считается родиной княгини Ольги. Сохранился одно- столпный храм Ильи Пророка XV в. 2 Савва Крыпецкий (XV в.), псковский святой. Подробнее см.: Алек¬ сий. Краткое сказание о житии, подвигах и чудесах преподобнаго Саввы Крыпецкаго, псковскаго чудотворца. Псков: Тип. Губернского правления, 1903. 9 с. 3 Прп. Евфросин Псковский (ум. 1481), в миру Елеазар, из крестьян д. Виделебье. Строитель Трехсвятительского Елеазарова монастыря. Ка¬ нонизирован в 1547 г. 4 Прп. Никандр, пустынножитель, псковский чудотворец (ум. 1581). Объектом народного поклонения был дуб, под которым Никандр прини¬ мал паломников и под которым был погребен. В Новейшее время важным элементом народного культа стала дубовая крышка гроба Никандра, к ней прикасались страдавшие от зубной боли. Благовещенская Никандрова пу¬ стынь под Псковом сейчас восстановлена и вновь стала местом паломни¬ чества. 117
Симон Тодорский,1 учитель закона божия Екатерины И, псковский епископ, местный святой. Молитва у его гроба больных разными болезнями. Рубашки больных клались на гроб Симона, даже под пелену. Служат у гробницы пско¬ во-печерские монахи. Икона Параскевы в Ильинской церкви в Пскове. Отмирание религии. Нехождение в церковь мужчин. Не¬ кому хлопотать о крестных ходах. Но в Ильин день в ряде мест не работают. С преодолением религии дело обстоит хуже. Безбожной работы совсем нет, кроме самого Пскова. Вопросы: Писарев: Как относятся власти к юродивому? Дуйсбург: можно ли считать источники местами древне¬ го культа? Куразов: Откуда явились тарантасики у богомольцев? Дуйсбург: Как обстоит дело с медицинской помощью? Лавров: Какой национальности Гельт? Как маскировали Вы свои подлинные намерения. Что за сруб под купальней? Ответы: Васильев: Гельт живет во Пскове и не считается вредным человеком. Там есть другой юродивый — специалист по жен¬ ским болезням, о нем расскажет доктор Яковлев. Часовни не старые, но построены на месте старых. Таинственные обнов¬ ления часовен: никто никогда не видел, чтобы часовни пере¬ страивались. Тарантасы, по-видимому, находятся еще в ин¬ дивидуальном пользовании. С медицинской помощью дело обстоит не так плохо. Источник всегда под рукой, а за помо¬ щью надо идти ряд верст. Маскировку облегчала осведом¬ ленность о предметах, сведения о старине, которые в разго¬ воре сообщали попутчики. 1 Симон Тодорский (1700/1701—1754) — законоучитель и воспита¬ тель великого князя Петра Федоровича и его невесты — Екатерины Алек¬ сеевны, переводчик и проповедник. Учился в Киеве, затем в академиче¬ ской гимназии в Петербурге, позже в Галле, Иене. Похоронен в Пскове в Троицком соборе. Почитался как местночтимый святой. 118
Н. М. Маторин Религиозные пережитки в Пушкинском районе Псковского округа1 Пограничный район и в прошлом, и теперь. Святогор¬ ский монастырь. История монастыря связана с явленными иконами богородицы (Одигитрии и Умиления). Юродивый Тимофей1 2 (см. у Серебрянского)3 — свидетель явления икон Богородицы. Есть камень со следами колен Тимофея (или си¬ дения Богородицы, отдыхавшей на камне). Явления икон были на деревьях. Иконы находились в часовне. Иконы сей¬ час новые. Икона, изображающая Тимофея, перед деревом с иконой. Старушки говорят, что Тимофей изображался с лапот¬ ком, который он плел. Тимофеева часовня, Тимофеев коло¬ дец, Тимофеева горка. Всего в Пушкинских горах 4 «чудо¬ творные» иконы. В Ильинскую пятницу был большой ба¬ зар — остаток празднования Ильинской пятницы. Казанская церковь4 — средоточие маленького нелегаль¬ ного женского монастыря (в хибарках около церкви живет около 20 женщин). Пещерка отшельницы опустела: блажен¬ ная Параскева переселилась на зиму или перешла на житель¬ ство в другое место. Но ее удалось увидеть. Легенды Параскевы о возникновении «намастыря». Под Тимофеевской горкой 4 дороги: на Иерусалим, на Псков, на Киев и на Печоры. Служил в «намастыре» монах, которого крестьяне потом выгнали. Консультация о болезнях у матуш¬ 1 Материалы доклада опубликованы: Маторин Н. М. Живые святые // Антирелигиозник. 1934. №4. С. 17—21 (см. ниже, с. 298—332). 2 Блаженный Тимофей Вороничский (Псковский), пастух (ум. после 1563). Память в Соборе Псковских святых 13 июня, в день празднования иконы Богородицы «Умиление» (Святогорская). Согласно преданию бла¬ годаря ему чудесным образом были обретены иконы Богородицы (Умиле¬ ние и Одигитрия) на Синичьей горе, где затем был выстроен Святогор¬ ский монастырь. 3 Серебрянский Н. И. Очерки по истории монастырской жизни в Псковской земле. М., 1908. 4 Очевидно, имеется в виду деревянная церковь Казанской Божьей Матери (построена в 1765 г.). Церковь не закрывалась. После закрытия Святогорского монастыря (1924) в нее перенесли почитаемые иконы Божией Матери «Одигитрия» и «Феодоровская» (в 1992 г. возвращены монастырю). 119
ки Параскевы. Пещерка у Прасковьи маленькая, печурка, обогревающая зимою, кроме этого, имеются лавка и постель. Рассказы о заре-зарянице, о явлении креста на небе — удоб¬ ный способ контрреволюционной агитации. Агитация за крещенье детей. Прасковья ходила по старцам и блажен¬ ным — хотела исцелиться от болезни глаз. Старец ей «всю жизнь предсказал». Мужчин она обычно в пещерке не при¬ нимает. Алексей Степанович (Лёша Пшик) — «прозорливый, носивший всегда 5 рубашек». Его «вши съели», как говорят крестьяне. Вася-юродивый кусал женщин. Антипушка — носил фонарь во время крестных ходов. Болящий Матвеюшка, у него был последователь Ника- ша, спавший в нетопленной избе. Никандра пустила вход Прасковья. Его уже при жизни стали превращать в святого. На похоронах Никандра народу шло версты на 4 (в 1932 го¬ ду). Кирюшка-юродивый украл у Прасковьи «сарахван»: «мо¬ жет он меня этим испытывает», говорила Прасковья. Иван Федотьев — пророк-юродивый живет в колхозе. Колхоз, по-видимому, большой. Федотьев раньше часто хо¬ дил в церковь, после коллективизации у него начался психоз: Федотьев — «сын божий». Приступы «богосыновства» у него очень мучительные. Он страдает болезнью в роде шаманской (припадки). Он сам с собой разговаривает диалогически (от лица бога и от лица своего собственного: «сын мой воз¬ любленный...»). В его мировоззрении смешение мистики с рационализмом. Мания величия у Федотьева (он один из трех великих пророков). Он сам себя причащает, по несколько раз в день. Федя Антоновский, помешавшийся после контузии. Он сажал женщин на камни («высиживать цыплят»), выкапывал покойника из могилы («чтобы утешить невесту, потерявшую жениха»). Пятницкий ключ около вокзала иссяк. Ключ-кипун почи¬ танием не пользуется. Состав церковных двадцаток очень поучителен. Боль¬ шой процент женщин (около 30 процентов). Среди моло¬ дых — 50 процентов женщин. Женщины-псаломщицы, моло¬ дые (1904 года). Маскировки особой делать не пришлось: профессор из Ленинграда, интересуюсь стариной. 120
Вопросы: Васильев: Как Иван причащается? Маторин: Являются ангелы, вынимают из него частицу и ею причащают. Дуйсбург: Как живут в женском монастырьке? Маторин: Для освещения этого нужна женщина. Высказывания: Васильев: Крестный ход, направлявшийся к Печорам, теперь только молится в сторону Печор (они находятся в Эс¬ тонии). За Федотьевым один из врачей обещал иметь наблю¬ дение. Куразов (Луга): Нельзя ли через облздравотдел обратить внимание на борьбу со знахарством, юродством и проч.? Ставка на женщину у церковников берется очень твердая. Упадок антирелигиозной работы за последние годы, работа совершенно заглохла. Дуйсбург: В Ленинграде можно наблюдать то же самое у Юсуповского сада; превращение в юродивых; религиозные обряды в рабочих семьях. Тенденция к распространению яв¬ лений из области религиозного быта. Маторин: Мой материал идет в книге «15 лет безбожной работы».1 Надо поставить вопрос о печатании работы Ва¬ сильева в ГАИЗе. Нельзя ли в Доме антирелигиозного про¬ свещения1 2 устроить массовый доклад с диапозитивами? Ма¬ териалы свои я передал А. И. Васильеву. Предложения принимаются. 3. Текущие дела Установления для заседаний группы 9, 19. Следующий доклад — Никитиной (9 октября). 1 В этом юбилейном сборнике публикаций самого Маторина нет, од¬ нако приводится информация о деятельности Ленинградского совета СВБ в Ленинграде. Вероятно, это и имеет в виду Маторин: Воинствующее без¬ божие в СССР за 15 лет; 1917—1932 / Под ред. М. Енишерлова, А. Лука- чевского, М. Митина. М.: ОГИЗ, 1932. 2 Дом находился в ведении Облполитпросвета. Ставил своей задачей проведение антирелигиозной пропаганды во всех ее формах (лекции, дис¬ путы, художественные вечера, концерты, кино). При доме организованы музей, [методический] кабинет, библиотека, кружки — живая газета, дра¬ матический, эсперанто и др.). См.: Спутник безбожника по Ленинграду / Сост. И. Эльяшевич. Л.: Прибой, 1930. С. 68. 121
Н. М. Маторин информирует о связях с французским об¬ ществом фольклористов.1 Просить Е. Г. Кагарова произвес¬ ти библиографический обзор работ французских фолькло¬ ристов. Председатель Секретарь1 2 Протокол № 2 заседания секции религиозного синкретизма Антирелигиозной научно-исследовательской ассоциации при Музее истории религии 9 октября 1933 г. Присутствовали: Н. М. Маторин, А. И. Васильев, М. Г. Ху¬ дяков, Михин, Данилин, Лавров, Никитина, Невский, Ершов, Миронычева, Чумин (11 человек). Председательствовал А. И. Васильев. Секретарь А. Невский. Доклад Н. А. Никитиной «Современное состояние религиозных верований в Карелии» Карелия была одним из наиболее отсталых районов цар¬ ской России. Большие семьи (по 18 человек), состоявшие из нескольких малых, были не редки в Карелии. Неразделенные семьи и теперь можно встретить среди бедняцких слоев. Кол¬ лективные работы и помочи в Карелии. Коллективные пир¬ шества и братчины в Карелии, охотничьи братчины в честь лешего. Трехгранный жертвенный сосуд и ольховая ложка — принадлежности охотничьей жертвы — братчины. Жертво¬ приношения водяному также распространены. Леший — это 1 Речь идет о Societe dufolklorefrangais, которое с 1930 г. издавало журнал «Revue du folklore ffan?ais», обзор публикаций которого подтверж¬ дает знакомство с Н. Материным. См., например: Revue des etudes slaves. T. 14, fascicule 3—4. 1934. P. 255; Revue des etudes slaves. T. 15, fascicule 1—2. 1935. P. 113. 2 Явочный лист приложен на отдельном листе (Л. 40): Александ¬ ров П. В. (Павловск, ул. Энгельса, 36), Авилова Е. Ф., Дуйсбург, Невский, Малицкий, Куразов [неразб.], Лавров Л. И. (ул. Подольская, 16, кв. 5), Писарев, Н. М. Маторин, Невский. 122
хозяин леса, водяной — хозяин воды. Часовни обычно свя¬ заны с культом деревьев, родников, скотоводческими обря¬ дами. Закалывание в престольные праздники овец, бычков и т. д. Перед церковью. Христианизация братчины. Престольные праздники празднуют 2—3 дня. Праздник уносит [неразб.] рублей из кармана крестьянина. Праздник слагается из хожденья в церковь, угощенья, гулянки с ярмар¬ кой, скачек. В последнее время праздники отмирают, проис¬ ходит отказ деревни от престольных праздников путем кол¬ лективного решения и объявления. Борьба с отказами от праздников со стороны духовенства. Рассказы о сильных кол¬ дунах, об их перевоплощениях. В пастухи стремились нанять человека, знакомого с колдовством. Обряд отпуска во время первого выгона скота на кладбище. Стойкость культов, свя¬ занных с домашним хозяйством; за них особенно держатся женщины, которые являются хранительницами магических обрядов. Охотничьи амулеты: медвежий коготь, летучая мышь. Рыбацкие обряды сохраняются в условиях индивиду¬ ального речного рыболовства. В Поморье, где растут рыбац¬ кие колхозы, рыбачьи верования быстро изживаются. Болез¬ ни связываются с местом, где болезнь дала почувствовать себя, или с покойником. Существует вера в порчу и сглаз. Ле¬ чение оспы приношениями больному, ласками, приводом к нему детей (чтобы болезни смилостивились и покинули боль¬ ного). Похороны: носят наиболее архаический характер. Прино¬ шение покойникам пирогов. Плакать нельзя, наоборот, надо шутить. Гроб называется так же, как и челнок, челны кладут¬ ся на могилах. На поминках подается кисель, с киселем боль- шуха, с попом идут на реку, где служится лития. В годовщи¬ ну устраивается большой стол. Накануне сорокового дня устраивалась постель на печи для покойника. Гражданские похороны плохо прививаются. Объединения мужской и женской молодежи. Зажиточ¬ ные держались особняком. Праздничные беседы,1 вечерины 1 Праздничные беседы — молодежные посиделки, которые «начина¬ лись со дня Рождества Пресвятой Богородицы, а у карел — со дня Воздви¬ жения Честного и Животворящего Креста Господня. В Заонежье они носи¬ ли название — беседы, в Пудожье — вечёрки, в Поморье — вецерины, у карел — bessodat (сегоз.), besodut (ливв.), у вепсов — besedad, bese- 123
(молодежь брачного возраста определенных деревень). Откуп мест на вечеринах девушками. В Васильев вечер парни ода¬ ривали нравившихся девушек конфетами и др. сладостями. Интересная фигура карельского свадебного обряда — сват- колдун. Накануне свадьбы устраивалась баня. К благословле- нию церкви часто совсем не обращались и жили невенчанны¬ ми до смерти. Дорогая плата за венчание заставляла отказы¬ ваться от церковного обряда. Свадебные обряды держались крепко до 1923 года. За последнее время возродилась старая форма заключения брака: парень прямо с беседы уводил де¬ вушку в дом своего отца и родители девушки извещались о совершении факта. Родильные обряды. Родильницу прячут, обычно в хлев. Время родов скрывают. Детей не всегда крестили и раньше, теперь обряд крестин и совсем отмирает. Вопросы: Лавров: Наиболее архаичный район в Карелии? Докладчик: Северо-Запад, часть Карелии, Олонецкий район, Юг Карелии, Север Карелии и районы, лежащие на торговых путях, наиболее христианизированы. Лавров: Дата начала христианизации Карелии? Как назы¬ вается леший? Докладчик: Начиная с XVIII в. леший называется «кару». Маторин просит конспективно познакомить собрание с содержанием дальнейшей работы. Докладчик: Вопрос о христианизации Карелии. Большой удельный вес старообрядчества и причины этого. Правосла¬ вие в Карелии. Братчины. Секты. Лютеранство Карелии. Маторин: Использованы ли в работе церковные ле¬ тописи? Оформлена ли работа о братчинах у тов. Ники¬ тина? dsijad (букв, «беседные места»). Цит. по: Винокурова И. Ю. Праздничная система крестьянского населения Олонецкой губернии (конец XIX—нача¬ ло XX в.) // Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: исследования, источники, историография / Карельский научный центр РАН, Институт языка, литературы и исто¬ рии; [науч. ред. и сост. И. Ю. Винокурова]. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2010. 124
Никитина: Церковные летописи по возможности исполь¬ зованы. Работа о братчинах Никитиным подготовлена к пе¬ чати.1 Маторин: Материал о часовнях должен войти в работу. Васильев указывает источники данных о карельских ча¬ совнях. Лавров: Не встречали ли в Карелии культ рыбы? Докладчик: Таких моментов не встречалось. Вообще ры¬ боловные обряды обследованы плохо. Васильев: Чернявский1 2 на Чудском озере столкнулся с амулетами из сушеной летучей мыши у рыбаков, с кражей поплавков, с обычаем подбрасывать в чужую лодку лягушку. Маторин: Н. А. Никитина систематизировала большой материал, спасла от забвения многие факты. (Оглашает мате¬ риал тов. Абрамова о верованиях рыбаков Чудского озера). Материалы Н. А. Никитиной должны быть оглашены на сес¬ сии научно-исследовательского Карельского института. Лавров приводит параллели из верований ленинградских финнов. Необходимо было бы указывать на время возникно¬ вения того или другого верования. Маторин: Следующий раз секция собирается: 19 октября — Никитина. Православие в Карелии. Астахо¬ ва. Писарев. 29 октября — Никитина. Старообрядчество в Карелии. Васильев. Старообрядчество в Псковщине. Информационное сообщение по поездке в Москву. [Ма¬ торин]. В ЦБК создается фольклорная комиссия. Дано задание по изготовлению программ по изучению верований. В линии изучения верований народов СССР будет работать ИАЭ, в линии изучения бытового православия должна принять учас¬ тие наша секция. Мне удалось побывать в Троице-Сергиевой лавре (информация о состоянии музеев в Лаврском городке). Интересно было бы пригласить из Лаврского музея тов. По¬ 1 Никитин Г. А. Жертвоприношения в Карелии // Материалы по этно¬ графии. Т. II. Народы Прибалтики, Северо-Запада, Среднего Поволжья и Приуралья. СПб., 2004. С. 335—347. 2 Скорее всего, имеется в виду Павел Елисеевич Чернявский (1895—после 1947) — художник, этнограф и натуралист, краевед. 125
пову, у которой есть материал по культу медведя у русских, по семейским старообрядцам. Сохранились материалы по иконописной мастерской, которая будет восстановлена в экс¬ позиционном порядке. Культ мощей Сергия в музее испод¬ тишка продолжается (прикладывание верующих даже к ок¬ нам, около которых стояла рака с мощами). Из архива музея пропал в первые годы после револю¬ ции ряд документов. Монашеских ряс нет совсем — их ищут для экспозиции монастырского быта. Курьезы экспозиции: изображение микробов на иконах, в тех местах, где икону целовать, при креплении этикеток к середине иконы — кнопка. Председатель Секретарь [Письмо Абрамова] Николай Михайлович! Посылаю Вам материал, который мне удалось собрать будучи в Гдовском районе в рыбацких колхозах, согласно Вашей просьбы о пережитках и суевериях рыбаков. В этом материале я постарался подробно описать те суе¬ верия о пережитках, которые мне удалось выявить в столь ко¬ роткий период (10 дней). Кроме этого, я пытался высказать в этом материале свое мнение и дать отзыв. Извините, что посылаю Вам этот материал с опозданием. 3/IX-33 г. С коммунистическим] приветом, Абрамов Дополнительный материал к отчету о работе в Гдовском районе1 по линии Рыбаксоюза [Материал Абрамова. Машинопись] В данном материале я сообщаю о выявленных пережит¬ ках и суевериях по рыбацким колхозам о состоянии анти¬ религиозной пропаганды и о религиозности местного насе¬ ления. Мне удалось выявить не все суеверия. Местные жители (рыбаки) неохотно давали мне эти сведения, но все же мне удалось выявить такие суеверия, которые и в колхозе еще су¬ ществуют. В первую очередь я перечислю те суеверия, кото¬ 1 Псковская область. 126
рые еще имеют место в колхозах, затем и все остальные, ко¬ торые теряют почву для своего существования. Еще крепко сидит в сознании рыбаков вера во встречу с каким либо человеком, хотя бы односельчанином, при выезде на ловлю рыбы. Если встретился человек, то рыбаки обраща¬ ют внимание на него. Какой он? Брюнет или блондин? Коли брюнет, то улов будет плохой, а если блондин, то есть на¬ дежда на улов. В случае же неудачного лова, встретившийся человек, будь то блондин или брюнет, презирается, и всегда стараются его избегать в своем обществе. Так, например, в деревне Раскопель Сосновского сельсовета есть один старик, которого избегают и презирают за дурной глаз, и есть одна женщина, которая славится хорошим глазом. Мне один кол¬ хозник по этому поводу говорил так: «Когда мы приезжаем с рыбой, и стоит этому старику только посмотреть на нее (рыбу), то после этого несколько раз подряд возвращаемся без рыбы. Он портит улов, и мы стараемся только напрасно. Мы этому старику говорили, чтобы он не подходил к нам, и вообще ему делать нечего около нас. А вот есть у нас одна женщина, за которой иногда хоть нарочно посылай или ска¬ жи, чтобы встретилась. Когда собираются на лов, то к этим рыбакам соседи ста¬ раются не ходить и ничего не просить, а в свою очередь те рыбаки, которые собираются на лов, могут идти к соседу и просить что-либо из недостающего (фартук, рукавицы и проч.), но сосед этот никогда не даст. Поэтому обычно ни¬ кто друг к другу не ходит. Это суеверие объясняется сле¬ дующим положением: сосед, пришедший к собирающемуся, рыбак, может с собой унести счастье улова, а собирающийся рыбак может приобрести это счастье у остающегося дома соседа. В редких случаях еще бывает перевыезд рыбаков на рыб¬ ную ловлю. Перевыезд делается тогда, когда подряд несколь¬ ко раз рыбаки собираются на лов, доходят до берега и возвра¬ щаются обратно по своим домам, каждый рыбак, войдя в свой дом, сразу возвращается к берегу, и тогда едут на лов¬ лю. Это суеверие объясняется следующим положением: если были подряд неудачные ловли, то в перевыезд думают обма¬ нуть озеро и какие-то силы и что выезжают уже не рыбаки, а как бы другие. Таким образом, неудачи и несчастье оставля¬ ют на берегу в первый выход, со счастьем и удачей едут в озеро. 127
До сих пор, при изготовлении снеткового невода, привя¬ зывается на маточный гужок, на цопки, цирка (поплавок) с каплей ртути. Ее заделывают в этот поплавок. Эта цирка не меняется, если она сильно промокла и тонет, ее привязывают к новому неводу, если старый износился. Такая цирка сейчас хранится в колхозе им. Сталина (дер. Раскопель). Точного значения и объяснения я не смог добиться. Во время бури и грозы рыбаки, находящиеся в озере, призывают в помощь Николу и Илью, которых просят спасти их жизнь. Все вышеперечисленные моменты суеверий имеют место в колхозах, и когда говоришь о них, то хотя и встреча¬ ешь насмешливое отношение к ним, но все же они до сих пор существуют. Теперь скажу о суевериях, которые уже отжили свой век в силу наличия колхозного рыбацкого хозяйства. Переход рыбаков через огонь, зажженной вересины, срубленной до солнечного восхода в великий четверг на страстной неделе. Невыезд первым в озеро в первый день недели. В случае не¬ удачной ловли принимали меры водосвятия своей посуды, вылавливание оставшейся рыбы в мережки удачного рыбака и перенесение в свою лодку, либо выбирание мусора из лод¬ ки удачного рыбака и окуривание своей лодки. Зимой стара¬ ются взять сена с рукавиц удачного рыбака для окуривания своей лодки. Эти процедуры делаются тайно, чтобы никто не видел. Полового воздержания, как говорят рыбаки, перед ловлей не было, но обязательно было окуривание себя в знак очищения от всех несчастий. Во время лова и во время сооружения снастей избегают названия зверей, кроме волка. Меня уверяли, что теперь это существует только в виде смеха. После улова и продажи рыбы, в процессе дележа выруч¬ ки, первая куча денег откладывается богу на свечку, а затем всем остальным, последним рублем или какой-либо другой монетой старший рыбак, как его раньше называли «жерник», обводит кучки денег с приговором о том, чтобы рыба собира¬ лась, в кучи также собираются деньги. Если раньше выезжали на ловлю в религиозные праздни¬ ки и делали хороший улов, а в случае же после, в будничный день, неудача, то объясняли тем, что их карает бог за празд¬ ничный улов. Вот все те суеверия, которые мне удалось выявить на основе разговоров со старыми рыбаками-колхозниками. 128
