Author: Максимова М.М.  

Tags: история  

Year: 1971

Text
                    АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ИЗДАТЕЛЬСТВО «МЫСЛЬ>
МОСКВА 1971


МЕЖДУНАРОДНЫЕ МОНОПОЛИИ И ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ СЕРИЯ В ПЯТИ КНИГАХ М. М. МАКСИМОВА ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ (экономический аспект) Р. А. НОВИКОВ, Ю. В. ШИШКОВ МЕЖДУНАРОДНАЯ КООПЕРАЦИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ФИРМ В. И МАРКУШИНА МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО КАПИТАЛИЗМА Т. я. БЕЛОУС МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ МОНОПОЛИИ Е. И. СЕЛИХОВ МЕЖДУНАРОДНЫЕ БАНКИ И БАНКОВСКИЕ ГРУППИРОВКИ Серия подготовлена Сектором международных экономических организаций ордена Трудового Красного Знамени Института мировой экономики и международных отношений АН СССР.
М. М. МАКСИМОВА ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
ЗЗМ21 М17 ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ д-р экон, наук М. М. МАКСИМОВА (отв. редактор), канд. экон, наук В. И. СЕДОВ, канд. экон, наук Е. И. СЕЛИХОВ, канд. экон, наук Ю. В. ШИШКОВ Научно-вспомогательная работа выполнена Н. И. ХОЛИНОЙ, В. И. КИСЕЛЕВОЙ и С. А. СЕРЕНКО Ученый секретарь серии канд. экон, наук Г. Н. ПРОХОРОВА
ВВЕДЕНИЕ Одна из характерных особенностей современного раз¬ вития—широкое распространение процессов экономиче¬ ской интеграции. Будучи отражением тенденции к интер¬ национализации производства, к усилению международ¬ ного разделения труда, эти процессы получили особенно широкий размах в связи с достигнутым уровнем развития производительных сил, с научно-технической революци¬ ей, происходящей в условиях борьбы двух мировых си¬ стем— социалистической и капиталистической. Они ох¬ ватывают— с той или иной степенью интенсивности, в тех или иных формах и, конечно, с разными послед¬ ствиями— определенные группы стран, принадлежащих к различньш социальным системам, расположенных в различных географических районах. Экономическая интеграция успешно развертывается между странами социалистического содружества. Со¬ здание Совета Экономической Взаимопомощи и вся его последующая деятельность явились убедительным ока- зательством того, что государства новой, более высокой общественно-экономической формации показывают чело¬ вечеству образец принципиально иных по сравнению с ка¬ питалистическими международных экономических отно¬ шений, основанных на общегосударственной собствен¬ ности на средства производства и плановой экономике в каждой из стран социализма, на принципах социали¬ стического интернационализма, на братском сотрудниче¬ стве этих стран, на уважении суверенных прав и интере¬ сов всех социалистических государств. XXV сессия СЭВ, состоявшаяся в августе 1971 г., приняла широкую, рас¬ считанную на длительный срок Комплексную программу дальнейшего углубления и совершенствования сотрудни¬ чества и развития социалистической экономической ин¬ теграции стран—членов СЭВ. Интеграционные процессы все шире пробивают себе дорогу во взаимоотношениях развивающихся стран с уче¬ том, естественно, специфики положения этих стран в ми- 5
ровом хозяйстве и мировой политике, главных отличи¬ тельных черт современного национально-освободительно¬ го движения, особенностей антиимпериалистической борьбы и участия в ней народов различных стран Азии, Африки, Латинской Америки. Основным объектом исследования в данной работе яв¬ ляется экономическая интеграция в условиях империа¬ лизма, рассматриваемая прежде всего на примере Запад¬ ной Европы. В наши дни интеграция органически вплелась во всю структуру мирового капиталистического рынка, между¬ народного капиталистического разделения труда и специ¬ ализации производства, она пронизывает обширную сеть экономических взаимоотношений, складывающихся меж¬ ду хозяйствами империалистических государств. По внешним каналам — через международные производст¬ венные, научно-технические, торговые связи и т. д.— ны¬ не реализуется значительная доля (10 и более процентов) национального продукта развитых капиталистических стран. Интеграционные процессы становятся одним из важных факторов, оказывающих воздействие на темпы экономического роста, структуру, межотраслевые и народ¬ нохозяйственные пропорции интегрируемых государств, на их внутренние рынки, на капиталистическое вос¬ производство в целом. В свою очередь динамика и размах интеграционных процессов находятся в тесной зависимости от воспроизводственного механизма интег¬ рируемых стран и эффективности его функционирования. Охватывая сферу международных экономических от¬ ношений в системе империализма, составляя их неотъем¬ лемую часть, экономическая интеграция в то же время теснейшим образом переплетается с внутренней и внешг ней политикой, социальными отношениями, культурой и идеологией. В этом находит свое отражение типичная для современного монополистического капитализма тен¬ денция к росту и усилению взаимосвязи и взаимозависи¬ мости разных общественных явлений со всеми присущи¬ ми им тенденциями и противоречиями. Учитывая, что капитализм давно перестал быть един¬ ственной всеохватывающей социально-экономической си¬ стемой, что в наше время не империализм, а социализм, мировая социалистическая система определяют магистр ральный путь мирового общественного развития, необхо^
димо при анализе общественных отношений, складыва¬ ющихся внутри капиталистической системы, в полной мере принимать во внимание постоянное и непрерывно возрастающее воздействие, которое оказывает на совре¬ менный империализм, в том числе и на капиталистиче¬ скую интеграцию, борьба двух противоположных общест¬ венных систем. Капиталистическая интеграция тесно Связана и с про¬ цессами, происходящими в сфере отношений империали¬ стических государств с развивающимися странами. Эти отношения, характеризующиеся борьбой молодых госу¬ дарств против империализма и неоколониализма, за эко¬ номическую самостоятельность и политическую незави¬ симость, не могут не влиять на ход развития интеграции в капиталистическом мире. Последняя же, будучи одним из орудий империалистической политики в отношении бывшей колониальной периферии, воздействует в свою очередь на систему связей и отношений между развива¬ ющимися государствами. ' Таким образом, империалистическая интеграция так или иначе, прямо или косвенно затрагивает широ¬ кую область производительных сил и производственных отношений, экономический базис и политическую над¬ стройку, отношения обмена, складывающиеся на внут¬ ренних рынках отдельных капиталистических стран и на мировом капиталистическом рынке в целом, развитие хозяйств отдельных империалистических государств и комплекс их взаимосвязей друг с другом. Она неразрыв¬ но связана со всей совокупностью отношений, развиваю¬ щихся как внутри империалистического лагеря, так и во¬ вне— между миром социализма и миром империализма между развивающимися странами и странами монополи¬ стического капитализма. Следовательно, анализ интеграционных процессов, происходящих в лагере империализма, представляет большой теоретический интерес как исследование одного из новейших, весьма сложных и важных по своим по¬ следствиям явлений, присущих системе современного ка¬ питализма. В то же время этот анализ имеет серьезное практическое значение и с точки зрения оценки экономи¬ ческой интеграции в качестве одного из важных факторов повышения эффективности капиталистической экономи¬ ки, который необходимо учитывать в экономическом со- 7
ревновании социализма с капитализмом, и под углом зрения социально-политических последствий интеграции, которые играют немалую роль в антиимпериалистической борьбе и учитываются компартиями капиталистических стран при выработке тактики и стратегии. Наконец, боль¬ шую роль играет и идеологический аспект рассматривае¬ мых проблем: по основным вопросам экономической ин¬ теграции развернулась острая борьба между представи¬ телями буржуазной и марксистской мысли. Учитывая многогранность и противоречивость инте¬ грационных процессов, их усиливающееся влияние не только на сферу экономики, но и на область политики, со¬ циальных отношений, идеологии, было бы, на наш взгляд, неверным сводить исследуемое явление лишь к той или иной уже известной экономической категории. Равным образом трудно было бы ожидать, что можно получить ответ на возникающие вопросы, опираясь только лишь на выработанные в прошлом положения о международных экономических отношениях. Разработка основных теоретических аспектов инте¬ грации неизбежно сопряжена с необходимостью синтети¬ ческого подхода к этой теме на базе марксистско-ленин¬ ской методологии. Автор стремился возможно полнее использовать данные политической экономии, науки о международных отношениях, международном праве, со¬ циологии для комплексного анализа проблем экономиче¬ ской интеграции. Экономическая интеграция империалистических госу- ;арств, а тем более интеграция вообще — тема широчай¬ шая по своему объему. Поэтому автор считал своей зада¬ чей сконцентрировать внимание на трех группах проб¬ лем, имея в виду прежде всего их теоретический аспект: во-первых, причины и движущие силы интеграционных процессов в условиях империализма; во-вторых, сущность экономической интеграции, ее империалистические фор¬ мы и государственно-монополистический механизм; в-третьих, основные последствия и противоречия эконо¬ мической интеграции империалистических стран. При анализе первой группы вопросов перед автором встала такая тесно связанная с выработкой четких мето¬ дологических критериев проблема, как определение со¬ относимости трех основных типов интеграционных про¬ цессов— интеграции социалистической, интеграции им- 8
периалистической, интеграции развивающихся стран; выявление в них общего, вытекающего из объективных потребностей развития производительных сил, и особен¬ ного, обусловленного различиями социально-экономиче¬ ских систем, в рамках которых осуществляются эти процессы. Автор стремился также выявить роль специфи¬ ческих факторов, которые вызваны конкретно-историче¬ скими условиями развития данного региона, данной группы государств. Особое внимание в работе обращено на новые явления и процессы, происходящие под воздей¬ ствием научно-технической революции в производитель¬ ных силах капитализма и интернационализации хозяйст¬ венной жизни, в развитии монополий — национальных и международных, во внешнеэкономической деятельности буржуазного государства, в развитии государственно- монополистического капитализма. При этом анализ ос¬ новных экономических проблем дается в тесной связи с главными политическими проблемами, с рассмотрени¬ ем того нового, что привнесено в центростремительные и центробежные тенденции в лагере империализма борьбой двух противоположных общественных систем. Исследуя вторую группу проблем, автор ставил зада¬ чу определить основные критерии самого понятия «инте¬ грация», показать ее различия с интернационализацией хозяйственной жизни вообще, ее принципиальную разни¬ цу с ранее сложившимися формами международных эко¬ номических отношений (прежде всего неразрывную связь интеграции с производственной сферой, а не только со сферой обмена), показать соотношение объективных и субъективных факторов, степень регулируемости ин¬ теграционных процессов. Большее место в книге занима¬ ет исследование социально-экономических границ инте¬ грационных процессов в условиях империализма, принци¬ пиальных различий между интеграцией социалистической и интеграцией капиталистической. Рассматривая кон¬ кретные формы империалистической интеграции и ее го¬ сударственно-монополистический механизм, автор стре¬ мился дать анализ соотношения частномонополистических и государственно-монополистических рычагов в осущест¬ влении интеграционных процессов, факторов, предопре¬ деляющих их эффективность, показать сложную взаи¬ мосвязь и борьбу конкуренции и регулирования в этих процессах, раскрыть политическую структуру интеграцц-
онного механизма и систему принятия решений в наибо¬ лее развитых региональных группировках капиталистиче¬ ских стран. Среди третьей группы проблем, выделенных в моно¬ графии, центральное место занимает оценка основных экономических, социальных и политических последствий Интеграции, того воздействия, которое она оказывает на развитие противоречий. В основу анализа интеграции и других новых явлении, присущих современному государственно-монополистиче¬ скому капитализму, положена ленинская теория импе¬ риализма. Особое внимание уделено использованию по¬ ложений К. Маркса и В. И. Ленина об относительно об¬ щих закономерностях развития производительных сил и особенностях, обусловленных эксплуататорской сущ¬ ностью капитализма; о неизбежном углублении между¬ народного разделения труда — объективно прогрессивной в своей основе тенденции — и ее уродливых проявлениях в условиях господства частной собственности, существо¬ вания империализма; об усилении регулирующих начал по мере развития монополий, складывания больших хо¬ зяйственных комплексов, расширения экономической ро¬ ли государства и столкновений этих начал с анархич¬ ностью, свойственной частной собственности, капитали¬ стическому рынку. Большее значение для исследования интеграционных процессов имеют документы и материалы съездов КПСС и пленумов ЦК нашей партии, международных Совеща¬ ний коммунистических и рабочих партий, международных встреч братских партий социалистических стран — участ¬ ниц Варшавского пакта, сессий Совета Экономической Взаимопомощи, заявления и ноты Советского правитель¬ ства, МИД СССР. В своем исследовании автор опирался на научные тру¬ ды по общим проблемам международных экономических и политических отношений, современного капитализма и интеграции, созданные научными коллективами1 и co¬ 1 Это прежде всего труды коллективов Института мировой эко¬ номики и международных отношений АН СССР, Института экономи¬ ки мировой социалистической системы АН СССР, Московского госу¬ дарственного университета, Научно-исследовательского конъюнктур¬ ного института МВТ СССР, Института международных отношений МИД СССР. in
ветскими учеными *. Автор стремился по возможно¬ сти полнее использовать исследования по проблемам интеграции, принадлежащие перу зарубежных маркси¬ стов 1 2. При анализе как причин интеграции, так и ее сущ¬ ности и последствий автор считал одной из важных сво¬ их задач критически проанализировать основные буржу¬ азные концепции по этим вопросам, раскрыть их ограни¬ ченность, научную несостоятельность применяемой ими методологии3. В работе прослеживаются различия и сход¬ ство, характерные для сторонников разных направлений, прежде всего для школы, представляющей неолибераль¬ ное направление в » буржуазной экономической науке (с различными ее оттенками), и для школы неокейнси- апской, объединяющей сторонников так называемого дирижизма, управляемой экономики (также с различны¬ ми ответвлениями). Такой анализ важен и в плане идео¬ логической борьбы, и итя лучшего понимания политики империалистической интеграции, объяснения многих 1 Работы Е. С. Варги, А. А. Арзуманяна, А. М. Румянцева, Н. Н. Иноземцева, И. М. Лемина, А. Г. Милейкозского, В. Я. Абол- тина, Е. Л. Хмельницкой, Н. Н. Любимова, О. Т. Богомолова, Н. В. Орлова, С. М. Меньшикова, В. Л. Тягуненко, Я. С. Хавинсона, Е А. Громова, А. А. Манукяна, В. В. Любимовой, В. В. Рымалова, В. А. Чепракова, Я. А. Певзнера, Г. И. Морозова, Ю. И. Юданова и др. При изучении истории империалистической интеграции, оценке ряда се конкретных проявлений и последствий большую помощь авто¬ ру оказали работы советских исследователей В. Б. Княжинского, А. Б. Фрумкина, Ю. Н. Капелинского, Е. А. Менжинского, А. И. Ша¬ пиро, Ю. И. Рубинского, П. И. Хвойника, А. Е. Рубинина, О. Н. Бы¬ кова, В. И. Гантмана, А. Н. Шебанова, Ю. В. Шишкова, А. С. Кода- ченко, Е. С. Хесина, О. К. Тимашковой, Л. А. Фитуни; Н. Н. Василь¬ кова и др. 2 Работы 3. Камецкого, Ю. Солдачука, Д. Соколова (ПНР); Л. Майера, К. Рихтера (ГДР); Р. Ньерша, И. Вайды (ВНР); С. Ти¬ кала, В. Павлата, Ф. Ланда (ЧССР); Е. Каменова, Т. Владигерова (НРБ); Г. Бадруса (СРР); Ж- Канала, Ж- Дени (Франция); В. Жуа (Бельгия); Д. Мэгона (Англия) и др. 3 В числе авторов буржуазных концепций интеграции, рассматри¬ ваемых в монографии: М. Аллэ. М. Бийе, Ж. Вейер, А. Маршаль, Ф. neppv П. Ури. Ж- Усьо, Г. Шмечт. Р Эпбэ (Фпянция): X. Кпе- мер, А. Предоль, В. Хуперт, X. Юргенсен (ФРГ); Б. Балаша, Дж. Вай¬ нер, К. Кларк, С. Кузнец, Т. Сцитовский, С. Харрис (США); Д. Пин¬ дер, П. Стритен, Р. Харрод (Англия); Я. Тинберген (Голландия); Г. Мюрдаль (Швеция); В. Репке, Р. Санвальд, Дж. Столер (Швей¬ цария) и др.
практических мер, предпринимаемых в тех или иных ин¬ теграционных группировках. При подготовке книги использован широкий круг до¬ кументальных источников и статистики — националь¬ ной и международной, ряд архивных материалов, офици¬ альные издания Европейских сообществ и ЕАСТ, выступ¬ ления, доклады, статьи, книги видных официальных деятелей интеграционных группировок *, а также основ¬ ные периодические издания. 1 Работы и выступления Ж. Моннэ, Р. Шумана, В. Хальштейна, Р. Маржолена, Д. Бо, Ж. Рея, Р. Барра, С. Мансхолта, Г. фон дер Гробена, Л. Леви-Сандри, Г.-Хеллвига, Ж. Денье и др.
РАЗДЕЛ i ПРИЧИНЫ И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ ИМПЕРИАЛИЗМА ГЛАВА 1 НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Сложность и разносторонность процессов империали¬ стической интеграции, многообразие и противоречивость охватываемых ею явлений, ее тесная взаимосвязь с са¬ мыми различными сторонами общественных отношений — все это вызывает необходимость разработки четких ме¬ тодологических критериев, которые олжны быть поло¬ жены в основу исследуемых процессов. Возникает прежде всего потребность выделения глав¬ ного, существенного из всей той многообразной суммы общественных явлений, которые вплетаются в ткань ин¬ теграции и составляют в совокупности и ее содержание, и ее оболочку. Только отобрав это главное, отделив со¬ держание экономической интеграции от оболочки, в ко¬ торой она предстает на поверхности явлений, можно про¬ никнуть в сущность интеграционных процессов, вскрыть их классовую природу. Это тем более важно, что буржу¬ азные ученые, как это будет показано ниже, часто огра¬ ничиваются рассмотрением различных форм интеграции, выдавая их за суть самих интеграционных процессов. Развитие трех основных типов интеграционных про¬ цессов— интеграции социалистической, интеграции им¬ периалистической, интеграции развивающихся госу¬ дарств о чем речь уже шла выше, выдвигает перед ис- 1 Помимо этих основных типов международной интеграции неко¬ торые экономисты-марксисты выделяют также интеграцию между развитыми и развивающимися странами капитализма и интеграцию между социалистическими развитыми и развивающимися государ¬ ствами (Z. Kamecki. Pojęcie i typy integracji gospodarczej. — «Ekono¬ mista», 1967, N 1). 13
следователем другую немаловажную задачу—определить соотносимость этих процессов, выявить в них общее и особенное: — общее, вытекающее из объективных потребностей развития производительных сил под воздействием про¬ исходящей научно-технической революции; — особенное, обусловленное коренными различиями социально-экономических систем, в рамках которых про¬ текают процессы интеграции. Существенная черта современного этапа экономиче¬ ской интеграции — идет ли речь о социалистических, им¬ периалистических или развивающихся странах — заклю¬ чается в том, что она носит региональный характер. Интеграционными экономическими объединениями ока¬ зываются охваченными не все страны данной социально¬ экономической системы, а лишь определенные, конкрет¬ ные группы стран *. Возникает проблема дальнейшего выделения из комплекса признаков и свойств, обуслов¬ ленных принадлежностью стран к определенной социаль¬ но-экономической системе, также тех специфических черт, тенденций, которые вызваны конкретно-историческими условиями развития данного региона, той или иной груп¬ пы интегрируемых стран. Таким образом, выделение общего и особенного в про¬ цессах экономической интеграции, выяснение принципи¬ альных различии, существующих между основными ее типами, определение специфики, связанной с региональ¬ ными аспектами, позволяют раскрыть роль и значение различных факторов, лежащих в основе интеграции. К числу их относятся: а) факторы, вызванные общими потребностями развития производительных сил; б) фак- 1 Так, например, из стран монополистического капитализма 7 входит в ЕАСТ, 6 — в ЕЭС, ЕОУС и Евратом, 3 — в Бенилюкс, 2 — в Бельгийско-Люксембургский союз. Из социалистических стран в СЭВ участвует 8 государств, в «Интерметалле»— 6, в «Ин¬ термаше» и «Агромаше» — по 2 страны и т. д. По данным на 1970 г., из развивающихся стран Африки 3 входят в Восточноафриканский общий рынок, 5 — в Центральноафриканский таможенный союз, 5 — в Совет согласия. Из саран Латинской Америки II участвуют в Латиноамериканской ассоциации свободной торговли, 5 — в Цент¬ ральноамериканском общем рынке; 3 азиатские страны объединены в Организацию регионального сотрудничества в целях развития и т. д. («Международные экономические и научно-технические организации социалистических стран». М., 1966; «Yearbook of International Organiza¬ tion 1968/1969». Brussels, 1969). 14
торы, обусловленные характером общественного строя, производственных отношений; в) факторы, вытекающие из конкретно-исторических особенностей интегрируемых стран. Происхождение и причины интеграционных процес¬ сов— одна из проблем, по которым идет острая борьба между представителями буржуазной и марксистской мысли. Если обратиться к буржуазной литературе, то большая часть экономистов и политических деятелей За¬ пада исходят из субъективных поедставлений о причинах экономической интеграции. Широко распространена точка зрения, согласно которой побудительный мотив к интеграции следует.якобы искать прежде всего в дея¬ тельности государств и правительств, которые меняют свою национальную политику и переходят к согласован¬ ным акциям в области международных экономических отношений. Отвечая на вопрос, что заставляет правительства вставать на путь экономической интеграции, многие бур¬ жуазные авторы выдвигают прежде всего политические мотивы. При этом одни считают, что действиями прави¬ тельств движет желание с помощью экономического объединения государств «устранить недоверие и вражду», столетиями существовавшие между нациями и вызывав¬ шие многочисленные войны *. По мнению других, главная причина интеграции — в стремлении правительств спло¬ тить силы перед лицом «угрозы с Востока», защитить идеалы Запада от «коммунистической опасности»2. Третьи полагают, что правительствами ряда стран, в частности западноевропейских, руководит прежде всего стремление с помощью экономического объединения дать ответ «на вызов США», «возвеличить Европу», превра- * Подобная точка зрения весьма отчетливо выражена в ряде ра бот голландского ученого Я. Тинбергена, шведского ученого Г. Мюр- даля. французского ученого и государственного деятеля Ж- Моннэ. 2 Французский буржуазный экономист М. Аллэ подчеркивает, что главная задача буржуазных правительств — «не допустить ослабле¬ ния в военном отношении, не дать себя разъединить политически». Оперируя такими, с позволения сказать, категориями, как «тотали¬ тарный советскии империализм», автор пишет, что перед лицом угро¬ зы этого «империализма» «Запад только в том случае сможет суще¬ ствовать и одержит верх, если будет укреплять и расширять связи, которые его объединяют, если создаст какое-то политическое и эко¬ номическое сообщество» (М. Allais. L’Europe unie. Paris, 1960, p. 161). 1л
тить ее в «третью силу», способную противостоять «су¬ пердержавам мира»1, и т. д. Не вдаваясь в оценку каждой из этих причин, так или иначе отражающих классовый подход буржуазных ученых к исследованию движущих сил интеграции, нель¬ зя не отметить другое. Сколь бы ни были важны указан¬ ные политические мотивы, они, взятые сами по себе, не дают ответа на вопрос о связи интеграционных явлений со сферой экономики. В ряде книг буржуазных авторов варьируются раз¬ личные комбинации политических и экономических при¬ чин, вызывающих интеграционные процессы. В каче¬ стве экономической 'причины, толкающей к интеграции, группа ученых, представляющих неолиберальное направ¬ ление в буржуазной экономической науке, называет несо¬ ответствие между потребностями свободного междуна¬ родного обмена, свободного рынка, который, по их мне¬ нию, единственно способен обеспечить «максимизацию доходов» в интегрируемых странах, и существующей си¬ стемой дискриминаций, вызванной протекционистской политикой государств. По мнению этих экономистов, вы¬ игрывают те страны, которые будут располагать «круп¬ ными рынками», «обширными хозяйственными террито¬ риями», а для этого необходимо создание таможенных и экономических союзов, торговых зон и блоков, в рам¬ ках которых будет устранена дискриминация и обеспече¬ на свобода обмена экономическсй деятельностью1 2. Другая группа буржуазных экономистов, преимущест¬ венно представители неокейнсианской школы, сторонни¬ ки «дирижизма», видит причину интеграции не только и не столько в необходимости устранения протекционист- 1 Наиболее яркими представителями подобной концепции явля¬ ются французский политический деятель и публицист Ж- Серван- Шрайбер, западногерманский — Д. Штольце и др. 2 Американский экономист Дж. Вайнер, один из основополож¬ ников теории таможенных союзов, например, счшает, что наличие торговых и других барьеров привело к «кризису в сфере междуна¬ родной экономики и политики», к неэффективному использованию ресурсов в «закрытом национальном пространстве». Путь к разреше¬ нию проблемы, по мнению автора, заключается в «создании зон и союзов, обеспечивающих свободный экономический обмен» (/. Viner. The Customs Union Issue. London, 1950, p. 139); см. также J. Meade. The Theory of Customs Union. London, 1955; T. Scitovsky. Economic Theory and Western European Integration. Stanford, 1960. 16
ских барьеров в международном движении товаров, ка¬ питала, рабочей силы, сколько в ликвидации более круп¬ ного и серьезного несоответствия между внутренней эко¬ номической политикой роста и состоянием международ¬ ных связей и обмена. Правительства, стремясь обеспечить экономический рост, занятость и стабильность цен внут¬ ри страны, прибегают на разных этапах то к одним ме¬ рам, то к другим: либо поощряют экспорт с целью стимулирования инвестиций и спроса, либо, наоборот, сти¬ мулируют импорт, дабы уменьшить «перегрев конъюнк¬ туры», ослабить «инфляционный бум». Поскольку же правительства, подчеркивают указанные авторы, осуще¬ ствляют те или иные меры экономической политики, со¬ образуясь лишь с собственными интересами, то в между¬ народных экономических отношениях это ведет к созда¬ нию «неравновесия», выоажающегося в неустойчивости валютной системы, несбалансированности международ¬ ных расчетов и т. д. Однако государство тесно связано с внешним рынком и неустойчивость международных экономических отношений отрицательно сказывается на развитии внутренней экономики каждой из стран. Отсю¬ да, по мнению этих экономистов, возникает необходимость не только в барьеров, но государств, в При всех устранении национальных экономических и в согласовании экономической политики их интеграции ’. различиях указанных точек зрения для их авторов характерно стремление искать первопричины интеграционных процессов в надстроечных факторах, в государственной политике, идет ли речь о политике во¬ обще в широком смысле слова или об экономической деятельности правительств. Указанные факторы играют, 1 Американский буржуазный экономист С. Харрис, например, считает, что инфляционные, дефляционные и другие мероприятия, проводимые правительствами, создают «конфликт между обеспече¬ нием национальных целей политики занятости и роста и сохранением международного равновесия», под которым он понимает прежде всего стабильность международной валютной системы. Избежать конфлик¬ та. по мнению автора, можно с помощью интеграции (S. Harris. In’ernational and Interregional Economics. New York. 1957, p. 552). Сходных взглядов на причины интеграции придерживаются англий¬ ский экономист П. Стритен. французский ученый Ж- Вейер и др. (Р Streefpn. Economic In'egration, Aspects and Problems. Leyden, 1964, p. 19: J. Weiller. L’economie Internationale depuis 1950. Paris, 1965, p. 72—76). 2 M. M. Макснмом 17
несомненно, серьезную роль в происхождении интегра¬ ции, но они являются далеко не единственными и, как мы увидим, не определяющими. Независимо от принадлежности, к тому или иному на¬ правлению в буржуазной экономической науке ряд ее представителей улавливает в интеграции объективную сторону — тенденцию к сближению национальных хо¬ зяйств, к углублению международного разделения труда. Констатация этого весьма серьезного самого по себе факта важна. Однако ограничиваться такой констатаци¬ ей недостаточно, ибо необходимо выяснить вопрос, в силу каких же причин именно на данной, нынешней стадии раз¬ вития международного обмена — в середине и второй трети XX в.— экономическая 'интеграция становится объ¬ ективной необходимостью. Основной методологический просчет многих буржу¬ азных экономистов — в игнорировании или явной недо¬ оценке ими глубинных процессов, лежащих в основе меж¬ дународного разделения труда и развития мирохозяй¬ ственных связей. Внешняя торговля, международный обмен, экономические отношения между государствами в целом развиваются не сами по себе, не безотносительно к тому, что происходит во внутренней экономике, в на¬ циональном хозяйстве есть выражение только лишь государственной экономиче¬ ской политики. Они формируются под воздействием тех процессов и явлений, которые характерны для развития производительных сил и производственных отношений внутри соответствующих государств и которые выступа¬ ют как их прямое продолжение во внешней сфере. Лишь немногие 'из буржуазных ученых в своем анали¬ зе причин интеграции исходят из объективного рассмот¬ рения сдвигов и изменений, происходящих в производст¬ венной сфере и влекущих за собой соответствующие изменения в международном обмене, во внешней эконо¬ мической политике государств. Работы этих авторов представляют для советских исследователей наибольший интерес, поскольку они содержат ряд свежих и точных наблюдений в одной из наиболее сложных для анализа областей — в области, касающейся комплекса взаимосвя¬ зей между национальным производством, с одной сторо¬ ны, и международным разделением труда, взаимными хозяйственными •отношениями государств—с другой. государств. Эти отношения не 18
Однако даже среди указанных работ многие страда¬ ют ограниченностью, выражающейся, в частности, в не¬ правомерном выпячивании тех или иных отдельных сто¬ рон в развитии производства, которые в каждом конкрет¬ ном случае выдаются за главную причину, вызывающую потребность в экономическом сближении государств, в их интеграции. У одних, например, это увеличение оптималь¬ ных размеров предприятий, производственных мощно¬ стей, укрупнение научно-промышленных комплексов и проектов1. У других главный акцент ставится на воз¬ растании экономической роли науки и новой технологии, эффективное использование которых делает необходи¬ мым экономическое объединение государств1 2. Третьи считают, что интеграция обусловлена потребностями роста крупномасштабной экономики, необходимостью изменений структуры производства3 и т. д. Общая черта многих буржуазных ‘исследований — от¬ сутствие комплексного подхода к анализу движущих сил интеграционных процессов. Как правило, в большин¬ стве работ рассматриваются не совокупность причин и побудительных мотивов к экономической интеграции во 1 Так, Ж. Вейер пишет: «Усиление государственного вмешатель¬ ства в экономические решения неизбежно в развитых странах с целью повышения эффективности факторов (производства. — М. М); в то же время современные крупнейшие проекты, являющиеся слишком значительными для национальных рамок и в силу этого оказываю¬ щиеся постоянно расчлененными, могут осуществляться лишь благо¬ даря объединению усилий государств» (Л Weiller. L'economie inter¬ nationale depuis 1950, p. 76). 2 Этой точки зрения придерживается, в частности, французский исследователь Р. Эрбэ, считающий научно-технический прогресс ос¬ новной причиной «вовлечения экономических единиц» в «интегрируе¬ мое экономическое целое» (/?. Erbes. L’integration economique interna¬ tionale. Paris, 1966, p. 176). 3 Французский ученый Ж. Усьо отмечает, что интеграция вызва¬ на потребностями «обеспечения внутренней и внешней экономии крупномасштабного производства, лучшего размещения ресурсов и огромными перспективами в области снижения издержек производ¬ ства», а также необходимостью «трансформации национальных струк¬ тур производства» (/. Houssiaux. La concurrence et le monopole. Pa¬ ris, 1960, p. 2). Американский экономист С. Кузнец утверждает, что интеграция вызвана «современным экономическим ростом», для ко¬ торого национальные границы становятся преградой. Отсюда, кстати, его концепция «потенциального транснационального роста», дости¬ гаемого с помощью экономической интеграции государств (S. Kuz- nets. Modern Economic Growth: Rate, Structure and Spread. New Ha¬ ven, 1966, p. 500). 19
всей их сложности, многообразии, взаимосвязи и проти¬ воречивости, а те или иные из них: экономические или по¬ литические; социальные или производственно-технические. Подобный подход неизбежно приводит к переоценке роли одних факторов, лежащих в основе интеграции, и недо¬ оценке других, что не может не вести к искажению под¬ линной картины происхождения интеграционных процес¬ сов. Обращаясь к марксистской экономической и полити¬ ческой литературе, необходимо отметить, что еще в период, когда интеграционные группировки в капитали¬ стическом мире только зарождались, марксисты подчер¬ кивали объективный характер процессов интеграции. Ру¬ ководствуясь марксистско-ленинской методологией, от¬ мечая первичную роль материального производства в развитии общественных явлений, советские ученые и за¬ рубежные марксисты делали вывод, что империалистиче¬ ская интеграция вызвана прежде всего потребностями развития производительных сил, перерастающих нацио¬ нальные границы и требующих новых методов и форм международного регулирования экономической жизни. Основу для такого подхода дает вывод В. И. Ленина о проявлении в мировом развитии двух исторических тенденций. «Развивающийся капитализм знает две исто¬ рические тенденции в национальном вопросе. Первая: пробуждение национальной жизни и национальных дви¬ жений, борьба против всякого национального гнета, со¬ здание национальных государств. Вторая: развитие и уча¬ щение всяческих сношений между нациями, ломка на¬ циональных перегородок, создание интернационального единства капитала, экономической жизни вообще, поли¬ тики, науки и т. д. Обе тенденции суть мировой закон капитализма. Пер¬ вая преобладает в начале его развития, вторая характе¬ ризует зрелый и идущий к своему превращению в социа¬ листическое общество капитализм»1. Указанное ленинское положение явилось отправной точкой в анализе создания «Общего рынка», предприня¬ том Институтом мировой экономики и международных отношений в 1957 г. В своих тезисах институт констати¬ ровал: «При оценке процессов, связанных с экономиче¬ 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 24, стр. 124. 20
ским объединением стран и территорий, марксисты исхо¬ дят из того, что развитие производительных сил ведет к уничтожению национальной замкнутости, к междуна¬ родному разделению труда, к экономическому сближе¬ нию народов, что эта тенденция подготовляет необходи¬ мые материальные предпосылки нового, более передового общественного строя. В условиях империализма с харак¬ терным для него развитием мирового рынка, путей сооб¬ щения и связи, вывозом капитала эта тенденция усили¬ лась. Еще активнее она проявляется в наше время, когда расширяется автоматизация производства, внедряется электронная техника, развивается атомная физика и ра¬ стет применение атомной энергии»1. Эта исходная позиция при исследовании причин им¬ периалистической интеграции была подтверждена участ¬ никами обмена мнениями между марксистами ряда стран по вопросам интеграции в Западной Евоопе, проходивше¬ го в июле 1959 г. в Праге в редакции журнала «Пробле¬ мы мира и социализма»1 2. Положение об объективном характере процессов им¬ периалистической интеграции получило развитие в ма¬ териалах Международных совещаний коммунистических и рабочих партий3, в ряде документов зарубежных марксистских партий, в тезисах «Об империалистиче¬ ской «интеграции» в Западной Европе», подготовленных Институтом мировой экономики и международных отно¬ шений АН СССР4 и одобренных участниками обмена мнениями, состоявшегося 27 августа—3 сентября 1962 г. в г. Москве, между марксистами ряда стран по актуаль¬ ным проблемам современного капитализма5, в работах советских и зарубежных марксистов-экономистов по во¬ просам интеграции. 1 «Мировая экономика и международные отношения», 1957, № 1, стр. 86. 2 См. ««Общий рынок» и рабочий класс». М., 1960. 3 См. «Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм». М., 1961; «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий». Документы и материалы. М., 1969. 4 См. «Об империалистической «интеграции» в Западной Евро¬ пе («Общий рынок»)». Тезисы. — «Мировая экономика и международ¬ ные отношения», 1962, № 9, приложение. 5 См. «Проблемы современного капитализма и рабочий класс». Прага, 1963. 21
Однако при общем признании марксистами объектив¬ ного характера империалистической интеграции имеются различные взгляды относительно значения тех или иных факторов, тех или иных движущих сил в развитии ин¬ теграционных процессов. Мы хотели бы остановиться на этом несколько подробнее в связи с той дискуссией, ко¬ торая развернулась среди советских и зарубежных марк¬ систов ко вопросу о международном характере, интегра¬ ции: считать ли интеграционные процессы общемировой тенденцией или тенденцией, присущей только империа¬ лизму? В марксистской литературе проявились разные точки зрения на этот счет. Одна исходила из того, что интегра¬ ция вызвана главным образом политикой империалисти¬ ческих держав и потому типична только для империализ¬ ма, является его имманентной чертой. Такой подход к ин¬ теграции был характерен в основном ля начала 50-х годов, когда только еще создавались первые империали¬ стические группировки на Западе, однако его продолжа¬ ют придерживаться отдельные авторы и в наши дни. Другая точка зрения — ее разделяет подавляющее большинство марксистов — заключается в том, что ин¬ теграция рассматривается как тенденция мирового раз¬ вития. При этом, естественно, сторонники данной кон¬ цепции исходят из того, что эта общемировая тенденция проявляется совершенно по-разному, ведет к глубоко различным, во многом противоположным последствиям, в зависимости от социально-экономической системы го¬ сударства, на которые она распространяется. Однако имеются и такие работы — их, правда, немного,— в ко¬ торых содержится определенная недооценка коренного различия, существующего между социалистической ин¬ теграцией, с одной стороны, и капиталистической — с дру¬ гой, в частности по такому вопросу, как происхождение интеграционных процессов. Выяснение причин и характера процессов интеграции представляет не только теоретический интерес. Если исходить из того, что интеграция возникает главным образом лишь как результат политических действии им¬ периалистических государств, то из этого следует, что с изменением политики империализма могут 'исчезнуть и интеграционные процессы, что они носят временный, преходящий характер. 22
Что же касается недооценки специфики проявления интеграционных процессов в зависимости от социально- экономических условий развития той или иной группы государств, то она (хотят того ее авторы или нет) логи¬ чески может привести к выводу о возможности интегра¬ ции стран с различным общественным строем. Не случай¬ но подобный аргумент широко используется некоторыми буржуазными учеными как якобы подтверждающий тео¬ рию конвергенции. Обращаясь к действительности, наблюдая те или иные процессы международной жизни, мы часто встреча¬ емся с совокупностью, сочетанием общих закономерно¬ стей, присущих мировому развитию в целом, и характер¬ ных черт, особенностей, свойственных каждой социаль¬ но-экономической системе. Это в полной мере относится и к предмету нашего исследования. Интеграция представляет собой тенденцию мирового развития. Ее объективный характер обусловлен общими закономерностями развития производительных сил, глу¬ бокими сдвигами в структуре общественного производ¬ ства и международном разделении труда, научно-тех¬ нической революцией. Процесс развития производи¬ тельных сил, развернувшийся в общемировом масштабе, достиг такого этапа, когда экономическая интеграция для ряда стран становится объективной необходимостью. Это происходит в силу многих причин, которые более подробно рассматриваются в последующих главах.^До- стигнутый уровень производительных сил вступает в про¬ тиворечие с узкими рамками отдельных национальных хозяйств; указанное противоречие является одной из главных движущих сил интеграционных процессов. Марксистский тезис об объективной природе интегра¬ ции и ее международном характере имеет принципиаль¬ ное значение. При таком подходе интеграция выступает не как временное и случайное явление, а как закономер¬ ный процесс, как долговременная тенденция, проявляю¬ щаяся в условиях и социализма, и капитализма, тенден¬ ция, которую необходимо учитывать во внешней и внут¬ ренней политике социалистических стран, а также при разработке стратегии и тактики международного комму¬ нистического движения. Таким образом, нельзя недооценивать общих объек¬ тивных предпосылок, порождающих интеграцию. Но не 23
следует ограничиваться только этими предпосылками. Интеграционные процессы испытывают на себе влияние различных сил, действие которых обусловлено принад¬ лежностью стран к определенной социально-экономиче¬ ской системе. Для работ буржуазных авторов характерен уход от анализа роли производственных отношений, способа про¬ изводства в формировании движущих сил экономической интеграции. В подобной направленности буржуазной ме¬ тодологии исследования интеграции особенно ярко обна¬ руживается классовый подход ее авторов к изучаемой проблеме. Большинство буржуазных экономистов либо ограничиваются рассмотрением общих побудительных мотивов к международной интеграции вообще, либо ав¬ томатически распространяют те или иные конкретные причины интеграции ряда капиталистических стран на мир в целом, на социалистические и развивающиеся страны. Анализ процессов, происходящих в современном ми¬ ре, свидетельствует, что социалистическая интеграция наряду с общими потребностями развития производи¬ тельных сил обусловлена социалистическим характером производственных отношений, общественной собствен¬ ностью на средства производства, проистекает из самой природы социализма. Общность коренных экономических и политических интересов, принцип пролетарского интер¬ национализма, заложенный в новом строе, единство ко¬ нечных целей — построение коммунизма — все это слу¬ жит объективной основой для тесного экономического сближения социалистических государств, для всемерно¬ го развития интеграционных процессов в рамках социа¬ листического содружества. Вместе с тем необходимость тесного экономического сплочения социалистических стран вытекает из их сов¬ местной борьбы против империализма, из потребностей экономического соревнования и борьбы двух систем. Взаимное экономическое сотрудничество социалистиче¬ ских государств — важное условие укрепления их поли¬ тического единства, обеспечения безопасности народов, успешного выполнения интернационального долга в от¬ ношении других революционных сил. Большую специфику имеют предпосылки и причины интеграции развивающихся стран. Она связана не с вы- 24
соким, а, напротив, с низким уровнем экономического развития. Экономическая отсталость развивающихся стран, их увеличивающийся разрыв с индустриально раз¬ витыми государствами вынуждают эти страны объеди¬ нять усилия для преодоления своего отставания. Разви¬ вающиеся страны создают общие рынки и используют другие формы регионального сотрудничества в целях совместного отпора империалистическим силам и прово¬ димой ими политики неоколониализма. В свою очередь империализм стремится втянуть раз¬ вивающиеся страны в интеграционные процессы, проис¬ ходящие в империалистическом лагере, вовлечь их в эко¬ номические группировки. Причины империалистической интеграции неразрыв¬ но связаны с экономическими и политическими условия¬ ми развития монополистического капитализма.* Для со¬ временного империализма, как известно, характерны такие его наиболее важные особенности, как усиление господства монополий и развитие государственно-моно¬ полистических тенденций/ Естественно, что при исследо¬ вании империалистической интеграции главное внимание юлжно быть уделено роли монополий и буржуазного государства, выступающих воедино в качестве важней¬ шей движущей силы интеграционных процессов и в то же самое время представляющих собой и контрсилу, ста¬ вящую определенные пределы развитию этих процессов. Речь в первую очередь идет о необходимости анализа международных монополий и различного рода монополи¬ стических связей, которые, с одной стороны, составляют неотъемлемую часть империалистической интеграции, од¬ ну из важнейших форм непосредственной реализации хозяйственных связей и обмена экономической деятель¬ ностью между различными империалистическими госу¬ дарствами, а с другой — выступают и как противодей¬ ствующая сила в развитии интеграционных процессов. Буржуазная экономическая литература до последне¬ го времени обходила молчанием обширный круг проблем, связанных с деятельностью международных монополи¬ стических союзов. Появившиеся в последние два-три го¬ да работы на эту тему дают интересный фактический ма¬ териал о международных монополиях. Что же касается оценки их места и роли в империалистической интегра¬ ции, выявления причинной связи между союзами моно¬ 23
полий и межгосударственной интеграцией, то подобный анализ в буржуазной литературе почти отсутствует. В тех же немногих работах, где этому вопросу уделяется внимание, значение международных монополий в раз¬ витии интеграции рассматривается односторонне, с апо¬ логетических позиций. Международным концернам и трестам отводится роль главным образом фактора, спо¬ собствующего как прогрессу всей интеграции, так и разви¬ тию составляющих ее компонентов. В действительности же причинная связь и взаимозависимость таких явлений, как монополии и интеграция, оказывается гораздо слож¬ нее. Международные союзы и соглашения монополий под¬ готовляют почву для межгосударственной интеграции. На определенном этапе развития существующие между монополиями рамки международных связей оказываются недостаточными для реализации монопольной прибыли, для захвата и передела рынков, для приложения избы¬ точных капиталов. Возникает необходимость в дополне¬ нии частномонополистических форм интеграции государ¬ ственно-монополистическими, в создании экономических союзов с непосредственным участием капиталистических государств. Но это одна сторона вопроса. Другая же состоит в том, что в самой монополии как социально-экономиче¬ ской категории, в присущей ей тенденции к господству, к экономической и политической власти содержится ос¬ нова для действия центробежных сил во взаимоотноше¬ ниях империалистических государств, сил, противо¬ действующих их интеграции. Без учета этой особой, «двойственной», противоречивой функции монополий, вы¬ ступающих одновременно и как стимулятор, и как опре¬ деленный тормоз интеграционных процессов, нельзя по¬ нять динамику развития империалистической интеграции, ее возможности и пределы, свойственную ей внутреннюю противоречивость. Анализ причин и движущих сил интеграции, протека¬ ющей в условиях империализма, требует всесторонней оценки и другого важнейшего фактора — роли современ¬ ного буржуазного государства. Вопрос этот сравни¬ тельно.широко освещен в буржуазной литературе, но он, пожалуй, и наиболее запутан. Существуют самые различ¬ ные, порой опровергающие друг друга буржуазные коп- 26
цепции относительно значения государства как движу¬ щей силы интеграции. Однако, если говорить о наиболее характерной черте буржуазной методологии в этом вопросе, присущей боль¬ шинству авторов, то суть ее сводится к тому, что госу¬ дарство рассматривается вне классовых категорий, как некое абстрактное воплощение «власти вообще», как вы¬ разитель национальных интересов «общества в целом» и т. д. При таком подходе все те причины империалисти¬ ческой интеграции, которые вытекают из капиталисти¬ ческой природы буржуазного государства, неразрывно связаны с его эксплуататорской сущностью, выглядят в работах буржуазных авторов как нечто безусловное для международной интеграции вообще, безотносительно к тому, страны какой социально-экономической системы она охватывает. Одной из причин и предпосылок интеграции является развитие внешнеэкономической функции современного государства. В условиях империализма это, в частности, находит проявление в широком стимулировании буржу¬ азным государством экспорта частного капитала, в пря¬ мой и косвенной государственной поддержке различных международных монополистических связей, в содействии внешнеторговой экспансии крупных капиталистических компаний с помощью налоговой и таможенной политики, в сотрудничестве буржуазных правительств в области ко¬ ординации антикризисной политики и т. д. Подобные на¬ правления и сам характер внешнеэкономической деятель¬ ности буржуазного государства вызваны специфически¬ ми условиями современного империализма и отнюдь не присущи социалистическому государству и социалисти¬ ческой интеграции. В условиях социализма, в рамках мировой социали¬ стической системы действуют другие стимулы интегра¬ ции, связанные с внешнеэкономической ролью социали¬ стического государства, ролью, которая вытекает из господства общенародной собственности на средства производства. Тенденция буржуазных экономистов рассматривать государство как некую абстрактную внеклассовую ка¬ тегорию неизбежно влечет за собой замазывание тех глубочайших противоречий, которыми сопровождается развитие империалистической интеграции и которые ко¬
ренятся в государственно-монополистической природе современного капитализма. Буржуазное государство вы¬ ступает и в качестве стимулятора интеграции, и в качест¬ ве самого субъекта этого процесса, как непосредственный участник интеграционных экономических группировок. К этому его вынуждают как весь ход развития современ¬ ного капиталистического воспроизводства, так и процес¬ сы усиления позиций монополий и, конечно, необхо¬ димость консолидировать силы перед нарастающим в собственных странах рабочим и коммунистическим дви¬ жением, которое приобрело небывалый размах под воз¬ действием мирового социализма. В то же время буржуазное государство выступает как движущая сила интеграции лишь до известных пределов и лишь в той мере, в какой это отвечает интересам моно¬ полистического капитала данной страны, упрочению его внутренних и внешних позиций. Поскольку существуют монополии, существует и борьба между их национальны¬ ми отрядами; поскольку сохраняются национальные осо¬ бенности финансового капитала отдельных стран, разли¬ чия их государственно-монополистической структуры, ах неодинаковое положение в экономике и политике импери¬ ализма, постольку сохраняется и основа для межимпе¬ риалистических противоречий, для действия тенденций к дезинтеграции империалистических государств. Такова диалектика развития, проистекающая из государственно- монополистического характера современного капита¬ лизма. Ряд буржуазных теоретиков империалистической ин¬ теграции не отрицают наличия обратной тенденции — к де¬ зинтеграции. Но они объясняют ее не особенностями им¬ периализма как системы, не классовым характером бур¬ жуазного государства, а преимущественно сводят дело к различиям концепций, политических кредо тех или иных государственных деятелей, тех или иных правительств. Было бы, разумеется, неверным недооценивать роль лич¬ ности, стоящей у руля правления того или иного государ¬ ства, как и роль того или иного буржуазного правитель¬ ства, его политики, его решений, его действий в развитии интеграционных процессов. Более того, значение субъек¬ тивного фактора в этой сфере выступает особенно рель¬ ефно, ибо из внешнеэкономической политики государства, из решений и действий правительств в конечном счете 28
и складываются та или -иная система интеграционных экономических группировок государств, те или иные кон¬ кретные стороны интеграции. Но сама политика не может быть оторвана от базиса, на котором она зиждется. Политика представляет, по определению В. И. Ленина, «концентрированное выраже¬ ние экономики». И коль скоро речь идет о политике сов¬ ременного буржуазного государства, она не может рас¬ сматриваться лишь как простое слагаемое субъективных действий тех или иных государственных деятелей. В этой политике, в самих действиях правительств находят от¬ ражение глубинные процессы, характерные для эконо¬ мики государственно-монополистического капитализма со всеми присущими ей тенденциями и противоречиями. Следовательно, контртенденция к дезинтеграции не может исчезнуть с приходом новых буржуазных прави¬ тельств, сколь бы последовательными «интеграционис- тами» они ни оказались. Эта контртенденция вытекает из самой сущности империализма как общественной си¬ стемы; она столь же присуща ему, как и тенденция к ин¬ теграции, хотя последняя па современном этапе развития и опережает первую, является господствующей. Происхождение и природу империалистической ин¬ теграции нельзя понять, абстрагируясь от воздействия внешней сферы, и прежде всего от влияния мировой со¬ циалистической системы. Подобная абстракция несостоя¬ тельна уже потому, что развитие всей системы империа¬ лизма, формирование его внутренних закономерностей и тенденций, его экономики и политики ныне происхо¬ дит под непосредственным воздействием борьбы с миро¬ вым социализмом, с социалистической системой госу¬ дарств. В буржуазной литературе по проблемам интеграции роль социализма сводится главным образом к двум ас¬ пектам. С одной стороны, социализм оценивается как психологический фактор, побуждающий правительства капиталистических государств объединять свои усилия ввиду угрозы «экспорта революции», «опасности с Восто¬ ка» и т. п. С другой — немалое внимание уделяется тео¬ рии конвергенции двух систем, для обоснования которой используется тезис о международной интеграции как об¬ щемировом явлении. На разных этапах развития на пер¬ вый план выдвигалась то одна концепция, то другая. 29
Первая преобладала в 50-е годы, годы «холодной войны», вторая — в 60-е годы, когда международная обстанов¬ ка характеризовалась известным ослаблением напряжен¬ ности, достигнутым благодаря усилиям Советского Сою¬ за и социалистических стран, росту их экономического и политического влияния в мире. В обеих концепциях буржуазных ученых отчетливо проглядывает их идеологическая направленность. Цель этих концепций состоит, с одной стороны, в оправдании военно-политической интеграции империалистических го¬ сударств и создания военных группировок типа НАТО, а с другой — в подведении теоретической базы под им¬ периалистическую политику, направленную на то, чтобы под лозунгом «конвергенции социализма и капитализма», «общемировой интеграции двух систем» оторвать от Со¬ ветского Союза, от социалистического содружества от¬ дельные восточноевропейские социалистические страны. Роль социализма как фактора, влияющего на импе¬ риалистическую интеграцию, отнюдь не сводится к пси¬ хологическому воздействию социализма на буржуазные правительства. И разумеется, дело не в «экспорте рево¬ люции», не в «агрессивности» СССР и других социалисти¬ ческих стран. Развитие мирового социализма вынужда¬ ет империалистов объединять свои экономические, поли¬ тические и военные силы. В этом смысле социализм выступает как внешний стимулятор интеграционных про¬ цессов, происходящих внутри империалистического ла¬ геря. В то же время действует и ложная тенденция — к развитию экономических и по¬ литических отношений между капиталистическими социалистическими странами, к налаживанию и упроче¬ нию различного рода связей: научно-технических, торго¬ вых, финансовых и т. д. Эта тенденция, обусловленная всем ходом мирового развития, кардинальными сдвигами, происходящими в соотношении экономических, политиче¬ ских, военных сил в пользу социализма, не может пе оказывать обратное влияние на процессы империалисти¬ ческой интеграции, действуя в сторону их ослабления. Экономическое и научно-техническое сотрудничество между капиталистическими и социалистическими страна¬ ми, как бы оно широко ни развивалось, не может, одна¬ ко, привести к их интеграции, а следовательно, и к кон¬ вергенции двух систем, как это утверждают буржуазные другая, противопо- и зо
