Text
                    УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РАН
Герхард Роббере (сост.)
Государства и религии
в Европейском Союзе
(опыт государственно - конфессиональных отношений)
Под редакцией М.А. Воскресенского, А.А. Красикова (отв. ред.),
Р.Н. Лункина,
Р.А. Подопригоры, Л.С. Симкина и И.А. Шалобиной
Москва 2009


Под редакцией М.А. Воскресенского, А.А. Красикова (отв. ред.), Р.Н. Лункина, Р.А. Подопригоры, Л.С. Симкина и И.А. Шалобиной Директор проекта Е.М. Мирошникова Менеджер проекта Е.С. Нечипорова Переводчики: Лункин Р.Н (главы: Словакия, Чехия), Матвеева Е.В. (главы: Ирландия, Мальта), Мельникова И.В. (главы: Литва, Швеция), Мирошникова Е.М. (главы: предисловие к русскому изданию, Австрия, Бельгия, Германия, Греция, ЕС), Подопригора О.А. (главы: Великобритания, Испания, Италия, Латвия, Нидерланды, Словения, Франция), Пуханов С.А. (главы: Венгрия, Кипр, Люксембург, Польша, Португалия, Словения, Эстония), Чусова А.А. (главы: Дания, Финляндия) Предлагаемый вниманию читателей сборник статей воспроизводит в переводе с английского языка выпущенную в 2005 г. немецким издательством Nomos книгу Gerhard Robbers (ed.). State and Church in the European Union и поэтому не содержит сведения о состоянии государственно- конфессиональных отношениий в двух принятых в ЕС позднее восточно-европейских государствах: Болгарии и Румынии. Мнения и выводы авторов статей, помещённых в данной публикации, не обязательно совпадают с точкой зрения Института Европы РАН © Герхард Роббере, 2009 © Институт Европы РАН, перевод, 2009 ©ТЦ ЮНЕСКО, оформление, 2009 ББК 67.412.1 ISBN 978-5-7164-0573-8
ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ Исторический опыт, эмоциональные взаимосвязи и фундаментальные религиозные убеждения накладывают особый отпечаток на отношения религии и светской власти. Многообразие религиозно-правовых систем, причем не только в Европейском Союзе отражает многообразие национальных культур и иден- тичностей. Кроме того, различные системы в Европе имеют общие корни в совместной истории. Все системы опираются на господствующее положение христианства. Как и европейское право в целом, религиозное право уходит корнями в христианство. Но при этом не следует забывать, что иудаизм и ислам внесли свой вклад в европейскую культуру. И, наконец, разнообразие многих незначительных религиозных общин, нередко связанных с большими общинами в других частях света, представляет собой социальную константу религиозно-правовой структуры, как, впрочем, и другие взгляды на религию. Всё это разнообразие убеждений и образа жизни так или иначе сказываются на религиозном праве. Религиозное право опирается на фундаментальную и неотъемлемую идею религиозной свободы, как она выражена в национальных конституциях и международных соглашениях. Религиозная свобода в конечном счете является основной религиозной идеей, которая подкреплена правом: только свободная вера может быть истинной. Насаждаемая вера не является настоящей верой, это только повиновение; принуждение в вопросах веры - это святотатство. Сборник представляет собой взгляд на религиозное право большинства государств-членов Европейского Союза и самого Европейского Союза. При этом религиозное право в России получает возможность для сопоставления различных систем. Очерки составлены согласно единой структуре для того, чтобы облегчить это сопоставление. Благодарю всех тех, кто помог осуществить настоящее издание на русском языке, и прежде всего профессора Е.М. Мрошникову. Профессор доктор Герхард Роббере Весна 2009 г.
Рихард Потц ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В АВСТРИИ I. Социальные факторы Согласно переписи 2001 г. религиозная и деноминационная и конфессиональная структура населения Австрии выглядит следующим образом: Римо-католики Протестанты Мусульмане Православные Свидетели Иеговы Старокатолики Буддисты Иудеи Пятидесятники Древние восточные христиане Евангелики Адвентисты Седьмого Дня Новоапостольская церковь Не принадлежащие ни к какой Деноминации 73.66 % 4.68 % 4.30 % 2.17% 0.29 % 0.18% 0.13% 0.10% 0.09 % 0.06 % 0.06 % 0.05 % 0.05 % 11.99% //. Исторические предпосылки Социально-культурные и психологические факторы, определяющие австрийское законодательство о религии, уходят корнями во времена Габсбургской контрреформации и установления просвещенной церкви Иосифом II. Эти события сохраняли свое влияние в XIX и XX вв. Дать систематическое понимание законодательства о религии довольно трудно, так как действующее церковное законодательство определялось различными 5
политическими системами, действовавшими в Австрии с начала XIX в., отражая положения религиозной политики того времени. Конституция 1867 г. (Основной Закон государства, StGG: Конституционный акт о фундаментальных правах граждан) все еще действует. Она отражала уменьшение конфессионального перекоса и введение конфессионально нейтральной системы в церковных делах; на практике, тем не менее, государственная власть продолжала поддерживать церковь. В Федеральном конституционном законе (B-VG: Федеральная Конституция Австрийской Республики) 1920 г., StGG был сохранен в принципе из- за недоговоренности по новому положению о фундаментальных правах. Необходимая ревизия законодательства о религии существенно коснулась лишь Католической церкви. После долгих согласований был заключен конкордат, вступивший в силу 1 мая 1934 г. вместе с корпоративно-авторитарной Конституцией. «Присоединение» к нацистской Германии 13 марта 1938 г. положило конец конфессиональной структуре Австрии. Конкордат был объявлен недействительным, но рамки Конкордата Немецкого Рейха не были расширены; таким образом, конкордата, применительно к Австрии, не существовало. После возрождения Австрии в 1945 г. различные законы, относящиеся к религии, были перенесены в законодательную систему Республики1. На самом деле, законность конкордата 1934 г. в национальном и международном законодательстве была неясна. В 1957 г. федеральное правительство спешно признало законность Конкордата и начался активный период законодательства в сфере религии, который в частности вызвал обновление закона для особо признанных церквей и религиозных общин.2 Дальнейшее совершенствование законодательства о религии происходило и позднее в целях разрешения проблем, касающихся возникновения новых религиозных движений.3
///. Конституционные гарантии 1. Принципы Наиболее важные конституционные положения в австрийском законодательстве о религии содержатся в Основном законе государства (StGG) от 21 декабря 1867 г., который был объявлен конституционным законом Федерального государства в статье 149(1) австрийского федерального Основного 3aKOHa(B-VG) 1920 г. «Гарантии индивидуальных религиозных прав», содержатся в статье 14, институциональные гарантии - в ст. 15. Также важны правовые положения о религии в Сен-Жерменском договоре от 10 сентября 1919 г.,5 и ст. 9 Европейской конвенции основных прав и свобод, имеющая конституционный статус. Помимо этого гарантии защиты религиозной свободы имеются в конституционном и международном законодательстве; они включают общие правила недискриминации, в том числе по конфессиональным признакам. 2. Всесторонняя защита свободы религии Конституционная норма Европейской Конвенции по правам человека охватывает ранее сформулированные специфические гарантии (свобода убеждений, свобода совести, свобода культа, свобода вероисповедания) и суммирует их в одном «общем законе о правах человека»6, где отдельные гарантии собраны воедино. Эта всесторонняя идея религиозной свободы четко указывает на то, что конституционно защищена не только свобода вероисповеданий, но и мировоззрение, не имеющее отношения к религии. В основе концепции религиозной свободы лежит уважение убеждений совести. Государство гарантирует их свободное развитие в сфере образования и их свободное выражение, включая альтернативные действия, покуда не нарушаются основные принципы действия закона.7 Особенно важное выражение свободы совести может быть обнаружено в законодательстве об обороне. Если человек обязан нести воинскую службу, но отказывается от нее, заявляя, что 7
не может в полной мере исполнять военную службу, потому что (исключая случаи индивидуальной самозащиты или защиты от грозящей опасности со стороны других) отвергает применение силы с оружием против человеческой жизни по убеждениям совести, то это могло бы спровоцировать моральный конфликт при несении военной службы. Такой человек должен привлекаться на альтернативную социальную службу (ZivildienstG, раздел 2(1)8). В Законе об образовании свобода совести конкретно представлена в возможности отказа от религиозных занятий в школе (RelUG Section 1(2)), и в праве учителя отказаться работать в частной конфессиональной школе (PrivSchG, раздел 20). На уровне университета сотрудники и студенты имеют право не принимать участие в тех заданиях в сфере науки и искусств, которые противоречат их убеждениям совести (UniversitatsG, раздел 105). В Законе о медицине не должно быть дискриминации по отношению к тем, кто по убеждениям совести не хочет участвовать в совершении аборта на законном основании (Strafgesetz- buch, разделы 97(2) и (3)) или ассистировать при родах (FortpflanzungsG, раздел 6). Свобода убеждений включает право исповедовать любую веру, менять эту веру или не верить без вмешательства со стороны государства или общества. Это фундаментальное право восходит к положениям о расколе: в случае признанной церкви или религиозной общины о нем должно быть заявлено прежде, чем решение государственных властей вступит в силу. (In- terkonfG 1868, раздел 6). Что касается зарегистрированной религиозной общины, то хотя формальное решение об отделении не является необходимым, (BekGG, раздел 4(1 )(4)), прекращение членства может быть объявлено непосредственно перед окружной администрацией (BekGG, раздел 8(1)). 3. Защита фундаментальных прав Будучи фундаментальными, права на свободу религии являются частью субъективных публичных прав, нарушение кото-
рых рассматриваются Конституционным судом или Высшим административным судом. Конституционный суд (B-VG ст. 144(1)) обязан защищать фундаментальные права при рассмотрении жалоб на решения административных властей, если истец считает, что одно из его фундаментальных прав было нарушено или самим решением, или неконституционным актом или законом. Высший административный суд осуществляет свой контроль путем рассмотрения жалоб на решения административных властей после того, как все другие законные меры были исчерпаны (B-VG ст. 131(1)). 4. Положения регулярного законодательства Государственное право, касающееся религии, отражено в двух категориях: первая касается таких вопросов законодательства о религии, как, например, Акт о признании (Anerken- nungsG) 1874 г., Акт о вероисповедных общинах (BeKGG) 1998 г. и Акт о межконфессиональных отношениях (Gesetz tiber interkonfessionelle Verhaltnisse) 1868 г.; вторая относится к пра- вовоому статусу отдельных признанных церквей и религиозных общин. Специальный церковно-государственный закон о Католической церкви в Австрии традиционно состоит из договоров со Святым Престолом; они считаются международными договорами публичного права sui generis (договорами особого рода) и подпадают под процедуру преобразования (B-VG ст. 50). Согласно современному австрийскому конституционному праву только соглашения являются основой церковно- государственного права. При наличии многих нюансов в отношениях между государством и церковью, церковное право со временем распространилось на общий правовой порядок; оно проявляется во всех сферах, соприкасающихся с религией. 5. Основные категории австрийской системы Правовая система отношений между государством и церковью в Австрии опирается на два основных принципа: фундаментальное право на индивидуальную свободу религиозных и фи-
лософских убеждений; и гарантия фундаментальных прав на корпоративные публичные действия религиозных общин. В Австрии нет государственной церкви: на институциональном уровне государство и религиозные общины отделены друг от друга. Государство признает, тем не менее, деятельность церквей и религиозных общин в публичной сфере. Основная идея этой системы заключается в обеспечении соответствующих правовых рамок для включения религиозного плюрализма в общество, в котором (что принципиально важно) государство лишено своего верховенства. IV. Регулярное (государственное) право L Правовой статус религиозных общин а) Признанные церкви и религиозные общины Конституционной основой правового статуса признанных церквей и религиозных общин является ст. 15 Конституции: «Каждая церковь и религиозное общество, признанное законом, имеет право на публичную религиозную практику, на самостоятельное управление своими внутренними делами, на владение своими институтами, пожертвованиями и фондами, переданными на нужды богослужения, обучения и благосостояния, но как и любое другое общество подчинается общим законам страны». Обращение с церквами и религиозными общинами как с корпорациями публичного права sui generis содержит в себе меньше позитивной правовой значимости, нежели утверждение о том, что государство не считает религию частным делом. Когда государственное законодательство говорит о публичных корпорациях, имеются в виду и церкви, кроме случаев, когда закон отчетливо исключает их из сферы регулирования. Основа, дающая последователям определенной конфессии возможность получения признания на законном основании, была заложена Актом о признании 1874 г. Согласно разделу 1 этого Акта признание в качестве религиозной ассоциации предоставляется последователям ранее непризнанной в правовом отношении 10
дкноминации при условии, «что (1) религиозное обучение, служение, уставы и избранные наименования не содержат чего- либо незаконного или аморального и (2) создание и существование по меньшей мере одной общины, учрежденной согласно требованиям закона, гарантировано». Это положение нашло свое выражение в разделе 11 BeKGG 1998 г. Среди условий, требуемых для признания, демографическое условие имеет настолько запретительный характер, что в течение длительного времени только Свидетели Иеговы могли его выполнить. Требуется минимум членов, составляющий 2% от всего австрийского населения согласно последней переписи (по переписи 2001 г. это составляло 16.066). Согласно Акту о признании признание предоставляется на основании указа.10 С 1988 г. Конституционный суд признает в принудительном порядке право на признание. И хотя признание предоставляется на основании указа, официальное уведомление о непризнании должно быть также представлено для обеспечения возможного обращения в Высший административный суд.11 Высший административный суд руководствовался этим положением в 1997 г.12 Положения, касающиеся церквей и религиозных общин, признанных Актом о признании, изложены в этом Акте. Тем не менее, законодательство, относящееся к «исторически признанным» церквам и религиозным общинам, развивалось посредством специальных законов. Один из примеров относится к Католической церкви в конкордате между Святым Престолом и Австрийской Республикой с дополнительным протоколом от 15 июня 1933 г. и дополнительными договорами. Согласно конкордату государство предоставляет церкви гарантии в том, что она может издавать законы, декреты и указы в рамках собственной компетенции без всяких препятствий (ст. 1(2)). Структуры Католической церкви, имеющие статус юридического лица согласно каноническому праву, также получают статус публичного права в сфере государственного права. Организации, которые желают в будущем получить статус госу- 11
дарственных учреждений, могут сделать это сразу же, как только уведомление об их образовании подано в соответствующее федеральное министерство (Art. 2). Создание церковных провинций и епархий, а также значительное изменение их границ должно быть предметом договора с федеральным правительством (ст. З).14 Государство не участвует в назначении церковных служащих, за исключением Политического пункта о епархиях (ст. 4).15 Конкордат содержит правила, относящиеся к теологическим факультетам, монашеским орденам, законодательству о церковной собственности и духовному попечительству в учреждениях. В случае возникновения трудностей при интерпретации конкордата или проблем, не оговоренных в договорах между государством и церковью, принимается «дружеское» решение ((Clause of Amicability) или решение на основе взаимного согласия. Закон о протестантах 1961 г. представляет собой решение вопроса о равноправном отношении к протестантским и католическим церквам. По сравнению с конкордатом это более современный закон, обеспечивающий значительную религиозную свободу. Раздел 1(1) предоставляет отдельное правовое признание церкви Аугсбургского исповедания и церкви Швейцарского исповедания, в дополнение к церкви Аугсбургского и Швейцарского исповедания на основании их просьбы. Протестантская церковь независима от государства в назначении всех своих служащих. Но, тем не менее, существует обязанность указать законных представителей всех своих учреждений, обладающих правоспособностью в дополнение к именам членов руководящего органа Протестантской Церкви. Закон о православных 1967 г. впервые признал греческую православную церковь в Австрии и добавил ее к существующим общинам. Исходя из целей государственного права, членство напрямую касается всех лиц православного вероисповедания, имеющих постоянный адрес (если нет постоянного адреса, то адрес обычного пребывания) на федеральной территории. Из-за различий во внутренних структурах православной церкви, которые могут привести к конфликтам, государство сочло необхо- 12
димым включить в закон положение о праве на контроль; это привело к мнению о несоответствии Конституции. Закон об иудеях 1890 г. основан на концепции единой религиозной общины: каждый иудей принадлежал к религиозной общине в местности, где он имел постоянный адрес. Это правило было изменено согласно поправке 1984 г. Теперь каждая иудейская община имеет возможность получить признание как независимая религиозная община согласно Акту о признании.16 Как дань времени своего появления, закон об иудеях характеризуется верховенством государства над церковным правом и содержит определенное число прав государства на контроль; эти права, однако, более не применяются в своей первоначальной форме. Мусульманам изначально был дан только статус последователей признанной религиозной общины законом об исламе 1912 г., поскольку институциональное признание ислама согласно процедуре, изложенной в Акте о признании было невозможно. Институциональное признание исламской религиозной общины состоялось на основе указа 1988 г., который суммировал элементы, которые должны «в частности» содержаться в Уставе религиозной общины при уважении к ее внешним правовым обстоятельствам. Правовые вопросы, относящиеся к мусульманской религиозной практике, нашли свое фундаментально либеральное решение в Австрии, не в последнюю очередь из- за статуса публичного права этой религиозной общины. Ритуальный убой скота не вступает в противоречие ни с «добропорядочностью», ни «с общественным порядком», если это представляется как lege artis. Этой точки зрения придерживался Высший административный суд с конца XIX в., и это было подтверждено в настоящее время Конституционным судом и Верховным судом.17 Что касается иерархии ценностей фундаментальных прав и в свете других обстоятельств, то защита животных менее значима, чем свобода любой религии. До сегодняшнего дня не было дела в Австрии, касающегося исламского головного платка (хиджаба). И в теории, и на прак- тике ношение хиджаба само по себе не означает ни идентифи- 13
кации, ни прозелитизма, ни внушения. Поэтому тот, кто носит хиджаб, не должен быть отстранен от обучения. Закон о Древних восточных церквах 2003 г. положил конец неравноправному отношению к Коптской церкви и к двум другим древним восточным церквам, которые уже были признаны - к Армянской апостольской церкви (с 1973 г.) и к Сиро- православной церкви (с 1985 г.). Эти церкви различаются в ве- роучительном плане несмотря на свою каноническую независимость. Целью этого закона было создание правовой ситуации, не только уважающей уставы древних восточных церквей, но также создающей для них особое и однородное гражданское церковное право. Ъ) Зарегистрированные религиозные общины Акт о правовом статусе религиозных общин(ВеКХЮ) 1998 г. создал правовую базу для получения религиозными общинами юридического лица без предоставления им в то же время статуса корпорации публичного права.18 Этот закон не касается философских общин как «общин с нерелигиозными верованиями»; в связи с этим возникают проблемы с точки зрения перспектив фундаментальных прав. Положения о получении статуса юридического лица религиозными общинами во многих случаях были аналогичны положениям закона о регистрации ассоциаций, с указанием причин возможного отказа на особых основаниях. В частном праве юридическое лицо предоставляется в момент регистрации. Заявитель должен доказать, что по меньшей мере 300 человек, проживающих в Австрии, принадлежат к религиозной общине; эти лица не должны принадлежать к другой религиозной общине или признанной на законном основании церкви или религиозной общине (раздел 3(3)). Согласно разделу 5 власти должны отказать в регистрации, если уставы общины не соответствуют правовым формальным требованиям или, если, исходя из их учения или практики придется защищать в интересах демократического общества общественный порядок, здоровье и мораль, права и свободы других. 14
Эта защита необходима особенно в сфере подстрекательства к совершению преступления, препятствования психологическому развитию несовершеннолетних, покушения на психологическую неприкосновенность членов или применения психотерапевтических методов для привлечения обращенных. Религиозные общины приобретают с регистрацией некую печать одобрения. Это имеет правовое значение за пределами предоставления юридической личности, напр., там, где в соответствии с существующим правовым порядком извлекаются правовые последствия из религиозного измерения как такового, а не просто из факта признания. с) Религиозные общины как ассоциации Согласно разделу 1(2) Закона об объединениях 2002 г., его нормы не относятся к тем ассоциациям, которые созданы в соответствии с другими правовыми положениями или приняли другую правовую форму в соответствии с другим законодательством. Религиозные общины теперь могут приобрести статус юридического лица как ассоциации, что было невозможно в рамках прежнего законодательства. Религиозные общины, созданные согласно нормам закона об объединениях, имеют статус равный статусу других идеологических ассоциаций. 2. Понятие свободы религиозных общин Понятие «внутреннее дело» (Конституция, ст. 15) применительно к признанным церквам и религиозным общинам является конституционным понятием, ограничивающим свободу действий государства. В этих вопросах деятельность церкви не является государственной деятельностью: ее общие и частные акты не являются административными актами с точки зрения федеральной Конституции, они не подпадают под контроль Административного или Конституционного суда. Значение этого понятия для конкретной церкви или религиозной общины восходит к целям и функциям этой организации и определяется прежде всего на основе фундаментальных прав, как это следует понимать в рамках самопонимания церкви или 15
религиозной общины. Регулярное государственное право не должно накладывать ограничения на действия церкви; оно должно уважать существующие различия и другие фундаментальные права. Это мнение, получившее распространение в литературе, было принято Конституционным судом.19 Конституционный суд признает право признанных на законном основании церквей и религиозных общин на полное регулирование и управление своими внутренними делами без вмешательства и контроля государства (StGG Art. 15 (VfSlg. 6102/2001)). Это положение открыто для критики, поскольку право должно рассматриваться как следствие фундаментального права на религиозную свободу и потому в принципе должно быть гарантировано, несмотря на особый правовой статус. 3. Организация религиозных общин a) Правовой статус церковных организаций в целом Учреждения Католической церкви, обладающие статусом юридического лица согласно каноническому праву, имеют также публичный статус в сфере государственного законодательства. Они получают такой статус, как только уведомление о создании представлено в соответствующее министерство (Concordat стт. 2 and 10). Учреждения Протестантской церкви со статусом юридического лица получают публичный статус с момента представления уведомления Протестантской церкви в соответствующее министерство (ProtestantenG раздел 4(1)). По отношению ко всем другим признанным церквам и религиозным общинам только религиозные общины и их ассоциации могут в принципе обладать правосубъектностью. Кроме того, организации религиозных общин и их ассоциации могут использовать и применять все другие правовые формы, разрешенные государственным законодательством. b) Образовательные учреждения (см. ниже раздел VI) c) Благотворительные организации, финансируемые (поддерживаемые) церквами Усиление регулирования в социальных процессах и в сфере благосостояния обычно ведет к интеграции негосударственных 16
спонсоров такой деятельности в систему социального обеспечения. Традиционно церковные учреждения играли важную роль во многих сферах. Государство учитывает это, упоминая церковные учреждения в различных случаях, напр., при обеспечении помощи беженцам (AsylG раздел 4(2)) и в области развития (EntwicklungszusammenarbeitsG 2002 раздел 2(3)). V. Церкви и религиозные общины в политической системе После Второй мировой войны религиозные общины были назначены «опекунами» за приведение в порядок фундаментальных прав и демократии. Сегодня, тем не менее, распространено политическое мнение, что они выполняют важную функцию в обществе, что выражается в предоставлении публично- правового статуса признанным церквям и религиозным общинам. Религиозные общины принадлежат к тем социальным ассоциациям, которые определяют контекст коммуникации в обществе и политике. Они - важные участники в этом публичном диалоге, в котором граждане получают мотивацию для ответственных действий. Это ведет к тому, что религиозные общины не только интегрированы в процесс выражения мнений о формулировках государственного законодательства, которое применимо к ним в широком смысле слова, но и представлены во многих консультативных советах и комитетах. VI. Религиозные общины в государственном законодательстве о культуре L Частные школы Государственные школы, финансируемые федеральными властями, федеральными землями и местными властями, открыты для каждого, независимо от конфессии. Частные школы получают публичный статус, если их попечители, руководство и учителя могут гарантировать соответствующее и регулярное обучение согласно целям австрийского образования. В случае 17 2-6117
юридически прописанного типа школ результаты обучения должны быть эквивалентны результатам обучения в государственной школе такого же типа. Выполнение этих условий является правовой предпосылкой в случае признанных церквей и религиозных общин.20 В силу их публичного статуса отчеты их школ имеют ту же правовую силу, что и отчеты государственных школ. Признанные церкви и религиозные общины получают субсидии для оплаты персонала конфессиональных частных школ с публичным статусом {PrivatschulG раздел 17).21 Такие субсидии должны выдаваться как «живая субсидия» в смысле назначения учителей, принятых на работу Федерацией или федеральными землями в частные школы. Если это невозможно, то выдается эквивалентная финансовая субсидия (раздел 19). Только те учителя могут быть допущены в конфессиональные школы, которые согласны с назначением и если с этим назначением также согласен руководящий орган церкви или религиозной общины, Назначение должно быть отменено, если сам учитель об этом просит или если церковное руководство считает дальнейшую работу учителя невозможной по религиозным причинам (раздел 20). 2. Религиозное образование Религиозное образование гарантировано ст. 17(4) StGG, согласно которой соответствующие церкви и религиозные общины являются ответственными за религиозные занятия в школах. Если рассматривать системно, то эта статья реализует религиозную свободу детей и родителей и их родительские права на религиозное или философское образование своих детей. Согласно Закону SchulorganisationsG 1962 г., раздел 2(1), целью австрийского школьного образования является сотрудничество в развитии способностей молодого поколения, в том числе согласно религиозным ценностям на основе соответствующего обучения. Включение религиозных ценностей в статью о целях образования служит для того, чтобы образование было всесторонним, а лицо, готовое получить религиозное образование и 18
развиваться, имело перед собой выбор. Согласно разделу 2(Ь)(1) закона о религиозном образовании (RelUG 1949) в классных комнатах государственных школ и в школах с публичным статусом, в которых религиозные занятия являются обязательным предметом, школа обязана поставить крест, если большинство учеников принадлежит к христианству. Законность религиозного занятия с точки зрения фундаментальных прав предполагает введение этики в качестве обязательного предмета, так, чтобы занятия по этике были предусмотрены для тех учеников, которые не принадлежат к признанной церкви или религиозной общине или тех, которые отказываются от религиозных занятий. Школьный эксперимент по «Этике», начатый в 1977 г., был осуществлен в 100 школах в 2003-2004 учебном году. Будет ли схема внедрена во всю школьную систему, пока еще не ясно. Организация, реализация и прямой контроль за уроками по религиозному образованию переданы соответствующей церкви или религиозной общине. Государство имеет право контролировать религиозные занятия через свои контролирующие органы и посредством дисциплинарных мер (RelUG раздел 2). Таким образом религиозные общины, а не государство организуют уроки религиозного образования, несмотря на то, что будучи обязательным, этот предмет по своей значимости приравнен к другим предметам. Для всех учеников, являющихся членами признанной церкви или религиозной общины, религиозные занятия по их конфессиям являются обязательным предметом в начальной и средней школе, педагогических колледжах, сельскохозяйственных и лесных колледжах, а также во всех профессиональных колледжах в Тироле и Форарльберге. В других школах религиозные занятия являются факультативным предметом. Ученики моложе 14 лет могут быть освобождены от религиозных занятий своими родителями, направившими письменное заявление руководителю школы в течение первых 10 дней с начала каждого учебного года. Ученики старше 14 лет могут сами обратиться с письменным заявлением об освобождении от религиозных занятий. 19
Программа по религиозному образованию принимается церквами и религиозными общинами; министерство образования должно быть информировано о них и опубликовать их, хотя это и носит чисто декларативный характер. Государственное утверждение необязательно. Имеется лишь одно ограничение: используемые книги и методические материалы не должны противоречить целям формирования ответственных граждан (Re- 1UG раздел 2(3)). Учебники по религиозному образованию включены в программу школьных учебников согласно закону 1967 г.; их издание финансируются государством. Ученики и учителя свободны участовать в религиозных церемониях (напр., общешкольная месса). Учителя по религиозному образованию в государственных школах назначаются федерацией или земельными властями, или церквами или религиозными общинами. Только те, кто получил квалификацию и разрешение соответствующей церкви или религиозной общины, могут быть назначены в качестве учителя религиозного образования. 3. Академии религиозного образования Согласно закону об Академиях образования (AStG) 1999 г. эти академии, которые до сих пор были организованы согласно закону о частной школе, были переименованы в «Университеты педагогических профессий». Передача академий по религиозному образованию под действие AStG привела к ряду последствий, которые оказались существенными для мусульманских академий. Ориентация на идеи и ценности, объявленные принципиальными в разделе 5(2)(4) закона об Академиях образования (AStG раздел 5(2)(4), который 'следует рассматривать во взаимосвязи с задачами австрийских школ, содержала вызов для ислама, как и три других основных принципа: масштабы свободы научных теорий и мнений; взаимосвязь между исследованием и преподаванием; равноправие мужчин и женщин. Так ислам впервые познакомился с интеграцией в государственное законодательство об университетах. 20
4. Теологические факультеты в государственных университетах а) Факультеты католической теологии Существуют факультеты католической теологии в университетах Вены, Граца, Инсбрука и Зальцбурга. Ст. 5 Конкордата гарантирует дальнейшую деятельность этих факультетов, финансируемых государством, в целях предоставления академического образования священнослужителям. Их внутренняя организация и образовательная практика регулируются государством согласно закону об университетах. Понятие «внутренняя организация» в этом контексте относится к организационным положениям закона об университетах UniversitdtsG (UnivG) 2002 г.; понятие «образовательная практика» касается положений об академическом обучении. Особое место отводится понятию Конкордата (UnivG раздел 38(1)). Академическая степень по теологии, присуждаемая Папской академией в Риме или любой другой Папской академией, признается имеющей статус государственного уровня в Австрии. Назначение профессоров и доцентов должно быть согласовано с компетентными церковными властями. Если церковное руководство не согласно, то преподаватель должен быть освобожден от преподавания соответствующих предметов. Большинство считает, что дисциплинарные меры по освобождению профессора теологии в случае несогласия церковных властей с его кандидатурой согласно ст. 5(4) Конкордата не нарушает права на свободу религии и совести, мнения, академического образования и исследований, поскольку целью является предоставление религиозного образования пастырям и учителям.23 На основе ст. 5 Конкордата теологию можно изучать в теологических колледжах, созданных компетентными церковными властями. 21
b) Факультеты протестантской теологии Федеральное государство обязано содержать факультет протестантской теологии по меньшей мере с шестью постоянно действующими кафедрами в Венском университете для обеспечения кандидатов на священство академическим образованием, для теологических исследований и подготовки учителей (раздел 15 Закона о протестантах). Преподаватели факультета должны быть членами протестантской церкви. При назначении профессора на кафедру, комиссия должна проконсультироваться с руководством протестантской церкви. 5. Частные церковные университеты Закон об аккредитации университетов 1999 г. положил конец государственной монополии в Австрии и сделал возможным учреждение частных университетов. В 2000 г. был создан частный католический теологический университет в Линце. 6. Средства массовой информации а) Законодательство о радиовещании Закон 2001 г. создал публично-правовую основу с целью осуществления общественной функции австрийского радио. Закон должен «адекватно отражать значение признанных на законном основании церквей и религиозных общин» в рамках радиовещания (раздел 4(1)(12)). В учредительном совете из 35 членов должен присутствовать, по крайней мере, один представитель признанной церкви и религиозной общины. Католическая церковь и Протестантская церковь назначают каждая по одному члену в совет радиослушателей, который также состоит из 35 членов (раздел 28(3)(3) и (4)). Согласно директиве по программам 1.2.2., не только события, связанные с церквами и религиозными общинами должны быть представлены в своем социальном контексте, но и их вероучительные системы. Закон о частном телевидении 2001 г. регулирует частное радио- и телевещание, а также кабельное и спутниковое телевидение. Церкви и религиозные общины определенно не исключе- 22
ны из радио- и телевещания, поскольку являются «юридическими лицами публичного права» (раздел 10(2)(1)). Ъ) Печатные СМИ Церкви и религиозные общины, признанные на законном основании, без сомнений не исключены из субсидий для печатных СМИ, в которых юридические лица публичного права участвуют как владельцы, редакторы или издатели (Publizistikfor- derungsG 1984 раздел 7(3)). Субсидии распределяются советом, один из членов которого является представителем законно признанных церквей или религиозных общин (раздел 9(1)(6)). 7. Защита исторических памятников Раздел 2(1) закона о защите памятников (DMSG) 2001 г. гласит, что законодательная предпосылка для защиты памятников, находящихся в собственности признанных церквей или религиозных общин, истекает в 2009 г. (раздел 2(4)). После этого будут защищены только те памятники, в отношении которых будет принято решение, что их сохранность представляет собой общественный интерес. Перестройка или снос памятников не разрешается без заключения Федерального управления по памятникам (DMSG раздел 5(1)). Независимо от этого заключение должно быть получено для перестройки, если памятник используется для богослужения и перестройка практически необходима по богослужебным соображениям. Имеется Совет по историческим памятникам, в чью компетенцию входит предоставление специальной экспертизы. Один представитель соответствующей церкви или религиозной общины принимает участие в заседаниях совета как ad hoc (специально для этого) член, если памятник, являющийся собственностью церкви большинства, нуждается в реставрации, или если рассматриваются общие проблемы священных или иных церковных памятников {Denkmalbeirat-VO 1979 раздел 5). 23
VII Трудовое и социальное право 1. Коллективное трудовое право Церкви и религиозные общины могут заключать коллективные соглашения по причине их статуса корпораций публичного права, согласно разделу 7 Закона о труде 1974 г. (ArbVG). Тем не ivfeHee, эта возможность редко использовалась до настоящего времени. На уровне бизнеса и предпринимательства обычно существуют соглашения компаний. Согласно разделу 132 (1) ArbVG некоторые условия полностью или частично неприменимы к бизнесу или предприятиям, которые напрямую служат политическим целям и целям коалиционной политики, конфессиональным, научным, образовательным или благотворительным целям. Целью такой договоренности является предотвращение участия трудового совета в принятии таких экономических решений, которые могли бы привести к ослабленикх(специфических целей организации. Общее исключение из определения, принятого работниками по найму, не ограничивается конфессиональными целями признанных церквей или религиозных общин. Первое предложение ArbVG, раздел 132(4), четко указывает на то, что условия, касающиеся организации производственных отношений, неприменимы к бизнесу и предпринимательству, которые служат конфессиональным целям признанной церкви или религиозной общины, так как эти положения входят в конфликт со специфической природой бизнеса и предпринимательства. По этой причине необхо- димЬ рассматривать каждый конкретный случай для того, чтобы определить, согласуется ли условие со специфическими последствиями вытекающими из права на самоопределение. Согласно второму предложению раздела 132(4) закона ArbVG положения о соглашении компаний и в определенных случаях некоторые другие положения не применимы ни в коем случае к предприятиям и административным организациям, связанным с управлением внутренними делами признанных на законном основании церквей и религиозных общин. 24
2. Индивидуальное трудовое право Церковный наем является частью гражданского права. Внутренний церковный устав о занятости и оплате является предметом договорного права, адаптированным к церквам и религиозным общинам как обладателям прав по частноу праву. Это право в принципе варьируется в рамках законодательных ограничений свободной разработки трудового контракта.24 Лица, чья деятельность характеризуется в основном религиозными, благотворительными или социальными целями, не считаются работниками по найму, если они не наняты на основе трудового договора (ArbVG, раздел 36(2)(6). Особые отношения с церковью или религиозной общиной как работодателями определяются непосредственным участием в реализации конфессиональных целей. Это находит свое выражение в различных формах: это принятие учения церкви или религиозной общины и соответствующий образ жизни, особое попечение о церкви как о работодателе. Эта лояльность может меняться в зависимости от значимости работы в рамках духовной миссии церкви. 3. Закон о благосостоянии Среди лиц, исключенных из полного страхования согласно Закону об общем социальном страховании (ASVG раздел 5(1 )(7)) 1955 г., есть священники Католической церкви, члены монашеских орденов и иных организаций Католической церкви, 5 если они не имеют договорных отношений с другими корпорациями отдельно от своих церквей или их организаций. Некоторые из этих лиц имеют частичное страхование на случай болезни, несчастного случая и пенсии. Если человек, исключенный из полного страхования, прекращает членство в монашеском ордене или схожей организации, ему переводится определенная сумма нового пенсионного страхования (ASVG, раздел 314). Закон о федеральном финансировании попечения 1993 г. предпринял на всей территории государства (и в основе своей однородную) реорганизацию выплат лицам, нуждающимся в 25
помощи. Священники и члены религиозных орденов, которые не подпадают под действие раздела 3(1) ASVG , не включены в число названных лиц, потому что они не получают «основное жалованье по федеральному закону». Если же имеет место постановление соответствующего управления федерального министерства, то лица, исключенные из пенсионного страхования, могут быть включены в число названных лиц для получения денежной помощи. Это может быть сделано для светских священников (BGB1II2002/72), но не для членов монашеских орденов. VIII. Финансирование церквей 1. Государственная гарантия церковной собственности Владение и пользование церковными специализированными фондами гарантировано ст. 15 StGG: это особое применение общей фундаментальной гарантии собственности. Кроме того, ст. 13 Конкордата гласит, что право собственности Католической церкви не будет нарушаться, и что церковь может свободно приобретать собственность с учетом ограничений, действующих в рамках общего для всех закона. Согласно судебным решениям и единодушному мнению специалистов, независимое управление собственностью является внутренним делом церквей и религиозных общин. 2. Государственные выплаты и резервные права Государственные выплаты религиозным общинам существуют только в отношении восстановления финансовых потерь во время нацистской оккупации. Согласно Венскому договору 1955 г. (ст. 26), Австрия обязана компенсировать финансовые потери, вызванные нацистским законодательством или возникшие в период нацистской оккупации. Для реализации этих выплат были заключены международные договоры с Католической церковью и приняты законодательные решения в отношении Протестантских и Старокатолической церквей, а также иудейской религиозной общины.26 26
Особая проблема, существовавшая прежде и сохраняющаяся поныне, касается прав иудейской еврейской общины и ее организаций на реституцию и компенсацию. Представить необходимые доказательства, требуемые законом, обычно трудно и потому правоприменительная практика этих законов - довольно неповоротливая. Закон о резервных правах 1951 г. дал еврейским общинам право предъявлять претензии всем тем юридическим лицам, которые служили религиозному и культурному благоденствию или социальным целям еврейской общины, включая еврейские фонды. Наконец, Федерация создала общий компенсационный фонд на основе договора 2001 г. о еврейской собственности, которая была конфискована или разрушена в нацистский период, что также действует в отношении религиозных общин и других еврейских организаций (EntschadigungsfondsG 2001). 3. Церковные контрибуции и налоги Сбор церковных контрибуций и средств для финансирования своих материальных нужд и работы персонала является внутренним делом признанной церкви или религиозной общины, но для этого необходимо использовать правовые гарантии государства. Закон о церковных контрибуциях вступил в силу для католиков, протестантов и старокатоликов 1 мая 1939 г. Взрослые члены общины обязаны вносить контрибуции, независимо от того, посещают ли они церковную службу или нет. Сбор контрибуций осуществляется согласно распоряжению о церковных контрибуциях, принятому церквами. Обязательный характер распоряжения для членов церкви является частью внутреннего церковного права. Неуплата контрибуций может стать предметом гражданского судебного разбирательства. Для церквей и религиозных общин, на которые не распространяется закон о церковных контрибуциях, существует возможность увеличения контрибуций путем административного воздействия. В настоящее время ни одна из этих церквей и религиозных общин не воспользовались этой нормой. 27
IX. Статус признанных церквей и религиозных общин в налоговом законодательстве Положения закона о налоге, которые касаются религии, частично обусловлены нормами закона о доходах в силу публичного статуса церквей и религиозных общин. Также учитываются условия, при которых существуют привиле- гии(послабление, освобождение) для корпораций, имеющих церковные цели в дополнение к тем, что относятся к целям общественной пользы или благотворительным целям 7 (Раздел 34 Bundesabgabenordnung 1961). Пожертвования для поминовения о упокоении или о здравии донора или его родственников исключены из налога по наследованию и дарению независимо от того, были ли они сделаны при жизни или после смерти. Дарение движимого имущества и деньги ныне здравствующих лиц в пользу учреждений признанных на законном основании церквей или религиозных общин и предназначенные для церковных целей, полностью освобождаются от налога на наследование и дарение. (Разделы 15(1)(13) и (14)(а) и (b) Erbschafts - und Schenkungssteuergesetz). X. Доступ религиозных общин к общественным институтам 1. Духовное попечительство в вооруженных силах и в полиции Организация католического пастырского попечительства в вооруженных силах является задачей епископа по вооруженным силам. Он назначается исключительно Папой по несвязываю- щему предложению Федерального правительства или в соответствии с особыми политическими соображениями. Капелланы избираются епископом с согласия Министерства обороны и назначаются государством; они должны иметь общее разрешение церкви заниматься пастырским попечительством (Конкордат, ст.8) 28
Протестантский военный суперинтендент занимается организацией протестантского пастырского попечительства в вооруженных силах. Его кандидатура выдвигается Советом протестантской церкви и назначается Секретарем Министерства обороны. В духовных делах он подчиняется руководящему органу протестантской церкви, а во всех других - соответствующему командованию федеральной армии. Капелланы назначаются государством, но они должны иметь согласие церкви (Закон о протестантах, раздел 17). Организация исламского духовного попечительства в настоящее время является предметом обсуждения. Что касается духовного попечительства в полиции, то соглашение между Австрийской епископской конференцией и федеральным Министерством внутренних дел о католическом духовном попечении о должностных лицах вступило в силу в декабре 2002 г. 2. Духовное попечительство в организациях Особое пастырское попечительство может быть организовано в государственных больницах, медицинских организациях, частных лечебницах, тюрьмах28и домах призрения в согласии с компетентными церковными властями (католический епископ данной епархии; руководящий орган протестантской церкви). Кроме того, местные пасторы всех деноминаций, включая тех, которые не признаны с правовой точки зрения, или их представители имеют право свободного доступа к членам своих деноминаций в учреждениях, которые не располагают независимым пастырским попечительством. XI. Клир и члены монашеских орденов в государственном праве По существу самопонимание соответствующей религиозной общины, лежит в основе решения о том, кого считать клиром в государственном праве.29 Уважая политические права, 29
особенно право баллотироваться на общественную службу, государственное право не содержит ограничений в этом плане. 1. Особый процедурный статус Священник не может быть принужден к даче свидетельских показаний в уголовных, гражданских или административных 30 правовых процессах по вопросам, доверенным им во время исповеди или в силу обязательной конфиденциальности их пастырского служения. Это положение защищает индивидуальную свободу религии и относится также к пасторам деноминаций, не являющихся признанными с правовой точки зрения. 2. Особый статус в военном законе Следующие лица освобождены от военной службы или социальной службы (для тех, кто отказывается от военной службы по соображениям совести), если они принадлежат к признанной на законном основании религиозной общине: священники; лица, занимающиеся пастырским попечительством или преподающие религиозные предметы по окончании богословского обучения; члены монашеских орденов, давшие обет; студенты теологии, готовящиеся к принятию духовного сана (раздел 18(3) WehrG 1990, раздел 13(а)(1) ZivildienstG 1986). XII Брачное и семейное право 1. Религиозное воспитание детей21 Родители детей, еще не достигших совершеннолетия в религиозных вопросах, могут в период брака свободно решать вопрос о конфессии или философии, в соответствии с которой они желают воспитывать своих детей. Их согласие в этом вопросе заканчивается со смертью одного из супругов. Если человек в одиночку заботится о ребенке, он сам может решать какое религиозное воспитание ему дать. Лица, заменяющие родителей, тем не менее, должны получить разрешение опекунского суда. После развода родитель, не участвующий более в воспитании ребенка, имеет право голоса в вопросе о смене религии.32 Это решение всегда может быть изменено. Для детей 12 лет и старше, 30
необходимо их обязательное согласие. Если родители не могут достичь согласия, решение может быть принято в опекунском суде. При этом должно быть заслушано мнение детей от десяти лет и старше. Это гарантирует, что мнение детей десяти и более лет будет известно. С 14-летнего возраста каждый человек имеет право свободно выбирать религиозную конфессию согласно собственным убеждениям, и если необходимо, власти должны защищать его.33 2. Церковь и государственное брачное право В Австрии, в принципе, можно вступить в брак только на основе церковного права без признания в системе государственного законодательства. Эту альтернативу часто выбирают по экономическим причинам, напр., из-за более высокого материнского пособия одиноким матерям. Церковь здесь сталкивается с дилеммой сохранения значения своей концепции брака в обществе путем поощрения принятия соответствующих законов. С одной стороны, требуется поддержка брака и семьи, с другой стороны, очевиден риск участия в эксплуатации институтов социального благосостояния при допущении церковного брака без государственного бракосочетания. XIII. Бюро сект На основе спорного федерального закона 1988 г. о создании документационной и информационной службы по вопросам сект была создана правовая основа для государственной информационной деятельности в отношении новых религиозных движений. Закон не относится ни к признанным на законном основании церквам и религиозным общинам, ни к их организациям (раздел 1(2)). Федеральная служба по вопросам сект является независимым институтом публичного права. В ее задачи входит сбор документации и информации об опасности, которая может исходить от программ или действий сект или действий, схожих с 31
сектантскими. Это должны быть основательно обоснованные подозрения и опасность для определенных правовых ценностей. Объем задач Федеральной службы по вопросам сект эквивалентен задачам, указанным в Европейской конвенции по правам человека (ст. 8(2) и ст. 9(2)). Защищенные ценности, которые могут подвергаться опасности, четко сформулированы: жизнь или физическое или психологическое благополучие человеческого существования; свободное развитие человеческой личности, включая свободу вступления и выхода из религиозной или философской общины; неприкосновенность семейной жизни; собственность, финансовая независимость людей; свободное духовное и физическое развитие детей и подростков (раздел 4(1)). Для выполнения своих задач Федеральная служба призвана собирать, анализировать и распространять информацию; давать советы пострадавшим; сотрудничать и обмениваться информацией с национальными и зарубежными властями; развивать, контролировать и координировать исследовательские проекты. XIV. Положения уголовного права Классификация определенных действий как религиозных нарушений особенно необходима для защиты религиозного мира и религиозных убеждений людей от пренебрежительного отношения или насилия. По этой причине StGB распространяется не только на признанные на законном основании церкви и религиозные общины, но и на все те общины, которые действуют на территории государства. К религиозным оскорблением в узком смысле слова StGB относит пренебрежительное отношение к религиозному учению34 и нарушение богослужения35. Кроме того религиозный аспект является квалифицированной особенностью некоторых других нарушений в таких случаях, как клевета на членов клира при исполнении ими своих обязанностей, причинение ущерба или кража предметов, используемых во время богослужений, 32
порча и воровство в помещениях, где совершаются богослужения. (StGB разделы 126 и 128). XV. Библиография Собрание законов /. Gampl/R. Potz/B. Schinkele, Osterreichisches Staatskirchen- recht Gesetze, Materialien, Rechtsprechung. Vol. 1, Wien 1990, Vol.2,Wienl993. Исследования и справочники Я. Kalb/R. Potz/B. Schinkele, Religionsrecht, Wien 2003. H. Schwendenwein, Osterreichisches Staatskirchenrecht, Graz 1992. H. Pree, Osterreichisches Staatskirchenrecht, Wien-New York 1984. /. Gampl, Osterreichisches Staatskirchenrecht, Wien 1971. Периодические издания Osterreichisches Archiv fur Recht und Religion (OARR), прежде Osterreichisches Archiv fur Kirchenrecht (OAKR), три выпуска в год, начиная с 1950. 1 Особенно закон от 6 июля 1938 г. о браке и разводе, закон от 6 июля 1938 г. об унификации права бракосочетания и развода (в земле Австрии и на остальных территориях); закон о взимании церковных сборов в земле Австрии. 2 Особенно частичные договоры со Святым Престолом в 1960-е гг., Акт о протестантах (ProtestantenG) 1961 и Акт о православных (OrthodoxenG) 1967 г. В этот период также приняты акты о признании исламских организаций (Islam- AnerkennungsVO) 1982 и иудеях (IsraelitenG) 1984 г. 3 Особенно BekGG 1998 г. и закон о сектах SektenstellenG 1998 г. 4 Особенно ст. 14 StGG: (1) каждому гарантируется полная свобода убеждения и совести. (2). 5 Раздел V (защита меньшинств) части III Сен-Жерменского договора св. Германии рассматривается как конституционная норма согласно ст. 149 B-VG 1920 г.: Особое значение имеет ст. Art. 63(2): «Все жители Австрии имеют право свободно выражать публично или частным образом любое убеждение, религию или конфессию, если их выражение совместимо с общественным порядком и нормами морали». W. Berka, Die Europaische Menschenrechtskonvention und die Osterreichische Grundrechtstradition, in: OJZ 34/1979, p. 428. 3-6117
7 E.W. Bockenforde, Das Grundrecht der Gewissensfreiheit, in: Staat-Gesellschaft-Freiheit, Frankfurt/Main 1976, 287. 8 Согласно Закону 1990 г. 9 См., напр., в законе о частном радиовещании и в законе относительно СМИ. 10 Согласно Закону о признании на основе указа в настоящее время признаны следующие: Старокатолическая Церковь (1877), Методистская церковь (1951), Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормоны) (1955), Новоапостольская церковь в Австрии (1975), Австрийская буддийская религиозная ассоциация (1983). 11 VfSlg 11.931/1988. Если кто-то выступает вопреки законному мнению, согласно чему Акт о признании не дает испрашиваемого права, никаких правовых последствий не должно следовать из-за конституционного отличия между признанной и непризнанной религиозной ассоциацией. Иначе это будет нарушением принципа равенства, а также нарушением принципа верховенства закона, согласно которому право, данное законом, должно быть неприкосновенно. 12 Согласно решению от 28 апреля 1997, 96/10/0049. 13 Договор о регулировании отношений собственности 1960 г. с поправки 5. дополнительного договора 1996 г.; договор, касающийся регулирования вопросов, относящихся к школьной системе и Заключительный протокол 1962 г., и договоры об организации епархий, касающиеся повышения Апостольской администрации в Бургенланде до уровня епархии в 1960 г., касающиеся повышения Апостольской администрации Innsbruck-Feldkirch до уровня епархии в 1964 г., и касающиеся создания епархии Feldkirch в 1968 г. 14 См. договоры об учреждении епархии в предыдущей сноске. 15 Согласно этой оговорке Австрийское федеральное правительство информируется об имени выбранного лица. Правительство может после этого предъявить условия общего политического характера. Если не достигнуто согласие, Святой Престол свободен назначить по своему усмотрению. Политическая оговорка имеет сегодня очень незначительное практическое влияние; между тем она способствует проведению консультаций Святого Престола с Правительством о кандидатах на более ранних этапах во избежание противоречий. 16 Это положение нуждается в намеренной интерпретации с точки зрения BekGG, раздел 11, касательно минимального числа членов, требуемых для признания. lf VwSlg 10666/1897; VwSlg 5248 А/1907; OGH 28.3.1996, 15 Os 27, 28/96; VfSlg 15394/1998. 18 Зарегистрированы как религиозные общины: бахай, Федерация баптистских общин в Австрии, Федерация евангелических общин в Австрии, Христианская община- движение за религиозное возрождение в Австрии, Свободная христианская община/ община пятидесятников, Общество Hindu Mandi , Свидетели Иеговы, Адвентисты Седьмого Дня, Свободная церковь меннонитов Австрии, Пятидесятническая церковь-община Бога в Австрии. Церковь «Христианская наука» Австрии получила отказ на свое заявление; регистрация Сахаджа-Йоги была отменена (BeKGG раздел 5(2)) 34
19 See VfSlg. 3657/1959 (OAKR 32/1981, p. 426), VfSlg. 7801/1976 (OAKR 32/1981, p. 556), VfSlg. 7982/1977 (OAKR 32/1981, p. 559), VfSlg. 11574/1987 (OAKR 37/1987/88, p. 353). 20 Конституционный Суд не имеет оговорок для такого регулирования со ссылкой на принцип равноправия из-за опыта признанных церквей или религиозных общин, накопленного в течении столетий (see coll 5063/1965 in OAKR 32/1981, pp 482). 21 Напротив, частные школы при непризнанных религиозных общинах не имеют законного права на финансовое содействие; это кажется спорным с точки зрения Конституции, особенно в контексте ст. 2 Первого дополнительного протокола Европейской конвенции прав человека. 22 В свете систематического оправдания религиозных занятий в рамках религиозной свободы и прав родителей, с конституционной точки зрения проблематично связывать право на религиозные занятия с фактом законного признания. С одной стороны, надо иметь в виду, что в такой важной системе как общественная школьная система может потребоваться определенная степень добровольности для сотрудничества с частью признанных церквей или религиозных общин, и в то же время, «конституционно институализированные ожидания государства», выраженные в акте признания, на практике даже говорят об обязанности предоставить религиозные занятия. 23 Constitutional Court VfSlg. 6998/1973, VwSlg. 8419 A/1973. 24 См. особенно OGH Arb coll 9490/1976, OGH 16.9.1987, 9 Ob A 71/87 (OAKR 37/1987/88), p. 36). Конфликты между церковью или-религиозной общиной и ее службами по вопросам частно-правовых договоров найма могут в принципе рассматриваться в суде; между тем все предварительные вопросы, такие, как законность отстранения от должности, уход на пенсию, дисциплинарные меры, перевод на другую должность и т.д., исключены из судебного решения. См. OGH SZ 47/135/1974, SZ 60/80/1987 (OAKR 37/1987/88, рр 371, SZ 60/173/1987 (OAKR 37/1987/88, р. 376). 25 Прежде исключенные из страхования служащие протестантских церквей были включены в полное страхование согласно поправке ASVG 1980 г. и закону об изменении социального статуса 1996 г. 26 По этой причине Католическая церковь в настоящее время получает 192 млн. шиллингов, Протестантская церковь - 12,351 млн. шиллингов, Старокатолическая церковь - 0,570 млн. шиллингов, Иудейская община - 3,420 млн шиллингов: эквивалент зарплате государственного служащего на основе средней заработной платы. 27 Аналогичное распространение (необходимое, вероятно, в силу равноправного обращения) привилегий согласно Закону о доходах на основании «церковных целей» по отношению к другим религиозным общинам еще не практикуется. 28 Раздел 85 StrajvollzugsG 1969, содержит положения о религиозных действиях осужденных. 29 Согласно типологическому описанию VwGH (Slg 9491/1913), если нет сомнения в том, что «тот, кто является учителем религиозного вероучения и 35
советником по религиозным вопросам, кто наблюдает за богослужением и обрядами, кому поручено проповедничество, служение и решение по обрядовых вопросов и кто, наконец, должен вести регистр, - это лицо считается клириком». Раздел 151(1) Strafprozefiordnung 1975 (Criminal Procedure Law), Section 320(2) Zivilprozefiordnung 1895 (Civil Procedure Law), Section 48(2) Allgemeines VerwaltungsverfahrensG 1991 (General Administration Procedure Law). 31 Разделы 1—3 BundesG о религиозном воспитании детей 1985 г. (Federal Law Concerning Religious Upbringing of Children). 32 В решении об обеспечении права родителей Высший Суд решил, что если ребенок вовлечен в общество в процессе воспитания согласно вероучению Свидетелей Иеговы или что это - риска для его здоровья (запрет на переливание крови), то это должно рассматриваться как относящийся к делу фактор: OGH 3.9.1986, 1 Ob 586/86 (OAKR 37/1987/88, рр 104), и OGH 12.5.1993, 3 Ob 521/93 (OAKR 42/1993). В первом случае дело рассматривалось в Суде по правам человека в Страсбурге, который решил, что было нарушено право семейной жизни в свете ст. 8 ECHR и ст. 14 ECHR (22.6.1993, Nr 15/1992/360/434, OAKR 42/1993). 33 Раздел 4 BundesG о религиозном воспитании детей; раздел 4 InterkonfG 1868 г. 34 Согласно разделу 188, лицо, осмеявшее или пренебрежительно отнесшееся к кому-то или предмету, относящемуся к богослужению церкви или религиозной общины на австрийской территории, или к религиозному учению, разрешенной на законном основании традиции или институту церкви или религиозной общины в условиях, когда такое поведение приводит к нарушению мира, приговаривается к тюремному заключению до шести месяцев или штрафу, равному сумме до 360 ежедневного дохода. Согласно разделу 189(1), лицо, пренебрежительно относящееся к разрешенной на законном основании церковной службе или схожей религиозной церемонии или богослужению церкви или религиозной общины на австрийской территории с насилием или с угрозой насилия приговаривается к тюремному заключению на два года. В разделе 2 говорится о менее, серьезных нарушениях религиозного богослужения посредством хулиганства. 36