В части почитания святых можно сказать, что особым по¬ четом пользуются Никола и Илья, а Петр стоит как бы на втором месте. По всему берегу Чудского озера имеются толь¬ ко две церкви Петра, в деревне Спицыно Гогловского сельсо¬ вета и деревни Лаптивецы Воскресенского сельсовета. Теперь кратко остановлюсь на религиозности местного населения и о состоянии религиозной пропаганды. Несмотря на общий отход масс от церкви и подрыв корней религии, все же в отдельных слоях крестьянства религиозность существу¬ ет очень сильно, и особенно в условиях рыбацких хозяйств. Я, например, заметил, что деревня, занимающаяся исклю¬ чительно земледелием, отошла гораздо дальше от религии, нежели та деревня, которая занимается главным образом рыболовством. Это обстоятельство я объясняю следующими причинами и полагаю, что не ошибаюсь: если деревню с зем¬ леделием постигли какие-либо стихийные бедствия, то здесь нет еще внезапной гибели, смерти человека непосредственно от этих бедствий, а тем более в условиях колхозного хозяйст¬ ва. Но совершенно по-иному обстоит дело в рыбацком хозяй¬ стве. Тут, прежде всего, связано с риском смерти непосредст¬ венно от стихийных сил, не говоря уже о гибели снастей и полного неудачного лова. Поэтому всевозможные пережитки и суеверия до сих пор еще крепко сидят в сознании рыбаков, даже в условиях коллективного хозяйства. Правда, эти пережитки и суеверия менее всего сейчас находят почву среди молодого подрастающего поколения, но все же они существуют и заражают молодое поколение, ибо нет против них организованного отпора, нет систематической антирелигиозной работы. Поэтому немудрено, что я встре¬ тил, с одной стороны, враждебное отношение к себе со сто¬ роны отдельных колхозников и, с другой — большой интерес и внимание к моим докладам и беседам. Это особенно ярко было выражено в колхозе «Труженик» (дер. Ветвенники). Ве¬ чером после доклада мне стали подыскивать ночлег, то мно¬ гие отказывали под предлогом «нечего постлать», а один ска¬ зал: «Ему не ночлег надо дать, а в ледник запереть». Летние престольные праздники, как их по-местному на¬ зывают — пивные праздники, выполняются аккуратно с 3-х днев¬ ной гулянкой и попойкой. В эти дни колхозная работа стоит не только в той деревне, где этот престольный праздник, но частично и в соседних колхозах, так как оттуда приезжают в гости на этот праздник. В дер. Островцы на первый день Ива¬ 129
нова праздника водки было продано на 15 тыс. рублей. На второй день, когда я приехал туда, можно было наблюдать большое количество народу, гуляющего по улицам в пьяном виде. От этого не отставали и некоторые партийцы и ком¬ сомольцы, которые, очевидно, тоже отправляли праздник. В колхозе им. Захарова (дер. Спицыно) мне колхозники зая¬ вили, что мы в Иванов день не работаем и постараемся до Петрова дня полностью закончить сеноуборку, а в Петров день, хоть ты тресни, работать не будем, ибо это наш пивной праздник (престольный праздник). Церкви по всему побе¬ режью функционируют. В 1931 г. приезжал даже архиерей для поднятия духа веры. И вот на фоне такой религиозности антирелигиозная про¬ паганда совершенно отсутствует. Мне колхозники говорили, что я первый говорю на эту тему в течение полутора-двух последних лет. Действительно, везде, где я был, а я проехал половину района, не встретил ни одной ячейки СВБ. Сущест¬ вующее районное Оргбюро СВБ совершенно бездействует. Антирелигиозной массовой литературы не только в библио¬ теках-передвижках нет, но даже в районной библиотеке тако¬ вая отсутствует. Не выписывается газета «Безбожник» даже в районной библиотеке. И мне кажется, что районные орга¬ низации тоже смотрят на антирелигиозную работу спустя ру¬ кава. Вот примерно общее состояние религиозности и антире¬ лигиозной пропаганды по Гдовскому району Ленобласти. Абрамов Протокол № 3 (11) заседания группы по изучению религиозного синкретизма 19 октября 1933 г. Присутствовали: Н. Маторин, Н. Михин, Арк. Васильев, А. Клемянтенок, А. Копоткин, Н. Малицкий, С. Писарев, А. Нев¬ ский. Порядок дня: Доклад Н. А. Никитиной. Православие в современной Карелии (доклад не состоялся за неприбытием докладчика). 130
Сообщение С. С. Писарева о поездке в Карелию в 1933 г. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Писарев С. С. Сообщение о поездке в Карелию в 1933 г. Предполагался поход между Онежским озером и Бе¬ лым морем. Так как вопрос с передвижением и продовольст¬ вием обстоял очень остро, наблюдения пришлось сократить. Сведения собирались, главным образом, через молодежный актив. Маршрут: по границе Карелии, параллельно Беломорско¬ му каналу. Районы: Онежский район (рыболовный), Центральный (отходничество, охота, рыбацкое хозяйство), Поморский рай¬ он (зажиточный). Начали с Чолможа (Онежское озеро). Нередко нас прини¬ мали за беглых и пытались арестовать. В Чолможе 2 церкви, но духовенства нет. Антирелигиозная работа велась налета¬ ми. Район Верхнего Выга — старообрядческий. Теперь от старообрядчества там ничего не осталось. Сейчас это очень глухой район, раньше же там по дороге катали тройки к Онежскому озеру. За Лексой начинается сплошная глушь. Оттуда мы пробрались в дер. Калгачиху, куда надо идти тро¬ пами от берега Белого моря. Легенда о культе Ремешкова, который якобы утонул, не выполнив хлебозаготовок. Оказывается, он инсценировал утопление, поселившись на самом деле в землянке в лесу. В землянке оказалось много запасов и икон. Так рассказыва¬ ла легенда. В том месте, откуда он происходил, легенда была бедна подробностями, чем дальше от этого места (от д. Сер¬ гиева), тем более она оказывалась разукрашенной. Колхозы рассматриваются как наказание божие за грех. Калгачиха (Сев. Край) — 145 дворов, большое озеро, ры¬ боловство. Жителей около 600 человек. 100-процентная кол¬ лективизация. Последние 4 кулака были выселены в 1933 го¬ ду. Ни сектантов, ни «пустынников» вокруг Калгачихи нет. В окрестностях было много крестов, большинство из них упали, и никто их не поднимает. До 1926 г. в Калгачихе был дореволюционный поп, который умер. «Новый поп» — из 131
монахов. До 1929 г. поп получал от сельсовета норму. После 1929 г. он «кормился» от верующих. В 1930 г. он ушел («не замог кормиться»), В Калгачихе была партия ссыльных, кото¬ рые одно время жили в церкви. Церковный архив был переве¬ зен в Онегу. После квартиры для ссыльных церковь была превращена в клуб. После 1930 г. обрядность прекратилась. Последний свадебный обряд был в 1928 г. Антирелигиозные агитаторы стали появляться с 1923 г. Религиозных 1/6 часть, они позже всех вступили в колхоз. Церковный сторож крестил ребят в купели. Когда он уехал в Онегу, крестить в купели продолжала его жена, старуха. Кре¬ стят водой на дому и знахари, и повитухи. Знахарями практи¬ куется отпуск скота (последний раз с топором был обход ско¬ та в 1929 году — знахарь Иван Мокеев). Неофициальные за¬ говоры и теперь практикуются. «Старушки» — знахарки есть и не старые (в 40 лет). Они читают и по покойникам. Старуш¬ ки приносят на могилы горшочки с ладаном. На горе имеется камень с тарелочным углублением, рисунки, которые явля¬ ются картой местности. На этой горке устраивались обрядо¬ вые игрища. На камень садиться нельзя — и до сих пор на него не садятся, хотя гулянки бывают до сих пор. В Нюхче прошлый год была Н. А. Никитина. Там была встреча с неким о. Георгием. В стороне от Нюхчи находится большое озеро, за которым и живет в избушке о. Георгий. С ним меня познакомил один интеллигентный человек. О. Георгий из Новгородчины. Был мобилизован на войну. После войны сделался религиозным и поступил монахом в Соловки. Там он сделался бондарем, чем живет и теперь. Со¬ ветскую власть он приемлет и представляет как «апостоль¬ скую коммуну». Таким образом, он имеет самые фантастиче¬ ские представления о советской власти. Недостатки и притес¬ нения он объясняет наличием «злых людей». Сравнительно с другими жителями он живет не плохо (12 кило хлеба в ме¬ сяц). Его рекомендовали простецом. Поэтому его хотелось разгадать. Он считает себя получившим откровение. При раз¬ говорах о божественном он начинает прихихикивать, юрод¬ ствовать. К людям он относится снисходительно, считая себя выше других. Библия и евангелие у него лежат на аналое. Ли¬ тографии Христа, богородицы, троицы. Начитанности у него мало. Никаких диспутов он не признает: у него во всем авто¬ ритет бога («так хочет бог»). Его путь — богоуказанный. Надо уходить от зла. Он запуган и избегает столкновений. 132
Советская власть была бы не плоха, если бы не было притес¬ нений, которые происходят от злых людей. Он связан с мест¬ ным попом из Нюхчи. В Нюхче его считают «отцом Георги¬ ем». Едва ли он является кулацким лидером. Скорее, это «Вова, который приспособился».1 У него в домике во время рыбной ловли останавливается предсельсовета. По его сло¬ вам, он ведет аскетическую жизнь, что стоит ему больших усилий. Волосы он носит полудлинные. Некоторый грим под попа у него имеется. К НЭПу относится очень восторженно, после стали давить злые люди. До недавнего времени у него был спутник, тоже в прошлом монах, он путешествовал по Украине, где был схвачен возле границы, но через 1/2 месяца выпущен. Таков «руйгозерский пустынник». В общем, эта личность неясная. Там же, на озере Руйге, живут три старуш¬ ки, которые спасаются. Стрельба и шум были приняты ста¬ рушками за светопреставление. Ночуя на Китовом ручье с молодежью — сенокосцами во время грозы, мы узнали, что молодежь кончает с суевериями и «верой в Илью». Поповская часть основательно послетела (только в Нюхче была найдена церковь — в других местах церквей уже нет). [Вопросы] Васильев: Что сталось на Выге с выселенцами из Псков¬ щины? Не связан ли камень с кладами? Малицкий: Что за било, в который бьют к молитве? Маторин: Что можно сказать о женской религиозности? Докладчик: О кладе в связи с камнем у меня сведений нет. О религиозности женщин никаких цифр не имею, но сре¬ ди религиозных большинство — женщины. В церковь ходят главным образом старушки. Старушками же поддерживается и старообрядческий культ. Быт стоит на очень низкой ступе¬ ни. Впрочем, Данилов и Сершево не обследовались. О месте скита в Лексе почти не знают. Отрывочность сведений объяс¬ няется быстротой путешествия (300 км в 11 дней). 1 «Вова приспособился» — фильм 1916 г., снятый режиссером Алек¬ сандром Уральским по пьесе Е. А. Мировича. В комедии рассказывалось о студенте из аристократической семьи, которого призвали в армию, а он, отказавшись от привилегированного военного учебного заведения, решил «приспособиться» к службе простого солдата и постоянно вызывает смех. Васильев намекает на то, что к описываемому человеку вряд ли стоит от¬ носиться как к религиозному лидеру. 133
Васильев: Много найдено рукописей о псковских кладах. Там есть сведения о камнях-указателях кладов.1 Много кла¬ дов в источниках. Маторин: Напрашивается вопрос о знахарстве, на кото¬ рое приходится обращать внимание. Все северные места име¬ ют отшельников, которые чаще всего связаны с ликвида¬ цией кулачества, как класса. О. Георгий — не юродивый, но очень интересный тип. Кто и за что его почитает? Георгий соединяет в себе черты старца и юродивого. Это — недотепа. Это — поздний представитель религиозных [проповедников. — М. Ш., Т. ¥.]. Гора с камнем — несомненно, древнее чудское мольбище. Интересно было бы проследить его в прошлом. Интересно проследить смену фаз идеологии о. Георгия. Клемянтенок: Проводит параллели к о. Георгию. Докладчик: В Калачихе остались корреспонденты — мо¬ лодежь, которые могут прислать дополнительные сведения о почитаемом камне. Маторин: Рекомендует списаться с учителем, которого и инструктировать в письме. Камень очень интересен, тем бо¬ лее он — метр в диаметре. Следующее собрание — посвященное старообрядчеству (Никитина, Васильев, Клемянтенок). На 4 ноября — доклад Никитиной и сообщение Астахо¬ вой (о православии). На 9 ноября и 19 ноября — доклады Михина о бытовом православии в Северном крае. 29 ноября доклад Куразова. На декабрь отнести доклады Воронцова, Малицкого, один доклад иногородних. Маторин оглашает письмо Костровой, доклад которой бы важно поставить в нашей секции (Культ воды и бытовое пра¬ вославие в Талдомском районе Московской области). Перед дирекцией МИРа надо поставить вопрос о поездке к нам По¬ повой, Костровой, Сербова и Румянцева, первых трех обяза¬ тельно. Хорошо было бы назначить их доклады на декабрь, особенно Костровой, Поповой и других работников Сергиев¬ ского музея. 1 О камнях-указателях кладов см.: Виноградов В. В., Громов Д. В. Представления о камнях-валунах в традиционной культуре русских // Эт¬ нографическое обозрение. 2006. № 6. С. 125—143. 134
Пчелина,1 исследователь Осетии, сейчас работает ученым секретарем Троицкого музея. Поповой и Пчелиной послать письмо от имени группы. С Кагаровым, Жирмунским, Доби- аш и Розенталем имеется договоренность о докладах. Доклад Кагарова надо поставить не раньше января. Розенталь1 2 дол¬ жен освятить вопрос о каготах3 в Пиренеях. О популяризационной работе группы [Докладчик — Маторин] Создать тройку в составе А. И. Васильева, тов. Михина и Клемянтенок для разработки путей популяризации работ группы в широких кругах антирелигиозников. Созыв за А. И. Васильевым. Направления работ группы: 1) Составление религиозно-бытовых карт. А. И. Васильев подбирает материалы (сосредоточив у се¬ бя) по Ленинграду и Ленинградской области. Привлечь к ра¬ боте тов. Юдина. Привлечь материалы Куразова, Репникова.4 2) Изучение пережиточных родовых и феодальных куль¬ тов, вернее родовых культов и феодальных культов. Мы идем от полевого материала, от рукописей и памят¬ ников. Религиозный синкретизм мы будем брать впоследст¬ вии в мировом масштабе (например, о добуддийских культах на Цейлоне). К этому мы должны готовиться, равно как и к докладу на всемирном конгрессе по антропологии и этногра¬ фии в июле месяце 1934 г. в Лондоне. Необходимо, помимо эмпирического материала, давать уже и обобщения. Надо за¬ проектировать заседания по методологическим вопросам (обобщения). 1 См.: Калоев Б. А. Е. Г. Пчелина — ученый кавказовед // Этнографи¬ ческое обозрение. 2004. № 3. С. 98—111. 2 См.: Брачев В. С. Судьба профессора Н. Н. Розенталя (1892— 1960) // Новейшая история России. № 3. 2012. С. 145—160. 3 Каготы (Cagots) — группа жителей Гаскони и предгорий Пиренеев, вероятно готского происхождения; вызывали у французов суеверный страх, подвергались дискриминации еще в XIX в. См., например: Michel, Francisque. L’Histoire des races maudites de la France et de l’Espagne. Paris: A. Franck, 1847. 2 tomes. 4 См.: Ретиков H. И. Жальники Новгородской земли: Материалы к вопросу о расселении славян по области // Изв. Гос. акад. истории мате¬ риальной культуры. Л., 1931. Т. 9. Вып. 5. 24 с. 135
В работу группы привлечь больше студенчества и аспи¬ рантов, особенно к работе в Ленинградской области. Секретарь А. Невский. Протокол № 4 заседания группы по изучению религиозного синкретизма 29 октября 1933 г. Присутствовали: Устькачкинцева, Михин, Худяков, Степанов (Облсовет СВБ), Клемянтенок, Арк. Васильев, Н. М. Маторин, Н. Никитина, А. Невский, Н. В. Малицкий, Копоткин. Порядок дня: Доклад Н. А. Никитиной «Старообрядчество в современ¬ ной Карелии». Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Доклад комиссии по составлению плана антирелигиозной работы секции бытового православия — религиозного син¬ кретизма. Васильев А. И. докладывает о темах, которые могли бы быть использованы для докладов в Доме безбожника и рабо¬ чих аудиториях. После инструктивного доклада Н. М. Ма¬ терина могли бы быть зачитаны доклады на темы, разра¬ батываемые в группе. Кроме того, члены группы могли бы участвовать в постоянной консультации, в постоянных кор¬ респонденциях в «Антирелигиозник», «Работницу и Кресть¬ янку». Диапозитивная сторона может быть обеспечена. Степанов: Принимая все, предлагаемое комиссией, ука¬ зывает на некоторые темы в Доме чудес, которые могут быть сконструированы силами группы. Рекламу берет на себя Дом безбожника. Маторин предлагает принять план комиссии за основу, добавив в него данные из опыта группы (протоколов, бе¬ сед и пр.). Темы лекций необходимо отредактировать более тщательно. 136
Никитина Н. А. Старообрядчество в современной Карелии Старообрядчество (беспоповщина) имело в Карелии боль¬ ший вес, чем православие. Мероприятия, направленные к устроению приходов, проходили туго. Многие от роду не бы¬ вали в церкви. Службу отправляют в часовенных зданиях. Первую пасхальную весть должен возгласить зажиточный крестьянин, чтобы обеспечить плодородие. Толки: филипповский, даниловский, аристовский, стран¬ нический, федосеевский, новоженовский. Были поповцы-ав- стрийцы. Такое положение было в 1912 году. Классовый состав разных старообрядческих толков — это тема само¬ стоятельной работы. Руководители старообрядчества — на¬ ставники — могли быть мужчинами и женщинами. Обычно из кулацких, зажиточных семей. При молельнях и скитах ве¬ лось хозяйство, подобное монастырскому. Наставники владе¬ ли карельским языком. Старообрядчество беспоповское обла¬ дало большей доступностью для карел. Купцы-старообрядцы широко благотворительствовали. Борьба с православным ду¬ ховенством особенно практиковалась со стороны аристовцев, бегунов и филипповцев. Беспаспортные странники были са¬ мыми непримиримыми врагами православной церкви. Укло¬ нение от таинств со стороны карел-старообрядцев, объяв¬ лявших себя «недостойными». После 1905 года крещения и погребения целиком переходят в руки наставников. Брак со¬ вершался у священника — для получения православия деть¬ ми. В 1907 году был миссионерский съезд в Петрозаводске, призывавший сельских пастырей к миссионерской работе и блоку со старообрядцами против антихристианства. После 1905 года странники стали выступать на миссионерских дис¬ путах. Их число увеличивается. В странничество шли кресть¬ яне от аграрных волнений, проповедь странничества делается более открытой. Даниловцы и филипповцы соединяются в одно согласие. Купец Егоров пытается объединить странни¬ ков всех толков: статейников, противостатейников и безде- нежников. В 1912 г., когда Пасха и Благовещенье совпадали, было ожидание конца мира. В 1905 году в Карелии появился баптизм. Молодежь по¬ сле революции начинает отходить от старообрядчества. Ха¬ рактерно Поморье, район ловецких колхозов. Держатся фи- липповщина, аристовщина, странничество. 137
Педозерский скит. Скитники занимались огородничест¬ вом, рыболовством, получали массу приношений (по зимне¬ му пути к скиту тянулись целые вереницы возов). Этот скит имел большое значение в укреплении раскола в крае. Скит вербовал молодежь путем зазывания в гости. Местность во¬ круг Педозера очень красивая. Сейчас молодежи в ските нет, кроме одного парня — комсомольца, которого среда затяги¬ вает, и одной девушки, воля которой также парализована. Скит поддерживается пожилыми слоями местности. Знахарка Педозера Анна Григорьевна пользуется большой популярно¬ стью. Она лечит массажем и недостатка в пациентах не чув¬ ствует. Скит до сих пор является приютом для темных лично¬ стей, бежавших от коллективизации. Борьба против скита не ведется. Не имея священника, православные переходят в ста¬ рообрядчество, иногда перекрещивают больных в бессозна¬ тельном состоянии в свою веру. Особенное значение имеет сейчас странничество. Пристани странников нередко поме¬ щаются вблизи административного пункта и у бедняков-кол- хозников. Каждый странник питается из своей корзинки — что ему подают. Даже старики-бегуны ведут противосовет- скую пропаганду, совершают крещение. Агитация скрытни¬ ков против советской школы. Партийцы ведут борьбу только с церковным православием, не обращая внимания на старооб¬ рядцев. Аристовки-старушки отказались от кооперативного пайка (карточки — с антихристовой печатью), но числятся бедняками. Старообрядчество имеет данные для развития. Вопросы: Худяков: Старое ли старообрядчество в Карелии? Ответ: да Секта ли институт странничества? Ответ: я считаю его сектой, так как оно свойственно не всему старообрядчеству, это особый тип. Высказывания: Васильев: Хочется на примере Солецкого района Псков¬ щины изложить историю старообрядчества в Псковщине. Старообрядчество там появилось или из Новгорода, или из Вятки. Из старых материалов известно о самосожжениях в 17 и 18 веке. Интересна роль д. Сольцы, где половина населе¬ ния — старообрядцы. Там крупное купечество держало свои молельни, иногда по типу церкви. (...) в деревне появилась 138
