Text
                    ЗАХВАТ
 БУРСКИХ
 РЕСПУБЛИК
 АНГЛИЕЙ
 .  А.  НИКИТИНА


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ имени В. И. ЛЕНИНА И. А. НИКИТИНА ЗАХВАТ БУРСКИХ РЕСПУБЛИК АНГЛИЕЙ (1899—1902 гг.) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Главная редакция восточной литературы Москва 1970
Н62 9(М) Ответственный редактор А. Л. НАРОЧНИЦКИИ В книге исследуются причины, цели, методы и результа¬ ты империалистической политики Англии в Южной Африке чз конце XIX — начале XX в., положение зарождавшегося афри¬ канского промышленного пролетариата, причины его освобо¬ дительной борьбы, отношение держав к захвату бурских рес¬ публик Англией. 1-6-3 56-70
ВВЕДЕНИЕ Мощный подъем национально-освободительной револю¬ ции в Африке в 50—60-х годах XX в. нанес сокрушительный удар по колониальной системе, содействовал ее распаду и уг¬ лублению общего кризиса капитализма. На месте бывших колоний и полуколоний возникли и возникают суверенные государства. Однако борьба еще не окончена. Миллионы африканцев все еще томятся под тяжким гнетом колониза¬ торов и расистских режимов. Мрачным заповедником расиз¬ ма пока остается Южно-Африканская Республика. Африкан¬ ское большинство и другие неевропейцы все еще живут в. этой стране в тисках апартхейда, осуществляемого белым: эксплуататорским меньшинством. Прогрессивные и революционные силы всего мира гневно осуждают позорную политику апартхейда — жестокую ра¬ совую дискриминацию и массовое использование полураб- ского труда африканцев белыми угнетателями. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности ООН неоднократно прини¬ мали резолюции, осуждавшие расистские порядки в Южной Африке. Формально присоединяясь к протесту против расиз¬ ма, империалисты Англии, США, ФРГ и других стран на де¬ ле поддерживают господство расистов в Южной Африке. С помощью расистских режимов они хотят сохранить свои ог¬ ромные капиталовложения в ее горной промышленности и по- прежнему получать баснословные прибыли в результате бес¬ пощадной эксплуатаций африканцев. Африканское и другое неевропейское население Южно-Аф¬ риканской Республики героически борется за национальное освобождение от гнета белых колонизаторов. Главной силой в борьбе за национальные интересы и социальный прогресс является африканский промышленный и сельскохозяйствен- ныййщол@гариат>- составляющий большинство • самодеятельно¬ го населения этой страны. Наиболее сознательная часть ра¬ бочего класса под руководством Южно-Африканской Комму¬ нистической партии борется за победу национально-демокра¬ тической революции, главное содержание которой составляет !ациональное освобождение африканского народа. В этом )свобождении «глубоко заинтересованы и другие небелые ,руппы населения, поскольку, добившись свободы, африкан- :кий народ положит конец всем формам расовой дискрими- гации» [17, стр. 90]. Героическая национально-освободительная борьба корен- юго населения Южной Африки вызвана глубокими причи¬ 1гЗ•
нами. В возникновении их большое значение имели экономи¬ ческие, социальные и политические изменения в жизни афри¬ канцев, вызванные захватом Англией в 1899—1902 гг. бур¬ ских 1 республик — Южно-Африканской Республики1 2 и Оранжевого Свободного Государства3, ограблением и жесто¬ чайшим угнетением их коренного населения белыми колони¬ заторами. уВ настоящей работе автор исследует колонизаторскую по¬ литику Англии в Южной Африке, положение африканского большинства ее населения в начале XX в., а также почти не изученные ранее вопросы об отношении коренного южноаф¬ риканского населения и великих держав к англо-бурской вой¬ не, о борьбе в связи с нею классов и партий в Англии. По¬ пытка осветить в рамках одной работы сложный комплекс указанных вопросов предпринимается в советской историче¬ ской литературе впервые. Теоретической основой для изучения темы явились труды В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капита¬ лизма», «Тетради по империализму», статьи и речи, посвя¬ щенные проблемам международного, в частности английско¬ го, рабочего движения, колониальной политики империали¬ стических стран, войн и национально-освободительного дви¬ жения в эпоху империализма. Они содержат не только неоце~ нимые выводы и обобщения, но также нужный для освеще¬ ния многих из указанных вопросов фактический материал. Ценные сведения об уровне и специфике экономического развития бурских республик, о положении их африканского, населения, о политике Англии в Южной Африке на рубеже! XIX й XX вв. имеются в Синих книгах, т. е. в докладах и от-| четах, представлявшихся английскому парламенту руководи-׳ телями и членами различных королевских комиссий, высоко-] поставленными чиновниками, участвовавшими в осуществлен нии захватнической политики Англии в Южной Африке. По^ лезными были фактические данные, имеющиеся в составлен¬ ном Р. X. Аддисоном «Отчете Департамента по делам тузем- 1 Буры — потомки европейских, главным образом голландских, Щд уюнизаторов Южной Африки. 1 2 Южно-Африканская Республика (неофициальное название -^ЛЙвс״ Цублйка Трансвааль) — основана в 50־х годах XIX в. бурскими коловши торами; 1 сентября 1900 г. аннексирована Англией. До 1910 г. — аротййН ская колония Трансвааль. С 1910 г. (под тем же названием) —п^тонци# Южно-Африканского Союза (доминиона Великобритании), ставшего в׳ 1961 г. Южно-Африканской Республикой, а с 1961 г. — провинцияЖ>жно- Африканской Республики. 1 3 Оранжевое Свободное Государство (неофициальное название — Оранжевая Республика) основано в 50־х годах XIX в. бурскими: коло¬ низаторами; 28 мая 1900 1\ аннексировано Англией. До 1910 г. — англий¬ ская Колония Оранжевой реки; с 1910 г. — провинция ЮжнО-Афрйкан- ского Союза — доминиона Великобритании; с 1961 т. — провинция Южно- АфриканСкой Республики. 4
цсв за год, окончившийся 31 декабря 1912 г.», а также в «До¬ кладе сэра Дэвида Барбура о состоянии финансов в Транс¬ ваале и в Колонии Оранжевой реки, представленном по рас¬ поряжению его величества обеим палатам парламента 29 марта 1901 г.» [39, 41]. Однако материал в Синих книгах подобран тенденциозно и зачастую дает одностороннее осве¬ щение интересующих исследователя вопросов. Авторы Си¬ них книг пытались скрыть от английского народа страшную правду об ограблении и закабалении африканцев английски¬ ми захватчиками. Они утверждали, что политика Англии в Южной Африке была гуманной и справедливой и что целью ее являлось распространение цивилизации. Ценные факты для изучения темы дают документы сессий английского парламента [53, т. 74—105], материалы лорда А. Милнера [50] и многие письма Д. Чемберлена, приводи¬ мые его биографом Д. Гарвином [164]. Много важных сведе¬ ний о борьбе классов и партий в Англии в связи с англо¬ бурской войной содержат отчеты состоявшихся в 1899— 1902 гг. съездов политических партий, конгрессов тред-юнио¬ нов, а также многочисленные брошюры и статьи, принадле¬ жавшие перу известных государственных, партийных и тред- юнионистских деятелей. Отметим, в частности, отчеты о рабо¬ те 33-го и 34-го ежегодных конгрессов тред-юнионов, состояв¬ шихся в 1900 г. в Хаддерсфилде и в 1901 г. в Свэнси [60], а также отчеты 8-й, 9-й и 10-й конференций Независимой ра¬ бочей партии, которые были проведены в Глазго в 1900 г., в Лестере в 1901 г. и в Ливерпуле в 1902 г. [55; 57; 64]. Обширный материал по изучаемой теме содержит пресса. Разоблачая домыслы «Таймс» и других реакционных англий¬ ских газет, скрывавших подлинные причины, цели и харак¬ тер войны Англии против бурских республик, социал-демокра¬ тическая газета «Джастис» стремилась дать глубокий анализ империалистической политики Англии в Южной Африке. Опуб¬ ликованные в «Джастис» ценные материалы были изучены автором, Важные сведения были почерпнуты из английской социалистической газеты «Лейбор Лидер», из органов гер¬ манской социал-демократии «Форвертс» и «Социалистише Монатсхефте», из французской газеты «Ле Сосиалист», из русской прессы. Была изучена касающаяся международного аспекта темы дипломатическая корреспонденция, хранящаяся и фондах Архива внешней политики России МИД СССР (АВПР), а также материалы английских, немецких, француз¬ ских и американских документальных публикаций 1[43; 49; 46; Г>2]. Эти источники дали много ценных сведений о политике Англии в Южной Африке и об отношении великих держав к англо-бурской войне. Многие важные данные по теме исследования содержатся м мемуарной литературе — в воспоминаниях бурского гене¬ 5
рала X. Девета, президента Южно-Африканской Респуб ки П. Крюгерк, русской медицинской сестры С. В. Изъе новой, полковника германской армии А. Шиля, полковн французской армии Вильбуа де Марейля и др. {87; 100; 111; 79]. Были использованы также брошюры, записки, дн ники и другие работы, написанные участниками или coi менниками изучаемых исторических событий. Перейдем к краткому обзору историографии исследуе! темы. • t Борьба Англии в начале эпохи империализма за зах бурских республик привлекла внимание буржуазных ис риков. В конце XIX — начале XX в. реакционные англ: ские буржуазные историки восхваляли проводившуюся А лией политику колониальных захватов. Они призывали к с данию. «более великой Британии», проповедовали расизм утверждали, будто бы англосаксы предназначены осущес лять цивилизаторскую миссиючю отношению к коренному i селению английских колоний и к народам других стран■ слаборазвитой экономикой. Трубадурами империализма бь' Ч. Дилк, Т. Бакстон, Дж. Сили, Б. Кидд, К. Пирс Дж. Фруд, В. Уорсфолд [146; 129; 249; 193; 194; 232; 163; 2 Некоторые из указанных авторов выдвигали и иные ар менты в пользу захватнической политики Англии в Юж! Африке. Так, например, Ч. Дилк заявлял, что территории ные приобретения в Южной Африке необходимы Англии j обороны Британской империи. Он отмечал большое стра гическое значение для Англии этой части Африканского к тинента, призывал к укреплению английского господств* Капской колонии 4, в Натале5 и к захвату сопредельные ними территорий. «Капская колония — это наш дом, pad ложенный на полпути в Индию и в Китай, — пи< Ч. Дилк. — Утрата этого дома была бы почти гибельной ; нашего господства в Индии и для нашей торговли с Кита* [146, т. 1, стр. 500—501, 578, т. 2, стр. 583]. Дж. Фруд полагал, что в новые колонии Англии уст; мится избыточное население из метрополии, вследствие ч! наступит длительный спад английского рабочего движен Т. Бакстон видел в приобретении Англией новых колонна, ных владений на Африканском континенте необходимое ловие ее дальнейшего процветания. Дж. Фитцпатрик, А. В. Уорд, Г. П. Гуч, Л. Кресва׳ Н. Марелл Маррис, X. К. Педдер, В. Дж. Эшли, Дж. Л. Г{ 4 Капская колония — с 1652 г. принадлежала Голландии, с нач XIX в. — Англии, с 1910 г. — провинция Южно-Африканского Союза 1961 г. — провинция Южно-Африканской Республики. 5 Наталь —с 1843 г. колония Англии, с 1910 г.— провинция Юж Африканского Союза, с 1961 г. — провинция Южно-Африканской Peer лики. . : ~ ׳ 6
мни и др. выступили с апологией политики Англии в Южной \ф|жке в конце XIX — начале XX в. Они отрицали сущест- ипннаие экономических причин, побудивших Англию вести iiiflny против бурских республик, и утверждали, что винов¬ никами войны были буры, которые отвергли «справедливые» фсбования английских ойтландеров6, в частности требова¬ ние о предоставлении им избирательных прав [162, стр. 224— JWG; 141, т. 3, стр. 2; 272, стр. 6—12; 233, стр. 27—29; 115, I (>, стр. 1; 132, т. 12, гл. 13; 118, стр. 90—92; 131, т. 3, | гр. 262—270; 185, стр. 76; 236, стр. 100—101; 117, стр. 65— Hl; 271, стр. 283—300]. Они обошли молчанием то, что вы¬ полнение бурами этого требования привело бы к «мирному» •мхвату бурских республик Англией. Н. Марелл Маррис, И Дж. Эшли, Дж. Л. Гарвин, Э. Уокер утверждали, что Англия была вынуждена вести войну за захват бурских рес¬ публик, чтобы предотвратить завоевание их Германией, Францией или Бельгией [222, стр. 346—347, 353—354, 356— Ш7; 164, т. 1, стр. 442; 164, т. 3, стр. 436—437, 464, 475; 118, ■ Iр. 90—92; 265, стр. X, 84, 95; 130, т. 8, стр. 585—632]. В защиту ложных утверждений об оборонительном ха¬ рактере внешней политики Англии в конце XIX — начале XX в., о том, что участие Англии в территориальном разделе Африки было вынужденным ответом на захват африканских юмель другими европейскими странами, выступил также Дж. А. С. Гренвилл — автор исследования «Лорд Солсбери и внешняя политика. Конец XIX века», опубликованного в Лондоне в 1964 г. [170]. Реакционные английские буржуазные историки единодуш¬ но утверждали, что политика Англии в Южной Африке про- иодилась в интересах всей английской нации. Пытаясь пред- | гавить эту политику надклассовой, они преднамеренно укло¬ нились от изучения вопроса о борьбе классов и партий в Анг¬ лии в связи с англо-бурской войной. В отличие от указанных выше авторов буржуазно-рефор¬ мистские и лейбористские историки В. Блелоч, Стюарт Кло- и г, Де Кивит, М. Коул считали, что важную роль в возник¬ новении англо-бурской войны сыграло стремление английских монополистов к обогащению. Но, подобно реакционным авто¬ рам, эти историки утверждали, что Англия боролась за побе¬ ду в Южной Африке демократических принципов. Стюарт Клоит считал даже, что англо-бурская война имела много общего с гражданской войной в США. Он необоснованно ут- ш'рждал, будто бы английское правительство Р. Солсбери, подобно администрации А. Линкольна, боролось против раб- 0 Ойтландеры (уитлендеры) — европейцы, в основном анг- fiH'iniie, переселившиеся в Южно-Африканскую Республику и в Оранже- ную Республику в 70—90-х годах XIX в. в связи с открытием там бога- о'йших месторождений золота и алмазов. 7
ства африканцев [137, стр. 438]. Заявляя, будто бы политик Англии в Южной Африке была демократической, и восхвали создание Англией доминиона Южно-Африканский Сою! Де Кивит писал: «К концу англо-бурской войны стало ясно! что Великобритания вела ее не для того, чтобы удержа׳« Южную Африку в своих руках, а для того, чтобы отказать«! от своих прав на нее. Британская победа в этой войне napfW доксально явилась концом британского влияния в Южней׳ Африке» [196, стр. 144]. Видный деятель Фабианского общества Маргарет Коул7! защищая реакционную идею о «цивилизаторской миссии» кщг* лии в Южной Африке, утверждала, что война Англди про¬ тив бурских республик была попыткой английских золото¬ промышленников, финансистов и правительства «силой навя¬ зать современное развитие... обществу отсталых голландских фермеров» [138, стр. 96]. М. Коул игнорировала экономиче¬ ские и социально-политические последствия завоевания бур¬ ских республик Англией. Буржуазные историки — апологеты империалистической колониальной политики Англии в Южной Африке — предна¬ меренно уклонялись от изучения положения африканского, большинства населения накануне захвата бурских республик Англией, отношения его к англо-бурской войне, ограбления и закабаления его английскими колонизаторами в начале XX в. Вопреки вопиющим фактам, они лживо утверждали] будто политика Англии по отношению к африканцам была гуманной, демократической, цивилизаторской. Так, например) Бэзил Вильямс писал, что английские капиталисты хорош([ оплачивали труд африканских рабочих и что «работа на првд исках содействовала улучшению положения африканцев... 1 результате более тесных связей с европейцами» [270, стр. 2CQ С подобными лживыми утверждениями выступили также Щ щитники неоколониализма Г. Дж. Фэйр, канадский историй А. Киппл-Джонс, О, Доти и др. [158, 192, 147]. J Однако после первой мировой войны некоторые англй| ские историки, желая упрочить господство Англии в Южис Африканском Союзе, выступили с частичным признанием ?< го, что англичане угнетают коренное население этого дом^ ниона, и с призывом смягчить колониальную политийЧ В 1922 г. Чарльз Лукас писал: «Правильный взгляд на АкЯ рику и африканцев заключается не в том, чтобы сожалеть,® вторжении европейцев на этот континент, а в том, чтобы ви разить сожаление по поводу допущенных ими многочислен ных злоупотреблений» [206, стр. 207]. Он призывал англ!* ских колонизаторов «делать свое правое дело плечом к шщ 7 Маргарет Коул с 1939 по 1953 г. была секретарем Фабианского щества, возглавлявшегося ее мужем Джорджем Дугласом Коулом. 8
чу с черными людьми и стать их доверенными лицами» (206, 1' 11>. 207]. Эдгар Брукс, автор «Истории политики по отноше- I!и к > к туземцам Южной Африки с 1830 г. до настоящего вре¬ мени», опубликованной в 1927 г. в Претории, также высту¬ пил с призывом к постепенному смягчению политики расовой дискриминации, но не к полному отказу от нее. В целях оправдания агрессивной политики Англии в Южной Африке он поддержал утверждение реакционных английских ученых, будто бы англичане имеют такие же права на Южную Афри¬ ку, как и составлявшие большинство ее населения племена бинту, которые якобы тоже являлись ее колонизаторами [126, п׳р. 13, 88, 90, 113,498, 500]. После второй мировой войны, в связи с распадом коло¬ ниальной системы империализма, английские буржуазные историки усилили проповедь неоколониалистских идей. X, Э. Игертон, В. М. Макмиллан и другие авторы выступи¬ ли с утверждением, что «цивилизаторская» политика Англии н ее колониях обеспечила их всестороннее развитие и подго¬ товила условия для добровольной ликвидации Англией коло¬ ниализма и преобразования Британской империи в Британ¬ ское содружество наций [154, стр. 11—12; 210, стр. 20; 212, стр. 167]. X. Э., Игертон был сторонником ложной идеи, за¬ ключавшейся в. том, что захват Англией колоний в Африке был вынужденным ответом на агрессивную политику, кото¬ рую некоторые европейские страны осуществляли на этом Континенте. Не уделив внимания вопросу об экономических причинах, побудивших английских монополистов и прави¬ тельство Р. Солсбери развязать войну за захват бурских рес¬ публик, он утверждал, что война была навязана Англии бу¬ рами, проводившими по отношению к ойтландерам жесто¬ кую политику. По мнению X. Э. Игертона, эта война явилась «боевым крещением для зарождавшегося Британского сод¬ ружества наций» [152, стр. 2]. Проявление этого содружества он видел в сговоре англичан с бурами, достигнутом после окончания войны, в поддержке, оказанной метрополии во вре¬ мя войны властями стран Британской империи, в создании Англией в 1910 г. доминиона Южно-Африканский Союз 1152, стр. 2]. Лживую версию об оборонительном и демократическом характере политики Англии в Южной Африке защищали так- ле историки С. В. Ламб, Э. Уокер, Г. В. Пайрах, Дж. II. Уренч, Л. М. Томпсон и другие [207; 266; 240; 275; 263]. Реакционные авторы П. Гиббс и Л. Марквард в трудах, посвященных истории Южной Африки, полностью обошли мои росы об экономических, политических и социальных при¬ чинах англо-бурской войны, о ее характере и последствиях, и классовой сущности внешней политики Англии [166; 221]. Провозглашение в 1961 г. Южно-Африканской Республи¬ 9
ки и выход ее из Британского содружества наций побудили! английских апологетов неоколониализма выступить с перео¬ ценкой политики Англии в Южной Африке в начале XX в. Так, например, Л. М. Томпсон в обширном исследовании «Объ¬ единение Южной Африки в 1902—1910 гг.» заявил, что «бла¬ городная» политика Англии в Южной Африке, выразившая¬ ся в создании Южно-Африканского Союза, была ошибочной. Л. М. Томпсон утверждал, что политические деятели, пра¬ вившие Англией в начале XX в., допустили грубые просчеты: они недооценили стремление африканеров8 к господству в Южной Африке, не сумели его преодолеть, пошли на созда¬ ние доминиона Южно-Африканский Союз и «ничего не сде¬ лали для улучшения перспектив небелого населения Южной Африки» [263, V, 16, 17; 218, стр. 36, 100]. В изданной в 1963 г. «Кембриджской истории Британской империи» тоже говорит¬ ся, что главная ошибка, допущенная правящими кругами Англии в начале XX в., заключалась в том, что они не доби¬ лись прочных дружественных отношений с африканерами после окончания англо-бурской войны и «не предоставили ту¬ земцам ни права голоса в решении их собственных дел, ни прав предпринимательства, вытекающих из права частной собственности, ни достаточного количества земли для того, чтобы открыть туземцам путь к прогрессу» [130, т. 8, стр. 856— 857]. Характерной чертой работ, вышедших из-под пера ука¬ занных выше английских апологетов колониализма и неоко¬ лониализма, является отказ этих авторов от анализа клас¬ совой сущности внешней политики Англии в конце XIX — на¬ чале XX в. Африканерские исследователи, обращаясь к проблемам исторического развития Южной Африки, еще в начале теку-־ щего века выступили с апологией расизма. Так, например, с позиций расизма была написана книга У. Дж. Лейдса: «Трансвааль в окружении» [200], опубликованная в Лондоне в 1919 г. После провозглашения Южно-Африканской Рес¬ публики расист В. П. Эразмус объявил политику апартхейда гуманной и демократической, а внутреннюю и внешнюю по-; литику африканеров в конце XIX в. и в 60־х годах текущего^ века «цивилизаторской» и миролюбивой [283, стр. 56—65]. Рен акционная тенденция в современной историографии ЮАИ ярко выражена в книге М. Малая «История Южной Африки»■ М. Малан, не исследуя основных проблем исторического рам вития Южной Африки, сообщает скупые фактические <2веде1 ния о наиболее важных событиях из истории бурских респу(Щ 8 Африканеры^так еще до захвата бурских республик Англи|й называли буров, проживавших в Капской колонии и в Натале. С начала XX в. это название было распространено на всех буров. 10
лик и Южно-Африканского Союза. Касаясь англо-бурской иойны, М. Малан приводит лишь сведения о ее ходе, причем полностью обходит вопросы о ее причинах, характере, об экономических, социальных и политических последствиях за¬ хватнической политики Англии в Южной Африке [216]. ✓ В советской исторической литературе нет специальных исследований, посвященных всестороннему изучению борьбы Англии за захват бурских республик. Работа В. Воронкова *.Англо-бурская война (1899—1902 гг.). (Краткий военно-поли¬ тический очерк)», опубликованная в Москве в 1933 г., а также брошюра М. Цетлина «Война буров за независимость» (М., 1940) содержат лишь краткий обзор хода военных дей¬ ствий. Не ставя перед собой исследовательских целей, ни В. Воронков, ни М. Цетлин не дали анализа причин англо¬ бурской войны, положения коренного населения Южной Аф¬ рики в конце XIX в., отношения его к этой войне, экономиче¬ ских, социальных и политических результатов завоевания бур¬ ских республик Англией. Эти авторы не показали колониза¬ торскую сущность политики буров в Южной Африке. По мнению М. Цетлина, англо-бурскую войну «нельзя рассмат¬ ривать как войну двух белых народов за монопольное угне¬ тение черных». Он ошибочно утверждал, что война буров против английских захватчиков была «справедлива и про¬ грессивна не только как борьба против империализма, но и... как война пионеров культурного освоения Африки» [109, стр. 16]. Начало глубокому изучению империалистической полити¬ ки Англии в Южной Африке на рубеже XIX — XX вв. было положено в трудах видных советских исследователей-африка- иистов И. И. Потехина, А. 3. Зусмановича, А. Б. Давидсона и крупных специалистов по истории международных отношений В. М. Хвостова и других.
Глава / ЭКСПАНСИОНИСТСКАЯ ПОЛИТИКА АНГЛИИ В БУРСКИХ РЕСПУБЛИКАХ В КОНЦЕ XIX в. закабаление бурских республик АНГЛИЙСКИМ КАПИТАЛОМ В 70—90-х ГОДАХ XIX в. Колонизация Южной Африки европейцами началась в се¬ редине XVII в. В 1652 г. Нидерландская Ост-Индская компа¬ ния основала на южном побережье Африки Капскую коло¬ нию. Голландские колонизаторы стали расширять ее преде¬ лы путем вооруженного захвата земли, принадлежавшей ко¬ ренному населению — бушменам, готтентотам, банту. В пер¬ вые десятилетия колонизации компания сдавала колонистам участки земли в аренду на срок за ежегодную уплату десятой части получаемой продукции. Но в 1680 г. Совет компании в интересах колонистов объявил эти участки собственностью их владельцев. Большинство колонистов стало собственни¬ ками крупных ферм. Основу сельскохозяйственного производ¬ ства колонистов составляла эксплуатация рабов-африканцев, взятых колонизаторами в Плен во время вооруженной борь¬ бы за землю. Производимая на фермах продукция исполь¬ зовалась в основном для удовлетворения потребностей их собственников. В конце XVIII в. к захвату Южной Африки приступила Англия. Завязалась ожесточенная борьба между бурскими и английскими колонизаторами за господство в этой части Африканскогб континента. Учитывая большое стратегическое значение Капской колонии, Англия в 1795 г. аннексировала ее, но по условиям подписанного с Францией в 1802 г. Амьен¬ ского мира принуждена была вернуть ее Голландии. В 1806 г. Англия вторично аннексировала Капскую колонию. Венский международный конгресс 1814—1815 гг., созванный после разгрома наполеоновской империи, признал эту колонию владением Англии. В 30-х и 40-х годах XIX в. многие буры, теснимые англи¬ чанами, покинули Капскую колонию и устремились в сопре¬ дельную с нею огромную территорию, расположенную между реками Оранжевой, Ваалем и Лимпопо. Захватывая эти зем¬ ли, буры вели вооруженную борьбу против англичан, стре¬ мившихся колонизировать территории современного Наталя и междуречья Оранжевая — Вааль, а также против афри¬ 12
канцев, оказывавших ожесточенное сопротивление англий¬ ским и бурским колонизаторам. В 1843 г. Англия аннексировала территорию Наталя. Но в борьбе за междуречье Оранжевая — Вааль победу одер¬ жали буры. В 1852 г. Англия подписала с бурами Сандри- верскую конвенцию, признав независимость буров, захватив¬ ших территорию к северу от р. Вааль. Два года спустя в Блумфонтейне была подписана англо-бурская конвенция, по которой Англия признала независимость буров, колонизиро¬ вавших земли между реками Оранжевой и Ваалем. Последо¬ вало создание бурскими колонизаторами двух республик — Оранжевого свободного государства (или Оранжевой Рес¬ публики) в 1854 г. и Южно-Африканской Республики (или Республики Трансвааль) в 1856 г. Этнический состав коренного населения бурских респуб¬ лик был пестрым в результате многовековой миграции афри¬ канских племен. Аборигенами были бушмены-кочевники, за¬ нимавшиеся охотой и собирательством. Множество их погиб¬ ло еще в XVI—XVIII вв. в борьбе с другими обитателями этих территорий — племенами готтентотов и банту. Но осо¬ бенно много бушменов было истреблено европейскими коло¬ низаторами, отнимавшими у них землю. В конце XIX в, численность бушменов в бурских республиках была ничтож¬ ной — она не превышала нескольких тысяч человек. Немно¬ гочисленными были и обитавшие здесь скотоводческие- племена готтентотов. Большинство коренного населения бур¬ ских республик составляли племена, говорившие на языках банту (племена банту). В Южно-Африканской Республике это были: коса, басуто, зулу, тсонга (шангаан), бавенда, бе- чуаны, свази, ндебеле, педи (бапеди), бакона, барампулана,. баловеду и другие — общей численностью до 700 тыс. чело¬ век. В Оранжевой Республике это были бечуаны и басуто — всего до 130 тыс., человек. Африканцы составляли подавляю¬ щее большинство населения бурских республик. В середине XIX в. почти все коренное население колони¬ зируемой бурами территории эйило в условиях разложения первобытнообщинного строя. Стада паслись на общинных землях, но в личном владении членов племен уже находились небольшие пахотные участки земли, которые обрабатывались членами патриархальной семьи. Личное владение этими уча¬ стками предвещало возникновение индивидуальной частной собственности на землю. Налицо было также имущественное неравенство членов племени. Вожди и некоторые патриар¬ хальные семьи были собственниками больших краалей1 и стад. Но было много бедняков, владевших ничтожным коли¬ чеством скота или вовсе не имевших его. Вожди облагали 1 Крааль — селение африканских скотоводческих племен. 13
членов племени различными поборами, широко использовали их труд для сельскохозяйственных нужд. Зарождалось товар¬ ное производство, но межплеменной обмен продуктами был еще безденежным. Племенная демократия была в упадке. Власть вождя, являвшегося военачальником, судьей, главой культа, становилась наследственной. Органы государственной власти еще не сложились (189, т. 2,\стр. 405—407]. Численность буров в конце XIX в. в Южно-Африканской Республике достигала 125 тыс. человек, а в Оранжевой Рес¬ публике— 30 тыс. человек. Главной отраслью бурской эко¬ номики было сельское хозяйство — преимущественно ското¬ водство, в меньшей мере — земледелие. Подавляющее боль¬ шинство буров были собственниками земли, захваченной ими у африканцев. «Буры Трансвааля всегда осуществляли захват земли и требовали земли, земли и опять земли», — отмечал С. М. Молема [226, стр. 44]. В конце XIX в. в Южно-Африкан¬ ской Республике насчитывалось до 16 тыс. ферм. Мы не рас¬ полагаем точными сведениями об их размерах и о числе крупных, средних и мелких ферм. Отметим, что в своем «От¬ чете о поездке в Трансвааль в исследовательских целях», от¬ носящемся к началу 90-х годов XIX в., бельгийский дипломат М. Д. Сиффер указал, что большинство буров в Южно-Афри¬ канской Республике было собственниками крупных ферм [65, стр. 9]. В опубликованной газетой «Новое время» кор¬ респонденции «Аргуса» сообщалось, что буры, завладевшие землей африканцев, «живут широко» и «пользуются сплош¬ ным довольством» [278, 15 октября 1899]. Лео Марквард от¬ мечал, что в конце XIX в. размер принадлежавших бурам крупных ферм достигал 50 тыс. — 100 тыс. акров [221, ■стр. 12]. Многие буры были собственниками крупных ферм, но было немало средних и мелких фермеров [261, стр. 332]. Колонизаторская политика буров в Южно-Африканской Республике и в Оранжевой Республике нанесла тяжелый удар по первобытнообщинному строю африканцев, содействовала ■его упадку. В результате захвата бурами земель, во второй половине XIX в. часть африканцев была экспроприирована. Многие обезземеленные африканцы переселялись в города, где нанимались работать За ничтожную плату в качестве чер¬ норабочих и прислуги. Но до конца 80-х годов XIX в. боль¬ шинство становилось батраками на фермах буров. Положе¬ ние батраков было очень тяжелым. Батраки, владевшие кро¬ шечными земельными наделами, платили фермеру денежную ренту и несли барщину, зачастую превышавшую 180 дней в году. Они не имели возможности в нужное время лично обра¬ батывать свои наделы, которые приходилось возделывать их женам и детям. Орудия труда батраков были примитивными. Урожаи были низкими. Принадлежавший батракам скот был малопродуктивным. Батраки, не имевшие надела, получали i4
за свой полурабский, непосильный труд мизерную плату деньгами и продуктами низкого качества. Вопиющая нищета заставляла батраков в свободное от־ работы на фермера время уходить на приработки — на строи¬ тельство железных и шоссейных дорог, на работу в качестве сторожей, слуг и т. п. Оплата труда африканцев на этих ра¬ ботах тоже была очень низкой. В результате систематиче¬ ского недоедания среди батраков свирепствовали туберку¬ лез, тиф и другие болезни [см. 39, 66]. Тяжесть положения африканцев усугублялась их полным политическим бесправием. Принятая в 1858 г. конституция Южно-Африканской Республики предусматривала жесто¬ кую расовую дискриминацию коренного населения. Статья 9-я этой конституции гласила, что буры «не допускают ра¬ венства между ״цветными“ и ״белыми“ жителями ни в госу¬ дарственных, ни в религиозных вопросах»: Статья 31-я объ¬ являла, что «цветные» и «полукровки» не будут допускаться на заседания законодательного органа республики — фольк- сраада. В 1876 г. был принят расистский закон «О всеобщем голосовании бюргеров Южно-Африканской Республики». Ссылаясь на ст. 9-ю конституции, он предписывал, что «ни один человек, не принадлежавший к белому населению Юж¬ но-Африканской Республики, не может быть занесен в списки лиц, имеющих право голоса...» [226, стр. 386]. Конституция Оранжевой Республики, принятая в 1866 г״ тоже была расистской. Она предоставила избирательные пра¬ ва совершеннолетним мужчинам-европейцам, родившимся в• этой стране, а также иммигрантам — владельцам незаложен¬ ной земельной собственности стоимостью не менее 150 ф. ст.г или арендаторам земли при уплате ими ежегодной ренты не• менее 36 ф. ст., или получающим ежегодный доход не ме¬ нее 200 ф. ст., или проживающим в стране не менее трех лет и обладающим имуществом стоимостью не менее 300 ф. ст, Конституция формально допускала предоставление избира¬ тельных прав африканцам, удовлетворяющим тому же иму¬ щественному цензу, что и «белые» иммигранты, к тому же при получении специального разрешения законодательного органа республики в каждом отдельном случае. . Политика, проводившаяся бурами по отношению к корен¬ ному населению, неизменно была дискриминационной. В кон¬ це XIX в. ее энергично проводил президент Южно-Африкан¬ ской Республики Стефан Иоханнес Паулус Крюгер, избирав¬ шийся на этот пост в 1883, 1888, 1893, 1898 гг. Представитель крупных бурских землевладельцев, собственник огромных ферм и стад, ярый расист, Крюгер упорно защищал интере¬ сы бурских колонизаторов. Итак, колонизаторская политика буров содействовала упадку первобытнообщинного строя африканцев и подчиня¬
ла их жестокому экономическому, социальному и политиче¬ скому гнету. Глубокие изменения в положении африканцев вызвала также экспансия Англии в бурских республиках в конце XIX в. Перейдем к ее рассмотрению. Прежде всего вы¬ ясним ее причины и классовую сущность. В 80-х годах XIX в. в Англии усилилась концентрация промышленного производства. В следующем десятилетии в ходе ожесточенной конкурентной борьбы возникли мощные :капиталистические объединения. Характеризуя' раннюю ста¬ дию развития монополизации английского промышленного производства, В. И. Ленин писал: «...Если первые шаги по пути картеллирования были раньше пройдены странами с вы¬ соким охранительным тарифом (Германия, Америка), то Анг¬ лия с ее системой свободной торговли показала лишь немно¬ гим позже тот же основной факт: рождение монополий из концентрации производства» (10, стр. 421]. Отдельные отрасли английского промышленного произ¬ водства развивались неравномерно. Монополии развивались ׳быстрее в сфере эксплуатации ресурсов колониальных владе¬ ний Англии, а также в тяжелой и военной промышленности. Это было связано с весьма активным участием Англии в борьбе держав за окончательный территориальный раздел мира и с подготовкой к борьбе за его передел. Обратимся к конкретным данным, характеризующим про¬ цесс монополизации английской промышленности в конце Х4Х в. В 1897 г. одно из самых крупных военно-промышлен¬ ных и сталелитейных предприятий страны — шеффилдская фирма «Виккерс энд К°», занятая производством оружйя и бронй, при содействии банков «Л. Н. де Ротшильд и А. Г. де Ротшильд», «Глайн, Миле энд К0», «Шеффилд Бэнкинг» по¬ глотила фирму «Навал Констракшен энд Армаментс», строившую корабли военно-морского флота и производившую артиллерийские орудия. Вскоре та же участь постигла фир¬ му «Максим — Норденфельд Ганс энд Аммунишен К0», про¬ изводившую оружие и военное снаряжение. К началу XX в. концерн «Виккерс Санс энд Максим» являлся крупнейшей военной судостроительной монополией, выпускающей мощные и уже оснащенные оружием боевые корабли [213, стр. 7; 293, 1899, т. III, стр. 91]. В 1897 г. другая мощная военно- промышленная и сталелитейная фирма — «Армстронг энд К°», поглотив конкурировавшую с ней «Витворт энд К°», увеличила свой капитал до 4 млн. 210 тыс. ф. ст. Она произ¬ водила сталь, артиллерийские орудия, военные корабли, тор¬ педы, локомотивы. В середине 1899 г. крупное шеффилдское сталелитейное предприятие «Джон Браун энд К0», владевшее шахтами и рудниками и выпускавшее высококачественные броневые плиты, объединилось с «Клайдсдейл Энджиниринг энд Шипбилдинг К0», которая строила военные корабли. В 16
результате этого слияния капитал монополии «Джон Браун ищ К°» возрос до 2500 тыс. ф. ст. [213, стр. 7]. К нача¬ лу XX в. в результате концентрации производства значитель¬ но усилились металлургические предприятия «Ланкашир энд Стил Корпорейшн», «Стюарте энд Ллойдс» и др.; возникли сталелитейная монополия «Саут Дерхэм К0» и мощный кон¬ церн «Гест, Кин энд Неттлфолд», который управлял располо¬ женными в Южном Уэльсе каменноугольными копями и на¬ ходившимися в Мидленде рудниками, доменными печами, сталелитейными заводами, предприятиями, производившими гайки, болты, винты, муфты [119, стр. 184; 161, стр. 41]. В отличие от металлургической и военной промышленно¬ сти английская угольная промышленность, оснащенная уста¬ ревшим оборудованием, почти не была затронута процессом монополизации. К середине 1899 г. единственной крупной фирмой по добыче угля была «Дж. Джойсей энд К°», в ко¬ торой были заняты 12 тыс. рабочих. В то время существова¬ ла только одна монополия по сбыту угля—«В. Кори энд Санс Лимитед»; она возникла в результате объединения восьми крупных фирм и обладала капиталом в 2 млн. ф. ст. (213, стр. 12]. ■ Монополизация английской легкой промышленности тоже )развивалась медленно. Однако к началу XX в. в легкой про¬ мышленности, центром которой было: графство Ланкашир, уже существовали крупные монополии. В 1890 г. была созда¬ на компания «Дж. энд П. Коатс Лимитед» по производству хлопчатобумажных ниток с капиталом в 5750 тыс. ф. ст. К 1897 г. она превратилась в крупнейший картель, объединив ранее конкурировавшие с ней фирмы «Кэрр энд К°», «Чадвик энд К°», «Дж. Брук энд К0», «Кларк энд К0» [293, 1899, т. III, стр. 91]. Вскоре картель «Дж. энд П. Коатс Лимитед» скупил акции бельгийской ниточной фирмы, вложил крупный капи¬ тал в «Америкен Тред К°» и стал крупнейшей международ¬ ной монополией по производству ниток. В 1898 г. в Ланкашире возникла «Файн Коттон Спинвиа энд Даблерс Ассосиэйшн Лимитед» с капиталом в 4 млн. ф. ст. К 1900 г. она объединила 39 прядильных фирм, из ко¬ торых 17 находились в Манчестере и в Болтоне. В 1898 г. возникла красильная монополия «Брандфорд Дайере Ассо- гиэйшн Лимитед» с капиталом в 4500 тыс. ф. ст. [213, стр. 10—11]. В конце 90-х годов XIX в. в Англии существовали также монополии по производству калия—«Юнайтед Алкали К°», мыла—«Санлайт Соап», растительного масла и жмыхов — «Бритиш Ойл энд Кэйк Миле Лимитед» и др. В результате дальнейшей концентрации капитала в конце XIX в. в Лондоне возникли крупные торговые компании «Маршалл энд Снелгров», «Питер энд Робинсон», «Липтон» 17 '2 И. А. Никитина
и др. [213, стр. 3—5]. К середине 1900 г. общий размер капи-, тала, которым владели английские монополисты, достиг 1,5 млрд. ф. ст. Огромную роль в образовании и деятельности английских, монополистических объединений играли крупнейшие банки — «Английский Банк», «Л. Н. де Ротшильд и А. Г. де Рот¬ шильд», бирмингемский «Ллойдс Банк Лимитед» и др. Они. оказывали финансовую поддержку тем или иным капитали-, стам и монополистическим объединениям. Так, например, «Английский Банк» субсидировал фирму «В. Г. Армстронг^ Витворт энд К°» и мощные предприятия сталелитейной про¬ мышленности [262, стр. 82, 142]. Крупнейшие финансисты, дельцы лондонского Сити, являлись совладельцами промыш¬ ленных монополистических объединений, были тесно связа¬ ны с тяжелой и военной промышленностью, с английскими колониальными монополиями. В конце XIX в. наблюдалась интенсивная концентрация- банковского капитала. Так, например, в 1897—1900 гг. «Ллойдс Банк Лимитед» поглотил банки «Каунтри оф Глоче- стер Банк», «Вильямс энд К°», «Дженнер энд К°», «Сандгейт энд Шорнклифф», «Баритон Юнион Банк Лимитед», «Сте-: фене, Бленди энд К°» [244, стр. .281]. За десять лет, с 1896 по 1905 г., в результате концентрации капитала число вкладов, в «Ллойдс Банк Лимитед» возросло со 115 628 до 257 857 [244, стр. 108]. : Перерастание капитализма в империалистическую стадию! происходило в Англии в условиях относительного замедле-] ния темпов ее экономического развития. К началу XX в. она! утратила мировое первенство в ряде важных отраслей про-| мышленного производства. США обогнали Англию по уров| ню добычи угля, выплавки чугуна, добычи железной руды| производству стали, а Германия — по уровню добычи желез| ной руды и производству стали. | Узость внутреннего рынка, устарелость технического обо״ рудования ряда отраслей промышленного производства со¬ действовали относительному замедлению темпов экономиче¬ ского развития Англии и побуждали английских капитали! стов в целях увеличения прибылей вывозить во все возра¬ ставшем размере «излишки» капитала из метрополии в стра! ны Британской империи и в другие страны. . . .. J О размерах и темпах роста вывоза Англией капитала по״ зеоляют судить следующие данные: в 1882 г. капитал, поме¬ щенный Англией за ее пределами, составлял 22 млрд, фр., а в 1902 г.—62 млрд. фр. [10, стр. 360]. ! «־Английские капиталы за границей (по оценке Спейера, для 1900) =2 500 миллионов фунтов стерлингов», — отмечал В. И. Ленин [11, стр. 546]. По размерам вывезенного дапита•״ ла и темпам роста его вывоза Англия далеко опережала дру- 18
nie страны: Франция в 1902 г. имела за границей 27— .47 млрд, фр., а Германия—12,5 млрд. фр. [10, стр. 360]. Мощными экспортерами капитала были крупнейшие анг¬ лийские банки. Они имели в колониях свои отделения и были совладельцами многих колониальных промышленных пред¬ приятий. Так, например, «Ллойдс Банк Лимитед» в конце XIX в. имел капиталовложения в «Ямайка Рейлвей Морт- гейдж Бондс», «Цейлон Инскрайбед Сток», «Кейп оф Гуд хо- уи Инскрайбед Сток» [244, стр. 188]. Ротшильды были совла¬ дельцами ряда мощных монополий в Южной Африке. За спи¬ ной многих южноафриканских монополий стоял «Английский Банк»—один из главных экспортеров капитала. В 1890 г. су¬ ществовали 30 английских колониальных банков, имевших 1742 отделения [И, стр. 153]. В конце XIX в. прибыль, получаемая Англией в виде чис¬ того дохода от вывезенного капитала, достигала 90—100 млн. ф. ст.; она во много раз превышала прибыль, которую имела н те годы Англия от внешней торговли. В 1899 г. при общем объеме внешней торговли Англии в 800 млн. ф. ст. прибыль от нее составляла лишь 18 млн. ф. ст. [178, стр. 62, 63]. Рост экспорта капитала из Англии в условиях относитель¬ ного замедления темпов ее экономического развития, а так¬ же извлечение ею гигантских прибылей от эксплуатации колоний и от внешних займов были яркими признаками ко¬ лониального характера и паразитизма английского империа¬ лизма. Обгоняя Англию по уровню развития промышленного производства, Германия и США вели с ней упорную борьбу :!а господство на мировом рынке. Тенденция развития этой борьбы была неблагоприятна для Англии, ибо темпы роста экспорта товаров из Англии отставали от темпов роста вы¬ воза товаров из США, из Германии и ряда других стран. К началу XX в. Англия все еще занимала первое место в мире по стоимости экспортируемых товаров, но разрыв меж¬ ду стоимостью английского, германского и американского экспорта быстро сокращался. За период с 1872 по 1896 г. стоимость вывезенных из США товаров возросла почти в три раза, а из Германии — почти в два раза; стоимость же това¬ ров, вывезенных из Англии, возросла только на 15%, подняв¬ шись с 248,5 млн. ф. ст. в 1872 г. до 286,1 млн. ф. ст. в 1896 г. Однако стоимость товаров, вывезенных в 1896 г. из Соединен¬ ных Штатов Америки, составляла лишь 73%, а из Германии — 70% стоимости товаров, экспортированных из Англии [297, т. 1, № 2, 1898]. Темпы роста ввоза товаров в Англию были более быстры¬ ми, чем темпы роста вывоза товаров из Англии. Отметим, что стоимость ввезенных в Англию товаров в 1900 г. составила 460 млн. ф. ст. Импорт Германии достиг тогда лишь 288 млн. 19 2*
ф. ст., Франции —188 млн. ф. ст., а США— 171 млн. ф. ст. [11, стр. 446]. К началу XX в. Англия занимала первое место в мире па общей стоимости импорта и экспорта. В 1900 г. общая стои¬ мость импорта и экспорта составила в Соединенном Коро¬ левстве 751 млн. ф. ст., в Германии—518 млн. ф. ст., в США—453 млн. ф. ст., во Франции—352 млн. ф. ст. [11, стр. 446]. Английская финансовая олигархия — владельцы промыш¬ ленных монополий, крупнейших банков и огромных поме״ стий —располагала ключевыми позициями в экономике Анг¬ лии, а также определяющим влиянием на внутреннюю и внешнюю политику страны. К началу XX в. в Англии наблю¬ далось характерное для империализма сращивание финан¬ совой олигархии с государственной властью. Выступая в па¬ лате общин 8 мая 1900 г., Джон Бернс констатировал, что 435 из 586 лордов, а также 30% членов палаты общин и 50% членов кабинета министров являлись тогда директорами промышленных компаний. Он указал, в частности, на то, что генеральный прокурор лорд А. Г. Меррей был директором трех промышленных компаний. «Королевские министры дей¬ ствуют как директора компаний, и это дает основание ут-1 верждать, что существующее в Англии правительство — это правительство фондовой биржи»,— заявил Д. Бернс [53, т. 82, 1900, стр. 113]. Представитель от Ирландии Свифт Мак Нейл внес тогда же в палату общин проект резолюции, запрещаю-! щий министрам быть директорами промышленных и торго] вых компаний и банков. Депутаты от Ирландии, либерал־^ центра, левые либералы и Д. Бернс энергично поддержал^ этот проект. Однако после жарких дебатов он был отклонен восемьюдесятью двумя голосами против семидесяти одного [53, т. 82, 1900, стр. 1131—1144]. ) По воле магнатов финансового капитала правящие круги Англии проводили агрессивную внешнюю политику. С I860 по 1900 г. Англия увеличила площадь своих колониальны^ владений с 2,5 млн. кв. миль до 9,3 млн. кв. миль, т. е. почт! в четыре раза; численность населения английских колони! возросла со 145,1 млн. человек до 309 млн. человек, т. е. бо¬ лее чем вдвое. Только за 1884—1900 гг. Англия захватила территорию в 3,7 млн. кв. миль с населением в 57 млн. чело| век. В 1900 г. площадь английских колоний ..достигла 11 605 238 кв. миль, а численность населения Британской им! перии превысила Д45 222 тыс. человек [228, т. 2, стр. 218]| К началу XX в. площадь колониальных владений Англии да¬ леко превосходила площадь Французской колониальной, имj перии, занимавшей по своим размерам второе местб в мирб и достигшей в 1899 г. 3,7 млн. кв. миль с населением в 56,4 млн. человек. Размер колониальных владений Германии 20
был сравнительно невелик. В 1900 г. площадь германских колоний составляла 1 027 120 кв. миль с населением свыше 14 680 тыс. человек. Осуществляя колониальные захваты, английские империа¬ листы преследовали экономические и политические цели: они хотели завладеть богатейшими источниками сырья, емкими рынками сбыта, выгодными сферами для вывоза капитала, подчинить коренное население колоний жестокой эксплуата¬ ции, предотвратить рост революционного направления в анг¬ лийском рабочем движении путем переселения в колонии: части пауперизированного населения и расширения слоя ра¬ бочей аристократии за счет получаемых в колониях огром¬ ных прибылей. Английские империалисты рассчитывали на¬ го, что расширение Британской империи будет . способство¬ вать ускорению темпов экономического развития Англии,, поможет ей сохранить за собой мировое первенство в экс¬ порте товаров и капитала. В 80—90-х годах XIX в. крупнейшие английские банкиры,, магнаты лондонского Сити, в том числе директора «Англий¬ ского Банка» Вильям Лиддердэйл, Герберт Брукс, Хью Смит,. Сэмюель Гладстон, Сэмюель Марли, Ч. Арбутнот, Реджи¬ нальд Иден, а также лорд Альфред Ч. де Ротшильд, владель¬ цы бирмингемского «Ллойдс Банка» и др., требовали укреп¬ ления финансовой системы Англии путем резкого увеличения золотого запаса страны, обеспечения высокого уровня покры¬ тия банкнот золотом. Это требование усилилось в связи с острым денежным кризисом, разразившимся в Англии в 1890 г., который был связан с предоставлением Англией Ар¬ гентине . огромных займов и с поразившим Аргентину финан¬ совым крахом. Оказавшись на грани финансовой катастро¬ фы, «Английский Банк» был вынужден пойти на чрезвычай¬ ную меру — пополнить свой запас золота путем займа у «Французского Банка» [116, стр. 363—367]. *“ К середине 90-х годов финансовое положение Англии улучшилось: в сейфы ее банков стало поступать золото, добы¬ тое на приисках Витватерср.анда в Южно-Африканской Рес¬ публике и в Калгурли в Западной Австралии. К 1896 г. за¬ пас золота, находившегося в сейфах эмиссионного отдела «Английского Банка», возрос с 22 649 тыс. ф. ст. в 1890 г. до 40 млн. ф. ст. [136, т. 2, стр. 279, 329—330]. Однако магнаты английского финансового капитала считали необходимым обеспечить постоянный и мощный приток золота для увели¬ чения его запасов в Англии, для укрепления фунта стерлин¬ гов, для дальнейшего вывоза капитала в огромных размерах ап пределы метрополии. Вследствие этого они требовали за¬ хвата Южно-Африканской Республики и Оранжевой Рес¬ публики, недра которых таили богатейшие запасы золота и плмазов. Английские империалисты вынашивали планы бес¬ 21
пощадного ограбления и угнетения населявших эти респуб¬ лики африканцев, принуждения их к наемному труду, подчи¬ нения их жесточайшей капиталистической эксплуатации и ра- совой дискриминации. К тому же захват республик сулил английским империалистам важные стратегические преиму¬ щества: Англия получила бы возможность более энергично и успешно бороться за установление своего господства на необъятных просторах от Кейптауна до Каира, подчинить своему влиянию Мозамбик и Анголу, успешно противодей¬ ствовать проникновению в Южную Африку капиталов из других стран; Англия смогла бы упрочить свое господство на морских путях в Индию, Малайю, Бирму, Австралию, Новую Зеландию, на Дальний Восток. Цели агрессивной политики Англии в Южной Африке соответствовали интересам всей английской финансовой оли¬ гархии, вне зависимости от сферы приложения капитала каж¬ дого из монополистов. Однако в конце XIX в. среди них не было единства взглядов по вопросу о способе захвата бур¬ ских республик Англией. Монополисты металлургической, военной, судостроительной и машиностроительной промыш¬ ленности, связанные с ними мощные банки, чиновники анг¬ лийской колониальной администрации в Южной Африке, «Национальный союз» английских ойтландеров призывали к войне. Она сулила им большие правительственные заказы на поставку вооружения и огромные прибыли. Монополисты же текстильной и ряда других отраслей легкой промышленности, не связанных с военной промыш¬ ленностью, опасаясь, что война снизит покупательную спо¬ собность населения на внутреннем английском рынке, за¬ труднит сбыт производимых ими товаров и доставку в Анг^ лию необходимого им сырья, призывали к захвату бурских республик в результате «мирной» экспансии английского ка¬ питала и решительных действий английской дипломатии. Выступая за «мирный» захват бурских республик, они исхо¬ дили также из того, что проникновение английского капита¬ ла в экономику этих стран шло быстрыми темпами. Посмотрим, как осуществлялась экспансия Англии в бур¬ ских республиках в конце XIX в. Первая попытка захватить Южно-Африканскую Респуб¬ лику была предпринята Англией в 1877 г. Воспользовавшись тяжелым положением этой страны, возникшим в связи с вой¬ нами против зулусов, Англия объявила о ее аннексии. Но восставшие буры нанесли поражение английским войскам. В 1881 г. Англия была вынуждена признать независимость Южно-Африканской Республики и подписать в Претории со¬ ответствующую конвенцию. Продолжая, однако, бороться за захват бурских республик, Англия в 1884 г. добилась подпи¬ сания с Южно-Африканской Республикой Лондонской кон-
ненции, поставившей внешнюю политику этой страны под контроль английского правительства. В 80-х и 90-х годах XIX в. западноевропейские, в основном английские, капиталисты завладели ключевыми позициями в экономике бурских республик. В их руках оказались огром¬ ные земельные владения, горнодобывающая промышлен¬ ность, железнодорожное строительство. По данным Чарльза Леонарда, английские ойтландеры к середине 90-х годов ску¬ пили и получили в виде концессий в Южно-Африканской Рес¬ публике более половины принадлежавших бурам земель; в руках английских ойтландеров в то время находилось более 80% Другой недвижимой собственности {162, стр. 337; 175, стр. 24]. В течение последних двух десятилетий XIX в. англий¬ ские капиталисты создали в Южной Африке монополии по׳ добыче алмазов и золота. Возникновение монополии в сфере эксплуатации ресурсов колоний было характерной чертой формировавшегося в Англии колониального империализма. Еще в 60-х годах XIX в. английское правительство доби¬ лось передачи ему правительством Оранжевой Республики территории месторождения алмазов близ Кимберли, причем: лишь за 90 тыс. ф. ст. [293, 1899, т. III, стр. 134]. Созданная в 1880 г. Сесилем Родсом и Альфредом Бейтом «Де Бирс Майнинг К°» приобрела у английского правительства права на эту территорию уже за 5,5 млн. ф. ст. За первые пять лет существования этой компании принадлежавший ей капитал возрос с 200 тыс. ф. ст. до 841 550 ф. ст. [270, стр. 92]; К на¬ чалу XX в. в результате ожесточенной конкурентной борьбы «Де Бирс Майнинг К°» превратилась в крупнейшую монопо¬ лию по добыче алмазов. В 80-х годах она скупила акции ряда других компаний по добыче алмазов, в частности «Дю- туа Пан» и «Бултфонтейн К0», а в 1888 г. поглотила своего главного конкурента «Барнато Даймонд Майнинг К°», при¬ надлежавшую подданным Великобритании — братьям Исааку Барнетту (Барнео) а Генри Барнетту (Барнато). В связи с этим «Де Бирс Майнинг К°» была реорганизована и приняла название «Де Бирс Консолидейтед Майне» (ДБКМ). Вскоре она прибрала к своим рукам месторождения алмазов в Ро¬ дезии и португальской Бенгеле и подчинила себе «Лондон¬ скую компанию по исследованию Южной Африки» [287,: 24. V.1900, стр. 228]. Рост прибыли, получаемой «Де Бирс Консолидейтед Майне», был баснословным в результате жесточайшей экс¬ плуатации труда африканских рабочих, скупок акций других предприятий, спекулятивных махинаций и сделок. «Де Бирс Консолидейтед Майне» не брезгала никакими средствами в борьбе против конкурентов. «Тирания, несправедливость, шантаж, подкуп — вот моральные, точнее, аморальные прин¬ ципы этой алмазной монополии», — справедливо отмечал 23
Ф. Р. Стэтэм [293, 1899, т. III, стр. 135]. Накануне англо-бур¬ ской войны, с июля 1898 г. по июль 1899 г., прибыль этой ком¬ пании достигла 2 млн. ф. ст. [53, 1900, 79, стр. 1411]. Стои¬ мость всех вывезенных из Южной Африки в Англию алмазов в конце 90-х годов достигала в среднем 4,5 млн. ф. ст. в год [41, стр. 2]. Главными акционерами «Де Бирс Консолидейтед Майне» в конце XIX в. были крупнейшие английские финансисты, промышленники и аристократы-землевладельцы: Сесил Родс, герцог Д. Аберкорн, герцог Файф, граф Альберт Грей, лорд Гиффорд, лорд X. Фэркуэр, лорд А. Ч. де Ротшильд. В 1888 г. в правление ДБКМ вошел официальный представитель от банка «Л. Н. де Ротшильд и А. Г. де Ротшильд» — К. Мейер [293, 1900, т. 4, стр. 122, 123]. Одним из главных акционеров «Де Бирс Консолидейтед Майне» был Альфред Бейт, являв¬ шийся тогда германским подданным. Эти акционеры владели самыми большими пакетами акций многих золотодобываю¬ щих компаний Витватерсранда. Хлынувшие в Витватерсранд еще в 1886 г. иностранные, преимущественно английские, предприниматели, спекулянты и авантюристы создали десятки золотодобывающих компа¬ ний. В 1889 г. в Витватерсранде уже существовали 450 зо¬ лотодобывающих компаний с капиталом в 11 млн. ф. ст. [185, стр. 70]. Интенсивный процесс концентрации капитала в золотодо¬ бывающей промышленности Южно-Африканской Республики сопровождался слиянием многих компаний. Во второй поло¬ вине 90-х годов наиболее мощными золотодобывающими мо¬ нополиями Витватерсранда были «Ю. Вернер, А. Бейт энд К°», возглавляемая капиталистами X. Эккштейном, Ю. Вернером 2, А. Бейтом, Л. Филлипсом, и «Консолидейтед Голд Филдс оф Саут Африка», крупнейшими акционерами которой были Сесил Родс, А. Ч. де Ротшильд, К. Д. Радд. Эти компании, а также «С. Нейман энд К0», «Дж. Б. Робин¬ сон Труп», «Дженерал Майнинг Труп», «А. Гёрц энд К° Ли- митед», «Англо-Френч», «Африкен энд Юропиен Инвест- мент К.0», «Саут Африкен Тауншипс» составляли «большую девятку» монополий, владевших большинством шахт Витва¬ терсранда [242, стр. 192—193; 150, стр. 26]. «Ю. Вернер, А. Бейт энд К°» возникла в 1889 г: в резуль¬ тате реорганизации существовавшей с 1880 г. фирмы «Жюль Поржес энд К0», совладельцем которой был А. Бейт. К концу 90-х годов капиталовложения в золотодобывающую промыш¬ ленность Витватерсранда, осуществленные монополией «Ю. Вернер, А. Бейт энд !(.0», составляли почти 150 млн. 2 Юлиус Вернер — немецкий капиталист, переселившийся из Дарм¬ штадта в Южную Африку в 70-х годах XIX в. 24
ф. ст. [121, стр. 11—13]. Созданная в 1893 г. монополия «А. Гёрд энд К° Лимитед» с капиталом в 3,2 млн. марок официально числилась английской компанией. Однако в 90־х годах XIX в. владельцами значительной части ее акций были «Дойче Банк» и «Берлинер Хандельс Гезельшафт». Возглав¬ лявший эту монополию Адольф Гёрц был женат на сестре магната германского финансового капитала Георга Сименса, который был директором «Дойче Банка», владельцем герман¬ ской электротехнической монополии, инициатором строитель¬ ства Багдадской железной дороги. Г. Сименс субсидировал монополию «А. Гёрц энд К° Лимитед». С 1897 г. важную роль в руководстве монополии «А. Гёрц энд К° Лимитед» стал играть зять А. Ч. де Ротшильда — лорд Баттерси. Прибыли этой компании были очень большими: в 1894 г. они достигли 35%, а в 1895 г. —50%. Крупнейшие английские золотопромышленники и совла¬ дельцы «Де Бирс Консолидейтед Майне» были магнатами лондонского Сити. К их числу относились лорд А. Ч. де Рот¬ шильд, С. Родс, Л. Филлипс, Дж. Фэррар. В конце 90-х годов XIX в. одним из наиболее крупных дельцов лондонского Сити стал Альфред Бейт. В конце XIX в. часть золотопромышлен¬ ников являлась совладельцами «Корниш Банка», который в. 1902 г. был поглощен бирмингемским «Ллойдс Банком». Од¬ ним из руководителей последнего был герцог Файф. Деятельность золотопромышленников и владельцев ал¬ мазных приисков была тесно связана с «Английским Банком», в распоряжение которого поступали ввозившиеся в Анг¬ лию из Южной Африки золото и алмазы. «Английский Банк» имел с монополистами Витватерсранда и другие формы свя¬ зи. Так, например, он был связан с А. Ч. де Ротшильдом не только как с совладельцем крупнейших южноафриканских монополий, но и как с владельцем лондонской фирмы по аффинажу золота. Английский капитал господствовал такж:е в созданных в конце XIX в. в бурских республиках «Нацио¬ нальном Банке Оранжевого Свободного Государства» и «На¬ циональном Банке Южно-Африканской Республики». Совла¬ дельцами последнего были Джозеф, Остин, Невил и Артур Чемберлены. Проникновение германского капитала в экономику бур¬ ских республик, тоже было значительным. В середине 1899 г. размер германских инвестиций в Южно-Африканской Респуб¬ лике достиг 900 млн. марок. Эта сумма более чем в два раза превышала размер германских инвестиций в Турции, состав¬ лявших тогда свыше 400 млн. марок; она составляла более половины германских капиталовложений в Южной Америке и 75% от германских инвестиций в Центральной Африке, до¬ стигавших соответственно почти 1700 млн. марок и 1250млн. марок. Помимо указанных выше германских банков крупные 25•
капиталовложения в горнодобывающую промышленность Южно-Африканской Республики были сделаны «Дармштадт¬ ским Банком». Одним из его вкладчиков был Вильгельм II. В экспорте капитала в Южно-Африканскую Республику участ¬ вовали также голландские и французские капиталисты. Одна¬ ко их капиталовложения далеко уступали английским и гер¬ манским инвестициям. В конце XIX в. добыча золота на приисках Витватерсран- да росла с чрезвычайной быстротой: в 1887 г. там было добы¬ то 1,2 т чистого золота, а в 1898 г. уже 118,9 т, что составило 27,6% мировой добычи [97, стр. 210). Росту добычи золота содействовали начавшаяся с 1890 г. добыча руды на более глубоких горизонтах, достигавших 180 м, и применение усовершенствованного способа извлече¬ ния золота из руды с помощью растворов цианистых метал¬ лов. Быстро росла и получаемая монополистами прибыль. В 1897 г. стоимость золота, добытого на приисках Витва- терсранда тридцатью акционерными компаниями, составила 140 млн. гульденов, полученная ими прибыль достигла 35 млн. гульденов. В 1898 г. общая прибыль владельцев приисков Вит- ватерсранда составила 4890 тыс. ф. ст., почти в три раза пре¬ высив размер общей прибыли 1896 г., составлявшей 1490 тыс. •ф. ст. В целях еще большей наживы магнаты золотодобываю¬ щей и алмазной промышленности время от времени преднаме¬ ренно вызывали на бирже «бум»; используя его, они продавали часть своих акций по очень высокой цене, а затем искусственно вызывали на бирже «спад» и за бесценок скупали эти же акции. В 1899 г. владельцы приисков Витватерсранда получили 5 млн. ф. ст. прибыли. Прибыль, полученная тогда с каждой ־тонны породы, составила, по данным президента Южно-Аф¬ риканской Республики Крюгера, 6 шилл., по данным Сесила Родса — 7 шилл. 6 пенсов, по данным монополиста X. Экк- штейна — 10 шилл. (53, 1901, стр. 703). Во главе английских монополистов, грабивших несметные -богатства Южной Африки, жестоко угнетавших и эксплуати¬ ровавших африканских рабочих, стоял авантюрист, миллионер, империалист, расист Сесил Родс. Вдохновитель агрессивной колониальной политики Англии, колоссального территориаль¬ ного расширения Британской империи, С. Родс призывал к установлению мирового господства англосаксов в результате империалистического сговора Англии с США. Он требовал создания всемирной англо-американской федерации и общего .англо-американского парламента и заявлял, что подчиняет борьбе за них всю свою деятельность [137, стр. 132]. Английские империалисты боготворили С. Родса. Друг и соратник С. Родса по колониальному разбою Л. С. Джемсоя видел в нем «оильную, преисполненную великих идей лич- 26־
