Text
                    

ммв 'ТРАНСПОРТЕРЫ и подъем • ные краны заменили тяже- лый труд портовых грузчи- ков. ТРУДОЕМКИЕ работы по * погрузке свеклы с успехом выполняет машина. Д H1O11OI РУЗЧИКИ, разра- ** ботанные советскими ин- женерами, все шире исполь- зуются в народном хозяйстве страны. БУР землеройного снаряда рыхлит грунт под водой. Жидкая масса (пульпа) по длинным трубопроводам транспортируется к месту возведения земляных сооружений. Та- кой снаряд применяется для намыва дамб, плотин и углублений водоемов-_____________ ТРЕЛЕВКА леса (транспор- * тирование его от места за- готовки) одна из самых тяже- лых операций. Ее с успехом выполняет трелевочный трак- тор лауреата Сталинской пре- мии Ж. Я- Котина. МЕХАНИЗАЦИЯ процессов труда является той новой для » нас решающей силой, без которой невозможно выдер- жать ни наших темпов, ни новых масштабов производства" СТАЛИН. 1~|ОСЛЕВОЕННЫЙ Сталинский пятилет- ний план предусматривает дальнейшее техническое перевооружение народного хозяйства Советского Союза: широкую механизацию, электрификацию и автома- тизацию, внедрение поточной системы производства, интенсификацию технологи- ческих процессов. Вот почему труд наших ученых, инже- неров и рабочих направлен на создание машин, полностью механизирующих наи- более трудоемкие работы. И не случаен тот факт, что среди работ, удостоенных в этом году Сталинских премий, большое место занимают труды в области механи- зации. Новые электропилы, экскаваторы, уголь- ные комбайны, погрузочные и перегрузоч- ные машины — вот далеко не полный пе- речень того, что создали в этой области за 1948 год лауреаты Сталинских премий. Подлинный переворот произвели в стро- ительстве дорог машинно-дорожные стан- ции, оснащенные совершенными механиз- мами, 80 рабочих одной станции выпол- няют работу, которую раньше делали 1000 человек. Не меньшие успехи в области механи- зации имеют и другие отрасли социалис- тического народного хозяйства: металлур- гия, пищевая и рыбная промышленность, добыча торфа и т. д. Успехом в области механизации наша страна обязана большевистской партии, которая всегда считала механизацию тру- доемких работ своим важнейшим делом.
АДРЕС РЕДАКЦИИ: Москва: 1-й Басманный пер. д. 3, тел. Е-1-20-30- (Окончание, начало ем. в журнале „Знание —сила" № 5) С. БОЛДЫРЕВ, специальный корреспондент журнала «Знание—сила» На сколько же надо понизить уровень озера? или 1500 тонн хлопка или [ИНЖЕНЕР ЛЕБЕДЕВ ** сделал интересный подсчет: каждый процент уменьшения испарения Севана означает ороше- ние тысячи гектаров земли, то есть получение 10 тысяч тонн винограда тонн зерна... С экономи- ческой точки зрения каждый уловленный для нужд че- ловека процент испаряющейся севанской воды дает воз- можность расселить 6000 тружеников. Вот почему советские ученые так страстно боролись за использование каждого процента количества воды, испа- ряющейся с поверхности прекрасного Севана. Чем больше сокращать площадь озера, тем меньше будет испаряться вода. Но совсем ликвидировать озеро нельзя: в озере должно постоянно оставаться значитель- ное количество воды, чтобы в засушливые годы воспол- нять нехватку воды в реках или, как говорят, иметь воз- можность регулировать сток. Стоит только взглянуть на графики, составленные ин- женерами, и можно заметить интересную закономерность: испарение быстро сокращается, если понижать уровень озера в пределах первых 50—55 метров. Но если спускать из озера оставшуюся воду ниже 50 метров, испарение уменьшается незначительно. Это вполне понятно: на отметке 50—55 метров исче- зает главный испаритель Севана — Большой Севан. Спуск озера на первые 50 метров сохраняет 654 миллиона кубических метров испарявшейся воды. Понижение уровня Севана на следующие 40 метров сохраняет в шесть раз меньше испарявшейся воды — всего 103 миллиона куби- ческих метров. Но задача, поставленная партией в 1939 году перед советскими инженерами-проектировщиками, была куда сложнее, чем только определение отметки, до которой надо спустить озеро. Важная |УАК ни интересны и увлекательны для ин- ППППЯПНА женеров - проектировщиков • были решенные ими до сих пор технические про- блемы, но то, что им пришлось сделать на вто- ром этапе борьбы с при- родой за озеро Севан, пожалуй, было наиболее смелым и важным шагом. Партия большевиков, все время направлявшая совет- ских ученых, инженеров, строителей, внесла очень важ- ную поправку в проект. — Надо использовать на благо всего советского на- рода, — сказали проектировщикам, — щедрые дары при- роды Армении: горячие солнечные лучи, под которыми могут произрастать высокоценные южные культуры. Спроектируйте всю севанскую проблему так, чтобы осу- ществление ее дало и много электрической энергии для промышленности и одновременно принесло очень много воды на вновь осваиваемые земли... Надо оросить гораздо больше земли, чем предполагалось прежде... Главная особенность этого указания партии заключа- лась в том, что проектировщикам предлагалось изыскать воду для орошения очень больших площадей новых зе- мель... Воды для этого требовалось очень много. И вот тут оказалось, что старый технический проект имел серьезный изъян: он не обеспечивал нужного коли- чества воды для орошения. В сложной и ответственной борьбе с ппиоодой за ову- 1
ществление этого важнейшего указания партии проявилась зрелость советской науки, ее политическая принципиаль- ность. Могут спросить: «Но откуда же взять допол- весиа лето Площадь, очерченная пологой кривой, изображающей расход воды на полив, показывает, что при орошении только одной речной водой можно использовать очень небольшую часть годового стока рек. нительную воду? Ведь как ни проектируй, при том же спуске озера на 55 метров нельзя взять от Севана боль- ше воды, чем есть в озере...» Трое советских инженеров, обладавших в своем со- дружестве пылкостью смелого мечтателя, трезвостью и точностью математика и жизнерадостной силой моло- дости, решили найти дополнительную воду там, где, ка- залось, ее не могло быть. Вот как они рассуждали: дополнительно к озерной воде надо уловить для орошения воду рек. Но когда ученые взгля- нули на карты, они вновь убедились, что уже ты- сячи лет назад ороси- тельные каналы протя- весна лето Этот график показывает, что вся уходящая из озера вода попадает на поля во время — по воле человека. нулись от рек к полям. Вся летняя вода рек была использована народом, расселившимся на иссушенных лавах. Это была первая неудача, которую потерпели ученые в поисках воды. Тогда они еще раз пересмотрели все, что мог дать Севан. * Старый проект предполагал, что вечный сток Севана (вода, которая ежегодно будет ускользать от испарения и стекать из озера в долины) начнут тратить равно- мерно в течение всего года — зимой только на выра- ботку электроэнергии, а летом — также и для орошения. Это означало, что только часть стока, проходящая через электростанции в весеннюю и лет- нюю пору, попадет на поля Араратской котловины. кеснд дето На этом графике видно, что кустование рек и озера для полива одной общей площади земель позволяет исполь- зовать большую часть паводковой и осенней воды рек (на графике — косая штриховка). И вот у проектировщиков зародилась смелая и на пер вый взгляд необыкновенная мысль: а что, если всю воду, спасенную от испарения, целиком отдать на орошение, то есть спускать в Араратскую котловину только летом, ;. не круглый год? Это означало, что по истечении нескольких десятков лет, в течение которых будет снижен уровень озера к для этого израсходована вода, скопившаяся в Большом Севане, воду из озера начнут выпускать только летом В остальное время Севан будет накапливать влагу гор- ных рек и дождей для нового попуска в следующее лето. Значит, когда озеро спустят до проектной отметки в 55 метров, гидроэлектростанции смогут работать только летом. Да, несомненно, такое использование озера даст в. лет ний период двойное количество воды для орошения. Но окажется ли экономически выгодным, чтобы гидроэлек- тростанции после ликвидации Большого Севана работали только летом? — В этом нет ничего необычного, — говорил энер- гетик Лебедев, — когда электростанции строятся не на реке, а. например, в угольном бассейне, инженеров не останавливает мысль, что топливо для паровых машин электростанции — угольное месторождение — рано или поздно иссякнет. Все дело только в том, чтобы время израсходования угля было бы достаточно продолжитель- ным, заведомо позволяющим окупить все затраты по строительству станций и линий передач электроэнергии. Давайте спланируем выпуск воды Большого Севана на такое время, чтобы затраты на строительство гидро- электростанций вполне окупились. Эта точка зрения трех советских ученых была совсем новой. Она позволяла увеличить вдвое количество воды для орошения. Так советские ученые добыли почти триста миллионов кубических метров воды. Однако точный расчет показал, что даже если отдавать всю спасенную от испарения воду полям, воды все-таки нехватйт для выполнения задачи, поставленной партией. Оставалась еще одна возможность: весной улавливать в водохранилища избыток воды в реках, а летом в ту пору, когда воды нехватает, отдавать садам и полям пле- ненные паводковые воды. На время все трое превратились в страстных следо- пытов. Разложив перед собой карты, ученые, горячо споря, обсуждали, в каком месте строить водохранилища Манасериан, со своей обычной горячностью, находил на карте множество мест, по его мнению, пригодных для устройства водохранилищ. Гурген Гаврилович Оганезов, сдержанный, молчаливый, дожидался паузы в горячих ре чах своего коллеги и холодно сообщал, что скорее всего характер данного места не подходит для большого водо- хранилища. И он приводил свои соображения. — Едемте туда сейчас же, — предлагал Лебедев. Захватив карты, инженеры садились в машину и, продолжая спорить, обдуваемые горячим ветром, мчались к заинтересовавшему их месту. Лебедев шутил: — Когда вы, Гурген Гаврилович и вы Сукиас Ефремо- вич, с первого слова соглашаетесь друг с другом, можно считать дело решенным — все будет правильно... Но все поиски ни к чему не приводили, и вскоре уче- ные поняли, что поставили перед собой непосильную задачу. Путешественника прежде всего поразит в Армении почти полное отсутствие лесов. Повинны в этом лавы, в изобилии покрывающие территорию горной страны. Эти вулканические породы обладают особенным строением: они пористы как губка — «трещиноваты», по выражению ученых. Вода дождей как бы проливается под землю по этим порам, и корням деревьев ничего не остается. И вот когда ученые искали места, где возможно было бы построить водохранилище вблизи озера Севан, они неизменно натыкались на непреодолимое препятствие, даже там, где рельеф позволял воздвигнуть плотину, чтобы создать водный резервуар, наличие лавового дна отвергало всякую мысль о возможности удержать в нем волу. Кое-где, правда, удалось найти места для водохрани- лищ, но ими можно было воспользоваться лишь в бу- дущем. 2
Уставшие и огорченные, возвращались инженеры из своих поездок. С досадой .стирали они с лиц густую пыль пустынь. Они продолжали упорно думать над тем, как следует поступать, чтобы пышные сады и поля воз- никли там, где сейчас так мучителен зной. Они понимали, что партия большевиков, выдвигая перед ними эту слож- ную задачу, заботилась прежде всего о благе народа. И советские ученые и инженеры —- сами плоть от плоти народа — не опустили руки и не отступили перед труд- ностями. ВО ВРЕМЯ поисков мест для постройки водохра- бездонное ни’лищ сама жизнь натолк- нула инженеров на необхо озеро димость подробнее изучить свойства лав, впитывающих воду и уводящих ее в глубь земли. Это свойство причи- нило немало неприятностей троим ученым. И уж так была устроена голова Манасериана, что он стал искать воз- можности использовать удивительную особенность лав. На помощь ему пришло одно поистине необыкновенное озерцо по имени Айгрлич. На этом озере в свое время поставили насосную установку для того, чтобы качать воду на поля. Техники, установившие насос, не питали особенно больших надежд — озерцо было невелико и не могло дать много воды. Равномерно гудел мотор, насос работал исправно, и уровень воды в озерце начал постепенно понижаться. И однажды люди были поражены странным явлением: когда уровень озера понизился очень заметно, прежде гладкую поверхность воды взволновали водяные бугры, словно из дна к поверхности озера бил могучий подвод- ный фонтан. Чем дольше работал насос, тем бурливее становился подводный фонтан. Маленькое озерцо давало неожиданно много воды, как если бы оказалось бездонно глубоким. Вывод напрашивался сам собой: могучие родники Ара- ратской котловины, бездонное озеро Айгрлич обязаны своим происхождением трещиноватости лав, способности их уводить воду с поверхности земли и скапливать ее в глубоких тайниках. Значит, недра иссушенной солнцем страны хранят водяные клады. — Подземные водохранилища! — вот мысль, овладев- шая всем существом Манасериана. Новый источник воды для Армении — смелая, но реальная идея, — да, для ее осуществления стоило вести новые исследования, созда- вать новые проекты... Коллеги выслушали Сукиаса Ефремовича довольно хо- лодно. Гурген Гаврилович заметил, что и ему не чужда мысль о подземных водохранилищах, но здесь много неясного, и до научного проектирования таких водохранилищ еще далеко: нужно выработать точную методику... Надо вы- яснить, откуда питаются эти подземные водохранилища, какова величина притока воды в них, какую площадь пни занимают и многое другое. — Надо обладать смелостью мысли, вот что я вам скажу, — горячился Сукиас Ефремович, — грандиозные подземные водохранилища — дело недалокого будущего... Энергичное лицо Гургена Гавриловича покрылось лег- кой краской волнения. Но здесь в спор вмешался Ми- хаил Михайлович Лебедев. — Подземные водохранилища мы не можем сейчас вво- дить в проект, — сказал он, — нам предложено создать проект на основе точных данных, полученных в резуль- тате многолетней работы ученых. Я предлагаю сказать о подземных водохранилищах, как о возможном резервном источнике воды, подлежащем изучению... Карандаш инженера ТАК или иначе инженеры вновь потерпели неуда- чу: скапливать паводковые воды с помощью наземных водохранилищ в интересу- ющих их местах было не- возможно. И вот, когда, казалось, ючти все пути были испробованы и ни к чему не при аели, появилась новая спасительная мысль. Подземные водохранилища/ — вот мысль, овладевшая всем существом Манасериана. В старом проекте реки Араратской котловины и севан- ская вода орошали каждая свои особые участки земли. Вот и получалось, что во время весеннего паводка часть воды пропадала зря — ее было слишком много. Для того, чтобы использовать этот избыток, воду надо было скапливать в водохранилищах. А если запроектировать количество орошаемых земель, основываясь на количе- стве паводковых вод, то весной паводковые воды будут использованы целиком, но летом, когда реки мелеют, воды нехватит на все земли, и часть полей высохнет. Ка- залось, выхода не было. Паводковые воды — вот что еще ускользало от про ектировщиков. Как же использовать паводковые воды, не прибегая к постройке водохранилищ? На этот раз делу помог карандаш инженера. Вот начерчена кривая расхода воды в реках. В весен ние месяцы реки набухают талыми и ливневыми во- дами, кривая в этом месте графика делает резкий ска- чок. Теперь карандаш инженера совмещает с этой кри вой вторую, показывающую расход воды на полях. Вес- ной поля требуют очень мало воды из каналов, так как в это время идут обильные дожди и почва содержит много влаги. И поэтому кривая полива ниже всего там, где кривая паводка делает пику. Но вот наступает жаркое лето, и кривая расхода воды в реках резко снижается. В это время на поля из кана лов должно итти больше всего воды, но дать воды больше, чем есть в это время в реках, невозможно. Пло- щадь, очерченная кривой полива, показывает, какую ма ленькую часть воды годового стока рек можно исполь зовать, когда поля орошаются только речной водой Вот второй график — это график использования для орошения воды Севана. Он показывает, что вся уходя- щая из озера вода попадает на поля во-время — больше всего ее приходит летом — ведь мы можем по своему желанию выпускать озерную воду. А что произойдет, если не выделять одни участки для орошения речной водой, а другие для озерной? Что если на всех землях оросительные системы объединить в одну общую систему и питать ее и речной и озерной во- дой по нашему выбору: весной, когда в реках много Гурген Гаврилович Оганезов 3
своей воды, — меньше спускать ее из озера, летом, когда реки мелеют, — добавлять в оросительную систему больше озерной воды? Для того, чтобы наглядно увидеть результат такого объединения, или, как говорят инженеры, кустования, проектировщики совместили все три прежних графика. И вот инженеры увидели на графике необычайную кар- тину: кривая, изображающая общий расход воды на оро- шение, полученный от рек и от озера, захватывает боль- шую часть площади «паводковой пики». Это значит, что вся захваченная «кривой орошения» площадь паводковой «пики», то есть большая часть паводковой воды не про- падает как прежде, а участвует в общем плане оро- шения. Такой, казалось бы, неожиданный результат объяс- няется очень просто: теперь, когда инженеры объединили воду рек и озера, они имели право запроектировать очень большую площадь земель для полива, такую большую, что весной почти все паводковые воды уйдут на ее оро- шение. Но и летом эти земли не останутся без воды, потому что щедрая чаша голубого Севана с лихвой вос- полнит недостаток воды в реках. Так высокогорное озеро стало огромным регулятором климата, действующим по воле советского человека. Наконец-то непреодолимые, казалось, трудности были побеждены. Советские ученые, направляемые большевист- ской партией, нашли способ бережно донести до колхоз- ных полей всю живительную воду, которую сулило осу- ществление Севанской проблемы. Джаракяну в это время было не до писателей.. Худо щавый, несколько нервный, с высоким лбом и яркой дру- жеской улыбкой в минуты задушевных разговоров, сейчас он был угрюм и замкнут. Уже несколько дней он изучал разложенные на столе графики. Брови его во время этого занятия сдвигались, губы сходились в тонкую линию. Графики открывали перед строительством возможность ускорить работы по крайней мере на два месяца. Строительство электростанции шло уже много меся- цев, и за это время на строителей обрушилось множе- ство бедствий: давления горных пород ломали крепи, в выработках грунтовые воды грозили затопить работы, бу- рильщики ежедневно сражались с твердейшими вулкани- ческими породами... Каждая битва со скалами похищала у строителей са- мое дорогое — время. И вот, изучая графики, инженер понял, что проигран- ное время можно вернуть. Для этого надо было сделать один смелый шаг. Джаракян вспомнил молчаливую писательницу. Этих ли событий она ищет? Будут ли интересны ей техниче ские подробности? Но только разобравшись в них, можно было понять чувства и мысли, которыми жили сейчас строители. Джаракян снова склонился над своими графиками: еле довало взвесить все «за» и все «против». И прежде чем принять решение, инженер восстановил в памяти то самое главное, что похищало у них время. Вот что это было. ,* В г о р bi npiiHogom строители ПО ПРОЕКТУ на озер- ной воде должны ра- ботать семь гидроэлектри- ческих станций. Их общая мощность очень велика. Сейчас две из этих элек- тростанций уже построены и дают ток промышлен- ности Армении. Строительство самой мощной из семи станций — Гюмушгэс разворачивается полным ходом. Четвертая электростанция, самая верхняя, расположена у озера Севан. Эта электростанция — одно из самых необычных и интересных сооружений Севанского строи- тельства. Немало противоречивых чувств испытали первые инже- неры, задумавшиеся над тем, где разместить самую верх- нюю электростанцию. В самом деле, ведь уровень Севана будет непрерывно снижаться, а турбогенераторы электро- станции всегда должны находиться ниже уровня озера, чтобы возникал напор воды на лопасти колес турбин. Вот почему эту электростанцию пришлось строить заве- домо ниже современного уровня Севана, углубив ее зда- ние в горные породы. Так в общих чертах выглядел проект севанской элек- тростанции, когда на озеро прибыли руководители стройки — начальник ее, опытный горняк Ашиот Матео- сович Мосесов, главный инженер, опытный строитель Ни- колай Владимирович Тиден, и заместитель главного ин- женера, молодой специалист, один из составителей про- екта Севанского строительства — Липарит Аркадьевич Джаракян. И очень скоро строители поняли, что сооружение Се- ванской электростанции исключительно трудно и сложно и чтобы выдержать правительственные сроки, необходимо привлечь себе в союзницы возмужавшую советскую науку... Накануне с мел ого решения ТЛЗРЕДКА в кабинете за- местителя главного ин- женера Севанстроя Джара- кяна появлялась худенькая, молчаливая женщина — пи- сательница. Жизнь, полная борьбы с трудностями, по на- стоящему трудная, но от этого яркая, беспокойная, зовущая вперед, увлекла пи- сательницу к озеру Севан, к строителям. Ей хотелось поближе познакомиться с людьми большой стройки, найти здесь героев будущей книги. L/ОГДА строители уг Г*- лубились в вулкани- ческие породы, они пре- жде всего поняли, что проектировщики правы: главными врагами все время будут давление горных пород и напор грунтовой воды. Пробившись в лавы для размещения в них оборудова- ния электростанции, строители прежде всего проделали сравнительно невысокое пространство с изогнутой в виде корыта кровлей — «чердак». И сейчас же кровля была забетонирована. Это сразу избавило строителей от воз- можностей обвалов сверху. Затем бурильщики начали вгрызаться в скалу вдоль всех четырех стен. С каждым днем рабочие все больше углубляли узкие щели. Они должны были прорезать по- роду до уровня будущего пола. И что же тогда получится? Под бетонным потолком будет стоять громадный «ку- бик» скалы, накрепко приросший к «полу» — ядро. Лишь узкие, метра в два, щели отделят каменный мас- сив ядра от стен. Тогда останется терпеливо крошить каменную глыбу и выдавать породу наверх. И вот тут то строители почувствовали могучий напор горных пород и грунтовой воды. Глыбы сдвигались < места, слезились прорывающейся отовсюду водой. И тогда строители пошли на первый рискованный шаг. Инженеры и рабочие почувствовали, что обнаженные незакрепленные стены выработки, только еще начавшие определяться, могут не устоять перед могучим напором земных недр и рухнуть, угрожая жизни людей и погре- бая весь смелый замысел. Но поступить так, как сделали с потолком — забето- нировать верхние части стен, примыкающих к кровле, казалось рискованным. Ведь тогда стены как бы повис- нут в воздухе, им не на что будет опереться — видан- ное ли это дело! Но природа не терпит нерешительности и колебаний Надо было действовать немедленно. Всякий опытный инженер-строитель очень часто, одно- временно с расчетами, прибегает к особому инженерному «чутью». Много строивший инженер умеет как бы уга- дывать соотношение сил, действующих в конструкции, «игру сил», как иногда говорят строители. «Чутье» по- могает инженеру проверить справедливость формул. Рас четы часто подтверждают правоту инженера, поверии шего «чутью». Николай Владимирович Тиден, главный инженер Се ванстроя, прибыл на юг страны с Кольского полуострова Как „исчезла сила & тяжести л 4
из Поры и трещины в лавовых толщах Армении скапливают воду, трещины в лавовых породах Этот снимок озера Севан сделан берега. где также велись сложные горные работы. «Чутье» под- сказывало ему, что «висячие» стены не только не об- рушатся, но закрепят горную породу. Прежде всего на помощь инженерам придут силы сцепления бетона со скалой. Вдоль стен по проекту надо было соорудить железобе- тонные колонны. У колонн было одно необычайное на- значение: они должны были не столько поддерживать кровлю, сколько сдерживать "боковой напор породы. Примерно в средней части от колонны отходили железо- бетонные отростки — как бы руки, втиснувшиеся че- рез особые штольни . в монолит скалы. Эти могучие руки», вцепившиеся в скалу, должны сдерживать напор горной породы, направленный внутрь выработки. Но ведь от этого-то напора и надо избавиться строителям. И «чутье» и расчеты сводились к одному — «висячие» стены надо строить, и как можно скорее. Сотни комсомольцев, посланцев на Севан от других строек, трудились в это время на Севанстрое. С молодым энтузиазмом принялись они выполнять смелые планы со- ветских строителей. В короткие сроки молодые бетон- щики, арматурщики, бурильщики, воплотили в жизнь ре- шение руководителей строительства. Когда однажды на стройке появились проектировщики, их глазам предстало ноебычное зрелище: с кровли выра- ботки как бы свисали железобетонные стены, обрываясь примерно на половине проектной высоты. Были и колон- ны. Они далеко не доходили до пола. Казалось, что в этой камере сила тяжести исчезла... — Что вы здесь наделали, — резко сказал один из проектировщиков, инженер Саркисян, обращаясь к на- чальнику участка, — ваши стены опираются о воздух... Начальник участка инженер, носивший ту же фамилию Саркисян, горячо ответил: — Это был риск, но это был единственный выход... И в конце концов не могут же, в самом деле, стены опи- раться о воздух. А они у нас не только сами держатся, но и укрощают стихийные силы давления горных пород. Оба Саркисяна посмотрели друг на друга. Проектиров- щик обещающе покачал головой — мол, еще будем раз- бираться, — а начальник участка молчаливо усмехнулся. Эти два инженера были братьями. В глубинам подземного камне — всякие мельчайшие ТЭТОРЫМ похитителем времени были грунто- вые воды. Углубившись в скалы, строители проникали как бы в «подземное море». Вода заполняла тре- щины между отдель- ными глыбами, поры в отверстия. Водолазы и ученые, спускавшиеся в глубь морей, хо- рошо знают, что подводному путешественнику надо огра- дить себя от давления воды. Чем глубже спустился че- ловек, тем прочнее должен быть панцырь, которым он себя окружает,, чтобы сдержать возросшее давление. Вес воды — вот что создает это давление. Куб воды, каж- дое ребро которого равно одному метру, весит тысячу ки- лограммов— одну тонну. Подобным же образом давит на сооружение, выдолб- ленное в скалах, и вода «подземного моря». Как и обыч- ное море,— подземное имеет свой уровень, свое «зеркало». Стоит начать углубляться, и на некотором расстоянии от поверхности земли вы всегда обнаружите уровень грунтовых вод. Чем глубже забираться в подземное море, гем больше будет возрастать давление грунтовых вод. Это очень большое давление, и с ним не могут не считаться строители. Какой же выход? Строители должны намного увеличить прочность соору- жения с тем, чтобы оно сдерживало не только давление горных пород, но и давление воды подземного моря. Но это дорого, это отнимает много времени. Тогда остается одно: попытаться совсем устранить давление грунтовых вод, осушить пространство земли над сооружением. Но это не всегда достижимо. Что же делать? Каждый лишний метр выдолбленной скалы для увели- чения размеров стен, каждый лишний слой железобе- тона — это многие дни потерянного времени, многие ты- сячи рублей государственных денег. Был известен еще один способ уменьшить давление грунтовых вод. Пассажиры метро иногда замечали, что на сводах под- земных помещений неожиданно появлялось мокрое пятно. Это означало, что по прихоти природы за железобетонным панцырем в этом месте возросло давление грунтовых вод, и вода проникла через толстый панцырь. Но стоит только проделать небольшое отверстие в железобетоне — шпур, как вода стечет по нему, и давление грунтовых вод исчезнет. Это явление было замечено давно, и никаких секретов не представляло. Им пользовались во всем мире строи- тели шахт, метро, плотин... Инженеры сделали очень простой и в то же время интересный вывод. Если построить кровлю и стены вы- работки непроницаемыми для грунтовых вод, — рассуж- дали они, — то придется намного увеличивать прочность всего сооружения, потому что на него будет давить не только горная порода, но и столб воды «подземного моря». Что же произойдет, если в главном панцыре, сдер- живающем породу, проделать отверстия? Грунтовые воды будут постепенно стекать по ним внутрь камеры (внутрь полых стен — тогда в камере будет сухо) и давление «подземного моря» ликвидируется. А это означает, что прочность всего сооружения можно рассчитывать только на давление горных пород.