идеологи, поскольку речь идет о государствах с различ¬ ным способом производства, различным общественным строем. Теоретическое обоснование этого тезиса вытекает из рассмотрения сущности, социально-экономической природы интеграции. Свою специфику имеют те внешние причины и движу¬ щие силы империалистической интеграции, которые свя¬ заны с развитием стран бывшей колониальной пери¬ ферии. Многие буржуазные исследователи не отрицают того факта, что бурный размах национально-освободительно¬ го движения, крах колониальной системы империализма и образование политически независимых молодых нацио¬ нальных государств заставляют развитые капиталистиче¬ ские страны «интегрировать свои усилия», подталкивают их к выработке единой экономической и политической стратегии в отношении развивающихся государств в рам¬ ках интеграционных объединений и союзов. В этом же направлении действуют и такие новые факторы, как на¬ чавшийся в 60-х годах процесс региональной интеграции между самими развивающимися странами, создание ря¬ да экономических группировок, объединяющих те или иные освободившиеся государства, все более отчетливо вырисовывающаяся антиимпериалистическая направлен¬ ность ряда таких группировок, их стремление противопо¬ ставить империалистической интеграции собственные консолидированные действия, опереться в этих действиях на расширяющееся сотрудничество с социалистическими странами. Все это не может в свою очередь не усиливать стремления империалистов к объединению, проведению согласованных акций в отношении развивающихся го¬ сударств.- В то же время сокращение возможностей у империа¬ листических государств определять основные направле¬ ния экономического и политического развития своих быв¬ ших колоний и зависимых территорий обостряет конку¬ рентную борьбу между самими империалистическими державами за передел сфер экономического влияния, усиливает их соперничество друг с другом за захват эко¬ номических позиций в освободившихся государствах. В связи с этим нельзя не обратить внимание на поя¬ вившиеся в 60-х годах буржуазные концепции, авторы которых пытаются теоретически обосновать необходи- 31
мость и даже неизбежность интеграции развивающихся государств, возникших на месте бывших колоний и полу¬ колоний, с бывшими метрополиями *. В качестве одного из доказательств выдвигается тезис, согласно которому интеграционные процессы между обеими группами стран якобы начали развиваться в период колониального гос¬ подства. Поскольку же торговые и другие экономические связи между бывшими метрополиями и их бывшими ко¬ лониями после крушения колониальной системы в основ¬ ном сохранилась и продолжают развиваться, постольку и интеграция этих стран, как заявляют авторы указанно¬ го тезиса,— логическое следствие всей предшествующей экономической истории. Несомненно, что подобный ар¬ гумент служит целям апологии неоколониалистской по¬ литики империализма, его стремлениям удержать быв¬ шие колонии в сфере своего влияния. Рассмотрение причин интеграции развитых и разви¬ вающихся капиталистических стран — особая проблема, выходящая за рамки нашего исследования и требующая самостоятельного глубокого анализа. Необходимо, одна¬ ко, подчеркнуть, сколь политически опасны буржуазные концепции, пытающиеся представить интеграцию разви¬ вающихся стран с империалистическими государствами как якобы историческую необходимость, порожденную всей предшествующей системой колониализма. Если сле¬ довать этой теории, то развивающимся странам ничего не остается, как только «интегрироваться» со своими бывшими метрополиями, отказавшись от независимого пути развития, подчинив свою экономику интересам им¬ периалистических держав. Особое значение имеет рассмотрение конкретных при¬ чин и предпосылок империалистической интеграции, ко¬ торые связаны с экономическим и политическим разви¬ тием той или иной группы империалистических госу¬ дарств, образующих различные интеграционные ооъеди- нения. Речь идет о выявлении специфических причин, приведших, например, «шестерку» стран «малой Европы» к созданию Европейского экономического сообщества, «семерку» других западноевропейских стран во главе с Англией — к образованию ЕАСТ и т. д. 1 В числе авторов подобных концепций английский экономист Р. Харрод, французские — Г. Шмелт, Р. Жульен и др. 32
Нам хотелось бы обратить внимание на необходи* мость особого выделения конкретных предпосылок ин* теграции. Общие побудительные мотивы к интеграции действуют, как уже отмечалось, в отношении всех импе¬ риалистических стран. Однако в реальной жизни никакой «глобальной интеграции» не происходит, а образуются определенные группировки. •сравнительно ограниченные региональные (Следовательно, помимо общих движущих сил империалистической интеграции необходимо наличие определенных условий, определенных экономических предпосылок, при которых тенденция к интеграции во¬ площается в конкретные формы, обретает реальное со¬ держание. Выявление этих лишь на основании действительности», условий и предпосылок возможно «конкретного анализа конкретной которому всегда обращался к В. И. Ленин, исследуя процессы, происходящие в общест¬ венной жизни. В энном случае это анализ суммы факто¬ ров: эконом.ичес!ких, политических, военных, социальных, географических и т. д., делающих возможным объе¬ динение тех или иных государств в интеграционную груп¬ пировку и непосредственно вытекающих из конкретно¬ исторических условий развития этих государств, из их положения в современном мире. Таким образом, вопрос о происхождении и причи¬ нах—одна из главных методологических проблем иссле¬ дования интеграции. При ее решении необходимо учиты¬ вать как объективные основы интеграции и ее общемиро¬ вой характер, порождаемые общими закономерностями развития производительных сил, так и ее весьма различ¬ ное конкретное содержание, различные конкретные фор¬ мы интеграционных процессов, определяемые прежде всего способом производства, характером производствен¬ ных отношений, существующих в интегрируемой группе государств. Поскольку эти вопросы имеют важное значение и их актуальность еще более возросла в связи с идеологиче¬ ской борьбой, развернувшейся в современном мире, не¬ обходимо более подробно остановиться на рассмотрении причин и движущих сил империалистической интеграции, и прежде всего тех из них, которые вызваны: а) сдвига¬ ми в развитии производительных сил капитализма; б) социально-экономической природой современного ка- 3 М. М. Максимова 33
питалйзма (частные монополии, государствеййо-мойойб- листический капитализм); в) борьбой и соревнованием двух противоположных мировых систем. ГЛАВА 2 ИЗМЕНЕНИЯ В ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛАХ КАПИТАЛИЗМА ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И НОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ В ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ЖИЗНИ Экономическое сближение наций, интернационализа¬ ция хозяйственной жизни — историческая тенденция, воз¬ никшая на определенной ступени развития производи¬ тельных сил, когда стал исчезать замкнутый характер национальных рынков и начал складываться мировой ка¬ питалистический рынок. По мере того как росла концент¬ рация производства и все большее значение приобретала крупная машинная индустрия, росла и мировая ка¬ питалистическая торговля, расширялись внешнеэконо¬ мические связи государств, усиливалась взаимозависи¬ мость национальных капиталистических хозяйств друг от друга. Анализируя анатомию капитализма, К. Маркс пока¬ зал, что между развитием мирового капиталистического производства и мирового капиталистического рынка су¬ ществует теснейшая органическая связь, причем эта связь между обеими воспроизводственными сферами не только прямая, но и обратная. «Капиталистическое производство покоится на стоимости, или на развитии содержащегося в продукте труда как труда общественного. Но это [возможно] лишь на основе внешней торговли и мирового рынка. Таким образом, внешняя торговля и мировой ры¬ нок являются как предпосылкой, так и результатом ка¬ питалистического производства»1. С переходом капитализма в монополистическую ста¬ дию тенденция к экономическому сближению наций при¬ обрела, как известно, ряд новых черт, существенным об¬ разом отличающих ее от того, что было характерно для эпохи свободной конкуренции. Ключ к раскрытию ха- 1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. III, стр. 262. 34
рактерных признаков мирового хозяйства и международ¬ ных экономических отношений эпохи империализма В. И. Ленин видел в анализе изменений, происходящих непосредственно в капиталистическом производстве, в развитии производительных сил капитализма. Обращаясь к современному империализму, нельзя не видеть, что изменившиеся условия его существования оказывают глубокое влияние на масштабы, характер и формы проявления тенденции к интернационализации производства и капитала в рамках системы империали¬ стических государств, на всю совокупность экономиче¬ ских связей между их национальными хозяйствами. Прежде всего империализм перестал быть единствен¬ ной всеохватывающей мировой системой. В современном мире существует система социалистических государств, действует тенденция к их экономическому сближению, основанная на социально-экономической и политической общности и отношениях равноправия. Образовался ми¬ ровой социалистический рынок. Развивается междуна¬ родное разделение труда нового типа, базирующееся на социалистических производственных отношениях. В самой системе мирового капиталистического хозяй¬ ства тенденция к интернационализации хозяйственной жизни испытывает на себе влияние тех изменений, кото¬ рые связаны с образованием молодых национальных го¬ сударств на месте колоний и полуколоний, с переходом некоторых из них на путь некапиталистического разви¬ тия, с формированием нового типа экономических связей и отношений между развивающимися и социалистически¬ ми странами. Наряду с внешними факторами, воздействующими на экономические связи и отношения между империалисти¬ ческими государствами и вытекающими из наличия двух систем мирового хозяйства, из особенностей международ¬ ной обстановки, в полной мере проявляется действие внутренних сил, обусловленное особенностями развития современного капиталистического производства и в пер¬ вую очередь происходящей научно-технической револю¬ цией. Остановимся на некоторых, наиболее важных измене¬ ниях в производстве и обмене высокоразвитых стран мо¬ нополистического капитализма, происшедших в послево¬ енный период и вызвавших серьезные сдвиги в системе 3 35
их взаимных экономических связей. Несомненно, это лишь часть процесса происходящей интернационализа¬ ции хозяйственной жизни. Однако автор намеренно ог¬ раничивается данными рамками, полагая, что новые яв¬ ления в области мирохозяйственных связей, вызванные развитием мирового социализма и крушением колониаль¬ ных империй прошлого,— предмет важных самостоятель¬ ных исследований. * Одна из существенных черт послевоенного экономиче¬ ского развития империалистических государств — отно- объемов промышленного производства, особенно в сравнении между двумя мировыми войнами. Причины этого многообразны. Здесь ска¬ зались такие факторы, как влияние научно-техниче¬ ского прогресса, воздейст¬ вие успехов социалисти¬ ческой системы хозяйства, возрастание экономиче¬ ской роли буржуазного государства и использова¬ ние новых методов госу¬ дарственно-монополисти¬ ческого регулирования капиталистической экономики, расширение емкости внутреннего рынка в результате борьбы рабочего класса в империалистических странах сительно быстрое увеличение Таблица 1 СРЕДНЕГОДОВЫЕ ТЕМПЫ РОСТА ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА И ЭКСПОРТА КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО МИРА (в %) периодом 1913— 1950 гг. 1959— 1970 гг. Промышленное производство Экспорт Составлено по: UN. «Statistical Yearbook», 1958. 1967; «Monthly Bulletin of Statistics», May 1971. за улучшение экономического и социального положения, увеличение выгод, приносимых международным разделе¬ нием труда. Сравнительно быстрое наращивание масштабов ка¬ питалистического производства оказалось наиболее важ¬ ным обстоятельством, усилившим потребность во внеш¬ них рынках, во всемерном развитии внешних экономиче¬ ских связей империалистических государств. Результатом явилось значительно более быстрое расширение между¬ народной капиталистической торговли в послевоенные годы (см. табл. I). По темпам роста мировая капитали- 36
стическая торговля опережает производство, т. е. идет процесс, противоположный тому, который наблюдался в предыдущие 30—40 лет. Это важная отличительная черта послевоенного экономического развития капитализ¬ ма. В этом факте нашли отражение те крупные измене¬ ния, которые произошли и происходят под воздействием научно-технического прогресса в специализации общест¬ венного труда. В свое время, давая характеристику роли техники в расширении капиталистического рынка и специализации производства, В. И. Ленин писал: «...пределы развитию рынка, при существовании капиталистического общества, ставятся пределами специализации общественного труда. А специализация эта, по самому существу своему, бес¬ конечна— точно так же, как и развитие техники... Прог¬ ресс техники должен повести за собой специализацию различных частей производства, обобществление их и, следовательно, увеличение рынка». И далее: «...когда буржуазное производство достигло высокой степени раз¬ вития, ему уже невозможно удержаться в рамках нацио¬ нального государства: конкуренция вынуждает капита¬ листов все расширять производство и отыскивать себе внешних рынков для массового сбыта продукта. Очевид¬ но, что необходимость внешних рынков для капиталистиче¬ ской нации так же мало нарушает тот закон, что рынок есть простое выражение общественного разделения тру¬ да при товарном хозяйстве и что, следовательно, он мо¬ жет расти так же бесконечно, как и разделение труда,— как мало кризисы нарушают закон стоимости»1. Особенность послевоенного периода по сравнению с предшествующим состоит в том, что прогресс науки и техники достиг таких размеров, а укрупнение производ¬ ства шло настолько интенсивно, что процесс разделения труда, выпочковывания <все новых и новых функций про¬ изводства и, следовательно, обмен все новыми и новыми потребительными стоимостями на рынке, в том числе на внешнем, протекал намного быстрее, чем рост капита¬ листического производства в целом. В отличие от дово¬ енных лет международная специализация, если брать развитые страны капитализма, имеет тенденцию все бо¬ лее распространяться уже не только на отдельные виды 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 1, стр. 95—96. 37
оборудования и другие готовые изделия, но и на отдель¬ ные узлы .и детали машин. Таблица 2 ДОЛЯ ЭКСПОРТА (ФОБ) В ВАЛОВОМ НАЦИОНАЛЬНОМ ПРОДУКТЕ ОСНОВНЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН (в %) Страны 1938 г. 1969 г. Страны 1938 г. 1969 г. США Япония Франция Италия Англия 4,0 9,6 10,7 14,3 15,4 ФРГ Канада Голландия Бельгия—Люк¬ сембург 5,4* 15,7 17,4 26,5 19,0 19,5 35,4 42,5 п римечание. Приведенные данные несколько занижены, поскольку экспорт товаров отнесен к общей стоимости ВНП, включающего, согласно ме¬ тодологии буржуазной статистики, и сферу услуг. ♦ Вся Германия. Составлено по: A. Maddison. Trade and Payments. — «Conference on the Mutual Repercusions of North American and Western European Economic Po¬ licies». Algarve (Portugal). 28.VIII. — 4.IX. 1969, p. 3; «OECD/Main Economic Indicators», April 1971, p. 138; «Monthly Bulletin of Statistics», May 1971, p. 110-113. Увеличение масштабов международной специализа¬ ции капиталистического производства, нашедшее выра¬ жение в более быстрых темпах роста внешней торговли по сравнению с промышленным развитием, имело двояко¬ го рода последствия. Во-первых, это привело к усилению зависимости экономики развитых стран капитализма от внешнего рынка. Экспортная квота почти у всех этих стран заметно увеличилась по сравнению с довоенным периодом. Во-вторых,—что является следствием перво¬ го — внешняя торговля, и особенно экспорт товаров, в свою очередь оказывает обратное воздействие на темпы развития капиталистического производства, выступает в качестве одного из стимуляторов экономического роста. В условиях, когда до 10, а зачастую и более процен¬ тов валового национального продукта реализуется вне пределов страны, внешний рынок, степень развития внеш¬ неэкономических связей становятся итя ряда стран, осо¬ бенно малых, одним из важных факторов развития про¬ цессов капиталистического воспроизводства. Другая характерная черта послевоенного развития международной капиталистической торговли — все более интенсивное движение товарных потоков между разви¬ тыми капиталистическими странами. Взаимный обмен товарами между этими странами растет намного быстрее 38
Таблица 3 УДЕЛЬНЫЙ ВЕС ВЗАИМНОЙ ТОРГОВЛИ РАЗВИТЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН В ОБЩЕМ ТОВАРООБОРОТЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО МИРА (подсчитано по экспорту; в %) 1938 г. 1948 г. 1968 г. 1970 г. 49,5 43,5 60,1 62,0 Примечание. Развитые страны — США, Канада, запад¬ ноевропейские страны, Австра¬ лия, Новая Зеландия, ЮАР, Япония. Рассчитано по: «Statistical Yearbook 1966», р. 391; «Monthly Bulletin of Statistics», June 1969, p. XII; June 1971, p. XII. промышленно развитых всего о мирового капиталистического товарооборота в целом. Все эти изменения связаны с сокращением территориаль¬ ной сферы господства импе¬ риализма, с последствиями ко¬ лониальной эксплуатации раз¬ вивающихся стран, с неблаго¬ приятными условиями, в кото¬ рых оказались эти страны на мировом капиталистическом рынке в результате монополи¬ стической практики цен и дис¬ криминационной политики ряда капиталистических госу¬ дарств. В то же время неправо¬ мерно недооценивать и круп¬ ные сдвиги, которые произо¬ шли в структуре производствен¬ ного и личного потребления в капиталистических странах. Речь идет прежде тенденции ко все большему увеличению в общем объеме спроса и предложения на мировом капиталистическом рынке доли изделий высокой степени переработки — от сложнейших агрегатов, механизмов, специального обору¬ дования производственного назначения до весьма непро¬ стых аппаратов и машин, предназначенных для личного потребления и обслуживания населения. Подобная тен¬ денция отражает структурные сдвиги в капиталистиче¬ ской экономике, рост важнейших отраслей промышленно¬ сти в развитых капиталистических странах, индустриали¬ зацию сельского хозяйства, значительное расширение сферы услуг и т. д. Страны развитого капитализма вы¬ ступают в наше время на мировом капиталистическом рынке и как основные производители, и как основные по¬ требители вышеназванных товаров Ч Проблемы сбыта, роль внешней торговли в значитель¬ ной степени выглядят по-новому еще и потому, что научно- технический прогресс подготовил условия для создания 1 Это особенно коснулось капиталистической торговли промыш¬ ленным оборудованием. Если к середине 50-х годов только половина оборудования, экспортируемого развитыми капиталистическими стра¬ нами, реализовалась на рынках этой группы стран, то в конце 60-х годов — свыше 3/4. 39
крупномасштабных производственных мощностей, мас¬ совых поточных и автоматизированных линий, для про¬ изводства изделий большими сериями ’. Все это приводит к резкому увеличению объема продукции, .производимой современными заводами. Оптимальные масштабы производства нередко пере¬ крывают возможности реализации продукции на внутрен¬ них рынках. Экспорт товаров становится одним из важ¬ ных условий функционирования 'процесса производства для все большего числа предприятий, для множества вновь создаваемых заводов и фабрик. И если в первые десятилетия нынешнего века лишь крупнейшие по тому времени предприятия работали на внешний рынок, то в 60-е годы существование и развитие не только отдель¬ ных заводов, но и целых отраслей производства оказыва¬ ется в прямой зависимости от экспорта1 2. В этом же направлении — к росту зависимости со¬ временного капиталистического производства от внешне¬ го рынка — действует тенденция, связанная с дальней¬ шим развитием комбинирования производства и созда¬ нием крупных промышленных комплексов. И здесь научно-технический прогресс открыл новые возможности, с одной стороны, для объединения самых различных ви¬ дов производств, имеющих общую технологическую ос¬ нову (вертикальное комбинирование или вертикальная интеграция производства), а с другой — для создания в одном промышленном комплексе системы однородных специализированных предприятий (горизонтальная инте¬ грация), управляемых из одного центра с помощью но¬ вейших методов электронно-вычислительной техники, с использованием единой научно-экспериментальной базы, общей сбытовой сети и т. д. Производственные возмож¬ 1 Минимальные размеры эффективных предприятий в США воз¬ росли к началу 60-х годов по сравнению с довоенным периодом: по производству автомобилей — в 4 раза, цемента — в 1,6, нефтеочист¬ ке— в 2—2,5 раза. Годовая мощность технологических линий в хи¬ мической промышленности Западной Европы увеличилась за 60-е го¬ ды (в тыс. т): по производству аммиака — со 100 до 400, мочеви¬ ны — с 90 до 350, этилена — с 50 до 350 и т. д. (см. «Мировая экономика и международные отношения», 1969, 10, стр. 35; 1970, № 2, стр. 108). 2 Доля экспорта в производстве машин и оборудования соста¬ вила к концу 60-х годов около 30% У Франции; от 30 до 40% у Англии, Швеции, Норвегии, Австрии; от 40 до 50% у ФРГ, Ита¬ лии, Голландии, Дании (см. БИКИ, 1970, приложение № 8, стр. 17). 40
ности современных «вертикальных» и «горизонтальных» промышленных комплексов, концентрирующих значи¬ тельные производственные мощности и определяющих ныне производственную структуру основных отраслей промышленности в странах развитого капитализма, все чаще выходят за рамки национальных рынков, за грани¬ цы спроса внутри страны. В теснейшей связи с научно-техническими достиже¬ ниями и открытиями развивается также тенденция к диф¬ ференциации продукции и расширению ее номенклатуры, к появлению все большего числа ранее не известных из¬ делий. Как уже отмечалось, огромное многообразие про¬ изводимых ныне товаров — результат прогресса специа¬ лизации общественного труда. Быстро растущая диффе¬ ренциация производства в условиях конкуренции толка¬ ет капиталистические предприятия ко все более частой замене изготовляемых изделий новыми товарами и со¬ ответственно к поискам новых потребителей, усиливает потребность во все более «гибких» рынках, способных поглощать эту новую продукцию, заставляет искать рын¬ ки сбыта не только внутри, но и за пределами страны. В то же время благодаря тенденции к дифференциа¬ ции создаются возможности для узкой специализации производства, для участия в международном разделении труда не только крупнейших, но и просто крупных и сред¬ них предприятий, не только больших, но и малых эконо¬ мически развитых капиталистических государств. Все это ускоряет развитие внешнеторговых отношений между империалистическими странами, интенсифицирует про¬ цесс международного обмена, насыщает его новейшими результатами производственной деятельности. Следовательно, ряд факторов, неразрывно связанных с научно-технической революцией,— несколько более быстрое развитие общих объемов промышленного произ¬ водства, изменение структуры спроса, рост минимальных размеров предприятий и комбинирование производства, усиление специализации общественного труда, дифферен¬ циация продукции и т. п.— привели к опережающему развитию мировой капиталистической торговли, внесли существенные изменения в ее механизм, в направления товарных потоков. Но воздействие научно-технического прогресса на ин¬ тернационализацию хозяйственной жизни этим не огра- 41
ничи'вается. Как известно, характерная особенность пос¬ левоенного периода — небывалое возрастание экономиче¬ ской роли самой науки, превращение ее непосредственно в производительную силу. В условиях государственно-монополистического ка¬ питализма научно-технический шрогресс становится од¬ ним из важнейших средств монополизации прибыли крупнейшими концернами и трестами, повышения их эко¬ номической мощи. Буржуазное государство активно вме¬ шивается в процессы, связанные с развитием науки и тех¬ ники, стремится их форсировать всеми имеющимися в его распоряжении средствами в целях сохранения и уп¬ рочения экономических и военно-политических позиций капитализма. Увеличение роли науки и применение ее достижений в производстве и экономике в целом, неравномерность развития по странам фундаментальных исследований, новой техники и технологии, рост специализации научно¬ технических разработок, наконец, тот очевидный факт, что наука по своей природе интернациональна,—все это нашло непосредственное отражение в экономических взаимоотношениях империалистических государств, выз¬ вав интенсивное развитие научно-технических связей, осуществляемых в самых различных формах. Прежде всего получил большое развитие междуна¬ родный обмен на коммерческой основе патентами, лицен¬ зиями, технологическим опытом, новейшими методами организации и управления наукой и производством. Этот вид обмена становится своеобразной сферой меж¬ дународной капиталистической торговли, развивающейся преимущественно между индустриальными странами ка¬ питализма. По приблизительным оценкам, общий объем продаж патентов и лицензий этими странами достиг к се¬ редине 60-х годов около 2 млрд, долл., что составляет примерно ’/is общего объема их расходов на науку и ис¬ следовательские разработки. Наряду с этим резко воз¬ росли масштабы патентования фирмами принадлежащих им изобретений в иностранных государствах. К середине 60-х годов в большинстве капиталистических стран (ис¬ ключением являются США, Англия, ФРГ и Япония) чис¬ ло патентов, выдаваемых иностранцам, намного превы¬ шало число патентов, получаемых местными заявителя¬ ми (см. табл. 4). * 42
Таблица 4 Некоторые данные о влиянии научно-технического прогресса на внешнеэкономические связи ОСНОВНЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Страны Расходы НИОКР*, млрд, долл. Экспорт продукции наукоемких отраслей** Внешняя торговля патентами и лицензи¬ ями, млн. долл. млрд. долл. % К экспо¬ рту готовой продукции поступле¬ ния платежи Доля патен¬ тов, вы¬ данных ино¬ стран¬ цам, % (2) | (3) | (4) | (5) (6) США ФРГ. . Англия Франция . . Япония . . 11,66 8,76 4,85 3,33 4,13 43,5 33,1 33,2 30,2 27,6 225*** 101 70**** 54 133*** 283 165**** 143**** 25 45 75 68 32 (1) — 1970 г.; (2), (3), (4). (5), (6) - 1969 г. * НИОКР — научные исследования и опытно-конструкторские разра¬ ботки. ♦* Продукция отраслей с наиболее высокими расходами НИОКР: авиа¬ моторы, тракторы, счетно-вычислительные машины, металлообрабатывающие станки, электроэнергетическое оборудование, телекоммуникационная аппарату¬ ра, электронные лампы, автомобили, самолеты, профессиональные, научные и контрольные приборы, фото- и оптическая аппаратура, часы. * ** 1965 г. * *** 1967 г. Источники: «Monthly Bulletin of Statistics*, June 1970; «OECD, Statistics of Foreign Trade, Market Summaries» .January—December, 1969. Paris 1970; БИКИ, 13.11.1969; 6.П 1.1971; «Industrial Property», December 1970; а также оценки Института мировой экономики и международных отношений АН СССР. Особая роль принадлежит науке и технике в разви¬ тии экспортных возможностей того или иного предприя¬ тия, концерна, страны в целом, в завоевании и упрочении ими позиций на том или ином товарном рынке. Не слу¬ чайно 'Наибольший успех в вывозе продукции выпадает на долю отраслей, в которых затраты на научные иссле¬ дования и опытно-конструкторские разработки наиболее велики. Именно эти, так называемые наукоемкие отрасли в значительной мере определяют ныне размер экспорт¬ ных операций развитых капиталистических стран. Как показывают данные табл. 4, сосредоточение в США научных исследований и разработок наиболее круп¬ ного масштаба позволяет им иметь наиболее прогрес¬ сивную по сравнению с другими капиталистическими странами структуру экспорта готовой продукции и од¬ новременно выступать на мировом капиталистическом 43
рынке в качестве ведущего экспортера патентов И лйцёй- зий. Глубинные причины широкой интернационализации связей в области науки и техники, как и в сфере внешне¬ торгового обмена, лежат в потребностях самого произ¬ водства. Масштабы развития фундаментальных и при¬ кладных исследований, степень и быстрота овладения новой техникой и технологией, новизна выпускаемых из¬ делий стали одним из важнейших факторов, определяю¬ щих эффективность производства в рамках промышлен¬ ных комплексов и на отдельных предприятиях, их рента¬ бельность и конкурентоспособность на внутреннем и знешних рынках. Вместе с тем научно-техническая революция поста¬ вила современное капиталистическое производство перед трудноразрешимой дилеммой. С одной стороны, научно- технический прогресс создает все новые и новые возмож¬ ности для развития производства; сокращаются сроки от рождения научной идеи до ее вещественной реализации; ускоряется старение оборудования; возрастает необхо¬ димость его модернизации и замены часто до наступле¬ ния не только физического, но и морального износа; со¬ здаются условия для использования новой техники бук¬ вально на всех этапах производственного процесса, включая и управление им. Все это требует от предприя¬ тия или фирмы гораздо большего динамизма, маневрен¬ ности, быстрой приспособляемости к новым условиям. Фактор времени превращается в решающую силу, опре¬ деляющую успех или поражение той или иной компании, ее жизнеспособность, ее существование. С другой стороны, с развитием науки и появлением все новых и новых отраслей знаний чрезвычайно услож¬ няется процесс научно-исследовательских разработок, растет их дороговизна. Время, протекающее с мо¬ мента, когда научное открытие воплощено в опытный образец, в прототип, «пилотную установку» будущего оборудования или другого готового изделия, и до того, как этот новый товар приобретет «коммерческий вид» и выйдет на рынок, все еще остается очень продолжи¬ тельным. В результате увеличиваются расходы, связан¬ ные с необходимостью перестройки имеющегося и со¬ зданием нового производственного цикла, с заменой и об¬ новлением оборудования, со всей организацией произ¬ 44
водства и сбыта продукции. Существующие же размеры капиталистических предприятий, компаний и даже целых стран, их экономический и научно-технический потенциал, их финансовые возможности часто оказываются недоста¬ точными для решения крупных научно-технических за¬ дач, быстрого освоения научных открытий, использова¬ ния выгод, приносимых прогрессом науки и техники1. Выход из этого противоречия капитализм ищет на испытанных уже путях дальнейшей концентрации и цен¬ трализации капитала внутри и вне страны. Вместе с тем он использует и такие сравнительно новые средства, как специализация концернов на определенных видах исслет довательской деятельности, международная кооперация в области исследований, опытно-конструкторских разра¬ боток, создание совместных проектов предприятиями, фирмами, государственными учреждениями разных стран, приобретение за рубежом результатов исследова¬ ний, международный обмен научно-технической инфор¬ мацией. Научно-технический прогресс не только вызвал к жиз¬ ни потребность в новых формах интернационализации хозяйственных связей, но и создал ряд благоприятных предпосылок для их развития. Усовершенствование те¬ лефонной и телеграфной служб, широкое использование телевизионной, радио- и телетайпной систем и переход к космическим спутникам связи, дальнейшее совершенст¬ вование и создание новых скоростных видов автомобиль¬ ного, железнодорожного, морского, воздушного пасса¬ жирского транспорта и средств доставки грузов, введе- 1 Согласно оценкам американской исследовательской компании «Макгроу — Хилл», для 2/3 промышленности даже такой страны, как США, главным препятствием на пути расширения научно-исследова¬ тельской работы являются финансовые затруднения и проблема спе¬ циалистов. К 1966 г. нижняя граница стоимости первоначальной фазы разработки большинства новых проектов составляла приблизи¬ тельно 1 млн. долл. Верхняя же граница достигала более 1 млрд, долл. — для комплексных систем вооружения, космических систем и некоторых гражданских проектов (разработка реакторов на быстрых нейтронах потребовала, например, 2 млрд. долл.). Комментируя эти данные, буржуазный экономист Э. Янч приходит к следующему вы¬ воду: «проблема мобилизации ресурсов стоит на повестке дня в тече¬ ние последних 25 лет — периода, в котором возможности техническо¬ го прогресса превзошли финансовые и человеческие ресурсы» (Е. Jantsch. Technological Forecasting in Perspective. Paris, 1967, p. 65). 45
киё новых систём сбора, хранения, обработки, доставки информации с помощью электронной вычислительной тех¬ ники и т. д. — все это открыло широчайшие возможности общения между государствами. Новые явления коснулись и такой важной сферы эко¬ номических отношений империалистических государств, как экспорт капитала. Сравнительно высокая норма накопления в большинст¬ ве стран монополистического капитала в послевоенный период потребовала большой массы капитальных и де¬ нежных средств. Это было связано сначала с необходи¬ мостью восстановления потерпевшего урон в годы вто¬ рой мировой войны хозяйства, затем с перестройкой его структуры, развитием новых отраслей производства (атомной энергетики, электроники, синтетической химии и т. д.), с возросшими расходами на науку, техническое перевооружение и профессиональное обучение, с мили¬ таризацией капиталистической экономики. Несмотря на то что капитализм использовал различные источники на¬ копления (начиная от самофинансирования предприятий, привлечения вкладов банков, сбережений и средств стра¬ ховых обществ, пенсионных и сберегательных касс, раз¬ вития внутреннего рынка ценных бумаг и кончая мето¬ дами перераспределения национального дохода с по¬ мощью государства и его экономической политики), мобилизация средств в национальных рамках зачастую оказывалась недостаточной. Усилилась потребность в международном объединении капиталов, в интернацио¬ нальном соединении материальных и финансовых ресур¬ сов монополий различных стран. Однако это одна сторона вопроса. Другая же состоит в том, что несмотря на большие потребности в свободных денежных средствах, которые испытывало большинство империалистических стран, многие из них одновременно увеличивали вывоз капитала, как частного, так и госу¬ дарственного, как ссудного, так и производительного. Это было вызвано рядом причин. Прежде всего необходимость вывоза капитала, как показал ленинский анализ импе¬ риализма, создается тем, что «в немногих странах капи¬ тализм «перезрел», и капиталу недостает... поприщ «при¬ быльного» помещения»1. В условиях же борьбы двух про- 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 360. 46
тивоположных систем и краха колониальных империи современный империализм наряду с экспортом частного капитала прибегает к вывозу государственного капитала, а также к предоставлению помощи тем районам и стра¬ нам мира, где он рассчитывает удержать свои экономи¬ ческие и военно-стратегические позиции, оказывать влия¬ ние на их экономику и политику Потребность во внешних источниках финансирования у одних стран, избыток капитала у других, а также со¬ четание этих обоих факторов в рамках одних и тех же стран — все это стимулировало экспорт капитала в са¬ мых различных формах. Представление о динамике международной миграции капитала за последние полвека в самом общем, весьма приблизительном виде могут дать следующие данные. Таблица 5 ЗАГРАНИЧНЫЕ ЧАСТНЫЕ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ ОСНОВНЫХ ЭКСПОРТЕРОВ КАПИТАЛА (в млрд, долл.) 1913— 1914 гг. 1938 г. 1945 г. 1958 г. 1967 г. Всего США Англия . Франция ФРГ Прочие 44,0 3,5 18,0 9,0 5,8** 7,7 53,0 12,0 23,0 4,0 1,0 13,0 (50,8)* 16,8 14,0 ( 6,0) ( 1,0) (13,0) 101 54 20 (Ю) 2 15 228 117 43 (17) 12 39 * В скобках указаны оценочные данные. ♦♦ Вся Германия. Подсчитано А. А. Манукяном (см. «Мировая экономика и международные отношения», 1969, Ns 12, стр. 15). Приведенные оценки нуждаются в поправках, связан¬ ных, в частности, с необходимостью принимать во внима¬ ние инфляционный рост цен. Но и с учетом этого фак¬ тора общая картина изменений остается внушительной: заграничные вложения в конце 60-х годов примерно в 4 раза превысили довоенный уровень и более чем удвои¬ лись в последнее десятилетие. Данные свидетельствуют, таким образом, о значитель¬ ном росте интернационализации капитала. Однако карти¬ на была бы неполной, если остановиться лишь на Maę-
штабах отмеченного процесса. Не менее важно видеть новые явления, которыми сопровождается международ¬ ная миграция капитала. Современная статистика не позволяет составить сколько-нибудь полную картину изменений, происшед¬ ших в развитии различных форм экспорта капитала в послевоенные годы. Отсутствуют, напрцмер, суммар¬ ные показатели движения иностранных портфельных ин¬ вестиций, ссудного капитала -между развитыми странами, в частности фирменных и банковских кредитов, предо¬ ставляемых этими странами друг другу, движения про¬ мышленных акций. Тем не менее анализ ряда данных, приводимых в советской и зарубежной литературе, дает, как нам кажется, основание выделить следующие тен¬ денции, характерные для международной миграции капи¬ тала послевоенных лет: быстрый рост экспорта частного производительного капитала, намного перекрывающего по своим масштабам ругие формы вывоза капитала; значительное развитие экспорта государственного капи¬ тала как на двусторонней, так и на многосторонней ос¬ нове (преимущественно в форме предоставления займов и кредитов развивающимся странам со стороны развитых государств); быстрое развитие международного коммер¬ ческого (фирменного и банковского) кредита, который выступает как мощный рычаг, стимулирующий экспорт готовых изделий, особенно оборудования из развитых стран капитализма; довольно заметный рост в середи¬ не— конце 60-х годов эмиссии иностранных облигаций при довольно слабом общем развитии в послевоенные годы международного рынка ценных бумаг. В советской литературе уделено большое внимание проблемам развития экспорта государственного капита¬ ла и другим формам движения средств из империалисти¬ ческих стран в развивающиеся. Учитывая это, мы оста¬ новимся лишь на одном вопросе, касающемся существен¬ но нового в экспорте частного производительного капи¬ тала. Характерным является быстрый рост в послевоенные годы заграничных частных инвестиций и сдвиги в их гео¬ графическом распределении. Если в начале века капи¬ тал преимущественно направлялся в отсталые страны, то в 60-е годы он все более вывозится в высокоразвитые страны капитализма.
Таблица 6 ИЗМЕНЕНИЯ ОБЪЕМОВ И НАПРАВЛЕНИЯ ЗАГРАНИЧНЫХ ПРЯМЫХ ЧАСТНЫХ ВЛОЖЕНИЙ 1950 г. 1957 г. 1967 г. Вывезено всего, млрд. долл. В том числе в империалистические страны, % около 15 менее 50 41 100 66 Источник. S. Rolfe. The International Corporation. Paris, 1969, p. 146, и оценки автора. Так, по нашим оценкам, накануне первой мировой войны в развитые по тому времени страны капитализма экспортировалось менее 40%, а в отсталые — более 60% заграничных капиталов К середине 60-х годов это соот¬ ношение изменилось и составляло соответственно 66 и 33%—та же тенденция, что и в капиталистическом эк¬ спорте товаров. Причины столь значительных изменений в сфере при¬ ложения частного капитала многообразны. Капиталисти¬ ческий бизнес отнюдь не отказался от политики неоколо¬ ниализма в отношении своей бывшей колониальной периферии. Однако опасения национализации иностранно¬ го капитала в развивающихся странах, боязнь неустойчи¬ вости в нихполитических режимов заставляют монополии перекладывать связанный со всем этим риск на буржуаз¬ ное государство. Вместе с тем существенно меняются не только полити¬ ческие, но и экономические условия вывоза капитала. Если в начале века выбор той или иной страны в качест¬ ве сферы приложения капитала определяли такие факто¬ ры, как источники сырья, низкая цена земли, дешевая рабочая сила, то к середине века первостепенное значе¬ ние приобрели другие критерии. Использование в высокоразвитых странах капитализ¬ ма местных, ранее трудно доступных и низкокачествен¬ ных источников полезных ископаемых, широкое произ¬ водство синтетических заменителей естественного сырья, рост самообеспеченности этих стран продовольствием 1 Оценки основаны на данных, приводимых В. И. Лениным в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (сад, В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, сгр. 361). 4 М. М. Максимова
и сельскохозяйственным сырьем, создание и получение новых видов энергии — все это несколько снизило роль отсталых стран как сферы приложения капитала (исклю¬ чение составляют районы, богатые нефтяными месторож- 1ениями, рудами редких и цветных металлов и некоторы¬ ми другими видами сырья, по-прежнему широко привле¬ кающие частный иностранный капитал). В то же время в связи с глубокими структурными сдвигами в капиталистической экономике наиболее при¬ быльными сферами приложения капитала становятся уже не столько добыча сырья и его первичная обработ¬ ка, сколько отличающиеся высокой степенью обработки наукоемкие отрасли — электроника, производство специ¬ альных видов оборудования, авиастроение, химия поли¬ мерных материалов, фармацевтическая промышленность и т. д., характерные для современной структуры произ¬ водства наиболее развитых капиталистических стран. Одним из существенных условий приложения капи¬ тала стало наличие квалифицированных рабочих и спе¬ циалистов, людей интеллектуального труда — инженеров, экономистов, юристов. Часто для монополий оказывает¬ ся выгоднее перемещать квалифицированную рабочую силу к источникам приложения капитала, т. е. в разви¬ тые капиталистические страны, а не наоборот, как было в начале века. Тогда капитал устремлялся преимущест¬ венно в страны с избыточной дешевой и необученной ра¬ бочей силой. Важным критерием приложения капитала оказался и такой фактор, как емкость рынка той страны, куда капи¬ тал вывозится, объем спроса на будущие товары, ;ля г производства которых инвестируется капитал. Экспорт капитала к источникам сырья сопровождался вывозом добытого сырья в страну-инвестор. Создание же автомо¬ бильных, химических, электронных заводов на террито¬ рии другой страны чаще всего имеет конечной целью сбыт продукции этих предприятий либо на месте, либо в соседних с ними районах и странах (см. табл. 7). Все это дает возможность корпорациям более полно учесть спрос потребителей, приспособиться к быстро ме¬ няющимся условиям рынка, использовать местную сбы¬ товую сеть и т. д. и в конечном счете приобрести допол¬ нительные выгоды от реализации продукции, производи¬ мой в районах ее потребления. * 50
Таблица 7 ПРОДАЖИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПРОДУКЦИЙ ЗАГРАНИЧНЫМИ ФИЛИАЛАМИ АМЕРИКАНСКИХ ФИРМ * (в % к итогу) Западная Латинская Европа Америка Канада Прочие страны Местные продажи Экспорт в другие страны Экспорт в США 74 24 2 76 67 14 10 10 23 80 15 5 * Данные за 1968 г. Рассчитано по: «Survey of Current Business», October 1970, p. 20. Таковы те факторы, которые вызывают изменения в направлениях международной миграции частного про¬ изводительного капитала. Но этим дело не ограничива¬ ется. В наше время все страны развитого капитализма, как крупные, так и малые, являются одновременно и экс¬ портерами, и импортерами капитала. Это связано с тем, что современные условия разви¬ тия производства, как уже отмечалось, требуют больших капитальных затрат. Растет капиталоемкость науки. Воз¬ растают масштабы вложений, необходимых для созда¬ ния передовых отраслей. Резко возрастают расходы, свя¬ занные с образованием, подготовкой и переподготовкой рабочей силы, специалистов различных профилей, уче¬ ных. В результате проблема мобилизации денежных и материальных ресурсов приобретает такие масштабы, что ее решение оказывается под силу далеко не каждой даже крупной национальной компании и соответственно не каждой империалистической стране, тем более малой. Возникает необходимость в международном объединении капиталов. Указанный процесс усиливается и в связи с тем, что, несмотря на ускоряющуюся нивелировку экономическо¬ го развития империалистических стран, продолжает со¬ храняться, а в ряде случаев и обостряться скачкообраз¬ ность в развитии отдельных предприятий, отдельных мо¬ нополий, отдельных отраслей, отдельных государств. Наиболее крупные и наиболее мощные в экономическом, финансовом, научно-техническом отношении капитали¬ стические предприятия, монополии, отрасли, страны — а это прежде всего Соединенные Штаты Америки и их 4 51
корпорации1 — получают возможность первыми Исполь¬ зовать выгоды научно-технического прогресса, «снять сливки» с тех открытий, даваемых наукой и техникой, с тех достижений в области современной системы органи¬ зации и управления производством, использование кото¬ рых обеспечивает им более быстрое продвижение вперед и одновременно делает их еще богаче, увеличивает и без того крупные накопления в них капитала, создает новые и новые возможности для его экспорта, для выгодного приложения в других странах. Таким образом, налицо ряд серьезных сдвигов и важ¬ ных новых явлений в различных сферах интернациона¬ лизации хозяйственной жизни: во внешней торговле и международном разделении труда, в международном обмене в области науки и техники, в экспорте капитала. Однако характерной особенностью послевоенного перио¬ да, неразрывно связанной с происходящей научно-техни¬ ческой революцией, является усиление процессов интер¬ национализации непосредственно в производственной сфере. Как подчеркивал В. И. Ленин в своем анализе моно¬ полистического капитализма, уже на начальных этапах развития империализма концентрация производства и капитала достигла такого уровня, когда на авансцену мирового рынка стали выходить международные пред¬ приятия и производственные объединения, крупнейшие концерны и тресты, располагавшие сетью зарубежных предприятий на территории нескольких государств1 2. Это означало, что мирохозяйственные связи капитализ¬ ма, распространявшиеся прежде на сферу обмена и обра¬ щения, стали все более охватывать и производственную сферу, знаменуя собой, по определению В. И. Ленина, новую «ступень всемирной концентрации капитала и про¬ изводства» 3. Процесс втягивания непосредственно производства в сферу межгосударственного экономического общения многократно усилился за последнюю четверть века. К причинам, которые вызвали после войны рост экспор¬ 1 На протяжении 60-х годов экспорт частного производительного капитала из США составлял свыше 60% общего объема заграничных частных инвестиций капиталистического мира. 2 Подробнее см. главу 3 данной работы. 3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч.» т. 27, стр. 364. 52
та капитала й одновременно усилили интернационали¬ зацию производства, добавились и другие. Одна из них состоит в том, что с ростом концентрации и увеличением минимальных размеров эффективных предприятий, с повышением роли науки в производстве, с усложнением и удорожанием научных экспериментов, технологических разработок, проектирования промыш¬ ленных объектов, конструирования новейших моделей оборудования резко растут расходы, необходимые для создания современных промышленных установок и заво¬ дов, отвечающих требованиям научно-технического про¬ гресса. Связанные с этим вложения окупаются быстрее и полнее, если проектируемые установки или завод соз¬ даются не в единственном числе, а, так сказать, в не¬ скольких экземплярах и даже сериях. В таком случае сокращаются удельные затраты, приходящиеся на вновь созданную производственную единицу, снижаются из¬ держки производства и увеличивается масса прибыли от продажи общего объема произведенной продукции про¬ порционально числу вводимых в действие установок или предприятий. Поскольку же внутренний рынок той или иной страны далеко не всегда в состоянии поглотить всю массу вновь изготовленной продукции, монополии стре¬ мятся заранее либо вывезти часть спроектированных и созданных установок (заводов) на территорию других стран, обосновав в них или расширив существующие промышленные филиалы, либо построить там эти уста¬ новки (заводы) совместно с другими зарубежными ком¬ паниями, либо, наконец, просто продать их иностранному заказчику. Как будет показано в следующих главах, монополии уже не двух-трех наиболее мощных империалистических держав, а практически всех высокоразвитых капитали¬ стических стран располагают ныне за рубежом промыш¬ ленными объектами и тесно связанными с ними сбытовы¬ ми и обслуживающими предприятиями. На территории иностранных государств создаются не только отдельные заводы, но и крупные промышленные комплексы как уси¬ лиями компаний одной страны, так и путем совместного участия капиталов корпораций ряда стран. Эти между¬ народные капиталистические промышленные комплексы символизируют собой новую ступень интернационализа¬ ции производства. Об ее масштабах свидетельствует тот 53
факт, что стоимость продукций, производимой загранич¬ ными филиалами капиталистических компаний, состав¬ ляет ныне значительную долю (около 15%) совокупного национального продукта всех капиталистических стран и почти в полтора раза превосходит объем мирового ка¬ питалистического экспорта (см. табл. 11). Капиталистическое производство принимает все более интернациональный характер и в связи с расширением кооперационных производственных связей, увеличением роли международных форм такой кооперации. Отдельные звенья технологического процесса все чаще выполняются уже не на данном и не на соседнем предприятии в рам¬ ках одной страны, а группой различных зарубежных предприятий-субподрядчиков. Кооперированные постав¬ ки продукции из-за рубежа в отличие от обычных форм международной торговли являются составными частями производственного процесса, теснейшим образом связан¬ ными во времени и в технологическом отношении со всем циклом основного производства. Рост интернационализации производства обусловлен также комплексным характером многих международных операций, связанных с экономическим обменом между ка¬ питалистическими предприятиями и компаниями разных стран. Если еще 20—30 лет назад международная капи¬ талистическая торговля выражалась преимущественно в кратковременном акте купли-продажи того или иного товара, то теперь заключением контракта кладется лишь начало большому комплексу взаимных экономических связей между иностранными поставщиками и заказчи¬ ками, начиная от сферы проектирования и технологиче¬ ских разработок до установки, наладки, испытания и вво¬ да в эксплуатацию оборудования и его последующего тех¬ нического обслуживания. Капиталистическое производство во всех его звеньях, на всех его ступенях втягивается в сферу межгосударст¬ венного экономического общения. Международный обмен потребительными стоимостями сопровождается обменом научно-техническими знаниями, технологическим опытом, специалистами, услугами. Увеличивается поток рабочей силы, мигрирующей из одной страны в другую ’. Растут 1 По приблизительным оценкам, ежегодная международная миграция рабочей силы возросла к середине 60-х годов до 4 млн. че¬ ловек («Demografie Yearbook 1966». New York, 1967 p. 641—670). 54
быстрыми темпами международные транспортные пере¬ возки, международные страховые и фрахтовые операции и сделки Резко возрастает роль кредитно-денежных операций, обслуживающих международную капитали¬ стическую торговлю, хотя объем золотовалютных резер¬ вов постоянно и значительно отстает от масштабов раз¬ вития мировой торговли в целом, порождая этим ряд особенно серьезных противоречий в валютной сфере1 2. Производство все возрастающего объема продукции на внешний рынок, миграция из страны в страну увеличи¬ вающихся масс капитала, людских ресурсов, товарных потоков, научно-технической и экономической информа¬ ции вплотную ставят современный капитализм перед не¬ обходимостью регулирования движения основных эле¬ ментов производственного процесса в международном масштабе. Возникает потребность в сборе, изучении и обобщении национальной и международной экономической и науч¬ но-технической информации, в учете настоящих и буду¬ щих потребностей в сфере как производственного, так и личного потребления, в прогнозировании мирового ка¬ питалистического производства и сбыта. Встает пробле¬ ма организации и регулирования мирового капиталисти¬ ческого рынка, валютных отношений (ибо от этого в боль¬ шой мере зависит ход циклического развития внутренней экономики капиталистических государств). Особое зна¬ чение приобретает решение проблем, связанных с раз¬ витием средств транспорта, связи. Все более важной за¬ дней становится регулирование миграции рабочей силы из одной капиталистической страны в другую, по¬ скольку миграция сопряжена с рядом острых социальных последствий. 1 Объем международных морских перевозок с 1938 по 1969 г. увеличился в 4,6 раза, железнодорожных — в 4,2, воздушных (только за последние 10 лет) — в 3,2 раза («Statistical Yearbook 1967», р. 77; «Monthly Bulletin of Statistics», August 1971, p. VIII—IX). 2 Золотовалютные резервы капиталистического мира выросли с 27,6 млрд. долл, в 1938 г. до 92,5 млрд. долл, к концу 1970 г., т. е. в 3,3 раза. Мировой капиталистический импорт увеличился за это время с 23,6 млрд, до 291 млрд, долл., т. е. более чем в 12 раз («Statistical Yearbook 1963»; «Monthly Bulletin of Statistics», August 1971, p. VIII—IX). Проблема международной ликвидности, которую отражают приведенные данные, — одна из многочисленных трудно¬ разрешимых проблем, связанных с быстрыми процессами интернацио¬ нализации хозяйственной жизни империалистических стран.
Все это свидетельствует о том, что масштабы и по¬ требности капиталистического производства все более перекрывают границы внутреннего спроса. В полной мере подтверждается вывод В. И. Ленина о том, что «произво¬ дительные силы мирового капитализма переросли огра¬ ниченные рамки национально-государственных делении»1. Современный империализм оказался вынужденным как-то приспосабливать капиталистические производст¬ венные отношения к потребностям развития производи¬ тельных сил не только внутри тех или иных государств, но и вовне, в сфере их связей и отношений на мировом капиталистическом рынке. Он пытается это делать, ис¬ пользуя основных средства: частнокапиталистиче¬ ское, т. союзов ское, т. е. с помощью международных монополистических и соглашении, и государственно-монополистиче- е. путем прямого вмешательства буржуазного го¬ сударства в сферу внешних экономических отношений, в том числе и путем создания различного рода интегра¬ ционных группировок, охватывающих ряд государств. Содействуя решению одних проблем, использование этих средств неизбежно порождает другие трудности и противоречия, ведет к обострению конкурентной борьбы на мировом капиталистическом рынке, усиливает нерав¬ номерность развития капиталистических стран и их эко¬ номических группировок, углубляет межимпериалисти¬ ческое соперничество. Тенденция к интернационализации хозяйственной жизни, исторически прогрессивная в своей основе, ока¬ зывается в непримиримом противоречии с закономерно¬ стями развития мирового капиталистического хозяйства, с частнокапиталистической оболочкой, в которой проис¬ ходит развитие производительных сил капитализма. ГЛАВА 3 МОНОПОЛИИ КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Существенные сдвиги в производительных силах ка¬ питализма, развитие интернационализации производства и капитала, сопровождающееся рядом новых явлений 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 26, стр. 162.
