Text
                    ОЧЕРКИ
ИСТОРИИ

ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АНГЛИИ ПОСОБИЕ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ ПОД РЕДАКЦИЕЙ ДОЦ. Г. Р. ЛЕВИНА ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР Москва 1959
АВТОРЫ гл. I, II, IV — К. Д. Авдеева гл. III — К. Д. Авдеева и В. В. Штокмар гл. V, VI, VII — В. В. Штокмар гл. VIII, IX, X, XI, XIII, XIV — Г. Р. Левиг гл. XII, XV, XVI — К. Б. Виноградов
лн глия

ГЛАВА I АНГЛИЯ В ДОФЕОДАЛЬНЫЙ И РАННЕФЕОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД Z-1 нглия — одно из небольших по территории государств Западной Европы. Она занимает около 244 000 квад- ратных километров. Британские острова отделились от матери- ка лишь в послеледниковый период двумя узкими проливами: Ла-Маншем и Па-де-Кале. Природные условия ее на протяже- нии веков изменились весьма незначительно. Вся территория Англии резко делится на две Природные части: 1) юго-восточные и центральные районы условия. 3 1 г J занимают низменные равнины, состоящие из на- носных почв, из-под которых во многих местах выступает скали- стая подпочва. Эти равнины пересечены несколькими грядами не- высоких холмов. На востоке раскинулась огромная область «топ- кой земли». Здесь до позднейшего времени существовали низины, болота и топи, непроходимые для древнего человека; 2) северо-за- падные и западные районы — гористые, прорезанные долинами и ущельями. Здесь проходят Корнуэллские, Кембрийские горы и вытянутый по меридиану Пеннинский массив. Склоны гор пред- ставляют собой удобные пастбища для скота, особенно для овец, что сыграло немалую роль в развитии скотоводства. Береговая линия Англии сильно изрезана множеством бухт и заливов, представляющих собой превосходные гавани. В Англии нет ни одного места, удаленного от моря более чем на 120 кило- метров. Многие гавани представляют собой расширенные устья рек, незначительных по величине, но достаточно глубоких и удоб- ных для судоходства. Самыми крупными реками являются Темза и Северн, впадающий в Бристольский залив. Благодаря мягкому климату реки не замерзают и зимой, что благоприятствовало ран- нему развитию судоходства в Англии. Климат Англии умеренный, влажный и ровный, с малыми коле- баниями температуры по сезонам. Разница температуры в зимние и летние месяцы не превышает 9—11 градусов. Самые холодные 5
районы — восточное побережье и Шотландия, самые теплые —• южные и юго-западные берега, где зима теплее, чем на южном побережье Крыма, а лето примерно такое же, как в Ленинграде. Атмосферных осадков выпадает на западе больше, чем на восто- ке, который огражден от влажных ветров цепью гор. Наибольшее количество осадков выпадает в октябре. Осенью и зимой часто бывают туманы. В районе Лондона зимой отмечается от семи до десяти туманных дней ежемесячно. Еще больше их в северных и западных районах страны. Англия в древности была известна под названи- Псрвые иизвестня ем Британии. Еще в IV в. до н. э. сюда доплы- р ’ вали финикийцы в поисках золота, олова и дру- гих металлов. Однако древние писатели имели о Британии, по-ви- димому, смутное представление. На первых известных нам картах Британия изображена в виде бесформенной группы островов, на- ходящихся на окраине мира. На некоторых картах юго-западный край этой группы сближается с севером Пиренейского полуостро- ва. Самое раннее известие о Британии сохранилось у Геродота, упоминавшего об Оловянных островах, как тогда называли Бри- танию, славившуюся запасами олова. Затем долгое время Бри- танию называли Альбионом. Название Британские острова впер- вые встречается у Аристотеля. Происхождение этого названия неизвестно. Более или менее полное описание Британии пер- вым дал Юлий Цезарь. Древнейшим населением Британии были ибе- Древнейшее рийцы, жившие здесь приблизительно за три население. г / тысячи лет до н. э. Это был, по-видимому, зем- ледельческий народ, находившийся на сравнительно высоком уров- не развития. Археологические раскопки на местах погребений сви- детельствуют об элементах социальной дифференциации у ибе- рийцев. Селились они по склонам холмов, преимущественно в юго- восточной части страны. Здесь найдены крупные земляные и круг- лые каменные сооружения, между отдельными селениями были проложены сравнительно хорошие дороги. Главными орудиями обработки земли были мотыга и лопата. Около 2000 лет до н. э. появляются первые признаки употребления бронзы и большое ко- личество гончарных изделий. Горные районы были населены срав- нительно редко, да и на юго-востоке значительные площади оста- вались неиспользованными. Они были покрыты дубовыми и ясе- невыми лесами, густым кустарником, произраставшими на сырой глинистой почве. Лишь с появлением железных орудий эти леса стали более или менее доступны для человека. Появление железных орудий в Британии связа- Вторжение но уЖе с именем новых племен — кельтов, кельтов. вторгшихся в Британию с континента между 700—200 гг. до н. э. Кельты жили родо-племенным строем, пере- житки которого уцелели в некоторых областях Шотландии и Уэль- са вплоть до конца XVIII в. Основным занятием их было земледе- 6
лие и скотоводство. Они впервые ввели в Британии небольшой легкий плуг, который позволил усовершенствовать обработку поч- вы. Началось постепенное, хотя и медленное, освоение новых зе- мель, и к моменту завоевания Британии римлянами юго-восточные районы стали уже поставлять хлеб на континент. К этому време- ни относится и появление первых городов, которые представляли собой по существу лишь крупные, укрепленные частоколом насе- ленные пункты. Первыми известными городами Британии являют- ся Камулодун, Веруламий и Лондиний. Британские кельты, осо- бенно белги и бритты, поддерживали тесные торговые связи с кон- тинентом. Появляются первые деньги в форме монет, которые чека- нились по образцу римских. В связи с развитием производства у кельтов появляются элементы социальной дифференциации, от- дельные могущественные вожди уже стали распространять свою власть на значительные территории и претендовать на роль коро- лей. Одним из таких вождей являлся Кассивелавн, с которым при- шлось столкнуться Цезарю. Римляне впервые появились в Британии в се- завоевание. редине I в. до н. э. Цезарь совершил сюда две завоевательные экспедиции и оставил подроб- ное описание обычаев британских кельтов. В результате походов Цезаря Британия установила более тесные связи с континентом, сюда начинают проникать римские купцы. Фактическое завоева- ние Британии римлянами началось при императоре Клавдии в 43 г. н. э., когда 50-тысячная римская армия высадилась на по- бережье Британии и перешла Темзу. Кельтские племенные вожди признали над собой власть римлян, однако основная масса насе- ления оказала завоевателям упорное сопротивление. Недоволь- ство населения было вызвано насилиями и налоговой политикой римлян. Яркую картину хозяйничанья римлян дает римский исто- рик Тацит устами одного из британских вождей: «В своей надмен- ности и наглости римляне дошли до того, что с ними стало уже невозможно мирное сожительство. Грабители мира, когда им, все обшаривающим, недостает земли, начинают обшаривать море. Они с одинаковой жадностью накидываются на богатство и бед- ность. Похищать, убивать, грабить и т. п. — все это на их лживом языке называется управлением, а когда они превратят все в пусты- ню, это называется миром». Наиболее серьезным актом сопротивления римлянам было вос- стание Боадицеи в 59 г. н. э. Восставшие громили римские лагеря и отряды, нападали на центры римской колонизации — Камуло- дун, Лондиний и Веруламий, перебив там, по свидетельству неко- торых источников, до 70 000 человек, большей частью римских поселенцев и их союзников. Лишь ценой огромного напряжения сил римляне разбили восставших к югу от Темзы. Восстание было жестоко подавлено, но римское правительство, напуганное его раз- махом, приняло меры для уничтожения некоторых наиболее вопи- ющих злоупотреблений римских колонистов в Британии. 7
В конце I в. римлянам удалось проникнуть в Шотландию. На севере страны был сооружен пограничный вал с целью обороны от северных племен, а некоторое время спустя севернее его рим- ляне возвели второй (Адрианов) вал. Римское владычество про- должалось в Британии почти 400 лет. В 406—407 гг. все римские легионы были выведены из Британии, и с тех пор римляне там не показывались. Остатки римского господства в Британии были уничтожены, начался период так называемого «кельтского воз- рождения». За период римского господства в Британии было про- ложено много хороших дорог, вдоль которых выросли значитель- ные города. Лондон стал важнейшим торговым центром во всей северной Европе. Между городами появилось множество римских вилл и укрепленных пунктов. Римские лагеря иногда обрастали поселениями купцов и ремесленников и превращались в города. Следы этого сохранились до сих пор хотя бы в названиях некото- рых городов, например Манчестер: слово «честер» произошло от римского слова castra (лагерь). Кельтская знать всячески подра- жала римлянам и строила свои виллы по образцу римских. Нако- нец, римляне сыграли некоторую роль в более широком распро- странении земледелия в Британии. Быстрое уничтожение римско- го влияния объясняется тем, что романизация Британии была зна- чительно слабее, чем, скажем, Южной Галлии. Римская цивилизация не коснулась широких масс кельтского населения. Римские колонисты селились вблизи укрепленных мест, в которых стояли гарнизоны, и боялись проникать в глубь страны. Оказывая упорное сопротивление римским завоевателям, кельты сохранили свой язык и обычаи. После ухода римлян остались некоторые римские виллы, остались дороги, которые вели к опус- тевшим городам, осталось христианство, принятое в Британии около IV в., остались латинизмы в языке, но следов рим- ского влияния в общественной и политической жизни Британии почти не сохранилось. После ухода римлян кельты недолго сохраняли Вторжения свою самостоятельность. С середины V в. начи- англосаксов. т- наются набеги на Британию северогерманских племен — англов, саксов и ютов. Эти вторжения продолжались примерно с 450 по 600 г. и составляли часть «великого пере- селения народов», которое распространилось на всю террито- рию Западной Европы. Германцы вторгались в Британию непре- рывным потоком, причем в походах принимали участие не только военные объединения: под прикрытием военных дружин пересе- лялись целые роды и племена — жены, дети и родственники вои- нов вместе со своим имуществом. Но если на территории Римской империи варваров встречали как освободителей, то в Британии, сбросившей римское господство, германцы встретили упорное со- противление. До нас дошло имя храброго кельтского родо-племен- ного вождя Артура, организовавшего кельтов в их борьбе с гер- манцами. Вокруг него возникло немало легенд, на основе которых 8
сложился впоследствии средневековый рыцарский роман о короле Артуре и его «рыцарях круглого стола». Народная фантазия на- делила его чудодейственной силой и способностью к волшебству. С образом Артура побежденные кельты связывали надежду на возрождение своей независимости и ждали, что он вернется к ним, когда наступит время их освобождения. Сопротивление кельтов задержало темпы германского завое- вания. Продвижению англосаксов препятствовали также огром- ные лесные массивы, которые они не всегда в состоянии были преодолеть. Поэтому германские завоевания и растянулись на столь длительный срок. Вторжение англосаксов сопровождалось огромными опустошениями. Все, что осталось еще от римской культуры, начисто стиралось с лица земли. Так как англосаксы были язычниками, с их приходом в Британию христианство здесь было уничтожено и сохранилось лишь в Ирландии. Местное на- селение либо уничтожалось, либо превращалось в рабов. Свобод- ное кельтское население сохранилось лишь в Шотландии, Уэльсе и Корнуэлле. В Ирландии кельтский родовой строй сохранился особенно прочно, и ирландский народный эпос — саги — до сих пор является важным источником для изучения общественного строя кельтов. В начале VI в. произошло массовое переселение кельтских бриттов на полуостров Арморику, который с тех пор стал называться Бретанью. Хотя англосаксы и составили боль- шинство населения Британии, принесли сюда свой язык, обычаи и религию, на завоеванной ими территории оставалось еще извест- ное количество кельтов, которые начали вскоре сливаться с за- воевателями. Таким образом, «теории» современных реакцион- ных англо-американских историков о существовании какой-то «нордической англосаксонской расы», призванной якобы господ- ствовать в мире, не имеют под собой почвы, так как позднейшие англичане образовались из целого ряда племен. Германские племена завоевали Британию по- Гептархия. степенно, в результате целого ряда экспедиций, не связанных друг с другом и не зависимых одна от другой. Такой » характер завоеваний наложил отпечаток на дальнейший политический строй завоевателей. Появилось мно- жество самостоятельных племенных объединений, границы кото- рых непрерывно менялись. Наиболее значительными из них были семь: в конце V в. юты завоевали юго-восточную часть Британии и основали здесь государство Кент. Тогда же саксы обосновались на востоке и юге Британии, основав здесь три королевства: Эс- секс к северу от Кента, по северному берегу Темзы; на юге, по соседству с Кентом — Уэссекс и Сессекс. В VI в. северные районы Британии были завоеваны англами, образовавшими здесь также три королевства: Восточную Англию, Мерсию и Нортумбрию. Поэтому ранний период англосаксонской истории известен под названием гептархии, или семикоролевья. 9
Общественный строй англосаксов. Лишь только закончилось покорение кельтов, как между самими англосаксами началась борьба за гегемонию. Ей сопутствовали глубо- кие изменения в социальной жизни англосак- сов, о которых мы узнаем из целого ряда источников. Среди них первостепенную роль играют грамоты, хроники и законодательные источники — «Правды» англосаксонских королей, которые при- мерно с 600 г. начинают появляться в отдельных королевствах. Среди них особенно выделяются законы кентского короля Этель- берта и уэссекского короля Инэ. Немалую услугу историкам ока- зывают и памятники народного творчества, среди которых наибо- лее значительным произведением является героическая поэма «Беовульф». Хотя запись ее относится к X в., но сложилась она на рубеже VII—VIII вв., а легендарное предание, лежащее в ее основе, восходит еще к тем временам, когда англосаксы обитали на континенте. Народные песни превратили Беовульфа в народ- ного героя, воплотив в нем представление о могучем воине, спо- собном победить враждебные народу таинственные силы природы, совершавшем подвиги для блага многих людей. Поэма представ- ляет особый интерес для историков тем, что в ней в художествен- ной форме отражена социальная жизнь тех времен. Она рисует общество, жившее еще родовым строем, но уже с заметными эле- ментами его разложения. В ней изображены короли древних вре- мен и их дружины. Элементы разложения родового строя появляются у англосак- сов уже к моменту завоевания Британии. Родовые элементы вид- ны еще отчетливо, но переселение племен на новую территорию все больше способствовало их смешению, ослаблению и разрыву родовых связей. Постепенно родовая община уступила место со- седской общине — марке. Основной фигурой общества англосаксов к моменту их пересе- ления в Британию являлся свободный общинник — кэрл, бывший одновременно и воином и земледельцем, наподобие свободного франка «Салической правды». Но наряду с кэрлом уже начинает выделяться родовая знать и привилегированные землевладель- цы — эрлы. Налицо и категории зависимого населения: лэты — полусвободные, сидевшие нередко уже на чужой земле, но сохра- нившие элементы личной свободы, и рабы, которые использова- лись в домашнем хозяйстве или сажались на землю. Вся земля принадлежала свободной общине и в зависимости от существо- вавшей системы обработки делилась на два или три больших поля. Община делила пахотную землю между своими членами, а сво- бодная, незаселенная земля считалась собственностью всего на- рода — фольклендом. Каждый общинник имел свой надел — гай- ду, равную примерно 120 акрам (около 50 гектаров), и мог рас- поряжаться им только по народному праву, т. е. с согласия всех членов общины. Гайда не являлась сплошным массивом, а со- стояла из узких полос, равных примерно одному акру и разбро- 10
санных по всему пространству общинных полей. Отдельные участ- ки были разделены между собой незапаханными межами. Каж- дый общинник имел равную долю в озимом, яровом и парковом поле. Время посева и уборки урожая определялось общинным сходом, т. е. существовал принудительный севооборот. После уборки урожая вся пахотная земля превращалась в выгон для скота. С пользованием пахотными землями неразрывно было свя- зано право пользования общинными угодьями. Являясь хозяйст- венной единицей, община была в то же время и социальной и по- литической организацией — простейшей клеточкой политического строя англосаксов. Она управлялась своим сходом. Несколько де- ревень составляли территориальный округ — сотню, который также имел свои сходы с административными и судебными функ- циями, а несколько сотен составляли графство, во главе с эльдор- меном — представителем родовой знати. В графстве дважды в год собирались собрания представителей отдельных деревень, но с течением времени все вопросы на собрании начинает решать группа из двенадцати наиболее влиятельных лиц. Вскоре после переселения в Британию у англо- феодализации саксов начинается разложение свободной об- щины и превращение кэрлов в зависимых крестьян. Процесс этот растянулся на несколько столетий, что объясняется целым рядом причин. Прежде всего разложение ро- довых отношений и возникновение частной собственности на зем- лю замедлялось из-за относительно низкого уровня развития производительных сил, которое было достигнуто в Англии к мо- менту англосаксонского завоевания. Не было здесь и тех эле- ментов феодального развития (колонат, патронат и т. п.), ко- торые имелись в других областях империи. Поскольку римские порядки не оказали большого влияния на общественный строй Британии, здесь не было и синтеза между разлагавшимся ра- бовладельческим строем, с одной стороны, и первобытнообщин- ными отношениями — с другой. Это наложило значительный отпечаток на дальнейшее развитие англосаксонского общества, в котором элементы свободной общины сохранились значитель- но прочнее и дольше. Социальная дифференциация усилила влияние королевской власти. Первоначально в каждом племенном объединении был свой король — бретвальд, который рассматривался лишь как высшее должностное лицо. Даже убийство короля можно было искупить. Он правил вместе с представителями знати, которые объединя- лись в так называемый «совет мудрых» (витенагемот). Полномо- чия этого совета были весьма значительны. С течением времени король начинает посылать на места своих представителей — ше- рифов, через которых пытается контролировать местную жизнь. Усилению королевской власти наряду с другими причинами спо- собствовало распространение у англосаксов христианства, которое проникло в Англию почти одновременно из Ирландии и с конти- 11
нента. В 597 г. миссионер Августин, посланный римским папой, обратил в христианство жителей Кента. Постепенно христианство распространилось и на остальные области. Католицизм утвер- дился в Англии в результате упорной борьбы с ирландской хри- стианской церковью, которая закончилась лишь в VII в. Победа римско-католической церкви объясняется тем, что она больше отвечала интересам королевской власти и нарождавшегося класса феодалов. В то время как христианство в Ирландии развивалось под влиянием сильных родовых отношений и приспособлено было к родовому укладу жизни, римско-католическое течение в хри- стианстве носило уже ярко выраженный классовый характер. Римская церковь, упрочивая свое положение в Западной Европе, всеми средствами стремилась к накоплению богатств, особенно зе- мельной собственности. Поэтому она поощряла развитие частной поземельной собственности, в чем заинтересованы были и свет- ские землевладельцы. Таким образом, для нарождавшегося клас- са феодалов католическая церковь была надежным союзником в деле закабаления свободных крестьян. Христианство необходимо было также и королевской власти для укрепления своего авто- ритета. С появлением христианства король стал рассматриваться уже как представитель верховной, божественной власти на земле, и убийство его каралось смертью. Появление королевской власти свидетельствует о том, что развитие феодальных отношений у англосаксов зашло уже далеко. В основе этого процесса лежало разложение свободной общины, усилившееся с появлением в VII в. частной собственности на па- хотную землю. В силу целого ряда причин среди свободных кре- стьян появляются малоземельные, которые вынуждены были в поисках средств к существованию и из стремления к безопасности обращаться за покровительством к крупным землевладельцам. Это «покровительство» означало настоящую кабалу, так как крестьяне теряли право собственности на землю и превращались в простых держателей, обязанных нести за землю различные по- винности. Среди крупных землевладельцев в этот период особенно выделяется церковь. Ей дарили земли крупные магнаты, она под разными предлогами выманивала их у крестьян, наконец, ее щедро одаряли англосаксонские короли в награду за те услуги, которые она им оказывала. Вместе с землями церкви отходили и крестья- не, сидевшие на них. Важнейшим орудием в процессе феодализации являлась коро- левская власть. Короля окружали многочисленные дружинники, с которыми постепенно начинает сливаться и родовая знать. Ко- роль наделяет своих дружинников и знать землями, которые в отличие от народной земли (фолькленда) стали называться зем- лями по грамоте (бокленд). Вместе с землей король жаловал фео- далу право взимать налоги, поступавшие раньше в его пользу, а также передавал административные и судебные права над населе- нием, и общинники, проживавшие на бокленде, попадали в зави- 12
Политическое объединение Англии. симость к крупным землевладельцам, а королевский налог пре- вращался в феодальную ренту. Вместе с тем феодал начинал взи- мать с крестьян в свою пользу всевозможные штрафы, захватывал в свои руки решение всех дел в общинных собраниях, в собраниях сотен и графств, превращая их таким образом в свое орудие. Община стала теперь нести круговую ответственность за отбыва- ние повинностей своими членами. Превращаясь в верховного соб- ственника земли, феодал начал присваивать и общинные земли, что в свою очередь способствовало дальнейшему подчинению крестьян, которые не могли вести свое хозяйство без пользования лесами, лугами, пастбищами и другими угодьями. Таким обра- зом, раздача королями земли в бокленд сопровождалась узурпа- цией крестьянских земель феодалами и являлась одним из наибо- лее важных орудий феодализации. Из бокленда выросла вотчина, которая по своей структуре резко отличалась от вотчины, образо- вавшейся в результате постепенного разорения общинников и под- чинения их феодалу. Бокленд — чаще всего крупное поместье, в состав которого входило иногда несколько деревень. Подчинение крестьян власти крупных земле- владельцев проходило в условиях острой клас- совой борьбы, о которой до нас дошли лишь скудные отрывочные сведения. В борьбе с кре- стьянами землевладельцы искали поддержку у королевской вла- сти, что немало содействовало политическому объединению стра- ны. В борьбе отдельных королевств за гегемонию к IX в. явно определяется перевес Уэссекса, которому удалось в 829 г. объеди- нить все королевства в единую Англию. Но это не было еще централизованное государство с сильной королевской властью. Крупные землевладельцы играли в нем важную роль, а отдельные районы сохранили значительную политическую самостоятель- ность. Политическое объединение страны, вызванное успехами феода- лизации, было ускорено и внешним фактором. С конца VIII в. на Англию начинают совершать набеги датчане и норвежцы — норманны. Эти набеги известны в истории Англии под названием датских завоеваний. Набеги норманнов были огромным бедствием для Англии, по мнению современников, гораздо худшим, чем голод или моровая болезнь. Скорбные записи находим мы в англосаксонских хрони- ках: «Послал всемогущий бог толпы свирепых язычников — дат- чан, норвежцев, готов и шведов; они опустошали грешную землю Англии от одного морского берега до другого, убивали народ и скот, не щадили ни женщин, ни детей». Датчане находились на бо- лее низкой ступени общественного развития, чем англосаксы, но в военном отношении намного превосходили их. Они имели лучшее по тому времени оружие и доспехи: топоры и длинные мечи, же- лезные шлемы, щиты, нередко на воинах были кольчуги. Англо- 13
Англия в VII—IX вв. саксы были вооружены гораздо слабее. У большинства ополчен- цев были лишь дротики и кожаные латы. Начиная с 90-х годов VIII в. датчане организуют почти еже- годные экспедиции на Англию, нападая на остров преимущест- венно с севера и востока. Англосаксы не смогли остановить за- хватчиков. В 842 г. ими был сожжен Лондон, а в 60-е годы IX в. датчане основали первое постоянное поселение в Англии, откуда начали продвигаться на север. Они грабили земли Мерсии и Вос- точной Англии. Положение англосаксов было отчаянным. В 871 г. датчане основали в Рединге укрепленный лагерь, послуживший ба- 14
зой для нападения на Уэссекс. После нескольких сражений уэссек- скому королю Альфреду удалось заключить перемирие, но дат- чане вскоре нарушили его: прошли с большей частью своих войск на запад, неожиданно напали на войска Альфреда и наголову раз- били их. Лишь небольшой кучке дружинников во главе с Альфре- дом удалось спастись в небольшом местечке, затерявшемся среди Сомерсетских болот. Пользуясь недоступностью местности, Аль- фред укрепился здесь и начал совершать отсюда набеги на датчан. Уже год спустя ему удалось одержать победу над датчанами и заключить с их королем мирный договор в 879 г., по которому вся Англия была разделена на две части: северо-восток отошел к датчанам, а все остальные земли — англосаксам. Вскоре у дат- чан был отбит и Лондон, оставшийся по договору 879 г. за ними. Северо-восточная Англия долгое время называлась «областью датского права» (Данело). Успехи англосаксов не были случайными. Ос- Реформы новной причиной их было то, что англосаксы боролись за свою независимость. Немалую роль сыграли и те преобразования, которые произвел король Альфред (871—900). Он создал флот, превосходящий по своим боевым ка- чествам датские корабли: «без малого вдвое длиннее тех .. . бы- строходнее, устойчивее и выше». На границе был возведен целый ряд укрепленных крепостей, защищавшихся хорошо вооружен- ными профессиональными воинами. Наконец, Альфред заменил народное ополчение рыцарским войском, обязав нести военную службу всякого, кто имел не менее пяти гайд земли. Эта мера была вынужденной, так как основная масса рядовых общинников к этому времени настолько разорилась, что не в состоянии была нести военную службу на свои средства. В правление Альфреда упрочивается и организация государст- ва. Налаживается административная система, приводится в систе- му законодательство. Около 890 г. была составлена «Правда» ко- роля Альфреда, явившаяся первым сводом общеанглийского обыч- ного права. Альфред всячески поощрял распространение образованности на родном языке, для чего лично перевел на англосаксонский язык несколько латинских сочинений. Его перу принадлежит и несколь- ко собственных трудов, наиболее значительным из которых явля- ется «Англосаксонская хроника». Обработав записи монахов-лето- писцев, он прибавил к ним подробное описание событий своего времени и создал ценный летописный труд по древней истории Англии. При Альфреде было открыто много школ, для которых он выписывал ученых с континента. Успехи в борьбе с датчанами, достигнутые в правление Аль- фреда, были закреплены при его преемниках. В первой половине X в. область датского права постепенно отвоевывалась англосак- сами. Это отвоевание облегчалось тем, что завоеватели постепенно ассимилировались с местным населением. 15
Датчане оказали на развитие Англии нема- лияние датчан. лое влияние Они ввели в употребление большой железный топор, применение которого помогло осваивать лесные массивы и расширять площадь обрабатываемой земли. Кроме то- го, датчане, будучи торговцами и мореходами, способствовали от- части подъему городов и оживлению торговли в Англии. Так как у датчан развитие классовых отношений шло медленнее, то в об- ласти датского права процесс феодализации шел более замедлен- ными темпами, и на протяжении средних веков здесь сохранилось значительное количество свободного крестьянства. В X в. набеги датчан возобновились с новой силой и принесли им новые успехи. С 1017 по 1035 г. Англия входила в состав го- сударства Канута, объединявшего Англию, Данию и Норвегию. Однако ассимиляция датчан зашла к этому времени так далеко, что Канут стремился править как национальный король англосак- сов и опираться на местную знать. Упадок После Канута корона перешла в руки англосак- королевской сонского короля Эдуарда Исповедника. Этот власти. период ознаменовался значительным упадком и ослаблением королевской власти, связанным главным образом с дальнейшими успехами феодализации. Датские набеги способст- вовали дальнейшему обезземеливанию и разорению крестьян, дроблению их наделов. В IX—XI вв. обычным крестьянским на- делом становится уже не гайда, а четверть ее — виргата. Продол- жается захват земель крупными землевладельцами, которые по- лучали множество привилегий. Войны с датчанами способствовали образованию многочисленного слоя мелкопоместных феодалов — рыцарей. В формировании рыцарства немалую роль сыграла воен- ная реформа Альфреда. В Англии распространяется иммунитет как одно из средств закрепощения крестьян. Здесь он назывался «сакой и сокой», а крестьяне, попавшие под власть крупных зем- левладельцев, владевших иммунитетом, — сокменами. Они счита- лись лично свободными, имели свою землю, но в судебном отно- шении зависели от крупного землевладельца. Это способствовало в дальнейшем окончательному их подчинению. В X в. мы находим уже постановления королевской власти, которые предписывают каждому человеку, не находившемуся до этого под покровитель- ством короля, найти себе покровителя — глафорда (лорда), а ес- ли он по истечении определенного срока не сделает этого, то вся- кий может убить его, как вора, безнаказанно. Завершение центра- лизации государства и дальнейшие успехи феодализации в Англии связаны уже с нормандским завоеванием.
кж^жж^а ГЛАВА II НОРМАНДСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ АНГЛИИ гх XI в. в Англии завершилось в основном формирование феодальных отношений и сложилось сильное централизо- ванное государство с королевской властью во главе. Процесс этот связан самым тесным образом с нормандским завоеванием Англии. Герцогство Нормандия образовалось на севере Герцогство Франции в начале X в. в результате набегов нормандских викингов. Очень скоро норманд- ские герцоги стали могущественнее своего сюзерена — француз- ского короля. Власть их над своими вассалами была почти безгра- ничной. Они запретили феодалам возводить замки и укрепления без своего разрешения. Уже в XI в. герцоги имели исключитель- ное право чеканить монету в своих владениях, что было редким для того времени явлением. В распоряжении герцога была лучшая во всей Европе конница и превосходные стрелки из лука. На- конец, нормандские герцоги поставили под свой неограничен- ный контроль местную церковь. Высшее духовенство оказывало герцогу деятельную поддержку в упрочении власти. Особенно усилилась власть герцога при Вильгельме, прозванном впо- следствии Завоевателем. Завоевание Англии было давнишней мечтой Подготовка Вильгельма. К нему он тщательно готовился к завоеванию. пл несколько лет. В Англии в это время усилилась борьба между различными группами феодалов. Последний король англосаксонской династии Эдуард Исповедник был слабовольным человеком, неспособным самостоятельно управлять государством. Юность он провел в Нормандии и возвратился оттуда, окружен- ный нормандской знатью, которой роздал лучшие и богатейшие земли. Уже при нем возрастает влияние нормандских феодалов на государственные дела в Англии. Одновременно упрочилось по- ложение и крупной англосаксонской знати, представители кото- рой считали себя полными господами в своих землях. Среди них 2 Очерки истории Англии 17
особенно выделялся Годвин, которому удалось в результате упор- ной борьбы с нормандским окружением короля подчинить его своему влиянию. После смерти Эдуарда Исповедника в 1066 г. не осталось пря- мых наследников, и феодалы избрали на английский престол Га- рольда, старшего сына Годвина, бывшего в последние годы фак- тическим правителем страны. Вильгельм нашел, что момент для завоевания Англии наступил. Он объявил себя наследником ан- глосаксонской династии (он был дальним родственником Эдуар- да) и начал готовиться к высадке в Англии. На совете феодалов Вильгельм объявил о своих планах, и на его призыв откликнулись авантюристы и искатели приключений по всей Франции. К тому же он заручился поддержкой и благословением римского папы. Точных сведений о составе войска Вильгельма мы не имеем. Одни хроники исчисляют его в 60 000 человек и 700 кораблей, другие —• в 10 000 человек. Это были закованные с ног до головы в кольчуги рыцари, которым знакомы были новые приемы ведения войны, не- известные до этого в Англии. В то время как англосаксонское ополчение, вооруженное чем попало — кто стрелами, а кто топо- рами и дубинами, сражалось в пешем строю, Вильгельм искус- но сочетал действия конников и стрелков. В распоряжении английского короля был лишь один отряд хо- рошо вооруженных воинов — так называемые гаускарлы, посто- янная дружина короля. Узнав о приготовлениях Вильгельма, Га- рольд начал собирать ополчение, но северные бароны оказали ему открытое неповиновение. Собранные наконец Гарольдом силы расположились на побережье, ожидая высадки противника. Все лето простоял он здесь, а к осени терпение ополченцев иссякло, и они потребовали, чтобы их распустили по домам. Но в это время у берегов Нортумбрии высадились норвежцы, которые вступили в союз с мятежным братом короля — Тостигом. Эрлы Нортумб- рии и Мерсии не оказали норвежцам сопротивления и сдали им Йорк. Узнав об этом, Гарольд прибыл на север со своей дружиной и 25 сентября наголову разбил норвежцев у Стамфордбриджа. Но победа досталась Гарольду дорогой ценой. Много пало у него луч- ших воинов. В это время Вильгельм высадился на южном побе- режье страны. Берег был пуст, и никто не помешал нормандским воинам. С жалкими остатками своей дружины Гарольд поспешил навстречу врагу. По дороге ему удалось собрать ополчение из плохо вооруженных крестьян, и с этими силами он вышел сра- жаться против Вильгельма. Решающее сражение произошло 14 октября при Битва при Гастингсе. Гарольд умело выбрал позицию на астингсе. холмах, укрепив ее рвом и частоколом. В 9 ча- сов утра нормандские стрелки засыпали англосаксов градом стрел, и под прикрытием их нормандская пехота попыталась про- рваться через укрепления англосаксов. Гаускарлы Гарольда храб- ро держались, отбивая нападающих топорами, копьями и стрела- 18
ми, устояли они и под напором конницы. Лишь к вечеру удалось Вильгельму сломить их упорное сопротивление. Немалую роль при этом сыграла храбрость самого Вильгельма, лично принимав- шего участие в сражении. Гарольд был убит, большая часть гаус- карлов и ополченцев погибла, остальные разбежались. Одержав полную победу, Вильгельм двинулся на север и подступил к Лон- дону. Лондонцы открыли Завоевателю свои ворота, за что полу- чили от него подтверждение всех своих старинных вольностей и прав. Англосаксонские феодалы вынуждены были признать Виль- гельма своим законным королем, и 25 декабря 1066 г. он был ко- ронован в Вестминстере короной англосаксонских королей, под- черкнув тем самым, что он является их законным наследником. Однако завоевания Вильгельма были еще не- прочны, и когда он в следующем году отпра- вился в Нормандию, в Англии начались восста- ния, вызванные притеснениями завоевателей, действовали разрозненно, и это облегчило Виль- Восстания против завоевателей. Но восставшие гельму их подавление. По всей стране были воздвигнуты крепости и замки как опорные пункты завоевателей. В 1069 г. снова восста- ли северные провинции. Основную силу восставших составляли крупные землевладельцы. Немалое участие приняло в восстании и крестьянство, которое стояло теперь перед опасностью полного закрепощения. Восставшие осадили замок короля в Йорке и пол- ностью уничтожили размещенный здесь гарнизон. Вильгельму удалось подавить сопротивление восставших, но лишь только он отошел, восстание вспыхнуло с новой силой. Тогда Вильгельм ре- шил расправиться с непокорной областью. Он прошел через весь север со своим войском, уничтожая по пути все живое. Ни один город не уцелел между Йорком и Дэремом. Десятки лет никт’о даже не пытался пахать здесь землю. Оставшееся население мас- сами погибало от голода. Страна была усмирена. Правда, отдель- ные попытки к сопротивлению продолжались и позднее, но и они были подавлены. Столь полная и сравнительно быстрая победа Вильгельма За- воевателя объясняется целым рядом причин. Одной из наиболее важных причин его победы было военное превосходство норманд- ских воинов, а также прочная власть Вильгельма над своими вас- салами. Немалую поддержку оказала ему католическая церковь, за что он щедро вознаградил своего покровителя. Много золота, се- ребра и драгоценных камней, награбленных в Англии, было посла- но в Рим. Сыграла свою роль также и разрозненность англосаксов. С первых же дней своего правления Вильгельм Завоеватель стремился установить в Англии сильную королевскую власть. Прежде всего он конфисковал большую часть земель англосак- сов. Вся англосаксонская знать, оказывавшая ему сопротивление, была полностью лишена своих владений. Захваченные таким об- разом земли Вильгельм роздал своим соратникам, родственникам 2* 19 Усиление королевской власти.
и духовенству, пришедшему с ним из Нормандии. Так произошло перераспределение земель среди феодалов, которое крайне тяже- ло отразилось на положении английских крестьян: новые владель- цы, не считаясь с существовавшими до них обычаями, объявляли все слои крестьян закрепощенными. Но, распределяя земли между новыми владельцами, Вильгельм проводил весьма тонкую политику. Он стремился к тому, чтобы владения крупных магнатов не сосредоточивались в одном месте, а были разбросаны в различных районах страны. После норманд- ского завоевания мы не найдем в Англии таких могущественных земельных магнатов, как, например, во Франции. Новые феодалы были обязаны своими земельными богатствами королю, поэтому были привязаны к нему гораздо больше, чем на континенте. За свои земельные владения они обязаны были по требованию короля нести военную службу и, кроме того, уплачивать большие налоги. Но Вильгельм не ограничился только перераспределением зе- мель между феодалами. В 1087 г. он приказал всем архиеписко- пам, епископам, аббатам, графам, баронам, шерифам с их рыца- рями собраться к 1 августа в Сольсбери и всем рыцарям принести ему присягу верности. Таким образом Вильгельм установил пря- мую связь с вассалами своих вассалов, нарушив бытовавший в это время на континенте принцип: «Вассал моего вассала не мой вассал». Всякая военная служба должна была теперь отбываться только в пользу короля. В результате этого военно-феодальная система в Англии после нормандского завоевания приняла строго централизованный характер. Кроме того, наряду с феодальным вой- ском Вильгельм Завоеватель сохранил и англосаксонскую воен- ную систему. В случае военной опасности все свободные крестья- не могли быть созваны в ополчение, куда они обязаны были яв- ляться со своим оружием. Это делало Вильгельма менее зависи- мым от феодального рыцарского войска. Королевская власть в Англии имела сравнительно прочную ма- териальную базу, так как около V? всех возделываемых земель король оставил за собой. Его владения также были расположены во всех районах страны. Он увеличил их, создав новые охотничьи заповедники. Это были леса, в которых король отдыхал и охотил- ся со своей свитой, сюда входили также луга, а иногда возделы- ваемые земли. Никто не мог охотиться на дичь в этих заповедни- ках. Всякому, кто осмеливался нарушить строгие законы о заповед- никах, грозили высокие штрафы или жестокие кары: так, за охоту в королевском лесу виновнику выкалывали глаза. Штрафы за на- рушение лесных законов составляли важную статью королевских доходов. Земельные владения Вильгельма давали ему в два фаза больше доходов, чем Эдуарду. К доходам с королевских земель присоединялись поступления с вассалов, подати с горожан, дохо- ды от суда. В своей политике Вильгельм Завоеватель пытался опереться на англосаксонские дофеодальные учреждения, прежде всего на 20
Социальная база королевской власти. собрания сотен и графств. Эти собрания собирались регулярно, и круг вопросов, решаемых ими, был весьма широк. Прежде всего это был судебный орган. Затем здесь совершались различные юри- дические акты, например передача земли из одних рук в другие, здесь же раскладывались налоги между отдельными селениями. На собраниях сотен и графств все большую роль играл предста- витель королевской власти — шериф. Он собирал налоги, судеб- ные штрафы, следуемые королю, поддерживал мир, арестовывал преступников, сам разбирал дела о мелких преступлениях. С рос- том королевской власти авторитет шерифа все больше возрас- тал. Сохранение системы англосаксонских дофеодальных учреж- дений в значительной степени подрывало политическую само- стоятельность феодалов. Таким образом, в руках Вильгельма Завоева- теля оказалась сильная и послушная админи- стративная система, огромные военные и фи- нансовые ресурсы. В своей политике король опирался на сравнительно широкую социальную базу. Говоря о причинах усиления королевской власти, нельзя недооценивать то- го факта, что нормандские завоеватели, по крайней мере на пер- вых порах, чувствовали себя во враждебном окружении местного населения. Нормандские феодалы, рассеянные по своим поместь- ям во враждебной им стране, нуждались в сильной королевской власти, которая помогала бы им держать народные массы Англии в повиновении. Однако сильная королевская власть нужна была не только нормандским, но и оставшимся англосаксонским фео- далам. Именно на этот период в Англии приходится завершение процесса феодализации, который проходил в условиях ожесточен- ной классовой борьбы. Феодалам нужна была сильная королев- ская власть, которая могла бы в корне подавлять все крестьян- ские восстания. Таким образом, сильная королевская власть была в интересах всего феодального класса в целом. Но особенно нуж- дались в ней мелкие и средние феодалы, которые не могли рассчи- тывать на свои силы в борьбе с крестьянами, с одной стороны, и в борьбе с притеснениями баронов, с другой стороны. Поэтому мелкие и средние феодалы независимо от их нормандского или англосаксонского происхождения неизменно поддерживали Виль- гельма и его преемников в их борьбе с крупными баронами. Да и среди баронов многие предпочитали держать руку короля, или находя выгоду в этом, или чувствуя всю бессмысленность сопро- тивления. Немалую поддержку оказывала королю церковь. Духовен- ство провозглашало божественную природу королевской власти и угрожало небесными карами и отлучением от церкви всякому, кто осмелится выступить против короля. Сразу же после своей побе- ды Вильгельм сменил в Англии почти все высшее духовенство, на- чиная с архиепископа. Преданные ему епископы и прелаты засе- дали в королевском совете. Сознавая всю важность церковной 21
поддержки, король не скупился на пожалования церкви. Он даро- вал ей особый суд, в котором разбирались исключительно тяжбы духовенства, который защищал духовенство от притязаний свет- ских феодалов. В то же время, щедро вознаградив папу римского, король всячески стремился в дальнейшем ограничить его вмеша- тельство во внутренние дела английской церкви. Так, он запретил публиковать без своего разрешения папские буллы, отлучать кого бы то ни было от церкви, скреплял своей властью постановления церковных соборов. Наконец, он отказался принести римскому папе присягу верности. Королевская власть опиралась также и на го- Рост английских р0ДСКие элементы, особенно на купечество. городов. К0НЦу xj в в днглии насчитывалось свыше 80 городов, в которых проживало 5% всего населения. Правда, значительная часть их сохраняла долгое время полуаграрный ха- рактер, население их жило за счет земледелия и скотоводства не в меньшей степени, чем за счет ремесла, города владели общин- ными угодьями и пахотными землями и отличались от деревни в основном размерами и наличием укреплений. Но имелись и бо- лее значительные города, например Лондон, Йорк, Линн, Бостон, Ипсвич, население которых занималось в основном ремеслом и торговлей. Лондон давно уже считался торговым центром всей северной Европы, он установил прочные торговые связи с При- балтикой, Скандинавией, сюда стекалась значительная часть то- варов, привозимых с континента и с Востока. Обуздание феодаль- ной вольницы, суровое преследование разбоев и убийств создали в Англии безопасность торговых путей. Все это благоприятно от- разилось на развитии торговли, и купечество поддерживало по- этому сильную королевскую власть. Кроме того, завоевание объ- единило Англию с Нормандией и Мэном, с которыми издавна ве- лась торговля. Теперь эти торговые связи окрепли, что также было выгодно английскому купечеству. Особенно большую поддержку оказывал Вильгельму Лондон. Для усиления своей власти Виль- гельм построил по городам замки, в которых посадил свои гарни- зоны и обложил население сборами на их содержание. Таким об- разом, горожане стали его опорой в борьбе с крупными феодалами. Сторону короля держала также верхушка сво- Положение бедного крестьянства, которая видела в нем крестьян. СВоего защитника против феодалов. Король ис- пользовал ее как основной состав народного ополчения. Из сво- бодного крестьянства и рыцарей избирались присяжные в собра- ниях сотен и графств, дававшие королевским чиновникам нужные им сведения, помогавшие им при раскладке налогов и т. д. Хотя нормандское завоевание и ухудшило положение основной массы крестьянства, усилило феодальную эксплуатацию, но установле- ние сильной королевской власти при нормандской династии было прогрессивным для своего времени явлением. Именно благодаря сильной королевской власти был до некоторой степени сдержан 22
разгул буйной разбойной феодальной вольницы, установлен внутренний мир в стране, прекратились бесконечные внутрен- ние феодальные войны, нарушавшие нормальную жизнь страны, особенно тяжело отражавшиеся на положении крестьян. Благо- даря сильной королевской власти стало возможным сравнительно быстрое экономическое развитие Англии, в частности развитие ремесла и торговли. Нормандское завоевание способствовало завер- «Книга шению в Англии процесса феодализации. Нема- лую роль сыграла в этом процессе всеобщая перепись населения, проведенная в 1086 г. с целью получения све- дений, необходимых для сбора налогов. Для составления ее Виль- гельм Завоеватель разослал во все города и селения Англии спе- циальных людей, которые расследовали, сколько земли в том или ином селении, кто ею владеет, сколько держателей, сколько у них скота, какие они несут повинности и т. п. Эти сведения были со- браны чрезвычайно подробно, и жители говорили, что как в день страшного суда ничто не укроется от бога, так ничто не укрылось и от королевских посланцев. Отсюда и пошло название переписи — «Книга страшного суда». «Книга страшного суда» показывает, что завоевание заверши- ло в основном формирование феодальной собственности на землю. Со всей последовательностью был проведен принцип: «Нет земли без сеньора». Верховным собственником земли считался король, все остальные получали ее или от короля или держали друг от друга. С другой стороны, «Книга страшного суда» была орудием закре- пощения крестьян. Если сравнить время правления короля Эдуар- да и время составления переписи, то бросится в глаза резкое со- кращение количества свободных крестьян и сокменов. Многие из свободных и полусвободных крестьян в переписи занесены были в разряд вилланов, как назывались в Англии крепостные крестья- не. Для нас же «Книга страшного суда» является неоценимым ис- точником, по которому мы изучаем экономическую и социальную историю Англии в переломный период. Из «Книги страшного суда» мы видим, что в поместье6 конце XI в. формируется основная хозяйствен- (манор). ная и социальная ячейка средневековья — по- местье, или, как его называли в Англии, манор. Завершение этого процесса относится уже к XIII в. Манор сохра- нился здесь, как и в других странах Западной Европы, на протя- жении всего средневековья. Структура манора была различна в различных районах страны. Чаще всего в центре манора стояла деревня, которая состояла из господской усадьбы, вокруг которой были разбросаны дома крестьян-общинников, как свободных, так и крепостных — вилланов. На окраине деревни были разбросаны крохотные хижины с приусадебным участком, в которых ютилась деревенская голытьба — коттеры. Как и в англосаксонский пери- од, сохранилась двух- или трехпольная система обработки земли, 23
чересполосица, принудительный севооборот, система открытых по- лей. Земли лорда манора были разбросаны среди крестьянских участков, поэтому он также подчинялся принудительному севообо- роту. Пастбища, леса, луга, реки, болота, пустоши и т. п. находи- лись в общем пользовании всех жителей деревни. Всеми распорядками деревенской жизни ведала сельская об- щина через общинный сход. Она играла в жизни средневековой английской деревни большую роль и сохранилась на протяжении всех средних веков. С формированием феодализма община была не разрушена, а превращена в крепостную общину, в которой лорд манора был господином. Его приказчик хозяйничал на сельском сходе, а сам сход стал орудием в руках феодала, помогавшим ему выжимать доходы из крестьян. Община связана была круговой порукой, и в случае невыполнения какой-нибудь повинности — за это отвечали теперь все общинники. Но несмотря на это, общи- на представляла собой крестьянскую организацию, благодаря ко- торой крестьянство могло давать отпор непомерным требованиям феодалов. Таким образом, община играла двойственную роль в жизни английской деревни: с Одной стороны, она являлась оруди- ем феодальной эксплуатации, с другой стороны, она противосто- яла феодалу, как организация крестьян. «Книга страшного суда» делит все сельское на- Общественныи селение Англии на несколько категорий. На са- в конце°Х1 в. мом верху общества находились непосредствен- ные держатели короны, имевшие своих вассалов. Зависимое население делилось на рабов, составлявших 9% всего населения страны, и так называемых бордариев и коттариев (коттеров), составлявших 38%. Свободных насчитывалось 12% всего населения. Но не во всех районах Англии соотношение меж- ду этцми группами крестьян было одинаково. Особенно много сво- бодного населения было в Восточной Англии — в области датско- го права. Так, в Линкольншире оно составляло до 45% всего на- селения, в Сеффолке — до 40%, в Норфолке — до 32%, тогда как в центральных графствах его почти не было. Группа свободных клонилась в этот период к упадку. Свободный крестьянин не был совершенно свободным, так как верховные права на его землю принадлежали лорду манора. За пользование наделом свободный крестьянин также был обязан нести в пользу феодала определен- ные повинности, хотя и более легкие, чем вилланские. Чаще всего свободный уплачивал продуктовую или денежную ренту. Отрабо- точной ренты он обычно не нес. Он подчинялся лорду в судебном отношении, но мог уйти из поместья, продать или подарить свою землю, разумеется, при условии уплаты ренты лорду. Рабы во времена «Книги страшного суда» были уже быстро исчезавшей категорией. В основном это были домашние слуги, пастухи и па- хари на господской земле. В XII в. рабы были полностью погло- щены вилланами и Коттерами. Бордарии и коттарии были мало- земельными крестьянами. Часто они не могли жить за счет своего 24
ничтожного надела и занимались ремеслом или нанимались к фео- далу. Вилланы были основной категорией зависимого населения. Они имели наделы в общинных полях размером от 6 до 12 га. По- сле завоевания их повинности были точно определены и, как пра- вило, увеличены. Эти повинности были двух родов — барщина и так называемые помочи. Барщина выполнялась в течение опреде- ленного количества дней (обычно трех) в неделю. Помочи были дополнительной повинностью, которую лорд мог потребовать в любое время, что делало ее особенно тягостной, так как выполнять ее приходилось в наиболее страдную пору уборки урожая или стрижки овец, когда лорду особенно нужен был труд крестьян. Продать или подарить свою землю виллан мог лишь с разрешения лорда. Хозяйство манора носило в основном натуральный характер, темпы развития были крайне медленными. Хозяйственные поряд- ки повторялись из года в год. В каждой местности они зависели от целого ряда условий и со временем превратились в традицию, в обычай. То же самое было и с повинностями, которые повторя- лись из года в год, становились традиционными, фиксировались обычаем. Но вместе с повинностями обычай фиксировал также и крепостное состояние крестьян, поэтому он складывался, как пра- вило, неблагоприятно для крестьянства. К тому же, несмотря на существование обычая, лорды, когда это бывало им нужно, нахо- дили пути к увеличению повинностей без грубого нарушения тради- ции. Так, например, в некоторых районах лорд обязывал крестьян печь хлеб в своей печи, и за это они должны были вносить ему до- полнительную плату. И таких поборов было множество. Если кре- постной крестьянин умирал, феодал получал часть его имущества за разрешение наследникам пользоваться остальным. Если женил- ся крестьянский сын, лорд также получал плату за это — так на- зываемый выкуп крови. Очень тяжелым бременем ложились на крестьян также судебные штрафы, взимаемые с крестьян за ма- лейшую провинность: неявку на барщину, плохое отбывание по- винностей, всякого рода потравы и т. п. Таким образом, обычай не был непреодолимой преградой для роста феодальной ренты. Феодализм в Англии отличался целым рядом Особенности особенностей. Здесь сохранилось немало остат- феодализма. ков Дофеодального развития. Наряду с основ- ной массой крепостных крестьян здесь сохрани- лась довольно значительная прослойка свободных, особенно на востоке страны. В Англии крестьянам удалось сохранить доволь- но сильную общину, которая помогала им до некоторой степени противостоять захватническим тенденциям феодалов. Сохранились дофеодальные органы судебного характера — собрания сотен и графств, куда являлись наряду с феодалами и представители сво- бодной крестьянской верхушки, а иногда вызывались и вилланы. Эти особенности объясняются до некоторой степени тем, что здесь не было влияния римских порядков. Такая незавершенность про- 25
цесса феодализации наложила отпечаток на весь дальнейший ход социально-экономического развития Англии. Она создала здесь новую расстановку классовых сил, при которой королев- ская власть более успешно, чем на континенте, могла преодоле- вать сепаратистские устремления крупных феодалов. Главной опо- рой короля являлось мелкое и среднее рыцарство, искавшее у него поддержки для подчинения крестьян, а также защиты сво- их земель от посягательств со стороны крупных феодалов. Не менее важной особенностью английского феодализма является раннее его разложение, которое проходило под влиянием товар- но-денежных отношений. Немало элементов этого разложения наблюдается уже в XIII в. Нормандское завоевание заложило основы Преемники сильной королевской власти в Англии. В то Завоевателя. время, когда континентальные страны раздира- лись междоусобными войнами, в Англии от- дельные попытки баронов выступить против сильной королевской власти не имели надлежащей социальной базы и подавлялись в самом зародыше. Так были в самом начале подавлены и выступ- ления баронов в 1088 г. и выступление северных баронов в 1095 г. Несмотря на крайнюю личную непопулярность преемника Виль- гельма Завоевателя — Вильгельма Рыжего (1087—1100), рыцари и крестьяне стали во время обоих восстаний на его сторону, пони- мая преимущество сильной королевской власти. Преемники Вильгельма Завоевателя продолжали его традиции в области укрепления королевской власти. Уже Генрих I (1100— 1135) пытается упорядочить администрацию, суд и финансы ко- ролевства, и ему многое удается сделать. При нем сформировалась королевская курия как орган управления, которая постепенно на- чала вытеснять великий феодальный совет, состоявший из непо- средственных держателей короля. Королевская курия являлась постоянным органом и занималась текущими вопросами управле- ния, суда и финансов. Король начал приглашать в курию лиц не- высокого происхождения из духовенства и рыцарей. Королевская курия была тесно связана с органом финансового управления — палатой шахматной доски, созданной для сбора доходов короля (она называлась так потому, что стол в ней накрывался клетчатой материей). Главные лица, входившие в состав королевской курии, заседали также и в палате шахматной доски. Генрих! стремился забрать в свои руки и суд. Все процессы, в которых так или иначе была заинтересована корона, переносились из феодальных судов в королевский. Для ведения судебных дел на местах все чаще стали рассылать разъездных судей, которые од- новременно занимались и вопросами податного обложения и конт- ролем над деятельностью должностных лиц в графствах. Для всех этих целей разъездные судьи связывались с собранием сотен и графств, превращая эти старинные местные дофеодальные соб- 26
Владения Анжуйской династии
рания в органы и опору королевской власти. Таким образом, креп- ла система королевского управления в центре и на местах. Генрих I умер в 1135 г., не оставив после себя Феодальные сыновей. Он завещал престол своей дочери смуты. Матильде. Но свои притязания на королевский престол предъявил также племянник Генриха Стефан, который поспешил короноваться в Вестминстере королевской короной. На- чалась междоусобная борьба между Стефаном и Матильдой за престол, которая велась с переменным успехом. Бароны мало за- ботились как об одной, так и о другой борющейся стороне. Они попеременно предлагали услуги то Стефану, то Матильде, ценою временной поддержки покупая новые титулы и привилегии. Каж- дый думал лишь о том, чтобы завладеть землей соседа, побольше награбить и захватить большую добычу. Хроники описывают страшное разложение страны в это время. Ни Стефан, ни Матиль- да не могли добиться послушания даже от своих сторонников. Ко- ролевские земли и значительно уменьшившиеся королевские дохо- ды таяли, уходя- на подарки баронам. Бароны всюду возводили свои замки, каждый из них чеканил свою монету. Они беспощадно разоряли лучшие земли, участились голодовки. На города налага- лись огромные контрибуции, и в случае неуплаты они предава- лись огню и мечу. Для рыцарства, горожан и для широких народ- ных масс, даже для многих баронов, было ясно, что анархии дол- жен быть положен конец и что необходимо укрепить центральную власть. Голод и разорение вызвали волнения среди народных масс. Под давлением народа враждующие стороны пошли на соглаше- ние, по которому королем был признан Стефан, а после его смер- ти престол должен был перейти сыну Матильды — Генриху. В 1154 г. Стефан умер, и восстановление авторитета королевской власти после 19-летней анархии выпало на долю Генриха II Ан- жуйского, основателя новой — Анжуйской династии, или династии Плантагенетов (1154—1189). Будучи графом Анжуйским, Ген- рих II являлся собственником огромных владений во Франции, которые с его приходом к власти в Англии были присоединены к ней. Таким образом, государство Генриха II простиралось от Пи- ренеев до шотландской границы, и в состав его, кроме Англии, входили Анжу, Пуату, Турень, Мэн, Нормандия и Аквитания. Генрих II умело использовал настроения самых различных слоев английского общества. Па- мять о недавних смутах и разорении страны бы- всех и вызывала страх перед возможностью их Реформы Генриха II. ла еще свежа повторения, это создало благоприятную почву для политики Ген- риха II. Он вошел в историю Англии как реформатор, так как провел ряд преобразований в области суда и администрации. Одним из важнейших мероприятий Генриха II была судебная реформа. До сих пор в Англии господствовал феодальный суд. Все тяжбы между феодалами разбирались в курии сеньора, крестьян же судил их лорд или его управляющий. Судопроизводство в фео- У 28
дальнем суде недалеко ушло от судебных порядков первобытной эпохи. Истец и ответчик доказывали свою правоту с помощью клятвы, которую давали они сами и их соприсяжники. Если этого оказывалось недостаточно, то прибегали к помощи так называе- мого «божьего суда»: к испытанию водой, котелком, раскален- ным железом и судебному поединку. Испытание водой состояло в том, что испытуемого бросали в воду, и если он начинал тонуть, значит, он был невиновен, так как чистая, освященная вода при- нимала, а не отвергала его душу, если же он выплывал и держал- ся на воде, то это значило, что вода не принимала его как нечи- стого. При испытании через котелок опускали руку в котелок с ки- пящей водой, а при испытании железом давали в руку кусок ра- скаленного железа весом в один фунт, и надо было пронести его три шага. После этого руку завязывали и через три дня по внешне- му виду обожженного места определяли виновность или невинов- ность человека. Естественно, что в таком суде доказать свою пра- воту было очень трудно. Королевская власть издавна стала прибе- гать к так называемому инквизиционному способу, т. е. к способу расследований, для решения тех дел, которые касались интересов короны. Для этой цели обычно выделялись 12 человек из числа жи- телей той деревни или сотни, в которой производилось расследова- ние. Чаще всего это были представители мелкого рыцарства или зажиточного свободного крестьянства. Они обязаны были принять присягу, затем расследовать дело и дать свои показания королев- ским судьям. Сущность судебной реформы Генриха II состояла в том, что он разрешил всем желающим свободным людям за определенную плату обращаться в королевский суд и прибегать, таким образом, к инквизиционному способу. С этих пор расследование через при- сяжных стало неотъемлемой частью судебного процесса, а в даль- нейшем оно превратилось в жюри присяжных, которые выносили судебные приговоры. Однако судебная реформа не была проведе- на в жизнь сразу же после издания ее, и феодальный суд еще дол- го бытовал в Англии. Издавая эту реформу, король прежде всего преследовал цель увеличить доходы короны, все большее количе- ство дел изымалось из феодальной курии, ибо лица, которые в со- стоянии были уплатить деньги за новый судебный процесс, пред- почитали обращаться в королевский суд. Таким образом, кроме финансовой выгоды, король с помощью судебной реформы значи- тельно укреплял свою власть за счет крупных феодалов. Судебная реформа охраняла имущественные и правовые инте- ресы рыцарства и зажиточного крестьянства от покушений со сто- роны крупных феодалов. Но королевский суд ничего не сделал для защиты бедных слоев свободного крестьянства, так как про- цесс в королевском суде был платным и поэтому недоступным для неимущих крестьян. От вилланов королевские суды вообще не принимали исков. Вилланы по-прежнему были подсудны только суду своего лорда, который отвечал за своего виллана по закону 29
лишь в случае его убийства или нанесения ему тяжких увечий. Но он мог безнаказанно разорить виллана, отнять у него землю, об- ложить его какими угодно повинностями. Королевский суд отка- зывался рассматривать иск виллана, если тот пытался жаловать- ся на злоупотребления лорда, но беспощадно карал вилланов за малейшую попытку силой отстоять свои права. Грозная машина королевской администрации и королевского суда стояла на страже феодального способа производства. Если королевский суд и бо- ролся с политической самостоятельностью крупных феодалов, то это делалось в интересах всего феодального класса в целом, в це- лях сохранения и усиления феодальной эксплуатации крепостного крестьянства. Кроме судебной реформы, Генрих II провел еще военную ре- форму. Военные силы английских королей после нормандского за- воевания состояли из двух частей: народного ополчения всех сво- бодных и феодального войска, в котором служили все феодалы по 40 дней в году. Генриху II приходилось вести постоянные войны, особенно во Франции, где расположена была значительная часть его владений. Здесь опасным противником Плантагенетов ста- новится французский король, сила и влияние которого в XII в. возросли. Для войны на континенте мало подходило феодальное ополчение, так как сорока дней в году явно не хватало для воен- ной экспедиции из Англии во Францию. Кроме того, по мере раз- вития земледельческой техники и роста торговли рыцари все больше начинают заниматься хозяйственной деятельностью и не- охотно сопровождают короля в его военных походах. К тому же собирать большие военные силы феодалов, особенно крупных, бы- ло небезопасно. Чтобы выйти из затруднительного положения, Генрих II начинает заменять военную службу феодалов денежны- ми платежами, так называемыми щитовыми деньгами. На эти деньги он мог теперь нанимать солдат для своих континентальных войн. Эта мера, как и судебная реформа, имела также и полити- ческие цели, так как она уменьшала зависимость короля от воен- ных сил феодалов и ослабляла их военную организацию. Вместе с тем Генрих II пытается усилить народное ополчение, состояв- шее преимущественно из верхушки свободного крестьянства и ры- царей, которые поддерживали короля в его борьбе с крупными феодалами. В 1181 г. он издал ассизу (закон) о вооружении, на основании которой все свободное население Англии обязано было обзавестись оружием сообразно доходам каждого. Все вооружен- ные люди должны были принести королю присягу верности и хранить свое оружие при себе, по первому зову короля являясь в ополчение. Стремясь ослабить политическую мощь крупных феодалов, Генрих II действовал не только путем насилия или открытого ог- раничения их власти. Будучи тонким дипломатом, он стремился некоторых из них привлечь на свою сторону. Орудием такой по- литики в руках короля был феодальный совет, так называемый ве- 30
ликий королевский совет. Генрих II собирал этот совет гораздо чаще, чем короли нормандской династии. Состав и функции этого совета были весьма неопределенны. Король приглашал сюда круп- ных духовных и светских феодалов по собственному выбору. Но наряду с крупными феодалами он стал приглашать и мелких ры- царей, вполне покорных королевской власти. Вместе с тем в прав- ление Генриха II растет значение королевской курии. Королевские суды и юристы начинают вырабатывать единообразное для всей страны «общее право» — королевское право, в противополож- ность судебным обычаям, господствовавшим в феодальных куриях. Увеличивается роль разъездных судей, которые являлись провод- никами королевской политики на местах. Правительство Генри- ха II обращало особое внимание на местное управление и стара- лось ослабить влияние феодальной знати на местах. До сих пор на должности шерифов — главных королевских чиновников на местах — назначались чаще всего крупные землевла- дельцы. В 1170 г. Генрих II приказал произвести тщательное расследование их деятельности и сменил тех из них, кто прово- дил неугодную ему политику. В XII в. идет быстрое для средневековья эко- Экономическое комическое развитие страны. Англия в XII в. развитее Англии {1ачала вести обширную торговлю главным об- разом шерстью. В 1102 и 1103 гг. были заклю- чены первые торговые договоры Англии с фламандцами. В дерев- ню начал проникать скупщик шерсти, приобретавший ее неболь- шими партиями у крестьян. Особенно много шерсти приобретали цистерцианские монастыри. Уже в конце XI в. начали возникать ярмарки, куда приезжали иностранные купцы. После третьего кре- стового похода Англия устанавливает постоянные торговые связи с итальянскими торговыми городами. Кроме шерсти, Англия вы- возила в это время олово, свинец, железо. Вывозные пошлины на шерсть и другие товары стали одним из основных источников дохода английской короны. Успехи в развитии экономики проявились прежде всего в развитии английских городов. История английских городов отличается от городов конти- нента. Большинство английских городов возникало не на землях крупных феодалов, а на землях короля, а король был слишком могущественным сеньором, чтобы города могли подниматься на открытую борьбу с ним. Поэтому чаще всего английские города покупали у короля хартии на те или иные права, например право самоуправления, городского суда, самообложения и т. п. За эти хартии город уплачивал или единовременно определенную сумму денег или ежегодно должен был платить взносы. Особенно широ- кие привилегии получила столица — Лондон. Лондонцы получили право самоуправления, а также управления всем графством Мид- дльсекс, в котором была расположена значительная часть города. Они назначали судью и шерифа в графстве и собирали все доходы, которые раньше шли королю. За это город уплачивал королю еже- 21
годно по 300 фунтов стерлингов. Лондонцы получили право су- диться только в Лондоне. Они были освобождены от военной по- винности, от обязанности содержать за свой счет королевскую сви- ту во время пребывания ее в Лондоне, а также право беспошлин- ной торговли во всей Англии. В XII в. Лондон становится важным торговым и промышленным центром. Его влияние все больше воз- растает. Сюда в большом количестве переселяются купцы и ре- месленники из Фландрии и Нормандии. Особенно много хартий продал городам король Ричард Льви- ное Сердце (1189—1199), для которого продажа была одним из существенных источников дохода. В результате роста городов и торговли горожане, преиму- щественно купеческая прослойка, стали настолько значительной социальной силой в стране, что с ними нельзя уже было не счи- таться при решении важных социально-политических вопросов. Именно поддержка горожан, в частности купечества Лондона, обеспечила в 1215 г. победу баронов над королем.