;:ость», «великого практического гения», «благодетеля афри¬ канцев, пользовавшегося их любовью и доверием» [186, стр. 274, 333, 404—405]. По мнению Д. Чемберлена, С. Родс был «вели¬ ким англичанином», боровшимся за создание «великого союз¬ ного южноафриканского государства .под британским флагом» для блага коренного населения Южной Африки [114, т. 4, стр. 55, 350—351]. Реакционные буржуазные историки тоже на¬ перебой восхваляли С. Родса [142, стр. 18, 19, 25; 117, стр. 30; 137; 166]. Однако прогрессивные и революционные деятели в Англии и в других странах решительно осуждали его реакционные идеи и колонизаторскую деятельность. В. И. Ленин справед¬ ливо видел в нем глашатая империализма, проводившего им¬ периалистическую политику с наибольшим цинизмом, главного виновника англо-бурской войны [см. 10, стр. 375]. Ближайшим помощником С. Родса был Альфред Бейт, ко¬ торый прибыл в Южную Африку из Германии в 1875 г. В то время он был всего лишь агентом гамбургской фирмы «В. А. Липперт энд К°», торговавшей шерстью. Сблизившись с С. Родсом -и став его компаньоном, А. Бейт сказочно разбога¬ тел. К началу англо-бурской войны он уже был миллионером, совладельцем и одним из директоров монополий «Де Бирс Консолидейтед Майне», «Ю. Вернер, А. Бейт энд К°» и создан¬ ной в 1889 г. «Бритиш Саут Африка Чартеред К°». В 1889 г. А. Бейт покинул Африку и, поселившись в Лон¬ доне, стал одним из главных финансистов Сити, ревностно за¬ щищавших интересы английских монополистов и джингои¬ стов3. Войдя в доверие к принцу Уэльскому (впоследствии король Эдуард VII) и другим членам королевского дома, он стал руководителем их биржевых спекулятивных сделок [173, т. I, стр. 496]. В 1898 г. А. Бейт перешел в британское поддан¬ ство. При этом он сохранил тесные деловые связи с промыш¬ ленными и финансовыми кругами Германии. Этому содейст¬ вовали близкие родственники А. Бейта, которые были вла¬ дельцами судостроительных верфей и предприятий по производству паровых котлов в Гамбурге, маннгеймской фаб¬ рики анилиновых красок, банкирского дома Лазар — Спей* ер — Элиссен во Франкфурте-на-Майне. А. Бейт упорно вы¬ ступал за англо-германское сближение. Отметим, что брат А. Бейта, Отто Бейт, фактически стал его агентом в Южной Африке. Отто Бейт тоже был крупным держателем акций мо¬ нополий по добыче золота и алмазов. Многие магнаты английского финансового капитала, вла¬ девшие монополиями в горнодобывающей промышленности бурских республик, были совладельцами и директорами ком- 3 Джингоисты — крайне правые английские империалистические круги шовинистов и милитаристов. 2 Т
наний ■в других отраслях промышленного производства. Коло¬ низаторская деятельность этих монополистов выходила далеко за пределы бурских республик. Сесил Родс, герцог Дж. Абер- корн, лорд Э. Ф. Гиффорд, лорд А. Грей были учредителями и крупнейшими акционерами «Бритиш Саут Африка Чарте- ред К°», которая осуществляла колонизацию огромной терри¬ тории, расположенной к северу от Бечуаналенда и к западу от португальской Восточной Африки. Одним из руководителей этой компании был магнат-золотопромышленник герцог А. В. Г. Файф — зять принца Уэльского, ставшего в 1901 г. ко¬ ролем Англии. Среди акционеров этой компании насчитыва¬ лось 80 лордов, членов !палаты общин, государственных чинов¬ ников, офицеров [291, 10.III.1900; 53, 1900, т. 78, стр. 795]. Компания имела право учреждать банки, строить железные дороги, приобретать и фрахтовать суда,׳ прокладывать телег¬ рафные линии, приобретать концессии, передавать землю во временное пользование, торговать [200, стр. 549—559]. Желез¬ нодорожное строительство в бурских республиках тоже нахо¬ дилось в руках иностранных компаний. Главную роль в стро¬ ительстве железных дорог в Южно-Африканской Республике играла «Нидерландская железнодорожная компания», создан-! лая в 1884 г. немецкими и голландскими капиталистами и получившая тогда же концессию от бурского правительства! В 1887 г., при окончательном оформлении этой компании, ed капитал составил 166 тыс. ф. ст. Из выпущенных ею тогда же 2 тыс. акций 819 были предоставлены немецким капитали^ стам, 581 — голландским капиталистам и 600 — правительств) Южно-Африканской Республики. Руководящая роль в прав лении компании принадлежала голландским капиталистам; иь было предоставлено 76 голосов, в то время как немецким ка питалистам — 30 голосов, а правительству Южно-Африкан ,ской Республики только 6 [53, т. 80, стр. 337—339]. В 1890 г. «Нидерландская железнодорожная компаниям •завершила строительство железной дороги от Иоганнес бур г; до Боксбурга, где находились угольные копи. В 1891 г. дорогг была продолжена до Крюгерсдорпа на западе и до Спрингса- на востоке. В том же году железнодорожный путь соедини,/ Преторию с Иоганнесбургом. Спустя два года эта линия был/ доведена до границы с Оранжевой Республикой. В 1894 (;' вступила в эксплуатацию построенная «,Нидерландской же лезнодорожной компанией» железная дорога, соединивцш Преторию с границей Мозамбика и с железной дорогой, пере секающей Мозамбик и доходящей до залива Делагоа. Наи большие капиталовложения в строительство железной дорой Претория — граница Мозамбика были сделаны «Берлински» Банком» [34, стр. 19; 125, стр. 254—271]. К началу англо-бур! ской войны протяженность железнодорожного пути, находив^ шегося в руках «Нидерландской железнодорожной компании» 28
достигла 717 миль, а ее капитал — 8667 тыс. ф. ст. Из выпу¬ щенных ею к этому времени 14 тыс. акций 5758 принадлежали правительству Южно-Африканской ■Республики, а 8242 — не¬ мецким и голландским капиталистам. Прибыль владельцев акций «Нидерландской железнодорожной компании» в 1898 г. составила 14% от вложенного капитала. Английские капиталисты тоже участвовали в железнодо¬ рожном строительстве в бурских республиках. В 1896 г. была создана «Англо-трансваальская железнодорожная компания». Из выпущенных ею 50 тыс. акций стоимостью по 10 ф. ст. 30 тыс. акций принадлежали правительству Южно-Африкан¬ ской Республики и 20 тыс. — английским капиталистам. Вско¬ ре компания приступила к строительству железной дороги Претория — Питерсбург, которая вступила в эксплуатацию в 1898—1899 гг. Еще в 1895 г. англичане довели строительство Натальской железной дороги от Дурбана до границы с Оранжевой Рес¬ публикой и приступили к продолжению ее по территории этой страны через Ледисмит, Харрисмит к Бетлехему. В начале 1897 г. вступила в строй построенная англичанами железная дорога, которая пересекла территорию Оранжевой Республики от ее границы с Капской колонией через Кимберли. Вскоре между правительствами Оранжевой Республики и Капской колонии было достигнуто соглашение о выкупе бурским пра¬ вительством этой железной дороги за 2450 тыс. ф. ст. К на¬ чалу англо-бурской войны бурское правительство внесло в счет этой суммы лишь 650 тыс. ф. ст. [53, т. 80, стр. 338—340; 167, стр. 21—32]. Быстрое развитие в бурских республиках горнодобываю¬ щей промышленности и железнодорожного строительства име¬ ло важные социальные последствия — оно содействовало формированию южноафриканского промышленного пролета¬ риата.! Подавляющее большинство рабочих, трудившихся на приисках, на строительстве и обслуживании железных дорог и других предприятий, составляли африканцы. (Численность африканских рабочих, занятых на приисках Витватерсранда, ■быстро возрастала. В 1889 г. она достигла 14 тыс. человек, в 1895 г. — 70 тыс. человек, а в середине 1899 г. — 95 тыс. чело¬ век. В 1895 г. на алмазных приисках близ Кимберли, принад¬ лежавших монополии «Де Бирс Конеолидейтед Майне», рабо¬ тали около 8 тыс. африканцев [150, стр. 17; 268, стр. 405]. Численность европейцев, работавших на приисках, была неве¬ лика. А. Дюпон отмечает, что в августе 1899 г. на приисках Витватерсранда работали 12 тыс. европейцев — горных инже¬ неров, техников, надсмотрщиков [150, стр. 17]. Владельцы приисков беспощадно эксплуатировали афри¬ канских рабочих[ Оплата их труда была очень низкой, а усло¬ вия.жизни— ужасными. В■ конце 80-х годов средняя месячная 29
заработная плата африканского рабочего на приисках Битв терсранда достигала 80 фр.* Созданная крупными капитал стами Палата по делам приисков в 1890 г. сократила ее ; 58 фр., сделав ее по меньшей мере в десять раз ниже зар ботной платы европейского надсмотрщика, наблюдавшего работой африканцев [150, стр. 4—5]. Трудившиеся на приисках африканские\)рабочиеТпитали скверно и жили скученно в зданиях казарменного типа — ко: паундах! Стюарт Камберленд, в середине 90-х годов посети ший компаунды, писал: «Компаунд — это обширная тюрьм где живут работающие по найму африканцы, которым нель; без разрешения выходить за его ограду» {142, стр. 52—5^ Трудность положения африканских рабочих усугублялась те что они жили на приисках без своих жен и детей, которь обычно оставались в сельской местности. Английские предприниматели и спекулянты спаивали р бочих, продавая им спирт, добытый из сырого картофеля примесью табачного сока и других вредных веществ. В 1897 правительство Южно-Африканской Республики формалы запретило продажу в стране алкогольных напитков. Одна оно не встало на путь действительной борьбы против потре; ления их африканцами. Более того. Некоторые члены прав тельства, наживая огромные барыши, сами участвовали производстве самогона и в незаконном ввозе вина [41, стр. Значительную часть своего скудного заработка рабочие тр тили на покупку спиртных напитков. В результате лотребл ния этих напитков число несчастных случаев и правонаруш ний на приисках ■было велико. Ухудшению положения африканцев содействовали прин тые бурскими властями в 80—90־х годах расистские закон; ограничивавшие право передвижения африканцев по стра! и выезда за ее пределы. Эти ограничения были предусмотре* упоминавшимися выше англо-бурской Преторийской конве цией от 1881 г. и Лондонской конвенцией от 1884 г. Настаив! на подчинении африканцев этим ограничениям, правительст Крюгера в 1896 г. приняло закон, предписывавший подверга африканцев, передвигающихся по стране без пропуска, штр фу в размере 10 ф. ст., трехмесячному тюремному заклюй кию, избиению палками, использовать «провинившихся» : тяжелых работах. Принятый в июне 1899 г. закон олредел: число ударов, размер штрафа и продолжительность тюрем* го заключения африканцев в зависимости от степени наруш кия ими ограничений права передвижения. Быстрое развитие горнодобывающей промышленное׳ железнодорожного строительства,, рост численности города го населения оказали также влияние на развитие сельскс хозяйства бурских республик — стимулировали увеличен сельскохозяйственного производства бурскими фермера* 30
Последние стал« повышать товарность своих хозяйств, увели¬ чивать производство зерна, ;продуктивность животноводства, поставлять в большом количестве продовольствие и другую сельскохозяйственную продукцию в Иоганнеобург, Кимберли II другие города и промышленные центры. Развитие капита¬ лизма в сельском хозяйстве бурских республик содействовало углублению имущественной дифференциации бурских земле¬ владельцев. В конце 90-х годов часть их находилась на грани разорения. В 1898 г. в Южно-Африканской Республике насчи¬ тывалось около пяти тысяч заложенных бурских ферм, а ипотечная задолженность буров превысила 2 млн. ф. ст. {125, стр. 220]. Повышение товарности сельскохозяйственного производ¬ ства осуществлялось бурами путем его •интенсификации и уси¬ ления эксплуатации батраков-африканцев. Таковы были важные экономические и социальные !послед¬ ствия «мирного» проникновения иностранного, в основном английского, капитала в экономику бурских республик. В 90-х годах оно зашло так далеко, что эти страны в значительной мере утратили экономическую независимость. В этих условиях Англия усилила борьбу за их захват. БОРЬБА АНГЛИЙСКИХ ОЙТЛАНДЕРОВ ЗА ЗАХВАТ ВЛАСТИ В середине 1899 г. численность ойтландеров, проживавших в Южно-Африканской Республике, достигла 200 тыс. человек. Около 159 тыс. ойтландеров являлись англичанами, около 15 тыс. — немцами, остальные — голландцами, французами и др. (53, т. 74, стр. 692]. Социальный состав ойтландеров был неоднородным. Ойт- ландеры были промышленниками и торговцами — совладель¬ цами и представителями крупных промышленных и торговых предприятий, находившихся в Англии, Германии, во Франции, собственниками существовавших в бурских республиках сред¬ них и мелких мастерских, магазинов, лавок, •инженерами, юристами, врачами, рабочими. Почти все они в той или иной мере были связаны с горнодобывающей промышленностью Южной Африки. Ойтландерами руководила немногочисленная группа миллионеров-монополистов, владевших золотыми и ал¬ мазными приисками. В начале 90-х годов английские ойтландеры стали все бо¬ лее упорно предъявлять правительству Южно-Африканской Республики ряд экономических требований. Золотопромыш¬ ленники настаивали •на изменении налоговой политики — на отмене налога на добычу золота, который составлял 5% с прибыли, получаемой монополистами от эксплуатации приис¬ ков [53, т. 93, стр. 1136—1137], на упразднении налога на сдел. 31
ки по купле и продаже недвижимой собственности или еда! ее в аренду на срок. Этот налог в размере 4% от стоимости о чуждаемой собственности взимался и с золотопроМышле: ников при вступлении их во владение приисковыми учас ками земли и при определении границ этих участке [41, стр. 5]. Ойтландеры требовали ликвидации существова! ших в Южно-Африканской Республике правил оплаты ин< странцами лицензий для получения права заниматься рядо профессий. Так, например, за лицензию на разрешение зан! маться профессией присяжного поверенного надо было еж годно уплачивать 25 ф. ст., профессией врача — 5 ф. ст мясника — 2 ф. ст. и т. д.; банк должен был платить за лз цензию 150 ф. ст. в год за каждое отделение, кредитная ко! тора — 40 ф. ст. и т. д. Английские ойтландеры протестовали также против взим; ния властями Южно-Африканской Республики высоких там! женных пошлин. По действовавшим в то .время в Южно־А^ риканской Республике правилам с импортируемых товара взималась сумма, равная 7,5% их стоимости. Последи!! определялась путем увеличения на 20% стоимости данно] товара в той стране, в которой он был произведен. Очень вв сокие пошлины взимались, -в частности, ׳с сельскохозяйстве ных товаров, за исключением произведенных в Оранжево Республике и в португальской колонии Мозамбик. Высок! пошлины содействовали быстрому росту цен в Южно-Афр канской Республике на .продовольствие, на товары широко потребления и на многие другие, спрос на которые быст возрастал в связи с притоком в страну ойтландеров. Высок пошлины на сельскохозяйственные товары обогащали бурею фермеров и увеличивали поступления в казну. В 90-х год XIX в. в связи с бурным развитием горнодобывающей пр мышленности, железнодорожным строительством и рост* численности ойтландеров увеличился ввоз в Южно-Африк£ скую Республику технического оборудования и товаров ц рокого потребления. Вследствие этого поступления в казну таможенных сборов значительно возросли. В 1894 г. они с< тавляли 812 тыс. ф. ст., в 1895 г.— 1085 тыс. ф. ст., в 1896 г 1355 тыс. ф. ст. [41, стр. 4]. Ойтландеры настаивали на отме пошлин на сельскохозяйственные товары и на резком енш нии пошлин, взимаемых с товаров промышленного произв; ства. Уступая их давлению, правительство несколько снизи звозные пошлины. В связи с этим общая сумма таможенн сборов этой республики сократилась до 1289 тыс. ф. ст 1897 г. и до 1067 тыс. ф. ст. в 1898 г. [41, стр. 4]. Английские монополисты были недовольны также тем, правительство Южно-Африканской Республики ,поощри перевоз грузов по железной дороге, соединявшей Претор и* Мозамбиком и принадлежавшей «Нидерландской׳ железно 32
!южной компании», совладельцем которой оно являлось, (!тремясь усилить экономическую зависимость Южно-Афри¬ канской Республики от Англии, они хотели направить основ¬ ной поток ввозимых и вывозимых в эту республику товаров через -Капскую колонию и Наталь. Вследствие этого они тре¬ бовали от бурского правительства отмены высоких таможен¬ ных тарифов, взимавшихся с грузов, которые следовали по же¬ лезнодорожным путям, соединявшим Южно-Африканскую Республику с Наталем и с Капской колонией. Английские монополисты протестовали против взимания платы за перевоз грузов на золотые прииски Витватерсранда, и частности за доставку угля из Боксбурга, где находились угольные копи. О-на составляла 3 пенса за провоз одной тон¬ ны угля на расстояние одной мили [186, стр. 118—119). Вла¬ дельцы золотых приисков выступали против предоставления правительством Южно-Африканской Республики монопольных нрав другим иностранным промышленным компаниям для Производства некоторых товаров, необходимых для развития юбычи золота. Они добивались, в частности, изъятия моно¬ польного права на производство динамита у созданной швед¬ ским миллионером А. Нобелем «Южно-Африканской компа¬ нии взрывчатых веществ», владевшей этим правом с 1896 г. »та компания производила ежегодно до 350 тыс. т динамита низкого качества и продавала его золотодобывающим компа¬ ниям по высокой цене [53, т. 75, стр. 634—635]. ,Нуждаясь в: иысококачественном и недорогом динамите, владельцы приис¬ ков предлагали правительству Крюгера деньги для выкупа монопольного права на его производство у «Южно-Африкан- • кой компании взрывчатых веществ» и обещали уплачивать пошлину в размере 1 ф. ст. с ящика ввозимого динамита |Г>3, т. 75, стр. 634—635]. Английские капиталисты в Южно- Африканской Республике возражали против предоставления !*о правительством в 1898 г. монопольного права на производ- пво карбида кальция германской фирме «Г. Г. Тренмер «пд К°» [53, т. 75, стр. 495]. Однако важнейшее экономическое требование английских монополистов-золотопромышленников заключалось в обеспе¬ чении приисков дешевой рабочей силой путем принятия при¬ нудительных мер по отношению к африканскому .населению 1*01, 15.IX.1900]. Это требование было откровенно изложено ннглийским миллионером-золотолромышленником К. Д. Рад- чом, который на ежегодном собрании акционеров «Консоли- чойтед Голд Филдс оф Саут Африка» заявил: «Необходимо найти эффективный способ убедить или с помощью налого¬ ного обложения и других мер принудить туземцев внести свою чепту на благо общества, т. е. необходимо заставить их рабо- шть. Если во имя цивилизации мы недавно в Египте скосили ,,максимами“ от десяти до двадцати тысяч мусульман, то,: & ,! И. А. Никитина
•конечно, нетрудно будет принудить туземцев Южной Афри честно, трудиться по найму хотя бы в течение трех месяцег году» 153, т, 78, стр. 761]. На том же собрании акционеров золотопромышленник Хз Хэммонд, настаивая на резком усилении эксплуатации аф! канских рабочих, призывал бурское правительство «обесг чить избыток рабочих рук, чтобы дать возможность предп£ нимателям сократить заработную плату. «Нелепо платить а риканцам !нынешнюю заработную плату, — заявил он. — Афр канец будет вынужден работать больше, если вы наполови сократите его заработную плату» [53, т, 78, стр. 761]. •По ме рию Хэйса Хэммонда, такое сокращение оплаты труда рабоч повысило бы прибыль «Консолидейтед Голд Филдс» на 45 {53, т. 78, стр. 761]. ,,, Осуществление экономических требований ойтландер должно было содействовать бурному развитию горной пр мышленности и торговли, усилению экономической мощи росту прибылей английских монополий в бурских республ ках, дальнейшему закабалению этих стран английским кап талом и в итоге — поглощению их Англией. . . ; Кроме экономических английские ойтландеры выдвига. важные политические требования. Ойтландеры настаивали! ■рэм,/чтобы правительство Южно-Африканской Республш установило равноправие английского языка с языком афр. каанс, предоставило не исповедовавшим кальвинизм лица право занимать высшие государственные посты и принима׳ участие в определении политики правительства по отношени к африканцам. Но главным политическим требованием ой ландеров было предоставление им избирательного права. Среди ойтландеров не было единства взглядов на вопр< о характере избирательного права: монополисты были : ограничение его имущественным, и образовательным ценз о! но перспектива установления в Южно-Африканокой Республ! ке политического господства английских монополистов стр шила многих рядовых ойтландеров — мелких капиталисто торговцев, ремесленников, рабочих. Ойтландеры из ряда мелкой буржуазии опасались того, что политическое госпо ство монополистов принесет им разорение, и выступали • предоставление избирательного права всем ойтландерам, н деясь, что обладание этим правом поможет им отстаива; свои интересы !в борьбе прошв монополистов. Английские империалисты распространяли лживую вереи р том, что, борясь за избирательное право, ойтландеры пр .следовали демократические цели. В действительности же м нополисты боролись за это право с целью захвата в бурск* республиках политической власти. Захват власти сулил ан лийским капиталистам огромные выгоды и прежде всего во можиость провести социально-экономические и политическ!
Мероприятия, обеспечивающие увеличение прибылей и резкое увеличение золотого запаса Англии в результате интенсивного развития горнодобывающей промышленности, железнодорож¬ ного строительства, овладения всеми естественными ресурсами •тих республик, насильственной массовой экспроприации и жестокой эксплуатации коренного населения. В. И. Ленин справедливо отмечал, что «наибольшие ״удобства“ и наиболь¬ шие выгоды дает финансовому капиталу такое подчинение, которое ■связано с потерей политической ■независимости под¬ чиняемыми странами и народами» [10, стр. 379]. / Буры прекрасно понимали, что в условиях быстрого роста численности ойтландеров предоставление им равного с бу¬ рами ■избирательного права привело бы к установлению поли¬ тического господства английских монополистов в бурских: республиках и к поглощению последних Англией. Поэтому правительство Южно-Африканской Республики еще в 80-х годах XIX в. стало принимать меры, затруднявшие получение ойтландерами избирательного права. В 1874 г. предоставление ойтландерам избирательного права было ограничено лишь годичным сроком их проживания в Южно-Африканской Рес¬ публике и уплатой единовременного взноса в размере 15 ф. ст. Однако в 1882 г. ценз пребывания ойтландеров в этой стране был повышен до пяти лет, а размер единовременного денеж¬ ного взноса — до 25 ф. ст. Пять лет спустя ценз проживания- ойтландеров в республике был повышен до пятнадцати лет./ ЛВ 1890 г. правительство республики пошло на некоторые уступки ойтландерам — оно приняло решение созд;ать вторую Палату фольксраада в качестве совещательного органа по во¬ просам развития горнодобывающей промышленности. Право пыбирать членов этой палаты было предоставлено бурам—соб- пленникам земли, достигшим двадцатилетнего возраста' й ойтландерам, прожившим в стране не менее двух лет и упй’а2׳ тившим единовременный денежный взнос в 5 ф. ст.; в 1893 г.- размер этого взноса был повышен До 25 ф. ст. Еще одной уступкой ойтландерам явилось принятое бурским правительст- пом решение• допустить их к участию в выборах в законода¬ тельный орган—первую палату фольксраада. Однако они не Получили равных с бурами избирательных прав: к выборам■ были допущены ойтландеры, достигшие тридцатилетнего воз¬ раста, прожившие в стране не менее четырнадцати лет, яв¬ лявшиеся собственниками земли. В 1894 г. правительство по¬ становило, что для получения избирательных прав достигшими совершеннолетия детьми ойтландеров необходимо, чтобы их: отцы присягнули на верность правительству Южно-Африкан¬ ской Республики и отказались от своего прежнего подданства (186; стр. 101—102; 175, стр. 120—121]. Борьбу ойтландеров за избирательные права поддержива¬ ли не только сторонники «мирного», но и сторонники воору- 35• 3*
женного захвата бурских республик. Первые видели в пред ставлении ойтландерам избирательных прав одно из главна условий осуществления своих агрессивных замыслов. Сторо ники •войны считали, что борьба между ойтландерами и бур ми по вопросу о предоставлении ойтландерам избирательнь -прав даст английскому .правительству веский повод развяза! войну. Английское правительство, возглавляемое Р. Солсбер не только поддерживало требование ойтландеров о предоста лении им избирательных прав, ,но даже пыталось изобрази־ его законным. Ссылаясь на Лондонскую конвенцию ot 1884 ! английские правящие круги утверждали, что, подписав £ Южно-Африканская Республика признала себя вассалом Ан лии. Несмотря на отсутствие в тексте конвенции термин« «сюзеренитет» и «вассальная зависимость», министр колот Джозеф Чемберлен утверждал, что Англия является сюзер ном Южно-Африканской Республики [164, т. 3, стр. 354]. П| мощник министра колоний граф Селборн тоже полагал, чт] Южно-Африканская Республика является вассалом Англи| Добиваясь установления полного контроля со стороны Англ •! над внутренней политикой этой страны, Селборн бездоказ^ тельно утверждал, будто, подписывая Лондонскую конвенций Англия согласилась на признание автономии этой реопубл־ик| в вопросах внутренней политики лишь при условии полнот! уравнения ойтландеров в .правах с бурами [53, т. 75, стр. 64Я В действительности же Лондонская конвенция 1884: г. Ы ставила в зависимость от Англии только внешнюю политик Южно-Африканской Республики. !Статья IV этой конвенци: гласила: «Южно-Африканская Республика не заключит щ кого-либо договора или соглашения с каким-либо госуда-рс׳ вом или нацией, помимо Оранжевого Свободного Государств; если оно не будет одобрено ее величеством королевой. Тако одобрение будет считаться предоставленным, если правител! ство ее величества в течение шести месяцев после получени копии такого договора не заявит, что его заключение прот^ воречит интересам Великобритании или каким-либо владения: ее величества в Южной Африке» [162, стр. 301]. Эта статья :ц предусматривала предварительного разрешения со сторон английского правительства на заключение Южно-Африкат ской Республикой договоров и соглашений с другимц стр^ нами. г Установление контроля Англии над ׳внешней политико! Южно-Африканской Республики было тяжелым ударом пое суверенитету. Но Лондонская конвенция не ,предусматривал установления полной политической зависимости от Англи Южно-Африканской Республики, ибо конвенция не налагал, никаких ограничений на ее внутреннюю политику. Быстрс| проникновение в экономику Южно-Африканской Реопублик| иностранного, в основном английского, капитала угрожал! 36
подчинить эту страну диктату Англии и •в вопросах внутренней политики. Но все же в конце 90־х годов XIX в. Южно-Афри¬ канская Республика во внутренней политике официально сохраняла права независимого государства. Посягательства английских монополистов на политическую власть в этой стра¬ не не имели законного обоснования. АСсылаясь на отсутствие термина «сюзеренитет» в тексте Лондонской конвенции от 1884 г., бурское правительство ка¬ тегорически отвергало притязания английского правительства на то, чтобы Южно-Африканская Республика считала Англию своим сюзереном. Более того, бурское правительство хотело добиться пересмотра конвенции и отмены ее статьи IV, чтобы освободиться от налагаемых ею ограничений во внешней по¬ литике {164, т. 3, стр. 354]. В конце 1895 г. по инициативе английских монополистов и правительства английский вооруженный отряд во главе с Джейсоном предпринял авантюристическую попытку захва¬ тить •власть в Южно-Африканской Республике. Провал «на¬ бега» Джемсона был воспринят правящими кругами Англии как доказательство того, что для. захвата Южно-Африканской Республики необходима война, к которой нужно тщательно готовиться/Владельцы монополий металлургической, военной и горнодобывающей промышленности, связанные с ними мощ¬ ные банки, и •крупные землевладельцы, члены правительства Р. Солсбери и колониальных администраций в Южной Афри¬ ке стали открыто призывать к войне. Выступая на заседании членов правления «Бритиш Саут Африка Чартеред К°», сос¬ тоявшемся в июле 1899 г., один из ее директоров — лорд Грэй — провокационно заявил, что «президента Трансвааля — Крюгера никогда ни в чем нельзя убедить... ибо он уступал только под воздействием силы» [53, т. 74, стр. 39]. Поощряя сторонников войны, один из лидеров консервативной партии, первый лорд казначейства А. Бальфур, отверг требование ир¬ ландского националиста, противника захвата бурских респуб¬ лик Англией, члена парламента Свифта Мак Нейла о преда¬ нии суду лорда Грэя и других лиц, «наносящих ущерб англо'- трансваальской дружбе» [53, т. 74, стр. 39]. Подобно С. Родсу, А. Бейту, герцогу Файфу, лорду А. Ч. де Ротшильду и ряду других магнатов финансового капитала, премьер-министр Англии Р. Солсбери, министр колоний Д. Чемберлен и другие члены правительства были инициато¬ рами войны за захват бурских республик. Но, движимые же¬ ланием скрыть ее грабительские цели, они пытались предста¬ вить себя поборниками мира. Так, например, Д. Чемберлен утверждал, что политика Англии по отношению •к бурским республикам в 1896—1899 гг. была направлена на сохранение мира. «С первого дня моего пребывания на посту министра колоний я надеялся на мир, боролся за мир... и вплоть до на- 37
Стоящего момента я верил в мир» [164, т. 3, стр. 485—48( •־— заявил он в самом начале войны. «До вторжения буров ! территорию британской колонии мы были готовы на принят! самых умеренных условий... дающих нам надежду на улучш ние положения британских подданных, интересы которых м защищаем, надеясь избежать войны... Мы проявили бесконе ное терпение, но... президент Крюгер сделал ׳выбор. Он воззва к богу войны» [53, т. 89, стр. 424 ; 222, стр. 363], — утвержда Д. Чемберлен позднее. Эти заявления одного из главных в! новников англо-бурской войны должны были сыграть важну роль в решении определенных политических задач, стоявши перед английским правительством: они должны были опра: дать в глазах английского народа и народов других стра политику правительства Р. Солсбери в Южной Африк скрыть ее агрессивные дели, ослабить деятельность буржуа: ной оппозиции в Англии и недовольство английских народны масс, разжечь среди них антибурские настроения, снять английского правительства, в том числе лично с Д. Чемберл« на, ответственность за возникновение англо-бурской войны. Вымысел о невиновности правительства Р. Солсбери в во: никновении англо-бурской войны распространяли не тольк его министры, но и стоявшие за ними владельцы монополи тяжелой и военной промышленности, связанные с ними баг. киры, крупные землевладельцы. Его распространяла такж и буржуазная пресса. В дальнейшем его единодушно повтор}! ли реакционные буржуазные авторы, утверждавшие, что возникновении войны повинен Крюгер, ибо он отверг требе ванне ойтландеров о предоставлении им избирательного пра ва [222; 175; 233; 236; 117; 170]. Так, например, дочь Р. Сол ебери —леди Гвендолен Сесил, автор книги «Жизнь маркиз] Роберта Солсбери», голословно утверждала, что он всегда бы] сторонником миролюбивой внешней политики Англии, про тивником расового и национального угнетения [133, т. 1, стр 131, 301, т. 2, стр. 67, 277, 297]. Защитник этой лживой вереи: Дж. А. С. Гренвилл заявил даже, что «дипломатия Р. Сол сбери была основана на этических принципах и главной е целью было предотвратить войну» [170, стр. 6]. Особое внимание уделили современники и реакционна: буржуазная историография изучению деятельности кумир! джингоистов Д. Чемберлена. Еще при жизни Д. Чемберлен: вокруг оценки его личности и деятельности завязалась упор] ная борьба. Джингоисты восхваляли его деловые качества) видя в ■нем беззаветного защитника их интересов, ревностног( «строителя империи» . Так, например, А. Милнер счита] Д. Чемберлена «политическим деятелем... обладавшим выдаю) щимися идеями, которые сделали его великим, а его политик] жизненной» [114, т. 4, стр. 342]. Остин Чемберлен видел в свое!) отце мужественного борца за достижение благородных целей 38
Характеризуя Д. Чемберлена, он писал: «Каковы бы ни были трудности и неудачи на избранном им пути, взяв в руки руль, он никогда не поворачивал вспять; он всегда устремлялся впе¬ ред, уважая прошлое и сохраняя великие традиции, но всегда Желая более великого и благородного будущего» [236, стр. 17—18]. Либералы-империалисты во главе с Г. Асквитом Тоже высоко оценивали деятельность Д. Чемберлена. Реакционные буржуазные историки в свою очередь идеа¬ лизировали и превозносили Д. Чемберлена. Н. Марелл Маррис Приписывал ему здравый смысл, проницательность и честность [222, стр. 4]. X. К. Педдер утверждал, что Д. Чемберлен не¬ изменно защищал принципы «демократического, прогрессив¬ ного империализма» [233, стр. 2—29]. Дж. Л. Гарвин, автор многотомного труда о жизни и деятельности Д. Чемберлена, !идел в нем «великого демократического империалиста» [164, Т. 3, стр. 3]. Ч. Петри восхвалял Д. Чемберлена как «выдаю¬ щегося патриота... помогавшего страдающим и ненавидевшего Несправедливость» (236, стр. 20]. По мнению Дж. Эмери, Д. Чем¬ берлен был «великим патриотом, гений которого был... чисто английским»115].. ׳, т. 4, •стр. 131—132]. Эти авторы отрицали агрессивный характер проводившейся Д. Чемберленом коло¬ ниальной политики и утверждали, будто бы он был верным сторонником сохранения мира в Южной Африке и не был ви¬ новен в возникновении англо-бурокой войны. Эту же точку »рения разделял Дж. А. С. Гренвилл [170, стр. 179]. Указанные оценки политической деятельности и личных качеств Д. Чем¬ берлена противоречат истине. Прогрессивные современники Д. Чемберлена и Р. Солсбери решительно осуждали агрессивную политику английского пра¬ вительства в Южной Африке. Социал-демократическая га- »ета «Джастис» справедливо считала, что Р. Солсбери и Д. Чемберлен принадлежали к числу главных виновников йнгло-бурской войны. «Джастис» оценивала Д. Чемберлена как типичного буржуазного политического деятеля, «бесприн¬ ципного, вероломного, аморального, узкого человека, стремив¬ шегося лишь к тому, чтобы любой ценой добиться господства Англии над другими народами» [291, 14.Х.1899]. Правильность такой оценки подтверждается анализом политики английского правительства в отношении бурских республик в конце 90-х го¬ дов XIX в. и в начале XX в. Изучение этой политики неопро¬ вержимо доказывает, что она была агрессивной и что руко¬ водившие ею лидеры консервативной партии Р. Солсбери и Д. Чемберлен были ярыми империалистами и расистами, по¬ литическими вождями английской финансовой олигархии. Р. Солсбери был солидарен с Д. Чемберленом в проведе¬ нии политики подготовки Англии к войне за захват бурских республик. Выражая свое полное согласие с действиями »1. Чемберлена в этом вопросе, Р. Солсбери писал министру 39
колоний: «Вы занимаетесь подготовкой к войне вплотную, и* без колебаний соглашаюсь с точкой зрения, которую Вы в! нашиваете...» [170, стр. 181]. Премьер-министр преднамерен! вверил в руки Д. Чемберлена осуществление курса на разв зывание войны за захват бурских республик. Д. Чемберл! оправдал его доверие. Не брезгуя никакими средствами ДJ достижения целей, он ревностно служил интересам той час^ английских монополистов, которая хотела войны. Он сам пр! надлежал к этому кругу. Джозеф Чемберлен, его жена, взрослые дети, его бр; Артур и другие родственники были крупными капиталистам владевшими контрольными пакетами акций мощных пре, приятий английской металлургической и военной промышле ности. К началу XX в. за спиною Д. Чемберлена уже был многие годы энергичной предпринимательской и политическс деятельности. Его карьера началась в 50־х годах XIX в., когд он стал одним из руководителей финансового отдела бирми! гемского машиностроительного завода «Неттлфолд энд Чей берлен», которым владели его отец и дядя. В 1869 г. Д. Чеп берлен стал совладельцем этого завода. В 70 — 80 годах «Не! тлфолд энд Чемберлен» стал мощным предприятием, прои: водившим винты, шурупы, болты и гайки для машиностроенй и военной промышленности, владевшим прокатными станам и угольными копями [164, т. 1, стр. 170—172]. В конце 90־х г! дов XIX в. это предприятие вошло в огромный концерн «Гес Кин энд Неттлфолд Лимитед», объединявший машиностро! тельные, сталелитейные и оружейные заводы, угольные шахт и рудники Стаффордшира, Южного Уэльса и Бирмингем [119, стр. 184]. В это время Чемберлены владели также акци! , ми оружейных заводов. Герберту, Уолтеру и Артуру Чембе ленам принадлежал завод малокалиберных ружей «Бирми! гем Смол Арме К°»; Артур Чемберлен был также крупнейши акционером и директором завода «Кинох энд К°», производи шего снаряды и взрывчатые вещества, связанного с тресте Нобеля [173, т. 1, стр. 495—496]; совладельцами завода «К нох энд К°» были Невил, Элен, Катрин и Берта Чемберлен! Предпринимательская деятельность Джозефа Чемберлен как бы воплотила в себе характерную черту английского к< лониального империализма: она была тесно связана с эксплу| тацией английских колоний и зависимых стран. Еще в 80־х га дах XIX в. он стал крупным держателем южноамерикански! в основном аргентинских, ценных бумаг. Помимо того, а приобрел на о. Инагуа (Багамские острова) плантации сизал общей площадью в 20 тыс. акров, вверив управление им своему сыну Невилю [164, т. 2, стр. 498—500, 624]. Родстве! ные связи Д. Чемберлена тоже выходили далеко за предел Англии. В 80־х годах он сблизился с влиятельными кругал^ в США в результате вступления его в третий брак с Мэри Э|
цикотт — дочерью военного министра в правительстве־ прези¬ дента Кливленда [236, стр. 93]. Подобно другим магнатам британской золотодобывающей, металлургической и военной промышленности, Д. Чемберлен II его многочисленная родня требовали войны за захват бур¬ ских республик. Содействуя возникновению войны, Чемберле¬ ны наживались на поставках вооружения не только для анг¬ лийской армии, но также для бурских войск. Принадлежавшие Чемберленам военные заводы, наряду с заводами Круппа и Шнейдера (в Крезо), выполняли заказы английского и бур¬ ского правительств. Завод «Кинох энд К°» поставил перед войной правительству Южно-Африканской Республики боль¬ шое количество гранат, шрапнели и картечи для артиллерий¬ ских орудий калибра 155 мм, 75 мм и для орудий мелкого калибра [36, стр. 43—44; 296, 2.ХП.1899]. В поставках оружия участвовал также завод «Бирмингем Смол Арме К°». Ярый империалист и расист, вдохновитель и руководитель агрессив¬ ной колониальной политики, Джозеф Чемберлен видел в ней важнейшее средство резкого усиления экономической мощи и политического влияния Англии, необходимых ей для победы в борьбе с другими империалистическими державами за миро¬ вое экономическое первенство и политическую гегемонию. Разжигая шовинистические и милитаристские настроения, он вслед за Дж. Сили утверждал, будто дальнейшее интенсивное расширение Британской империи является великой миссией английской нации, завещанной ей прошлыми поколениями !249]. Он заверял своих соотечественников в том, что Англия располагает всеми средствами для выполнения этой миссии. Он лицемерно заявлял, что английская нация способна «за¬ воевать доверие и уважение народов, которыми она призвана управлять для блага управляемых» [222, стр. 3—18; 264, стр. 104]. Осуществляя политику, ведущую к войне, и разжигая в Англии военную истерию, Д. Чемберлен утверждал, будто бы положение английских ойтландеров было унизительным, и заявлял, что оно якобы подрывает престиж Англии в глазах коренного населения всех ее колоний, содействует росту осво¬ бодительного движения и даже ставит Англию «на грань на¬ циональной катастрофы» [53, т. 75, стр. 703]. Верным помощником Р. Солсбери и Д. Чемберлена в про¬ ведении империалистической, агрессивной и расистской поли¬ тики в Южной Африке перед англо-бурской войной и во вре¬ мя нее был усердный слуга английской финансовой олигар¬ хии, колонизатор и джингоист Альфред Милнер, с мая 1897 г. по март 1901 г. занимавший пост верховного комиссара Кап¬ ской колонии. Д. Чемберлен очень высоко оценивал колонизаторскую де¬ ятельность А. Милнера и утверждал, будто она была гуман¬ ной и выгодной для всего населения Капской колонии (115, 41
т. 4, стр. 341]. Но передовые английские рабочие видели ; А. Милнере ставленника империалистов, жестокого колонна тора и расиста, «хорошо выполняющего грязную работу д.) своих хозяев» [291, 23.IX.1899]. Сам А. Милнер верно хара теризовал себя как «убежденного империалиста» [263, стр. В конце 90-х годов в осуществлении колонизаторской п литики в Южной Африке А. Милнеру энергично помогав «Национальный союз» ойтландеров и «Южно-Африканск? лига реформы». Ее руководителями были: брат Сесила Ро са, Фрэнк Родс, — совладелец монополии «Ю. Верне А. Бейт и К°», он же председатель Палаты по делам прииско а также золотопромышленники-миллионеры Лайонел Филлш и Дж. Фэррар. В возникновении англо-бурской войны помимо английски монополистов и правительства были виновны королева Вш тория и члены ее семьи — в первую очередь герцог Фай(] Реакционные политические деятели и реакционная пресса тез лет изображали престарелую королеву как поборницу мира противницу англо-бурской войны [291, 7.Х.1899]. В действЦ тельности же она одобряла политику подготовки к войне з; захват бурских республик, энергично проводившуюся прав!! тельством Р. Солсбери. Когда же Южная Африка была охва! чена огнем войны, королева Виктория в тронной речи о! 30 января 1900 г. призвала английские войска «вести войн5 до победного конца для сохранения Британской империи * упрочения господства Англии в Южной Африке» [53, т. 78 стр. 1—2]. Протестуя против идеализации королевы Виктории английскими реакционерами, газета «Джастис» правильнс утверждала, что Виктория, подобно членам правительств? Р. Солсбери, была виновна в возникновении англо-бурско{ войны [291, 11.XI. 1899]. ־ ■ . Весьма активное участие в подготовке Англии к войне за захват бурских республик принимал лорд А. Ч. де Рот шильд — некоронованный король лондонского Сити. А. Ч. де Ротшильд не был членом правительства. Однакс он был в дружеских отношениях и в тесном деловом контак; те. со многими монополистами и видными политическим^ деятелями, в том: числе с Д. Чемберленом, С. Родсом^ А. Бальфуром. «Никто из частных финансистов никогда не имел таких доверительных отношений с ведущими членами английских, правительств, какие... имел Альфред Ч. де Рот¬ шильд»,—отмечал Дж. Л. Гарвин [164, т. 3, стр. 256]. Стоя за спиною правительства Р. Солсбери, А. Ч. де Ротшильд уча¬ ствовал в обсуждении важнейших политических вопросов, организовал неофициальные встречи влиятельных политиче¬ ских деятелей, магнатов финансового капитала, иностранных дипломатов. В 1889 г. в доме А. Ч, де Ротшильда, во время перегово-
|юв о создании «Бритиш Саут Африка Чартеред К9», состоя¬ лось знакомство Д. Чемберлена с С. Родсом. В 1897—1899 гг. А. Ч. де Ротшильд неоднократно имел неофициальные встречи с Д. Чемберленом, во время которых они обсуждали важ¬ ные политические вопросы, в частности положение в бур¬ ских республиках [164, т. 3, стр. 380]. Являясь сторон¬ ником сговора Англии с Германией относительно бурских республик, А. Ч. де Ротшильд организовал несколько неофи¬ циальных встреч Д. Чемберлена с первым секретарем׳ гер¬ манского посольства в Лондоне бароном Г. Эккардштейном {164, т. 3, стр. 256]. В разгар англо-бурского конфликта, 20 сентября 1899 г., накануне важного совещания английско¬ го кабинета министров, при ׳закрытых дверях, в течение нес¬ кольких часов с А. Ч. де Ротшильдом вел переговоры А. Бальфур—первый лорд казначейства, лидер консервато¬ ров в палате общин [291, 1.Х. 1899]. /Рассмотрим ход подготовки Англии к войне. Правящие круги этой страны стали готовиться к войне вскоре после провала в 1881 г. попытки английских колонизаторов осу¬ ществить вооруженный захват Южно-Африканской Респуб¬ лики и аннексировать ее. Подготовка к войне выразилась в борьбе за окружение бурских республик английскими владе¬ ниями, в дипломатических переговорах с великими держава¬ ми, в организации шовинистической и милитаристской пропа¬ ганды в Англии, в отправке Англией войск в Южную Афри¬ ку, в преднамеренном обострении взаимоотношений между Англией и Южно-Африканской Республикой. В 80—90-х годах Англия захватила огромные, сопредель¬ ные с бурскими республиками территории — почти весь Зулу- ленд, Бечуаналенд, междуречье Замбези — Лимпопо, на ко¬ торые претендовали также Германия, Португалия и бурские республики. В результате захвата этих территорий Англией бурские республики оказались зажатыми между английскими колониальными владениями. Английская дипломатия прове¬ ла энергичную подготовку к войне, фактически исключив воз¬ можность вступления в нее держав в защиту буров. Правя¬ щие круги Англии уделили очень большое внимание подго¬ товке английского общественного мнения к войне/Выражая недовольство тем, что многие англичане не поддерживали требований ойтландеров, Д. Чемберлен призывал правитель¬ ство и монополистов усилить пропаганду милитаристских и шовинистических идей {164, т. 3, стр. 367]. Мутный поток этих империалистических, антигуманных идей вскоре захлестнул Англию, заражая сознание широких слоев населения. Осо¬ бенно усердствовала продажная желтая пресса во главе с газетой «Дейли Мэйл». Следует отметить, что, разжигая во¬ инственные настроения, правящие круги и лидеры ойтланде¬ ров пытались изобразить себя защитниками африканцев. 43
Движимые желанием скрыть захватнические и расистские Ц ли своей политики в Южной Африке, они лицемерно утвер> дали, будто бы Англия не может больше допуска׳ беспощадного угнетения африканцев бурами [53, т. 7 стр. 633—634]. Сообщая об идеологической подготовке правящих круге Англии к войне, германский посол в Лондоне граф П. Гат1 фельд писал: «Д. Чемберлен... уже давно направляет усили на то, чтобы подогреть здешнее общественное мнение и поб] дить его к энергичным действиям против Трансвааля... Т< перь едва ли найдется англичанин, который возражал б против насильственного установления господства Англии Трансваале» [49, т. 14, стр. 385]. Однако Д. Чемберлен не бы склонен переоценивать результаты обработки английское общественного мнения в милитаристском и шовинистическо! духе. Именно поэтому он рекомендовал английскому прави] тельству учесть, что в Англии есть немало противников вой ны, и терпеливо выжидать момента, когда Южно-Африкан ская Республика сама предоставит достаточно серьезны^ повод для объявления войны. Он считал, что в таком случай английское правительство получило бы возможность возло| жить ответственность за развязывание войны на буров и тем самым ослабить влияние ее противников [164, т. 3, стр. 458| / В конце 90-х годов XIX в. правительство Р. Солсбери преднамеренно провоцировало обострение англо-бурских от¬ ношений. Используя заключение Южно-Африканской Рес публикой соглашений в 1893 г. с Португалией и в 1895 г,- с Голландией о выдаче преступников, а также состоявшие(!! в 1896 г. переговоры между швейцарским и бурским прави тельствами о присоединении Южно-Африканской Республик! к Женевской конвенции 4, английское правительство обвини ло правительство Крюгера в нарушении Лондонской конвен ции от 1884 г. [26, оп. 929, д. 2, л. 120; 53, т. 75, стр. 664] В действительности же эти дипломатические акции бурскогс правительства не были нарушением конвенции 1884 г., ибс она не предусматривала предварительной санкции Англии, нг заключение Южно-Африканской Республикой международ■ ных договоров и соглашений. Стремясь обострить отнршеиим■ с бурскими республиками, английское правительство в конце! 90-х годов неизменно отвергало все предложения правители ства Крюгера о передаче требований ойтландеров на ран смотрение третейского суда. Предоставление ойтландерам избирательного права н© являлось конечной целью английских сторонников войны, и| принятие бурами этого требования отнюдь не гарантировало! бы ее предотвращения. Более того. Настаивая на предостав-! 4 Женевская конвенция рт 1864 г. предусматривала улучшение учас¬ ти раненых и Сольных в действующих армиях. 44
лснии бурским правительством избирательного права ойтлан- дерам, английские правящие круги вовсе не были заинтере¬ сованы в том, чтобы оно удовлетворило это требование. Они скорее были заинтересованы в отказе бурского правитель¬ ства удовлетворить его. Такой отказ мог быть использован ими как достаточно веский повод для развязывания войны/ Замыслы английского правительства были раскрыты Д. Чем¬ берленом. В сентябре 1899 г. он уведомил А. Милнера о том, что в случае, если бурское правительство уступит давлению со стороны Англии и предоставит ойтландерам избиратель¬ ные права, война все равно будет развязана, так как англий¬ ское правительство немедленно потребует полного разоруже¬ ния Южно-Африканской Республики, официального призна¬ ния ею вассальной зависимости от Англии и включения ее территории в состав Южно-Африканской федерации. «Мы должны сыграть по правилам,— писал Д. Чемберлен,— и прежде чем мы выдвинем дальнейшие требования, мы долж¬ ны испробовать все возможные предложения о предоставле¬ нии ойтландерам избирательных прав и получить от буров Полный отказ принять их. Тогда мы предъявим наши даль¬ нейшие требования и начнется война. Но прежде чем мы пойдем на это, мы должны иметь в Южной Африке доста¬ точные вооруженные силы для обороны до тех пор, пока ту¬ да будут доставлены наши основные воинские контингенты...» [164, т. 3, стр. 459]. /Правительство Крюгера не только противодействовало притязаниям Англии, но, в свою очередь, предъявляло ей требования. Оно потребовало от Англии компенсации убыт¬ ков, понесенных Южно-Африканской Республикой в связи с вторжением на ее территорию английского вооруженного от¬ ряда во главе с Джемсоном, отмены королевской хартии, выданной в 1889 г. «Бритиш Саут Африка Чартеред К°», пе¬ ресмотра Лондонской конвенции от 1884 г. Однако, учитывая мощь Англии, правительство Крюгера неоднократно предла¬ гало разрешить англо-бурские разногласия с помощью тре¬ тейского суда. К тому же под давлением Англии оно пошло на некоторые уступки: в 1897 г. приняло закон, затрудняв¬ ший вынесение решения о выселении совершивших преступ¬ ление ойтландеров из Южно-Африканской Республики, сни¬ зило пошлины на ввозимые промышленные товары, обязало «Южно-Африканскую компанию взрывчатых веществ» сни¬ зить продажную цену динамита на 12,5 фр. с тонны [26, оп. 929, д. 2, л. 121; 32; 164, т. 3, стр. 142]. Но эти частичные уступки не удовлетворили английских империалистов, которые все более упорно настаивали на выполнении своих главных тре¬ бований. Готовясь к войне против Англии, бурские республики в 1896 г. заключили между собой военный союз, у 45
Ведя борьбу против захвата Англией созданных ими ped публик, бурские колонизаторы защищали господствовавши в этих странах крайне реакционные порядки, основанные -беспощадном расовом угнетении, жестокой эксплуатации 6% рами африканцев. Бурские колонизаторы защищали свое литическое господство, расистские порядки, свою земельную собственность, возникшую в результате ограбления ими ас' риканцев. Еще задолго до начала войны большинство бурс и а!фриканеров’ Капской колонии и Наталя вынашивало зг хватнические планы, конечной целью которых было создание «Великой Южно-Африканской Республики», включающей i ■свои пределы территорию этих колоний, бурских республик и сопредельных с ними земель. В этой огромной стране бурь и африканеры хотели установить свое безраздельное экономя! ческое и политическое господство, основанное на жесточай) шем расовом угнетении и эксплуатации африканского боль] лшнства населения Южной Африки. I Накануне англо-бурской войны подавляющее большинств! •буров поддерживало проводившуюся президентом П. Крюге ром политику противодействия притязаниям Англии. Но част־ буров выступала с осуждением этой политики и придерживг лась проанглийских взглядов. В Южно-Африканской Ре< публике во главе проанглийской группировки стояли генера, Л. Жубер, судья Э. Эсселен, члены фолькераада К. Йеппе , Л. Мейер, а в Оранжевой Республике — Фрезер. Они высту пали за сговор с английским правительством и за предоста! ление ойтландерам избирательных прав. Однако полигическо влияние проанглийской группировки было тогда незначк тельным. i Теперь посмотрим, как углублялся англо-бурский конф ликт, приведший к войне. С 31 мая по 5 июня 1899 г. в Блумфонтейне состоялас конференция английских и бурских представителей. Возглаз лявший английскую делегацию А. Милнер настаивал на том чтобы правительство Крюгера отменило сложную избиратель яую систему для ойтландеров и предоставило избирательны права тем из них, кто прожил в этой стране не менее пят! лет. Крюгер отверг это требование, но согласился предоста вить право выбирать членов законодательной палаты ойтлан дерам, прожившим в Южно-Африканской Республике сем! лет, а не четырнадцать, как это было предусмотрено законен от 1893 г. А. Милнер отклонил это предложение, и Блумфон тейнская конференция закончилась безрезультатно [180 стр. 529]. Вслед за тем состоялись неофициальные пере'говорь между правительствами бурских республик при участи! Я. X. Хофмейра, возглавлявшего правое крыло движени? африканеров Капской колонии, боровшихся за создание Ве| ликой Южно-Африканской Республики. ׳ 46
В результате этих переговоров буры выдвинули следую¬ щий проект предоставления избирательного права ойтланде- рам: тем из них, кто прибыл в Южно-Африканскую Респуб¬ лику до 1890 г., предоставить избирательное право по исте¬ чении двух с половиной лет; ойтландерам, прибывшим после 1890 г. и прожившим в этой республике не менее двух лет, предоставить его через пять лет; ойтландерам, которые будут прибывать в дальнейшем, предоставлять избирательное пра¬ во через семь с половиной лет проживания в этой стране. Этот проект был отвергнут Англией. Вскоре буры заявили о своем согласии немедленно предоставить избирательное пра¬ во ойтландерам, прибывшим до 1890 г., а ойтландерам, при¬ ехавшим позднее, предоставить его по истечении девятилет¬ него срока пребывания в Южно-Африканской Республике; всем, кто прибудет в республику в дальнейшем и заявит о своем желании получить избирательное право, оно может быть предоставлено по истечении семилетнего срока прожи¬ вания в этой стране. Если бы английское правительство со¬ гласилось принять этот проект, то на основании его избира¬ тельное право немедленно получили бы около сорока тысяч ойтландеров [53, т. 74, стр. 429—430, 472]. Но, стремясь к войне, правительство Р. Солсбери отклонило его. Выступая в парламенте 28 июля 1899 г., Д. Чемберлен открыто угрожал Южно-Африканской Республике войной к призвал английский народ «в случае необходимости, поддер¬ жать свое правительство в осуществлении любых мер, кото¬ рые оно найдет нужным предпринять для того, чтобы обес¬ печить справедливое отношение к британским подданным в Трансваале» [53, т. 75, стр. 715—716]. 19 августа 1899 г. правительство Южно-Африканской Рес¬ публики заявило о своем согласии предоставить избиратель¬ ное право ойтландерам, прожившим в этой стране не менее пяти лет, однако лишь при условии отказа Англии от вмеша¬ тельства во внутренние дела этой страны и от притязаний на сюзеренитет по отношению к ней. Оно предложило Англин передать прочие ее притязания на рассмотрение третейского суда. Но английское правительство отвергло это предложе¬ ние и, преднамеренно осложняя и без того весьма натянутые! взаимоотношения с правительством Крюгера, потребовало, чтобы оно разоружило войско Южно-Африканской Респуб¬ лики. В речи, произнесенной в Хайберри 26 августа 1899 г., Д. Чемберлен вновь угрожал бурским республикам войной. Несколько дней спустя он опять стал настаивать на приня¬ тии бурским правительством требований, предъявленных Анг¬ лией на Блумфонтейнской конференции [164, т. 3, стр. 437— 441]. Правительство Крюгера тогда заявило о своем согласии безусловно предоставить избирательное право ойтландерам, прожившим в этой стране более семи лет. Но это не удовле¬ 47
творило английское правительство. 8 сентября оно, по н| стоянию Д. Чемберлена, приняло решение об отправке в На таль десятитысячного войска. В тот же день оно уведоми,! правительство Крюгера о своем категорическом отказе пр| знать Южно-Африканскую Республику суверенным госуда| ством. При этом английское правительство вновь потребов! ло немедленного предоставления избирательного права все! бйтландерам, прожившим в этой стране пять и более лез предоставления им четверти всех мест в фольксрааде, равн| го с бурами права выбирать президента и разрешения пол| зоваться в фольксрааде английским языком наравне с язй ком африкаанс. Оно уведомило правительство Южно-Афри канской Республики, что в случае принятия им этих требй ваний Англия даст согласие на учреждение Крюгером ] А. Милнером арбитражной комиссии для рассмотрения оц тальных спорных вопросов [164, т. 3, стр. 443]. Проанглийскд; группировка в Южно-Африканской Республике выступила щ принятие правительством Крюгера этих требований. Опаса ясь, что война приведет к разгрому движения за создани «Великой Южно-Африканской Республики», Я. X. Хофмей также пытался склонить правительство Крюгера принять тр< бования английского правительства [164, т. 3, стр. 443]. Считая, что правительство Крюгера отвергнет эти требе вания, Д. Чемберлен тогда же составил проект ультиматум; Отклонение последнего бурами должно было послужить пс водом для начала войны. Проект ультиматума требовал, чте бы трансваальское правительство отменило законы проти ойтландеров, изданные после 1881 г., предоставило ойтлаь дерам после их годичного пребывания в Южно-Африканско! Республике равные права с бурами, ввело самоуправлени для европейского населения Витватерсранда, свободу вероис ловедания, гарантировало независимость судов, предостави ло всем английским подданным условия наибольшего благез приятствования во всех сферах их экономической и полити ческой деятельности. Проект ультиматума требовал такж! запрещения ввоза оружия в Южно-Африканскую Республик| через португальские колонии и сокращения ее вооружени! [164, т. 3, стр. 464]. Как видим, он фактически предусматри! вал установление английского господства в Южно-Африкан] ской Республике. I Однако ультиматум не был предъявлен правительству Крюгера, так как оно предварило английское правительств( и направило ему новые предложения. Протестуя против׳ вме шательства Англии во внутренние дела Южно-Африканско! Республики, правительство Крюгера призвало Англию к мир! ному решению всех спорных вопросов, к отводу английски}| войск от границ Южно-Африканской Республики, к удалению из Южной Африки всех дополнительно присланных англищ 48
ских войск, к возвращению в Англию всех войск, находив¬ шихся на пути в Южную Африку [164, т. 3, стр. 471—472]. Но английское правительство сочло, что эти требования буров могут быть использованы как достаточный повод для того, чтобы развязать войну. Военный министр лорд Г. Ленсдаун писал в связи с этим Д. Чемберлену: «Примите мои поздрав¬ ления. Я думаю, что Крюгер не мог более удачно сыграть Вам на руку, чем он это сделал, предъявив эти требования» [164, т. 3, стр. 472]. 10 октября 1899 г. Д. Чемберлен поручил А. Милнеру уве¬ домить правительство Крюгера о том, что английское пра¬ вительство отказывается обсуждать эти требования. Правительство Р. Солсбери достигло, наконец, своей цели: оно вплотную подошло к войне за захват бурских рес¬ публик. А. Милнер, в свою очередь, призывал английское прави¬ тельство скорее начать войну. 31 августа 1899 г. он сообщил Д. Чемберлену, что администрация Капской колонии и На- таля и проживающие там англичане «желают быстрых и энергичных действий и готовы прибегнуть к самым крайним мерам» [100, стр. 125]. А. Милнер прибег даже к фальсифи¬ кации документов. Уличивший его в этом лидер левых бур¬ жуазных либералов Д. Ллойд-Джордж 2 марта 1900 г. сооб¬ щил в палате общин, что А. Милнер утаил телеграмму прези¬ дента Оранжевой Республики М. Штейна, полученную 27 сен¬ тября 1899 г., и исказил текст его телеграммы от 28 сентяб¬ ря 1899 г. В первой же из этих телеграмм М. Штейн сообщил А. Милнеру содержание принятой фольксраадом резолюции, предлагавшей правительству Оранжевой Республики «про¬ должать далее делать все, что в его силах, чтобы сохранить и упрочить мир и содействовать разрешению существующих разногласий мирными средствами». В телеграмме от 28 сен¬ тября 1899 г. М. Штейн, отметив наличие договора, обязы¬ вающего Оранжевую Республику помочь Южно-Африканской Республике, в случае, еслц она подвергнется нападению, предложил А. Милнеру свои услуги для мирного разрешения конфликта между Южно-Африканской Республикой и Англи¬ ей. Но А. Милнер преднамеренно скрыл миролюбивые пред¬ ложения М. Штейна и сообщил правительству Р. Солсбери, будто Оранжевая Республика угрожает Англии войной [53, т, 79, стр. 1579—1583]. Правительства бурских республик понимали, что Англия в ближайшее время начнет войну. По мнению Крюгера, пра¬ вительство Р. Солсбери «стремилось сделать столкновение неизбежным и медлило с посылкой ультиматума лишь с целью выиграть время для сосредоточения вооруженных сил, достаточных для поражения Трансвааля» [100, стр. 129]. Же- 49 4 И. А. Никитина
лая лишить Англию возможности выиграть время, бурские правительства взяли военную инициативу в свои руки. В конце сентября 1899 г. бурские войска сконцентрирова¬ лись у границ. Они составляли три группы. Одна из них — численностью до 25 тыс. человек, при 40 орудиях, 16 пулеметах,, во главе с генералом П. Жубером — была расположена по ли¬ нии Фолксрюс — Валкестром — Фрейхейд. Другая числен¬ ностью до 6 тыс. человек, при 20 орудиях и 6 пулеметах на¬ ходилась на линии Спрингсфонтейн — Аливал-Норт. У Мафе^ кинга тоже стояло бурское войско (до 10 тыс. человек, при: 20 орудиях и 8 пулеметах), во главе с генералом П. Кронье.. 11 октября 1899 г. бурские войска перешли границу На- таля. Вступление их на территорию Наталя выражало не только готовность отразить подготовлявшуюся Англией во¬ оруженную агрессию, но и стремление захватить эту англий¬ скую колонию и тем самым встать на путь борьбы за захват всей Южной Африки. Вступление бурских войск в Наталь явилось для правительства Р. Солсбери прекрасным поводом для осуществления агрессивных замыслов английских импе¬ риалистов. Англия приступила к военным действиям с целью■ захвата бурских республик, но якобы только для защиты английских колоний в Южной Африке от буров. «Я призвала свои войска к оружию, чтобы они отразили вторжение войск Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства в мои южноафриканские колонии», — заявила в парламенте королева Виктория [53, т. 78, стр. 1—2]. Так началась англо-бурская война, одна из первых войн эпохи империализма, война за передел Южной Африки. Воз¬ никновение войны означало, что английские империалисты пе¬ решли от «мирной» к вооруженной борьбе за захват бурских республик. Они хотели завладеть богатейшими естественными ресурсами республик, подвергнуть жесточайшей капиталисти¬ ческой эксплуатации и расовой дискриминации африканское население, усилить экономическую мощь, стратегические пози¬ ции и политическое влияние Англии. Сражаясь против англий¬ ских захватчиков и надеясь на помощь со стороны империали¬ стических стран, бурские колонизаторы стремились отстоять свое господство в республиках, созданных ими в результате захвата принадлежавших африканцам земель. Бурские коло¬ низаторы боролись также за изъятие из рук Англии ее южно¬ африканских колоний и за создание «Великой Южно-Африкан¬ ской Республики». Социально-политический строй этой огром¬ ной страны был бы основан на жесточайшей эксплуатации и расовой дискриминации африканцев.
