ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. СУЩНОСТЬ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ И ИХ МЕСТО В ПОЛИТИКЕ И ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ США И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВ НАТО
Военные конфликты в политике и стратегии США и других государств НАТО
Глава 2. НАТО — ИСТОЧНИК ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ В ЕВРОПЕ
Кризисы, конфликты и контрреволюционные мятежи, инспирированные империалистическими государствами в Европе во второй половине 40-х — в 50-х годах
Возрастание угрозы социализму и миру в Европе со стороны НАТО в 60-е годы
Процесс разрядки в Европе и политика НАТО в 70-е годы
Переход США в 80-е годы к стратегии прямого противоборства — источник возникновения напряжённости и опасности военных конфликтов в Европе
Глава 3. ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ В АЗИИ — РЕЗУЛЬТАТ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВ НАТО
Глава 4. РОЛЬ ГОСУДАРСТВ НАТО В ВООРУЖЁННЫХ КОНФЛИКТАХ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
Агрессивная политика государств НАТО и Израиля на Ближнем и Среднем Востоке в 50-е годы
Политика НАТО в отношении арабских государств в 60-е годы. Израиль — проводник политики НАТО на Ближнем Востоке
Военные конфликты на Ближнем Востоке в 70 — 80-х годах — результат политики международного империализма
Глава 5. АГРЕССИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВ НАТО В АФРИКЕ
Действия государств НАТО в целях сохранения колониальных империй в 50-х годах
Роль государств НАТО в насаждении неоколониализма в Африке и сохранении остатков колониализма на юге континента в 60—70-х годах
Действия стран НАТО против национально-освободительного движения в 70—80-х годах
Глава 6. ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ И ВОЕННЫЕ КРИЗИСЫ В СТРАНАХ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ — РЕЗУЛЬТАТ ПОЛИТИКИ США И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВ НАТО
Военно-политическая деятельность США и других государств НАТО в Латинской Америке во второй половине 40-х — в 50-х годах
Агрессивные контрреволюционные действия империализма против социалистической Кубы и прогрессивных движений в Латинской Америке в 60—70-х годах
Усиление военного вмешательства империализма в дела государств Латинской Америки в конце 70-х — начале 80-х годов
Глава 7. ОПАСНОСТЬ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НОВЫХ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ. БОРЬБА СТРАН СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СОДРУЖЕСТВА ЗА ЛИКВИДАЦИЮ ОЧАГОВ ВОЙНЫ
Деятельность государств социалистического содружества в целях ликвидации локальных вооружённых конфликтов
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Оглавление
Text
                    ГОСУДАРСТВА
НАТО
и
военные
конфликты
«НАУКА»


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ МО СССР ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГДР ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ MHO ПНР им В ВАСИЛЕВСКОЙ ГОСУДАРСТВА НАТО и военные конфликты ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Под редакцией: члена-корреспондента АН СССР П. А. ЖИЛИНА, доктора наук Р. БРЮЛЯ (ГДР), доктора наук К. СОБЧАКА (ПНР) МОСКВА НАУКА 1987
В монографии, подготовленной военными историками СССР, ГДР и ПНР, рассматривается проблема военных конфликтов в политике империалистических держав, прежде всего в глобальной стратегии США. Основное внимание уделено исследованию роли государств НАТО и блока в целом в развязывании конфликтов, анализу воз- действия их результатов на политическую и военную стратегию государств НАТО, строительство их вооруженных сил. Авторы по- казывают борьбу стран социалистического содружества против развязывания военных конфликтов и за их прекращение. Рецензенты: Н. К. ГЛАЗУНОВ, М. МОНИНГ, О. А. РЖЕШЕВСКИЙ Авторский коллектив: гл. 1 — доктор военных наук M. M. КИРЬЯН (СССР) — руководитель авторского коллектива; гл. 2 —кандидат наук Б. ХАЙМАН (ГДР); гл. 3 —кандидат исторических наук А. С. ЯКУШЕВСКИЙ (СССР); гл. 4 —кандидат наук Е. ПИОТРОВСКИЙ (ПНР), Э. ВОЙТАРА (ПНР), кандидат исторических наук Р. Б. САМО- ФАЛ (СССР); гл. 5 —кандидат исторических наук Г. С. КОНДРАТЬЕВ (СССР); гл. 6 —кандидат наук Р. ЛАМБРЕХТ (ГДР); гл. 7 —доктор наук А. МАРЦИНКОВСКИЙ (ПНР), кандидат исторических наук А. С. ОРЛОВ (СССР) © Издательство «Наука», 1987 г
ВВЕДЕНИЕ За четыре десятилетия после второй мировой войны в мире произошли глубочайшие социально-политические изменения. В результате войны империализм как система был значительно ослаблен, утратил свои прежние позиции, сфера его господства сузилась. В то же время социа- лизм вышел из войны значительно окрепшим, завоевал новые позиции, возрос его международный авторитет, усилилось влияние. С победой на- родно-демократических и социалистических революций в ряде стран Евро- пы и Азии социализм превратился в мировую систему. Народы социали- стических стран под руководством коммунистических и рабочих партий добились больших успехов в строительстве нового общества. Разгром фашистского блока способствовал подъему национально- освободительного движения, нарастание мощи которого привело к кру- шению колониальной системы империализма. В послевоенный период на месте прежних колоний и полуколоний образовалось свыше 100 независимых государств. Многие из них выступают на международной арене активной антиимпериалистической силой. Образование мировой социалистической системы, а затем форми- рование и укрепление социалистического содружества привели к корен- ному изменению соотношения сил на международной арене в пользу народов, борющихся за социальный прогресс, демократию, национальную свободу и мир. Социализм оказывает сегодня огромное воздействие на развитие человечества и его будущее, является неодолимым фактором мира и гарантом безопасности народов. «Прогресс нашего времени,— отмечалось на XXVII съезде КПСС,— справедливо отождествляется с социализмом» 1. Миру социализма, устремленному в будущее, противостоит мир капитализма, уже прошедший точку своего зенита, но еще сильный и опасный. За послевоенные годы заметно сузилась сфера господства империализма, существенно уменьшились его возможности маневриро- вать, безнаказанно диктовать свою волю суверенным государствам и народам. Реакционные круги империалистических государств сразу после окончания второй мировой войны взяли курс на пересмотр ее итогов и восстановление утраченных капитализмом позиций. В ход были пущены экономическое давление, политический диктат, прямое вмешательство во внутренние дела других государств. В полной мере проявилась агрессивная сущность империализма, не знающего иных отношений между государствами, кроме отношений господства и подчинения, угнетения слабого сильным. Агрессивные войны рассматривались как естественное средство решения международных вопросов. На протяжении всего послевоенного периода острие внешнеполити- ческих атак империализма неизменно направлено против СССР и других 3
стран социалистического содружества. Правящие круги США и их союзники давно вынашивают планы мировой ракетно-ядерной войны. Однако непрерывно нарастающие изменения в соотношении сил на мировой арене в пользу социализма, рост экономического и оборонного могущества СССР и всего социалистического содружества не давали и не дают возможности империализму рассчитывать на победу в такой войне. В этих условиях империализм, не отказываясь от подготовки глобаль- ной ракетно-ядерной войны, делает ставку на создание международных военно-политических кризисов, развязывание вооруженных конфликтов, локальных войн и других контрреволюционных акций против револю- ционного и национально-освободительного движения народов, против независимых государств, избравших антиимпериалистический курс во внешней политике. Локальные войны и вооруженные конфликты, имевшие место после 1945 г., принесли гибель более чем 20 млн. человек, привели к огромным материальным потерям, губительно сказались на судьбах сотен миллионов людей. Виновником военных конфликтов нашего времени и порождае- мых ими бедствий является империализм, оказывающий жестокое сопротивление любому общественному прогрессу, предпринимающий попытки остановить ход истории, подорвать позиции социализма. «Импе- риализм,— говорится в новой редакции Программы КПСС,— не желает считаться с политическими реальностями современного мира. Игнорируя волю суверенных народов, он стремится лишить их права самим выбирать путь развития, угрожает их безопасности. В этом — главная причина возникновения конфликтов в различных районах мира» 2. Большинство конфликтов происходило или происходит в важных стратегических пунктах, в районах, богатых природными ресурсами, на пересечении основных транспортных артерий, обеспечивающих эконо- мические связи государств и континентов. Все региональные конфликты последнего времени — это, как правило, узловые пункты столкновения интересов народных масс с агрессивной политикой империализма, прежде всего американского. Оказывая непрекращающееся политическое, экономическое, дипломатическое и военное давление, провоцируя воору- женные столкновения, империализм и реакция пытаются таким путем не только сломить силы прогресса, но и создать опорные пункты для сохранения, закрепления и распространения своего влияния. Фактически это один из важнейших элементов глобальной стратегии социального реванша, которую активно проводит империализм. В конечном счете речь идет о попытках с оружием в руках расправиться с неугодными империалистам правительствами, силой лишить народы результатов борьбы за национальное освобождение, социальный прогресс и тем самым перехватить историческую инициативу у сил социализма, демокра- тии, национального освобождения и мира. Особая опасность региональных военных конфликтов в последние годы заключается в том, что они происходят в условиях глобальной гонки вооружений и общего роста международной напряженности. Следует также учитывать, что в наши дни военные конфликты имеют свойство расширяться, распространяться на соседние страны и районы. 4
Кроме того, обострение одного военного конфликта нередко содействует вспышкам и в других регионах. Империалистические государства стремятся координировать свою экономическую, политическую, идеологическую и военную стратегию, пытаются создать общий фронт борьбы против социализма, против всех революционных, освободительных движений. С этой целью они формируют различные военно-политические и экономические союзы и другие объединения, ведущей силой которых выступает империализм США, ставший после окончания второй мировой войны цитаделью международной реакции. Американский империализм является вдохнови- телем и инициатором использования военной силы для достижения внешнеполитических целей, претендует на всемирную гегемонию, стремит- ся повсюду насаждать собственные эксплуататорские порядки, зачисляет обширные районы земного шара в зону «жизненных интересов» США. Первым и наиболее крупным военно-политическим союзом империали- стических государств стал агрессивный блок НАТО, созданный в 1949 г. Он существенно отличается от всех предшествовавших ему империалисти- ческих блоков. Во-первых, в нем объединились все основные империали- стические державы. Во-вторых, он уже в мирное время имеет постоянную военную организацию, объединенное командование и штабы, объединен- ные вооруженные силы, в то время как в прежних блоках к формированию объединенных органов управления и объединенных вооруженных сил приступали с началом войны. Вслед за НАТО по инициативе США в Азии и Океании были созданы военные союзы АНЗЮС (1951), СЕАТО (1954) и СЕНТО (1955). В связи с революцией на Кубе США сформировали в 1962 г. под предлогом региональной обороны Центральноамериканский совет обороны (ЦАСО). В конце 70-х годов военно-блоковая политика американского импе- риализма оказалась в кризисной ситуации — блоки СЕНТО и СЕАТО распались. Однако США не смирились с этим. Они предприняли значи- тельные усилия для того, чтобы сколотить агрессивные блоки в Юго- Восточной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, в других регионах мира, поскольку военные союзы и многочисленные двусторонние договоры с зависимыми странами позволяют им иметь на чужих территориях воен- ные базы, содержать там войска, создавать плацдармы для развязывания и ведения войн в различных регионах мира. Государства НАТО, и прежде всего США, выступают в качестве главных инициаторов войн, вооруженных конфликтов и международных военно-политических кризисов. Только США с 1945 по 1983 г. более 260 раз применяли свои вооруженные силы для достижения внешне- политических целей 3. Военные конфликты и локальные войны, развязанные странами НАТО и другими империалистическими государствами за 40 послевоенных лет, были различны по масштабу, целям, составу противоборствующих сторон, характеру боевых действий. Но все они, как правило, носили антисо- циалистическую направленность, обостряли политическую обстановку как в отдельных регионах, так и во всем мире, порождали цепную реакцию конфликтных ситуаций, которые не раз ставили человечество на грань мировой катастрофы. Они влекли за собой эскалацию вооружений и 5