«заборовская вера», отделившаяся от молельни после зараже¬ ния последней колхозным духом. Секретарь колхоза — де¬ вушка — продолжала петь на клиросе. Маторин перечисляет лиц, занимавшихся старообрядче¬ ством (мы должны сделать сводку по старообрядчеству в масштабе СССР): Никитина, Васильев, Клемянтенок, Рай- польский, Солдатов, Попова, Кочетов, Худяков и др. Худяков: отмечает старообрядчество как прорывный фронт. Город теперь является крупным старообрядческим центром (22 течения). Есть много архивных материалов по старооб¬ рядчеству, много старообрядческих журналов (в частности, австрийского священства), музейных материалов (в Горь¬ ковском крае, Турек, Тушка,1 старообрядческие центры). Я мог бы сделать специальный доклад о старообрядчестве в с. Тушке. Типография начала с богослужебных книг, кон¬ чила билибинскими открытками. Нелегальные типографии с шифрами изданий. Печатали иногда очень редкие изда¬ ния. Эти материалы попали в музей в Шурме.1 2 Там есть днев¬ ники старообрядческого священства, страннические паспор¬ та и пр. Беспоповцы, безусловно, имели строгую иерархию. Су¬ ществовали списки рукоположенных (через благословение). Типография в Тушке напечатала книгу о степенях иерархии («О ступени отеческой»). Список начинается от Павла Коло¬ менского.3 Вопрос о беспоповческой иерархии совершенно не освещен. Сообщение Н. А. Никитиной о благословении карельских старообрядцев из Вологды очень интересно. Вологда была, по-видимому, одним из центров. Странничество в восточной России было очень распространено. Надо ссылаться на указ 1 Село Русский Турек (совр. Русский Турек Уржумского района Ки¬ ровской области) было крупным центром староверия, в нем жили старове¬ ры, в основном относившиеся к федосеевскому и даниловскому согласи¬ ям, в конце XIX в. появилась единоверческая община. Деревня Старая Тушка (совр. Старая Тушка Малмыжского района Кировской области) была крупным центром «старой веры». С 1908 по 1918 г. там работала открытая по разрешению властей старообрядческая типография. 2 Совр. пос. Шурма Уржумского района Кировской области. Раньше был местом проживания староверов филипповского согласия. 3 Павел Коломенский (ум. 1656), епископ Коломенский и Каширский; поддерживал противников париарха Никона. Почитается старообрядцами как священномученик. 139
17 апреля о веротерпимости,1 а не на манифест 17 октября.1 2 После 1905 года борьба миссионеров против старообрядцев не ослабевает, а наоборот обостряется. Клемянтенок сообщает о материалах 1930 года по Ниж¬ не-Волжскому расколу (точки: Нижне-Чирский район Ста¬ линградского округа Нижне-Волжского края). Основная мас¬ са населения — казаки. Район сплошной коллективизации. Большой процент раскулаченных. Толки: белокриницкая ие¬ рархия, окружники, противоокружники, бесшапы, теплоша- пы, глушковцы3 и др. Ожидают после пришествия антихрис¬ та второго пришествия в гробах в молельне. Бесшапы-тепло- шапы для усмирения плоти ходят в теплом летом, без шапки и босиком зимой. В так называемом Дёминском бугре тепло- шапы вели с детьми душеспасительные беседы, заставляя де¬ тей читать библию, уплачивая за это деньги. Неотобранные у раскулаченных книги и иконы особо почитались как вещи «мучеников» своего рода. Использование кликуш, странни¬ ков. Интересные факты быта колхозников-старообрядцев: особая пища верующих во время поста. Вступить в коопера¬ цию беспоповцам нельзя: на книжках4 — печать антихриста. Михин сообщает о расколе на Севере. По правому берегу Северной Двины, от Сольвычегодска до Холмогор — одно гнездо старообрядчества. Второе гнездо — по Печоре. Третье гнездо — у устья р. Лежи (под Вологдой). На р. Комече су¬ ществовал старообрядческий колхоз, председателем колхоза был старообрядческий наставник. В Черевковском районе у нескольких сел были общие молельни с наставниками при них. Эти молельни объединялись под руководством одного общего наставника-руководителя. На Печоре были факты 1 Именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости» 17 апреля 1905 г. 2 17 октября 1905 г. вышел Манифест об усовершенствовании го¬ сударственного порядка. См.: Российское законодательство X—XX вв. В 9 т. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических револю¬ ций / Отв. ред. О. И. Чистяков. М.: Юридическая литература, 1994. С. 41. 3 Эти и другие старообрядческие толки перечислялись в указателе ве¬ роучений, подготовленном в МИР АН СССР к Всесоюзной переписи 1937 г. См. подробнее: Шахнович М. М., Чумакова Т. В. Музей истории религии. Академия наук СССР и российское религиоведение (1932— 1961). СПб.: Наука, 2014. С. 193—203. 4 Имеются в виду так называемые «кооперативные книжки» — свиде¬ тельства о членстве в кооперативе. 140
«второго пришествия». Проповедник предлагал утопиться всем в озере. Он сам при народе повесился. Его стали почи¬ тать. О наставниках ходили легенды, что на их могилах вы¬ росли сосны. Этим деревьям поклонялись. Маторин сообщает о бегуне — киномеханике передвиж¬ ки, с которым познакомился тов. Рейпольский. Худяков: На Иргизе в г. Пугачеве (Николаеве), где рабо¬ тал Дружинин, есть богатейший материал. Малицкий предлагает установить судьбу материалов Дружинина.1 Васильев говорит о части материалов Дружинина в Исто¬ рико-Археографическом институте.1 2 Маторин подводит итоги. Материалы ценны и для Карельского сборника и для изучения старообрядчества в СССР вообще. Книг по совре¬ менному старообрядчеству чрезвычайно мало. Вопрос о со¬ временном старообрядчестве надо поднимать. Донские мате¬ риалы 1930 года — надо провести связь с историей старо¬ обрядчества на Дону и составить статью. Ленинградские материалы по старообрядчеству оформит Васильев. Сборник 1 Речь идет о материалах выдающегося исследователя старообрядче¬ ства Василия Григорьевича Дружинина, который в это время находился в ссылке. После его кончины собрание его рукописей, находившееся в Ле¬ нинграде, поступило в БАН. Коллекция запрещенных до революции изда¬ ний из его библиотеки поступила в Центральный партийный архив Инсти¬ тут Маркса—Энгельса—Ленина при ЦК ВКП(б), так как в этом архиве хранились документы по истории политических партий и движений Рос¬ сии XIX—XX вв. Основная часть книг попала в Институт истории АН СССР, созданный на базе Историко-археографического института и Ин¬ ститута книги, документа и письма, а также в Музей истории религии. См.: Бубнов Н. Ю. В. Г. Дружинин и его коллекция старообрядческих ру¬ кописей // Археографический ежегодник за 1983 г. М., 1985. С. 113—125; Плигузов А. И. Библиотека В. Г. Дружинина // Отечественные архивы. 1994. № 5. С. 20—24. 2 В 1922 г. Петроградская археографическая комиссия была переве¬ дена в ведение Академии наук. В 1926 г. объединена с Постоянной исто¬ рической комиссией в Историко-археографическую комиссию при АН СССР. В 1931 г. переименована в Историко-археографический институт (ИАИ). В 1936 г. институт был ликвидирован. На базе ИАИ, а также Ле¬ нинградского отделения Комакадемии и Института книги документов и письма, созданного в 1930 г. на основе коллекций академика Н. П. Лиха¬ чева, было организовано Ленинградское отделение Института истории АН СССР (ныне Санкт-Петербургский институт истории РАН). 141
по старообрядчеству можно предложить ЦС СВБ в план 1934 года. Но дело надо ставить на твердую почву и заклю¬ чать договоры с авторами. Пять статей: Карелия, Северный край, Донской раскол, Вятский раскол, о скрытниках с Коче¬ товым надо списаться и выписать от него материалы или предложить доработать. Солдатовские материалы также пус¬ тить в оборот, для чего просить М. Г. Худякова и Н. А. Ники¬ тину сделать сообщение о материалах Солдатова. Тему по старообрядческой литературе, напр. «Журналистика Рогож¬ ского кладбища», закрепить за Н. А. Никитиной (по предло¬ жению М. Г. Худякова). Статью историческую к сборнику можно было бы просить написать Томсинского. Предисловие мог бы взять я. Сборник надо считать первым. (Перечисляет возможных новых авторов в лице аспиран¬ тов, взять разные темы). О составлении религиозно-бытовых карт: Васильев просит от имени группы запросить Новгород¬ ское архивное бюро по ряду вопросов. Постановлено: Сделать запрос. В случае неудовлетвори¬ тельности предпринять поездку в Новгород. О религиозно-бытовой карте Ленинградской области: А. И. Васильев предлагает произвести верстку и перечис¬ ляет те объекты, которые должны быть нанесены на карту. Надо привлечь описание церквей и монастырей епархии. Не¬ обходимо будет воспользоваться помещением и аппаратом МИРа для оформления и доработки карты. О религиозно-бытовой карте Северного края сообщение делает [Н. А.] Михин. Н. М. Маторин предлагает созвать особое совещание по составлению религиозно-бытовых карт, особенно в связи с составлением карты к Лондонскому съезду;1 последняя карта должна быть особенно четко составлена. Н. М. Маторин делает сообщение о группе семантики ми¬ фа и фольклора: Мы занимаемся пережитками родовых и 1 Имеется в виду I конгресс Международного союза антропологиче¬ ских и этнологических наук (Congress International Union of Anthropologi¬ cal and Ethnological Sciences — IUAES), который состоялся в 1934 г. в Лондоне. 142
феодальных культов при капитализме. Говоря о вопросах мировоззрения, мы тесно связаны с группой мифа и фольк¬ лора, надо устроить совместное заседание с отчетами групп за пятилетку во второй половине ноября. Составляется про¬ грамма по изучению верований, которую в занятиях с заоч¬ никами надо будет проработать, чтобы затем издать для ру¬ ководства. Протокол № 5 (13) заседания секции по изучению религиозного синкретизма 9 ноября 1933 года Присутствовали: Н. М. Маторин, Л. Мерварт, Лавров, Вос¬ токов (ЦЧО), Арк. Васильев, Д. Кожевникова, Н. А. Михин, Невский. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Порядок дня: Организационные вопросы. Доклад Михина: Современное состояние религиозных ве¬ рований в Северном крае. Организационные вопросы: Порядок докладов на ближайшие месяцы. 1933 г. (с 19 ноября) — доклад Астаховой перенести на 22, поставив его вместе с окончанием доклада Никитиной. 19 ноября — доклад (2-й) Михина и окончание доклада Никитиной. 22 ноября — доклад Астаховой. 28 ноября — доклад Куразова. 9 декабря — доклад Малицкого. 19 декабря — доклад Кислякова. 22 декабря — доклад Кожевниковой (первая часть). 9 января — доклад Кожевниковой (окончание). Доклад Н. А. Михина «Состояние религиозных верований в Северном крае» Источники доклада: 1) литературные, 2) непосредственные наблюдения. 143
В последнее время поднимается вопрос о древнем насе¬ лении Северного края1 и его культуре. Проводилась мысль, что культурный первоначально край государство «Биар¬ мия»,1 2 которого на самом деле не существовало, дегради¬ ровал после московского завоевания, после превращения его в колонию. Другая тенденция: Северный край стал культур¬ ным после его христианизации, сами же народы Северного края не имели никакой истории. Это — церковная тенденция. Финская тенденция: Северный край — часть Финляндии. Все эти тенденции надо иметь в виду при рассмотрении ис¬ точников. Расселение народов в Северном крае. В последнее время Северный край является пристанищем лиц, уходящих от новых порядков: скрывающегося духовен¬ ства, раскулаченных элементов и т. п. Одно из таких лиц до¬ казывает, что христианство в Северном крае древнее, чем в других частях России. Одна из церквей Северного края до 1914 г. пользовалась трудом крестьян на условиях крепостно¬ го труда. Один священник доказывал, что церковь на Севере насаждала общинное хозяйство, имела необходимые предпо¬ сылки для социализма. Сейчас, после перелома, духовенство начинает поддерживать колхозы. В качестве председателя одного колхоза был руководитель секты старообрядцев, в другом колхозе во главе оказался священник. Баптисты объ¬ являют Ленина «своим» вождем. Ожидание второго пришест¬ вия. Основной упор руководителей религиозных организаций против лесозаготовок. Приспособление принимает разные формы: во главе церковных советов ставят колхозников. Об¬ новление церковных советов (чистка членов церковных сове¬ тов). Лозунг — в церковные советы ударников-колхозников. Особенный расчет на женскую массу. При обследовании кол¬ хозов обнаружилось, что верующих в колхозах — 57 процен¬ 1 Северный край — административно-территориальная единица на Северо-Западе РСФСР, созданный в январе 1929 г. путем объединения Архангельской, Вологодской, Северо-Двинской губерний и Автономной Республики Коми (зырян). 2 А. Н. Михин обращает внимание на возрождение спора о локализа¬ ции легендарной страны на северо-востоке Европы, славившейся мехами, серебром и моржовой костью, и известной по скандинавским сагам и хро¬ никам, таким как Биармия, или Биармаланд. См. о спорах: Рудаков В. Е. Биармия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1890— 1907. Т. IV. С. 26—27. 144
тов, среди единоличников — 92 процента. Школьники дали тоже интересные показатели. «Штаты» церковников сильно возросли в Северном крае (в три раза). Среди учащихся со¬ вершались моления. Требы совершаются на дому. Появились домашние часовни. Роль монастырей в христианизации и распространении религиозности в Северном крае. Христианизация началась еще в XI веке. Эксплуатация труда на монастырских землях была очень велика. За провинности крестьяне подвергались наказанию розгами. В порабощении крестьян монастыри иг¬ рали громадную роль. Соловецкий монастырь имел по Север¬ ному краю свои филиалы. Ученики монастыря беспощадно им эксплуатировались. При проведении христианизации ис¬ пользовались старые мольбища. Священная роща около Ме¬ зени — так называемая «Мертвая роща», в которой живут якобы злые духи. Даже молодежь боится проникать вглубь. Колхозники решили свести рощу для постройки. В Черевков- ском районе церковь построена на месте древнего урочища. Православный культ в Северном крае тесно связан с про¬ изводством, особенно с охотой. Священник запрещал умерщ¬ влять дичь петлей (удавленину нельзя есть). Охотник имеет «чертей для загона зайцев». Черти в красных шапочках (рань¬ ше были в белых). Заговорные средства обеспечения себе удачи в охоте. Вера в помощь духов при охоте заменяется верой в по¬ мощь святых: Никола, Прокопий (Устюжский, Устьянский).1 Никола, однако, больше связан с рыболовством, наряду с Петром и Павлом, Адрианом Пошехонским,1 2 Антонием Сий- 1 Прокопий Устюжский (конец XIII—начало XIV в.), согласно цер¬ ковной традиции умер в 1303 г. Юродивый, чудотворец. Считается пер¬ вым русским юродивым. Народное почитание начинается в XV в. Первая церковь, освященная в честь Прокопия, была построена в Устюге в 1458 г. 2 Адриан Пошехонский (начало XVI—1550), почитается как препо- добномученик; был основателем монастыря и иконописцев, согласно жи¬ тию был убит восставшими крестьянами. Народный культ этого святого связан с рядом природных объектов: рябина, выросшая на его могиле, дуб, на котором он оставил икону Богородицы, и береза, выросшая на могиле ученика, а также два источника. См. подробнее: Киселев Л. В. Почитание деревенских святынь в народной культуре. (По материалам северных уездов Ярославской губернии XIX—начала XX века) // Русская культура нового столетия: Проблемы изучения, сохранения и использования историко- культурного наследия. Вологда, 2007. С. 546—553; Чернецова С. Б. Хрис- 145
ским.1 С земледелием связаны Иринарх Соловецкий,* 1 2 Бого¬ родица, устюжские чудотворцы.3 Им служат молебны до сих пор. Первую борозду колхозники проводят с религиозными обрядами (захватывают с собой хлеб с солью). Перед севом молятся. На празднике первой борозды было предложено от¬ служить молебен. Четверговая просфора сохраняется до сева. Кусочки ее рассеиваются вместе с зерном. Обряды с первым и последним снопом. Зажинают женщины наиболее положи¬ тельные. Первый сноп ставили в красный угол (до самых по¬ следних лет). У огородников чтится Иван Постный,4 в день которого нельзя рубить капусты. Запрет на работу в Ильин день. На работу в Ильин день пошли только комсомольцы. Градобитиями духовенство пользуется: градом побило, так как молебны не отслужили. Главная статья дохода в крае — животноводство. Отсюда культ Егория (выгон скота с окроплением святой водой и приглашением колдуна; при выгоне зарывают в навоз пояс с тианские подвижники и почитаемые природные объекты: Культурологи¬ ческий феномен сосуществования // Мат-лы конф. «История и культура Ростовской земли 2012». Рыбинск: ОАО «Рыбинский дом печати», 2013. С. 442-450. 1 Антоний Сийский (ум. 1556), почитается как преподобный, основа¬ тель Свято-Троицкого Сийского монастыря. В народной традиции особо почитался крест, который по преданию был установлен Антонием на р. Емце, и озеро Угловатое, расположенное неподалеку. Озеро было впо¬ следствии переименовано в «Святоозеро», а лес рядом с крестом превра¬ тился в «Крест-бор». См.: Березович Е. А. Русская топонимия в этнолинг¬ вистическом аспекте. Екатеринбург: Изд. УРГУ, 2000. С. 231. 2 Иринарх Соловецкий (ум. 1628), игумен Соловецкого монастыря (1614—1626). Канонизирован в лике преподобных. На Белом море почи¬ тался как помощник рыбаков, предупреждающий их об опасности. 3 Устюжский чудотворцы — это устюжские юродивые Прокопий и Иоанн Устюжские. Самое известное «чудо» — молитва юродивых перед иконой Благовещение об избавлении Великого Устюга от «каменного дождя». 4 Иван Постный (Головосек) — народное название дня памяти Усек¬ новения главы Иоанна Предтечи (И сентября). По народной традиции в этот день запрещалось множество работ, и в первую очередь те, которые могли бы напоминать отсечение главы: запрещалась рубка кочанов капу¬ сты, не срезали мак. Существовали запреты на использование любых ору¬ дий труда, которыми можно что-то отрубить или отрезать, скорее всего, поэтому запрещалось и копать картофель. 146
солью; хлестание вербой). Большую роль играют пастухи, знающие заговоры. Пастух или знается с духами, или облада¬ ет особой силой оберегания. Множество часовен на скотских выгонах, особенно в честь Ильи. В часовнях пастухи молят¬ ся. Наряду с Георгием, в скотоводческих обрядах участвует Иван Воин: если скотина не приходит, служат молебен в церк¬ ви или (чаще) ставят свечу иконе Ивана Воина (находится в доме одного крестьянина). Икону Ивана Воина получили с Афона, установили празднование 31 декабря. Легенды об уходе иконы из церкви, из часовни. Молебнов никогда не служат. После поставления свечи скотина якобы находит¬ ся — или живая или мертвая. Почитание Флора и Лавра, Петра и Павла, Ивана Купалы (купание лошадей). В некоторых местах купанье лошадей происходит и в летний Прокопьев день. Запирание дороги колдунами. Скотская болезнь «ноготь» «лечится повязывани- ем скотине медвежьего когтя на шею». Питье скота из источ¬ ников, воду берут с особыми обрядами. Дают пить. Исполь¬ зованная вода выливается наотмашь за селом. В Грязовецком музее была статуя Христа, кусками которой лечили скот, так¬ же куски дуба Павла Обнорского.1 Председатель Секретарь А. А. Невский. Протокол заседания № 6 (14) группы по изучению религиозного синкретизма 22 ноября 1933 года Присутствовали: А. М. Астахова, А. И. Васильев, Н. А. Ни¬ китина, А. Клемянтенок, тов. Елисеев (Комвуз Крупской), С. С. Писарев, А. А. Невский. Председатель А. И. Васильев. 1 Павел Обнорский (1317—1429), ученик Сергия Радонежского, осно¬ ватель Павло-Обнорского монастыря. Почитается Русской церковью в лике преподобных, память 10 января (по ст. ст.). По преданию прожил три года в дупле дерева (дуб, липа) в Комельском лесу, где позже основал мо¬ настырь. Части дерева пользовались народным почитанием и сейчас хра¬ нятся в действующем Павло-Обнорском монастыре, куда были переданы из музея г. Грязовец Вологодской области. 147
Секретарь А. А. Невский. Порядок дня: Доклад А. М. Астаховой «Религиозные представления поморов Северной Карелии по фольклорным материалам». Доклад Н. А. Никитиной «Православие в Карелии в эпо¬ ху капитализма» (доклад отложен ввиду болезни доклад¬ чицы). А. М. Астахова: Карельская экспедиция продолжалась ме¬ сяц. Материал по верованиям собирался попутно. Основной промысел на реке Ковде и Керете — рыболовство. В Нижней Кандалакше — также поселение, главным образом ловецкое. В 1885 г. в Нижней Кандалакше появляется школа (церков¬ но-приходская). Лов зависит от ряда случайностей. В 1933 г. план по ловле сельди не выполнен на 90 процентов. Это пи¬ тает мистические настроения и реакционную агитацию кула¬ ков. Культпросветная работа очень слаба. Сдвиги от старого есть, но величину их определить трудно. Православие. Все церкви функционируют. Закрыть их не удалось. Посещаемость церквей слаба. Посещают пожи¬ лые женщины. На работе колхозов религиозность уже мало отзывается. Срывов из-за праздников в колхозах не бывает. Религиозные праздники протекают незаметно. Религиозные частушки встречаются только по традиции, антирелигиозные частушки почерпаются из книг. Свадьба с венцом очень ред¬ ка. Культ Варлаамия Керетского чудотворца1 продолжается. В раке, по сведениям, лежит несколько костей. 15 января, в день открытия мощей, собирало раньше много народа. По¬ читался столб от креста св. Варлаамия, который поддер¬ живался стариками. Икона с деяниями Варлаамия сгорела с пожаром церкви. Варлаамий помогает на море. Существует ряд отрывочных рассказов о чудесах Варлаамия. Существо¬ вала рукопись с житием Варлаамия (Соловецкого монасты¬ 1 Варлаамий Керетский родился в с. Кереть, был православным свя¬ щенником, прославился как целитель и спаситель на море, почитается в лике преподобных. См. подробнее: Дмитриев Л. А. Повесть о житии Вар¬ лаама Керетского // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб.: Наука, 2011. Т. 25: Памятники русской литературы X—XVII вв. С. 178—196. Лю¬ бопытно, что совсем недавно, в январе 2015 г., вновь были обретены мощи преп. Варлаама Керетского и доставлены в с. Лоухи в Карелии и в г. Мур¬ манск (см.: «Мурманский вестник» от 29 января 2015 г.). 148