Глава II АНГЛО-БУРСКАЯ ВОИНА 1899—1902 гг. ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ Англия стала готовиться к мобилизации сухопутных сил за два с половиной года до начала войны. В мае 1897 г. 'мо¬ билизационный комитет приступил к обсуждению вопроса о сроках мобилизации и к разработке деталей ее проведения. Однако при подготовке к войне английские милитаристы до״-־ пустили серьезные просчеты в определении численности войск, подлежащих отправке в Южную Африку, и характера их оснащения. Мобилизационный комитет предполагал ис¬ пользовать для действий против бурских. .республик 4586 ка•■ валеристов, 1163 конных стрелка, 4917 артиллеристов, 1600 инженеров, 31386 пехотинцев. С учетом лиц других служб, офицеров и штабных намечалось использовать в Юж¬ ной Африке 48 800 человек [115, т. 6, стр. 240—241]. В начале 1899 г. английские войска в Южной Африке были немногочисленны. Они состояли из двух кавалерий־■ ских полков, трех батарей полевой артиллерии, одной горной батареи, двух рот крепостной артиллерии, шести батальонов пехоты. После провала Блумфонтейнской конференции анг¬ лийское правительство отправило в Южную Африку новые воинские соединения. Желая скрыть от английского народа подготовку к войне, Д. Чемберлен пытался оправдать отправ¬ ку войск заявлением о том, что Англии необходимо быть го¬ товой «к любой случайности» и удовлетворить просьбу на- тальской колониальной администрации об усилении обороны Наталя [53, т. 76, стр. 263]. К октябрю численность английских войск в Южной Афри¬ ке достигла примерно 24 тыс. человек, что составляло около половины от численности бурских войск. Но в распоряжении английского правительства были мощные ресурсы живой силы, вследствие чего оно имело возможность в короткий срок создать в Южной Африке огромный перевес в численности английской армии над войсками буров. На 1 октября 1899 г. общая численность английских войск в метрополии составля¬ ла 218 046 человек. Эти войска состояли из регулярной ар¬ мии—107 739 человек, запаса регулярной армии—81 133 че¬ ловека, запаса регулярной армии из лиц, состоявших в ми¬ лиции,—29 174 человека [115, т. 6, стр. 256]. 51 4*
Уже в течение первых десяти месяцев войны из Англии ш ее средиземноморских владений на южноафриканский театр военных действий было отправлено около 100 тыс. солдат и офицеров регулярной армии, в том числе 6958 кавалеристов, 12 774 артиллериста, 67 936 пехотинцев, 3598 инженеров [115, т. 6, стр. ^50]. За 30 месяцев войны (т. е. без учета двух ее последних месяцев) военное министерство отправило в Юж¬ ную Африку 230 тыс. солдат регулярной армии [53, т. 104, стр. 374]. Кроме того, из Англии в Южную Африку было отправлено 60 из имевшихся 124 батальонов пехоты мили¬ ционных войск, 6 артиллерийских рот, 3 инженерные роты и 2 инженерных отделения этих же войск. Были использованы также 97 тыс. резервистов регулярной армии и милиционных войск, явившиеся наиболее боеспособ¬ ной частью действующей армии. Кроме того, 28 апреля 1900 г. был опубликован королевский указ, разрешавший всем быв¬ шим солдатам поступить на сверхсрочную службу для несе¬ ния ее как в метрополии, так и за пределами последней, и предусматривавший выплату им в дальнейшем повышенной пенсии. На основании этого приказа на сверхсрочную служ¬ бу вернулись 1465 бывших солдат [115, т. 6, стр. 259]. К тому же за время войны в действовавшей армии были оставлены 50 тыс. человек из числа тех, которые должны были быть пе¬ реведены в резерв [53, т. 6, стр. 259]. 24 декабря 1899 г. в Англии был издан указ о создании добровольческого конного корпуса имперских йоменов. Каждый йомен, вступающий в корпус со своей экипировкой и седельным снаряжением, по¬ лучал дотацию в размере 25 ф. ст. и пользовался тем же довольствием, что и солдаты регулярной армии. В результате вербовки, проведенной в Англии и в Ирландии, в этот корпус было зачислено несколько десятков тысяч человек, из ко¬ торых 35 520 человек было отправлено в Южную Африку [115, т. 6, стр. 268—272]. В конце 1899 г. в Англии началась также вербовка волон¬ теров. Во время войны было завербовано 270 тыс. волонтеров, из которых 19 856 человек было отправлено в действующую армию [115, т. 6, стр. 275; 53, т. 104, стр. 607—608]. Боевые качества волонтеров были низкими. Многие из них плохо владели оружием. Отмечая это, военный министр Д. Бродрик указывал на необходимость организовать обуче¬ ние !волонтеров в военных лагерях и удалить с театра воен¬ ных действий волонтеров, не обладающих достаточной подго¬ товкой [53, т. 104, стр. 391—393]. Милиционные и волонтерские войска, а также корпус имперских йоменов составляли так называемые вспомогательные войска, возглавлявшиеся гене¬ ральным инспектором, пост которого сначала занимал генерал Келли-Кенни, а затем — генерал Тернер. В ходе войны в Южную Африку были также направлены 52
английские воинские части из Индии, Австралии, Новой Зе¬ ландии, Канады. Численность войск, оставленных в метропо¬ лии, а также в Индии и в других частях империи, была не¬ значительной. Это беспокоило правящие круги Англии, кото¬ рые опасались усиления национально-освободительной борьбы народов Индии и вмешательства держав в войну. Д. Бродрик считал, что обороноспособность метрополии «оказалась тогда в опаснейшем положении» [53, т. 104, стр. 775]. В начале войны численность бурских войск составляла 45 тыс.— 60 тыс. человек. Буры не имели постоянной армии. Их войска (командо) сформировались только после объявления о мобилизации. Военнообязанным считался каждый бур в возрасте от 16 до 60 лет. Все военнообязанные должны были явиться с соб¬ ственным оружием, небольшим количеством боеприпасов, верховой лошадью и ׳восьмидневным запасом продовольствия [87, стр. 479; 53, т. 78, стр. 604]. В бурских войсках было мало чинов; до сентября 1900 г. они были выборными. Группа бой¬ цов численностью от 30 до 100 человек выбирала фельдкор¬ нета; фельдкорнеты дистрикта выбирали комманданта; ком^ манданты трех или более дистриктов выбирали генерала. Во главе войск стоял коммандант-генерал, избираемый на пять лет бурскими бойцами и офицерами [293, т. 4, № 1, 1900, стр. 30; 87, стр. 1]. В начале англо-бурской войны коммандант-генералом войск Южно-Африканской Республики был вице-президент П. Жу- бер, являвшийся сторонником сговора с англичанами. Вслед¬ ствие этого верховное командование фактически осуществлял президент Крюгер. В начале октября 1899 г. комманданты войск Оранжевой Республики — Лукас Стенекамп, Антоний Ломбард, Ян де Вилис, Ганс Науде и Нел, соответственно представлявшие округа Хейлброн, Фреде, Харрисмит, Бетле¬ хем и Кронстад, избрали генералом Мартинуса Принслоо, яв¬ лявшегося ранее коммандантом округа Винбург. Во главе войск этой республики встал П. Кронье, которого буры чтили за храбрость и энергичную защиту их интересов. С от¬ меной в сентябре 1900 г. принципа выборности командного со¬ става назначение коммандантов было вверено коммандант- генералу; комманданты :получили право назначать фельдкор- нетов, а последние — капралов. Пытаясь сохранить числен¬ ность бурских войск, бурские !власти стали выплачивать 5 шилл. в день каждому бойцу, остающемуся в войске. Но со¬ держание, установленное бурским офицерам в 1898 г., было значительно сокращено [36, стр. 24—28]. Бурские бойцы обычно не проходили специального обу¬ чения. Будучи скотоводами и охотниками, они были прекрас¬ ными наездниками и стрелками. Однако усиление экспансии английских колонизаторов в Южно-Африканской Республике 53
и вторжение• на ее территорию в 1895 г. английского воору¬ женного отряда во главе с Д. Джейсоном побудили буров привлечь нескольких немецких и американских военных специ¬ алистов для обучения бурских командиров и для работы ® качестве инструкторов в бурской военной школе в Претории [293, т. 3, № 12, 1899, стр. 378}. Дисциплина в бурских войсках в начале войны была сла¬ бой. В ходе войны против английских захватчиков она улуч¬ шилась, но, как отмечал X. Девет, «до самого конца войны не установилась такой, какой должна была бы быть» [87, стр. 8]. В бурских войсках не было ни интендантской, ни медицин¬ ской службьк К началу войны в распоряжении трансваальско¬ го правительства было только два врача, один из которых служил при артиллерийском корпусе, а другой —в полиции. Во время англо-бурской войны на средства правительства Южно-Африканской Республики было создано лишь семь гос¬ питалей. Почти вся врачебная помощь бурам была Ьрганизо- вана Обществами Красного Креста Южно-Африканской Рес¬ публики и европейских стран. Прибывшие на помощь сражаю¬ щимся бурам три голландских, немецкий, бельгийско-немец¬ кий, русский, русско-голландский и ирландско-американский отряды Обществ Красного Креста, в составе которых находи¬ лось лишь 44 врача, не смогли существенно улучшить меди¬ цинское обслуживание бурских войск [36, стр. 118—119, 313— 314]. Качество боевой техники, которой располагали английские и бурские войска, было, примерно, равноценным — они имели магазинные винтовки, станковые пулеметы системы «Максим», скорострельные орудия полевой артиллерии, тяжелые артил¬ лерийские орудия, бездымный порох. Готовясь к войне против Англии, правительство Крюгера еще в середине 90-х годов значительно увеличило расходы на вооружение. В 1895 г. они составили 1485244 ф. ст., в 1896 г, —2 007 372 ф. ст., в 1897 г,—1 793279 ф. ст. [291, 10.11.1900; 145, стр. 13]. По сравнению с многомиллионными расходами Англии на вооруженные силы, эти затраты Южно- Африканской Республики были ничтожными. Однако для этой республики они были большими, так как ее государственные доходы были невелики. В 1895 г. они выразились в сумме 3 539 955 ф. ст., в 1896 г. —4 807 513 ф. ст., в 1897 г.— 4480217 ф. ст. [26, оп. 929, д. 6, лл. 5—6]. Перед войной правительство Крюгера закупило оружие в Германии, во Франции и в Англии. Еще в 1894 г. оно заказало винтовки Маузера германской фирме Круппа и французской фирме «Шнейдер и К°» в Крезо. В течение последних трех предвоенных лет в Южно-Африканскую Республику из Евро¬ пы через Мозамбик было доставлено около 20 тыс. винтовок. В 1897 и в 1898 гг. правительство Крюгера затратило 54
205436 ф. ст. на покупку в Европе винтовок и пушек. За те же годы оно истратило 162 990 ф. ст., на покупку амуниции для бурского !войска, а также 77838 ф. ст на постройку но* вых и исправление старых фортов [26, оп. 929, д. 6, лл. 5, 6, 7; 53, т. 78, стр. 132]. По данным Ромейко-Гурко, к началу англо¬ бурской войны на вооружении войска Южно-Африканской Республики было 80 артиллерийских орудий различных сис¬ тем, 37 пулеметов системы «Максим», 35 тыс. винтовок, по 1138 снарядов на каждое орудие крупного калибра, по 3124 снаряда на каждое орудие мелкого калибра [36, стр. 40— 44, 293—294, 298]. Однако оснащенность боевой техникой на¬ ходившихся в Южной Африке английских войск во много раэ превышала оснащенность бурских войск. Огромное превосходство в численности !войск и в коли¬ честве вооружения, которым располагала Англия, явилось важной причиной ее победы над бурами. Обратимся к краткому изложению хода военных действий. Вступление бурских войск на территорию Наталя сорвала выработанный английским командованием план ведения вой¬ ны в Южной Африке. Он предусматривал вторжение англий¬ ских войск в Оранжевую Республику и в Южно-Африканскую Республику с территории Капской колонии и Наталя. По это¬ му плану, до прибытия из Англии в Южную Африку крупных воинских соединений, находившиеся там английские войска численностью в 14 тыс. человек во главе с генералом Д. Уай¬ том должны были оборонять сухопутные границы Капской ко¬ лонии и Наталя. Наступление бурских войск в Натале от Лонгс-Нека и Хар- рисмита на Ледисмит заставило генерала Д. Уайта сосредо¬ точить у Данди и Гленко войска численностью в 4 тыс. человек во главе с генералом В. Пэнн-Саймонсом и численностью в 10 тыс. человек — у Ледисмита. 20 октября 1899 ■г. наступав¬ шие с востока буры во главе с Лукасом Мейером нанесли тя¬ желое поражение войску В. Пэнн-Саймонса. Англичане поте¬ ряли более двухсот человек убитыми и ранеными; много сол¬ дат было взято в плен. В. Пэнн-Саймонс был убит; командова¬ ние его войском было вверено генералу Юлу. Желая помочь войску генерала Юла, Д. Уайт поручил ге¬ нералу Д. Френчу отбить у буров железнодорожную станцию Эландслаагте. Однако в сражении при Эландслаагте войска Д. Френча потерпели поражение и отступили к Ледисмиту. К 29 октября 1899 г. находившиеся в северной части На¬ таля во главе с генералом Д. Уайтом английские войска чис¬ ленностью свыше 12 тыс. человек, при 48 орудиях, включая морскую бригаду с тяжелыми орудиями, сосредоточились в Ледисмите. Бурские войска численностью до 8 тыс. человек, при 21 орудии, под командованием генералов X. Девета и П. Жубера блокировали этот важный железнодорожный 55
центр, расположенный на дальних подступах к Претории и к Блумфонтейну. Предпринятая осажденными английскими войсками попытка сразу же деблокировать Ледисмит окончи¬ лась неудачей. Потеряв !в сражениях при Ломбарде-Копе и Николсонс-Неке около полутора тысяч человек убитыми, ра¬ неными и пленными, осажденные в Ледисмите английские войска отказались от активных действий и стали ждать при¬ бытия на помощь новых воинских контингентов. Таким обра¬ зом, в начале войны бурам удалось сковать в северной части Наталя крупные воинские соединения англичан и временно лишить их возможности развернуть наступление на столицы бурских республик. В ноябре 1899 г. бурские !войска, наступая на юг от р. Ту- гелы, задержали продвижение только что прибывших в На¬ таль английских войск во главе с генералом X. Хиллардом и этим сорвали их попытку помешать переброске бурских войск к Исткорту и Питермарицбургу. Однако буры не сумели ис¬ пользовать достигнутые ими тогда в Нагале успехи: они упу¬ стили возможность захватить Исткорт, Питермарицбург и Дурбан, не приняли необходимых мер для того, чтобы в даль¬ нейшем сорвать продвижение английских войск, имеющих целью деблокировать Ледисмит. К тому же буры не приложи¬ ли достаточных усилий для взятия Ледисмита. Неудачный исход предпринятой ими 6 декабря 1899 г. попытки штурмом взять Ледисмит побудил их в дальнейшем к излишней осто¬ рожности. Они, в частности, допустили ошибку, воздержав¬ шись от повторного штурма Ледисмита в январе 1900 г., когда блокированные там английские войска были уже утомлены осадой. В ходе военных, действий на этом фронте, еще в середине ноября 1899 г., отряд буров, руководимый Луисом Ботой, взял в плен близ станции Чивли Уинстона Черчилля, находившего¬ ся в Южной Африке в качестве корреспондента газеты «Мо- рнинг пост» 1. Кратковременное пребывание его в плену в Пре¬ тории и бегство из плена в декабре того же года явились для английских империалистов источником для прославления его «героизма» [см. 135, стр. 311]. В начале войны бурские войска, возглавляемые Корнели- сом Вессельсом, действуя в юго-западной части Оранжевой Республики, блокировали центр добычи алмазов Кимберлщ в котором находились английские войска численностью до 2 тыс. человек во главе с полковником Кеквичем. Демонстрируя свою уверенность в том, что Англия в скором времени побе¬ доносно завершит войну, Сесил Родс оставался в осажденном Кимберли. 1 В середине 1900 г. У. Черчилль покинул Южную Африку. Он вер¬ нулся в Англию, где вскоре был избран в палату общин. 56
В октябре 1899 г. бурские войска под командованием гене¬ ралов П. Кронье и Снимана вступили также на территорию Бечуаналенда и блокировали »г. Мафекинг, расположенный на дальних подступах к Претории и к Иоганнесбургу. В осажден¬ ном Мафекинге находились английские войска численностью до тысячи человек во главе с полковником Бэйдн-Пауэллом. Осада бурскими войсками Мафекинга нарушила важную для англичан коммуникационную линию между Капской колонией и Родезией. Бурское командование предприняло осаду Ледисмита, Кимберли и Мафекинга с целью овладеть ими как важными стратегическими ,базами и преградить английским войскам вероятные пути наступательных операций. Однако, осадив эти города, буры очень растянули свои позиции, не обеспечив их резервами [36, стр. 215]. Рассчитывая на помощь со стороны африканеров, бурские отряды в ноябре 1899 г. вступили в се¬ веро-восточную часть (Капской колонии. Английское командо¬ вание попыталось взять военную инициативу !в свои руки; в ноябре 1899 г. английские войска численностью до 12 тыс. че¬ ловек под командованием лорда Метуэна, имея 35 орудий, предприняли попытку деблокировать Кимберли. Но в сраже¬ нии у р. Моддер они понесли большие потери от бурских войск, руководимых Дж. X. Делареем и П. Кронье, который во главе двухтысячного отряда, имея четыре орудия, прибыл из-под Мафекинга [53, т. 104, стр. 837—838]. В этом сражении англичане потеряли около 500 человек убитыми и ранеными. Ранен был и лорд Метуэн. В сражении на р. Моддер англий¬ ское командование допустило тактические ошибки — оно не использовало разведку, не создало резервов, предприняло ата¬ ку буров с фронта на открытой местности без демонстрации на другом участке. 29 ноября (10 декабря) 1899 г. войска лорда Метуэна в сражении при Магерсфонтейне потеряли око¬ ло тысячи человек убитыми и ранеными. В этом сражении английским командованием вновь были допущены серьезные тактические ошибки: продвижение английских войск было предпринято колоннами без авангарда и без предварительной высылки разведчиков, атаки были проведены фронтально, причем с недостаточным количеством войск, действия артил¬ лерии и пехоты были несогласованны. Попытка английских войск во главе с главнокомандующим генералом Редверсом Буллером перейти в наступление в Натале для деблокирования Ледисмита также окончилась не¬ удачей. Заставив буров отступить за р. Тугела, они 15 декабря 1899 г. фронтально атаковали их на открытой местности у Колензо, не оставив резерва, но были отбиты, потеряв ‘более тысячи человек убитыми, ранеными, пленными. В этом сра¬ жении бурам удалось захватить И орудий Армстронга, что существенно пополнило их артиллерийское оснащение. После 57
сражения у Коленсо буры не попытались развить достигнутый ими успех и даже не преследовали разбитые войска Р. Бул- лера. В декабре 1899 г. буры . одержали победу !в сражении у Стромберга, в северной части Капской колонии, над англий¬ скими войсками, руководимыми генералом Гетэкром. В этом сражении буры взяли в плен более шестисот человек. В 20־х числах января 1900 г. !бурские войска во главе с генералами Луисом Ботой и П. Кронье нанесли поражение войскам Уор¬ рена при Симонс-Копе. В то же время буры одержали победу в сражении у Бракфонтейна. Уже в начале войны обнаружилась устарелость тактиче¬ ских приемов английской армии в наступательном бою. Таки¬ ми приемами ■были огневая подготовка атаки с близкого рас¬ стояния и атака в сомкнутом строю. Они были малоэффектив¬ ны против применявшегося бурами рассыпного строя. К тому же английские солдаты были обучены лишь залповому огню, а не прицельной стрельбе. Выявились также серьезные недостатки в организации ме¬ дицинского обслуживания английских войск. С ноября 1899 г. в действовавшей армии свирепствовала эпидемия брюшного тифа, было много больных пневмонией и гриппом. Смертность была большой. Быстро росло число раненых. Английское ко¬ мандование ощущало острый недостаток госпиталей, больнич¬ ных коек, ©рачей, медикаментов, постельного белья и пр. [53, т. 85, стр. 93; 53, т. 89, стр. 293; 53, т. 103, стр. 34]. Английские империалисты были весьма обеспокоены пора¬ жениями, которые несли английские войска в Южной Африке в начале войны. Джингоисты упрекали правительство Р. Сол¬ сбери, в особенности военного министра Г. Ленсдауна, в том, что Англия была не подготовлена к-войне, что действовавшая в Южной Африке армия не имела достаточного количества артиллерийских орудий, лошадей, седел, не была в должной мере обеспечена обозом и т. д. [19, д. 65, т. 2, № 8, Приложе¬ ние № 1]. Они обвиняли английское командование в допущен¬ ных им тактических ошибках. Группа английских офицеров во главе с полковником Гоугом потребовала даже, чтобы воен¬ ное министерство расследовало причины поражения англий¬ ских войск, руководимых лордом Метуэном, в сражении у р. Моддер. Однако министерство отклонило это требование, указав, что такое расследование «не может быть проведено до тех пор, пока офицеры, которые будут давать отчет в своей деятельности, заняты в активных военных операциях на поле боя» [53, т. 81, стр. 28—29]. В течение первого периода войны, с 11 октября 1899 г. до февраля 1900 г., буры сохраняли в своих руках военную ини¬ циативу; они осуществили несколько наступательных опера¬ ций и выиграли ряд сражений. Но стратегический план буров, 8־5
которого они придерживались, предпринимая осаду Ледисми¬ та, Кимберли и Мафекинга и организуя вторжение в Капскую колонию, не предусматривал дальнейших наступательных дей¬ ствий. Блокада бурами Ледисмита, Кимберли и Мафекинга была в основном пассивной. Буры не овладели ни одним из осажденных городов, не нанесли английским войскам решаю¬ щего поражения до прибытия в Южную Африку из Англии новых воинских контингентов и боевой техники. Расчеты бу¬ ров на то, что все африканеры восстанут против английского господства, и на вмешательство держав в войну для защиты бурских республик оказались необоснованными. Буры могли бы нанести тяжелый удар по интересам анг¬ лийских монополистов в республиках, конфисковав их недви¬ жимую собственность, в первую очередь горнопромышленные предприятия. Но они не только воздержались от конфискации приисков, но даже приняли меры к охране их от повреждений. Стремление правительства Южно-Африканской Республики сохранить в неприкосновенности золотые прииски объяснялось отчасти тем, что некоторые его члены владели акциями золо¬ тодобывающих компаний; к тому же оно опасалось, что в слу¬ чае разгрома приисков осложнятся взаимоотношения бурских республик с другими странами и Англия потребует от буров уплаты огромной контрибуции (36, стр. 220—221; 31, оп. 467,. д. 754/812, лл. 12—21; 79, стр. 10]. Не оказали бурам существенной помощи и иностранные добровольцы. Во время войны на стороне буров действовали 13 иностранных добровольческих отрядов. Из них 4 отряда были созданы из числа иностранцев, проживавших в Южно- Африканской Республике до начала войны. Это были: голланд¬ ский отряд в составе 120 человек, немецкий отряд численно¬ стью в 200 человек во главе с полковником Адольфом Шилем,. скандинавский отряд, состоявший из 40 человек, «Ирландская бригада» из 150 человек во главе с отставным полковником войск США — Блэком. Голландский и немецкий отряды про¬ существовали недолго: они понесли большие потери в сраже¬ нии при Эландслаагте 21 октября 1899 г. и вскоре были распу¬ щены. Скандинавский отряд потерял половину своего личного состава в сражении под Магерсфонтейном в декабре 1899 г.,, а остальные его ,бойцы влились в !бурские войска. Более дол¬ говечной оказалась «Ирландская бригада». Она участвовала в осаде Ледисмита, а после его сдачи была переброшена на территорию Оранжевой Республики, где 3 мая 1900 г. при¬ няла участие в сражении у Брандфорда. В дальнейшем бойцы этой бригады примкнули к партизанам [36, стр. 300—302]. Иностранные добровольцы, прибывшие в Южную Африку,, создали девять отрядов. Это были: французский отряд (35 че¬ ловек), итало-немецкий отряд (70 человек), иностранный ле¬ гион (300 человек), иностранный отряд (100 человек), аме¬ 59>
риканский отряд разведчиков (40 человек), отряд прибывших из США ирландцев (46 человек), черногорский отряд (10 че¬ ловек), русский отряд (20—30 человек во главе с поручиком запаса ׳Ганецким), русско-голландский отряд (40 человек во главе -с полковником Е. Я. Максимовым). На первом этапе войны эти отряды действовали разрозненно. Отметим, что ино¬ странные добровольцы идеализировали буров — игнорировали их колонизаторскую политику и ошибочно видели в них под¬ линных борцов за свободу. В начале 1900 г. численность английских войск в Южной Африке была резко увеличена. На пост главнокомандующего был назначен лорд Ф. Робертс, а начальника штаба — лорд Г. Китченер. По сведениям, сообщенным в палате общин за¬ местителем военного министра Виндгемом, к февралю 1900 г. в Южной Африке находились около 180 тыс. английских сол¬ дат и офицеров, из которых войска регулярной армии состав¬ ляли 126 тыс. человек [53, т. 78, стр. 905—906]. В феврале 1900 г. английские войска перешли в наступление. Начался второй период войны. В феврале 1900 г. английские войска численностью свыше 50 тыс. человек под командованием Ф. Робертса, имея 136 ору¬ дий, заставили буров снять осаду с Кимберли. Продолжая наступление, англичане нанесли поражение бурскому войску во главе с генералом П. Кронье, защищавшему подступы к Блумфонтейну на правом берегу р. Моддер восточнее Паарде- берга [53, т. 104, стр. 837—838]. Генерал П. Кронье вместе с четырехтысячным отрядом сдался в плен. Важной причиной поражения войска П. Кронье явилось то, что буры не овла¬ дели железнодорожной линией на участке Де-Ар — Кимбер¬ ли, имевшей большое значение для снабжения наступавших английских войск. Сдача отряда во главе с П. Кронье, которого буры счита¬ ли «героем, никогда не знавшим страха перед неприятелем» [87; стр. 42], была для них тяжелым ударом. «Никакое перо не в состоянии описать того, что испытывал я, узнав о сдаче и пленении П. Кронье, и какое ужасное впечатление произве¬ ла эта сдача на бюргеров!»— вспоминал X. Девет [87, стр. 65]. Однако воля буров к дальнейшей борьбе не была сломлена. Продолжая наступать, войска, руководимые генералом Френчем, нанесли ряд поражений отрядам буров, которыми командовали генералы X. Девет и Дж. X. Деларей, и 29 февра¬ ля (13 марта) 1900 г. вступили в Блумфонтейн. «Мы отдали этот город, не сделав ни единого выстрела в его защиту»,—пи¬ сал X. Девет [87, стр. 78]. В конце марта 1900 г. Ф. Робертс со¬ средоточил в Блумфонтейне около 60 тыс. английских войск предназначенных для дальнейших наступательных операций, Вскоре после вступления английских войск в Блумфонтейг буры под командованием генерала X. Девета одержали побед} 60
в сражениях у Саннаспоса, а также при Корнспруйте и Ред- дерсбурге. Но эти победы имели местное значение и в делом не изменили неблагоприятного для буров хода войны. В начале марта 1900 г. английские войска во главе с Ред- версом Буллером освободили от осады Ледисмит. За время осады находившиеся в этом городе английские войска потеря¬ ли около полутора тысяч убитыми, ранеными и умершими от болезней. В марте войска генерала Гетэкра овладели Стром- бергом и Бюргерсдорпом и приступили к изгнанию бурских войск с территории Капской колонии. Тогда же войска гене¬ рал-майора Клементса перешли на -северный берег р. Оран¬ жевой и стали освобождать от бурских войск район Форес- мит — Коффифонтейн. •Поражение буров в войне становилось очевидным. В конце марта 1900 г. в связи с кончиной генерала П. Жу- бера главное командование бурскими войсками было ввере¬ но генералу Луису Боте. Но ■смена командования не повлия¬ ла на исход войны. Не повлияли на него и действия европей¬ ских добровольцев. В начале 1900 г. отряды добровольцев объединились в -ев¬ ропейский легион-, командиром которого был избран полков¬ ник французской армии ;граф Вильбуа де Марейль. Но уже в апреле 1900 г. английские войска в сражении при Босгофе на¬ несли легиону тяжелое поражение. Вильбуа де Марейль был убит. Командиром легиона стал Е. Я. Максимов. Вскоре меж¬ ду начальниками отрядов легиона возникли острые разногла¬ сия, заставившие Е. Я. Максимова отказаться от командова¬ ния им. Возглавляемый Е. Я. Максимовым русско-голланд¬ ский отряд в апреле 1900 г. участвовал в ряде мелких опера¬ ций, а также в сражениях при Табанчу и Тубе. Но в мае 1900 г. в сражении при Ветривере он был почти полностью уничтожен (95, стр. 184]. К этому времени европейский добро¬ вольческий легион фактически распался. В мае 1900 г. английские войска взяли Кронстад и дебло¬ кировали Мафекинг, в котором уже с начала 1900 г. свиреп¬ ствовали .!голод и болезни. 31 мая 1900 г. английские войска, не встретив серьезного сопротивления, взяли Иоганнесбург. 5 июня 1900 г. буры без боя сдали Преторию. В конце мая Крюгер, покинув Преторию, переехал в -Ватервальбовен, затем в Мачадодорп. В августе он перебрался в Нелспруит, а в начале сентября — в Лоренсу-Маркиш, откуда в октябре 1900 г. ■на борту ;голландского парохода .«Гельдерланд» на¬ правился в Европу. В конце ноября он прибыл в Марсель. После взятия англичанами Блумфонтейна многие буры Оранжевой Республики прекратили вооруженную борьбу. По словам X. Девета, буры в это время «до такой степени расте¬ ряли последние остатки храбрости и собственного достоинст¬ ва, что, казалось, невозможно было ожидать от них и в буду¬ 61
щем, чтобы они оказали еще какое-либо сопротивление не¬ приятелю. Отряды ■были окончательно деморализованы» [87г стр. 78]. Считая, что бурским бойцам необходима передышка, X. Девет распустил до 25 марта 1900 г. находившиеся под его командованием отряды округов Блумфонтейн, Ледибранд, Вепенер, Фиксбург, Бетлехем и Винбург. Командирами этих отрядов были Пит Фури, Кроутер, Фуше, де Виллие, Микал ГТринслоо и Вилонел, состоявшие под начальством генералов Я. Вессельса, А. Кронье, К. Фронемана, В. Кольба и Филиппа Боты. Отряды, находившиеся под начальством генерала Дж. X. Деларея, также на некоторое время были распущены [87, стр. 80]. Но отряды округов Кронстада, Хейлброна, Хар- рисмита и Фреде продолжали вести борьбу вблизи Драконо¬ вых гор. Вступление английских войск в столицы бурских респуб¬ лик и объявление английского правительства 27 мая 1900 г. об аннексии Оранжевой Республики не привели к завершению войны. Правительство этой страны в прокламации от 11. июня 1900 г. заявило об отказе признать аннексию Оранжевой Рес¬ публики Англией и о том, что буры будут продолжать борьбу [20, д. 103, л. 12; 26, оп. 929, д. 10, лл. 45—46]. И действительно, буры перешли к партизанской войне. Она явилась третьим, последним и наиболее продолжительным периодом англо-бур¬ ской ■войны. у׳ В исторической литературе высказывались различные мне¬ ния по вопросу о том, когда началась партизанская война в Южной Африке. По мнению Лео Маркварда, первые парти¬ занские отряды были созданы в сентябре 1900 г. [221, стр. 209]. Питер Гиббс считал, что возникновение партизанской войны глвпало с наступлением 1901 г. [166, стр. 257]. Некоторые сов¬ ременники англо-бурской войны относили ее начало ко второй половине 1901 г. [29, 1901, д. 915, л. 101]. Указанные мнения не были, однако, достаточно аргументированными. Анализ развития военных действий подтверждает точку зрения А. Ви¬ ноградского о том, что буры стали постепенно переходить к партизанской войне вслед за решением, которое они приняли вскоре после захвата Блумфонтейна англичанами [80]. Еще на состоявшемся 17 марта 1900 г. в Кронстаде воен¬ ном совете по предложению президента Оранжевой Республи¬ ки М. Штейна, которое поддержали Крюгер, а также генералы X. Девет, Дж. X. Деларей и другие командиры, было решено изменить тактику ведения войны и Перейти к вооруженному нападению на врага более подвижными отрядами, преиму¬ щественно на флангах и в тылу [36, стр. 318]. Это решение бы¬ ло одобрено !военным советом, состоявшимся в Кронстаде 20 марта 1900 г. и проходившим при участии М. Штейна, Крюгера, генералов П. Жубера, X. Девета, Дж. X. Деларея и 62
других видных бурских военачальников. На совете было еди¬ нодушно отвергнуто требование английского правительства о безусловной капитуляции и принято решение «всеми силами продолжать войну» (87, стр. 84]. На основании этих решений 25 марта 1900 г. у р. Санд стали создаваться вооруженные отряды буров. Однако большинство буров не приняло участия в партизанской войне против английских агрессоров. Многие буры из Форесмита и Якобсдаля, а также ■почти все буры из Филипполиса, Смитфелда, Вепенера, Блумфонтейна, Хоп- стада, Босхофа, Бетули, Рувиля, Ледибранда прекратили вооруженную борьбу против англичан. Многие из этих буров вскоре вступили в английскую армию {87, стр. 87; 53, т. 103, стр. 1016, 1270]. Английское командование сформировало из них отряды «национальных разведчиков» и использовало их в войне против партизан. Первые партизанские отряды буров были созданы в конце марта 1900 г. В середине 1900 г. партизанская война усили¬ лась. Только за 29 дней, с б июня по 4 июля 1900 г., действуя в Южно-Африканской Республике вдоль железных дорог, пар¬ тизаны предприняли 255 боевых операций. Так, например, 6— 9 июня 1900 г. они взорвали железнодорожный путь у Рудева¬ ла и сожгли там станционные здания и девять деревянных мостов; 21 июня 1900 г. они повредили у Рудевала железно¬ дорожный путь и захватили товарный поезд; 3 сентября 1900 г. партизаны спустили под откос поезд на 54-м километре к северу от Претории; 17 сентября они разрушили телеграф¬ ную связь с Ференигингом и т. д. {167, стр. 131—141]. В разгар партизанской войны численность участвовавших в ней буров достигала 20 тыс. человек {87, стр. 229—230, 385]. Возглавленный генералом X. Деветом партизанский отряд (2,5 тыс. человек) в конце марта, в апреле, мае и июне 1900 г. упорно ■сражался в Оранжевой Республике в районе Корн- спруйта, Вепенера, Линдлея, Хейлброна, Кронстада, Рудевала. Но преследуемый десятитысячным английским войском гене¬ рала Хантера, отряд X. Девета в середине августа 1900 г. ушел в северную часть страны [293, т. 5, № 5, 1901, стр. 131—132]. В конце 1900 г. отряд X. Девета действовал у Савнаспоса, Мостертс-Нека, Деветсдорпа. В январе 1901 г. партизаны X. Девета перешли р. Оранжевую близ Филипполиса, вступили в Капскую колонию и продвинулись до Санд Дрифта. Но, преследуемые войсками генерала Плумера, они в феврале 1901 г. !вернулись на территорию Оранжевой Республики. Еще в июне 1900 г. партизаны, руководимые генералом Луисом Ботой, осуществляли операции вдоль железной доро¬ ги Претория — побережье залива Делагоа, задерживая про¬ движение английских войск в восточную часть Южно-Афри¬ канской Республики. К западу от Претории действовал пар¬ тизанский отряд генерала Дж. X. Деларея. К юго-востоку от 63
Претории партизаны во главе с Христианом Ботой вели борь¬ бу против наступавших на север войск генерала Р. Буллера. К северу от Претории вдоль железной дороги на Питерсбург операциями партизан руководил Гроблер. Вблизи Претории боролись партизанские отряды каждый численностью в- 200—300 человек во главе с генералами Дютуа, Сниманом, Дайтвези, Остгаузеном, Лемером, Смитом и коммандантами Вильоеном Фуриесом и Маланом. В конце 1900 г. партизанские отряды, возглавляемые Дж. Герцогом, Филиппом Ботой, Гасброком, Круйцингером, вступили на территорию Капской колонии у Филипполиса и Бетули. Они стали продвигаться к Стромбергу, Штейбургу, Крадоку, перерезали магистраль Де־Ар — Кимберли, подо¬ шли к Карнарвону и к Бофор-Уэсту. Однако надежды бур¬ ских партизан на то, что их вступление в Капскую колонию вызовет всеобщее антианглийское восстание африкацеров, оказались тщетными. Многие африканеры не верили в воз¬ можность победы буров и не оказали им поддержки. В феврале 1901 г. партизаны приняли решение раздро¬ бить свои крупные отряды на мелкие, полагая, что обладаю¬ щие большой мобильностью мелкие отряды смогут успеш¬ нее бороться против английских захватчиков. О масштабах вооруженной борьбы в 1901 г. между партизанами и англий¬ скими войсками некоторое представление дают следующие сведения: в первой половине 1901 г. потери партизан убиты¬ ми, ранеными и пленными достигли 5672 человек [291, 6.VII. 1901]. По материалам гаагского «Южно-Африканского бюро известий», в ноябре 1901 г. произошло 225, а в декабре того же года —309 вооруженных столкновений между партизана¬ ми и английскими войсками [37, вып. 20, 1903, стр. 277—293]. В конце войны успешно действовал партизанский отряд, руководимый Я. X. ,Смэтсом. Перейдя р. Оранжевую, он раз¬ вернул борьбу на территории Капской колонии, дошел почти до Порт-Элизабет и затем вступил в Кальвинию. В 1902 г. этот отряд действовал в западной части Капской колонии, дойдя в апреле даже до медных рудников в Окипе [127, стр. 23—24]. Однако в это время численность сражавшихся партизан была уже незначительна: в марте 1902 г. она со¬ ставляла лишь 8—10 тыс. человек [53, т. 104, стр. 805—807]. В правящих кругах Англии утверждали, что действия бурских партизан являлись «самым изнурительным для анг¬ лийских солдат и наиболее истребительным методом веде¬ ния войны» [53, т. 89, стр. 38; 53, т, 104, стр. 741]. Борьба английских захватчиков против бурских партизан была упор.־ нрй и ожесточенной. Осуществляя против партизан наступа¬ тельные операции большого масштаба, английские войска оцепляли обширные районы и, сжимая кольцо окружения, громили партизан. Г. Китченер отмечал, что в ходе одной из 64
таких операций, предпринятых в конце февраля 1902 г., английские войска перебили и взяли в плен более 600 пеших и более 450 конных партизан, захватили много военного сна¬ ряжения, около 2 тыс. лошадей, 28 тыс. голов крупного рога¬ того скота, 16 тыс. овец [53, т. 104, стр. 7]. Тяжелый удар по партизанскому движению нанесло также сооружение англи¬ чанами до 8 тыс. блокгаузов, обеспечивших прикрытие важ¬ ных военных объектов ружейно-пулеметным огнем [53, т. 104, стр. 428]. Англо-бурская война близилась к концу. Судьба бурских республик была решена. Правящие круги Англии теперь уже не пытались скрыть свои захватнические цели и открыто требовали аннексии бур¬ ских республик. Так, например, в речи, произнесенной в па¬ лате лордов 30 января 1900 г., герцог Сомерсет заявил: «Сколько бы ни потребовалось времени для ведения войны — будь то шесть месяцев или шесть лет, наша страна намере¬ на добиться установления своего господства в Южной Аф¬ рике раз и навсегда. Флаги обеих республик должны навсег¬ да исчезнуть, и английский флаг должен развеваться от Зам¬ бези до мыса Доброй Надежды» [53, т. 78, стр. 5—6]. Монополисты тяжелой и военной промышленности, судо¬ владельцы спешили нажиться на войне. Они выполняли огром¬ ные правительственные заказы на поставку по высокой цене оружия и военного снаряжения и на доставку в Южную Аф¬ рику колоссальных грузов. Поставщики лошадей, мулов,, фуража, продовольствия, амуниции также получали басно¬ словные прибыли. Война обогатила также магнатов Сити., Они нажились на государственном долге, возросшем с апре¬ ля 1899 г. до апреля 1901 г. с 635 млн. ф. ст. до 688 млн. ф. ст.. В начале 1904 г. он составлял 798,3 млн. ф. ст., включая дол¬ говые обязательства военных лет на сумму в 75 млн: ф. ст. Резко возросли доходы «Английского Банка» от операций по учету векселей, а также общее количество совершаемых им: операций [136, стр. 376, 377, 434]. Война сопровождалась раз¬ гулом спекуляций и хищений. Однако английские правящие круги считали, что война не должна быть продолжительной, ибо она резко осложнит внутреннее положение Англии, а также нанесет большой ущерб ее военному престижу. Огромный дефицит бюджета военных лет, рост государственного долга, налогового бремени, усиле¬ ние недовольства народных масс и антивоенного движения, участие Англии в подавлении антиимпериалистического^ восстания в Китае — все это побуждало английское прави¬ тельство уже в 1900 г. стремиться к скорейшему завершению войны [53, т. 89, стр. 32—33; 53, т. 98, стр. 101]. В связи с этим Д. Чемберлен писал А. Милнеру: «Война, по .меньшей мере, -стоит миллион ф. ст. в неделю. В Англии почти ;не оста^ лось войск,— к счастью, мы можем рассчитывать на флот,/ 5 И. А. Никитина 65
но если бы было предпринято вторжение в метрополию, я не знаю, как бы мы могли ему противостоять. Если в течение долгого времени не будет перелома в войне, то я думаю, что. народное недовольство примет серьезные размеры и будет угрожать существованию правительства, несмотря на то, что оно располагает огромным большинством мест в парламенте» Ц14, т. 4, стр. 28]. Несмотря на желание скорее завершить войну, правящие, круги продолжали требовать безусловной капитуляции бу¬ ров и аннексии республик: в марте 1900 г. Р. Солсбери кате¬ горически отверг предложение П. Крюгера и М. Штейна о заключении мира на основе признания Англией независимо־, сти республик [53, т. 80, стр. 700—702]. По той же причине; не увенчались успехом переговоры Луиса Боты с Г. Китчене־, ром о заключении мира, состоявшиеся в феврале — марте. 1901 г. в Мидделбурге. Проявленное бурскими партизанами упорство в войне, против английских захватчиков побудило английских импе¬ риалистов искать путей для сговора с лидерами буров. Но: непременным условием сговора по-прежнему оставалось при¬ знание бурами аннексии Англией республик. Эдуард VII и Р. Солсбери сочли теперь необходимым пообещать бурам, ввести самоуправление в бывших бурских республиках и уравнять буров в правах с проживавшими там англичанами [53, т. 89, стр. 27]. По мнению Г. Китченера, английскому правительству следовало уже тогда гарантировать бурам денежную компенсацию за реквизированное у них во время войны продовольствие, субсидию для восстановления раз¬ громленных ферм, амнистию сражавшимся против англичан бурам [114, т. 4, стр. 31—32, 56]. В начале 1902 г. многие партизаны тоже стали склоняться к мысли о сговоре с английскими захватчиками. К этому вре¬ мени дальнейшая вооруженная борьба буров была уже бес¬ перспективной. Английские войска разграбили и сожгли мно¬ жество бурских ферм, захватили почти весь принадлежавший бурам скот, а также запасы продовольствия. Сражавшиеся буры были обречены на голод, а загнанные в концентраци¬ онные лагеря бурские женщины и дети — на вымирание. Тя¬ жесть положения бурских партизан усугублялась тем, что на них нападали и их истребляли ненавидевшие бурских ко^ лонизаторов африканцы. Возможность дальнейшего сопро¬ тивления буров английским захватчикам была исчерпана. 9 апреля 1902 г. виднейшие военные и политические дея¬ тели бурских республик собрались в Клерксдорпе на сове¬ щание по вопросу о целесообразности заключения мира и; о его условиях. В совещании приняли участие представлявшие Южно-Африканскую Республику вице-президент Схалк- Бюргер, генералы Луис Бота, Дж. X. Деларей, государст¬
венный секретарь Ф. В. Рейтц, государственный прокурор Л. Якобс, а также Л. Мейер и Я. Крог; Оранжевую Респуб¬ лику представляли президент М. Штейн, государственный секретарь В. Бребнер, судья Я. Герцог, генералы X. Девет И К. Оливер. На совещании было принято решение начать пе¬ реговоры с лордом Г. Китченером о заключении мира. Участ¬ ники совещания постановили, что условия мира должны пре¬ дусматривать признание Англией независимости бурских рес¬ публик, заключение между ними и Англией вечного союза, а также соглашений о таможнях, почте, телеграфе и железно¬ дорожном транспорте. Они соглашались на «установление равных прав в народном образовании для английского и гол¬ ландского языков» и требовали, чтобы в будущем все англо¬ бурские разногласия передавались на рассмотрение суда״ создаваемого заинтересованными сторонами на равных пра¬ вах. Они требовали, чтобы мирный договор предусматривал• также амнистию всех буров, участвовавших в войне против- Англии. После совещания в Клерксдорпе представители бурских: республик направились в Преторию для встречи с Г. Китче¬ нером. Она состоялась 12 апреля 1902 г. Г. Китченер отверг предложенные представителями буров условия мира, так как английское правительство отдало ему распоряжение «не об¬ суждать предложений, не признающих аннексию бурских рес¬ публик Англией» [114, т. 4, стр. 57]. Но бурские представите¬ ли заявили, что они не имеют права решать вопрос о ликви¬ дации этих республик и что решение его зависит от воли: бурского народа. Они попросили перемирия для обсуждения этого вопроса на сходках сражавшихся буров. Они пытались• также выяснить, какие права предоставила бы Англия бурам в случае признания ими аннексии республик. Требуя от бу¬ ров максимальных уступок, Д. Чемберлен 16 апреля 1902 г.. телеграфировал А. Милнеру: «В дальнейших переговорах с: бурскими лидерами вы должны стремиться как можно доль¬ ше не раскрывать своих карт и не давать им абсолютно ни¬ каких обещаний... Дата предоставления им самоуправления: не■ может быть точно определена» [114, т. 4, стр. 58—59]. 18 апреля 1902 г. генералы X. Девет, Луис Бота й: Дж. X. Деларей покинули Преторию и, разъехавшись по раз¬ личным округам, приступили к проведению собраний парти¬ занских отрядов для выяснения отношения сражавшихся буров• к требованию Англии о признании ими аннексии бурских рес¬ публик. На проведенных собраниях было решено настаивать־ на признании Англией независимости бурских республик и бы¬ ли избраны уполномоченные для проведения переговоров о за¬ ключении мира [87, стр. 377—379]. В середине мая 1902 г. на совещании бурских уполномоченных в Ференигййге было при¬ нято решение приступить к переговорам о заключении мира: 67 5*
Выступая за прекращение вооруженной борьбы, вице-пре■? зидент Схальк-Бюргер, генералы Л. Бота, Я. X. Смэтс и Дж. X. Деларей утверждали, что продолжение ее было бы бесперспективным, так как у буров теперь не было надежд на всеобщее восстание африканеров Капской колонии и Ната- ля и на помощь великих держав. За продолжение войны вы¬ ступал лишь генерал X. Девет [114, т. 4, стр. 60]. Участники совещания направили генералов Луиса Боту, X. Девета, Я. X. Смэтса, Дж. X. Деларея и судью Я. Герцога в Прето¬ рию для дальнейших переговоров с Г. Китченером о заклю¬ чении мира. Во время переговоров в Претории бурские представители, отказавшись от требования полной независимости, соглаша-. лись на сохранение контроля со стороны Англии над внеш¬ ней политикой обеих республик и на предоставление само¬ управления району Витватерсранда. Однако они добивались амнистии для всех сражавшихся буров, а также восставших против английского господства африканеров. Категорически настаивая на признании бурами аннексии республик Англией, Г. Китченер счел целесообразным согласиться на удовлетво¬ рение некоторых требований буров. Большинство членов английского правительства разделяло ту же точку зрения, что и Г. Китченер; А. Милнер же продолжал настаивать на безусловной капитуляции буров. 27 мая 1902 г. Д. Чемберлен телеграфировал в Преторию условия мира. Они предусматривали: признание бурами ан¬ нексии Англией территории Южно-Африканской Республики и Оранжевой Республики, предоставление Англией !бурам субсидии в размере 3 млн. ф. ст. для восстановления разру¬ шенных ферм, разрешение применения языка африкаанс в школах и судах, учреждение административных органов в ка¬ честве первого шага по пути введения самоуправления, лише¬ ние избирательных прав африканеров, участвовавших в анти- английском восстании. 28 мая эти условия были сообщены бурским представи¬ телям, которые доставили их в Ференигинг на рассмотрение совещания уполномоченных. Луис Бота и Дж. X. Деларей !выступили за заключение мира на предложенных английским правительством условиях; за принятие их проголосовало подавляющее большинство участников совещания. Присут¬ ствовавший в Ференигинге М. Штейн сложил с себя полномо¬ чия президента Оранжевой Республики. 31 мая 1902 г. в Пре¬ тории был подписан мирный договор. Огромное превосходство английских вооруженных сил в Южной. Африке в живой силе и в технике, отказ большинства буров от участия в партизанской войне и большинства афри¬ канеров от участия в антианглийском восстании, фактический отказ держав от помощи бурским республикам предрешили 68
их военное поражение. Столетняя ожесточенная борьба анг¬ лийских и бурских колонизаторов за господство в Южной Африке привела к победе империалистической Англии, рас¬ полагавшей ресурсами огромной колониальной империи. Же¬ лая приблизить победу, английское правительство и командо¬ вание использовали в войне против буров не только мощные вооруженные силы, но и зверские способы ведения войны. Англия «ведет войну с максимальной жестокостью и мини¬ мальной гуманностью»,— справедливо отмечал в английском парламенте депутат Стречи [53, т. 98, стр. 749]. По мнению X. Девета, «способы ведения войны Англией в Южной Афри¬ ке были ужасными, противоречащими всем принципам циви¬ лизации» [87, стр. 72]. Нарушая подписанные Англией международные договоры о правилах ведения войны — С.-Петербургскую конвенцию от 1868 г. и Гаагскую декларацию от 1899 г., запрещавшие при¬ менение разрывных пуль, английское правительство и коман¬ дование снабжали действовавшие в Южной Африке британ¬ ские войска разрывными пулями дум-дум. Британские войска использовали их в сражениях при Гленко, Эландслаагте, Ни¬ кол сонс-Неке. Демократические силы Англии решительно осуждали при¬ менение британскими войсками пуль дум-дум. О применении англичанами этих пуль с возмущением писала пресса многих стран. Гневные голоса протеста против применения англича¬ нами пуль дум-дум звучали на многочисленных враждебных Англии митингах во Франции, Бельгии, Голландии, Герма¬ нии, США и >в других странах [144, стр. 47—48; 20, д. 74, приложение «Le Petit Bleu» 22.XI.1899]. Не отвергая факта использования английскими войсками этих пуль, правящие круги Англии пытались утверждать, что' применение их не являлось нарушением С.-Петербургской конвенции, посколь¬ ку Южно-Африканская Республика не участвовала в ее под¬ писании [53, т. 80, стр. 22—23}. Несмотря на широкое осуждение применения английской армией разрывных пуль, правительство Р. Солсбери не за¬ претило их использования. Оно ограничилось тем, что в ноте от 13 января 1900 г. объявило о своем решении прекратить производство разрывных пуль [20, д. 74, Приложение]. Антигуманным способом ведения войны Англией была также «политика опустошения». Английское правительство и командование приступили к ее проведению в середине 1900 г. в связи с тем, что после занятия английскими войсками Пре¬ тории тысячи буров не сложили оружия и развернули парти¬ занскую войну. «Политика опустошения» выразилась в мас¬ совом сожжении и в конфискации британскими войсками и военными властями принадлежавших сражавшимся бурам ферм и другого имущества [53, т. 89, стр. 90]. Она была «рас¬ 69
считана на то, чтобы сделать дальнейшее сопротивление бу¬ ров невозможным» [53, т. 104, стр. 403]. Переход к этому способу. ведения войны был осуществлен войсками лорда Метуэна, которые по приказу лорда Ф. Ро¬ бертса стали сжигать бурские фермы, расположенные на де־> сятикилометровой полосе вдоль железных дорог и используе¬ мые бурскими партизанами в качестве опорных пунктов для борьбы против английских войск [53, т. 89, стр. 192, 260—261]. Тем самым английский главнокомандующий фактически санк¬ ционировал полнейший произвол английских захватчиков в бурских республиках. X. Девет отмечал, что приказ Ф. Робертса «был приведен в исполнение не только на указанном расстоянии, но и по всей стране. Дома сжигались до основания или взрывались, динамитом... Мебель, всевозможные домашние вещи, а также семена и корм — все предавалось пламени, а скот — овцы* быки и лошади —уводился... Опустошение росло с каждым днем, принимая все более и более отвратительные разме¬ ры...» [87, стр. 258—259]. Во второй половине 1900 г. английские войска сожгли: множество бурских ферм, в частности, в дистриктах Яггер- сфонтейн и Потчефстром. Города Ботавилл и Винтерсбург были сожжены войсками, которыми руководил генерал Хан¬ тер; бурские жилища, расположенные вблизи этих городов, также были преданы огню [53, т. 89, стр. 404]. По сведениям,, сообщенным в парламенте Д. Чемберленом, английские вой¬ ска к началу 1901 г. разгромили и сожгли 634 фермы [53* т. 104, стр. 576]. Выступая в марте 1902 г., Д. Чемберлен го¬ ворил уже о «тысячах сожженных ферм» [53, т. 104, стр. 434— 435]. Английские завоеватели сожгли, в частности, дом, в ко¬ тором жили жена, дети и родственники бурского коммандан- та Д. Герцога. Захватив членов его семьи, англичане отпра¬ вили их в лагерь для военнопленных, расположенный близ- Порт-Элизабет, где восьмилетний мальчик Джеймс Герцог умер от воспаления легких. Извещение о его смерти гласило: «В Порт-Элизабет умер военнопленный. Д. Герцог в возрасте 8 лет» [53, т. 89, стр. 1240]. Один из участников разгрома бурских ферм — лейтенант канадской артиллерийской части Моррисон — оставил сле¬ дующее описание сожжения ферм английскими захватчиками: «По пути следования мы предали сожжению территорию на 6 миль вокруг, разгромили деревню Вилпорт и цветущий город Даллстром. Наш отряд оставил позади себя огонь и дым, которые можно было наблюдать из Белфаста... Я видел, как из домов выбегали женщины и дети, как из окон выбрасыва¬ ли их одежду. Кавалеристы быстро удалились, а несчастные женщины и дети, крайне перепуганные нашим внезапным налетом, продолжали стоять во дворах или садах, беспомощ¬ 70