Это был единственный выход, казалось, из безвыход ного положения. Однако без помощи ученых проектировщики и строи- тели не могли ничего предпринять. Ведь прежде чем начать сооружение кровли и стен камеры, надо строго рассчитать толщину железобетонного панциря, величину колонн, мощность фундамента. Но до сих пор в распоря- жении инженеров не было формул, которые бы позво- лили точно рассчитать количество и величину водоотво- дящих шпуров, порядок их расположения. В практике шпурами пользовались давно, а математически объяс- нить их действие на снижение давления грунтовых вод не пробовали. Строители обратились за помощью к ученым — док- тору технических наук Г. М. Ломизо и кандидату техни- ческих наук В. М. Ниазбергу. Для того, чтобы вывести новые математические фор- мулы, объясняющие законы падения давлений грунтовых вод около шпуров, надо прежде всего строго изучить это явление. Но как, в самом деле, проникнуть в скалы да еще с приборами, да еще так проникнуть, чтобы сохра- нить в целости эти самые скалы? Исследователи вспомнили о замечательном открытии русского ученого академика Павловского. После ряда опытов он установил, что многие гидродинамические яв- ления в жидкостях происходят по законам, подобным для электрических явлений в жидких проводниках элек- тричества. Этот удивительный закон, открытый русским ученым, помог Ломизо и Ниазбергу как бы проникнуть внутрь пород. Изучая электрические явления с помощью особой мо- дели шпуров, ученые сумели вывести необходимые рас- четные формулы. Это было новостью не только в строительной технике. Это был новый шаг вперед и в науке. Воспользовавшись выводами ученых, строители рассчи- тали прочность камеры так, чтобы она смогла противо- стоять только давлению горных пород. Зато теперь они смогли придумать такое устройство железобетонного панцыря, при котором давление воды «подземного моря» было начисто уничтожено, хотя «море» попрежнему оставалось над их головами. jj ЕДИНОБОРСТВЕ О гопными попо ГасителЬ fj ЕДИНОБОРСТВЕ с горными породами строители сделали многое для того, чтобы сохранить время. И все-таки эта борьба была так сложна, что одни усилия рабочих не могли намного ускорить .ход строительства. Инже- нерам нужно было создать социалистическое соревно- и инженеров приняло бы такие условия, при которых вание среди рабочих бригад наиболее ощутимые результаты для стройки в целом. Джаракян смотрел на графики, и с каждой секундой решение его пойти на риск крепло. Неожиданная возможность обогнать время была свя- зана с одной интересной работой Джаракяна. Проходя через турбины, падающая вода отдает свою энергию для вращения колес турбины и роторов генера- торов. Но представьте себе, что турбины надо остано- вить для ремонта, а спуск воды из озера прекращать нельзя — вода нужна нижележащим станциям. Как же теперь будет гаситься огромная сила падающей воды? Не разрушит ли эта сила, раньше отбиравшаяся у воды колесом турбины, сооружения станции? Да, так может произойти, если на станции не окажется так называемого гасителя. В первоначальном проекте инженеры предлагали по- строить в монолите скалы для гашения энергии воды длинную камеру. Врываясь с одной стороны в эту ка- меру и наполняя ее, мощная струя воды должна была потерять свою энергию. Подсчеты показывали, что такая камера должна обла- дать большой длиной. Может быть, Джаракяну в свое время и не пришло бы в голову заняться тем, как уменьшить размеры гасителя, если бы одно коварное физическое явление не заставило проектировщиков указать на чертежах не только болт. шую длину, но и высоту Г_ _____________-. I камеры гасителя. Ковар- _______~ ное явление в технике__________~— носит название кавита- 1~~~—~ J ции. Вот что это такое: Врываясь в гаситель под большим давлением через металлическую тру- бу, вода создает особые завихрения около конца трубы. То и дело здесь ~ около металла возникают ------- безвоздушные простран- ~ — - ства. И вот оказалось, что в разреженном про- Обычный горизонтальный гаси странстве струи воды тель и первый вариант напор способны сравнительно ного гасителя Джаракяна легко как бы отрывать кристаллики металла от конца трубы. Но стрит только хотя бы крохотной частице металла быть вырванной с поверхности трубы, как в этом месте начинает быстро расти язвочка. И в безвоздушном пространстве, вызванном завихре ление: захваченные водой из воздуха пузырьки кислорода в разреженном пространстве начинают довольно быстро освобождаться из плена и соприкасаться с металлом. Поверхность, трубы теперь уже разрушается не только под влиянием механических сил, но и химическим пу тем — возникает окисление металла в язвочках. Надо устранить завихрения — тогда уменьшится ка зитация. Для этого следует покрыть отверстие, чере которое в гаситель врывается струя, толстым слоем воды, то есть увеличить высоту камеры. Вот как получилось, что вспомогательное сооружение которое надо было выдолбить в скалах, — гаситель, на- много удорожало строительство, увеличивало сроки ра бот. Мысль молодого инженера давно уже напряженно ра ботала в одном направлении: для уменьшения размере) гасителя, надо увеличить силы, гасящие напор струи. Сила струи гасилась в результате того, что вода, вы рываясь из узкого отверстия трубы в большое простран ство, резко теряла напор. А что если к этому прибавить еще гашение о стенки камеры — безнапорный гаситель превратить в напорный? Одна из первых схем такого нового гасителя напоми- нала стакан, положенный почти горизонтально. Струя воды, врываясь в него и ударяясь о его стенки и о воду, заполнявшую стакан, будет терять свой напор. Стакан? И вдруг инженер вспомнил многим знакомое явление если подставить стакан под кран и пустить струю, она бурно ринется вниз, и рука будет явственно ощущать ее напор на стенки сосуда; но вот уровень воды в стакане повысился и конец крана оказался в воде. И тотчас ста ан в руке человека «успокоится». Почему? Сколько раз прежде инженер испытывал это явление и тотчас забывал о нем. Почему теряется напор струи, когда уровень воды под- нимется выше отверстия крана? Да все же очень ясно: вода наполнила стакан; чем глубже погружается Струя, тем больше давят на нее верхние слои воды, находящейся в стакане. Это давление и гасит напор струи. И вот первые чертежи отодвинуты в сторону. Инже- нер лихорадочно набрасывает новый эскиз. На бумаге возникает изображение закрытого сверху стакана. По своей величине «стакан» должен быть огромным — во много метров глубиной. Теперь он поставлен вертикально, и отверстие трубы входит в него сверху. Откуда же вывести воду из гасителя — снизу или сверху? Только сверху! Выводящая труба должна наклонно подниматься вверх. Это создаст еще одну силу, гася щую напор. В самом деле вода в отводящей трубе бу- дет расположена выше гасителя, значит ее тяжесть бу- дет давить на воду в «стакане» и тоже участвовать в гашении напора струи. Кавитация должна быть начтож-
Как. только вода покроет конец крана, напор струи гасится. нои потому, что труба, откуда вырывается вода, все время будет окружена плотно прилегающей к металлу водой. Такой гаситель займет во много раз меньшее помеще- ние в скале, чем обычный горизонтальный. Схема нового гасителя найдена! И снова строители приглашают ученых для творческой совместной работы. В лаборатории Тбилисского научно- исследовательского института гидротехники строится прозрачная целлулоидная модель гасителя Джаракяна. Струя воды подкрашивается, чтобы можно было яснее различить ее путь в гасителе. Последний вариант гаси- теля Джаракяна. Голу- бым цветом показан ход водяных струй в стакане гасителя. кальный гаситель. На модели делаются сотни различных измерений. Уче- ные создают новые способы расчетов вертикальных гаси- телей. Вновь, как и много раз до этого в битве с при- родой за озеро Севан, выво- дятся новые математические формулы, создаются новые методы исследований, рас- крываются новые тайны природы. Советская наука рука об руку с практикой делает крупный шаг вперед. И строители, получив воз- можность сократить сроки строительства и удешевить его стоимость, проектируют и начинают строить верти- Теперь рабочим предлагается строго рассчитанная и об- думанная программа действий. Теперь появляются новые возможности для развития массового социалистического соревнования. И работа закипает с небывалой энергией. А в это время инженеры шведской фирмы, выполняв- шей часть заказов для Севанстроя, с изумлением знако- мятся со всеми подробностями конструкции вертикаль- ного гасителя Джаракяна. Они понимают, что изменение формы гасителя намного упрощает схему расположения затворов Джонсона, открывающих или преграждающих путь воде. А это улучшает и удешевляет всю громад- ную по размерам и весу сложную конструкцию. Смелое решение п о и н я то О I Л ВОТ теперь, когда ра- ** бочие изо дня в день долбили скалу для «ста- кана» и в свою очередь шаг за шагом обгоняли время, Джаракян засел за изучение графиков испыта- ния целлулоидной модели гасителя. Графики с несомненностью показывали, что увеличение глубины «стакана» сверх меры недопустимо, так же как и значительное уменьшение его глубины. Наивыгоднейшая глубина гасителя лежит где-то по- средине. Ее можно очень легко подсчитать при внима- тельном изучении графиков испытания модели. И оказывалось, что глубина запроектированного гаси- теля больше, чем наивыгоднейшая. А это означало, что «стакан» в скале можно было выдолбить менее глубоким и на трудных скальных работах сэкономить около 1вух месяцев. Джаракян захватил графики и отправился к началь- нику строительства Мосесову и главному инженеру Ти- дену. И эти три человека, на плечах которых лежала тя- жесть ответственности за строительство, строго все взве- сив и рассчитав, приняли смелое решение: уменьшить глу- бину «стакана» гасителя против проектной величины и ускорить ход работ по крайней мере на 60 дней! И опять соревнующиеся между собой бригады рабочих получили новую возможность еще горячее и упорнее бо- роться за скорейшее завершение стройки. 6 В ОСЕННИЙ день 1948 г. в шесть часов утра oda строители Севанской элек- тростанции начали готовить- пошла* ся впервые пропустить че- рез подземные сооружения воду озера Севан и подать ее в Араратскую долину. Турбогенераторы стан- ции не были еще смонти рованы, но воду можно было дать на нижестоящие гидроэлектростанции через гаситель, не дожидаясь пуска в действие турбин. Завершение этих работ было первой победой строите- лей на озере Севан. И обеспечила эту победу вся совет- ская страна. Партия большевиков, неустанно направлявшая деятель- ность проектировщиков и строителей и всегда помогав- шая им, в решительные месяцы завершения этого этапа строительства вдохнула веру в успех дела, помогла окрепнуть коллективу строителей. Еще гремели послед- ние победные залпы советской артиллерии в Берлине, а большевистская партия и советское правительство уже создавали необходимые условия для развертывания стройки полным ходом. К берегам озера начало прибы- вать всевозможное оборудование, механизмы, строитель- ные материалы. И вот теперь труд тысяч советских людей приносил свои замечательные плоды... Трудовые подвиги многих строителей отмечались в те дни на стройке. Получила заслуженно высокую оценку работа главного механика Т. В. Канатова, начальников участков тт. А. Ф. Ульянова, Жижлевского, К. Мару- тяна, прораба Саркисяна, начальника механических ма- стерских Коршунова, начальника отдела снабжения В. И. Чубаряна, главного инженера Н. В. Тидена, на- чальника строительства А. М. Мосесова и многих других. Много гостей приехало в этот торжественный день на озеро Севан. Здесь были и представители партийных и правительственных организаций Армении, ученые и про- ектировщики и стахановцы столицы Армении. Одни только строители не чувствовали себя гостями в этот день — они находились на самых ответственных местах и руководили пуском воды. По просьбе кинооператоров, около перемычки, отделяв- шей озеро от сухого еще котлована с водоприемным Мутный поток хлынул в котлован. 7
Джаракян смотрел на графики, и с каждой секундой решение его пойти на риск крепло... сооружением, опустили в воду заряд аммонала. По сиг- налу был подожжен бикфордов шнур, и операторы закру- тили ручки киноаппаратов. Столб воды рванулся высоко вверх, и глухой звук взрыва покатился над водой озера. Но это еще не было началом пуска воды: просто кинооператоры никак не могли помириться с будничностью разрушения перемычки при помощи тракторов без всяких зрительных эффектов. Но вот на земляной перемычке показался трактор. Стальной нож, который он толкал перед собой, врезался в землю. Метр за метром трактор разрушал перемычку, и вода лениво захватывала все новые ее части. И вот мутный поток хлынул в котлован. Перемычка стала раз- рушаться самой водой, и тракторист поспешно увел ма- шину на берег... С самого утра Джаракяном владело необычайное воз- буждение. Сегодня наступил решительный день испыта- ния гасителя. Он быстро перебирался по временным мо- стикам и лесенкам от одной части сооружения к другим. В эту минуту ему хотелось посмотреть, как будет запол- няться водой «стакан» гасителя, и взглянуть на приборы, установленные снаружи гасителя, и побывать в главном отводящем туннеле. Всюду за Джаракяном следовала писательница, от- важно преодолевая крутые лесенки и узкие мостики. Она с молчаливым вниманием следила за лицом инженера, пыталась уловить каждое его слово. Ей хотелось понять переживания этого человека, внесшего столь смелое пред- ложение, руководившего вместе с другими командирами стройки его осуществлением и сейчас готовившегося об- рушить в гаситель всю мощь могучей водяной струи. В момент Испытаний Джаракян стоял около огромной, выкрашенной в красную краску трубы, входившей в га- ситель сверху. Здесь же находились члены комиссии, приехавшей из Москвы, и академик Егизаров. Пустили воду. Труба вздрогнула от глухих могучих толчков. — Увеличить расход, — приказал Джаракян. И через некоторое время вновь раздался его напряжен- ный голос: — Увеличить расход... Глухой, сдавленный рокот слышался за стальной стен- кой трубы. Через гаситель пошло предусмотренное про- ектом количество воды. И вдруг Джаракян блеснул глазами в полутьме неотде- ланного помещения: — Давайте дадим в гаситель еще больше воды? Боль- ше проектной величины... Председатель комиссии отрицательно покачал головой: — Сооружение выдержит, — упрямо сказал Джаракян— мы обязаны испытать его под максимальной нагрузкой Писательница подвинулась к говорившим, жадно слу- шая этот спор. — Опасно, — сказал председатель комиссии, — взгля- ните в протокол испытаний, здесь зафиксировано, что i сооружении иногда возникают вибрации... Джаракян стремительно взял лист бумаги с записями. — Но когда они возникают? — возбужденно сказал он, — посмотрите на записи: в тот момент, когда мы увеличивали количество воды, то есть нарушали режим работы установки, возникали вибрации. Так и должно быть. Но прислушайтесь сейчас: разве происходит что-то ненормальное? Люди повернулись к выпуклости огромной трубы. Ров- ный могучий рокот исходил изнутри ее — это севанская вода рвалась вниз к Араратской долине. — Как ваше мнение? — обратился председатель ко- миссии к академику Елизарову. — Надо верить инженеру, — коротко ответил ученый. Расход воды увеличили. Вот он дошел до максималь- ной величины притока, давившего когда-то на целлулоид- ную модель, вот перевалил и эту границу... * * * Л'ПУСТЯ несколько месяцев после пуска воды через гаситель я сидел напротив Джаракяна и слушал его рассказ обо всех этих событиях. — Писательница хотела заметить признаки страха на моем лице, — весело улыбаясь,- сказал Джаракян, — в тот момент она не могла понять, что я совершенно его не испытывал... — Но почему же? — спросил я. — Потому, что я — инженер, — просто сказал Джара кян, — в тот момент я смотрел на стрелки приборов и видел, что они ведут себя совершенно нормально... А пи- сательница не знала языка приборов... Джаракян слегка нагнулся ко мне и горячо сказал: — Понимаете, если бы начала приближаться катастрофа, я бы тотчас почувствовал это по приборам — их стрелки начали бы «гулять»... Но в том-то и дело, что стрелки были там, где им полагалось быть... Водоразборное вооружение у озера Севан (незадолго до пуска). 8
6 г о cm он g трен ниженеров О ЕРЕВАНЕ я разыскал *-) многих других участни- ков битвы большевиков за озеро Севан. И я побывал в гостях у троих инжене- ров, о работах которых здесь было сказано. Михаил Михайлович .Ле- бедев. полный энергии, не выпуская капанпяптя из рук, рассказал мне о борьбе инженеров за Севанскую проблему. — Ну, а чем же кончилась история с подземными водохранилищами? — заинтересовался я. — Ведь во время работы над проектом вы все трое решили вре- менно оставить эту идею, чтобы довести до конца глав- ное дело. — Знаете что? — улыбнулся Лебедев, — зайдите к Манасериану и Оганезову и задайте им тот же вопрос. Сукиас Ефремович Манасериан встретил меня в своем доме, поднявшись из-за стола, заваленного рукописными страницами. Оказывается, он составлял записку к проекту строительства нового социалистического города, который скоро возникнет около новых заводов. Машины этих предприятий будут приводиться в движение электроэнер- гией севанских гидростанций. Я поинтересовался, почему Сукиас Ефремович живет на окраине города. Он подвел меня к окну и указал на горный склон: — Здесь расположены мои сельскохозяйственные участ- ки, на которых я веду свои опыты... Я не хочу уезжать от них в центр города... Мы разговорились, и тогда я понял, как много идей и мыслей продолжает рождаться в голове этого неутоми- мого человека. Он излагал проекты опреснения озер Средней Азии, говорил об использовании богатств озера Исык-Куль, о проектировании новых городов Армении... Я осторожно перевел разговор на тему о подземных водохранилищах и о спорах Манасериана с Оганезовым. — Оказалась ли правильной эта мысль? — поинтересо- вался я. Сукиас Ефремович словно загорелся: еще бы, это дело будущего, но оно обязательно осуществится. Земля Ар- мении таит настоящие водяные клады... — И вы знаете, мой оппонент Оганезов проявил подлинную смелость мысли... — заметил Сукиас Ефре- мович. По этой трубе севанская вода помчится к турбинам озерной электростанции. — Вот как? — заинтересовался я. И после беседы с Манасерианом я прямиком отпра- вился к Гургену Гавриловичу Оганезову. Ученый встретил меня очень любезной, чуть холодно- ватой улыбкой: он с удовольствием побеседует с журна- листом, но не совсем понимает, чем может быть по- лезен... Не прошло и десяти минут, как Гурген Гаврилович весь преобразился. Он листал томы своего исследования, посвященного возможностям использования подземных водохранилищ, и горячо .говорил об огромном народно- хозяйственном значении этой проблемы. С обстоятельностью математика и механика он объ- яснял мне процессы, происходившие некогда в земной коре и родившие подземные реки и источники Армении. Я слушал горячую речь ученого, припоминал многих и многих других советских людей, которые работали и продолжают работать по осуществлению Севанской про- блемы, и думал о том, сколько ярких чувств и мыслей вызвала к жизни битва за озеро Севан. Подобно тому как камень, брошенный в воду, возбуж- дает кольца волн, разбегающихся все шире и шире, так и первоначальная идея Севанской проблемы и борьба за ее осуществление родили в социалистической стране ты- сячи новых дел, новых идей, удивительных творческих замыслов... 1 1^1 П. СМИРНОВ ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ КИНОФИЛЬМА БОЛЕЕ двух десятилетий прошло с тех пор, как на экранах нашей страны демонстрировались немые фильмы. Сейчас они сошли с экранов и легли на полки государственного фильмохранилища, став недоступными для показа новому зрителю. Но среди немых фильмов было много выдающихся произведений ис- кусства, поэтому возникла задача их озвучания. Выполняя эту задачу, пришлось увеличивать число кадриков, а для этого нужно кадр за кадром пере- снимать весь фильм. Мало того, ока- залось, что есть еще одна неприят- ность. Возрождение немого фильма. превращение его в звуковой во мно- гом зависит и от сохранности нега- тива. За нелёгкую, но благодарную за- дачу возвращения к жизни фильма «Коллежский регистратор», в кото- ром главную роль играл лауреат Сталинской премии Народный артист СССР И. М. Москвин, взялись опе- ратор Московской ордена Ленина киностудии художественных фильмов Г. Г. Комиссаров и режиссер Гончу- ков. Сначала в лаборатории с негатива фильма была напечатана на специ- альной мелкозернистой кинопленке позитивная копия. Затем полученный позитив кадр за кадром проециро- вался на миниатюрный бумажный экран размером в 40X60 сантимет- ров. Все точки, царапины и другие недостатки кадра тут же ретуширо- вались, а затем изображение пере- снималось стоящим тут жа киносъе- Й мочным аппаратом. На старой немой ленте за секунду должно было прой- ти 16 кадров, на новой звуковой 24. Значит число кадров нужно было увеличить в полтора раза. Первое изображение переснималось один раз, второе — два, третье снова один, четвёртое — два и т. д. Если бы мы даже не захотели озвучивать немой фильм, то все равно пришлось бы вести такую пересъемку, иначе демон- страция на экране с большей ско- ростью, чем была произведена съем- ка, проходила бы с очень большой скоростью и все движения казались бы карикатурными. Так кадр за кадром была пересня- та вся двухтысячеметровая картина, в которой насчитывалось около 100.000 кадров. Каждый кадр нужно было ретушировать, поэтому меняя кадр, одновременно меняли и экран, заменяя его новым чистым листом плотной белой бумаги
Общий вид автоматической линии станков по обработ- ке голочок тракторного дви- гателя. ДТИЧЕСКИЕ 1ИИ Инж. Ю. СТЕПАНОВ Монтаж В. БУРАВЛЕВ. В ЗАКОНЕ о Ста- линском пятилет- ием плане записано «широко использовать передовые методы производства в маши- ностроении, особенно методы массово-поточ- ного производства: внедрять автоматические поточные линиии и агрегатные станки». Если бы мы заглянули в прошлое машиностроительных заводов, то увидели бы. что не так давно на них работали, в основном, универсальные станки. На' этих станках можно об- рабатывать детали самых различных форм и размеров. Использовать уни- версальные станки для обработки однообразных деталей массового про- изводства невыгодно. Для этого со- ветские инженеры создали много ти- пов специальных станков. Наиболее производительными из них оказались агрегатные станки — станки, в ко- торых деталь обрабатывается одно- временно многими разнообразными инструментами — сверлами, зенке- рами, развертками, резцами, метчи- ками. Считанные минуты требуются такому станку для обработки слож- ной детали. Однако советские конструкторы, добившись значительных успехов, продолжали искать новые пути по- вышения производительности агре- гатных станков и... как это ни стран- но. помехой здесь оказался рабочий, обслуживающий станок. Дело в том, что для обработки сложной детали одного агрегатного станка недоста- точно. Рабочему приходится переме- шать деталь и на это уходит значи- тельно больше времени, чем на са- мую обработку. Творческая мысль советских людей неустанно работала нал проблемой дальнейшего сокращения времени обработки. Решение задачи и притом блестящее, дал сталинградский ра- бочий Иночкин. Вторая позиция. На двух стайках одновременно просверливается около трех десятков отверстий на различную глубину. Первая позиция. Сверлятся 8 кла- панных отве: стий и масляный ка- нал. Другой ста- нок производит чистовую расточ- ку камер сжатия. УСПЕХИ СОВЕТСКИХ НОВАТОРОВ Л'ЧЗОИ творческие поиски Иночкин начал незадолго до Великой Оте чественной войны. Он провел ряд опытов, которые привели его к пра- вильному решению — созданию авто магической линии станков. Это была первая в мире автомата ческая линия станков, в которой вс< операции — и основные и вспомога тельные — выполняли механизмы. Все станки, на которых деталь должна была проходить обработку — агрегатные и универсальные, — Иночкин расположил в одну линию строго по технологическому процес- су. Автоматически действующие устройства передавали деталь с од ного станка на другой, закрепляя ее каждый раз для обработки. На долю рабочего оставался лишь контроль за работой механизмов. С новой линии хлынул поток де талей. Производительность станков увеличилась в два раза. Опыт Ином кина успешно перенимался нашей промышленностью. Особых успехов советские новато ры добились после Великой Отече- ственной войны. В первом же году послевоенной сталинской пятилетки на возродив- шемся из руин Харьковском трак торном заводе была пущена первая послевоенная автоматическая линия из четырнадцати агрегатных станков. Работа новой линии, изготовляю щей головки тракторного двигателя, полностью автоматизирована. Заго- товка, закладываемая в начале ли- нии, автоматически перемещается по транспортеру, превращаясь постепен- но в готовую деталь. На новой линии в работе одновре- менно участвуют 134 инструмента. Станки приводятся в действие два- дцатью электрическими моторами, об шей мощностью в 121 ты- сячу ватт. Более трехсот Третья позиция. В то время как один станок производит просвер- ливание 01верстий, другой раста- чивает 8 клапанных отверстий.