новые непроизводительные затраты, оказывали воздействие на военную теорию и разработку военной стратегии блока НАТО в целом и его отдельных членов, на структуру, техническое оснащение и боевую под- готовку их вооруженных сил. Политическая острота и практическая актуальность проблемы регио- нальных военных конфликтов привлекает к ней пристальное внимание ученых. Решающий вклад в исследование этой проблемы внесла марксист- ско-ленинская историография. В отличие от буржуазных историков и социологов ученые Советского Союза и других социалистических стран, основываясь на принципах марксистско-ленинского учения о войне и армии, рассматривают каждую современную локальную войну или конфликт не изолированно, а как звено в единой цепи агрессивной политики империализма, подходят к совокупности всех совершенных им в послевоенные годы военных акций как к системе взаимосвязанных и взаимообусловленных военных и политических событий и отношений. Глубокий марксистско-ленинский анализ международного положения и современной политики империализма, в том числе и блоковой, содер- жится в решениях съездов КПСС, СЕПГ, ПОРП и других коммунисти- ческих и рабочих партий, в материалах международных совещаний этих партий, в выступлениях и работах видных партийных, государст- венных и военных деятелей социалистических стран. Важными источни- ками, содержащими принципиальные оценки агрессивных действий государств НАТО, являются сборники документов и материалов, публи- куемые внешнеполитическими ведомствами и организациями Советского Союза и других социалистических стран 4. Блоковая политика империализма и другие военные проблемы совре- менных международных отношений рассматриваются прежде всего в фундаментальных обобщающих трудах 5 и коллективных монографиях, в том числе и совместных с учеными из социалистических стран разра- ботках Института мировой экономики и международных отношений6, Института США и Канады 7 и других научно-исследовательских учрежде- ний Академии наук СССР. Проблемам военной политики государств НАТО, развитию их военных доктрин и стратегии, участию в военных конфликтах посвящены многие работы советских ученых, опубликованные в 70—80-х годах 8. Значителен вклад советских ученых в исследование взаимоотношений США с западно- европейскими странами, процессов соперничества и противоборства между ними 9. Много внимания уделяют советские исследователи вопро- сам политики США и других государств НАТО в Азии, Африке и Латин- ской Америке 10. Проблема участия государств НАТО в развязывании и ведении локальных войн находит отражение в общих работах по истории национально-освободительного движения и истории развиваю- щихся стран и в специальных исследованиях, посвященных борьбе народов развивающихся стран и бывших колоний за свободу и не- зависимость 11. Значительное место участию государств НАТО в развязывании и ведении региональных военных конфликтов отводится в коллективных трудах, тематических научных сборниках и учебных пособиях, разраба- тываемых научными учреждениями и учебными заведениями Министер- 6
ства обороны СССР. Особенно следует выделить коллективный труд «Локальные войны» и совместную работу военных историков СССР и ГДР «Военно-блоковая политика империализма» 12. В ряде работ советских военных ученых дается критический анализ сущности и осо- бенностей современной военной политики империалистических государств, их военно-политических союзов, приводятся данные о составе, структуре, организации и состоянии вооруженных сил государств НАТО на различ- ных этапах их развития 13. Внимание советских ученых привлекает также проблема идеологической борьбы по вопросам войны и мира. Они раскры- вают реакционную сущность идеологических основ военной страте- гии НАТО, убедительно разоблачают современных апологетов милита- ризма 14. Многие проблемы военно-блоковой политики империализма и участия государств НАТО в региональных военных конфликтах подвергались тщательному анализу в работах ученых братских социалистических стран. В монографиях и статьях ученых ГДР 15, а также польских историков 16 содержатся философско-теоретические оценки национально- освободительной борьбы народов, определяется место локальных войн в военной политике империалистических государств, показываются стратегия и практические действия отдельных стран НАТО и блока в целом в различных районах мира. Конкретные локальные войны, конфликты и кризисы рассматриваются в коллективных трудах и моно- графических исследованиях многих историков ГДР 17. Этим вопросам посвящено значительное количество работ ученых ПНР 18. Однако при всем разнообразии исследований ни в советской историо- графии, ни в историографии других социалистических стран нет спе- циальных обобщающих работ о роли государств НАТО в развязывании и ведении региональных военных конфликтов за весь период после окончания второй мировой войны. Кроме того, сложность международной обстановки и постоянная военная опасность, исходящая от агрессивных кругов США и их союзников по НАТО и другим военным блокам, требуют от ученых стран социалистического содружества глубокого анализа военной политики империализма, развязываемых им военных конфликтов. Это тем более необходимо, что в США и других государствах НАТО публикуется большое количество работ, призванных оправдать агрессивные действия империалистических держав. Монополистический капитал выделяет огромные средства на такие исследования и публикации. В США и других государствах НАТО создано и функционирует под различными названиями множество спе- циальных институтов и центров, которые ведут исследования в области теории, прогнозирования и выработки механизма управления кризисными ситуациями, планируют и разрабатывают методы ведения не только сегодняшних, но и возможных в будущем войн в различных регионах, определяют принципы и направления блоковой политики, а также пути совершенствования военной машины НАТО. Из наиболее влиятельных американских исследовательских центров следует назвать прежде всего такие, как корпорация РЭНД, Гудзоновский институт, Институт оборон- ного анализа. Чисто военными аспектами различных конфликтов зани- маются секретные исследовательские центры военных ведомств госу- 7
дарств НАТО, а также научно-исследовательские подразделения многих военно-промышленных корпораций США, Англии, ФРГ, Франции. Исследовательскими центрами и иститутами государств НАТО подго- товлено и опубликовано множество трудов, оправдывающих агрессивную политику государств НАТО19. Так, в работах руководителя Центра стратегических и международных исследований Джорджтаунского уни- верситета (США) Р. Клайна и его сотрудников региональные военные конфликты и войны преподносятся как «решающее средство урегули- рования международных проблем», рекомендуется увеличивать военное присутствие США во всех регионах мира, создавать новые военные союзы, 20 использовать «карательные акции» в отношении развивающихся стран . Сотрудники Вашингтонского центра стратегических и международных исследований А. Джордан и У. Тэйлор пытаются подвести теоретическую базу под притязания США стать доминирующей военной державой мира и выступать в качестве «законодателя мирового порядка» 21. В опуб- ликованном в феврале 1981 г. совместном установочном докладе амери- канского Совета по международным отношениям и родственных ему организаций Англии, Франции и ФРГ обосновывается необходимость перехода к коллективному военному колониализму,поскольку разрознен- ные попытки подавления национально-освободительного движения в прошлом себя не оправдали. Силы быстрого развертывания США пред- лагается дополнить военными контингентами других государств НАТО 22. Всячески обосновывая «право» империалистических государств на использование военной силы для решения международных проблем, бур- жуазные историки, социологи и политологи стремятся в то же время замаскировать агрессивную сущность военной политики империализма. Одни буржуазные идеологи изображают все действия государств НАТО по созданию и применению военной силы как вынужденные меры по защите национальной безопасности, как политику «поддержания мира» ; другие, игнорируя социально-классовую сущность военной политики социализма, отождествляют ее с империалистической политикой правящих кругов США и НАТО и возлагают «равную ответственность» на СССР и США за усиление международной напряженности 24; третьи обвиняют СССР в стремлении развязать войну и раздувают миф о «со- ветской военной угрозе», преподносят мировое революционное, рабочее и национально-освободительное движение как «международный тер- роризм»25. Характерной чертой последних лет стало стремление буржуазных авторов к публикации обзоров военных конфликтов, происходивших после второй мировой войны 26. Эти труды призваны обелить империа- лизм, порождающий войны и международные кризисы. Одновременно буржуазные исследователи стремятся дать своим правительствам практи- ческие рекомендации, как действовать в конкретных ситуациях при возникновении военно-политических кризисов и региональных военных конфликтов 27. Это заставляет их всесторонне анализировать происхо- дящие военные конфликты, сопоставлять участвующие в них силы. Поэтому в их трудах можно нередко встретить богатый фактический материал, который при критическом к нему подходе помогает создать более или менее объективную картину исторических событий. 8
Большой интерес буржуазных исследователей к проблеме региональ- ных военных конфликтов требует от ученых социалистических стран дать подлинно научную картину этого исторического явления. Следует также учитывать, что военные конфликты отражают воплощение ряда теоретических положений глобальной стратегии империализма, раскры- вают формы и способы действий агрессивных военных блоков против социализма, революционных и освободительных движений. Изучение военных конфликтов необходимо для того, чтобы, зная характерные черты, условия возникновения и развития, успешно бороться за их предотвращение, не допустить новых очагов военных пожаров. Предметом данного исследования военных историков СССР, ГДР и ПНР являются военные конфликты, которые возникали или проходили при участии (прямом или косвенном) государств НАТО и их союзников в различных регионах планеты, хотя формально сфера действия НАТО ограничена Западной Европой, Северной Атлантикой и Северной Аме- рикой. Цель настоящего труда — раскрыть взаимосвязь между военно- блоковой политикой НАТО и военными конфликтами, происходящими по вине государств этого блока, показать политическое и научное значение исследования этих взаимосвязей для борьбы против агрессивных сил империализма, за сохранение мира на современном этапе. Методологической основой совместного исследования явились труды основоположников марксизма-ленинизма, документы и материалы КПСС и других братских коммунистических и рабочих партий. Ленинская теория империализма раскрывает сущность военно-политических ко- алиций и блоков, подлинную природу и отличительные особенности этих агрессивных союзов, а также присущие им внутренние проти- воречия. При работе над проблемой авторы широко использовали имеющиеся в СССР, ГДР и ПНР публикации по вопросам внешней политики государств НАТО, строительства их вооруженных сил и международных отношений. В качестве источников привлекались официальные доку- менты и материалы НАТО и правительственных органов стран — участ- ниц этого блока, выходившие отдельными книгами и публиковавшиеся в периодических изданиях28. Сведения о военной политике, стратегии и конкретных действиях государств НАТО и их вооруженных сил в раз- личных военных конфликтах были взяты также из докладов и отчетов военного командования государств НАТО, материалов конгресса США и парламентов европейских государств НАТО29. Важным источником данных служила также зарубежная периодическая печать, особенно военная. В своем совместном исследовании представители военно-исторических институтов СССР, ГДР и ПНР уделили основное внимание определению роли и места военных конфликтов в военной политике империалисти- ческих держав, показу глобальной стратегии США после второй мировой войны. На убедительных примерах авторы показывают, как империализм применяет военную силу в сочетании с политическими, экономическими и идеологическими средствами давления, для того чтобы задержать и даже повернуть вспять ход истории, помешать социальному прогрессу человечества. 9
Предлагаемое исследование представляет собой труд, в котором в систематизированном виде освещается проблема взаимосвязи между вооруженными конфликтами и военно-блоковой политикой империализма. Авторы раскрывают формы и методы прямого и косвенного участия государств НАТО в военных конфликтах. Много внимания уделяется взаимоотношениям между государствами НАТО и их вооруженными силами в ходе локальных войн и конфликтов, влиянию военных конфлик- тов на строительство вооруженных сил государств НАТО, развитие военной мысли. В труде дается реалистическое представление об опасности, которая таится в замыслах и действиях государств НАТО, обосновывается необходимость решительного отпора агрессивным проискам империа- лизма, разоблачаются попытки государств НАТО прикрыть политику подготовки новой войны демагогическими заверениями о своем миро- любии. Авторы также наглядно показывают, что теория и практика военных конфликтов, ставших неотъемлемой чертой современного импе- риализма, не только опасны, но и бесперспективны. Борьба государств мировой социалистической системы и других прогрессивных сил планеты за поддержание мира создает уверенность в том, что империалистиче- ские агрессоры, разжигающие военные конфликты, получат достойный отпор. Гарантией тому являются бдительность народов, мощь и высокая боевая готовность вооруженных сил стран социалистического содру- жества. 1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М. 1986. С. 7. 2 Там же. С. 132. 3 U. S. News and World Report. 1983. April 11. P. 70. 4 Внешняя политика Советского Союза и международные отношения: Сб. до- кументов за 1963—1977 годы. М., 1964—1979; Советский Союз в борьбе за разоружение: Сб. документов. М., 1977; Организация Варшавского Договора, 1955—1985: Документы и материалы. М., 1986; Dokumente zur Aussenpolitik der Regierung der Deutschen Demokratischen Republik. Bd. 1—10. В., 1954—1963; Dokumente zur Aussenpolitik der Deutschen Demokratischen Re- publik. Bd. 11—27. В., 1965—1984; Handbuch der Verträge, 1871 — 1964: Ver- träge und andere Dokumente aus der Geschichte der internationalen Beziehungen. В.. 1968; NATO: Chronik — Fakten — Dokumente. В., 1983; W-wa, 1984; Konflikt Bliskowschodni — konfrontacja stanowisk: (Publ. dokum.) // Sprawy miedzynar. 1967. R. 20. N. 11. 5 История внешней политики СССР, 1917—1985: В 2 т. 5-е изд., перераб. и доп. М., 1986; Международные отношения после второй мировой войны: В 3 т. М., 1962—1965; История международных отношений и внешней по- литики СССР, 1968—1978. М., 1979; и др. 6 Военная сила и международные отношения: Военные аспекты внешнеполити- ческих концепций США. М., 1972; Западная Европа в современном мире: В 2 т. М., 1979; Международные отношения в азиатско-тихоокеанском регионе. М., 1979; Международные конфликты современности. М., 1983; и др. 7 США — Западная Европа: партнерство и соперничество. М., 1978; США: военно- стратегнческие концепции. М., 1980; США и развивающиеся страны: 70-е годы. М., 1981; и др. 8 Журкин В. В. США и международно-политические кризисы. М., 1975; Хало- ша Б. М. Военно-политические союзы империализма: Основные особенности и тенденции развития в 70-х — начале 80-х годов. М., 1982; Якушевский А. С. В. И. Ленин о милитаризме и современность. М., 1983; Мельников Ю. М. Сила и бессилие: внешняя политика Вашингтона, 1945—1982 гг. М., 1983; 10