но наблюдая, как их дома исчезают в огне и в дыму» |53, т. 89, стр. 193]. Английские войска истребляли бурские посевы и отнима¬ ли у буров скот, обрекая их на голод. В тех случаях, когда английские войска не имели возможности угнать скот с со¬ бой, они истребляли его [37, вып. 20, 1903, стр. 90—91]. «Анг¬ личане бесцельно распоряжались нашим имуществом... уби¬ вали скот, разоряли жилища»,— писал X. Девет [87, стр. 6]. Г. Китченер, сменивший в начале 1900 г. Ф. Робертса на по¬ сту главнокомандующего английскими войсками в Южной Африке, с чрезвычайной энергией проводил политику опусто¬ шения; В ноябре 1901 г. А. Милнер сообщил Д. Чемберлену о том, что Г. Китченер достиг больших успехов в борьбе про¬ тив партизан, добился значительного сокращения их числен¬ ности, опустошил многие дистрикты, лишив буров возможно¬ сти получать продовольствие и военное снаряжение [114, т. 4, стр. 44—45]. «Политика опустошения» угрожала бурам полным разо¬ рением и ликвидацией экономической основы их господства в этих республиках. Она была направлена не только против сражавшихся буров, но также против мирного бурского на¬ селения— женщин, детей, стариков. Этот способ ведения вой¬ ны означал нарушение английским правительством и коман¬ дованием очень важного принципа международного права, согласно которому война должна вестись только против во¬ оруженных сил, но не против мирного населения противника. Грубым нарушением этого принципа явилось также соз¬ дание в 1900 г. английским командованием в Южной Африке концентрационных лагерей для женщин, детей, стариков — членов семей сражавшихся буров. Создавая эти лагеря, анг¬ лийское командование хотело предотвратить оказание мир¬ ным бурским населением помощи партизанам, а также ис¬ пользовать заключенных в качестве заложников и тем самым заставить партизан прекратить дальнейшее сопротивление [53, т. 104, стр. 420, 436]. Г. Китченер в конце 1900 г. сообщил генералу Л. Боте, что английское командование откажется от организации кон¬ центрационных лагерей только в том случае, если партизаны не будут привлекать мирное население к соучастию в войне. Но Л. Бота не пошел на такое соглашение [53, т. 104, стр. 436]. Правящие круги Англии в дальнейшем использовали этот отказ для необоснованных обвинений Л. Боты в том, что он был повинен в создании в Южной Африке концентрационных лагерей [53, т. 104, стр. 436]. К апрелю 1901 г. концентрационные лагеря уже сущест¬ вовали в Барбертоне, Хейделбурге, Иоганнесбурге, Клерк- сдорпе, Мидделбурге, Почефстроме, Стандертоне, Ферени- гинге, Фолксрюсе, Мафекинге, Айрине [53, т. 92, стр. 895— 71
896]. К концу 1901 г. в этих лагерях находилось около 150 тыс. человек [53, т. 104, стр. 368]. По данным Уокера, в конце вой¬ ны в них были заключены около 110 тыс. буров и около 100 тыс. африканцев [266, стр. 505]. Условия жизни в концентрационных лагерях были ужас¬ ными: лагеря ■были до крайности перенаселены, их обита* тели не имели ни элементарных бытовых удобств, ни доброка¬ чественной воды и пищи, ни необходимой одежды, ни меди¬ цинской помощи. Об этом свидетельствовали посетившие этн; лагеря английские врачи Кендэл Фрэнк, Пратт Юл, Тернер т многие другие очевидцы. В гейдельбургском концентрацион¬ ном лагере положение заключенных «было достойно чрезвы^; чайной жалости... У них не было даже матрацев и одеял» [53, т. 104, стр. 405]. .1 Англичане обращались с обитателями всех концентр а ци-| онных лагерей, как с осужденными. Им запрещалось поки-| дать территорию лагеря. !Некоторые лагеря !были огорожены! колючей проволокой [53, т. 104, стр. 406—408]. Узников за-] частую подвергали наказаниям. Наиболее распространенной! мерой наказания «провинившихся» был перевод их на поло¬ вину и без того крайне скудного рациона. Этому наказанию־] подвергали не только «провинившихся» взрослых, но и их] детей [53, т. 104, стр. 406—408]. В концентрационных лагерях:] свирепствовали тиф, пневмония, горловые и другие болезни..^ Смертность была огромной: в течение одного года — с января ; 1901 г. по январь 1902 г.— скончалось 2484 взрослых и 14 284 ребенка [64, стр. 28, 402]. В ноябре 1901 г. в лагере־ Мафекинг из 4 тыс. узников были больны около 2 тыс. чело¬ век. В октябре и ноябре 1901 г. в этом лагере скончались около 500 человек [87, стр. 414—417, 486]. В апреле 1901 г. в Иоганнесбургском лагере умерло 68% находившихся там детей в возрасте до 8 лет. В апреле, мае и июне 1901 г. в ла¬ гере Айрин умерли 1139 детей моложе восьми лет [26, оп. 929,. д. 10, лл. 187—188]. Вдова генерала П. Жубера, посетившая в ноябре 1901 г. лагерь Айрин, писала: «Я убедилась, что бед¬ ствия там действительно безгранично велики... Люди мрут с голоду, чахнут от горя и истощения...» [37, вып. 20, 1903, стр. 138—139]. По мере создания концентрационных лагерей в Англию стали поступать сведения об отчаянном положении загнанно¬ го в них мирного бурского населения. Однако английское правительство не приняло необходимых срочных мер для улучшения положения узников. Оно ограничилось лишь об¬ разованием по назначению военного министра «Дамского ко¬ митета» для обследования условий их жизни. В состав этого־ комитета вошли шесть человек во главе с г-жой Фоусетт. На образование комитета ушел целый месяц, в течение которого в лагерях умерли 576 детей. Поездка членов комитета из; 72
Лондона в Южную Африку заняла еще один месяц, в течение которого погибло еще 1545 детей [53, т. 104, стр. 430]. При¬ быв в Южную Африку, члены комитета посетили 33 лагеря; они беседовали с обитавшими там узниками и выявляли их неотложные нужды [53, т. 104, стр. 421—422]. Однако дея¬ тельность «Дамского комитета» была неэффективной. Она не привела к существенному улучшению жизни в лагерях. В ответ на жалобы узников на крайне тяжелые условия их жизни английские власти обычно обещали немедленно осво¬ бодить заключенных, если они сумеют «склонить своих му¬ жей, сыновей, братьев и прочих родственников к прекраще¬ нию военных действий» [26, 1895, д. 1, л. 138]. В связи с отчаянным положением узников в концентра¬ ционных лагерях в Претории был создан женский бурский комитет. Он обратился к находившемуся в Претории консуль¬ скому корпусу с жалобой на тяжелые условия жизни уз¬ ников и с просьбой о вмешательстве консулов в их защиту. Эта жалоба была доведена консулами до сведения главно¬ командующего лорда Г. Китченера; однако английские воен¬ ные власти не приняли никаких мер, улучшающих положе¬ ние узников. Это побудило женский бурский комитет повто¬ рить свою жалобу. В ответ на это в Претории, по решению консульского корпуса, была создана комиссия в составе французского, германского, португальского и австро-венгер¬ ского представителей для расследования положения заклю¬ ченных в лагерях. Выполнив эту работу, комиссия в середи¬ не 1901 г. представила консульскому корпусу отчет, свиде¬ тельствовавший о тяжелом положении узников [26, 1895, д. 1, л. 138]. Но и консульская комиссия не добилась улучшения условий их жизни, ибо правительства держав уклонились от вмешательства в этот вопрос. «Политика опустошения» и создание концентрационных лагерей вызвали решительное осуждение в Англии со сторо¬ ны Социал-демократической федерации, Независимой рабо¬ чей партии, прогрессивных тред-юнионистских деятелей, ир¬ ландских социалистов, ирландских буржуазных национали¬ стов [53, т. 89, стр. 1145—1155]. Левые либералы также сна¬ чала выступили с осуждением жестоких способов ведения войны Англией. Однако в дальнейшем они отказались от осуждения «политики опустошения» и ограничились лишь требованием о безотлагательном улучшении условий жизни буров, заключенных в концентрационных лагерях [53, т. 104, стр. 402—412, 426—430]. Жестокие способы ведения войны Англией вызвали массовое осуждение в европейских странах. Английские правящие круги тщетно стремились доказать необходимость «политики опустошения» и создания концен¬ трационных лагерей. Так, например, Д. Чемберлен и Д. Бродрик утверждали, будто сожжение бурских ферм 73
было неизбежной мерой в борьбе против бурских партизан [53, т. 89, стр. 1269—1273]. К тому же Д. Бродрик фарисейски заявлял, что заключение бурских женщин и детей в концен¬ трационные лагеря было выражением заботы о них со сто* роны Англии [53, т. 95, стр. 592]. Д. Чемберлен пытался уве¬ рить всех в том, что цель создания концентрационных лаге* рей — это защита бурских женщин, детей и стариков от насилий со стороны африканцев [53, т. 104, стр. 434—435]. Уинстон Черчилль, выступая в палате общин 18 февраля 1901 г., полностью пренебрегая фактами, заявил, что англи¬ чане воюют в Южной Африке «необычайно гуманно и бла^ городно» [53, т. 89, стр. 408]. Следует отметить, что условия жизни в английских лаге¬ рях для военнопленных буров тоже были очень тяжелыми. К концу войны в этих лагерях находилось около 32 тыс. бу; ров [266, стр. 505]. Многие пленные были отправлены англи¬ чанами в лагеря, созданные в Индии, на Бермудских остро¬ вах, на о. Св. Елены. Среди пленных, отправленных на о. Св. Елены, находились, в частности, П. Кронье и руководи¬ тель немецких добровольцев — полковник А. Шиль. В лагере на о. Св. Елены не хватало палаток, постелей и пр.; многие пленные, среди которых были дети и старики,, жили под открытым небом [293, т. 4, 1900, № 12, стр. 377]. Военнопленные, находившиеся в расположенном близ Бомбея лагере Ахмед-Нагар, содержались под строжайшим контро¬ лем. Среди военнопленных, находившихся в лагере Ахмед- Нагар и на Бермудских островах, было много бурских детей и подростков в возрасте от 10 до 16 лет [53, т. 104, стр. 165]. ОРГАНИЗАЦИЯ АНГЛИЙСКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ПОСТАВОК В ДЕЙСТВУЮЩУЮ АРМИЮ Уже в начале войны командование английской действую¬ щей армии стало требовать от военного министерства при¬ сылки в Южную Африку крупных воинских контингентов, ве¬ теринарных врачей, артиллерийских орудий и другого воору¬ жения, а также лошадей, мулов % пр. Эти требования были вскоре удовлетворены. Но в организации английским прави¬ тельством поставок для действующей армии обнаружились существенные недостатки [26, 1895, д. 1, л. 106; 53, т. 104,. стр. 844]. Поставки вооружения для действующей английской ар¬ мии находились в ведении Армейского департамента воору¬ жений, возглавлявшегося полковником Бэйнбриджем. Ему были подчинены принадлежавшие государству заводы па производству орудий и лафетов и мастерская по производ¬ ству амуниции в Вулвиче, мелкие оружейные заводы в Эн¬ филд Локе и в Бирмингеме, фабрика по производству поро¬ 74
ха в Уотгэм Эбби, суконная фабрика в Пимлико. В связи с войной численность рабочих, занятых на этих предприятиях, возросла с 18 948 человек в 1899 г. до 25 360 человек в 1901 г.; стоимость продукции, выпускавшейся этими предприятиями, поднялась с 3159 тыс. ф. ст. в 1898/99 г. до 4853 тыс. ф. ст. в 1900/01 г. [115, т. 6, стр. 448—449]. Однако количество про¬ дукции, поставляемой этими предприятиями, было далеко не достаточным для удовлетворения потребностей действо¬ вавшей армии. Вследствие этого очень большие правительст¬ венные заказы на поставку вооружения, амуниции и других товаров были размещены в частных промышленных пред¬ приятиях. Большие поставки для действующей армии вы¬ полняли также служба ремонтирования и интендантская служба военного министерства. .О размерах поставок, осуществленных за время войны для действующей английской армии, можно отчасти су¬ дить по следующим данным: с октября 1899 г. по июнь 1902 г. Транспортный департамент адмиралтейства, руководимый контр-адмиралом Э. Чичестером, доставил в Южную Африку 93 500 палаток, 1 246 600 одеял, 1997 тыс. пар׳ бутсов, 339 323 лошади, 103 тыс. мулов, 76 100 седел, 3772 тыс. под¬ ков, более одного миллиона тонн продовольствия, фуража и т. д. [115, т. 6, стр. 292—293', 448—452]. В октябре 1899 г. в распоряжении английских войск в Южной Африке было только 15 тыс. лошадей. Уход за ними был организован плохо. В действующей армии не хватало ветеринарных врачей; каждый из служивших там ветерина¬ ров должен был обслуживать 1200 верховых животных. Па-, деж лошадей и мулов от голода и эпизоотии был весьма значительным [53, т. 94, стр. 1271—1273]. 24 февраля 1900 г. главнокомандующий лорд Ф. Робертс телеграфировал из Паардеберга правительству в Лондон: «Пожалуйста, организуйте быстро доставку лошадей в боль¬ шом количестве для артиллерии, кавалерии и конных стрел¬ ков. Без них я ничего не смогу сделать в этой стране». 9 мар¬ та 1900 г. он повторил свою просьбу в телеграмме, отправ¬ ленной из Поплар Гроув [53, т. 104, стр. 848]. В годы войны английские власти купили для действую¬ щей армии много лошадей и других верховых животных. В Южной Африке было приобретено более 120 тыс. лошадей. Но еще больше их было куплено в Канаде, США, Австра¬ лии, Индии, в Австро-Венгрии, Аргентине и других странах. С 1 января 1898 г. до начала марта 1902 г. в Южную Африку по контрактам, заключенным британским военным министер¬ ством и адмиралтейством, а также правительствами доминио¬ нов и властями колоний, было доставлено более 293 тыс. ло¬ шадей и около 97 Тыс. мулов [53, т. 104, стр. 152, 371]. С на¬ чала войны до конца 1901 г. на покупку лошадей для бри¬ 75
танских войск, находившихся в Южной Африке, служба ре¬ монтирования израсходовала 15 млн. ф. ст. [53, т. 103, стр. 1272—1273]. Вследствие упущений, имевших место по вине этой службы, руководимой генерал-майором Трумэном, значительная часть указанной выше огромной суммы была фактически расхищена. Многие правительственные агенты, поставлявшие лошадей, продовольствие и другое снабжение для действующей армии, занимались взяточничеством, во¬ ровством и спекуляцией: они за взятку покупали животных без учета их качеств по крайне высоким ценам. Такие пре¬ ступные сделки были совершены не только в Англии и в Ирландии, но также в США, Аргентине, Австралии, Австро- Венгрии, Испании и других странах. Так, например, англий¬ ский полковник Сен-Квинтин купил в Австро-Венгрии 3800 ло¬ шадей низкого качества по баснословной цене 29 ф. ст. за лошадь [53, т. 103, стр. 846—848]. За доставку этих лошадей из Фиуме в Южную Африку была взята непомерно высокая плата в размере 26 ф. ст. 3 шилл. 4 пенса за каждую лошадь [53, т. 103, стр. 851]. Майор британской армии Петерс был повинен в злоупотреблениях, допущенных им при закупке, лошадей в Аргентине. Несмотря на то что доставка верховых животных в Южную Африку стоила дорого, она зачастую■ была скверно организована: животных плохо кормили, от¬ сутствовал необходимый ветеринарный надзор. Многие из доставленных в Южную Африку животных были непригодны для использования, значительная часть их пала. Огромные барыши наживали такжё поставщики мяса. Особенно наживалась на снабжении мясом британских войск «Южно-Африканская и австралийская холодильная К°». Она покупала мясо по цене 3 пенса за 1 фунт, расходовала около 2 пенсов на доставку его войскам и продавала по 11 пенсов за 1 фунт, получая прибыль в размере 6 пенсов с каждого фунта мяса [53, т. 103, стр. 559—560]. Покупая в Сиднее го¬ вядину по 2,75 пенса за фунт и баранину по 1,75 пенса за фунт, подрядчик мистер Биргль поставлял их в действовав¬ шую армию по цене 5,5 пенса, 7 пенсов и 11 пенсов за фуйт. [53, т. 103, стр. 846—849]. Большие хищения были допущены при поставках для действующей армии вина и спирта, на покупку которых правительство израсходовало около■ 1 млн. ф. ст. Скверная работа службы ремонтирования и интендант¬ ской службы военного министерства, вопиющие хищения и спекуляция, процветавшие при поставках в действующую армию верховых животных, продовольствия и предметов пер¬ вой необходимости, явились неиссякаемым источником напа¬ док в парламенте со стороны оппозиции и многих консерва¬ торов на правительство Р. Солсбери, в особенности на Г. Лен- сдауна, занимавшего до октября 1900 г. пост военного 76
министра, и на •сменившего его Д. Бродрика. Из множества речей, произнесенных в парламенте по этому вопросу, остано¬ вимся на двух наиболее ярких. Выступая в палате лордов 20 февраля 1902 г., лорд Кар¬ рингтон потребовал расследования вопроса о заключении правительством Р. Солсбери контрактов на поставку для: британских войск в Южной Африке мяса, одежды, вина, ме¬ дикаментов, лошадей, фуража и т. п. С резкой критикой дея¬ тельности службы ремонтирования и интендантской службы выступил также лорд Твидмаут. Он потребовал создания обеими палатами парламента объединенной комиссии для расследования всех заключенных с начала войны военным министерством сделок и контрактов о поставках для находив¬ шихся в Южной Африке британских войск. Опасаясь позорных для ׳ правительства разоблачений, премьер Р. Солсбери решительно выступил против требова¬ ния об образовании такой комиссии. Он заявил, будто рас¬ следование «дезорганизовало бы работу общественных уч¬ реждений и парализовало бы военные действия» [53, т. 103,. стр. 886]. С целью замять скандальные факты он предложил расследовать злоупотребления, допущенные агентами служ¬ бы ремонтирования и интендантской службы, после оконча¬ ния войны [53, т. 103, стр. 886]. Защищая правительство и: оправдывая свою собственную деятельность, Г. Ленсдаун за¬ явил, что не следует уделять внимания вопросу о том, сколь велика прибыль, получаемая поставщиками для действующей британской армии, а надо выяснить, была ли каждая из за¬ ключенных правительством с поставщиками сделок наилуч¬ шей из всех возможных [53, т. 103, стр. 564—569]. Ясно, что׳ попытка выяснить это была бы нереальной. Д. Бродрик также старался не допустить создания парла¬ ментской комиссии для расследования многочисленных зло¬ употреблений, допущенных службой ремонтирования и ин¬ тендантской службой [53, т. 105, стр. 10—И]. Выступая в палате общин 4 марта 1902 г., Д. Бродрик отметил, что вой¬ на в Южной Африке потребовала от Англии очень больших усилий, вследствие чего «имели место поспешные покупки... по слишком высоким ценам»; желая оправдать эти злоупо¬ требления военного министерства, Д. Бродрик выразил уве¬ ренность в том, что «палата общин возражала бы, если бы,; вследствие высоких цен, необходимое снабжение не было бы доставлено туда, где в нем была нужда» [53, т. 104, стр. 370].. Подавляющее большинство членов палаты лордов под¬ держало правительство в его стремлении замять вопрос о вопиющих недостатках в работе службы ремонтирования и интендантской службы. 24 февраля 1902 г. палата лордов- 88 голосами против 25 отвергла предложение лорда Твид- маута об образовании парламентской комиссии для рассле¬ 77
дования всех контрактов и закупок военного министерства .для снабжения британских войск в Южной Африке во время войны [53, т. 103, стр. 885—888]. Желая положить конец об¬ суждению в парламенте позорящих правительство фактов взяточничества, воровства, спекуляции и других злоупотреб¬ лений при поставках для действующей армии, лорд-канцлер граф Холсбери обвинил всех лордов, выступивших с разобла¬ чениями, в отсутствии патриотизма, в «стремлении дискреди¬ тировать правительство и убедить буров в том, что в Англии есть большая партия, которая хочет им помочь» [53, т. 105, стр. 144—147]. Холсбери утверждал, будто критика деятель¬ ности правительства со стороны членов оппозиции содейству¬ ет продлению войны, скорейшего окончания которой добива¬ лось правительство [53, т. 105, стр. 144—147]. Итак, пытаясь предотвратить дальнейшее падение своего престижа, прави¬ тельство Р. Солсбери не допустило расследования парламен¬ том фактов хищения и спекуляции, свидетельствовавших о ;коррупции органов государственного управления. ОТНОШЕНИЕ АФРИКАНЦЕВ И АФРИКАНЕРОВ К АНГЛО-БУРСКОЙ ВОЙНЕ Вопрос об отношении коренного населения Южной Афри¬ ки к англо-бурской войне 1899—1902 гг. почти не исследован. Буржуазные ученые, игнорируя историю африканских наро¬ дов, не уделили ему внимания. Господство расистского ре¬ жима в Южно-Африканской Республике препятствует изуче¬ нию истории этих народов, в частности интересующего нас вопроса, прогрессивными представителями немногочисленной ״африканской интеллигенции. Мы, к сожалению, располагаем скудными источниками для его изучения. Некоторые сведе¬ ния об отношении коренного населения Южной Африки к войне содержатся в прессе тех лет, в парламентских речах .английских политических деятелей, в мемуарной литературе и в книге «Банту в прошлом и в настоящем», автор которой С. М. Молема происходил из племени баролонгов [226]. От-, метим, что сообщаемый С. М. Молемой фактический матери¬ ал является несколько односторонним, так как С. М. Молема умолчал о враждебном отношении подавляющего большинст¬ ва африканцев к английским и бурским колонизаторам и не¬ обоснованно утверждал, что коренное население Южной Аф¬ рики всегда было преисполнено дружелюбием по отношению к англичанам и самоотверженно помогало им в войне за за¬ трат бурских республик [226, стр. 291]. Имеющиеся в нашем распоряжении сведения опровергают это мнение. Перейдем ж их рассмотрению. Накануне войны Д. Чемберлен высказывал опасение, что африканцы Капской колонии и Наталя воспользуются оже¬ 78
сточенной борьбой между англичанами и бурами и восстанут против английского господства [53, т. 75, стр. 703]. Власти Капской колонии тоже боялись массового восстания африкан¬ цев в случае возникновения войны. Англо-бурская война тя¬ жело отразилась на положении африканского населения бур¬ ских республик: многие краали были разрушены; в резуль¬ тате разгрома англичанами бурских ферм и резкого сокра¬ щения добычи золота множество африканских батраков и рабочих осталось без работы. Они были обречены на голод и нищету. Если к началу войны на приисках Витватерсранда трудились около 100 тыс. африканцев, то к ее окончанию — только около 30 тыс. африканцев. Их и без того низкая зара¬ ботная плата была уменьшена почти на 1/з [114, т. 4, стр. 330], Во время войны правительство Р. Солсбери не оказало никакой помощи африканскому населению бурских респуб¬ лик, пострадавшему от военных действий. Д. Чемберлен ци¬ нично заявил в парламенте, что правительство «не располага¬ ло информацией, указывающей на необходимость принятия специальных мер для оказания помощи туземцам» [53, т. 95, стр. 260]. Резкое ухудшение положения коренного населения Южной Африки во время войны усиливало угрозу его выступления против колонизаторов. Отмечая враждебное отношение по¬ давляющего большинства африканцев к бурам и англича¬ нам, Г. Тил писал: «Туземные племена... численностью пре¬ восходящие европейцев в пропорции 6:1, с удовлетворением: смотрят на смертельную вражду между англичанами и бу¬ рами... Туземцы не любят ни англичан, ни буров...» [261, стр. 444]. В. Дж. Лейдс тоже подчеркивал враждебное отно¬ шение африканцев к европейским колонизаторам [200, стр. 113]. По мнению Э. Галеви, африканцы «таили в себе глухую вражду к белым того и другого лагеря» [83, стр. 81]. Г. Гайндман утверждал, что африканцы «были бы рады, если■ бы в результате этой войны исчезли и буры и англичане»- [291, 20.VII.1901]. Английские колонизаторы, с полным на то основанием, считали, что в случае антианглийского восстания африканцев Капской колонии и Наталя и массового участия африканцев на стороне буров победа Англии в этой войне практически была бы невозможной [291, 11.VIII.1900]. 0,ни •опасались, что буры будут подстрекать африканцев Капской колонии и На¬ таля к восстанию против английского господства и привле¬ кать африканцев бурских республик к участию в войне про¬ тив Англии. В свою очередь, буры боялись, что англичане поднимут на борьбу и привлекут к участию в войне против [5уров африканское население Южно-Африканской и Оран¬ жевой республик. В этом случае сопротивление буров анг¬ лийским агрессорам было бы сломлено в кратчайший срок. 79•
Вместе с тем английских и бурских колонизаторов страшила возможность роста освободительной борьбы африканцев против колониализма. Они опасались, что если африканцы получат оружие, то используют его для борьбы за освобож¬ дение от колониального гнета «белых». Эти соображения за¬ ставили английских и бурских колонизаторов в основном воз¬ держаться от вооружения африканцев и от широкого привле¬ чения их к участию в военных действиях. Правительство Р. Солсбери дало соответствующее указа¬ ние английскому командованию. «Тем самым мы, без сомне¬ ния, очень многим пожертвовали,— утверждал по этому по¬ воду Д. Чемберлен.— Если бы мы захотели, мы имели бы по 20 тыс. басутских всадников на флангах буров, а также крупные вооруженные отряды африканцев в Капской коло¬ нии или в любом другом месте. Но мы обдуманно отказались ют преимущества, которое мы могли бы таким образом немед¬ ленно получить... Мы не сомневаемся в том, что туземцы могли бы быть с успехом использованы в качестве солдат на поле боя в войне против буров; но, учитывая сложившуюся в Южной Африке обстановку, мы сочли нецелесообразным привлекать африканцев к участию в военных действиях» [53, т. 98, стр. 1123—1124]. А. Бальфур тоже отмечал, что прави¬ тельство Р. Солсбери с начала войны решило не вооружать н не привлекать к участию в ней африканцев. «С общего мол¬ чаливого согласия было решено, что война будет вестись между двумя заинтересованными европейскими нациями»,— заявил он [53, т. 79, стр. 57]. «Мы тщательно соблюдали свое решение не привлекать туземцев к активному участию в во¬ енных действиях»,—утверждал военный министр Д. Брод¬ рик [53, т. 104, стр. 811]. Однако огромные трудности, с кото¬ рыми английские и бурские колонизаторы столкнулись в этой войне, побудили их в ряде случаев отступить от этого намерения. Жедая сократить потери Англии в живой силе и прибли¬ зить победу над бурскими республиками, английское коман¬ дование все же вооружило несколько тысяч африканцев и привлекло их к участию в войне. При этом Д. Чемберлен и Д. Бродрик заявили, будто, вооружая африканцев, англичане тем самым выражали заботу о них, помогая им •защищаться от буров. Сообщив в палате общин, что английские военные власти в Южной Африке, с санкции правительства, вооружи¬ ли часть басуто «для самозащиты их от буров», Д. Чембер¬ лен сказал: «Я думаю, что от нас не будут требовать, чтобы мы рекомендовали басуто не защищаться, если буры напа¬ дут на них и сожгут их селения» [53, т. 98, стр. 1125]. Касаясь вопроса о вооружении английским командованием части аф¬ риканского населения, Д. Бродрик сказал: «Хорошо извест¬ но, что трудности, с которыми столкнулся лорд Г. Китченер, S0
пытаясь не привлекать туземцев к участию в войне, оказа¬ лись огромными вследствие того, что туземцы неоднократно подвергались нападению со стороны буров, и очень трудно было не допустить, чтобы туземцы не мстили тем, кто на них нападал» [53, т. 104, стр. 827]. Английское военное командование использовало африкан¬ цев, хорошо знавших местные условия, в качестве разведчи¬ ков, кучеров, проводников на гужевом транспорте, сторожей для охраны складов и железнодорожного пути [53, т. 98, стр. 1125]. Несколько тысяч вооруженных англичанами афри¬ канцев приняли участие в военных действиях, предпринятых англичанами для обороны Мафекинга во время осады его бурами. В конце 90-х годов на юго-западе Мафекинга проживало около 6 тыс. баролонгов. Желая возложить на них оборону этой части города, англичане создали вооруженные отряды баролонгов, возглавленные вождями Весселсом, Лекоко и их помощниками Сайласом Молемой и Полем Монтсиоа. Боевыми действиями этих отрядов руководил штаб генерала Бэйдн-Поуэлла. Английское командование использовало баролонгов также в качестве связистов, которые поддержи¬ вали связь с находившимися к северу от Мафекинга англий¬ скими войсками во главе с генералом Пламером и сообщали англичанам сведения о расположении бурских войск вокруг города [226, стр. 280—282]. Вооруженные отряды баролонгов отбивали атаки буров. Так, например, предпринятая бурами 25 октября 1899 г. попытка форсировать дорогу, ведущую в юго-западную часть Мафекинга, была отбита баролонгами, которые были допу¬ щены англичанами к артиллерийским орудиям. В другом бою—13 мая 1900 г.— баролонги разбили отряд буров чис¬ ленностью до 300 человек, вторгшийся в юго-западную часть Мафекинга. По данным С. М. Молемы, буры потеряли в этом бою 60, а баролонги—18 человек убитыми и ранеными; 108 буров были взяты баролонгами в плен. После снятия осады с Мафекинга лорд Ф. Робертс упол¬ номочил Ч. Парсонса и майора Хэнбери Трэсея поздравить баролонгов Мафекинга с победой, поблагодарить их за бое¬ вое сотрудничество с британскими войсками и вручить их вождям адрес. В этом адресе Ф. Робертс отметил лояльность баролонгов Мафекинга по отношению к Англии и поздравил их с «благополучным исходом мужественной защиты ими их жилищ и собственности от нашествия врага» [226, стр. 284]. По окончании войны английские колонизаторы хотели ис¬ пользовать участие баролонгов в обороне Мафекинга для того, чтобы и впредь заручиться их поддержкой. «Мы вместе воевали во имя общей цели,— заявил тогда глава граждан¬ ского мафекингского магистрата Бэлл,— мы достигли этой 81 6 И. А. Никитина
цели и отныне не можем не испытывать чувство товарище^ ства, которое ярко обнаружилось в только что миновавшие־ дни» {226, стр. 285]. Ту же мысль высказал Д. Чемберлен при посещении Мафекинга в начале 1903 г.: «Я счастлив,— зая¬ вил он,— что баролонги были лояльными по отношению к Англии и что они хорошо послужили ей в борьбе против ее: врагов. Они являются друзьями англичан...» [114, т. 4, стр. 343]. Английское командование использовало вооруженных им африканцев также в сражении под Дорденпортом. В этом сражении в результате действий африканцев, погибло нема¬ ло буров, в том числе член фолксраада Южно-Африканской Республики И. X. Барнард [95, стр. 288]. В начале 1901 г. име¬ ли место случаи, когда английские власти с разрешения. Г. Китченера вооружали в Натале зулусов племен динизулу и узибебу и подстрекали их нападать на буров [53, т. 94>. стр. 1023]. В мае 1900 г. побуждаемые англичанами африкан¬ цы пытались совершать набеги из Родезии на территорию* Южно-Африканской Республики. В августе того же года ш> подстрекательству англичан возникли волнения африкан¬ ских племен в окрестностях Коматипорта [36, стр. 133]. В целом, однако, число африканцев, с оружием в руках сра¬ жавшихся на стороне английских захватчиков, было сравни¬ тельно невелико и достигало лишь нескольких тысяч человек. [37, вып. 20, стр. 140]. Во время войны английскому командованию удалось под¬ купить некоторых африканцев и привлечь их к совершении* диверсий — порче железнодорожного пути, организации кру¬ шения поездов, взрыву мостов и т. п. Кроме того, английское командование и местные власти принуждали африканцев под руководством и надзором английских специалистов и офицеров сооружать укрепления, ремонтировать железные и шоссейные дороги, строить склады, бараки и пр. В одной: только Капской колонии на таких работах были использова¬ ны около семи тысяч африканцев [53, т. 104, стр. 803]. Усло¬ вия принудительного труда африканцев на объектах, имев¬ ших военное значение, были очень тяжелыми. Вследствие этого африканцы старались уклониться от выполнения при¬ нудительных работ. Привлечение английским командованием даже незначи¬ тельного числа африканцев к участию в войне за захват бур¬ ских республик вызвало широкое осуждение как в Англии,, так и за ее пределами. В Англии и консерваторы и либералы опасались, что, получив оружие, африканцы используют его> для борьбы против колониального гнета [53, т. 94, стр. 1023].. Английские революционные социал-демократы и ирландские социалисты, являясь противниками захвата бурских респуб¬ лик, в свою очередь осудили привлечение английским коман¬ 82
дованием африканцев к участию в этой войне [53, т. 79, стр. 468—469]. Эта мера английского командования встрево¬ жила и германских империалистов, увидевших в вооружении англичанами нескольких тысяч африканцев подрыв устоев колониализма. Выступая в рейхстаге 1 марта 1900 г., д-р Бок- кель осудил английское командование за то, что оно «в войне против белых, против народа европейского происхождения, каким являются буры, вооружают различные дикие племена огнестрельным оружием... Отныне коренное черное населе¬ ние, враждебно относящееся ко всем белым, будет склонно к худшему виду грабежа и кровопролития»,— заявил он [67, т. 5, стр. 4378]. По мнению немецкого расиста—империали¬ ста П. Рорбаха, привлечение английским командованием африканцев к войне против буров являлось весьма опасным актом, равноценным «самоубийству белой расы», ослабляю¬ щим господство белой расы в Южной Африке [241а, стр. 85]. Бурское командование также привлекло африканцев к участию в войне. Оно использовало их для фортификацион¬ ных работ, перевозки артиллерийских орудий, ухода за ло¬ шадьми, в разведке, в качестве боевой силы [53, т. 94, стр. 1455]. Известно, что отряды африканцев сражались на стороне буров во время осады Мафекинга и при Ваал-Крант- це [226, стр. 41—49, 282—283; 53, т. 94, стр. 1455]. Буры ис¬ пользовали вооруженных африканцев для несения стороже¬ вой службы во время осады Ледисмита и привлекли около пяти тысяч банту.к сооружению укреплений и рытью окопов вокруг Претории. Во время войны правительство Южно-Африканской Рес¬ публики широко использовало принудительный труд африкан¬ цев. В частности, оно предоставило право созданным тогда комитетам по сбору урожая привлекать к работе всех афри¬ канцев, работавших ранее на бурских фермах, которые во время войны остались без хозяев; в случае отказа африкан¬ цев от этой работы их подвергали телесным наказаниям, де¬ нежному штрафу, тюремному заключению. Прибывшие на помощь бурам иностранные санитарные отряды также ис¬ пользовали труд африканцев, которые помогали подбирать раненых, стирали белье и готовили пищу для раненых и для лечащего персонала, ухаживали за находившимися в распо¬ ряжении отрядов лошадьми и мулами. Во время войны между английскими и бурскими колони¬ заторами развернулась упорная борьба за привлечение на свою сторону басуто, проживавших на территории Басуто¬ ленда, находившегося с 1868 г. под британским протектора¬ том. Англичане стали создавать вооруженные отряды басуто для борьбы против буров. Учитывая важное стратегическое значение Басутоленда и близость Блумфонтейна от его гра¬ ниц, буры в свою очередь пытались привлечь коренное на¬ 83 6*
селение Басутоленда на свою сторону и не допустить ею уча¬ стия в военных действиях на стороне англичан. Президент М. Штейн в специальной прокламации, обращенной к басуто, призывал их не оказывать содействия англичанам [296, 7.ХН. 1899]. Но коренное население Басутоленда не захотело под¬ держать ни английских, ни бурских колонизаторов. Исполь¬ зуя поражения английских войск в первые месяцы войны, оно׳ восстало против англичан. Английское командование опаса¬ лось, что восставшие басуто вторгнутся в Наталь и поставят действовавшие там против буров английские войска в тяже¬ лое положение, принудив их вести борьбу на два фронта.. Оно опасалось также вторжения восставших басуто в Кап¬ скую колонию и присоединения к ним ее африканского насе¬ ления, среди которого, по данным переписи 1901 г., насчиты¬ валось около 40 тыс. басуто [105, стр. 80]. Отметим, что восставшие басуто не примкнули кбурам для совместной борь¬ бы против англичан. Более того. Проявляя враждебное отно¬ шение к бурским колонизаторам, они приняли меры против вступления бурских войск на территорию Басутоленда, со¬ средоточив крупные отряды на его границе с Оранжевой Рес¬ публикой. Подобно басуто, коренное население Зулуленда враждеб¬ но относилось к английским и бурским колонизаторам. Вслед¬ ствие этого попытки как тех, так и других привлечь зулусов на свою сторону для участия в войне окончились провалом [53, т. 79, стр. 57—58]. Неудачной была также попытка буров поднять на борьбу против англичан коренное население Бе- чуаналенда, который с 1885 г. был протекторатом Англии, а в октябре 1899 г. был аннексирован Южно-Африканской Рес¬ публикой [226, стр. 279—280; 239а, стр. 236—237]. Коренное население Свазиленда тоже не приняло участия в англо-бурской войне. Еще в 1894 г. Англия формально признала протекторат Южно-Африканской Республики над. Свазилендом. В марте 1895 г. президент Крюгер в специаль¬ ной прокламации объявил о распространении на Свазиленд законов возглавляемой им страны. Однако вскоре англичане стали бороться за захват Свазиленда. В начале второй поло¬ вины 90-х годов им удалось захватить Замбаан и Умбегезу,. присоединить их к Зулуле.нду и заручиться поддержкой со стороны верховного вождя свазиев Буну. Но в 1898 г. Буну бежал в Наталь, опасаясь расправы со стороны правитель¬ ства Южно-Африканской Республики, обвинившего его в при¬ частности к убийству ставленника буров — вождя Мбаба. Во время англо-бурской войны буры и англичане продолжали вести ожесточенную борьбу за обладание Свазилендом. Под давлением англичан бурской администрации пришлось поки¬ нуть Свазиленд, вскоре оказавшийся в огне вооруженной борьбы английских и бурских колонистов. Опасаясь враждеб¬ 84
ных действий со стороны коренного населения этой террито¬ рии, английские власти стали проводить против свазиев мас¬ совые репрессии [200, стр. 318—375; 197, стр. 6—7; 53, т. 83, стр. 580]. Как видим, враждебное отношение подавляющего боль¬ шинства коренного населения Южной Африки к английским и бурским колонизаторам определило то, что оно не приняло участия в англо-бурской войне. Жестокий колониальный гнет буров по отношению к африканцам исключил возможность широкой поддержки буров африканцами в войне против анг¬ лийских захватчиков и, следовательно, явился важной причи¬ ной поражения буров в этой войне. Аналогичной была при¬ чина, исключавшая возможность поддержки в этой войне большинством африканцев английских колонизаторов. Одна¬ ко враждебное отношение подавляющего большинства афри¬ канцев к английским и бурским колонизаторам не вылилось в то время в массовое восстание за ликвидацию колониализ¬ ма. Освободительная борьба коренного населения Южной Африки находилась еще на ранней стадии развития. Она была разрозненной, стихийной. Зарождавшийся африкан¬ ский промышленный и сельскохозяйственный пролетариат не обладал еще ни классовым самосознанием, ни революци¬ онной партией и не был в состоянии возглавить массовую антиколониальную и антиимпериалистическую борьбу корен¬ ного населения Южной Африки. Рассмотрим теперь вопрос об отношении африканеров к англо-бурской войне. Накануне войны за захват бурских республик английские правящие круги были обеспокоены деятельностью африкане¬ ров, требовавЩих передела Южной Африки, ликвидации гос¬ подства Англии в Капской колонии, Натале, Басутоленде, Бечуаналенде, Южной Родезии, захвата Свазиленда, объеди¬ нения всех этих территорий с бурскими республиками и соз¬ дания «Великой Южно-Африканской Республики». Еще в на¬ чале 80-х годов XIX в. многие африканеры стали требовать «объединения Южной Африки от Капштадта до р. Замбези под собственным флагом» [38, ед. хр. 4651]. Программа соз¬ данного африканерами в 1882 г. в Капской колонии Союза африканеров (Бонда) призывала к «формированию южно¬ африканской национальности путем воспитания подлинного патриотизма и подготовки к достижению конечной цели — к созданию Объединенной Южной Африки» [180, стр. 649]. К этому же призывала принятая в 1889 г. программа Афри¬ канерской национальной партии. Сторонники Союза африка¬ неров хотели, чтобы «Великая Южно-Африканская. Республи¬ ка» была основана на безраздельном политическом и эконо¬ мическом господстве африканеров и буров, на беспощадной эксплуатации и жесточайшем расовом угнетении ими афри- 85
кандев, которые были бы подавляющим большинством насе¬ ления этой огромной страны. Союз африканеров имел отделения в Натале и в бурских республиках. Большинство буров, живших в этих республи¬ ках, поддерживало программу Бонда. Накануне войны руко¬ водителями Бонда были Ян Хендрик Хофмейр и Ян Христи¬ ан Смэтс. В 1896 г. последний переселился из Кейптауна в Южно-Африканскую Республику, где вскоре стал членом Верховного суда, а затем — министром юстиции. Английские империалисты, стремившиеся к захвату бур¬ ских республик и к объединению под британским флагом всей Южной Африки, весьма враждебно относились к идее создания «Великой Южно-Африканской Республики». В марте 1897 г., напутствуя отъезжавшего из Англии А. Милнера, назначенного на пост верховного комиссара Капской коло¬ нии, Д. Чемберлен резко осудил африканерских и бурских сторонников Бонда и объявил их требования «несовместимы¬ ми с высшими британскими интересами» (222, стр. 339]. «Мы навсегда сохраним в Южной Африке позицию господствую¬ щей державы», — заявил он тогда же [222, стр. 339]. Поддер¬ живая захватническую политику правительства Р. Солсбери в Южной Африке, правое крыло английской либеральной пар¬ тии— либералы-империалисты — призывали к борьбе против сторонников Бонда. В отличие от них либералы центра, требуя «мирного» захвата ■бурских республик, призывали английское правительство к сговору с африканерами и к проведению в Южной Африке такой политики, которая «вызвала бы сочув¬ ствие африканеров, проживавших в Капской колонии и являв¬ шихся подданными Великобритании» [53, т. 75, стр. 654]. Среди африканеров Капской колонии не было единой точ¬ ки зрения по вопросу об отношении к надвигавшейся англо¬ бурской войне. «Помните, что война, вероятно, будет фаталь¬ ной для Трансвааля и Оранжевой Республики и для африка¬ нерского националистического движения», — писал накануне войны Я. X. Хофмейр [180, стр. 552]. Сторонники Бонда прове¬ ли тогда в Капской колонии около двухсот антивоенных ми¬ тингов. Опасаясь, что борьба против угрозы англо-бурской войны будет содействовать росту антивоенных настроений в Англии, правящие круги метрополии пытались скрыть от ан¬ глийского народа эти выступления. Реакционная английская пресса умолчала о них [291, 12.V.1900; 180, стр. 556]. Присутствовавшие на Блумфонтейнской конференции Я. X. Хофмейр и Я. X. Смэтс пытались добиться мирного уре¬ гулирования англо-бурского конфликта и склонить руководи¬ телей бурских республик к принятию требований Англии о предоставлении ойтландерам избирательных прав [127, стр. 16]. Желая содействовать предотвращению войны, члены Бон¬ 56
да, являвшиеся членами парламента Капской колонии, в на¬ чале сентября 1899 г. опубликовали заявление, в котором, в частности, говорилось: «Мы полностью симпатизируем нашим трансваальским братьям в это трудное время, ценим уступки;, сделанные ими в целях сохранения мира, и призываем их из¬ бежать войны, которая можеть стать роковой не только для наших интересов в Трансваале, но и для африканской партии в Капской колонии» [50, стр. 541]. Такая позиция этих деяте¬ лей Бонда была с одобрением встречена либералами-ймпе- риалистами и либералами центра. Выступая в парламенте, ли¬ берал центра лорд Кампердаун выразил благодарность Я. X. Хофмейру за то, что он «учитывает могущество и жела¬ ния Англии... и прилагает много усилий, чтобы склонить пре¬ зидента Крюгера пойти на дальнейшие уступки ей» [53, т. 75,. стр. 627]. Во время англо-бурской войны многие африканеры, имев¬ шие тесные экономические связи с английскими колонизато¬ рами, заняли проанглийскую позицию и даже образовали во¬ оруженные отряды, которые под руководством английского■ командования вместе с английскими войсками сражались за захват бурских республик Англией [117, стр. 91]. В отличие от них сторонники Бонда осудили захватническую политику Ан¬ глии и обвинили правительство Р. Солсбери в том, что оно• развязало войну. В начале войны некоторые члены Бонда стали проводить в• Капской колонии тайные сходки и готовиться к вооруженному антибританскому восстанию с целью изгнать английских ко¬ лонизаторов из Южной Африки и создать совместно с бурами «Великую Южно-Африканскую Республику» [19, д. 65, т. 2, лл. 377—378]. Но большинство членов Бонда ׳во главе с Я. X. Хофмейром воздержалось от участия в подготовке вос¬ стания, считая, что оно ■будет обречено на поражение, за кото¬ рым последует полный разгром африканерского националисти¬ ческого движения. Я. X. Хофмейр предвидел победу Англии в войне, но считал, что господство Англии в Южной Африке будет непрочным. Хофмейр полагал, что сторонникам Бонда необходимо было- избежать серьезных потерь, сохранить свои ряды и терпеливо■ выжидать благоприятного момента для осуществления их за¬ ветной мечты — создания «Великой Южно-Африканской Рес¬ публики» [175, стр. 173]. Вступление бурских войск на территорию Наталя и пора¬ жения, которые в начале войны понесли английские войска,, побудили сторонников восстания перейти к решительным дей¬ ствиям. В ноябре 1899 г. в Капской колонии вспыхнуло анти- английское восстание африканеров. Государственный секре¬ тарь Южно-Африканской Республики Ф. У. Рейтц сразу же обратился ко всем африканерам Капской колонии с воззвани¬
ем, в котором призвал их к ׳борьбе против английского гос¬ подства за создание Великой Южно-Африканской Республики. К началу 1900 г. численность восставших африканеров до¬ стигла 14 тыс. человек. Восстание охватило северную часть Капской колонии, граничившую с юго-западной частью Оран¬ жевой Республики, в особенности районы Приски, Кенхардта, Бристауна, Беркли-Иста. Английское командование и колониальные власти приняли энергичные меры для подавления восстания. Во главе англий¬ ских войск, действовавших против восставших африканеров и против вступивших в Капскую колонию бурских войск, стояли генералы Д. Френч и Гетэкр. В декабре 1899 г. войска гене¬ рала Д. Френча овладели Колсбергом. Бурские войска отсту¬ пили на территорию Оранжевой Республики. Это несколько ослабило размах восстания. Но вскоре оно вновь начало рас¬ ширяться. В январе и феврале 1900 г. оно частично охватило южную, западную и центральную части Капской колонии. В огне восстания оказалось 17 дистриктов, включая Викто¬ рию-Уэст, Фрейзерберг, Гордонию и Кальвинию. В феврале 1900 г. восставшие захватили Ван-Вейксвлей, где были сосре¬ доточены значительные запасы хлеба. Крупный отряд по- встанцев'под командованием Лукаса Стенекампа двинулся из Приска на Карнарвон, на защиту которого был отправлен от¬ ряд новозеландской пехоты. Отряд восставших во главе с Ко¬ ре Иосте занял г. Кенхардт и объявил о присоединении этой территории к Оранжевой Республике. В районе Брандфлея действовал отряд во главе с крупным африканерским земле¬ владельцем Титом Моольманом. Во главе одного из самых активных отрядов стоял бурский капрал из Иоганнесбурга — Маритц. В середине 1900 г. около двух тысяч восставших аф¬ риканеров вели совместно с бурами бои на территории Оран¬ жевой Республики у Фентерсбурга и Харрисмита. В начале восставшие не имели общего плана действий. Лишь в декабре 1899 г. группа повстанцев — членов Бонда — на тайной •сходке в •одном из краалей близ Кейптауна при¬ няла решение взять Кейптаун, свергнуть английские власти, захватить А. Милнера в качестве заложника. Но восставшим не удалось осуществить этот план. Отметим, что в ходе восстания повстанцы пытались орга¬ низовать бойкот английских товаров населением занятой ими территории, а также провести сбор денег для устройства скла¬ дов для товаров, произведенных бурами. Во время восста¬ ния по инициативе правых сторонников Бонда в Кейптауне была создана возглавленная Я. X. Хофмейром комиссия по сбору пожертвований для оказания материальной помощи сражавшимся республикам. Собранные ею к маю 1900 г. 70 тыс. ф. ст. были переданы в распоряжение бурских прави¬ тельств. 88
С переходом английских войск в наступление участники восстания, опасаясь разгрома бурских войск, стали требовать прекращения военных действий и безусловного признания Англией независимости бурских республик. Эти требования были поддержаны всеми сторонниками Бонда на митингах в Парле в марте 1900 г., в Уиллистоне в апреле 1900 г., в Грааф- Рейте на конгрессе представителей Бонда в мае 1900 г. и др. [180, стр. 564; 291, 12.V.1900]. Восстание африканеров поставило английские власти в Капской колонии в трудное положение. Преобладавшие в пар¬ ламенте этой колонии члены Бонда протестовали против вой¬ ны Англии за захват бурских республик.Один из ;них — в!рач Гофман — в начале войны открыто предложил свои услуги правительству Оранжевой Республики. По распоряжению ко¬ лониальных властей он был арестован и предан военному су¬ ду. В правительстве !Капской колонии тоже шла ожесточен¬ ная борьба по вопросу об отношении к войне и к восстанию африканеров. Премьер-министр капского правительства В. Ф. Шрейнер требовал беспощадной расправы с восставши¬ ми африканерами. Но сторонники Бонда — министры Дж. Мер^ риман, Дж. Зауер и Те-Ватер — осуждали войну Англии за за¬ хват бурских республик и настаивали на амнистии всем участ¬ никам восстания. В мае 1900 г. под давлением сторонников Бонда В. Ф. Шрейнер был вынужден подать в отставку. Но А. Милнер отказался ее принять и предложил ему сформиро¬ вать новое правительство без участников сторонников Бонда. Последовали многочисленные аресты сторонников Бонда. Это ослабило их влияние в капском Парламенте. Последний, по требованию В. Ф. Шрейнера, принял постановление о преда¬ нии восставших африканеров военному суду. Назначенный ан¬ глийским правительством в июле 1900 г. на пост премьер- министра Капской колонии Гордон Спригг совместно с А. Милнером и Г. Китченером завершил подавление восста¬ ния [50, стр. 253, 261; 267, стр. 106, 118, 202—204, 217]. Восстание африканеров было обречено на неудачу: оно ох¬ ватило лишь меньшую часть африканеров, отряды восставших действовали разрозненно; в начале восстания они не имели да¬ же единого плана действий; на подавление восстания были брошены крупные соединения английских войск. К тому же, являясь расистами и колонизаторами, восставшие воздержа¬ лись от привлечения африканцев к борьбе против английских колонизаторов. В начале 1901 г. на всей территории Капской колонии было введено военное положение. Военные суды выносили смерт¬ ные приговоры, осуждали на каторгу, принимали решения о конфискации имущества осужденных. Терроризируя сторон¬ ников Бонда, английские власти стали проводить публичные казни и принуждать присутствовать на них родственников 89
осужденных и нелояльных африканеров. Так, например, в Дордрехте (дистрикт Мидделбург) на казни африканера Мэ- рэса по предписанию английских властей присутствовали двадцать враждебно относившихся к англичанам африкане¬ ров [53, т. 97, стр. 1115; 53, т. 99, стр. 418]; по приказу майора К. Вайсмана Кларка все африканерское мужское население городка Крэдок присутствовало на казни африканера Иохан- неса Петруса Готца, состоявшейся 12 июля 1901 г. по приго¬ вору военного суда [53, т. 99, стр. 28—30]. Зверства английских колонизаторов фактически были санк¬ ционированы правительством Р. Солсбери. Выступая в пар¬ ламенте по поводу публичных казней африканеров, Д. Брод- рик воздержался от их осуждения и высказался за передачу вопроса об их применении всецело на усмотрение Г. Китчене¬ ра. В то же время он,заявил, что необходимо любыми мерами предотвратить возможность нового антианглийского восста¬ ния африканеров [53, т. 98, стр. 130—131]. За десять месяцев, с марта по декабрь 1901 г., военные суды вынесли 23 смерт¬ ных приговора, осудили на пожизненную каторгу 126 чело¬ век, на каторгу сроком на десять лет—17 человек, вынесли множество приговоров к каторжным работам на сроки менее десяти лет [53, т. 105, стр. 123—135]. Эти приговоры зачастую выносились по ложным доносам «комитетов общественной безопасности», созданных английскими властями для подавле¬ ния восстания. Английские власти конфисковали имущество восставших африканеров и заключили членов их семей в кон¬ центрационные лагеря [17, стр. 92]. Восстание африканеров оказало бурам некоторое содей¬ ствие в войне против Англии, однако далеко не достаточное для того, чтобы существенно повлиять на ее ход и результа¬ ты. Восставшие в защиту бурских республик считали, что лредотвращение захвата их Англией должно было быть не¬ пременным условием осуществления ими их главной, крайне реакционной конечной цели — создания африканерами и бу¬ рами «Великой Южно-Африканской Республики», страны же¬ сточайшего колониального и расового угнетения африканцев. Отказ большинства африканеров от участия в вооруженном антианглийском восстании объективно содействовал захвату ^бурских республик Англией.