Рик Торфе ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В БЕЛЬГИИ /. Социальные факторы Трудно представить точный обзор религиозной принадлежности в Бельгии. В настоящее время больше не проводится перепись населения, но даже в то время, когда она проводилась, вопросы религии считались несовместимыми с религиозной свободой. Тем не менее некоторая статистика все же существует. Сегодня общая численность населения Бельгии составляет более 10 миллионов человек. Приблизительно 70% населения принадлежит к Римо-католической церкви; это на 10% меньше, чем 20 лет назад. Число протестантов колеблется от 70 000 до 100 000; это меньше 1% населения. Мусульмане, проживающие в Бельгии только с 1960-х гг., составляют примерно 4 % населения. Численность всех остальных религиозных групп намного меньше: 21 000 англикан, 40 000 иудеев, и более 60 000 православных. Численность неверующих неоднозначна. Представители официальных движений неверующих указывают, что их около 1,5 миллиона человек, что составляет 15% всего населения.1 Согласно же данным правительства - только 350 000. Эту разницу можно объяснить тем, что многие неверующие или агностики не хотят быть частью официальной и четко структурированной группы неверующих. На самом деле Бельгия характеризуется высоким уровнем секуляризации, которая, по мнению многих экспертов, распространена гораздо шире, чем в таких странах, как Нидерланды и Германия. Но несмотря на это религия остается чрезвычайно важным социальным феноменом. Вследствие влиятельной роли 37
ислама и интеграции «новых бельгийцев» в современное общество религия занимает более существенное место в политической жизни, чем прежде. //. Исторические предпосылки Основу правовых отношений между государством и церковью нужно искать в бельгийской Конституции 1831 г. С этого времени были внесены поправки к Конституции по различным вопросам, но главные принципы регулирования отношений между государством и церковью остались прежними. Широко распространенные настроения 1830 г., когда Бельгия получила независимость, ощущаются еще и сегодня. Это было время, когда молодые либеральные политики хотели не только пропагандировать современные принципы свободы, но и защитить их на конституционном уровне. В то же время довольно прогрессивная Бельгийская церковь была готова идти вперед, представляя собой честолюбивого партнера в переговорах о Конституции. Письмо принца де Мена, архиепископа Мехеленского, зачитанное во время заседания Национального Конгресса 17 декабря 1830 г., без сомнения, оказало огромное влияние на окончательную формулировку статей 14,15,16 и 17 Конституции 1831 г., в которых были заложены основы отношений между государством и церковью. В результате многих реформ, проведенных с начала 1970-х гг., нумерация статей Конституции была изменена, и с февраля 1994 г. отношения между государством и церковью были зафиксированы в статьях 19,20,21 и 181. Конституция представляет собой исторический компромисс между католиками и либералами. Антиклерикальные либералы в Учредительном Собрании отказались от попытки установить абсолютный правительственный надзор за церковью. Тем временем католические политики больше не поддерживали некогда привилегированную позицию Римо-католической церкви. 38
///. Правовые источники Церковно-государственные отношения в Бельгии регулируются прежде всего Конституцией 1831 г. Конституционные права и свободы касаются также различных религиозных вопросов, например, свободы образования (ст. 24) или свободы печати (ст. 25). Но Конституция гарантирует прежде всего свободу религии как таковую. Четыре статьи посвящены именно этой теме. Свобода богослужения и его публичной практики гарантированы ст. 19 Конституции; исключение составляют наказания за уголовные преступления, совершенные во время реализации этих свобод. Ст. 20 является своего рода противовесом ст. 19: никто не может быть насильно привлечен к участию в богослужении или обрядах какой-либо религии или принужден считаться с днями отдыха эюй религии. Ст. 21 указывает, что государство не имеет права вмешиваться в назначение и утверждение священников любой религии, запрещая чиновникам согласовывать свои действия со своими церковными властями или публиковать их акты, что связано с обычной ответственностью за использование прессы и публикаций. Эта статья в целом интерпретируется как признание свободы внутренней церковной организации. Она содержит в то же время исключение из этого принципа, заключающееся в том, что гражданский брак должен непременно предшествовать религиозной брачной церемонии кроме особых случаев, зафиксированных в законодательстве. Наконец, в ст. 181 говорится о том, что жалования и пенсии священнослужителям должны выплачиваться из государственного бюджета. В настоящее время регионализация Бельгии наложила свой отпечаток на отношения между государством и церковью.4 Это влияние - и прямое, и косвенное. Косвенно регионализация сфер, таких, как культура и образование, влечет за собой последствия, касающиеся правового положения религии. Например, место религии на радио и телевидении определяется на региональном уровне. И хотя религи- 39
озное образование обязательно согласно Конституции, участники передач и от церквей и религиозных организаций выбираются на региональном уровне. Напрямую регионализация влияет на религию с вступлением в силу закона от 13 июля 2001 г. С этого времени регионы (а не федеральное правительство) ответственны за материальное обеспечение признанных религий. Постепенно правовое положение религии стало приобретать смешанный характер. Хотя главные элементы, включая четыре соответствующих статьи Конституции, остаются в федеральном ведении, влияние и компетенция регионов постепенно возрастают. Помимо этого действуют обыкновенные законы или соглашения и нормы законов, касающиеся правовых отношений между церковью и государством. Приведем несколько примеров. Согласно ст. 268 Уголовного кодекса священнослужители, выступающие с прямыми нападками на власти во время публичных собраний, наказываются штрафом и тюремным заключением; стт. 143 и 144 Уголовного кодекса определяют наказание за помехи, беспорядки и насмешки во время богослужения; стт. 145 и 146 касаются клеветы и нападок на священнослужителя; ст. 228 защищает официальные облачения духовенства; в ст. 267 говорится о нарушении закона священнослужителями, благословившими брак до заключения гражданского брака. IV. Основные категории системы Нередко термин «отделение церкви от государства» используется для представления общей картины отношений между ними. Это неудачный выбор терминологии.6 Многое зависит, конечно, от того, как в точности понимается слово «отделение»7. Если в это понятие вкладывается содержание, состоящее в том, что церковь и государство не должны иметь ничего общего, то такое понимание неадекватно. Отделение при таком понимании не соответствует ст. 181 Конституции, согласно которой выплаты заработной платы и пенсий священнослужителям 40
производятся государством. Тем не менее возникает вопрос, предполагает ли «отделение» полное отсутствие отношений между двумя институтами. Между тем существует другой термин, который, возможно, привнесет больше ясности по существу дела: некоторые ученые говорят о взаимной независимости церкви и государства8. Этот термин подчеркивает не только существующую свободу, но и взаимное уважение, включающее по крайней мере признание существования друг друга. Все это представляет собой деликатную сферу. И независимость церкви от государства, и признание плюрализма в Бельгии требуют от государства нейтральной позиции9. Это не означает, что государство должно быть агностиком перед лицом религиозного феномена. Государство поддерживает и защищает церкви и неконфессиональные организации. И делается это исключительно ради того, чтобы показать их важность для общества. Государство позитивно обеспечивает свободное развитие религиозной и институциональной деятельности без вмешательства в их независимость. В этом смысле ю такую политику можно назвать позитивным нейтралитетом. V, Правовой статус религиозных общин Хотя бельгийское законодательство признает теоретически равенство все религий11, кое-кто может с этим не согласиться, поскольку некоторые религии имеют больше прав, чем другие. Некоторые религии получили официальное признание на основании закона. Основой для такого признания является социальная значимость религии с точки зрения служения населению12. Сегодня шесть деноминаций имеют такой статус: католицизм, протестантизм, иудаизм, англиканство (Закон от 4 марта 1870 г. о светских нуждах религий)13, ислам (Закон от 19 июля 1974 г., вносящий поправки в закон 1870 г.) и православная церковь (греческая и русская) (Закон от 17 апреля 1985 г., вносящий поправки в закон 1870 г.). Согласно изменению, внесенному в Конституцию 5 июня 1993 г.14, группы неверующих гумани- 41
стов15 были включены в число тех, на кого распространяется финансовая ответственность государства.16 Наряду со скромными стипендиями (ст. 181 Конституции), предусмотренными в государственном бюджете для священнослужителей приходов и епархий , утвержденных государством для обеспечения за счет средств государственного бюджета, признание религии предполагает также получение ею ряда других привилегий. Юридическая личность предоставляется церковным администрациям, ответственным за светские нужды церкви18. Церковь и ее собственные структура не имеют юридического лица. Необходимо обратить внимание на то, что на самом деле муниципалитеты должны оплачивать дефицит церковных администраций по светским нуждам. Но такая возможность не должна поощрять уклонение администрации от выполнения своих обя- 19 занностей . Другая польза для церкви заключается в том, что государство субсидирует строительство и ремонт церковных здании . Пасторам и епископам должно быть предоставлено соответствующее21 жилье, и любые выплаты для этих целей должны обеспечивать муниципалитеты или провинции. Более того, признанные религии имеют свободный доступ к радиовещанию и телевидению . Наконец, религии могут назначать армейских и тюремных капелланов, чье жалованье обеспечивается государственным бюджетом23. Среди шести признанных религий римо-католицизм наиболее важен. Статистические данные бесспорно доказывают это. De iure это не означает его привилегированного положения. Однако de facto это не так. Во-первых, напрашивается вывод, что в действительности правовой статус религий в бельгийском законодательстве опирается на структуру и функционирование Ри- мо-католической церкви. Например, чтобы обратиться с просьбой о государственных выплатах для священнослужителей, необходима четкая, иерархически структурированная религиозная община, действующая 42
на определенной территории. Для Католической церкви это не составляет большой проблемы, но для мусульман это может вызвать осложнения. Исламское духовенство еще не пользуется финансовой поддержкой государства. Кроме того, Римо-католическая церковь играет более важную роль в сравнении с другими религиями, когда речь заходит о публичном выражении веры. Это особенно наглядно, когда военные отдают честь при исполнения гимна Те Deum во время торжеств по случаю Национального Дня. (24) Католической церкви принадлежала особая роль в церемонии похорон короля Бодуэна 7 августа 1993 г. В заключении можно сказать, что существуют шесть признанных религий, среди которых католицизм является первым среди равных, primus inter pares. Наряду с шестью признанными религиями есть целый ряд непризнанных религий. Свидетели Иеговы насчитывают примерно 20 000 членов, последователи мормонов - примерно 3000 верующих. Численность других групп составляет около сотни последователей. Эти движения имеют, прямо скажем, незавидный правовой статус. Они не только не имеют тех прав, которыми пользуются признанные религии, но порой даже не признаны как религии. Поскольку не существует правового понятия «религия», принятие окончательного решения возлагается на суды. С точки зрения свободы религии и отношений между церковью и государством, как они сложились в Бельгии, судье, который должен определить, является ли движение религией или нет, обычно не разрешается прибегать к аргументам, касающимся содержания веры.25 Для судьи, который, например, обращается к Уголовному кодексу или положениям по освобождению от налогов для отождествления того или иного движения с религией26, решение во многом зависит от того, выглядит ли данная организация достаточно серьезной и можно ли ответственно назвать ее религией27. В таком случае решение судьи будет опираться прежде всего на внешние аспекты: наличие храмов, текстов молитв, об- 43
рядов. Иногда даже такой подход не дает точного представления о внутренней сущности движения, и необходимо проанализировать, в чем состоит сущность движения. С юридической точки зрения движение признается религией только в том случае, если в нем имеет место почитание божества. Непризнанные религии и религиозные группы во многом не согласны с концепциями общественного порядка и добропорядочного поведения в рамках государственного устройства. Хорошо известны проблемы со Свидетелями Иеговы, имевшие место до отмены обязательной военной службы. Они отказывались не только от военной, но и от альтернативной гражданской службы. На основании ст. 46 Военного устава о наказаниях такие лица считались дезертирами и обычно наказывались двухлетним тюремным заключением . Принимая во внимание вышесказанное, можно выделить три категории религий: а) официально признанные, среди которых Римо- католическая церковь - основная; б) пять других официально признанных, но немногочисленных религий, а также неверующие гуманисты; в) непризнанные движения независимо от того, соответствуют ли они требованиям, которые закон устанавливает применительно к концепции религии. В последние годы Бельгия упоминается в числе стран, которые серьезно обеспокоены появлением так называемых вредных сектантских организаций.30 Парламентский отчет по этому вопросу был представлен Палате представителей 28 апреля 1997 г. Этот отчет содержал дополнительный список, нечто вроде «сводной таблицы» с наименованиями организаций. Публикация этого списка вызвала немало волнений. В результате парламентская комиссия, подготовившая этот отчет и сводную таблицу, вскоре признала, что упоминание определенного движения в списке не означает, что группа является сектой и что, следовательно, она опасна.31 После изучения отчета был создан так называемый Информационный и консультативный центр на основании закона 44
от 2 июня 1998 г.32 Центр и его функции вызвалили много вопросов как в Бельгии, так и за ее пределами. В 2000 г. Арбитражный суд принял решение, что Центр не может запретить религиозному или философскому меньшинству выражать свое мнение. Центр может лишь информировать общественность о деятельности определенных ассоциаций, чтобы можно было объективно оценить те или иные мнения, представляющие опасность. Ст. 21 Конституции всегда рассматривалась как правовая основа для самоуправления религиозных общин. Государство не может надзирать за церковью, а последняя имеет право на свободный выбор собственной внутренней структуры. Означает ли это, что государство не имеет никакой возможности контролировать церкви и их действия? Это было бы преувеличением. Традиционно контроль, осуществлявшийся гражданскими судами, был исключительно формальным и означал, что гражданский судья имеет право только на определение того, принималось ли рассматриваемое решение компетентными церковными властями. Такой подход доминировал в XIX в.34 После решений бельгийского Кассационного суда в 1994 и 1999 гг., события развивались следующим образом. Кассационный суд четко указал на принцип автономии, сформулированный в ст. 21 Конституции. Он также отклонил решение двух апелляционных судов, признавших, что религиозные группы должны не только корректно соблюдать внутренние процедуры, как предписано их уставами, но и уважать право на защиту, как и все другие принципы, сформулированные в ст. 6 (1) Европейской конвенции о правах человека. Кассационный суд не поддержал довольно-таки революционную точку зрения, но скорее принял ключевой принцип, согласно которому религиозная группа должно действовать «в рамках норм соответствующей религии». Такая позиция Кассационного суда выходит за пределы традиционной позиции, но не признает радикальной точки зрения двух апелляционных судов. Это можно проиллюстрировать на диаграмме, где различаются три уровня: 45
А В С Традиционная позиция Нынешняя позиция Верховного суда Отклоненная радикальная позиция Приняли ли правомочные церковные власти спорное решение? Приняли ли правомочные религиозные власти спорное решение на основе процедурных норм соответствующей религии? Приняли ли правомочные религиозные власти спорное решение на основе процедурных норм соответствующей религии? И уважают ли эти нормы право на защиту, как и другие принципы, сформулированные в статье 6 (1)Европейской конвенции о правах человека В дополнение к этому принципиальному вопросу следует указать еще на одну проблему статуса церковной деятельности, которая пользуется поддержкой. В данном случае можно сказать, что только церковная организация в строгом смысле слова согласно статье 21 Конституции имеет право на автономию. Церкви, желающие организовать деятельность в таких областях, как охрана здоровья и образование, опираются на гражданское законодательство в данной сфере. Для того, чтобы участвовать в такой деятельности, представители церкви должны учредить юридическое лицо согласно бельгийскому законодательству, обычно V.Z.W./A.S.B.L. (Vereniging Zonder Winstoog- merk /Association Sans But Lucratif, бесприбыльное объединение).37 Это важно по двум причинам. Во-первых, сами церкви, епархии, приходы и другие церковные структуры не имеют юридического лица согласно бельгийскому законодательству. Во-вторых, структура V.Z.W. необходима в различных сферах выживания, так как этот статус часто необходим для получения финансовой поддержки от государства. Любая церковная деятельность в сфере благотворительности должна начинаться с этого акта. Гражданские структуры являются обязательными. С этого и надо начинать: канонические требования и устремления церковных властей должны быть интегрированы в эти обязательные рамки. 38 46
VI. Церкви и религиозные общины внутри политической системы Отношения между политикой и религией в Бельгии всегда были неформальными, но важными. Многие годы Католическая или Христианско-демократическая партия играла ключевую роль в бельгийской политике. После Второй мировой войны она имела своих представителей в различных коалиционных правительствах, за исключением 1954-1958 гг. В конце 1960-х гг. Христианско-демократическая партия разделилась на две части: голландско-язычную партию (CVP) и франко-язычную партию (PSC). Это не было изолированным явлением, ибо то же самое произошло с двумя другими основными политическими силами: социалистами и либералами. До 1999 г. христианские демократы оставались в правительстве, но потом они потерпели поражение на выборах и стали впервые за более чем сорок лет оппозиционными партиями. Такая ситуация сохраняется и в федеральном правительстве после выборов 2003 г. Между тем, после удачных результатов на региональных выборах 2004 г. они вновь появились в правительстве на региональном уровне. Поскольку коалиции являются традиционной формой на федеральном и региональном уровнях, возврат к власти христианских демократов на федеральном уровне не стал бы таким уж большим сюрпризом. Тем временем связь между Католической церковью и христианскими демократами значительно ослабла. Влияние церковных лидеров становится все менее заметным. Бельгийский закон об абортах, принятый парламентом в 1993 г. не был поддержан христианскими демократами, но несмотря на то, что они были членами правительства, они вынесли решение вопроса на свободное голосование в парламенте.39 Христианские демократы были в оппозиции, когда в 2002 г. был принят либеральный закон об эвтаназии, но их несогласие выражалось в основном при обсуждении технических вопросов и вовсе не было неисто- 47
вым.40 Наконец, в 2003 г. были одобрены гомосексуальные бра- г- 41 ки без принципиальной оппозиции христианских демократов. Итак: хотя христианско-демократические партии еще пользуются значительным влиянием в Бельгии, их связь с церковью ослабла. Сегодня христианско-демократические партии также открыты для неверующих. VII Культура Церкви, особенно Католическая церковь, играют важную роль в бельгийской культурной жизни. Что касается образования, то по численности католическое образование превосходит государственное. 60% бельгийских учащихся средних школ обучаются в католических школах. Во Фландрии этот показатель равен 75%. Это самый высокий показатель в Западной Европе.43 Другие религии также участвуют в образовательной деятельности44. Например, иудаизм имеет в этой сфере давнюю традицию. В сентябре 1989 г. начала свою работу первая исламская школа в Бельгии Аль-Джази (Брюссель). По различным причинам многие политики были встревожены этим событием45. Наряду с этим система свободных школ является «официальной» и представляет собой довольно сложную структуру. Со времени конституционной ревизии от 15 июля 1988 г. образование в Бельгии было полностью реорганизовано на уровне общин. Эта дата знаменует собой важную ступень в эволюции, начавшейся около 1970 г. С 15 июля 1988 г. голландская, французская и немецкая общины в Бельгии организуют собственные школы. Это означает, что все они способны осуществлять cbqio политику на основе собственного законодательства. Лишь одно объединяет их - это ст. 24 Конституции, которая в сфере образования гарантирует защиту всех идеологических взглядов. Об этом в частности говорится в первой части статьи, где община гарантирует родителям свободу выбора и организует нейтраль- 48
ное обучение (не связанное ни с какой специальной идеологией). Это предполагает уважение философских, идеологических и религиозных взглядов родителей и учеников. Государственные школы предлагают (на период обязательного образования) выбор между изучением одной из признанных религий и изучением нерелигиозной этики. И, согласно ст. 24(3), все школьники обязательного образовательного возраста имеют право на нравственное или религиозное образование, осуществляемое за счет общины. Такое правовое урегулирование, являющееся на практике результатом политического решения, зафиксированного в так называемом Школьном пакте и в указе о Школьном пакте от 29 мая 1959 г.47, порождает два вида различных проблем. Первая проблема касается содержания занятий по нерелигиозной этике, которые должны t иметь место в случае отказа от религиозных занятий. Рассматривая дело Слюйса в 1985 г., Государственный Совет принял решение, что никто не может быть принужден посещать занятия по этике, которое объявляет себя неконфессиналь- ным и основанным на идеях «свободомыслия».48 После того, как образование было передано на уровень общин, схожее судебное решение было вынесено по делу Свидетеля Иеговы Вер- меерса, который не хотел посещать религиозные занятия ни одной из шести признанных религий. Согласно решению Государственного Совета, никто не может быть принужден сделать выбор вопреки собственным убеждениям. Постепенно это привело к увеличению числа требований об освобождении от религиозных занятий и курса нерелигиозной этики. Основным мотивом таких заявлений были не философские и не моральные сомнения, а лишь безразличие. Можно сказать, что Правительство было готово принять решение о всеобщем освобождении от этих занятий. Например, с 8 июля 1992 г. в школах Фландрии решение об освобождении больше не регулируется священнослужителями, а принимается руководством конкретной школы. 49 4-6117
На университетском уровне не существует внутренней связи между государственными университетами и преподаванием теологии или исследованиями в этой сфере. Факультет протестантской теологии был создан в 1950 г. Он был признан институтом на университетском уровне в 1963 г.50 Институт высших еврейских исследований начал работу в 1959 г. Он был связан с институтом социологии Брюссельского свободного университета (ULB). С академического 2000-2001 года голландская часть института преобразовалась в новый Институт еврейских исследований Антверпенского университета. Этот новый институт получает финансовую поддержку от фламандской общины. Очевидно, что позиция католической теологии более важна и более развита. В Бельгии существуют шесть католических университетов51. «Католический» - это скорее социологическое понятие, нежели теологическое, поскольку многие студенты и сотрудники являются неверующими. Католическая теология преподается только в двух католических университетах Левена: в одном на голландском и английском языках (здесь же преподается церковное право), в другом на французском языке. Что касается религиозных трансляций по радио и телевидению, то в Бельгии действует система, называемая «правом на антенну». Это выражается в праве частных ассоциаций, представляющих социально-экономические, философские и религиозные группы, на вещание в. СМИ в интересах своих членов, а также всей общественности. Этот принцип был впервые разработан в королевском декрете от 2 июля 1964 г.52 В настоящее время радио и телевидение находятся в региональном подчинении. Во Фландрии декрет от 29 апреля 1977 г. является правовой основой для трансляции религиозных программ53. Во французской и немецкой общине обнародованы схожие нормы регулирования.54 Далеко не все удовлетворены существующей системой. Поскольку существуют специфические программы с низким рейтингом, общественная служба вещания считает, что нет не- 50
обходимости уделять много внимания религиозным новостям. Но многие признают, что присутствие церкви в СМИ важно. В прессе роль церкви более опосредованная. Большое число ежедневных газет исторически отражали католические убеждения (как утверждают De Standaard и La Libre Belgique), хотя церковные власти не контролировали эти издания. Многие католические газеты стали ориентироваться на плюрализм, иногда даже с негативным отношением к Римо-католической церкви. Сегодня ни одна ежедневная газета не является абсолютно католической. В Фландрии в ответ на эту новую ситуацию церковь вместе с внешними спонсорами начала издавать для небольшого числа читателей новую еженедельную газету Tertio с ярко выраженными католическими взглядами. Еженедельные Kerk en Leven и Dimanche - также католические; они имеют значительно больше читателей, но менее амбициозны в интеллектуальном отношении. В стране, которой свойственны религиозные, государственные и языковые отличия, как это присутствует в Бельгии, взаимодействие официальных органов (от Арбитражного суда до Совета управляющих общественным телевидением, от университетских советов до комитетов, ответственных за культурную политику) всегда принимается в расчет ради политического и идеологического равновесия. Однако это не обязательно распространяется на церковь. До 1960-х гг. народная партия обычно кооптировала священника (в качестве доверительного представителя церкви) в сенаторы. С тех пор этот обычай перестали соблюдать. В настоящее время некоторые священники представлены в Парламенте, хотя они не являются членами Христианско-демократической партии. Однако вышедшая на пенсию монахиня недавно возвратилась во Фламандский парламент. VIII. Трудовое право внутри религиозных общин Серьезное развитие имело место в отношениях между трудовым правом и церковью.55 Здесь следует различать, с одной 51
стороны, монашествующих, а с другой - обычных мирян. Что касается монашествующих, то в этом случае развитие претерпело три этапа. На первом этапе религиозный элемент доминирует в отношениях монахов и монахинь с их церквами. В этом случае нельзя говорить о наличии контракта по найму и о том, что он должен включать в себя. Одна из причин заключалась в том, что не надо было выплачивать никаких средств по социальному страхованию. Обратная же сторона медали состояла в том, что монашествующие не были включены в пенсионное обеспечение. Баланс был нарушен, когда ряд монашествующих обратились с запросом о включении их в пенсионное обеспечение. Для решения этого вопроса необходимо было выяснить, действовал ли контракт по найму, что и привело к началу второго этапа. На втором этапе возникло предположение, что религиозные отношения доминируют в трудовом процессе и что никакого контракта по найму нет. Особая природа монашеской жизни тех, кто в нее включен в силу монашеских обетов, заключается в том, что они не рассматриваются как работники или работодатели. Таким образом понятие принадлежности к религиозной общине было очень широким и предопределило все более поздние вопросы в трудовых отношениях.5 Эта позиция стала постепенно меняться. Спустя некоторое время судебный прецедент позволил признать ложным противопоставление отношений монашествующих с своим орденом и контракта по найму.57 Между тем это не означало, что Кассационный суд легко признал наличие трудового договора как такового. Помимо традиционных для трудовых контрактов элементов (руководство, менеджмент, надзор, вознаграждение) требовалось эффективное доказательство его существования.58 Это создало дополнительное необходимое условие для признания трудового контракта: на практике это условие было трудно выполнимым.59 На третьем, ныне действующем этапе основание в пользу преобладания религиозных отношений утратило свое былое значение. После вынесения первоначальных решений апелляционными судами по трудовыми спорам в Брюсселе и Антверпе- 52
не60 Кассационный Суд также изменил свое мнение в судебном решении от 25 января 1982 г.61 Такой поворот в правовой позиции, основанный на молчаливом согласии в пользу признания трудового контракта (по крайней мере в тех случаях, когда работодатель не является монашеским орденом) стал неминуем. Общество не рассматривало больше труд в монашеском контексте как нечто отличающееся от другой работы.62 Представленная здесь трехэтапная эволюция появилась в результате пенсионной регистрации священников. Но все чаще возникал вопрос о статусе светского духовенства в трудовом праве. Хотя в принципе здесь можно руководствоваться принципами, применяемыми к монашествующим , тем не менее имеются существенные отличия. Сегодня есть светское духовенство, работающее как служители церкви согласно ст. 181 Конституции и получающее государственные выплаты за свой труд. Отношения между этим духовенством и церковным руководством регулируется исключительно внутренними законами соответствующей религии. Что касается Католической церкви, то могут быть применены правила 265 и последующие, а также каноническое право в целом. Когда церковные власти придают клиру иную функцию, такую, как преподавание в школе, то, как было четко указано в судебном решении Кассационного Суда от 13 января 1992 г. (после того, как наметился поворот от первоначальных решений \ 64 ^ ^ в пользу церкви), трудовой контракт действительно существует, если имеются его объективные признаки. Ни ст. 21 Конституции, ни тот факт, что епископ может отозвать свою лицензию (missio) на право преподавания, не приведут к тому, что светский пастор не сможет продолжать работу, порученную ему на основании трудового контракта. Судебное решение от 13 января 1992 г. имело далеко идущие последствия. С этой даты существует четкое различие между клиром, непосредственно связанным с церковью, и клиром, направленным церковными властями для работы «в миру» и может впоследствии работать на условиях трудового контракта. 53
Возрастает число мирян, работающих для церкви вместе с монашествующими и духовенством. Некоторые из них делают это как служители церкви, деятельность которых финансируется государством согласно ст. 181 Конституции. Возможность привлечения квалифицированных мирян в качестве служителей церкви существует с 1997 г. в результате «джентельменского соглашения» между бельгийскими епископами и Министерством юстиции.66 Понятие «служитель церкви» (ministre du culte) никогда не было определено, и до 1997 г. работа мирян не принималась в расчет. Эта ситуация несколько изменилась в 1997 г. Главный вопрос о правовом статусе мирян-служителей церкви, состоит в том, работают ли они на основании трудового контракта или нет. Альтернативой этому служит положение sui generis под контролем церковных властей и без вторжения в сферу трудового права. Такова именно позиция клириков- служителей церкви. Точного ответа на вопрос о наличии трудового контракта пока не дано. Судебный прецедент однажды предложил решение. Тем не менее, некоторые аргументы говорят о необходимости трудового контракта.67 Во-первых, миряне работают в условиях субординации и получают жалование. Объективно говоря, они выполняют условия трудового контракта. Во-вторых, в отличие от духовенства, миряне не включены в структуру епархии, что означает отсутствие отношений с епископом, который предложил бы им некоторое материальное обеспечение, когда их функция служителей церкви закончится. IX. Финансирование церквей Как уже говорилась, ст. 181 Конституции ясно гарантирует выплаты государством жалований и пенсий священнослужителям. Здесь также говорится о том, что суммы, необходимые для этих целей должны быть включены в ежегодный бюджет. 54
5 апреля 1993 г. в качестве дополнения к ст. 181 Конституции был принят второй пункт: «Жалования и пенсии представителям признанных законом организаций, осуществляющих нравственное служение, на основе неконфессионального мировоззрения, должны выплачиваться государством; суммы необходимые для этих целей должны включаться в национальный бюджет на ежегодной основе». Глобальная эволюция финансовой системы указывает, что религии почти не нуждаются в создании собственной бюджетной политики: персонал почти полностью оплачивается государством, оплата материального дефицита возложена на плечи других, а различные косвенные преимущества облегчают жизнь. Такая «автоматическая» финансовая система увенчана доходами церкви от собственности. Собственность религиозных конгрегации иногда представляет собой значительную ценность. Тем не менее со времен французской революции епархии уже не являются крупными собственниками земли или имущества. Наконец, существует система накопительных фондов. В отличие от Нидерландов Бельгия не имеет почти никаких традиций в этой сфере. Такое отсутствие финансовой поддержки со стороны верующих объясняется прежде всего государственными выплатами, и граждане считают, что, они уже косвенно помогают церкви. Современная бельгийская система довольно позитивно воспринимается населением. Никто не может отрицать, что она функционирует достаточно хорошо. Но время от времени высказываются и критические замечания. В 1992 г. «официальное» светское движение «Гуманистический союз» опубликовало заявление о том, что государственная финансовая поддержка, предоставляемая Католической церкви, слишком велика. Авторы предлагали два различных варианта на будущее. Первый опирался на систему строгого отделения с полным нейтралитетом государства - мечта XIX века! Второй вариант состоял в продолжении финансирования государством религиозных и светских движений на основе строгого равенства при соблюдении трех условий, а именно: а) принимаются в расчет основы 55
соответствующей организации, б) требуется минимальное число членов, в) приятие современной плюралистической демократии организацией, финансируемой государством, представляет собой condition sine qua поп.69 Несмотря на эту и другие публикации современная система продолжает функционировать, и в ближайшем будущем что-то в ней менять не предполагается. Существующая система включает также освобождение от налогов, например, освобождение от налогов на доходы от владения зданием (или частью здания), в котором проводится богослужение. Система включает и другие привилегии. Например, город, в котором расположен приход, должен обеспечить священнослужителя жильем (или выплатить соответствующее содержание).70 Город имеет и иные финансовые обязательства71. X. Доступ религиозных общин к общественным институтам Признанные религии могут направлять капелланов в тюрьмы и в армию. Государство обеспечивает их жалование. Духовное попечительство в тюрьмах восходит к Королевскому декрету от 21 мая 1965 г.72 Этот документ дает заключенному возможность пользоваться духовным попечительством в рамках религии по своему выбору. Католическое богослужение имеет некоторые преимущества. Только католический священник может устраивать дни отдыха, он также получает большее материальное содержание73. В 2001 г. отдельные функции капелланов и духовников были отменены, так как их деятельность несущественно отличалась от деятельности других агентств, занимающихся душепо- печительством . Число капелланов и духовников - предмет постоянной заботы. Сотрудничество духовников, направленных различными религиозными группами, постоянно возрастает75. 56
Правовой основой для духовного попечительства в армии является Королевский декрет от 17 августа 1927 г. Исторически католики, протестанты и иудеи эффективно пользовались этим правом. Армейские капелланы назначаются государством по предложению религиозных властей, но они не считаются государственными служащими.78 Недавно состоялось сокращение числа армейских капелланов, находящихся на государственном иждивении, так как в результате отмены обязательной военной службы, уменьшилось число военнослужащих . В государственных больницах возможности ограничены, и душепопечительство не финансируется государством. В Королевском декрете от 23 октября 1964 г. говорится, что предоставлять пропуск в больницы разрешено только тем священнослужителям и мирянам-духовникам, которых потребовали пригласить пациенты. Было бы удивительно, если бы такое разрешение получили некоторые непризнанные церкви. Их могут даже не впустить в больницу, если их религиозная поддержка включает альтернативную медицину и исцеление верой80. XI. Правовой статус священников и членов монашеских орденов В принципе, правовой статус священников и монашествующих не отличается от статуса остальных граждан. Однако есть некоторые особенности. Согласно ст. 224 (6) Гражданского процессуального кодекса профессиональные служители церкви освобождены от обязанностей присяжных в суде, который рассматривает серьезные уголовные преступления. Наметился ряд противоречий, которые со временем могут создать проблемы. Ст. 36 Конституции указывает на невозможность пребывания в двух лицах: нельзя одновременно быть должностным лицом на государственном обеспечении и быть членом Парламента. Это означает, что согласно ст. 181 Конституции священнослужители не могут быть членами Парламента. Но можно занимать должности в комитетах или в организациях, 57
отличных от Национального Парламента, например, в провинциальных и местных советах. Есть также большое число других должностей, несовместимых со священством, например, государственный советник, член аудиторской организации, судья, архивариус, провинциальный губернатор, провинциальный регистратор, районный уполномоченный, член совета попечите- ~ 81 леи. Священник, который не получал государственных выплат как служитель церкви и надеялся стать судьей, не был принят в кандидаты министром юстиции из-за его принадлежности к клиру (на самом деле был применен более чем странный термин «духовное состояние»). Он обратился с жалобой в Европейскую комиссию по правам человека, но Комиссия его не поддержала. В ст. 293 Гражданского процессуального кодекса, на которую ссылался священник, Комиссия не усмотрела нарушения религиозной свободы в том смысле, как она трактуется в ст. 9 Евро- ~ 82 пеискои конвенции по правам человека . XII Брачное и семейное право В ст. 21 Конституции сказано, что гражданское бракосочетание всегда должно предшествовать религиозному бракосочетанию, за исключением особых случаев, утвержденных законом. Уголовный Кодекс указывает (ст. 267), что священнослужитель, нарушивший этот конституционный запрет, должен быть наказан, если только один из партнеров не находится при смерти. Ясно, что вторая часть ст. 21 Конституции противоречит первой части, которая гарантирует свободу внутренней организации религий. Здесь следует обратиться к историческим причинам. В XIX в. в соответствии с давней традицией многие сочетались браком только в церкви, несмотря на призывы епископов совершать также гражданскую церемонию. Такая практика была, конечно, вредной для эффективной реализации гражданского аспекта бракосочетания. Чтобы положить конец такой практике и ради примирения католическое большинство Нацио- 58
нального Конгресса приняло второй параграф ныне действую- щей ст. 21 Конституции. С тех пор практика проведения гражданского бракосочетания перед свадебной церемонией в церкви стала фундаментальным правилом для бельгийского общества. Однако возникла новая проблема.84 Многие люди хотят вступить в брак, но не готовы лишиться некоторых выгод в сфере налогообложения и социальной защиты. Поэтому они предпочитают только церковный брак, оставаясь честными перед своей совестью, не отказываясь при этом от финансовых преимуществ сожительства. Существование нынешнего конституционного положения, однако, делает такой выбор совершенно невозможным. Создавшаяся ситуация вызывает много вопросов. С одной стороны, мотивы для введения второго параграфа в ст. 21 Конституции сегодня уже не доминируют, а с другой стороны, совместное проживание все больше распространяется среди населения как альтернатива браку. Такая ситуация стала поводом для появления следующего комментария: брак в церкви - это единственная форма жизни во грехе, которая нелегальна. Эта тема получила особый резонанс в 2001 г., когда Бельгия признала гомосексуальный брак равным гетеросексуальному браку; исключение было сделано для усыновления, которое возможно только для гетеросексуальных пар. XIII. Выводы Отношения государства и церкви в Бельгии можно резюмировать следующим образом: 1. Система, благоприятствующая религии, является скорее системой взаимной независимости, нежели отделением в строгом смысле слова. 2. Хотя теоретически все религии имеют одинаковые права, существует важное юридическое различие между признанными и непризнанными религиозными группами. В то же время практика показывает, что католическая религия есть primus inter pares среди признанных религий. 59
3. Постепенно секуляризация оказывает влияние на бельгийскую систему церковно-государственных отношений. Эта секуляризация характеризуется не фронтальной атакой на религию, но последовательной потерей церквами своей полной автономии в различных областях. Яркий тому пример -влияние трудового права на церковную жизнь, а также новейшие тенденции, благоприятствующие государственному контролю за внутри- церковными процессами. XIV. Библиография Pandectes beiges, V° Eglise et Etat; Eglises protestante et israelite; Fabrique cTeglise; Puissance ecclesiastique; Traitement du clerge. P.De Pooler, De rechtspositie van erkende erediensten en levensbeschouwingen in Staat en maatschappij, Brussels, Larcier, 2003, XXIX + 575p. R.Georges, "La nature juridique des traitements du clerge catholique", Annales de droit et de sciences politiques, 1962, p. 85- 122. R.Torfs, Congregationele gezondheidsinstellingen. Toekomstige structuur naar profaan en kerkelijk recht, Louvain, Peeters, 1992, XX + 336p. 1 Cm. Questions and Answers, Chamber of Representatives, 2000-2001, 13 August 2001, 1003 (Question nr. 373 Van Den Eynde). 2 Cm. www.state.gov/g/drl/rls/inf/2001. 3 E. Huyttens, Discussions du Congres national de Belgique, I, Brussels, Societe typographique beige, 1844, p. 525. 4 J. Dujardin/E. Vandenbossche, "De regionalisering van de bestuursinstellingen van de erkende erediensten", Tijdschrift voor Bestuurswetenschappen en Publiek Recht, 2002, p. 447 e.v. 5 Article 4 of the Law of 13 July 2001, Moniteur beige, 3 August 2001. 6 См. На эту тему Я. Wagnon, "Le Congres national beige a-t-il etabli la separation de TEglise et de l'Etat?", in: Etudes d'histoire du droit canonique dediees a Gabriel Le Bras, Paris, Sirey, 1965,1, p. 753-781. 7 Понятие separation использовалось выдающимися авторами старшего поколения. Напр., A. Giron, Le droit public de la Belgique, Brussels, A. Manceaux, 1884, p. 342. 60
8 Ср. P. Errera, Traite de droit public beige, Paris, Giard et Briere, 1918, p. 87: "independence mutuelle"; F. Laurent, L'Eglise et l'Etat en Belgique, Brussels/Leipzig, Lacroix Verbroeckhoven, 1862, p. 351. 9 Cf. Ph. Brand, La notion de liberte publique en droit francais, Paris, L.G.D.J., 1968, 383. Этот принцип был восстановлен заместителем премьер-министра, являющегося также министром юстиции, на встрече с религиозными лидерами в 2004 г., после решения Франции о запрете исламского хиджаба. Они согласились с тем, что Бельгия - нейтральная, а не секулярная страна, и что религиозной дискриминации не должно быть места. 10 J. De Groof, "De bescherming van de ideologische en filosofische strekkingen. Een inleiding", in: A. Alen/L.P. Suetens (ed.), Zeven knelpunten na zeven jaar staatshervorming, Brussels, Story-Scientia, 1988, p. 312. H. Wagnon uses the notion protected liberty, liberte protegee. Cf. H. Wagnon, "La condition juridique de TEglise catholique en Belgique", Annales de droit et de sciences politiques, 1964, p. 70. C. De BrouckerelF. Tielemans, Repertoire de Tadministration et du droit administratif, V, Brussels, Weisserbruch, 1838, p. 485 (Culte). 12 О конкретных критериях, относящихся к признанию, см.: Questions and Answers, Chamber, 1999-2000, 4 September 2000, 5120, (Question nr. 44, Borginon); Questions and Answers, Chamber, 1996-1997, 4 July 1997, 12970 (Question nr. 631, Borginon). Религиозная группа должна быть (а) значительно большой; (б) хорошо организованной; (в) присутствовать в стране несколько декад; (г) социально важной; (д) не иметь никаких акций угрожающих общественному порядку. 13 Закон не является единственным источником. Признание католицизма является прямым результатом конкордата 1801 года, утвержденного законом от 18 жерминаля X (8 April 1802). Протестантизм также объявлен признанным на основе закона 18th Germinal X, иудаизм получил признание на основе декрета от 17 марта 1808 г. Наконец, англиканство объявлено признанной религией на основе декрета от 18 и 24 апреля 1835 г. Все это было утверждено законом от 4 марта 1870 г. 14 Обзор развития, приведшего к изменению Конституции, см.: J.-P. Martin, "La Belgique: de l'affrontement lai'ques-confessionnels au pluralisme institutionnel", in J. Bauberot (ed.), Religions et laicite dans l'Europe des Douze, Paris, Syros, 1994, £. 29-39. Их представительскими организациями являются Centrale Vrijzinnige Raad/Conseil Central Lai'que. 16 Обзор всех финансовых последствий см. P. De Pooter, De rechtspositie van erkende erediensten en levensbeschouwingen in Staat en maatschappij, Brussels, Larcier, 2003, p. 207-214. Примерно 1,000 евро в месяц для католического священника. Правовой базой для этих "kerkfabrieken" "fabriques d'eglises" долгое время был императорский декрет от 20 декабря 1809 г. и Закон от 4 марта 1870 г., Moniteur beige, 8 марта 1870 г.. Из-за регионализации этой сферы, скоро ожидается новый фламандский декрет. О возможном дальнейшем развитии см.: F. 61
Amez, "Un aspect oublie de la reforme de l'Etat: le regime des cultes", Journal des Tribunaux, 2002, p. 509-537. 19 Валонии муниципалитеты расходуют 1.2 % своих средних выплат на религию, cf. R. Collinet, "A propos des fabriques d'eglises, des secours communaux et de quelques subsides", in: Le Semeur sortit pour semer. Grand Seminaire de Liege 1592-1992, Liege-Bressoux, Editions Dricot, 1992, p. 407. 20 Правовые источники: Art. 92(3) of the Imperial Decree of 30 December 1809; the Law of 4 March 1870 (Moniteur beige, 9 March 1870) and the Law of 7 August 1931 (Moniteur beige, 5 September 1931), as well as the Royal Decree of 2 July 1949 and 1 July 1952. 21 "Соответствующее" означает: согласно его социальному статусу. См., напр. Council of State, 2 April 1953, Rechtskundig Weekblad, 1952-1953, p. 1691. 22 Cm E. Henau, God op de buis. Over religieuze uitzendingen in de openbare om- roep, Louvain, Davidsfonds, 1993, p. 112. 23 Pandectes beiges, Aumdnerie, Aumoniers, nr. 1-16. 24 Согласно кассации от 18 июня 1923 г., Pasicrise, 1923,1, стр. 375 это не противоречило ст. 15 Конституции и негативной религиозной свободе, гарантированной статьей 15.Тем не менее, Те Deum в настоящее время потерял основание. Оставаясь еще частью официальной церемонии 21 июля (Национальный День), он больше не вносится в программу на 15 ноября (День Династии). 25 См. G. Van Haegendoren, "Sekte of kerk: de niet-erkende erediensten in Belgie", Tijdschrift voor Bestuurswetenschappen en Publiek Recht, 1986, p. 390. 26 См. Примеры стевинизм, Апелляционный Суд в Генте, 14 января 1885 г., Pasicrisie, 1885, II, р. 121; Армия спасения, Уголовный суд в Генте, 4 декабря 1890 г., Pasicrisie, 1891, III, p. 117 и Уголовный суд в Брюсселе, 6 февраля 1891 г., Journal des Tribunaux, 1891, p. 204; Бахай, Апелляционный суд в Брюсселе, 12 октября 1960 г., quoted by Commentaar W.I.B., 157/28; и Свидетелей Иеговы, Апелляционный суд в Брюсселе, 24 января 1962 г., quoted by Commentaar W.I.B., 157/29. 27 См. P. Mahillon/S. Fredericq, "Het regime van de minoritaire erediensten", Rechtskundig Weekblad, 1961, 62, p. 2376. 28 Ср. Апелляционный суд в Льеже, 21 ноября 1949 г., Pasicrisie, 1950, II, 57. Антоинизм - это культ, ограниченный самими его членами. В результате он был рассмотрен властями как "oeuvre philantropique", без признания его религий. 29 Ср. R. Torfs, "L'objection de conscience en Belgique", in: European Consortium for Church-State Research (ed.), Conscientious Objection in the E.C. Countries, Milan, Giuffre, 1992, p. 217 e.s. 30 Cp. L.-L. Christians, "Vers un principe de precaution religieuse en Europe? Risque sectaire et conflit de norms", // Diritto Ecclesiastico, 2001, p. 173-213; R. Torfs, "Sekten en recht", Collationes, 1998, p. 385-406; R. Torfs, "Sekten, godsdienstvrijheid en de staat", Ethiek en Maatschappij, 2002, nr. 1, p. 69-81. 51 Parliamentary Documents, Chamber, 1995-96, 313/8, p. 227. 62
32 Moniteur beige, 25 November 1998. The internal statutes can be found in the Parliamentary Documents, Chamber, 1999-2000, nr. 231/001, p. 269. For more information: L. Vervliet, "Bestrijding van schadelijke sektarische organisaties", Inter- contact, 1999, p. 30-33. 33 Арбитражный суд, nr. 31/2000, 21 March 2000, Moniteur beige, 22 April 2000. 34 См., напр., Суд в Льеже, 29 июля 1848 г., Belgique Judiciaire, 1848, p. 1078; Апелляционный суд в Льеже, 22 марта 1883 г., Pasicrisie, 1883, II, р. 157. 35 Кассационный суд, 20 октября 1994 г., Arresten van het Hof van Cassatie, 1994, 861, Rechtskundig Weekblad, 1994-1995, p. 1082 and Recente Arresten van het Hof van Cassatie, 1995, p. 57; Кассационный суд, 3 июня 1999 г. (United Chambers), Chroniques de droit public. Publiekrechtelijke kronieken, 2000, p. 214 and Jaarboek Mensenrechten 1998/2000, p. 253-255; K. Martens, "Het Hof van Cassatie en de interpretatie van artikel 21 G.W.: de verhouding tussen Kerk en Staat dan toch niet op nieuwe wegen?", (note under Cass. 3 June 1999), Chroniques de droit public. Publiekrechtelijke kronieken, 2000, p. 215-218; R. Torfs, "Religieuze gemeenschappen en interne autonomie. Fluwelen evolutie?", Jaarboek Mensenrechten 1998/2000, p. 256-264. 36 Апелляционный суд в Монсе, 7 января 1993 г., Jurisprudence de Liege, Mons et Bruxelles, 1993, p. 242, note L.-L Christians and Revue de droit social, 1993, p. 69, note R. Torfs; Court of Appeal of Liege, Jurisprudence de Liege, Mons et Bruxelles, 1998, p. 680, note M. Westrade. 37 Закон от 27 июня 1921 г., Montieur beige, 1 July 1921. 38 Таков был мой исходный принцип при изучении будущей структуры организаций католического здравоохранения: Torfs, R., Congregationele gezondheid- sinstellingen. Toekomstige structuren naar profaan en kerkelijk recht, Leuven, Pee- ters, 1992,XX+336p. 39 Закон от З апреля 1990 г., Moniteur Beige, 4 April 1990. 40 Закон от 28 мая 2002 г., Moniteur Beige, 22 June 2002. 41 Закон от 13 февраля 2003 г., Moniteur Belge,28 February 2003. 42 Ср. D. Grootaers, Histoire de l'enseignement en Belgique, Louvain-la-Neuve, CRISP, 1998, p. 615. 43 Cm. J. Bulckens, "L'enseignement de la religion dans les ecoles secondaires catholiques en Flandre", in: J. Bulckens/H. Lombaerts (ed.), L'enseignement de la religion catholique a l'ecole secondaire. Enjeux pour la nouvelle Europe, Leuvain, University Press/Peeters, 1993, p. 143. A. Overbeeke, "De uitwerking van het recht op onderwijs door levensbeschouwelijke minderheden", Tijdschrift voor Onderwijsrecht en Beleid, 1994-1995, p. 295 e.v. J. Leman/M. Renaerts/D. Van den Bulck, "Islam en islamitisch recht in Belgie", in: Recht van de Islam 10, Maastricht, Rimo, 1992, p. 53-54. 46 Закон от 15 июля 1988 г., Moniteur beige, 19 July 1988. Cf. M. Leroy, "La communautarisation de l'enseignement", Journal des Tribunaux, 1989, p. 71-74. 48 Закон от 29 мая 1959 г., Moniteur beige, 19 June 1959. Государственный Совет, 14 мая 1985, n° 25.326, решение по делу Слюйса. 63
49 Государственный Совет, 10 июля 1990 г., п° 35.442, решение по делу Верме- ерса. Протестантский факультет теологии имеет свои исторические корни и был восстановлен между 1942 и 1944 гг. Вновь он заработал в 1950 г. совместно с фондом Faculte universitaire pour la theologie protestante. В 1954 г. впервые открылся голландский факультет протестантской теологии. Два факультета до сих пор имеют общий попечительский совет. В 1963 г. они были признаны как институты высшего образования. Расходы этих факультетов частично покрывалась (60%) государственными властями. В этом заключается существенное отличие от факультетов теологии в обоих Католических (голландском и французском) университетах Левена, где все расходы берет на себя государство. Имеется также факультет евангелической теологии в Хеверлее. Он может получать гранты как протестантский факультет, но лишен государственного финансирования. Ср. Questions and Answers, Flemish Parliament, 1998-99, 3 December 1998, p. 1101 (Question nr. 46 Lauwers). For more details, see P. De Footer, o.c., 443. 51 Шесть университетов: Katholieke Universiteit Leuven, Katholieke Universiteit Brussel, Universite Catholique de Louvain, Facultes Universitaires Saint-Louis (Bruxelles), Facultes Universitaires Notre Dame de la Paix (FUNDP - Namur), Facultes Universitaires Catholiques de Mons (FUCaM). 52 Moniteur Beige, 21 November 1964. 53 Moniteur Beige, 1 May 1997, err. Moniteur Beige, 17 May 1997. 54 Cm. P. De Pooter, o.c, 180 e.s. 55Cm. R., Torfs, "Les eglises et le droit du travail", in: European Consortium for Church-State Research (ed.), Churches and Labour Law in the E.C. Countries, Mi- lano/Madrid, Giuffre/Facultad de Derecho, 1993, p. 35-59. 56 См., напр., Conseil d'Etat, 25 October 1961, n° 8.883, decision Closset and R. Verstegen, "Arbeidsovereenkomsten voor geestelijken: een beslissende stap", Tijd- schrift voor Sociaal Recht, 1983, p. 4. 57 См., напр., Labour Tribunal of Brussel, 7 December 1971; Labour Tribunal of Tournai, 13 February 1973; Labour Tribunal of Gent, 16 January 1976, all quoted by R. Verstegen, Geestelijken naar Belgisch Recht. Oude en nieuwe vragen, Ber- chem-Antwerpen/Amsterdam, Maarten Kluwer, 1977, p. 37-39. 58 См. Кассационный суд, 21 ноября 1977 г., Pasicrisie, 1978,1, p. 317; Arresten van het Hof van Cassatie, 1978, p. 331; Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1977, p. 479, observation H. Demeester. Такой же скептицизм характеризует другие решения этого суда, Кассационный суд, 7 февраля 1973 г., Pasicrisie, 1973,1, p. 541; Arresten van het Hof van Cassatie, 1973, p. 568; Cour de Cassation, 5 January 1977, Pasicrisie, 1977,1, p. 485; Кассационный суд, 21 ноября 1977 г. (another decision than the one quoted above), Pasicrisie, 1978, I, p. 316; Arresten van het Hof van Cassatie, 1978, p. 330; Кассационный суд, 23 февраля 1981 г., Rechtskundig Weekblad, 1981-1982, p. 2152. 59 К Demeester, observation on Cour de Cassation, 21 November 1977, Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1977, p. 485. 64
60 Трудовой Апелляционный суд в Брюсселе, 23 марта 1978 г., Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1978, p. 521; Labour Court of Appeal of Antwerpen, 19 November 1980, Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1983, p. 95. 61 Кассационный суд, 25 января 1982 г., Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1983, p. 85. R. Verstegen, "Arbeidsovereenkomsten...", Tijdschrift voor Sociaal Recht, 1983, p. 79-80. Трудовой суд в Турнэ, 13 декабря 1985 г., Journal des Tribunaux du Travail, 1987, p. 37. 64 Напр., Трудовой суд в Турнэ, 13 декабря 1985 г., Journal des Tribunaux du Travail, 1987, p. 37; Labour Court of Appeal of Liege, 26 November 1986, Journal des Tribunaux du Travail, 1987, p. 411. 65 Кассационный суд, 13 января 1992 г., Journal des Tribunaux du Travail, 1992, p. 225; Rechtskundig Weekblad, 1992-1993, p. 121. См. подробный анализ в: R. Torfs (ed.), Parochie-assistenten. Leken als bedien- aar van de eredienst?, Peeters, 1998, x+142 p. 67 C. Engels, "De parochie-assistent en het Belgische arbeidsrecht, zoals vuur en water?", in: R. Torfs (ed.), Parochie-assistenten. Leken als bedienaar van de eredienst?, Peeters, 1998, p. 23-39. 68 W. Calewaert/L. De Droogh, Voor meer gelijkheid in onze democratic Een pamf- let, Antwerpen, Humanistisch Verbond, 1992, p. 72. 69 W. Calewaert/L. De Droogh, o.c, p. 70-71. 70 Imperial decree of 30 December 1809, article 92(2). 71 См. M. Coppens, "Les differents cultes reconnus en Belgique et les obligations communales a leur egard", in: Les relations entre la commune et les etablissements du culte, Louvain-la-Neuve, U.C.L., 1993, p. 44. 72 Королевский декрет от 21 мая 1965 г., Moniteur Beige, 25 May 1965. Это стт. 16, 36 bis и 55. Королевский декрет был несколько раз дополнен между 28 апреля 1970 г. и 11 декабря 1990 г. другими Королевскими декретами. 73 Стт. 50-52 Королевского декрета от 21 мая 1965 г. 74 Королевский декрет от 23 марта 2001 г., Moniteur Beige, 3 April 2001. См. P. De Pooter, o.c, 186. 75 Cp. "Dossier Interreligieuze samenwerking binnen de gevangenis. Samenwerking met islamconsulenten en werken met moslimgedetineerden", Metanoia, 2002, ?6 138> 6 Королевский декрет от 17 августа 1927 г., Moniteur Beige, 1 September 1927. Королевский декрет был многократно дополнен между 1 сентября 1927 г. и 2 апреля 1996 г. 77 На основе закона от 18 February 1991, Moniteur Beige, 7 March 1991, неко- фессиональные душепопечители также допущены. Запрос, представленный православной церковью всегда отклонялся, просьба мусульман еще в процессе рассмотрения. См. P. De Pooter, o.c, 191. 8 Кассационный суд, 23 ноября 1957 г., Pasicrisie, 1958,1, p. 983. 65 5-6117
79 Ср. De Standaard, 15 January 2003, 3. Новая численность душепопечителей в армии такова: 10 католиков, 1 протестант, 1 иудей, 1 православный, 8 некон- фессионалов. G. Van Haegendoren, "Sekte of kerk. De niet-erkende erediensten in Belgie", Tijdschrift voor Bestuurswetenschappen en Publiek Recht, 1986, p. 390. 81 См., напр., закон от 12 января 1973 г., ст. 107, 1°; закон от 28 июля 1983 г., ст. 35(1) Гражданский процессуальный кодекс, ст. 293(1). 82 Европейская комиссия по правам человека. Н. Demeester vs. Belgium, Journal des Tribunaux, 1982, p. 524; Jura Falconis, 1981-1982, p. 449 with a critical observation by R. Torfs. 83 E. Huyttens, o.c, II, p. 468. 84 Имеют место и другие проблемы, помимо получивших освещение в этой короткой статье, например, отношение Бельгии к полигамии. Полигамные браки в Бельгии запрещены, но существует определенная толерантность по отношению к гражданским полигамным бракам. См. R. Torfs, "Le mariage re- ligieux et son efficacite civile en Belgique", в: European Consortium for Church-State Research (ed.), Marriage and Religion in Europe, Milano, Giuffre, 1993, p. 221-251. 66
Дэвид МакКлин ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ Великобритания состоит из трех различных стран, каждая из которых имеет свою правовую систему: Англия и Уэльс, Шотландия и Северная Ирландия. Английское и шотландское право имеют разную историю, и в некотором отношении шотландское право отличается от развившегося в Англии общего права. Современное законодательство зачастую формируется отдельно для каждой страны. В 1999 г. после перерыва в 292 года был возрожден Шотландский Парламент. Определенные вопросы остались в юрисдикции Парламента Соединенного Королевства, включая те аспекты (неписанной) конституции, которые касаются Короны и унии Англии и Шотландии1. В юрисдикции этого парламента представляется уместным сохранить конституционные вопросы, касающие церкви и государства. Право Северной Ирландии основано на английском праве, но в различные времена, начиная с 1920 г., существовал отдельный соподчиненный законодательный орган в Северной Ирландии2. Ассамблея Уэльса была создана в 1999 г., но она не обладает полномочиями принимать существенные законодательные решения. Больше сложностей имеется в сфере церковно- государственных отношений. В Англии существует государственная церковь (Церковь Англии), верховным правителем которой является королева. Однако, Англиканские церкви в Уэльсе3 и Северной Ирландии4 утратили статус государственных церквей, а Англиканская церковь в Шотландии5 невелика по сравнению с (государственной) Церковью Шотландии. Королева, верховный правитель епископальной церкви в южной части своего королевства, является членом реформатской, пресвитерианской церкви на севере6. По причине таких сложностей, читатель должен учитывать, что некоторые положения, представленные ниже, применимы ко всему королевству, тогда как многие из них относятся только к 67
Англии или к Англии и Уэльсу или к Шотландии. Некоторые аспекты ситуации в Северной Ирландии являются отражением истории Ирландии в целом. /. Социальные факторы В переписи, проведенной в 2001 г., впервые за 150 лет был поставлен (факультативный) вопрос о религии. Анкета предлагала выбор, указанный ниже в таблице 1. В Шотландии были дополнительные вопросы о принадлежности к основным христианским деноминациям. Таблица L: Религиозная принадлежность в Великобритании, 2001 г. (в процентах от всего населения) Христианство Ислам Индуизм Сикхизм Иудаизм Буддизм Другие Нерелигиозные Не ответили Англия 71.74 3.10 1.11 0.67 0.52 0.28 0.29 14.59 7.69 Уэльс 71.90 0.75 0.19 0.07 0.08 0.19 0.24 18.53 8.07 Шотландия 65.08 0.84 0.11 0.13 0.13 0.13 0.53 27.55 5.49 Всего в Великобритании 71.16 2.78 0.98 0.59 0.47 0.26 0.31 15.94 7.51 Что касается общей картины, то пропорция считающих себя христианами (71, 16% в Великобритании в целом) вызвала некоторое удивление, поскольку многие комментаторы ожидали более низкой цифры. Религиозная принадлежность является самой низкой в Шотландии (треть опрошенных ответила, что они не религиозны или не дали ответа), а нехристианские религии большей частью сконцентрированы в Англии. Нехристиане, как и ожидалось, представлены в основном иммигрантскими общинами. Результаты опроса содержат анализ этнических групп по религиозному признаку. Напр., почти 80% мусульман азиатского или африканского происхождения; и 68
