Author: Фролов И.Т.  

Tags: история философии  

ISBN: 5-250-00315-Х

Year: 1989

Text
                    м
учебник
для высшие
учебных
заведении
Политиздат

Введение! Предисловие Часть 1. Становление и развитие философии Часть 2. Теория и методология: проблемы, понятия, принципы Заключение. Философия в поиске и развитии: новые проблемы и новые задачи
в философию учебник для высших учебных заведений В двух частях ___ увазеростеге | W- *.....—и I Москва Издательство политической литературы 1989
ББК 15 В24 Авторский коллектив: Фролов И. Т, — академик, профессор (руководитель автор- ского коллектива), Араб-Оглы Э. А.— доктор философских наук, профессор, Арефьева Г, С.— доктор философских наук, профессор, Гайденко П. П.— доктор философских наук, Келле В. Ж. — доктор философских наук, профессор, Козлова М. С.— доктор философ- ских наук, профессор, Лекторский В. А. — доктор философских наук, профессор, Мотрошилова Н. В.— доктор философских наук, профессор, Степин В. С. — член-корреспондент АН СССР, профес- сор, Соловьев Э. Ю.— кандидат философских наук, Швырев В. С.— доктор философских наук, профессор, Юдин Б. Г,— доктор фило- софских наук. В написании отдельных глав и параграфов учебника участвовали Балла- ев А. Б.— кандидат философских наук, Огурцов А. П.— кандидат философ- ских наук, Ойзерман Т. И.— академик, Поляков Л. В.— кандидат философских наук, Пустарнаков В. Ф.— доктор философских наук, Ракитов А. Я.—док- тор философских наук, Степанянц М. Т.— доктор философских наук. Авторский коллектив выражает благодарность Арзаканяну Ц. Г., кандидату философских наук Громову М. Н., члену-корреспонденту АПН СССР Зинчен- ко В. П., доктору философских наук Пантину И. К., Соболеву А. В., доктору философских наук Уткиной Н. Ф., члену-корреспонденту АН СССР, академику АН УССР Шинкаруку В. И., предоставившим свои материалы, которые были использованы в работе над учебником. Р е д а к ц и о н н о - и з д ате л ь с к ая группа Политиздата: Греков Л. Я.—заместитель главного редактора (руководитель группы); Кураев В. И.— заведующий редакцией литературы по марксистско-ленинской философии и научному коммунизму; Лебедева М. А.— старший научный ре- дактор; Крючкова 2К. П. и Молчанова Е. С.— младшие редакторы; Тере- щенко В. Я.—главный художник; Гладышев А. Я.—старший художественный редактор; Мухин Ю. А.— старший технический редактор. Допущен Государственным комитетом СССР по народному образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений. о 0301020000-336 о, 8Q В 079(02) ISBN 5- 250-01066- 0 (ч. I) ISBN 5-250-00315-Х © ПОЛИТИЗДАТ, 1989
ОГЛАВЛЕНИЕ Часть 2 Теория и методология: проблемы, понятия, принципы Глава V Бытие 14 1. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия 15 Мир есть, был и будет — 15. Бытие мира — предпосылка его единст- ва — 17. Мир как совокупная реаль- ность — 19. 2. Философская категория бытия 21 Категория бытия в философии — 21. Специфика размышлений о бы- тии — 25. 3. Основные формы и диалектика бытия 28 Бытие как всеобщее, единичное и особенное — 28. Бытие вещей, ппрцессов и состояний природы — |(0| Бытие произведенных челове- ком вещей («второй природы») — ^1Ц>ытие человека в мире вещей — Ц^рСпецифика человеческого бы- тия — 38. Бь|1ма_индивидуализиро- ванного jtyxoBHoro -Бытие объективированного духовного — 45. Глава VI Материя 49 1. Ленинское определение материи 5 f Диалектико-материалистическое и метафизическое понимание мате- рии— 51. Методологическое зна- чение ленинского определения ма- терии — 52. 2. Современная наука о строении материи. Материальное единство мира 55 Уровни организации неживой при- роды — 56. Представления о строе- нии материи на биологическом и со- циальном уровнях — 62. 3. Движение XX Понятие движения. Связь движения W и материи — 66. Основные типы движения — 68. Формы движения материи — 71. Качественная спе- цифика и взаимосвязь.форм движе- ния — 74.
4. Пространство и время 77 Понятие пространства и време- ни — 77. Реляционная и субстанци- альная концепции пространства и времени — 80. Взаимосвязь про- странства-времени и движущейся материи — 81. Проблема размер- ности пространства-времени и его бесконечности — 84. Качественное многообразие форм пространства и времени в неживой природе — 87. Особенности биологического пространства-времени — 89. Соци- альное пространство и время — 90. Глава VII Диалектика Я5 1. Смысл диалектики 96 Искусство творческого спора — 96. Трудности понимания измене- ний— 98. Идея развития—100. Путь к материалистической диалек- тике—102. Диалектика и догма- тизм — 105. 2. Универсальные связи бытия 107 Категории диалектики — 108. Еди- ничное и общее—109. Явление и сущность — 112. Диалектические закономерности — 114. 3. Структурные связи. Принцип системности 117 Часть и целое. Принцип целостно- сти — 117. Форма и содержание. Упорядоченность бытия — 119. Элементы и структура. Понятие си- стемы — 123. Системные объекты. Принцип системности— 125. 4. Связи детерминации. Принцип детерминизма 129 Причинные связи. Принцип причин- ности — 129. Случайность и необхо- димость. Возможность и действи- тельность — 133. Концепция детер- минизма — 136. 5. Диалектика количественных и качественных изменений 138 Качество и свойства— 139. Качест- во и количество — 142. Мера. Пере- ход в новое качество— 145. Скач- ки — 147. б. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания 150 Диалектика и логические противо- речия — 151. Диалектические отри- цания и синтезы — 153. «Противо- речивость» изменения—156. Ди- алектические Противоположно- сти — 159. «Единство-и-борьба» противоположностей — 161. Ди- алектическое противоречие — 164. «Отрицание отрицания». Циклич- ность и поступательность измене- ний — 168. 7. Развитие и прогресс 171 Диалектика и специально-научные теории развития — 171. Понятие развития — 173. Принцип историз- ма— 175. Прогресс и регресс — 177.
Глава VIII Природа 185 1. Природа как объект философского осмысления jar Природа и культура. Формы вос- О* приятия природы в истории куль- туры — 186. Естественная и искусст- венная среда — 189. 2. Экологическая проблема: научные, социально-философские и >тико-гуманистические аспекты jaj Взаимодействие человека и при- У роды — 191. В чем сущность эколо- гической проблемы? — 194. В поис- ках выхода из экологических труд- ностей— 197. Научно-технический прогресс и экология — 200. Гло- бальный характер экологических проблем — 202. 3. Природа живая и неживая. Отношение человека к живому. Жизнь как ценность ЪА4 Живое и неживое — 204. Место би- ологии и философии в познании живого — 206. Современные пред- ставления о живом — 211. Конечна ли жизнь на Земле? — 216. 1. Что такое человек! Загадка антропосоциогенеза Глава IX Человек 219 Человек как субъект предметно- практической деятельности — 220. Проблема антропосоциогенеза — 224. Орудийная деятельность. Ге- незис самого труда — 225. Социо- творческая функция языка — 226. Регулирование брачных отношений и возникновение первобытно-родо- вой общины — 227. Нравственно- социальные запреты как фактор антропосоциогенеза — 231. Перво- бытнообщинная организация и до- зревание труда — 233. Все мы ро- дом из предыстории — 235. 2. Единство биологического и социального J37 Природное и общественное в чело- веке — 237. Биологизаторство и со- циологизаторство в подходах к че- ловеку— 241. Биология человека в эпоху научно-технической револю- ции — 246. 3. Проблема жизни и смерти в духовном опыте человека уду В чем смысл жизни? Постановка проблемы — 247. Философия о смысле жизни, о смерти и бессмер- тии человека — 249. Сколько жить человеку? Как жить? Во имя чего жить? — 253. «Право на смерть» — 254. 4. Человечество как мировое сообщество и вопрос о гуманистической мере прогресса * 2S& Глобальное единство и глобаль- ная опасность — 258. Гуманистиче- ская мера прогресса — 263.
Глава X Практика 269 1. Практика — специфически человеческий способ отношения к миру Исходное отношение человека к миру — 269. Генезис практики — 272. Приспособительное поведение животных и практически-преобра- зовательная деятельность челове- ка — 275. 2. Практика — основа всех форм общественной жизнедеятельности человека 277 Поведение и деятельность — 277. z-y Интегративные функции практики по отношению к другим формам жизнедеятельности — 279. 3. Структуре практической деятельности и ее основные формы 281 Практика как единство объектив- ной и субъективной сторон — 281. Формы практической деятельно- сти — 282. Техника и техническая деятельность — 283. Глава XI Сознание 288 1. Постановка проблемы сознания в философии 288 2. Развитие форм отражения как генетическая предпосылка сознания 291 Значение ленинского принципа от- ражения для диалектико-материа- листической теории познания — 291. Возникновение информацион- ного отражения — 294. Отражение в живой природе. Сущность психи- ческого отражения — 297. 3. Возникновение человеческого сознания. Сознание хак необходимое условие воспроизводства человеческой культуры ЗП4 Общественная природа созна- ния — 304. Сознание и язык — 307? 4. Самосознание 310 Структура и формы самосозна- ния — 310. Предметность и рефлек- сивность самосознания — 312. 1. Позиание как предмет философского анализа Глава XII Познание 318 318
^. Структура знания. Рациональное и чувственное познание 321 Знание как система — 321. Знание, отражение, информация — 322. Чувственное познание и его эле- менты-— 324. Специфика и роль чувственного познания обществен- ного человека — 331. Единство чув- ственного и рационального в по- знании — 335. Понятие как основ- ная форма рационального позна- ния— 336. Творчество и интуи- ция — 343. Объяснение и пони- мание — 347. 3. Теория истины 351 Объективная истина. Практика как Основа и критерий познания — 351. Истина как процесс. Диалектика абсолютной и относительной исти- ны — 355. Истина, оценки, ценно- сти; факторы, стимулирующие и искажающие истину — 356. Глава XIII Наука 359 1. Наука в современном мире 3$ф Социальные функции науки — 360. 2. Научное познание и его специфические признаки 3£Д Наука как объективное и предмет- ное знание — 364. Основные от- личия науки от обыденного позна- ния — 368. 3. Строение и динамика научного знания 372 Соотношение категорий «эмпири- А ческое» и «теоретическое» с кате- гориями «чувственное» и «ра- циональное» — 373. Критерии раз- личения теоретического и эм- пирического — 374. Структура эм- пирического и теоретического уровней знания — 378. Основания научного знания — 382. Идеалы и нормы научного познания — 383. Научная картина мира — 384. Фило- софские основания науки — 384. 4. Философия и развитие науки 385 5. Логика, методология и методы научного познания 391 Общелогические методы позна- ния — 394. Научные методы эмпи- рического исследования — 398. На- учные методы теоретического ис- следования — 400. Исторический и логический методы исследования — 404. 6. Этика науки 4Q£ Этические нормы и ценности на- уки — 406. Свобода научного по- иска и социальная ответственность ученого — 409.
Глава XIV Общество 416 1. Материализм — исходный методологический принцип анализа общества 4|7 Соотношение теории и реально- сти— 417. От идеалистического к материалистическому пониманию и исследованию общественной жиз- ни — 420. Категории «обществен- ное бытием и «общественное созна- нием и их методологическая роль — 422. Материальное произ- водство — основа общественного развития — 427. 2. Базис и надстройка 437 Общество и общественные отно- шения — 433. Материальные и идеологические отношения — 435. Активное воздействие надстройки на базис — 439. Экономика и поли- тика: диалектика взаимодейст- вия — 443. 3. Структура общественного сознания 445 Теоретическое и обыденное со- знание — 446. Идеология и обще- ственная психология — 447. Крите- рии разграничения форм общест- венного сознания — 452. 4. Исторические типы общества и методология анализа реального исторического процесса 455 Философия в поисках основания членения исторического процес- са — 455. Понятие общественно- экономической формации — 458. Социальная революция — 461. Ме- тодология формационного анализа социальной реальности — 463. 5. Движущие силы и субъекты исторического процесса 466 Интересы как побудительная сила к действию — 467. Сведение инди- видуального к социальному как методологический принцип — 470. Проблема субъекта историче- ского процесса — 471. Народ — творец истории. Массы и лично- сть — 475. 1. Диалектика производительных сил и производственных отношений Глава XV Прогресс 479 4gQ Закон соответствия — 480. Родо- племенной строй. Община — 482. Рабство и крепостничество — 484. Промышленная революция и капи- тализм — 486. Основное противо- речие капитализма — 488. Этапы развития капитализма — 489. Науч- но-техническая революция — 492. Социалистические производствен- ные отношения — 493. Противоре- чия между производительными си-
ламн и производственными отно- шениями при социализме — 494. Перестройка и обновление со- циализма. Радикальная экономи- ческая и политическая рефор- мы — 495. 2. Объективный критерий и типы социального прогресса 498 Противоречивость общественного прогресса — 498. Объективный критерий прогресса — 500. Приме- нение критерия общественного прогресса к конкретной истории — 501. Типы общественного прогрес- са — 503. Свобода как продукт общественного прогресса — 507. 3. Единство и многообразие мировой истории 508 Концепции локальных культур и цивилизаций — 509. Исторические предпосылки выявления единства истории — 511. Идеалистическая трактовка единства истории — 513. Материалистический подход к единству истории — 513. Формы проявления единства историче- ского процесса — 515. Причины и факторы многообразия истории — 517. Глава XVI Культура 522 1. Культура как мера развития человека 524 Философское понятие культуры — 524. Традиции и новаторство в куль- туре— 526. Технологическая трак- товка культуры — 529. Культура и цивилизация — 530. 2. Общество и культура 533 Внутренняя и внешняя детермина- ция культуры — 533. Разделение труда и культура — 536. Классовое и общечеловеческое в культуре — 537. Социальные функции культу- ры — 540. Единство и многообразие культур — 542. Культурная револю- ция — 545. Глава XVII Личность 550 1. Индивид, индивидуальность. 551 Общественный индивид—551. Ин- дивидуальность и личность — 552. личность Многообразие способностей как признак индивидуального своеоб- разия — 553. Понятие личности — 556. Нравственные основы лично- сти — 557. Классово-социальный выбор — 562. Общество и потенци- ал личности — 565.
2. Исторические типы взаимоотношений человека и общества 566 Отношения личной зависимости — 567. Личность и отношения вещной зависимости — 569. Свободная ин- дивидуальность — 570. Права и обя- занности личности: теория и реаль- ность— 571. Личность в правовом государстве — 573. 3. Историческая необходимость и свобода личности 576 Необходимость и свобода — 577. Демократия и свобода личности в условиях капитализма и социализ- ма — 580. Глава XVIII Будущее 585 1. Непосредственное, обозримое и отдаленное будущее: методы и средства познания 587 Периодизация будущего — 588. На- учные критерии предвидения — 590. Методы прогнозирования — 592. 2. Научно-техническая революция и альтернативы будущего 594 Современная технологическая эпо- ха — 594. Новый этап научно-техни- ческой революции — 596. Альтер- нативы будущего — 598. 3. Человечество перед лицом глобальных проблем: новое мышление в ядериый век 599 Глобальные проблемы и социаль- ный прогресс — 599. Происхожде- ние глобальных проблем — 601. Взаимосвязь и иерархия глобаль- ных проблем — 603. Приоритет об- щечеловеческих ценностей — 608. 4. Будущее человечества и реальный исторический процесс 610 Необратимость прогресса — 610. Ускорение ритма истории — 611. Пределы роста и стимулы разви- тия— 613. Гуманистическая миссия прогнозирования — 616. От преды- стории к подлинной истории — 618. Заключение Философия в поиске и развитии: новые проблемы и новые задачи 620 Дополнительная литература 629
Часть 2 Теория и методология: проблемы, понятия, принципы
Глава V Бытие ф Жизненные корни и философ- ский смысл проблемы бытия ф Фило- софская категория бытия ф Основ- ные формы и диалектика бытия ф «Бытие» — одно из тех по- нятий, которые многими мысли- телями прошлого и современ- ности положены в основание философии. Вокруг «бытия» и учения о бытии (онтологии)в философии всегда велись и до сих пор ведутся острые дис- куссии. При рассмотрении бытия полет мысли порой дости- гает высшего предеча обобщен- ности, абстрагирования от единичного, частного, прехо- дящего. В то же время фило- софское понимание бытия близко к сокровенным глубинам человеческой жизни, к тем коренным вопросам, какие человек способен ставить перед собой в минусы высочайшего напряжения духовно-нравст- венных сил. Быть или вовсе не быть — вот здесь разрешенье вопроса. Это высказывание — не ва- риант перевода начальных слов из знаменитого монолога Гам- лета, а отрывок из созданной за много столетий до Шекспира поэмы древнегреческого фило- софа Парменида «О природе».
1. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия я Вопросы Парменида и Шекспира — о разном. Парменидовское «быть или не быть» — вопрос о том, избрать ли «бытие», и только его, первоначалом философии. Гамлетовское «быть или не быть» — о личностном выборе: Достойно ль Смиряться под ударами судьбы Иль надо оказать сопротивленье И в смертной схватке с целым морем бед Покончить с ними? В. Шекспир, Гамлет. Акт III» сцена 1 В первом случае размышлением охватывается мир в целом, включающий и человека. Во втором случае внимание человека сосредоточено на его жизни и судьбе. Но как бы ни различались парменидовский и шекспировский (гамлетовский) вопросы, они, в чем мы сможем убедиться в дальнейшем, постоянно перепле- таются друг с другом, ибо относятся к единой, философской по своему глубочайшему смыслу проблеме бытия. 1. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия • Мир есть, был и будет ф Бытие мира — предпосылка его единства ф Мир как совокупная реальность ф Мир есть, был и будет В чем смысл проблемы бытия? Почему она постоянно — с древности и до наших дней — обсуждается в философии? Поче- му многие мыслители считали и считают ее исходной для систе- матических философских размышлений? Понять смысл столь широкой философской проблемы — значит прежде всего выявить, какие корни она имеет в реальной жизни человека и человече- ства. Наша жизнедеятельность опирается на простые и понятные предпосылки, которые мы обычно принимаем без особых сомне- ний и рассуждений. Самая первая и самая универсальная среди них — естественное убеждение человека в том, что мир есть, име- ется «здесь» и «теперь», наличествует. Люди столь же естест- венным образом рассчитывают и на то, что при всех изменениях, совершающихся в природе и обществе, мир сохраняется как от- носительно стабильное целое. Проблема бытия возникает тогда, когда такого рода универ- сальные предпосылки становятся предметом сомнений и раздумий. А поводов для этого более чем достаточно. Ведь окружающий мир,
16 Глава V. Бытие природный и социальный, то и дело задает человеку и челове- честву трудные вопросы, заставляет задумываться над прежде непроясненными привычными данностями реальной жизни. По- добно шекспировскому Гамлету, люди чаще всего задумываются о бытии и небытии тогда, когда чувствуют: «распалась связь вре- мен...» и сомнение коснулось тех основ человеческого бытия, которые раньше казались прочными и несомненными. Сегодня перед вопросом «быть или не быть» поставлено все человечество. «Связь времен» грозит распадом в самом общем и самом прямом для людей смысле — ядерная катастрофа может насильственно, нелепо и непоправимо прервать естественное (исчисляемое мил- лионами лет) время существования человечества на планете Зем- ля. И раз вопрос «быть или не быть» стал поистине глобальным и невиданно острым, особенно важно разобраться в проблеме бытия, последовательно продвигаясь от ее простых жизненных предпосылок ко все более сложным философским размышлениям, доказательствам и выводам. Размышление о бытии не может остановиться на простой кон- статации существования мира «здесь» и «теперь». Установив, что мир есть, существует «здесь», не естественно ли заключить, что мир существует не только «здесь», но и «там», за самыми дальними горизонтами? А поскольку трудно представить себе, что за самым последним горизонтом вовсе нет мира, то не значит ли это, что мир существует везде? Философия еще в древности ставила такие вопросы и тем самым шла по пути, открываемому внутренней логикой проблемы. Достаточно было сказать, что мир существует «теперь», и напрашивались вопросы о его прошлом и будущем. Отвечая на них, одни философы доказывали, что бесконечный мир непрехо- дящ — всегда был, есть и будет; другие утверждали, что мир был, есть и будет, но имеет свое начало и конец не только в простран- стве, но и во времени. Иными словами, мысль о существовании беспредельного мира как целого далее соединялась в философии с тезисом либо о преходящем, либо о непреходящем существо- вании мира. Идея о непреходящем (или, по крайней мере, очень длительном) существовании мира как целого в свою очередь под- водила к вопросу о том, как с этим существованием соотно- сятся заведомо преходящие, конечные вещи и человеческие существа. Так выстраивалась уже целая цепочка вопросов и идей, касающихся бытия. Возникла именно проблема бытия, расчле- ненная на тесно взаимосвязанные аспекты (подпроблемы). Если утверждение о существовании мира «здесь» и «теперь» опирается на очевидные предпосылки, ориентации, факты чело- веческой жизни, то этого нельзя сказать об идее не имеющего пространственных границ непреходящего мира. Она отнюдь не вытекает из непосредственных наблюдений, из конкретного опы- та людей. Напротив, жизнь в условиях всегда ограниченной
1. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия 1Z части Земли, жизнь, которая для человека (и многих существ) когда-то начинается и, увы, кончается, скорее наводит на мысль о преходящем мире, о существовании его границ в пространстве и времени. Вот почему для отдельного человека, особенно для того, чья личность и чей дух только формируются, мировоззренче- ское освоение идеи бесконечного и непреходящего существова- ния мира становится непростой задачей. Но, быть может, чело- век в повседневной жизни не обременяет себя размышлениями о границах или безграничности мира, о преходящем или непре- ходящем его существовании? Вспомним, сколь часто каждого из нас быстротечная жизнь заставляет задумываться и тревожиться о хрупкости существо- вания отдельного человека. Мы сопоставляем и связываем нашу жизнь — наше преходящее существование — с непреходящим существованием природы, с существованием человека, с жизнью и делами тех людей, которые были до нас и будут после нас. А что же это, если не обращение мыслью к своему бытию и бытию мира, то есть к преходящему и непреходящему? О непреходящем и преходящем — о «вечности и времени» — мы мыслим не только в связи с вопросом о жизни и смерти отдельных людей, но и раздумывая о «границах» и безгранич- ности мира в пространстве и времени. Эти раздумья, естествен- но, пробуждаются собственным опытом людей в мире, который для каждого индивида существует «здесь» и «теперь», но распро- страняются и на просторы Вселенной, на прошедшие и будущие времена. И в человеческой культуре (раньше всего в мифологии и религии, затем в философии и науке) обсуждается тема непре- ходящего и преходящего, «времени и вечности», пространствен- но-временных границ или безграничности мира. Первый аспект проблемы бытия — это и есть цепочка мыслей о бытии, ответы на некоторые вопросы, каждый из которых по- буждает к постановке следующего. Что существует? Мир. Где существует? Здесь и везде. Как долго он существует? Теперь и всегда; мир был, есть и будет, он непреходящ. Как долго су- ществуют отдельные вещи, организмы, люди, их жизнедеятель- ность? Они конечны, преходящи. Корень, смысл, напряженность проблемы — в противоречивом единстве непреходящего бытия природы как целого и преходящего бытия вещей, состояний при- роды, человеческих существ. Бытие мира — предпосылка его единства Итак, внутренняя логика проблемы бытия (которой во многом соответствует история ее философского анализа) вела философию от вопроса о сущв€Фво®^ййГ1^мира-^Эдесь» и «теперь» к вопросу •- j е; ж! ' ИНВ. №---------- -
Глава V. Бытие 1£ о непреходящем (или преходящем) существовании мира как бес- конечного (или ограниченного) целого. Философы, далее, обна- руживали, что мир, с одной стороны, неоднороден именно в его существовании, бытии: в целом он непреходящ, но отдельные его предметы и состояния преходящи. Бытие мира как целого не- отделимо от бытия в мире всего, что существует. Но между бытием мира и бытием в мире отдельных вещей, состояний, существ есть, таким образом, и различия. С другой стороны, мир как раз в его существовании образует неразрывное единство, универсальную целостность. Отсюда второй аспект философской проблемы бытия, который связан с вопросом о единстве мира. Мир существует как непреходящее единство вне и независи- мо от воли и сознания человека. Однако проблема возникает потому, что люди, практически действуя в окружающем мире, связывая благодаря своей деятельности преходящее с непреходя- щим, прежде всего должны раскрыть для себя эти объективные отношения единства в многообразии. Кроме того, им приходится постоянно «встраивать» в единый, целостный мир созданные им отдельные, предметы, конкретные целостности, отношения. Человек в повседневной жизни, практической деятельности склонен к поиску своего единства с природой, с другими людьми, с обществом (каждый из нас знает это по своему опыту). В то же время ему достаточно очевидны существенные различия между вещным и духовным, природой и обществом, между собой и дру- гими людьми. И все же человеку важно найти и обрести общее между различными целостностями окружающего мира. Тем более что в нем самом слиты в неразрывное единство тело и дух, природное и общественное. По всем этим причинам подход к миру как единству много- образного — природно-вещного и духовного, природного и обще- ственного — обязательно должен был родиться в человеческой практике, а затем стать и проблемой культуры. В философии был поставлен вопрос о все-общем — общем для всего. Отвечая на него, философы издавна пришли к выводу: предметы приро- ды и идеальные продукты (мысли, идеи), природа и общество, различные индивиды сходны в том, что они «есть», наличествуют, имеются, существуют, причем не только в их различиях, но и в рамках совокупного, единого существования мира. Философское открытие проблемы бытия — это пока еще не ана- лиз того, в чем именно состоит единство мира, а поиск его необхо- димых предпосылок, без чего невозможно раскрыть мировое единство. «Единство мира,— отмечает Ф. Энгельс,— состоит не в его бытии, хотя его бытие есть предпосылка его единства, ибо сначала мир должен существовать, прежде чем он может быть единым... Действительное единство мира состоит в его материаль- ности, а эта последняя доказывается не парой фокуснических фраз, а длинным и трудным развитием философии и естествозна-
1. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия 12 ния» \ Ф. Энгельс высказал это суждение в полемике с немецким философом Е. Дюрингом, ошибка которого состояла в попытке за- менить категорией бытия, как более широкой и якобы более «фундаментальной», понятие материи. Энгельс же установил, что в рамках материалистической диалектики, во-первых, считается необходимым, начиная с бытия как такового, принять в расчет именно предпосылочный, на первых порах, подход к проблеме единства мира. Во-вторых, предполагается дальнейшее движение от предпосылочного уровня исследования единства мира (бытие) к раскрытию его материального единства (материя). Пока речь идет о бытии как таковом (философы бы сказали: о «чистом бытии»); нецелесообразно сразу разбирать вопрос о том, как именно существуют различные целостности, входящие в единое бытие. Итак, второй аспект философской проблемы бытия состоит в следующем: природа, человек, мысли, идеи, общество равно су- ществуют; различные по формам своего существования, они прежде всего благодаря своему существованию образуют целост- ное единство бесконечного, непреходящего мира. Иными слова- ми, существование всего, что есть, было и будет в мире — пред- посылка единства мира. Мир как совокупная реальность Установив, что различные целостности, имеющиеся в мире,— природа, человек, все созданное им, включая его мысли и идеи, общество,— равно существуют, наличествуют и, следуя внутрен- ней логике движения мысли о бытии, нельзя не признать: приро- да как целостный универсум была, есть и будет; человек, об- щество, когда-то возникнув, с тех пор были, есть и, надо надеяться, будут. Отсюда вытекает важное следствие: мир вообще (и все, что в нем существует) именно во внутренней и объективной логике существования и развития, то есть реально предпослан сознанию и действию конкретных индивидов и конкретных поко- лений людей. Из этой реальной предпосылки отдельный человек на практи- ке исходит так же определенно, как и из простого факта нали- чия мира. Не просто мысль о том, что мир есть, постоянно наличествует, но и о том, что мир, как таковой, в различии и единстве его основных целостностей является реальностью для сознания и действия каждого человека, каждого поколения — вот еще один, третий смысловой аспект философской проблемы бытия. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 43.
22 Глава V. Бытие «Сознание [das BewuBtsein] никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием [das bewuBte Sein], а бытие людей есть реальный процесс их жизни»1,— писали К. Маркс и Ф. Эн- гельс. В нашей философской литературе при анализе данного определения чаще всего подчеркивается, что сознание есть пости- жение бытия («осознанное бытие»). Но не менее важно в мысли К. Маркса и Ф. Энгельса подчеркнуто то, что сознание есть особое, но именно бытие, следовательно, правомерно сказать, что бытие в широком смысле — как «реальный процесс жизни» — охватывает все, что имеет характер объективно заданных условий и предпо- сылок деятельности отдельных людей и поколений. Совокупная реальность как она есть для отдельных индиви- дов и поколений людей включает: вещи, процессы природы, еще не освоенные человечеством (таких на Земле все меньше, а в космосе — бесконечное, необозримое множество); вещи, процес- сы, созданные человеком из материала природы (таких на Зем- ле и даже в космосе все больше); общественную жизнь — отно- шения людей, их учреждения, идеалы, принципы и идеи; индиви- дов в непосредственном процессе их объективно протекающей жизнедеятельности. Человеку, таким образом, приходится считаться с реальностью как совокупной (и расчлененной) целостностью, как с единым, обладающим собственной логикой существования и развития бытием. И даже в тех случаях (а быть может, особенно в таких случаях), когда людьми вынашиваются планы коренных, поистине революционных преобразований реальности, настоятельно требует- ся понять, что именно есть, наличествует и как оно «есть», каковы объективно возможные рамки преобразования, тенденции разви- тия реальности. В истории и в деятельности отдельных людей, правда, нередки случаи, когда волюнтаристски и субъективист- ски игнорируется внутренняя логика существования и развития реальности. Но реальность рано или поздно мстит за то, что с нею не считаются или считаются в недостаточной мере. Это очень важно учитывать сегодня, когда в нашей стране развертывается перестройка всей общественной жизни. В частности, в сфере экономики перестройка должна опираться на тщательное исследо- вание объективных предпосылок, рамок, возможностей, тенденций развития экономической деятельности, которые В. И. Ленин сжато определял как объективную логику хозяйственной эволюции1 2. Жизнедеятельность каждого отдельного человека — реальность и для других людей, и для него самого. Согласитесь, каждый из нас вынужден относиться к своему телу и духу (к генетическим задаткам, предрасположениям, привычкам, навыкам, желаниям, склонностям, надеждам, идеям, мыслям), к своему прошлому, 1 Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. В 9 т. М., 1985. Т. 2. С. 20. 2 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 345.
2. Философская категория бытия 21 настоящему и будущему, к взаимосвязям с другими людьми и обществом как к особой реальности, к особому бытию. Реаль- ностью, и очень важной, являются для нас и другие люди. Созна- ние индивидов постигает, отражает также и эту реальность. Со- знание человека, поскольку оно является также и самосозна- нием, отражает и его индивидуальное бытие, улавливая через это бытие общие черты индивидуального бытия людей. Важно подчеркнуть, что не только природное, но и духовное, идеальное осваивается на практике и осмысливается в филосо- фии как наличное, данное, стало быть, как имеющее характер особой реальности. С духовными процессами и продуктами, если они есть, существуют, всем нам приходится считаться не менее, чем с предметными, вещными реалиями жизни. Следовательно, включение духовного, идеального в совокупную реальность бы- тия — факт человеческой жизни. В. И. Ленин отмечал: не только материальные предметы, материальный мир (материя), но и мысли «действительны», то есть существуют Но утверждение того, что и духовное дано человеку, человечеству как специфическая действительность, что реальностью для человека является его соб- ственная жизнь, для диалектического и исторического материа- лизма не означает никакой уступки идеализму в понимании бытия. Далее будет специально показано, что материализм расходится с идеализмом в понимании различных форм бытия — бытия мира вне человека и человеческого мира, предметно-вещного и духов- ного. Ибо все, что есть в мире, наличествует, или, как говорят иног- да философы, «бытийствует» по-своему. Общий вывод: третий аспект проблемы бытия связан с тем, что мир в целом и все, что в нем существует, есть действительность, которая имеет внутреннюю логику своего существования, разви- тия и реально предзадана сознанию, действию отдельных индиви- дов и поколений людей. 2. Философская категория бытия • Категория бытия в философии ф Специфика размышлений о бытии ф Категория бытия в философии Философия, включая в круг своего анализа проблему бытия, опирается на практическую, познавательную, духовно-нравствен- ную деятельность человека. Эта проблема осмысливается с по- мощью категории бытия, а также таких тесно связанных с нею 1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 257.
22. Глава V. Бытие категорий, как небытие, существование, пространство, время, материя, становление, качество, количество, мера. Они выражаются через слова языка, достаточно распространенные в обычной речи. Связь категорий философии с выражающими их словами языка противоречива. С одной стороны, многовековая языковая практика накапливает содержания и смыслы соответствующих слов, кото- рые — при их философском истолковании — помогают уяснить значение философских категорий. С другой стороны, всегда необ- ходимо иметь в виду, что выраженные словами обыденного языка философские категории имеют особое, самой философией устанав- ливаемое значение. Для понимания философской категории бытия наиболее важно принять в расчет и ее совершенно особое содер- жание, и связь с повседневной языковой практикой. Глагол «быть» (не быть) в прошлом, настоящем, будущем временах, связка «есть» принадлежат к числу наиболее употре- бительных слов во многих языках. Связка «есть» — важнейший элемент индоевропейских языков, причем в некоторых языках она непременно присутствует во множестве предложений («1st» — в немецком, «is» — в английском, «est» — во французском и т. д.). В русском языке связка «есть» нередко опускается, но по со- держанию подразумевается. Мы говорим: «Иван — человек», «роза красная» и т. д., подразумевая: Иван есть человек, роза (есть) красная. Философы издавна размышляли и спорили о том, каково значение слова «есть» в такого рода предложениях (суж- дениях). Философы, подходившие к делу формально-логически, говорили, что субъекты суждения (в наших примерах: Иван, роза) уже приведены в связь с предикатом (здесь предикаты — человек, красная) и слово «есть» лишь формально фиксирует эту связь, не добавляя никаких новых содержательных моментов. Другие философы, например Кант и Гегель, рассуждали иначе. Но и они соглашались, что связка не приписывает субъектам суждений никаких других конкретных предикатов, кроме выска- занных. И. Кант писал: «...бытие не есть реальный предикат, ины- ми словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи» Ф. Энгельс также отмечал, что рассмотрение предметов просто с точки зрения их существования «не только не может придать им никаких иных, общих или необ- щих, свойств, но на первых порах исключает из рассмотрения ** 2 все такие свойства» . И вместе с тем, согласно Гегелю и Канту, связка «есть» прибавляет характеристики, весьма важные для понимания субъекта предложения, его связи с предикатом, а значит, с ее помощью даются новые (по сравнению с предикатом) знания о вещах, процессах, состояниях, идеях и т. д. Каковы же эти ха- 1 Кант И. Соч. В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 521. 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 42.
2. Философская категория бытия 21 рактеристики, эти знания? Присмотримся к предложению «Иван есть человек»: Если акцентировать внимание на субъекте и пре- дикате, то легко обнаружить, что единичному человеку (Ивану) приписывается общее (родовое) свойство — быть человеком. Если же сосредоточить внимание на слове «есть», то, поразмыслив, можно прийти к выводу, что оно придает субъекту особую, весьма существенную характеристику, причем характеристику двуеди- ную: Иван есть (существует) и он есть человек (то есть действи- тельно является человеком). Приписывание общего свойства «че- ловек» объединяет Ивана с ачеловеческим родом. Благодаря же слову «есть» субъект предложения включается в еще более об- ширную целостность — во все, что существует. Таким образом, предикат в разбираемом предложении приписывает субъекту общие свойства, а связка «есть» — не содержащуюся непосред- ственно ни в субъекте, ни в предикате всеобщую характеристику (всеобщее свойство «быть»). От предложений языка можно теперь идти дальше, к фило- софской категории «бытие». Это первая философская категория, которую предстоит специально осваивать. Поэтому необходимо вспомнить, что говорилось о философских категориях во вводном разделе. Великие философы, рассуждавшие о философских категориях и приводившие их в систему, справедливо полагали, что введе- ние каждой категории требует оправдания: она нужна филосо- фии, поскольку выражает особое содержание, которое не ухва- тывается другими категориями. Из чего, однако, не следует, что для разъяснения смысла данной категории нельзя пользоваться другими категориями или общими понятиями. Напротив, диалек- тическая природа категорий даже делает необходимым то, что одна категория «определяет себя» через другую. В свете сказанного понятна несостоятельность двух распро- страненных возражений против введения в философию категории бытия. Первое возражение: поскольку категория бытия не говорит о конкретных признаках вещей, ее надо отбросить. Это возраже- ние несостоятельно, ибо философские категории как раз и приз- ваны фиксировать именно всеобщие связи мира, а не конкретные признаки вещей. Второе возражение: раз бытие первоначально определяется через понятие «существования» (то есть наличия чего-либо), то категория бытия не нужна, ибо не дает ничего нового по сравнению с категорией существования. Однако в том- то и дело, что философская категория бытия не только включает в себя указание на существование, но фиксирует более сложное и комплексное содержание. Какое же? Отвечая далее на этот вопрос, мы одновременно отвечаем и на вопрос о том, зачем нужна фило- софии категория бытия. Разбирая проблему бытия, философия отталкивается от факта существования мира и всего, что в мире существует, но для нее
Глава V. Бытие м начальным постулатом становится уже не сам факт, а его смысл. Это и имел в виду Кант, когда дал мудреное на первый взгляд определение бытия: «Оно есть только полагание вещи или не- которых определений само по себе» !. Ту же мысль подчерки- вал Гегель: «Когда мы говорим: «Эта роза есть красная» или «Эта картина прекрасна», мы этим утверждаем, что не мы извне заставили розу быть красной или картину быть прекрас- ной, но что это составляет собственные определения этих пред- метов» 1 2. Итак, философия фиксирует н$ просто существование вещи (или человека, или идеи, или мира в целом), а более сложную связь всеобщего характера: предметы (люди, состояния, идеи, мир в целом) вместе со всеми их свойствами, особенностями сущест- вуют и тем самым объединяются со всем тем, что есть, существует в мире, И фиксируются данные связи, характеристики с помощью категории бытия, причем здесь применение этой категории не заканчивается, а только начинается. Соответственно понимание категории бытия включает два тесно взаимосвязанных смысловых оттенка. Первый и начальный смысл — тот, который мы только что установили: «полагание вещей» (мира в целом) с внутренне присущими им свойствами — исходный пункт философского категориального анализа. Но не только его: в практике человека и человечества этому соответст- вует начальная, но уже глубоко содержательная стадия любого дела, когда установление факта существования тех предметов (сос- тояний и т. д.), на которые деятельность направлена, соединя- ется с отношением к ним как к самостоятельным, «данным» целостностям. Первые шаги в понимании бытия служат своего рода трампли- ном для дальнейшего диалектического категориального анализа. «Бытие» во втором, более широком смысле (включающее в себя бытие в первом смысле, «простое», или «чистое», бытие) — кате- гория, точнее, семья категорий, с помощью которых философия стремится наиболее полно и глубоко ухватить, осмыслить ранее рассмотренную проблему бытия. Тут, естественно, применяются и другие категории, но они как бы суммируются, объединяются «под эгидой» обобщающей категории бытия. Категория «бытия» в этом подобна другим всеобщим философским категориям — она позволяет объединить и затем удерживать в поле анализа уже взятые в их единстве и взаимосвязи доказанные, философией утверждения относительно мира и его всеобщих связей. Каковы же эти приводимые в единство утверждения, которые теоретически суммируются с помощью категории бытия (одно- временно в ее первом и втором смыслах)? 1 Кант И. Соч. В 6 т. Т. 3. С. 521. 2 Гегель. Энциклопедия философских наук. М., 1974. Т. 1. С. 351.
2. Философская категория бытия 25 С помощью категории бытия интегрируются основные идеи, вычлененные в процессе последовательного осмысления вопроса о существовании мира: 1) мир есть, существует как беспредель- ная и непреходящая целостность; 2) природное и духовное, ин- дивиды и общество равно существуют, хотя и в различных формах; их (различное по форме) существование — предпосылка един- ства мира; 3) в силу объективной логики существования и раз- вития мир (в различии форм его существования) образует сово- купную реальность, действительность, предзаданную сознанию и действию конкретных индивидов и поколений людей. Философская категория бытия, следовательно, заключает в себе достаточно сложное и комплексное содержание. При его осмысле- нии могут возникнуть трудности, вопросы и сомнения. О неко- торых из них имеет смысл поговорить специально. Специфика размышлений о бытии Трудности связаны со следующим обстоятельством. В обычной жизни мы только через конкретные свойства узнаем, какова вещь или каков человек. А здесь получается иначе: чтобы понять, что такое бытие, нужно отвлечься от конкретных и даже от общих свойств! На первый взгляд это кажется весьма необычным. Но ведь каждый, видимо, может заметить, почувствовать, что о бытии нельзя говорить так, как мы говорим о конкретных предметах, на- пример, что бытие — большое или малое, красное или зеленое... О нем нельзя говорить и так, как мы говорим о мыслях или о людях, что оно глубокое или поверхностное, доброе или злое... Чувство языка сразу предостерегает против этого, как бы обра- щая нас к специфике необычного понятия. Ибо слово «бытие» уже и в обычном разговоре фигурирует во всеобщем смысле, на- страивая на философский лад. И хотя размышления о бытии отталкиваются от самой простой жизненной предпосылки — от нашей уверенности в том, что мир существует,— достаточно про- изнести слова «мир», «окружающий мир», как речь и мысль, и без специальных усилий с нашей стороны, «переносят» нас на особый уровень размышления: мы именно отвлекаемся от отдельных предметов, их конкретных признаков и состояний. Так что и обычный человек в его повседневном существовании, не выключаясь из потока жизни, пользуется названными предельно общими понятиями и, собственно говоря, уже философствует — независимо от того, замечает он это или нет. Благодаря же фило- софской категории бытия мы сознательно переносим нашу мысль на высокий уровень абстрагирования, предельный из возмож- ных. Ведь мы не только отвлекаемся от каких-либо предметов, состояний с их вполне конкретными признаками и свойствами.
Ul Глава V. Бытие Мы отвлекаемся — сначала — от общего, от различий между при- родой и человеком, телом человека и его духом, индивидами и об- ществом. Мы ищем общее между всеми ними, то есть, собственно, всеобъединяющую, предельно общую мировую связь. Результат этих поисков и запечатлевает философия с помощью категории «бытие», а также примыкающих к ней категорий. Научиться употреблять категорию бытия в соответствии с ее спецификой, с ее особой ролью в философии, в частности,— значит избежать некоторых ошибок. Например, строго фило- софски не вполне правильно представлять себе бытие по ана- логии с непосредственным существованием предметов или мыс- лей. Неверно изображать бытие в виде предметов, предметных сфер или «сферы сфер». Противоположная ошибка — понима- ние бытия как чистой мысли, идеи. Однако такие понимания встречались в истории философии в прошлом, встречаются и се- годня. Например, Парменид одним из первых в европейской мысли ввел и стал употреблять философское понятие бытия в его общем, абстрактном значении. Но на той стадии развития философии едва родившаяся абстрактная мысль о бытии еще была слита с предметно-образным изображением бытия. «...И все бытие ото- всюду,— сказано в поэме Парменида,— замкнуто, массе равно вполне совершенного шара с правильным центром внутри». Парме- ниду казалось вполне естественным изображать бытие, и изобра- жать его в виде некоего самого большого шарообразного «футля- ра», как бы вмещающего и отграничивающего все, что существует в мире. Правда, Парменид добавлял, что «узреть» такой шар можно только разумом, а не чувством. Подобная же логика у Демокрита, утверждавшего, что бытие — это атомы. Понимание бытия как такового через его предметные изображе- ния, уподобления устарело, но не оставлено в далеком прошлом. Философы и нефилософы и сегодня нередко толкуют те общие связи, которые фиксируются с помощью категории бытия как особые «предметы». Эту ошибку можно было бы назвать «нату- рализацией» бытия. Противоположная ошибка — идеалистиче- ская. Например, Платон отрывал всеобщие связи мира от самого мира и превращал бытие в идею, ведущую «самостоятельную» жизнь где-то «на хребте неба». Разговор о бытии, таким образом, является предельно отвле- ченным, абстрактным. Это нередко считают недостатком, который следует преодолеть. И если философствование о бытии вырождает- ся в схоластику, оторванную от жизни, то ее, разумеется, надо преодолевать. Но совсем другое дело — восхождение к предельной обобщенности анализа. Без этого нет философского размышле- ния, в особенности в учении о бытии. Оно помогает развивать особые способности человеческого ума — умение выявлять и изу- чать связи, предельно общие для каждой области действительности
2. Философская категория бытия 21 и для действительности в целом. А такие способности надо разви- вать не только философам или философствующим теоретикам, но и людям конкретного дела в их повседневной жизни. Чтобы убедиться в этом, снова вспомним о языке. Сколько раз в день, говоря о вполне конкретных вещах, мы употребляем глагол «быть», предложения со связкой «есть», столько же раз мы как бы автоматически встраиваем это конкретное в общие отно- шения бытия, или, как иногда выражаются философы, в «бытий- ственные» отношения. Раньше над такими привычными автома- тизмами задумывались разве что теоретизирующие лингвисты и философы. Но когда человек стал создавать самые современные думающие машины, потребовалось, в частности, решать вопрос о том, как в сознании и в языке осмысливаются и фиксируются бытийственные отношения. Конечно, было бы наивно утверждать, что все программисты, которым так или иначе пришлось отвечать на подобные вопросы, обратились или обратятся к философии. Это делали и делают лишь немногие — те, кто создает новые программы, разрабатывает кон- цепции, положенные в основание научно-технической деятель- ности, связанной с «думающими» машинами. Но существенно то, что прежде автоматизированное, часто бессознательное освоение человеком отношений бытия ныне все чаще приходится превра- щать в сознательное, осмысленное, философски грамотное. При- ходится как раз людям конкретного дела, и дела самого совре- менного. Обратимся к тем нашим мыслям и переживаниям, которые касаются мира, космоса, Земли, человечества и его судьбы. Чаще всего это и есть выход к проблеме бытия, например к вопросу «быть или не быть» человечеству, природе, Земле. Многим из нас близок вопрос о космосе. Мы интересуемся тем, что есть космос сегодня и что с ним будет завтра. И опять-таки сама жизнь заставляет формулировать и обсуждать вопрос о космо- се не только в терминах конкретных дел, но и как предельно об- щую, в то же время напряженную проблему бытия. Имея в виду какие-то известные факты и опираясь на свои вполне конкретные переживания, мы все же не можем не ставить эти вопросы в предельно общей форме. Ибо беспокоят-то нас судьбы человеческого бытия и бытия в целом. Прав был Б. Слуцкий, когда писал: Бытие, все его категории, жизнь, и смерть, и сладость, и боль, радость точно так же, как горе я, впитываю, как море — соль. До сих пор мы обсуждали проблему бытия в целом — вопрос о предельно общей связи между всем существующим в мире. Но, как уже отмечалось, формы бытия, а значит, и формы реаль- ности, различны. Каковы же основные формы бытия?
Глава V. Бытие 22. з. Основные формы и диалектика бытия ф Бытие как всеобщее, единичное и особенное ф Бытие вещей, процессов и состояний природы • Бытие произведенных человеком вещей («второй при- роды») ф Бытие человека в мире вещей ф Специфика человеческого бытия ф Бытие индивидуализированного духовного ф Бытие объективированного ду- ховного ф Бытие как всеобщее, единичное и особенное Целостный мир — это всеобщее единство, которое включает в себя необозримое множество существующих в их конкретности и целостности вещей, процессов, состояний, организмов, струк- тур, систем, человеческих индивидов. Следуя философской тра- диции, их можно назвать сущими, а мир в целом — сущим как таковым. Всеобщие связи бытия проявляются не иначе как через связи между единичными сущими. Каждое сущее уникально. Неповторимы внешние и внутренние условия, то есть ситуация существования всего, что есть в мире (или, выражая это философ- ским термином, неповторимо «наличное бытие» всякого сущего). Определенность сущего характеризует место его индивидуального бытия и его место в целостном бытии. Условия, моменты данного бытия, его «мгновения» никогда не воспроизводятся вновь и не остаются неизменными. Признание уникальности (единичности) каждого сущего особенно важно для учения о человеке. Из фиксирования уникаль- ности бытия каждого человека прямо вытекает важнейшая макси- ма гуманизма: признавать и уважать в каждом человеке непов- торимое существо. Но как бы ни были уникальны отдельные проявления бытия и как бы ни считались люди с этой их уникальностью, все-таки практика и познание настоятельно требуют, чтобы единичное обобщалось, объединялось в группы, а также в весьма обширные целостности. При объединении единичных сущих в целостности человеческая мысль обязательно учитывает то, как именно единич- ное существует. Улавливая определенное сходство условий, спосо- бов существования единичных сущих, философия объединяет их в различные группы, которым присуща общность формы бытия. Таких групп много (мы будем говорить здесь только об основных формах бытия). Различение и объединение того, что существует, под углом зрения принадлежности к специфической форме
3. Основные формы и диалектика бытия 22 бытия — отправная точка самой что ни на есть обычной, повсе- дневной жизни людей. Они обязательно учитывают различия форм бытия во всех областях деятельности, хотя не всегда догадываются об этом. Ведь обрабатывать материал природы, к которому не прикасалась рука человека,— в большинстве случаев не то же самое, что преобразовывать вещи и процессы, уже вышедшие из горнила человеческой деятельности; воздействовать на живое человеческое тело, и тем более на мысли и чувства людей, надо иначе, чем на вещи природы. Проблема форм бытия важна, следовательно, для повседневной практики и познавательной деятельности людей (хотя в жизни она чаще всего осмысливается и обсуждается не в философских терминах). Принципиально важна она и для философии. Раз основной воп- рос философии — это вопрос об отношении мышления к бытию, то его глубокое разрешение зависит от расшифровки понятия бытия, от рассмотрения его основных форм. Различные виды идеализма, как правило, уделяют более пристальное внимание бытию какой-либо специфической формы. Диалектический ма- териализм, как развитая и глубокая концепция, отличается и должен отличаться тем, что к формам бытия он подходит диффе- ренцированно. Вспомним: при определении бытия мы сначала остановились на том, что (различные) целостности мира равно существуют и что это придает всем им характер реальности, создает предпосылку единства мира. Теперь сосредоточим внимание на диалектических различиях между основными формами бытия — диалектических в том смысле, что не будут упущены из виду всеобщие связи бытия, взаимосвязи между этими формами. Целесообразно выделить следующие различающиеся, но и взаимосвязанные основные формы бытия: 1) бытие вещей (тел), процессов, которое в свою очередь делится на: бытие вещей, процессов, состояний природы, бытие природы как целого и бытие вещей и процессов, произведенных человеком; 2) бытие человека, которое подразделяется на бытие человека в мире вещей и специфически человеческое бытие; 3) бытие духовного (идеального), которое делится на индиви- дуализированное духовное и объективированное (внеиндивиду- альное) духовное; 4) бытие социального, которое делится на индивидуальное бытие (бытие отдельного человека в обществе и в процессе исто- рии) и бытие общества. Первые три формы будут рассмотрены в данной главе, а четвертая форма анализируется в главах, посвященных обще- ству.