во внешнеэкономических связях империалистических стран,— все это, не меняя природы, сущности империа¬ лизма как социально-экономической системы, не могло не оказать определенное воздействие на его производ¬ ственные отношения, и прежде всего на монополии, со¬ ставляющие его экономическую основу. Монополии вы¬ нуждены приспосабливаться к меняющимся условиям производства и обмена не только внутри, но и вне импе¬ риалистических стран, к тем быстрым изменениям в меж¬ дународной экономической жизни, которые вызваны рос¬ том мирового социализма и научно-технической револю¬ цией второй половины века. Сужение территориальной сферы господства империа¬ лизма, выход на мировой рынок социалистических стран, завоевание политической независимости развивающими¬ ся государствами и рост их экономической самостоятель¬ ности-— все это сократило возможности маневрирования монополий, ограничило географические рамки их внеш¬ неэкономической экспансии. В то же время произош¬ ло резкое обострение конкурентной борьбы монополий различных стран за рынки и сферы влияния. Это обус¬ ловлено такими явлениями, как развитие государственно- монополистического капитализма и широкое использова¬ ние монополиями государственной поддержки своей внешнеэкономической деятельности; рост интернациона¬ лизации экономической жизни и включение в сферу ми¬ рохозяйственных связей капитализма все нового и нового числа компаний и отраслей хозяйства; быстрые сдвиги в структуре производства и спроса под влиянием научно- технической революции и рост значения ряда новых кри¬ териев капиталистической конкуренции. На внешнем рынке, так же как и на внутреннем, внутриотраслевая и межотраслевая конкуренция дополнились конкуренци¬ ей между продуктами-субститутами, старыми и новыми товарами, новыми и новейшими. Наряду с ценовой меж¬ дународной конкуренцией возникла конкуренция новиз¬ ны товаров, их качества, ассортимента, технической ха¬ рактеристики, сроков поставки, методов обслуживания покупателя, условий предоставления кредитов, финансо¬ вых расчетов с заказчиком, средств рекламы. Исход конкурентной борьбы монополий на между¬ народной арене в их погоне за прибылями все более предопределяют такие факторы, как абсолютные разме¬ 57
ры компании в целом и её способность обеспечить Доста¬ точно крупное производство для каждого производимого продукта в отдельности; масштабы накопления и воз¬ можность маневрирования крупными денежными и ма¬ териальными ресурсами; степень использования научно- технических достижений и новизна производимой про¬ дукции; наличие долговременной стратегии производства и сбыта и способность быстро реагировать на изменения спроса. середины 50-х годов развернулся процесс приспо¬ собления монополий к новым условиям мирового капи¬ талистического рынка и международной конкуренции,— процесс, неразрывно связанный с дальнейшим усилением концентрации и централизации капитала. Этот процесс затронул в первую очередь масштабы, внутреннюю струк¬ туру и организацию основных капиталистических корпо¬ раций, систему производственных, научно-технических, финансовых, технологических связей внутри этих корпо¬ раций, их связи и отношения с другими монополистиче¬ скими объединениями и с немонополизированным сек¬ тором прежде всего в рамках каждого из империа¬ листических государств. В ведущих монополистических объединениях происходила и происходит перестройка всех звеньев экономического организма, начиная от соз¬ дания и расширения научно-экспериментальных центров, реорганизации производственных процессов, обновления и модернизации оборудования и кончая введением но¬ вейших систем управления экономической деятельностью, основанных на использовании электронно-вычислитель¬ ной техники, современных методов организации сбыта, прогнозирования развития отдельных отраслей и товар¬ ных рынков. Одновременно во всех империалистических странах ускоренными темпами осуществляется аккумуляция ка¬ питалов путем слияний компаний и поглощений более мелких более крупными, сопровождаемая перестройкой предприятий и фирм, слившихся с тем или иным концер¬ ном, применительно к его производственной, технологи¬ ческой, финансовой, организационной структуре. Все это способствовало, как уже отмечалось, увеличению эконо¬ мической и финансовой мощи ведущих капиталистиче¬ ских корпораций, созданию крупнейших промышленных комплексов. Каждый из таких комплексов располагает 58
системой специализированных заводов, связанных друг с другом не только общим владением капитала, но и про¬ изводственной кооперацией. Подобные комплексы, объе¬ диняя нередко полный цикл производства тех или иных видов машин, оборудования или других готовых изделий, менее зависят от стихии рынка (в той мере, в какой это касается их внутреннего товарооборота) и обладают значительно более прочными позициями в конкурентной борьбе, нежели компании с небольшим количеством пред¬ приятий. В стремлении избежать наиболее разрушительных последствий конкуренции, как-то элиминировать коле¬ бания спроса концерны и тресты все более расширяют операции по скупке самых различных предприятий и ком¬ паний, часто вообще не связанных технологически с ос¬ новным профилем производства. Сначала в США, а в по¬ следнее время и в Западной Европе, Канаде, Японии образовались концерны-конгломераты, получившие воз¬ можность более широкого маневрирования производст¬ венными и финансовыми ресурсами в зависимости от по¬ ложения дел, складывающихся на внутренних и внешних рынках. Рост экономической мощи капиталистических концер¬ нов происходил повсеместно, во всех империалистических Таблица 8 доля ОБОРОТА КРУПНЕЙШИХ КОМПАНИЙ • В ВАЛОВОМ НАЦИОНАЛЬНОМ ПРОДУКТЕ (ВНП) КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН ** 1958 г. 1969 г. Страны Коли¬ чество компа¬ ний Доля оборота в ВНП, % Сред¬ ний оборот на одну компа¬ нию, млн. долл. Количе¬ ство ко¬ мпаний Доля оборота в ВНП, OZ Сред¬ ний оборот на одну компа¬ нию, млн. долл. США Англия ФРГ Франция Италия . . Бельгия и Голландия 98 16 15 6 2 25,2 16,7 15,1 5,8 3,3 7,1 1169 676 557 492 514 674 249 39 23 20 7 6 40,3 36,9 20,3 15,3 11,6 18,2 1533 1036 1353 1065 1361 1354 * С годовым оборотом свыше 400 млн. долл, каждая. *♦ Без международных концернов «Ройял датч-Шелл», «Юнилевер», «Аг¬ фа — Геверт». ,, Рассчитано по: “Yearbook of National Accounts Statistics 1969’ , vol, II, p. 16—19; «Fortune», July, August 1959; May, August 1970. 59
странах, что привело к значительному усилению их роли в экономике этих стран (см. табл. 8). Упрочению позиций национальных монополий в меж¬ дународной конкурентной борьбе содействует и быстро развивающаяся после войны система долговременных связей и соглашений между различными корпорациями, фирмами, предприятиями, сохраняющими свою финансо¬ вую самостоятельность. Подобные связи между компа¬ ниями внутри каждого империалистического государства обеспечивают его участникам, и прежде всего наиболее мощным из них, выигрыш во времени, облегчают мобили¬ зацию недостающих капиталов, научно-технических изо¬ бретений, технологического опыта и в конечном счете усиливают их позиции в борьбе за рынки и сферы влия¬ ния не только внутри, но и вне страны ’. Реальная эконо¬ мическая сила капиталистических концернов значитель¬ но возрастает и благодаря большому количеству согла¬ шений с мелкими и средними фирмами о кооперирован¬ ных поставках продукции (см. табл. 9). Опираясь на эту систему соглашений, концерны диктуют фирмам-субпо¬ ставщикам условия сотрудничества, обеспечивают себе дополнительные выгоды. В начале века на смену сотням тысяч раздробленных, разобщенных, не связанных друг с другом предприятий домонополистического капитализма пришли крупные ка¬ питалистические компании, вступавшие в договорные от¬ ношения друг с другом на национальной (а затем и на международной) почве, образовавшие синдикаты, карте¬ ли, концерны, тресты, монополизировавшие производст¬ во и сбыт товаров. Но сохранялся еще легион мелких, средних и крупных предприятий, продолжавших рабо¬ тать на внутренний рынок самостоятельно и независимо друг от друга, слабо связанных или не связанных в про- 1 Анализируя причины, толкающие компании к связям друг с другом, буржуазный экономист Ч. Хогтон, в частности, отмечает. «Подавляющее большинство фирм до сих пор предпочитает само¬ стоятельно вести дела и не делиться прибылями с другой фирмой. Но... необходимость выдерживать острую конкурентную борьбу пря¬ мо-таки заставляет их заключать соглашения о сотрудничестве... фирмы заключают эти соглашения о кооперации, чтобы уцелеть. Ком¬ пании легче выполнить условия соглашения и частично потерять не¬ зависимость, чем изыскивать новые ресурсы или переключать имею¬ щиеся для достижения тех же результатов без посторонней помощи» (Ch. Hoghton. Cross-Channel Collaboration. London, 1968, p. 9—10). eo
Таблица 9 число фирм-субподрядчиков У КРУПНЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КОМПАНИЙ (1967 г.) Компании Число фирм- подрядчиков «Юнайтед стил» (США) . . «Дженерал электрик» (США) «Фиат» (Италия) . «Байер АГ»* (ФРГ) . . «Дюпон де Немур» (США) «Дженерал моторз» (США) «Сименс АГ» (ФРГ) «Крупп»* (ФРГ) * 1963 г. Источники: «Мировая экономика и международные отношения», 1963, № 12, стр. 68; «Zeitschrift fiir Betrib- swirtschaft”, November 1968, S. 79. 50 40 40 30 30 26 26 25 ООО ООО ООО ООО ООО ООО ООО ООО изводственном отношении с монополиями. Нынешнюю экономическую структуру монополистического капитала внутри каждой из империалистических стран определя¬ ет группа ведущих капиталистических корпораций, конт¬ ролирующих значительную часть 'национального произ¬ водства и сбыта. Эти корпорации находятся в довольно тесных экономических отношениях друг с другом и под¬ чиняют себе тысячи и даже десятки тысяч формально самостоятельных предприятий и компаний, связанных с корпорациями системой технологической и производст¬ венной зависимости, подчас более прочной, нежели зави¬ симость финансовая. Процессы концентрации производства и капитала зашли после войны так далеко, сосредоточение экономи¬ ческой, научно-технической, финансовой мощи в руках отдельных монополий приняло столь внушительные масштабы, что развитие мирового капиталистического производства и сбыта оказывается под контролем уже сравнительно небольшого числа крупнейших капитали¬ стических корпораций мира. Уже сейчас в ряде империа¬ листических государств, главным образом в США, дей¬ ствуют монополии-гиганты, чей годовой оборот превос¬ ходит валовой национальный продукт целых стран, та¬ ких, как Бельгия или Швейцария. Согласно некоторым оценкам, в 1980 г. всего 700 ведущих капиталистических компаний будут контролировать около 60% мирового ка- 61
питалистического производства По другим подсчетам, к 1985 г. 600 крупнейших монополий будут производить уже около 3/4 всей промышленной продукции капитали¬ стического мира. Предполагается также, что к 2000 г. число монополий, которые будут доминировать в миро¬ вом капиталистическом производстве, составит всего лишь примерно две сотни1 2. Рост экономического могущества ведущих монополий, расширение и упрочение системы связей и соглашений между концернами и трестами, между монополиями и не- монополизированными предприятиями не могли не ока¬ зать воздействие и на систему межгосударственных эко¬ номических отношений империализма, на его внешнеэко¬ номическую деятельность. Весьма высокий уровень монополистической концен¬ трации уже сам по себе создает новую, более широкую экономическую основу для международных связей моно¬ полий. Исследуя признаки империализма, В. И. Ленин убедительно показал, как достигнутая ступень концентра¬ ции и образование крупных монополий неизбежно под¬ водят их к соглашениям друг с другом, к созданию международных монополистических союзов с целью экономического раздела мира. Но эта тенденция раз¬ вивается в условиях, когда не только не исчезают, но и продолжают действовать со всей силой присущие империализму противоречия — экономические, политиче¬ ские, социальные, когда безраздельное господство ка¬ питалистических монополий на мировом рынке оказалось подорванным благодаря участию в международном раз¬ делении труда стран социализма и развивающихся госу¬ дарств. Все это накладывает свой отпечаток на современ¬ ную систему международных связей монополии, придает ей ряд особенностей. Как известно, империализм привел в свое время к образованию международных концернов и трестов, в которых объединился капитал различных стран. Такие международные монополии действуют и поныне. Наибо¬ лее крупные из них — англо-американо-канадский нике¬ левый трест «Интернэшнл никл К0 оф Канада» (ИНКО), англо-голландские тресты — нефтяная компания «Ройял 1 «Nouvel Observateur», 5.1.1966. 2 «Le Monde diplomatique», novembre 1968, p. 2; «The Financial Times», 26.VI. 1968. 62
датч-Шелл», маргариновый концерн «Юнилевер»*. КаЖ- ая из подобных монополий дает пример международно¬ го переплетения капиталов внутри материнской компании Таблица 10 ЧИСТЫЙ ГОДОВОЙ ОБОРОТ КРУПНЕЙШИХ ПРОМЫШЛЕННЫХ КОРПОРАЦИЙ И ВАЛОВОЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ НЕКОТОРЫХ СТРАН (1969 г.; в млрд, долл.) Корпорации Чистый годо- оборот Страны ВНП «Дженерал моторз» <Стандард ой л» «Фор мотор» «Ройял датч-Шелл» «Дженерал электрик» «Крайслер» «Мобил ойл» «Юнилевер» . 24,3 Бельгия Швейцария 14,9 Пакистан Дания 14,8 Турция Норвегия 9,7 Венесуэла Иран 8,4 Греция Колумбия 7,1 Португалия Чили 6,6 Новая Зеландия 6,0 22,8 18,8 ♦ 1968 г. Источники: «Yearbook of National Accounts Statistics 1969», vol. II. New York, 1970, p. 15—21; «Fortune», May, August 1970; «Main Economic Indicators», June 1971, p. 138. и дальнейшего распространения ее влияния далеко за пределы тех стран, чей капитал она представляет. Меж¬ дународные концерны располагают ныне сотнями зару¬ бежных предприятий, раскинутых по всему миру, олице¬ творяя собой значительную по масштабам концентрацию 1 ИНКО создан в 1928 г.; акции треста распределены между тремя группами: американской во главе с Рокфеллером и Морганом, английской во главе с Мондом (АСА) и канадской; контролирует 2/з производства никеля в капиталистическом мире. «Ройял датч-Шелл» образован в 1907 г.; акционерный капитал этой международной монополии наиболее интернационален: 39% ак¬ ций находится у английских владельцев; 19%—у американских, 18%—У голландских, 12%—у французских, 10%—у швейцарских. Концерн имеет свыше 500 дочерних компаний в 80 странах капитали¬ стического мира. «Юнилевер» создан в 1927 г.; имеет около 600 до¬ черних филиалов, размещенных в 64 странах. 63
Международных переплетений в рамках соответствующей отрасли. Однако интернационализация экономической жизни империалистических государств в послевоенные годы шла преимущественно не по пути слияний капиталов крупнейших монополий разных стран и образования международных концернов и трестов, а на основе прежде •всего усиления ведущих национальных монополий, вы¬ хода их за пределы стран, создания ими разветвленной сети зарубежных предприятий в различных частях капи¬ талистического мира. Такие компании не утрачивают на¬ ционального статуса, их основной капитал находится во владении той или иной национальной финансовой груп¬ пы. Но методы их деятельности, масштабы операций, структура внешних связей претерпели существенные из¬ менения, обусловленные выходом этих компаний за пре¬ делы своих стран, за национальные границы. Подобные национальные с точки зрения принадлеж¬ ности капитала и международные по характеру деятель¬ ности компании пока не имеют точного обозначения. Из обширной лексики, употребляемой в советской экономи¬ ческой литературе, наиболее правомерным, по нашему мнению, было бы обозначение таких компаний, как транс¬ национальных, т. е. выходящих за национальные грани¬ цы, хотя этот термин, как и всякое определение, условен Ч 1 Этого термина придерживается, в частности, советский эконо¬ мист Р. Овинников, обосновывающий неприемлемость ряда буржуаз¬ ных определений такого рода компаний (см. «Мировая экономика и международные отношения», 1969, № 8* стр. 17). В то же время нель¬ зя согласиться с автором, когда он относит к числу транснациональ¬ ных компаний и такие действительно международные монополии, как «Юнилевер» и «Ройял датч-Шелл», хозяевами которых являются капиталисты не одной страны (как в случае транснациональных ком¬ паний), а двух и более стран (см. также М. Диканский, В. Шильдкрут. Международные монополии. М., 1966, стр. 20). Что касается классификации международных монополий бур¬ жуазными экономистами, то, например, С. Рольфе предлагает их де¬ лить на четыре категории: международные фирмы, многонациональ¬ ные, транснациональные и наднациональные. К первым двум группам автор относит национальные компании, осуществляющие иностранные операции и различающиеся лишь по степени заграничной деятельно¬ сти; к третьей — фирмы, управляемые и находящиеся в собственности лиц различного национального происхождения; к четвертой — компа¬ нии, деятельность которых регулируется не законодательством от¬ дельной страны, а статусом какого-либо международного органа, под контролем которого эта фирма находится (S. Rolfe. The International 64
Международный характер транснациональных моно¬ полий проявляется прежде всего в создании за рубежом разветвленной сети дочерних предприятий и филиалов. На подобную черту деятельности монополий указывал В. И. Ленин. Особенность современных транснациональ¬ ных компаний — в значительно возросших масштабах операций, сосредоточенных преимущественно в обраба¬ тывающей промышленности (в прошлом в основном в до¬ бывающей), и не столько «на периферии»—в районах бывших колоний и полуколоний, как это было прежде,— сколько в высокоразвитых странах капитализма. Выход на авансцену международных экономических отношений империалистических стран транснациональных монопо¬ лий во многом обусловлен структурными сдвигами в эко¬ номике современного капитализма, происходящими под влиянием научно-технического прогресса. О масштабах международных операций транснацио¬ нальных компаний свидетельствуют следующие данные: к 1967 г. только корпорации США и 14 основных стран Западной Европы имели 26393 дочерние фирмы за рубе¬ жом *. В целом же в заграничных филиалах было произ¬ ведено продукции стоимостью около 250 млн. долл., что составляло примерно 15% совокупного валового нацио¬ нального продукта всех капиталистических стран (см. табл. 11). Обращает на себя внимание, что ведущая роль в заграничных операциях принадлежит крупнейшим аме¬ риканским корпорациям. Однако и монополии других стран, и прежде всего западногерманские, английские, а в последние годы канадские, французские, итальянские, отчасти японские, все более расширяют за рубежом сеть своих предприятий, на которые падает ныне около 40% всего производства заграничных филиалов. ) Зарубежная деятельность транснациональных компа¬ ний способствует интеграции рынков империалистиче- Corporation). При такой классификации, по нашему мнению, непра* вомерно национальные компании, занимающиеся заграничной дея¬ тельностью, выдаются за многонациональные, а действительно меж¬ дународные концерны и тресты, чей капитал находится в собственно¬ сти владельцев различных национальностей, — за транснациональные. Что же касается так называемых наднациональных фирм, то их вооб¬ ще не существует в капиталистической практике. 1 При этом независимо от числа заграничных филиалов компа¬ нии, находящихся в данной стране, они учитываются лишь как одно зарубежное предприятие. 5 М. М. Максимова
Таблица 11 НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ О МАСШТАБАХ ЗАГРАНИЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОМПАНИИ (1967 г.; в млрд, долл.) Стоимость годо- ой продукции заграничных филиалов Валовой наци¬ ональный про¬ дукт капита¬ листического мира Эбъем экс¬ порта капи¬ тал истич.с- кого мира Всего . . . В гом числе: США . . . . Западная Европа 240—250 около 150 около 100 1 700 800 570 190 30 80 по: «Financial Post». November 29, 1969; «OECD/Main Econo- September 1969, p. 116, 134. Составлено mic Indicators», ских стран, их объединению, внесению в их функциони¬ рование регулирующего начала в той мере, в какой это касается внутрикорпорационных связей материнских компаний с их дочерними предприятиями. В конце 60-х годов на долю такого рода связей приходилось окаю 25% внешнеторгового оборота США и примерно 22% экспорта Англии *. Внутрикорпорационные поставки пред¬ ставляют собой уже не обычную международную капи¬ талистическую торговлю товарами, а часть производст¬ венных связей внутри обширного промышленного ком¬ плекса, отдельные объекты которого размещены на территории нескольких государств и принадлежат одной компании-гиганту. Последствия международной деятель¬ ности таких компаний состоят также в том, что, внедря¬ ясь в ту или иную отрасль экономики зарубежных стран, привнося туда элементы своей производственной и техно¬ логической структуры, научно-технический и организаци¬ онный опыт, систему управления и т. д., они способству¬ ют в конечном счете интернационализации производства. Сдвиги на мировом капиталистическом рынке, про¬ исшедшие после второй мировой войны, и, в частности, широкое развитие транснациональных монополий дают ключ к объяснению тех изменений, которые произошли в организации и структуре международных монополисти¬ ческих союзов. Классические формы международных со¬ юзов монополий — картельные соглашения и сговоры о ценах, экспортных квотах, прямом разделе рынков — 1 «The Financial Times», 26.VI.1968: см. также «Мировая эконо¬ мика и международные отношения», 1969, № 8, стр. 19. 66
не исчезли и продолжают сохраняться в ряде отраслей, преимущественно связанных с добычей и производством промышленного и сельскохозяйственного сырья. Но эти формы раздела рынков все более отходят на второй план, уступая место значительно большей по численности и не¬ измеримо более широкой по охвату отраслей и сфер дея¬ тельности системе международных связей и соглашений, в которые вступают концерны и тресты разных стран. Заключение соглашений, не затрагивая юридической и финансовой самостоятельности компаний, нередко завер¬ шается поглощением и присоединением относительно бо¬ лее слабого участника к более сильному. Отсюда стрем¬ ление концернов и трестов в их международных сделках опираться на соглашение по крайней мере с равным, не превосходящим по силе соперником. Современные международные монополистические сою¬ зы строятся на соглашениях, распространяющихся на самые различные области деятельности: сферу производ¬ ства (соглашения компаний разных стран о производст¬ венной кооперации, производственных программах, спе¬ циализации, о создании совместных предприятий и т. д.); область научно-технических знаний (международные па¬ тентные пулы, международные лицензионные соглаше¬ ния, взаимный обмен «ноу-хау» между фирмами разных стран, международные научно-технические консорциумы, проектные фирмы и т. д.); экономическую и научно-тех¬ ническую информацию, организацию и управление про¬ изводством, прогнозирование рынка (международные со¬ глашения двух и более компаний о взаимном предостав¬ лении соответствующего опыта); область сбыта, обслу¬ живания потребителя, рекламу (организация компания¬ ми двух и более стран совместной сбытовой сети, общей системы технического обслуживания, соглашения о сов¬ местной организации рекламы и т. д.). Масштабы подобного рода международных соглаше¬ ний монополий растут из года в год. Только в рамках шести западноевропейских стран-участниц ЕЭС их было зарегистрировано в 1967 г. около 40 тыс.1 Экономическое 1 Для сравнения укажем, что В. И. Ленин в своей работе по империализму называл 100 международных картелей с участием Гер¬ мании. По самым осторожным оценкам, число международных согла¬ шений с участием компаний ФРГ составляло к середине 60-х го¬ дов более 10 тыс. (см. «Мировая экономика и международные отно¬ шения», 1965, № 10, стр. 41). 5 67
значение международных монополистических связей и соглашений состоит в том, что они ускоряют интеграци¬ онные процессы, протекающие в экономике империа¬ лизма. Нельзя не отметить еще одну черту, характерную для современного этапа развития международных монополи¬ стических союзов,— рост международной деятельности банковских монополий и других финансовых учреждений империалистических стран, усиление роли международ¬ ного финансового капитала. Крупнейшие банки капиталистического мира, уже в начале века обладавшие рядом зарубежных отделений, ныне раскинули свои филиалы буквально во всех импе¬ риалистических государствах и в ряде развивающихся стран. Заграничные филиалы выполняют не только клас¬ сические функции по размещению и скупке ценных бумаг, привлечению вкладов и выдаче денежных ссуд, но и все более участвуют в инвестиционных, доверительных (пра¬ во на управление имуществом) и других операциях в от¬ ношениях с промышленными компаниями «чужой» стра¬ ны, где этот банковский филиал размещен. Владельцы и представители заграничных отделений крупнейших банков связаны с местными промышленными монополия¬ ми не только системой участий, но нередко и личной унией. Создаются многочисленные международные объе¬ динения в форме «инвестиционных фондов», «ассоцииро¬ ванных компаний», «клубов помощи» и т. п., где тесно переплетаются интересы промышленного и банковского капитала ряда стран; образуются различные междуна¬ родные консорциумы для выполнения тех или иных на¬ учных экспериментов, промышленных проектов и т. п. при совместном участии промышленных, банковских, страховых и других монополий нескольких госу¬ дарств. XX век, ставший, по выражению В. И. Ленина, пово¬ ротным пунктом «от старого к новому капитализму, от господства капитала вообще к господству финансового капитала»1, к концу 60-х годов дал новые доказательства международных переплетений банковского и промышлен¬ ного капитала отдельных стран, развития международ¬ ного финансового капитала. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 343. 68
Таблица 12 КОЛИЧЕСТВО ЗАГРАНИЧНЫХ ОТДЕЛЕНИЙ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВ НЕКОТОРЫХ КРУПНЕЙШИХ БАНКОВ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Число Банки отделений и предста¬ Количество стран вительств «Бэнк оф Америка» (США) . «Чейз Манхэттн бэнк» (США) . «Ферст нэшнл сити бэнк» (США) «Барклайс бэнк»* ** (Англия) . . . «Ройял бэнк оф Канада» (Канада) «Дрезденер банк» (ФРГ) ... «Банк насьональ де Пари» (Франция) «Банко ди Рома» (Италия) .... «Альгемейне банк Нидерланд» (Голлан¬ дия) «Свис бэнк» (Швейцария) «Бэнк Фудзи» (Япония) «Банк Сумитомо» (Япония) 55 61 195 1 550 114 • • 18 34 31 60 40 20 18 15 18 20 20 4 5 * «Барклайс бэнк доминион колониэл энд оверсиз» (филиал «Барклайс бэнк>). ** Филиалы. Составлено по: “Bankers Almanach”, 1968; “Moody’s Bank and Finance Manual”, April 1969; “Fortune”, August 1969; “Aussenhandels—Blatter Com¬ merzbank”, 22 Jahrgang 1970. Таким образом, монополии — промышленные и бан¬ ковские, национальные, транснациональные и междуна¬ родные превращаются в условиях империализма в одну из важнейших движущих сил интеграционных процессов. Своей международной деятельностью, направленной на захват сфер влияния, рынков сбыта, хозяйственной тер¬ ритории, монополии объективно способствуют интегра¬ ции отдельных национальных рынков, сближению эконо¬ мической структуры различных капиталистических го- международному переплетению отдельных сударств, отраслей и видов производств. Система зарубежных предприятий транснациональных монополий, новые, бо¬ лее широкие и более рафинированные методы и формы международных монополистических связей и соглашений, рост международных переплетений финансового капита¬ ла— все это тысячами нитей связывает национальные хо¬ зяйства империалистических государств, усиливает их взаимную экономическую зависимость друг от друга, 69
способствует их экономической интеграции Заграничная деятельность монополий свидетельствует о дальнейшем усилении процесса обобществления производства не толь¬ ко в национальном, но и в международном масштабе. Анализируя монополистический капитализм начала нынешнего столетия, В. И. Ленин ставил вопрос: «Что же выражает это словечко «переплетение»?»—и отвечал: ««Случайно переплетаются» владения акциями, отноше¬ ния частных собственников. Но то, что лежит в подкладке этого переплетения,— то, что составляет основу его. есть изменяющиеся общественные отношения производства (курсив наш.—М. М.)»1 2. Выступая в качестве движущей силы интеграционных процессов, монополии стремятся приспособиться к изменяющимся общественным отноше¬ ниям производства. При этом частные концерны и тресты постоянно наталкиваются на острейшие противоречия, обусловленные внутренней природой самих монополий. У капиталистических компаний весьма велико стрем¬ ление к различного рода международным операциям и сделкам с целью получения прибылей. Буржуазии во¬ обще и ее монополистической верхушке в особенности присуще космополитическое начало, обусловленное по¬ гоней за рынками и сферами влияния. Вспомним слова К. Маркса: «Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному ша¬ ру. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи»3. Однако еще сильнее опасение у монополистической буржуазии каждой страны за свои уже завоеванные позиции на внутреннем рынке, за гос¬ 1 На эту особенность современных монополий, выступающих в качестве основной пружины интеграционных процессов в империали¬ стическом лагере, указывают и некоторые буржуазные экономисты. Так, Б. Ф. Лёффельхольц пишет: «(Международная) торговля скры¬ вает в себе во все увеличивающихся размерах сеть связей между предпринимателями за пределами национальных границ, — связей, выходящих за рамки только лишь обмена товарами... В этом пере¬ плетении, которое распространяется на различные предприниматель¬ ские функции, лежит существенный элемент экономической интегра¬ ции. Это есть выражение стратегии предпринимательства, приспособ¬ ления к новым отношениям конкуренций не. только внутри националь¬ ных территорий, но и путем сотрудничества с партнерами также за пределами этих территорий» (В. von Loffelholz. Uri’ernehmenskonren- tration in der EWG. — «Euronaischę Gemeinschaft». N 7, S. 11). 2 P. Й Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 424—425. ’ К Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 427. 70
подство над той или иной отраслью национального про¬ изводства. И чем прочнее устанавливаются международ¬ ные связи монополий, чем глубже переплетается их ка¬ питал, чем крупнее та или иная сделка между компания¬ ми разных стран, тем эта операция становится опаснее для ряда ее участников, тем крупнее риск утраты ими господствующих позиций внутри страны в пользу более мощного иностранного конкурента. «Рыночная власть, которой располагает гигантская корпорация благодаря своим крупным масштабам (как в абсолютном, так и в относительном смысле),— призна¬ ет видный американский экономист К. Кейзен,— служит основой не только экономической власти, но также зна¬ чительной политической и социальной власти»1. Стремле¬ ние сохранить во что бы то ни стало власть прежде всего «в собственном доме» заставляет корпорации постоянно обороняться от посягательств конкурентов извне, избе¬ гать прямых связей по капиталу с превосходящим или уже равным по силе соперником из-за опасения перевеса сил в пользу последнего. Это обстоятельство во многом объясняет нам тот факт, что, несмотря на значительный рост концентрации производства и капитала, на сокращение числа и увели¬ чение мощи крупнейших корпораций, господствующих в мировом капиталистическом производстве, процесс ин¬ тернационализации при империализме идет не столько путем объединений капиталов крупнейших монополий разных стран, сколько на основе развития международ¬ ной деятельности национальных корпораций, сохраняю¬ щих контроль над внутренним рынком и своими зарубеж¬ ными связями. Расширение всех и всяческих связей и соглашений между монополиями разных стран отнюдь не означает затухания борьбы между национальными отрядами мо¬ нополистического капитала,— борьбы за раздел рынков, сфер приложения капитала, за хозяйственные террито¬ рии. Последнее обстоятельство важно подчеркнуть в свя¬ зи с тем, что некоторые зарубежные марксисты на осно¬ вании того факта, что интернационализация производст¬ ва и капитала в рамках империализма достигла высокого ’ С. Kaysen. The Corporation in Modern Society. Cambridge, 1959, p. 99. 71
уровня и сопровождается развитием новых явлений, де¬ лают вывод о том, что якобы исчез такой признак импе¬ риализма, как борьба за экономический раздел мира между союзами капиталистов. В действительности речь может идти лишь об изменении форм и методов борьбы монополий и их союзов за передел мирового капиталисти¬ ческого рынка, а отнюдь не о сущности этой борьбы и, конечно, не об ее исчезновении *. Стремление монополий к экономическому разделу ка¬ питалистического мира, борьба между монополистиче¬ скими союзами за сферы влияния обусловлены в настоя¬ щее время в еще большей степени, чем это было раньше, высокой ступенью монополистической концентрации, резко возросшей ролью внешнего рынка и как сферы реа¬ лизации товаров, и как сферы приложения капитала, без чего механизм современного капиталистического вос¬ производства уже не может функционировать. Посколь¬ ку же продолжает действовать свойственный капита¬ лизму способ раздела рынка «по капиталу, по силе», постольку сохраняется сущность, содержание борьбы монополий за передел сфер влияния. И это самое важное, как указывал В. И. Ленин, ибо «для понимания происхо¬ дящего надо знать, какие вопросы решаются изменения¬ ми силы, а есть ли это — изменения «чисто» экономиче¬ ские или внеэкономические (например, военные), это вопрос второстепенный...»1 2. В наше время межмонополистическая борьба достиг¬ ла нового накала, ибо это борьба между монополиями- гигантами, ведущаяся в условиях необычайного обост¬ рения международной капиталистической конкуренции. Международные связи, союзы, соглашения, в которые вступают те или иные компании, не устраняют межмоно¬ полистических схваток, а переносят их в плоскость от¬ ношений между союзами монополистов3. Интеграцион¬ ные процессы при империализме, будучи продуктом раз¬ вития монополий и их международных связей, идут рука об руку с развитием империалистической борьбы и про¬ тиворечий «чисто экономического характера». 1 См. «Учение Ленина об империализме и современность». М., 1967, стр. 159. 2 В. И. Ленин. Поли, собо соч., т. 27, стр. 373. 3 Подробнее см. раздел III. 72
ГЛАВА 4 ВОЗРАСТАНИЕ РОЛИ БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ Одна из отличительных особенностей империализма наших дней состоит в том, что процессы интернациона¬ лизации производства и капитала и рост международной деятельности монополий происходит в условиях, когда значительного размаха достигло развитие государствен¬ но-монополистического капитализма, возросла не только политическая, но и экономическая роль буржуазного государства, произошло дальнейшее усиление государст¬ венного регулирования капиталистической экономики. Подобно тому как невозможно выяснить истинный облик современного империализма, характер проявления при¬ сущих ему закономерностей, абстрагируясь от государст¬ венно-монополистических тенденций в экономике и во всей общественной жизни империалистических стран,— подобно этому нельзя понять природу и причины воз¬ никновения империалистической интеграции, ее последст¬ вия и противоречия без анализа и учета той роли и того влияния, которое оказало и оказывает на всю внешнеэко¬ номическую деятельность империализма современное буржуазное государство. Диалектическая связь таких процессов, как интерна¬ ционализация хозяйственной жизни, внешние экономиче¬ ские отношения империалистических стран, с одной сто¬ роны, и развитие буржуазного государства — с другой, прослеживаются на протяжении всей истории развития империализма. При этом масштабы, формы, методы характер взаимодействия обоих процессов претерпели значительную эволюцию. В эпоху домонополистического капитализма и в на¬ чальный период империализма субъектами международ¬ ных экономических отношений выступали частные пред¬ приятия: сначала отдельные капиталисты-предприни¬ матели, а затем, с образованием монополий, частные компании и их союзы — картели, синдикаты, концерны, тресты. Цены регулировались спросом и предложением; внутренние и внешние цены мало отличались tpyr от друга. Государственный контроль над валютными опера¬ циями по существу отсутствовал. Международные расче¬ 73
ты основывались на золоте, свободное передвижение которого выравнивало международные балансы различ¬ ных стран. Внешнеэкономическая функция государства по существу ограничивалась фиксированием цены на зо¬ лото, заключением торговых договоров и установле¬ нием в отдельных случаях протекционистской защиты от иностранной конкуренции слабых, неконкурентоспо¬ собных отраслей промышленности. С развитием империализма, по мере того как росла концентрация производства, укреплялись монополии, рос вывоз капитала и усиливалось соперничество между сою¬ зами капиталистов, государство все более втягивалось в экономическую борьбу за дележ мира. Механизм миро¬ вого рынка еще продолжал функционировать при мини¬ мальном государственном вмешательстве, но перебои в нем становились все более ощутимыми. Одна из важ¬ ных причин этого состояла в том, что создание и деятель¬ ность картелей и трестов, установление ими монопольных цен вызывали длительное отклонение в уровнях цен на внутренних и внешних рынках. Уже в начале века импе¬ риализм стал переходить к новым, более жестким фор¬ мам протекционизма, защищая не только и не столько слабые предприятия, сколько, наоборот, сильные, рабо¬ тающие на экспорт монополии. А это еще более наруши¬ ло механизм свободного ценообразования на мировом рынке. С ростом же вмешательства государства в сферу денежного обращения внутри империалистических стран началось ослабление золотой валюты и в международ¬ ных расчетах. Международная денежно-кредитная систе¬ ма капитализма теряла свою устойчивость. Наблюдавшееся уже в то время огосударствление не¬ которых отдельных отраслей хозяйства сопровождалось включением в экономическую борьбу за передел мирово¬ го рынка также и государственных предприятий. По это¬ му поводу В. И. Ленин писал: «Мы видим здесь нагляд¬ но, как частные и государственные монополии перепле¬ таются воедино в эпоху финансового капитала, как и те и другие на деле являются лишь отдельными звеньями империалистской борьбы между крупнейшими монопо¬ листами за дележ мира»1. Однако вмешательство госу¬ дарства в борьбу за экономический раздел мира осу- 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр.. 370. 74
ществлялось в то время преимущественно внеэкономиче¬ скими средствами — политическими, [ипломатическими военными. Буржуазное государство оказывало всемер¬ ную поддержку монополиям в эксплуатации и ограб¬ лении богатых сырьевыми и людскими ресурсами за¬ морских территорий, устанавливало там колониальные режимы, развязывало захватнические, грабительские войны. Своей кульминации экономическая борьба моно¬ полий за дележ рынков достигла в первой мировой войне, в ходе которой империалистические государства стреми¬ лись осуществить территориальный передел мира в со¬ ответствии со сложившимся соотношением экономиче¬ ских и политических сил. Наступившее после первой мировой войны резкое сокращение темпов капиталистического производства, его абсолютное падение в годы мирового экономического кризиса (1929—1933), массовая безработица, безудерж¬ ная инфляция, волна банкротств сопровождались факти¬ ческой дезорганизацией прежнего механизма междуна¬ родной кредитно-денежной системы и режима внешней торговли, крахом золотой валюты, прекращением плате¬ жей по кредитам и иностранным займам, государствен¬ ными банкротствами в сфере внешних экономических отношений империализма. Капитализм искал выхода из этих противоречий на пути активного вмешательства государства в экономи¬ ческую жизнь. Последнее стремилось оказать всемерную поддержку монополиям, в том числе и такими средства¬ ми, как курс на автаркию во внешних связях, создание •высоких таможенных барьеров, установление количест¬ венных ограничений импорта, введение жесткого контроля над валютными операциями. Всячески ограждая на¬ циональные монополии от иностранной конкуренции, буржуазное государство одновременно стало широко ис¬ пользовать такие приемы «экономической войны» на ми¬ ровом рынке, как предоставление крупным компаниям прямых и косвенных экспортных субсидий и премий, правительственные гарантии экспортных кредитов, по¬ ощрение товарного и валютного демпинга. Возникла и расширилась сеть государственных учреждений, выпол¬ нявших различные внешнеэкономические функции: пре¬ доставление государственных займов и кредитов другим странам, регулирование миграции рабочей силы, заклю- 75
чение торговых соглашений, осуществление государст¬ венных закупок на внешнем рынке. Однако государственно-монополистическое регулиро¬ вание как внутренней, так и внешней экономической жиз¬ ни в период 30-х годов не разрешило противоречий импе¬ риализма. Относительная стабилизация хозяйственного развития внутри империалистических стран, наступив¬ шая после мирового экономического кризиса, не перерос¬ ла в экономический подъем. Государственные же протек¬ ционистские мероприятия и жесткий валютный контроль в условиях общей политической неустойчивости капита¬ лизма сопровождались резким снижением темпов разви¬ тия международного капиталистического товарооборота, сокращением прироста вывоза капитала *. Государства экономически все более отгораживались друг от друга различными барьерами, и их политические границы прев¬ ратились в 30-х годах одновременно и в границы эконо¬ мические. Вторая мировая война с небывалой остротой обнару¬ жила все противоречия империализма — экономические 'И политические, внутренние и внешние. Послевоенные условия привели к значительному расширению государ¬ ственно-монополистического вмешательства во все аспек¬ ты экономической жизни. В марксистской литературе дан обстоятельный анализ совокупности причин, вызвавших рост государственно-монополистического капитализма в 50-е и особенно в 60-е годы нашего века. В усилении экономической роли государства нашли отражение потребности развития производительных сил капитализма в условиях научно-технической революции, невозможность обеспечить функционирование современ¬ ного капиталистического производства на основе лишь частнокапиталистической собственности и частномонопо- 1 Если за 1881—1913 гг. темпы ежегодного прироста мирового экспорта составляли 3,5%, то за период с 1913 по 1938 г. — лишь 1,2% (A. Maddison. Growth and Fluctuation in the World Economy, 1870— 1960. Rome, 1962, p. 61—62). Экспортная квота с 1913 по 1938 г. снизилась: в США — с 6,1 до 3,6%, в Англии — с 19,8 до 8,2%, в Германии — с 17,0 до 5,4%, в Ита¬ лии— с 11,3 до 6,3% (A. Maddison. Trade and Payments, p. 3). Особенно резко упала в эти годы внутриевропейская торговля: в то время как капиталистическое проиазодсгво в Европе за 1913—1938 гг. увеличилось в целом на 32%, внутриевропейский внешнеторговый оборот сократился на 10% (В. Balassa. The Theory of Economic In- tegraion. London, 1962, p. 5). 76
диетических методов хозяйствования. В то же время в полной мере проявилось и действие таких факторов, как образование и развитие мировой системы социализма и борьба двух систем, крах колониальных империй и рост национальных освободительных револю, ий, усиление внутренних социально-экономических противоречий им¬ периализма и подъем рабочего движения в его цитаде¬ лях. Перед лицом этих трех сил мирового революционного процесса монополистический капитализм стремится со¬ хранить свои позиции, опираясь на широкую поддержку государства в самых различных областях общественных отношений. Известно, что рост государственно-монополистическо¬ го капитализма внутри империалистических стран нашел проявление в таких процессах, как огосударствление не только отдельных предприятий, но и целых отраслей эко¬ номики. Государство-предприниматель производит до 20—30% промышленной продукции и значительную долю создаваемых обществом услуг. Силами государства осу¬ ществляется от 20 до 50% валовых капиталовложений, в том числе от 50 до 75% вложений в научные исследова¬ ния. Государство перераспределяет через правительст¬ венный и местный бюджеты от ’А до 7з национального дохода. Функциями государства стали сбор, анализ и об¬ работка экономической информации, разработка соот¬ ветствующих систем управления и принятия решений, программирование развития отдельных отраслей хозяй¬ ства, составление долгосрочных прогнозов научно-техни¬ ческого, экономического и социального развития. Захват буржуазным государством ряда мощных эко¬ номических рычагов, значительное разрастание сферы государственно-монополистического регулирования и уп¬ равления национальным хозяйством, расширение диапо- зона применяемых в этих целях средств и методов — все это усилило глубину и степень воздействия государства на объем совокупного спроса внутри империалистических стран, на основные народнохозяйственные пропорции, от¬ раслевую структуру, эффективность и темпы развития капиталистической экономики. В какой же связи оказались процессы государствен¬ но-монополистического регулирования внутренней эконо¬ мической жизни империалистических стран с интерна¬ ционализацией производства и капитала, с международ¬
ной деятельность» монополий, с тенденцией к экономи¬ ческой интеграции? Роль буржуазного государства в раз¬ витии интеграционных процессов оказалась противоре¬ чивой. Государство способствует расширению экономическо- ко обмена между империалистическими странами, сбли¬ жению их национальных ния труда между ними. хозяйств, углублению разделе- Деятельность государства как стимулятора интеграции проявилась в нескольких на¬ правлениях. Во-первых, рост государственного вмешательства в капиталистическую экономику чрезвычайно ускорил во всех странах империализма процессы концентрации и централизации капитала, содействовал на этой почве дальнейшему усилению монополий. Буржуазное государство в своей официальной поли¬ тике отнюдь не всегда (и уж, конечно, не всегда открыто) выступает в качестве защитника интересов наиболее мощных концернов и трестов. Оно не может этого делать уже в силу того, что вынуждено опираться на широкие круги предпринимателей, крестьянства, городские сред¬ ние слои, рассматривая их в качестве массовой социаль¬ ной опоры в предвыборной борьбе. Буржуазные прави¬ тельства постоянно рядятся в тогу защитников среднего и мелкого производства, размахивают знаменем «пред¬ принимательства», идут на принятие мероприятий по под¬ держанию средних и мелких предприятии, вводят анти- картельные и антитрестовские законодательства и т. п. Но если говорить о подлинной стратегии современно¬ го капиталистического государства, оценивать его дея¬ тельность не по правительственным лозунгам, а по реаль¬ ным результатам, то нельзя не прийти к выводу о том, что и стратегия, и практическая политика государства направлены на всемерное развитие крупного производ¬ ства, большого бизнеса. К этому его вынуждают и усло¬ вия соревнования с социализмом, и ожесточенная между¬ народная конкуренция на мировом капиталистическом рынке, и, наконец, то обстоятельство, что только крупное производство открывает возможности для эффективного использования научно-технических достижений, примене¬ ния современных методов организации и управления, по¬ вышения общественной производительности труда. Но, содействуя капиталистической концентрации и централи- 78
зации, способствуя усилению мощи наиболее крупных компаний, буржуазное государство тем самым ускоряет процесс перерастания монополиями национальных рамок, выхода их за пределы внутренних рынков. Во-вторых, активное вмешательство государства в эко¬ номику явилось одним из важных факторов увеличения общего объема производства -в империалистических странах, ускорило благодаря этому процесс перераста¬ ния национальной промышленностью внутренних рынков. Хозяйства империалистических стран, как это было по¬ казано выше, все более оказывались в зависимости от внешней сферы реализации, и мероприятия государства, направленные на стимулирование капиталистического производства, усилили эту тенденцию. В-третьих, возросшая роль буржуазного государства в развитии науки и техники, рост милитаризма в импе¬ риалистических странах, и прежде всего в США,— все это ускорило структурные сдвиги в капиталистической промышленности, способствовало быстрому выдвижению технически передовых, наукоемких видов производства. Поскольку же развитие внутреннего рынка не поспевало за ростом новых отраслей, их капитал, избыточные мощ¬ ности, научно-технический опыт устремились в другие страны и районы капиталистического мира. И в той мере, в какой государственное вмешательство ускорило струк¬ турные сдвиги в экономике, усилило неравномерность развития различных отраслей производства, оно косвен¬ но способствовало внешнеэкономической экспансии наи¬ более динамичных из них, содействуя в конечном счете интенсификации взаимных связей империалистических стран. В-четвертых, государственное стимулирование эконо¬ мического развития в условиях научно-технических из¬ менений и усиления международной конкуренции еще бо¬ лее увеличило потребность монополий в быстрой моби¬ лизации средств и концентрации усилий. А так как внутренние возможности той или иной страны, несмотря на широкие государственные мероприятия, часто оказы¬ вались недостаточными для удовлетворения этих потреб¬ ностей, росла необходимость в привлечении средств, людских ресурсов, научно-технических знаний и опыта из-за рубежа; в расширении всех и всяческих иностран¬ ных связей. 7»
Увеличение масштабов и усложнение характера за¬ рубежных операций монополий, все более возрастающая потребность участия их в международном обмене, ос¬ трота конкурентной борьбы на мировом капиталистиче¬ ском рынке в связи с ростом неравномерности развития отдельных предприятий, компаний и стран — все это за¬ ставило монополистический капитал искать у государст¬ ва значительно более широкой, чем прежде, и не только косвенной, но и прямой — поддержки своей внеш¬ неэкономической деятельности. Наличие же у государст¬ ва мощных экономических рычагов позволило монополи¬ стической буржуазии переложить на государственные учреждения ряд функций, ранее выполнявшихся частны¬ ми компаниями, создало условия для значительного уси¬ ления государственного вмешательства во внешнеэконо¬ мическую сферу. Это вмешательство шло и идет в раз¬ личных направлениях. Государство расширило и усовершенствовало систему поощрения реализации продуктов на внешних рынках. Выросли масштабы государственных операций по субси¬ дированию вывоза товаров, предоставлению экспортных премий, возврату налога с оборота экспортирующим фир¬ мам. Значительно усилилась роль государства в гаран¬ тировании экспортных кредитов, страховании внешнетор¬ говых, фрахтовых и других сделок. Государственное стра¬ хование экспорта во многих странах оттеснило на зад¬ ний план частное страхование, поскольку резко удлини¬ лись сроки поставок машин и оборудования, увеличился коммерческий риск при их экспорте, а также риск поли¬ тический, связанный с особенностями экономического по¬ ложения развивающихся стран. Государство стало широко участвовать в финансиро¬ вании и рефинансировании внешних сделок, поскольку частные банки уже не всегда могли обеспечить фирмам необходимые для этого средства. В этих целях создаются специальные государственные либо полугосударственные (с привлечением частного капитала) внешнеторговые банки, осуществляется тесное сотрудничество государст¬ ва с частными коммерческими учреждениями. Как уже отмечалось, возросла роль буржуазного го¬ сударства в стимулировании экспорта капитала, значи¬ тельно расширилось после войны прямое внешнее госу¬ дарственное кредитование, увеличился объем государ- 80
Таблица 13 ЛИМИТНЫЕ ФОНДЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГАРАНТИЙ ЭКСПОРТНЫХ КРЕДИТОВ Страны Е ПИНИЦЫ измерения 1949 г. 1967 г. ФРГ . Англия Италия млн. марок млн. ф. ст. млрд, лир 120 600 30* 17 000 3 900 532** * 1953z54 г. *♦ 1966 г. Составлено по: В. Б. Могутин. Капиталистический кредит- орудие внешнеэкономической экспансии. М., 1969, стр. 144. ственных займов и кредитов, предоставляемых тем странам и районам капиталистического мира, вложения в которые связаны для монополий с крупным риском либо оказываются им не под силу. Достаточно, например, напомнить о предоставлении Соединенными Штатами Америки государственных кредитов западноевропейским странам в рамках «плана Маршалла». Однако основная часть государственных кредитов в отличие от экспорта частного капитала направлялась в развивающиеся стра¬ ны. О масштабах этого процесса свидетельствуют следу¬ ющие данные: Таблица 14 ЧИСТЫЙ ПРИТОК СРЕДСТВ ИЗ РАЗВИТЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН • В РАЗВИВАЮЩИЕСЯ ГОСУДАРСТВА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ♦♦ 1957 г. 1960 г. 1967 г. 1968 г. 1969 г. Всего, млрд, долл Государственные средства, млрд, долл % Частные средства, млрд. долл. % 6378 Ш il 309 13 113 13 567 858 4 50,5 77< 3 49,Г 7 150 55,0 5 963 45,0 7 287 53,7 6 280 46,3 * 16 основных стран. *♦ Учтены международные организации, через которые осуществляется кредитование развивающихся стран. Составлено по: “Deve’opment Assistance Effort and Policies of the Mem¬ bers of the Development Assistance Committee. Review 1969». Paris, December 1969, p. 296—297; ’’Review 1970”, p. 34. 6 M. M. Максимова 81
Государственные внешние займы и кредиты имеют целью укрепление экономических и стратегических пози¬ ций империалистических держав в странах—получателях этих кредитов. Но одновременно государственный экс¬ порт капитала и предоставление помощи служат весьма активным средством, расчищающим дорогу частному ка¬ питалу, облегчающим его внедрение в экономику зару¬ бежных стран, содействующим экспорту в них товаров, и т. д. Силами государства стали привлекаться из-за рубе¬ жа весьма значительные по размерам финансовые сред¬ ства, научно-технические знания, технологический и ор¬ ганизационный опыт, специалисты и ученые. Это дости¬ гается как путем введения внутри государства льготных условий, стимулирующих импорт капитала, рабочей си¬ лы и услуг, так и заключением соответствующих двусто¬ ронних соглашений с правительствами других стран в той или иной области экономических связей. Государство в лице национализированных предприятий, а также в ка¬ честве непосредственного заказчика вступает в коммер¬ ческие связи с иностранными государственными предприя¬ тиями и учреждениями и частными компаниями и лица¬ ми. Создаются межправительственные и полуправитель- ственные, государственно-частные союзы и соглашения, предназначенные для решения конкретных научно-техни¬ ческих, производственных и экономических задач. Сов¬ местное межправительственное сотрудничество прокла¬ дывает дорогу международным связям частных концер¬ нов и трестов Милитаризация капиталистической экономики и рост расходов на создание дорогостоящей современной воен¬ ной техники усилили стремление правительств капитали¬ стических стран к совместному осуществлению крупных 1 Так, например, требующее огромных средств современное са¬ молетостроение в ряде случаев оказывается не под силу частным ком¬ паниям западноевропейских стран. Правительства этих стран высту¬ пают инициаторами соглашений о совместном строительстве некото¬ рых видов самолетов (в частности, англо-французский проект «Кон¬ корд»). В подобных соглашениях участвуют как правительства, так и крупные авиастроительные государственные и частные компании. Совместное участие ряда капиталистических государств и частных концернов в международных проектах в рамках различных западно¬ европейских организаций осуществляется и в других отраслях: косми¬ ческой, атомной, химической и др. 8?
международных научно-технических и промышленных проектов военного значения. Именно в этой области меж¬ государственное экономическое сотрудничество ряда им¬ периалистических стран приняло особенно значительные размеры Различные меры государственного вмешательства в сферу внешних экономических отношений имеют отнюдь не самодовлеющий характер, а подчинены интересам уп¬ рочения внутренних и внешних позиций национальной монополистической буржуазии каждой из стран. Их об¬ щим итогом явилось, как уже подчеркивалось, ускорение развития внешнеэкономических связей империалистиче¬ ских стран, рост межгосударственного общения, усиление тенденции к экономической интеграции. Стимулирующая роль государства в развитии инте¬ грационных процессов отражает действие центростреми¬ тельных сил в экономике империализма, обусловленных объективными потребностями развития капиталистиче¬ ского воспроизводства. Но это лишь одна сторона проб¬ лемы. Другая заключается в том, что рост государ¬ ственно-монополистического капитализма в каждой из империалистических стран не только способствует ин¬ тернационализации производства и капитала, но одно¬ временно воздвигает и серьезные препятствия на пути этой тенденции, на пути интеграции. Одним из таких препятствий оказалась вся та сложив¬ шаяся еще между двумя мировыми войнами система эко¬ номических отношений между империалистическими странами, которая в том или ином виде продолжала со¬ храняться в первые послевоенные годы. Внешняя эконо¬ мическая политика буржуазного государства, направ¬ ленная на защиту внутреннего рынка от иностранной конкуренции, национальные барьеры, которые устано- 1 В числе международных проектов — совместное производство Францией, Бельгией, ФРГ, Италией и Голландией с помощью США ракеты земля — воздух «Хаук»; созместное производство 950 само¬ летов Т-104 по американской лицензии (ФРГ, Голландия, Бельгия, Италия) стоимостью 2 млрд, долл.; совместное создание средств по обнаружению подводных лодок «Атлантик» (ФРГ, Бельгия, Франция, Голландия) и т. д. Как правило, в этих проектах выступают: НАТО — заказчик, государства — исполнители и субпоставщики. Переплетение государственных и частных предприятий и учреждений на междуна¬ родном уровне выступает здесь наиболее рельефно (Ch. Layton. Technologischer Fortschritt fur Europa. Koln, 1969, S. 201—254). 6* 83
Вили в свое время правительства империалистических стран в виде высоких таможенных пошлин, жесткого ва¬ лютного контроля, многочисленных государственных ог¬ раничений на миграцию капитала, рабочей силы, услуг и т. — все это оказалось тормозом на пути хозяйствен¬ ного сближения империалистических стран. Рост государственно-монополистического капитализ¬ ма привел к другому, не менее, если не более глубокому противоречию: между потребностями тесного межгосу¬ дарственного экономического общения и обмена, выте¬ кающими из возросшего уровня производительных сил капитализма, и сохранением и развитием в каждой стра¬ не собственной сложившейся системы государственно-мо¬ нополистического регулирования со своими нормами, ■правилами, законодательными предписаниями, с разной глубиной вмешательства государства в экономическую жизнь. Известно, что развитие государственно-монополистиче¬ ских тенденций шло и идет параллельно во всех странах развитого капитализма. Буржуазные государства исполь¬ зуют в основном одни и те же рычаги экономического регулирования. Под влиянием общих экономических и политических сдвигов идет процесс определенного сгла¬ живания, нивелировки национальных различий государ¬ ственно-монополистической структуры в разных странах. Национально обособленные империализмы становятся сравнительно более однородными. Тем не менее степень государственного вмешательства, способы соединения ■власти государства с властью монополий, конкретные методы воздействия государства на экономические и со¬ циальные процессы довольно сильно различаются по странам. Какую бы область внутренних экономических и социальных отношений ни взять, мы обязательно стал¬ киваемся с национальными особенностями государствен¬ но-монополистической структуры, сложившейся в каждой из империалистических стран. Так, например, буржуазное государство широко ис¬ пользует перераспределение национального дохода с по¬ мощью налоговой политики. Но в каждой стране эта политика имеет свои отличительные черты, свои формы и методы, обусловленные множеством причин историче¬ ского, социального, экономического характера. В итоге каждое из империалистических государств располагает
ныне собственной структурой налогообложения. Соотно¬ шение прямых и косвенных налогов, уровень ставок по группам населения, роду занятий, отраслям хозяйства, размерам компаний сильно отличаются друг от друга в зависимости от конкретной страны. Национальные нало¬ говые различия оказываются нередко значительно более сильным тормозом на пути международных слияний, связей и соглашений капиталистических компаний, на пути интеграционных процессов между империалистиче¬ скими странами, нежели таможенные и другие барьеры. Подобные же препятствия экономическому сближе¬ нию империалистических стран ставят национальные раз¬ личия социальной политики. В каждой стране применя¬ ются свои системы регулирования заработной платы, профессионального обучения, социальных расходов. Дей¬ ствует свое законодательство в отношениях между пред¬ принимателями и рабочими, между правительствами и профсоюзами и т. д. Все эти различия весьма ощутимо дали о себе знать, как только на повестку дня встали проблемы развития тесных экономических связей между империалистическими странами, особенно в сфере мигра¬ ции капитала и рабочей силы. Возьмем и такой пример, как государственная анти¬ кризисная политика. Конкретные цели и методы ее прове¬ дения в странах не совпадают во времени. В одних осу¬ ществляются мероприятия ционного бума», в других в тот же момент действия государства направлены на спроса. Каждое государство в зависимости от конкретной ситуации применяет свою систему регулирования госу¬ по сдерживанию «инфля- стимулирование внутреннего дарственных расходов, устанавливает свои размеры учет¬ ной ставки процента, минимальных резервов банков. Антикризисные мероприятия различным образом учиты¬ ваются в долгосрочной экономической политике. Во Франции, например, осуществляют государственное прог¬ раммирование национальной экономики. В США исполь¬ зуют государственные программы развития отдельных отраслей, преимущественно военного значения. В ФРГ лишь в последние годы приступили к выработке долго¬ срочных экономических программ. Подобная специфика государственно-монополистиче¬ ского регулирования по-разному отражается на динами¬ ке экономического развития империалистических госу- 85
дарств, вызывает существенные различия в конъюнктуре, усиливает скачкообразность хозяйственного роста от¬ дельных стран. Естественно, это осложняет процесс эко¬ номического обмена и разделения труда между империа¬ листическими государствами. Монополии, вывозящие товары и капитал, постоянно сталкиваются с неодинако¬ выми условиями развития конъюнктуры на рынках тех или иных стран. Поскольку же растут масштабы внеш¬ неэкономических операций, то в этих условиях повыша¬ ется риск, усиливается неуверенность у компаний за исход подобных операций, за свои прибыли. Аналогичные препоны на пути интеграционных про¬ цессов возникают из-за глубоких национальных различий в акционерном праве, патентном законодательстве, госу¬ дарственной кредитно-денежной, сельскохозяйственной, региональной политике и т. д. Во всем этом отчетливо ■находят проявление национальная обособленность моно¬ полистического капитала отдельных стран, стремление монополистической буржуазии использовать государст¬ венное вмешательство к собственной выгоде. Вместе с тем сказывается действие и таких факторов, как конкрет¬ но-исторические условия развития той или иной империа¬ листической страны, масштабы ее промышленного и во¬ енного потенциала, специфика внутренней экономической •и социально-политической структуры, особенности между¬ народного положения. В прошлом, как известно, экономическая борьба на¬ ционально обособленных империализмов за рынки и хо¬ зяйственные территории находила временное разрешение •в колониальных и империалистических войнах за раздел и передел мира. При современном соотношении сил между социализмом и капитализмом, в условиях, когда к актив¬ ной международной жизни приобщилось огромное число национальных государств — бывших колоний и полуко¬ лоний, когда любая военная авантюра при существую¬ щих масштабах и характере вооружения грозит превра¬ щением в мировой термоядерный конфликт, развязыва¬ ние войн с целью передела мира становится крайне рискованным для империализма делом. Отсюда поиски по возможности мирных средств разрешения противоре¬ чий, порождаемых экономической борьбой монополий за раздел капиталистического рынка. Существенно новое, как это уже было показано, со- 86
стоит и в том, что если прежде внешнеэкономические интересы монополистической буржуазии определялись преимущественно захватом источников естественного сырья, дешевой необученной рабочей силы, то в нынеш¬ них условиях центр внешнеэкономической деятельности монополистического капитала все более перемещается непосредственно в империалистические государства, в районы высокоразвитого капитализма. Тем самым импе¬ риализм вынужден менять приемы и средства борьбы за рынки и сферы влияния. Отличие от прошлого заключается в том, что ныне с внешним рынком связаны не только отдельные ведущие монополии, в современных условиях от международного обмена зависят нередко целые отрасли экономики импе¬ риалистических стран. Государство вынуждено поэтому в значительно большей степени обращать свою деятель¬ ность во внешнюю сферу, содействовать развитию внеш¬ неэкономических связей, делая это как в интересах тех или иных отдельных монополистических групп, так и мо¬ нополистической буржуазии в целом, в интересах укреп¬ ления экономики своих стран. Развитие капиталистического производства требует ныне широкого гарантированного рынка, выходящего за пределы национальных границ. И это вызывает необхо¬ димость устранения барьеров, возникающих в результате обособленной национальной экономической политики каждого из государств, ставит в порядок дня проблему регулирования экономических отношений между импе¬ риалистическими странами, обеспечения устойчивых вза¬ имных связей в различных областях их экономической деятельности. Обоюдная заинтересованность империали¬ стических стран в рынках друг друга, в совместном при¬ влечении и использовании финансовых средств и органи¬ зационного опыта заставляет буржуазные государства искать пути совместных экономических решений, уста¬ навливать многосторонние связи с целью создания не¬ обходимого экономического и политического климата, способствующего развитию обмена между их националь¬ ными хозяйствами. Растущая потребность в миграции ра¬ бочей силы, ученых, специалистов ставят империалисти¬ ческие государства перед необходимостью совместного урегулирования вопросов в сфере заработной платы, за¬ нятости, социальных отношений. 87
Национальное воспроизводство в каждой из стран мо¬ нополистического капитализма становится в той или иной степени подверженным воздействию внешнего рын¬ ка, а через него — влиянию со стороны воспроизводства в других капиталистических странах. Государственно-мо¬ нополистические мероприятия по регулированию эконо¬ мического развития в одних странах (например, рост или сокращение государственных расходов, стимулирование или сдерживание экспорта или импорта и т. д.) оказыва¬ ют незамедлительное воздействие на ход воспроизводст¬ венного цикла, уровень инфляции, состояние 'платежных балансов и т. п. в других странах. В результате усилива¬ ется взаимозависимость не только отдельных националь¬ ных хозяйств, но и внутренней экономической политики капиталистических государств. Несогласованные сепа¬ ратные действия правительств по регулированию эконо¬ мики внутри каждой из стран усиливают общую не¬ устойчивость развития капиталистической экономики в международном масштабе. Это находит, в частности, выражение в неуравновешенности платежных балансов, валютных кризисах, «импортируемой» и «экспортируе¬ мой» инфляции и т. д. В условиях борьбы и соревнования двух систем импе¬ риализм, естественно, стремится уменьшить эту неустой¬ чивость, ослабить негативные последствия автономной государственной экономической политики путем согласо¬ вания отдельных национальных экономических меропри¬ ятий империалистических государств. Истории известны многие примеры, когда социально-политические кризисы в той или иной стране заставляли буржуазию ряда стран объединять свои усилия в борьбе с революционной опас¬ ностью. В нынешней обстановке, когда рабочее и комму¬ нистическое движение внутри империалистических стран приобрело широкий размах, когда все более набирает силу общедемократическая борьба против власти моно¬ полистического капитала, это стремление буржуазии раз¬ ных государств к консолидированным действиям еще бо¬ лее усилилось. К этому ее толкает и необходимость идти на экономические и социальные уступки рабочему классу в целях сохранения своего господства. Но проводить по¬ литику социального маневрирования буржуазия может лишь при условии обеспечения достаточной эффективно¬ сти и высокой прибыльности производства, относитель- 88