район с наивысшей пропорцией мусульман (Тауэр-Хэмлетс в Большом Лондоне) имеет очень большое иммигрантское население. Давно возникшая иудейская община имеет большую концентрацию в Северном Лондоне. Только буддисты представляют иную картину: почти 40% буддистов считают себя белыми. Трудно получить и прокомментировать информацию об относительной численности различных христианских деноминаций. Таблица 2 основана на статистических данных различных церквей, собранных известной организацией «Христианские исследования» и опубликованных в Religious Trends № 4 (2003). Информация о конгрегациях (обычно речь идет о зданиях) и священнослужителях более надежна, чем данные о членстве, которые часто отражают особый правовой статус. Напр., цифры Англиканской церкви охватывают только тех, кто зарегистрировал себя в церковных избирательных списках, а некоторые другие церкви различают формальное «членство» и более широкое понятие «общины». Но даже эти данные могут вводить в заблуждение: напр., методисты с их мощной традицией светских «местных проповедников», не включены в таблицу, охватывающую только служителей, посвященных в духовный сан. Таблица 2: Христианские деноминации в Британии, 2001 г. АНГЛИЯ Церковь Англии Римо-католическая церковь Методистские церкви Пятидесятнические церкви Православные церкви Баптистские церкви Армия Спасения Другие деноминации, принимающие догмат Троицы УЭЛЬС Церковь Уэльса (англиканская) Членство 1.372.000 930.000 308.300 225.700 225.500 164.800 43.600 314.800 80.900 Общины 16.200 3.351 5.906 2.414 253 2.586 657 4.963 1.510 Священнослу жители 12.587 5.144 2.200 3.805 217 2.382 1.253 3.420 653 69 Пресвитерианские/реформатские церкви Римо-католическая церковь Методистские церкви Другие деноминации, принимающие догмат Троицы ШОТЛАНДИЯ Церковь Шотландии Римо-католическая церковь Епископальная церковь Шотландии Другие пресвитерианские церкви Методистские церкви Другие деноминации, принимающие догмат Троицы 44.300 39.500 15.300 70.300 587.700 212.500 48.000 31.000 5.700 79.300 974 231 402 1.000 1.543 461 310 99 75 911 139 253 98 452 1.090 851 158 218 35 689 Существует отчетливый контраст между числом членов, указанным в Таблице 2 и картиной, полученной за тот же год с помощью анкеты. Церкви сообщили об общем членстве в 4.8 миллионов человек, но в анкете 2001 г. 40.6 миллионов человек заявили, что они христиане. Дополнительная информация в шотландской анкете демонстрирует такой же феномен: обнаружилось 2.146.251 лицо, считающее себя принадлежащим к Церкви Шотландии и 803.732 - римо-католиками. В каждом случае данные анкеты почти в 4 раза превышают данные, сообщенные церквами. Все это говорит о большом числе номинальных или неактивных или бывших членов, которые по-прежнему отождествляют себя не просто с христианством, но с его конкретным выражением: иногда говорят, что они знают, какую церковь они не посещают. Для полноты следует также отметить, что имеется определенное число последователей церквей, не принимающих догмат Троицы, включая около 177.000 мормонов и 125.000 Свидетелей Иеговы. Посещаемость церквей демонстрирует очевидную тенденцию к снижению. В соответствии с данными «Христианских 70
исследований», 11% населения Великобритании посещало церковь по воскресеньям в 1980 г., но только 7,7% посещало ее в 2000 г. Исследование Церкви Англии предполагает, что это небольшой спад числа людей, регулярно посещающих церковь, но они стремятся реже посещать церковь. Хотя Северная Ирландия и составляет часть Соединенного Королевства, церкви функционируют на ирландской основе, и историю, по крайней мере Католической и Англиканской церквей лучше всего рассматривать в этом контексте. Таблица 3 опирается на данные переписи (даже более детальной, чем в Шотландии) и ответы были получены от церквей согласно тому же принципу, что был указан выше в отношении Великобритании. Таблица 3: Основные христианские церкви в Северной Ирландии, 2001 г. Римо-Католическая церковь Пресвитерианская церковь в Ирландии Церковь Ирландии (англиканская) Методистская церковь Ирландии Приверженность по результатам переписи 678,462 348,742 257,788 59,173 Членство в церкви 522,000 189,000 160,700 14,300 Число щеннослужителей 547 370 300 93 Две главные христианские церкви, Католическая и Англиканская, имеют епархиальную структуру. Существует 44 епархии в Церкви Англии7, составляющие две провинции с центрами в Кентербери и Йорке. Существует также 6 епархий в Церкви Уэльса и семь в Епископальной Церкви Шотландии. Церковь Ирландии имеет 12 епархий, охватывающих всю Ирландию и составляющих две провинции с центрами в Арме и Дублине. В Римо-католической церкви существует 5 архиепископий и 17 епархий в Англии и Уэльсе, 2 архиепископий и 6 епархий в Шотландии и 4 архиепископий и 23 епархии в Ирландии. 71
//. Историческое происхождение До Реформации церковь в Англии, Ecclesia Anglicana, пользовалась определенной независимостью от Рима. Каноническое право в Англии изменялось местными «конституциями», кроме того, существовали ассамблеи епископов и духовенства в Синодах Кентербери и Йорка (которые до сих пор существуют как часть Генерального Синода, высшего административного органа Церкви Англии). При короле Генрихе VIII была отменена власть папы и провозглашена верховная власть короля над Церковью Англии в Актом о верховенстве 1534 г. Синоды были обязаны получить королевское разрешение для своих действий в соответствии с Актом о покорности духовенства того же года. Первый этап английской Реформации был скорее политическим, чем вероучительным, но, особенно при Эдуарде VI (1547- 1533), церковь заняла более протестантскую позицию. Юрисдикция Рима была восстановлена при вступлении на престол королевы Марии I в 1553 г., но англиканская независимость и классическая англиканская теология («одновременно католическая и реформатская») обнаружились в период правления Елизаветы (с 1558 г.). В Уэльсе, англиканские епархии отделились в 1920 г. и образовали отдельную Церковь Уэльса. В Шотландии начало Реформации восходит к 1560 г. Шотландский Парламент гарантировал свободу церкви и ее пресвитерианскую форму правления в 1592 г. Впоследствии это было восстановлено в 1690 г. после периода епископального правления. Сторонники епископальной церкви создали затем Епископальную церковь Шотландии (англиканскую). В Ирландии в период английского господства появилась Церковь Ирландии (англиканская), которая окончательно лишилась статуса государственной церкви в 1871 г., но сохраняла древние соборы и приходские храмы. Она была всегда церковью меньшинства, поскольку большинство ирландцев оставались приверженцами Римо-католической церкви. Присутствие большого числа шотландских поселенцев на севере не только обу- 72
словило современные политические трудности, но также способствовало росту Пресвитерианской церкви Ирландии, расположенной в Ольстере. ///. Основная структура Существуют три совершенно различные юридические структуры в отношении церквей. Для большинства церквей, кроме Церкви Англии и Церкви Шотландии, применимые правовые принципы - это те, которые содержатся в общем законодательстве о благотворительности и, особенно, о благотворительных организациях. Негосударственные церкви по существу организованы как добровольные ассоциации, и их собственность находится в руках доверенных лиц (которыми могут быть зарегистрированные компании) в соответствии с обычным светским законодательством. Они не имеют специального статуса. Что касается государственных церквей, то их положение очень различается на юге и на севере от границы между Англией и Шотландией. В Шотландии Акт Генеральной Ассамблеи 1592 г. остается законодательной основой пресвитерианского характера реформированной Церкви Шотландии (которую часто называют просто «Церковь»). Во время унии Англии и Шотландии, Шотландский Парламент принял Акт о протестантской религии и пресвитерианской церкви 1706 г. (Акт о гарантиях), потребовав, чтобы его четкие положения были фундаментальным и существенным условием Договора об унии на все времена8. Шотландский Акт, претворивший в жизнь унию, утверждал, что было бы «разумно и необходимо, чтобы истинная Протестантская религия, ныне исповедуемая в королевстве, с богослужебной практикой и системой управления этой церковью эффективно и неизменно сохранялась». Пресвитерианское управление должно было «единственным управлением церкви внутри Шотландского королевства». В XIX в. в церкви имели место различные дискуссии, некоторые из которых, наиболее острые, касались права государства 73
вмешиваться в дела церкви, отклонять церковные решения и законодательство. Появилось определенное число независимых церквей, большинство которых воссоединилось с церковью в 1921 г. Чтобы содействовать воссоединению, Парламент принял Акт о Церкви Шотландии 1921 г., который объявляет законными разъяснительные статьи устава Церкви Шотландии в духовных вопросах, по которым было достигнуто согласие между Церковью и Объединенной свободной церковью Шотландии и которые содержались в Приложении к Акту. Статьи утверждают отдельную юрисдикцию церкви в духовных вопросах и предоставляют Церкви значительную свободу в вопросах управления. Ключевое положение закреплено в ст. IV: IV. Эта церковь, являющаяся частью вселенской церкви, в которой Господь наш Иисус Христос учредил управление, вверив его служителям Церкви, получает от него как от Божественного Царя и Главы и только от него, права и полномочия, не подчиняющиеся гражданским властям, издавать законы и судить по всем вопросам вероучения, богослужений, управления и дисциплины в церкви, включая право определять все вопросы, касающиеся членства и должностей в церкви, состава своих судов и членства в них, способа избрания своих должностных лиц и определения пределов труда своих священнослужителей и других должностных лиц. Признание гражданскими властями отдельного и независимого управления и юрисдикции этой церкви в духовных вопросах вне зависимости от того, каким способом это признание было выражено, никак не влияет на характер управления и юрисдикции как исходящих только от Главы церкви и не дает гражданским властям права вмешиваться в процедуры и суждения церкви в сфере ее духовного управления и юрисдикции. Акт наделил власти Церкви Шотландии правом сопротивляться любым судебным действиям, касающимся ее вопросов9. В одном из недавних дел, низшим судом10 было предложено считать, что Акт 1921 г. защищает Церковь Шотландии от законодательства, осуществляющего директивы Европейского со- 74
общества, но это предложение не было поддержано вышестоящим судом. Положение Церкви Шотландии крайне аномально с точки зрения традиционной классификации церквей. Это безусловно государственная церковь, но Акт о Церкви Шотландии 1921 г. предоставляет такую высокую степень автономии, что почти отделяет церковь от государства. В Англии государственный статус Церкви Англии приводит к совершенно другому результату. Церковь тесно связана с делами государства, многие назначения на важные церковные должности происходят под патронажем Короны и определенное число епископов заседает по должности в Палате лордов (хотя продолжающиеся дебаты о дальнейших реформах Палаты лордов могут привести к их удалению). Не может быть «конкордата» или договорных отношений между церковью и государством. Церковное право, относящееся к Церкви Англии (включая каноническое право), рассматривается как составная часть права Англии. Его непрерывная связь с церковью до Реформации выражается в принципе, что можно полагаться на церковное правило, применявшееся до Реформации, если доказано, что это правило признавалось, сохранялось и действовало в Англии после Реформации; если правило отвечало этим условиям, оно рассматривалось как часть церковного общего права Англии11. С XVI до начала XX в.в. большое число актов, касающихся Церкви, принималось обычным путем Парламентом. Полномочие вносить изменения в эту часть права в настоящее время принадлежит Генеральному Синоду12. Синод состоит их трех палат: Палата епископов (которая имеет особые полномочия в вопросах вероучения), Палата духовенства13 и Палата мирян, две последних состоят из примерно 250 выборных членов. Все три палаты должны санкционировать любое предложение; это означает, что представители мирян обладают правом участвовать в создании канонического права. Синод имеет полномочия принимать законодательное Решение (Measure) по любому вопросу, касающемуся Церкви Англии, и Решение имеет такую же силу как Акт Парламента; 75
оно может дополнять или отменять существующие акты. В действительности Синод обладает некоторыми полномочиями, которые в других случаях относятся только к компетенции Парламента. За Парламентом сохраняется лишь некоторый контроль: Решение, принятое Синодом, может быть представлено для королевского санкционирования с требованием признать ее законом только в том случае, если каждая из палат Парламента решит, что это необходимо; но в то время как Парламент может (хотя делает очень редко) отвергнуть решение, он не обладает правом дополнить текст Решения. Сегодня признается в качестве конституционного соглашения, что законодательство, касающееся церкви, представляется в Генеральный Синод, а не в Палату Парламента. Каноническое право Церкви Англии принимается Синодом без рассмотрения Парламентом, хотя формальная публикация Нового канона требует королевской санкции и разрешения: формальный акт, отражающий положение королевы как верховного правителя Церкви Англии. Правовое значение в данном случае состоит в том, что королева не посоветует санкционировать канон, если он противоречит английскому праву в широком смысле слова. Следовательно, Синоду часто приходится принимать два типа законодательства по одному и тому же вопросу: Решение (measure), которое удаляет любые правовые препятствия для формирования предлагаемого канона, и затем сам канон, осуществляющий желаемое изменение. Никакая другая церковь в Англии (и в Соединенном Коро- яевстве, за исключением Церкви Шотландии) не имеет ничего такого, что государство признавало бы как «церковное право». В отсутствие писанной Конституции нет формальных конституционных гарантий религиозной свободы. Однако, Соединенное Королевство одним из первых подписало Европейскую конвенцию по правам человека и в итоге, эта Конвенция была признана частью внутреннего права Англии Актом о правах человека 1998 г. Последствием Акта 1998 г. было то, что свободы, гарантируемые Конвенцией, включая свободу мысли, совести и религии в ст. 9 могут быть доверены английским судам, которые 76
могут делать «заявления о несовместимости», означающие, что положения законодательства несовместимы с Конвенцией14. Если такое заявление сделано, по распоряжениию министра правительства должны быть предприняты корректирующие действия, но если закон по рассматриваемому вопросу относится к компетенции Генерального Синода, то только Синод может предпринимать соответствующие действия. Есть некоторые основания полагать, что даже до Европейской Конвенции, существовало признанное право на религиозную свободу. Одна энциклопедическая работа по английскому праву15 утверждает следующее: Несмотря на то, что гражданская власть осуществляет полный контроль над всеми сословиями и званиями, духовными и светскими и предоставляет всю необходимую защиту от неправомерных действий, тем не менее, она воздерживается от выполнения любых чисто духовных функций и (за исключением тех случаев, когда позитивное право16 может предложить иное решение) признает и всегда признавала право всех следовать предписаниям своей совести в религиозных взглядах, которых они придерживаются. IV Правовой статус религиозных организаций Такой же вывод можно сделать, если учесть, что другие церкви, такие как Римо-католическая церковь, протестантские деноминации и другие религии не пользуются в целом большими правами, чем с иные добровольные организации. Их каноническое право (если они используют этот термин, хотя многие не используют) имеет статус договора между их членами. Имущественные вопросы в основном регулируются через систему доверительных отношений (trust), вездесущий механизм в английском праве собственности; но в больших церквях, где имеется сложное разделение функций между национальными и местными органами церкви, регулирование может дополняться частными актами Парламента17. 77
По той же причине нет формального списка церквей признаваемых таковыми государством. Места для богослужений могут регистрироваться как места для различных целей, в основном для брачных церемоний18. В английском праве нет разработанного понятия публично-правового статуса или публичных прав; представление о церкви как о «корпорации публичного права» бессмысленно для английского юриста. Конечно, могут возникать проблемы в определении того, является ли конкретная организация церковью. Христианская наука пыталась зарегистрировать здание как место для богослужения, но Апелляционный суд признал, что для этого необходимо собрание людей для служения Богу или почитания верховного существа или божества; наставления в светской философии недостаточно19. Гуманистическая организация, Южное этическое общество {South Place Ethical Society) не получила по схожей причине благотворительного статуса; поскольку она не существует для распространения религии20. Мормонская церковь (Церковь Иисуса Христа святых последних дней), казалось бы, квалифицируется как церковь, но ее храм в Англии, который открыт только для мормонов с «хорошей репутацией» и специально рекомендован для этой цели, не был признан местом публичного религиозного богослужения для целей налогообложения (местные налоги)21. Общая ситуация, следовательно, выглядит так, что церкви имеют такие же права, как любые другие добровольные ассоциации, в плане заключения контрактов, владения собственностью, наказания своих служащих и членов (с использованием внутренних судов, если они этого желают) и осуществления социального обеспечения, управления благотворительными или даже коммерческими предприятиями. Существуют некоторые специальные положения, касающиеся всех церквей, указанные ниже, но парадоксально то, что привилегированное положение Церкви Англии, как государственной церкви, подрывает ее автономию в определенных отношениях. Один из аспектов такого положения Церкви Англии, к которому мы уже обращались, связан с существованием парла- 78
ментского контроля за реализацией Генеральным Синодом его особых законодательных полномочий по церковным вопросам. Церковь получила свои специальные полномочия по законодательству, когда «Движение за жизнь и свободу» убедило правительство принять Акт об Ассамблее (полномочиях Ассамблеи) Церкви Англии в 1919 г. (его часто называют Разрешающим Актом, Enabling Act). Пределы полномочий этого Акта были тщательно исследованы в процессе подготовки законодательства, позволяющего женщине быть посвященной в духовный сан и принятого Генеральным Синодом в 1992 г. Оппоненты женщин-священников оспаривали допустимость предложенного законодательства, настаивая на юридическом рассмотрении дела в Верховном суде на том основании, что Разрешающий Акт не давал права Синоду делать то, что он сделал. Акт 1919 г. позволяет Синоду принимать Решение (Measure) по любому вопросу, относящемуся к Церкви Англии, но в данном случае было указано, что это положение должно быть интерпретировано так, чтобы исключить любые изменения в обычаях, практике или учении, которые рассматриваются как «фундаментальные». Высший суд отказался ограничить ясный смысл Акта 1919 г. подобным способом. Как заявил судья Таки, при принятии Акта 1919 г., Парламент предполагал, что церкви должны иметь право обсуждать такие вопросы, как рукоположение женщин, принимать акты по собственным делам и представлять их Парламенту для одобрения или для отклонения22. Более противоречивым ограничением свободы церкви является право Короны (королевы, действующей по рекомендации премьер-министра) назначать архиепископов и епископов Церкви Англии. Это полномочие сегодня ограничено соглашением между лидерами церкви и, к тому же, правительство в 1977 г. ограничило круг лиц, из числа которых должен быть сделан выбор Короны, только теми, кого предложила церковь. Этой процедурой руководит Комиссия по назначениям Короны, состоящая из 14 человек: 2 архиепископа, 3 клирика и 3 мирянина избираются Генеральным Синодом, а 6 человек вы- 79
двигают заинтересованные епархии. Два должностных лица, секретарь архиепископов по назначениям и секретарь премьер- министра по назначениям служат в качестве секретарей и изучают ситуацию в епархии, чтобы составить епархиальное заявление о потребностях. Комиссия направляет два имени премьер- министру и может указать свои предпочтения. Премьер-министр решает, какое имя представлять Королеве; он может не представлять других имен, но может выбирать или потребовать большее число имен в том случае, если, напр., один или оба кандидати отказались от назначения. Роль премьер-министра в этом процессе часто подвергается критике и создание комиссии по назначению членов Палаты лордов (премьер-министр обязан принимать к сведению ее рекомендации) привело к новым требованиям реформ. Часто выдвигаемая идея сводится к тому, что рекомендации Короне о назначении епископов должны исходить не от премьер-министра, но от архиепископов, каждый из которых по должности является членом Тайного совета. V. Церковь и культура 1. Школы В Англии23 школы являются либо государственными (дословно «поддерживаемыми»), либо независимыми (их часто называют «публичными», хотя этот термин дезориентирует). На протяжении многих веков церкви были основным поставщиком образования, и многие школы продолжают поддерживать связь с церковью: в категории государственных школ они являются «добровольно контролируемыми» или «добровольно поддерживаемыми» школами. В последней группе церковь отвечает за 15% стоимости любых строительных работ и имеет взамен прочное положение в школьном совете управляющих. В каждой государственной школе основная учебная программа включает религиозное образование для всех учеников24, а национальная учебная программа состоит из ряда других предметов. Религиозное образование, таким образом, пользуется особым статусом. С 1870 г. в Англии имеется неконфессиональ- 80
ное религиозное образование в государственных школах. Создание местных «согласованных учебных планов» регулируется комплексными процедурами, впервые введенными в 1944 г. Созывается конференция, состоящая из 4 комитетов, каждый из которых должен дать свое согласие на учебный план. Комитеты представляют: а) Церковь Англии (исключая территорию Уэльса); в) христианские и иные религии, отражающие основные религиозные традиции области; с) ассоциации учителей; в) местные власти, ответственные за образование25. Процедура предоставляет представителям Церкви Англии право вето, но они не могут настаивать на том, что какой-либо элемент в учебном плане неприемлем для других групп и не могут добиваться чего-либо схожего с «конфессиональным» религиозным обучением». Каждый согласованный учебный план должен отражать тот факт, что религиозные традиции в Великобритании - в основном христианские, и в то же время принимать во внимание учение и практику других ведущих религий, представленных в Великобритании26. Акт о школьных стандартах и структуре 1998 г. содержит положения, касающиеся назначения «запасных учителей». Там где добровольная (то есть церковная) школа имеет более двух учителей, школа должна иметь, по крайней мере, одного учителя, назначенного в качестве лица, способного предоставлять религиозное образование в соответствии с учением заинтересованной церкви. Число таких учителей меняется в зависимости от общего числа штатных сотрудников27. В отношении неконфессиональных школ, тем не менее, четко установлено, что религиозные взгляды, посещение или непосещение религиозных богослужений не могут влиять на назначение, жалованье или продвижение учителя28. При назначении главного учителя в добровольных школах или школах, имеющих религиозный характер, внимание должно быть уделено способности и пригодности назначенного к сохранению и развитию религиозного характера школы29. В добровольно поддерживаемых школах, при назначе- 81 6-6117
нии любого учителя могут приниматься во внимание религиозные взгляды, соблюдение обрядов или готовность предоставлять религиозное образование в соответствии с учением церкви. Поведение несовместимое с этим учением может быть основанием для увольнения30. Акт о школьных стандартах и структуре 1998 г. также содержит положения, касающиеся богослужений в поддерживаемых школах. Все ученики должны ежедневно принимать участие в коллективных богослужениях31. Оно должно быть общехристианского характера и не должно выделять какую-либо конкретную христианскую конфессию. Не каждое богослужение обязательно будет христианским, поскольку социальные обстоятельства в некоторых областях могут оказаться такими, что большинство учеников представляют другие веры; однако разнообразие богослужений должно иметь место при любых условиях32. Церкви, конечно, могут учреждать собственные независимые школы, они могут использовать конфессиональные формы богослужения и проводить религиозное обучение в соответствии с собственными требованиями. Церкви также могут вносить большой вклад в подготовку учителей в церковных колледжах. В настоящее время их число снижается из-за процесса слияния (иногда с нецерковными колледжами). Однако предлагаются курсы высшего образования (часто в ассоциации с университетом), и некоторые из них получили право выдавать собственные дипломы. 2. Университеты Сегодня нет никаких религиозных тестов для поступления в любой университет. Однако существуют должности на определенных теологических факультетах, особенно в Оксфорде и Дареме, которые могут замещать каноники кафедральных соборов Церкви Англии33; таким образом, они замещаются только англиканскими священниками. В других университетах персонал теологических факультетов или отделений назначается в соответствии с обычными университетскими процедурами без уча- 82
стия церкви и не требуется подтверждения никакой религиозной принадлежности. Теологические колледжи обеспечивают подготовку священнослужителей и в некоторых случаях предоставляют другое теологическое образование (напр., программы дистанционного обучения для мирян). Обычно теологическим колледжем владеет ассоциация на основе доверительных отношений (trust), но он является объектом инспекций церковных властей, которые решают, в каких колледжах может осуществляться подготовка духовенства и сколько мест должно быть выделено для этой цели. Колледжи все чаще вступают в контакт с местными университетами. Колледжи остаются независимыми (и большинство студентов не получает грантов из государственных фондов), но некоторые университеты могут принимать студентов колледжей на свои курсы для получения степени. 3. Средства массовой информации Британская корпорация радиовещания (British Broadcasting Corporation, ВВС) - главная общественная компания - уже долгое время проявляет значительный интерес к религиозным передачам. Напр., церковная служба передается каждое утро по будням, и существуют регулярные религиозные программы по телевидению (как и на других телевизионных каналах). Радио- и телестанции, национальные и местные, имеют консультативные религиозные советы, в которых основные церкви имеют своих представителей в соответствующих сферах. Все это имеет практическое значение, как и участие основных кафедральных соборов в программах местных туристических агентств. В той мере, в какой это касается лицензий для другой деятельности в области радиовещания, телевидения и телекоммуникаций, Акт о коммуникациях 2003 г. запрещает структурам, чьи цели полностью или в основном являются религиозными, получать определенные виды лицензий (напр., для национального звукового вещания или для использования телекоммуникаций) и позволяет таким структурам иметь другие лицензии только с разрешения Бюро коммуникаций (Office of Communica- 83
tions, OFCOM) учрежденного Актом. OFCOM должен издавать руководства, с указанием применяемых критериев, но ни одно руководство пока не появилось. VI. Трудовое право внутри церквей В соответствии с английским правом, как и с законодательством Европейского Союза, не все работники являются нанятыми служащими; некоторые лица относятся к числу самонанятых или к категории должностных лиц. Для того, чтобы быть служащим, лицо должно быть нанятым по трудовому договору; В прецедентном праве ситуация с занятостью оценивается с помощью исследования целой серии факторов, включая способ найма и оплаты, организацию и условия обеспечения одеждой или орудиями труда, необходимыми для работы. Некоторые должностные лица могут не рассматриваться как нанятые и, следовательно, на них не распространяется законодательство о занятости34. Хотя определенный церковный персонал может относиться к категории служащих, духовенство всех церквей рассматривается в качестве должностных лиц, а не служащих35. В некоторых обстоятельствах отождествление кого-либо с должностным лицом может означать серьезную гарантию пребывания в должности, поскольку должны быть соблюдены особые требования перед тем, как освободить должностное лицо от занимаемой должности. Это подтверждает положение многих англиканских священников, чье освобождение от должности очень трудно осуществить. Большей частью это происходит потому, что приходской священник имеет бенефиций - правовое понятие, включающее право на должность, жалование и дом, предоставляемый держателю бенефиция. Это также относится к той части недвижимости, которой приходской священник владеет по безусловному праву собственности (freehold) и которой он не может быть лишен без надлежащего юридического процесса с привлечением дисциплинарных процедур, установленных в Решении (Measure) о дисциплине духовенства 2003 г. Напротив, те 84
англиканские священники, у которых нет такого безусловного права, имеют гораздо меньше гарантий. Это привело к судебным процессам36 и даже к резолюции Европейского Парламента от 7 ноября 2001 г. призвавшего Церковь Англии пересмотреть свою позицию. В других церквах концепции безусловного права (freehold) не существует, и возникает необходимость просить защиты у светского права; в таких случаях обычно возникает вопрос о занятости должностных лиц37. Были схожие решения в отношении нехристианских структур: одно касалось грантхи (granthi) в храме сикхов38, а другое - раввина39. Раздел 23 Акта о трудовых отношениях 1999 г. давал полномочия государственному секретарю по торговле и промышленности распространять определенные права найма на нетипичных работников, в состав которых входят и служители религии. Затрагиваемые права включают выплату отпускных, процедурные гарантии, такие как, письменное заявление об условиях службы и оплаты, доступ к процедурам разрешения споров и, что наиболее важно, доступ к трудовым судам для жалоб на несправедливое увольнение или нарушение других гарантированных прав. Эти полномочия пока не осуществлены, но с церквами консультировались в течение 2002 г.; большинство из них утверждало, что это дело саморегулирования. Совет архиепископов Церкви Англии признал, что для некоторых священников существующие церковные механизмы не обеспечивают достаточные гарантии от возможной несправедливости и что необходимо пересмотреть баланс между правами и ответственностью духовенства, что может повлиять на безусловное право владения недвижимостью (freehold). Соответствующий закон сейчас рассматривается. Для Церквей в настоящее время установлены некоторые исключения из законодательства о дискриминации по признаку пола. Так Акт о дискриминации по признаку пола 1975 г. не применяется к найму «для целей организованной религии, когда найм ограничен одним полом в соответствии с религиозным учением или для того, чтобы избежать оскорбления религиозных чувств значительного числа последователей»40. Пределы 85
таких исключений рассматривались в свете поправок, внесенных в Директиву совета 76/207/ЕЕС по вопросу осуществления принципа равноправного обращения в Европейском Парламенте и в Директиву совета 2002/73/ЕС от 23 сентября 2002 г. Схожие положения применяются в отношении дискриминации по основаниям сексуальной ориентации41. Неясно, тем не менее, являются ли эти положения корректным применением Директивы совета 2000/78/ЕС от 27 ноября 2000 г., устанавливающей общие рамки для равноправного обращения в трудовых отношениях. Один из вопросов, который вызывает определенный интерес, касается влияния религиозных обязательств граждан на их работу. Во многих делах утверждалось, что увольнение работника, чьи религиозные убеждения мешают его нахождению на работе, когда того требуют условия договора, необязательно будет несправедливым. В деле учителя мусульманской школы, который отсутствовал часть пятницы, чтобы посетить молитву в мечети, в Аппеляционном суде большинством голосов было принято решение, что он не имел права на такое отсутствие без потери в оплате, и возобладало то обстоятельство, что работодатель нуждался в его присутствии весь школьный день42. Такие дела сегодня требуют привлечения Правил равенства (религии или верования) в трудовых отношениях 2003 г.43 VII. Брачное и семейное право Повсюду в Соединенном Королевстве, стороны, желающие вступить в брак, могут сделать это или посредством религиозной церемонии, или посредством светской церемонии, совершаемой регистратором браков в регистрационных бюро или в других местах (напр., в гостиницах); регистраторов назначает государство, и они должны иметь лицензию. В случае заключения брака в Церкви Англии и в Церкви Уэльса, вся процедура, включающая подготовительные мероприятия, уведомления и разрешения выполняется церковью. В других случаях религиозная церемония требует определенных предварительных свет- 86
ских действий: обычно «регистрационного сертификата суперинтендента» после уведомления, которое подается за 21 день. В Англии (но не в Шотландии, где применяются другие нормы) неангликанская религиозная церемония должна совершаться в зарегистрированных зданиях (или по историческим причинам в синагоге или доме встреч Общества друзей) и регистрироваться или священнослужителем, если он уполномочен на это, или регистратором браков. Предложения Правительства могут привести к радикальным реформам в английском праве, так что в любом случае предварительные мероприятия к заключению брака (предварительное уведомление, сегодня часто совершаемое в виде оглашения в церкви, размещение уведомлений в течение трех воскресных дней в приходской церкви) будут гражданскими по своей природе и возможен отход от английской практики зарегистрированных зданий в пользу шотландской модели санкционированных священников. Хотя Римо-католическая церковь поддерживает свою систему епархиальных судов, которые рассматривают дела о недействительности браков, решения этих судов не имеют правового статуса в праве Соединенного Королевства. Суды англиканской Консистории, которые являются частью английской правовой системы, не имеют брачной юрисдикции с 1857 г., когда эту функцию взяли на себя светские суды. Существует брачная юрисдикция (также отвергаемая английским правом) раввинских судов. В Акте о расторжении (религиозных браков) 2002 г. были разработаны положения, касающиеся некоторых последствий существования этой юрисдикции. Их целью была защита обязательств некоторых женщин-иудеек, которые расторгают свой брак с помощью развода в гражданских судах, но могут столкнуться с большими трудностями по причине того, что другой супруг отказывается от религиозного развода в раввинском суде. Акт дает возможность судам издать распоряжение, что гражданский развод не будет окончательным до тех пор пока обе стороны не подтвердят, что требуемые религиозные процедуры были соблюдены44. 87
С церквами и, особенно, с Церковью Англии регулярно проводятся консультации по вопросам семейного права. Любому изменению в брачном праве (напр., послабления 1986 г. в законе о родственных узах) предшествуют тесные консультации; в этом случае доклад церкви был подготовлен и опубликован архиепископом Кентерберийским до того как государство начало действовать. VIII. Финансирование церквей Государственная финансовая поддержка церквей в Соединенном Королевстве крайне ограничена. Тем не менее, они пользуются некоторыми преимуществами наравне с другими благотворительными учреждениями. Это касается освобождения от определенных налогов (но не от налога на добавленную стоимость) и соглашения, согласно которыму определенные пожертвования индивидов в пользу благотворительных организаций также сопровождаются передачей таким организациям подоходного налога, уплаченного донором в соответствии с переданной суммой. Однако государство не выплачивает жалование и пенсии духовенству и не оплачивает текущие расходы церквей. Хотя закон устанавливает, что в случае проведения духовенством Церкви Англии церемонии бракосочетания и похорон взнос фиксируется законом, но вопрос об оплате этого взноса решается по усмотрению сторон, а не государства. Государство финансирует только те расходы, которые связаны с поддержкой исторических зданий. Это особый вопрос для Церкви Англии: около 13.000 из 16.000 приходских церквей перечислены в законодательстве о планировании, 4.000 - на высшей ступени (ступень I). В случае с неиспользуемыми церквами, государством могут быть выделены гранты Доверительной ассоциации по сохранению церквей), на основании Акта об излишних церквах и других религиозных зданиях 1969 г. В последние годы гранты государства составили 70% от всего финансирования этого траста. Начиная с 1978 г., государство - через агентство «Английское наследие» - выделило гранты на ре-
монт используемых церквей (а недавно и кафедральных соборов) и доступные фонды достигли 30 млн. фунтов стерлингов в 2003-2004 гг. В 2002 г. Правительство объявило, что оно надеется снизить налог на добавленную стоимость в связи с ремонтом перечисленных церквей с 17,5% до 5%. Хотя это не дозволено европейскими властями, результат был достигнут с помощью грантов, эквивалентных предлагаемой экономии. Тем не менее, сумма государственных денег остается небольшой по сравнению с церковными фондами. В 1999 г. приходы Церкви Англии потратили более 86 млн. фунтов стерлингов на капитальный ремонт церквей и 13 миллионов фунтов стерлингов на капитальный ремонт церковных помещений и смежных зданий. Текущий ремонт оценивается в 20 млн. фунтов стерлингов. IX. Пастырское попечительство в государственных учреждениях Вооруженные силы, Национальная служба здоровья и Тюремная служба нанимают капелланов. Они набираются из числа рукоположенного духовенства различных конфессий и, в двух последних случаях, преимущественно на условиях неполного рабочего времени. Жалование для капелланов, работающих полный рабочий день (и вознаграждение для занятых частично), выплачивается службой занятости. Церкви, конечно, оплачивают стоимость первоначальной подготовки духовенства и обеспечивают в различных формах пастырский надзор над их работой. X. Уголовное право и религия К числу преступлений относится публикация материалов, содержащих богохульство. Такими материалами считаются публикации, которые критикуют истинность христианской религии или существования Бога без соблюдения правил приличия во время дискуссий. Уголовное преследование достаточно противоречиво и применяется редко. В 1979 г., в первом деле за 89
60 лет, Whitehouse v Gay Ltd and Lemon45, было заявлено, что в то время когда ответчик намеревался публиковать материал, ему не нужно было демонстрировать свое стремление критиковать христианство или оскорблять верующих. Предложения устранить термин «нарушение» и заменить его выражением «нарушение с элементами устного оскорбления в местах богослужений» были сделаны Правовой комиссией46, но пока они не приняты. Давление в пользу проведения реформ возросло после решения Апелляционного присутствия (Divisional Court) в 1991 г., что положения о богохульстве охраняли только христианство, но не другие религии47. В контексте терроризма, Правительство предложило в 2001 г. признать преступлением за подстрекательство религиозной вражды, но такое предложение встретило оппозицию в Парламенте и не появилось в окончательном Акте об антитерроризме, преступности и безопасности 2001 г. Похожие предложения были сделаны в отдельном Билле Палаты лордов и эта палата учредила Специальный комитет по религиозным правонарушениям, который представил свой доклад в апреле 2003 г. Доклад не содержал ясных рекомендаций, но, подчеркнув важную роль религии («Соединенное королевство не является светским государством»), Комитет просто напомнил о своей точке зрения, что религия должна пользоваться определенной степенью защиты, равнодоступной для всех верований через гражданское и уголовное право. XL Правовой статус духовенства Прежде были случаи, когда определенные священнослужители не могли добиваться избрания в Палату общин. Происхождение этого ограничения связано скорее с представительством духовенства на соборах в Кентербери и Йорке, чем с представительством в Парламенте, но после унии с Шотландией такое ограничение приобрело статутную основу. Акт о Палате общин (дисквалификация духовенства) 1801 г. ввел запреты для «лиц рукоположенных в сан священника или диякона или являющих- 90
ся служителем Церкви Шотландии». Это исключение касалось не только духовенства Церкви Англии и Шотландии, но также других англиканских церквей48 и Римо-католической церкви49. После подробных консультаций с церквами, Правительство обеспечило принятие Акта о Палате общин (устранение дисквалификации духовенства) в 2001 г. который применил к Парламенту в Вестминстере положение, уже принятое в отношении Ассамблеи Уэльса и Шотландского Парламента50. Все священники сегодня имеют право быть избранными, за исключением «Духовных лордов» {Lords Spiritual), англиканских епископов, которые являются членами Палаты лордов. Эти епископы не могут голосовать при выборах в Палату общин. Духовенство, как представляется, не пользуется особыми привилегиями в отношении тайны исповеди. Такое утверждение покоится на очень ограниченных источниках далеко за пределами устных и письменных утверждений исследователей. Оно открыто для обсуждения в том плане, что (англиканское) каноническое право, которое рассматривается как часть права, действующего на территории страны, содержит положение (только эта часть канонов, принятых в 1603 г., до сих пор не отменена), запрещающее раскрытие секретов, за «исключением случаев совершения таких преступлений, которые, в соответствии с законами государства, ставят вопрос о его собственной жизни в случае сокрытия». С момента устранения смертной казни за государственную измену это исключение не имеет значения51. Было предложено, что в уголовном процессе признание вины перед священником должно быть исключено как «нечестное» и в гражданских делах (принимая во внимание до сих пор развивающееся законодательство) оно касается конфидециальности52. Некоторые споры о религиозном статусе индивидов могут быть определены как не подлежащие разбирательству в суде, поскольку суды не желают участвовать в вероучительных спорах, возникающих в христианском контексте53 или в контексте другой религии54. Возможно, что особенности канонического права Церкви Англии как части государственного права, могут 91
потребовать иного подхода к вопросам, касающимся этой церк- ви55. XII Другие особые проблемы В Англии сохраняются определенные конституционные правила, которые напрямую направлены против римо-католиков и призваны гарантировать протестантский порядок наследования престола. Монарх должен принадлежать к Церкви Англии, Верховным правителем которой он является, и любой, кто становится римо-католиком или вступает в брак с римо-католиком, исключается из числа наследников престола. Эти правила отражают исторические события (и некоторое оставшееся в народе предубеждение), но не являются помехой для тесных отношений между Католической церковью и другими церквами или между церковью и государством. Папский пронунций аккредитован как член дипломатического корпуса - такая ситуация была неприемлема в прошлые десятилетия. XIII Библиография В последние годы заметно возросло число доступных исследований, среди которых: R.H. Bursell, Liturgy, Order and the Law (Oxford University Press, 1996); N. Doe, The Legal Framework of the Church of England, Oxford University Press, 1996; N. Doe, Canon Law in the Anglican Communion, Oxford University Press, 1998; M. Hill, Ecclesiastical Law (2nd ed.), Oxford University Press, 2001; L. Leeder, Ecclesiastical Law Handbook, Sweet and Maxwell, 1997; E.G. Moore, Introduction to English Canon Law (ed T Briden and В J Hanson), 3rdedn,Mowbray, 1992; 92
English Canon Law: Essays in Honour of Bishop Eric Kemp (ed N Doe. M. Hill and R Ombres), University of Wales Press, Cardiff, 1998; Essays in Canon Law: a Study of the Law of the Church in Wales (ed N Doe), University of Wales Press, Cardiff, 1992; Law and Religion (Current Legal Issues volume 4) (ed R O'Dair and A.Lewis), Oxford University Press, 2001; Legal Opinions Concerning the Church of England, Church House Publishing, 1994; new edition pending; Ценные сведения могут быть обнаружены в диссертациях по каноническому праву, предлагаемых Университетом Кардиффа, а также в Ecclesiastical Law Journal (издается с 1989 г. Обществом церковного права). 1 Scotland Act 1998, s. 30, Sched.5, para 1 (a) (b). 2 Акт о Северной Ирландии восстановил Ассамблею Северной Ирландии, которая время от времени не действовала из-за продолжающихся политических трудностей в Северной Ирландии. 3 Церковь Уэльса была создана в 1920 г. из епархий Англиканской церкви в Уэльсе. 4 Церковь Ирландии, чьи епархии охватывают всю Ирландию, а не только Северную Ирландию. 5 Епископальная церковь Шотландии. 6 Англиканская церковь имеет особый статус на острове Мэн (где епископ Содора и Мэна занимает место в законодательном органе) и во владениях Гернси и Джерси, но ни одна из этих территорий не является частью Соединенного Королевства. 7 Включая Епархию в Европе («Гибралтарская епархия в Европе») для англиканских общин на европейском континенте. 8 Английский Акт 1706 г., известный как Акт о поддержке Церкви Англии, содержал эквивалентное положение для Церкви Англии. Ballantyne v Presbytery of Wigtown (1936) SC 625 (спор об объединении двух приходов); Logan v Presbytery of Dumbaron, 1995 SLT 1228 (дело о дисциплине духовенства); Percy v Church of Scotland Board of National Mission, 2001 SLT 497 (другое дело о дисциплине с утверждениями о дискриминации по признаку пола). 1 Percy v Church of Scotland Board of National Mission, 1995 SLT 1228 (в Апелляционном суде по вопросам занятости) См. Lord Westbury in Bishop of Exeter v Marshall (1868) LR 3 HL 17. 93
12 Акт об Ассамблее Церкви Англии (полномочия) 1919 г.; Решение о синодальном управлении 1969 г. Генеральный Синод - преемник Церковной ассамблеи созданной Актом 1919 г. 13 Палата епископов и Палата духовенства созданы технически путем слияния Верхней и Нижней палат древних соборов Кентербери и Йорка, которые сегодня лишь изредка заседают по отдельности. 14 Human Rights Act 1998, ss. 4, 21 (1). 15 Halsbury's Laws of England, vol 14, para 339. 16 Необходимая квалификация в отсутствие Конституции. 17 Частный Акт представляется в Парламенте по частному ходатайству; он не публикуется в ежегодном собрании статутов. 18 Акт о регистрации мест для богослужений 1855 г. 19 R v Registrar-General, ex parte Segerdal (1970) 2 QB 697. Лорд Деннинг признал, что Буддизм может быть исключением; это без сомнения религия, но верят или не верят верующие в Высшее существо, осталось неясным; по этому вопросу см. также Barralet v Attorney-General (1980) 3 All ER 918. 20 Barralet v Attorney-General (1980) 3 All ER 918. Реформы в законодательстве о благотворительных организациях, рассмотренные в 2003 г., могут подчеркнуть необходимость доказать действительную пользу для общества даже в случае с религиозными и образовательными благотворительными учреждениями. il Church of Jesus Christ of Latter-Day Saints v Henning (Valuation Officer) (1963) 2 All ER 733 (HL). 22 R v Ecclesiastical Committee of the Houses of Parliament, ex parte the Church Society, Queen's Bench Divisional Court, 28 October 1993. 23 Недостаток места препятствует рассмотреть положение в других частях Соединенного Королевства. 24 Education Act 2002, s. 80 (1). 25 Education Act 1996, Sched. 31. 26 Education Act 1996, s. 375 (3). 27 School Standards and Framework Act, s. 58. 28 Ibid (там же), s. 59. 29 Ibid (там же), s. 60 (4). 30 Ibid (там же), s. 60 (5). 31 Ibid (там же), s. 70. 32 Ibid, (там же), Sched. 20, para 3. 33 В Оксфорде кафедральный собор состоит при колледже университета и служит в качестве часовни колледжа; в Дареме старый кафедральный собор находится в самом центре университета. 34 См. Barthorpe v Exeter Diocesan Board of Finance (1979) I.C.R. 900 (Employment Appeal Tribunal). 35 Re National Insurance Act 1911; re Employment of Church of England Curates (1912) 2 Ch. 563; President of the Methodist Conference v Parfitt (1984) Q В 368 94
(CA); Davies v Presbyterian Church of Wales (1986) 1 WLR 323; Coker v Diocese of Southwark (1998) ICR 140 (CA). См. Р Petchey "Ministers of Religion and Employment Rights: an Examination of the Issues" (2003) 7 Ecc.L.J. 157. 36 См. Очень известное дело Reverend Raymond Owen: in the English Courts, R v Bishop of Stafford ex parte Owen High Court, QBD, unreported, 5 April 2000; Court of Appeal, unreported, 14 August 2000; and in the European Court of Human Rights: Owen v United Kingdom (app 37983/97), held inadmissible, 28 August 2001. 37 President of the Methodist Conference v Parfitt (1984) QB 368 (CA); Davis v Presbyterian Church of Wales (1986) 1 WLR 323 (HL). 38 Santokh Singh v Guru Nanak Gurdwara (1990) ICR 309. 39 R v Jacobovits, ex parte Wachman, The Times, 8 January 1991. 40 Sex Discrimination Act 1975, s. 19. 41 Employment Equality (Sexual Orientation) Regulations 2003, S.I. 2003 No. 1661, reg. 7 (3). 42 Ahmad v Inner London Education Authority (1978) QB 36. 43 S.I. 2003 No. 1660 implementing Council Directive 2000/78/EC от 27 November 2000. Matrimonial Causes Act 1973, s. 10A as inserted by the Divorce (Religious Marriages) Act 2002, s. 1(1). 45 (1979) AC 617 (HL). 46 Law Com. No. 791981. 95
47 R v Chief Metropolitan Magistrate, ex p Choudhury (1991) 1 All ER 306. Дело касалось сатанинских стихов Салмана Рушди; Палата лордов отказала в разрешении на апелляцию. 48 Re MacManaway (1951) AC 161, касающийся священника Церкви Ирландии 49 Исключение для Римо-католического духовенства было ясно сохранено разделом 9 Акта о помощи Римо-католической церкви (Roman Catholic Relief Act) 1829 г. который устранил дисквалификацию мирян, чтобы позволить Даниелю О'Конеллу служить как избранному члену в графстве Клэр в Ирландии. 50 Government of Wales Act 1998, s. 13 (1) (b); Scotland Act 1998, s. 16 (1) (b). 51 Cm. R. Burseell, "The Seal of the Confessional" (1990) 2 Ecc LJ 84. 52 См. М Hill Ecclesiastical law (2nd ed., 2001), para 5.61. 53 Blake v Associated Newspaper Ltd (2003) EWHC 1960 (клеветнические действия, касающиеся посвящения истца в епископы). 54 R. v Chief Rabbi ex p Wachmann (1992) 1 WLR 1036; Ali v Iman pf Bury Park Jame Masjid, Luton (CA, The Times, 20 May 1993). 55 См. дискуссию в М. Hill, "Judicial Approaches to Religious Disputes" in Law and Religion (ed. R. О 'Dair and A Lewis), OUP 2001. 96
Балаж Шанда ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ВЕНГРИИ /. Социальные факторы Данные о религиозной принадлежности считаются конфиденциальными, и венгерское государство не может вести их учет1. Следовательно, в Венгрии не существует официальной статистики принадлежности к религиозным общинам. Социологические обзоры указывают, что большинство населения причисляет себя к какой-либо конфессии и считает себя верующими. Однако только около 15% населения Венгрии посещают церковь регулярно. Около половины населения характеризуют себя «как верующие по-своему». После быстрого и мощного процесса секуляризации в 60-х годах XX в. с 70-х гг. прошлого века наблюдалась тенденция к усилению религиозности2. В перепись 2001 г. был включен вопрос о религии. Вопрос был сформулирован так, что он не содержал подсказки определенного ответа; ответ был добровольным и анонимным по соображениям охраны информации. Результаты переписи таковы: Католики - Римо-католики - Греко-католики Реформаты (кальвинисты) Лютеране Иудеи Другие - Православные - Баптисты - Адвентисты - Другие христиане Без религиозной принадлежности Не ответили Нет информации _Общее число населения 5.558.961 5.289.521 268.935 1.622.796 303.864 12.871 112.121 15.298 17.705 5.840 24.340 1.483.369 1.034.767 69.566 10.198.315 54.5 % 51.9% 2.6 % 15.9% 3.0% 0.1 % 1.1 % 0.2 % 0.2 % 0.1 % 0.2 % 14.5 % 10.1 % 0.7 % 100 % 7-6117 97
Можно сказать, что число людей, заявляющих о своей религиозной принадлежности, в целом возрастает пропорционально возрасту опрашиваемых. Средний возраст населения составляет 39,22 года, как и средний возраст греко-католиков, и людей, принадлежащих к «другим» конфессиям. Средний возраст римо-католиков составляет 41,69 лет, кальвинистов - 42,49 лет, лютеран - 44,79; средний возраст людей без религиозной принадлежности составляет только 28,85 лет, в то время как средний возраст отказавшихся отвечать на вопросы составляет 34,61 лет. В целом, о своей религиозной принадлежности заявило больше женщин, чем мужчин. Данные переписи также продемонстрировали изменение числа членов в каждой конфессии: спад у протестантов, продолжающийся уже в течение века (особенно у лютеран, которые живут в диаспоре с большим числом смешанных браков) по сравнению с католическим населением (особенно с греко-католическим меньшинством), где спад продолжался в течение десятилетий коммунизма. Принадлежность к основным христианским конфессиям сильнее выражена в сельской местности, чем в городах. Число людей, не относящих себя к конфессиям или не ответивших на этот вопрос в переписи, было самым высоким в Будапеште. Чем меньше был населенный пункт, тем ниже был процент таких людей. В большинстве религий последователей женского пола больше, чем мужского; следовательно, мужчины составляют большинство в группе, где люди не определили свою принадлежность к какой- либо конфессии или не ответили на этот вопрос. Возможно, многие иудеи и последователи некоторых «новых религиозных движений» оказались среди не заявивших о своей принадлежности к религии: по некоторым оценкам число иудеев в десять раз выше, чем отмечено по результатам переписи. Согласно переписи 2001 г. самой крупной православной церковью в Венгрии является Румынская православная церковь с 5 598 последователями. 3 502 человека принадлежат к епархии, находящейся в юрисдикции Московского патриархата, и 2 472 человека относят себя к экзархату Вселенского (Константинопольского) патриархата. 1 914 человек указали, что они яв- 98
ляются сербскими православными христианами и 508 человек заявили о своей принадлежности к Болгарской православной церкви. Вот еще некоторые интересные данные: 21 688 человек отнесли себя к Свидетелям Иеговы, 6 541 человек заявили о своем членстве в Унитарной церкви; было также 7 408 пятидесятников и 2 907 мусульман. В целом жители Венгрии заявили о религиозной принадлежности к 260 различным религиозным общинам и религиям3. //. Исторический обзор Венгрия приобрела статус государства после принятия западного христианства в первом тысячелетии. Основы структуры Католической церкви были заложены св. Стефаном (997-1038), первым королем Венгрии, который основал десять епархий. Притязания на «патронат», королевскую (государственную) опеку духовных вопросов, оставались непоколебимыми в течение XX в. Хотя венгерская история определяется принадлежностью к западному христианству, православные меньшинства сохраняли свое присутствие в Венгрии в течение всей истории страны. Реформация появилась в стране, когда центральная государственная власть была слабой; поэтому Реформация имела большой успех в XVI в. Реформатская (кальвинистско- пресвитерианская) церковь стала средоточием зарождения национальной культуры, что связано с переводом Библии, организацией школ и т.д. Контрреформация также добилась успеха, но страна сохранила высокий уровень конфессионального плюрализма. В целом, толерантный подход к религиозным вопросам имеет глубокие корни в венгерском обществе. Сосуществование католиков и протестантов (в основном, кальвинистов, которые часто называют себя «церковью нации») не всегда было бесконфликтным, но эта напряженность оказалась плодотворной, обогатившей как национальную, так и местную культуру. После Турецких войн в конце XVII столетия этнические венгры стали меньшинством в Королевстве Венгрии. Пока сербы на юге стра- 99
ны оставались православными, большое число румын в Тран- сильвании и русинов на Карпатах вступили в унию с Католической церковью, которой благоволили Габсбурги. К концу XIX в. число евреев достигло более 5%. Либеральная эра конца XIX в. усилила быструю ассимиляцию венгерского еврейства. Эта эра породила Закон № 43 1895 г., в котором провозглашалась религиозная свобода для всех, предоставив, однако, право совершать публичные богослужения только признанным (зарегистрированным) общинам. В законе де факто устанавливалась двухъярусная система религиозных общин: в нем утверждалась правовая система, возникшая в ходе истории, и касавшаяся статуса Католической церкви, Реформатской (кальвинисткой) и Лютеранской церквей, Православной церкви, Унитарной церкви и иудеев (последние стали просто «зарегистрированной» религией); но в законе также открывалась возможность для учреждения «признанных» конфессий. Основные религии остались частью государственной системы, не только в юридическом, но также и в социальном смысле - напр., до 1945 г. Католическая церковь была крупнейшим землевладельцем, и до 1948 г. две трети начальных школ управлялись церквами. После шока от отделения Венгрии, который произошел после Первой мировой войны, национальные консервативные силы господствовали на политической арене и в культурной жизни, значительно урезав некоторые либеральные законодательные положения конца XIX в. Венгрия стала маленькой страной, окруженная своими бывшими землями и большим этническим венгерским меньшинством. Страна вступила во Вторую мировую войну и была оккупирована немецкими войсками 19 марта 1944 г. В течение следующих месяцев три четверти венгерских евреев, которые испытывали на себе массовую дискриминацию, но оставались в относительной безопасности, были высланы из страны или убиты. После Второй мировой войны с помощью Советского Союза к власти пришли коммунисты и упразднили демократические структуры - права человека и верховенство закона. Коммунистические власти систематически преследовали священнослу- 100
жителей и простых верующих. Религиозная свобода была мертвым законом, остающимся только на бумаге, на которой была написана Конституция. Введенное «отделение» церкви от государства явилось ничем иным, как строгим государственным контролем и преследованием. По мере того, как контроль над церквами становился практически тотальным, открытое преследование несколько ослабло, но руководящие принципы оставались неизменными до 1989 г. В 70-х и 80-х гг. церкви были относительно свободны в совершении богослужений внутри собственных церковных зданий, но не было места для осуществления какой-либо общественной деятельности - отсутствовал обмен информацией, не было благотворительных организаций или монашеских орденов. Венгрия сыграла заметную роль экспериментального прецедента в Восточной политике Святого Престола; ослабление напряженности между церковью и государством действительно имело благотворный эффект, но также означало болезненные компромиссы: Святой Престол и Венгерская народная республика заключили частичное соглашение в 1964 г. Первые три десятилетия коммунистического правления вызвали сильную и насильственную секуляризацию венгерского общества. Коммунизм оставил в Венгрии расколотое общество в моральном вакууме. Это может звучать иронически, но церкви - получившие такой тяжелый удар от режима - оказались самыми мощными силами гражданского общества. Крах коммунизма привел к новой свободе и к новым проблемам. Никогда ранее в истории Венгрии церкви не имели настоящую независимость от государства - с одной стороны, не было контроля государства, а, с другой стороны, не было средств, которыми они обладали до начала Второй мировой войны. Найти свою новую роль в обществе оказалось трудным и комплексным процессом. ///. Основная структура 101
L Источники права Источниками церковного права, как правило, являются общеприменимые источники права: Конституция, законы Парламента, указы правительства и министров правительства. Согласно разделу 60 Конституции Венгерской Республики: (1) В Венгерской Республике каждый имеет право на свободу мысли, вероисповедания и религии. (2) Это право включает свободный выбор или принятие религии или убеждений и свободу публичного или частного выражения религии и убеждений или их отрицание, свободу их реализации и обучения таким религиям и убеждениям посредством религиозных действий, обрядов или любым другим способом, в индивидуальном порядке или в группе. (3) В Венгерской Республике церковь отделена от государства. (4) Для ратификации закона о свободе вероисповедания и религии необходимо получение двух третей голосов от числа присутствующих членов Парламента. В Законе о свободе совести и религии и церквах предусматривается правовой статус религиозных общин и устанавливается четкая схема их самостоятельного функционирования (Закон 4/1990). Закон об установлении права собственности на бывшую недвижимость церквей (Закон 32/1991) предусматривает реституцию церковного имущества, которое ранее использовалось, и в будущем будет использоваться в богослужебных или общественно полезных целях. Закон о финансовых условиях религиозной и общественной деятельности церквей (Закон 124/1997) устанавливает рамки государственных субсидий для церквей. Другие законы регламентируют церковную деятельность (образование, высшее образование, налогообложение и т.д.) вместе с определенным числом правительственных указов, также имеющих отношение к определенным специфическим вопросам в жизни церквей. Венгрия подписала ряд международных соглашений, которые имеют значение для решения вопросов, связанных со свободой религии. Венгрия подписала и ратифицировала Между- 102
народную конвенцию по гражданским и политическим правам4, и Конвенцию по правам ребенка5, а также Европейскую конвенцию по охране прав человека и фундаментальных свобод6 с ее дополнительными протоколами. 9 февраля 1990 г. - через несколько дней после принятия Парламентом нового закона о свободе религии, но до его введения в действие - Святой Престол и Венгрия возобновили дипломатические отношения на высочайшем уровне. Соглашение, подписанное в Будапеште, гласит, что вопросы, имеющие отношение к церкви, должны регулироваться новым Кодексом канонического права и новым законом о религиозной свободе.7 Это означает с одной стороны, что венгерское право основывается, прежде всего, не на соглашениях, а на законе,8 а с другой - что право признается Католической церковью. Были заключены еще два соглашения со Святым Престолом. 10 января 1994 г. было подписано соглашение о военном ординариате9 в силе того, что Правительству было выдвинуто предварительное условие об учреждении капелланов в армии. 20 июня 1997 г. в Ватикане было торжествено подписано третье соглашение о финансовых вопросах, касающихся Католической церкви.10 Необходимо отметить, что соглашения между Венгрией и Святым Престолом носят крайне технический характер; в них нет общих формулировок, хорошо известных из соглашений типа конкордата. Венгрия не имеет ни общего соглашения со Святым Престолом, ни конкордата, ни фундаментального соглашения, предусматривающего комплексный набор правил. Другие церкви вступили в договорные отношения с правительством, которые, однако, не имеют международного характера. Были подписаны договоры о сане капелланов в армии, о финансовых вопросах, причем последние (особенно соглашения с Реформатской церковью и Альянсом еврейских общин) содержали основополагающие положения о сотрудничестве между государством и церковью. Но статус таких соглашений остается спорным. Свобода совести охраняется так же, как и свобода религии. Рассмотрение жалоб в отношении религиозной свободы обычно 103