30 Глава V. Бытие Бытие вещей, процессов и состояний природы Начнем с уточнения понятия «окружающий мир», из призна- ния существования которого исходит человек. Исторически первой предпосылкой, основой человеческой деятельности были — и ос- таются сегодня — вещи, процессы, состояния природы, которые возникли, существовали до человека, существуют вне и незави- симо от сознания и действия людей. Потом человек стал мощно и широко воздействовать на природу Земли. Возник целый мир произведенных человечеством, ранее в природе не существо- вавших вещей, процессов, состояний. К. Маркс назвал их «второй природой». Рассмотрим сначала особенности формы бытия первой природы. Казалось бы, что тут мудрить: природа, ее вещи, процессы, состояния, бесспорно, существуют вне и независимо от сознания. Даже принимая существование природы в качестве простого факта жизни (а его принимает, по-видимому, большинство фило- софов), философия все же считает необходимым разрешить по крайней мере основные, возникающие в данной связи сомнения и трудности. И. Кант был прав, когда сказал: «...нельзя не признать скандалом для философии и общечеловеческого разума необходи- мость принимать лишь на веру существование вещей вне нас... и невозможность противопоставить какое бы то ни были удовлет- ворительное доказательство этого существования, если бы кто- нибудь вздумал подвергнуть его сомнению» ’. При осмыслении проблемы существования природы как осо- бой реальности философия сталкивается прежде всего вот с какой трудностью, своего рода парадоксом: о вещах и состояних при- роды, о природе в целом мыслит и говорит человек; именно он устанавливает существование мира природы до, вне и независимо от своего сознания и действия — и устанавливает не иначе, как опираясь на свое сознание и действие. Марксистская филосо- фия не отмахивается от этого парадокса. Да, именно люди судят о природе и говорят, что она существовала до появления челове ческого рода и что после возникновения человека и его сознания она сохраняет независимость своего бытия. Но ведь выводы о существовании и форме бытия природы сделаны людьми на основании множества фактов, в том числе аргументов, опытных и теоретических данных науки, то есть на основании общечело- веческого социально-исторического опыта, конкретного практи- ческого опыта всех когда-либо живших и сегодня живущих инди- видов. Повседневная проверка, спрессованная в опыт истории, и придала мысли о существовании природы до и независимо 1 Кант И. Соч. В 6 т. Т. 3. С. 101.
3. Основные формы и диалектика бытия от человека фактическую очевидность не только как факту челове- ческой жизни, но и как обоснованному научному выводу естест- вознания и философии. О бытии первой природы можно, следовательно, утверждать, что ее вещи, процессы, состояния, ее целостность существуют до, вне и совершенно независимо от сознания человека и что в этом — коренное и постоянное отличие природы (ее вещей, про- цессов, состояний) как особой формы бытия. Но здесь важны бытийственные различия между природой в целом и ее отдельными сущими. Природа в целом бесконечна в пространстве и времени — она всегда и везде была, есть и будет. Это уникальная особен- ность, которая не присуща отдельным вещам, процессам, состоя- ниям природы: они существуют где-то (а где-то не существуют), они когда-то и где-то возникают, то есть, говоря философским языком, их небытие сменяется их бытием. Они вступают в процесс развития, изменения, становления; их бытие — и сохраняющееся, и исчезающее. Такие мыслители, как Гераклит и Гегель, ярко раскрыли диалектику бытия преходящих вещей. Гегель, говоря о процессе становления, метко обозначил его словом Verschwunden- sein — исчезающее бытие или бытие-исчезновение. В конце кон- цов бытие данной преходящей вещи уступает место ее небытию, что, однако, не означает прекращения бытия природы в целом. Итак, бытие природы имеет своей особенностью диалектику преходящего и непреходящего бытия отдельных сущих в непре- ходящем бытии природного мира как целого. Тут снова стоит вернуться к сопоставлению парменидовского и гамлетовского «быть или не быть», с которого начались наши размышления о категории бытия. Гамлетовский выбор: жить ли (быть) человеку и жить (быть) достойно человека или добро- вольно прервать нить жизни, уйдя в небытие. Парменидовская же мысль констатирует иное противоречие: будут или не будут от- дельные вещи и человеческие существа — это не отменит главного основания жизни и философии, непреходящего бытия мира. От- сюда, согласно Пармениду, следует: есть только бытие мира, а его небытия нет. (В этом смысле Парменид был прав, хотя и неоправданно построил недиалектическую картину неподвижного, косного, замкнутого бытия.) Обе стороны вопроса «быть или не быть» — конкретный смысложизненный и общефилософский — в конечном счете диалектически связаны между собой. Конкрет- ная вещь разрушилась, данный человек умер, но они не исчезли из целостности бытия мира. Они остались как иные материальные его состояния. Первая природа — благодаря своему бытию до, вне и незави- симо от сознания — является реальностью особого типа, что чрез- вычайно важно для материализма. Она — объективная и пер- вичная реальность в том смысле, что человек и его дух рождаются
Глава V. Бытие благодаря непреходящей природе и уже после того, как при- рода Земли миллиарды лет существовала без человека. После возникновения человеческого рода, несмотря на все его влияние на природу, огромная, поистине неизмеримая ее часть по-преж- нему пребывает (то есть постоянно бытийствует) как совершенно самостоятельная, полностью независимая от человека и челове- чества реальность. «Материализм вообще,— отмечал В. И. Ле- нин,— признает объективно реальное бытие (материю), незави- симое от сознания, от ощущения, от опыта и т. д. человечества» В универсуме природы человек с его сознанием — только одно из более поздних звеньев в бесконечной цепи единого бытия. Для природы существовать, «быть» вовсе не значит быть воспри- нимаемой человеком (или каким-нибудь другим разумным сущест- вом). Огромные пространства Вселенной до возникновения чело- века, судя по всему, никем и никогда не воспринимались; и человек не может охватить не только восприятием, но даже вооб- ражением и мыслью весь универсум. Природа объективно реальна и первична также и в том смысле, что без нее невозможны жизнь и деятельность человека. Без нее не могли бы даже появиться предметы и процессы, произ- веденные^ еловеком. «Вторая природа» строго зависит от первой — от природы как таковой, от ее вещей, процессов, закономерностей, существующих до, вне и независимо от человека. По типу, форме своего бытия «вторая природа» сходна с первой, из которой она рождается, но в пределах предметно-вещественного бытия она обладает важными особенностями. Бытие произведенных человеком вещей («второй природы») Большинство окружающих нас вещей и предметно-веществен- ных целостностей произведены людьмц. Они входят и в житейское, и в философское понятие «окружающий мир» в качестве важного элемента. Но в истории домарксистского материализма (а также в ряде современных работ, написанных от имени диалектиче- ского материализма), это, по существу, не учитывается, по- скольку понятие «окружающий мир» остается недифференци- рованным. В чем же состоит отличие «второй природы» от первой? С одной стороны, воплощенный в ней материал первой природы есть объективная и первичная реальность, развивающаяся по законам, независимым от человека и человечества. С другой стороны, в предметах второй природы воплощены, или, если 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 346.
3. Основные формы и диалектика бытия Л воспользоваться термином Гегеля и Маркса, «опредмечены», труд и знания человека. В них воплощено и то, что Маркс называл «социальной душой» этих предметов: ведь все они предназначены выполнять определенные функции в жизни людей, удовлетворять социально зафиксированные человеческие потребности. Так, станок — не просто предмет, сделанный из металла и каких-то других материалов (которые, кстати, тоже часто прина- длежат ко «второй природе», ибо прошли через горнило челове- ческой деятельности). В нем предметно, материально запечатлены знания людей, воплощены труд и навыки тех, кто его изготовил. Для того чтобы использовать и, в случае необходимости, преобра- зовать далее предметные результаты человеческого труда, тре- буются не только знания о материалах природы, из которых пред- меты сделаны. Нужно, чтобы люди, которые пускают их в дело, хотя бы частично располагали ранее воплощенными в них знания- ми об их назначении, процессе работы, особенностях конструкции и т. д. Или, если снова применить термин Гегеля и Маркса, нужно «распредметить» эти знания. Идеалисты акцентируют внимание на роли духовных, идеальных элементов в процессе труда, пред- метной деятельности человека. Сторонники материалистической диалектики также отводят существенную роль таким компонен- там человеческой деятельности, как целеполагание, формирование проекта, плана действий, образа изготовляемого предмета и т. д. Эти компоненты можно назвать идеальными, поскольку благодаря им формируется идея предмета, которая затем воплощается в жизнь. Материалистическая диалектика подчеркивает, что бытие предметов и процессов «второй природы» состоит в том, что они представляют собой нерасторжимое единство природного материала, опредмеченного духовного (идеального), опредмечен- ной деятельности конкретных индивидов и социального предна- значения, функций данных предметов. Будучи созданными в ка- честве такой особой единой реальности, эти предметы заданы, объективно предпосланы последующим актам человеческого труда, познания, творчества. Природный материал, объективные природные процессы со- ставляют, таким образом, то первичное и реальное в предметах «второй природы», с чем в человеческой деятельности нельзя не считаться, с чем требуется жестко сообразовывать свои цели, планы, проекты, замыслы, критерии. Если, положим, из одного и того же металла можно сделать совершенно разные виды предметов (да и изготовление каждого вида предметов в принципе предполагает многовариантность результатов), то все же металл в данном случае обладает инвариантными, то есть постоянными исходными свойствами. Человек может многократно менять проек- ты и способы изготовления предметов из металла, но во всех случаях относительно постоянной первоосновой будут свойства 2 Введение в философию, ч. 2
Глава V. Бытие а металла как объективно данные и все глубже раскрываемые, осваиваемые людьми. И, однако, специфика бытия предметов «второй природы» и ее как целого состоит в том, что это совершенно новая по сравнению с первой природой комплексная (природно-духовно-социальная) реальность. «Вторая природа» — мир единый и в то же время чрезвычайно многообразный. Это орудия труда от самых первых, простых, созданных человеком на заре цивилизации, до сложнейших сов- ременных машин и механизмов, средств транспорта и коммуни- каций. Это — промышленность и энергетика, это — строительные площадки, дороги, обрабатываемые поля. Это — города и по- селки. Это — радиостанции и телецентры, космодромы и косми- ческие корабли, школы, вузы, музеи, театры и т. д. Это предметы, окружающие нас в быту,— мебель, одежда, да и вообще множе- ство самой разнообразной утвари, приспособлений, приборов. Это и предметы, специально приспособленные для удовлетворения потребностей человеческого духа,— книги, картины, статуи и т. д. Словом, речь идет о предметном богатстве, системах и всем «поле» человеческой цивилизации, культуры. Отличие бытия предметно-вещного мира культуры от бытия природных вещей — это не только отличие искусственного (соз- данного, произведенного) от естественного. Главное отличие в том, что бытие «второй природы» по самому своему существу есть социально-историческое, а именно цивилизованное бытие. Вещи «второй природы», живя природной жизнью, проживают и другую свою жизнь: они обретают особое место в бытии человеческой цивилизации. Есть еще один принципиально важный аспект, связанный с относительным различием первой и «второй природы», а одно- временно — с их принадлежностью к единой форме бытия и к единству мира как целого. Долгое время люди не осознавали достаточно четко, что между первой и «второй природой» возмож- ны не только отношения взаимосвязи, согласованности, но и конф- ликтного противостояния. Сегодня возник конфликт в виде эколо- гических, энергетических и т. д. проблем. А потому требуются новые подходы к регулированию связи двух подвидов, в принципе относящихся к одной — вещной, предметной — форме бытия и к единому, целостному бытию мира. Все сказанное можно суммировать в следующих выводах. При сравнении первой и «второй природы» в целом обнаружи- ваются не только их единство, взаимосвязь, но и их различия. Первая природа в целом — безграничное, непреходящее бытие, где существование отдельного человека является преходящим моментом. «Вторая природа» в целом — бытие, тесно связанное с временем и пространством человеческого существования, с бытием социального. Первая природа — бесконечный мир, осваи-
3. Основные формы и диалектика бытия 35 ваемый человеком в его очень небольшой части,— мир в принципе необозримый, неисчерпаемый. «Вторая природа» в целом и вещи «второй природы» — мир, где не перестают действовать законы природы, но где они причудливо, иногда конфликтно сплетают- ся с преобразующими действиями, сознанием индивидов, групп людей, человечества в целом. «Вторая природа» дана каждому отдельному человеку, поколениям людей объективно, реально, она существует вне и независимо от их сознания, но в отличие от природы уже воплощает в себе, опредмечивает человеческие цели, идеи, а значит, не может считаться совершенно независимой от сознания человека и человечества. Вещи и процессы «второй природы» преобразованы, произведены людьми, и бытие этих ве- щей стоит как бы на границе бытия первой природы и человече- ского мира. Но все же это относительно самостоятельное бытие, особая реальность и по отношению к первой природе, и по отноше- нию к непосредственному, жизненно конкретному бытию людей. Последнее также надо рассмотреть как особую форму бытия. Бытие человека в мире вещей Бытие отдельного человека и человечества в целом специфично, уникально. Однако в этом бытии есть стороны существования, общие и для человека, и для любой преходящей вещи природы. В этом смысле оправдан подход старого материализма и есте- ственных наук, согласно которому человек предстает как вещь среди вещей — как тело среди тел. Разумеется, этот подход оправ- дан только в случае, если сущность человека не сводится к жизни и проявлениям его тела. И тем более если он не перерастает в безнравственное, антигуманное отношение к человеку как к «ве- щи», «объекту», с которым можно манипулировать, обращаться как вздумается. Но в общефилософском учении о бытии важно прежде всего ответить на вопрос, как именно человек существует. А он ведь непосредственно существует как живой, конкретный индивид, причем первичной предпосылкой его существования является жизнь его тела. Но тело человека — тело природы. Поэтому диалектико- материалистическая концепция человеческого бытия не может обойти те предпосылки, которые общи для бытия всех без исклю- чения природных тел. Наличие тела делает человека конечным, преходящим (смертным) существом, и любое возможное в буду- щем увеличение длительности жизни людей не отменит законов существования человеческого тела как тела природы. К бытию человеческого тела относится все то, что было сказано раньше о диалектике бытия — небытия, возникновения — становления — гибели преходящих тел природы. Относится к телу человека и
Глава V. Бытие Зк то, что оно, погибнув, не исчезает из бесконечной и непреходящей природы, а переходит в другие состояния первой природы. В этом аспекте проблема человеческого бытия включена в широкий вопрос об эволюции природы и генезисе, возникновении самого человека (антропогенезе), который был также и генезисом специфической для вида Homo sapiens формы существования ’. Из того обстоятельства, что человек существует как тело в мире вещей, вытекает и ряд других следствий, которые люди в их жизни вынуждены учитывать и, как правило, учитывают — на бессозна- тельно-инстинктивном и на сознательном уровне. Смертное тело человека «помещено» в мир неживой и живой природы. С этим местом бытия в жизни человека связано многое. Потребности человеческого тела в пище, защите от холода, от других сил и существ природы, в самосохранении, продолжении жизни можно, правда, удовлетворять минимально, но совсем не удовлетворять их нельзя, не рискуя умереть. Значит, и в человеческом бытии, каким бы специфическим оно ни было, первична предпосылка — существование тела (су- ществование в соответствии с законами жизни, циклами развития и гибели организмов, с циклами природы и т. д.), удовлетворе- ние его по крайней мере совершенно необходимых (в этом смысле фундаментальных) потребностей. Без этого вообще невозможно человеческое существование. Материализм традиционно придавал большое значение данному факту. Во-первых, потому, что тут находит подтверждение идея о первичности материального по отношению к духовному: чтобы мыслить, надо обеспечивать жизнь человеческого тела. Во-вторых, для материализма отсюда вытекали важные след- ствия относительно прав каждого отдельного человеческого существа. Исходное право связано как раз с сохранением жизни, самосохранением индивидов и выживанием человечества. Оно ис- ходное потому, что без его реализации невозможно развертывание других возможностей, потребностей и прав человека. Человек должен иметь пищу, одежду, жилище — это верно в силу законов не только человеческой справедливости, но и самого человече- ского существования. Здесь — предпосылка бытия, тот пункт, где на уровне права и морали должна быть признана бытийственная обусловленность права человека на удовлетворение его фундамен- тальных (природных) потребностей. Конечно, потребности челове- ка уже в древности приняли иной характер; даже потребности тела преобразовались в особые, не чисто природные притязания. Но это уже другая проблема, выходящая за пределы вопроса о предпосылках человеческого бытия, который мы здесь обсуждаем. В-третьих, из факта существования человека как живого тела, природного организма вытекает его подвластность всем законам 1 Подробнее об этом см. гл. VIII «Природа» и IX «Человек».
3. Основные формы и диалектика бытия 3L жизни, и прежде всего законам наследственности, отменить ко- торые или пренебречь которыми люди не смогут даже и тогда, когда признают и станут учитывать их основательнее, чем сегодня. Это лишний раз показывает, как осторожно и ответственно надо обращаться с природно-биологическим «измерением» человече- ского бытия. Можно сказать, что биология человека — целый мир, относительно самостоятельный и целостный, специфический в его бытии и в то же время вписанный в целостность природы. Всякое нарушение экологического баланса человеческого орга- низма влечет за собой опасные и разрушительные для человека последствия. В-четвертых, философия оправданно искала и ищет связь между телом человека и его страстями, переживаниями, психиче- скими состояниями, мыслями, характером, волей, поступками — тем, что раньше в философии именовали его «душой», а в наше время чаще называют «психикой». Бытие отдельного человека — непосредственно данное диа- лектическое единство тела и духа. Функционирование тела тесно связано с работой мозга и нервной системы, а через них — с пси- хикой, с духовной жизнью индивида. Работа духа в известном пределе зависит от здоровья тела человека. Недаром пословица гласит: в здоровом теле — здоровый дух. Однако пословица верна далеко не всегда, что, видимо, не требует специальных доказа- тельств. Хорошо известно и то, сколь велика бывает роль челове- ческого духа в поддержании жизни немощного или больного тела. Один из примеров тому — жизнь И. Канта. Родившийся хи- лым ребенком, немощный телом философ прожил 80 лет благо- даря тому, что хорошо разобрался в особенностях своего организ- ма, строго придерживался разработанных для себя режима, диеты и умел воздействовать на свою психику. На жизнь Канта благо- творно повлияло также то обстоятельство, что он увлеченно тру- дился, был и в жизни верен проповедуемым в книгах высочай- шим ценностям духа и нравственности. Человек для самого себя — не только первая, но и «вторая природа». Мысли и эмоции — важнейшая сторона целостного бытия человеческого индивида. В традиционной философии чело- века нередко определяли как «мыслящую вещь». Это имеет свои оправдания — и именно на уровне первых предпосылок анализа человеческого бытия. Непосредственно человек, действительно, существует как отдельная вещь, которая мыслит. Р. Декарт был одним из тех, кто участвовал в полемике вокруг понятия «мыслящая вещь». Он, по собственным его сло- вам, «не отрицал, что для того, чтобы мыслить, надо существо- вать...» ’. Когда же Декарт утверждал: «я мыслю, следовательно, 1 Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950. С. 430.
38 Глава V. Бытие я существую» (cogito ergo sum), то он уже переводил спор о бы- тии человека в другую плоскость. Он ставил вопрос о том, что важнее для понимания специфики человеческого бытия: то, что человек существует (подобно любой другой вещи, среди других вещей), или то, что благодаря мышлению (понимаемому Декартом в широком смысле) человек способен размышлять о са- мом факте своего существования, то есть становиться мыслящей личностью. В-пятых, и это особенно характерно для марксистской фило- софии, специфика человеческого бытия рассматривается не только в плане объединения тела и духа. Не менее важно для философии то, что существование человека как вещи в мире природы (именно мыслящей и чувствующей вещи) было одной из первых предпо- сылок, побудивших людей к производству и общению. Конечно, это была не единственная предпосылка, ибо, взятая в отдельности, она еще не объясняет возникновения производства. Но между фактом существования человека как природного живого тела с естественными потребностями ц возникновением производства и общения людей имеется диалектическая взаимосвязь. А это зна- чит, что между бытием человека в качестве природного тела и социальным бытием также существует диалектическое единство. Специфика человеческого бытия Непосредственно существуя как природное тело, человек, как мы видели, подчиняется законам существования и развития конечных, преходящих тел. Вместе с тем законы развития и потребности тела не полностью, не однозначно воздействуют на бытие человека. Можно сказать, что особенность человеческого существования состоит в возникновении специфической, уникальной для живой природы, «нежесткой» и неуниверсальной детерминации бытия человека со стороны его тела. Нежесткость проявляется в таких, например, фактах, как способность человека регулировать, конт- ролировать свои фундаментальные потребности, удовлетворяя их не в простом соответствии с повелениями природы, а в пределах и формах, определяемых обществом, историей, собственной волей и самосознанием индивида. Неуниверсальность же состоит в том, что многие действия человека, которые могли бы определяться (и иногда определяются) своего рода эгоизмом телесных потреб- ностей, очень часто регулируются другими мотивами — духовно- нравственными, социальными. Наиболее ярко это проявляется в жертвенных поступках, но не только в них. Существование человека — не внеприродное, но и не только природно-телесное. Специфика его состоит в соединении — пере-
3. Основные формы и диалектика бытия 39 сечении, взаимодействии — трех относительно разных бытий- ственных измерений. Реально существует отдельный человек, прежде всего как дан- ная мыслящая и чувствующая «вещь» (тело). Это первое измере- ние человеческого существования. Но одновременно человек су- ществует как индивидуальная особь, принадлежащая к виду Ното sapiens и взятая на данном витке его развития, эволюции мира. Тут — второе измерение бытия человека. Человек существует и как социально-историческое существо (третье измерение его существо- вания). Все три измерения человеческого существования, взятые в единстве,— исходные характеристики бытия человека. Мы уже говорили о преходящем характере бытия индивида, но поскольку жизнь его связана с жизнью рода, то для каждого из индивидов, живущих сейчас на Земле, есть место на едином гигантском «генеалогическом древе» человечества, идущем от самых первых человеческих существ, а через них — от животных предков человека и т. д. Каждое преходящее существование включено, таким образом, в необозримую историческую цепь чело- веческого бытия и цепь бытия природы, в эволюцию социального мира и образует одно из звеньев социально-исторического бытия. Человеческое бытие — реальность, объективная по отношению к сознанию отдельных людей и поколений. Люди существуют до, вне и независимо от сознания каждого отдельного человека. Но бытие людей отнюдь не абсолютно независимо от сознания, от духа, ибо является комплексным и уникальным единством природного, вещественного и духовного, индивидуального и ро- дового, личностного и общественного. Каждый из нас — реальность для самого себя. Мы существуем, а вместе с нами реально суще- ствует наше сознание. Каково же место и значение бытия человека в целостном един- стве бытия? Это очень важный и актуальный вопрос. Было немало философских идей и концепций, общий смысл которых: человек — не более чем песчинка в необозримом мире. Даже бытие челове- ческого рода рассматривалось лишь как «краткий» эпизод в без- граничной длительности мира. Но сегодня все энергичнее актуа- лизируются другие идеи (их выражают не только философы): миллион лет, столетия и даже десятилетия жизни человека и человечества — важные «мгновения», ибо они включены в уни- кальный «человеческий эксперимент». Люди не просто существуют в мире, но способны особенно мощно (в том числе и пагубно) вли- ять на мир и на самих себя. Но они же способны познавать соб- ственное бытие и бытие как таковое, испытывать тревогу за «судьбу бытия». Поэтому человек может и должен осознавать свою противоречивую роль в единой системе бытия и испол- нять ее с величайшей ответственностью. Еще тревожнее стоит вопрос об ответственности каждого человека за судьбы челове- чества, за бытие человеческого рода и человеческой цивилизации,
Глава V. Бытие за планету Земля. И раз надежды возлагаются на духовное величие и разумность людей, то особенно важно осмыслить духовное как особое бытие. Бытие индивидуализированного духовного Духовное — это единство многообразного, которое охватывает процессы сознания и бессознательного (тоже многоразличные по конкретным формам своего существования и проявления), включает знания, воплощающиеся, материализующиеся в формах естественных языков и искусственных знаково-символических систем. К духовным продуктам и процессам принадлежат также нормы, принципы человеческого общения, включая нормы и критерии нравственности, права, художественного творчества. Имея в виду именно различия в форме бытия, духовное можно условно разделить на два больших подвида — на духовное, кото- рое неотделимо от конкретной жизнедеятельности индивидов (индивидуализированное духовное), и на то, которое может су- ществовать и часто существует также и вне индивидов, или, го- воря иначе, объективируется (внеиндивидуальное, объективиро- ванное духовное). Первый вид — индивидуализированное бытие духовного — включает прежде всего сознание индивида. Поставим вопрос, который может показаться неожиданным: как существует сознание? Как мы узнаем о нем? Довольно просто: оно «живет» в нас, есть неотъемлемая часть нашего существа, нашего «я». С его помощью мы ориентируемся в мире, но и способны повернуть к нему свое внимание, «изнутри» понаблюдать за ним. Осуще- ствляется, как говорят философы, рефлексия: сознание работает, а человек с помощью сознания же размышляет о нем, рефлекти- рует на него. Достаточно такого поворота внимания, чтобы понять: действительно и непосредственно сознание существует, бытийству- ет как (порожденный деятельностью мозга) невидимый и необ- ратимый поток чрезвычайно быстро меняющихся побуждений, впечатлений, чувств, переживаний, мыслей, а также как совокуп- ность более стабильных идей, убеждений, ценностей, установок, стереотипов и т. д. Несмотря на кажущуюся хаотичность, суще- ствование потока сознания отмечено определенным порядком, связностью, единством, устойчивостью и всеобщностью структур. Специфика существования сознания — в исключительной под- вижности его процессов, а также в том, что их непосредственное бытие скрыто от любого внешнего наблюдения. Единственный способ прямо и непосредственно ухватить этот поток — «самоот- чет» индивида о происходящем в его сознании. Восстанавливать, реконструировать поток сознания в индивидуальной полноте
3. Основные формы и диалектика бытия л и неповторимости его бытия люди пока не научились. «Извлека- ются» из потока сознания и фиксируются лишь отдельные его элементы, фрагменты, проявления (феномены), которые пред- стают как чисто субъективные впечатления или как объективно значимые результаты. Однако в процессе исторического развития люди учатся наблюдать за тем, что происходит с их сознанием, сообщать об этом и обсуждать мысли, чувства, состояния своего сознания с другими людьми. На этом держится человеческое общение и в немалой степени зиждется культура: ведь она часто повернута именно к внутреннему опыту человека и основы- вается на особом умении художников этот опыт описать и осмы- слить. (Есть тут, правда, реальная трудность: сознание человека невозможно ухватить «в подлиннике», рассказ о сознании в лите- ратуре и искусстве дан уже в «переводе» на их язык.) Специфика индивидуализированных форм бытия духовного заключается в том, что конкретные процессы сознания возникают и умирают вместе с рождением и смертью отдельных людей. Это не означает обязательной «смерти» всех результатов деятель- ности сознания: сохраняются те из них, которые преобразуются во вторую, внеиндивидуальную духовную форму, а также те, которые непосредственно передаются другим людям в процессе общения. «Микромир» бытия духовного в его индивидуализированных формах, о котором сейчас идет речь, исследуют такие, например, науки, как психология. Но он пока еще недостаточно изучен в науках о сознании и в философии. Более развиты те подходы к сознанию, которые основаны на косвенных наблюдениях за ним. Мы наблюдаем за поступками людей и по ним судим о лежа- щих в их основании мотивах, побуждениях, целях, идеях, замы- слах. В науках о человеческом сознании широко и в определенных пределах эффективно применяются косвенные методы изучения сознания (например, физиологические или поведенческие). Особых достижений в нашем столетии добилась наука о челове- ческом мозге \ И все же с успехами естественных наук о сознании не разрешились, а, пожалуй, усугубились те трудности, которые связаны с определением специфики сознания. В проблеме специфики сознания нас в данном случае инте- ресует один аспект — существование сознания. Несомненно, суще- ствование сознания неотделимо от деятельности мозга и нервной системы индивида, от существования его тела. Но сложность и диалектика бытия индивидуализированных форм духовного в том и состоят, что сознание и все его проявления, неотделимые от этих природно-биологических процессов, к ним принципиаль- но несводимы. 1 Подробнее см. об этом в гл. XI «Сознание».
42 Глава V. Бытие Элементы сознания и само сознание, конечно, «локализуют- ся» в деятельности каких-то центров мозга. Но так же верно и то, что они по самой сути своей внепространственны: ведь мысль, переживание и образ не являются ни физическими предметами, ни чисто материальными состояниями. В мозгу они тоже не даны как какие-то пространственные конфигурации. Они являются именно идеальными образованиями. Время сознания, тоже «лока- лизуясь» в физическом времени мира, по сути своей обладает специфическими особенностями: мысль способна мгновенно, пре- вышая все предельные физические скорости, преодолевать про- странства и времена. Человек способен мысленно воспроизводить времена, в которые никогда не жил. С помощью памяти челове- ческое сознание способно «помещать» в настоящее также и прош- лое, с помощью воображения и рассуждения — мыслить и трево- житься о будущем. Однако в человеческом сознании всегда существует только его настоящее: прошлое сознания уже кануло в поток переживаний и частично исчезло необратимо. Некоторые же прошлые переживания в трансформированном виде хранятся в человеческой психике (часто «за порогом» сознания). Время от времени прошлое сознания актуализируется, снова делается его настоящим. Сознание человека — одновременно и его самосознание, то есть осознание человеком своего тела, своих мыслей и чувств, своего положения в обществе, отношения к другим людям, словом, себя как особой и единой личности. Интересен и очень сложен вопрос: как именно существует самосознание? Процессы самосознания могут быть выделены индивидом в потоке собственного сознания. Однако самосознание не существует отдельно от целостного потока сознания как совершенно обособленное от него. Самосоз- нание — своеобразный центр нашего сознания. Недаром же круп- ные философы (например, И. Кант) тесно связывали единство, интегрированность, а значит, уникальность человеческой личности именно с единством ее самосознания. Человеческое «я» и само- сознание действительно неразрывны. Некоторые философы полагают, что самосознание существует только тогда, когда (с помощью давно и хорошо отлаженных механизмов) человек явно и целенаправленно «поворачивает внимание» на самого себя, свои переживания, мысли, действия. Другие считают, что самосознание «работает» и тогда, когда мы этого не замечаем, и что любой акт сознания, в том числе и направ- ленный на внешние предметы, невозможен без спонтанно синтези- рующих наш опыт механизмов самосознания. Говоря об индивидуализированном духовном, мы должны иметь в виду не только процессы сознания, спонтанные или целена- правленные, смутные или ясные. Индивидуализированное духов- ное в широком смысле слова включает и бессознательное. Если относительно существования сознания ’нет сомнений, то вопрос
3. Основные формы и диалектика бытия л о том, существует ли бессознательное, долгое время был, а для некоторых людей еще и сегодня остается дискуссионным. Соб- ственно есть два вопроса: существует ли бессознательное? А если существует, то как именно? На первый вопрос сейчас многие ученые и философы отвечают утвердительно. Если в начале XX века изучение бессозна- тельного в человеческом духовном, в человеческой психике ве- лось лишь немногими философскими и психологическими направ- лениями (например, фрейдизмом), то ныне оно осуществляется более широко, в том числе и в нашей стране. Специалисты считают, что бессознательное не просто существует, но и является важной стороной психической деятельности индивида, его духовной це- лостности. Не имея возможности рассмотреть здесь проблему бессозна- тельного сколько-нибудь полно, попытаемся лишь, опираясь на разъяснения специалистов, кратко ответить на вопрос: как именно существует бессознательное, в чем особенности его бытия? Первый уровень бессознательного — неосознанный психический контроль человека за жизнью своего тела, координацией функций, удо- влетворением некоторых наиболее простых нужд и потребностей тела. Этот контроль осуществляется автоматически (именно бессоз- нательно). Механизмы бессознательного работают исправно. Что означает их нарушение, видно на примере ряда психических рас- стройств (когда, например, человек «разучается» ходить здоровы- ми ногами). Бессознательны (или частично бессознательны) неко- торые желания и побуждения, сны, патологические душевные состояния (фобии, паранойя и т. д.). Второй уровень бессознательного — это процессы и состояния, сходные с сознанием человека в период бодрствования, но до поры до времени остающиеся неосознанными, хотя в принципе они могут перемещаться в поле сознания. Когда мы говорим: «созрела мысль», «мне подумалось», то, по существу, фиксируем рождение мысли, образа в недрах бессознательного и последующее осознание их. Сюда относятся и переживания, которые «выте- снены» из сознания во имя его защиты от слишком большого объема информации, от болезненных, тревожных впечатлений и т. д. Третий уровень бессознательного находит проявление в неко- торых процессах художественной, научной, философской и иной интуиции, в вызревающих в душе человека высших побуждениях духа. В этих процессах бессознательное тесно переплетено с сознанием, с творческой энергией чувств и разума человека. Противоречие и трудность в проблеме существования бессоз- нательного состоят в том, что нам являются лишь отдельные фрагменты бессознательного, причем уже в виде как-то схвачен- ных, уловленных сознанием психических процессов. И все же вни- мательные, прямые наблюдения за тем, как всплывают из глубин
Глава V. Бытие м подсознательного или погружаются в него эти фрагменты (а также косвенные наблюдения психологов, психиатров, филосо- фов, писателей, например, за процессами творчества, снами, пси- хическими патологиями), позволяют обоснованно судить о суще- ствовании бессознательного и анализировать его. Специально анализируя индивидуализированное духовное как особое бытие, философия одновременно рассматривает его в связи с бытием человека и бытием мира в целом. Каково место бытия индивидуализированного духовного в бытии мира в целом? Точно ответив на этот вопрос, можно будет твердо и аргумен- тированно отстоять позиции материализма и в то же время по- нять пафос тех традиционных и современных учений, создатели которых (подобно Р. Декарту, И. Канту, М. Хайдеггеру, Ж. П. Сар- тру) подчеркивали высочайшую значимость индивидуализирован- ного духовного и его своеобразный приоритет перед другими формами человеческого существования. Бытие индивидуализированного духовного — важнейшая сто- рона бытия индивида. Повторим еще раз, что, если бы не суще- ствовало человеческое тело (и, значит, природа не проделала бы свою эволюцию), не существовало бы и сознание в его наличной сегодня форме. Бывает, что человек «теряет сознание», но еще живет. Однако это ситуация экстремальная. В норме человек живет, пока и поскольку существует, живет, развивается его сознание. Существование человека зависит и от существования бессознательного. Одним словом, существование индивидуали- зированного духовного — интегральная составляющая, без ко- торой невозможно человеческое бытие, его диалектическое раз- витие. Бытие индивидуального сознания (и бессознательного) — лишь относительно самостоятельная форма бытия. Индивидуали- зированное духовное не оторвано от эволюции бытия как целого, что принципиально важно при решении основного вопроса фило- софии. Оно не существует отдельно, обособленно и от совокупной жизнедеятельности индивидуального человеческого существа, от которой во многих отношениях зависит. У сознания индивида нет какого-то особого «места бытия», помимо тела определенного человека, его психики, духовного склада его целостной личности. И что особенно важно, индивидуализированное духовное «лока- лизовано» в общественном человеке и по своей сущности явля- ется особой разновидностью духовного, обусловленного также бытием общества и развитием истории. Вот почему индивидуали- зированное и внеиндивидуальное духовное так тесно переплетены, способны «переливаться» друг в друга. Результаты деятельности сознания и вообще духовной деятельности конкретного человека могут отделяться от него самого, как бы выходить «вовне». И тогда возникает духовное второго типа — объективированное (внеинди- видуальное) духовное.
3. Основные формы и диалектика бытия АА Бытие объективированного духовного Духовное, и это всегда подчеркивал материализм, невоз- можно без его материальных носителей. Индивидуализированное духовное существует в виде сугубо индивидуальных, неповто- римых процессов сознания и бессознательного, материализован- ных и «локализованных» в процессах и проявлениях работы мозга, центральной нервной системы, всего организма. Но имеются такие формы материализации духовного, которые рождаются в лоне человеческой культуры и принадлежат к внеиндивидуальным формам ее бытия. Наиболее универсальны естественные и искус- ственные, знаково-символические, формы существования, вопло- щения духовного. Язык — один из ярких примеров единства индивидуализи- рованного и объективированного духовного. Связь языка и созна- ния, языка и мысли несомненна. К. Маркс называл язык действи- тельностью мысли, подчеркивая тем самым роль языка как формы, через которую выходят вовне, объективируются отдельные резуль- таты, фрагментарные процессы работы сознания. Вместе с тем буквы (звуки), слова, предложения, тексты, структуры, правила, богатые варианты развитого языка — это реальность, также и обособленная от сознания отдельных индивидов, поколений людей. Им эта реальность дана как особый мир, запечатленный в «памяти» человеческой культуры, в памяти человечества. Языковая память культуры, человечества — сложное единство актуальной памяти многих конкретных людей, говорящих и пишущих на данном языке, и объективно существующих памятников (письменных, а с некоторого времени — и звуковых документов). Только бла- годаря тому и другому обогащается, изменяется, хранится, а значит, живет, существует язык как целое. Как же и где рождаются, где и как существуют объективи- рованные формы бытия духовного? На примере языка можно ви- деть, что объективированные формы возникают и «работают» в рамках индивидуализированных форм — прежде всего в сознании (но также и в недрах бессознательного, в виде так называемого коллективного бессознательного). К примеру, когда-то в глубокой древности человек придумал идею колеса. Но достаточно было создать первые колеса, опробовать их и тем самым подтвердить плодотворность идеи — одной из самых успешных в технической мысли человечества,— как идея эта сначала воплотилась, «опредметилась» в реальных колесах, а потом стала вести и свое относительно самостоятельное суще- ствование. Она воплотилась в знаниях о колесе, которые пере- давались через практический опыт поколений, подтверждавших
46 Глава V. Бытие и обогащавших идею. Идея колеса сначала, видимо, применялась к ограниченному кругу предметов, потом стала «работать» в великом множестве все более сложных устройств. И соответ- ственно она включалась во все более сложные виды человеческих знаний. Так смертные люди породили бессмертную идею. Она обособилась от индивидуального процесса сознания и действия. Началась жизнь идеи. На примере плодотворных идей можно видеть, что они, дей- ствительно, свободно и широко «шествуют» в мире человеческой жизни, если, конечно, не вносить в этот образ никакого идеали- стического буквализма. «Шествуют» идеи не сами по себе, а вме- сте с развитием других конкретных индивидов, поколений людей, для которых идеи становятся своего рода общезначимыми прин- ципами, правилами, схемами действия. Конечно, по мере развития человека и человечества они преобразуются, иногда довольно су- щественно. Однако самые ценные идеи отбираются, накаплива- ются, в совокупности образуя духовное богатство человеческой цивилизации и культуры. Не вдаваясь в их анализ (он дается в главах, посвященных обществу, его культуре), отметим лишь то, что характеризует особый способ бытия объективированного (внеиндивидуального) духовного. Оно, как и индивидуализированное духовное, обязательно материализуется, причем оба вида духовного материально воп- лощаются в словах, звуках, знаках естественного и искусствен- ного языков. Материальные «носители» духовного — это матери- альные предметы и процессы (книги, чертежи и формулы, проекты, холсты и краски картин, мрамор и бронза статуй, пленки фильмов, ноты и звучание музыкальных инструментов и т. д.). Сегодня функции хранения и использования социальной памяти все чаще передаются современным машинам, что значительно повышает роль тех исследований сознания и знания, которые сконцентри- рованы именно вокруг объективированного духовного. Итак, внешние воплощения идей, мыслей, ценностей (как идеальных смыслов) различны, но они обязательно имеются. В этом отношении никакие «чистые» (свободные от объективи- рованных воплощений) идеи и .ценности невозможны. Что и подчеркивает материализм в борьбе против крайних объективно- идеалистических мистификаций, примером которых было утвер- ждение Платона, будто где-то далеко-далеко, на хребте неба существуют, обособленно от всякой материи, идеи Блага, Истины, Красоты и т. д. Но и эта идеалистическая картина возникла не на пустом месте. Платон мистически истолковал удивительные особенности бытия объективированного духовного, во многом опираясь на вполне реальные процессы. Мы их рассмотрели на примере идеи колеса. Платон приводил другие, но сходные примеры. Ткацкий челнок, рассуждал он, может испортиться или вовсе исчезнуть. Идея же челнока (имелся в виду хорошо
3. Основные формы и диалектика бытия JZ продуманный принцип его изготовления и работы) непреходяща в том смысле, что может служить везде и всегда, где и когда потребуется челнок изготовить. А идея-идеал красоты? Или справедливости? Или истины? Как бы ни изменялись представления людей о красоте, благе, добре, истине, все-таки сложились обобщенные представления, критерии и нормы, регулирующие процессы художественного, нравственного, научного творчества. Такие идеи в процессе разви- тия человечества кристаллизуются, формируя духовные сокро- вища общечеловеческих ценностей. Мир идей обогащается, а тем самым приобретает все большее значение их относительно само- стоятельное бытие. Отсюда, однако, неправомерно делать вывод об абсолютной независимости бытия духовного от бытия мира природного и человеческого. Бытие идей не просто неотделимо от бытия природы и человеческого мира, но изначально и непреложно включено в целостное бытие как таковое. Утверждая это, диалектический материализм ни в коей мере не перечеркивает специфику бытия идей, этого наиболее яркого проявления бытия объективированного духовного. Специфика этого объективированного бытия заключается в том, что его элементы и фрагменты (идеи, идеалы, нормы, ценности, различ- ные естественные и искусственные языки) способны сохраняться, совершенствоваться и свободно перемещаться в социальном про- странстве и историческом времени. Духовная жизнь человече- ства, духовное богатство цивилизации и культуры, социальная жизнь — это специфическое «место бытия» объективированного духовного, чем и определяется его место в целостном бытии. Особую роль в духовном играют духовно-нравственные прин- ципы, нормы, идеалы, ценности, такие, как, скажем, красота, справедливость, истина. Они существуют в виде и индивидуали- зированного и объективированного духовного. В первом случае речь идет о сложном комплексе побуждений, мотивов, целей, кото- рые определяют духовную структуру личности, во втором случае — о воплощенных в науке, культуре, массовом сознании (их доку- ментах) идеях, идеалах, нормах, ценностях. Два этих вида бы- тия духовно-нравственного по-разному оцениваются субъектив- ными и объективными идеалистами: первые во главу угла ставят индивидуальные, субъективные духовно-нравственные пережи- вания и ценности, вторые считают истинным воплощением духа как такового внеиндивидуальное, объективированное бытие ду- ховного. Приверженцы идеализма, исходя из признания действительно важной роли и традиционно высокой ценности духовного в человеческой жизни, в частности облагораживающего воздей- ствия общечеловеческих ценностей, провозглашают духовное «истинным», «высшим» бытием, противопоставляют его природ- ным потребностям, побуждениям человека как «неподлинному»,
л Глава V. Бытие «низшему» бытию. Правда, идеалисты нередко признают и существование природы, и объективную ее предзаданность отдель- ным людям, их сознанию. Так, нет оснований возражать Гегелю, когда он пишет: «Солнце, луна, горы, реки, вообще окружающие нас предметы природы суть, они обладают для сознания авто- ритетом, внушающим ему, что они не только суть, но и отличаются особенной природой, которую оно признает и с которою оно сообразуется в своем отношении к ним, в своем трактовании их и пользовании ими» 1. Но Гегель сразу же добавляет: «Авторитет нравственных законов бесконечно выше, потому что предметы природы воплощают разумность лишь внешне и разрозненно и скрывают ее под образом случайности» 1 2. Идеалист смотрит на все бытие, в особенности на бытие при- роды, с «высот» бытия духа. И тогда предметы природы и природа в целом представляются ему «неподлинным», бытием, где господ- ствовали бы хаос, случай, если бы природное было предоста- влено самому себе. В истории философской мысли живучей ока- залась такая общая модель бытия, которая отводила духовному роль бытийственного (онтологического) и ценностного (аксиоло- гического) первоначала: «подлинного бытия», от которого якобы и должны исходить оформленность, системный порядок, целесооб- разность, развитие в природе. Вот почему диалектический и исторический материализм при- дает такое большое значение исследованию специфики всех форм бытия, их внутренней (имманентной) диалектики. В отличие от идеализма на первое место среди форм бытия им поставлено диалектически развивающееся бытие вещей, процессов, состояний природы. Йо исследование бытия, как было сказано ранее,— только предпосылка осмысления единства мира. От выявления предпо- сылок надо перейти к непосредственному изучению проблемы единства мира в ее полноте. Это и делается в следующей главе, посвященной вопросу о движущейся материи, о пространстве и времени как формах ее бытия. 1 Гегель. Соч. М.- Л., 1934. Т. 7. С. 182. 2 Там же.
Глава VI Материя • Ленинское определение мате- рии • Современная наука о строе- нии материи. Материальное единство мира £ Движение £ Пространство и время £ Категория бытия, выступая предельно общей абстракцией, объединяет по признаку суще- ствования самые различные явления, предметы и процессы: природные объекты, их свойст- ва, связи и отношения, челове- ческие коллективы и отдельных людей, социальные институты, состояния человеческого созна- ния и т. д. Все существующее — это и есть мир, к которому мы принадлежим. Выделяя главные сферы бытия (природу, общество, соз- нание), мы неявно полагаем, что многообразие явлений, со- бытий, процессов, включенных в эти сферы, объединено неко- торой общей основой. Вместе с тем возникает вопрос: имеется ли нечто объединяющее сами ; эти сферы, можно ли говорить ; о единстве всего бесконечного многообразия мира? Идея такого единства при- водит к представлению об об- щей основе всего существующе- го, для обозначения которой в философии была выработана
SSL Глава VI. Материя категория субстанции (от лат. substantia — то, что лежит в осно- ве). Субстанция обозначает внутреннее единство многообразия конкретных вещей, событий, явлений и процессов, посредством которых и через которые она и существует. Учения, объяснявшие единство мира исходя из одной суб- станции, относятся к философииНо само понимание субстанции может быть различным: в качестве субстанции можно мыслить и материю и дух. Соответственно этому сле- дует различать материалистический монизм (например, уче- ние Фалеса, Гераклита, Спинозы) и идеалистический монизм (например, философия Платона, Гегеля). Монизму противо- стоит дуалистическая трактовка мира, согласно которой он образован двумя существующими исходными началами — мате- риальным и идеальным. Первое из них объединяет сферу телесно-предметной реальности, а второе — сферу духа (Р. Де- карт). Марксистско-ленинская философия продолжает традицию материалистического монизма. Это значит, что многообразие бытия во всех его проявлениях она рассматривает под углом зрения их материального единств#, Сознание же понимается не как субстанция, а как особое свойство материи, присущее не всем, а только высшим формам ее организации. Структурность, движение, пространство и время предстают как атрибутивные ха- рактеристики материи, то есть такие ее свойства, без кото- рых материя не существует. Вместе с тем сами эти свойства не могут быть отделены от материи. Мир, в котором мы живем и частью которого являемся,— это материальный, мир. Он состоит из различных предметов и процессов, которые превращаются друг в друга, возникают и исчезают, отражаются в нашем сознании, существуя незави- симо от него. Ни один из этих предметов, взятый сам по себе, не может быть отождествлен с материей, но все их многообра- зие, включая их связи, составляет материальную действитель- ность. В домарксовском материализме материя часто понималась как нечто существующее наряду с вещами, как некоторая те- лесность, праматерия, из которой возникают и в которой исчеза- ют конкретные вещи. Диалектический материализм развивает иное представление о субстанциональности материи, рассматривая ее как бесконечно развивающееся многообразие единого мате- риального мира. С этой точки зрения материя существует только в многообразии конкретных объектов, через них, а не наряду с ними. Все эти характеристики находят свое концентрированное выражение в диалектико-материалистическом определении мате- рии.
1. Ленинское определение материи я 1. Ленинское определение материи • Диалектико-материалистическое и метафизическое понимание материи • Методологическое значение ленинского определения материи ф Диалектико-материалистическое и метафизическое понимание материи Категория матёрии является фундаментальным философским понятием. Диалектико-материалистическое определение этого по- нятия было дано В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпирио- критицизм»: «иИатериа есть философская категория для обозначе- ния объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» В этом “"определении выделенюдваГб?ПГбвных признака: во-. первых, материя существует независимо от сознания, во-вторы^/ она копируется, фотографируется, отображается ощущениями. Первая характеристика означает признание первичности материи по отношению к сознанию, вторая — признание принципиальной познаваемости материального мира. Таким образом, определение материи предстает как сжатая, свернутая формулировка ма- териалистического решения основного вопроса философии. И по- этому оно сразу позволяет провести разграничительные линии между материализмом, с одной стороны, и идеализмом и агно- стицизмом — с другой. Вместе с тем ленинское определение материи заключает в себе и такое содержание, которое отличает диалектическое понимание мира от метафизического. В этом определении отсут- ствуют ссылки на конкретные свойства и виды материи, нет перечисления каких-либо ее конкретных характеристик. В тради- ции материализма были и другие определения. Например, многие материалисты XVIII_— XIX столетий, и философы, и есте- ствоиспытатели, определяли материю как совокупность неделимых корпускул (атомов), из которых построен мир. Но Ленин дает совершенно иное определение материи. Дело в том, что на каждом этапе познания и практики человек осваивает только некоторые фрагменты и аспекты неисчерпаемого в своем многообразии мира. Поэтому бессмысленно определять материю через перечисление ее известных видов и форм, если учесть, что последующее развитие познания и практики будет 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 131.