ГЛАВА III ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ И НАЧАЛО ПАРЛАМЕНТА Начало правления Иоанна Безземельного. I енрих II при всей своей решительности действовал весь- ма осторожно. Совершенно иначе проводил свою полити- ку Иоанн Безземельный, младший сын Генриха II (1199—1216). С первых же дней своего правления он стре- мился к дальнейшей централизации страны, действуя весьма прямолинейно, и это обострило его отношения с феодалами. Положение коро- левской власти осложнялось неудачами внешней политики. С са- мого начала своего правления Иоанн столкнулся с французским королем Филиппом II Августом. Его положение в континенталь- ных владениях было весьма непрочным. Между отдельными вла- дениями не было связи, местные феодалы отказывались подчи- няться Иоанну. Филипп II умело использовал эти затруднения Иоанна и при каждом удобном случае старался возбудить против него его французских вассалов. В 1202 г. Филипп II объявил все владения Иоанна во Франции конфискованными и вторгся в Нор- мандию, а к 1204 г. в его руках оказались также Мэн, Турень, Ан- жу и часть Пуату. Война с французским королем служила для Иоан- на постоянным предлогом для вымогательства у баронов и дру- гих слоев общества крупных сумм. Так, в 1201 г. он собрал баро- нов в Портсмуте, чтобы идти с ними во Францию, но вместо этого отнял у них деньги, взятые ими для военных издержек, а самих распустил по домам. В 1203 г. он взял с баронов большой штраф за то, что они якобы не захотели отправиться с ним за море. Бароны не раз пытались протестовать против Столкновение политики Иоанна. Но положение короля было еще достаточно прочным. Его участь решило столкновение с католической церковью, которое произошло по поводу замещения кафедры архиепископа Кентерберийского. В 1205 г. после смерти архиепископа король выдвинул на этот пост своего кандидата, но папа римский не утвердил его и назначил 3 Очерки история Англии 33
архиепископом англичанина Стефана Лэнгтона. Иоанн не согла- сился, и тогда папа в 1208 г. наложил на Англию интердикт. Непопулярность Иоанна была так велика, что решение папы не вызвало протеста в стране. В 1209 г. папа отлучил Иоанна от церкви за попытку конфисковать земли духовенства, а в 1212 г. объявил его лишенным престола и передал права на английскую корону французскому королю. Бароны и духовенство поддержали папу. Иоанн сделал попытку опереться на более широкий слой общества — рыцарей и горожан. В 1213 г. он созвал в Сент-Оч- бансе съезд, на который вызвал мэра и четырех депутатов от каж- дого города и четырех рыцарей от каждого графства. Но эта по- пытка не имела успеха, так как своей финансовой политикой Иоанн вызвал недовольство всех слоев общества. Видя безвыходность своего положения, Иоанн Примирение пошел на примирение с папой на самых унизи- с папой. тельных условиях, чтобы развязать руки для борьбы с феодалами. Он обещал признать архиепископом Стефа- на Лэнгтона, вернуть церкви все отнятые у нее имущества, при- нес папе феодальную присягу верности и в знак вассальной зави- симости обязался уплачивать ему 1000 фунтов стерлингов ежегод- но. Такой ценой Иоанн заручился поддержкой папы и поспешил возобновить военные действия против Филиппа II. Он обратился к баронам с требованием, чтобы они отправились с ним во Францию, но они отказались. Иоанн вступил в союз с германским императо- ром и графом Фландрии, но их соединенные силы были наголову разбиты французами в битве при Бувине в 1214 г. Потерпев неу- дачу, окончательно закрепившую за французским королем его за- воевания, Иоанн вернулся в Англию для расправы с непокорными баронами. На его защиту против баронов встал и римский папа. Однако к баронам примкнули и те группы насе- Восстание ления, которые до этого поддерживали коро- аронов. ля — духовенство, рыцарство, горожане и даже верхушка свободного крестьянства. Во главе недовольных стали несколько баронов северной Англии. Они ждали лишь удобного* случая для начала военных действий. Негодование достигло выс- шего предела, когда, вернувшись из Франции после неудачного похода, Иоанн начал взыскивать щитовые деньги со всех васса- лов, не бывших с ним в походе. Северные бароны собрались в Сент-Эдмундсе и открыли против Иоанна военные действия. К ним присоединялись все новые и новые недовольные, в том чис- ле и архиепископ Лэнгтон, оказавший на движение большое влия- ние. В конце мая 1215 г. баронское войско, которое они называли войском бога и святой церкви, подошло к Лондону. Горожане от- крыли ему ворота. Бароны разослали во все графства письма с приглашением присоединиться к ним всем баронам и рыцарям, ко- торые еще не примкнули к восставшим. Большинство приглашен- ных явилось в Лондон. Король остался лишь с небольшой свитой и вынужден был сдаться, согласившись на переговоры. 15 июня 34
1215 г. в долине Рэннимед бароны предъявили свои требования, и король, видя что на стороне баронов перевес в силах, подписал Великую хартию вольностей. Стремясь урегулировать свои отношения преж- Великая хартия де всего с церковью, король обещал в статье первой Великои хартии соблюдать изданную им 15 января 1214 г. хартию о свободе церковных выборов и под- твердил, что английская церковь навсегда должна быть свобод- ной и сохранять свои права и вольности. Далее все содержание хартии представляет собой в основном детальное перечисление нарушений, совершенных Иоанном в от- ношении тех прав, которыми он пользовался как феодальный сеньор. В случае смерти непосредственного держателя короля его наследник беспрепятственно должен вступить в права наследства, уплатив за это лишь законный взнос — рельеф. Здесь же устанав- ливались и размеры рельефа. Если же наследник оставался несо- вершеннолетним, то король обязан был опекать его и во время опеки содержать имение в хорошем состоянии, не злоупотреблять своими правами, брать с такого имения лишь умеренные и закон- ные поборы и платежи. Но особенно важно постановление хартии о субсидиях королю в статье 12. Ни щитовые деньги, ни какое-либо пособие не должно было взиматься королем иначе, как с согласия общего совета королевства. Исключение делалось лишь для трех случаев, обусловленных феодальным обычаем: когда нужно было выкупать из плена короля, когда посвящался в рыцари старший сын короля или выдавалась замуж его старшая дочь, но и в этом случае поборы не должны были быть чрезмерными. Согласно статье 14 в состав общего совета королевства долж- ны были входить все непосредственные держатели короля, духов- ные и светские, как бароны и графы, так и рыцари. Здесь имеется попытка точно определить состав феодального совета и устано- вить его права. Некоторые историки видят в великом совете за- родыш будущего парламента. По своему замыслу этот совет был весьма громоздким и мало действенным учреждением, так как непосредственных держателей у короля было много. В пол- ном составе он фактически никогда не собирался. Целый ряд статей хартии касался судопроизводства. Бароны стремились ограничить вмешательство короля в область суда и права, определить границы этого вмешательства. Комиссия разъ- ездных судов должна была четыре раза в год выезжать в провин- цию, где при содействии местных представителей решать дела, подсудные королю. При этом точно устанавливался круг таких дел. Король обязывался не разорять своих подданных судебными штрафами. При наложении штрафа виновному должны быть ос- тавлены средства к существованию, т. е. его имущество не могло быть конфисковано: купцу должен быть оставлен его товар, кре- стьянину — его рабочий скот и инвентарь и т. д. При рассмотре- нии этой статьи может возникнуть неправильное представление, S* 35
что бароны заботились о защите интересов всех слоев населения, в том числе и крестьян. Но мы не должны забывать того, что, га- рантируя сохранность инвентаря, принадлежавшего крестьянину, бароны больше думали о его лорде, так как в этом случае лорд лишался возможности эксплуатировать рабочую силу крестьян. К статьям, регулирующим судопроизводство, относятся и две знаменитые статьи хартии, которые составили ей неувядаемую славу в глазах английских буржуазных историков. Это статьи 39 и 40. Статья 39 гласит: «Ни один свободный человек не будет аре- стован или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или изгнан, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по закон- ному приговору пэров и по закону страны». И статья 40 как бы дополняет предыдущую: «Никому не будем продавать свои права и справедливости, никому не будем отказывать в них и замедлять их». В этих статьях английские буржуазные историки видели тор- жественную юридическую формулировку принципа гражданской свободы, гарантию от королевского произвола. В действительно- сти же хартия 1215 г. разумела под свободными людьми прежде всего феодалов, ограждая их вольности от королевского произво- ла. На основе ее никакое наказание не должно было налагаться на свободного человека без законного приговора суда. Но что это за суд? Суд пэров, говорит статья 39 и этим открывает истинное лицо составителей хартии — баронов, которые хотели сохранить для себя старый феодальный суд, предоставляя широким массам свободного населения все блага королевского суда с разъездными коронными судьями. О судебных же правах вилланов хартия не упоминает совсем, хотя они и составляли основную массу англий- ского населения. Их судил феодал в манориальной курии. Таким образом, статьи 39 и 40 были весьма далеки от провозглашения принципов гражданской свободы. Однако позднее, когда крепост- ной строй в Англии пришел в упадок, в эти статьи был вложен более широкий смысл, чем имели в виду составители хартии. Их стали считать гарантией прав всего английского народа. Не менее важной является и статья 34 хартии. Она запрещает королю выдавать разрешение на разбор тяжбы о свободном дер- жании в королевском суде, ибо вследствие этого свободный чело- век теряет свою курию. Таким образом, королю было прямо запре- щено вторгаться в судебные права крупных феодалов. Еще со вре- мен Вильгельма Завоевателя любой вассал мог обратиться к ко- ролю за помощью, если сеньор отказывал ему в его праве на дер- жание. Отмена этого права носила характер феодальной реакции. Особо были оговорены права тех групп населения, которые выступили в качестве союзников баронов в их борьбе с королем. Бароны обещали своим держателям те же права в сфере феодаль- ных отношений, которые они выговорили себе в отношении к ко- ролю как к своему сеньору. Статья запрещала требовать с рыцар- ского фьефа больше служб, чем с него полагается; статья 15 раз- решала баронам брать помощь со своих вассалов лишь в тех слу- 36
чаях, в которых король мог требовать помощи от баронов. Ряд обещаний был дан Лондону и другим городам. В частности, статья 13 обещала Лондону и другим городам все вольности и свободные обычаи, которые они имели до сих пор. Статья 41 раз- решала иностранным купцам свободный въезд и пребывание в Англии. В этом были заинтересованы как лондонские купцы, ко- торые являлись главными посредниками в торговле с иностран- цами, так и бароны, рыцари и церковь, как производители шер- сти — главного экспортного товара. Статья 35 требовала введения в Англию общей меры и веса. Для того чтобы заставить короля выполнить все требования хартии, бароны избирали из своей среды 25 человек, которые должны были всеми силами охранять мир и вольности, пожало- ванные королем и утвержденные его грамотой. Если король или его чиновники нарушат какую-нибудь статью хартии, то «совет 25» баронов должен указать королю на недопустимость этого на- рушения и заставить восстановить нарушенное право. Если же после этого в течение 40 дней король не выполнит требования, то «совет 25» должен принудить его к этому путем захвата замков, замель, владений короля и т. п. Все обязаны принести «совету 25» присягу, что будут повиноваться ему, и король обязан не только никому не препятствовать в этом, но публично и свободно дает всем разрешение на это. Создание «совета 25» было попыткой установить в стране баронскую олигархию. Содержание хартии показывает, что она отражает в основном интересы баронов, ставивших своей целью прежде всего оградить свои феодальные интересы от произвола и нападок со стороны ко- роля, поставить его деятельность под свой контроль. Они не от- вергали уже принципа политической централизации страны, так как это было бы бессмысленным в существовавшей в то время в Англии обстановке, но они стремились ограничить королевскую власть и по возможности поставить ее в феодальные рамки. Они пытались узаконить восстание феодалов против короля как сред- ство гарантии от его посягательств. Подписание хартии было большой победой крупных феодалов. По добиться этой победы они могли лишь при поддержке осталь- ных слоев общества и прежде всего рыцарей и горожан. Эти груп- пы населения примкнули к восстанию потому, что недовольны бы- ли вымогательствами короля. Хотя они и заинтересованы были в сильной королевской власти, но не менее этого они были заинте- ресованы и в том, чтобы король не ставил препятствий их хозяй- ственной деятельности и накоплению путем новых налогов, штра- фов и прочих поборов. Они боролись за сильную центральную власть, которая охраняла бы их классовые интересы и в то же время не наносила бы им никакого ущерба. Но союз этот был временным, и рассчитывать на его прочность было нельзя, так как коренные интересы союзников были слишком различны. Бароны, очевидно, понимали это и, чтобы заручиться поддержкой рыцарей 37
и городов, вынуждены были пойти на уступки как тем, так и дру- гим. Этим и объясняется включение в хартию целого ряда статей, которые носили прогрессивный характер. Исторически прогрессив- ное значение хартии в том и состоит, что она показывает, насколь- ко бессильны были бароны в одиночку добиться своих целей, насколько возросла роль горожан в социально-политической жизни страны. Они впервые выступили здесь как самостоятель- ная политическая сила. Хотя бароны, создавая «совет 25», хотели гарантировать только свои права, однако считалось, что этот со- вет должен следить за выполнением хартии в целом. Это и дало основание многим историкам считать «совет 25» зародышем бу- дущего парламента. Таким образом, завоеванные в хартии права были распределены далеко не равномерно. Львиная доля добычи досталась баронам и церкви, учтены были интересы рыцарей и го- родов, глухо было сказано о свободном крестьянстве и совершен- но забыта была основная масса английского населения — вил- ланы. Они были оставлены совершенно бесправными. Хартия пре- следовала в основном одну цель — усовершенствовать феодаль- ное государство как орудие, с помощью которого можно было бы эффективнее эксплуатировать крестьян. Подписывая хартию, Иоанн совсем не собирался выполнять ее. Как только бароны разъехались, он начал собирать свои войска. В ответ на это бароны объявили его низложенным и предложили корону Людовику, сыну французского короля. Военные действия возобновились и были прерваны лишь внезапной смертью короля в 1216 г. В дальнейшем Великая хартия вольностей торжественно под- тверждалась всеми королями от Генриха III до Генриха VI, но фактически она никогда не выполнялась ими и по мере развития централизации страны приобретала все меньшее значение. При малолетнем сыне Иоанна Безземельного Обострение Генрихе III, правившем после его смерти, ба- социальныХ” роны фактически установили свою олигархию и противоречии г т „ тт г R грпрттгяиа хш п пользовались всей полнотой власти. Но с нача- в середине лш в. ттт па самостоятельного правления Генриха 111 усилился нажим королевского правительства на различные слои феодального общества. Засилие придворной олигархии вызывало недовольство баронов. Особенно раздражало английских магна- тов явное предпочтение, которое король оказывал французам, приближенным и родственникам своей жены. Ухудшение положе- ния крестьян в результате роста феодальной эксплуатации и произвола королевских чиновников особенно остро ощущалось ввиду беззастенчивых вымогательств папы римского, который, бу- дучи сеньором Англии, требовал все новых и новых платежей. Рыцари и горожане были крайне недовольны ростом поборов со стороны короля и платежей папе, они хотели иметь голос в реше- нии вопроса о налогах. Таким образом в середине XIII в. вновь создался широкий фронт недовольных королевской властью. 38
Восстание баронов против короля. Установление олигархии. В 1254 г. король Генрих III согласился на пред- ложение папы римского вмешаться в борьбу против Гогенштауфенов в Италии с тем, что- бы завоевать для своего сына, принца Эдмун- да, сицилийскую корону. Для ведения войны требовались деньги. Генрих III обязался дать папе 140 тысяч ма- рок. В 1257 г. король созвал «Великий совет», показал ему принца Эдмунда в сицилийском костюме и потребовал, чтобы бароны дали одну треть всех доходов страны для покупки сицилийской короны. Бароны были возмущены, у них даже зазвенело в ушах, как говорит современник, и они решительно отказались давать деньги на чуждые их интересам цели. Собрание баронов предъявило королю ряд претензий, его обвиняли в том, что он потворствовал папским вымогательствам и злоупотреблениям придворных-французов. Бароны отказа- лись дать деньги для папы. Вскоре после этого бароны собрались в Оксфорде (так называемый «бешеный», или оксфордский, совет) и потребовали проведения реформ. Бароны съехались в Оксфорд в сопровождении своих войск. В общем собралось до 60 тысяч вооруженных людей, и их присутствие заставило короля утвердить требование баронов — «Оксфордские провизии», которые факти- чески устанавливали в стране олигархию баронов. Был образован «совет 15» баронов, постоянно находившийся при короле. Трижды в год собирался совет знати (парламент), состоящий из «совета 15» и двенадцати дополнительно выбранных баронами членов. Помимо этого, для проведения реформ был создан коми- тет 24 баронов. Баронская олигархия в первую очередь обруши- лась на иностранцев-французов, которых заставили вернуть по- лученные ими от короля замки, поместья и другие богатства. Сами же они бежали или были изгнаны из страны. Захват власти и «очищение страны от иноземной проказы», очевидно, и были целью большинства баронов. После того как бароны утвердились у вла- сти, они начали совершенно беззастенчиво грабить страну, совсем забыв об оказавших им поддержку рыцарях и горожанах. Эта своекорыстная политика баронской олигархии вызвала сильней- шее недовольство со стороны широких городских слоев и рыцар- ства графств. В 1259 г. рыцари выступили с самостоятельными требованиями, причем к ним присоединились и некоторые бароны. В итоге в октябре 1259 г. были приняты так «Вестминстерские называемые «Вестминстерские провизии», суть н которых состояла в удовлетворении требовании и защите интересов рыцарей, горожан и верхушки свободного крестьянства. В этих постановлениях предусматривались меры для защиты граждан от злоупотреблений королевских чиновников и феодальных судов и для защиты держателей от произвола фео- далов. «Вестминстерские провизии» предоставляли также право потерпевшим приносить жалобы специальным судьям, которые должны были расследовать дело через выборных присяжных. 39
Олигархия баронов не собиралась выполнять наа*2бЗ—1*265 В<гг" Условия «Вестминстерских провизий», а король н гг* Генрих III, учитывая противоречия в среде не- довольных его управлением, добился от папы римского получения грамоты, которая освобождала его от обязательства считаться даже с «Оксфордскими провизиями». После этого стало ясным, что конфликт между королем и оппозицией может быть разрешен только гражданской войной. В 1263 г. начались военные действия. Армия восставших состояла преимущественно из рыцарей и горо- жан, главным образом ремесленников, торговцев и студентов Оксфордского университета; к ним примыкали свободные крестья- не, а также представители оппозиционно настроенных баронов. Один из вождей баронской оппозиции, Симон де Монфор, возгла- вил армию восставших. Лондонские горожане активно поддер- жали Монфора, прислав ему 15 тысяч человек. Летом 1263 г. ар- мия восставших добилась ряда побед, взяв такие города, как Глостер, Бристоль, и порты на юго-востоке Англии: Дувр, Сандвич и другие, после чего повстанцы двинулись на Лондон. Генрих III повелел лондонцам не впускать в город восставших, а сам бежал в Вестминстер. Армия Монфора подошла к Лондону и остановилась в его предместье — Саутверке. Хотя лондонские богачи заперли воро- та, масса лондонских горожан сбила цепи с ворот и впустила пов- станцев в столицу. Позднее, в мае 1264 г., в битве при Льюисе войско Монфора нанесло решительное поражение королевской армии. Сам Генрих III и принц Эдуард попали в плен и подписа- ли соглашение с восставшими. Правителем Англии стал Монфор. 20 января 1265 г. Симон де Монфор собрал в Вестминстере первый в истории Англии парла- мент, в состав которого вошли некоторые баро- ны — сторонники Монфора, многочисленные представители духовенства и, что самое главное, по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от наиболее крупных го- родов Англии. Так возникло сословное представительство, сыграв- шее столь большую роль в истории страны. В парламенте были представлены все три свободных сословия. Участие в парламенте .депутатов от рыцарей и городов было вызвано ростом экономиче- ского и общественного значения этих социальных элементов. В то же время необходимо иметь в виду, что от городов в парламент проходили представители городской верхушки, хотя в период гра- жданской войны в некоторых городах, и в том числе в Лондоне, взяли верх ремесленники и купцы среднего достатка. Но это ни- коим образом не было постоянным явлением, и, как правило, в дальнейшем депутатов в парламент посылают только городские богачи. Активное участие в гражданской войне принимали крестья- не, захватывавшие поместья баронов и громившие их дома. Раз- мах крестьянского движения, в которое все больше втягивалось крепостное население деревень, привел к тому, что напуганные Начало английского парламента. 40
событиями бароны — сторонники Монфора начали переходить в лагерь короля. Бежавший из плена принц Эдуард возглавил коро- левскую армию и 4 августа 1265 г. разгромил войско Симона де Монфора в битве при Ивземе. Сам Монфор и другие предводите- ли восставших были убиты. Борьба отдельных повстанческих групп продолжалась до осени 1267 г. Несмотря на разгром армии Монфора, Генрих III, а затем и Эдуард I не ликвидировали воз- никшего в ходе гражданской войны сословного представительст- ва, парламент продолжал существовать. В начале правления короля Эдуарда I (1272— Борьба 1307) рыцари и горожане не принимали особо в 90-е годы XIII в. активного участия в парламенте. Их приглаша- ли главным образом для решения налоговых вопросов, причем для многих из них присутствие в парламенте было достаточно обременительно в связи с большими расходами. Многие города даже просили освободить их от посылки депутатов в парламент. Внутренняя политика Эдуарда I была направлена на укрепле- ние господства феодалов, на создание сильного феодального госу- дарства, способного справиться с возрастающим недовольством крестьян. Охраняя привилегии лордов, правительство Эдуарда I издало в 1285 г. второй Вестминстерский статут, который под- тверждал право лордов огораживать, т. е. превращать в свою собственность общинные угодья, если это не нарушало интересов свободных держателей. Укрепляя феодальное государство, Эду- ард I проводит ряд преобразований, среди которых особое значе- ние имел статут 1279 г., по которому церковь лишалась права приобретать земли без особого разрешения короля. Завоевательная политика Эдуарда I была в основном направ- лена против Уэльса и Шотландии. Уэльс был присоединен в 1282—1284 гг.; Шотландия же в долгой и упорной борьбе отстоя- ла свою независимость. В своей политике король опирался на со- словное представительство, в котором он находил противовес пре- тензиям духовной и светской знати. Активная завоевательная по- литика 90-х годов требовала значительных средств, и Эдуарду I очень часто приходилось обращаться к парламенту за субсидия- ми. Это обстоятельство делало парламент более или менее посто- янно действующим учреждением, так как попытки короля соби- рать налоги без согласия парламента и вымогать деньги с баро- нов, городов и рыцарей иными путями вызвали сильнейшее не- довольство в самых различных кругах населения. Это неизбежно способствовало возрождению баронской оппозиции. Бароны реши- ли сыграть на недовольстве ростом налогов, и в итоге в середине 90-х годов XIII в. дело снова едва не дошло до гражданской вой- ны. Угроза вооруженного восстания принудила короля Эдуарда I созвать в 1295 г. парламент расширенного состава, по образцу парламента 1265 г. («Образцовый парламент»). 41
Расширение финансовых прав парламента. В 1297 г. королем был издан статут «О ненало- жении податей». В этом документе говорилось, что ни один налог не будет взиматься с коро- левства без согласия парламента. Таким обра- зом, Эдуард I признал право парламента вотировать налоги. Тем не менее утверждения буржуазных историков о том, что отныне в Англии установилось правило, по которому налоги могли взи- маться только с согласия плательщиков, является извращением исторической действительности. Крестьяне и рядовые горожане, на плечи которых ложилась вся тяжесть возросших налогов, вооб- ще не были представлены в парламенте, и, следовательно, их со- гласия на взимание налогов никто и не спрашивал. Люди, согла- сие которых имело значение, — это рыцари, бароны, духовенство и богатые горожане. Кроме того, необходимо отметить, что новый порядок вещей весьма устраивал королевскую власть, так как го- раздо легче было собрать налог, вотированный парламентом, не- жели получать деньги путем различных незаконных вымогательств. В конце XIII в. структура и функции парламен- та еще не были точно определены: он утверж- дал налоги, был высшим судебным органом и имел совещательные права. При этом судебные функции отправляли лишь лорды, участвовав- шие в суде пэров, которым судили представителей английской ти- тулованной знати. Лордов приглашали на сессию парламента лич- ными письмами короля, тогда как рыцарей и горожан, принимав- ших участие в обсуждении далеко не всех вопросов, вызывали на сессию через шерифов. Только в первой половине XIV в. оформи- лась двухпалатная структура парламента: в палате лордов были Социальная природа англий- ского парламента и его структура. представлены духовная знать и светские лорды, получавшие место в палате по наследству вместе с титулом; в палате общин заседа- ли представители рыцарей и городов. Наличие одной палаты для рыцарей и горожан является особенностью английского сослов- ного представительства по сравнению с французским, где дворяне и буржуазия заседали отдельно. Это обстоятельство объясняется большой близостью интересов рыцарей, переходивших к ведению товарного хозяйства, и верхних слоев городского населения. Со- здание сословного представительства имело большое прогрессив- ное значение, так как оно помогало росту и укреплению королев- ской власти, созданию централизованногр государства, необходи- мого для дальнейшего развития страны. Опираясь на парламент и, в частности, на палату общин, короли Англии повели борьбу против феодальной знати, за объединение страны. Однако всякие попытки буржуазных историков изобразить парламент органом народного представительства являются искажением истории, так как народ не был представлен в парламенте.
ГЛАВА IV СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ АНГЛИИ В XIII—XIV вв. ВОССТАНИЕ УОТА ТАЙЛЕРА I I о мнению многих историков, XIII век является кульмина- А '^ионным пунктом в развитии феодального хозяйства в Анг- лии. Основной отраслью по-прежнему оставалось сельское хозяй- ство, основной хозяйственной ячейкой — манор. О внутренней жизни манора нам говорят мно- ^хозяйство106 гочисленные источники: описи, отчеты старост, инструкции, сельскохозяйственные трактаты ит. п. Манориальное хозяйство, особенно в крупных манорах, со- храняло в основном натуральный характер. Земледельческая тех- ника и способы обработки земли были еще довольно примитив- ными. Орудия обработки земли как в хозяйстве лорда, так и в кре- стьянском были одни и те же. Наглядное представление о них дает опись инвентаря, которым располагало хозяйство лорда в одном из маноров. Важнейшими орудиями являлись: четыре окованные железом телеги, четыре деревянные телеги с веревочной упряжью, четверо вил для нагрузки сена и одни длинные для метания стога, три плуга, шесть железных навозных вил, три мотыги, один серп и одна коса, а также некоторые принадлежности домашнего хо- зяйства. Железо стоило очень дорого, и вследствие этого сельско- хозяйственные орудия были преимущественно деревянными. Бо- рона была целиком деревянной, в плуге железным был только лемех. В большинстве районов Англии продолжала господствовать двух- и трехпольная система. Основными культурами были пшеница, рожь, овес, ячмень, бо- бовые. Экстенсивная обработка земли, недостаток удобрений име- ли результатом низкую урожайность. Урожай сам-четыре, сам- пять считался уже высоким. 43
Изменения в сельском хозяйстве. Однако сельское хозяйство все же развивалось, и по сравнению с XI в. в экономике Англии за- метны известные сдвиги. Прежде всего большим для того времени прогрессом был переход в це- лом ряде районов от двухполья к трехполью, который приходится в основном на XIII век. Трехполье означало большую интенсифи- кацию земледелия, так как под паром находилась не половина, а треть земли. О несомненных сдвигах в сельском хозяйстве свиде- тельствует появление именно в XIII в. сельскохозяйственных трак- татов, которые были вообще самыми первыми в средневековой Европе. Наиболее значительным из них был трактат Вальтера Генли «О хозяйстве». Расширяются площади обрабатываемой земли за счет расчист- ки пустошей. В XIII в. внутренняя колонизация в Англии получи- ла широкий размах, заселяются и за счет осушки болот превра- щаются в обрабатываемые целые районы страны. В прибрежных районах идет постоянная борьба с морем за отвоевание у него все новых и новых клочков земли. Поскольку применение сколько-нибудь значительных усовер- шенствований в условиях чересполосицы и принудительного сево- оборота было невозможно, то лорды в отдельных случаях начина- ют выделять свои земли из общины, огораживать их и кое-где да- же вводить четырехпольную систему. Стремление к интенсификации сельского хозяй- Развитие товарно- ства нера3рЫВН0 связано с проникновением в денежных отноше- гг г ний и манор, деревню товарно-денежных отношении. К XIII в. в Англии наблюдается значительный рост горо- дов. Если «Книга страшного суда» насчитывает около 80 городов, то к XIII в. их было уже более 160. Правда, отделение города от деревни протекало замедленными темпами, и города долгое время сохраняли полуаграрный характер, но тем не менее их рост по- влек за собой повышение спроса на хлеб и другие продукты сель- ского хозяйства. Большую роль приобретают ярмарки, из кото- рых наиболее известными были трехдневная ярмарка в Стоур- бридже близ Кембриджа, а также в Винчестере и Бостоне. Кроме того, в стране имелось большое количество рыночных местечек. При всей своей незначительности они накладывали отпечаток на манориальное хозяйство. Часть продукции производилась теперь специально для рынка, увеличивается доля торговых доходов в денежном бюджете маноров. Разумеется, хлебом и другими про- дуктами торговали не только лорды, но и крестьяне. В отдельных районах доля крестьянского хозяйства в продаже зерна даже пре- вышала долю хозяйства лорда. Приближению крестьян к рынку способствовали специальные скупщики зерна. Хлеб продавался не только на местном рынке, но вывозился и на континент: в Голлан- дию, Норвегию, Фландрию, Гасконь. 44
Наряду с земледелием в Англии широкое рас- Развитие пространение получило скотоводство, особенно скотоводства. в районах, природные условия которых были неблагоприятны для земледелия. Так, например, Чешир славился крупным рогатым скотом и свиноводством и был одним из глав- ных поставщиков мяса для войска. Важнейшей отраслью ското- водства являлось овцеводство. Были выведены различные породы овец, так что в XIV в. вывозилось 45 различных сортов шерсти. Наибольшее распространение овцеводство получило в восточных и северных районах страны, где оно наложило большой отпечаток на всю хозяйственную и социальную жизнь. Часть английской шерсти шла на производство Шерстяное тканей внутри страны, но более значительная часть вывозилась на европейские рынки. Производство шерсти являлось основным и одним из наиболее древних в Англии. Первые сведения о ремесленных гильдиях, свя- занных с производством шерсти, дошли до нас еще от времен Ген- риха I, в конце же XII в. они существовали уже в Лондоне, Лин- кольне, Оксфорде, Йорке, Винчестере и многих других городах. Особенно значительного развития достигло суконное производство в йоркшире и в первую очередь в Йорке. Сукноделием занима- лись здесь и сельские ремесленники. Широкое распространение получило сукноделие в Норфолке, Глостершире, Сомерсете, Лес- тершире, Шропшире, Сеффолке. В XIII в. английское сукно появ- ляется среди предметов экспорта. Чаще всего это было некраше- ное сукно, которое подвергалось окончательной обработке во Фландрии, но вывозились и отделанные сукна, среди которых осо- бенно славилось стамфордское. Однако экспорт сукна не получил еще широкого размаха. Большая часть шерсти вывозилась на европей- Торговля ски£ рЫН0К в виде сырья и составляла для Анг- н лии один из главных источников обогащения. Большую роль играла шерсть как источник доходов короны. Уже в конце XIII в. делались попытки ввести на шерсть посто- янную пошлину, для сбора которой были назначены специаль- ные лица. Главными центрами вывоза шерсти были Бостон, Гулль, Лондон, Ньюкестл и др. Рост товарно-денежных отношений, проникно- Изменения вение их в сельское хозяйство повлекли за со- в социальном „ строе. бои изменения и в социальной жизни страны. Прежде всего и в большей степени коснулись они мелкопоместного хозяйства. Роль мелкой вотчины в экономи- ческой жизни Англии была гораздо значительнее, чем в других странах Западной Европы. Военная реформа Генриха II сузила поле военной деятельности мелких феодалов введением щитовых денег. Если для континентального рыцарства военные авантюры являлись основным занятием и важным источником дохода, то английское рыцарство начинает проявлять интерес к хозяйствен- 45
ной деятельности, причем не гнушается и торговлей. На этой г ве происходит сближение интересов рыцарей и горожан. Не с чайно поэтому в английском парламенте мелкие феодалы засе ли в одной палате с горожанами и отдельно от крупных феодал Отличительной особенностью социальных отношений Англии лялось отсутствие строгих сословных перегородок. В число мелт феодалов мог попасть и зажиточный крестьянин и горожанин, лучавший определенный доход. Более того, его даже принужл посвящаться в рыцарское звание, если годовой доход его дс гал 40 фунтов стерлингов. По методам ведения хозяйства мелкие феодалы резко отл лись от крупных. В их хозяйстве барщина никогда не играла чительной роли, а в XIII в. денежная рента тем более выстуг на первое место. В связи с этим здесь большую роль, чем в к ном феодальном хозяйстве, играл наемный труд. Таким обра мелкая вотчина являлась более гибкой организацией, чем крут поместье, быстрее приспосабливалась к изменившейся обсташ На ее базе вырастает слой джентри — нового дворянства, ко' му принадлежала столь активная роль в экономической и по. ческой жизни Англии на рубеже средних веков и нового вре Изменяется и положение крестьян. Если м Изменения смотрим документы того времени, особен! крестьян. носящиеся к крупным церковным манора:, увидим в них то же самое деление кресты, свободных и вилланов, которые несут те же самые повиннс По-прежнему крепостной — виллан — не мог ни продавать с рабочий скот, ни выдавать замуж свою дочь без разрешения ' подина и не внеся за это разрешение определенной платы, прежнему большинство вилланов работало на барщине. Но витие товарно-денежных отношений и возросшая в связи с у феодалов жажда наживы отразилась на крестьянах. Интеш кация хозяйства лорда не была в то время еще настолько з тельной, чтобы удовлетворить эту жажду наживы. С развг же производительных сил увеличивалась производительность стьянского хозяйства, так как основные орудия обработки з находились в подавляющем большинстве случаев в руках кр ян. Размеры же феодальной ренты были фиксированы и ос лись в основном неизменными. Поэтому у крестьян начали о зовываться некоторые излишки. Естественно, что феодалы не ’ ли мириться с этим и, пользуясь господствующим положение обществе, всеми средствами стремились выкачать из крес каждый лишний пенни. Одним из средств обогащения феодалов я* Коммутация. лась замена барщины и натуральных плате денежной рентой, так называемая коммутация. Эта замена, правило, была выгодна лорду, так как она освобождала его о. обходимости содержать большой аппарат управляющих и на рателей. Он мог нанять на полученные с крестьян деньги б: 46
в распоряжении которыми был менее связан обычаем мано- В свою очередь, уплачивая денежную ренту, крестьянин полу- некоторую свободу в своей повседневной жизни, не зависел в ой степени от надсмотрщиков и управляющих и мог распоря- ься своим временем по своему усмотрению. И поскольку лор- не нуждались больше в барщинном труде крестьян,они охотно екали их на волю за выкуп. Этот выкуп был одним из источ- •в дохода для лорда. Таким образом, коммутация способство- освобождению крестьян от крепостной зависимости. Значе- л удельный вес свободного крестьянства все больше возрастает, коммутация развивалась неравномерно в различных районах иы. Естественно, что она сделала большие успехи в тех рай- I, в которых товарное хозяйство глубже проникло в англий- I деревню. Однако масштабы ее зависели не только от геогра- еского района, но и от характера хозяйства лорда. Мелкие шники чаще переводили крестьян на денежную ренту, чем чые феодалы, которые нередко поставляли на рынок большие ни зерна, шерсти, мяса, кож и т. д., поэтому им представля- более выгодным обрабатывать свои земли крепостным тру- 'чем получать фиксированную денежную ренту. В поместьях 1ых, особенно духовных феодалов, на протяжении XIII в. на- лается стремление даже увеличить барщину и еще больше 'язать крестьянина к земле. te случайно именно в XIII в. получила широкое распростране- юридическая теория, которая приравнивала английского вил- а к римскому рабу, объявляя его самого и его имущество пол- собственностью господина. Впрочем, лорд иногда по своему отрению требовал с крестьянина либо денежную ренту, либо цину. В целом мы можем сказать, что, несмотря на замед- ые темпы коммутации и неравномерность ее в различных нах, успехи ее несомненны. В ХШ в. в некоторых районах ии денежная рента преобладала. В тесной связи с процессом коммутации стоит Развитие и развитие арендных отношений. С ростом ком- аренды. мутации лордам, чтобы вести собственное хо- гво, приходилось обзаводиться инвентарем, что было связано устными расходами, тогда как мелкие феодалы, в хозяйстве рых барщинный труд никогда не играл особенно значительной ', справлялись с этим легче. Поэтому крупные феодалы часть 1х земель начинают сдавать в аренду. В целом ряде маноров гротяжении XIII в. наблюдается резкое сокращение площади ской запашки. Условия аренды могли быть самыми разнооб- лыми, но все они носили чисто феодальный характер, так аренда не имела ничего общего с капиталистической. Аренда- л, кроме арендной платы, несли повинности чисто феодаль- • характера, даже барщину. Развитие аренды увеличивало угиты лордов, которые не ограничивались сдачей в аренду сво- домена. 47
Уже в XIII в. феодалы начинают захватывать у Крестьян общинные земли с целью извлече- ния из них большей прибыли. Формы наступле- ния на общину могли быть самыми разнообразными, начиная с взимания с крестьян дополнительных платежей за выпас скота и кончая выделением общинных угодий в частное пользование фео- дала. Захват общинных угодий получил особенно широкое рас- пространение с развитием овцеводства. Он затрагивал самые на- сущные интересы крестьян. В своей захватнической политике лорды опирались на организованную поддержку государства. На протяжении XIII в. были изданы два статута — Мертон- ский и второй Вестминстерский, узаконивших огоражива- ния общинных земель. Развитие денежной ренты и арендных отноше- Расслоение Ний способствовало усилению хозяйственной инициативы крестьян и ускоряло их имущест- венное расслоение. В описях нередко встречаются случаи, когда крестьянская семья держала до 100 акров (около 40 гектаров) земли и несколько сот голов скота. Эти земли были приобретены различными путями: скупкой мелких клочков у обедневших кре- стьян, арендой у тех же крестьян и феодалов, а иногда и за счет расчищенной пустоши. Но гораздо более значительным был слой малоземельных крестьян, коттеров, державших всего по 2—3 акра земли и нередко лишенных права пользования общинными угодья- ми. Следует отметить, что это расслоение отнюдь не совпадало с делением крестьян на свободных и крепостных, хотя естественно, что процесс имущественной дифференциации быстрее и легче про- ходил в среде свободных, чем в среде вилланов. Но среди зажи- точной крестьянской верхушки немалый процент составляли и кре- постные крестьяне. Разбогатев на различных операциях, такой крестьянин тем не менее в политическом и социальном отношении продолжал занимать подчиненное положение в обществе. Ни он, ни его сын не могли свободно покинуть пределы манора без раз- решения лорда и уплаты за это определенной суммы; его наслед- ник уплачивал при вступлении в наследство определенную сумму, которая составляла иногда значительную долю наследственной массы. Таким образом, зажиточные крестьяне, особенно из виллан, не в меньшей степени стремились избавиться от притеснений фео- далов, чем мелкое и среднее крестьянство. При любом удобном слу- чае они были готовы отстаивать свои права с оружием в руках. В XIII в. классовая борьба между феодалами и крестьянами наиболее ожесточенно разверну- лась вокруг пользования общинными угодьями. Крестьяне пытались отстаивать свои права на общинные пастбища через королевский суд, о чем свидетельствуют многочисленные протоколы судебных тяжб. Но добиться правды этим путем для крестьян было почти невозможно, так как коро- левский суд ревниво оберегал классовые интересы феодалов. Классовая борьба в английской деревне. 48
Все это приводило крестьян к убеждению, что в борьбе за свои права они могут полагаться лишь на себя. Столкновения с феода- лами, в которых принимали участие 200 и более вооруженных крестьян, — не редкость для того времени, причем в них иногда выступали совместно жители нескольких соседних деревень. Еще более часты были случаи, когда крестьяне осуществляли свои пра- ва «явочным порядком»: они уничтожали возведенные лордом рвы и изгороди и продолжали выпас своего скота на общинном пастбище, огороженном лордом. Не менее напряженная борьба была вызвана стремлением фео- далов увеличить поборы с крестьян. Поскольку и барщину и про- чие поборы легче было требовать с крепостных крестьян, то лор- ды стремились в отдельных случаях объявить вилланами все про- межуточные слои крестьян. Поэтому нередко мы встречаем судеб- ные процессы, в которых крестьяне стремятся доказать королев- скому суду, что они являются свободными, а лорд доказывает об- ратное. И королевский суд в подавляющем большинстве случаев вставал на сторону феодала. Но и после такого решения суда крестьяне отнюдь не всегда подчинялись лорду. Нередко они бе- жали из поместья в ближайший город или отдаленные районы страны. Бегство вообще в средние века было одной из наиболее распространенных форм пассивного сопротивления крестьян. Не случайно тема о беглецах, добрых разбойниках, вступавшихся за простой народ, была так широко распространена в народном твор- честве почти всех народов. Здесь воспевалась борьба народа про- тив угнетателей. Самым распространенным произведением этого жанра в Англии являются знаменитые баллады о Робине Гуде, возникшие примерно в описываемое время. Исторической осно- вой их послужила постоянная борьба крестьян против лордов, ко- ролевских судей и чиновников — представителей королевской ад- министрации. Робин Гуд и его приверженцы глубоко ненавидят эрлов, баронов, епископов, аббатов, но от души любят простой народ. Сам Робин Гуд говорит своему верному соратнику Ма- ленькому Джону: Смотри, не причиняй никакого вреда ни пахарю, Который идет за своим плугом, Ни йомену, шагающему в чаще зеленого леса, Если он хороший человек. Встречались и другие формы сопротивления крестьян. Иногда крестьяне отказывались платить денежную ренту или отрабаты- вать барщину или намеренно небрежно выполняли налагаемые на них обязательства. Не менее напряженным было положение и в городах. Здесь прежде всего обострялись отно- шения между мастерами и подмастерьями, ко- торые постепенно теряют надежду попасть в число самостоятельных мастеров и превращаются в постоянных наемных рабочих. В целях организации подмастерья нередко об- 4 Очерки истории Англии, 49 Социальные противоречия в городе.