ной стабильности его развития. Последнее же, как уже отмечалось, становится все более в зависимость от гаран¬ тированного внешнего рынка, привлечения внешних ре¬ сурсов, от устойчивых экономических связей с другими странами. Внешнеэкономическая функция буржуазного государ¬ ства изменяется не только в сфере отношений между са¬ мими империалистическими странами, но и применитель¬ но к отношениям между бывшими метрополиями и их бывшими колониями. Империалистические державы, не отказавшись от попыток сохранить свои позиции в разви¬ вающихся странах, вынуждены переходить к новым фор¬ мам экономических взаимоотношений. Бывшие метропо¬ лии часто оказываются не в состоянии противостоять национально-освободительному движению в одиночку и вынуждены координировать между собой свои дейст¬ вия и свою экономическую политику в отношении тех или иных групп развивающихся стран, прибегать к «коллек¬ тивным» методам неоколониализма. Естественно, что изменившиеся условия существова¬ ния империализма не могли не повлиять на механизм взаимных экономических связей и отношений капитали¬ стических государств, тем более, что решение ряда внеш¬ неэкономических проблем оказалось невозможным обес¬ печить частно-монополистическими средствами. Никакое международное соглашение частных капиталистических монополий, как бы они крупны ни были, не в состоянии устранить национальные таможенные и другие экономи¬ ческие барьеры, создать достаточно гибкую международ¬ ную валютную систему, унифицировать национальную, государственную, экономическую, научно-техническую, кредитно-денежную или социальную политику. Этого не¬ возможно было достичь и путем одностороннего госу¬ дарственного вмешательства во внешнеэкономическую сферу, без координации действий с другими странами. Ни одно капиталистическое государство не идет и не пой¬ дет на односторонние внешнеэкономические акции сколь¬ ко-нибудь крупного масштаба (например, отмену пош¬ лин), если эти меры одновременно не поддерживаются соперничающими империалистическими странами. В го же время оказалось невозможным создать на основе лишь двусторонних соглашений более или менее устойчи¬ вое функционирование международного валютного ме¬ 89
ханизма, международных расчетов и платежей, внешне¬ торговых связей, обеспечить сколько-нибудь гарантиро¬ ванный сбыт, т. е. обеспечить те условия, которых требу¬ ет современнее капиталистическое производство. Все это означает, что возникла объективная потреб¬ ность в международном государственно-монополистиче¬ ском регулировании, в новой многосторонней системе отношений между империалистическими государствами, основанной на взаимных долгосрочных обязательствах экономического характера, на принятии правительствами твердых гарантий в той или иной сфере внешнеэкономи¬ ческих связей. При этом речь не могла идти лишь об от¬ мене торговых и валютных ограничений, о простом воз¬ врате к «свободному» мировому капиталистическому рынку XIX в., как об этом еще нередко мечтают некото¬ рые буржуазные экономисты «либерального» толка. В условиях, когда государственно-монополистическое вмешательство глубоко вросло в экономику капиталисти¬ ческих стран, когда функционирование капиталистиче¬ ского хозяйства и его внешние связи оказались в прямой зависимости от деятельности буржуазного государства, у империализма не оставалось иного пути, кроме как по¬ пытаться решить проблему с помощью координации внешнеэкономической политики, осуществления совме¬ стных действий правительств ряда стран в сфере внешних хозяйственных связей и отношений. Капиталистическое государство вынуждено брать на •себя не только функцию стимулятора ческих связей, но и выступать наряду в качестве движущей силы и субъекта процессов между империалистическими внешнее проявление это нашло в самых мах, вплоть до создания региональных экономических интеграционных группировок в составе ряда государств. В данной главе отметим коротко те масштабы, которые приняли в послевоенный период процессы образования различных межправительственных экономических учреж¬ дений, организаций и институтов с участием стран раз¬ витого капитализма (см.табл. 15). Усиление внешнеэкономической роли буржуазного государства явилось, таким образом, отражением круп¬ ных изменений, происшедших в развитии государствен¬ но-монополистического капитализма в послевоенный пе¬ внешнеэкономи- с монополиями интеграционных странами.. Свое различных фор- 90
риод, и послужило одной из важных причин и предпосы¬ лок экономической интеграции империалистических стран. Но империалистическое государство неотделимо от своей классовой почвы — национальной монополисти¬ ческой буржуазии. Все, что оно предпринимает внутри или вне страны, самостоятельно или вкупе с другими империалистическими странами, оно делает во имя ин¬ тересов своей буржуазии и ее монополистической вер¬ хушки, в целях упрочения ее внутренних и международ¬ ных позиций. Таблица 15 РОСТ ЧИСЛА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА С УЧАСТИЕМ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Страны-участницы Межправительственны» организации 1939—1940 гг. ||9)8 г. Неправительственные и i юл у п ра витал ьстве и ные организации 1939—1940 гг. ||968 г. Только или преимуществен¬ но империалистические страны * Империалистические и раз¬ вивающиеся страны . . Империалистические и соци¬ алистические страны . Империалистические, разви¬ вающиеся и социалистиче¬ ские страны 16 34 32 6 36 31 49 470 98 32 104 Итого 22 108 80 704 ♦ Не более двух-трех развивающихся стран. Составлено по: “Yearbook of InternaMonal Organization 1950/1951”; “Year¬ book of International Organization 1968/1969". Отсюда постоянная борьба двух тенденций в развитии экономических связей и отношений империалистических государств: центростремительной и центробежной. Пер¬ вая порождена всем ходом развития производительных сил современного капитализма, возросшим уровнем го¬ сударственно-монополистического регулирования эконо¬ мической жизни, важнейшими политическими факторами, связанными с борьбой двух мировых систем и развитием мирового революционного процесса. Вторая — эконом и- 91
ческой основой империализма — монополиями и их сою¬ зами, сохраняющимися национальными особенностями финансового капитала различных стран, межимпериа¬ листическим соперничеством. Таким образом, в одних случаях буржуазное госу¬ дарство выступает как стимулятор и движущая сила ин¬ теграционных процессов, пытаясь приспособить современ¬ ную структуру производственных отношений к требова¬ ниям интернационализации производства и капитала. В других случаях в то же самое время государство слу¬ жит тормозом экономической интеграции, ставит пределы ее развитию, стремясь сохранить в своих руках всю полноту власти и принимаемых решений, сообразуясь в своих внешнеэкономических действиях лишь с интеое- сами монополистического капитала своей страны. Эта двойственная роль империалистического государства в развитии процессов экономической интеграции — одно из наиболее сложных и противоречивых явлений, характер¬ ных для современного этапа государственно-монополи¬ стического капитализма. ГЛАВА 5 БОРЬБА ДВУХ МИРОВЫХ СИСТЕМ И ТЕНДЕНЦИЯ К ПОЛИТИЧЕСКОМУ СОЮЗУ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ Как уже отмечалось, один из важнейших факторов, оказывающих серьезнейшее влияние на расстановку сил внутри капиталистического мира, на основные его про¬ цессы, в том числе на интеграцию,— борьба двух миро¬ вых систем. Уже победа Октября внесла коренные качественные изменения в самые основы международной политики ка¬ питалистических стран. Ко всем противоречиям — эконо¬ мическим, социальным, политическим, пооявляющимся в каждой из стран капитала, ко всей сумме межимпериа¬ листических противоречий прибавляется новое глубочай¬ шее противоречие: между двумя противоположными сис¬ темами— капитализмом и социализмом. Строительство социализма в Советском Союзе оказало первостепенное воздействие на внешнюю и внутреннюю политику импе¬ риалистических держав. Опасение за судьбы капитализ¬ 93
СО- ДО ма, рост революционизирующего влияния Страны Сове¬ тов на рабочее и коммунистическое движение в странах капитала, на национально-освободительное движение в колониальном мире — все это в условиях общей экономи¬ ческой и политической неустойчивости капитализма 20—30-х годов толкало монополистический капитал к по¬ искам совместных действий против Советского государ¬ ства. История капитализма дала немало примеров того, как буржуазия различных стран консолидировала свои силы, использовала или пыталась использовать совмест¬ ные акции в борьбе с революционными силами. Тенден¬ ция к союзу буржуазии различных стран,— союзу, есте¬ ственному и неизбежному «для защиты капитала, не знающего отечества» использующего отечество в сво¬ их классовых интересах и предающего его, когда здается угроза этим интересам,— появилась задолго Октября 1917 г. (достаточно, например, напомнить Парижской коммуне). Но развитие этой тенденции не приобрело в то время и не могло приобрести такого размаха, принять такие формы, которые обнаружились с наступлением общего кризиса капитализма. В период между двумя мировыми войнами тенденция к политическому союзу буржуазии нашла отражение во взаимной поддержке капиталом различных стран таких акций, как подавление ряда революций в государствах Европы и Азии. Классовая солидарность монополисти¬ ческой буржуазии проявлялась в повсеместном насаж¬ дении антикоммунизма, в ставке на фашизм, пришедший к власти в ряде стран, в стремлении использовать соци¬ ал-демократию в целях раскола рабочего движения. Вся внешнеполитическая деятельность империализма в меж¬ военный период также несла на себе печать устремлений монополистического капитала разных стран противопо¬ ставить социалистическому государству общую согласо¬ ванную линию. История Версальско-Вашингтонской системы, планов Дауэса и Юнга, деятельность Лиги наций — свидетельство попыток империалистических дер¬ жав использовать механизм международных соглашений в целях экономической блокады и политической изоля¬ ции Страны Советов, в цел ах подрыва «русского комму- 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т, 36, стр. 328. 93
низма», всяческого противодействия укреплению между¬ народного положения Советского государства. Антисо¬ ветская направленность внешнеполитического курса основных империалистических держав наиболее ярко об¬ наружилась в активном содействии возрождению гер¬ манского милитаризма, в мюнхенском сговоре, во всей последующей политике подготовки и развязывания вто¬ рой мировой войны и поощрения гитлеровской агрессии. Однако на всем протяжении развития капитализма тенденции к политическому союзу буржуазии различных стран неизбежно противостояла тенденция к столкнове¬ нию между ее национальными отрядами, между теми или иными державами и их отдельными группировками и коалициями на почве борьбы за раздел и передел рын¬ ков и сфер влияния. Межимпериалистические противо¬ речия, рознь интересов национальных империализмов различных стран оказывались на тех или иных истори¬ ческих этапах сильнее общих классовых устремлений буржуазии, и это неизменно оборачивалось для капита¬ лизма тяжелыми потерями. Так, первая мировая война, развязанная империалистами в период, когда в России и ряде других стран Европы и Азии возникла революци¬ онная ситуация, практически стимулировала эту ситуа¬ цию, вызвала такое обострение всех противоречий, кото¬ рое привело к победе революции в России. В период между двумя мировыми войнами межимпериалистиче¬ ские противоречия помешали западным державам осу¬ ществить планы экономического удушения Советского Союза. Наконец, втопая мировая война, начавшаяся как война между группировками капиталистических го¬ сударств, привела к прорыву цепи империализма одно¬ временно в ряде звеньев. Тем самым подтверждался вывод В. И. Ленина о том, что «существуют две тенденции: одна, делающая неиз¬ бежным союз всех империалистов, другая — противопо¬ ставляющая одних империалистов другим — две тенден¬ ции, из которых ни одна прочной под собой основы не имеет» ’. Обе эти тенденции на разных этапах развития капитализма действовали с разной силой, сочетались и переплетались друг с другом в самых различных комби¬ нациях. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч.. т 36, стр. 332. 94
Сложившаяся в итоге второй мировой войны между¬ народная обстановка, дальнейшее углубление общего кризиса капитализма, весь ход развития мирового рево¬ люционного процесса оказали глубокое влияние на ха¬ рактер проявления отмеченных тенденций. Резкое изменение соотношения сил в пользу социа¬ лизма, образование и укрепление мировой социалистиче¬ ской системы существенным образом увеличили роль та¬ кого фактора в развитии внутренних и внешних отноше¬ ний империализма, как тенденция к союзу всех империа¬ листических, антисоциалистических сил. Социализм в прошлом был представлен в лице единственного Совет¬ ского государства (&% населения земного шара, */ю ми¬ рового промышленного производства). Социализм сегодня — это 14 социалистических госу¬ дарств с ‘/з населения земного шара и ’/з мирового про¬ мышленного производства. Это мировая система со сло¬ жившимся международным социалистическим разделе¬ нием труда, использующая выгоды социалистической экономической интеграции, опирающаяся на взаимную экономическую поддержку социалистических государств, на их тесное политическое и военное сотрудничество. Со¬ ветский Союз превратился в державу, способную выдер¬ жать— и вполне успешно — соревнование с капиталисти¬ ческим миром в области экономики, науки, техники, образования. СССР располагает мощной материально- технической базой, огромным ракетно-ядерным потен¬ циалом, крупным весом в мировой политике. Все эго неизмеримо усилило на международной арене воздейст¬ вие мирового социализма на расстановку и соотношение сил внутри империалистического лагеря. В ходе развернувшегося соревнования двух систем империалистические страны оказались перед необходи¬ мостью принимать в расчет такие экономические факто¬ ры, как: быстро растущие размеры экономического, а также научно-технического потенциала социалистиче¬ ских государств и прежде всего СССР; достигнутый уро¬ вень развития международного социалистического раз¬ деления труда; динамичность и прочность взаимного экономического сотрудничества в рамках социалистиче¬ ского содружества государств; рост экономических и научно-технических связей социалистических стран с развивающимися государствами; широкая поддержка 95
СССР и другими странами социализма молодых госу¬ дарств, вставших на путь некапиталистического раз¬ вития. Мировая система социализма оказывает на капитали¬ стический мир огромное воздействие как ведущая поли¬ тическая сила современности. Своей внешней политикой, основанной на принципах мирного сосуществования, уважения национальной независимости, равноправия, взаимной экономической выгоды, СССР и другие социа¬ листические государства воздействуют на международ¬ ные отношения внутри капиталистического мира и на международную обстановку в целом. Своими успехами социализм влияет на расстановку социальных и полити¬ ческих сил в странах монополистического капитализма, на рост коммунистического движения. Своим положи¬ тельным примером и своей политикой мировая система социализма оказывает революционизирующее воздейст¬ вие на развивающиеся страны, на процессы националь¬ но-освободительной борьбы. Мировой социализм выступает ныне по отношению к империализму и как крупнейший военный фактор. Создание Советским Союзом современных средств веде¬ ния войны, тесное сотрудничество социалистических стран в области обороны — все это оказывает прямое влияние на военно-политическую ситуацию в капитали¬ стическом мире, во многом по-новому поставило перед империалистическими странами проблему войны и мира. Таким образом, империализм оказался вынужденным считаться с мировым социализмом как с мощной консо¬ лидированной силой — экономической, политической и военной. Под воздействием всех этих факторов сложи¬ лась принципиально новая расстановка сил в лагере империализма. В сфере экономических отношений империалистиче¬ ских стран резко усилилась отмечавшаяся выше тен¬ денция к развитию рассчитанных на длительный срок и довольно устойчивых межгосударственных экономиче¬ ских, научно-технических, торговых, финансовых связей, к созданию и использованию монополистическим капи¬ талом различных стран международных экономических организаций, к втягиванию в них развивающихся стран, к образованию в различных районах капиталистического мира региональных экономических интеграционных 96
объединений, охватывающих ряд государств. Все это имеет целью укрепить позиции монополистического ка- питализма перед лицом такого мощного противника, как мировая социалистическая система. Весьма характерно, что образование экономических группировок, как, например, Европейское сообщество стран «малой Европы», рассматривалось их организато¬ рами в качестве промежуточного этапа на пути к прев¬ ращению этих группировок в политический союз, способ¬ ный противостоять странам социалистического содруже¬ ства. Экономические группировки и соглашения импе¬ риалистических государств используются в тех или иных пределах для выработки согласованной экономической политики в отношении социалистических стран с наме¬ рением помешать их хозяйственному развитию, их про¬ грессу в сфере науки и техники. В арсенале средств та¬ кой политики — практика запрета передачи в СССР и другие социлистические страны научных открытий и остижении, а также экспорта отдельных видов сырья и оборудования, имеющих важное народнохозяйственное и военное значение; ограничение сроков предоставления социалистическим государствам экспортных ругих кредитов; дискриминационные действия в области тамо¬ женно-торговой политики и т. п. Для империализма характерно стремление создать некий «всеобщий экономический союз» империалистов, который выступал бы в отношении социалистических государств с единой экономической стратегией. Од н а ко подобное стремление явно неосуществимо. Об этом убе- ительно свидетельствует и характер интеграционных процессов, развивающихся в капиталистическом мире. Тенденция к экономической интеграции нашла реальное воплощение в создании отдельных империалистических группировок (ЕОС, ЕОУС, Евратом, ЕАСТ, Бенилюкс и др.). Но каждая из них выступает как конкурент и со¬ перник по отношению к остальным группировкам, к США и другим капиталистическим странам, оказав¬ шимся за пределами этих блоков. Между всеми этими группировками идет не менее, а подчас и более острая конкурентная борьба, нежели между отдельными импе¬ риалистическими державами. Практически все империа¬ листические страны участвуют в Организации экономи-, чсского сотрудничества и развития (ОЭСР), возглавляе» 7 М. М. Максимова 97
экономиче- позиции социализма в миро мой Соединенными Штатами Америки. Но ни в этой, ни в других международных экономических организациях, где сотрудничают капиталистические державы, США не могли заставить всех остальных участников выступать «единым фронтом» в экономических отношениях с социа¬ листическими государствами. Таким образом, выработка глобальной стратегиче¬ ской линии, направленной на «всеобщую» скую и торговую дискриминацию стран социализма, натолкнулась на острые межимпериалистические проти¬ воречия. Капиталистические страны продолжали и про¬ должают проявлять заинтересованность в развитии науч¬ но-технических и экономических связей с государствами социализма, и, естественно, заинтересованность эта возра¬ стает по мере расширения вом хозяйстве. В значительной степени по-иному сложились отноше¬ ния в военно-политической области; здесь доминирую¬ щей в лагере империализма силой был и продолжает оставаться империализм США. В прошлом, как известно, для соотношения сил в ка¬ питалистическом мире было характерно наличие проти¬ востоящих друг другу группировок, союзов, коалиций держав: скажем, Антанты и Тройственного союза на¬ кануне первой мировой войны, германо-итало-японского военного союза и антифашистской американо-англо¬ французской коалиции накануне второй мировой войны. В послевоенный период империализм создал возглавляе¬ мую США систему военно-политических союзов, охва¬ тывающую все империалистические державы. Образова¬ ние и деятельность НАТО, а также СЕАТО, СЕНТО и других военных группировок, где главенствует амери¬ канский империализм, дополняется системой многосто¬ ронних и двусторонних военно-политических соглашений США с 42 странами капиталистического мира. Империа¬ листические державы придерживаются общей военной доктрины, опираются на общую стратегическую систе¬ му, основанную на наличии у США 97—98% всех ракет¬ но-ядерных сил капиталистического мира. Они исполь¬ зуют общие штабы и систему постоянной информации в' военно-мобилизационной области, широко прибегают к совместному сотрудничеству в сфере военного произ¬ водства и т. д. 98
Все это означает, что к ряду экономических и научно- технических факторов, действующих в направлении к объединению усилий капиталистических держав и их интеграции,— факторов, вызванных прежде всего общи¬ ми потребностями развития производительных сил, науч¬ но-технической революцией, а также внутренними зако¬ номерностями развития государственно-монополистиче¬ ского капитализма,— прибавился фактор политический, связанный в первую очередь с борьбой двух противопо¬ ложных мировых систем. Фактор этот действует постоянно, с неослабевающей силой, но влияние его на интеграционные процессы, про¬ текающие в лагере империализма, не прямолинейно. Это отчетливо проявляется, если проследить эволюцию по¬ литических и идеологических концепций «атлантизма» и так называемых европейских движений. «Атлантизм» — официальная внешнеполитическая концепция и идеологическая доктрина американского империализма — родился вскоре после второй мировой войны и явился важной составной частью глобальной стратегии США, направленной на противоборство с ми¬ ровым социализмом. Главная цель «атлантической идеи» — объединить Западную Европу и Северную Аме¬ рику в единое экономическое и политическое целое под эгидой США на основе антисоветизма и антикоммуниз¬ ма. Основные пути и средства для достижения постав¬ ленной задачи: — использовать Североатлантический блок, вклю¬ чающий империалистические страны по ту и другую сто¬ рону Атлантики, и абсолютное военное превосходство в нем США для упрочения и расширения их полити¬ ческого влияния в этом районе капиталистического мира; — укрепить западноевропейский плацдарм, гранича¬ щий непосредственно с миром социализма, путем ока¬ зания Западной Европе помощи экономической («план Маршалла», кредиты Международного валютного Лонда и др.), политической (поддержка Соединенными Штата¬ ми правых режимов в западноевропейских странах, их совместная борьба с коммунистическим и демократиче¬ ским движением), военной (размещение американских баз в Западноевропейских странах, поставка им амери¬ канского вооружения и т. д.); 99
— подчинить интеграционные процессы, начавшие развиваться в Западной Европе, планам атлантической интеграции как в военно-политической, так и в экономи¬ ческой сфере, опираясь при этом на господствующие по¬ зиции США, используя классовую солидарность правя¬ щего лагеря империалистических стран. К числу важных идеологических и политических средств, призванных укрепить позиции «атлантизма» в Западной Европе, американский империализм относит также европейские и другие концепции и движения, ко¬ торые он рассчитывал использовать в качестве провод¬ ника своего влияния на западноевропейском континенте. Концепция «европейского движения» — создания по¬ литического союза европейских государств — хотя и ока¬ залась в послевоенные годы на положении младшего идеологического партнера по отношению к «атлантизму», однако была значительно старше его по возрасту. Кор¬ ни «европеизма» уходят глубоко в историю европейского капитализма *. С переходом капитализма в монополистическую ста¬ дию развития идеи «европеизма» берутся на вооружение представителями правящего лагеря империалистических стран Европы. Накануне первой мировой войны проект создания Соединенных Штатов Европы становится пред¬ метом широкого обсуждения в буржуазных кругах ряда европейских стран. Давая оценку лозунгу «Соединенные Штаты Европы», В. И. Ленин вскрыл его экономическое содержание и политическое значение. К тому времени «капитал стал интернациональным и монополистиче¬ ским». Мир оказался поделенным между горсткой вели¬ ких европейских держав — Англией, Францией, Россией, Германией. Шла отчаянная борьба за рынки сбыта и сферы влияния. Европа стояла на пороге крупных рево¬ люционных событий. В этих условиях объединение Ев¬ ропы, по характеристике В. И. Ленина, означало бы не что иное, как соглашение европейских капиталистов О том, чтобы «сообща охранять награбленные колонии против Японии и Америки» и «сообща давить социализм 1 Первоначально идея союза европенских государств возникла на рубеже XVIII—XIX вв. сначала в трактате английского квакера В. Пенна, затем — французского аббата Сан-Пьера, позже — в фило» софских работах Ф. Криспи, Ж- П. Пручона и др. (см. «Экономичен окне группировки в Западной Европе». М., 1969, стр. 8-^ 16). 100
лозунга в Европе». Объединилась бы «отсталая, монархическая, начавшая гнить от старости Европа» *. Все это дало ос¬ нование для вывода о реакционной сущности объединения Европы. В период между двумя мировыми войнами попытки объединить европейские капиталистические страны воз¬ родились в виде «проекта Бриана», министра иност¬ ранных дел, а затем премьер-министра Франции. Его меморандум о создании Европейской федерации, пред¬ ставленный в 1930 г., преследовал цель сплочения капи¬ талистической Европы против молодой Советской социа¬ листической республики и рассматривался в правящих кругах капиталистических стран в качестве официальной доктрины. В послевоенный период «европейское движение» об¬ ретает второе дыхание. Из области дискуссий между отдельными политическими деятелями и парламентария¬ ми «европейская идея» переходит в ранг правительст¬ венной политики западноевропейских государств. Созда¬ ется сеть межправительственных и полуправительствен- ных организаций, призванных осуществить консолида¬ цию политических сил Западной Европы 1 2. Главная цель «европеизма» после второй мировой войны в принципе та же, что отмечалась В. И. Лениным в его оценке лозунга Соединенных Штатов Европы, т. е. прежде всего борьба против социализма. Идеологи «ев¬ ропеизма» стремились объединить в политическом и экономическом отношении западноевропейские государст¬ ва, дабы более успешно противостоять социалистическо¬ му лагерю, границы которого после победы социалисти¬ ческих революций в восточноевропейских странах про¬ двинулись в сердце Европы3. Одновременно ставилась 1 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 26, стр. 354. 2 В их числе — Европейский совет (объединяет 15 западноевро¬ пейских стран, создан в 1949 г.), Западноевропейский союз (7 стран, создан в 1954 г.), Комитет действий за Соединенные Штаты Европы (1955 г.), Европейское федералистское движение (1946 г.) и др. («Yearbook of International Organization 1968'1969»), 3 Наиболее реакционные лидеры «европейского движения» шли еще дальше в своих планах «объединения западноевропейских госу¬ дарств», рассчитывая со временем присоединить к капиталистической Европе восточноевропейские социалистические страны, отколоть их от СССР и социалистического содружества. «Польша, Венгрия, Чехо¬ словакия, Румыния и все другие государства Восточной Европы — 101
задача укрепить экономические позиции Западной Евро¬ пы на мировом капиталистическом рынке прежде всего в отношении ее главного конкурента — США. Основные средства, которые рассчитывали использо¬ вать руководители «европейского движения» в этих це¬ лях,— создание тесного политического и оборонительного сообщества западноевропейских государств, объедине¬ ние их в Европейскую федерацию* 1. Когда же форми¬ рование таких сообществ натолкнулось на непреодоли¬ мые трудности прежде всего из-за решительного сопро¬ тивления со стороны широких кругов общественности в. западноевропейских странах, сторонники «европейской идеи» перешли к другому средству — созданию экономи¬ ческих группировок интеграционного характера — ЕЭС, Евратома (еще раньше — ЕОУС), ЕАСТ. Руководители этих группировок неизменно подчеркивали, что конечная цель состоит в переходе к политическому союзу, в созда¬ нии Федеральной Европы. Экономическая деятельность указанных группировок зачастую рассматривалась при этом как промежуточный этап на пути к западноевро¬ пейской военно-политической интеграции. Непременным условием развития «европейской идеи», ее воплощения в «федеральное европейское государство» авторы этой идеи считали тесный союз с Североатлантическим блоком, который должен был стать оплотом «европейского объе¬ динения». Соединенные Штаты Америки оказывали активную поддержку «европейскому движению» на всех этапах его послевоенного развития. Представители правящих кру¬ гов США так или иначе участвовали в подготовке за- наши братские народы, воссоединение которых с атлантической Евро¬ пой должно оставаться нашей неизменной целью». — взывал уже упоминавшийся Кутенхове-Калерги (R. Coudenhove-Kalergi. Рапе аго¬ ра. 1922 bis 1956. Wien — Munchen, 1966, S. 11). 1 Проект Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) предусматривал объединение национальных вооруженных сил шести стран «малой Европы» и организацию на их базе западноевропей¬ ской армии, которая должна была стать органической частью Севе¬ роатлантического блока. Одновременно был подготовлен проект со¬ глашения о Европейском политическом сообществе — Федерации западноевропейских государств во главе с Европейским исполнитель¬ ным советом. Европейским парламентом и Европейским судом. ;Со- тляшение о ЕОС было подписано правительствами «шестерки» 27 мтя •1952 г., но не было" ратифицировано Национальным собранием Франции. 102
политИ- тех, ко- так и падноевропеиских экономических группировок и ческих межправительственных организаций, как торые появились на свет и существуют поныне, тех, чьи проекты остались на бумаге. При этом амери¬ канские правящие деятели рассчитывали постепенно ввести «европейское движение» в русло атлантической экономической и военно-политической интеграции. Однако альянс между «европеизмом» и «атлантиз¬ мом», казавшийся исторически неизбежным актом в годы послевоенного становления западноевропейского капита¬ лизма, нуждающегося в экономической и политической поддержке со стороны своего наиболее мощного союз¬ ника — США, обнаружил впоследствии серьезные проти¬ воречия. В этом сыграли свою роль два важных факто¬ ра. Во-первых, значительные изменения в международ¬ ной обстановке, вызванные усилением мощи СССР и других социалистических стран, рост влияния советской миролюбивой внешней политики, направленной на ос¬ лабление международной напряженности, на создание системы коллективной безопасности в Европе. Во-вторых, серьезные сдвиги, происшедшие в соотношении сил внут¬ ри империалистического лагеря, связанные с экономиче¬ ским укреплением западноевропейских стран, с усилени¬ ем их политической независимости, с возросшей ролью экономических группировок в развитии западноевропей¬ ского капитализма. Эти факторы, с одной стороны, вызвали кризис в «ев¬ ропейском движении», выразившийся в том, что среди сторонников и организаторов этого движения обнаружи¬ лись серьезные разногласия относительно путей его раз¬ вития: под эгидой ли США, в тесном сотрудничестве и «партнерстве» с ними или самостоятельно, как «третья сила»1? Одновременно возникли расхождения во взгля¬ дах политиков и идеологов «европеизма» относительно отношения к проблеме общеевропейской безопасности, к СССР и другим социалистическим странам Европы, к их проектам превращения Европейского континента в зону коллективной безопасности и взаимовыгодного сотрудничества. С другой стороны, большие перемены в международ¬ ной жизни, растущая конкурентоспособность западно- 1 См. раздел III данной работы. 103
и осо- внешне- европейского капитализма, опирающегося на экономиче¬ ские интеграционные группировки, заставили американ¬ ских политиков перейти к пересмотру некоторых прежних замыслов и расчетов, которые они связывали с атланти¬ ческой концепцией, с подчинением ей идеологии и поли¬ тики западноевропейской интеграции. Середина бенно конец 60-х годов характеризовались во политической деятельности американского империализ¬ ма поисками путей приспособления «атлантической идеи» к новой обстановке в Европе. Не отказавшись от глобальной стратегии сохранения и расширения своего влияния в Западной Европе, правящие круги США вы¬ нуждены под давлением обстоятельств изыскивать иные средства ее решения — с учетом изменившегося соотно¬ шения сил в Европе и в мире в целом, внутри империа¬ листического лагеря и между двумя мировыми систе¬ мами *. Общие классовые интересы и цели американской и западноевропейской монополистической буржуазии, про¬ истекающие из их обоюдного стремления противостоять мировому социализму, сохраняются. Но наряду с этим действуют и силы, обостряющие империалистические противоречия, конкурентную борьбу между финансовым капиталом Западной Европы и США. Неспособность американских политиков соединить «атлантизм» с «европейским движением» в одно целое, подчинить интеграционные процессы в Западной Евро¬ пе атлантической интеграции, наконец, кризис, пережи¬ ваемый самим «европеизмом» как идеологической и политической концепцией западноевропейской монополи¬ стической буржуазии,— все это говорит о сложном взаи¬ модействии различных сил, развивающихся в ходе борь¬ бы и сосуществования двух мировых систем. Политическая и военно-политическая обстановка, сложившаяся в современном капиталистическом мире,— яркое свидетельство не только глубочайшей взаимосвязи 1 Один из ведущих американских буржуазных экономистов, Дж. К. Гэлбрейт, оценивая обстановку к середине 60-х годов, призна¬ вал: «В 'ечение 20 лет американское лидерство (в западном мире.— М. М) сснозызалось на холодной войне и созетской военной угрозе. Теперь никто в это больше не верит. Пентагон потерял своего лучше¬ го союзника в Европе — страх» (цит. по: «Figaro Litteraire», 26.1.1967). 104
экономики и политики, но и относительной самостоятель¬ ности каждого из этих факторов. В сфере капиталистической экономики, как уже от¬ мечалось, несмотря на тенденцию к интеграции, продол¬ жается острейшая конкурентная борьба и между отдель¬ ными капиталистическими державами (скажем, Франци¬ ей и ФРГ, США и Канадой, Англией и США, Японией и Англией и т. д.), и между экономическими группировка¬ ми (ЕЭС и ЕАСТ, ЕЭС и Бенилюксом и т. д.), и между группами стран и отдельными державами (Западной Европой и США, Западной Европой и Японией). При этом и западноевропейские страны, и Япония, а в послед¬ нее время и влиятельные экономические круги США про¬ являют естественную заинтересованность в развитии эко¬ номических связей с социалистическими странами. В сфере политики налицо союз капиталистических держав во главе с США в целях совместной борьбы про¬ тив мирового социализма, национально-освободительно¬ го и рабочего движения; острие этого союза направлено против СССР, других социалистических государств, прежде всего государств Восточной Европы. Относительная самостоятельность обоих факторов проявляется и в том, что вопреки усилиям империализ¬ ма подчинить экономические интеграционные группиров¬ ки целям политического сплочения всех империалистиче¬ ских держав и сделать их составной частью общей воен¬ но-политической стратегии современного капитализма эти экономические объединения не превратились в поли¬ тические союзы и являются той почвой, которая посто¬ янно рождает трения и противоречия в системе империа¬ лизма. Крайне важно поэтому всесторонне и трезво оцени¬ вать ситуацию в империалистическом лагере. Недоучи¬ тывать наличие системы военно-политических блоков, созданных империализмом, его общей стратегии зна¬ чило бы допустить серьезную ошибку, чреватую опас¬ ностями, особенно в подходе к проблеме войны и мира — центральной проблеме, вставшей перед человечеством в современную эпоху. Вместе с тем интересы наиболее успешной и эффективной борьбы против империализма, в том числе и борьбы за предотвращение новой мировой войны, требуют реалистичной, научно обоснованной оценки положения дел, существующего в лагере импе- 105
риализма, и, естественно, соотношения центростреми¬ тельных и центробежных тенденций в этом лагере. Как и в прошлом, центробежная тенденция действует и в настоящее время. В основе ее лежат как «старые», так и новые причины. По-прежнему погоня за при¬ былью— главная движущая сила капиталистического развития, без которой нет и не может быть капитализма. Эта сила заставляет монополии объединяться в нацио¬ нальном и международном масштабе. Но эта же сила действует в обратном направлении — рождает рознь эко¬ номических интересов, разъединяет монополии и госу¬ дарственно обособленные империализмы. В условиях го¬ сударственно-монополистического капитализма, его бы¬ строго и интенсивного развития укрепление экономиче¬ ских позиции тех или иных империалистических деожав вновь и вновь питает буржуазный «экономический на¬ ционализм», стремление к обособленности и самостоя¬ тельности. Вместе с тем в современной обстановке действуют и такие побудительные мотивы к дезинтеграции в импе¬ риалистическом лагере, которые непосредственно выте¬ кают из условий борьбы и соревнования двух мировых систем. Резкое изменение позиций мирового социализма, рост и укрепление мирового социалистического рынка, успехи СССР и других социалистических стран в области научно-технического прогресса — все это вынуждает импе¬ риалистов объединять свои усилия, чтобы противостоять движущим силам мирового революционного процес¬ са. Но одновременно с этим растет стремление моно¬ полий к использованию широких возможностей, откры¬ ваемых крупным социалистическим рынком, к заимство¬ ванию опыта у социалистических стран в области науки, техники, образования, организации и управления произ¬ водством. Та же погоня за прибылью, острое соперниче¬ ство и конкурентная борьба на мировом рынке толкают монополистическую буржуазию к установлению и рас¬ ширению экономических, торговых, научно-технических, кредитных и других связей с социалистическими государ¬ ствами. Как известно, почти полвека назад В. И. Ленин пи¬ сал: «Есть сила большая, чем желание, воля и решение любого из враждебных правительств или классов, эта сила—общие экономические всемирные отношения; ко- 106
торые заставляют их вступить на этот путь сношения с нами»г. Данное положение было затем подтверждено в Заявлении советской делегации на Генуэзской конфе^ ренции в апреле 1922 г., проект которого был полностью отредактирован В. И. Лениным. В Заявлении подчерки¬ валось: «... в нынешнюю историческую эпоху, делающую возможным параллельное существование старого и на¬ рождающегося нового социального строя, экономическое сотрудничество между государствами, представляющими эти две системы собственности, является повелительно необходимым...»1 2 Значение этого ленинского тезиса возрастает и по мере развития мировой социалистической системы, и по мере того как усиливается роль экономического и науч¬ но-технического сотрудничества государств обеих систем, и в связи с усилиями народов, направленными на раз¬ рядку международной напряженности, обеспечение мир¬ ных условий сосуществования государств различных сис¬ тем. В ряде капиталистических стран растут опасения оказаться втянутыми в такие мировые конфликты, ко¬ торые могли бы обернуться катастрофическими для них последствиями. И это другой новый фактор, ослабляю¬ щий действие центростремительных сил в военно-поли¬ тической области в лагере империализма. Отсюда кри¬ зисы, переживаемые империалистическими военными блоками. Материальная основа для действия центробежных тен¬ денций, для большей самостоятельности капиталистиче¬ ских стран — неравномерность их развития, складывание в последнее десятилетие таких силовых центров, как «шестерка» и Япония, как начинающаяся перегруппи¬ ровка сил в Западной Европе в связи с готовящимся присоединением Англии к блоку «шести», растущий эко¬ номический вызов этих центров американскому империа¬ лизму. Таким образом, один из главных компонентов интег¬ рационных процессов, происходящих в капиталистиче¬ ском лагере,— политический фактор, обусловленный в первую очередь борьбой двух мировых систем. Однако 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 304—305. 2 «Документы внешней политики СССР», т. V. М., 1961, стр. 191— 192. 107
этот фактор сложный, однозначно. Тенденции действующий далеко не всегда к политическому союзу монопо¬ листического капитала различных стран противостоит контртенденция к их разъединению. На первый план вы¬ ступает то одна, то другая из них в зависимости от комплекса причин, связанных с расстановкой и соотно¬ шением сил как внутри империалистического лагеря, так и между двумя мировыми системами.
РАЗДЕЛ И СУШ НССТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ, ЕЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ФОРМ э1 И ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИ¬ ЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ Выявление причин и движущих сил интеграционных процессов, чему посвящен первый раздел книги, во мно¬ гом дает ключ к объяснению сущности этого сложного явления международной жизни. Однако, естественно, это лишь часть, хотя и важная, методологической основы изучения процессов интеграции. Не менее серьезное зна¬ чение имеет выработка четких критериев самого поня¬ тия «интеграция». Быстро возрастающая практическая значимость про¬ блем интеграции привела ко все более значительной по своим масштабам теоретической деятельности в этой области. Выяснение сущности интеграции ведется в раз¬ ных странах с разных позиций учеными, придерживаю¬ щимися различных философских и политических взгля¬ дов и убеждений, различных методов исследования. ГЛАВА 6 ТОЛКОВАНИЕ ИНТЕГРАЦИИ БУРЖУАЗНЫМИ АВТОРАМИ Если обратиться к разработкам вопросов интеграции буржуазными исследователями, и прежде всего главного из них — выяснению сущности этого явления, то, по при¬ знанию самих ученых Запада, буржуазная теория меж¬ дународной интеграции, которая содержала бы достаточ¬ но полные и законченные выводы и обобщения, не сло¬ жилась. За послевоенные годы в капиталистических странах издана обширнейшая литература по данной проблема- 109
тике, авторы которой так или иначе обращаются к по¬ нятию «интеграция», пытаются раскрыть его содержание. Обращает на себя внимание обилие различных толко¬ ваний интеграции буржуазными учеными и в то же вре¬ мя непоследовательность и противоречивость суждений и оценок, существующих на этот счет. Вряд ли целесообразно приводить имеющиеся бур¬ жуазные определения интеграции, поскольку даже их простое перечисление заняло бы, вероятно, многие десят¬ ки страниц. Важнее сделать другое: попытаться хотя бы кратко остановиться на характерных чертах буржуазных концепций сущности интеграции, учитывая при этом, что ювольно обстоятельная критика ряда положений, со¬ держащихся в этих концепциях, дается в работах совет¬ ских авторов ł. Особенность современной буржуазной экономической науки, какой бы специальной отрасли знаний это ни ка¬ салось, состоит в том, что, сохраняя такое свое пред¬ назначение, как обслуживание целей идеологической и политической защиты капиталистического строя, она одновременно стремится приспособить теоретические вы¬ воды и данные научных исследований к практическим потребностям развития капиталистической экономики. Известную эволюцию в этом отношении пережили и бур¬ жуазные концепции интеграции: они отражают в опреде¬ ленной мере тот реальный ход событий, те конкретные задачи, которые характеризуют развитие интеграцион¬ ных процессов в империалистическом лагере. Однако в отличие от ряда других областей знаний буржуазные теоретические исследования интеграции в целом значи¬ тельно отстали от практических нужд государственно- монополистического капитализма, от растущих требова¬ ний, предъявляемых к буржуазной науке капиталистиче¬ ской практикой. Это в известной мере находит свое объяснение в том, что буржуазные ученые долгое время пытались иссле¬ довать интеграцию, оставаясь в рамках старых буржу¬ азных классических школ и теорий международного 1 См. А. Б. Фрумкин. Критика современных буржуазных теорий международных экономических отношений. М., 1964; Б. С. Фомин, Эконометрические теории и модели международных экономических отношений. М., 1970. ПО
разделения труда и внешней торговли, исходя из пред¬ ставлений о мировом капиталистическом рынке как о «саморегулирующемся процессе», развивающемся лишь на основе действия стихийных сил конкуренции. Отсюда взгляд на интеграцию с позиций фритредерства, пропо¬ веди «свободы торговли» во имя обеспечения «совершен¬ ной конкуренции» и «свободной игры сил». Подобный взгляд характерен для большой группы буржуазных ученых, известных как сторонники «либе¬ ральной» концепции. Их определения интеграции, разу¬ меется, далеко не равнозначны. По мере развития интег¬ рационных процессов в мировой капиталистической эко¬ номике вносились определенные коррективы в научные кредо и представления буржуазных экономистов, разде¬ ляющих указанные взгляды. Многие из них, как, напри¬ мер, Б. Балаша, Ж. Вейер, Т. Сцитовский и другие, от¬ крыто критикуют таких представителей либеральной школы, как М. Аллэ, М. Гальперин, В. Рёпке, Р. Арон и др.1 Однако при всех различиях и пестроте толкований интеграционных процессов этих экономистов объединяет общая исходная платформа: точка зрения на междуна¬ родную интеграцию как на явление, охватывающее прежде всего сферу рыночных отношений, призванное обеспечить свободу действий рыночных сил, сил капита¬ листической конкуренции. Объект интеграции представители либеральной кон¬ цепции видят преимущественно во внешней оболочке — рыночных связях, сфере обмена. При этом одни (напри¬ мер, В. Рёпке) ограничивают объект исследования меж¬ дународной торговлей товарами, другие (М. Аллэ, М. Гальперин. Д. Виллей, Р. Куртин, а также Т. Сцитов¬ ский, Б. Балаша и др.) расширяют это понятие, вклю¬ чая в него и международный обмен капиталами, рабо- * «Представители экономического либерализма, — пишет Б. Ба- лаша, — рассматривают региональную идеалам свободной торговли периода накануне первой мировой вой¬ ны... Либеральные идеалы уходят корнями в прошлое, и их примене¬ ние в условиях современной экономической жизни более чем архаич¬ но» (В. Balassa. The Theory of Economic Integration, p. 7—8). Хотя Б. Балаша и идет дальше классической либеральной схемы определения сущности интеграции, тем не менее он во многом про¬ должает разделять точку зрения «либералов» относительно роли ры¬ ночных факторов в этом процессе, считая его конечной целью «свободу обмена», «свободу конкуренции». интеграцию как возврат к 111
чей силой, услугами. Последние рассматривают взаимо¬ связи на мировом капиталистическом рынке между от¬ дельными экономическими категориями, известными в буржуазной литературе как «факторы производства». Но у экономистов либерального направления вне поля зрения остаются взаимосвязи между отраслями эконо¬ мики интегрируемых государств и, что самое главное, между самими национальными хозяйствами. Авторы ли¬ беральной концепции не замечают или не хотят замечать глубинных экономических процессов, охватывающих не только сферу обращения, но и сферу производства интег¬ рируемых стран, экономические структуры националь¬ ных хозяйств, совокупность взаимосвязей внутри интег¬ рируемых хозяйственных комплексов. В соответствии с точкой зрения «либералов» субъек¬ тами интеграции выступают отдельные самостоятельные и независимые частные предприниматели, «свободно» конкурирующие друг с другом, а не монополии и моно¬ полистические союзы с присущими им законами господ¬ ства и подчинения, всевластия и произвола на мировом капиталистическом рынке. Весьма своеобразно складывалось представление у сторонников либеральной школы относительно роли го¬ сударства как субъекта интеграционных процессов. В то время как многие буржуазные исследователи внутрен¬ ней капиталистической экономики, механизма функцио- ниоования национального хозяйства капиталистических стран все более отходили от старых форм классической буржуазной политэкономии (хотя-никогда и не порывали с ней!) в сторону кейнсианских представлений о расту¬ щей экономической роли капиталистического государст¬ ва, большинство представителей теории междунаоодных экономических отношений в течение длительного перио¬ да либо вообще игнорировали влияние государства на внешние экономические связи, либо рассматривали госу¬ дарственное вмешательство в международный обмен как чужеродное явление, препятствующее «естественному» развитию мирового капиталистического рынка и между- нартной конкуренции. Пытаясь приспособить старую схему представлений об интеграции как о системе междунаоодных отношений, основанных на «свободном» экономическом обмене, к практическим потребностям, выдвигаемым развитием 112
государственно-монополистического капитализма, мно¬ гие сторонники либерального направления постепенно отказались от игнорирования роли государства в этом процессе. Однако, как правило, они сводят эту роль пре¬ имущественно к негативной стороне деятельности: к необходимости отказа государств от всех форм протекцио¬ низма, от всех средств вмешательства во внешнеэкономи¬ ческие связи, могущие вызвать дискриминацию в между¬ народном обмене. Вмешательство государства считается, с их точки зрения, оправданным лишь в том случае, если оно обеспечивает беспрепятственное движение «факторов производства» в пределах «интегрированного простран¬ ства». Отсюда сущность международной интеграции, ласно либеральной концепции, свободы экономического обмена между странами путем устранения всех препятствий и ограничений в этой об- частномонополистической практики, так и особенно из экономической деятельно¬ сти государства. Конечно, и здесь мы встречаемся с различными тол¬ кованиями интеграции. Так, например, старого поколения либеральной школы рассматривали интеграцию как статическое состояние, ложение вещей, при котором возможны бодные и выгодные торговые отношения между нацио¬ нальными хозяйствами, как и те, которые существуют внутри этих национальных хозяйств»'. Большинство из них по существу сводили экономическую интеграцию либо к таможенному союзу, либо к общему рынку1 2. Некоторые, как, например, А. Предоль, X. Юргенсен, определяют интеграцию «в общем смысле» как «приспо¬ собление и переплетение частей в более высокое (Uber- сог- состоит в обеспечении ласти, вытекающих как из представители как «такое по- такие же сво- 1 IF. Rópke. International Order and Economic Integration. Dordrecht, 1959, p. 225. 2 Например, M. Аллэ видел сущность интеграции в создании общего рынка, под которым он понимает рынок, «где не существует никаких препятствий для циркуляции товаров, капитала и людей, рынок, внутри которого нет ни таможенных пошлин, ни котичествен- ных ограничений, внутри которого валюта свободно обратима, капи¬ талы могут быть свободно инвестируемы там. где для них существует наиболее высокая рентабельность, наконец, рынок, внутри которого трудящиеся могут н"йти рабо~у в соответствии со своими склонно¬ стями» (М. Allais. L’Europe unie, р. 19). Я М. М Максимове из
geordneten) целое» и в «экономико-политическом смыс¬ ле» как «объединение нескольких государственных про¬ странств в одну экономическую область с отноше¬ ниями, подобными тем, которые имеются на внутреннем рынке». Роль интеграции должна, по их мнению, сво¬ диться к устранению всех препятствии в международном обмене, вытекающих из законодательной и регулирую¬ щей деятельности государства во внешнеэкономической сфере. Когда же наступит полная свобода движения «факторов производства», «экономико-политическая за¬ дача» интеграции будет выполнена. «Собственно процесс интеграции остается передать рыночному механиз¬ му»— заключают авторы. Особое положение в либеральных концепциях зани¬ мают воззрения Б. Балаша. В отличие от своих предше¬ ственников он, во-первых, предложил рассматривать ин¬ теграцию не только как статическое состояние, но и как динамический процесс1 2. Во-вторых, Б. Балаша опериру¬ ет понятием национальной экономики, а не ограничива¬ ется рассмотрением отношений между частными пред¬ принимателями на интегрируемом капиталистическом рынке. В-третьих, интеграция, согласно концепции авто¬ ра, предполагает отмену дискриминации, связанных различиями внутренней экономической политики интег¬ рируемых государств путем унификации их налоговой, социальной, антикризисной политики и т. д. Хотя Б. Ба¬ лаша расширил представление об интеграции как о про¬ цессе, в которгом субъектом выступает и государство, однако в главном он не отступил от либеральных взгля¬ дов: предназначение го в обеспечении все кого экономического интеграции он видит прежде все- той же «свободы», международ- обмена, в слиянии национальных рынков. 1 A. Predóhl, Н. JUrgensen. Europaische Integration. — «Handbuch des Sozialwesens», 1961, Bd. 3, S. 371. 2 «Мы предлагаем определять экономическую интеграцию как процесс и как состояние. Рассматриваемая как процесс, она охваты¬ вает меры, призванные ликвидировать дискриминацию между эконо¬ мическими единицами, принадлежащими к различным национальным государствам; рассматриваемая как состояние, она может быть поед- ставлена как отсутствие различных форм дискриминации между на¬ циональными экономиками» (В. Balassa. The Theory of Economic In¬ tegration, p. 1). 114
ень. Однако она обнаружила свою уязви- Общность подхода представителей либеральной шко¬ лы к сущности интегрированных процессов определила сходство их взглядов на конечные цели международной интеграции. Поскольку интеграция рассматривается ими как «состояние свободной конкуренции», «состояние рав¬ новесия» (или как процесс, ведущий к такому состоя¬ нию), постольку, согласно либеральным воззрениям, «факторы производства» стихийно направляются в те страны, где для них существуют наилучшие условия. Тем самым вновь выдвигается старый аргумент защит¬ ников лозунга «свободы торговли», якобы автоматиче¬ ски, через действие сил конкуренции обеспечивающей каждой стране, каждому участнику международного разделения труда специализацию на производстве това¬ ров, приносящих наибольшие экономические выгоды. Либеральная точка зрения на интеграцию получила довольно широкое хождение и имеет немало привержен¬ цев и по сей мость как в идеологическом отношении, так и, главное, с точки зрения практических нужд государственно-моно¬ полистического капитализма. Как известно, в понятие «либерализм» вкладывалось и вкладывается различное, нередко противоречивое со¬ держание. В прошлом этот термин зачастую использо¬ вался определенными, демократически настроенными кругами в борьбе против монополий, за возврат к ста¬ рому, «классическому» капитализму свободной конку¬ ренции. В дальнейшем концепции либерализма, в том числе и «свободы торговли», все больше стали служить, хотя и в замаскированной форме, целям апологии наи¬ более мощных монополий и наиболее сильных империа¬ листических держав, располагающих самыми прочными позициями на мировом капиталис'чческом рынке, оправ¬ данию их внешней экономической экспансии. В самом деле, если сущность интеграции, как утверж¬ дают авторы этой концепции, состоит в обеспечении полной свободы конкуренции на мировом капиталистиче¬ ском рынке, то в условиях монополистического капита¬ лизма это означает не что иное, как предоставление эко¬ номически наиболее сильным монополистическим груп¬ пам и странам возможности максимально использовать в своих интересах все выгоды, открываемые крупным «интегрированным» рынком. «Равенство шансов», «ра¬ 8* 115
венство возможностей», якобы открываемых интегра¬ цией для капиталистических стран благодаря «свободе международного обмена», на деле превращается в эко¬ номическое неравенство для тех из них, кто оказывается слабее в конкурентном отношении. Естественно, что когда в порядок дня современного капитализма встал вопрос о создании интеграционных экономических группировок и об участии в них стран с различным уровнем экономического развития, с неоди¬ наковой степенью участия в международном разделении труда, с разным промышленным потенциалом и различ¬ ной конкурентоспособностью, то обнаружился ряд изъя¬ нов идеологического порядка, свойственных либеральной концепции интеграции. Она не отвечала интересам моно¬ полистических кругов стических стран, чьи ными по -сравнению с и правящего лагеря тех капитали- позиции были недостаточно проч¬ их конкурентами. Правящие кру¬ ги таких стран отнюдь не намеревались подставить свои предприятия и национальную экономику под холодные ветры «свободной» конкурентной борьбы, хотя бы и в ог¬ раниченных региональных рамках той или иной интег¬ рационной группировки. Таким образом, теоретические построения относи¬ тельно сущности интеграции, основанные на принципе «либерализации обмена» и отказа от государственной политики защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции, оказались в идеологическом отношении тормозом, препятствующим экономической интеграции ряда капиталистических стран с* другими, более сильны¬ ми государствами. Трактовка интеграционных процессов с позиций бур¬ жуазного либерализма обнаружила и ругую слабость, связанную с тем, что ее исходная точка зрения на меж¬ дународную интеграцию как на систему отношений, ох¬ ватывающих исключительно рыночные связи и разви¬ вающихся по законам свободной конкуренции, не соот¬ ветствовала реальной жизни. В действительности миро¬ вой капиталистический рынок давно уже развивается под влиянием не только сил конкуренции, но и деятель¬ ности монополий и государства. В условиях, когда империализм взял на вооружение государственно-монополистические методы управления Национальной экономикой, возврат к эпохе «свободной» не
конкуренции представлял бы собой попросту анахро¬ низм. Создание интеграционных группировок в соответ¬ ствии со схемами представителей либеральной школы, когда государству предназначалась лишь чисто пассив¬ ная роль — не мешать конкуренции и вмешиваться во внешнеэкономические отношения лишь постольку, по¬ скольку это может способствовать обеспечению «рыноч¬ ной свободы»,— означало бы оставить за бортом то ору¬ жие, без которого современный капитализм существо¬ вать уже не может,— государственно-монополистическое регулирование не только внутренней, но и внешней эко¬ номической жизни. Буржуазная экономическая наука, поставленная пе¬ ред необходимостью устранить или хотя бы замаскиро¬ вать изъяны, образовавшиеся в ее идеологической функ¬ ции, и как-то удовлетворить практические потребности современного капитализма в связи с развитием интегра¬ ционных процессов, стала искать выхода в использова¬ нии кейнсианской или неокейнсианской, зачастую назы¬ ваемой «дирижистской» концепции для объяснения сущ¬ ности интеграции1. «Дирижисты», как.и сторонники кон¬ цепций либерализма, не представляют единой школы: их воззрения на интеграцию весьма сильно отличаются друг от друга. «Дирижисты» обрушились с резкой критикой против либеральных оценок интеграции. Надо признать, что в этой критике содержится немалый материал, во многом раскрывающий несостоятельность теоретических разра¬ боток представителей либерального направления, и это имеет позитивное значение. Представители «дирижиз¬ ма» стремились противопоставить либеральной концеп¬ ции свою точку зрения, исходя из того что современное капиталистическое хозяйство и рынок как внутри стра¬ ны, так и в международном масштабе не могут разви¬ ваться без государственного вмешательства. Поэтому главный акцент в своих исследованиях интеграции сто¬ 1 При этом имело место не последовательное замещение либе¬ ральной школы «дирижисгской», а их более или менее параллельное существование. И та и другая проязились задолго до создания ин¬ теграционных группировок. Обращение представителей обоих направ¬ лений буржуазной экономической мысли к теоретическим проблемам интеграции произошло по существу с небольшим интервалом. Борьба между сторонниками этих двух школ относительно трактовки сущно¬ сти и целей интеграции продолжается и по сей день. 117
ронники «дирижизма» или «управляемой экономики» де* дают на создании межгосударственных органов и сов* местной экономической политике интегрируемых стран. При этом они отводят деятельности межгосударственных органов и правительствам активную роль, считая, что она не сводится к отмене дискриминационных ограниче¬ ний в международных экономических связях, а должна воздействовать на национальную экономическую, полити¬ ку интегрируемых государств и изменять ее в заранее предусмотренном направлении. Однако у многих пред¬ ставителей «дирижизма» либо вообще выпало из поля зрения, либо оказалось на втором плане то, что в дейст¬ вительности составляет основу экономической интегра¬ ции,— национальные хозяйства интегрируемых стран, их экономические структуры, глубинные связи между ними. В качестве объекта интеграции у «дирижистов», как правило, выступают межгосударственные отношения, на¬ циональная и наднациональная политика в рамках ин¬ тегрируемой группы государств. В соответствии с этим субъектами интеграции оказываются чаще всего только сами государства. И лишь немногие из представителей «дирижистского» направления принимают во внимание также и экономические отношения, в которые вступают монополии, фирмы, предприятия интегрируемых стран. Сущность интеграции большинство «дирижистов» видит в согласовании между странами национальных экономи¬ ческих и законодательных мероприятий и осуществлении совместной экономической политики с помощью межна¬ циональных или наднациональных органов. Подобной точки зрения придерживаются Э. Хаас, М. Бийе, А. Фи¬ липп, Д. Пиндер, Г. Мюрдаль, Я. Тинберген, Р. Сан- вальд, Дж. Столер, Р. Сменд, В. Хуперт и др.1 1 Так, согласно взглядам Э. Хааса, интеграция есть «процесс, по¬ средством которого политические деятели различных национальных направлений стремятся изменить свои законодательства по пути к созданию нового центра, институты которого обладают юрисдикцией наднационального характера» (Е. Haas. The Uniting of Europe. Poli¬ tical, Social and Economic Forces 1950—1957. London, 1958, p. 16). Некоторые экономисты, как, например, В. Хуперт, считают, что объектом интеграции является экономика, но при этом первичную роль в процессе интеграции все-таки отводят политическим действиям правительств. «Объект и цель интеграции — экономика, но первичным является интеграция политическая», — пишет автор (W. Hupert. Siste* matic der Integration. — «Schmollers Jahrbuch», 1965, S. 499). 118
конечной цели При таком подходе к сущности интеграционных про¬ цессов, когда дело прежде всего сводится к действиям правительств, их совместной политике или политике над¬ национальных органов, создается основа для весьма про¬ извольных и субъективных толкований интеграции. Следуя подобному методу, можно вложить в это понятие любую идеальную схему, к чему и прибе¬ гают многие буржуазные экономисты. Я. Тинберген, на¬ пример, видит цель интеграции в «достижении желатель¬ ной (?) оптимальной структуры путем принятия опти¬ мальных решений» ’. Ж. Вейер утверждает: «Высшая стадия интеграции — идеал, которого следует достичь,— это уравнение условий, реализация равенства возможно¬ стей для всех с помощью руководства» 1 2. Не трудно представить себе, какой «идеал отноше¬ ний» имеется здесь в виду. Комментируя точку зрения Ж. Вейера относительно конечной цели интеграции, дру¬ гой буржуазный экономист, Р. Эрбэ, пишет: «Третья ступень — высшая стадия интеграции — должна рассмат¬ риваться как идеал, принадлежащий к сфере человече¬ ских ценностей и особенно западных идеалов»3. Из это¬ го видно, что рассуждения авторов относительно цели международной интеграции сводятся к превозношению 'капиталистической интеграции как якобы отвечающей высшим общечеловеческим идеалам, к проповеди все той же идеалистической схемы «равенства шансов», якобы достигаемой интегрируемыми государствами в условиях капиталистической системы отношений,— схемы, весьма мало отличающейся от той, которую рисует воображение экономистов либеральной школы. Это открыто признает, например, П. Стритен, разде¬ ляющий взгляды сторонников «управляемой экономики» на средства и методы интеграции (совместная экономи¬ ческая политика государств) и фактически защищающий «либеральную» точку зрения на конечные цели интегра¬ ционных процессов. «Мы выступаем за определение ин¬ 1 J. Tinbergen. International Economic Integration. Amsterdam, 1965, p. 93. 2 J. Weiller. Les degres de [’integration et les chances d’une «zone de cooperation» integrationale. — «Revue economique», 1958, N 10, p. 237. 3 R. Erbes. L’integration economique internationale, p. 237. 119
теграции, которое шире, чем либеральное определение, но которое более тесно связано с идеалами, разделяе¬ мыми либералами... Мы говорим об интегрируемом об¬ ществе, если все члены этого общества находятся в рав¬ ных условиях, располагают равными возможностями, равной степенью свободы, если они могут в более полной степени достигнуть целей, которые они перед собой ста¬ вят, и в особенности — больше продуктов и больше до¬ суга» Как видно, и здесь предпринимается все та же попытка представить будущее «интегрированное общест¬ во» как общество без классов и без противоречий, раз¬ вивающееся в рамках капиталистической системы соб¬ ственности. Среди группы буржуазных ученых выделяется фран¬ цузский экономист А.. Маршаль. Для его работ в отли¬ чие от книг других авторов «дирижистского» направле¬ ния характерны не только значительно более обстоятель¬ ный критический разбор либеральной школы, но и по¬ пытка создать собственную концепцию международной интеграции, раскрыть понятие этого явления, его причи¬ ны и условия, цели и средства, механизм и сферу дейст¬ вия. А. Маршаль видит в интеграции комплексное явле¬ ние, охватывающее сумму действий правительств интег¬ рируемых стран и непосредственно сами хозяйства этих стран, их структуру, их экономические связи, причем не только в сфере обмена 1 2. Интеграцию он рассматривает как процесс «преобразования экономических структур, создания новых экономических комплексов, рожденных из взаимопроникновения или интеграции малых единиц». При этом он считает, что для осуществления интеграции «нельзя полагаться лишь на рыночные силы, которые углубляют международное разделение труда на обшир¬ ном пространстве и усиливают экономическое регио¬ 1 Р. Sfreelen. Economic Integration, Aspects and Problems, p. 18. 2 «Волюнтаристское направление» в буржуазной экономической науке, к которому относит себя А. Маршаль, опирается, по его опре¬ делению, «на динамический критерий интеграции, касающейся эконо¬ мики в полном смысле слова (не только торговли и обмена, но и про¬ изводства) и объединяющей экономику стран с однородной и конку- рирующгй структурой в экономическом ансамбле» ris, 1965, р. 18). оАШ”пнсм сложном и уравновешенном (A. Marchal. L’integration territoriale. Ра- 120
нальное и национальное неравенство». Следует, по его мнению, проводить совместную экономическую полити¬ ку правительств «в целях координации и объединения». Решающую роль он отводит «межтерриториальной, ин¬ тернациональной или наднациональной власти, способ¬ ной обеспечить единство решений» *. А. Маршаль, как и его предшественники, не смог из¬ бежать идеалистической оценки интеграции. Он рассмат¬ ривает в качестве ее «единственной и истинной основы» некую «солидарность, которая правит или должна пра¬ вить различными элементами организма»1 2. За всем этим скрывается попытка представить будущее «интегриро¬ ванное пространство», как воплощение некой социальной гармонии интересов различных общественных групп, как общество без социальных, классовых, национальных противоречий, разумеется в рамках существующего, т. е. капиталистического, способа производства. Таким образом, что касается классовых позиций, то представи¬ тели различных буржуазных концепций интеграции по- разному, но одинаково верно служат защите буржуазно¬ го строя, системы капиталистических отношений. Не следует преувеличивать и тех расхождений и про* тпворечий в толковании сущности интеграции, которые имеются у представителей этих если иметь в виду буржуазные теоретические модели, появившиеся в последние годы, сходятся ныне в том, что интеграция предполагает как отмену дискриминаций в международном обмене с целью развязывания сил конкуренции, так и вмешательство межгосударственных органов в этот обмен, проведение совместной экономической политики интегрируемыми го¬ сударствами с целью взаимного приспособления и объе¬ динения их экономики. Различия зачастую состоят лишь в степени использования того или иного метода, тех или концепций, особенно Авторы многих из них 1 A. Marchal. L’integration territoriale, р. 25—26. 2 Интеграция, утверждает А. Маршаль, включает в себя «идею солидарное.и, социального сплочения, осознания отдельными инди¬ видуумами и группами их принадлежности к Сообществу». «Интегри- ррзанная экономика, — пишет он дчлее, — язляется в конце концов «пространством солидарности», — солидарности испытываемой и осо¬ знаваемой всеми теми, кто составляет это Сообщество» (Л. Marchal. L’integration territoriale, р. 27). 121