и Глава VI. Материя приводить к открытию новых, неизвестных ранее свойств, видов и форм материи. Несостоятельны также попытки определить материю, рассмат- ривая некоторые ее виды в качестве своеобразных «первокирпи- чиков» мироздания. Здесь заранее предполагается, что такие «первокирпичики» вечны, неизменны и не возникают ни из каких других объектов (если же они возникают из какого-то предшествующего состояния материи, то тогда они уже не могут рассматриваться в качестве последнего основания материального мира). Таким образом, остается только один способ определить ма- терию — выделить такой предельно общий признак, который характеризует любые виды материи независимо от того, познаны они уже или еще только будут познаны в будущем. Таким общим признаком является свойство «быть объективной реальностью, 1 существовать вне нашего сознания». Определяя материю посред- ством этого признака, диалектический материализм неявно пред- полагает бесконечное развитие материи и ее неисчерпаемость. Методологическое значение ленинского определения материи Метафизические концепции материи становятся особенно опас- ными для науки при объяснении новых явлений, так как могут привести ее к кризисам. Примером такого кризиса была ситуация, возникшая в физике конца XIX — начала XX века. Это было время революции в естествознании, связанной с коренной ломкой прежних представлений о строении материи. Одним из важнейших было открытие делимости атома. В естествознании долгое время (с XVII до конца XIX столе- тия) атомы считались пределом делимости материи, а ее неуничто- жимость связывалась с сохранением массы атома. Здесь была своя логика: если атом неделим, то количество материи в нем всегда остается одним и тем же. В ньютоновской физике это количество характеризовалось особой!|)изической величиной. Масса трактова- лась как мера количества материи. В физике были и другие опре- деления массы (например, масса как мера инерции и т. п.). Но истолкование массы как количества материи долгое время счита- лось основным, обеспечивающим построение научной картины мира. Неразрушимость атомов означала, что их количество в природе остается постоянным, хотя и бесконечно большим. Отсюда следовало, что их суммарная масса также сохраняетсЯГчто истол- ковывалось как сохранение материи. Все эти идеи мешали найти правильное объяснение явлениям, свидетельствующим о делимости атома. В частности, явление
1. Ленинское определение материи и радиоактивности, обнаруженное в 1896 году А. Беккерелем, шесть лет не получало непротиворечивого объяснения. Склады- валась драматическая ситуация. Если уран и другие радиоак- тивные вещества постоянно излучают из своих недр энергию, то откуда она берется? Было установлено, что это излучение не может быть объяснено как выделение веществом ранее погло- щенной энергии. Но если допустить, что атомы излучают энергию, не черпая ее ниоткуда, то нарушается закон сохранения энергии. Только в 1902 году Э. Резерфорд и Ф. Содди сумели разрешить этот парадокс. Они доказали, что радиоактивность представляет собой результат спонтанного распада атомов и превращения хими- ческих элементов. Чтобы выдвинуть гипотезу делимости атома, Резерфорду и Содди необходимо было отбросить метафизические концепции материи, отождествлявшие неразрушимость атомов с сохранением материи. Имеются свидетельства, что еще в студен- ческие годы Э. Резерфорд развивал идею, согласно которой все объекты природы необходимо рассматривать как результат эволю- ции. Если с этих позиций подойти к представлениям об атоме, то его следовало рассматривать не как изначально данный, неиз- менный «первокирпичик» мира, а как возникший из других объектов. Эта философская гипотеза была предпосылкой открытия де- лимости атома. Она явилась итогом новых подходов к пониманию материи, опирающихся на прогрессивные научные идеи и их диалектическое обобщение. Резерфорд в своих рассуждениях в каких-то чертах повторил тот путь, который уже был проделан предшествующей историей философской мысли: в развитии диалектико-материалистических взглядов на материю существен- ную роль сыграло осмысление великих открытий естествозна- ния XIX века, среди которых важное место занимала и теория Ч. Дарвина. Преодоление метафизических взглядов на материю было условием не только открытия делимости атома, но и после- дующей правильной интерпретации этого открытия. В эпоху ре- волюции в естествознании конца XIX — начала XX века возникли серьезные трудности, связанные с оценкой и включением прин- ципа структурности и делимости атома в научную картину мира. Господствовавшее в среде физиков того времени отождествле- ние неуничтожимости материи с неразрушимостью атомов привело к истолкованию делимости атома как исчезновения материи. Анализируя возникшую ситуацию, В. И. Ленин показал, что кризис в физике, связанный с появлением идеалистической ин- терпретации ее открытий, был вызван не самими этими откры- тиями, а метафизическими взглядами на материю. Противо- поставляя этим взглядам диалектико-материалистическое опреде- ление материи, Ленин подчеркивал, что содержащаяся в нем идея неисчерпаемости материи позволяет справиться с возник- шими трудностями. Делимость атома с этих позиций означала
Глава VI. Материя а це уничтожение материи, а расширение горизонта наших знаний о материи и открытие ее новых видов. В. И. Ленин предостерегал от повторения прошлых ошибок при философском осмыслении новых видов материи. Были попыт- ки объявить последними «первокирпичиками» мироздания вместо атомов электроны. В этой связи Ленин отмечал, что электрон так же неисчерпаем, как и атом. Данное положение во многом предвосхищало общие тенденции развития будущей физики эле- ментарных частиц, обнаружившей сложность, структурность и взаимопревращаемость этих фундаментальных физических объек- тов. Крупные ученые (М. Борн и др.) отметили значение ленинской идеи. Диалектико-материалистическое понимание материи имеет важное значение не только для естествознания, но и для общест- венных наук. Оно является предпосылкой для последовательной разработки материалистического понимания истории, позволяет рассмотреть общественную жизнь как функционирование и раз- витие сложной материальной системы — человеческого общества, которая включает в качестве своего неотъемлемого аспекта ду- ховные процессы. Включенность сознания в ткань истории обще- ства не противоречит рассмотрению самого общества как целост- ного материального объекта. Сознание может существовать только в рамках этого объекта. Оно возникает как продукт эволюции материи в неразрывной связи со становлением практики и об- щественных отношений. Рассматривая сознание как особукх реаль- ность, диалектический материализм выделяет один из аспектов, одну из сторон жизнедеятельности человека как общественного существа. Этот аспект можно превратить в самостоятельный предмет изучения, но отсюда не следует, что сознание в реально- сти существует как отделенный от материи особый предмет. Философия анализирует отношение сознания к материи, и такое рассмотрение является содержанием основного вопроса философии. Но за рамками постановки и решения этого вопроса противопоставление материи и сознания теряет свой смысл. Их противоположность относительна, поскольку сознание являет- ся свойством высокоорганизованной материи и не существует вне и независимо от определенного уровня материальной орга- низации (для существования сознания необходимо существова- ние человека и его мозга, а также общественной жизни людей). Поэтому Ленин, подчеркивая относительность противоположности материи и сознания, отмечал, что в мире «нет ничего, кроме дви- жущейся материи». Определение материи через признак «быть объективной реаль- ностью, существовать вне нашего сознания», еще не дает явного знания о том, как структурирована материя. Однако неявно уже предполагает, что материя неисчерпаема, существует в бесконеч- ном числе видов и свойств, а значит, обладает определенной,
2. Современная наука о строении материи и пусть очень сложной структурой. Конкретное представление о том, какова именно эта структура, каково строение материи, складывается в процессе познания и практики. 2. Современная наука о строении материи. Материальное единство мира ф Уровни организации неживой природы ф Представление о строении ма- терии на биологическом и социальном уровнях ф В основе современных научных представлений о строении материи лежит идея ее сложной системной организации. Любой объект материального мира может быть рассмотрен в качестве системы, то есть особой целостности, которая характеризуется наличием элементов и связей между ними. Например, макротело можно рассматривать как определенную организацию молекул. Любая молекула тоже является системой, которая состоит из атомов и определенной связи между ними: ядра атомов, входящие в состав молекулы, как одноименные (положительные) заряды подчиняются силам электростатиче- ского отталкивания, но вокруг них образуются общие электронные оболочки, которые как бы стягивают эти ядра, не давая им разле- теться в пространстве. Атом также представляет собой системное целое — состоит из ядра и электронных оболочек, расположенных на определенных расстояниях от ядра. Ядро каждого атома, в свою очередь, имеет внутреннюю структуру. В простейшем слу- чае — у атома водорода — ядро состоит из одной частицы — протона. Ядра более сложных атомов образованы путем взаимо- действия протонов и нейтронов, которые внутри ядра постоянно превращаются друг в друга и образуют особые целостности — нуклоны, частицы, которые часть времени пребывают в протонном, а часть — в нейтронном состоянии. Наконец, и протон, и нейт- рон — сложные образования. В них можно выделить специфи- ческие элементы — кварки, которые взаимодействуют, обменива- ясь другими частицами — глюонами (от лат. gluten — клей), как бы «склеивающими» кварки. Протоны, нейтроны и другие частицы, которые физика объединяет в группу адронов (тяжелых частиц), существуют благодаря кварк-глюопным взаимодействиям. Изучая живую природу, мы также сталкиваемся с системной организацией материи. Сложными системами являются как клет- ка, так и .построенные из клеток организмы; целостную систему представляет собой вся сфера жизни на Земле — биосфера, существующая благодаря взаимодействию своих частей: микроор- ганизмов, растительного, животного мира, человека с его преобра- зующей деятельностью. Биосферу можно рассматривать как
Глава VI. Материя X. целостный объект, как и атом, молекулу и т. д., где есть определен- ные элементы и связи между ними. Материальные системы всегда взаимодействуют с внешним окружением. Некоторые свойства, отношения и связи элементов в этом взаимодействии меняются, но основные связи могут сохра- няться, и это является условием существования системы как целого. Сохраняющиеся связи выступают как инвариант, то есть устойчивые, не изменяющиеся при вариациях системы. Эти устой- чивые связи и отношения между элементами системы и образуют ее структуру. Иными словами, система — это элементы и их структура. Любой объект материального мира уникален и нетождествен другому. Но при всей уникальности и непохожести объектов определенные их группы обладают общими признаками строения. Например, существует очень большое разнообразие атомов, но все они устроены по одному типу — в атоме должно быть ядро и электронная оболочка. Огромное многообразие молекул — от простейшей молекулы водорода до сложных молекул белков — имеет общие структурные признаки: ядра атомов, образующих молекулу, стянуты общими электронными оболочками. Можно об- наружить общие признаки строения у различных макротел, у клеток, из которых построены живые организмы, и т. д. Наличие общих признаков организации позволяет объединить различные объекты в классы материальных систем. Эти классы часто называют уровнями организации материи или видами материи. Все виды материи связаны между собой генетически, то есть каждый из них развивается из другого. Строение материи можно представить как определенную иерархию этих уровней (см. схему). Уровни организации неживой природы Согласно современным научным взглядам, глубинные структу- ры материального мира представлены объектами элементарного уровня. Это прежде всего элементарные частицы. За исключением электрона, исследования которого начались еще в прошлом веке, все остальные были обнаружены в XX столетии. Их свойства оказались весьма необычными, резко отличающимися от свойств макротел, с которыми мы сталкиваемся в повседневном опыте. Все элементарные частицы обладают одновременно и корпуску- лярными, и волновыми свойствами, а закономерности их движения, изучаемые квантовой физикой, отличаются от закономерностей движения макротел, описанных в классической физике. До открытия элементарных частиц и их взаимодействий наука разграничивала два вида материи — вещество и поле.
2. Современная наука о строении материн 57 СХЕМА ИЕРАРХИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИИ Представления науки о строении материи (80-е годы XX в.) МЕТАГАЛАКТИКА
Глава VI. Материя В Еще в конце XIX — начале XX века поле определяли как не- прерывную материальную среду, а вещество — как прерывное, состоящее из дискретных частиц. Однако развитие квантовой физики выявило относительность разграничительных линий между веществом и полем. Только на макроуровне, когда можно не принимать во внимание квантовые свойства полей, их можно считать непрерывными средами. Но на микроуровне поля пред- стают как состоящие из квантов, которые можно рассматривать в качестве частиц, обладающих одновременно и корпускулярными, и волновыми характеристиками. Например, электромагнитное поле можно представить как систему фотонов, а гравитационное поле — как систему гравитонов — гипотетических частиц, которые предсказывает квантовая теория (в отличие от фотонов гравитоны еще не зафиксированы экспериментально). В то же время и ча- стицы вещества — электроны и позитроны, мезоны и др. в целом ряде задач физика рассматривает как кванты соответствующих полей (электронно-позитронного, мезонного и т. п.). Элементарные частицы участвуют в четырех типах взаимо- действия — сильном, слабом, электромагнитном и гравитацион- ном. Только два последних типа взаимодействий проявляют себя на любых сколь угодно больших расстояниях, и поэтому им подчинены процессы не только микромира, но и макротел, планет, звезд и галактик (м-акро- и мегамир). Что же касается сильных и слабых взаимодействий, то они характерны только для процессов микромира. Одним из самых удивительных откры- тий последней трети XX века было обнаружение того, что элект- ромагнитные и слабые взаимодействия представляют собой сторо- ны, различные проявления единой сущности — электрослабого взаимодействия. Элементарные частицы можно классифицировать по типам взаимодействия. Адроны (тяжелые частицы — протоны, нейтроны, мезоны и др.) участвуют во всех взаимодействиях. Лептоны (от греч. leptos — легкий, например, электрон, нейтрино и др.) не участвуют в сильных, а только в электрослабых и гравитацион- ных. Гипотетические гравитоны выступают носителями только гравитационных сил. В сильных взаимодействиях многие адроны неразличимы, они как бы на одно лицо. Например, неотличимы друг от друга нуклоны — нейтроны и протоны, все П-мезоны выступают как одна частица. Но когда включаются электромаг- нитные силы, то нуклоны расщепляются на две составляющие, а П-мезоны на три (П°, ГГ^, П ). Такое расщепление позволяет рассматривать частицы как проявления некоторой глубинной структуры. Поиск таких структур составляет главную цель совре- менной физики. На этом пути она стремится обнаружить те глу- бинные свойства и состояния материи, которые в конечном счете определяют эволюцию Вселенной, особенности взаимодействия и развития ее объектов.
2. Современная наука о строении материи 12 Первым большим успехом на этом пути было открытие квар- ковой структуры адронов. Кварки оказались весьма экзотически- ми объектами не только потому, что у них дробный электриче- ский заряд (!/з или 2/з от заряда электрона, принимаемого за 1). Само взаимодействие кварков, осуществляемое благодаря обмену глюонами, таково, что увеличение расстояния между кварками внутри адронов приводит к резкому возрастанию связывающих их сил. Поэтому в отличие от ранее известных элементарных частиц (протонов, нейтронов, электронов и др.) кварки, пока не обнаруже- ны в свободном состоянии. Они оказываются как бы запертыми внутри адронов. Но в эксперименте их можно прозондировать: при столкновении частиц больших энергий внутри адронов обна- руживается несколько своеобразных центров, на которых происхо- дит рассеяние частиц и которые физика отождествляет с кварками. Кварки и лептоны выступают в качестве базисных объектов в системе элементарных частиц. Они являются главным строитель- ным материалом для вещества нашего мира, поскольку ядра ато- мов существуют благодаря взаимодействию кварков, а формирова- ние электронных оболочек вокруг ядра приводит к образованию атомов. Единой теории элементарных частиц физика пока не создала, на пути к ней сделаны лишь первые, но существенные шаги. Выявление общих глубинных структур частиц, участвующих в сильных взаимодействиях, и установление единства слабого и электромагнитного взаимодействий стимулировали разработку идеи объединения сильных, электрослабых и гравитационных взаимодействий в рамках единой теории. Иными словами, речь уже идет об исследовании субэлементарного уровня организации материи, о выяснении единой природы всех элементарных частиц. По-видимому, именно в закономерностях этого уровня вскрыты основные тайны нашей Вселенной, предопределившие особенности ее эволюции. Вообще для современной науки характерно, что чем глубже она проникает в микромир, тем больше возможностей открывается для понимания крупномасштабной структуры Все- ленной. Последняя не является вечной и неизменной, а представ- ляет собой результат развития материи, своеобразную реализацию тех потенциальных возможностей, которые были заложены в глубинах микромира. Элементарный уровень организации материи включает наряду с элементарными частицами еще и такой необычный физический объект, как вакуум. Физический вакуум — не пустота, а особое состояние материи. В вакуум погружены все частицы и все физи- ческие тела. В нем постоянно происходят сложные процессы, связанные с непрерывным появлением и исчезновением так назы- ваемых «виртуальных частиц». Виртуальные частицы — это своеобразные потенции соответ- ствующих типов элементарных частиц, их «вакуумные корни»,
Глава VI. Материя м частицы, готовые к рождению, но не рождающиеся, возникающие и исчезающие в очень короткие промежутки времени. При опре- деленных условиях они могут вырваться из вакуума, превращаясь в «нормальные» элементарные частицы, которые живут относи- тельно независимо от породившей их среды и могут взаимодей- ствовать с ней. Первые шаги по пути исследования субэлементарного уровня материи привели к принципиально новым идеям о качественном многообразии вакуума. Выяснилось, что физический вакуум спо- собен скачком перестраивать свою структуру. Такие переходы из одного состояния к другому, связанные с резким изменением характеристик системы, в физике называют фазовыми (извест- ным их примером служат переходы воды в пар и лед). Физический вакуум тоже оказался способным к фазовым скачкам. Эти новые идеи современной физики микромира послужили опорой необычных представлений о развитии нашей астрономи- ческой Вселенной, о ее возникновении путем взрыва, связанного с массовым рождением элементарных частиц в результате одного из фазовых переходов вакуума. Взаимодействие объектов субэле- ментарного уровня и возникающих на их основе элементарных частиц служит фундаментом для образования более сложных ма- териальных систем. Из элементарных частиц строятся атомы, которые являются качественно специфическим видом материи. Элементарные частицы, ядра атомов, ионы (атомы, потеряв- шие часть электронов на электронных оболочках) могут образо- вать особое состояние материи, подобие газа, которое называется плазмой. Огромные плазменные тела, стянутые электромагнит- ными гравитационными полями, образуют звезды, представляющие особый уровень организации материи. В их недрах протекают ядерные реакции, в ходе которых одни частицы превращаются в другие, и за счет этого звезды постоянно излучают энергию. Звезды выступают как своеобразная кузница атомов. Благода- ря протекающим в них превращениям элементарных частиц об- разуются ядра атомов, а на периферии и в окрестностях звезд, при понижении температуры, а также в результате выбросов вещества из звезд при их взрывах, возникают атомы. В результате взаимодействия атомов формируется следующий уровень орга- низации материи — молекулы. За молекулами следует уровень макротел (жидких, твердых, газообразных). Особый тип макротел, который можно считать специфическим видом материи, образуют планеты — тела со сложной внутренней структурой, имеющие ядро, литосферу, а в ряде случаев атмосферу и гидросферу. Звезды и планеты составляют планетные системы. Огромные скопления звезд, планетных систем, межзвездной пыли и газа, взаимодействующих между собой, образуют особые объекты, которые называют галактиками. Земля принадлежит к одной из таких галактик, которая представляет собой гигант-
2. Современная наука о строении материи £1 скую эллипсовидную спиралеобразную систему. Основная масса звезд, относящихся к нашей галактике, сосредоточена в диске размером 100 тыс. световых лет по диаметру и толщиной в 1500 световых лет (напомним, что скорость света около 300 тыс. км/с). Наше Солнце находится на окраине галактики и вращается вокруг ее ядра, делая полный оборот за 200 млн лет (так называе- мый галактический год). Ядро галактики, состоящее из очень плотного скопления звезд, разогретого межзвездного газа и пыли, а возможно, и включающее гипотетические сверхплотные тела, мы непосредственно наблю- дать не можем. Солнце движется в настоящее время в той части галактического пространства, где ядро закрыто от Земли обширной пылевой туманностью. Через несколько миллионов лет Земля вый- дет из-за этого «экрана», и тогда она будет подвержена излу- чениям, идущим от ядра. Сейчас ядро нашей галактики спокой- ное; оно излучает постоянный поток энергии. Но в принципе ядра галактик могут быть и активными, способными к выбросам за короткий промежуток времени (за несколько месяцев и даже недель) чрезвычайно больших количеств энергии. Не исключено, что ядро нашей галактики через определенные (хотя и весьма длительные) промежутки времени тоже может проявлять взрыв- ную активность. Возможно, что если бы в периоды взрывных про- цессов Земля не была экранирована пылевыми туманностями, а была открыта, то излучения ядра влияли бы на состояние и разви- тие жизни на ней. Важно осознавать, что и земная жизнь, и чело- вечество как ее часть зависят от организации космоса. Поэтому знание принципов его организации столь необходимо для пони- мания и происхождения земной жизни, и наших взаимодействий с природой. Галактики разных типов образуют скопления — системы га- лактик, которые представляют собой особые объекты, обладаю- щие свойствами целостности. Если, несмотря на огромные расстоя- ния между галактиками (в десятки, сотни миллионов и более световых лет), провести аналогию между молекулами макротела и галактиками в скоплениях, то оказывается: такие скопления можно уподобить весьма вязкой среде. Наконец, кроме скопления галактик есть еще более высокий уровень организации материи — Метагалактика, представляющая собой систему взаимодействующих скоплений галактик. При этом взаимодействуют они так, что удаляются друг от друга с очень большими скоростями. И чем дальше отстоят они друг от друга, тем больше скорость их взаимного разбегания. Этот процесс называется расширением Метагалактики и представляет ее особое системное свойство, определяющее ее бытие. Расширение Мета- галактики началось с момента ее возникновения. Согласно пред- ставлениям современной космологии, Метагалактика возникла примерно 20 млрд лет назад в результате Большого Взрыва.
Глава VI. Материя 61 Сам этот взрыв наука связывает с перестройками структуры физического вакуума, с его фазовыми переходами от одного состоя- ния к другому, которые сопровождались выделением огромных энергий. Так что рождение нашей Вселенной (Метагалактики) — не акт ее творения из ничего (как это пытаются трактовать сов- ременные теологи), а результат развития, качественных преобра- зований одного состояния материи в другое. Современная наука допускает возможность возникновения и сосуществования множества миров, подобных нашей Метагалак- тике и называемых Внеметагалактическими объектами. Их слож- ные взаимоотношения образуют многоярусную Большую Вселен- ную — материальный мир с его бесконечным разнообразием форм и видов материи. Причем не во всех этих мирах возможно то многообразие видов материи, которое возникает в истории нашей Метагалактики. Представления о строении материи на биологическом и социальном уровнях На определенном этапе развития Метагалактики, в рамках некоторых планетных систем, создаются условия для формиро- вания из молекул неживой природы материальных носителей жизни. Как и неживая природа, жизнь имеет ряд уровней своей материальной организации. Можно выделить: системы доклеточ- ного уровня — нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК) и белки; клетки как особый уровень биоорганизации, самостоятельно су- ществующей в виде одноклеточных организмов; многоклеточные организмы (растения, животные). Особые уровни организации живой материи образуют над организменные структуры. К ним от- носятся прежде всего популяции — сообщества особей одного вида, которые связаны между собой общим генофондом, скрещиваются и воспроизводят себя в потомстве. Любая популяция представляет собой особую системную целостность. Стая волков в лесу, стая рыб в озере, муравейник, группы размножающихся растений одного вида (например, разра- стающийся кустарник — все это популяции. Целостность популя- ции регулирует поведение и размножение отдельных входящих в нее организмов. Когда, скажем, биомасса стаи саранчи превышает определенный предел, учащаются соприкосновения отдельных особей в стае и включаются механизмы, тормозящие программы их размножения. При увеличении числа пчел в улье популяция начинает делиться (роение пчел). У популяций многих живот- ных существуют сложные системы сигналов, которые определяют
2 Современная наука о строении материи £2 поведение одной особи по отношению к другой, включают опре- деленные программы этого поведения и тем самым регулируют отношения особей в рамках соответствующего сообщества. Это могут быть звуковые сигналы, запахи, позы и т. д. Кроме популяций к надорганизменным уровням организации живой материи относятся виды и биоценозы. Последние образу- ются в результате взаимодействия некоторого множества популя- ций между собой и с окружающей средой. В целостной системе биоценоза эти популяции связаны так, что продукты жизне- деятельности одних становятся условиями жизни других. Так, лес — это биоценоз, в котором популяции живущих в нем живот- ных, а также растений, грибов, лишайников, микроорганизмов взаимодействуют между собой, образуя целостную систему. Благодаря такому взаимодействию, сложным обменным про- цессам между продуктами жизнедеятельности разных популяций, создаются условия для их совместного существования. Многие популяции могут жить только в рамках определенного биоце- ноза. Наконец, взаимодействие биоценозов образует глобальную си- стему жизни — биосферу. В этой целостной системе различные биоценозы взаимодействуют не только между собой, но и с воз- душной оболочкой, через которую идет теплообмен Земли с кос- мическим пространством, с водной средой, с горными породами. При нарушении этих взаимодействий меняется вся сфера жизни на Земле. Для того чтобы поддерживалось ее динамическое равно- весие, необходимо не только воспроизводство определенных усло- вий обитания различных организмов, популяций, биоценозов, но и некоторый уровень их разнообразия. При уменьшении этого разнообразия ниже определенного уровня вся биосфера начинает вырождаться. Люди являются частью сферы жизни на Земле. Благодаря постоянно увеличивающемуся производственному воздействию на окружающую среду они могут внести и (чем дальше, тем больше) вносят возмущения в динамику биосферы. На современном этапе эти возмущения становятся столь существенными, что начинают грозить необратимым вырождением биосферы. Знание ее законов, понимание своего места в ее динамике является ныне одним из условий самого человеческого существования и поэтому обретает огромную мировоззренческую ценность. Развитие биосферы, связанное с появлением в ней все новых уровней организации, является результатом ее функционирования и эволюции как целого в рамках еще более широкой целостности — развивающейся Вселенной. И подобно тому как в неживой природе формирование каждого нового уровня материальных систем обу- словлено целым Метагалактики, так и дифференциация биосферы на качественно специфические уровни организации живой материи обусловлена ее развитием как сложной развивающейся системы.
Глава VI. Материя м На определенном этапе развития в биосфере возникают особые популяции живых существ, которые благодаря развивающейся орудийной деятельности трансформируют биологические формы своего существования в социальную жизнь. В рамках биосферы начинает развиваться особый тип материальной системы — чело- веческое общество. Здесь тоже возникают особые подструктуры — семья, классы, нации и др., причем многие из этих подструктур исторически изменчивы, существуют только на определенных этапах человеческой истории и преобразуются в новые подструк- туры усложняющегося разнообразия человеческой общественной жизни. Как особый уровень организации материи, человеческое об- щество существует благодаря деятельности людей и включает в качестве обязательного условия своего функционирования и раз- вития их духовную жизнь. Взаимодействие с окружающей при- родой, осуществляемое человеком в его практике, представляет собой не просто потребление вещества природы, которое преобра- зуется человеческой деятельностью. Само это преобразование опи- рается на законы развития мира и может быть представлено как реализация маловероятных для естественной природной среды линий ее развития. Большинство предметов и процессов искусственно созданной человеком «второй природы» не могут самопроизвольно возникать в нашей Метагалактике. Природа не создала ни колеса, ни автомо- биля, ни ЭВМ. Хотя какие-то, иногда отдаленные, их аналоги можно обнаружить среди объектов естественной природной среды. Самосборка автомобиля или счетной машины на полупроводни- ках в самой природе без человека неосуществима, но как вопло- щение в материал природы человеческих целей, как опредмечива- ние человеческого духа эти объекты обретают реальное бытие. Эволюция создаваемой человеком искусственной природной среды, которую К. Маркс образно назвал «неорганическим телом чело- века», есть особая линия развития материи, возможная только в рамках человеческого общества. В человеческой жизнедеятельности как бы сталкиваются раз- личные линии саморазвития материи: с одной стороны, естествен- ная эволюция неживой и живой природы, с другой — искусст- венная, только в обществе реализуемая эволюция материи. Причем вторая, возникающая благодаря человеческой деятельности, линия эволюции материи реализуется не только в формах развивающейся предметной среды, которую создает человек в процессе произ- водства, но и в форме развития самого человека, который развер- тывает свои природные возможности, строит новые разнообразные формы общения и социальных отношений и в этом процессе изме- няет самого себя. Понимание истории человечества как особого этапа грандиозно- го развития материи ставит интереснейшие мировоззренческие
2. Современная наука о строении материи проблемы возможности существования иных цивилизаций, путей их развития, космического будущего человечества. Эти проблемы имеют общекультурный смысл и обсуждаются в современной философии. Научное мировоззрение современной эпохи рас- ширяет масштабы понимания человеческого бытия, а развитие научной картины мира дает новый и подчас неожиданный мате- риал для философских размышлений над вечными мировоззрен- ческими вопросами о месте человека в мире и о будущем чело- вечества. Картина взаимосвязи всех уровней организации материи, вклю- чая человека и человеческое общество, понимание каждого ма- териального объекта, в том числе и человека, как продукта гло- бальной космической эволюции, проливает новый свет на одну из древнейших проблем философии — на проблему единства мира. Всякая материалистическая философия, и материалистическая диалектика в том числе, отстаивает принцип единства мира, выступая в качестве монистической философии. Но философский монизм может быть различной природы. Идеалистический монизм считает первоначалом всего сущего идеальное, рассматривая материю как всего лишь инобытие этого идеального. Напротив, материалистический монизм утверждает единство мира через его материальность. Последовательное проведение материалисти- ческого монизма возможно лишь при понимании материального единства мира как диалектического, противоречивого единства многообразия. В противном случае материалистический монизм ведет к вульгарно-материалистическим трактовкам сознания и мышления и к отрицанию качественного своеобразия различных уровней организации материи. Это диалектическое единство проявляется двояко. Во-первых, как своеобразная дискретность в строении объективной дей- ствительности, то есть наличие в ней качественно различных, отграниченных друг от друга вещей, явлений, процессов, систем. Во-вторых, как иерархические отношения между системами раз- ной степени сложности, организованности, выражающиеся во «включении» менее сложных систем в более сложные и вместе с тем в несводимости специфических закономерностей послед- них к первым. Диалектическое понимание материального единства мира все глубже проникает и в современное естествознание, и в науки о человеке и обществе. Метафизическое мышление видит мир составленным из различных субстанций, не просто качественно отличных друг от друга, но разделенных между собой непрохо- димыми барьерами. Тем самым, по сути дела, отрицается монисти- ческий подход к реальности. Материалистическая же диалектика, а вместе с ней и все современные науки о природе и обществе исходят из того, что в основе всего многообразия существующих явлений и процессов лежит движение единой материи. 3 Введение в философию, ч. 2
66. Глава VI. Материя 3. Движение • Понятие движения. Связь движения и материи ф Основные типы движе- ния ф Формы движения материи ф Качественная специфика и взаимосвязь форм движения ф Понятие движения. Связь движения и материи Л^ушествова ние любого материального объекта возможно толь- ко благодаря взаимодействию образующих его элементов. Так, атом существует лишь постольку, поскольку осуществляется оп- ределенное взаимодействие между ядром и электронами, образую- щими оболочку атома; живые организмы существуют только благодаря определенному взаимодействию составляющих их моле- кул, клеток и органов; общество существует благодаря обмену деятельностью между людьми, взаимодействию различных подси- стем социального организма. Кроме внутреннего взаимодействия между элементами и частя- ми обществ происходит и взаимодействие объектов с внешним окружением. Они могут включаться в более сложные системы, становиться их элементами. Например, ядра и электроны, входя- щие в атом, могут стать составными частями молекул, из молекул могут строиться макротела и т. д. Итак, структурность материи, существование в ней опреде- ленного типа материальных систем предполагает взаимодействие как внутреннее, так и внешнее по отношению к каждому выде- ленному объекту. Взаимодействие "приводит к изменению его свойств, отношений, состоянии.]Все эти изменения, рассмотренные в самом общем плане, представляют собой неотъемлемую харак- теристику бытия материального мира, ^Изменение в философии обозначается понятием движения. Под движением материи нужно понимать не только механическое перемещение тел в простран- стве, но и любые взаимодействия, а также изменения состояний объектов, которые вызываются этими взаимодействиями. Дви- жение — это и взаимное превращение элементарных частиц, и расширение Метагалактики, и обмен веществ в клетках орга- низма, и обмен деятельностью между людьми в процессе их со- циальной жизни. Материя не может существовать вне движения. Любой ее объект существует лишь благодаря тому, что в нем воспроизво- дятся определенные типы движения. При их уничтожении объект
3. Движение £L прекращает свое существование, переходит в другие объектЦг которые, в свою очередь, характеризуются определенным набором^ типов и форм движения. Иначе говоря, движение внутренне > присуще-материи. Оно так же абсолютно, как абсолютна сама^ материя.! _ В рТш денной жизни движение часто- отождествляется-с пере- мещением тел в пространстве. А так как одни тела могут переме- щаться относительно поверхности Земли, а другие покоиться, то обыденное сознание противопоставляет эти два состояния — покой и движение, считая их как бы равноправными. Однако всем, кто знаком хотя бы с общими принципами меха- ники, ясно, что говорить о покое можно только по отношению к не- которой системе отсчета. Наш дом покоится относительно по- верхности Земли, но он вращается вместе с Землей вокруг ее оси, перемещается вместе с Землей в пространстве относительно Солнца. Вместе с Землей и Солнцем он вращается вокруг центра нашей галактики, совершая движение относительно ее ядра со скоростью примерно 250 км. Наконец, вследствие расширения Вселенной вместе с нашей галактикой он может удаляться от других галактик. Таким образом, те предметы, которые мы на- зываем покоящимися, на самом деле находятся в состоянии движения. Далее, когда говорится о состоянии покоя какого-либо наблю- даемого предмета, то неявно предполагается, что предмет имеет определенную пространственную конфигурацию, сохраняет свою структуру, воспроизводит определенную организацию своих эле- ментов. Но если посмотреть на прочно стоящий кирпичный дом в электронный микроскоп, то обнаружится, что у него нет жестких пространственных границ, что на уровне того слоя мо- лекул кирпича, который граничит с воздухом, осуществляется постоянная диффузия, проникновение молекул воздуха в погра- ничный слой молекул кирпича и наоборот. Более того, как сви- детельствует современная физика, между этими молекулами дол- жен происходить обмен электронами, а в самих молекулах — движение электронов, взаимопревращение протонов в нейтроны внутри ядер и т. д. Выходит, что наблюдаемый нами дом находится в состоянии какого-то бурлящего движения, где одни частицы постоянно переходят в другие. И это можно сказать о любом объекте окружающего мира, в том числе и о нас самих, поскольку постоянно меняются не только состояния нашего духа (возникают новые ощущения, переживания, мысли), но и непрерывно происхо- дят изменения нашего тела: через определенный промежуток времени вследствие обмена веществ молекулы нашего тела меняют свой состав. Американский философ Ст. Чейз как-то сказал: когда я вижу корову, гуляющую на лугу, то это вовсе не корова, а бешеная пля- ска электронов. В этой метафоре заключена некоторая правильная
Глава VI. Материя а. мысль, только надо помнить, что та структура и динамика электро- нов, которая образует клетки, в любом живом организме воспроиз- водится во времени. Благодаря этому «повторению во времени» способов и видов движения, образующих предмет, он существует как качественно специфический объект, отличный от других объектов. Таким образом /понятие покоя представляет собой обоз- начение тех состояний двТТЖёния, которые обеспечивают стабиль- ность предмета, сохранение его качества. Поэтому покой относи- телен, а движение абсолютно, оно есть неотъемлемое свойство, атрибут материи./ Основные типы движения Гправомерно говорить о двух основных типах движения. Пер- вый — это движение, связанное с сохранением устойчивости предмета, его качества. В предмете всегда происходят некото- рые изменения, и он никогда не бывает тождествен самому себе во времени. Но можно ли говорить об устойчивости предметов, их тождественности себе, если предметы изменчивы? Это очень древняя философская проблема. Известно изречение Гераклита: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды, ибо на входящего каждый раз текут новые водьрл] Другой философ античности, Кратил, довел этот тезис до край- него релятивизма, утверждая, что и один раз нельзя войти в реку вследствие ее постоянной изменчивости. Кратил полагал, что теку- честь вещей не позволяет их даже назвать, поскольку они в момент наименования уже становятся другими. Поэтому, считал он, вы- делить вещь можно, только указывая на нее пальцем. Идеи ре- лятивизма в понимании существования вещей не раз воспроизво- дились в истории философской мысли. В философии XX века они были основополагающим принципом в так называемой общей семантике. Одним из ее представителей и был упомянутый аме- риканский философ Чейз. Его рассуждения о предметах как «бе- шеной пляске электронов» поясняли так называемый принцип нетождественности, согласно которому любой предмет никогда не равен самому себе. И значит, обозначение словом индиви- дуальных объектов невозможно. В подобных рассуждениях мы сталкиваемся с противопостав- лением вещи и процесса, устойчивости и изменчивости. Обыденное человеческое мышление, как правило, расчленяет действительность на устойчивые вещи с жестко фиксированными границами и на процессы, которые рассматриваются как взаимо- действие устойчивых вещей. Но философский анализ, опирающий- ся на научные данные, убеждает нас в том, что любая вещь есть тоже процесс. Когда даже о таких простых предметах, как стол, стул, дом, говорится, что они сохраняют свое качество, тождествен-
3. Движение А2 ны себе, то это не значит, что в них не происходят многообразные изменения. Ни положение электронов относительно ядер в моле- кулах древесины, из которой построен стол, ни состояния про- тонов и нейтронов в ядрах не являются одними и теми же. Даже тогда, когда стол освещают солнечные лучи, в нем происходят изменения: фотоны, падающие на поверхность стола, выбивают электроны (так называемое явление фотоэффекта). Однако при всех подобных изменениях сохраняется, воспроизводится неко- торый набор признаков, который позволяет говорить о столе как определенном предмете, отличном от других предметов. г Итак, первый тип движения — это движение, когда сохраняется качество предмета.^1о кроме него .существует еще один тип движе- ния, связанный с переходом от одного каяества к другом^, с изме- нением качественного состояния предмета, [Это может'бйть разру- шение предмета, распад его на составляющие элементы, которые представляют собой особые качества, возникающие в результате преобразования исходного предмета/Йо может быть и более слож- ный процесс, когда благодаря взаимодействию объекты образуют более сложную систему, новый объект. В практике мы постоянно сталкиваемся с этими процессами. В ходе развития производства человечество научается синтезиро- вать из материалов природы все более и более сложные системы. Сквозь призму наших практических взаимодействий с миром можно рассматривать и процессы, происходящие независимо от нас в самой природе. Здесь есть процессы, связанные с такими качественными преобразованиями, где происходит усложнение предметов, появление более сложных состояний объекта из более простых. Процессы, связанные с преобразованием качества пред- метов, с появлением новых качественных состояний^ которые как бы развертывают потенциальные возможности, скрытые и нераз- вернутые в предшествующих качественных состояниях, характе- ризуются как развитие. Процесс развития — это всегда переход одного качества в другое, направленное формирование новых си- стем, новых типов организации, которые рождаются из предшест- вующих им систем. Подробнее об этом речь пойдет в главе «Ди- алектика». Здесь же ограничимся тем, что выделим две разновид- ности процессов развития. Первая разновидность — это процессы качественных превращений, не выходящие за рамки соответствую- щего вида материи, определенного уровня ее организации. Вто- рая — процессы перехода от одного уровня к другому. В неживой природе ярким примером первой разновидности развития может служить э^одюция^звёЗД? ~~ — С точки зрения данных современной физики и астрофизики, любая звезда, в том числе и наше Солнце, проходит несколько стадий своей эволюции. Характер этих стадий зависит от начальной массы звезд. Солнце — это рядовая звезда, принадлежащая к спектральному классу желтых звезд с температурой около 6 тыс.
70 Глава VI. Материя градусов по Цельсию. В недрах Солнца температура достигает нескольких миллионов градусов, а давление — миллионов атмо- сфер. В этих условиях протекают процессы термоядерного синтеза, в ходе которого водород превращается в гелий. Излучаемая из недр Солнца энергия — результат такого синтеза. На этом «горючем» Солнце существует уже более 5 млрд лет и будет существовать примерно еще 10 млрд лет. За это время в его центре будет посте- пенно выгорать водород и накапливаться ядра атома гелия. Затем наступит момент, когда начнется сжатие центральной области Солнца, резко возрастут давление и температура, в результате чего станет возможным новый тип ядерных реакций — превраще- ние гелия в углерод. В этот момент значительно возросшее излу- чение из недр Солнца станет как бы распирать его оболочку, и, распухая, Солнце превратится в красный гигант с температурой поверхностных слоев около 3—4 тыс. градусов и размерами, превышающими расстояние от Солнца до Земли. Далее, со време- нем произойдет сброс и остывание водородной оболочки, возни- кнет газовопылевая туманность, в центре которой окажется не- большая плотная звезда — белый карлик — с температурой по- верхности в десятки тысяч градусов. Постепенно остывая, она превратится в красный карлик, а затем в «черный» карлик — мерт- вую холодную звезду с очень большой плотностью, в миллионы раз превышающей плотность воды, и размерами меньшими, чем размеры земного шара. Большинство звезд проходит эту цепь превращений. Причем, если начальная масса звезды значительно больше солнечной, она может закончить свою эволюцию взрывом сверхновой и образова- нием остатка, в котором большая плотность вещества приведет к резкому возрастанию поля тяготения. При массе остатка, срав- нимой с солнечной, возможно такое возрастание плотности под действием поля тяготения, при котором электроны будут вдавлены в протоны и возникнет очень маленькая звезда, всего в несколько десятков километров в диаметре, состоящая из нейтронов. Плот- ность вещества нейтронной звезды будет сравнима с плотностью атомного ядра. Такие звезды уже обнаружены (это так называемые пульсары). Если же в процессе взрывных сбрасываний вещества и исчерпания термоядерного горючего масса остатка звезды ока- жется более 2,5 солнечной массы, то ее дальнейшее уплотнение и возрастание вследствие этого поля тяготения могут привести к гравитационному коллапсированию звезды и образованию так на- зываемой черной дыры. Вещество такой звезды будет падать к центру с возрастающей скоростью, но не превышающей ско- рость света. При околосветовых скоростях падения согласно теории относительности происходит замедление времени. Поэтому для внешнего наблюдателя время падения вещества к центру черной дыры будет постоянно увеличиваться по мере возрастания ско- рости падения, что обеспечивает стабильность черных дыр.
3. Движение Все эти экзотические превращения звезд являются примером развития в рамках уже сформировавшегося уровня организации материи в неживой природе. В рамках биологической формы материи также можно обнару- жить рассматриваемый тип. Пример тому — формирование новых видов животных и растительных организмов, последовательные стадии развития отдельных организмов и т. д. В общественной жизни в качестве образцов этой разновидности развития выступают смена общественно-экономических формаций, а также переходы от одной качественно специфической стадии развития формации к другой. Наряду с данной разновидностью развития материи можно вы- делить вторую разновидность, связанную с переходом от качествен- ных состояний, характерных для одного уровня материи, к ка- чественному состоянию другого уровня организации материи. Фор- мирование из элементарных частиц атомов и молекул, переход от неорганической природы к биологическим уровням организации, становление человека и его общественной жизни — все это приме- ры развития, сопровождающиеся усложнением уровней организа- ции материи, появлением новых уровней такой организации, новых видов материи. Формы движения материи Соответственно иерархии форм материи существуют качествен- но разнообразные формы ее движения. Идея о формах движения материи и их взаимосвязи выдвинута Ф. Энгельсом. В основу клас- сификации форм движения он положил следующие принципы: 1) формы движения соотносимы с определенным материальным/ уровнем организации материи, то есть каждому уровню такой opra-j низации должна соответствовать своя форма движения; 2) между! формами-движения существует генетическая связь, то есть форма движения возникает на базе низших форм; 3) высшие формы движения качественно специфичны и несводимы к низшим фор- мам. \ ^Исходя из этих принципов и опираясь на достижения науки своего времени, Ф. Энгельс выделил пять форм движения мате- рии и предложил их следующую классификацию: механическое, । физическое, химическое, биологическое и социальное движения ' материи. Современная наука открыла новые уровни организации ма- терии и соответственно обнаружила новые формы движения. Поэтому энгельсовскую классификацию необходимо развить и до- полнить, но положенные в ее основу принципы сохраняют свою ценность, ибо схватывают важные особенности взаимосвязи форм движения и видов материи с учетом их развития.
Глава VI. Материя 11 Формы движения, перечисленные в указанной классификации, можно разбить на три блока соответственно трем важнейшим этапам развития материи и трем возникшим в этом развитии сферам материального мира: неживой природе, живой природе, обществу. Неживую природу характеризует взаимосвязь физиче- ских и химической форм движения, живую — биологическая, а общество — социальная форма движения. Основные генетиче- ские связи между этими блоками правильно выявлены в энгель- совской классификации. Что же касается их внутреннего расчле- нения и представлений об их материальных носителях, то совре- менная наука вносит сюда ряд серьезных корректировок. Наиболее значительные изменения касаются соотношения ме- ханической, физической и химической форм движения. Наука XX века открыла новые формы физического движения, неизвестные в XIX столетии: процессы микромира, связанные с превращениями элементарных частиц и взаимодействиями субэлементарного уров- ня; процессы мегамира — галактические взаимодействия и расши- рение Метагалактики. По-новому поставлена и проблема взаимоот- ношения физических и химических форм движения: химическая форма движения, с одной стороны, возникает из взаимодействий микромира, а с другой, является условием появления таких форм, как молекулярно-физическое движение. Она как бы обеспечивает переход от физики микромира к макрофизическим процессам. В новом свете предстала также проблема соотношения ме- ханического и физического движения. В своей классификации Ф. Энгельс исходил из представлений науки второй половины XIX века, согласно которым любое физическое движение (электро- магнетизм, теплота и т. д.) является результатом механического движения частиц эфира, атомов, молекул. Поэтому механические процессы рассматривались им как генетическая основа физи- ческой формы движения. Наука XX века изменила эти представ- ления. Она не только отказалась от концепции мирового эфира как механической среды, свойствами которой объясняются электро- магнитные взаимодействия, но и вообще перестала рассматривать механическое движение как фундамент всех физических процес- сов. Скорее наоборот, механическое движение тел обусловливает- ся глубинными процессами взаимопревращения элементарных частиц, сложными переплетениями сильных, слабых, электромаг- нитных и гравитационных взаимодействий. Механическое дви- жение не связано с каким-либо отдельно взятым структурным уровнем организации материи. Это скорее аспект, некоторый срез, характеризующий взаимодействие нескольких таких уровней. Причем надо различать квантовомеханическое движение, харак- теризующее взаимодействие элементарных частиц и атомов, и мак- ромеханическое движение макротел. Современная наука внесла много нового и в понимание при- роды биологического движения. Были уточнены представления о ее
3. Движение и первичных материальных носителях (кроме белковых молекул в качестве молекулярного носителя жизни были выделены ДНК и РНК). Сложилось представление о целостности биосферы как условии дифференциации и развертывания всех уровней органи- зации живой материи и соответственно формирования различных подвидов биологической формы движения. Будущий прогресс науки приведет, бесспорно, к открытию новых форм как материи, так и движения, уточнит и разовьет современные представления. И в процессе этого развития диа- лектико-материалистическое учение о формах движения материи будет конкретизироваться, обогащаться новым содержанием, а в ряде отношений и пересматриваться. Одной из важнейших сторон учения о формах движения ма- терии является трактовка общественных процессов как социальной формы движения материи. Эта трактовка стала возможной благо- даря открытию и разработке материалистического понимания истории. Поэтому она свойственна марксистскому философскому взгляду на мир. Выделяя в общественной жизни материальные и духовные процессы, диалектический материализм подчерки- вает первичность материальных процессов, но не отрывает их от духовной жизни общества. Лишь в абстракции можно отде- лить друг от друга эти стороны общественной жизни. В реальной же действительности они взаимодействуют, благодаря чему только и существует общество как особый уровень организации материи. Человеческое сознание, обеспечивая отражение человеческого бытия и проектирование его возможных будущих состояний, активно влияет на процессы материальной жизни людей. Идеи, овладевая массами людей, направляют их деятельность, а в процес- се этой деятельности перестраивается само общество. Не случайно К. Маркс подчеркивал, что идеи, овладевая массами, становятся материальной силой. Следовательно, когда речь идет о социальном движении материи, имеется в виду не просто взаимодействие материальных элементов, а такое взаимодействие, которое предполагает существование и развитие идеальной реальности человеческого сознания и в котором сознание принимает актив- ное участие. Сознание как идеальная реальность не сущест- вует вне и независимо от ткани общественной жизни. Оно как бы встроено, вплавлено в эту жизнь, выступает в качестве ее аспекта, обеспечивая функционирование и развитие общества как целого. Учитывая эту особенность социального движения, Ф. Энгельс иногда определял человеческое мышление как специфическую форму движения материи. Тем самым он как бы подчеркивал, что социальное движение не может осуществляться без идеального плана человеческой деятельности, складывающегося в сознании, а значит, без развития индивидуального и общественного созна- ния.