ря). Рукопись издана Знаменским.1 В житии много традицион¬ ных мест. Конкретные факты: заклятие червей, подтачиваю¬ щих суда. В записанном житии есть подробности биографии, каких нет в изданном варианте жития. Вероятно, эти подроб¬ ности позднейшего происхождения. «Иже притянут в керёже»: (санках). Эту подробность даже хотели видеть в церковных песнопениях. Красота эпизода о спасении деревни от пожара Варлаамием. Новые рассказы о Варлаамии: свидетельские показания о чудесах. Молельщицы-старушки, которых верующие просят мо¬ литься за себя, за живых и мертвых. За это старушки получа¬ ют натурой. Среди молельщиц есть и церковницы, и старо¬ обрядки. Обилие крестов: иногда в одном огороде несколько крестов. Гробница отшельника, заклявшего волшебника на Кривцовой топи. Над гробницей кадят, чтобы был удачный улов семги. 0 старообрядчестве. Староверка сперва не хотела петь песни, потом согласилась. Старухи в северном Поречье петь не соглашались — грех, черт песни записывает. Влияние ста¬ рообрядчества. Местные легенды: о шведах — шли в Кереть в Рождество и во время церковного звона окаменели. Пережитки дохристианских верований. Вера в колдовст¬ во, в порчу. Большого распространения знахарство не имеет, сравнительно с Северным краем (на Пинеге, Мезени). Рассказы о порче записаны от пожилых людей (от жен¬ щин). Испортившего можно увидеть в стакане с тремя булав¬ ками, у которых медные головки. Порча выходит рвотой. Бывает порча до смерти. Отзвук колдовства в одной из час¬ тушек: Я поставлю свечку в речку: Кто поедет, тот зажжет. Поверья о кладах под камнями. Знахари заговаривают от родимца, от затеривания коров («как становить коров»), от кровотечения. При заговорах играют роль вода и нож. Заго¬ вор против морской болезни (при заговоре бросают в море деньги). Киприяновы молитвы1 2 — запрещальные молитвы, 1 Знаменский П. В. Повесть о преподобном Варлааме Керетском // Сб. Отделения русского языка и словесности Имп. Акад. наук. СПб., 1893. Т. 55. С. XV—XXI. 2 «Молитва священномученика Киприана» — заговоры, использо¬ вавшиеся в народной медицине и магии для защиты от злых духов, в том 149
заклинания от болезней и дьявола. Ведут свое начало от Требника Петра Могилы. Молитвы эти читают скороговор¬ кой. Достать текст молитвы трудно: их скрывают. Закрещи- вание щелей, окошек при чтении Киприановой молитвы. «Сон Богородицы» также является сокращенной молитвой. Знахарство вытесняется медицинской помощью. При загово¬ рах на кровь употребляют не только воду, но и лед. Примеры: Моряки очень суеверны: никогда не скажут, когда пред¬ полагают достичь места назначения. Вера во встречу, в не¬ благоприятные дни. Религиозные верования сохраняются преимущественно в их двоеверном сплетении. Писарев: Сколько церквей в Кандалакше? Докладчик: Две церкви, и обе действуют. Васильев: Нет ли сказаний о соловецких святых? Нет ли чудотворных икон, озер, ключей и т. п.? Докладчик: В материалах у меня сказаний о соловецких святых нет. Целебных озер, ключей определенно нет. Невский спрашивает о рыбачьих приметах, об амулетах. Докладчик: Сведений об этом не имеется. Васильев: В Пскове имеется интересная рукопись с жи¬ тием митрополита Филиппа. Там есть и служба Варлаамию Керетскому. Барсукову* 1 эта рукопись был неизвестна. Писа¬ рев отмечает, что собранные верования бытуют еще в районе железнодорожной магистрали. Антирелигиозной же работы почти не ведется. Елисеев: Рыбаки — очень консервативный народ. В Кеми тысячи три коренного населения. Из коренного населения до сих пор только 9 человек коммунистов. В Кемском доме культуры мы почти не встретили рыбачества. На мурманских промыслах много рыбаков гибло. Отсюда всякие рассказы о чудодейственных спасениях. Обеты работать в Соловецком монастыре в случае спасения. От этих обетов монастырь осо¬ числе от духов лихорадки. См.: Щапов А. П. Исторические очерки народ¬ ного миросозерцания (православного и старообрядческого). СПб., 1863. Т. 1. С. 64; Восточнославянские заговоры : Материалы к функциональ¬ ному указателю сюжетов и мотивов. Аннотированная библиография. М.: Индрик, 2014. С. 157, 161, 196, 199, 201, 265. 1 Барсуков Н. Источники русской агиографии // Общество любителей древней письменности. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1882. Стб. 566— 575. 150
бо богател. Работали иногда год, два, три для монастыря. Пе¬ ред выездом на лов обязательно молятся. На рыбацких стано¬ вищах праздники проводились по несколько дней, с пьянст¬ вом и поножовщиной. На становищах есть культовые пункты (иногда церковь), хотя школ нет. Безбожная работа ведется очень слабо. Руководства Облсовета не было. Основные заня¬ тия: лесозаготовки и лесообрабатывающая промышленность, рыболовство. Серьезная проблема подъема антирелигиозной работы (заново). Если на работу в праздник выходят, это еще не значит, что дома праздники не справляются. Астахова сообщает о детали: на антирелигиозный вечер под пасху шли 1) так как церковной службы не было (поп был арестован), 2) на вечере был организован буфет. Председатель Секретарь А. Невский. Протокол № 7 (15) заседания группы по изучению религиозного синкретизма 28 ноября 1933 года Присутствовали: Маторин, Покровский, Михин, Мерварт, Клемянтенок, Невский. Порядок дня: Об издании работ группы по изучению религиозного синкретизма. Работы группы могут быть опубликованы в печати путем выпуска ряда сборников и участия в других изданиях. Сборник по религиозному синкретизму у народов СССР, куда войдут материалы по бытовому православию (религиоз¬ ному синкретизму в Восточной Европе), по верованиям осе¬ тин, сванов, армян, чувашей, по бытовому католичеству, бы¬ товому лютеранству, бытовому буддизму и доисламским ве¬ рованиям, а также статьи по религиозной медицине и по общим вопросам (о картографическом методе, о культе жен¬ ского божества, о культе реликвий и мощей). Сборник по старообрядчеству среди населения СССР. Сборник по верованиям населения Ленинградской облас¬ ти (добиться издания его через ленинградское областное из¬ 151
дательство), Карельский сборник (будет издаваться в Карель¬ ской АССР). Известия Академии наук (по указанию зам. директора МИРа А. А. Покровского). Редакционной тройке, в составе Н. М. Маторина, А. А. Нев¬ ского и А. И. Васильева, предложить произвести выборку ма¬ териалов — какие материалы должны пойти в какой сбор¬ ник? К участию в работе тройка должна привлечь также акад. Мещанинова, обещавшего свое участие в работах группы. Секретарю группы тов. Невскому предложить размно¬ жить план издания работ и разослать авторам приглашение написать в сжатые сроки авторефераты их трудов размером от V2 до 3/4 печатного листа с приложением иллюстраций и карт к 15 апреля. При рассылке приглашений приложить список всех печатаемых в сборниках работ для ориентиров¬ ки авторов. Список предназначенного к печати направить также в РИСО Академии наук с указанием, что основной сборник по религиозному синкретизму будет готов к маю ме¬ сяцу 1934 года.1 Председатель Секретарь Невский. Совещание о сборнике по религиозному синкретизму 28 октября 1933 года Репников. Мольбища Новгородского края. Маторин. Картографический метод в изучении религиоз¬ ных верований. Семенов. Культ новгородских святых. Невский. Культ святых по материальным памятникам СПб. епархии. Васильев. Псковские святые и их социальная роль.1 2 3Маторин. Культ женских божеств. Невский. Заветные рощи Вологодчины.3 1 Сборник не был опубликован. 2 Доклад о псковских святых был также прочитан А. И. Васильевым в Пскове в 1930 г. См. подробнее: Филимонов А. В. А. И. Васильев — исто¬ рик Псковского края // Псков (науч.-практ. ист.-краевед, журн.). 2010. Вып. 32. С. 62—69. 3 Невский А. А. Заповедные рощи Вологодского края // Сообщения ГАИМК. 1931. № 11/12. 152
Куразов. Животноводческая магия в Лужском крае. Куразов. Колдовская медицина. Куразов. Бытовое православие в Лужском крае. Пальвадре. Культ сейдов1 у лопарей. Васильев. Апокрифические элементы в требнике XV в. Васильев. Дохристианские культовые места в Пскове. Лепер. Чтимые места Милецкого района Ленинградской области. Бардавелидзе. Мольбища Свании (с картой). Худяков. Бытовое православие в Шароканском ёросе1 2 Удмуртии. Васильев. Культовые места Солецкого и Медведского районов. Худяков. Культ курицы в Прикамье. Элле. Культ кереметей3 у чуваш. Невский. О китежской легенде и обрядности у оз. Свет¬ лояр.4 Худяков. Козомолье в Малмыжском районе. Писарев, Астахова, Никитина, Попова, Васильев о Каре¬ лии — в Карельский сборник.5 Малицкий. Идеология московского государства в XVI— XVII вв. Богаевский. Об иконе всех святых. Недельский. Генезис иконы. Яковлева. Религиозная медицина на Псковщине. Васильев. Культовые места и ярмарочные дни. Лавров. Верования кубанских казаков. 1 Сейд — природный объект поклонения у саамов (лопарей) как естественный (скала, камень, озеро), так и созданный — сооружения из камней. См.: Визе В. Ю. Лопарские сейды // Изв. Архангельского об-ва изучения Русского Севера. 1912. № 9. С. 395—401; № 10. С. 453— 459. 2 Ёрос — район (удм. яз.). 3 Керемет (киреметь) — термин, обозначающий ряд связанных фено¬ менов: духи предков, добрые и злые духи, а также священные места и свя¬ тилища, связанные с ними. 4 См.: Невский А. Работа Светлоярской экспедиции // Советская этно¬ графия. 1931. № 1—2. С. 172—173. 5 Единственный выпуск «Карельского сборника» вышел в 1929 г. (Карельский сборник / Акад. наук СССР; ред. А. И. Андреев, Д. А. Золота¬ рев. Л.: Изд-во АН СССР, 1929). 153
Кострова. Пережитки культа воды и деревьев в Талдом¬ ском районе Московской области. Потапов. Доисламские верования у узбеков. Сербов. О белорусских прощах.1 Пчелина. Осетинские дзуары1 2 (с картой) [святилища]. Ленсу. Религиозный синкретизм у ленинградских ижор и води.3 Добиаш-Рождественская. Культ камней во Франции.4 Кагаров. Бытовой католицизм и бытовое лютеранство.5 Жирмунский.... Малицкий. Религиозные верования в Лодейнопольском районе. Юдин. Культовые места Ленинграда.6 Орбели. Черный петух в монастыре Путки.7 Маторин. Реликвии и мощи русских святых. Мещанинов. Мерварт. Народный буддизм (взаимоотношения буддиз¬ ма и шаманизма, старые боги). Кисляков. Культ козла в Таджикистане. 1 В Беларуси прощами называли благодатные места, где находился храм в честь Богородицы, куда из различных мест раз в месяц — первое Молодиковое воскресенье — съезжался народ, чтобы вымолить проще¬ ние, простить и просить о нуждах. «Проща» — чудесное исцеление неду¬ гов, «болшая отъ него проща» // Словарь русского языка XI—XVII вв. М., 1975. С. 12. 2 Материалы полевых исследований дзуаров Северной Осетии послу¬ жили основой для написания работы Е. Г. Пчелиной «Местность Уаллагир и шесть колен рода Осибагатара» (1948), хранящейся в Отделе рукопис¬ ных фондов Северо-Осетинского института гуманитарных и социологиче¬ ских исследований (Ф. 6. On. 1. Д. 21). 3 См.: Ленсу Я. Я. Материалы по говорам води // Западно-финский сборник / АН СССР. Труды Комиссии по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран. Л.: Изд-во АН СССР, 1930. С. 201—305. 4 См.: Добиаш-Рождественская О. А. Культ камней в северо-запад¬ ной Франции в раннем средневековье. После 1931 г. (ОР РНБ. Ф. 254. On. 1. Д. 144. 7 л.). 5 См.: Кагаров Е. Материалы по этнографии немцев Поволжья // До¬ клады АН СССР. Л.: Изд-во АН СССР, 1929. № 13. С. 283—286. 6 Юдин Н. И. Правда о петербургских «святынях». Л., 1962. 7 См.: Орбели И. А. Топографический и этнографический очерк Мок- са // Ганаланян А. Т. Из архива И. А. Орбели (ист.-филол. журн.). Ереван, 1977. Т. 2. С. 251—272. 154
Группировка тем: 1. Маторин — о картографическом методе. 2. К вопросу о генезисе христианского культа (Недель- ский, Богаевский, Маторин (о женском божестве), (в «Изве¬ стиях»1)). История православия: Васильев (апокрифы), Малицкий, (Москва — Третий Рим), Маторин (реликвии и мощи) в «Из¬ вестиях». 3. Религиозный синкретизм у народов СССР: а) бытовое православие (восточно-европейский религиоз¬ ный синкретизм), Ленинградская область, Светлояр, Москов¬ ская обл. (в «Известиях»); б) осетины, сваны, лопари, чуваши, Кавказ (армяне), ижора и водь; в) бытовое католичество, лютеранство, буддизм; г) доисламские верования. 4. Религиозная медицина. Яковлев, Куразов и Орлова. Протокол № 8 (16) заседания группы по изучению религиозного синкретизма 19 декабря 1933 г. Присутствовали: А. И. Васильев, Л. А. Мерварт, И. А. Ни¬ китина, В. А. Ершов, А. А. Невский, Н. М. Маторин, А. Лебе¬ дев, Никитина, Н. А. Михин. Председатель А. И. Васильев. Секретарь А. А. Невский. Н. А. Никитина Православие и сектантство в Карелии в эпоху капитализма1 2 Ершов спрашивает об изменении в деятельности церков¬ ников в связи с событиями 1905 года. Какая разница в поста¬ новке работы лютеранами и евангелистами? В какой степени использованы материалы Карельской экспедиции? Докладчик: До 1905 года духовенство отличалось пассив¬ ностью, с 1905 г. оно начинает шевелиться, пускает в ход 1 Имеются в виду Известия АН СССР. 2 Изложение доклада в протоколе отсутствует. 155
свои внутренние ресурсы. Начинается борьба за качество работы. Материалы Карельской экспедиции дали слишком ма¬ ло: они касаются, главным образом, антирелигиозной работы. Маторин: По заслушанию всех трех докладов мы должны дать оценку работе. О лютеранстве очень мало материала: это должны исследовать карельские товарищи. К Карельскому сборнику на 2—3 страницах необходимо дать программку для исследования верований, чтобы ориентировать местных без- божников-краеведов. Н. А. Никитина в своей работе обнару¬ жила большой политический рост. Надо пускать работу в сбор¬ ник, который должен быть издан в первом квартале 1934 года. Ершов: Докладчик недостаточно подчеркнула причины борьбы православия с лютеранством в Карелии; принципи¬ альная установка православной церкви борьбы со старооб¬ рядчеством. Мы знаем о сепаратистском движении в Финлян¬ дии в эпоху 1905 года. Лютеранство в Карелии было провод¬ ником пацифистской идеи. Православные братства не жалели денег на организацию школ в пограничных с Финляндией районах. Для пропаганды покупались пианино, фисгармонии и проч. После Октября мы наблюдаем совместные действа православных и лютеранских попов. В настоящее время в Ка¬ релии очень много пришлых религиозных течений. Н. М. Маторин: Информация о поездке в Москву. Кострова просит поставить ее доклад в марте месяце. Шереметьева просит выслать хорошей фотобумаги для фотосъемок. Шереметьеву необходимо вызвать на заседание с докладом Костровой для сообщения о культе в Калужском районе. Липец работает над промысловым культом рыбаков-по- моров. Пчелину целесообразно вызвать в первой половине фев¬ раля. Тов. Зорьян написал главу в своем труде «История Арме¬ нии» о христианизации Армении. Тов. Лебедев выезжает по линии СВБ в область и должен побывать в четырех местах. Он может получить от членов группы указания на местных работников, с которыми можно было бы держать связь. Тов. Лебедев имеет материал по по¬ воду культа Николы в Ишаках.1 1 В с. Ишаки Козмодемьянского уезда Казанской губернии (в настоя¬ щее время — с. Ишаки Чебоксарского района Чувашии) с середины 156
Путинцев из ЦС СВБ предлагает пустить некоторые статьи из сборников в «Антирелигиозник». Для выборки статей для «Антирелигиозника» выделить четверку из Маторина, Ва¬ сильева, Михина и Невского. А. Михин Культ святых в Северном крае Святых много. Около Прокопия Устьянского ведется контр¬ революционная пропаганда, создаются легенды. К нему со¬ вершаются паломничества, целыми группами идут по обету. Иерей Петр Черевковский1 (конец XVI—нач. XVII) был убит поляками. Его чтут как святого. У гроба якобы совершались исцеления. На месте его причли к лику святых, но епархиаль¬ ное духовенство не признало его святым и изъяли его жития. Параскева Перенемская* 1 2 была крестьянкой. Из-под пола часовни якобы исходила теплота. Вскрыли пол — нашли гроб с XVIII в. почиталась икона св. Николая и святой источник, связанные с христианизацией чувашей. Местная легенда гласила, что один чу¬ ваш-язычник нашел в поле раскрашенную доску, на одной стороне кото¬ рой было изображение Николая чудотворца, а на другой — Василия Вели¬ кого и архистратига Михаила. Икону передали в церковь, а слепая дочь чуваша приняла крещение. Как только она помолилась перед образом св. Николая, она прозрела (см.: Спасский Н. А. Очерки по родиноведению. Казанская губерния. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1912). Церковь в Ишаках была закрыта в 1932 г., а летом 1933 г. разрушена. 1 Петр Черевковский — местночтимый святой; священник Успенской церкви села Черевково Сольвычегодского уезда. По преданию, все деньги, получаемые за требы, делил на три части: на храм, на нищих и только тре¬ тью часть оставлял себе. Во время Смуты был убит, крестьяне поставили ему часовню. Вскоре после смерти установилось народное почитание. См. подробнее: Верюжский И. Л. Исторические сказания о жизни святых, под¬ визавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею церковию и местночтимых. Вологда, 1880. С. 628—637; Ромодановская Е. К. «Святой из гробницы»: О некоторых особенностях сибирской и севернорусской агиографии // Русская агиография: Исследования, публикации, полемика. СПб., 2005. С. 143—159. 2 Речь идет о Параскеве Пиринемской, святой, которая, по преданию, был сестрой почитаемого святого Артемия Веркольского. О жизни Па¬ раскевы нет никаких конкретных данных. Возможно, что родство с Ар¬ темием Веркольским было необходимо для повышения сакрального стату¬ са этой местночтимой святой. См. подробнее: Савельева Н. В. Сказания XVII века о святых и подвижниках Русского Севера: Пинега и Мезень. СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2010. С. 364—376. 157
мощами. Женщины молятся Параскеве, служат молебны о даровании им детей, о благополучных родах. Сейчас храм за¬ крыт, мощи ликвидированы. К иконе, изъятой в школьный музей, приходят крестьяне, приносили холст. Сейчас ико¬ на — в Архангельском музее. Есть живые святые. В 30 километрах от с. Маломса жи¬ вет св. Василий. Его встречали крестьяне на лесозаготовках. Он живет с 1904—1905 года. Он ловит рыбу в озере, ловит дичь. Было паломничество — до 1927 года. Он собирает тра¬ вы и кору деревьев от болезней («с молитвой»): за это он по¬ лучал продукты питания. В избушке у него есть иконостас. «Святой Дудора, на могилку которого кладут хворост». Юродивые — «православные шаманы». В 1927 г. умер юродивый Вася Полусветный. Он никогда не смотрел в глаза, ходил босой, без шапки и пальто даже в сильные морозы. При его приходе женщины иногда уходили: он мог принести несчастье. По его взгляду и настроению примечали об уро¬ жае, вёдре и проч. Понурость Васи означала несчастье. Вася знал заговоры, мог якобы напускать болезнь. В Шенкурском районе живет Ваня Неумный, называю¬ щий себя Лениным. У него есть домик и хозяйство. Жена от него ушла. Ваня вошел в колхоз, из которого потом его иск¬ лючили. У него совершаются своего рода припадки, во время которых он колотится о землю головой и спиной. Лебедев спрашивает, не является ли появление икон ме¬ тодом христианизации (они относятся, главным образом, к XVI—XVII веку). Михин отвечает утвердительно. Но приходится говорить о роли икон особенно в деле закрепления власти господству¬ ющих классов. Васильев делает дополнения к разъяснениям докладчика. Маторин говорит о заложных покойниках — святых и злых. Этот вопрос надо дальше разработать. Материалы по¬ казывают на связь юродства с шаманизмом. Материалы Ми- хина очень богаты, но еще сыры. Надо четко определить главы работы, заняться критикой источников (посмотреть Голубин¬ ского «Канонизация русских святых»1). Ключевский1 2 и Кад- 1 Голубинский Е. Е. История канонизации святых в Русской Церкви. 2-е изд. М., 1903. 2 Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М.: Изд. К. Т. Солдатенкова, 1871. 158
лубовский1 также очень полезны. Патерики1 2 и работы Яхон¬ това3 Михиным проработаны. Тов. Михин должен заняться религиозно-бытовой картой Северного края. Подготовить к печати надо работу потщательней, с критикой источников. Михин сообщает, что он намеренно не давал критики ис¬ точников, чтобы не затягивать доклада. Председатель Секретарь А. Невский. Протокол № 9 (17) заседания группы по изучению религиозного синкретизма 29 декабря 1933 года Присутствовали: Н. М. Маторин, Н. А. Кисляков, Лебе¬ дев, А. Я. Дуйсбург, А. И. Васильев, Ершов, А. А. Невский, М. Г. Худяков, С. С. Писарев, Акулов, Л. Мануйлова, Коро¬ лева, Чужилов (аспирант ЛИФ ЛИ). Порядок дня: Доклад Н. А. Кислякова Культ козла в Таджикистане Н. А. Кисляков. Бурх — горный козел. Святыня находит¬ ся в одном из кишлаков. Население не может прокормиться земледелием и охотится на горного козла. Около кишлака на¬ ходится мазор — могила мусульманского святого с большим шестом и священным деревом мусульман — березой. Внутрь мазора можно входить только священнослужителям. Могила, во внутреннем помещении, покрыта кожаным покрывалом. Этот мазор привлекал к себе множество верующих. От мазо¬ ра бралась глина, которая считается целебной. Паломники целовали ткацкое веретено внутри мазора. Хранители мазора 1 Кадлубовский А. П. Очерки по истории древнерусской литературы житий святых. Варшава: Рус. филол. вести, 1902. 2 Патерик Киевского Печерского монастыря. Изд. Археографической Комиссии. СПб., 1911; Абрамович Д. И. Исследование о Киево-Печерском патерике как историко-литературном памятнике. СПб., 1902. 3 Яхонтов И. К. Собрание духовно-литературных трудов. 1844— 1885. В 2 т. СПб.: Тип. В. С. Балашова, 1885—1890. 159
запускают в преддверие мазора далеко не всех. Легенды о святом Бурхе, юродивом, которому поклонялись даже пра¬ ведники. В конце легенды появляется чудесный горный ко¬ зел — нахчир. Связь между святым и козлом, на месте убие¬ ния которого забил якобы красный источник. А он был убит на могильной плите святого. Бурх — горный козел —> предок одного племени —» мусульманский святой: такова линия раз¬ вития. Мазор был крупным культовым местом, являвшимся доходным местом для шейхов. В месяц бывало до 300 палом¬ ников. Паломники шли даже из Индии. Это паломничество заменяло для многих хадж в Мекку. Вопросы: Васильев: Какую роль играет источник? Ответ: Только культовую роль. Дуйсбург: Какова связь бурха с ткачеством? Ответ: Из шерсти козла делают платки, перчатки. Дуйсбург: Кто пользовался доходами? Ответ: Шейхи селения. Беднота оттиралась и выселялась. Маторин: Где фигурирует еще культ козла? Ответ: Я больше таких фактов не знаю. Высказывания: Худяков: Козел является тотемом у некоторых туркмен¬ ских родов. Конечно, и культ козла, и культ тигра тотеми- ческие. Есть ископаемые навершия и резьба в виде козлов. В Иране культ козла смыкается с культом газели, тоже тоте- мическим. Бурх — западноевропейское название козла. Н. М. Маторин: Доклад идет в параллель с другими до¬ кладами нашей группы. Он показывает ступенчатость культа. Мы находим ряд стадий в культе, отражающий изменения в хозяйстве (разные типы хозяйства). Связь с охотой и началом использования животного (шерсть животного). При отщепле¬ нии духа от тотемического животного — козла, начинается шейхизм, своеобразное шаманство (юродство). Вживание феодальных и родовых пережитков в капиталистические условия. Тов. Кисляков стоит на правильном пути, но он не- доразвернул вопросы. Не указана связь между мазором и ме¬ четью. Надо было бы указать на значение мольбища и на мес¬ то последнего среди других культовых мест. Религиозно-бы¬ товая карта Таджикистана еще не составлена. На это надо бы обратить внимание. (...) 160