иных средств интеграционной политики К этому можно лишь добавить, что буржуазные теоретики интеграции, пытающиеся совместить воедино «либеральную» и «ди- рижистскую» концепции, в своей трактовке сущности этого явления по-прежнему придают первостепенное, предопределяющее значение политическим факторам, что, как уже отмечалось, дает основу для субъективных, произвольных выводов. Одна из характерных сторон буржуазных теоретиче¬ ских разработок — отсутствие комплексных исследова¬ ний интеграционных процессов, которые бы давали ответ на многочисленные вопросы, поставленные практикой капиталистической интеграции. Надо признать, что об¬ ращение в последние годы к этим проблемам группы буржуазных ученых, специализирующихся в узких от¬ раслях экономической науки .(в области теории разме¬ щения производительных сил, концентрации и специали¬ зации производства, теорий роста, равновесия и т. п.), внесло некоторую свежую струю в существующие до сих пор представления о процессах интеграции и их влиянии на те или иные стороны развития национальной капита¬ листической экономики и интегрируемых хозяйственных комплексов. Однако взятые сами по себе, без синтетиче¬ ской связи друг с другом, эти исследования не дают со¬ вокупного представления о многообразии явлений и про¬ цессов, охватываемых понятием «интеграция» и состав¬ ляющих ее суть, так же как и не позволяют увидеть под¬ линные последствия этой международной тенденции, ее 1 Подтверждением этой мысли могут служить и высказывания самих буржуазных авторов. В частности, Р. Эрбэ пишет: «Достиже¬ ние все более рациональной структуры производства и обмена либо с помощью действий сил конкуренции, либо путем... межнациональной или наднациональной координации не являются дополнениями или альтернативными решениями политики интеграции. Это два пути, не¬ обходимые для выполнения процесса интеграции» (R. Erbes. L’integra- tion economique internationale, p. 9—10). Д. Пиндер определяет инте¬ грацию «как процесс отмены дискриминации между хозяйственными единицами стран-членов (интеграционной группировки. — М. М) вместе с образованием общей, достаточно скоординированной эконо¬ мической политики». Первый род политики Д. Пиндер называет нега¬ тивной, второй — позитивной. «Сочетание интеграции негативной и позитивной и составляет суть экономической интеграции, целью ко¬ торой является экономический союз», — утверждает автор (Л Pinder. Positive Integration and Negative Integration. Some Problems of Eco¬ nomic Union in EWG.— «The World Today», March 1, 1968, p. 80—90). 122
воздействие на интегрируемое целое и его составные ча? сти в виде отдельных национальных хозяйств. Еще более заметен разрыв, который образовался в толковании интеграции между буржуазными представи¬ телями экономической науки, с одной стороны, и юриди¬ ческой науки, а также науки о международных отноше¬ ниях— с другой. Если первые в основном ограничивают это понятие сферой международных экономических от¬ ношений, то вторые ищут интеграцию преимущественно в области политики или законодательной деятельности государств. Подобное положение мешает буржуазной науке увидеть ту сложную^ но органически неразрывную связь, которая существует между экономикой и полити¬ кой в международных интеграционных процессах, их взаимное воздействие друг на друга. Наконец, встречаются абстрактные определения ин¬ теграции, часто не имеющие ничего общего с реальными процессами, протекающими в международной жизни, оторванные от какой-либо реальной почвы. Так, скажем, получило известное распространение толкование интег¬ рации как «соединения отдельных частей в общее целое» или как «процесс, который приводит к повышению сте¬ пени единства» Практически подобные определения означают лишь формализацию самого понятия, сведение этого сложного международного явления к абстрактному математическому символу. Мало помогает раскрытию сущности интеграции и введение таких понятий, как объединение «экономиче¬ ских единиц» в «экономическое целое». В таком случае под интеграцией можно понимать что угодно, например: объединение предприятий в производственный ком¬ плекс и объединение отдельных фирм в монополию, ин¬ теграцию внутри национального хозяйства и интеграцию между отдельными государствами, объединение на ре¬ гиональном уровне и в общемировом масштабе. Хотя подобные абстрактные опоеделения интеграции были характерны для первых работ буржуазных авторов по этой проблематике, некоторые буржуазные ученые при¬ держиваются их и по сей день. К примеру, западногер¬ манский юрист X. Кремер предлагает понимать под ин- R.-Marjolln. Europe and United States in the World Economy. Durham, 1955,_p. 41. 123
теграциеи «такой процесс или состояние, в котором от¬ дельные части целого, прежде всего, экономического, юридического или политического рода, связаны или свя¬ зываются в общее целое, и единство постоянно воспро¬ изводится в действиях и сознании участвующих лиц и институтов»1. Не трудно заметить, что при таком весь¬ ма расширительном понимании сущности интеграции в нее можно вложить все, что угодно, любые явления и отношения, любые действия классов и социальных групп, любые действия государств независимо от их обществен¬ ного строя1 2. Оценивая буржуазные концепции сущности интегра¬ ции, отдавая должное работам отдельных авторов, по¬ могающим раскрыть некоторые стороны этого процесса, необходимо отметить следующее: во-первых, отсутствие у буржуазных ученых единой и сколько-нибудь стройной концепции международной интеграции 3, борьба различ¬ ных направлений и школ вокруг оценок отдельных ас¬ пектов этого явления, пестрота и противоречивость оп¬ ределений интеграционных процессов; во-вторых, стрем¬ ление под видом беспристрастного абстрактного анализа вложить в понятие международной интеграции классо¬ вую сущность, отвечающую целям сохранения и укреп¬ ления капиталистического строя, как такового, а также интересам тех или иных групп монополистической бур¬ жуазии; в-третьих, преобладание в буржуазной экономи¬ 1 H. Kramer. Formen und Me+hoden der intemationalen wirt- schaftPchen Integration. Tubingen, 1969, S. 21. 2 Сам автор, например, включает в интеграцию различные виды сотрудничества, называя их кооперативной интеграцией, и даже одно¬ сторонние мероприятия госучапства (например, снижение таможен¬ ных пошлин). Интеграция у X. Кремера отражается в различных фор¬ мах— «от создания международных органов, полномочных принимать решения, до свободной игры спроса и предложения на мировом рын¬ ке». Но последнее не что иное, как возврат к мировому рынку XIX в., т. е. периода домонополистического капитализма, что в современных условиях, как это давно уже ппизнали и сами буржуазные экономи¬ сты, является утопией (Н. Kramer. Formen und Methoden der inter- nation^len wirts^haftPchen Integration. S. 1, 33). 3 Весьма характерно признание одного из буржуазных исслепова- телей интеграции, В. Хуперта: «С ростом значения интеграции растет потребность в ясном и обобщающем определении и применении этого понятия, а также в объяснении процесса интеграции... Научное объяс¬ нение тем более необходимо, что весь этот комплекс до сих пор уди¬ вительно мало систематизирован и освещен» (W. Hupert. Sistematic der Integration. — «Schmollers Jahrbuch 1965». S. 452^-453). 124
ческой науке субъективной трактовки интеграционных процессов, сведение сущности этого явления к тем или иным формам экономической политики, идеализация ко¬ нечной цели международной интеграции, якобы состоя¬ щей в достижении «равенства» и «солидарности» между интегрируемыми государствами з условиях сохранения капиталистической системы отношений; в-четвертых, по¬ пытка распространить буржуазное понимание империа¬ листической интеграции (и зачастую какой-либо конк¬ ретной ее формы, например, «Общего рынка») на интег¬ рационные процессы, протекающие в миге в целом независимо от социального строя государств, которые охвачены этими процессами. Общая черта буржуазных оценок сущности интегра¬ ции— игнорирование или всяческое преуменьшение роли производственных отношений, воздействия способа производства на международные экономические связи. Это главное, что коренным образом отличает позицию буржуазных исследователей от марксистской оценки интеграционных процессов, которые происходят в совре¬ менном мире. ГЛАВА 7 ОЦЕНКА СУЩНОСТИ ИНТЕГРАЦИИ В МАРКСИСТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В марксистскую разработку основных теоретических аспектов интеграции, в раскрытие ее конкретных соци¬ ально-экономических типов, в анализ ее экономических и политических последствий большой вклад внесли со¬ ветские и зарубежные марксисты. Значительная часть марксистских в исследовании этой области науки посвящена выяснению сущности им¬ периалистической интеграции, ее государственно-монопо¬ листическому характеру, показу противоречивой приро¬ ды этого явления. К анализу интеграции как мировой тенденции марксистская наука обратилась несколько позже, в основном к концу 60-х годов, когда особую ак¬ туальность приобрели проблемы развития социалисти¬ ческой интеграции, а также региональной интеграции развивающихся стран. 125
Ленинская оценка интернационализации хозяйствен¬ ной жизни как объективного процесса, положенная в ос¬ нову марксистских исследований империалистической интеграции, дает единственно верный ключ и к понима¬ нию сущности международной интеграции как мирового явления. Подобный подход к интеграции, рассмотрение ее в качестве процесса, в основе которого лежат объек¬ тивные факторы, заложенные в развитии производитель¬ ных сил и международного разделения труда, о чем было подробно сказано в разделе I, дает марксистам огромное методологическое преимущество в раскрытии сущности международной интеграции перед буржуазны¬ ми учеными, стоящими на субъективных позициях в этом вопросе. V Коренное отличие марксистской методологии от бур¬ жуазной состоит и в том, что, признавая международ¬ ный характер интеграционных процессов, протекающих в разных частях и регионах мира, объясняя общие за¬ кономерности, присущие этой исторической тенденции, марксисты на этом не останавливаются, а идут дальше, раскрывая принципиальные различия интеграции импе¬ риалистической и интеграции социалистической, показы¬ вая особенности интеграционных процессов между раз¬ вивающимися странами. При общем методологическом подходе среди маркси¬ стов встречаются различные толкования сущности ин¬ теграции. Не имея возможности останавливаться на всех имеющихся определениях, попытаемся выделить наибо¬ лее характерные точки зрения. Подавляющая часть марксистов-экономистов видит объект интеграции непосредственно в национальных хо¬ зяйствах государств, во всей совокупности их воспроиз¬ водственных связей и отношений. Интегрируются не аб¬ страктные «экономические единицы» или «разрозненные части будущего целого», не отдельно рынки тех или иных стран (хотя это имеет или может иметь место), а конкретные экономические образования, отрасли хо зяйства, национальные хозяйственные организмы опре¬ деленной группы государств. По мере развития производительных сил, по мере обобществления производства и углубления междуна¬ родного разделения труда усиливается интернационали¬ зация хозяйственной жизни государств, процесс посте¬ 126
эконо- как это пенного сближения их национальных хозяйств. Данное обстоятельство следует особо подчеркнуть в связи с тем, что и среди наших экономистов еще встречаются мне¬ ния, согласно которым объект экономической интеграции якобы ограничивается лишь рамками внешнеторговых связей между государствами, областью рынка. Разуме¬ ется, сфера действия интеграции, степень охвата ею от¬ дельных отраслей или национальных хозяйств в целом на различных этапах, в рамках той или иной группы го¬ сударств могут быть различны. Это зависит от конкрет¬ но-исторических и социально-экономических условий развития интегрируемых государств, от целей, которые ставят государства в своей политике, и т. д. Подобная проблема требует особого рассмотрения Пока же огра¬ ничимся общей постановкой вопроса о том, что объеди¬ няется, что интегрируется. Если исходить при анализе международных мических отношений из примата производства, присуще марксистам, если при этом рассматривать эко¬ номическую интеграцию не как состояние на какой-то момент, а как долговременную тенденцию, как истори¬ ческий процесс, то, очевидно, нельзя не прийти к выводу, что при интеграции — в ее развитом, сколько-нибудь за¬ вершенном виде — мы имеем дело прежде всего с про¬ изводственной сферой, с национальными хозяйствами государств, по отношению к которым рыночные связи и экономический обмен между странами выступают как фактор вторичный, производный, хотя и являющийся важной составной частью интеграционного процесса. Перейдем к вопросу, что же представляет собой эко¬ номическая интеграция, в чем ее суть. Как известно, В. И. Ленин отмечал, что существует тенденция развития производительных сил во всемирном масштабе, ведущая «к созданию единого, по общему плану регулируемого пролетариатом всех наций, всемирного хозяйства как це¬ лого, каковая тенденция вполне явственно обнаружена уже при капитализме и безусловно подлежит дальней¬ шему развитию и полному завершению при социализ¬ ме» 1 2. Руководствуясь подобным подходом, экономисты- марксисты в основе интеграции видят объективный 1 См. главу 8. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 41, стр. 164. 127
процесс сближения, в известной мере срастания нацио¬ нальных хозяйств в более или менее обширные междуна¬ родные хозяйственные комплексы. Так, например, 3. Ка- мецки считает, что под интеграцией следует понимать создание «определенного экономического организма, ох¬ ватывающего группу стран» *. С. Тикал видит в интеграции «процесс создания но¬ вого экономического организма, выходящего за нацио¬ нальные рамки, посредством устранения препятствий, которые стоят на пути развития производительных сил; процесс, продиктованный обобществлением труда и про¬ изводства» 1 2. При анализе сущности интеграции закономерно мо¬ жет возникнуть вопрос: если в основе интеграции лежит процесс сближения национальных хозяйств, т. е. по сути дела тенденция к интернационализации хозяйственной жизни, то в чем различие указанных явлений — интерна¬ ционализации и интеграции? По нашему мнению, экономическая интеграция и ле¬ жащая в ее основе интернационализация хозяйственной жизни — явления, не тождественные друг другу; интегра¬ ция — более высокая ступень интернационализации про¬ изводства и хозяйственных связей, обладающая опреде¬ ленными качественными особенностями. Анализируя в первом разделе причины и движущие 1 3. Каменки пишет: «Считаем, что под такой (международной экономической.— Л1. Л4.) интеграцией следует понимать создание на оснозё образовавшейся единой экономической структуры определен¬ ного экономического организма, охватывающего группу стран, орга¬ низма, который ввиду высокой степени внутренних экономических связей и достигнутой в результате этого экономической целостности выделяется явным образом на фоне всего мирового хозяйства» (Z. Kamecki. Pojęcie i typy integracji gospodarczej. — «Ekonomista», 1967, N 1, str. 93—94). Поясняя свой вывод, автор пишет, что это определение относится к «абсолютной экономической интеграции»; он подчеркивает, что достигнуть такого положения в рамках группы стран крайне трудно и что «в лучшем случае такая интеграция может произойти в течение длительного времени». Поэтому «в действительности, — отмечает Ка¬ менки, — мы i меем в виду прежде всего процессы, которые ведут к созданию единого экономического организма. Экономическую инте- грацию следует рассматривать прежде всего как процесс» (ibid., str 95) 2 S. Tikal. К oojeti mezinarodni ekonomicke integrace. — «Politickś ekonomie», 1968, N 12, str. 1125. 128
силы империалистической интеграции, мы пытались по¬ казать те изменения, которые происходят в развитии производительных сил капитализма под воздействием научно-технической революции в условиях борьбы двух противоположных систем, и обусловленные этими изме¬ нениями сдвиги в экономических связях и отношениях между развитыми капиталистическими государствами. Суть этих изменений и сдвигов кратко сводится к сле¬ дующему. Тенденция к экономическому сближению наций, ин¬ тернационализации хозяйства возникла на определенной ступени развития производительных сил, когда стал складываться мировой капиталистический рынок. На по¬ верхности явлений эта тенденция выступала преимуще¬ ственно в форме развития международного обмена това¬ рами, внешней торговли. По мере усиления концентра¬ ции производства увеличивалась международная мигра ция капитала и рабочей силы. С переходом капитализма в монополистическую ста¬ дию одной из характерных черт мирового капиталисти¬ ческого хозяйства стала интернационализация капитала. Одновременно происходил процесс расширения и углуб¬ ления международных связей между концернами и тре¬ стами различных стран на почве раздела рынков, согла¬ шений о ценах и квотах, совместного владения акциями и т. п. С помощью частных международных монополи¬ стических союзов, делящих мир экономически, капита¬ лизм пытался разрешить противоречие между растущи¬ ми потребностями развития производительных сил и пре¬ делами национальных рынков, которые становились для него все более узкими. Современное развитие производительных сил достиг¬ ло такого уровня, когда для бенно малых, эффективное ко отдельных предприятий многих развитых стран, осо- функционирование не толь- или отдельных монополий, но и ведущих отраслей производства, а следовательно, и процесса национального воспроизводства в целом ока¬ зывается в значительной зависимости от внешней сферы. Эта зависимость обусловлена объективной необходимо¬ стью: а) реализации все возрастающей массы и доли продукции вне страны в связи с переходом ряда отрас¬ лей к массовому и крупносерийному производству, уве¬ личением его минимальных размеров; б) мобилизации 9 М. М. Максимова 129
в более крупных масштабах, чем прежде, внешних ис¬ точников финансирования, зарубежных научно-техниче¬ ских знаний и технологического опыта, привлечения извне материальных и людских ресурсов, поскольку внут¬ ренние экономические возможности даже самой разви¬ той страны часто оказываются недостаточными для создания и развития отдельных отраслей и видов произ¬ водств, отвечающих современным требованиям научно- технического прогресса; в) широкой кооперации с дру¬ гими странами в области науки и техники, производства и сбыта, вызванной помимо указанных факторов процес¬ сами углубляющейся международной специализации и разделения труда. Эта необходимость, вытекающая из потребностей развития производительных сил в условиях научно-тех¬ нической революции, типична для всех развитых стран независимо от их общественного строя, в том числе и для стран социализма. В условиях монополистического капитализма с ха¬ рактерной для него неравномерностью роста отдельных стран, экономических районов, отраслей, монополий, предприятий отмеченные сдвиги в развитии производи¬ тельных сил увеличили, кроме того, потребность монопо¬ лий в экспорте избыточного капитала, прежде производительной форме, и соответственно всех всего в сопут¬ ствующих ему элементов — научно-технического опыта, машин, оборудования, миграции специалистов и т. д. Возрастающая зависимость процессов национального воспроизводства от внешней сферы не только усиливает тенденцию к интернационализации хозяйственной жиз¬ ни, но и вызывает существенные качественные сдвиги в ее развитии. Суть их состоит в том, что: — увеличиваются объем, масштабы и интенсивность экономических связей между отдельными национальны¬ ми хозяйствами разных стран и их составными частями. Эти связи растут и абсолютно, и относительно, часто пе¬ рекрывая по темпам развитие национального производ¬ ства и национального общественного продукта внутри соответствующих стран; — происходит все большая универсализация взаим¬ ных экономических связей и отношений. Наряду с внеш¬ ней торговлей быстро растут научно-техническое сотруд¬ ничество между странами, международная специализа¬ 130
ция и кооперирование производства, обмен учеными, спе¬ циалистами, рабочей силой, совместное производство в рамках международных консорциумов, обществ, про¬ мышленных комплексов. Экономические связи все более глубоко проникают, таким образом, в сферу науки, тех¬ нологии, техники производства, в область услуг; — взаимные экономические отношения между нацио¬ нальными хозяйствами принимают все более прочный, устойчивый, долговременный характер, что вытекает из складывающейся структуры международных связей и разделения труда. Стабильность и долговременность свя¬ зей достигаются путем системы двусторонних и много¬ сторонних соглашений как между предприятиями, хозяй¬ ственными организациями (в условиях империализма — в рамках международных монополистических союзов и соглашений), так и на межгосударственном уровне, а на определенном этапе развития — в рамках региональных объединений государств; — изменения в масштабах, содержании, формах, ха¬ рактере взаимных экономических связей оказывают в свою очередь обратное воздействие на сами нацио¬ нальные хозяйства и их структуру. Отдельные предприя¬ тия, отрасли, экономические районы приспосабливаются друг к другу. Возникает тенденция к образованию регио¬ нальных хозяйственных комплексов, объединяющих на¬ циональные хозяйства той или иной группы государств; — в ходе развития этой тенденции видоизменяется структура межсекторских и межотраслевых связей, соз¬ дается комплексная взаимодополняемость отдельных ви¬ дов производств, отраслей и национальных хозяйств в целом. Происходит процесс оптимизации хозяйственной структуры государств, образующих хозяйственные комп¬ лексы с точки зрения наиболее эффективного использо¬ вания расположенных в них природных ресурсов, люд¬ ского потенциала, научно-технической и промышленной базы, инфраструктуры. В этом смысле можно говорить об экономическом эффекте, который дает интеграция и который в конечном счете (именно в конечном счете) — через множество отклонений — выражается в повышении общественной производительности труда, в экономии общественно необходимого времени. Естественно, что весь этот процесс развивается от¬ нюдь не прямолинейно. В условиях империализма он 131
о высказан- протекает в присущей этой социальной системе постоян¬ ной борьбе и противоречиях, через кризисы и отступле¬ ния и проявляется лишь как тенденция. Таким образом, экономическая интеграция не есть простое повторение прежних форм интернационализации хозяйственной жиз¬ ни, а представляет качественно новую ступень в ее раз¬ витии,— в этом различие обоих явлений. Этот вопрос имеет прямое отношение к практической жизни; от его решения зависит оценка тех реальных интеграционных процессов, развитие которых мы наблюдаем в современ¬ ный период. В этой связи нам хотелось бы напомнить ной Е. С. Варгой в конце 50-х годов точке зрения, сог¬ ласно которой экономическое объединение двух высоко¬ развитых капиталистических стран не способно якобы внести что-либо новое в их экономическое развитие, выз¬ вать сколько-нибудь продолжительное расширение объе¬ ма рынка. В своих работах А. А. Арзуманян, А. Г. Ми- лейковский, Т. Владигеров, Е. Каменев и другие показа¬ ли, что интеграция не есть простая арифметическая сум¬ ма рынков объединяющихся стран, что она порождает новое качество, вызывая расширение рынка, разумеется в пределах, определяемых рамками капитализма. Поль¬ ский экономист 3. Камецки также считает, что «интег¬ рированная экономическая область, охватывающая группу стран, не составляет простой суммы их экономи¬ ческих структур. В результате, предположим, контакта между собой этих структур в каждой из них происходят более или менее глубокие изменения», ведущие в конеч¬ ном итоге «к созданию единой экономической структу¬ ры»1. В. Павлат аналогичным образом видит качествен¬ ную сторону интеграции в «тенденции к оптимизации действий народнохозяйственных объединений» (под кото¬ рыми он понимает национальные хозяйства), что ведет «к изменению структуры этих объединений, а вместе с тем и к экономии времени...»2. Другой принципиальный вопрос, органически связан¬ ный с предыдущим, состоит в том, ческая интеграция стихийным или является ли экономи- регулируемым про- Z. Kamecki. Pojęcie i typy integracji gospodarczej. — «Ekonomi' sta» 1967 N 1 str 94 ? У Pavldt. Svetove hospodar stvi. Praha, 1970, str. 25& 132
цессом и какова при этом роль субъективного фактора. На этот счет среди экономистов-марксистов также име¬ ются различные суждения. В одних случаях роль субъек¬ тивных факторов недооценивается и принижается, в дру¬ гих случаях, напротив, явно преувеличивается — субъек¬ тивный элемент выдается чуть ли не в качестве главно¬ го, определяющего суть интеграции. Выше мы попытались показать, как на известном этапе развития производительных сил и концентрации производства происходят определенные сдвиги в эконо¬ мических связях между капиталистическими странами, ведущие к их интеграции. Эти сдвиги, свидетельствую¬ щие о новом уровне обобществления производства, о невозможности капиталистического хозяйства развивать¬ ся в узких рамках сложившихся национальных экономи¬ ческих территорий, вызывают объективную необходи¬ мость в регулировании международных экономических связей и отношений. * Уже на более ранних стадиях своего существования монополистический капитализм стремился разрешить это противоречие, используя частномонополистические сред¬ ства регулирования мирового капиталистического рын¬ ка, и прежде всего международные монополии. Важней¬ шим побудительным мотивом создания международных монополистических союзов явилось подчеркнутое В. И. Лениным «стремление финансового капитала к расширению хозяйственной территории...»1. В дальнейшем, по мере роста обобществления про¬ изводства и расширения всех и всяческих форм меж, народного экономического обмена и углубления между¬ народного разделения труда, по мере того как развитие национальных хозяйств многих капиталистических стран оказывалось в растущей зависимости от внешней сферы и происходило все большее развитие и усложнение вза¬ имных экономических связей между странами, возникла настоятельная потребность в экономическом вмешатель¬ стве в эти процессы государств. К частномонополистиче¬ ским методам регулирования внешнеэкономических свя¬ зей капитализм добавил государственно-монополистиче¬ ские средства. При этом роль буржуазного государства в качестве «регулятора» международных экономических 1 В. И. Ленин. Поли, собр. соч., т. 27, стр. 381. 133
отношении возрастала параллельно с тем, как капитали¬ стическое производство различных стран предъявляло новые и новые требования к внешнему рынку, к внеш¬ ним источникам мобилизации ресурсов и средств, к меж¬ дународной кооперации и разделению труда. Наряду с дальнейшим ростом международных монополистических союзов и соглашений расширялись и усложнялись внеш¬ неэкономические функции капиталистического государст¬ ва, росло значение двусторонних и многосторонних связей и соглашений между странами, увеличивалась роль международных экономических учреждений и организа¬ ций. На определенном этапе своего развития капитализм перешел к созданию в ряде районов экономических груп¬ пировок государств; в рамках некоторых из этих группи¬ ровок входящие в них страны стремятся осуществлять совместную экономическую политику. При современном уровне обобществления производст¬ ва, когда национальные капиталистические хозяйства связаны системой серьезной экономической взаимозави симости, противоречие между степенью обобществления и национальными рамками государств, развивающихся в условиях частнокапиталистических отношений, достиг¬ ло небывалого масштаба и остроты. В этих условиях ка¬ питализм уже не может существовать, не опираясь на разветвленную систему международных экономических соглашений, юридических, технических, политических норм и правил, договоров и обязательств между моно¬ полиями и правительствами. Иными словами, капита¬ лизм вынужден приспосабливать производственные от¬ ношения к потребностям развития производительных сил, дабы продлить свое существование, и с этой целью, в частности, распространяет государственно-монополи¬ стическое вмешательство на сферу внешних экономиче¬ ских отношений. Все это, разумеется, не означает, что стихийность во внешних экономических связях вообще исчезла. «Нигде в мире монополистический капитализм,—писал В. И. Ленин,— без свободной конкуренции в целом ряде отраслей не существовал и не будет существовать» Го¬ сударственно-монополистическое регулирование между¬ народных экономических отношений капитализма не от¬ 1 В И Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 154. 134
меняет конкуренцию. Подобно тому как на внутреннем рынке конкуренция существует рядом с монополией, а с ними рядом — государство, подобно этому и на мировом капиталистическом рынке отношения обмена склады¬ ваются под воздействием различных сил — конкуренции, монополистических соглашений, национальных и между¬ народных форм государственного вмешательства. Имен¬ но это обстоятельство й порождает отмечавшиеся В. И. Лениным самые глубокие и коренные противоречия империализма — противоречия между монополиями и су¬ ществующей рядом с ними свободной конкуренцией, между гигантскими «операциями» (и гигантскими при¬ былями) финансового капитала и «честной» торговлей на вольном рынке, между картелями и трестами, с од¬ ной стороны, и некартелированной промышленностью — с другой, и т. д. С переходом империализма к государственно-монопо¬ листическому вмешательству в область международных экономических связей и отношений наряду с указанными противоречиями возникает ряд новых форм конкурент¬ ной борьбы за передел мирового капиталистического рынка, ряд новых противоречий. В отличие от домонополистического «чистого» капита¬ лизма, при котором, как указывал В. И. Ленин, товар¬ ное производство есть работа «для сбыта на неизвестном рынке»1, мы имеем делос монополистическим и государст¬ венно-монополистическим капитализмом; его закономер¬ ности оказывают серьезное воздействие на экономические отношения между капиталистическими Как внутри национальных хозяйств ских стран, так и в системе мирового ского хозяйства в целом в наше время монополии и государственного вмешательства без конку¬ ренции. Но равным образом уже не существует и только «чистая» конкуренция, не существует «свободная игра стихийных сил» без монополий и государственно-моно¬ полистического регулирования как внутренних, так и внешних экономических отношений капитализма. Особенность рассматриваемого процесса состоит в том, что частномонополистические и государственно- монополистические методы регулирования внешнеэконо- государствами, капиталистиче- капиталистиче- не существует 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 320. 135
мйЧеСких связей капитализма развиваются не в виде двух параллельных прямых, не обособленно друг от друга, а органически сливаясь и переплетаясь одни с другими. Ныне невозможно себе представить, чтобы националь¬ ные и международные монополии в своей внешнеэкономи¬ ческой деятельности не опирались на правительственные инстанции, парламенты, государственный аппарат и не были самым тесным дбразом связаны с ними. Точно так же государственное вмешательство во внешнеэкономиче¬ скую сферу — будь то со стороны правительства одной страны или в рамках группировки государств — осущест¬ вляется не само по себе, а в интересах монополистиче¬ ского капитала, при его непосредственном участии в этом процессе. Все это дает основание для вывода о том, что интег¬ рация при империализме представляет собой регулируе¬ мый на государственно-монополистической основе про¬ цесс со всеми вытекающими из этой основы трениями, кризисами, противоречиями, присущими капитализму на его империалистической стадии развития. Если обратиться к социалистической интеграции, то наличие общественной формы собственности предопре¬ деляет планомерный характер этого процесса, который сознательно регулируется и направляется совместной деятельностью заинтересованных социалистических госу¬ дарств на основе использования экономических законов социализма. И в этом огромное преимущество социали¬ стической интеграции перед капиталистической. Таким образом, международная интеграция как при капитализме, так и при социализме представляет собой более высокую'ступень интернационализации хозяйст¬ венной жизни и с экономической, и с политической то¬ чек зрения. Экономически она отличается от всех прежних форм международного хозяйственного общения более глубо¬ ким, сложным характером экономических взаимосвязей национальных хозяйств, что влечет за собой структурные изменения как внутри самих хозяйств, так и в их эконо¬ мических связях друг с другом. В политическом отношении отличительная черта ин¬ теграции состоит в том, что она требует согласованных действий государств по регулированию различных сторон их внешних экономических отношений. 136
Отсюда логически вытекает, что интеграция есть од¬ новременно и экономический, и политический процесс. Экономический — поскольку речь идет о все более широ¬ ких и прочных связях и углублении разделения труда между национальными хозяйствами, о все более тесном их сближении и взаимном приспособлении, о тенденции к объединению в региональные хозяйственные комплек¬ сы. Политический — поскольку он включает межгосудар¬ ственные отношения, двусторонние и многосторонние взаимосвязи между правительствами на почве выработ¬ ки совместных действий в той или иной области эконо¬ мических отношений. Но именно потому, что интеграция предполагает глу¬ бокие структурные изменения в экономике государств, в их взаимосвязях, что она охватывает деятельность госу¬ дарств, их экономическую политику и, следовательно, так или иначе затрагивает производственные отношения, положение классов,—именно поэтому интеграция воз¬ можна лишь в рамках группы государств с однородной социально-экономической структурой, с единым спосо¬ бом производства. Нам представляется это положение весьма важным в свете той идеологической и политической борьбы, ко¬ торая развернулась между буржуазной и марксистской наукой 'ПО проблемам интеграции. В самом деле, если видеть в международной интеграции лишь одну ее сто¬ рону— объективную основу и отбрасывать другую — сферу деятельности государств, их экономическую поли¬ тику, то вольно или невольно о стихийном, самопроизвольном ных процессов, которые, мол, могут автоматически при¬ вести к экономической интеграции, к объединению лю¬ бых государств независимо от их общественного строя, скажем социалистических государств с капиталистиче¬ скими. Собственно, этот тезис и используется весьма охотно буржуазными учеными для теоретического обос¬ нования так называемой конвергенции двух систем. Нельзя поэтому согласиться с теми определениями международной интеграции, которые упускают из виду или недооценивают политический характер этого процес¬ са и проистекающие отсюда его социально-экономи¬ ческие границы, хотя авторы подобных определений и сами видят принципиальные различия, существующие напрашивается вывод характере интеграцион- 137
между капиталистическом и социалистическом интегра¬ цией. Прежде чем свести воедино все те черты и признаки, которые характеризуют международную интеграцию, не¬ обходимо подчеркнуть следующее. Когда речь идет об интеграции, имеется в виду сумма определенных процес¬ сов, определенных тенденций. Так, империалистическая интеграция опосредствуется прежде всего комплексом взаимосвязей: на уровне монополистических групп, от¬ дельных монополий и предприятий различных стран, и в этом случае ее можно назвать частномонополистической интеграцией; на уровне государств, правительственных и полуправительственных органов и учреждений, и тогда ее можно определить как государственно-монополисти¬ ческую интеграцию. При этом оба процесса, как мы уже отмечали, обра¬ зуют органическое единство, несут в себе тенденцию к сближению национальных хозяйств, к государственно- монополистическому регулированию их взаимных эконо¬ мических связей. Степень осуществимости, а тем более завершенности процессов интеграции может быть разная. С учетом это¬ го под термином «интеграция» мы условно понимаем сравнительно высокую степень осуществимости интерна¬ ционализации хозяйственной жизни, когда достигнута определенная степень зрелости этого процесса, когда им охвачены и производство и обмен, и хозяйственные еди¬ ницы и государство, и экономика и экономическая поли¬ тика. Под термином же «процесс интеграции», «интегра¬ ционные процессы» мы (тоже условно) понимаем или какую-то стадию интеграции (причем зачастую не полу¬ чившую сколько-нибудь полного развития), или такие процессы, когда одни тенденции, характерные для интег¬ рации, проявляются, а другие нет, или, наконец, процес¬ сы, осуществляемые на уровне не национальных хо¬ зяйств в целом, а в масштабе определенных отраслей экономики, определенных хозяйственных образований. Например, среди советских экономистов идут споры по поводу того, можно ли считать проявлением интегра¬ ции экономические отношения между США и Канадой. В действительности здесь такая ситуация, когда между правительствами обеих стран не существует специально¬ го соглашения о создании экономического союза или 138
Другой государственно-монополистической группировки или блока по типу западноевропейских экономических объединений государств. Однако между национальными хозяйствами обеих стран развиваются весьма глубокие интеграционные процессы, причем их характерной осо¬ бенностью является явное преобладание частномонопо- лпстических форм интеграции над межгосударственны¬ ми, хотя и на уровне правительственных органов обеих стран осуществляются отдельные совместные акции, так или иначе содействующие развитию тесных взаимных экономических связей. Другой пример — экономические связи и отношения между странами монополистического капитализма в рамках империалистического лагеря в целом. Как из¬ вестно, почти все эти страны объединены в одну группи¬ ровку — Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Некоторые экономисты относят эту организацию к одной из форм интеграции. По нашему мнению, создание ОЭСР явилось, несомненно, отраже¬ нием интеграционных процессов, развивающихся между империалистическими странами. Но существующие уро¬ вень и степень взаимных связей стран — членов ОЭСР как единого целого, характер и масштабы государствен¬ но-монополистического регулирования этих связей, нако¬ нец, глубина межимпериалистических противоречий в этом лагере таковы, что говорить об экономической ин¬ теграции всех империалистических стран в рамках этого комплекса не приходится. В империалистическом лагере имеет место такое раз¬ витие интеграционных процессов, когда тенденция к интеграции при данных условиях, на данной стадии исто¬ рического развития наиболее полно проявляется в виде более узких группировок государств, в масштабах от¬ дельных экономических районов («Общий рынок», ЕАСТ, Североамериканский район и т. д.), где, как будет по¬ казано в следующей главе, для этого имеются соот¬ ветствующие экономические и политические пред¬ посылки. Все эти примеры свидетельствуют о том, насколько сложны и многообразны экономические связи и отноше¬ ния государств в современном мире — они часто не ук¬ ладываются в заранее составленные схемы и определе¬ ния. В связи с этим особенно важно отличать внешние 139
* формы проявления Тех иЛй ййых интеграционных про¬ цессов от самих этих процессов, видеть сущность явле¬ ний, причем не в статике, а в динамике. Переходя к определению международной интеграции как тенденции, характерной и для капиталистических стран, и для социалистических государств, мы хотели бы еще раз подчеркнуть всю условность и относительность любых определений. Подобно всем другим определени¬ ям, особенно политэкономическим, оно не может, как подчеркивал В. И. Ленин, «охватить всесторонних связей явления в его полном развитии» L Жизнь, тем более об¬ щественные отношения, включая международные связи, значительно сложнее и богаче любых самых точных де¬ финиций. Тем не менее нужны и дефиниции, когда речь идет о новых явлениях. Учитывая все вышеизложенное, можно было бы, на наш взгляд, ать следующее определение: международ¬ ная экономическая интеграция — объективный и вместе с тем регулируемый процесс взаимного приспособления национальных хозяйств двух и более государств с одно¬ родной социально-экономической системой, оптимизации их экономических структур в соответствующих междуна¬ родных хозяйственных комплексах, приводящий в ко¬ нечном счете к экономии времени, повышению общест¬ венной производительности труда1 2. В этом определении мы попытались уловить наиболее характерные черты интеграции: 1) интеграция имеет объективную основу — процесс сближения национальных хозяйств, интернационализа¬ цию хозяйственной жизни; 2) интеграция — регулируе¬ мый процесс в том смысле, что он требует сознательных действий субъектов (хозяйственных объединений, госу¬ дарств) по формированию и регулированию глубоких и устойчивых экономических связей м ежду отдел ьны ми предприятиями, производственными комплексами, хо¬ зяйственными объединениями, отраслями, национальны¬ ми хозяйствами различных государств; 3) в своем разви- 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 386. 2 Данное определение содержит некоторые, необходимые, на наш взгляд, уточнения по сравнению с определением, которое давалось автором в статье «Экономическая интеграция: некоторые вопросы методологии», опубликованной в журнале «Мировая экономика и международные отношения», 1969, № 5, стр. 21. 140
Тйй процесс экономического сближения наций ведет к оп¬ ределенной качественно новой ступени: приспособлению национальных хозяйств друг к другу, формированию глубоких и устойчивых связей между ними, созданию условий для оптимизации экономических структур госу¬ дарств; 4) развитие процессов интеграции идет в направ¬ лении создания международных хозяйственных комплек¬ сов, объединяющих национальные хозяйства двух и бо¬ лее государств; тем самым указывается на определенные территориальные границы интеграции, на ее региональ¬ ный характер; 5) благодаря интеграции достигается оп¬ ределенный экономический эффект, выражающийся в экономии времени, повышении общественной производи¬ тельной силы труда. Однако этот эффект проявляется лишь в конечном счете, т. е. через преодоление контр- тенденций; 6) экономическая интеграция может происхо¬ дить лишь между государствами с однородной социаль¬ но-экономической природой, с единым способом произ¬ водства; этим определяются социально-экономические границы интеграции. Социально-экономическая сущность интеграции в ус¬ ловиях социализма и капитализма коренным образом различна. Социалистическая интеграция развивается на основе общественной собственности на средства производства при наличии централизованного государственного плани¬ рования. В противоположность этому капиталистическая интеграция выступает как процесс сближения нацио¬ нальных хозяйств на основе годподства частной собст¬ венности, когда решающую роль играют монополии. Экономическая интеграция социалистических стран сознательно регулируется и направляется участвующими в ней государствами на основе познания экономических законов социализма, целенаправленного их использова¬ ния. Процесс же интеграции между развитыми капита¬ листическими странами регулируется государственно-мо¬ нополистическими средствами в условиях, когда наряду с регулирующим началом в лице монополии и государст¬ венного вмешательства продолжают сохраняться свойст¬ венные капитализму конкуренция, стихийность развития отдельных предприятий и отраслей, анархичность отно¬ шений, складывающихся на отдельных товарных рынках. Ввиду этого государственно-монополистическое регули¬ 141
рование процессов интеграции действует лишь как тен¬ денция, оказывающаяся в постоянной борьбе с центро¬ бежными силами, с противоположной тенденцией — тен¬ денцией к дезинтеграции. В условиях империализма продолжают развиваться противоречия между монополиями внутри и вне страны, между национальными группами финансового капитала отдельных стран, между империалистическими группи¬ ровками государств. Тем самым капиталистическая ин¬ теграция выступает и как международная форма госу¬ дарственно-монополистического капитализма, и одновре¬ менно как средство борьбы монополий за передел рын¬ ков и сфер влияния. Интеграция социалистических стран способна дать и дает экономический эффект непосредственно в интересах народных масс этих стран, роста их благосостояния. В условиях же монополистического капитализма эконо¬ мический эффект интеграции достигается как результат создания более благоприятных условий для деятельности монополий, для обеспечения их прибылей. При этом в силу свойственной капитализму неравномерности раз¬ вития отдельных стран, районов, отраслей и т. д. одни страны, районы, отрасли интегрируемого комплекса по¬ лучают большие экономические выгоды, другие мень¬ шие, третьи могут вообще не получить никаких выгод. Кратко резюмируя, можно, таким образом, сказать, что интеграция социалистических стран — планомерный процесс сближения, взаимного приспособления и оптими¬ зации их экономических структур, осуществляемый в международном хозяйственном комплексе на основе ис¬ пользования преимуществ, связанных с общественной собственностью, наличием планового хозяйства, всецело отвечающий интересам народов этих стран. В противоположность этому интеграция стран моно¬ полистического капитализма — регулируемый на госу¬ дарственно-монополистической основе процесс сближе¬ ния, взаимного приспособления и оптимизации экономи¬ ческих структур этих стран в рамках международных хозяйственных комплексов, где господствует частная собственность и власть капитала и решающую роль иг¬ рают монополии с их погоней за прибылью. До сих пор, рассматривая сущность экономической интеграции, мы имели в виду экономически развитые 142
страны. Естественно» что многие черты интеграции, ха¬ рактерные для развитых стран, не проявляются и не могут пока проявиться в отношениях между разви¬ вающимися государствами. Интеграция развивающихся стран — особая тема, требующая специального исследо¬ вания. Не претендуя на сколько-нибудь полное освеще¬ ние этой темы, нам хотелось бы лишь подчеркнуть неко¬ торые, основные, на наш взгляд, положения. Интеграционные процессы между развивающимися странами протекают в весьма специфических условиях. Еще сохраняется низкий уровень экономического разви¬ тия. В силу унаследованной от колониальной системы угнетения однобокой структуры экономики освободивших¬ ся государств крайне слабы торговые и другие экономиче¬ ские связи между ними даже в пределах непосредственно прилежащего географического района. Часто отсут¬ ствуют необходимые условия для взаимной координа¬ ции и специализации производства и других форм бо¬ лее глубокого сотрудничества вследствие неразвитости инфраструктуры в большинстве развивающихся госу¬ дарств. В то же время весьма отрицательно сказывается и особое положение этих стран в системе мирового ка¬ питалистического хозяйства: сохраняющаяся во многом экономическая зависимость от бывших метрополий и других империалистических держав, принадлежность к различным валютным зонам, преференциальным систе¬ мам, экономическим группировкам империалистических стран. Отсюда иные причины, толкающие развивающиеся страны к региональной интеграции друг с другом. Эко¬ номически— это потребность указанных стран исполь¬ зовать взаимные связи и сотрудничество для поднятия уровня своих национальных хозяйств. Политически — это стремление объединить усилия, чтобы сообща противо¬ стоять наступлению империализма, противодействовать отрицательным последствиям неоколониализма. По мере развития и укрепления национальной эконо¬ мики развивающихся стран, по мере расширения их хо¬ зяйственных связей друг с другом все более будет про¬ бивать себе дорогу тенденция к сближению их нацио¬ нальных хозяйств. Освободившиеся государства смогут извлечь выгоды из их взаимной интеграции и начинают их извлекать уже теперь. Путь к этому лежит через ęo3- КЗ
дание прочной материальной базы национальной эконо¬ мики, через укрепление экономической самостоятельно¬ сти, что требует соответствующих социально-экономиче¬ ских преобразований. Региональная интеграция развивающихся стран не может протекать самопроизвольно, автоматически. Здесь особую роль приобретает субъективный фактор: совмест¬ ные усилия и деятельность правительств развивающих¬ ся стран, направленные на координацию планов хозяйст¬ венного развития, проведение совместных капиталовло¬ жений в развитие отдельных видов производства, согла¬ сование экономической политики, структурные реформы и т. д. В то время как государственно-монополистическое регулирование интеграции между странами монополи¬ стического капитализма основывается на использовании механизма конкуренции, регулирование интеграционных процессов между развивающимися государствами не" мо¬ жет опираться лишь на этот механизм, ибо это неминуе¬ мо вызвало бы разрушительные последствия для многих из них. Природу интеграционных процессов между разви¬ вающимися странами нельзя понять, абстрагируясь от их отношений с империалистическими государствами. Последние используют сложившуюся за годы колониа¬ лизма зависимость экономики развивающихся стран от рынков промышленно развитых районов капитали¬ стического мира в целях их вовлечения в интеграцион¬ ные империалистические группировки, как это, например, имеет место между западноевропейским «Общим рын¬ ком» и рядом африканских стран. Вместе с тем четко обозначилась и другая тенденция стремление монопо¬ листического капитала империалистических держав взять на себя главную роль «интегратора» развиваю¬ щихся стран, использовать региональную интеграцию этих стран в интересах расширения и укрепления своих позиций в их хозяйствах, извлечь экономические и поли¬ тические выгоды из участия в региональных «общих рынках» и других экономических группировках стран Азии, Африки, Латинской Америки. Эту роль «интегра¬ тора» монополистический капитал стремится выполнить путем «участия» в региональных планах развития, инве¬ стирования вложений в совместные предприятия, в со¬ здание инфраструктуры и т. д. Все это представляет ео- 144
бой одно из проявлений политики неоколониализма, осу¬ ществляемой современным империализмом. Поэтому было бы упрощением рассматривать регио¬ нальную интеграцию развивающихся стран односторон¬ не, исключительно как прогрессивную антиимпериали¬ стическую тенденцию. В действительности здесь сталки¬ ваются две противоположные силы: — прогрессивная, антиимпериалистическая, отвечаю¬ щая национальным интересам народов этих стран, со¬ действующая их хозяйственному развитию по пути ук¬ репления экономической самостоятельности. Эта тенден¬ ция находит широкую поддержку со стороны Советского Союза и других социалистических государств, оказываю¬ щих помощь бывшим колониальным народам в их осво¬ бождении от империалистической эксплуатации, в ста¬ новлении и развитии их национальной экономики; - — антидемократическая, империалистическая, нап¬ равленная на упрочение позиций иностранного капитала в интегрируемых комплексах развивающихся стран, на их подчинение интересам иностранных 'монополий и стоя¬ щих за ними империалистических держав. Лишь имея в виду обе эти тенденции, борьбу проти¬ востоящих сил, которые они отражают, можно, на наш взгляд, правильно оценить сущность интеграции разви¬ вающихся государств. На разных этапах ее развития, в разных конкретно-исторических условиях, в различных районах и регионах развивающегося мира могут одержи¬ вать верх то одни, то другие силы. Следовательно, необ¬ ходим анализ конкретных ситуаций, конкретных регио¬ нальных группировок развивающихся государств. Таким образом, экономическая интеграция, происте¬ кая из общих объективных основ, коренящихся в потреб¬ ностях производительных сил, международного разделе¬ ния труда, имеет различную социально-экономическую природу, в зависимости от общественно-экономических условий, в которых она развивается. Сопоставление интеграции развитых капиталистиче¬ ских стран и интеграции социалистических стран дает возможность разобраться в тех сложных явлениях меж¬ дународной экономической жизни, которые обусловлены общими закономерностями движения производительных сил под воздействием научно-технической революции, JQ М. М. Максимова 145
происходящей в условиях борьбы и соревнования двух различных общественных систем. Сущность интеграционных процессов не может быть раскрыта лишь на основании общих признаков и черт, свойственных международной интеграции в целом,— для этого необходимо в полной мере учитывать способ про¬ изводства, производственные отношения, господствую¬ щие в интегрируемых группах государств. Аналогичным образом выяснение сущности процессов интеграции раз¬ вивающихся стран зависит прежде всего от учета той конкретной социально-экономической среды, в которой происходит развитие этого явления. Преимущество подобного методологического подхода в том, что он позволяет не только оценивать и сопостав¬ лять процессы интеграции, происходящие в рамках раз¬ личных общественных систем, но и предвидеть* ход раз¬ вития этих процессов в будущем. ГЛАВА 8 ФОРМЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Сколь бы важную роль ни играли те или иные опре¬ деления и оценки международной интеграции, сущность, содержание этого явления нельзя постичь наиболее пол¬ но в отрыве от анализа конкретных форм, в которых оно проявляется. Мы обращаемся к рассмотрению данных вопросов, по-прежнему концентрируя главное внимание на основном предмете нашего исследования — экономи¬ ческой интеграции государств в системе монополистиче¬ ского капитализма. В буржуазной литературе существуют различные точки зрения относительно классификации форм между¬ народной интеграции. Если суммировать основные взгля¬ ды на этот счет, получившие распространение на Западе, то условно их можно свести к следующему. Одна группа ученых, известных в буржуазной науке как сторонники концепции «мондиализма» т. е.. «все¬ мирного», «глобального» подхода, считает, что в совре¬ менных условиях происходит процесс общемировой ин¬ теграции, охватывающей все государства безотноситель¬ но к их социальному строю и конкретно-историческим условиям развития. Отсюда представление о формах Ц6
Экономической интеграции как о системе международ¬ ных институтов, объединяющих все или большинство го¬ сударств мира и выполняющих те или иные функции по регулированию международных экономических отноше¬ ний. Будущая форма организации мировой экономики, со¬ гласно данной концепции, чаще всего представляется в виде некоего мирового правительства, концентрирующе¬ го в своих руках полномочия по управлению всемирны¬ ми экономическими процессами. В зависимости от убеж¬ дений, которых придерживаются те или иные буржуаз¬ ные авторы, это мировое правительство либо должно встать во главе федерации, охватывающей все государ¬ ства мира, либо предназначено обслуживать конфедера¬ цию или союз суверенных национальных государств. В соответствии с этими взглядами существующие ныне организации и учреждения ООН принимаются некото¬ рыми буржуазными экономистами и юристами за прооб¬ раз, за составные части будущего общемирового прави¬ тельства '. Подобная концепция во многом покоится на теории конвергенции, пытающейся представить будущее развитие мира как якобы процесс постепенного стирания граней между двумя противоположными мировыми сис¬ темами — капиталистической и социалистической, раст¬ ворения социалистического общества в капиталистиче¬ ском, превращения последнего либо в общество «всемир¬ ного благосостояния», либо в «послеиндустриальное об¬ щество». Главное содержание, сущность современной эпохи, как подчеркивается в ряде важнейших документов меж¬ дународных совещаний коммунистических и рабочих партий,—противоборство двух мировых систем. Маркси¬ сты видят будущее мира не в растворении одной соци- 1 Среди сторонников «мондиализма» следует различать тех, кто находится на идеалистических позициях относительно будущего устройства мира, полагая, что общемировые экономические и другие учреждения способны разрешить острейшие социальные и политиче¬ ские противоречия, свойственные современному миру, разделенному на две системы, и тех, кто под лозунгом «всемирного правительства» проповедует идею «всемирной империи» под руководством США или «империи Запада». Представителями первых являются, например, голландский экономист Я. Тинберген, отчасти шведский экономист и политический деятель Г. Мюрдаль, вторых — американские экономи¬ сты К. Кларк, Э. Хаас, Л. Зон и др. 10* 147
алЬной системы в другой. Это будущее — его предвидели основоположники научного коммунизма, исходя из зако¬ нов общественного развития,— победа мирового социа¬ лизма, которая не придет автоматически, сама по себе, а явится результатом борьбы трудящихся масс за рево¬ люционное преобразование мира. Процесс экономической интеграции — общемировая тенденция, но она действует в конкретных социально- экономических условиях, совершенно различно для групп государств разных общественно-экономических форма¬ ций. Коренная противоположность социально-экономи¬ ческой природы капиталистической и социалистической интеграции делает невозможным экономическое слияние или объединение государств с противоположным общест¬ венным строем. Сотрудничество же между государствами различных социальных систем, в том числе и экономическое, не только возможно, но реально существует и развивается. Созданные после второй мировой войны и получившие дальнейшее развитие экономические организации и уч¬ реждения в системе ООН явились в экономическом пла¬ не отражением общих потребностей производительных сил в регулировании процессов всемирных экономиче¬ ских отношений. Образование и деятельность ООН и ее учреждений оказались возможными в результате круп¬ нейших социальных сдвигов в соотношении сил между двумя различными системами в пользу мирового социа¬ лизма, победы национально-освободительных револю¬ ций, успехов коммунистического и рабочего движе¬ ния *. Однако, как уже подчеркивалось, сотрудничество отнюдь не равнозначно интеграции. В отличие от послед¬ ней оно не предполагает глубинных, органических эко¬ номических и политических взаимосвязей между госу¬ дарствами и их национальными хозяйствами. Следова¬ тельно, при всем значении деятельности ООН и других международных экономических организаций, охватываю¬ щих страны мира с различным общественным строем, эти органы и организации не являются формами интег- 1 См. «ООН и международное экономическое сотрудничество». М., 1970. 148
рации, если, конечно, вкладывать В НоНятиб Интеграций ее подлинный, классовый смысл и содержание, а не тё схемы, которых придерживаются представители буржу¬ азных концепций «мондиализма». Значительная группа буржуазных авторов исходит из представления об экономической интеграции как о процессе, ведущем к созданию так называемых силовых полей, складывающихся вокруг основных промышлен¬ ных центров, к которым тяготеют или вокруг которых «сателлизируются» менее крупные промышленные райо¬ ны и национальные хозяйства, образуя новые хозяйст¬ венные комплексы. В будущем, как утверждает ряд сто¬ ронников «силовых полей» — и это их объединяет; с «мон- диалистами»,—крупнейшие полюсы развития с помощью мировой власти сольются ’. Как видим, здесь налицо та же попытка игнорировать глубокие социально-экономи¬ ческие различия, существующие между странами, пред¬ ставить экономическую интеграцию как автоматический процесс объединения отдельных экономических комплек¬ сов, или, прибегая к терминологии указанных авторов, «полюсов развития». Подобная «теоретическая» посылка была использо¬ вана рядом буржуазных экономистов и политических деятелей, преимущественно американских, для насаж? ния идеологии и политики «атлантизма». Как отмеча¬ лось выше, суть этой концепции состоит в том, что вокруг США как крупнейшего экономического, научно- технического и военного центра в Западном мире долж¬ ны объединиться все или почти все страны развитого капитализма. Отсюда и соответствующие формы интегра¬ ции. Так, в военно-политическом отношении роль «интег- 1 Один из первых авторов концепции «силовых полей» или «сило¬ вых центров», французский экономист Ф. Перру, видел отрицатель¬ ные последствия такого процесса, ведущего к поляризации, к созда¬ нию «богатых полюсов развития» и усилению экономического нера¬ венства. Он выдвинул тезис о необходимости «интернационализации крупнейших полюсов» с помощью мировой власти, якобы способной «координировать проекты на благо мирового сообщества» (Гг. Рег- roux. Les poles, du developpement et I’economie internationale. Pa¬ ris, 1959). Сторонники идеи «атлантизма», взяв на вооружение ряд положений концепции Ф. Перру, отсекли ту ее часть, в которой го¬ ворилось об усилении экономического неравенства как о следствии образования крупнейших индустриальных центров в лице, например, США. 149
ритора» атлантических стран отводится НАТО. В эконо-1 мической же сфере атлантическая интеграция представ¬ ляется ее идеологами в виде следующей схемы: создание Организации европейского экономического сотруд¬ ничества под эгидой США (1947 г.); преобразование ее в Организацию экономического сотрудничества и разви¬ тия (ОЭСР, 1961 г.), наделение этого органа все новы¬ ми и новыми функциями и, наконец, его превращение в Атлантическое экономическое сообщество. Последнее мыслится одними авторами как экономический союз с наднациональными институтами во главе, который пере¬ растет в Атлантическое политическое сообщество; дру¬ гими авторами — в виде центра по координации эконо¬ мической и научно-технической политики атлантических государств. Не трудно заметить, что авторы концепции «атлан¬ тизма» принимают те или иные проявления интеграци¬ онных процессов, расширение и углубление экономиче¬ ских связей между странами Западной Европы и США за экономическую интеграцию в полном смысле этого по¬ нятия, выдают тенденцию за якобы уже свершившийся процесс либо такой, который станет реальностью в бли¬ жайшее время. Что же касается трактовки многими буржуазными экономистами конкретных форм и стадий атлантической интеграции, то здесь довольно четко прослеживается их стремление приспособить институциональную структуру атлантического экономического сотрудничества к потреб ностям американского монополистического капитала, к экономическим и военно-стратегическим планам империа¬ лизма США. V Третья группа буржуазных экономистов при анализе форм интеграции исходит из более реалистических пред¬ ставлений относительно территориальных границ этого явления, стоит на точке зрения регионализма. Эти эко¬ номисты считают, что интеграция может развиваться в рамках довольно узких регионов и районов мира — там, где для этого имеются необходимые экономические и по¬ литические предпосылки. Теория территориальной или ции получила наибольшее число падноевропейских экономистов. региональной интегра- •сторонников среди за- Она явилась в опреде¬ ленной мере реакцией на концепции «мондиализма», 150
с одной стороны, й «атлантизма» — с другой1. Но если первая концепция уже вскоре после своего появления обнаружила несостоятельность, ибо содержала схему, Я1вно оторванную от действительности, то вторая пред¬ ставляла для ряда стран реальную опасность, так как была призвана теоретически оправдать гегемонистские устремления США прежде всего в отношении государств Западной Европы. Развивая концепцию региональной интеграции, ее авторы подчеркивают, что экономическое объединение только тогда принесет эффект, когда оно будет охватывать небольшое число государств с более или менее сходным уровнем экономического развития, не сильно различающихся по экономическому потенциа¬ лу,— «союз рйВНых». Только подобным путем эд и госу¬ дарства смогут противостоять экономическому подчине¬ нию крупным державам, таким, как США. Что касается конкретных форм региональной интег¬ рации и тех стадий, через которые она должна пройти, то предлагаемые на этот счет теоретические разработки буржуазных экономистов во многом отразили в себе офи¬ циальные планы и проекты западноевропейской интег¬ рации, которые были выдвинуты правящими кругами и правительствами ряда стран Западной Европы в 50-е год ы. Но при этом сторонники «неолиберальной» концепции в основу классификации форм кладут достигнутую сте¬ пень свободы взаимного экономического обмена между странами—участницами региональной группировки. Сог¬ ласно, например, схеме Б. Балаша, во многом заимство¬ ванной из Римского договора о создании Европейского экономического сообщества, интеграция должна пройти через пять стадий, являющихся одновременно и ее фор; мами: зону Свободной торговли, таможенный союз, об¬ щий рынок, экономический союз и, наконец, стадию «то¬ тальной экономической интеграции». Каждая последую¬ 1 Это довольно отчетливо выразил французский экономист Г Шмелт: «Стихийно, под действием лишь законов тяготения... от¬ дельные нации не смогут противостоять силе притяжения со стороны мощных государств. В качестве реакции на эту неизбежную сателли- зацию некоторые правительства прибегают к созданию крупных и более уравновешенных объединений, которые позволяют небольшим государствам избежать подчинения великим» (G.-W. Schtneltz. Les grandes espaces economiques. Paris, 1965, p. 1). 151
щая стадия отличается от предыдущей более высокой степенью отмены дискриминации во взаимном экономи¬ ческом обмене интегрируемых государств Высшая, «тотальная» стадия «предполагает унифика¬ цию -валютной, налоговой, социальной, антициклической политики и установление наднациональной власти», ре¬ шения которой обеспечивают полное отсутствие дискри¬ минации во взаимных экономических отношениях и «обя¬ зательны для всех стран-членов»1 2. Представители же «дирижистской» концепции, в ча¬ стности А. Маршаль, считают, что в основе стадийности региональной интеграции должна лежать не степень ли¬ берализации обмена, а степень экономического, социаль¬ ного и политического сплочения государств, или, по тер¬ минологии автора, «солидарности наций». В отличие от схем Б. Балаша главные усилия региональных группи¬ ровок, согласно точке зрения А. Маршаля, должны быть направлены не только и не столько на отмену дискрими¬ наций, ческой щение сколько на модернизацию и улучшение экономи- структуры стран-участниц (рациональное разме- производительных сил, развитие отсталых райо¬ нов, предупреждение инфляции, «гармонизацию роста», финансирование совместных проектов и т. д.) 3. Позиция А. Маршаля относительно путей и средств региональной интеграции в какой-то мере явилась отве¬ том на те сложные вопросы, перед которыми оказалось развитие экономических группировок в Западной Евро¬ пе, и прежде всего Европейского экономического сооб¬ щества, в начале и середине 60-х годов. Их деятельность, 1 В зоне свободной торговли устраняются таможенные пошлины и количественные ограничения во взаимной торговле, но каждая страна сохраняет свой таможенный режим в отношениях с третьими странами. Таможенный союз предполагает помимо устра¬ нения барьеров во взаимной торговле установление единого внешнего тарифа в отношениях с третьими государствами. Общий рынок озна¬ чает, по мнению автора, такую форму интеграции, при которой от¬ менены ограничения не только на движение товаров, но и на мигра¬ цию капитала, рабочей силы и услуг в рамках соответствующей группы государств. В экономическом союзе «сочетается ликвидация ограничений на движение факторов производства с некоторой сте¬ пенью гармонизации национальной экономической политики» (В. Ba¬ lassa. The Theory of Economic Integration, p. 2). 2 B. Balassa. The Theory of Economic Integration, p. 2, 3 Ą. Marchal. [/integration territoriale, p. 84, 15?