электрических аппаратов, связанных между собой пятнадцатью километра- ми провода, вместе с механическими и гидравлическими устройствами обеспечивают работу линии. Изготовление головки двигателя занимает всего лишь 3,5 минуты. Та же работа на универсальных стан- ках потребовала бы 195 минут. Поч- ти в 60 раз сумели снизить трудо- емкость советские инженеры. Снижение трудоемкости в 60 раз успех немалый, но советские люди никогда не останавливаются на до- стигнутом. Четыре автоматические линии, используемые для обработки блока моторов нового советского грузовика ЗИС-150, работают еще производительнее. Здесь одновремен- но участвуют в работе не 134 ин- струмента. как на Харьковской ли- нии, а около 600. Через каждые две с половиной минуты с линии сходит готовый блок мотора. КОМАНДИР ЛИНИИ ЛИНИЕЙ управляет рабочий, но рабочий нового типа, каких не- мало вырастила наша страна. Это мастер своего дела, отлично разбира- ющийся в вопросах механики, элек- тротехники, гидравлики и резания металлов. Иначе и не может быть — без знания этих наук немыслимо и управ- ление линией. Перед нашим рабочим — команди- ром автоматической линии, — уста- новлен специальный пульт управле- ния, на котором смонтированы ко- мандные аппараты и световая сиг нализация. Здесь все автоматизиро- вано до предела. Деталь положена на склизы — металлические пластины, тянущиеся вдоль всей линии. Командир нажал пусковую кнопку. Теперь в его за- дачу входит лишь наблюдение за сигнализацией и правильной загруз- кой заготовок. Ожила линия, завертелись шпин- дели, и головки с инструментами быстро пошли вперед к изделию. Не дойдя до него несколько миллимет- ров, инструменты, переключаясь на медленное движение — рабочую по- дачу, вгрызаются в металл заготовки. Прошли считанные минуты. Каждый инструмент сделал свое дело. Быстро отходят головки с инструментами на- зад — в исходное положение. Теперь нужно переместить детали дальше. Станки автоматической линии обыч- но устанавливаются друг против дру- га. Между ними располагаются при- способления — устройства для за-• крепления детали. Вдоль всей линии проходит транспортер. Когда каждый из станков выполнил свою долю ра- боты, штанга транспортера с помо- щью гидравлических устройств со- вершает движение вперед. При этом она своими собачками цепляет за детали и тянет их по склизам вперед до тех пор, пока они не достигнут следующего станка. Здесь штанга, отпустив детали, воз- вращается в первоначальное положе- ние. Так происходит до тех пор, по- ка каждая деталь не пройдет всю обработку на станках линии. На деталях, путешествующих по транспортеру, имеются специальные отверстия. Движения транспортера рассчитаны так, что когда деталь останавливается около станка, в эти отверстия попадают специальные вы- ступы-пальцы, которыми снабжены приспособления. Пальцы уточняют расположение детали относительно инструмента. Зажимы закрепляют ее в установленном положении, и начи- нается обработка. Все процессы, происходящие на автоматической линии, происходят под придирчивым «глазом» автомати- ческих контролеров. Допустим, что деталь разместилась на станке не- точно. Палец не войдет в предусмо- тренное для него отверстие. Контро- лер немедленно просигнализирует об этом командиру линии. На пульте уп- равления вспыхивает соответствую- щая лампочка. Станок закончил работу. Инстру- менты отходят от деталей. В это время другой контролер зорко смо- трит за тем, чтобы зажимы прежде- временно не открепили деталь. Стружка, летящая из-под сверл и резцов, немедленно убирается шне- ковым конвейером, расположенным под линией. Шнековый конвейер — это механизм, принципиально не от- личающийся от винта мясорубки, только увеличенный до гигантских размеров. Винт шнекового конвейера непрерывно гонит вперед стружку, точно так же, как винт мясорубки гонит мясо. Со шнека стружка попа- дает на другой транспортер, а затем на тележку, увозящую ее на склад. Между четвертой и пятой по. зициями деталь, в специальном
Ю. .ГАРБЕР, Днепропетровский металлургический институт имени Сталина Рис. Н ПАВЛОВА и К. МИХАЙЛЕНКО НЕУТОМИМЫЕ РЕГИСТРАТОРЫ У ДОМНЫ оживление. Скоро вы- дача чугуна. Горновой и его подручные пробивают летку. На этот раз все удалось как нельзя лучше. Уже потекла расплавленная масса. Но старый обер-мастер чем-то недо- волен. По каким-то признакам, по- В газовой будке, в помеще- нии, нередко отстоящем от доменной печи на расстоя- нии свыше 10 метров, мож- но следить за ее работой по показаниям манометров, тер- мометров, 'азеаналипаторов нятным только ему, видавшему виды мастеру, — по цвету чугуна, шлака, газа, или каким-то еще, — угадывает он тяжелый недуг печи. Из рода в род передавали старые мастера свои секреты. Так было прежде. А теперь? Сталинские пятилетки преобразили облик заводов. Здесь властвуют бес- пристрастные и точ- ные приборы. Коман- диру производства вручена технологиче- ская карта — незыб- лемый закон цеха. Технология разработа- на передовой наукой, выверена долгим опы- том, теперь даже мо- лодой металлург уве- ренно поведет слож- ный технологический процесс. Заданную технологию ему помо- гут выдержать при- боры. «Оснастить метал- лургические агрегаты контрольно . измери- тельными приборами и аппаратурой по ав- томатизации управле- ния», — сказано в законе о послевоенном пятилетием плане. Партийные и непар- тийные большевики умеют выполнять ста- линские планы. Зай- дите в любой домен- ный цех Приднеп- ровья или Донбасса, только недавно встав- ший из руин. Вы увидите термометры манометры, газоанализаторы. Они даже избавляют вас от необходимо- сти ходить непосредственно к домне. Вы читаете их показания в газовой будке в помещении, которое нередко располагается в десятке метров от печи. В интересующей вас зоне домны смонтирован термометр. Это не обыч- ный ртутный термометр, к которому мы привыкли в обиходе. Ртуть заки- пает всего при 360 градусах и для измерения более высоких температур тутные термометры непригодны. Тер- мопара — спаянные между собой про- волочки из разных металлов — вот прибор для измерения любой темпе- ратуры. Тепло порождает в термопаре электрические токи, которые тем больше, чем выше температура. По проводам токи передаются в газовую будку. По величине тока, отклоняю- щего стрелку прибора, судят о темпе ратуре. Сюда же, в газовую будку, по тонким трубкам подводятся газы с различных участков домны. Они по- ступают в газоанализатор. Это не- большая металлическая коробка, под вешенная на стене. Размерами она напоминает почтовый ящик, а содер жанием — целую химическую лабо раторию. Одно здесь отсутствует, без чего не мыслима обычная химическая лабо ратория, — человек. Газоанализатор работает совершенно автоматически без всякого химика-лаборанта. Ог сам засасывает для анализа необхо димую порцию газа, прогоняет е- через поглотители с едкой щелочью освобождая при этом от углекислоты сам замеряет поглощенный объем
Посмотрев в окуляр стилоскопа, вы наблюдаете поистине феерическую картину. Вспыхивают зеленые, красные, синие линии. даже записывает пером-самописцем результаты анализа. Остроумные ртутные переключатели направляют газ от одной части при- бора к другой. Они заставляют газы пройти через электрическую печь, где сгорают окись углерода и водорода. Опять газ проталкивается через по- глотители, опять замеряются объемы. Часовой механизм вращает валик с миллиметровой бумагой. На графике перо-самописец выводит процент оки- си углерода и водорода. Газоанализатор по своей форме, размерам и внеш- нему виду напоминает почтовый ящик, но внутри его находится целая химическая лаборатория. Такими же самозаписывающими механизмами снабжены термометры и манометры. Непрерывно, минута за минутой, час за часом, день за днем ведут свои записи неутомимые «ре- гистраторы». Поэтому о состоянии любой зоны можно узнать не только в данный момент. Достаточно посмо- треть на вычерченный прибором гра- фик, чтобы узнать поведение домны вчера, позавчера, а если надо — и неделю назад. БЕЗМОЛВНЫЕ КОМАНДИРЫ /"•СВЕТСКИЕ металлурги распола- гают и еще более «умными» при- борами. Контрольно-измерительные приборы сталеплавильщиков не только сообщают им о работе мартеновской печи, не только пассивно наблюдают :а плавкой, сигнализируя о ненор- мальностях, но и самостоятельно, без помощи человека, активно влияют на технологический процесс, регулируя, например, тепловой режим печи. В автоматике точное разделение труда. Вот, например, регулирование теплового режима. В поде мартенов- ской печи сидит контролер. Ему не мешает жара, которая плавит сталь, удушливая атмосфера: контролер — это термопара, «наблюдающий меха- низм». Рожденные в ней электротоки принимает регистрирующий механизм: перо самопишущего прибора записы- вает температуру. Слабые токи термо- пары усиливаются специальными при- способлениями. Те- перь они достаточно сильны, чтобы вклю- чить и выключить обычный электромо- тор, — исполняющий механизм. Он-то и изменит тепловой ре- жим. Если надо, он добавит газ, или, на- оборот, уменьшит его подачу, откры- вая или закрывая газовую задвижку. Другие автоматиче- ские устройства ре- гулируют соотноше- ние газа и воздуха, поддерживают необ- ходимое давление в рабочем пространстве мартеновской печи, автоматически перекидывают клапаны, и г. д. Так созданные совет- скими инженерами приборы безмолв- но и аккуратно помогают сталеварам командовать ходом технологического процесса. АНАЛИТИКИ-РЕКОРДСМЕНЫ LJH ОДНО металлургическое про- 1 1 изводство невозможно без хими- ческого контроля, а он осуществляет- ся в значительной степени методами количественного анализа. Основным инструментом химика7аналитика явля- ются аналитические весы. Аналитические весы — сложный из- мерительный прибор. Их детали и разновесы золотятся, «парные призмы изготовляются из особенно твердых материалов. Даже дыхание химика может нарушить точность таких ве- сов, которые поэтому заключаются под стеклянные колпаки. Самые чистые, только что вымыты» руки человека оставляют след на разновесах, изменяя их вес. Поэтому химик-лаборант гирьки обычно берет пинцетом, да еще обязательно с на- конечником из слоновой кости, чтобы не повредить их поверхность. Неко- торые аналитические весы снабжаются специальной клавиатурой. Вы можете нажать на соответствующую клавишу и тогда чашка весов автоматически за- гружается необходимой вам гирькой. Химики к своим весам относятся с большим уважением. Они помещают их в специальную комнату — весо- вую. Здесь приборам не угрожают со- трясения от человеческих шагов и шу- мов, а главное, весы здесь в безопасно- сти от паров кислот, которые пагубно действуют на тончайшие Для особенно от- ветственных науч- ных исследований применяются ми- кровесы. Они дают еще большую точ- ность, чем обычные аналитические. Эти весы учитывают даже миллионные доли грамма. На них можно взве- сить, например, придорожную пы- линку. Однако че- ловеческого зре- ния недостаточно для наблюдения равновесия микро- весов. Химик во- оружается специ- альным приспособ- лением — оптиче- ской трубой. На применении весов основаны точ- нейшие, Так назы- ваемые «классиче- ские» методы ана- лиза. Они вклю- чают в себя чрез- вычайно трудоём. кие операции. Ана- лиз по классиче- ским методам зани- мает много вре- мени — 6—12 ча- сов, а иногда и целые сутки. детали. Термопара — так называются спаян- ные между собою две проволочки и* разных материалов. Этот прибор слу- жит для измерения температуры.
— Дайте более быстрые, пусть даже менее точные методы — настой- чиво 1ребует техника ог науки. — Мы получаем ог вас результаты анализов тогда, когда их зачастую нельзя использовать, так как техно- логический процесс уже закончен, — жалуются произволе пенники хими- кам. Тут-то на помощь приходят ме- тоды быстрого анализа. Одним из приборов скоростного анализа является стилоскоп. Чтобы узнать содержание в С1али никеля, марганца, вольфрама, образец стали помещают в этот прибор и включают ток. Между образцом и специальным электродом вспыхивает электрическая дуга. Исследователь приникает гла- зом к окуляру стилоскопа. И видит поистине феерическую картину. Вспы- хивают зеленые, синие, красные ли- нии. Одни толстые, как контуры де- монстрационного чертежа, другие тон- кие, еле заметные, будто вычерченные случайно коснувшимся цветным ка- рандашом. И все это перемешивается, чередуется в самых невероятных комбинациях. Натренированный глаз читает картину цветных линий (спектр), как раскрытую книгу. Вот эта группа линий — марганец, рядом железо. Исследователь оценивает яр- кость (интенсивность) линий и по ?йей судит о количестве того или иного элемента. За 3—5 минут готов ана- лиз стали, а обычные методы потре- бовали бы для этого нескольких ча- сов. Еще одно преимущество таит сти- лоскоп, этот аналитик-рекордсмен. — Возьмите сталь на анализ, — просят металлурги. — Пришлите стружку, — отвечают им химики. Хорошо если образец — просто болванка, ее превращают в стружку без сожаления. Если же это готовая деталь — она потеряна безвозвратно. Другое дело стилоскоп. Деталь сохра- няется целой. Только в месте возник- новения электрической дуги остается точка, которую нетрудно залакиро- вать. В последнее время нашими заво- дами выпускаются также переносные стилоскопы. Это портативный прибор имеющий форму пистолета. Его мож- но пустить в ход непосредственно в сборочном цехе или прямо на кон- вейере. Если вы почему-либо усомни- лись в марке стали какой-нибудь ответственной детали автомашины или самолета, — к вашим услугам стилоскоп, который включается тут же. Сотни и тысячи самых разнообраз- ных приборов создаются советскими заводами. Они расходятся по нашей стране, способствуя дальнейшему рас- цвету советской техники. ИЗОБРЕТАТЕЛЬ ПЕРВОГО ЭЛЕКТРОИЗМЕРИТЕЛЬНОГО ПРИБОРА АМПЕРМЕТР, вольтметр, гальва- нометр, ваттметр... Как часто приходится нам пользо- ваться этими приборами для опреде- ления силы, напряжения, мощности электрического тока! Свои названия эти приборы получили в- честь уче- ных, занимавшихся изучением элек- трических явлений, — Ампера, Воль- та, Гальвани. Но еще задолго до этих ученых, в середине XV111 века, первый в мире электроизмерительный прибор был изобретен выдающимся русским ученым академиком Георгом Рихманом, помощником и другом Ми- хаила Васильевича Ломоносова. История этого выдающегося изо- бретения такова. Изучая в 1752 году электрические явления, Ломоносов и Рихман пришли к мысли, что атмос- ферное электричество, наблюдаемое в виде молний, и «земное электриче- ство», создаваемое искусственно, с помощью электрических машин, име- ют одну и ту же природу. Чтобы до- казать это предположение, академик Рихман построил в своей лаборатории «громовую машину». Важнейшей частью ее был прибор, позволивший не только доказать, что молния — это электрический разряд, но и коли- чественно сравнивать силу таких раз- рядов. Свой прибор Рихман назвал «элек- трическим указателем» или «элек- трическим гномом». Он был устроен следующим образом. Тонкая шелко- вая нить прикреплялась к верхней части вертикально установленной же- лезной линейки. Сбокуй-от линейки помещалась деревянная рамка, сто- рона которой была изготовлена в виде четверти окружности, разме- ченной на градусы. Рамка располага- лась по отношению к линейке так, чтобы центр ее окружности лежал в точке прикрепления нити к линейке. Нижний конец линейки опускался в стакан, наполненный железными опилками, верхний же конец соеди- нялся электрическим проводом с же- лезным прутом, установленным на крыше дома. Атмосферное электричество улав- ливалось прутом и, проходя по про- воду, наэлектризовывало линейку и прикрепленную к ней шелковую нить. Но одноименные заряды оттал- киваются, и между наэлектризован- ными одинаковым зарядом линейкой и нитью возникали силы отталкивания. А так как верхний конец нити был закреплен на линейке, отойти от нее мог только нижний ее конец. Откло- няясь в сторону, нить скользила вдоль размеченной на градусы рамки. По величине отклонения нити можно было судить о силе электрического разряда. После смерти Рихмана, который в 1753 году во время опытов был убит разрядом молнии, его прибором для измерения силы электричества долгое время пользовались все крупные ис следователи электрических явлений Применял его и великий русский уче ный Василий Петров, открывши: электрическую дугу. По мере тоге как возрастал интерес к изучении электричества, все чаще и чаще уче ные применяли в своих дальнейши:- исследованиях прибор Рихмана. По степенно прибор совершенствовался и усложнялся, развившись в не- сколько самостоятельных приборов. 14
МЕХАНИЧЕСКИЕ ПАЛЬЦЫ В. МОРДВИНОВА Фото Е. КАШИНОЙ L_1ЕТ БОЛЬШЕ «сладкой каторги»! Навсегда исчезли с •нашей земли старые кондитерские фабрики, где про- цветал изнурительно тяжелый ручной труд. За годы сталинских пятилеток совершенно реконструи- рована вся кондитерская промышленность страны, и по- строено около 30 новых, первоклассных предприятий. Особенно быстро идет механизация трудоемкого про- изводства карамели. «Раковые шейки», «Десертные подушечки», «Снежок» и еще сотню других сортов карамельных изделий изго- тавливают теперь наши фабрики на совершенных кара- мельных- машинах отечественного производства. Эти ма- шины устанавливают непрерывными длинными линиями. Их так и называют «карамельные линии». (Фото 1 и 2). Будущая карамель поступает в машину горячей, тягу- чей, массой, сваренной из особой высокосортной патоки и сахара. Шесть длинных гофрированных валиков машины об катывают и вытягивают эту массу в огромный, сужива ющийся к концу батон, который тут же автоматически наполняется начинками: фруктово-ягодными, шоколадны- ми, помадными или ликерными (фото 3). Узкий конец батона проходит через другой механизм, где три пары быстро вращающихся роликов вытягивают его в тонкий жгут с начинкой внутри. Следующий этап — формовочная машина. С помощью двух цепей и боковых штампов она безупречно аккурат- но режет и формует карамельный жгут, превращая его в ряд блестящих и ярких, как бусы, карамелек различ- ной формы (фото 4). Нигде в мире эти машины не работают с такими ог- ромными скоростями, как на советских фабриках. В Америке и Европе скорость движения цепей режущего механизма обычно не превышает 20 метров в минуту. Наши новаторы производства довели скорость кара- мельных машин до 70 метров в минуту. Применив но- СХЕМА КАРАМЕЛЬНОЙ ЛИНИИ
Ha грансиорюрах и трясостолах с искусственным охлаж. дением завершается процесс изготовления карамели. Большая часть ее завертывается в прочные и наряд- ные этикетки. Но много ли конфет могут завернуть ру- ки, даже самые проворные? (Фото 6, 7, 8). Не более 70 килограммов за смену. А ждут завертки тысячи тонн изделий, производство которых к тому же непрерывно расширяется. На помощь пришла мощная советская машинострои- тельная индустрия. Она создала для кондитерских фаб- рик неутомимые механические пальцы — заверточные машины, каждая из которых работает в пять раз бы- стрее любой искусной упаковщицы. Работнице приходится только закладывать карамели в ячейки питающего диска машины. Диск подает их к бу- мажной ленте-этикету (фото 9, 10). Конец этикета автоматически захватывается щипцами, продвигается и отрезается ножницами (фото 11). Одновременно горизонтальный подталкиватель передви- гает и укладывает на этот кусочек этикета карамель. Затем карамель прижимается сверху вертикальным толкателем и вместе с бумагой опускается в заверточ- ный механизм машины (фото 12, 13). Когда этикет принимает форму трубки, внутри которой заключена карамель, начинаются операции загибания кон- цов бумажной трубки (фото 14, 15, 16). Их выполняют особые металлические лапки, которые, подобно пальцам, быстро и аккуратно загибают с обеих сторон концы бумаги уголками. Однако, каждая такая машина все же требует посто- янного присутствия человека для непрерывной закладки карамели в питающий диск. Советские инженеры (фото 17, слева направо) т.т. Евстигнеев и Смоляницкий вместе с механиком т. Фюрстом создали новый остроумный механизм-само- расклад, заменяющий ручную раскладку автоматической. Саморасклад состоит из двух дисков, расположенных один над другим на общей стойке. Стойка прикреплена к заверточной машине наклонно, поэтому карамель со- средотачивается только в нижней части бункера прибора, (фото 18, 19). Весь саморасклад непрерывно вибрирует, заставляя карамельки заполнить ячейки верхнего вращающегося диска. Этот движущийся диск перемещает карамельки к отверстию в неподвижном нижнем диске, через которое они выпадают на распределительное устройство завер- точной машины, (фото 20). С распределительного устройства автомата карамельки одна за другой направляются по желобу в трубку-этикет. (фото 21). Раз... и щипцы зажимают края этикета, а специаль- ный механизм перекручивает его вместе с изделием (фото 22, 23)
Два... ножницы отрезают тщательно завернутую кара- мель, и она падает в ящик, (фото 24). Каждый автомат завертывает 118—120 конфет в ми- нуту, до четырехсот килограммов за смену! Установка самораскладов позволяет теперь работницам обслуживать по нескольку машин одновременно. Т~1ОЛНАЯ механизация кондитерской промышленности 1 ' высвобождает тысячи рабочих рук, улучшает сани- тарные условия производства, значительно удешевляет и ускоряет массовый выпуск высококачественных конди- терских изделий (фото 25). РАЗНООБРАЗНЫЕ типы кондитерских упаковочных * автоматов, созданных нашей промышленностью, представляют большой интерес и для заводов, занимаю- щихся массовым изготовлением запасных частей к раз- личным машинам. у ЕХНИЧЕСКИЕ принципы, заложенные в конструк- * циях многооперационных кондитерских автоматов, могут быть использованы при создании автоматов для упа- ковки шарикоподшипников, автосвечей, поршневых паль- цев, головок поршней и других деталей массового про- изводства в тракторной и автомобильной промышленности. 17