74 Глава VI. Материя Качественная специфика и взаимосвязь форм движения ХВысшие формы движения материи нельзя свести, редуцировать целиком и полностью к низшим формам, скажем, нельзя описать биологические процессы, исходя только из физико-химических свойств, не учитывая качественную особенность биологического уровня организации^ игнорируя процессы биоэволюции, естествен- ного отбора и т. д. Точно так же развитие человеческого общества невозможно понять, опираясь только на биологические законо- мерности, не принимая во внимание особенности социального раздишя. 1 В домарксистском материализме редукция высших форм дви- жения к низшим совершалась очень часто. В рамках механисти- ческого материализма XVIII столетия существовали даже програм- мы объяснения всех состояний мира, исходя из законов меха- ники. Редукция сложных форм движения к простейшим называет- ся механицизмом. Последний может выступать не только в форме сведения социальных, биологических, химических процессов к ме- ханическому движению и его законам, но и в более тонких формах. Попытки объяснить биологические процессы только из закономер- ностей физико-химического взаимодействия, а социальные процес- сы только из особенностей биологического развития человека — тоже разновидности механицизма^ Можно, например, расценить как вариант механицизма современные взгляды сторонников так называемой социобиологии, поскольку они основаны на редукции социальных процессов к биологическим. Это касается прежде всего попыток сведения нравственных качеств человека (альт- руизм и т. п.) к биологическим (в частности, генетическим) проявлениям «человеческой природы». Но, критикуя механицизм и его различные проявления, нельзя забывать и об органической связи между различными уровнями организации материи, о том, что каждая высшая форма рождается из низшей и поэтому ее нельзя понять, если игнорировать эти ее генетические связи с низшей формой. Диалектико-материалисти- ческая методология выступает как против ограниченностей ре- дукционизма, так и против односторонностей антиредукционизма, который, подчеркивая качественную специфику форм движения, отрывает их друг от друга, не принимает во внимание взаимосвязь и преемственность этих форм. Игнорирование генетических связей между качественно различными формами движения может при- вести к серьезному искажению истины при научном исследовании тех или иных объектов материальной действительности. Например, противопоставление сторонниками Т. Д. Лысенко биологического
3. Движение п исследования методам физико-химического анализа явлений жиз- ни, одностороннее преувеличение специфики биологического дви- жения послужило одним из оснований для запретов на исследо- вания в области генетики, что принесло большой ущерб советской биологической науке. Сторонники Лысенко, насаждая свои идеи, выступали от имени материалистической диалектики, которая, однако, требовала как раз обратного — не разрывать генетические связи между различными уровнями организации материи и раз- личными формами ее движения, а прослеживать эти связи. Поэто- му методология Лысенко и его сторонников была типичным прояв- лением метафизики, а не диалектики. Те же методологические изъяны характерны для концепций, резко противопоставляющих биологические и социальные стороны человеческого бытия. Прослеживание связей между различными формами движения материи на основе данных современной науки позволяет создать целостную картину их развития во Вселенной. На его разных эта- пах возникают все новые уровни организации материи и соответст- вующие им формы движения, причем появление каждой новой формы движения связано с состоянием развивающейся Вселенной как целого. Например, сразу после Большого Взрыва 20 млрд лет назад не было ни молекул, ни атомов, а значит, и форм движения, присущих этим уровням организации материи. Химическая и мо- лекулярно-физическая формы движения возникли на определен- ном этапе эволюции Вселенной. Точно так же на определенном этапе космической эволюции, когда сформировались планеты, пла- нетные системы, когда возникли условия для образования сложных молекул — носителей жизни, сложились предпосылки для возник- новения биологической формы движения. В этом смысле жизнь надо рассматривать не как планетарное, а как космическое явле- ние. Она возникает только на определенной стадии развития Метагалактики, в определенном и довольно узком временном диа- пазоне. В свою очередь, только пройдя длительный этап эво- люции, живая природа смогла породить социально организован- ную материю, и тогда на базе биологической формы движения возникла социальная. Временной диапазон для возникновения разума во Вселенной еще более узок, чем отрезок времени, в кото- ром развивается жизнь. Современная наука показывает, что наша астрономическая Вселенная, мир, в котором мы живем, по-видимому, является только одним из возможных миров. Причем оказывается, что уже в особенностях взаимодействия элементарных частиц заложены определенные предпосылки, возможности для развертывания более сложных форм движения. Существуют физические величины, так называемые мировые константы, которые определяют характер действия законов тяготения, электромагнетизма, сильных и сла- бых взаимодействий, управляющих превращениями элементарных
Глава VI. Материя Z£ частиц и образованием из них более сложных материальных систем. Эти константы удивительным образом «подогнаны» друг к другу так, что они позволяют сформироваться сложным формам движения материи из более простых. Возможно, будущая наука обнаружит корреляции между мировыми константами, рассмотрит их как систему, где один элемент обусловливает второй, но пока они считаются независимыми друг от друга. От их значения зави- сит характер объектов, которые могут возникнуть в процессе эволюции Вселенной. Например, константа электромагнитного взаимодействия, так называемая «постоянная тонкой структу- ры» — это безразмерная величина, численное значение которой . Если бы она была иной (допустим, несколько меньше или несколько больше), то электроны не могли бы образовывать обо- лочки вокруг ядра атома. Они либо падали бы на ядро и сливались с протонами, образуя нейтроны, как бы вдавливаясь в ядра атомов, либо вообще не удерживались бы на электронных оболочках. Это значит, что в таком мире, где указанная константа имела бы дру- гое численное значение, не было бы атомов и молекул. В таком мире невозможна ни жизнь, ни человек. Точно так же если кон- станта, которая определяет сильное взаимодействие, так называе- мый барионный заряд, была бы меньше известного значения, то протоны, из которых состоят ядра атомов, распадались бы за сравнительно короткое время. Тогда бы не было ядер атомов, а значит, и самих атомов, сложных молекул, жизни и человека. Оказывается, значения всех мировых констант таковы, что они в принципе позволяют в нашей Вселенной появиться химиче- ским взаимодействиям, возникнуть жизни и человеческому обще- ству. В современной космологии описанные идеи входят в содержа- ние так называемого антропного принципа, согласно которому наш мир устроен таким образом, что он в принципе допускает возможность появления человека как закономерного итога эволю- ции материи. Но возможны и другие миры, с другими значениями фундаментальных мировых констант, характеризующих базисные физические взаимодействия. Современная космология допускает существование и таких миров, которые бедны, пусты, в которых есть только примитивные формы движения материи и нет высших форм. В этом смысле человек и человеческое общество предстают как такая организация материи и такая форма движения, которые обусловлены свойствами целого нашей Вселенной, свойствами всей Метагалактики, фундаментальными характеристиками космоса. Таким образом, социальная форма движения является космиче- ским феноменом. И сейчас, когда большинство стран встало на путь ускорения научно-технического прогресса, когда человечество вышло в космос, оно начинает себя осознавать не просто как нечто внеположенное, противостоящее враждебному космосу, а как его
4. Пространство и время ZZ органичный элемент. Возникает понимание уникальности челове- ческой жизни и вместе с тем — ощущение сопричастности ее всему развитию природы. 4. Пространство и время • Понятие пространства и времени ф Реляционная и субстанциальная кон- цепции пространства и времени ф Взаимосвязь пространства-времени и движу- щейся материи ф Проблема размерности пространства-времени и его бес- конечности ф Качественное многообразие форм пространства и времени в неживой природе ф Особенности биологического пространства-времени ф Социальное пространство и время ф Понятие пространства и времени Для обыденно-житейских представлений пространство и вре- мя — нечто привычное, известное и даже в какой-то мере очевид- ное. Но если задуматься над тем, что же все-таки такое прост- ранство и время, то возникают сложные вопросы, напряженно обсуждавшиеся в истории философии и естествознания. В настоя- щее время нельзя решать их без опоры на достижения современ- ной науки, причем не только достижения естествознания, но и тех данных социальных, гуманитарных дисциплин, которые раскры- вают различные аспекты пространственно-временных представле- ний, их роли, места в человеческой жизни и деятельности. Зададимся вопросом, каков смысл категорий «пространство» и «время». В своей деятельности мы обнаруживаем такие особен- ности структурной организации мира, что части и элементы, из которых построены материальные объекты, определенным образом расположены друг относительно друга, образуют некоторые устой- чивые конфигурации, что задает границы объекта по отношению к окружающей среде. Можно сказать, что каждый объект харак- теризуется своеобразной «упаковкой» входящих в него элементов, их расположенностью относительно друг друга, и это делает любые объекты протяженными. Кроме того, каждый объект занимает какое-то место среди других объектов, граничит с ними. Все эти предельно общие свойства, выражающие структурную организацию материального мира,— свойства объектов быть про- тяженными, занимать место среди других, граничить с другими объектами — выступают как первые, наиболее общие характери- стики пространства. Если их абстрагировать из действительности, отделить от самих материальных объектов, то мы получим пред- ставление о пространстве как таковом. Именно так и склады- ваются представления о пространстве и понятие пространства,
Глава VI. Материя Z1 возникающие как результат активного взаимодействия человека с внешним миром, в ходе которого выявляются перечисленные выше предельно общие особенности его структурной организации. Понятие пространства имеет смысл лишь постольку, посколь- ку сама материя дифференцирована, структурирована. Если бы мир не имел сложной структуры, если бы он не расчленялся на предметы, а эти предметы в свою очередь не членились на элемен- ты, связанные между собой, то понятие пространства не имело бы смысла. Попытаемся выявить таким же образом содержание понятия времени. Материальный мир состоит не только из структурно расчлененных объектов. Эти объекты находятся в движении и раз- витии, они представляют собой процессы, которые разверты- ваются по определенным этапам. В них можно выявить некоторые качественные состояния, некоторые стадии, сменяющие одна дру- гую. Смена этих стадий может характеризоваться определенной повторяемостью. Одна стадия по сравнению с другой стадией мо- жет наступать быстрее или позже. Такие особенности процессов характеризуются понятием длительности. Сравнение различных длительностей может стать основой для количественных мер, выражающих скорость развертывания процессов, их ритм и темп. Если эти характеристики абстрагировать от самих процессов и рассмотреть отношения длительностей как некоторые самостоя- тельные признаки процессов, то мы получаем представление о времени как таковом. Представление о времени и понятие времени имеет смысл лишь постольку, поскольку мир находится в состоя- нии движения и развития; если бы материя была вне движения, понятие времени не имело бы смысла. В обыденной жизни и в практике понятие времени образуется благодаря сравнению, сопоставлению различных процессов дви- жения. Например, мы говорим: лекция длится полтора часа. Это значит, что сложные, развертывающиеся один за другим качествен- но специфические процессы (текст, который излагает лектор, запись и усвоение этого текста слушателями и т. д.), взятые как единое целое, сравниваются, сопоставляются с другим процес- сом — колебаниями маятника часов и вызванным этими колеба- ниями движением часовой и минутной стрелок. Для того чтобы произвести отсчет времени, мы всегда находим какой-то квазипериодический, то есть повторяющийся в некоторых основных чертах, процесс, который выбираем за эталон, и с ним сопоставляем непериодические, более сложные процессы. Периоди- ческий процесс вращения Земли вокруг своей оси делит время на сутки. Движение Земли вокруг Солнца отмеряет года. В принци- пе можно ввести и более крупные единицы времени. Например, говорить о таких больших промежутках, как галактический год,— 200 млн лет. за которые Земля обращается вмЛте с Солнцем вокруг центра галактики. Но такая единица имеет смысл только
4. Пространство и время 79 при рассмотрении очень длительных процессов, скажем, развития жизни на Земле от ее возникновения до нашего времени. Такая единица, как галактический год, может установить определенные состояния развития жизни на Земле в зависимости от положения Земли относительно ядра галактики. Важно, однако, что во всех рассмотренных случаях отсчета времени мы поступаем одним и тем же образом: сравниваем между собой качественно различные процессы движения. Человеку свойственно и интуитивное чувство времени, не всег- да им осмысливаемое. Его можно зафиксировать эксперименталь- но. Так, в период подготовки космонавтов к полету, когда они проходят испытания в сурдокамерах (особых изолированных поме- щениях), проводили эксперименты по ориентации во времени без часов. Большинство испытуемых довольно точно определяли продолжительность часа (с ошибкой в 1—3 мин) и суток (с ошибкой, не превышающей получаса). На чем же основано интуитивное чувство времени? В нашем организме существует множество периодических процессов, кото- рые выступают в функции часов. По ним как бы измеряется дли- тельность внешних процессов. Оказывается, что все организмы имеют как бы встроенные внутрь себя биологические часы, в функ- ции которых выступают различные жизненные ритмы — перио- дически возникающая и затухающая активность клеток и отдель- ных органов. Например, известно, что в разные времена суток печень, почки, легкие, сердце работают с разной интенсивностью. У них есть свои ритмы. Медики отмечают где-то между двумя и четырьмя часами ночи наибольшую активность печени, очищающей организм от всяких ядовитых отходов, а в четыре часа ночи ритмы организма таковы, что активность всех органов снижается. Кстати, это самые неприятные часы для больного организма; не случайно в это время наблюдается наибольшее число смертей. Мозг человека также обладает определенными ритмами своей активности. Существуют так называемые альфа-ритмы, которые характеризуют активность мозга,— это тоже своеобразные биоло- гические часы. Творец кибернетики Норберт Винер высказывал гипотезу, что именно «тикание» этих часов составляет основу интуиции времени. Пока точно неизвестно, какие именно типы часов играют главную роль в интуиции времени. Высказывается гипотеза, что у высших животных и человека мозг объединяет в единый сложный часовой механизм самые разные ритмы работы органов. Весьма интересна и другая гипотеза, которая связывает чувство времени с состоянием обмена веществ. Высказывается предположение, что, поскольку в связи со старением интенсив- ность обмена веществ уменьшается, замедляется ход нашего внут- реннего биологического «часового механизма». В молодости он
Глава VI. Материя 2ft «тикает» быстрее, чем в старости, а значит, с возрастом наши внут- ренние «секунды» как бы растягиваются. А поскольку с ними сопоставляются все внешние события, то возникает ощущение ускорения внешнего времени. «Биологические часы», то есть периодические ритмические циклы, есть у любого организма. Они есть и у животных, и у расте- ний. С их помощью организм приспосабливается к внешней среде, к ее ритмам: смене дня и ночи, времен года. Чувство времени развивается в процессе этого приспособления. Важно, однако, что в основе этого чувства лежит примерно тот же принцип, какой лежит и в основе образования понятия времени,— это сравнение, сопоставление различных процессов движения: одного, функцио- нирующего как эталон, и другого, сравниваемого с этим эталоном. Реляционная и субстанциальная концепции пространства и времени Категории пространства и времени выступают как предельно общие абстракции, в которых схватывается структурная органи- зованность и изменчивость бытия. Пространство и время — это формы бытия материи. Форма является внутренней организацией содержания, и если в качестве содержания выступает материальный субстрат, то пространство и время будут формами, которые его организуют. Вне этих форм материя не существует. Но сами пространство и время также не существуют в отрыве от материи. Только в абстракции мы можем отделить их от материального мира. В истории философии существовали различные концепции пространства и времени. Их можно разбить на два больших класса: концепции субстанциальные и реляционные. Субстанциальная концепция рассматривает пространство и время как особые сущ- ности, которые существуют сами по себе, независимо от мате- риальных объектов. Они как бы арена, на которой находятся объекты и в которой развертываются процессы. Подобно тому как арена может существовать и без того, что на ней размещены определенные предметы, движутся актеры, разыгрывается какое-то представление, так и пространство и время могут существовать независимо от материальных объектов и процессов. Подобную точку зрения отстаивал, например, И. Ньютон. Встречалась она и в древней философии, например представление древнегреческих философов-атомистов (Демокрита, Эпикура) о пустоте неявно предполагало концепцию субстанциальности пространства. Кстати, точка зрения на субстанциальный характер пространст- ва может разделяться как материалистами, так и идеалистами.
4. Пространство и время 81 Это зависит от того, как решается вопрос об объективности пространства. Если оно понимается как объективно существующая реальность, то это точка зрения материализма. Например, мета- физические материалисты XVII—XVIII столетий понимали прост- ранство как объективно существующую независимо от человека и его сознания субстанцию, которая не зависит от материи. Идеали- сты тоже могут представлять пространство как особую субстан- цию, но порожденную сознанием, как своеобразное состояние субстанции духа, его модификацию. В противовес субстанциальному подходу в истории философии развивалась реляционная концепция пространства и времени. Одним из наиболее ярких представителей ее был Г. В. Лейбниц, полемизировавший с Ньютоном по вопросам о сущности про- странства и времени. Лейбниц настаивал на том, что пространство и время — это особые отношения между объектами и процессами и вне их не существуют. Реляционная концепция тоже может быть как материалистической, так и идеалистической. Лейбниц эту кон- цепцию развивал с позиции идеализма. С позиций материалисти- ческой реляционной концепции подходит к рассмотрению прост- ранства и времени диалектический материализм. Он считает их объективными, независящими от человека и человечества форма- ми бытия материи, но при этом подчеркивает их неразрывную связь с самой материей и ее движением. Взаимосвязь пространства-времени и движущейся материи Достижения современной науки свидетельствуют о предпочти- тельности реляционного материалистического подхода к понима- нию пространства и времени. В этом плане в первую очередь надо выделить достижения физики XX века. Создание теории относительности было тем значительным шагом в понимании при- роды пространства и времени, который позволяет углубить, уточнить, конкретизировать философские представления о прост- ранстве и времени. В чем же состоят основные выводы теории относительности по данному вопросу? Специальная теория относительности, по- строение которой было завершено А. Эйнштейном в 1905 году, доказала, что в реальном физическом мире пространственные и временные интервалы меняются при переходе от одной системы отсчету к другой. Система отсчета в физике — это образ реальной физической лаборатории, снабженной часами и линейками, то есть инструментарием, с помощью которого можно измерять простран- ственные и временные характеристик^ тел. Старая физика счита- ла, что если системы отсчета движутся равномерно и прямолинейно
21 Глава VI. Материя относительно друг друга (такое движение называется инерциаль- ным), то пространственные интервалы (расстояние между двумя близлежащими точками), и временные интервалы (длительность между двумя событиями) не меняются. Теория относительности эти представления опровергла, вер- нее, показала их ограниченную применимость. Оказалось, что только тогда, когда скорости движения малы по отношению к скорости света, можно приблизительно считать, что размеры тел и ход времени остаются одними и теми же, но когда речь идет о движениях со скоростями, близкими к скорости света, то измене- ние пространственных и временных интервалов становится замет- ным. При увеличении относительной скорости движения системы отсчета пространственные интервалы сокращаются, а временные растягиваются. Это совершенно неожиданный для здравого смысла вывод. Получается, что ракета, которая имела на старте некоторую фик- сированную длину, при движении со скоростью, близкой к скорости света, должна стать короче. Вместе с тем в этой же ракете замед- лились бы и ход часов, и пульс космонавта, и его мозговые ритмы, обмен веществ в клетках его тела, то есть время в такой ракете течет медленнее, чем время у наблюдателя, оставшегося на месте старта. Это, конечно, противоречит нашим обыденным представлениям, которые формировались в опыте относительно малых скоростей и поэтому недостаточны для понимания процес- сов, которые развертываются с околосветовыми скоростями. Теория относительности обнаружила еще одну существенную сторону пространственно-временных отношений материального мира. Она выявила глубокую связь между пространством и вре- менем, показав, что в природе существует единое пространство- время, а отдельно пространство и отдельно время выступают как его своеобразные проекции, на которые оно по-разному рас- щепляется в зависимости от характера движения тел. Абстрагирующая способность человеческого мышления разде- ляет пространство и время, полагая их отдельно друг от друга. Но для описания и понимания мира необходима их совместность, что легко установить, анализируя даже ситуации повседневной жизни. В самом деле, чтобы описать какое-либо событие, недо- статочно определить только место, где оно происходило, важно еще указать время, когда оно происходило. До создания теории относительности считалось, что объектив- ность пространственно-временного описания гарантируется только тогда, когда при переходе от одной системы отсчета к другой сохраняются отдельно пространственные и отдельно ^ременные интервалы. Теория относительности обобщила это положение. В за- висимости от характера движения систем отсчета друг относитель- но друга происходят различные расщепления единого пространст- ва-времени на отдельно пространственный и отдельно временной
4. Пространство и время S1 интервалы, но происходят таким образом, что изменение одного как бы компенсирует изменение другого. Если, например, сокра- тился пространственный интервал, то настолько же увеличился временной, и наоборот. Наглядно это можно представить с по- мощью схемы. Пояснение к схеме / •' В теории относительности пространство-время изображает- ся как четырехмерный конти- нуум, где три пространствен- * ные и временная координата вы- ступают как одинаково изменяю- щиеся при переходе от одной системы отсчета к другой. На данном чертеже для простоты взята только одна из трех про- странственных координат X, At и временная координата t. Одна система отсчета представлена координатными осями X и t, а вторая — X1 и t1. Их движение друг относительно друга выра- жено как поворот на некото- рый угол в пространственно-вре- менном континууме. Проекции на оси X и X1 простран- ственно-временного интервала (Xiti — Хг1г) задают отдельно пространственный (ДХ и ДХ1) и отдельно временной интервалы (At и At1). Из чертежа видно, что при переходе от одной си- стемы отсчета к другой отдельно ДХ и At меняются, но при этом сохраняется пространственно- временной интервал. МАТЕРИЯ Получается, что расщепление на пространство и время, которое происходит по-разному при различных скоростях движения, осу- ществляется так, что пространственно-временной интервал, то есть совместное пространство-время (расстояние между двумя близле- жащими точками пространства и времени), всегда сохраняется, или, выражаясь научным языком, остается инвариантом. Объек- тивность пространственно-временного события не зависит от того, из какой системы отсчета и с какой скоростью двигаясь наблюда- тель его характеризует. Пространственные и временные свойства объектов порознь оказываются изменчивыми при изменении ско- рости движения объектов, но пространственно-временные интер- валы остаются инвариантными. Тем самым специальная тео- рия относительности раскрыла внутреннюю связь между собой
ai Глава VI. Материя пространства и времени как форм бытия материи. С другой сторо- ны, поскольку само изменение пространственных и временных интервалов зависит от характера движения тела, то выяснилось, что пространство и время определяются состояниями движущейся материи. Они таковы, какова движущаяся материя. Таким образом, философские выводы из специальной теории относительности свидетельствуют в пользу материалистического реляционного рассмотрения пространства и времени: хотя про- странство и время объективны, их свойства зависят от характера движения материи, связаны с движущейся материей. Идеи специальной теории относительности получили дальней- шее развитие и конкретизацию в общей теории относительности, которая была создана Эйнштейном в 1916 году. В этой теории было показано, что геометрия пространства-времени определяется ха- рактером поля тяготения, которое, в свою очередь, определено взаимным расположением тяготеющих масс. Вблизи больших тяго- теющих масс происходит искривление пространства (его отклоне- ние от евклидовой метрики) и замедление хода времени. Если мы зададим геометрию пространства-времени, то тем самым авто- матически задается характер поля тяготения, и наоборот: если задан определенный характер поля тяготения, расположения тяготеющих масс относительно друг друга, то автоматически задается характер пространства-времени. Здесь пространство, время, материя и движение оказываются органично сплавлен- ными между собой. Проблема размерности пространства-времени и его бесконечности Пространство-время нашего мира имеет четыре измерения: три из них характеризуют пространство и одно — время. Чтобы задать положение тела в пространстве, достаточно трех координат, а вре- менная характеристика события определяется одной координатой. Иначе говоря, пространство имеет размерность 3, а время — 1. В истории философии и естествознания эти свойства простран- ства и времени не раз пытались объяснить и обосновать. Напри- мер, средневековые схоласты, опираясь на учение пифагорейцев и Аристотеля, стремились объяснить трехмерность пространства соображениями о совершенстве мира. К линии, образующей дли- ну, может быть присоединена ширина, и тогда образуется поверх- ность; путем присоединения высоты получается тело, но наглядно представить переход к другим измерениям невозможно, а поэтому утверждалось, что трехмерность дает совершенство и целостность. К этому добавлялись рассуждения о священном статусе числа 3, поскольку все в мире имеет начало, середину и конец.
4. Пространство и время а Г. Галилей, критически рассматривая эти «доводы», саркасти- чески замечал, что если число 3 признать совершеннее, чем 4 или 2, то тогда трудно понять, почему, например, у животных и чело- века нет трех ног. Утверждения же о невозможности мыслить пространство больше, чем в трех измерениях, Галилей справедли- во считал простым обобщением опыта \ Тем самым было зафикси- ровано, что трехмерность пространства и одномерность времени должны быть поняты прежде всего как опытный факт. Новый подход к проблеме трехмерности пространства был наме- чен И. Кантом, который пытался связать размерность простран- ства с фундаментальными особенностями движения тел. Идея Канта опережала свой век, поскольку тогда естествознание не располагало достаточными возможностями для конкретизации и развития этой идеи. Такие возможности появились только в науке XX века. Первый шаг был сделан в 20-е годы в работах австрийско- го физика П. Эренфеста, показавшего, что трехмерность простран- ства является условием существования устойчивых связанных систем, состоящих из двух тел. В пространстве более трех изме- рений такие системы невозможны, в нем не существовало бы замкнутых орбит планет и не могли бы образовываться планетные системы. Впоследствии этот вывод был обобщен применительно к атомам и молекулам. Было показано, что только в трехмерном пространстве возможно образование электронных оболочек вокруг ядра, существование атомов, молекул и макротел. Таким образом, выясняется, что многообразие видов материи в нашей Метагалак- тике тесно связано с такой фундаментальной характеристикой пространства-времени, как его размерность 3+1. Учитывая современные концепции возникновения Метагалак- тики и гипотезы о существовании внеметагалактических объек- тов — других миров, возникающих в результате фазовых переходов физического вакуума, есть основание поставить вопрос: возможно ли объективное существование пространства и времени других размерностей? Проблема многомерности пространства, правда, несколько в иной постановке, имеет давнюю историю. Она активно обсужда- лась еще в науке XIX века в связи с разработкой идеи многомер- ных пространств в математике и применением геометрических об- разов многомерного пространства при решении различных науч- ных задач. Идея многомерных пространств породила множество спекуляций. Различные мистические и теологические учения свя- зывали бытие духов и ада с четвертым и пятым измерениями. Ма- териализм справедливо критиковал такие трактовки. Он подчерки- вал, что многомерные пространства математики являются абстрак- цией, которая фиксирует «пространственно-подобные» отношения между реально существующими свойствами и характеристиками 1 См.: Галилей Галилео. Избранные труды. М., 1964. Т. 1. С. 107.
Глава VI. Материя &£ материальных объектов, но сами эти объекты существуют только в трехмерном пространстве. Точка зрения, согласно которой пространства, имеющие более трех измерений, являются абстракциями, но не реально сущест- вующим пространством природы, получила довольно широкое рас- пространение. Однако сейчас она требует корректировки. При этом, конечно, остается справедливой материалистическая критика в адрес идеалистических и мистических концепций пространства, поскольку из того факта, что в реальном материальном мире возможно пространство-время с более высокими, чем 3+1, размер- ностями, вовсе не следует, что в этом мире должны обитать духи, существовать ад или рай. В современных концепциях супергравитации, где сильные, электрослабые и гравитационные взаимодействия связываются между собой и рассматриваются как своеобразные расщепления глубинного взаимодействия, в котором они первоначально нераз- личимы, вводится представление о десятимерном пространстве- времени, В этой модели мира размерность 3 + 1, свойственная про- странству-времени Метагалактики, рассматривается как результат развития данного пространства и времени из предшествующих ему пространственно-временных структур, характеризующих состоя- ние физического вакуума. Эти представления о развитии Вселен- ной допускают предположение, что при рождении нашей Мета- галактики только четыре из десяти измерений пространства- времени обрели макроскопический статус, а остальные оказались как бы свернутыми (компактифицированными) в глубинах микро- мира, в областях 10-33 см. Их можно обнаружить, только проник- нув в эти области, но там мы столкнемся с какими-то принци- пиально иными мирами. Не исключено, что развитие материи по- рождает наряду с нашей Метагалактикой множество различных миров, которые характеризуются другими размерностями про- странства-времени. В этих мирах могут принципиально отсутство- вать условия для возникновения известных нам форм материи, но, возможно, возникают и неизвестные нашей Метагалактике мате- риальные структуры. Новейшие представления о развитии материи необходимо учи- тывать при рассмотрении и такой важнейшей философской про- блемы, как проблема бесконечности мира в пространстве и вре- мени. Часто бесконечность пространства и времени рассматривается как чисто количественная характеристика. Древнегреческий фило- соф Архит приводил следующий наглядный образ такого понима- ния бесконечности. Если бросить копье по прямой, затем подойти к месту, где оно воткнулось, снова бросить копье и повторять эту операцию, все дальше удаляясь от места первого броска, то мы нигде не натолкнемся на границу, которая не позволила бы нам вновь бросать копье. Бесконечно удаляясь от места первого броска,
4. Пространство и время SL мы никогда не вернемся в исходную точку. Понимание бесконеч- ности пространства как беспредельного прибавления все новых единиц расстояния дополняется трактовкой бесконечности време- ни как беспредельного прибавления единиц длительности. Мате- матическим образом такой бесконечности служит бесконечный натуральный ряд чисел, когда можно неограниченно прибавлять все новые и новые единицы, получая сколь угодно большие числа и нигде не имея предельного числа. Гегель, а вслед за ним Энгельс называли такую чисто коли- чественную бесконечность «дурной» бесконечностью, поскольку она абстрагируется от качественных скачков. Бесконечность мате- рии в пространстве и времени нужно понимать не в чисто количест- венном, а в качественном смысле. Это значит, что на разных уров- нях организации материи можно столкнуться с качественно раз- личными структурами пространства и времени. Современные космологические представления допускают, что Большая Вселенная состоит из множества миров, аналогичных нашей Метагалактике. В этих мирах могут быть принципиально иные формы пространства и времени. Происхождение же нашей Метагалактики не означало творения времени и пространства как таковых, а лишь возникновение характерных для нашего мира специфических пространственно-временных структур. Причем эти структуры, в свою очередь, развивались по мере появления все новых уровней организации материи. Качественное многообразие форм пространства и времени в неживой природе Идея качественного многообразия пространственно-временных структур — важнейший компонент диалектико-материалистиче- ской концепции пространства и времени. Утверждая неразрывную связь пространства-времени с движущейся материей, эта концеп- ция предполагает, что развитие материи и появление новых форм ее движения должно сопровождаться становлением качественно специфических форм пространства и времени. Современная наука дает большой материал для разработки и конкретизации этой идеи. Три основных сферы материального мира — неживая природа, жизнь, общество — характеризуются специфическими простран- ственно-временными структурами. В свою очередь, в неживой при- роде, представленной возникшими в нашей Метагалактике уров- нями организации материи, существуют особенности простран- ства-времени в мега-, макро- и микромире. В локальных областях макромира, когда можно абстрагиро- ваться от искривления пространства-времени вблизи больших тя- готеющих масс, пространство-время характеризуется евклидовой
88 Глава VI. Материя геометрией. В масштабах галактик и Метагалактики существен- ную роль начинает играть кривизна пространства-времени (его отклонение от евклидовой метрики), связанная с взаимодействием тяготеющих масс. Характер кривизны пространства Метагалакти- ки зависит от средней плотности в ней вещества и полей. Если эта плотность больше критической (10-29 г/см3), то пространство будет замкнутым, а время будет иметь несколько особых точек, в которых Метагалактика может сжиматься до сверхплотного состояния, когда ее размеры для внешнего наблюдателя становятся даже меньше размеров элементарных частиц. Наличие нескольких таких временных точек означает, что Метагалактика пульсирует, пере- ходя от стадии расширения к стадии сжатия. Если же плотность меньше критической, то кривизна пространства будет соответство- вать незамкнутой Вселенной, имеющей только одну особую вре- менную точку, в которой происходит Большой Взрыв и далее начи- нается стадия неограниченного расширения. Согласно современным научным данным, для нашей Метагалак- тики, скорее всего, характерен второй сценарий эволюции. Но современная космология допускает существование и других ми- ров, внеметагалактических объектов, которые могут пульсировать, переходя от стадии расширения к стадии сжатия, сжимаясь до практически точечных размеров для внешнего наблюдателя. Расширение нашей Метагалактики выражает особые свойства ее пространственно-временной организации. В процессе разбегания галактик их скорости возрастают по мере удаления друг от друга. При скоростях, сопоставимых со скоростью света, возникают эф- фекты заметного различия в характере расщепления пространства- времени на пространственную и временную составляющую. Существует так называемый метагалактический горизонт, на котором скорости разбегания становятся равными скорости света. На горизонте время как бы останавливается. Но сам горизонт отно- сителен. Если представить себе наблюдателя, находящегося на горизонте, то по отношению к нему Земля вместе с галактикой удаляется от него со скоростью света. Этот наблюдатель с пол- ным правом полагал бы нас находящимися на метагалактическом горизонте, и для него наше время как бы останавливалось. В самом начале расширения, когда плотность вещества была огромной, пространство-время имело особые свойства. В этом заро- дышевом состоянии наша Метагалактика была подобна микро- объекту и характеризовалась теми пространственно-временными структурами, которые присущи глубинам микромира. Современная физика сформулировала ряд перспективных гипо- тез, касающихся природы этих структур. Квантовые эффекты, единство непрерывного и дискретного она распространяет и на пространство-время. По-видимому, в областях 10~33 см и 1043 сек пространство и время становятся дискретными и дальнейшее их деление на части невозможно. Становление Метагалактики
4. Пространство и время И означало формирование пространства-времени макро- и мегамира из пространственно-временных структур микромира. Точно так же, как в процессе развития появляются новые виды материи и формы ее движения, возникают и соответствующие им типы простран- ственно-временных структур. Особенности биологического пространства-времени Появление живой природы также было связано с формирова- нием специфического типа ее пространственно-временной органи- зации. Возникает особое, биологическое пространство-время, как бы вписанное во внешнее по отношению к нему пространство- время неживой природы. Особенности биологических простран- ственно-временных структур проявляются на разных уровнях ор- ганизации живого. Пространственную организацию живых моле- кул характеризует асимметрия «левого» и «правого» в группиров- ках атомов. Большинство органических молекул может существо- вать в двух формах, отличающихся пространственной ориентацией одних и тех же группировок атомов, причем форме с «правосторон- ней» группировкой соответствует зеркальная ей «левосторонняя» форма. Что же касается живых систем, то в составляющих их моле- кулах имеются только «левосторонние» формы. Хотя эта особенность пространственных характеристик живых систем известна уже давно, она не получила пока общепринятого объяснения. Еще Л. Пастер считал, что асимметрия является ре- зультатом действия каких-то внешних природных факторов, к ко- торым приспосабливалась жизнь. Неравенство правизны и левизны проявляется не только на молекулярном уровне, но и на уровне организмов, выражаясь в их строении и динамике. Существует не только симметрия, но и асимметрия в строении органов, в ком- позиции частей тела сложных организмов. Такое сочетание симмет- рии и асимметрии обеспечивает активно-приспособительные реак- ции организмов, разнообразие движений и функций, необходимое для их выживания. В. И. Вернадский, отмечая эту особенность пространственной организации живого, подчеркивал принципиально неевклидовый характер пространственной асимметрии, свойственной живым организмам. Для трехмерного евклидова пространства макромира, в которое вписывается живой организм, «правое» и «левое» тож- дественны. Отсутствие этой то/едествеииости, резкое проявление левизны в организации живого Вернадский оценивал как свиде- тельство особенностей биологического пространства I Он выдви- гал гипотезу, согласно которой биосферу следует рассматривать 1 См.: Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. С. 270—271.
за Глава VI. Материя как сложную композицию различных неевклидовых пространств организмов и локальных евклидовых пространств неорганических объектов, с которыми взаимодействуют эти организмы. Живая материя имеет специфику не только пространственной, но и временной организации. Приспособительная активность орга- низмов во многом связана с формированием в процессе эволюции внутри них своеобразных моделей временной организации внеш- них процессов. Такие модели являются уже известными нам биологическими часами. «Тикание» таких часов означает запуск и отключение внутри организма цепей и химических реакций, ко- торые обеспечивают его приспособление к определенному ритми- ческому чередованию факторов внешней среды, связанному со сме- ной дня и ночи, времен года и т. д. Система таких химических реакций предвосхищает наступление определенных состояний внешней среды, обеспечивает готовность организма к целесообраз- ному функционированию в условиях, которые должны с опреде- ленной вероятностью наступить в будущем. Во внутреннем време- ни организма, в ритмах его биологических часов внешнее время как бы сжимается, а затем происходит активный перенос на буду- щее этих «спрессованных» ритмов протекшего внешнего времени. Живой организм путем иерархической организации системы биоло- гических часов (от клетки до работы отдельных органов и системы органов) запускает такие реакции, которые обеспечат его приспо- собление к будущим событиям. Он как бы обгоняет время. Спрес- совывая прошлое в своей внутренней пространственно-временной организации, он живет и настоящим и будущим одновременно. Социальное пространство и время Возникновение социально организованной материи связано с формированием новых, качественно специфических простран- ственно-временных структур. Пространственные структуры, характеризующие общественную жизнь, не сводятся ни к пространству неживой природы, ни к био- логическому пространству. Здесь возникает и исторически разви- вается особый тип пространственных отношений, в котором вос- производится и развивается человек как общественное существо. Социальное пространство, вписанное в пространство биосферы и космоса, обладает особым человеческим смыслом. Оно функцио- нально расчленено на ряд подпространств, характер которых и их взаимосвязь исторически меняются по мере развития общества. Уже на ранних стадиях человеческой истории формируются особые пространственные сферы жизнедеятельности, значимые для человека. Функционально выделены из окружающей среды пространство непосредственного обитания (жилище и поселение), территория вокруг него, включающая особые зоны хозяйственных
4. Пространство и время 91 циклов. У племен, ведущих охотничье-собирательский образ жиз- ни, эти зоны образуются в зависимости от циклов восстановления полезных растений и животных в той экосистеме, в которую вклю- чено племя. С возникновением древних земледельческих обществ особое значение приобретают зоны плодоносных земель. Например, для жителей Древнего Египта зона по берегам Нила была особым пространством, имевшим решающее значение для судеб этой циви- лизации. Освоенное человеком, «очеловеченное», и неосвоенное про- странство природы с точки зрения природных свойств не разли- чаются. Но в социальном плане их различие существенно. Оно определено отношениями человека к миру, исторически склады- вающимися особенностями воспроизводства способов человеческой деятельности и поведения. Специфические черты и характеристики социального простран- ства отражаются, хотя и не всегда адекватно, в мировоззрении человека соответствующей исторической эпохи. Например, в древ- них мифах ясно прослеживается представление о качественном различии частей пространства, противопоставление упорядочен- ного пространства человеческого бытия остальному пространству, в котором действуют недобрые и непонятные человеку силы. В этих представлениях в фантастической форме отражалось реальное раз- личие между «очеловеченным» пространством и пространством природы, остающимся вне сферы человеческой деятельности. Так, в космологии древних египтян различаются, с одной сто- роны, пространство, заполненное водами Хаоса, а с другой — соз- данное богом Солнца упорядоченное пространство Земли. Началом его считался первобытный холмик суши, который бог Солнца создал в водах Хаоса и на котором он мог стоять. Все эти образы корнями уходили в общественную практику древнеегипетской ци- вилизации. Участки суши, пригодные для земледелия, были рас- положены по берегам Нила. Они каждый раз уходили под воду во время наводнения, а когда вода спадала, обнажались сначала в виде небольших холмиков, оплодотворенные речным илом. Та- кое ежегодное «рождение» оплодотворенных участков земли — основы жизни всей древней земледельческой цивилизации — воспринималось как своеобразное таинство мира, что нашло свое выражение в мировоззренческих образах пространства. Все, что было значимо и свято для древнего египтянина (места храмов, усыпальницы фараонов), ассоциировалось с пространством пер- вичного холма суши и рассматривалось как особые места, единосу- щие этому первому холму. В представлениях древнего египтянина освоенное им простран- ство по берегам Нила было центром Вселенной, а течение Нила с севера на юг задавало главное направление в пространстве. Еги- петское слово «идти на север» означало то же, что «идти по тече- нию». Когда египтянин встречал другую реку, например Евфрат,
21 Глава VI. Материя которая течет на юг, он говорил: «Эта перевернутая вода, которая течет вниз по течению, двигаясь вверх по течению» !. Понятия и представления о пространстве, свойственные раз- личным историческим эпохам, выражают различные исторически развивающиеся смыслы важнейшей мировоззренческой категории пространства. В ней находят отражение прежде всего характери- стики и свойства социального пространства, сквозь призму кото- рых человек рассматривает остальное пространство мироздания. Привычные нашему здравому смыслу представления о про- странстве, где все точки и направления одинаковы (физика эти свойства определяет как однородность и изотропность простран- ства), возникли в качестве доминирующих мировоззренческих образов на относительно поздних этапах человеческой истории. Их становление в качестве мировоззренческих ориентиров в европей- ской культуре происходило в эпоху формирования ранних бур- жуазных отношений и было связано с ломкой мировоззренче- ских ориентаций, возникших в эпоху средневековья. Средневеково- му мышлению было свойственно рассматривать пространство как некоторую систему разнокачественных мест. Каждое из них наде- лялось определенным символическим значением. Различался зем- ной греховный мир и мир небесный — мир «чистых сущностей». В земном мире выделялись святые места и особые направления (направления паломничества к святым местам, особые места в хра- мах, дающие исцеление и искупление грехов, и т. д.). Основанием этих смыслов категории пространства выступала реальная система отношений людей и способов их деятельности, свойственная феодальному обществу европейского средневековья. Прикрепленный к земле крестьянин, всей своей жизнедеятель- ностью сращенный с определенным участком земли, воспринимав- ший тяжелый труд на ней как наказание и искупление грехов, подсознательно выделял место своей жизни как особенное. Но и его сюзерен, владелец земли, личностно переживал сопричастность к своему родовому имению, которое для него было не только источ- ником доходов, но и символом его сословных привилегий, позволяв- шим включаться в социальные связи, принадлежать к определен- ной, социально привилегированной корпорации. Важно учитывать, что мировоззренческие категории, в том числе и категория пространства, не просто отражают обществен- ное бытие, но и активно воздействуют на общественную жизнь. Они функционируют в качестве своеобразной матрицы, в соответ- ствии с которой в определенные эпохи воспроизводится свойствен- ный им образ жизни людей. Действуя в соответствии с этой матри- цей, усвоив содержащееся в ней понимание пространства, человек своей реальной деятельностью воспроизводит определенные типы 1 См.: Франкфорт Г., Франкфорт Г. А., Уилсон Дж., Якобсон Т. В преддверии философии. М., 1984. С. 50.
4. Пространство и время 93 отношений социального пространства, включающие не только от- ношения предметов, но и их связи с человеком. Чтобы понять особую природу социального пространства как объективно существующего, важно выработать представление о це- лостной системе общественной жизни. Эта система включает в ка- честве своих компонентов предметный мир, который человек создает и обновляет в своей деятельности, самого человека и его отношения к другим людям, состояния человеческого сознания, регулирующие его деятельность. Все это единое системное целое существует только благодаря взаимодействию составляющих его частей — мира вещей «второй природы», мира идей и мира чело- веческих отношений. Организация этого целого усложняется и ме- няется в процессе исторического развития. Оно имеет свою особую пространственную архитектонику, которая не сводится только к отношениям материальных вещей, а включает их отношение к человеку, его социальные связи и те смыслы, которые фикси- руются в системе общественно значимых идей. Мир вещей «второй природы», окружающих человека, их пространственная организа- ция обладает надприродными, социально значимыми характери- стиками. Пространственные формы технических устройств, упоря- доченное пространство полей, садов, орошаемых земель, искус- ственно созданных водоемов, архитектура городов — все это со- циальные пространственные структуры. Они не возникают сами по себе в природе, а формируются только благодаря деятельности людей и несут на себе печать социальных отношений, характерных для определенной исторической эпохи, выступая как культурно- значимые пространственные формы. Например, в пространстве городской архитектуры выражены особенности производственной жизни и быта людей того или ино- го этапа истории общества, специфика их социальных связей (го- рода античной эпохи непохожи в своей пространственной компо- зиции ни на города средневековые, ни на современные), особен- ности этнических и национальных традиций (одна и та же эпоха дает множество образцов городской архитектуры разных народов: неповторимы Лондон или Париж; китайские и индийские города несут на себе печать национально уникальных черт). Историче- ское развитие меняет городскую пространственную среду, и но- вые пространственные формы как бы наслаиваются на прежние, видоизменяя их. Специфика социального пространства тесно связана со специ- фикой социального времени, которое является внутренним време- нем общественной жизни и как бы вписано во внешнее по отноше- нию к нему время природных процессов. Социальное бремя является мерой изменчивости общественных процессов, исторически возникающих преобразований в жизни лю- дей. На ранних стадиях общественного развития ритмы социаль- ных процессов были замедленными. Родо-племенные общества
94 Глава VI. Материя и пришедшие им на смену первые цивилизации древнего мира воспроизводили на протяжении многих столетий существующие социальные отношения. Социальное время в этих обществах носи- ло квазициклический характер. Ориентиром общественной прак- тики было повторение уже накопленного опыта, воспроизводство действий и поступков прошлого, которые выступали в форме свя- щенных традиций. Отсюда особая ценность прошлого времени в жизнедеятельности традиционных обществ. Человек древнейших цивилизаций жил, как бы оглядываясь в прошлое, которое пред- ставлялось ему золотым веком. Не случайно в традиционных об- ществах понятия «древний» и «хороший^, «добрый» были почти синонимами. Идея направленности времени и ориентация на будущее воз- никли в культуре значительно позднее. Линейно направленное историческое время проявляется наиболее отчетливо в обществе эпохи формирования капиталистических отношений. Капиталисти- ческая система производства по сравнению с предшествующими ей формациями привела к резкому ускорению развития произво- дительных сил и всей системы социальных процессов. Еще в боль- шей мере это ускорение свойственно современной эпохе, когда бурно развертывается научно-техническая революция, идет про- цесс становления и развития социалистических форм обществен- ной организации. Таким образом, социально-историческое время течет неравно- мерно. Оно как бы уплотняется и ускоряется по мере общественно- го прогресса. Причем само ускорение социально-исторического времени происходит неравномерно. В эпоху революционных преоб- разований это ускорение, своеобразное спрессовывание историче- ского времени, его насыщение социально значимыми историче- скими событиями, происходит в значительно большей степени, чем в периоды относительно спокойного развития. Социальное время, как и социальное пространство, имеет слож- ную структуру. Оно возникает как наложение друг на друга раз- личных временных структур. В рамках исторического времени, в котором происходят события, характеризующие историю народа, нации, развитие и смену общественно-экономических формаций, можно выделить время индивидуального бытия человека, которое определяется протеканием различных социально и индивидуально значимых для него событий. Проблема полиструктурности социального пространства-вре- мени, его изменения на различных этапах человеческой истории в настоящее время является предметом дискуссий и обсуждений в философской литературе. Особую важность приобретает анализ пространственно-временной структуры на разных этапах истории общества, изучение механизмов ее изменения и развития как важ- ного аснекiа динамики социально организованной материи, что своеобразно проявляется в индивидуальной жизни людей.
Глава VII Диалектика • Смысл диалектики ф Универсаль- ные связи бытия ф Структурные свя- зи. Принцип системности ф Связи детерминации. Принцип детерминиз- ма ф Диалектика количественных и качественных изменений ф Противо- речивость бытия и познания. Диалек- тические отрицания ф Развитие и прогресс ф Философское миропонима- ние призвано не только пред- ставить основные «блоки» бы- тия, но и воссоздать их много- образные связи, развитие. Однако построить целостный теоретический образ мира в его динамике оказалось очень трудно. Решение этой задачи растянулось на века и тесно переплелось с формированием диалектики как наиболее пол- ного и всестороннего учения о развитии. Давно начатый фило- софский поиск продолжается и поныне. Глубокое понима- ние мира как связного и целост- ного, осмысление важнейших тенденций его изменения, раз- вития необходимо для познания и решения вопросов науки и практики, жгучих проблем, вставших перед человечеством сегодня.