разуют особые общества, которые подвергались репрессиям со стороны городских властей и вынуждены были действовать тайно. К ним присоединялись неквалифицированные рабочие, преиму- щественно из беглых крепостных, которые влачили жалкое суще- ствование, перебиваясь случайным заработком. Ожесточенная борьба велась также между купеческими и ремесленными гиль- диями. Чаще всего купеческие гильдии стремились подчинить се- бе производство, диктовать свои условия ремесленникам, уста- навливать свои цены и регулировать сбыт, а ремесленники в свою очередь стремились отстоять самостоятельность своих гиль- дий. С течением времени победа в этой борьбе все более клонится на сторону купцов. Так, в XIV в. в Лондоне из 12 гильдий, кото- рые могли выбирать из своих членов мэра города, только две были ремесленными, а остальные 10 — купеческими. Одно из средств поправить свое пошатнувшееся Столетняя экономическое положение английские феодалы видели в активизации внешней политики, в гра- беже чужих территорий. Их внимание привлекала прежде всего Франция, противоречия с которой вылились в Столетнюю войну, начавшуюся в 1337 г. Главным яблоком раздора между Англией и Францией, приведшим к открытой войне, была Аквитания — единственное из огромных некогда владений Плантагенетов во Франции, уцелевшее еще в их руках. Французские короли, прово- дившие политику собирания своих земель, стремились прибрать к своим рукам и эту богатую область. Кроме того, интересы Англии и Франции сталкивались во Фландрии, которая была связана с Англией тесными торговыми узами. Война была чуж- да основной массе крестьянства и городских низов, так как несла им одни лишь дополнительные тяготы. Основное бремя воен- ных расходов легло на плечи народа. Народные массы ндчего не получили от тех побед, которые были одержаны англича- нами в первые годы войны. Еще больше увеличились бедствия народа в ре- берная смерть». 3уЛЬтате постигшего Англию в 1348 г. массо- вого бедствия — эпидемии чумы, известной под названием «чер- ной смерти». Впрочем, сама эпидемия и человеческие жертвы, вызванные ею, не были случайным явлением. Они были вызваны истощением народа в результате постоянного недоедания: частые неурожаи, голодовки, усиление эксплуатации со стороны лордов сделали свое дело. Чума унесла много человеческих жизней. В отдельных районах количество населения сократилось от трети до половины. Вымирали целые деревни. Население было охвачено страхом, который достаточно ярко выражен одним из летописцев: «И чтобы написанное не исчезло вместе с писавшим и не погиб труд вместе с трудившимся, я оставлю пергамент для продолжения его на случай, если бы кто из племени Адама избежал этого мора и стал продолжать труд, который я начал». «Черная смерть» от- нюдь не являлась поворотным пунктом в истории Англии, как это 50
Рабочее законо- дательство. думают некоторые буржуазные историки. Но она, несомненно, обострила противоречия, возникшие до нее. Сельское хозяйство в результате «черной смерти» пришло в полный упадок. Чуме со- путствовал падеж скота, в результате которого погибла масса рабочего скота. Поля оставались невозделанными. Поскольку вследствие истощения вымирали прежде всего эксплуатируемые слои населения, феодалы вскоре столкнулись с нехваткой рабо- чих рук. Резко повысились цены на продовольствие, поэтому оставшиеся в живых рабочие стали требовать более высокую за- работную плату за свой труд. Феодалы усмотрели в этом неслы- ханную дерзость. Всю тяжесть «черной смерти» они хотели пере- ложить на плечи трудящихся. С одной стороны, они стремились заставить крестьян и наемных рабочих работать за низкую плату, с другой стороны, крупные феодалы пытались снова перевести крестьян с денежной ренты на барщину. Так усиливается в англий- ской деревне феодальная реакция. Но наемные рабочие упорно требовали более высокой заработной платы, а крепостные крестьяне жестоко сопротивлялись возрастанию барщины. Так как феодалы собственными силами не в состоянии были справиться с сопротивлением крестьян и наемных рабочих, они снова при- бегли к надежной помощи государства. 18 июня 1349 г. прави- тельство Эдуарда III издало ордонанс (указ) о рабочих и слугах, который требовал, чтобы все здоровые мужчины и женщины не старше 60 лет, не имеющие собственной земли или других средств к жизни, в обязательном порядке нанимались к тем, кто в них нуждался, и притом за такую плату, какая была обычной до чумы. Феодал, имевший излишек рабочих рук, обязан был уступить их другим нанимателям. За отказ являться на работу назначался штраф или грозил арест. Тюрьма ожидала всякого рабочего и слугу, если они без причины и без позволения хозяина уйдут со службы раньше установленного срока. Нанимателю запрещалось давать плату выше установленной, а рабочим — требовать такую плату под страхом тюрьмы. Ремесленники также должны брать за свой труд и мастерство такую плату, какую брали до чумы. Ордонанс грозил тюрьмой всякому, кто посмеет давать им мило- стыню и этим потворствовать их «безделью». Парламентские ста- туты от 1351 и 1361 гг. подтверждали королевский ордонанс и устанавливали жестокие наказания за отказ и самовольный уход с работы. Виновных рабочих сажали в тюрьму, заковывали в ко- лодки, клеймили раскаленным железом. В графствах были наз- начены специальные судьи, которые должны были судить всех на- рушителей статутов и налагать на них штраф или подвергать их аресту. Впрочем, штрафы практиковались значительно чаще, чем аресты, так как они сохраняли рабочую силу и были выгодны в финансовом отношении. За счет этих штрафов собирались такие значительные суммы, что в некоторых местах они даже превыша- ли сумму уплачиваемых налогов. За период с 1349 по 1377 г. 4* 51
Обострение классовых противоречий. было рассмотрено около 9 тысяч дел о нарушении статута, и почти во всех случаях решение суда было в пользу нанимателя против нанимавшегося, что свидетельствует о ярко выраженной классо- вой направленности рабочего законодательства. Рабочее законодательство обострило отноше- ния между самими нанимателями, которые ве- ли настоящую междоусобную борьбу' из-за ра- бочих рук. Вооруженные свиты феодалов уст- раивали набеги на соседние поместья и захватывали рабочих си- лой. Несмотря на запрет и угрозы статутов, крупные феодалы и рыцари нанимали рабочих за более высокую плату, чем устанав- ливал закон, стараясь тем самым переманить их в свои поместья. В борьбу из-за рабочей силы втягивались не только феодалы, но и зажиточные крестьяне, которые к этому времени уже в сравни- тельно широких масштабах прибегали к использованию наемной рабочей силы. Статуты о рабочих не всегда были выгодны им. Отсюда вырастают острые противоречия между феодалами и за- житочным крестьянством. Но особую ненависть вызвало рабочее законодательство со стороны деревенской бедноты и городского плебса, которых оно обрекало на нищенское полуголодное существование. На заседа- нии парламента 1376 г. открыто говорилось об отказе наемных ра- бочих выполнять требования статутов: «Если господа укоряют их за плохую работу или предлагают работать на условиях, предпи- сываемых статутами, они внезапно убегают, бросают работу и свой край, переходят из графства в графство, из города в город, по чужим местам, неизвестным их указанным господам. А многие становятся зачинщиками бунтов и беспорядков ...» В отдельных районах стихийно возникали местные организации^ руководители которых остались в большинстве случаев безвест- ными. Об этом свидетельствует хотя бы вступление к статуту 1377 г., в котором говорится, что вилланы «угрожают управляю- щим имений членовредительством и убийством и, мало того, со- бираются большими толпами и сговариваются, чтобы один по- могал другому Виклеф. Лолларды. Джон Болл. насильственно противиться своим помощникам» Росту классового самосознания крестьян нема- ло способствовали бродячие проповедники, последователи Виклефа, известные под именем лоллардов. Виклеф, профессор Оксфордского университета, являлся одним из провозвестников буржуазной ре- формации. Он выступал с резкой критикой догматов католической церкви, отвергал индульгенции, тайную исповедь, почитание свя- тых, призывал к восстановлению раннего христианства. Сам Виклеф не призывал к уничтожению феодалов и проповедовал необходимость подчинения властям. Лолларды же придали идеям Виклефа социальное толкование. Среди них особенно выделялся Джон Болл, который бичевал порядки в Англии, осуждал фео- дальный строй, при котором общество делится на господ и кре- 52
Поголовный налог. постных, считал, что этот строй враждебен «божьему закону». Он обосновывал требование социального равенства знаменитыми сло- вами: «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был господи- ном?» Разъезжая по стране, Джон Болл выступал перед народом со страстными проповедями: «Добрые люди, — восклицал он в одной из них, — никогда в Англии не будет хорошей жизни, пока все имущество не станет общим и пока существуют дворяне и вилланы. Как ужасно они обращаются с нами! По какому праву те, кого мы называем лордами, считают себя знатнее нас? За ка- кие это заслуги? Почему они держат нас в рабстве? Если все мы произошли от одних родителей, от Адама и Евы, то как они могут говорить или доказывать, что они лучше нас? . .» Эти проповеди разъясняли народу его собственные горести и печали, пробуждали в нем чувство самосознания и собственного достоинства, помогали оформить смутные надежды и чаяния в конкретные требования. Не случайно церковные и светские власти платили ярой ненавистью Джону Боллу. Сначала он был отлучен от церкви, а затем заключен в тюрьму архиепископа Кентерберий- ского, откуда был освобожден восставшими. В такой обстановке достаточно было малейшего повода, чтобы разразилась гроза. И повод этот не замедлил явиться. Столетняя война приноси- ла англичанам одну неудачу за другой, требовала все новых и но- вых расходов. Поэтому в 1377 г. был введен поголовный налог в размере от 4 пенсов до одного шиллинга с каждой семьи. Налог ложился всей своей тяжестью на плечи народных масс. Но еще более тяжелыми, чем сам налог, были злоупотребления при его взимании, которые вызывали всеобщее возмущение народа. В конце мая 1381 г. скрытое недовольство кре- Начало стьян вылилось наружу в эссекских деревушках восстания. о Брентвуд и Фоббинг. Жители этих деревень прогнали сборщиков налогов и разослали своих людей в соседние села с призывом присоединиться к ним для защиты общего дела. Восстание в течение нескольких дней распространилось по Эс- сексу, а оттуда перекинулось в Кент. Вооружившись топорами, серпами, вилами и даже палками, восставшие начали громить по- местья феодалов, уничтожая в первую очередь протоколы помест- ных судов и документы, в которых были записаны все их повинно- сти, нападать на сборщиков налогов, адвокатов, присяжных, лор- дов, убивая их или заставляя присоединиться к восстанию. Осо- бую ненависть восставших вызывало высшее духовенство. Посте- пенно отдельные отряды стали сливаться в единую силу и двумя многотысячными потоками двинулись к столице: из Эссекса и из Кента. По пути в Лондон кентские крестьяне освободили из тюрь- мы Джона Болла, который не замедлил присоединиться к ним и возглавить восстание, зажигая сердца восставших своими пламен- ными проповедями. 53
Но главная, руководящая роль в восстании принадлежала Уоту Тайлеру, по имени которого и стало называться восстание. О са- мом Уоте Тайлере мы знаем очень мало. Источники говорят о том, что до восстания он находился некоторое время на военной службе во Франции, где обучился военному искусству. Хроники называют его «одаренным малым», наделенным выдающимися спо- собностями и красноречием. Он сочетал в себе большое мужество с ясным умом. Он сразу же ввел в рядах восставших суровую дис- циплину, беспощадно карая тех немногих мародеров и грабите- лей, которые примкнули к восстанию в корыстных целях. Все эти качества создали ему необычайную популярность и любовь вос- ставших. Восстание носило роялистский характер. Крестьяне сле- по верили королю, считая все злоупотребления делом рук его не- достойных советников, ст которых они и хотели освободить короля. Не случайно поэтому девизом восставших была борьба за короля Ричарда и его верные общины. Когда восставшие подошли к Лондону, к ним в^тГоне присоединилась городская беднота, а на пер- вых порах также и часть зажиточных горожан, которые хотели использовать восстание в своих интересах. Перед входом в город утром 13 июня Джон Болл произнес перед восстав- шими яркую проповедь, в которой сформулировал в общих чертах основные цели восстания, заявив, что настал час выполнять волю бога, сбросить иго долголетнего рабства и обрести долгожданную свободу, одинаковую знатность и одинаковую власть. Мэр Лондона приказал запереть все ворота столицы, но город- ская беднота воспрепятствовала этому, угрожая мэру смертью. Свободно войдя в город и фактически овладев им, восставшие прежде всего расправились с чиновниками и королевскими судья- ми, которых считали виновниками угнетения народа, разрушили замок ненавистного герцога Ланкастерского Джона Гентского. Захватив помещение юристов Темпль, восставшие уничтожили налоговые списки, королевские отчеты, казначейские книги и дру- гие документы. Из лондонской тюрьмы были выпущены все за- ключенные, а сама тюрьма — разрушена. Расправляясь с нена- вистными угнетателями, восставшие проявляли исключительное бескорыстие, а руководители восстания делали все возможное, чтобы предотвратить грабежи со стороны тех темных элементов, которые примкнули к восстанию с целью поживиться во время его. Это поражало даже враждебных крестьянам хронистов, один из которых писал: «Тут можно было видеть вещь, неслы- ханную в наши времена: толпа крестьян, видя перед собой мас- су драгоценностей, не осмеливалась похищать их воровскими руками, и если кто был замечен в воровстве, того без суда и следствия предавали смерти». Один человек, застигнутый при попытке спрятать за пазухой кусок серебра, был схвачен и тут же брошен в огонь. «Мы ревнители правды и справедливости, а не воры и разбойники» — заявляли при этом восставшие. 54
Расправившись с ненавистными чиновниками и судьями, вос- ставшие направились к королевскому замку Тауэру и потребовали у спрятавшегося там короля свидания, угрожая в противном слу- чае разгромить замок и перебить всех находившихся в нем, в том числе и самого короля. Королю не оставалось ничего другого, как согласиться на переговоры с крестьянами. „ Переговоры состоялись 14 июня в пригороде программа^ Лондона Майл-Энд, расположенном у город- ских ворот. Как только король выехал из Тауэ- ра в Майл-Энд, часть восставших захватила королевский замок и казнила наиболее ненавистных советников короля, засевших, там. Среди казненных был и архиепископ Кентерберийский. Головы казненных были выставлены на Лондонском мосту для всеобщего обозрения, по обычаю того времени. На голову архиепископа вос- ставшие надели красную шапку и прибили ее ко лбу гвоздем. Армия восставших встретила короля в полной боевой готов- ности, с двумя знаменами св. Георгия перед строем. Они предъя- вили королю свои требования, которые сводились к следующему: освобождение крестьян от крепостной зависимости, свобода тор- говли для всех во всех городах и местечках Англии, замена всех крестьянских повинностей денежной рентой по 4 пенса за акр и амнистия всем восставшим. Эти требования, известные под названием Майл-Эндской про- граммы, носят, несомненно, прогрессивный, антифеодальный ха- рактер. Выполнение их должно было способствовать более бы- строму развитию буржуазных отношений в английской деревне. Но на них лежит несомненная печать ограниченности, так как они отражали в основном интересы крестьянской верхушки. Об этом свидетельствует прежде всего требование свободы торговли для всех. Зажиточное крестьянство к этому времени извлекало немалую выгоду из торговли и хотело извлекать еще больше, освободившись от всех феодальных ограничений. Наи- более радикальным требованием Майл-Эндской программы бы- ло требование отмены крепостничества. Но сама по себе эта отмена не решала самого злободневного вопроса крестьян- ской жизни — не освобождала крестьян от феодальной эксплуа- тации. Основной массе английского крестьянства нужна была земля, а этого требования программа не выдвигала. Крестьяне страдали также от рабочего законодательства, от захвата фео- далами общинных угодий, но и об этом программа умалчивала. Следуя советам своих приближенных, король согласился выпол- нить все требования крестьян. Он приказал своим клеркам заго- товить освободительные грамоты, которые гласили: «Да будет ведомо, что по особой милости мы отпускаем на волю всех верных поданных наших ... и освобождаем от рабства каждого из них, и обеспечиваем им это настоящей грамотой, а 55
также прощаем этим верным подданным нашим всякие преступле- ния, измены, нарушения законов и вымогательства, ими или кем- нибудь из них каким-нибудь образом совершенные, и жалуем им и каждому из них наш полный мир». Затем король приказал восставшим разойтись по домам. Улов- ка короля удалась. Крестьянам казалось, что они достигли своей цели, а дома их ждали семьи и неотложные полевые работы, поэ- Восстание Уота Тайлера (1381) тому значительная часть их стала расходиться по своим деревням. Но наиболее ре- шительные и дальновидные из них не были удовлетворе- ны Майл-Эндской програм- мой и остались в Лондоне. Так обнаружился раскол в. рядах восставших. Следует отметить, что раскол этот произошел отнюдь не строго по географическому призна- ку, как это принято считать. Правда, инициаторами Майл- Эндской программы были в основном эссекские крестья- не, но и среди них была не- малая прослойка малозе- мельных крестьян, не удов- летворившихся этой програм- мой и оставшихся в Лондоне после обещаний короля. Раскол среди восставших шел в основ- ном по социальной линии: малоземельные и зажиточные крестьяне. Наметился раскол и среди городского населения. Если городская беднота по-прежнему поддерживала восставших, то зажиточные элементы города, напуганные размахом восстания и неожиданным для них поворотом событий, готовы были оказать поддержку пра- вительству в его Смитфилдская программа. подавлении. Восставшие потребовали нового свидания с ко- ролем, и он снова был вынужден согласиться на это. На этот раз свидание состоялось за северными воротами Лондона, в Смитфилде. Восставшие снова встретили короля в боевом порядке. Приглашенный советниками короля Уот Тайлер верхом в сопровождении одного лишь знаме- носца подъехал к королевской свите и на вопрос короля, почему восставшие не расходятся по домам, предъявил королю требова- ния, известные под названием Смитфилдской программы. В ней восставшие требовали прежде всего, чтобы были отменены все законы, кроме Винчестерского, который гарантировал всем сво- бодным людям безопасность личности. Это требование дополня- лось целым рядом других, среди которых на первом месте стоит 56
требование возвратить крестьянам общинные угодья, захвачен- ные у них лордами, конфисковать у церкви земли и передать их крестьянам. Наконец, выдвигались и политические требования отмена всякого рода сословных привилегий, установление в стране чего-то вроде крестьянско-демократической монархии. С Майл-Эндской ее роднило лишь одно требование — отмены крепостного права, но в Смитфилдской программе это требование стояло на последнем месте. Это и понятно, так как составителями программы являлись в основном кентские крестьяне, а в Кенте крепостничество никогда не играло значительной роли. Смитфилдская программа отличается более радикальным ха- рактером. Прежде всего она ставит наиболее злободневный кре- стьянский вопрос — вопрос о земле. Правда, она не требует еще конфискации всего феодального имущества, но и требование секу- ляризации церковных земель и возврата общинных угодий было весьма смелым для того времени. Вся программа проникнута ду- хом недоверия и вражды к феодальному государству. Об этом свидетельствует прежде всего требование отмены всех законов, кроме Винчестерского. Хотя в программе специально не говорится о рабочем законодательстве, но вполне очевидно, что именно это законодательство вызывало прежде всего недовольство крестьян, и они хотели избавиться от него. Во время переговоров лондонский мэр нанес УотГ^Тайле а предательский удар вождю восставших, ранив р ’ его сначала в шею, а затем в голову. Сначала восставшие не заметили, как упал Уот Тайлер. Когда же они по- няли, в чем дело, то подняли сильный шум. К ним направился ко- роль, который уверил их, что их вождь посвящен в рыцари, все требования их удовлетворены, и приказал им идти в открытое по- ле. Тем временем приближенные короля во главе с мэром немед- ленно поскакали в Лондон. Собрав огромное ополчение из зажиточных горожан и рыца- рей, мэр Лондона пришел с ним на помощь королю. Но, несмот- ря на помощь ополчения и растерянность восставших, король был так напуган, что приказал выдать крестьянам освободитель- ные грамоты. Крестьяне разошлись в убеждении, что они одер- жали победу, что все их требования приняты. Однако это было лишь новой уловкой короля. В тот же день был издан новый королевский приказ, чтобы всякий, кто не прожил в столице целого года, немедленно оставил город под страхом смерт- ной казни. Одновременно в Лондон были вызваны из всех графств вооруженные рыцари. Банды вооруженных феодалов и наемников наводнили столицу, и началась кровавая расправа. На рыночной площади было положено бревно, на котором отрубали головы го- родской бедноте, принимавшей участие в восстании. Повстанцев сотнями вешали на виселицах, вырезали у них внутренности, вы- ворачивали суставы. 57
Восстание в других районах. Но восстание было подавлено далеко не сразу. Из Эссекса и Кента оно перекинулось в другие графства, охватив почти всю Англию, кроме са- мых северных и части северо-западных районов. Получив от короля освободительные грамоты, крестьяне всюду стали считать себя свободными людьми и решили не нести больше барщины. Они уничтожали феодальные архивы, сжигали усадь- бы, убивали ненавистных чиновников и феодалов. С особой нена- вистью обрушивались они на монастыри. Но этим они, как пра- вило, и ограничивались. Слабость восставших и здесь проявлялась прежде всего в разрозненности и стихийности их действий. Они не выходили за пределы своего округа, не объединяли и не коор- динировали своих действий. Такими чертами были отмечены и восстания в Сент-Олбансе, Норфолке, Суффолке и Кембриджшире. Расправившись с восстанием в Лондоне, пра- Расправа вительство направило карательные экспедиции с восставшими. „ 1 V в другие районы страны. Когда восставшие пы- тались настаивать на выполнении данных им королем обещаний, им цинично отвечали: «Вы были крепостными и останетесь ими; вы останетесь в крепостном состоянии, но еще несравненно худ- шем и более тяжком». В целом ряде мест крестьяне не хотели де- шево отдавать только что завоеванную свободу. Для подавления их сопротивления правительство было вынуждено направить про- тив восставших огромные войска из тяжеловооруженной кавале- рии и пехоты. Вслед за правительственными войсками всюду шли королевские судьи, которые сотнями приговаривали крестьян к смертной казни. По всей стране были воздвигнуты виселицы, но и на них для всех осужденных крестьян не хватало места, и иног- да на одной виселице вешали по девять-десять человек одновре- менно. Предстал перед судом и народный проповедник Джон Болл, захваченный в Ковентри. Он был приговорен к жестокой и мучительной казни: повешению, вырезыванию внутренностей, обезглавливанию и четвертованию. 15 июля 1381 г. приговор был приведен в исполнение. Король разослал приказ, чтобы восставшие беспрекословно слушались лордов и выполняли все те повинности, которые несли до восстания. Собравшийся вскоре парламент одобрил действия короля и объявил амнистию тем феодалам, которые казнили кре- стьян без всякого суда. Восстание Уота Тайлера, как и все другие кре- Причины стьянские восстания средневековья, было обре- подавления гт восстания. чено на неудачу. Причины этого кроются преж- де всего в самой природе крестьянства как клас- са. Наиболее характерной чертой этого восстания была его сти- хийность, разрозненность выступлений крестьян. В условиях то- варного хозяйства крестьянство непрерывно порождало верхушку, интересы которой не совпадали с интересами основной массы бед- 58
нейших крестьян, так как они начинают уже выступать в роли эксплуататоров своих же соседей-общинников. Эти противоречия среди восставших со всей очевидностью проявились во время пре- бывания их в Лондоне и переговоров с королем. Результатом их явилось наличие не одной, а двух крестьянских программ: Майл- Эндской и Смитфилдской. Показателем незрелости крестьян яв- ляется излишняя доверчивость восставших, в результате которой они фактически выпустили из рук уже одержанную победу. Не будучи классом, способным победить самостоятельно, кре- стьяне в то же время не имели такого руководителя, который мог бы представлять и защищать их интересы. Буржуазия, которая могла бы взять на себя руководство восстанием и внести органи- зованность в его ряды, в тот период еще не созрела. Хотя город- ская верхушка проявляла недовольство злоупотреблениями со сто- роны королевской власти, ее чиновников, феодалов и особенно ка- толической церкви, но она еще не ставила своей целью свержение феодального строя, поэтому не могла до конца поддерживать ан- тифеодальное движение крестьян. Примкнув к крестьянам в на- чале восстания, она хотела использовать его в своих целях, но, напуганная размахом движения, вскоре предала восставших и ак- тивно содействовала их подавлению. Городская беднота поддер- живала восстание до конца, но она не могла стать,во главе его, так как сама была слишком слаба и неорганизованна. Несмотря на подавление восстания Уота Тай- восстания лера, это величайшее в истории Англии движе- ние не прошло бесследно. Оно принесло кре- стьянам до некоторой степени сознание своей силы и общности классовых интересов, вселило в феодалов страх перед грозной си- лой крестьян. Не без воздействия восстания в 1382 г. был введен новый подушный налог, распространявшийся теперь только на землевладельцев, а в 1390 г. был издан новый статут о рабочих, который предоставлял мировым судьям право фиксировать раз- меры заработной платы в своих районах в зависимости от уровня цен. Самый же главный результат восстания состоял в том, что после него крепостное право в Англии быстро начинает исчезать. Правда, освобождение крестьян было подготовлено всем экономи- ческим развитием страны в предшествовавший восстанию период, но выступление крестьян сыграло в этом процессе немаловажную роль, так как феодалы боялись теперь требовать с крестьян барщи- ну и повышать другие платежи. В течение XV в. почти все кресть- янство стало свободным и было переведено на денежную ренту. До XIV в. в Англии не существовало единой на- циональной культуры и общего национального языка. Нормандские завоеватели принесли в Англию французский язык, который и стал считаться официаль- ным языком. На нем говорила верхушка знати, велось судопро- изводство и преподавание в школах, знание его считалось призна- ком образованности и принадлежности к высшему обществу. Су- Английская культура XIV в. 59
шествовал также латинский язык, бывший языком церкви и сред- невековой схоластики. Народные же низы, мелкие феодалы и го- рожане говорили на англосаксонском языке, который распадался на множество диалектов. Лишь к середине XIV в. в Англии начи- нает формироваться письменный литературный английский язык, в основу которого был положен лондонский диалект и который испытал на себе влияние французского и латинского языков. В 1362 г. английская речь впервые зазвучала на заседании парла- мента, в том же году парламент постановил употреблять англий- ский язык в судах. На формирование литературного английского языка оказал немалое влияние перевод библии по инициативе Виклефа, а также трактаты и памфлеты Виклефа, написанные на английском языке. Вторая половина XIV в. была периодом подъема английской национальной литературы. Правда, в аристократических кругах английского общества и при королевском дворе по-прежнему пользовалась популярностью литература на французском языке. Видный литератор того времени Джон Гауэр пишет еще произве- дения, в которых сквозит монастырская ученость и дидактика и которые весьма далеки от реального изображения действительно- сти. Но новые веяния в литературе становятся все ощутимее. Наиболее выдающимися литературными явлениями этого пе- риода были большая аллегорическая поэма Вильяма Ленгленда «Видение о Петре Пахаре» и творчество Джефри Чосера. Поэма Ленгленда отражает ’народное движение тогдашней Англии. Здесь впервые простой деревенский пахарь становится выше представителей всех остальных социальных слоев. Героем этой поэмы является зажиточный крестьянин Петр, но в поэме яр- кими красками описываются бедствия бедных крестьян, борющих- ся за свое существование. Автор поэмы, сам будучи выходцем из крестьян, хорошо знает их горести и правдиво говорит о них. Не- смотря на аллегорический характер поэмы, в ней выведена целая вереница представителей различных слоев общества. Среди них один лишь Пахарь может показать истинный путь к правде-всем заблудшим. Эта правда — во всеобщем труде. В обращении Лен- гленда к рыцарю содержится признание крепостного права. Он лишь призывает рыцаря не угнетать крестьян сверх меры. Для улучшения общественных порядков он предлагает не социальные, а нравственные меры, убеждает всех жить в любви и законе. Но, несмотря на умеренность взглядов автора поэмы, проповедь все- общего труда и возвеличение крестьянства были замечательным для того времени новшеством. Образ Пахаря стал популярен в сельской среде благодаря лоллардам. Основоположником подлинного реализма в английской лите- ратуре был Чосер. Он вышел из зажиточной купеческой семьи и отражал взгляды дворянства, богатого купечества и чиновниче- ства. В своей практической деятельности он сталкивался с самы- ми различными слоями общества и хорошо знал их жизнь. Народ- 60
ный характер его творчества проявился прежде всего в том, что он писал исключительно на английском языке, явившись одним из его создателей. Самым замечательным его произведением является «Кентербе- рийские рассказы». Используя форму, близкую «Декамерону» Боккаччо, Чосер нарисовал широкую картину современной ему Англии. Перед читателем предстает целая коллекция типов из са- мых различных общественных слоев, причем все они даны реаль- но, с их индивидуальными особенностями. Сам автор небезраз- личен к ним. Он разоблачает жадность попов, монахов, монахинь и других духовных лиц, их моральное разложение и упадок. Един- ственным представителем духовного сословия, к которому автор относится с сочувствием, является бедный приходский священник, проявляющий полное равнодушие к земным богатствам. Чосер призывал следовать естественному праву, по которому и господа и слуги равны перед богом и несут друг перед другом определен- ные обязанности, но он не призывал к уничтожению феодальных отношений. Творчество Чосера подготовило почву для крупнейших пред- ставителей английского гуманизма, в частности для Шекспира. Он занимает как бы промежуточное место между средневековой ан- глийской литературой и литературой эпохи Возрождения.
ГЛАВА V ВОЙНА АЛОЙ И БЕЛОЙ РОЗЫ rSLcKope после разгрома восстания Уота Тайлера стало оче- -"-^видным, что английская деревня повернула на новый путь. Крепостное право фактически уже исчезло к на- Экономическое чалу XV в., и это подорвало хозяйство крупно- в XV в. го феодального поместья, основанного на бар- щинном труде крестьян. Применение наемной рабочей силы оказалось для крупных феодалов невозможным, ибо отсутствовали необходимые денежные средства, навыки ведения хозяйства нового типа, инвентарь и т. п. Крупные феодалы сда- вали свою землю в аренду, как правило, долгосрочную, деревен- ской верхушке, мелким и средним джентльменам-помещикам, а нередко и горожанам. Аристократия, таким образом, вынуждена была довольствоваться арендной платой; все же выгоды от ведения товарного сельского хозяйства попадали в руки тех, кто фактически вел хозяйство, используя наемный труд. Сохранив- шиеся на землях крупных феодалов крестьяне-держатели выпла- чивали теперь помещику феодальную ренту в денежной форме. Размеры ее были строго фиксированы, в результате чего очень скоро возникло несоответствие между стабильными доходами и неуклонно растущими расходами и ценами. Все это приводило к разорению феодальной аристократии и вынуждало ее искать вы- ход из создавшегося положения. В то же время рост богатства так называемых новых дворян, ведших торговлю хлебом, шерстью, сыром, свининой и другими сельскохозяйственными продуктами, становится уже очень заметным. Усиливается расслоение крестьян- ства. В то же время развиваются торговля и промышленность. Англичане все больше начинают вывозить из страны не только шерсть, но и сукно. Однако рост торговли происходил лишь в та- ких крупных городских центрах, как Лондон, Бристоль, Гулль, а сукнодельческое производство развивалось главным образом в сельских местностях, вне рамок цеховых ограничений. Многие го- 62
рода, центры старого цехового ремесла, быстро приходят в упа- док, не выдерживая конкуренции деревенской шерстяной промыш- ленности. Разорение английской феодальной аристократии осо- бенно остро ощущалось ею на фоне быстрого и неуклонного подъема экономики страны. Ставшая с 1399 г. у власти династия Ланкасте- Ст^ет^йВ^>й>ш Ров 1 мало чем могла помочь оскудевающим феодалам и поэтому попыталась исправить по- ложение путем возобновления войны с Францией. В 1415 г. удач- ной битвой при Азенкуре Генрих V Ланкастер начал последний период Столетней войны. Эта победа англичан и удачное наступ- ление, отдавшее почти всю северную Францию в их руки, замет- но поправили дела английских баронов, дав им возможность без- наказанно грабить оккупированную страну. Наибольшего успеха английские феодалы добились во Франции в 1420—1422 гг., когда, захватив Париж, они принудили французского короля Карла VI признать своим наследником Генриха V. После внезапной смерти Генриха V в 1422 г. в Англии при малолетнем Генрихе VI снова началась жестокая борьба баронов за влияние на государствен- ные дела. Внутренние распри Англии и патриотическое движение, поднявшееся во Франции в конце 20-х годов XV в., обусловили неудачи английской армии. В середине 20-х годов XV в. распри феодаль- Бароны Ных клик в Англии и стремление их к захвату и парламент. r J власти находят свое выражение в попытках подчинить своему влиянию парламент. Обстановка в парламенте создается крайне напряженная, многие бароны являются туда в сопровождении вооруженной свиты, и сопротивление палаты об- щин воле баронских клик становится мало реальным. В ответ на запрещение вооруженным лицам являться в парламент бароны снабдили своих приспешников дубинами («Палочный парламент» 1426 г.). Дело нередко доходило до потасовок на улицах Лондона. Однако простое насилие не могло превратить палату общин в послушное орудие баронов. В палате общин к этому времени представлены были широкие круги горожан, мелкого и среднего джентри. Кроме того, многие разбогатевшие крестьяне получают право участвовать в парламентских выборах благодаря сравни- тельно низкому в то время имущественному цензу для избирате- лей. Такая демократизация совершенно не устраивала феодаль- ную аристократию, и поэтому в 1429 г. был издан новый реакци- онный закон, ограничивавший участие в выборах и устанавливав- ший для избирателей новый, более высокий имущественный ценз в 40 шиллингов годового дохода, что привело к фактическому подчинению палаты общин стоявшей у власти клике феодалов. 1 В 1399 г. был низложен Ричард II, последний Плантагенет. Власть пе- решла в руки Генриха IV Ланкастера. 63
Между тем дела во Франций шли все хуже, и к Восстание концу 40-х годов стало уже совершенно ясным, джэка эда. ВСе надежды на победоносное окончание войны рухнули. Это способствовало еще большему ожесточению внутренней борьбы феодалов. В связи с этим недовольство нового дворянства, лондонского купечества и крестьян существующими порядками резко возрастало. В стране назревало восстание. Фео- дальная оппозиция, возглавляемая Ричардом Йоркским, решила использовать создавшуюся ситуацию в своих интересах. Восстание началось в конце мая 1450 г. и продолжалось до се- редины июля. В момент наивысшего размаха движения армия восставших достигла до 50 тысяч человек. Цент- ром движения была юж- ная Англия, в частности графство Кент. В числе восставших были крестья- не, наемные рабочие, сельские джентри и го- рожане. В войске восстав- ших все время поддержи- валась строгая дисципли- на и порядок. Хотя ликви- дация феодальной анар- хии и облегчение непо- сильного налогового гнета отвечали интересам всех слоев восставших, участие новодворянских элемен- тов и горожан придало движению политический характер. Восставшие тре- бовали изменения прави- тельственной внешней по- литики, наказания бесчин- ствовавших феодальных Крестьянские восстания в XV—XVI в магнатов и передачи вла- сти в руки герцога Ричар- да Йоркского. Новые дворяне и горожане надеялись найти в его лице пред- ставителя твердой власти, способного обеспечить внутреннюю безопасность и порядок в стране. Не случайно, что глава восстав- ших Джэк Кэд выдавал себя за родственника герцога Йоркского. Восстание распространилось далеко за пределы Кента. После то- го как восставшие одержали 18 июня победу над королевской ар- мией, движение охватило почти всю юго-восточную Англию. В са- мом Лондоне поднялась городская беднота, и некоторые олдерме- ны склонялись к тому, чтобы впустить восставших в столицу. 64
2 июля 1450 г. армия Джэка Кэда вступила в Лондон, наиболее ненавистные королевские советники были казнены восставшими, но события напугали лондонских купцов, и они перешли на сто- рону королевской армии. Среди восставших начался раскол, джен- три и горожане стали отходить от движения. В этих условиях пра- вительство предложило восставшим разойтись, обещая полную амнистию. Многие повстанцы покинули столицу и разошлись. Кэд с небольшим отрядом продолжал борьбу, но большинство привер- женцев покинуло его. 12 июля тяжело раненный Кэд был аресто- ван правительственным отрядом и умер по дороге в Лондон. Мно- гие из захваченных повстанцев были казнены. После смерти Кэда некоторые отряды еще продолжали сопротивление на юго-восто- ке Англии, но и они были вскоре разбиты. Новые дворяне и богатое купечество поняли опасность ставки на народное восстание в борьбе с феодальной анархией. Весь риск игры с народным восстанием осознали и йоркисты. В 1453 г. закончилась Столетняя война. Англия Англия после окончания Столетней войны. Начало войны Роз. потерпела поражение, сохранив на континенте только Кале. Крушение всяких надежд на фран- цузскую добычу и провал ставки на народное восстание еще больше усилили стремление йор- кистов к власти. В правление Генриха VI, еще задолго до начала войн Роз, по всей Англии уже шли мелкие ба- ронские усобицы, которые король не мог прекратить или предот- вратить. Бароны сплошь и рядом нанимали себе на службу сол- дат, освобождавшихся по мере сокращения военных действий во Франции. Начиная с 1453 г., после окончания Столетней войны, большие отряды ветеранов, привыкших к грабежам, насилию и разбою, возвратились в Англию и составили готовые к действиям армии враждующих феодальных клик. После разгрома восстания Джэка Кэда в Англию вернулся и сам глава йоркистской партии Ричард, герцог Йоркский, пребы- вавший до этого времени в качестве вице-короля в Ирландии. В 1453 г. Генрих VI потерял рассудок, и королева Маргарита со- биралась стать регентшей, но при дворе и в парламенте одержал верх Ричард Йоркский, провозглашенный протектором Англии. Борьба партий при дворе принудила все же Ричарда вскоре уйти в отставку и даже уехать на север. Там он начал, используя под- держку феодальной династии Невилей, собирать армию, с кото- рой затем двинулся на юг. В Сент-Олбансе 22 мая 1455 г. завяза- лась битва, которая закончилась полной победой йоркистов. Это- му способствовало как превосходство сил герцога Йоркского, так и умелое руководство боевыми действиями молодого сторонника Йорков, графа Уорвика, которому впоследствии суждено было сыграть столь большую роль в войнах Роз. В этом сражении были убиты многие представители феодальной знати. Все это создало много предлогов для мести и кровавой вражды между баронами в течение трех последующих десятилетий. Битвой в Сент-Олбан- 5 Очерки истории Англии 65
се начались войны Роз, названные так потому, что герцог Йорк- ский имел в своем гербе белую розу, а Ланкастеры — алую. Война приняла крайне затяжной и жестокий характер. Борю- щиеся партии ставили себе целью уничтожить как можно больше сторонников противника. После каждой победы рубили головы захваченным в плен членам феодальных клик, безжалостно истреб- ляя даже детей. После битвы в Сент-Олбансе стало очевидным, что Йорки пользуются симпатиями и поддержкой новодворянских элементов, лондонского купечества, что они имеют прочную базу в более раз- витых юго-восточных районах страны. Опорой же Ланкастеров были наиболее реакционные феодальные группировки, преиму- щественно на западе и севере королевства. Весной 1459 г. война разгорелась с новой си- Второй период лой, причем и на этот раз Ланкастеры потерпе- воины оз. ли поражение. В июне 1460 г. войска йорки- стов, поддержанные населением Кента, победоносно вошли в сто- лицу. 10 июля того же года граф Уорвик и старший сын герцога Йоркского, будущий король Эдуард IV, разбили наголову при Нортгемптоне главные силы Ланкастеров. Король Генрих VI был взят в плен, а многие из поддерживавших его баронов были убиты. После этого Уорвик направился в Лондон и созвал там от имени пленного короля парламент. Королева Маргарита с на- следником престола принцем Эдуардом бежала и после долгих злоключений оказалась в Шотландии, где снова начала собирать войска для похода на Лондон. В Лондоне же Ричард Йоркский, действуя в качестве протектора, ввиду неспособности короля к управлению, принудил лордов к компромиссу, по которому после смерти Генриха VI корона должна была перейти к нему, Ричарду Йоркскому. Между тем отряды Маргариты двинулись на юг и напали на Ричарда Йоркского около Уэкфильда. Армия его была разгром- лена, и сам он погиб у ворот своего замка. Был убит и младший сын герцога Йоркского. Тогда же были казнены и многие другие йоркисты. Эти события произошли 30 декабря 1460 г., а уже в феврале королева Маргарита во главе смешанного войска англи- чан из северных районов, жителей Уэльса и шотландцев направи- лась на юг, причем ее дикие банды вселяли ужас, грабя дома и церкви на своем пути. Уорвик пытался остановить их, но был раз- бит. Король Генрих VI бежал к своей жене и, очевидно, убедил королеву не вводить ее разбойников в столицу, лишив себя этим очень важного преимущества. Через некоторое время старший сын герцога Йоркского, Эду- ард Йоркский, нанеся поражение ланкастерским отрядам, вошел вместе с Уорвиком в Лондон, где и был объявлен королем. Лан- кастерцы бежали на север, но были настигнуты Эдуардом IV Йорк- ским и разгромлены 29 марта 1461 г. в битве при Тоутоне, самом крупном сражении в войне Роз. Во время этой битвы снежная бу- 66
ря помешала ланкастерским лучникам целиться в своих врагов, а стремительный натиск йоркистских войск довершил разгром. Король Генрих VI бежал вместе с королевой и наследником в Шотландию. Эдуард IV формально был признан парламентом и короновался в Вестминстере. Третий период продолжался с 1462 до мая Третий и четвер- 1454 г и носил совершенно иной характер. Это войны Роз. были лишь мелкие, локальные стычки глав- ным образом в северной Англии. После четырех лет мира начался четвертый период войны Роз, длившийся с 1469 по 1471 г. В это время произошел разрыв меж- ду королем Эдуардом IV и графом Уорвиком. Эдуард IV, вопреки намерениям Уорвика, стремившегося к союзу с Францией, выдал свою сестру Маргариту замуж за герцога Бургундского, Карла Смелого, злейшего врага французского короля, и объявил о сво- ем намерении вторгнуться во Францию. Эдуард IV заключил так- же торговый договор с Нидерландами, что очень понравилось лон- донским купцам, но совершенно нарушило планы Уорвика. За- ключенный втайне от Уорвика брак короля с Елизаветой Вудвиль был показателем связей Эдуарда с рыцарством, а возвышение семьи Вудвилей означало оттеснение старого баронства (Уорвик происходил из семьи Невилей) от престола новой знатью, выдви- гавшейся из среды рыцарства. Оскорбленный всем этим Уорвик окончательно перешел в оппозицию и стал плести заговоры против Эдуарда IV. К Уорвику вскоре присоединился брат короля, гер- цог Кларенс. Они начали военные действия и разбили Эдуарда IV в битве при Эджкоте в июле 1469 г. Король Эдуард был взят в плен, но освобожден после того, как дал обещание простить Кла- ренса и Уорвика. Через год Уорвик снова нарушил мир, был раз- бит и бежал во Францию. Заключив там союз с женой Генриха VI королевой Маргаритой, Уорвик вернулся в Англию, нанес пораже- ние Эдуарду IV и восстановил на престоле Генриха VI (1470). За все это Уорвика прозвали «делателем королей». Однако уже в 1471 г. Эдуард IV снова появился в Англии, раз- бил Уорвика в битве при Барнете, причем герцог Кларенс перед самым сражением перешел на сторону своего брата, бросив Уор- вика. Ожесточенная битва разыгралась в темноте и тумане. От- ряды Уорвика по ошибке атаковали своих союзников, а затем бы- ли окружены и разгромлены. Уорвик пытался бежать, но был за- хвачен и убит. Генрих VI попал в руки короля Эдуарда IV. Тогда королева Маргарита сделала попытку продолжать борь- бу и высадилась со своими войсками в Портсмуте, но была раз- бита в сражении при Тьюксбери и взята в плен, а ее сын, принц Эдуард, казнен после боя. Вскоре и Генрих VI окончил свои дни в Тауэре (в его убийстве обвиняли второго брата короля Эдуар- да IV, Ричарда Глостерского — будущего Ричарда III). После этих событий Эдуард IV правил Англией беспрепятственно вплоть до своей смерти в 1483 г. 5* 67
Эдуард IV правил Англией твердой рукой, за- Эдуарда^У ставив на время почти совсем смолкнуть барон- ские распри. Начавшаяся сильнейшая ссора между братьями короля — герцогом Кларенсом и Ричардом Глос- терским (оба были женаты на дочерях Уорвика и ссорились из- за его наследства) — кончилась заключением Кларенса в Тауэр и его гибелью там. Эдуард успешно разрешил вопрос об отношениях с Францией. В 1475 г. он высадился с войсками в Кале и начал поход против Людовика XI в союзе с герцогом Бургундским, Карлом Смелым. Французский король предложил Эдуарду IV щедрую субсидию при условии, если последний откажется от своего союзника — Карла Смелого и уйдет из Франции. Эдуард IV согласился и по- лучил 15 тысяч фунтов стерлингов сразу и 10 тысяч фунтов стер- лингов ежегодной пенсии пожизненно. Возмущенный Карл Сме- лый потребовал объяснений, но Эдуард IV лишь рекомендовал ему присоединиться к договору. Кроме того, английский король согласился отдать Людовику XI за дополнительные 10 тысяч фунтов стерлингов вдову Генриха VI, королеву Маргариту, ко- торая за свое освобождение обещала Людовику XI отказаться от всяких претензий на свое наследство в Анжу, Провансе и Лота- рингии. Король Эдуард IV поддерживал связи с купцами Лондона и других городо'в, обеспечивая их интересы в торговле, но в то же время беря с них не только большие займы, но и так называемые «добровольные подарки», общая сумма которых достигала значи- тельной цифры. Купечество доверяло королю, и Эдуард IV полу- чал займы на очень сходных условиях, выплачивая всего лишь 6‘% годовых вместо обычных 30% при Генрихе VI. Король сам участвовал в торговых предприятиях и отправлял за море кораб- ли с шерстью, сукном и другими товарами, нередко успешно кон- курируя с лондонскими купцами. Еще во время борьбы за престол Эдуард IV нередко прибегал к помощи ганзейских городов, дававших ему и корабли и деньги. За это ганзейцы потребовали от него восстановления всех приви- легий в торговле, отнятых у них в 1468 г., и освобождения от уп- латы английских таможенных пошлин, что было явным наруше- нием интересов английского купечества и указывало на возрос- шее к 1475 г. могущество Эдуарда IV, который мог позволить себе такую политику. Ведя всю жизнь борьбу с феодальными баронами, сторонни- ками Ланкастеров, Эдуард IV не доверял и баронам йоркист- ской партии. История с графом Уорвиком полностью оправдала это недоверие. Король стремился приблизить к себе людей из числа новых дворян, создавая из них новую аристократию. Имен- но новое дворянство и купечество крупных городов, нуждавшие- ся в твердой власти, которая могла бы обуздать феодальную анар- хию, составляли опору правительства Эдуарда IV. В этом и сле- 68
дует искать его внутреннее родство с абсолютной монархией Тю- доров. Действительно, хотя никак нельзя говорить об абсолютизме в XV в., политика Эдуарда IV — внешняя, финансовая и торго- вая — во многом была как бы прообразом того, что происходило в Англии в XVI в. Поскольку парламент находился под сильным влиянием ари- стократии, Эдуард не доверял и ему, стараясь созывать его воз- можно реже, что также характерно для государей с абсолютист- скими тенденциями. Возможность распоряжаться фондом конфи- скованных у мятежных баронов земель, деньги, поступавшие из Франции, большие торговые пошлины, «добровольные подарки», доходы от собственной торговли — все это создало прочную базу правительству Эдуарда. Однако, когда в 1483 г. Эдуард IV неожи- данно умер, феодальная оппозиция снова подняла голову, спло- тившись вокруг брата покойного короля Ричарда Глостерского. Ричард III Эдуарда IV было два сына. Двенадцатилет- ний принц Эдуард должен был быть объявлен королем, но Ричард Глостерский не желал допустить усиления ро- дичей королевы Елизаветы, окружавших наследника престола. Выехав навстречу будущему королю, направлявшемуся в Лондон, Ричард арестовал сопровождавших его лиц, а самого ЭдуардаУ, а затем и его младшего брата посадил в Тауэр, где они были убиты уже после того, как Ричард совершил переворот и захватил престол. Лондонская корпорация и лорд-мэр отнюдь не одобряли этого переворота, но собранные представители сословий «узаконили» эту узурпацию престола, и 6 июля 1483 г. Ричард III был короно- ван. Однако почти сразу же ему пришлось иметь дело с восста- нием знати, во главе которого стал бывший сторонник Ричарда герцог Букингемский (октябрь 1483 г.). Это восстание было раз- громлено и его организатор казнен, но знать была недовольна слишком решительными действиями Ричарда III, который, обма- нув ее ожидания, ясно выказал тенденцию к продолжению прави- тельственной линии, начатой Эдуардом IV. Короткий срок прав- ления Ричарда не дал ему возможности укрепить свое положение, а чрезмерные финансовые претензии лишили его поддержки джентри и горожан, в частности лондонцев. Большую роль в неудаче Ричарда III сыграло, очевидно, то, что захват им престо- ла обострил усобицы и его правление не обещало спокойствия и порядка. Все это создало благоприятную обстановку для нового претендента на престол дальнего родственника Ланкастеров Генриха Тюдора, графа Ричмонда. Генрих Тюдор собрал во Франции армию для вторжения в Англию. К нему стекались англий- Генрих^Гтюдор. ские бароны, спасавшиеся от преследований Ричарда III. В августе 1485 г. Генрих Тюдор высадился в Милфорде (Уэльс) и двинулся к центру страны. В битве при Босворте 22 августа 1485 г. Ричард III был разбит и Окончание войны Роз. 69
погиб в сражении. В этой последней битве войны Роз участвова- ли уже немногие бароны: большинство их было перебито до то- го. Это безусловно сыграло свою положительную роль, способ- ствуя прекращению феодальных усобиц, и расчистило путь для прогрессивного развития страны. Генрих Тюдор взошел на пре- стол Англии, хотя его династические права были весьма слабыми. Его возвышению помогли прогрессивные элементы — джентри и горожане, его поддержали Лондон и парламент. Генрих Тюдор женился на наследнице Йорков Елизавете (дочери Эдуарда IV) и положил основание новой династии, династии Тюдоров, во время правления которой Англия вступила в эпоху абсолю- тизма.