А. Я. Дуйсбург указывает на аналогию явления горного козла с явлением лося для жертвоприношения (житие Мака¬ рия Желтоводского). Интересно, что пользуются шерстью горного барана еще в охотничьей стадии для ткачества. Шерсть берется с убитого животного. Н. А, Кисляков: Покровитель ткачества — Биби-Фатима, дочь пророка. Горные мечети сохранили больше от перво¬ бытности, чем от мусульманства. Они являются клубами, где собираются и угощают гостей. Мечеть — дом огня. Мазоры в Таджикистане встречаются на каждом шагу. Мазор связан с какой-то силой. На мазорах привязывают тряпочки. Есть ма¬ зоры — камни, деревья, усыпальницы святых: при гробницах иногда живут юродивые — сновидцы и предсказатели.1 Маторин ставит вопрос о религиозно-бытовой карте Тад¬ жикистана. Надо ставить вопрос о религиозно-бытовой карте Таджикистана. Надо просить тов. Кислякова предоставить соображения по плану картографирования мазоров и привле¬ чению местных людей к этой работе. Надо при группе устро¬ ить совещание людей, занимающихся доисламскими веро¬ ваниями (Абрамсон, Потапов, Толстов, Ив. Ив. Мещанинов). Текущие дела: Маторин: С февраля 1934 г. наша работа должна быть расширена, установлены связи с краеведами и другими ана¬ логичными исследовательскими организациями (группа ми¬ фа и фольклора1 2). Необходимо будет собрать расширенное собрание с отчетным докладом. Необходимо срочно разо¬ слать списки печатаемого группой всем авторам, с указанием сроков предоставления статей. Васильев А. И. просит помощи при составлении религи¬ озно-бытовой карты Ленинградской области. Маторин Н. М. обещает поставить этот вопрос перед ди¬ рекцией МИРа. Тов. Чижиков, работающий над фольклорными материа¬ лами, обещает сообщение о бытовом православии по фольк¬ лорным данным не раньше 1 февраля 1934 г. 1 Доклад был опубликован, см.: Кисляков Н. А. Бурх — горный козел: (Древний культ в Таджикистане) // Советская этнография. 1934. № 1/2. С. 181—189. 2 Имеется в виду Группа палеонтологической семантики мифа и фольклора Яфетического института АН СССР. 161
Обратиться к дирекции МИР с просьбой. Группа просит отвести для занятий группы место в читальне и отеплить это помещение. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский.1 Протокол № I1 2 заседания секции по изучению религий народов СССР 9 февраля 1934 г. Присутствовали: Н. М. Маторин, А. А. Невский, А. И. Ва¬ сильев, В. А. Федоров, Н. А. Михин, А. Я. Дуйсбург, В. Г. Бо¬ гораз, М. Г. Худяков, Л. А. Мерварт, А. М. Покровский, С. Л. Будо. Порядок дня прилагается на отдельном листке.3 Председатель Н. М. Маторин.4 Секретарь А. Невский. Информация Н. М. Маторина о работе на местах: Письмо тов. Кочетова о культовых местах в Бурят-Мон- голии; материалы тт. Фомина-Светляка и Цветкова о барань¬ их праздниках в Лодейном Поле; письмо Костровой о быто¬ вом православии в Талдомском районе Московской области; доклад Ле Бра во французском фольклорном журнале об изу¬ чении французской деревни. 1 Заседание проходило в ИПИНе (Тучкова наб., 2а). 2 Здесь и далее до с. 245: ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 221. № 37. Л. 1—66 об. Рукопись. 3 9 февраля в 7 часов вечера в помещении Музея истории религии (площ. Плеханова) состоялось заседание секции по изучению религий на¬ родов СССР. Порядок дня: 1. Доклад Н. М. Маторина «Изучение верований народов СССР». 2. Организационные вопросы (ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 221. № 37. Л. 4). 4 Заседание проходило в помещении МИР не случайно. В январе 1934 г. Маторин был снят с поста директора Института антропологии и эт¬ нографии, и положение его стало очень шатким. С февраля 1934 г. иссле¬ довательская группа во главе с Маториным попросилась «под крыло» Му¬ зея истории религии АН СССР. По предложению В. Г. Богораза ее офици¬ альной темой становится изучение религий народов СССР. 162
Н. М. Маторин Об изучении верований народов Советского Союза1 Преодоление пережитков у народов СССР в процессе ис¬ торического строительства. Неравномерность процесса отми¬ рания религии в разных районах СССР. Советский историк религии подчиняет изучение религии 1) изучению общества, 2) борьбе с религиозными верованиями. Французский ученый Ле Бра и школа исторического синтеза отказывается от ка¬ ких-либо выводов. Мы же не можем отказаться от обобщений, не можем ограничиваться собиранием одних эмпирических материа¬ лов. Истории религии в дореволюционной России, как специ¬ альной науки, не было: ею занимались фольклористы, этно¬ графы, востоковеды, историки вообще и т. д. 1) Материалы очень обильны, но освещены шовинисти¬ чески, местами националистически, народнически. 2) Отсутствие историзма в подлинном смысле слова. Не¬ равноценность освещения материалов по районам. 3) Неравноценность собранного материала. 4) Неравномерность освещения материалов по районам. При наличии научно-исследовательских центров в СССР и отдельных республиках вполне возможно поставить изуче¬ ние религиозных верований народов нашего Союза. Без по¬ нимания общих проблем истории религии невозможно ста¬ вить конкретное изучение, но также нельзя приобретать зна¬ ния без владения фактическим материалом во всей полноте. Господство эмпирических и механистических подходов в работах уже советского периода. Научно-исследовательский Институт по истории религии должен вырасти на базе Музея истории религии. В МИР пе¬ ренесена работа группы по изучению истории культов ГАИМК. Работы экспедиций: Билярской, Нижне-Волжской, Ниже¬ городской. Необходимость кодификации материалов, библиографии, составления картотек (по материалам и работникам). Необходимость составления программ для изучения. Не¬ обходимость составления карт: верований ко времени от ре¬ волюции, по сектантству. 1 См. ниже опубликованный текст доклада. С. 314—332. 163
Необходимость составления диаграмм по численности верующих по исповеданиям. Необходимость составления карт по районам с нанесением мест древних мольбищ (Сва- ния, Ленинградская обл. и др. районы). Вопросы об этни¬ ческих, культурных связях древности разрешаются составле¬ нием таких карт. Необходимость издания сводных работ по верованиям народов СССР: по шаманству, по верованиям народов Кавка¬ за и Закавказья, по верованиям народов Волжско-Камского края (Маторин, Худяков), по бытовому православию, по ис¬ ламу в СССР. Необходимость усиления издательской работы, особенно ГАИЗа. Неиспользование СССР-овских материалов в новом ан¬ тирелигиозном учебнике (напр., в статье Лукачевского). Создание большого органа по истории религии типа «Во¬ инствующего атеизма». Центром по изучению верований народов СССР должен стать МИР. Необходимо созвать конференцию по истории религии (совместно с Центральным Советом СВБ). Укрепление кафедр по истории религии в Комвузе и ЛИЛИ. Проведение стационарных и экспедиционных работ для заполнения белых пятен, для изучения пережитков, процесса преодоления религии под влиянием коллективизации. Использование комплексных и этнографических экспе¬ диций. Отражение материалов: печатные работы, экспозиции музеев. Необходимо создание группы по капиталистическим ве¬ рованиям. Мы должны теперь перейти на новый этап работы. В. Г. Богораз-Тан: До сих пор календарно функциониро¬ вала только ваша группа. По линии издания — сколько лис¬ тов, какая финансовая база. Конференция, конечно, нужна. Группа религиозного синкретизма для МИРа была менее интересна, чем группа изучения верований народов СССР. Развертывание изучения верований должно идти по форма¬ циям. Необходима организационная увязка работы группы с работой МИРа в целом. В новых установках группа наме¬ 164
чает ребра научно-исследовательского института, что особен¬ но дорого. Необходимо только внести элементы анализа и обобще¬ ния в работу, помимо момента собирания материалов. Жела¬ тельно наметить твердые организационные формы (прора¬ ботать вопрос вдвоем: директору МИР и руководителю груп¬ пы). М. Г. Худяков: У В. Г. Богораза неясное представление о группе. У нас есть кадр работников. Группа уже сделала це¬ лый ряд работ. Основное сейчас — издание работ и издание работ через АН, как трудов МИРа. Конференция еще не со¬ зрела. Люди недостаточно сорганизованы, трудов нет. Мы сможем выступить только с декларациями. Н. М. Маторину в докладе надо указать на прикладное значение миссионерских дореволюционных работ. Классифи¬ кация работ на шовинистические, националистические и на¬ роднические должна быть проверена. Надо ярче подчеркнуть значение народной словесности в изучении дохристианских религиозных верований русских. По западным и древневос¬ точным материалам советская наука дает нечто новое (яфети- дологические работы, «Иштарь»1 Марра, Богаевский, Франк- Каменецкий; работы ИРКа). Роль Марра надо подчеркнуть. Если Никольского Н. М. надо выделить, то Зеленина Д. К. выдвигать не стоит. Упомянуть Сидорова (коми), Ксенофон- това, Кондорского.1 2 А. И. Васильев ставит вопрос о расширении кадров и втя¬ гивании в работу товарищей, отошедших от нее. A. Я. Дуйсбург: По-видимому, в будущем работа группы должна идти не по индивидуальным заявкам, а по заданиям для систематизации. Как с нашими возможностями работать с диаграммами? B. А. Федоров: Какова роль краеведов в работе группы? Эти люди могут добросовестно регистрировать факты. Толь¬ ко надо дать им обобщающие принципы. 1 Марр Н. Я. Иштарь. (От богини матриархальной Афревразии до ге¬ роини любви феодальной Европы). Яфетический сборник. Л., 1927. Т. V. С. 109—178. 2 Кондорский И. К. Остатки культа богини-матери в настоящее вре¬ мя // Изв. Таврического об-ва истории, археологии и этнографии (бывш. Таврическая ученая архивная комиссия). Т. 2 (59) / Под ред. Н. Л. Эрнста. Симферополь, 1928. С. 73—85. 165
А. А. Невский указывает на необходимость спаять работу группы с работой музея. До сих пор был полный разрыв. Н. М. Маторин: Необходимо разубедить дирекцию Ака¬ демии наук относительно ценности материалов группы. Сре¬ ди них есть очень ценные вещи. Хотя бы у РИСО не было ни одного листа бумаги, мы должны собрать работы и поставить РИСО перед фактом написанного сборника. Конференцию пока можно созвать в Ленинградском масштабе. О кадрах: надо драться сейчас за каждого отдельного человека. В ИНСе многие этнографы замариновались. Материалы Крейновича1 стареют. Мы — не общество филателистов. До сих пор мы занима¬ лись «подпольно». Наш план должен быть включен в план работ МИРа. Однако подчинять всю нашу работу музейной работе нельзя: научно-исследовательская работа шире музей¬ ной. Необходимо подвести под доклады и материальную базу и возможность печататься. Необходимо начать библиографическую работу или по линии Антирелигиозного отделения Государственной пуб¬ личной библиотеки. Вопросу о картах должно быть уделено специальное за¬ седание о средствах. Опять здесь нужны некоторые средства. Средства нужны и для приезда работников с мест (Попова, Шереметьева,1 2 Кострова и др.). Экспедиции по линии МИРа должны быть использованы и по линии интересов нашей группы. Использование средств ЦС СВБ. Использование местных организаций. Сейчас надо наметить белые пятна на карте СССР, чтобы иметь объекты изучения. Безусловно, надо использовать краеведов, воспитывать их для ведения научной работы. Надо выдвинуть ряд новых тем в экспозиции МИРа. Что делать с материалами зарубежными в плане груп¬ пы? Надо делать вылазки на Запад, проводить параллели 1 Е. А. Крейнович в 1926—1928 гг., работая на Сахалине, собирал эт¬ нографический и лингвистический материал среди нивхов и гиляков. См.: Крейнович Е. А. 1) Нивхский (гиляцкий) язык // Языки и письменность на¬ родов Севера. Л., 1934. Вып. III. С. 181—222; 2) Фонетика нивхского (ги¬ ляцкого) языка. Л., 1937. 2 См.: Шереметьева М.Е. 1) Крестьянская одежда Калужской Гама- юнщины. Этнографический очерк. Калуга, 1925; 2) Земледельческий об¬ ряд «Заклинания весны» в Калужском крае. Калуга, 1930. 166
на западном материале, как это делает Н. Я. Марр. Дело здесь касается национальных меньшинств, что для нас очень важно. Л. А. Мерварт говорит о необходимости преодоления эт¬ нографизма в работе. М. Г. Худяков: Нельзя противопоставлять историю рели¬ гии истории религий — это вроде разрыва теории с прак¬ тикой. Мы занимаемся историей религии на конкретном ма¬ териале (например, волжском, кавказском), и, конечно, по формам. Не должно быть разрыва между СССРовским и за¬ рубежным материалом. В плане работы группы надо дать подразделения по формациям и территориальному признаку. Н. М. Маторин знакомит пришедшего А. М. Покровского с выводами по своему докладу. У нас нет голого этнографиз¬ ма, а нечто более широкое. Мы должны торопиться с изуче¬ нием конкретных верований народов СССР. В первую оче¬ редь мы должны заняться изучением родовых феодальных культов. По изучению сектантства и др. верований эпохи ка¬ питализма — надо подобрать людей. А. М. Покровский говорит о предстоящем совещании по научно-исследовательской работе при Облсовете СВБ, о тре¬ бовании к научным сотрудникам МИРа представлять докла¬ ды в письменном виде. Надо практиковать объединенные за¬ седания двух или трех секций научно-исследовательской ас¬ социации. Постановлено: войти в дирекцию МИРа с докладной за¬ пиской по вопросам плана и организации группы. М. Г. Худяков О восстановлении священной рощи в Эстонии Еще во Франции было основано общество друидов. В фа¬ шистской Германии Людендорф1 поднял вопрос о культе Одина. Граф Ревентлов,1 2 протестуя против расслабляющего христианства, призвал к возвращению к дохристианскому культу. В Эстонии в 1933 г. было основано общество нацио¬ налистов, которое поставило вопрос о возрождении древнего 1 Людендорф Эрих (Liidendorff) (1865—1937), немецкий генерал, на¬ цист, основатель эзотерического «Общества познания бога». 2 Ревентлов Эрнст (Reventlow) (1869—1943), один из руководителей движения пангерманизма, нацист. 167
эстонского культа. Перестали ходить в церковь, стали вен¬ чаться «вкруг ракитова куста». Около Ревеля есть гора, около которой крестьяне были разбиты баронами. На горе решили поставить памятник. В 1933 году общество националистов1 выдвинуло проект уст¬ ройства языческой «дохристианской» рощи. Начались земле¬ копные работы (гора известковая). Были посажены сотни елок. В центре насаждения устроен жертвенник. Около горы было сделано озеро со скамеечками. В горе было устроено подземное святилище, которых не было у древних эстон¬ цев. В святилище — главная святыня: могила неизвестного солдата. Организационные вопросы: Постановлено: 1. Поставить на следующем заседании сообщение Ники¬ тиной и Воронцова на заслушивание в январе месяце. 2. Пересмотреть список членов группы. 3. О днях заседаний сговориться с А. М. Покровским. Секретарь: А. Невский. Протокол № 2 заседания актива секции по изучению религий народов СССР Присутствовали: Н. М. Маторин, А. М. Покровский, Л. А. Мерварт, Л. И. Васильев, Ю. А. Никитин, 3. П. Мали¬ новская, А. А. Невский. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. Невский. 1 Имеется в виду радикальное националистическое объединение «Эстонская лига ветеранов освободительной войны (Eesti Vabadussojalaste Liit)», или «вапсы». В октябре 1933 г. вапсы выдвинули проект новой кон¬ ституции, провозглашающей фашистское корпоративное государство. Этот проект на всенародном референдуме набрал большинство голосов. На приближающихся выборах движение могло победить. 12 марта 1934 г. (через месяц после заседания группы, на котором М. Г. Худяков рассказы¬ вал о религиозных практиках вапсов) в Эстонии произошел государствен¬ ный переворот, в результате которого лидеры вапсов были арестованы, а само движение распущено. 168
I. Установление твердого дня заседаний секции. Установить такими днями: 9 и 27. II. Выработка календарного плана работ секции на 1 и 2-ой квартал (прилагается в конце протокола). III. Просмотр списка членов секции для рассылки повес¬ ток на заседания. Считать некоторых товарищей в учреждениях уполномо¬ ченными секции и послать им отношения с просьбой об осве¬ домлении (интересующихся вопросами) о заседаниях. Пове¬ стки посылать с учетом только тех, кто интересуется данны¬ ми вопросами (поставленными в повестках). IV. О подготовке работ для сборников. По сборнику религиозного синкретизма. Сроком предоставления работ считать 1 мая. Предложить товарищам провести подготовку работ в по¬ рядке соцсоревнования и развить оперативную работу по про¬ движению писания статей (напоминания устно и письменно). Сборник по Ленинградской области подготовить к 1 ноября. Сборник по старообрядчеству подготавливать к 1 января для включения в план 1935 г. V. Об экспедиционных мероприятиях ЦС СВБ и ЦБК. Н. М. Маторин сообщает о трех экспедициях: на Сред¬ нюю Волгу, на Нижнюю Волгу и в ЦЧО. На Среднюю Волгу экспедицию возглавит Н. М. Мато¬ рин с привлечением самарских товарищей (Дулова и др.). На нижней Волге по сектантству работу возглавит Пу- тинцев. VI. О командировках МИР: в ЦЧО и Бурят-Монголию. Списаться с Музеем ЦЧО и от т. Востокова получить све¬ дения о наиболее интересных районах, и к началу апреля т. Невскому представить план и программу работы. По линии Бурят-Монголии связаться с тов. Кочетовым, чтобы поездка была увязана с работой Кочетова. VII. Об экспедиционной работе Областного бюро крае¬ ведения. А. И. Васильев предполагает поездку в Рудненский рай¬ он. Н. М. Маторин рекомендует б. Чихачевский район. А. И. Ва¬ сильев соглашается. А. И. Васильеву к 15 предлагается пред¬ ставить план поездки. 3. П. Малиновской предложить поездку в Устюженский район и просить дать свои соображения на этот счет в апреле месяце. 169
VIII. О составлении религиозно-бытовой карты. По Северу (Михин), по Карелии (Никитин) и по Ленин¬ градской области (Васильев). Карта должна быть готова к Лондонскому съезду этнографов и археологов. С приездом Линевского собраться в МИРе для организации рабочей бри¬ гады по составлению карты. Включить в бригаду кроме ука¬ занных выше товарищей еще Линевского, Липовецкую и Невского. Работа должна быть проделана до 1 июня. Бригадиром считать тов. Васильева А. И. К карте подбирать также и фотографический материал. К работе привлекать всех, кто может быть полезен. Секретарь А. Невский. План работы: 28 февраля. Ю. А. Никитин. Баранье воскресенье в Карелии. Н. М. Маторин. Об организации экспедиций в Мордов¬ скую АО. 9 марта. Н. М. Маторин. Материалы тов. Мухина о марийской секте кугу-сорта. 27 марта. В. П. Чужилов. Религиозные обряды в изображении ху¬ дожественного фольклора Курского района. Н. М. Маторин. План работы экспедиции в Мордов¬ скую АО. 9 апреля К. Ф. Воронцов. Культ Казанской иконы. Сообщения членов группы о плане поездок. 27 апреля. М. Е. Шереметьева. Культ источников в Калужском крае. М. И. Кострова. Пережитки культа воды и деревьев в Талдомском районе Московской области. 9 мая. А. И. Васильев. Ярмарки и культовые дни. 170
Протокол № 3 заседания секции по изучению религиозных веровании народов СССР 28 февраля 1934 года Порядок дня: Ю. А. Никитин. К вопросу о скотьих жертвоприноше¬ ниях в Карелии. К. Ф. Воронцов. Культ Казанской иконы. Присутствовали: М. Г. Худяков, Ю. А. Никитин, А. Я. Дуйс¬ бург, А. И. Васильев, С. С. Писарев, Е. Студенецкая, А. А. Нев¬ ский, К. Ф. Воронцов, 3. П. Малиновская. Председатель: Васильев. Секретарь: Невский.1 Доклад Ю. А. Никитина К вопросу о скотьих жертвоприношениях в Карелии Статья предполагается к печати в Карельском антирели¬ гиозном сборнике. Автор делает исторический обзор сведений о жертвопри¬ ношениях и жертвенных пирах у западных финнов, особенно карел и финляндцев, дает критику воззрений на жертвенные пиры (братчины) Д. К. Зеленина.1 2 Скотьи жертвоприношения были очень распространен¬ ным явлением в Карелии. Забой баранов в Ильин день. Мясо ели только мужчины. Бараны часто употреблялись заветные. Их откармливают особо, навязывали на рога ленты. Мясо освящалось священником. Обещание принять жертву дава¬ лись не только Илье, Макарию, Пахомию, Анастасии, Пара¬ скеве, Иоанну Богослову. Праздник «быкобоя». Иногда при¬ носился бык красного цвета, обязательно не холощеный. Бо¬ гатые люди варили к празднику пиво. После варки мяса мясо выкладывалось из котла и начиналась «хватовщина» — рас- хватывание мяса. Старались захватить кость — помогает на 1 Заседание проходило в помещении Музея истории религии АН СССР, в здании Казанского собора. 2 См.: Зеленин Д. К. Древнерусская братчина как обрядовый праздник урожая // Сб. в честь академика Александра Ивановича Соболевского. Л., 1928. С. 130—136. 171