2& Глава VII. Диалектика 1. Смысл диалектики • Искусство творческого спора ф Трудности понимания изменений ф Идея развития ф Путь к материалистической диалектике ф Диалектика и догма- тизм ф Искусство творческого спора Понятие диалектики (от греч. dialektike techne — искусство вести беседу, рассуждать) употреблялось в истории философии в разных значениях. Родилось оно в древнегреческой культуре, где — с развитием античной демократии — стало высоко цениться умение полемизировать, доказывать, убеждать, обосновывать свою правоту и таким образом приобретать сторонников при обсужде- нии государственных, судебных и других дел. В конце V — начале IV века до н. э. ведение диалога требовало уже большого мастер- ства и специальной подготовки. Согласно античным представле- ниям, искусство диалога предполагает, что его участники задают друг другу вопросы, стремясь понять альтернативные точки зре- ния и доказать преимущества своих собственных позиций. Рас- суждение движется от одних утверждений, разделяющих собесед- ников, к другим, в которых с обоюдного согласия сглаживается ка- тегоричность их взглядов, сближаются, становясь более правиль- ными, позиции. В результате преодолевается односторонность суждений, учитываются разные точки зрения, вырабатывается более верное понимание политических или иных событий, право- вых, моральных норм и т. д. Под диалектикой понимали искусство спора, дискуссии, умение плодотворно развивать обсуждаемую тему. Практика общественной полемики, как было показано в пер- вой части учебника, получила философское выражение в учении Сократа, величайшего мастера диалога, выработавшего ряд общих приемов развития мысли в процессе полемики. Сократ рассмат- ривал диалектику как искусство обнаружения истины путем столкновения и согласования различных и даже противополож- ных мнений. Он практиковал ведение ученых бесед (диалогов) о смысле общих понятий (таких, как справедливость, мужество, красота). Целью этих бесед был переход от частных случаев ис- пользования понятий (красивая девушка, красивый конь, пре- красный кувшин; мужество в морском, в сухопутном сражении, в гражданских делах) к искомым общим их определениям. Обобщив опыт Сократа, его ученик Платон представил диалектику как метод анализа и синтеза понятий, как движение мысли от
1. Смысл диалектики я многообразных конкретных их значений (случаев употребления) к общим понятиям — идеям, выражавшим, по его убеждению, истинно сущее. По отношению к мнениям, дающим одностороннее и потому упрощенное понимание того или иного вопроса, Сократ применял метод иронии, побуждая собеседника признать, что он прав лишь частично. Искусство диалога философ называл маевтикой (от греч. maieutike — повивальное искусство), подразумевая, что диалог помогает рождению истины как чего-то нового, того, что отсутствовало в начале спора, но появилось в процессе обсужде- ния. Такой подход иногда называли и эвристическим (от греч. heurisko — открываю, отыскиваю). Этим подчеркивалось, что новое решение — результат своеобразного творчества участников диалога. Развитие мысли, более глубокое понимание вопроса выко- вывается в столкновении взглядов путем разрешения противоре- чий, выявления общего в различных, даже противоположных подходах и установления определенного согласия разноречивых мнений. Диалектика как искусство спора развивалась в средние века. Вершиной средневековой диалектики стали труды Пьера Абеляра. Свою книгу «Да и нет» он построил по античному образцу, как систему вопросов, задаваемых учителем, и ответов учеников. Учитель подводил учеников к заведомо неверному выводу, а потом неотразимым и бесспорным доводом опровергал их рассуждения, заставлял принять свою точку зрения. R средние века искусство диалога культивировалось как средство проповеднического мастер- ства, выработки методов опровержения доводов инакомыслящих. Но, несмотря на эту ограниченную цель, оно внесло определен- ный вклад в европейскую культуру и содействовало подготовке той современной формы диалога, которая используется в наши дни в продуктивных научных, философских, экономических, юриди- ческих и других дискуссиях. Накопленная в веках культура диалектической полемики — умения обсуждать сложные проблемы, выявлять, понимать, уточ- нять разные, порой противоположные точки зрения — имеет непреходящее значейие. Не подавление, не духовное уничто- жение оппонента, а стремление в ходе разрешения противоре- чий выработать правильный, обоснованный подход к сложным проблемам — таковы цель и назначение диалектики творческого диалога. Со временем было осознано, что приемы столкновения мнений и диалектического разрешения противоречий применимы не только в ситуациях живого спора реальных людей. Они важны также при анализе противоборствующих взглядов, позиций, на- правлений мысли, которые утверждались в разное время, в разных странах, социальных системах, культурах. Тексты и другйе сред- ства информации позволяют вступить в реальную или мысленную 4 Введение в философию, ч. 2
Глава VII. Диалектика 2i полемику с людьми, находящимися далеко или жившими за- долго до нас. Возможен диалог поколений, эпох, культурных, национальных, политических, религиозных, философских тради- ций, школ. Схемы спора различных сторон воспроизводятся в об- щих чертах и в процессе поиска истины одним лицом. Постепенно зрело представление: творческое мышление диалогично по своей сути. Постигалось и то, что диалектика присуща не только чело- веческим размышлениям. Способы разрешения разногласий между людьми оказались незаменимым средством уяснения сложных ситуаций бытия, по поводу которых возникали споры. Навыки творческого спора помогают понять реальную многогранность и подвижность, изменчивость бытия. Эти черты реального мира подмечались давно, но при их осмыслении всякий раз возникали затруднения. Трудности понимания изменений Все формы и виды бытия подвержены изменениям. Для изме- нений, сколь бы ни были они малы, требуется время, в течение которого предмет (явление, процесс) утрачивает некоторые свойст- ва и приобретает другие. Философское осмысление мира как слож- ного и изменяющегося издавна сталкивается с трудностями, про- тиворечиями. Долгое время считалось, что космос, растения, жи- вотные, люди неизменны. Представления об изменчивости мира когда-то стали большим открытием. Мысли об изменении мира высказывались в философских учениях Древнего Китая, Индии, Греции. Древние философы не располагали еще научными данны- ми о различных формах, видах движений, тем не менее сумели верно схватить общую суть — подвижный характер бытия. Одним из первооткрывателей был Гераклит. Мир представлялся ему в образе «живого огня» или потока (реки), в убегающие струи которого нельзя «войти дважды». В текучем, подвижном мире со временем все утрачивает прежние черты, переходит в свою про- тивоположность: влажное высыхает, а сухое становится влажным; переходят друг в друга холодное и горячее, живое и мертвое и т. д. Философские положения об изменчивости бытия подкрепля- ются множеством наблюдений, согласуются с жизненным опытом людей. Казалось бы, что, будучи раз открыты, эти истины должны восприниматься далее как совершенно бесспорные. Однако в исто- рии философского осмысления мира все обстояло гораздо слож- нее. Очевидная для каждого человека изменчивость всего, что его окружает, расценивалась в ряде учений лишь как внешняя, поверхностная, наблюдаемая черта действительности. Глубокие же
1. Смысл диалектики 22 уровни, суть бытия считались стабильными. В предполагаемой их мобильности усматривалась немалая опасность: этим как бы исключалась всякая определенность, устойчивость, надежность человеческого существования, знания и действия. В результате учению о подвижности бытия Гераклита было противопостав- лено понимание его как устойчивого, неизменного (элейская школа). Итак, столкнувшись с вопросом, изменчив или устойчив мир, древние философы дали на него два противоположных ответа. Кто же из них был прав? Мы уже отмечали, что представления об изменчивости бытия опираются на огромный массив данных прак- тики и повседневного опыта. Но весьма серьезные основания име- ются и у противоположной точки зрения. При всей изменчивости явлений им присуща и некоторая устойчивость. На протяже- нии больших или меньших промежутков времени, несмотря на совершающиеся изменения, вещи все же остаются сами собой. С возрастом меняются внешность человека, физиологические функции его организма, здоровье, а также опыт, внутренний мир, интересы. И все же человек остается тем же самым чело- веком. При всех изменениях в природном и общественном бытии не- трудно заметить за внешней подвижностью явлений — устойчи- вые, сохраняющиеся структуры, процессы, черты. Так, непохо- жи сменяющие друг друга лето, осень, зима, весна. Но устойчива сама по себе смена времен года: она циклична и повторяется. Устойчив — с учетом продолжения рода — общий жизненный цикл человека от рождения до смерти. Выходит, что ни один из двух противоположных ответов на поставленный вопрос нельзя ни безусловно принять, ни безусловно отбросить. В рассуждениях о движении, изменении бытия подобные за- труднения заявляли о себе вновь и вновь. Еще древнегреческий философ Зенон в своих знаменитых апориях выявил трудности в понимании механического движения. Если представить себе, рассуждал он, что в каждый момент полета стрела находится (как бы покоится) в определенном месте, то получается, что движение невозможно: ведь сумма покоев дает покой. Аналогичные противо- речия предстают в парадоксальной форме и в других апориях: мысленный анализ движения неожиданно приводит к результа- там, резко расходящимся с очевидностью наглядного восприятия. Стрела летит, оставаясь в покое, герой Ахилл не может догнать черепаху. Если Кратил подчеркнул непрерывность движения, то Зенон обратил внимание на его противоположную черту — прерывность. Но могут ли быть одновременно истинными два противоположных суждения об одном и том же предмете? Перед нами уже обсуждавшаяся выше типичная ситуация спора — на сей раз спора теоретического — о характере бытия. В поисках пути к решению непростых задач такого типа древние философы
Глава VII. Диалектика ж развили диалектику — способ рассуждения, при котором противо- положные позиции не перечеркивают, а дополняют, обогащают, уравновешивают одна другую. Гегель позже выразил такие си- туации в формуле: тезис — антитезис — синтез. Диалектика от- крыла путь к осмыслению, освоению противоречий, на которые непременно наталкивается человеческая мысль при попытках по- нять суть изменения. Многообразие, в том числе противоположность точек зрения на один и тот же предмет, порождается не только различием лю- дей, их личных позиций. Оно обусловлено и чертами самого бы- тия: многогранностью предметов, сочетанием в них «полярных» свойств, сил, тенденций. Вот почему «разногласие» суждений и даже их противоположность во многом «созвучны», «соразмерны» реальности. Диалектика мира постигается через диалектику мысли. Расслоить их сложный «сплав», отделить от него отноше- ние «мир — человек» (ситуация, типичная для философии) не- возможно. Они развиваются в тесном союзе. Совершенствование диалектической мысли позволяет глубже и полнее понять слож- ный, изменяющийся мир. Для философских учений, которым чужд диалектический поиск, подвижное, «текучее» бытие непостижимо. Дефицит диа- лектики не обязательно ведет к отрицанию движения как таково- го. Он может выливаться в упрощенное толкование движения как простого увеличения, уменьшения, повторения одного и того же, в трактовку всякого движения как циклического. Прин- ципиальные трудности возникают при уяснении наиболее сложной формы изменений — развития. Идея развития Идея развития складывалась в человеческом сознании на протяжении веков. Было время, когда представления о развитии как таковом вообще не существовало. Для этого недоставало конкретных знаний о развивающихся объектах (геологических, биологических и других). Античные диалектики, рассматривая космос как связное целое, больше всего интересовались процессом возникновения и превра- щения одних явлений в другие. Они считали, что становление предполагает взаимодействие и взаимный . переход противопо- ложностей: холодного и теплого, сухого и влажного, света и тьмы, многого и единого, добра и зла. Но правильно представляя мир непрерывно движущимся, изменчивым, а все явления взаимосвя- занными, переходящими друг в друга, греки в то же время не смогли подняться до понимания развития как постоянного воз- никновения чего-то принципиально нового, необратимого. Это объ- ясняется особенностями их культуры, мировоззрения.
1. Смысл диалектики ш Для греческой культуры высшей ценностью была яркая жизнь, наслаждение прекрасным; в это мировосприятие плохо вписыва- лись представления о неизбежности смерти. Выход был найден в концепции великого круговорота. Согласно ей, все в мире повто- ряется, и после великого года, равного многим тысячелетиям, все снова возвращается «на круги своя». Получалось, что в мире все подвержено циклическим возвратным изменениям. Воспроизведе- ние раз навсегда установленной структуры считалось то мудрым творением высших сил, то естественным порядком вещей. Даже диалектик Гераклит утверждал: «Мир единый не создан никем из людей и никем из богов, но был, есть и будет вечно воспла- меняющийся и угасающий огонь». Признавая, следовательно, мир вечным и несотворимым, он вместе с тем провозглашал постоянную циклическую повторяемость «воспламенений» и «уга- саний». Понять развитие как процесс качественных изменений, появ- ления принципиально нового по сравнению с прошлым можно было, только осмыслив время как особое объективное свойство окружающего мира. Шаг в этом направлении был сделан в сред- ние века в христианской философии истории. Для христианского мировоззрения жизнь есть напряженное ожидание будущего (грядущего пришествия спасителя, мессии). Она устремлена впе- ред, как бы развернута от прошлого в будущее. Так, хотя и на идеалистической, религиозной основе, возникает представление о временной направленности, неповторимости событий индивидуаль- ной и общественной жизни. Ранний христианский философ и богослов Августин уподоблял историю общества человеческой жизни: младенчеству, детству, отрочеству, юности, зрелости, ста- рости, смерти. Рождение человека он сопоставлял с началом истории, а смерть — со страшным судом. Эта схема в известной мере преодолевала цикличность античной модели. Важный шаг к идее развития мира сделал Декарт. Бог, соз- давая мир, полагал он, дал ему импульс, толчок, подобно тому как часовщик, заводя часы, сообщает им движение. Получив этот импульс, природа начала «распутывать первоначальный хаос», порождая новые формы. У Декарта понятие развития не распро- странялось на общество. Но эпоха буржуазных революций застав- ляла задумываться и об этом, пробуждала интерес к истории. Французские просветители Вольтер и Руссо выдвинули идею исторического развития, включающего и этапы революционных преобразований. Кондорсе дополнил их взгляды учением о непре- рывном прогрессе как преобладающей форме общественного раз- вития. Движущими силами развития общества у всех этих мысли- телей оказывались духовные факторы (моральные, религиозные и другие идеи). Синтез разных догадок и формирование теории развития были осуществлены в немецкой классической философии. Применив
Глава VII. Диалектика ш понятие развития к Солнечной системе и другим звездным мирам, Кант вместе с тем поставил вопрос и о развитии нравственности, о социальном развитии человека. Его ученик Гердер предпринял первую попытку последовательного рассмотрения исторического развития народов и культур. Целостную концепцию развития, прежде всего исторического развития человечества с позиций объективного идеализма, разра- ботал Гегель. «Гегелевский способ мышления,— писал Энгельс,— отличался от способа мышления всех других философов огромным историческим чутьем, которое лежало в его основе... Он первый пытался показать развитие, внутреннюю связь истории...» 1 Учение Гегеля было выдающимся достижением мысли, сущест- венно продвинувшим философское понимание развития. Вместе с тем оно явилось необходимой предпосылкой для следующего серьезного шага — разработки Марксом и Энгельсом материали- стической диалектики — богатого, емкого учения о развитии природных, общественных, духовных явлений. Путь к материалистической диалектике Формирование диалектики прошло долгий путь. Среди исто- рических форм диалектики выделяют диалектику древних фило- софов, идеалистическую диалектику классической немецкой философии и материалистическую диалектику. Древние диалектические учения, как правило, базировались на пытливом уяснении различных явлений, доступных обычному наблюдению (Гераклит). Размышления о соотношении единого и многого, единичного и общего опирались на опыт обществен- ных обсуждений, сопоставления разноречивых мнений, взглядов, позиций. Нередко философская мысль, казалось, заходила в тупик (апории, парадоксы, антиномии, дилеммы). Обнаружение таких затруднений и попытки их осмысления получили название «от- рицательной диалектики» (Зенон и другие). Это — своего рода «стояние у врат» диалектики. Поиск выхода из трудных ситуа- ций, способов разрешения противоречий стимулировал развитие позитивной диалектики. Опыт античных диалектиков и их продолжателей поучителен и сегодня. Ценны практически все диалектические догадки, при- ходившие на ум философам разных веков. Диалектика в ее зрелом теоретическом виде — позднее дети- ще человеческой культуры. В виде стройной теоретической систе- мы диалектика впервые предстала в идеалистической философии 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 496.
1. Смысл диалектики ш Гегеля. Постоянное движение, изменение философ находил и в природе, но подлинное развитие выявил в истории общества прежде всего в духовной культуре. Гегель проанализировал исто- рическое движение человеческой мысли и выразил ее целостное, закономерное развитие в понятиях «абсолютной идеи», «мирового разума». Духовные процессы общественной жизни представлялись ему наиболее важными, определяющими все остальные. Реальная история стран, народов осмысливалась как воплощение развития духа, идей. Ряд черт существенно сближал гегелевское учение с научны- ми построениями. Рождение любой области научно-теоретического знания связано с формированием системы понятий, выражающих основные «смысловые узлы» в содержании данной науки, их взаимосвязь. В историко-философской мысли Гегель выявил, раз- вил, привел в систему понятийный аппарат диалектики. Причем это была не жесткая система понятий с неизменными, раз на- всегда заданными, резко очерченными значениями. В «горниле» гегелевской мысли философские понятия как бы «расплавились», стали гибкими, способными выразить подвижные связи, пере- ходы, развитие мира. Формирование научного знания сопряжено также с установ- лением законов соответствующей области явлений. Через взаимо- связь категорий Гегель сформулировал совокупность закономер- ностей, отражающих универсальные связи мира и познания. Диалектика предстала в виде знания о диалектических закономер- ностях. Кроме того, теоретическая система включает в себя прин- ципы — положения, содержание которых как бы «пронизывает» всю теорию, определяет ее общую направленность, суть. В ка- честве таких принципиальных идей гегелевской диалектики мож- но выделить идеи универсальной связи явлений, единства проти- воположностей и развития через диалектические отрицания. Научно-философское миропонимание базируется на изучении реальной действительности, развивается по мере обобщения мас- сивов все новых и новых знаний. Концепция Гегеля о развитии духовной культуры обобщала огромный исторический материал. Сознанию в истории придавалось очень большое значение, и это^ во многом справедливо. Но духовное развитие понималось как особый самостоятельный процесс, заключающий в самом себе свое содержание, движущие силы и законы собственного развития. Реально же духовные аспекты исторического процесса органи- чески включены в общественную жизнь, имеющую практический характер, во многом порождаются ею. Действительная история общества развивается далеко не так, как чистая мысль,— она имеет свои, притом весьма существенные особенности, закономер- ности. Для того чтобы учение о диалектике стало применимо к при- роде и обществу, к политике и естествознанию, к техническому
Глава VII. Диалектика 121 прогрессу и обыденной жизни, его необходимо было поставить на материалистическую основу. Именно так и сформулировал задачу Маркс: «Мистификация, которую претерпела диалектика в руках Гегеля, отнюдь не помешала тому, что именно Гегель первый дал всеобъемлющее и сознательное изображение ее всеобщих форм движения. У Гегеля диалектика стоит на голове. Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно» !. Переосмысление и развитие под таким углом зрения гегелев- ского учения требовало синтеза диалектики и материализма. Решение этой задачи выпало на долю Маркса и Энгельса. «Местом встречи» материализма и диалектики явилась история общества — наиболее яркое поле действия диалектики. Преодолевая гегелев- ский идеализм в понимании общества, Маркс высоко оценил, сохранил, переосмыслил, развил его историческую диалектику. Это привело к диалектико-материалистическому пониманию об- щественной жизни в единстве ее материальных и духовных прояв- лений. Затем, с новых позиций, Энгельсом были обобщены ре- зультаты изучения живой и неживой природы. В отличие от четко выстроенной и замкнутой гегелевской системы материали- стическая диалектика носила открытый характер, предусматри- вала самый широкий выход к изучению действительности. Под учение диалектики был подведен солидный конкретно-научный фундамент. При этом главное значение придавалось обобщению исторического развития общества, культуры в единстве, взаимо- действии ее форм, проявлений. В материалистической диалек- тике широко используются приемы научной аргументации, кор- ректировки, углубления теоретических положений в соответст- вии с развивающимся знанием и практическим опытом. Кроме того, диалектика в новой ее форме нашла успешное применение в науке (начиная с политэкономии) и практике. Все это обусловило высокую степень научности нового миро- понимания, его эффективность при осмыслении процессов реаль- ной действительности. Материалистическая диалектика состав- ляет ядро марксистского философского мировоззрения, метод изучения различных явлений, раскрытия закономерностей, тен- денций развития и революционного преобразования действи- тельности. Через диалектику форм, методов, приемов познания раскрывается сложный, противоречивый, изменяющийся мир. Диалектика — несомненное достижение культуры. Гибкое, твор- ческое мышление все больше осознается сегодня как общече- ловеческая ценность. Его значение в наши дни не только не уменьшается, но возрастает. Вместе с тем как никогда актуальна критика недиалектического, догматического мышления и дей- ствия. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 22.
1. Смысл диалектики Диалектика и догматизм Нельзя понять мир, не упростив его, не огрубив, не прервав непрерывное, не омертвив живое. Такова «техника» мышления: человеческие понятия гораздо статичнее и обладают большей дискретностью, чем реальность, которую они выражают. Так, при изучении организма методом препарирования от исследователя может ускользнуть его живое функционирование. Нечто похожее случалось и случается с мысленным «препарированием» бытия. Для его постижения нужны методы, позволяющие приноровиться к «биению пульса» реального мира. Чувствительными, уязвимыми перед «скальпелем» мысли, лег- че всего разрушаемыми в процессе их теоретического осмысле- ния чаще всего оказывались изменчивость бытия, а также целост- ность, единство его многообразных составляющих. Впрочем, одно тесно связано с другим: трудности заключены в осмыслении связей, пронизывающих мир и обеспечивающих взаимодействие явлений, развитие. Глубина постижения развивающегося мира и степень огрубле- ния существующих в нем реальных связей в разных философских учениях неодинакова. Исторически сложились два альтернатив- ных способа философского понимания связей и развития: диалек- тическое и догматическое (его иногда именуют метафизическим). Догматическое мышление слабо учитывает связи, взаимодействия явлений. Такому мышлению присущи разграничение и фиксация отдельных элементов, свойств, сторон предметов, рассмотрение их как независимых друг от друга. Теряя из вида связи, взаимодейст- вия, переходы, недиалектическое мышление лишает себя возмож^ ности раскрыть многосторонность и единство реальных предметов, явлений, процессов. Мир многогранен и многообразен. Каждый предмет имеет множество свойств, качеств, сторон, взаимоотношений со всем миром. В одной из своих работ В. И. Ленин приводит выра- зительный пример, показывая «многогранность» обыкновенного стакана. Стакан — стеклянный цилиндр, сосуд для жидкости, тя- желый предмет и т. д. Его можно употребить не только для питья, но и для бросания, как пресс-папье, помещение для пойманной бабочки. Он может иметь художественную ценность (резьба, рисунок). При различных способах использования меняется связь предмета с окружающим миром и человеческой практикой. От- сюда следует вывод: чтобы действительно знать предмет, надо изучить все его стороны, все связи. Этого никогда нельзя достиг- нуть полностью, но требование всесторонности предостерегает от ошибок и омертвения ’. Умение схватить связь разнообразных 1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 290.
106 Глава VII. Диалектика моментов — черта диалектического метода мышления, отличающая его от мышления догматического. Диалектика предстает как учение о связях. Наиболее сложным типом связи, оказавшимся непосильным для догматического мышления, является взаимодействие проти- воположностей. Суммируя различные характеристики предмета, догматическая философия односторонне выделяет некоторый их набор, исключая противоположные. Скажем, признав устойчивость мира, исключает его изменчивость, живое мыслит как резко проти- вопоставленное мертвому, прямое — кривому, доброе — злому и т. д. Такое мышление знает лишь жесткие противопоставления (по схеме «или — или»). Его сегодня образно называют «черно- белым» мышлением. Люди с таким мышлением не улавливают оттенков, переходов между полюсами, их связей, взаимодействия. За рамками понимания остается, например, единство националь- ного и интернационального в отношениях народов, индивидуаль- ного и общественного, личного и коллективного и т. д. Опыт осмысления связей вплоть до единства противоположностей — достижение диалектической мысли. Благодаря ему стала доступ- ной для понимания и самая сложная связь — развитие, служив- шая камнем преткновения для мышления, не овладевшего диалек- тикой. Исторически в исходном понимании диалектики (искусство спора) выделялись, обогащая его, все новые смысловые пласты. В философских учениях внимание концентрировалось то на одних, то на других аспектах диалектики. Высвечивая те или иные грани диалектики, философы различным образом опре- деляли ее суть. Это может создать впечатление, будто речь идет не об одном сложном, многомерном явлении, а о многих и разных. Между тем в разных обличьях диалектики, начи- ная с ранних форм, проявляется и некоторая самая общая ее суть. Диалектика — такое понимание мира и такой способ мышле- ния, при котором различные явления рассматриваются в много- образии их связей, взаимодействии противоположных сил, тен- денций, в процессах изменения, развития. Чтобы понять сложные черты реального мира, нужны соответ- ствующие средства: микроскоп — для открытия микроорганизмов, спектральный анализ — для выявления химического состава ве- ществ и т. д. Всеобщие связи, изменение, развитие бытия тоже не раскрываются сами собой. Для их понимания требуется особый мыслительный «инструментарий» — диалектика. В философском учении о диалектике тесно связаны друг с другом приемы гибко- го мышления и понимание подвижного бытия, которое раскры- вается с помощью этих приемов. Иначе говоря, «субъективная» диалектика мысли выступает как отражение и способ постиже- ния «объективной» диалектики.
2. Универсальные связи бытия ш Диалектическое мышление — не прирожденная способность. Это — достижение культуры, требующее освоения. Но выучить, затвердить диалектику в готовом виде нельзя. Владение диалекти- кой, умение диалектически объяснять самые разные явления пред- полагают не только знание теоретических положений, но и навык, тренировку. Диалектика — не просто теория, но и метод творче- ского, конкретного осмысления все новых и новых граней бытия, конкретных ситуаций, проблем. Овладеть таким методом непросто. Диалектическому мышлению присущ постоянный поиск новых способов постижения мира. Учение о диалектике многомерно и включает в себя разнообразные элементы. Ключевой и самой емкой проблемой, охватывающей весь комплекс диалектических связей, противоречий, закономерностей, является понимание процессов развития. Успешное продвижение в решении этой едва ли не самой трудной философской задачи требует всего веками формировавше- гося мыслительного инструментария диалектики, глубокого изуче- ния всех ее элементов в их взаимосвязи и целостности. 2. Универсальные связи бытия • Категории диалектики ф Единичное и общее ф Явление и сущность ф Диалектические закономерности ф Важное место в диалектике занимает идея всеобщей взаимо- связи явлений. Сам факт связи вещей, событий заметить не- трудно: жизнь ежечасно, ежеминутно дает тому массу примеров. Труднее понять, что взаимозависимость, переходы одних явле- ний в другие отражают всеобщее свойство движущейся материи, выступают как проявление всемирной универсальной связи объек- тов, «всего со всем». Человечество шло к этой идее долгим и сложным путем. В поле внимания диалектики издавна попали универсальные связи, пронизывающие все бытие. Так, одной из центральных проблем античной философии, в размышлениях над которой формировалось диалектическое искусство, была проблема «еди- ного и многого». Она не утратила своего значения и по сей день. Различия стран, народов, людей и общечеловеческие ценности, интересы — вот одно из современных проявлений этой «вечной» проблемы. В веках она приобретала все новые обличья: связь единичного и общего, части и целого, инвариантного и варьируемо- го и т. д. Такие универсальные связи бытия стали важным, пред- метом диалектики. Формой познания сложных, гибких, противоре- чивых универсальных связей бытия служат категории диалектики. Категориальные связи постепенно осмысливались как диалекти- ческие закономерности.
108 Глава VII. Диалектика Категории диалектики Философское мышление открывает всеобщие черты, отношения, присущие не каким-то отдельным видам явлений, процессов, а всему бытию. Знания такого рода выражаются в универсальных формах человеческого мышления — категориях. Философские по- нятия, в которых универсальные связи бытия осмысливаются в их сложной, гибкой, противоречивой динамике, образуют группу категорий диалектики. Их взаимосвязи выражают всеобщие прин- ципы разумения, исследования. Для диалектики характерно формирование парных категорий, отражающих «полярные» стороны целостных явлений, процес- сов. Диалектический характер отношений «причина — следствие», «случайность — необходимость», «возможность — действитель- ность» и других выражается в противоположных, но неразрывно связанных понятиях, их единстве, переходах друг в друга, взаи- модействии. В сочетании, взаимодополнении категории диалектики образуют подвижную сеть универсальных понятий, способных отражать живую подвижность, переходы, противоречия бытия. В жестких формах мышления этого сделать нельзя. Понятия должны быть «гибки, подвижны, релятивны, взаимосвязаны, еди- ны в противоположностях, дабы обнять мир» Ч Хорошо разрабо- танный аппарат диалектических понятий — показатель зрелости философской мысли, миропонимания. Категории диалектики формируются на определенных ступе- нях исторического развития общества. Постепенно знание челове- чества об универсальных связях бытия углубляется, обогащает- ся, приводится в систему. Так обстояло дело, например, с по- знанием связей качественных и количественных характеристик предметов. Начиная с наивных догадок, оно со временем достигло зрелого выражения. Были разработаны специальные философские понятия (качество, количество, мера, скачок) и с их помощью сформулирован соответствующий закон. По мере развития материальной и духовной культуры чело- веческое мышление обогащается новыми категориями. Знания о категориальных отношениях, результаты осмысления действую- щих в мире универсальных связей вызревают, кристаллизуются, шлифуются, хранятся в языке. Языки различных народов — носители человеческой интеллектуальности. Их основу составляет категориальный «каркас» — система категорий, отражающая схему универсальных связей бытия и выступающая как своего рода «грамматика» миропонимания. Такие понятийные схемы фор- мируются и действуют в мышлении различных эпох. Философ- ская же мысль делает их, как уже говорилось, предметом спе- 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 131.
2. Универсальные связи бытия Ш циального внимания. Философский анализ выявляет (эксплици- рует) категориальные схемы из реальных структур мышления (текстов и т. д.), осмысливает взаимосвязи категорий, дает им более четкое выражение. В результате категориальный аппарат из стихийно работающего превращается в продуманный, осоз- нанный. Это придает диалектическому мышлению как явлению культуры огромную силу, делает возможным познание, освоение, сознательное применение диалектики при решении разнообраз- ных теоретических и практических задач. В категориях диалектики тесно связаны объективное знание о соответствующей форме связи явлений (причинность, закон и другие) и форма мысли — познавательный прием, посредством которого постигается, осмысливается такая связь. И чем совер- шеннее понятийные средства, способы осмысления определенных связей, тем успешнее может в принципе осуществляться их реаль- ное открытие, истолкование. Одно предполагает другое. Филосо- фы говорят в связи с этим о единстве онтологического (объек- тивное знание бытия) и гносеологического (познавательные при- емы) смысла категорий. Среди бесконечного многообразия связей реального мира фи- лософское познание исторически выделяло различные типы все- общих связей. «Единичное — общее», «многое — единое», «сход- ство — различие», «качество — количество», «простое — слож- ное», «часть — целое», «конечное — бесконечное», «форма — содержание» и другие понятия о такого рода связях могут быть объединены в группу категорий, выражающих «устройство», «организованность» бытия. В истории познания прослеживается также другой категориальный ряд, выражающий универсальные связи детерминации: «явление — сущность», «причина — след- ствие», «случайность — необходимость», «возможность — дейст- вительность» и др. Первый подход к анализу универсальных свя- зей можно условно назвать «горизонтальным», второй — «верти- кальным». Смысловое разъяснение тех и других начнем с пред- ставляющих их категориальных пар «единичное — общее» и «яв- ление — сущность». Единичное и общее Единичное характеризует отдельный предмет, явление, про- цесс, отличающийся по своим пространственным, временным и другим свойствам от иных, в том числе подобных ему, предметов, явлений, процессов. Общее — объективно существующее сходство характеристик единичных предметов, их однотипность в некото- рых отношениях, принадлежность к одной и той же группе явле- ний или единой системе связей.
Глава VII. Диалектика ш Связь единичного и общего носит всеохватывающий характер: в нее включены все явления, предметы, процессы. Она фундамен- тальна и для человеческого мышления. Познание мира с точки зрения соотношения «единичное — общее» предполагает умение сравнивать предметы, выявлять их сходство и различие, однотип- ность и разнотипность, осознавать отдельный, единичный характер реальных предметов, классифицировать их. В речи этому сопут- ствуют выражения: этот и иной, подобный, принципиально отлич- ный и др. Реальные предметы единичны. Кроме того, практически не бывает абсолютно одинаковых предметов. Это значит, что каждый предмет (дом, дерево, человек), дажё очень похожий на другие, так или иначе индивидуален, в чем-то неповторим. Общее (дом вообще, дерево вообще, человек вообще) в отличие от единичного представлено не конкретными пространственно-временными пред- метами, а чертами их сходства, подобия. Этого долго не могли понять. Через века истории протянулся философский спор о при- роде общих понятий (универсалий). В острой полемике столк- нулись две противоположные точки зрения: «номинализм» и «реализм». Согласно первому, реально существуют только единич- ные предметы; общее же представлено лишь в словах или поня- тиях. Противоположный взгляд: общее — понятия, сущности, уни- версалии — столь же, а то и более реальны, чем единичные пред- меты. Спор этот, в частности применительно к математике, не угас и до наших дней. Однако в целом его принципиальное философское решение найдено. Диалектика единичного и общего проявляется в их неразрыв- ной'связй. Общее не существует само по себе, в «чистом» виде. Оно неразрывно связано с единичным, отдельным, существует в нем и через него. Единичное же входит в тот или иной класс предметов, заключает в себе те или иные общие черты. Получа- ется, что отдельный предмет — не просто «сгусток» индивиду- ального, в нем так или иначе всегда есть и общее. Вопло- щенное в многообразии единичных предметов, общее может проявляться в поверхностном сходстве их внешних черт, а также в более глубоких чертах подобия, родства, вплоть до действия в них единых законов. Общее мыслится в диалектике не как «тощая» абстракция, но в его неразрывной связи с многообразием единичных предметов. В таком понимании оно «воплощает в себе богатство особенного, индивидуального, отдель- ного». Подчеркивая эту мысль из «Науки логики» Гегеля, Ленин заметил: «Прекрасная формула» \ Особенное выступает в диалектике как среднее, промежуточное звено между единич- ным и общим: скажем, липа в соотношении с классом деревьев вообще. 1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 90.
2. Универсальные связи бытия ш Диалектика единичного и общего отражается в языке, обла- дающем мощной способностью обобщения. Речевое выражение индивидуальных, неповторимых ситуаций, человеческого опыта стирает черты индивидуальности, переводит их в статус, общего. Вместе с тем язык обладает механизмами индивидуализации предметов, событий, указания на конкретные, единичные явле- ния. Для этого используются собственные имена (например, Л. Н. Толстой, А. Эйнштейн), описания неповторимых индиви- дуальных черт (например, автор романа «Война и мир», создатель специальной и общей теории относительности), пространственные локализации, временные даты и прочие. Наиболее эффективным средством речевой фиксации индивидуального служит сочетание указанных средств. Процедуры индивидуализации (локализации и др.) имеют большое значение для выделения конкретного единичного события, факта, обеспечивают информативный харак- тер познания, конкретность ориентаций людей среди множества предметов, событий. Методы обобщения и индивидуализации широко применяются в науке и практике. Скажем, использование общих законов, типовых проектов, норм юридической и хозяй- ственной деятельности требует их конкретизации, спецификации применительно к конкретным условиям, ситуациям, людям. Диалектика единичного и общего включена в методы научного познания. Магистральный путь познания заключается, как отме- чал Энгельс, в том, что «мы в мыслях поднимаем единичное из единичности в особенность, а из этой последней во всеобщ- ность...» Этот путь научного обобщения прослеживается, напри- мер, на процессе открытия закона сохранения и превращения энергии. Конкретные, единичные наблюдения перехода одного вида энергии в другой (типа: трение вызывает теплоту) по мере их накопления дают знание особенного: любое механическое движение может быть преобразовано в тепловое. В процессе все новых обобщений такого рода получается наконец общий вывод: любой вид движения может переходить в любой другой вид движения 1 2. Своеобразие и сходство предметов может колебаться в диа- пазоне «индивидуально неповторимое — типовое». Наиболее яр- ким проявлением индивидуального является уникальное. Это по- нятие относят к таким предметам, явлениям, процессам, кото- рые обладают конкретным, неповторимым сочетанием свойств, исключающим другие такие же предметы, явления, процессы. Индивидуальность характеристик, невозможность их точного повторения отличает, например, исторические события. Уникальны произведения искусства, художественные ценности, несущие на себе отпечаток творческой личности автора. Так или иначе 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 548. 2 См. там же. С. 540.
112 Глава VH. Диалектика уникален каждый человек, потому что невозможно точное повто- рение всех условий его рождения, физиологических данных, индивидуального развития, черт психики, биографии, способно- стей, памяти, судьбы. Однако единичность и даже уникальность явления не исключает его сходства с иными индивидуальными явлениями. Противоположностью индивидуально неповторимого является типовое. Предельный случай типизации технических устройств — стандартизация^ когда все единичные предметы указанного типа должны иметь тождественные, предусмотренные стандартом ха- рактеристики. Стандартизация — необходимое условие наиболее экономичного, массового, в том числе автоматизированного про- изводства продукции. Тождество единичных образцов деталей, узлов и изделий позволяет резко сократить затраты времени на их изготовление, свести к минимуму число рабочих операций, типов инструментов и т. д. Стандартное, типовое многообразно проявляется в челове- ческих действиях, поведении. Здесь важную роль играют стерео- типы, прочно закрепившиеся навыки, правила. Вместе с тем ре- шение творческих задач требует индивидуального «стиля», «по- черка», проторения новых, нехоженых троп. Так, обновление общества, связанное с поиском и принятием новых решений, в принципе невозможно без преодоления сложившихся стереоти- пов, без свободного творчества в самых различных областях дея- тельности людей. Явление и сущность Другой подход к осмыслению всеобщих связей бытия связан с соотнесением поверхностных и глубинных уровней действи- тельности. Самым общим его выражением служит опыт диалекти ческого применения категорий «сущность» и «явление». Еще на ранних ступенях развития философской мысли было замечено, что обыденное, привычное восприятие, понимание ве- щей часто бывает поверхностно, легковесно, не схватывает их сути. Формирующееся теоретическое мышление, как в философии, так и в специальных науках, осознавало себя как особую позна- вательную деятельность, призванную понять глубинные слои ре- альности. Это с необходимостью приводило философов и ученых к постановке проблемы явления и сущности. Различение сущно- сти и явления выступало как один из необходимых моментов на- учного познания и философской мудрости. С точки зрения материалистической диалектики явление и сущность — различные уровни объективной реальности. Под сущ- ностью понимается внутренняя, глубинная, скрытая, относителъ- но устойчивая сторона того или иного предмета, явления, про-
2. Универсальные связи бытия ш цесса, определяющая его природу, совокупность черт и другие характеристики. Явление — это внешние, наблюдаемые, обычно более подвижные, изменчивые характеристики того или иного предмета, относительно самостоятельной области объективной реальности. Явление и сущность — диалектически связанные про- тивоположности. Они не совпадают друг с другом. Иногда их несовпадение носит ярко выраженный характер: внешние, по- верхностные черты предмета маскируют, искажают его суть. В таких случаях говорят о видимости, кажимости. Примером ви- димости может служить мираж — зрительное видение, возникаю- щее из-за искривления лучей света атмосферой. Ценообразование может заметно искажать отношения стоимости, проявлением кото- рого оно в принципе служит. Впрочем, явление и сущность, как правило, не совпадают и в обычных ситуациях. Как говорил Гегель, непосредственное бытие вещей — это кора или завеса, за которой скрывается сущ- ность. Кант характеризовал явление как форму опытно пости- гаемого человеком бытия вещей. В самом деле, предметы даются человеческому восприятию теми или другими своими сторонами («проекциями»), аспектами в зависимости от характера прак- тического или познавательного интереса к ним, доступных лю- дям в данный период средств наблюдения и многого другого. Но всякий раз явление выглядит иначе, чем вызвавший его глубинный процесс. Так, радуга — явление, суть которого за- ключается в преломлении света в каплях воды. Болезнь про- является в наблюдаемых ее признаках — симптомах. Располо- жение железных опилок на картоне, под который подведен маг- нит,— одно из явлений, в которых обнаруживает себя природа магнетизма. «...Если бы форма проявления и сущность вещей непосредст- венно совпадали, то всякая наука была бы излишня...» 1 — по- яснял Маркс. Вместе с тем если бы явление и сущность не были связаны между собой, то познание сути вещей было бы не- возможно. Возможность познания, его движения от внешних, по- верхностных наблюдений к раскрытию их причин, закономерно- стей обеспечена, диалектической связью сущности и явления. Сущность обнаруживает себя в явлениях, а явление есть про- явление сущности. Познание сущности достигается через4 позна- ние явлений. У человека нет возможности познавать, усматривать сущность непосредственно одним лишь интеллектом. Категории явления и сущности неразрывно связаны между со- бой. Одно из них предполагает другое. Диалектический характер этих понятий сказывается и в их гибкости, относительности. По- нятие сущности не предполагает какого-то жестко фиксированного уровня реальности или некоторого предела познания. Челове- 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. II. С. 384.
Глава VII. Диалектика ческое познание движется от явлений к сущности, углубляясь далее от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т. д., все основательнее раскрывая причинные связи, законо- мерности, тенденции изменения, развития тех или иных областей действительности. Так, дарвиновская теория явилась важным шагом в познании законов биологической эволюции, но их изучение на этом не остановилось. И сегодня наука, с учетом эволюционной генетики и других исследований, располагает более глубокими знаниями живой природы. Таких примеров множество. Относительный характер понятий «сущность и явление», таким образом, означает, что тот или иной процесс выступает как явление по отношению к более глубоким процессам, но как сущ- ность (более «низкого» порядка) — по отношению к его соб- ственным проявлениям. Это в известной мере позволяет уяснить, что речь идет не о каких-то жестких понятиях, которые можно закрепить за по- стоянными уровнями реальности. Явление и сущность — понятия, указывающие направление, путь вечного, бесконечного углубле- ния человеческих знаний. В каком-то смысле некорректно гово- рить: «это — сущность», «познана сущность», «сущность такова». В своем конкретном виде процесс раскрытия, понимания сущ- ности проявит себя в познании структуры, целостности, причин предмета, законов его формирования, функционирования. Иначе говоря, категории сущности и явления выражают некий «вектор» познания, его общую ориентированность. Кант называл такие идеи регулятивными. Диалектические закономерности Устойчивые, повторяющиеся связи тех или иных явлений на- зывают законами. Признание универсальной законосообразности вещей и процессов, наличие в них устойчивых регулярностей является непременной предпосылкой всякого рационального позна- ния и целенаправленного преобразования реальности. Открытие регулярных связей, зависимостей, схем детерминации явлений концентрирует в себе наиболее важные процессы и результаты познавательной деятельности людей. «...Понятие закона есть однаца д^уненей^познания человеком единства и связи, взаи- мозависимости и цельности мирового процесса» !. Категориаль- ные структуры, выражающие универсальные связи бытия, могут рассматриваться как совокупность наиболее общих закономерно- стей реального мира и тем самым принципов его познания, осмысления. 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 135.
2. Универсальные связи бытия ш В известном смысле все формы знаний об универсальных свя- зях бытия в контексте материалистической диалектики могут быть представлены как сложная совокупность тесно связанных между собой универсальных закономерностей природного и со- циального бытия, а также их познания. Разграничение диалек- тических законов, принципов, категориальных соотношений весь- ма условно. Закономерности, которые открывают и осмысливают философы, носят предельно общий, универсальный характер. Область их действия, в отличие от законов, устанавливаемых в специальных науках, безгранична. Кроме того, в философии осмысливается, разрабатывается сама идея, концепция законосообразности всего сущего. Так, в древнекитайском учении о дао, в идее логоса у Гераклита выражалась первоначальная постановка вопроса о всеобщем за- коне, управляющем всем существующим. Позже на смену этому самому общему представлению о законе, еще насыщенному мифологическими и эмоциональными образами, не вполне отде- лившемуся от наивных религиозных идей о вечной, неизменной судьбе, слабо связанному с экспериментальной практикой, пришло более развитое понятие закона, которое воплотило в себе суть но- вого научного объяснения мира, выработанного в XVI — XVII ве- ках. Правда, и в это время понятие закона природы формирова- лось не без влияния древней по своим корням идеи бога, пред- писывающего природе законы. Но постепенно понимание зако- нов приобретало новые черты: привходящие, ненаучные компо- ненты отходили на задний план, уступая место экспериментально наблюдаемым устойчивым связям явлений. Трудами Галилея и Коперника закладывались основания мате- матической физики, предтечей и моделью которой была физика Архимеда. Здесь берет свое начало современная наука. С этого времени она постоянно увеличивает число открытых законов, все глубже и полнее охватывая систему объективных связей дейст- вительности. Именно в новое время всемерно укрепляется идея законосообразности мира, она становится стержнем мировоззре- ния и научного познания. Свое зрелое выражение понятие закона природы получило в XVII веке в трудах Декарта и Спинозы. Вы- явление закономерностей осознается как существо, цель и смысл научного познания. Философия же свою задачу видела в обобщении практических и научных представлений о законах, разработке самого общего учения о законосообразности, детерминации явлений. Вместе с тем философская мысль стремилась выявить также особого рода закономерности, выпадавшие по тем или иным причинам из компетенции конкретных наук. Начиная с Аристотеля, который первым очертил специфически философский подход к миру, большинство философов признавало направленность филосо- фии на коренные законы, принципы бытия и его познания,
Глава VII. Диалектика ш универсальные основы действующих, изменяющихся причинных и других связей. Стремление постичь мир как связное целое по- стоянно выводило философов к уяснению самых общих законо- мерностей. Диалектико-материалистическая ориентация на обобщение вы- водов науки и практики позволяет формулировать философские закономерности, имеющие реальную, притом обширную связь с наукой и воплощающие в себе объективное знание об универсаль- ных связях явлений, их диалектических соотношениях. Такие закономерности выступают как предельное обобщение достаточно больших групп более конкретных законов, а также как обобщен- ное выражение мыслительных схем анализа и синтеза в самых различных областях познания и практики. Так, закон перехода количественных изменений в качественные был довольно рано найденной первичной философской догадкой. Пройдя разные ста- дии последующей теоретической разработки, он получил широкое научное подтверждение, но и на зрелых стадиях научного познания он не утратил своего значения как формы философского миро- уяснения. В нем — через диалектическую связь категорий — воп- лощено предельное обобщение, синтез соответствующего типа связей. Познание, философское осмысление диалектической законо- мерности проходит различные этапы — от первичной, иногда на- ивной догадки к более зрелой, оформленной в соответствующих понятиях (соотношение категорий) и опытно подкрепленной идее, далее к системно-теоретическому знанию и, наконец, к разраба- тываемым на его основе методологическим принципам, познава- тельным приемам и процедурам. Навык, умение, порой даже искус- ство применения таких приемов очень важны в диалектике. Здесь нельзя ограничиваться простой констатацией той или иной диалек- тической связи лишь в виде знания-результата. Диалектические соотношения категорий служат концептуальными орудиями уясне- ния все новых и новых предметных областей, решения многооб- разных проблем. Материалистическая диалектика представляет собой теорети- ческий философский «образ» мира в сложном сплетении его свя- зей, взаимодействий, в его изменении, развитии. Но этого не- достаточно. Диалектика — плюс к этому — всегда есть и «образ» мысли — совокупность познавательных приемов, методов такого понятийного мышления, которое способно уяснить сложную, противоречивую, постоянно изменяющуюся действительность. Суммарно, обобщенно этот аспект диалектики выражают через совокупность познавательных норм, рекомендаций диалектиче- ского изучения и истолкования мира.
3. Структурные связи. Принцип системности 11Z з. Структурные связи. Принцип системности • Часть и целое. Принцип целостности ф Форма и содержание. Упорядочен- ность бытия ф Элементы и структура. Понятие системы ф Системные объ- екты. Принцип системности ф Важное место в философском мироуяснении издавна занимали вопросы «устройства» мироздания. Из чего все состоит и во что превращаются вещи при их разрушении? Образуют ли много- численные и многообразные предметы некие единства? Какое место в бытии занимают единичное и общее? Что отличает хао- тическое скопление предметов (явлений, процессов) от упоря- доченных, связанных определенным образом их совокупностей? Возникнув еще в древних философских учениях, такие вопросы приобрели характер вечных. С развитием знаний, опыта менялась их трактовка, осуществлялся поиск все более зрелых, глубоких ответов. И сегодня — в другой форме, на иной основе — продол- жаются раздумья на эти темы. Часть и целое. Принцип целостности Много веков назад сложилось убеждение, что понять тот или иной предмет — значит узнать, из чего он состоит. Философ- скими понятиями, с помощью которых ранее всего, и притом дол- гое время, осмысливалось «устройство» бытия, служили понятия «простого — сложного», «части — целого». Эти пары категорий тесно связаны между собой, ибо простое долгое время мыслилось как элементарное, не имеющее частей, а сложное — как состав- ленное из частей, разложимое на простейшие составляющие. Под частями понимали такие «предметы», которые в своей совокупности образуют новые, более сложные предметы. Целое же рассматривалось как результат сочетания частей того или иного предмета. Согласно упрощенным механистическим (или даже арифметическим) представлениям, целое считалось простой сум- мой своих частей. Однако пытливый ум подмечал, что целое по каким-то при- чинам есть нечто большее, чем его части, вместе взятые. В самом деле, набор частей будущего здания, корабля, деталей платья — еще не здание, не корабль, не платье. До наших дней из древне- греческой философии дошло размышление, условно именуемое «корабль Тезея». Тезей уходит в долгое плавание. Морякам приш- лось в процессе ремонта постепенно заменить все износившиеся части корабля новыми (ситуация, вполне реальная и в наши дни: автомобиль, телевизор и т. п.). В результате возникает вопрос-
118 Глава VII. Диалектика замешательство: следует ли считать, что это уже другой корабль, или его все же можно рассматривать как тот же самый. Скло- нившись ко второму ответу, мы невольно признаем, что корабль не сводится к набору своих частей, но представляет собой также нечто целое. Вниманию к частям сложных предметов (элементаризм) проти- востояло удивление перед таинственным целым (холизм). Трудно- сти решения загадки целостности (живого организма, например) нередко подталкивали к мистическим объяснениям. Постепенно в науке и философии складывалось убеждение, что свойства целого несводимы к набору свойств частей, его составляющих. Но оставалось неясным, в чем же заключается сек- рет целостности. Ответить на этот вопрос на основе метафизи- ческого мышления не удается. Ключ к решению дает диалектика: тайна целостности, ее несводимости к простой сумме частей за- ключается в связи, объединяющей предметы в сложные комплек- сы, во взаимовлиянии частей^Таким образом, был открыт, сформу- лирован принцип целостности, играющий важную роль в развитии знаний и практики. Со временем удалось понять и то, что различным типам связей частей соответствуют разные типы целостности. Так, связям строения (кристалл, архитектурное сооружение), функцио- нирования (действие машины, жизнь организма), развития (рас- тения, эмбриона) соответствуют структурный, функциональный и генетический типы целостности, тесно связанные между собой. Иначе говоря, целостность выступает как обобщенная характе- । ристика объектов, обладающих сложным внутренним строением 1 (личность, общество, биологическая популяция), как единство < частей в многообразии их взаимосвязей. Роль принципа целост- ности в современном научном и философском анализе, а также в других формах осмысления действительности исключительно велика. Ориентация на данный принцип позволяет преодолеть ограниченные способы уяснения, преобладавшие на прежних ста- диях познания: элементаризм (разделение сложного на простые составляющие), механицизм (понимание целого лишь как суммы частей), редукционизм (сведение сложного, более высокого по уровню развития к простому). В определенных границах способ уяснения сложных объектов в понятиях «часть — целое» и сегодня в общем-то не потерял сво- его значения, но получил серьезное углубление, обогащение, занял важное место в современном системном подходе к самым различ- ным объектам. Обогащение категорий «часть — целое» понятием связи откры- ло путь к постепенному формированию новых категорий: элемент, структура, система. Понятие связи прежде всего дало импульс к уточнению и развитию представлений о способах упорядочен- ности различных объектов.