ГЛАВА VI СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ АНГЛИИ В XVI в. гЧ начале XVI в. Англия представляла собой страну, нахо- лившуюся на стадии перехода от феодального общества к капиталистическому. Лишь Vio ее трехмиллионного населения жила в городах. Крепостное право исчезло уже в XV столетии, но в положении основной массы крестьянства — копигольде- ров — многое еще говорило о прежней зависимости. Коренная ломка феодальных отношений, кото- Первоначальное руЮ Маркс называл аграрным переворотом, Огораживания. началась в последние два десятилетия XV в. Нуждавшиеся ввиду повысившегося спроса на шерсть в расширении пастбищ лорды и джентльмены приступили к захвату не только общинных угодий, что делалось и раньше, но и к присоединению пахотных участков, бывших в держании у кре- стьян. Начался сгон крестьян-держателей с земли; он явился на- чалом полной перестройки сельской Англии. Лорды и джентри и новые владельцы — капиталистические фермеры — стремились к повышению доходности земли путем огораживаний, сгона держа- телей и организации предпринимательского хозяйства. Огоражи- вания и сгон крестьян были, по выражению К. Маркса, классиче- ской формой первоначального накопления. В сочетании с другими моментами процесса первоначального накопления — развитием деревенской промышленности, капиталистического фермерства, революцией цен и т. д. — они привели к огромным социальным сдвигам. XVI век знаменуется быстрым разложением феодального строя английской деревни, сопровождавшимся отмиранием феодальных классов: крестьян-держателей, сгоняемых с земли и превращае- мых в бездомных пролетариев, и феодалов-помещиков старого склада, не принявших новых форм и методов ведения хозяйства. Эта ломка отразилась и на распределении населения между го- родом и деревней. В конце XVI в. из четырех миллионов жителей Англии уже Vs проживала в городах. 71
Крестьянство Несмотря на начавшуюся экспроприацию, анг- лийское крестьянство сохранялось в течение всего XVI и первой половины XVII в. Основная масса еще не экспроприированного крестьянства — иомены — вела ожесточенную борьбу за то, чтобы не оторваться от своего основного средства производства — от земли, за то, чтобы ему, крестьянству, самому была предоставлена возмож- ность демократического пути капиталистического развития. В этой борьбе за землю лежит ключ к пониманию событий 1549 г. и участия крестьян как основной движущей силы в рево- люции 1648 г. В ходе этой борьбы за землю на фоне все увеличи- вающихся огораживаний чрезвычайно быстро идет процесс раз- ложения крестьянства и выделения капиталистических элементов. Говоря о XVI в., К. Маркс отмечает, что «земледельческая революция... обогащала фермера так же быстро, как разоряла сельское население»1. Он говорит далее, что заключение аренд- ных договоров на длительные сроки (90 лет) при непрерывном падении стоимости денег было выгодно для фермеров, обога- щавшихся и за счет лендлорда и за счет рабочих. Действительно, в борьбе за землю добивалась успеха только верхушка иоменов, скопившая известные капиталы, но она по сути дела раскрестьянивалась и переходила в разряд или земель- ных собственников, или капиталистических фермеров. Огоражива- ния и сгон крестьян получили сильнейший толчок в 30—40-е годы XVI в., когда были распроданы секуляризованные в ходе церков- ной реформации монастырские земли (см. об этом стр. 90). Новые владельцы бывших монастырских угодий сразу начали эксплуатировать эти земли по-новому, повысив ренту в три-че- тыре раза и беспощадно сгоняя крестьян с земли. Таким образом, секуляризация дала, по выражению К. Маркса, — «новый ужасный тслчок» насильственной экспроприации крестьянства. Уже в 1536 г. вспыхнуло восстание в Лин- Народные кольншире, а затем разыгрались серьезнейшие восст ния. события в Йоркшире и других северных граф- ствах Англии. Восстание вылилось здесь осенью 1536 г. в форму религиозного похода на юг, похода, получившего название «бла- годатного паломничества». Участников его в конце концов угово- рили разойтись, но уже в начале 1537 г. на севере страны прои- зошли новые выступления, окончательно подавленные лишь ле- том 1537 г. Эти движения приняли форму выступлений против церковной реформы, но по существу это была борьба крестьян против огора- живаний и сгона старых держателей. Выступления крестьян против огораживаний имели место и в 1547 г., но крупнейшие восстания разразились летом 1549 г. Одно 1 К. Маркс, Капитал, т. I, М., 1952, стр. 746—747. 72
из них произошло на юго-западе Англии, а второе — в графствах Норфолк и Сеффолк. Восстание в Норфолке, во главе которого встал мелкий поме- щик Роберт Кет, достигло наибольшего размаха. Крестьяне тре- бовали снижения рент, лишения лордов прав пользования общин- ными угодьями, уничтожения пережитков крепостничества и за- прещения огораживаний (кроме крестьянских огораживаний уча- стков с целью возделывания шафрана). Требования эти были уме- ренными, они отражали интересы зажиточных крестьян. Наиболее радикальные элементы восставших требовали полной ликвидации огораживаний и имущественного равенства. К восставшим крестьянам присоединилась городская беднота; армия восставших, достигшая 20 тысяч человек, подошла к горо- ду Норичу. Правительству пришлось выслать войска, а напуган- ная размахом движения норичская буржуазия помогла правитель- ственным отрядам. Это обстоятельство, а также раскол в лагере восставших между умеренными и революционными элементами способствовали разгрому армии Кета. Сам Кет бежал, но был схвачен и казнен. Сильные позиции втянутых в капиталистические отношения новых дворян и буржуазии, крайне заинтересованных в огоражи- ваниях, обусловили и разгром восстания 1549 г. и дальнейшее раз- витие процесса экспроприации крестьян. Крестьяне, имевшие деньги, по возможности Экономическая скупали или арендовали мелкие и крупные зе- крестьян. мельные участки. Получила распространение крестьянская аренда не с целью обеспечения прожиточного минимума на клочке арендованной земли, а аренда крупная, капиталистическая. Возможность покупки земли для верхнего слоя иоменов в XVI и первой половине XVII в. возникала в основном благодаря трем моментам: секуляризации монастырских земель, продаже корон- ных земель и освоению новых участков — лесов, пустошей, болот. Сначала секуляризация очень мало дала иоменам, и лишь немно- гие представители иоменской верхушки получили доступ к мона- стырским землям. Но вскоре монастырские земли в значительной своей части перешли в руки земельных спекулянтов и, таким об- разом, вторично попали на рынок. После всевозможных перехо- дов и перемен владельцев земля к концу XVI в. дошла и до пред- ставителей сельской буржуазии, т. е. до богатой части иоменов. Иоменская верхушка скупала также земли незадачливых и чаще всего ими же самими обобранных соседей — таких же иоменов, мелких копигольдеров, мелких арендаторов. Покупка — не един- ственный метод получения таких мелких участков: часто они пере- ходят к деревенскому богачу в результате заклада или после того, как богач уплатит лендлорду вступительный взнос в том случае, если после смерти прежнего держателя наследники его не имели денег. 73
Положение народных масс. Сгон крестьян с земли. Нередко и джентльменские земли попадали к деревенским бо- гачам, деревенские кулаки покупали землю, которую они раньше держали на том или ином феодальном праве. Однако сохранить землю, купив или арендовав ее, могли лишь очень немногие крестьяне — представители деревенской верхушки, сельские богачи. Для основной же массы крестьян процесс пер- воначального накопления, проходивший в форме огораживаний, означал неисчислимые бедствия, экспроприацию и сгон с земли. В первой половине XVI в. процесс экспроприа- ции крестьян только начался, но и тогда уже огромная резервная армия людей, готовых к наемному труду в силу того, что они были ли- шены каких-либо средств производства и су- ществования, заполнила дороги Англии. Насильственно оторван- ные от земли крестьяне «массами превращались в нищих, разбой- ников, бродяг» Г Толпы доведенных до отчаяния голодных людей были поставлены в совершенно безвыходное положение. Выразительную картину страданий народных масс в период огораживаний рисует в своем знаменитом произведении «Утопия» великий английский гуманист, современник Генриха VIII, Томас Мор: «Мужчины и женщины, мужья и жены, сироты и вдовы, объ- ятые отчаянием матери с грудными детьми, все домочадцы, бедные средствами к жизни, но многочисленные ... бредут прочь ... и ни- где не находят приюта ... Внезапно выброшенные на улицу, они вынуждены распродавать имущество за бесценок. И когда этими несчастными скитальцами истрачено все до последней копейки .. . то ... что им остается делать, как не красть? Но тогда их вешают по всей форме закона». Бродяги и нищие, не имевшие пристанища, работы и хлеба, представляли огромную опасность для государства Тюдоров. В од- ном лишь Лондоне при Елизавете Тюдор их было свыше 50 тысяч (при 200 тысячах жителей). Они были превосходным горючим ма- териалом для разразившихся в XVI в. народных волнений. Джент- ри и буржуазия тюдоровской Англии все время жили под посто- янной угрозой народных восстаний. Страх перед социальной опасностью и стремле- «Кровавые ние вьщти из кризиса, охватившего феодальное общество, заставили тюдоровское правительст- во принять в течение XVI в. ряд законов против огораживаний. Однако, поскольку огораживания были выгодны джентри,, остано- вить их оказалось невозможным. Зато против экспроприирован- ных издавались поистине кровавые законы. «Отцы теперешнего рабочего класса были прежде всего подвергнуты наказанию за то, что их насильственно превратили в бродяг и пауперов» 1 2. 1 К- М а р к с, Капитал, т. I, М., 1952, стр. 738. 2 Т а м же. 74
В законе 1495 г. для начала довольствовались только тем, что осуждали бродяг и нищих на тюремное заключение в колодках на хлебе и воде, сроком не свыше трех дней и трех ночей. По акту 1530 г. старые и не способные к труду нищие получа- ли разрешение собирать милостыню при наличии особого пись- менного свидетельства. Работоспособных же нищих закон предпи- сывал наказывать тюрьмой и плетьми. По акту 1536 г. нищие, не имевшие свидетельств, подвергались бичеванию или же заключались в колодки на трое суток. Работо- способных бродяг предавали суду, по приговору которого их в ближайший рыночный день везли через весь город, бичуя до кро- ви, и затем брали с них клятву, что они вернутся на родину и нач- нут работать; в случае вторичной поимки бродяга снова подвер- гался наказанию, и у него отрезали пол-уха. Если бродяга попа- дался в третий раз, его предавали смертной казни. В середине 40-х годов в связи с усилением огораживаний бро- дяжничество принимает еще большие размеры. Накануне восстания Кета обстановка в стране была так нака- лена, что в 1547 г. правительство издало новый закон против ни- щих и бродяг. В нем указывалось, что статут 1536 г. не выполня- ется. «Из ложного сострадания, — гласил закон, — ленивые бро- дяги лишь изредка подвергались бичеванию, и никого из них не вешают, а поэтому отныне у них на груди надлежит выжигать букву V, а их самих отдавать состоятельным соседям в .рабство на два года. Такие рабы частных лиц должны носить на шее, ру- ках и ногах железные кольца. Если же они будут отказываться от работы, то им следует выжечь на лбу или на щеке клеймо S 1 и отдать в пожизненное рабство. А если они и в этом случае не пожелают работать, их следует вешать». Далее статут гласил, что, если бедняк что-нибудь заработает или унаследует какую-нибудь собственность, его должно освобо- дить. Этот пункт ярко показывает классовую сущность законода- тельства о нищих и бродягах. Основное их преступление — бед- ность. Если у них появлялась какая-нибудь собственность, они уже больше не угрожали общественному спокойствию и безопас- ности имущих классов. Статут 1547 г. вводил пункты, касающиеся детей: он предпи- сывал городским и приходским властям забирать всех детей ни- щих родителей от 5 до 13 лет — даже против воли родителей — и отдавать их в обучение земледелию или ремеслу. В случае не- послушания предписывалось наказывать их плетью. Но государство все же вынуждено было при- Законы знать неизбежность нищенства. Статут Марии о едных. Тюдор разрешал просить милостыню нищим, имевшим особые свидетельства, а закон королевы Елизаветы 1563 г. положил начало принудительному взысканию пожертво- ваний на содержание бедных. 1 От первых букв слов vagabond — бродяга и sclave — раб. 75
По закону 1572 г. нищие, старше 14 лет, не имевшие права со- бирать милостыню, при первой поимке подвергались бичеванию и клеймению, при второй — объявлялись государственными пре- ступниками, а при третьей — их казнили. Закон 1576 г. предписы- вал открыть в каждом графстве два-три работных дома, которые назывались «исправительными», и снабжать их всем необходи- мым для работы. В них помещали работоспособных нищих и бро- дяг, подвергшихся наказанию. Средства на содержание работных домов доставлялись налогом с прихожан. В этих домах режим мог быть с полным правом назван каторжным. В качестве нака- зания за все проступки фигурировали плети, и только от смотри- теля зависело число ударов. «Деревенское население, — говорит Маркс, — насильственно лишенное земли, изгнанное, в широких размерах превращенное в бродяг, старались, опираясь на эти чу- довищные террористические законы, приучить к дисциплине на- емного труда плетьми, клеймами, пытками» Г Скопление неимущих и бездомных людей в больших торговых и промышленных центрах вызывало тревогу у городских властей. Городские власти издавали постановления, требовавшие высоких залогов от переселенцев, желавших заниматься каким-либо ре- меслом или торговлей в пределах данного города. Особенно вы- сокие залоги требовались от бедняков. Против бедняков был на- правлен и статут о жильцах 1589 г., гласивший, что в одном доме может жить только одна семья и что нельзя сдавать сельскохо- зяйственным рабочим коттеджи менее чем с 4 акрами земли, а в статуте, относившемся только к Лондону, домохозяевам запреща- лось делить дома на сдаваемые в наем помещения и принимать к себе жильцов и постояльцев. Парламент 1597 г. сделал последнюю серьезную попытку огра- ничить огораживания и одновременно дал окончательную, продер- жавшуюся более двух с половиной веков формулировку о бедня- ках и бродягах. То были законы «Об обеспечении бедняков» и «О мошенниках, бродягах и работоспособных нищих». Но никакие парламентские законы не могли сколько-нибудь со- кратить бродяжничество. В 1598 г. из королевской прокламации мы узнаем, что толпы бродяг буквально осаждают Лондон и королев- ский дворец, они по-прежнему лишь ждут случая, чтобы поднять восстание или присоединиться ко всякому, кто его поднимет. Развитие Огромная резервная армия труда была готова капиталистиче- работать на любых условиях, но молодое капи- ского произ- талистическое производство не могло принять водства. всех оставшихся без крова и земли людей, а при наличии полчищ безработных положение «счастливцев», имев- ших работу и трудившихся в поте лица, было немногим лучше. Мелкие ремесленники, ученики, подмастерья, наемные сельскохо- зяйственные рабочие, слуги и особенно наемные рабочие центра- 1 К. М а р к с, Капитал, т. I, стр. 741. 76
лизованных мануфактур и рассеянной деревенской промышлен- ности подвергались нещадной эксплуатации. Капиталистическая промышленность развивалась именно в сельской Англии, ибо там не действовали цеховые регламенты. Она развивалась в основном за счет поглощения в качестве рабочей силы экспроприированных крестьян и за счет известного отлива населения из городов — центров старинного цехового ремесла. Раньше всего приобретает значение молодое капиталистиче- ское производство в горном деле и сукноделии. Наибольшая кон- центрация труда наблюдалась в тот период в добыче угля. В кон- це XVI в. среднее число рабочих на шахте колебалось от 150 до 200 человек, а общее число рабочих на шахтах одной группы (руд- ники, расположенные по соседству) доходило до 3500—5000 че- ловек. Наемные рабочие на угольных шахтах появляются с середины XVI в. В начале 60-х годов в Англии насчитывалось 3—4 тысячи шахтеров и примерно 2 тысячи рабочих, занятых на перевозке угля, а в первые годы XVII в. число шахтеров возросло до 21 000 с лишним. Вместе с рабочими, занятыми на перевозке угля, ар- мия трудящихся в угольной промышленности доходила до 30 000 человек. В наиболее значительных угольных бассейнах — Нортембер- лендском и Даремском — рабочее население было в основном пришлым, здесь нанимались рабочие даже из Шотландии, но в основном это были земледельцы из юго-восточных и центральных графств, экспроприированные в связи с огораживаниями. Местное население рассматривало пришлых рабочих как «низ- шее» сословие. Крестьяне северных районов еще не знали огора- живаний и смотрели на тянущихся на шахты оборванцев, нищих и бродяг как на подонки общества, отбросы, выкинутые из своих родных графств. Отношение к ним было враждебным и потому, что в них видели конкурентов, сбивавших заработную плату и от- нимавших работу у коренного населения. Их обирали и безжалост- но эксплуатировали предприниматели. Горняки, работавшие на угольных шахтах, были абсолютно бесправными. Именно это пришлое население начинает селиться в деревнях, группирующихся вокруг важнейших угольных разработок. Из де- ревень, являвшихся центрами мануфактурного производства, и не только в угольной промышленности, выросли такие города, как Бирмингем, Шеффильд, Галифакс, Лидс и Манчестер. Особенно большое значение в XVI в. имела рассеянная дере- венская промышленность, когда в десятках деревень работали в тысячах хижин кустари, соединявшие занятие ремеслом с возде- лыванием крошечного земельного участка. Наиболее развитой отраслью капиталистического производст- ва было сукноделие, распространившееся в сельских районах. Го- рода, охваченные тревогой, стремились получить от парламента 77
акты, ограничивавшие развитие сукноделия, но из этих законов почти сразу же делались исключения для всех северных графств, Уэльса, Корнуола, Сеффолка и Кента, а несколько позднее и для сукнодельческих районов Эссекса, Уильтшира, Сомерсета и Гло- стера. Концентрация рабочих в текстильной промышленности во вто- рой половине XVI в., за исключением некоторых предприятий, была в общем невелика: здесь редко когда работало более ста человек на одном предприятии. Даже в конце XVII в. большая часть рабочих-ткачей еще рабо- тала на дому в мастерских с небольшим числом рабочих. Чесаль- щик или прядильщик покупал шерсть и, переработав ее, отдавал затем пряжу ткачу, который продавал уже готовое сукно купцу. Купец отдавал сукно в краску и только после этого экспортировал. Это очень показательно для общего уровня развития капиталисти- ческого производства в Англии, так как именно в текстильной промышленности работала одна треть всего промышленного насе- ления страны. В этот период быстро возвышается категория посредников- скупщиков, связывавших отдельных мелких производителей. Эти посредники со временем становились хозяевами мелких кустарей и низводили их до положения наемных рабочих. Наиболее известные централизованные мануфактуры XVI в. — это предприятия Томаса Спринга из Лавенгэма и Джона Уичком- ба из Ньюбери (в Беркшире). На таких крупных мануфактурах рабочие полу- Заработная чали от 4 до 6 пенсов в день. Работавшие на плата. дому деревенские кустари получали сдельную плату по более низким расценкам. В XVI в. в связи с революцией цен положение рабочих резко ухудшилось. К тому же зерно в Англии в XVI в. все время было дорого, и пшеничный хлеб ели лишь дворяне и богатые горожане; простой же народ, особенно бедняки, сплошь и рядом питались «конским хлебом» — из бобов, гороха, овса и вики. Налицо было несомненное и притом чрезвычайно сильное па- дение реальной заработной платы. Законы же, направленные к понижению заработной платы, продолжали действовать; неукос- нительно отрезывались уши и налагались клейма на тех, кого никто не соглашался взять в услужение1. Революция цен сделала старые постановления о заработной плате недействительными, и в 1563 г. закон «Об учениках» дал новую шкалу расценок и уполномочил мировых судей устанавли- вать зарплату в каждом районе Англии ежегодно в зависимости от ситуации и от движения цен. Интересы рабочего при этом мень- ше всего принимались в расчет. Так, в конце XVI в., когда цены на пшеницу выросли в три-четыре раза по сравнению с прошлым 1 См. К. Маркс, Капитал, М., 1952, т. I, стр. 739—740. 78
веком, заработная плата обученного рабочего поднялась не мно- го более чем вдвое, а необученного — меньше чем вдвое. Лондон- ские расценки в два раза превышали наивысшие расценки сель- ского ткача или сельскохозяйственного рабочего в это время. В сельских местностях, где рабочие имели свои хижины и ка- кие-то подсобные источники существования (огород, коза), были самые низкие расценки. Кроме отсутствия цеховых ограничений, возможность нанимать рабочих в сельских местностях за низкую заработную плату — одна из важнейших причин быстрого разви- тия капиталистического производства в деревне. Рабочие законы в интересующий нас период на- Рабочие чинаются с 1495 г. Статут этого года, повторяя законы. т-. \тт закон Генриха VI, ограничивал плату за празд- ничные дни, разрешал нанимателям делать вычеты за нерадивую работу и устанавливал максимум заработной платы, довольно щедрый по сравнению с последующими временами. Цель его бы- ла — снизить заработную плату, установить предел, выше кото- рого она не могла подняться. Через год этот закон был отменен, ибо в известной мере связывал самих нанимателей. Из последую- щих законодательных актов особенно большое значение имел за- кон «Об учениках» 1563 г., касавшийся различных ремесленни- ков, рабочих, сельскохозяйственных слуг и учеников. Поскольку Англия являлась тогда преимущественно аграрной страной, на первом плане в законе 1563 г. стоит вопрос о сельско- хозяйственных рабочих. Только тот, кто не отдан в обучение к землевладельцам и фермерам, мог идти в качестве ученика к ре- месленникам. Это имело целью сократить приток населения в го- роде и обеспечить землевладельцев рабочей силой. Закон запре- щал заключение контрактов на срок менее года. При непрерыв- ном росте цен этот пункт был особенно невыгоден наемным рабо- чим, которые всячески стремились к контрактам на более корот- кие сезонные сроки, или же к поденной работе. Согласно этому закону каждый человек моложе 30 лет, не имевший земли с доходом в 40 шиллингов или иного состояния, оцененного в 10 фунтов, не занятый ремеслом и не состоящий на службе у сельского хозяина или у человека, знающего какое-либо ремесло, обязан поступить на работу. Ни один слуга и ни одна служанка не имели права покидать место до истечения установ- ленного срока. Ни один рабочий не мог уйти в другой город или графство без особого свидетельства от своего господина или без отпускного свидетельства. Это была одна из очень стеснительных для рабочих полицейских мер, введенных в беспокойные годы с целью предотвратить опасные скопления рабочего люда. Все нанятые, на определенный срок рабочие и ремесленники должны были работать по 12 часов в день. Мировые судьи могли устанавливать заработную плату и из- менять ее соответственно времени года и ценам на товары. Цель, 79
Внешняя торговля Англии. преследуемая ими, состояла в том, чтобы (как это правильно от- мечает историк Роджерс) доставлять помещикам «наемных ра- бочих за голодную заработную плату». Статут 1563 г. был дополнен законом 1603 г. Эти принципы рабочего законодательства сохранились вплоть до 1814 г. Промышленность Англии и особенно ее ману- фактурное производство нуждались в рынках сбыта; английские купцы стремились сами вы- возить отечественные изделия. До XV в. почти все сношения с иностранными государствами, как по вывозу шерсти и сукна, так и в области импорта, осущест- влялись иноземными купцами. Это были в первую очередь ганзей- цы, а затем итальянцы, среди которых преимущественное положе- ние занимали генуэзские купцы. Ганзейские купцы с давних пор имели в Лондоне свое подворье и целый ряд важнейших экономических привилегий. Только в XVI в. стало проводиться систематическое ограничение привиле- гий Ганзы. В правление Марии Тюдор эти привилегии были ча- стично восстановлены, и лишь в результате нажима «купцов-аван- тюристов» — компании, соперничавшей с Ганзой в международ- ной торговле, — английское правительство в ответ на изгнание «купцов-авантюристов» из немецких портов закрыло в 1598 г. ган- зейский Стальной двор в Лондоне. Борьба с итальянскими купцами, генуэзцами и венецианцами, сводившаяся к вытеснению их из английской торговли, проходила в более ранний период (в XIV в.); ее в основном проводила анг- лийская компания «купцов-складчиков», захватившая монопо- лию на вывоз шерсти из Англии через свой склад в Кале. Могущественные торговые компании «купцов-складчиков» и «купцов-авантюристов» сыграли основную роль в вытеснении ино- странных купцов из области английской внешней торговли, при- чем потребность в этом вытеснении возникла по мере роста эко- номических ресурсов английских купцов, наживших большие ка- питалы и захвативших в свои руки непосредственные сношения с производителями шерсти и сукна внутри страны. Рост Флота Возможность обойтись без иностранных посред- ников появляется в связи с возникновением соб- ственного английского торгового флота. Быстрый рост английско- го флота начинается в XV в. Если в начале XV в. редки корабли водоизмещением более 100 тонн, то в середине XV в. уже обычны были корабли водоизмещением от 200 до 400 тонн, а в конце XV— начале XVI в. имелись суда значительно более крупные. Прави- тельство Генриха VII и его преемников давало субсидии на по- стройку кораблей. В XVI в. английский флот по своим качествам превосходил испанский. 80
«Ливрейные» и «регулируемые» компании. Организационными формами английской тор- говли были в конце XV и в первой половине XVI в. два типа компаний: с одной стороны, так называемые «ливрейные компании» (члены их имели право носить особую форму — ливрею), возникавшие в пределах какого-либо города и представлявшие собой союзы тор- говцев определенной отрасли. «Ливрейные компании» были ни чем иным, как переродившимися цехами. Они могли быть как союза- ми торговцев, так и союзами ремесленников, но главенствующую роль в экономике английских городов захватывают именно «лив- рейные компании», всецело подчинившие себе городских ремес- ленников. Члены этих компаний были совершенно самостоятельны в своей коммерческой деятельности, принадлежность же к одной из «ливрейных компаний» давала лишь право на занятие опреде- ленного рода торговлей. Вторым родом торговых компаний были так называемые «ре- гулируемые» компании. Наиболее могущественными из них были упоминавшиеся уже компания «купцов-складчиков» и компания «купцов-авантюри- стов». Их членами могли быть купцы из любого города Англии, независимо от того, к какой «ливрейной компании» они принадле- жали у себя в городе. «Регулируемые» компании получали от ко- роля привилегии на ведение монопольной внешней торговли в ка- кой-либо области. Так, складчики обладали монополией на экс- порт шерсти, а купцы-авантюристы — на экспорт сукна. Члены «регулируемых» компаний вели дело на свой индивидуальный капитал, по своему усмотрению и на свой собственный риск. Чле- ны компании объединены были постольку, поскольку они имели право участвовать в монополизированной ими отрасли торговли, имели общие интересы в странах, с которыми вели торговлю, и нуждались в общей политике. Для покрытия издержек, требуемых этой общей политикой, существовали вступительные взносы и си- стематически взимавшиеся членские взносы. Только тот, кто пла- тил их, являлся членом компании и допускался к торговле в соот- ветствующих странах. Таким образом, в этом случае имело место не объединение капиталов, вложенных в дело, а лишь регулируе- мая общей монополией индивидуальная деятельность членов. Однако такого типа компании не покрывали Акционерные издержек на экспедиции, посылаемые для от- крытия неизвестных стран, когда требовались капиталы, превышающие возможности отдельных купцов. Это привело к возникновению новых форм торговых компаний, а именно — компаний с объединенными капиталами. Эти компании, называвшиеся акционерными, получали от правительства соответ- ствующие хартии, которые давали им право на монопольную тор- говлю в определенных странах. Каждый член компании вносил свой пай, а затем на образовавшийся объединенный капитал совет директоров, выбранный на общем собрании акционеров, организо- #5 Очерки истории Англии 81
вывал экспедицию и начинал торговлю на вновь освоенном рынке. Акционеры же получали в определенные сроки и свою долю при- были. Такие акционерные компании располагали значительными капиталами и могли вести дело в больших масштабах. Акционер- ные компании возникли в Англии в середине XVI в. Все они об- ладали монопольными патентами на торговлю в определенных странах. Первыми из них явились Московская компания, создан- ная в 1554 г. после возвращения из Москвы Ченслера и получив- шая монополию на торговлю с Московским государством и Сред- ней Азией, и Африканская компания, первая экспедиция которой дала 400 фунтов золота и 250 слоновых бивней. Когда в 1562 г. Джон Гоукинс захватил в Африке 400 рабов-негров и вывез их на остров Эспаньолу, положив тем самым начало английской рабо- торговле, это нанесло удар чисто коммерческой деятельности ком- пании в Африке, но дало такой обильный источник доходов, что торговля рабами стала необычайно популярной среди английского купечества и джентри. Джон Гоукинс был возведен королевой Елизаветой в рыцарское достоинство, а в его гербе был изображен негр в оковах. В 1579 г. была создана Восточная компания, которая вела тор- говлю на Балтийском побережье и в Скандинавии. В 1588 г. воз- никла Гвинейская компания, монополизировавшая работорговлю, а в 1581 г. Левантийская, ведшая торговлю с Ближним Востоком и являвшаяся наиболее крупной из всех акционерных компаний второй половины XVI в. О размерах ее капиталов говорит тот факт, что королева Елизавета и Тайный совет дали в качестве свое- го пая 40 тысяч фунтов стерлингов. Прибыли этой компании обыч- но достигали 300%. Во время войны с Испанией она была распу- щена, и ее капитал стал основным капиталом новой, основанной в 1600 г. Ост-Индской компании, ставшей орудием английской колониальной политики в Индии. По типу акционерных компаний были организованы и много- численные экспедиции для открытия новых земель, в частности экспедиции Фробишера 70-х годов XVI в. Их целью было открыть Северо-Западный путь (вокруг Северной Америки) в страны Азии, что не было, однако, осуществлено. Акционерный принцип лежал в основе многих пиратских экспедиций. Роль Лон она Для хаРактеРистики английской торговли XVI в. необходимо отметить все возрастающую роль Лондона и лондонских купцов как во внутренней, так и во внеш- ней торговле. К концу XV в. в Англии складываются в основном предпосылки образования национального рынка, и центром торго- вой жизни все более становится Лондон, куда идут товары изо всех, даже наиболее отдаленных районов страны. Рост Лондона и его торговли становится особенно заметным на фоне все усиливающе- гося упадка старинных городов, центров цехового ремесла. Быст- рое развитие в Лондоне и прилегающих к нему графствах капита- листической мануфактуры и сбыт ее изделий через Лондон еще 82
Борьба за морские пути с Испанией. Пираты. больше увеличивают его роль. Успешно конкурируя с более мелкими английскими портами, лондонское купечество сосредото- чивает в столице Англии все нити международной торговли. Население Лондона быстро растет и достигает к концу XVI в. 200 тысяч человек. Расширяется лондонский порт, строится бир- жа, и Лондон превращается в крупнейший финансовый центр. В эту пору английские купцы в основном выво- зили из Англии промышленные изделия. Анг- лийская шерсть перерабатывалась преимущест- венно на английских мануфактурах, и главным предметом экспорта становилось сукно. Потребность в рынках сбыта и стремление завладеть морски- ми путями, получить доступ к богатствам испанских колоний тол- кают английских новых дворян-предпринимателей и купцов на борьбу с Испанией. В середине XVI в. в Ла-Манше и у англий- ских берегов было очень много пиратов. Уже при Марии Тюдор английские корсары грабили испанские корабли, а в правление Елизаветы пиратские нападения на испанские корабли стали своего рода патриотической защитой Англии от испано-католиче- ской опасности, ибо Филипп II всячески поддерживал реакцион- ных феодалов-католиков в Англии. Источники того времени полны многочисленных упоминаний о протестах испанского правитель- ства против захвата испанских кораблей английскими пиратами. Королева Елизавета вынуждена была обещать, что она обуздает английских пиратов, но эта задача оказалась очень сложной, так как в пиратстве были заинтересованы многие весьма влиятельные лица и даже целые группы населения Англии: богатые помещики, судьи и чиновники сами укрывали пиратов и их добычу. Связаны с пиратами были и мелкие портовые чиновники и важные санов- ники двора. В итоге удалось очистить от пиратов только Ла-Манш. По отношению же к пиратам, которые грабили испанские берега и испанские корабли в Атлантическом океане, английское прави- тельство было чрезвычайно снисходительно, сама королева при- нимала финансовое участие в их экспедициях и нередко одобряла их действия. Так, например, на просьбу испанского посланника повесить дерзкого пирата и заклятого врага испанцев Дрейка Елизавета ответила возведением его в рыцари. Наибольшую известность в 60-х годах XVI в. приобрел уже упоминавшийся Джон Гоукинс, не только положивший начало английской работорговле, но и совершивший ряд разбойничьих набегов на испанские гавани на Мексиканском побережье. В 70-х годах пиратские набеги и экспедиции получают более прочное финансовое основание. Необходимая для организации экспедиции сумма собиралась подпиской среди многих участни- ков: джентльменов, придворных, чиновников и купцов. Это были настоящие акционерные компании, которые давали большой до- ход и в то же время вели скрытую войну с Испанией. Снаряжение всех этих грабительских экспедиций проходило в глубокой тайне, 83
и королева поклялась, что отрубит голову всякому, кто известит испанцев о готовящемся походе Дрейка (1577). Моральным оп- равданием действий английских моряков была ненависть проте- стантов-англичан к католицизму, оплотом которого являлась Испания. Однако реальным основанием этой ненависти были бо- гатство Испании, ее колонии, ее первенство на морях. Стремление проникнуть в испанские колонии на Тихоокеан- ском побережье Америки заставило Дрейка предпринять путе- шествие через Магелланов пролив, что еще никем не было пов- торено после самого Магеллана. В 1578—1580 гг. Дрейк проник в Тихий океан и, ограбив Чили и Перу, захватил огромную добы- чу. По испанским данным, сокровища, захваченные Дрейком, со- стояли из 400 тысяч весовых фунтов серебра, пяти ящиков золота, каждый полтора фута длиной, и огромного количества жемчуга. Привезенные богатства были поделены между акционерами, коро- левой, получившей львиную долю, и самим Дрейком с его пира- тами. В 80-х годах английское пиратство продолжает быстро разви- ваться. В эту пору нет возможности провести грань между торго- выми и пиратскими предприятиями. Каждый купеческий корабль был хорошо вооружен и не брезговал пиратскими налетами. Соз- далось положение, когда Испания должна была отправлять свое серебро и золото из колоний в Европу только в сопровождении вооруженных кораблей. Открытая война Испании и Англии все более становилась неизбежной1. Все новые и новые пиратские экспедиции англичан отправля- лись в конце 80-х и 90-х годов к испанским берегам, в Вест-Индию и особенно часто на Азорские острова. Именно здесь курсировали пираты Кэмберленд, Фробишер и другие, подстерегая возвращав- шийся из Вест-Индии испанский флот, груженный богатствами Нового Света и шедший под большим конвоем военных кораблей. Сплошь и рядом завязывались ожесточенные сражения, и победа чаще всего оказывалась на стороне англичан, которые захваты- вали ценнейшие грузы. Английские каперы — пираты, действовавшие с разрешения своего правительства, — организовывали нападения на испан- ские гавани; особенно крупная экспедиция была отправлена для захвата Кадиса. Она причинила испанцам серьезнейший ущерб. Вопрос о захвате колоний в то время еще не стоял со всей остротой перед англичанами. Английские купцы предпочитали вести торговлю, вкладывать деньги в пиратские предприятия, за- ниматься работорговлей, ибо все это давало верную и быструю прибыль. Тем не менее первые единичные попытки основать коло- нии все же имели ,место. Так Вальтер Ралей в 1585 и 1587 пг. дважды безуспешно пытался основать колонии в Виргинии. Пер- 1 Основные события англо-испанской морской войны 1585—1605 гг. рас- сматриваются в следующей главе. 84
вой прочно обосновавшейся английской колонией была колония в Джеймстауне (Виргиния), но это случилось уже в начале XVII в. В середине 90-х годов XVI в. затянувшаяся морская война с Испанией нарушила нормальную торговлю и препятствовала сбы- ту английского сукна за границу. Целый ряд отраслей промыш- ленности (особенно сукноделие) испытывал огромные затрудне- ния в связи с закрытием для англичан многих континентальных рынков. Но и уцелевшая торговля с иностранными государствами была сопряжена с большим риском из-за войны и пиратских на- падений. Чем дальше, тем яснее становилось, что убытки от потери ре- гулярной торговли превосходят прибыли, получаемые участни- ками и акционерами пиратских экспедиций. Пиратство в эту пору тоже изменяет свой характер. Избегая больших экспедиций, анг- лийские пираты, равно как и пираты других государств, грабили не только испанские корабли, но нередко нападали на суда и сво- ей страны. Английские купцы начали отрицательно относиться к пиратству, которое становилось настоящим бедствием; так, в 1601 г. торговые корабли зачастую даже не осмеливались остав- лять портов. Для английской буржуазии и новых дворян пират- ство перестало играть роль наиболее легкого и выгодного метода обогащения. Наиболее важной проблемой наступающего периода становилась проблема основания колоний и организации коло- ниальной торговли.
ГЛАВА VII АБСОЛЮТНАЯ МОНАРХИЯ В АНГЛИИ В XVI в. кспроприация крестьянства привела к столь тревожной обстановке в стране, что совершенно понятным становится стремление господствующих классов создать сильное королев- ское правительство, которое могло бы гарантировать их от на- родных волнений. Только сильная королевская власть могла так- же обеспечить дальнейшую централизацию страны, ликвидиро- вать возможность рецидивов феодальной анархии, прекратить за- тянувшиеся баронские войны и упрочить положение Англии в Ев- ропе, на морских путях и на иноземных рынках, одним словом, обеспечить интересы английской внешней торговли. Тенденция к установлению сильной государственной власти наметилась уже, как мы видели, в правление Эдуарда IV Йоркского, однако под- линным основателем абсолютной монархии в Англии явился Ген- рих VII Тюдор, захвативший престол после окончания войны Роз. Вступив на престол при поддержке новых дво- Установление рЯН и буржуазии, а также широких кругов сред- монархии. него Феодального дворянства, надеявшихся на сильную королевскую власть как на свой ес- тественный оплот и последнюю опору в обстановке намечавше- гося крушения феодального общества, Генрих VII (1485—1509) начинает проводить типично абсолютистскую политику. Сильно ослабленная оппозиция крупного феодального барон- ства, в значительной степени истребившего себя во время войн Роз, тем не менее еще не могла считаться окончательно разбитой. Непокорные бароны неоднократно пытались восставать. Так, в 1487 г. в Дублине, а в 1497 г. в Корнуэлле произошли восстания баронов, использовавших для борьбы с Генрихом VII самозван- цев (Симнеля в Дублине и Варбека в Корнуэлле), объявленных представителями династии Йорков. Таким образом, до конца XV в. положение новой династии бы- ло достаточно шатким, так как феодальные смуты еще не были полностью ликвидированы. 86
Принимая меры против баронов, Генрих VII добился утверж- дения в 1488 г. билля о государственной измене, по которому бы- ло осуждено 8000 человек, подозреваемых в мятеже, и были про- изведены обширные конфискации земель мятежной знати, сильно обогатившие казну Генриха VII. Расчетливый и экономный госу- дарь вообще использовал самые разнообразные средства для по- лучения денег и укрепления королевских финансов, взимая под разными предлогами штрафы с феодальной знати и зачастую за- ставляя парламент вотировать субсидии на военные нужды, хотя и не вел никакой войны. В результате такой политики Генрих VII оставил после себя около 2 000 000 фунтов стерлингов, что равня- лось государственным доходам за 15 лет. Борьба с феодальной знатью вызвала к жизни закон о за- прещении феодальных свит. У могущественных лордов состояли на содержании целые толпы слуг, готовых по первому их слову воевать с. кем угодно. Так, например, у знаменитого Уорвика — «делателя королей» — во дворе замка зачастую пировали тысячи вассалов, а вооруженный отряд в 600 человек нередко сопровож- дал его в парламент. Эти военные свиты, одетые в ливрею лорда, представляли готовое войско для всяких феодальных усобиц. Ген- рих VII строго преследовал нарушения запрета держать свиты, безжалостно налагая на провинившихся лордов огромные штра- фы. Большое значение имело и то, что Генрих VII лишил баронов права иметь артиллерию: вся она была сосредоточена в руках ко- роля, и бароны со своими мечами, копьями и стрелками из луков фактически оказались беспомощными перед королем. Правда, ко- роль не имел постоянной армии и должен был обходиться своей лейб-гвардией и небольшими отрядами наемников. Ведя борьбу против феодальной знати, Генрих VII создал так называемую «Звездную палату» — высший королевский суд по делам о мятежах и политической измене. К этому суду по биллю об измене могли привлекаться даже самые высокопоставленные мятежники, не признававшие иного суда, кроме суда пэров. Ослабление старой феодальной знати, уже значительно постра- давшей в войнах Роз, шло одновременно с созданием новой знати из числа новых дворян. Им раздавали титулы лордов, погибших в войне Роз или осужденных по биллю об измене. В этот же период закладываются основы укрепления королев- ской администрации, создаются советы по делам Севера и по де- лам Уэльса, которые способствуют усилению королевского влия- ния в районах, до того мало затронутых централизацией. Парла- мент в эту эпоху продолжает существовать, но по мере укрепле- ния королевских финансов Генрих VII стремится все реже и реже прибегать к его помощи: за последние 13 лет правления Генри- ха VII парламент собирался всего два раза. В области внешней политики английское правительство всеми силами стремилось избегать участия в войнах и старалось под- держивать в Европе равновесие сил между Францией и Испанией. 87
Правление Генриха VIII. Тюдора (1509— Основы абсолютизма, заложенные Генри- хом VII, получили дальнейшее развитие в годы правления его преемника — Генриха VIII 1547). Наиболее существенной чертой этого периода было стремление всячески укрепить позиции абсолютного государя. Это нашло свое выражение в некоторой реорганизации внутреннего управления, в том, что все большую и большую роль приобретает королевский совет, члены которого назначались по выбору короля, главным об- разом из чиновников, а не из представителей феодальной знати. Парламент продолжал созываться и оказывал всяческую поддерж- ку Генриху VIII, как бы передоверяя ему всю полноту власти для осуществления необходимой политики. Как во внешней, так и во внутренней политике английского правительства вплоть до 1530 г. большую роль играл кардинал Уолси. Попытки кардинала Уолси увеличить налоги вызвали сильней- шее недовольство палаты общин, а взимание принудительных зай- мов еще более усугубило положение. Все это в 1523—1524 гг. зна- чительно ослабило его позиции. Знать была недовольна Уолси потому, что он проводил политику укрепления абсолютизма, на- род же ненавидел его за чрезмерное увеличение налогового бре- мени. Однако не народ и не представители феодальной знати оп- ределяли политику Генриха VIII. Решающее слово фактически принадлежало новому дворянству и буржуазии, а кардинал Уол- си навлек на себя ненависть и этих кругов. Стремясь укрепить основы владычества Тюдоров и смягчить остроту социальных про- тиворечий, вызванных огораживаниями, он провел ряд мер про- тив огораживаний, ограничивая аппетиты лендлордов и капита- листических фермеров, сгонявших крестьян. В области внешней политики с момента вступления Генриха VIII на престол традиционными становятся поддержка Испании и участие в военных действиях против Франции. Выражением со- юза с Испанией явился брак Генриха VIII с Екатериной Арагон- ской, дочерью испанского короля Фердинанда, которая была род- ной теткой германского императора и испанского короля Карла V Габсбурга. Положение резко изменилось, когда после битвы при Павии (1525) укрепилось положение Испании и испанский король занял фактически господствующее положение на континенте. С этого времени во внешней политике Англии наметился рез- кий поворот в сторону сближения с Францией, возможного толь- ко при условии разрыва с Испанией и вообще с Габсбургами, а этот разрыв неизбежно вел к отказу от подчинения папе римско- му в церковном отношении. 88
Поводом для разрыва с Габсбургами и папой оеЛоома°ии послужило дело о разводе Генриха VIII с Ека- р * териной Арагонской. При дворе в это время на- ходилась пользовавшаяся расположением короля фрейлина Анна Болейн. Для ее поддержки образовалась большая партия при- дворных, главным образом из представителей новой знати, среди которых главную роль играл герцог Сэффолк, надеявшийся при помощи Анны Болейн добиться падения кардинала Уолси. Папа упорно отказывался утвердить развод, а комиссия легатов, воз- главляемая Уолси, отложила слушание дела о разводе. Это пред- определило опалу Уолси, которого сначала удалили от двора, а через некоторое время арестовали и отправили в Тауэр. По доро- ге туда Уолси умер. После смерти Уолси правительство Генриха VIII решительно приступило к оформлению развода с Екатериной. Очень скоро де- ло повернулось так, что развод стал определяться уже не столько желанием порвать с Испанией, сколько стремлением выйти из-под власти Рима, поскольку папа упорствовал в нежелании утвердить развод. Бракоразводный процесс стал удобным предлогом, чтобы произвести в Англии реформацию и секуляризовать огромные цер- ковные имущества. Папские вымогательства тяжелым бременем ложились на народные массы, и это делало разрыв с Римом до- статочно популярным. Однако начавшаяся таким образом рефор- мация отнюдь не представляла собой народного движения. За- хват монастырских земель был нужен и выгоден в первую оче- редь королю, новой знати и новым дворянам. С 1532 г. главную роль в управлении государством играет То- мас Кромвель, типичный представитель нового тюдоровского ок- ружения. Его быстрая карьера полностью соответствовала прин- ципам макиавеллизма. Т. Кромвель сосредоточил в своих руках крупнейшие должности в государстве. Он ведал всеми финансо- выми делами, распоряжался тремя печатями королевства, был главным королевским секретарем, имел большой собственный штат чиновников и фактически превратился во всемогущего первого министра, руководившего Тайным советом, который теперь стал высшим правительственным учреждением. Именно при Кромвеле были заложены основы превращения средневеко- вого дворцового управления в бюрократический аппарат центра- лизованного государства. Заседавший с 1529 по 1536 г. парламент при- нял ряд актов, в результате которых английский король был объявлен главой церкви («Акт о верховенстве» 1534 г.) и все сношения с Римом прерваны. В 1533 г. архиепископом Кентерберийским стал ученый богослов, сторонник реформации Томас Кранмер, сразу же рас- торгнувший брак короля с Екатериной Арагонской и узаконивший его женитьбу на Анне Болейн. Король стал главой английской церкви и получил право определять основы вероучения, причем Разрыв отношений с Римом. 89
подчеркивалось, что ни один из католических догматов не будет отменен. Церковь превратилась с этих пор в Англии как бы в часть государственного аппарата, а все ее имущество стало имуществом короля. Реформированная церковь отныне стала называться англиканской. В 1535 г. началась оценка монастырских иму- ществ так называемыми визитационными комис- сиями, заодно собиравшими сведения о порочной жизни в мона- стырях с тем, чтобы подготовить общественное мнение к их рос- пуску. В 1536 г. началось наступление на монастыри, в результа- те которого 376 мелких монастырей было закрыто, а земли их за- хвачены короной. В 1539 г. были закрыты и остальные монастыри (всего около 3000). Секуляризация монастырских земель чрезвы- чайно обогатила короля. Продажа секуляризованных земель и рент с монастырских держаний дала Генриху VIII около 1,5 мил- лиона фунтов стерлингов, причем секуляризованные земли соста- вили */4 всех обрабатывавшихся земель Англии. Треть секуляризованных земель попала в руки светской знати нового происхождения, придворных, чиновного дворянства, новых дворян и крупной буржуазии. Рядовому крестьянину покупка бы- ла не под силу, так как земля продавалась крупными участками. В результате такой распродажи создавались громадные поместья новой знати, поднявшейся после секуляризации: Сэффолков, Нор- фолков, Расселей, Рэтлендов, Гертфордов, Кавендишей и многих других. Очень много монастырской земли получили Грешемы — крупные лондонские банкиры. Однако Генрих VIII вовсе не собирался проводить последова- тельную реформацию. Король все время подчеркивал, что считает себя католиком, и боялся проникновения реформационных идей в народ. Было издано постановление, запрещавшее читать библию простому народу: ремесленникам, подмастерьям, поденщикам, слу- гам и крестьянам. Такое отношение к чтению библии народом весьма характерно вообще для католической церкви; наоборот, для протестантов библия была боевым оружием. Реформация, яв- лявшаяся религиозным выражением социального протеста бур- жуазии, а в ряде случаев и народных масс, находила в библии множество острых социальных проблем. Это делало библию очень опасной в глазах Генриха VIII, проводившего реформацию лишь в финансовых интересах короны. Народные движения 30—40-х годов еще раз на- помнили новому дворянству и буржуазии, а также новой знати и вообще всем тем, кто на- жился на секуляризации и огораживаниях, о необходимости укрепления королевского абсолютизма. Начиная с середины 30-х годов абсолютная монархия вступила в пору свое- го расцвета. Именно в конце 30-х и начале 40-х годов проводится последо- Дальнейшее укреп- ление абсолютной монархии. 90
нательная политика искоренения мятежных элементов в среде фео- дальной аристократии. Борьба придворных партий в это время приняла ожесточен- нейший характер. В мае 1536 г. королеву Анну Болейн, от кото- рой у Генриха VIII была дочь Елизавета, «уличили» в измене ко- ролю и казнили. Брак с нею был объявлен незаконным. Через неделю король женился на Джен Сеймур, которая родила ему сы- на, будущего короля Эдуарда VI. В 1538 г. были истреблены роды Куртенэ и Пол и родственни- ки пятой жены Генриха VIII, казненной им королевы Екатерины Говард. Все это было обусловлено борьбой придворных клик, дравшихся за теплые места у трона, и стремлением короля устра- шить феодальную аристократию. Усиление королевского абсолютизма выразилось и в том, что парламент, действуя в полном согласии с королем, принял ряд статутов, дававших короне исключительные права. В 1537 г. про- шел'акт, приравнявший прокламации и указы короля к законам, издаваемым парламентом. В 1539 г. был принят «кровавый ста- тут», вводивший смертную казнь за несоблюдение «шести статей», излагающих основы католического вероучения, от которого Ген- рих VIII не хотел отходить слишком далеко. С этого момента на- чинаются казни как протестантов за непризнание ими «шести ста- тей», так и католиков, отказывавшихся признать короля главой церкви. Так, в 1540 г. был казнен Томас Кромвель, стремившийся к более последовательному проведению реформации и союзу с не- мецкими протестантскими князьями. Неизбежный в результате такой политики разрыв со всеми католическими государями Евро- пы не был желательным для правительства Генриха VIII. Это об- стоятельство было использовано врагами Кромвеля из аристокра- тического лагеря и привело в конце концов к падению Кромвеля. Правление Генриха VIII с полным правом на- Итоги правления звано эпохой расцвета английского абсолютиз- Генриха . ма> g ЭТу ПОру становятся ясными многие спе- цифически национальные его черты. Если борьба с феодальной знатью не представляет чего-то нового по сравнению с другими государствами, то отношения королевской власти с парламентом, сохранение сословного представительства в это время в противоположность тому, что было во Франции, объясняются собственно английскими особенностями. То же самое можно ска- зать и о полном подчинении реформированной английской церкви абсолютному монарху, о поглощении церкви государством, о без- застенчивом грабеже церковных имуществ, нигде не проходившем в столь классических и неприкрытых формах. При сыне Генриха VIII, Эдуарде VI (1547— п и ^НГаИЯе VI 1553), происходит дальнейшее усиление пози- при дуарде . ци» новой знати и нового дворянства, нажив- шихся на секуляризации и стремившихся по возможности продол- жить ограбление церкви. Для этой цели, а также для морального 91
оправдания роспуска монастырей и присвоения монастырских имуществ стоявшие у власти при Эдуарде VI представители но- вой знати прилагают все усилия к углублению реформации, к то- му, чтобы выработать идеологические основы произведенного в церковных делах переворота. Все это приводит к усилению дея- тельности ревностных протестантов-реформаторов, группировав- шихся вокруг дяди короля, герцога Сомерсета. Сторонники углуб- ления реформации добились принятия в 1549 г. нового протестант- ского молитвенника, отличавшегося крайней неопределенностью всех своих положений, что делало возможным использование его различными религиозными партиями. В это же время идет энер- гичная конфискация имущества различных религиозных органи- заций, церковных братств и той части имуществ ремесленных и торговых гильдий, которая была назначена на церковные нужды. Происходит расхищение дорогой церковной утвари, убранства и облачений. Хищническая политика правителей королевства в ма- лолетство Эдуарда VI сочеталась с совершенно беззастенчивой спекуляцией в связи с обменом и перепродажей бывших монас- тырских поместий. Таким образом, реформация, проводимая по настоянию самого правительства сверху и не затронувшая основ католицизма, была связана в глазах народа с расхищением церковных богатств, земельными спекуляциями, обманом, усиле- нием огораживаний и, самое главное, — со сгоном крестьян новыми владельцами. Совершенно естественно, что никакого со- чувствия происходившей церковной реформации в народных массах не было и не могло быть. После смерти Эдуарда VI новая знать, опасав- Католическая шаяся восшествия на престол католички Марии при Марии Тюдор. Тюдор, старшей дочери Генриха VIII, пыталась произвести переворот. Герцог Нортумберленд- ский, возглавивший крайнюю протестантскую партию, женил свое- го сына на внучке Генриха VII, 18-летней Джен Грей, и провоз- , гласил ее королевой. Мария Тюдор, получившая все же поддерж- ку большинства дворян и Лондона, одержала верх и взошла на престол. Джен Грей и герцог Нортумберленд были казнены. При Марии Тюдор (1553—1558) началась полоса феодально- католической реакции. При дворе получили преобладание те пред- ставители феодальной знати, которые по определенным причинам были недовольны произведенной реформацией, оказались обой- денными во время дележа церковных имуществ или же пострада- ли при первых Тюдорах. Но их расчеты на то, что при Марии Тю- дор произойдет полный возврат к старым доабсолютистским по- рядкам, не оправдались. Правительство Марии Тюдор сразу же восстановило католи- цизм и, примирившись с папой римским, начало жестоко пресле- довать протестантских богословов, отправляя их на костер. Но- вые дворяне и новая знать, не говоря уже о лондонской буржуа- зии, с явным неодобрением смотрели на казни протестантов. В эти 92