осуществляется на уровне частного лица, а не путем предоставления льгот определенным группам. Напр., в случае отказа от военной службы по религиозным соображениям, необходимо ссылаться именно на индивидуальное убеждение, а не на членство этого человека в определенной религиозной общине. Случаи, связанные с реализацией свободы совести, действительно возникают в рамках трудового права, но данное прецедентное право не обладает разнообразием рассмотренных случаев. Свобода религии рассматривается в качестве одного из основополагающих прав в сфере общения. Ограничения на свободное осуществление этих прав могут истолковываться в узком значении. В целом, ограничения фундаментальных прав должны быть изучены на основе критериев необходимости и пропорциональности. Ограничения должны вводиться законами Парламента; они должны играть важную роль для предоставления гарантии обеспечения другого конституционного права или конституционной ценности; и они должны быть соразмерными цели ограничений. Существенное содержание фундаментальных прав не должно подвергаться ограничениям. Случаи судебных тяжб по вопросам религиозной свободы возникают редко. 2. Категории системы: нейтралитет, отделение, сотрудничество Нейтралитет может рассматриваться в качестве наиболее важного принципа государства в его отношениях с религиозными общинами, а также с другими идеологиями. Государство должно оставаться нейтральным в вопросах, касающихся идеологии: не должно существовать официальной идеологии, ни религиозной, ни светской. Нейтралитет означает, что государство не должно идентифицировать себя ни с одной из идеологий (или религий); следовательно, оно не должно быть институционально связано с рядом церквей или какой-либо одной церковью. Это указывает, что основополагающим учением, лежащим в основе принципа отделения (как четко указано в Конституции), является нейтралитет государства. Важно отметить, что нейтралитет также необходимо отличать от безразличия; это - нечто иное, 104
чем подразумевается в Конституции - как это следует из концепции нейтралитета, выработанной Конституционным судом. Нейтралитет также не является «секуляризацией»: государство может играть активную роль в предоставлении институциональной правовой системы, а также в выделении церквам средств для практической реализации исповедания веры; «из права на свободу религии следует обязательство государства по обеспечению возможности свободного формирования личных убеждений».11 Государство не должно институционально примыкать к какой-либо организации, которая основывается на идеологии, религиозной либо светской. Свобода религии и свобода от религии охраняются в равной степени - ни один случай не должен рассматриваться как исключение. Все государственные учреждения связаны принципом нейтралитета: государство не должно поддерживать ненейтральные учреждения, такие как школы или теологические факультеты; церковные учреждения, однако, получают государственное финансирование. Значение отделения может быть определено, с одной стороны, уважением автономии (или самоопределения) церквей («государство не должно вмешиваться во внутренние дела какой-либо церкви»), а с другой стороны, принципом, указанным в законе о религиозной свободе: «Давление государства не должно применяться в интересах реализации внутренних законов и правил церкви»12. Религиозным общинам не разрешается использовать государственную власть. В отношениях между частным лицом и его церковью государство не играет никакой роли. По сравнению с другими европейскими странами венгерская система представляется наиболее близкой к итальяно- испанскому образцу. Отделение - особенно институциональное - церкви от государства имеет более строгое определение, чем германские «модели сотрудничества», но венгерское государство обеспечивает благоприятные условия для деятельности церкви и общественных фондов в гораздо большей степени, чем «светское» французское государство. Венгерская модель, которая возникла в 1990-х гг., может быть охарактеризована как благосклонное отделение, уважающее религиозную свободу и сво- 105
боду церквей, поддерживающее их деятельность и открытое к сотрудничеству во имя общего блага - особенно, в области общественных услуг. IV. Правовой статус религиозных общин 1. Правовой статус религиозных организаций Закон о свободе совести, религии и церквах был принят в 1990 г. Согласно этому закону, люди, исповедующие одинаковые религиозные убеждения в целях реализации своей религии, могут учреждать религиозную общину, религиозную конфессию или церковь (далее «церковь») с правом на самоуправление. (...) Церкви могут основываться для любой религиозной деятельности, которая не противоречит Конституции и не нарушает законодательство. Регистрация церквей осуществляется окружными судами тем же способом, каким регистрируются ассоциации, политические партии или фонды. Требования достаточно формальны: церкви, зарегистрированные до 1990 г., были перерегистрированы автоматически; другие религиозные общины, желающие зарегистрироваться, должны представить список из 100 частных лиц, являющихся учредителями, и устав, содержащий, по меньшей мере, наименование религии, адрес ее штаб-квартиры и описание ее внутренней организационной структуры и внутренних подразделений церкви, которые обладают юридическим лицом; церковь также должна обладать выборной системой управления и представительства. Основатели должны затем подать заявление о том, что учреждаемая организация имеет религиозный характер, а ее деятельность соответствует Конституции и законодательству страны (разделы 8-9). Все зарегистрированные церкви обладают равными правами и обязанностями. Равенство, однако, является вопросом правового статуса, а не социальной значимости. В соответствии с заявлением Конституционного суда: 106
«Равноправное отношение к церквям не исключает принятия во внимание фактической социальной роли отдельных церквей»13. Соответственно внешние социальные различия между религиозными общинами могут быть приняты во внимание законодателями, если они важны для решения определенного вопроса. Статус «церквей» не является статусом, которым наделяется государственная корпорация или ассоциация. Церкви обладают юридического лица как единственные в своем роде. Внутренние организационные подразделения, такие как учреждения или приходы, также являются юридическими лицами, если это предусматривается уставом церкви. Это означает, что внутренний закон каждой религиозной общины определяет, существуют ли юридические лица, признанные государством, или нет - дальнейшей государственной регистрации этих лиц не требуется. В случае Католической церкви церковные организации, обладающие юридическим лицом в венгерской правовой системе, определяются в Кодексе канонического права и Кодексе канонов восточных церквей. «Независимые институты церквей, учрежденные в религиозных целях» (такие как монашеские ордена) также являются юридическими лицами, но они должны регистрироваться судом. Поскольку правовая система очень щедра в отношении регистрации и предоставления юридического лица, «новые религиозные движения» и отколовшиеся группы легко могут пользоваться теми же правовыми режимами, что и традиционные церкви. Количество зарегистрированных религиозных общин в настоящее время составляет около 150. 2. Значение религиозной общины и право на самоопределение Самостоятельность церкви может рассматриваться в качестве наиболее важной отличительной черты между организациями, зарегистрированными в качестве церквей, и другими зарегистрированными юридическими лицами,14 какими являются 107
ассоциации, политические партии или профсоюзы. Самостоятельность в строго правовом смысле означает, что государство никоим образом не может вмешиваться во внутренние дела организаций, зарегистрированных в качестве «церквей». Если решение ассоциации может быть направлено на рассмотрение суда (и суды обладают полномочиями закрыть ассоциацию, если ее внутренние действия являются незаконными или нарушают устав ассоциации), то решение епископа или синода не может быть оспорено в государственном суде. Церкви не связаны обязательным принципом демократической внутренней структуры; ассоциации, напротив, обязаны быть демократическими. Если церковь нарушает закон, государственный обвинитель имеет право подать в суд иск на церковь. Суд должен обратиться к церкви с требованием восстановить законность в своей деятельности. Если церковь не выполняет судебное распоряжение, она будет вычеркнута из реестра церквей. Это означает потерю статуса «церкви», но запрет на ее деятельность не налагается. Незаконные действия сами по себе не могут быть оспорены, но они могут привести к исключению церкви из реестра. Церкви определяют свою структуру независимо от государства: не требуется ни согласия, ни представления уведомления, напр., в случае создания новых епархий. Назначение должностных лиц церкви осуществляется исключительно определенной церковью - только кандидатура католического военного ординария должна быть предварительно согласована с Правительством. Церкви - а также другие негосударственные органы - могут содержать все виды школ, высших учебных заведений, учреждений здравоохранения и социального обеспечения; они также могут участвовать в экономической деятельности в соответствии со специальными финансовыми и налоговыми соглашениями. 3. Церкви и религиозные общины в политической системе Законодательных ограничений на политическую деятельность церквей не существует. Строгое толкование принципа отделения церкви от государства исключает возможность введе- 108
ния запретов или ограничений на священнослужителей или церкви в отношении их политической деятельности. Церковная практика отличается по этому вопросу. Основные церкви предпочитают не участвовать в партийной политике; это, однако, является самоограничением, а не ограничением, введенным государственными органами власти. К самоограничению церквей часто побуждают определенные деятели на политической арене, опасающиеся участия церкви в партийной политике или инст- рументализации церквей. Заявления о нравственности, в целом, приветствуются, когда их выслушивают; Католическая Епископская конференция выпустила важные документы о социальных вопросах, семье и биоэтике. V. Церковь и культура Родители, обладая конституционным правом принимать решение об образовании своих детей15, также имеют право учреждать ненейтральные школы. «Церковные школы» не классифицируются ни как государственные, ни как частные. После государственных школ, которые управляются муниципалитетами, большинство школ управляется церквями: на уровне среднего образования пропорциональное отношение церковных школ составляет более 10%. В Венгрии все школы обязаны придерживаться основных национальных программ обучения. Это, однако, дает каждой школе возможность принимать собственную учебную программу. Публикуется огромное количество разнообразных учебников; нет обязательных школьных учебников. Церковные школы не связаны принципом идеологического нейтралитета. Это означает, что такие школы могут отождествлять себя с определенной религией. Разрешается изображение религиозных символов на здании, а также в кабинетах. Религиозное обучение может быть частью учебной программы, и оценки, полученные на занятиях, указываются в ведомостях успеваемости. Церковные школы имеют возможность отбирать, согласно религиозным принципам, не только свой преподаватель- ский состав, но также учеников - что не разрешается в государ- 109
ственных школах. Необходимо отметить, что в государственном бюджете предусматривается выделение равных средств церковным школам. Формально школу содержит церковь, но государство предоставляет необходимые средства - право на равные государственные субсидии, однако, исключает право взимания платы за обучение. Равное финансирование гарантируется законодательством16, и это было еще раз подтверждено в качестве принципа, вытекающего из Конституции, гарантирующей религиозную свободу, права родителей и отсутствие дискриминации17. Большинство школ работает в зданиях, которые были церковными школами до их национализации в 1948 г., но церкви также участвуют в строительстве новых школ, и в некоторых случаях приняли по контракту на свой баланс государственные школы муниципалитетов. Церкви также имеют право предоставлять религиозное образование в государственных школах по просьбе учащихся или их родителей18. Негосударственные школы не обязаны обеспечивать религиозное образование. Государственные школы должны обеспечивать нейтральный характер обучения и быть доступными для всех без «лишних трудностей». Нейтральные государственные школы не должны поощрять какую-либо религию или идеологию, но должны предоставлять объективную информацию о религиях и философских убеждениях. Учителя в государственных школах должны обучать на нейтральной основе; они имеют право выражать свое мнение или убеждение, но они не должны внушать своим учащимся определенные идеи (вопрос ношения головных платков еще не стал проблемой в Венгрии, но в стране не существует принятой формы одежды, что исключало бы такие платки). Школы должны предоставлять основную информацию по этике19. Государственное образование в области религии и церковное образование в области религии не идентичны. Церковное религиозное обучение в государственных школах не является частью школьной учебной программы, преподаватель религии не состоит в штате школы, оценки не указываются в ведомостях успеваемости, церкви с полной свободой определяют содержание религиозных занятий, ПО
а также решают вопросы, связанные с контролем таких занятий. Преподаватели религии состоят в штате церкви; однако государство финансирует церкви для обеспечения выплаты заработной платы учителям. Школа должна только выделить подходящее время для проведения религиозных занятий (это трудная задача во многих случаях), а также средства для обучения. На религиозных занятиях церкви могут истолковывать свои убеждения: они не должны ограничивать себя обеспечением нейтрального обучения и предоставлением информации о религии, как это осуществляется в государственных школах. Религиозное образование не является задачей государственной школы, это форма ознакомления с жизнью и устоями определенной религиозной общины по просьбе учащихся и их родителей. В государственных университетах Венгрии нет теологических факультетов. Толкование принципов отделения церкви от государства и нейтралитета исключает возможность существования учреждения, связанного с религией и в то же время находящегося на содержании государства или связанного с ним. Конечно, курсы по религии могут быть в государственных учреждениях, но религиозные курсы - нет. Церкви также обладают правом содержать университеты и другие высшие учебные заведения, которые осуществляют подготовку в областях, отличающихся от теологии. Обучение светским профессиям подвержено тем же процедурам аккредитации, что и в государственных университетах. Ученые степени имеют то же значение, и учреждения финансируются в том же объеме, что и государственные учреждения. Количество субсидируемых студенческих мест устанавливается каждый год в рамках соглашения, заключаемого между церковью и Правительством. После того, как Реформатская церковь основала педагогический колледж, Католический теологический университет в Будапеште был расширен и стал католическим университетом Петера Пазмани, который помимо факультета теологии имеет факультет гуманитарных наук, факультет информационных технологий и факультет права и политологии, а также институт канонического права. Через несколько месяцев после основания Католического уни- 111
верситета Реформатская церковь также основала университет, добавив к своему факультету теологии в Будапеште факультет гуманитарных наук и факультет права; педагогический колледж был включен в состав университета. Учреждения высшего теологического образования признаются в качестве колледжей, в то время как существующие теологические факультеты квалифицируются как «теологические университеты». Это, однако, не оказывает влияния на чисто церковный характер этих заведений. Список теологических заведений - расширенный в несколько раз - прилагается к Закону о высшем образовании.20 Закон о высшем образовании требует от теологических заведений прохождения аккредитации, но содержание теологических курсов не подлежит контролю.21 Ученые степени признаются государством. В законе имеются подробные положения, гарантирующие церковным учреждениям освобождение от различных обязательств. Профессора церковных университетов назначаются Президентом Республики, как и профессора других университетов, но в этом случае назначение осуществляется не исключительно Министром образования, а совместным решением церкви и министра. Помимо обучения священнослужителей основным видом деятельности церковных учреждений стало обучение преподавателей религии. Церкви могут иметь свои средства массовой информации, как и другие юридические лица. В действительности, существует несколько местных радиостанций, управляемых Католической церковью. Существуют религиозные и церковные программы в средствах массовой информации: общие религиозные программы (на нейтральной основе) и церковные программы, отражающие убеждения соответствующей общины. Средства массовой информации выделяют эфирное время (не прерываемое рекламными паузами) восьми религиозным общинам. В Правлениях государственных средств массовой информации выделяются два места для религиозных общин: одно место занято представителем четырех крупнейших религиозных общин по очереди (Католическая церковь, Реформатская церковь, Лютеранская церковь, Альянс еврейских общин), в то время как все 112
остальные зарегистрированные религиозные общины могут претендовать на второе место в Правлении; кто именно займет это местс^ определяет жребий22. VI. Трудовое право в религиозных общинах Трудовое право и закон об общественном контроле предусматривают определенные схемы для лиц, которые определяются внутренними положениями церкви и находятся в особом «церковном трудовом режиме» с церковью.23 Отношения между священнослужителями и церковью, как правило, не вписываются в трудовое право, а регулируются исключительно внутренним церковным правом. Дискриминация, в том числе по религиозным мотивам, запрещена Трудовым кодексом.24 Различия, устанавливаемые требованиями к работе, не рассматриваются в качестве дискриминационных. Это - освобождение, касающееся характера работы, а не работодателя. Это может привести к предположению, что различные стандарты применяются, напр., к учителям в церковных школах и к школьным уборщикам. Нет установленной церковной практики в отношении того, насколько далеко могут зайти церковные работодатели в требовании соблюдения веры, членства или лояльности от своих работников. Общее законодательство о недискриминации допускает исключения в отношении организаций, основывающихся на определенной религии или убеждении, относящихся к религии или убеждениям, если этот аспект имеет непосредственную значимость.25 Служащие церковных учреждений (школы, больницы и т.д.) не являются государственными служащими: они работают на основании положений Трудового кодекса, а не на основании положений о государственной службе, в отличии от их коллег в муниципальных учреждениях. На практике церкви обеспечивают режим квази-государственной службы при составлении трудовых договоров с такими лицами. 8-6117
VII Брачное и семейное право С 1895 г. в Венгрии существует положение об обязательном заключении гражданского брака.26 Согласно законодательству 1962 г. перед церковной церемонией заключения брака не обязательно оформлять гражданский брак. Следовательно, любой человек может вступить в брак в церкви без последствий со стороны государственного закона (однако в соответствии с государственным законом такие пары рассматриваются как неженатые сожители). VIII. Финансирование церквей 1. Реституция национализированной собственности В Венгрии после развала коммунизма денационализация не проводилась. Национализация рассматривалась как вредное, несправедливое и незаконное явление, однако не недействительное. Экономическая ситуация, которую «реальный социализм» оставил после себя, не позволила полностью реализовать реституцию или добиться полной выплаты компенсации. Частные лица, которые потеряли свое имущество, получили частичную компенсацию в форме ваучеров, которые они могли использовать в процессе приватизации. Политическим партиям и негосударственным организациям были предоставлены рабочие помещения - как правило, принадлежавшие в прошлом коммунистической партии - для облегчения их деятельности. Церкви получили компенсацию на основе специального закона,27 в соответствии с которым они могли требовать возврата зданий, конфискованных после 1948 г. и изначально используемых в определенных целях, если это имущество - в момент вступления Закона в силу - было собственностью государства или местного муниципалитета. Эти специальные цели не охватывали экономическое использование, но они охватывали широкий спектр религиозных и некоммерческих видов деятельности, таких как религиозная жизнь, образование, культура, учреждения 114
здравоохранения и дома монашеских орденов. Таким образом, требуемое к возврату здание должно использоваться в одной из этих целей. В строгом юридическом смысле это не денационализация, а возвращение церкви здания, находящегося в государственной собственности и ранее принадлежавшего этой церкви. Национализация не аннулируется, но осуществляется новая передача имущества. Главный принцип Закона был таков, что церквам должны помочь восстановить их функции: он признан в качестве конституционного, поскольку это неизбежно для обеспечения религиозной свободы.28 Более того, законодатели пытались избежать возникновения новых случаев несправедливости и неопределенных правовых обстоятельств. Для решения вопросов по каждой конфессии был учрежден совместный комитет, состоящий из представителей церкви и правительства. Такой комитет оформлял предложения по передаче имущества. Правительство принимает окончательное решение по этим предложениям. Закон предусматривал компенсацию нынешнему владельцу собственности - в большинстве случаев муниципалитету. Поскольку из-за этого финансовового бремени процедура проходила намного медленнее, чем ожидалось, в 1997 г. крайний срок для урегулирования всех вопросов был продлен с 10 до 20 лет. Вслед за финансовым соглашением со Святым Престолом от 20 июня 1997 г., в новом законе29, принятом в 1997 г., предусматривалась возможность превращения стоимости невоз- вращенного имущества в виртуальный фонд, который предоставляет каждый год определенную сумму заинтересованной церкви. Кроме соглашения со Святым Престолом, подобные соглашения были заключены с Альянсом еврейских общин, Лютеранской церковью, Реформатской церковью, Баптистской церковью и Сербской православной епархией. Иски, подаваемые в рамках Закона, могут быть урегулированы четырьмя различными способами: - Посредством прямого соглашения между владельцем (муниципалитетом) и церковью о передаче имущества. В большинстве таких случаев здания не были в государственной собственности, и даже использовались церковью ранее в качестве 115
молитвенных домов или приходских церквей; передача в таких случаях сказывается на праве собственности, а не на фактической реальности, и финансовая компенсация не применяется. - Посредством передачи здания по решению Правительства с компенсацией для владельца. В этих случаях центральным бюджетом выделяются средства муниципалитету, который освобождает здание для его дальнейшей передачи в пользование церкви, и получает компенсацию для перемещения государственного учреждения (например, школы) в новое помещение. - Посредством предоставления Правительством денежной компенсации вместо передачи этого здания. Церкви используют эту возможность, когда они заинтересованы не столько в приобретении существующего здания, сколько в инвестициях для нового строительства. - Посредством передачи имущественных требований в фонд, который выплачивает фиксированные дивиденды в течение неограниченного периода времени. 2. Финансирование общественной деятельности Церкви имеют право осуществлять любую общественную деятельность, которая не является прерогативой государства. Церквям, осуществляющим общественные виды деятельности (содержание школ или участие в системе социального обеспечения) предоставляется поддержка из государственного бюджета, которая должна равняться поддержке, получаемой государственными учреждениями, преследующими ту же цель.30 Если, напр., взять образование, как наиболее важный вид деятельности, то бюджет выделяет церквам, содержащим школы, те же средства (из расчета на душу населения, то есть на студента), которые муниципалитеты тратят на образование, основываясь на среднем общенациональном показателе. Если в собственности церкви находится больница, то система социального обеспечения предусматривает ту же плату, что и в государственных неспециализированных больницах. Принцип равного финансирования общественной деятельности гарантируется законом, что было подтверждено решением Конституционного суда, который 116
указывал, что в соответствии с Конституцией необходимо обеспечение равного финансирования в силу соблюдения принципа религиозной свободы и недискриминации31. Соглашение со Святым Престолом и соглашения с другими главными церквами укрепили этот принцип, который может рассматриваться в качестве характерного и (к настоящему времени) бесспорного достижения в отношениях между церковью и государством в Венгрии. Необходимо отметить, что при данных социальных и финансовых обстоятельствах только этот принцип дает возможность действительного присутствия церковных учреждений в общественной деятельности. Поскольку финансирование гарантируется множеством способов и происходит автоматически, оно не лишает независимости общественные учреждения, созданные и поддерживаемые церквами. 3. Финансирование религиозной деятельности - перечисление налога (1%) До 1998 г. церкви имели прямое государственное финансирование. Начиная с налоговых деклараций за 1997 г. (которые подавались в марте 1998 г.) налогоплательщикам предоставлялся выбор перечислить 1% своего подоходного налога церкви по своему выбору или общественному фонду (еще 1% может быть направлен неправительственным организациям, музеям, театрам и другим общественным учреждениям).32 До 2002 г. государство гарантировало прибавление к этой сумме до 0,5% от сборов подоходного налога согласно пропорциональному соотношению деклараций в пользу церквей. Начиная с 2003 г., получаемая по декларациям сумма была увеличена на 0,8% от общего государственного сбора подоходного налога, с 2004 г. эта сумма была доведена до 0,9%. Это достаточно сложная система (частично вследствие необходимости в защите информации). Итак, церквам было предоставлено так называемое техническое число, которое должно быть написано в специальном бланке, который прикрепляется к налоговой декларации в закрытом конверте, или должен быть передан работодателю (если работник получает доход только от одного работодателя, то он не должен запол- 117
нять налоговую декларацию). В результате, в первый год только около 10% налогоплательщиков (практически только постоянные прихожане) заполнили декларацию - этот процент вырос сейчас до 15%. Одна из трудностей системы заключается в том, что - в отличие от итальянской модели - венгерские налогоплательщики передают 1% своего подоходного налога, поэтому люди с большим доходом и выплачивающие больший подоходный налог (по прогрессивной шкале) обладают большим влиянием при распределении этой суммы. Другим неудачным аспектом является то, что пенсионеры (которые не выплачивают подоходный налог в Венгрии, если их единственным источником дохода является пенсия) и налогоплательщики с низким доходом исключаются из этой схемы. Следовательно, только малая часть активного населения, а не все граждане, принимает решение о распределении этих средств. Пропорциональное соотношение по конфессиям не удивительно: около 65% деклараций были составлены в пользу Католической церкви, около 20% - в пользу Реформатской церкви и 5,7% - в пользу Лютеранской церкви. Согласно пропорциональному соотношению деклараций Церковь веры (харизматико-евангелическая конгрегация) стала четвертой крупнейшей религиозной общиной, за которой следует Еврейская община. Всего около 100 религиозных общин сейчас пользуются этой системой финансирования. 4. Другие каналы финансирования Церкви могут получать субсидии из государственного бюджета на поддержание религиозного и культурного наследия, исторических зданий, архивов, библиотек и музеев.33 Некоторые муниципалитеты также вносят свой вклад в проекты по реконструкции. Церкви могут получать пожертвования (с ограниченным вычетом налога). Церкви также имеют право выступать в качестве предпринимателей, обладающих некоторыми льготами. На практике коммерческая деятельность церквей незначительна - за исключением деятельности некоторых «новых религиозных движений». Церкви обладают определенного рода преимущест- 118
вами, аналогичными преимуществам, которые имеют некоммерческие организации: напр., они освобождаются от местных налогов34 и сборов.35 С 2002 г. церкви получают специальные отчисления для выплаты заработной платы своим служащим (священнослужители и другие штатные сотрудники церкви), работающим и проживающим в сельских поселениях, численность которых менее 5000 человек. Предоставляя такие субсидии, Правительство признает, что церкви играют жизненно важную роль в поддержании жизни в сельской местности. Индивидуально священнослужители не получают государственного жалованья, так как именно церковь получает государственные средства для поддержания своего персонала, который - помимо своих непосредственных религиозных обязанностей - также вносит вклад в благополучие деревень. Помимо этого комплекса государственных субсидий необходимо отметить, что - особенно на местном уровне - церкви, в основном, содержатся на добровольные пожертвования верующих. IX. Духовное попечительство в общественных учреждениях В социальных учреждениях и учреждениях здравоохранения36, а также в местах заключения обеспечивается совершение индивидуальных и коллективных обрядов.37 Капелланы основных церквей в исправительных учреждениях могут становиться государственным служащими, но свободный доступ гарантируется духовенству всех конфессий. Для служащих в армии были учреждены капелланы38 тех конфессий, которые могли обеспечить минимальный уровень духовного попечительства в армии (Католическая церковь, Реформатская церковь, Лютеранская церковь, Альянс еврейских общин). Все другие религиозные общины могут работать в военной организации в соответствии с правилами армии. Вследствие особого характера военных должность военного капеллана 119
не рассматривалась в качестве неконституционной; Конституционный суд также определил пределы толкования для того, чтобы государство могло по-разному решать вопросы, связанные с различными религиозными общинами; это демонстрирует существенные различия на практике. Как заявил Конституционный суд, введение должности капеллана не привело к неконституционным трудностям, поскольку эта должность не стала институциональной частью вооруженных сил, а функционирует параллельно с ними.39 Капелланы в армии назначаются их церковью, и им присваивается воинские звания офицеров. Они должны выполнять военные приказы, но их религиозная деятельность не подчиняется военной иерархии. Институт капелланов финансируется государством. По соглашению со Святым Престолом Военный ординариат функционирует в соответствии с Апостолической конституцией «Spirituali Militum Curae». Op- динарий назначается Святым Престолом после уведомления Правительства Венгрии, принимая во внимание требования военных. Правительство имеет право в течение 15 дней выдвинуть политическое возражение, но это не накладывает обязательств на Святой Престол. Ординарий может быть в тоже время правящим епископом. Военный ординарий и капелланы имеют различное положение. Как офицеры армии и как священники Ор- динариата, они имеют совершенно разные обязанности. Подобные требования применяются также к протестантским пасторам и раввинам в армии. X. Уголовное право и религия В Уголовном кодексе содержится положение о «Нарушении свободы вероисповедания и религии»?® которое было включено в Кодекс Законов 4/1990. Согласно этому положению: Любое лицо, которое: a) используя насилие и угрозы, ограничивает право другого лица на свободу совести, b) используя насилие и угрозы, препятствует другому лицу свободно исповедовать свою религию. 120
Совершает преступление, которое карается тюремным заключением до трех лет. Оскорбление кого-либо по причине его фактического или предполагаемого членства в национальной, этнической или религиозной группе, карается тюремным заключением сроком до пяти лет. Однако трудно доказать, что лицо подверглось нападкам по причине его членства в религиозной группе. Священнослужители защищены согласно уголовному праву как лица «исполняющие служебный долг» так же, как адвокаты, учителя, врачи во время дежурства или пожарные.41 «Нарушение права совершения религиозного обряда» рассматривается как мелкое преступление. Согласно этому: «Штраф, не превышающий сто тысяч венгерских форинтов, может быть наложен на любое лицо, действия которого приводят к возникновению общественного скандала в помещениях, предназначенных для проведения церемоний зарегистрированной церкви, или оскверняют объект религиозного поклонения или объект, используемый для проведения церемоний в помещениях, предназначенных для проведения церемоний, либо за пределами таких помещений» 42. В каком-то смысле это положение охраняет институт - религиозную общину как таковую, а не только убеждения и чувства отдельных верующих или членов общины. XI. Правовой статус священнослужителей Ограничений на политическую или общественную деятельность священнослужителей не существует; основные церкви, однако, практикуют самоограничение в этом отношении. Священнослужители обладают привилегиями, касающимися военной службы. Воинская повинность была отменена в 2004 г., но даже до этого священнослужителей не призывали в армию в мирное время. В гражданском и административном процессуальном праве священнослужители могли воспользоваться положением, которое позволяло им отказываться свидетельствовать в случае 121
«профессиональной» тайны. Тайна исповеди охраняется законом так же, как и профессиональные тайны, доверенные врачам и адвокатам во время исполнения ими своих обязанностей. Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу священнослужители пользуются защитой при условии соблюдения установленных требований; священнослужителей также не могут допрашивать по вопросам, которые предполагают раскрытие тайны исповеди43. Это означает, что священнослужители не могут отказываться свидетельствовать, но суд и государственный обвинитель не могут подвергать их перекрестному допросу. XII Частные вопросы гражданского церковного права и его развитие Принципы и фундаментальная структура отношений государства и церкви, по-видимому, опираются на социальный консенсус. Но этот консенсус не означает отсутствия обсуждения определенных вопросов. Многие считают, что легкий процесс регистрации религиозных общин и формальное равенство всех зарегистрированных общин являются слишком щедрыми жестами в пользу новых религиозных движений и отколовшихся групп. Некоторые группы, зарегистрированные как «церкви» могут не иметь религиозных идеалов вовсе: они могут быть зарегистрированы в качестве церквей просто для того, чтобы пользоваться особыми преимуществами. Нет эффективной процедуры предотвращения злоупотреблений системой, или процедуры наказания злоумышленников. С другой стороны, звучат заявления, что формальное равенство церквей перекрыто растущим сотрудничеством де факто между государством и основными или историческими церквами. В то время как некоторые выступают за двухъярусную систему, другие рассматривают равенство всех религиозных общин как краеугольный камень религиозной свободы. Некоторые выступают в поддержку усиления роли религиозного образования в государственных школах. Добровольный характер религиозного образования не является предметом спора, но может ли оно стать более интегриро- 122
ванным в учебную протрамму государственной школы? Этот вопрос обсуждается: если государство ввело курсы этики, участники религиозного образования в школах, в конце концов, могли бы увильнуть от этики. Охрана информации, права родителей и уважение самостоятельности церкви должны рассматриваться одновременно. Некоторые также считают обязательный гражданский брак устаревшим, и пытаются добиться гражданского признания церковного венчания. После некоторых лихорадочных дебатов в начале 1990-х гг. основа системы сейчас твердо установлена. Фундаментальные принципы основываются на уважении отдельных лиц, а также на уважении самоуправления религиозных общин, на положительном нейтралитете государства и на строгом институциональном отделении церкви от государства, которое открыто к сотрудничеству. XIII. Библиография Adam, Antal, La liberte religieuse en Hongrie, in II diritto eccle- siastico XI (1995), p. 283-309. Boleratzky Lordnd, Neues Gesetz iiber die Gewissens- und Re- ligionsfreiheit und die Kirchen in Ungarn, in Zeitschrift fur Evange- lisches Kirchenrecht 35 (1990), p. 323-331 Erdo, Peter, Aktuelle staatskirchenrechtliche Fragen in Ungarn, in Osterreichisches Archiv fur Kirchenrecht 40 (1991), p. 387-397. Erdo, Peter, Die gegenwartige Lage des Staat-Kirche-Verhaltnisses in Ungarn - Staatskirchenrechtliche und kanonistische Aspekte, in Essener Ge- sprache zum Thema Staat und Kirche 29 (1995), p. 134-150. Erdo, Peter, Liberalisation de la societe civile et responsabilite de TEglise catholique en Hongrie, in Folia Theologica 7 (1996), p. 5- 20. Erdo, Peter, Das Verhaltnis von Staat und Kirche in Ungarn nach Beendigung der kommunistischen Ara, in La libertad religiosa. Memoria del IX Congreso Internacional de Derecho Canonico, Mexico 1996, p. 621-638. 123
Erdo, Peter, Accordo tra la Santa Sede e la Repubblica cTUngheria, in Anuario de Derecho Eclesiastico del Estado XIV (1998) 721-728; Ius Ecclesiae 10 (1998), p. 652-659. Erdo, Peter - Schanda, Baldzs, Church and State in Hungary. An Overview of Legal Questions, in European Journal for Church and State Research 6 (1999), p. 219-231. Schanda, Baldzs, Freedom of Religion and Minority Religions in Hungary, in Social Justice Research 12/4 (1999), p. 297-313. Schanda, Baldzs, Church and State in Hungary in 1999. The Funding of the Churches in Hungary, in European Journal for Church and State Research 7 (2000), p. 259-278. Schanda, Baldzs, Church Autonomy and Religious Liberty- National Report on Hungary, in Robbers, Gerhard (ed.), Church Autonomy. A Comparative Study, Frankfurt am Main 2001, p. 541— 560. Schanda, Baldzs (ed.), Legislation on Church-State Relations in Hungary, Budapest 2002. Schanda, Baldzs, Magyar allami egyhazjog (Hungarian ecclesiastical law), 2nd edition, Budapest 2003. Tomka, Miklos, Changes in the Structure of Denominations in East and Central Europe, in Review of Sociology (Special Issue) 1996, p. 88-103. 1 Закон IV/1990, раздел 3(4). 2 Сравнительный анализ см.: Tomka, MJZulehner, P, Religion in den Reform- landern Ost(Mittel) Europas, Ostfildern 1999. 3 Данные были опубликованы с указанием регионов, населенных пунктов, семейного положения и возраста. Kozponti Statisztikai Hivatal, 2001, evi nep- szamlalas, 5. Vallas, felekezet. Budapest, Kozponti Statisztikai Hivatal 2002; Hungarian Central Statistical Office, Population census 2001, 5. Religion, denomination, Budapest, Hungarian Central Statistical Office, 2002; http://www.nepszamlalas2001 .hu/dokumentumok/pdfs/vallas.pdf. 4 Ратифицировано Декрет-законом 8/1976. 5 Ратифицировано Законом 94/1991. 6 Ратифицировано Законом 31/1993. 7 Опубликовано в официальной газете «Magyar Kozlony» 1990/35. 8 Erdo, P., Aktuelle staatskirchenrechtliche Fragen in Ungarn, OArchKR 40(1991), 390. 9 AAS 86 (1994) 574-579, 19/1994 международное соглашение Министра обороны; Baura, Е., L'Accordo tra la Santa Sede a la Republica di Ungheria 124
sull'assitenza religiosa alle Forze Armate e di Polizia di Frontiera, in Ius Ecclesiae, 7 (1995), 374-381. 10 Ратифицировано указом Парламента: Закон 70Х/1999; AAS 90(1998), 330- 341. 11 Решение 4/1993 (II. 12.) АВ (Sotyom, L/Brunner, G. (eds.), Constitutional Jurisdiction in a New Democracy. The Hungarian Constitutional Court, The University of Michigan Press 2000, 246-266; на немецком языке: Brunner, G./Solyom, L (eds.), Verfassungsgerichtsbarkeit in Ungarn. Analysen und Entscheidungssamm- lung 1990-1993, Baden-Baden 1995,421-468). 12 Закон 4/1990, раздел 15. 13 Решение № 4/1993 (П. 12.) АВ. 14 Решение № 8/1990 (П. 27.). 15 Конституция, раздел 67(2). 16 Закон 4/1990, раздел 19(1). 17 Решение № 22/1997 (4. 25.) АВ. 18 Закон 4/1990, раздел 17(2), Закон 79/1993 (об образовании), разделы 4 (4), 10 () 19 Закон 79/1993, раздел 4(2) - (3). 20 Закон 80/1993 (о высшем образовании); в настоящее время существует пять «церковных университетов» (католический, лютеранский, еврейский и два кальвинистских), а также еще 23 высших учебных заведения, 13 из которых являются католическими (одно греко-католическое). Ряд религиозных общин, которые не обладают большим числом последователей в Венгрии, содержат такие заведения (баптисты, адвентисты, пятидесятники, буддисты и т.д.). 21 Закон 1/1996 (о средствах массовой информации), разделы 5,10,17,23,25,56. 22 Закон 1/1996 (о средствах массовой информации), разделы 5,10,17,23,25,56. 23 Закон 80/1997 (о пенсиях по системе социального обеспечения и персональных пенсиях), раздел 26(3). 24Закон 22/1992 (Трудовой кодекс), раздел 5. 25 Закон 125/2003 (о равноправном отношении), раздел 6(1)(с). 26 Закон 31/1894 (о брачном праве). 27 Закон 32/1991. 28 Решение 4/1993 (II. 12.) АВ. 29 Закон 124/1997. 30 Закон 4/1990, раздел 19(1). 31 Решение 22/1997 (IV. 25.) АВ. 32 Закон 129/1996 (об использовании определенной суммы личного подоходного налога в соответствии с указаниями налогоплательщика). 33 Закон 124/1997, раздел 7(1). 34 Закон 100/1990 (о местных налогах), раздел 3(2). 35 Закон 93/1990 (о пошлинах), раздел 5. 36 Закон 4/1990, раздел 6; Закон CLIV/1997 (о здравоохранении), раздел 11(6). 37 Закон 6/1996 (VII. 12.) IM, раздела 93-99; 13/2000 (VII. 14.) IM. 38 Указ Правительства 61/1994 (IV. 20.) Korm. 39 Решение № 970/В/1994, АВ, АВН 1995, 739. 125
40 Закон 4/1978 (Уголовный кодекс), раздел 174/А. 41 Закон 4/1978,137,2. j). 42 Закон 69/1999 (о мелких преступлениях), раздел 150. 43 Закон XIX/1998 (об уголовном судопроизводстве), раздел 81 (1) а). 126
Герхард Роббере ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ГЕРМАНИИ /. Социальные факторы В Германии существуют две основные церкви, примерно равные по величине и значению. Население Германии в целом составляет 82,5 млн. человек; Католическая церковь насчитывает 26,5 млн. прихожан, а Протестантская церковь - 26,2 млн. членов. Протестантская Церковь состоит из нескольких территориально самостоятельных земельных церквей, каждая из которых является независимым объединением. Вместе они образуют Евангелическую церковь в Германии. Имеется также ряд более мелких протестантских церквей, пожелавших остаться за пределами этой федерации; они известны как Свободные церкви. Протестантские церкви являются либо лютеранскими, либо реформатскими церквами; некоторые придерживаются унифицированной конфессии, отличаясь по-разному от этих двух вероучений. Ислам в Германии насчитывает примерно 3,2 млн. членов. Иудейские общины состоят из примерно 100 000 членов, православные христиане - 1,2 млн. Также имеется много мелких религий, одни из которых имеют многолетнюю традицию в Германии, а другие существуют лишь с недавнего времени. Они охватывают в общей сложности около 1,6 млн. человек. В Германии имеются также 22 млн. граждан, не причисляющих себя ни к какой конфессии1. Это объясняется, в частности, и результатами объединения Германии, поскольку политическая система бывшей Восточной Германии проводила в отношении церквей враждебную политику. Более того, конфессиональные воззрения в Германии быстро меняются в результате иммиграции и других социальных изменений, так что подсчеты остаются неточными и приблизительными. 127
//. Исторические предпосылки На религиозную ситуацию в нынешней Германии довольно сильно повлияла Реформация 1517 г. Отношения между лютеранской Реформацией и местными князьями привели к возникновению земельных церквей, верховными епископами которых часто оказывались сами князья. Такой тесный союз трона и алтаря сохранялся вплоть до 1919 г. Со средних веков Католическая церковь обладала большой светской властью. Архиепископы Трира, Кельна и Майнца сами были курфюрстами Священной Римской империи; их светская власть не сильно отличалась от власти других курфюрстов. Такое положение князей закончилось в 1803 г. с Reichsdepu- tationshauptschlus; попытка своего рода возрождения была предпринята большинством правителей «по правую сторону Рейна», как результат Люневильского мирного договора 1801 г., за их потери «по левую сторону Рейна» в пользу Франции. В результате светская власть церковных иерархов была отменена и большинство их территорий перераспределены. Собственность Католической церкви подверглась в большинстве случаев процессу секуляризации, тем самым не так уж много оставалось в собственности местных церковных приходов. В мирном Аугс- бургском договоре 1555 года лютеранское и католическое вероисповедания были признаны равноправными. В конце Тридцатилетней войны (1618-1648 г.г.) ни одна из религиозных партий не одержала победу. Даже сегодня территориальное разделение общин несет на себе печать тех далеких событий. В XIX в. связь государства и Протестантской церкви постепенно ослабла. Веймарская Конституция 1919 г. провозгласила отделение церкви от государства, но признала в таких вопросах, как религиозное образование в государственных школах, церковный налог и служение военных капелланов. Германия взяла на себя ответственность за убийство миллионов европейских евреев в 1940-х гг. и это дало ей основание признать существенную роль иудейских общин в обществе, несмотря на их малочисленность. 128
///. Правовые источники Ст. 4 Основного Закона гарантирует свободу религии. Свобода вероисповедания, совести, религии или идеологии неприкосновенна. Невмешательство в религиозную практику гарантировано. Эти индивидуальные права, гарантирующие свободное выражение религии, зафиксированы в гл. 140 Основного Закона. Нормы взяты из Веймарской Конституции от 11 августа 1919 г. (стт. 136-139 и 141), так что это поистине конституционные права. Более того, ст. 7 (2) и (3) Основного Закона гарантирует религиозное образование в государственных школах. Целый ряд других положений, таких, как существование теологических факультетов в государственных университетах согласуются с Основным Законом и другими законами федеральных земель. Большая часть церковно-государственных отношений в Германии относится к компетенции земель. Детальное регулирование конституционных основ системы церковно-государственных отношений в Германии нашло свое выражение в целом ряде нормативных правовых положений в соответствии с Основным законом. ФРГ и ее земли имеют много конкордатов и церковно- государственных договоров с церквами в Германии . В отношении Католической церкви конкордат Рейха 1933 года является основным документом, который признан как договор международного права. Церковно-государственные договоры с Евангелической церковью и договоры с католическими епархиями являются договорами особого рода, но рассматриваются как схожие с категорией международных договоров. Существуют договоры и соглашения со многими другими небольшими религиозными конгрегациями. Суть таких церковно-государственных договоров заключается в сотрудничестве государства и епископов, в гарантиях и соглашениях о религиозном образовании в государственных школах, на теологических факультетах, о военных капелланах, общественном статусе церкви, и о финансировании религиозных приходов. 129 9-6117
IV. Основные категории системы В системе церковно-государственных отношений Европы Германия занимает среднюю позицию между государственной церковью и строгим отделением церкви от государства. Основной Закон обеспечивает систему, в которой существует отделение церкви от государства и в то же время конституционно допускается сотрудничество между обоими институтами. Это сделано для совместного попечения о нуждах людей. Правовая основа немецкой государственно-церковной системы основана на трех основных принципах: нейтралитет, толерантность, паритет. Нейтралитет обязывает государство не идентифицировать себя с какой-либо церковью; государственной церкви не существует (ст. 137 (1) Веймарской Конституции и ст. 140 Основного Закона)3. Государству не разрешено проявлять особое расположение по отношению к какой-то конкретной религиозной конгрегации или судить о том, насколько хороши религиозные достоинства или идеология. Идеологические институты должны соблюдать равенство по отношению к религиозным организациям; это относится и к конгрегациям гуманистической направленности, и к тем, которые не обращаются к вопросам о Боге или богах. Это, тем не менее, имеет лишь минимальные социальные последствия. С другой стороны, религиозные организации не должны быть поставлены в менее выгодное положение, чем другие социальные группы; это также запрещает принятие решения в пользу государственного атеизма. Нейтралитет означает, прежде всего, невмешательство: государству запрещено вторгаться в дела религиозных общин. Это особенно ясно изложено в ст. 137(3) Веймарской Конституции: каждая религиозная община управляет собственными делами независимо в рамках общего для всех закона. Такое право на самоопределение действует независимо от правового статуса религиозной конгрегации. Принцип толерантности обязывает государство не только быть непредвзятым по отношению к различным религиозным 130
взглядам, но и укреплять позитивную толерантность, дающую возможность реализовать религиозные потребности общества. Паритет, последний принцип, означает обязанность считать равными все религиозные общины. Это означает, что, несмотря на конституционные различия в правовом статусе, существует паритет, обеспечивающий адекватную основу для обращения с различными социальными субъектами. Паритет является специфической, ориентированной на группы идеей равенства, что уходит своими корнями в признание равенства конфессий в результате религиозных войн XVI и XVII вв. Эти основные принципы лежат в основе религиозной свободы согласно ст. 4 Основного Закона. Речь идет о требовании позитивной толерантности. Свобода убеждений гарантирована для того, чтобы дать каждому человеку право верить, во что он хочет. Имеется также в виду, что свобода убеждений включает в себя и негативный аспект, означающий право не исповедовать никакой религии или не принадлежать ни к какой религиозной общине. Религиозная свобода гарантирует человеку право действовать согласно его вере. В результате добросовестное исполнение вероучительных основ создает проблему в уголовно-правовой сфере: одна из последователей Свидетелей Иеговы находилась в критическом состоянии, но отказалась от медицинской помощи на основе своей веры. Ее муж, также последователь этой религиозной организации, уважил ее желание; женщина в результате умерла. Федеральный конституционный суд отменил предъявленное ему обвинение в отказе от обязанности помочь, поскольку мужчина не мог нести за это ответственность; истинное действие в соответствии со своей верой и совестью может привести к признанию отсутствия уголовной ответственности для тех, кто нарушает закон4. Свобода убеждений в смысле позитивной толерантности также предусматривает возможность для государства разрешить проведение в государственных школах межконфессиональной молитвы, в той мере, в какой участие в ней является выражением социальных отношений и проводится исключительно на доб- 131
ровольной основе. Государство должно быть уверенным в том, что такая молитва благоприятствует атмосфере толерантности. В определенных обстоятельствах, когда государство контролирует место пребывания человека (напр., когда человек посещает школу), оно обязано обеспечить религиозные потребности лиц, находящихся в таком положении . Это относится в равной степени к национальным вооруженным силам и к карательным учреждениям. Религиозные организации могут также быть уверенными в свободе веры, которая существует как коллективное право. V. Правовой статус религиозных общин В Германии религиозные общины с большим числом членов, а также множество мелких религиозных общин обладают статусом субъекта публичного права. С учетом различных индивидуальных классификаций церковные приходы, епархии, земельные церкви и церковные федерации рассматриваются как корпорации публичного права. В отличие от других корпораций публичного права религиозные организации с таким статусом не интегрированы в государственную структуру. Они сохраняют полную независимость, даже будучи публичными корпорациями. Эта правовая норма не означает какого бы то ни было отождествления церкви и государства: скорее наоборот, эта норма означает, что государство признает религиозные общины частью общественной жизни. Лишь несколько особых прав ассоциируются с этим статусом. Каждая религиозная организация после обращения к соответствующей земельной администрации получит статус субъекта публичного права, если сможет подтвердить посредством своего устава и числа членов, что она действительно является непрерывно действующей общиной (ст. 137(2) Веймарской Конституции; ст. 140 Основного Закона). В период борьбы Свидетелей Иеговы за признание их субъектом публичного права Федеральный конституционный суд принял решение, что лояльность к 132
закону также необходима для обретения этого статуса. В 2004 г. их дело было еще не закончено в административных судах. Другие религиозные общины получают свою правоспособность на основе гражданского права. Они получают статус частной зарегистрированной ассоциации. Вследствие гарантированной свободы убеждений, необходимо учитывать особенности религиозной веры; в случае необходимости нормы гражданского права следует соотносить с религиозными требованиями6. Федеральный конституционный суд последовательно указывал на конституционный характер требования (вопреки общим положениям гражданского права), чтобы местный духовный консультативный совет Бахай, который обратился с просьбой о придании ему правового статуса, должен быть включен в список ассоциаций, даже несмотря на то, что он не рассматривается в качестве независимого от других органов религиозного движения Бахай. VI. Значение религиозной общины и право на самоопределение Право на самоопределение (ст. 137(3) Веймарской Конституции и ст. 140 Основного Закона) можно рассматривать как центральный момент правового и социального существования религиозных общин в Федеративной Республике Германии. Каждая религиозная община управляет своими делами в рамках общего для всех закона. Каждая религиозная община может, независимо от своего правового статуса, управлять своими делами самостоятельно. Это право на самоопределение включает религиозное учение и обучение, выступление с официальными заявлениями, совершение богослужений, организацию благотворительной деятельности, вопросы, касающиеся важных моментов отношений между работодателем и работником и охрану сведений. Приведенный перечень не должен вводить в заблуждение, что право на самоопределение не является всеобъемлющим, а сферы деятельности церквей ограничены определенными областями. Значение и формулировки ограничений права на са- 133
моопределение не лишены противоречий. Они существуют только в рамках общего закона. Иногда Федеральный конституционный суд использовал формулу, согласно которой закон не будет нарушать право на самоопределение религиозных общин, если закон не задевал специально интересы религиозной общины, но вместо этого касался каждого. В соответствии с этим, закон нарушает права церкви на самоопределение в случаях, когда церковь не подвергается воздействию в той же степени как кто-либо другой, но скорее, с учетом своих специальных качеств, ее самоопределение и особенно ее духовно- религиозный долг являются причиной определенных неудобств. Более адекватной является другая формула, предложенная Федеральным конституционным судом, согласно которой право на самоопределение не может превалировать над общим законом, являющимся основой общественного благосостояния7. Для понимания данного обстоятельства важно заметить, что Федеральный конституционный суд придает большое значение понятию церковной самоидентификации: определение того, что является внутренним делом церкви, принадлежит самой церкви, хотя компетенция принятия окончательного решения на базе Основного Закона остается за государственными судами. Внимание к праву церквей на самоопределение проявляется прежде всего при определении границ этого права. Право церкви на самоопределение не сводится к узкому пониманию специфической «церковной» деятельности. Идея о свободе религиозной практики расширяет трактовку использования права на самоопределение и включает другие области, имеющие отношение к религиозным объектам - таким, как больницы, детские сады, дома для престарелых, частные школы и университеты. По сути дела, большие церкви в Германии обеспечивают социальное служение; прежде всего это Каритас Католической церкви и Диаконическая служба Евангелической церкви. Без этого служения гарантии социального государства в стт. 20(1) и 28 (1) Основного Закона оставались бы пустыми словами. Вся эта деятельность является частью того, что на самом деле значат религиозные общины и церковь. Служение, осуществляемое 134
церквами, понимается государственным правом как единое целое. Право на самоопределение касается не только самой церкви как особой инстанции, но, кроме того, здесь есть нечто общее для всех институтов, связанных так или иначе с церковью, независимо от правовой формы этой связи. Такое положение считается верным, согласно их собственной самоидентификации, пока их цели и обязанности находятся в согласии с мандатом 8 церкви . Принимая во внимание статус публичной корпорации, это обстоятельство привело Федеральный конституционный суд к признанию религиозных госпиталей как не подпадающих под государственные законы о банкротстве, даже когда в соответствии со статусом госпиталя они являются некоммерческой ассоциацией, созданной определенной церковью. Будет признаваться несовместимым с правом на самоопределение, когда назначенный в судебном порядке административный ликвидатор будет действовать внутри определенной структуры или организации религиозного учреждения . Рамки права на самоопределение дают возможность религиозным организациям в Германии выработать собственную детализированную правовую внутреннюю систему, существующую параллельно государственному праву. В рамках права на самоопределение действует правовая система, относящаяся к церкви. В той степени, в которой применяется право на самоопределение, юрисдикция церкви является исключительно внутренним делом церкви и внутренние церковные дела не рассматриваются в публичных судах. Между тем, есть много деталей, являющихся предметом споров. Последние события указывают на то, что государственные суды все больше готовы рассматривать церковные дела, но они уважают право на самоопределение и потому учитывают его при рассмотрении каждого конкретного случая. 135
VII Церкви и культура Большие церкви в Федеративной Республике Германии имеют значительное число частных школ. Большинство из них признаны как альтернатива государственным школам. Это означает, что они предлагают тот же уровень образовательного стандарта, что и в государственных школах. Вследствие этого здесь действуют те же правила, что и в государственных школах. Вся школьная система в Германии действует на основе ст. 7(1) Основного Закона и под контролем государства; в сравнении с числом государственных школ религиозные частные школы составляют меньшинство. Что касается вопроса о финансировании частных школ, то церкви, как и другие организации, содержащие частные школы, получают государственное финансирование. Большие церкви располагают большим числом детских садов для детей от 4 до 7 лет. Согласно ст. 7(3) Основного Закона религиозные занятия в государственных школах, за исключением неконфессиональных школ, являются обязательными. Несмотря на право государства на инспекцию, религиозное образование должно быть в согласии с основными положениями религиозных общин. Ни один учитель не обязан вопреки своей воле вести религиозные занятия. Родители или лица, их замещающие, имеют право контролировать получение их детьми религиозного образования; в принципе, когда ребенок достигает 12-летнего возраста, родительское решение не должно конфликтовать с мнением ребенка. По достижении 14-летнего возраста ребенок сам решает этот вопрос. Религиозное образование, согласно положениям ст. 7(3) Основного Закона - обязательный предмет в государственных школах и потому такие уроки не могут быть факультативными или дополнительными. Содержание религиозного образования должно определяться конфессиональным учением соответствующей религии. При наличии минимального числа учеников определенной конфессии (обычно от 6 до 8 человек) государственная школа обязана обеспечить соответствующее религиозное 136
образование. Дети, родители и религиозные общины имеют конституционное право на такие образовательные услуги. Вопрос, не нашедший сегодня адекватного решения - это вопрос о религиозных занятиях для мусульманских детей; несмотря на основное право на такие занятия, обращения о их проведении часто не находят поддержки по причине отсутствия представительства части исламских общин. Занятия по исламской религии и культуре, предлагаемые детям иммигрантов, часто проводятся на турецком языке или фарси. В настоящее время в немецких школах обучаются более 600 000 школьников- мусульман. Детям разрешено носить религиозные символы, включая хиджаб, в государственных школах. Такой же порядок существует в большинстве земель и для учителей. Некоторые земли, между тем, начали кампанию по запрещение учителям носить религиозные символы на уроках в государственных школах. Это в высшей степени противоречивое положение относится в основном к женскому исламскому платку-хиджабу. Во многих государственных университетах имеются теологические факультеты определенной конфессии. В различных государственно-церковных соглашениях церкви оказывают более или менее определенное влияние на состав профессоров, на программу и экзамены. В этой сфере Католическая церковь обладает большим контролем, нежели Евангелическая церковь. Профессора теологических факультетов государственных университетов являются государственными служащими; между тем на католических факультетах они должны иметь специальное разрешение от Католической церкви (missio canonical). Если такого разрешения нет, то конкретный профессор не может оставаться членом теологического факультета. Он или она, тем не менее, сохраняет права и обязанности государственного служащего, и им должна быть предоставлена другая должность в университете. На вакантную должность профессора теологии государство обязано найти соответствующую кандидатуру. Более того, большие церкви имеют собственные теологические факультеты. Католическая церковь имеет собственный университет в Эйхштетте, в котором также имеется несколько 137