3. Структурные связи. Принцип системности 112 Форма и содержание. Упорядоченность бытия Представления об упорядоченности бытия складывались еще в древних философских учениях. Вспомним, например, учение о гармонии (пифагорейцы), идеи мирового порядка (стоики). Их можно считать отдаленными провозвестниками системных пред- ставлений. Понятием, с помощью которого в античных философ- ских учениях осмысливалась упорядоченность мира и его состав- ляющих, служило также понятие формы. Оно обобщенно выражало способы существования разных видов бытия (их строение, воп- лощение, преобразование). Категория формы занимала централь- ное место в наиболее развитой и всеобъемлющей системе антич- ности — в философии Аристотеля. Понятие формы мыслилось и употреблялось им в постоянной соотнесенности с противополож- ным ему понятием, обозначающим то, что подлежит оформле- нию, упорядочиванию. Аристотель «антиподом» формы мыслил материю, Гегель — содержание: ведь предметом рассмотрения выступала у него мысль. Форма, начиная с Аристотеля, понималась как организующий фактор бытия. Оформленность противопостав- лялась бесформенному и связывалась с организованностью, устой- чивостью, общностью, упорядоченностью. Аристотелю, вслед за Платоном, форма представлялась активной силой, организующей пассивную материю,— по аналогии с ситуациями человеческого творчества (воздействие гончара на глину, скульптора — на мра- мор и т. д.). По мысли Аристотеля, бытие становится доступным рациональному познанию в той мере и постольку, поскольку оно организовано, оформлено. Гегель также связывал с понятием формы определенность предмета, из каких бы составляющих она ни скдадывалась. Ка- тегории формы и содержания предназначались у Гегеля для постижения многообразия бытия. Он обосновал неразрывную диалектическую связь формы и содержания. Мысли Гегеля о диалектическом единстве, взаимодействии формы и содержания, о гибкости, относительности этих понятий вошли и в учение мате- риалистической диалектики. Дать четкие определения понятий «содержание» и «форма» нелегко. Понятия эти древние, многозначные, с несколько раз- мытыми значениями. Под содержанием понимают совокупность различных элементов и их взаимодействий, определяющих основ- ной тип, характер того или иного предмета, явления, процесса. Например, содержание того или иного производства — изготов- ление определенной продукции, содержание кинофильма — его сюжет (события, характеры, поступки, переживания героев, решаемые проблемы). Форма — принцип упорядоченности, способ существования того или иного содержания. Для производства это
120 Глава VII. Диалектика может быть организация труда, для художественного произве- дения — его композиция, разные приемы, «техника» выражения чувств, мыслей, идей. «Содержание» и «форма» — понятия диалектические. Они выражают разные, но неразрывно связанные аспекты одного и того же предмета: содержание оформлено, а форма содержательна, как пояснял Гегель. Маркс и Энгельс вслед за Гегелем мыслили форму не просто как что-то внешнее, поверхностное, но и как фактор внутренней организации того или иного явления, процесса. Форма закрепляет определенную ступень в развитии явления, тем самым обеспечивая накопление изменений и возможность даль- нейшего развития. Энгельс пояснял, например, что условием, обеспечившим прогресс первых живых существ, явилось то, что они приобрели определенную, передающуюся по наследству струк- туру. Еще один момент: многообразие мира находит свое выраже- ние в многообразии форм предметов и процессов. Эти довольно общие философские идеи можно конкретизировать на разнооб- разном материале. Так, идеи обновления советского общества требуют — для их реализации — законодательного, организацион- ного закрепления, воплощения их в хозяйственные, социальные «механизмы». Варианты динамичных соотношений формы и содержания многообразны. Здесь встречаются ситуации, в которых лидирую- щей, более мобильной стороной процесса оказывается изменение содержания, что, в свою очередь, обусловливает развитие формы. Например, трудовые, культурные навыки воздействуют в фило- и онтогенезе на формирование руки, речевое функционирование гортани оказывало влияние на развитие ее формы. Усложнение задач педагогики ведет к устареванию форм, методов обучения, общения с учениками, требует рождения новых форм педагогиче- ской деятельности. Углубление, развитие содержания научной деятельности сопряжено с устареванием форм и методов орга- низации науки и научных исследований. Вместе с тем новые, эффективные формы упорядоченности того или иного процесса способны оказывать мощное стимулирующее воздействие на его дальнейшее развитие. Вот почему творческое созидание новых перспективных форм имеет такое важное значение в процессах развития. Диалектическое единство, тонкая прилаженность формы и содержания друг к другу ярко проявляются в искусстве. Для выражения сходного содержания (скажем, чувства любви) здесь используются многообразные художественные формы. Однако любой вид, жанр искусства создает для этого свои выразительные средства. В результате тема любви в поэтической лирике выражена иначе, чем в повести, романе. Театр, кинематограф, балет, различ- ные музыкальные жанры используют для этого свои выразитель- ные средства. Причем мастера искусства вносят в «язык» жанра
3. Структурные связи. Принцип системности Щ особый стиль, неповторимые черты таланта, творчества. Вариации форм выражения сказываются и на содержании. Оно предстает то нежно-лирическим, то трагически-роковым, то буднично-повсе- дневным и т. д. Единство формы и содержания в искусстве проявляется в том, что художественная форма должна соответствовать содержа- нию. Отнюдь не всякое содержание может становиться предметом искусства. Не устройство атомов, не производственные процессы или политические действия, как таковые, а человек, его чувства, судьбы, проблемы составляют предмет искусства. Кроме того, содержанию, в принципе пригодному для искусства, могут, однако, «противиться» те или иные его жанры. Так, далеко не всякий сюжет годится для балета, романса, оперы. Исключитель- ное значение в искусстве имеет мастерское владение формой. Бездарно сделанный фильм вряд ли станет явлением искусства, точно так же далеко не каждый сборник стихов восприни- мается как поэзия. Форму вообще нельзя недооценивать. Она очень важна. Форма организует то или иное содержание, закрепляет определенную ступень развития, нормализует ее. Так, без соответствующего строения человеческой руки были бы невозможны осуществляе- мые ею сложные операции. Практические начинания, научные открытия, технические изобретения, художественные новации, если они не оформлены, не воплощены в тексте, «материале», могут мелькнуть и исчезнуть. В человеческой жизни, общественной деятельности понятие формы тесно связано с понятием правил, упорядочивающих, регулирующих всевозможные виды деятельности. В технической деятельности это могут быть ГОСТы, инструкции. Различными правилами регулируется спортивная, международная жизнь, дип- ломатические отношения. Большое значение имеют правовые нормы, а также обычаи, ритуалы, традиции в различных сферах социальной жизни. В качестве упорядочивающего фактора форма более консер- вативна, чем содержание. Жизнь убедительно продемонстриро- вала, например, консервативность форм управления многими уча- стками жизни советского общества, сложившихся в предыду- щие десятилетия и приведших к застойным явлениям. Вместе с тем удачно найденная форма организации труда, политической системы способна оздоровить, стимулировать общественные про- цессы. Возможно в ряде случаев и оживление, наполнение новым содержанием форм, на каком-то этапе утративших свою эффек- тивность. Так, в нашем обществе сегодня предпринимаются шаги к активизации, возрождению сути, смысла работы Советов, пар- тии, комсомола. В процессе развития формы устаревают, становятся тормо- зящим фактором. Переход на новый этап требует перестройки
ш Глава VII. Диалектика формы, ее обновления. Маркс образно пояснял: в форме предметы «затвердевают», чтобы затем снова «расплавиться». Реально форма неотделима от предмета, она есть более или менее устойчивая его организация. В то же время она имеет отно- сительную самостоятельность. В чем же это проявляется? В науке, практике, искусстве можно временно сосредото- чить внимание (для целей анализа, изучения, совершенствова- ния и т. п.) исключительно на формальной стороне предметов, действий, процессов. Существует целый ряд наук, специально изучающих различные формы: геоморфология, морфология расте- ний и животных, структурная лингвистика и др. Пространст- венные формы объектов специально изучаются в геометрии, кристаллографии. Эффективно отвлечение и специальное изуче- ние, совершенствование форм организации производства, науки, политической системы. Периодическая концентрация усилий на формах, приемах, средствах деятельности — важное условие со- вершенствования мастерства во многих видах человеческой дея- тельности, культуры. В науке успешно применяется метод формализации знания (языка). Он представляет собой перевод содержательных фраг- ментов знания (в математике, логике, физике, химии, технических науках) на искусственный символический или формульный язык, подчиненный четким правилам построения формул и их преобра- зований. Этот метод весьма эффективен в строгих, точных науках. Краткость, обозримость символических выражений, оперативность преобразований, возможность подчинить их четким математиче- ским и логическим правилам обеспечивают успешное решение по- знавательных задач на формальном уровне, делают возможным все более широкое использование ЭВМ. Вместе с тем формализация — перевод на искусственный язык содержательных разделов зна- ния — необходимо дополняется и обратным процессом, интерпре- тацией, содержательным истолкованием математического и дру- гого «формализма». Относительная самостоятельность формы имеет и другие про- явления. Одним из них является тенденция ее обособления в различных видах человеческой деятельности, превращения из средств в самоцель. Это оборачивается всевозможными проявле- ниями формализма, в том числе бюрократизма. Сугубо формаль- ный поиск приемов, способов художественной и другой деятель- ности в этом случае замыкается сам на себе, начинает работать вхолостую. Требуемая мера гибкости или жесткости формальных правил той или иной деятельности зависит от характера этой деятель- ности. Скажем, в военном деле, в четко отлаженных медицин- ских методиках, технологических процессах необходимо строгое соблюдение правил. Тем не менее даже в таких случаях абсолю- тизация формальных правил нередко препятствует решению задач,
3. Структурные связи. Принцип системности J23 ведет к сбоям, застою. Но особенно вредна заорганизованность в ситуациях творческой деятельности, где значение имеет ре- зультат, а не жестко регламентированный способ его осущест- вления. Элементы и структура. Понятие системы Идея системности формировалась постепенно. Философское ее осмысление предшествовало специально-научным исследованиям. Весомый вклад в ее развитие внесла немецкая идеалистическая философия. Понятие системы применялось в ней главным образом к познанию. Кант разъяснял: наука — не агрегат, а система, в которой целое — четкая взаимосвязь соответствующих знаний — важнее частей. Задачи всеохватывающей систематизации челове- ческих знаний возлагались на философскую мысль. Но в изучении природы и общества до середины XIX века пре- обладали идеи механицизма и элементаризма. Процесс познания целого мыслился как простое суммирование знаний о частях. Есте- ственным и единственно возможным направлением исследования считалось движение от частей к целому. Это относилось к естест- вознанию, прежде всего к его базовому разделу — классической механике, но распространялось и на познание общества. Вопрос о возможности другой направленности мысли просто не воз- никал. В науке идеи системности заявили о себе в середине XIX века при исследовании таких сложных, динамичных, развивающихся объектов, как человеческое общество и биологический мир. Пио- нерами нового подхода выступили К. Маркс и Ч. Дарвин. Диалек- тический принцип системности особенно успешно был реализован в «Капитале» Маркса. В этом труде общество было представлено как «социальный организм» со своей структурой (общественно- экономическая формация). Такой подход позволил получить знания об устройстве и факторах, механизмах и законах развития социальной целостности. Утвердившемуся ранее «ходу» исследо- ваний (от частей к целому) Маркс противопоставил иной, исход- ным тезисом которого было: нельзя понять часть, не опираясь на некоторое знание о целом. Маркс подошел к обществу не как к механическому объеди- нению индивидов, но как к организованной, упорядоченной системе. В рамках этой системы формируется человек, его по- требности и способности, цели и задачи его деятельности. При таком подходе обнаруживается, делается доступным изучению широкий и сложный круг общественных, исторических связей, в которые включен человек. Тем самым становится более насыщен- ным, «многомерным» и понимание самого индивида.
124 Глава VII. Диалектика Учению Маркса об обществе близка по исследовательским приемам эволюционная теория Дарвина, также опирающаяся на идеи системности. Обе эти теории дали мощный толчок развитию системного подхода, распространению его на все новые области познания и практики. Постепенно стало нарастать сознание того, что практически в любой сфере человеческой деятельности люди имеют дело не с отдельными, изолированными объектами, а с их сложными, взаимосвязанными комплексами. Утверждение систем- ных представлений сделало привычным ход исследований от це- лого к частям. В связи с этим возникла задача разработки и обос- нования методов мысленного расчленения сложных объектов в процессе их исследования. Прежде всего требовалось уяснить самые общие философские позиции. Философско-методологические принципы исследования сложных развивающихся объектов сформулировал, опираясь на Гегеля, Маркс. В XX веке по мере все более широкого применения идей системного подхода разрабатываются более конкретные кон- цепции системности (тектология А. А. Богданова — 20-е годы, общая теория систем Л. Берталанфи — 50-е годы, системотех- ника — 60-е годы и т. д.). Углубленно изучаются также принципы системного подхода и методы системного исследования. И все же основой все более конкретной разработки методологии систем- ного исследования остается диалектико-материалистическая кон- цепция системности. На философском уровне омысливаются прежде всего основные понятия (категории) системного исследо- вания: система, элемент, структура. Система — упорядоченное множество взаимосвязанных элемен- тов, обладающее структурой и организацией. Уже это краткое определение показывает, что понятие си- стемы предполагает такие понятия, как элемент и структура. Элемент — неразложимый далее (в данной системе, при данном способе рассмотрения) компонент (единица анализа) сложных предметов, явлений, процессов. Долгое время умами философов и ученых владела мысль, что при анализе любого «предмета» можно выделить его простейшие составляющие: «кирпичики» мироздания, неделимые далее эле- менты чувственного опыта, логические «атомы». С утверждением навыков диалектического мышления все в большей степени осознавалось, что понятия «простое» и «сложное» относительны, что неуместно говорить о неких абсолютно простых элементах. В настоящее время в науке под элементами понимают любые объекты, связанные с другими объектами в сложный комплекс. Иначе говоря, понятие «элемент» берется как относительное. В зависимости от способа рассмотрения в одном и том же слож- ном предмете могут выделяться в качестве его элементов самые разные «единицы». Составляющими живого организма могут выступать органы, ткани, клетки или же элементарные функции,
3. Структурные связи. Принцип системности функциональные системы и т. д. Различным образом можно анали- зировать такое сложное явление, как язык, выделяя в качестве элементов то связный текст, то предложение, то слово. Структура — относительно устойчивый способ (закон) связи элементов того или иного сложного целого. Структура отражает упорядоченность внутренних и внеш- них связей объекта, обеспечивающих его устойчивость, стабиль- ность, качественную определенность. Структурные связи разного рода «пронизывают» все процессы, происходящие в системных объектах. Объект является системой, если он может быть расчленен на взаимосвязанные и взаимодействующие части или элементы. Эти части, как правило, обладают собственной структурой и потому могут быть представлены как подсистемы исходной, большей си- стемы. Выделенные таким образом подсистемы в свою очередь могут быть разбиты на взаимосвязанные подсистемы второго и по- следующих уровней. На определенном этапе членения могут быть выделены элементы, дальнейшее членение которых будет означать выход за рамки исследования данной системы. Так, выходя на атомный и субатомный уровень, мы покидаем уровень молекуляр- ного и надстраивающихся над ним способов исследования. Дви- гаясь по пути разложения сложного на простое, можно при уясне- нии жизнедеятельности организмов выйти на такие уровни, кото- рые связаны уже с неорганическими процессами. Для системных объектов существенно также то, что и сам объект такого типа, и все взаимодействия и связи между его подсистемами и элементами подчинены специфическим для данно- го объекта законам, определяющим особенности его существования и изменения. Между подсистемами данной системы могут быть различные отношения, связи и взаимодействия. Сходные, одно- типные, устойчивые отношения и взаимодействия составляют структуру. Поскольку внутри одной и той же системы, особенно большой и сложной, может быть множество различных связей и отношений, то в ней можно выделить целый ряд структур. Такие системы называют многоструктурными, многоуровневыми. Системные объекты. Принцип системности В качестве системного может рассматриваться любой объект (и грецкий орех, и пишущая ручка, и многое другое). Но не ко всем объектам целесообразно применять принципы и методы системного подхода. Их использование требуется в тех случаях, когда систем- ные «эффекты» выражены достаточно интенсивно. С этой точки зрения все существующие в мире комплексы или совокупности можно подразделить на такие, в которых слабо выражены черты
126 Глава VII. Диалектика внутренней организации и связи частей носят внешний, случай- ный, нестабильный характер, и такие, в которых явственно выра- жены системные связи. Объекты первого типа условно называют неорганизованными совокупностями. К ним относят различные конгломераты. Это, скажем, куча камней, случайное скопление людей на улице и т. п. Входя в состав такого объединения или покидая его, элементы не претерпевают каких-либо серьезных из- менений. Свойства совокупности в целом почти совпадают с сум- мой свойств частей. Такая совокупность либо полностью лишена системно-структурного характера, либо он слабо выражен и им можно пренебречь. Системные объекты обладают целостной, устойчивой струк- турой. Для них характерны «системные эффекты» — появление новых свойств, возникающих в результате взаимодействия элемен- тов в рамках целого. Примерами системных объектов могут слу- жить кристаллы, архитектурные сооружения, биологические орга- низмы и многие другие предметы. Для системных объектов типич- на также иерархичность строения — последовательное включение систем более низкого уровня в систему более высокого уровня. Системой называют, таким образом, не произвольно выбранное множество «предметов» и связей между ними, а упорядоченную определенным образом целостную структуру, единый сложный объект. Так, в структуре живых организмов легко обнаружить различные органы, способные функционировать только во взаимо- действии друг с другом и только в составе данных организмов. В технике практически любое устройство или инженерное сооружение также состоит из ряда деталей, узлов и тому подоб- ных элементов, функционирующих совместно, во взаимосвязи и только в данной конструкции способных обеспечить дости- жение цели, для которой это устройство или сооружение создава- лись. Основным принципом разграничения и самих системных объек- тов также служит более слабый или более сильный характер си- стемных связей. К первому типу относят такие объекты, элементы которых взаимосвязаны, не составляют простой арифметической суммы, вне связи с целым теряют ряд свойств, но все же могут быть выделены и как самостоятельные. Такие объекты иногда называют «неорганичными системами», в отличие от «органич- ных» систем — сложных объектов с ярко выраженными систем- ными связями, чертами целостности. Системные объекты такого типа (биологический организм, человеческое общество и др.) не допускают обособления элемен- тов. В отрыве от целого элементы таких систем не только теряют ряд свойств (как в первом случае), но вообще не могут существо- вать. Органичные системы проходят в процессе их развития после- довательные этапы усложнения и дифференциации. Существенную роль в них играют генетические связи.
3. Структурные связи. Принцип системности 12Z В методологии системного исследования наряду с понятиями «система», «элемент», «структура» важную роль играют понятия «связь», «целостность», «функция», «иерархия» и «среда». Систе- ма может быть понята как нечто целое лишь в сопоставлении со средой — ее окружением. В зависимости от характера отношений со средой, различают такие типы поведения систем, как реактивное (определяемое преимущественно средой), адаптивное (определяемое средой и функцией саморегуляции, присущей самой системе), активное, в котором существенную роль играют собственные цели системы, преобразование среды в соответствии с потребностями системы. Наиболее высокоорганизованными являются самоорганизующиеся системы (адаптирующиеся и обучающиеся) или системы с обрат- ной связью. Поведение системы в них постоянно приводится в соответствие с изменяющимися внешними условиями, сигна- лами среды. Это предполагает наличие в сложно организован- ных системах процессов управления. Такие системы включают в себя не только связи координации (согласованного поведения элементов в пределах одного уровня), но и связи субординации. В них присутствуют особые управляющие механизмы, через которые структура целого воздействует на характер функцио- нирования и развития частей (биологические корреляции, цент- ральная нервная система, органы управления, система норм в обществе). Долгое время казалось, что размышления о понятиях «часть» и «целое», «простое» и «сложное», «элемент» и «структура» интересны только философам, в крайнем случае — части ученых- теоретиков. Положение в корне изменилось, когда жизнь вплот- ную подвела людей к таким практическим задачам, для решения которых потребовалось изучение и одновременный учет не про- сто большого, а, можно сказать, огромного числа качественно разнообразных предметов, явлений, процессов и связей между ними. Особенно нагляден переход к таким задачам в технике XX века, когда возникли так называемые особо сложные техни- ческие системы, структура которых состоит уже не из десятков и сотен, а из десятков и сотен тысяч взаимосвязанных деталей и узлов. Первые такие системы (их так и назвали: большие системы) были созданы в области телефонной связи. В середине XX века пальму первенства перехватили радиолокационные, радионавига- ционные, вычислительные и прочие технические системы, состоя- щие из сотен тысяч и миллионов отдельных радиоэлектронных элементов. Несколько позднее сложные многофункциональные системы стали обычным явлением почти во всех областях техниче- ской деятельности. Оказалось, что для проектирования, создания и использования таких систем нужны не только физические, хими- ческие и другие специально-научные знания, но также понятийный
Глава VII. Диалектика 12& аппарат, отражающий особые свойства сложных технических систем, что стимулировало рост интереса к предельно общим знаниям, закрепленным в философских категориях диалек- тики. Со временем выяснилось, что сходным образом обстоит дело не только в технике, но и во многих других областях знаний. Так возник и стал быстро развиваться системный подход, при- менивший выработанные в диалектике философские знания как основание принципиально новой системной методологии. Она представляет собой совокупность методов изучения, создания и применения сложных технических, биологических и социальных систем. Принцип системности и связанный с ним системный под- ход — важное методологическое направление в современной науке и практике, воплотившее в себе целый комплекс идей теории диа- лектики. Каковы же основные принципы системного исследо- вания? Исходным пунктом всякого системного исследования является представление о целостности изучаемой системы — принцип це- лостности. Это предполагает рассмотрение объекта с двух пози- ций: в соотнесении объекта со средой, внешним окружением и пу- тем внутреннего расчленения самой системы с выделением ее эле- ментов, свойств, функций и их места в рамках целого. При этом свойства целого понимаются с учетом свойств элементов и на- оборот. Представление о целостности системы конкретизируется через понятие связи. Среди различных типов связей особое место за- нимают системообразующие связи. Разные типы устойчивых связей образуют структуру системы, то есть обеспечивают ее упорядоченность. Характер этой упорядоченности, ее направ- ленность характеризуют организацию системы. Структура сис- темы может характеризоваться как по горизонтали (связи между однотипными, однопорядковыми компонентами системы), так и по вертикали. Вертикальная структура предполагает вы- деление различных уровней системы и наличие иерархии этих уровней. Способом регулирования многоуровневой иерархии, обеспече- ния связи между различными уровнями является управление. Этим термином называют разнообразные по жесткости и формам способы связей уровней, обеспечивающие нормальное функцио- нирование и развитие сложных систем. Иерархичность строе- ния — специфический признак системы, а связи управления — одно из характерных выражений системообразующих связей. При исследовании систем, располагающих собственными органами управления, рассматриваются также цели и целесообразный ха- рактер их поведения. Существенная черта целого ряда системных объектов состоит в том, что они являются не просто системами,
4. Связи детерминации. Принцип детерминизма 122 а самоорганизующимися системами, с целесообразным характе- ром поведения. В этом случае источник преобразования системы или ее функций обычно заключен в самой системе. 4. Связи детерминации. Принцип детерминизма ф Причинные связи. Принцип причинности ф Случайность и необходимость. Возможность и действительность ф Концепция детерминизма ф В философском познании фундаментальная роль принадлежит принципу детерминизма. Согласно этому принципу, реальные при- родные, общественные и психические явления и процессы детер- минированы, то есть возникают, развиваются и уничтожаются закономерно, в результате действия определенных причин, обус- ловлены ими. Признание причинности и закономерности явлений лежит в основе материалистического понимания и научного позна- ния мира. Отказ от принципа детерминизма приводит к совер- шенно иной картине бытия, в котором становится возможным все, что угодно, вплоть до «чуда». В таком мире невозможны рацио- нальные объяснения связей между явлениями, научный прогноз будущего, разумная ориентация в происходящих событиях. Современное понимание детерминизма сложилось в результате длительного исторического развития представлений о причинно- следственных связях и закономерностях. Причинные связи. Принцип причинности Практический опыт, наблюдения, а позднее — научные иссле- дования подсказывали, что во многих случаях удается установить источник происходящих в мире изменений — явление, повлекшее за собой другое явление. Первое из них назвали причиной, второе следствием. Сказанное можно выразить графически схемой: П---------► С, где П — причина ? С — следствие. В схеме показано, что причинно-следственная связь направ- лена от причины к порожденному ею следствию. Значит, причина и следствие — асимметричны, и отношение между ними необрати- мо. Имеется в виду, что причины вызывают не любые, а опреде- ленные, соответствующие им следствия. Скажем, из косточки винограда вырастает виноградная лоза, из семени чертополоха — 5 Введение в философию, ч. 2
Глава VII. Диалектика чертополох. Эта схема — назовем ее простой схемой причинно- сти — служит основой более сложных схем причинных отноше- ний, охватывающих множество практически одновременно дейст- вующих причин. Графическая модель такого соотношения выгля- дит следующим образом: Некоторые причины вызывают многочисленные, долго разви- вающиеся следствия, например катастрофические стихийные бед- ствия, такие, как ураганы, землетрясения или взрыв атомной бом- бы над Хиросимой в 1945 году. Широко распространен тип причинно-следственных связей, вызывающих так называемый «эффект домино», когда воздейст- вие одной причины вызывает целую цепочку следствий, подобно тому как падение одной кости домино в длинном ряду вызывает последовательное падение всех поставленных друг за другом костей. П — — — —С-, ———— С2———— С3——— — •••••• ———-Сп Одна из сложных форм причинно-следственных отношений представлена в модели цепной реакции, построенной физиками и химиками. Ход событий развивается в ней по принципу «доми- но», но каждое следствие становится причиной не одного, а двух или более явлений. Эти, в свою очередь, порождают новый «пучок» явлений и т. д. Таким образом, здесь как бы соединяются схе- мы 3 и 4.
4. Связи детерминации. Принцип детерминизма ш По такой причинной схеме развиваются цепные химические реакции, происходит взрыв критической массы ядерного за- ряда. / Причинные |1связи могут быть прямыми (например, при ударе одного шара о другой) или опосредствованными. Пример послед- них — гибель лесов из-за роста потребления электроэнергии, что ведет к увеличению мощности тепловых электростанций, возра- станию добычи и количества сжигаемого на электростанциях угля, а соответственно и увеличению выбросов серы в атмосферу, взаимо- действию выбрасываемых трубами газов с кислородом воздуха, об- разованию капель серной кислоты, переносу аэрозолей, выпадению кислотных дождей и повышению кислотности почв, на которых растут деревья. К сложным типам причинно-следственных связей относится отражение. При этом явление-следствие сохраняет в своей структуре, свойствах следы воздействия явления-причины. На- пример, горные породы могут сохранять следы магнитных полей, воздействовавших на них в период их формирования. Подобного рода причинные связи используются в технике при конструировании разного рода «запоминающих» устройств: «па- мяти» ЭВМ, конструкционных элементов, способных «запоминать» изначально заданную форму и восстанавливать ее после ряда изменений. Чем глубже люди познавали мир, тем сложнее становились их представления о связях между причинами и следствиями. Выяснилось, что простая схема причинности безмерно огрубляет реальные причинно-следственные отношения, схватывая лишь са- мый общий их смысл. С выявлением все новых типов причинных связей обогащалось их исходное простое понимание, усложнялась элементарная схема причинности. Важным шагом на этом пути было открытие взаимодействий. Взаимодействие — более сложный тип связи, нежели однона- правленная причинно-следственная связь. В этом случае явление- причина испытывает обратное воздействие -со стороны собственно- го следствия; причина и следствие взаимно влияют друг на друга, выполняют практически одновременно роль и причины, и следст- вия (почва, растение, экономика-политика). п *с <----------- Связи взаимодействия широко используются в кибернетике (принцип «обратной связи»), в системах регулирования техноло- гических процессов. Не может быть жизнеспособной социальная система, не изменяющаяся в зависимости от результатов соб- ственной деятельности. И в этом случае органы государственной власти взаимодействуют с управляемым объектом — обществом,
ш________________ Глава VII. Диалектика принимают решения, становящиеся следствием реакции обще- ства на ранее проведенные в жизнь управленческие воздействия. Осмысление природы взаимодействия существенно обогатило представления о причинно-следственных отношениях между явле- ниями. Общая картина мира приобрела гораздо более сложный, динамичный характер, но стала и более адекватной действитель- ности. Стало, в частности, понятным, что графическая модель, в которой были бы учтены все современные знания о причинных связях явлений, оказалась бы бесконечномерной универсальной сетью всеобщих связей, где все явления — причины и следствия — так Или иначе^прямо или опосредствованно, многократно соотне- сены друг с другом, где все связано со всем. К обогащению простой схемы причинности вел и еще один путь — путь уяснения сложного, неоднородного состава комплек- са причин или причинного основания, разграничения в нем при- чинных факторов разного «веса» и типа. По мере развития причин- ного анализа стали различать причины главные и второстепенные, прямые и косвенные. Кроме того, в анализ вводится учет условий, поводов, а для процессов, протекающих с участием людей, также интересов, мотивов, целей, идеалов, волевых факторов. Условия — это внутренние связи предмета и внешние факторы, представляющие среду, в которой возможно развитие причин- ных явлений и связей. Взятые отдельно от более существенных причинных факторов, сами по себе, они не могут породить следст- вие. Но ими обусловлено превращение заключенной в причине потенциальной возможности в действительность, что и определяет их включение в состав причинного основания. Так, в 1933 году в Германии сложились политические условия, в которых созрела возможность коренного изменения государствен- ного строя. Эта возможность стала действительностью в резуль- тате политического переворота, совершенного национал-социа- листами под руководством Гитлера. При анализе обстоятельств прихода фашистов к государственной власти историки рассматри- вают в качестве основных причин глубинные социально-экономи- ческие процессы, приведшие общество к кризисной политиче- ской ситуации. Но кроме того, они обязательно учитывают и кон- кретные условия, в которых возможность переворота превратилась в действительность. Одним из таких условий стали, как известно, ошибки просталинского руководства III Интернационала, препят- ствовавшего укреплению союза коммунистов и социал-демократов. Изменение данного условия, установление в те годы взамен сопер- ничества отношений тесного сотрудничества между этими двумя партиями рабочего класса могло бы преградить путь к прихо- ду фашистов к власти, способствовало бы реализации в истори- ческом процессе другой реально существовавшей тогда возможно- сти политического развития Германии. Различие причин и условий относительно.
4. Связи детерминации. Принцип детерминизма ш Поводы — это явления, которые сами по себе тоже не вызывают того "или Иного из рассматриваемых следствий, но срабатывают как «пусковой механизм», толчок, импульс, развязывающий дей- ствие всего причиннога комплекса. Т&к, организованный национал- социалистами поджог здания высшего государственного органа Германии — рейхстага — послужил поводом для ареста и изоля- ции руководства коммунистической и социал-демократической партий. Действительной же причиной политического переворота, совершенного фашистами, был, конечно, не инсценированный ими поджог. Характерной чертой неравновесных состояний (в природе, общественной жизни, технике и др.) является то, что со- всем незначительное событие может дать толчок сложным, а иногда мощным и даже катастрофическим процессам. Приме- рами могут служить случаи лавин, больших технических ката- строф из-за какой-то «последней капли» в причинной цепочке. Ядерное оружие делает в высшей степени неравновесной ситуа- цию в современном мире, когда не только злой умысел, но и не- вольная ошибка могут явиться поводом для нанесения ядерного удара. Причинное основание — совокупность всех обстоятельств, при наличии которых наступает следствие. Оно включает в себя явле- ния различного детерминирующего уровня: собственно причины, условия, поводы, стимулы. Открытие многообразных причинных факторов и все более сложных форм причинных связей привело к уяснению комплексного характера причинных воздействий. Наиболее сложный характер носит причинная детерминация само- организующихся систем. Существенную роль в них играет само- детерминация — обусловленность состояния системы не только воздействиями среды, но и ее собственными предшествующими состояниями. Связи между причинами и следствиями могут носить не только необходимый, жестко обусловленный, но и случайный, вероятно- стный характер. Познание вероятностных причинно-следственных связей потребовало включения в причинный анализ новых диалек- тических категорий: случайность и необходимость, возможность и действительность, закономерность и др. Случайность и необходимость. Возможность и действительность Необходимой называют такую однозначно обусловленнуюсвязь явлений, при которой наступление события-причины обязательно влечет за собой вполне определенное явЛёниё-слё5ствие.
ш Глава VII. Диалектика ^Случайность — понятие, полярное необходимости. Случайной называют такую связь причины и следствия, дцш. которой причин- ны^ основания допускают реализацию любого из множества воз- можных альтернативных следствий. При этом то, какой именно вариант связи осуществится, зависит от стечения обстоятельств, от не поддающихся точному учету и анализу условий. Таким об- разом, случайное событие наступает как результат воздействия некоторых из неопределенно большого числа разнообразных и в точности неизвестных причин. Наступление случайного события- следствия в принципе возможно, однако не предопределено: оно может произойти, а может и не произойти. В истории философии широко представлена точка зрения, согласно которой случайного реально нет, оно следствие неиз- вестных наблюдателю необходимых причин. Но, как впервые показал Гегель, случайное событие в принципе не может быть вызвано одними только внутренними, необходимо тому или иному процессу присущими закономерностями. Случайное со- бытие, как писал Гегель, не может быть объяснено из самого себя. Непредсказуемость случайностей кажется противоречащей принципу причинности. Но это не так, потому что случайные события и причинные связи — следствия хотя и неизвестных заранее и досконально, но все же реально существующих и доста- точно определенных условий и причин. Возникают они не хаотично и не из «ничего»гвозможность их появления хотя и не жестко, не однозначно, но закономерно связана с причинными основания- ми. Эти связи и законы обнаруживаются в результате изучения большого числа (потока) однородных случайных событий, описы- ваемого с помощью аппарата математической статистики, и потому называются статистическими. Статистические закономерности имеют объективный характер, но существенно отличаются от зако- номерностей единичных явлений. Применение количественных методов анализа и исчисления характеристик, подчиняющихся статистическим законам случайных явлений и процессов, сделало их предметом особого раздела математики — теории вероятно- стей. Вероятность — мера возможности наступления случайного со- бытия. Вероятность невозможного события равна нулю, вероят- ность наступления необходимого (достоверного) события — еди- нице. Вероятностно-статистическая интерпретация сложных причин- но-следственных отношений позволила разработать и применить в научных исследованиях принципиально новые и весьма эффек- тивные методы познания структуры и законов развития мира. Современные успехи квантовой механики и химии, генетики были бы невозможны без понимания неоднозначности отношений между причинами и следствиями изучаемых явлений, без признания
4. Связи детерминации. Принцип детерминизма того, что последующие состояния развивающегося предмета дале- ко не всегда можно полностью вывести из предыдущего. В технике статистический подход и основанный на нем матема- тический аппарат обеспечили развитие теории надежности, теории массового обслуживания, квалиметрии и ряда других научно- технических дисциплин. Благодаря этому стал возможным совер- шенный во второй половине XX века переход к созданию и приме- нению многофункциональных технических систем высокой слож- ности, надежность которых описывается вероятностными харак- теристиками. Реальные явления и связи между ними обусловлены, как пра- вило, достаточно сложными по составу причинными основаниями, включающими в себя как внутренние (необходимые), так и внеш- ние (случайные) причины. Множество взаимодействующих разно- родных причин обусловливает возможность реализации различных вариантов следствия. Характер реальных следствий зависит от того, какой тип причинных связей оказался доминирующим в каж- дом конкретном случае. Познание соотношения необходимого и случайного в социаль- ных взаимодействиях является условием практического приме- нения знаний об объективных закономерностях жизни общества. Это объясняется тем, что общественно-исторические законы реа- лизуются как объективная тенденция социального развития через сознательную деятельность преследующих свои цели отдельных личностей и социальных групп. Потому общественная жизнь пред- ставляет собой в целом чрезвычайно сложную систему причинно- следственных отношений, необходимых и случайных действий, поступков и процессов. Законы данного типа могут не обна- руживаться во многих частных случаях, однако верно описывать динамику социальной жизни как целостный обобщенный про- цесс. Случайность и необходимость относительны: необходимое в од- них условиях может предстать случайным в других и наоборот. Для их надежного различения следует каждый раз тщательно учитывать конкретные условия. В конкретном анализе причинных отношений необходимость и случайность оказываются тесно свя- занными с соотношением возможного и действительного, с превра- щением возможности в действительность. Причинно-следственные отношения, реализующие принцип причинности, возникают тогда, когда явление-причина порождает случайное или необходимое следствие. Если же явление еще не стало, но может стать причиной, говорят, что в нем заключена воз- можность превращения в действительную причину. Иными слова- ми, возможность — предпосылка возникновения того или иного явления, процесса, его потенциальное существование. Таким образом, возможность и действительность — две последовательные ступени развития явления, его движения от причины к следствию,
136 Глава VII. Диалектика два этапа формирования причинных отношений в природе, обще- стве и мышлении. Такое понимание связи возможного и действи- тельного отражает объективную неразрывность процесса развития любого явления. В каждом конкретном процессе превращения возможности в действительность реализуются, как правило, и необходимые, и случайные причинно-следственные связи. Отсюда вытекает, что действительность воплощает в себе разнородные возможно- сти, содержит множество не только необходимо, но и случайно сложившихся свойств. Концепция детерминизма Детерминизм в широком смысле слова есть такая концепция мира (способ объяснения происходящих в нем изменений), кото- рая основывается на принципах причинности и закономерности. Различные формы детерминизма обусловлены различными типами причинности и законов. Длительное время умами философов и ученых владел меха- нистический детерминизм, базирующийся на понимании причин- ной связи как однозначной (то есть необходимой) и постоянной. Причинность приравнивалась к необходимости, случайность же исключалась из рассмотрения, считалась просто несуществующей (Демокрит, Спиноза и другие). Для механистического детерми- низма характерны очень жесткое, исключающее случайность понимание причинных связей и ньютоновский тип законов (законы классической механики), не принимающий во внимание вероят- ностной, статистической формы детерминизма. Особенность механистического детерминизма состояла также в том, что детерминация рассматривалась как вызываемая внеш- ними причинами (условиями). Так, в системе физической причин- ности, воссозданной в механике Ньютона, все процессы опреде- ляются предыдущим состоянием движения и силами, оказываю- щими действие извне. Далее, поскольку детерминация рассмат- ривалась как однозначная, отсюда делался вывод о возможности точного предсказания (или ретросказания) состояний материаль- ных систем и даже Вселенной в целом в будущем (или прошлом). Обосновывалось это следующим образом. Состояние Вселенной определяется хотя и большим, но конечным числом параметров. Если известно число этих параметров в любой данный момент, а также известны их производные по времени, то может быть вы- числено значение этих самых параметров в предыдущее и после- дующее время. Такое понимание иногда еще называют лапла- совским детерминизмом — по имени французского ученого Лап- ласа, четко сформулировавшего идеи механистического детерми- низма.
4. Связи детерминации. Принцип детерминизма ш Развитие познания, особенно в XIX—XX веках, убедительно выявило ограниченность такого понимания. Укреплялось пред- ставление, что детерминация вызывается не только внешними причинами, что она не исчерпывается лишь количественной сто- роной дела и не обязательно является однозначной или хорошо определенной. Открытие в процессах биологической эволюции, в развитии общества, наконец, в физике микромира иных, более сложных, диалектичных форм детерминации на какое-то время реанимировало концепцию индетерминизма — отрицания законо- мерностей и причинной обусловленности явлений. Так, кризис механистического материализма в физике на рубеже XIX и XX сто- летий (вывод: «материя исчезла») включал в себя и кризис меха- нистического, или метафизического, детерминизма. Уже не в об- ласти философии, а на почве самой науки диалектически пере- осмысливались жесткие представления ученых о причинных свя- зях и законах. Диалектизация принципа причинности шла, как уже говори- лось, в различных направлениях. В механистическом материа- лизме простая схема причинности мыслилась как однозначное соответствие между причиной и следствием. Предполагалось, что одна и та же причина всегда производит одно и то же след- ствие, что имеется единственное следствие для каждой причины, однозначным образом вытекающее из этой причины. Уточнение простой схемы причинности, насыщение ее диалектикой происхо- дило таким образом, что сначала была осознана роль условий: при одинаковых условиях выделенная причина всегда производит одно и то же следствие. Затем становится понятным, что одинако- вых причин, условий и результатов не бывает. Поэтому происхо- дит следующее уточнение: подобные причины при подобных усло- виях всегда производят подобные следствия. Наконец, слово «всегда» заменяется более точным «в большинстве случаев»: подобные причины при подобных условиях в большинстве случаев производят подобные следствия. Большинство случаев — это мак- симальная частота случаев. Тем самым от ньютоновской детерми- нации (в причине — одна возможность) совершается переход к статистической детерминации, многооднозначному соответствию между причинами и следствиями (в причине ряд возможностей). Это делает изменение, развитие многовариантным, не заданным жестко, что не означает, однако, отсутствия детерминации, произ- вольного характера переходов. Иначе говоря, понимание детерминизма выступает как доста- точно гибкое, открытое для новых типов детерминации и вместе с тем настолько четкое, чтобы исключать представления индетер- минизма. Согласно диалектико-материалистической концепции детерминизма, причина и следствие не обязательно должны быть связаны жесткими и однозначными связями, то есть необходимым образом. Эта связь может носить статистический, вероятностный
Глава VII. Диалектика Ш характер, и тогда форма детерминации статистическая. Статисти- ческая детерминированность — результат взаимодействия большо- го числа элементов, индивидуально детерминированных в соответ- ствии с другими типами детерминации. Статистическая детерми- нация касается ситуаций, в которых имеется несколько (иногда много) альтернатив. Признание реальности вероятностей, случайных явлений по- влекло также диалектическое переосмысление понятия закона. На первый взгляд кажется, что случайность в принципе отрицает детерминизм. Однако она имеет свои законы, свою обусловлен- ность. Диалектико-материалистический детерминизм включает в себя случайность. В игре случая конечные результаты возни- кают из определенных условий, по определенным законам. Так, в квантовой теории «одинаковые» физические ситуации могут сопровождаться большим количеством различных состояний. Игра случая не подчиняется ньютоновскому типу законов, она стати- стически детерминирована. Иначе говоря, квантовая механика решительно ограничивает ньютоновскую форму детерминизма. Она отрицает не причинность или закономерность, а их жесткую форму. Принцип закономерности не требует, чтобы каждое инди- видуальное событие всегда происходило одинаково. Универсаль- ная закономерность (коллективная регулярность) совместима в некоторых отношениях с индивидуальными исключениями, не- регулярностью. Это не отрицание, а расширение детерминизма, переход к более богатой, диалектичной его модели, полнее и тоньше отражающей сложные социальные и природные про- цессы. 5. Диалектика количественных и качественных изменений О Качество и свойства ф Качество и количество ф Мера. Переход в новое качество ф Скачкй ф Еще в древности греческие философы обратили внимание на то, что незначительные, до поры до времени остающиеся незаметны- ми изменения того или иного предмета, накапливаясь, могут при- водить к изменениям весьма заметным. Скажем, убавление числа песчинок в куче песка или волос на голове человека рано или поздно приводит к тому, что куча песка исчезает, а человек ста- новится лысым. Причем граница перехода одного состояния в дру- гое здесь размыта* неуловима, в других же случаях она прочерчи- вается резко.
5. Диалектика количественных и качественных изменений 122 Такого рода жизненных, практических, а затем и научных примеров можно привести великое множество. По крупицам на- капливаются, а со временем становятся весьма заметными спор- тивное и профессиональное мастерство, образованность, мудрость. Незаметно подкрадывается к человеку старость. Коварна граница перехода от случайных, разовых употреблений алкоголя или нар- котика к алкоголизму, наркомании. Постепенно суммируются многие вредные воздействия производства на окружающую среду. Начинаясь с безобидных доз, загрязнение воздуха, водоемов, на- растая, достигает со временем катастрофического уровня. Нагре- вание или охлаждение тел до определенной температуры меняет их агрегатные состояния. Гегель увидел в таких изменениях не просто любопытные случаи, а всеобщую закономерность, получившую название закона перехода количественных изменений в качественные. В марксист- ской философии этот закон получил научно-материалистическое осмысление и был применен для объяснения всевозможных явлений в природе и обществе. Качество и свойства Мир многообразен. Он предстает перед человеком не скопле- нием одинаковых предметов, а как множество предметов, яв- лений, процессов, наделенных различными свойствами. Каждый предмет обладает не каким-то одним, а целым рядом свойств и потому имеет не одну, а множество разнообразных характери- стик. Свойства бывают существенные и несущественные. Скажем, с деловой точки зрения существенны не цвет глаз, рост человека, стиль его одежды; важно, какой он специалист, высок или низок уровень его профессионализма. Предметы, по тем или иным причи- нам утратившие существенные свойства, не просто переходят в новое состояние, но становятся другими предметами. Например, потерпевший аварию самолет перестает быть машиной, превраща- ется в металлолом. Различают также специфические и неспецифические свойства. Определенное значение атомного веса специфично для данного хи- мического элемента, вес же вообще — общая характеристика любых материальных тел, находящихся в поле тяготения. Специ- фические свойства, присущие данному явлению, характерные для него, часто называют признаками или симптомами. Они позво- ляют обнаруживать тот или иной предмет среди многих других, не обладающих такими признаками (отпечатки пальцев в ситуа- ции преступления, характерная для данного заболевания сыпь и др.). Некоторые свойства предмета могут видоизменяться, их
140 Глава VII. Диалектика можно приобретать и утрачивать. Однако есть также неотъем- лемые свойства. В философии их называют атрибутами,. Так, предметы немыслимы без характеристик пространства, времени, движения. Для человеческой личности атрибутивным свойством является, в частности, память. Человек, утративший память, теряет вместе с нею человеческий облик. Различаются также актуальные и потенциальные свойства. Первые уже реализованы и наблюдаются в данное время. Вторые (их называют диспози- ционными) носят как бы скрытый характер и развертываются, выявляются постепенно при различных взаимодействиях данного предмета с другими. Такие свойства, как электропроводность, растворимость, человеческая отзывчивость и др., проявляются именно таким образом. Предметы — это не механический набор или простая сумма свойств, но их взаимосвязь, единство. Вот почему познание предметов требует усилия мысли — синтеза их многообразных проявлений. Устойчивая совокупность свойств предмета вы- ражается в философии понятием качество. А множественность различных предметов характеризуется как качественное много- образие. Свойства обнаруживаются как проявления тех или иных черт, сторон предметов в их отношениях с другими пред- метами. Каждый предмет многогранен. Он может поворачиваться к другим предметам и к людям разными сторонами, входить в раз- личные связи с другими предметами, по-разному использоваться в человеческой практике. Напомним ленинский пример со ста- каном. Стакан — сосуд для питья, вместе с тем он может исполь- зоваться и для других целей: геометром — как образец цилиндра, зоологом — как емкость для заспиртованного насекомого. В домаш- нем хозяйстве, мы знаем, стакан часто используется как мера для пищевых продуктов и т. д. Так обстоит дело и с другими предметами. Их можно рассматривать с разных точек зрения, в разных аспектах. Умение видеть в предметах разные аспекты, не теряя при этом представления об их единстве, требует навыка. Ди- алектика приучает к гибкому, многогранному, разностороннему подходу к одним и тем же явлениям. Сходства и различия свойств определяют существование качест- венно однотипных и разнотипных групп предметов, явлений, процессов. Под качеством понимают целостную, интегральную характеристику предмета (единства его свойств) в системе его связей и отношений с другими предметами. При размышлении о качестве и свойствах предметов возникает философский вопрос: носят ли они объективный характер или же зависят от точки зрения, практических целей, особенностей восприятия человека. Этот вопрос (один из многочисленных ва- риантов основного вопроса философии) встал перед философами давно. Вспомните характерный для XVII—XVIII веков спор о
5. Диалектика количественных и качественных изменений ш «первичных» (плотность, протяженность, движение, вес) и «вто- ричных» (звук, цвет, вкус, запах) «качествах» вещей. Мыслители того времени были склонны относить к объективным лишь пер- вую группу свойств, вторые же рассматривались как субъектив- ные, возникающие в результате воздействия предметов на чело- веческие органы чувств. Это соответствовало механистическому взгляду на материю как совокупность протяженных тел, частиц, движущихся в пространстве и в разных сочетаниях — по законам притяжения и отталкивания — образующих всевозможные вещест- венные предметы. Дальнейшие размышления о реальности или иллюзорности качественного многообразия мира привели к выводу, что и «пер- вичные» качества воспринимаются людьми посредством органов чувств (с добавлением к ним все более совершенных приборов). И в этом смысле тяжесть, скорость перемещения, шероховатость или гладкость поверхности и все другие свойства, учитываемые в механике, в случае их чувственного восприятия людьми не менее субъективны, чем восприятие звуков, цветов и других «вторич- ных» свойств. Иначе говоря, люди телесно (а не только мысленно, духовно) включены в сложные взаимодействия предметов, участ- вуют в них. Они имеют возможность судить о свойствах, качествах вещей по тому, как они представлены в их опыте. Кант называл это «явлениями» — в отличие от характеристик «вещей самих по себе». Приходится признать, что все свойства вещей познаются нами в форме «субъективных образов объективного мира». Но человеческий опыт заключает в себе реальные возможности на- растания объективных знаний о мире, о различных свойствах и качественном многообразии предметов. Такая возможность обес- печивается многократными контактами с предметами, притом каждый раз в иных условиях, на другой основе. Делу помогают также различные процедуры перекрестных практических прове- рок получаемых знаний, их историческое накопление, суммиро- вание усилий множества людей. Понятие качества выражает специфику, своеобразие больших и малых групп предметов. Оно помогает уяснению качественных границ между природой и обществом, живой и неживой при- родой, твердыми телами, жидкостями и газами, растительным и животным миром и т. д. Установление качественных гра- ниц лежит в основе классификаций минералов, растений, живот- ных, технических устройств, профессий, наций и народностей. Вместе с тем качественное многообразие мира не является застывшим, раз навсегда данным. Оно весьма подвижно. Чем же определяются качественные характеристики предметов, явле- ний, процессов? Для ответа на этот вопрос необходимо поня- тие качества соотнести с противоположным ему понятием коли- чества.
ш Глава VII. Диалектика Качество и количество Качество — такая определенность предмета (явления, процес- са), которая характеризует его как данный предмет, обладающий совокупностью присущих ему свойств и принадлежащий к классу однотипных с ним предметов. При утрате качественной опреде- ленности предмет перестает быть самим собой, приобретает новые черты, определяющие его принадлежность уже к другому классу предметов. Например, расплавленная руда превращается в шлаки и металл; подросток, взрослея, становится юношей, юноша — мужчиной, мужчина со временем делается стариком; поселок, разрастаясь, может стать городом и т. д. Категория качества была впервые проанализирована Аристо- телем, обосновавшим качественный подход к физическому миру (квалитативизм). Представителей средневековой схоластики за- нимала проблема «скрытых качеств», ссылками на которые объяс- нялись различные свойства предметов, веществ (лекарство ле- чит, так как в нем заключена способность лечить, и т. п.). Филосо- фы-материалисты XVII—XVIII веков касались данной проблемы в связи с размышлениями о «первичных» и «вторичных» качест- вах. Однако на протяжении веков складывался и иной, количест- венный, подход к миру, при котором стиралось его качественное многообразие. Открытие количественных черт бытия имело очень важное значение. Большое внимание этой стороне дела уделили пифагорейцы, разработавшие учение о числах как выражении сути бытия. Количество — характеристика явлений, предметов, процессов по степени развития или интенсивности присущих им свойств, выражаемая в величинах и числах. Обобщая мысли пифагорейцев и других своих предшественни- ков, Аристотель пояснял: «Количеством называется то, что делимо на составные части, каждая из которых, будет ли их две или боль- ше, есть по природе что-то одно и определенное нечто. Всякое количество есть множество, если оно счислимо, а величина — если измеримо» При всей непривычности этого философского раз- мышления '{его отделяют от нас почти 2,5 тысячи лет) все же по- нять его суть нетрудно: к количественным причислены здесь те характеристики вещей, что доступны измерению и математи- ческому выражению. Оценка количественных характеристик реальных «вещей» на- чинается с выявления в них общих свойств, присущих как одно- родным, так и качественно различным по своей природе «вещам». Такими свойствами, по которым можно сравнивать разнородные предметы, могут быть линейные размеры, скорости движения, 1 Аристотель. Соч. В 4 т. М., 1975. Т. 1. С. 164.
5. Диалектика количественных и качественных изменений ш масса, температура тел. Для человеческих организмов речь может идти о весе, росте, объеме легких, показателях давления крови и т. д. Лишь выделение такого рода общих свойств позволяет определить количественные характеристики вещей. «...Различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству,— пояснял Маркс.— Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а следовательно, соизмеримыми величинами» 1. Невозможность обобщения в единой количественной характеристи- ке качественно совершенно разнородных предметов и явлений передает известная шутка А. П. Чехова: «Шел дождь и два сту- дента». Рассмотрение различных предметов с количественной точки зрения на основе некоторого общего свойства как бы стирает их качественные различия. Так, качественно различные товары — хлеб, одежда, автомобили — «уравниваются» при их погрузке, разгрузке, транспортировке на основе того, что все они имеют вес и габариты. Аналогично «уравнивает» людей с различием судеб, черт характера, профессий и т. д. лифт, «учитывая» только их вес. Многообразие видов продукции стерто в суммарном количест- венном (денежном) выражении их стоимости. «Уравнивание» качественных различий предметов, приведение их к некоторому единству делает возможным измерение. Процеду- ра измерения той или иной величины предполагает установле- ние соответствующей единицы измерения. Например, метр — еди- ница длины, килограмм — единица массы. Измерить нечто — зна- чит установить количество укладывающихся в нем единиц. Коли- чественные характеристики предметов, явлений, процессов широко применяются в общественной практике: при планировании и фи- нансировании производства, строительства, социального развития, при составлении расписаний движения транспорта, при переписи населения и т. д. Количественный подход, основанный на нем математический аппарат играют важную роль в современной науке. Имея в виду естествознание и технические науки, Д. И. Менделеев отмечал, что наука начинается там, где начинается измерение. Эксперимен- тальное, математическое естествознание, все точные науки нового времени родились на базе применения количественных методов. Процесс математизации, все более глубокого проникновения мате- матики в разнообразные разделы научного знания и техники особенно усилился во второй половине XX века, с развитием современной технической базы информатики — мощных, быстро- действующих электронно-вычислительных машин. Требования к точности измерений и номенклатуре измеряемых величин в науке и технике растут по мере научно-технического 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 58—59.