ПОВАРЕННАЯ СОЛЬ — не только ' * необходимая приправа к пище. Она широко используется во многих отраслях нашей промышленности. Соли нам требуется много, но и при- родные запасы ее в стране неисчер- паемы: они исчисляются миллиардами тонн. Месторождения соли встреча- ются почти во всех республиках Со- ветского Союза. Лучшая пищевая соль получается из соляных озер, — ее называют са- дочной. У нас много соляных озер. Это — как бы огромные природные склады соли, гигантские «солонки», забот- ливо расставленные природой на ши- рокой скатерти наших степей. Самое большое из соляных озер — Баскун- чак. Весной, осенью и зимой поверх- ность соляного озера покрывается на- сыщенным рассолом — рапой. Летом рапа высыхает, на озере образуется слой соли толщиной в 3—5 санти- метров — «новосадка». Под новосад- кой находится соль, осевшая в преж- ние годы, — слой в 15—20 санти- метров. А еще глубже залегает самая лучшая по качеству соль, в виде крупных кристаллов — гранатка. Она залегает пластами мощностью в 80— 90 сантиметров, а на озере Баскун- чак даже в несколько метров. С незапамятных времен соль из озер добывали лопатой. В наши дни лопату сменил экскаватор. Это на- много повысило производительность труда. Однако и экскаватор может только вычерпывать из озера соль вместе с рапой. Для очистки ее при- ходится прибегать к помощи других машин. Недавно на соляных промыслах появилась невиданная машина, со- зданная советскими инженерами, —• солесос. Это самоходный агрегат, смонти- рованный в железнодорожном вагоне и передвигающийся по железнодо- рожным путям нормальной колеи. Шпалы укладывают прямо на соля- ной пласт. По мере надобности, пути передвигаются трактором, без рас- шивки шпал. Один тракторист обслу- живает несколько солесосов. Солесос производит все операции добычи соли, начиная от разрыхле- ния ее в пласте и засасывания по трубопроводу получающейся пульпы и кончая погрузкой готовой, очищен- ной соли в железнодорожные вагоны. Устроен солесос довольно просто. Главный рабочий орган его — раз- рыхлитель. Это — полый стальной цилиндр с 12 ребрами, которые в нижней части переходят в шаровую поверхность. К каждому ребру при- креплено пять ножей с закругленным режущим концом. Цилиндр присоеди- нен к горловине всасывающей трубы центробежного насоса. Этот насос на- чинает действовать одновременно с разрыхлителем. При вращении раз- рыхлителя пульпа всасывается во внутреннюю полость его снизу и че- рез промежутки между ребрами. Кристаллы соли перемешиваются с рапой и трутся друг о друга, в ре- зультате чего очищаются от рапы. Соль, как говорят, обогащается. Обо- гащение соли продолжается и в цен- тробежном насосе. Здесь вращаю- щиеся лопасти создают сильное за- вихрение смеси кристаллов соли и рапы: кристаллы опять трутся друг о друга, а также и о рабочие поверх- ности насоса. Далее соль по другой трубе нагнетается тем же насосом на элеватор, где еще промывается све- жей рапой. Элеватор поднимает соль в бункер, откуда с помощью пово- ротной трубы она грузится прямо в вагон. Солесосу принадлежит решающая роль в механизации наших промы- слов садочной соли. В Главном управлении соляной промышленности нашему корреспонденту рассказали: — На соляных озерах с мощными отложениями поваренной соли добыча ее успешно производится солесосами выпускаемыми отечественными заво дами. Преимущество добычи солесо- сами перед добычей экскаваторами заключается в том, что солесос яв- ляется комбинированным агрегатом, который добывает, дробит, обогащает и грузит соль в железнодорожные вагоны. Добытая им соль .поступает прямо на вальцовые станки для по- мола. Обслуживают солесос всего трое людей. Это — машинист с помощни- ком и рабочий, регулирующий запо.ч нение вагонов солью. Средняя выработка на одного ра бочего достигает 12—15 тонн в час, а при ручной добыче она не превыша- ла одной тонны в час. На озере Баскунчак солесосы до стигают самой высокой производи тельности — 100 тонн в час. Там солесос разрабатывает пласт соли на глубину в 3,6 метра (за четыре про ходки). Надо сказать, что добываема! с большой глубины соль — наилуч шего качества. Добыча и погрузка соли солесо- сами обходится во много раз дешев- ле, чем при работе экскаваторов. Со ветский солесос — надежная и вы сокопроизводительная, машина, на стоящий комбайн соляных озер. БЕРИЛЛИЙ СРЕДИ множества марок сталей, из которых изготовляются режу щие инструменты, особое место за нимает быстрорез — сталь с высо кими режущими свойствами. Резец из быстрореза за час работы может снять в 60—70 раз больше стружки, чем резец из обыкновенной инстру ментальной стали. Но быстрорез очень дорог, так как в его состав входит большое количе ство ценного химического элемента — вольфрама. А у советского народ; есть золотое правило: производить нт только хорошо и быстро, но и де шево. Поэтому наших машинострои телей уже давно не устраивали высо копроизводительные, но дорогие ин
ЧЕЛОВЕК уже давно ведет борьбу со стихией. Он подчиняет себе ветер, покоряет реки и моря. Эта борьба идет в самых различных на- правлениях, и велико разнообразие способов, которыми она ведется... Уже много лет назад инженеры, ведающие эксплоатацией морских портов, заметили, что море наступает на берега. Это наступление прино- сило много неприятностей. Приходи- струменты, изготовленные из быстро- реза. Еще до Великой Отечественной войны советские металлурги создали около 20 новых высокопроизводитель- ных сталей — заменителей быстро- реза. В составе этих сталей вольфрам занимает небольшое место, и поэтому они намного дешевле быстрореза. Но инструменты из сталей-замени- телей, не уступая быстрорезу при об- работке металлов средней твердости, при резании твердых сталей тупятся скорей, чем быстрорез. Поэтому твер- дые стали такими резцами обрабаты- вают на более медленных оборотах. Кроме того, термическая обработка инструментов из сталей-заменителей более сложна и трудоемка, чем ин- струментов из быстрореза. Советские ученые, создавая новые марки сталей, не забывают и о ста- лях-заменителях. Они непрерывно работают над повышением их каче- ства. Одну из таких работ недавно про- вели доктор технических наук про- фессор А. П. Гуляев и кандидат тех- нических наук А. Н. Малинкович. Добавляя в сталь-заменитель неболь- шое количество металла бериллия, они добились того, что ее качество стало таким же, как и у высоко- вольфрамистой дорогой быстрорежу- щей стали. Вот что рассказал нашему корре- спонденту об этих работах инженер Н Юркин: Еще совсем недавно в справочни- лось затрачивать время и силы, что- бы в одних случаях укрепить берег от размыва, а в других остановить движение грунта, заносившего входы в порт. Специальные землечерпатель- ные баржи работали, углубляя мор- ское дно, а море наносило грунт сно- ва и снова, создавая отмели там, где ках металлу бериллию, который вхо- дит в состав красивого яркозеленого минерала изумруда, соперника алмаза и рубина, отводилось мало места.' Писалось, что бериллий и его соеди- нения не получили существенного применения в технике. Советские уче- ные, завоевывающие все новые высо- ты науки, поставили на службу тех- ники и «праздный» металл бериллий. Оказалось, что бериллий, введен- ный в сталь-заменитель в количестве в 20 раз меньшем чем вольфрам, по- высил красностойкость стали — ее способность не терять твердости при высоких температурах. Резцы, изго- товленные из такой стали, при боль- ших скоростях не теряют своих ре- жущих свойств: они работают, не за- тупляясь, так же долго, как и резцы, изготовленные из высоковольфрами- стой быстрорежущей стали. Это дает возможность повысить скорость реза- ния металла такими резцами на 20 процентов по сравнению с резцами, изготовленными из той же стали, но без бериллия. Кроме того, введение бериллия в состав стали позволяет снизить время термической обработки инструмента, изготовленного из такой стали. На основании своих опытов ученые предложили новый состав дешевого быстрореза, внедрение которого в со- циалистическую промышленность по- зволит нашим машиностроителям из- готавливать машины еще быстрее и дешевле. должны были проходить корабли. Ученые всех стран пытались раз- решить эту сложную задачу. Но найти решение было нелегко. Его сумели дать только советские ученые. Вот что рассказал об этом нашему корреспонденту кандидат географи- ческих наук, доцент Александр Ва- сильевич Живаго. — За решение задачи о защите морских портов от обмеления взялся советский ученый профессор Всеволод Павлович Зенкович. Зенковичу пред- стояло решить сложный вопрос. Суша, вода и воздух — три совершенно раз- личные среды — вступали друг с дру- гом во взаимодействие на морском берегу. Анализируя и наблюдая про- исходящие процессы, Зенкович при- шел к правильному выводу, что ос- новной причиной движения грунтов являются волны. Несколько лет работал ученый. Он накопил много фактов, привел их в стройную систему. Работы, проделан- ные им, дали науке очень многое. Советские ученые продолжают и расширяют его работы. В частности широко применяется метод подвод- ного исследования дна. В подводных работах принимал участие и я. В легком водолазном костюме я опу- скался под воду. Наблюдения, проведенные на дне моря, позволили мне разработать ме- тод петрографического сравнения. Петрография это раздел геологии, изучающий горные породы с точки зрения их минерального состава, ус- ловий расположения и истории проис- хождения. По характеру пород, их крупности, окатанности водой оказалось возмож- ным установить, откуда и как дви- жутся грунты морского дна. — Работы советских ученых, про- водимые в этом направлении, уже сейчас во многом дают ответ практикам. Теперь можно защищать порты от обмеления и без землечер- пательных барж, устанавливая спе- циальные преграждающие стенки. Раньше такие стенки ставились на- угад. Теперь можно предвидеть, где и как их надо устанавливать.
СДЕЛАЙ САМ ДАЛЬНОМЕР-ВЫСОТОМЕР ВО ВРЕМЯ туристских походов, краеведческих экскур- сий, при фотографировании и т. п. часто встречается необходимость измерить небольшое расстояние, опреде- лить высоту дерева, столба, утеса или какого-нибудь со- оружения. Это легко сделать с помощью простого при- бора, который нетрудно изготовить самому. Из фанеры вырежьте пластинку, как указано на ри- сунке; на ее верхнем ребре укрепите приспособление для прицеливания: трубку диаметром 4—5 миллиметров, два проволочных или жестяных кольца, или же просто вот- кните две булавки — их головки должны быть на оди- наковом расстоянии от ребра пластинки. Из жести сде- лайте стрелку и прибейте ее гвоздиком так, чтобы она свободно вращалась; вместо стрелки можно просто под- весить на нитке грузик. Из точки подвеса стрелки или нитки проведите циркулем у закругленного края пла- стинки дугу для шкалы высот и расстояний. Деления шкалы высот переведите с рисунка. Шкалу расстояний надо разметить практическим путем; для этого на ровной горизонтальной площадке проведите прямую черту дли- ной 15 метров и сделайте на ней отметки через каждый метр. Взяв прибор в руки прямым ребром к себе, стань- те у конца черты и наведите его через прицельное при- способление на первую отметку; прижмите в этом поло- жении стрелку к пластинке и, повернув прибор на бок, нанесите на шкале расстояний против острия стрелки первое деление: «1 метр». Нацеливаясь таким же обра- зом на вторую отметку, потом на третью, на четвертую и т. д., нанесите и остальные деления на шкале расстоя- ний. Прибор готов; осталось только измерить расстояние поверхности земли пробором очень про- ст ваших глаз до и запомнить его. Работа с таким ста. Для определения расстояния до предмета, нацельтесь на его основа- ние и затем прижмите стрелку к пластинке; ее острие укажет вам нужное расстояние в метрах. Для измерения высоты предмета, надо отойти от него на определенное расстояние — желательно, чтобы оно выражалось круг- лым числом: 1 метр, 10 метров, 20 метров и т. д. При бор надо повернуть к себе закругленным краем и наце- лить его на вершину предмета; зажав стрелку, посмотри те, против какого числа на шкале высот находится ее острие, умножьте на него расстояние до предмета, — и вы получите «приборную высоту»; прибавьте к лей вы- соту самого прибора, то есть расстояние от ваших глаз до поверхности земли, и вы получите полную высоту измеряемого предмета. Например, расстояние до пред, мета — 10 метров, стрелка показала — 2,5, высота при- бора — .1,5 метра. Следовательно, высота = 10 метров X X 2,5 = 25 метров+1,5 метра = 26,5 метра. При работе с этим прибором помните, что шкала расстояний рассчи- тана на определенный рост того человека, который про- изводил градуирование, и что прибор дает верные пока зания на горизонтальной площадке. ВОЗДУХ И КОНТРОЛЬ (см. 3-ю стр. обложки) I/ ОНТРОЛЬ качества деталей со- ‘‘ временных машин — трудоемкое и сложное дело. Достаточно сказать, что станок-автомат изготовляет винт среднего размера всего лишь за 1,5—2 секунды, а проверка точности изготовления только его резьбы требует 30—40 секунд. Механика, оптика, гидравлика, электротехника уже давно помо- гают контролерам, а в последние го- ды советские ученые и инженеры по- ставили на службу измерительной технике и пневматические устройства — механизмы, действующие сжатым воздухом. Работа пневматических измеритель- ных приборов основана на том, что с изменением расстояния между вы- ходным отверстием камеры, через ко- торую пропускается сжатый воздух, и какой-нибудь поверхностью, поме- щенной на пути воздушной струи, из- меняется и давление в этой камере. В пневматических приборах при измерении наружных размеров сжа- тый воздух из камеры выходит через измерительный орган — калибр- кольцо, а «мешающей поверхностью» является контролируемая деталь. Таким же образом проверяются раз- меры отверстий, в этом случае в от- верстие детали вставляется калибр- пробка. Воздух, поданный из сети в прибор, пройдя через специальные механизмы, попадает в камеру, свя- занную с манометром, а из нее че- рез калибр — в атмосферу. Давление меняется В зависимости от размеров детали, Стрелка манометра точно указывает их величину. Созданные советскими учеными пневматические измерительные при- боры почти не соприкасаются с де- талью. Отсутствие соприкосновения избавляет измеряемую деталь и части приборов от износа. Вот некоторые из этих устройств. 1) Точная работа некоторых меха- низмов во многом зависит от равно- мерной толщины лент, изготовленных из стали, латуни, алюминия, целлуло- ида, бумаги, каучука и т. д. Со ско- ростью около четырех километров в в час пробегает контролируемая лента через измерительный орган пневмати- ческого прибора. С точностью не- скольких тысячных долей миллиметра контролирует он ее толщину. Как только размеры ленты отклонятся за допустимые пределы — прибор оста- новится и укажет дефектное место. 2) Для измерения обычными спо- собами длинного отверстия неболь- шого диаметра контролер затрачива- ет 20 минут. Эту работу пневматиче- ский прибор выполняет за несколько секунд, и при этом регистрирующий прибор записывает на ленте отклоне- ния диаметра по всей длине отвер- стия. 3) Для проверки обычными спосо- бами размеров сложной детали, имею- щих три разных наружных диамет- ра и одно отверстие, контролер дол- жен иметь несколько различ- ных калибров. При этом каждый раз- мер он проверяет отдельно. Шесть манометров, многомерного, пневмати- ческого устройства, смонтированных на одной доске, перед глазами контро- лера за несколько секунд сообщают ему о точности каждого размера это! же детали. 4) Измерительная игла пневмати ческого прибора «Топограф», ощу пывая установленную на нем деталь, дает знать самопишущему перу о тех неровностях, которые получили по. верхности детали в процессе обра ботки. Точно воспроизводя на бумаге эти неровности, перо прибора, без помощи микроскопов, рассказывает о качестве детали. 5) Форсунки, жиклеры, карбюрато- ры—важнейшие части двигателей вну- треннего сгорания. Контроль отверстий этих деталей — трудоемкая к ответ- ственная операция. Пневматический контролер выручает и здесь — всего лишь несколько секунд, нужно ему для проверки отверстия, диаметр которого иногда равен десятой доли миллиметра 6) Шлифование — операция завер шающая изготовление детали. Малей шая ошибка рабочего, неточность шлифовального станка, и весь труд, затраченный на обработку, может пропасть даром. Пневматическое из- мерительное устройство, управляю щее работой шлифовального станка, непрерывно наблюдает за обработкой детали, и как только оно достигнет требуемого размера, немедленно оста навливает станок. 7) Измерение конусов — трудней шее дело измерительной техники. Быстро и точно измеряются такие де- тали пневматическими приборами. Конические пробки с подвижным сер- дечником, дают точные размеры, лю- бого диаметра конического отверстия. Таковы успехи советской техники контроля измерений, успешно приме- нившей пневматические устройства. 90
’ТОВАРИЩ СТАЛИН назвал столицу нашей Родины — * Москву — знаменосцем новой эпохи. Украшение Москвы, планировка ее улиц и площадей, постройка но- вых зданий, озеленение города составляют неустанную заботу партии и правительства. По инициативе товарища Сталина правительство приняло решение о постройке в Москве высотных зданий. Эти здания должны украсить город, придать его облику еще более величественный ха- рактер. Восемь таких высотных зданий в разных точках города вместе с центральным сооружением — Дворцом Советов и древним Кремлем определят новый силуэт Москвы. Одно из высотных зданий возводится на Смоленской площади. Авторы проекта стремились создать монумен- тальное, величественное сооружение, вызывающее чув- ство гордости советского человека могуществом своей Родины. Место постройки значительно возвышается над окружающей территорией, поэтому здание будет видно также издалека, при подъезде к городу. Главный фасад здания обращен в сторону Москва-реки, на Бородинский мост. Смоленская площадь расширяется. С одной сто- роны здание ограничивается уже существующей ули- цей — Арбатом, а с другой стороны — новой магис- тралью, прокладываемой от Смоленской площади к пло- щади Дворца Советов. Шестиэтажные корпуса, располо- женные по сторонам центрального, высотного объема, являются как бы его основанием и объединяют его с окружающей городской застройкой. Над всем этим гос- подствует главная, высотная часть здания. Авторы стремились создать архитектуру новую, впол- не самостоятельную и выразительную, отвечающую духу социалистического государства — такую архитектуру, которая была бы отлична от сухой, бездушной архитек- туры высотных зданий за рубежом, например, американ- ских небоскребов, известных под названием сдома- клетки». Высотное здание на Смоленской площади предназна- чается для размещения правительственных учреждений. Здесь будет 20 рабочих этажей — служебные комнаты, кабинеты, залы и т. п. 850 рабочих комнат будет распо- ложено в центральной части здания. Их общая площадь превысит 22 тысячи квадратных метров. В здании имеется зал собраний на пятьсот человек, ресторан-столовая со всеми обслуживающими помещениями, научно-техничес- кая библиотека, отделения банка, сберкассы, почты и те- леграфа... Технические этажи, в которых размещено оборудование вентиляции, водонапорные баки, трансфор- маторные подстанции, машинные помещения лифтов и т. п., расположены — одни над одиннадцатым этажом, а другие — над двадцатым. Четыре движущиеся лестницы — эскалаторы опускают посетителей из вестибюля в обширный гардероб, кото- рый может принять до четырех тысяч человек. Шест- надцать бесшумных лифтов доставят пассажиров с боль- шой скоростью на разные этажи. Одни лифты обслужи- вают первые десять этажей; а другие делают остановки, Разверни вклейку! начиная с десятого этажа. Каждый лифт поднимает до шестнадцати человек. Скорость лифта такова, что, даже делая остановки на всех этажах, он достигнет самого верха всего лишь за одну минуту. Для поднятия грузов предназначены специальные грузовые лифты, — также скоростные и бесшумные. Они расположены у разгрузоч- ных платформ сквозного проезда для грузовых авто- машин, имеющегося под зданием со стороны двора. Высота здания, включая технические этажи и венча- ющие декоративные элементы, достигает 120 метров. Протяженность здания по Смоленской площади равна 160 метрам. Постройка столь огромного сооружения, объ- емом почти в полмиллиона кубических метров, связана с решением целого ряда трудных технических задач. Надо было создать такую строительную конструкцию, чтобы она была и возможно легче и в то же время вполне прочной. Этого удалось достичь, положив в ос- нову несущей конструкции каркас. Каркас является ске- летом здания. Он состоит из обетонированных стальных колонн и балок. Учет работы бетона в такой конструк- ции позволил снизить расход стали на одну треть. Кар- кас будет цельно-сварной. Все его части в готовом виде привозятся с завода на строительную площадку и здесь соединяются так называемой монтажной сваркой. Между- этажные перекрытия состоят из плоских железобетонных плит, опертых по краям на балки каркаса. Наружные стены являются заполнением каркаса. Их кладка ведется из дырчатого кирпича, который применяется для облег- чения веса сооружения. Стены облицовываются пусто- телыми керамическими блоками, изготовленными из свет- лых глин. Облицовка ведется одновременно с кладкой стен. Цоколь здания, первый этаж и входная часть глав- ного фасада одеваются в гранит. Все же общий вес здания будет огромным: 300 тысяч тонн — такова общая нагрузка на грунт. Пришлось раз- работать особый тип фундамента, который был бы спо- собен выдержать такую колоссальную тяжесть и предот- вратить осадку. Фундамент представляет собой массив- ную, жесткую железобетонную коробку. Внутри этой ко- робки находятся подвальные помещения. Высокая жест- кость такого фундамента позволила применить цельно- сварной каркас без разрезки его осадочными швами. Строительство высотного административного здания на Смоленской площади уже ведется полным ходом. Го- товы котлованы. Заканчивается возведение фундамента. На заводах идет изготовление балок, облицовочных бло- ков, кирпичей, специального оборудования. Установлены мощные краны для монтажа металлического каркаса. С каждым месяцем здание набирает высоту. Авторы проекта: лауреат Сталинских премий действительный член Ака- демии архитектуры СССР В. Г. Гельфрейх лауреат Сталинской премии архитектор М. А Минкус
ПРОЕКТ 20- ЭТАЖНОГО ЗДАНИЯ НА С /А ВТОРЫ ПРОЕКТА УДОСТОЕНЫ СТ
co О О £
4*—-Ч4М 5JJ?*.