нетеологических факультетов. Существует также большое число церковных колледжей, предлагающих образование, которое ориентировано более профессионально, нежели университетское. Эта деятельность отражает специфическую позицию церквей, имеющих специальный общественный публичный мандат. Этот публичный мандат защищен государственно-церковными договорами и опирается на религиозную свободу церквей. Он дает церквам право высказывать свое мнение и право на информацию в вопросах общественной жизни. На основе своих общественных мандатов религиозные организации определили временные «окна» на телевидении и радио. Они также принимают участие в работе в наблюдательных советах общественных институтов, в которых необходимо определенное общественное представительство. Позиция церкви в отношении комиссий общественных радиовещательных корпораций таких как ZDF, ARD и земельных корпораций, наблюдательных комиссий для частного телевидения и радиостанций, а также классификационных советов заключается в том, чтобы выявлять и вносить ограничения в сценарии и фильмы, представляющие опасность для молодых слушателей и зрителей. Как выражение своего исторического и культурного вклада, иудейские общины обычно также имеют свои представительства в этих организациях. Решение вопроса о том, каким образом мусульманское население будет представлено в данных организациях - дело будущего. VIII. Трудовое право внутри церквей Большие церкви Федеративной Республики Германии предоставляют работу более чем одному миллиону человек: это свидетельствует о важности их роли работодателей. Как публичные корпорации церкви причисляются к публичным офисам. Это означает, что они могут иметь работников, считающихся гражданскими служащими; церковные администрации могут создавать структуры по тем же параметрам, что и соответствующие государственные организации. Церкви фор- 138
мируют собственное законодательство о гражданской службе по тем же нормам, что и законодательство о государственной гражданской службе даже в отношении зарплат и премий. Для священников существует отдельный закон о службе, что также отражает нормы законодательства о публичной гражданской службе (насколько это возможно, если учесть специфические особенности). Как бы то ни было, к большинству работников церквей применяются нормы трудового права. Эти нормы, тем не менее, модифицировались в зависимости от обстоятельствах на основе права церкви на самоопределение и особого религиозного содержания. Свобода религии требует, чтобы специфические параметры, обусловленные обязанностями церквей, принимались во внимание при рассмотрении их трудового статуса. Это проявляется прежде всего в требовании, чтобы работники церквей были лояльны к своим церковным работодателям. Церковь сама определяет содержание таких обязательств в рамках конституционного понятия общественного порядка, добропорядочности, запрещения предрассудков. Право на самоопределение религиозных организаций разрешает церквам в рамках общего для всех закона регулировать условия работы согласно собственному пониманию и считать обязательными особые обязанности церковных работников. Какие обязательства считать основными, определяется сформулированными церковью собственными стандартами. В случае возникновения споров, суды по трудовым спорам обязаны уважать стандарты церкви с учетом обязательства лояльности в той степени, в которой Основной Закон признает право церкви определять свои внутренние дела. Считается нормальным, если церковь сама определяет, что совместимо с ее учением, специфическими церковными обязанностями, основными принципами веры и морали и что рассматривается как противоречащее им. В случае нарушения таких обязательств лояльности работником, государственные суды по трудовым спорам являются последней инстанцией при решении вопроса о том, на- 139
сколько справедливо прекращение работы церковным работником1 . В силу своих религиозных мандатов церкви имеют право выносить предупреждение работнику, если он в своей публичной жизни или в публичном выражении своих взглядов поступает вопреки церковному учению. Федеральный конституционный суд признал конституционным решение об увольнении врача католического госпиталя, публично выступившего против церкви по телевидению и в журнале по вопросу прав женщин на аборт. Это решение было подтверждено Европейской комиссией по правам человека11. В области коллективного трудового права церкви также находятся на особом положении в силу права на религиозную свободу и, следовательно, права на самоопределение. Их структуры не подчиняются требованиям публичного права о совместном принятии решений12. Государство в принципе не может вмешиваться во внутренние организационные структуры, созданные церквами13. Церкви разработали так называемый третий путь в этой сфере. Они понимают свое призвание, особенно деятельность в благотворительной сфере, как часть личной религиозно обоснованной обязанности. Это в принципе лишает их возможности согласиться с правовой структурой трудовых отношений, которые опираются на идею фундаментальной оппозиции между работником и работодателем. Католическая церковь наряду со многими протестантскими церквами отказывается заключать коллективные соглашения с профсоюзами14. Внутри церковной структуры не существует права на забастовки и нельзя посредством внутреннего церковного решения объявлять локаут рабочим. Церкви создали собственную систему представительства служащих и совместного принятия решений. По своему содержанию это дает более широкие права церковным работникам, чем государственная система. 140
IX. Финансирование церквей В результате многократной экспроприации церковной собственности в течение нескольких столетий теперь церкви в Германии владеют лишь незначительной собственностью. В качестве компенсации за секуляризацию, последовавшую за принятием Reichsdeputationshauptschluss 1803 г. ряд правительственных решений гарантировал государственное финансирование. Эти решения закреплены положениями ст. 138 (1) Веймарской Конституции в связке со ст. 140 Основного Закона. Эти нормы предполагают также прекращение выплат, непосредственно связанных с компенсационными выплатами; это не преследуется законом в случае неосуществимости. Кроме этого другие субсидии, выдаваемые государством, часто являются ответом на длительные обращения церквей; важный пример в этом отношении - местные власти должны выполнять свои общественные обязанности по содержанию церковных зданий. Точно так же на основе договорных норм, существуют обязательные отчисления церкви со стороны государства, такие, как субсидии для выплаты жалования церковному руководству. Примерно 80% общего церковного бюджета складывается из церковного налога, гарантированного ст. 137(6) ВК в связке со ст. 140 Основного Закона. На основе гражданских налоговых списков в соответствии с законодательством земель религиозные общины, являющиеся публичными корпорациями, имеют право взимать налог. Большие церкви достаточно широко используют эту возможность, малые религиозные общины со статусом субъекта публичного права - такие, как, например, иудейские общины - также пользуются этим правом. Выплачивать церковный налог обязаны лишь прихожане определенных церквей, имеющих право на взимание налога. Церковный налог был введен в начале XIX в. для того, чтобы освободить национальный бюджет от его обязательств перед церквами, которые нуждались в поддержке вследствие секуляризации церковной собственности. Те, кто не желает платить налог, могут выйти из церкви. Выход из церкви связан с отме- 141
ной регистрации в соответствующих государственных службах и означает, что данный человек, согласно государственной классификации, официально прекратил свое членство в определенной церкви. Между тем, некоторые протестантские церкви рассматривают это как выход из деноминации в целом. Католическая церковь в качестве главного постулата рассматривает выход как серьезное нарушение обязательств перед церковью без соотнесения его с теологическим толкованием ликвидации членства в церкви. Размер церковного налога составляет от 8 до 9% индивидуального размера подоходного налога. При этом могут быть использованы другие налоговые стандарты. Хотя эта форма не является обязательным требованием, в большинстве случаев церковный налог взимается государственными налоговыми службами для больших церквей на основе соглашений с государством. За эту услугу церкви платят от 3 до 5% налогов государству в качестве компенсации. Если член церкви отказывается платить налог, то можно применить правовые средства для сбора налога, однако церкви, тем не менее, не обязаны применять эту меру воздействия в случае неуплаты. Поскольку церковный налог связан с подоходным налогом работника, работодатель обязан сообщать непосредственно финансовым властям сведения о церковном налоге и о подоходном налоге. В силу связи с государственным налогообложением, освобождение от налогов также применимо к собственно церковному налогу. Это означает, что примерно одна треть всех членов церкви не платит церковный налог, потому что они не подлежат обложению подоходным налогом. В некоторых случаях церкви используют это обстоятельство для альтернативных отчислений в пользу церкви, которые не зависят от подоходного налога. Другим важным источником доходов церковных учреждений является их участие в государственных финансовых системах. Созданные церковью больницы, которые в некоторых землях Германии предоставляют большую часть больничных коек, являются частью государственной системы финансирования 142
больниц, поддерживаемых часто денежными средствами из медицинского страхования за количество предоставляемых коек. Далее, многие церкви получают поддержку государства за свою деятельность таким же путем, как и другая финансируемая общественная деятельность: это - воплощение идеи государственного нейтралитета, когда деятельность церкви не оказывается в худшем положении по сравнению, скажем, с местными атлетическими клубами, финансируемыми государством. Церкви пользуются также правом на налоговое освобождение. Церковный налог и благотворительные взносы в пользу церкви исключаются из подоходного налога; это в равной степени относится к пожертвованиям в пользу некоммерческих организаций. Церкви также не обязаны платить определенные налоги и пошлины. X. Духовное попечительство в государственных учреждениях По мере необходимости в богослужениях и духовном попечительстве в вооруженных силах, больницах, карательных учреждениях или других государственных учреждениях различным религиозным организациям разрешено заниматься такой деятельностью. Они имеют право оказывать духовное попечение в больницах и тюрьмах. Религиозная деятельность в полиции и вооруженных силах регулируется соглашениями. Военные капелланы направляются церквами на определенное время. На период своей работы они получают статус государственных служащих; статус контрактника также возможен. Их высшим руководителем как государственных служащих является глава Федерального министерства обороны. Немецкие военные капелланы имеют статус обычных государственных служащих без ношения военной формы и без военного звания. Частью государственной администрации является Служба евангелической церкви в вооруженных силах (для протестантских военных капелланов) и католическая военная служба при епископе (для католических капелланов). Их обязанности рассматриваются как 143
часть обеих администраций - и государственной и церковной. В церковных вопросах они подчиняются своему военному епископу соответствующей церкви, а в вопросах государственных - федеральному министру обороны. XI. Правовая позиция священников и членов монашеских орденов В государственном праве нет специального статуса священников, пасторов и членов монашеских орденов в рамках немецкой правовой системы. Есть лишь небольшое число особых положений. Федеральный конституционный суд объявил конституционной норму, когда религиозная организация может отказать своим собственным служителям в праве на занятие публичной должности в то время, как они исполняют религиозные служебные обязанности.15. Согласно государственному праву, право избирать и быть избранным никак не ограничено, и в этом вопросе нет никаких правовых препятствий. Иное правило противоречило бы ст, 3(3) Основного Закона, согласно которой никто в силу своей веры не может находиться в невыгодном или привилегированном положении. Более того, ст. 3(3) Основного Закона указывает, что пользование гражданскими правами и доступ на государственную службу и связанные с ней права не зависят от вероисповедания человека. Никто по признаку своего вероисповедания не может быть поставлен в невыгодные условия. Сходные положения можно найти в ст. 138 ВК в связке со ст. 140 Основного Закона. Такой запрет дискриминации не зависит от занятия религиозной должности. Протестантские пасторы и католические священники на время своего служения освобождаются от службы в вооруженных силах, как и штатные священники других деноминаций. Ожидающие рукоположения имеют право на отсрочку службы в Вооруженных Силах (§§ 11, 12 WPflG). Священнослужители не обязаны свидетельствовать в суде, если речь идет о событиях, о которых им стало известно в результате 144
исполнения ими обязанностей священнослужителя (§§ 53.1.1 StPO). XII. Брачное и семейное право В отличие от ситуации в некоторых европейских странах, церкви в Германии не обладают компетенцией в вопросах брачного и семейного права. Согласно немецкой правовой системе брак является исключительно гражданским делом: он фиксируется в регистрационном бюро. Другая форма бракосочетания, особенно религиозного, с правовыми последствиями, может быть зарегистрирована только между иностранцами в присутствии органа, признаваемого их собственной страной в качестве органа, который может заключать браки. Для немецких граждан венчание в Германии не имеет гражданской юридической силы. С другой стороны, каждый имеет право венчаться в церкви. Конституционное положение гласит, что религиозное бракосочетание не заменяет гражданский брак. Между тем, санкций за нарушение этого правила не существует. XIII. Религия и уголовное право Религия пользуется определенной защитой в немецком уголовном и процессуальном праве. Согласно §130 (2) Уголовного кодекса, возбуждение ненависти по отношению к определенной религиозной группе наказывается тремя годами заключения или штрафом. Точно так же наказывается критика содержания религиозного или философского учения так, что это угрожает нарушить общественный порядок. То же самое относится к тем, кто вмешивается и прерывает богослужение религиозной общины или оскверняет место, предназначенное для богослужений этой религиозной общины. Церемонии философских нерелигиозных объединений защищены точно так же. Прерывание похор%нной церемонии и осквернение праха умершего наказываются таким же образом (§§166-168 Уголовного кодекса)/ 145 10-6117
Тот, кто использует названия, титулы, форму или эмблемы религиозных общин, не имея на то права, приговаривается к тюремному заключению на срок до одного года тюрьмы или штрафу; в отдельных случаях наказание увеличивается до пяти лет тюремного заключения. (§§132 and 133 Уголовного кодекса). Тайна исповеди защищена. Священники не должны сообщать ни при каких условиях, что они узнали при осуществлении душепопечительства (напр., §139(2) Уголовного кодекса, §53 Уголовно-процессуального кодекса, §383 Гражданско- процессуального кодекса и др.). В таких обстоятельствах они также не должны сообщать о планируемых преступлениях. (§139(2) Уголовного кодекса). XIV Отдельные вопросы гражданского церковного права За последние 50 лет немецкое государственно-церковное право, благодаря, в частности, (как правило осмотрительным) решениям Федерального конституционного суда доказало, что оно имеет четко структурированную основу и способно откликаться на социальные нужды. Его дальнейшее развитие включает признание новых религий и нерелигиозных групп (в частности, ислама), с одной стороны, а с другой - широко распространенный религиозный скептицизм: таковы важные задачи на будущее. XV. Библиография AxelFrhr. von Campenhausen, Staatskirchenrecht, 3rded., 1983. Alexander Hollerbach, "Grundlagen des Staatskirchenrechts", in Josef Isensee/Paul Kirchhof (ed.), HandbucK des Staatsrechts der Bun- desrepublik Deutschland, vol. VI, 1989, p. 471. Alexander Hollerbach, "Der verfassungsrechtliche Schutz kirchlicher Organisation", ibid., p. 557. Alexander Hollerbach, "Freiheit kirchlichen Wirkens", ibid., p. 595. AxelFrhr. von Campenhausen, "Religionsfreiheit", ibid., p. 369. 146
Bernd Jeand'Heur/Stefan Korioth, Grundztige des Staatskirchen- rechts, Stuttgart 2000. Jorg Winter, Staatskirchenrecht der Bundesrepublik Deutschland. Eine Einfiihrung mit kirchenrechtlichen Exkursen, Neuwied 2001. Joseph Listl, MDas Verhaltnis von Kirche und Staat in der Bundesrepublik Deutschland11, in Joseph Listl/Hubert Muller/Heribert Schmitz (ed.), Handbuch des katholischen Kirchenrechts, 1983, p. 1050. Joseph Listl (ed.), Konkordate und Kirchenvertrage in der Bundesrepublik Deutschland, 2 vols., 1987. Joseph Listl/Dietrich Pirson, Handbuch des Staatskirchenrechts der Bundesrepublik Deutschland, 2 vols., 2. ed. 1994. Gerhard Robbers, MDas Verhaltnis von Staat und Kirche in der Bundesrepublik Deutschland", in Gottfried Zieger (ed.), Die Rechtstel- lung der Kirchen im geteilten Deutschland, 1989, p. 7. Периодические издания: Archiv des katholischen Kirchenrechts Zeitschrift fur evangelisches Kirchenrecht Kirche und Recht 1 www.destatis.de. 2 Cf. Joseph Listl (ed), Konkordate und Kirchenvertrage in der Bundesrepublik Deutschland, 2 vols., 1987. 3 Cf. also Art. 136 WRV in conjunction with Art. 140 GG, Art. 4, 33(3) GG. 4 Cf. BVerfGE 32, p. 98. 5 Cf. BVerfGE 52, p. 223. 6 Cf. BVerfGE 83, p. 341. 7 Cf. BVerfGE 42, 312/334; 66,1/20. 8 Cf. BVerfGE 70, 138/162. 9 Cf. BVerfGE 66, p. 1. 147
10 Cf. BVerfGE 70, p. 138. 11 Cf. BVerfGE 70, p. 138; EKMR, 12242/86, решение от 6 сентября 1989 г. 12 № 118 BetrVerfG; # 1 IV MitbestG. 13 Cf. BVerfGE 53, p. 366/400. 14 Некоторые протестантские земельные церкви заключили вместо этого коллективные соглашения для своих работников. 15BverfGE42,p.312. 148
Хараламбос Папастатис ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ГРЕЦИИ /. Социальные факторы Большинство греков - 95% населения - считают себя крещеными в Восточной православной церкви. Существуют и более мелкие группы: мусульмане (проживающие преимущественно в Западной Фракии), римо-католики, протестанты, Свидетели Иеговы, армяне и иудеи. Следовательно, когда мы говорим об отношениях между греческим государством и церковью, мы имеем в виду православную церковь. В настоящее время в страну прежде всего прибыло значительное число легальных и нелегальных иммигрантов; большинство из них албанского и исламского происхождения. //. Исторические предпосылки Теоретической основой отношений государства и церкви является модернизированная форма цезаропапизма, система, которая применительно к Греции представляет собой «верховенство государственного права». Согласно Конституции государство имеет право издавать законы касательно всех административных дел церкви, даже ее внутренней структуры. Критика по этому поводу обычно опровергается (некорректной) ссылкой на долгую традицию государственной церкви. Действительно, в христианской Византийской империи действовала форма цезаропапизма. Тем не менее, после падения Константинополя (1453), институциональные рамки изменились. Мехмет II Завоеватель признал политическую силу церкви. Вселенский патриарх Константинопольский был объявлен ответственным перед Оттоманским государством за все действия православных христиан, касающиеся государственного устройства. Во время войны за независимость (1821) получили развития новые отношения: Конституции возрождающейся Греции не только не счита- 149
ли восточное православие государственной религией или «религией государства», но и гарантировали свободу богослужения последователям других вероисповеданий. Конституции не содержали положений, дававших право государству издавать законы о церковных делах. В 1831 г. верховная власть установила в Греции абсолютную монархию с принцем Отгоном Баварским во главе . Поскольку он еще не достиг необходимого возраста, было объявлено о создании Регентского совета из трех членов. Регентский совет опубликовал декрет от 14(27) апреля 1833 г., который утвердил «верховенство государственного права». Спустя некоторое время, 23 июля (4 августа) 1833 г. в соответствии с декретом «О независимости Элладской церкви» государство было объявлено единственным законодательным органом, а церковь должна была подчиняться монарху, который был провозглашен ее главой. Ст. 105 Конституции 1844 г. содержит положение относительно церковных административных дел, которые должны регулироваться законом государства. Новое положение вещей ввел в 1833 г. Георг Людвиг фон Маурер, член регентского совета и широко известный юрист. Современная Греция обязана Мауреру выдающимся трудом по кодификации. Тем не менее, Маурер не добился успеха в своей деятельности, касавшейся церковных дел - вырабатывая отношения, основанные на автокефалии. Для введения государственного верховенства над Православной церковью были разные причины: истинная природа монархии и опасения Маурера, что церковь может стать центром оппозиции режиму - впоследствии это могло бы стать значительной угрозой, если учесть политический вес церкви в период турецкой оккупации. Мы можем также отметить его достижения в повышении культурного и жизненного уровня священников, которые были далеки от совершенства. 150
///. Правовые источники L Конституция Положение Конституции 1844 г. относительно «верховенства государственного закона» над церковью не были включены в Конституции 1864 ,1911,1927 и 1952 гг. Это, тем не менее, не означает, что оно прекратило свое действие. Схожее положение существовало в установленной законом Хартии о церкви, которая имела силу государственного закона. Это положение вновь появляется в Конституции 1968 г., провозглашенной военной хунтой. Ст. 1(5) указывала, что ни один законопроект, касающийся церковной администрации, не может обсуждаться без согласования со Священным Синодом, пока не пройдет 20 дней. Подобное положение существует в Конституции 1975 г., действующей в настоящее время; ст. 72 (1) гласит: «Законопроекты, касающиеся ст. 3 (положение церкви) и ст. 13 (религиозная свобода) могут обсуждаться Парламентом только на пленарном заседании и не во время летней сессии. 2. Основные категории системы Ст. 3(1) Конституции содержит следующие фундаментальные положения, касающиеся положения церкви в Греции и ее отношений с государством: учение Православной церкви является господствующей религией; церковь в Греции неотделима в плане вероучения от Константинопольского (Вселенного) патриархата и от всех других православных церквей; церковь - самоуправляемая и автокефальная. Положения ст. 3 не новы: они существовали в различных формах во всех предыдущих конституциях. а) Господствующая религия Ныне действующая Конституция, между тем, отличается от соответствующих положений Конституции 1952 г. об особых аспектах господствующей религии. Согласно этим положениям наследник престола должен быть православным. В обязанности короля входит защита государственной религии и он даже обя- 151
зан произносить клятву перед Священным Синодом. Наконец, первая фраза Конституции (обращение к Троице) говорит о том же; это также относится к клятве Президента республики (ст.33(2)) и членам Парламента (ст.59(1)). Правовое значение термина «господствующая» не изменилось. Как и в прошлом , оно означает, что (1) православная христианская вера является официальной религией греческого государства; (2) церковь, олицетворяющая эту веру, имеет свой собственный правовой статус: как и её различные службы, она - субъект публичного права в его различных правовых отношениях (ст. 1(4) L. 590/1977 об установленной законом Хартии о церкви; и (3) она состоит под особой защитой государства и находится в привилегированном положении, которое не распространяется на другие верования и религии. Это не противоречит конституционному принципу равенства, что будет объяснено ниже. Это особое попечение (1) касается самой церкви, но не ее членов в отдельности; согласуется с принципом равенства, поскольку иначе существовало бы иное отношение к неправославным и возникла бы дискриминация граждан на основе их религиозных воззрений; (2) относится прежде всего к Элладской православной церкви и ко всем другим епархиям Вселенского патриархата, имеющим приходы в Греции, а также распространяется на все другие Восточные православные церкви и на диаспору (ст. 18 (8)); (3) является привилегией в общем плане и не выступает против какого-либо верования или религии и их богослужения; и (4) не должно рассматриваться как антиконституционное положение. Мы можем привести в качестве примера дело в городе Патра (County Court decision 261/1983), когда положение ст. 11 L.D. 3485/1955, заставляющей всех потребителей электроэнергии в этом городе оплачивать ежемесячно в своем счете специальное пожертвование для строительства кафедрального собора св. Андрея, было признано неконституционным. Касаясь реального содержания понятия «господствующая», мы должны отметить также, что за исключением объявления православной веры официальной религией (или религией госу- 152
дарства) другие привилегии не ограничиваются только этой церковью. Действительно, теоретически подчеркивалось - по крайней мере частично - что Римо-католическая церковь и протестантские церкви в Греции также являются субъектами публичного права и, следовательно, осуществляют публичное управление. Это верно по отношению к ситуации, преобладавшей до введения в силу положения (L. 1230/1982) касательно гражданского брака, когда лицензия на заключение такого брака стала доступна и неправославному священнику для заключения брака между членами своей церкви (согласно ст. 1368 Гражданского кодекса). В связи с особым отношением к господствующей религии законодателю важно иметь в виду, что это также распространяется на другие религии. Соответствующее решение было принято по вопросу о воинской повинности (ст.6(1)(с)), которое делает исключение для всех монахов и послушников независимо от того, являются ли они православными или принадлежат к другим вероисповеданиям. Решения о подоходном налоге (L.D. 3843/1958) и о налоге на имущество (1249/1982) действительно не только для православных, но и для неправославных церквей и монастырей. Также было принято решение о том, ст. 21 of L.D. от 22 апреля/6 мая 1926 г., что недвижимость любых монастырей не может быть принята третьими лицами, применимо и к римо-католическим монастырям. б) Духовное единство православной церкви В зависимости от формы управления, Православная церковь может быть автокефальной или автономной. Церковь является автокефальной, когда она духовно самостоятельна и независима в управлении. Она автономна, когда она независима только в вопросах управления. В настоящее время следующие церкви являются автокефальными: Вселенский (Константинопольский) патриархат, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский патриархаты, патриархата в России, Сербии, Румынии, Болгарии и Грузии, а также архиепископии на Кипре, в Греции, Польше, Албании, Чехии и Словакии. Православные 153
церкви Финляндии и Эстонии являются автономными. Автокефальные церкви независимы в своем управлении, но не в своем учении и канонических рамках; отклонение от них может привести к ереси и расколу. Такие рамки обеспечивают духовное единство православия, которое восходит в верховенству догматического и канонического единства. Догматическое единство операется на Священное Писание, традиции и строгое соблюдение догматов Вселенских и поместных соборов. Каноническое единство состоит в сохранении наиболее значимых институтов церковной администрации, которые были установлены и признаны теми же соборами, а также в поддержании отношений между православными церквами. Законодатель в 1844 г. определил Элладскую церковь как неразрывно связанную с учением Великой Церкви Христовой в Константинополе и с каждой православной церковью. Как достигается это единство? На этот счет мы имеем в Конституции после слов о «неразрывной связи учения» фразу «соблюдая беспрекословно святые апостольские и соборные каноны и священные традиции». Вышеприведенная формулировка, сохранившаяся с 1844 г., касалась духовного единства. Между тем, после объявления «верховенства государственного права» это привело - как в теории, так и на практике - к точке зрения, что Конституция хранит святые каноны. Такое понимание привело к диаметрально противоположным интерпретациям и противоречиям в отношении конституционности того или другого закона, и к многочисленным апелляциям в Государственный Совет (высший административный суд) на решения государственной и церковной администрации. Конфликт вокруг конституционной законности святых канонов продолжается в Греции по сей день. бб) Так называемая конституционная законность святых канонов Все святые каноны, как они сформулированы семью вселенскими и поместными соборами (325-787 г.г.) и Отцами церкви, касаются ли они догматических или административных вопросов, объявлены Конституцией действительными. Тем самым 154
любое законодательство, принятое греческим государством, по любому предмету, будет неконституционным, если оно противоречит святым канонам. Такое мнение поддерживается церковью, теологами и некоторыми юристами. Между тем, согласно другой точке зрения, только святые каноны, относящиеся к учению церкви, но не к ее администрации, являются конституционными. Соответственно, законодательство может свободно действовать по всем вопросам, касающимся церковной администрации в целом. Эта точка зрения поддерживается большинством юристов и государственной администрацией. Обе позиции едины в признании противоречия между фразой «неразрывно едины в учении» и фразой о «соблюдая беспрекословно...» Согласно обоим мнениям, Конституция вводит два различных правила: а) догматическое единство; и б) конституционная законность (или незаконность) святых канонов и традиции. Обе теории могут привести к трудностям. Если следовать первой теории, то возможно возникновение теократического государства и тогда требование равенства граждан будет рассматриваться как неконституционное, поскольку святые каноны будут всегда поддерживать христиан (см. кан. II Трульского собора об отношениях между христианами и иудеями). С другой стороны, вторая теория превращает церковь в гражданскую службу. В дополнение к вопросу о догматах существуют святые каноны, подтверждающие православный характер церкви и ее соборное устройство. Как бы то ни было, согласно второй теории, законодатель может свободно обращаться с этой структурой, потому что святые каноны, относящиеся к ней, являются административными. Все это разбивается о положении Конституции: обязанность и государства, и церкви сохранять духовное единство последней. Этот вывод подтверждается при рассмотрении и текста положения Конституции и при анализе исторических сложностей его применения в начальной стадии (Конституция 1844г.). В то время имел место разрыв отношений между Элладской 155
церковью и Вселенским патриархатом и другими православными церквами, потому что церковь в Греции была неожиданно объявлена автокефальной в 1833 г. Положение Конституции 1844 г. было сформулировано Парламентом для утверждения православного характера церкви нового королевства. Государственный Совет ввел схожее положение в 1967 г. Оно не только подтвердило конституционную законность святых канонов, касающихся догматических вопросов, но и утверждало, что общее законодательство не может вносить изменения в фундаментальные административные институты, которые давно были созданы в православной церкви. Государственный Совет подтвердил это положение,сославшись на Конституцию 1875 г., (ст. 13 (1) и (2) о религиозной свободе). в) Самоуправление церкви Ныне действующая Конституция, как и прежняя, гарантирует самоуправление церкви. Церковь управляется Священным Синодом, состоящим из епископов. Между тем, в Конституции 1975 г. имеется новый подход, указывающий, что православная Элладская церковь управляется Архиерейским собором, состоящим из всех правящих епископов (митрополитов) и постоянным Священным Синодом, сформированным из них же. Эти правящие епископы управляют епархиями церкви; те же епископы, которые не управляют епархиями (пенсионеры), исключаются, поскольку считаются титулярными митрополитами. В прошлые времена во время раздоров между государством и церковью или в периоды нестабильных политических ситуаций, правительство могло созвать Синод, сформированный из епископов, благосклонных к режиму, и таким образом принять нужные для себя решения. Такая опасность ныне исключена. То же положение утверждает, что Патриарший Томос (1850) должен исполняться так же, как и акты Патриаршего синода (1928), рассмотренные ниже. Все дебаты в Парламенте или Государственном Совете, касающиеся конституционности этих двух патриарших документов, имеют силу лишь в отношении формирования постоянного Священного Синода. Самоуправле- 156
ние церкви, его содержание и реализация гарантированы Конституцией согласно положениям ст. 72 (1), то есть «верховенством государственного права». В то же время все акты тех, кому вверено государством управление православной церковью в Греции, могут быть поддержаны или отменены Государственным Советом. Это касается лишь актов, относящихся к применению правовых положений по управлению, но не религиозных и догматических вопросов. Ныне компетенция Государственного Совета очень разнообразна, и сфера ее применения становится все шире. г) Автокефалия Элладской церкви и сфера ее применения Ст. 3 (1) Конституции гласит, что «Элладская православная церковь является автокефальной». Это не только констатация факта, но и гарантия сохранения такого положения дел. Упразднение автокефалии потребовало бы ревизии этого положения; следует отметить, что ст. 110 (1) Конституции рассматривает это положение как не подлежащее ревизии. «Элладская православная церковь», упоминаемая в ст. 3 (1), не объединяет всех православных в греческом государстве: ее юрисдикция не распространяется на всю страну. Греческое государство разделено на пять церковных провинций, каждая со своей церковью, хотя некоторые из них подчиняются той же синодальной иерархии на различном административном или духовном основании. Провинции, которые сегодня образуют автокефальную Эл- ладскую церковь, прежде принадлежали юрисдикции Константинопольского патриархата. Во время войны за независимость (1821) отношения с патриархатом были прерваны. Когда было образовано греческое государство, определенные круги лоббировали и в конце концов включили положение об автокефалии церкви в освобожденных провинциях по церковным и особенно политическим причинам. После того, как король Отгон, прежде баварский принц, взошел на престол (1833), баварское регентство провозгласило автокефалию церкви без выполнения определенных условий, обязательных согласно ка- 157
ионической традиции. Таким образом декрет от 23 июля (4 августа) 1833 г. (о независимости Элладской церкви), объявивший церковь королевства автокефальной, в конце концов означал государственный переворот. Это вызвало противодействие и в Греции и в Константинополе, и в других православных церквах, что привело к расколу духовного единства церкви. В результате 29 июня 1850 г. патриархат опубликовал Синодальный томос, согласно которому Элладская церковь была объявлена автокефальной ex nunc (в будущем). Когда Ионические острова (1864), а позднее Фессалия, провинция Арта и некоторые деревни Эпира и Македонии (1880) объединились с Грецией, Вселенский патриархат передал все эти новые провинции автокефальной Элладской церкви актом от 9 июля 1866 г. и мая 1882 г. Патриарший и Синодальный акт 1882 г. определил окончательную юрисдикцию автокефальной церкви. После того, как другие земли были освобождены и объединились с Грецией, они не вошли в юрисдикцию автокефальной церкви. Но после создания автономной администрации Крита (1898), было заключено соглашение со Вселенским патриархатом (14 октября 1900 г.), которое регулировало его каноническую и административную зависимость. Церковь Крита осталась духовно зависящей от Константинопольского патриархата и на сегодняшний день имеет полуавтономный статус. После Балканских войн 1912-1913 гг. и Первой мировой войны Македония, Эпир, Восточная Фракия и Эгейские острова также были освобождены и объединились с Грецией; эти провинции также входили во Вселенский патриархат. Господствующий режим в этих провинциях, так называемых «новых землях», был предметом больших дискуссий. Они привели к довольно необычному решении (L. 3615/1928 и Патриарший и Синодальный акт 1928 г.): «новые земли» входят в юрисдикцию Вселенского патриархата, но в то же время они управляются автокефальной Элладской церковью. Это означало, что, во-первых, автокефальная Элладская церковь брала на себя ответственность за повседневное управление новыми землями, распространяя на них администрацию, которая 158
существовала в ее собственных провинциях; и во- вторых , что такой режим был временным. Оба текста содержали ряд условий, которые Элладская церковь должна была выполнять. Между тем, Элладская церковь на самом деле не придерживалась Патриаршего акта 1928 г. В 2003 г. начался конфликт между двумя церквами, который закончился в июне 2004 г. обещанием Священного Синода в Афинах, что он будет выполнять все условия акта, тогда как Греческая Республика гарантировала исполнение этого акта. После объединения Додеканесских островов с Грецией 7 марта 1947 г., церковная структура не изменилась: четыре митрополичьих епархии и экзархат на Патмосе остались в духовной и административной юрисдикции Вселенского патриарха. Наконец, полуостров святой Горы Афон, освобожденный в 1912 г., сохраняет свой древний привилегированный статус самоуправления, в тоже время, оставаясь под духовной юрисдикцией Вселенского патриархата. Такое разделение греческой территории на пять церковных провинций никак не вредит положению православной церкви как господствующей. Ст. 3 (1) указывает на автокефалию церкви, а в ст. 3(2) говорится, что церковный режим, существующий в определенных провинциях, не противоречит предыдущему параграфу. Православные прихожане, проживающие в провинции другой автокефальной церкви, являются членами той церкви. Греческая православная диаспора (Западная, Центральная и Северная Европа, Америка, Австралия и Дальний Восток) находится в юрисдикции Вселенского патриархата. IV. Религиозная свобода Религиозная свобода в Греции гарантирована ст. 13 Конституции. Религиозная свобода включает свободу совести (ст. 13(1)) и свободу богослужений (ст. 13 (2)). Свобода религиозной совести распространяется на все религиозные, нерелигиозные или атеистические убеждения, а также на догматические 159
и административные отличия внутри какой-либо религии (ересь или раскол) и на всех лиц, греков и иностранцев, согласно принципу равенства (Конституция, стт. 4 и 13 (1)). Имели место некоторые нарушения принципа равенства, особенно при назначении учителей начальной школы. В начальных школах религиозное образование основано на учении господствующей религии и преподается профессиональными учителями. Согласно решению Государственного Совета (1417/1949) только православный может быть учителем в начальной школе; преподавание неправославным учителем, согласно учению Православной церкви, считалось невозможным. Подобная практика касается также воспитателей в яслях и детских садах. Такое положение дел, за исключением школ для религиозных меньшинств, оставалось в силе до его отмены в 1988 г. (L. 1771/1988). Теперь неправославный может быть назначен учителем (по меньшей мере, на две должности) и религия будет преподаваться его православным коллегой. Президент республики может давать только христианскую клятву. Ст. 33 Конституции не содержит положения, аналогичного ст. 59, о клятве нехристианских членов Парламента. Это косвенно обеспечивает избрание только христианского президента и не согласуется с принципом равенства. В отличие от позиции, в вопросе о свободе религиозной совести, свобода богослужений является предметом определенных ограничений. Согласно ст. 13(2) Конституции, религия должна быть «известной религией», то есть религией без секретных учений и тайных культов. Более того, эта религия не должна нарушать общественный порядок или моральные принципы. Это включает в себя целый набор гражданских, моральных, социальных и экономических принципов и верований, господствующих в греческом обществе в любой период. Названные выше условия внедряются в жизнь гражданской администрацией и судами. В то же время в.теории и юридической практике существует другая точка зрения: члены определенных религиозных деноминаций не могут заниматься прозелитизмом. 160
Прозелитизм трактуется в Греции как уголовное преступление; это было установлено законом F.L.1363/1938 и заменено положением F.L. 1672/1939; оба закона были провозглашены во время диктатуры Метаксаса. Прозелитизм считается уголовным преступлением, если он осуществляется систематически и настойчиво, прямо или косвенно, используя незаконные или безнравственные средства, приводящие к насилию над религиозной совестью лица другой религии для смены его религиозных убеждений. Прозелитизм преследуется различным образом: тюремное заключение, штраф, полицейский надзор и даже выдворение иностранцев из страны. В Конституции 1952 г. прозелитизм рассматривался как прямое преступление против православной церкви. Настоящая Конституция (ст. 13(2)) защищает все религии от подобной несправедливости. Учреждение места для богослужений различных религий (церкви, молитвенные дома, синагоги или мечети) лицензируются Министерством по образованию и культам. Наряду с другими предварительными требованиями необходимо получить разрешение местного митрополита господствующей православной церкви (F.L. 1369/1938, Art. 41(1)). Государственный Совет определил, что это относится к созданию молитвенных домов, хотя соответствующий закон не содержит специальных указаний на этот счет. Государственный Совет признал также, что разрешение митрополита имеет лишь рекомендательный характер, не обязывающее для министерства, но если министерство разрешает создание места для богослужений вопреки рекомендации митрополита, то необходимо разъяснить принятое решение. На практике митрополиты почти всегда выступают против такого развития событий, и министерство, как правило, не противоречит им. Далее заинтересованная сторона должна обратиться в Государственный Совет, и обращение обычно поддерживается. То же самое относится и к православным, придерживающимся Юлианского календаря (с 1924 г.): они имеют собственные иерархию, духовенство и приходы. Новые религиозные движения защищены ст. 13 Конституции 161 -6117
только в той мере, в какой они признаны религией. Христианская наука не признана как религия Государственным Советом. Неправославные конгрегации обычно рассматриваются как ассоциации гражданского права, и пока что нет закона, допускающего их статус субъекта публичного права. В 1988 г. Министерством образования и культов был учреждён специальный комитет для изучения вопросов религиозной свободы в целом: после ухода на пенсию министра Антониоса Трициса (май 1988 г.) комитет ни разу не созывался его преемниками. V. Государственный надзор за религией 1. Управление Общий государственный надзор за всеми религиями осуществляется Генеральным секретариатом по культам Министерства образования и культов. В его обязанности входит надзор за исполнением государственной политики в сфере культов и надзор за работой соответствующих департаментов вышеназванного министерства: это Департамент церковной администрации (в его обязанности входят исключительно вопросы доминирующей религии, причем только на территории Греции); Департамент по церковному образованию и преподаванию религии; Департамент лиц иного культа и иной религии. Название этого департамента выглядит довольно парадоксально для современного государства. Департамент имеет дело с прозелитизмом, с вопросами учреждения и деятельности мест для богослужений неправославных христиан, богословских школ, семинарий, фондов и других юридических лиц, а также осуществляет за ними надзор. В компетенцию департамента также входят назначения, увольнения и официальный статус главного раввина Греции, главных раввинов израильских общин и трех муфтиев мусульманского меньшинства в Западной Фракии. Министерство иностранных дел также несет ответственность за политику в отношении религии. Каждый департамент по церковным делам несет ответственность за надзор, изучение и рекомендации для решения всех вопросов, имеющих отноше- 162
ние к православной церкви, другим христианским церквам и другим религиям за пределами Греции, к православным богословским школам и церковным центрам вне Греции, к православным священникам, проживающим за границей и к гражданской администрации Горы Афон. 2. Государственный Совет Православная церковь в Греции является духовным и религиозным институтом, но в то же время она обладает значительной административной мощью, реализуя, в качестве публичного юридического лица положения государственного законодательства. Государственный Совет (являющийся Высшим административным судом) пересмотрел свое понимание всех актов, касающихся административной политики. Совет использовал три критерия: во-первых, акт должен исходить от тех церковных агентств, которым государство доверило управление церковью (напр., Священный Синод, епархии, приходские советы); во- вторых, рассматриваемый акт должен быть издан в соответствии с государственноым законодательством; и, наконец, рассматриваемый акт должен быть управленческим, что означает регулирование административных вопросов, но не вопросов доктрины, богослужений или иных вопросов духовного характера. VI. Организация церкви Церковь Греции организована согласно соборной системе; это фундаментальный административный принцип устройства каждой православной церкви; такая система имеется на центральном и местном уровнях. Высшая власть принадлежит Архиерейскому собору с архиепископом Афинским в качестве председателя, тогда как правящие епископы (митрополиты) являются его членами. В настоящее время существует 80 митрополичьих кафедр во всем архиепископстве: 43 в автокефальной церкви и 36 в новых землях. Церковь Крита имеет архиепископию и семь ми- 163
трополичьих кафедр, Додеканские острова имеют 4 кафедры, а Гора Афон находится в юрисдикции самого патриарха Вселенского. Священный Синод обладает административной, законодательной и судебной компетенцией. В своей законодательной компетенции он может публиковать правила и канонические указания согласно полномочиям, полученным в различных сферах на основе конституционной Хартии церкви (L. 590/1977). Собор собирается ежегодно 1 октября, в другое время - исключительно по необходимости. Постоянная административная работа выполняется постоянным Священным Синодом; он состоит из 12 митрополитов (шесть от автокефальной церкви и шесть от новых земель) с архиепископом Афинским в качестве представителя. Синод исполняет свои обязанности в течение года. Наряду с этим существуют различные синодальные комитеты, которые подчинены Синоду. С ним также связаны определенные организации, обладающие статусом юридического лица; таковы Апостольская Диакония и Межправославный центр. На местном уровне Элладская церковь организована следующим образом: (1) Афинская архиепископия и митроличьи кафедры: их границы, титулы и кафедры определяются согласно решениям Архиерейского собора. Митрополичьи кафедры являются юридическими лицами публичного права. Епископ является главным администратором в каждой провинции и имеет сан митрополита; вопросы, касающиеся церквей и приходов обычно решаются митрополичьим советом, состоящим из судьи, официального представителя министерства финансов, двух священников и одного члена приходского совета. Выборы архиепископа Афинского и митрополитов проводятся Архиерейским собором. Все правящие митрополиты могут быть избраны архиепископом равно как и те священники, которые включены в список кандидатов. Священники - кандидаты для выборов в митрополиты должны быть включены в список тех, кто может быть избран архиепископом. Этот список составляет Священный Синод. 164
Новые имена вносятся каждый год, согласно критериям, указанным в конституционной Хартии церкви. Вселенский (Константинопольский) патриархат также имеет право включать новые имена в список, но только для епархий новых земель. Также могут быть избраны архиереи, не являющиеся правящими митрополитами. Официальные отчеты о выборах архиепископа и митрополитов представляются министру образования и культов и он подготавливает публикацию президентского указа; затем, избранный архиерей представляет свое согласие Президенту республики и приступает к исполнению своих обязанностей. (2) Приход является юридическим лицом публичного права. Он создается на основе президентского указа и управляется приходским священником и советом, состоящим из пяти мирян. Приходской священник должен быть женат; неженатый священник может быть назначен лишь временно. Вакансии заполняются на основе указа. (3) Монастыри также являются юридическими лицами публичного права и создаются на основе президентского указа. Монастыри в Элладской церкви делятся на те, что подчинены митрополитам, и те, что входят в юрисдикцию Священного Синода. В Греции также есть монастыри, подчиненные Вселенскому патриархату или связанные с монастырями на Горе Афон, с Гробом Господним или с монастырем на горе Синай. VII Церковь и культура В начальной и средней школе курсы религиозного образования преподаются согласно учению и традиции Восточной православной церкви. Преподавание осуществляется учителями в начальной школе и дипломированными теологами в средней. И те, и другие считаются государственными служащими и получают жалование от государства; в то же время их назначение и программа обучения контролируются церковью. Согласно принципу религиозной свободы неправославные уче- 165
ники не обязаны посещать эти занятия. Родители обучают своих детей сами согласно собственным убеждениям. Каждая религиозная деноминация может иметь собственные школы в Греции. Государство также несет ответственность за исламские школы мусульманского меньшинства в Западной Фракии, а также и за работу колледжа по подготовке учителей для этих школ. Подготовка для посвящения в сан ведется в 21 школе (средние школы, высшие школы и школы ускоренной подготовки). Эти учреждения обеспечивают также питание и проживание для студентов. Все расходы оплачивает государство, а учителя считаются государственными служащими. Оба университета в Афинах и Тессалониках имеют теологические факультеты, на которых могут также обучаться неправославные студенты. VIII. Уголовное право Карательная юрисдикция церкви , ее нарушения, приговоры и процедуры регулируются государственным законом 5383/1932.В рамках «верховенства государственного права» юрисдикция церковных судов ограничена священнослужителями и монахами. Эти суды не рассматривают дела мирян. Если мирянин совершил серьезное нарушение против веры или церковного порядка - такое, как ересь или раскол - Архиерейский собор может наложить анафему или отлучить от церкви. К церковным судам относятся: для священников, диаконов и монахов - епископский суд, кинодальный суд первой инстанции и синодальный суд второй инстанции; для епископов - суды первой и второй инстанции; и только для членов постоянного Священного Синода - особый суд. Все епископы, признанные виновными судом второй инстанции, имеют право подать апелляцию Вселенскому патриархату. Наказания, назначаемые церковными судами таковы: понижение в должности, временное отстранение от должности, увольнение с должности (только для епископов), штрафы, интернирование и лишение сана (см. ниже раздел X). 166
IX. Финансирование церквей В Греции нет церковного налога. Каждая религия имеет собственные доходы от движимого и недвижимого имущества и пожертвований своих членов. Государство почти в полном объеме обеспечивает финансирование господствующей религии; это осуществляется в различных формах: прямые или косвенные субсидии, такие, как ежегодные субсидии для «Апостольской Диаконии» (L. 976/1946, Art. 24(1 )(8)) и для кафедрального собора в Афинах(Ь. 2844/1954), наряду с другими грантами церквам и монастырям для различных целей. В то же время государство несет ответственность за все расходы на подготовку православных священнослужителей. Государство платит жалование архиереям, приходским священникам, диаконам (число священников и диаконов составляет примерно 10 000), проповедникам, а также мирянам, работающим в православных церквах. Эти же лица получают государственную пенсию. Закон, разрешавший взимать 35% государственного налога от всех приходских доходов, был отменен в 2004 г. Монахи также застрахованы (на случай болезни и для пенсий) «Организацией страхования фермеров». Священнослужители, совершающие богослужение на кладбищах и в больницах, получают жалование от местных муниципалитетов или администрации больницы. Священники, служащие в армии и полиции имеют офицерское звание и получают жалование и пенсии в зависимости от звания. Они также могут занимать должности в государственном и частном секторе - обычно в качестве учителя - с соответствующим доходом. Освобождение от налогов: и православная церковь, и церкви других религиозных конфессий имеют право на различные виды освобождения от налогов, таких, как налог на недвижимость, подоходный налог на недвижимость, налог на трансферты по недвижимости, налог на пожертвования и на наследство. Более выгодное налоговое освобождение имеет Гора Афон. Другие финансовые привилегии касаются неотчуждаемости недвижимости, принадлежащей православным патриархатам на 167
Ближнем Востоке, а также монастырям Вселенского патриархата, в том смысле, что недвижимость, принадлежащая монастырям, не может быть изъята третьей стороной. Апелляционный суд в Фессалониках принял решение, что это также распространяется на монастыри Римо-католической церкви. (1161/1983). Государство не оплачивает жалование регентам хоров и ризничим; эти лица не считаются служащими согласно общему трудовому законодательству поскольку, согласно каноническому праву, они считаются низшими клириками. И хотя только немногие имеют такой статус, сохраняется старый финансовый порядок по отношению к ним: когда они назначаются митрополитом, они получают согласованное обеими сторонами жалование от церкви. Другие работники церкви получают жалование как гражданские служащие соответствующей категории. X. Рукоположение во священный сан и правовое положение священников и монахов Квалификация, требуемая от кандидатов на рукоположение в священный сан, такова: (а) он должен быть членом Православной церкви, (б) иметь корректную и хорошую биографию, (с) он должен быть мужского пола, (г) соответствующего возраста (минимум 25 лет для диакона, 30 лет для священника, 34 - для епископа), (д) иметь необходимое образование, (е) быть духовно и физически здоровым, (ж) быть женатым (его брак должен соответствовать церковным канонам), (з) он не должен иметь внебрачных отношений, а (и) его поведение должно быть безукоризненным. Если священник признан виновным церковным судом, он может потерять статус и лишиться церковного сана. Лишенный сана священник получает статус, который он имел прежде: или мирянина, или монаха. Восточная церковь считает, что изданные распоряжения могут быть аннулированы: акты священника, лишенного сана, являются недействительными. 168
Священники должны принять следующие ограничения: они не могут быть опекунами несовершеннолетних или лиц, осужденных на законном основании. Церковные каноны запрещают священникам торговать; если станет известно, что он систематически торгует, он будет наказан. В уголовном кодексе имеются определенные нарушения, которые относятся только к священнику. Они включают оскорбление церковного сана (ст. 196), оскорбление духовного чада непристойным нападками (ст.342(1)), нарушение конфиденциальности (ст.371 (1)). Другим нарушением считается совершение бракосочетания до помолвки или без разрешения епископа согласно конституционной Хартии церкви (ст.49(2) и (3)).Это нарушение может быть наказано годом тюремного заключения государственным судом, а также решениями церковных судов. Согласно уголовной и гражданской юрисдикции, в случае, если клятва необходима, священник должен лишь высказать подтверждение; они не обязаны давать никакой информации, полученной во время исповеди. Показания архиерея даются в его резиденции и потом зачитываются в суде. К епископам применяются особые правила уголовного разбирательства, согласно Уголовно-процессуальному кодексу. Незначительные нарушения, совершенные архиереем, рассматриваются на суде чести, а не в полицейском суде, хотя более серьезные нарушения рассматриваются апелляционным судом, а не судом чести. Хотя такая практика имела место в прошлом, теперь миряне не принимают участия в управлении церковными учреждениями и в выборах архиереев и приходских священников. Статус монаха присваивается при пострижении, являющимся церемонией, но не таинством. Пострижение осуществляется в монастыре, где новый монах будет жить. Во время церемонии монах должен дать обед послушания, бедности и непорочности. До пострижения будущий монах должен оставаться послушником обычно в течении трех лет. Послушник не может быть моложе 16 лет. 169
Как священный сан, так и пострижение являются помехой для брака; пострижение не аннулирует формально прежний брак. Тем не менее оно является причиной для требования развода с партнером. Наследование собственности монаха является предметом особенно сложных соглашений в Греции. Достаточно сказать, что собственность монаха наследуется дважды: после пострижения и после смерти. После пострижения его имущество переходит монастырю, его жене и детям, если он был женат. После его смерти его имущество делится поровну между монастырем и церковью. XI. Брачное и семейное право Брак не считается несовместимым со священством в Восточной Церкви. Он может иметь место, но до посвящения в сан. Епископы избираются только из числа неженатых или овдовевших священников. Гражданский брак был введен в Греции в 1982 г. До этого церковный брак был единственной действительнй формой; гражданский брак мог иметь место за пределами Греции и не был признан в Греции. Закон L. 1250/1982 ввел равную силу церковного и гражданского брака и в то же время отменил многие препятствия для брака в Гражданском кодексе. Элладская церковь, тем не менее, решила сохранить многие из этих препятствий. Так, православный не может жениться, если партнер исповедует другую религию; если третий брак уже имел место; если имеется тесное кровное родство или духовное родство после крещения; если обе стороны были обвинены уголовным судом в адюльтере (хотя адюльтер теперь не считается уголовным преступлением). Брак не разрешен для священников и монахов, а так же для женщин, если после расторжения предыдущего брака прошло меньше 10 месяцев. Для заключения брака в церкви требуется лицензия митрополита. На практике для заключения гражданского брака тоже требуется лицензия муниципалитета. Для совершения венчания в церкви священник должен быть в «безупречном» состоянии, 170
что необходимо для совершения таинства. Иначе брак будет считаться недействителен. Смешанные браки заключаются в соответствии с церковными правилами обоих партнеров (Гражданский кодекс 1371). Развод возможен лишь в гражданском суде. Церковь может вмешаться в процесс дважды: перед попыткой примирения (Code of Civil Procedure, Art. 593 and f.) (это было отменено после введения гражданского брака) и после решения суда, когда церковь расторгает брак духовно. Сегодня это остается в силе для тех, кто после первого церковного брака желает заключить второй. XII Гора Афон Организованная монашеская жизнь на полуострове Афон начинает отсчет с 963 г., когда был построен монастырь Великой Лавры. Византийские императоры имели обычай предоставлять Горе Афон привилегии по самоуправлению (что связано с властью законодательной, судебной и административной властью), а также привилегии монашеского, личного и финансового характера. Гора Афон стала всеправославным монашеским центром с монахами из всех православных стран. Сегодня почти 2 500 человек ведут там монашеский образ жизни. Согласно Конституции Греческой республики (ст. 105) полуостров Афон - самоуправляющая часть греческого государства, чей суверенитет остается неприкосновенным. Духовно Гора Афон находится юрисдикции Вселенского (Константинопольского) патриархата. Все лица, ведущие на Афоне монашеский образ жизни, получают ipsojure (в силу закона) греческое гражданство при появлении в монастыре в качестве монахов или послушников. Гора Афон управляется, согласно привилегиям, двенадцатью монастырями и весь полуостров разделен между ними. Вся территория полуострова исключена из экспроприации. Управление осуществляется представителями двенадцати монасты- рей,образующих Святую Общину, и ее исполнительным орга- 171
ном Epistassia, который состоит из четырех монахов, ежегодно направляемых от четырех различных монастырей по принципу ротации. Конституция не допускает никаких изменений в административной системе или числе монастырей, в их иерархическом порядке, или в их субординации (скиты, кельи). Неправославным христианам или православным раскольникам запрещено там жить. Детальное описание структуры и деятельности Горы Афон содержится в Хартии Горы Афон. Эта Хартия была составлена и принята двенадцатью монастырями и ратифицирована Вселенским патриархом и Греческим парламентом. Хартия вступила в силу в 1927 г. Наблюдение за монастырями на Горе Афон относится в духовной сфере к компетенции Вселенского патриархата, а в административной сфере - к компетенции Греческой республики, которая также ответственна за поддержание общественного порядка и безопасности. Эти полномочия осуществляет со стороны государственной власти гражданский губернатор, чьи права и обязанности определены законом; губернатора назначает Министр иностранных дел. Закон определяет также юридическую силу решений монастырских властей и всей общины, а также привилегии по торговле и налогообложению. (Legislative Decree of 10/16-9-1926). В дополнение к Конституции Хартия и еще два основных правовых источника имеют силу: ст. 13 протокола № 16 Лозаннского договора (1923), который гарантирует права и свободы монастырской общин, не являющихся греческими по происхождению; и совместная декларация №4 Заключительного акта (1979) соглашения о присоединении Греции к Европейскому сообществу, где говорится, что сообщество должно сохранить статус Горы Афон, в частности, в отношении к таможенным франшизным привилегиям, освобождению от налогов и др. 172