Шахназаров Г. X. Социализм и будущее. М., 1983; Богданов Р. Г. США: военная машина и политика. М., 1983; и др. 9 Бункина М. К. США — Западная Европа: новые тенденции в соперничестве. М., 1976; Шеин В. С. США и Южная Европа: кризис атлантического партнерства. М., 1979; и др. 10 Кременюк В. А. Политика США в развивающихся странах: Проблемы кон- фликтных ситуаций, 1945—1976 гг. М., 1977; Он же. США и конфликты в странах Азии (70-е годы XX в.). М., 1979; Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. М., 1981; Примаков Е. М. Анатомия ближневосточного конфликта. М., 1978; Xазанов А. М. Крушение последней колониальной империи. М., 1986; и др. 11 Антиимпериалистическая революция в Африке. М., 1967; История национально- освободительной борьбы народов Африки. М., 1978. Т. 2; Ульяновский Р. Победы и трудности национально-освободительной борьбы. М., 1985; и др. 12 Военно-блоковая политика империализма: История и современность. М., 1980; Вооруженная борьба народов Африки за свободу и независимость. М., 1974; Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость. М., 1984; Локальные войны: История и современность. М., 1981. 13 Малиновский Г. В. Современные локальные войны империализма против наро- дов, борющихся за национальную независимость. М., 1972; Савушкин Р. А. Локальные войны империализма (1945—1978). М., 1979; и др. 14 Война, история, идеология: (Буржуазная военная историография на службе милитаризма). М., 1974; Чалдымов Н. А. Критика идеологических основ воен- ной стратегии НАТО. М., 1982; и др. 15 Das atlantische Dilemma: Agressivität und Krise der NATO, 1949—1969. В., 1969; Charisius A., Lambrecht R., Dorst K. Weltgendarm USA: Der mili- tärische Interventionismus der USA seit der Jahrhundertwende: Kurzgefaster Überblick. В., 1983; Scheler W., Kiessling G. Gerechte und ungerechte Kriege in unserer Zeit. В., 1983; Militarismus heute. В., 1981; Westeuropa: Politische und militärische Integration. В., 1980, 1985; M., 1984; Europa — Frieden oder Untergang? В., 1984; Neubert H. Europa 1945 — Europa 1985; В., 1985; NATO — Strategie und Streitkräfte. В., 1976, 1980; etc. 16 Kaminski J. Koalicje wojskowe. W-wa, 1982; Wozniecki B. NATO lat osiemdzie- siatych. W-wa, 1982; Gôralski W. Dylematy Azji Poludniowo-Wschodniej. W-wa, 1982; Iwinski T. Ruch rewolucyjny w Afryce, Azji i Ameryce Laciriskiej. W-wa, 1982; Krasuski J. Wspôlnota francuska w Afryce. Poznan, 1983; Ruchy naro- dowo-wyzwolericze we wspôlczesnym swiecie. W-wa, 1982; Zamachy stanu, przewroty, revolucje: Ameryka Lacinska XX w. W-wa, 1983; Podkowski A. Agresywna polityka imperializmu zagrozeniem pokoju i bezpieczeristwa narodow. W-wa, 1985; etc. 17 Baatz W. Konfliktherd südliches Afrika. В., 1980; Baatz W. Namibias Frei- heitskampf. В., 1982; Engmann G. Die USA-Agression gegen Vietnam. В., 1983; Nimschowski H. Der nationale Befreiungskrieg des algerischen Volkes (1954—1962). В., 1984; Groehler O. Der Koreakrieg, 1950—1953. В., 1982; Keiderling G. Die Berliner Krise, 1948/49. В., 1982; Kramer-Kaske L. Prä- ventivkrieg gegen das kampfende Volk: Die Strategie der USA in Lateina- merika (1960—1970). В., 1977; Robbe M. Scheidewege in Nahost: Der Nahost- konflikt in Vergangenheit und Gegenwart. В., 1982; etc. 18 Broniarek Z. Angola zrodzona w walce. W-wa, 1977; Domarahczyk Z. Agresja izraelska, 1967. W-wa, 1968; Jaworski J. Niektôre problemy i wlasci- wosci uzycia lotnictwa w konfliktach zbrojnych po drugiej wojnie swiatowej. W-wa, 1979; Kolodziejczak В., Wôjcik E. Wojna USA w Wietnamie. W-wa, 1979; Palyga £. Interwencje zbrojne USA w Ameryce Laciriskiej. W-wa, 1973; Sienkiewicz M. Wojna wyzwolericza narodôw Indochin, 1945—1975: Aspekty wojskowe. W-wa, 1979; Wolny A. Desanty powietrzne w wojnach lokalnych w Korei, Wietnamie i na Bliskim Wschodzie w latach 1945—1973. W-wa, 1979; Wôjcik £. Czwarta wojna izraelsko-arabska. W-wa, 1976; Zapolski S. Wojna partyzancka w Wietnamie, 1945—1954. W-wa, 1976; etc. 19 Brecker M. Studies in Crisis Behavior. N. Y., 1979; Choucri N., North R. Nations in Conflict. N. Y., 1975; Namier L. Conflicts: Studies in Contempo- rary History. Freeport (N. Y.), 1969; Osgood R. Limited War Revisited. Boul- 11
der, 1979; Shelling T. The Strategy of Conflict. Cambridge, 1970; US Policy and Low-Intensity Conflict: Potentials for Military Struggles in the 1980s. New Brunswick, 1981; etc. 20 Cline R. World Power Trends and US Foreign Policy for the 1980s. Boulder, 1980. P. 182—198. 21 Jordan A., Taylor W., Jr. American National Security: Policy and Process. Baltimore; L., 1981. 22 Western Security Council: What Has Changed? What Should Be Done? N. Y., 1981. P. 46. 23 Beck R. Sachwörterbuch der Politik. Stuttgart, 1977; Crozier В. Strategy of Survival. N. Y., 1978; Howard M. The Causes of Wars and other Essays. L., 1983; The Modernization of NATO's Long-Range Theatre Nuclear Forces. Wash., 1981; Speed R. Strategic Detterence in the 1980. Stanford, 1979. 24 Jacobsen S. Soviet Strategic Initiatives: Challenge and Response. N. Y., 1979; Knorr K. Military Power and Potential. Lexington, 1970; Paris H. Strategies soviétique et américaine. P., 1980; etc. 25 Militärwesen in der Sowjetunion. München, 1977; Militärmacht SU, 1980: So- viet War Power: The Most Alarming Study of Russian Military Might ever Made Public. L., 1982; etc. 26 Harrison J. The Endless War: 50 Years of Struggle in Vietnam. N. Y., 1982; Baily S. How Wars End: United Nations and the Termination of Armed Conflicts, 1946—1964. Oxford, 1982; War in the Falklands: The Full Story. N. Y., 1982; etc. 27 Deutcn M. The Resolution of Conflict: Constructive and Destructive Proces- ses. New Haven, 1973; Peacemaking: A Guide to Conflict Resolution for Indi- viduals, Groups and Nations. N. Y., 1976; etc. 28 Allied Defence in the Seventies. Brussels: NATO Information Service, 1972; The Eurogroup. Brussels: NATO Inform. Service, 1972; American Foreign Re- lations: A Documentary Records. N. Y., 1971 — 1985; Foreign Relations of the United States: Diplomatic Papers, 1941 — 1951. Wash., 1956—1977; Department of State Bulletin. Wash., 1965—1985; NATO Review (до 1971 г.— NATO Letter). Brussels, 1965—1985; Nouvelles atlantiques. Bruxelles, 1965—1985; NATO's Fifteen Nations (c 1982 г.—NATO's Sixteen Nations). Brussels, 1965—1985; etc. 29 Arms Sales in North Africa and the Conflict in the Western Sahara: An Assessment of US Policy. Wash., 1981; NATO after Afghanistan. Wash., 1980; NATO and Western Security in the 1980's: The European Perception. Wash., 1980; NATO Today: The Alliance in Evolution. Wash., 1982.
Глава 1 СУЩНОСТЬ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ И ИХ МЕСТО В ПОЛИТИКЕ И ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ США И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВ НАТО Военные конфликты современной эпохи После второй мировой войны важнейшим орудием политики импе- риализма в борьбе против стран социализма, против революционных, национально-освободительных и демократических движений стали разного рода военные конфликты и локальные войны. В отличие от миро- вой войны они характеризуются относительно ограниченными полити- ческими целями, что определяет известную ограниченность количества сил и масштабов военных действий специфические стратегию и тактику, ли- митированное использование средств вооруженной борьбы. По своей социально-политической сущности военные конфликты, как и все войны, являются продолжением политики классов и государств сред- ствами вооруженного насилия. Они всегда имеют определенный по- литический смысл. Военные конфликты и войны имеют сходные или одни и те же причины возникновения. В наше время они развязываются, как правило, без фор- мального юридического объявления нападения вооруженных сил импе- риалистических государств. Нередко при этом используются войска зави- симых стран или вооруженные отряды наемников с последующим непо- средственным вмешательством армий империалистических государств. Зачастую военные конфликты предшествуют войнам, перерастают в войны или сопровождают их. Поэтому их необходимо рассматривать как смеж- ные звенья общей цепи военных акций империализма 1. В. И. Ленин дал глубокий и всесторонний анализ войн эпохи империа- лизма, показал причины их возникновения, сущность, степень влияния на военную политику и стратегию империалистических государств, научно обосновал положение о том, что война есть продолжение политики того или иного класса, государства насильственными средствами, что война и политика взаимосвязаны, что основы всякой политики и всякой войны заложены в характере общественно-политического строя, в системе эконо- мических, производственных отношений, в социальном и государственном строе. В. И. Ленин доказал, что войны и военные конфликты эпохи импе- риализма являются следствием усилившейся борьбы империалисти- ческих государств за передел уже поделенного мира, перераспределение сфер влияния, рынков сбыта и источников сырья. Исходя из этого, он различал войны передовых и реакционных классов, делил их соот- ветственно на справедливые, освободительные и несправедливые, захват- нические. 13
Первая мировая война, а затем Великая Октябрьская социалистиче- ская революция положили начало общему кризису всей капиталистиче- ской системы. Великий Октябрь всколыхнул угнетенные народы мира, способствовал усилению революционной и национально-освободительной борьбы. Результатами первой мировой войны не были удовлетворены Германия, Италия, Япония и другие империалистические державы. Характеризуя создавшуюся обстановку, В. И. Ленин писал, что «между- народный строй, порядок, который держится Версальским миром, держит- ся на вулкане...» 2. С 1917 г. до начала второй мировой войны произошло более 50 вооруженных конфликтов и локальных войн. Часть их была направлена против империалистического гнета, в основе других лежало стремление восстановить утраченные позиции. В сентябре 1939 г. разразилась вторая мировая война. Она была порождена всей системой империализма, а ее зачинщиками стали правя- щие круги Германии, Италии и Японии. Понадобились колоссальные усилия и огромные жертвы для того, чтобы остановить, а затем разгромить агрессоров. Победа свободо- любивых народов над фашистским блоком коренным образом изменила военно-политическую обстановку в мире. Произошло ослабление импе- риализма и укрепление социализма. Стремясь вернуть утраченные позиции, империалистические госу- дарства сделали ставку на вооруженное насилие. В основе их поли- тики лежало стремление ослабить позиции социализма, подавить на- ционально-освободительное движение, воспрепятствовать борьбе трудя- щихся в своих странах, задержать необратимый процесс краха импе- риализма. Первостепенное внимание стало уделяться подготовке новой мировой войны. В то же время империализм провоцировал и развя- зывал локальные войны, военные конфликты, создавал международные военно-политические кризисы. На содержание и способы их ведения оказали влияние гегемо- нистские взгляды США, базировавшиеся сначала на монопольном вла- дении ядерным оружием, а затем на его количественном превосходстве над СССР. Опираясь на ядерную мощь, а также используя ослабление экономических и политических позиций таких ведущих колониальных держав, как Англия, Франция и Италия, США взяли на себя функцию «мирового жандарма», «гаранта» капиталистической системы. Они начали создавать агрессивные военные блоки, строить военные базы на чужих территориях. Раздувая антикоммунизм и антисоветизм, США и другие империалистические державы предпринимали агрессивные акции против отдельных социалистических государств, а также стран и народов, борющихся за социальное и национальное освобождение, стремились восстановить там угодные империализму порядки. В этих акциях широкое применение нашли самые различные формы агрес- сивной политики империализма, начиная от подготовки и засылки в другие страны вооруженных банд, наемников, диверсантов и кончая действиями вооруженных сил при развязывании военных конфликтов различных масштабов. Подготовка агрессивных акций базировалась на программе «холодной 14