(Окончание, начало см. в журнале «Знание—сила» №№ 2, 3, 5). > ЮРИИ ВЕБЕР ЛХБОЗ покинул город через Казанскую за- ставу и вновь пустился по запруженной дороге вдоль высокого берега Волги, — туда, вниз по течению. На следующее утро Ползунов увидел впере- ди странное зрелище. Сколько ни хватал глаз, всюду торчали шала- ши — рядами, беспоря- дочными ватагами, покрытые досками, кошмой, а то просто корой или ветками. Толпы всякого люда тесни- лись вокруг шалашей. Казалось, что по всей местности раскинулся огромный кочевой табор. Шалаши расползались по обе стороны дороги, подсту- пали к самой Волге. У воды была большая пристань, около которой происходила толчея всевозможных судов, не меньшая, чем видел Ползунов в самом Нижнем. А что творилось на другом берегу, на низкой пойме! Там, на обширной песчаной площади, под стенами боль- шого монастыря, шевелилась, колыхалась темная бесфор- менная масса. И вглядевшись можно было разли- чить бесчисленное скопище людей. То была знаме- нитая Макарьевская ярмарка, названная так по имени мо- настыря, от которого и повелся столь обширный торг — сначала святыми мошами для паломников, а потом любым предметом, годным для купли и продажи. О ярмарке Макарья, что на Желтых водах, доходили слухи и до Урала, и до Сибири, и немало оборотистых людей стреми- лись попасть сюда в июльский разгар, чтобы сбыть с вы- годой свои товары. Еще бы: самое большое торжище в России! Захотелось и Ползунову взглянуть поближе на столь прелюбопытное место. Оставив повозки под присмотром капрала и солдата, спустился он к перевозу и на до- щанике, груженом сверх пределов, перебрался через реку. Едва ступив на противоположный берег, очутился он в такой толкотне и давке, /в таком гомоне и сумятице, что голова пошла кругом. Топчась неустанно на месте, слоняясь по рядам торго- вых палаток, то просто собираясь в клубок, то расходясь и снова образуя кучу, месил ногами глубокий песок, как тесто по восточному обычаю, , многочисленный торговый сброд. Здесь раздавались выкрики, брань и божба на всех понятных и непонятных Ползунову языках. Здесь все мешалось в пеструю, колеблющуюся картину — засален- ная поддевка и дорогой камзол или кафтан, грубый зипун и тонкий плащ заморский, растерзанная холщевая рубаха и строгая монашеская ряса, разноцветный халат азиат- ский и нищенское рубище, одинаковое для любого края. Здесь сталкивались, склоняясь друг к другу, широкополая шляпа вместе с высокой меховой шапкой, громоздкая чалма с круглой маленькой тюбетейкой, соломенная пле- тенка с непокрытой, нечесанной головой. Отовсюду сте- кались сюда взыскующие выгоды и наживы — купцы с разных концов России, гости иноземные, всякая ярыжка без роду и племени в надежде поживиться тем, что плохо лежит. Свои изделия слали сюда и Архангельск и Астра- хань, и Сибирь и Таврида, и внутренние губернии и окраины, и Польша и Персия, страны, лежащие и за морями теплыми, и за морями холодными. И все это ме- шалось здесь без всякого разбора, одинаково требовало к себе внимания, заявляло о себе на все голоса, — все равно, была ли то грошовая безделица или товар серьезный. Не успел Ползунов хорошенько осмотреться, как уже невольно поддался неотпазимой приманке всего этого пестрого вороха, всесветного скопления вещей, разложен- ных, развешенных, наваленных грудами, кипами, горками, ходящих по рукам. Его увлек общий азарт купли и мены, дух жадного ко всему любопытства. Но чем потешить себя, если в кармане, в зажатом кулаке всего лишь один серебрянный рублевик да не- сколько медяков? Ползунов долго бродил по рядам, вти- скивался в толкучку, приглядывая и выбирая покупку, и Рис. А. ЛУРЬЕ ни на чем не остановился. Проголодавшись, пошел в аъестной ряд, где были харчевни с блинами, где продавали горячий сби- тень и тут же холодный квас из кадок. Потом его привлек круг комедиянтских балаганов. В одном разыгралась кукольная сцена, и под пи- склявую музыку гудошни- ков выставлялось на по- смешище непристойное похождение толстого, сластолюби- вого монаха. В другом скоморохи, приплясывая и крив- ляясь, поносили купца-сутягу и тирана-помещика. Зри- тели отвечали дружным гулом, едкой усмешкой. И в этом гуле слышалось то, что таил про себя простой люд, — и гнев и протест. Эх, выставить бы сюда на обозренье иных правителей горного промысла, всяких берг-генера- лов и обермейстеров! Вот бы досталось! Новый шум по-соседству привлек к себе Ползунова. Плотная спина людских спин обступала небольшую пло- щадку. Оттуда доносилось шипенье, хриплое гортанное гугуканье. Летели перья. Звуки эти часто покрывались ревом толпы, свистом, яростными выкриками. Там шли гусиные и петушиные бои. Зрители ставили на птиц и кричали, жаждуя выигрыша. Ползунов загляделся было на красного, как огонь петуха, но когда тот пал с рас- терзанным теменем, — отошел, испытывая неприятное чувство, и вновь втиснулся в толкучку. Хотелось привести домой какой-нибудь подарок. Нако- нец сторговал несколько вещиц и, едва расплатившись, тут же убедился, что можно было купить лучше, и де- шевле. Может быть еще что-нибудь найдется? — с этим навязчивым желанием, которым было охвачено множе- ство находящихся здесь людей, он пробирался по рядам. Вдруг за одним прилавком заметил целую кипу разноцветной китайки. Ползунов приостановился. Что-то очень знакомое показалось в ее рисунке. Ну, конечно, он вспомнил, где видел такую же китайку. На домашнем халате Ломоносова, там, в садовой беседке. Он ясно пред- ставил себе фигуру академика, выраженье его лица, глаза, голос. Вспомнил опять его слова, весь тогдашний разговор. Настроение Ползунова круто изменилось. Он почув ствовал сразу, как здесь тесно, тяжко в этой, сутолоке, какой тяжелый дух исходит ото всех этих потных, раз- горяченных зноем и алчностью людей, как гнилостен воз- дух от испарений болот, окружающих ярмарку, как он сам устал; как глубоко вязнут в песке ноги. Он выбрался из толпы и побрел к перевозу... * * * ГТВАЖДЫ пришлось Ползунову перебираться через ЛА Каму. Один раз — когда она текла на север, еще ма- ловодная и мутная, омывая низменные берега синеватой глины. А второй раз — когда Кама, ударившись о стену уральских предгорий и описав дугу, повернула уже в противоположную сторону — на юг, чтобы продолжать свое течение на многие сотни верст, вплоть до впадения в Волгу. Недаром вотяки назвали ее «Буджим-Кам», что значит большая и долгая. Когда Ползунов вышел к ней вторично, — он увидел уже широкую воду с бесцветной, холодной глубиной, с косыми волнами на ветру. На ней показывались теперь не только сплавные плоты, но и проплывало иногда на- стоящее судно — коломенка, каюк, а то еще длинная ладья, выложенная берестой, с десятками гребцов. На от- крытых палубах часто виднелись высокие соляные на- сыпи, похожие на сопки грязного весеннего снега. Соль везли по Каме в селенье Кайгородское, где находились обширные склады Строгановых. За последние дни все чаще, все значительнее звучало это имя. Прислушиваясь к разговорам попутчиков и встречных, Ползунов вскоре понял, что означало оно для здешнего края. Вспомнились Демидовы на Урале и Ал- тае. Земля по всей округе принадлежала Строгановым, все угодья были господ Строгановых, крестьяне и рабо- 2J
Над огнем висела огромная сковорода из листового железа. В ней шипел и бурлил кипящий раствор. чий люд — тоже строгановские. Ни казна, ни даже вое- водская власть не могли преступить в пределы строга- новских вотчин. Здесь был свой суд, своя расправа. И все это немыслимое могущество пошло от соли. Еще два века назад разведали купцы Строгановы бога- тые рассолы на берегах Камы, откупили право выпаривать соль и вести торговлю. С тех пор началось их возвыше- ние из рода в род, несметное приращение доходов. По- явились крепости и городки Строгановых, собственное наемное войско, литье пушек, открылась мена, похожая на поголовные поборы, началось воевание окрестных зе- мель и народов, — ив Прикамском крае возникла особая, заповедная полоса, малое государство именитых гостей Строгановых. Все поры его пропитались солью, и соляные источники были как кровь, текущая по жилам. Соль присутствовала всюду, даже в именах и прозвищах. Была здесь река Усолка, жители назывались усольцами. И когда Ползу- нов во второй раз переехал через Каму и поднялся на ее уже высокий утесистый берег, дорога привела его в большой соляной город по имени Соль-Камская или в просторечье Соликамск. Вот где можно было рассмотреть появление на свет той самой соли, ради которой совер- шались столь большие явные и темные дела. Город на двое разрезала речка, запруженная бревнами и дровами. По ней сплавляли лес на солеварни, и не плотами, а просто кидая поленья, которые неслись по те- чению, иногда верст за триста, и приходили к местам, где разводился огонь. Несколько рабочих, вооруженных длинными баграми, бегали по берегу, прыгали по плыву- щим бревнам или влезали в воду, чтобы пропихивать за- торы. А выловленные дрова и сложенные в разных ме- стах большие поленницы служили еще издали промысло- выми знаками, — там добывали, варили соль. Соляные ключи били здесь под землей, на глубине двадцати и более сажен. К ним рыли колодцы и опу- скали многоступенчатые насосные трубы. Это было зна- комо Ползунову еще по работам i Змеевском руднике, и те же скрюченные фигуры качалыциков в просоленных от пота рубахах совершали у насосных ры- чагов бесконечные исступленные покло ны. Ни на час не должно было преры- ваться это высасывание из-под земли мутного горького рассола, который осе- дал потом, в конце всех превращений, в чьих-то закромах и сундуках червон- ным золотом, драгоценными каменьями, пушниной. Рассол из насосов стекал по желобам прямо в варничные храмины, похожие на открытые деревенские риги, — про- стая кровля на столбах. Посреди храмины в глубокой яме, за- валенной клеткой дров, пылал яростный огонь. Тягловые работники, непрерывно подкладывая поленья, держали высокий, непереносимый вблизи жар. Над огнем висела низко от земли огромная сково- рода из листового железа, называемая тут сиреной. В ней шипел и бурлил ки- пящий рассол. Густые серые пары клу- бились над сиреной, распространяя кислый, острый, как спирт, запах. Стар- ший солевар, с воспаленным лицом, стоял у сковороды и, помешивая в ней длинным деревянным скребком, как не- кий повар, следил, когда поспеет варево. Вода из рассола постепенно выпарива- лась, а на дно осаждалась светлая, бе- лесая масса. Это и была соль. Вот по крику старшего тягловые ра бочие схватили лопаты, принялись выгребать со дна соль и закидывать ее на досчатые мостики, настланные под потолком. Оттуда из нее стекала оста- точная влага, там соль сушилась жа- ром, стоящим всегда в варничной хра- мине, там она и превращалась от дыма и пепла в кучи грязного снега, который видел Ползунов на ладьях, идущих по Каме. Вдруг в этой суровой обстановке тяжелого труда, гру- бого, незатейливого производства заметил он нечто такое, что возвращало его снова в область теории, к мыслям и рассуждениям о свойстве паров, то восстающих из воды, то вдруг оседающих. Веревки и палки, висящие поверх сирены, покрылись как бы инеем отменной чистоты. Ползунов поскреб паль- цем, — соль! Свежая, только что осевшая. Значит, новое доказательство. Значит, даже самая упорная поваренная соль может быть разжижена на пары и подняться в воздух. Долго мерещился ему этот иней, пока новое удиви- тельное зрелище не поглотило его внимания. В городе рассказывали, что неподалеку, всего в полу- тора верстах находится весьма диковинный сад, при- надлежащий господам Демидовым. Хозяева в отъезде, и за небольшую денежку можно склонить сторожей, что- бы взглянуть на растительные чудеса. И за малую де- нежку Ползунов проник туда. В какое место он попал! Даже петербургский Летний сад с его широкими аллеями и мраморными фигурами вспоминался уже не столь примечательным в сравнении с тем, что увидел Ползунов здесь, в невзрачном городке, заброшенном куда-то в угол северного края. Сад Демидовых разделялся на множество участков — цветников и оранжерей. Деревья, кустарники, цветы, травы росли то свободно на воле, то заботливо укрытые за тепличными стеклами. В каждом участке собирались растения одной страны. Были растения из ближних мест — Урала, Сибири. Были и привезенные из отдален- нейших частей света — из самых Камчатских пределов, из Африки и Америки. Одни восходили, созревали, рас- пложались здесь без особого приюта, на этой почве, в этом суровом крае. Среди них отметил Ползунов знако- мую сибирскую гречу, да еще горный лен. Другие тре- бовали бережного ухода, подкормки, утепления. И видел 22
здесь Ползунов не только разных родов вишни и яблоки, но и столь редкие в его жизни груши, фиги, дули. Мало того, в этих оранжереях, в городке, стоящем под шести- десятым градусом северной широты, цвели такие плоды, какие почитались лишь исключительным благословенным даром самого глубокого юга — апельсины, лимоны, по- мерайцы, ананасы. Провожатый сторож сказал, будто в саду собрано, по- жалуй, полтысячи разных растений, а то и более. Но не это количество поразило сильнее всего Ползунова. И даже не общая красота сада. А замысел, с которым он собирался. Опять невольно в памяти вставал петербург- ский Летний сад. Там все делалось для внешнего вели- колепия, для услаждения праздного взора. А тут была иная цель. Собиратель демидовского сада искал новое в природе, утверждал возможность переиначить ее искон- ный распорядок. Он стремился переселить сюда, в Соли- камск, где присутствовало уже вечное дыхание севера, нежных представителей растительного юга. Сад доказы- вал, что здесь можно разводить такие плодоносные де- ревья, о которых жители обычно и не помышляли. И если б этот сад не огораживался так плотно от любознательных взоров высоким частоколом, сторожами, цепными собаками, если бы он не служил только прихоти и честолюбию богатой семьи! Совсем иная ходила бы о нем слава в народе. Он не слыл бы более барской за- теей, чудачеством, а стал бы рассадником, подражаемым примером. С такими мыслями, восхищенный и подавленный, воз- вращался Ползунов в город. И все же удивление перед человеческим искусством и выдумкой взяло вверх. В тот день Ползунов записал в своей тетради всего только одну фразу: «Всякое древо через рачение и охоту плоды приносит». * * * UEM ДАЛЬШЕ от Соликамска на восток продвигался * обоз, тем морщинистей, гористей становилась мест- ность. Волнистые пологие холмы, взлобья, изволоки... Потом появились увалы — крутые склоны, поросшие темным лесом, изрезанные глубокими, искривленными буераками. Многочисленные ручейки и речки падали стре- мительно по каменистому ложу. Вот быстрая, широкая Косва, через которую с трудом находится брод. Берега ее усыпаны разного рода кремнями, то и дело попадаются пестрые обломки агатов, яшмы, блестящие кварцевые круглячки. Все предвещало близость коренного горного Урала, где под топкой мшистой почвой, в каменных рас- селинах и скважинах хранятся земные богатства, еще несчитанные и немерянные, но за которые люди уже долго и жестоко воевали с дикостью непролазных мест, с неподатливой природой, друг с другом. Почти всюду дорога оказывалась дурной — сильно выбитая, размытая. Множество ручьев заболотило почву, а частые дожди размыли полотно дороги в жидкую грязь, так что колеса тонули в ней иногда по самые ступицы. Когда-то наиболее топкие места были вымо- щены березовым кольем и поддерживать их считалось повинностью жителей. Но в этом диком, суровом крае, где так мало пахотной земли, человек селился редко, деревушек почти нигде не было. Только мелькнет иной раз летнее становище вогулов — семейка четырехуголь- ных юрт, сложенных из простых ветвей, без кровли. Кому же тут следить за исправностью дороги? Приходилось часто слезать с повозок, вытягивать их из трясины. На одной остановке Ползунов присел отдох- нуть в стороне. Маленькая речка, журча на камешках и перекатах, струилась у его ног. Речку звали Бабиновкой. Такое прозвище получила она по имени Соликамского жи- теля Артемия Бабинова, который полтораста лет тому назад, еще при царе Федоре Иоанновиче открыл эту но- вую дорогу через уральские хребты, сократив путь в Сибирь на целую тысячу верст. Говорят, когда Артемий, усталый, изнемогая от жажды, припал к этой чистой воде, она придала ему новые силы, и он дошел до конца, и с последних отрогов Урала увидел великую Сибирскую равнину. Обоз забирался по дороге все выше и выше, миновал первые предгорья, вступил в полосу прерывистых гряд. Со всех сторон громоздились высокие горы, именуемые тут камнями, по скатам которых росли сосны и еще ели со сломанными от ветра верхушками. Дикий лен распу- Ползунов присел отдохнуть. Маленькая речка, журча на камешках, струилась у его ног. стал на полянах лазоревые цветы. У болотин синим кра- пом проступал горный василек. Беспорядочно бьющие ключи увеличивали мокроту. Утром и вечером спускался густой туман. («Осевшие пары!» — невольно мелькала мысль). А когда вставало солнце, то оказывалось, что земляные громады еще плотнее, теснее придвинулись со всех сторон. И вот наконец привал у крохотной заставы, состоящей всего из двух дворов. Здесь казацкая стража проводит первую проверку всех едущих в Сибирь. Это перевалоч- ная точка на главном водораздельном хребте. Отсюда реки текут в разные стороны: одни внутрь России — на запад, а сибирские — на восток. Взобравшись на пригорок, Ползунов смотрит не отры- ваясь на раскинувшуюся перед ним панораму. Она особо величественна там, слева, на севере. Совсем рядом взды- мается высокий конус Павдинского камня. А за ним тя- нется непрерывная вереница гор, уходящих вдаль сплош- ным гигантским валом, — становой хребет Урала. Пол- зунов видит перед собой бесконечное море леса, и среди него — цепь вершин, растянувшихся с юга на север. Вершины эти, лишенные растительности, выделяются то черными, то сероватыми пятнами, облитые лучами солнца И, несмотря на свою громадность, они кажутся всего лишь холмами в сравнении с отдельными камнями-вели- канами. Обширным куполом выдвигается над всей мас- сой Косвинский камень. За ним камень Конжаковский, пряча гребень в голубоватой дымке. А еще дальше на север, накрыв главу облаками, стоит темной тучей вели- кий Денежкин камень, — недоступный, таинственный, куда нет ни пути, ни дороги. Тишина, безмолвное спокойствие царит среди гор Только кречет, застыв над головой недвижной точкой, издает слабый писк. Вот он, настоящий Урал, каменный Земной пояс! Ползунов смотрит на эту картину и какое-то востор- 23
Козьма Черепанов развернул перед Ползуновым сверток толстой бумаги с чертежами башен, колонн, куполов... женное волнение охватывает его. Кажется, что в жизни все ясно впереди, что все преграды легко преодолимы, что она совсем близко, эта самая важная неотступная мечта, и ее осуществление лежит по ту сторону пе- ревала. Шестого августа, на Сорок седьмой день пути, Ползу- нов перевалил через главный Уральский хребет и стал спускаться по восточным склонам... Здесь, у порога сибирской земли, обозы и караваны подстерегал оживленный, людный городок по имени Верхотурье. После того как Артемий Бабинов проложил новый кратчайший путь через Уральский хребет, вышел царский указ, чтобы всем ездить только этой дорогой. А кто другой, говорилось, дорогой поедет и на другой заставе пойман будет, у того плута все надлежит кон- фисковать и самого его отослать за караулом в Москву, в сибирский приказ и накрепко расспрашивать и штрафо- вать. Так в восточном конце Бабиновой дороги, на кру- том скалистом утесе, над речкой Турой, появился укре- пленный пункт, острожен, обнесенный деревянными сте- нами и башнями с бойницами. Он и стал главной дверью в Сибирь. Воеводские досмотрщики и городовые казаки останавли- вали тут всякого, кто направлялся в Сибирь или возвра- щался оттуда, держа строгий надзор за въездом и выез- дом людей, просматривая каждую вещь порознь, будь то в тюках или на самом человеке. Чтобы никто не провез запрещенного товара или лишку против пошлины, чтобы не просачивалось тайком золото, серебро. Воеводская канцелярия охраняла путь против самочинного наплыва иностранных купцов, устремлявшихся алчными стаями в сибирскую страну, где леса обильны пушным зверем, воды — рыбой, земля — драгоценными металлами и ка- меньями, в непознанную еще как следует страну, опас- ную и притягательную и столь безмерно обширную, что в ней каждый уезд равен любому европейскому госу- дарству. От Верхотурья по разным направлениям расходились грунтовые дороги. Одни протягивались к горным разра- боткам и заводам в уральских подножьях. Другие уво- дили в глубь Сибири. Покончив с предъявлением подо- рожных бумаг и росписей на казенные грузы, Ползунов тронулся по самой большой широкой мостовине, по глав ному почтовому тракту на Тобольск. ♦ * * 'ТОЛЬКО через двенадцать дней достиг он Тобольска * Проехать надо было всего два-три города, но без- донье сибирской земли словно поглотило три возка. Поч- товый тракт тянулся бесконечно, и сколько бы ни оста- валось позади, впереди было все же больше, — уж таковы сибирские расстояния. Здесь и верста долгое время считалась «тысячной», вдвое длиннее обычной. Ползунов стоит в ожидании у переправы через Ир- тыш, Великая сибирская река катит в глубоко врезанном русле свои серые строгие воды. Внезапно налетевший дождь сыплет сплошняком, поднимая пар над рекой, за- туманивая противоположную сторону, отдаленную на це- лую версту.- Там только угадываются какие-то темные глыбистые очертания. А когда дождь унялся и завеса рассеялась, — на том берегу, на крутом нагорном мысе с плоской, как стол, вершиной, объявился город, сверкающий белизной ка- менных стен и башен. Из-за них, неподалеку от высокой церковной колокольни торчал острой свечкой татарский минарет. Внизу, на подоле топорщилась деревянная груда дворовых строений. Город назывался Тобольск. Ввиду разгара летнего торга все постоялые дворы оказа- лись заняты, и Ползунов остановился в доме ямщицкого семейства Черепановых. Уже по наружному виду дом этот отличался от других, приткнувшихся тут же, к окраине Тобольска. Соседние избы ссыльных поселенцев и татар- ские юрты глядели неказисто, бедно. Черепановская хо- ромина выделялась просторностью, добротой строения Въехали возы через огромные двустворчатые ворота, ви- сящие на толстых в целый обхват столбах. По обшир- ному двору размещались в порядке конюшни, амбары, навесы, так же крепко, надежно сколоченные. Самый дом был с резьбой, двухэтажный, с белой половиной наверху и тесовой кровлей. И внутри сразу сказывалось, что здесь обосновался 24