XIII. Особый правовой статус различных культов и религий 1. Неправославные христиане, а также православные, придерживающиеся Юлианского календаря, почти всегда организованы в ассоциации согласно нормам Гражданского кодекса, хотя не существует специальных законов, признающих их личность в соответствии с публичным правом. Третий Лондонский протокол (1830) о создании греческого государства указал среди первостепенных вопросов на положение Римо-котолической церкви в Греции. Согласно положениям этого протокола; а) Франция, которая осуществляла защиту ри- мо-католиков во время оттоманского правления, отказалась от этой роли на освобожденных территориях, поручив эту задачу новосозданному государству; б)было определено, что римо- католическая религия будет иметь право на свободное и публичное самовыражение что ее собственность гарантирована, что ее епископы сохранят функций, права и привилегии, которые они имели во времена опеки короля Франции, что собственность, принадлежащая французским миссиям и организациям, будет признана и уважаема. Последовавший за этим протокол № 33 (1830), указывает, что привилегии, данные Католической церкви, не предполагают обязательств греческого правительства, которые наносили бы ущерб господствующей церкви. Когда Ионические острова были вновь переданы Греции (1864), третий протокол также вступил в силу. После ратификации (1923) Севрского договора, посвященного защите меньшинств в Греции. В греческой юриспруденции преобладает мнение, что Лондонский протокол остается в силе. Такая интерпретация создала различные проблемы внутри Католической церкви, касающиеся создания новых епархий, официального признания прелатов, природы и функций ее административных органов и даже применения ее канонического права. Законодательных текстов относительно протестантских общин нет. Несколько лет тому назад был поднят вопрос о юри- 173
дическом лице Евангелической церкви. Мировой судья Катери- ни (1961) принял решение, что эта церковь действует как лицо частного права. Суд первой инстанции того же города и апелляционный суд в Фессалониках приняли другое решение, считая, что Евангелическая церковь лишена какой бы то ни было юридической личности. Верховный суд решил, тем не менее, что эта церковь имеет статус лица частного права. То же самое было определено в отношении армянских приходов в Греции. Что касается Свидетелей Иеговы, то Государственный Совет определил, что это - «признанная» религия согласно ст. 13 Конституции, хотя Верховный суд и другие гражданские суды всегда выражали свою негативную позицию по данному вопросу. Христианская наука не считается «признанной религией». 2. Мусульмане. Мусульманское меньшинство проживает в основном в Западной Фракии и управляется на основе положений Лозаннского договора (1923) и новейших законов. Во главе меньшинства, разделенного на три региона (Ксанти, Комотини, Дидимотихо ) стоят три муфтия, утвержденные министром образования и культов .Юрисдикция муфтия превышает полномочия всех других духовных лиц мусульманской религии в этом регионе. Он решает все проблемы семейного права и наследования среди своих последователей. При муфтии имеется комитет, управляющий собственностью, принадлежащей религиозным общинам и учреждениям этого региона. Греческое государство осуществляет надзор за школами для мусульманского меньшинства, а также за медресе и работе школьных учителей в Фессалониках. 3. Иудеи. В Греции правовой статус иудейской религии охраняется несколькими законами(Ь. 2456/1920, M.L. 367/1945, L. 1657/1951, R.D. of 25.6.1951, D.L. 01/1969).В городах, в которых проживает более пяти иудейских семей, может быть образована иудейская община на основании президентского указа. Эти общины являются лицами публичного права, управляемыми ассамблеей, и советом общины - органами, избираемыми ее членами. Все иудейские общины Греции представлены в Центральном иудейском координационном и консультационном совете, 174
избираемом на три года генеральной ассамблеей, состоящей из их представителей. Каждую религиозную общину возглавляет раввин, утвержденный президентским указом по предложению соответствующей общины. Имеется совет раввинов, который также действует как религиозный суд {Beth-Din), Гражданский кодекс (1946), однако, отменил его гражданскую юрисдикцию. Тем не менее этот суд сохраняет свою юрисдикцию над иудеями, не имеющими греческого гражданства. Он также объявляет брак расторгнутым, если гражданский суд утвердил развод. XIV. Библиография Alivizatos К, Die Oikonomie nach dem Canonischen Recht der Ortodoxen Kirche, Frankfurt a M., 1998. Deliyannis J., Le Mariage Religieux et son Efficacite Civile en Droit Hellenique, in: Marriage and Religion in Europe, Milano (European Consortium for Church-State Research) 1993, p. 121-151. Ioannou N.-N., Discipline Generate Antique (lle-IX es.), Rome (P. Comm., Redazione di Codice di Diritto Canonico Orientale - Fonti, IX) 1962-1964. Konidaris </., Legal Status of Minority Churches and Religious Communities in Greece, in: The Legal Status of Religious Minorities in the European Union, Thessaloniki-Milano (European Consortium for Church-State Research), 1994, p. 171-181. Konidaris J., Die Orthodoxen Kirchen in Griechenland nach der neuen Grundgesetzgebung, in: Zeitschrift fur Evangelisches Kirchen- recht23 (1978) 189-201. 175
Koukiadis L/Papastathis. Ch., Droit du Travail et Religion en Grece, in: Churches and Labour Law in the EC Countries, Mi- lano-Madrid (European Consortium for Church-State Research) 1993, p.115-125. Kyriazopoulos K., Church and State in Modern Europe, in: Catharine Cookson (ed.) Encyclopaedia of Religious Freedom, Routledge, New York/London, p. 56-60. Manitakis A./Photiadou A.9 New Liberties and Church-State Relationships in Greece, in: New Liberties and Church and State in Europe, Milan, (European Consortium for Church-State Research) 1998, p. 141-158. Mavrakis A., The Law of Marriage and Divorce in the Church of England and the Church of Greece in Recent Times, 1850-1980, Athens 1992. Maximos Metropolitan of Sardes, The Ecumenical Patriarchate in the Orthodox Church, Thessaloniki (Patriarchal Institute for Patristic Studies) 1976. Naskou-Perraki P., The Legal Framework of Religious Freedom in Greece, Athens- Komotini, A. Sakkoulas, 2000. Nicodemus and Agapius, The Rudder of the Orthodox Catholic Church. The Compilation of the Holy Canons, Chicago, 1957 (Reprinted, New York 1983). Papageorgiou Const, Freedom of Religion: A Case of Discrepancy between the Greek and the European Legal Order before the 176
European Court of Human Rights, in: Erasmus Intensive Seminar on Legal Theory: Jurisdiction in Europe. Towards a Common Legal Method, Munster, 1997, p. 215-22. Papastathis Ch, State Financial Support for the Church in Greece, in: Church and State in Europe: State Financial Support- Religion and the School, Milano (European Consortium for Church-State Research) 1992, p. 1-18. Papastathis Ch., The Hellenic Republic and the Prevailing Religion, in: Brigham Young University Law Review (1996) p. 815- 852. Papastathis Ch., The Status of Mount Athos in Hellenic Public Law, in: Mount Athos and the European Community, Thessaloniki (Institute for Balkan Studies) 1993, p. 55-75. Papastathis Ck, The Legal Status of the Monks of Non-Greek Origin in Mount Athos, in: Huit Siecles de Monastere de Chilandar, Belgrade, 2000, p. 179-185. Papathomas Gr., Le Patriarcat Oecumenique de Constantinople (y Compris la Politeia Monastique du Mont Athos) dans Г Europe Unie, Katerini, 1998. Perrakis S.9 Lf Objection de Conscience dans Г Ordre Juridique Hellenique, in: Conscientious Objection in the EC Countries, Milano (European Consortium for Church-State Research) 1992, p. 195-210. Phidas VI, Droit Canon. Une Perspective Orthodoxe, Chambesy/Geneve, 1998. 177 12-6117
Pitsakis С, La Synallelia Principe Fondamental des Rapports Entre Г Eglise et l'Etat, in: Kanon 10 (1991) p. 17-35. Poulitsas K, Die Orthodoxe Kirche in Griechischer Sich, in: Die Beziehungen zwischen Staat und Kirche in Griechenland, B. II, Stuttgart (1960), p. 38-48. SchaffP./Wace #., A Select Library of Nicene and Post-Nicene Fathers of the Christian Church, 2nd Ser. Vol. XIV: The Seven Ecumenical Councils of the Undivided Church. Reprint: Edinburgh-Grand Rapids, Mich. 1991. Spyropoulos N., Die Beziehungen Zwischen Staat und Kirche in Griechenland, Athens, 1981. Troianos S.9 Die Beziehungen Zwischen Staat und Kirche in Griechenland, in: Orthodoxes Forum 6 (1992), p. 221-231. Troianos S., Die Synode der Hierarchie als Hochstes Verwal- tungsorgan der einzelnen Autokephalen Orthodoxen Kirchen, in: Kanon 2 (1974) p. 192-216. Tsourkas. £>., Les Juridictions Musulmanes en Grece, in: Hellenic Review of International Law 2 (1981-1982) p. 581-598. Zhisman J., Das Eherecht der Orientalischen Kirche, Vienna (W. Braumuller), 1864. 178
Ингер Дюбек ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ДАНИИ /. Социальные факторы Евангелическо-лютеранская церковь является национальной церковью Дании и Народной церковью. В 1991 г. 88% датского населения были приверженцами Народной церкви. В 2002 г. уже только 84% были её членами. Судя по этим показателям, число верующих уменьшилось, что может свидетельствовать о спаде религиозности населения. С другой стороны, в Дании растёт число различных религиозных конфессий или общин. В настоящее время невозможно получить статистические данные о их членстве, поскольку считается противозаконным собирать информацию относительно религиозных убеждений общества в целом или его отдельных граждан. Общая численность населения страны увеличилась из- за множества иммигрантов, которые являются членами общин, не принадлежащих к Народной церкви. Вероятно, этот факт сказался на общем повышении уровня религиозной активности населения. Само собой разумеется, что вопросам религии, жизненной философии и духовной деятельности уделяется большое внимание в различных средствах массовой информации. //. Исторические предпосылки Христианство объявил религией Дании король Гаральд Синий Зуб, когда он согласился принять крещение в 960 г. Однако фризские миссионеры прибыли в Данию ещё около 700 г., и благодаря миссионеру Ансгару (801-865) христианство быстро распространилось в южной части Ютландии. Начиная приблизительно с 1000-го г., церковная жизнь Дании в англодатской империи оказалась под сильным влиянием церкви Англии. Датская церковь была частью Римо-католической церкви вплоть до 1536 г. В течение XV в. Широко распространялась идея национальной государственной церкви, что сделало страну более восприимчивой к идеям Реформации XVI в. В 1534-1536 179
гг. произошло нечто вроде революции или гражданской войны, в результате чего Христиан III (1536-1559) и мелкопоместное дворянство установили контроль над королевством. В 1536 г. Христиан III был коронован как Лютеранский король. Одним из политических следствий его победы явилась Реформация. Он уволил всех епископов и конфисковал епископские поместья. Реформатор Иоганн Бугенхаген составил новый церковный устав, который был одобрен Мартином Лютером и в соответствии с которым назначались на должности новые суперинтенденты или епископы, как они вскоре опять стали называться. Датские епископы не имели права апостольского преемства. Формально церковь стала государственной церковью, в рамках которой король и его совет были законодателями по всем вопросам. Абсолютистская Конституция, Lex Regia 1665 г., обязала короля следовать принципам Аугсбургского исповедания 1530 г., способствовать тому, чтобы все жители придерживались того же вероисповедания и защищать своё королевство от еретиков, фанатиков и богохульников. Ст. 6 Конституции закрепила за королём всю законодательную и исполнительную власть над всей церковной администрацией и духовенством. Датский свод законов Danske Love 1683 г. в книге II, посвященной религии и духовенству, дал правовое толкование христианства как общественного явления. По новой демократической конституции 1849 г. обязательное вероисповедание, касающееся всех граждан, было заменено на свободу выбора религиозной общины в соответствии со своими религиозными убеждениями. Уже нельзя было никого принуждать к выбору определённой религиозной общины. Исключение составляли царствующие особы, которые, согласно ст. 6, «должны принадлежать к Евангелическо-лютеранской церкви». Это, конечно, не означает, что король или королева должны быть членами Народной церкви; достаточно принадлежать к одной из ветвей Евангелическо-лютеранской церкви. 180
Датская церковь стала Народной церковью (Folkekirke), что означает церковь для народа, и перестала быть государственной в строгом смысле этого слова, хотя между государством и церковью сохранились тесные связи. В последние годы по поводу данных связей развернулись общественные дебаты. Некоторые, включая священнослужителей, настаивают на отделении церкви от государства. Однако большая часть населения против такого отделения. Конституция установила свободу вероисповедания, но не закрепила равенство религий. В течение почти 190 лет абсолютизма (1660-1849) государство стало более лояльным к вероисповеданию иностранцев, так что свобода религий на самом деле признавалась лишь в начале XIX в. и перед принятием Конституции 1849 г. В настоящее время в Дании 12 епархий, в трёх из которых епископами являются женщины. До 1990 г. Фарерские острова были частью епархии Копенгагена, теперь же они представляют собой самостоятельную епархию. То же самое имеет место в Гренландии, которая в 1993 г. получила такой же самостоятельный статус, что и Фарерские острова, а в 1994 г. там появился собственный епископ. ///. Основная структура 1. Правовые источники Церковное право включает все имеющие силу правовые источники для всех христианских церквей и всех религиозных групп и общин в Дании. Однако правовыми источниками для Народной церкви являются конституционные и общие законы, статуты, правительственные уведомления и не допускающие возражений вердикты, особенно исходящие от Верховного суда, и от нового, Вероучительного суда. Статутные законы касаются спорных дел, связанных с экономической деятельностью церкви, церковными строениями и прицерковными кладбищами. Другие законы имеют отношение к числу членов церкви, её служащим, епископам, проблемам образования и регистрации, крещения, конфирмации, погребения. Имеется 181
довольно большой свод правил, касающихся деятельности приходов и приходских советов. Договорная форма или форма соглашения между государством и Народной церковью не применялась до сих пор в правовой системе Дании. В соответствии со ст. 4 Конституции Дании, государство обязано субсидировать Евангелическо-лютеранскую церковь, что отражено в особой оговорке о поддержке правового статуса Народной церкви. Она гласит: «Евангелическо-лютеранская церковь является Народной церковью и, как таковая, должна поддерживаться государством». Термин «Народная церковь» впервые употреблён в Конституции 1849 г. и оставался неизменным в последующих Конституциях 1866, 1915, 1920 и 1953 гг. Данный факт служит основанием для предположения, что большая часть датчан принадлежит к этой церкви. Если это положение изменится, она не прекратит существовать, однако ст. 4 потеряет смысл. Поддержка государства относится к экономическим, правовым и политическим взаимоотношениям. Отделение Народной церкви от государства невозможно без изменения Конституции, что весьма трудно из-за специальных требований, предъявляемых к процедуре изменения Конституции. Тот факт, что государство обязано поддерживать Народную церковь, не означает, что другие религиозные общины и деноминации не могут пользоваться такой поддержкой. На практике некоторые из них получают различные субсидии, напр., в виде бесплатного использования определённых зданий, или субсидий на образование детей. Ст. 4 не требует от муниципальных образований, чтобы они поддерживали Народную церковь, но они вправе это делать, если это не противоречит муниципальному законодательству. Согласно ст. 66 Народная церковь должна иметь свое соборное устройство, предоставляющее ей независимость в принятии решений по всем церковным делам, и свободу в отношениях с гражданскими властями путём учреждения центрального церковного совета, который мог бы выступать от имени церкви. Но это обязательство ещё ни разу не было 182
реализовано. В течение второй половины XIX в. было создано несколько комиссий для выработки системы и принципов церковного управления, но безрезультатно. Этот вопрос отражал текущий интерес из-за политических решений, принятых министром церковных дел, которые вызвали значительную критику как со стороны духовенства внутри страны, так и за рубежом. Многие считали желательной шведскую модель, в соответствии с которой церковь отделена от государства. В действительности, ст. 66 интерпретировалась лишь как обеспечивающая «регулирование законом условий функционирования Народной церкви». Между тем, многие частные статутные законы всё-таки решили вопросы, имеющие отношение к делам церкви. В 1855 г. обязанность служить исключительно в качестве священника своего прихода была отменена, и в 1868 г. была предоставлена свобода выбора и право принадлежать к любому приходу. В 1903 г. Акт о свободных приходских советах давал право всем членам Народной церкви старше 18 лет избирать и быть избранными в состав приходской церкви. Приблизительно 2200 приходов представляют собой фундаментальное демократическое образование Народной церкви. Новые законодательные акты о международном и межконфессиональном сотрудничестве вступили в силу в 1980 и в 1990 гг. Хотя принцип свободы вероисповедания существовал на практике уже до 1849 г., данный принцип был закреплён в Конституции 1849 г. и в более поздних Конституциях ст. 67, согласно которой «граждане имеют право объединяться в общины, чтобы поклоняться Богу согласно их религиозным воззрениям при условии, что учение и деятельность общины не противоречат морали и не нарушают общественный порядок». Согласно ст. 68 никто не обязан материально поддерживать поклонение чужому богу. Так лица, не являющиеся членами Народной церкви, не обязаны платить церковные налоги. Однако прочие религиозные общины и их члены должны платить обычные налоги, напр., земельные налоги, которыми облагаются все владельцы недвижимого имущества. 183
Ст. 69 гласит, что «деятельность религиозных общин, или деноминаций, отличающихся от Народной церкви, будет регулироваться специальным актом, имеющим отношение к правовому статусу придерживающихся других взглядов». Этот закон так и не был принят, но различные правила, предусмотренные Уголовным кодексом и административным законодательством, и направленные против дискриминации на религиозной почве, предоставляют таким общинам определённые гарантии. Ст. 70 направлена против дискриминации. «Никто не может быть лишён своих гражданских или политических прав по религиозным убеждениям или национальной принадлежности, и никто не может быть освобождён от выполнения своего гражданского долга на том же основании». Ст. 70 также гарантирует гражданам, живущим за границей, но имеющим собственность в Дании, защиту и покровительство независимо от их религиозных убеждений. Акт о запрещении дискриминации на рынке труда (459/1996) применялся в двух случаях, связанных с ношением хиджаба. В первом случае (U 2000-2350) Высший суд нашёл, что увольнение человека за ношение хиджаба - это косвенное проявление дискриминации и что фирма пренебрегла своей обязанностью чётко сформулировать инструкции по вопросу рабочей одежды. Второе дело слушалось сначала в Высшем суде в 2001 г., затем была подана аппеляционная жалоба в Верховный суд, который подтвердил решение Высшего суда. В своём приговоре Высший суд выявил объективную заинтересованность фирмы в том, чтобы на рабочем месте запретить носить на голове платок из-за требований гигиены, поскольку фирма производила продукты питания. Ст. 71 констатирует, что «ни один датчанин не может быть приговорён к тюремному заключению на основании его религиозных убеждений». Она охватывает все виды обязательного содержания под стражей и все случаи принудительного помещения в лечебницу. Это правило касается только жителей Дании и потому может рассматриваться как дискриминационное. Ст. 14 Европейской конвенции по правам 184
человека направлена на запрещение подобной дискриминации по политическим, религиозным и этническим мотивам, что на практике должно, вероятно, изменить ст. 71. С присоединением Дании в 1992 г. к Европейской конвенции по правам человека принцип свободы вероисповедания, изложенный в ст. 9, применяется в общем смысле и служит укреплению формальных гарантий ст. 67. 2. Категории системного подхода Народная церковь представляет собой дуализм, будучи, с одной стороны, государственной церковью, общественный долг которой - обеспечивать богослужения и выполнять прочие религиозные функции евангелическо-лютеранской веры, а, с другой стороны, являясь для значительного большинства датского народа демократическим учреждением, представляющим собой систему местного самоуправления. Церковь поддерживается государством, но она не относится к государственным структурам в общепринятом смысле этого слова. Хотя она и является религиозной деноминацией, это не частная ассоциация, подобно признанным или не признанным религиозным общинам. Народная церковь функционирует при содействии Парламента (Folketinget) и Министерства церковных дел. Имели место юридические дебаты по вопросу о том, является ли Народная церковь религиозной общиной. Часть законодательства, связанного с церковью, рассматривает Народную церковь как именно такую общину, хотя у нее нет никакой автономии, и все юридические решения должны быть приняты Парламентом или Правительством (министром церковных дел). Но Парламент и Правительство обязаны уважать Евангелическо-лютеранскую церковь и ее учение. У Народной Церкви есть статус, подобный статусу государственных органов, и её правовое регулирование - часть публичного права, в то время как правовой статус других религиозных общин - это статус частных ассоциаций, и их правовое регулирование - часть общей правовой системы и может быть частью частного или публичного права. Но юридическая структура других церквей и деноминаций до известной степени находится под влиянием их зарубежной центральной организации, и их деятельность регулируется посредством внутренних уставов, соглашений и с учётом традиций. 185
Каждая местная церковь может быть рассмотрена как государственный орган, поскольку она должна выполнять различные административные функции и гражданские юридические действия для центрального Правительства. Церковным приходам обычно принадлежит некоторая собственность, напр., недвижимое имущество, которое дает определенный доход. Большинство местных церквей может, таким образом, рассматриваться в качестве юридического лица или органа с правосубъектностью. Приходские советы как правление для местных приходов являются независимыми юридическими органами с правовыми способностями во многих сферах и действуют не только как административный орган, но также имеют отношение к выборам священников, службам, ритуалам. Различные религиозные общины, отличающиеся от Народной церкви - независимые частные учреждения, часто учреждаемые как частные ассоциации, члены которых платят своего рода пошлины или налоги. Учреждение таких религиозных общин не преследует цель получить от государства какие-то специальные преимущества или правовой статус. Но если им принадлежит недвижимое имущество, или учреждение (благотворительное учреждение, школа, больница или нечто подобное), то такие общины должны сообщить об этом соответствующему датскому законодательному органу. В результате, они могут получить некоторые льготы или субсидии. IV Правовой статус религиозных общин 1. Правовой статус Религиозные организации по закону делятся на три группы: признанные общины, общины с разрешением совершать бракосочетания и другие религиозные общины без формального признания. Понятие признанной религиозной общины уже использовалось в датском доконституционном законодательстве относительно немецких и французских Реформатских церквей, Римо-католической церкви и еврейской общины. Понятие признания присутствует в старейших конституциях 1849 и 1866 гг., но, начиная с 1915 г., ст. 69 упоминает только «религиозные общины, отличающиеся от Народной церкви». 186
Еще до 1969 г. признание было предоставлено королевским декретом священнику некоего прихода, который был уполномочен совершать бракосочетания, крестить и вести регистрацию актов гражданского состояния. Такое признание было предоставлено (в соответствии с более ранней практикой) баптистам, методистам, шведской церкви Густава, церкви норвежского короля Хаакона, финской церкви, исландской церкви, датской Реформатской церкви, английской церкви св. Албания и Русской православной церкви. Признанные религиозные общины, у священников которых есть право совершать бракосочетания, достигли теперь числа 90. Сюда входят религиозные деноминации различных типов, среди которых 50 различных христианских общин, 18 исламских и 4 буддистские общины. Чтобы иметь разрешение на совершение бракосочетаний, община должна быть религиозной деноминацией с чёткой организационной структурой. Кроме этого здесь должно быть определенное число участников, а не только несколько человек. Недостаточно быть религиозным движением или некоей философской или научной ассоциацией. У религиозной общины должны быть богослужение, учение и обряд, которые юридически приемлемы и не противоречат этике или общественному порядку. У священников таких религиозных общин не обязательно должно быть датское гражданство, но они должны хорошо знать датский язык. Они должны соблюдать датское законодательство и выполнять правительственные решения, а также уважать светские аспекты церемониальных действий. В последнее время некоторые имамы были подвергнуты критике за то, что они проявили неуважение к существенным датским культурным ценностям и вели политическую пропаганду. Последствием описанного выше признания, ограниченного совершением бракосочетаний, явилось то, что священники таких общин не могли крестить граждан и вести соответствующие записи актов гражданского состояния. Регистрация должна производиться местным 187
священником прихода Народной церкви, что подвергалось критике в последние годы. Если церкви или религиозной общине разрешают совершать бракосочетания, то это автоматически даёт право на освобождение от налогов по однократному подарку стоимостью от 500 до 5.000 датских крон на основании Закона о подоходных налогах (791/2002). Дарители также могут взять на себя в одностороннем порядке выплату больших взносов в течение не менее 10 лет таким ассоциациям, учреждениям или религиозным общинам, которые одобрены министром налогообложения. Условие для такого разрешения состоит в том, что религиозная община должна находиться в Дании. Руководство Налоговой службы издаёт списки с названиями одобренных ассоциаций и религиозных общин. Если церковь или деноминация, или ассоциация нескольких религиозных ассоциаций будет признана как религиозная община, то она автоматически получит освобождение от уплаты налогов, в то время как другие организации (благотворительные, социальные или культурные), религиозная цель которых - одна из многих (то есть не является единственной), для получения освобождения от уплаты налогов должны будут выполнить некоторые специальные юридические условия относительно числа членов, минимального числа дарителей, прочного финансового основания и т.д. Религиозные организации, созданные в Народной церкви с диаконическими, социальными или культурными целями, не будут, вероятно, включены в сферу действия Законом о размере подоходного налога. С 1868 г. члены Народной церкви могли учредить специальный приход, выбрать определенного человека в качестве своего священника и получить признание этого «выборного» прихода (Valgmenighed как части Народной церкви. У прихода должно быть собственное церковное здание или приемлемый церковный зал. Члены выборного прихода оплачивают все расходы сами и не получают дотаций от государства. У прихода должно быть правление или админист- 188
ративный совет с юридическими полномочиями. Выборный приход - юридическое лицо с корпоративными правами и обязанностями в отношении государственных учреждений и частных организаций и лиц. Он находится под надзором епископа, через которого осуществляются связи с Министерством церковных дел. Этот тип выборных приходов использовался, в частности, для учреждения специальных приходов для глухих людей со специально обученными священниками для глухих. Также имеет место учреждение так называемых свободных приходов (Frimenigheder), которые оказываются вне Народной церкви, даже если их члены исповедуют ту же евангелическо- лютеранскую веру. Свободные приходы предпочитают быть автономными в организационных вопросах и иметь условия, подобные тем, что имеют выборные приходы. У них больше привилегий, чем у других религиозных общин, напр., у них есть право использовать церковные помещения Народной церкви для своих богослужений, а их священники имеют право носить такие же мантии, что и священники Народной церкви, если они прослужили в свободном приходе по меньшей мере 7 лет. Они также имеют право пройти специальное обучение в Средней школе для священников и Учебном колледже для священников. Они не имеют права совершать бракосочетания и крещения с правовым эффектом, но могут проводить церемонии, связанные со свадьбами и крестинами. Новые религиозные движения, такие как «Новый век», и другие философские движения с альтернативными подходами к традиционной западной культуре, проявляющие интерес к духовным вопросам, мистике, целостности бытия, теории перевоплощения и т.п., могут быть защищены ст. 67 о свободе поклонения Богу. Хотя они и не будут признаны как религиозные общины, они будут надёжно защищены ст. 78 о свободе ассоциаций. Ст. 67 также защищает таких людей, как мусульманские имамы, но только при условии соблюдения общественного порядка. 189
2. Деятельность религиозных общин В современном обществе органы государственной власти на местном или национальном уровне берут на себя ответственность за проблемы здравоохранения и социальные проблемы, включая образование детей и молодёжи. Но государственный сектор больше не является единственным поставщиком «благосостояния». Кризис в государстве всеобщего благоденствия заставил обратиться к альтернативным ресурсам и способам удовлетворения различных потребностей в милосердии и помощи. Понятие «смешанное благосостояние» (welfare-mix) использовалось для того, чтобы охарактеризовать состав различных поставщиков благосостояния от различных секторов: это государственный сектор (государство, муниципалитет), рыночный сектор (коммерческие частные организации) и сектор гражданского общества (добровольные, некоммерческие сети или ассоциации). В Дании есть приблизительно 100 свободных организаций со статусом частного юридического лица, которые основаны на христианских принципах и выполняют гуманитарную работу в Дании или за границей и приблизительно 15 ассоциаций, работающих в иностранных миссиях. Эти свободные организации связаны или с Народной церковью, или с другими религиозными общинами. Они создали множество различных учреждений социального обеспечения, коммерческих предприятий и школ. Они составляют основную часть датской системы благосостояния, управляя детскими садами, начальными и средними школами, частными лечебницами и т.д. Если они сотрудничают с государственными социальными структурами, то они тоже получают государственные субсидии. Духовные движения, появившиеся в середине XIX столетия, явились важной составной частью христианской жизни. Следующие две совершенно различные организации одинаково важны для этого развития: «Христианская ассоциация внутренней миссии» и «Грундтвиг- ское движение», названное так в честь священнослужителя, автора гимна и писателя Н.Ф.С. Грундтвига (1783-1872). 190
Внутренняя миссия - это движение возрождения, проповедующее личное обращение и обязательства перед Иисусом. Движение имеет миссионерские дома по всей стране и 100 церковнослужителей без священного сана. Внутренняя миссия организовала воскресные школы, и эти школы послужили основой для ассоциаций молодых христиан и христианок (YMCA и YWCA), а также Бригада мальчиков и Бригада девочек (FDF и FPF). Грундтвигское движение было менее организовано. Тем не менее, оно оказало очень большое влияние на религиозную жизнь Дании. Движение тоже строило здания и не только для молитвы, но прежде всего для занятий с простыми людьми и для физического и морального воспитания молодых людей. Грундтвигианизм создал «датскую народную среднюю школу», которая пользовалась огромным успехом в деле народного образования как важное дополнение к стандартной начальной школе. Все религиозные общины, признанные и непризнанные, имеют право организовывать сбор денежных пожертвований в социальных или гуманитарных целях во время своих богослужений или собраний, когда ' инициатива сбора пожертвований исходит от самих религиозных общин. Все благотворительные, гуманитарные, в том числе частные религиозные структуры, имеют право организовывать общественные пожертвования. Среди этих организаций мы находим такие, у которых имеются тесные связи с Народной церковью или с другими церквами, напр., Каритас. В Народной церкви приходские советы могут организовывать сбор пожертвований для оплаты различных видов добровольной работы. Советы отдельных приходов не могут выделять деньги на деятельность добровольных христианских организаций без разрешения Министерства церковных дел. Однако два или более приходских совета могут сотрудничать и совместно находить деньги для таких целей согласно Закону об участии Народной церкви в межцерковном сотрудничестве (334/1989). Этот закон также предусматривает возможность налаживания более тесных связей между Народной церковью и другими религиозными об- 191
щинами: см. Закон об экономике Народной церкви (537/1997 §12). Но новый Межцерковный совет никоим образом не должен иметь соборный характер. Ресурсами для этой работы служат различные фонды и субсидии местных приходов соответствующей епархии. «Помощь Народной церкви» является частной христианской организацией, которая принимает участие в национальном и международном экуменическом сотрудничестве. «Армия Креста» поддерживает тесные связи с Народной церковью и одновременно сотрудничает с органами государственной власти в рамках многих учреждений и служб. В Копенгагене его работа, напр., связана с проблемами проституток, наркоманов и с интернатами для бездомных. Ст. 76 Конституции обеспечивает «право всех детей получать бесплатное образование» (свобода образования). Родители или опекуны, которые хотят создать собственные условия для образования своих детей, не обязаны посылать детей в государственную начальную школу, если обучение в другой школе сопоставимо с общими стандартами начальной школы. Эта так называемая «свобода школы» является особым правом родителей дать своим детям необходимое образование как дома, так и в частной школе. Родители могут выбрать частную школу по политическим, религиозным, культурным, педагогическим, национальным или личным соображениям, что предусмотрено в Законе о свободных школах и частных начальных школах (619/2002). Ни одной частной школы не было создано специально для детей, родители которых принадлежат к Народной церкви. Однако несколько религиозных общин или деноминаций, открыли частные школы, которые получали государственные субсидии, если они отвечали предусмотренным условиям относительно качества обучения, автономности и управления. Они не должны были руководствоваться специальными интересами, и таким школам не разрешалось сотрудничать с заведениями или группами, чьи взгляды не соответствуют предусмотренной школьной программе, чтобы они не смогли навязывать определенные политические взгляды, как это имело 192
место с некоторыми мусульманскими школами, закрытыми властями. Высший суд утвердил отказ муниципалитета выделить новое здание свободной школе для детей родителей, принадлежащих к Христианской науке; это не нарушение ст. 9 Европейской конвенции по правам человека. Тем самым суд не принял решения по всё ещё открытому вопросу, является ли Христианская наука религиозной общиной или нет (VLD 12/1 1999). V. Церковь и культура L Религиозное образование «Изучение Христианства» в начальных школах было в 1975 г. заменено на «изучение религиозных знаний». Но Закон о начальной школе (730/2000) теперь предпочитает «изучение знаниям христианских знаний». Данный предмет является обязательным в учебном плане на всех уровнях с 1-го по 10-й класс, кроме 7-го и 8-го, когда дети готовятся к конфирмации с помощью приходского священника. Основная тема по этому предмету - христианство Евангелическо-лютеранской народной церкви. В старших классах ученики знакомятся с другими религиями и различными учениями жизненной философии. Изучение христианства включает историю христианства в Европе и Дании, движение Реформации и взаимоотношения между государством и церковью в Дании. Оно также преследует цель познакомить учеников на основе Библии с основными ценностями датской культуры. В гимназиях или в средних гуманитарных школах религия - обязательная дисциплина, но только в течение последнего года из трёхлетнего курса обучения; она включает изучение религии в целом, а не только христианства. Детям, которые не собираются получать конфирмацию, не обязательно посещать занятия по подготовке к конфирмации и изучать христианство. Вместо этого они могут посещать приходского священника. Ребёнок может быть освобождён от занятий по христианству по просьбе его родителей, но он 13-6117 193
должен подтвердить эту просьбу, если он достиг возраста 15 лет. Учитель может отказаться от преподавания христианства. Характерной особенностью в датской системе образования является народная средняя школа для взрослых, как молодых людей, так и людей более старшего возраста, и средние школы для молодых людей в возрасте от 14 до 18 лет, которые окончили начальную школу и не желают идти в гимназию. Их обучают по нескольким темам, которыми они овладевают более серьёзно и самостоятельно, чем это имеет место в обычной начальной школе. Теологическое образование получают в основном на двух теологических факультетах в университетах Копенгагена и Орхуса. Обычно все священники, настоятели и епископы должны получить высшее богословское образование. Те, кто были священниками в Гренландии и окончили специальный курс о христианстве в Гренландии, могут быть священниками Народной церкви, если они говорят на датском языке. Министр церковных дел может сделать исключение и позволить людям с другим образованием становиться священниками. Такие льготы обычно предоставляют тем, у кого имеется другое университетское образование (напр., по истории, по основам христианства или по языкам), если они продемонстрировали определенные качества, необходимые для работы священником. Лица, работающие в иностранных миссиях, также могут иметь другую квалификацию, чем степень по теологии. В качестве альтернативы обычному теологическому образованию в упомянутых двух университетах для студентов, изучающих теологию на конфессиональной основе, открылось учебное заведение в Орхусе. Цель состоит в том, чтобы предоставить священникам возможность получить полное образование на основе Библии и конфессиональных документов Евангелическо-лютеранской церкви в отличие от двух теологических университетов, которые не являются конфессиональными. Учебное заведение в Орхусе называют Приходским факультетом. Соответствующий институт в 194
Копенгагене называют Датским библейским институтом. Ни один из них в настоящее время не предлагает полное теологическое образование, хотя такова цель на будущее. У Народной церкви есть различные учебные заведения, курсы повышения квалификации и дополнительного обучения на университетском уровне. Для новых дипломированных специалистов по теологии Учебный колледж для священников как обязательная школа осуществляет подготовку в сфере пастырского и литургического богословия. Курсы повышения квалификации и дополнительного обучения священников практическому и общему богословию имеются в Средней школе для священников. Кроме того, имеются три Школы духовной музыки для органистов, певцов и звонарей. Эти два колледжа для священников и музыкального образования финансируются Народной церковью через так называемый Общий фонд. 2. Средства массовой информации Радио и телевизионная система в Дании состоят из двух каналов: 1. Датское радио и телевидение (DR), являющееся государственным агентством с определенной автономией; 2. ТВ2/Дания, которое является частной компанией. У этого канала есть 8 региональных телевизионных станций с государственным обслуживанием. Отдельные организации могут получать гранты, чтобы готовить программы для радио или региональные или местные программы для телевидения. Ассоциации и частные сообщества так же как муниципалитеты могут также получить специальные гранты для программ, согласно Закону о радио- и телевизионной деятельности (1052/2002). DR, ТВ2/Дания и 8 региональных каналов передают информацию по телевидению, радио или Интернету. Государственное вещание включает последние известия, различную информацию, образовательные передачи, передачи по искусству и развлекательные программы. Программы, как правило, имеют широкий диапазон и отражают разнообразие культурных интересов в датском обществе. Специальные христианские интересы Народной церкви четко не отражены. 195
Закон сопровождался некоторыми ведомственными инструкциями о содержании рекламы. Передача программ, которые могли бы спровоцировать ненависть, основанную на происхождении, принадлежности к полу, религии, национальности или сексуальной ориентации, запрещена. См. Закон 1174/2002, который соответствует Директиве Европейского союза о радиовещании. Нет никаких определенных инструкций о праве религиозных общин получать эфирное время. Но общие правила и структура системы допускают такую деятельность. В будничные дни DR передает по радио каждое утро молитву из копенгагенского собора, а по воскресеньям и главным религиозным праздникам транслирует по радио и телевидению утренние и дневные службы различных церквей, причем не только из храмов Народной церкви, но и из церквей других христианских общин. Каждую субботу днем DR передает программу с участием детского хора и чтением отрывков из следующей воскресной службы. Таким образом, различные церкви и церковные хоры представлены на телеэкране в течение всего года. Такие программы на телевидении и радио очень популярны. Предположение, выдвинутое DR, что они могут быть закрыты, вызвало многочисленные протесты, поступившие в правление агентства. Многие программы ставят вопросы о религии и христианской жизни. Некоторые христианские общины установили собственные местные телестанции. В Орхусе, в 1998 г. был создан Центр программ для видео, компакт-дисков и специальных телевизионных программ: это Датский церковный центр средств массовой информации (коммерческий фонд). Некоторые газеты специализируются на религиозных и христианских вопросах, хотя также содержат общие новости. Политическая программа датской политической партии христианских демократов опирается на христианские принципы. В Дании не возникает проблемы прерывания религиозных программ рекламой, поскольку Закон о радио и телевидении требует, чтобы реклама передавалась только в блоках между программами (1052/2002 §73). 196
Различные радио- и телекомпании имеют отдельные правления. В DR 10 членов назначаются министром культуры, 6 - Парламентом и 1 - персоналом DR. Члены правлений должны быть хорошо осведомлены в области культуры, СМИ, в вопросах управления и бизнеса. Если есть священники или другое духовенство, у которых есть такие знания, они могут быть предложены в качестве кандидатов. В ТВ2/Дания министр культуры назначает 9 членов. Сотрудники выдвигают 1 члена с той же квалификацией, что была упомянута выше. Члены Парламента или местные или региональные политические деятели муниципалитетов не могут быть назначены. VI. Трудовое право внутри религиозных общин 1. Индивидуальное трудовое право Закон о найме на должности в Народной церкви (310/1990) касается не только духовенства, но и всех других должностей применительно к церковным службам, церковной администрации и кладбищам. Духовенство обычно назначается в соответствии с правилами Закона о государственных служащих (678/1998), и в этом отношении оно рассматривается принадлежащим к обычной структуре государственных служащих. Духовенство назначается и увольняется министром церковных дел, но назначение имеет место после выдвижения кандидатуры приходским советом. В Законе о государственных служащих есть специальная глава о государственных служащих Народной церкви в силу особых отношений между духовенством и приходами. Обычные правила временного отстранения от должности и дисциплинарных мер против государственных служащих могут использоваться и против священников, но не в тех случаях, когда речь идет о вопросах, связанных с вероучением. Правила увольнения могут использоваться в тех случаях, когда священник и приход имеют в течение нескольких лет серьезные разногласия, неблагоприятно влияющие на церковную жизнь в приходе. Для других религиозных общин главный принцип заключается в необходимости соблюдать общие правила трудового законодательства, относящегося как к индивидуальному, так и к коллективному труду. Однако Закон о 197
запрещении дискриминации на рынке труда (459/1996) позволяет работодателям увольнять тех, у кого нет определенного религиозного убеждения, если это важно для работы, напр., в качестве учителя в религиозной школе. Закон о защите против увольнения из-за членства в специальной ассоциации (443/1990) не мешает работодателям в организациях, которые придерживаются определённых убеждений (напр., в религиозной общине), потребовать от священника, ищущего работу, чтобы он был членом определенной религиозной общины. 2. Коллективное трудовое право Различные группы трудящихся имеют собственные профсоюзы, которые объединены в несколько центральных организаций, имеющих полномочия вести переговоры о зарплатах и других условиях занятости с министром финансов, представляющим государство. Центральные организации священников, настоятелей и других церковных служащих также имеют право вести переговоры с министром финансов. Существуют следующие центральные организации для церковных служащих: 1) Национальная ассоциация лиц, окончивших университеты и взятых на государственную службу. Она может вести переговоры о священниках, настоятелях, епископах, квалифицированных садоводах, а также об органистах и регентах с высшим образованием. 2) Центральная организация государственных служащих со специфической квалификацией (не имеющих университетского образования): она может вести переговоры о приходских служащих, некоторых органистах, наблюдателях и помощниках на кладбищах. 3) Союз государственных работников. Он может вести переговоры о неквалифицированных садоводах, могильщиках и т.п. У каждой группы церковных служащих есть собственный профсоюз, напр., Ассоциация датских священников и Ассоциация настоятелей храмов и монастырей (Provsteforenin- 198
gen), которые имеют право вести переговоры по всем делам о взаимоотношениях членов профсоюза и церковных властей. Хотя члены приходских советов избраны демократическим путём, их организация обусловлена их специальными интересами, и, конечно, не является профсоюзом. В то время как основные соглашения обсуждаются министром финансов и центральной организацией, министр церковных дел может быть уполномочен вести переговоры по конкретным проблемам с соответствующим профсоюзом от имени церковных служащих. Работники имеют право быть представленными своим профсоюзом на переговорах с приходским советом, напр., об условиях труда. Темы для обсуждения, предусмотренные центральными организациями, - это вопросы заработной платы и условий найма на работу (напр., продолжительность испытательного срока), взносы на покрытие стоимости жилья, расходы на путешествия, выплаты при перемещении и заболевании и выплаты по безработице. Государственные служащие государственной администрации, включая духовенство, испытывают более очевидную лояльность к государству и не имеют права на забастовки. Взамен, государство не имеет права объявлять локаут своим государственным служащим. Однако другие служащие церкви, не являющиеся государственными служащими, имеют все коллективные права на рынке труда, включая право на забастовки. VII. Брачное и семейное право Закон (147/1999) о браке предусматривает, что у обеих сторон должно быть датское гражданство или, согласно Закону об иностранцах (608/2002), законный вид на жительство. В Закон об иностранцах была внесена поправка в последние годы, чтобы включить несколько новых строгих условий, особенно относительно воссоединения семей. Если брак окажется принудительным или фиктивным и заключается с целью получить вид на жительство, то вид на жительство не будет выдан, и брак не будет признан. Согласно Закону об 199
иностранцах больше нет права на получение вида на жительство, чтобы добиться воссоединения семьи. Власти иностранной стороны должны осуществить проверку всех юридических условий на предмет их соответствия стт. 8 и 12 Европейской конвенции по правам человека и Конвенциям ООН. Результатом действия новых правил явилось резкое сокращение числа воссоединений семей среди иммигрантов. Но правила вызвали проблемы для датских граждан, обучающихся или живущих за границей в течение нескольких лет, когда они хотят возвратиться в Данию вместе с иностранной женой или мужем. Чтобы получить вид на жительство, супругам необходимо продемонстрировать более тесные связи с Данией, нежели с зарубежной страной, из которой родом один из них. Кроме этого есть возрастной ценз - не старше 24 лет. В течение последних лет сократилось число принудительных браков молодых женщин-иммигранток. Церемония бракосочетания может быть религиозной или гражданской по выбору сторон. Религиозное бракосочетание может иметь место в Народной церкви, если одна из сторон - её член. То же условие соблюдается в признанных церквях, где одна из сторон должна быть членом данной религиозной общины. Что касается других религиозных общин, то одна из сторон должна быть членом общины, и у общины должен быть священник, который уполномочен совершать бракосочетание. Все имеют право на гражданское бракосочетание. В настоящее время имеется 90 религиозных общин, отличающихся от признанных церквей, священники которых уполномочены совершать брачные церемонии. Последней такой общиной, получившей это право в ноябре 2003 г., является так называемый Форн Сидр, община, которая верит в древних скандинавских богов Водана и Тора. Это вызвало некоторые протесты со стороны тех, кто возражает против древнего язычества времён викингов, принимаемого как религиозная община с правом на освобождение от налогов. Примирение священником в случае разлучения или развода является добровольным; то же самое верно в случае подобной 200
рекомендации со стороны государственного служащего или психолога. VIII. Финансы церкви Доходы Народной церкви составляют приблизительно 4.5 миллиарда. 75% из них выплачены её прихожанами в качестве церковных налогов. Государственная дотация составляет 12%, а остальные 13% поступают от фондов и недвижимости, а также от специальных вкладчиков. Расходы Народной церкви распределены следующим образом: 50% идет на заработную плату священникам, настоятелям, епископам и другим служащим, 25% - на оплату ежедневных текущих расходов, 10% на пенсии и 15% на новые инвестиции. 60% церковных налогов уходит на заработную плату священников и настоятелей. Государственные дотации идут в Министерство церковных дел, на заработную плату епископов, на пенсии священников и настоятелей, а остальные 40% идут на заработную плату священников и настоятелей, на администрацию приходов и епархий, на образование, на специальные гранты, для восстановления исторических церквей, на приобретение мебели, на содержание могил и памятников, заслуживающих бережного отношения. Все доходы поступают в Общий фонд, которым управляют епархиальные власти. IX. Религиозное содействие общественным институтам Министерство церковных дел может решить, что лица, изучавшие теологию, должны или могут привлекаться к работе в государственных учреждениях или группах, которые не составляют приход, напр., студенты университетов могут работать в частных религиозных и гуманитарных организациях, больницах и тюрьмах. В течение последних 10 лет священники стали чаще появляться в бедственных ситуациях в качестве обученных помощников, среди беспризорных детей, больных СПИДом и т.д. Согласно Закону о составе вооружённых сил (249/2001), духовенство включено в состав военнослужащих. Военные капелланы - неотъемлемая часть различных 201
вооруженных сил (армии, флота, авиации). В последние годы многие капелланы служили в вооруженных силах ООН, участвовали в международных миротворческих миссиях НАТО, где они принимали участие в военных действиях и в оказании гуманитарной помощи. X. Уголовное право и религия Любой, кто попытается препятствовать, затруднять или нарушать богослужение или другие церковные церемонии, может быть наказан по Уголовному кодексу (§137), а в соответствии с §140, лица, которые публично высмеивают или оскорбляют исповедание веры или почитание Бога легитимной религиозной общиной, могут быть подвергнуты заключению на 4 месяца или, при наличии смягчающих обстоятельств, - штрафу. Понятие «легитимная» не касается статуса признанной или непризнанной общины; оно касается общего конституционного положения о том, что каждая ассоциация должна существовать на законном основании. В соответствии с Уголовным кодексом (§266Ь), штрафом наказываются те, кто публично распространяет или намеревается распространять информацию, которая создаёт угрозу для группы лиц иного этнического происхождения, другой национальности, вероисповедания, цвета кожи или сексуальной ориентации. Если действия или информация носит характер пропаганды, то это будет рассматриваться как отягчающее обстоятельство. Крайне правое крыло датской Народной партии раскритиковало решение суда (U 1999. 1113) и § 266Ь УК. Они утверждают, что это ограничивает их свободу волеизъявления, так как они не могут выразить свое критическое представление об иммигрантах, особенно мусульманах. Они предлагают аннулировать §266Ь. Закон о праздниках (279/1983) является фактически дополнением к §137 Уголовного кодекса, который охватывает только случаи преднамеренного шума и беспорядков. §1 Закона о празднествах запрещает любые действия в церковные праздники Народной церкви, которые могли бы нарушить церковную службу. Данный Акт не защищает 202
светские или церковные праздники других церквей или религиозных общин. Что касается датского Процессуального кодекса, то клятва на судебном процессе больше не практикуется. Это было отменено в 1965 г. У заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах, есть возможность участвовать в богослужениях, видеть священнослужителя или церковного служащего, эквивалентного по статусу священнослужителю в его собственной религиозной общине согласно Закону об исполнении приговора (432/2000 §35). У заключенных это право может быть ограничено из-за продолжающегося расследования. Если тюремные власти несут ответственность за приготовление пищи для заключенных, то специальная диета должна быть обеспечена для мусульман, евреев и других, религия которых требует этого. XI. Правовой статус духовенства Священники обладают всеми гражданскими правами и привилегиями согласно Конституции и Европейской конвенции по правам человека. У них также есть свобода слова. В §37 Закона о приходских советах (571/1996) подчеркивается, что священник, осуществляя свои функции и оказывая духовную помощь, независим от приходского совета. Этот принцип называют «свободой исповеди». Закон о государственной службе гласит в §17, что у государственных служащих может быть другое занятие в дополнение к их основной работе, если можно объединить это с добросовестным выполнением всех обязанностей на службе и при необходимом уважении и доверии. В Законе о государственных служащих есть положение об «общей обязанности» соблюдать благопристойность, что отражено в ст. 10, требующей от государственного служащего добросовестного соблюдения существующих правил как на службе, так и в частной жизни, что вызывает достойное уважение и доверие, которых требует его положение. 203
Священник имеет право на профессиональную тайну не только в отношении тайны исповеди, но также и в отношении всей информации, полученной во время выполнения своих обязанностей, если сохранение тайны в данном случае необходимо (напр., информация о личной регистрации). См. также главу 8 Закона об администрации и Уголовный кодекс, §152. Если государственный служащий, включая священника, избран членом Парламента, Конституция ясно указывает в ст. 30(2), что ему не нужно разрешение Правительства, чтобы принять результаты выборов. В настоящее время в Парламенте 4 священника. Согласно Закону о государственных служащих (§58), им полагается полный или частичный отпуск для служения. Это также распространяется на государственных служащих, которые избраны в местные муниципальные советы. Работа на общественных началах может помешать выполнять непосредственные обязанности должным образом. Но государственные служащие, включая священников, не обязаны уведомлять начальство о своей частной деятельности при условии, что она может быть объединена с их основной работой. Духовенство имеет право принимать участие во всех формах общественной жизни и быть членами общественных советов по культуре, если это не мешает выполнению основных обязанностей и не противоречит этикету. Духовенство (в качестве представителей, напр., профсоюзов священников) будут часто просить принять участие в подготовке церковного законодательства в рамках Министерства церковных дел и в другой административной деятельности. Единственное условие состоит в том, что никто не может выступать от имени Народной церкви как таковой из-за особой датской структуры без центрального синода или совета. Закон о вероучительных делах (336/1992) должен применяться в тех случаях, когда в Священническом или Епископском суде рассматриваются дела, в которых клирик во время проповеди Евангелия игнорировал конфессиональные основы Народной церкви и тем самым нарушал свою клятву, в которой 204
он обещал «ясно и чисто проповедовать слово Божие». Веро- учительные дела связаны с нарушением дисциплины. Они считаются неординарными уголовными делами. Обычный суд и обычный судья становятся Священническим судом, когда кооптированы два эксперта по теологии. Решение можно оспорить путём обращения к Высший суд, где три эксперта по теологии присоединятся к суду. Эксперты в Священническом суде не должны быть священниками. Они будут выбраны жеребьёвкой из списка, подготовленного Министерством церковных дел с согласия центральной организации. Если дело касается епископа, то оно рассматривается в Высшем суде, а апелляции подаются в Верховный суд. Экспертами в Епископском суде будут два старейших по сроку своего служения епископа. Священник или епископ, против которого выдвинуто обвинение в нарушении вероучительных положений, имеет право на выбор защитника, выступающего в качестве эксперта. До сих пор лишь два дела слушались в этих особых судах. XII Библиография Inger Dtibeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), Church and Labour Law in the EC-Countries, Milano, 1993. Inger Dubeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), Marriage and Religion in Europe, Milano, 1993. Inger Dubeck, in: European Consortium for State-Church research (ed.), Status of Churches in the European Countries, Milano 1995. Inger Dubeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), The Constitutional Status of Churches in the European Union Countries, Milano 1995. Inger Dubeck, in: Gerhard Robbers (ed.), State and Church in the European Union. Baden-Baden, 1996. Inger Dubeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), New Liberties and Church and State relationships in Europe, Milano 1998. 205
Inger Dtibeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), Citizens and Believers in the Countries of the European Union, Milano 1999. Inger Dtibeck, Kirchenfinanzierung der nordischen Lander, in: Zeitschrifr fur Evangelisches Kirchenrecht, Band 47, Tubingen 2002. Inger Dtibeck, in: European Consortium for State-Church Research (ed.), Social Welfare, Religious Organisations and the State, Milano 2003. Lisbet Christoffersen, Kirkeret mellem stat, marked og civil- samfund, Copenhagen 1998. Preben Espersen, Kirkeret. Almindelig Del, Copenhagen 1993. Preben Espersen, Kirkeret i Grundtrack, Copenhagen 2000. Ingrid Lund-Andersen et ah, Familieret, 5. edition, Copenhagen 2003. Karsten Nissen etal, Huset mellem himmel og jord -en bog om folkekirken, Skive 1993. Henrik Zahle (ed.), Danmarks Riges Grundlov med kommenta- rer, Copenhagen 1999. 206
Джеймс Кейзи ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ИРЛАНДИИ /. Социальные факторы Для начала необходимо сделать два предварительных замечания. Первое касается статистики и социальной ситуации. Хотя среди ирландцев имеются люди всех вероисповеданий и атеисты, господствующая религия в стране - католичество. Примерно 88% населения являются крещеными католиками1 и многие из этих людей продолжают придерживаться догматов и практики этой церкви. Остальная часть населения делится на прихожан различных протестантских церквей; есть небольшие иудейская, исламская и православная общины2. Второе замечание касается юридической сферы. Как и Соединенное королевство, Ирландия следует традиции общего права; но кроме того у нее есть письменная Конституция, где изложено юридическое обоснование ее законодательства; в этом плане она напоминает ряд континентальных государств, таких как Германия, Италия, Португалия и Испания. Но в отличие от них, в Ирландии нет специального Конституционного суда. Задача судебного надзора поручена Высшему суду и - в случае возникновения апелляционных жалоб - Верховному суду. Это вкупе с тем фактом, что решения в порядке конституционного надзора стали привычной практикой, создало симбиоз конституционных принципов и общего права в том виде, в каком оно применяется в Ирландии. //. Исторические предпосылки До 1871 г. (англиканская) Церковь Ирландии была церковью, учрежденной по закону; благодаря системе церковной десятины (в ее модифицированном виде) она получала гарантированную законом финансовую поддержку даже от тех, кто к ней не принадлежал3, и лишь ее суды 207