войны» в отношениях между капитализмом и социализмом, сформули- рованной У. Черчиллем в речи, произнесенной в Фултоне (США) 5 марта 1946 г. А 12 марта 1947 г. конгресс США принял так называемую доктрину Трумэна, в которой под предлогом «сдерживания коммуни- стической экспансии» был провозглашен призыв к «превентивной войне» против социализма. Для ее подготовки намечался ряд мероприятий, основными из которых являлись: разработка официальной военной доктрины, отражающей основные взгляды военно-политического руко- водства США на характер будущей мировой войны; формирование антисоветских и антикоммунистических военно-политических блоков; создание системы плацдармов, охватывающих территорию СССР и дру- гих социалистических стран; наращивание ядерных вооружений и совершенствование средств доставки ядерного оружия. Так в рамках этих мероприятий в 1949—1955 гг. появились агрессивные военно-поли- тические блоки империалистических государств — НАТО, СЕАТО, СЕНТО. Наиболее активную роль в блоковой политике империализма стала играть Организация Североатлантического договора (НАТО), образованная в 1949 г. в составе США, Англии, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Португалии, Норвегии, Дании, Исландии, Канады. В 50—80-е годы государства НАТО и их империалистические союз- ники развязали многие локальные войны и военные конфликты. Это были прежде всего войны против освободившихся стран, вставших на путь независимого развития и отвергавших диктат империалистов. Кроме того, империалистами НАТО были спровоцированы гражданские войны в ряде стран, вооруженные столкновения между развивающимися странами, а также между отдельными капиталистическими государ- ствами. В каждом конкретном случае военный конфликт возникал в связи со специфическим поводом. Это были и межимпериалистические про- тиворечия, и территориальные притязания, оставшиеся в наследство от колониального прошлого, и националистические или гегемонистские геополитические устремления, и попытки империализма использовать марионеточные правительства для подавления национально-освободи- тельного движения. Значительную роль в разжигании конфликтов игра- ло социальное противоборство внутри тех или иных стран. Причем в этих случаях империализм всегда принимал сторону национальной реакции. Так было в Южном Вьетнаме, Анголе, Эфиопии, Гренаде и других местах. Чем бы ни был вызван конфликт, империалисты США и других государств НАТО всегда старались использовать его для собственных выгод. Разжигание военных конфликтов, поддержание очагов напря- женности в различных пунктах планеты стало составной частью стра- тегии НАТО. Анализ военных конфликтов, развязанных империалистами в после- военный период, показывает, что они находятся в тесной взаимосвязи с военно-блоковой политикой империализма. Характерная особенность состоит в том, что в них вовлекается, прямо или косвенно, несколько государств. И хотя большинство конфликтов возникало, как правило, 15
за пределами Европы и Северной Америки, главным их виновником являлся агрессивный блок НАТО. Чтобы замаскировать свои подлинные намерения, империалисты стремятся скрыть истинные причины локальных войн и конфликтов, используют надуманные поводы для их развязывания. Часто это де- лается под предлогом ликвидации «угрозы интересам США и НАТО», «защиты своих граждан», «борьбы с международным терроризмом», к которому они стремятся причислить и национально-освободительную и революционную борьбу, «помощи другим народам», которым якобы «угрожают внешние силы», могущие-де «уничтожить их свободу и на- вязать им силой власть меньшинства». Локальные войны и военные конфликты ведутся как регулярными, так и нерегулярными вооруженными силами. Применение регулярных войск характерно для войн между государствами (войны в Корее, между Египтом и Израилем, между Ираном и Ираком и т. д.), а также для войн против народов развивающихся стран. Что же касается ирре- гулярных воинских формирований, то они создаются обычно в ходе граж- данских войн или борьбы освободившегося народа против агрессоров. Ведя вооруженную борьбу, эта военная организация постепенно при- обретает качества регулярной армии. Соответственно этому изменяются и формы вооруженной борьбы: сначала она ведется, как правило, партизанскими методами, а с созданием военной организации появля- ются воинские формирования, которые ведут систематизированные откры- тые бои и сражения с регулярными войсками противника по согла- сованному замыслу и плану. Так было во Вьетнаме, Лаосе, Алжире, Никарагуа, Сальвадоре и многих других странах. Для этого вида войн характерны отсутствие постоянного непосредственного соприкосновения сил противоборствующих сторон, сплошных фронтов и крупных груп- пировок войск, боевые действия на разобщенных направлениях и в различных районах. Классификация локальных войн, способы их ведения, характер, привлекаемые силы тщательно изучаются как буржуазными военными теоретиками и практиками, так и специалистами развивающихся стран, но единства мнений по данному вопросу нет. Одни авторы относят к локальным гражданские войны и пограничные военные конфликты, так называемые «освободительные войны», вооруженные мятежи и вол- нения. Американский военный теоретик Р. Осгуд, например, подраз- деляет их на «внутренние», к которым относит вооруженные восста- ния и гражданские войны внутри одного государства, и «локаль- ные» — вооруженные столкновения между суверенными государствами 3. Другие авторы делят их на «национальные малые» и «национальные осво- бодительные» войны, «войны, ведущиеся против существующей государ- ственной власти», а также ведущиеся во время «большой войны». Упот- ребляется также понятие «ограниченные войны», которые, по мнению бур- жуазных военных теоретиков, ограничиваются либо по политическим целям, либо по району боевых действий, количеству вооруженных сил или применяемым средствам поражения. Эта теория возникла в 50-х годах в качестве альтернативы всеобщей ядерной войны. Французский военный исследователь де Лагорс делит локальные 16
войны на два типа. Первый, по его классификации, предполагает ведение военных действий, направленных на временную, ограниченную по масштабам оккупацию, в ходе которой стороны избегают расши- рения кризисной ситуации, а также на обеспечение «безопасности» того или иного района, например осуществление контроля над нефте- носными районами Ближнего и Среднего Востока. Ко второму типу он относит локальные войны, ведущиеся между крупными странами с многочисленным населением и неустоявшимся политическим строем 4. В основе классификации локальных войн лежат и другие критерии. Некоторые западногерманские специалисты подразделяют их на «восточ- ные» и «западные». Французский военный теоретик адмирал П. Лакост делит мир на зоны: «относительной стабильности» — районы земного шара, находящиеся якобы под защитой «стратегии устрашения», и «нестабильности» — районы с достаточно высокой степенью риска воз- никновения конфликтных ситуаций. Де Лагорс считает, что Азиатский континент является потенциально наиболее взрывоопасным с точки зрения возникновения локальных войн, которые могут положить начало мировой войне 5. Руководитель австрийского Института стратегических исследований Ф. Фрейштетер разделяет мир на «районы очагов кризи- сов», «районы политических целей» и «предполье кризисных районов» 6. Другие западные исследователи классифицируют локальные войны по количеству участвующих в них войск, размерам потерь и т. д. Из сказанного видно, что буржуазные идеологи прилагают все усилия, чтобы затушевать истинные цели, преследуемые инициаторами локальных военных конфликтов, скрыть виновников их развязывания. Классифицируя войны и конфликты, они исходят не из анализа социаль- ных, экономических и политических факторов, а отталкиваются скорее от абстрактно-логических форм военных конфликтов, географических и других второстепенных факторов. Совершенно очевидно, что методологический подход большинства буржуазных идеологов к проблеме типологии военных конфликтов и международных кризисов отражает сознательный отказ от конкретного классового анализа объективных процессов, причин их возникновения, стремление подвести теоретическую базу для обоснования силового обеспечения внешней политики стран НАТО. Вместе с тем тщательное исследование ими опыта военных конфликтов преследует цель — опре- делить их масштабность и возможное развитие при различии характера, чтобы лучше решать вопросы «дозирования» применяемых сил и средств в подобных случаях в будущем. Военные конфликты последних десятилетий империалисты развязы- вали в наиболее важных в экономическом и стратегическом отношениях районах земного шара с целью захвата стратегических плацдармов для проведения своей агрессивной политики. Для этого используются военные базы, созданные на чужих территориях, агрессивные блоки и союзы. В свою очередь, в результате войн и конфликтов создаются новые базы и союзы. И не случайно буржуазные военные теоретики, прежде всего американские, в разрабатываемых новых стратегических концепциях ратуют за расширение масштабов военных конфликтов. Они прилагают усилия по разработке более сбалансированной глобальной 17
стратегии, основной смысл которой заключается в признании концепции «длительного конфликта с применением обычного оружия одновременно в нескольких районах мира». Идея глобализации локальных конфликтов объясняется якобы мерой ответственности США как лидера «свобод- ного мира». Тот же Осгуд утверждает, что интересы США распростра- няются сегодня на весь земной шар, поэтому «мы должны и будем вмешиваться с помощью вооруженных сил в любой конфликт низкой интенсивности, который означает вызов нашим стратегическим интере- сам»7. Процесс глобализации приводит не только к увеличению общего числа локальных войн, но и к возрастанию их масштабов, количества вовлекаемых в них стран, сил и средств. Военные конфликты в политике и стратегии США и других государств НАТО Анализ локальных военных конфликтов, спровоцированных или раз- вязанных государствами НАТО, показывает, что они были подчинены прежде всего стремлению сохранить господствующие позиции империа- лизма. За время существования блока НАТО входящие в него государ- ства развязали более 150 военных конфликтов, Ведущая роль в них принадлежала США, стремившимся привлечь к их ведению другие страны и придать им, таким образом, коалиционный характер. США были инициаторами и участниками двух крупных локальных войн — в Корее и во Вьетнаме, более 30 раз угрожали применить ядерное оружие. С течением времени изменяющаяся расстановка сил в мире в пользу социализма и прогресса вынуждала руководителей НАТО приспосабли- ваться к происходящим процессам, перестраивать свои стратегические концепции и взгляды, хотя агрессивная суть политики блока всегда сохранялась. В соответствии с этим различаются четыре хронологи- ческих этапа, характеризующихся определенными особенностями в агрес- сивной политике НАТО, в том числе и в способах подготовки, раз- вязывания и ведения локальных войн и военных конфликтов. Эти этапы находятся в тесной связи и зависимости от глобальной военной поли- тики и стратегии США как руководящего ядра НАТО. Первый этап охватывал конец 40-х и 50-е годы. Его особенностями яв- лялись прежде всего расчеты правящих кругов США на превосходство над Советским Союзом в области ядерного оружия, с помощью кото- рого они надеялись обеспечить мировую гегемонию, уничтожить СССР и всю систему социализма. В свою очередь европейские страны НАТО, провозгласив в 1954 г. стратегию «щита и меча», базирующуюся на американской стратегии «массированного возмездия», начали готовиться к ядерной войне. Разрабатывая различные варианты войны, империа- листические страны приступили к подготовке и проведению многочи- сленных агрессивных акций в различных частях земного шара. Сразу после окончания второй мировой войны будущие государства НАТО развернули активную деятельность, направленную прежде всего на подавление народно-демократических революций. В Европе это вы- разилось во вмешательстве Англии и США в гражданскую войну в 18
Греции, в Азии — войск США в гражданскую войну в Китае, в во- оруженной агрессии сначала Англии и гоминьдановского Китая, а затем Франции против Вьетнама, в агрессии США и других го- сударств НАТО против КНДР с целью захвата всего Корейского полуострова и выхода непосредственно к сухопутным границам СССР и КНР. В этот же период государства НАТО проводили многочисленные агрессивные акции против национально-освободительных движений в Азии, Африке и Латинской Америке. Основными объектами агрессии были колонии, народы которых встали на путь борьбы за националь- ную независимость (Алжир, Вьетнам, Лаос, Индонезия, Кения, Малайя и др.), а также зависимые страны, стремившиеся добиться полного суверенитета (Египет, Филиппины). Против этих стран и народов при- менялся весь арсенал форм и методов борьбы, включая использование вооруженных сил. При этом для подавления национально-освободитель- ных движений использовались прежде всего вооруженные силы, нахо- дившиеся на территориях колоний. Так было на Мадагаскаре, в Кении, Пуэрто-Рико, на Филиппинах, в Малайе, Лаосе. Во второй половине 50-х годов империализм сосредоточил основ- ные усилия на предотвращении окончательного распада колониальной системы. Ведя подготовку мировой ядерной войны против СССР и дру- гих стран социалистического содружества, США способствовали даль- нейшему вооружению своих партнеров по НАТО, продолжали ядерный шантаж против СССР, выдвинули провокационные лозунги «отбрасы- вания коммунизма», «освобождения порабощенных народов». Именно ими руководствовались страны НАТО, спровоцировав в 1956 г. контр- революционный мятеж в Венгерской Народной Республике, а также взяв курс на превращение Западного Берлина в цитадель подрывной деятельности против социалистических стран. В этих условиях Советский Союз и другие социалистические страны вынуждены были принимать меры по повышению своей обороноспособ- ности. Создание в Советском Союзе межконтинентальной ракеты привело к тому, что неуязвимость территории США от сокрушительного ответ- ного удара ушла в прошлое. Успехи СССР в области ракетного и ядерного оружия свидетельствовали о том, что расчеты США на пре- восходство в стратегических вооружениях не оправдались. Провал англо-франко-израильской агрессии против Египта в 1956 г., проис- шедший благодаря энергичному вмешательству СССР, осуждению агрес- соров прогрессивной общественностью мира, показал, что мировая со- циалистическая система стала реальной силой, на помощь которой могут рассчитывать народы, борющиеся за национальную независимость и социальный прогресс. Все это вынудило империалистов искать такие формы и средства борьбы против социализма, которые не влекли бы за собой опасности ответного удара. Поэтому основной упор государства НАТО сделали на развязывание военных конфликтов против освободившихся стран, в которых назревала или уже проявилась революционная ситуация. Для борьбы против таких стран в 1958 г. в США был создан стра- тегический армейский корпус и континентальный стратегический резерв, 19