годы было сожжено около 300 протестантов, что дало основание протестантским историкам называть Марию Тюдор «кровавой», хотя Елизавета Тюдор, по словам Маркса, заслуживала бы в та- ком случае названия «ультракровавой», ибо при ней и протестан- тов и католиков казнили в гораздо большем числе. Но полная ре- ставрация католической церкви оказалась невозможной. Прави- тельство Марии Тюдор не рискнуло потребовать возвращения от- нятых у церкви земель, и все то, что попало в свое время новой зна- ти и новым дворянам, осталось в их руках. В то же время усиле- ние происпанских тенденций во внешней политике было крайне враждебно встречено и новым дворянством и буржуазией, ибо сближение с Испанией делало реальным полную реставрацию ка- толицизма и потерю захваченных у церкви поместий и нарушало интересы английской торговли. Союз с католической Испанией означал войну с Францией, что опять-таки было невыгодно анг- лийским купцам. Все это заставило англичан — сельских джентри и буржуа — крайне враждебно отнестись к тому, что Мария Тюдор вышла.за- муж за Филиппа Габсбургского, вскоре ставшего королем Испа- нии. Недовольство было столь велико, что вызвало к жизни заговоры и восстания. Особенно надо отметить восстание под руководством Уайета, вспыхнувшее в 1554 г. под флагом борь- бы с испанцами. Широкое участие народных масс в движении отпугнуло от него джентри и лондонскую буржуазию, и восста- ние было вскоре подавлено. После смерти Марии Тюдор на английский пре- Правление стол взошла Елизавета Тюдор, дочь Генриха и ИееВ€церковнаяР VIII и Анны Болейн. Царствование Елизаветы политика. (1558—1603) было кульминационным пунктом в развитии английского абсолютизма и в то же время эпохой, когда уже начали ощущаться первые симптомы на- зревавшего конфликта между абсолютной монархией и новым дворянством и буржуазией. Правительство Елизаветы Тюдор еще раз изменило все англий- ское церковное устройство, вернув церковь к порядкам, установ- ленным Генрихом VIII. Вместе с тем правительство боролось про- тив сторонников углубления реформации в духе кальвинизма, про- тив последовательных протестантов, которых уже в 60-х годах XVI в. стали называть пуританами. К числу сторонников пуритан- ского движения, идеологическим руководителем которого был Картрайт, принадлежали наиболее образованные и хорошо видев- шие недостатки англиканской церкви представители духовенства. Они пользовались энергичной поддержкой дворян и буржуазии и стремились к созданию церковной организации, в которой основ- ную роль играли бы старейшины («пресвитеры») из числа наибо- лее богатых членов общины. Этих пуритан называли пресвитериа- нами. Левое крыло пуритан возглавлял Браун, требовавший пол- ного разрыва с англиканской церковью и организации независимых 93
общин верующих. Последователей Брауна стали называть инде- пендентами («независимыми»). Борьба с пуританами, составляя характерную черту елизаветинского царствования, выливается в ряд преследований, арестов и казней, поскольку чем дальше, тем больше пуританизм становился знаменем нарастающей буржуаз- ной оппозиции. С другой стороны, папа римский так и не признал прав Елиза- веты Тюдор на престол. Католики в Англии подвергались пресле- дованиям. Католицизм в качестве гонимой веры представлял со- бой удобную религиозную форму для выражения недовольства усилением абсолютистского режима со стороны реакционной фео- дальной знати северной Англии. Он был также удобным прикры- тием агрессивных намерений испанского короля Филиппа II. Борь- ба с Испанией за морские пути, таким образом, тесно перепле- лась с внутрианглийской борьбой против феодальной оппозиции. Католики, которых поддерживала феодальная аристократия, вы- ступили против абсолютистского правительства. Филипп II Испан- ский и папа римский, стремясь организовать нападение на Англию, оказывали помощь антиабсолютистскому движению внутри стра- ны, всячески поддерживая деятельность иезуитов, так же как и претензии шотландской королевы Марии Стюарт на английский престол. Мария Стюарт была дочерью шотландского короля Якова V и француженки Марии Гиз. Еще девочкой она была объявлена ко- ролевой Шотландии, но затем перевезена во Францию и получи- ла воспитание при французском дворе. Она была строгой като- личкой и в области политики послушно выполняла волю герцогов Гизов и Филиппа II Испанского. Мария Стюарт вышла замуж за французского наследника престола, будущего короля Франци- ска II, с 1559 г. стала королевой Франции, но уже на следующий год Франциск II умер, и Мария Стюарт вернулась в Шотландию в качестве королевы этой страны. Шотландские лорды-пресвитериане, боявшиеся установления абсолютизма и возврата к католической вере, подняли в 1567 г. восстание против Марии Стюарт. Взятая в плен, Мария должна была отречься от шотландской короны в пользу своего сына Яко- ва (от брака с лордом Дарнлеем). Мария Стюарт бежала из пле- на, присоединилась к армии своих сторонников, но потерпела по- ражение и была вынуждена бежать в Англию. Появление ее в Англии было очень опасно для Елизаветы Тю- дор, так как Мария еще раньше притязала на английский престол на том основании, что ее отец происходил от Маргариты, дочери Генриха VII Тюдора. Мария Стюарт пользовалась большим влия- нием в северных графствах среди враждебных Елизавете Тюдор крупных феодалов, и вскоре Елизавета подвергла ее аресту. Од- нако Мария продолжала играть роль центра, к которому стяги- вались все нити феодально-католических и происпанских интриг и заговоров. Так, в 1569 г. феодалы Севера подняли восстание с 94
целью возвести Марию на престол. Восстание это было быстро разгромлено. В 1587 г., в период подготовки нападения испанского флота на Англию, деятельность реакционных феодально-католических групп оживилась. Новый заговор, имевший целью освобождение и воз- ведение на престол Марии Стюарт, возник в Англии. В середине 80-х годов англо-испанская борьба ^бО5?ИеИ встУпила в новую фазу. В эту пору революция ' в Нидерландах переживала очень тяжелый мо- мент. Для борьбы с Филиппом II Нидерланды крайне нуждались в помощи Англии и действительно в конце 1585 г. английские вой- ска были посланы в Нидерланды, но при всей своей нелюбви к Испании Елизавета не имела искреннего желания помочь револю- ционным Нидерландам, и никаких энергичных действий не было предпринято. Таким образом, Филипп II Испанский мог выиграть время для подготовки удара против Англии. Форсировать этот удар заставляли Филиппа II действия английских моряков-пира- тов, грабивших испанские берега и испанские колонии в Новом Свете. Восстание в пользу Марии Стюарт было существенной частью плана нападения на Англию. Но хорошо осведомленное правитель- ство Елизаветы Тюдор нанесло удар по заговорщикам. За участие в заговоре на жизнь королевы Елизаветы Мария Стюарт была приговорена к смертной казни и 8 февраля 1587 г. обезглавлена в замке Фотерингей. Весть о казни была принята широкими кру- гами дворян и буржуазии с ликованием: лондонские горожане жгли на улицах костры и звонили во все колокола, радуясь, что Англия избавилась от угрозы католической реставрации. Казнь Марии Стюарт была вызовом всей феодально-католиче- ской Европе. Филипп II приступил к последним приготовлениям к войне, выступив сам в качестве претендента на английский престол. п . Английское правительство было плохо подго- товлено к воине. Необходимость оказывать фи- нансовую помощь Нидерландам, ведшим борьбу с Филиппом II, требовала больших сумм, так же как война в Ирландии и субси- дии шотландскому королю Якову VI. Политика субсидирования врагов Испании привела к большому напряжению финансов, но она была совершенно неизбежна ввиду опасности испанского вторжения. Хотя английская королева пользовалась широким кре- дитом за границей, именно в 1587—1588 гг. Англии приходилось надеяться только на собственные ресурсы, так как ввиду создав- шейся международной обстановки у иностранных банкиров нель- зя было достать денег. С другой стороны, английские купцы в ту пору тоже несли большие потери и не могли дать достаточных субсидий. В начале 1588 г. стало очевидно, что необходимо на- чать снаряжение флота и военных отрядов для отпора готовяще- муся нападению испанской Армады. В королевском флоте было всего только 34 корабля с командой в 6000 с небольшим человек 95
и ощущался недостаток в провизии и порохе. Но английские но- вые дворяне и буржуазия превратили оборону Англии в общена- циональное дело, снарядив на свой счет и послав на государст- венную службу большое число кораблей. Расчет испанского коро- ля на противоречия внутри Англии не оправдался. Когда речь за- шла о защите национальной независимости от испанского втор- жения, самые различные общественные слои сплотились вокруг монархии. Однако недостаток в деньгах привел к тому, что ан- глийский флот был плохо снабжен провиантом и оружием: отря- ды моряков, солдат и добровольцев нередко голодали и, не полу- чая жалованья, были близки к мятежу. В конце мая 1588 г. испанский флот вышел в море. «Счастли- вейшая и непобедимая Армада», как ее называли в Испании, со- стояла из 134 кораблей с командой в 8766 моряков и 2088 галер- ных рабов. Помимо этого, на кораблях находилось 21 855 солдат и 300 монахов, священников и инквизиторов, которые сразу же после вторжения должны были приступить к обращению англи- чан в католическую веру. К этим военным силам должны были присоединиться еще 17 000 солдат из состава испанских войск, на- ходившихся тогда в Нидерландах. Огромные и неповоротливые корабли непобедимой Армады были малопригодны для энергичных военных действий и для быст- рого маневрирования, резко отличаясь тем самым от меньших по размеру, но в два раза более быстроходных английских судов. Только в середине июля Армада приблизилась к Англии. Английские моряки под командой адмирала Говарда пропусти- ли Армаду в Ла-Манш. Прославленные елизаветинские пираты и мореходы Гоукинс, Дрейк и Фробишер следовали за испанцами по направлению к Кале, не вступая в большое сражение, а лишь нанося врагам множество повреждений в различных мелких стычках. Только 28 июля неприятельские флоты встретились у Кале. Англичане, имевшие уже 140 судов, ночью пустили на испанский флот шесть, превращенных в брандеры, старых кораблей. Среди испанцев началась паника, многие их корабли были сожжены, иные погибли при столкновении друг с другом: вражеский флот был дезорганизован. На следующий день произошло морское сра- жение, в результате которого Армада сильно пострадала. Англий- ские моряки начали было решительно преследовать испанцев, но, опасаясь бури, внезапно прекратили преследование и укрылись в гавани. Испанцы же были застигнуты разразившейся бурей, мно- гие корабли погибли в открытом море или разбились у берегов Шотландии, остальные были отнесены к норвежским и ирландским берегам. Лишь жалкие остатки Армады — 43 корабля из 134 — достигли Испании. Вторжение испанских войск в Англию осталось неосуществленным. Неудача этого похода объясняется как техническим превосход- ством английских судов, что очень показательно, поскольку Анг- 96
лия была гораздо более развитой экономически страной, чем Ис- пания, так и тем, что командующий Армадой Медина-Сидония ни- чего не сделал для соединения с испанскими войсками Александра Пармского в Нидерландах. Сыграло роль и высокое качество анг- лийской артиллерии, более дальнобойной, нежели испанская, а также то, что английские моряки прекрасно ориентировались в во- дах Ла-Манша. Разгром Армады был поворотным пунктом в истории англо- испанской борьбы. С этого момента начинается все более быстрый упадок морского могущества Испании. Соперничество между ста- рой феодальной Испанией и Англией, страной рождающегося ка- питалистического производства, привело к победе Англии, кото- рая с этого времени поднимается до положения великой морской державы. В Англии сразу же поняли значение победы над испан- ской Армадой, почувствовали свою силу. В начале 1589 г. против Испании направилась экспедиция под командованием Нориса и Дрейка. Это был типичный пиратский набег очень большого масштаба: 150 английских кораблей имели на борту 18 000 человек. Английские моряки нанесли большой вред Испании, разграбив ряд пунктов на ее побережье. После этого слабость Испании стала совершенно очевидной, и в Англии началась настоящая антииспанская горячка, когда купцы, дво- ряне, пираты и сановники снаряжали корабли для войны с Испа- нией и грабежа испанских владений. С 1590 г. усиленно разви- вается каперство — узаконенные пиратские нападения на испан- ские корабли. Морская война с Испанией становится чисто гра- бительским предприятием. Начало конфлик- тов парламента с короной. Вопрос о продолжении церковной реформы очень волновал и сельских джентри и лондон- ских купцов, и, несмотря на жестокие преследо- вания, сторонники пуританизма как представи- тели нового формирующегося буржуазного мировоззрения начина- ют с 1571 г. свои первые оппозиционные выступления в палате об- щин. Когда правительство запретило обсуждение церковных воп- росов в парламенте, это вызвало сильное недовольство в палате общин. В 70-х и 80-х годах, если не считать упомянутых столкновений по церковному вопросу, парламент и королева с ее Тайным сове- том действуют в полном согласии. И в области внешней политики, ведя скрытую, а затем и открытую войну с Испанией, и в области обеспечения интересов торговли и промышленности, уже не гово- ря о политике подавления протеста народных масс кровавыми за- конами, Елизавета Тюдор прекрасно обеспечивала интересы новых дворян и буржуазии и создала им все возможности для дальней- шего развития. Именно этим объясняется характернейшая черта английского абсолютизма: сохранение парламента в момент наи- высшего расцвета абсолютной монархии. 7 Очерки истории Англи» 97
Но с середины 90-х годов XVI в. положение резко изменилось. Начинается на первых порах мало ощутимое, но затем все более и более заметное расхождение между окрепшими капиталистиче- скими элементами, требовавшими большей свободы и тяготив- шимися опекой абсолютистского государства, и интересами мо- нархии. Буржуазная оппозиция в парламенте начинает выражать недо- вольство королевской политикой выдачи монопольных патентов. Еще задолго до этого тюдоровское правительство практиковало выдачу патентов на монопольное ведение торговых или промыш- ленных предприятий отдельным лицам или компаниям. Если середине XVI в. это в какой-то мере способствовало буржуазному развитию, то в конце XVI в. монополии сделались тормозом для поступательного движения английской экономики, они препят- ствовали свободному капиталистическому развитию, тем более, что монополии очень часто выдавались фаворитам и придворным, обогащая их и вызывая возмущение всей массы буржуазии. В 1601 г. палата общин, наконец, потребовала рассмотрения воп- роса о монополиях. Конфликт парламента и короны по этому по- воду принял бурный характер, и королева вынуждена была усту* пить, ибо она избегала открытой борьбы с парламентом. Правда, отмена монополий, обещанная королевой, в действительности ока- залась лишь формальной уступкой, а по сути дела положение мало изменилось. Несмотря на решительные выступления в парламенте и под- держку, оказываемую пуританам, лондонская буржуазия, уже не говоря о новых дворянах, была далека от мысли оказать от- крытое неповиновение короне. Подтверждением этого может слу- жить тот факт, что, когда молодой фаворит королевы, граф Эс- секс, в том же 1601 г. организовал заговор с целью ограничения абсолютистского режима, надеясь на поддержку буржуазии и но- водворянских элементов, лондонские купцы остались в стороне, и дело кончилось казнью Эссекса. Именно в конце XVI в., в период зарождения Особенности конфликтов парламента с королевой, начинает английского r г абсолютизма. сказываться относительная слаоость позиции английской абсолютной монархии. Слабость эта выражалась в том, что в Англии не было постоянной армии, нахо- дившейся в полном распоряжении короны. Кроме того, хотя уже в 30-х годах XVI в. и позднее при Елизавете Тюдор было сделано многое в плане развития центральной бюрократической системы и оформления отделившихся от дворцового ведомства государст- венных учреждений, бюрократический аппарат английской монар- хии был далек от совершенства. Помимо сильно развитого взяточ- ничества и казнокрадства, положение осложнялось и тем, что в графствах чиновничьи должности находились, как правило, в ру- ках местного нового дворянства. Практически все распоряжения ко- роны выполнялись этими чиновниками лишь постольку, поскольку 98
они были выгодны новым дворянам. Елизавета умело подбирала людей для центрального аппарата, и первая половина ее царство- вания дала таких крупных государственных деятелей, убежденных сторонников абсолютизма, как Берлей, Николай Бэкон, Уолсингем, купец Томас Грешем и другие. Хорошо была поставлена, возглав- ляемая Уолсингемом, система шпионажа и информации, благодаря которой королева имела сведения из всех углов Англии и почти из всех стран Европы. Умело руководил королевскими финансами То- мас Грешем — «король купцов» и финансовый советник королевы, олицетворявший всесилие денег в эту эпоху всеобщего стремления к наживе. Во второй половине царствования Елизаветы, когда на сцену выходят такие сановники, как Роберт Сесиль, знаменитый фило- соф Френсис Бэкон и другие, несовершенство государственной машины становится все более очевидным и ощутимым. Его при- ходится компенсировать системой фаворитизма. Если в первый период правления Елизаветы даже такие ее фавориты, как Лей- стер, играли все же подчиненную роль, то во второй период они начинают приобретать все большее значение, что вообще свойст- венно абсолютизму в период утраты им прогрессивных черт. К концу правления Елизаветы становится все более очевидным, что сохранение парламента позволяет имущим классам контроли- ровать действия государя. Это очень специфично именно для анг- лийского абсолютизма, тогда как во Франции Генеральные штаты не созываются с 1614 г. и абсолютная монархия там не знает в пору своего расцвета никаких ограничений. Развитие социально-экономических отношений в Англии шло такими быстрыми темпами, что период существования абсолю- тизма оказался слишком коротким, и не успели сложиться и до- стигнуть полного развития все необходимые абсолютизму орудия управления. Абсолютная монархия уже в конце XVI в. начинает мешать развитию наиболее передовых слоев общества. Это осо- бенно ярко сказалось в правление первых Стюартов, когда созре- вают предпосылки буржуазной революции. XVI столетие было временем, когда в ходе образования английской нации шло быстрое развитие национальной культуры. Уже в первой половине XVI в. стало ясным своеобразие гуманистического дви- жения в Англии, своеобразие, обусловленное быстрыми темпами экономического и социального развития этой страны. Английские гуманисты не только восставали против феодального мировоззре- ния, но и раньше, чем в других странах, начали критику новых буржуазных отношений. Первый период английского Возрождения охватывает время с конца XV до середины XVI в. Английские гуманисты — знатоки древних языков, античной литературы и философии приобретают большое влияние в Кембриджском и особенно в Оксфордском университетах. Большие успехи делает школьное образование. 7* 99 Английская культура XVI в.
Самым выдающимся писателем-гуманистом этого времени явля- ется Томас Мор (1478—1535), автор «Утопии», произведения, в котором были подвергнуты беспощадной критике социальные порядки Англии эпохи первоначального накопления. Причину всех бед Мор видел в наличии частной собственности и ее унич- тожение считал необходимым условием справедливых обществен- ных порядков. После падения Уолси в течение короткого времени он был канцлером королевства, но реформация заставила его уйти с этого поста, а вскоре, обвиненный в измене (он не желал признать верховенства короля в церковных делах), Мор был казнен. Здесь следует отметить, что в традиционном изображении бур- жуазных историков Томас Мор выступает как сторонник католи- цизма. Это вряд ли соответствует истине. В государстве, изобра- женном Томасом Мором в «Утопии», могут исповедоваться раз- ные религии, там царит полная веротерпимость. Тем не менее «верхушечная», проведенная королем в целях ограбления церкви и установления своего верховенства над нею реформация не мог- ла быть принята Мором, ибо она несла неисчислимые бедствия народу. Второй период английского Возрождения — вторая половина XVI в. — эпоха расцвета английской литературы. В это время творит целая плеяда крупнейших английских поэтов: Филипп Сид- ней (1554—1586), автор пасторального романа «Аркадия»; Эд- мунд Спенсер (1552—1599), написавший поэму «Королева фей», и другие. Особое место занимает Вальтер Ралей (1552—1618), мореплаватель, пират и в то же время крупный поэт (сатириче- ская поэма «Ложь») и историк («Всемирная история»), возгла- вивший в Лондоне кружок гуманистов. В эту же пору достигает пышного расцвета английская драма. Театральное искусство было широко распространено. По Англии ходило множество трупп бродячих актеров, а во второй половине XVI в. в Лондоне появился и ряд постоянных театров. Из них наибольшей известностью пользовались «Глобус», «Занавес», «Театр» и др. Гениальным английским драматургом этого времени был Вильям Шекспир (1564—1616). Драматургия Шекспира, вед- шего борьбу с феодальным миропониманием, представляет собой вершину литературы Возрождения. Для комедий Шекспира («Ук- рощение строптивой», «Двенадцатая ночь» и др.) характерны жиз- нерадостность и глубокий оптимизм. В трагедиях («Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Отелло» и др.) с необычайной силой по- казаны противоречия эпохи. Особый интерес представляют исто- рические драмы Шекспира («Король Джон», «Ричард III» и др.). Крупнейшими драматургами были в это время Марло (1564— 1593), автор трагедий («Тамерлан Великий», «Мальтийский ев- рей» и др.), и Бен Джонсон (1573—1637), автор социально-быто- вых комедий («Вольпоне» и «Варфоломеевская ярмарка»). 100
В это же время творил знаменитый английский философ Френ- сис Бэкон (1561 —1626). Больших успехов достигает развитие ес- тественных наук: физик Вильям Гильберт (1540—1603) пишет трактат о магнитных телах, а медик Джон Гейль — сочинение об огнестрельных ранах. Астрология и алхимия, однако, все еще пользуются большой популярностью, и даже среди образованных кругов населения широко распространена вера в ведьм. Большие сдвиги наблюдаются в области архитектуры. На сме- ну пышному расцвету поздней готики (капелла Генриха VII в Вестминстере, Виндзорский замок) приходит новый, «тюдоров- ский» стиль строительства жилых домов и дворцов дворян и зна- ти. Влияние итальянского и французского стиля Возрождения ос- тавляет нетронутой национальную основу английского зодчества. Многочисленные сочинения по истории и географии Англии (Гаррисон, Кэмден, Хаклюйт) свидетельствуют о развитии нацио- нального самосознания.

АНГЛИЯ

ГЛАВА VIII АНГЛИЙСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVH в. рС 40-х годах XVII в. начинается новый период в истории Англии. Этот период имел своим началом английскую ре- волюцию XVII в. — одну из ранних буржуазных революций. Дворянские и буржуазные историки пытались представить анг- лийскую революцию как «великий бунт» или как «пуританскую революцию», считая действия «отдельных смутьянов» или религи- озные столкновения основными ее причинами. Между тем английская революция была первой революцией европейского масштаба. Она не только установила буржуазный строй в Англии, но сыграла большую роль в победе капиталисти- ческого способа производства в странах Западной Европы и Се- верной Америки. Именно поэтому английская революция является началом нового времени. Ф. Энгельс назвал буржуазную револю- цию XVII в. «замечательным периодом английской истории». В отличие от французской революции XVIII в. революция XVII в. в Англии развивалась под религиозным знаменем. Но она была буржуазной по своему существу. Она имела свои причины, и их следует искать в социально-экономических и политических условиях, которые сложились в Англии накануне революции. Развитие промышленности в Англии. 1. АНГЛИЯ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ В начале XVII в. Англия была главным обра- зом страной аграрной. В середине XVII в. на- селение Англии составляло 5 миллионов чело- век, причем более 3/4 его жило в деревне. Одна- ко в экономике страны все большее значение приобретало про- мышленное производство. С XVI в. быстро развивалась англий- ская шерстяная промышленность, росло судостроение, железоде- лательное производство. В Англии начала XVII в. производили железо 800 печей, выплавлявшие по 3—4 тонны металла в неделю. 105
Центрами железоделательного производства были графства Кент, Сессекс, Серрей и др. Сильно поднялась добыча угля: к 1640 г. Англия давала 4/s всего добываемого в Европе угля. Рядом с эти- ми старыми отраслями промышленности возникли так называемые новые мануфактуры — по производству хлопчатобумажных тка- ней, шелка, стекольных изделий, мыла (в Лондоне, Ноттингеме, Ланкашире и др.). Английский капитализм находился на мануфактурной стадии своего развития. Однако если в одних отраслях промышленности уже господствовала капиталистическая мануфактура, то в других отраслях промышленности большую роль еще играло мелкото- варное производство в мелких промышленных мастерских. Крупные централизованные мануфактуры были в металлургии, горном деле, а также в стекольной, бумажной и других отраслях промышленности. Мелкое производство не существовало в неизменном виде. В нем шел процесс разложения мелкого ремесла, возникает деление на мастеров — богатых хозяйчиков и на эксплуатируемых ремес- ленников. Многие ремесленники работали на сырье, которое они получали от скупщиков. Этот процесс происходил как в цеховом, так и в нецеховом ремесле. Однако в Англии еще имелся много- численный слой мелких самостоятельных производителей ремес- ленников (в районе Лондона, на севере и т. д.). По данным Кин- га, относящимся ко второй половине XVII в., их было 60 тысяч семейств, или всего 240 тысяч человек. В Англии первой половины XVII в. существовали предприятия, на которых работали не только десятки, но и сотни рабочих. Та- кие предприятия были в графствах Суффолк, Сомерсет, Уилтшир и др. Совершенно иной была организация капиталистического про- изводства в ряде старых отраслей промышленности, в частности в шерстяной. Здесь преобладала не централизованная, а рассеян- ная мануфактура, которая, впрочем, оставалась главной формой капиталистического производства в Англии начала XVII в. Эта пестрота форм промышленного производства в начале XVII в. объяснялась переходным характером английской эконо- мики, капиталистическое развитие которой задерживалось господ- ствовавшими феодальными отношениями. Англия к началу революции сделала большие успехи и в об- ласти торговли. Внутренний обмен уже давно вышел за рамки местных рынков, слившихся в единый национальный рынок с центром в Лондоне. Наблюдается и огромный рост внешней тор- говли, английские купцы все больше вывозят готовые изделия и получают фабрикаты (некрашеные сукна и т. п.) из различных стран. Большую роль во внешней торговле играют монопольные компании (Ост-Индская, Московская, «Компания купцов-авантю- ристов» и др.), которые получали огромные прибыли и поэтому стали центром притяжения накопившихся в стране капиталов. Быстрый рост внутренней и особенно внешней торговли содейст- 106
вовал развитию мануфактур. Однако господствовавшие в доре- волюционной Англии феодальные отношения воздвигали огром- ные препятствия на пути развития капитализма. Этими препятст- виями были остатки феодального ремесла, система средневеко- вых монополий и патентов и т. д. Феодальные цеховые ограничения и регламентация были очень живучи, особенно в старинных городах. Эти ограничения запре- щали совмещение в одной мастерской работы прядильщиков и ткачей, ограничивали число подмастерьев, занятых у одного мас- тера, запрещали заниматься ремеслом в прилегающих к городу деревнях и т. д. Все это стесняло развитие производительных сил и технический прогресс. Об этом совершенно определенно свиде- тельствует зародышевое состояние новых отраслей промышленно- сти (хлопчатобумажной, шелковой и др.). Большим тормозом для дальнейшего развития производитель- ных сил была экономическая система абсолютизма. Существенным элементом ее были монополия и патенты, при- вилегии феодального характера, раздававшиеся правительством. Основываясь на королевских хартиях, владельцы патентов и мо- нополий отстаивали свое исключительное право на производство или продажу тех или иных товаров. Небольшая группа владель- цев хартий, пользуясь своим монопольным положением, букваль- но грабила широкие народные массы. Об этом образно говорил в парламенте представитель графства Эссекс задолго до револю- ции: «Я намерен рассказать вам еще об одной беде, которая ле- жит в основе многих жалоб. Речь идет об осином гнезде, о пара- зитах, заполнивших страну. Я имею в виду монополистов, грабя- щих народ. Подобно египетским лягушкам, они захватили наше жилье, и трудно найти комнату, где бы их не было; они пьют из нашей чаши, едят из наших тарелок, сидят у нашего очага; мы находим их в красильном чану, в тазу, в ступе... Они не уступят нам даже иголки. Мы не можем даже приобрести себе одеж- ду без их пбсредничества. Эти пиявки сосут народ так, что до- вели его до изнурения». Господство феодальных отношений имело сво- им результатом сохранение преобладания зем- леделия над промышленностью. Однако и в анг- лийской деревне шел быстрый процесс разви- тия капиталистических отношений. В отличие от других стран, где деревня значительно отставала от города по уровню развития ка- питализма, в Англии, особенно на юге и востоке страны, в сель- ском хозяйстве весьма интенсивно развивался капитализм и про- исходило быстрое развитие производительных сил (работы по осу- шению болот и дренажу берегов, заливавшихся водой, внедрение травопольной системы, применение плугов и сеялок и т. д.). Несмотря на сопротивление крестьянства, продолжался про- цесс огораживания. Однако, как отмечает К. Маркс, еще в по- следние десятилетия XVII в. иоменри, «независимое крестьянство, Развитие капитализма в деревне. 107
было многочисленнее, чем класс арендаторов. Оно было главной силой Кромвеля» Огораживания имели своим следствием пре- вращение части крестьян в безземельных батраков. Вместе с тем в английской деревне появляется узкая прослой- ка фермеров-капиталистов, которые арендовали землю у круп- ных землевладельцев и нанимали для работы батраков. Распространение крупной капиталистической аренды и обра- зование наряду с классом дворян-землевладельцев класса капи- талистических фермеров — яркий показатель капиталистического развития английской деревни. Вело свое хозяйство на капиталистических началах и новое, обуржуазившееся дворянство (джентри), которое было заинтере- совано в увеличении производства шерсти, а также зерна, овощей и молочных продуктов для рынка. Это было особенно выгодно в связи с ростом цен на сельскохозяйственные продукты, наблюдав- шимся в первой половине XVII в. В связи с этим часть пастбищ превращается в пахотную землю (реконверсия) и одновременно начинается новая волна огораживаний. Однако развитие капиталистических отношений в английской деревне тормозилось господством феодальных отношений, в осо- бенности на севере, западе и юго-западе Англии, где старое фео- дальное дворянство продолжало эксплуатировать крестьян-держа- телей на основе феодальной ренты. По-прежнему в силу «рыцарского держания» земля юридиче- ски считалась собственностью королевской власти. Большинство крупных владений в Англии было держаниями от короля на условии несения держателем рыцарской службы. В XVII в. службы уже не требовалось, но владельцы «рыцарских держаний» должны были уплачивать вместо нее деньги. Феодальное право мешало капиталистическому использованию земельной собственности и свободной торговле землей. В интересах дальнейшего развития капитализма необходимо было разорвать все эти феодальные рогатки. Уровень развития производительных сил в Анг- Классы англии- лии дИКТОвал необходимость уничтожения фео- перед революцией. Да^ьных отношении. Однако этому сопротивля- лось феодальное дворянство, которое продол- жало хозяйничать по-старому. В буржуазных памфлетах их на- зывали «трутнями». Потеряв свою экономическую мощь, они тем не менее политически господствовали, составляя вместе с англи- канским духовенством социальную опору феодально-абсолютист- ской монархии. Феодалы-землевладельцы занимали важнейшие государствен- ные посты, они играли главную роль и в государственном аппа- рате абсолютизма на местах. 1 К. М а р к с, Капитал, т. I, стр. 727. 108
Против отживших феодально-абсолютистских порядков осо- бенно активно выступали широкие народные массы, которые бес- пощадно эксплуатировались и не имели никаких политических прав !. И наиболее обездоленными были мануфактурные рабочие. Их рабочий день длился 15—16 часов, а реальная заработная плата все более снижалась в связи с ростом цен на продукты пи- тания. Известно, что уже на стадии мануфактурного производства в мануфактуре проявляются антагонистические противоречия меж- ду капиталистами и мануфактурными рабочими. В централизо- ванных мануфактурах эти антагонистические противоречия вы- ступают более явно, а в рассеянной мануфактуре — в скрытом виде. Однако, как подчеркивал Маркс, положение и тех рабочих, «которые работают у себя на дому, но не на себя, а на капита- листа... совершенно отлично от положения самостоятельного ре- месленника ...»1 2. Несколько иное положение было в мелких мастерских. Хотя и здесь положение рабочих и подмастерьев было не лучшим, чем в мануфактурах, но здесь противоречия между хозяйчиками и рабо- чими «ни в какую прочную форму еще не отливались» 3. Владелец мелкой промышленной мастерской сам еще работал рядом со сво- им рабочим, поэтому между ним и рабочим еще не было полного разрыва. Часть рабочих еще была связана с собственностью. И, таким образом, не произошло еще полного отделения рабочих от мелкой буржуазии. Роль боевой армии революции предстояло сыграть английско- му крестьянству (иоменри). Английское крестьянство, составляв- шее большинство населения страны, было лично свободным и вело самостоятельное хозяйство, хотя и различалось по юридическим формам своего землевладения. Основную массу крестьян составляли фригольдеры (свобод- ные держатели) и копигольдеры (обычные держатели земли). Их держания назывались фригольдом и копигольдом. Фригольд был свободной, близкой к частной собственности формой держания на общем праве страны. Копигольд был наследственным или пожизненным держанием, за которое копигольдеры были обязаны платить лорду фиксиро- ванную денежную ренту, выплачивать десятину и т. д. Землевла- дельцы стремились увеличивать ренту, заменяя обычную ренту «улучшенной». Копигольдеры не могли ни продать, ни сдать в аренду свой надел. Им приходилось платить поборы «за допуск» в случае смерти главы семьи или в случае истечения срока дер- жания, от них иногда требовали барщинных повинностей. Они были подсудны манориальному суду. Кроме этих категорий кре- 1 В Англии лишь тот имел избирательное право, кто был фригольдером и уплачивал прямой налог с земли в размере 40 шиллингов. 2 К- Маркс, Капитал, т. I, стр. 351. 3 В. И. Ленин, Сочинения, т. 3. стр. 381. 109
стьянства, существовали держатели-арендаторы на различные сроки (лизгольдеры). Состав их был весьма пестрый. Среди них были и фермеры, и фригольдеры, и копигольдеры, которым не хва- тало своей земли, и выходцы из городов. Юридическое деление крестьянства не совпадало с более пест- рым делением по экономическому положению. Зажиточные копи- гольдеры и крупные фригольдеры составили верхушку иоменри, но были и мелкие фригольдеры, положение которых было не луч- ше, чем основной массы копигольдеров — средних и мелких дер- жателей. Последние боролись за превращение своих наделов на феодальном праве в свободную собственность, но вместе с тем они сопротивлялись стремлениям джентри превратить наследст- венное или пожизненное держание — копигольд — в лизгольд, т. е. в краткосрочную аренду. Кроме средних и мелких крестьян, в английской деревне было много коттеров — безземельных батраков и поденщиков, рабо- тавших на полях джентри, богатых фермеров и верхушки иоменри. Таким образом, часть английского крестьянства уже страдала не только от феодального, но и капиталистического гнета, однако все крестьянство страдало от сохранившейся феодальной эксплуа- тации и потому было заинтересовано в уничтожении всех фео- дальных институтов и отношений. Недовольство широких масс крестьянства, ремесленников и рабочих мануфактур своим поло- жением находило свое выражение чаще всего в локальных, а иног- да в более широких восстаниях. В 1617 г. вспыхнуло восстание ремесленных учеников в Лондоне, а в 1620 г. волнениями был ох- вачен ряд городов на западе Англии. Крупное крестьянское вос- стание, охватившее центральные графства страны, поднялось в 1607 г. Крестьяне решительно выступили против новых огоражи- ваний. В 20-х годах XVII в. крестьянские восстания против ого- раживаний поднялись в западных и южных графствах Англии. Против феодально-абсолютистских порядков выступали также новое дворянство и буржуазия. Характерной чертой Англии было то, что здесь уже в XVI в. возникло новое дворянство (джентри). Хотя юридически дворян- ство являлось единым сословием, но эта сословная общность в действительности потеряла всякое значение, и земельные владения джентри были не феодальной, а буржуазной собственностью. В отличие от старых дворян джентри были заинтересованы в развитии торговли и промышленности, их хозяйство было капита- листическим. «Отсюда общность интересов землевладельцев с интересами буржуазии, отсюда их союз с ней»1. Хотя среди джентри выделились разные группы (верхушка, средние и мелкие дворяне), что скажется потом, во время революции, но все они стремились освободиться от повинностей по отношению к ко- роне, связанных с «рыцарским» держанием, а также расширить свои земельные владения за счет церкви. 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 7, стр. 222. 110
Джентри стремились также ликвидировать крестьянские обыч- ные права, на которых основывался копигольд, чтобы иметь пол- ную возможность сгонять держателей с земли или заменить копи- гольд краткосрочной арендой. В области политической новое дво- рянство стремилось ограничить монархию и оттеснить «трутней» от господства в политической жизни. Эти стремления встречали поддержку и английской буржуазии. Английская буржуазия в первой половине XVII в. была край- не неоднородна по своему составу. Верхушку ее составляли не- сколько сот денежных и торговых воротил лондонского Сити и провинции. Они пользовались королевскими монополиями и па- тентами и были вплоть до начала революции связаны с королев- ским двором, а в ходе революции они составят ядро пресвите- риан. Средняя буржуазия включала главным образом владельцев мануфактур, среднее купечество, а также предпринимателей из цеховой верхушки. Эта часть буржуазии была недовольна всякого рода ограничениями ее экономического роста, а также своим по- литическим бесправием. В ходе революции основная часть этой группировки буржуазии вместе с джентри будет опорой индепеп- дентов. Особое положение занимала мелкая городская буржуазия (мелкие торговцы, ремесленники и др.). По данным Кинга, годо- вой доход мелких торговцев (45 фунтов стерлингов) не намного превышал годовой доход ремесленника (38 фунтов стерлингов). И те и другие страдали от конкуренции мануфактуристов и круп- ных купцов. Они были недовольны системой монополий и патен- тов, а также налоговой политикой правительства. Мелкая буржуазия должна была сыграть большую роль в ре- волюции, составляя наряду с другими прослойками социальную базу демократической партии левеллеров. Характерной чертой политической обстановки в Англии накануне революции было наличие бло- ка джентри и буржуазии. Этот блок выступал против феодально-абсолютистских порядков под религиозным знаменем. Объясняется это тем, что англиканская церковь сохранила в своих руках епископ- ские земли и играла роль пропагандистского органа абсолютист- ского правительства. Англиканская церковь, будучи частью пра- вительственного аппарата, защищала существующие феодальные порядки. Естественно, что борьба против этих порядков шла од- новременно с борьбой против англиканской церкви. Ограниченные условиями XVII в., когда политические теории облекались в религиозную форму, оппозиционные силы, будучи не- достаточно зрелыми для того, чтобы выдвинуть вполне светское знамя для своей борьбы, выдвинули свою идеологию — пурита- низм. Пуританизм — идеология буржуазии и джентри. 111
Сторонники этого учения черпали свои идеи из арсенала каль- винизма и требовали завершения реформы англиканской церкви путем очищения ее от всего, что даже внешне напоминало католи- ческий культ. Пуритане высказывались за дешевую церковь и за лишение ее имущества. Впрочем, не по всем вопросам среди пу- ритан царило единодушие. Часть пуритан — пресвитериане — требовали уничтожения епископата, но выступали за сохранение централизации и единообразия в новой церкви. Индепенденты от- стаивали полную независимость и самоуправление религиозных общин. Однако различные пуританские секты выступали вместе против англиканства. Видными пуританскими проповедниками и публицистами XVII в. были пресвитерианские богословы Вильям Принн (1600—1669), Джон Баствик (1593—1654) и Генри Бер- тон (1578—1648). Сторонники пуританизма не ограничивались планами преобра- зования церкви. Они активно выступали по вопросам обществен- ного устройства, выдвигая различные политические и конституци- онные теории (Гудвин, Паркер и другие), сыгравшие важную роль в ходе революции. Абсолютизм Стюартов и парламентская оппозиция. Большую роль в сохранении феодальных отно- шений в Англии играл абсолютизм. Своеобраз- ной чертой английского абсолютизма было то, что наряду с самодержавной властью королей продолжал функционировать парламент как орган сословного представительства. Пока буржуазия нуждалась в покровительственной политике абсолютизма, она поддерживала монархию Тюдоров, но с конца XVI в. положение изменилось. Английская буржуазия и новое дворянство окрепли экономически, политика регламентации производства, преследовавшая фискальные цели, а также система монополий и патентов мешали дальнейшему развитию промыш- ленности и торговли. Недовольство привилегированным положением феодалов и англиканского духовенства экономической политикой правительст- ва, а также преследование пуритан — все это заставило пред- ставителей буржуазии и джентри действовать заодно. Образова- лась парламентская оппозиция, которая становится важным фак- тором политической жизни Англии во время правления первых Стюартов. Во время парламентских конфликтов, которыми отмечена вся деятельность дореволюционных парламентов, буржуазно-дворян- ская оппозиция протестовала против новых налогов и сборов, против религиозных гонений, которые приводили к эмиграции пу- ритан в Северную Америку, а также против внешней политики Якова I и Карла I, особенно против дружбы с Испанией, все еще остававшейся главным врагом Англии. Критика внутренней и внешней политики правительства, разда- вавшаяся с парламентской трибуны, послужила для Якова I 112
(1603—1625} и Карла I (с 1625 г.) поводом для неоднократного роспуска парламента. Но парламентская оппозиция выступала все более смело. В 1628 г. она потребовала принятия важного консти- туционного акта — Петиции о праве. В ней говорилось о том, что никто не может быть арестован без предъявления конкретного обвинения, никто не может быть лишен собственности без реше- ния суда. Карл I вынужден был согласиться на ограничение своей власти, чтобы получить от парламента денежную субсидию. Од- нако, утвердив петицию, король не думал ее соблюдать. В сле- дующем году произошло новое столкновение парламентской оппо- зации с королем. Карл I распустил парламент и одиннадцать лет (1629—1640) не созывал его. Беспарламент- В годы беспарламентского правления в Англии ское правление воцарился режим феодально-абсолютистской и назревание рево- реакции. Заработали «Звездная палата» и «Вы- люционной ситуа- сокая комиссия» — высшие суды по политиче- ции* ским и религиозным делам. Действуя по совету главы англиканской церкви архиепископа Лода, правительство Карла I начало террористическую расправу с пуританами. Так, пуританский публицист Принн, который уже раньше был судим «Звездной палатой», в 1637 г. снова был прив- лечен к ответственности вместе с пуританскими проповедниками Баствиком и Бертоном. Их всех присудили к штрафу по пяти тысяч фунтов стерлингов, к выставлению у позорного столба, лишению ушей и пожизненному тюремному заключению. Когда их вели из тюрьмы к позорному столбу, население усеяло их путь цветами. В 1638 г. был посажен в тюрьму и подвергнут бичеванию вид- ный пуританский деятель Джон Лильберн, будущий руководитель левеллеров. Преследованию подвергались и другие деятели оппо- зиции, формально за их пуританские воззрения, а по существу за их политическую деятельность против абсолютистского правитель- ства. Возмущение широких народных масс вызывала и налоговая политика Карла I. Чтобы поправить свои финансовые дела, пра- вительство с 1636 г. возобновило взимание особого налога — «ко- рабельных денег». В ответ на этот акт произвола начался массо- вый отказ от уплаты налога. Движение было подавлено. Против одного из лидеров оппозиции, Джона Гемпдена, отказавшегося платить «корабельные деньги», был организован громкий процесс. Гемпден был осужден, однако процесс дал новый толчок общест- венному возмущению. Для борьбы с новыми выступлениями народных масс и оппо- зиции ближайший советник короля лорд Страффорд начал созда- вать в Ирландии армию наемников. Правительство считало свое положение прочным. Однако начавшееся в 1638 г. восстание в Шотландии показало бессилие и гнилость абсолютизма. Шотландия была независимым королевством, связанным с Англией династическими узами. В Шотландии был свой парла- мент и свое церковное управление. Еще в XVI в. здесь победила 8 Очерки истории Англии ЦЗ
реформация и церковные земли перешли в руки дворянства и ча- сти буржуазии. В 1637 г. по совету Лода Карл I приказал ввести в Шотлан- дии новый молитвенник. Это был первый шаг к унификации анг- ликанской и шотландской кальвинистской церквей. Шотландское дворянство опасалось, что это поставит под удар полученные им во время реформации церковные земли. Дворянство, буржуазия и народные массы не без.основания считали церковное единообра- зие с Англией опасным для политической независимости своей страны. Восставшие в начале 1638 г. подписали торжественное обяза- тельство (Ковенант) бороться против посягательства на религиоз- ную и политическую независимость Шотландии. В 1639 г. восставшие шотландцы перешли английскую границу, нанесли поражение английским войскам и заняли северные граф- ства. Не имея ни сил, ни средств для того, чтобы отразить наступле- ние шотландских ковенантеров, Карл I вынужден был созвать парламент 13 апреля 1640 г. Как только выяснилось, что в палате общин большинство принадлежит оппозиции, поставившей вопрос о правах парламента, правительство распустило его. Короткий парламент не оставил глубокого следа в политической жизни Англии, но самый созыв его свидетельствовал о «кризисе верхов», которые уже не могли «управлять по-старому». В Англии были налицо и другие элементы революционной си- туации. К 40-м годам XVII в. начался застой в английской эконо- мике. Сокращение производства повлекло за собой массовую без- работицу. Непрерывно ухудшалось положение народных масс. Согласно данным известного английского экономиста Роджерса, заработок ремесленника и рабочего в эти годы составлял немно- гим более четверти того, что получал его дед. Росла нищета, а вместе с тем и недовольство народа. Бурные выступления ремесленников и рабочих происходят в 1639 и 1640 гг. в Лондоне и других городах. Крестьянское движе- ние охватило восточную Англию. Население посылало петиции правительству с требованием немедленного созыва парламента. Восстание в Шотландии между тем разрасталось. В таких усло- виях в ноябре 1640 г. снова пришлось созвать парламент, который получил название «Долгого». Начало деятельности Долгого пар- ламента совпало с началом английской революции. 2. ПЕРВЫЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ — ПЕРИОД КОНСТИТУЦИОННОЙ МОНАРХИИ (1640—1642) Первый период революции ознаменовался обострением клас- совых противоречий и наступлением оппозиционных сил против феодально-абсолютистских порядков; события этого периода при- вели к установлению конституционной монархии. 114
Блок джентри и буржуазии в Долгом парламенте. Обострение классовой и политической борьбы давало себя знать во время выборов в парла- мент в октябре 1640 г. Эти выборы принесли поражение королевской партии. Центральные, восточные и южные графства — самые разви- тые в экономическом отношении — дали явный перевес оппози- ции. Роялисты были сильны на севере, западе и юго-западе. По своему социальному составу Долгий парламент был дво- рянским собранием. Буржуазные депутаты тонули в массе дво- рянских представителей, которые, однако, в своем большинстве тоже представляли буржуазные интересы Англии. Уже в этом проявилось своеобразие расстановки классовых сил в Англии, где выступал блок буржуазии и нового дворянства. На первых же заседаниях Долгого парламента оппозиция сформулировала свою программу. Она была рассчитана на удов- летворение интересов джентри и буржуазии и предусматривала неприкосновенность частной собственности, свободу личности, уничтожение монополий и патентов. Первые мероприя- тия Долгого парламента и установление кон- ституционной монархии. В первый период революции Долгий парламент принял ряд важных решений, направленных на ограничение абсолютизма и утверждение вер- ховной власти парламента. Эти акты имели характер революционных преобразований, они затронули прежде всего политическую надстройку английского общества — государствен- ные учреждения страны. По решению парламента были ликвидированы некоторые фео- дальные учреждения, которые были символом абсолютизма («Звездная палата», «Высокая комиссия», финансовое ведомство абсолютной монархии — «Палата шахматной доски»). Чтобы ог- радить себя от королевского произвола, парламент установил, что он не может быть распущен в течение первых 50 дней его засе- даний. Большое значение приобрело «дело Страффорда», королев- ского министра и наместника в Ирландии, перебежавшего в годы беспарламентского правления из рядов оппозиции в лагерь ко- роля. Страффорд был обвинен в государственной измене и аресто- ван по постановлению парламента. Король пытался спасти своего любимца, но под давлением народных выступлений конца апре- ля—начала мая 1641 г. вынужден был подписать смертный приговор, вынесенный ему парламентом. Позже был казнен и глава англиканской церкви архиепископ Лод. Большое значение парламент придавал церковным вопросам и вопросам воспитания. Пуританские нормы морали были сдела- ны обязательными. Это сопровождалось борьбой против распу- щенности феодальной аристократии и развращающего, с точки зрения пуритан, влияния театра, танцев, аристократических мод и т. д. Это соответствовало пуританскому аскетизму — состав- ной части всего пуританского мировоззрения. В 1642 г. большин- 8* 115
ство Долгого парламента специальным постановлением запретилс театральные представления и развлечения. Гораздо большее значение, чем эти меры, имело решение пар- ламентского большинства об объявлении пресвитерианской церк- ви государственной обязательной церковью на всей территории Англии. Сначала король все время отступал, так как у него не было реальных сил для противодействия парламентскому большинству, парламент же пользовался поддержкой народных масс. Послед- ние надеялись, что парламент примет меры по улучшению поло- жения народа, и поэтому в борьбе парламентской оппозиции с ко- ролем они видели свое народное дело. Своими выступлениями вес- ной 1641 г. народные массы оказали решительную поддержку пар- ламенту и активно вмешались в ход революции. Именно после этих выступлений в мае 1641 г. был принят билль, по которому парламент вообще не мог быть распущен или его заседания от- срочены без согласия большинства депутатов. Этот акт Долгого парламента юридически закреплял установление конституцион- ной буржуазной монархии в Англии. Весьма важным актом пар- ламента была «Великая ремонстрация», состоявшая из 204-х ста- тей. В ней были перечислены незаконные действия короля и его властей и выставлено требование, чтобы все важные государст- венные должности замещались людьми, назначенными парламен- том. «Великая ремонстрация» была встречена с одобрением на- родными массами, а также частью буржуазии и джентри. У стен Вестминстера во время обсуждения «Великой ремонст- рации» развернулась ожесточенная борьба между роялистами и сторонниками парламента. Дело доходило до вооруженных столк- новений. В это время родились клички, которыми наградили друг друга роялисты и сторонники парламента: первых прозвали през- рительно «кавалерами», а вторых — «круглоголовыми» (за мане- ру пуритан стричь волосы в кружок в отличие от длинных завитых локонов аристократии). Однако в самом парламенте «Великая ремонстрация» была принята 22 ноября 1641 г. незначительным большинством. Это убе- дило короля в том, что даже оппозиционное парламентское боль- шинство не желает полного разрыва с ним. Уже при обсуждении вопроса о епископате летом 1641 г. ярко проявились разногласия среди парламентской оппозиции и нача- лось формирование двух политических групп — пресвитериан и индепендентов. Хотя они сохранили название двух пуританских сект, но основное, что их разделяло, —это вопрос о дальнейших политических и социальных преобразованиях. Представлявшие интересы верхушки джентри и буржуазии пресвитериане считали революцию законченной. Дальнейшие из- менения, в частности конфискацию епископских земель, они счита- ли опасными для крупного землевладения вообще. Позиция прес- 116
витериан диктовалась боязнью начавшихся крестьянских выступ- лений. В течение 1640—1642 гг. крестьянское движение охватило Кембридж, Ноттингем, Норфолк и другие графства восточной Анг- лии. Крестьяне-общинники отказывались выполнять приказы лендлордов и властей. Бурный характер приобрело крестьянское движение против огораживаний в юго-западной Англии. Боялись крестьянского движения и индепенденты, однако, так как это пока было в интересах среднего и мелкого джентри, сред- ней городской буржуазии, они выступали за дальнейшее развитие революции. Они считали, что епископат должен быть уничтожен, а церковные земли распроданы. Эти требования и снискали инде- пепдентам симпатии народных масс. Борьбой в парламентском лагере решил вос- Восстание 1641 г. пользоваться король. Кроме того, его ободрило дм/ Ирла“™' . • ские события. Ирландия была первой английской коло- нией, захват которой начался еще в XII в. На востоке этой страны в результате ее порабощения Англией Рыло устроено пять графств, которые находились в руках колонизато- ров и составляли так называемый «пейл» (посад). В пределах «пейла» были и некоторые крупные города, в том числе главный город Ирландии Дублин. В захваченной части острова английские колонизаторы захва- тывали земли, лишая ирландских крестьян средств к существова- нию. Эта политика задевала и интересы ирландских феодалов, у которых английские лорды под разными предлогами отбирали их земельные владения. Для укрепления своих позиций в Ирландии колонизаторы стремились насадить англиканство в этой стране и поживиться за счет земель ирландской католической церкви. Это встретило соп- ротивление не только ирландского католического духовенства, но и народных масс. Для ирландцев действия захватчиков означали усиление не только национального и религиозного, но и социаль- ного порабощения. Тройной гнет колонизаторов, задевавший са- мые различные прослойки населения, а также то, что в основных районах Ирландии еще имели большую силу клановые (родовые) отношения, подготовили почву для единого фронта различных слоев ирландского общества против английских колонизаторов. В 1609 г. была завершена колонизация Олстера (на севере), где у ирландцев было отнято около полумиллиона акров пахотной земли. Эти земли перешли в руки английских и шотландских лор- дов, авантюристов и офицеров, служивших в гарнизонах, распо- ложенных в захваченных районах Ирландии. Один шотландский писатель того времени сказал, что колонисты — это в большин- стве «подонки обеих стран, вызывающих страх и отвращение у себя на родине». 117