охоте. Иногда внутренности бросались в воду, кости зарыва¬ лись под священным деревом. При убое оленя жрецом быва¬ ет самый старший. Культ Ильи-пророка (старофинский — Укко). Во время пожаров Илье приносят в огонь жертву молоком. Модесту и Власию женщины приносили жертву кашей. Жертвенные обряды были распространены и среди рус¬ ского населения. Легенды об оленях и лосях, «посылавшихся» Ильей на праздник убоя. Олени перестали выходить из лесу: 1) т. к. од¬ нажды сразу двух лосей убили; 2) мясо оленя попробовала женщина. На иконе Макария Унженского (Желтводского. — М. Ш., Т. Ч.) в клейме изображается явление лося. В некото¬ рых случаях оленя заменяет лебедь. Все это заставляет говорить о пережитках тотемизма (братчины, хватовщина, совместная покупка и едение живот¬ ного). Едение животного обеспечивает удачу в охоте и благо¬ получие скота. В дер. Шильди было убито однажды 6 быков и 14 бара¬ нов. Ясно, что главную роль в этом играло кулачество. Вопросы: Худяков: Жертвоприношение Анастасии, связанное с во¬ дой, имело ли место в разных местах? Нет ли жертвоприно¬ шений типа лопарских сейдов? Дуйсбург: Не приносят ли в жертву баранов, с которыми случилось несчастье? Как варят пиво в Карелии? Писарев: Шла ли речь о карелах или о русских? Никитин отвечает на вопросы: Есть камни, напоминающие человеческую фигуру (Рат- кольская бабка1), около которых бывают даже игрища. Приемы варки пива обычные (раскаленные камни). Картина жертвоприношения одинакова и у русского на¬ селения, и у национального. 1 Имеется в виду так называемый «Радкольский идол», находящийся на о. Радколье в Карелии. См. подробнее: Ржановский В. «Радкольский» бог // Изв. об-ва изучения Карелии. 1924. № 1. С. 102—103; Логинов К. К. Заонежский праздник Радкольское воскресенье // Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: Исследования, источники, историография. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010. С. 37—46. 172
Пришлось пользоваться работой Брюсова об охоте и ры¬ боловстве во втором тысячелетии до христианской эры.1 Кость баранов иногда бросали через крышу дома. Высказывания. Дуйсбург: В Будогоще пришлось наблюдать праздник в полуразрушенном виде. Женщины принимали участие в празднике, но это, возможно, не первичное, а вторичное явле¬ ние. Однако в самом жертвоприношении участвуют только мужчины. Праздник заветный, справляется 15 августа по ста¬ рому стилю. Священник освящает мясо, которое потом рас¬ хватывается. В 1932 году приношения уже не было. Васильев: Как пережиток, с бараньей головой и шерстью, прямо в самой часовне жертвоприношение имело место у полуверцев (имеется в виду финноугорская народность се¬ ту. — М. Ш., Т. Ч.) южнее Изборска близ Качановой сло¬ боды. Принося в часовню голову, говорят «Ашки, ашки, ешь барашка!». Худяков: Желательно внести большую систематичность в обзор материала (олень —> бык —» овца). Выдержать стади¬ альную последовательность. На первый план выдвинуть тоте¬ мизм, а не духов-хозяев. Хватовщина перекликается с инти- чиумами. Интересно космическое оформление тотемического культа. Женское божество Анастасии, связанное с водой, с рыболовным производством, переживает в скрещениях до сих пор. Есть недооценка аграрных культов. В 20-ой руне «Калевалы» бык дается космический, а не простой (солнеч¬ ный). В зеленинской работе — отсутствие историзма: это ее главный недостаток. В работе подчеркнуть, что уцелело от материнского рода. У финляндских историков «род» часто означает большую семью. Студенецкая: Такие же примеры в 1932 году в Осетии. Там было приношение, в котором было более 50 быков, боль¬ шое количество баранов и пр. Работа важна в [практическом] отношении. Выводов на практике надо касаться не только в конце, но и в течение доклада. Шествие быка у черкесов * 21 Имеется в виду одна из следующих статей: Брюсов А. Я. 1) Древние поселения на рр. Суне и Черной // Советская Карелия. 1930. № 9/10; 2) Приемы выработки каменных орудий на Северо-Западе СССР // Техни¬ ка обработки камня и металла. Сб. статей // Труды секции археологии РАНИОН. 1930. Вып. V. 173
(в XVIII в.): покровителю быка Ахыну1 приносится корова («самошествующая корова»). Корову убивают под священ¬ ным деревом в роще. Эта корова перекликается с быком из «Калевалы». Писарев указывает на актуальность вопроса в антирели¬ гиозном отношении, на необходимость печатания работы для всеобщего сведения. Никитин дает разъяснения и принимает в основном сде¬ ланные указания. Секретарь: А. А. Невский. 28 февраля в 7 часов вечера в помещении Музея истории религии состоится заседание Секции по изучению верований народов СССР. Порядок дня. Доклад Ю. А. Никитина «Баранье воскресенье в Карелии». Протокол № 4 заседания секции по изучению религиозных веровании народов СССР 9 марта 1934 года. Присутствовали: Н. М. Маторин, А. И. Васильев, А. Я. Дуйс¬ бург, Лебединская, Ершов, Лебедев (ЗАИ),2 Терентьева (Но¬ восибирский музей), Лавров, Невский, Никитин, Малинов¬ ская, Худяков, Ленсу, Лебедев, Зиннайтулин.1 2 3 Председатель: Маторин. Секретарь: Невский. Порядок дня: 1. Информация Н. М. Маторина о поездке в Москву. 2. Сообщение Н. М. Маторина по материалам Мухина о марийской секте кугу-сорта. 1 См.: Малия Е. М., Зухба С. Л. Ахын — покровитель крупного рога¬ того скота в абхазско-адыгской мифологии // Вести. Адыгейского гос. ун-та. Сер. 2: Филология и искусствоведение. 2007. №2. С. 251—259. 2 В 1933 г. в Ленинграде был создан Центральный заочный антирели¬ гиозный институт, находившийся в ведении Наркомпроса. 3 В рукописи встречается разное написание этой фамилии. 174
Сообщение Н. М. Маторина о поездке в Москву на Ис- полбюро ЦС СВБ в конце февраля—начале марта. Докладчик сообщает об установках, данных на Испол- бюро тов. Е. Ярославским для антирелигиозной работы, о по¬ стройке Дома атеиста в Москве, о возобновлении журна¬ ла «Воинствующий атеист», о пленуме ЦС СВБ в начале мая с. г. и о конференции советских историков религии, о работе ЦАМа по разработке архива «Безбожник» (Кострова) и о создании при ЦАМе филиала секции по изучению религиоз¬ ных верований народов СССР (секретарь Лосев), о работах тт. Костровой и Липец (о промысловом культе мурманских рыбаков), об экспедициях для изучения религиозных верова¬ ний (Нижняя Волга, Мордовия). Мордовская экспедиция будет возглавляться докладчи¬ ком, который выезжает в Мордовию 17 марта (по 24 марта). Для участия в экспедиции привлекаются тт. Клемянте- нок и Копоткин. В Казани докладчик будет на антирелиги¬ озном совещании нацменьшинств и примет участие в ан¬ тирелигиозных курсах для национальных работников. Тов. Зарин написал ценную брошюру о религиозном приспособ¬ ленчестве.1 Тов. Зарин будет здесь в начале июня и инструк¬ тирует тов. Невского, который должен пробыть в ЦЧО два месяца. О старообрядческом сборнике. В сборник включится статья тов. Нечунаева К. Б., бывшего старообрядца, теперь конча¬ ющего инженера-химика, о внутреннем быте старообряд¬ чества. В Северном крае есть остатки ерофеевщины,1 2 для изу¬ чения которой будет отправлен тов. Михин. Постановлено: Информацию принять к сведению, довести до сведения дирекции МИРа об организации в Москве филиала секции. Отпечатывать протоколы секции и один экземпляр отправ¬ лять в Москву тов. Лосеву (ЦАМ). 1 Зарин П. К. Политическая маскировка религиозных организаций. М.: ГАИЗ, 1934. 2 Ерофеевцы — одна из групп Катакомбной православной церкви, так называемые истинно православные христиане. Не имеют священников, отказались почти от всех таинств. Подвергались значительным репрес¬ сиям. 175
2. Вопросы плана и установки работ секции. Н. М. Маторин оглашает положение о секции изучения религиозных верований народов СССР. Н. Г. Худяков предлагает увязать план работ секции с экс¬ позиционными планами музея, о чем необходимо устроить специальное заседание с участием дирекции МИРа. Постановили: Организовать специальное заседание по вопросу плана работ на второе полугодие, а также по вопросам картографи¬ рования. 3. О связи с французскими фольклористами сообщение делает Н. М. Маторин. Сообщение принимается к сведению. 4. Материалы тов. [В. А.] Мухина о марийской секте ку¬ гу-сорта.1 Космогонические представления кугу-сортинцев. Мир возник из туманности, из которой выделились огненные иск¬ ры и мокрота. Два мировые начала — мужское и женское дали существование всему. Из двух шариков образовались солнце и творящий бог. Мужское и женское начала объеди¬ нены вместе, представляют собой одно целое. 17 начал мира, среди которых находятся и старые марий¬ ские боги. Происхождение дьявола и зла в мире. Зло — из божьего плевка. История столкновения между богом и дьяволом. Перекликается с богомильством. Христос — это возвратив¬ шийся на землю дьявол во время второго цикла истории мира. Происхождение растений и животных развертывается в ряде причудливых мифов. Несомненное влияние христиан¬ ских представлений. Наши древние представления — дуа¬ листические (сравн. летописные сказания о волхвах, с кото¬ рыми расправился Ян Вышатич). Превращение девицы в солнце — остаток космического мировоззрения. Сказания о первобытных людях полны фаллических мо¬ ментов. Испорченность людей вызвало то, что они покры¬ лись шерстью. 1 Кугу-сорта (большая свеча) — марийская религиозная община (сек¬ та), соединившая традиционную религию мари (черемис) с элементами православия. См. подробнее: Кузнецов С. К. Черемисская секта кугу-сор¬ та // Этнографическое обозрение. Кн. 79. 1908. № 4. 176
Деление народов по степени их удаленности от божест¬ венной правды. Марийский язык ближе всего к богу. Отрицание кугу-сортинцами всего иноземного, начиная с одежды. До сих пор они ходят в домотканине. Коммуну кугу-сортинцы называют «наша мысль». Каж¬ дого марийца, носящего европейскую или русскую одежду, кугу-сортинцы называют «изменниками». Сказания о героях, жрецах и основателях кугу-сортин- ской веры. Сказания о происхождении злаков и покровителей скота. 7 тюлё-пелё, хранителей отдельных частей природы (пантеистические начала). Борьба со злым путем насилия отвергается кугу-сортин- цами. Амулеты из хлебных зерен для внушения людям доб¬ рых мыслей. Толстой интересовался кугу-сортинцами, стремившими¬ ся сохранить натуральное хозяйство. Ничего фабричного употреблять нельзя. Труд должен быть чистым, не связанным с насилием. Труд понимается индивидуалистически. Надо идти по пути божьей и солнечной правды. Приспособление к современным условиям: советская власть — власть трудя¬ щихся. После смерти человек испытывает 17 превращений. Зем¬ ля еще будет жить 17 веков (эпох). Справки о распространении секты кугу-сорта. Надо произвести доследование об источниках кугу-сор- тинского вероучения. Вопросы: Худяков: Как выявляется зло в мире — тоже в двух нача¬ лах? Нельзя ли проследить системы расхождения между дву¬ мя кугу-сортинскими руководителями? Васильев: Время начала секты, количество кугу-сортин- цев? Кто такие руководители секты? Отношение к часов¬ ням, поставленным на могилах убитых кучу-сортинских вож¬ дей? Маторин: Полного разъяснения всех деталей пока дать нельзя. Книжка националиста Васильева1 очень популярна среди кугу-сортинцев. По сборнику Васильева марийские 1 Васильев В. М. Марийская религиозная секта «Кугу сорта». Йош¬ кар-Ола: Маробиздат, 1928. 84 с. 177
жрецы читали молитвы. Фольклор — обоюдоострое оружие. Объективистское освещение фольклора вредит. Материалы по кугу-сортинцам у Зыкова, Мухина, Маторина. Секта сейчас приспосабливается, «обновляется». Про¬ следить расхождения важно на разных этапах развития. Кугу-сортинцы имели связи с финляндскими учеными (Якма- нов1)- Секта выплывает на поверхность во второй половине XIX в. Злое начало персонифицируется в новом дьяволе-Хри- сте. Кугу-сортинцев немного, но сочувствующих им много. Три группы кугу-сортинцев. Главное у всех их — не куль¬ товая сторона, а националистическая тенденция. У кугу- сортинцев есть свои идеологи и практики-организаторы. Два лица: внешнее, демагогическое, для отвода глаз, и внутрен¬ нее, настоящее. К православным часовням марийцы относятся враждебно. Худяков: Обилие материала у Мухина.1 2 Секта возникла во II половине XIX века, как реформистская. Секта была во¬ инствующей по отношению к православию. Кугу-сортинцы стали приспособлять верования к новым условиям. Кугу-сор¬ та выросла среди середнячества, кулачество шло в правосла¬ вие. Середнячество старалось задержать ход развития, задер¬ жаться на натуральном хозяйстве. Кугу-сорта параллельна толстовству, гандизму в Индии. Резко реакционный и контр¬ революционный характер секты. Националист Васильев изда¬ вал материалы кугу-сортинцев, по социальному их заказу, чтобы иметь печатные молитвенники. В теоретических построениях очень пестрая картина. Много книжных источников — от солдатчины, от толстовст¬ ва и попов. Кроме того: школьные учебники и интеллиген¬ ты-националисты. Туманность и конец мира, происхождение через звезды — из астрономии. Обезьяны — из учебников ес¬ тествознания. Ряд материалов пришел от старообрядцев. Ро¬ дина марийцев в Африке — из Никольского.3 Легенда о 1 А. и Т. Якмановы, В. Т. Якманов — руководители секты. Скорее всего, речь у Маторина идет о В. Т. Якманове, участвовавшем в револю¬ ционном движении 1905—1907 гг., депутате Первого Всероссийского съезда мари (г. Бирск, Уфимской губернии) 15—25 июля 1917 г. 2 Работа В. А. Мухина не была опубликована, поскольку начиная с 1933 г. он неоднократно подвергался арестам, а в 1938 г. расстрелян. 3 Имеется в виду работа: Никольский Н. В. История мари (черемис). Казань, 1920. В ней Никольский рассматривал присоединение террито¬ 178
Кронше — трансформация легенды о Петре III. Многое взя¬ то из древности: начала и др. О злаках — многое взято из производственной жизни. Почему взяты овес и рожь? Они имеют наибольшее хозяйственное значение. Курица не вклю¬ чена в число хозяйственных животных: здесь имеют место древние представления — курица связана с подземным ми¬ ром. Приспособленчество в молитвенных формах — сен¬ тиментальность, непротивление. Это — тоже форма классо¬ вой борьбы. Невский обращает внимание на гностические параллели к материалам верований кучу-сорта и на важность изучить религиозную психологию, психологию мифотворчества. Ершов: Христос, как дьявол, — результат насильствен¬ ной христианизации. Мотив превращения живых существ очень распространен (лягушка-человек). Маторин: Мухин еще не отрешился вполне от национа¬ листических симпатий. Надо основательно заняться подго¬ товкой кадров. Материалы Мухина можно печатать только с комментариями, чтобы не издавать «молитвенников». Худяков: Сдвиг в изучении верований Поволжья сделан Н. М. Маториным, который подходит к вопросу практически в целях борьбы с религией. Научную работу необходимо увя¬ зывать с задачами антирелигиозной пропаганды. 5. Тов. Морозов (Череповец) сообщает об одном экспона¬ те Череповецкого музея — лягушке в ларце, обнаруженной под престолом одной из церквей. Н. М. Маторин рекомендует товарищей из Череповца связаться с Москвой и секцией в качестве корреспондентов. рии, где жили мари к России как завоевание. В середине 1930-х гг. при¬ соединение мари царским правительством оценивалось как насильст¬ венное и волнения луговых марийцев 1550—1580-х гг. (так называемые Черемисские войны) квалифицировались как «общенациональное сопро¬ тивление завоевателям». Об этом говорилось, в частности, и в статье B. А. Мухина и А. К. Эшкинина «Страницы из истории марийского на¬ рода» в сборнике «15 лет Марийской автономной области» (1936). См. под¬ робнее: Бахтин А. Г. Марийский край в XIII—XVI веках: Очерки по ис¬ тории. Йошкар-Ола, 2012. С. 321—459. Марийский край в 13—16 вв. Вхождение в состав Российского государства // Энциклопедия Республики Марий Эл / Гл. редкол.: М. 3. Васютин, Л. А. Гаранин и др.; отв. лит. ред. Н. И. Сараева; Мар. НИИ яз., лит. и истории им. В. М. Васильева. М., 2009. C. 86—87. 179
Секретарь А. Невский.1 9 марта с. г. в 7 часов вечера в Музее истории религии (пл. Плеханова) состоится 4-е заседание Секции по изучению религиозных верований народов СССР. Порядок дня: 1. Сообщение Н. М. Маторина по материалам т. Мухина о марийской секте кучу-сорта. 2. Сообщение Н. М. Маторина о результатах поездки в Москву. 3. Об организации экспедиции в Мордовскую автоном¬ ную область. Протокол № 5 заседания секции по изучению религиозных веровании народов СССР 15 марта 1934 г. Присутствовали: Н. Маторин, А. Васильев, М. Петрова, В. Федотов, А. Алексеев (худ[ожник] МИР), М. Худяков, Ми- хин, Копоткин, А. Невский, Малиновская, Куразов, Ершов, Лекмоцев. Председатель: Маторин. Секретарь: Невский. * 1 2 31 Приложено объявление и явочный лист (ПФА РАН. Ф. 2. Оп. 221. №37. Л. 14—15): 9 марта с. г. в 7 часов вечера в Музее истории религии (пл. Плехано¬ ва) состоится 4-е заседание Секции по изучению религиозных верований народов СССР. Порядок дня: 1. Сообщение Н. М. Маторина по материалам т. Мухина о марийской секте кучу-сорта. 2. Сообщение Н. М. Маторина о результатах поездки в Москву. 3. Об организации экспедиции в Мордовскую Автономную область. Явочный лист: Анисимов ИАЭ АН СССР; Л. Лавров (Русский музей); М. Худяков ГАИМК; Малиновская Областная сеть ОПТЭ; Мурашкин, Шиэ, Лебе¬ дев А., Копоткин ЛИФЛИ; Зинатулин, Ленсу, Бухарина Череповец, Музей местного края; Морозов, Череповец, Музей; Лебединская ИЯМ АН СССР; Г. Никитин, Дуйсбург, Ершов Русский музей ЭО; Лебедев А. А. Заочн[ый] антирелигиозный] Институт; Терецвеева(?) Новосибирский краевой му¬ зей; Невский МИР АН; ЛИФЛИ; Н. М. Маторин. 180
Доклад Н. Ф. Куразова «Бытовое православие в .Лужском крае» Докладчик в качестве вступления сообщает о своей рабо¬ те в Лужском крае по собиранию материалов по колдовству и знахарству (выявлено до 150 колдунов по району). В на¬ стоящее время его интересует процесс отмирания религии и столкновение старого с новым. Сегодня докладчик намерен сообщить о пустыни Марда- рия.1 В этом месте встречаются и священные источники, свя¬ щенные деревья и священные камни. Камни с высеченным крестом. Пещеры, особенно с ручьями («печоры»), в которых потом появляется иконка. В пустыни Мардария встречают¬ ся все эти элементы. Население зовет святого «Мандари- ем» (Мондарием). В Епархиальных ведомостях о Мардарии рассказывается, что Мардарий был пострижен в Череменец- ком монастыре и назначен «строителем» Феофиловой пус¬ тыни.1 2 Там он искал уединения, предавался аскетизму. По зову свыше удалился в пустынное место. Мардария взял на свое содержание один кулак. Мардария искушал дьявол в виде массы народа, ходившего по его землянке, раскапывав¬ шего его. Потешал лютый змей, как и другие объекты его ви¬ дений. Заблудившаяся женщина открывает местопребывание Мардария. Вместо землянки потом была построена деревян¬ ная келья. Мардарий 30 лет не мылся, но был «чист как го¬ лубь». Мардарий умер в 1765 г. или около того. Мардариева пустынь конкурировала с Никандровой пустынью. Никанд- ровские монахи потому украли тело Мардария в свой мона¬ стырь. Было расследование,3 но архимандрит Никандровой пустыни сумел вывернуться, попавши, впрочем, по другому делу. Такова история Мардария по письменным источникам. Мардарий не был канонизирован. По рассказам жителей, основателем трех пустыней были три брата: Мондарий, Никандр и Феофил. Мондарий преду¬ 1 В настоящее время — Псковская область, Струго-Красненский рай¬ он, недалеко от деревни Кочерицы. 2 См.: Кулешова В.П. Феофилова пустынь // Псков. 2004. №20. С. 57—65. 3 В Государственном архиве г. Пскова хранится дело «О тайно выко¬ панном из земли в Порховском уезде гроба монаха Мардария» от 4 января 1805 г. 181
преждает о дне своей смерти и завещает везти волоком свое тело. Но крестьянин положил тело на дровни. Лошадь шла по озеру по щиколотку, а не по суху. Мондарий пеняет мужику: «Испортил мне все дело!». По другому варианту, мужик об¬ носит тело вокруг места смерти, вместо волочения его. Третий вариант упоминает о донном ручье (кипуне), око¬ ло которого поселился Мардарий. Мардарий — лекарь, рабо¬ тает по лечебной части: «Мардарий помогает». Про кражу тела Мардария рассказывают, что тело ушло из гроба и ушло из Никандровой пустыни на старое место. Архимандрит, ожидая «царского повеления» для открытия мощей, от страха удавился. Другой вариант: лошади, перевозившие тело Мар¬ дария, пали, а люди сошли с ума. Масса рассказов об исцелениях от Мардария. Жертвы Мардарию в часовенку — деньгами. Бросали даже золотые. Мельник Жорохов на праздник собирал до 500 руб. Оставляли одежду, теперь оставляют только тряпоч¬ ки. Деньги (монеты) бросают в источник. В часовне масса икон. Есть икона Мардария. Перейдя «донный ручей», мы находим часовенку-бож- ничку, увешанную женскими повойниками, ленточками, тря¬ почками. Особенно чтятся три кипунка-источника, из кото¬ рых пьют (по очереди изо всех) и берут воду. Один из кипун- ков сейчас высох («Нечестивые времена»!). В пустыни находится чтимая ель, под которой лежат пять камней. На ели висят белые ленточки. Камнями трут больные места. Прикосновение к ним без благословения вызывает якобы бо¬ лезни. Есть холмик, где будто бы похоронен Мардарий. По сведениям, этот холмик насыпан на месте, указанном видени¬ ем одной из женщин — теще мельника, которой культ обязан своим укреплением. Охотников поживиться жертвами Мардарию было много кроме мельника. Одежду, приносимую Мардарию, забирал Петр, преемник по отшельничеству, также довольно извест¬ ная личность. Культ камней возник, по-видимому, очень дав¬ но. Некоторые связывают культ камней от случая с мельни¬ ком, который запнулся за камень, выругался, заболел, но по¬ сле того как попросил прощения у камня, исцелился. Новый мельник Сяга, лютеранин-эстонец, видит в целеб¬ ных ключах — минеральную воду. Сяга ведет борьбу против Мардария и богомольцев, наводя на последних настоящий террор. 182