а в таких важнейших регионах, как Карибское море, Атлантический и Тихий океаны, были сформированы особые объединенные командо- вания вооруженных сил. Пересмотр прежних способов сохранения колониальной системы проводился как непосредственно в США, так и в других странах НАТО. Особенно интенсивную деятельность в этом направлении развила Англия, которая делала основную ставку на использование вооруженной силы. Подавлять освободительную борьбу народов колоний она рассчитывала путем переброски созданных в метрополии, на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке — в Ливии, на Кипре, в Адене, Малайзии, Синга- пуре — вооруженных формирований. Таких же принципов применения созданных заблаговременно мобильных соединений и частей придер- живались и другие колониальные державы — Франция, Бельгия, Порту- галия, Испания. Опираясь на подобные формирования, империалисты рассчитывали внезапным вторжением подавлять в короткие сроки революционные или национально-освободительные выступления в раз- личных районах земного шара. Под предлогом «заполнения» якобы образовавшегося «вакуума силы» США устремились в страны Ближнего и Среднего Востока. Они вступили в военный комитет Багдадского пакта и подписали двусто- ронние военные соглашения с Ираном, Пакистаном и Турцией. Исполь- зовались все возможности для подавления национально-освободительной борьбы, навязывания освободившимся государствам угодных империа- листам режимов, сохранения прежних порядков в странах, где велись гражданские войны, или направления на капиталистический путь развития государств, завоевавших национальную независимость. В 1958 г. США предприняли интервенцию в Ливан, а Англия — в Иор- данию. Англия продолжала колониальную войну против национально- освободительного движения в Малайе, развязала агрессивные войны против народов Кипра и Омана. Франция вела колониальную войну в Алжире, осуществила интервенцию против Камеруна, Испания — про- тив Ифни (юго-западная область Марокко). В конце 50-х годов американские военные теоретики выделили в особую категорию войн так называемые противоповстанческие действия. Вслед за этим стали создаваться войска специального назначения, в которые направляли солдат и офицеров, владеющих «нужными» ино- странными языками и обученных ведению диверсионных действий. Однако вооруженные акции стран НАТО не давали желаемых ре- зультатов. Не в их пользу закончилась война в Китае и Корее, агрес- соры потерпели поражение в Индокитае, откуда Франция вынуждена была вывести свои войска. Империалисты оказались не в состоянии предотвратить и остановить борьбу народов против колониальной за- висимости, за национальное освобождение. Распад колониальной си- стемы продолжался, более того, к концу 50-х годов он достиг куль- минационной точки. В борьбе с агрессорами крепло сопротивление борющихся народов. Опыт показал, что империализм не в состоянии победить сплоченный, борющийся за свое социальное освобождение народ. Империалисты принимали срочные меры для координации своих действий, прилагали усилия к образованию общего фронта борьбы 20
против сил мира, социализма, революционного и национально-освобо- дительного движений. Эта борьба всегда отличалась антисоветской, антисоциалистической направленностью. Второй этап агрессивных акций империализма, охватывающий 60-е годы, характеризовался стремлением НАТО изменить свои стратегические концепции и избрать такие формы борьбы, которые позволили бы перейти В общее контрнаступление против революционного движения, всеми силами предотвратить отход от системы капитализма все новых стран. Крупные успехи СССР в области ракетостроения, производства ядер- ного оружия, утрата Соединенными Штатами военно-технического пре- восходства в этой области, несостоятельность принципа универсальности стратегии «массированного возмездия» вынудили США, а затем и НАТО принять новую стратегию, получившую наименование стратегии «гиб- кого реагирования». Она предусматривала, в зависимости от склады- вающейся в мире обстановки, готовность к ведению различных войн (мировых и локальных, с применением и без применения ядерного оружия). Доказывая наибольшую вероятность возникновения ограни- ченных войн, авторы новой стратегии имели в виду ограничить их масштаб и вести их в любом регионе мира, но не на территории США. Вместе с тем они всячески стремились приспособить новую стра- тегию для подавления национально-освободительного движения и со- хранения своего господства в странах Азии, Африки и Латинской Аме- рики. Государства НАТО стали более широко применять методы косвен- ной вооруженной агрессии, организовывать заговоры, сепаратистские восстания. Широко использовались средства экономического, идеологи- ческого давления, проводилась подрывная деятельность. Еще большее внимание уделялось агрессивным локальным войнам и военным конф- ликтам. В разработанной так называемой теории эскалации войны особое значение придавалось различным «превентивным» действиям, направленным против революционных и национально-освободительных движений. На первый план в вооруженной борьбе вышли так называемые противоповстанческие действия — комплекс военных и полицейских карательных и подрывных мероприятий, проводимых реакционными ре- жимами. В них использовались регулярные части и соединения, войска специального назначения, жандармерия, полиция и иррегулярные формирования, куда насильственно набиралось местное население. Используя многолетний опыт карательных операций против трудящихся своих стран и колониальных народов, империалисты НАТО разработали концепцию противоповстанческих действий, основные положения кото- рой были зафиксированы в соответствующих инструкциях, наставле- ниях и уставах вооруженных сил США и некоторых других государств НАТО. В начале 60-х годов при президенте США был сформирован высший межведомственный орган — координационная (противоповстан- ческая) группа. Аналогичные группы были созданы также при посоль- ствах США в ряде стран. По американскому образцу специальные органы по организации и координации противоповстанческих действий были созданы и в дру- гих странах НАТО. Важнейшее значение придавалось комбинированным 21
поисково-карательным операциям, проводимым на обширных террито- риях (причем без создания сплошного фронта), блокаде районов действий повстанцев, операциям против их баз, прочесыванию местно- сти, действиям лжепартизанских отрядов, созданных из полицейских сил и иррегулярных формирований, операциям по уничтожению повстан- ческих баз на территории соседних государств. Наряду с карательными операциями устанавливался строжайший военно-политический и «со- циальный» контроль над населением с целью изоляции его от повстан- цев. Для этого создавались концлагеря, «стратегические деревни», «ла- геря перегруппировки», «новые деревни», куда насильственно сгоня- лись тысячи мирных жителей. Большое место занимали подрывные мероприятия и лживая, иска- жающая действительность пропаганда, преследующая цель ослабить влияние на народные массы политических партий и организаций, стоящих во главе революционной и национально-освободительной борьбы, внести в ряды повстанцев дух пораженчества и неверия в победу, а также изолировать и скомпрометировать в международном масштабе силы, ведущие борьбу против империалистических государств. Создавалась глобальная система экспорта контрреволюции. Проводились и так называемые «гражданские действия», рассчитанные на повышение «до- верия населения» к правящим режимам и партиям, местным органам власти и войскам карателей. Изменившаяся военно-политическая обстановка в мире вынудила руководителей стран НАТО приспосабливать к ней организационные формы своих вооруженных сил. В США значительное внимание было уделено созданию формирований, предназначенных для перебросок войск по воздуху в различные районы земного шара. Усиленно наращивали военную мощь другие страны НАТО, особенно ФРГ. Все большее место в планах НАТО занимало использование вооруженных сил «ма- лых» империалистических государств, таких, как Израиль, ЮАР, Пор- тугалия, Австралия и др. В этот период страны НАТО довольно часто вооруженным путем подавляли национально-освободительные и революционные движения. В начале 60-х годов США стремились по-прежнему выступать в роли «международного жандарма». Вступая на пост президента в январе 1961 г., Дж. Кеннеди заявил, что США почти автоматически будут осуществлять военное вмешательство в любой точке земного шара, где попираются «американские интересы». В 1960 г. США возобновили интервенцию в Лаос, в 1961 г. осуществили интервенцию в Республику Куба, используя в качестве сил вторжения части, укомплектованные кубинцами-эмигрантами. Потерпев поражение, они тем не менее в 1962 г. возобновили агрессивные действия против Кубы, спровоцировав Ка- рибский кризис. В 1962 г. США развязали агрессивную войну против народа Южного Вьетнама, а в 1964 г.— против ДРВ. В соответствии со стратегией «гибкого реагирования», принятой США, а затем блоком НАТО, была проведена четкая граница между всеобщей ракетно-ядерной войной и локальными войнами. В выдвину- той в США концепции «двух с половиной войн» вооруженным силам, кроме ведения ядерной войны, ставилась задача — быть готовыми одно- 22
временно вести две большие затяжные неядерные войны, главным обра- зом против СССР и КНР, и участвовать в небольшом конфликте в лю- бом другом районе земного шара. При этом считалось, что, поскольку в локальных военных конфликтах будут использоваться обычные воору- женные силы и вооружение, опасность их перерастания во всеобщую ядерную войну устраняется. Концепция «полутора войн», пришедшая на смену концепции «двух с половиной войн», предусматривала го- товность вооруженных сил США и их союзников к участию в одной большой войне в Европе или Юго-Восточной Азии и в войне меньшего масштаба в каком-либо другом районе планеты. Появление на международной арене все новых и новых государств, освободившихся от колониальной зависимости, их стремление проводить антиимпериалистическую, прогрессивную политику вызвали прилив агрессивности империализма, стремившегося противодействовать этому процессу. В 1964 г. США осуществили интервенцию в Панаму, в 1965— 1966 гг.— в Доминиканскую Республику. Летом 1960 г. Бельгия при поддержке США применила вооруженные силы против первого нацио- нального правительства Конго и добилась его свержения, а в ноябре 1964 г. использовала свои войска для поддержки реакционного про- империалисгического режима, утвердившегося в этой стране. Англия предприняла агрессию против Кувейта (лето 1961 г.) и Брунея (де- кабрь 1962 г.). Для осуществления своих агрессивных целей страны НАТО широ- ко привлекали союзников из числа как империалистических, так и развивающихся стран. Примером могут служить агрессивные военные действия Англии совместно с Саудовской Аравией против Йеменской Арабской Республики в 1962—1969 гг., военная помощь многих госу- дарств НАТО Португалии, которая вела колониальные войны против народов Анголы, Гвинеи-Бисау и Мозамбика. Коллективный характер имели агрессивные войны во Вьетнаме, Доминиканской Республике, на Северном Калимантане. Характерно, что именно в это время импе- риалисты вновь вытащили на свет пресловутый тезис о «советской военной угрозе». Прикрываясь им, они развили деятельность по укреп- лению и использованию в своих целях других военно-политических блоков (ОАГ, СЕАТО, АНЗЮС), а также двусторонних союзов (напри- мер, США с Южной Кореей, Японией и другими странами). Не обошли своим вниманием государства НАТО и социалистические страны Европы. Воспользовавшись определенными трудностями эконо- мического и политического характера и используя правооппортунисти- ческие и антисоциалистические силы, они попытались в 1968 г. вырвать ЧССР из социалистического содружества и реставрировать в ней ка- питалистический строй. Однако расчеты международного империализма на победу над прогрессивными движениями, несмотря на широкое применение военной силы, потерпели провал. Военные конфликты в этот период, как правило, перерастали в за- тяжные локальные войны с привлечением крупных контингентов армии, ВВС и ВМС, широким использованием новейшего оружия и военной техники. Они приводили к перенапряжению экономики стран-агрессоров, уносили десятки тысяч жизней молодых людей, мобилизованных в армию. 23