В 1641 г. в Ирландии началось новое восстание против анг- лийских колонизаторов. Основной силой восстания были кре- стьяне, которых колонизаторы сгоняли с земли, но во главе стоя- ла ирландская знать и католическое духовенство. Движение в Ирландии было противоречивым. С одной сторо- ны, это была, несомненно, справедливая борьба ирландского на- рода против национального, религиозного и социального гнета. С другой стороны, восстание проходило под руководством клано- вой знати и духовенства под флагом защиты католицизма, что придавало восстанию религиозную окраску. Положение в Ирландии осложнялось тем, что с началом рево- люции в Англии и восстания в Ирландии здесь определились три группы, боровшиеся друг с другом и имевшие определенные тер- риториальные районы и даже свои армии. Сторонники Долгого парламента владели городом Дерри и частью графств на востоке Ирландии, роялисты укрепились в районе Дублина, большая часть острова была в руках католической конфедерации, образовавшей- ся в Килкенни в 1642 г. В связи с тем что Долгий парламент взял на себя роль душите- ля ирландского освободительного движения, король приказал сво- им сторонникам в Ирландии передать парламентской армии Дуб- лин и другие занятые ими районы. Король считал, что таким обра- зом будут обеспечены интересы англо-ирландских лордов, но вме- сте с тем это даст ему возможность выступить в роли противника угнетения Ирландии и заигрывать с ирландскими католиками. Роялистская партия решила использовать ир- Переход короля ландцев для борьбы с английской революцией. у * Она надеялась также договориться с шотланд- ской знатью. В начале января 1642 г. король обвинил главных ли- деров оппозиции (Пима, Гемпдена и других) в государственной измене и потребовал от нижней палаты через королевского проку- рора выдачи их суду. Палата отклонила это требование. Король сам явился в палату и, обнаружив, что пять парла- ментских лидеров отсутствуют (они скрылись в лондонском Сити), обратился к спикеру палаты с вопросом: «Я вижу, что птички уле- тели. Где они?». Но спикер, хотя и стал на колени перед королем, заявил, что он может говорить только то, что прикажет ему пала- та. Король был разъярен, однако бессилен что-либо предпринять. Вооруженные толпы народа заполняли площади и улицы столицы, революционная обстановка в Лондоне парализовала действия Карла I. Он покинул Лондон и уехал на север, где у короля было много приверженцев среди старого дворянства. Большинство пар- ламентской оппозиции все еще искало компромисса с королем и уговаривало его вернуться. Но в июле 1642 г., когда стало извест- но, что король собирает войско, парламент решил создать свою армию. Главнокомандующим парламентской армией был назначен английский вельможа граф Эссекс. Кроме того, парламент создал 118
из лордов и членов палаты общин Комитет двух палат, который играл роль временного правительства страны. Дальнейшее мирное течение революции было невозможно. 3. ВТОРОЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ — ПЕРИОД ГРАЖДАНСКИХ ВОЙН (1642—1649) С конца августа 1642 г. начался второй период Первая граждан- революции — период открытой гражданской 7победа^ войны. С самого ее начала обозначились два парламента. лагеря — лагерь роялистов и парламентский лагерь. На стороне короля выступили графства севера, запада и юго-запада, экономически отсталые районы стра- ны. Восточные и южные графства, промышленные районы севера и центра стояли за парламент. Географическое размежевание двух лагерей сопровождалось глубоким размежеванием классовых сил по всей стране. На стороне короля выступило феодальное дворян- ство и англиканское духовенство, на стороне парламента — новое дворянство, буржуазия, крестьянство, городская мелкая буржуа- зия, городской плебс. В борьбе с королем парламент располагал большими преиму- ществами. Он имел на своей стороне наиболее передовые в эконо- мическом отношении графства Англии. Поддержка, оказанная парламенту портовыми городами и флотом страны, имела боль- шое значение для предотвращения интервенции в пользу рояли- стов с континента. Парламент пользовался поддержкой широких народных масс, располагал большими материальными ресурсами. Но парламентская армия не смогла использовать свои преиму- щества. Сказалось отсутствие обученных военных сил. Парламентская армия состояла из наемных солдат и могла рассчитывать на помощь милиции графств (местного ополчения). Большое значение имело объединение милиции раз яичных графств и создание объединенных армий восточных и центральных графств. Однако в большинстве случаев отряды местного ополчения несли службу только в пределах своих графств. Парламентские войска имели централизованное командование, но оно в лице видного пресвитерианина графа Эссекса оказалось неспособным победить роялистов. В сентябре и октябре 1642 г. королевская армия, со- стоявшая из обученных военному делу и преданных королю дво- рян и сильная своими кавалерийскими частями, одержала ряд по- бед над парламентскими войсками. Роялисты угрожали Лондону, а после битвы при Эджгилле захватили Оксфорд, который стал временной резиденцией короля. Роялистам удалось захватить Йорк (на севере), Бристоль (на западе) и другие крупные горо- да. Некоторые победы парламентской армии в 1643 г., а также крупная победа при Марстон-Муре (2 июля 1644 г.), одержанная войсками восточных графств под командованием Оливера Кром- веля, не могли изменить всего хода войны. 119
Главной причиной поражения парламентской армии на первом этапе войны была нерешительность господствовавших в парламен- те пресвитериан. Они считали революцию законченной, стреми- лись договориться с королем, не допустить дальнейшего углубле- ния революции. Против такой политики решительно выступали народные мас- сы, а также средние круги буржуазии и джентри. Они объедини- лись вокруг партии индепендентов. Виднейшим ее руководителем был Оливер Кромвель (1599—1658). Выходец из семьи джентри, Кромвель молодые годы провел в деревне. С малых лет он был воспитан в пуританском духе. Смерть отца помешала Кромвелю закончить Кембриджский университет, он вынужден был вернуться в свое поместье и здесь принимал активное участие в общественных делах своего графства. Он инте- ресовался и тем, что делается во всей стране и за ее пределами. Особенно его интересовали события Тридцатилетней войны, кото- рая велась на континенте Европы. В 1628 г. он впервые был избран в парламент. Один биограф следующим образом рисует Кромвеля: «Он был высокого роста, широкоплечий, с большой благородной головой, покрытой густы- ми темными волосами, ниспадавшими прядями на его воротник. В нем чувствовались мужественность, стройность, решительность. Его манеры были просты, вкусы нетребовательны, он никогда не был близок к аристократическим кругам». В 1640 г. Кромвель был избран членом Долгого парламента. На трибуне парламента он не произвел впечатления как оратор, зато с началом гражданской войны Кромвель сразу приобрел из- вестность как талантливый военный организатор. В первые годы гражданской войны он был одним из видных командиров милиции восточных графств. Отряды Кромвеля состояли из иоменов и ремесленников. Он их называл «людьми духа» за их преданность пуританизму, кото- рый идеологически цементировал парламентский лагерь. Отряды Кромвеля, получившие название «железнобоких», сыграли боль- шую роль в тех отдельных победах, которые имел парламент. На- ряду с Кромвелем видным руководителем индепендентов был Ген- ри Айртон, зять Кромвеля, генерал парламентской армии, видный оратор и идеолог этой партии. Поражения парламентских войск летом и осенью 1644 г. за- ставили индепендентов настоять на полной реформе армии. В кон- це 1644 г. Кромвель выступил с планом ее реорганизации. В де- кабре индепенденты добились принятия акта об отставке всего старого командования («Акт о самоотречении»), а в начале 1645 г. был утвержден акт об «Армии нового образца». Новая армия состояла из 10 полков пехоты и 11 полков кон- ницы. Армия набиралась путем рекрутских наборов и состояла из крестьян, ремесленников и городски^ низов. Высший командный состав состоял в основном из дворян и выходцев из буржуазии. 120
60 u _____ Районы, оставшиеся под властью короля 120 км S' 8 1646 г- &1648 Места и даты важнейших битв Английская буржуазная революция в XVII в. Среди низшего командного состава было много выходцев из кре- стьян и ремесленников. Руководство новой армией было центра- лизовано. Главнокомандующим парламентской армии был постав- лен молодой лорд Ферфакс, человек неопределенных политиче- ских взглядов, удовлетворявший и пресвитериан. Но его замести- 121
телем, сначала временным, а затем постоянным, был назначен Кромвель, который фактически и руководил всеми делами в армии. В июне 1645 г. реорганизованная армия уже громила рояли- стов. Начался новый этап гражданской войны. 14 июня 1645 г. при Нэсби парламентские войска разбили наголову войска коро- ля и захватили всю артиллерию, много военного снаряжения и 5 тысяч пленных. Была захвачена и дипломатическая переписка короля, которая показала вероломство и лицемерие Карла I. Битва при Нэсби фактически решила исход первой граждан- ской войны, хотя роялисты еще продолжали держаться на западе и в центре страны. Однако в марте 1646 г. роялисты были раз- громлены и на западе, а в начале мая парламентская армия осво- бодила центр страны и заняла Оксфорд. Еще до этого Карл тайно бежал к шотландцам, надеясь на их защиту. Однако шотландцы предали Карла I парламенту за 400 тысяч фунтов стерлингов. Формально эта сумма уплачивалась шотландцам как возмещение их расходов, связанных с ведением войны против Карла I. Но по- следний был недалек от истины, когда заявил в момент передачи его парламентской армии: «Я продан и куплен». В марте 1647 г. были уничтожены последние опорные пункты роялистов в Уэльсе. Первая гражданская война завершилась по- бедой парламента. Главную роль в победе парламентской армии над роялистами сыграла поддержка народных масс. В ряде сражений тысячи кре- стьян и представителей городских низов непосредственно помога- ли армии парламента. Сама революционная армия была олице- творением огромной роли народных масс в революции. Несомнен- но, большое значение имела реформа армии, осуществленная под руководством Кромвеля, сумевшего широко использовать артил- лерию, а также применить новую тактику фланговых кавалерий- ских ударов по силам роялистов. Война тяжело отразилась на экономике стра- ны, многие районы были разорены, особенно те, которые были заняты роялистами и шотланд- скими войсками, которые основательно ограби- ли северные графства. В Гемпшире войска роя- листов незадолго до окончания войны сожгли много домов, оставив бедноту без крова, и увели почти весь рога- тый скот, лошадей, овец, свиней. В Гентингтоне и Рамсее роялисты разрушили много домов и обобрали население. Экономические затруднения тяжело отразились на положении ремесленников. Летом 1647 г. палата общин получила ряд пети- ций от ремесленников с жалобами на их тяжелое положение. В связи с тяжелым застоем в промышленности и торговле многие ремесленники и торговцы уезжали в Голландию. Не лучше было положение крестьянства. Держатели и аренда- торы не были в состоянии выплачивать ренту лендлордам. В результате продолжавшихся огораживаний, а также разоре- Положение стра- ны. Политика пре- свитериан после первой граждан- ской войны. 122
ния трудящихся масс в Англии росло нищенство, которое в годы после первой гражданской войны достигло огромных размеров. По данным одного памфлета, в 40-х годах в Англии было до 500 ты- сяч бедняков. Органы власти делали вид, что борются с этим явлением. Пар- ламент издал в декабре 1647 г. акт об облегчении положения бед- ных и о наказании бродяг и других нарушителей порядка в пре- делах Лондона и его окрестностей, но он не привел и не мог при- вести к уничтожению нищенства. Наоборот, он предусматривал наказание для бедняков и нищих и предоставлял властям право помещать их в дома принудительного труда. Положение в стране осложнялось еще и тем, что 1645—1646 гг. были неурожайными, что повлекло за собой рост цен на продукты питания и еще больше снижало жизненный уровень мелкой город- ской буржуазии и плебса. Несмотря на и без того тяжелое поло- жение широких народных масс, пресвитерианское большинство парламента для покрытия государственных расходов вводило все новые налоги, бремя которых ложилось на плечи народных масс. Особенно ненавистными для последних были так называемые ак- цизы, или косвенные налоги. Раздражали народные массы и раз- личные чрезвычайные платежи, система постоя, которая применя- лась парламентской армией. Несмотря на многочисленные пети- ции с требованием отмены системы постоя и акцизов, снижения налогового бремени, парламент оставался глухим к просьбам пе- тиционеров. Недовольство английского крестьянства вызывала аграрная политика пресвитериан. Аграрный вопрос был основным в английской революции. В ходе гражданской войны были конфискованы королевские и епископские зем- ли, а также земли роялистов из среды старого дворянства. Нуждаясь в деньгах, парламент стал распродавдть оказавшийся в его распоряжении земельный фонд. Земли продавались большими участками, за единовремен- ную оплату, так, что они доставались буржуазным и дворянским элементам и лишь частично богатым иоменам. В угоду джентри была произведена отмена «рыцарского держания». Это означало, что отменяются всякие платежи королю за «рыцарские феоды», и собственность дворян была фактически превращена в буржуаз- ную собственность. Но, обеспечив таким образом свои интересы, джентри сохра- няли все феодальные повинности и платежи крестьян. В угоду джентри Долгий парламент приостановил также действие законо- дательства против огораживаний, дав, таким образом, полный простор сгону крестьян с земли. Такая политика парламента в аграрном вопросе объясняется в первую очередь тем, что в отличие от французской революции 1789—1794 гг., где «буржуазия в союзе с народом боролась про- Политика парламента в аграрном вопросе. 123
тив монархии, дворянства и господствующей церкви», в англий- ской революции «буржуазия в союзе с новым дворянством боро- лась против монархии, против феодального дворянства и против господствующей церкви» Г Известную роль здесь играло и то обстоятельство, что англий- ское крестьянство в силу своей глубокой классовой дифференци- ации не сумело своими выступлениями добиться аграрного зако- нодательства в свою пользу. Все это сказалось на результатах ре- волюции. Она нанесла сокрушительный удар феодальному земле- владению. Однако если во время французской революции XVIII в. были подорваны позиции крупного землевладения вообще и про- изошла парцелляция земельной собственности, то во время анг- лийской революции в результате аграрного законодательства Дол- гого парламента произошло дальнейшее усиление позиций крупного буржуазного землевладения и были созданы условия для новой волны огораживаний. Все это имело далеко идущие последствия для судеб английского крестьянства. Как подчер- кивал Энгельс, сто лет спустя после Кромвеля английское кре- стьянство вообще исчезло. Еще в ходе гражданской войны проявились Крестьянское симптомы недовольства крестьянских масс аг- в ходе революции, рарнои политикой пресвитериан. В 1643 г. вспыхнуло крестьянское восстание в юго-запад- ных графствах Англии, направленное против огораживаний. Это восстание отличалось весьма упорным характером. Главную роль в нем играли беднейшие крестьяне и сельские рабочие. Восстание было подавлено войсками Долгого парламента. В центральной Англии развернулась в эти годы борьба за воз- вращение в общинное пользование захваченных королем и лор- дами лесов. Своеобразной формой борьбы против аграрной политики Дол- гого парламента было движение клобменов, или «дубинщиков», на юго-западе Англии, в районе, служившем еще в 1645 г. ареной военных действий между роялистами и парламентской армией. Движение охватило около 50 тысяч крестьян, батраков и даже ремесленников, вооружавшихся чем попало: дубинками, косами, мотыгами. В связи с тем что армии роялистов и парламента разоряли крестьян, клобмены объявили себя защитниками «свободы и соб- ственности», заявляли, что пойдут «средним путем», ни с кем не соединяясь. Попытка клобменов стать между двумя лагерями бы- ла реакционной, но она объясняется не только тем, что их вожаки были из зажиточных слоев, но и глубоким недовольством полити- кой пресвитериан. Именно это сделало возможным вовлечение клобменов в военные действия то на стороне роялистов, то на сто- роне парламентских войск, разгромивших потом это движение. 1 К- Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 6, стр. 114. 124
Крестьянство неоднократно выступало со своими требованиями и в последующие Недовольство народных масс своим полити- ческим беспра- вием. ГОДЫ. Недовольство народных масс Англии вызывало и их политическое бесправие. Революция вы- звала к жизни огромный интерес к политиче- ским событиям и стремление наиболее созна- тельной части населения принимать в них ак- тивное участие. В Англии печаталось огромное количество памфлетов, начали выходить «Дневники» с отчетами о заседаниях палат, появляются «Книги с новостями» — своеобразные журналы, не только сооб- щавшие новости, но и содержавшие оценку тех или иных событий, печатались и листовки-однодневки, откликавшиеся на важнейшие злобы дня. Все это повышало активность населения, втягивая его в борь- бу политических группировок и содействуя политическим переме- нам. Между тем пресвитериане сопротивлялись любым реформам. Они отстаивали старый сорокашиллинговый ценз, который не до- пускал к участию в выборах большинство крестьянства (копи- гольдеров), городскую мелкую буржуазию и плебейские массы. Таким образом, вся политика пресвитериан вы- зывала глубокое разочарование среди широких народных масс. Недовольство охватило и «Ар- мию нового образца». Сначала возглавили это Возникновение движения левеллеров. недовольство индепенденты, стремившиеся вырвать власть из рук пресвитериан. Борьба между ними осложнилась появлением демократической группировки левеллеров, или «уравнителей», виднейшим руково- дителем которой был радикальный мелкобуржуазный демократ и страстный борец за свободу Джон Лильберн (1618—1657). Младший сын мелкопоместного дворянина, двенадцатилетний Лильберн был отдан на выучку к крупному лондонскому сукно- торговцу, по поручению которого не раз ездил в Голландию, ис- пользуя эти поездки для распространения в Англии печатавшейся в Голландии пуританской литературы. В 1638 г. Лильберн был сурово наказан и заключен в тюрьму, где содержался в одиночке, закованный в цепи, и лишь в мае 1641 г. был освобожден по решению Долгого парламента. Лильберн принимает самое деятельное участие в гражданской войне, а после реформы армии выходит в отставку и целиком от- дается политической борьбе, выступая на крайне левом фланге парламентского лагеря. Уже в 1645 г. он выступает самостоятельно, с резкой критикой палаты лордов, формулируя в памфлете «Защита прирожденного права Англии» одно из важнейших положений левеллеров о на- водном суверенитете. В другом памфлете этого же времени Лиль- берн писал: «Высшая власть — в народе». Власть парламента должна быть ограниченной, единственным мерилом для него долж- 125
но быть народное благо. Лильберн не допускает мысли, что рядом с палатой общин может существовать палата лордов. Власть лор- дов и короля является тиранической, она должна быть отменена. Утверждая, что все люди «по природе равны» и что «никто из них не имеет по природе какого-либо превосходства и власти над другими», Лильберн выступает против всяких привилегий и фео- дальных титулов. Горячий сторонник республиканского строя, Лильберн высту- пает и защитником личных свобод: свободы религиозных убеж- дений, неприкосновенности личности и имущества, свободы печати. Наряду с Лильберном большую роль в формировании идей демократического движения и в идеологической подготовке ле- веллерской партии играли его соратники Ричард Овертон и Виль- ям Уолвин. Как и Лильберн, Овертон долго сидел в тюрьме и был освобожден лишь в сентябре 1647 г. В своих страстных памфлетах 1645 г. Овертон недвусмыслен- но признает незаконность палаты лордов и королевской власти. Смело и открыто Овертон уже в 1646 г. резко критикует пресви- териан, политику которых по отношению к народу он называет «деспотической узурпацией». С гневом бичует Овертон «новых вы- скочек — пресвитериан», угрожающих свободе народа и его есте- ственным, прирожденным правам. Овертон требовал отмены коро- левской власти. Он спрашивал: «Неужели нация не может суще- ствовать без короля?» Вслед за Лильберном Овертон отрицает и власть лордов. «Только вы избраны нами, народом, — писал он в обращении к нижней палате, — поэтому только вы имеете власть, связанную со всей нацией». Горячо отстаивая права лич- ности, Овертон, так же как и Лильберн, относит к ним в первую очередь право обладания собственностью. В своем памфлете «Стрела против всех тиранов» Овертон признает собственность естественным и необходимым институтом. Еще до Руссо левелле- ры считали, что уничтожение собственности было бы еще боль- шим злом, чем ее существование. Большую роль в формировании идей левеллеров сыграл так- же Вильям Уолвин. Во время гражданской войны он принимал активное участие в политической жизни, стал близким соратником Лильберна и Овертона и в ряде своих памфлетов выступает за- щитником свободы совести и страстным пропагандистом идей на- родного суверенитета. Характерно, что Лильберн, Овертон и Уолвин постоянно ссы- лались на Великую хартию вольностей и рассматривали свою дея- тельность как борьбу за отвоевание и возвращение прежних сво- бод, которые были потеряны предками во время нормандского завоевания. Для них характерна идея о праве и обязанности граж- дан сопротивляться угнетению, идея, сыгравшая громадную ре- волюционную роль в самой английской революции, а впоследст- вии и во время американской освободительной войны. Таким образом, уже в 1645—1646 гг., в период оформления са- 126
мостоятельного демократического идейного течения, будущие ру- ководители левеллерской группировки выдвигали антимонархи- ческие и республиканские по своему существу идеи, они отверга- ли власть короля и лордов, тем самым будущие левеллеры доби- вались уничтожения старой, феодальной политической надстрой- ки. В. И. Ленин подчеркивал, что «монархия, сословность» явля- лись наряду с феодальным землевладением и землепользованием важнейшими элементами феодального строя. Уничтожение «монархии, сословности» означало дальнейшее углубление революции. В 1647 г. левеллеры превращаются из идейного течения в пар- тийную группировку. Тогда же появилось и самое название «ле- веллеры». Социально-экономическая программа сторонников Лильберна была весьма умеренной. Она с самого начала предусматривала уничтожение монополий и патентов, облегчение налогового бре- мени «бедного и среднего люда». В их программе были и такие требования, как возвращение крестьянам огороженной земли и превращение копигольда во фригольд, но эта программа отнюдь не предусматривала радикального решения аграрного вопроса, т. е. уничтожения дворянского землевладения. Наиболее радикальной была политическая программа левел- леров. Однако и здесь, требуя равенства всех граждан перед за- коном и всеобщего избирательного права, они впоследствии со- гласились исключить из числа избирателей рабочих и домашнюю прислугу, показав тем самым свою мелкобуржуазную ограничен- ность. Будучи представителями революционного буржуазного демо- кратизма XVII в., левеллеры вели за собой городскую мелкую буржуазию, а также крестьянство. Вплоть до 1649 г. им оказыва- ли поддержку городская и сельская беднота. Левеллеры имели широкую опору и в солдат- Борьба между ской массе парламентской армии, в то время как и левеллерами, индепенденты опирались на офицерство. Имен- но поэтому пресвитерианское большинство пар- ламента решило распустить армию под предлогом, что война окон- чена. Однако полки отказались подчиниться приказу о роспуске и потребовали от командования решительных действий. Полки из- брали своих представителей — «агитаторов», или «агентов». Аги- таторы каждого полка составляли совет солдатских агитаторов. Левеллеры пользовались большим влиянием среди агитаторов. Они и возглавили движение против роспуска армии и за уплату солдатам жалованья. Индепенденты были напуганы активностью левеллеров. Если те и другие выступали единым фронтом против пресвитериан, то в то же время между ними были острые противоречия, получив- шие наиболее яркое выражение в политической борьбе, которая происходила в армии в 1647 г. 127
Индепенденты стремились взять солдатское движение под свой контроль. Именно для этого был учрежден общеармейский совет, в который вошли высшие офицеры армии, агитаторы всех полков и по два офицера от каждого полка. Общеармейский совет, имея в своем составе активных левел- леров и агитаторов, а также видных индепендентов, начал играть очень большую роль в политической жизни страны. В общеармей- ском совете стали обсуждаться даже проекты будущей конститу- ции Англии. Индепенденты выдвинули свой проект будущего устройства Англии, названный «Главы предложений». Этот проект предус- матривал сохранение палаты лордов и сильно ограниченной коро- левской власти. По мысли индепендентов, вся исполнительная власть должна была принадлежать государственному совету, от- ветственному перед парламентом. Палата общин должна была избираться, причем избирательная система строилась на основе имущественного ценза. По существу речь шла о предоставлении избирательных прав только имущим. Левеллеры и агитаторы выступили с критикой проекта инде- пендентов, сформулировав свои собственные требования в доку- менте под названием «Дело армии». Это главным образом доку- мент армейских левеллеров и агитаторов. Большое место отводи- лось здесь экономическим вопросам. Левеллеры требовали отмены монополии, уничтожения десятины, прекращения огораживаний, возвращения крестьянам отнятых общинных земель. Кроме того. «Дело армии» содержало ряд положений о будущем политиче- ском устройстве Англии (всеобщее избирательное право, однопа- латный парламент и т. д.). Индепенденты во главе с Кромвелем и Айртоном выступили с критикой предложений левеллеров. Развернулась весьма острая полемика вокруг «Глав предложений» и «Дела армии». Индепен- денты решили созвать расширенное заседание, или конференцию общеармейского совета, чтобы там дать бой левеллерам и заста- вить их отказаться от своей демократической программы. В ходе подготовки к конференции левеллеры выдвинули свой расширенный проект будущего государственного устройства Анг- лии — «Народное соглашение». Левеллерский проект предусмат- ривал превращение Англии в республику, формально-юридическое равенство всех перед законом, отмену всех сословных привиле- гий и введение всеобщего избирательного права. По существу «На- родное соглашение» предусматривало уничтожение палаты лор- дов и власти короля. Палата общин должна была иметь верхов- ную власть в государстве «без всякого вмешательства какого-ли- бо лица или лиц». В «Народном соглашении» отстаивался прин- цип невмешательства государства в дела религии. Левеллеры назвали свой проект будущего устройства Англии «Народным соглашением»: они предлагали передать его на всена- родное обсуждение, причем каждый, кто одобрял его, должен был 128
поставить свою подпись. Борьба вокруг левеллерского проекта новой конституции развернулась на армейской конференции в лон- донском предместье Путни (28 октября — 11 ноября 1647 г.). Первые выступления на Путнейской конференции были посвя- щены вопросу о будущей форме государственной власти. Левел- леры (полковник Ренбор и другие) требовали уничтожения коро- левской власти. Индепенденты же устами Кромвеля и его бли- жайшего помощника Айртона выступали за сохранение ограни- ченной парламентом королевской власти. Они доказывали, что англичане сроднились с определенными порядками, которые не следует резко изменять. Еще более бурные прения вызвал вопрос о всеобщем избира- тельном праве. Левеллеры, ссылаясь на теорию естественного права, отстаива- ли принцип всеобщего избирательного права. «Мы считаем, что все жители, являющиеся англичанами по праву рождения, долж- ны иметь права», — заявили левеллеры. Индепенденты решитель- но отвергали аргументацию демократической партии. «Общего права для всех нет», — заявили они. Избирательные права долж- ны принадлежать людям, «в руках которых находится вся земля... или в руках которых находятся вся торговля и ремесло», — заяв- лял Айртон. Индепенденты заявили, что ограничение избиратель- ного права направлено на обеспечение внутреннего мира в госу- дарстве. Они обвинили левеллеров в том, что их предложения со- здают угрозу собственности. Интересна аргументация одного Индепендента — полковника Рича. Он заявил, что «неимущие станут избирать неимущих», а так как число лиц, не заинтересованных в сохранении собствен- ности, «в пять раз больше числа собственников», то «у них будет большинство». Они смогут издать закон, который установит «ра- венство в имуществе и положении». Все это свидетельствовало о том, что блок джентри и буржуазии хотел использовать победу народных масс, но не делить с ними результаты победы. В ограни- чении избирательного права они видели преграду для тех, кто хо- тел бы изменить имущественные отношения. Левеллеры отвергали обвинения, будто они покушаются на собственность. Будучи мелкобуржуазными демократами и стре- мясь достигнуть соглашения с индепендентами, они пошли на ус- тупки и согласились лишить избирательных прав «подмастерьев, учеников, слуг и нищих». Таким образом, левеллеры были непо- следовательны в своей борьбе за всеобщее избирательное право. В конце концов было решено составить компромиссные пред- ложения и вернуться к вопросу о форме государственной власти. Но договориться не удалось. Борьба приняла столь острый ха- рактер, что Кромвель решился на роспуск общеармейского сове- та. Его место занял совет офицеров. В ответ левеллеры сделали попытку в ноябре 1647 г. поднять восстание солдат в защиту своих требований, но их поддержали 9 Очерки истории Англии 129
лишь некоторые полки. Кромвелю удалось удержать большинст- во полков под своим влиянием. Дальнейшему обострению борь- бы в армии парламента помешала вторая гражданская война. Борьбой в парламентском лагере поспешили Вторая граждан- воспользоваться роялисты, которые с конца вращен^Англий 1647 г- снова активизировались. Контрреволю- в республику. ционные силы учитывали желание пресвитери- ан достигнуть соглашения с Карлом I, который незадолго до этого сделал попытку бежать из-под надзора армии и оказался на острове Уайт. Здесь он заключил соглашение с при- шедшими к власти в Шотландии реакционерами, которые обещали восстановить власть короля силой оружия. Пресвитериане прямо потворствовали королю и вопреки тре- бованиям народных масс продолжали настаивать на переговорах с Карлом I. Пользуясь попустительством пресвитериан, роялисты развяза- ли новую гражданскую войну. Первый очаг войны возник в фев- рале 1648 г. в южном Уэльсе. Здесь на сторону восставших роя- листов перешел со своим полком роялистски настроенный полков- ник Пойер, который захватил крепость Пемброк и закрепился в южной части Уэльса. Второй очаг войны был в районе Кента, где роялисты в мае захватили ряд крупных городов и намеревались идти на Лондон. Третий очаг гражданской войны возник на севере, где действова- ли не только роялисты, но и двинувшаяся им на помощь шотланд- ская армия. Роялистам удалось заручиться поддержкой части флота, ко- мандование которой принял принц Уэльский. Вторая гражданская война началась рядом военных успехов роялистов, но армия Но- вого образца ответила серьезными ударами. Уже в первой поло- вине июля 1648 г. было закончено подавление мятежников на юге Уэльса, а 17 августа в решающей битве при Престоне были раз- громлены объединенные силы шотландцев, английских роялистов и ирландских отрядов. 31 августа 1648 г. последовала капитуля- ция роялистов в Колчестере — последнем их опорном пункте на юго-востоке. Главную роль в победе парламентской армии сыгра- ло возобновление блока индепендентов с демократией, который обеспечил парламентской армии поддержку народных масс в борь- бе с роялистской контрреволюцией. Однако пресвитериане, все еще имевшие большинство в Дол- гом парламенте, потребовали возобновления переговоров с коро- лем и добились назначения делегации для этих переговоров. Предательская позиция пресвитериан вызвала сильное возму- щение. Левеллеры развернули агитацию среди населения, собирая митинги и направляя петиции в парламент с требованием осужде- ния короля. Петиции посылали и солдаты армии, требуя немед- ленно покончить с виновниками гражданской войны, а также с пресвитерианами. Армейское командование обнародовало «Ремон- 130
страцию армии», в которой поддержало эти требования. Вслед за тем армия вступила в Лондон. 6 декабря 1648 г. армия осуществила чистку парламента от всех пресвитериан. По приказу полковника Прайда солдаты за- няли Вестминстер, членов парламента пропускали только через главный вход, у которого стоял Прайд со списком депутатов, ко- торых не следовало пускать на заседание. Членам парламента — пресвитерианам, имена которых называл парламентский пристав, Прайд заявлял: «Вы не пройдете!» На следующий день «чистка» продолжалась, всего за два дня было удалено 143 члена нижней палаты. 7 декабря оставшиеся в палате общин индепенденты (их было свыше 100) объявили об исключении пресвитериан из палаты. «Прайдова чистка» была настоящим переворотом, передавшим власть в руки индепендентов. Период господства пресвитериан за- кончился, начался период господства индепендентов. После «Прайдовой чистки» среди них подняли было голову сторонники соглашения с королем, но они встретили противодействие инде- пендентов-республиканцев (Ледлоу, Мартен), которые считали, что надо выполнить обещания, данные левеллерам. Так как народ- ные массы и солдаты продолжали требовать суда над королем, парламент вынужден был создать «Высший суд» для суда над главным преступником — королем. После многодневного разбирательства, в ходе которого король пытался оспаривать законность суда, Карл I был приговорен к смертной казни и 30 января 1649 г. в присутствии многочислен- ных толп народа казнен. В феврале 1649 г. была ликвидирована палата лордов и Анг- лия фактически стала республикой, управляемой парламентом. Все монархические государства Европы, а также Голландия отказались признать английскую республику. Главные европей- ские государства порвали дипломатические отношения с Англией. Атмосфера накалилась настолько, что дело дошло до убийства дипломатических представителей парламента в Гааге и Мадриде. Казнь короля и уничтожение палаты лордов вызвали бешеные нападки роялистов внутри страны. Для того чтобы вызвать сочув- ствие народа к своему обреченному делу, роялистский публицист Джон Гауден анонимно опубликовал памфлет «Образ короля, портрет его священного величества в его одиночестве и страдани- ях». В этом произведении, написанном в первом лице и представ- лявшем нечто вроде исповеди самого короля, король был лживо представлен человеком добрым и заботливым к своим подданным. Памфлет Гаудена вызвал такой большой шум и такую активи- зацию роялистов по всей стране, что Государственный совет пору- чил известному английскому поэту Джону Мильтону написать ответ. Ответ Мильтона был блестящей защитой республики. Казнью короля и уничтожением палаты лордов завершается второй период революции. Это был период ее наивысшего подъ- э* 131
ема, когда народные массы с наибольшей силой влияли на ход и исход революции. В 1649 г. революция вступила на путь буржуазно-демократи- ческого развития (отмена монархии, превращение Англии в рес- публику) , однако она не дошла до конца по этому пути — не было уничтожено дворянское землевладение и не была создана демо- кратическая республика. Вторым периодом революции заканчивается и восходящая ли- ния ее развития. 4. ТРЕТИЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ — ПЕРИОД ИНДЕПЕНДЕНТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ (1649—1653) В конце второго периода революции индепен- Обострение денты под давлением народных масс вынужде- КНовоеВОвыст°уРпле- ны были расстаться со старыми формами госу- ние левеллеров, дарственной власти, однако они не хотели до- пустить превращения Англии в такую республи- ку, в которой народные массы имели бы элементарные права. Еще меньше они склонны были идти на глубокие социальные преобра- зования. Как представители землевладельцев, индепенденты не хо- тели отказаться от своих прав на феодальную эксплуатацию кре- стьянства. Индепендентская республика сохранила много фео- дальных пережитков: сохранилась власть уцелевших лордов, со- хранилось крупное землевладение. Несмотря на тяжелое положе- ние народных масс, продолжался рост налогов. Все это вызвало недовольство масс — городской мелкой буржуазии, крестьянства, сельской бедноты, городского плебейства. В этих условиях снова активно выступают левеллеры. В февра- ле и марте 1649 г. Джон Лильберн публикует две части памфлета «Новые цепи Англии», в котором виднейший лидер левеллеров резко бичует индепендентов: революция ограничилась тем, что за- менила одни цепи другими, она не привела к улучшению положе- ния «бедного и среднего люда». Необходимо, писал Лильберн, от- менить десятину, налог на предметы первой необходимости и вся- кие пошлины. За свое выступление Лильберн и другие руководи- тели демократической партии были арестованы. Но это не пред- отвратило нового подъема демократического движения. Знаменем его было «Народное соглашение», новый вариант которого был опубликован 1 мая 1649 г. В нем ставилась задача установления настоящей демократической республики вместо индепендентской. В конце апреля и в начале мая 1649 г. развернулись восстания в полках армии под лозунгом поддержки «Народного соглашения», солдаты требовали также освобождения руководителей левел- леров. Создавая видимость уступок, индепенденты пошли на офици- альное провозглашение республики «без короля и палаты лордов» (19 мая 1649 г.). Одновременно Кромвель подавил восстание в полках. После этого левеллерское движение в армии сходит на нет. 132
В сентябре 1649 г. левеллеры попытались поднять новое вос- стание своих сторонников, но неудачно; начался общий спад левеллерского движения. Это объясняется тем, что левеллеры — представители мелкой городской буржуазии — главное внимание уделяли политическим вопросам, борьбе за формальное равенст- во, мало интересуясь социально-экономическими требованиями. Опираясь прежде всего на городскую мелкую буржуазию, ле- веллеры не понимали насущной необходимости широкой аграр- ной программы, которая предусматривала бы ликвидацию дво- рянского землевладения и учитывала не только интересы среднего и зажиточного иоменри, но и чаяния деревенской бедноты. Не слу- чайно, когда на сцену выступили «диггеры» (копатели), Лиль- берн решительно от них отмежевался, протестуя против отожде- ствления его взглядов со взглядами «бедных копателей на хол- ме св. Георгия». Позднее, когда левеллерское движение уже пошло на спад, Лильберн и другие левеллеры стали уделять аграрному вопросу большее внимание. Впервые Лильберн выступает со специальным памфлетом «Дело держателей манора Эпуорс» — в защиту кре- стьян-общинников Линкольншира, боровшихся с компанией осу- шителей заболоченных земель. Однако это выступление произо- шло в 1650 г., когда левеллерское движение уже потерпело пора- жение. Небезынтересно отметить, что в отдельных левеллерских памф- летах мы находим отрицание крупной собственности. Так, в памф- лете «Дело бедного человека» (1648) левеллер Джон Кук писал: «Я вряд ли ошибусь, если я буду врагом крупной собственности. Я не придерживаюсь мнения тех, кто считает, что стремиться к равенству всех людей — это якобы утопия...» Видный левеллер полковник Ренборо еще на Путнейской конференции в пылу спора с Айртоном говорил, что он хотел бы знать, «почему это некото- рые люди не имеют собственности, а другие ее имеют». Подобные высказывания есть и у Уолвина. Однако все это были случайные полемические высказывания, от которых их авторы сами потом отказывались. В ответ на обви- нения индепендентов левеллеры неоднократно в 1647—1649 гг. подчеркивали, что они отнюдь не покушаются на частную собст- венность. В мартовском памфлете 1648 г. под названием «Кнут для существующей палаты лордов» и в других памфлетах Лиль- берн резко возражал против названия «левеллеры» и писал о том, что он и его друзья «являются преданными и постоянными побор- никами свободы и собственности, что совершенно противополож- но ее обобществлению и уравнению». Принцип священности част- ной собственности был даже закреплен во всех последних проек- тах «Народного соглашения». Левеллеры резко высказываются против обвинений в стремлении к уравнению «состояния отдель- ных людей и отмене права собственности». Своей привержен- ностью к частной собственности и отказом выставить требование 133
«Истинные левеллеры», или диггеры. ликвидации дворянского землевладения левеллеры оттолкнули от себя низы города и деревни и тем самым ослабили себя. Опреде- ленный удар по левеллерскому движению нанесла ирландская экспедиция Кромвеля, которая отвлекла солдатские массы от внут- ренних английских проблем. В спаде левеллерского движения сыграли свою роль репрес- сии, посыпавшиеся на сторонников Лильберна. Сам он был оправ- дан судом, но по настоянию Кромвеля изгнан из Англии в 1651 г. Одновременно с движением левеллеров Кром- вель и индепенденты подавили движение дигге- ров. В начале 1649 г. появились в ряде графств Англии (Сэррей, Кент, Нортгемптон) общины диггеров, или «истинных левеллеров», как они себя называли. Они занимали пустующие земли и вскапывали их для посева. В своих декларациях и первых памфлетах диггеры заявляли, что хотят об- рабатывать «для общего блага» лишь общинные и государствен- ные земли и не посягают на землю собственников. «Угнетенные бедняки» должны на общинных и государственных землях органи- зовать общественное производство. Диггеры просят, чтобы госу- дарство не мешало им в организации этого производства. Они выражали надежду, что в конце концов разум богатых по- бедит их жадность и они согласятся на обобществление своей соб- ственности. Таким образом, для «истинных левеллеров» была характерна идея общности земли и вера в возможность мирного преобразова- ния имущественных отношений. Однако жизнь вскоре показала всю иллюзорность таких надежд. Органы власти по жалобам местных землевладельцев разогнали общины диггеров, а их посе- вы были уничтожены. К началу 1650 г. общины диггеров распа- лись. Руководитель диггеров Джерард Уинстенли продолжал пи- сать свои памфлеты, в которых излагались идеи этих представи- телей городских и сельских низов. Основная идея Уинстенли заключалась в том, что главной при- чиной всех социальных зол и преступлений является частная соб- ственность на землю, которая ведет к угнетению большей части народа. Частная собственность породила и королевскую власть. В своем первоначальном состоянии человечество не знало деле- ния на бедных и богатых, земля была общим достоянием. Затем произошло грехопадение человечества. Появилась частная собст- венность в результате невежества одних и коварства других. Воз- никло насилие одних людей над другими, начались войны между народами. Следствием одной из таких войн было нормандское за- воевание Англии, последовавшая затем раздача английской земли приближенным Вильгельма Завоевателя и превращение англичан в бесправных держателей. В отличие от левеллеров Уинстенли фактически выступает про- тив всякой частной собственности, против укреплявшейся буржу- азной собственности. 134
Для характеристики взглядов «истинных левеллеров» очень важен опубликованный в 1652 г. главный памфлет Уинстенли — «Закон свободы, изложенный в виде программы». Первая часть этого сочинения, обращенная к Кромвелю, посвящена критике су- ществовавшего общественного строя в Англии. Уинстенли делает вывод, что народ сражался за свободу, но был обманут: револю- ция ничего не дала народным массам, бедные остались бедными. Необходимы новые преобразования, которые бы обеспечили лю- дям истинную свободу. По мнению Уинстенли, «истинная свобода там, где человек получает пищу и средства для поддержания жиз- ни, а это заключается в пользовании землей». В новом обществе земля должна быть общим владением дан- ной общины, труд в сельском хозяйстве или в ремесле обязате- лен. Человек, уклоняющийся от работы, должен быть лишен всех прав. Труд организован в пределах семьи. Каждая семья постав- ляет продукты своего производства (сельскохозяйственного или ремесленного) в общественные склады, распределение продуктов происходит не по уравнительному принципу, а по потребностям. «Работайте вместе и вместе ешьте хлеб», — таков лозунг Уин- стенли. «Земные плоды и другие вещи, — писал Уинстенли, — вы- даются для употребления по мере надобности отдельным семьям и лицам. Или же они отправляются на кораблях в чужие стра- ны» — в обмен на необходимые товары. Денег нет, золото и се- ребро употребляются только для изготовления домашней утвари. Внутренняя торговля запрещена, а внешнюю торговлю ведет толь- ко государство. Будущее общество, по Уинстенли, будет иметь централизован- ное управление, но оно должно быть в интересах народа. В госу- дарстве должен быть установлен республиканский строй, все долж- ностные лица ежегодно переизбираются на основе принципа все- общего избирательного права. Должны быть лишены политиче- ских прав монархисты, «бессодержательные», или негражданст- венные лица — пьяницы, смутьяны, болтуны (они пользуются только правом избирать). Активное избирательное право предоставляется англичанам, достигшим 20 лет, а пассивное — лицам в возрасте от 40 лет. Уинстенли ничего не меняет в административной структуре Англии. Он сохраняет и парламент, однако наделяет его функция- ми «высшей палаты справедливости». Парламент организует жизнь внутри страны и заботится о ее безопасности путем укреп- ления республиканской армии. В республике Уинстенли большое внимание уделяется вопро- сам воспитания «в школах и на производстве». Дети не должны получать только книжное воспитание, они должны изучать раз- личные ремесла. Таким образом, Уинстенли выдвинул коммуни- стическую утопию, несомненно, испытывая влияние Томаса Мора, с которым у него много общего. Однако Уинстенли является впол- не самостоятельным мыслителем. В отличие от своего предшест- 135
венника он конструирует свое идеальное общество не на несуще- ствующем острове, а на Британских островах. В произведениях Уинстенли содержится предвосхищение мно- гих положений и идей, которые нашли свое дальнейшее развитие в произведениях ряда будущих утопистов. Идеи Уинстенли — оп- ределенное звено в цепи утопических социалистических идей. Диггеры были выразителями интересов и чаяний сельских и городских плебейских масс (безземельных крестьян, батраков и городских наемных рабочих). «Истинные левеллеры» придавали большое значение аграрному вопросу. Но они при всем своем со- чувствии к революции и ненависти к правящим классам не звали к захвату дворянской земли и к революционной борьбе. «Мирный» характер движения диггеров, а также мистическая религиозная форма, в которую облекались социальные идеи диггеров — пока- затель незрелости их взглядов. Уинстенли и диггеры не видели реальной политической силы, способной осуществить их программу. Не случайно поэтому Уин- стенли обращался то к человеческому разуму, то к властям, то к Кромвелю с призывом осуществить его идеи. Уже в этом ярко ска- зывается весь утопизм идей Уинстенли. Диггеры выступили тогда, когда уже началась нисходящая ли- ния развития английской революции. Их движение было разгром- лено в самом зародыше. Расправа с демократическим движением левеллеров и дигге- ров чрезвычайно усилила авторитет Кромвеля среди буржуазии и джентри. Они смотрели на него как на спасителя от левых эле- ментов и были готовы передать ему всю полноту власти. Росту влияния и авторитета Кромвеля способствовали и его успешные действия в Ирландии и Шотландии. Английская республика продолжала подавле- ние восстания в Ирландии. Так как руководст- во им было в руках знати и католического духо- венства, это дало возможность буржуазии и джентри Англии вести грабительскую войну против ирландского народа под лозунгом борьбы с папистами. Чтобы отвлечь солдат от внутренних проблем и от борьбы за английскую землю, каж- дому участнику похода в Ирландию был обещан земельный надел за счет ирландских повстанцев. Фактически солдаты не имели средств для обзаведения хозяй- ством, и они продавали полученные ими земельные участки вер- хушке офицеров (грандам) и спекулянтам, которые превращались в крупных землевладельцев, мечтавших главным образом о том, чтобы покончить с революцией и обеспечить незыблемость своей собственности. Политический маневр индепендентов-грандов удал- ся, им удалось вытравить революционный дух из армии и превра- тить ее в свое орудие. Новые английские крупные землевладельцы Покорение Ирландии и Шотландии. 136
сделались оплотом реакционной политики, и «... республика при Кромвеле, в сущности, разбилась об Ирландию»1. Еще до окончательного подавления восстания в Ирландии на- чалась расправа с Шотландией (с 1650 г.). Английская армия вступила на территорию Шотландии и нанесла ряд поражений шотландцам. Армия последних под командованием Карла II, сына казненного короля, в свою очередь вторглась в пределы Англии, рассчитывая снова разжечь здесь гражданскую войну. Однако при Вустере шотландцы были разгромлены, Шотландия была при- соединена к Англии. Тем временем английский флот нанес поражение силам рояли- стов, пытавшимся превратить в свою опору английские колонии в Северной Америке, что весьма обрадовало буржуазию и джентри. Почувствовав себя достаточно сильной, английская буржуазия решила нанести удар по своему главному конкуренту — Голлан- дии. В 1651 г. парламент издал «Навигационный акт», по кото- рому ввоз товаров в Англию разрешался только на английских судах или судах тех стран, которые производили ввозимые това- ры. Голландии была также запрещена торговля с английскими колониями в Америке. Это был удар по судоходству и транзитной торговле голландцев. Вскоре после издания «Навигационного ак- та» началась англо-голландская война (1652—1654). В июне 1653 г. английский флот одержал решительную победу над голландцами, и стало ясно, что Голландия войну проиграла. Это вызвало ликование английской буржуазии, в интересах кото- рой война и велась. Подавление демократического движения, воен- nepexo^ ные и внешнеполитические успехи — все это диктатуре. блок буржуазии и джентри связывал с именем Кромвеля. Долгий парламент не пользовался уже никаким авторитетом. Армия признавала только Кромвеля. Народные же массы, которые находились в тяжелом положении и для которых парламент ничего не сделал, ненавидели горсточку в 50 депутатов, оставшихся в Долгом парламенте (так называе- мое «охвостье»). Народные массы находились в состоянии броже- ния, возрождалась деятельность левеллерских групп, популяр- ностью пользовалась новая секта «людей пятой монархии». Их основные идеи заключались в том, что неизбежно должно быть установлено «тысячелетнее царство Христа на земле», или «пятая монархия», тогда все перейдет в общее владение и будет достиг- нуто равенство людей. «Люди пятой монархии» выражали чаяния разорявшейся мелкой городской буржуазии и имели известное влияние в армии. В условиях, когда народные массы снова пришли в движение, дальнейшее существование «охвостья» было опасным для буржу- азии и джентри. Последним необходима была сильная власть, что- 1 К. Маркс и Ф- Энгельс, Об Англии, 1953, стр. 446. 137
бы не допустить дальнейшего углубления революции и закрепить те ее результаты, которые были им выгодны. В апреле 1653 г. Кромвель решился на разгон Долгого парламента, а 4 июля был созван специально подобранный Малый, или, как его иронически называли, «Бербонский» (Кащеев) парламент. Он должен был содействовать укреплению власти имущих классов. Но в этом пар- ламенте оказалась большая группа «людей пятой монархии». По их требованию Малый парламент вынужден был заняться соци- ально-экономическими вопросами (о помощи бедным, об освобож- дении должников из долговых тюрем, о десятине и т. д.). В это время в Англию вернулся Лильберн и оживает агитация левелле- ров. Когда руководитель левеллеров был арестован и предан су- ду, толпы народа устроили ему горячую встречу.1 Все это напуга- ло буржуазно-дворянский блок, и 12 декабря 1653 г. Малый пар- ламент был распущен. Совет офицеров решил установить откры- тую военную диктатуру в форме протектората. 16 декабря 1653 г. в торжественной обстановке Кромвель был провозглашен пожиз- ненным протектором. Формально республика не была уничтожена. Кромвель был даже объявлен ее «защитником», но фактически установление режима военной диктатуры означало уничтожение республики. Это был вместе с тем и конец буржуазной революции в Англии. Таким образом, в третий период революции (1649—1653) блок буржуазии и джентри закрепил свою победу над феодально-абсо- лютистским строем и вместе с тем решительно подавил выступле- ния, направленные на дальнейшее углубление революции. Огромное значение для такого развития революции имела своеобразная расстановка классовых сил в Англии (союз буржуа- зии с новым дворянством, а не с народом), а также то, что бур- жуазно-дворянскому блоку удалось нанести непоправимый удар по демократическим силам (разгром левеллеров и диггеров) и за- держать дальнейшее развитие революции. 5. ПРОТЕКТОРАТ КРОМВЕЛЯ Военная диктатура Кромвеля должна была ог- радить буржуазию и джентри как от попыток unyipcnnMM пи- реставрации со стороны роялистов, так и от ре- литика Кромвеля, волюционных выступлений народных масс. Ес- ли до 1653 г. буржуазно-дворянский блок вы- нужден был делать кое-какие уступки народным массам, то с уста- новлением военной диктатуры джентри и буржуазии главный удар направлялся против тех, кто, как говорил Кромвель, хотел бы «приравнять арендатора к лендлорду». Сам Кромвель видел глав- ный смысл своей диктатуры в том, что она покончила с демокра- Классовая при- рода Протектора- 1 Суд оправдал Лильберна, но власти отказались его освободить. Он умер в заточении в 1657 г. 138