Г лава III АНГЛИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО И АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА АНГЛИЙСКИЕ БУРЖУАЗНЫЕ ПАРТИИ И ВОЙНА В ЮЖНОЙ АФРИКЕ Английские реакционные буржуазные историки, пытаясь оправдать политику Англии в Южной Африке в конце XIX— начале XX в., утверждают, что она выражала интересы всей английской нации и была единодушно поддержана народны¬ ми массами. Однако многочисленные источники, характери¬ зующие отношение классов и партий в Англии к этой войне, опровергают указанную точку зрения о гармонии классовый интересов в Англии в годы англо-бурской войны и убеждают нас в том, что в Англии в то время кипела классовая и пар¬ тийная борьба. Для доказательства этого необходимо рас¬ смотреть вопрос об отношении к войне существовавших в то׳ время в Англии политических партий и организаций. Консервативная партия, стоявшая у власти в 1896— 1905 гг., выражала интересы финансовой олигархии, в пер¬ вую очередь монополистов и банкиров, в руках которых на¬ ходилась горнодобывающая, металлургическая, судострои¬ тельная и военная промышленность и наиболее мощные бан¬ ки. Озабоченные утратой Англией мирового промышленного первенства и .ростом в стране рабочего движения консерва¬ торы требовали проведения энергичной агрессивной колони¬ альной политики для захвата территорий, имеющих мощные сырьевые ресурсы и важное стратегическое значение. Эта партия была ярым сторонником войны за захват бурских республик. Консерваторы усиленно пропагандировали крайне реак¬ ционные, шовинистические и милитаристские идеи. Важной причиной пропаганды этих идей являлось отсутствие в Анг¬ лии всеобщей воинской повинности. В. И. Ленин отмечал, что- в Англии «отсутствие обязательной воинской повинности де¬ лает народ свободнее в вопросе об отношении к войне в том смысле, что каждый волен отказаться вступать в войско, и поэтому правительство... вынуждено напрягать все усилия, чтобы развить ״народный“ энтузиазм к войне...» [8а, стр. 266]. Развязав захватническую войну* консерваторы лицемерно- пытались уверить английский народ й мировое общественное 91
мнение в том, что Англия вела ее во имя гуманных целей и демократических принципов. Р. Солсбери обвинял буров в том, будто они начали не спровоцированную Англией войну, «поставили Британскую империю перед фактом вступления бурского войска на территорию британской колонии и навя¬ зали Англии дорогостоящую войну» [53, т. 80, стр. 701—702]. Он лживо утверждал, что Англия «не добивается в Южной Африке ни золота, ни территории, а хочет только обеспечить равноправие всех народов и рас» [291, 18.11.1899]. Д. Чем¬ берлен тоже, пытался уверить всех в том, будто целью поли¬ тики Англии в Южной Африке являлось «достижение равно¬ правия белых наций и справедливости для черных» [53, т. 78, стр. 615—616]. «В силу необходимости Англия ведет справед¬ ливую войну»,— утверждал он [53, т. 78, стр. 616—617]. В отличие от консерваторов, единодушно требовавших войны за захват бурских республик, либералы не имели по этому вопросу единой точки зрения. Либералы-империали¬ сты, стоявшие на правом фланге либеральной партии, подоб¬ но консерваторам, ревностно защищали интересы той части английской финансовой олигархии, которая требовала войны. Лидером этой группы либералов был ярый реакционер и ми¬ литарист, зять Ротшильда, лорд Арчибалд Розбери. Его ближайшими единомышленниками были Г. Асквит и Эдуард Г рей. Либералы-империалисты призывали к проведению захват¬ нической политики, к дальнейшему расширению пределов Британской империи, к борьбе за «более великую Англию». В хоре с консерваторами они заявляли, что война Англии за захват бурских республик была справедливой. «Мы можем вести эту войну с чистыми руками и с чистой совестью»,— утверждал в парламенте Г. Асквит [53, т. 78, стр. 735]. Подобно консерваторам, либералы-империалисты считали, что установление прочного господства Англии в Южной Аф¬ рике может ■быть достигнуто лишь в результате сговора ан¬ гличан с бурами. В связи ■с этим А. Роз'бери и !Г. Асквит вы¬ ступали за амнистию буров, участвовавших в борьбе против Англии, за оказание бурам денежной помощи для восстанов¬ ления разрушенных во время войны хозяйств [53, т. 89, стр. 505—512; 296, 17.XII.1901]. Центральная группа либеральной партии, возглавлявшая¬ ся Г. Кемпбелл-Баннерманом, В. Харкортом и Брайсом, под¬ держивала идею захвата бурских республик Англией. Но, в отличие от консерваторов и от правых либералов, либералы центра протестовали против войны как способа захвата этих стран. Они считали, что Англия должна была добиться за¬ хвата этих республик «мирными» средствами, в результате политики «твердого, но мирного давления на их правитель¬ ства» [53, т. 75, стр. 661; 53, т. 78, стр. 170, 174]. 92
Такая тактика либералов центра была вызвана тем, ■что они выражали взгляды той части финансовой олигархии, ко¬ торая не была связана с горнодобывающей, металлургической и военной промышленностью, не получала, правительственных военных заказов и не имела возможности нажиться на по¬ ставках для английских вооруженных сил. Эта часть капита¬ листов опасалась того, что война повлечет временное сокра¬ щение английского внутреннего рынка и затруднит сбыт производимой ими продукции. Однако, как только вспыхнула война, Г. Кемпбелл-Баннер- ман и его сторонники оказали энергичную поддержку прави¬ тельству Р. Солсбери. Они заявили, что горячо желают ее скорейшего победоносного завершения и будут всемерно со¬ действовать победе [53, т. 77, стр. 70]. В парламентской речи от 30 января 1900 г. Г. Кемпбелл-Баннерман выразил свою готовность «поддерживать ведение этой войны... в целях ско¬ рейшего и успешного ее завершения и установления господ¬ ства Англии в Южной Африке» [53, т. 78, стр. 83—84]. При¬ зывая либералов голосовать за предоставление правитель¬ ству денег на ведение войны, он заявил: «Мы все объедине¬ ны как патриоты, поддерживающие войну» [53, т. 78, стр, 84]. Вместе с тем либералы центра обвиняли правительство Р. Солсбери в том, что оно развязало войну, не подготовив¬ шись к ней, и этим нанесло тяжелый удар по престижу Анг¬ лии [53, т. 78, стр. 13—26, 474—475]. Либералы центра считали, что Англия ведет войну за .захват бурских республик не ради гуманных целей, но ради золота и алмазов. Так, например, либерал Чаннинг в речи в палате общин от 5 февраля 1900 г. с полным на то основа¬ нием утверждал, что Англия ведет войну в интересах моно¬ полистов— владельцев алмазных приисков в Кимберли и золотых приисков в Трансваале, которые, установив ранее свой контроль над экономикой бурских республик, добива¬ ются «захвата политической машины Южной Африки» [53, т. 78, стр. 651]. Однако, вопреки логике, либералы центра уклонялись от оценки этой войны как несправедливой. Оправ¬ дывая ее, Брайс заявил в парламенте: «Я не называю эту войну ״несправедливой“ и не вдаюсь в вопрос о морали или о справедливости, так как я рассматриваю вопрос о вой¬ не с точки зрения британских интересов» [53, т. 78, стр. 592— 593]. Либералы центра считали, что взятие английскими вой¬ сками Претории должно было повлечь немедленное заключе¬ ние мира. С их точки зрения, правительство Р. Солсбери до¬ пустило ошибку, продолжив войну после взятия трансвааль¬ ской столицы и все еще требуя от буров безусловной капи¬ туляции. Г. Кемпбелл-Баннерман полагал, что в это время английскому правительству следовало немедленно пойти на 93
сговор с бурами и обратиться к ним с декларацией, которая, «обеспечивая за империей все то, на что претендует Англия (т. е. захват бурских республик.— И. #.), рассеяла бы опа¬ сения буров, восстановила бы их личные права и тем самым побудила бы их сложить оружие» [53, т. 89, стр. 89]. Он счи¬ тал, что английскому правительству надо было тогда пообе¬ щать бурам самоуправление по образцу Австралийского Со¬ юза и склонить их к немедленному заключению мира [53, т. 89, стр. 90]. Он полагал, что предоставление Англией само¬ управления южноафриканским колониям явилось бы лучшим способом пресечения борьбы буров против установления гос¬ подства Англии в Южной Африке. «Если вы хотите владеть Южной Африкой,— заявил Г. Кемпбелл-Баннерман,— вы должны завоевать доверие и расположение бурского населе¬ ния... британское господство должно стать приятным и при¬ емлемым для буров, иначе ни все богатства вашей казны, ни все ваши войска, ни... опыт ваших колониальных чиновников и правителей не смогут удержать за вами Южную Африку» [53, т. 89, стр. 92]. Он осуждал мнение Р. Солсбери о том, что новым южноафриканским колониям Англии можно будет предоставить самоуправление лишь через многие годы после окончания войны [53, т. 89, стр. 94, 417—419]. Левые либералы (радикалы) во главе с Ллойд-Джорд¬ жем накануне англо-бурской войны, желая снискать распо¬ ложение английских трудящихся, выступали за сохранение мира. Они создали «Комитет действия» для борьбы против угрозы возникновения войны. Им было собрано более 50 тыс. подписей под «Национальным меморандумом», призывавшим к мирному урегулированию англо-трансваальских разногла¬ сий. Борьбу за сохранение мира вел также «Трансваальский комитет», созданный левыми либералами в Манчестере. Ког¬ да же началась; война, левые либералы выступили с ее осуж¬ дением.. В ноябре 1899 г. они создали «Комитет примирения с Южной Африкой», а в начале 1900 г.— комитет «Долой войну!». Левые либералы обвиняли правительство Р. Солсбе¬ ри в том, что оно в угоду крупным капиталистам ведет не¬ справедливую войну с целью захвата бурских республик и их золотоносных недр. Ллойд-Джордж справедливо считал, что одним из главных виновников возникновения войны был министр колоний Д. Чемберлен, а также его родственники, владевшие акциями фирм, выполнявших правительственные заказы для вооруженных сил [53, т. 78, стр. 759—761]. Неко¬ торые левые либералы приняли участие в организации и про¬ ведении митингов протеста против войны. Левые либералы осуждали зверства, чинившиеся англий¬ скими захватчиками в Южной Африке. Порицая английское командование за предписание предавать огню фермы бур¬ ских партизан и приведя многочисленные факты их сожже1־ 94
ния, Ллойд-Джордж заявил в палате общин: «Мне стыдно, что мои соотечественники виновны в таких деяниях» [53, т. 89, стр. 404]. Он протестовал против создания английским коман¬ дованием в Южной Африке концентрационных лагерей, про¬ тив увеличения расходов на ведение войны, против усиления косвенного налогового обложения. Вскоре после возникновения войны Ллойд-Джордж стал призывать к заключению мира. Он осуждал требование анг¬ лийского правительства о безусловной капитуляции буров и считал, что после вступления английских войск в Преторию правительство должно было немедленно предложить бурам условия мира. «Сколь бы ни было ошибочным начать эту войну,— заявил он,— еще более серьезной ошибкой было не предложить условий мира сразу же после взятия Претории» [53, т. 89, стр. 397]. В разгар войны против бурских партизан он призывал положить конец «ужасному кровопролитию и трате на него государственных средств» [53, т. 89, стр. 399]. Протестуя против войны, Ллойд-Джордж, однако, не тре¬ бовал отказа Англии от захвата бурских республик. Он вы¬ ступал за включение бурских республик в Британскую импе¬ рию и за предоставление им прав доминиона [53, т. 89, стр. 399]. Он считал, что образование в Южной Африке бри¬ танского доминиона будет гарантией установления там проч¬ ного господства Англии и предотвратит необходимость содер¬ жания в этой части Африканского континента многочислен¬ ных британских войск [53, т. 104, стр. 802—803]. Таким обра¬ зом, протест Ллойд-Джорджа против войны Англии в Южной Африке, против огромных расходов на ее ведение и зверств по отношению к бурам на деле означал осуждение лишь спо¬ собов осуществления захватнической политики Англии в Юж¬ ной Африке, но не ее целей. Осуждая войну как способ за¬ хвата бурских республик, протестуя против увеличения рас¬ ходов на нее и против роста налогового бремени, Ллойд- Джордж выражал недовольство части мелкой буржуазии, не имевшей возможности нажиться на войне и принужденной оплачивать известную долю расходов на ее ведение. Следует отметить, что в конце войны Ллойд-Джордж вовсе отказался от критики политики Англии в Южной Африке. «Я не хочу обсуждать эту политику... я не хочу утверждать ни то, что •она является хорошей, ни то, что она является плохой»,— заявил он в палате общин [53, т. 104, стр. 459]. Ллойд-Джордж голосовал за утверждение подписанного в Претории граби¬ тельского мирного договора. Мы видим, что ни либеральная партия в целом и ни одна из ее фракций не выступили с требованием отказа прави¬ тельства Р. Солсбери от агрессивного курса во внешней по¬ литике, в частности от захвата бурских республик. Резолюция, принятая вопреки либералам-империалистам на митинге На 95
циональной федерации либеральной партии в декабре 1901 г., хотя и содержала протест против истребления английскими войсками буров и настаивала на переговорах о заключении мира, однако не требовала отказа Англии от захвата бурских, республик [291, 14.XII.1901]. Разногласия между консервато¬ рами, с одной стороны, и либералами центра и левыми либе¬ ралами— с другой, а также разногласия внутри либеральной партии не касались агрессивной сущности империалистиче¬ ской внешней политики Англии. Они касались лишь вопроса о способе осуществления этой политики. Несмотря на поражения английских войск в течение пер¬ вых месяцев войны и нарастание недовольства народных масс Англии политикой консерваторов, либеральная партия не смогла добиться усиления своего влияния. Во второй поло¬ вине 90-х годов XIX в. и на первом этапе англо-бурской вой¬ ны в результате парламентских выборов 1895 г. большинство׳ мест в палате общин в количестве 399 принадлежало консер¬ ваторам и примкнувшим к ним либералам-юнионистам, имев¬ шим соответственно 329 и 70 представителей. Оппозиция рас¬ полагала 270 местами, из которых 189 принадлежали либе¬ ралам и 81 место — ирландским националистам. Слабость либеральной партии и ее парламентской фрак¬ ции ярко проявилась во время выступления, предпринятого либералами против кабинета Р. Солсбери в палате общин в январе 1900 г. В то время в палате общин возникла упорная борьба вокруг внесенной либералами поправки к ответному адресу на тронную речь королевы Виктории. В этой поправ¬ ке выражалось сожаление по поводу того, что правительство Р. Солсбери не подготовило Англию к войне в Южной Афри¬ ке. Принятие этой поправки вызвало бы правительственный кризис и сделало бы неизбежной отставку правительства. Вследствие этого консерваторы единодушно боролись против ее принятия. В этой борьбе они вышли победителями; за указанную поправку голосовало 135 членов палаты общин, а против нее— 155 [53, т. 73, стр. 392]. Таким образом, попыт¬ ка либералов добиться отставки правительства окончилась провалом. . Правительство Р. Солсбери осталось у власти вследствие слабости либеральной партии, неспособной выдвинуть в про¬ тивовес консерваторам самостоятельную политическую про¬ грамму, которую смогли бы поддержать народные массы. Оно осталось у власти также вследствие относительной сла¬ бости английского рабочего движения, в значительной мере зараженного шовинизмом. Добившись перелома в ходе войны в пользу Англии и объявив об аннексии бурских республик, правительство Р. Солсбери в октябре 1900 г. провело новые выборы в пар¬ ламент. Оно пошло на эту меру в расчете упрочить господ¬ 96
ство консервативной партии. Выборы принесли победу кон¬ серваторам, но им не удалось добиться усиления своего влияния в парламенте. Весной 1901 г. политическое положение в Англии остава¬ лось напряженным. Война все еще требовала огромных мате¬ риальных затрат и усилий. Многие либералы и консерваторы продолжали обвинять правительство Р. Солсбери в том, что оно не смогло обеспечить быстрого победоносного ее завер¬ шения. Росло недовольство народных масс войною, увеличе¬ нием расходов на ее ведение, на усиление армии и на строи¬ тельство военно-морского флота, а также налоговой полити¬ кой правительства. Росло число антивоенных выступлений. Но, несмотря на острую классовую и партийную борьбу, правительству Р. Солсбери по-прежнему не угрожала немед¬ ленная отставка. В целях скорейшего победоносного завершения войны, а также отказа Англии от политики «блестящей изоляции» и перехода к заключению агрессивных военных союзов, правя¬ щие круги провели в середине 1901 г. изменения в составе кабинета министров. Поражения, которые английские войска понесли в первые месяцы войны, стоили Г. Ленсдауну порт¬ феля военного министра. Однако он не был удален из каби¬ нета министров. Ему, стороннику отказа Англии от политики «блестящей изоляции», был вверен портфель министра ино¬ странных дел, ранее находившийся в руках премьер-министра Р. Солсбери, проводившего политику отказа Англии от за¬ ключения военных союзов. На пост военного министра был назначен Джон Бродрик, а морского министра — Селборн, который б1ыл ' правой рукой Д. Чемберлена. Назначение Г. Ленсдауна на пост министра иностранных дел вызвало немало нареканий и кривотолков, так как в правящих кру¬ гах высказывалось недовольство его деятельностью на посту военного министра. Что же касается Селборна, то многие иронически утверждали, что главным его достоинством было то, что он являлся зятем Р. Солсбери. Критикуя произведен¬ ные в правительстве изменения, А. Бальфур писал: «Мы не можем рассчитывать ни на популярность, ни на энтузиазм соотечественников в отношении нас» [170, стр. 323]. Изменения, проведенные в составе английского правитель¬ ства, не коснулись Джозефа Чемберлена. Неистовый импе¬ риалист, неутомимый и циничный защитник интересов финан¬ совой олигархии, лютый враг рабочего класса, он сохранил не только портфель министра колоний, но и огромное влия¬ ние на политическую жизнь страны. Правительство Р. Солсбери оставалось у власти до се¬ редины июля 1902 г. Оно вышло в отставку вскоре после подписания в Претории грабительского мира. Итак, разногласия между консервативной партией и 97 7 И. А. Никитина
большинством членов либеральной партий по поводу англоз бур.ской :войны не были принципиальными: обе буржуазные партии были сторонницами проведения.захватнической импе! риадистической политики в Южной Африке, и расхождение между консерваторами и частью либералов касались лини вопроса о способах ее осуществления ОТНОШЕНИЕ АНГЛИЙСКИХ РАБОЧИХ К АНГЛО-БУРСКОЙ -* ВОЙНЕ ׳ В начале эпохи империализма в английском рабоче! движении продолжалась упорная борьба двух тенденций: ре волюционному направлению, которое выражало интерес! сознательного пролетариата, противостояло правое, рефор мйстское направление, зараженное идеями буржуазного лй берализма, выражавшее настроения рабочей аристократии I несознательных рабочих. Наличие в английском работе! движении сильного правого направления наносило очей большой ущерб борьбе передовых рабочих против колонна лйзма и. милитаризма. Борьба течений в английском рабоче! движении: определила отсутствие единой точки зрения рабц чих на захватническую войну Англии в Южной Африке. Вопрос об отношении к войне явился хорошей проверко! политической зрелости и ,классового самосознания англий ских рабочих организаций и партий. Он вызвал ожесточен ную борьбу различных мнений! Анализ этой борьбы требует предварительного, хотя бы краткого, рассмотрения положи ния английского рабочего класса во время войны. В годы англо-бурской войны положение английских на. родных масс было тяжелым. Правительство Р. Солсбери возложило на плечи английского народа основное бремя ог ромных расходов на ее ведение! В конце 90-х годов XIX в. финансовое положение Англш было напряженным. Ее бюджет на 1899 финансовый го! был дефицитным. Он предусматривал доходы в сумм! 110287 тыс. ф. ст. и расходы в сумме 112 927 тыс ф. ст., включая расходы военного министерства в размер! 20 617 200 ф. ст. при численности армии в 184 853 человека Дефицит в 2640 тыс. ф. ст. был результатом увеличения ас сигнований на вооруженные силы. Для погашения дефицит! правительство увеличило старый и ввело новый гербовые сбор с иностранных и колониальных ценных бумаг и с капи! талов акционерных обществ, предполагая получить в резуль¬ тате этой меры 450 тыс. ф. ст.; к тому же оно увеличило на1־ .лог на вино, рассчитывая получить около 420 тыс. ф. ст.; по- лшмо этого правительство решило сократить фонд погашен ния национального долга и выкупить консолей на 5 млн. гф. ет,., а не на 7 млн., как это предполагалось ранее [19, д, 98־
65, т. 1, л. 122]. Однако развязанная английским правитель¬ ством война существенно изменила бюджет страны. В октяб¬ ре 1899 г. парламент предоставил правительству субсидию для ведения войны в размере 10 млн. ф. ст., а в феврале' 1900 г.—в сумме 13 млн. ф. ст. ![53, т. 79, стр. 856—860]. С уче¬ том этих сумм расходная статья бюджета 1899/1900 г. на деле достигла 133 810 тыс. ф. ст. Этот финансовый год завершился с тяжелым дефицитом в 17 770 тыс. ф. ст. [53, т. 80, стр. 58]. Затянувшаяся война потребовала дальнейших огромных расходов, осложнивших финансовое положение страны. Рас¬ ходная часть бюджета на 1900/01 финансовый год достигла вместе с дополнительными кредитами 185 млн. ф. ст. Бюд¬ жет этого года предусматривал расходы военного министер¬ ства в сумме 61 499 400 ф. ст. при численности армии в 430 тыс. человек; расходы на военно-морской флот были определены в сумме 8460 тыс. ф. ст. [53, т. 79, стр. 1125]. На деле в течение этого года на войну в Южной Африке было израсходовано около 65 млн. ф. ст.; к тому же более 3 млн. ф. ст. было истрачено на вооруженную агрессию в Китае. В 1900/01 финансовом году расходы военного министерств^ составили 91 710 тыс^ ф. ст., а расходы адмиралтейства — 29 520 тыс. ф. ст. В конце 1900/01 финансового года дефицит4 достиг 53 млн. ф. ст., а государственный долг, составлявший в апреле 1899 г. 635 041 тыс. ф. ст., повысился до 688 млн.' ф. ст. вследствие новых внутренних займов [53, т. 92, Прило¬ жение I, стр. ш]. В связи с предстоявшими в течение 1900/01 финансового года огромными расходами на ведение войны, весной 1900 г. парламент утвердил дальнейшее увеличение налогов, предло¬ женное министром финансов М. Хикс-Бичем. На сей раз было решено несколько увеличить подоходный налог, который до войны взимался в размере 8 пенсов с каждого фунта стер¬ лингов. Теперь он был поднят на 4 пенса и составил один шиллинг с каждого фунта стерлингов. Это должно было дать казне 6500 тыс. ф. ст. в год. В то же время было проведено значительное увеличение косвенных налогов. В целом увели¬ чение налогов, осуществленное весной 1900 г., должно было дополнительно дать казне 12 317 тыс. ф. ст. в 1900/01 финан¬ совом году [53, т. 80, стр. 53—78]. Помимо увеличения нало¬ гов правительство прибегло к новому внутреннему займу в размере 30 млн. ф. ст. В конце 1900 г. парламент предоставил еще 11 млн. ф. ст. для.ведения войны [241, стр. 180]. 1901/0.2 финансовый год оказался для Англии еще более напряженным. Расходная статья бюджета на этот финансо¬ вый год достигла наивысшей за время войны суммы—: 187 602 тыс. ф. ст. «Рекордным» был и дефицит, выразивший¬ ся в сумме 55 347 тыс. ф. ст. [23, д. 61, лл. 154—155]. Желая сократить его за счет дальнейшего снижения жизненного 99 7*
уровня народных масс, М. Хикс-Бич вошел в парламент с предложением ввести налог на сахар. Решение парламента о введении этого налога вызвало недовольство среди рабо¬ чих. В связи с тяжелым финансовым положением правитель¬ ство пошло на новое, теперь уже значительное повышение размера подоходного налога; однако оно не ввело налоги на крупную собственность, в частности на монополии и на круп-' ное землевладение. Весною 1901 г. размер подоходного нало¬ га был поднят до 1 шилл. 2 пенсов с каждого фунта стер-׳; лингов. Однако он оставался ниже уровня, которого обычное достигал во время тяжелых для Англии войн: в годы наполео-; новских войн он поднялся до 2 шилл., а во время Крымской войны — до 1 шилл. 4 пенсов с каждого фунта стерлингов [23, д. 61, лл. 155—156]. Наибольшие поступления средств в казну давали косвен-! ные налоги. С 1898 по 1902 г. сумма поступивших в казну косвенных налогов более чем вдвое превысила сумму, взыс1 канную в результате сбора налогов с недвижимого имущест-! ва. Общая сумма налогового обложения в годы англо-бур-! ской войны возросла. О ее размерах и темпах ее роста гово¬ рят следующие данные: в 1899 г. она составила 108 336 тыс. ф. ст., в 1900 г.—119 840 тыс. ф. ст., в 1901 г. —130385 ты^ ф. ст., а в 1902 г.—142 998 тыс. ф. ст. [241, стр. 166—167, 235],׳ Как видим, за годы англо-бурской войны общая сумма нало-) гового обложения в Англии возросла почти на 30%. Народ¬ ные массы вынуждены были оплачивать часть огромных рас-] ходов на ведение чуждой их интересам захватнической! войны в Южной Африке. В годы войны номинальная заработная плата некоторых-: категорий трудящихся снизилась. С 1899 по 1901 г. от сниже¬ ния ее пострадали около двух миллионов рабочих. К тому же заработок многих рабочих уменьшился вследствие про¬ извольного сокращения предпринимателями продолжитель¬ ности рабочего дня, лишившего рабочих полной занятости. Рост цен на питание, предметы первой необходимости, жилище, топливо и т. п. вызвал снижение реальной заработ¬ ной платы. «Цены на продукты питания и на предметы пер¬ вой необходимости повысились. Цены на уголь в Лондоне стали недоступными, мыло и керосин вздорожали, цены на множество других товаров поднялись в результате войны»,— писала газета «Кларион» [284, 13.1.1900]. М. Хикс-Бич был вынужден признать, что в Англии растут цены почти на все товары [53, т. 80, стр. 59]. Уделом многих миллионов англичан была нищета. «В Соединенном Королевстве не менее одной шестой части населения, т. е. не менее 8 млн. человек, живут в нищете, имея доход меньше одного фунта стерлингов в неделю»,— отмечал С. Уэбб [269, стр. 8]. В течение 1902 г. в 100
Лондоне было официально зарегистрировано 34 случая смер¬ ти от голода [229, стр. 8]. В годы англо-бурской войны английские рабочие участво¬ вали в стачечной и антивоенной борьбе. В 1899, 1900 и 1901 гг. в Англии состоялась 1991 стачка; численность бастующих до¬ стигла 543 764 человек; был потерян 9 599 951 рабочий день [47а, стр. 78]. Опасаясь дальнейшего усиления недовольства рабочих, капиталисты зачастую были вынуждены идти на частичное или даже полное удовлетворение требований бастующих. Согласно официальным данным, результаты стачек 1899— 1901 гг. были следующими [47а, стр. 80]. Проценты от общего числа стачек Результаты стачек 1899 г. 1900 г. 1901 г. В пользу трудящихся В пользу капиталистов ...... Компромиссный результат .. . . . . Безрезультатные 32.0 34.1 32,8 1,1 31,2 32,6 34,1 2,1 24,5 . 41,0 29,0 5,5 Как видим, на первом этапе войны, во время неудач ан¬ глийских войск на фронтах в Южной Африке, число стачек, завершившихся полным или частичным удовлетворением ка¬ питалистами требований трудящихся, было более значитель¬ ным, чем число таковых после того, как в ходе войны насту¬ пил перелом в пользу Англии. Стачки 1899—1902 гг. выражали протест рабочих против жестокой эксплуатации, снижения уровня жизни, тяжелых условий труда на капиталистических предприятиях. Главны¬ ми требованиями бастующих рабочих в те годы были: повы¬ шение оплаты труда, законодательное сокращение продол¬ жительности рабочего дня, улучшение условий труда на производстве. Бастующие рабочие официально не выдвигали антивоенных требований. Стачки тех лет были еще разроз¬ ненными, локальными; ни одна из них не переросла во все¬ общую, не достигла общенационального масштаба. Заражен¬ ные буржуазным либерализмом реформистские лидеры тред- юнионов препятствовали росту стачечной борьбы английских трудящихся. Под влиянием неистовой шовинистической пропаганды, а также гонимые нищетой, безработицей и тяжелыми условия¬ ми труда и жизни многие английские рабочие вступали в ряды английской армии и участвовали в войне в далекой Африке за чуждые им интересы. Но, оказавшись в рядах сражавшихся британских войск, они постепенно освобожда¬ 101
лись от шовинистических иллюзий. «Я не встретил ни одного» английского солдата или волонтера, кто бы не был утомлен или болен и не испытывал бы отвращения к этой войне»,— сообщал Г. Р. Моват в письме из Зулуленда от 8 сентября- 1900 г. [291, 20.Х.1900]. Он отмечал также, что многие анг¬ лийские солдаты — бывшие рабочие — постепенно начинали понимать подлинные, захватнические цели войны. Затянув- шаяся война и тяжелое положение народных масс в Англии содействовали ослаблению влияния на английские народные массы шовинистических идей, росту антивоенных настроений, некоторому усилению революционного направления в англий¬ ском рабочем движении. Наиболее сознательные английские рабочие решительно осуждали войну Англии за захват бур¬ ских республик. «Пренебрегая неистовым воем джрнгоистов..., здравомыслящие британцы — англичане, шотландцы и ир¬ ландцы являются противниками этой грязной войны,— пи¬ сала в начале войны социал-демократическая газета ״Джас־| тис“. — От Абердина и Эдинбурга на севере до Саутгемптона/ на юге поступают принимаемые на митингах единодушные] протесты против этого второго издания пиратского набега] Джемсона, осуществляемого британским правительством/; имеющим в своем распоряжении всю мощь империи» [29 21.XI. 1899]. С гневным протестом против захватнической войны Анг¬ лии в Южной Африке выступили Социал-демократическая федерация (СДФ) \ Независимая рабочая партия (НРП) 1 2 и некоторые тред-юнионы, в особенности поддерживавшие Комитет рабочего представительства3. Наиболее решитель¬ ным противником вооруженной агрессии Англии в Южной Африке была СДФ. Накануне и во время англо-бурской войны преобладаю¬ щим влиянием в СДФ располагали революционные социал- демократы. Официальным главою СДФ вплоть до сентября: 1901 г. был лидер ее правого крыла Генри Майерс Гайндман. Но фактическое руководство ею находилось в руках лидеров революционного крыла Гарри Квелча и Ф. А. Ротштейна. Выдающийся деятель социалистического и тред-юнионист¬ ского движения — Гарри Квелч находился тогда, как отмечал В. И. Ленин, «в первых рядах тех, кто боролся стойко и убеж¬ денно против оппортунизма и либеральной рабочей политики в английском рабочем движении» [8, стр. 440]. В годы англо¬ бурской войны он был редактором еженедельной газеты Со¬ циал-демократической федерации «Джастис» и ежемесячника «Социал-демократ». Его перу принадлежали многие яркие,. 1 Социал-демократическая федерация была основана в 1884 г. 2 Независимая рабочая партия была создана в 1893 г. 3 Комитет рабочего представительства — так в 1900—1906 гг. называ¬ лась лейбористская партия в Англии. МО?
написанные с позиций марксизма статьи, посвященные важ¬ нейшим вопросам внутреннего положения и внешней поли¬ тики Англии, в частности империалистической агрессии Анг¬ лии в Южной Африке. С интересными статьями, посвящен״ ными острым проблемам внутренней политики и англо-бур¬ ской войне, выступали также другие видные деятели револю¬ ционного крыла СДФ — Ф. А. Ротштейн, Д. Эллам, И. Б. Бакс. Одним из самых энергичных деятелей левого крыла СДФ был в те годы марксист Федор Аронович Ротштейн, прожи¬ вавший в Англии с 1891 г. на положении политического эми¬ гранта. Выступая на страницах «Джастис» и «Социал-демо¬ крата» с яркими статьями, Ф. А. Ротштейн беспощадно осуж¬ дал захватническую, грабительскую войну Англии в Южной Африке, клеймил позором английских империалистов, развя¬ завших ее, протестовал против применявшихся ими зверских способов ее ведения; он доказывал, что эта несправедливая война противоречит интересам английского рабочего класса, утверждал, что для предотвращения захватнических войн и ликвидации милитаризма необходимо сокрушить порождаю¬ щий их капитализм, требовал сохранения независимости бур¬ ских республик. Он гневно осуждал расизм и национализм и призывал рабочих и социалистов бороться за полное равно¬ правие всех рас и народов, за ликвидацию Британской коло¬ ниальной империи, за признание принципа «социалистическо¬ го интернационализма» [291, 9.У1.1900; 293, 1900, т. 4, № 3, стр. 73]. Он решительно критиковал деятелей либеральной оппозиции за неспособность вести борьбу против захватни¬ ческой войны, за приверженность к «овечьим методам анти¬ военной пропаганды», за отсутствие среди либералов таких людей, которые, подобно Э. Золя, могли бы самоотверженно бороться против мрачных сил реакции; он правильно конста¬ тировал упадок английского либерализма [291, 31.III.1900]. Накануне англо-бурской войны революционные социал- демократы упорно призывали к мирному разрешению разно¬ гласий между Англией и Южно-Африканской Республикой. Они осуждали правительство Р. Солсбери за то, что оно «втягивало Англию в позорную и опасную войну» [201, 2.IX. 1899], и утверждали, что «война явилась бы отвратительным безумием» [291, 2.1Х.1899]. Разоблачая захватнические и гра¬ бительские цели, которые английские империалисты пресле¬ довали в бурских республиках, «Джастис» писала: «С каж¬ дым днем становится все более очевидным, что разговоры о борьбе за равные политические права и за •равное налоговое обложение служат только маскировкой для тех, кто хочет уничтожить, будь то дипломатическим путем или силой ору¬ жия, политическую независимость бурских республик. У пре¬ зидента П. Крюгера нет другого выбора, кроме как быть 103
съеденным под дипломатическим или военным соусом... С. Родс, А. Бейт и К° хотят быть хозяевами богатой стра¬ ны Ранда. Чемберлен хочет уничтожить независимость Трансваальской Республики именно в их интересах, а не ״во имя Британской империи“, ״политической справедливости“ или других высокопарных фраз, прикрывающих грабеж» [291, 26.VHI.1899]. На состоявшейся перед войной конферен¬ ции СДФ в Манчестере была принята резолюция, осудившая захватническую политику правительства Р. Солсбери в отно¬ шении бурских республик [291, 2.1Х.1899]. В начале войны, разоблачая грабительские цели войны Англии в Южной Африке и несостоятельность утверждения лорда Р. Солсбери о том, что Англия ведет войну за осво¬ бождение ойтландеров и африканцев от тирании буров, за равноправие всех рас, «Джастис» писала: «Мы, не колеблясь״ заявляем, что если бы в Трансваале не было золота, то не было бы никогда и этой войны; мы заявляем также, что за военным поражением Трансвааля последует его аннексия... в интересах шайки грабителей... наиболее покорным и по¬ слушным слугой которых является Р. Солсбери» [291, 18.ХЬ 1899}. Революционные социал-демократы заклеймили англо-бур¬ скую войну как тягчайшее преступление, совершенное анг¬ лийскими капиталистами, правительством Р. Солсбери и ревностным джингоистом — Д. Чемберленом [291, 14.Х.1899]. Большой заслугой революционного крыла СДФ явилось разоблачение того, что агрессивная политика Англии в Юж¬ ной Африке была чуждой интересам английского народа. Вскоре после начала войны Гарри Квелч писал, что она «не является ни популярной, ни народной, ни даже британ¬ ской, ибо она ведется не в интересах английского народа, но» для обогащения наиболее бесчестной шайки аферистов, спе¬ кулянтов и мошенников из всех когда-либо позоривших Анг¬ лию» [291, 21.Х.1899]. Он справедливо утверждал, что анг¬ лийские солдаты воюют за чуждые им цели. «Томми Ат¬ кинс4,—писал Г. Квелч,—получает в день за свою службу один шиллинг, за который рискует быть убитым. Он продает себя именно за эту цену не из любви к английской королеве и к стране, а под тяжким гнетом нужды, не в интересах ״отечества“, а в интересах Чемберлена, Родса, Ротшильда, Эккштейна, Бейта и всей прочей ״благородной“ шайки ״англосаксов“—расхитителей золота» [291, 6.1.1900]. В пись¬ ме к Г. Квелчу Д. Эллам также утверждал, что английскому народу не нужен захват Трансвааля, что Англия ведет войну «в угоду богатым классам — аристократии и плутократии, благородным и неблагородным держателям акций «Чартерен 4 Томми Аткинс — нарицательное имя английского солдата. 104
Компани» и других компаний финансистов и биржевых спе¬ кулянтов, в целях обогащения и усиления своей власти» [291, 18.XI.1899]. В начале войны Г. Квелч выступил с осужде¬ нием «шовинистического патриотизма». Заявляя, что рабочие не должны разделять патриотических чувств в отношении ка¬ питалистического отечества, он призывал их к интернациональ¬ ной пролетарской солидарности [291, 4.Х1.1899]. Революционные социал-демократы гневно обвиняли анг¬ лийскую буржуазию и правительство в том, что они возло¬ жили основную тяжесть ведения грабительской войны на плечи английских рабочих [291, 30.XII.1899]. Заслугой революционных социал-демократов было то, что они вели борьбу против милитаризма и войны в тесной свя¬ зи с борьбой за конечные цели революционного пролетариа¬ та. Они утверждали, что полная ликвидация милитаризма будет возможна лишь в результате уничтожения порождаю¬ щего его капитализма и победы социализма [291, 6.1.1900], и выражали надежду, что социалисты во всех странах будут бороться за установление «международной дружбы» [38, ед. хр. 1042, л. 1]. Осуждая захватническую войну, революционные социал- демократы опубликовали 20 января 1900 г. «Манифест Со¬ циал-демократической федерации», в котором призывали анг¬ личан не вступать в добровольческие отряды для несения службы за пределами Англии, не допускать введения всеоб¬ щей воинской повинности, бороться за заключение мира, предусматривающего отказ Англии от захвата бурских рес¬ публик. «Манифест Социал-демократической федерации» призывал не только к борьбе против захватнических войн и милитаризма, но и к ликвидации господства буржуазии, по¬ рождающего их. «Сбросьте апатию и безразличие, которые делают вас беспомощными в политике, и возьмите в свои руки контроль над нашей страной. Так, и только так, вы сможете освободиться от сокрушающего ярма лордов денеж¬ ного мешка; так, и только так, вы сможете положить конец их пиратской империалистической политике за пределами Англии и добиться того, чтобы у себя на родине наслаждать¬ ся материальными благами, которые вы создаете, но которые у вас отбирает немногочисленное, эгоистичное меньшинство, монопольно владеющее средствами производства» [291, 20.1. 1900]. Этот революционный манифест был высоко оценен герман¬ ской социал-демократической прессой, справедливо отметив¬ шей, что СДФ призывает английский народ «к социальному освобождению» и к ликвидации национального угнетения [298, 24.1.1900]. Осуждая захватническую войну и протестуя против пре¬ доставления правительству средств на ее ведение, революци- 105
онные социал-демократы призывали правительство расходо¬ вать деньги не «на резню во славу Родса, Эккштейна, Бейта и других ״благородных“ британцев», а на «пенсии престаре¬ лым, на образование, питание для голодающих детей и на все то, что улучшило бы положение миллионов трудящихся и страдающих людей в Англии» (291, 3.11.1900]. Они требоват ли также оказания существенной помощи миллионам голо- дающих в Индии (291, 3.11.1900]. Революционные социал-де¬ мократы сумели показать, что агрессия Англии в Южной Африке служила реакционным целям английских империя-; листов в области внутренней политики. «Из множества отри■« Нательных результатов войны один из худших заключается в том, что война отвлекает внимание от важнейших внутри■« политических проблем в Англии» [291, 18.XI.1899],— писала «Джастис». ^ Революционные социал-демократы предвидели, что завое-« вание бурских республик Англией очень тяжело отразится на положении коренного населения Южной Африки, в том числн на положении рабочих, трудившихся на золотых приискав [291, 18.XI.1899]. Они выражали свою готовность «помочь зу¬ лусам или любым другим туземцам в борьбе против угнетен ния их белыми, будь то против буров или англичан» [291; 13.1.1900]. «Если бы туземцы Южной Африки восстали про¬ тив белых, британцев и буров, наши симпатии были бы на стороне туземцев» [291, 13.1.1900],— писала «Джастис».: В разгар войны революционные социал-демократы предвиде¬ ли усиление освободительной борьбы коренного населения Южной Африки против колониализма. «Завершение войны: не будет означать ее действительного окончания и установ¬ ления постоянного господства Англии в Южной Африке. На¬ против. Оно может предвещать упадок Британской импе¬ рии. Мы сеем ветер огнем, убийством и кровопролитием; пусть неизбежный ураган настигнет тех, кто породил его»,— писала «Джастис» [291, 23.XII.1899]. Газета выражала уве¬ ренность в том, что в будущем хозяином Южной Африки станет ее коренное население [291, 15.IX.1900]. Она выска¬ зывала предположение, что захват бурских республик «вы¬ зовет в будущем распад той самой империи, жертвой кото¬ рой они стали» [291, 7.У1.1900]. Члены СДФ, и в первую очередь ее руководители, высту¬ пали с антивоенными статьями, лекциями, речами, организо¬ вывали митинги протеста против войны. Отрицательное отно¬ шение подавляющего большинства членов СДФ к развязан¬ ной английскими империалистами захватнической войне, к шовинизму и расовому угнетению было столь очевидным, что׳ ее руководители ошибочно сочли возможным ограничиться антивоенной резолюцией, принятой на Манчестерской конфе¬ ренции, и не принимать резолюций по вопросу об отношений
к войне на конференциях СДФ, состоявшихся в 1900 и 1901 гг. В августе 1900 г. Стратфордская конференция СДФ, обсудив по предложению члена Исполкома СДФ И. Б. Бакса вопрос о положении в Южной Африке, не приняла антивоен¬ ной резолюции. «Все делегаты полагали, что такая резолю¬ ция не нужна, поскольку отрицательное отношение СДФ к войне было ясным еще до ее начала»,— писала в связи с этим «Джастис» [291, 11.VIII. 1900]. Год спустя конференция СДФ в Бирмингеме вовсе не обсуждала вопрос о положении в Южной Африке и об отношении СДФ к этой войне. Воздер¬ жавшись от принятия на Стратфордской и Бирмингемской конференциях СДФ антивоенных резолюций, революционные социал-демократы упустили хорошую возможность для уси¬ ления антивоенной пропаганды. Ошибкой революционных социал-демократов явилось также то, что в самом начале войны они не выступили с требованием ее немедленного прекращения. «Мы осуждали войну с момента ее возникнове¬ ния, но мы считали бесполезным предлагать заключение ми¬ ра до тех пор, пока британские войска не одержат решитель¬ ную победу»,— писал Г. Квелч [291, 3.III. 1900]. Эта ошибоч¬ ная позиция в тот момент объективно содействовала усилению британской империалистической вооруженной агрессии. Но уже в январе 1900 г. революционные социал-демократы стали требовать скорейшего заключения мира на основе отказа Англии от захвата бурских республик. Учитывая временное преобладающее влияние революционных социал-демокра- трв в СДФ и желая сохранить в своих руках официальное руководство ею, Г. Гайндман накануне войны и в., течение ряда месяцев во время ее совместно с ними участвовал в антивоенной борьбе. Это, однако, не означало, что Г. Гайнд¬ ман в то время разделял идеи революционных социал-демо¬ кратов. Временно сотрудничая с ними, он на деле,, но выра¬ жению В. И. Ленина, оставался «очень и очень путаным бур¬ жуазным демократом» [6, стр. 394]. Это ярко проявилось во время решительного разрыва Г. Гайндмана с революционны¬ ми социал-демократами, наступившего в августе — сентябре 1901 г., и в дальнейшей его деятельности. Затянувшаяся война содействовала усилению влияния ре¬ волюционных социал-демократов на рядовых членов СДФ. В мае 1901 г. Исполком СДФ в составе Г. Квелча,ь Ф, А. Рот- штейна, И. Б. Бакса, А. Уотса, У. Барвика, С. Дэвиса, М. Грэя, Г. Саундерс Джакобса, Ф. Джонса, Дж. Джонса и Г. Гайндмана принял революционный манифест. В нем выра¬ жалось сожаление по поводу того, что накануне возникнове¬ ния войны в Южной Африке англичане, оказавшись под влиянием джингоистских идей, не помогли социал-демокра¬ там в борьбе против ее возникновения. Подчеркнув, что за¬ хватническая война, обогащающая капиталистов, чужда ин¬ Ш
тересам английского народа, авторы манифеста заявили, что «жертв, понесенных английскими солдатами в борьбе за ликвидацию свободы храброго врага, было бы достаточно для сокрушения угнетающей английский народ капиталисти¬ ческой тирании». Манифест отмечал, что для предотвраще¬ ния захватнических войн необходимо сокрушить капитализм. Он призывал английский народ примкнуть к СДФ и вклю¬ читься в борьбу за ликвидацию частной собственности на орудия и средства производства и господства буржуазии [291, 11.У. 1901]. Революционные требования манифеста вызвали отпор со стороны лидера правых социал-демократов Г. Гайндмана. Подписав этот манифест, он несколько дней спустя в письме! к Г. Квелчу решительно осудил взгляды революционных со¬ циал-демократов. Он стал настаивать на том, чтобы СДФ заняла нейтральную позицию по отношению к англо-бурской войне. Это свидетельствовало о переходе Г. Гайндмана на враждебные английскому народу и народам Южной Африки позиции пособничества войне английских империалистов за захват бурских республик. Пытаясь побудить СДФ занять нейтральную позицию по• отношению к продолжавшейся войне, Г. Гайндман накануне конференции СДФ в Бирмингеме писал Г. Квелчу: «Задачей Социал-демократической федерации является распростра¬ нение социализма... Я думаю, что за последние два года мы уделили Южной Африке вполне достаточно внимания» [291, 20. VII. 1901]. Отказываясь от борьбы за немедленное заключение мира и за признание Англией независимости бурских республик, Г. Гайндман выдвинул абсурдное утверждение о том, что продолжение войны будет выгодным для английских рабо¬ чих, так как оно будет содействовать усилению их борьбы против английских капиталистов. Отказ Г. Гайндмана от сотрудничества с революционными социал-демократами исключил возможность пребывания его у руководства СДФ, так как большинство ее членов находи¬ лось под влиянием революционных идей. На состоявшейся в. августе 1901 г. в Бирмингеме конференции СДФ кандидатура Гайндмана не была выдвинута в состав Исполкома СДФ. Отстранение Г. Гайндмана от руководства СДФ содейство¬ вало некоторому усилению влияния в ней революционных социал-демократов. На выборах нового состава Исполкома наибольшее число голосов получили Ф. А. Ротштейн и Г. Квелч. Революционные социал-демократы призвали Независимую• рабочую партию к совместной борьбе против войны. Поло¬ жительно оценивая позицию, занятую лидером НРП Дж. Кей- ром Гарди по отношению к войне, Г. Квелч выразил надежду 108
на то, что совпадение взглядов большинства членов этих партий на вопрос о характере войны Англии против бурских республик будет содействовать сплочению английских социа¬ листов [291, 13.1.1900]. Революционная деятельность СДФ и классовая борьба в Англии в конце 90־х годов XIX в. и в начале XX в. содейст¬ вовали численному росту этой партии за счет вступления в ее ряды наиболее сознательных рабочих. С 1898 по 1901 г. численность членов СДФ удвоилась, поднявшись с 4500 до 9000 человек [234, стр. 243]. Однако СДФ по-прежнему не являлась массовой политической партией английского рабо¬ чего класса. Она все еще не могла «приладиться к... теоре¬ тически беспомощному, но живому, массовому, могучему рабочему движению» [3, стр. 233]. Влияние СДФ на англий¬ ское рабочее движение оставалось незначительным. Эта пар¬ тия еще не имела своих представителей в палате общин. На парламентских выборах в октябре 1900 г. за двух кандида¬ тов от СДФ было подано лишь около семи тысяч голосов [291, 13.Х. 1900]. Итак, революционные социал-демократы, в то время руко¬ водившие СДФ, вели упорную борьбу против несправедли¬ вой, империалистической войны Англии в Южной Африке, разоблачали грабительские цели и антинародную сущность этой войны, требовали ее скорейшего завершения, призыва¬ ли к ликвидации колониализма, поддерживали борьбу корен¬ ного населения Южной Африки против английских и бурских колонизаторов; они осуждали милитаризм, требовали ликви¬ дации постоянной армии, разоблачали буржуазную сущность Шовинистических и расистских идей, призывали к сплочению социалистов для борьбы против войны, милитаризма, коло¬ ниализма, империализма, выступали в защиту идей проле¬ тарского интернационализма. Они вели эту борьбу в тесной связи с борьбой за ликвидацию господства буржуазии, за политическую власть рабочего класса, за социализм. Однако в борьбе против империалистической войны Анг¬ лии за захват бурских республик революционные социал-де¬ мократы не смогли сплотить вокруг себя большинство анг¬ лийского рабочего класса, не прибегли к организации в Анг¬ лии массовых антивоенных стачек в масштабе промышленных предприятий и отраслей промышленного производства, не провели всеобщей забастовки с целью заставить правитель¬ ство Р. Солсбери немедленно пойти на заключение мира. Независимая рабочая партия, выражавшая интересы ра¬ бочей аристократии, пролетаризирующейся мелкой буржуа¬ зии и несознательных рабочих, также выступила с осуждени¬ ем захватнической войны Англии в Южной Африке. Дж. Кейр Гарди справедливо утверждал, что эта война была развяза¬ на английскими капиталистами, желавшими завладеть бога¬ 109
тейшими естественными ресурсами бурских республик, под• чинить их африканское население жестокой эксплуатации, отвлечь внимание английских рабочих от тяжелых условий их труда и жизни [191, стр. 8; 292, 6.1.1900; 57, стр. 34]. Оце¬ нивая перспективы господства Англии в Южной Африке, Дж. Кейр Гарди высказал уверенность в том, что оно будет непрочным и что Англия в дальнейшем утратит свои южно¬ африканские и другие колониальные владения [292, 9.V.1900], Политика английского правительства, приведшая к войне; в Южной Африке, а затем война привлекли пристальное вни*: мание Национального административного совета НРП и об•; нуждались на ее конференциях. В состав совета тогда вхо4 дили Дж. Кейр Гарди, Дж. Брюс Глэсиер, Ф. Литтлвуда Ф. Броклехарст, Дж. Р. Макдональд, Ф. Сноуден, Дж. Пен• ни, X. Рассел Смарт. Они вели борьбу против захватниче ской войны и милитаризма с позиций мелкобуржуазного ре< формизма. В отчетном докладе, с которым Национальный админист] ративный совет НРП выступил на VII ежегодной конферен| ции этой партии в Лидсе в апреле 1899 г., отмечалось, что] буржуазные политические деятели «старательно вынашиваю■! достойный осуждения джингоизм, или жажду завоеваний, Щ вводят рабочий класс в заблуждение, побуждая его думать,] будто бы его надежды на улучшение условий жизни могу! быть осуществлены лишь в результате захвата новых рынков^ сохранения военного преобладания Британии и ее господства; на море» [63, стр. 4]. Осудив милитаризм, конференция по¬ требовала разоружения, призвала к достижению «лучшего взаимопонимания между европейскими странами» и созыву в 1899 г. в Гааге мирной конференции [63, стр. 20]. В июле 1899 г. Национальный административный совет НРП принял резолюцию, обвинявшую правительство Р. Сол¬ сбери «в желании спровоцировать войну с целью захвата Трансвааля в интересах бессовестных эксплуататоров» [57, стр. 4]. В октябре 1899 г., как только началась война, совет принял резолюцию, призывавшую обе стороны выдвинуть взаимно приемлемые условия мира в целях скорейшего за¬ вершения войны. Многие члены НРП требовали немедленно¬ го прекращения военных действий и передачи англо-бурских разногласий, приведших к войне, на рассмотрение междуна¬ родного третейского суда [292, 20.1.1900]. . VIII ежегодная конференция НРП, состоявшаяся в Глаз¬ го в апреле 1900 г., осудила грабительскую войну Англии в Южной Африке. Конференция потребовала немедленного прекращения войны, заключения мира, признания независи¬ мости Южно-Африканской и Оранжевой республик. Она от¬ метила, что империализм и захватнические войны угрожаю!• всеобщему миру, противоречат дружбе народов, прогрессу 110
человечества, интересам английского рабочего класса. «Эта война,— гласила принятая конференцией резолюций,— меша¬ ет освобождению рабочего класса от капитализма, •так как она отвлекает рабочих от самых необходимых реф'орм в сво-' ей стране, разжигает ненависть между народами вместо того, чтобы укреплять международное братство, заставляет расплачиваться за войну ее противников» [55, стр. 4]. Конфе¬ ренция призвала членов НРП «решительнее бороться против милитаризма и условий производства, при которых финанси¬ сты могут навязывать всему обществу войну» [291, 21. IV* 1900]. В отчетном докладе, представленном IX конференции НРП, состоявшейся в апреле 1901 г. в Лестере, Националь¬ ный административный совет НРП вновь, высказался за со¬ хранение независимости бурских республик, осудил гонку во¬ оружений и огромные затраты на войну в Южной Африке; он заявил, что «наиболее ужасающим фактом является то, что война была предпринята Англией с целью дать возмож: ность капиталистам поработить цветное население и низвести до голодного уровня заработную плату белых людей в Юж¬ ной Африке» [57, стр. 4]. •В принятой резолюции конференция обвинила английское правительство в ведении истребительной войны в интересах капиталистов, осудила зверства, совершаемые англичанами в Южной Африке, а также милитаризм и рост расходов на ве¬ дение войны [57, стр. 36]. Прозвучавший на Лестерской кбн: ференции призыв председателя НРП Дж. Брюс Глэсиера5 вести борьбу за социализм, при котором не будет войн и на¬ ступит содружество всех народов [57, стр. 4], к сожалению, не нашел отклика ни в одной из резолюций, принятых этой кон¬ ференцией. По предложению Дж. Кейр Гарди Лестерская конферен¬ ция приняла резолюцию, призывавшую созвать в кратчай¬ ший срок национальную конференцию всех осуждающих вой¬ ну организаций и лиц для того, чтобы заставить английское правительство предложить бурам приемлемые для них усло¬ вия мира [57, стр. 34]. Однако попытка руководителей НРП провести антивоенную конференцию натолкнулась на «неже¬ лание многих осуждавших войну политических деятелей при¬ нять в ней участие» [64, стр. 3], В связи с этим Национальный административный совет НРП на X ежегодной конференции НРП, состоявшейся в Ливерпуле весной 1902 г., выразил сом¬ нение в целесообразности возобновления попыток созвать та¬ кую конференцию. Ливерпульская конференция приняла резолюцию, которая 5 Дж. Брюс Глэсиер стал председателем Независимой рабочей пар¬ тии в 1900 г. в связи с уходом с этого поста Дж. Кейр Гарди. Ш
вновь констатировала, что Англия ведет в Южной Африке захватническую войну «исключительно в интересах капита¬ листов, владеющих приисками и желающих получить неогра¬ ниченный источник дешевой рабочей силы». Протестуя про¬ тив аннексии !бурских республик, резолюция утверждала, что она «не оправдана с военной точки зрения, противоречит по¬ литической мудрости и национальной чести англичан» [64, стр. 28]. Эта резолюция осудила также создание английски¬ ми властями в Южной Африке концентрационных лагерей, приостановку действия конституции Капской колонии, вве¬ дение там военного положения. НРП осудила также граби¬ тельский мир, подписанный в Претории в 1902 г. Считая необходимым «противостоять милитаристскому И консервативному духу» [57, стр. 5], НРП приняла участие н| парламентских выборах, состоявшихся в октябре 1900 г. И® девяти кандидатов в члены парламента, выдвинутых НРЩ избранным оказался Дж. Кейр Гарди, уже являвшийся чле¬ ном парламента в 1892—1895 гг. Лидер тред-юнионов желез¬ нодорожных служащих Ричард Бэлл, разделявший буржуаз-; но־либеральные взгляды, выдвинутый совместно НРП и СДФ, тоже стал членом парламента. Руководители НРП расцени¬ ли победу Дж. Кейр Гарди и Р. Бэлла как «призыв к борьбе не только для НРП, но и для лейбористского и социалисти¬ ческого движения всей нации» [57, стр. 7]. Во время войны Дж. Кейр Гарди голосовал в палате об¬ щин против предоставления правительству дополнительных средств для усиления армии и флота и против увеличения налогов [53, т. 98, стр. 931]. Выступая в палате общин, он тре¬ бовал скорейшего окончания войны, отказа Англии от захва¬ та бурских республик, протестовал против зверств, совершае¬ мых англичанами в Южной Африке, в частности против мас¬ совых погромов английскими войсками бурских ферм [53, т. 104, стр. 528—524׳]. Осуждение Национальным административным советом и конференциями НРП империалистической войны Англии в Южной Африке выражало антивоенные и антимилитарист¬ ские настроения подавляющего большинства ее членов. Од¬ нако немногочисленная группа правых независимцев-шовини- стов поддерживала эту войну. Эту группу возглавлял извест¬ ный публицист, один из создателей НРП, Роберт Блэтчфорд — редактор выходившей в Манчестере с конца 1891 г. ежене¬ дельной газеты «Кларион». Ближайшими сторонниками Р. Блэтчфорд а были А. Томпсон, Монти Блонг, Том Кук. Протест Независимой рабочей партии против захватниче¬ ской внешней политики Англии, разоблачение грабительско¬ го характера войны, которую Англия вела в Южной Африке, борьба за мир, призыв к единству действий всех противни¬ ков войны, протест против увеличения налогового бремени, 112
против господства консервативной партии имели прогрессив¬ ное значение. Вот почему влияние этой !реформистской пар¬ тии во время войны в Южной Африке несколько возросло, о чем свидетельствовал численный рост рядов НРП и успех, одержанный ею на парламентских выборах в октябре 1900 г. Если в начале 1899 г. НРП имела около 5 тыс. членов [63, стр. 27], то в 1901 г. она насчитывала около 13 тыс. членов [234, стр. 243]. Однако массовой партией она не стала. Вра¬ ждебная научному социализму, она вела борьбу против вой¬ ны с позиций мелкобуржуазного реформизма. Несколько слов об отношении тред-юнионов к англо-бур¬ ской войне. Между многими рядовыми членами тред-юнионов и их руководителями шла борьба по вопросу об отношении к ней. Численность членов тред-юнионов в то время возрастала. Только в 1899 г. в тред-юнионы вступило более 152 тыс. чело¬ век: общая численность членов тред-юнионов составила тог¬ да 1 800 869 человек. В 1900 г. в тред-юнионы вступили еще более 100 тыс. членов; общая численность членов тред-юнио¬ нов достигла тогда 2 млн. человек, т. е. составила почти 20% общего числа наемных рабочих Англии. Идейный уровень тред-юнионистского движения был еще низким. Большинство его лидеров разделяло буржуазно-ли¬ беральные и шовинистические идеи и поддерживало захват¬ ническую политику Англии в Южной Африке. Но эти взгля¬ ды встречали сопротивление со стороны части рядовых чле¬ нов тред-юнионов. На состоявшемся в сентябре 1899 г. в Плимуте конгрессе тред-юнионов многие делегаты выступили с осуждением войны против бурских республик и заявили, что она велась в интересах «английских капиталистов, почу¬ явших золото и решивших захватить его» [59, •стр. 85]. Они справедливо утверждали, что агрессивная политика англий¬ ских капиталистов противоречила интересам английского на¬ рода. В принятой резолюции Плимутский конгресс призвал английское правительство к мирному урегулированию англо¬ бурских разногласий и отметил, что «война принесет огром¬ ные страдания и непоправимый ущерб трудящимся» [59, стр. 85—86]. В апреле 1900 г. члены тред-юнионов, осуждавшие захватническую войну, опубликовали прокламацию, обвиняв¬ шую английских миллионеров в том, что они, стремясь к обо¬ гащению, ввергли Англию в несправедливую войну. Под этой прокламацией поставили свою подпись около 85 тыс. человек. В мае 1901 г. конференция шотландских тред-юнионов тоже осудила войну [292, 17.У.1901]. В феврале 1902 г. тред-юнио¬ ны Ньюкасла провели демонстрацию, требуя прекращения военных действий, признания •независимости •бурских респуб¬ лик, уравнения в правах всех жителей Южной Африки вне зависимости от их расовой принадлежности [292, 8.11.1902־]. Эти выступления имели большое прогрессивное значение. Они 113 .8 И. А. Никитина
свидетельствовали о росте классового самосознания рабочих.! Об этом говорило также участие части английских рабочих, в антивоенных митингах и демонстрациях. Общее число участников многочисленных антивоенных) митингов и демонстраций, состоявшихся накануне и во вре^ мя англо-бурской войны во многих английских и ирландских городах, исчислялось сотнями тысяч человек. Но все же боль¬ шинство английских и ирландских трудящихся осталось в сто¬ роне от активных антивоенных выступлений, которые не пе¬ реросли во всенародный протест против грабительской войны Англии в Южной Африке. Ведущая роль в борьбе против этой войны принадлежала сознательным, передовым рабочим и выражавшим их взгляды революционным социал-демокра¬ там. В борьбе против войны участвовали также мелкие бур¬ жуа, полупролетарии, не разделявшие революционных идей рабочие. Помимо большинства членов СДФ, НРП и некото¬ рых тред-юнионов в организации антивоенных митингов и де¬ монстраций участвовали левые либералы, буржуазные паци-^ фисты, анархисты, ирландские социалисты и буржуазные на¬ ционалисты, а также многие рядовые члены английских тред- юнионов, лидеры которых поддерживали эту войну. Против¬ ники войны выступали с многочисленными антивоенными, статьями, речами, лекциями,,докладами. Антивоенные митинги стали проводиться еще летом 1899 г. Их участники с энтузиазмом принимали резолюции,, осуждавшие политику правительства Р. Солсбери, которая вела к захватнической войне против бурских республик. Пе״ ред войною и во время нее многочисленные антивоенные ми¬ тинги и демонстрации были проведены в Лондоне, Манчесте¬ ре, Бирмингеме, Лидсе, Саутгемптоне, Эдинбурге, Норвиче и во многих других городах. В начале войны на этих митин¬ гах обычно принимались резолюции, разоблачавшие ее под¬ линные цели, осуждавшие капиталистов, которые в погоне за наживой ввергли Англию в захватническую войну [29U 21.Х. 1899, 6.1.1900]. После того как Англия добилась перело¬ ма в ходе военных действий в свою пользу, участники митин¬ гов стали зачастую принимать резолюции, требующие немед¬ ленного прекращения военных действий, заключения мира и признания английским правительством независимости бур¬ ских !республик. Такие резолюции, в частности, были приняты на массовом митинге в Лидсе 24 февраля 1900 г.* в Лондоне в начале мая 1900 г. [291, 12.V.1900]: Революционные социал- демократы выступали на антивоенных митингах с призывом к борьбе против господства капиталистов. Так, например, в речи на состоявшемся 12 ноября 1899 г. в лондонском «Уол- ворт палас» митинге Гарри Квелч решительно осудил мили¬ таристов и расистов и призвал рабочих всех стран объеди¬ ниться в борьбе против эксплуататоров [291, 18.XI.1899]. 114
Правящие круги с тревогой следили за ростом антивоен¬ ных настроений. Однако они опасались применять вооружен¬ ную силу для разгона антивоенных митингов и возложили эту задачу на банды милитаристов и шовинистов. Эти банды нападали на противников войны, обвиняли их в отсутствии патриотизма и в предательстве интересов английской нации. Пресса сообщала многочисленные сведения о бесчинствах ми¬ литаристов. Приведем некоторые из них. 24 сентября 1899 г. банда милитаристов сорвала антиво¬ енный митинг, проходивший в столице на Трафальгарской площади при участии членов СДФ Г. Гайндмана, Тейлора, Мошелеса. Пустив в ход ножи и кулаки, милитаристы при явном попустительстве полиции напали на участников ми¬ тинга в момент, когда Мошелес предложил принять резолю¬ цию, осуждавшую захватническую политику английского пра¬ вительства в Южной Африке [291, 30.IX. 1899]. Милитаристы дезорганизовали также антивоенный митинг, созванный в Нортгемптоне 8 февраля 1900 г. Желая вызвать беспорядок, они распевали шовинистические и монархические гимны «Правь, Британия» и «Боже, храни королеву». Они избили ле¬ вого либерала, члена палаты общин Г. Лебучира, лишив его возможности выступить с антивоенной речью. 12 февраля 1900 г. группа милитаристов сорвала митинг, организованный в Лондоне Мейлендским отделением СДФ. Митинг против¬ ников войны, созванный в Лондоне 2 марта 1900 г. левыми либералами при участии некоторых членов НРП и СДФ, так¬ же подвергся нападению милитаристской банды, вооружен¬ ной ножами и палками. После водворения порядка участни¬ ки митинга приняли резолюцию, требующую немедленного заключения мира [291, 16.111.1900]. В мае 1900 г. милитари¬ сты сорвали антивоенный митинг в Абердине. Они помешали принять резолюцию, обвинявшую английское правительство в том, что оно развязало несправедливую войну, и требовав¬ шую прекращения военных действий, рассмотрения англо¬ бурских разногласий третейским судом, заключения мира, сохранения независимости бурских республик. Поднятый этой бандой дебош превратился в массовое побоище, которое уда¬ лось прекратить лишь с помощью войск [291, 26.V.1900]. Во многих городах банды милитаристов избивали и оскорбляв ли наиболее активных противников войны и даже громили их жилища ![53, т. 81, стр. 445—446, 691]. Революционные социал-демократы требовали, чтобы пра¬ вительство обуздало погромщиков и обеспечило ■бы осущест¬ вление в Англии свободы слова. Но ,правительство продолжа¬ ло потакать бесчинствам милитаристских банд [291, .24.11. 1900]. Упорная борьба между противниками и сторонниками войны Англии за захват бурских республик развернулась так¬ 115 8*
же в Ирландии, где с протестом против войны выступили со¬ циалисты, мелкобуржуазные демократы и буржуазные на¬ ционалисты. Руководимая Д. Конноли Ирландская социали¬ стическая республиканская партия осуждала захватнические войны, расовое и национальное угнетение, требовала ликвида¬ ции колониализма, предоставления независимости всем на¬ родам Британской империи. Она характеризовала войну Анг¬ лии против бурских республик как несправедливую, развя¬ занную правительством Р. Солсбери в интересах английских монополистов [139, стр. 50, 185; 140, стр. 33—34]. В отличие от социалистов ирландские буржуазные нацио¬ налисты, выступая против войны Англии за захват бурских республик, не требовали ликвидации колониализма и предо¬ ставления всем угнетенным народам независимости. Они ис¬ пользовали серьезные трудности Англии в этой войне для усиления борьбы за самоуправление Ирландии — за гомруль. В целях усиления своего влияния на народные массы Ир¬ ландии буржуазные националисты протестовали против ее участия ■в оплате расходов ׳на эту войну [53, т. 89, стр. 1145— 1155; 53, т. 104, стр. 958, 961, 999, 1001, 1005]. Противники войны провели в Ирландии множество анти¬ военных митингов. В ряде ирландских городов произошли беспорядки, вызванные столкновениями между противниками войны и пробританскими элементами. Как видим, состоявшиеся в годы англо-бурской войны вы¬ ступления не приобрели мощного размаха. Это в основном определялось уровнем развития английского рабочего движе¬ ния: отсутствием единства в рабочем движении, наличием многочисленной рабочей аристократии, сильным влиянием на английских трудящихся шовинистических, буржуазно-либе¬ ральных и мелкобуржуазных реформистских идей, Слабым распространением в Англии идей научного социализма, сек¬ тантством СДФ. Активность трудящихся в Англии не вышла тогда за рамки разрозненных стачек, в ходе которых в боль¬ шинстве случаев не выдвигались политические, в том числе антивоенные, требования. Ни одна из стачек 1899—1902 гг. не переросла ни в стачку, которая охватила бы всех трудя¬ щихся какой-либо отрасли промышленного производства, ни,, тем более, во всеобщую стачку. Активность народных масс в то время не вышла также за рамки местных антивоенных, митингов, которые не слились в мощный протест в националь¬ ном масштабе против войны английских империалистов за захват бурских республик. Стачечная борьба и антивоенные выступления тех лет в основном развивались в отрыве от борьбы трудящихся за ликвидацию господства буржуазии и капиталистической эксплуатации. К тому же большинство трудящихся не приняло тогда участия в стачечной и антиво¬ енной борьбе. В силу указанных причин английские трудя¬ 116
щиеся, осуждавшие войну Англии за захват Южно-Афри¬ канской и Оранжевой республик, не смогли заставить англий¬ ских империалистов пойти на заключение мира на основе от¬ каза от захвата бурских республик. Проведенные во время войны изменения в составе кабинета Р. Солсбери не пред¬ ставляли собой уступку империалистов демократическим си¬ лам Англии. Эти изменения были вызваны лишь стремлени¬ ем империалистов обеспечить дальнейшее успешное осущест¬ вление Англией агрессивной внешней и антинародной внутрен¬ ней политики. Используя различные методы борьбы против рабочего движения и против участников антивоенных митин¬ гов, английские империалисты добились осуществления своих грабительских целей в войне против бурских республик.