Все это вызывало протесты широкой общественности, в том числе и внутри самих империалистических государств. Военно-политическая обстановка вынуждала руководящие круги НАТО искать новые пути к сохранению своего господства, пересматривать принятые ранее кон- цепции. Стратегия «гибкого реагирования» не дала империалистам США и их союзникам по НАТО желаемых результатов. Несмотря на все их старания, к концу 60-х годов мировая система социализма не только не была ослаблена, но еще больше окрепла, а колониальная система империализма окончательно развалилась. Третий этап охватывает 70-е годы, начало которых характеризова- лось дальнейшим изменением соотношения сил на мировой арене в пользу социализма, многочисленными поражениями империализма в локальных войнах, протестами международной общественности против агрессивных акций США и их союзников. К этому времени было уста- новлено определенное равенство в военной мощи между СССР и США. Стратегические потенциалы двух держав в целом уравнялись. США лишились преимуществ, обусловленных монополией на ядерное и ракет- ное оружие. Новая военно-стратегическая обстановка заставила госу- дарства НАТО перейти от политики «холодной войны» и военных конфронтаций к политике разрядки международной напряженности. В первой половине 70-х годов был подписан ряд международных актов, определивших принципы взаимоотношений государств с различными социальными системами, достигнуты известные успехи в обуздании гонки вооружений, локализованы некоторые вооруженные конфликты и военно-политические кризисы, получило развитие взаимовыгодное со- трудничество государств в экономической, научно-технической и куль- турной областях. Реальности ядерного века настойчиво требовали мир- ного сосуществования государств с различным общественным строем. Это понимали многие представители господствующих классов го- сударств НАТО. Но там продолжали действовать и силы, придержи- вавшиеся прежних, агрессивных концепций. Поэтому в политике госу- дарств НАТО проявлялись в этот период две тенденции: одна — стрем- ление к реализму в оценке обстановки, к определенной сдержанности при разрешении международных конфликтов; другая — разжигание «холодной войны», взвинчивание гонки вооружений, ужесточение пози- ций в отношении СССР. Советский Союз, другие страны социалистического содружества стре- мились всячески поддерживать тенденцию к реализму, к мирному раз- решению возникающих международных конфликтов. В 1972 г. между СССР и США было заключено соглашение об ограничении стратеги- ческих наступательных вооружений (ОСВ-1), а затем начались пере- говоры и был подготовлен проект нового соглашения об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2). Причем социалистические страны считали, что военно-стратегическое равновесие поможет им строить свои взаимоотношения с капиталистическими странами на основе мир- ного сосуществования. Они последовательно проводили политику, на- правленную на укрепление мира. На XXXI сессии Генеральной Ас- самблеи ООН в 1976 г. Советский Союз внес проект Всемирного до- говора о неприменении силы в международных отношениях, который 24
был поддержан всей прогрессивной общественностью мира. В ноябре 1978 г. СССР и другие социалистические страны —участницы Варшав- ского Договора вновь обратились ко всем государствам и народам с широкой программой по укреплению мира и безопасности. Важнейшим итогом деятельности, направленной на обеспечение мира, явился Заключительный акт, подписанный в 1975 г. на общеевропей- ском Совещании по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки. Его принципы зафиксировали правила и нормы взаимоотношений между государствами, были направлены на создание атмосферы доверия, уве- ренности в независимом, мирном развитии всех стран. В осуществление принципов Заключительного акта социалистические страны выступили с рядом инициатив, направленных на сохранение мира. Были сделаны и конкретные практические шаги по сокращению вооруженных сил. СССР вывел из Центральной Европы 20 тыс. военнослужащих, 1 тыс. танков, другую военную технику. Программа мира на 80-е годы, выдвинутая XXVI съездом КПСС, содержала предложения, направ- ленные на дальнейшее упрочение мира и предотвращение новой миро- вой войны. В их числе предложение о неприменении участниками обще- европейского совещания никакого оружия друг против друга; о расши- рении мер доверия; об ограничении развертывания новых подводных лодок; об установлении моратория на размещение в Европе новых ракетно-ядерных средств средней дальности и др. Согласившись в какой-то мере на разрядку в международных отно- шениях, государства НАТО во главе с США одновременно пытались найти новые формы и методы борьбы против социализма, революцион- ного и национально-освободительного движений. Международное Со- вещание коммунистических и рабочих партий 1969 г. отмечало, что «империализм США вынужден учитывать сложившееся соотношение сил на международной арене, ядерный потенциал Советского Союза и возможные последствия ракетно-ядерной войны, ему становится все труднее, опаснее делать ставку на развязывание новой мировой войны. В этих условиях американские правящие круги, не отказываясь от подготовки к такой войне, особый упор делают на локальные войны» 8. Чтобы как-то замаскировать свои истинные цели, страны НАТО пытались переложить всю ответственность в борьбе с национально- освободительным движением на местную реакцию, а использование вооруженных сил ведущих империалистических государств пред- полагалось лишь в крайних случаях. Эта тенденция нашла свое от- ражение в принятой официально в 1971 г. в США новой стратегии «реалистического устрашения», или «реалистического сдерживания», которой практически придерживаются и европейские страны НАТО, сохраняя в качестве официальной стратегию «гибкого реагирования». Была провозглашена также концепция «превентивных ударов», рассчи- танная преимущественно на «малые» империалистические государства в их борьбе с противостоящими менее подготовленными в военном отношении развивающимися странами. Сущность этой концепции заклю- чалась в поддерживании постоянной угрозы проведения агрессивных актов против прогрессивных государств в форме воздушных ударов, военных рейдов, артиллерийских налетов, диверсий и т. п. 25
Таким образом, поддерживая на словах идею разрядки, страны НАТО продолжали проводить свою реакционную политику. Ее следствием явились поддержка действий Израиля, высадившего в начале 1971 г. десант на юге Ливана, сайгоно-американская агрессия против Лаоса (1971), контрреволюционный путч в Чили (1973), четвертая израильская агрессия против арабских стран (1973), вооруженная интервенция Тур- ции на Кипре (1974), помощь контрреволюционным террористическим группировкам в Анголе и инспирированное Соединенными Штатами вооруженное нападение Заира и ЮАР на Анголу (1975), поддержка агрессивных действий Сомали против Эфиопии (1977—1978), исполь- зование Бельгией и Францией своих войск для защиты реакционного режима в Заире (1977 и 1978), контрреволюционная деятельность против Демократической Республики Афганистан (с 1978) и Республики Ника- рагуа, попытки развязать гражданскую войну в Сальвадоре. Однако борьба прогрессивных сил нарушила планы империалистов. Окончилась полным крахом попытка Вашингтона добиться военной победы во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе. Колониальные войны в Африке привели к усилению национально-освободительного движения, расшире- нию масштабов и интенсивности вооруженной борьбы за независимость. Колониальная война португальских империалистов в Африке привела к усилению движения за ее прекращение и в конечном счете способство- вала свержению в 1974 г. фашистского режима в самой Португалии, признанию новым ее правительством права народов Гвинеи-Бисау, Мо- замбика и Анголы на национальную независимость. Поражение порту- гальского империализма привело к распаду последней колониальной империи мира. Ставка империализма на военную силу в борьбе с революционным и национально-освободительным движением и постигшие его неудачи способствовали росту противоречий внутри НАТО. Еще в 1966 г. вышла из военной организации НАТО Франция, в 1977—1980 гг. не участво- вала в ее работе Греция. Усилились выступления против размещения военных баз США на территории других государств. Не желая считаться с реальностями эпохи, намереваясь восстановить былые позиции империализма, правящие круги США и некоторых других государств НАТО стали проводить курс, явно враждебный делу разрядки, поставив под сомнение принцип военно-стратегического равновесия. Они всячески стремились возродить обстановку военного психоза, создавали конфликтные ситуации, форсировали гонку вооружений. Решения, при- нятые советом НАТО в 1977—1979 гг., предполагали реализацию долго- срочной программы увеличения вооружений на ближайшие десятилетия. США и другие страны НАТО начали усиленно наращивать боевую мощь и готовность своих вооруженных сил. В Европу перебрасывались подкрепления, на военных базах и в портах создавались запасы оружия, продовольствия, медикаментов, в войска НАТО поступали новые танки, самолеты и другое вооружение. Усилилась подготовка резервов. Указанные тенденции в деятельности стран НАТО в своей основе сохранились и в 80-х годах. Вместе с тем получили развитие и некоторые новые явления, дающие основание утверждать, что с конца 70-х — начала 80-х годов в агрессивной политике империализма США и НАТО 26
наступил новый, четвертый этап. Пришедшие в конце 70-х годов к власти в США наиболее агрессивные силы открыто выступили против разрядки, взяли курс на взвинчивание гонки вооружений, вмешательство в чужие дела, подавление освободительной борьбы. Заправилы американского империализма отказались от принципа равенства и одинаковой безопас- ности, пошли на подрыв военно-стратегического равновесия — этой осно- вы международной безопасности, начали новый виток гонки вооружений, прежде всего ядерных. Открыто провозгласив стремление к достижению военного прево- сходства над СССР, Организацией Варшавского Договора, правящие круги США практически блокировали уже достигнутые соглашения и пе- реговоры об ограничении гонки вооружений. Политика администрации Р. Рейгана, открыто сделавшей ставку на военную силу как главное сред- ство достижения своих целей на мировой арене, явилась причиной резкого обострения напряженности, роста военной угрозы. Подрыв разрядки в отношениях Запада с социалистическими странами стал одной из глав- ных задач американской политики. По инициативе США началась акти- визация военных приготовлений в рамках НАТО. Запад фактически приступил к полному перевооружению, охватывающему все виды воору- женных сил. Параллельно стали уточняться, конкретизироваться и обнов- ляться концепции, составляющие основу военной доктрины НАТО, пере- сматриваться стратегические и оперативные планы. В декабре 1979 г. на сессии совета НАТО был одобрен проект размещения на Европейском континенте 108 пусковых установок балли- стических ракет «Першинг-2» и 464 крылатых ракет наземного базиро- вания 9. Эти ракеты с 1983 г. уже размещаются в Англии, Италии (на Сицилии), ФРГ, Бельгии. На заседании специальной консультативной группы НАТО в августе 1981 г. было предпринято очередное грубое давление США на своих европейских партнеров с целью вынудить их к безоговорочной поддержке курса гонки вооружений. В Вашингтоне не без оснований считают, что так называемую «независимую западноевропейскую оборону», пред- ставленную вооруженными силами Франции, Англии и ФРГ и подчиненную в конечном счете штаб-квартире НАТО, можно было бы активно исполь- зовать в интересах Америки. Укрепление «европейского крыла» НАТО еще более развязывает Соединенным Штатам руки для агрессивных акций за географическими рамками «зоны ответственности» блока. В свою очередь западногерманские агрессивные круги усматривают в укреплении военного союза между Францией, Англией и ФРГ возможность упрочить свои позиции в НАТО, добиться пересмотра итогов второй мировой войны. Размещение в Западной Европе нового американского ядерного оружия средней дальности создает благоприятную почву для усиления милитаризации Западной Германии, для расширения там деятельности реваншистских элементов. Агрессивные устремления США с начала 80-х годов нашли отраже- ние как в беспрецедентном наращивании милитаристских приготовлений, так и в принятой Вашингтоном новой военной стратегии, которую министр обороны США К: Уайнбергер охарактеризовал как стратегию «прямого противоборства» между Соединенными Штатами и Советским Союзом в глобальном и региональном масштабе. 27