тическим движением и подавила тех, «кто разделял принципы левеллеров». Кромвель правил в качестве лорда-протектора на основе вы- работанной советом офицеров конституции — «Орудие управле- ния». По конституции, высшая законодательная власть осуществля- лась лордом-протектором «республики» Англии, Шотландии и Ир- ландии и парламентом, состоявшим из одной палаты в составе 400 депутатов от Англии и по 30 депутатов от Шотландии и Ир- ландии. Для избирателей устанавливался высокий имущественный ценз в 200 фунтов стерлингов годового дохода. Это означало, что в число избирателей попадали только дворяне, крупная и средняя буржуазия. Исполнительная власть вручалась лорду-протектору и Госу- дарственному совету, который назначался протектором. Особен- ностью «Орудия управления» было предоставление широких прав лорду-протектору в области судебной и административной. Лорд- протектор был главнокомандующим войсками и местной мили- ции. Он же вместе с Государственным советом руководил ино- странными делами, объявлял войну и заключал мир. «Орудие управления» попытался пересмотреть первый парла- мент, созванный в 1654 г. протектором, но Кромвель его распустил. Установилась личная военная диктатура Кромвеля. Англия была разделена на 11 военных округов во главе с генерал-майорами, наделенными и гражданской и военной властью. В стране была введена строжайшая цензура. Противников диктатуры подверга- ли арестам, беспощадно подавлялись любые попытки восстаний. От политического строя Протектората до монархии расстояние было невелико. Вся внутренняя политика Протектората была продиктована желанием закрепить победу джентри и буржуазии. Этим объяс- няется подтверждение в 1656 г. в угоду джентри акта об отмене «рыцарского держания» и признание свободной всей земельной собственности Англии. Этим же следует объяснить и возвращение прав Ост-Индской компании и подтверждение ее привилегий, а также особое покровительство торговле. В годы Протектората Англия добилась новых внешне-политических успехов. Это была реали- зация тех начал, которые были заложены в пе- риод республики. Так, правительство Протекто- рата в 1654 г. заключило мир с Голландией, которая признала «Навигационный акт». Одновременно Англия заключила выгод- ные торговые договоры со Швецией, Данией и Португалией. По договору с Данией Англия добилась для себя права прохода че- рез Зунд в Балтийском море. Договор с Португалией положил начало экономическому подчинению этой страны Англии. Несмот- ря на то что Испания первая признала английскую республику и Внешняя политика Про- тектората. 139
затем предложила Кромвелю помощь, когда тот стал протекто- ром, в Англии идея союза с ней не была популярной. Вместо этого Англия вступила в союз с Францией, с помощью которой Кром- вель надеялся быстро победить находившуюся в состоянии упад- ка Испанию и стать наследником ее колониальных владений. В но- ябре 1655 г. началась англо-франко-испанская война, в ходе кото- рой Англией был захвачен Дюнкирхен (южные Нидерланды), а английский флот захватил в Карибском море о. Ямайку. Этот остров стал первой английской колонией, в которой государство непосредственно вмешивалось в дело колонизации. Война с Испанией закончилась уже после смерти Кромвеля. Она была важным этапом в создании Британской империи. Неудачными оказались попытки Кромвеля восстановить при- вилегии английских купцов в России. Несмотря на успехи Кромвеля, буржуазия и Реставрация джентри в последние годы Протектората стре- мились восстановить монархию. Собравшийся в сентябре 1656 г. новый парламент добился отмены власти гене- рал-майоров и вместе с тем предложил Кромвелю королевскую корону. Отрицательное отношение офицеров армии к восстанов- лению монархии заставило Кромвеля отказаться от предложения парламента. Однако оно само по себе свидетельствовало о том, что буржуазия и новое дворянство считали режим Протектората недостаточным для полного разгрома демократического движе- ния, так как продолжалась деятельность левеллерских групп и радикальных сект, имевших своих сторонников даже в армии, не затихало крестьянское движение. Буржуазия и дворянство счита- ли, что только восстановление старой государственной машины (монархии, палаты лордов) обеспечит «спокойствие» и «порядок» в стране. После смерти Оливера Кромвеля верхушка офицеров заста- вила его сына и преемника Ричарда Кромвеля отказаться от вла- сти. Некоторое время Англией правила группа офицеров. Но Сити отказалось признать это правительство. Часть офицеров во главе с генералом Монком потребовала восстановления монархии. Монк занял Лондон и в конце апреля 1660 г. созвал новый парламент на основе дореволюционной избирательной системы. Этот парла- мент постановил, что власть «должна принадлежать королю, лор- дам и общинам». В мае 1660 г. Карл II, сын казненного Карла I, был провозглашен английским королем. Начался период рестав- рации. Реставрация стала возможной потому, что восстановления мо- нархии хотели дворяне и крупная буржуазия. Она стала возмож- ной и потому, что народные массы были ослаблены и деморали- зованы в годы Протектората, демократические организации были разгромлены, и поэтому они не могли воспрепятствовать восста- новлению монархии Стюартов. 140
6. АНГЛИЯ В ГОДЫ РЕСТАВРАЦИИ (1660—1688). ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 1688 г. Реакционная политика Карла И. Основным содержанием периода реставрации была борьба феодальных и буржуазных эле- ментов. Если первые добивались полного воз- врата к старому, то вторые стремились сохра- нить те завоевания революции, которые были выгодны буржуазии. Еще перед своим возвращением в Лондон Карл II вынужден был опубликовать декларацию в голландском городе Бреда, в ко- торой подтвердил права на владение приобретенными во время революции землями, объявил веротерпимость и амнистию участни- кам революции. Он обещал править вместе с парламентом. Кар- лу II не были возвращены бывшие земли короны, а вместо этого парламент определил сумму на содержание его и двора (цивиль- ный лист). Король не имел права содержать постоянное войско. Отсутствие у короля источников дохода и постоянной армии создали благоприятные условия для укрепления власти парламен- та. Однако господство в парламенте в первое время захватила усилившаяся часть феодального дворянства, и реставрация сопро- вождалась феодальной реакцией. Вопреки своим обещаниям король начал подвергать преследо- ваниям участников революции, особенно свирепо расправлялись с республиканцами и «людьми пятой монархии». Трупы Кромвеля, Айртона и других участников суда над Карлом I были вырыты из могил, у них были отрублены головы, которые были воткнуты на колья и водружены против здания парламента. Преследования деятелей республики вызвали восстание «лю- дей пятой монархии» в Лондоне, но оно было подавлено. Прави- тельство Карла II устранило со всех государственных должностей тех, кто подозревался в республиканских симпатиях. В марте 1673 г. был принят «Акт о присяге», по которому все должност- ные лица должны были принести присягу верности королю и вос- становленной англиканской церкви. Власти заявляли, что этот акт направлен против католиков, но фактически он был направлен против пуритан. Против последних был направлен и ряд актов ре- лигиозного характера («Акт о единообразии» и др.). Реакционная политика феодального дворянства заставила бур- жуазию и джентри, руками которых была восстановлена монар- хия, перейти в оппозицию к режиму реставрации. Время реставрации было одним из важных эта- Усиление буржуа- пов первоначального накопления. Капиталисти- ЗИИ И ев НедОВОЛЬ- ттгл^тлттлл ГЧ^ТТГАТТТЛТТТ1ГТ птпппаткпа Р.П ство политикой Стюартов. ческие отношения продолжали развиваться во всех отраслях экономики. В промышленности возникали новые мануфактуры (стекольные, са- харные и др.). Больших успехов достигла шерстяная промышлен- ность. В два раза увеличился тоннаж английского флота. Этим создавались благоприятные условия для внешней торговли, кото- 141
рая находилась в руках крупных компаний. Англия имела торго- вые связи с Китаем и особенно с Ираном и Индией, где Бомбей был уже в ее руках. Капиталистические отношения быстро раз- вивались и в сельском хозяйстве. Продолжались огораживания и обезземеливание крестьянства. Буржуазия господствовала в экономической жизни страны. Но она не была уверена в прочности своих успехов. Английская буржуазия и новое дворянство видели, что фео- дальная знать начинает обрушиваться на новых владельцев зе- мель, конфискованных во время революции. Утверждение англи- канства могло повлечь за собой восстановление церковного зем- левладения. Все это грозило реставрацией в области имуществен- ных отношений. Недовольство вызывала и внешняя политика Карла II. После того как Испания была оттеснена на второй план, основным со- перником Англии была Франция. Между тем Карл II придержи- вался политики дружбы с Францией. Он продал Франции Дюн- кирхен (Дюнкерк), который был завоеван у Испании Кромвелем и превращен в английскую крепость на континенте. В 1670 г. английское правительство заключило с Францией Дуврский договор, по которому Людовик XIV обещал Карлу II денежную субсидию, но взамен этого Англия должна была ока- зать помощь Франции в захвате испанских владений в южных Нидерландах. Со времен заключения договора в Дувре английская внешняя политика целиком зависела от французского двора. В 1672 г. Карл II участвует в войне с Голландией, помогая Франции захватить южные Нидерланды. Как пишет Маркс, «Стюарты ради собственной выгоды и вы- годы придворной знати, продавали интересы всей английской промышленности и торговли французскому правительству...»1. Все указанные обстоятельства привели к росту оппозиции Кар- ла II. Во время парламентских выборов 1679 г. оппозиция даже получила большинство. Оппозиционное большинство в том же году приняло закон о личных правах английских подданных — Habeas Corpus Act, которым было предусмотрено, что каждому аресто- ванному должно было предъявляться конкретное обвинение. Аре- стованный имел право требовать немедленного судебного разби- рательства. «Хабеас Корпус Акт» содержал ряд оговорок (пар- ламент мог приостановить его действие, из него изымались де- ла о государственной измене и т. д.), но в тех условиях он ограничивал королевский произвол и имел положительное зна- чение. Палата лордов трижды отклоняла проект этого закона, но под давлением нижней палаты вынуждена была утвердить его. 1 К- Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 7, стр. 221—222. 142
_ В конце 70-х годов XVII в. политическая борь- Тори И ВИГИ. < г ба обострилась. В стране появляются политиче- ские клубы и образуются две политические партии — тори и ви- ги Тори стояли за сохранение сильной королевской власти, счи- тая ее божественной по своему происхождению. Они объединяли крупных землевладельцев и англиканское духовенство. Виги, представлявшие интересы финансистов, крупных купцов и части землевладельцев, ссылались на «народный суверенитет» и стреми- лись к ограничению власти короля и расширению прав парламента. Карл II начал преследовать вигов и трижды Государственный расПуСкал парламент. Была введена строгая переворот г j г г 1688 г. цензура и подавлены все выступления, направ- ленные на лишение права на престол брата ко- роля Якова II. В 1685 г., после смерти Карла II, Яков II стал ко- ролем Англии. Новый король был сторонником католицизма. Восстановление этой религии повлекло бы за собой и восстановление церковной зе- мельной собственности, а это означало, что над имущими нависла угроза новых изменений в собственности. Разумеется, это вызы- вало страх среди буржуазии и нового дворянства. Отдельные симптомы обострившейся классовой борьбы подсказывали иму- щим классам неизбежность новых революционных выступлений. Об этом, в частности, свидетельствовало восстание герцога Мон- маута. Когда он в 1685 г., после воцарения Якова II, поднял вос- стание, стремясь овладеть троном, его поддержали не только виги, но и ремесленники, подмастерья, торговцы, а также крестьяне. Восстание было подавлено, но его неожиданный размах страшно напугал имущие классы. Желая предотвратить выступления народных масс и не допу- стить вместе с тем реставрации старых порядков в области зе- мельной собственности, виги и примкнувшая к ним часть тори пошли на государственный переворот. В июне 1688 г. представители указанных партий обратились к правителю Нидерландов Вильгельму Оранскому, зятю Якова II, с просьбой занять английский престол. В ноябре 1688 г. войска Вильгельма Оранского высадились в Англии и двинулись к столице. Яков II бежал во Францию, а пар- ламент объявил его низложенным и провозгласил английским ко- ролем Вильгельма III Оранского (1688—1702). Так совершился государственный переворот, который буржуаз- но-дворянские историки называют «Славной революцией». Вместе с Вильгельмом Оранским она поставила у власти «наживал из 1 Ториями, или «ворами», английские колонизаторы презрительно назы- вали ирландских партизан, боровшихся против английского гнета после по- давления восстания в Ирландии в 50-х годах XVII в. Виги, или виггаморы (от шотл. «виггом» — «извозчик») — это кличка, данная английскими захват- чиками шотландским горцам, которые после присоединения Шотландии к Анг- лии при Кромвеле вели борьбу за независимость. 143
землевладельцев и капиталистов» (Маркс). Она дала новый тол- чок развитию капитализма в Англии. Уничтожив режим рестав- рации и покончив с притязаниями феодальных элементов, «Слав- ная революция» создала вместе с тем условия для дальнейшего роста капитализма в промышленности и сельском хозяйстве Г Важные изменения происходят в политическом строе Англии. Эти изменения были сформулированы в конституционном доку- менте «Билле о правах» (октябрь 1689 г.) и в «Акте о престоло- наследии» (1701). «Билль о правах» лишал короля права приостанавливать действие законов или освобождать кого-либо от применения за- конов. Прерогативой парламента объявлялось решение вопроса о налогах, а также о наборе и содержании армии в мирное вре- мя. Конституционный акт провозглашал свободу слова для депу- татов парламента и право подачи петиций для всех англичан. Было также предусмотрено, что парламент должен собираться регулярно. Чтобы этот порядок не нарушался, было установлено, что парламент должен периодически рассматривать вопрос о субсидиях правительству. По акту о престолонаследии 1701 г. предусматривалось, что лица, непосредственно зависимые от короны, не могут быть чле- нами пдлйты общин, а государственные должности могут зани- мать лишь лица, рожденные в Англии, Шотландии, Ирландии или во владениях Англии. Одновременно предусматривалось, что все правительственные акты должны быть подписаны королем и главой правительства, ответственным перед парламентом. По этому же акту устанавливалось, что после Вильгельма III Оранского английский престол должен перейти ко второй дочери Якова II, Анне. В связи с тем что она не имела прямых наслед- ников, престол после нее должен был перейти к дальним родст- венникам Стюартов, немецким князьям из Ганновера. Весь смысл этих актов был в том, что они ограничивали коро- левскую власть и утверждали строй буржуазной конституционной монархии. Государственный переворот 1688 г. совершился в условиях компромисса между землевладельческой аристократией и бур- жуазией, которая в силу своей относительной слабости вынуж- дена была пойти на серьезные уступки дворянству. В результате этого компромисса «политические «победные тро- феи» — должности, синекуры, высокие оклады — доставались на долю знатных родов земельного дворянства с условием: в доста- точной мере соблюдать экономические интересы финансовой, про- мышленной и торговой буржуазии» 1 2. 1 См. подробно об этом в следующей главе. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 1, т. XVI, ч. II, стр. 298. 144
Развитие буржуазно-дво- рянской идеологии в 40—80-х годах XVII в. пережили время В годы английской революции, Протектората, реставрации и «Славной революции» интенсив- но развивалась буржуазная идеология. Об ост- рой идейной борьбе между пресвитерианами, Индепендента ми, левеллерами и диггерами бы- ло сказано выше. Некоторые из этих идеологов революции и продолжали свою деятельность в годы Протектората и реставрации. К их числу принадлежал зна- менитый поэт Джон Мильтон (1608—1674). В годы революции он выступал как видный деятель индепендентской партии, целиком оправдывавший борьбу буржуазно-дворянского блока против монархии и выступавший с энергичной защитой индепендентской республики (1649). Мильтон отрицал феодальную доктрину о бо- жественном происхождении королевской власти и доказывал, что источником власти является сам народ, который имеет право до- верить власть даже отдельным лицам, но эти последние не долж- ны злоупотреблять этой властью в ущерб народным интересам. Народ может призвать к ответу тирана или плохого короля. После провозглашения республики Мильтон целиком становится на рес- публиканские позиции, но вместе с тем он прославляет Кромвеля. В годы реставрации, в тяжелых условиях политической реак- ции, Мильтон пишет свои поэмы «Потерянный рай» и «Возвра- щенный рай», в которых под религиозной оболочкой высказыва- лась революционная идея о том, что в Англии неизбежны новые перемены, что торжество реакции было временным. Если Мильтон был республиканцем, то Томас Гоббс (1588— 1679) был сторонником конституционной монархии. В начале ре- волюции он эмигрировал во Францию, где сблизился с роялист- скими кругами. В эмиграции были написаны его важнейшие сочи- нения — «О гражданине» и «Левиафан». Гоббс отрицал феодальную теорию о божественном происхож- дении королевской власти. По Гоббсу, в мире происходит «война всех против всех», поэтому «человек человеку волк». Для регули- рования человеческих отношений нужна сильная государственная власть в виде монархии, которая должна обеспечить порядок и возможность для людей пользоваться своей собственностью. Теория Гоббса не противоречила классовым интересам круп- ной буржуазии и верхушки дворянства, тем более что он требо- вал совместного правления монарха с парламентом. Характерно, что в годы Протектората Гоббс вернулся из эми- грации и пользовался покровительством Кромвеля, а при рестав- рации был в опале. Против Гоббса выступал Джемс Гаррингтон (1611 —1677), буржуазный республиканец и автор работы «Республика Оцеана» (1656). Гаррингтон нарисовал в этой книге утопическое буржуазное идеальное государство. Развивая свою теорию распределения зе- мельной собственности, он устанавливает известный предел вла- Н0 Очерки истории Англии 145
дения землей, для того чтобы не была создана олигархия. Идеаль- ное состояние общества будет достигнуто тогда, когда каждый член общества станет собственником имущества. Государствен- ный строй Оцеаны — демократическая республика, в которой власть осуществляется сенатом и народным представительством. Граждане разделяются на два класса соответственно размерам их дохода. Неимущие лишаются избирательных прав. Таким обра- зом, антифеодальная теория Гаррингтона сочетается с антидемо- кратической ее направленностью. Классовый компромисс 1688 г. породил теорию Джона Локка (1632—1704). Этот крупный английский философ-сенсуалист был автором «Двух трактатов о правительстве». В них он полемизи- рует против теории о божественном происхождении королевской власти, а также против учения Гоббса об абсолютном характере государственной власти. Локк объявляет основными устоями че- ловеческого общества личную свободу и частную собственность. ДЛя защиты собственности и гарантии «естественных прав» лю- дей последние создают государство на основе договора. На основе последнего отчуждаются права отдельных людей в пользу госу- даря, но это возлагает на него обязанность соблюдать принципы «естественного права» и прежде всего право частной собственно- сти. Если государь нарушает договор, подданные свободны от по- виновения ему. Монарх, таким образом, должен быть ограничен законом, монархия может быть только конституционной. Полити- ческие взгляды Локка отражают политическую жизнь Англии в годы реставрации и «Славной революции», они являются обосно- ванием буржуазно-конституционного государства. 7. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Революционные события XVII в. были историческим итогом тех сдвигов в экономике и в соотношении классовых сил, которые наметились еще до революции. Буржуазная революция XVII в. уничтожила феодальные порядки и положила конец феодальной формации в Англии, вместе с тем она утвердила буржуазный строй и была началом господства нового, капиталистического спо- соба производства в одной из наиболее развитых стран Европы. Отменив феодальную собственность на землю, революция, од- нако, сохранила крупное землевладение и утвердила буржуазную собственность на землю. В результате аграрного законодатель- ства Долгого парламента крестьянство землю не получило, зато джентри еще больше усилили свои позиции. Они продолжали ого- раживания, результатом чего было исчезновение английского кре- стьянства в XVIII в. Английская революция мало сделала и для облегчения положения плебейских масс и городской мелкой бур- жуазии. Английская революция была революцией буржуазной. Ликви- дировав в 1649 г. «монархию, сословность», она начала принимать 146
характер буржуазно-демократический, однако не пошла до конца по этому пути, ибо сохранила дворянское землевладение и не со- здала демократической республики. Основными движущими силами революции были крестьянство и плебейские массы городов. Английская революция победила по- тому, что ее двигали народные массы, своим участием в револю- ции они содействовали ее углублению, они придали ей широкий исторический размах. «Именно союз городского «плебса» (= со- временного пролетариата) с демократическим крестьянством при- давал размах и силу английской революции XVII, французской XVIII века»1, — отмечал В. И. Ленин. Английское крестьянство принимало широкое участие в аграр- ных волнениях, но они не имели такой силы и не привели к таким результатам, как аграрное движение во время французской рево- люции. Английское крестьянство вынесло на своих плечах борьбу против феодализма, но оно не смогло довести ее до конца. Уже в ходе революции сильно давало себя знать расслоение крестьян- ства, а также своеобразная расстановка классовых сил в Англии. В этой стране буржуазия выступала не в союзе с народом, как во французской революции XVIII в., а в блоке с новым дворянством2. Буржуазно-дворянский блок, игравший роль гегемона в ре- волюции, препятствовал проведению глубоких социально-экономи- ческих преобразований (новое дворянство само эксплуатировало старые феодальные повинности крестьян), он стремился придать революции «консервативный характер». Этой особенностью анг- лийской революции объясняется тот факт, что буржуазно-дворян- ский блок шел на соглашение с феодалами, этим же объясняется и реставрация Стюартов, а также компромисс, который был до- стигнут между буржуазией и новым дворянством в 1688 г. Историческое значение революции XVII в. в том, что она по- кончила с феодально-абсолютистским строем в Англии и привела к победе новых, в то время прогрессивных буржуазных порядков. Революция освободила производительные силы страны от преж- них оков и дала новый толчок развитию капитализма в Англии. Английская революция была первой буржуазной революцией европейского масштаба. Она имела непосредственные отзвуки во Франции в период Фронды в 40—50-х годах XVII в., она оказала влияние на североамериканскую и французскую революции кон- ца XVIII в., она была «прообразом французской революции». 1 В, И, Ленин, Сочинения, т. 17, стр. 373. 2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 6, стр. 114. 10*
ГЛАВА IX Политический строй Англии в XVIII в. АНГЛИЯ В XVIII в. НАЧАЛО ПРОМЫШЛЕННОГО ПЕРЕВОРОТА гЧ результате «Славной революции» 1688 г. в Англии были заложены основы буржуазного парламентарного государ- ства, власть оказалась в руках обуржуазившейся земельной ари- стократии и верхушки буржуазии из среды финансистов и купцов. Общей тенденцией английского политического строя было ослабление королевской власти и рост значения парламента. Эта тенденция на- шла свое выражение в принципе: «Король цар- ствует, но не управляет». Действительно, с 1707 г. ни один король ни разу не отказался утвердить законопроекты, одобренные пар- ламентом. Хотя иностранные путешественники, посещавшие в XVIII в. палату общин, отмечали внимание и почет, которые ока- зывались в парламенте королю (например, короля встречали и слушали стоя), однако это был только сохранившийся от средне- вековья церемониал. Фактически же вся власть все больше сосре- доточивалась в парламенте. Большое значение имела установив- шаяся с 40-х годов XVIII в. система ответственного перед парла- ментом министерства. В связи с этим правительство могло нахо- диться у власти только в том случае, если оно опиралось на пар- ламентское большинство. Обычно кабинет министров в Англии со- ставлялся из членов палаты лордов, но по мере увеличения роли палаты общин установилась система партийного министерства. Главой правительства стал назначаться лидер победившей на вы- борах партии, из ее среды назначались и министры. Партия, ока- завшаяся в меньшинстве, составляла в парламенте его величества». Попеременно в парламенте господствовали тори партии время от времени делали известные уступки ной буржуазии, но монополию власти сохраняли в руках земле- владельческой и денежной аристократии. Только их представите- ли выполняли функции мировых судей и замещали командные должности в армии. «ОППОЗИЦИЮ и виги. Эти промышлен- 148
Многие иностранцы, посещавшие Англию в XVIII в., восторга- лись тем, что парламент пользуется в этой стране большой вла- стью. Один из них даже заявил, что «парламент может сделать все, он не может только превратить мужчину в женщину и жен- щину в мужчину». Некоторые буржуазные авторы пишут о том, что в Англии установилось «самодержавие парламента», они, однако, забывают указать, что фактически это было самодержавие землевладельче- ской, денежной и торговой аристократии. Избирательная система обеспечивала господство аристократии и в парламенте. К концу XVIII в. из восьми миллионов населения Англии правом выбирать в парламент пользовалось не более 160 тысяч человек. Даже промышленная буржуазия почти не была представлена в парламенте XVIII в. Экономически буржуазия усиливалась, но устаревшая избирательная система закрывала даже для широких кругов буржуазии возможность посылать своих депутатов в палату общин. Верхняя палата — палата лордов — была собранием лиц, получавших звание лорда по наследству или по назначению короля, и естественно, что она состояла из верхуш- ки землевладельческой аристократии и англиканского духовенст- ва. Палата общин — нижняя палата — выбиралась имущими, но избирательные округа, существовавшие в неизменном виде с XVII в., не учитывали изменений в составе населения, а также в экономическом значении тех или иных районов страны. Такие крупные города, как Манчестер, Бирмингем, Ливерпуль и другие, не пользовались правом посылки депутатов в парламент, но зато этим правом пользовались «гнилые местечки», в которых прожи- вало ничтожное количество населения. Такие местечки насчиты- вали иногда 50—100 избирателей. Бывало и так, что «выборы» происходили на месте, которое уже не было даже населенным пунктом в связи с передвижениями населения. Тогда депутаты фактически назначались местным лордом, на землях которого были расположены «гнилые местечки». В конце XVIII в. 245 де- путатов нижней палаты назначались 128 лордами. Один лорд назначал девять членов палаты, четыре лорда назначали по шесть депутатов, а три лорда — по три депутата каждый и т. д. Естественно, что «гнилые местечки» становились предметом купли-продажи. Многие «гнилые местечки», как и голоса избира- телей в настоящих населенных пунктах, покупались купцами и плантаторами, накопившими большие капиталы в Вест-Индии и других колониях Англии. Именно таким путем попали в парламент представители династии вест-индских плантаторов Бекфордов. Один из братьев Бекфордов был членом парламента сначала от Шефтсбери, а затем в течение 16 лет от Лондона (1754—1770), другой — от Бристоля, а третий — от Сольсбери. Путем покупки голосов или представительства от «гнилых местечек» оказались в числе членов парламента и другие колониальные хищники. Они 149
часто вытесняли земельную аристократию, которая не могла про- тивостоять потоку золота и драгоценностей из колоний. Многие колонизаторы не довольствовались званием члена па- латы общин, они старались перейти в верхнюю палату, чтобы в палате пэров защищать интересы колонизаторов. С этими кругами были тесно связаны виги, которые, пользуясь своей близостью к правительству, оказывали могущественную под- держку крупным купцам, финансистам и колониальным дельцам. Первая половина XVIII в. — это время полити- ческого преобладания вигов. С 1714 г., когда на английский престол вступила ганноверская династия в лице Георга I (1714—1727), в тече- 1760 г.) у власти непрерывно стояли виги. Такое Политическое преобладание вигов. ние 46 лет (до продолжительное пребывание у власти объяснялось тем, что не только крупные купцы, но и часть средних землевладельцев и оп- ределенные круги финансовой аристократии поддерживали вигов. Тори же на некоторое время сошли со сцены, отчасти из-за попы- ток восстановить на престоле династию Стюартов. Эти попытки грозили возобновлением внутренних усобиц в Англии и поэтому не были популярны даже среди части землевладельческой аристо- кратии, а также среди финансистов, не говоря уже о купцах. В 1714 г., после смерти королевы Анны \ тори предприняли безуспешную попытку восстановить на престоле Якова III Стюар- та и потерпели поражение. «Торийская партия погибла», — говорил руководитель тори Болинброк. Он, герцог Ормонд и другие руководители партии вы- нуждены были бежать за границу. Все это, разумеется, ослабило партию тори и усилило вигов. Виги практиковали прямой подкуп избирателей и таким обра- зом добивались избрания угодных им кандидатов. В самом парла- менте также царило взяточничество. «У каждого из этих людей есть своя цена», — говорил, указывая на членов парламента, виг Роберт Уолполь, двадцать один год управлявший страной в ка- честве премьер-министра (1721—1742). Столь длительное пребы- вание у власти Уолполя, человека совершенно невежественного, но наделенного большим честолюбием, объяснялось тем, что он проводил политику поощрения английской торговли, всячески об- легчая во имя этого вывоз английских товаров и ввоз необходи- мого сырья. Однако не в меньшей степени здесь сыграла роль и система взяточничества, практиковавшаяся вигами. В распоряже- нии правительства имелся специальный секретный государствен- ный фонд, который расходовался на подкуп избирателей и членов парламента. Такая система коррупции помогала вигам удержи- вать власть в своих руках. Кроме того, виги пользовались под- держкой крупных буржуа и финансистов благодаря своей агрес- сивной внешней политике. 1 Царствовала после Вильгельма III Оранского. При ней происходила война за испанское наследство (об этом см. ниже). 150
В XVIII в. Англия становится первой колони- Внешняя политика алвиой державой. Этого она достигла в Англии в XVIII в. ожесточенной бооьбе с Францией, своим глав- захваты. ным врагом в XVIII в. Стараясь действовать в Европе «чужими руками», чтобы истощить силы Франции, Англия организовала различные коалиции и союзы, при помощи которых наносила удары по своей сопернице. Еще в на- чале XVIII в., во время войны за испанское наследство (1702— 1713), Англия организовала коалицию европейских государств (Австрия, Голландия, Швеция и др.) и нанесла поражение Людо- вику XIV, захватила Гибралтар — западный ключ к Средизем- ному морю, а также Ньюфаундленд и другие земли в Северной Америке, обеспечившие английским колонизаторам подступы к Канаде. Воспользовавшись тем, что Франция была втянута в ряд войн, которые вовсе не вызывались ее непосредственными интересами, Англия сокрушала колониальное и морское могущество Франции. Большую роль в проведении этой политики Англии играл видный английский политический деятель Вильям Питт Старший. В начале «войны за австрийское наследство» (1740—1748) правительство Уолполя намеревалось придерживаться политики нейтралитета и «равновесия сил». Однако когда Франция начала активно помогать Пруссии, в английском парламенте стали разда- ваться требования немедленного вмешательства в войну с целью ослабления Франции. Против Уолполя выступила группа «моло- дых» вигов во главе с Питтом. Отражая интересы английского торгового капитала, «молодые виги» требовали решительной борь- бы с Францией и Испанией. Вернувшийся из изгнания Болинброк и возродившаяся торийская партия также выступили против поли- тики Уолполя. Это и привело к его падению. Виги сохранили власть в своих руках, но в правительстве про- изошли изменения. Главную роль в нем начал играть Вильям Питт Старший, впоследствии лорд Чатам. Теперь Англия активно участвовала в войне за австрийское наследство. Но в выгодный для нее момент она по существу изменила своей союзнице Австрии. По настоянию Англии Австрия в 1748 г. принуждена была отка- заться от Силезии. Закончив военные действия в Германии и фак- тически оторвав от Франции ее союзника Пруссию, Англия про- должала активную борьбу с Францией не только в Европе, но и в Америке и в Индии. В годы Семилетней войны (1756—1763) Анг- лия заключила союз с Пруссией и обещала ей свою помощь в борьбе с Австрией, Россией и Францией. Англия блокировала бе- рега Франции и бомбардировала ее порты, но центр тяжести во- енных действий она перенесла в колонии, в Америку и Индию. Сначала английские войска, наступавшие на Канаду, встрети- ли весьма решительный отпор французских войск, которые опи- рались на цепь укрепленных пунктов, центром которой был форт Дюкен. Но после начала Семилетней войны правительство Питта 151
Старшего направило на захват Канады значительные силы, воен- ные действия вступили в новую фазу. В 1758 г. английские войска захватили форт Дюкен, после чего овладели Квебеком (1759) и Монреалем (1760). К 1763 г. Англия захватила всю территорию Канады, вытеснив окончательно Францию. Англия вела энергичные действия против Франции и в Индии. Борьба за Индию началась задолго до середины XVIII в. Еще в XVII в. английская Ост-Индская компания, основанная в 1600 г., после создания фактории в Сурате захватила Бомбей, превратив его в свой укрепленный пункт. Вслед за этим компания основала два укрепленных пункта в районе Мадраса (форт Сент-Джордж в 1640 г.) и Калькутты (форт Вильям в 1698 г.). В каждом из трех указанных укрепленных пунктов был свой губернатор, имев- ший свои отряды для охраны владений компании. Интересы английской Ост-Индской компании сталкивались со стремлениями французской Ост-Индской компании, которая также имела на побережье Индии свои укрепленные пункты, важнейшим из которых был Пондишери к югу от Мадраса. В середине XVIII в. для иностранных завоевателей, и особен- но для английских, создалась благоприятная обстановка. Это бы- ло время, когда некогда могущественная империя Великих Л4ого- лов распалась на отдельные феодальные княжества и Индия ста- ла ареной феодальных междоусобиц. Ост-Индская компания считалась частным предприятием, но она пользовалась поддержкой правительства Англии. Компания имела свой флот и становилась крупной военной силой. По сло- вам Маркса, завоевание Индии было передоверено Ост-Индской компании. Франция также пыталась воспользоваться борьбой между фео- дальными княжествами в Индии в своих интересах, однако в ко- нечном счете верх одержали английские колонизаторы. Последние сумели создать военную силу из наемных солдат-индийцев — си- паев. Они рекрутировались из разоренных крестьян, городского люмпен-пролетариата и других деклассированных прослоек. Си- пайские части находились под командованием английских офице- ров и полностью подчинялись колонизаторам. В 1757 г., во время битвы при Плесси, неподалеку от Каль- кутты, союзник Франции наваб Бенгала Сирадж-ад-доула выста- вил 70-тысячное войско, а командующий английскими войсками Роберт Клайв имел в своем распоряжении 900 английских солдат и свыше двух тысяч сипаев, битва закончилась поражением нава- ба Бенгала, вместе с тем это было и поражение Франции. Побе- да англичан объяснялась не только военным превосходством и тем более не военными дарованиями Клайва, сколько предательством части бенгальских феодалов во главе с Мир Джафаром. Еще до битвы при Плесси Клайв, имевший, по выражению Маркса, не столько талант полководца, сколько талант «великого хищника», договорился с видными феодалами, давая им всяческие обещания. 152
В решающий момент они изменили бенгальскому навабу и пере- шли на сторону англичан. Фактически Бенгалия была захвачена и полностью подчинена Ост-Индской компании. «События Семилет- ней войны, — писал Маркс, — превратили Ост-Индскую компа- нию из торговой державы в державу военную и территориальную. Именно тогда было заложено основание нынешней Британской империи на Востоке». Однако в Европе союзница Англии — Пруссия терпела пора- жения. Русские войска дошли до Берлина и вступили в прусскую столицу (1760). В это же время шведские войска вторглись в По- меранию, а французам удалось разбить английские части в Ган- новере. Все это привело к обострению положения внутри Англии и к раздорам в самой партии вигов. Питт Старший ушел в отстав- ку. Король Георг III (1760—1820) создал в парламенте партию- «королевских друзей» и сформировал правительство из числа сто- ронников этой группы. «Министерство королевских друзей» в 1763 г. подписало Парижский мир, по которому Англия закрепила за собой Канаду и все земли к востоку от Миссисипи. Англия вы- теснила Францию из Индии. Франция сохранила на побережье Индии лишь Пондишери и четыре других города. Англия овладела Бенгалом, Бихаром и' Ориссой, а также Карнатиком и другими важными территориями.. Ряд индийских княжеств (Ауд, Бенарес) стали прямыми вассала- ми и данниками Англии, другие — «союзниками», а фактически зависимыми от нее. Войны Англии в XVIII в. были рассчитаны на удовлетворе- ние торговых и колониальных интересов английской буржуа- зии. Англии удалось вытеснить Испанию, Голландию, Францию из многих их владений и создать Британскую колониальную им- перию. Англия грабила Индию и другие свои колонии, накапли- вая огромные капиталы, что сыграло свою роль в подготовке переворота. Буржуазная историография искажает историю промышленного переворота, представляя его только как технический переворот, как резуль- тат английского изобретательского гения. Тем самым буржуазные историки пытаются затушевать вопрос о пред- посылках переворота и, в частности, о роли колониального грабе- жа в подготовке условий для промышленного переворота. Между тем колониальный грабеж сыграл решающую роль в накоплении капиталов, которые вкладывались в промышленность и ускоряли переход к машинному производству. Огромные суммы были награблены Англией в Индии. В этом отношении весьма показательно хищничество колонизаторов в Бенгале. Ост-Индская компания не только политически полностью- подчинила себе Бенгалию, но она начала систематический грабеж, материальных ценностей, накопленных там. 1 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Сочинения, изд. 2, т. 9, стр. 152. 153 промышленного Предпосылки промышленного переворота.
Только Клайв, один из виднейших чиновников компании, за- хватил в Бенгальской казне 200 тысяч фунтов стерлингов золота и большое количество драгоценностей. Английский историк Фрэ- зер пишет: «Для себя он потребовал особо 280 тысяч рупий как члену комитета, 200 тысяч рупий как главнокомандующему и 1 600 тысяч рупий как частное подношение. В общем 2 080 тысяч рупий». Недаром Клайв писал своему отцу, что награбленное даст ему возможность жить в Англии «значительно выше самых опти- мистических пожеланий». Когда в 1760 г. Клайв вернулся в Англию, его состояние исчис- лялось в 1 миллион фунтов стерлингов. Он стал одним из могу- щественных пайщиков Ост-Индской компании. Вскоре он намного увеличил свои капиталы, став губернатором Бенгала. По подсче- там некоторых историков, высшие чиновники Ост-Индской компа- нии присвоили не менее 21 миллиона фунтов стерлингов — для того времени 'огромнейшая сумма. Ост-Индская компания была освобождена от уплаты торговых пошлин и стала крупным фео- дальным владельцем. Формально Ост-Индская компания счита- лась вассалом бенгальского наваба, фактически же последний стал настоящим рабом этой компании. С 1765 г. Ост-Индская ком- пания присвоила себе монопольное право на сбор налогов в Бен- гале, захватила в свои руки торговлю опиумом, вывозившимся в Китай. Так как торговля опиумом приносила баснословные при- были, Ост-Индская компания через индийских феодалов в прину- дительном порядке заставляла крестьян выращивать опиум, кото- рый закупался по очень дешевой цене. Важным средством обогащения Ост-Индской компании была принудительная торговля. Имея в своем распоряжении отряды сипаев, компания заставляла население городов и деревень поку- пать по высоким ценам ненужные им товары, а сама отбирала у индийцев' ценности. Это был прямой грабеж, который сыграл большую роль в первоначальном накоплении капитала. Ост-Индская компания грабила не только Бенгал, но и другие захваченные территории: североамериканские колонии и Вест-Ин- дию. В последней у английских колонизаторов были богатейшие тростниковые плантации, приносившие огромные доходы. Капитал, награбленный в колониях, обогащал английских ко- лонизаторов, а часть его шла на прямое финансирование строи- тельства машин. Ярким примером в этом отношении является история с финансированием работы Джемса Уатта над паровой машиной: Уатт получал авансы за свое изобретение от колониза- торов, связанных с Вест-Индией (от Лоуэ, Вильямса и других). Одним из крупных предпринимателей Англии в XVIII в. был Ан- тони Бэкон. Он был связан с торговлей и разбоем в колониях, а также с работорговлей; на награбленные деньги он строил железо- делательные заводы в Англии (в Сифарте и других местах). Упо- минавшийся выше ямайский плантатор Уильям Бекфорд в 1753 г. 154
стал владельцем металлургического завода, а в 1792 г. он же вме- сте с компаньоном построил железоделательный завод. Огромные доходы приносила Англии работорговля. Не случай- но экономист XVIII в. Довенант писал, что рабы-негры и торговля ими «крайне важны для Англии и принадлежащих ей плантаций». Еще в 1672 г. была создана «Королевская африканская компа- ния», которая до 1731 г. монополизировала торговлю рабами. В 1750 г. была создана новая «Компания купцов по торговле с Африкой». Крупную торговлю рабами вели отдельные купцы. В 1755 г. работорговлей занимались 237 жителей Бристоля, 147 — Лондо- на и 89 — Ливерпуля. Только в одном 1760 г. из английских пор- тов в районы, где покупали рабов, вышло 146 кораблей, вмещав- ших 36 тысяч рабов, в 1771 г. число кораблей возросло до 190, число рабов — до 47 тысяч. По подсчетам экономистов, общее чис- ло рабов, привезенных в английские колонии между 1680 и 1786 гг., превышало два миллиона. Английские работорговцы продавали рабов и плантаторам во французских и испанских колониях. В XVIII в. они вывезли в колонии Франции и Испании 500 тысяч негров. При перевозке рабов многие тысячи этих несчастных умирали. Это было результатом плохого питания, эпидемий и переполнения судов. Автор книги «Капитализм и рабство» Э. Вильямс пишет: «Стиснутые, как ряды книг на полках, скованные попарно — пра- вая нога к левой ноге, правая рука к левой руке соседа, — рабы занимали меньше места, чем мертвое тело в гробу. Это походило на перевозку скота, действительно, если не было достаточно нег- ров, то вместо них брали скот. Целью работорговца была при- быль, а не удобства его жертв ...» Работорговля приносила огромные барыши торговцам живым товаром и вела к быстрому обогащению различного рода темных дельцов. Таковы лишь некоторые факты, показывающие, что ко- лониальный грабеж сыграл немалую роль в подготовке условий перехода к машинной индустрии. Важнейшей предпосылкой про- мышленной революции был и аграрный переворот, основным ито- гом которого было обезземеление крестьянства и накопление ре- зервов рабочей силы. После того как во время английской революции усилили свои позиции джентри, сгон крестьянства с земли продолжался. Во вто- рой половине XVII в. обезземеливание крестьянства происходит особенно быстро в связи с дальнейшим расхищением фонда коро- левских земель после «Славной революции». Эти земли попадали в руки представителей Сити и нового дворянства, которые вели капиталистическое хозяйство и сгоняли крестьян с земли. Огора- живания продолжались и в XVIII в., но они значительно отлича- лись от огораживаний XVI—XVII вв. Если в XVI в. помещики за- хватывали общинные земли, пользуясь феодальными правами, то 155
в XVIII в. происходил массовый сгон крестьян с земли на основа- нии специальных парламентских актов. Буржуазия и земельная аристократия широко использовали государственную власть в сво- их интересах. Всего в XVIII в. было издано по борьбе землевла- дельцев свыше 2200 актов, разрешавших огораживание и раздел еще не захваченных общиннных земель. Эти акты, которые Маркс называл «декретами, экспроприирующими народ», знаменуют но- вый этап в обезземеливании английского крестьянства — этап парламентских огораживаний. Согласно данным некоторых историков, только за XVIII в. бы- ло огорожено около 2,5 млн. акров общинных и необщинных зе- мель. Если в ранний период огораживаний (с конца XV до конца XVII в.) огороженная площадь земли составляла примерно 2%, то за XVIII—XIX вв.1 было огорожено 20% всей территории Англии. В XVI в. парламент издавал специальные законы против ого- раживаний, принуждаемый к этому решительным сопротивлением крестьянства и боязнью лишиться резерва для армии и потерять налогоплательщиков. В XVIII в. сопротивление крестьянства ослабло, так как оно уже было сильно расслоенным в классовом отношении, кроме того, значительная часть крестьян уже была согнана с земли. Но разоряемое огораживаниями крестьянство развертывает и в XVIII в. широкое аграрное движение, требуя приостановки ого- раживаний, восстановления своих прав на общинные земли. Оно подавало петиции, прибегало к открытым выступлениям, но сгон крестьян продолжался. Огораживания привели к резкому изменению облика англий- ской деревни. Общинное землевладение и мелкая собственность крестьян были ликвидированы. На месте самостоятельных кре- стьянских хозяйств на огороженных землях возникли большие сельскохозяйственные (земледельческие и скотоводческие) фермы капиталистического типа, применявшие усовершенствованные спо- собы земледелия (севооборот, глубокую вспашку, искусственные удобрения и т. д.). Одним из результатов аграрного переворота было почти пол- ное исчезновение в 60—80-х годах XVIII в. крестьянства как класса. Известный английский агроном Артур Юнг, хотя он и считал крестьянское хозяйство тормозом на пути полной перестройки сельского хозяйства, все же писал в 1773 г.: «Я искренне сожалею о гибели этой породы людей, называемой иоменами». Вместо исчезнувшего крестьянства появляется многочисленная армия сельскохозяйственных пролетариев, с одной стороны, и уз- кая прослойка фермеров-капиталистов — с другой. Эти фермеры 1 Парламентские огораживания продолжались и в XIX в. См. работу В. М. Лавровского «Парламентские огораживания общинных земель в Анг- лии конца XVIII — начала XIX в.», М. — Л., 1940. 156
брали земли у лендлордов в длительную аренду, а на их фермах работали сельскохозяйственные рабочие. Англия из страны с пре- обладанием мелкого землевладения, какой она была еще в XVII в., превратилась в страну концентрированного капиталистического сельского хозяйства, в классическую страну крупного землевла- дения. Результатом аграрного переворота было и создание резервной армии труда. Фермерское хозяйство не поглощало всю обезземе- ленную массу крестьянства. Уже к началу промышленного пере- ворота в городах скопилось большое количество разорившихся крестьян. В 1688 г. в Манчестере жили шесть тысяч человек, в Бирмингеме, Ливерпуле, Шеффильде — по четыре тысячи, а в 1760 г., к началу промышленного переворота, в этих городах насчитывалось соответственно 40 тысяч и 25 тысяч человек. Аграрный переворот повлек за собой и расширение внутрен- него рынка, что также было важно для развивающейся промыш- ленности. Внутренний рынок расширялся за счет фермеров, при- обретавших на рынке не только предметы первой необходимости, но и средства производства. «Развитие капитализма вообще и фермерства, в частности, не сокращаема создает внутренний ры- нок» !, — писал В. И. Ленин. Внутренний рынок расширялся и благодаря тому, что согнанные с земли крестьяне, вынужденные уходить в города и продавать там свою рабочую силу, а также оставшиеся в деревне сельскохозяйственные рабочие теперь поку- пали предметы первой необходимости на рынке. Таковы были следствия аграрного переворота, содействовав- шие развитию капитализма и подготовившие его переход к стадии крупного машинного производства. Таким образом, в Англии к началу промышленного переворота были не только накоплены громадные капиталы, без которых был невозможен переход к машинному производству, но и имелась резервная армия лишенных средств производства пролетариев, которая постоянно увеличивалась и благодаря разорению ранее независимых ремесленников. Однако промышленный переворот был подготовлен не только указанными предпосылками. Он был обусловлен также противоречиями между возросшими потребно- стями внутреннего и внешнего рынка и узкой технической базой мануфактурного и ремесленного производства. Революция XVII в. окончательно закрепила создание единого общеанглийского рынка. В XVIII в. происходит расширение и внешнего рынка, в особенности после того, как в начале XVIII в. Англия заключила торговые соглашения с Испанией, Португалией, Австрией и Россией. Эти соглашения обеспечивали английским шерстяным товарам преобладание на рынках этих стран. Англий- ские купцы вели также обширную торговлю с Турцией и Италией, •с Голландией и Норвегией. Английские купцы основали ряд новых 1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 2, стр. 121. 157
компаний для торговли с другими странами. Правда, не все они были долговечны. Так, например, основанная в 1711 г. Южно-Оке- анская компания по торговле с Южной Америкой, хотя привлека- ла множество акционеров, лопнула уже в 1721 г. Однако другие компании весьма успешно развивали свою торговую деятельность и приносили огромные барыши. Развитие внутренней и внешней торговли имело своим следст- вием то, что мануфактура не могла уже удовлетворить возросший спрос рынка. Она должна была уступить свое место фабрике. Тем более, что сама же мануфактура создала ряд технических пред- посылок для промышленного переворота. Уже в мануфактуре произошло расчленение труда на простейшие операции, были под- готовлены искусные рабочие, которые могли строить машины. Таковы предпосылки, которые сделали возможным переход от ремесленных орудий производства к машине и превращение ма- нуфактурного производства в машинную промышленность. Этот переход раньше всего произошел в Англии, которая уже проделала свою буржуазную революцию. Революция XVII в. устранила препятствия и помехи для дальнейшего роста капита- листических отношений и открыла путь быстрому развитию про- изводительных сил страны. Начальная стадия промышленного переворота. Изобретение машин. Промышленный переворот начался в Англии во второй половине XVIII в. Как и в других капи- талистических странах, в Англии промышлен- ный переворот начинается в легкой промышлен- ности. Машинное производство появилось раньше всего не в старой и хорошо развитой в Англии шерстяной промыш- ленности, а в новой — хлопчатобумажной промышленности. Это объясняется тем, что в шерстяной промышленности сохранялись цехи, существовала правительственная регламентация, а хлопча- тобумажная промышленность была свободна от этих препятствий. Кроме того, на хлопчатобумажные ткани вследствие их сравни- тельной дешевизны спрос был гораздо больший. В хлопчатобумажных мануфактурах уже в первой половине XVIII в. было сделано одно важное усовершенствование — в 1733 г. ткач и механик Джон Кэй изобрел летучий челнок. Рань- ше сам ткач пропускал челнок между нитями основы, теперь чел- нок перебрасывался нажатием ножной педали. Хотя владельцы мануфактур отказывались платить Кэю за его изобретение, а сам изобретатель разорился, но так и не добился судебного решения в свою пользу, его изобретение начало широко внедряться в про- изводство. Оно ускорило процесс ткачества примерно в два раза. Известно, что двумя главными операциями текстильной промыш- ленности являются прядение и ткачество. Ткацкие станки могут работать, если они снабжены пряжей. Между тем еще до изобре- тения Кэя в Англии чувствовался недостаток пряжи. Теперь этот 158
недостаток стал еще более чувствительным. Надо было изобрести машину, ускоряющую производство пряжи. Эту проблему пыта- лись разрешить в 1738 г. изобретатели Джон Уайатт и Льюис Па- уль, но только в 60-х годах появился механический станок, кото- рый хотя и приводился в движение рукой самого прядильщика, но выпрядал несколько нитей одновременно. Таким станком и была самопрялка, которую изобрел Джемс Харгривс в 1765 г. Совмещая ремесло плотника с ремеслом ткача, Харгривс сам видел, как в результате недостатка пряжи простаивают ткацкие станки. После настойчивых поисков он изобрел прядильный ста- нок, названный им «Дженни» в честь своей дочери. Самопрялка «Дженни» превращала хлопок в ровную нить, причем одновре- менно скручивалось 16 нитей. «Дженни» была несложной, недо- рогой машиной, но даже самые небольшие самопрялки выполняли работу 6—8 рабочих. Первые станки «Дженни» были изготовлены самим Харгривсом в 1767 г., причем они имели только восемь веретен. Уже при жиз- ни изобретателя стали строить «Дженни», имевшие 80 веретен. В конце 80-х годов в Англии их насчитывалось не менее 20 тысяч1. В 1769 г. стала входить в обиход текстильной промышленности так называемая ватерная машина, которая приводилась в движе- ние водяным колесом (Water — вода), изобретенная в 1767 г. плотником Томасом Хейсом, которому помогал в сборке отдель- ных частей Джон Кэй. Присвоил это изобретение и выдал за свое предприимчивый делец — цирюльник Аркрайт, обманным путем воспользовавшийся моделью, изготовленной по его просьбе рабо- тавшим у него Кэем. Аркрайт потом стал фабрикантом (в 1771 г. он построил первую в Англии хлопкопрядильную фабрику). Ватерная машина имела тот недостаток, что изготовленная на ней нить отличалась прочностью, но была чрезмерно груба. В 1783 г. рабочий Самюэль Кромптон изобрел усовершенствован- ную прядильную машину, которая получила название «Мюль- дженни». Она сочетала основные принципы «Дженни» и ватерной машины. В отличие от тонкой и быстро рвавшейся пряжи «Джен- ни» и грубой, хотя и прочной пряжи ватерной машины машина Кромптона давала возможность получать тонкую, но прочную нить. Все эти изобретения увеличили быстроту прядения в сотни раз. Теперь начинает отставать ткацкое производство. Это отставание было преодолено изобретением Эдмунда Картрайта, который в 1785 г. начал применять механический ткацкий станок, увеличи- вавший быстроту тканья в сорок раз. Большое значение для развития хлопчатобумажной промыш- ленности имело открытие французским химиком Бертолле обес- цвечивающих свойств хлора в процессе беления и крашения тка- 1 Сам изобретатель остался бедняком: предприниматели отказались ему платить за изобретение, а судебные разбирательства ни к чему не приводили. 159
Великобритания и Ирландия в годы промышленного переворота ней, а также переход к новому способу раскрашивания тканей. Раньше печатание тканей производилось при помощи выпукло вы- резанных набивных форм, которые вручную накладывались на материю. В 1783 г. Томас Белл изобрел машину, снабженную мед- ными цилиндрами, которая производила раскрашивание тканей и заменяла труд ста рабочих. Таковы были первые важные изобретения в хлопчатобумаж- ной промышленности, которые вскоре нашли свое применение и в 160