Г лава IV ДЕРЖАВЫ И АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА ГЕРМАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ И АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА Накануне и во время войны господствующие классы Гер¬ мании, Франции, США, Голландии, России были обеспокое¬ ны перспективой усиления экономической мощи и дальней¬ шей экспансии Англии в результате захвата ею бурских рес¬ публик. Однако правительства европейских держав и США воздержались от вмешательства в англо-бурскую войну и не попытались предотвратить аннексию бурских республик Анг¬ лией. Существовавшие между державами острые империали¬ стические противоречия, а также соглашения по частным воп¬ росам колониальной политики, заключенные в то время Англией с Германией и США, исключали возможность осу¬ ществления державами как коллективных, так и сепаратных антибританских действий, направленных !на предотвращение захвата бурских республик Англией. Эти соглашения были компенсацией, которую Англия уплачивала державам за не¬ вмешательство в войну. Оно было важной причиной одержан¬ ной Англией победы. Рассмотрим отношение к англо-бурской войне империалистической Германии — главного соперника Англии в борьбе за передел мира, за господство на море и на мировом рынке. Обратимся сначала к борьбе Англии и Германии за португальские колонии в Южной Африке и сго¬ вору об их разделе. В конце XIX в. экономическое, внутриполитическое и меж¬ дународное положение Португалии было очень напряженным. Стоявшие у власти буржуазно-помещичьи круги во главе с бездарным представителем Браганцской династии королем Карлосом I и лидером либеральной буржуазно-помещичьей партии прогрессистов Люциано де Кастро проводили анти¬ национальную политику подчинения экономики страны ино¬ странному капиталу. Формально Португалия была суверен¬ ным государством, но в экономическом отношении она зави¬ села от Англии. В. И. Ленин отмечал, что в то время Порту¬ галия была «аннексией» Англии в экономическом смысле, ее «вассалом» {13, стр. 95] Уровень промышленного развития Португалии был тогда очень низким, а финансовое положение — катастрофическим. В 1900 г. дефицит государственного бюджета Португалии до¬ 118
стиг 2 660 967 рейсов•1 [20, д. 63, л. 51]. Государственный долг страны стремительно возрастал. С 1892 г, Португалия нахо^ дилась «в положении негласного банкротства» [20, д. 63, л. 36]. Бремя налогов, ложившееся на плечи португальского народа, становилось все более тяжким. С 1882 по 1912 г. сумма нало¬ говых обложений, приходившаяся в среднем на каждого жи¬ теля Португалии, удвоилась (223, стр. 14]. Нищета народных, масс была причиной массовой эмиграции. С 1872 по 1900 г. около 580 тыс. португальцев навсегда покинули свою родину. Правящие круги Португалии не принимали никаких мер, кото״ рые содействовали бы развитию национальной промышленно-, сти, сельского хозяйства, торговли и вывели бы страну и на״ род из того тяжелого положения, в котором они нахо¬ дились. Воспользовавшись огромными трудностями Португалии, Англия, Германия и Франция активизировали борьбу за даль¬ нейшее закабаление этой страны, за усиление своих позиций в португальских колониях в Африке. Главным соперником Англии в этой борьбе была Германия.- Немецкие монополии сты, а также император Вильгельм ׳II были сторонниками рез¬ кого расширения колониальных захватов Германии. Они вы¬ ступали, в частности, за передел португальских колониальных владений. На экспансии германского капитала в Португалию и в ее африканские колонии особенно настаивали германские монополисты, владевшие португальскими ценными бумагами: и связанные с деятельностью «Немецкого банка», «Дарм^ штадтского банка» и «Учетного общества». Дальнейшего про¬ никновения в Африку требовал также ,Пангерманский союз [см. 90; 91], ■ ־ Добиваясь в конце 90-х годов XIX в. участия Германии в предоставлении Португалии нового займа, немецкие моно¬ полисты стремились также создать благоприятные условия для ввоза в эту страну своих промышленных товаров. Стои¬ мость экспорта германских товаров в Португалию увеличи¬ лась с 19 млн. марок в 1899 г. до 32,8 млн. марок в 1908 г. Предоставлявшиеся Португалии займы, в значительной мере шли на покупку португальским правительством изделий гер^ манских фирм. Предполагавшийся весною 1898 г. заем Пор¬ тугалии у Ротшильда в Лондоне (размером в 6 млн. ф. ст.) не состоялся из-за энергичного противодействия со стороны Германии [20, д. 63, лл. 36—38]. Английские империалисты, в. свою очередь, не желали допускать усиления германского־ влияния в Португалии и ее колониях, ибо Германия была главным соперником Англии на мировой арене. Ведя пере¬ 1 Рейс (португ. reis) — множественное число от реала — денежной единицы Португалии (до 1911 г.); 1 рейс=0,001 мильрейса—золотой мо¬ неты, содержавшей к 1911 г. 1,68 г чистого золота. 119
говоры с Португалией о предоставлении ей займа, англий¬ ское правительство упорно отвергало участие в нем Германии. Трудности, которые испытывала Португалия в конце XIX в., значительно усилились накануне и во время англо¬ бурской войны, когда вплотную встал вопрос о том, будут ли оставлены Португалии ее колонии в Африке. Рассмотрим по¬ ложение в этих колониях в то время. Общая площадь португальских колоний в Африке — Ан¬ голы, Мозамбика, Португальской Гвинеи — во много раз пре¬ вышала размеры метрополии. Большинство коренного насе¬ ления Анголы и Мозамбика составляли племена, говорящие на языках банту. По данным швейцарского миссионера А. Жюно, проживавшего в Южной Африке в 1896—1907 гг., численность африканского населения Мозамбика в конце XIX в. достигла 750 тыс. человек, из которых около полови¬ ны принадлежали к племени тсонга (189, т. 1, стр. 17—30]. На территории Мозамбика жили также племена макуа, малави, ньянджа, яо, маконде, машона. Подавляющее большинство коренного населения Анголы составляли племена баконго, амбунду, тучокве (вачокве), гангуэла, ваньянека, вахумбе, гереро, овамбо [87а, стр. 118—120, 375—378]. Народы Анголы и Мозамбика находились на разном уров¬ не социального развития. Некоторые из них (баконго и, от¬ части, тсонга) вступили уже в стадию разложения первобыт¬ нообщинного строя; углублялось имущественное неравенст¬ во, появились признаки возникновения частной собственности, классов, эксплуатации человека человеком. Основной формой собственности у тсонга оставалась общинная собственность на землю. Стада паслись на общинных землях. Однако в лич¬ ном владении членов племени уже находились небольшие пахотные участки земли, которые обрабатывались без при¬ менения наемной рабочей силы. Жюно сообщает, что вожди тсонга взимали долю урожая с участков пахотных земель, принадлежавших членам племени, отбирали у охотников часть добычи, эксплуатировали членов племени [189, т. 2, стр. 9—18]. Колонизация португальцами Анголы и Мозамбика при¬ несла коренному населению неисчислимые бедствия. Она со¬ провождалась физическим истреблением части местных пле¬ мен, отчуждением принадлежавших им лучших земель, уста¬ новлением высоких налогов, введением принудительного по- лурабского труда. Захватывая огромные территории, колони- ааторы создавали плантации, на которых разоренные и зака¬ баленные ими африканцы были принуждены почти даром возделывать экспортные культуры — хлопок, кофе, табак и пр. Уделом порабощенного коренного населения стала же¬ сточайшая־ эксплуатация и чудовищная расовая дискрими¬ нация. Местные племена самоотверженно отстаивали свою неза¬ 120
висимость. Одно из самых мощных выступлений против пор¬ тугальских колонизаторов произошло в 1895 г. на юге Мозам¬ бика. Для подавления этого восстания из Португалии были отправлены военные карательные экспедиции. Несколько позднее поднялись на борьбу племена на северо-западе Мо¬ замбика, возглавляемые вождями Матака, Куамбе и Менза- рафи. Для подавления этого восстания португальское прави¬ тельство летом 1899 г. послало из метрополии войска числен¬ ностью в 2,5 тыс. человек. Это решение было принято порту¬ гальским правительством по предварительной договоренности с Англией [18, д. 60, л. 50]. Высадившись в бухте Делагоа, пор¬ тугальские каратели стали продвигаться на север и в нача¬ ле августа 1899 г. достигли озера Ширао. Одновременно с ними в район между озерами Ширао и Ньяса для действий против восставших африканцев была направлена английская военная экспедиция. Португальское правительство отправило также карательные военные экспедиции в Анголу для подав¬ ления освободительной борьбы [18, д. 60, л. 50]. Однако Пор¬ тугалия не имела возможности содержать в своих колониях крупные вооруженные силы, так как ее армия и флот были невелики. В целях усиления португальской армии правитель¬ ство Люциано де Кастро провело в июле 1899 г. через корте¬ сы проект, предусматривавший ее перевооружение. Все же численность действующей португальской армии в случае вой¬ ны по-прежнему могла достигнуть лишь 149 тыс. человек [18,. д. 60, лл. 154—157]. Учитывая экономическую и военную слабость Португалии,, капиталисты Англии, Германии, Франции и других стран в последние десятилетия XIX в. усилили борьбу за проник¬ новение в экономику португальских колоний в Африке. Они использовали, в частности, решение португальского прави¬ тельства «раздать на выгодных для себя условиях разным иностранным компаниям большие концессии для развития и эксплуатации португальских колоний в Африке» [18, д. 60, 157]. Это решение было принято португальским правительством в связи с тем, что ст. 35 Заключительного акта Берлинской конференции 1885 г. предусматривала, что «новые владения» держав в Африке будут впредь считаться действительными лишь в том случае, если державы смогут обеспечить на зани¬ маемых ими на Африканском континенте территориях сущест¬ вование власти, достаточно сильной, чтобы защитить интересы колонизаторов2. Вскоре в Анголе и Мозамбике развернули свою деятельность иностранные промышленные и торговые 2 Текст заключительного акта Берлинской конференции см. [93]. Вследствие слабого развития промышленности в Португалии, буржуазия этой страны не могла вкладывать крупные капиталы в свои африканские• колонии. Этого не делало и португальское правительство, ибо финансовое положение Португалии в конце XIX в. было очень тяжелым. 121.
компании. Португальские колонии в Африке стали ареной оже¬ сточенной борьбы английских, германских и французских им¬ периалистов. В 1888 г. английские и французские капиталисты создали «Мозамбикскую компанию» по добыче золота и алмазов с ка¬ питалом в 1 млн. ф. ст. В 1891 г. она получила права привиг легированной компании. Эта же компания вела строительст¬ во железной дороги Вейра — Маника — Умтали, владела плантациями, на которых выращивались хлопок, сахарный тростник, рис, каучуконосы. Основанная в 1892 г. англо¬ французская «Компания Замбези» с капиталом в 15 млн. фр. занималась преимущественно сельскохозяйственным произ¬ водством. Она контролировала 155 тыс. кв. км. Созданная в 1894 г. англо-французская «Компания Ньяса» с капиталом в .25 млн. фр. добывала уголь, железную руду, золото, слюду, выращивала хлопок и каучуконосы. Она получила в эксплуа¬ тацию территорию в 250 тыс. кв. км. В конце XIX — начале XX в. в Мозамбике действовали также «Сахарная компания Мозамбика», «Сахарная компания Восточной португальской Африки», «Компания по добыче жемчуга в Базаруто», «Ком¬ пания по добыче каменного угля в бассейне Замбези», «Сель¬ скохозяйственная компания Морибана», горнодобывающая компания «Мозамбик Месеквес Лимцтед» и др. 1223, стр. 239— 246]. Усилению влияния английских империалистов в Мозамби¬ ке способствовало заключение в 1891 г. англо-португальско¬ го соглашения, по которому Англия получила право свобод¬ ной навигации по рекам Замбези и Шире и свободного тран¬ зита через Мозамбик [223, стр. 231—232]. Регулярная морская связь и торговля между Мозамбиком и Португалией осущест¬ влялись в основном кораблями английской компании «Юнион Стил Шип К°». Наступление Англии на португальские коло¬ нии усилилось после захвата Англией огромных терри¬ торий, находившихся между Британским Бечуаналендом, Германской Юго-Западной Африкой, Мозамбиком, Трансва¬ алем, Анголой. Это содействовало обострению англо-герман¬ ских противоречий, так как немецкие империалисты требова¬ ли захвата Германией Анголы и значительной части Мозам¬ бика [49, т. 14, ч. 1, Приложение]. К началу эпохи империализма Португалия находилась на грани утраты своих огромных колоний. В этих условиях некоторые португальские политические деятели и публицисты стали настаивать на том, чтобы она продала хотя бы часть своих заморских владений. Они надеялись тем самым избе¬ жать конфликта Португалии с претендовавшими на захват этих колоний Англией и Германией, ослабить недовольство португальского народа путем сокращения расходов на содер¬ жание администрации и войск в колониях, упрочить господ¬ 122
ство в Португалии крупных землевладельцев и буржуазии. С подобными требованиями выступали, в частности, Родри¬ гес де Фрейтас, Оливейра Мартинес и финансовый делец Но- гейра. «Мы требуем слишком много от налогоплательщиков, чтобы удержать наши колонии ради тщеславия: колонии нам не нужны, они станут причиной нашего позора», — писал Но- гейра [223, стр. 274—275]. В 1888 и 1891 гг. кортесы обсуждали внесенный морским министром Ф. д’Алмейдой законопроект о продаже Макао, Тимора, Мозамбика, владений Португалии в Индии, Порту¬ гальской Гвинеи. Ф. д’Алмейда полагал, что продажа коло¬ ний даст Португалии возможность укрепить свое •положение в Анголе, на островах Сан-Томе, Принсипи, Зеленого Мыса [223, стр. 274]. Но законопроект Ф. д’Алмейды был отверг¬ нут. В сложной международной обстановке конца XIX — нача¬ ла XX в. африканские владения Португалии оставались в ее слабых руках и, вопреки настояниям германских империали¬ стов, не подверглись разделу. Каковы же были причины этого? Английские империалисты энергично готовились к войне за захват южноафриканских республик. Очень важным усло¬ вием ее успешного для Англии исхода было предотвращение вмешательства и враждебных по отношению к Англии дей¬ ствий Германии, а также совместных с Германией антианг- лийских акций России и Франции. Учитывая это, германские правящие круги стали добиваться от Англии согласия на ком¬ пенсацию за благожелательную к Англии позицию, которую Германия смогла бы занять в надвигающейся войне. Герман¬ ские империалисты считали, что такой компенсацией могло бы быть участие Германии в разделе португальских колоний в Африке. Проект раздела этих колоний был предложен германским послом в Лондоне Гатцфельдом британскому премьер-минист¬ ру Р. Солсбери в личной беседе, состоявшейся в июне 1898 г. Германия претендовала на мозамбикскую территорию север¬ нее р. Замбези и на всю Анголу; к Англии должны были отойти мозамбикские земли к югу от р. Замбези, а также бухта Делагоа. Кроме того, Гатцфельд заявил, что Германия хочет вместе с Англией участвовать в предоставлении Порту¬ галии займа, обеспеченного доходами с ее колониальных та¬ можен [43, т. 1, № 70]. Английским империалистам не хотелось допускать Германию к участию в разделе португальских ко¬ лониальных владений в Африке. Они надеялись добиться фактического поглощения этих колоний Англией, формально сохранив их в руках Португалии. Официально же английские правящие круги заявляли о своем желании сохранить status cjuo в отношении португальских колоний [43, т. 1, № 67]. 123
Однако необходимость заручиться благожелательной пози¬ цией Германии в подготовлявшейся войне против бурских республик побудила Англию формально пойти ей на уступ¬ ки. 30 августа 1898 г. между Англией и Германией были за¬ ключены две конвенции. Одна из них предусматривала предоставление договари¬ вающимися сторонами займа Португалии, обеспеченного та¬ моженными сборами в ее колониях. Англия получала право взимать таможенные сборы в Мозамбике к югу от р. Замбе¬ зи и по ее левому берегу выше впадения в нее р. Шире, а так¬ же в центральной части Анголы; Германия — в Мозамбике к северу от р. Замбези, в Южной Анголе и на о. Тимор. В слу¬ чае прекращения уплаты Португалией процентов по займу предусматривалась передача ею Англии и Германии управ¬ ления таможнями соответственно в указанных частях Мозам¬ бика, Анголы и на о. Тимор [49, т. 14, ч. 1, № 3872]. Вторая конвенция (секретная) предусматривала раздел португальских колониальных владений, а именно: захват Анг¬ лией и Германией территории, соответственно определенных первой конвенцией. В секретной конвенции говорилось также об оказании Англией и Германией совместного противодей¬ ствия любой третьей державе, которая попыталась бы !принять участие в разделе португальских колоний. Кроме того, эта конвенция предоставляла подданным Англии и Германии раз¬ ные «прерогативы, льготы и привилегии в производстве, тор¬ говле, во взимании пошлин и в навигации» в тех частях пор^ тугальских колоний, которые эти страны захватят в «случае, если Португалия откажется от суверенных прав в Мозамбике, Анголе и на о. Тимор или лишится этих территорий любым другим способом» [49, т. 14, ч. 1, № 3872]. В подписанной тогда же секретной англо-германской ноте отмечалось: «Если одно из правительств будет пользоваться специальными привилегиями частного характера, оно долж¬ но немедленно информировать другое правительство и, если эти привилегии гарантированы, должно употребить свое влия¬ ние, чтобы получить для другого правительства подобные и равноправные привилегии» [49, т. 14, ч. 1, № 3872]3. Англия подписала конвенции от 30 августа 1898 г. «весь¬ 3 Буржуазные историки игнорируют захватнический характер англо германских конвенций и ноты от 30 августа 1898 г. Так, например, немец¬ кий историк Ф. Шварце утверждает, что заключение соглашения с Анг¬ лией якобы было вынужденным шагом со стороны Германии, колониям которой в Африке угрожало быть зажатыми в тиски в случае захвата Англией Мозамбика и Анголы. Вопреки истине, Ф. Шварце пытается до¬ казать, будто бы борьба Германии за раздел португальских колоний опре¬ делялась «оборонительными» целями (248, стр. 11—14]. Английский исто¬ рик X. Ливермор необоснованно полагает, будто конвенции 1898 г. были подписаны лишь потому, что Португалия не выплачивала исправно свои долги [201, стр. 446]. 124
ма неохотно и считала их... компромиссом, принятым с убеж¬ дением, что условия, которые они предусматривали,, вряд ли будут реализованы» [201, стр. 446]. В дальнейшем Великобри¬ тания уклонилась от реализации соглашений 1898 г.; она уста¬ новила свое фактическое господство в африканских колониях Португалии при формальном сохранении их в руках пос¬ ледней. Стремясь добиться выполнения условий, записанных в кон¬ венциях, Германия настаивала на скорейшем предоставлении Португалии займа. Германский посланник в Лиссабоне граф Таттенбах неоднократно обращался к португальскому прави¬ тельству с требованием немедленно согласиться на заем. Од¬ нако английский посланник в Лиссабоне Хью Макдональд противодействовал домогательствам Таттенбаха [18, д. 60, л. 83]. С целью оказать -нажим на Португалию Германия вес¬ ной 1899 г. послала военную эскадру в португальские воды. Узнав о предстоящей демонстрации, Хью Макдональд «при¬ гласил в Лиссабон к тому же моменту и великобританскую эскадру» [18, д. 60, л. 83]. Оба империалистических соперника пытались прикрыть военную демонстрацию лживыми завере¬ ниями в своих дружеских отношениях к Португалии. Фран¬ ция тоже поспешила отправить в лиссабонский порт военные корабли. Французский посланник в Лиссабоне Рувье в бесе¬ дах с царским дипломатом Муравьевым-Апостолом-Коробьи- ным сообщил, что французское правительство хочет сохранить status quo в южноафриканских владениях Португалии и осуждает идею раздела португальского Мозамбика. Рувье заявил также, что Франция вела в этом духе переговоры в Лондоне и Претории [18, д. 60, лл. 96, 112]. С началом англо-бурской войны Германия вновь попыта¬ лась добиться реализации секретной конвенции с Англией от 1898 г.: Таттенбах предъявил португальскому правительству требование передать Германии южную часть Анголы, предо¬ ставить право на строительство железной дороги из Дамара- ленда в Германской Юго-Западной Африке до южного ан¬ гольского порта Тайгербей,.на сооружение там пристани, на¬ бережной, товарной станции и складов [20, д. 63״ лл. 41—42]. Но английское правительство решительно противилось этим домогательствам. Чтобы обеспечить за собой преобладающее влияние в португальских колониях в Африке и не допустить их раздела, Англия навязала Португалии секретное Винд¬ зорское соглашение. В нем подтверждалась секретная статья договора от 23 июня 1661 г., обязывавшая Англию защищать все владения португальской короны от посягательств других держав. По Виндзорскому соглашению Португалия не долж¬ на была пропускать через территорию своих африканских :колоний войска и военные грузы, предназначенные для бу¬ гров. «Виндзорское соглашение практически уничтожало ан- 125
гло-германское соглашение от 1898 года», — справедливо за¬ мечает X. Дрекслер [148, стр. 1621]. Португальское правительство отказалось удовлетворить притязания !Германии [18, д. 60, лл. 182—181־]. Оно не приняло также сделанное в конце 1899 г. немецким «Дисконто Банк» предложение предоставить Португалии заем, который дол¬ жен был быть гарантирован доходами от португальских, колоний в Африке [18, д. 60, лл. 181—182]. !Правительство Р. Солсбери немедленно предложило Португалии заем без» гарантии [18, д. 60, лл. 181—182]. Однако эти неудачи не ох¬ ладили пыл германских империалистов в достижении наме¬ ченных целей. Португалия была весьма обеспокоена возможностью раз¬ дела ее колоний в связи с англо-бурской войной. Она опаса¬ лась, в частности, что если в ходе военных действий буры Еступят в, Южный Мозамбик, то эта территория будет окку¬ пирована английскими войсками, а Германия -немедленно־ займет тогда северную часть Мозамбика вплоть до р. Замбе¬ зи [18, д. 60, лл. 95—96]. Стремление португальского правительства соблюдать ней¬ тралитет объяснялось не только желанием избежать утраты колоний в Африке, но также тем, что народные массы и дея¬ тели оппозиции в Португалии враждебно относились к Анг¬ лии. Секретарь императорской российской миссии в Лиссабо¬ не П. Боткин отмечал, что оказание Португалией содействия Англии «в какой бы то ни ■было форме может вызвать взрыв, народного негодования и даже пошатнуть трон» [18, д. 60,. л. 173]. Пытаясь предотвратить раздел Мозамбика между Англией и Германией, Португалия накануне войны вела переговоры с правительством Южно-Африканской Республики с целью заручиться его обещанием не вводить во время войны: войска на территорию Мозамбика. В качестве компенсации за это Португалия предлагала взять на себя обязательство впредь до начала военных действий свободно пропускать в Южно- Африканскую Республику оружие через порт Лоренсу-Мар¬ киш. Однако Англия не допустила осуществления этого за¬ мысла. Точка зрения правительства Р. Солсбери на роль Португалии в надвигавшейся войне сводилась к следующему: Португалия должна будет, формально сохраняя нейтралитет, на деле содействовать Англии в борьбе за захват бурских республик. Уступая требованиям Англии, правительству Люциано де Кастро пришлось оказать поддержку английским империа¬ листам уже во время их подготовки к войне. По настоянию׳ Англии португальские власти стали задерживать военные гру¬ зы для Южно-Африканской Республики, доставлявшиеся из׳ Германии к берегам португальских колоний в Африке. Это :126
вызвало возмущение португальского общественного мнения. Чтобы успокоить его, министр иностранных дел Португалии Вейга Бейрао в начале англо-бурской войны заявил, что Пор¬ тугалия будет придерживаться строгого нейтралитета. Но на деле нейтралитет Португалии в этой войне оказался формаль¬ ным, ибо португальская правящая клика была вынуждена фактически содействовать английским колонизаторам {18, д. 60, лл, 195, 224]. В начале войны порт Лоренсу-Маркиш в бухте . Делагоа был завален ящиками с оружием, продовольствием и другими товарами, предназначавшимися бурам. С целью наживы и по желанию Англии португальские власти в Лоренсу-Маркише резко увеличили транзитные пошлины. Доходы португальцев достигли небывалых размеров, ибо «трансваальское прави¬ тельство не жалело денег» для уплаты этих пошлин. Отметим, что в контрабандном ввозе в Трансвааль оружия, боеприпа¬ сов и другого снаряжения участвовали некоторые английские агенты транспортных компаний, начальники пристаней в Лоу- .ренсу-Маркише, португальский начальник таможни этого порта [20, д. 63, лл. 21—22, 116]. Британское правительство направило в Лоренсу-Маркиш инспекторов для борьбы с контрабандой. По настоянию Анг¬ лии португальское правительство предоставило им право до¬ смотра всех товаров на пристанях, складах и на товарной станции трансваальской железной дороги, а также право сво¬ бодного доступа в любое время во все таможенные здания. В мае 1900 г. под нажимом Англии правительство Люциано де Кастро издало декрет, предписавший мозамбикскому гу¬ бернатору считать за военную контрабанду консервы и одеж¬ ду, адресуемые в Южно-Африканскую Республику [20, д. 63, л. 102]. На основании этого декрета в Лоренсу-Маркише было задержано значительное количество мясных консервов и амуниции. По настоянию английских властей во время вой¬ ны в Мозамбике на границе с Южно-Африканской Республи¬ кой были сосредоточены португальские войска численностью до 3 тыс. человек. Они содержались «при помощи английско¬ го золота» и оказывали англичанам «немаловажные услуги в смысле задержки буров в пределах их территории, -а также :и приостановки доставлявшегося из Европы оружия и прови¬ зии» [24, д. 62, л. 60]. Нарушая нейтралитет Португалии правительство Р. Сол¬ сбери во время войны использовало территорию Мозамбика для переброски через нее в Родезию английских войск. Вско¬ ре после прибытия лорда Робертса в Южную Африку для руководства действиями британской армии Р. Солсбери уве¬ домил португальского посланника в Лондоне Совераля о предстоящей высадке в порту Вейра английских войск, кото¬ рые проследуют через Мозамбик в Родезию. При этом 127
Р. Солсбери заявил, что Англия «не допустит со стороны Португалии никаких обсуждений и не примет никаких возра жений» [20, д. 63, л. 118]. Вейга Бейрао дал соответствующее распоряжение португальскому губернатору в Бейре и снаб¬ дил его «инструкцией касательно пропуска английских войск». Вскоре 5 тыс. английских солдат, снабженных большим за¬ пасом военного снаряжения, высадились в Бейре. Эти уступки правительства Люциано де Кастро англий¬ ским колонизаторам в Южной Африке вызвали недовольст¬ во португальского народа, а также республиканцев4 и кон¬ серваторов. Народные массы осуждали правительство Люциа¬ но де Кастро за фактическое содействие Англии, так как они враждебно относились к колониализму. Осуждение указан¬ ных действий португальского правительства консервативной партией во главе с Гинце-Рибейро было вызвано стремлени¬ ем упрочить господство Португалии в ее африканских коло¬ ниях. С началом англо-бурской войны в кортесах резко обост¬ рилась борьба между прогрессистами и консерваторами. 25 декабря 1899 г. (6 января 1900 г.) на заседании палаты пэ¬ ров Гинце-Рибейро задал министру иностранных дел сле¬ дующие вопросы: Как относится правительство Люциано де Кастро к войне в Африке? Почему правительство не провоз¬ гласило официально нейтралитет Португалии? Не вступило ли правительство в какое-либо соглашение с одной из вою¬ ющих сторон после начала военных действий? Что известно правительству об англо-германском соглашении от 1898 г.? Отвечая на эти вопросы, Вейга Бейрао попытался отри¬ цать фактическое нарушение нейтралитета португальским правительством. Он по существу уклонился от ответа на вто¬ рой вопрос, сказав, что Португалия, «согласно существующим прецедентам, не сделала особого заявления о своем нейтра¬ литете». Говоря об англо-германском соглашении, Вейга Бей¬ рао подчеркивал, что Португалия получила от Англии и Гер¬ мании «самые категорические уверения касательно сохране¬ ния суверенитета королевства» [20, д. 63, л. 5]. В ответ на за¬ прос одного из руководителей консервативной партии — Жоао Арройо—о судьбе португальских колоний в Африке Вейга Бейрао сказал: «Когда англо-германское соглашение было заключено (в феврале 1898 г.), португальское прави¬ тельство получило от представителей этих двух держав кате¬ горические заверения касательно сохранения суверенитета Португалии и целостности ее колоний» [20, д. 63, л. 25]. 4 Республиканская партия возникла в Португалии в начале 70־х го¬ дов XIX в. Она требовала ликвидации монархии, проведения буржуазно¬ демократических реформ, отказа ч от пробританской внешней политики. На рубеже XX в. лидерами республиканцев были Теофил Брага и Гуэрра Жанкейро. 128
На заседаниях кортесов поступило много запросов мини¬ стру иностранных дел и о причинах согласия правительства; на использование португальской территории одной из вою-, ющих сторон. Пытаясь, вопреки истине, отрицать нарушение Португалией нейтралитета, Вейга Бейрао заявил, что Пор¬ тугалия действовала в духе существующих между нею и Анг¬ лией соглашений, а именно — в соответствии с добавлениями к соглашению от 11 июня 1891 г. Под этим Бейрао под¬ разумевал обмен нотами между Англией и Португалией 11 июня 1891 г. Нота последней гласила, что Португалия обя¬ зуется пропускать через территорию своих колоний англий¬ ские войска и амуницию для следования в английские коло¬ нии [20, д. 63, лл. 119—120]. Взяв в 1891 г. на себя это обяза¬ тельство, Португалия тем самым оказала содействие англий¬ ским колонизаторам в захвате Родезии и в закабалении аф¬ риканских народов матабеле, машона и бечуанов. В англий¬ ской ноте от И июня 1891 г. лицемерно указывалось, что Англия берет на себя обязательство, аналогичное взятому Португалией [20, д. 63, лл. 119—120]. На деле эти не обсуж¬ давшиеся и не принятые кортесами документы не могли слу¬ жить обоснованием «законности», нарушения Португалией нейтралитета в пользу Англии. Уступая требованиям Англии, правительство Люциано де Кастро в то же время рассчитывало использовать противоре¬ чия между нею и другими империалистическими странами для противодействия притязаниям английских и германских ко¬ лонизаторов в отношении португальских колоний в Африке.■ Португальское правительство интересовалось возможностью создания антианглийской европейской коалиции. Но, несмот¬ ря на фактический срыв Англией конвенции о разделе порту¬ гальских колоний, правящие круги Германии стремились из¬ бежать конфликта с нею. Германия «серьезно озабочена под¬ держанием с Ст.-Джемским кабинетом наилучших отноше¬ ний», — сообщал царский посол в Берлине граф Н. Д. Остен- Сакен [20, д. 17, л. 213]. Причины, побуждавшие к этому пра¬ вящие круги Германии, были частично раскрыты статс-сек¬ ретарем по иностранным делам Б. Бюловом в беседе с Н. Д. Остен-Сакеном. «Мы принуждены, по мнению импера¬ тора, — сказал Бюлов, — соблюдать самую строгую сдер¬ жанность по отношению к Англии, флот которой далеко пре¬ вышает наш и постоянно грозит потерей наших колониаль¬ ных приобретений. К той же осторожности принуждает нас и неопределенность наших отношений с Францией» [18, д. 16, лл. 109—112]. Стремление германских правящих кругов избе¬ жать осложнений во взаимоотношениях с Англией было выз¬ вано также обострением русско-германских противоречий на Дальнем Востоке и ростом экономических противоречий меж! ду Германией и США [20, д. 17, л. 213]. \; Ш 9 И. А. Никитина
По мере того как становилось ясным, что европейские дер¬ жавы не создадут антианглийской коалиции, правительство Люциано де Кастро стало склоняться к мысли о целесооб¬ разности продажи Мозамбика Англии [24, д. 62, л. 90]. Кон¬ сервативная партия, требуя сохранения в руках Португалии африканских колоний, резко усилила нападки на правильство прогрессистов. В июне 1900 г. кабинет Л. де Кастро вышел в отставку. Новое правительство возглавил Гинце-Рибейро. Министром иностранных дел стал консерватор Жоао Арройо;! решительно критиковавший внешнюю политику Люциано де, Кастро [20, д. 63, л. 131]. Однако внешнеполитический курс■ Португалии практически не изменился, ибо новое правитель■* ство было не в состоянии разорвать цепи экономической и по^ литической зависимости Португалии от английского импе*, риализма. I Аннексия Англией территории Южно-Африканской Рес1 публики оказала существенное влияние на политическое 1 экономическое положение Мозамбика, который теперь грани чил лишь с британскими владениями. Лоренсу-Маркиш раньше столь важный порт для бурских республик, утратил для Трансвааля и для Колонии Оранжевой реки свое значе! ние. Перелом в ходе войны в пользу Англии усилил угрозу? поглощения ею Мозамбика и других португальских колоний״ в Африке. П. Боткин справедливо отмечал, что «слабое пор4 тугальское правительство, доведшее страну до банкротства»/ не смогло бы предотвратить захвата Мозамбика Англией [20, д. 63, л. 165]. Но африканские колонии Португалии не׳ были захвачены Англией. Однако проникновение английско¬ го капитала в Мозамбик и Анголу значительно усилилось.‘ Добиваясь усиления влияния Англии в Мозамбике и Ан¬ голе, английские правящие круги настаивали на создании нового португальского правительства во главе с Совералем, занимавшим тогда пост посла в Лондоне. Совераль выступал за усиление британского влияния в Португалии, «в особенно¬ сти в области колониальной политики и африканских вопро¬ сов» [23, д. 60, л. 28]. Группа португальских консерваторов, возглавляемая Жоао Франко, выступая за полное подчинение Португалии диктату Англии, в свою очередь требовала соз¬ дания нового правительства. Это требование поддерживал король Карлос I. Борьба в рядах консервативной партии по вопросу о внешнеполитическом курсе Португалии привела к ее расколу: весной 1901 г. из нее вышла проанглийская груп¬ па, руководимая Жоао Франко [23, д. 60, л. 28]. Это ослаби¬ ло влияние Гинце-Рибейро. Большим ударом по его сторон¬ никам явилась также отставка министра иностранных дел Ж. Арройо. Однако защищавшаяся группой Ж. Франко анти¬ национальная идея «британизации» Португалии была непо¬ пулярна в широких слоях португальского народа, а также 130
среди значительной части помещиков и буржуазии. Это в пол¬ ной мере обнаружилось на выборах в кортёсы 6 октября 1901 г., которые ознаменовались поражением сторонников Ж. Франко. Правительство Гинце-Рибейро отвергло идею продажи Мозамбика Англии. Однако оно не смогло предотвратить дальнейшее усиление влияния Англии в африканских коло״ ниях Португалии. В декабре 1901 г. верховный английский комиссар в Южной Африке Артур Милнер и генерал-губер¬ натор Мозамбика Горжао подписали договор, определивший условия коммерческого и пассажирского железнодорожного сообщения между Лоренсу-Маркишем и Трансваалем. До¬ говор предусматривал дальнейшее закабаление коренного на¬ селения Мозамбика: он подтвердил почти без изменения пор¬ тугальско-трансваальский договор 1897 г. о найме рабочих в Мозамбике и перевозке их из Лоренсу-Маркиша в Прето¬ рию и Родезию для работы на принадлежавших английским монополистам рудниках, шахтах и других предприятиях. Нуждаясь в дешевой рабочей силе, английские колонизаторы обещали уплачивать в мозамбикское казначейство за каждо¬ го нанятого рабочего на 3 шилл. больше, чем по договору 1897 г. Минимальный срок контракта с этими рабочими был снижен до одного года. С цёлью предотвращения утечки ра¬ бочей силы с британских предприятий в Трансваале и Роде¬ зии и подчинения африканцев жестокой капиталистической эксплуатации в договор был включен пункт, предписывавший английским властям' всячески затруднять тайный отъезд ра¬ бочих из Трансвааля [23, д. 60, лл. 54—56]. Усиление влияния английского капитала в Мозамбике и Анголе подрывало господство Португалии в этих колониях. Однако английские империалисты предпочли воздержаться от прямого захвата Мозамбика, ибо это немедленно вызвало бы решительные акции со стороны Германии, которая попы¬ талась бы осуществить раздел португальских колоний. Стрем¬ ление установить фактическое господство английского капи¬ тала на всей территории Анголы и не допустить усиления гер¬ манского соперника за счет захвата хотя бы части этой ко¬ лонии определило то, что Англия на деле отказалась от идеи ее раздела. Английским империалистам было выгоднее, что¬ бы владельцем Мозамбика и Анголы оставался их вассал — слабая Португалия, которая была не в состоянии предотвра¬ тить дальнейшее быстрое проникновение в эти колонии бри¬ танского капитала. Как видим, германские империалисты не добились реа¬ лизации конвенций от 1898 г. о разделе африканских колоний Португалии. Но участие Германии в их разделе было бы лишь частичной оплатой английскими империалистами ее невмешательства в англо-бурскую войну. Дело в том, что на¬ 131 9*
кануне войны, уже после подписания указанных конвенций, Германия продолжала упорно добиваться заключения новых выгодных для нее соглашений с Англией. Рьяным сторонни• ком таких соглашений был Б. Бюлов. Выступая в рейхстаге 12 декабря 1898 г., он заявил: «Что касается наших соглаше¬ ний с Англией, то сегодня я могу сказать лишь то, что... су¬ ществуют различные вопросы, по которым мы охотно могли бы сговориться с нею... при сохранении нашей полной само¬ стоятельности в других, очень важных отношениях» [67, т. 1, стр. 38]. Вторя ему, монополист фон Кардорф в речи от 14 декабря 1898 г. утверждал: «Совершенно очевидно, что по многим вопросам, касающимся наших интересов за грани¬ цей, мы действуем и, если это будет в наших интересах, бу¬ дем действовать совместно с англичанами» [67, т. 1, стр. 70}. Необходимость заручиться невмешательством Германии 8: англо-бурскую войну побудила английских империалистов пойти на дальнейшие уступки ей в таких узловых проблемах империалистической колониальной политики, как строитель! ство Багдадской железной дороги и раздел островов Самоа! Проследим, как был достигнут сговор по этим важным для обеих стран вопросам. | В марте 1899 г., в разгар англо-бурского конфликта, Се־; сил Родс, усиленно разжигавший войну за захват бурских республик, прибыл в Берлин для проведения переговоров с германским правительством. Выступая в рейхстаге с инфор-. мацией об этих переговорах, Б. Бюлов сообщил, что они ве^ лись по вопросу о строительстве трансафриканских железное дорожной и телеграфной линий. Он отметил, что германской правительство согласилось на проведение через Германскую Восточную Африку английской акционерной компанией те¬ леграфной линии, которая соединит Кейптаун с Каиром. Он отметил также, что переговоры о строительстве участка трансафриканской железной дороги через Германскую Во¬ сточную Африку остались еще не завершенными [67, т. 2, стр. 1645]. Б. Бюлов, однако, умолчал о том, что на берлин¬ ских переговорах было продолжено обсуждение вопроса об оплате Англией невмешательства Германии в англо-бурскую войну. На этот раз такой оплатой явилось обещание правящих кругов Англии не противодействовать получению германски¬ ми монополистами концессии на строительство Багдадской железной дороги. Соглашаясь уступить притязаниям Германии на получе¬ ние этой концессии, английские империалисты в то же вре- !Мя рассчитывали использовать в агрессивных целях обостре¬ ние русско-германских противоречий, которое должно было последовать в результате усиления экспансии Германии на Ближнем Востоке. Д. Чемберлен не скрывал того, что Анг¬ 132־
лия была заинтересована в предотвращении заключения сою¬ за Германии, России и Франции и в «столкновении русско- германских интересов в Малой Азии» [114, т. 4, стр. 159]. Накануне англо-бурской войны Германия усилила свои притязания на о-ва Самоа, обладание которыми дало бы ей возможность расширить экспансию на Дальнем Востоке и в Латинской Америке. В день, когда вспыхнула война, морской министр Тирпиц писал Бюлову: «Обладание о-вами Самоа уже теперь имело бы большое стратегическое значение, ибо они явились бы базой для германского флота на пути от Цзяо-Чжоу (совр. Цзяосянь. — И. Н.) через наши владения в Океане в Южную Африку. В дальнейшем значение контро¬ ля Германии над о-вами Самоа возрастет, так как Панам¬ ский канал создаст новые пути для мировой торговли и для переброски войск» [49, т. 14/2, стр. 660]. Несколько дней спустя пангерманская «Дойче Колониальцайтунг» обрати¬ лась к германскому правительству с призывом «добиться взаимопонимания с правительством Великобритании... и окон¬ чательно обеспечить за собой господство над всей группой о-вов Самоа или, на худой конец, над о-вом Уполу» [287, 26.Х. 1899]. Газета отмечала, что удовлетворение Англией притязаний Германии на о-ва Самоа явилось бы частичной компенсацией Германии за ее уступки захватническим дей¬ ствиям Англии в Южной Африке. В связи с серьезными трудностями в войне за захват бур¬ ских республик и в целях предотвращения антибританских действий со стороны Германии и США английское правитель¬ ство в конце 1899 г. отказалось от притязаний на о-ва Самоа и согласилось на раздел их Германией и Соединенными Шта¬ тами Америки. Упорно добиваясь наибольшей компенсации за невмеша¬ тельство в англо-бурскую войну, германское правительство за несколько дней до начала военных действий устами Б. Бюлова заявило, что позиция Германии по отношению к ней будет «строго нейтральной и абсолютно лояльной к Анг¬ лии» [49, т. 15, № 4387]. И действительно, во время войны оно неизменно уклонялось от вмешательства в нее, но продолжа¬ ло при этом требовать от Англии все новых уступок. В начале войны Н. Д. Остен-Сакен зондировал Б. Бюло¬ ва по вопросу о том, возможен ли будет отказ Германии от невмешательства в эту войну [18, д. 16, л. 94]. Во время ви¬ зита Николая II в Потсдам в ноябре 1899 г. германское пра¬ вительство опубликовало англо-германские соглашения о пе¬ редаче Германии о-вов Уполу и Савайи из группы о-вов Са¬ моа, а также об уступке Германией Англии части Соломоно¬ вых о-вов, о-ва Тонга в архипелаге Новые Гебриды и спор¬ ной пограничной территории между колониями Золотой Бе¬ рег и Того. Тем самым германское правительство дало по¬ 133
нять, что оно договорилось с английским правительством о& оплате Германии за невмешательство. В ответ на высказанное царским министром иностранных, дел М. Н. Муравьевым в Потсдаме пожелание о том, чтобы железнодорожное строительство, осуществляемое Германией, на Ближнем Востоке, не нанесло ущерба экономическим и. стратегическим интересам России, Б. Бюлов ограничился, лишь формальным обещанием информировать царское пра¬ вительство о предстоящем строительстве Германией желез¬ ных дорог в Турции [49, т. 13, № 3548; 18, стр. 229; 19, д. 15- лл. 174—177]. Во время пребывания в Потсдаме царь и М. Н. Муравьев не подняли вопроса о коллективном вмешав тельстве держав в англо-бурскую войну. Вследствие занятой Германией позиции попытка организовать его была бы тщет¬ ной. В связи с наличием острых империалистических проти¬ воречий между Германией, с одной стороны, Францией и Рос¬ сией — с другой, отказ Германии от вмешательства в англо¬ бурскую войну фактически устранял возможность вмешатель¬ ства в нее других держав. Желая исключить возможность образования антибритан- ского союза Германии, Франции и России, английские правяг щие круги предприняли вскоре попытку добиться заключения англо-германского союза. Она была приурочена к состоявше¬ муся в ноябре 1899 г. по приглашению королевы Виктории визиту в Англию императора Вильгельма II и наиболее влия¬ тельных членов германского правительства. Сторонниками от¬ каза Англии от политики «блестящей изоляции» и заключе¬ ния военного союза с Германией в то время были такие влия¬ тельные члены английского правительства, как Д. Чемберлен,. А. Бальфур, Г. Ленсдаун, Дж. Гашен. Ближайшей целью* англо-германского союза должно было быть предотвращение дальнейшей экспансии на Востоке и захвата Францией Ма¬ рокко. Во время пребывания кайзера в Англии стало известно,, что султан Абдул-Хамид II, уступая требованию Германии,, согласился предоставить Германскому обществу анатолий¬ ских железных дорог концессию на строительство железной: дороги от Коньи к Персидскому заливу через Багдад до Бас¬ ры. Соглашаясь с широко распространенным тогда в Герма¬ нии мнением, Н. Д. Остен-Сакен утверждал, что это решение было принято султаном не только по настоянию Германии,, но также под давлением со стороны английского правитель¬ ства [19, д. 15, лл. 192—193]. Германские руководители были удовлетворены этой уступкой турецкого и английского правительств и перспекти¬ вой усиления экспансии и влияния Германии на Ближнем Во¬ стоке. В то же время они проявили крайнюю сдержанность к. предложению о заключении англо-германского союза, сделан- 134
кому им во время переговоров в Виндзоре Д. Чемберленом и А. Бальфуром 5. Содержавшийся в лестерской речи Д. Чем¬ берлена от 1 декабря 1899 г. призыв к заключению союза Англии, Германии и США также не получил поддержки со стороны германского правительства6. Д. Чемберлен и его сторонники рассчитывали на то, что, используя враждебный России и Франции союз с двумя сильнейшими в экономиче¬ ском отношении странами мира, Англия сможет успешно осуществлять дальнейшие колониальные захваты и экспан¬ сию на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке, в Африке, в странах Латинской Америки. Однако идея создания такого союза свидетельствовала о непонимании ее сторонниками ос¬ новной тенденции развития противоречий и отношений меж¬ ду державами в начале эпохи империализма. Реальной воз¬ можности для заключения прочного союза Англии, Герма¬ нии и США в то время не было. Быстро углублявшиеся англо-германские противоречия, являвшиеся в то время глав¬ ным узлом международных империалистических противоре¬ чий, а также обострение противоречий между Германией и США исключали возможность установления между ними прочных союзнических отношений и допускали лишь дости¬ жение частных соглашений и сделок. Сговор, осуществленный правящими кругами Англии и Германии накануне и во время англо-бурской войны по не¬ которым вопросам колониальной политики, не привел к ос¬ лаблению англо-германских империалистических противоре¬ чий. В дальнейшем он даже содействовал их углублению. Учитывая остроту этих противоречий, правящие круги Гер¬ мании не поддержали идею заключения англо-германского союза. По возвращении из «дружественной» поездки в Анг¬ лию Б. Бюлов 11 декабря 1899 г. выступил в рейхстаге с рез¬ кой антианглийской речью. Он заявил, что «Германия имеет интересы во всем мире» и, вследствие этого, «не может и не хочет больше стоять пассивно в стороне... в то время, как другие делят между собой пирог». Б. Бюлов призвал своих соотечественников к созданию «более великой Германии», к резкому усилению военно-морского флота и армии, к энер¬ гичному проведению агрессивной внешней политики. Шанта¬ жируя английское правительство угрозой вмешательства Гер¬ мании в англо-бурскую войну, Б. Бюлов заявил, что никто не в состоянии предвидеть ее исхода и последствий. Высту¬ пивший тогда же А. Тирпиц призвал к резкому усилению мо¬ щи германского военно-морского флота [67, т. 4, стр. 3289— 3296, 3310—3312, 3342, 3367, 3399]. Политика невмешательства Германии в англо-бурскую 135 5 Подробно о виндзорских переговорах см. (108, стр. 589—594]. ® Полный текст этой речи см. (222, стр. 366—367].