Стратегия «прямого противоборства» предусматривает резкое воз- растание военной мощи США и решительное использование ее в ка- честве средства утверждения гегемонии американского империализма на международной арене, защиты пресловутых «жизненных интересов» США в различных регионах мира, включая захват чужих источников стра- тегического сырья и энергетических ресурсов. Основная ставка, как и в стратегии «реалистического устрашения», делается на подготовку к ядерной войне и многовариантное использование в ней стратегических наступательных сил США — о так называемых «ограниченных» ядерных ударов до массированного применения их по всему комплексу целей на территории СССР и других государств социалистического содружест- ва. Находящаяся сейчас на вооружении американской армии новая агрессивная концепция — «воздушно-наземных операций» упорно на- вязывается Пентагоном блоку НАТО. Она предусматривает нанесение массированных прицельных ударов по войскам стран Варшавского До- говора на глубину их оперативного построения с применением новейших видов обычного оружия, которое обладает высокой точностью, а по своей разрушительной силе приближается к тактическому ядерному оружию. Запланированная согласно этой концепции внезапность нападения лишь подчеркивает ее агрессивную суть. Вашингтонские стратеги стали уделять больше внимания вооружен- ным силам государств НАТО, расположенных на юго-восточном фланге этого блока, которые могут быть использованы как непосредственно на территории стран НАТО, так и для «защиты союзнических инте- ресов» в Юго-Западной Азии. Одновременно американский империализм пытается установить свою полную гегемонию в бассейне Средиземного моря. Обстановка в этом регионе служила и служит определенным ме- рилом положения в Западной Европе, на Балканах, Ближнем Востоке и в Северной Африке. Со Средиземным морем связаны выходы в Ми- ровой океан из Черного, Адриатического и Эгейского морей, проходы через Гибралтарский пролив и Суэцкий канал. Размещение американских крылатых ракет на Сицилии ставит под угрозу безопасность не только государств социалистического содружества, но и стран Ближнего и Сред- него Востока, Северной Африки. Пентагон стремится увековечить и укре- пить свои военные базы в средиземноморских странах НАТО. Укрепляется северный фланг НАТО. В распоряжении его командо- вания на Североевропейском ТВД находятся военно-воздушные силы Норвегии и Дании, соединения и части бундесвера, дислоцирующиеся на территории земли Шлезвиг-Гольштейн. В «угрожаемый период» под командование НАТО предполагается передать также сухопутные войска Норвегии, Дании и военно-морские силы ФРГ. В Норвегии и Дании создаются склады тяжелого оружия и боевой техники для натовских «сил усиления», развертываются разведывательные комплексы, ведущие постоянное наблюдение за территорией социалистических стран, расши- ряется сеть радионавигационных станций «Лоран-С», которые исполь- зуются для обслуживания американских атомных подводных лодок. Взяв курс на обострение напряженности, США и другие государства НАТО систематически проводят крупномасштабные учения, демонстрируя свою силу и пытаясь устрашить социалистические страны. Аппетиты 28
и масштабы деятельности НАТО все возрастают. Пентагон выдвинул в качестве официальной коалиционной стратегии «новую концепцию обороны Западной Европы». Объявляется устаревшей «сфера обяза- тельств» НАТО и рекомендуется расширить ее далеко за пределы Европы. США стремятся все более прочно обосноваться на Ближнем Во- стоке. Они разместили свои воинские части на Синайском полуострове. Используя направляемую ими израильскую агрессию в Ливане, США усиливают свое влияние в этом регионе. Предпринимаются также меры по укреплению военно-морских баз в Кении и Сомали. Совершенствуется военно-морская база Диего-Гарсия в Индийском океане, которая, по мне- нию американского командования, должна стать одним из важных опорных пунктов сил быстрого развертывания в этом районе. По заявле- нию командующего этими силами, они готовы к переброске на Ближний Восток или в район Персидского залива и нанесению упреждающего удара для захвата той или иной территории. В последнее время расширилось сотрудничество между расистским режимом ЮАР и государствами НАТО. Имеются данные о намерении НАТО создать на о-ве Роббен, расположенном неподалеку от Кейптауна, базу для своих ВМС. Речь, таким образом, идет о новой попытке рас- ширить зону действия блока. С другой стороны, южноафриканский режим стремится к формированию новых военных блоков, прежде всего со странами НАТО и Южной Америки. Его усилия находят поддержку у командования НАТО, стремящегося подключить ЮАР к этому блоку. Глобальный охват Африки и акватории Индийского океана аме- риканскими военными базами свидетельствует о том, что агрессивные круги империализма хотели бы иметь южный фланг НАТО не в Европе, а далеко за экватором. Немалое значение руководство НАТО придает и району Южной Атлан- тики. Контроль над этим регионом позволит НАТО установить свое гос- подство в акваториях, через которые проходят важнейшие морские пути из бассейна Индийского океана в Европу и Америку. Ради достижения этой цели уже давно задуман проект создания некоего «филиала» НАТО — Южноатлантического блока (САТО), в котором, по мысли натовских стратегов, должны объединиться ЮАР, некоторые прозападные африканские страны и реакционные режимы Латинской Америки. Однако реализация этого плана столкнулась с большими трудностями, что не устраивает заправил НАТО, торопящихся установить свой конт- роль над этим регионом. Именно в этом заключается одна из причин англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов, который английские колонизаторы развязали в марте—июне 1982 г. и, используя новейшее вооружение, захватили острова, создав там военную базу. В планах США на установление мирового господства особая роль отводится Азии. В документе правительственного совета США по обо- ронным ресурсам предусматривается «активное военное партнерство» с Японией, в рамках которого от Токио будет требоваться не только увеличение военных расходов и оказание экономической помощи «дру- жественным» государствам в Восточной Азии и тихоокеанском регионе, но и поддержка мероприятий по усилению американских сил и военных 29
объектов на территории Японии. Идя навстречу пожеланиям Вашингтона, Япония непрерывно увеличивает военные расходы. Она приступила к осна- щению «сил самообороны» управляемыми ракетами ближнего радиуса действия, нарушает провозглашенный ранее принцип не иметь на своей территории ядерного оружия. Многочисленные базы США размещены на Тайване, в Таиланде и на Филиппинах. В плацдарм агрессии превращена Южная Корея, где размещены основные силы 8-й американской армии. По данным амери- канской печати, здесь находится около тысячи единиц ядерных бое- припасов. Правительство США выделяет Сеулу сотни миллионов дол- ларов в виде кредитов на закупку вооружения и на осуществление специальной программы подготовки южнокорейских войск. Продолжая курс на осложнение обстановки в Юго-Западной Азии, США усиленно вооружают Пакистан. Значительные средства выделяют- ся на военно-экономическую помощь Пакистану, и особенно на постав- ки оружия. Президент Р. Рейган неоднократно заявлял о том, что США будут открыто снабжать оружием банды, вторгающиеся в Афга- нистан с территории Пакистана. Страны НАТО стремятся сохранить свои позиции и в Латинской Америке. Так, США любыми средствами пытаются не допустить развития национально-освободительного движения в странах Центральной Аме- рики. Тревожное положение сложилось в бассейне Карибского мо- ря. Соединенные Штаты не прекращают попыток взять в кольцо бло- кады Кубу и Никарагуа. Неприкрытая агрессия США на Гренаду в 1983 г., в результате которой было свергнуто прогрессивное правительство и установлен угодный американскому империализму режим, — еще одно свидетельство бесцеремонного вмешательства США в дела суве- ренных государств. Для Центральной Америки и бассейна Карибского моря, где пошатнулись ранее незыблемые позиции американских моно- полий и Пентагона, Вашингтон разработал «новую карибскую поли- тику» — ряд программ политического, экономического и военного харак- тера. Их суть в том, чтобы сохранить антинародные режимы и их руками задушить национально-освободительное движение, разобщить прогрес- сивные, независимые страны. Президент США Р. Рейган проявляет особую озабоченность тем, что «на руинах сегодняшних конфликтов могут возникнуть новые Ку- бы». Осуществляемая США программа «помощи» странам центрально- американского, и в частности карибского, региона не случайно окреще- на «мини-планом Маршалла», новым вариантом политики «кнута и пряни- ка». Ее цели сводятся к следующему: в обмен на доллары глубже втянуть страны региона в орбиту гегемонистского курса Вашингтона, утвердить в них свое экономическое, политическое и военное господство. Глобальные политические цели, которые ставят перед собой США, предполагают ведение локальных войн во всех регионах, увеличение их общего числа, возрастание масштабов, количества вовлекаемых в них стран, численности привлекаемых сил и средств, протяженности фронтов вооруженной борьбы. Администрация Рейгана разработала «новую военную стратегию», которая наряду со всеобщей ядерной войной предусматривает и веде- 30
ние войны с применением только обычных средств поражения. Причем, если раньше в Пентагоне говорили о необходимости быть готовыми вести одновременно «две с половиной», а позже — «полторы войны», то теперь взята установка на так называемую «географическую» эска- лацию, предусматривающую ведение по крайней мере пяти войн — в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии, Африке и Центральной Америке, т. е. распространение военных действий с применением обычного оружия на различные удаленные друг от друга театры войны. На эти театры распространяются и планы «ограниченного» при- менения стратегических наступательных сил, предусматриваются раз- личные варианты ядерных ударов с использованием от нескольких единиц до нескольких тысяч ядерных боеприпасов. Такие удары предпола- гается наносить по любым районам, произвольно объявленным Вашинг- тоном районами «стратегической ответственности». Чтобы скрыть свои истинные цели, направленные на подготовку новой мировой войны, империалисты США не перестают твердить о возмож- ности «ограниченной» ядерной войны, которая, по их мнению, не представ- ляет большой угрозы для народов. Советский Союз и другие социалистические страны исходят из того, что любая «ограниченная» война, любой военный конфликт таят в себе опасность перерастания во всеобщую мировую войну. Это обусловлено тем, что в них втягивается все больше малых и больших стран, увели- чивается численность привлекаемых для их ведения войск, оружия, военной техники и других материальных средств. Наиболее показательны- ми в этом отношении являлись войны в Корее и Вьетнаме. В них участвова- ли сотни тысяч людей, тысячи танков и самолетов, сотни кораблей, намечались планы применения ядерного оружия. Опыт локальных войн и военных конфликтов, тщательно изучаемый в странах НАТО, находит свое отражение в строительстве, оснащении и подготовке их армий. Он служит импульсом для пересмотра ими взглядов на роль и соотношение различных видов вооруженных сил в войне, что нашло воплощение в официально принятой теории «сбалан- сированных сил», предусматривающей достижение успеха совместными действиями сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил. В связи с этим получили дальнейшее развитие сухопутные войска, авианосные, морские десантные силы, морская пехота, пересмотрена роль танков, танковых войск, противотанкового оружия, авиации (осо- бенно армейской), средств радиоэлектронной борьбы. В сухопутных войсках, исходя из опыта войны в Корее, были созданы более подвижные, чем прежде, дивизии. Во время войны во Вьетнаме сформирована и испытана в боевых действиях первая аэромобильная дивизия, а также противотанковая вертолетная бригада. В результате проведенной реорганизации к началу 70-х годов армии стран НАТО имели: 5 типов дивизий — пехотные (мотопехотные), механизированные, бронетанковые, воздушно-десантные и аэромобильные; отдельные брига- ды различных типов, бронекавалерийские полки, отдельные ракетные дивизионы, а также диверсионные группы. По опыту боевых действий во Вьетнаме и арабо-израильской войны 1973 г. бронетанковые и механизи- 31
рованные дивизии сухопутных войск США, ФРГ, Англии и Франции были увеличены и усилены значительным количеством танков, противо- танковых и противовоздушных средств, что существенно повысило их боевые возможности. В последующем на базе аэромобильных были сформированы воздушно-штурмовые дивизии. В США созданы новые дивизии — «86» («тяжелые» и «легкие»). На штаты «тяжелых» предпо- лагается перевести все бронетанковые и механизированные дивизии, а на штаты «легких» — воздушно-десантные, воздушно-штурмовые и пехотные дивизии. В строительстве сухопутных войск ФРГ, Англии, Франции и других стран НАТО основное внимание уделяется увеличению количества боевых батальонов, орудий атомной артиллерии. Резко возрастает удельный вес танковых соединений (с 30 до 50%), что существенно повышает ударные возможности сухопутных войск. В организационную структуру военно-воздушных сил локальные войны и военные конфликты не привнесли коренных изменений. Они способство- вали дальнейшей модернизации и повышению их боевых возможностей, особенно при действиях на малых высотах и в условиях радиоэлектрон- ного противодействия, для ведения войн любого масштаба. Военно-морские силы совершенствовались как основное транспортное средство для перевозок войск и материальных средств на удаленные театры военных действий. Повысилась роль авианосно-ударных сил как передовых плавучих авиационных баз. Значительно возросло коли- чество кораблей ПЛО и ПВО, усовершенствовались амфибийные силы, предназначенные для переброски морских десантов. В соответствии с установками военной доктрины США на подго- товку и ведение любых войн в региональном и глобальном масштабах была направлена новая, более гибкая оперативная организация воору- женных сил США: все силы и средства вошли в шесть объединенных и три специальных командования. Четыре объединенных командования были развернуты за пределами США в стратегических зонах: Евро- пейской, Атлантике, Тихом океане, Центральной и Южной Америке. Объединенному центральному командованию (СЕНТКОМ) выделена географическая зона ответственности, включающая Ближний и Средний Восток, Северную и Восточную Африку, Юго-Западную Азию. На континентальной части США создано объединенное командование войск готовности, предназначенное для подготовки и обеспечения соединений и частей, выделяемых на усиление других командований, и ответственное за развертывание сил общего назначения. Специальные командования были созданы в составе ВВС США. К ним относятся: стратегическое авиационное командование, в состав которого вошли межконтиненталь- ные баллистические ракеты и стратегическая авиация; военно-транспорт- ное авиационное командование, предназначенное для стратегических перебросок войск с континентальной части США на заморские терри- тории и между ТВД; командование воздушно-космической обороны, в ведении которого находятся силы и средства противоракетной, противо- космической, противосамолетной обороны и системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе. Рост масштабов и активности антиимпериалистической борьбы, уве- личение размаха революционного и национально-освободительного дви- 32