обладали юрисдикцией в вопросах брака4. До 1829 г. католики подвергались многочисленным ущемлениям в правах, в числе которых был запрет занимать должности в государственных учреждениях, а их церковь не получала никакой поддержки из государственных фондов5. Основные ущемления в правах были отменены Законом об отмене ограничений, касающихся римо- католиков, 1829 г., а Церковь Ирландии Законом об Ирландской Церкви 1969 г. утратила статус церкви, учрежденной по закону. Юрисдикция по брачным и семейным делам перешла к обычным судам согласно поправке к закону о брачных и семейных отношениях в Ирландии 1870 г. По условиям Закона об отмене ограничений, касающихся римо-католиков, 1829 г. некоторые ущемления в правах все же сохранялись в отношении членов римо-католических монашеских орденов, таких как Общество Иисуса. Напр., в Ирландии их нельзя было рукополагать на законном основании, а пожертвования или завещания в их пользу считались недействительными. Но все это напрочь отменил раздел 5 (2) Закона Правительства Ирландии 1920 г.6 Англо-ирландским договором от 6 декабря 1921 г. было создано независимое Ирландское свободное государство. Ст. 16 данного договора гарантировала религиозную свободу7, и эти гарантии были сформулированы в ст. 8 Конституции Ирландского свободного государства 1922 г. Здесь говорится: «Свобода совести, свободного вероисповедания, религиозной практики являются, при соблюдении общественных порядка и нравственности, неотъемлемым правом каждого гражданина, и никакой закон не может прямо или косвенно предоставлять преимущества одной религии или запрещать либо ограничивать свободу исповедания, или предоставлять преимущества либо ущемлять в правах на основании принадлежности к той или иной религии либо религиозного статуса, или с предубеждением препятствовать праву любого ребенка посещать школу, получающую государственную дотацию, без получения в этой школе религиозного образования, или осуществлять какую бы то ни было дискриминацию в 208
отношении государственной поддержки, распределяемой между школами, руководимыми различными религиозными конфессиями, или изымать у любой религиозной общины или образовательного учреждения любую собственность, кроме как с целью строительства дорог, железнодорожных путей, систем освещения, канализации и выполнения других общественно-полезных работ, а также выплаты компенсаций». В Конституцию 1922 г. вносились многочисленные, подчас радикальные поправки - хотя ст. 8 изменениям не подверглась. К 1936 г. премьер-министр де Валера пришел к выводу о необходимости новой Конституции и началась ее подготовка. Во многих аспектах новая Конституция просто повторяет текст предыдущей8, однако положения, касающиеся религии, значительно изменены. Если преамбула Конституции 1922 г. просто признавала, что «... вся законная власть дана людям от Бога», то Конституция 1937 г. начинается со следующих слов: «Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как' к нашей конечной цели должны быть направлены все действия человека и государства, Мы, народ Эйре, смиренно признавая все наши обязанности пред нашим Божественным Господом Иисусом Христом, который поддерживал наших отцов в веках испытаний....» Ст. 44.1 № 2 в первоначальном виде утверждает, что: «2. Государство признает особое положение Святой Католической Апостольской Римской церкви как хранительницы веры, исповедуемой большинством наших граждан. 3. Государство также признает Церковь Ирландии, Пресвитерианскую церковь в Ирландии, Методистскую церковь в Ирландии, Религиозное общество друзей в Ирландии, а также иудейские общины и другие религиозные деноминации, существующие в Ирландии на день принятия данной Конституции».9 14-61,7 209
Долгое время формулировка «особое положение» являлась предметом разногласий. С одной стороны высказывалось мнение, что имеется в виду юридическая привилегированность Римо-католической церкви, а с другой стороны утверждалось, что речь лишь идет о признании социальной реальности без юридической силы10. В деле компании «Куиннс Супермаркет» против генерального прокурора11 Верховный суд вынес решение в пользу второго мнения. Судья Уолш произнося речь в суде, сказал12: «Данная декларация — это открытое признание раздельного сосуществования религиозных деноминаций, как упомянутых, так и не упомянутых. Она не оказывает предпочтения одним в ущерб другим, не дает никаких привилегий одной религиозной общине и не ущемляет в правах и принижает статус другой, а также не позволяет государству делать это». Вскоре на референдуме избиратели одобрили Пятую поправку к Конституционному акту 1972 г., стт. 44.1 № 2 и № 3 были изъяты. //. Правовые источники Основным источником права, регулирующего отношения государства и церкви, является ст. 44 Конституции (с действующими ныне поправками). Ее положения таковы: (1) Государство признает, что уважение к публичному богослужению является исполнением долга 'перед Всемогущим Богом. Оно должно благоговеть перед Его именем, уважать и почитать религию. (2) 1. Свобода совести и свободное вероисповедание и религиозная практика при соблюдении общественного порядка и морали гарантированы каждому гражданину. 2. Государство гарантирует, что не будет покровительствовать какой-либо религии. 210
3. Государство не должно навязывать ущемление в правах или дискриминацию по мотивам религиозной принадлежности, веры или статуса. 4. Законодательство, предоставляющее государственную помощь школам, не должно вводить дискриминацию школ, состоящих под управлением различных религиозных деноминаций, а также воздействовать на право детей посещать школы, получающие общественные деньги, без участия в религиозных занятиях в таких школах. 5. Каждая религиозная деноминация должна иметь право управлять своими делами, владеть, приобретать и управлять имуществом, движимым и недвижимым, и поддерживать учреждения, имеющие религиозные и благотворительные цели. 6. Собственность любой религиозной деноминации или любого образовательного учреждения не должна использоваться на другие цели, кроме как на общественно полезные работы и выплату компенсаций. Любые законодательные или административные действия, несовместимые с данными принципами, являются неконституционными. Следует отметить отсутствие конституционного или правового запрета прозелитизма. Очевидно, однако, что ст. 44 едва ли подразумевает существование светского государства: ведь, как было отмечено выше, преамбула ирландской Конституции, подобно греческой, начинается с обращения к Пресвятой Троице. Верховный суд постановил, что главная цель ст. 44 состоит в обеспечении полной и свободной практики религии13. Таким образом, разграничения, создаваемые законом на основе религиозного исповедания, веры или статуса, не противоречат Конституции. То есть, в тех случаях, когда свободная практика и исповедание веры подразумевают необходимость изъятия из положений общеприменимой нормы, такое изъятие может быть осуществлено по закону14. Отношения между государством и Римо-католической церковью не регулируются конкордатом15, и государство формально не играет роли в назначениях на высокие церковные 211
должности16. Кроме того, ирландское право не содержит никаких положений о соглашениях между государством и церквами, подобно тому, как это представлено в ст. 16.3 испанской Конституции 1978 г. IV. Отделение церкви от государства Поскольку в 1871 г. Церковь Ирландии утратила статус церкви, учрежденной по закону, принцип светского государства стал одной из основ ирландского права - за исключением сферы образования. Конституция, как было указано выше, запрещает государству поддерживать какую-либо религию. В соответствии с толкованием Верховного суда, это более всеобъемлющий принцип, чем это может показаться на первый взгляд. В деле Кампании по отделению церкви от государства против министра образования17 было постановлено также запретить: (a) согласованную поддержку - то есть предоставление финансовых или экономических преимуществ всем религиям, и (b) предоставление какой-либо религии статуса учрежденной по закону. Ст. 44.2. № 5 гарантирует каждой религиозной деноминации право управлять своими делами. Формулировка «религиозная деноминация» в тексте Конституции нигде не расшифровывается, и у судов нет возможности дать ей толкование. Разумеется, она относится к традиционно действующим в стране христианским церквам, иудейским, исламским, индуистским общинам и т.д. неясно, распространяется ли она на организации вроде Христианской науки. Право на управление своими делами, как это может показаться, включает в себя разработку правил самоуправления. На первый взгляд содержание свода канонического права является внутренним делом церкви, и естественно, что изменения этого содержания не требуют ни ратификации государственным законом, ни административных санкций. Если, впрочем, было установлено, что изменения в церковных 212
правилах управления были осуществлены с нарушением внутреннего устава данной церкви, то суды, в случае обращения к ним, могут признать их выходящими за пределы полномочий {ultra vires)18. В деле О'Каллагана против О'Салливана19 Верховный суд вынес решение, что каноническое право Римо-католической церкви расценивается как иностранное право, из чего следует, что его предписания должны подтверждаться экспертным свидетельством. То же самое относится к каноническому праву или схожим положениям любой другой церкви, поскольку старший судья Кеннеди (с которым согласились судьи О'Коннор и Фицджиббон) сказал20: «По моему мнению любое право является иностранным для данных судов, за исключением тех видов права, для соблюдения и применения которых были учреждены данные суды в соответствии с Конституцией Ирландского свободного государства, то есть все виды права, за исключением тех, что вступили в силу по ст. 73 Конституции и постановлениям ирландского парламента, сделанным после вступления Конституции в силу. Все прочие законы остаются для нас юридически неизвестными; равно как мы не можем принимать во внимание любые иные законы за исключением тех случаев, когда те предоставляются нам как факты. Все прочие законы остаются чуэюдыми для данных судебных органов Ирландского государства и в этом смысле являются «иностранными» для судов. Точно так же, как шотландское право является иностранным в той части Великобритании, что относится к Англии». V. Правовой статус религиозных организаций Согласно современному ирландскому праву все церкви и религиозные группы опираются на общее юридическое основание21. Поскольку ни одна из них не признана учрежденной по закону, они все имеют статус добровольной организации. Как 213
сформулировал прокурор Салливан в деле государства (Колхаун) против Д'Арки22, «Статус церкви, не учрежденной по закону, является, по словам судьи Барри в деле О'Киффа против Каллена, "статусом добровольной организации, члены которой по собственному выбору придерживаются определенных правил и предписаний и объединяются для следования определенным законам и принципам, подчинение каковым опирается целиком и полностью на взаимный договор членов данной организации, подлежащий правовым санкциям в плане соблюдения обязательств лишь обычным судам страны, когда действия организации становятся объектом их юрисдикции и не подлежат никакой независимой принудительной юрисдикции"». Церкви и религиозные группы не имеют автоматической правосубъектности; как правило, их статус совпадает со статусом некорпорированной ассоциации. Закон о компаниях обеспечивает механизм, согласно которому они могут получить корпоративный статус23, но прецедентов тому, судя по всему, не было. Процедуры, позволяющей предоставлять церквам и религиозным группам корпоративный статус в рамках публичного права, нет - из-за отсутствия соответствующего законодательства. В результате отсутствия данной правосубъектности - что на практике, насколько можно судить, не составляет никаких проблем - полномочием на управление церковным имуществом обычно наделен либо приход, либо епархия (или ее эквивалент). Однако в Церкви Ирландии существует централизированное устройство. Эта церковь во время отмены статуса церкви, учрежденной по закону, добровольно создала Представительный церковный орган (ПЦО) для распоряжения ее имуществом. Этот орган был включен в Королевскую хартию от 15 октября 1870 г.24, которая объявила его подотчетным Генеральному Синоду и находящимся под его контролем. Он может выступать истцом и ответчиком на судебных исках, касающихся вверенному ему церковного имущества - дела ПЦО против Холла25 и Кирвана против ПЦО26. 214
В целом вопросы приобретения или распоряжения имуществом церкви либо религиозной группы решаются с помощью ее внутренних правил и процедур. Гражданское право вмешивается лишь в том случае, если то или иное имущество находилось в доверительном владении, и его передача в третьи руки была расценена как незаконная27. Публичное право в виде законодательства о планировании включает в себя процедуру, в рамках которой органы по планированию могут составить список зданий, подлежащих охране, на основании, в частности, их исторической или архитектурной ценности. Такие здания могут быть перестроены или разрушены только с разрешения - что, естественно, касается излишних церквей. Кроме того, памятник, связанный с религиозной историей того места, где он находится, попадает под определение «исторический памятник» согласно Законам о национальных памятниках 1930-1987 гг. Поэтому, он может быть внесен в реестр подобных памятников, а в этом случае какое-либо изменение его требует получения согласия членов Комиссии по общественным работам28. Церквам и религиозным группам предоставляется ограниченное исключение из положений законодательства о планировании. Министерские предписания в рамках их полномочий29, классифицируют как изменение в использовании существующего строения как «развитие в виде исключения», если это сделано с целью: «Использовать строение для публичных богослужений или религиозного образования; использовать строение для общественных или реабилитационных программ религиозной организации, использующей строение (напр., монастырь»30. Но это изменение в использовании не обязательно влечет за собой проведение в строении каких-либо работ. Стало быть, возведение новой церкви, школы, больницы и т.п. регулируется обычными законами, а значит, требует получения разрешения от комиссии по планированию. В интересах охраны архитектурного наследия, часть IV Закона о планировании и развитии 2000 г. устанавливает порядок контроля, в частности, за внутренним оформлением 215
церкви: раздел 52 (2). Это нововведение вызвало ряд протестов со стороны некоторых представителей духовенства. Собственность церквей и религиозных групп пользуется особой - хотя не полной - защитой, гарантированной ст. 44.2.№6 Конституции, где сказано: «Собственность любой религиозной деноминации или любого образовательного учреждения не должна использоваться на другие цели кроме как на общественно полезные работы и выплату компенсаций». Сфера приложения данной гарантии все еще ожидает юридического разъяснения31. VI. Автономия церкви Напомним, что в ст. 44.2 № 5 Конституции сказано следующее: «Каждая религиозная деноминация должно иметь право управлять своими делами, владеть, приобретать и управлять собственностью, движимой и недвижимой, и поддерживать учреждения, имеющие религиозные и благотворительные цели». Смысл этого положения рассматривался Верховным судом в деле Макграта и ОТюэйрка против представителей Мейнутского колледжа32. Истцы - оба бывшие священники - были уволены со своих преподавательских должностей в колледже, который являлся (в то время) по закону семинарией, но также функционировал как Папский университет и как признанный колледж Национального университета Ирландии (только в последнем качестве он получал государственное финансирование). Основанием для увольнения послужило нарушение истцами некоторых пунктов устава колледжа. Они заявили, что данные пункты представляли собой дискриминацию преподавателей, имеющих духовный сан, по сравнению со светскими преподавателями и, таким образом нарушали ст. 44.2 №3 Конституции. Верховный суд отверг этот аргумент. Судья Хенчи (вместе с младшими судьями Гриффином, Кении и Парком), заявил (стр. 187-188): 216
«Raison d'etre колледжа, каких бы академических или образовательных достижений он ни добился за годы своего существования, заключается в том, что он во все времена являлся национальной семинарией, где студенты получают теоретическую и практическую подготовку для получения духовного сана в Римо-католической церкви. Отсюда неизбежно следует, что по крайней мере часть преподавательского состава должна быть представлена не просто священнослужителями, но священнослужителями, имеющими определенную квалификацию, а также демонстрирующими должный уровень следования религиозной традиции поведения. Цель данных уставов (котрые, кстати, были составлены доверенными представителями, являвшимися епископами Римо-католической церкви, и назначенными не государством) заключается, в частности, в том, чтобы необходимые стандарты соблюдались той частью преподавательского состава, что имеет духовный сан. Далее если можно предположить, что эти уставы являются, в плане признания или поддержки, исходящими от государства, предложенные в них различия между преподавателем светским и имеющим духовный сан, определяемые как поражение в правах или дискриминация, не относятся к запретам, изложенным в ст. 44.2.№ 3. Они представляют собой не предвзятое указание государства, когда священнослужитель получает неоправданные преимущества перед мирянином или наоборот (как это было в деле Моллоя против министра образования [1975] IR 88). Напротив, они направлены на реализацию гарантии, содержащейся в подпункте 5 того же раздела, где говорится, что «каждая религиозная деноминация должна иметь право управлять своими делами, владеть, приобретать и управлять собственностью, движимой и недвижимой, и поддерживать учреждения, имеющие религиозные и благотворительные цели». Данные уставы были признаны необходимыми для семинарии уполномоченными представителями Римо-католической церкви в Ирландии. Их 217
существование или условия нельзя вменять в вину государству как неконституционное уложение...» Отсюда можно сделать вывод, что ст. 44.2.5 предоставляет религиозным деноминациям carte blanche в плане выработки собственных уставов и других правил, которые полагается соблюдать их приверженцам. Это пресекает любой административный надзор со стороны государства в вопросах, касающихся как учения, так и дисциплины, и такого надзора не существует. Поскольку государство не обеспечивает финансирование церквей или религиозных групп, оно не берет на себя ответственность за порядок церковного управления (напр., число епархий или число священнослужителей в том или ином приходе). Любая церковь или религиозная группа может организовывать экономические предприятия (напр., издательские дома) на тех же условиях, что и любая другая группа или частное лицо (как правило, это осуществляется через создание компании для этой цели). Также отсутствуют юридические препятствия для церкви или религиозной группы в получении разрешения на учреждение радиовещательной службы33. Кроме того, они имеют полное право на создание институтов социального обеспечения, таких как больницы34, детские дома или благотворительные организации35 (На практике больницы и детские дома управляются не церквами как коллективными организациями, а их внутренними учреждениями, подобно монашеским орденам). VII. Церкви и культура 1. Школы Начальное и среднее образование в Ирландии, преимущественно, организовано на деноминационной основе - но сопровождается щедрой финансовой поддержкой гсударства. Ст. 42.4 Конституции гласит: «Государство должно обеспечить бесплатное начальное образование и должно стремиться дополнить и оказать разумную помощь частным и общественным образовательным 218
инициативам; когда этого требует общественное благо, оно долэюно предоставлять другие возмоэюности и средства, имея в виду, однако, права родителей, особенно в вопросах религиозного и морального формирования». Начальное образование предоставляется в основном в «национальных школах» (несмотря на название, они не являются собственностью государства, которое ими не управляет и не финансирует их). За рядом исключений, они принадлежат той или иной конфессии. Государство через департамент образования должно обеспечивать финансовую помощь любой группе родителей (созданной на базе какой-либо религиозной общины или по иному принципу), желающей учредить такого рода школу, при условии, что они могут доказать, что предполагаемый набор учащихся оправдывает учреждение школы36. Следовательно, учреждение школ, относящихся к церквам меньшинства, зависит от демографического фактора. Если в отдельных регионах определенная часть родителей не может отправить своего ребенка в школу, где отражались бы религиозные убеждения семьи, система бесплатного школьного транспорта дает возможность таким детям посещать желаемую школу на территории, расположенной по соседству; но этот вариант не помогает тем, кто принадлежит к совсем маленькой религиозной группе. Высший суд постановил, что если в том или ином регионе действуют образовательные учреждение, отвечающие всем прочим параметрам, то школа, организованная на добровольных началах группой родителей, не получит автоматически государственного финансирования: дело О'Шейла и Орса против министра образования37. В связи с этим уместно процитировать ст. 44.2. № 4 Конституции, где сказано: «Законодательство, предоставляющее государственную помощь школам, не долэюно вводить дискриминацию школ, состоящих под управлением различных религиозных деноминаций, а также воздействовать с предубеждением на 219
право детей посещать школы, получающие общественные деньги, не участвуя в религиозных занятиях в этой школе». Много лет существовало требование: уроки религиозного образования должны быть указаны в расписании национальных школ таким образом, чтобы дети, чьи родители не одобряют получение подобного образования, могли покинуть эти занятия38. Но согласно новому учебному плану, введенному в 1970 г., изучение религии должно быть внесено в расписание наряду с предметами светского характера, и, насколько можно судить, это требование было выполнено. Очевидно, что из-за этих новых правил детям стало сложнее избегать уроков по религии, которые их родители или опекуны не одобряют. Эта проблема обсуждалась Группой по пересмотру Конституции в отчете за май 1996 г.39 Она пришла к следующему выводу40: «... нынешняя реальность светского характера школьной системы не согласуется со ст. 44.2.4. ... либо ст. 44.2.4 должна быть изменена [эту возможность Группа отвергла], либо в школьной системе должны быть осуществлены изменения, чтобы она соответствовала ст. 44.2.4». За исключением вышеупомянутой проблемы, конституционность организации начального образования сочли безупречной. Указав, что конституционное обязательство государства состоит не в том, чтобы обеспечивать, а в том, чтобы гарантировать бесплатное начальное образование, Верховный суд одобрил ее в деле Кроули против Ирландии41. Религиозные занятия в национальных школах, как правило, ведут те, кто в них преподает. В отличие от светских предметов, религиозные занятия не подвергаются контролю со стороны инспекторов Департамента образования. За надзор такого рода отвечают уполномоченные представители церкви. 2. Средние школы Среднее образование обеспечивается различными учреждениями, большинство из которых являются по своему духу религиозными. Старейшей группой являются средние школы, по своему происхождению восходящие к частным 220
добровольным учреждениям, связанным с церквами. Большинство из них принадлежит римо-католическим монашеским орденам, некоторые связаны с протестантскими церквами, в Дублине имеется одна иудейская средняя школа. Все эти школы получают финансирование от государства, начиная от административно-хозяйственных и эксплуатационных расходов до заработной платы учителей, а также 80% от стоимости строительства новых зданий42. Что касается римо-католических школ, то основной механизм финансирования (кроме оплаты труда и затрат на строительство) представляет собой дотации, исчисляемые в определённой сумме на человека; в случае с протестантскими школами государство выплачивает единовременную субсидию межцерковному Комитету по среднему образованию, который ее распределяет. Поскольку в стране есть много регионов, где нет протестантских средних школ, то ученикам, желающим посещать такую школу, возможно, придется стать пансионерами, а Комитет по среднему образованию может воспользоваться своими фондами для выплаты грантов пансионерам. Подобные школы, по природе своей, дают религиозное образование, надзор за которым обеспечивают власти той или иной церкви. Они должны создать условия, чтобы те ученики, чьи родители возражают против подобного образования, могли не получать его43. Тоже самое касается учреждений новейшего типа - общеобразовательных школ и общинных школ. Они появились в результате демографических и других социальных факторов - в том числе снижения числа верующих, что ведет к закрытию школ - так что в некоторых регионах страны среднее образование оказалось в опасности. Общеобразовательные школы получают полное финансирование - в том числе на строительство, текущие расходы и заработную плату - от государства, но тем не менее остаются конфессиональными по своему характеру. Так же обстоит дело с общинными школами: государство выделяет средства на текущие расходы, заработную плату и оплачивает значительную часть строительных расходов при наличии местной финансовой поддержки44. 221
Конституция не обязывает государство финансировать среднее образование, а лишь позволяет ему делать это. Существующий порядок также не нарушает ст. 44.2 № 2, где говорится о недопустимости покровительства какой-либо религии, поскольку в ст. 44.2 № 4, как мы установили, говорится о государственной помощи религиозным школам. Так, вышеописанный порядок получил одобрение со стороны Верховного суда в деле Кампании по отделению церкви и государства против министра образования45. 3. Культура Ирландские университеты открыты для представителей всех религий и атеистов. Религиозный статус - напр., священника, пастора или монахини - не может служить причиной для отказа в поступлении в университет. Стипендия и прочие общественные дотации должны быть доступны духовным лицам на тех же условиях, что и прочим студентам; гарантия недискриминации в ст. 44.2. № 3 Конституции признает незаконным любой иной порядок. Теология преподается на университетском уровне лишь в Национальном университете Ирландии в Мейнуте46 и в Дублинском университете. Студенты любого вероисповедания и атеисты имеют право посещать данные курсы. Несколько статутных организаций имеют отношение к сфере культуры, в том числе Управление «Радио-Телефис Эйреанн»47, Комиссия по телерадиовещанию Ирландии48, Цензурный комитет по публикациям49 и Художественный 50 ТТ V, v совет . Ни одной церкви или религиозной группе не гарантируется представительство в какой-либо из подобных организаций, хотя распространяется практика назначать по крайней мере одного члена, принадлежащего к одной из церквей меньшинства. 4. Религия в средствах массовой информации Ирландские газеты и журналы обладают практически неограниченной свободой в освещении религиозных вопросов, а 222
церкви и религиозные группы имеют полное право публиковать свои собственные материалы. Единственное ограничение составляют положения общего закона, особенно те, что касаются неуважения к суду и клеветы51. Отношение к электронным средствам массовой информации несколько иное. Изначально организации радио- и телевещания, финансируемые как из государственных, так и из частных фондов, не имели права передавать рекламу, так или иначе связанную с религией52. Конституционность этого запрета была подтверждена Верховным судом в деле Мерфи против Комиссии независимого радио и телевидения53. Европейский суд про правам человека, рассмотрев дело Мерфи против Ирландии (10 июля 2003 г.), также нашел, что запрет не противоречит Конвенции. Первоначальный запрет в настоящее время несколько смягчен, согласно разделу 65 Закона о телерадиовещании от 2001 г., так что разрешено передавать, напр., со- общениия о намечающихся религиозных церемониях или мероприятиях. Министр Связи объявил о пересмотре данного вопроса54. С другой стороны, телерадиовещательные организации имеют полное право транслировать религиозные богослужения и программы религиозного характера; и они пользуются этим правом. VIII, Трудовое законодательство внутри церквей Несмотря на то, что в наши дни нет четких положений по данному вопросу, можно предположить, что лица, состоящие в монашеских орденах или связанные религиозными обетами, не имеют договорных отношений с вышестоящими представителями церковной иерархии55. Если это верно, то на них не распространяется законодательство о договорных отношениях, поскольку, как правило, законодательство предусматривает лишь права для наемных работников - определяемых как лица, работающие по договору о найме56. 223
С другой стороны, светские лица, нанятые на работу церковью или религиозной группой будут иметь договорные отношения со своим нанимателем и, следовательно, находятся под защитой соответствующего законодательства. Таким образом, преподаватель, приглашенный на работу монашеским орденом, находится под защитой Закона о несправедливом увольнении 1977 г. Но по делу о Законе о равноправном найме57 Верховный суд вынес решение, что законодательство, позволяющее, напр., школам или больницам, финансируемым той или иной религиозной общиной, осуществлять дискриминацию на религиозной почве в вопросах найма и увольнения, не противоречит Конституции. Подобная группа может, таким образом, в интересах религиозной этики учреждения, требовать от своих работников определенных стандартов поведения, каких светский работодатель требовать не имеет права. Коллективных договоров между профсоюзами и церквами как таковыми не существует, несмотря на значительное присутствие последних в сфере образования и здравоохранения. Уровень заработной платы и т.д. преподавателей в религиозных школах, финансируемых из государственных фондов, регулируется коллективными соглашениями, заключенными в результате переговоров между Департаментом образования и учительскими профсоюзами. Интересы тех, кто трудится в больницах (независимо от должности), защищены коллективными соглашениями между Департаментом здравоохранения и различными профсоюзами. Но сроки и условия найма учителей на работу в религиозных школах, не получающих государственных дотаций, должны определяться соглашением между нанимателями (как правило, монашескими орденами) и соответствующим профсоюзом. Церкви и религиозные группы обязаны найти собственные средства для решения таких вопросов как содержание мест поклонения и финансовой поддержки пастырей. Государство не предусматривает никаких субсидий или дотаций для покрытия такого рода расходов и оно не может предоставлять их. Этому 224
препятствует конституционная гарантия недопущения покровительства той или иной религии, как она была истолкована Верховным судом58. Заработная плата, причитающаяся священнослужителям, монахам и т.д., из какого бы источника она ни поступала, подлежит обложению подоходным налогом (дело Донлана против К.)59 Но доход, получаемый церковью, монашеским орденом или религиозной группой в результате дарения или по завещанию и считающийся благотворительным, освобожден от налогообложения. Получение имущества, относимого к той категории, в результате дарения или по завещанию освобождается от налога на наследование60. Согласно разделу 63 Закона о борьбе с бедностью (Ирландия) 1838 г. освобождение от местных налогов предоставляется: «... любой церкви, часовне либо любому другому зданию, предназначенному исключительно для публичных богослужений...» Эта формулировка достаточна широка и охватывает все религиозные здания от англиканских и католических соборов до синагог и даже мечетей. Аналогичное освобождение от налога предоставляется больницам61, но средние школы подчиняются иному и достаточно сложному порядку62. XI. Духовное попечительство в общественных учреждениях Учитывая структуру ирландской системы образования, вопрос об осуществлении духовного попечительства - то есть о работе капелланов - возникает крайне редко. Но в документах о доверительном управлении общинными школами содержится требование, согласно которому правление школы обязано назначить капеллана. Найм на эту должность производится без учета обычной преподавательской квоты; данное лицо должно получать заработную плату эквивалентную преподавательской, быть штатным сотрудником и должно «... назначаться 15-6117
компетентным религиозным органом»63. Конституционность данного порядка была одобрена Верховным судом64. Капелланы назначаются в вооруженные силы и тюрьмы, и лицо в такой должности получает заработную плату по полной или частичной ставке из государственных фондов. Этот порядок, судя по всему, послужил доказательством конституционности института капелланов в делах, где рассматривалось его соответствие принципу недопустимости покровительства, сформулированному в ст. 44.2.2. В данном случае можно привести аргумент, что нельзя предложить никакого иного порядка, гарантирующего военнослужащим или заключенным полную и свободную практику религии, что является основной целью ст. 44. X. Уголовное право и религия Ст. 40.6.1 Конституции, гарантирующая свободу самовыражения, содержит следующее положение: «Публикация или произнесение богохульных ... выражений является преступлением, которое должно наказываться в соответствии с законом». Но решение Верховного суда в деле Коруэя против независимых газет (Ирландия)65 практически лишает возможности начать юридическое преследование по обвинению в богохульстве. Истец заявил, что компания-ответчик опубликовала богохульный пасквиль, нарушающий раздел 13(1) Закона о клевете 1961 г., и, опираясь на раздел 8 данного Закона, просил у Высшего суда разрешение начать судебное преследование ответчика. Высший суд отказал ему, и Верховный суд подтвердил это решение в ответ на поданную апелляцию. Судья Баррингтон, представлявший Верховный суд, заметил, что конституционного или законодательного определения понятия «богохульство» не существует. Определение, содержащееся в общем праве - подразумевающее наличие государственной церкви - вряд ли применимо к ситуации в современной Ирландии. Таким образом, невозможно 226
решить, что составляет богохульство, и суд не может санкционировать возбуждение дела против ответчика66. Закон о запрете разжигании вражды 1989 г. относит к правонарушениям публикацию, распространение или демонстрацию материалов, «содержащих угрозу, оскорбление или брань» и (предположительно) провоцирующих ненависть. Это относится к материалам, (предположительно) провоцирующим ненависть к группе лиц на основании их религиозных убеждений. XI. Правовой статус духовенства Любой законодательный или административный порядок, являющийся дискриминационным в отношении священнослужителей, пасторов и т.д. будет признан неконституционным в случае судебного разбирательства. Многое становится ясным, если ознакомиться с решением Верховного суда по делу Маллая против министра образования67. В этом деле истец поставил вопрос о приемлимо- сти постановлений, изданных министром в отношении времени, потраченном на обучение в некоторых развивающихся странах. Согласно ему, данная работа светских преподавателей - только светских - засчитывалась в стаж, дающий право на надбавку к заработной плате и пенсии, когда они возвращались в Ирландию. Отец Маллой, который имел бы полное право на подобные надбавки, если бы не его сан, заявил, что исключение духовных лиц из данного порядка является нарушением ст. 44.2 № 3 Конституции. Верховный суд вынес решение в его пользу, постановив, что существующий порядок предполагает различие на основании религиозного статуса и дает возможность лицу, не имеющему духовного сана, получать большее финансовое вознаграждение за свой труд, чем получают лица в духовном сане. Священнослужители, пасторы, монахини и другие служащие церквей имеют право избираться и, в случае избрания, работать в любой палате Парламента Ирландии - хотя подобных 227
прецедентов еще не было. Отстранение от участия в выборах в Нижнюю палату Парламента68 или исключение из нее является предметом раздела 41 Закона о Выборах 1992 г., где не содержится упоминания о каком бы то ни было религиозном статусе. В вышеупомянутом деле Маллоя против министра образования Верховный суд заявил, что проведение различия между лицами, имеющими духовный сан, и всеми прочими правомерно там, где это необходимо для обеспечения полной и свободной практики религии. Можно предположить, что это должно подтвердить правомерность положений Закона о присяжных 1976 г., дающих право на освобождение от обязанностей присяжных заседателей (при подаче соответствующего заявления) следующим лицам: «Имеющим духовный сан. Постоянному священнику любой религиозной деноминации или общины. Связанным обетами членам любого монашеского ордена, живущим в монастыре, или связанным обетами любой другой монашеской общине». Это также подтверждает те юридические решения, которые признают доказанной особую привилегию «- 69 священнослужителей . Поскольку в Ирландии никогда не существовало обязательной воинской повинности, вопрос об освобождении от нее духовных лиц никогда не поднимался. XII Брачное и семейное право Хотя гражданский брак существует в Ирландии с 1844 г.70, такой брак не является обязательным. Большинство бракосочетаний совершается в соответствии с религиозными обрядами, и комплекс юридических мер делает эти браки действительными согласно гражданскому праву, при условии соблюдения необходимых условий. Эти условия не обязательно должны совпадать с каноническим правом конкретной церкви; так, 228
гражданско-правовая действительность католических браков не зависит от совпадения с положениями канонического права в отношении присутствия свидетелей71. Хотя все браки - заключенные как посредством гражданской церемонии, так и согласно религиозным обрядам - должны быть зарегистрированы, отсутствие регистрации не влияет на действительность брака72. Насколько можно судить, лишь у Римо-католической церкви в Ирландии есть система судов с юрисдикцией в брачных делах. Ни одно решение любого такого суда не может иметь гражданской законной силы; судебная власть государства предоставляется лишь судам, учрежденным согласно конституционному порядку73. Порядка признания подобных решений, напр., путем регистрации, не предусмотрено, и вряд ли такой порядок совместим с Конституцией, особенно со ст. 44.2. №3. Насколько это известно, не было таких дел, в которых религиозные факторы стали бы основой гражданского решения об аннулировании брака или о разлучении или разводе супругов. Нельзя предположить, что несоблюдение конфессионального обязательства принять участие в определенной религиозной церемонии для заключения брака может сделать недействительным брак, действительный согласно общему праву или законодательному акту. Но если супруги не могут договориться между собой о воспитании детей в определенной вере, можно подать заявление о разлучении супругов. Согласно разделу 2 законодательного Акта о реформе закона о разлучении супругов и семье 1989 г. одним из оснований вынесения подобного решения является то, что «...ответчик ведет себя таким образом, что истец не может по весомым причинам проживатъ совместно с ответчиком». Согласно ирландскому праву, религиозное воспитание ребенка составляет общую задачу обоих родителей. Соглашение по данному вопросу, либо ясно выраженное, либо 229
подразумевающееся, связывает обе стороны и не может быть расторгнуто в одностороннем порядке одной из них74. XIII. Места, почитаемые как святыни По делу Компании «Тара Проспектинг» против министра энергетики»75 Высший суд недавно постановил, что религиозные факторы могут положительно влиять на определенные административные решения в сфере защиты окружающей среды. В данном деле компания-истец несколько лет проводила разведку полезных ископаемых в графстве Майо, в том числе в районе горы Кроах Патрик. Это осуществлялось на основании серии лицензий на ведение разведывательных работ, выданных в соответствии с статутными полномочиями ответчика. К 1990 г. компания - потратившая около 1,8 миллиона фунтов на геологоразведывательные работы - сосредоточилась на поиске золота, что привлекло внимание общественности и вызвало тревогу. Дело в том, что гора посвящена св. Патрику - святому покровителю Ирландии - еще со времен раннего Средневековья, и издавна была местом паломничества как отдельных лиц, так и групп. В мае 1990 г. министр-ответчик отказался возобновить лицензию компании, поскольку речь шла о работах на территории Кроах Патрик. Компания возразила, что данное решение неправомерно, поскольку имеет под собой религиозное, культурное и культурно-охранное основание. Согласно действующему законодательству, утверждала она, министр не уполномочен учитывать соображения подобного рода. Судья Костелло отклонил притязания компании-истца. Он указал, что согласно действующему Закону министр уполномочен соотносить свои решения с «... общественными интересами». Это достаточно широкое понятие дает ему право принимать решение о том, будут ли планируемые работы оскорблять религиозные чувства людей. Далее в судебном постановлении сказано76: 230
«Пользуясь полномочиями министра, он должен соотносить свои решения с Конституцией. Ее преамбула содержит четкое утверждение, что ирландцы являются религиозным народом, и ст. 1 гарантирует ирландскому народу право развивать свою политическую, экономическую и культурную жизнь в соответствии с собственными склонностями и традициями. Если, таким образом, министр, обладающий полномочиями в силу закона, должен принимать во внимание общественные интересы, то мне представляется, что он должен помнить о том, что Конституция говорит об ирландском народе и ирландцах. Отсюда следует, что для него не будет превышением полномочий (ultra vires) запрещать действия, могущие оскорбить религиозные чувства многих членов ирландского общества. Таким образом, я должен постановить, что решение министра не было превышением полномочий.» XIV. Библиография James Casey, Constitutional Law in Ireland, 3rd ed., Dublin 2000, Chapter 19. Desmond Clarke, Church and State: Essays in Political Philosophy, Cork 1985. Michael Forde, Constitutional Law of Ireland, Cork/Dublin 1987, Chapter XIX. G. W. Hogan, "Law and Religion: Church-State Relations in Ireland from Independence to the Present Day", 1987, XXXV America Journal of Comparative Law 47-96. J.M. Kelly, the Irish Constitution, 3rd ed. By G. Hogan and G. Whyte, Dublin 1994, p. 1092-1116. G. Whyte, "Education and the Constitution", in: Dermot A. Lane (ed.), Religion, Education and the Constitution Dublin 1992, p. 84- 117. J.H. Whyte, Church and State in Modern Ireland 1923-1979, Dublin 1980. 231
1 Согласно данным переписи 2002 г. в стране 3 462 606 последователей Римо- католической церкви: Census 2002: Principal Demographic Results (Central Statistics Office, Dublin 2003), p. 82. 2 Церковь Ирландии: 115 611 человек; Пресвитерианская церковь: 20 582 человека; Методистская церковь 10 033 человека; иудеи: 1790 человека; мусульмане: 19 147 человек; Православная церковь: 10 437 человек. 3 См. также: Kevin В. Nowlan, "Disestablishment: 1800-1869" in Michael Hurley SJ. (ed.), Irish Anglicanism 1869-1969 (Dublin 1970), p. 1-22. 4 Cm. R.B. McDowell, "The Irish Courts of Law 1801-1914", 10 Irish Historical Studies (1957) p. 363-391. 5 Однако Колледж св. Патрика в Мэйнуте - главная ирландская семинария - был основан в 1795 г. с помощью средств, выделенных из государственных фондов, и получал ежегодную субсидию до вступления в силу Закона об ирландских церквях 1860 г. См. также Nowlan, op.cit., No. 3 supra. 6 Где сказано: «Любое постановление, налагающее наказание или ставящее в невыгодные условия, или ограничивающее права людей по признаку религиозных убеждений либо принадлежности к какому-либо монашескому ордену, должно со дня вступления в силу данного закона перестать действовать в Ирландии». См. Re Byrne [1935] I.R. 782. 7 Где сказано: «Ни парламент Ирландского Свободного государства, ни парламент Северной Ирландии не должны принимать таких законов, которые прямо или косвенно будут покровительствовать одной религии или запрещать либо ограничивать свободную практику другой, или отдавать предпочтение либо ущемлять в правах по признаку религиозных убеждений или религиозного статуса, или юридически ущемлять право каждого ребенка посещать школу, получающую государственную дотацию, без получения религиозного образования в данной школе, или осуществлять дискриминацию в плане распределения финансовой помощи между школами, действующими под руководством различных религиозных деноминаций, или изымать у любой религиозной деноминации либо образовательного учреждения принадлежащую ей собственность, кроме как на общественно полезные работы и выплату компенсаций». См. также James Casey, Constitutional Law in Ireland (3rd ed., Dublin 2000) p. 21-23. О трудностях, сопровождавших разработку данного положения - того варианта, что был представлен папе Пию XI - см Dermot Keogh, "The Irish Constitutional Revolution: An Analysis of the Making of the Constitution" в книге Frank Litton (ed.), The Constitution of Ireland 1937-1987 (Dublin 1987), p. 4-84. 10 Cm. J.M. Kelly, Fundamental Rights in the Irish Law and Constitution (Dublin 1967), p. 248. n[1972]I.R.I. 12 Ha 24. 13 Quinn's Supermarket Ltd. V. Att. Gen., supra; Mulloy v. Minister for Education [1975] I.R. 88. Quinn's Supermarket Ltd. V. Att. Gen., supra. 232
15 См J.H. Whyte, Church and State in Modern Ireland, 1923-1979 (2nd ed., Dublin 1980), p. 15: «Между Ирландским Государством и Католической Церковью ни разу не велись переговоры о конкордате и, кроме того, ни разу не высказывалось такого предложения». 16 Относительно назначения епископов профессор Уайт (в указанной работе) написал: «Гражданское правительство не принимает участия в формальной процедуре назначения, и, несмотря на слухи о противоположном в одном или двух случаях, я не смог найти ни одного случая, где бы оно высказывало хотя бы неформальные пожелания церковным властям». Но д-р Кеог высказал мнение, что в 1940 г. премьер-министр Имон де Валера сыграл определенную роль в назначении Джона Чарльза Маккуэпда Архиепископом Дублинским: op.cit, No. 9 supra, p. 61. li [1998] 3LR. 321. 18 [1925] I I.R. 90. 19 Ha 09 20 В деле Colguhoun v. Fitzgibbon [1937] I.R. 555 истец поставил под вопрос правомочность Суда Генерального Синода Церкви Ирландии осуществлять определенные процедуры, направленные против него. Высший суд (судья Мередит) вынес решение в пользу ответчика, очевидно, не сомневаясь в его юрисдикции в данном вопросе. А в деле McGrath and O'Ruairc v. Trustees of Maynooth College [1979] I.L.R.M. 166 Верховный суд согласился с наличием юрисдикции на пересмотр решений церковного органа». 1 По данному вопросу см. диссертацию покойного профессора Уайта (Whyte): Church and State in Modern Ireland 1923-1979 (2n<* ed., Dublin 1980); также G.W. Hogan, "Law and Religion: Church-State Relations in Ireland from Independence to the Present Day" (1987), xxxv American Journal of Comparative Law 47. 22 [1936] I.R. 641 на 650. 23 См Patrick Ussher, Company Law in Ireland (London 1986), p. 7-8. 24 Полномочие издавать такую грамоту было установлено разделом 22 Акта об Ирландской церкви 1869 г. 25 [1928] I.R. 334. 26 [1959] I.R.215. 7 Либо в тех случая, когда последующие события сделали доверительное владение невозможным, и Высший суд получает запрос о разрешении использования доверительной собственности су pres (настолько близко к желанию учредителя доверительной собственности, насколько это возможно) - напр., дело Reprentative Church Body v. Att. Gen. [1988] I.R. 19. Нарушение данного требования является правонарушением наказуемым, при осуждении в порядке суммарного производства, штрафом до 1000 фунтов и/ или тюремным заключением на срок до шести месяцев, а при осуждении по обвинительному акту - штрафом до 50 тысяч фунтов и/или лишением свободы на срок до 12 месяцев. 29 Закон о планировании и развитии 2000 г., раздел 4 (2). 233
30 Постановления о планировании и развитии 2001 г. (S.I. № 600 от 2001 г.), ст. 10. 31 См. также Ronan Keane, The Law of Local Government in the Republic of Ireland (Dublin 1982), p. 225-226: Casey, opxit, No. 8 supra, p. 572-574. 32 [1979] I.L.R.M. 166. 33 Закон о телерадиовещании 1988 г., регламентирующий данный вопрос, не содержит никаких подобных преград. Но в отношении телевидения он предусматривает порядок функционирования лишь одной национальной службы вещания, в дополнение к тем, что обеспечивает «Радио-Телефис Эйреанн» (государственная корпорация), и сомнительно, что церковь, либо группа церквей может позволить себе финансировать аналогичное предприятие. 3 Но конфессиям будет непрактично учреждать больницу, если они не могут рассчитывать на государственную помощь. При этом, государство юридически не обязано предоставлять такого рода финансирование (дело Governors of Bar- rington's Hospital v. Minister for Health [1988] I.R.56); и вряд ли оно станет делать это, если в данной области уже имеется качественное медицинское обслуживание. 35 Таковых имеется много; пожалуй, наиболее известным является римо- католическое Общество св. Винсента де Поля. 36 См. John Coolahan, Irish Education: History and Structure (Dublin 1981), Chapter 10. 37 [1999] 2 I.R. 321. 38 Rules for National Schools (Stationery Office, Dublin, 1965), Rule 69. 39 Report of the Constitution Review Group (Stationery Office, Dublin, 1996), стр. 374-375, 385-387. 40 Ibid., p. 375. 41 [1980] LR. 102. 42 J. Coolahan, op.cit, No. 36 supra, chapter 12 43 Ibid., p. 159. 44 Ibid., p. 218-220; см. также Louis O'Flaherty, Management and Control in Irish Education: The Post-Primary Experience (Dublin 1992), Chapter 3. 45 [1998] 3LR. 321. 46 Это учебное заведение, учрежденное как семинария - Колледж св. Патрика — в 1795 г., стало одним из колледжей в составе Национального университета Ирландии согласно Закону об университетах 1997 г. На одном и том же кампусе имеются колледж и Папский университет. Особый порядок управления колледжем НУИ изложен в Законе 1997 г. 47 Учрежденное согласно Закону об управлении телерадиовещанием 1960 г. с учетом поправок для управления финансируемыми государством радио- и телеслужбами. Оно состоит из не менее семи и не более девяти членов, назначаемых Правительством на пятилетний срок. 48 Учрежденная согласно Закону об управлении телерадиовещанием 1960 г. с учетом поправок для управления финансируемыми государством радио- и 234
телеслужбами. Оно состоит из не менее семи и не более девяти членов, назначаемых Правительством на пятилетний срок. 49 Учрежденный согласно Закону о цензуре публикаций 1946 г. Он состоит из пяти членов, назначаемых министром юстиции. Кроме того, действует Апелляционный совет, чьи члены также назначаются министром. 50 Учрежденный согласно Закону о искусстве 2003 г. Он состоит из председателя и двенадцати членов, назначаемых министром искусства, спорта и туризма. 51 По данному вопросу см.: Casey, op. cit., No. 8 supra, Chapter 15. 52 Закон об управлении теле- и радиовещанием 1960 г., раздел 20 (4); Закон о телерадиовещании 1968 г., раздел 10 (3). 53 [1999] 1I.R. 12. 54 The Irish Times от 3 марта 2003 г. 55 Дело Wright v. Day [1895] 2 I.R. 337. См. также дело O'Dea v. O'Briain [1992] I.L.R.M. 364. 56 Напр., Закон о равноправном найме 1977 г. и Закон о несправедливом увольнении 1977 г. 57[1997]2I.R.321. 58 Дело Campaign to Separate Church and State v. Minister for Education [1998] 3 LR. 321 59 [1944] LR. 470. 60 Закон о благотворительных организациях является очень сложной темой. См. James С. Brady, Religion and the Law of Charities in Ireland (Belfast 1976). 61 Более подробное обсуждение раздела 63 см. Keane, op. cit., No. 31 supra p. 289. 2 Согласно Закону о местном самоуправлении (финансовое обеспечение) 1978 г. 63 Что означает: «.... относящийся к Римо-католической церкви или к Церкви Ирландии, ординарий и во всех остальных случаях лицо либо лица, которые в соответствии с правилами или уставом церкви либо религии, являются на данный момент старшими для членов церкви или религии, проживающих на территории, где расположена данная школа». 64 Дело Campaign to Separate Church and State v. Minister for Education [1998] 3 LR. 321 65 [1999] 4 LR. 484. 66 См. подробнее: James Casey, "Church and State in Ireland in 1999", European Journal for Church and State Research, vol. 7 (2000), p. 93-95. 67 [1975] LR. 88. И, следовательно, в ирландский Сенат, поскольку ст. 18.2 Конституции гласит: «Для того чтобы быть избранным в Сенат, лицо должно иметь право быть избранным в Палату представителей». Как, напр., свобода от принуждения к даче свидетельских показаний о конфиденциальных сведениях - дело Cook v.Carroll [1945] LR. 515; дело E.R. v. J.R. [1981] I.L.R.M. 125; оба решения вынесены Высшим судом. Закон о браках (Ирландия) 1844 г. 235
71 См. также James Casey, "Religious Marriage and its Civil Effectiveness in Ireland" in European Consortium for Church - State Research, Marriage and Religion in Europe (Milan 1993), p. 112-115. 72 Ibid., 116. 73 См. также*/. Casey, op. cit., No. 8 supra, p. 194. 74 Дело Tilson [1951] I.R. I; дело May [1959] I.R. 74. 75[1993]I.L.R.M.771. 76 Ha 781. 236
Иван С. Ибан ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ИСПАНИИ /. Социальные факторы В Испанском законодательстве нет механизмов, которые позволяют точно подсчитать число членов различных религиозных групп. Не существует регистров, содержащих соответствующую информацию и любых других средств, которые дали бы возможность ознакомиться с числом членов хотя бы косвенно (например, с помощью религиозного налогообложения). Более того, испанская Конституция запретила бы любой такой механизм, поскольку она ясно утверждает, что «никто не может быть принужден заявлять о своей религии, вере или идеологии» (ст. 16 (2). Следовательно, для того, чтобы получить какую-нибудь информацию, необходимо прибегнуть к различным исследованиям, начиная с опросов. Последний опрос, заслуживающий доверия, предоставляет следующие сведения о религиозной принадлежности1: , Католики Другие верующие Неверующие Атеисты Не дали ответа 80,3% 1,9% 10,6% 5,2% 2,1% Эти данные подтверждают тот факт, что в Испании существует только одна общественно значимая религия - Римо-католицизм. Однако я полагаю, что мощное присутствие католицизма можно уменьшить по двум причинам. Во-первых, число тех, кто объявляют себя католиками, ежегодно уменьшается. Во-вторых, эти цифры не обязательно означают, что стандарты поведения людей, объявляющих себя католиками, соответствуют официальному учению Католической церкви. Чтобы подчеркнуть истинность второго заявления, мы должны 237
принять во внимание, что в указанном выше обзоре около половины католиков заявили, что они почти никогда не посещают мессу, в то время как менее одной пятой признались, что посещают церковь каждое воскресенье, несмотря на то, что посещение мессы - это обязательство, которое накладывается Католической церковью на всех заявляющих о своей приверженности ее учению. Мы можем суммировать вышесказанное утверждением, что в Испании существует только католическое мощное религиозное присутствие, но это следует рассматривать в контексте возрастающей секуляризации общества, которая предполагает, что стандарты поведения не должны определяться какой-либо официальной религией. Не наблюдается и значительного роста числа последователей других религий, которые остаются в очевидном статистическом меньшинстве. Тенденция к чисто секулярному обществу осознается самими членами религиозных объединений, поскольку 65% опрошенных утверждают, что религия будет иметь меньше влияния через 10 лет, в то время как три четверти считают, что она была гораздо более влиятельной 10 лет тому назад. //. Историческое происхождение В Испании мощное присутствие католицизма в секулярном обществе имеет историческое объяснение. Здесь нет смысла вдаваться в детали происхождения Испании как политической единицы, но следует отметить, что в далекие времена Третьего Толедского собора (589 г.), католицизм был объявлен официальной религией Испании. Очевидно, что три основные религии - (христианство, иудаизм и ислам) - сосуществовали веками на Иберийском полуострове, но гораздо менее очевидно, что самый значительный шаг к объединению Испании (1492) совпал с военным поражением ислама и изгнанием иудеев. Национальная идентичность, 238
таким образом, сформировалась в значительной степени на основе религиозного единства. Реформация явилась ключевым элементом в отождествлении нации (а затем и государства) с одной определенной церковью, что способствовало распространению феномена национальных церквей. Реформация едва затронула Испанию, но испанский монарх- католик, как и монархи католических стран, знал, как использовать ее преимущества. С одной стороны, не отрываясь от Рима, монарх получил контроль над Католической церковью в своих землях таким же образом, как протестантский монарх сделал это гораздо интенсивнее в своих владениях; это явление получило название «регализм». С другой стороны, защищая католицизм от реформаторов, монарх-католик создал механизм социального контроля, который со всей очевидностью вышел за пределы чисто религиозной сферы и вторгся в политическую сферу. Ярким примером этого является Инквизиция. Особенно в XVIII в., но уже и раньше и в более поздние времена испанская монархия манипулировала Католической религией как инструментом социального контроля с молчаливого согласия Рима. Монархия также осуществляла жесткий контроль за Католической церковью з пределах своего суверенитета без одобрения Рима. Известно только одно исключение из папской оппозиции регализму и его технике надзора и это исключение проявилось в отношении испанской короны - это американский регализм. Этот регализм развился на американских территориях, где Рим был вынужден согласиться с ним, поскольку это был один единственный путь внедрения католицизма в эти новые территории. XIX в. с политико-правовой точки зрения характеризовался лавиной конституций, провозглашаемых в одно и то же время как различные политические изменения в диапазоне от либерализма до консерватизма. Либерализм XIX в. использовал антиклерикализм как средство привлечения своих сторонников. Однако, это не означало, 239
что либерализм был решающим в прекращении отождествления Испании с католицизмом. Можно вспомнить, напр., что Конституция Кадиса (1812), которая считается парадигмой испанского либерализма, объявила католицизм государственной религией и запретила любую другую религию. Это не сюрприз, если мы примем во внимание тот факт, что 1/3 ассамблеи состояла либо из католического духовенства, либо из членов монашеских орденов. Первый очевидный разрыв между отождествлением политико-правовых структур с католической верой произошел сравнительно недавно, в 1931 г. В этом году была провозглашена Конституция Второй Республики в которой было установлено что «испанское государство не имеет официальной религии» (ст. 3), религиозное образование было запрещено, а финансирование Католической церкви прекратилось. Вторая Республика, возможно, не ошиблась в содержании реформ, но ошиблась во времени их проведения. Все происходило на поверхности и очень торопливо. Такая политика секуляризации с антиклерикальными чертами была одним из факторов в цепочке событий, которые привели к бесполезному государственному перевороту, положившему начало кровавой гражданской войне (1936-1939). Военная клика, которая играла принципиальную роль в разжигании гражданской войны, использовала защиту католического единства в Испании с целью оправдать свою попытку государственного переворота и начать долгую гражданскую войну. Испанская католическая иерархия (Рим изначально был осторожен) была почти единогласна в своей поддержке военной клики и без стеснения представляла войну, как религиозный крестовый поход. На фоне такого исторического контекста, не удивительно, что политический режим, который возник из гражданской войны, занял наиболее традиционную позицию в отождествлении нации с церковью. Католицизм был объявлен официальной государственной религией, 240
неуниверситетское образование было практически монополизировано Католической церковью. В государственных органах ощущалось заметное присутствие членов католической иерархии. В 1953 г. был подписан Конкордат, в котором были признанны все привилегии, которых требовала Церковь. Таким образом, была создана очень строгая и очень архаичная модель, которая не смогла пережить конец автократического режима генерала Франко. Несмотря на то, что политическая система определенно развивалась в течение этих 40 лет, все фундаментальные изменения произошли лишь после смерти Франко в 1975 г. Скорый и эффективный переходный процесс, последовавший после смерти Франко полностью изменил правовую систему от автократической до демократической. Были неизбежны и изменения в сфере церковно- государственных отношений. В 1976 г. подписывается соглашение со Святым Престолом, заложившее основы для замены Конкордата 1953 г. В 1978 г. была подготовлена новая Конституция, провозгласившая нерелигиозную природу государства и полную религиозную свободу. Серия соглашений со Святым Престолом, которые заменили Конкордат (1979) и Акт о религиозной свободе (1980) наряду с другими реформами (напр., введение развода) стали в испанской системе (правда, несколько преждевременно) полной противоположностью тому, что было в силе еще совсем недавно. Серия преобразований завершилась в 1992 г., когда социалистическое правительство пришло к власти, провело реформу образования и подписало соглашения с религиозными меньшинствами. Эти преобразования создали новую систему церковного права, которая действует до сих пор и будет представлена ниже. 1 6-6117 241
///. Основная структура 1. Правовые источники Конституция занимает главное место в иерархии источников права. Ст. 16 устанавливает основы системы церковного права: 1. Гражданам и их объединениям гарантируется свобода идеологии, вероисповедания и совершения богослужений без каких-либо ограничений, кроме тех, что необходимы для поддержания общественного порядка. 2. Никто не может быть принужден выражать свое мнение о своем вероисповедании, веровании и идеологии. 3. Никакая религия не может быть государственной. Власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживают отношения сотрудничества с Католической церковью и другими общинами. К государственно-церковным вопросам также относятся другие нормы. Ст. 14(2) гласит: «Все испанцы равны перед законом и не подвергаются какой-либо дискриминации по (...) вероисповеданию (...). И, наконец, ст. 27 (3): «Государственные власти гарантируют право родителей обеспечивать своих детей религиозным и моральным воспитанием в соответствии с собственными убеждениями». Международное право также играет ведущую роль среди источников испанского национального права не только потому, что Испанией подписаны основные декларации прав человека, но скорее потому, что Конституция указывает в следующих словах: «Нормы, относящиеся к основным правам и свободам, признаваемым Конституцией, должны быть интерпретированы в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и ратифицированными Испанией международными договорами и соглашениями (ст. 10 (2)). Испания традиционно имеет конкордаты со Святым Престолом. Даже несмотря на значительные изменения в политической и конституционной сфере, и признавая, что 242