В колхозах относятся к Мардарию иронически. Говорят, что в некоторые дни к Мардарию приходят лишь одиночные посетители, по завету. В ильинскую пятницу к Мардарию приходили богомолки, из которых одна — Мурашова — рас¬ сказала массу сведений о Мардарии. Муж Мурашовой раску¬ лачен, а сыновья сосланы за то, что зарезали колхозную ло¬ шадь. Мурашова — настоящий поповский агитпроп. Около кипунка была святая пещерка, которая теперь за¬ сыпана. Мурашова рассказывала легенды о коммунистах, кото¬ рых покарал бог и которые уверовали. Легенда о смоляной реке (соц. строительство), по которой плывет корабль (колхо¬ зы), обреченный на гибель. Легенда говорилась Мурашовой быстро, гладко, как заученное. Антирелигиозной работы в Лужском крае не ведется. В имении Гильде [неразб.] лежал камень с углублением, в ко¬ торый подливалась по распоряжению помещика вода. Этой водой лечились. Так культ поддерживался «культурными» помещиками. Камней и каменных крестов — 24 по Лужскому краю. Пещер — 6. Рощ и деревьев — 12. Источников — 19. Местных и чудотворных икон — около 30. Неканонизированных святых — 6. Вопросы: Худяков: Совершались ли официальные крестные ходы в Мардариеву пустынь? Какое духовенство служило? Невский: Какую разницу устанавливаете между знахар¬ кой и колдуньей? Нет ли фактов испрашивания прощения у мест, кроме мардариевых камней? Петрова: Не встречался ли рассказ о мизинчике Марда- рия? Рассказ о похоронах Мардария, мизинец которого остал¬ ся у погребавшего. Маторин: Нет ли сведений о празднике Воздвижения у Мардария? Федоров: Борется ли школа против культа? Ершов: Нет ли связи у Мурашовой с городом? Не из ле¬ нинградского ли она актива? Калиновская: Взяты ли приношения для Музея? — Ниче¬ го не взято, но все зафотографировано. 183
Куразов: Церковь вела борьбу с неканонизированным Мардарием, но народ ходил туда массами. Культ святых воз¬ никает своеобразно: находка черепа на пашне; видение кре¬ стьянина — постановка часовни: приходят и кланяются «не¬ известному святому». Знахарок и колдуний разделяет лишь народная молва, но их методы совершенно одинаковы. Колдуны имеют дело с чертями, знахари — только пользуют. Репутацию чертослу- жителей колдунам создали, главным образом, попы. Просят прощения не только у камней, но и у источников и др. 0 мизинце есть у Князева.1 В рассказах населения этого мотива не встречается. Считается, что в Воздвиженье умер Мардарий, отсюда в Воздвиженье устраивалась ярмарка. Если посещать Мардария, то обязательно в Воздвиженье. Сведения лично получены через Сягу. Школа далеко от места культа и Мардарием не интересуется. Богомолки приходили за 10—20 километров. Связи Мурашовой с Ленинградом нет, но она поет на клиросе, несмотря на неграмотность. Высказывания: [Куразов:] Сведения у Князева от тех людей, которые помнят похороны Мардария. Интересна фигура Геннадия. Этот пройдоха — приятель Павла I. Он получил мальтийские ризы, обустроил монастырь. Мардарий же был конкурентом Никандрова монастыря по датам праздников. Кости Марда¬ рия нужны были для увеличения объектов культа в монасты¬ ре: гроб Никандра, Никандров камень (на котором якобы умер Никандр) и проч. Мизинец был дан Геннадием челове¬ ку, протестовавшему против похищения тела Мардария. По¬ том палец был в погосте Горы. В начале богослужения на мо¬ гиле Мардария совершались, но молебны были прекращены распоряжением Евг. Болховитинова, тогда епископа Псков¬ ского. Он велел разобрать и часовню Мардария. Петрова: Одна из крестьянок говорила, что церквей было мало — поэтому собирались к Мардарию и молились. По до¬ роге к Мардарию повешены тряпочки. Худяков: Формирование культа христианского святого идет по тореным путям дохристианских верований. Архаиче¬ ские черты сказываются весьма рельефно. Интересна специ¬ 1 Имеется в виду: Князев А. Иеромонах Мардарий, пустынножитель. Псков, 1891 (переиздана: Псков, 1998). 184
альность других святых: Никандра и др. Интересны легенды: они имеют древние корни. Легенда о поездке через озеро ин¬ тересна и элементами культа воды и культа коня. Интересны иконы Мардария: мучеником или старцем он изображается? Михаила Никитича Романова лично не изображали сначала, его замещали изображением Михаила-архангела. Васильев: Интересно достать в погосте Горы ларец с ми¬ зинцем Мардария и посмотреть на изображение на крышке. Маторин: Культ Мардария — недоразвитый. Ясно клас¬ совое использование культа. Это не надо смешивать с массо¬ вым использованием культа. Есть ли здесь старое мольбище или новообразованное? Конечно, кипунки — старый момент, также деревья. Могила, камешки, пещерка — это все, вероят¬ но, новообразования. Здесь проторенная дорога старого куль¬ та, однако связанная с именем новоявленного святого. Надо форсировать работу по составлению религиоз¬ но-бытовых карт. Срок предоставления материалов к Лон¬ донскому съезду — 1 мая.1 В Англии подобные сообщенным памятники обносят решетками. Наша работа свидетельствует о том, что тают грани между Западом и Востоком (выраже¬ ние Марра). В Лужском крае надо создать целый отдел, посвященный памятникам культа, которые необходимо охранять. До лета мне необходимо сделать в ударном порядке доклад об изуче¬ нии религиозного синкретизма во Франции. Работу А. И. Ва¬ сильева в переработанном виде мы издадим. Материалы Н. Ф. Куразова надо издать в Ленинградском областном изда¬ тельстве. Щиколаю] Федоровичу] и Арк[адию] Щвановичу] надо немедленно взяться за составление карты Ленинград¬ ской области с текстами на 1.5—2 листа. Наша группа должна стать ядром научно-исследователь¬ ской группы по истории религии, вопрос об организации ко¬ торой поставлен в ИАЭ. Мы не должны больше оставаться на правах добровольческой организации при МИР. При ИАИ также можно организовать ячейку по истории религии эпохи феодализма. Там теперь Клибанов, включается Копоткин, найдется место и А. И. Васильеву с его «житиями святых». Какие участки не затронуты? — Синодальный архив. Туда была послана сначала Злыгостева, потом работал Вол¬ 1 Речь идет о Первом Международном конгрессе антропологов и эт¬ нографов. 185
ков. Все это были вылазки кустарного характера. Синодаль¬ ный архив должен быть проработан: это — целая тема аспи¬ рантской работы. Также должна быть составлена картотека по «Живой старине» и «Этнографическому обозрению». За¬ тем очередь за проработкой епархиальных ведомостей. Ар¬ хивы Тенишевский и РГО должны быть подняты. Надо рас¬ ширять и наши силы. Надо устроить заседания в КОМвузе и в ЛИФ ЛИ. Корреспондентскую сеть надо поддерживать и расширять: это — великое дело. Связь надо поддерживать не только с лицами, но и с организациями. Как академиче¬ ская группа мы сможем иметь филиалы в филиалах Акаде¬ мии наук. Филиал в Москве при ЦАМе уже создан. В Воро¬ неже, с переброской туда Ершова, будет еще одна опорная наша база. Если мы сумеем нашему делу придать международную значимость, оно найдет свое признание. Худяков: Следует форсировать работу по составлению р[елигиозно]-б[ытовых] карт. Можно повезти на съезд наши протоколы с картой, на которой должны быть освещены мес¬ та, по которым были доклады. Карточные указатели по епар¬ хиальным ведомостям не так уж трудно составлять. Перевод группы в ИАЭ весьма целесообразен. Кроме религиозного синкретизма, шаманства надо поставить и проблему тотемиз¬ ма, о котором среди буржуазных ученых существует мнение, как о явлении, связанном с определенными культурными кругами, тогда как тотемизм — всеобщее явление. На лон¬ донском съезде надо сделать доклад о наших работах. Соста¬ вить таблицу докладов. Васильев: Н. Ф. Куразову нетрудно нанести на карту куль¬ товые места, так же как Михину, Малиновской. Черновики карт должны быть готовы к 31 марта. Ершов: Организованные попытки составления библио¬ графии по «Живой старине» и «Этнографическом обозрении» были — следы у Егорова из б[ывшего] ЛОИКФУНа. Надо серьезно подумать о технике этого дела, так как у Егорова организационные моменты сильно хромали. Маторин: Доклад мы примем к сведению. Доклад дол¬ жен пойти в сборник по Ленинградской области. Статья должна быть готова к 1 октября. Черновик карты должен быть к 31 марта. В Лужском музее должен быть организован отдел по памятникам культа. Форсировать работу по религиоз¬ но-бытовым картам под ответственность А. И. Васильева. 186
Надо составить общий отчет по работе группы за все вре¬ мя над картой СССР и Ленинградской области. Из фототеки отобрать ряд материалов для воспроизведения. Сводный от¬ чет написать с расчетом помещения в «Советской этногра¬ фии» — Невскому. М. Г. Худякову представить проект осуществления биб¬ лиографии по журналам. По Тенишевскому архиву вступить в переговоры с администрацией Этнографического отдела. По архиву РГО — командировать тов. Михина для пере¬ говоров с тов. Элиаш. Оживить корреспондентские связи ко¬ роткими записками о составлении работы — провести это секретарю группы Невскому. Во время поездок в Мордовию и Закавказье завязать кор¬ респондентские связи. Следующим докладом поставить доклад М. Г. Худякова «Волхвы Древней Руси». У М. Г. Худякова имеется доклад на тему «Культы и кос¬ мические представления в Прикамье в эпоху разложения ро¬ дового строя». Желательно, чтобы тт. [товарищи] дали секретарю груп¬ пы планы своих работ на будущее для учета интересов и пла¬ нирования докладов. Секретарь Невский.1 * 91 Приложен: Явочный лист объединенного заседания секции по изу¬ чению религиозных верований народов СССР и кафедры истории религии Ленинградского института истории, философии и лингвистики. ПФА РАН. Ф. 2. Он. 221. № 37. Л. 22. 9 апреля 1934 г. Н. Маторин — ИАЭ; Чушимов — ЛИФЛИ асп[ирант]; Лебедев — ЦЗАИ; А. Клемянтенок — Областной совет СВБ; Копоткин — ЛИФЛИ; Ершов — Этносекция; Дуйсбург — Русский музей; [неразб.] — [неразб.] и-т; Крюкова — Этнографический] музей; Данилин — Этнограф[ичес- кий] музей; Никитин — Этнограф[ический] музей; Федоров Л. — Об- ласт[ной] краеведческий] музей; Шиэ — ЛИФЛИ сотр[удник]; Короле¬ ва — Ин[ститу]т Крупской; Писарев — МИР; Винников — ИАЭ; В. Мази- на — ЦЗАИ; Зиннайтуллин — ЛИФЛИ; Л. Мерварт — МИР; А. Устькачкинцева — Комвуз Крупской; Н. Никитина — ИНС; Мураш¬ кин — ЛИФЛИ; В. Дулов — МИР; А. Невский — МИР; Ю. Францов — МИР; В. Г. Богораз — МИР; Серяков — МИР. 187
Протокол № 6 объединенного заседания секции изучения религиозных верований народов СССР и кафедры истории религии Ленинградского института истории, философии и лингвистики1 9 апреля 1934 года Присутствовало согласно явочного листа 27 человек. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. Сообщение Н. М. Маторина Итоги поездки 17 марта—4 апреля 1934 года Калинин—Москва—Арзамас—Саранск (Мордовия)— Чебоксары (Чувашия) Н. М. Маторин начинает с обзора калининского музея, в котором ряд вещей интересны с точки зрения бытового пра¬ вославия. Статуя Нила Столбенского,1 2 маска козла с золоче¬ ными рогами, икона Ивана Новгородского верхом на драко¬ не,3 изображение на холсте юродивого Макария Гончарова4 и рукопись о последнем. Записаны сведения о других юроди¬ вых. Происходили беседы с местными краеведами по вопро¬ су изучения бытового православия, в частности силами заоч¬ ников Пединститута. В Арзамасе также осмотрен музей. В Арзамасе была 31 церковь на 30 000 жителей (в Саранске 16 церквей на 16 000 жителей). В музее жалкая антирелигиозная выставка на местных материалах, лубок прошлого века «Кедр ливан¬ ский», переведенный с англ. Ливановым. Много рукописей и 1 Н. М. Маторин — заведующий этой кафедрой. 2 Речь, очевидно, идет о деревянных скульптурных изображениях Нила Столобенского, которые получили достаточно широкое распростра¬ нение с XVII в. См. подробнее: Буркин А. И. Образ преподобного Нила Столобенского в иконографии и русской деревянной скульптуре. (По ма¬ териалам частной коллекции А. И. Буркина) // Древняя Русь. Вопросы ме¬ диевистики. 2002. С. 43—46. 3 Имеется в виду икона, в основу которой была положена «Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе», в которой рассказывалось о чудесном путешествии на бесе в Иерусалим новгородского архиепископа Иоанна. 4 Тверской местночтимый юродивый (XVIII в.). 188
книг, совершенно не разобранных. В архиве находятся архи¬ вы монастырей Арзамаса. Архивов Саровского и Понетаев- ского1 монастырей не хватает. Интересна история создания арзамасского музея, которая была вывезена на плечах заве¬ дующих. Имеются интересные документы о деятельности церковников в первые годы революции («забастовка церков¬ ников»). Сохранились гулянья в Арзамасе, имеющие старую обрядовую основу («Ярилы»). Во многом сказывается то, что Арзамас был колонизационным центром среди мордвы. «Всехсвятский ярила», «Тихвинский ярила» — гулянья с ярмарками и обычай обливать друг друга водой. Вещи в музее: статуя Николы, статуя Христа с портрет¬ ным сходством (портрет местного купца-кожевника), глиня¬ ный горшок с изображением черта внутри, икона Иоанна Во- инственника1 2 с двоеперстием, чучело медведя из Понетаев- ского монастыря (медведя кормил Серафим Саровский). Реликвии Серафима из Дивеевского монастыря увезены не¬ известно куда. Оранская икона.3 16 резных изображений Христа (в т. наз. «инородческих» районах их всегда очень много). Четыре резных Евангелия — портреты местного притча и старосты. Святое озеро около Арзамаса. В Саранске намечен ряд научно-исследовательских тем. К моменту революции в Мордовии было 16 монастырей. Необходимо обратить особенное внимание на черничество в Мордовии. Чернички являются низовыми агитаторами. Всего в экспедиции будет участвовать 16 человек разных специальностей. В Мордовском музее чрезвычайно скудный краеведческий материал. В антирелигиозном кабинете боль¬ шой беспорядок. Единственное серьезное учреждение в Са¬ ранске — Мордовский институт культуры. На курсах, прово¬ дившихся в тот момент в Саранске, удалось многое узнать. Меловая гора с кривым деревом, на которой монах ор¬ ганизовал моления. Знахарство развито в Мордовии очень 1 Серафимо-Понетаевский монастырь был создан в 1869 г. в с. Поне- таевка (совр. с. Понетаевка Шатковского района Нижегородской области). 2 Речь идет об иконе Иоанна Воина (Воинственника), христианского мученика IV в. 3 Оранская Владимирская икона Божией Матери почитается как чу¬ дотворная, сейчас находится в монастыре Владимирской иконы Божией Матери, расположенном в селе Оранки Богородского района Нижегород¬ ской области. 189
сильно. Распространялись письма богородицы. Слухи о Ленине-антихристе. Церквей фунционирующих — до 200. В Дубенском районе, где нет попов, обряды совершают нередко монахи и старики. Освещение узелков земли для похорон без попа. История с воскресением «Филиппа Семе¬ новича».1 Культ родников, которые открылись и после ре¬ волюции. Когда с одного родника убрали часовню (под избу-чи¬ тальню), там устроил пещеру афонский монах. Явленная ико¬ на в овраге у родника, пастух лег у родника, чтобы увидеть бога. Культ Промзинского Николы1 2 с самозванцами: Алексея- ми-царевичами. В Промзино возили больных для исцеления. Болящие и юродивые. Один юродивый выскочил однажды нагишом из избы с библией подмышкой и с криком «Све¬ топреставление!». «Блаженный коммунист», ныне исклю¬ ченный из партии. К монашкам женщины идут «как лягуш¬ ки к гадюке». Некоторые районы заражены сектантством (сектантство федоровского и беседнически-хлыстовского типа). Сектантский бог Алексей, которого одевали в гене¬ ральский мундир, был вождем контрреволюционного вос¬ стания. В Казани был осмотрен музей с интересными историче¬ скими картами Поволжья. Географ Векслин3 чертит специ¬ альную карту Татарской республики с указаниями очагов культа. В Казани происходило совещание по вопросам анти¬ религиозной работы. В Чувашии материал чрезвычайно обширен. Интересно обновленчество и сектантство. Архиепископ Тимофей Зай- 1 Филарет Ичалковский (в миру Филипп Семенович Кулаков, родив¬ шийся в селе Ичалки Нижегородской губернии, 1835—1913) — местно¬ чтимый святой, официально канонизирован в 1999 г. Вероятно, в начале 1930-х гг. существовала легенда о его чудесном явлении. 2 Речь идет о Николиной (Белой) горе близ Промзина городища (ныне село Сурское), где, согласно легенде, в 1552 г. явилась икона св. Николая Мирликийского, которая защитила эту землю от врагов, в память о чем была построена часовня, ставшая местом паломничества. См. подробнее: Липатова А. П. «На горе святой явился»: К вопросу о почитании горы в Сурском // Краеведческие записки. Сб. науч. трудов. Ульяновск, 2012. Вып. 15. С. 106—114. 3 Речь идет об авторе карты Татарской АССР Н.-Б. 3. Векслине, про¬ фессоре Казанского университета. 190
ков,1 обновленец, «охраняет чистоту линии партии». Лозунг бывшего ключаря Исаакия Горбатова: «Меньше церквей — больше молящихся!» Близорукость многих антирелигиозни¬ ков, полагающих антирелигиозные успехи в закрытии церк¬ вей. (Энергичная работа мусульман). Тимофей Зайков имел большую агентуру. Ураза и курбан-байрам держатся очень крепко. Русские и татары справляют вместе и христианские, и мусульманские праздники. Тимофей Зайков хочет иметь викарных архи¬ ереев. В Серповском районе Мари-области в прошлом году 1000 человек «замолили лошадь». В Москве состоялись 2 совещания, в ЦАМе — группы по изучению религиозных верований народов СССР. В состав группы входят ряд работников ЦАМа и других учрежде¬ ний — всего 23 человека. Заседания 28 и 29 апреля. План работы группы составлен на год. Вопросы по сообщению: Мерварт спрашивает о помощницах мулл. Маторин разъясняет, что это женщины из буржуазных слоев. Лебедев: Как ведут себя остатки жречества в Мордовии? Маторин: Жречества в Мордовии нет, только знахарство. Никитин: Каково состояние культа Серафима Саров¬ ского? Маторин: Это задача экспедиции, в частности т. Копот- кина. Серяков: Как обстоит дело с а[нти]р[елигиозным] дви¬ жением? Маторин: Совещание в Саранске имело целью оживление работы. Данилин: Специальный [антирелигиозный] музей или краеведческий? Маторин: Специальный, в особом помещении. Маторин: В 1931 году бы обряд опахивания одного из районов Мерварт: Есть ли мусульманские секты, например исмаи- литы? 1 Тимофей (Зайков) (1859—1937), обновленческий архиепископ Цивильский и Чувашский. В 1937 г. репрессирован. 191
Маторин: В Татарии есть ишаны1 (суфизм). См. в работе т. Касымова.1 2 Исмаилиты связаны с Персией и Индией. Мерварт: Нет ли фактов совместной работы разных веро¬ исповеданий? Маторин: Есть, православных и старообрядцев, даже пра¬ вославных и мусульман. Высказывания: Васильев: Лицевых житий Николы, изданных есть не¬ сколько, так что миниатюры имеют единый тип изображения. Архивы гибнут не только в Арзамасе, но и под Ленинградом (например, в Копорской церкви). Невский отмечает как большое достижение организацию секции по изучению религиозных верований народов СССР в Москве. Климянтенок говорит о нитях, связывающих сектантство Чувашии с сектантством Мордовии (Алатырский район). По¬ этому изучение сектантства Чувашии можно непосредствен¬ но продолжить в Мордовии. Лебедев подчеркивает ту же связь на примерах. Алатыр¬ ский процесс3 интересен и для Мордовии и для Чувашии. Маторин суммирует итоги поездки по четырем разделам: 1) организационные успехи (группа при ЦАМе); 2) налаживание мордовской экспедиции; 3) осмотр музеев и выявление вещей, интересных для нас; 4) материал о современном состоянии верований. 1 Ишан — глава, наставник суфийского тариката или общины исмаи- литов. 2 Касымов Г. Очерки по религиозному и антирелигиозному движе¬ нию среди татар до и после революции. Казань, 1932. 3 Может быть, речь идет о судебном процессе над членом общи¬ ны христововеров в середине 1923 г. по поводу уклонения его от воин¬ ской службы (см.: Берман А. Простонародные религиозно-мистические движения в Среднем Поволжье в XVIII—XX вв. Чебоксары, 2008). Но, скорее всего, имеются в виду широко известные судебные процессы XIX в. против группы «людей божьих» (хлыстов) во главе с руководите¬ лем их общины Петром Мельниковым. Процессы проходили в Симбир¬ ском окружном суде в г. Алатыре в 1877 и 1888 гг. Среди осужденных были и мордвины (см.: Берман А. Простонародные религиозно-мистиче¬ ские движения...). 192
Усиление работы антирелигиозников во время массовых кампаний. Падение стратостата вызвало легенды о комете и начале войны. Н. М. Маторин предлагает установить соревнование меж¬ ду ленинградской и московской группой. А. И. Васильев сообщает о работе по религиозно-быто¬ вым картам. Секретарь А. Невский. Протокол № 7 заседания секции по изучению религиозных верований народов СССР 28 апреля 1934 г. Присутствовали: Маторин, Васильев, Ершов, Невский, Францов, Линевский, Мерварт, Дрягин, Сигов, Клемянтенок, Н. Шмидт (Никитина). Председатель А. И. Васильев. Секретарь А. А. Невский. Н. М. Маторин Об изучении религиозности французской деревни В прошлом году в парижском университете состоялся до¬ клад Ле Бра1 о религиозности французской деревни. Этот до¬ клад интересен для нас в трех отношениях: 1) теоретическом, 2) методическом, 3) политическом. Сведения о религиозности французской деревни есть у Раклю.1 2 В работе Кортальяка «Доисторическая Фран¬ 1 Габриэль Ле Бра считается одним из основоположников социологии религии и исследователем народной религиозности. Свои работы он начал публиковать в 1931 г. Это были работы, в которых анализировалась при¬ ходская жизнь французских католиков: Le Bras G. 1) Statistique et histoire religieuse: Pour un examen detaille et pour une explication historique de l’etat du catholicisme dans les diverses regions de France // Revue d’histoire de l’Eglise de France. 1931. T. XVII. P. 425—449; 2) Notes de statistique et d’his¬ toire religieuses // Ibid. 1932. T. XVIII. P. 135—437. Позже эти и другие его ранние работы были републикованы в двухтомнике Etudes d’histoire du droit canonique dediees a Gabriel Le Bras (Paris, Sirey, 1965). 2 Очевидно, имеется в виду: Реклю Э. Человек и Земля. В 6 т. T. VI. СПб.: Изд. Брокгауз—Ефрон, 1909. 193