войну подверглась серьезному испытанию в связи с захватом английскими военными судами в декабре 1899 г. и январе 1900 г. нескольких германских торговых кораблей в нейт¬ ральных водах по подозрению в доставке в Южную Африку вооружения и добровольцев. Захват англичанами германских торговых кораблей выз¬ вал негодование германской буржуазии. Послушная ей прес¬ са единодушно обвинила Англию в неблагодарности за заня* тую Германией нейтральную позицию в англо-бурской вой* не. Пангерманская «Дойче Колониальцайтунг» призывала к резкому усилению германского военно-морского флота [287* 4.1.1900]. От лица германских капиталистов, связанных с Юж■* ной Африкой, капиталист Эйффе потребовал принятия гам?: бургской Торговой палатой мер для защиты германских тор^! говых судов. Президент палаты Фоерманн призвал герман^ ское правительство вмешаться в этот инцидент [144, стр. 60־Н 62Д. В Берлине и в ряде других городов состоялись враждеб! ные Англии митинги. | 6 января 1900 г. германское правительство направило пра| вительству Р. Солсбери ноту, в которой решительно протес-] товало против задержания германского торгового судна! «Бундесрат» и пригрозило создать враждебный Англии блощ держав [49, т. 15, № 4425, № 4429, стр. 453—457]. В рейхста¬ ге депутат национал-либерал фон Меллер обратился с запро¬ сом о принятых германским правительством мерах для осво¬ бождения задержанных англичанами торговых пароходов.. 19 января 1900 г. в рейхстаге состоялись враждебные Англии выступления. Выражая мнение пангерманистов, Либермаин фон Зонненберг заявил: «В отличие от германского прави¬ тельства, мы считаем, что наша родина заинтересована не в. сохранении хороших отношений с Англией, а в разграниче¬ нии своих интересов с нею». Он подчеркнул, что Англия яв¬ ляется конкурентом Германии в борьбе за рынки сбыта, за- захват колоний и за господство на море, и заявил, что Гер¬ мания заинтересована не в усилении, а в ослаблении Англии в результате англо-бурской войны. «Чем больше Англия бу¬ дет ослаблена в результате англо-бурской войны, тем лучше будет для Германии», — сказал он. Призвав германское пра¬ вительство к вступлению в войну против Англии, он выразил уверенность в победе Германии [67, т. 4, стр. 3615—36171. Отвечая на запрос фон Меллера, Б. Бюлов отметил, что германское правительство потребовало от Англии соблюде¬ ния неотчуждаемых прав торговли нейтралов, немедленного освобождения задержанных германских судов, возмещения убытков, понесенных в связи с их задержанием германскими предпринимателями. Б. Бюлов сообщил тогда же, что прави¬ тельство Р. Солсбери выразило готовность удовлетворить эти законные требования германского правительства и выразила 135
сожаление о случившемся [67, т. 4, стр. 3601; 20, д. 17, лл. 11—12]. Опасаясь серьезных антибританских.акций со сто¬ роны Германии, правительство Р. Солсбери распорядилось освободить задержанные суда, заявив, что английские вла¬ сти не обнаружили на них военной контрабанды. Оно обяза¬ лось также не задерживать и не обыскивать германские суда и суда других нейтралов, находящиеся севернее параллели, на которой расположен Аден. Английское правительство со¬ гласилось передать в случае необходимости на рассмотрение третейского суда вопрос об определении суммы убытков, под¬ лежащей уплате [20, д. 64, л. 39]. Как видим, этот инцидент был быстро ликвидирован. Он не привел ни к образованию Германией антибританской •коалиции, ни к вмешательству Германии в англо-бурскую войну. Воздержавшись от прямо¬ те вмешательства в войну, Германия, однако, попыталась под¬ толкнуть Россию к войне против Англии. В беседе с Н. Д. Ос- тен-Сакеном, состоявшейся 13 января 1900 г., Вильгельм II, подстрекая Россию начать военные действия против Англии, заявил, что Германия обеспечит неприкосновенность европей¬ ских границ России, в случае, если, царское правительство на¬ правит войска в Индию [27, д. 64, лл, 1—3]. Но царское пра¬ вительство тоже стремилось избежать вооруженного столкно¬ вения с Англией и вовсе не собиралось предпринимать воору¬ женное вторжение в Индию. Продолжая осуществлять политику невмешательства, гер¬ манское правительство в феврале 1900 г. фактически откло¬ нило предложение М. Н. Муравьева об организации коллек¬ тивного демарша держав в пользу заключения мира в Юж¬ ной Африке. В качестве непременного условия участия Гер¬ мании в таком демарше оно выдвинуло неприемлемые для Франции требования, предусматривающие взаимную гаран¬ тию границ Францией, Германией и Россией [20, д. 18, л. 23; 20, д. 75, лл. 182—183]. В марте 1900 г. оно фактически от¬ вергло просьбу правительства Южно-Африканской Республи¬ ки о посредничестве в деле заключения мира: в данном слу¬ чае германское правительство обусловило свое участие в по¬ средничестве предварительным согласием на него английско¬ го правительства, но отказалось вести с последним перегово¬ ры по этому вопросу [298, 14.111.1900]. В конце 1900 г. Виль¬ гельм II отклонил встречу с П. Крюгером для обсуждения вопроса о передаче англо-бурского конфликта на рассмотре¬ ние Международного третейского суда в Гааге [20, д. 17, л л. 194, 200]. Тщетными были также предпринятые английскими правя¬ щими кругами дальнейшие попытки добиться заключения англо-германского союза. Лондонские переговоры о заклю¬ чении англо-германского союза, состоявшиеся в январе 1901 г., не дали положительных результатов. Вильгельм II, находив¬ 137
шийся тогда в Англии в связи с кончиной королевы Викто¬ рии, склонен был поддержать идею о заключении союза с Англией в ближайшее время и в качестве первого шага к сближению подписать с Англией направленное против Фран¬ ции соглашение о разделе Марокко [49, т. 17, стр. 15—18, 22, 332]. Однако позиция Б. Бюлова в этом вопросе была бо¬ лее осторожной. Ссылаясь на безрезультатность для Герма¬ нии соглашения с Англией о разделе португальских колоний в Африке и желая избежать обострения франко-германских и франко-русских отношений, Б. Бюлов полагал, что Герма¬ нии не следует спешить с заключением такого соглашения. Не отвергая возможности заключения англо-германского сою¬ за, Б. Бюлов считал, что Германии необходимо занять в этом вопросе выжидательную позицию, с тем чтобы добиться от Англии максимальных уступок. «Теперь необходимо не рас-' холаживать англичан и не позволить им преждевременно свя¬ зать нас, — телеграфировал Б. Бюлов кайзеру. — В после¬ дующие месяцы положение англичан станет еще более за¬ труднительным и это поднимет цену, которую мы сможем, потребовать. С точки зрения международного положения и исходя из наших собственных жизненных интересов, Ваше Величество поступите в высшей степени благоразумно, если Вам удастся оставить у руководящих английских политиче¬ ских деятелей надежду на тесные взаимоотношения с нами в будущем, не связывая себя ничем и не беря на себя никаких обязательств преждевременно теперь» [49, т. 17, стр. 19—21]. Итак, воспользовавшись войной Англии за захват бурских республик, Германия резко усилила империалистическую эк¬ спансию на Ближнем Востоке. За подписанием в декабре 1899 г. предварительной конвенции о концессии на строитель¬ ство Багдадской железной дороги последовала передача ту¬ рецкому правительству окончательного германского проекта соглашения. Он предусматривал строительство железной до- р'оги от Коньи до Кувейта через Адану, Мосул, Багдад и Басру. Протяженность этой дороги должна была составить 2100 км, а общая стоимость строительства — 600 млн. фр., из которых немецкие и французские капиталисты должны были предоставить по 240 млн. фр., а английские капиталисты — 120 млн. фр. Предусматривалось также строительство Гер¬ манским обществом анатолийских железных дорог шести до¬ полнительных железнодорожных веток 7. Это общество добилось также предоставления ему кон¬ цессии на строительство порта, набережных и товарных скла¬ дов в Хайдар-Паша на азиатском побережье Мраморного мо¬ ря у входа в Босфор. К тому же оно усиленно добивалось согласия Турции на учреждение им банка, располагающего׳ 7 Полный текст проекта конвенции о строительстве Багдадской же¬ лезной дороги (на франц. яз.) см. {23, д.,24, лл 134—154]. 138
,исключительным правом на предоставление ссуд и на прода¬ жу сельскохозяйственных орудий и машин турецкому насе¬ лению. Желая завладеть базой для германского флота на морских путях на Средний и Дальний Восток, Германия осенью 1901 г. добилась предоставления ей Турцией права на аренду угольного склада на о. Фарзан в Красном море. В це¬ лях дальнейшего закабаления Турции германским капиталом Крупп требовал согласия султана на предоставление Герма¬ нии исключительного права на поставку оружия и другого военного снаряжения для оснащения турецкой армии [22, д. 22, л. 331; д. 23, л. 255; д. 24, лл. 402—403]. Усиление экспансии Германии на Ближнем Востоке неиз¬ бежно влекло за собой обострение англо-германских импе¬ риалистических противоречий в Азии — на Среднем и Даль¬ нем Востоке, на подступах в Индию. Учитывая это, прави¬ тельство Р. Солсбери еще во время войны в Южной Африке приняло меры для укрепления господства Англии в Адене, добившись установления протектората над примыкавшими к Адену девятью округами, входившими до этого времени в со¬ став Йеменского вилайета Турции [23, д. 24, лл. 116—118; д. 25, лл. 108—109]. Согласившись на усиление экспансии Германии на Ближ¬ нем Востоке в качестве оплаты за невмешательство в англо¬ бурскую войну, английские империалисты рассчитывали так¬ же предотвратить тем самым возможность направленного против Англии сближения Германии с Россией, использовать в своих агрессивных целях обострения русско-германских про¬ тиворечий на Ближнем Востоке, приковать внимание герман¬ ского и царского правительств к этой части азиатского конти¬ нента, обречь их здесь на длительную и ожесточенную борь¬ бу, создать благоприятные условия для усиления экспансии Англии на Среднем и Дальнем Востоке. Политика невмешательства Германии в англо-бурскук войну содействовала победоносному для Англии исходу вой яы за захват бурских республик. Эту политику вдохновляла та часть германской крупной империалистической буржуазии и юнкерства, которая стремилась к осуществлению интенсив¬ ной экспансии Германии прежде всего на Ближнем Востоке. Ее возглавляли Г. Сименс и другие совладельцы «Немецкого банка», монополисты тяжелой промышленности, в частности Крупп. Эта часть германской финансовой буржуазии не была заинтересована в скором окончании англо-бурской войны. Используя трудности Англии в войне, она хотела добиться от английского правительства еще более значительных усту¬ пок в ряде вопросов колониальной политики. К тому же маг¬ наты германской военной промышленности наживались тогда «а поставках оружия для действовавшей в Южной Африке .английской армии. 139
Однако часть германских империалистов, имевших зна¬ чительные капиталовложения в. Африке, считала, что глав¬ ным объектом захватнической политики Германии должна стать именно Африка. Их возглавляли совладельцы «Учетно¬ го общества» во главе с Ганземаном и некоторые лидеры Пангерманского союза. Эти германские империалисты осуж¬ дали политику невмешательства в англо-бурскую войну, тре¬ бовали предотвращения захвата бурских республик Англией, восхваляли упорное сопротивление сражавшихся буров англичанам, выражали опасение, что завоевание Англией этих республик повлечет захват ею всей Тропической Афри-. ки 1287, 19.IV, 10.У.1900; 67, т. 4, стр. 3206, 3207, 3342, 3348; 173, стр. 495]. Такое отношение германской буржуазии и юн¬ керства к сражавшимся бурам было вызвано острейшими? англо-германскими империалистическими противоречиями* агрессивными замыслами германских империалистов, их на¬ ционалистическими идеями. «Дело заключается не в симпа¬ тии к бурам, а в антипатии по отношению к англичанам»,— справедливо отметил в этой связи граф Лимбург-Штирум [67, т. 4, стр. 3312, 3400]. Среди средней и мелкой буржуазии так¬ же были распространены антианглийские настроения. В отличие от этого сознательные немецкие рабочие требо¬ вали сохранения независимости бурских республик, но не идеализировали буров и осуждали господствовавшие- в этих республиках расистские порядки. Германские социал-демократы, за исключением ревизио¬ нистов, решительно осудили войну Англии за захват бурских республик. В письме к редактору газеты «Джастис» от. 24 ок¬ тября 1899 г. Вильгельм Либкнехт, разоблачая грабительские цели Англии, писал: «Непреодолимая жажда золота никогда еще не проявлялась в действиях правительства так открыто и отвратительно. Во всем мире все честные люди осуждают политику Англии... Вследствие колоссального неравенства• сил, победа Англии в этой войне будет столь же позорной, ка¬ ким было бы ее поражение» {291, 4.Х1. 1899]. Раскрывая клас¬ совую сущность внешней политики Англии, социалистическая газета «Форвертс», редактором которой был В. Либкнехт, ут¬ верждала, что внешняя политика Англии «более откровенно, чем когда-либо, подчинена интересам денежного мешка... Ли¬ ца, заинтересованные в золотых приисках Трансвааля и в ал¬ мазных приисках Кимберли, руководят всей английской по¬ литикой. Их интересам служит не только «малая» политика в Южной Африке, но вся внешняя политика Англии» [298, 4.1.1900]. В статье «Долой империализм и милитаризм», опуб¬ ликованной летом 1900 г., В. Либкнехт с возмущением писал: «Империя с населением в 400 миллионов человек воюет про¬ тив двух маленьких республик. Этого достаточно, чтобы выз¬ вать негодование людей» [284, 2.У1.1900]. 140
Однако в начале англо-бурской войны В. Либкнехт не требовал немедленного заключения мира. Он выступил с этим требованием лишь после сдачи войск генерала П. Кронье [298, 28.11.1900]. Пламенным призывом к предотвращению за¬ хвата бурских республик Англией и заключению мира яви¬ лась статья В. Либкнехта «Берегитесь!», которая была напи¬ сана им незадолго до кончины, последовавшей в августе 1900 г., и опубликована в газете «Кларион» (284, 21.VII.1900]. Роза Люксембург тоже разоблачала грабительский характер войны Англии за захват бурских республик. Она отмечала, что территориальный раздел Африки, и в частности завоева¬ ние бурских республик Англией, содействовал обострению противоречий между державами и усилению угрозы войны между ними [49а, стр. 183]. ! А. Бебель также осудил войну Англии за захват бурских республик. Выступая в рейхстаге 12 декабря 1899 г., он зая¬ вил, что эта война была «грубейшим образом спровоцирова¬ на Англией» [67, т. 4, стр. 3322]. Он требовал передачи англо- бурских разногласий на рассмотрение Международного тре¬ тейского суда [67, т. 5, стр. 4380—4381]. В то же время А. Бебель решительно осуждал распространение в Германии антианглийских настроений. Он призывал германское прави¬ тельство заключить с Англией союз, который явился бы опло¬ том мира во всем мире. Но А. Бебель не видел империали¬ стической сущности колониальной политики Германии, а так¬ же того, что эта политика противоречила интересам герман¬ ского рабочего класса. Главный довод, выдвигавшийся тогда им против дальнейшего осуществления Германией колониаль¬ ных захватов, заключался в том, что обладание колониями будто бы не сулило ей никаких материальных выгод [67, т. 1, стр. 92; т. 4, стр. 3315—3316]. Протестуя против зверств гер¬ манских колонизаторов, он, однако, не выступил с решитель¬ ным осуждением колониализма; скатываясь на позиции оп¬ портунизма, он призывал германское правительство к осуще¬ ствлению гуманной и цивилизаторской колониальной полити¬ ки [67, т. 1, стр. 551—552]. Ревизионист Э. Бернштейн фор¬ мально выступил против захвата бурских республик Англией, однако лишь на том основании, что к началу XX в. Британ¬ ская империя и без того достигла слишком больших разме¬ ров. Отказавшись от принципиального осуждения войны, ко¬ торую вела Англия, Э. Бернштейн утверждал, что политика Англии по отношению к бурским республикам в основном бы¬ ла справедливой. Он отрицал грабительский характер коло¬ ниальной политики английских империалистов вообще и в Южной Африке в частности и утверждал, что эта политика преследовала демократические и прогрессивные цели [295, 1900, № 5, стр. 241—245; 1900, № 7, стр. 435; 1900, № 9, стр. 559—561; 1900, № 10, стр. 684]. 141
В 1900 г. Майнцский съезд германской социал-демократи¬ ческой партии принял резолюцию, осуждавшую войну Англии за захват бурских республик и выражавшую солидарность со сражавшимися бурами. Однако участники съезда не уделили внимания положению африканского большинства населения бурских республик и не осудили ни жесточайшее угнетение его бурами и англичанами, ни агрессивные замыслы буров. Социал-демократическая фракция рейхстага тоже высту¬ пила с осуждением агрессивной политики Англии в Южной Африке. 2 марта 1900 г. член этой фракции Граднауер выра¬ зил в рейхстаге сожаление по поводу того, что германское правительство не предложило посредничества для заключе¬ ния мира в Южной Африке и не потребовало передачи англо¬ бурских разногласий на рассмотрение Международного тре¬ тейского суда в Гааге [298, 2.111Л 900]. Вследствие отказа германского правительства от оказа¬ ния помощи сражавшимся бурам и от поддержки доброволь-; цев, численность лиц, отправившихся из Германии в Южную■ Африку для участия в вооруженной борьбе на стороне буров,׳׳ была невелика. Это были по преимуществу офицеры, нахо¬ дившиеся в отпуске или в отставке. Среди немецких добро¬ вольцев были также и рабочие, в том числе члены социал- демократической партии. В целом помощь, оказанная сра¬ жавшимся бурам их германскими сторонниками, была незна¬ чительной. Обратимся теперь к рассмотрению вопроса об отношении Франции, России и Голландии к империалистической агрес¬ сии Англии в Южной Африке на рубеже XIX и XX вв. ОТНОШЕНИЕ ФРАНЦИИ, РОССИИ И ГОЛЛАНДИИ К ВОЙНЕ АНГЛИИ ЗА ЗАХВАТ БУРСКИХ РЕСПУБЛИК Война Англии за захват бурских республик встретила решительное осуждение со стороны французского народа и, частично, со стороны французской буржуазии. Рабочие, мел¬ кая буржуазия, демократическая и буржуазно-либеральная интеллигенция, а также крайне правые круги буржуазии с разных классовых позиций и во имя различных целей высту¬ пили с осуждением вооруженной агрессии Англии в Южной Африке. Наиболее сознательные рабочие, разделявшие в то время революционно-социалистические взгляды Жюля Геда, заняли по отношению к этой войне интернационалистскую позицию. Внимание французских социалистов тогда, казалось, было все¬ цело приковано к «казусу» Мильерана. Однако вскоре после начала англо-бурской войны еженедельник гедистской Фран¬ цузской рабочей партии «Ле Сосиалист» выступил с разобла¬ чением подлинных целей, преследовавшихся Англией в этой 142
войне. «Ле Сосиалист» утверждал, что Англия в интересах мо¬ нополистов ведет империалистическую войну за захват бур¬ ских республик, и осуждал зверства английских завоевателей в Южной Африке [294, 15.Х.1899 и 4.11.1900]. Гедисты выра¬ зили свою солидарность с позицией английской Социал-демо¬ кратической федерации по отношению к войне Англии за за¬ хват бурских республик. Однако в оценке сложной ситуации, имевшей место в Южной Африке, гедисты допустили серьез¬ ную ошибку: они не уделили внимания положению порабо¬ щенного африканского населения бурских республик и его освободительной борьбе против английских и бурских коло¬ низаторов. Правые французские социалисты во главе с Жаном Жоре¬ сом тоже осудили захватническую войну Англии в Южной Африке. Ж. Жорес считал, что война возникла по воле стре¬ мящихся к наживе английских империалистов и защищающе¬ го их интересы правительства Р. Солсбери. Однако в отли¬ чие от гедистов Ж. Жорес не выступил в поддержку пози¬ ции английских революционных социал-демократов по отно¬ шению к этой войне. Протест Ж. Жореса против зверств анг¬ лийских империалистов в Южной Африке не вышел за узкие рамки пацифизма [291, 2.ХИ.1899]. Правые социалисты идеа¬ лизировали буров. Прославляя их упорство в борьбе против• английских завоевателей, они полностью игнорировали то, что буры сами были жестокими колонизаторами, порабощавши¬ ми африканцев. Правые социалисты вовсе не уделили внима¬ ния положению коренного населения бурских республик. Гедисты и жоресисты враждебно относились к требованию правых кругов французской буржуазии об объявлении Фран¬ цией войны Англии. В начале англо-бурской войны крайне правые круги французских империалистов, которые поддерживали Лигу патриотов, Лигу антисемитов, Лигу католической молодежи, Лигу роялистской молодежи и др., требовали от французско¬ го правительства немедленных и решительных антианглий- ских действий, призывали Францию и Россию заключить во¬ енный союз с Германией и объявить войну Англии. Они тре¬ бовали военного разгрома Англии, в которой они видели главного соперника Франции в борьбе за раздел мира. Они настаивали на немедленной отправке в Египет стотысячной французской армии и на посылке царским правительством ар¬ мии к границам Индии [19, д. 75, л. 241; 20, д. 74, л. 278; 291, 2.ХИ.1899]. Однако большинство французских капиталистов и правиг тельсгво Вальдека-Руссо, учитывая неподготовленность Франции к войне с мощным противником, остроту франко-гер¬ манских противоречий и напряженное внутреннее положение Франции, не поддержали воинственных призывов крайне пра¬
вых. Не поддержали их также французские капиталисты, имевшие капиталовложения в промышленные предприятия бурских республик. К концу 90-х годов XIX в. французские капиталовложения в горнодобывающую промышленность, в железнодорожное строительство и в другие предприятия.в бурских республи¬ ках достигли значительных размеров. По приблизительным подсчетам к началу англо-бурской войны они составили 1,5 млрд. фр. [19, д. 75, л. 242; 21, д. 65, лл. 247—248], «Фран¬ цузский банк» в Иоганнесбурге располагал тогда солидными запасами золота. Об этом говорит отправка его дирекцией й: апреле 1900 г. через Лоренсу-Маркиш в Париж золота в слитках и монетах на сумму в 256 млн. ф. ст. [53, т. 82, стр. 752]. Во время войны французские капиталисты, имевшие ка¬ питаловложения в Южной Африке, заняли благожелатель¬ ную по отношению к Англии позицию. Недовольные экономий ческой политикой бурских правительств, они рассчитывали! на то, что, захватив бурские республики, Англия будет со¬ действовать быстрому развитию горнодобывающей промыш¬ ленности, что принесет им выгоду [26, 1895, д. 1, лл. 90—91], Основная тенденция в развитии отношений между Англи¬ ей и Францией в годы англо-бурской войны заключалась в сближении этих стран в антигерманских целях и в резуль¬ тате достижения соглашения между ними по спорным вопро¬ сам колониальной политики. Эта тенденция возобладала во время мирного, разрешения Фашодского кризиса и заключе¬ ния англо-французского соглашения о разграничении их ко¬ лониальных владений в Восточной и Центральной Африке, подписанного 21 марта 1899 г. Английские империалисты стремились к сговору с Францией по спорным вопросам ко¬ лониальной политики в Африке, видя в нем необходимую меру в подготовке Англии к войне за захват бурских респуб¬ лик, а также для противодействия Англии и Франции коло¬ ниальным притязаниям Германии. Предусмотренный этим соглашением отказ Франции от притязаний на территории в бассейне Верхнего Нила — на Нубию, Кордофан, Дарфур, Бахр-эль-Газаль—приблизил английских империалистов к до¬ стижению их заветной цели — к установлению господства Анг¬ лии на необъятных просторах от мыса Доброй Надежды до Каира. Добившись от Англии признания огромной террито¬ рии, расположенной между оз. Чад и Триполи, сферой исклю¬ чительного влияния Франции, правящие круги последней по¬ лагали, что вскоре будут достигнуты соглашения с Англией и по другим спорным вопросам [19, д. 75, лл. 60—64; 279, 17.1.1899]. К числу таких вопросов относились: определение размера пошлин, взимавшихся французскими властями при ввозе английских товаров на о. Мадагаскар, границы между 144
Египтом и Суданом у Бахр-эль-Газаля, разграничение владе¬ ний в Сиаме, требование Франции о расширении ее концес¬ сии в Шанхае, достижение соглашения о рыбной ловле у бе¬ регов Ньюфаундленда и др. [19, д. 65, т. 1, лл. 2—3, т. 2, лл.402—408]. В отличие от крайне правых большинство французских империалистов требовало направленного против Германии договора с Англией, а также тщательной военной и дипло¬ матической подготовки Франции к захвату Марокко и хин- терланда Алжира. Французские правящие круги считали так¬ же, что Франции необходимо было добиваться извлечения наибольших выгод из тех колоний, которыми она уже владе¬ ла. Эту точку зрения ярко выразил министр иностранных дел Т. Делькассе. В парламентской речи от 6 декабря 1899 г. он, указав на десятикратное превышение общей площади фран¬ цузских колоний по сравнению с размерами метрополии и на замедление роста численности населения Франции, подчерк¬ нул, что «способность Франции к поглощению новых колоний не является безграничной» и что «для Франции в настоящее время гораздо более важен не захват новых огромных терри¬ торий, а сохранение того, что она уже имеет, бдительная ох¬ рана безопасности ее владений и извлечение из них наиболь¬ шей выгоды» [19, д. 75, л. 284, Приложение; 20, д. 74, лл. 278— 280]. Касаясь отношения Франции к англо-бурской войне, Т. Делькассе в той же речи заявил, что Франция будет соб¬ людать строгое невмешательство и не выступит посредником в деле ее завершения. Французское правительство воздержалось от объявления специальной декларации о нейтралитете Франции в англо¬ бурской войне. Тем самым оно облегчило возможность пере¬ смотра своей позиции в этом вопросе. В самом начале войны, при обсуждении с царским послом Л. П. Урусовым и минист¬ ром иностранных дел М. Н. Муравьевым возникших в связи с нею международных проблем, Т. Делькассе высказался против организации державами совместного антианглийского выступления [19, д. 75, лл. 409, 411—412]. При повторном рассмотрении с Л. П. Урусовым вопроса о целесообразности организации коллективного выступления держав против Англии Т. Делькассе 8 ноября 1899 г. заявил, что только создание мощной коалиции европейских держав и США и проведение ее участниками военных операций в раз¬ личных частях земного шара могли бы привести к военному поражению Англии и к крушению Британской империи. От¬ метив, что Англия не допустила бы образования такой коа¬ лиции, Л. П. Урусов высказался за оказание державами сов¬ местного давления на Англию с целью заставить ее пойти на уступки по частным вопросам колониальной политики [19, д. 75, л л. 412—413]. 145 10 И. А. Никитина
В беседе с Л. П. Урусовым, состоявшейся 2 января 1900 г.,. Т. Делькассе, не отвергая возможности участия Франции сов¬ местно с другими странами в антианглийских действиях, по¬ пытался побудить Россию к антианглийским акциям и высту¬ плению в качестве главной силы, противодействующей агрес¬ сии Англии в Южной Африке. Он заявил Л. П. Урусову, что׳ царское правительство могло бы оказать на Англию наиболь¬ шее воздействие, предприняв передвижение войск на афган¬ ской границе и создав угрозу вторжения в Индию [19, д. 75, лл. 419—420]. Попытка французского правительства вызвать• резкое обострение англо-русских отношений объяснялась его желанием ослабить противодействие английского и царского׳ правительств попыткам французской дипломатии добиться усиления влияния Франции на Ближнем Востоке. В дальнейшем Т. Делькассе неоднократно заверял Л. П. Урусова в готовности французского правительства сов¬ местно с Россией и другими державами участвовать в дейст¬ виях, направленных против Англии. Т. Делькассе уверяет, что «Франция готова следовать за нами, как бы далеко мы ни пошли», сообщал Л. П. Урусов в начале 1900 г. [20, д. 74, л. 254]. Вскоре он известил, что Т. Делькассе подтвердил го¬ товность французского правительства «принять участие во- всяких поступках держав, имеющих целью воздействовать на английское правительство» [20, д. 74, лл. 259—260]. Побуждая, царское правительство взять на себя инициативу в осуществ¬ лении антианглийских акций, Т. Делькассе формально обещал ему содействие. Однако реализация обещаний о содействии была маловероятной, ибо Франция выдвигала в качестве не¬ пременного условия ее участия в антианглийских действиях большого масштаба привлечение к ним Германии и других держав [20, д. 74, лл. 260—261]. Франция опасалась, что ос¬ ложнения в англо-французских отношениях будут использо¬ ваны Германией в антифранцузских целях. В феврале 1900 г., когда в ходе англо-бурской войны на¬ метился перелом в пользу Англии, царская дипломатия стала призывать державы к совместному демаршу в Лондоне с предложением о посредничестве для скорейшего завершения: войны. Заключение мира на этой стадии войны предотврати¬ ло бы захват бурских республик, что было бы выгодно для: держав, опасавшихся резкого усиления Англии. По инициати¬ ве России между нею и Францией состоялся обмен мнения¬ ми о возможности осуществления этого демарша. Т. Делькас¬ се сообщил Л. II. Урусову, что Франция готова принять уча¬ стие в демарше, но обещал дать окончательный ответ после консультации с президентом Э. Лубе и с премьер-министром: Вальдеком-Руссо. Встреча Т. Делькассе с Э. Лубе и Вальде- ком-Руссо состоялась незамедлительно. На следующий день Т. Делькассе уведомил Л. П. Урусова о согласии француз¬ ов
«ского правительства участвовать в таком демарше совместно с Россией, однако при непременном участии в нем Германии и США [20, д. 74, лл. 261—264; д. 75, лл. 15, 18]. Л. П. Урусов положительно оценил это предложение Т. Делькассе, полагая, что правительство США согласится выступить посредником в переговорах о заключении мира ;£20, д. 74, лл. 263—264]. Указанное мнение Т. Делькассе было передано Н. Д. Остен-Сакеном. Б. Бюлову, который обещал уведомить о нем Вильгельма II [21, д. 75, л. 183]. Однако в связи с отклонением Англией посредничества, предложенного •ей правительством США, Т. Делькассе 14 марта 1900 г. уве¬ домил Л. П. Урусова о нецелесообразности предполагавшего¬ ся демарша :[20, д. 74, л. 275]. Таким образом, проявленная Россией инициатива в деле осуществления совместного демарша держав по вопросу о по¬ средничестве в заключении мира не дала положительных ре¬ зультатов. Попытки бурских делегатов, прибывших летом 1900 г. из ,США во Францию, а затем П. Крюгера склонить француз¬ ское правительство к вмешательству в англо-бурскую войну для оказания помощи бурским республикам также не увен¬ чались успехом. В связи с прибытием П. Крюгера в конце 1900 г. в Марсель, а затем в Париж во многих городах Фран¬ ции состоялись антианглийские манифестации. Уступая об¬ щественному мнению, французское правительство устроило П. Крюгеру прием, как если бы он был президентом независимой страны. Однако встреча его в Париже с Э. Лу¬ бе и Т. Делькассе не повлекла за собой никаких акций со •стороны французского правительства в защиту бурских рес¬ публик [20, д. 74, лл. 230—231]. В связи с ходатайством бурских делегатов перед Советом Постоянной палаты Третейского суда в Гааге о рассмотре¬ нии им вопроса об англо-бурских разногласиях, приведших к войне, министр иностранных дел России В. Н. Ламздорф от¬ метил, что «было бы более чем прискорбно, если бы на заре двадцатого столетия весь цивилизованный мир... совершенно хладнокровно отверг мольбу о содействии и заступничестве слабейшего противника». Он подтвердил мнение царского правительства о том, что державы могли бы «при первом удобном случае предложить свои добрые услуги... Англии» [23, д. 70, л. 153]. Но эта точка зрения по-прежнему не встре¬ тила фактической поддержки со стороны французского пра¬ вительства: в беседе с царским дипломатом К. Нарышкиным Т. Делькассе вновь заявил об отсутствии благоприятных усло¬ вий для посредничества держав [23, д. 70, лл. 153—154]. Итак, правительство Вальдека-Руссо уклонилось от вме¬ шательства в англо-бурскую войну. Однако оно не чинило препятствий действиям французских противников захватни¬ 147 10*
ческой политики Англии в Южной Африке, направленным на оказание помощи сражавшимся бурам. Во время войны во■ Франции были созданы общества для оказания помощи сра¬ жавшимся бурам. Крупнейшими из них были Центральный Комитет борцов за независимость южноафриканских респуб¬ лик, Французский комитет для заключения мира в Южной Африке, Французский молодежный комитет содействия Транс¬ ваалю. В деятельности этих обществ участвовали лица, при¬ надлежавшие к различным политическим партиям, в том чис¬ ле многие члены палаты депутатов и несколько сенаторов. Центральный Комитет борцов за независимость южноафри¬ канских республик был организатором лекций, бесед и кон-, ференций, посвященных бурам и англо-бурской войне. Он ор¬ ганизовал также сбор денег по подписке в пользу буров. К началу 1900 г. им было собрано около 37 тыс. фр. Фран¬ цузский комитет для заключения мира в Южной Африке организовал сбор подписей под петицией, обращенной к французскому правительству и содержавшей просьбу о по¬ средничестве Франции в целях заключения мира. Во многих французских городах состоялись многолюдные митинги и ма¬ нифестации, участники которых выражали сочувствие бурам и зачастую призывали французское правительство предло¬ жить Англии свое посредничество в деле скорейшего заклю¬ чения мира. Некоторые энергичные противники захвата Англией бур¬ ских республик отправились в Южную Африку в качестве добровольцев. В начале января 1900 г. число французских офицеров, уехавших в Южную Африку для оказания помощи бурам в войне против Англии, превысило 200 человек. Среди «их был полковник Вильбуа де Марейль, возглавивший в Юж¬ ной Африке иностранный добровольческий легион. Однако французское добровольческое движение тоже не приняло ши¬ рокого размаха. Правительство Вальдека-Руссо, подобно пра¬ вительствам других стран, не оказало этому движению ника¬ кой поддержки [285; 20, д. 74, Приложение]. Во время англо-бурской войны некоторые французские фирмы по производству оружия — «Шаржер реюни», «Кане», «Шнейдер-Крезо» поставляли его в Южно-Африканскую Рес¬ публику по заказу ее правительства. К тому же более ста французских военных инженеров и техников — служащих фирмы «Шнейдер-Крезо» — в начале 1900 г. были направле¬ ны ею в Южную Африку, чтобы помочь бурам использовать военную технику. В феврале 1900 г. они прибыли в Южно- Африканскую Республику. Французский .офицер Эйбер воз¬ главил артиллерийские мастерские в Претории. Многие из этих специалистов стали работать в артиллерийских мастер¬ ских в Иоганнесбурге [20, д. 74, Приложение]. В помощь сра¬ жавшимся бурам несколько французских пароходов достави¬ 148
ли в начале 1900 г. из Гавра в мозамбикский порт Лоренсу- Маркиш продовольствие. Фактический отказ правительства Вальдека-Руссо от вме¬ шательства в англо-бурскую войну вызвал ожесточенные на¬ падки со стороны крайне правых, которые стали обвинять его■ в пособничестве Англии. Требуя от правительства немедлен¬ ных и решительных антианглийских действий, они прилагали; усилия к тому, чтобы спровоцировать конфликт с нею. Они упорно раздували дипломатический англо-французский инци¬ дент, который возник в конце 1899 г. в связи с тем, что анг¬ лийский посол во Франции Эдуард Монсон покинул тогда Париж и выехал в Италию, официально не известив об этом Т. Делькассе. Причина его демонстративного отъезда заклю¬ чалась в резких антианглийских выступлениях французской прессы. Особенно язвительными были статьи и карикатуры,, публиковавшиеся правым юмористическим листком «Ле Рир». Они высмеивали «подвиги» английской армии в Южной Аф¬ рике и королеву Викторию [20, д. 74, лл. 17—20]. Встревожен¬ ный отъездом Э. Монсона Т. Делькассе утверждал, что фран¬ цузское правительство не может нести ответственность за враждебное отношение к Англии части французов в связи с англо-бурской войной. Он заявил также, что если его офици¬ ально уведомят об отъезде английского посла из Франции,, посол Поль Камбон немедленно будет отозван французским правительством из Лондона [20, д. 74, лл. 17—20; 278,. 23.11.1900]. Нападки на королеву Викторию не остались без ответа со стороны английского правительства. Выступая в ее защиту, Д, Чемберлен пригрозил, что Англия примет ответ¬ ные меры. Антианглийская агитация крайне правых еще более уси¬ лилась в связи с тем, что в марте 1900 г. Англия заставила Португалию согласиться на высадку английских войск в мо¬ замбикском порту Вейра для отправки их в Южно-Африкан¬ скую Республику. Крайне правые утверждали, что англий¬ ское правительство не имело права осуществлять высадку войск в этом порту без согласия Франции, так как француз¬ ские капиталисты принимали участие в его строительстве. Они требовали, чтобы французское правительство немедлен¬ но оказало на Англию энергичное дипломатическое воздейст¬ вие с целью предотвратить в дальнейшем высадку англий¬ ских войск в портах Мозамбика, находящихся вблизи Мада¬ гаскара, захваченного Францией в 1896 г. Однако правительство Вальдека-Руссо неуклонно прово¬ дило политику невмешательства в англо-бурскую войну. Не¬ которое увеличение численности французских войск, находив¬ шихся в Тунисе и на Мадагаскаре, и принятие французским парламентом весною 1900 г. законопроекта о создании коло¬ ниальной армии не представляли для Англии реальной угро- 14Э
зы и не являлись мерой, осуществленной Францией в поряд¬ ке подготовки к войне против нее. Проводившаяся Францией политика невмешательства в англо-бурскую войну определялась глубокими социально-эко¬ номическими и политическими причинами. Правящие круги Франции, только что вынужденные капитулировать в Фашод- ском кризисе, по-прежнему не могли рассчитывать на победу Франции в случае возникновения войны с Англией. Полити¬ ческое положение во Франции было напряженным вследст¬ вие обострения классовой и партийной борьбы, усиления ре¬ волюционного направления в рабочем движении, продолжав¬ шейся борьбы прогрессивных и реакционных сил вокруг де¬ ла Дрейфуса, антиправительственной агитации монархистов. К тому же правительство Вальдека-Руссо располагало в па¬ лате депутатов лишь незначительным большинством. Фран- дузский парламент являлся в то время ареной ожесточенной политической борьбы. В палате депутатов крайне правые с яростью нападали на правительство Вальдека-Руссо. Между левыми и крайне правыми депутатами происходили рукопаш¬ ные схватки, в которых участвовали журналисты и даже пуб¬ лика. Сообщая об этом, Л. П. Урусов писал: «Парламента¬ ризм до того уронил себя уже давно в общественном мнении, что это безобразие не удивило и не возмутило никого. Оно возбудило одни насмешки» (20, д. 74, л. 140]. Серьезные фи¬ нансовые трудности, которые в то время испытывала Фран¬ ция, также побуждали ее правительство желать сохранения мира. Глубокие франко-германские империалистические про¬ тиворечия побуждали французские правящие круги не только стремиться избегнуть осложнений во взаимоотношениях с Анг¬ лией, но и искать сближения и сговора с нею в антигерман¬ ских целях. Французские империалисты были тогда весьма обеспокое¬ ны распространением в Германии пангерманских идей, а также возможностью распада Австро-Венгрии и усиления Гер¬ мании в результате аннексии ею в этом случае австрийских земель с преобладающим немецким населением и Триеста {20, д. 74, лл. 297—298; 21, д. 75, л. 200]. Учитывая, что Германия вступила на путь борьбы за ми¬ ровое господство и что дальнейшее резкое обострение проти¬ воречий между нею, с одной стороны, и Францией, Англией и Россией — с другой, является неизбежным, Т. Делькассе уже в то время настаивал на создании противостоящего Германии союза Англии, Франции и России. «Союз Англии с Россией и Францией был бы... очень важен для этих двух держав, так как Англия закрыла бы моря для германского флота», — заявил он в беседе с Л. П. Урусовым 9 мая 1900 г. [20, д. 74, л. 299]. Во время англо-бурской войны французское правительст¬ во
во не только отказалось от вмешательства в нее в любой фор¬ ме, но и пошло по пути дальнейшего сближения с Англией. В связи с существованием острых англо-германских импери¬ алистических противоречий и с серьезными трудностями, с которыми Англия столкнулась в войне за захват бурских рес¬ публик, английские империалисты тоже были заинтересованы в сближении с Францией. В январе 1902 г. Д. Чемберлен и посол П. Камбон при¬ ступили в Лондоне к переговорам о преодолении англо-фран¬ цузских разногласий по ряду вопросов, касающихся колони¬ альных владений: о правах на ловлю рыбы у берегов Ньюфаундленда, о разграничении владений на территории. Нигера, о статусе Новых Гебрид, о праве на торговлю на Ма¬ дагаскаре, о правах экстерриториальности на Занзибаре. Под¬ нятый тогда же П. Камбоном марокканский вопрос не был отвергнут Д. Чемберленом, который, идя на уступки импе¬ риалистическим притязаниям Франции в отношении Марок¬ ко, желал обеспечить компенсацию ею Англии. Именно поэто¬ му Д. Чемберлен предложил П. Камбону в скором времени заняться рассмотрением марокканской проблемы. Лондонские переговоры Д. Чемберлена с П. Камбоном пред¬ вещали достижение Англией и Францией сговора по важным вопросам колониальной политики в целях подготовки к войне против Германии. Но путь к нему был нелегким, так как не¬ которые влиятельные английские политические деятели тре¬ бовали передачи Англии марокканского побережья Гибрал¬ тарского пролива (включая Танжер, Тетуан, Сеуту), о. Мада-у гаскар и настаивали на том, чтобы Франция отказалась от притязаний на Египет. Ведя переговоры с Англией, французские правящие кру¬ ги не упустили возможности воспользоваться трудным поло¬ жением, в котором она находилась в связи с войною в Юж¬ ной Африке, для усиления экспансии Франции на Ближнем Востоке. Добиваясь усиления влияния Франции, французский посол в Турции Ж. Констан пытался противодействовать предоставлению султаном Германскому обществу анатолий¬ ских железных дорог концессии на строительство Багдадской железной дороги, ибо Франция опасалась упадка значения Адано-Мерсинской железной дороги, построенной француз¬ скими капиталистами. Ж. Констан настаивал на соединении Багдадской железной дороги с Адано-Мерсинской железной дорогой и протестовал против предусмотренного германским проектом соединения Халеба (Алеппо) с Багдадской желез¬ ной дорогой, считая, что оно вызовет сокращение перевозки товаров из Халеба на Хаму, являвшуюся конечным пунктом железнодорожной ветки Бейрут-Дамасской железной до¬ роги, принадлежавшей французским капиталистам. Он на¬ стаивал на предоставлении французским капиталистам кон¬ —151
цессии на строительство железной дороги от Дедеагача к Дарданеллам, а также в Сирии. Весною 1900 г. французские капиталисты добились концессии на строительство железно¬ дорожной линии Дамаск — Хама. Затем они стали добивать¬ ся разрешения на продление этой железной дороги через Алеппо и соединения ее с Багдадской железной дорогой [19, д. 25, лл. 326—328; 21, д. 27, л. 136; 21, д. 28, лл. 76, 393— 394]. Желая заставить германских капиталистов отказаться от строительства Багдадской железной дороги, Ж. Констан пытался заручиться согласием царского правительства на совместное строительство русскими и французскими капита¬ листами железной дороги в причерноморской полосе Малой Азии [23, д. 22, л. 114]. Недовольное усилением экспансии Франции на Ближнем Востоке царское правительство не под¬ держало это предложение. Во время англо-бурской войны французская дипломатия, желая ослабить английский оккупационный режим в Египте, пыталась с помощью подкупа привлечь на свою сторону хеди¬ ва Аббаса Хильми-пашу. Но это вызвало противодействие анг¬ лийской дипломатии. По сведениям, полученным царским послом в Турции И. Зиновьевым от самого султана, лорд Кро¬ мер имел в начале февраля 1900 г. беседу с хедивом. Убеж¬ дая его «остаться верным союзу с Англией», лорд Кромер заявил, что в этом случае английское правительство по окон¬ чании войны в Южной Африке «сумеет доказать хедиву свою признательность и позаботиться об обеспечении ему более самостоятельного, чем ныне, положения в Египте» [21, д. 27, л. 133]. Хедив заверил лорда Кромера, что «Англия может вполне рассчитывать на его преданность и на готовность его оказать ей услуги, которые от него потребуются» [21, д. 27, л. 134]. Попытка Франции ослабить позиции Англии в Егип¬ те осталась безрезультатной. Необходимо отметить, что ан- тианглийская деятельность французской дипломатии в Егип¬ те не изменила возобладавшую на рубеже XIX и XX вв. тен¬ денцию к англо-французскому сговору в антигерманских це¬ лях. Теперь рассмотрим вопрос об отношении к англо-бурской войне России, являвшейся партнером Франции по антигер¬ манскому военному союзу, возникшему в начале 90-х годов XIX в. В отличие от Англии, Франции, Германии, Бельгии, Ита¬ лии царская Россия не принимала участия в ожесточенной борьбе держав за территориальный раздел Африки. Русская буржуазия и помещики не участвовали в экспорте капитала и товаров в бурские республики, не имели капиталовложений в горнодобывающей промышленности этих стран, не стреми¬ лись ни к экономическому, ни к политическому закабалению этих республик. Проживавшие в конпе 90-х голов XIX в. ״ 152'
бурских респуОликах русские подданные численностью до се¬ ми тысяч человек были мелкими торговцами, ремесленника¬ ми, владельцами трактиров, пивных, кузниц, швейных мастер¬ ских и т. п. Они не имели крупных капиталов и не могли стать совладельцами приисков, участвовать в строительстве железных дорог, в учреждении банков, крупных торговых ком¬ паний, стать крупными фермерами. В отличие от экономиче¬ ской деятельности английских, немецких, французских, гол¬ ландских и других ойтландеров хозяйственная деятельность русских подданных, проживавших в бурских республиках, не имела существенного значения. Хотя господствующие классы России не имели экономи¬ ческих интересов в Южной Африке, они осуждали войну Англии за захват бурских республик. Дело в том, что они опасались, что Англия, осуществив гигантские территориаль¬ ные захваты в Африке, резко усилит агрессию на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке, захватит Персию, нефтеносные районы Среднего Востока, проливы, установит свое господст¬ во в Китае [278, 3(15).VI и 7(19)ЛХ.1899; 281, № 264, 1899״ № 264]. Эти действия Англии поставили бы под угрозу южные, границы России и нанесли бы удар по экспансионистским за¬ мыслам русской буржуазии и помещиков. Однако царское правительство не имело реальной возможности самостоятель¬ но предотвратить захват Англией бурских республик. Тяже¬ лый финансовый, промышленный и сельскохозяйственный кри¬ зис, который переживала тогда Россия, острейшая классовая борьба, бурный рост революционного рабочего движения, крестьянские и студенческие волнения, относительная сла¬ бость русского военно-морского флота — все это были много¬ численные и очень важные причины, побуждавшие царское правительство избегать вооруженного столкновения и иных конфликтов с Англией. Царская Россия находилась тогда на¬ кануне первой буржуазно-демократической революции. От¬ сталая в экономическом отношении, закабаляемая западноев¬ ропейскими империалистами, раздираемая социальными и на¬ циональными противоречиями Россия была не подготовлена к войне с Англией — одной из наиболее мощных промышлен¬ ных держав и самой мощной морской державой, располагав¬ шей несметными ресурсами огромной колониальной импе¬ рии. Выражая точку зрения правящих кругов России, М.Н. Му¬ равьев писал: «Мысль об участии России в каком бы то ни было союзе или коалиции держав против Англии должна быть совершенно исключена» [35, стр. 8]. «Нам, более чем когда-либо, следует заботиться о сохранении спокойствия... дабы ничем не осложнять общего политического положе¬ ния», — утверждал тогда же В. Н. Ламздорф [20, д. 30, л. 42]. Это мнение разделяли военный министр А. Н. Куропаткин, министр финансов С. Ю. Витте и другие члены правительства. 153
Итак, возможность сепаратного военного или дипломати¬ ческого вмешательства России в англо-бурскую войну в це¬ лях предотвращения захвата Англией бурских республик была исключена. В силу рассмотренных причин не могли быть осуществлены создание антибританской коалиции дер¬ жав и их коллективный демарш, который положил бы конец англо-бурской войне и обеспечил бы заключение мира на ос¬ нове отказа Англии от захвата бурских республик. Выше бы¬ ло показано, что переговоры М. Н. Муравьева в Париже и Николая II в Потсдаме выявили фактический отказ француз¬ ского и германского правительств от коллективных антибри- танских действий. Предпринятое в феврале 1900 г. царским правительством зондирование германского и французского правительств относительно возможности осуществления в Лондоне коллективного демарша великих держав в целях восстановления мира в Южной Африке также не дало поло¬ жительных результатов; Франция согласилась на участие в таком демарше при условии участия в нем Германии и США. Формально согласившись на демарш, Германия фактически сорвала его, потребовав неприемлемой для французских им¬ периалистов взаимной гарантии франко-германской границы {20, д. 18, л. 293]. Между тем завершение англо-бурской вой¬ ны на этом этапе предотвратило бы разгром бурских респуб¬ лик и захват их Англией. Предпринятая царским правительством в 1901 г. еще одна попытка подтолкнуть державы к коллективному вмешатель¬ ству в эту войну тоже была неудачной. В середине 1901 г. Ламздорф рекомендовал царю обратиться к Вильгельму II с предложением принять участие в «дружественном представ¬ лении» с целью склонить победоносную Англию «к удобопри- емлемому для буров решению трансваальского вопроса». По замыслу В. Н. Ламздорфа к такому представлению должны были присоединиться Франция, Италия, Австро-Венгрия и США. Николай II одобрил этот план В. Н. Ламздорфа. По¬ следний составил, а царь утвердил проект секретной теле¬ граммы Н. Д. Остен-Сакену, в которой послу предлагалось «самым осторожным образом... выяснить, как была бы при¬ нята императором Вильгельмом мысль об указанном обраще¬ нии к Англии» {31, д. 754/812, лл. 22—26]. Но, получив от царского посла в Лондоне сообщение о том, что Англия от¬ вергла бы такое представление держав, царь и министр ино¬ странных дел В. Н. Ламздорф отказались от его осуществле¬ ния {31, д. 754/812, л. 52]. Избегая сепаратного вмешательства в англо-бурскую вой¬ ну, царское правительство в августе 1900 г. отклонило прось¬ бу прибывших в Петербург бурских представителей — д-ра Лейдса, Фишера, Весселса и Велморанса о посредничестве России в заключении мира. В. Н. Ламздорф, сославшись на 154
«крайние осложнения в политических делах» и на «тревож¬ ные события на Дальнем Востоке», заявил д-ру Лейдсу, что* царское правительство могло бы выступить посредником в заключении мира только в том случае, если «обе воюющие стороны, утомленные борьбой, осознают необходимость прий¬ ти к полюбовному соглашению». Он сообщил тогда же д-ру Лейдсу, что инициатива России в осуществлении посредниче¬ ства не привела бы теперь к положительному результату, но вызвала бы неудовольствие Англии и «несомненно отрази¬ лась бы неблагоприятно на общем политическом положе¬ нии» [20, д. 37, л. 90]. «Вполне одобряю вами сказанное,— пометил в связи с этим царь на полях доклада, представлен¬ ного ему В. Н. Ламздорфом [20, д. 37, л. 90]. Отвечая на письмо голландской королевы Вильгельмины, ходатайство¬ вавшей тогда о посредничестве России в заключении мира, Николай II писал: «Я был бы счастлив сделать все посиль¬ ное для прекращения жестоких военных действий, но я ду¬ маю, что настоящий момент ни в коей мере не подходит для демарша с этой целью в отношении Англии. Хочу надеяться, что с помощью бога лучшая ситуация в будущем поможет державам, искренне желающим даровать человечеству блага мира, оказать содействие воюющим сторонам в достижении соглашения, но для этого надо, чтобы обе воюющие стороны хотели прекращения кровавой борьбы, которая их истощает» [20, д. 62, лл. 41—42]. В 1901 г. царское правительство заявило, что оно соглас¬ но поддержать просьбу бурских делегатов о передаче англо¬ бурского конфликта на рассмотрение Совета постоянной па¬ латы Международного третейского суда в Гааге, но при условии, что Англия выступит с аналогичной просьбой. На состоявшемся 20 ноября 1901 г. заседании этого Совета цар¬ ский дипломат К. Струве, действуя согласно инструкции В. Н. Ламздорфа от 4 октября 1901 г., заявил, что царское правительство «весьма сожалеет, что разногласия между Ве¬ ликобританией и южноафриканскими республиками не могли быть рассмотрены третейским судом вследствие отказа од¬ ной из сторон прибегнуть к арбитражу» [23, д. 58, лл. 52—53].. В. Н. Ламздорф считал в то время, что единственный способ оказания державами помощи бурам заключался в том, что¬ бы, «проявив разум и бдительность, дождаться удобного момента, когда наступит утомление от войны и когда Англия будет готова к дружественному вмешательству, которое об¬ легчило бы удовлетворительное завершение борьбы. Но для этого не следует ссориться с англичанами» [22, д. 98, лл. 45— 46]. Как видим, царское правительство, формально не отказы¬ ваясь от посредничества в заключении мира, все же под¬ черкивало, что непременным условием такого посредничества 155
должно быть согласие на него Англии. Это означало фак¬ тический отказ от посредничества, ибо английское правитель¬ ство категорически отрицало его. Движимые желанием предотвратить дальнейшее усиле¬ ние Англии за счет захвата бурских республик правящие кру¬ ги России и послушная им пресса разоблачали грабитель¬ ские цели Англии в англо-бурской войне и восхваляли буров. Распространяя в народных массах России реакционные взгляды, они превозносили набожность буров и идиллически ■изображали их социальный строй. Они полностью игнориро¬ вали то, что буры сами были жестокими колонизаторами, беспощадно угнетавшими африканцев. Симпатии господство¬ вавших классов России к сражавшимся бурам определялись лишь желанием предотвратить дальнейшее усиление мощно¬ го соперника — империалистической Англии, но отнюдь не враждой к захватнической политике и к колониальному гне¬ ту. В противоположность этому, революционные социал-де¬ мократы принципиально осудили империалистическую внеш¬ нюю политику Англии и ее колониальные захваты. В декаб¬ ре 1900 г. В. И. Ленин писал в газете «Искра»: «И ради на¬ живы кучки капиталистов буржуазные правительства вели бесконечные войны, морили полки солдат в нездоровых тро¬ пических странах, бросали миллионы собранных с народа денег, доводили население до отчаянных восстаний и до го¬ лодной смерти. Вспомните восстания индийских туземцев про¬ тив Англии и голод в Индии, или теперешнюю войну англи¬ чан с бурами» [1, стр. 379—380]. Стараясь избежать осложнений во взаимоотношениях с .Англией, царское правительство воздержалось от оказания сражавшимся бурам медицинской помощи и от поддержки добровольческого движения. Теперь посмотрим, как восполь¬ зовалось царское правительство затянувшейся англо-бурской войной для усиления своей империалистической экспансии на •Среднем и Ближнем Востоке. В начале 1900 г. царское правительство увеличило чис¬ ленность войск, находившихся в закаспийской области и в районе Кушки. В то же время оно довело до сведения анг¬ лийского правительства о своем намерении направить в Аф¬ ганистан официальных дипломатических представителей и принять меры к развитию торговли России с этой страной :[21, д. 101, лл. 17, 23; 29, д. 718, л. 180]. Чтобы предотвратить противодействие со стороны английского правительства реак¬ ционная русская пресса утверждала, что для переброски в Кушку всего кавказского корпуса потребуется не более двух недель. Правительство Р. Солсбери ответило концентрацией нескольких полков в Кветте [278, 26. II (10. III) и 10 (23). III. 1900]. Однако увеличение численности русских войск на границе с Афганистаном отнюдь не являлось ферой, знаме-
яовавшей подготовку царского правительства к организации вооруженного вторжения в эту страну и в Индию. Царское правительство вовсе не замышляло такой военной акции. Вторжение русских войск на территорию этих стран было бы чревато войной с Англией. Царское же правительство счита: ло необходимым избежать войны. Увеличение численности войск в районе Кушки было предпринято для того, чтобы оказать давление на английское правительство и добиться усиления экономических и полити¬ ческих связей России с Афганистаном и Персией, а также вы¬ хода на побережье Индийского океана. Буржуазно-помещи¬ чья пресса широко распространяла эту идею. «Ни Афгани¬ стан, ни Индия не нужны России,— писал журнал ״Русская мысль“.— Выйти на юге к морю мы можем мирным путем, не прибегая к оружию... Для этого нам нужно выдержать с Англией дипломатическую борьбу» (282, 1900 г., кн. 2, стр. 148]. «Мы вовсе не собираемся идти на Индию»,— ут¬ верждала газета «Новое время». Она призывала правящие круги Англии понять, что «Россия не хочет завоевывать Ин¬ дию, а стремится только... выйти на мировой простор океан¬ ских путей» [278, 15 (27) .V. 1899 и 16 (29).IV. 1900]. «В России нет желания войны с Англией»,— констатировала эта газета .{278, 28.111 (9. IV). 1900]. Предпринятые царским правительством в годы англо-бур¬ ской войны усилия, направленные на установление прочных торговых и политических связей с Афганистаном, вследствие энергичного противодействия английских дипломатов оказа¬ лись тщетными. В то же время Англия резко увеличила ввоз в Афганистан своих товаров и настояла на снижении взи¬ мавшихся с них пошлин до 10% их стоимости. С целью ос¬ лабить власть эмира Хабибулла-хана английские дипломаты разжигали в Афганистане междоусобную борьбу, тайно под¬ держивали против эмира Насрулла-хана и поощряли волне¬ ния в афганских войсках [29, 1902, д. 720, лл. 153, 202, 273— 274; 25, д. 98, л. 120]. Борьба царского правительства за усиление влияния Рос¬ сии в Персии была в те годы более успешной, чем за укрепление связей с Афганистаном. В начале 1900 г. оно санкционировало предоставление персидскому правитель¬ ству русским Учетно-ссудным банком Персии пятипроцент¬ ного займа на сумму в 22,5 млн. руб. сроком на 75 лет. По¬ гашение этого займа и уплата процентов по нему были гарантированы всеми доходами с персидских таможен, кроме таможен Фарса и портов Южной Персии. В случае неуплаты Персией в срок платежей по этому займу русскому Учетно- ссудному банку Персии предоставлялось право установить контроль над теми персидскими таможнями, доход с кото¬ рых служил гарантией оплаты займа. К тому же персидское 157
правительство обязалось погасить все прежние обязательства Персии по внешним займам и не заключать без соглашения с указанным банком новых внешних займов впредь до пога¬ шения пятипроцентного золотого займа 1900 г. Исходя из. условий этого займа, русский Государственный банк уплатил Англии 5 млн. руб. для погашения предоставленного в 1892 г. Англией Персии шестипроцентного займа. В правящих кругах Германии заключение русско-персидского пятипроцентного״ займа расценивалось как результат успешного использова¬ ния царской дипломатией трудного положения, в котором, оказалась Англия в связи с войною за захват бурских рес¬ публик. В марте 1902 г. Россия предоставила Персии новый, заем на сумму в 12 млн. руб. на тех же условиях, на кото¬ рых был заключен заем 1900 г. (20, д. 17, лл. 21—22; 23, д_ 97, лл. 154—156; 25, д. 98, л. 55]. Приведенные факты дока¬ зывают, что в годы англо-бурской войны царское правитель¬ ство добилось усиления финансовой зависимости Персии от России. Русская буржуазия активизировала свою деятель¬ ность и в Южной Персии, где господствовало английское־ влияние. Московский Международный банк открыл тогда свои агентства в Бендер-Бушире и Басре, а Русское общество- пароходства и торговли организовало рейсы торговых паро¬ ходов по линии Одесса — Басра. С целью изучения спроса и. предложения на рынках Южной Персии в 1901—1902 гг. ее посетили прибывшие из России представители «Московского Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры», «Сазвы Морозова и сына», «Братьев Мироновых», «Торгово¬ го р >ма И. Г. Харитоненко с сыном», «Товарищества Новой: Кос״ ромской льняной мануфактуры», «Товарищества Кузне¬ цова, В., Е. и А. Ясюнинских» и др. [28, д. 3869, лл. 288—290;. д. 3887, лл. 60—61, 96, 149—151]. Открытие в 1901 г. российско-императорского генераль¬ ного консульства в Бендер-Бушире и посещение персидских морских портов канонерской лодкой «Гиляк» в феврале т марте 1900 г. и крейсером «Варяг» в декабре 1901 г., по мне¬ нию царского правйтельства, должны были содействовать усилению влияния России в Южной Персии. Однако царско¬ му правительству не удалось ослабить английское влияние в этой части Персии. Решительно противодействуя экспансии России, английские капиталисты в 1901 г. настояли на предо¬ ставлении им персидским правительством концессии на про¬ ведение нефтяного трубопровода параллельно морскому по¬ бережью Персии. Это нанесло тяжелый удар по экспансио¬ нистским устремлениям русской буржуазии в Южной Пер¬ сии. К тому же английский капиталист Нокс д’Арси в 1901 г. получил от персидского правительства право на создание ак¬ ционерного общества для эксплуатации месторождений нефти: во всей Персии, кроме Азербайджана, Гиляна, Мдзендерана״
Астрабада и Хорасана [28, д. 3869, лл. 166, 170; д. 3887, лл. .25, 28, 40; 24, д. 53, лл. 23—24; 23, д. 97, лл. 41—42]. В годы англо-бурской войны царское правительство уде¬ лило также внимание положению на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Оно учитывало большое стратегическое значение проектировавшейся Багдадской железной дороги, а также то, что строительство и эксплуатация ее германскими капиталистами привели бы к резкому усилению экономиче¬ ского и политического влияния Германии в сопредельной с Россией стране. Преследуя как оборонительные, так и экс¬ пансионистские цели и преодолев энергичное противодействие английского посла в Константинополе О’Коннора, царское правительство в марте 1900 г. настояло на предоставлении России Турцией исключительного права на строительство железных дорог на малоазиатском побережье Черного моря [20, д. 27, лл. 156—157, 264, 297—302; 23, д. 25, лл. 200—201]. Царская дипломатия безуспешно пыталась побудить гер¬ манское правительство выступить инициатором ликвидации оккупационного режима Англии в Египте. Указав на «беспо¬ лезность дальнейшего пребывания английских войск в Егип¬ те», М. Н. Муравьев в начале 1900 г. поручил Н. Д. Остен- Сакену уведомить Вильгельма II и Б. Бюлова о том, что «принятие на себя императором Вильгельмом инициативы в возбуждении и правильной постановке египетского вопроса встретило бы полное сочувствие как Турции, так и наиболее заинтересованных держав и могло бы только привести к самым благотворным результатам» [20, д. 18, л. 278]. Требова¬ ние вывода английских войск из Египта означало, что царское правительство пыталось ослабить позиции Англии в Север¬ ной Африке, в восточной части Средиземного моря, на под¬ ступах к Ближнему и Среднему Востоку. Побуждая герман¬ ское правительство взять на себя инициативу в предъявлении Англии этого требования, оно хотело тем самым привлечь Германию к совместным антибританским действиям [20, д. 18, л. 278]. Завершая рассмотрение вопроса об отношении царского правительства к англо-бурской войне, отметим, что после то¬ го, как Англия Добилась перелома в войне в свою пользу, Франция и Россия внесли в текст подписанной ими в 1892 г. знтигерманской военной конвенции направленное против Англии дополнение о принятии правительствами России и Франции мер взаимной помощи в случае войны с нею. Оно предусматривало, что в случае нападения Англии на Фран¬ цию царское правительство окажет помощь Франции концен¬ трацией трехсотпятидесятитысячной армии на границах с Афганистаном и с Индией; в случае же нападения Англии на Россию французское правительство должно было прийти ей на помощь путем концентрации на побережье Ла-Манша 159