направленная главным образом на отмену ограничений во взаимной торговле и в других областях экономическо¬ го обмена, натолкнулась на противоречия двоякого рода. С одной стороны, правительства стран-участниц продол¬ жали во многом проводить внутреннюю экономическую политику, не сообразуясь с интересами других партне¬ ров, и тем самым тормозили процесс интеграции внутри группировок. С другой — отмена дискриминаций во вза¬ имном обмене таила в себе угрозу развязывания стихии на региональных рынках со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями: спадами производства, структурными кризисами, углублением неравномерности развития отдельных отраслей, экономических районов и т. д. ‘ Несмотря на ряд позитивных моментов, которыми от¬ личаются взгляды А. Маршаля в вопросе о средствах, путях и условиях региональной интеграции, сам он не смог дать сколько-нибудь четкой классификации форм развития этого процесса. Предложенная им схема трех стадий интеграции — экономической, социальной и поли¬ тической — по существу представляет собой попытку све¬ сти проблему к апологетизации капиталистической интеграции, якобы позволяющей достичь в рамках регио¬ нального объединения государств «социальной сплочен¬ ности» всех тех, кто сотрудничает в одном географиче¬ ском пространстве, будь то «производители или потреби¬ тели, рабочие или капиталисты». «Все экономически солидарны в интегрированном мире» — таков вывод, к ко¬ торому приходит А. Маршаль в своем анализе стадий региональной интеграции1. Аналогичные взгляды с раз¬ личной степенью откровенности проповедуют и другие буржуазные экономисты, всячески замаскировывая со¬ циальную, классовую сущность интеграционных процес¬ сов, те противоречия, которыми сопровождается их раз¬ витие. В последнее время на рубеже 60—70-х годов, когда реальный ход событий в Европейских сообществах и других экономических объединениях империалистиче¬ ских стран во многом охладил надежды их организато¬ ров на быстрый и автоматический переход к более высо¬ ким стадиям региональной интеграции — экономическим 1 A. Marchal. [/integration territoriale, р. 37. 153
и политическим союзам, буржуазные экономисты уже не столь категоричны в своих суждениях относительно пос¬ ледовательности форм и ступеней развития этого процес¬ са. Анализируя возможные пути и формы региональной экономической интеграции, ряд буржуазных авторов вы¬ нужден признать, что она еще долгое время задержится на межгосударственной стадии и что переход к надна¬ циональным формам, к экономическому и политическому союзу государств — процесс длительный и сложный. При всех различиях точек зрения буржуазных эко¬ номистов на формы и стадии развития региональной ин¬ теграции в их взглядах много общего. Это, во-первых, идеализация капиталистических форм экономической интеграции; представление о ней как о непрерывном про¬ цессе перехода от низших ступеней к высшим, Завершаю¬ щемся созданием нового не только экономического, но и политического организма; игнорирование либо недооцен¬ ка тех объективных противоречий, которыми сопровож¬ дается этот процесс в условиях монополистического капитализма и под влиянием которых, как это будет пока¬ зано ниже, одни формы могут исчезнуть, другие видоиз¬ мениться, одни группировки укрепиться, другие, наобо¬ рот, распасться, третьи раствориться в более крупных экономических объединениях государств. Во-вторых, аб¬ солютизация форм и стадий капиталистической интегра¬ ции; попытка представить их как нечто безусловное, на¬ перед данное крайней мере экономически развитых, государств безот¬ носительно которые существуют в странах той или иной экономиче- £кой группировки, того или иного региона мира. Обращаясь к действительности, нельзя не видеть ог¬ ромного разнообразия тех международных экономиче¬ ских объединений и союзов, группировок и коалиций, ор¬ ганизаций и учреждений, одни из которых так или ина¬ че, в более полном или сравнительно ограниченном виде явились проявлением процессов международной эконо¬ мической интеграции, а другие выступают как менее развитые формы международного экономического сот¬ рудничества. Эти объединения и союзы охватывают либо предприятия и хозяйственные организации, либо капи¬ талистические монополии разных стран, включают в себя различные государственные и полуправительственные и единственно возможное для всех, по тем социально-экономическим условиям, 154
учреждения, разное число участников и разных субъек¬ тов, создаются в различных районах капиталистической системы и социалистического мира, свою деятельность на комплекс и и что осуществить классификацию этих распространяют экономических связей той или иной группы государств или на узкую конкрет¬ ную сферу международных экономических отношений. Естественно, международных экономических объединений, отобрать и разделить их по тем или иным признакам, отнести одни из них непосредственно к экономической интеграции, другие лишь к формам проявления интеграционных про¬ цессов, третьи к формам международного экономическо¬ го сотрудничества вообще — задача не из легких. Комп¬ лекс встречающихся в международной жизни экономиче¬ ских объединений и организаций сложен и многообра¬ зен, а сами эти формы подвижны, изменчивы и далеко не всегда укладываются в заранее составленные схемы. Мы не ставим перед собой задачу классифицировать все существующие международные экономические орга¬ низации и учреждения и отсылаем читателя к другим ра¬ ботам L В данной книге мы хотели бы по возможности выделить основные международные экономические.объе¬ динения, действующие в лагере империализма и так или иначе выступающие как формы проявления процессов империалистической интеграции — в том понимании сущ¬ ности этого явления, которое мы попытались раскрыть в предыдущей главе. Прежде всего возникает вопрос: от чего зависит вы¬ бор тех или иных конкретных форм экономической ин¬ теграции? Вполне очевидно, что он обусловлен множеством при¬ чин: экономических и политических, местом и ролью стран в системе международных экономических отноше¬ ний, разделения труда и т. д. Но если говорить о важ¬ нейших факторах, то этот выбор зависит, во-первых, от характера общественного строя в интегрируемых стра¬ нах; во-вторых, от конкретно-исторических условий их развития; в-третьих, от экономических и политических целей государств, которые заключают соответствующие интеграционные соглашения. 1 См., например, Г И. Морозов. Международные организации. М., 1969; и др. 155
Если взять социалистические государства, то общест¬ венный характер собственности в этих странах предопре¬ деляет специфические для данного способа производства формы экономической интеграции. Для социалистиче¬ ских стран отнюдь не обязательны такие методы, как создание таможенных союзов или зон свободной торгов¬ ли: последние не играют для них той роли, какую выпол¬ няют при капитализме. В то же время наличие общест¬ венной собственности на средства производства, плано¬ вой системы хозяйства дает возможность социалистиче¬ ским государствам создавать такие формы интеграции, которые недоступны капиталистическим странам, фор¬ мы, основанные на использовании законов планомерного развития социалистической экономики, на плановой дея¬ тельности социалистических государственных и хозяйст¬ венных организаций. Координация планов хозяйственного развития в рам¬ ках СЭВ, согласование и разделение программ произ¬ водства в ряде отраслей промышленности социалистиче¬ ских стран, согласование между этими странами долго¬ срочных программ взаимных поставок продукции, регу¬ лирование транспортных перевозок между странами СЭВ и т. д.— подобные формы организации взаимных экономических связей и сотрудничества — доказательст¬ во преимуществ социалистической интеграции. Опыт СЭВ, его экономических учреждений и особен¬ но намеченная XXIII сессией СЭВ и реализуемая ныне программа социалистической интеграции свидетельству¬ ют о еще далеко не исчерпанных и поистине ных возможностях совместной экономической безгранич- 1еятельно- сти социалистических государств в самых различных сферах их взаимных связей и отношений, формы и ме¬ тоды которых им предстоит совершенствовать и разви¬ вать. Очевидно, социалистическая интеграция пройдет ряд этапов, отнюдь не повторяя стадии капиталистической интеграции, как это утверждают некоторые буржуазные экономисты. На протяжении более полувека развитие интеграци¬ онных тенденций в условиях империализма протекало преимущественно стихийным путем, главным образом в форме международных частномонополистических согла¬ шений и объединений, а переход к государственно-моно- 156
полистической интеграции начал осуществляться практи¬ чески лишь в последние 10—15 лет. Социалистическая же интеграция началась с более высоких, отвечающих современному уровню обобществления производства форм и методов. Она охватила целые сферы экономиче¬ ской деятельности государств, их учреждений и органи¬ заций и развивалась на планомерной основе, создавая постепенно предпосылки ;ля прямых связей между пред¬ приятиями и хозяйственными организациями социали¬ стических стран, для создания международных социали¬ стических научно-производственных объединений, фор¬ мирование которых явится следующим этапом социали¬ стической интеграции. Видимо, при прочих равных условиях социалистиче¬ ские страны с их общественным характером производст¬ ва способны пройти путь к созданию взаимосвязанного, органически целого крупного хозяйственного комплекса значительно быстрее по сравнению с тем историческим периодом, который потребуется для той или иной груп¬ пы капиталистических стран, если, конечно, последние вообще смогут дойти до этой стадии, ибо нельзя исклю¬ чить, что социализм придет на смену капитализму зна¬ чительно быстрее, чем завершится образование регио¬ нальных хозяйственных комплексов в рамках иной группы капиталистических государств. Свою специфику имеют формы интеграции развивающимися странами. Ряд буржуазных той или между экономи¬ стов считает, что якобы путь региональной интеграции развивающихся стран лежит через либерализацию вза¬ имного обмена и, следовательно, пройдет те же стадии, примет те же формы, что и интеграция империалисти¬ ческих государств. Между тем очевидно, что таможен¬ ные союзы или общие рынки, основанные на использо¬ вании закона капиталистической конкуренции, способ¬ ны лишь временно разрешить некоторые трудности раз¬ вивающихся стран. Однако они не смогут дать этим странам тех преимуществ, которые могли бы сколько- нибудь существенно облегчить решение задачи преобра¬ зования их отсталой и архаичной социально-экономиче¬ ской структуры, подъема их национальной экономики. К тому же, как уже отмечалось, иностранные монополии стремятся использовать подобные формы интеграции развивающихся стран для закрепления в них своих по¬ 157
зиций. Подлинные интересы развивающихся государств требуют таких форм региональной интеграции, которые предусматривали бы совместное объединение усилий, ко¬ ординацию деятельности этих стран в различных обла¬ стях экономического развития, а также систему мер, на¬ правленных на активное противодействие неоколониа¬ листской политике монополистического капитала. Обратимся к формам империалистической интегра¬ ции. Прежде всего, как мы отмечали, уже сами произ¬ водственные отношения современного капитализма пре¬ допределяют, что формы империалистической интегра¬ ции делятся на две основные группы: ча1стномонополи- стические и государственно-монополистические. В жизни обе группьГСОТетДюгся одна с другой, взаимно перекре¬ щиваются, переплетаются; порой они трудноотделймы друг от друга. При этом одни могут преобладать над другими. Но тенденция в целом, очевидно, такова, что государственно-монополистические отражают более вы¬ сокую степень обобществления производства и между¬ народного разделения труда, чем первые. В своем развитии частномонополистические формы прошли более чем полувековой путь, приобретая посте¬ пенно все большую глубину и размах, проникая в самые различные области экономической деятельности, охваты¬ вая все новые и новые черты внешнеэкономических свя¬ зей и отношений капиталистических государств. Частно- монополистические формы интеграции служат в услови¬ ях империализма предпосылками, обусловливающими и облегчающими появление государственно-монополисти¬ ческих форм. В свою очередь развитие последних только не означало сокращения поля деятельности частного монополистического капитала, а, напротив, как будет показано ниже, способствовало еще большему его расширению. Не вдаваясь в подробный анализ частномонополисти¬ ческой интеграции, хотелось бы подчеркнуть лишь сле¬ дующее. Данным процессом в современных условиях ох¬ вачены фактически все страны развитого капитализма. Однако есть три сферы отношений в рамках капитали¬ стического мира, где степень, глубина, интенсивность частномонополистической интеграции наиболее велика. Это, во-первых, отношения США с Канадой; во-вто¬ рых, США — с государствами Западной Европы и, не для 158
Qi Таблица 16 НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ О ВЗАИМНЫХ СВЯЗЯХ ЧАСТНОГО КАПИТАЛА ОСНОВНЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Взаимные частные вложения (1969 г.) Число заграничных филиалов (1967 г.)* В том числе Страны [млрд, долл. |в том чис¬ ле из США,% Материн¬ ские компании Загранич¬ ные фили¬ алы, всего Западная Европа США Канада Латинская Америка Основных капиталистических стран, всего том числе: США в Западную Европу и Западная Европа в США США в Канаду и Канада США в около 74 30,1 23,9 72 88 США Западная Европа 14 708 5 504 1 342 819 677 США в Японию и Япония США 4 в Западноевропейские страны Западную Европу Для сравнения: США в Латинскую Америку и Латинская Америка в США в 19,0 86 ОКОЛО 100 США и Западная Европа 26 13 893 I 819 2 019 3 661 t материнская компания * Независимо от числа заграничных учтены как один филиал. Составлено по: “Survey of Current Business”, 1970, N 10, p. 28, 35;’’Yearbook of International Organization 1968/1969”, p. 1198—1202; ,,Мировая экономика и международные отношения”, 1969, № 12, стр. 22; 1970, № 3, стр. 17—25, и оценки автора. филиалов, которыми располагает данная в данной стране,
ь-третьИх, Отношения Внутри Западной Европы (см. табл. 16) Казалось бы, прежде всего именно в этих трех райо¬ нах капиталистического мира и должны были возник¬ нуть наиболее зрелые, наиболее развитые на данном историческом этапе государственно-монополистические формы интеграции в виде экономических группировок империалистических государств. Действительность не подтвердила этой априорной схемы. Интеграционные группировки возникли лишь в районе Западной Европы. Что же касается взаимосвязей между США и Канадой, США и Западной Европой, Западной Европой и другими странами монополистического капитализма (Канадой, Японией и т. д.), то международным государственно- монополистическим регулированием оказались охвачен¬ ными лишь отдельные области этих взаимосвязей, лишь некоторые стороны их экономических отношений. Чем же объяснить подобное явление? Рассмотрим более подробно государственно-монопо¬ листические формы интеграции. Как уже отмечалось в четвертой главе, современный капитализм вынужден распространять государственно- монополистическое вмешательство, которое он широко использует во внутренней экономике, на область внеш¬ них экономических отношений империалистических го¬ сударств. Международное государственно-монополисти¬ ческое регулирование происходит на разных уровнях — двустороннем и многостороннем. В первом случае регу¬ лирование осуществляется путем заключения двусторон¬ них межправительственных соглашений по различным аспектам взаимных экономических связей империалисти¬ ческих государств, во втором случае заключаются согла- 1 Конечно, это не значит, что аналогичные процессы не происхо¬ дят в других районах капиталистического мира. Так, значительных размеров достиг размах операций капитана США в странах Латин¬ ской Америки, и в ряде случаев эти операции проявляются в форме частномонополистической интеграции. Однако для системы частно¬ капиталистических отношений между США и Латинской Америкой более характерны прямой захват американским частным капиталом решающих позиций в экономике ряда латиноамериканских стран при их подчиненном по отношению к США положении, осуществление США неоколониалистской политики в этом районе. Подобные черты присущи и отношениям между английским, французским, бельгий¬ ским частным капиталом и местным капиталом ряда стран Африки. 160
шений и договоры между правительствами трех и более империалистических государств также по широкому кругу вопросов их взаимных экономических связей. При этом создаются международные экономические организации и объединения, в границах которых госу¬ дарственно-монополистическое регулирование распрост¬ раняется на различные сферы экономических отношений: на совокупность отношений, складывающихся между на¬ циональными хозяйствами империалистических госу¬ дарств в рамках того или иного региона (ЕЭС, Бени¬ люкс) ; на область отношений в рамках- той или иной конкретной отрасли, развивающейся в определенной группе империалистических стран (например, угольная и металлургическая промышленность в ЕОУС, атомные исследования в Евратоме); на сферу взаимного обмена империалистических государств внутри отдельного ре¬ гиона (например, взаимная торговля в рамках ЕАСТ); на отдельные сферы взаимных экономических отношений преимущественно или исключительно между странами монополистического капитализма (например, область таможенно-торговой политики в рамках ГАТТ, валютно- финансовой и кредитной — в МВФ, взаимного обмена информацией и других вопросов — в ОЭСР и т. д.); на область отношений империалистических стран с разви¬ вающимися государствами, когда различные междуна¬ родные институты и учреждения (типа МБРР, ассоциа¬ ции «Еврафрика», Европейского фонда развития и др.) выступают как орудие политики коллективного неоколо¬ ниализма. Условно можно представить наиболее важные формы, в которых осуществляется международное государствен¬ но-монополистическое регулирование внешних экономи¬ ческих отношений империалистических государств, в виде следующей примерной схемы ’. 1 При составлении данной схемы мы исходили не только из официально зафиксированных в договорах и тех или иных международных организации соглашениях о создании объектах и сферах их деятельности, а принимали во внимание реальные возможности этих организаций и их фактическую роль в государственно-монополистиче¬ ском регулировании различных сторон экономических отношений империалистических государств. Так, например, согласно договору о создании ОЭСР, деятельность этой организации распространяется на широкий круг проблем — политику в области хозяйственной конъюнктуры, валютно-финансовые вопросы, кредитную политику 11 М. М. Максимова 161
ОСНОВНЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ Схема 1 ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЪЕДИНЕНИЯ* Объект, сфера деятельности Виды организаций Число империалис- и объединений тических государ- ств —участников Комплекс отношений Комплекс между на- отношений циональ- в рамках ними хозяй- отраслей ствами Отдельные сферы взаимных экономических отно шений империалистических государств Взаимный обмен эко¬ номической и другой информацией Таможенно торговые Валютно¬ финансовые Междуна¬ родная ми¬ грация ра¬ бочей силы Отдельные обла¬ сти отношений империалистичес¬ ких государств с развиваю щимися странам и Общие Все или боль¬ шинство Региональные Три и более в рамках региона Двусторонние Два ОЭСР ГАТТ МВФ МБРР, МФК, МАР ЕЭС, Бенилюкс, ЕОУС, Евратом ЕАСТ Северный рынок рабочей силы Ассоциация «Еврафрика», Европейский фонд развития; БЛЭС Система двусторонних межправительственных соглашений * Включая двусторонние межправительственные соглашения. Составлено по: “Yearbook of International Organization 19(58/1969“.
обязанностей весьма важно [ля экономиче- Естественно, что международные формы и методы го¬ сударственно-монополистического регулирования разли¬ чаются по глубине, интенсивности вмешательства объе¬ динений в ту или иную область экономических связей и отношений, а следовательно, по степени и глубине их воздействия на связанные с этим социально-экономиче¬ ские процессы внутри отдельных государств. Последнее во многом зависит от правовой основы, на которой строится здание того или иного международного объединения или соглашения: прав и стран-членов, полномочий руководящих органов, поряд¬ ка принятия решений, их реальной силы и т. д. Однако юридический статус при всем его значении отнюдь не яв¬ ляется единственным фактором, определяющим эффект деятельности международного экономического союза или объединения. И если для юридического анализа между¬ народных экономических организаций сравнение их правового механизма, то ского исследования, очевидно, необходим учет всех сто¬ рон, всех факторов — экономических, политических, юри¬ дических, определяющих силу и вес той или иной между¬ народной формы государственно-монополистического регулирования, степень их воздействия на различные сфе¬ ры международных экономических отношений. Рычаги государственно-монополистического вмеша¬ тельства в сферу международных экономических отно¬ шений, используемые современным капитализмом, в той или иной мере отражают интеграционные процессы, про¬ исходящие в лагере империализма. Однако было бы не¬ верным отождествлять все выше названные международ¬ ные государственно-монополистические организации (как это нередко бывает и в нашей экономической лите¬ ратуре) с экономической интеграцией. Множественность существующих международных экономических объеди¬ нений, глубокие различия между ними отражают много¬ образие, сложность явлений, из которых складывается процесс экономической интеграции. Различные методы и т. д. Однако ввиду отсутствия необходимого правового механизма, а также в силу межимпериалистических противоречий практически функции ОЭСР ограничиваются взаимным обменом различной инфор¬ мацией, разработкой международной статистики и прогнозов и неко¬ торой координацией отдельных вопросов экономической политики в отношении развивающихся стран. 163
международного государственно-монополистического вмешательства образуют оболочку, форму, в которой проявляется этот процесс. Эти формы лишь примерно, приблизительно, с разной степенью отклонений отража¬ ют тенденцию к международной интеграции, ее сущ¬ ность. Одни формы международного государственно-моно¬ полистического регулирования могут отвечать рассмат¬ риваемой тенденции в большей степени, другие — в мень¬ шей, третьи (в условиях капитализма это отнюдь не исключено) —противодействовать ей. Очевидно, что та¬ кие качественные черты государственно--монополистиче- ских объединений, как число участвующих государств, правовой механизм, объект деятельности, взятые сами по себе, в отдельности, не могут дать ответа на вопрос о том, в какой мере, насколько глубоко и полно то или иное объединение отражает объективную потребность в экономической интеграции, насколько само оно, будучи формой выражения интеграционных процессов, способст¬ вует и содействует развитию этих процессов. Необходи¬ мо, на наш взгляд, во-первых, брать и исследовать отмеченные признаки того или иного международного го¬ сударственно-монополистического объединения в их ком¬ плексе и, во-вторых, анализировать и учитывать способ¬ ность анного конкретного объединения реально воздей¬ ствовать на ход развития интеграционных процессов между государствами-участниками. Это в свою очередь зависит от ряда экономических и политических усло¬ вий !. 1 Буржуазные экономисты сравнительно недавно обратились к анализу этих условий. Дж. Вайнер, Дж. Мид, Я. Тинберген считают, что экономический союз (или объединение) государств имеет тем больше преимуществ, чем он шире по числу участников, ибо в послед¬ нем случае, по их мнению, обеспечиваются «более совершенное взаим¬ ное разделение труда», «более благоприятное размещение производ¬ ства» и т. д. Ряд сторонников концепции региональной интеграции, напротив, утверждают, что дело не в числе, а в составе государств, что наличие в союзе сильной супердержавы неизбежно ведет к раз¬ витию центробежных сил. А. Маршаль при этом считает, что эффек¬ тивны те интеграционные группировки, которые представляют союз взаимоконкурирующих экономик (а не взаимодополняющих)» (A. Marchal. L’integration territoriale, р. 65, 74, 92). В буржуазной литературе нет единой точки зрения относительно условий эффективного функционирования интеграционных объедине¬ ний. При этом многие важные условия вообще не принимаются во внимание. 164
Если исходить из сущности международной интегра¬ ции как процесса сближения, объединения националь¬ ных хозяйств двух и более государств в региональные хозяйственные комплексы, если учитывать при этом на¬ копленный современным капитализмом опыт, то, по-ви¬ димому, та форма интеграции, а точнее, то международ¬ ное государственно-монополистическое объединение наи¬ более способствует развитию интеграционного процесса, которое отвечает следующим основным условиям: во-пер¬ вых, объединяет сравнительно небольшое число госу¬ дарств, что позволяет легче приходить к совместным ре¬ шениям и компромиссам, нежели в рамках большого числа участников; во-вторых, распространяет сферу дея¬ тельности не на отдельные области взаимных экономиче¬ ских связей, а на комплекс отношений, складывающихся между национальными хозяйствами стран-участниц; в-третьих, обладает достаточно гибким и результатив- ньгм Механизмом регулирования взаимных экономиче¬ ских отношений; в-четвертых, объединяет страны одного географического района;—территориально граничащие друг с другом, с достаточно развитой 1инфраструктурой; в-пятых, включает страны с более или менее сходным и достаточно высоким уровнем экономического развития, с более или менее сходной отраслевой структурой, с вза¬ имозаменяемой экономикой (а не дополняемой, напри¬ мер, аграрная экономика одной страны и индустриаль¬ ная— другой), что отвечает современной тенденции углубления международного разделения труда в на¬ правлении внутриотраслевого обмена; в-шестых, объеди¬ няет страны с более или менее сложившейся Между ними системой разделения труда, взаимного экономического обмена, с развитой системой взаимных частномонополи¬ стических связей и соглашений в сфере производства, сбыта и т. д.; в-седьмых, включает страны с достаточно развитой и сходной государственно-монополистической структурой, имея в виду совокупность государственно- монополистических рычагов, тельства в экономику каждой из стран, систем их нацио¬ нальных законодательств и т. д.; в-восьмых, объединяет участников, имеющих определенную общность полити¬ ческих и экономических интересов и целей, преследуемых при их вступлении в союз. Это наиболее важные, с нашей точки зрения, факто- методов, средств вмеша- 163
ры, определяющие эффективность функционирования ин¬ теграционных объединений, факторы, которые одновре¬ менно выступают и как предпосылки развития интегра¬ ционных процессов в рамках того или иного региона капиталистического мира. Знание подобных факторов важно и с точки зрения определения перспектив создания интеграционных группировок в будущем. По нашему мнению, следует подчеркнуть необходи¬ мость комплексного учета отмеченных выше факторов; ни один из них, взятый в отдельности, не может слу¬ жить основанием для оценки зрелости той или иной формы интеграции. Например, такое экономическое объединение, как Бенилюкс, включает три государства, ЕЭС — шесть. Ка¬ залось бы, первое в силу меньшего числа участников обладает значительно большей результативностью дей¬ ствий, способно более полно стимулировать экономиче¬ скую интеграцию стран-участниц, чем второе. Однако, как свидетельствует опыт, Бенилюкс не превзошел ЕЭС ни по масштабам деятельности, ни по глубине вмеша¬ тельства во взаимные экономические отношения стран- участниц. Бельгия, Голландия, Люксембург, оставаясь в Бенилюксе, оказались, в свою очередь, участниками Европейского экономического сообщества, в котором они видели возможность получения больших экономических и политических выгод. Или другой пример. Учитывая, что одним из факто¬ ров, содействующих созданию эффективных междуна¬ родных государственно-монополистических объединений, является достаточно высокая степень развития частномо¬ нополистических связей и соглашений, казалось бы, что подобные объединения должны появляться в первую очередь в районах наибольшего сплетения капиталов, •в частности в Северной Америке в составе США и Кана¬ ды, Атлантическом районе, объединив США и Западную Европу, и т. п. Однако, как уже отмечалось, развитие со¬ бытий пошло ийаче и наличия указанной предпосылки оказалось недостаточно. Третий пример связан с таким фактором, как сход¬ ство уровней и структур экономического развития. Учитывая лишь этот фактор, следовало бы ожидать об¬ разования международного государственно-монополисти¬ ческого объединения в составе трех-четырех приблнзи- 166
Тельно сходных по названным показателям западноев¬ ропейских государств, например Англии, Франции, ФРГ и, допустим, Италии. Однако Англия и три других упо¬ мянутых государства оказались в действительности в разных интеграционных группировках. Мы могли бы продолжить наши предположения, от¬ давая в каждом случае приоритет тем или иным отдель¬ ным, изолированно взятым условиям, факторам, предпо¬ сылкам. Однако подобный подход неправомерен: он рас¬ ходится с действительностью. Нужен комплексный подход к этим вопросам. Необходимо в полной мере учи¬ тывать конкретно-исторические условия развития госу¬ дарств и регионов, основные экономические и политиче¬ ские цели, выдвигаемые этими государствами при созда¬ нии интеграционных группировок. Международные государственно-монополистические объединения возникают прежде всего в тех районах ка¬ питалистического мира, где движущие силы империали¬ стической интеграции проявляются наиболее полно. Убе¬ дительное тому подтверждение — пример Западной Ев¬ ропы. Почему именно Западная Европа оказалась родона¬ чальницей межгосударственной интеграции, почему именно в этом районе возникли относительно более эф¬ фективно действующие интеграционные группировки? Дело, в том, что в Западной Европе, как ни в каком дру¬ гом районе капиталистического мира, общие объектив¬ ные факторы, ведущие к интеграции, соединились с рядом весьма важных специфических условий, действую¬ щих в этом же направлении. К числу последних относят¬ ся, во-первых, тот факт, что здесь наибольшей остроты дос титло противоречие между пот р ебностямы- -развита я производительных сил капитализма и узкими рамками национальных“рынков (ввиду наличия в этом районе большого числа сравнительно небольших, но высоко¬ развитых в экономическом отношении стран), и, во-вто¬ рых, особое место Западной Европы в современном мире, особая острота в этом районе ряда социально-эко¬ номических и политических противоречий, всему современному капитализму *. свойственных 1 Подробнее см. «Экономические группировки в Западной Евро¬ пе». М., 1969. 167
Послевоенная Западная Европа представляла собой конгломерат государств со сравнительно небольшими внутренними рынками, разделенными высокими протек¬ ционистскими барьерами. Экономика этих стран в боль¬ шей мере зависела и зависит от реализации продукции во внешней сфере (доля национального продукта, выво¬ зимая западноевропейскими странами на внешний ры¬ нок, примерно в 5 раз выше, чем у такой страны, как США). В силу специфики экономического и географиче¬ ского положения Западной Европы здесь большой раз¬ мах приобрели межнациональные хозяйственные связи, взаимное переплетение капиталов. Вместе с тем развитие интеграционных процессов в этом районе усиливалось под воздействием ряда поли¬ тических факторов. Западноевропейский капитализм по¬ нес тяжелые потери в связи с образованием и развити¬ ем мировой социалистической системы. Именно в Европе столкнулись лицом к лицу государства двух противопо¬ ложных систем, причем линия 'водораздела между ними прошла через территорию одной из главных в прошлом европейских стран — Германии — в связи с образованием Германской Демократической Республики. В Западной Европе больших успехов добилось рабочее движение, ле¬ вые силы, укрепились позиции компартий. Монополисти¬ ческая буржуазия западноевропейских стран вынуждена была идти на серьезные социальные и экономические уступки трудящимся, осуществлять политику социаль¬ ного маневрирования, что требовало изыскания новых источников и средств экономического роста. Наконец, по¬ зиции ряда западноевропейских государств были серьез¬ но ослаблены в связи с крахом колониальной системы империализма, с утратой былых колониальных империй. Важным побудительным мотивом создания интегра¬ ционных группировок в Западной Европе явились и ее отношения с США. Вынужденный идти на военно-поли¬ тический союз с США для защиты своих классовых по¬ зиций, монополистический капитал западноевропейских стран стремился вместе с тем укрепить свои конкурент¬ ные позиции перед лицом более мощного американского капитала. Это было тем более важно для западноевро¬ пейской буржуазии, что усиливался процесс экономиче¬ ской экспансии США в Западной Европе, углублялся разрыв между ними в области научно-технического про¬ 168
гресса. По мере восстановления западноевропейским ка¬ питализмом своих экономических позиций усиливалось его стремление опереться на интеграционные группиров¬ ки в своем соперничестве с США. Опыт свидетельствует, что при наличии необходимых экономических предпосылок, ведущих к созданию интег¬ рационных объединений, политические условия приобре¬ тают особое значение — часто именно они дают непос¬ редственный толчок этим процессам. Перечисленные выше экономические и политические факторы характерны для Западной Европы в целом. Но, как известно, развитие событий пошло не по пути объе¬ динения всех западноевропейских стран в одну общую интеграционную группировку, а по пути создания различ¬ ных интеграционных группировок, охватывающих разные группы стран: ЕЭС, ЕОУС, Евратом, ЕАСТ и др. Такое явление не случайно/ Причины его коренятся в нацио¬ нальных особенностях монополистического капитала от¬ дельных стран, в различии их положения в системе ми¬ рового хозяйства и международных отношении, в неоди¬ наковой быстроте их экономического и политического развития, в специфике их политических интересов и це¬ лей. Это привело к вступлению различных стран в раз¬ ные группировки, а также к тому, что сами международ¬ ные государственно-монополистические объединения ока¬ зались весьма различными. Образование Европейских сообществ стало возмож¬ ным как в силу ряда благоприятных объективных пред¬ посылок, так и в результате более близкого совпадения экономических и политических целей и интересов шести государств, входящих в эти объединения. Интеграции шести стран способствовало сходство уровней и структу¬ ры экономического развития, наличие тесных традицион¬ но сложившихся взаимных экономических связей. Эти государства территориально граничат друг с другом. Рур, промышленные районы Бельгии, Голландии, Люк¬ сембурга, Парижский промышленный центр, промышлен¬ ный Север Италии по существу образуют крупный инду¬ стриальный комплекс протяженностью 500—600 км, имеющий густую сеть коммуникаций. Здесь производит¬ ся около 60% всей промышленной продукции, изготов¬ ляемой «шестеркой». Характерно, что во всем капитали¬ стическом мире нет, пожалуй, примера столь тесного 169
сосредоточения производственных мощностей различных государств на такой сравнительно небольшой террито¬ рии . Важными предпосылками, облегчившими складыва¬ ние «шестерки» в экономическую группировку, явились наличие во всех странах-участницах крупных монополий и высокая степень взаимосвязей между монополиями разных стран, а также достаточно высокая ступень раз¬ вития государственно-монополистического капитализма во всех странах ЕЭС. Если обратиться к другой группировке — ЕАСТ, то входящие в нее семь государств значительно уступают «шестерке» по названным критериям. Семь стран ЕАСТ территориально разобщены. Для этой группировки ха¬ рактерны пестрота уровней экономического развития входящих в нее государств (например, Швеции и Пор¬ тугалии, Англии и Норвегии), существенная разница в их экономических структурах, менее сильные по сравне¬ нию с «шестеркой» торговые и другие связи между стра¬ нами-участницами. Некоторые страны «семерки» отли¬ чаются значительно меньшей степенью развития монопо¬ лий и государственно-монополистического капитализма, чем любая из стран ЕЭС. Имели место и серьезные различия в политических мотивах, которыми руководствовались государства «ше¬ стерки» и «семерки» при вступлении в соответствующие экономические группировки (несмотря на то что большин¬ ство из них входило в НАТО). Так, государства «малой Европы», и особенно Франция и ФРГ, создавая экономи¬ ческие объединения, стремились к более тесному полити¬ ческому сотрудничеству, к превращению ЕЭС не только в экономическую, но и в относительно самостоятельную по¬ литическую силу. Для Англии в то время большую роль играло ее стремление сохранить «особые» отношения с США, с одной стороны, и, с другой — ее тесные связи со странами Содружества. Для Швеции, Швейцарии и Авст¬ рии немалое значение имело стремление сохранить статус нейтральных государств, для Дании, Норвегии и Порту¬ галии — тесные торговые и валютно-финансовые отноше¬ ния с Англией. 'В результате ЕЭС была создана как организация, ох¬ ватывающая значительно более широкую сферу эконо¬ мической деятельности, чем ЕАСТ; она ставила гораздо 170
более Далеко идущие экономические и политические за¬ дачи, стремилась создать и в известной мере создала бо¬ лее действенный и гибкий экономический и правовой ме¬ ханизм государственно-монополистического регулирова¬ ния взаимных экономических отношений, о чем будет сказано подробнее в следующей главе. Таким образом, конкретные формы интеграционных объединений отражают различную степень практической реализации объективных предпосылок, ведущих к про¬ цессу создания региональных хозяйственных комплексов, отражают конкретно-исторические условия, специфиче¬ ские экономические и политические потребности, прису¬ щие соответствующим государствам и группам госу¬ дарств. Опыт свидетельствует, что в реальной жизни гораздо чаще встречаются те или иные отдельные предпосылки и факторы, ведущие к образованию интеграционных объединений, нежели весь их комплекс в целом. Поэтому большинство сложившихся форм государственно-моно¬ полистического регулирования внешних экономических отношений империалистических стран далеко не в пол¬ ной мере воплощает в себе сущность интеграции в ее полном объеме, имея в виду регулируемый процесс сбли¬ жения, (взаимного приспособления национальных хо¬ зяйств двух и более государств. И лишь немногие из ре¬ ально существующих форм интеграционных объединений (это в первую очередь ЕЭС) в такой степени отвечают всей совокупности факторов, ведущих к интеграции, что могут на данном историческом этапе сравнительно эф¬ фективно воздействовать на ход развития региональной интеграции в рамках определенной группировки госу¬ дарств. ГЛАВА » ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Механизм международной интеграции, т. е. совокуп¬ ность экономических рычагов и политико-правовых инст¬ рументов и методов, посредством которых реализуется процесс сближения, взаимного приспособления нацио¬ нальных хозяйств, неотделим от той социально-экономи¬ 171
Ческой среды, в условиях которой протекает указанный процесс. Формирование интеграционного механизма, так же как и складывание конкретных форм экономической интеграции, не происходит произвольно. Оно предопреде¬ лено закономерностями развития общественного произ¬ водства соответствующих государств и групп государств, характером общественных отношений. Чисто внешнеэкономические связи между государст¬ вами проявляются, как уже отмечалось, различным обра¬ зом: в виде движения товарных потоков из одной стра¬ ны в другую, миграции капиталов и рабочей силы, меж¬ дународного обмена научно-техническими знаниями и экономической информацией и т. д. Во всем этом нахо¬ дит свое воплощение международное разделение труда — историческая тенденция, действующая применительно к разным социально-экономическим формациям, являю¬ щаяся выражением потребностей производительных сил и продуктом их развития. Промышленность «посредст¬ вом внедрения машин, химических процессов и других методов — отмечал К. Маркс, — постоянно производит перевороты в техническом базисе производства, а вместе с тем и в функциях рабочих и в общественных комбина¬ циях процесса труда. Тем самым она столь же постоянно революционизирует разделение труда внутри общест¬ ва...» L Реальное содержание общественного разделения тру¬ да, в том числе и международного, зависит те только от развития производительных сил, но и от способа про¬ изводства, от отношении людей, складывающихся в про¬ цессе этого производства. Последнее означает, что ха¬ рактер международного разделения труда в условиях ка¬ питализма и социализма различен. Два мировых рын¬ ка — капиталистический и социалистический, несмотря на то что оба они сосуществуют, взаимодействуют друг с другом, образуют всемирный рынок,— эти два рынка развиваются каждый по своим законам, присущим дан¬ ному способу производства. Поэтому, какие бы внешние формы ни принимало разделение труда между отдель¬ ными странами, сколь бы многообразны и тесны ни были взаимосвязи между национальными хозяйствами, от¬ дельными отраслями, производственными единицами тех 1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 498. 172
йЛи иных государств, все эти виды связей и разделения труда скрывают в себе определенные общественные от¬ ношения— капиталистические и социалистические, конк¬ ретный способ осуществления и организации этих отно¬ шений. В условиях капитализма в основе процессов экономи¬ ческого объединения государств лежат законы капитали¬ стического воспроизводства, и разделение труда между странами осуществляется со всеми присущими этой сис¬ теме противоречиями — экономическим неравенством го¬ сударств, эксплуатацией одних наций другими, неэкви¬ валентным обменом. Погоня за прибылью, конкурентная борьба были и остаются основным движущим мотивом, главной пружи¬ ной, толкающей предпринимателей к вывозу товаров, к проникновению на рынки других стран, к внешнеэко¬ номической экспансии. Особенность современного капи¬ тализма в том, что важнейшим стимулом его внешнеэко¬ номической деятельности становится не просто прибыль, а монопольная прибыль, не «свободная» и «честная» конкуренция, а прежде всего конкуренция монополий, и не просто монополий, а по сути международных кон¬ цернов и трестов, давно перешагнувших национальные границы рынков, располагающих опорными пунктами во многих странах капиталистического мира, конкуренция монополий-гигантов, непосредственно связанных с госу¬ дарством и оказывающих растущее воздействие на всю сферу конкурентной борьбы. Именно эта погоня монополий за прибылью и монопо¬ листическая конкуренция составляют экономическую ос¬ нову механизма взаимосвязей империалистических госу¬ дарств. Именно этим законам капитализма оказываются в конечном счете подчиненными все те средства и мето¬ ды, посредством которых реализуется тенденция к им¬ периалистической интеграции. Из чего же складывается интеграционный механизм в условиях капитализма, каковы его составные элемен¬ ты? Процессы империалистической интеграции, как об этом уже говорилось в предшествующей главе, осуществ¬ ляются в двух основных, тесно переплетающихся друг с другом формах: частномонополистической и государст¬ венно-монополистической. В первом случае речь идет о системе хозяйственных, производственных, научно-тех- 173
рынка в механизм частномонополи- империалистических государств. Со- ййческих, финансовых и тому подобных связей на ком¬ мерческой основе (включая связи по капиталу), устанав¬ ливаемых либо между частными фирмами, частными монополиями разных стран, либо между отдельными звеньями внутри монополий (филиалами, дочерними об¬ ществами, расположенными на территории различных го¬ сударств, и т. д.). Во втором случае — о системе связей и соглашений, осуществляемых на межгосударственном уровне между правительствами и правительственными учреждениями в рамках государственно-монополистиче¬ ских объединений и группировок государств интеграци¬ онного характера. В предыдущих главах работы мы уже попытались раскрыть то новое, что внесли научно-техническая рево¬ люция и изменившиеся условия развития мирового ка¬ питалистического стических связей, лежащих в основе сближения нацио¬ нальных хозяйств хранив важнейшие черты, присущие империалистической стадии развития капитализма, отмеченные В. И. Лени¬ ным (создание и развитие международных картелей и трестов, образование промышленными и банковскими монополиями зарубежных участий и филиалов, экспорт капитала), эти международные монополистические связи ныне еще более усложнились, усовершенствовались, обо¬ гатились арсеналом новых средств и методов. Подводя итог, обозначим лишь важнейшие элементы частномонополистического механизма экономической ин¬ теграции: — внешнеторговые связи капиталистических компа¬ ний. Уже простая продажа товара из одной страны в дру¬ гую предполагает коммерческую сделку между фирмой- экспортером и фирмой-импортером. Ныне эта сделка, осо¬ бенно если она касается поставок машин и оборудова¬ ния, все чаще приобретает долгосрочный характер и распространяется помимо торговли и денежных расчетов на область кредитных отношений, техническое обслужи¬ вание, обмен специалистами, патентно-лицензионный об¬ мен между торгующими фирмами. Внешнеторговые свя¬ зи компаний обрастают сетью дополнительных контрак¬ тов и соглашений в других сферах их хозяйственной деятельности; — система международных соглашений картельного 174
характера о различных видах сотрудничества между соответствующими промышленными, научно-исследова¬ тельскими фирмами, банками, транспортными, страхо¬ выми и другими капиталистическими компаниями. Уже эти сравнительно простые формы международных связей вынуждают его участников предоставлять друг другу определенную экономическую информацию, взаимно при¬ спосабливать отдельные звенья своей производствен¬ ной и организационной структуры в соответствии с усло¬ виями и характером соглашений. Последние не затраги¬ вают отношений собственности, но нередко приводят к взаимным участиям капитала; — международная производственная кооперация, включающая в себя сеть долгосрочных соглашений меж¬ ду компаниями о взаимных поставках специализирован¬ ной продукции. Такая кооперация создает довольно ус¬ тойчивые технологические связи. Кооперирующиеся предприятия разных стран оказываются в определенной технологической зависимости друг от друга. Процесс производства на одном из них часто не может быть изме¬ нен без того, чтобы не повлечь соответствующие изме¬ нения на предприятиях-субпоставщиках. В зависимости от масштабов и характера кооперационных связей с за¬ рубежными фирмами, которые устанавливает та или иная компания, она учитывает их в своих долгосрочных программах развития производства и соответствующих планах организации и структуры управления. Коопера¬ ция в сфере производства нередко дополняется коопера¬ цией по сбыту. В случаях, когда кооперируется крупная фирма с мелкими, это приводит нередко к поглощению последних более мощным конкурентом; — создание многонациональных «горизонтальных» и «вертикальных» промышленных комплексов на терри¬ тории той или иной страны, образуемых путем сети сог¬ лашений, заключаемых с местными фирмами и прави¬ тельственными учреждениями данной страны различными зарубежными промышленными концернами, имеющи¬ ми между собой сходную или взаимодополняемую тех¬ нологическую структуру производства. В соглашениях участвуют зарубежные банки и другие обслуживающие комплекс компании. Связи в рамках комплекса не затра¬ гивают юридической самостоятельности участвующих компаний. Но сосредоточение в одном месте зарубежных 175
филиалов крупнейших промышленных корпораций, к тому же связанных единой технологической цепочкой производства, оказывает глубокое влияние на производ¬ ственную и экономическую структуру той страны, где создается подобный комплекс1; — участие капитала компании данной страны в ка¬ питале зарубежных концернов и трестов. Система уча¬ стий во многих случаях дополняется совместными связя¬ ми производственного и научно-технического характера, ■взаимным обменом информацией, опытом управления, кооперационными поставками продукции, совместными проектно-конструкторскими разработками и т. д. в за¬ висимости от профиля экономической и производствен¬ ной деятельности компаний; — создание капиталистическими концернами и тре¬ стами разных стран сети совместных производственных, торговых, банковских и других компаний на территории своих и зарубежных государств. Современные совмест¬ ные компании не только объединяют акционерный капи¬ тал разных стран, но нередко соединяют воедино и вещественные элементы производственного процесса — капитальное оборудование, специалистов, научно-техни¬ ческие знания — различного национального происхож ния; — объединение в рамках транснациональных компа¬ ний производственных, банковских, сбытовых и других филиалов и дочерних обществ, размещенных на терри¬ тории нескольких иностранных государств и управляе¬ мых из единого центра; — создание международных трестов, объединяющих капитал разных стран и располагающих сетью зарубеж¬ ных филиалов, обществ, предприятий, также управляе¬ мых из общего центра, но находящихся в собственности лиц различного национального происхождения. В двух последних случаях мы имеем дело с такой системой организации международных монополистиче¬ ских связей, когда для сети дочерних предприятий и фирм, размещенных за рубежом, разрабатывается еди¬ ная стратегия развития производства и реализации про¬ 1 Примером могут служить международные нефтехимические комплексы, создаваемые в районе Антверпена (Бельгия), Ррттердама (Голландия). Бриндизи (Италия) и т. д.
дукции L Это вносит определенное единообразие в усло¬ вия производства и сбыта конкретных видов изделий в различных странах, где действуют филиалы подобных компаний, способствует унификации национальных рын¬ ков отдельных товаров. Мы назвали основные средства и методы, которые применяют частный капитал, монополии в своей внешне¬ экономической деятельности,— от наиболее простых до наиболее сложных, от временных и разовых сделок до устойчивых и длительных соглашений, от внешнеторго¬ вых связей до международных переплетений капиталов и производства. ') В основе всего этого механизма лежит, как уже гово¬ рилось, закон получения монопольной прибыли. Товар устремляется на зарубежный рынок, ибо его производи¬ тель рассчитывает продать этот товар по более высокой, чем внутри страны, цене. Капитал пересекает националь¬ ные границы и оседает там, где более низкие издержки производства, ниже стоимость рабочей силы, выгоднее налоговые и другие условия приложения этого капита¬ ла. Научно-технические знания становятся объектом международной купли-продажи, предметом особых свя¬ зей и соглашений концернов и трестов разных стран по¬ стольку, поскольку они дают этим концернам и трестам экономию издержек на исследования, приносят дополни¬ тельный экономический выигрыш. Компании разных стран создают совместные предприятия, размещают их в своих странах и на территории других государств, сооб¬ разуясь прежде всего с коммерческими интересами, со стремлением получить дополнительную прибыль, опере¬ дить конкурента, выиграть время, сэкономить на матери¬ альных ресурсах, издержках на рабочую силу, расходах на управление производством и т. д. Ни один капиталист, ни одна монополия, как прави¬ ло, не идут на заключение сделок с иностранным капи¬ 1 Ряд крупнейших корпораций, таких, как «Дженерал моторз», «Дженерал электрик», «Бэнк оф Америка», «Юнилевер» и другие, создали или создают региональные (например, западноевропейские) центры управления своими заграничными филиалами и дочерними предприятиями. Деятельность этих центров распространяется далеко за пределы управления акционерным капиталом и включает в себя общее долгосрочное программирование производства и сбыта, еди¬ ную политику капиталовложений, объединяет ряд управленческих функций через систему электронно-вычислительных машин и т. д. |2 М. М_. Максимова
талистом, с зарубежной монополией, прежде чем не ис¬ пользуют возможностей подобных связей внутри своей страны, с национальными компаниями и прежде чем не соизмерят всех тех выгод и затрат, которые приносят та или иная сделка, то или иное соглашение, гот или иной контракт. 'J Механизм международных связей и переплетений ис¬ пользуется капиталистическими монополиями для при¬ умножения прибылей, перераспределения рынков и сфер влияния, установления экономического господства в той или иной отрасли производства, на том или ином рынке товаров, рынке капитала не только внутри, но все более за пределами своей страны, на территории зарубежных государств. Эти связи и переплетения являются форма¬ ми проявления конкурентной борьбы монополий и вме¬ сте с тем ее своеобразным результатом. С развитием и усовершенствованием всего механизма империалистиче¬ ской интеграции конкурентная борьба не ослабляется, а усиливается, усложняется, обостряется уже в силу того, что на мировом капиталистическом рынке дейст¬ вуют крупнейшие монополии, приумножающие свою мощь, укрепляющие свои позиции с помощью разного рода зарубежных соглашений и сделок. /Международные частномонополистические связи и пе¬ реплетения — важная составная часть того функциони¬ рующего на основе закона монопольной прибыли и кон¬ куренции механизма, через который материально реали¬ зуются процессы империалистической интеграции. Посредством этого механизма происходит сближение от¬ дельных предприятий, компаний, отраслей производства разных стран; создается определенная технологическая взаимозависимость между отдельными звеньями произ¬ водственного процесса и экономическая взаимозависи¬ мость между теми или иными составными элементами хозяйственной деятельности компаний, расположенных на территории различных империалистических госу¬ дарств. Через внешнеторговые, научно-технические, про¬ изводственные связи монополий, через их международ¬ ные финансовые переплетения все теснее связываются не только рынки империалистических государств, но и от¬ дельные отрасли их экономики, усиливается взаимозави¬ симость не только процессов реализации, но и процессов производства в разных странах развитого капитализма. - 178
Однако действие ЧастномонойОлйстических рычагов при всей той активной роли, которую они выполняют в развитии интеграционных процессов, постоянно наталки¬ вается на экономические и политические противоречия двоякого рода. Во-первых, это группа противоречий, проистекающих из наличия торгово-экономических барьеров между им¬ периалистическими странами и сохраняющихся в услови¬ ях функционирования их национальных рынков и нацио¬ нальных хозяйств,— различий, обусловленных не только конкретно-историческими особенностями развития этих стран, но и многократно усиливаемых государственно¬ монополистическим вмешательством в экономику в мас¬ штабе каждой из них, экономической борьбой нацио¬ нально объединенных групп финансового капитала. Внешнеэкономической экспансии монополий, действию механизма их международных связей и переплетений ставятся постоянные пределы, связанные с особенностя¬ ми государственно-монополистического регулирования национальных хозяйств в каждой отдельной стране. Во-вторых, это группа противоречий, имманентно присущих самому механизму частномонополистической интеграции, поскольку этот механизм может функциони¬ ровать и функционирует лишь на основе борьбы моно¬ полий различных стран за прибыли, за рынки, за гос¬ подство на них. Капиталистические компании каждой страны, сколь бы крупными и мощными они ни были, выражают экономические интересы не страны в целом и даже не общенациональные интересы буржуазии, а уз¬ кие, корыстные цели собственной выгоды. Отсюда самое различное, трудно предвидимое, часто вообще не под¬ дающееся контролю и учету влияние, воздействие, ока¬ зываемое международной деятельностью той или иной монополии, ее связями и соглашениями с зарубежными концернами и трестами на развитие внутреннего «рынка, хозяйственной конъюнктуры, на уровень цен, движение банковского процента, платежный баланс и т. п. При крупных заграничных сделках монополий, при значительных масштабах внешнеэкономических опера¬ ций влияние этих сделок и операций, их последствия для экономики страны, где расположены сотрудничающие в международном плане компании, да и для ряда других капиталистических государств оказываются внушитель- 12* 179
Йыми. &то может привести к серьезным нарушениям в функционировании капиталистического хозяйства. На¬ пример, известно, что американские корпорации в после¬ военный период, особенно в 60-е годы, резко развили за¬ граничную инвестиционную деятельность, создав сеть производственных филиалов за границей, в частности в Западной Европе. В результате американский экспорт товаров на V4 стал состоять из внутрикорпорационных продаж продукции, поставляемой материнскими компа¬ ниями, находящимися в США, своим зарубежным дочер¬ ним предприятиям. Каждая из таких американских кор¬ пораций наряду с другими выгодами получила опреде¬ ленную возможность гарантированного экспорта той части своей продукции, которую она стала продавать созданным ею заграничным филиалам. Казалось бы, все это должно было способствовать устойчивости американ¬ ского экспорта товаров, а следовательно, и благоприятно влиять на платежный баланс США. Однако заграничная деятельность транснациональных корпораций США при¬ обрела столь серьезные размеры, что это повлекло за собой значительный отток американского капитала из страны и явилось одной из причин ухудшения к концу 60-х годов и без того напряженного платежного балан¬ са США. В итоге американское правительство вынужде¬ но было в 1968—1969 гг. принять серию специальных мер, направленных на сдерживание заграничных опера¬ ций своих монополий, что в свою очередь не замедлило отрицательно сказаться на положении платежных ба¬ лансов в ряде западноевропейских стран, инвестирую¬ щих, американский капитал. (Таким образом, самой природе частномонополистиче¬ ского интеграционного механизма свойственна глубокая внутренняя противоречивость. Стремясь преодолеть связанные с этим трудности, ка¬ питализм ищет выхода в том, чтобы частномонополисти¬ ческие интеграционные процессы сочетать с государст¬ венно-монополистическими, чтобы обеспечить регулиро¬ вание внешних экономических связей и отношений на межгосударственной основе, при помощи государственно- монополистического интеграционного механизма, дейст¬ вующего в масштабах тех или иных экономических группировок^}^ рассмотрению последнего мы и пере¬ ходи м. 180
44 СДля более илй мёнёё развитых форм империалистиче¬ ской интеграции характерна определенная совместная, «коллективная» деятельность ряда государств, ряда пра¬ вительств в рамках создаваемых экономических группи¬ ровок. Отсюда группа специфических, «коллективных» государственно-монополистических рычагов, применяе¬ мых современным капитализмом в сфере внешних эконо¬ мических отношений^ В отличие от частномонополистического механизма международных связей, формирование которого прохо¬ дило на протяжении длительного исторического перио- по сути дела всего периода развития империализ¬ ма,— опыт международного государственно-монополи¬ стического регулирования этих связей относительно невелик и насчитывает немногим более одного-полутора десятков лет. Как уже отмечалось, экономические объе¬ динения империалистических государств — имея в виду прежде всего состав их участников и деятельность таких объединений—весьма пестры и неоднородны. К тому же интеграционные группировки — явление отнюдь не за¬ стывшее: могут меняться и меняются состав входящих в них государств, организационная структура этих группи¬ ровок, круг полномочий их руководящих органов. Как в рамках существующих международных образований, так и за их пределами могут возникать новые региональные группировки. Иными словами, каждое из действующих интеграционных объединений — живой организм, подвер¬ женный постоянным изменениям под воздействием внут¬ ренних и внешних сил. Все это, естественно, затрудняет задачу выяснения механизма функционирования меж^ народных государственно-монополистических объедине¬ ний. Тем не менее за последние годы советскими и зару¬ бежными исследователями-марксистами в этой области сделано немало. В нашей экономической литературе по¬ явился ряд книг, в которых в тех пли иных аспектах рассматриваются деятельность западноевропейских группировок, применяемые ими инструменты интеграци¬ онной политики. Однако обращает на себя внимание, что авторы некоторых из этих исследований неправомер¬ но, на наш взгляд, приравнивают интеграционные груп¬ пировки империалистических государств к международ¬ ным частномонополистическим союзам, приписывают не 181
Свойственные этим группировкам функций Международ¬ ных трестов, «сверхмонополий» и т. д. В действительности интеграционные объединения им¬ периалистических государств существенно отличаются от международных частномонополистических союзов. Прежде всего субъектами международных связей высту¬ пают в этих объединениях уже не частные монополии, а непосредственно государства через свои правительства. Вместе с тем важно и другое. Межгосударственные связи в рамках интеграционных объединений по преиму¬ ществу не носят чисто коммерческого характера, т. е. не сводятся непосредственно к целям получения прибыли, что пронизывает всю деятельность международных част¬ номонополистических союзов. Несомненно, что в ряде случаев буржуазные государ¬ ства используют интеграционные группировки в интере¬ сах частных предпринимателей, прежде всего монополий конкретной отрасли производства (как, скажем, ЕОУС — для сталепромышленников, угольных и железорудных компаний, сельскохозяйственная интеграция в ЕЭС — для крупных предпринимателей данной отрасли и т. д.). Однако и в подобной ситуации государство исходит из .интересов не только предпринимателей данной отрасли, а вынуждено учитывать также и интересы монополий других отраслей, всего национального хозяйства. 'J Вступая в соглашения стран, создавая и используя интеграционные группиров¬ ки, буржуазное государство, как правило, действует не от имени какой-либо отдельной монополии или группы монополий, защищает интересы не отдельных союзов монополистов, а выступает как выразитель интересов национально объединенного финансового капитала, дей¬ ствует в интересах упрочения его позиций, добивает¬ ся различных выгод для класса капиталистов в целом. Хотелось бы отметить и другое обстоятельство. В от¬ дельных наших работах анализ механизма капиталисти¬ ческой интеграции сводится по сути дела к рассмотрению только одной, хотя и важной, стороны деятельности им¬ периалистических региональных объединений — торгово¬ таможенной политики. Некоторые авторы при этом счи¬ тают, что создание интеграционных группировок не внес¬ ло чего-либо принципиально нового во внешнеэкономи¬ ческую деятельность буржуазных государств, явилось с правительствами других 182
продолжением уже известной истории борьбы между правительствами империалистических стран и стоящими за ними монополиями вокруг двух направлений внешне¬ торговой политики: за или против свободы торговли, за протекционизм или против него. Особенность механизма интеграции состоит, по их мнению, лишь в том, что про¬ текционизм «старого типа», национальный, заменяется протекционизмом «коллективным». Такой подход к ана¬ лизу механизма империалистической интеграции нам представляется односторонним, учитывающим лишь один аспект проблемы. Бесспорно, внешнеторговая политика продолжает за¬ нимать значительное место в деятельности буржуазных правительств. И это понятно, так как внешняя торговля остается важнейшей сферой международного разделения труда. И не случайно, что интеграционный механизм всех существующих ныне группировок империалистических государств складывался прежде всего в области взаим¬ ной торговли товарами. Поскольку же внутренние рынки стран-участниц были в разной мере защищены таможен¬ ными барьерами, поскольку готовность буржуазии этих стран открыть национальные рынки для импорта товаров извне была различной, то это неизбежно порождало борьбу, и подчас весьма острую, между теми, кто хотел быстрейшей отмены таможенных барьеров внутри или вне группировок, и теми, кто стремился задержать этот процесс, идти более умеренными шагами по пути либе¬ рализации рынка. Суть вопроса, однако, в другом: сводится ли форми¬ рование интеграционного механизма к борьбе двух тен¬ денций в торговой политике—сохранять или отменять протекционизм во взаимной торговле; ограничивается ли сам механизм интеграции установлением различных норм торгово-таможенной политики внутри группировок и в их отношениях с третьими странами? Как показывает практика капиталистической интегра¬ ции, и прежде всего деятельность Европейских сооб¬ ществ, тенденция к ослаблению национальных экономи- ческих барьеров в рамках соответствующих группировок характерна (хотя и в разной мере) не только для торгов¬ ли, но и для других сфер обмена экономической дея¬ тельностью— для миграции капитала, рабочей силы, ус¬ луг и т. д. Но и во внешней торговле ;ело уже не может 183
сводиться — и отнюдь не сводится — к устранению пош¬ лин или импортных контингентов. Эта область взаим¬ ных связей, как и другие их сферы, становится объектом весьма сложной государственно-монополистической по своей сущности политики интеграционных группировок; капитализм вынужден изыскивать новые, ранее не при¬ менявшиеся экономические рычаги. Вместе с тем степень государственно-монополистического воздействия на от¬ ношения, складывающиеся на капиталистическом рынке, достигла таких размеров, средства и методы этого воз¬ действия столь разнообразны, сложны, взаимосвязаны, что отказ от одних из них (например, отмена таможен¬ ных пошлин в рамках той или иной группировки) неиз¬ бежно влечет за собой необходимость унификации, «гар¬ монизации», приведения к единообразию других нацио¬ нальных государственно-монополистических рычагов. Это связано и с тем, что любая серьезная акция, направ¬ ленная на облегчение взаимного обмена, неминуемо ска¬ зывается на ходе воспроизводственного процесса в стра¬ нах-участницах. Следовательно, правительства интегри¬ руемых стран вынуждены прибегать к поискам средств совместного регулирования различных сторон хозяйст¬ венной жизни этих стран. Современный капитализм стоит, таким образом, перед дилеммой: либо сохранить незыблемыми национальные системы государственно-монополистического регулирова¬ ния и отказаться от планов создания общих рынков, сво¬ боды взаимного обмена, от интеграции и тем самым от всех выгод, которые она несет монополистической бур¬ жуазии; либо идти на интеграцию, но в этом случае не¬ избежны взаимное приспособление национальных систем государственно-монополистического вмешательства в экономику в рамках той или иной группировки госу¬ дарств, замена отдельных национальных рычагов регу¬ лирования совместными, «коллективными» инструмента¬ ми. Оказавшись между Сциллой и Харибдой, будучи вы¬ нужденным постоянно выбирать между двумя возмож¬ ностями, монополистический капитал каждой из стран в своей практической деятельности пытается совместить то и другое — идти по пути экономической интеграции и в то же время по возможности максимально сохранить в своих руках национальные рычаги государственно-моно¬ полистического регулирования. И это делает процесс w
формирования государетвенно-монополистиЧёского меха¬ низма интеграции особенно противоречивым, порождает цепь трудностей, трений, конфликтов, кризисов в дея¬ тельности империалистических интеграционных группи¬ ровок. Следовательно, проблема создания интеграционного механизма не сводится к известной формуле: свобода торговли или протекционизм. Проблема эта несравнимо более сложная, охватывающая комплекс взаимосвязей между национальными системами государственно-моно¬ полистического регулирования капиталистических хо¬ зяйств различных стран. Какие же основные функции выполняет интеграцион¬ ный механизм экономических группировок в условиях империализма? Если следовать официально провозгла¬ шенным целям региональных объединений, то основное их назначение — содействовать гармоничному развитию хозяйственной жизни стран-участниц, устойчивому и рав¬ номерному росту экономики, обеспечению полной занято¬ сти, повышению жизненного уровня населения этих стран. Подобные цели фиксируют юридические статуты всех существующих торгово-таможенных и экономиче¬ ских союзов и группировок: Парижский договор о созда¬ нии ЕОУС, Римские договоры об образовании ЕЭС и Евратома, Стокгольмская конвенция о создании ЕАСТ, Брюссельский договор об образовании Бенилюкса1 и т. д. К выполнению этих общих официально провозгла¬ шенных задач страны-участницы намеревались идти различными конкретными путями. Статут ЕАСТ преду¬ сматривал создание зоны свободной торговли; договор о ЕОУС — общий рынок угля и стали; договор о Еврато¬ ме—общий рынок атомного сырья и оборудования, сов¬ местные ядерные исследования; соглашение о Бенилюк¬ се— образование таможенного и экономического союза; 1 «Der Schumanplan. Vertrag uber die Griindung der Europaischen Gemeinschaft fiir Kohle und Stahl». Frankfurt/Main,1959; «Gemeinsame Markt. Vertrag zur Griindung einer Europaischen Wirtschaftsgemein- schaft». Baden-Baden, 1957; «Die Europaische Atomgemeinschaft. Wort- laut zur Griindung der Euratom». Frankfurt/Main, 1957; «The Europeen Free Trade Association». London, 1963; «L’Union douaniere Benelux». Briissel, 1948. 185
Римская программа Ё&С — последовательное создание таможенного союза, общего рынка, экономического (а затем и политического) союза. Официальные цели и средства интеграционных груп¬ пировок, зафиксированные в юридических статутах об их создании, содержат немалую дозу демагогии, обращен¬ ной прежде всего к народам интегрирующихся стран. Однако к провозглашению подобных проектов и планов интеграции буржуазные правительства вынуждают как внешняя обстановка, необходимость устоять перед лицом развивающегося и крепнущего социалистического содру¬ жества, так и внутренняя—стремление сохранить и уп¬ рочить систему капиталистических отношений в условиях усиливающегося роста демократического и рабочего движения. Если обратиться к подлинному содержанию деятель¬ ности интеграционных группировок, то нетрудно убедить¬ ся, что за многообразием существующих региональных объединений, пестротой их организационных структур, конкретными различиями внутренней и внешней эконо¬ мической политики скрывается общая для современного капитализма тенденция перехода от национальных форм государственно-монополистического вмешательства в сферу международного обмена к совместным междуна¬ родным средствам и методам. Как свидетельствует опыт, первая, наиболее развитая функция интеграционных группировок — создание эко¬ номических и юридических предпосылок, стимулирующих сближение, объединение национальных рынков стран-участниц, их интеграцию с целью расши¬ рения, развития рынков в интересах монополистической буржуазии этих стран. Поскольку функционирование капиталистического рынка осуществляется на основе механизма конкурент¬ ной борьбы, постольку одно из важнейших назначений группировок состоит в том, чтобы стимулировать дейст¬ вие законов капиталистической конкуренции во взаимо¬ отношениях между предприятиями, фирмами, монопо¬ лиями стран-участниц, причем стимулировать в той сфере внешних экономических связей, где действие этих зако¬ нов постоянно наталкивается на препятствия, порождае¬ мые национальными особенностями государственно-мо¬ нополистического капитализма каждой из стран. Эту облегчающих, 186