сукноделии, в шерстяном производстве и в других отраслях легкой промышленности. Было бы неправильно считать все эти изобретения лишь ре- зультатом «творческого вдохновения» отдельных изобретателей. Последние обобщили коллективный опыт многих тружеников, вно- ся в этот опыт и свое индивидуальное творчество. Изобретения были вызваны к жизни потребностями экономического развития. Они не могли ограничиться легкой промышленностью. Переход к машинам вызвал растущую потребность в металле. Англия не могла еще удовлетворить свою потребность в железе, и его при- ходилось привозить из России и Швеции. Необходимо было усо- вершенствовать производство железа. В 1735 г. изобретатель Дер- би путем совершенствования приемов приготовления кокса, увели- чения силы воздуходувок во время плавки руды и подмешивания к ней негашеной извести-нашел способ выплавки чугуна на камен- ном угле, богатые залежи которого стали разрабатываться для нужд металлургии. Не менее важное значение имело изобретение Генри Корта, который в 1784 г. разработал процесс пудлингова- ния и нашел, таким образом, способ добычи ковкого железа на каменном угле. Если в легкой промышленности произошел переход от ману- фактуры к фабрике, то в горнометаллургическом производстве ма- нуфактуры превратились в большие заводы. С возникновением фабрик и заводов, оборудованных рядом машин, появилась потребность в создании универсального двига- теля. На первых механических фабриках станки приводились в движение водой, так что фабрики приходилось строить на бере- гах рек, а фабриканты вынуждены были платить владельцам зем- ли — лендлордам — огромную ренту. Потребность в механиче- ском двигателе, который можно было бы установить в любом ме- сте, привела к изобретению паровой машины. Еще в конце XVII в. стали применяться различные паровые насосы для откачивания воды из шахт. Один из таких насосов изобрел в 1698 г. Томас Севери. Гораздо большее значение имел паровой насос кузнеца Ньюкомена (1706), который нашел доволь- но широкое распространение. Но и это тоже не была еще машина- двигатель. Лишь с изобретением Джемса Уатта (1784) Англия получила паровую машину. Известно, что уже в 60-х годах XVIII в. русский механик И. И. Ползунов изобрел первую в мире паровую машину со сдвоенными цилиндрами, однако она была создана в стране, где еще господствовал крепостной труд, и изобретение И. И. Ползунова не получило в то время распространения. По-дру- гому сложилась судьба подобного же изобретения Джемса Уатта в капиталистической Англии. Уатт работал над своим изобретением в течение длительного времени. Еще будучи лаборантом университета в городе Глазго (Шотландия), Джемс Уатт в 1765 г. изобрел паровую машину 11 Очерки истории Англии
простого действия, предназначавшуюся, как и машина Ньюкоме- на, для водооткачивающих работ в шахтах. В дальнейшем Уатт целиком отдается научной и изобретатель- ской деятельности, и в результате появилась паровая машина двойного действия, машина-двигатель, на которую изобретатель взял патент в 1784 г. «Универсальный двигатель» Уатта получил довольно быстро широкое применение в Англии. Применение нового двигателя дало мощный толчок развитию всех отраслей английской промышленности. Оно привело и к пре- образованию транспортных средств, о чем нам придется говорить несколько ниже. Промышленная революция в Англии закончилась к середине XIX в., но результаты ее стали обнаруживаться раньше. Одним из важных результатов промышленного Результаты переворота было то, что крупное капиталисти- переворота. ческое машинное производство стало преобла- дающим уже через несколько десятилетий пос- ле начала переворота. Этим была создана материально-техниче- ская база капитализма. Однако указанной стороной не исчерпы- вается значение промышленного переворота. Нельзя смешивать понятие «техническая революция» с более широким понятием — «промышленная революция». Промышленная революция имела место во всех странах при переходе капитализма из мануфактур- ной стадии в более высокую стадию — промышленную. Промышленный переворот был не только огромным скачком в развитии производительных сил, но в то же время это был новый этап в утверждении буржуазных производственных отношений. В. И. Ленин подчеркивает, что промышленная революция пред- ставляла собой «крутое и резкое преобразование всех обществен- ных отношений под влиянием машин» *. В Англии — этой классической стране капитализма — впервые складываются основные антагонистические классы капиталисти- ческого общества — буржуазия и пролетариат. Промышленный переворот привел к усилению буржуазии. Вместе с крупной про- мышленной буржуазией после начала промышленного переворота оформился фабричный пролетариат. «Самым важным детищем этого промышленного переворота является английский пролета- риат»1 2, — писал Энгельс в своей книге «Положение рабочего класса в Англии». Пролетариат оформлялся из предпролетарских элементов, из хлынувшего в города разоренного крестьянства, ремесленников, не выдержавших конкуренции машин. Промышленный переворот привел к массовому передвижению населения в новые районы на северо-западе Англии. Вырастают новые промышленные центры: Манчестер, Бирмингем, Ливерпуль. Глазго и др. 1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 2, стр. 215. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 2, стр. 256. 162
Промышленный переворот раньше и сильнее всего сказался в той отрасли промышленности, в которой были сделаны первые изобретения. В результате в хлопчатобумажной промышленности растет общий объем производства. Об этом дают представление цифры годового ввоза хлопка. Если в 1776—1780 гг. было ввезено 6706 тысяч фунтов хлопка, то в 1796—1800 гг. уже 41 430 тысяч фунтов хлопка. Быстро развивалось и шерстяное производство. Например, в 1788 г. в одном Ланкашире было произведено 75 ты- сяч кусков сукна, а в 1817 г. — 490 тысяч. Вслед за развитием легкой промышленности начинает разви- ваться и тяжелая промышленность, растет общий объем произ- водства. В 1720 г. производство чугуна исчислялось примерно в 18 тысяч тонн, а в 1802 г. уже 250 тысяч тонн. В 1750 г. было до- быто каменного угля 4773 тысячи тонн, а в 1795 г. уже свыше 10 миллионов тонн. Говоря о весьма значительном росте производства, необходимо подчеркнуть, что капитализм даже в лучшие свои времена, в годы относительного расцвета, не знал таких темпов развития индуст- рии, какие знает социалистическая промышленность в странах социализма. В отличие от социалистической индустриализации, которая приводит к росту благосостояния рабочих и всех трудя- щихся, капиталистическая индустриализация несла большие бед- ствия рабочему классу. Массовое применение машин открыло широкие возможности для применения женского и детского труда. В ряде отраслей лег- кой промышленности вскоре сказывается абсолютное преоблада- ние женщин, подростков и детей. «... Женский и детский труд,— подчеркивал Маркс, — был первым словом капиталистического применения машин» Г Шести-семилетние дети, оторванные от семьи и брошенные на фабрику, стали объектом самой жестокой эксплуатации со сторо- ны фабрикантов. Работа в антигигиенических условиях, при про- должительности рабочего дня в 16—17 часов, привела к колос- сальному увеличению детской смертности. Но и взрослые, рабо- тая по 16—17 часов в день, без воскресного дня отдыха, быстро истощали свои силы. Большинство из них уже в 40 лет были не- трудоспособны, некоторым удавалось продержаться до 45 лет, но до 50 — почти никому. По данным Энгельса, относящимся к на- чалу XIX в., в Ливерпуле средняя продолжительность жизни выс- ших классов равнялась 35 годам, а рабочих — всего 16. В фабрич- ных округах свирепствовали различные болезни. Особенно тяжелым было положение безработных, которые бук- вально умирали от голода и болезней. Известно, что с ростом про- летариата в ходе капиталистического накопления возникает и растет «избыточное» рабочее население, «резервная армия труда». Безработица порождается самим процессом капиталистического производства, она — неизбежный спутник капитализма. Рост из- 1 К. М а р к с, Капитал, т. I, 1949, стр. 400. и* 163
быточного рабочего населения ускорялся также широким приме- нением женского и детского труда на капиталистических фаб- риках. Наличие «резервной армии труда» и применение женского и детского труда давали капиталистам возможность снижать зара- ботную плату. В среднем реальная зарплата английского рабочего после начала промышленного переворота понизилась на одну треть. Это имело тяжелые последствия для английской рабочей семьи. Ко всему этому надо добавить, что фабриканты применяли систе- му принудительной покупки рабочими товаров в их лавках. Естественно, что рабочие поднимались на борьбу против капи- талистов. Борьба эта начинается с самого возникновения капита- листических отношений, но особенно обостряется с введением ма- шин. 60—70-е годы XVIII в. были свидетелями многочисленных вы- ступлений как разоряемых машиной ремесленных рабочих, так и крепнущего промышленного пролетариата, который к этому вре- мени все более становился составной частью английского населе- ния. Он еще не осознал свои особые классовые интересы и не по- нимал, что истинная причина его бедствий заключается в капита- листических отношениях, а не в машинах, против которых он сле- по восстал и которые являлись всего лишь материальной основой капиталистического способа производства. Вот почему первой формой борьбы рабочих против капиталистов была борьба про- тив машин, или движение разрушителей машин. Это движение носит название «движение луддитов», по имени легендарного ра- бочего Лудда, который, по преданию, в отместку хозяину первый сломал станок. Один современник позднего луддизма (начала XIX в.) писал: «Настоящий Лудд, как рассказывает предание, был за 30 или 40 лет до этого подмастерьем в городе Лестере. Как-то раз он не поладил со своим хозяином, последний обратился к по- лиции и по ее постановлению приказал наказать несчастного Луд- да плетьми. Рассерженный малый взял тогда молот и разбил свой станок вдребезги». Луддиты производили внезапные нападения на предприятия, уничтожали машины, поджигали фабрики и склады с товарами. Причиной выступлений рабочих были сокращение заработной платы, отказ от улучшений условий труда, введение машин и свя- занные с этим опасения и т. д. Но каковы бы ни были непосред- ственные поводы, вызывавшие выступления рабочих, почти каж- дый раз они кончались разрушением машин и очень часто выли- вались в крупные вооруженные столкновения с правительствен- ными войсками. В 70-х годах имели место крупные выступления ткачей в Ман- честере, Болтоне, Блэкборне и других местах. Особым ожесточе- нием отличалась борьба в Манчестере. В этом городе уже в 1774 г. было занято до 30 тысяч ткачей, а в 1787 г. их уже насчитывалось 162 тысячи человек. В 1776 г. толпы рабочих в Манчестере, Бол- 164
тоне, Блэкборне и Престоне в знак протеста против ухудшения своего положения обходили ткацкие фабрики, ломая машины «Дженни». Иногда вместе с рабочими в движении против машин участвовали собственники мелких мастерских, которых введение машин разоряло. Так было при разгроме фабрики Аркрайта в Ланкашире в 1776 г. Введение машин в шерстяной промышленности и усилившаяся эксплуатация рабочих привели к обострению классовой борьбы и в этой отрасли промышленности. Конечно, не везде введение машин встречало сопротивление рабочих. Так, например, в Йорк- шире, где была большая нехватка рабочих рук, введение само- прялки «Дженни» в 1780 г. не встретило протеста. Однако в дру- гих местах не обошлось без столкновений и борьбы. Чесальщики шерсти в Бредфорде ответили на введение чесальной машины поджогом фабрики. В июле 1802 г. была сожжена вязально-пря- дильная фабрика в Литльтоне и фабрика в Аштоне. В 60—70-х годах развивается сопровождаемое актами луддиз- ма движение углекопов в Дербишире, Ньюкасле, Нортумберлен- де и других местах. Выступления углекопов выливались иногда в восстания (например, в 1768—1769 гг.). Ткачи и углекопы — это наиболее боевые отряды рабочих в борьбе с буржуазией. Движение нарождавшегося пролетариата вызвало большой страх среди буржуазии и земельной аристократии. Хотя английская буржуазия еще не обладала всей политиче- ской властью, однако она уже была, по словам Энгельса, «скром- ной, но признанной частью господствующих классов» Англии. «Вместе с ними она была заинтересована в подавлении огромных трудящихся масс народа. .. Английский буржуа с этого времени стал соучастником в подавлении «низших сословий» — огромной производящей народной массы...»1. По требованию буржуазии английский парламент принимает ряд мер для пресечения волне- ний. Издается целая серия законов «о мятежах», грозящих рабо- чим тюрьмой и смертной казнью. Уже в 1769 г. был издан закон, каравший за разрушение фабричных зданий и станков смертной казнью. Однако движение разрушителей машин не прекратилось. В 60—70-е годы движение луддитов лишь начинается. Впоследст- вии оно становится все более массовым, особенно в начале XIX в. Луддизм — это первая, незрелая форма рабочего движения. Маркс писал: «Требуется известное время и опыт для того, чтобы рабочий научился отличать машину от ее капиталистического при- менения и вместе с тем переносить свои нападения с материаль- ных средств производства на общественную форму их эксплуа- тации» 1 2. В конце XVIII в. наряду с движением разрушителей машин начинается развиваться и стачечное движение. Стачки — орудие 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 1, т. XVI, ч. II стр 298—299. 2 К. М а р к с, Капитал, т. I, стр. 434. 165
более организованных и сознательных рабочих. Первые стачки происходили среди углекопов и текстильщиков. Забастовки среди углекопов начались в 60-е годы XIX в. В 1764 г. владельцы шахт в Ньюкэстле заключили между собой соглашение о том, чтобы не принимать на работу ни одного угле- копа без удостоверения от прежнего хозяина. Это соглашение ста- вило рабочих в полную зависимость от шахтовладельцев, и рабо- чие ответили на это забастовкой, которая началась в августе 1765 г. Интересно отметить, что рабочие обнародовали декларацию, в которой обвиняли предпринимателей в провоцировании рабочих. В декларации говорилось: «Благородные джентльмены согласи- лись и подписали документ не нанимать никого из шахтеров, слу- жившего в какой-либо другой шахте годом раньше, что приводит этих шахтеров к еще более великим страданиям и притеснениям, так как они будут обязаны служить в той же шахте пожизненно. . . Шахтеры не намерены работать или служить кому-либо из назван- ных джентльменов до тех пор, пока они не будут вполне удовлет- ворены Тем, что названный документ будет уничтожен . . .» Стачка продолжалась до начала октября и закончилась побе- дой рабочих. Весной 1802 г. происходила забастовка стригальщиков на фаб- риках шерстяной промышленности в районе города Лидса. Стри- гальщики организовали свой союз, который выдавал своим чле- нам членские билеты. На них была надпись: «Пусть индустрия и свобода соединят нас в Товарищество». Союз избрал «Комитет тринадцати» для руководства движением. В 1778 г. возник союз вязальщиков шерсти. Для того чтобы не допустить к работе штрейкбрехеров, рабочие некоторых шахт разбивали шихтовые машины. Против рабочих были направлены полки драгун. В 90-х годах начинают возникать союзы и среди прядильщи- ков и рабочих других профессий. Эти союзы и руководившие ими тайные комитеты были зародышем профсоюзов рабочих, получив- ших в Англии название «тред-юнионы». Эти союзы не выходили сначала за рамки экономической борь- бы. Но стихийно отдельные передовые рабочие начинали понимать, что одной экономической борьбы недостаточно, чтобы улучшить положение рабочего класса. Об этом свидетельствует песенка, ко- торую любили в то время распевать рабочие: Епископы, викарии и попы, Парламент и короли — Не только злом являются они, Но и бесполезными вещами. Конец XVIII в. — это лишь начальный этап английского рабо- чего движения. Начало XIX в. ознаменовалось не только взлетом луддитского движения, но и тем, что рабочее движение вступает в новый этап своего развития. 166
Промышленный переворот привел не только к большим последствиям в области социальных Положение в Англии в 60—80-е годы, Политические результаты промышленного переворота. партий — тори и отношений, но он повлек за собой и значитель- ные сдвиги в политической жизни страны. По- степенно на политическую арену выходили но- вые силы, которые прямо или косвенно пред- ставляли интересы промышленной буржуазии. Существенно изменилось и положение старых вигов. В 1760 г. кончилось 46-летнее политиче- ское господство вигов. Королевская власть, которая при Георге I и Георге II не имела реального политического веса, теперь пре- тендует на определение политики правительства. Король Георг III (1760—1820), опираясь на наиболее реакци- онные торийские элементы (правые тори) и группу «королевских друзей», создал свое министерство «королевских друзей» и пытал- ся в 60—70-е годы править, пренебрегая установившейся парла- ментской системой. Однако эта политика в начале 80-х годов по- терпела крах. Провал ее был продемонстрирован событиями в Се- верной Америке. Как известно, начинавшаяся в 1775 г. война североамерикан- ских колоний за независимость от Англии привела к образованию Соединенных Штатов Америки (1776) и в конечном итоге к пора- жению английских войск. Немалую роль в победе американских колоний сыграла воен- ная помощь Франции и Испании. Франция хотела отомстить Анг- лии за потерю Канады и подорвать ее мощь. После поражения английских войск при Саратоге Франция пошла на заключение открытого военного союза с США против Англии. С 1778 г. фран- цузские военные силы стали активно участвовать в войне против Англии. С 1779 г. в войну против Англии вступила и Испания. Англии пришлось вести войну не только на территории Северной Америки, но и на Средиземном море, на Атлантическом океане, в Карибском море. Попытка Англии блокировать США также провалилась, — этому помешала образовавшаяся в 1780 г. по инициативе России «Лига нейтральных». Англия пыталась перетянуть Россию на свою сторону, однако правительство России выступило против захвата Англией торго- вых судов нейтральных стран, провозгласив политику морского вооруженного нейтралитета. К России присоединились другие го- сударства Европы (Голландия, Швеция, Пруссия, Австрия и др.). Англия была поставлена в исключительно трудное положение, осо- бенно после капитуляции английских войск под командованием Корнваллиса при Йорктауне (19 октября 1781 г.). Поражение английских войск в Северной Америке оказало большое влияние на политическую обстановку в самой Англии. В 1782 г. парламентское большинство было завоевано вигами. Находившееся у власти коалиционное правительство «королев* 167
ских друзей» и правых тори во главе с Норсом под давлением народных выступлений и протестов Сити, а также в связи с отсут- ствием опоры в парламенте вынуждено было уйти в отставку. Пришедшее к власти вигское министерство Рокингема вынуждено было приступить к переговорам о мире с представителями США. и в сентябре 1783 г. в Версале был подписан мирный договор, важ- нейшей частью которого было признание Англией независимости своих бывших колоний. Пребывание вигов у власти не было прододжительным, и вско- ре им на смену пришли новые тори, во главе с сыном лорда Чатама Вильямом Питтом Младшим, управлявшим страной в течение 17 лет (1784—1801). Новые тори, представлявшие интересы крупного буржуазного землевладения, связанные тесными узами с финансовой аристо- кратией и колониальными компаниями, воспользовались ослабле- нием вигов и расколом внутри этой партии. Правые виги продолжали выступать против всяких реформ, поэтому они оттолкнули от себя средние круги буржуазии. Левые (или «новые») виги во главе с Фоксом считали, что необходимо пойти навстречу требованиям промышленной буржуазии о рефор- ме избирательной системы. К этому стремилось организованное левыми вигами — Фоксом и известным английским писателем Шериданом — «Общество для развития политических знаний». Левые виги активизировались в годы войны американских коло- ний за независимость и накануне революционного взрыва во Франции. Особенно смело выступал Шеридан, который в 1782 г. предлагал, чтобы в Англии было введено всеобщее избирательное право и срок полномочий парламента ограничен одним годом. Наряду с левыми вигами в эти годы выступают и первые бур- жуазные радикалы, которые отражали непосредственно интересы промышленной буржуазии и пользовались популярностью среди городской мелкой буржуазии и вообще народных масс. Толчком для оформления внепарламентского радикального те- чения послужило так называемое дело Джона Уилкса. В 1763 г. член парламента журналист Уилкс опубликовал в газете «Север- ный британец» анонимную статью, в которой критиковал тронную речь короля. Власти издали распоряжение о розыске и аресте ав- тора этой статьи. Так как во время обыска у Уилкса была найдена рукопись статьи, он был арестован. Однако судья освободил его на том основании, что он член парламента. В приговоре судьи было также сказано, что приказ об аресте недействителен, так как в нем не названо конкретное лицо, которое подлежит аресту. На- селение Лондона бурно приветствовало решение судьи. Город был иллюминован. Уилкс был потом лишен парламентом депутатских полномочий и арестован, но его дело вызвало большое общественное возбуж- дение и целую волну массовых политических митингов. В 1769 г. первые буржуазные радикалы — Уилкс, Горн Тук и 168
другие — организовали «Общество защитников билля о правах». Это общество требовало уничтожения «гнилых местечек» и расши- рения избирательных прав для населения новых промышленных центров. В 1769 г. радикалы внесли в парламент свой первый про- ект парламентской реформы. Однако тори и виги отвергли его. В 1771 —1780 гг. выступил со своим планом реформ буржуазный радикал майор Джон Картрайт, однако и его предложения были отклонены. Господствовавшие в Англии землевладельческая ари- стократия, верхушка финансовой и торговой буржуазии решитель- но выступали против всяких изменений государственного строя. Они поддерживали реакционные силы во всей Европе, и это ярко сказалось на позиции Англии в годы французской буржуазной революции XVIII в. Однако политические перемены в Англии бы- ли неотвратимы. КУЛЬТУРА АНГЛИИ В XVIII в. Политический компромисс конца XVII в. меж- Некоторые ду аристократией, финансистами и крупной тор- черты английской J г культуры XVIII в. говон буржуазией наложил заметный отпеча- ток и на духовную жизнь Англии, на развитие английской культуры. Хотя Англия переживала период бурного экономического подъ- ема, но в политической области до второй половины XVIII в., до того времени, когда начинают сказываться последствия промыш- ленного переворота, заметен застой. Это сказывалось и на обла- сти духовной жизни. Этим объясняется и то, что «просветительст- во» нашло в Англии слабое развитие, в то время как во Франции просветители выступали идеологами буржуазии в ее борьбе про- тив феодализма. В отличие от Франции английская буржуазная идеология была проникнута религиозностью. Это уже не был пуританский энтузиазм времен революции, ког- да религиозной оболочкой прикрывали оппозиционные абсолютиз- му идеи. Теперь религия была прямым орудием удержания в узде народных масс. Энгельс подчеркивал, что английский буржуа XVIII в. «сам был религиозен: его религия доставила ему знамя, под которым он победил короля и лордов. Скоро он открыл в этой религии также средство для того, чтобы обрабатывать своих есте- ственных подданных и делать их послушными приказам хозяев, которых поставил над ними неисповедимый промысел божий. Ко- роче говоря, английский буржуа с этого времени стал соучастни- ком в подавлении «низших сословий» — огромной производящей народной массы, — и одним из применявшихся при этом средств было влияние религии» !. 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 1, т. XVI, ч. II, стр. 299. 169
Если в XVII в. главный тон в философии задавали материали- сты (Бэкон, Гоббс), то в XVIII в. главные позиции в философии занимают идеалисты. В это время выступает со своей субъективно-идеалистической концепцией епископ Беркли (1685—1753), который дошел до пол- ного отрицания объективного мира. Весьма характерным для взглядов английской буржуазии было то, что в политике Беркли выступал в качестве защитника и про- пагандиста буржуазного способа производства, сторонника раз- вития мануфактур, а в философии — как ярый враг материализ- ма и атеизма, как проповедник религиозного мракобесия. На идеалистических позициях стоял агностик Давид Юм (1711 —1776), который старался избежать крайности Беркли, но вместе с тем отвергал самую возможность познания объективного мира. В Англии выступала и целая группа философов-материалис- тов (Джон Толанд, Давид Гартли, Джозеф Пристли). Но у этих философов материализм совмещался с деизмом, с отождествле- нием природы и бога. Это было выражением непоследовательности их материализма, уступкой религиозному ханжеству английских буржуа. Но даже за их непоследовательный материализм их называли «вольнодумцами» и «безбожниками», подвергая издевательствам, насмешкам и травле. А „ Развитие английской науки этого времени шло Английская наука. х J 1 J под знаком бурного развития промышленности и торговли, которым ознаменовался XVIII век. В начале XVIII в. продолжал свою плодотворную научную деятельность величайший английский физик и математик XVII в. Исаак Ньютон (1642—1727), сформулировавший в своих главных трудах «Математические начала натуральной философии», «Но- вая теория света и цветов» и др. основные законы классической механики и выводы из оптических исследований. Огромное значе- ние имело открытие Ньютоном закона всемирного тяготения и дифференциального исчисления. Открытия Ньютона относятся еще к 60—80-м годам XVII в. и являются отражением благотворного влияния революционной эпо- хи, однако они оказали огромное влияние на все естествознание XVIII в. В Англии XVIII в. большого развития получила буржуазная экономическая наука. Заметный вклад в ее развитие внес один из родоначальников буржуазной политэкономии — Адам Смит (1725—1790). Смит преподавал в университетах Эдинбурга и Глазго, а с 1764 г. посвятил себя исключительно научным заняти- ям. В 1776 г. вышел его главный труд — «Исследование о природе и причинах богатства народов». Основную причину развития производства и экономического прогресса Адам Смит видел в разделении труда. Смит впервые 170
разграничил потребительскую и меновую стоимость, ему же при- надлежит мысль о том, что труд является источником обществен- ного богатства. Однако Смит не понимал природы классовых от- ношений и исходил из представления о гармонии классовых инте- ресов в капиталистическом обществе. Адам Смит как представитель идущей к подъему буржуазии выдвинул лозунг свободной торговли (фритреда) и выступал про- тив всяких ограничений предпринимательской деятельности. Эти идеи Смита были очень популярны среди английской промышлен- ной буржуазии, в особенности тогда, когда она становилась моно- полистом на мировом рынке. Наряду с политической экономией в Англии развивается исто- рическая наука, для которой был характерен рационалистический подход к объяснению исторических явлений: представители исто- рической науки стремились давать объяснение исторических явлений на основе принципов разума, без ссылок на действие бо- жественных сил. Историки-рационалисты испытывали влияние Вольтера. Одним из представителей исторической науки был Давид Юм. Будучи философом-идеалистом, Юм придает большое значение идеям, и сама история для него — это воспоминание об идеях, которые вдохновляли человечество. Историк-рационалист, Юм от- рицает положительное значение всех форм религии: католичества, протестантизма и пуританства. Как тори, Юм отвергает револю- ционный путь борьбы даже с феодализмом. Крупным историком XVIII в. был Робертсон (1721 —1793), ав- тор работ по истории Шотландии и Америки. Ему принадлежит «История царствования императора Карла V», в которой дается общий обзор европейского средневековья. Идеолог поднимающейся буржуазии, Робертсон не отрицает важную роль насильственных переворотов в развитии, общества. Робертсон придает огромное значение роли купечества в истори- ческом развитии и считает его главным творцом единой европей- ской цивилизации. Крупным историком был Эдуард Гиббон (1737—1788). В своем многотомном произведении «История упадка и падения Римской империи» он возвеличивает Римскую империю, считая период мирового господства Рима самым счастливым временем в жиз- ни всего человечества. Главной причиной упадка Римской импе- рии Гиббон считал христианство, которое «разъело» все здание империи. Хотя Гиббон пытается смягчить этот свой вывод, но его труд явно направлен против церкви. Работа Гиббона — один из классических образцов буржуазной историографии. Экономический подъем, который переживала Англия, быстрый рост капитализма не могли не сказаться на литературной жизни страны. В ранний свой период английская литература XVIII в., представленная именами Александра Попа (1688—1744), Английская литература XVIII в. 171
Джозефа Аддисона (1672—1719) и других, еще отличалась срав- нительной идейной и художественной незрелостью. Среди представителей «раннего Просвещения» важное место принадлежит Дефо (1660—1731). Яркий публицист, он в ряде своих памфлетов высмеивал дворян-роялистов за приверженность к титулам. Аристократии Дефо противопоставил простого чело- века. В некоторых своих памфлетах Дефо выдвигал различные проекты реформ, которые должны были содействовать буржуаз- ному развитию Англии. В 1702 г. Дефо за критику англиканской церкви попал в тюрьму и был присужден к стоянию у позорного столба, но он смело продолжал выступать в защиту свободы слова и печати. Уже стариком, Даниель Дефо в 1719 г. написал роман «При- ключения Робинзона Крузо», который принес ему неувядаемую славу. Дефо был просветителем и гуманистом, но, подобно всем писателям «раннего Просвещения», он не видел еще всех противо- речий, которые уже начинали разъедать буржуазное общество. Почетное место среди писателей этого времени занимает Джо- натан Свифт (1667—1745). В «Путешествиях Гулливера» Свифт сатирически изображал политический и социальный строй совре- менной ему Англии, бичуя политических деятелей — «лилипутских министров». Свифт близко стоял к народным массам. Это выразилось в том, что в некоторых своих памфлетах он возвысился до бичева- ния эксплуатации человека человеком в буржуазном обществе. Это выразилось в его борьбе за дело ирландской свободы. В целой серии памфлетов Свифт показывает ужасающие результаты английского господства в Ирландии. Он был идейным вдохнови- телем национально-освободительной борьбы в этой стране в 20-х годах XVIII в. В 40-х годах английская литература переживает период так называемого «зрелого Просвещения». На первый план выдвигает- ся реалистический роман, в котором дается изображение действи- тельной жизни. Английские писатели этого времени видели про- грессивность капитализма, но вместе с тем реалистическая чест- ность заставляла их показывать отрицательные явления нового строя. Не понимая антагонистического характера капиталистиче- ских противоречий, большинство представителей «зрелого Про- свещения» верило в возможность улучшения буржуазного строя. Только в отдельных произведениях 50—70-х годов сказывается разочарование результатами исторического развития Англии (на- пример, в «Письмах Юниуса» — серии писем-памфлетов аноним- ного автора, в которых критикуется коррупция английских вла- стей) . Выдающимся представителем английского реализма XVIII в. был Генри Фильдинг (1707—1754), в произведениях которого да- ется картина социальных контрастов Англии. Самым ярким в этом плане его произведением была «История Тома Джонса, Найдены- 172
ша» (1749). По существу Фильдинг критикует не только пережит- ки феодализма, но и пороки новой буржуазной цивилизации, хотя делает это весьма умеренно. Своим творчеством Фильдинг оказал большое влияние на всю европейскую литературу. Видным писателем XVIII в. был также Смоллетт (1721 —1771), автор ряда романов и публицистических произведений. Из них особый интерес представляет его произведение «История и при- ключения атома», в котором под видом «японских» порядков вы- смеивается политическая жизнь Англии XVIII в. Большое место в английской литературе XVIII в. занимает драматургия, ведущее место в которой принадлежало комедии. В числе драматургов этого жанра мы видим автора многих пьес Джона Гэя (1685—1732), Генри Фильдинга и других. Фильдинг был не только крупным романистом, но и видным драматургом, мастером социально-политической сатиры («Пасквин», «Историче- ский календарь на 1736 г.» и др.) и комедии нравов («Свадьба», «Политикан из кофейни» и др.). Острый сатирический характер носят пьесы наиболее выдаю- щегося драматурга этого времени — Ричарда Шеридана (1751— 1816). В его пьесах обличается лицемерие тогдашнего английского буржуазно-аристократического общества («Школа злословия», «Соперники» и др.). Видными представителями «буржуазной дра- мы» XVIII в. были Джордж Лилло (1693—1739) и Эдуард Мур (1712—1757), в пьесах которых рассматриваются буржуазно-эти- ческие, но обходятся социальные проблемы. Наряду с направлением реалистического романа в Англии вы- ступают и представители сентиментального жанра — Лоренс Стерн (1713—1768), автор «Тристрама Шенди», и Оливер Гольд- смит (1728—1774), автор ряда пьес, а также романа «Векфильд- ский священник» и поэмы «Покинутая деревня»,,в которых он опи- сывает трагическую судьбу английского крестьянина. Особое место в литературе XVIII в. занимает замечательный шотландский поэт Роберт Бернс (1759—1796). Будучи народным поэтом и великим гуманистом, Бернс создал произведения, испол- ненные революционной страстности и гуманистического пафоса, что резко отличает его от большинства представителей английско- го просветительства. От Бернса линия развития идет к английской революционной поэзии XIX в. Поэзия Бернса не случайно пользуется большой популярно- стью и в нашей стране.
ГЛАВА X АНГЛИЯ В ГОДЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (1789—1815) гЧ о времени французской буржуазной революции 1789— А ^1794 гг. Англия выдвинулась на первое место среди дру- гих стран по своему экономическому развитию. Хотя Англия и не стояла непосредственно перед новой револю- цией, но очевидно, что революционная буря по ту сторону Ла- Манша неизбежно должна была вызвать в Англии острую реак- цию. Разумеется, эта реакция была различной со стороны раз- личных классов Отношение клас- сов и партий в Англии к француз- ской революции. и партий английского общества. Английская земельная аристократия и верхуш- ка буржуазии с самого начала встретили фран- цузскую революцию отрицательно. Это делает понятным и отношение английских партий к ре- волюционным событиям во Франции. Тори и правые виги встретили революцию резко враждебно. Они были страшно напуганы событиями во Франции, усматривая в них непосредственную угрозу существовавшим в Англии поряд- кам. Правые виги, которые раньше враждовали с тори, теперь вы- ступают солидарно с ними. Они вместе выступают против всякой парламентской реформы, которую требовали радикальные элемен- ты. Руководитель торийской партии Питт заявил, что реформа — это не что иное, как «подготовка к свержению всей системы управ- ления». В октябре 1790 г. идеолог тори Эдмунд Берк, ранее принадле- жавший к правым вигам, опубликовал проникнутый страхом пе- ред революцией памфлет под названием «Размышления о фран- цузской революции», в котором он называет революцию во Фран- ции «хаосом легкомыслия и жестокости». Берк решительно вы- ступает против теории естественного права и народного сувере- нитета — в защиту наследственной монархии и существующих в Англии общественных порядков. Общественное устройство Анг- лии, по мнению Берка, — лучшее в мире. 174
«Размышления» Берка имели большой успех у правящих клас- сов Англии. Король Георг III рекомендовал всем читать эту кни- гу. Книга вышла одиннадцатью изданиями в течение года. «Раз- мышления» вызвали восторг у французской реакции, вдохновляя ее на сопротивление революции. Сам Людовик XVI тайно перево- дил книгу Берка на французский язык. Иную позицию, чем тори и правые виги, заняли левые виги, выражавшие интересы среднебуржуазных кругов. Они сначала пытались играть роль друзей французской революции. Организо- ванное с их участием «Лондонское общество революции», создан- ное для торжественного празднования столетия «Славной револю- ции», решило послать приветственный адрес Национальному со- бранию Франции. Лидер левых вигов Фокс, хотя и высказывал сожаление по поводу кровопролития, которым сопровождалось начало революции, все же заявил, что взятие Бастилии — это «величайшее в мире событие». Уже в 1791 —1792 гг. левые виги начали говорить о необходи- мости предотвращения революции в Англии путем проведения парламентской реформы. «Общество друзей народа», организован- ное зимой 1791/92 года левыми вигами — писателем Макинтошем, лордом Эрскином, герцогом Бедфордом и другими, выпустило об- ращение к народу Англии, в котором было сказано: «Пример Франции достаточен для того, чтобы мы воздержались от всяких нововведений. Мы заявляем, что реформы, которые мы имеем в виду, не являются нововведениями. Мы намерены не изменять, а восстанавливать нашу конституцию в духе ее первоначальных ос- нов». Левые виги всячески открещивались от французской рево- люции и хотели лишь добиться мелких уступок. Говоря о враждебном отношении английской буржуазии к французской революции, Энгельс замечает: «Впрочем, среди бур- жуазии было все же прогрессивное меньшинство, — люди, интере- сы которых не особенно выигрывали от компромисса. Это мень- шинство, состоящее главным образом из менее зажиточной бур- жуазии, относилось с симпатией к революции, но в парламенте оно было бессильно»1. Деятельность этого «прогрессивного меньшинства» протекала в различных обществах, главным образом в «Лондонском общест- ве революции» и в «Лондонском корреспондентском обществе». В первом из них наряду с левыми вигами были такие прогрес- сивные деятели, как ученые Джозеф Пристли (1733—1804) и Ричард Прайс (1723—1791). Последний в отличие от большинства членов общества считал, что теперь очередь Англии следовать примеру Франции, чтобы «завершить» революцию 1688 г. Фран- цузская революция — это победа законов и разума над королем и духовенством, это — победа принципов народного суверенитета. 1 К. М а р к с и Ф. Э н г ел ь с, Сочинения, изд. 1, т. XVI, ч. II, стр. 301. 175
Свои взгляды Прайс изложил еще в 1789 г. Ответом на его вы- ступление были «Размышления» Берка. В числе других послед- нему ответил крупный физик и химик Пристли. Пристли опубликовал четырнадцать «Писем к Берку», в кото- рых он защищает французскую революцию от нападок Берка. Пристли утверждал, что дата казни Карла I — это день гордости для англичан, как и день взятия Бастилии — гордость для свобод- ных французов. В ответ на критику Национального собрания со стороны Берка Пристли утверждал, что английский парламент — это насмешка над самой идеей свободного представительства. Берку ответил и другой член «Лондонского общества револю- ции» — известный юрист Макинтош. Последний писал, что необ- ходимо приложить все усилия, чтобы не было революции, но для этого необходимы реформы. Макинтош высказывается за введение всеобщего избирательного права в Англии. Он категорически про- тив требований о реформе имущественных отношений, ибо имуще- ственное неравенство — это стимул для развития общества . Эти ответы Берку весьма характерны для всего «Лондонского общества революции», которое приветствовало французскую ре- волюцию на первом ее этапе, но выступало весьма умеренно, ког- да речь шла об исторических уроках, вытекающих для Англии из французского опыта. Более решительно и последовательно выступа- ло «Лондонское корреспондентское общество», возникшее в январе 1792 г. Это общество было более демократическим по своему составу, чем «Лондонское общество революции»: основную массу его членов составляли мелкая буржуазия и рабочие. Организатором общест- ва был бывший сапожный подмастерье Томас Гарди. Аналогичные «Корреспондентские общества» образовались так- же в Шеффильде, Ковентри, Лидсе, Бирмингеме, Глазго, Бристо- ле, Ноттингеме, Эдинбурге и в других городах Англии. Формально все эти общества были связаны между собой только посредством переписки, фактически же «Лондонское корреспондентское обще- ство» было центром для всех имевшихся в стране обществ. «Корреспондентские общества» ставили своей задачей борьбу за радикальную реформу парламента и всеобщее избирательное право. Объединяя в своих рядах квалифицированных рабочих, ремес- ленников, общество вместе с тем сумело привлечь в свои ряды многих известных политических деятелей. Так, членом общества стал известный английский публицист — буржуазный демократ Томас Пэйн (1738—1809), незадолго до этого вернувшийся из США, где он боролся за дело американской независимости. В ря- ды общества вступили и видные деятели литературы, как поэт Блейк и другие. «Корреспондентские общества», исходя из идей Руссо, отстаи- Возникновение «Корреспондент- ских обществ». 176
вали принципы естественного права и общественного договора. Они требовали всеобщего избирательного права, свободы слова, печати, совести, союзов, неприкосновенности личности и введения прогрессивно-подоходного налога. Некоторые члены «Корреспондентских обществ» прямо гово- рили о необходимости свержения власти олигархии в Англии. «Если парламент не выражает больше воли народа, то наш долг не рассуждать, а действовать», — писал Гарди. Большинство чле- нов обществ считало, что необходимо добиться установления в Англии республиканского строя. «Лондонское корреспондентское общество» довольно быстро превратилось в широкую демократическую организацию, имев- шую своих сторонников среди рабочих, ремесленников, прогрес- сивно настроенной интеллигенции и даже среди солдат и моряков английских вооруженных сил. Общество насчитывало только в Лондоне 30 тысяч членов, а по всей Англии, по некоторым данным, число членов превышало 100 тысяч. Интересно отметить, что среди членов общества нахо- дили распространение перепечатанные памфлеты левеллеров вре- мен английской революции, от которых они заимствовали прин- цип всеобщего избирательного права. Энгельс подчеркивал, что ра- бочий класс прислушивался к принципам «Корреспондентского об- щества» и поддерживал активно его программу. «Чартизм ведет свое происхождение от демократической партии, которая разви- лась в 80-х годах XVIII века одновременно с пролетариатом и внутри его»1, — писал Энгельс, подчеркивая значение «Коррес- пондентского общества» для пролетариата. «Лондонское корреспондентское общество» приветствовало французскую революцию. В адресе Национальному конвенту, посланному обществом в 1792 г., говорилось: «Французы! Вы уже свободны, мы же только готовим победу свободы в Британии . . . Вы заслужили завидную славу передовых борцов за свободу, мы же только мечтаем о счастье, которое предстоит человечеству . .. Друзья! Вы боретесь за все человечество!» Французскую революцию приветствовали многие выдающиеся писатели и публицисты Англии. Одним из них был Вильям Год- вин (1756—1836), пользовавшийся большой популярностью в де- мократических кругах. Находясь под влиянием идей французских просветителей XVIII в., Годвин, который в молодости был свя- щенником, сложил с себя духовный сан и занялся литературным творчеством. Он отказался от предложения Фокса стать платным писателем левых вигов и примкнул фактически к «Корреспон- дентскому обществу» в его борьбе с тиранией в Англии. В 1793 г. Годвин опубликовал книгу «О политической справед- ливости», в которой осудил институт частной собственности. Год- 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 2, стр. 452. 12 Очерки истории Англии 177
вин выступает за проведение социальных реформ, отрицая необ- ходимость революционного насилия. Годвин был анархистом, он утверждал, что любое правительство стесняет свободу человече- ской личности. Характерно, что свою книгу Годвин посвятил французскому Конвенту. С «Лондонским корреспондентским обществом» был связан и другой демократический публицист — Томас Спенс (1750—1814), автор трактата «Действительные права человека» (1793), в кото- ром он выдвигал проект уничтожения помещичьей собственности на землю и передачи всей земли в руки общин. Особенно большой популярностью среди членов «Корреспон- дентских обществ» пользовалась книга Томаса Пэйна «Права че- ловека». Первая часть ее вышла в 1791 г., а вторая в 1792 г. В своей книге Пэйн горячо защищает французскую революцию, в противоположность Берку Пейн утверждал, что существующее монархическое правительство в Англии является тираническим. Пейн остро критикует монархический строй вообще. Разделяя иллюзии просветителей, Пэйн утверждает, что изменение полити- ческой формы правления должно привести к улучшению всех со- циальных противоречий. Если будет уничтожена монархия, то это приведет к миру между народами, так как основная причина войн — споры о престоле. Республика является формой прави- тельства, соответствующей воле народа. Аристократия, господ- ствующая в Англии, по мнению Пэйна, — это трутни, поглощаю- щие ренту и предающиеся праздности. Все это должно исчезнуть, ибо наступает «политическое лето». В 1795 г. Пэйн опубликовал книгу «Аграрная справедливость», в которой он высказывается за национализацию земли путем выкупа ее у собственников. Пейн вы- ступал за отмену налога в пользу бедных, за введение прогрес- сивно-подоходного налога. Он настаивал на обеспечении и обуче- нии за счет государства всех детей бедняков до 14 лет и добивал- ся назначения небольшой государственной пенсии всем беднякам старше 60 лет. За книжку «Права человека» английское правительство прив- лекло Пейна к ответственности, ему, однако, удалось бежать во Францию. Здесь он получил гражданские права и был избран де- путатом Конвента. Однако за близость к жирондистам он при якобинцах оказался в тюрьме, а затем эмигрировал в США, где преследовался буржуазными кругами до дня своей смерти. Если Пэйн был близок к жирондистам, то большинство деятелей «Кор- респондентского общества» симпатизировало якобинцам. Как и якобинцы, члены «Корреспондентского общества» допускали в своей среде только обращение «гражданин». Во время войны рево- люционной Франции с коалицией они на своих встречах провоз- глашали тосты за поражение английских войск и за победу фран- цузской революционной армии, которая «сражается за свободу». Отделения общества вербовали волонтеров в армию Конвента. 178
Внутренняя и внешняя поли- тика правящих кругов Англии. По мере углубления революции во Франции по- литика правящих кругов Англии становилась все более реакционной. Если в начале революции Питт делал вид, что события во Франции Англию не затраги- вают, то, после того как революция распространила свое влияние на Бельгию (австрийские Нидерланды), Питт и стоявшие за ним аристократия и крупные финансисты забили тревогу: они боялись приближения революции к своим границам. Уже в 1790 г. правительство Питта начало переговоры с Авст- рией и Пруссией, убеждая их в необходимости сближения и пре- одоления разделявших их острых разногласий (в связи с борьбой за гегемонию в Германии). Летом 1790 г. в силезском городке Рейхенбах состоялась кон- ференция представителей Австрии и Пруссии для обсуждения спорных вопросов. На конференцию явились и представители Анг- лии, и под их давлением было заключено Рейхенбахское соглаше- ние, по которому Пруссия и Англия обязались помочь Австрии в восстановлении ее господства над Бельгией, а Австрия должна была выступать вместе с Пруссией против французской революции. Рейхенбахское соглашение было важным шагом по пути со- здания австро-прусского союза под покровительством Англии про- тив французской революции. В 1791 г. в замке Пильниц (Силе- зия) была обнародована декларация австрийского императора и прусского короля о совместных действиях против революционной Франции. Это был явный шаг к войне. За этим последовало созда- ние австро-прусского союза в феврале 1792 г. и начало войны революционной Франции против этой коалиции. Англия сначала прямого участия в войне не принимала, и жи- рондисты, пришедшие к власти после революции 10 августа 1792 г., рассчитывали, что им удастся и дальше обеспечить нейтралитет Англии. Однако они просчитались. Дальнейшее углубление фран- цузской революции в 1792—1793 гг., широкое демократическое движение в самой Англии в эти же годы вызвали сильнейшую тревогу в правительственных кругах Лондона. Весной 1793 г. пра- вительство Питта Младшего втянуло Англию в прямую войну против революционной Франции. Англия соединилась в первой коалиции против Франции с Австрией, Пруссией, Испанией и Пье- монтом и с этого времени становится активнейшей участницей всех коалиций против французской революции, Директории и империи. Английские войска и флот приняли непосредственное участие в военных действиях против революционной Франции. В 1793 г. они осадили Дюнкерк, а в районе Средиземного моря захватили Корсику. По призыву жирондистов, восставших в Тулоне, англий- ский флот захватил этот порт. Английское правительство созда- ло во Франции широкую шпионскую сеть. Английские агенты производили скупку предметов первой необходимости, искусст- венно взвинчивая цены. 12* 179
Однако якобинцы, опираясь на широкие народные массы, су- мели справиться с внутренними и внешними трудностями. 17 де- кабря 1793 г. французские революционные войска освободили Тулон, а в начале 1794 г. одержали победу над английскими и голландскими войсками и на севере. Внутри страны торийское правительство Англии, обеспокоен- ное ростом симпатий к якобинцам среди народных масс, решило расправиться с «Корреспондентскими обществами» и начало с разгона созванного ими конвента. В ноябре 1793 г. в Эдинбурге (Шотландия) состоялся «Все- британский конвент народов трех наций». На этот конвент, созван- ный по инициативе «Лондонского корреспондентского общества» и Томаса Гарди, были приглашены английские, шотландские и ирландские радикальные демократы, входившие в состав «Коррес- пондентских обществ». Всего присутствовало 146 делегатов от 40 обществ. На конвенте выявились два крыла — революционно-демокра- тическое и конституционалистское, но преобладало первое, пред- ставлявшее рабочих, ремесленников и мелкобуржуазную интелли- генцию. Конвент, заседавший две недели, принял решение о «более равном представительстве народа в палате общин и о сокращении сроков депутатских полномочий в парламенте». Конвент выска- зался за всеобщее голосование и ежегодные выборы. Конвент осу- дил работорговлю и высказался за немедленное освобождение рабов. По предложению ряда делегатов, конвент был назван «Бри- танским конвентом делегатов народов, объединенных для дости- жения всеобщего избирательного права и годового парламента». «Конвент делегатов народов» послал приветственное обращение к Национальному конвенту Франции, в котором приветствовалась борьба с монархией и торжество якобинцев. 5 декабря власти Эдинбурга предложили закрыть конвент, а через пять дней виднейшие деятели конвента были арестованы и отданы под суд. Началась расправа над всеми участниками борь- бы за избирательную реформу. Правительство поощрило банды громил на организацию по- громов. Они публично сожгли изображение Томаса Пэйна, раз- громили лабораторию Джозефа Пристли, разгромили книжную лавку Томаса Гарди и убили его жену. Гарди, Горн Тук и другие видные деятели «Корреспондентских обществ» были арестованы по обвинению в государственной измене. 12 мая 1794 г. король обратился с посланием к парламенту, в котором обвинил «Корреспондентские общества» в пренебреже- нии к парламенту, в стремлении к анархии. Вслед за тем Питт внес в парламент билль о приостановке на восемь лет «Хабеас Корпус Акта». Против этого билля выступили левые виги — Фокс, Шеридан и другие. Правительство в качестве главного довода в пользу принятия такого акта приводило созыв «Конвента предста- 180
вителей трех наций». Питт пугал лево-вигскую оппозицию анар- хией, которая якобы угрожала Англии. Билль был принят парламентом большинством в 201 голос против 39, и это означало установление в Англии террористическо- го полицейского режима. Результаты принятия билля не замед- лили сказаться. В октябре 1794 г., т. е. когда во Франции уже пала якобинская диктатура и на смену революционному Конвенту пришел терми- дорианский, начался ряд судебных процессов над членами «Кор- респондентских обществ» — Томасом Гарди, Горн Туком и другими. Боясь народного возмущения, суд в Лондоне оправдал руко- водителей демократической партии, но в ряде городов деятели «Корреспондентских обществ» были осуждены. Против преследования демократических деятелей «Корреспон- дентские общества» организовали многочисленные митинги во многих городах страны. В Лондоне на митинге участвовало 150 ты- сяч человек. Возмущение народных масс было так велико, что од- нажды королевская карета была остановлена толпой и забросана камнями. Правительство Питта использовало этот факт для новых пре- следований. В 1795 г. оно добилось издания двух актов о мятеж- ных митингах и собраниях, которые фактически отменяли право собраний и ставили демократическую партию вне закона. После этого «Корреспондентские общества» начинают распадаться на мелкие группы и их деятельность постепенно замирает. Слабость «Корреспондентских обществ» состояла в том, что они получили распространение лишь в крупных городах и не пре- вратились в общенациональную партию. «Корреспондентские об- щества» были весьма разношерстными организациями, включав- шими и рабочих. Однако они охватывали лишь часть квалифици- рованного пролетариата, основная же масса рабочих не была включена в борьбу за демократию. Как раз во время развертывания деятельности «Корреспондент- ских обществ» в английских городах были часты выступления на- родных масс с требованиями улучшения их положения. Особенно активно выступали рабочие, создававшие свои профсоюзы (союз суконщиков в йоркшире, союз прядильщиков и т. д.). Уже тот факт, что правительство по требованию буржуазии должно было издать в 1799 и 1800 гг. «Законы против коалиций», запрещавшие союзы рабочих и их забастовки, свидетельствовал о серьезности этого движения. Однако «Корреспондентские общества» недоста- точно привлекали всю массу рабочих к активной борьбе за демо- кратические преобразования. Значительную роль в демократической партии играла мелкая буржуазия и прогрессивная мелкобуржуазная интеллигенция, но они не могли придать движению подлинно широкий размах, что- бы справиться с силами английской реакции. 181
Однако влияние «Корреспондентских обществ» и их демо- кратических идей еще долго ощущалось в массовом народ- ном движении, оно сказалось и во время восстания в анг- лийском флоте в Восстание в ан- глийском флоте в 1797 г. и его подавление. 1797 г. Во флоте было заметно сильное недовольство невыносимыми условиями, существовавшими на кораблях флота. Бунты на отдельных кораблях были быстро подавлены, но в апреле 1797 г. в восстании уже участвовали матросы свыше 40 кораблей, находившихся в Порт- смуте, Ярмуте, Плимуте и Норвиче. Сигнал к восстанию был дан в Портсмуте, где первыми высту- пили матросы кораблей «Королева Шарлотта», «Ройял Джордж» и «Ройял Соверейн». Матросы последнего создали судовой коми- тет и их примеру последовали восставшие к этому времени матро- сы и других кораблей Северного флота. 18 апреля собрание делегатов восставших выбрало свои орга- ны — «Центральный комитет» по наблюдению за порядком на всех кораблях и «Комитет 12», игравший роль главного штаба. Командующим всем восставшим флотом был избран председа- тель ЦК — матрос Ричард Паркер, которого матросы назвали «красным адмиралом». По решению делегатов, на всех кораблях был поднят красный флаг, а большинство офицеров арестовано. Восставшие сначала выставили требования экономического характера: они требовали повышения жалованья матросам и улучшения жизненных условий на кораблях. Матросы требовали также человеческого к себе отношения со стороны офицеров. Ког- да восстание приобрело широкий размах, наряду с этими требо- ваниями стали фигурировать в матросских петициях и политиче- ские. В них говорилось о необходимости реформы парламента, об обеспечении свободы для всех англичан. Это, несомненно, сви- детельствовало об известном влиянии идей, распространявшихся «Корреспондентскими обществами». Правительство Питта напряг- ло все силы, чтобы быстрее разгромить восстание во флоте. Оно даже обратилось к царскому правительству с просьбой о помощи в подавлении восстания со стороны царской эскадры, которая в то время находилась с визитом в Англии. Однако английскому правительству удалось внести разлад в среду восставших обеща- нием удовлетворения экономических требований восставших и амнистии всем участникам восстания в случае прекращения борьбы. Однако, добившись прекращения восстания, правитель- ство вероломно казнило Паркера и несколько десятков других матросских руководителей. Несколько сот матросов было присуж- дено к различным срокам тюремного заключения. Почти одновременно с восстанием во флоте Восстание 1798 г. произошло восстание в Ирландии. Это восста- к ние было подготовлено тайной революционной организацией, добивавшейся национальной независимости Ирлан- 182
дии, — «Обществом соединенных ирландцев». Руководство вос- станием обратилось к правительству Директории с прось- бой о помощи. Французское правительство направило в п