ш Г лава V П. Диалектика прогресса. Во многих современных технологиях контролируются линейные размеры обрабатываемых деталей с точностью до мил- лионных долей метра. Сегодня перспективной областью радио- электроники является наноэлектроника (где точность измерения достигает миллиардных долей метра), которая приходит на смену микроэлектронике. Рассматривая ту или иную «вещь» (явление, процесс), можно сосредоточить внимание либо на качественных, либо на количест- венных ее аспектах. Качественные и количественные методы ана- лиза, изучения, оценки широко применяются в различных раз- делах науки и практики. Так, в химии существует качественный и количественный анализ. Первый связан с выяснением хими- ческого состава, видов веществ, номенклатуры элементов, вхо- дящих в то или иное соединение; второй — с определением коли- чественных характеристик этих составляющих. Понятия «качест- во» и «количество» важны для осмысления условий перехода эко- номики с экстенсивного на интенсивный путь развития. В первом случае выпуск продукции наращивается за счет введения новых предприятий, увеличения посевных площадей, производственных мощностей, числа работающих и т. д. Во втором случае увеличение выпуска продукции обеспечивается увеличением производитель- ности труда при том же или даже меньшем количестве работников и средств производства путем улучшения качества технологиче- ского оборудования, повышения квалификации рабочих и инжене- ров, применения лучшей агротехники, высокосортных семян, то есть за счет качественных, а не просто количественных изме- нений. ----До недавнего времени главной характеристикой экономическо- го роста страны считались количественные показатели объемов выпускаемой продукции, величина так называемого валового производства продукции. Но погоня за количественным ростом продукции далеко не всегда вела к росту эффективности произ- ‘водства. Не последнюю роль в этом играла недооценка качества продукции. Так, наращивание числа выпускаемых комбайнов и другой агротехники низкого качества приводило к тому, что ни- как не удавалось насытить сельское хозяйство нужными ему ма- шинами. Чем*больше машин поставлялось аграрному сектору, тем больше скапливалось на селе неисправной техники. Выход из этого положения только один: наладить выпуск машин улучшенного качества — высокой производительности, повышенной надежно- сти. Сегодня перед специалистами различных областей стоит задача освоения самых перспективных, качественно новых форм дея- тельности, поиска путей перевода всей экономики в новое качест- венное состояние. Для этого необходимы наиболее эффективные, научно обоснованные решения проблем экономики, управления, педагогики. Отсюда ясно, насколько важно представлять себе,
5. Диалектика количественных и качественных изменений за счет чего в принципе обеспечиваются качественные сдвиги в состоянии системы, понимать диалектическое соотношение каче- ства и количества. Мера. Переход в новое качество Качество и количество выражают противоположные и в то же время неразрывно связанные между собой характеристики предметов. Эта их связь в философии выражается понятием меры. В древнегреческой философии данное понятие применял Де- мокрит, считавший, что мера как бы соединяет объективные черты того или иного явления и ценностное отношение к ним (чувство меры). Второй момент еще сильнее был акцентирован в мысли софиста Протагора: «Человек есть мера всех вещей...» Действи- тельно, поскольку люди соотносят себя с окружающим миром и с другими людьми, они осмысливают, учитывают свойства вещей в своих действиях. В этом нет ничего странного — ведь философские понятия, проблемы включают в себя «человеческий аспект». Понятие меры используется в производственной, худо- жественной практике (соразмерность, согласованность частей, пропорции, гармония и т. д.), а также применительно к челове- ческому поведению (чувство меры). Вместе с тем с развитием науки и ее философским обобщением оно сосредоточило в себе познавательно-теоретический смысл. Мера — диалектическое единство качества и количества или такой интервал количественных изменений, в пределах которого сохраняется качественная определенность предмета. Например, растительные и животные организмы сохраняют свою жизнеспособность только в четко определенных границах температуры. Все мы знаем, как невелик диапазон колебаний температур тела, при котором возможно нормальное самочувствие и сама жизнь человеческого организма. Существуют температур- ные меры агрегатных состояний различных веществ. Знание таких мер широко использдется в практике. Так, вода существует в жид- ком состоянии при температуре от 0 до 100° С; при температуре ниже нуля вода превращается в лед, при 100° начинает кипеть. Мера для ртути в жидком состоянии — от —39° до +357°; при — 39° ртуть затвердевает, а при +357° начинает кипеть. Знание мер агрегатных состояний важно, например, в металлургии. На этом основан, в частности, процесс получения ртути. При нагре- вании руды, содержащей ртуть, до 500 — 550° С ртуть возгоняется и затем улавливается в конденсаторах, где поддерживается тем- пература около 20°. Аналогичным образом — через возгонку
Глава VII. Диалектика Ш и конденсацию — осуществляется пирометаллургия цинка и неко- торых других цветных металлов. Но здесь мы вплотную подошли к переходу количественных изменений в качественные. Закон перехода количественных отношений в качественные выражает взаимосвязь количественных и качественных изменений. Общий смысл данного закона в материалистическом его истолко- вании Энгельс выразил так: «...качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — могут происходить лишь путем количественного прибавления либо ко- личественного убавления материи или движения (так называе- мой энергии)» Иначе говоря, суть закона состоит в том, что постепенные количественные изменения, постоянно совершающиеся в предме- тах, но до поры до времени не меняющие их основных черт, при достижении границ меры приводят к качественным изменениям. Гегель в связи с этим заметил: кажущееся невинным количествен- ное изменение представляет собой хитрость, за которой улавли- вается качественное изменение. Конкретные формы связи количественных и качественных изменений выражены во многих естественнонаучных законах. Таков, в частности, периодический закон химических элементов Д. И. Менделеева. Но закон перехода количественных изменений в качественные отличается от конкретно-научных законов. Он носит предельно общий, философский характер и выполняет мировоззренческую функцию, прежде всего разрушая долго гос- подствовавший чисто количественный механистический подход к миру. Критикуя ограниченное понимание изменений лишь как уменьшения и увеличения, Гегель сравнивал его с «дурной бесконечностью», однообразным и монотонным, не имеющим пре- дела накоплением количественных изменений: 1-|-1-|-1-|-1... «Дурной бесконечности» он противопоставил «истинную беско- нечность» — такое уменьшение и увеличение, которое связано с переходами качественных границ, с новообразованиями. Закон перехода количественных изменений в качественные ориентирует на понимание мира как сложного, многокачествен- ного, включающего в себя элементарные частицы, атомы, моле- кулы, кристаллы, горные породы, планеты, системы планет, галактики, метагалактики... Все они отличаются друг от друга не просто размерами, массой и другими количественными ха- рактеристиками, но представляют собой разнокачественные об- разования, специфические, многообразные виды бытия. Иначе говоря, закон раскрывает многокачественность мира в ее нераз- рывной связи с различными количественными характеристиками «вещей». 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 385.
5. Диалектика количественных и качественных изменений UZ Скачкй Качественное изменение, в отличие от количественного, вы- ражается понятием скачка. Скачок — переход количественных изменений в качественные или переход из одного качественного состояния в другое (в результате превышения меры). Примеры скачков: образование звезд и планет, в частности Солнечной системы, возникновение жизни на Земле, форми- рование новых видов растений и животных, человека и его сознания, возникновение и смена общественно-экономических формаций в истории человеческого общества, социальные рево- люции. Один из примеров того, как накапливающиеся количественные изменения со временем приводят к скачку (качественному изме- нению),— поломка детали машины из-за «усталости металла». Микроскопические изменения структуры находящейся под нагруз- кой металлической детали в конце концов приводят к излому. Если микротрещины возникают одна за другой, их количество ра- стет постепенно, то разрыв металлического стержня, выкрашива- ние зуба шестеренки в зубчатой передаче происходит практически моментально, по наступлении некоторого предельного состояния металла. В результате нарастания температуры наступает мо- мент свертывания белка — перехода его из жидкого в твердое состояние. Можно постепенно наращивать количество ядерного горючего, но при достижении определенной массы плутония происходит цепная ядерная реакция, взрывное высвобождение энергии. Это — примеры скачков с резко выраженной границей перехода из одного качественного состояния в другое, с до- вольно быстрой интенсивной, целостной перестройкой всей исходной системы. Но бывают скачки и другого типа, когда наблюдается не резкий качественный переход, а происходит постепенное накопление элементов нового качества и отмира- ние элементов старого качества; такие «скачки» длительны, по- степенны. 9 В природе, обществе, культуре можно найти немало примеров скачков второго типа. Длительно, постепенно происходят многие геологические процессы (образование угля, нефти, руд). Дли- тельным был процесс возникновения жизни на Земле, в течение долгого времени формировались новые виды растений и жи- вотных. Некоторые виды качественных изменений могут протекать как в интенсивной, так и в постепенной форме. Сопоставьте па- рообразование в процессе кипения воды и ее испарение из водо- емов в естественных, природных условиях, вяло протекающую химическую реацию и такую же реакцию, протекающую бурно при добавлении катализатора или при нагревании. К скачкам
Глава VII. Диалектика Ш в природе и обществе, связанным с большими разрушениями, бедствиями для людей, относят катастрофы. Примерами могут служить извержения вулканов, принесшие столько бед земле- трясения, смерчи, другие стихийные бедствия. Однако и ката- строфы могут быть «ползучими», незаметно подкрадывающимися. Так, исподволь и давно надвигается экологическая угроза чело- веческому существованию, нарастает истощение природных ресур- сов и т. д. В чем же отличие постепенных скачков от количественной постепенности изменений? Критерий скачка — качественное изме- нение. Скорость же изменения, его интенсивность не являются специфическими чертами качественных изменений. Быстрыми, интенсивными могут быть и количественные изменения, в то время как скачки могут растягиваться на сотни, тысячи, мил- лионы лет. Соотношения «изменения количественные — качественные» и «постепенные — быстрые» обычно почти отождествляют. Посте- пенные изменения приравнивают к количественным, а быстрые — к качественным. Иначе говоря, скачки нередко считают быстрыми и «краткосрочными», а количественные изменения — плавными, постепенными, «гладкими» или медленными. Между тем с фи- лософской точки зрения критерием количественного или качест- венного изменения является не продолжительность процесса, а его характер. Все понятия, выражающие данный закон, диалектичны, а зна- чит, гибки, относительны. Крупные качественные градации (при- рода и общество, живая и неживая природа, растительный и животный мир) не исключают более дробных разграничений (веществ, химических элементов, видов растений, животных и т. д.): Это означает, что каждый предмет включен в множество общих и специфических классов однотипных с ним предметов. А это предполагает, что, в зависимости от масштаба рассмотре- ния, одни и те же предметы могут быть отнесены то к одной ка- чественной группе, то к другой. Этим определяется и известная относительность понятия скачка. Возможны скачки крупного масштаба: астрофизические, биологические (появление жизни, человека), социальные (воз- никновение общественно-экономических формаций). Но вместе с тем существует и множество скачков менее крупных и малых. В результате об одном и том же качественном переходе можно говорить как о скачке и как о количественном изменении. Скажем, переход от феодализма к капитализму — смена формаций, круп- ный скачок. Переход же капитализма от свободного предпринима- тельства к монополизму — скачок в пределах той же формации. Не уточняя масштаба качественного изменения, трудно ответить на вопрос, скачок это или нет. Перестройка советского общества сегодня предполагает революционное преобразование; это скачок
5. Диалектика количественных и качественных изменений в рамках социализма — переход от социализма казарменного, бюрократического к социализму гуманному, демократическому. Но в процессе развертывания перестройки общество должно пройти целый ряд преобразований в различных областях обще- ственной жизни. С философской точки зрения картина качест- венных изменений в природе и обществе складывается таким образом, что различие между качественными и количествен- ными изменениями относительно. Малые скачки происходят на каждом шагу, а крупные складываются из скачков меньшего масштаба. Имея в виду это обстоятельство, Энгельс говорил, что природа не делает скачков, она вся состоит из скачков. Но не исчезает ли тем самым количественное изменение? Нет, диалектика такова, что меньшие скачки по отношению к более масштабным скачкам выступают как их количественная подго- товка. Мы уже знаем, что каждое явление можно рассматривать как систему. На протяжении определенного времени основные подси- стемы, элементы и связи, обеспечивающие жизнедеятельность и существование каждой системы, остаются более или менее устой- чивыми, сохраняют свои основные признаки и характеристики и этим обеспечивают ее целостность, относительное тождество с самой собой. Категория «качество», или «качественная опреде- ленность», и отражает эту относительную устойчивость системы в определенном промежутке времени. Иначе говоря, качество выступает целостной характеристикой «вещей» как систем с определенной структурой, выполняющих те или иные функции, существующих во взаимосвязи и отношениях с другими «ве- щами». Каковы же качественно-образующие факторы с точки зрения системного подхода? Возможны три позиции в этом вопросе. В ос- нове качественной определенности предмета может лежать его вещественный состав. Это хорошо видно на примере изменения состава элементов в химических соединениях. Однако субстратный подход не раскрывает всех причин качественного изменения. Известны качественно различные вещества, имеющие одинаковый состав, но разную структуру (уголь, алмаз, графит). Важным фактором качественной определенности предмета является его структура — определенный способ связи элементов в системе. В свете структурного подхода качество выступает как устойчивое взаимоотношение составных элементов объекта, характеризующее его специфику и позволяющее отличать один объект от другого. Но и этот подход имеет ограничения. Существует подобие струк- тур (изоморфизм) качественно различных систем. Наконец, ка- чественную определенность связывают с функциональными свой- ствами системы (функциональный подход). Лишь в совокупности эти три подхода дают целостную картину факторов, от которых зависит качественная определенность предмета. Что же касается
150 Глава VII. Диалектика процессов изменений, появления качественно новых образований, то их изучение предполагает использование генетических методов, разрабатываемых в рамках системного подхода. Динамика коли- чественных и качественных изменений и ее современное осмысле- ние в понятиях системного подхода имеет большое значение для анализа процессов развития. 6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания • Диалектика и логические противоречия • Диалектические отрицания и синтезы • «Противоречивость» изменения • Диалектические противопо- ложности ф «Едииство-и-борьба» противоположностей • Диалектическое противоречие ф «Отрицание отрицания». Цикличность и поступательность из- менений ф Раскрыв свои возможности как искусства творческого спора, диалога для целостного постижения явлений, диалектическая мысль постепенно стала незаменимым средством осмысления предметов в совокупности их сложных внутренних и внешних связей с другими предметами, явлениями, процессами, в их изме- нении, развитии. «Пробным камнем» диалектики оказалось противоречие. В материалистической диалектике, воспринявшей ценные тра- диции диалектической мысли прошлого, предметы, явления, про- цессы осмысливаются в единстве их противоположных сторон, тенденций. Определения противоположностей в их обособленности расцениваются как неполные, односторонние, требующие взаимо- дополнения их друг другом. «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его» характеризуется как «ядро диалек- тики...» !. Принципиальные положения о диалектической противоречи- вости бытия и познания получили название закона единства и борьбы противоположностей. Природа диалектических противо- речий неразрывно связана также с другой диалектической законо- мерностью, получившей название закона отрицания отрицания. Анализ показывает, что по сути это — срезы, аспекты одной и той же диалектической закономерности. 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 316, 203.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания <f5f Диалектика и логические противоречия Противоречие буквально означает резкое рассогласование в речи, высказываниях о некотором предмете. В ходе рассуждения (повествования, показаний свидетелей, математического доказа- тельства, теоретического вывода) могут появляться пары противо- речащих суждений, из которых одно является отрицанием другого. Скажем, одни свидетели утверждают, что обвиняемый был на месте преступления во время убийства, а другие, что не был. Оба эти утверждения не могут быть истинными. Одновременное утверждение того и другого (А и не-А) расценивается в логике как необходимо-ложное. По убеждению Аристотеля, самопротиво- речивая мысль не может быть истинной, поскольку в познавае- мом бытии невозможны противоречия. Запрет противоречия, начиная с античности, считается одним из принципов логического рассуждения. Согласно этому прин- ципу, не может быть одновременно истинным некоторое предло- жение и его отрицание. Такие противоречия, издавна привлекшие внимание логиков, считаются нарушениями правил рассуждения. Их появление — сигнал логической ошибки в рассуждении, ложно принятой посылки или, может быть,, преднамеренной лжи и неуме- ния «свести концы с концами». Вывод противоречия допускает- ся лишь для вспомогательных целей, в частности в доказательствах от противного в математике. И все же в развитии не только философской, политической, правовой, этической, но и научной мысли возникают ситуации, когда приходится говорить «да и нет», «есть и не есть» или до- пускать другие выражения, которые логика расценивает как за- ведомо ложные и нарушающие ее законы. Притом такие ситуации возникают не из-за ошибок рассуждения, а с необходимостью вытекают из всего предшествующего развития данной области знания. О том, что реальный процесс развития научного знания свя- зан с этапами преодоления возникающих противоречий, говорят многочисленные факты истории математики, физики и других наук. «Для настоящего теоретика,— говорил М. Планк,— ничего не может быть интереснее, чем такой факт, который нахо- дится в прямом противоречии с общепринятой теорией: ведь здесь, собственно, начинается его работа» !. Критический пере- смотр принципов математики в целом и отдельных ее ветвей всегда совпадал с периодами выявления и разрешения противо- речий. 1 Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966. С. 73.
Глава VII. Диалектика ш На определенном этапе развития данной области знания ученые сталкиваются с противоречиями, разрешить которые может лишь последующий прогресс науки. Так, в биологии с древних времен господствовала идея о неизменности видов, получившая за- конченное выражение в XVIII веке в учении К. Линнея. Между тем в палеонтологической летописи были обнаружены преобразован- ные формы животных и растений, и эти факты пришли в противо- речие с фундаментальной идеей. Вывод, порывающий с прежними представлениями, был предложен Ч. Дарвином: виды изменяются в результате естественного отбора. Это привело к решению основ- ного противоречия (антиномии) тогдашней биологии. Однако раз- решение одной антиномии-проблемы поставило новую: Ф. Джен- кис указал Ч. Дарвину, что его естественный отбор неизбежно должен был бы привести к полной остановке эволюции, так как при последовательных рядах скрещиваний происходит смешение наследственных признаков, ведущее к их «растворению» в по- томстве. Возникала новая антиномия, решение которой предложил Г. Мендель, указавший на дискретность наследственных призна- ков. Обнаружение противоречий позволяет нащупывать те позна- вательные ситуации, которые раскрывают перспективы развития ключевых идей науки. Об антиномичности познания свидетельствует и развитие науки XX века. Изучение микромира вызвало необходимость признать его корпускулярно-волновой дуализм, что было обуслов- лено главным образом ограниченной применимостью макроскопи- ческих понятий к микрообъектам. Н. Бор сформулировал в связи с этим принцип дополнительности. Оказалось, что мы не вправе приписывать «физической реальности» ни волновые, ни корпуску- лярные свойства они возникают лишь в ходе макроскопиче- ского наблюдения и описания. Новая познавательная ситуация указывает на необходимость дальнейшего развития физики микро- мира — построения теории элементарных частиц с исследованием новых понятий. Сходная ситуация сложилась в космологии (анти- номия конечного и бесконечного) и ряде других наук. Обнаружение антиномий и их разрешение — характерная черта диалектического мышления. А поскольку такие антиномии фик- сируются в форме противоречивых высказываний (А и не-А), запрещаемых формальной логикой, то в этом порой усматривают антагонизм диалектики и формальной логики. Но тогда диалектика оказалась бы чем-то противостоящим не только здравому чело- веческому разумению, но и науке. Приведенный пример убеждает в том, что логика и диалектика действуют совместно, в согласии на всех этапах рационального познания. А логические противоречия? В процессе диалекти- ческого развития знаний они выступают не как знание-результат (в этом случае диалектика лишалась бы логической коррект- ности). Антиномия (а также апория, парадокс, дилемма) —
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания 153 острая форма постановки проблемы, требующей своего решения. Такие логические противоречия в развитии научного познания выступают как «его двигательная сила, его источник, его мотив...» !. Формально-логические противоречия служат сигналом того, что принятая на данном этапе развития система понятий неприменима для описания некоторых явлений. Антиномии- проблемы сигнализируют о неполноте или ограниченной приме- нимости имеющегося концептуального аппарата той или иной нау- ки, служат внутренним стимулом к дальнейшему его совершен- ствованию. Сами по себе антиномии, возникающие в познании, нельзя отождествлять с диалектическими противоречиями. Диалектика — не метод нагромождения противоречий. Без соблюдения правил логики диалектика превратилась бы в софистику, а формально- логическое мышление без соблюдения диалектики превращается в метафизику. Дело диалектики — выявление и разрешение противоречий. Разрешение антиномий-проблем связано с глу- бокими качественными преобразованиями в структуре научного знания, выходом к принципиально новому, более глубокому по- ниманию явлений, характеризующему научные революции. Та- ким образом, антиномии-проблемы —- это критические «пункты» этапа познания. Они моменты диалектического движения по- знания в целом, процесса выявления и разрешения все новых противоречий. Разрешение антиномий-проблем подчиняется общему ритму, открытому еще в античности в ситуациях творческого диалога. Гегель в свое время представил этот ритм в схеме триады: «тезис — антитезис — синтез», дав ей название «отрицание отрицания». Диалектические отрицания и синтезы В гегелевской триаде представлена идеализированная модель творческого спора. При «лобовом», упрямом, негибком противо- поставлении позиций (тезиса и его отрицания — антитезиса) спор принимает жесткий характер и не дает плодотворного продвижения в решении вопроса. В системе Гегеля разум начинает диалектическое движение с некоторого исходного положения, которое философ называл тезисом. Впоследствии тезис подвергается отрицанию, превра- щаясь в свою противоположность — антитезис. Слово «отрицание» в исходном е^о значении выражает акт мысли (речи), противо- положный утверждению. Акты отрицания связаны с использова- нием слов «нет», «не», то есть с логическими и грамматическими 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 317.
Глава VII. Диалектика Ш способами построения отрицательных суждений. Аналогами таких отрицаний в реальном мире в известном смысле могут быть акты разрушения, уничтожения, гибели, как бы «перечеркивающие» существование того или иного предмета, явления, процесса. Такие «отрицания», конечно, присущи различным видам бытия, но ими никак не исчерпывается природная и общественная жизнь в ее развитии. Существенную роль в различных процессах играют диалектические связи, переходы. Осмысливая с диалектических позиций ситуации столкновения точек зрения, Гегель вводит понятие диалектического отрицания. В этом понятии заключена рекомендация: отрицание некоторого тезиса не следует понимать как его догматическое отбрасы- вание. Антитезис должен не просто перечеркнуть исходное поло- жение (тезис), но в значительной мере вобрать его в себя. Удержи- вая, сохраняя в содержании тезиса все разумное, ценное, мысль вместе с тем должна подвергнуть критике, расшатать, преодолеть то, что представляется ошибочным. Такое отрицание носит диа- лектический характер и позволяет двигаться к более глубокому пониманию предмета. Тезис и антитезис оказываются диалекти- ческими противоположностями. Умение понять диалектическое единство противоположностей (тезиса и антитезиса) обеспечивает их синтез. Выдвижением антитезиса (то есть отрицанием тезиса) про- цесс поиска истины не заканчивается: он идет дальше, и со вре- менем наступает новое отрицание или отрицание отрицания. Этот третий этап в развитии мысли Гегель называл синтезом. Мысль, по представлениям Гегеля, обогатившись всем ценным, что имелось на предыдущих этапах ее развития, как бы возвращается к исходному положению. Но это не простое возвращение, не замк- нутый «круг», а скорее «спираль»: итог включает в себя то новое, что было достигнуто на второй стадии (антитезис), что отсутство- вало в исходном пункте развития (тезис). Откуда же взялась эта схема развития мыслей, идей и со- держалось ли в ней что-нибудь ценное? В абстрактном виде в ней изображены определенные черты действительного процесса мышления. Каждый из нас десятки раз был свидетелем того, как спорят люди, заинтересованные в достижении верного, истинного знания о каком-то предмете. Один человек предлагает исходное положение, гипотезу. Другой возражает, спорит, выдвигает свои доводы и догадки. В конце концов, возражая друг другу и вместе с тем стремясь выявить все ценное, что содержится во взглядах и доводах собеседника, спорщики путем последовательных отри- цаний выдвинутых точек зрения могут прийти к общему выводу, в котором содержится все ценное и правильное, что было выяснено и установлено в ходе обсуждения. Именно этот способ размышле- ния и познания получил идеализированное отражение в триаде Гегеля.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания 155 «Отрицание отрицания», внутренне включающее в себя един- ство и борьбу противоположностей, отражает не только ситуации живого спора, но и диалектический процесс исторического раз- вития познания. Схема «тезис — антитезис — синтез» соответству- ет выявлению глубоких познавательных противоречий и их раз- решению. Антиномии-проблемы выражают диалектические ситуа- ции познавательного отношения между «тезисом» и «антитезисом» в наиболее резкой форме. Разрешаются они переходом к «синтезу», означающему новый уровень знания. Формы перехода к синтезу варьируемы, многообразны, поскольку неоднотипны соответ- ствующие проблемные ситуации. Но ясно одно — синтез осуще- ствляется всякий раз на пути поиска более глубокой позиции, в рамках которой достигается единство диалектических противо- положностей тезиса и антитезиса. Обнаружение и разрешение антиномий — характерная черта диалектического мышления. Волновавший еще греческих диалектиков процесс продук- тивного спора Гегель развернул во времени, представил его как обобщенное выражение творческого, внутренне полемичного раз- вития духовной культуры. Такое развитие идеализированно пред- ставлялось философу как движение «вперед от несовершенно- го к более совершенному» ’, как процесс, развертывающийся исключительно в прогрессивном направлении. Это представление, как видим, было неразрывно связано и с гегелевским пониманием диалектического отрицания. На каждой новой ступени развития культура сохраняет все предыдущее содержание, не утрачивая ничего ценного. «Мысль не оставляет ничего позади себя, но уносит с собой все приобретенное и обогащается и уплотняется внутри себя» 2. Мы знаем, что в реальной истории, в борьбе точек зрения, идей часто все выглядит не столь оптимистично. Но как общечеловеческий идеал картина, обрисованная Гегелем, величест- венна и мудра. Однако для философского миропонимания нужно уметь спускаться с высот абстракций на «грешную землю». В данном случае важно понять, как обстоит дело с диалектическими «про- тиворечиями» и «отрицаниями» в природных и общественных процессах, каковы реальные аналоги того и другого, существуют ли они? Предшественники материалистической диалектики, Кант и Гегель, дали два разных ответа на этот вопрос. В идеалистиче- ской философии Гегеля бытие и мышление представлялись тожде- ственными. Потому противоречия духа приравнивались к реаль- ным противоречиям, рассматривались как их прямой аналог. Кант смотрел на дело ина^в: его достижением было разграни- чение логического и реального, осознание их относительной само- стоятельности, принадлежности к двум различным «мирам». 1 Гегель. Соч. Т. 8. С. 54. 2 Там же. Т. 6. С. 315.
Глава VII. Диалектика ш Кант предостерегал против ошибочного представления, будто мысль, логический ряд полностью тождественны бытию, реаль- ности. В размышлениях на данную тему в трудах основоположников материалистической диалектики прослеживается понимание двоя- кой обусловленности диалектической противоречивости духовного освоения мира. Ее причины связываются как с механизмами мысли, познания (неизбежное огрубление, преодоление познава- тельных «барьеров» и т. д.), так и с объективными обстоятель- ствами. Таковые усматриваются в диалектически противоречи- вом характере самой реальности, что убедительно проявляется, в частности, при осмыслении любых процессов изменения. к Противоречивость» изменения Диалектический подход к движению позволяет осмыслить соприсутствие в нем таких «полярных» моментов, как прерывность и непрерывность. Единство прерывности и непрерывности харак- теризует все виды изменения. В каждом процессе изменения можно выделить фазы, ступени, тесно связанные между собой, переходящие друг в друга. Так, жизнь нормально функционирую- щего общества непрерывна, но в этой непрерывности можно выделить поколения людей, индивидуумов. Числовой ряд состав- ляют члены ряда в определенном их чередовании. Возможность выделять, вычислять тот или иной член ряда выражает его пре- рывность. Непрерывность ряда, его единство выражает, скажем, формула (закон) ряда. В процессах изменения выявляется также характерная про- тивоположность устойчивости и изменчивости. Оба момента отме- чались в различных философских учениях, начиная с античности. Энгельс подчеркивал, что движение должно находить свою меру в его противоположности — покое, что без относительного равно- весия, устойчивости нет развития. Устойчивость можно определить как способность предметов (явлений, процессов) в определенных интервалах времени сохранять свою качественную определен- ность: структуру, важнейшие характеристики, в том числе прису- щие им состояния движения. Это имеет силу уже для механи- ческого перемещения: говорить о движении тела можно в том слу- чае, если тело в процессе движения сохраняется как тело, а не превращается во что-то другое; кроме того, оно должно сохра- нять состояние движения. Устойчивость служит необходимым условием сохранения и накопления изменений, усложнения, раз- вития систем, преемственности разных стадий. Однако именно в результате отрицания состояний относительного покоя, равно- весия, устойчивости возникает в мире все новое. Устойчивость
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания <157 и изменчивость предполагают друг друга, они нерасторжимы. Абсолютизация того или другого момента ведет к искажению кар- тины реальности. Диалектика устойчивого и изменчивого отражается также в понятиях тождества и различия. Логическое движение мысли ча- сто базируется на допущении, что предмет (на протяжении рас- суждения о нем) остается тем же самым предметом, сохраняет свою устойчивость или тождественность самому себе. В основе закона тождества (А=А) лежит абстракция отождествления: отвлечение от совершающихся в предметах изменений и концент- рация внимания на его устойчивых характеристиках. Такая операция необходима и оправданна в рассуждениях в тех преде- лах, в каких изменениями предмета можно пренебречь. Метафи- зический взгляд на мир, абсолютизируя одну из сторон, исходит из представлений о реальной неизменности предметов, лишаясь, таким образом, возможности адекватного отображения подвиж- ного, изменчивого бытия. При диалектическом взгляде на вещи их тождество и различие рассматриваются как «пульсирующие», неразрывно связанные друг с другом моменты. Понятие «изменение» предполагает некоторый относительно устойчивый объект, имеющий в разное время, кроме сохраняю- щихся, также и разнящиеся между собой характеристики. Когда говорят: «тот же самый» или «другой, иной» приме- нительно к разным предметам, речь идет тем самым об одинаковых или различных предметах. Об изменении же можно говорить лишь при сопоставлении двух или более различных состояний одного объекта. В природе и обществе не существует предметов, не подвер- женных изменениям, остающихся тождественными самим себе. Даже при значительной устойчивости многих структур происходят постоянные изменения, снимающие их «абстрактное тождество» с самими собою. Так, геология изучает постоянно совершающиеся поверхностные и внутренние процессы: механические изменения (выветривание, изменение давления, поднятие почвы, землетря- сения и др.), тепловые (вулканические), химические (под дей- ствием воды, кислот, связывающих веществ) изменения. «Абстрактное тождество» немыслимо обнаружить реально. Растение, клетка, животное, пояснял Энгельс, в каждое мгно- вение своей жизни тождественны g собой и тем не менее отли- чаются от самих себя. Постоянно происходит усвоение и выде- ление веществ, дыхание, образование и отмирание клеток и т. д. Благодаря накоплению молекулярных и других изменений, состав- ляющих жизнь, происходят наблюдаемые изменения в виде жиз- ненных фаз: эмбриональная жизнь, половая зрелость, процесс размножения, старость, смерть. По мере развития диалектики все яснее сознавалось: чертой изменяющихся вещей является лишь относительная устойчивость. Метафизическое рассмотрение
Глава VII. Диалектика ш предметов как тождественных себе — абсолютизация относитель- ной устойчивости, недооценка изменений. Тождество и различие — диалектически связанные характери- стики любого изменяющегося предмета. Тождество с собой уже с самого начала имеет своим необходимым дополнением раз- личие — отличие данного предмета от всего другого. Кроме того, постоянно совершающиеся изменения в чем-то постоянно модифи- цируют предмет, делают относительным, неполным его тождество с самим собой. Вот почему правомерно утверждать, что предмет тот же самый и не тот же самый. Вне диалектического сочетания противоположных черт — устойчивости и изменчивости, тож- дества и различия — оказывается невозможным понять изменение. Характерно, что абсолютизация изменчивости (вспомним Крати- ла), по сути, тоже приводит к тому, что судить об изменении, по- нять его делается невозможно («И один раз нельзя войти в один и тот же поток»). Поток как бы «склеивается», его фазы, моменты, внутренняя дифференцированность делаются неразличимыми, а это значит, что он как бы уравнивается с покоем, неизменно- стью. Философская мысль наталкивается также на неразрывно свя- занные друг с другом абсолютность и относительность измене- ния. Первая черта — в философском ее понимании — означает всеобщность, обязательность движения (изменения) как способа существования материи, а вторая, что реальное изменение всегда конкретно, определенно, преходяще, не затрагивает всех элементов, аспектов, структур объекта. И опять-таки обе ха- рактеристики принципиально нерасторжимы. Акцентируя лишь одну из них, нельзя уяснить изменение. Оно вновь окажется непод- властным нашему уму. Перечисленные трудности связаны с обна- ружением в реальных явлениях противоположностей, их слож- ных соотношений. Не случайно долгое время мир мыслился как совокупность «вещей», а не как сцепление различных про- цессов. И все же выявившиеся затруднения носили более общий ха- рактер. Человеческая мысль издавна сталкивалась с ними и при уяснении целостного, многоаспектного характера предметов, мно- гообразия их связей, развития. Попытки выразить эти черты реаль- ного мира с помощью понятий выливались в противоречивые утверждения типа «предмет тот же самый и не тот же самый» и т. п. Время и философский поиск показали, что такого рода препятствия всякий раз возникали и продолжают возникать при попытках осмыслить мир в жестких, негибких понятиях, то есть при «столкновении» бытия и сознания, реальности и мысли. Дело в том, что в мыслительной традиции долгое время не существовало приемов умелого обращения с «противоположностя- ми», выхода из ситуаций, казавшихся тупиковыми. Их обнару-
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания жение — характерная черта философского мироуяснения, истори- чески накопившего множество апорий, антиномий, дилемм. С раз- витием диалектики формировалось понимание диалектических противоположностей. Диалектические противоположности Обобщение повседневных жизненных наблюдений, опытных фактов, полученных в различных науках, а также общественно- исторической практики, показало, что явлениям действительности присущ полярный характер, что в любом из них можно найти про- тивоположности. В математике — плюс и минус, возведение в степень и извлечение корня, дифференцирование и интегрирова- ние; в физике — положительные и отрицательные заряды; в меха- нике — притяжение и отталкивание, действие и противодействие; в химии — анализ и синтез химических веществ, ассоциация и диссоциация; в биологии — ассимиляция и диссимиляция, наслед- ственность и изменчивость, жизнь и смерть, здоровье и болезнь; в физиологии высшей нервной деятельности — возбуждение и торможение — таков беглый перечень противоположностей, откры- ваемых наукой. Открытие противоречивых, взаимоисключающих, противоположных тенденций в самых различных явлениях и про- цессах имело принципиальное значение для формирования диа- лектико-материалистического миропонимания, для осмысления процессов изменения, развития. Противоположными называют такие свойства предметов (яв- лений, процессов), которые в некоторой шкале занимают «пре- дельные», крайние места. Примеры противоположностей: верх — низ, правое — левое, сухое — мокрое, горячее — холодное и т. д. Под диалектическими противоположностями понимаются такие стороны, тенденции того или иного целостного, изменяющегося предмета (явления, процесса), которые одновременно взаимо- исключают и взаимопредполагают друг друга. Диалектическим противоположностям присуще единство, взаимосвязь: они взаимодополняют друг друга^взаимопроникают, сложным образом взаимодействуют между собой. Отношение меж- ду диалектическими противоположностями всегда носит динамич- ный характер. Они способны переходить одна в другую, ме- няться местами и т. д. Их взаимное изменение приводит рано или поздно к изменению самого предмета, сторонами которого они являются. А в результате разрушения их связи они пере- стают быть противоположностями по отношению друг к другу. Таким образом, о диалектических противоположностях бессмыс- ленно говорить порознь, вне их противоречивого единства в рамках некоторого целого.
Глава VII. Диалектика Например, атом представляет собой единство двух его необ- ходимых составляющих: положительно заряженного ядра и отри- цательно заряженного электрона (если говорить о простейшей структуре атома, то есть об атоме водорода). Очевидно, что их единство, взаимосвязь определяют целостность атома. При ее разрушении и ядро атома, и электрон превращаются в объек- ты, существующие уже иным образом, в каких-то иных связях. Соответственно, они перестают быть противоположностями — сторонами противоречивого единства атома. В столкновении противоположных сил, тенденций осущест- вляются процессы изменения, развития как в обществе (где это обнаруживается в достаточно наглядной форме), так и в живой и неживой природе, если последнюю рассматривать в процессе ее эволюции, возрастания сложности и организованности. Слож- ное, подвижное отношение между противоположностями было названо диалектическим противоречием. Иначе говоря, термин «единство-и-борьба противоположностей» и «диалектическое про- тиворечие» заключают в себе одно и то же содержание. Правда, недоучитывать, что если в общественной жизни борьба противоположностей в философском смысле может быть отнесена и к реальной борьбе социальных групп, людей, столкновению их реальных интересов и т. д., то применительно к природе, к сознанию (да во многом и к обществу) слово «борьба» не следует понимать буквально. Нелепо было бы думать, например, что при решении математических задач «борются» операции сложения и вычитания, возведения в степень и извлечения корня, что в процессе обмена веществ «борются» процессы ассимиляции и диссимиляции веществ и т. д. Очевидно, что термин «борьба противоположностей» по отношению ко всем этим явлениям имеет специальный смысл, что слово «борьба» употребляется метафорически и что, пожалуй, лучше употреблять его не от- дельно, а в составе формулы «единство-и-борьба противополож- ностей». Признание наличия противоположностей и даже их борьбы еще не означает, однако собственно диалектических позиций в их трактовке. Надо заметить, что критика учения о диалек- тическом противоречии со стороны противников марксистской философии сплошь да рядом указывает на банальность по- ложений о существовании в предметах, явлениях, процессах противостоящих, противодействующих друг другу полярных факторов. В истории культуры издавна существовали концепции, в ко- торых признавалась такая полярность (борьба противополож- ностей), но трактовалась в духе взаимодополнительности, взаимо- уравновешенности, нахождения известного баланса противо- положных сил. В частности, это было характерно для мифо- логического сознания и для тесно связанных с ним ранних
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания философских систем. Основополагающие полярности, так называе- мые бинарные оппозиции (типа низа и верха, света и тьмы, добра и зла, правого и левого, женского и мужского начал), являлись для мифологического сознания принципами как бы некоего все- ленского «гомеостаза», то есть постоянно воспроизводящихся цик- лов нарушения и восстановления равновесия между этими поляр- ностями. Английский философ К. Поппер пишет: «Если мы пригля- димся немного к этим так называемым противоречивым фак- там, то обнаружим, что все примеры, предложенные диалекти- ками, подтверждают всего-навсего то, что в мире, в котором мы живем, проявляется иногда структура, которую можно, пожалуй, описать с помощью слова «полярность». Пример такой струк- туры — существование положительного и отрицательного электри- чества» *. Но все дело в том, что диалектика вовсе не ограничивается фиксацией таких полярностей, а стремится понять их «пульса- цию», дающую ключ к уяснению сложных, динамичных, живых процессов существования, изменения и развития всего сущего. Соотношение противоположностей подвижно. Усиление или ослаб- ление (разрушение) одной из сторон ведет к изменению ее роли, значимости в рамках противоречивого единства изменяющегося, развивающегося предмета и, соответственно, влияет на роль и зна- чение, «удельный вес» другой противоположности, их напряжен- ного противоречивого единства в целом, его баланса, дисбаланса и т. д. Одним словом, здесь открывается целый комплекс нелегких, но важных проблем. «Единство-и-борьба» противоположностей Формула «единство-и-борьба» противоположнос?ей выражает напряженное взаимодействие «полярных» свойств, функций, сто- рон того или иного целостного предмета. Диалектические противо- положности неразрывно свйзайы друг с другом, подобно полюсам магнита. Качество и количество, причина и следствие, случайность и необходимость, часть и целое, форма и содержание — эти и все другие парные категории диалектики являют собой примеры един- ства противоположностей, представляют противоположные факто- ры, явления, черты реального мира. Вместе с тем они неразрывно связаны (скоррелированы) между собой, предполагают одно другое. Каждое из таких парных диалектических понятий под- разумевает, как говорил Гегель: «свое другое»: единичное пред- полагает соотнесенность с общим, конечное — с бесконечным, 1 Popper К. Conjectures and refutations. N. Y.— L., 1963. P. 317. 6 Введение в философию, ч. 2
162 Глава VII. Диалектика прогресс — с регрессом и т. д. Все эти понятия воплощают в себе реальную диалектику соответствующих им моментов, сторон бы- тия. И понятия, и соответствующие им явления взаимосвязаны, взаимодействуют, переходят друг в друга, каждое из них подразу- мевает, заключает в себе элементы другого. Диалектическим противоположностям и выражающим их по- нятиям присуща универсальная гибкость, доходящая до тожде- ства противоположностей. «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности - при каких условиях они бывают тож- дественны, превращаясь друг в друга...» 1 Этому вторит и жизнен- ная мудрость, которая гласит: «Крайности сходятся». В этом схватывается реальная диалектика. Например, в политике анархия и деспотизм взаимно приводят друг к другу. Неукоснительное, но чисто формальное соблюдение правил, казалось бы призванное служить порядку, по сути, способно парализовать живое дело. Есть даже такой вид забастовки, когда работники учреждений начинают строго соблюдать все предписания, и в решении вопросов сразу же наступает сумятица. Умение сближать, делать тождественными противоположно- сти, видеть их единство, связь, переходы — черта диалектического мышления. Гибко взаимосвязаны, подвижны норма и аномалия, болезнь и здоровье, неразрывно связаны между собой цели и средства, материальное и духовное в человеческой деятельности и т. д. Умение отойти от жесткого противопоставления кривого и прямого, отождествление их (на бесконечно малом отрезке) явилось важным шагом в открытии дифференциального и инте- грального исчислений. Единство противоположностей — эффек- тивный способ познания самых различных явлений, процессов. Так, осмысление познавательного процесса связано с разграниче- нием и многоплановым, конкретным соотнесением его компонен- тов, аспектов, уровней — чувственного и логического, опытного и теоретического, субъективного и объективного. Единство противоположностей проявляется в том, что их нель- зя резко обособить: они взаимосвязаны настолько, что взаимо- проникают друг в друга, образуют множество сочетаний, пере- ходов. Так, Маркс разграничивал производство и распределе- ние, производство и обмен, производство и потребление, выявляя их различие, специфику важнейших функций, характеристик. Однако поляризация противоположностей сменяется затем в его анализе раскрытием их частичной погруженности друг в друга (производственный обмен, производственное потребление и т. д.), а затем теоретическим развертыванием все более сложного их взаимодействия. Диалектические противоположности настолько тесно переплетены между собой, что стоит акцентировать — 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 98.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания на практике или в теории — один из этих полюсов, как о себе тут же заявляет другой. Скажем, в сознании человека, в обще- ственной жизни, культуре неразрывно переплетены индивидуаль- ные, личностные черты и черты общественно-исторические, со- циальные. Диалектическое познание предполагает поляризацию единых, целостных явлений, процессов, выделение в них как бы чужерод- ных, но неразрывно взаимосвязанных, «живых» противоположно- стей, гибкое взаимодействие которых выражает существо того или иного объекта и потому дает «ключ» к его функционированию, изменению, развитию. От первичной теоретической поляризации противоположностей познание движется к пониманию их взаимо- действий, многообразных, гибких сочетаний на основе развер- нутого, дифференцированного анализа, углубления в существо дела. Диалектические противоречия не лежат на поверхности явле- ний, а связаны с внутренней глубинной сутью предметов. Для их выявления требуются серьезные усилия теоретической мысли. (Не случайно Гегель в своей «Науке логики» рассматривал диалектическое противоречие и связанные с ним категории в разделе «Сущность».) Как правило, внешние конфликты и проти- востояния служат проявлением глубинных диалектических проти- воречий, связанных с внутренней структурой предмета. Но вовсе не все конфликты, несоответствия, противоречия, обнаруживаю- щие себя в тех или иных областях действительности, являются выражением глубоких диалектических противоречий. Это могут быть дисбалансы различных факторов, рассогласования, столкно- вения тех или иных сил, тенденций, оказавшихся помехой друг для друга. Такие явления тоже называют противоречиями; нелепо, однако, говорить о них как об источнике развития. Они скорее являются реальными аналогами логических противоре- чий, нарушающих связность, последовательность размышлений, делающих их неполноценными. как в логике познание дви- жется вперед, преодолевая противоречия, так и в жизни: несоот- ветствия, сбои в функционировании и развитии систем должны преодолеваться. Система может функционировать нормально, успешно лишь при условии четкой согласованности ее элементов, подсистем и других составляющих. Диалектические противоречия мышления, дознания принципиально отличаются от бесплодных противоречий, являющихся результатом нечеткости, неряшливо- сти, непоследовательности, неумения логически мыслить. Все эти изъяны мышления, некомпетентность, безответственность, воплотившись в действия, порождают сумятицу, хаос, бессмысли- цу дел, конечно же не имеющих ничего общего с глубокой диалек- тической противоречивостью бытия, постичь которую стремились великие умы.