свою первую и наиболее важную функцию империали¬ стические группировки реализуют с помощью различных инструментов и рычагов, причем в одних случаях (как, например, в Европейских сообществах «шестерки») ар¬ сенал этих средств намного шире и многообразнее, неже¬ ли в других (таких, как скажем, <в ЕАСТ). К числу основных инструментов деятельности группи¬ ровок, направленной на интеграцию национальных рын¬ ков отдельных стран, относятся следующие: Во-первых, устранение или снижение национальных таможенных и других экономических препятствий и барьеров, стоящих на пути развития взаимного экономи¬ ческого обмена между странами-участницами. Этот ме¬ тод характерен для всех группировок. Но в ЕАСТ он применяется преимущественно в сфере торговли про¬ мышленными товарами, в рамках Северного совета, объе¬ диняющего скандинавские страны, — лишь в области миграции рабочей силы, тогда как в Европейских сооб¬ ществах распространяется на широкую сферу взаимного обмена. Объектами совместных акций правительств «ше¬ стерки» по либерализации рынков становятся не только таможенные пошлины и количественные ограничения им¬ порта, но и уравнительные сборы при импорте сельско¬ хозяйственной продукции, контроль за импортом и экс¬ портом капитала, въездом и (выездом рабочей силы, пра¬ вом иностранцев заниматься предпринимательской деятельностью, размещать зарубежные предприятия и филиалы и т. д. 1 Во-вторых, уменьшение национальных различий в ус¬ ловиях функционирования внутренних рынков, различий, вызванных экономической, законодательной, админист¬ ративной и иной деятельностью государства. Эти методы интеграции используются в основном лишь в ЕОУС, ЕЭС, Евратоме и отчасти в Бенилюксе. Суть их сводится к 1 От тех или иных инструментов Лто защите внутренних рынков страны — участницы различных группировок отказываются в разной мере. Например, таможенные пошлины во взаимной торговле про¬ мышленными товарами отменены полностью и в ЕАСТ, и внутри Ев¬ ропейских сообществ. В рамках «шестерки», кроме того, устранены все уравнительные сборы во взаимной торговле сельскохозяйствен¬ ными товарами, национальные барьеры на миграцию рабочей силы, основные ограничения на создание иностранных филиалов. В то же время многие важные рычаги контроля за рынком капитала продол¬ жают сохраняться в руках стран-участниц. 187
тому, что страны-участницы не отказываются от исполь¬ зования определенных инструментов национального го¬ сударственно-монополистического регулирования (в про¬ тивовес тому, как это имеет место с таможенными пош¬ линами, импортными контингентами, уравнительными сборами во взаимной торговле и т. п.) и сохраняют эти инструменты в своих руках, но при этом стремятся их унифицировать, устранить или уменьшить существующие различия в их применении. Цель подобных мероприя¬ тии — «уравнять» предпринимателей стран-участниц в отношении условий конкуренции на рынках этих стран. Унифицируются налоговое законодательство1 и другие национальные экономические и правовые инструменты, технические нормы и стандарты, различные государст¬ венные предписания в области торговли товарами, транс¬ портных тарифов, отдельные статьи гражданского, част¬ ного, хозяйственного, акционерного права; вырабатыва¬ ются некоторые общие нормы в области антикартельно- го законодательства. Проблема унификации национальных правил и зако¬ нодательств, так или иначе регулирующих внутренние рынки стран-участниц, крайне сложна, и в этой области группировки достигли весьма скромных результатов. Одна из причин состоит в том, что в случае унификации этих рычагов правительства уже не могут с прежней эф¬ фективностью использовать их как орудие защиты рынка от конкуренции со стороны стран-партнеров по группи¬ ровке. Так, например, введение во всех странах-участни¬ цах единых ставок на косвенные налоги, как это преду¬ смотрено Римской программой ЕЭС, лишило бы эти страны возможности регулировать импорт товаров из других государств-членов с помощью изменения налого¬ вых ставок (хотя и оставило бы в их руках налого¬ вый рычаг как средство перераспределения националь¬ ного дохода, источник государственного финансирования и т. д.). В-третьих, межгосударственное регулирование цен на отдельные товары в рамках группы государств, а также регулирование других параметров совокупного рынка 1 Первый шаг в этом направлении — переход стран — участниц Сообществ к единой .системе взимания косвенных налогов (те страны, которые применяли налог с оборота, обязались перейти к налогу с добавленной стоимости) 188
стран-участниц. Здесь та же цель — обеспечить «равные» условия конкуренции, не допустить дискриминации на рынке со стороны того или иного государства, но уже в области ценообразования и других условий поставок продукции. В ЕЭС, к примеру, введена единая для шести стран система цен на сельскохозяйственные продукты, созданы общие рынки для различных групп сельскохо¬ зяйственных товаров, охватывающих до 90% всей про¬ изводимой сельскохозяйственной продукции. В ЕОУС действует другая система межгосударственного регули¬ рования цен: она включила в себя отмену двойных (внут¬ ренних и внешних) цен на уголь, железную руду и сталь, ликвидацию множественности цен на отдельные виды сырьевых товаров, обязательную публикацию цен пред¬ принимателями с установлением контроля за движением этих цен со стороны Верховного органа ЕОУС (после слияния исполнительных органов — со стороны Комис¬ сии Европейских сообществ). В-четвертых, создание общих торгово-таможенных барьеров, ограждающих совокупный рынок интегрируе¬ мых стран от конкуренции со стороны государств, не участвующих в данной группировке. Государства ЕАСТ, отменив таможенные пошлины в торговле друг с другом, сохранили эти пошлины в тор¬ говле со всеми остальными странами, не входящими в ассоциацию. Шесть государств «малой Европы» во взаи¬ моотношениях с третьими странами частично сохранили национальные оградительные барьеры (например, пош¬ лины при импорте черных металлов, ограничения на им¬ порт капитала и т. д.), а частично ввели «коллективные» заградительные барьеры в виде общего внешнего тари¬ фа, единой системы взимания уравнительных сборов, из¬ вестной в экономической литературе как система «кол¬ лективного аграрного протекционизма», и т. д.1 Таким образом, осуществляя мероприятия по стиму¬ лированию конкуренции на совокупном рынке стран-уча¬ стниц, создавая определенные предпосылки для сближе¬ ния, объединения национальных рынков, интеграционные группировки в то же время проводят акции, направлен¬ ные на ограничение этой конкуренции. Введением внеш¬ 1 См. А. Е. Рубинин. Торговая политика «общего рынка». БИКИ, 19G6, приложение № 3. 189
них заградительных барьеров (в виде общего таможен¬ ного тарифа и т. п.) ставятся вполне определенные тер¬ риториальные пределы действию сил конкуренции. Сле¬ довательно, уже реализация первой функции включает в себя как средства, направленные на развязывание кон¬ курентной борьбы, так и некоторые инструменты, рассчи¬ танные на регулирование этого процесса в пределах той или иной группировки. Другая важная функция интеграционных группиро¬ вок— «коллективное» регулирование экономических вза¬ имосвязей национальных хозяйств стран-участниц в интересах упрочения капиталистической системы отноше¬ ний путем вмешательства в процессы, связанные с тем¬ пами роста, структурой и эффективностью капиталисти¬ ческого производства, развитием науки и техники, валютно-финансовыми отношениями, хозяйственной конъ¬ юнктурой, социальными отношениями. Эта сторона дея¬ тельности имеет целью внести известную корректировку в механизм конкурентной борьбы в рамках совокупного рынка стран-участниц, ограничить стихийное действие сил конкуренции, ввести их в определенное русло, осла¬ бить неустойчивость экономического развития, связанную с цикличностью капиталистического производства, смяг¬ чить остроту социальных конфликтов, укрепить внутрен¬ ние и внешние позиции монополистического капитала стран-участниц. Если первая функция государственно-монополистиче¬ ского механизма интеграции, сводящаяся в основном к либерализации рыночных связей внутри региональных комплексов, свойственна — в весьма разной мере, в раз¬ ном объеме —всем группировкам, то вторая получила значительно меньшее развитие и действует (причем в ог¬ раниченных рамках) преимущественно в Европейских со¬ обществах, отчасти в Бенилюксе, хотя попытки регулиро¬ вания взаимосвязей между национальными хозяйствами предпринимаются и в других группировках и районах стран развитого капитализма. Эта вторая функция реализуется с помощью следую¬ щих основных методов: во-первых, путем взаимного об¬ мена экономической, научно-технической и тому подоб¬ ной информацией между странами-участницами и выра¬ ботки некоторых общих систем информации; во-вторых, путем координации отдельных направлений националь- 190
ной экономической политики стран-участниц; в-трётьих, путем выработки общей политики в некоторых областях экономических взаимосвязей интегрирующихся госу¬ дарств, подкрепляемой совместными финансовыми ак¬ циями; в четвертых, путем согласования действий стран- участниц в области внешнеэкономических отношений с третьими, не участвующими в данной группировке госу¬ дарствами. Первый метод скорее служит условием (но весьма важным) функционирования всего государственно-моно¬ полистического интеграционного механизма. Он включа¬ ет в себя взаимный обмен странами-участницами — через руководящие органы интеграционных группировок — различными -видами информации (от национальной ста¬ тистики до национальных программ экономического раз¬ вития). Масштабы, характер, объем обмениваемой ин¬ формации находятся в прямой зависимости от степени, глубины вмешательства интеграционных группировок в экономические процессы, протекающие в том или ином регионе (в Европейских сообществах объем такой инфор¬ мации неизмеримо больше, нежели в ЕАСТ). В такой же зависимости находится и выработка общих систем ин¬ формации: во всех группировках разработаны и исполь¬ зуются некоторые общие системы статистической инфор¬ мации, но только в ЕЭС составляются совместно прог¬ раммы-прогнозы экономического развития стран-участ¬ ниц, только в ЕОУС — программы производства и сбыта, только в Евратоме — программы научно-технического развития и т. д. Работа по составлению экономических программ-прогнозов для группы государств выходит, ко¬ нечно, за рамки чисто информационной деятельности, хотя и несет во многом на себе эту нагрузку. Данные программы выполняют роль ориентира в экономической политике, проводимой странами-участницами, а также в хозяйственной деятельности предпринимателей этих стран. Второй метод предполагает согласование отдельных направлений национальной экономической политики на основании анализа руководящими органами группиро¬ вок хозяйственной конъюнктуры, экономического и валют¬ но-финансового положения в странах-участницах, а также на основе изучения национальных методов и ин¬ струментов государственного регулирования и их приме- 191
йенйя в каждой из этих стран. йто более сложйый инстру¬ мент интеграционной политики, требующий от прави¬ тельств стран-участниц определенных взаимных гарантий и обязательств следовать заранее согласованному курсу или совместно принятым правилам. Третий метод — выработка общей экономической по¬ литики в отдельных областях взаимоотношений стран- участниц (особенно когда эта политика сопровождается осуществлением некоторых совместных финансовых опе¬ раций) — выражает следующую, более высокую ступень в действии государственно-монополистического механиз¬ ма интеграции, поскольку этот метод предполагает пере¬ дачу государствами в руки руководящих органов интег¬ рационных группировок некоторых функций по регули¬ рованию отдельных сторон экономической жизни. На практике могут сочетаться все три метода интег¬ рационной политики (как, например, в ЕЭС, ЕОУС, Ев¬ ратоме), а могут применяться один и не применяться другие (например, в ЕАСТ в основном используется пер¬ вый). При этом указанные инструменты могут распрост¬ раняться на сферу как внутренних, так и внешних эко¬ номических взаимосвязей стран-участниц, как на комп¬ лекс национальных хозяйств интегрирующих государств, так и на отдельные секторы их экономики. Так, если исходить из опыта Европейского экономиче¬ ского сообщества, его страны-участницы прибегают к некоторым мероприятиям по координации отдельных элементов конъюнктурной и тесно связанной с ней ва¬ лютно-финансовой, а также бюджетной политики. В ЕЭС, ЕОУС, Евратоме вырабатываются, как уже отмечалось, общие среднесрочные программы экономического разви¬ тия. Первая и вторая (скорректированная) экономиче¬ ские программы ЕЭС на 1966—1970 гг. представляют сведенные воедино национальные экономические прог¬ раммы и прогнозы и содержат общие рекомендации, ка¬ сающиеся согласования отдельных направлений эконо¬ мической политики стран-участниц на ряд лет вперед. Третья программа на 1971—1975 гг., судя по ее проек¬ там, должна содержать основные ориентиры для выра¬ ботки общей политики в ряде областей экономических связей государств, таких, как антициклическая поли¬ тика, валютно-финансовая, социальная, региональная и др. и 192
Более широкое развитие получили интеграционные мероприятия в отдельных секторах экономики стран «ма¬ лой Европы» (в нашей литературе это получило назва¬ ние отраслевой интеграции) — в атомной промышленно¬ сти, угольной, металлургической, сельском хозяйстве. В этих секторах осуществляется не только координация отдельных направлений экономической политики, но и вырабатываются некоторые элементы общей политики. При этом создаются совместные финансовые фонды (из средств национальных бюджетов, в виде поступлений от уравнительных сборов при импорте сельскохозяйствен¬ ной продукции из третьих стран, в виде специальных на¬ логов, взимаемых с металлургических компаний стран- участниц и т. п.). Средства общих фондов Европейских сообществ ис¬ пользуются для прямого вмешательства руководящих ор¬ ганов этих группировок в область научных исследований и в производственную сферу отдельных отраслей. Сооб¬ щества берут на себя роль регулятора капиталовложе¬ ний в целях развития новых методов производства (фонд ЕОУС в черной металлургии), для поддержания отстаю¬ щих отраслей (фонд ЕОУС в угольной промышленности), перестройки сельскохозяйственных предприятий (Евро¬ пейский сельскохозяйственный фонд), развития отсталых экономических районов (Европейский инвестиционный фонд), смягчения социальных кризисов (Социальный фонд ЕЭС). В то же время в других секторах экономики (подав¬ ляющее большинство отраслей промышленности, энерге¬ тика, транспорт и многие другие сферы) осуществить совместную политику странам «шестерки» почти не уда¬ ется, несмотря на усиленные попытки, предпринимаемые в этом направлении Европейскими сообществами. Действия государственно-монополистического меха¬ низма по регулированию взаимосвязей национальных хо¬ зяйств стран-участниц распространяются и на сферу их отношений с другими государствами. Однако и здесь мы сталкиваемся на практике с весьма пестрой картиной. Например, ЕАСТ как группировка поддерживает извест¬ ные отношения с другими международными учреждения¬ ми и интеграционными группировками, но в основном это отношения консультативного характера. Европейские со¬ общества координируют ряд своих внешнеэкономических 13 М. М. Максимова 193
акций, прибегают к некоторым общим приемам в своей торгово-таможенной и экономической политике в отно¬ шении третьих стран и международных организаций. Совместные мероприятия стран Европейских сооб¬ ществ во внешнеэкономической сфере распространяются: — на отношения с развитыми капиталистическими странами через другие международные организации (ГАТТ, МВФ и т. п.), где сообщества выступают в каче¬ стве консолидированного члена с заранее согласованной программой, а также путем заключения разного рода тор¬ гово-экономических соглашений группировок с отдельны¬ ми государствами. Эти инструменты опираются на систе¬ му общих внешних торгово-экономических барьеров и ис¬ пользуются интеграционными группировками как средст¬ во конкурентной борьбы за передел рынков и сфер влия¬ ния; — на отношения с развивающимися странами: путем использования системы ассоциации ряда развивающихся стран с Сообществом \ регулирования в рамках специ¬ альных договоров таможенно-торгового режима, кредит¬ ных отношений, оказания «коллективной» помощи от¬ дельным ассоциированным с ЕЭС государствам и т. д. в интересах политики неоколониализма; — на отношения с социалистическими странами с по¬ мощью выработки общих специальных дискриминацион¬ ных мер, применяемых странами Сообщества в торговле с социалистическими государствами (например, приме¬ нение ЕЭС в течение ряда лет «оценочных количеств» при импорте сельскохозяйственной продукции из стран со¬ циализма и др.), путем координации отдельных направ¬ лений внешнеэкономической политики в отношении со¬ циалистических государств (например, сроков предостав¬ ления кредитов, условий торговых соглашений). Цель подобных мероприятий — помешать нормальному разви¬ тию торговых отношений социалистических стран с капи¬ талистическими государствами. Все эти «коллективные» инструменты, применяемые империалистическими группировками как в сфере эконо¬ мических взаимосвязей между странами-участницами, 1 С ЕЭС ассоциированы 18 стран Африки (бывшие колонии и зависимые территории, принадлежавшие странам «малой Европы*); подписаны соглашения об ассоциации с ЕЭС Кенией, Танзанией, Угандой, а также Турцией и Грецией. 194
так и (в меньшей степени) в их отношениях с другими государствами, направлены на государственно-монополи¬ стическое регулирование этих взаимосвязей и отношений в интересах упрочения экономических и политических по¬ зиций монополистического капитала интегрирующихся государств. Разделение государственно-монополистического меха¬ низма интеграции на две функции—либерализацию об¬ мена и его регулирование, содействие конкуренции и ее сдерживание — до некоторой степени условно. В реаль¬ ной жизни обе эти функции часто тесно переплетены. Од¬ нако их сочетание, соединение не может происходить и не происходит автоматически. Государственно-монополисти¬ ческий механизм интеграции складывается через дейст¬ вия правительств соответствующих государств в острей¬ шей борьбе между интересами финансового капитала каждого из этих государств. Одна из наиболее острых проблем, с которой столк¬ нулся современный капитализм в лице своих империали¬ стических группировок, состоит в несоответствии развития обеих функций интеграционного механизма. Образовался значительный разрыв между сравнительно далеко за¬ шедшей вперед либерализацией взаимного экономическо¬ го обмена, рыночных связей (и вытекающим отсюда раз¬ вязыванием капиталистической конкуренции в рамках соответствующих группировок), с одной стороны, и силь¬ но отставшим в своем развитии «коллективным» регули¬ рованием общих экономических процессов, взаимосвязей между национальными воспроизводственными сферами стран-участниц с целью сдержать стихию капиталисти¬ ческого рынка — с другой. Это несоответствие является источником особенно серьезных противоречий, конфлик¬ тов и кризисов, возникающих в действии механизма им¬ периалистической интеграции. ГЛАВА 10 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ИНТЕГРАЦИОННОГО МЕХАНИЗМА Размах и глубина интеграционных процессов, конк¬ ретные формы их проявления в условиях империализма, государственно-монополистический механизм, лежащий в основе этих процессов,— все это потребовало приспо¬ 13* 195
собления политической надстройки, существующей в го¬ сударствах-субъектах интеграции, создания специальных правовых и политических институтов, обслуживающих соответствующие экономические группировки. Проблемы экономической интеграции стали занимать все большее место в деятельности правительств буржуа азных стран, их государственного аппарата (особенно аппарата, призванного осуществлять регулирование эко¬ номики), основных политических партий и организаций этих стран. Если в прошлом участие в тех или иных меж¬ дународных экономических организациях в очень неболь¬ шой мере затрагивало деятельность правительств соот¬ ветствующих стран и практически не отражалось на экономических, политических, социальных процессах, про¬ текающих в каждой из этих стран, то в наше время поло¬ жение коренным образом изменилось. Уже сам факт вхождения или, напротив, невхождения того или иного государства в определенные интеграционные группиров¬ ки стал объектом острой политической борьбы. Это свя¬ зано с тем, что перед большинством развитых капита¬ листических стран возникла проблема создания специ¬ ального международного механизма регулирования внешнеэкономических связей, связей, без развития кото¬ рых современный капитализм не может обойтись. Меж¬ государственное регулирование, как мы уже видели, охватывает самые различные сферы экономической дея¬ тельности и неизбежно оказывает возрастающее влияние на внутренние процессы капиталистического воспроиз¬ водства. Естественно, что функционирование подобного механизма можно было обеспечить лишь при условии создания достаточно эффективной политической и право¬ вой основы. Что же представляет собой сложившаяся политиче¬ ская структура государственно-монополистического ме¬ ханизма интеграции? Проблема эта весьма сложна и, к сожалению, мало раскрыта ’в советской экономической литературе1. Что касается публикаций буржуазных авто- 1 В работах В. Б. Княжинского и А. Н. Шебанова нашли извест¬ ное отражение вопросы политической структуры интеграционных группировок (см. А. Н. Шебанов. Европейское объединение угля.и. стали. М., 1968; В. Б. Княжинский. Политическая стратегия антиком¬ мунизма. Очерк истории империалистической политики «европейской интеграции». М., 1969). 196
ров на эту тему, то основной центр тяжести в их исследо¬ ваниях сосредоточен на правовых аспектах. Едва ли не Vic- книг, вышедших в капиталистических стоанах по вопросам интеграции, принадлежат перу буржуазных юристов и посвящены рассмотрению правовых основ ин¬ теграционных группировок, полномочий их руководящих органов, воздействию на национальные законодательства стран-участниц. Однако, как ни важна сама ио себе про¬ блема правового содержания интеграционного механиз¬ ма, она не раскрывает всей политической структуры это¬ го механизма, всей совокупности составляющих ее эле¬ ментов. Что касается правовых основ интеграции, то и по этой проблеме в буржуазной литературе разгорелась острая борьба. Суть ее сводится к вопросу о том, может ли раз¬ виваться процесс экономической интеграции на межгосу¬ дарственной (межнациональной) основе, или он обяза¬ тельно предполагает надгосударственный (наднацио¬ нальный) путь развития. Данный спор носит отнюдь не академический харак¬ тер: за ним скрываются различия экономических и поли¬ тических интересов правящих кругов отдельных импе¬ риалистических стран. Он отражает ту сложную полити¬ ческую борьбу, которая заполняет весь период времени, связанный с созданием и развитием интеграционных группировок: от образования ЕОУС, выдвижения планов создания Европейского оборонительного сообщества,' Европейского политического сообщества и провалов этих планов до появления на свет ЕЭС, Евратома и всей их последующей деятельности. Речь идет о мере, степени передачи государствами суверенных прав (распростра¬ няющихся главным образом на область внешнеэкономи¬ ческих связей) региональным интеграционным груптпр ровкам. Отсюда неизбежность тех острых межимпериа¬ листических противоречий, которыми сопровождается формирование политической структуры интеграционного механизма. Вопрос о правовой природе государственно-монополи¬ стической интеграции, бесспорно, один из центральных. Было бы неверным упрощать эту проблему и представ¬ лять дело таким образом, что создание .интеграционных группировок не внесло ничего нового в прайОвудэ осно< ву экономических взаимоотношений империалистических 197
государств. Утверждать так — значит, по нашему мне¬ нию, оставлять BiHe поля зрения весьма важное условие, способствующее регулированию интеграционных процес¬ сов в рамках определенных капиталистических группиро¬ вок. Как мы стремились показать в предыдущих главах работы, переход империалистических государств к новым масштабам взаимных хозяйственных и финансовых свя¬ зей, к международным формам их регулирования вызвал необходимость в поддержании долговременных и срав¬ нительно устойчивых отношений между интегрируемыми странами. Это в свою очередь потребовало и принципи¬ ально новых международноправовых актов. Суть этих актов, их характер, их содержание тесно связаны с конкретными средствами экономической интег¬ рации, со степенью интенсивности интеграционных про¬ цессов. То новое, что внесли правовые акты интеграци¬ онных группировок в практику международноправовых отношений капиталистических государств, -состоит, на наш взгляд, в следующем: во-первых, в переходе в рамках интеграционных груп¬ пировок к долговременным связям и отношениям между государствами-членами, что давало этим государствам определенную гарантию, надежность при проведении тех или иных совместных экономических мероприятий1; во-вторых, в принятии государствами-субъектами ин¬ теграции твердых взаимных обязательств по отдельным весьма серьезным аспектам их внешнеэкономической деятельности. Это позволило странам-участницам Евро¬ пейских сообществ осуществить ряд важных совместных экономических решений 2; 1 Так, в соответствии с Римским договором страны — участницы ЕЭС взяли обязательство не выходить из Сообщества до окончания переходного периода, который был рассчитан на 12—15 лет и пред¬ полагал значительное усиление экономической взаимозависимости стран друг от друга. Выход из группировки по истечении такого срока сопряжен с весьма ощутимыми экономическими последствия¬ ми для стран-участниц. Долгосрочный характер носит и Парижский договор о ЕОУС, заключенный на 50 лет и содержащий аналогичные условия относительно выхода стран-участниц из объединения (<Handbtich der EuropSischen Gemeinschaften». Brussel, 1958). * Римский договор предусматривает четцре юридические-формы решений, . принимаемых странами-членами в лице руководящих органов Сообщества: а) предписания, которые обязательны й прямо применимы ко всем странам-членам; б) директивы, сбязыйаюЩйе Го¬ сударства в отношении конечных результатов, которые предполагает¬ 198
в-третьих, в распространении некоторых обязатель¬ ных решений не только на государства, но и непосредст¬ венно на отдельные юридические и физические лица стран-участниц, минуя правительства, что способствова¬ ло более быстрому осуществлению решений, усилению роли руководящих органов группировок, упрочению их связей непосредственно с монополиями в-четвертых, во введении в интеграционных группи¬ ровках наряду с принципом единогласия принятия ре¬ шений (продолжающим выполнять главную роль) также принципа квалифицированного и простого большинства по ряду вопросов совместной деятельности стран-участ¬ ниц2. Благодаря этому не только упрощалась и облегча¬ лась процедура принятия некоторых решений, но и уско¬ рялась их реализация (хотя, как это неизбежно в усло¬ виях империализма, наличие принципа большинства ставило в невыгодное положение малые страны по отно¬ шению к ведущим участникам группировок, располагав¬ шим соответственно своему весу большим количеством голосов); в-пятых, в создании межгосударственных и надгосу¬ дарственных органов, имеющих полномочия, позволяю¬ щие им непосредственно вмешиваться в отдельные обла- ся достигнуть, но предоставляющие им выбор путей и средств дости¬ жения этих результатов; в) решения, обязательные для заинтересо¬ ванных участников; г) соображения и рекомендации, которые не имеют обязательной силы. Как показал опыт ЕЭС, именно последний вид решений не принес практически никаких результатов (Л. Е. Walsh, J. Paxton. The Structure and Development of the Common Market. Lon¬ don, 1968). 1 Положения Парижского договора о ЕОУС имеют в некотором роде силу закона и обязательны для предпринимателей угольно-ме¬ таллургической промышленности «шестерки». Римский договор о ЕЭС обязывает компании стран-участниц (минуя правительства) регистри¬ ровать в органах ЕЭС международные картельные соглашения, предоставляет право Комиссии Сообщества (исполнительный орган), а также Европейскому суду (контролирующий орган) применять санкции в отношении тех компаний, которые установленные Римским договором, и т. д. Однако круг решений ЕЭС, распространяющихся непосредственно на отдельные лица стран- участниц, практически незначителен. 2 Решения Совета ЕЭС (основного органа Сообщества) в зави¬ симости от их характера и сферы применения могут быть приняты либо единогласно (по основным, наиболее важным вопросам), либо квалифицированным большинством; решения исполнительных органов — Комиссии, а до слияния с ней также Верховного органа ЕОУС и Комиссии Евратома — простым большинством голосов. нарушают правила, 199
ста экономических ^взаимоотношений стран-участниц. При этом исполнительные органы были наделены не только функциями контроля за исполнением Римских и Парижского договоров, а также решений, принимаемых руководящим органом в лице совета министров «шестер¬ ки», но и правом самостоятельных решений по некото¬ рым вопросам \ Немаловажную роль сыграло предостав¬ ление руководящим органам Сообществ некоторых фи¬ нансовых полномочий, дававших возможность прямого вмешательства в отдельные сферы экономической дея¬ тельности стран-участниц1 2. Особое значение имело и то обстоятельство, что дого¬ воры о Европейских сообществах наделяли исполнитель¬ ные органы правом подготовки всех решений, принимае¬ мых Советом «шестерки», а также участия в обсужде¬ нии и принятии Советом постановлений по всем основ¬ ным вопросам его деятельности. Таковы некоторые особенности правового механизма, действующего в интеграционных группировках стран «малой Европы». Те или иные отдельные черты, харак¬ терные для юридических норм, регулирующих взаимо¬ отношения между странами-участницами Европейских сообществ, можно встретить и в некоторых других меж¬ 1 Наибольшими правами в этом отношении обладали руководя¬ щие органы ЕОУС — Совет и особенно Верховный орган. Последний был наделен рядом полномочий в отношении картелей, концентрации, цен и производства угля, руды и черных металлов. После слияния исполнительных органов Сообществ эти полномочия в сфере угольно¬ металлургической промышленности были переданы Совету и Комис¬ сии Европейских сообществ. Некоторыми правами самостоятельных решений обладает Комис¬ сия ЕЭС, например в области регулирования «правил конкуренции» {контроль за картельной практикой). Она наделена правом наряду с правительствами стран-участниц представлять Сообщество в меж¬ дународных организациях, контролировать торговые соглашения с другими странами и т. д. Комиссия Евратома (после слияния — Комиссия Сообществ) обладает правом вмешательства в деятель¬ ность международных научно-исследовательских атомных центров, созданных на средства стран-участниц. 2 Верховный орган ЕОУС был наделен правом долгосрочного финансирования угольно-металлургических предприятий за счет средств, поступающих в виде налога с этих предприятий, размещения займов и предоставления кредитов компаниям данной отрасли; Ко¬ миссия ЕЭС — правом распределения некоторых статей сельскохозяй¬ ственного фонда Сообщества. ЕЭС также располагает Инвестицион-/ ным банком, размещающим займы и предоставляющим целевые кре-[ диты от имени Сообщества. / / 200
дународных государственно-монополистических объеди¬ нениях (например, в МВФ, в МБРР и его филиалах и т. д.). Но, взятые в совокупности, отмеченные особенно¬ сти правового механизма интеграционных группировок выделяют его на фоне сложившихся в капиталистической практике международноправовых норм и правил. И это дало империалистическим государствам, входящим в эти группировки, ряд существенных преимуществ перед их конкурентами, позволило монополистическому капиталу этих стран, опираясь на созданную им правовую основу, привести в действие государственно-монополистический механизм интеграции в интересах упрочения своих пози¬ ций. Необходимо отметить, что ряд буржуазных экономи¬ стов и юристов используют отличительные черты право¬ вого механизма интеграционных группировок стран «ма¬ лой Европы» для доказательства якобы особой, надна¬ циональной (или «супрамациональной») природы этого механизма *. В буржуазной литературе имеются самые различные суждения в вопросе о том, что следует пони¬ мать под категориями межнациональный (межгосударст¬ венный) и наднациональный (надгосударственный). Одни видят главное различие в принципе принятия реше¬ ний (единогласие и право вето, по их мнению, основная черта межгосударственных институтов, принцип боль¬ шинства— надгосударственных образований). Другие в основу критерия «наднациональности» кладут передачу правительствами своих компетенций международным 1 Некоторые из них рассматривают Сообщества как прообраз Европейского федерального государства, в котором сольются воедино западноевропейские страны, а институты этих Сообществ — в каче¬ стве будущих европейских федеральных органов власти (Совет ЕЭС и Ассамблею — нечто вроде органов законодательной власти, Комис¬ сию— как орган исполнительной власти и т. п.). Так, еще Р. Шу¬ ман, один из инициаторов ЕОУС, считал эту организацию выраже¬ нием «супранациональности», под которой он понимал «нечто сред¬ нее» между национальным суверенитетом и «федеральной системой государств» или «сверхгосударством», располагающим собственным суверенитетом. «Супранациональные институты не обладают призна¬ ками государства, но они обладают определенными суверенными полномочиями власти (Herrschaftsbefiignisse) и используют их» (R. Schuman. Gleitwort. — R. Reuter. La C.E.C.A. Paris, 1953. S. 63). Подобную точку зрения разделяют, в частности, многие западногер¬ манские юристы, относя не только ЕОУС, но также ЕЭС и Евратом к «супранациональным» организациям. 201
органам, независимость последних, установление непос¬ редственных отношений между этими органами и отдель¬ ными юридическими и физическими лицами. Третьи счи¬ тают важным признаком «наднациональности» также создание надгосударственной законодательной власти в лице, например, Европейского парламента, при усло¬ вии, если он избирается прямыми выборами и наделяет¬ ся законодательными функциями. Выяснение подлинного значения и классового содер¬ жания категории «наднациональности», ее существенных отличий от межгосударственных, межнациональных от¬ ношений— задача, бесспорно заслуживающая внимания советских юристов-международников. Мы хотели бы ог¬ раничиться лишь некоторыми замечаниями относительно характера правовой основы Европейских сообществ. Если даже принять во внимание все те критерии «над¬ национальности», которые приводятся различными бур¬ жуазными авторами, но при этом, анализируя правовую структуру интеграционных группировок, взвешивать в каждом отдельном случае роль и значение как межгосу¬ дарственных, так и надгосударственных признаков этой структуры, рассматривать эти признаки не вообще (или только на основании Римского и Парижского догово¬ ров), а в их конкретном преломлении, в их реальном движении,—в этом случае картина получится совершен¬ но иная, чем та, которую рисует воображение некоторых буржуазных экономистов, видящих в Сообществах над¬ национальную форму власти. Прежде всего договоры о создании интеграционных группировок, точно так же как и другие международно¬ правовые акты, подлежат ратификации парламентами стран-участниц. Тем самым эти договоры не есть нечто навязанное государствам извне некой внешней силой во¬ преки их согласию. Весьма характерно, что в тех случа¬ ях, когда проекты создания некоторых группировок не отвечали интересам правящих кругов тех или иных госу¬ дарств, эти проекты оказывались похороненными из-за отказа парламентов в их ратификации (случаи с ЕОС и ЕПС). Правовые статуты группировок предусматривают твердые взаимные обязательства стран-участниц по ряду вопросов, однако круг этих обязательств охватывает лишь сравнительно небольшую сферу экономических 202
взаимоотношений соответствующих стран. Он относится главным образом к отмене барьеров во взаимном эконо¬ мическом обмене. Что же касается унификации и коор¬ динации экономической политики, выработки общей по¬ литики и т. д., т. е. наиболее сложных сторон экономиче¬ ской деятельности, то Римский договор очертил обяза¬ тельства стран в этой области в самой общей и весьма расплывчатой форме. Как показал опыт Сообществ, во многих случаях правительства ограничивались приняти¬ ем либо самых общих директив, либо просто рекоменда¬ ций. Распространение некоторых положений Римского и Парижского договоров непосредственно на юридические и физические лица не меняет сколько-нибудь существен¬ но того положения, что все эти лица подлежат юрисдик¬ ции национального государства. Основные решения по наиболее важным вопросам продолжают приниматься в Европейских сообществах при условии единогласия. Основным руководящим органом в интеграционных груп¬ пировках «шестерки» является Совет Европейских сооб¬ ществ, состоящий из представителей правительств. Пра¬ вительства и решают в конечном счете главные вопросы деятельности интеграционных группировок *. Что же ка¬ сается Европейской ассамблеи (парламента), то она не располагает какими-либо правами и практически выпол¬ няет консультативные функции. Все это свидетельствует о том, что правовой механизм Европейских сообществ имеет межгосударственную основу и что наднациональ¬ ные черты, присущи лишь отдельным элементам этого механизма1 2. 1 По своему характеру Совет — межгосударственный орган. Он формируется из числа членов правительств — по Одному представи¬ телю от каждого государства. Эти представители ответственны перед своими правительствами и обязаны действовать в строгом соответ¬ ствии с их указаниями. Совет располагает правом конкретизировать, дополнять, а в отдельных случаях и изменять Парижский и Римские соглашения, решать вопросы о приеме третьих стран в ЕОУС, ЕЭС, Евратом, заключать соглашения с другими странами и международ¬ ными организациями, принимать окончательные решения по большин¬ ству (притом всех наиболее важных) вопросов. 2 Далеко не все буржуазные юристы разделяли оптимизм отно¬ сительно наднационального пути развития интеграционных группиро¬ вок «шестерки». Так, например, еще в начале 60-х годов французский юрист Ф. Розенштиль, анализируя правовую основу Европейских сообществ, пришел к выводу о их «межгосударственной природе». 203
Правовой механизм капиталистической интеграции облегчил осуществление ряда совместных мероприятий правительств стран-участниц. Но в тех случаях, когда экономические интересы этих стран не совпадали, когда правительства не шли на компромиссы ввиду особенно острых .межимпериалистических противоречии, их не спа¬ сали и те международноправовые акты, которые, каза¬ лось бы, давали реальные возможности для решений той или иной проблемы *. Создание политико-правовой основы интеграционного механизма ,в виде международноправовых актов, регули¬ рующих взаимоотношения между странами-участницами группировок, а также межгосударственных политических институтов в лице руководящих органов этих группиро¬ вок оказало определенное влияние и на политическую надстройку в государствах-субъектах интеграции. Это выразилось в изменении ряда положений национальных законодательств, в ощутимой перестройке государствен¬ ного аппарата, особенно той его части, которая осуществ¬ ляет вмешательство во внешнеэкономическую сферу, в создании системы специальных органов, призванных разраоатывать экономическую стратегию и практиче¬ скую политику правительств по отношению к интеграци¬ онным группировкам, изучать и сопоставлять интеграци¬ онную политику других стран-участниц, осуществлять контроль за ходом выполнения решений Сообществ как о том, что, хотя Сообщества отличаются от других международных организаций «относительно большей степенью независимости» и «рас¬ поряжаются значительно большими средствами власти», они «не яв¬ ляются супранациональными организациями» (цит. по «Suprana- tionalitat». Koln, Bonn, 1964, S. 152, 180). 1 Так, например, Верховный орган ЕОУС практически не смог использовать предоставленное ему право установления производ¬ ственных квот и определения производственных программ во время экономических кризисов. Первая же попытка, предпринятая в этом направлении во время угольного кризиса 1958—1959 гг., потерпела провал из-за сопротивления со стороны западногерманских монопо¬ лий угольной промышленности. Совет ЕЭС, согласно Римскому договору, со вступлением в тре¬ тий этап переходного периода по созданию «Общего рынка» мог перейти к использованию принципа квалифицированного большинства при принятии ряда важных решений. Страны-участницы не только не воспользовались этим правом, но из-за острых разногласий довели Сообщество до состояния острого политического кризиса, в ходе ко¬ торого (в течение более полугода — с июля 1965 по январь 1906 г.) практически бездействовал весь организм ЕЭС. 204
внутри страны, так и партнерами по группировкам. На¬ циональные парламенты стали уделять большое внима¬ ние различным аспектам деятельности интеграционных группировок. Характерно, что приспособление политической над¬ стройки шло не только внутри каждой из стран, но и вне их, на «европейском» уровне, понимая под этим прежде всего район «малой Европы», территорию шести ее го¬ сударств (в отдельных случаях — также и район ЕАСТ) *. Государственно-монополистическое регулирова¬ ние интеграционных процессов в рамках группировок, осуществляемое в интересах монополистического капита¬ ла стран-участниц, затронуло самые различные классы, партии, социальные группы, профессиональные и другие организации этих стран. Мероприятия по либерализации рынка товаров, капитала, рабочей силы, экономическая и социальная политика межгосударственных органов, их вмешательство в развитие отдельных секторов экономи¬ ки стран-участниц — все это заставило различные поли¬ тические институты в каждой из стран вырабатывать свою позицию в отношении политики Сообществ, исходя из интересов данного класса, данного социального слоя, данной профессиональной группы. Создание и деятель¬ ность Сообществ поставили каждый из этих институтов перед необходимостью согласовывать позицию, выраба¬ тывать общую платформу с родственными в классовом, партийном, профессиональном отношении институтами других стран-участниц. Это привело к созданию на уровне каждой из интег¬ рационных группировок («шестерки» и «семерки» от¬ дельно) многочисленных европейских политических об¬ разований: европейских союзов предпринимателей стран- участниц (в сфере промышленности и ее отдельных от¬ раслей, банковского дела, торговли, транспорта и т. п.), ной стороны, европейских комитетов, представляю¬ щих интересы родственных национальных профессио¬ нальных союзов и организаций, а также различных ев¬ ропейских союзов, объединяющих национальные орга¬ низации крестьянства, организации ученых и специали¬ стов (отдельно, например, юристов, инженеров, врачей) 1 Здесь и далее термин «европейский» мы будем употреблять в этом значении. 205
и т. д.,— с другой. В целом в «шестерке» образовалось свыше 300 различных европейских организаций, пред¬ ставляющих интересы соответствующих неправительст¬ венных учреждений стран-участниц со штаб-квартирами в Брюсселе, Париже или Бонне. Аналогичный процесс происходил и на уровне семи стран ЕАСТ, хотя масшта¬ бы его значительно скромнее: здесь насчитывается всего 12 такого рода организаций. Само по себе подобное явление не ново в междуна¬ родной практике. Известно, что в силу ряда факторов международные неправительственные организации полу¬ чили, особенно в послевоенный период, широкое распро¬ странение: их число более чем в 9 раз превосходит коли¬ чество межправительственных организаций *. Особен¬ ность европейских неправительственных организаций, созданных на уровне «шестерки» и «семерки», состоит в том, что их основная функция — вырабатывать согласо¬ ванную позицию между представителями соответствую¬ щих национальных учреждений, входящих в данную ев¬ ропейскую организацию, в отношении экономической и социальной политики интеграционных группировок, пред¬ ставлять, проводить или защищать эту позицию в органах интеграции. Характерно, что ряд европейских политических уч¬ реждений возник при самом непосредственном участии руководящих органов группировок, заинтересованных в создании подобных учреждений. Так, в частности, скла¬ дывались в начале — середине 60-х годов многие евро¬ пейские неправительственные организации в рамках «ше¬ стерки», объединившие либо сельских хозяев данной отрасли, либо предпринимателей промышленности по пе¬ реработке сельскохозяйственной продукции также по от¬ раслевому признаку1 2. Создание на европейском уровне различных предпринимательских организаций, следова¬ тельно, шло не только «снизу», «изнутри», благодаря уси¬ лиям и инициативе национальных политических институ¬ 1 Здесь и выше подсчеты по: «Yearbook of International Organi¬ zation 1968/1969». 2 По некоторым данным, образование этих европейских объеди¬ нений происходило под прямым нажимом Комиссии ЕЭС и ее вице- президента С. Мансхолта, возглавлявшего всю работу по подготовке мероприятий сельскохозяйственной интеграции. 206
тов, но и «сверху», «извне», под нажимом международ¬ ных органов капиталистической интеграции. Если брать процесс формирования европейских поли¬ тических институтов в целом, то он протекал весьма не¬ равномерно (см. табл. 17). Анализ классового состава Таблица 17 СОСТАВ МЕЖДУНАРОДНЫХ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ Европейские союзы Европейские организа¬ предпринимате лей В том числе: промышлен¬ ность сельское хозяй¬ ство* торговля транспорт банковское и страховое де¬ ло и пр. 258 160 14 63 16 ции трудящихся и других демократи¬ ческих сил В том числе: комитеты проф¬ союзов организации лиц свободных про¬ фессий . . . кооперативные ор¬ ганизации . . . союзы ремеслен¬ ников организации по¬ требителей * Европейские организации, объединяющие национальные союзы сельских хозяев. Составлено по: “Rćpórtoire des organismes com mu ns сгёё$ dans le cadre des Communaut£s europeennes”. Bruxelles, 1969; F. Fischer. Die instltualisierte Vertretung der Verbande in der Europaischen Gemeinschaften. Brussel, 1966, S. 42—43. европейских союзов показывает, что наибольшее их чис¬ ло приходится на организации предпринимателей, осо¬ бенно в сфере промышленности *. Что же касается инсти¬ тутов, представляющих интересы широких народных масс трудящихся, интеллигенции, а также некоторых средних слоев, то по своей численности они значительно уступают организациям промышленников, банкиров, тор- 1 В 1969 г. число европейских союзов предпринимателей промыш¬ ленности в рамках Европейских сообществ достигло 160 против 90 в 1960 г. 207
говцев. Эти данные при всей их условности служат опре¬ деленной иллюстрацией к той расстановке сил, которая сложилась между европейскими политическими институ¬ тами в рамках европейских сообществ. Таким образом, политическая структура государст¬ венно-монополистического механизма интеграции пред¬ ставляет собой сложное образование, включающее в себя ряд компонентов: — правовой механизм, состоящий из международно¬ правовых актов (договоров между государствами-субъ¬ ектами интеграции), а также соответствующих положе¬ ний национальных законодательств, регулирующих взаи¬ моотношения между государствами в области их взаим¬ ных экономических связей; — межгосударственные и надгосударственные орга¬ ны интеграции, призванные через соответствующие пра¬ вительства (а в отдельных случаях минуя правительства, через юридические и физические лица) осуществлять практическую реализацию мероприятий по государствен¬ но-монополистическому регулированию экономических отношений стран — членов группировок; — ту часть политической надстройки, существующей в государствах — членах группировок, которая взаимо¬ действует с межгосударственными органами интеграции (деятельность членов правительств, участвующих в ра¬ боте интеграционных органов; часть государственного аппарата, работающая в непосредственном контакте с этими органами и обслуживающая по вопросам интег¬ рации правительственные учреждения; деятельность де¬ путатов парламентов в Европейской ассамблее; участие представителей неправительственных организаций—на¬ циональных союзов предпринимателей, профсоюзных и других организаций — в Экономическом и социальном комитете ЕЭС, Консультативном совете ЕОУС и т. д.); — систему «европейских» неправительственных ин¬ ститутов, представляющих соответствующие националь¬ ные организации стран-участниц группировок и призван¬ ных служить связующим эвеном между этими организа¬ циями и руководящими органами интеграции. Как же происходит взаимодействие всех этих элемен¬ тов политической структуры интеграционного механиз¬ ма? Как вырабатывается политика экономической интег¬ рации в рамках соответствующих капиталистических 208
группировок, каким образом осуществляется принятие решений межгосударственными органами? Это вопросы, то которым очень мало написано в марксистской литературе. Здесь сказываются прежде всего трудности, связанные с тем, что материалы, фак¬ ты, статистика, характеризующие роль монополий и пра¬ вительств в формировании политики интеграционных группировок, воздействие монополий на основные орга¬ ны этих группировок, тщательно скрываются представи¬ телями монополистической буржуазии и теми, кто с нею связан или тесно сотрудничает. Проблема эта получила слабое отражение и в бур¬ жуазных исследованиях как ввиду ее очевидной сложно¬ сти, так и, главное, в силу того обстоятельства, что ее анализ невольно заставляет исследователя открыто ста¬ новиться на позицию определенного класса, чего, как известно, буржуазные теоретики интеграции стараются избегать. Многие буржуазные авторы изображают процесс фор¬ мирования и действия политического механизма интег¬ рационных группировок .исключительно как дело прави¬ тельств, представляющих якобы интересы «всего общест¬ ва» своей страны. Уже эта посылка полностью противо¬ речит действительности: буржуазные правительства, стоящие во главе государств, выражают не общенацио¬ нальные, «надклассовые» интересы, а интересы прежде всего национальной монополистической буржуазии. Один из излюбленных аргументов, к которому прибегают бур¬ жуазные юристы и экономисты,— утверждение, что в ос¬ нове всего функционирования интеграционных группи¬ ровок лежит лишь деятельность соответствующих прави¬ тельств, что основные руководящие органы группировок представлены членами этих правительств (или рекомен¬ дованными ими лицами), которые и принимают решения о конкретных мероприятиях интеграционной политики. При первом ознакомлении может сложиться подобное представление. Однако более глубокое изучение предме¬ та исследования позволяет сделать иные выводы. Если поставить вопрос, что составляет основу функ¬ ционирования политического механизма капиталистиче¬ ской интеграции, то, как свидетельствуют факты, ответ может быть только один: взаимодействие двух сил — монополий и государства. Экономический механизм госу¬ |4 М. М. Максимова
дарственно-монополистической интеграции действует на основе самой тесной взаимосвязи монополий и буржуаз¬ ного государства, он подчинен интересам упрочения по¬ зиций монополистического капитала стран-участниц. Взаимодействие монополий и государства прослежи¬ вается на различных уровнях — национальном и межна¬ циональном, выражается в самых разных формах — иног¬ да открытых и прямых, чаще всего скрытых и косвенных, повторяется в уже известных капиталистической практи¬ ке приемах и методах и выступает в новом, еще более за¬ маскированном, еще более трудно распознаваемом об¬ личье. Приводя ниже некоторые соображения по этому воп¬ росу — весьма, к сожалению, неполные,— мы критически использовали отдельные работы буржуазных исследова¬ телей и некоторую первичную информацию, полученную автором во время его командировок в ряде европейских и национальных союзов предпринимателей и других орга¬ низациях монополий, в органах Европейских сообществ, а также личные наблюдения и встречи. Прежде всего важно подчеркнуть, что политический механизм интеграции, политическая структура эконо¬ мических группировок складывались применительно к потребностям монополистической буржуазии стран-уча¬ стниц. Уже в ходе подготовки правовой основы — Па¬ рижского и Римских соглашений — осуществлялась тес¬ нейшая связь между представителями правительств и мо¬ нополистической буржуазии в лице ее национальных союзов промышленности. Проекты договоров, разраба¬ тывавшиеся по поручению правительств стран «шестерки», в процессе их подготовки обсуждались во всех деталях союзами предпринимателей, которые вносили свои кор¬ рективы, выдвигали встречные требования, исходя из интересов ведущих монополий данной отрасли промыш¬ ленности, данной сферы экономики. Ни одно из прави¬ тельств «шестерки» не парафировало договоры без того, чтобы не получить окончательного согласия ведущих ор¬ ганизаций монополистической буржуазии — союзов про¬ мышленников, банкиров, владельцев торговых компа¬ ний *. 1 Буржуазный автор Я. Шоколочи-Силлаба отмечает, например, «поразительное сходство» между позицией французского патроната (Союз промышленников Франции) и взглядами авторов проекта 210
Политическая структура интеграционных группиро¬ вок— ЕОУС, ЕЭС, Евратома, согласно их правовому статуту, была сформирована таким образом, что она открывала широкие возможности для участия представи¬ телей господствующего класса капиталистов в дея¬ тельности межгосударственных органов, в подготовке и формировании экономической политики Сообществ и, на¬ оборот, крайне затрудняла, а во многих случаях практиче¬ ски вообще исключала участие представителей трудя¬ щихся и их организаций в работе интеграционных орга¬ нов, резко ограничивала возможности демократических сил оказывать влияние на принимаемые решения. В на¬ шей литературе * 1 в свое время приводились примеры и факты, свидетельствующие об антидемократическом ха¬ рактере руководящих органов Сообществ. Годы, прошед¬ шие с того времени, вся тенденция деятельности западно¬ европейских группировок подтвердили этот вывод. При сложившейся политической структуре интеграци¬ онных группировок монополии оказывают воздействие на деятельность межгосударственных органов, на формиро¬ вание политики экономической интеграции и принятие решений, используя три основных пути. Первый путь — через правительства. В этом отноше¬ нии создание группировок не внесло что-либо принципи¬ ально нового в практику взаимодействия монополий и государства. Монополистическая буржуазия в каждой из стран-участниц использует сложившийся механизм свя¬ зей с правительством, с государственным аппаратом (че¬ рез национальные союзы предпринимателей и другие организации), а также личную унию, лоббизм и иные ка¬ налы, с помощью которых она направляет деятельность го¬ сударства, правительства в области экономической ин¬ теграции. Процесс этот протекает отнюдь не без борьбы и трений. Политика Сообществ распространяется на раз¬ личные сферы экономики и по-разному влияет не только на отдельные классы и социальные слои, но и на отдель¬ Римского договора по основным принципам Сообщества (/. Szoko- loczy-Syllaba. Les organisations professionnelles franęaises et le Marche Commun. Paris, 1965, p. VII). 1 См. «Западная Европа: трудящиеся против монополий». М., 1965; В. Б. Княжинский. Политическая стратегия антикоммунизма. Очерк истории империалистической политики «европейской интегра¬ ции». М., 1969. 14» 211
ные фракции и группы внутри класса капиталистов, в том числе и внутри ее монополистической верхушки *. Как показывает практика, миссию согласования по¬ зиций различных групп монополистической буржуазии в той или иной стране, выработки общей платформы в вопросах экономической интеграции (как, впрочем, и по всем другим важным аспектам экономической полити¬ ки), практического осуществления этой платформы че¬ рез правительства выполняют национальные союзы про¬ мышленников—самые мощные, самые влиятельные ор¬ ганизации монополий. Второй путь — непосредственное участие представи¬ телей монополистической буржуазии каждой страны в органах интеграционных группировок. Это участие мож¬ но проследить на всех уровнях. В исполнительных орга¬ нах Сообществ (Верховном органе ЕОУС, комиссиях ЕЭС и Евратома, а после их слияния — в Комиссии ЕС) на посту их членов можно встретить либо непосредст¬ венных ставленников монополий, либо высших чиновни¬ ков, в прошлом тесно связанных с концернами и треста¬ ми. И поскольку кандидатуры членов исполнительных органов (формально независимых от правительств) ре¬ комендуются, согласно Парижскому и Римским согла¬ шениям, правительствами стран-членов, это дает возмож¬ ность монополистической буржуазии (опять-таки через правительства) влиять на состав исполнительных орга¬ нов Сообществ1 2. Представители монополий и их организаций широко представлены в совещательных и консультативных ор¬ ганах Сообществ: Европейской ассамблее (как члены национальных парламентов), Экономическом и социаль¬ 1 Достаточно сослаться на борьбу, которая развернулась в стра¬ нах-участницах (особенно в ФРГ, Италии) между сталепромышлен¬ никами, использовавшими к своей большой выгоде ЕОУС, и автомо¬ бильными, химическими, электротехническими компаниями, требовав¬ шими либо распространить некоторые привилегии, вытекающие из угольно-металлургической интеграции, на их отрасли, либо лишить сталепромышленников особых преимуществ, связанных с участием в ЕОУС. 2 В этом отношении характерен состав бывшего Верховного орга¬ на ЕОУС. На всем протяжении деятельности его возглавляли или были его членами такие известные своими тесными связями с круп¬ ным бизнесом фигуры, как Ж. Моннэ, Р. Майер, Л. Даума, Ф. Эт- цель и др. 212
ном комитете ЕЭС (ЭСК), Консультативном комитете ЕОУС. Назначение обоих комитетов (помимо социально¬ го заказа — служить вывеской «солидарности интересов» различных социальных групп) — сообщать свое мнение высшему органу — Совету Сообществ относительно опре¬ деленного круга проектов решений. При этом еще на ста¬ дии подготовки проектов в аппарате Комиссии ее члены и чиновники советуются с представителями ЭСК, где ши¬ роко представлены интересы предпринимателей. Оба названных комитета — корпоративные органы, состоящие на паритетных началах (по */з) из представи¬ телей предпринимателей, рабочих, лиц свободных про¬ фессий. Наличие последней группы дает широкие воз¬ можности, во-первых, для выдвижения в состав коми¬ тетов тех же предпринимателей, и, во-вторых, для бло¬ кирования >с ее представителями членов первой группы. Весьма характерна тенденция руководства ЭСК скрыть вообще социальный состав его членов. Поначалу рекла¬ мируемый как орган, представляющий «равные интере¬ сы» всех «групп давления», ЭСК все более превращается в организацию предпринимателей «шестерки». Эффективное воздействие на политику интеграции и характер принимаемых решений монополии оказывают путем участия их представителей в аппарате Комиссии ЕС, прежде всего в ее Генеральных дирекциях, призван¬ ных осуществлять всю подготовку этих решений. Именно Генеральные дирекции, отвечающие за конкретные участ¬ ки экономической деятельности группировок, за претво¬ рение в жизнь соответствующих разделов программы Римских и Парижского договоров, а также директив и других решений Совета Сообществ, чаще всего выступа¬ ют с инициативой разработки тех или иных конкретных государственно-монополистических мероприятий. И как раз здесь, где проходит основной процесс подготовки постановлений, где во многом формируются будущие конк¬ ретные направления интеграционной политики группиро¬ вок, участие представителей монополистической буржуа¬ зии особенно активно. Генеральные дирекции осуществ¬ ляют подготовку решений путем создания различных рабочих органов: групп, комитетов экспертов ит.д. Прак¬ тически в каждом из этих рабочих органов — представи¬ тели предпринимательских организаций, концернов и тре¬ стов стран-участниц. 213
Специфика формирования политики экономической интеграции состоит в том, что еще до того, как тот или иной проект решения поступает на рассмотрение членов правительств в Совет Сообществ, этот проект оказывает¬ ся предметом острой борьбы мнений между представи¬ телями различных групп предпринимателей. Борьба эта развертывается и на уровне отраслей (монополии каж¬ дой из отраслей экономики стран-участниц стремятся «урвать» для себя побольше от интеграционной полити¬ ки), и между крупными монополиями и мелкими и сред¬ ними предпринимателями (первые — в принципе за мак¬ симальную отмену национальных барьеров во взаимном обмене, вторые — за их сохранение). Но особенно острые трения в период «созревания» интеграционных решений вызывают расхождения интересов монополистической буржуазии различных стран: западногерманской и фран¬ цузской, итальянской и западногерманской, бельгийской и голландской и т. д. Все эти противоречия обнаруживаются еще в процес¬ се разработки тех или иных интеграционных мероприя¬ тий в недрах исполнительных и других органов Сооб¬ ществ, в их многочисленных экспертных комитетах, комиссиях и т. д. При этом рознь «страновых», «отрасле¬ вых», «групповых» и других интересов предпринимате¬ лей по вопросам интеграционных мероприятий оказы¬ вается подчас настолько острой, а потребность монопо¬ листической буржуазии всей «шестерки» в выработке согласованных решений, отвечающих ее общим классо¬ вым интересам, выступает столь настоятельно, что это за¬ ставляет монополии обращаться и к третьему пути в их политике взаимодействия с интеграционными органами. Третий путь — использование монополистической бур¬ жуазией Европейских союзов предпринимателей, ражающих «общие интересы» монополистического ка¬ питала стран-участниц и выступающих в качестве доверенного лица при выработке государственно-монопо¬ листических мероприятий экономической интеграции в руководящих органах группировок. Европейские организации предпринимателей выпол¬ няют при этом различные задачи. В так называемых от¬ раслевых союзах, объединяющих национальные союзы предпринимателей конкретной отрасли экономики стран- участниц (например, автомобильной, электротехниче- 1ВЫ- его 214
скои, химическом, текстильной, пищевой и т. д.), осущест¬ вляется согласование позиций в той или иной области интеграционной политики, затрагивающей — прямо или косвенно — их отрасль. Эти же союзы вырабатывают предложения относительно отдельных мероприятий Сооб¬ ществ на основании анализа положения данной отрасли хозяйства во всех странах «шестерки» и перспектив ее развития на ближайшие годы (иногда на основании дол¬ госрочных прогнозов) Согласованные позиции и предложения Европейских отраслевых союзов предпринимателей не только доводят¬ ся до сведения Комиссии ЕС и ее рабочих комитетов, но и защищаются, отстаиваются, протаскиваются предста¬ вителями этих союзов на самых различных уровнях: в момент подготовки проектов в исполнительных орга¬ нах Сообществ, в момент их обсуждения в совещатель¬ ных органах (Ассамблее, ЭСК, Консультативном комите¬ те ЕОУС и т. д.). Национальные отраслевые союзы пред¬ принимателей в тех случаях, когда им удается прийти к единому мнению по тому или иному вопросу в рамках соответствующего Европейского союза, стремятся затем использовать выработанную общую линию и для оказа¬ ния давления на правительства своих стран1 2. Другая важная роль Европейских союзов предпри¬ нимателей—выработка общей стратегии (монополистиче¬ ской буржуазии стран—участниц группировок в области экономической интеграции. Эту миссию в рамках «шее- 1 Европейские отраслевые союзы предпринимателей, как показы¬ вают некоторые их материалы, выполняют и другие функции: взаим¬ ного обмена экономической и научно-технической информацией меж¬ ду национальными союзами данной отрасли шести стран, выработки единых для отрасли норм, отдельных технических стандартов, усло¬ вий поставок продукции и т. д., что нередко играет для монополий (например, в ряде отраслей машиностроения) не меньшую, а подчас и большую роль, чем согласованная таможенная политика стран- участниц. 2 Я. Шоколочи-Силлаба писал, например, что требования той или иной французской организации предпринимателей, выдвигаемые перед правительством, приобретают больший вес, если они предварительно согласованы в соответствующем европейском союзе на уровне «ше¬ стерки». «Перед нами своеобразный способ шантажа «Общим рын¬ ком», состоящий в использовании Сообщества, чтобы оказывать давление на национальные власти» (/. Szokoloszy — Syllaba. Les organisations professionneles franęaises et le Marche Commun, p. 346— 347). 213
терки» выполняют Европейский союз промышленности (ЮНИСЕ) а в некоторых вопросах, касающихся •фи¬ нансовой деятельности,— Федерация банков Европейско¬ го экономического сообщества (ФБСЕЕ) 1 2. Яркой иллюстрацией той роли, которую призваны иг¬ рать подобные институты, служат устав ЮНИСЕ3 и опыт его деятельности. Этот союз неоднократно выступал в интеграционных органах (разумеется, строго конфиден¬ 1 ЮНИСЕ (Union des Industries de la Communaute Europeenne) возник почти одновременно с Европейским экономическим сообще¬ ством и Евратомом (1 марта 1958 г.). Объединил национальные го¬ ловные союзы промышленности шести стран: Федеральный союз гер¬ манской промышленности и Федеральное объединение германских работодателей (оба — ФРГ), Федерацию промышленности Бельгии, Национальный совет патроната Франции, Конфедерацию промыш¬ ленности Италии, Федерацию промышленности Люксембурга, четыре голландских союза: Союз голландских работодателей, Центральный социальный союз работодателей, Католический союз работодателей, Союз протестантстско-христианскйх работодателей в Голландии. Позже превратился в головную организацию, объединяющую 10 на¬ циональных союзов промышленности, а также более 130 европейских отраслевых промышленных и сельскохозяйственных организаций. 2 ФБСЕЕ (Federation Bancaire de la Communaute Economique Europeenne) создана в октябре 1960 г., объединяет ведущие нацио¬ нальные союзы банков: Федеральный союз частных банков ФРГ, Профессиональную ассоциацию банков Франции, Итальянскую ассо¬ циацию банков, Нидерландское объединение банков, Бельгийскую ассоциацию банков, Ассоциацию банков и банкиров Люксембурга. В соответствии с уставом «Федерация — инструмент совместных дей¬ ствий ассоциаций банков, содействующий достижению в области банковского дела целей, зафиксированных в Римском договоре, неза¬ висимо от сохранения и развития отношений этих ассоциаций с бан¬ ковскими институтами третьих стран» («FBCEE. Statut». Paris, 1960 р. 6). 3 Этот устав следующим образом определяет цели союза: «А — ...пробуждать, поддерживать и развивать внутри союза дух и узы солидарности; Б — побуждать разработку совместной промыш¬ ленной политики в европейском духе; В — выступать в органах Ев¬ ропейских сообществ в качестве полномочного представителя про¬ мышленности шести стран по всем проблемам, представляющим об¬ щий интерес, или основным вопросам, затрагивающим политику головных союзов промышленности. Средства для достижения цели: а) находиться в постоянной связи с официальными учреждениями Европейского сообщества; б) изучать проблемы, возникающие в рам¬ ках Европейского сообщества; в) согласовывать, насколько возмож¬ но, позиции и действия головных союзов друг с другом по всем пунктам, связанным с европейской интеграцией; г) распространять свою деятельность на проблемы, вытекающие из отношений Европей¬ ского сообщества с третьими странами» («UNICE. Satzung». Brussel, 216
циально) с различными программами экономической ин¬ теграции в рамках Сообществ, исходя из общих классо¬ вых интересов монополистического капитала стран «ше¬ стерки». В качестве примера может служить специальный доклад ЮНИСЕ «Точка зрения европейской (стран ЕЭС.— М. М.) промышленности на экономическую и со¬ циальную интеграцию», представленный союзом в руково¬ дящие органы Сообщества в ноябре 1966 г. Доклад из¬ лагал позицию монополий «шестерки» по всем важней¬ шим направлениям интеграционной политики и содержал по сути дела программу деятельности органов ЕЭС на [лительный срок. В числе важнейших проблем, по кото¬ рым ЮНИСЕ высказал свою точку зрения, были: проб¬ лемы таможенного союза и развития взаимной торговли, отношений с третьими странами, экономической полити¬ ки ЕЭС и экономического программирования, политики в области концентрации (европейское акционерное пра¬ во, европейское патентное право, рынок капиталов), со¬ циальной, научно-технической, региональной, структур¬ ной, налоговой, транспортной политики. Характерно, что ЮНИСЕ выступило с этой развернутой программой в наиболее трудный для Сообщества 'момент, когда его руководящие органы находились в состоянии острого по¬ литического кризиса *. Что касается руководящих органов группировок, то они предпочитают иметь дело именно с европейскими, а не с национальными союзами предпринимателей, по¬ скольку это в значительной мере облегчает им подготов¬ ку постановлений, позволяет достигать нужных компро¬ миссов, без которых принятие совместных решений было бы практически невозможным. Весьма важно подчеркнуть, что Сообщество (в отли¬ чие от других международных организаций) официаль¬ но не регулирует отношения с европейскими союзами, оставляя себе полную свободу выбора относительно сот¬ рудничества с теми или иными из этих учреждений. Чле¬ ны Комиссии ЕС и руководители ее основных Генераль- 1 В докладе подчеркивалось, что ЮНИСЕ «желает, чтобы интере¬ сы промышленности были учтены во всем, где это возможно. Это действительно и для политических решений Сообщества, которые выходят в целом за узкие рамки промышленной политики» («UNICE. Die Europaische Industrie im Hinblick an die wirtschaftliche und so- ziale Integration». Brussel, November 1966, S. 3). 217
еятельности на евро ных Дирекций опираются в своей пейские союзы предпринимателей во главе с ЮНИСЕ и лишь в отдельных случаях (когда речь идет о некоторых аспектах социальной политики) привлекают европейские организации, представляющие интересы профсоюзов. Классовое содержание политики интеграционных органов вырисовывается в этом факте достаточно рельефно Совещательные органы Сообщества — Экономический и социальный комитет, Консультативный комитет, * перед тем как передать Совету свое заключение относительно проекта того или иного решения, обязательно консульти¬ руются с ЮНИСЕ и некоторыми другими влиятельными европейскими союзами предпринимателей. Широкими связями располагают ЮНИСЕ и другие союзы также в Европейской ассамблее и ее многочисленных комиссиях, разрабатывающих заключения по отдельным аспектам будущих решений Сообществ. Наконец, точка зрения Ев¬ ропейского союза промышленников учитывается при при¬ нятии окончательных решений в Совете как влиятельное мнение «репрезентативных кругов», хотя представители последних формально и не участвуют в работе этого выс¬ шего межправительственного органа. Таким образом, в ходе создания интеграционных группировок происходили как приспособление самого политического механизма этих группировок, его руководя¬ щих органов к потребностям монополистической буржуа¬ зии, так и обратный процесс — приспособление полити¬ ческих институтов предпринимателей к складывающему¬ ся механизму интеграции. Консолидация сил между национальными предпринимательскими организациями сопровождалась установлением между ними широких по¬ стоянных контактов, созданием европейских объединений монополий. В результате возникла новая система связей, охватившая различные звенья предпринимательских уч¬ реждений— от национальных отраслевых организаций до европейских союзов промышленников, банкиров и т. д. на уровне группировок (см. схему 2). Благодаря этой си- 1 «...Различные службы Комиссии делают важной предпосылкой в качестве условия сотрудничества, чтобы соответствующий союз не был бы коммунистическим и не выступал бы поэтому против ЕЭС из идеологических принципов», — откровенно признает западногерман¬ ский юрист Ф. Фишер (F. Fischer. Die institualisierte Vertretung der Verbande in der Europaischen Gemeinschaften, S. 38). 218
Схема 2 СТРУКТУРА СВЯЗЕЙ МЕЖДУ СОЮЗАМИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ПРОМЫ ШЛЕННОСТИ СТРАН ЕЭС Европейский союз промышленности ЮНИСЕ Комитет связи с ЕЭС А. Европейский союз химической промыш¬ ленности Б. Европейский союз текстильной промыш ленности г I 1 | Европейские Европейские специализированные организации I Национальные союзы промышленности специализированные организации | Италия | Франция | ФРГ Бельгия Голландия Люксембург а б а а Национальные отраслевые союзы Национальные специализированные организации Национальные специализированные организации А — Европейский союз химической промышленности. А| — Европейская специализированная организация предпринимателей по производству пластических масс, а — Национальный союз химической промышленности. а< — Национальная специализированная организация предпринимателей по производству пластических масс.