коренной сибиряк — серьезный, упорный, не боящийся труда. Ползунов осторожно ступил на чисто метенный пол, устланный в белых горницах половиками. Сел за хорошо струганный массивный стол, накрытый домо- тканной скатертью. Лавки здесь были широкие, со спин- ками, так что можно было отдохнуть с дороги, откинув- шись назад. В простенке громоздился величественный шкаф, крашенный под кирпичный цвет. Оглядевшись, заметил Ползунов еще две особенности. Двери, стены, потолки были щедро расписаны чьей-то умелой кистью — всякие там петушки, завитушки, за- мысловатые растения. В переднем углу висел большой поднос с изображением Ермака — покорителя Сибири. И как почти зо всех домах Сибири — на холсте ли, де- реве или подносе — представлялся он здоровенным, ши- рокоплечим, с черной окладистой бородой, в кольчуге и шишаке, держащим в одной руке меч, а в другой копье, очень торжественный и, как видно, очень мало похожий на того атамана, предводителя удалой ватаги, пошедшей через Уральский хребет на захват и покорение Кучумова сибирского царства. Только портрет этот в доме Чере- пановых отличался верным искусством и тонкостью красок. А более всего удивили Ползунова книги. В этом ям- щицком доме лежало в стопках и стояло на полках так много книг, что только в Петербурге случалось ему ви- деть такое количество их вместе. , И хозяева оказались полетать собственному дому. Старший из них — Черепанов Козьма, с белой совсем бородой, седым пушком на крупной шишковатой голове, вступил уже в почтенный возраст, но держался крепко, твердо на коротких, слегка кривых ногах, обутых в мяг- кие ичиги. Его младший брат Илья был чуть выше, хотя тоже коренастый и плотный, носил длинные каштановые волосы, гладко примазанные квасом на прямой пробор. Оба передвигались неторопливо, глядели серьезно, и не то что сумрачно, а были мало охотливы на слово, будто приглядываясь, чураясь проезжего гостя. Женская поло- вина никак себя не проявляла. Только изредка проходил еще юноша в подпоясанной холщевой рубахе, косясь на Ползунова цепким любопытным глазом. Случай положил конец этой отчужденности. Восполь- зовавшись тихой спокойной обстановкой. Ползунов рас- крыл Ломоносову книжицу «Физику», вынул тетрадь и принялся наводить порядок в своих записях. Сидел не отрываясь, погруженный в размышления об огненной ма- шине. Его задумчивость приметил Илья Черепанов, по- дошел, спросил, чем он так занят. Ползунов, обычно скрытый во всем, что касалось его мечты о новой ма- шине, взглянул в лицо ямщика и ответил. Они разго- ворились. Потом присоединился к ним и Черепанов- старший — Козьма. И перед Ползуновым открылась неожиданно совсем другая сторона в жизни этих людей, гораздо более глу- бокая, хранимая от чужих взоров за повседневностью ямщицких дел, — за всей этой возней с лошадьми, во- зами, со всякой упряжью и починкой. Козьма Черепанов, без учителей, собственным домыслом достиг широкого познания в науках и художествах. Был он сведущ и в математике, и в механике, и в истории. Жадно, по крупицам собирал книги и составил уже из- рядную библиотеку с полтысячи всяких названий. Стро- гий, трезвый, даже лукавый ум не мешал ему видеть и тонко передавать особую красоту формы. Он показал гостю сделанные собственной рукой, точенные на простом станке деревянные шкатулки и чаши, костяные презенты с такой поразительной нежной линией, с такой прозрачной резьбой, что хотелось беспрерывно смотреть на них, гла- дить пальцами. Одну из этих вещиц, футляр для чер- нильницы, Козьма подарил Ползунову на память. Расположение хозяина простерлось так далеко, что тот допустил Ползунова в крайнюю светлицу и развернул перед ним трубки толстой бумаги. И что же оказалось? Рисунки и чертежи то башен, то пышных хором, то от- дельных колонн, арок, куполов. Козьма Черепанов зани- мался зодчеством почти для забавы, по собственному влечению только в те часы, когда можно было наконец бросить вожжи и ямщицкий кнут, чтобы взятьвя ва угольник и чертежное перо. Никто не заказывал ему де- рогих проектов. Ничто из его больших чертежей не во- площалось в жизнь, не строилось. Но Ползунову пока- залось. что многое на этих толстых листах могло бы поспорить в тем, что он видел в новых зданиях Санкт- Петербурга, составлявших славу иностранных заезжих мастеров. Младший из братьев, Илья Черепанов, склонялся в своих интересах больше к изучению страны, ее прошлого, к описанию географии и богатств края. Вернувшись с тракта, после чистки лошадей и уборки двора, садился этот странный молчаливый ямщик за письмо, старательно выводя буквы на листах, переплетенных в обширную книгу, — Илья сочинял Сибирскую хронологию. Ползунову удалось сделать из нее несколько выпи- сок. Хронология гласила: «Завоеватель Сибири Ермак Тимофеевич был сын бед- ного суздальского купца. Пошел в донские казаки, ко- торые из шутки назвали его Ермаком». «Ермак утонул в Иртыше, где оный принимает Вагай, в 1584 году». «Тобольск заложен в 1587 году». «Верхотурье построено было в 1548 году при Туре, где стоял татарский город Нером Кала...» «В 1647 году открыта была Новая Земля, а в 1654 году — Камчатка». «В 1710 году Сибирское воеводство переименовано Си- бирской губернией...» Пора было трогаться из Тобольска, а Ползунов все от- тягивал, даже под угрозой, что барнаульское начальство строго спросит за опоздание, а капрал с солдатом окон- чательно сопьются в подгорных шинках. Напоследок возникла у Ползунова короткая дружба с тем юношей, который шмыгал вначале мимо, изучая украдкой нового постояльца. Сын Ильи Черепанова, че- тырнадцатилетний подросток, уже помогал старшим в извозном деле, но никакой лихости и рвения при этом не проявлял. Он был мечтателем и фантазером, этот недо- росль с чересчур пристальным взглядом. Затейливая рос- пись на стенах и потолке оказалась делом его рук. Также и Ермак на подносе. Самоучкой проник он во многие секреты живописи, писал маслом весьма схожие портреты и вот теперь обязательно хотел рисовать и дядю Ваню. Тот удивительно рассказывал какую-то но- вую чудесную сказку про жар-птицу, которую называл по-своему — огненной силой. Однажды молодой Чере- панов поймал Ползунова в стороне ото всех и сообщил доверительно: хорошо бы поставить эту самую огненную машину на колеса, чтобы она сама возила по тракту вме- сто лошадей. И все же надо было уезжать. Черепановы вызвалио отвезти Ползунова до следующего яма. И вот на перепутье большой дороги произошло расста ванье. Черепановы, хлестнув лошадей, порожняком пом чались обратно, и в убегающем пыльном облаке замерло слабое треньканье бубенцов. Ползунов, пересев на ка- зенные подводы, потащился по тракту на восток. Так они разъехались в разные стороны. Дорога опустела. К ней прижалась только сбоку ста- рая татарская деревенька — несколько худых юрт с ям- ским починком. Стылая, недвижная тишина. Легкий мер- ный всплеск доносится с реки. Иртышская вода, приняв поблизости холодный поток Вагая, настороженно шуршит, обходя большой полуостров, прорезанный наполовину за- росшим рвом. Народ называет его Ермаковой перекопью. Здесь, на этом острове, стоял завоеватель Сибири е дружиной в свою последнюю ночь. Здесь в темной глу- бокой волне утонул Ермак... • * • Х/Ж КАКИЕ сутки тянется, тянется эта ровная степь, v После мрачного заслона глухих урманов, провожавших дорогу до Тары и долго еще за ней, открылась беспре- дельная ширь Барабы. Желтая, бурая степь и блеклое, затянутое небо. Со всех сторон земля, уходящая за го- ризонт. Так и вчера, так и сегодня, без всякой пере- мены. Редкие колки тонких берез торчат островками среди травяного разлива. Бараба — березовая степь. Вре- менами едва заметная рябь перебегает по верхушкам стеб- лей, — легкое движение природы, переменчивый, чуть теплющийся ветер. Два с лишним месяца ехал Ползунов по разным ме стам российским, наблюдая всякое преображение земли, безмерное величие и обширность родной природы, у под- ножья которой бьется, неутомимо работает человек. И конечно его. Ползунова, занимало сейчас более всего Н
проявление и могущество сил природы, — тех сил, ка- кие человек может укрощать, склонять на свою потребу. Вот повеяло на просторе ветром. А ведь это — сила! Ее можно приложить к работе, ворочать и двигать то, что не всегда возьмешь людским трудом. Сколько ни случалось слышать рассказов о далекой древности, сколько глубоко ни хватала память о прежних поколе- ниях, а ветер уже тогда служил двигательной силой. Ему подставляли паруса, чтобы тянул корабли. К нему, как бы взывая о помощи, протягивали крылья мельниц, чтобы вращал тяжелые жернова. Но что ветер! Как ни мощны иногда его дуновенья, он чаще слаб, а главное порывист, непостоянен. То угро- жающе крепчает, то вдруг замрет, обессиленный. Его не угадаешь. И часто стоят суда с обвислыми парусами, мельницы с застывшими гигантскими крыльями в ожида- нии, ветряной милости. С ветром ничего не добьешься в том промысле, где нужна достаточная сила, ровная, бесперебойная. Нашлась в природе похожая сила. Вода! Падающий, стремящийся вниз поток. Водяной поток куда постояннее ветра. Без рывков, плавно погоняет он водоливные колеса, от которых про- исходит всякая механическая работа: вращение валов и зубчаток, качание шатунов, трение, нажимы и удары. Во- дяной поток поддается учету, можно заранее подсчитать его скорость, его силу. Это и кладет основание для мно- гих производств, для замены тяжелого людского труда гидравлической механикой. И тогда водяные подъем- ники вздымают тяжести, водяные молоты мнут и тис- кают металл, водяные пилы режут дерево, вздыхают глу- боко водяные мехи, топчут руду водяные толчеи, дело- вито хлопочут водяные станки и станы. Все льнет к воде, как к единственному источнику силы, движения. Вспомнилось Ползунову все, что видел он в длинном путешествии по России, что наблюдал не раз на Урале, на Алтае. Живо представились разные заводы, фабрики, мельницы — и все они стягивались к ручьям, рекам и запрудам, как стадо на водопой. Всюду в таких местах стояли перемычки, плотины, и всюду в брызгах и пене ворочалось всемогущее водяное колесо. Безраздельная власть его была столь привычной, установившейся с дальних времен, что никто даже не помышлял о другом, о возможности какого-то иного всеобщего двигателя. Ни- кто не дерзал открыто посмотреть и указать на темные стороны водяной силы, на ее слабости и недостатки. А вот он, Ползунов, алтайский унтер-шихтмейстер, дерзнул. Уже давно повел борьбу против водяного гос- подства, борьбу, пока еще скрываемую, незаметную дру- гим, но тем не менее яростную и упорную. Сначала важ- нее всего было открыть для себя эту борьбу, самому решиться подвергнуть суду тысячелетнее царство водя- ного колеса, в себе преодолеть поклонение перед ним, а уж потом выставить на всеобщий суд, всем на пока- занье. Пусть водяное колесо победно ступает по всему меха- ническому производству, захватывая новые и новые про- мыслы. Спору нет, — оно двигатель куда более полез- нейший и совершенный, нежели простой ветряк, или еще хуже того, грубый ручной труд. Но за его вращением и мельканием не скроются основные пороки от придирчи- вого острого глаза, умеющего видеть окружающее и за- глядывать в будущее. Кто имел дело с наливным коле- сом столько, сколько сам Ползунов, тот знает, как оно медленно, лениво совершает свой ход, и ничто уже не может поторопить, убыстрить его бег. Только одна треть водяной силы, и даже того меньше, превращается в ра- боту колеса. А более двух третей пропадает напрасно. Трата весьма великая! Ползунов знал, что от этой мало- мощности проистекали многие расходы и неудобства. А колебания водяного напора в разные времена года! То чрезмерный натиск в половодье, то резкое падение в летнюю сухмень, когда колеса уподоблялись в своей беспомощности застывшим ветрякам. И еще внезапные перемены речного русла, стихийные прорывы и заторы, с которыми не раз приходилось вступать Ползунову в от- чаянную битву, как с ' грозным бедствием, решающим судьбу целого промысла. Можно ли об этом забыть, с этим мириться? Тяжелыми путами приковано всякое механическое про- изводство к источникам водяной силы, к берегам рек и ручьев. От них не отойти, не оторваться. И там, где нет для плотины водяного угодья, не может быть ни фаб рики, ни завода, никакой основательной механики. Вот до сих пор в далеком Забайкалье, в Нерчинске не строят заводов, хотя, сказывают, изысканы там разные металлы в немалом довольстве. Лежит где-нибудь богатое сырье, а текучей водой природа тот округ не наделила. И строят по той нужде завод на многие версты от добычи Возят туда сырье с превеликими трудностями, возят, гру зят, перетаскивают, с места на место. И каждый шаг кла дет лишнюю народную тягость, немалые расходы для го сударства. Никто не умеет без них обходиться, не знает, как можно такие убытки отвращать. А разве не долг всякого, кто называет себя сыном отечества, иметь о том заботу, изыскивая разные способы? Все колыванские заводы на Алтае стоят далеко от брошенные от рудников. Плавильным заводам нужен лес для горнов и печей, сильная вода для мехов, молотов пильных мельниц. А изобилие руд в горах чаще всего соседствует со скудостью достаточных плотинных уго дий. В натуре почти так не бывает, чтобы в одном месте встретились и подземные богатства, годные для извле чения, и густые леса для топлива, и тут же обильна; вода для постройки завода. По большей части одно от другого лежит раздельно. Потому на колыванеких за- водах столько хлопот о поставках и перевозах. Уголь надо доставлять из лесных куренных мест, руду возить с гор, сухим путем, по таким ужасным тропам, что только зимой на санях можно пробраться. Руда ползет до пристаней на Чарыше, ждет до весны вскрытия рек и тогда сплавляется на коломенках вниз по Оби до Бар наула. Вспомнились длинные столбцы цифр в книге гиттен шрейберовских записей, какие приходилось Ползунов) вести долгие месяцы в начале алтайской службы. Цифры говорили о громадных расходах на транспорт, на уплату возчикам, грузчикам, судовым рабочим. Металл, рассы- панный даром в земле, добываемый почти даровым тру дом крепостных и каторжных, дорожал на глазах, рос в цене, будто заколдованный. Ползунов сам часто ездил налаживать транспорт по обширному Колыванскому краю и знал, что кроется еще за этими цифрами: целые де- ревни приписных крестьян, истощаемые на гужевой по вишюсги, люди и лошади, павшие под непосильным гру- зом, речные перевозчики, гибнущие в крушениях на сер дитых перекатах. Чем больше заводов хотят учредить на Алтае, тем дальше от раскопок приходится выбирать для них места Рудники закладываются на юге, а плавильные фабрики стремятся уйти на север, еще дальше гораздо за Бар- наул, чтобы жадно припасть к единственному источнику своей жизни — к воде. И везде, где бы только ни стоял хоть малый заводик, надо было создавать искусственную водную ступень, возводить наперекор реке плотину. Они лежат гигант- скими земляными тушами, укрепленные сваями, дерном, фашинником< со всеми мостами и запорами, с каналами и спусками, с запутанной сетью ларей и деревянных ко- робов, — эти плотны, какие видел Ползунов в Екате- ринбурге на Урале, в Барнауле, на Колыванском заводе, в Змеиногорске. Сколько народного труда и страданий положено на них! Каждая такая плотина обходится вдвое дороже, чем самый завод, ради которого она строится. И сколько неусыпных забот требуется при плотинах, для предот- вращения прорыва и других немалых опасностей! А если проходит нужда в заводе на прежнем месте — то ли истощилось сырье, то ли мельчает река, — все можно было захватить с собой, всякое фабричное добро, а плотину приходилось оставлять, бросать на гибель. Ее не разоорать, горы земли не вычерпать со дна, ее не увезти со всем прибором к другим берегам. И все рас ходы, весь народный труд, пошедшие на строение пло- тины, умирали здесь безвозвратно. Кто из алтайских горняков не помнит гибели большой плотины, затеянной Демидовым в верховьях Иртыша для Шульбинского'’за- вода! Соорудили ее с отчаянной трудностью от берега до берега, длиною в восемьдесят аршин, высотою в че- тыре с лишком сажени. Бились три года, а потом бро- сили, — видно нехорошее выбрали место. Недостроенным остался и завод. Так ни разу плотина и не была исполь- зована. Случилось это как раз за год до приезда Пол- 26
...Было уже под вечер, когда вдали возникло не то облако, не то какое то темное пятно... зунова на Алтай. Он был там как-то проездом, видел мертвый остов гигантского сооружения. Никому ненуж- ные высовывались из воды земляные насыпи, подгнив- шие, как на запущенном кладбище, грудились деревян- ные обломки, и упрямое иртышское течение настойчиво размывало, подтачивало безжизненную громаду. Действительно, достойным будет тот сын отечества, кто укажет избавление от всех этих бед и напастей. Он, Ползунов, принял на себя такой крест. Он отыскал при- чину. Люди умеют пользоваться лишь тем, что предла- гает сама природа. Ветер и вода, — другого источника силы и не знают. Ветер и вода уж сколько времени дер- жат всякий механический промысел в тесном плену. И чтобы вырваться из этого плена, надо найти, создать совсем новый, небывалый очаг мощной силы, — и такой силы, которая бы целиком зависела от воли и потребно- стей человека. Чтобы не какая-нибудь своенравная сти- хия, вроде воды, руководила человеком, а чтобы он ру- ководил, управлял ею. Вот в чем важ..зйшее предназна- чение горного общества, российского производства, всего обширнейшего государства. Ползунов нашел такую силу, сумел разглядеть ее, на- ружно скрытую в вещах и явлениях, казалось бы весьма обычных и ничем особо не примечательных. Это огнен- ная сила! Возникающая, буйствующая и исчезающая по замыслам и велению человека. Через парами действую- щую машину можно ее склонить к любым услугам. Она станет послушно выполнять все, что потребно заводской механике, — и очень быстро и медленно: и тонкую, легкую работу, и самую тягостную. Она не зависит от прихотей или случайных капризов природы. Она посто- янно одна и та же. Новая сила свободна от жестокой, кандальной при- вязи к ручьям и рекам. Машина согласна работать во всяком безводном месте. А если иссякнет в ней надоб- ность, то можно все устройство разъять на части, уло; жить на возы, плоты и перетащить туда, где способнее для производства. Там огненная машина с той же ис- правностью продолжит свою повинность. И тогда фабрики расселятся равно по всей земле. Тогда плавильные заводы станут бок-о-бок с рудниками. Тогда траты и жертвы на бесконечные дороги не будут угрожать любому промыслу. И неутомимый огонь облег- чит труд грядущих поколений. И тогда всенародная польза, как река, разольется широким потоком... « * * СОЛЬШАЯ река текла перед остановившимся обо- зом. Вода шевелилась мутная и желтоватая, сквозь которую дно так же непроглядно, как неизвестность бу- дущего. Лесистые острова торчали над поверхностью Далекий противоположный берег вздымался утесами, на которых проступали пятна и полосы твердого гранита. В дикой своей красоте открылась Ползунову река Обь- Великая. Она текла оттуда, из Барнаула, и еще издалека, беря свое начало в снегах и родниках горного Алтая. У Чаусского острога переправился Ползунов через Обь. И по высокому берегу, вдоль цепочки сосновых бо- ров, пустился он к Барнаулу. Вскоре миновали торговое село Кривощеково, потом Бердский острог, заставленный частоколом. С каждым часом все яснее сказывалось близость горнорудного, про- мышленного Алтая. На остановках в пути шли разговоры о счастливых приисках, навстречу ползли слухи и зага- дочные истории про слитки с человечью голову, про мешки, полные червонного песка. Золотой случай владел умами. У последней ямской слободки, обдавая комьями грязи, пронесся мимо драгунский разъезд: искали работных лю- дей, бежавших из колыванских команд. Ползунов отвер- нулся. Густая болотная водица, омывающая слободку, по- казалась ему совсем кровяного цвета... ...Было уже под вечер, когда вдали возникло не то облако, не то какое-то темное пятно. Оно увеличивалось, росло. Наконец стало видно, что это лес. А потом впе- реди его выступили коренастые заводские трубы, дымя- щие черными клубами. И клубы стлались над бурой, закоптелой кучей деревянных строений. Барнаул! Ползунов смотрел на поселок так жадно, словно видел впервые. Там ему предстояло осуществить свои лучшие надежды. Там он должен был воплотить в осязаемые вещи, металл, камень, дерево, то, что сложилось пока мысленно, в мечтах и отрывочных записях. Сказка про жар-птицу обещала стать былью. Для этого мало было ее найти, а надо еще взять в руки. Он подался вперед, крепко сжимая пальцы. Он видел свою огненную машину.. 27
СОВЕТУЕМ ПР0ЧЕв1Ь Г. ПАДАЛКА Инженер-капитан 3-го ранга ;| АША РОДИНА — великая мор- * * екая держава. Протяженность ее морских границ столь велика, что над ними никогда не заходит солнце. Ког- да в самой западной точке советских морских рубежей, напротив города Балтийска, наступает вечер, то далеко на востоке, в районе мыса Дежнева, уже занимается рассвет. Сорока ше- сти тысяч километров морских границ нашей страны вполне достаточно, что- бы опоясать по экватору Земной шар и еще провести линию от поверхности до центра Земли. Воды двух океанов и тринадцати морей омывают берега нашего Отечества. Чтобы охранять со стороны моря та- кую страну, как наша, нужен большой н сильный военно-морской флот. Нуж- ны боевые корабли, грозное оружие, первоклассная техника. Нужны опыт- ные и смелые моряки. В постройке современного корабля участвуют де- сятки, а иногда и сотни предприятий, заводов и фабрик. Справедливо гово- рят, что корабли строит вся страна. Вот почему так понятен и законо- мерен интерес трудящихся Советского Союза, и в первую очередь молодежи, к военно-морскому флоту, к его исто- рии, к способам ведения современной войны на море, к особенностям службы на кораблях, к постройке, вооруже- нию и технике кораблей. Удовлетво- рить эти запросы — задача тех, кто пишет о флоте: писателей, историков, публицистов, ученых, боевых коман- диров. Каждая их удачная, содержа- тельная книга радует. Она служит целям пропаганды военно-морского дела в народе, развивает у молодежи интерес к флоту, готовит юношей к трудной, но почетной морской службе. Советский народ любит флот, и по- этому следует приветствовать выход» свет книги 3. Перля «Боевые ко- рабли»*. Создавая книгу, автор поставил пе- ред собой вполне конкретную задачу— дать читателю только первые, общие сведения о кораблях военно-морского флота, рассказать, как они разви- вались, как устроены и вооружены • Детгиэ. 1948 г как они ведут бой. Книга «Боевые ко- рабли», по замыслу автора, должна вызвать у читателя интерес к после- дующему, более углубленному изуче- нию военно-морского дела. Следует признать, что 3. Перля хо- рошо справился с этой задачей. Книга состоит из трех разделов: «Из истории боевых кораблей», «Ко- рабли-артиллеристы» и «Корабли-ми- неры». В шести главах первого раздела автор с большим знани- ем вопроса рассказывает о развитии флотов, о том, как одни классы бое- вых кораблей сменялись другими, как на протяжении столетий совершенст- вовалось кораблестроение, изменялись тактические приемы ведения морского боя. Этот раздел книги охватывает по времени период в 24 века, от Сала- минской битвы греков и персов до сталинской Красногорской операции в 1919 году. Убедительно и просто 3. Перля еще раз показывает всю лживость легенды о том, будто бы самыми искусными мореплавателями издавна были англи- чане, а русские моряки всегда-де шли в области тактики и техники на пово- ду у заграничных «авторитетов». Яр- кие, неоспоримые факты из военно морской истории, приведенные в кни- ге, показывают, что русские люди бо- лее тысячи лет назад проявляли под- линное мастерство в военно-морском деле, были отважными мореплавате- лями, отличались храбростью и уме- нием. Рассказы о русских победах при Гангуте, Чесме. Калиакрии, Кор- фу, Наварине, Синопе и т. д. подтвер- ждают самобытность тактики и опе- ративного искусства таких наших флотоводцев, как Петр I, Ушаков, Сенявин, Лазарев, Нахимов и др. Русские моряки никогда не копиро- вали у иностранцев способов ведения боя. Наоборот, хваленые зарубежные флотоводцы, в частности, знаменитый английский адмирал Нельсон, заим- ствовали у русских тактические нов- шества, примененные ими в морских сражениях. В наглядном показе этой несомнен- ной исторической истины — важней- шее достоинство первого раадвла, д* и всей книги 3. Перля. Второй раздел посвящен «кораб лям-артиллеристам». Здесь читатель знакомится с конструкцией, оружием и защитой современных линейных ко раблей, крейсеров, авианосцев и ко раблей вторжения. Эти классы кораб лей показаны в развитии их тактике технических данных, начиная с конц; первой мировой войны и до наших дней. В меру своих возмож ностей, определяемых размерами кни- ги и задачами темы, автор анализиру- ет ход и результаты боев, помогает тем самым читателю лучше уяснить себе достоинства и недостатки совре- менных крупных кораблей флота, его основной ударной силы. Третий раздел книги —»• «Корабли минеры» — самый большой по объему (около половины книги). Он начинает ся с рассказа о грозном подводном оружии — мине и торпеде. Первые создатели этого оружия и признанные мастера его применения — русские моряки. 3. Перля умело рассказывает о том как устроены мина и торпеда, как раз вивались способы их применения. За гем идет содержательный рассказ о надводных «кораблях-минерах» — эскадренных миноносцах и торпед ных катерах, решающее слово в со здании и развитии которых также принадлежит русским морякам. Эти глава завершается описанием самоле гов-торпедоносцев. Следующая глава посвящена подводным лодкам, их раз витию и применению в бою. Автор уделяет большое внимание современным средствам поиска и борьбы с подводными лодками и мин- ными заграждениями. Читатель най- дет в этих главах много интересных сведений о тральщиках, этих отваж- ных «пахарях» моря, о способах унич тожения современных мин самой раз личной конструкции. Таково содержание книги 3. Перля «Боевые корабли». Восприятию мате- риала, изложенного в ней, в огромной степени способствует искусная, вдум- чивая работа художников В. Щеглова и В. Доброклонского. Книга богато иллюстрирована рисунками и нагляд ными схемами. Многие иллюстрации имеют самостоятельное значение могут играть роль учебных плакатов (например, разрезы кораблей). Книг; в целом издана с любовью, с расчетом на то, чтобы даже внешне привлечь внимание читателя, возбудить в нем желание прочесть ее. Следует пожелать Детгизу и другие издательствам продолжать выпуск таких научно-популярных книг 2Я