Ш Глава VII. Диалектика Диалектическое противоречие Диалектическое противоречие занимает центральное место в теории диалектики. Понимание этой проблематики в марксист- ской философии вырастало из немецкой классики и опиралось на нее. Великие теоретики диалектики относили к диалектическим противоречиям не любые противоборства, рассогласования, конф- ликты, характеризуемые как «противоречия» в житейском, науч- ном, политическом обиходе. Предметом их внимания были глубин- ные противоречия бытия и познания, которые выявляет именно философский теоретический ум. В теоретической системе Гегеля диалектика противоречий была впервые развернута как сложное, разветвленное, многоступенча- тое учение. В трех разделах его «Науки логики» («Бытие», «Сущ- ность». «Понятие») последовательно представлены этапы уясне- ния природы противоречий. На уровне анализа бытия -противо- речие еще остается невыявленным, существуя, по выражению философа, «в себе». Различные определенности бытия, например «качество» и «количество», выступают как сопряженные друг с другом противоположности. Но их отношение пока не прояв- ляется и не осознается как отношение противоречия. Раздвоение олиного на отрицающие друг друга («отрицание») и опосредствующие одна другую («отрицание отрицания») про- тивоположности постигается в учении о сущности. Сами определе- ния противоположностей («случайное — необходимое», «добро — зло» и др.) осмысливаются здесь через их соотнесение. Соответ- ственно реальное противоречие осознается как живое единство напряженно взаимодействующих друг с другом противоположно- стей. «Нечто жизненно,— размышлял Гегель,— только если оно... в состоянии вмещать в себя... противоречие и выдерживать его» Однако противоречие понимается не как нечто существующее в виде пары замкнутых прямо друг на друга противоположностей. Соответственно и мир не мыслится как набор диалектических пар такого рода. Раскрытием «единства-и-борьбы» противоположно- стей, по убеждению Гегеля, отнюдь не заканчивается (как это, кстати, нередко делается) и не может быть закончен анализ сути диалектического противоречия. Очень важна следующая, завершающая ступень анализа (уче- ние о понятии)^ на которой диалектические противоречия рас- сматриваются в контексте конкретных связей, взаимодействий. Так, противоречия товарно денежных отношений («производи- тель — потребитель», «продавец — покупатель» и др.) получают естественное развитие, проявляются а многообразии обществёьТ- 1 Гегель. Соч. М.—Л., 1929. Т. 1. С. 66.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания J65 иых структур ррялкиых отношений товарного мира. Аналогичным путем воссоздается картина действий диалектической противопо- ложности «индивид — общество». Индивидуумы существуют, проявляют себя в конкретных формах жизнедеятельности, связей с другими людьми в структуре «гражданского общества», которое опосредует их участие в жизни государства, в системе правовых отношений общества, цивилизации в целом. Многообразным опосредованиям противоположностей в реаль- ных процессах развертывания противоречий Гегель придавал решающее значение. Свою позицию он объяснял следующим об- разом : если бы отношение «плюс-минус» не было опосредовано, противоположности могли бы погасить, взаимно уничтожить друг друга. Эта идея применялась им к анализу социальных противо- речий: при слабом развитии или свертывании структур, опосред- ствующих отношения «полярных» сил, сторон общественной жиз- ни, становится реальной угроза «коротких замыканий», прямых разрушительных столкновений противоположностей. Наибольшая опасность и вероятность таких столкновений заключена, по мысли философа, в деспотических общественных структурах. Создание и отлаживание цивилизованной системы общественных связей, учреждений он считал исключительно важной задачей. Опосредование противоположностей имеет значение объектив- ной диалектической закономерности, обеспечивающей существо- вание и развитие сложных образований, их переход на все новые ступени. Именно так завершил Гегель свой теоретический анализ диалектических противоречий, заслуживающий серьезного вни- мания. Его ценные методологические идеи глубоко переосмыс ллл^иусп^шно применил К. Маркс в своем анализе капиталисти- ческого общества, в концепции философии истории и диалекти- ко-материалистического миропонимания в целом. Суть диалек- тики Гегель,'а затем и Маркс тесно связывали с комплекснымТтод- ходрм к „с лож ным, целостным системам. Вдумчиво прорабатывал диалектику Гегеля также В. И. Ленин («Философские тетоади»). Критическое изучение мыслей великого философа актуально и сегодня: современная ситуация позволяет по-новому оценить до- стижения и некоторые просчеты (акцентирование борьбы проти- воположностей, неравноценности «полюсов» противоречия, пре- имуществ одного из них перед другим и пр.) гегелевской диа- лектики, скорректировать и углубить современное диалектико- материалистическое миропонимание. Гегелевское опосредование противоположностей порой расце- нивалось как «примирение крайностей», якобы обусловленное политическим консерватизмом мыслителя, и критиковалось как измена диалектике. Такая оценка перекликается по смыслу с идеей заострения социальных противоречий как импульса развития об- щества. Сегодня в свете нового мышления зреет иное восприятие этой мысли Гегеля и ряда других положений классической фи-
Глава VII. Диалектика Ш лософии. Учение об опосредовании «крайностей» осознается и приобретает все большее значение как важная конструктивная идея. По-новому осмысливаются сегодня и диалектические раз- думья Канта. Кант сосредоточил внимание на характерных противоречиях, открываемых мыслью, стремящейся постичь принципы миро- здания, суть человеческогоЪуществования, особое место человека в мире. Он ппкаяял. что при ттпыткях синтеза разных подходов к решению таких проблем разум наталкивается на поистине дра- матическое противостояние позиций. Такие противоречия-философ назвал антиномиями. а учение о них — антитетикой. В антиноми- ях воспроизводится структура творческого спора — предмет по- стоянного интереса диалектиков всех времен. Высокая (и глубо- ко демократичная по своей сути) культура диалога применена к спорам мировоззрений, столкновению серьезных философских по- зиций. Противостоящие точки зрения рассматриваются при этом как равно достойные внимания, имеющие веское^ необходимое обоснование. Антиномия фиксирует противоречиеДмежду такими положениями (тезисом и антитезисом) т «из которых ни лднпму нельзя дать предпочтения перед другим» Ярким примером такого диалектического поединка может слу- жить рассматриваемое Кантом противоборство двух способов по- нимания сушего — на основе принципа, детерминизма, с одной стороны, и принципа свободы — с другой. Согласно первому, все явления в мире, включая и нравственные поступки людей, опре- делены цепью «естественных» причин и законов и могут быть полностью объяснены в соответствии с ними. Противоположная позиция подчеркивает, что нельзя вывести все происходящее в мире только из естественной причинности и закономерности при- роды, что для полноценного объяснения всего комплекса явлений, с которыми сталкиваются люди, необходимо еще допустить сво- боду или «свободную причинность». В противном случае за рамками понимания окажутся человеческая воля, интересы, моти- вы, свободные, самостоятельные решения, поступки, творчество людей, весь собственно человеческий нравственный мир. В этой антиномии выявлен своего рода интеллектуальный «барьер» — принципиальная недостаточность понятийного аппа- рата механистического детерминизма для понимания сложных форм детерминации. Но дело не только в этом. Кант пришел к выводу: надежда на окончательную победу (поражение) какого- либо тезиса или антитезиса здесь нереальна. Эта надежда чисто догматическая. Именно догматическое сознание выдвигает то или иное положение как единственно верное, стремится найти сумму всех раз навсегда установленных истин. Творческое же осмысле- ние коренных мировоззренческих проблем принципиально диало- 1 Кант И. Соч. В 6 т. Т. 3. С. 399.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания 167 гично. Формирование открытого, свободного, непредвзятого, внут- ренне полемичного, антидогматического мышления — одна из важ- ных задач нашего времени. Противоборство «свободы» и «подчинения» и другие диалек- тические противоречия такого рода — не просто интеллектуаль- ные поединки, они реально пронизывают всю человеческую жизнь. Для мыслящего человека всегда актуален вопрос: «...свободен ли я в своих поступках, или же я подобно другим существам управ- ляем природой и судьбой...»? 1 Дело в том, что человек реально включен в два ряянзлу «порядка» бытия. Он подчинен всемогуще- ству независящих от него обстоятельств, законам природы и об- щества "(иногда беспощадным и жестким условиям тоталитарных режимов). Вместе с тем он живет также в мире интеллектуальных принципов, норм, идеалов, среди которых важнейшее место за- нимают нравственные понятия долга, чести, совести, достоинства и другие, с которыми люди соотносят свои поступки. В мире высо- кого человеческого духа и рождаются, вызревают, прежде чем стать реальностью, действия людей, продиктованные принципом свобо- ды. В разные периоды истории находились сильные духом люди, которые даже в критических ситуациях, в крайне неблагоприят- ных условиях все же использовали свое право не подчиниться чуждым, неприемлемым для них обстоятельствам, навязываемому ходу событий. При этом грани свободы диалектически многооб- разны. Это и возможность выбора из разных альтернатив, и уме- ние не совершать поступков, казалось бы, неизбежных в силу за- конов природы и исторических обстоятельств, и способность к духовно-нравственному, правовому, трудовому и другому новатор- ству и многое другое. Кант, Гегель, Маркс, защищая принцип свободы, не считали, однако, возможным посягать на отмену необходимости или же при- мирение, снятие противоречия необходимости и свободы. Про- тиворечие это сохраняется, находит новые и новые формы своего выражения, чтобы потом в ином виде на новом витке человеческой истории возродиться вновь. Учение диалектики, создававшееся великими мыслителями прошлого и во многом воспринятое и развитое оригинальной марк- систской мыслью, формирует мудрое и зрелое отношение к проти- воречивости бытия и его духовного постижения. Противоборству идейных позиций в понимании бытия мира и бытия человека соот- ветствует вечная «пульсация» объективных полярностей: матери- ального и духовного, многообразия и единства, индивидуально- личностного и общественно-исторического и многих других. Такие полярности неустранимы и потому рождают спор противоборст- вующих, но так и не побеждающих друг друга позиций. Людям суждено жить в таких полярностях, так или иначе соразмеряя с 1 Кант И. Соч. В 6 т. Т. 3. С. 433.
Глава VII. Диалектика ш ними свою жизнь. Диалектическая мудрость учит тому, что, имея дело с диалектическими противоречиями, неуместно проявлять нетерпение, пытаться решить спор непримиримой «лобовой ата- кой», острой конфронтацией. Реальные результаты, нормальная «жизнь» противоречия в конкретных исторических условиях достигаются лишь созида- тельной работой, формированием необходимых связей, структур, опосредований, способных «вместить» противоречия, дать им нор- мальное развертывание, развитие, исключить гибельные столкно- вения, катастрофы. Своя мудрость и смысл заключены и в диалектическом прин- ципе «отрицания отрицания», неразрывно связанном с принципом «диалектической противоречивости». «Отрицание отрицания». Цикличность и поступательность изменений В философии Гегеля, согласно принципу тождества бытия и мышления, ритм разрешения диалектических противоречий мысли и связанных с ними диалектических отрицаний был перенесен и на бытие. В материалистической диалектике также были пред- приняты попытки осмыслить диалектические «противоречия» и «отрицания» в бытийных (онтологических) понятиях. «Отрицание» как реальный аналог логического, мысленного отрицания (антитезиса) при этом было истолковано как непре- менный момент, многократно повторяющийся в любом процессе, где имеет место смена фаз, периодов, этапов изменения того или иного объекта. Маркс писал: «...не может происходить раз- витие, не отрицающее своих прежних форм существования» *. В самом деле, скажем, эмбриональное формирование человече- ского детеныша сменяется младенчеством, которое в свою оче- редь уступит место детству, оно затем будет вытеснено подрост- ковым возрастом, перейдет в юность, позже наступит взрослое состояние, в свою очередь проходящее через ряд фаз. Орудия из железа некогда вытеснили в процессах производства каменные орудия, повсеместный ручной труд уступил место все шире приме- няемому труду механизированному и т. д. Каждая новая фаза «отрицает» предыдущую. В отличие от метафизически толкуемого «отрицания», под- черкивающего разрыв, противоположность черт предыдущего и последующего этапов изменения, диалектическое «отрицание» предполагает связь, переходит одного этапа к другому. Диалекти- ческое «отрицание» включает в себя триединый процесс: 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 297.
6. Противоречивость бытия и познания. Диалектические отрицания 169 деструкции (разрушения, преодоления, изживания) прежнего, кумуляции (его частичного сохранения, преемственности, транс- ляции) и конструкции (формирования, созидания нового). ; Первый момент — преодоление пройденного, его «сбрасыва- ние», изживание — обеспечивает необходимую почву для сле- дующей фазы данного процесса. Но сама по себе деструкция, возобладай она, отбрасывала бы процесс вспять, разрушала бы предпосылки продвижения к последующим фазам. Нормальное продолжение процесса, его связь, единство, целостность обеспечи- ваются^) вторым моментом — сохраняемостью, преемственностью. Без этого условия процесс всякий раз возвращался бы к исходной точке, а потому в целом напоминал бы некое «топтание на месте», а то и вообще становился бы невозможным. Нарастание процесса, движение его к новым фазам требует также^ третьего момента — новаций (формирование качественно новых связей, функций, черт). Проиллюстрируем эти общие соображения. Например, един- ство трех указанных моментов предусмотрено в концепции об- новления советского общества, получившей название перестройки. Замысел перестройки рассчитан на преодоление, изживание всего, что мешает нормальной жизни и успешному развитию общества. Перечень таких помех обширен. Это бесхозяйственность, неэффективные методы организации труда в городе и деревне, командно-бюрократические методы управления всеми формами жизни, приносящие большой вред обществу, чудовищные экологи- ческие нарушения и многое другое. Мы хотим, чтобы навсегда ушли в прошлое, никогда не повторились кошмары репрессий, попрания элементарных человеческих прав, достоинства лич- ности. Вместе с тем изобличение преступлений, преодоление за- стойных, кризисных явлений в обществе должно идти рука об руку с выявлением, поддержкой, усилением всего, что есть в обще- стве здорового, жизнеспособного, ценного во всех областях жизни, культуры. Опыт высокого профессионализма, мастерства, хорошей работы, порядочности, честности, милосердия, любви к своему на- роду, уважения к другим национальностям — все это наша обще- ственная ценность, которую важно сохранить и приумножить. Кри- тика должна быть не слепой, задевающей и разрушающей живое, ценное, а конструктивной. Ведь и без того процессы разрушения глубинных пластов нормальной жизни народа зашли в нашем об- ществе слишком далеко. Наконец, перестройка мыслится как принципиальное, каче- ственное обновление всей жизни страны: оснащение производ- ства наиболее совершенными машинами, введение новейших про- грессивных технологий, экономически эффективных методов хо- зяйствования, решительная демократизация всей политической системы, сохранение и приумножение человеческой культуры,
Глава VII. Диалектика Ш открытие простора для человеческого творчества, инициативы и многое другое. Все здоровое, прогрессивное в нашем обществе стремится к тому, чтобы именно так шел процесс обновления, перестройки. Но есть ли это реальный закон общественной жизни? Задумавшись, понимаешь, что это — цель, ориентир, высокий идеал нашей жизни и действия, ценностная ориентация, не совпадающая, однако, с реальной картиной совершающихся социальных процессов цели- ком и полностью. В реальной истории, в том числе в истории нашей страны, не раз происходили и происходят «голые», «зряшные» отрицания, приносящие большие потери и жертвы, отбрасывающие общество назад. Реальная история далека от идеализированной картины движения ко все более совершенным стадиям, притом без утраты достигнутых ценностей, представленной Гегелем. Противо- речия, выступавшие как импульс развития мысли, в реальной дей- ствительности тоже далеко не всегда могут считаться «источником развития». В огромном множестве случаев это проявляется со всей очевидностью. Нарастание противоречий, ждущих своего безотла- гательного решения, приводит к глубоким нарушениям, дисбалан- сам, рассогласованию в функционировании различных систем. Чем успешнее снимаются, преодолеваются сегодня противоречия, накопившиеся в нашем обществе и международной жизни, тем более нормализуются, оздоравливаются общественные процессы. Как видим, открытые Гегелем идеализированные ритмы диа- лектического мышления нельзя целиком приравнять к реальному развитию духовной культуры, а тем более к общественной прак- тике во всем ее объеме. Еще меньше оснований буквально пере- носить их на природные процессы. Это не значит, что в мире отсутствуют аналогии «единства-и-борьбы» противоположностей и «отрицания отрицания», различные «полярности», напряже- ния, горячие точки, к которым должно применяться искусство диалектической мысли, нарабатывавшееся великими филосо- фами. Реальным аналогом «отрицания отрицания» и в природе, и в обществе служат, в частности, «спиралевидные» процессы, соче- тающие в себе цикличность, относительную повторяемость и по- ступательность. Циклических процессов — различных циклов, кругооборотов — существует в мире великое множество. Циклич- ность формирования и гибели, рождения и смерти, обновления и старения и т. д. проявляется во всех процессах природных и об- щественных изменений. Глубокие догадки заключены и в мыслях о противоборстве противоположностей, ритмическом чередовании их сбалансированности, гармонизации и нарушении равновесия как постоянно воспроизводящихся циклах. Эти высказывавшиеся еще в древности догадки в дальнейшем развитии диалектики были уточнены, получили свое развитие. Идея цикличности была дополнена идеей поступательности, прорыва, преодоления ис-
7. Развитие и прогресс ш ходного уровня бытия, выхода за рамки того, что существовало на предыдущем уровне, формирования качественно новых уровней бытия. В материалистической диалектике отношение противо- положностей толкуется не просто как чередование нарушений и восстановлений их равновесия, но и как их асимметрия, приво- дящая к направленному поступательному изменению, развитию. 7. Развитие и прогресс • Диалектика и специально-научные теории развития ф Понятие развития ф Принцип историзма ф Прогресс и регресс ф В жизни мы часто употребляем слово «развитие», и оно нам кажется ясным и очевидным. Однако понятие развития далеко не так бесспорно, каким представляется на первый взгляд. Разви- тие нередко считают простым синонимом изменения или приравни- вают его к прогрессу. И поскольку понятие «прогресс» толкуется при этом в сугубо положительном смысле, то «плюсовую» качест- венную оценку получает и понятие развития. Потребность в разработке, конкретизации этого круга вопросов сегодня особенно велика. Явственнее, чем прежде, осознается, что развитие — процесс куда более сложный, чем изменение или совокупность изменений. Для него характерны изменения на- капливающиеся, необратимые. Новое осмысление таких про- цессов стало остроактуальным в XX веке с его стремительно нарастающими переменами, с тревожными тенденциями, угрозой катастроф. Все яснее вырисовывается, например, опаснейшая тенденция общей деградации природы под воздействием бездумной ее эксплуатации. Анализ современных процессов, протекающих в природе и обществе, должен основываться на философской кон- цепции развития. Диалектика и специально-научные теории развития Предпосылками формирования философской теории развития послужили процессы интенсивных изменений европейского об- щества в эпоху Возрождения и позже. Важное значение имели также рост и углубление исторических знаний и прогресс есте- ственных наук, изучающих тенденции длительных изменений природных объектов (геология, палеонтология, эмбриология И др.).
172 Глава VII. Диалектика Утверждение идей развития существенно меняло взгляд на мир: он стал осмысляться не как набор готовых «вещей», повто- рение одних и тех же циклов, а как совокупность процессов, раз- вернутых во времени, уходящих корнями в прошлое и направлен- ных в будущее. Такой перелом в сознании стал отчетливо заме- тен в XIX веке. В обосновании и утверждении научно-философских представ- лений о развитии большую роль сыграли теория развития обще- ства, созданная К. Марксом, и. эволюционное учение Ч Дарвина. Эти наиболее масштабные научные теории XIX века дополнялись множеством других конкретных исследований развития природных и общественных явлений. Идея развития постепенно становилась принципом миропонимания. В начале XX века В. И. Ленин отмечал, что с «ходячей идеей эволюции» уже никто не спорит. Однако широкое освоение идей развития сопровождалось неизбежным их упрощением. Кроме того, представления о развитии «обросли» эмоциональным, оценочным их толкованием. Приверженцы всевозможных политических, идеологических доктрин, приравняв развитие к прогрессу, превра- тились в радетелей прогресса, борцов за лучшее будущее, правда, очень по-разному понимаемое. Иначе говоря, идея развития широко вошла в реальное мировоззрение не в тщательно продуманном, теоретически оформленном, а в достаточно смутном виде. Она тре- бовала и сегодня требует серьезного философского анализа, обо- снования. Разумеется, качественно различные процессы развития изу- чаются различными науками, и каждая из них строит, совер- шенствует, видоизменяет свои собственные теории развития. Так, современная космология разрабатывает теории возникновения и развития Вселенной, отдельных галактик, различных косми- ческих объектов и т. д. Эволюционная биология — теорию развития живых огранизмов. Историческая наука исследует развитие чело- веческого общества, а языкознание выдвигает и обосновывает тео- рию развития языков. При этом отдельные науки группируются в комплексы. На- пример, для понимания того, как развиваются живые организмы, как возникают новые виды, каков механизм отбора наиболее при- способленных, в каком соотношении находятся постоянство и из- менчивость в процессе формирования и жизнедеятельности видов, необходимо изучение комплекса биологических дисциплин — эво- люционной генетики, молекулярной биологии и т. д. То же можно сказать и о других группах специальных дисциплин, объединяемых в более обширные классы. Какое же место среди этих специально-научных теорий раз- вития занимает философская теория развития — диалектика? Ф. Энгельс определял диалектику как учение о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления, В. И. Ленин —
7. Развитие и прогресс ш как учение о развитии в его наиболее полном, свободном от одно- сторонностей виде. Это не означает, напомним, что философия пре- тендует на роль сверхнауки («науки наук»), подменяющей все остальные науки, превосходящей каждую из них и все науки, вмес- те взятые, по широте охвата и глубине анализа конкретного мате- риала. Это не означает также, что из философских положений о развитии можно вывести в качестве следствий все конкретные черты, особенности развития в различных областях. Такое пред- ставление давно преодолено в науке и философии. Изучая свои особые объекты и процессы, ученые сами откры- вают и формулируют действующие в данной области закономер- ности, тенденции изменений. Никто лучше астронома или биолога не расскажет об эволюции Вселенной или живой природы. Но изу- чение конкретных развивающихся объектов явно или неявно бази- руется на совокупности самых общих представлений о развитии вообще и время от времени сталкивается с необходимостью их углубления, корректировки, переосмысления. Вот почему рано или поздно перед специалистами встают вопросы, связанные с более глобальным, философским осмыслением этих проблем, с разра- боткой единого понятийного аппарата. Это осуществляется путем анализа исторического опыта, обобщения материала и выводов спе- циальных наук. К философскому обоснованию науки причастна также ценностная характеристика различных тенденций разви- тия природных и общественных явлений с точки зрения инте- ресов человека и человечества. И прежде всего философского ос- мысления требует само понятие развития и его соотношение с понятием «прогресс». Понятие развития На основе уже проведенного анализа различных типов уни- версальных связей, выраженных в законах и категориях диалек- тики, можно более четко сформулировать понятие развития, пока- зав прежде всего его отличие от понятия изменения. Изменение универсально и характеризует любые явления действительности. Развитие же — особый тип изменения. Те или иные изменения происходят в объектах постоянно и могут быть зафиксированы в любое время. Для этого достаточно выбрать определенный, хотя бы самый малый временной интервал и проследить исчезновение одних и появление других черт, кото- рыми предмет первоначально не обладал. Это может быть измене- ние его пространственного положения или конфигурации вслед- ствие воздействия различных механических сил. Речь может идти о температурных, магнитных и множестве иных свойств, не остающихся постоянными. Хотя бы минимальные изменения определенных свойств можно зафиксировать в сколь угодно малом
1Z1 Глава VII. Диалектика временном интервале. Взяв же больший промежуток времени, можно наблюдать целую «цепочку» изменений некоторого свойства предмета или даже всей их совокупности. Суммируя элементар- ные изменения, можно получить целостную, комплексную кар- тину черт, отличающих предмет в данный момент по сравнению со свойствами, присущими ему в более ранний момент времени. Установление факта совершающихся в предмете изменений еще не свидетельствует, однако, об их характере, тенденции. Изменения могут носить количественный характер. Развитие же предполагает рождение нового, изменения качественные. Но и не всякие качест- венные изменения равнозначны развитию. Это может быть, скажем, простое разрушение предмета, прекращающее его дальнейшее существование как данного предмета. Возможны также цикли- ческие процессы с повторением однотипных фаз, да и просто об- ратимые изменения типа «вода — пар — вода...». К изменчивости в целом, а не к развитию как ее особому, част- ному случаю относят превращаемость элементарных частиц, энер- гетические взаимопереходы, процессы теплоотдачи и многие дру- гие, не имеющие сколько-нибудь четкой направленности. В качест- ве развития не квалифицируются также функциональные и другие изменения, не получающие закрепления, не транслируемые в буду- щие фазы процесса (ср. физиологические изменения в организме и наследуемые эволюционные изменения). Понятие развития выделяет из общей массы изменений такие, которые связаны с обновлением системы, с ее внутренним струк- турным и функциональным изменением, превращением в нечто новое, иное. Причем в случаях развития речь идет не о разовых, а о нарастающих, развернутых во времени поступательных качест- венных трансформациях системы. Для характеристики того или иного процесса как развития, как правило, требуются довольно большие периоды времени, позволяющие судить о тенденциях, на- правленности изменений. Кумулятивный характер развития — накопление новообразований — необратимо уводит систему от ее исходного состояния. Последующие, в том числе конечные, состоя- ния развивающихся систем всегда качественно отличаются от ис- ходных. В процессе развития последовательно сменяют друг друга фазы, ступени процесса, закономерно изменяется уровень органи- зованности системы. Развитие — процесс длительных, накапливающихся, необра- тимых, поступательных изменений сложных системных объектов в достаточно больших интервалах времени. К таким процессам относят эволюцию литосферы, экосистем, организмов на протяжении жизни, историческое развитие челове- ческих сообществ, орудий и навыков труда, совершенствование человеческих знаний, научно-технический прогресс и т. д. Развитие нередко упрощенно толкуют как линейный процесс. Многочисленные факты биологической эволюции и человеческой
7. Развитие и прогресс ш истории опровергают такое представление. Маркс в «Капитале», исследуя динамику различных экономических систем и струк- тур, показал, что реальное социально-историческое развитие происходит петлеобразно, зигзагами, с отклонениями в сторону, с возвратами назад. Примером отступления назад может служить так называемое вторичное закрепощение крестьян в странах Восточной Европы. В XVII—XVIII веках крепостное право практически перестало там действовать. Но развитие капитализма в Англии сделало выгодной для восточно-европейских феодалов продажу шерсти английским капиталистам. Восстановив почти забытое крепостное право, они смогли получить по очень низким ценам большое количество шер- сти для продажи. Получилось, что капитализм как бы привел к укреплению феодализма. Но это был лишь зигзаг, петля в развитии, и по истечении определенного времени остатки феодализма в этих странах были окончательно уничтожены капиталистическим раз- витием. В процессе развития нередки также случаи расщепления, дивергенции развивающегося процесса, как было, например, в эволюции приматов, когда одна линия развития привела к воз- никновению человека, другая — современных высших обезьян. Возможны и процессы конвергенции — слияния, синтеза, объеди- нения различных линий развития в единый процесс, как это слу- чилось, например, в процессе создания русской нации из раз- личных, преимущественно славянских племен. Наблюдаются и другие, еще более сложные процессы, графическим аналогом которых могли бы служить, скажем, ветвящиеся деревья с много- численными изломами, перегибами, разрывами, сплетениями. Принцип историзма Воссоздаваемая в диалектике общая картина развития позво- ляет выработать и стратегию исследования развивающихся объек- тов. Ее выражением является принцип историзма. Суть диалектико-материалистического историзма заключается в рассмотрении объектов как целостных систем, возникших в опре- деленных условиях^ в результате действия соответствующих при- чин. Такие объекты со временем претерпевают накапливающиеся, необратимые изменения, в ходе которых реализуются некоторые тенденции их развития и открываются различные перспективы их будущих состояний. В каждом случае важно понять, как то или иное явление возникло, какие главные этапы проходило в своем развитии, и с этой точки зрения смотреть, чем оно стало теперь и может стать в будущем ’. 1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 39. С. 67.
176 Глава VII. Диалектика Анализ реалий лишь с точки зрения настоящего времени ог- раничен. Современность не может быть правильно осмыслена вне связи с прежними стадиями исторического процесса: останут- ся нераскрытыми глубинные механизмы, образовавшиеся когда-то давно, но действующие сегодня и в значительной мере определяю- щие будущее. Так, без исследования их генезиса невозможно по- нять явления живой природы, характер геологических и многих других процессов. Особенности современного французского госу- дарства нельзя понять вне процесса предшествующей истории, включая произошедшую 200 лет назад Великую французскую ре- волюцию и другие события. Сегодня, в сложных условиях пере- стройки, мы отчетливо видим, насколько важен анализ прошлого, объективное и тщательное изучение истории нашего общества, мучительное осмысление и искоренение тяжких ошибок и пре- ступлений, восстановление прерванных традиций. Без такого ана- лиза невозможно дать продуманную и глубокую оценку нынеш- ней ситуации, правильно определить пути дальнейшего развития страны. Согласно принципу историзма, важно учитывать не только обу- словленность настоящего прошлым, но и развитие самой совре- менности: ведь в настоящем противоборствуют различные тен- денции, формируются альтернативные возможности будущего раз- вития. Историзм тесно связан с диалектико-материалистической концепцией детерминации явлений. История — не заданный изна- чально процесс с заранее предопределенным результатом (фата- лизм, телеологизм). Объективные закономерности исторического развития прокладывают себе дорогу не в единственно возможной форме. Их реализация варьируема. И важно учитывать многооб- разие возможных форм, путей развития. Мыслить исторически — значит прослеживать закономерное чередование, преемственность фаз, состояний развивающегося объ- екта. Внимание направлено в таких случаях на возникшие в опре- деленное время внутренне дифференцированные системы в един- стве процессов их функционирования, изменения, развития. Струк- туры таких систем складываются, существуют, воспроизводятся, видоизменяются лишь в конкретном комплексе исторических условий. Предмет (ископаемые останки животных, изделия человече- ских рук, памятники письменности и др.) выступает как момент, ступень развития, если ему найдено место в ряду исторически изменяющихся природных или общественных форм. Каждый та- кой предмет оказывается включенным в определенный конкретно- исторический контекст, имеет признаки того или иного времени. Исторический подход широко используется в естествознании. Так, само возникновение геологии как науки во многом было свя- зано с тем, что основой исследования геологических структур стал исторический взгляд на строение Земли. Историзм буквально про-
7. Развитие и прогресс ш низывает науку о живом. В своем конкретном применении прин- цип историзма в биологии был научно обоснован Ч. Дарвином. Наиболее сложным типом развития является история общест- ва, включающая в себя кроме объективных также субъективные факторы: взгляды, цели, интересы людей. Это чрезвычайно ус- ложняет характер детерминации общественно-исторических про- цессов. В реализации исторических перспектив, возможностей участвуют человеческий выбор, идеалы, воля к действию. Принцип историзма помогает установить конкретные истори- ческие состояния изучаемого объекта, исходный пункт и резуль- тат, движущие силы, самый механизм и условия развития. Срав- нительный анализ стадий развития объекта позволяет раскрыть сложное взаимодействие факторов, закономерностей его истории. Развитие природы и человеческая история не могут быть схва- чены теоретической мыслью во всех своих деталях, конкретной полноте, многообразии. Но может быть выявлена в главных чер- тах объективная логика этих процессов, открыты их закономер- ности. Обобщенная картина развития объектов является как бы «слепком» их истории, но истории, освобожденной от случай- ностей, взятой в ее наиболее существенных чертах. Теория, таким образом, предстает как итог, сумма, вывод истории. Теоретическое осмысление исторических процессов требует применения всего комплекса знаний, методов диалектики. Прогресс и регресс В процессах развития сложно и многообразно проявляет себя противоречивый характер изменений. Двумя наиболее общими, противоположными по своим характеристикам, разнонаправлен- ными и вместе с тем неотделимыми друг от друга, диалектически связанными тенденциями развития являются прогресс и регресс. Идея прогресса родилась в период подъема капитализма. Она нашла выражение в работах Д. Вико, А. Тюрго, И. Гердера, Ж. Кон- дорсе, Гегеля и других философов. С конца XVIII века все поли- тические программы социального развития, выдвигавшиеся в Ев- ропе, формулировались и осмысливались в понятиях теории прог- ресса. При этом под прогрессом понималось развитие человеческого общества по восходящей линии от низших, менее совершенных форм к высшим, более совершенным. Идея прогресса заключала в себе попытку масштабно взглянуть на человеческую историю, оценить достигнутые исторические результаты, понять основные тенденции истории, перспективы будущего общественного разви- тия. В наши дни значение этой важной философской идеи еще больше возросло L 1 Подробнее об этом в гл. XV * Прогресс».
Глава VII. Диалектика 1Z1 Идея прогресса долгое время носила ценностный характер, воплощая в себе высокие цели, идеалы равенства, справедливости, свободы, человеческого достоинства. В идее общественного прог- ресса такие ценностные моменты сильны и сегодня, они вряд ли утратят свое значение и в будущем. Однако научно-философское миропонимание не может ограничиться лишь ценностным под- ходом. Важно теоретически осмыслить объективные черты про- гресса. Серьезным подспорьем для философского анализа проб- лемы прогресса служат работы по эволюционной биологии, которая менее, чем история общества, «нагружена» ценностными чело- веческими представлениями и позволяет судить о прогрессе (и рег- рессе) с меньшим пристрастием. В целом же философское осмыс- ление проблем направленности развития, прогресса базируется на обобщении обширных знаний и опыта, материала биологиче- ских и исторических исследований и находит свое теоретическое выражение в комплексе понятий материалистической диалек- тики. Прогресс в самом общем виде и сегодня определяют как тип (или направление) развития сложных систем, для которого ха- рактерен переход от низших, менее совершенных форм к более высоким и совершенным. Но что считать более зрелым и совершен- ным, каковы критерии прогресса? Вопрос этот очень сложен. Его изучение убеждает в том, что прогресс связан с повышением уровня организации системы. И опять-таки встает вопрос, что такое высота организации системы? На языке современных си- стемных представлений повышение уровня организации системы предполагает такую дифференциацию и интеграцию элементов и связей системы, которая повышает степень ее целостности, ее приспособленность к среде, функциональную эффектив- ность, структурную, функциональную, генетическую «пластич- ность» и обеспечивает высокий потенциал последующего раз- вития. Иными словами, если в процессе развития возрастает число элементов и подсистем, усложняются объединяющие их струк- туры, увеличивается число связей и взаимодействий, а также возрастает набор функций, то есть действий и процедур, выпол- няемых этими элементами и подсистемами, обеспечивая тем самым большую устойчивость, сохранность, приспособленность, жизне- способность и возможность дальнейшего развития, то такой про- цесс называют прогрессом. Если же в результате процесса развития уменьшается набор полезных для системы функций, распадаются существовавшие ранее структуры, уменьшается число подсистем, элементов и связей, обеспечивающих существование, устойчивость и жизнедеятельность данной системы, то такой процесс называют регрессом. Диалектика ориентирует на понимание единства прогресса и регресса как диалектических противоположностей. Прежде всего
7. Развитие и прогресс 1Z2 важно учитывать тесную логическую связь, соотносительность этих понятий, то, что одно из них предполагает другое, что они определяются лишь друг через друга. В содержании понятия «прогресс» уже заложен смысл понятия «регресс», и наоборот. Поэтому нормой логически культурного мышления должно быть осознание того, что развитие невозможно понять как сугубо прог- рессивное или только как регрессивное. Реальная картина процессов развития в природе и обществе также убеждает в сложной диалектике прогрессивных и регрес- сивных тенденций. Это хорошо понимали такие мыслители, как К. Маркс и Ч. Дарвин. Работы обоих отличали анализ огромных массивов конкретного материала, высокая научная объективность, масштабность обобщений и вместе с тем стремление избежать упрощений, представить изучаемый предмет в многомерном, но целостном виде, динамике. Маркс пояснял, что наряду с прогрессом в развитии «постоянно наблюдаются случаи регресса и кругового движения» !. Установлено, что в эволюции живых организмов сочетаются прогрессивные и регрессивные тенденции. Прогрессивное разви- тие живой природы включает дегенерацию отдельных видов. Усло- жнение организма в целом не исключает противоположно направ- ленного процесса упрощения, деградации определенных его орга- нов, функций. Равным образом и в развитии общества обретению «нового», «высшего» сопутствуют потери, утраты, упрощения ра- нее существовавшего. Так, развитие капитализма в Англии XVI — XVIII веков сопровождалось уничтожением свободного крестьян- ства, понижением жизненного уровня народа и даже ухудшением чисто физического состояния нации (увеличение смертности и за- болеваний). Подобных примеров в истории, в том числе совре- менной, множество. Итак, в живой природе и обществе всякое изменение, которое выступает в определенном отношении как прогрессивное, тем или иным образом связано с изменениями регрессивными. Без одного нет другого. Наиболее известна и чаще всего принимается во вни- мание такая их взаимосвязь, как чередование. Существует концеп- ция, согласно которой развитие любого объекта включает в себя две последовательных фазы: восхождение, затем нисхождение и гибель, смерть, то есть распадение системы и переход ее в иное качество. Любые процессы развития мыслятся здесь по аналогии с ростом, расцветом, а затем увяданием, старением живых орга- низмов. Вариантом такого понимания является признание не ли- нейного, а циклического соотношения восходящего и нисходящего развития, то есть прогресса и регресса. Причем, в циклы подъема и упадка, как правило, включаются какие-либо промежуточные стадии, фазы, но это не меняет общего ритма прогресса и регресса. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 91.
Глава VII. Диалектика Ш Развитие популяций, история этносов, государств, социальных институтов в какой-то мере соответствует такому общему пред- ставлению о развитии. Однако связи чередования, как бы наглядно они порой ни иллю- стрировались, все же поверхностно выражают глубокое, внутреннее единство прогрессивных и регрессивных тенденций развития. Бу- дучи диалектическими противоположностями, они связаны меж- ду собой неразрывно, включены друг в друга. Их диалектические соотношения многообразны. Характеризуя неравномерность раз- вития «производительной силы труда» в разных отраслях про- мышленности, Маркс отмечал прогресс в одних, регресс в других сферах ’. Такая неравномерность широко распространена и сегодня в развитии континентов, регионов, стран, народов, культур, соци- альных слоев, отраслей производства и т. д. «...Каждый прогресс в органическом развитии является вместе с тем и регрессом, ибо он закрепляет одностороннее развитие и исключает возможность развития во многих других направлениях» 1 2,— разъяснял Энгельс. И этот момент относится не только к природе, но и к обществу. Сегодня известно также множество других проявлений диалектики прогресса и регресса. Диалектическое соотношение прогрессивных и регрессивных тенденций определяет направленность процессов развития. Дол- гое время развитие, как отмечалось, приравнивалось к прогрессу. Так, в частности, смотрел на дело Гегель. Но дальнейшее развитие философии, науки, практики убедительно продемонстрировало, что прогрессивное развитие — лишь одно из существующих направ- лений развития той или иной системы в целом. В реальных про- цессах развиФия природных и социальных явлений проявляется объективная многонаправленность процессов. Они включают в себя не только прогресс, но и регресс, и одноплоскостные и круговые изменения. Представления об однонаправленном развитии мало- обоснованны: никакого обязательного прогресса не обнаружи- вается ни в одном реальном процессе. Концепция всеобщего прогресса, тесно связанная с идеей всеоб- щего возрастания организованности или бесконечной иерархии в строении материального мира, находится в противоречии и с есте- ствознанием, и с историческим развитием общества. Так, второе начало термодинамики допускает возможность повышения уровня организации отдельных материальных систем, но исключает такую возможность для всей их совокупности. Для поддержания сущест- вования бесконечно больших систем, согласно научным расчетам, требуется бесконечно большая энергия внутренних взаимодей- ствий. Но ни одна реальная система такой энергией обладать не может. Здесь действует философский принцип относительности 1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. I. С. 285. 2 Там же. Т. 20. С. 621.
7. Развитие и прогресс ш всех конкретных состояний материи и конечности всех конкрет- ных материальных систем. Кроме того, идея вечного прогресса (однозначно прогрессивной направленности всех процессов развития)уязвима с общефилософ- ской точки зрения. Она навевает представление о мистической (не согласуемой с позициями науки) устремленности мира ввысь, о его начале и конце. В истории науки и философии учения об абсолютном прогрессе всегда были неразрывно связаны с идеа- листическим пониманием мира. Философский анализ убеждает в том, что развитие — черта определенных конкретных систем, существующих в определенных интервалах времени. Еще более специальное и «сильное» — понятие «прогресс». Оно характери- зует лишь одну из тенденций развития. Мир вообще, Вселенная не является единой системой, и потому к ним неправомерно применять эти понятия. Итак, в реальном развитии линии прогресса и регресса слож- ным образом переплетены, представляют собой живое единство. Что следует считать прогрессом и, стало быть, чему следует содей- ствовать — это в каждом конкретном случае предстоит открывать и обосновывать. Понятие прогресса как особого типа развития живой природы и человеческой истории имеет интегральный характер и, как пра- вило, применимо к тенденциям изменения сложных целостных систем, все элементы и подсистемы, свойства и отношения которых взаимосвязаны и влияют друг на друга. Поэтому здесь судить о тенденциях изменения по отдельным изолированным показателям практически невозможно. Нарастание, усложнение одних функций и структур часто сопровождается упрощением, даже свертыва- нием других. Диалектическая взаимосвязь прогресса и регресса обусловливает сложные, часто неожиданные, не поддающиеся однозначным оценкам результаты развития систем. «Высшее» по ряду параметров может оказаться «низшим» по другим па- раметрам. Расцвет нередко чреват деградацией, а упадок может оказаться периодом накопления каких-то «высших» потенций. Биологический прогресс сегодня связывают с повышением уровня организации систем, с возрастанием степени их целост- ности, биологической эффективности, жизнеспособности. Его ха- рактеризует формирование более работоспособной структуры, обе- спечивающей надежное выполнение жизненных функций индивида и вида (получение большего эффекта в ходе обмена веществ при меньших затратах вещества и энергии). Способность к измене- ниям такого рода (эволюционная пластичность) обеспечивается и генетической разнородностью системы, широтой ее генофонда, богатством заключенных в нем скрытых мутаций. То есть речь идет и о большем или меньшем потенциале системы, его исчер- панности или же, напротив, об интенсивности и богатстве прису- щих системе внутренних импульсов, возможностей дальнейшего
132 Глава VII. Диалектика прогрессивного развития. Важно учитывать и сбалансированность внутривидовых, межвидовых и других отношений, вплоть до вза- имосогласованности целых биогеоценозов. Показатели прогресса биологических систем можно философ- ски обобщить и использовать как ключ уяснения особенностей прогресса систем социальных. Здесь тоже необходимо учитывать не какие-то изолированно взятые черты, а весь комплекс экономи- ческой, социальной, политической, духовной жизни общества. При- чем важны прочность, жизнеспособность, перспективность соци- альной организации, достигаемые посредством ее гармонической сбалансированности. Соответственно прогрессу благоприятствует все, что укрепляет жизнеспособность общества, обеспечивает оп- тимальные условия функционирования и развития, способствует достижению его целей. Понятие «прогресс» несет в себе идею единства исторического процесса, преемственности, сохранения и приумножения высших достижений материальной и духовной культуры человечества, всех его гуманистических ценностей. Острый характер в наши дни носят дискуссии о целях, сред- ствах и смысле прогресса. Понятие «общественный прогресс» но- сит мировоззренческий характер и заключает в себе не только объективное содержание, но и ценностный смысл, человеческие ориентации. В отличие от природных процессов, как таковых, историческое развитие общества является интегральным резуль- татом действий, усилий людей. При этом многое зависит от тех идеалов, ценностей, целей, которыми люди руководству- ются. В зависимости от того, какие цели, какой образ будущего при- няты в качестве желаемых, какие средства признаны допустимыми, люди выбирают ту или иную стратегию деятельности. Как правило, осмысление и оправдание этой стратегии осуществляется в тер- минах «прогресса»: прогрессивная технология, политика, печать и т. п. К таким словосочетаниям современный человек привык с детства. Их воспитательно-педагогическое, идеологическое и в це- лом мировоззренческое значение для современной культуры не уменьшается. Напротив, благодаря средствам массовой информа- ции сознание современных людей особенно восприимчиво к таким представлениям. Какой же «образ прогресса» в самом высоком его понимании разработан в философии и других областях культуры к концу XX века? Он включил в себя прежде всего представление об освобожде- нии людей от всех видов угнетения, порабощения и насилия. Сов- ременные представления о прогрессе предполагают также союз людей с живой и неживой природой, высокие достижения науки и техники, освобождение на этой основе от пагубных физических недостатков, болезней, высокой смертности и т. д. Издавна раз- вивались также мысли об освобождении людей от прикованности
7. Развитие и прогресс 183 к Земле, о проникновении в космос и его освоении, о создании внеземных цивилизаций. В отношениях между людьми основополагающим идеалом оста- ется принцип высшей ценности человека для человека. Это означает устранение из человеческой жизни всех видов отчуждения, враж- дебности и агрессивности. Важнейший шаг на этом пути — соци- альное освобождение людей, то есть ликвидация эксплуатации, ан- тагонизма классов. Предусматривается также освоение всем чело- вечеством подлинных достижений культуры, развитие творческих способностей людей, создание новых, высших культурных цен- ностей. Сутью общественного прогресса, его целью мыслится чело- век — его освобождение от различных ограничений, несвободы, рабства, возможность разностороннего и гармоничного развития личности. Идеалы прогресса, осознание его дальних перспектив, высших целей не отменяет решения ближних насущных, ежедневных задач. Цели прогресса сознаются и совершенствуются людьми. Идеа- лизированный «образ прогресса» постоянно применяется для оцен- ки, критического анализа реального состояния общества, его потерь и достижений. В частности, с точки зрения идеалов прогресса под- вергается острой критике односторонняя ориентация на научно- технический прогресс, заключающая в себе опасность регресса, разрушений, гибели общества. С точки зрения высших целей прогресса все его отдельно взя- тые элементы предстают как частные, односторонние, не под- лежащие однозначной оценке в понятиях «прогресса» и «регрес- са», требующие соотнесения со всем комплексом общественной жизни, ее перспективами. Наконец, образ прогресса в его высоком понимании позволяет критически отнестись к разным вариантам псевдопрогресса — социальным программам, ориентированным антигуманистически, античеловечески. Для осмысления сложных, противоречивых процессов развития человечество не выработало методов более эффективных, чем диа- лектическое мышление. При решении каждого вопроса здесь оказы- вается необходимой «диалектика как живое, многостороннее (при вечно увеличивающемся числе сторон) познание с бездной оттенков всякого подхода, приближения к действительности...» \ Принципиальной особенностью нашей эпохи является развитие самосознания человечества как единого целого. Осмысление пла- неты Земля как общего дома для всех людей, понимание общности судьбы, будущего, перспектив социального и экономического раз- вития становятся определяющими и в представлениях о социаль- ном прогрессе. 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 321.
184 Глава VII. Диалектика * * * Диалектика — открытая, творческая система мышления, при- званная осмысливать все новые и новые реалии, проблемы, ситуа- ции, с которыми сталкивается человечество и человек на каждом новом этапе своей жизни, своего исторического пути. Вот почему диалектику мало выучить по книжкам. Каждая диалектическая позиция требует практического ее освоения, формирования навыка решения проблем, использования диалектических понятий, ана- лиза напряженной реальной диалектики нашего времени. Вот по- чему изучение диалектики требует деятельности, практики. Уровень, на котором сейчас находится марксистская диалек- тика, есть итог предшествующего развития философии, но не его конец, не его завершение. Диалектика по самой ее природе вообще не может быть завершена. В теории диалектики есть немало нере- шенных проблем. Ее дальнейшее совершенствование тесно связано с осмыслением глубинных изменений и процессов преобразований, происходящих в современном мире, общественно-политической жизни, науке, технологии, культуре, во всем их объеме, во всей их реальной сложности. Еще менее может быть отлито в устойчивые формы искусство диалектического мышления. Оно живет и совер- шенствуется в реальных актах творческого, конкретного и слож- ного, как сам мир, его непрекращающегося осмысления. Диалектика выступает в качестве мировоззрения и метода, мак- симально соответствующего творческому духу и гуманистическому характеру современной науки и культуры. Она «по самому суще- ству своему критична и революционна» Сегодня материалисти- ческая диалектика служит основой нового мышления. И в этом ее сила и будущее. Нельзя быть современно и перспективно мысля- щим человеком, не овладев диалектикой. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 22.
Глава VIII Природа ф Природа как объект философского осмысления ф Экологическая проб- лема: научные, социально-философ- ские и >тико-гумаиистические аспек- ты ф Природа живая и неживая. От- ношение человека к живому. Жизнь как ценность ф 1. Природа как объект философского осмысления ф Природа и культура. Формы вос- приятия природы в истории культу- ры ф Естественная и искусственная среда ф Понятие «природа» — одно из наиболее широких понятий. Явления и объекты природы — это и свет далеких звезд, и взаимопревращения мельчай- ших элементарных частиц, бес- крайние просторы океана и простирающиеся рядом леса и луга, могучие реки. Это и бес- конечное разнообразие жиз- ни на Земле... Понятием «при- рода» охватывается все сущее, вся Вселенная, и в этом смысле оно близко к понятию материи: можно сказать, что природа — это материя, взятая во всем многообразии ее форм. Чаще, однако, это понятие употребля- ется в несколько более ограни- ченном и определенном смысле, обозначая всю совокупность естественных условий сущест- вования человека и человече- ства.
Глава VIII. Природа Природа и культура. Формы восприятия природы в истории культуры Для уточнения смысла, вкладываемого в то или иное понятие, бывает полезно рассмотреть его вместе с таким понятием, кото- рое противоположно ему. По отношению к понятию «природа» подобной противоположностью является понятие «культура». Подробно о культуре говорится в последующих главах. Пока же нам важно отметить, что под культурой понимается нечто освоен- ное, возделанное, преобразованное человеком; под природой же — то, что противостоит человеку, существуя по своим собственным, независимым от него основаниям и законам. Культура, стало быть, выступает как преобразованная человеком природа, а дея- тельность человека в этом смысле можно истолковать как превра- щение природного, естественного в культурное, искусственное. И в этом преобразовании природы заключена самая суть челове- ческого способа существования в мире. Человек, стало быть, в своей деятельности противопоставляет себя природе. Одновременно с этим, однако, он является частью и порождением великой «матери-природы». «Человек,— писал Маркс,— живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо чело- век есть часть природы» \ Маркс, как видим, говорит не об одной лишь физической, но и о духовной связи человека с природой. Природа для человека — не только естественное условие его существования и не только поле для его преобразовательной деятельности. На почве этого основного отношения возникают и развиваются и другие формы отношения человека к природе. Это — познавательное отношение, которое в современном обществе реализуется прежде всего в фор- ме естественных наук (наук о природе); это также и различные типы оценочного отношения к природе, которые выражаются с помощью понятий блага, красоты и им подобных. Наконец, в современном мире впервые в своей истории человек вынужден брать на себя ответственность за сохранение той части природы, которая включена в орбиту его практической деятельности и которая по мере развития производительных сил общества ста- новится все более обширной. Итак, человек, человеческое общество и культура одновременно и противостоят природе, и включены в нее. Такие внутренне 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 92.
1. Природа как объект философского осмысления 187 противоречивые взаимоотношения человека и природы являются источником различных позиций человека по отношению к при- роде, возникающих в истории человеческой мысли. Природа может восприниматься как нечто уступающее культу- ре, нечто неоформленное, неорганизованное, неразумное и потому более низкое, чем культура. Такое отношение порождает позицию, обосновывающую необходимость подчинения природы человеку, господства над ней. Но возможна и другая позиция, когда природа, напротив, понимается как образец совершенства, как нечто более высокое, превосходящее и культуру, и человека. Согласно этой позиции, человеку надлежит учиться у природы, подчиняться ей. Возможно, далее, понимание природы как царства слепых, стихийных сил, как хаоса, неподконтрольного человеческому разу- мению. Но природа может восприниматься и как царство, в котором господствуют разумные законы, торжествует естественная необ- ходимость и нет места капризу и своеволию, столь частым во взаимоотношениях между людьми и в их поведении... Таковы самые крайние, полярные точки в воззрениях челове- ка на природу. И каждая из них, а также из множества возможных промежуточных позиций находила реальное воплощение в ходе развития человеческой мысли и практических форм взаимодейст- вия общества с природой. Более того, их отголоски бывают до- статочно отчетливо различимы и сегодня, когда вопрос о взаимо- отношениях общества и природы, о том, на каких началах строятся и должны строиться эти взаимоотношения, стал одним из ключевых вопросов для человечества. В системе античного мышления природа понималась как под- вижное, изменяющееся целое, и в этом смысле человек не столько противопоставлялся природе, сколько мыслился как одна из ее частей. У античных философов, как мы знаем, понятием космоса, по существу, охватывалась вся доступная человеческому разу- мению природа. При этом космос противопоставлялся хаосу — он трактовался как нечто не только всеобъемлющее, но и орга- низованное, закономерное и совершенное. Идеалом, достойным мудреца, считалась жизнь в согласии с природой. Этим, по сущест- ву, обосновывалась и задача научного познания природы, которая впервые была поставлена античными мыслителями и решалась ими в рамках натурфилософии, путем выдвижения умозрительных догадок. Совершенно другое понимание природы сложилось в средне- вековой христианской культуре. Здесь окружающая человека природа рассматривалась как нечто сотворенное богом и более низкое, чем сам человек, поскольку только он в процессе творения был наделен божественным началом — душой. Более того, приро- да нередко мыслилась как источник зла, которое нужно преодолеть или подчинить, а жизнь человека при этом выступала как борение божественного начала — души с греховным природным нача-
188 Глава VIII. Природа лом — телом. И это служило оправданием для негативного отноше- ния к природе и даже обоснованием применяемого к ней насилия. Природа понималась как нечто неодушевленное, противостоящее человеку и человеческому обществу. Подобная система взглядов, понятно, не могла стимулиро- вать интереса к научному познанию природы. Однако в недрах христианского мышления существовала и другая линия в отноше- нии к природе. Понимание природы как божественного творе- ния открывало возможность для поиска в ней рационального начала, позволяло истолковать познание природы как попытку выявить, раскрыть заключенный в ней божественный план и тем самым восславить мудрость и всемогущество творца. Отсюда — метафорическое понимание природы как книги. Бог, как счита- лось, дал людям две книги — священное писание, в котором его мудрость явлена непосредственно, и книгу природы, в которой он запечатлел свою мудрость на камне творения. Эти воззрения, зародившиеся в эпоху средневековья, сыграли немалую роль в возникновении науки о природе — естествознания. В эпоху Возрождения отношение к природе меняется. Чело- век вдруг открывает для себя красоту и великолепие окружаю- щей природы, начинает видеть в ней источник радости, наслаж- дения в противовес мрачному аскетизму средневековья. Впослед- ствии в философии и эстетике романтизма природа начинает по- ниматься как убежище, противостоящее развращенной и порочной человеческой цивилизации. Один из основоположников роман- тизма, Ж.-Ж. Руссо, прямо утверждал, что переход человека от природного, естественного состояния к социальному является источником всех наших несчастий. В период становления промышленного капитализма возникает еще один тип отношения человека к природе. Наиболее отчетливо это отношение выразил Ф. Бэкон, провозгласивший целью науки и техники господство над природой. Природа начинает пониматься как объект интенсивной преобразовательной деятельности и как кладовая, из которой человек может черпать без меры и без счета. Такая установка высказана в известных словах тургеневского Б