стеме связей монополистическая буржуазия, предприни¬ матели стран-участниц получили широкие возможности воздействия на деятельность интеграционных группиро¬ вок, на правительства соответствующих стран и руково¬ дящие органы интеграции, на весь ход подготовки и реа¬ лизации государственно-монополистических мероприятий по созданию региональных хозяйственных комплексов. Взаимодействие монополий и государства в сфере ин¬ теграционной политики происходит на различных уров¬ нях— национальном и межнациональном—с помощью разветвленной сети предпринимательских организаций (см. схему 3). Постоянные взаимосвязи, тесное ©заимо- действие монополистической буржуазии с правительства¬ ми и интеграционными органами составляют стержень, основу политического механизма капиталистической ин¬ теграции. Процесс формирования интеграционной политики в рамках группировки включает в себя совместную дея¬ тельность правительств стран-участниц и интеграцион¬ ных органов на всех стадиях подготовки решений: от са¬ мых первых шагов по обсуждению инициативных меро¬ приятий до их окончательного принятия руководящими органами группировки. Опыт Европейских сообществ показывает, что при этом используются такие каналы связей, как привлечение национальных экспертов для раз¬ работки отдельных проектов, запросы Комиссии, ее Гене¬ ральных дирекций в министерства и другие органы госу¬ дарственного аппарата стран-участниц, обсуждение раз¬ личных вариантов предварительных проектов решений на совещаниях представителей правительств, рассмотрение этих проектов в специально созданной Конференции по¬ стоянных представителей *. Без этих каналов, без привле¬ чения государственного аппарата стран-участниц для подготовки, обсуждения, корректировки тех или иных проектов интеграционных решений их окончательное при¬ нятие членами правительств «шестерки» было бы мало¬ вероятным. Руководители Сообществ стремятся добиться компро¬ мисса между странами-участницами, найти устраиваю- 1 Специальный орган, созданный при Совете ЕС^_ призванный согласовывать точки зрения представителей правительств стран- участниц по проекту рёшения“перед его "окончательным рассмотре¬ нием в Совете. 220
Схема 3 СХЕМА ВЗАИМОСВЯЗЕЙ СОЮЗОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ, ПРАВИТЕЛЬСТВ И ИНТЕГРАЦИОННЫХ ОРГАНОВ (на примере Европейских сообществ и ФРГ) 1 Уровень государства Уровень Европейских сообществ Союз промышленности ФРГ Европейский союз про¬ мышленности Отраслевой союз химической промыш¬ ленности ФРГ Европейский отрас¬ левой союз химичес¬ кой промышленности Правительство ФРГ Совет Комиссия Экономический и социальный комитет Ассам¬ блея Интеграционные органы Европейских сообществ щее «вся и всех» решение заранее, до того как оно будет рассмотрено окончательной инстанцией — Советом. Це¬ лям поиска компромисса служит и такое средство, как широкое использование интеграционными органами (осо¬ бенно Комиссией ЕС) различных групп «независимых» экспертов, привлекаемых из числа работников научных учреждений, ученых-экономистов, юристов и т. д. Если обратиться к процедуре выработки и принятия решений в рамках интеграционных группировок, то она (см. схему № 4) представляет собой весьма сложный процесс согласования точек зрения различными группа¬ ми монополистической буржуазии, предпринимателями, правительствами стран-участниц на самых разных стади¬ ях формирования интеграционной политики. Естественно, что рассмотренные на примере Европей¬ ских сообществ политическая структура группировок, си¬ стема взаимосвязей между организациями предпринима¬ телей, монополий, правительствами стран-участниц и ин¬ теграционными органами, процесс принятия решений эти¬ ми органами — все это отвечает определенным условиям, сложившемуся соотношению сил, конкр етным задачам 1 Аналогичная система связей действует и в отношении других стран-участниц Европейских сообществ. 221
Схема 4 СХЕМА ВЫРАБОТКИ ОСНОВНЫХ РЕШЕНИИ в европейских сообществах Происхождение: Римский договор, основные постановления, предложения или инициатива Комиссии, инициатива Совета минист¬ ров, правительств или частных организаций 1-я фаза Комиссия ЕС Общая ориентация Ответственные комиссары 1 Генеральная дирекция (ГД) а) Предварительная работа Другие ГД Генеральная дирекция Совещание предста¬ вителей правительств Исследования неза¬ висимых экспертов Запросы министерств и компетентной админи¬ страции Документы и исследо¬ вания предприниматезь- ских и других органи¬ заций Сбор информации нацио¬ нальными экспертами Досье (документы, исследования) Первый доклад или проект 1 Члены Комиссии ЕС, ответственные за конкретные направления деятельности Сообществ. 222
Продолжение схемы 4 б) Консультации Генеральная дирекция Экономический и соци¬ альный комитет Совещания представите¬ лей европейских орга¬ низаций предпринима¬ телей (ЮНИСЕ и др., иногда группы проф¬ союзов и т. д.) Комиссии Европейской ассамблеи Совещания различных правительственных экспертов, созываемые Комиссией Предварительный проект Комиссар и его кабинет ГД по юридическим вопросам Проект Комиссия (большинство голосов) Передача предложений Совету 9 223
Продолжение схемы 4 2-я фаза Совет ЕС — Комиссия ЕС Совет ЕС Представи¬ тели Комиссии I I i Конференция постоянных представителей правительств Консультации Европейская ассамб¬ лея, Экономический и социальный коми¬ тет, Генеральный секретариат Совета Рабочие группы из национальных экспер¬ тов + представители Комиссии Другие рабочие группы Представители Комиссии Конференция посто¬ янных представи¬ телей Генеральный секретариат Совета Совет ЕС Представители Комиссии и Лист А Лист Б Окончательное решение Переговоры и голосование Компромисс Окончательное решение —| (роль Комиссии) I Лист А — решения, принимаемые при первом рассмотрении в совете. Лист Б — решения, не принимаемые в Совете при первом рассмотре¬ нии. 224
поставленным участниками группировок. Именно этим объясняется, что в данный момент политический меха¬ низм наиболее развитых интеграционных объединений, прежде всего Европейских сообществ, имеет межгосудар¬ ственную основу в сочетании с наднациональными эле¬ ментами, что этот механизм включает в себя многосту¬ пенчатую систему взаимосвязей между государствами в лице правительств и интеграционными органами. С изменением экономических и политических условий, с постановкой интеграционными группировками новых задач их политическая структура, механизм внутренних взаимосвязей составляющих его элементов, процедура выработки и принятия решений 'подвергаются и будут подвергаться определенной перестройке, определенному приспособлению к меняющейся обстановке. Несмотря на то что Европейские сообщества существуют немногим более десятилетия, в их политическом механизме проис¬ ходят постоянные изменения. В числе их — усиление роли правительств в выработке решений, в частности путем укрепления позиций Конференции постоянных предста¬ вителей при Совете ЕС; слияние исполнительных органов трех Сообществ в конце 1967 г. и образование вместо Верховного органа ЕОУС, Комиссии ЕЭС и Комиссии Ев¬ ратома единой Комиссии Европейских сообществ; подго¬ товка нового правового статута взамен действующих сей¬ час трех договоров о создании ЕОУС, ЕЭС и Евратома и др. Однако, как бы ни менялся политический механизм капиталистической интеграции, как бы ни развивался процесс приспособления политической структуры группи¬ ровок к изменяющимся условиям, социально-экономиче¬ ская основа этого механизма сохраняется неизменной. Пока существует империализм, такой основой являются соединение, взаимодействие, слияние монополий и госу- арства. Особенность, важная черта империалистических группировок, отличающих их от других международных институтов в системе империализма, состоят в том, что при интеграции процесс сращивания монополий и госу¬ дарства заходит наиболее далеко, перешагивает нацио¬ нальные рамки, принимает межгосударственную оболоч¬ ку, «групповую» или региональную форму, воплощая в себе новую ступень в развитии государственно-монопо¬ листических тенденций. 15 М. М. Максимова 225
Но из подобной социально-экономической основы не¬ избежно проистекают и весьма серьезные объективные трудности в формировании достаточно надежного, эф¬ фективного и в то же время гибкого политического меха¬ низма интеграции. Эти трудности усугубляются тем обстоятельством, что рассматриваемый механизм приво¬ дится в действие благодаря участию множества политиче¬ ских институтов, представляющих интересы не только различных правительств, но и самых различных фракций буржуазии, предпринимателей, некоторых других соци¬ альных групп. Несомненно, что по мере обострения клас¬ совой борьбы, усиления социально-политических кризи¬ сов в странах-участницах к имеющимся трудностям все более будут прибавляться и новые противоречия внутри интеграционного механизма — противоречия, связанные с борьбой двух сил — монополистической буржуазии и трудящихся масс в рамках империалистических группи¬ ровок.
РАЗДЕЛ 111 ОСНОВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ ИНТЕГРАЦИИ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ Неотъемлемое свойство современного капитализма — и в этом залог его неизбежной гибели — глубокая проти¬ воречивость основных процессов, возникающих в ходе его развития, сложность порождаемых ими последствий. Так, высокая степень концентрации производства и централи¬ зации капитала — основное отличие капитализма на мо¬ нополистической стадии его развития — несет с собой не только невиданные прежде прибыли, но и характеризует¬ ся невиданной степенью обобществления производства. Сращивание монополий с государством, усиление эконо¬ мической роли буржуазного государства, способствуя ре¬ шению ряда важных экономических и политических про¬ блем, вставших перед современным капитализмом, в то же время не только создают необходимые материальные предпосылки социализма уже в недрах капиталистиче¬ ского строя, но и ведут к таким изменениям в расстанов¬ ке социальных и политических сил, которые направлены против монополий, против всей системы их господства. • Экономическая интеграция империалистических госу¬ дарств— составная часть современного государственно- монополистического капитализма. Естественно поэтому, что все те трудности, противоречия, кризисные явления, вся та борьба противоположных тенденций, без которых немыслимо развитие государственно-монополистического капитализма в наши дни, в полной мере проявляются в процессах империалистической интеграции. Вместе с тем, поскольку интеграция — явление сугубо специфическое, с определенными закономерностями, ему присущими, ее развитие породило ряд новых противоречий, переплетаю¬ щихся с ранее возникшими. Из всей суммы противоречий, связанных с империа¬ листической интеграцией, автор считал необходимым
особое внимание уделить противоречиям, органически вытекающим из самой сущности данного явления. Это прежде ®сего неизбежное столкновение частномонополи¬ стических и государственно-монополистических начал, принципов частной конкуренции и конкурентной борьбы с принципами государственного регулирования экономи¬ ки. Это вместе с тем двойственная, внутренне противоре¬ чивая природа самого государственно-монополистическо¬ го механизма интеграции, когда, с одной стороны, регу¬ лирование направлено на стимулирование частномоно¬ полистической конкуренции со всеми вытекающими из этого последствиями, т. е. неизбежной стихийностью, анархичностью, ^непропорциональностью развития, а с другой — на ограничение этой конкуренции, сдержива¬ ние стихийных сил. Это, наконец, несоответствие между масштабами частномонополистических форм интеграции, не знающих по существу территориальных границ в сис¬ теме империализма, и сравнительно узкими региональ¬ ными рамками интеграционных государственно-монопо¬ листических группировок. Анализ внутренней противоре¬ чивости всего механизма империалистической 'интегра¬ ции дает ключ к раскрытию и других противоречии, как возникающих в экономической, социальной, политиче¬ ской жизни каждого из интегрируемых государств, так и относящихся ко 'всему комплексу межимпериалистиче¬ ских противоречий. ГЛАВА 11 ВНУТРЕННЯЯ ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Империализм на всем протяжении послевоенного раз¬ вития пытался и пытается приспособить капиталистиче¬ ские производственные отношения к новым потребностям развития производительных сил, все более перерастаю¬ щих рамки «национально-государственных делений», ис¬ кал и продолжает искать решение задачи на пути даль¬ нейшего развития национальных и международных монополий, расширения и упрочения их внутренних и внешних позиций, с одной стороны, и развития государст¬ венно» монополистических тенденций, также в националь¬ ных и в межнациональных рамках,— с другой. 228
Сочетание, соединение частномонополистических и го¬ сударственно-монополистических средств — отличитель¬ ная черта развития не только внутренней экономической жизни империалистических государств, но и интеграци¬ онных процессов, протекающих между ними. При этом мы показывали, что основа соединения обоих средств ле¬ жит во взаимодействии двух сил — монополий и государ¬ ства, что и та и другая силы, действуя воедино, все более распространяют влияние за пределы внутренней эконо¬ мики отдельных стран, на сферу их взаимных связей и отношений, но что в самом взаимодействии монополий и государства заложен источник противоречий в действии интеграционного механизма. С точки зрения наиболее общих классовых интересов оба основных средства, оба главных метода империали¬ стической интеграции — частномонополистический и го¬ сударственно-монополистический — совпадают. Первый подчинен задаче обеспечения наивысшей прибыли моно¬ полиями, второй призван создавать предпосылки, обеспе¬ чивать простор для частномонополистической интегра¬ ции, содействовать ее развитию. Однако в реальной жизни часто не существует знака равенства ни между конкретными задачами, которые выдвигают отдельные частные монополии и буржуазные государства в ходе эко¬ номической интеграции, «и между теми средствами, к ко¬ торым прибегают те и другие для решения возникающих задач. Каждая из монополий, вступая в международные сделки и соглашения, проникая на внешние рынки, руко¬ водствуется прежде всего соображениями личной выго¬ ды. Государству при проведении интеграционной поли¬ тики приходится в большой мере учитывать ряд как внешних факторов — борьбу и соревнование двух систем, особенности международной обстановки, так и внутрен¬ них— расстановку и соотношение в стране классовых сил, позиции различных социальных групп и т. п. Бур¬ жуазные правительства руководствуются соображения¬ м'и не отдельных монополий и монополистических групп, а интересами упрочения господства монополистического капитала страны в целом.* Частномонополистический и государственно-монопо¬ листический механизм интеграции отличаются друг от друга как в отношении географической сферы их дейст¬ вия, так и в отношении масштабов охватываемых ими 22®
процессов. Частномонополистическая интеграция распро¬ страняется практически на все страны монополистическо¬ го капитализма, проникает во все поры, во все клеточки капиталистического производства — от области зарожде¬ ния научных идей до реализации продукции. Государст¬ венно-монополистическая интеграция действует, как пра¬ вило, в ограниченных рамках отдельных групп госу¬ дарств; областью ее приложения пока еще продолжает оставаться преимущественно сфера обмена и в меньшей степени производство. В то же время каждое из конкрет¬ ных проявлений частномонополистической интеграции, взятое отдельно (будь то, скажем, любая международ¬ ная частная сделка или соглашение между двумя и бо¬ лее монополиями разных стран), имеет несравненно меньшие последствия, чем то или иное государственно- монополистическое мероприятие, осуществляемое в рам¬ ках интеграционной группировки. Во втором случае — в отличие от первого — речь идет об акциях, распростра¬ няющихся на целые области экономических отношений, на целые группы государств. • То обстоятельство, что частномонополистический и государственно-монополистический пути капиталистиче¬ ской интеграции полностью не совпадают, является од¬ ним из источников противоречий, возникающих в разви¬ тии интеграционных процессов между империалистиче¬ скими странами. Столкновение противоположных тенденций пронизы¬ вает в весь процесс государственно-монополистической интеграции. В деятельности интеграционных группировок содержится попытка совместить два противоречащих друг другу начала — свободу конкуренции и ее ограниче¬ ние, либерализацию внешнеэкономического обмена и его регулирование; попытка поставить конкурентную борьбу в определенные рамки совместных действий той или иной группы государств. Поскольку оба начала противополож¬ ны, поскольку конкуренция, рынок, оставаясь основой монополистического капитализма, не терпят рамок, ог¬ раничений, налагаемых на него оков, постольку сохра¬ няется постоянный возбудитель противоречий внутри са¬ мого механизма государственно-монополистической ин¬ теграции. • В этом находят проявление коренные особенности го¬ сударственно-монополистического капитализма вообще, 230
feto приложения к интеграционным процессам в особен¬ ности. Следовательно,* в основе этих процессов, в основе самого механизма империалистической интеграции зало¬ жены факторы, предопределяющие глубокую противоре¬ чивость империалистической интеграции, ставящие объ¬ ективные пределы на пути ее развития. > В чем же конкретно проявляется противоречивость механизма империалистической интеграции? К каким практическим последствиям она приводит? Чтобы отве¬ тить на эти вопросы, обратимся к опыту западноевропей¬ ских интеграционных группировок, в первую очередь, в такой области, как соотношение принципов конкурен¬ ции и регулирования,— в области, от которой в значи¬ тельной мере зависит весь ход экономического цикла. * V Одна из наиболее острых проблем состоит здесь в том, что если устранение государственных экономиче¬ ских барьеров, либерализация рынков, способствующие расширению конкуренции в рамках Европейских сооб¬ ществ, существенно продвинулись вперед, то другая сто¬ рона государственно-монополистической интеграции — регулирование этой конкуренции, ее ограничение на ос¬ нове совместно вырабатываемой экономической полити¬ ки отстали. Что значит убрать те или иные экономические барье¬ ры во взаимном обмене? Это значит резко сократить для каждого из буржуазных государств возможности воздей¬ ствия на циклическое развитие в своей стране и вместе с тем создать предпосылки для усиления действия сти¬ хийных сил в масштабах интеграционных группировок в целомУ Факты свидетельствуют, что на всем протяже¬ нии существования Европейских сообществ они сталки¬ вались с этой проблемой, приобретавшей особую остро¬ ту в периоды, когда страны-участницы попадали в поло¬ су кризисных явлений. Именно в эти периоды интеграци¬ онные органы прилагали немалые усилия, направленные на разработку и осуществление совместных государст¬ венно-монополистических акций * Достаточно напомнить о таких проектах Комиссии, как «Про¬ грамма действий Сообщества на втором этапе переходного периода» (октябрь 1962 г.); предложения об общей экономической политике, известные как «Инициатива 1964 г.» (сентябрь 1964 г.): меморандумы «О действиях Сообщества в области валютной политики» (февраль 1968 г.), «О координации экономической политики и сотрудничестве в валютных вопросах внутри Сообщества» (февраль 1969 г.) и др. 231
Положение особенно обострилось й конце 60-х — на¬ чале 70-х годов, когда либерализация рынков продвину¬ лась далеко вперед, а экономика ряда стран Соооществ столкнулась с серьезными трудностями, особенно в ва¬ лютной сфере. В это время появился ряд новых проектов и планов о совместных действиях правительств «шестер¬ ки» и интеграционных органов *. В начале 1971 г. стра¬ ны-участницы договорились о создании экономического и валютного союза1 2. Предусматривались некоторые сов¬ местные государственно-монополистические мероприятия с целью ослабления тяжелых последствий, которые вы¬ званы отменой ряда экономических барьеров между стра¬ нами Сообществ. В чем суть этих последствий? Суть в том, что устра¬ нение пошлин странами Сообществ и образование тамо¬ женного союза создают известный простор для их взаим¬ ной торговли, для более интенсивного передвижения по¬ токов из одной страны в другую. Как будет показано в следующей главе, это привело к довольно заметной пере¬ ориентации торговли стран ЕЭС на рынок «шестерки» и значительно усилило экономическую взаимозависимость этих стран друг от друга. Все это в свою очередь не за¬ медлило сказаться на циклическом развитии экономики «шестерки». Но если раньше правительство каждой из стран в случае ухудшения платежного баланса или чрез¬ мерной инфляции могло прибегать к регулированию им¬ порта товаров с помощью таможенных пошлин, то теперь оно фактически лишилось этой возможности. Отмена другого рода национальных ограничений—на передвижение рабочей силы в рамках Сообществ — дала 1 В числе их «план Барра» (вице-президента Комиссии ЕС), «предложения Жискара д’Эстэна» (министра экономики и финансов Франции), «план Шиллера» (министра экономики ФРГ), «план Вернера» (премьер-министра Люксембурга). 2 На пути образования такого союза лежат серьезнейшие труд¬ ности и противоречия, что признают и многие буржуазные авторы. Так, французский обозреватель Р. Седийо писал: «Возможно дать Ев¬ ропе (имеются в виду страны ЕЭС. — М. М.) денежную расчетную единицу; возможно создать резервный фонд; возможно рано или поздно укрепить «солидарность» европейских валют, которая остав¬ ляет желать много лучшего. Но еще долгое время невозможно иметь единую валюту, поскольку это предполагает унификацию, если не слияние бюджетной политики, кредитной политики, национальных программ темпов роста, цен, заработной платы...» («La vie francaise», 27.11.1970, р. 1). 232
в руки монополии новое средство для эксплуатации де¬ шевых рабочих рук из других стран. Но с ухудшением экономической обстановки наличие в стране иностранной рабочей силы обостряет проблему занятости, увеличива¬ ет безработицу. Устранение ряда барьеров на пути создания монопо¬ лиями зарубежных промышленных, банковских, торговых и других филиалов в странах-партнерах, ослабление ог¬ раничений на миграцию капитала в рамках Сообществ расширили возможности его приложения в этом районе. И в то же время эта мера привела к усилению стихий¬ ности на данном рынке, к перемещению из страны в стра¬ ну крупных масс капитала, что вызывает нарушения платежных балансов в ряде стран-участниц. Прежде страны вмешивались в эти процессы путем изменения валютного курса: девальвации национальной денежной единицы с целью ликвидации дефицита пла¬ тежного баланса либо ее ревальвации, дабы избежать нежелательного «перегрева» конъюнктуры. С созда¬ нием интеграционных группировок вступают в дейст¬ вие другие факторы. Стабильность, неизменность валют¬ ных курсов стран-участниц становятся необходимым ус¬ ловием функционирования единого рынка этих стран — того же рынка капиталов, рынка товаров, рынка рабочей силы. Вся система регулирования сельскохозяйственного рынка «шестерки», основанная на единых ценах, оказы¬ вается поколебленной, как только хотя бы одна из стран прибегает люты ’. Все это свидетельствует о том, что в условиях либе¬ рализации только национальных хозяйств стран-участниц группиро¬ вок, но и основных национальных рычагов государствен¬ но-монополистического регулирования. Маневрирование этими рычагами в одной стране в условиях «свободы» рыночных отношений тотчас же сказывается на ходе цик- к изменению паритета национальной ва- рынков усиливается взаимозависимость не 1 Это и получилось в 1969 г., когда сначала Франция ввиду рез¬ кого ухудшения платежного баланса в очностороннем порядке де¬ вальвировала франк на 11,11%, а затем ФРГ, стремясь приостановить отрицательные последствия, связанные с чрезмерным «бумом» в эко¬ номике, также односторонне повысила курс западногерманской марки на 9%. Ситуация особенно обострилась в 1971 г., когда в условиях валютного кризиса ряд стран ЕЭС ввел свободный курс своих валют. 233
лического развития, на состоянии хозяйственной конъ¬ юнктуры в других странах «шестерки». Проблема «четырехугольника» — неравномерность темпов экономического роста, инфляция, снижение заня¬ тости, неустойчивость платежных балансов, над разре¬ шением которой бьются правительства в каждой из стран монополистического капитализма, в условиях интеграци¬ онных группировок превращается в международную про¬ блему. Каждый из компонентов этой «экономической фи¬ гуры» находится в прямой зависимости друг от друга, а все, вместе взятые, они оказываются теснейшим обра¬ зом связанными с подобными же компонентами, дейст¬ вующими в экономике других стран-участниц. Складывается, таким образом, положение, когда ка¬ питалистическая интеграция, осуществляемая путем от¬ мены национальных экономических границ, либерализа¬ ции взаимного обмена, усиливает стихийность на сово¬ купном рынке и одновременно осложняет проблему го¬ сударственно-монополистического воздействия на ход экономического развития в каждой из интегрируемых стран. И поскольку координация экономической полити¬ ки внутри интеграционных группировок намного отстает от либерализации рынков, у стран не остается другого выбора, кроме как вновь обратиться к старым рычагам регулирования (например, изменению валютных курсов и т. д.), что ставит эти группировки на грань кризиса*. Буржуазные исследователи и публицисты по-разному оценивают причины того разрыва, который образовался в действии интеграционного механизма Европейских со¬ обществ. Одни возлагают вину на отдельные правитель¬ ства, не желающие считаться с мнением партнеров по 1 Французский буржуазный исследователь и публицист П. Куль- буа отмечает, что в условиях «Общего рынка* «либерализация обме¬ на доведена до самого высокого уровня» и что вследствие этого степень взаимозависимости между странами «шестерки» особенно высока. «Но поскольку до сих пор практически ничего не сделано в области координации экономической политики, то в случае серьезных нарушений равновесия платежного баланса каждая из стран может вернуться к старой торговой политике или изменить паритет денеж¬ ной единицы. Сообщество не может оставаться на уже достигнутых позициях, так как возникает риск появления центробежных сил. ко¬ торые могут привести Сообщество к распаду» (Р. Coulbois. Coordina¬ tion et cooperation dans ГЕигоре des six. — «Revue de defence nationa¬ le». Paris, mars 1970, p. 448—454). 234
группировке, не проявляющие «духа солидарности». Дру¬ гие видят корень зла в неповоротливости «технократов» и «еврократов» в лице аппарата интеграционных орга¬ нов. Третьи ищут объяснение в отсутствии необходимых политических импульсов, которые толкали бы правитель¬ ства к совместной экономической политике, в расхожде¬ нии внешнеполитических курсов стран-участниц. Четвер¬ тые указывают на объективный характер трудностей ре¬ шения проблемы, связанной с широким кругом новых и сложных вопросов, с которыми сталкиваются прави¬ тельства. По-видимому, каждое из объяснений по- своему правомерно. Однако за всем этим кроются неиз¬ меримо более глубокие причины, проистекающие из характера современного капитализма как общественной системы. Создание интеграционных группировок, переход импе¬ риалистических государств к экономической интеграции не устраняют основы капитализма — рыночных отноше¬ ний. Для капиталистического же рынка характерна опре¬ деленная система обратной связи. Через действие закона цены производства, представляющего собой превращен¬ ный закон стоимости, капиталистическое общественное воспроизводство постоянно сигнализирует о всех тех на¬ рушениях, которые происходят в его механизме. Буржу¬ азное государство, получая тот или иной сигнал — будь то в виде начинающегося спада производства, снижения занятости или в виде растущей инфляции, несбаланси¬ рованности внешних расчетов, — пытается воздействовать на ход экономического цикла с помощью регулирования учетной ставки процента, минимальных резервов банков, увеличения или уменьшения государственных расходов, с помощью бюджетной, налоговой политики и т. Как показывает капиталистическая практика, даже в национальных рамках, где буржуазное государство располагает целым комплексом экономических, финан¬ совых и административных рычагов, с помощью которых оно вмешивается в удается совладать с нить экономические ход циклического развития, ему не действием конкурентных сил, устра- спады, инфляцию, безработицу, ва¬ лютно-финансовые кризисы. Что же происходит с систе¬ мой обратной связи при переходе капиталистических стран к экономической интеграции? Допустим, данная группировка осуществила очередную серию мероприятий 235
по ослаблению национальных экономических ограниче¬ ний, по либерализации рынков. Первоначально это дает стимул к развитию торговли и других форм взаимного обмена. Однако дальнейшие последствия для стран- участниц могут оказаться различными. В зависимости от состояния хозяйственной конъюнктуры, валютно-финан¬ сового положения и т. п. в одних странах это может при¬ вести к росту экспорта, торможению инфляции, увели¬ чению положительного сальдо внешних расчетов, в дру¬ гих же, наоборот, к увеличению импорта, усилению инф¬ ляции, росту дефицита платежного баланса; в одних — способствовать развитию производства, в других — уси¬ ливать спад и т. д. Ответные сигналы, которые дает капиталистическое хозяйство, поступают в виде информации и в государст¬ венный аппарат каждой страны, и в интеграционные ор¬ ганы. За этим следует наиболее важный этап — принятие решений в соответствии с полученными сигналами. Здесь-то и возникают основные трудности и противоре¬ чия, обусловленные капиталистической природой общест¬ венных отношений. Прежде всего ни одно из этих реше¬ ний, взятых изолированно от других, не может дать сколько-нибудь позитивных результатов, ибо современ¬ ное капиталистическое хозяйство представляет собой сложный комплекс самых различных и в то же время тес¬ но взаимосвязанных между собой элементов. Тем более это относится к экономике группы капиталистических государств, объединившихся в одном экономическом союзе и ставящих задачу слияния рынков, интеграции хо¬ зяйств. Уже в национальных рамках правительства сталки¬ ваются с необходимостью увязки различных элементов своей экономической, финансовой, бюджетной, налоговой политики с проблемами долгосрочного прогнозирования, выработки тех или иных программ, которые предусмат¬ ривали бы комплексные государственно-монополистиче¬ ские мероприятия, комплексное решение возникающих задач. Еще более острой, трудноразрешимой становится проблема государственно-монополистического регулиро¬ вания с переходом к международным формам такого ре¬ гулирования, осуществляемого в рамках интеграционных группировок. Число компонентов, составляющих в сово¬ 236
купности механизм капиталистического хозяйства, уве¬ личивается пропорционально числу участвующих в груп¬ пировке государств, а количество возможных вариантов решений растет при этом чуть ли не в геометрической прогрессии. Найти общее решение оказывается весьма трудным и потому, что интеграционным группировкам в силу частнокапиталистической системы хозяйства, при¬ сущей капитализму неравномерности развития приходит¬ ся сталкиваться с различной хозяйственной конъюнкту¬ рой в отдельных странах, с разным состоянием их пла¬ тежных балансов, с неодинаковым уровнем инфляции, занятости и т. д. Наконец, ©стает не менее сложная проблема согласо¬ вания позиций между представителями той сложной иерархии экономических, политических, социальных ин¬ тересов, которая образует структуру интеграционного ме¬ ханизма империалистических государств. В момент, ког¬ да капиталистический рынок той или иной страны сиг¬ нализирует о нарушениях в процессе воспроизводства, спаде или инфляции, снижении занятости или валютно¬ финансовых потрясениях, правительства озабочены глав¬ ным образом положением у себя в стране. Борьба за интересы «собственного» монополистического капитала, усиливаемая классовыми и 'социальными противоречия¬ ми внутри каждой страны, чрезвычайно осложняет и за¬ медляет выработку и осуществление правительствами совместных действий в области антикризисных меро¬ приятий. Поскольку же всякое промедление в этой обла¬ сти грозит обернуться новыми экономическими и соци¬ альными осложнениями, правительства часто либо не хотят, либо не могут ждать, пока будут выработаны сов¬ местные мероприятия в интеграционных органах, и при¬ нимают собственные решения, исходя во многом из те¬ кущих интересов «своей» монополистической буржуазии. В тех же случаях, когда буржуазные правительства при¬ ходят к общим, совместным решениям, каждое из них соблюдает «правила игры» лишь до тех пор, пока позво¬ ляет экономическая и социально-политическая обстанов¬ ка в стране. ‘ Таким образом, переход капиталистических стран к экономической интеграции ведет к тому, что в развитии капиталистического рынка, в действии характерного для этого рынка механизма обратной связи возникает комп- 237
леке противоречий, мешающих сочетать принципы конкуренции и регулирования в рамках интеграцион¬ ных группировок, осложняющих осуществление государ¬ ственно-монополистических антикризисных меропри¬ ятий. Трудности и противоречия, проявляемые в сфере цик¬ лического развития капиталистического производства,— лишь часть тех проблем, с которыми сталкивается импе¬ риализм в ходе государственно-монополистического регу¬ лирования интеграционных процессов. Другой круг проб¬ лем касается структуры национальных хозяйств в широ¬ ком смысле этого слова. Согласно предположениям многих буржуазных эко¬ номистов, отмена национальных ограничений в обмене экономической деятельностью должна была привести чуть ли не к автоматическому совершенствованию струк¬ туры хозяйства стран-участниц. Вопреки этому либера¬ лизация рынков во многих случаях усиливает диспропор¬ циональность в развитии отдельных отраслей и районов и порождает другие структурные трудности. В то же вре¬ мя сохранение в руках буржуазных правительств основ¬ ных рычагов по регулированию капиталистического про¬ изводства и отсутствие должной координации структур¬ ной политики между национальными правительствами, имеющие место в условиях высокой степени взаимозави¬ симости национальных хозяйств друг от друга, усугуб¬ ляют проблему выравнивания диспропорции. Между тем развитие современного капитализма ста¬ вит интеграционные группировки перед новыми пробле¬ мами. Возрастают треоования, предъявляемые к капита¬ листическому хозяйству, к монополиям научно-техниче¬ ской революцией. Усиливается конкурентная борьба на мировом капиталистическом рынке не только между от¬ дельными «национальными отрядами» монополистиче¬ ской буржуазии, но и между интеграционными группи¬ ровками и третьими странами — США, Канадой, Япони¬ ей. Обостряются социальные противоречия, связанные с последствиями научно-технической революции ля уста¬ ревших отраслей капиталистического производства, для экономически отсталых районов в империалистических странах. 1 осударственно-монополистический интеграционный механизм, рассчитанный лишь на либерализацию рын¬
ков, на их интеграцию, оказывается недостаточным ’. Воз¬ никает необходимость в том, чтобы в гораздо больших масштабах распространить этот механизм на сферу про¬ изводства и научных исследований. Создается острая потребность в координации научно-технической и про¬ мышленной политики стран-участниц в целях стимулиро¬ вания более прогрессивных отраслей, в принятии общих- мер, способных ослабить социальные последствия струк- гурных кризисов в промышленности и сельском ве, в осуществлении согласованных действий в региональной политики, дабы преодолеть разрыв хозяйст- областя в эконо¬ мическом развитии отдельных зон и районов внутри группировок. Однако решение всех этих проблем натал¬ кивается на острые противоречия. Так, страны Сообществ мало продвинулись вперед в координации научно-технической политики. Одна из причин в том, что такие наукоемкие, технологически пе¬ редовые отрасли, как авиастроение, электроника, атом¬ ная энергетика, производство некоторых видов специаль¬ ного оборудования, работают во многом по государствен¬ ным заказам, тесно связаны с военным производством. Буржуазные правительства, боясь выпускать из рук эти важные экономические рычаги, затрагивающие и об¬ ласть их военно-политических интересов, крайне неохот¬ но идут на совместные действия в этой сфере. Кризис Ев¬ ратома особенно остро обнаружил стремление прави¬ тельств сохранить под своим контролем те виды научных исследований и промышленных разработок, которые свя¬ заны с вооружением и военно-политической стратегией государств. 1 «Зя последние 20 лет политическая картина мира сильно изме¬ нилась. Наступили события, которые не были предсказаны. Они не позволяют передышки в интеграции. Более того, они вынуждают задать вопрос: не находились ли мы слишком долго во власти оши¬ бочного представления, что овладение второй промышленной револю¬ цией можно решить либерализацией мировой торговли? Это полезное дело не соответствует сегодняшним структурным изменениям. .Мир становится тесным, а производственные единицы большими. Вопросы рынка и торговли оказываются второстепенными в сравнении с тре¬ бованиями интеграции, которые возникают сегодня. Эти требования распространяются на исследования и образование, на интеграцию процессов производства и его структуру значительно ботьше. чем на интеграцию рынков», — признает вице-ппезитент Комиссии ЕС С. Мансхолт (S. Mansholt. Perspektiven der EWG fur Gesamteuropa.— «Europa-Archiv», 1968, N 10, S. 351). 239
V Серьезные трудности — хотя и иного характера — воз¬ никают в выработке совместной структурной политики стран-участниц интеграционных группировок в отноше¬ нии традиционных отраслей хозяйства. Создание едино¬ го аграрного рынка в рамках «шестерки» ускорило рост взаимного товарооборота сельскохозяйственной продук¬ ции. Но одновременно это привело к резким диспропор¬ циям в развитии отдельных отраслей сельскохозяйст¬ венного производства, к перенасыщению рынка многими видами аграрной продукции, к кризису перепроизводст¬ ва. «Шестерка» встала перед необходимостью структур¬ ных изменений в сфере сельскохозяйственного производ¬ ства, а это потребовало в свою очередь разработки дол¬ госрочной программы развития сельского хозяйства стран Сообществ. Но в условиях капитализма подобная программа не может осуществляться иначе, как путем усиления про¬ цесса концентрации, т. е. ценой еще более ускоренного разорения и ликвидации мелких и средних крестьянских хозяйств. Естественно, что осуществление такой програм¬ мы наталкивается на острые социальные и классовые противоречия в странах-участницах. Для успешной перестройки экономической структуры стран, входящих в интеграционные группировки, недо¬ статочно лишь координации отдельных действий, отдель¬ ных направлений политики правительств (хотя даже и такая, наиболее простая, координация не всегда удает¬ ся из-за противоречий между участниками, усугубляе¬ мых различиями в положении отдельных отраслей эко¬ номики и районов, в использовании 'странами различных государственно-монополистических рычагов по регули¬ рованию структурных преобразований). Совершенствова¬ ние структуры экономики, повышение ее эффективно¬ сти в масштабе группы государств невозможно осущест¬ вить, прибегая лишь к отдельным частным, временным мерам. Это задача, для решения которой требуются раз¬ работка долговременной экономической стратегии, комп¬ лексная система мероприятий. В такой системе должны быть связаны воедино самые различные направления экономической деятельности, органически соединены го¬ сударственно-монополистическая политика инфраструк¬ туры и научно-техническая политика, политика промыш¬ ленная и сельскохозяйственная, энергетическая и транс¬ 240
портная, валютно-финансовая и кредитно-денежная, со¬ циальная и региональная, антикризисная политика и по¬ литика занятости. При этом, как бы далеко ни шли на¬ мерения буржуазных правительств в области структур¬ ных преобразований, одной лишь готовности к совмест¬ ным действиям недостаточно. Даже для исправления положения, складывающегося в связи ć неблагоприятной конъюнктурой в той или иной отдельной стране (спад экономики и рост безработицы, усиление инфляции и кризис платежного баланса и т. д.), требуются крупные государственные финансовые и мате¬ риальные средства. Еще более значительные государст¬ венные ресурсы необходимы для перестройки структуры экономики, особенно долгосрочного характера. В усло¬ виях господства частного капитала, когда основные ма¬ териальные ценности продолжают оставаться во власти монополий, средств, которыми располагают буржуазные правительства, зачастую недостает, чтобы справиться с той или иной острой экономической ситуацией, решить проблемы структурной перестройки хозяйства. Несрав¬ ненно меньшими возможностями в этом отношении рас¬ полагают интеграционные органы. Совместные финансовые средства фондов и институ¬ тов ЕОУС, ЕЭС и Евратома остаются в целом весьма незначительными, хотя и играют определенную роль в развитии отдельных отраслей. Как показывает табл. 18, общая сумма израсходованных средств Европейских со¬ обществ (не считая управленческих расходов на содер¬ жание аппарата интеграционных органов) составила за все годы деятельности этих группировок 7,6 млрд. долл. Для сравнения укажем, что только в 1968 г. общие госу¬ дарственные расходы в странах-участницах равнялись 42,3 млрд. долл.1 К этому следует добавить, что полити¬ ко-правовые полномочия интеграционных органов также относительно слабы. Политическая структура интеграци¬ онного механизма даже таких империалистических груп¬ пировок, как ЕОУС, ЕЭС, Евратом, явно отстает от пот¬ ребностей совместного государственно-монополистическо¬ го регулирования основных экономических процессов. В этом факте отражаются глубокие противоречия, свя- 1 «Volkswirtshaftliche Gesamtrechnungen 1958—1968». Brussel, 1969, S. 12. 16 M. M. Максимова 241
ФИНАНСОВЫЕ РАСХОДЫ Таблица 18 ФОНДОВ И ИНСТИТУТОВ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ ЗА ГОДЫ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (в млн. долл.) Название фонда или института Вид финансовой деятельности Период дея тельности (годы) Эбшая сум¬ ма расходов Источники финансирования ЕОУС Евратом Европейский аграрный фонд Европейский инвестици¬ онный банк Европейский фонд разви тия Социальный фонд ЕЭС Кредитование частных капиталовло¬ жений (свыше 70%) и социальные расходы (менее 30%) Финансирование научных исследова¬ ний Поддержка цен (субсидирование экс¬ порта) и финансирование капитало¬ вложений в сельское хозяйство Кредитование частных капиталовло¬ жений Кредитование капиталовложений в ас¬ социированные с ЕЭС страны Пособия рабочим на переквалифика¬ цию и переселение 1954—1969 1958— 1969 1962/1963 1969 1961—1969 1959—1969 1961—1969 001 776 197 388 162 Итого 7 641 Займы на денежных рын¬ ках и поступления от на¬ логов с металлургических предприятий Взносы стран-участниц Поступления от уравни¬ тельных сборов и пошлин Займы на денежных рын¬ ках Взносы стр ан-участи иц Взносы стран-участниц г^-я»Лн..п no- Komlsslon der Е.С.”. Dokumentatlon I. S. (68) 127. August 1968; D.-l, S.(500), 69-D, Januar 1969; "Zweiter GesamtbendH °968" BrU^el-Luxemburg. 1969. S. 227. 319. 320; "Drifter Gesamtberlcht... 1969". 1970, S. 154. 358; Bulletin der EuroTahchen Gemelnschalten”. 1963-1970; “The Europe Yearbook. 1969". p. 177. J
занные с тем, что империалистические государства не рискуют в сколько-нибудь крупных масштабах передавать интеграционным органам свои правовые полномочия, обеспечивающие возможность их вмешательства в про¬ цессы капиталистического воспроизводства. Главное же состоит в том, что и в национальных, и в межнациональных рамках буржуазные государства оказываются неспособными последовательно и до конца разрешать проблемы перестройки и совершенствования структуры капиталистического хозяйства, обеспечить равномерное, бескризисное развитие капиталистического производства. Решение этих проблем требует широких демократических и социально-экономических реформ, на что не хочет или боится идти монополистическая буржуа¬ зия. Монополии, проявляющие самый большой интерес к созданию таможенных союзов, общих рынков, крупных хозяйственных территорий, т. е. к той стороне деятель¬ ности интеграционных группировок, которая направлена на устранение протекционистских барьеров, на расшире¬ ние рынка, обеспечение свободы внешнеэкономической экспансии, в то же время оказывают всяческое сопротив¬ ление всем тем интеграционным мероприятиям, которые требуют от монополистической буржуазии слишком обре¬ менительных, с ее точки зрения, экономических и полити¬ ческих уступок. Было бы неверным упрощать проблему, представляя дело таким образом, что монополии вообще против вся¬ кого государственно-монополистического регулирования в рамках интеграционных группировок. Представители монополистического капитала стран-участниц не могут не отдавать себе отчета в том, насколько важно подобное регулирование в условиях, когда империализм вынужден сдавать одну позицию за другой под натиском мирового социализма. Но одно дело использование интеграцион¬ ной политики в общеклассовых интересах, в интересах защиты капитализма, а другое — когда эти же «коллек¬ тивные» государственно-монополистические мероприятия становятся если не реальной, то потенциальной угрозой для святая святых капитализма — частной собственно¬ сти, затрагивают — если не прямо, то косвенно — основы господства монополий, посягают на их права. Известно, что в послевоенные годы в ряде империали¬ 16* 243
стических государств правительства были вынуждены нринять под давлением общественности, профсоюзов, де¬ мократических сил и организаций так называемые ан¬ титрестовские и антикартельные законодательства. Цель их была, разумеется, не в том, чтобы ограничить деятель¬ ность монополий, а по возможности не допускать такого положения, когда та или иная отрасль промышленности оказалась бы полностью в руках какой-то одной капи¬ талистической корпорации, одного треста. Подобные ог¬ раничительные меры рассчитаны на то, чтобы уменьшить отрицательные последствия, которые неизбежно несет с собой господство монополий над отраслью,— загнивание, задержка научно-технического прогресса, консервация устарелой структуры и т. п. Создавая интеграционные группировки, руководители Европейских сообществ предусматривали унификацию национальных антикартельных законодательств, выра¬ ботку ряда общих правил, регулирующих монополисти¬ ческую практику капиталистических компаний стран-уча¬ стниц. Однако уже принятие единого антитрестовского законодательства в ЕЭС натолкнулось на сопротивление со стороны монополий, особенно тех государств (как, например, Италия, Бельгия), где практически не суще¬ ствовало подобного рода антикартельных предписаний. И хотя страны Сообществ договорились в конце концов о принятии ряда общих мероприятий в данной области, от многих из них интеграционные органы впоследствии отказались под давлением со стороны монополий. Вместо политики контроля за картельной практикой органы ЕЭС, как это будет показано ниже, практически перешли во второй половине 60-х годов к прямому поощрению разного рода соглашений, слияний, поглощений и других форм монополистической концентрации в рамках «ше¬ стерки» 1 Характерны средства давления на правительства, которые ис¬ пользует в этих целях Европейский союз промышленников. В 1965 г. союз подготовил и широко распространил документ «О некоторых аспектах различий, существующих в размерах крупнейших компаний стран ЕЭС, в сравнении с важнейшими конкурентами из третьих стран». Данные о соотношении сил компаний США и стран ЕЭС бы¬ ли использованы представителями монополий в правительствах и интеграционных органах в качестве аргумента о необходимости от¬ мены ряда антикартельных мероприятий, выработки «шестеркой» совместной политики по стимулированию концентрации и централи- 244
Острую борьбу монополии развернули по вопросам выработки странами-участницами совместных долгосроч¬ ных программ экономического развития. Представители монополистической буржуазии отнюдь не против подоб¬ ных программ, играющих роль определенных ориенти¬ ров в их предпринимательской деятельности. Потреб¬ ность промышленных и банковских концернов и трестов в экономических программах-прогнозах особенно возрос¬ ла в связи с созданием «Общего рынка», что вызвало не¬ обходимость приспособления компаний к новым масшта¬ бам рынка, к новым условиям конкуренции. Однако в этой области монополистическая буржуазия особенно осторожна, особенно бдительна. Ее представи¬ тели прекрасно понимают, что капитализм уже не в сос¬ тоянии справиться со своими недугами старыми, частно¬ капиталистическими средствами, что он вынужден заим¬ ствовать некоторые элементы управления хозяйством, в частности экономическое прогнозирование, у социализ¬ ма. И это особенно пугает монополистический капитал. В середине 60-х годов при разработке первой средне¬ срочной программы экономического развития «шестер¬ ки» разгорелась острая борьба между представителями французского правительства (в лице Маржолена и Деб¬ ре) и западногерманского (в лице Эрхарда и Шмюкке- ра) по вопросам о том, насколько далеко может зайти программирование в «шестерке», в какой степени оно ох¬ ватит бюджетную и налоговую политику, государствен¬ ные финансовые средства, национализированный сектор экономики этих стран. Напуганная возможным размахом рассматриваемых акций, монополистическая буржуазия «шестерки» в лице своих полномочных представителей и на этот раз высказалась против каких-либо далеко иду¬ щих решений, за куцый вариант в виде общих, ни к чему зации капитала в странах ЕЭС, принятия так называемого статуса европейской компании, европейского патента и т. д. Несколько позже тот же союз заявлял: «ЮНИСЕ приветствует, что Комиссия ЕЭС в проведении политики конкуренции рассматривает проблему прежде всего под углом зрения создания благоприятных условий для разви¬ тия предпринимательской концентрации и устранения препятствий, мешающих различным формам кооперирования между предприятия¬ ми за пределами национальных границ» («UNICE. Die Europaische Industrie im Hinblick an die wirtschaftliche und soziale Integration», November 1966, S. 13—14). 245
не обязывающих прогнозов темпов экономического роста и некоторых других показателей хозяйственного разви¬ тия. Именно этот вариант программы и был принят пра¬ вительствами стран ЕЭС. Ярким подтверждением позиции монополий в отноше¬ нии «европейских программ» и общей экономической по¬ литики интеграционных группировок может служить сле¬ дующее заявление Европейского союза промышленников «шестерки»: «ЮНИСЕ высказывается в пользу по воз¬ можности свободного экономического порядка на основе гарантии частной собственности и свободных рынков... ЮНИСЕ разделяет мнение, что долгосрочные программы могут служить в качестве руководящей линии для эконо¬ мической диспозиции в государственном секторе и в ка¬ честве ориентации в частном секторе». Но «разработка долгосрочных целей не означает ни в коем случае авто¬ ритарного плана, который закрывает свободу рынка и который был бы обязательным для отдельных предпри¬ нимателей... Программа координации всех видов эконо¬ мической политики не может вести к ограничению свобо¬ ды решений и действий частных предпринимателей» *. В подобной позиции промышленных концернов «ше¬ стерки», в их отношении к экономической политике и эко¬ номическим программам Сообществ как в зеркале отра¬ жаются те объективные пределы, на которые наталкива¬ ется государственно-монополистическое регулирование интеграционных процессов в условиях господства част¬ ной собственности, господства монополий. Наконец, есть еще одна группа противоречий в госу¬ дарственно-монополистическом регулировании интегра¬ ционных процессов — противоречий, связанных с тем, что это регулирование ограничено рамками той или иной конкретной группы государств. Между тем уже теперь эти рамки в ряде случаев оказываются узкими для осу¬ ществления некоторых государственно-монополистиче¬ ских мероприятий. Как уже отмечалось, международные частномонопо¬ листические связи и соглашения шире границ интегра¬ ционных группировок: они охватывают в той или иной мере все страны монополистического капитализма. Благо- 1 «UNICE. Die Europaische Industrie im Hinblick an die wirt- schaftliche und soziale Integration», November 1966, S. 8—9. 246
даря этим связям усиливается взаимозависимость эконо¬ мики империалистических государств не только в рамках отдельных группировок, но и в системе империализма в целом. Однако степень этой взаимозависимости, конеч¬ но, различна. Отмена барьеров внутри группировок, рост взаимного обмена между странами-участницами усили¬ вает их экономические, в первую очередь торговые, связи друг с другом и соответственно ослабляет зависимость этих группировок от внешней торговли с другими госу¬ дарствами. В то же время создание таможенных союзов, общих рынков, зон свободной торговли, т. е. ппеференци- альных зон и районов, способствует притяжению к ним значительных масс производительного и ссудного капи¬ тала из других стран. Иностранный капитал устремляет¬ ся в районы интеграционных группировок, где он полу¬ чает те же преференции, что и местный капитал, а это усиливает финансовую зависимость стран-участниц груп¬ пировок от внешнего мира. Огромный приток американского капитала в страны западноевропейских интеграционных группировок, созда¬ ние в них сети филиалов американских банков, образо¬ вание на счетах этих банков крупных евродолларовых депозитов, наконец, эмиссия на западноевропейском рынке значительных сумм американских ценных бумаг — все это в условиях большого спроса на кредиты привело к образованию крупного рынка евродолларов (около юлл. на середину 1969 г.). Этот рынок, тесно переплетенный с национальными рынками капитала стран ЕЭС и ЕАГТ. оказался под влиянием политики плавительства США, с очной стопины, руководителей западноевропейских филиалов американских банков — с другой. В результате все те мероприятия, которые осу¬ ществляет американское правительство внутри своей страны (в частности, повышение или. напротив, пониже¬ ние учетной ставки банковского пропента, минималь¬ ных резервов банков и т. д.), оказывают н°посоедст- венное воздействие на рынок евродолларов, ведут к пе¬ ремещению крупных валютных со°дств в вид° так назы¬ ваемых горячих денег из западноевропейских стлан в США и наоборот, ставят »тн стланы в тлупное Жчиан- совое положение. Так. в 1969 г правительства рята запад¬ ноевропейских стран были вынуждены во избежание дальнейших финансовых осложнений принять меры по 40 млрд 247
ограничению кредитов, аналогичные принятым в США, хотя это не диктовалось состоянием их внутренней конъюнктуры и полностью противоречило прогнозам и рекомендациям интеграционных органов относительно кредитно-денежной и конъюнктурной политики в ЕЭС. Летом 1971 г. эти страны —также под давлением со¬ бытий, происшедших в США, — были поставлены перед необходимостью пересмотра своей валютной политики вопреки решениям о создании валютного союза. Меро¬ приятия правительства США оказались одной из причин той валютно-финансовой бури, которая привела в ко¬ нечном счете к тому, что страны ЕЭС нарушили взаим¬ ное соглашение о поддержании стабильности валютных курсов, что ставит под удар весь интеграционный ме¬ ханизм. Стремление стран-участниц Европейских сообществ создать собственный механизм регулирования валютно- финансовых отношений, осуществления конъюнктурной политики наталкивается, таким образом, не только на противоречия внутри самой группировки, но и ослож¬ няется внешними обстоятельствами, связанными с тем, что сами эти страны тесно вплелись в мировой капита¬ листический рынок, в международную капиталистиче¬ скую валютную систему, от которых зачастую экономика зависит не менее сильно, чем сами эти страны друг от друга Об определенной узости интеграционных группировок свидетельствует и другой пример, связанный с развитием ЕЭС и ЕАСТ. Решение ряда важных экономических за¬ дач, и прежде всего преодоления научно-технического отставания Западной Европы от США, во многом тор- 1 «Современный валютный механизм ставит Европу (Запад¬ ную. — М. М.) в зависимость перед лицом Америки... Это говорит о том, что выбор мер, применяемых странами Сообществ, в настоя¬ щее время является объектом сильного влияния со стороны амери¬ канской экономической политики. Причем это влияние решений, при¬ нимаемых по ту сторону Атлантики в связи с внутренней ситуацией в США, оказывается более сильным, чем то, которое оказывает дей¬ ствие самих правительств стран ЕЭС на их собственную экономи¬ ку» — таков вывод одного из видных деятелей ЕЭС М. Альберта (М. Albert. Repercussions of the Economic Policy of the United States on the Policies of the EEC Countries. — «Conference on the Mutual Re¬ percussions of the North American and Western European Economic Policies»). 248
мозится ©виду того, что это решение оказывается не под силу одной «шестерке» или одной «семерке». Такие проблемы, как создание спутников связи и других косми¬ ческих аппаратов, строительство мощных ускорителей, современных систем электронно-вычислительной техники, создание некоторых видов авиационной техники и т. д., часто становятся возможными лишь путем объединения усилий монополий и буржуазных правительств таких стран, как Франция, Англия, ФРГ, Италия, и ряда дру¬ гих. Практика показывает, что некоторые проекты ныне осуществляются совместно исследовательскими учреж¬ дениями и промышленными концернами ряда стран ЕЭС и ЕАСТ с участием правительств и государственных ор¬ ганов этих стран, т. е. вне рамок интеграционных груп¬ пировок *. Однако реализация этих проектов постоянно наталки¬ вается на противоречия, связанные с отсутствием коор¬ динации научно-технической политики между правитель¬ ствами западноевропейских стран, с тем, что в Западной Европе существуют отдельные группировки, соперни¬ чающие между собой2. В этих условиях западноевропей¬ ские компании часто не рискуют идти на крупные меж¬ дународные операции в новых отраслях, работающих по государственным заказам, предпочитая иметь дело лишь с собственным правительством. I Отражением противоречий между частномонополисти¬ ческим и государственно-монополистическим механизма¬ ми интеграции является усиление международных част- 1 В их числе, например, проведение ряда научных программ и промышленных разработок в рамках Европейской организации ядер- ных исследований (СЕРН), Европейского соглашения о международ¬ ной специализации в области химии атомного сырья (ЕВРОХЕМИ), Европейского клуба по разработке проектов ракетоносителей (ЭЛДО), Европейской организации космических исследований (ЭСРО), Европейской организации молекулярной биологии (ЭМБО) 2 «Состояние, при котором Франция систематически саботирует Евратом и вступление Англии в Сообщество, а Англия все снова и снова торпедирует Европейскую организацию космических исследова¬ ний и ни одно правительство не готово сделать политический шаг в направлении к совместной «Европейской акции», — такое состояние ни в коей мере не согласуется с задачей здоровой европейской эко¬ номической и технической политики, с созданием технологически прогрессивной промышленности в масштабе континента» (Ch. Layton. Technologischer Progress ftir Europa, S. 426). 249
ИбМонопоЛистических связей и переплетении, увеЛичейИё перелива значительных масс частного капитала из од¬ ной страны в другую. Монополии, если их не устраивают те или иные мероприятия государства, направляют свой капитал в другие страны, с более благоприятным для них экономическихм и социальным «климатом». С другой стороны, масштабы операций монополий на территории других, особенно