А. АРКАДЬЕВ Рис. Н. СИМАКОВА НАС, живущих в мире сложнейших машин, трудно удивить рассказом о какой нибудь новой машине. Но та, о которой пойдет речь, действительно вызывает восхищение. Ее часто назы- вают «думающей», «ученой», «умной». Таких машин еще не знала история мировой техники! Машина эта, со- зданная советскими учеными, решает задачи высшей математики, причем тратит на решение сложнейших задач неизмеримо меньше времени, чем че- ловек, окончивший математический факультет университета. Мало того, она часто решает и такие задачи, ко- торые человек решить не способен. Вода движется по трубе под давле- нием от места, где это давление больше к месту, где оно меньше. По- добная картина возникает и в элек- трической цепи, по которой ток течет от участка с большим потенциалом к участку с меньшим потенциалом. За- тем ученые нашли еще одну общую зависимость у этих, на первый взгляд различных, процессов: чем больше сечения трубы, тем меньше напор воды, чем больше сопротивление проводника, тем меньше сила тока. Замечательная машина — наша со- временница, история ее создания — это последние несколько лет работы советских ученых, но фундамент, на котором она возникла, был заложен наукой еще в прошлом столетии. ПУТЕШЕСТВИЕ В XIX ВЕК НА ПЕРВЫЙ взгляд получалось очень странно. Ну, в самом деле, что может быть общего между водо- проводом и электричеством или теплотой? Однако, найдя закон про- текания электрического тока по про- воднику и написав его математиче- ское выражение (формулу), ученые изумились. Оказалось, что этот закон очень напоминает закон протекания воды в трубах и закон распростране- ния тепла в твердых телах. Вода, как известно, двигается по трубе только под давлением, от ме- ста, где это давление больше, к месту, где оно меньше. Поток элек- тронов, то есть электрический ток, тоже всегда идет от мест с большим потенциалом к месту, где потенциал меньше. Тепло протекает от более нагретого места к менее нагретому. На этом, однако, подобие не конча- ется. Скорость течения воды в трубах зависит от разности давлений на кон- цах трубы. Чем больше эта разность, тем больше и скорость. И точно так же, чем больше разность потенци- алов, тем больше сила тока, чем больше разность температур, тем ак- тивнее передается тепло. Затем ученые нашли еще одну об- щую зависимость у этих, на первый взгляд совершенно разных, процессов. Чем больше сечение трубы, тем мень- ше скорость течения жидкости. Чем больше сопротивление проводника, тем меньше сила тока. Эти и другие открытия, сделанные много десятков лет назад, привели науку к мысли о существовании за- кона подобия физических процессов, вскрывающего общее у самых раз- личных, казалось бы, процессов. Обычно ученые стараются описать эти процессы математически, состав- ляют уравнения и формулы, причем эти формулы и уравнения иногда бы- вают настолько похожи друг на друга, что без дополнительных объ- яснений нельзя установить, о каком из процессов идет речь. Казалось бы, что может быть об- щего между расчетом движения не- бесных светил под влиянием притя- жения солнца и других планет и качкой корабля в море? Или между колебаниями вала многоцилиндрового двигателя дизеля и некоторыми осо- бенностями движения тех же небес- ных тел? Между тем уравнения и формулы этих процессов оказались одни и те же. Так был сделан важный вывод, что любому процессу в одной области физики, скажем, электрическому, со- ответствуют определенные процессы в других областях, например, в тепло- технике, механике, гидравлике. Открытие законов подобия в первое время не нашло себе практического применения, но потом они стали при- меняться очень широко. Этому не помешало то, что в каж- дой области физики есть свои еди- ницы измерения: электричество изме- ряется одними единицами, тепло — другими, а в механике существуют третьи. Ученые нашли определенные, Самая простая схема электрического моделирования механической системы В электрической модели роль мотора выполняет источник электрического тока. Пружина из механической си- стемы заменяется катушкой L, демп- фер — сопротивлением R, а кон- денсатор С выполняет роль массы механической системы. постоянные числа, с помощью кото- рых можно сравнивать уравнения, на- писанные для самых различных про. цессов. Эти числа получили название коэффициентов подобия. Зная, например, уравнение движе- ния воды по трубе или передачи тепла от нагретого тела к холодному и соответствующий коэффициент по- добия можно без труда составить уравнение подобного процесса в дру-
Иля обеспечения геометрического по- добия между образцом и электриче- ской моделью, чертеж отливки пред- варительно развивают на определен- ное число кубиков. гой области физики, скажем, электри- ческого. ИНЖЕНЕРЫ И МОДЕЛИ Е/ОГДА составляется проект какого- -либо сооружения, инженеры почти всегда прибегают к помощи мо- дели. Модель гораздо проще и удоб- нее испытать, чем реальную машину. В самом деле, прежде чем строить огромный корабль, не лучше ли про- верить его мореходные качества на модели? Исполинские океанские волны и морские штормы можно с успехом заменить миниатюрной «бурей» в опытовом бассейне. Моделирование оправдало себя и в самолетостроении. Без испытания мо- дели в аэродинамической трубе в воздух не поднимаются ни современ- ные воздушные гиганты, ни малень- кие «ястребки». Особенно часто прибегают к моде- лированию при сооружении различ- ных гидростатических сооружений: ПЛОТИН, Й1ЛЮЗОВ и т. п. Но хотя каждое такое испытание и выгоднее испытаний настоящего со- оружения, все же оно связано с боль- шими затратами. Изготовить точную модель корабля, самолета или пло- тины — дело не легкое. Оно требует много времени, сил и искусства. К тому же одной моделью обойтись можно не всегда. Часто приходится делать 20—30 вариантов модели и в результате тщательных испытаний оп- ределять, какая из них лучше. Ко- нечно, если сделать 50 или 100 моде- лей, то можно найти еше лучшее ре- шение. Но тогда испытания затянутся слишком долго и обойдутся слишком дорого. Поэтому конструктор заранее идет на некоторый проигрыш в каче- стве. выигрывая зато во времени и в стоимости проектирования. У моделирования есть еше более существенный недостаток. Дело в том, что методы измерения нужных вели- чин не всегда точны, а порой даже искажают изучаемое явление. В по- следнем случае приходится отказы- ваться от изготовления модели и сооружать опытные образцы. Так поступают самолетостроители, ста- раясь сделать свои модели как мож- но больших размеров, а иногда испы- тывая даже натуральные самолеты. Но мы уже раньше сказали о том, что ученые могут составить уравнение любого процесса в природе, то есть описывать его математически. Почему же эти возможности не претворяются в жизнь? Ведь, решение этих уравне- ний даст нам точный ответ на все вопросы. Все это верно. Но дело в том. что эти уравнения иногда не трудно соста- вить, но, как правило, очень трудно решить. Для решения нередко требу- ется много месяцев упорного труда. Но хуже всего то, что большинство таких уравнений математики пока еще не научились решать. Жизнь настойчиво требовала от ученых ответа на многие вопро- сы, и ответ нашелся... Инженерам, работающим по горячей обработке металлов, важно знать в любую минуту температуру внутри слитков и проката. Возможно ли это? ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РАСКАЛЕННОГО МЕТАЛЛА РАСПЛАВЛЕННЫЙ металл вылил- ’ ся в форму, и слиток быстро за- стывает. Но металловедам, изучаю- щим природу процессов литья, необ- ходимо узнать температуру внутри от- ливки, скажем, через минуту после ее изготовления. Это невозможно! — скажет любой литейщик. Для этого надо ввести внутрь раскаленной отливки какой- то термометр. А, ведь, отливка сплошная. Специального отверстия в ней не сделаешь. В этом случае нам не поможет и никакая модель. Ни- какая? Давайте разберемся, — предложили советские ученые. Температура вну- три отливки при остывании неодина- кова. Чем дальше от поверхности, тем она больше. Ее величина зависит от многих причин: от температуры плавки, теплопроводности металла от- ливки, от продолжительности осты- вания, от температуры окружающей среды и т. п. Все эти величины за- ранее известны. Известен и закон, ко- торому подчиняется этот процесс. Следовательно, можно составить уравнение, где в качестве неизвест- ного будет температура какой-то внутренней точки в отливке, той точки, которая нас интересует. Казалось бы, все очень просто. Остается решить только это уравне- ние. Но тут обнаруживается, что решить его — дело очень трудное и кропотливое: уравнение получилось слишком сложным. А если надо узнать температуру нескольких точек внутри отливки? Придется решать несколько таких уравнений. Но это дело вместе с проверкой решений может затянуться на много месяцев Что же делать? — Выход есть, — говорят советские ученые. Вспомните только закон по- добия физических процессов. Ведь закон, которому подчиняется тепло- вой процесс известен, известно и его уравнение. Но не забывайте, что этому закону может подчиняться и процесс в другой области физики, например, в электротехнике. Стоит только составить электрическую цепь, в которой ток будет итти по тому же закону, что и тепло из остывающей отливки. Допустим, мы создали такую цепь. Допустим, что она явится моделью нашего теплового процесса. Но, что бы узнать температуру внутри образ ца, которая соответствует теперь ве личине тока внутри электрической цепи, придется все-таки решить то же самое уравнение, только в дру- гих единицах — электрических. Ничего подобного, — ответят уче- ные. Вместо решения этих громоздких уравнений следует только подсоеди- нить измерительный прибор к любой точке цепи, и в тот же момент можно узнать величину напряжения в этой точке. А затем, помножив эту вели- чину на коэфициент подобия, нетруд- но получить соответствующую темпе- ратуру внутри отливки. Результат получен без решения. В этом-то и заключается огромное пре- имущество электрических моделей. Мало этого, никакими способами нельзя измерить температуру нагре того тела так точно, как величину напряжения или тока в электриче- ской цепи, — ведь электротехника обладает наиболее точными измери- тельными приборами. Значит мы, создавая электрическую модель, сра- зу выигрываем и в быстроте и в ка- честве исследования. Но ведь, можно создать электри- ческую модель не только для тепло- вого, но и для любого другого про- цесса. Достаточно только знать закон, которому он подчиняется. И тогда нет нужды в постройке моделей са- молетов, плотин и кораблей. Электрическая модель создается для определенного конкретного слу- чая, поэтому ее надо составить так, чтобы каждой ее точке соответство- вала определенная точка в отливке
или в другом каком-либо образце. Иными словами, здесь надо соблю- дать и геометрическое подобие, то есть пропорциональность размеров и формы. Иначе как же можно узнать, например, температуру в определен- ной точке отливки, отстоящей от по- верхности ее, скажем, на два санти- метра? МАШИНА, КОТОРАЯ ДЕЛАЕТ ЛЮБУЮ МОДЕЛЬ Г'* ЕОМЕТРИЧЕСКИЕ размеры иг- * рают важную роль и при испыта- нии моделей плотин, кораблей, самолетов и других машин. Следова- тельно, без геометрического подобия между электрической моделью и об- разцом не обойтись. Как же этого достигнуть? Делается это так. Берут чертеж образца, например, той же отливки, и разбивают его на определенное число кубиков. Свойства металла, из которого из- готовлена эта отливка, известны, сле- довательно, известна и теплопровод- ность каждого ее кубика. Затем сооружается большая элек- трическая сетка. Каждая ее клетка — это маленькая электрическая цепь, сопротивление которой в точности со- ответствует теплопроводности кубика отливки. Все эти клетки должны быть расположены так же как кубики на чертеже. Допустим, основание отливки состоит из десяти кубиков, следова- тельно в основании электрической модели должны лежать десять клеток. И все остальные геометрические раз- меры отливки должны быть повторены на модели. Теперь подведем к сетке, на которой воспроизведена модель, элек- трический ток, то есть приложим к ней разность потенциалов, строго соответствующую разности темпера- тур между нагретой отливкой и окру- жающей ее средой. В каждой клетке модели возникает напряжение, в точ. ности равное температуре, которую имеет соответствующий кубик отлив- ки, помноженной на коэфициент по- добия. Чтобы узнать температуру в какой- нибудь внутренней точке отливки, достаточно изменить величину напря- жения в соответствующей точке элек- трической модели. Конечно, для каждого испытания не строят новую сетку. Все клетки боль- шой сетки снабжены переменными сопротивлениями, и к источнику тока подключаются только те клетки, кото- рые нужны. Но отливки могут быть изготовле- ны из разных материалов. Допустим, что раньше отливка была медная, а теперь алюминиевая. Геометрическая форма отливки не изменилась. Поэто- му, чтобы составить ее электрическую модель, следует только изменить со- противление в клетках в соответствии с теплопроводностью нового мате- риала. Это дело нескольких минут. Если же нужно, не меняя матери- ала отливки, изменить несколько ее форму, то достаточно подключить в оответствующем месте определенное первых типов электроин- тегратора (ЭИ-10). Галь- ванометр указывает ве- личину тока в любой точке электрической мо- дели. На малень- кой горизонталь, ной панели очер- чен контур иссле- дуемого образца —профиля крыла самолета. число клеток и установить сопротив- ление в них на ту же величину, что и в других клетках. Две-три мину- ты — и новая модель готова. Наконец, можно провести и третью серию исследований, изменить темпе- ратуру окружающей среды, в кото- рой остывает отливка (температура литья для определенного металла всегда постоянна). Для этого лишь стоит изменить разность потенциалов, то есть переключить источник тока в модели. Таким образом, с невиданной бы- стротой исследователь может проде- лать на этой универсальной сетке огромное число опытов, причем точ- ность полученных результатов намно- го превосходит все то, чего он мог достигнуть раньше. НА ЧТО ОНА СПОСОБНА ГЧРОПЕЛЛЕР самолета... Сколько * * надо потратить времени, сил и средств, чтобы сделать его как мож- но лучше. Как трудно найти самую выгодную форму его. Конструкторы изготовляют одну модель за другой. Продувают их в аэродинамической трубе. Ищут наилучший вариант. При этом на исследование каждой модели требуется больше месяца. Ну, а если воспользоваться универ- сальной электрической сеткой? Ока- зывается, что с ее помощью можно творить поистине чудеса. Первый ва- риант испытывается на ней, — при- чем значительно точнее, чем при ста- рых способах, — за 4 часа! Для каж- дого следующего приходится лишь частично менять конфигурацию моде- ли, то есть подключать в нужном месте новые клетки или отключать старые. Такая операция требует не более часа. Само же испытание про- водится практически мгновенно. Сле- довательно, каждый следующий ва- риант воздушного винта можно ис- следовать за 1 час! Коротко расскажем еше и о том, какие поразительные результаты по- лучаются при использовании электри- ческого моделирования для расчёта плотин. Плотине грозит большая опасность. Ее может подмыть вода, которая про- сачивается под почвой. Это происхо- дит потому, что столб воды по обеим сторонам плотины различный. И раз- ность давлений гонит водяные струй- ки по слоям почвы. Если струйки размоют дно реки под плотиной, то все сооружение может осесть и про- изойдет катастрофа. Чтобы избежать неприятностей, строители стремятся отклонить струй- ки воды в более глубокие слои поч- вы, где онй уже не опасны. Для этого они преграждают бетонной стенкой — шпунтом путь воде в верхних слоях почвы. Расчет разме- ров шпунта и его глубины произво- дится путем решения очень сложных уравнений, отражающих процесс про- сачивания воды в почве. Решение каждого варианта может потребовать около месяца напряженной работы, следовательно за год можно иссле- довать всего 10—15 вариантов. С по- мощью универсальной электрической сетки, на которой мы создаем модель участка земли под плотиной, расчет ускоряется настолько, что те же 10—15 вариантов могут быть иссле- дованы не за год, а всего лишь за несколько дней! Мы убедились уже в огромных возможностях электрической сетки. А не может ли она помочь геологам? Скажем сразу, в этой области она Магазин сопротивлений одной клетки в сетке электроинтегратора (типа ЭИ-11). Исследователь может на- брать любое сопротивление от 001 до 999 омов и таким образом до биться «внутреннего» подобия с про- цессом в кубике образца.
Общий вид электроинтегратора типа ЭИ-11. В данный момент на нем проводится исследование тепловых процессов в раскаленной рельсе сразу после ее изготовления. На вертикальной панели очерчена одна половина контуры рельса (так как он симметричен). может дать очень много. Электриче- ская модель не только указывает в нефтяном пласте места наибольшего давления, в которых следует бурить скважину, но и позволяет быстро ис- следовать большое число вариантов расположения скважин, чтобы они не мешали друг другу и выкачали из пласта как можно больше нефти. Электрическая модель сможет «от- ветить» вообще на многие вопросы нефтяников: сколько каждая из сква- жин будет давать нефти в час? Сколько она будет давать ее через год, через два года, через пять лет? Когда скважина перестанет фонтани- ровать? Когда будет выкачена вся нефть из пласта, и так далее... ЧТО ВЫ ПЕРЕД СОБОЙ ВИДИТЕ КАК ЖЕ выглядит эта «умная» ма- шина? Представьте себе длинный стол. На нем вертикально стоит массивная черная панель. Она разбита на множество квадратов. Это — внеш- ний вид той самой сетки, о которой шла речь раньше. В каждый квадрат вставлены три плотно прижатых друг к другу черных кольца. На кольцах цифры, от 0 до 9 омов. Это — переменное сопротивление. Вра- щая систему колец, можно набрать величину любого сопротивления от одного ома (001) до 999 омов для каждого квадрата, то есть для каждой клетки в электрической сетке. Около каждого из квадратов — не- большие крючки, через которые про- тягивается шнур, очерчивающий кон- тур электрической модели. Таким образом на вертикальной па- нели исследователь одновременно до- бивается геометрического и качествен- ного подобия модели с образцом. Очертив шнурком контур модели и установив сопротивление в каждой ее клетке на нужную величину, инже- нер «задает» на горизонтальной па- нели все дополнительные условия задачи. На столе перед инженером уста- новлен измерительный прибор, указы- вающий ему напряжение тока в лю- бой точке модели. Снимая показания с этого прибора, инженер наносит их на бумагу, в виде отдельных точек. Соединив эти точки, можно получить кривую, наглядно показывающую характер изменения искомой величи. ны. По таким кривым конструкторы и судят о свойствах проектируемых ими сооружений. Как же называется эта чудесная машина? Она называется электроинтегра- тором. Электро — потому что все в ней основано на электричестве. Интегратор — потому, что решение тех сложных уравнений, о которых мы упоминали выше, в высшей мате- матике называется интегрированием, а машина позволяет определить ре- зультаты решения этих уравнений. Честь создания первого в мире электроинтегратора принадлежит со- ветской науке. Большое государствен, ное значение нового изобретения было по заслугам оценено нашим народом. Создателям электроинтегра- тора профессору Л. И. Гутенмахеру, кандидату технических наук Н. В. Ко- ролькову, директору института Авто- матики В. П. Лебедеву и научному сотруднику того же института Б. А. Волынскому в 1947 году была при- суждена Сталинская премия. ПО ПУТИ ОТКРЫТИИ ’'ТВОРЧЕСКИЕ искания советских * ученых не остановились на достиг- нутом. В 1948 году коллективом науч- ных работников под руководства., профессора Л. И. Гутенмахера был разработан новый тип электроинте. гратора для исследования целой группы новых процессов. Общим здесь является только на- звание: и принцип действия и ре- шаемые уравнения здесь совсем дру- гие. Работа на этой машине ведется совсем иначе, чем на прежней. Ис следователю не нужно создавать гео- метрическое подобие модели с образ- цом. Он имеет перед собой только уравнение исследуемого процесса Каждый его коэффициент зависит от реальных физических условий, в ко- торых этот процесс протекает. Меняя значение коэффициентов, исследова тель тем самым изменяет эти условия При этом он не снимает никаких по казаний с приборов и не чертит, как раньше, на бумаге кривые. Перед его глазами укреплен не- большой матовый экран. На нем мед- ленно извивается зеленая змейка. Это — уже готовая графическая характеристика изучаемого процесса. Она рождается сама и послушно ме няется, если исследователь меняет значение коэффициентов в ее урав нении. Благодаря этому нужный ва- риант решения можно найти очень быстро. Работая на новой машине, иссле дователь становится подлинным вдох новенным творцом. Как художник, который, кладя на полотно каждый новый мазок, тут же любуется и вдохновляется своим созданием, так теперь инженер, изменяя движением рукоятки прибора условия изучае- мого процесса, следит за экраном, где послушная змейка, изгибаясь, ука зывает ему на новые свойства про- цесса. Внимание инженера теперь не утомляется и не отвлекается вычис лениями, как внимание художника в время создания ‘картины никогда н отвлекается вопросом о качестве составе красок и выделке полотнь которыми он в этот момент поль зуется. Заканчивая рассказ о необыкновен ной машине мы должны сказать, что в этой области творцы электроинте гратора имели своих славных пред шественников. Создателем первой в мире машин: для решения сложных математиче ских задач был выдающийся русский ученый академик А. И. Крылов Дальнейший путь развития машинной математики наметил в 1927 году со- ветский профессор Гершгорин. Новый электроинтегратор — это новое выдающееся достижение науки и техники нашей страны, строящей коммунизм.