ция»1 есть иллюстрации христианизированных менгиров. У Мор- тилье «Мегалитические памятники»1 2 говорится об использо¬ вании древних каменных памятников христианством. У П. Лав¬ рова («Пережитки доисторического периода»3) содержатся сведения о французских верованиях. Во французских фольклорных журналах4 всегда масса све¬ дений о верованиях французской деревни. Французская фоль¬ клористика занимается вплотную исследованиями. Марр сравнивал низовое население Европы с экзотическим Восто¬ ком по тому богатству совершенно неожиданного материала, который не исчерпаем для исследователей. Доисторических переживаний много даже у цивилизованных народов. «В Бре¬ тонской нацменовской речи»5 Марр говорит об использова¬ нии католицизмом национального гнета. Ле Бра6 в «Revue de folklore frangais» №4 за прошлый год поместил статью о религиозности французской дерев¬ ни, прочитанную им как доклад во французском обществе фольклористов.7 Ле Бра — профессор канонического права в Парижском университете. Ле Бра отмечает большое значение религии в среде французского населения и большой удель¬ 1 Cartailhac Е. La France prehistorique d’apres les sepultures et les monu¬ ments / Ed. F. Alcan. Paris, 1889. 2 De Mortillet G. Les monuments megalithiques classes de la Charente et de la Charente-Inferieure // Bulletins de la Societe d’anthropologie de Paris, IV° Serie. 1896. T. 7. P. 119—130. 3 Лавров 77. Л. Очерк эволюции человеческой мысли. (Переживания доисторического периода). Женева: Изд-во группы старых народовольцев, 1898. 4 Во Франции с конца XIX в. выходило множество журналов по фольк¬ лористике: «Revue Celtique», «Melusine. Revue de mythologie, litterature po¬ pulate, traditions et usages», «Revue des traditions populates», «Annuaire des traditions populates», «Annales de Bretagne», «Revue de folklore fransais», «Revue de folklore fran^ais et de folklore colonial» и др. 5 Марр H. Я. Бретонская нацменовская речь в увязке языков Афревра- зии // Изв. ГАИМК. Л., 1930. Т. VI. Вып. 1. 6 Так как А. А. Невский протоколировал устное выступление Н. М. Ма- торина, а потом, скорее всего, не осуществлял сверку записанного на слух, в рукописи всюду фамилия Габриэля Ле Бра транскрибируется неправиль¬ но как Де-Бра (через дефис). При публикации рукописи в этой книге про¬ изведено исправление на корректное написание — Ле Бра. 7 Имеется в виду статья: Le Bras G. De etat present de la pratique re- ligieuse en France // Revue du folklore frangais. 1933. T. IV. P. 193— 206. 194
ный вес католической церкви.1 Впрочем, он отмечает, что церкви наполнены неравномерно в ряде округов. Если бур¬ жуазия прилежит церкви, то пролетариат их избегает. Он подчеркивает равнодушие к церкви лимузинцев (отходни¬ ки-каменщики) и набожность бретонцев. Две тенденции во французской религиозной жизни: одна идет от Августина, другая — от энциклопедистов. Неосве¬ домленность местного духовенства о причинах отхода от ре¬ лигии их паствы. Элементарный круг исследования для верований — приход. Пять типов (категорий) людей по отношению к церкви: 1. отщепенцы от церкви; 2. нонконформисты — официальные члены церковных общин (в 4-х случаях жизни бывают в церкви: рождение, кон¬ фирмация, брак, смерть); 3. регулярные посетители церкви (по большим празд¬ никам); 4. регулярные посетители церкви (каждое воскресенье); 5. усердные богомольцы. Веру, религию и соблюдение религиозных обрядов надо различать, по словам Ле Бра. Кюре легче всего вести учет верующих и следить за религиозностью, вести общую книгу (liber status animarum1 2). Ле Бра предлагает целую программу исследования религиозных верований. Аббат Сери изучал обетные часовни.3 Ле Бра обращает внимание на важность изучения представлений о душе, ссылаясь на Леви-Брюля, 1 В своих статьях Н. М. Маторин неоднократно ссылался на работы Г. Ле Бра, который считается теперь одним из классиков французской со¬ циологии религии. Например: Маторин Н. М. Об изучении религиозных верований народов СССР // Антирелигиозник. 1934. № 5. С. 28—33. 2 Так назывались книги, которые были введены в католических приходах после Тридентского собора (1545—1563). Священники были обязаны записывать в эти книги биографические данные своих прихожан. Liber Status Animarum упоминается в руководстве об экзорцизме Rituale Romanum, опубликованном в 1614 г. папой Павлом V. Первоначально Liber Status Animarum должна была содержать только информацию о совершенных церковных ритуалах (о крещении, браке, смерти, случаях экзорцизма и проч.). В XVIII в. в книги стали вносить подробности жизни прихожан: возраст, состав семьи, род занятий, прибытие и отъезд из прихода. 3 Возможно, речь идет о работе Abbe Sabion. Chapelle votive de Saint- Sauveur-de-Barran (Gers) // Revue de Gascogne. 1877. XVIII. P. 256—257. 195
Боаса, Риве.1 Из чего слагается представление о душе у фран¬ цузского крестьянина? Представление о душе, по Леви- Брюлю, смыкается с представлением примитивных народов. Какое значение имеет представление об аде и рае, о чисти¬ лище? Статистический вопросник должен быть строго объек¬ тивным. Опрос священников, епархиальные архивы — источ¬ ник сведений. Однако сведения не объединены, распылены. Четыре типа искажений: 1) выдумка священников; 2) страх перед административными карами; 3) неопределенное мыш¬ ление; 4) желание скрыть факты (преувеличить). Сведения надо собирать очень осмотрительно. Способы проверки све¬ дений. Чем меньше приход, тем сведения точнее. Совпадения цифр по разным приходам — благоприятный признак. Ано¬ малии подозрительны. Необходимость картографирования состояния по диоцезам (епархиям). Ле Бра ссылается на Ва- раньяка,1 2 заведующего отделом пропаганды общества фольк¬ лористов. Картограмма празднующих пасху, исполняющих раз¬ личные требы и т. п. Сейчас составлять карту трудно: сведе¬ ния из разных мест неоднородны. Религиозная картография сейчас очень суммарна, не как в Англии и Германии, где пуб¬ ликуется много карт. Зоны религиозные и безрелигиозные очень обширны. Есть массивы того и другого. Францию нельзя назвать ни католической страной, ни атеистической. Можно установить районы с особой религиозностью. Во всей Франции 10 % мужчин и 20 % женщин посещают церковь на пасху. Однако отщепенцев еще меньше. Но не надо думать, что эти люди совсем порвали с церковью (иногда умирают, приглашая священника).3 Нацменьшинства религиозные (Юг и Центр) индиффе¬ рентны или враждебны религии, встречаются лишь мало ре¬ лигиозные островки. 1 Имеется в виду Поль Риве (Paul Rivet), французский этнолог, амери¬ канист, основатель Музея человека в Париже. 2 Речь идет об Андре Вараньяке (Varagnac), французском этнографе и фольклористе. Н. М. Маторин состоял с ним в переписке. См. подробнее: Маторин Н. М. Письмо к доктору Андрэ Вараньяку / Вступ. статья, под- гот. текста, примеч. А. М. Решетова // Курьер Петровской Кунсткамеры. 1999. Вып. 8—9. С. 201—213. 3 В рукописи так. 196
Ле Бра делает обзор районов по степени религиозности (процент посещающих пасху). Разные зоны в одном и том же епископстве. Версальский район (связанный с контрреволю¬ ционными воспоминаниями) очень религиозен (вроде нашего Детского Села!). Сравнение религиозных карт с картами ино¬ го рода, например рождаемости. Где больше религиозность, больше рождаемость и наоборот. Ле Бра не понимает, в чем тут дело. Приводит причины географического характера (гор¬ ные местности имеют высокую религиозность). Религиозные районы труднодоступны. Безбожие проникает в деревню из городов, но путями христианизации. Ле Бра пытается сопоставить разницу в сельскохозяйст¬ венных культурах, говорит о нанесении на карту границы распространения яблонь. Говоря о населении, Ле Бра сове¬ тует учитывать местное или пришлое население в данном месте. Ле Бра удивляется, что в Бретани иногда наиболее ре¬ лигиозные районы — это говорящие на французском языке. Вопрос о языке и религиозности Ле Бра ставит на политиче¬ скую почву. Ле Бра также советует наносить на карту свет¬ ские школы, выделять число подписчиков на газеты, учиты¬ вать число членов политических партий — правых, левых и центра. Зависимость религиозности прихода от священника. Изменчивость причин, порождающих религиозность. Призыв к кропотливому исследованию и не торопливой фор¬ мулировке законов. Учитывать сложность причин, отдавая должное каждой из них, искать во всех направлениях и со¬ мневаться во всем. Какие выводы должны мы сделать из доклада Ле Бра? 1. Во Франции идет процесс отмирания религии, особен¬ но в промышленных районах. 2. Буржуазия и церковь, видя это, принимают меры к изу¬ чению этого процесса и используют научные общества. 3. Сила растущего безбожия — сила международная. 4. Мы видим методологическую беспомощность буржу¬ азной науки (многообразие факторов!). 5. Важность картографического метода, фальсифицируе¬ мого католическими учеными и попами. [Обсуждение] Францов: Французские попы прибирают к рукам фран¬ цузских фольклористов. В 1930 г. было католическое совеща¬ ние, когда Пий XI дал директиву заниматься религиозным 197
народоведением, которое бы помогало практическому бого¬ словию. Французская фольклористика началась с эпохи Наполео¬ на, когда было обращено внимание на религиозность кресть¬ янства [неразб.]. Французская фольклористика связана с основанием в 1804 году Academieceltique.1 Тогда предписывалось наполеоновским правительством отмечать в официальных донесениях религиозность кресть¬ янства. Ведется учет конкретной религиозности. Интересно, что установки, методы изучения остались одни и те же. На¬ полеон нарядил французских атеистов в мундиры, и они за¬ нялись изучением «предрассудков», чтобы теперь через сто лет их последователи перешли к прямой защите религии. Сигов отмечает важность доклада для антирелигиозни¬ ков. Его надо напечатать, чтобы подтолкнуть наших работни¬ ков в направлении изучения верований. Наши враги опереди¬ ли нас. Невский отмечает близорукость некоторых работников, которые иронизировали над постановкой вопроса об изуче¬ нии верований французской деревни в секции по изучению верований народов СССР. Тов. Сигов — практический анти¬ религиозник, понял важность постановки вопроса. Мерварт рассказывает о французской части Швейцарии. В восточной стене церкви ставится каменная статуя идоль¬ ского вида Сан-Мартена.1 2 Перед ней бывают богослужения в определенные моменты. Такие идолы сохранились в наибо¬ лее глухих местах с отсталым бытом. Местные попы старые формы бога используют для укрепления христианства. Для поклонения статуе [Sainte] Vierge de neige3 крестьяне раз в 1 Academieceltique была основана в Париже в 1804 г., спустя 10 лет была преобразована в Societe des antiquaires de France. Подробнее см.: SennH. Folklore Beginnings in France, the Academie Celtique: 1804— 1813 // Journal of the Folklore Institute. Vol. 18. N 1 (Jan.—Apr.. 1981). P. 23—33. 2 Речь идет о скульптуре св. Мартина Турского (IV в.), одного из по¬ кровителей Франции и одного из наиболее почитаемых католических свя¬ тых. В народной среде считался покровителем скота. 3 Святая Дева Снежная (франц.). Праздник Девы Марии Снежной от¬ мечается в католической церкви в честь «снежного» чуда, происшедшего, по легенде, 5 августа 358 г. на холме Эксквилин в Риме. На месте чудесно¬ го появления снега папой Либерием была основана церковь в честь Девы Марии Снежной (Санта-Мария-Маджоре). 198
год надевают свои национальные костюмы. Наблюдения сде¬ ланы в 1927 году. Маторин: В своих установках мы опираемся на единство теории и практики, на необходимость изучения религиозных верований. Мы кустарничаем, делаем сводки посещаемости церквей, без учета обстоятельств (количества закрытых церк¬ вей и проч.). На пасху, конечно, лишь 73 «богомольцев» веру¬ ющие, >/3 — фланирующие, >/3 — наблюдающие. Информация Арк. Ив. Васильева о религиозно-бытовой карте Ленинградской области Демонстрируя набросок карты, А. И. Васильев дает ста¬ тистику дохристианских и синкретических объектов культа в Ленинградской области. Всего 278 объектов. Наибольший процент — богородичные иконы. Отмечаются белые пятна на карте. Аналитический способ нанесения знаков на карту демонстрируется на примере комплекса Псково-Печерского монастыря, могилы Мардария, Синичьих гор.1 О составлении религиозно-бытовых карт по другим районам. Маторин сообщает об окончании карты осетинских дзуа- ров Пчелиной. Васильевым делается карта по Таджикистану. На местах в ЗССР также работают несколько человек. По Мордовии карта будет делаться тов. Клемянтенок. У Дырен- ковой есть материалы по культу горных вершин на Алтае. Кочетов в Верхнеудинске может работать в том же направле¬ нии в Бурят-Монголии. В области коми можно связаться со Старцевым. Элле работает над картой чувашских кереметей.1 2 Через Институт краеведной работы можно издавать про¬ граммы по изучению верований. Никитина указывает на Чернецова, который может дать материалы по вогулам.3 1 На Синичьей горе в Новгороде находится Петропавловская церковь XII в. (церковь Петра и Павла на Сильнище) и Петровское кладбище. 2 Об этих картах Маторин писал в статье: Маторин Н. М. Об изуче¬ нии религиозных верований народов СССР // Антирелигиозник. 1934. № 5. С. 28—33. 3 В. Н. Чернецов значительную часть своих работ посвятил изучению манси (устар. вогулов). См.: Чернецов В. Н. 1) Жертвоприношение у во- 199
О предстоящих докладах на секции. 9 мая — доклад [В. П.] Чужимова: Обрядовая поэзия как материал по истории религии. 27 мая — сообщение О. А. Добиаш-Рождественской: На¬ блюдения над культом камней в С.-З. Франции. Осенью И. И. Сигов обещает доклад по материалам анке¬ ты по учету религиозных верований. Протокол № 8 заседания секции по изучению религиозных верований народов СССР 9 мая 1934 года Присутствовали: Чужимов, Дуйсбург, Кисляков, Леком- цев, Шиэ, Клемянтенок, Васильев, Ершов, Лебедев, Мерварт. Председатель А. И. Васильев. Секретарь А. А. Невский. Сообщение В. П. Чужимова* 1 «Обрядовая поэзия как материал для истории религии (по собранным в ЦЧО материалам)» Задача докладчика — показать на материалах ЦЧО неко¬ торые выводы, полезные для историка религии. Материал — обрядовая песня, бытовой материал. Отбросив старые подхо¬ ды мифологической школы, мы тем не менее должны привле¬ кать фольклор к изучению истории религии. Материал докладчика собран на очень узкой базе (рай¬ он). Материал собран с 1922 года по 1926 г. До 1929 г. он до¬ рабатывался в провинциальных условиях. Материал соби¬ рался по певцам. Состав материалов: 350 песен, 22 сказки, 500 частушек, 1 фрагмент былины. 36 лиц дали материал, из гулов // Этнограф-исследователь. Л., 1927. №1; 2) Вогульские сказки: Сборник фольклора народа манси (вогулов). М.; Л.: Художественная лите¬ ратура, 1935; 3) Краткий мансийско-русский словарь. М.; Л.: Гос. учеб¬ но-педагогическое изд-во, 1936. 1 См.: Комелина Н. Г. В. П. Чужимов и его роль в собирании фольк¬ лора Зимнего берега Белого моря // Актуальные проблемы современной фольклористики и изучения классического наследия русской литературы. Сб. науч. статей памяти профессора Евгения Алексеевича Костюхина (1938—2006). СПб., 2009. С. 287—300. 200
разных социальных групп: бедняков, кулаков, середняков, ремесленников полурабочих. Место — бывш. Пинской уезд (истоки р. Сейма), Северская земля. Города: Курск, Рыльск, Путивль. С XIII по XVII век тут было «дикое поле». Однако в XII—XIV вв. в городах население, по-видимому, сохраня¬ лось. Документальные данные имеются от XVI века. В 1739 го¬ ду мы имели в районе работы село в 100 дворов. Село Сели¬ ща к моменту обследования: кулаков 3 — 5 %, 20 — 30 % бедняков. Село Ильинка и Дежевка отпочковались от с. Се¬ лища. Всего в 3-х селах до 600 дворов. Ильинка — крестьяне помещичьи из Калужской губер¬ нии, Козельского уезда. Календарная обрядность. Удалось установить, что сохра¬ нились следующие весенние обряды (у однодворцев): закли¬ нание весны, Благовещение, Вербное, Пасха, семик; (у «цу- канов» [то есть у] помещичьих): то же и свадебные песни. Заклинание весны: Евдокия (1 марта), Сороки1 и Алексея-с- гор-вода.1 2 Благовещенской просфорой кормят лошадей; прогон ско¬ та вербой; пасхальное каждение попа по дворам. Преполове¬ ние — хождение в поле для «освящения зеленей». В Обоян- ском уезде выпахивали сохой крест в поле. В Курске пого¬ няли скот через земляную траншею, по краям зажигались костры. Закликальная песня у цуканов иная, чем у однодворцев: более архаичная. В тексте есть обращение к олицетворенно¬ му празднику, образ весенней птицы, олицетворение весны, едущей на сохе-бороне, на ржаном снопе. Образ весны в Бо¬ рисовском уезде персонифицирован в виде девушки, кото¬ рую везли на бороне. В веселых песнях наблюдается любов¬ ная и военная тематика, а также тематика любовной тоски (вдовец хочет жениться, вдова выйти замуж). «Бей меня, ладо, на печи, да павлиньим пером!». 1 Сороки — народное название празднования дня памяти Сорока му¬ чеников севастийских (22/9 марта). Один из главных весенних праздни¬ ков, для которого пеклось обрядовое печенье «сороки». См. подробнее: Сорок мучеников // Славянские древности. Этнолингвистический словарь. М., 2012. Т. 5. С. 128—132. 2 Имеется в виду святой Алексей человек Божий, христианский свя¬ той, память которого отмечается 17/30 марта. На этот день приходится один из народных праздников начала весны; названия — Алексей-с-гор- вода, Алексей Теплый. 201
Фрагмент Костромы, сохранившейся теперь только у де¬ тей. У взрослых Кострома отмерла перед империалистиче¬ ской войной. Кострому изображал мужчина. Кострому броса¬ ли в ров. У детей Кострома должна была гоняться за играю¬ щими. Приурочение Костромы к посевному периоду — очень раннее. Морена и Коструба, по-видимому, тоже справлялись в посевной период (теперь приурочиваются к Купале). Семиковые обряды: завивание венков, кумление. Теперь кумятся дети. Кумление заключалось в обмене рубашками, в пировании через завитой венок или через шнурок от креста происходили поцелуи. Игрища после семика до рабочей по¬ ры, с хождением из дома в дом толпой, забирающей моло¬ дежь (девушек). Купальской обрядности не сохранилось. Зимняя обрядность у однодворцев не сохранилась, кроме изображения мелом крестов 1-го января, кормление скота первым снегом, гадание под Новый год. Подблюдные песни сохранились лишь у помещичьих, у однодворцев — нет. Га- дания по овцам и курам: перевязывание животного лентой. По масти и нраву судят о женихе. Свадебная обрядность связана с колдовством: связывание ножек стула, сват берет железную свайку за пазуху, зашива¬ ние иголки в платье невесты, обвязывание сетью по телу, са- жание на шубу, связывание ног молодых при провожании в пуньку,1 обрядовое подметание пола новобрачной, принесе¬ ние воды, переезд через костер молодых. Чрезвычайное обилие в образах символов, мифологиче¬ ских черт. (Связи с теорией Н. Я. Марра): «Женщина-вода»: сопоставление невесты и реки. «Женщина-рыба». «Женщина- птица»: невеста-лебедь, пава, галка. «Женщина-небо»: «жен¬ щина-заря». «Женщина-дерево». Жених сопоставляется с ко- нем-соколом. В одной уличной песне жених сравнивается с яблоней, из которой делаются гусли (жалобы женщины). Рай рисуется в образе птицы. В быту «рай» означает сирень, ко¬ торую ловит девушка. Семантическая часть нуждается в расшифровке. Береза, яблоня, сосна и рябина — образы женщины. Вопросы: Лекомцев: Объяснение выноса шубы — местное сообще¬ ние или автора? 1 Пунька, пуня — сеновал, амбар, сарай, клеть. 202
Докладчик: Местное, «чтобы свадьба зашумела». Дуйсбург: Почему дерево обвязывают женской рубашкой? Докладчик: Дознаться не удалось, но бытует еще около Воронежа в д. Чижовке. Кисляков: Насколько сохранились песни сейчас? Докладчик: Сейчас — неизвестно, но в 1922 году они со¬ хранялись, за исключением оговоренных случаев. А. И. Васильев: Интерес сообщения в том, что дан мате¬ риал, доходящий до сегодняшнего дня. Информация А. И. Васильева о религиозно-бытовых картах Ленинградской области и Осетии Отмечая практическую (для антирелигиозной пропаган¬ ды) ценность и теоретическое значение религиозно-бытовых карт, указывает на источники для их составления. Демонст¬ рирует неоконченную религиозно-бытовую карту Ленинград¬ ской области и присланную тов. Пчелиной карту Осетии. Секретарь А. А. Невский. Протокол № 9 заседания секции по изучению религиозных верований народов СССР 16 мая 1934 г. Присутствовали: Маторин, Худяков, Васильев, Малинов¬ ская, Невский. Порядок дня: 1. Обсуждение статьи Шереметьевой «Никола-покрови- тель конопли в Калужском крае». 2. Об издании сборника по верованиям населения Ленин¬ градской области. 3. Об инструкции по составлению религиозно-бытовых карт. Председатель Н. М. Маторин. Секретарь А. А. Невский. 11. Обсуждение статьи Шереметьевой М. Е. «Никола — покровитель конопли в Калужском крае». 203
Главные святые в калужском крае: Илья, Никола и Геор¬ гий. Николу чтут более всего. На посевы носят икону Нико¬ лы (например, на Гамаюнщине). Никола-вешний празднуется 3 дня: это заключительный жертвенный пир весеннего периода работ. Никола-зимний празднуется 3—4 дня. Никольская склад¬ чина в 80—90 гг. в селах, где зимний Никола — престольный праздник. Женские складчины. Разгул николиных дней. Никола чтился больше Рождества. Резной Никола Мо¬ жайский, опустившись в крестьянские массы, сделался по¬ кровителем земледелия. Никола считается особенно покровителем конопли — ему молились об изгнании из конопли червя. Конопля имеет большое хозяйственное значение в приречных местностях Калужского края. Доходность конопли в 3 раза выше ржи. Основной блюститель культа Николы — зажиточный слой крестьянства, заинтересованный в культе конопли. Ос¬ новной славой пользовалась статуя Николы из Калужского собора, которая «износилась» для крестного хода по дерев¬ ням. После моления черви с конопли, по преданию, падали и ползли в Оку (чудо это было в конце XIX века). Возобновле¬ ние в одной из деревень хождения со статуей Николы во вре¬ мя появления червей в 1930 году. Никола — покровитель окских заливов, поймы. Никола- мокрый. Мнения по поводу работы: Н. М. Маторин отмечает начитанность автора, старые установки, зависимость от концепции Леви-Брюля, материал интересный, но надо сократить статью за счет исключения общих мест. М. Г. Худяков отмечает зависимость автора от теории за¬ имствований. На первый план надо выдвинуть местные чер¬ ты Николы, не заимствованные. Интересна связь червей-змей с водой. Обряды в зимнего Николу связаны с обрядностью н