нынешнее содержание конкордатов очень отличается от того, что было прежде, система конкордатов до сих пор существует. Отношения со Святым Престолом отражены в пяти соглашениях. Четыре из них существуют с 1979 г. Они посвящены правовым вопросам (фундаментальным вопросам юридических лиц и брака), вопросам образования и культуры, вооруженным силам и экономике. Соглашение 1962 г. регулирует вопросы нерелигиозного образования в церковных университетах. Эти соглашения имеют статус договоров международного права, что подтверждается не только использованием парламентских процедур для их принятия, но и многочисленными решениями испанского Верховного суда и испанского Конституционного суда. Как указано выше, в 1980 г. был принят Акт о религиозной свободе. Помимо декларирования индивидуальной и коллективной религиозной свободы и попыток установить содержание и цели такого закона, его существенной функцией является определение положения религиозных общин, отличающихся от общин Католической церкви в рамках нашей правовой системы. Закон однозначно не касался Католической церкви, поскольку статус Католической церкви уже был установлен посредством конкордатов. Акт о религиозной свободе очерчивает совершенно новые возможности в испанском церковном праве: Государство, принимая во внимание религиозные верования, существующие в испанском обществе, заключает там, где это возможно, договоры о сотрудничестве или конвенции с церквами, религиями или религиозными общинами, внесенными в регистр, в котором подтверждается их известное влияние в испанском обществе в силу их пребывания в стране или числа последователей. Такие соглашения, в любом случае, подлежат утверждению актом Парламента (ст. 7(1)). Основываясь на этом правовом принципе, в 1992 г. вступили в силу три соглашения, подписанные с протестантскими церквями, иудейской общиной и исламской общиной. Их правовая природа - в высокой степени спорная: 243
напр., вопрос о том, может ли Парламент вносить поправки в эти соглашения в одностороннем порядке, является, по крайней мере в настоящее время, теоретическим вопросом. Основой для оценки содержания этих соглашений являются конкордаты со Святым Престолом, хотя очевидно, что права, приобретенные Католической церковью, гораздо шире и, что существенно, гораздо эффективнее. К примеру, возможность религиозного обучения предусмотрена и для Католической церкви, и для других общин. Однако в первом случае религиозное преподавание является обязательным и все расходы покрываются государством, а во втором случае дело обстоит иначе. Таким же образом расходы на духовное попечительство в католических больницах покрываются государством, но ситуация выглядит иначе, когда речь идет об оказании такого же попечительства общинами религиозных меньшинств, заключившими соглашения с государством. Но кроме правовых рамок, не следует забывать о символической роли: общины религиозных меньшинств находятся (хотя бы на строго институциональном уровне) на одном уровне с Католической церковью. Реальное положение вещей не умаляет эту символическую роль. В действительности существует множество особых положений для общин религиозных меньшинств в более широком круге законов, напр., в таможенном, трудовом или городском законодательстве, но эти положения выходят за пределы настоящей дискуссии. Нам не следует забывать о . решениях испанского Верховного суда и испанского Конституционного суда в формировании испанского права и, соответственно, испанского церковного права, - не касаясь вопроса о том, следует ли признавать их источниками права. Вспомним, напр., что изначально единственная законодательная основа для признания права на отказ от абортов по религиозным или этическим основаниям, восходит к решению Конституционного суда. Наконец, существуют многочисленные акты и положения испанской администрации (безусловно не являющиеся 244
источниками права), которые весьма важны в данном случае: напр., внесение религиозных общин в соответствующий регистр; практическая организация духовного попечительства в больницах. Краткое изложение источников права не будет полным без упоминания о двух проблемах. Во-первых, это так называемое «право автономных регионов». Политико-административное устройство в соответствии с Конституцией 1978 г. превратилось в новую систему, в которой различные регионы имеют полную законодательную власть в пределах своей компетенции. Они не имеют прямых полномочий в сфере религиозной свободы, религиозных конфессий и т.д.; но косвенно они, тем не менее, становятся все более важными субъектами в формировании нынешней модели церковного права. Следует помнить, что автономные регионы имеют компетенцию в таких сферах, как общественное здравоохранение (духовное попечительство в больницах), образование и городское планирование, в которых, безусловно, возникают вопросы, относящиеся к общинам религиозных меньшинств. Другая проблема связана со значением конфессиональных правовых систем. Следы прямого действия конфессионального права сохранились в испанском праве. Как мы увидим, это касается канонического права в вопросах брака. Однако, такие следы имеют остаточный характер. 2. Характерные черты модели Я не думаю, что традиционные классификации применимы к нынешним моделям государственно-церковных отношений. Очевидно, что испанская система не может быть отнесена ни к образцу государственной церкви, ни к типу конфессиональной модели. Ее также нельзя соотнести в строгом смысле с моделью отделения церкви от государства. Конституция обязывает нас принимать во внимание религиозный феномен, но не дает точного определения, что следует включать в это понятие. Следует также помнить, что действующая правовая система - это отражение истории и что, 245
следовательно, пережитки католического конфессионализма по- прежнему сохраняются, хотя и идут на убыль. Хотя упоминание Католической церкви в Конституции не влечет за собой каких- то особых последствий, но тот факт, что это принимается во внимание, говорит о ее историческом и социологическом значении. На практике система вращается вокруг двух идей. С одной стороны, религиозные конфессии должны получать определенное признание со стороны государства и как результат этого - определенное отношение к ним. С другой стороны, идея религиозной свободы фундаментальна для системы не только в силу признания фундаментального права на религиозную свободу с максимально возможной защитой в законодательстве, но и в силу ограничения уровня признания общин религиозных меньшинств: эти общины могут получать государственную помощь при условии, что это не наносит вреда для религиозной свободе и равенству. На уровне законодательных средств правовая система избрала самый точный механизм - соглашения - для фиксирования положения общин религиозных меньшинств. В этом отношении, как будет подчеркнуто ниже, мы видим, что была принята пирамидальная система. Католическая церковь получает максимум прав через конкордат; на втором уровне находятся те общины религиозных меньшинств, которые подписали соглашения; третий уровень составляют те общины религиозных меньшинств, которые занесены в соответствующие регистры; далее следуют те, которые не имеют определенного правового статуса. Происхождение этой пирамидальной системы отношения к религиозным меньшинствам обнаруживается в системе источников права, которая также имеет такую структуру. В упрощенном варианте и принимая во внимание определенные нормы церковного права, мы можем сказать, что Конституция является вершиной. Ряд международных договоров, подписанных со Святым Престолом и составляющих конкордат, регулируют правовое положение Католической церкви. 246
Положение трех групп, принадлежащих к общинам религиозных меньшинств, регулируется соглашениями, которые имеют нормативный статус законов, но несколько усилены природой этих соглашений. Акт о религиозной свободе устанавливает рамки религиозного поведения, которое не вписывается в указанные четыре религиозных сообщества, подписавшие договор с государством. IV, Правовой статус религиозных организаций Акт о религиозной свободе 7/1980 от 5 июля 1980 г. устанавливает, что «церкви, религии и религиозные общины и их федерации могут приобретать юридическое лицо с момента регистрации в соответствующем государственном регистре, созданном для этой цели и находящимся в Министерстве юстиции» (ст. 5 (1). Следовательно, в первую очередь функцией государственной администрации является признание юридического лица общин религиозных меньшинств. Очевидно, что роль судов состоит в рассмотрении любых возможных отказов в регистрации. Закон сам по себе устанавливает регистрационные требования: «Регистрация предоставляется в силу заявления поданного вместе с подлинными документами, извещающими об основании и создании организации в Испании, декларирующими ее религиозные цели, конфессиональные и другие особенности, процедурные правила и представительские органы, включая полномочия органов и реквизиты их действительного адреса» (ст. 5 (2)). На практике после начального периода, когда критерии для регистрации были слишком широкими, имел место второй период, когда государственная администрация и суды действовали более запретительно и требовали, чтобы было доказано существование религиозных верований и наличие определенного числа последователей, организационной структуры и т.д. Недавнее решение испанского Конституционного суда (решение 46/2001 от 15 февраля 2001 г.), возможно, будет возвращением к системе, в которой 247
регистрация станет более открытой. Количество зарегистрированных религиозных организаций превышает 1000, что не означает, что все они непременно являются общинами религиозных меньшинств в прямом смысле слова11. Кроме получения юридического лица, следующие права, установленные в законе, восходят к регистрации: «Зарегистрированные церкви, религии и религиозные общины являются совершенно независимыми и могут устанавливать собственные внутренние организационные правила и уставные правила для персонала (ст. 6(1)). Однако, как мы указывали выше, процедурой для получения большого числа привилегий является подписание соглашения с государством. Чтобы этого достичь, три группы общин религиозных меньшинств создали собственные федерации, что дает им возможность подписать соглашения, утвержденные в то же время рядом законов. Это Испанская федерация протестантских церквей (Закон 24/1992), Испанская федерация иудейских общин (Закон 25/1992) и Исламская комиссия (Закон 26/1992). Содержание этих соглашений - практически одинаковое, как и дата принятия этих документов, что свидетельствует о том, что в значительной степени это не столько особые соглашения, сколько реальный текст, представленный государством для всеобщего принятия. Несмотря на то, что в настоящее время государственная администрация не является сторонницей универсализации системы, общины религиозных меньшинств могут получить привилегии, предоставляемые соглашениями, на том основании, что они являются членами существующих федераций. Система получения привилегий через соглашения основана на включении новых общин религиозных меньшинств в одну из подписавшихся федераций. Такой подход был предложен государственной администрацией для того, чтобы избежать значительного избытка соглашений, но он дает и парадоксальные результаты. В качестве яркого примера можно указать на способ, избранный православными общинами, чтобы присоединиться к соглашению. Этот способ состоял в 248
присоединении к протестантской федерации. Определенные общины религиозных меньшинств пытались присоединиться к одной из существующих федераций, но пока что их надежды не оправдались, поскольку в действительности согласие или несогласие принять новых членов относится к функции федераций. Наконец, использование метода присоединения к одной из федераций, которая подписала соглашение с государством, дает возможность избежать любого государственного вмешательства. Другими словами, факт получения определенной общиной религиозных меньшинств привилегий, указанных в соглашениях, зависит не от государства, а скорее от желания общин религиозных меньшинств, которые уже являются членами соответствующих федераций. Во всяком случае, как указано выше, система соглашений была разработана испанским правом как способ предоставления привилегий общинам религиозных меньшинств таким образом, чтобы те, кто просто зарегистрирован, находился бы в режиме минимального благоприятствования. Особые привилегии сохраняются за теми, кто действует на основе соглашений. Католическая церковь представляет собой особый случай. Как таковая, она не заносится в регистр испанского Министерства юстиции. По существу, ее положение регулируется международными договорами. В любом случае, если не рассматривать Святой Престол как субъект международного права, Католическая церковь стремится к уникальности, поскольку желает оставаться в рамках частного права. В испанском праве нет места для организаций публичного права, когда речь идет об общинах религиозных меньшинств. Широкая организационная структура Католической церкви означает, что система приобретения юридического лица варьируется в зависимости от различных типов организаций. Епископская конференция имеет юридическое лицо согласно закону; епархии и другие территориальные подразделения (приходы и т.д.) приобретают его посредством уведомления государства; монашеские ордены 249
и конгрегации должны быть зарегистрированы, а ассоциации и фонды в принципе подчиняются общему праву. Что касается остальных религиозных групп, то испанское право не предполагает какого-либо особого регулирования. Общее право применимо к незарегистрированным общинам религиозных меньшинств. Так называемые «новые религиозные движения» не предполагают какого-либо особого регулирования и, соответственно, подчинены общему праву в таких вопросах как объединение, богослужение и свобода самовыражения. Индивидуальное религиозное состояние не имеет никакого значения в испанском праве. Отсутствуют привилегии или запреты для исповедания определенной религии или занятия любой должности в иерархии общин религиозных меньшинств (за редкими устаревшими исключениями, относящимся к католической иерархии). V. Церковь и культура Следует отметить, что в принципе деятельность общин религиозных меньшинств не подлежит особому регулированию в сфере образования и культуры. Но некоторые аспекты все же требуется разъяснить. В отношении создания неуниверситетских образовательных центров, общины религиозных меньшинств находятся в таком же положении, что и любая другая организация или любое другое лицо. В Испании существуют бесплатные государственные школы и предоставлена свобода создавать частные центры. Эти центры могут быть самофинансируемыми или получать государственное финансирование. Частные центры, получающие государственное финансирование, которое может покрыть все их расходы, подчиняются определенным требованиям: они должны быть бесплатными; вступительные требования должны быть схожими с теми, что существуют в государственных центрах; родители, учителя, ученики и представители персонала активно участвуют в управлении делами центра. В то время как государственным школам следует 250
быть идеологически нейтральными, частные школы могут быть идеологически ориентированными. Эта возможность определенной идеологической ориентации, в частности, означает, что свобода преподавания может быть ограничена в некоторой степени: процесс преподавания строится в соответствии с идеологией центра. Другими словами, в Испании могут быть образовательные центры с определенной религиозной идеологией, финансируемые как в частном порядке, так и государством. В обмен на государственное финансирование, они оказываются в более ограниченных условиях по сравнению с теми частными образовательными центрами, которые существуют без государственного финансирования. Совершенно иначе выглядит ситуация с религиозным образованием. Во всех образовательных центрах, финансируемых государством, преподавание католической религии предлагается на добровольной основе. Преподавательский состав отбирается Епископской конференцией, но оплачивается государством. Одна из традиционных проблем - предложение альтернатив тем ученикам, которые хотят изучать этот предмет и следует ли принимать во внимание оценки по этому предмету при переводе учеников в следующий класс. Решение зависит от политических взглядов действующего правительства. Что касается общин религиозных меньшинств, то соглашения с тремя федерациями (ст. 10) предусматривают, что религиозные курсы могут предлагаться в государственных центрах и в частных центрах с государственным финансированием. В последнем случае установлено, что религиозные курсы не должны быть в противоречии с идеологией частных центров. Однако, государство будет нести расходы по преподаванию, если как минимум 10 учеников выбрали этот курс. Это означает, что в испанской социологической реальности (за исключением Сеуты и Мелильи, географически расположенных в Северной Африке, но под суверенитетом Испании), расходы по этим предметам на 251
самом деле покрываются соответствующими общинами религиозных меньшинств. На университетском уровне общины религиозных меньшинств в принципе подчиняются общему праву. Они могут создавать университеты таким же образом как любые другие организации или частные лица. Исключением опять является Католическая церковь. Четыре католических университета, управляемые Епископской конференцией (в Саламанке), Опус Деи (в Наварре) и иезуитами (в Деусто и Комильасе) имеют статус, регулируемый особым соглашением от 5 апреля 1962 г. Однако, сегодня существуют новые церковные университеты, которые не могут подписать это соглашение и должны применять общее законодательство по вопросам, касающимся финансирования университетов. В испанских государственных университетах нет теологических факультетов и, по-видимому, в ближайшие несколько лет они не будут созданы. Это выглядит как нарушение традиции. Однако богословские и иные церковные предметы, преподаваемые в католических университетах, признаются гражданским правом. Что касается средств массовой информации, то религиозные общины находятся в таком же положении, что и другие социальные группы. Они могут создавать радио или телестанции, учреждать печатные издания. Они не входят в какой-либо общественный орган надзора за средствами массовой информации. На практике, в системе государственного радио- и телевещания им выделено эфирное время советами директоров этих организаций. Наконец, Директива 89/552 Европейского Сообщества в отношении рекламы была включена в нашу правовую систему Законом 25/1994 от 12 июля 1994 г. VI. Трудовое право внутри религиозных общин В принципе общины религиозных меньшинств подчиняются трудовому законодательству, хотя и со 252
специальными оговорками, имеющими отношение к религиозным организациям. Работа, выполняемая некоторыми монашествующими под властью или по указанию их монашеских орденов, порождает не всегда одинаковую практику судебных прецедентов, но здесь не место для обсуждения деталей этой практики. VII Брачное и семейное право Наряду с гражданским браком существуют определенные религиозные формы брака, которые имеют гражданско- правовые последствия в соответствии с испанским законом. Испанский Гражданский кодекс устанавливает, что «браки, заключенные в соответствии с нормами канонического права, ...могут быть действительными в гражданском праве» (ст. 60). Установлена также действительность браков заключенных в соответствии с нормами протестантской церкви, иудейской и исламской общин (ст. 7 соответствующих соглашений). Это не означает, что такие браки умаляют гражданское регулирование брачных отношений. Опуская технические мелочи, мы можем сказать, что в Испании существует только один вид брака - гражданский брак, но в разных формах: гражданский, католический, протестантский, иудейский и исламский. Толкование следующего правила представляется сложнее: «Стороны, заключившие брак в соответствии с положениями канонического права, могут обращаться в церковные суды, требуя подтверждения недействительности брака или требуя папского решения в отношении краткого, но несостоявшегося брака. По просьбе одной из сторон такие церковные решения имеют полную юридическую силу по гражданскому праву, если они приняты в соответствии с государственным законом» (ст. 6 (2) соглашения по правовым вопросам). Ясно, что трудность состоит в определении того, что означает «в соответствие с государственным законом». Однако, проблема имеет скорее теоретический характер, поскольку стороны конфликта могут достичь желаемого результата посредством запроса о 253
гражданском разводе по обоюдному согласию, что автоматически вступает в силу в соответствии с испанским законом. VIII. Финансы церквей Католическая церковь является единственной церковью, получающей прямое государственное финансирование. Установлена следующая процедура. Налогоплательщик может заявить о том, что 0,5% уплачиваемой суммы налогов может идти непосредственно церкви. Следует разъяснить, что такой порядок не означает независимого налогообложения, поскольку начисленная к уплате сумма не меняется, и налогоплательщик решает передать этот процент церкви, на другие социальные цели или непосредственно государству. Другие религиозные общины не имеют права использовать этот механизм. Совершенно ясно, что подобный механизм, предназначенный для того, чтобы финансировать Католическую церковь из бюджетных средств и зависящий от желания налогоплательщиков, появился в результате ситуации, которая считалась временной. Соглашение со Святым Престолом по экономическим вопросам установило, что с момента введения этой системы финансирования и в течение трех последующих лет государство предпримет меры по разграничению сумм, получаемых таким методом и сумм, получаемых через прямое бюджетное финансирование. Через три года количество получаемых денег стало бы зависеть от пожеланий налогоплательщиков. Однако год за годом работа над разграничением продолжается так же, как и во время предполагавшегося трехлетнего периода. Метод финансирования, который является альтернативой бюджетному финансированию, заключается в предоставлении определенных налоговых льгот. При всех сложностях, типичных для налогового права, испанская правовая система предусматривает определенные льготы для религиозных организаций в этой сфере. Здесь нет необходимости вдаваться в 254
детали. Достаточно сказать, что религиозные общины, подписавшие соглашения (католическая церковь, протестантская церковь, иудейская община и исламская община) рассматриваются, с позиций корпоративного подоходного налога, одинаково как некоммерческие организации; другими словами они изъяты из такого налогообложения с учетом того, что их экономические доходы предназначены для целей их общин. Кроме того, от налогообложения освобождаются определенные виды деятельности с религиозными целями: некоторые публикации, приобретение религиозных предметов и т.д. IX. Духовное попечительство в общественных учреждениях Духовное попечительство осуществляется в общественных учреждениях трех типов: в вооруженных силах, карательных учреждениях и больницах. В недавнем прошлом структура была такова, что существовали определенные подразделения гражданских служащих, которые являлись католическими капелланами для каждого из этих учреждений. Других форм духовного попечительства не было. Однако, система развивалась в направлении замены административных отношений контрактными с намерением распространить систему и на другие религиозные общины. В то же время, из уважения ранее приобретенных прав, определенные моменты старой системы были сохранены. Я остановлюсь только на нынешнем регулировании без упоминания о тех пережитках, которые исчезнут когда-нибудь в будущем. Католическое духовное попечительство в Вооруженных силах осуществляется через военную епархию Вооруженных сил (титулярная, а не территориальная епархия), возглавляемую епископом, который назначается по соглашению между государством и церковью. Он в свою очередь назначает группу духовенства, которая работает по контрактам на постоянной или временной основе. Духовенство оплачивается из 255
государственных фондов и связано юридическими обязательствами оказывать такие услуги. Другие священники или члены монашеских орденов могут сотрудничать с ними, без подписания контрактов. Некатолическое духовное попечительство установлено Королевскими декретами Вооруженных сил и соглашениями 1992 г. Соответствующие конфессиональные священнослужители пользуются правом посещения военных учреждений для осуществления духовного попечительства, но они не обязаны это делать и они не финансируются из государственных фондов. Схожий режим существует и в Национальных полицейских силах. В тюрьмах католическое духовное попечительство осуществляется службой капелланов, назначаемых епископом области, где находится тюрьма. Они уполномочены и вознаграждаются государством. В случае с некатоликами имеется только право посещать тюрьмы. Практически такая же система существует и в общественных больницах. X. Уголовное право и религия Один из разделов главы XXI Уголовного кодекса (преступления против Конституции) озаглавлен «Преступления против свободы совести, религиозных чувств и уважения умерших» и включает пять статей (стт. 522-526). Преступлениями считаются следующие действия: воспрепятствование совершению религиозных обрядов, принуждение к совершению религиозных обрядов, создание помех для деятельности «зарегистрированных религиозных обществ», оскорбление религиозных чувств в местах богослужений, публичное высмеивание религиозных чувств и нанесение ущерба надгробиям. Более того, тот факт, что дискриминация может быть обусловлена религиозными мотивами, рассматривается в уголовном праве как отягчающее вину обстоятельство. 256
XL Правовой статус духовенства Первая трудность состоит в определении того, когда в соответствии с испанским законом мы имеем дело со священнослужителем. Нет проблем в случае с Католической церковью. Нет проблем и в случае с другими религиозными общинами, которые подписали соглашение, поскольку в них указано, что составляет религиозную власть (ст. 3). Исторически было бы корректно говорить о статусе духовенства в свете особых прав и обязанностей. Однако сегодня ситуация изменилась. Напр., существование положений о социальном обеспечении для священнослужителей определенных конфессий или для членов определенных монашеских орденов не может свидетельствовать о благоприятном отношении, что дало бы нам право говорить об особом их статусе. Это просто попытки предоставить наиболее подходящее обеспечение определенным лицам, выполняющим особые функции в рамках общей системы социальной защиты. Существуют без сомнения некоторые малозначительные пережитки старой системы, такие, как, напр., извещение епископа о том, что представитель католического духовенства или член монашеского ордена привлечен к уголовной ответственности (ст. II соглашения со Святым Престолом от 28 июля 1976 г.). Другой пример связан с Актом о военных процедурах, который освобождает «старших должностных лиц официально признанных религиозных общин» от обязанности посещать суды, чтобы делать заявления, если это может быть сделано в письменном виде (ст. 135(2)). Что касается тайны исповеди (которая, как я полагаю, не выходит за рамки профессиональной тайны), то Акт об уголовном преследовании освобождает священнослужителей от обязанности сообщать или свидетельствовать «в отношении информации, которую они получили при выполнении своих обязанностей священнослужителей» (ст. 263). Такое положение применяется к любому священнослужителю. 17-6117 257
XII. Библиография Закононодательство А. -С Alvarez Cortina/MJ. Villa Robledo, Repertorio Legislativo у Jurisprudencial de Derecho Eclesiastico Espanol, Universidad de Oviedo - EUNSA, Pamplona, 1998. A. De la Hera/R.M. Martinez De Codes, Spanish Legislation on Religious Affairs, Centro de Publicaciones. Ministerio de Justicia. Madrid, 1998. M.E. Olmos/J.Landete Casas, Legislacion Eclesidstica, Thomson-Civitas, Madrid, 2004. LC. Ibdn/M.Gonzdlez, Textos de Derecho Eclesiastico (Sighs XIXу XX), Centro de Esrudios Politicos у Constitucionales-Boletin Oficial del Estado, Madrid, 2001. Журналы «Anuario de Derecho Eclesiastico del Estado", 1985 and following years. "Laicidad у Libertades. Escritos Juridicos", 2001 and following years. Учебники 1С. Ibdn/L.Prieta Sanchis /A.Motilla, Manual de Derecho Eclesiastico, Editorial Trotta, Madrid* 2004. J.Ferrer Ortiz (ed.), Derecho Eclesiastico del Estado Espanol, EUNSA, Pamplona, 2004. J.M. Gonzalez del Valle /M.Rodrigues Blanco, Derecho Eclesiastico Espanol, Civitas, Madrid, 2002. I Центр социологических исследований. Обзор № 2,474, декабрь 2002 г. II В соответствии с данными, предоставленными Генеральным директоратом по делам религий (Direction General de Asuntos Religiosos) в 1998 г. было зарегистрировано следующее число организаций: протестантские церкви и структуры: 744; православные: 5; Христианская наука: 3; Свидетели Иеговы: 1; мормоны: 1; другие христианские конфессии: 10; иудеи: 15; ислам: 99; бахай: 2; индуизм: 3; буддизм: 13; прочие: 3. Guia de Entidades Relogiosas de Espana, Secretaria General Tecnica. Ministerio de Justicia, Madrid, 1998, p. 23. 258
Сильвио Феррари ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В ИТАЛИИ /. Социальные факторы Италия является преимущественно католической страной, хотя трудно дать даже приблизительную оценку числа итальянцев, практикующих католицизм. Существует проблема надежности статистических данных, но даже имеющиеся цифры значительно расходятся. Более чем 90% учеников в государственных школах принимают участие в католических религиозных занятиях, тогда как менее, чем 40% налогоплательщиков отдают церкви часть подоходного налога на физических лиц, предназначенного для деноминаций или государственных учреждений социальной поддержки населения. 70% всех религиозных браков заключаются в соответствии с религиозными обрядами, но, несмотря на высокий процент граждан, получивших католическое крещение, менее, чем 30% регулярно принимают участие в воскресной службе. Кроме того, папство находится в Италии, что дает Католической церкви возможность оказывать огромное влияние на политические и социальные события в стране, не обращая внимания на статистические данные, касающиеся религиозных верований итальянцев. Среди других деноминаций следует отметить мусульман, которые по причине массового притока иммигрантов из североафриканских стран, сегодня образуют большую группу, чем Свидетели Иеговы. Присутствие иудеев и вальденсов, несмотря на давние традиции, в численном отношении менее значительно. Процессы распространения «новых религиозных движений» (неподходящее выражение, которое, однако, становится общепринятым) схожи с аналогичными процессами в других западноевропейских странах. //. Историческое происхождение Объединение Италии (1860-1870) вызвало серьезный кризис в отношениях между Католической церковью и новым государством. Либеральные правительства Кавура и его 259
преемников начали процесс секуляризации учреждений и общественной жизни. Этот процесс выражался в введении обязательного гражданского брака (1865), запрете католического религиозного образования в государственных школах (1877), реформе уголовных законов, защищающих религию (1890). Подобные изменения наталкивались на сопротивление церковной иерархии, которая была, кроме того, озабочена мерами, имеющими целью ослабить экономическую власть церкви, особенно путем упразднения определенных церковных организаций и конфискации их собственности в 1866 и 1867 гг. Тот факт, что объединение Италии было достигнуто посредством разрушения светской власти папства посредством, захвата Рима в сентябре 1870 г. усилил враждебность многих католиков по отношению к Королевству Италии, которое обвинялось в попытке отобрать у папы и церкви их собственность. В целом умеренная политика итальянского правительства, особенно после опубликования Закона о гарантиях в 1871 г., постепенно снижала напряжение в церковно-государственных отношениях, которые были в дальнейшем улучшены более гибким подходом папы Льва XIII (1878-1903) и Джованни Джиолити, руководившим итальянской политикой в первые пятнадцать лет XX в. Однако начало Первой мировой войны помешало восстановлению дружественных отношений с конкретными результатами. Вслед за войной фашистская партия, которая была у власти с 1922 г. до конца Второй мировой войны, инициировала политику примирения с Католической церковью, кульминацией чего было подписание Латеранских договоров в 1929 г. Они разрешили «Римский вопрос» (конфликт между папой и итальянским государством о суверенитете Рима) путем создания Государства Ватикан. Договоры также возродили некоторые церковные привилегии - в брачных и экономических вопросах и в области религиозного образования в государственных школах - которые были утрачены во время либерального периода. Республиканская конституция 1948 г. сформировала основу для ревизии тех положений Латеранского конкордата, которые были малосовместимы с конституционными принципами свободы и равенства в религиозных вопросах. Однако по ряду национальных и международных причин реформы итальянского церковного права не могли быть инициированы до 1980-х гг. - 260
до тех пор, пока процесс секуляризации глубоко не изменил итальянское общество (самым важным результатом этого процесса в области законодательства было введение разводов в 1970 г. и легализация абортов в 1978 г.). ///. Правовые источники Фундаментальные положения итальянского церковного права содержатся в Конституции и имеют целью, с одной стороны, гарантировать свободу и равенство индивида в религиозных вопросах, а с другой - гарантировать систему сотрудничества между государством и религиозными деноминациями. Ст. 19 Конституции декларирует что «каждый человек имеет право свободно исповедовать свои религиозные верования в любой возможной форме, индивидуально или совместно с другими, пропагандировать их и совершать богослужения в частном порядке или публично, за исключением обрядов, противных добрым нравам». Ст. 3 (1) подтверждает, «что все граждане имеют одинаковое общественное достоинство и равны перед законом без различия пола, расы, языка, религии, политических убеждений, личного и общественного положения». Как уже было указано, итальянская система церковного права состоит из двух частей. С одной стороны она имеет целью гарантировать каждому (включая неграждан) религиозную свободу и равенство. Доминирующая интерпретация термина «религия» распространяет гарантии, предусмотренные стт. 3 и 19 на исповедание атеистических или агностических верований. С точки зрения личных прав на религиозную свободу и равенство • итальянский правовой порядок соответствует основным положениям международного права в этой сфере и принципам, содержащимся в конституциях других западных стран. Введение специальных правил, позволяющих отказываться от военной службы (1972) и (это касается медицинских работников) от участия в производстве абортов (1978), способствовали разрешению некоторых важных проблем религиозной свободы. Другие проблемы, однако, остаются нерешенными. Основные проблемы вызваны деятельностью 261
религиозных групп, которые возникли в Италии сравнительно недавно. Некоторые дела, связаны с отказом от медицинского лечения (доминирующий подход в юриспруденции признает возможность отказа от любого медицинского лечения, которое по закону не является обязательным до тех пор пока отказ, напр., от переливания крови, не подвергает опасности жизнь другого лица) или с отказом от работы по религиозным праздникам (это право предоставляется только последователям деноминаций, которые заключили соглашение с итальянским государством; остальные, включая мусульман, не пользуются таким правом). В дополнение к этим положениям, затрагивающим личные свободы, существуют некоторые положения, касающиеся правового статуса деноминаций. Ст. 8 (1) утверждает, что «все религиозные исповедания в равной мере свободны перед законом». Далее статья содержит положения, затрагивающие религиозные меньшинства: «Некатолические деноминации имеют право создавать свои организации согласно своим уставам в той мере, в какой это не противоречит итальянскому правовому порядку. Их отношения с государством определяются законом на основе соглашений с органами, представляющими эти деноминации». Специальное регулирование, однако, применяется к Католической церкви в соответствии со ст. 7: «Государство и Католическая церковь независимы и суверенны в своих сферах деятельности. Их отношения регулируются Латеранскими соглашениями. Изменения этих соглашений, принятые обеими сторонами, не требуют какой-либо процедуры по пересмотру Конституции». Наконец, ст. 20, адресованная всем деноминациям, устанавливает, что «церковный характер и религиозные или богослужебные цели общества или учреждения не могут быть поводом для специальных законодательных ограничений или специальных фискальных мер в отношении образования этих обществ и учреждений, их юридической правоспособности и любой формы деятельности». В соответствии со ст. 7, между государством и Католической церковью в 1984 г. было заключено Соглашение Вилла Мадама (Villa Madama), заменившее Латеранский конкордат 1929 г. За этим Соглашением последовала серия специальных соглашений, наиболее важные из которых 262
касались регулирования деятельности церковных организаций и собственности (1984), католического религиозного образования в государственных школах (1985), защиты культурного и религиозного наследия (1996) и пастырского попечительства в полицейских органах (1999). В соответствии со ст. 8 (3) были заключены соглашения (intese) между итальянским государством и вальденсами {Tavola Valdese) (1984), церквами адвентистов Седьмого Дня (1986), пятидесятнической церковью «Ассамблея Божия» (1986), Союзом иудейских общин (1987), Союзом евангелических христиан-баптистов (1993) и с Лютеранской церковью (1996). Два последующих соглашения с конгрегацией Свидетелей Иеговы и Буддистским союзом были подписаны в 2000 г., но до сих пор не одобрены Парламентом. Деятельность остальных деноминаций по-прежнему регулируется Законом № 1159 от 24 июня 1929 г. Этот закон по историческим причинам содержит несколько положений, которые не соответствуют принципам Конституции. Однако предложение изменить его, одобренное Советом Министров в 1990 г., до сих пор не представлено в Парламент для одобрения. Дискуссия становится сложнее, когда мы переходим от прав индивидов к юридической классификации церквей. В этой области система конкордатов и соглашений предусматривает элементы дифференциации деноминаций. Они не исключаются ст. 8 (1), в которой говорится о «равной свободе», а не о равенстве. В некоторых случаях эти элементы могут оказывать влияние на правовой статус индивидов; примеры можно найти в последующих разделах данной главы, в которых говорится о финансировании деноминаций и религиозном образовании в государственных школах. По этой причине, корректное соотношения между свободой (то есть возможностью специального регулирования для каждой деноминации) и равенством (то есть необходимостью общего набора прав и обязанностей всех) являются центральной проблемой итальянского церковного права на нынешней стадии развития. Итальянское церковное право представляет собой трехъярусную систему. Наиболее заметна позиция Католической церкви, которая в силу числа своих последователей и особой значимости в итальянской истории, обладает привилегированным положением, охраняемым соглашением Вилла Мадама и другими многочисленными 263
положениями. Промежуточное положение занимают те деноминации, которые заключили соглашения с государством. Сюда относятся те, которые существует в Италии уже долгое время (вальденсы, иудеи и протестанты), или недавние группы, которые, однако, не имеют черт, несовместимых с итальянским законодательством. Отдельными соглашениями им гарантировано эквивалентное, если не равное, положение с Католической церковью. На нижнем ярусе находятся деноминации (некоторые из них со значительным числом последователей, такие как, мусульмане), которые сравнительно недавно появились в Италии и характеризуются таким учением и практикой, которые, согласно доминирующей интерпретации, более или менее открыто конфликтуют с общественным порядком. Сюда также относятся в высшей степени противоречивые «новые религиозные движения», такие, как Христианская наука. Деятельность этих групп регулируется законом № 1159 1929 г. и/или общими законами об ассоциациях, и они лишены некоторых важных привилегий (напр., по вопросам финансирования, религиозного образования и пастырского служения), которые в настоящее время предоставляются только на основе конкордата или соглашения. Грубо говоря, эта трехъярусная система восходит к итальянской истории и культуре: однако это не означает, что ее не следует исследовать с других точек зрения. Первый аспект касается границ системы договоров и соглашений, распространенной на те вопросы, которые могли бы находиться в сфере государственного права и давать более удовлетворительные результаты в отношении равенства. Напр., в сфере финансирования деноминаций, действующая система исключает мусульман и Свидетелей Иеговы (являющихся в численном отношении второй и третьей крупнейшими религиозными общинами в Италии), которые без соглашения не могут участвовать в распределении 0,8% налога на физических лиц и не могут вычитать суммы, пожертвованные их религиозным общинам, из своих налогооблагаемых доходов. Открывая эти каналы финансирования всем деноминациям признанным итальянским законом, государство проявило бы больше уважения к «равной свободе», гарантированной ст. 8 Конституции. 264
Такая же критика применима и к другим сферам итальянского церковного права. Нет общего закона, применимого ко всем религиозным общинам, которые затрагивал бы проблемы, подлежащие единообразному решению (помимо финансирования, это пастырское попечительство в государственных учреждениях, доступ в школы и т.д.). При наличии такого закона, можно было бы в договорах и соглашениях оставить регулирование (в разных формах) только вопросов специального интереса отдельных деноминаций. Сюда относятся, напр., отказ от переливания крови у Свидетелей Иеговы, ритуальные убийства животных у иудеев, отдых в субботу у адвентистов и иудеев. Другой аспект итальянского церковного права, являющийся предметом критики, касается чрезмерного усмотрения властей при решении вопроса о том, принять или отвергнуть предложение деноминации вступить в переговоры для заключения соглашения. Определенная гибкость в обращении с заявлениями - и особенно их содержанием - представляется разумной. В то же время принятие государственными органами решений, не опирающихся на объективные критерии (число последователей, время их пребывания в Италии или в других странах, вид организации), способствует злоупотреблениям. IV. Правовой статус религиозных общин Следует изначально подчеркнуть, что любая группа с религиозными целями может быть организована без необходимости получения разрешения или предварительной регистрации и действовать в рамках итальянской правовой системы. Ограничения могут быть установлены только по соображениям общественного порядка и благопристойности. Для этих целей деноминации (или, точнее, их юридические лица) могут выбирать между различными типами правового положения, предусмотренными итальянским законом. Прежде всего, они могут возникать себя как непризнанные ассоциации в соответствии со стт. 36-38 Гражданского кодекса. Это наиболее простая модель, которая также используется политическими партиями и профессиональными союзами. В этом случае деноминация свободно приобретает правоспособность (включая независимость в имущественных 265
вопросах, возможность получать пожертвования, осуществлять юридические действия и т.д.), а ее учредительный документ или устав не является объектом государственного контроля. Более точные и обязующие нормы применяются к признанным ассоциациям в соответствии со стт. 14-35 Гражданского кодекса и предписанием от 10 февраля 2000 г., № 361. Они получают юридическое лицо посредством регистрации в префектуре, подтверждая, что они выполняют социально полезные функции и имеют достаточные экономические средства. Гражданская правоспособность может быть также получена в соответствии со ст. 16 Общих положений закона, которая предоставляет иностранным юридическим лицам права итальянских юридических лиц на условиях взаимности и, кроме того, в соответствии со ст. 2 Договора о дружбе, коммерции и торговом флоте, заключенного с Соединенными Штатами Америки в 1948 г. Около тридцати деноминаций (или юридических лиц деноминаций), получили подобным образом правоспособность с привлекательной возможностью получения налоговых льгот для своих структур. Впоследствии возникли некоторые вариации в интерпретации положений закона, что привело к утрате этих льгот. Сейчас таким лицам предоставлен статус схожий со статусом признанных ассоциаций. До сих пор в настоящей главе рассматривалась только возможность приобретения правоспособности в формах, предусмотренных общим законодательством для всех групп, независимо от их религиозных или иных целей. Религиозные группы, однако, имеют дополнительную возможность, которую используют наиболее значительные религиозные меньшинства (в частности, мусульмане, мормоны и Свидетели Иеговы): это - получение правоспособности для своих организаций на основе закона, предназначенного специально для групп с религиозными целями. Речь идет о Законе № 1159 1929 г., который регулирует вопросы религий, зарегистрированных в Италии. Этот закон, устанавливая такое же отношение к религиозным целям, как и к целям социального обеспечения и образования, предоставляет важные налоговые привилегии, распространяя, таким образом, на учредителя преимущества, установленные для ассоциаций. С другой стороны, этот закон подчиняет группы с религиозными целями государственному 266
контролю и предоставляет государственным властям право заменить административные органы ассоциации государственным чиновником и аннулировать их решения. Несмотря на все преимущества и неудобства, вытекающие из этого положения, признание правоспособности в соответствии с Законом № 1159 1929 г. имеет огромное значение, поскольку подтверждает религиозную природу признанной группы. Так возникают основные предпосылки (если не по закону, то по факту) для подачи заявления на заключение соглашения с итальянским государством в соответствии со ст. 8 (3). Шесть деноминаций, которые подписали соглашение с итальянским государством, больше не подпадают под действие Закона № 1159 1929 г., который был заменен в данном случае гораздо более благоприятными положениями, содержащимися в отдельных соглашениях. Однако правоспособность, приобретенная шестью деноминациями на основе этого закона, сохраняется за ними. С другой стороны, иудейские общины и их Союз никогда не были субъектами указанного выше закона. Они получили юридическое лицо на основании специально подготовленного для них Закона № 1731 1930 г., который в деталях регулирует их деятельность. Закон был отменен, когда были подписаны соглашения, но общины и их Союз сохранили правоспособность, предоставленную на основе этого закона. Аналогичные положения применяются к вальденсам и консисториям церквей в Вальденских долинах, которые - даже после заключения соглашений - сохранили правоспособность, приобретенную не на основе правовых положений, а на основании «длительного обладания статусом». Это означает, что они имели правоспособность еще до образования итальянского государства. Специальный комментарий должен быть сделан в отношении Католической церкви, которая имеет статус субъекта публичного права, даже если нет оснований для сравнения ее с органами, являющимися частью государственной организации. Во всяком случае ее можно сравнить с иностранными государствами, которые также являются субъектами итальянского публичного права. Как уже было сказано, только органы деноминаций могут приобретать правоспособность, в соответствии с Законом № 1159 1929 г., и только деноминации могут (в соответствии со 267
ст. 8 Конституции) заключать соглашения с государством. Таким образом, существует проблема определения термина «деноминация», которая недавно приобрела значение в Италии в связи с распространением «новых религиозных движений». Поскольку отсутствует уставное определение, некоторые комментаторы считают, что государство не способно и некомпетентно определять, что считать деноминацией. Из этого заключения следует, что вопрос, видимо, зависит от самооценки последователей тех групп, которые имеют целью признание себя в качестве деноминации. Если последователи считают, что они создают деноминацию, то государственные органы обязаны принять эту оценку. Некоторые недавние решения Конституционного суда (особенно, решение № 467 в ноябре 1992 г.) идут в другом направлении, утверждая, что термин «деноминация» должен иметь объективную, а не субъективную основу. С этой точки зрения, другая группа авторов попыталась определить характерные черты, которые должны быть обнаружены в каждой группе, желающей быть признанной как деноминация. К таким чертам относятся: вера в трансцендентную сущность (не обязательно в Бога), которая способна дать ответы на фундаментальные вопросы, относящиеся к существованию человека и вещей, снабдить человека нравственным кодексом и создать экзистенциональную взаимозависимость верующих, проявляющуюся, в частности, в виде богослужений, а также существование хотя бы минимальной организационной структуры. Кроме трех Авраамовых религий, многие религии восточного происхождения подходят под эту парадигму, в то время как парапсихологические, спиритуалистические и оккультные группы будут исключены. Некоторые из «новых религиозных движений», такие как, Христианская наука представляют собой пограничные случаи, о чем свидетельствуют противоречивые решения судов по этому вопросу. V. Право на самоопределение Так же как ст. 7(1) Конституции, в которой признается суверенитет и независимость Католической церкви в ее 268
собственной сфере, ст. 8 (2), предоставляющая всем остальным деноминациям право организовываться в соответствии со своими уставами в той степени, в какой они не противоречат итальянскому праву, гарантирует деноминациям высокую степень внутренней автономии. Они могут свободно организовываться таким способом, который они признают благоприятным для себя и защищены от любых притязаний со стороны государственной юрисдикции. Но в еще большей степени, чем в только что процитированных положениях, автономия религиозных деноминаций гарантирована заключительными разделами стт. 7 и 8. Они устанавливают, что государство может иметь дело с юридическими лицами деноминаций только путем соглашений, то есть в соответствии с условиями, по которым достигнуто понимание с государством. В двух разделах также говорится о том, что с момента достижения договоренности (соглашение или конкордат) любые поправки могут быть сделаны только на основе договоренности между государством и деноминацией. Поправки не могут быть сделаны по односторонней инициативе государства, исключая, конечно, возможное внесение изменений в стт. 7 и 8 с помощью процедуры конституционных поправок. В этом смысле Католическая церковь и 6 деноминаций, которые достигли соглашения с государством, имеют гарантию того, что их нынешний правовой статус не будет изменен к худшему против их воли. Этот дополнительный фактор отличает эти деноминации от тех, которые лишены подобной гарантии. Наконец, следует отметить, что в отличие от других стран, учреждения (больницы, школы и т.д.), зависящие от Католической церкви и других деноминаций, не имеют специальной автономии; некоторые исключения из этого правила будут представлены ниже в разделе VI. VI. Церкви и культура В Италии нет теологических факультетов в государственных университетах. Нет особых проблем и в отношении права деноминаций создавать школы или другие образовательные учреждения различных уровней и типов: такое право предоставляется любым частным лицам согласно ст. 33 269
Конституции. И положения Соглашения Вилла Мадама, и соглашения с другими деноминациями просто повторяют это правило. Длительное время частные школы (включая школы религиозных деноминаций) не получали финансовой поддержки со стороны государства, но в 2000 г. новый закон установил, что семьи, направляющие своих детей в частные школы, признаваемые государством, имеют право на частичное возмещение своих расходов. В сфере образования, дискуссия сконцентрирована в основном на вопросе религиозного образования в государственных школах. По этому вопросу существует четкое различие между положениями, применяемыми к Католической церкви, и теми, что применяются к другим деноминациям. Соглашение Вилла Мадама оговаривает, что в детских садах и начальной школе религиозное образование составляет два часа в неделю, а в старших классах - один час в неделю; никакое религиозное образование не предоставляется в университетах. Государство несет полную финансовую ответственность за католическое религиозное образование. Каждый год при наборе учеников или при окончании средней школы, которая обычно завершается в 13 лет, родители должны заявить, намереваются ли ученики принимать участие в уроках католического образования. Если они отказываются, ученики могут изучать другие предметах в это время или могут покинуть школьный участок. Это право гарантировано ученикам решением № 13 Конституционного суда в 1991 г. после долгого конфликта. Для религиозного образования учителей выбирает правящий епископ из списка лиц, имеющих соответствующие сертификаты, подтверждающие их квалификацию в теологии и церковных дисциплинах и успешно сдавших экзамены. Кроме того, эти лица должны быть признаны церковными властями в лице правящего епископа, который предоставляет письменное подтверждение, свидетельствующее о том, что они подходят для того, чтобы преподавать религиозные предметы. Если это подтверждение отозвано, лицо должно прекратить преподавать католическую религию и ему будет поручено преподавание других предметов (если оно обладает квалификацией для такого преподавания) или ему будет предложена другая работа. 270
Программа для католического религиозного образования устанавливается соглашением между Министерством общественного образования и председателем итальянской Епископской конференции для каждого типа школ. Учебники должны быть снабжены nihil obstat Епископской конференции и епископа той епархии, в которой расположена школа, где будут использоваться учебники. Шесть деноминаций, которые имеют соглашение с итальянским государством, могут направлять своих учителей в государственные школы, если ученики, их родители или школьная администрация обратились с просьбой о предоставлении уроков определенной религии (напр., иудаизма) или уроков по изучению «феномена религии и ее последствий» в целом (как говорится об этом в ст. 10 Соглашения с вальденсами). Организация этих уроков производится по соглашению компетентных школьных властей и представителей деноминаций, в то время как финансовое бремя возлагается на деноминацию. Деноминации, которые не заключили соглашения, не имеют права направлять своих представителей в государственные школы. Соглашения между деноминациями некоторых религиозных меньшинств и итальянским государством также содержат важные положения, исключающие формы «разбросанного» религиозного обучения под прикрытием других предметов и запрещающие принуждение учеников к участию в религиозных действиях и церемониях. Это привело к проблемам совместимости некоторой традиционно широко распространенной практики в государственных школах с положениями соглашений. Речь идет, напр., о благословении школьных комнат (которое осуществляет раз в году член католического духовенства), об участии учеников в религиозных церемониях во время школьных часов (обычно мессы, совершаемые по католическим обрядам) и о встречах учеников с епископом по случаю пастырского визита. Декрет министра общественного образования (1992), предоставляющий право коллегиальным органам школы решать такие вопросы, установил, что участие учеников является добровольным, но суды впоследствии вновь подтвердили, что подобная деятельность является незаконной. 271
Регулирование религиозной деятельности, содержащееся в Соглашении Вилла Мадама и других соглашениях, стало причиной многочисленных конфликтов. Однако после вмешательства Конституционного суда система, кажется, приобретает устойчивость. Сомнения остаются в отношении некоторых черт новых правовых положений: обязанность учеников объявлять, хотят ли они принимать участие в католическом религиозном образовании (ссылаясь на защиту конфиденциальности по отношению к избранной деноминации); тот факт, что государство обременено финансовыми затратами в связи с католическим религиозным образованием, но не с образованием других деноминаций (в некоторых случаях конфессии сами отказываются от возможной государственной поддержки) и ограничение числа религиозных уроков, установленное в ответ на просьбы учеников деноминаций, которые заключили соглашение. Эти проблемы религиозного образования (некоторые из них уже обсуждалась выше) представляют собой, тем не менее, общие проблемы, которые реально зависят от фундаментальных решений, являющихся основой всех реформ итальянского церковного права. Они обнаруживаются во всех частях системы, хотя и в разных формах. В заключение следует отметить, что специальные положения Соглашения Вилла Мадама (ст. 10, которая встречается и в соглашениях с некоторыми другими деноминациями) утверждают, что семинарии и церковные образовательные учреждения свободны от любого государственного вмешательства и находятся исключительно под управлением церкви. Эта же статья указывает, что назначение профессоров в Католическом университете Пресвятого Сердца должно быть согласовано с церковными властями в той мере, в какой это затрагивает религиозные аспекты. VII Трудовое право внутри церквей В соответствии с общими правилами трудового законодательства, религиозные верования индивида не могут становиться поводом для какой-либо дискриминации. Это означает, что они безотносительны к найму на работу, вынесению предупреждений, профессиональному развитию 272
и т.д. Отдельные исключения из этого правила возникают тогда, когда работа происходит в организациях с очевидным религиозным характером (напр., больница или школа, управляемая монашеским орденом). Они являются организациями так называемой специальной направленности, так же как политические партии, профессиональные союзы и т.д. и, таким образом, подчиняются специальным правилам. Цель в данном случае - гарантировать уважение всеми работниками религиозных целей организации. В частности, религиозные организации могут отказать в работе лицу по религиозным основаниям и вынести предупреждение работнику, который исповедует идеологию или ведет себя таким образом, что это противоречит религиозной ориентации организации. Примером может быть учитель в католической школе, выражающий сомнение в фундаментальных принципах католического учения или заключивший гражданский брак. Такое решение было недавно подтверждено декретом от 9 июля 2003 г., № 216 в целях претворения в жизнь Директивы Европейского Союза 2000/78/СЕ в Италии. Отдельные проблемы возникают в том случае, когда члены монашеских орденов работают и в орденах и вне орденов на основе контрактов заключенных между монашеским орденом и другим юридическим лицом, напр., в больнице, где члены ордена выполняют функции медсестер без получения вознаграждения. В таком случае деятельность членов часто не считается их профессиональной деятельностью, поскольку это евангелизация, осуществляемая ради религии (religionis causa). Поэтому члены ордена не пользуются обычными правами найма, присущими работникам (выплата заработной платы, выходного пособия, взносов на социальное обеспечение), даже если они покинули орден. VIII. Финансирование церквей Соглашение Вилла Мадама 1984 г., которое также пользуется новыми возможностями, предоставленными Кодексом канонического права, в корне изменило систему государственного финансирования Католической церкви. На протяжении веков средства для жизни священников 18-6117 273
обеспечивались с помощью бенефиция (объем имущества, выделяемого духовному лицу в связи с его должностью). Подобная система обеспечивала определенную степень самостоятельности, поскольку каждый священник мог сам управлять оборотом своего бенефиция. Однако это вызвало большое неравенство между держателями богатых и бедных бенефициев. Если доходы от бенефициев были слишком малы, государство добавляло денежную сумму, называемую «добавление соответствия» (supplemento di congrua), что обеспечивало адекватное существование с помощью добавки к доходам бенефиция. Поскольку эти деньги были частью общего государственного бюджета, состоящего из налогов, оплачиваемых всеми гражданами, это означало, что все граждане автоматически перечисляют средства католическому духовенству, если даже они не раскрывают свои религиозные убеждения или принадлежат к другой религии. Соглашение о церковных организациях и имуществе, достигнутое между итальянским государством и Католической церковью в 1984 г., вступило в силу на основании Закона № 222 от 20 мая 1985 г. Бенефиции были упразднены и их собственность была передана новым структурам - епархиальным учреждениям для поддержки духовенства. Это было сделано для обеспечения финансовой поддержки священников в каждой епархии. Впоследствии было создано центральное учреждение для поддержки духовенства, которое добавляет финансовые ресурсы тем епархиальным учреждениям, которые не могут справляться со своими задачами собственными силами. В результате этой реформы католическое духовенство стало получать жалование, что соответствует модели Англиканской церкви. Все это должно обеспечить уравнение всех священников, даже с риском ограничения их экономической свободы. Упразднение бенефициев привело к отмене выплаты «добавления соответствия» государством. Взамен было установлено две системы финансирования в пользу не только Католической церкви, но и других конфессий, подписавших соглашения. Во- первых, это 0,8% дохода от подоходного налога, который уплачивается ежегодно всеми итальянцами, подлежащими налогообложению, если они зарабатывают больше, чем определенный минимальный доход. В налоговой декларации 274
лицо, подлежащее налогообложению, может указать, кто должен получить эту часть налога: А) итальянское государство для пострадавших от голода и стихийных бедствий во всем мире, для помощи беженцам, сохранения культурных памятников. Б) Католическая церковь для богослужных нужд населения, поддержки духовенства, благотворительных мероприятий в пользу общенационального сообщества или стран Третьего мира. С) Одна из деноминаций, подписавших соглашение с итальянским государством; это заявление предполагает специальные условия, изложенные ниже. Сумма в 0,8% распределяется на основе заявлений лиц, подлежащих налогообложению. Процент, который равен числу лиц, не указавших свое предпочтение, распределяется среди различных получателей пропорционально выбору, сделанному остальным населением, подлежащим налогообложению. Доступные сегодня (на 1997 г.) данные указывают на следующее распределение: 40% налогоплательщиков сделали выбор и 81% из них (это примерно 32% всех лиц, подлежащих налогообложению) сделали этот выбор в пользу Католической церкви, тогда как 15% предпочли итальянское государство, а остальные 4% разделились между адвентистами Седьмого Дня, Ассамблеей Божией (пятидесятники), вальденсами, лютеранами и Союзом иудейских общин. Из сумм, предназначенных для итальянской Епископской конференции, 35% были использованы на поддержку духовенства, около 20% - на благотворительность, а остальное (около 45%) - на богослужебные цели в интересах нас