Инженер В. ИВАНОВ Рис. В. ВИКТОРОВА ДОРОГИ — кровеносная система нашего государства. Без дорог не может быть быстрого и безопасного движения людей и грузов, поэтому сама дорога должна быть прочной и ровной. Только на прочной дороге будут хорошо «держаться» современные быстроходные тяжелые советские машины. Когда вы едете по хорошему шоссе со скоростью пять- десят—шестьдесят километров в час, окружающие до- рогу предметы быстро мелькают, но вы успеваете еще их рассмотреть. Но вот стрелка счетчика начинает мелко дрожать около цифры «100» и переходит за неё. Ощущение ско- рости начинает вас захватывать. Столбы налетают, вы- растают и бросаются назад. Все встречное сжимается и мгновенно исчезает. Кажется, что машина прижалась к земле, стала ниже и шире... А не думали ли вы в такую минуту о том, как строили дорогу, на которой развиваются такие скорости и как она «работает»? Современная дорога состоит из грунтовой насыпи, ко- торую называют земляным полотном, и верхнего строе- ния, покрытия, одежды или «обуви». Отсюда и родилось название таких дорог — «шоссе», что означает — обутый. Однако как бы ни была прочна одежда дороги, «рабо- тать» ведь в сущности приходится грунту. Это он «не- сет» на себе полотно. Вот почему так важно уметь по- строить земляное полотно правильно и прочно. Вам, конечно, приходилось видеть на дорогах впадины и неровности, их можно встретить и на покрытых бу- лыжником районных дорогах, и на мощных магистралях, и на городских улицах. В этом одежда дороги, как пра- вило, не повинна. Причины порчи дороги кроются в по- ведении земляного полотна. Либо оно не было доста- точно уплотнено, либо туда проникла и задержалась вода, так как были допущены неправильности при по- стройке или при эксплоатации дороги. Но при активной работе грунта одежда тоже не остается безработной. Она предохраняет грунт от исти- рания колесами, предотвращает замачивание, и только в некоторой степени участвует в распределении нагрузки от колес. Правильное понимание работы дороги — достижение недавнего времени, хотя отдельные, наиболее передовые инженеры нашей страны уже много лет пытались разо- браться в этом вопросе. Известный русский строитель дорог прошлого столе- тия инженер Андрей Иванович Дельвиг (двоюродный брат поэта Дельвига, друга Пушкина) весьма основа- тельно считал, что причиной порчи дороги является за- стой воды в земляном полотне с осени. Весной же, гово- рил Дельвиг, свободная от снега полоса дороги быстро оттаивает, а находящаяся кругом мерзлота не дает воде выхода. Полотно «раскисает» и проседает. Такая простая и правильная мысль была по тому времени новой и смелой. Вот нам теперь кажется довольно простым делом строить с помощью разнообразных машин хорошие, проч- ные дороги. Но ведь этому мы научились только после Великой Октябрьской революции. До 1917 года един- ственной машиной был человек с лопатой для земли, с ломом, киркой и молотом для камня! ОТРЯД СОВЕТСКИХ СТРОИТЕЛЕЙ ГГЫЛО ЛИ это в одном из северных районов нашей страны, или в одном из южных, это не важно. Важно то, что нам было поручено построить дорогу, и поско- рее. Грунт, или грунты, как мы привыкли говорить на стройках, в этом месте ничем особенным не отличались. Сверху слой чернозема сантиметров на сорок, а под ним — суглинок, то есть глина, в которой содержится приблизительно пятая или шестая часть песка. Машины у нас были и люди, конечно, тоже. Ведь без хороших рук и машина ни к чему! Летом в этих местах и проселки накатываются от- лично, но осенью и весной — подлинная беда. По жир- ному грунту здесь и летом, после дождя, не проедешь. А в ненастную пору и юзом в сторону заносит, и бук- суешь на месте — хоть плачь. К осени нас обязали дать дорогу. Геодезисты свое дело сделали, трассу нам отбили, как полагается, дере- вянными пятидесятисантиметровыми кольями. На прямых колья забиты через пятнадцать метров, на закругле- ниях — почаще. Дело стало за нами! Линия, проложенная геодезистами, шла разными ме- стами. Тут была и ровная степь и холмистая местность, покрытая лесом. Лес был для нас помехой, поэтому прежде всего начала работать подготовительная группа. Мощные бульдозеры ударами своих могучих отвалов начали выкорчевывать пни. Ножи кусторезов под самый корень состригали кустарники и мелкие поросли де- ревьев, зубья огромных борон-рыхлителей начисто выди- рали густые переплетения извилистых корней. Подготовка закончена, и по дороге, которой пока еще нет, двинулись мощные сухопутные корабли — путевые струги. В струг впряжен сильный трактор. Тракторист ведет его прямо по кольям, а грейдерист внимательно смотрит вперед, распоряжаясь довольно сложным хозяй- ством. Мы назвали машиниста струга «грейдеристом» по- тому, что это название еще кое-где осталось у строите- лей, хотя уже давно пора от него отказаться. Это назва- ние устарело. Было время, когда мы еще пользовались грейдерами — слабыми машинами американского и анг- лийского происхождения. Но теперь они сняты с воору- жения наших строителей. Их место заняли путевые струги, спроектированные нашими советскими конструк- торами и полностью построенные на наших советских за- водах. Задача струга выравнять дорогу. Для выполнения задачи эта мощная машина, весом в 4200 килограммов, вооружена огромным стальным ножом, расположенным внизу между передними и задними колесами. Мы уже упомянули о том, что управление таким ко- раблем дорог — нелегкое дело. Действительно, посудите сами. Перед машинистом семь штурвалов и рукояток. Один для подъема ножа, другой для опускания, с по- мощью третьего осуществляется рулевое управление стругом, четвертый 'вращает нож относительно продольной 33
оси. Два рычага служат для установки передних и зад- них колес, третий для перемещения на задней оси. Вот по трассе идут два струга. Первый режет грунт из будущего кювета (канавы для стока воды, устраиваемой по обочинам дороги). Из-под длинного, почти четырех- метрового, ножа отваливается тяжелый пласт земли, под- нимается вправо по вогнутому лезвию и рассыпается на будущей насыпи дороги. Первый струг прорезает кромку дороги, за ним «вто- рым проходом» идет другой струг. Нож у него наставлен иначе — передний конец опущен несколько ниже, чем у первого, по следу которого он снимает широкий пласт дерна. Будущий кювет после второго прохода уже от- четливо виден. Вынутая стругами земля остается на полотне непре- рывной, невысокой насыпью. Пройдя три километра, струги останавливаются и поднимают ножи. Тракторы разворачивют их в обратном направлении, перейдя на дру- гую сторону дороги, струги спускают ножи и идут об- ратно. Полотно после их прохода обозначено уже с обеих сторон будущей дороги. Вернувшись к исходной точке, струги снова переходят на правую сторону и идут: первый — третьим проходом, а второй — четвертым. Установка ножей по отношению к горизонту меняется с каждым проходом. Грунт попере- менно вынимается и рассыпается по полотну, постепенно занимая весь «профиль», то есть насыпь будущей дороги. Для седьмого прохода машинист первого струга наде- вает на его нож откосник. Это приспособление предназна- чено для придания кювету трапецеидального сечения. От- косником, надетым на конец ножа, струг срезает края водоотводной канавы — кювета так, что кювет полу- чается расширенным вверху и суженным внизу. Обрабо- танные края кювета мы называем «откосами». После десятого прохода поперечный профиль дороги принял окончательный вид. Так, за первый день своей работы два струга дали три километра готового земляного полотна — профиля, как его называют до тех пор, пока это полотно не покрыто одеждой. ДОРОГА ОДЕВАЕТСЯ БЕЗ ПОЛОТНА мы дорог не строим. Даже в том слу- чае, когда дорога проходит по ровной местности, для нее сооружают небольшую насыпь. Дорогу поднимают над уровнем земли для того, чтобы избежать влияния грунтовых и атмосферных вод, уменьшить возможность снежных заносов. Иногда строительство дороги ограничивается устрой- ством земляного полотна. Но этой профилированной до- рогой можно пользоваться только в сухое время года. Перед сдачей в эксплоатацию ее нужно укатать, а за- тем колеса автомобилей закончат уплотнение. Но от нас требовали гудронированную прочную дорогу для всех времен года. Поэтому на следующий день звено стругов продол- жало свою работу, готовя следующий участок профиля, а на готовый участок вышли остальные звенья отряда. Чтобы не отставать от стругав, другие звенья отряда должны были в течение дня выполнить три операции — залить три километра профиля гудроном, размешать верх- ний слой грунта с гудроном и укатать полотно, дав одежду. Для розлива гудрона мы выпустили два автогудрона- тора. «Автогудронатором» мы называем автомобиль ЗИС-5 с установленным на его шасси большим баком, вмещаю- щим te себя три тысячи литров гудрона. Сзади бак имеет распылительно-разливочное устройство, из которого вниз под давлением гудрон выливается на грунт тонкими струйками. Управление розливом происходит из кабины шофера. За смену автогудронатор может сделать восемь рейсов, разлив на дорогу двадцать четыре тысячи килограммов гудрона. Двигаясь со скоростью пятнадцати километров в час, автогудронатор оставляет за собой «одетую» по- лосу шириной до пяти метров. Ширина дороги, которую мы строили, составляла восемь метров, поэтому мы отре- гулировали наши гудронаторы на полосу шириной около четырех метров, чтобы разливать гудрон за два прохода Машины быстро ушли вперед, оставляя за собой покры- тый профиль. В ТЕСНОТЕ, НО НЕ В ОБИДЕ Л'ЕГОДНЯ на участке тесновато] Ведь мало залить гудроном земляное полотно. Нужно превратить его верхний слой, состоящий сейчас из комьев взрыхленной стругами 'земли, смоченных сверху гудроном, в «одежду» Чтобы «одежда» была плотной и выносливой, нужно сме шать гудрон с грунтом. Эта работа была поручена нашему третьему стругу Его работа отличалась от первых стругов только уста- новкой ножа. Ему не надо было ни рыть, ни перемещать землю. Нож был опущен перпендикулярно оси дороги на глубину в четыре сантиметра и только размешивал и равнял грунт. На этой легкой работе струг, запряженный трактором, ходил по «нормам» пешехода со скоростью пяти километров в час. Трех проходов оказалось доста- точно для хорошего размешивания грунта и гудрона. После третьего прохода струга мы пустили катки. Ши- рина барабана катка равна одному метру и сорока санти- метрам. Тройной сцеп катков, из которых каждый весит четыре с половиной тонны, дает в смену три тысячи пятьсот квадратных метров готовой поверхности. Чтобы не отставать от стругов, мы работали на пяти сцепах, то есть гладили шоссе пятнадцатью катками сразу. Действительно, на участке было тесновато, дела хва- тало на всех, и шум был не малый. Еще бы, одновре- менно работали три струга, два автогудронатора и пятна- дцать катков! Восемь гусеничных тракторов «Сталинец» общей мощностью в четыреста лошадиных сил приводили в действие машины дорог. Вечером второго дня мы с удовлетворением смотрели на широкую блестящую, черную ленту первых трех кило- метров готового пути. План мы выполнили, от графика не отстали. Да ведь и приятно посмотреть на хорошо сделанную своими руками работу! Гладкое как стол, но- венькое шоссе, хоть танцуй! Дорожный отряд в составе тридцати человек, работая стругами, гудронаторами и катками; может выдать в ме- сяц семьдесят-восемьдесят километров черного шоссе об устройстве которого мы раесказали. Такое шоссе на- зывается дорогой второго класса. Увеличив количество машин, мы можем, конечно, дать в тот же срок и боль шее протяжение дороги. ЗАВОД НА КОЛЕСАХ LZAK ЖЕ строят дороги высшего класса? Для таких *’ дорог — магистральных путей сообщения большой пропускной способности и большой прочности — мы устраиваем более мощное верхнее покрытие — бетонную одежду. Но разница состоит не только в одежде. Для дорог высшего класса и устройство земляного по лотна требует большого труда. Чтобы уменьшить опас- .и
ность разрушения полотна грунтовыми и поверхностными водами, мы поднимаем его по крайней мере на один метр над уровнем окружающей дорогу местности. Кроме того, продольный профиль такой дороги мы обязательно долж- ны «смягчить». По дороге высшего класса автомобили будут двигаться со скоростями сто и более километров в час, поэтому не должно быть крутых подъемов и спу- сков. Водитель должен видеть дорогу на несколько кило- метров вперед. Постройка земляного полотна для дороги высшего класса напоминает строительство железнодорожной на- сыпи. Мы прорезаем в возвышенностях выемки, а грунт, вывозимый из выемок, идет на устройство насыпей. Мы роем землю механическими лопатами — скреперами, та- кая лопата врезается в грунт, захватывает сразу не- сколько кубических метров и отвозит его на место бу- дущей насыпи. Доставленный грунт разравнивается буль- дозерами. Когда земляное полотно приняло нужную форму, к до- роге по временным, иногда узкоколейным железнодорож- ным, путям подвозится и набрасывается кучами на земля- ное полотно готовый бетон, то есть смесь щебня, песка, цемента и воды. Теперь вступает в работу отделочная машина. Она должна разравнять бетон, обеспечив заданную толщину бетонного покрытия, утрамбовать его для повышения прочности, придать покрытию нужный профиль и загла- дить поверхность. Отделочные машины имеют длину около четырех мет- ров, а их ширина определяется шириной дороги. По бор- там дороги укладываются сплошной лентой особые сталь- ные формы, образующие широкий рельсовый путь. Машина опирается на рельсы четырьмя колесами и ездит назад и вперед. Мотор находится на ее раме. Спереди машины находится мощная стальная доска, нижняя часть которой устанавливается на высоте, заданной геодези- стами. Двигаясь вперед, машина отталкивает, раздвигает и разравнивает бетон, набросанный на земляное полотно. Но стальная полоса не неподвижна. При движении ма- шины она колеблется в одну и в другую стороны. Внизу — широкий башмак. Сочетание движения машины по направлению дороги с колебательными' поперечными движениями полосы придает бетонному покрытию нуж- ный профиль. В средней части машины расположено трамбующее устройство. Это очень тяжелая, широкая доска со сталь- ным башмаком, нижние очертания которого соответ- ствуют запроектированному профилю дороги. Во время движения машины трамбовка бьет по дороге, нанося ей три—четыре удара в секунду, то есть около двухсот пятидесяти ударов в минуту. Сзади машины укреплена тридцатисантиметровая прорезиненная лента, затирающая поверхность бетона после трамбовки. Это подлинный завод на колесах, а управляет всем грандиозным хозяйством один моторист. Сначала, разрав- нивая массу, машина идет вперед со скоростью в девять или десять метров в минуту. За это время трамбовка на- носит по двадцать четыре удара на каждый погонный метр. Пройдя несколько десятков метров и разравняв подан- ный бетон, моторист поднимает переднюю разравниваю- щую доску и заднюю разглаживающую ленту и отходит назад с утроенной скоростью, продолжая бить трамбов- кой. Затем он останавливается, опускает переднюю доску и заднюю разглаживающую ленту, и снова пускает ма- шину вперед. На этот раз за ним остается ровный, чи- стый бетонный пол. Весит машина около трех тонн. Когда нужно ехать в другое место, ее ставят на два колеса и прицепляют к полуторатонному автомобилю. Гладкая бетонная поверхность дороги не может быть немедленно включена в эксплоатацию. Бетонная одежда должна созреть. Для этого ей нужны время и уход. Бетон твердеет постепенно, таково свойство цемента. А твердеть он должен во влажной среде. Поэтому гото- вую бетонную одежду мы на 4 недели покрываем соло- менными или рогожными матами и периодически поливаем их водой. На двадцать девятый день маты можно снять, и от- крыть готовый участок для движения: милости просим на любой Машине и с любой скоростью, на сколько хва- тит мощности мотора! Применение советских дорожных машин на строитель- стве дорог сберегает нам ежедневно десятки тысяч рабо- чих дней. Изгнан тяжелый, изнуряющий труд. Машины дорож- ного строительства тоже являются «той новой для нас, решающей силой, без которой невозможно выдержать ни наших темпов, ни новых масштабов производства». (И. Сталин). 36
месили тесно под низким и тя- покрытым копотью утра до десяти ча из нас сидели зе наше путе- с мучного в первом Подхватив один из мешков, он вскрывает его и высыпает муку в бункер. Здесь ее подхватывают ковши вертикального тран- спортера и уносят в самый верхний этаж. ж Там, в высоком зале с цементным полом и 1ЙЯ стенами, выложенны- ЙЦ ми белоснежными плитками, приготов- ляется закваска для И хлеба. Мука попадает , в механическое сито— ' большую шестигран- ную призму, быстро вращающуюся на горизонтальной оси (1). Проходя через грани-сита, мука просеивается и падает вниз на винт горизонтального транспортера(2) Он проталкивает попавшую на него муку вперед, подавая ее к тестоме- сильным машинам (3) и заварочным чанам (4). На рисунке вы видите одну из те- стомесильных машин системы Ткаче- ва. Работница подкатывает к ней де- жу (5) — некое подобие огромной кастрюли на колесах. На дне дежи имеется немного за- кваски: муки с водой и дрожжами. НАС было двадцать шесть чело- век — двадцать шесть живых ма- шин, запертых в сыром подвале, где мы с утра до вечера месили тесто... Нам было душно и тесно жить в каменной коробке желым потолком, и паутиной... ...Целый день с сов вечера одни столом, рассучивая руками упругое тесто и покачиваясь, чтобы не оде- ревянеть, а другие в это время ме- сили муку с водой...» Так описывает А. М. Горький труд пекарей в дореволюционной России. Многочасовая изнурительная работа «...в мучной пыли, в грязи, в густой По проходу дви- жется тележка с го- рой мешков. Вот она останови- лась возле небольшого помоста, на котором стоит рабочий. пахучей духоте...», таков был удел многих сотен тысяч хлебопеков до Великого Октября. Как непохоже все это на труд советских пекарей — ра- бочих большого предприятия, осна- щенного самой передовой советской техникой. Совершим небольшую экскурсию на один из московских хлебозаводов- автоматов. Пройдемся по его про- сторным, светлым цехам, где, подчи- няясь нажиму кнопки, «умные» ма- шины месят, разделывают тесто и выпекают хлеб. Да, и выпекают хлеб, мы не ого- ворились, ибо автоматическая цепная хлебопекарная печь, дающая за сутки до ста тысяч килограммов хлеба, это сложная машина, со- _ _ __ всем не похожая на печи старых пекарен. Начнем шествие склада Яг этаже.
Рис. И. ФРИДМАНА Мы — в тестоприготовительном от- делении. Здесь такая же идеальная чистота, как и везде на заводе. Слы- Открывается заслонка и кран — в дежу сып- лется мука и льется вода. Одновременно тесто- месильный рычаг, напоминающий перевернутую букву «Ф» (6), опускается вниз и начинает, вра- щаясь, месить тесто. В течение нескольких ми- нут с необычайной легкостью машина тщательно перемешивает несколько сот килограммов теста. Затем дежу отвозят в соседний зал, где в тече- ние четырех часов происходит процесс брожения. Когда закваска «подойдет», специальному ся мотор и, -повернув- шийся вал поднимает и опрокидывает дежу, вываливая тесто в бункер по которому оно стекает в нижний этаж. шен характерный щелк включателей, мерно гудят моторы. Вот одна из работниц подвезла под автоматический дозировщик (8) пустую дежу. Теперь ей остается только на- жать рычаг. Открываются крышка бункера и краны двух резервуаров. Проходит 3—4 минуты, и строго отмеренные дозы закваски, соленой воды и заварки, состоящей из рас- твора солода и муки, оказываются в деже (9). Рычаг поворачивается на место. Крышка дозировщика захлопывается, отсекая тесто. А дежа покатилась дальше к од- ной из тестомесильных машин, кото- рую вы видите на рисунке справа. Здесь происходит сам процесс при- готовления теста. Работница откры- вает заслонку мучного бункера и кран трубы, идущей из бачка с теп- лой водой. Мука сыплется в кольце водяных струй (9), и поэтому воздух в отделении чист, в нем не носится мучная пыль. Между тем тестомесильная машина делает свое дело. Дежа, установлен- ная на роликовых подшипниках, на- чинает вращаться, тесто тщательно перемешивается. Два часа тесто «подходит», и вновь опрокидыватель вываливает его в следующий этаж. Здесь оно поступает в делительную машину (10), нож которой отсекает ее подвозят к опрокидывателю (7). Включает- равные куски теста, падающие на с^точенный резиновый транспортер. С транспортера работница кидает эти куски в формочки, висящие на цепях автоматической хлебопекарной печи. Увлекаемые цепями, формочки попадают в печь. Там, медленно дви- Ай*таясь, обдуваемые раскаленным воз- духом и горячим паром, кусочки те- ста превращаются в румяные, выпе- ченные, похожие друг на друга, как две капли воды, буханки. Непрерывным потоком въезжают Г во двор порожние машины и выез- жают полные хлеба. Полмиллиона килограммов хлеба — такова суточная производительность хлебозавода-автомата.
КАК, ЧТО И ПОЧЕМУ? ПОЧЕМУ спицы у велосипедных колес перекрещиваются, а не стоят как у обычных колес по ради- усам? ПОЧЕМУ при закалке деталей не- одинаковой толщины в воду опу- скается сначала КАК ПРЕВРАТИТЬ ФОТОСНИМОК В РИСУНОК f'' ПОМОЩЬЮ фотографии можно сделать отличные рисунки тушью или карандашом. Для этой цели надо сделать блед- ный фотографический отпечаток на бромосеребряной бумаге, причем сле- дует его немного перепечатать и не допроявить. По контурам полученного на снимке изображения нужно сделать обводку тушью с помощью пера и кисти Когда тушь просохнет отпечаток по- гружают в раствор. Воды 100 кубических сантиметров Гипосульфита . 5 граммов Красной кровяной соли 2 грамма Оба вещества продаются в фото- магазинах. В этом растворе фото- графическое изображение отбели- вается (пропадает) и рисунок тушью остается на белом фоне. Его следует осторожно промыть в течение двух— трех минут под слабой струей воды и просушить подвесив за уголок. Во время отбеливания и промывки не следует прикасаться к рисунку, так как в мокром виде тушь легко может сползти. Точно так же рисунок можно сде- лать и-карандашом, только в этом случае бумага должна быть матовой ПОДУМАЙ И ОТВЕТЬ |_|А какой из передач ремень дви- I 1 гается с большей скростью? ----в---- ДОГАДЛИВЫЙ КЛАДОВЩИК 1ДЛАДОВЩИК одного склада ока ** зался в большом затруднении комплект гирь для простых весов, за казанный для него, не прибыл к сро- ку. на соседнем складе лишних гирь тоже не было. Тогда он решил подо брать несколько кусков железа раз ного веса и временно пользоваться ими, как гирями. И ему удалось вы брать такие четыре «гири», что с их помощью можно было отвешивать любое целое количество килограммов от одного до сорока. Подумайте какого веса были эти «гири» ГОЛОВОЛОМКА L/AK разделить эту фигуру на шесть частей, проведя только две прямые линии? 38
ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ! ДЛЯ удобства вкатывания бочек, бревен и т. п. прибейте к брусьям деревянные лопатки, как указано на рисунке. Стопор позволяет лопаткам наклоняться только вперед; поэтому они свободно пропускают бочку или бревно при движении их вверх и не дают скатиться вниз. фАРФОРОВУЮ, фаянсовую и гли Н няную посуду можно склеивать творогом. Разотрите 10 частей сухо- го нежирного творога с 5 частями воды и добавьте 2 части гашеной из- вести. Можно к хорошо растертому сухому творогу добавить крепкого нашатырного спирта до получения густой замазки. Места излома на- мажьте любым из этих составов, крепко зажмите и хорошо просушите ЧТОБЫ топор не соскакивал с то. порища, вырубите из полосы же- леза толщиной 2—3 миллиметра пла- стинку шириной 20 миллиметров. Длина ее должна быть больше обуха топора. Один конец, пластинки загни те под прямым углом, а у другого просверлите два отверстия. Топор на- садите на топорище вместе с пластин- кой и привинтите ее шурупами или прибейте гвоздями к топорищу iZPEIlKO завинченную деталь — крышку, муфту, стержень и т. п. — можно отвернуть без специ- ального ключа с помощью куска ве- ревки и прочной палки. Сложите ве- ревку пополам, оберните ее один — два раза вокруг детали по часовой стрелке, а в петлю просуньте палку Придерживая одной рукой свободные концы веревки, нажимайте на палку против часовой стрелки, и деталь от- вернется. Таким же способом ее - можно и завернуть СТАРЫЕ напильники можно снова сделать годными. Для этого их чадо прокипятить в 20-30-процент- ном растворе соды, а затем опустить на 10—20 минут в 15—30-процент- ный раствор серной кислоты. После этого напильники тщательно отмыва- ются в слабом растворе соды и про- сушиваются. ЗАДАЧА-ШУТКА КОЛЬ КО граней имеет шестигран- ный карандаш? Советуем над этой задачей хорошенько подумать, а не отвечать на нее сразу. 39 ПОЧЕМУ при изгибании металли- ческих трубок, их предварительно заполняют мелким, хорошо просушен- ным песком? Ничему дым из заводских труб выходит клубами? Почему вода тушит огонь?
\ШШджиалшьш ит веа, НАШ КОНКУРС ВСЕ шахматные задачи, этюды и позиции из партий мастеров, опубликованные в журнале «Знание— Сила», начиная с этого номера, со- ставляют конкурс решений, к уча- стию в котором приглашаются наши читатели. Победители конкурса, решившие наибольшее количество задач, будут премированы подпиской на журнал «Знание—Сила» и шахматной лите- ратурой. В позиции, изображенной на ди- аграмме № 1, казалось бы ничто не предвещает скорую развязку. Однако ослабленное положение рокировки черных позволяет белым быстро до- биться победы с помощью красивой жертвы ладьи и ферзя. Найдите эту комбинацию. СДЕЛАЙ И ОБЪЯСНИ ЛЛО/КНО ли бумажной вскипятить воду в посуде? На первый взгляд этот вопрос кажется нелепым, а между тем здесь нет никакого под- воха. Сделайте коробочку или «фун- тик» из плотной, но не толстой бу- маги и спокойно держите его над огнем — вода закипит, а «посуда» останется неповрежденной. Немного подумав, вы легко найдете объясне- ние этому. Белые начинают и выигрывают. Как задержать черную пешку? Вот вопрос, который невольно возникает при взгляде на позицию № 2. Что делать белым, если у черных появит- ся ферзь? Как добиться ничьей в этом поло- Белые начинают л делают ничью. Черный король окружен белыми фигурами, но у него в распоряжении четыре поля для отступления. Поду- майте, каким образом белые могут объявить мат в два хода? Мат в два хода. ПОВЕСЬТЕ какой-нибудь массив ный предмет — диск, шестерню, большую гайку и т. п. — на тонкую веревку, такую же веревку привяжите снизу этого предмета. Спросите то варшцей, какая часть веревки обо рвется — верхняя или нижняя — если дернуть за нижний конец ве ревки. Что бы они ни сказали, вы всегда можете дернуть так, что полу чится как раз обратное. Подумайте как надо дергать и вспомните, како: физической закон вы использует< здесь. СОДЕРЖАНИЕ С. Болдырев — Битва за озеро Севан ...................... 1 П. Смирнов — Второе рождение кинофильма....................9 Ю. Степанов — Автоматические линии .......................10 Ю. Гарбер — Приборы металлургов...........................12 Изобретатель первого электроизмерительного прибора ...... 14 В. Мордвинова — Механические пальцы.......................15 * * * Наука и жизнь Комбайн соляных озер................................., . , 18 Бериллий улучшает сталь . . . ,......................... 18 Защита морских портов.....................................19 * * * Сделай сам Дальномер — высотомер.....................................20 * * * Воздух и контроль..................................... 20 Ю. Вебер — В поисках огненной силы........................21 * * » Советуем прочесть Г. Падалка — Повесть о боевых кораблях.................. .28 * ♦ ♦ А. Аркадьев — Рассказ о необыкновенной машине ............29 В. Иванов — Строители дорог...............................33 О. Емельянов — Хлебозавод—автомат ........................36 Как, что и почему?....................................... 38 * * * Обложка — 1-я и 4-я страницы к статье «Строители дорог» —художн. В. Буравлев 2-я страница — художн. В. Добровольский 3-я страница — художн. А. Катковский Рисунки на развороте «Наука и жизнь» художницы Е. X о м з е В отделе «Как, что и почему?» — художников Л. Яницкого и А. Орлова. Редколлегия: А. Ф. Бордадын (редактор). Ю.Г. Вебер. Л. В. Жигарев (заместитель редактора). ОН. Писаржевский, В. С. Сапарин, Б. И. Степанов. Художественное оформление С. И. Каплан. Всесоюзное учебно-педагогическое издательство — «Трудрезервиздат». Журнал отпечатан в типографии № 2 «Советская Латвия» ЛПТ (г. Рига). Обложка и вклейка отпечатаны в Образцовой типографии ЛПТ (г. Рига). Объем 5,5 п. л. Бумага 61X86. Тираж 60.000. Заказ № 1114. ЯТ 09489
САМОПИСЕЦ МОТОР СОПЛА СОПЛА ШТУЦ£₽ СОПЛО ОТВЕРСТИЕ 5АЗОР КАЛИБР - ПРОБКА КАЛИБР* п РОВНА контролируемая ОБРАБАТЫВАЕМАЯ ДЕТАЛЬ ['^sxx
ЦеыА д руб:——------------- типы дорожных покрытий