армии в 100 тыс. или в 150 тыс. человек [31, д. 373/380, лл. 143—148]. Анализ ожесточенной борьбы держав на Дальнем Востоке на рубеже XIX—XX вв. и возникновения англо-японского сою¬ за выходит за рамки данного исследования. Отметим лишь, что трудности, с которыми английские империалисты столк¬ нулись в войне за захват бурских республик, и страх перед, угрозой создания антибританской коалиции содействовали отходу Англии от политики «блестящей изоляции». Подписа¬ ние правительством Р. Солсбери 30 января 1902 г. направ¬ ленного против России агрессивного военного союзного дого¬ вора с Японией имело целью обеспечить дальнейшее успеш¬ ное проведение Англией агрессивной внешней политики в- условиях резкого обострения империалистических противоре¬ чий между державами и ожесточенной борьбы за передел мира. Перейдем к вопросу об отношении к англо-бурской войне Голландии — первой из европейских держав приступившей к колонизации Южной Африки. Накануне англо-бурской вой¬ ны царский посланник в Голландии К. Струве, характеризуя, отношение голландцев к англо-бурскому конфликту, сообщал: «Теперь трансваальский вопрос сильно волнует общественное мнение и всецело завладел страною» [20, д. 18, л. 278]. Заин¬ тересованность, проявленная в Голландии к судьбе бурских республик, объяснялась не только тем, что голландская бур¬ жуазия имела в Трансваале значительные капиталовложения, но также тем, что буры являлись потомками голландцев, еще в XVII в. колонизировавших Южную Африку. Накануне англо-бурской войны в Гааге и Амстердаме было создано несколько комитетов для оказания помощи бурским республикам. Во главе одного из них встал прези¬ дент первой палаты генеральных штатов ван Наамен; в рабо¬ те других участвовали видные политические деятели, в част¬ ности генерал Схиммельпенник ван дер Ойс. Во многих гол¬ ландских городах были проведены митинги солидарности с бурами. Голландская пресса различных направлений, в том числе широко распространенные буржуазные газеты «Ньюве Роттердамсе Курант» и «Дагблат», единодушно осуждала захватническую политику Англии в Южной Африке. Голландские рабочие, исходя из демократических принци¬ пов, тоже выступали против захвата бурских республик. Руководимая Г. Ван-Колем социал-демократическая партия Голландии осудила захватническую войну Англии в .Южной Африке. Накануне войны Г. Ван-Коль призывал правитель¬ ство П. Крюгера к решительной борьбе против английских ойтландеров и к национализации горной промышленности Трансвааля. Но он не раскрыл империалистической сущности захватнической политики Англии в Южной Африке и колони- N 1 ׳׳־*> 160
заторской сущности политики буров по отношению к корен¬ ному населению республик [295, 1899, № 2, стр. 88—89; № 3, стр. 134—135]. Несмотря на широкое распространение в Гол¬ ландии пробурских настроений, правящие круги этой страны во главе с радикально-либеральным правительством Пирсона и сменившим его в июне 1901 г. консервативным правитель¬ ством Кейпера ни до войны, ни во время ее не предприняли эффективных антибританских акций. Дело в том, что воен¬ ные, дипломатические и иные акции, направленные против самой мощной морской державы, могли бы быть осуществле¬ ны относительно слабой Голландией только совместно с дру¬ гими державами. Но позиция, занятая в этой войне Герма¬ нией и США, фактически исключила возможность коллектив¬ ных антибританских действий держав. Опасаясь утраты Гол¬ ландией ее колоний, правящие круги этой страны стремились избежать осложнений во взаимоотношениях с Англией. Это¬ му содействовало также наблюдавшееся в то время в Голлан¬ дии некоторое усиление политического влияния Германии, которое проявилось в укреплении личных контактов и семей¬ ных связей германских и голландских царствующих особ и знати. Избегая ухудшения во взаимоотношениях с Англией, пра¬ вящие круги Голландии вплоть до последних месяцев войны уклонялись от вмешательства в нее. В марте 1900 г. прави¬ тельство Пирсона отклонило просьбу бурских правительств о посредничестве в целях заключения мира, предусматриваю¬ щего признание Англией независимости бурских республик. При этом оно заявило, что непременным условием такого демарша со стороны Голландии должно было быть предва¬ рительное согласие на него со стороны английского прави¬ тельства [20, д. 103, лл. 9, 11]. Возникшие в 1900 г. англо-гол¬ ландские трения по поводу взятия англичанами в Южной Африке в плен голландского санитарного отряда и высылки ими из Южной Африки голландских служащих Южно-Афри¬ канской железной дороги также не повлекли за собой вмеша¬ тельства Голландии в англо-бурскую войну. Правительство Пирсона возбудило перед английским правительством хода¬ тайство об отправке в Голландию взятых в плен членов гол¬ ландского санитарного отряда, а также о материальной ком¬ пенсации высланным английскими властями голландским железнодорожным служащим [20, д. 61, лл. 56—57]. Перегово¬ ры по этим вопросам затянулись до конца войны. Правительство Пирсона оказало торжественный прием П. Крюгеру, прибывшему в Гаагу в конце 1900 г. Однако оно не удовлетворило его просьбу о вмешательстве Голлан¬ дии в англо-бурскую войну для предотвращения захвата бур¬ ских республик Англией. Когда же генеральные штаты вру¬ чили П. Крюгеру послание, выражавшее сочувствие сражав- 161 П И. А. Никитина
шимся бурам, голландский министр иностранных дел де Бофор уведомил правительство Р. Солсбери о том, что пра¬ вительство Пирсона слагает с себя ответственность за это послание [20, д. 61, лл. 77—78]. Отвергая возможность по¬ средничества Голландии в прекращении военных действий в; Южной Африке и в мирном урегулировании англо-бурского конфликта, премьер Пирсон заявил, что возглавляемое им правительство «не предвидит психологического момента,׳ удобного для предложения третейского суда между Англией• и Трансваалем» [20, д. 61, лл. 70—71]. Консервативное правительство Кейпера тоже стремилось избежать осложнений в англо-голландских отношениях; Осенью 1901 г. оно не поддержало просьбу делегатов от бур¬ ских республик о рассмотрении спорных вопросов, вызвавших, англо-бурскую войну, Советом постоянной палаты Междуна-' родного третейского суда в Гааге [23, д. 58, лл. 26—27]. Толь¬ ко в самом конце войны, уступая голландскому обществен*; ному мнению, возмущенному зверствами английских захват-' чиков, правительство Кейпера направило английскому пра¬ вительству ноту, содержавшую предложение добрых услуг; для проведения переговоров с бурами о прекращении военных действий. Однако, предлагая тогда английскому правитель¬ ству свое посредничество в заключении мира* голландское правительство не потребовало признания Англией .независи¬ мости бурских республик; оно готово было содействовать подписанию грабительского мира, предусматривающего ан¬ нексию бурских республик. Тем не менее 29 января 1902 г. т Г. Ленсдаун отклонил предложение Голландии о мирном посредничестве [73, Приложение; 24, д. 60, лл. 11—12]. Итак, избегая осложнений во взаимоотношениях с Анг¬ лией, правительства Пирсона и Кейпера пренебрегли широ¬ ким распространением в Голландии пробурских настроений и: не оказали содействия сражавшимся бурам. Финансовая и медицинская помощь, в частном порядке оказанная голланд¬ цами бурам, была незначительной и не могла повлиять на исход войны. Немногочисленный голландский добровольче-т с-кий отряд, вошедший в состав европейского легиона, состо¬ ял в основном из голландцев, проживавших в Южно-Афри¬ канской Республике, — железнодорожных служащих, торгов¬ цев и пр. Руководимый Сморенбергом, Вильбуа де Марейлем, а .затем Е. Я. Максимовым отряд принял посильное участие в некоторых военных операциях, в частности близ Брандфор- да. Участие голландских добровольцев в военных действиях существенного значения не имело. Теперь• рассмотрим вопрос об отношении США к англо¬ бурской войне. I.' 162;
США И АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА Советской исторической наукой еще недостаточно изучены англо-американские отношения на рубеже .XIX и XX вв., в частности характер нейтралитета, которого США формально придерживались в англо-бурской 5войне, и фактический сговор американских и британских империалистов по вопросу о за¬ хвате Англией бурских республик. Американские и английские буржуазные исследователи, стремясь найти историческое обоснование для англо-амери¬ канского сближения в условиях общего кризиса капитализ¬ ма,. пытаются отрицать наличие серьезных противоречий меж¬ ду Англией и США в .прошлом вообще и. на рубеже XIX: и XX вв. в частности [157; 159 ;165 ;160׳]. Так, например, преуменьшая англо-американские проти¬ воречия и исходя из утверждения, что они обычно «разреша¬ лись, путем заключения соглашения» [160, стр. 4], К. Р. Фиш, Н. Энджелл и Ч. Хассёй считали главной задачей своего ис¬ следования изучение причин мирного урегулирования этих разногласий. Именно в этом плане интересовали их англог американские отношения в рассматриваемое !время. Л. М. Гелбер также восхвалял идею сотрудничества Англии и США и утверждал, будто «англо-американское взаимопо¬ нимание является важнейшим- фактором новой истории» [165, стр. 1]. Эта точка зрения очень ярко выражена и; в труде американского. историка X. К. Била: выступая с при¬ зывом установить1 мировое господство англосаксов, - он заяв*• лял, что Теодор Рузвельт был убежден «в единстве американ¬ ских и британских интересов и в том, что, действуя совмест¬ но, американцы и англичане могли бы господствовать над миром» [120а, стр. 81]. Оценивая с этой точки зрения отноше¬ ние США к англо-бурской войне, X. К. Бил утверждал, что оно определялось стремлением Т. Рузвельта и его сторонни¬ ков усилить влияние англосаксов, а также опасением, что в случае поражения англичан в Южной Африке «позиции на¬ родов, говорящих по-английски, были бы во всем мире очень ослаблены» [120а, стр. 100]. Р. Снайдер и Э. Фернис отрица¬ ли наличие острых англо-американских противоречий и, во¬ преки истине, утверждали, будто бы стремление США рас¬ ширить на рубеже XIX и XX вв. свое влияние в странах Латинской Америки совпало с желанием Великобритании отказаться от своего влияния в этом районе вследствие уси¬ ления англо-германских, англо-французских и англо-русских противоречий в других частях света [253, стр. 8—9]. В действительности же утрата Англией в конце XIX в. мирового промышленного первенства, превращение США в наиболее развитую в экономическом отношении страну мира, усиление империалистической экспансии и колониальной аг- т п*
рессии этих стран вели к нарастанию серьезных империали¬ стических противоречий между ними. Американский империа¬ лизм энергично наступал на позиции своего английского соперника, тщетно стремившегося вернуть утраченное про¬ мышленное первенство с помощью усиления колониальной экспансии. В конце XIX в. между Англией, все еще занимав¬ шей первое место в мире по стоимости экспортируемых това¬ ров, и США, занимавшими следующее за нею место, шла ожесточенная борьба за господство на мировом рынке. Вывоз, продукции из США стремительно возрастал: если за период с 1892 по 1895 г. он превысил ввоз в страну почти на 264 млн. долл., то за период с 1895 по 1898 г. это превышение достиг¬ ло 1 млрд. 50 млн. долл. [44, стр. 312]. Уже в первой полови¬ не 80־х годов XIX в. доля США в мировой промышленной продукции превысила долю Англии. Резко обострилась также борьба между США и Англией за преобладающее влияние в Центральной и Южной Амери¬ ке. Достигнутая Соединенными Штатами экономическая мощь и усиление их стратегических позиций в Карибском море в результате испано-американской войны 1898 г. бла¬ гоприятствовали экспансии США в странах Латинской Аме¬ рики. Американские империалисты стремились прикрыть свою ставшую весьма активной деятельность в латиноамери¬ канских странах утверждениями о том, что США должны ликвидировать анархию, якобы господствующую в этих стра¬ нах. Американские финансисты, добиваясь наилучших усло¬ вий для проникновения капитала в экономику этих стран, решительно высказались против посредничества английских и иных банков в финансовых операциях между Соединенными Штатами и странами Латинской Америки. Об этом говорил в своей речи от 15 декабря 1898 г. в палате представителей президент Американской ассоциации промышленников Бро- зиус. Он призывал к созданию «великой Америки», к уста¬ новлению мирового господства США, требовал независимо¬ сти США от европейского кредита—«финансовой независи¬ мости от Старого Света». «Мы быстро приближаемся к состоянию нации-кредитора. Руководящая роль переходит от Старого Света к Новому Свету, и в ближайшем будущем Нью-Йорк придет на смену Лондону»,— заявил он [44, стр. 229]. В свою очередь английские империалисты продол¬ жали упорно бороться за расширение своего влияния в Ла¬ тинской Америке. Борьба между Англией и США за господст¬ вующее положение на рынках в этой части земного шара приняла ожесточенный характер. На рубеже XIX и XX вв. обострилась также борьба меж¬ ду США и Англией из-за строившегося Панамского канала. США потребовали от Англии пересмотра компромиссного договора Клейтон — Булвер от 1850 г., предусматривавшего. 164
что обе страны будут пользоваться Панамским каналом на равных правах. Американские империалисты, опасаясь, что строительство канала окажется под контролем Англии, до¬ бивались предоставления США всех прав на его сооружение. Они хотели осуществить свои цели без вооруженного столк¬ новения с Англией, используя экономическое превосходство США, а также острые противоречия, существовавшие между ведущими европейскими державами, в особенности между Англией и Германией. В качестве завесы, прикрывающей борьбу США за установление мирового господства и на¬ ступление на позиции английского капитала в Латинской Америке, американские империалисты выдвигали идею со¬ дружества англосаксонских наций. Она нашла яркое выра¬ жение в речи сенатора Монэя от 14 декабря 1898 г., высту¬ пившего за руководство США сооружением канала и уста¬ новление самых дружественных отношений с Англией [44, стр. 182]. Борьба за господство в Латинской Америке и преоблада¬ ние на Панамском перешейке занимала центральное место в англо-американских противоречиях в Западном полушарии. Серьезными были также разногласия между США и Вели¬ кобританией по вопросам о границе между Британской Гвиа¬ ной и Венесуэлой, а также Аляской и Канадой. В условиях интенсивной подготовки к войне за захват бурских республик и обострения англо-германских противоречий Англия оказа¬ лась вынужденной под энергичным давлением США согла¬ ситься на арбитражное решение спора о границах Венесуэлы и Британской Гвианы, территорию которой Англия хотела расширить за счет района р. Ориноко [52, 1903, ч. 1, стр. 558; 143, стр. 38]. С января по октябрь 1899 г. в Париже заседал третейский суд, принявший решение о границе Британской Гвианы: в ее пределы была включена лишь часть той терри¬ тории, на которую претендовала Англия. Компромиссное ре¬ шение этого вопроса свидетельствовало о желании Англии заручиться благожелательной позицией США в войне за за¬ хват бурских республик. С началом англо-бурской войны Англия под давлением США была вынуждена пойти на односторонние уступки в вопросе о границе между Канадой и Южной Аляской, во¬ круг которого шла упорная борьба в связи с открытием в 1897 г. золотоносных районов в Клондайке. Подписанное 20 октября 1899 г. временное соглашение между Англией и США удовлетворило требования американских империали¬ стов: в пределы США была включена прилегающая к Юж¬ ной Аляске прибрежная полоса протяженностью около 600 миль, включающая порты Скагуэй, Дайа и Пирамид- Харбор [165, стр. 38]. Комментируя это соглашение, царский дипломатический агент Деволан сообщал из Вашингтона 165'
В. Н. Ламздорфу: «Американцы получили больше, чем они могли ожидать раньше при нормальном течении дел. Надви¬ нувшаяся война в Южной Африке может служить некоторым объяснением уступчивости англичан в этом случае... Англии интересно было во всяком случае задобрить американцев и перетянуть их на свою сторону во время войны с бурами. Этой цели они достигли вполне» {18, д. 110, л. 318]. Англо- американское соглашение «в общих чертах является почти полным согласием Великобритании на предъявленные феде¬ ральным правительством требования»,— сообщал царский посол в США А. П. Кассини [18, д. 110, л. 323]. Оно доказы¬ вает, «насколько великобританское правительство дорожит установившимися между Соединенными Штатами и Англией добрыми отношениями, столь необходимыми сей последней во время переживаемых ею трудных минут» [18, д. 110, лл. 322—323]. Таким образом, американская буржуазия исполь¬ зовала начавшуюся войну для значительного усиления своих позиций в северной части Тихоокеанского побережья. Американские империалисты добились также от Англии уступок и в самоанском вопросе. Тенденция к сговору британских и американских империа¬ листов по важным для них вопросам внешней политики вы¬ явилась еще во время испано-американской войны, когда Англия заняла формально нейтральную, а по существу бла¬ гожелательную позицию по отношению к США. Сенатор Монэй заявил в связи с этим в конгрессе: «Каждому ясно, что позиция, которую Великобритания поспешила занять в нашей войне с Испанией, позволила избежать осложнений, которые могли бы быть значительно более серьезными, чем столкновение с одной только Испанией» [44, стр. 182]. В пись¬ ме от 11 июля 1899 г., переданном по поручению государст¬ венного секретаря США Д. Хэя лорду Солсбери американ¬ ским послом в Лондоне X. Чоэйтом, была выражена «сер¬ дечная благодарность правительства Соединенных Штатов за весьма дружественные действия, осуществленные в отноше¬ нии правительства США дипломатией ее величества» [52, 1901, стр. 349]. В свою очередь британские правящие круги стремились представить Англию «единственным другом Аме¬ рики и указать на большие преимущества, которые предста¬ вит для сей последней формальный союз с Великобританией, соединенной с ней узами крови и общностью интересов и тенденций» [18, д. ПО, л. 92]. США, добиваясь максимального ослабления позиций Анг¬ лии в Западном полушарии, считали в то же время возмож¬ ным предоставить свободу действий и даже оказать пособ¬ ничество Англии в захвате тех территорий, в овладении ко¬ торыми они сами не были в то время непосредственно заин¬ тересованы, например в Южной Африке. Американским пра¬ 166
вящим кругам было бы также выгодно, если бы усиление английской экспансии в Южной Африке повлекло за собой обострение англо-германских противоречий. Указанные об¬ стоятельства и определили американскую позицию во время англо-бурской войны. Дипломатические отношения между США и бурскими республиками были установлены еще в 1870 г., когда США вслед за Англией, Францией, Голландией и Бельгией призна¬ ли их независимыми государствами. В документе от 19 нояб¬ ря 1870 г. о признании независимости и суверенитета Южно- Африканской Республики американское правительство ука¬ зало, что оно «всегда будет готово принять любые меры, которые потребовались бы для соблюдения этого» {159, стр. 2]. На этот документ в дальнейшем неоднократно ссы¬ лались буры для доказательства того, что США обязаны вы¬ ступить в защиту независимости бурских республик. В 70-х и 80-х годах США, несмотря на просьбу буров, не противодействовали британской экспансии в бурских респуб¬ ликах. В ответ на объявленную в 1877 г. английским верхов¬ ным комиссаром в Южной Африке Шепстоуном аннексию территории Южно-Африканской Республики Англией прави¬ тельство Южно-Африканской Республики обратилось за помощью к США и к правительствам европейских государств. Ссылаясь на документ от 19 ноября 1870 г., оно просила Соединенные Штаты выступить в защиту независимости рес¬ публики. Однако ответа на эту просьбу не последовало.- В дальнейшем, ссылаясь на англо-бурскую конвенцию от 1884 г., подчинившую внешние сношения Южно-Африканской Республики английскому контролю, США отказались подпи¬ сать с ней торговый договор; тем самым США как бы призна¬ ли наличие особых интересов Англии в Южной Африке. В конце XIX в. американские капиталисты имели некото¬ рые экономические интересы в Южной Африке. Американские фирмы поставляли туда оборудование для шахт и приисков. Так, например, чикагская фирма «Фрезер и Чалмерс», произ¬ водившая оборудование для шахт, а также паровозы и кот¬ лы, заключала в Южной Африке до начала англо-бурской войны ежегодно деловых сделок на сумму свыше 1 млн. долл.; чикагская промышленная фирма «М. Буллок» имела в Иоганнесбурге склад с буровым оборудованием на сумму, превышающую 4 млн. долл. В экспорте товаров в бурские республики участвовали и другие американские фирмы. В це¬ лом экономическая заинтересованность американских капи¬ талистов в Южной Африке к началу войны не была настоль¬ ко значительной, чтобы побудить их выступить против захва¬ та бурских республик Англией. Накануне англо-бурской войны правительства бурских республик неоднократно пытались склонить США к вмеша¬ -167
тельству в события в Южной Африке и путем арбитражного решения׳ англо-бурских разногласий предотвратить войну. Однако американское правительство уклонилось от посред¬ ничества, предоставив британским агрессорам полную .свобо¬ ду действий в Южной Африке. В начале англо-бурской войны американские правитель¬ ственные газеты, выражая проанглийские симпатии, пыта¬ лись представить ее «как борьбу между цивилизацией и вар¬ варством» [21, д. 109, т. 1, л. 18]. Они возлагали ответствен¬ ность за возникновение войны на буров, предсказывали быст¬ рую победу английского оружия и отмечали, что «интересы американской промышленности и торговли... требуют, чтобы могущество, процветание и богатство Англии никоим образом не потерпели ущерба» [2-1, д. 109, т. 1, л. 19]. Выражая точку зрения правительства, государственный секретарь Д. Хэй заявил: «Борьба, которую ведет Англия, является борьбой цивилизации и прогресса, и все наши интересы связаны с ее успехом» [159, стр. 124]. В послании конгрессу от 5 декабря 1899 г. президент США Уильям Мак-Кинли заявил, что позиция США в англо¬ бурской войне якобы показывает «беспристрастное отноше¬ ние правительства США к обеим воюющим сторонам» [52, 1901, стр. 22]. В действительности же этот нейтралитет носил формальный характер: США пошли на сговор с английскими империалистами и, заняв на словах нейтральную позицию, фактически содействовали Англии в захвате бурских респуб¬ лик, добившись от нее больших уступок в Западном полуша¬ рии, особенно в Латинской Америке. В марте 1900 г. президенты бурских республик П. Крюгер и М. Штейн обратились к правительству США и представи¬ телям европейских держав с официальной просьбой о вмеша¬ тельстве в англо-бурскую войну в целях скорейшего заклю¬ чения мира. По получении этой просьбы Д. Хэй, горячий сторонник сговора с Англией, всячески поощрявший ее аг¬ рессию в Южной Африке, имел «часные и продолжительные свидания» с послом Великобритании в Вашингтоне Д. Паун- сефотом [21, д. 109, т. 1, л. 92]. А. П. Кассини сообщал, что эти свидания «не имели другой цели, как привести к обоюд¬ ному соглашению как относительно значения, так даже са¬ мых выражений предложения президента лондоцскому каби¬ нету» о посредничестве США для заключения мира [21, д. 109, т. 1, л. 92]. Договорившись с Д. Паунсефотом, Д. Хэй в марте 1900 г. направил поверенному в делах США в Лондо¬ не Уайту следующую телеграмму: «С помощью дружествен¬ ных добрых услуг информируйте британское министерство иностранных дел, что сегодня я получил телеграмму от аме¬ риканского консула в Претории, содержащую просьбу пра¬ вительств двух африканских республик о вмешательстве пре¬ 168
зидента в целях прекратить военные действия и сообщаю¬ щую, что подобная просьба направлена представителям ев¬ ропейских держав. Сообщая эту просьбу, я по поручению президента передаю его искренние заверения в том, что он был бы рад любым дружественным действием ускорить до¬ стижение такого счастливого результата» [21, д. 109, т. 1, лл. 91—92]. 29 марта 1900 г. Уайт сообщил Д. Хэю, что имел интервью с Солсбери, который просил его «поблагодарить президента за проявленную дружескую заинтересованность и добавил, что правительство ее величества не может допустить вмешательства какой-либо державы» [21, д. 109, т. 1, л. 91]. Раскрывая замыслы американского правительства, А. П. Кас¬ сини писал, что указанными действиями У. Мак-Кинли достиг следующего: во-первых, предложив Англии добрые услуги, он тем самым осуществил попытку, которая, по его мнению, не могла привести «к какому-либо практическому результа¬ ту, но которая, отвечая желаниям и стремлениям американ: ского народа, должна была произвести отличное впечатле¬ ние и восстановить престиж президента и его администра¬ ции, сильно пострадавший за последнее время»; во-вторых, как отмечал А. П. Кассини, У. Мак-Кинли оказал англий¬ скому правительству косвенную услугу, ибо категорический отказ Солсбери показал, что дальнейшие попытки посредни¬ чества с чьей-либо стороны будут отвергнуты Англией [21, д. 109, лл. 91, 92]. Действительно, эти акции американское го Правительства помогли Англии сорвать подготовлявшееся в |־о время царским правительством совместное вмешатель¬ ство держав в войну для скорейшего заключения мира. Содействуя захвату бурских республик Англией, амери¬ канские империалисты наживались на войне. За годы войны вывоз товаров из США в Англию и в ее южноафриканские колонии значительно возрос; в среднем он достигал тогда 577 млн. долл, в год, что на 112 млн. долл, превышало сред¬ ний ежегодный вывоз в годы, предшествовавшие англо-бур¬ ской войне [159, стр. 49]. США поставляли для британских вооруженных сил в большом количестве продукты питания, обмундирование, порох, огнестрельное оружие [159, стр. 49, 51]. Американское правительство игнорировало многократные и энергичные протесты буров по этому поводу. «Мы совер¬ шенно свободны продавать обеим воюющим сторонам то, за что они в состоянии платить»,— откровенно писал Д. Хэй. Он отметил при этом, что правительство США, действуя в инте¬ ресах «американских купцов, американских промышленников..; стремится распространить рынок для их товаров и продуктов на весь мир. Оно имеет полное право заключать деловые сделки со всеми странами вне зависимости от того, находят¬ ся ли они в состоянии войны или нет. Мы были бы рады 169
видеть, что наш народ кормит и одевает все армии в мире и снабжает их всем, что им нужно» [159, стр. 51—52]. Формально правом закупки товаров в США во время вой¬ ны могли пользоваться обе воюющие стороны; фактически же закупки в США для военных нужд делало только англий¬ ское правительство. Буры не имели возможности приобретать там военное снаряжение, необходимое для борьбы против английских захватчиков. Попытка некоторых американских капиталистов наладить в целях наживы поставку бурам про¬ довольствия встретила противодействие со стороны Англии. Английские военные корабли задерживали суда с грузом, предназначенным для буров [52, 1902, стр. 544—545], А. П, Кассини сообщал, что «захват американской муки... возбудивший в Соединенных Штатах взрыв негодования, Произвел лишь весьма слабое впечатление на президента У. Мак-Кинли и его министра иностранных дел. Вашингтон¬ ский кабинет ограничился представлением в Лондоне протес¬ та в весьма мягких выражениях» [21, д. 109, т. 1, л. 13]. Протестуя против продажи американцами Англии това¬ ров для нужд войны, буры обвиняли правительство США в нарушении нейтралитета и требовали, чтобы оно запретило крупные торговые сделки в Новом Орлеане, совершавшиеся английскими офицерами, присланными в США закупать то¬ вары для нужд британской армии в Южной Африке. Лоша¬ дей и мулов, закупленных англичанами, при перевозке в Южную Африку сопровождали американцы-надсмотрщики, С февраля 1901 г. по апрель 1902 г. из Соединенных Штатов в Южную Африку в качестве персонала, обслуживающего транспортировку закупленных англичанами товаров, напра¬ вилось более 4 тыс. американцев [159, стр. 60]. «Многие аме¬ риканцы, прибывшие сюда в качестве надсмотрщиков, всту¬ пали в армию»,— сообщал американский консул в бурских республиках Стоу [159, стр. 63]. Осенью 1901 г. часть нахо¬ дившихся в США буров стала открыто угрожать силой пре¬ кратить вывоз из Нового Орлеана закупленного англичанами военного снаряжения и продовольствия. Правительство США немедленно приняло меры для предотвращения выступления буров. В противоположность американским правящим кругам многие «рядовые» американцы осуждали агрессию Англии. «Не подлежит сомнению, — писал видный деятель респуб¬ ликанской партии Лодж Генри Уайту, — что симпатии здесь (в США) безоговорочно на стороне буров. По-другому и не могло быть. Они мужественно борются за свои очаги против превосходящих сил, и этого достаточно для среднего американца» [120а, стр. 95]. А. П. Кассини сообщал, что в США. «громадное большинство народа, вне всякого сомне¬ ния, высказывается в пользу буров, и только незначитель¬ но
ные голоса раздаются в защиту англичан» [21, д. 109, т. I, л. 20]. Большинство американцев решительно осудило про- английскую политику правительства США. «Положение в Ва¬ шингтоне самое необычное,— писал А. П. Кассини,— с одной стороны, правительство или, вернее, президент У. Мак-Кинли и, главным образом, его статс-секретарь г-н Хэй доводят сим¬ патии к Англии если не до крайних пределов, то во всяком случае гораздо далее, чем то следовало. С другой стороны, громадное большинство американского народа высказывает¬ ся в пользу буров и выражает на глазах у правительства свои громкие пожелания успеха их оружию и окончательного поражения Англии» [21, д. 109, т. 1, л. 20]. За годы войны У. Мак-Кинли и Д. Хэй, а также члены правительства США получали множество писем, требовавших вмешательства США в войну на стороне буров для скорей¬ шего заключения мира и арбитражного решения спорных вопросов. Вскоре после начала войны в стране возникло дви¬ жение за оказание помощи бурам и отправку добровольцев в Южную Африку. Особенно широкий размах приобрело это движение в штатах Иллинойс, Огайо, Индиана, Миссури, Висконсин, Мичиган, Миннесота [44, т. 33, ч. 6, стр. 5665]. Оно встретило решительное противодействие со стороны анг¬ лийского посла в Вашингтоне Д. Паунсефота и американско¬ го правительства. В январе 1900 г. Д. Паунсефот сообщил государственному департаменту США, что, по имеющимся у него сведениям, вооруженная группа американских добро¬ вольцев, сформировавшаяся близ Цинциннати в Огайо, ожи¬ дает отправки в Южную Африку из Филадельфии. Затем английское посольство сообщило государственному департа¬ менту, что в Вашингтоне, Балтиморе, Сиэтле, в штатах Илли¬ нойс и Монтана формируются добровольческие отряды аме¬ риканцев для помощи бурам. Получая такие сведения, пра¬ вительство США немедленно принимало меры для предот¬ вращения отправки американских добровольцев в Южную Африку. Но все же «сторонники буров с каждым пароходом остав¬ ляли Америку, дабы сражаться за интересы своих единомыш¬ ленников» [21, д. 109, т. 1, л. 20]. А. П. Кассини сообщал, что «в больших центрах, Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне и даже Вашингтоне начали устраиваться митинги для выраже¬ ния симпатий бурам, а по всей стране открылись подписки в пользу раненых трансваальцев» [21, д. 109, т. 1, л. 20]. «Дей¬ ствительно, движение в пользу буров принимает громадные размеры»,— сообщал А. П. Кассини министерству иностран¬ ных дел России в январе 1900 г. [21, д. 109, л. 28]. Антианглийские настроения были также широко распро¬ странены среди американцев ирландского и немецкого проис¬ хождения. Еще в ноябре 1899 г. А. П. Кассини писал, что 171
«многие американские граждане, особенно немецкого и ир¬ ландского происхождения, оставляют Америку, дабы вступить в отряды буров. Еще недавно к статс-секретарю поступило прошение о выдаче 900 паспортов лицам, намеревающимся ехать в Трансвааль для работ в тамошних копях. Д. Хэй не счел удобным исполнить немедленно означенную просьбу,, выставив предлогом, что в министерстве иностранных дел нет необходимого количества паспортных бланков. Тем не менее... все отходящие из Нью-Йорка пароходы имеют среди пассажиров лиц, отправляющихся в Южную Африку, дабы сражаться в рядах трансваальцев» [18, д. 110, л. 348]. Америк канцы ирландского происхождения пытались отправить на помощь бурам отряд в 50 тыс. добровольцев, но не смогли договориться с трансваальским представителем в Европе Лейдсом об оплате за провоз их по морю и вынуждены были ограничиться отправкой отряда Красного Креста в 50 чело¬ век. 24 апреля 1900 г. в Кливленде на митинге делегатов от немецко-американских обществ, представляющих 90 тыс. аме¬ риканских граждан немецкого происхождения, было едино¬ гласно принято решение обратиться к президенту и конгрес¬ су с петицией о том, чтобы США предложили дружественные услуги обеим воюющим сторонам в целях скорейшего окон¬ чания войны. Аналогичное решение было принято на митин¬ ге американских граждан немецкого происхождения в Питтс¬ бурге в марте 1900 г. [44, т. 33, ч. 6, стр. 5665]. Позиция республиканского правительства в англо-бур¬ ской войне вызывала весьма решительные нападки членов демократической партии, рассчитывавших добиться усиления своего влияния в массах и использовать пробурские симпатии американцев для своей победы на предстоявших президент¬ ских выборах. «Не подлежит сомнению,— сообщал А. П. Кас¬ сини,— что... демократическая партия, упрекающая нынеш¬ нюю администрацию и президента Мак-Кинли в англофиль¬ ских тенденциях, воспользуется движением в пользу буров, растущим со дня на день... чтобы подорвать успех г. Мак¬ Кинли и обеспечить победу за собой» [21, д. 109, т. 1, л. 147]. Эта тенденция была, в частности, ярко выражена в выступ¬ лениях членов демократической партии в конгрессе. Так, на¬ пример, выступая в сенате 5 июня 1900 г., сенатор-демократ Аллен обвинил республиканцев в том, что они превратили США «в униженного раба и союзника Англии», и потребовал от правительства США решительных действий против захва¬ та бурских республик [44, т. 33, ч. 8, стр. 6674]. За время войны конгрессмены-демократы внесли в кон¬ гресс несколько резолюций, выражавших сочувствие бурам. Однако республиканское большинство конгресса игнорирова¬ ло эти резолюции. В связи с войною в США состоялись массовые митинги 172
протеста против англофильской политики республиканского правительства. Описание одного из них, проведенного в сере¬ дине января 1900 г., дал А. П. Кассини. Он отметил, что вы¬ ступавшие ораторы «произносили громовые речи, осуждая политику Англии по отношению к двум южноафриканским республикам и, главным образом, виновника настоящей вой¬ ны г. Чемберлена и заверяя буров в искренних симпатиях к ним американского народа... Англофильская политика феде¬ рального правительства подверглась в этих речах строгому осуждению и ярым нападкам как совершенно несогласная с традициями страны и действительным настроением общест¬ венного мнения». Он сообщил, что «подобные митинги соби¬ раются почти во всех значительных центрах Союза и громад¬ ные залы, в коих они происходят, могут вместить только не¬ значительную часть толпы, скопляющейся на близлежащих улицах для выражения симпатий бурам» [21, д. 109, т. 1, л. 28]. В связи с прибытием 2 мая 1900 г. в США бурских деле¬ гатов— Фишера, Велморанса и Весселса — в стране были созданы комитеты, которые должны были склонить амери¬ канское правительство к вмешательству в англо-бурскую вой¬ ну для ее скорейшего завершения и сохранения независимо; сти бурских республик. На многочисленных митингах, орга¬ низованных этими комитетами в Нью-Йорке, Вашингтоне и других городах, выражались горячие симпатии американцев■ к бурам [21, д. 109, т. 1, л. 153]. В ответных речах делегаты буров благодарили американцев за горячие симпатии и «вы¬ ражали надежду, что великая американская нация не ограни¬ чится только бесплодными проявлениями симпатий, которые они без сомнения ценят, но что непосредственное вмешатель¬ ство Соединенных Штатов положит конец настоящей войне и сохранит независимость отечества» [21, д. 109, т. 1, л. 153]. Но попытка бурских делегатов склонить правительство- США к вмешательству в войну потерпела неудачу. Д. Хэй вручил им заготовленный еще до их прибытия отказ амери¬ канского правительства выступить в роли посредника. «Во¬ время аудиенции, данной президентом Мак-Кинли делегатам буров, разговор шел об общих вопросах, и попытки делега¬ тов навести его на предмет их миссии оказались безрезуль¬ татными. В конце аудиенции президент просил г-на Фишера передать его дружественные заверения президенту Крюгеру,, но когда г-н Фишер спросил президента, не имеет ли он ка¬ ких-либо других поручений к президенту Крюгеру, г. Мак¬ Кинли ответил, что, так как статс-секретарь Хэй передал де¬ легатам буров все, что правительство Соединенных Штатов имело им сказать, он не может прибавить ничего к словам г-на Хэя» [21, д. 109, т. 1, л. 166]. Таким образом, вопреки воле большинства американцев, правительство США потвор¬ 173
ствовало английской агрессии в Южной Африке, содейство¬ вало превращению бурских республик в английские колонии. В то же время оно, использовав серьезные трудности, с кото¬ рыми английские агрессоры столкнулись в войне с бурами, заставило Англию пойти на очень важные уступки. 5 февра¬ ля 1900 г. Д. Хэй и Д. Паунсефот подписали в Вашингтоне договор о Панамском канале. Согласно договору, руковод¬ ство строительством канала переходило к Соединенным Шта¬ там Америки. Предусматривалось, что канал всегда будет открыт для торговых и военных судов всех стран на равных основаниях, никогда не явится местом военных действий, на ого побережье не будут воздвигаться военные сооружения. Соединенным Штатам разрешалось содержать в зоне канала полицию для «поддержания порядка». Комментируя этот до¬ говор, А. П. Кассини писал: «Д. Хэй выбрал весьма удобный момент для испрошения уступок лондонского кабинета, оче¬ видно мало расположенного увеличить серьезные затрудне¬ ния положения, созданного для него южноа1фриканской вой¬ ной, новыми возможными осложнениями с Соединенными Штатами» [21, д. 109, т. 1, л. 40]. Однако наиболее агрессивная часть американских моно¬ полистов подвергла договор Хэй — Паунсефот суровой кри¬ тике; считая недостаточными уступки, полученные США от Англии. Т. Рузвельт, являвшийся в то время губернатором штата Нью-Йорк, писал: «Я с сердечной дружбой отношусь к Англии, но я не могу не чувствовать, что государственный департамент допустил очень большую ошибку в договоре о канале... Я не понимаю, зачем должны мы сооружать канал, если мы не будем строить укреплений для того, чтобы обес¬ печить использование его в наших целях против наших вра¬ гов во время войны» [122а, стр. 143—144]. В конце 1900 г. сенат принял поправки к соглашению Хэй — Паунсефот, предусматривавшие прекращение дейст¬ вия договора Клейтон — Булвер и предоставлявшие США право применять вооруженные силы для «поддержания по¬ рядка» в зоне канала и для его обороны. Однако Англия отвергла эти поправки, что означало провал соглашения Хэй — Паунсефот. Но затянувшаяся и тяжелая для английских агрессоров война в Южной Африке и дальнейшее обострение англо-гер¬ манских противоречий заставили Англию в конце концов уступить энергичному давлению США. 18 ноября 1901 г. Англия подписала с США новый договор. Канал признавал¬ ся нейтральным, свободным и открытым для военных и тор¬ говых судов всех наций на равных основаниях и находящим¬ ся под покровительством США; американскому правительст¬ ву предоставлялось право на сооружение канала и исключи¬ тельное право на управление им; США объявлялись единст• 174
венным гарантом его нейтралитета; блокада канала и воен¬ ные действия на нем запрещались. Соединенным Штатам предоставлялось право иметь на прилегающей к каналу тер¬ ритории необходимое для поддержания порядка количество войск. Отсутствие в договоре запрещения Соединенным Шта¬ там строить военные укрепления в зоне канала означало фактическое согласие Англии на их сооружение. Англия была вынуждена уступить американским импе¬ риалистам и в вопросе о границе между Аляской и Канадой: 23 января 1903 г. Д. Хэй и новый британский посол в США Херберт подписали окончательную конвенцию, согласно ко¬ торой граница между Аляской и Канадой была установлена в соответствии с требованиями, выдвинутыми Д. Хэем в 1899 г. Упоминавшаяся выше вынужденная уступка Англии в вопросе о разделе о-вов Самоа была очень выгодна не только для Германии, получившей о-ва Уполу и Савайи, но и для Соединенных Штатов, захвативших о. Тутуила и о. Мануа. Таким образом, потворствуя английской агрессии в Юж¬ ной Африке, США заставили Англию пойти на очень важные для них уступки, добившись резкого усиления американских стратегических позиций в Тихом океане и создав более благо¬ приятные условия для расширения экспансии в Латинской Америке и на Дальнем Востоке. Все это свидетельствовало о серьезных англо-американских империалистических проти¬ воречиях и решительном наступлении США на позиции Анг¬ лии в Западном полушарии. Формальный нейтралитет США в англо-бурской войне и англо-американские взаимоотношения тех лет являются яр¬ ким примером сговора империалистических держав за счет народов малых стран с отсталой экономикой. Подведем итоги. Изучение вопроса об отношении держав к англо-бурской войне показывает, что империалистический сговор Англии с Германией, США и Францией за счет наро¬ дов отсталых в экономическом отношении малых стран и острые международные противоречия и конфликты в других районах мира исключили возможность коллективного вмеша¬ тельства держав в англо-бурскую войну с целью предотвра¬ щения захвата бурских республик Англией. Существовавшие в то время острые империалистические франко-германские и русско-германские противоречия, а также противоречия меж¬ ду другими странами, относительная слабость военно-мор¬ ских флотов Франции, России и Голландии, напряженное по¬ литическое положение в этих странах и на Дальнем Востоке делали невозможным сепаратное вмешательство каждой из стран с указанной целью в эту войну. 1Т5
Глава V СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЗАХВАТА БУРСКИХ РЕСПУБЛИК АНГЛИЕЙ ЭКСПРОПРИАЦИЯ и ЗАКАБАЛЕНИЕ АФРИКАНЦЕВ АНГЛИЙСКИМИ И БУРСКИМИ КОЛОНИЗАТОРАМИ С подписанием мирного договора в Претории цель англий¬ ских империалистов была достигнута: территория бурских республик, таившая несметные сокровища, стала частью Бри¬ танской империи. Хозяином новых колоний сделалась англий¬ ская финансовая олигархия. Главной заботой английских им¬ периалистов в Южной Африке стало теперь проведение неот¬ ложных и действенных мер, которые :привели бы к быстрому росту добычи золота и алмазов. Они считали прежде всего* необходимым упрочить свое господство в Южной Африке• и обеспечить прииски и фермы очень дешевой рабочей силой. В целях решения первой из этих задач англий¬ ские правящие круги и монополисты стали добиваться сговора с бурами на наиболее !выгодных для себя условиях. Одним из инициаторов англо-бурского сговора был С. Родс. Однако ему не довелось участвовать в •осуществлении этого замысла: он скончался в марте 1902 г. По мнению Д. Чемберлена, важней¬ шая задача, вставшая перед английским правительством после завершения войны в Южной Африке, заключалась «в преодолении вражды и в установлении хороших отношений между теми, кто только что вел ожесточенную войну» [53, т. 102, стр. 36]. Считая, что возможность возобновления воору¬ женной борьбы против английских захватчиков была теперь исключена, бурские лидеры, в свою очередь, стали склоняться к идее сговора с ними. Для выяснения английских условий сговора генералы Л. Бота, X. Девет и Дж. X. Деларей в авгу¬ сте 1902 г. прибыли в Лондон и приступили к переговорам с Д. Чемберленом, Г. Китченером, Ф. Робертсом, королем Эдуардом VII. Учитывая крайнюю заинтересованность английского пра¬ вительства в сговоре с ними, генералы пытались добиться сог¬ ласия на удовлетворение ряда требований, выдвинутых ими "по договоренности с Крюгером. Они настаивали на сохране¬ нии за бурами их недвижимой собственности, на оказании английскими властями регулярной денежной помощи !вдовам 176
ж сиротам погибших на войне буров, на амнистии всем афри¬ канерам, участвовавшим в антианглийском восстании, на признании в Южной Африке языка африкаанс равноправным с английским языком [53, т. 91, стр. 1186—1187; 53, т. 101, стр. 1190—1192; 114, стр. 84—85]. Английское правительство отклонило эти требования, заявив, что подписанные бурами условия капитуляции и мира не подлежат пересмотру. .־ Не добившись от английского правительства никаких усту¬ пок, генералы 25 сентября 1902 г. обратились с воззванием к народам Европы и Америки, в котором просили оказать бурам материальную помощь. Однако надежды генералов на эф¬ фективную иностранную помощь оказались тщетными: соб¬ ранная для них сумма едва превысила 105 тыс. ф. ст. В конце 1902 г. бурские генералы вернулись в Южную Африку. Вопрос об окончательных условиях сговора английского правительст¬ ва с бурскими лидерами остался пока не решенным. Между тем английские империалисты все более остро ощу¬ щали необходимость принятия срочных мер для укрепления своего господства в Южной Африке и увеличения добычи зо¬ лота, Вследствие этого английское правительство направило в Южную Африку Д. Чемберлена для личного ознакомления со сложившейся там ситуацией. Одной из главных целей этой поездки являлся сговор с бурами. 25 ноября 1902 г. Д. Чемберлен на борту комфортабель¬ ного крейсера «Добрая Надежда» направился из Плимута в Дурбан. В первой же речи, произнесенной им по прибытии в Дурбан, Д. Чемберлен призвал буров «забыть все то, что не следует помнить, и найти пути для искреннего сотрудничества с англичанами во имя общего дела». Отказавшись от преж¬ них энергичных нападок на буров, он стал утверждать, будто буры и англичане являются родственными народами. Он от¬ казался от своего прежнего утверждения о виновности буров в возникновении войны и стал уверять всех в том, будто в ее возникновении вовсе не было виновных, что «война была ес¬ тественной и неизбежной и никто из государственных деяте¬ лей не смог бы предотвратить ее». Д. Чемберлен призывал англичан «показать свою готовность приветствовать в лице буров новых сограждан» [114, т. 4, стр. 295]. «Мы должны урав¬ нять буров во всех правах с нами... Мы протягиваем им руку и просим взять ее без задней мысли»,—заявил он |[53, т. 89, стр. 94]. Он призывал к объединению южноафриканских коло¬ ний Англии в федерацию и обещал предоставить ей статус до¬ миниона,, а бурам —избирательные права. Д. Чемберлен счи¬ тал необходимым еще до предоставления федерации статуса доминиона провести там важные экономические мероприятия, которые укрепили бы господство Англии в Южной Африке. Отметим, что этот план Д. Чемберлена в основном разделяли и другие лидеры консервативной партии, единодушно отвер- 177 12 И. А. Никитина
гавшие требование левых либералов и либералов центра о предоставлении южноафриканским колониям прав доминиона немедленно по окончании войны. Многие бурские лидеры, откликнувшись на призыв Д. Чем¬ берлена, вступили с ним !в :переговоры об окончательном опре¬ делении условий сговора. На этот раз Д. Чемберлен заявил, что английское правительство признает за бурами право на недвижимую собственность, которой они владели к началу войны, и уравняет их в правах с проживающими в Южной Африке англичанами. Он заявил, что Англия уплатит 3 млн. ф; ст. сражавшимся во время войны бурам в качестве компен¬ сации за материальный ущерб, нанесенный им действиями английских войск, а также возместит материальные потери, понесенные во время войны бурами, занимавшими пробри- танские позиции. Признание правительством Р. Солсбери за бурами прав на их недвижимую собственность явилось очень важным усло¬ вием англо-бурского сговора, а согласие на выплату указан¬ ных сумм — мерой, содействовавшей восстановлению бурско¬ го сельскохозяйственного производства в Трансваале и Коло¬ нии Оранжевой реки. В этом восстановлении нуждались не только буры, но и английские золотопромышленники и прочие капиталисты, которым необходимо было иметь в новых южно¬ африканских колониях достаточное количество сельскохозяй¬ ственных товаров для собственного потребления и для мини¬ мального удовлетворения потребностей рабочих. В ходе этих переговоров бурские лидеры и Д. Чемберлен единодушно подтвердили, что основой их сговора и сотрудни¬ чества будет расовая дискриминация, порабощение и эксплуа¬ тация африканцев. Эта идея была официально выдвинута еще во время войны А. Бальфуром, который заявил в парламенте, что английское правительство «намерено править в новых южноафриканских колониях всем белым населением на осно¬ вании равных для них законов», которые не будут распростра¬ няться на африканцев [53, т. 99, стр. 1049]. На состоявшейся 8 января 1903 г. в Претории встрече Д. Чемберлена с гене¬ ралами Л. Ботой, X. Деветом, П. Кронье, Дж. X. Делареем Я. Смэтс заявил, что генералы согласны сотрудничать с англи¬ чанами. «Наши интересы, — сказал он, — так связаны с Юж¬ ной Африкой и она так дорога нам, что мы должны работать все вместе для ее блага и процветания. Мы можем подать друг другу руки как белые люди». При этом Я. Смэтс выразил уверенность в том, что английское правительство будет проводить «твердую политику :по отношению к туземцам» [114, т. 4, стр. 305]. В ответной речи Д. Чемберлен заверил бурских генералов в том, что политика английского правитель¬ ства и колониальных властей по отношению к коренному на¬ селению Южной Африки будет «твердой» [114, т. 4, стр. 316]. 178
Оценивая результаты переговоров с бурскими лидерами, Д. Чемберлен выразил удовлетворение тем, что на этот раз ему удалось заложить основу для сговора с ними. «Я !вполне удовлетворен ситуацией, касающейся буров, — писал он. — Не¬ которые из них еще враждебны по отношению к нам, но я надеюсь, что они примирятся. Общее мнение таково, что они никогда не будут больше воевать и... я надеюсь, что они смо¬ гут стать действительно лояльными по отношению к Англии» [114, т. 4, стр. 312]. Будучи в данном случае более прозорли¬ вым, А. Милнер утверждал, что, несмотря на сговор с англи¬ чанами, идеалом буров продолжали оставаться «независимая африканерская партия, независимое африканерское государ¬ ство и закабаление африканерами проживающих в нем на¬ родов» [50, т. 2, стр. 558]. Английское правительство приняло также меры для ук¬ репления господства Англии в Капской колонии. Подавив вооруженное восстание африканеров и проведя суровые реп¬ рессии против его участников, оно стало искать сговора с вид¬ нейшими деятелями африканеров. Д. Чемберлен отверг пред¬ ложение А. Милнера о приостановке действия капской кон¬ ституции и настоял на принятии решения о созыве в августе 1902 г. капского парламента, в котором ранее преобладало влияние африканеров. Но при этом Д. Чемберлен заявил, что парламент будет распущен, если его деятельность будет про¬ тиворечить интересам Англии. В это же время королевская следственная комиссия пересмотрела и несколько смягчила, но не отменила 794 приговора, вынесенных во время войны воен¬ ными судами участникам антианглийского африканерского восстания [114, т. 4, стр. 98—121]. В речи от 10 февраля 1903 г. в Грэхемстауне Д. Чемберлен призвал африканеров «преодолеть вражду к англичанам и стремиться к слиянию африканеров, буров и английских колонистов в одну нацию» [114, т. 4, стр. 365—366]. Это была выдвигавшаяся еще С. Род¬ сом шовинистическая идея британизации буров и африка¬ неров. Желая предотвратить антибританскую деятельность афри¬ канеров и буров, Д. Чемберлен настоял тогда на ликвидации Африканерской национальной партии и на создании Южно- Африканской партии,. целью которой являлось «развитие стремления к объединению различных наций, проживающих в Британской Южной Африке, в федерацию, учитывающую интересы образующих ее колоний и британской короны» [180, стр. 581]. Бонд был вынужден заявить об отказе от своих прежних требований и о том, что теперь его конечной целью стало создание из южноафриканских колоний Англии федера¬ ции и предоставление ей прав доминиона [180, стр. 581]. Приветствуя Д. Чемберлена, Я. X. Хофмейр призвал всех африканеров, враждебно относившихся к Англии, примирить¬ 179 12*
ся с ее победой и совместно с англичанами содействовать об¬ разованию федерации, имеющей :права доминиона [180, стр. 579—580]. Вследствие занятой им по отношению к Англии лояльной позиции он снискал расположение министра коло¬ ний. «Я хочу поблагодарить Вас за лояльность, с которой Вы осуществляете политику умиротворения», — писал Д. Чем¬ берлен Я. X. Хофмейру по возвращении в Лондон (180, стр. 587]. Свою дальнейшую деятельность Я. X. Хофмейр посвятил созданию из южноафриканских колоний Англии до¬ миниона, а также борьбе за сплочение англичан и буров, за развитие «могучего национального сознания, крепко объеди¬ няющего всех говорящих на английском языке и на языке африкаанс в одну южноафриканскую нацию» [180, стр. 611]. Считая необходимым принять срочные меры к восстанов¬ лению тяжело пострадавшей от !войны экономики Трансвааля, Д. Чемберлен во время пребывания в Южной Африке пред¬ ложил предоставить колониальной администрации Трансвааля трехпроцентный заем на сумму в 35 млн. ф. ст. 12 января 1903 г. он направил правительству телеграмму с просьбой не¬ медленно разрешить этот заем и вскоре получил положитель¬ ный ответ. Согласно решению Д. Чемберлена и А. Милнера, этот заем был распределен следующим образом: на погашение дефицита 1901—1902 !гг., прежнего долга Южно-Африканской Республики, на компенсацию лояльным африканерам Капской колонии и Нata ля за материальный ущерб, нанесенный им в связи с военными действиями, было !выделено 6 млн. ф. ст.; на приобретение существовавших в бывших бурских республи¬ ках железных дорог, строительство новых железных дорог, ссуды в виде займа, восстановление бурских ферм, прочие ра¬ боты было решено израсходовать 29 млн. ф. ст. [114, т. 4, стр. 318]. Как видим, из 35 млн. ф. ст. этого займа английские зах¬ ватчики не выделили ни одного пенса для оказания помощи африканцам, понесшим большой материальный ущерб и за¬ частую разоренным !в результате военных действий. По окончании войны английские военные власти в бывших бурских республиках приступили к проведению мер, направ¬ ленных на укрепление господства Англии в Южной Африке, на реализацию условий сговора с бурами, на восстановление пострадавших от войны промышленности и сельского хозяй¬ ства. К марту 1903 г. почти ■все пленные буры были возвраще¬ ны на родину. Концентрационные лагеря, в которых томились бурские женщины, дети, старики, были закрыты. Созданный в конце 1902 г. колониальными властями Земельный департа¬ мент приступил к возвращению бурским землевладельцам принадлежавших им земель. Содействуя теперь восстановле¬ нию бурских хозяйств, английские власти предоставили их собственникам необходимые строительные материалы, сель¬ скохозяйственные орудия, семена и скот. Помимо выплаты 180
английским правительством указанных 3 млн. ф. ст. колониальные власти предоставили бурам субсидий и зай¬ мов на сумму 9 млн. ф. ст. Все это содействовало возрож¬ дению бурских хозяйств. Однако многие мелкие бурские арен¬ даторы не смогли восстановить свои хозяйства, ибо крупные бурские землевладельцы, стремясь повысить товарность своих ферм для удовлетворения спроса на быстро расширявшемся внутреннем рынке, !отказывались возобновить сдачу в аренду части своих земель [221, стр. 214—215; 273, т. 2, стр. 111]. Не имея средств к существованию, бывшие мелкие арендаторы нанимались работать на строительство железных дорог, зда¬ ний и др. Еще во время войны английские военные власти стали соз¬ давать на захваченных землях фермерские хозяйства. В на¬ чале 1902 г. в руках английских военных властей находились 2 тыс. 355 ферм, что составляло почти одну треть от числа земельных владений, принадлежавших тогда бурам. Кроме того, в руках английских колонистов находились тогда 375 ферм [125, стр. 223; 115, т. 6, стр. 56—57]. Как видим, уже в это время английское землевладение в бывших бурских республиках достигло внушительных размеров. Желая обеспе¬ чить его дальнейший рост, английское правительство пред¬ полагало переселить в Южную Африку «многих трудолюби¬ вых английских колонистов, которые стали бы образцом для буров и обеспечили бы развитие земледелия» [53, т. 112, стр. 49]. Капиталистическое сельскохозяйственное производство английских и бурских фермеров было основано на беспощад¬ ной эксплуатации труда африканских батраков. В целях создания благоприятных условий для усиления эк¬ сплуатации южноафриканских колоний английские монопо¬ листы и колониальные власти приступили к расширению сети железных дорог. Было начато строительство железной дороги от Фортин-Стримса до Клерксдорпа, связывающей Кимберли с Иоганнесбургом. Колониальные власти Наталя приступили к строительству железной дороги Бетлехем — Крон стад, а трансваальский «Пост Оффис Сейвингс Банк»— от Спрингса до Уитбенка [115, т. 6, стр. 136—137]. Стремясь упрочить господство английских империалистов в Южной Африке, правительство приняло меры к сокращению числа проживавших там иностранцев и к ограничению въезда иммигрантов. Еще во время войны английские власти аресто¬ вывали и высылали из Южной Африки бельгийцев, русских подданных и других иностранцев, прибывших в Южную Аф¬ рику в конце XIX в. При этом многих из них бездоказательно обвинили в участии в антианглийских заговорах, раскрытых в июле и в ноябре 1900 г. в Иоганнесбурге и в Претории. Об¬ щая численность высланных английскими военными властями иностранцев достигла примерно шести тысяч человек. В даль¬ 181
нейшем английское правительство частично удовлетворило хо¬ датайства, предъявленные некоторыми.из:.высланных иност¬ ранцев. и поддержанные соответствующими правительствами, .о компенсации материального ущерба, который понесли эти лица. О компенсации ходатайствовали .504 высланных иност¬ ранца, предъявившие иски на общую сумму в 430404 ф. ст. Однако комиссия, назначенная Г. Ленсдауном для разбора этих исков, согласилась уплатить по ним лишь 70 тыс. ф. ст״, в том числе 30 тыс. ф. ст. — для 199 немецких :истцов, 15 тыс. ф. ст. — для 112 австрийских, 12 тыс, ф. сг.,— для 113 италь¬ янских, 6 тыс. ф. ст. — для 14 американских, 4 тыс., ф. ст.^-г для 36 истцов, являвшихся русскими подданными [26, оп. 929, д. 13, л. 18—22, 133, 192; 26, ЮАР, д. 16, л;. •3]. В конце 1902 г. .английские власти в Капской колонии приняли билль, ограни,- чивший иммиграцию в эту колонию имущественным цензом, цензом грамотности, и предварительным .разрешением коло;- ниальных властей на вд>.езд в Южную Африку [26, оп.. 929, д. 5, л. 18]. Указанные выше мероприятия английского прави¬ тельства и колониальных властей содействовали укреплению господства Англии в Южной Африке. В этих условиях главной заботой английских монополистов стало резкое увеличение добычи золота. Обратимся к вопросу о развитии золотодо¬ бывающей промышленности в Южной Африке в начале XX в. Во время войны английские золотопромышленники опаса¬ лись, что правительство Крюгера конфискует Золотые прииски. Эти опасения усилились в связи с тем, что еще в начале войны правительство Южно-Африканской Республики ввело налог в размере от 30% до 50% от стоимости добываемого в Битва* терсранде золота [293, т. 4, 1900, № 2, стр. 38]. Однако они оказались напрасными: в ходе войны буры не конфисковали золотые и алмазные прииски и не испортили их оборудование. Повреждения, нанесенные золотым приискам, были совсем незначительными и устранение их потребовало лишь около 2 тыс. ф. ст. [53, т. 93, стр. 113]; ущерб, нанесенный алмазным приискам был исчислен в 54 тыс. ф. ст. [53, т. 98, стр. 49]. Во время войны добыча алмазов и золота в Южной Афри¬ ке резко сократилась. В 1900 г. стоимость добытого !в Южно- Африканской Республике золота достигла лишь 9671 тыс. долл., в то время как в 1899 г. она составляла 73277 100 долл. Это содействовало значительному снижению мировой добычи золота, сократившейся в 1900 г. на 49070 200 долл; [295, 1902, № 1, стр. 65]. С января по май 1901 г. добыча золота на при¬ исках находилась на самом низком уровне [53, т. 93, стр. 733]. В мае 1901 г. она стала возрастать, но до конца войны оста¬ валась незначительной. Желая хотя бы частично возместить свои потери, вызван¬ ные резким сокращением добычи золота, владельцы приисков настояли на том., чтобы английское правительство, наложило 182
арест на золото, принадлежавшее Южно-Африканской Рес¬ публике. По; требованию английского правительства и по рас¬ поряжению судебных властей Куксхафена там был наложен арест на 30 ящиков золота йа сумму 3,5 млн. марок, отправ¬ ленного по распоряжению президента Крюгера в начале сен¬ тября 1900 г. через Мозамбик И далее в Европу на герман¬ ском пароходе «Бундесрат» для хранения в одном из гамбург¬ ских банков. Арестованное золото было передано на времен¬ ное хранение в отделение «Норд-Дойче Банк» в Куксхафене [26, оп. 929, д. 10, лл. 68—69]. Газеты «Гамбургер Хандельс- блатт», «Гамбургер Фремденблатт» и ольденбургская «Нах- рихтен фюр Штадт унд Ланд» отмечали, что английское пра¬ вительство действовало в этом вопросе по требованию между¬ народного консорциума■ владельцев южноафриканских золо¬ тых приисков, желавших тем самым оплатить облигации, по¬ лученные ими от правительства Южно-Африканской Респуб¬ лики, которое во время войны израсходовало часть добытого тогда в Витватерсранде золота [26, оп. 929, д. 10, лл. 68—69]. Защищая интересы золотопромышленников; правительст¬ во Р. Солсбери не удовлетворило требования некоторых анг¬ лийских политических деятелей—- Д. Ллойд-Джорджа, Лёбу- чира, Гендерсона, Джона Уилсона и других о том, чтобы вся тяжесть расходов на войну была возложена на тех монополи¬ стов, по воле и в интересах которых она велась [53, т; 80, стр. 87—119; 53, т. 92, стр. 703; 53, т. 93, стр. 115; 53, т. 96, стр. 846]. С целью избегнуть ожесточенной борьбы в парламенте Д. Чемберлен формально согласился С этим требованием. Но, в то же время, он заявил, что необходимо обеспечить получе¬ ние золотопромышленниками прибыли, не меньшей, чем в 10%, и !воздержаться от проведения мер, которые могли бы помешать быстрому росту добычи золота и алмазов [53, т. 112, стр. 44]. Ни во время войны за захват бурских республик, ни после нее английское правительство не нанесло владельцам приисков никакого ущерба и не взыскало с Них сумму военных расходов. На состоявшемся в начале 1903 г. в Иоганнесбурге свидании Д. Чемберлена с представителями крупнейших анг¬ лийских золотопромышленных компаний Витв’атерсранда воп¬ рос об их участии в оплате военных расходов вовсе не обсуж-' дался, но было принято решение о том, что Трансвааль упла¬ тит Англии контрибуцию в размере 30 млн. ф. ст. [114, т. 4,: стр. 319—323]. По настоянию Д. Чемберлена колониальные власти Наталя согласились уплатить Англии 1 млн. ф. ст. «Для обеспечения финансового положения матери-родйны» [114, т, 4, стр. 298־]. Во время пребывания ־в Капской колоний Д. Чемберлен потребовал уплаты ею контрибуции в 10 млн. ф. ст. Колония Оранжевой реки тоже была вынуждена уплатить большую контрибуцию.:Тяжесть контрибуций фактически лег¬ ла на плечи порабощенного: африканского населения этйх ко- Й»
юний, которому пришлось компенсировать огромные затраты 1НГЛИЙСКОГО правительства на войну за захват бурских рес- 1ублик. По окончании войны английские золотопромышленники шергично приступили к !восстановлению, а затем к дальней- пему развитию добычи золота в Трансваале. Английские мо- iонолисты и правительство были весьма обеспокоены сокра- дением золотого запаса Англии, который с 1896 по 1902 г. юнизился с 44 319 000 ф. ст. до 35644 000 ф. ст., а также тем, -!то золотые запасы «Французского Банка» и «Немецкого Банка» превысили запас «Английского Банка», составив в 1902 г. соответственно 101 932 тыс. ф. ст. и 36273 тыс. ф. ст. '116, стр. 379—380]. Английские монополисты и правительство хотели резко увеличить добычу золота в Южной Африке, что-, бы укрепить финансовую систему Англии, увеличить ее золо¬ той запас, повысить и упрочить курс фунта стерлингов, обес¬ печить за Англией положение мирового банкира, главного, кредитора и экспортера капитала. К тому же часть англий¬ ски