жения, а также другие изменения побудили империалистов искать новые, более эффективные организационные формы вооруженных сил, специаль- но предназначенных для ведения локальных войн. Так появились силы быстрого развертывания (СБР). Сама по себе идея создания таких сил не нова. Она впервые была реализована с образованием сначала в США, а затем и в НАТО мобильных соединений, роль которых заключалась в разжигании очагов войны. Американские мобильные соединения применялись, например, в аг- рессии против Вьетнама и в других военных конфликтах. Амери- канские СБР, формирование которых началось с конца 70-х годов, необходимы, по словам министра обороны США Уайнбергера, «главным образом для тех районов мира, в которых инфраструктура не развита и где нет американского присутствия»10. О том, что СБР созданы американским империализмом прежде всего как средство развязывания и ведения военных конфликтов, свидетельст- вуют предъявляемые к ним требования. По мнению американского ко- мандования, организация этих сил должна обеспечивать их эффективное боевое использование в локальных войнах и военных конфликтах в масш- табах, начиная от небольшого отряда войск специального назначения до экспедиционных сил, включающих соединения всех видов вооруженных сил. Войска должны обладать высокой боеготовностью для действий в различных географических и климатических условиях; в тактическом отношении и с точки зрения тылового обеспечения быть готовыми само- стоятельно вести непрерывные боевые действия как минимум до 30 суток без пополнения личным составом и материальными средствами; распола- гаться поблизости от района потенциального кризиса, чтобы иметь воз- можность в самые сжатые сроки реагировать на быстрое изменение обстановки в регионе, находиться в готовности начать боевые действия немедленно после принятия решения президентом. Численность войск, выделенных в состав СБР, составляет около 300 тыс. человек, что, по мнению американского командования, доста- точно для захвата в любой стране вне зоны НАТО и Восточной Азии ключевых районов и объектов, обеспечения их обороны, прикрытия доставки подкреплений. Считается, что в малых и средних странах, имеющих ограниченные вооруженные силы, эти задачи могут быть вы- полнены одной экспедиционной бригадой морской пехоты. Для руководства СБР на базе ВВС Макдилл (штат Флорида) соз- дан штаб объединенного оперативного соединения. На него возлагает- ся ответственность за разработку оперативных планов применительно к районам вероятных кризисных ситуаций; обеспечение через виды вооруженных сил боевой готовности выделяемых соединений, частей и подразделений; совершенствование подготовки этих сил путем проведе- ния учений под руководством объединенного командования; улучшение их организационной структуры. В мирное время этот штаб подчиняется штабу объединенного коман- дования войск готовности и не осуществляет оперативного управления соединениями, частями и подразделениями, предназначенными для дейст- вий в составе СБР. Во время конфликта штаб или его оперативные 33
группы должны непосредственно управлять выделенными в их распоря- жение силами и средствами. Для выполнения специальных разведывательно-диверсионных задач и действий в тылу противника в составе СБР предусмотрено использо- вание батальонов «рейнджерс», а также войск специального назначения («зеленых беретов»). В целом, по оценке американских военных руководителей, состав войск и средств, выделяемых для СБР, позволит обеспечить ведение локальных войн любого масштаба в самых различных климатических и географических условиях, на предельном удалении от США. Планами, рассчитанными на несколько лет, намечается дальнейшее наращивание этих сил путем привлечения дополнительных соединений сухопутных войск и морской пехоты, авиации и флота, выделенных в состав объеди- ненных сил НАТО. Для материального обеспечения боевых действий американских СБР на дальних ТВД предусматриваются мероприятия по заблаговре- менному складированию вооружения, техники и других материальных средств в непосредственной близости к районам потенциальных конфлик- тов. Важнейшей проблемой считается повышение стратегической мо- бильности СБР. Ставится задача к концу 80-х годов обеспечить воз- можность переброски оперативного соединения корпусного состава (100— 150 тыс человек с тяжелой техникой), например, в район Персидского залива за 30—35 суток. Завершена модернизация военно-транспортных самолетов С-141, с связи с чем их возможности по перевозке войск и грузов резко возросли. Планируется также закончить модернизацию тяжелых транспортных самолетов C-5А и увеличить их ресурс в несколько раз. Разрабатывается проект грузового самолета СХ, способного совер- шать межконтинентальные перелеты, перевозить все образцы тяжелого вооружения, включая новый танк М-1, используя необорудованные аэрод- ромы со взлетно-посадочной полосой 1000 м. Большое значение придается совершенствованию морских перевозок. Повышается готовность судов резерва флота национальной обороны. Закупаются быстроходные (33 узла) контейнеровозы. Планируется также завершить строительство и переоборудование специальных судов складирования для трех экспеди- ционных бригад морской пехоты. Готовится ряд программ по разработке вооружения, приспособлен- ного для боевых действий в локальных войнах. При этом предусматри- ваются: создание легкого танка с 75-мм скорострельной пушкой; замена многих гусеничных машин, кроме танков, колесными боевыми машина- ми; разработка образцов легкого и мобильного оружия для поражения тяжелой бронетанковой техники; создание устройств, позволяющих ис- пользовать крылатые ракеты большой дальности для поражения целей в глубине территории противника, а также новых образцов десантных высадочных средств, в том числе на воздушной подушке; оснащение авиации морской пехоты самолетами с вертикальным взлетом А-88 «Хар- риер». Большая работа ведется по совершенствованию технических средств управления, связи и разведки. По мнению военных экспертов, они должны иметь малые размеры и небольшой вес, обладать предельной 34
прочностью, надежностью, обеспечивать взаимозаменяемость и работу от различных источников питания, включать в себя блоки, позволяющие поддерживать связь в сложных условиях. Правительственный совет США по оборонным ресурсам разработал совместно с комитетом начальников штабов документ, в котором опре- деляются перспективные задачи в тех районах мира, «где США, воз- можно, придется реагировать силой оружия». Основное внимание этот до- кумент уделяет форсированной подготовке интервенционистских СБР. Бывшие колониальные державы — Франция, Англия, а также Ита- лия пытаются не отстать от своего старшего партнера по НАТО. В 1983 г. Франция также создала специальное формирование, получив- шее название «силы быстрых действий» (СБД). На них возлагается задача «защиты интересов Франции и ее граждан» не только в Европе, но и в других районах мира. Общая численность — около 47 тыс. человек. В Англии намечено создать «силы быстрого развертывания», численность которых первоначально составит 10 тыс. человек. В Италии в конце 1984 г. разработан план формирования двух воинских частей быстрого развертывания 11. Современные взгляды зарубежных военных теоретиков на формы и способы ведения боевых действий в локальных войнах базируются прежде всего на опыте военных акций, имевших место в 60—70-е годы, с учетом изменения соотношения сил на международной арене, дальней- шего развития вооружения, боевой техники и организации войск. Боль- шое внимание военные специалисты НАТО уделяют достижению вне- запности нападения. Они считают, что в современных условиях в связи с ростом досягаемости и эффективности средств поражения роль вне- запности в действиях, особенно авиации, значительно возросла. При- знается целесообразным в чрезвычайной обстановке давать право воен- ному командованию проводить частичное усиление войск еще до принятия решения военно-политическим руководством. Политические решения должны опережать начало военных действий на время, необходимое для осуществления подготовительных мероприятий, предусмотренных оперативными планами. Как показывает практика, кроме внезапного нападения начало ло- кальным войнам империалистических стран могут положить провокацион- ные действия войск зависимых от НАТО государств или вооруженных отрядов наемников с последующим вмешательством в военные действия сил интервенции. Возможна также прямая интервенция под видом ока- зания помощи тем странам, где национально-освободительная борьба перерастает в восстания народных масс против реакционных проимпе- риалисгических режимов. Делается вывод, что победа в любой локальной войне может быть достигнута только наступлением. Поэтому после внезап- ного нападения наступательные боевые действия всех родов войск должны носить решительный характер и вестись с полным напряжением. В локальных войнах признается необходимым использовать «так- тику выжженной земли», когда при помощи современных высокоэффектив- ных зажигательных средств (например, напалма) и химических веществ (дефолиантов, гербицидов) уничтожаются участки джунглей и лесов, в которых укрываются войска и партизаны народно-освободительных сил. 35
Большие надежды возлагаются на примененный впервые в войне во Вьетнаме и получивший дальнейшее развитие новый вид действий — аэромобильные операции. Исходя из опыта арабо-израильских войн 1967 и 1973 гг., военное руководство НАТО стало широко использо- вать вертолеты огневой поддержки, оснащать сухопутные войска бое- выми машинами пехоты и самоходной артиллерией, создавать новые образцы оружия и военной техники, позволяющие резко повысить сте- пень огневого поражения противника. Важная роль в локальных войнах отводится бронетанковым войскам. В то же время отмечается настоя- тельная необходимость тесного взаимодействия танковых частей и сое- динений с другими родами войск. Считается новшеством применение в наступлении небольших танковых групп (5—10 танков), усиленных мотопехотой и имеющих в своем составе специалистов по артиллерии и авиации для корректирования огня и наведения самолетов на цели. Лучшим «партнером» танка на поле боя признается боевая машина пехоты. Укрываясь за ее броней, пехотинцы уничтожают противотанковые средства противника. Нашло также признание использование танковых батальонов, усиленных противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР), в качестве противотанковых заслонов для отражения контратак танков противника и закрепления захваченных рубежей. Отмечается, что в связи с возросшей дальнобойностью и точностью огня артиллерии, танков и ПТУР стороны стремятся вести дальний огневой бой на максимальную досягаемость огневых средств. Это по- требовало при организации взаимодействия четко распределять объекты поражения между дальнобойными средствами и детально согласовывать порядок их действий. Большое внимание командование НАТО уделяет рассмотрению воп- росов организации непосредственного взаимодействия танковых под- разделений с боевыми вертолетами, которые в ряде локальных войн вели воздушную разведку обороны противника и местности, установлен- ными сигналами указывали танковым подразделениям выгодные направ- ления наступления. Вертолеты также зарекомендовали себя как наиболее эффективное средство борьбы с танками и как средство огневой поддерж- ки войск Некоторые военные специалисты на Западе считают, что применение воздушных и морских десантов является зарождением нового вида оперативных действий — воздушно-морской десантной операции. Первый эшелон морского десанта считается целесообразным перебрасывать на вертолетах, а в его составе иметь преимущественно морских пехо- тинцев. В США для высадки морских десантов созданы специальные корабли — десантные вертолетоносцы и катера на воздушной подушке, с которых в ходе многих учений НАТО отрабатывается высадка сил десанта комбинированным способом. Для повышения боевого потенциала сил быстрого развертывания планируется в ходе боевой подготовки уделять больше внимания полевым маневрам и десантным операциям с моря и с воздуха. Намечено сделать еще более тесным сотрудничество США с союзниками, реакционными режимами и зависимыми государствами, которые расположены в страте- гически важных регионах, для получения права на пролет над их тер- риториями и доступа к их базам и другим военным объектам. 36
* * * Анализ политики и действий стран — членов агрессивного блока НАТО показывает, что военные конфликты в современную эпоху порождаются империализмом. Государства НАТО были прямыми или косвенными участниками почти всех военных конфликтов и военно-политических кризисов, происходивших после второй мировой войны. На передовых рубежах военной угрозы человечеству все это время находился и продол- жает находиться американский империализм. «Цитадель международной реакции, — говорится в новой редакции Программы КПСС, — империа- лизм США. Именно от него прежде всего исходит угроза войны»12. США открыто претендуют на «право» вмешательства везде и всюду, «поощрять» или «наказывать» суверенные страны и народы. Они игнори- руют, а нередко и прямо попирают интересы других государств, тради- ции международного общения, действующие договоры и соглашения. Они постоянно создают очаги конфликтов и военной опасности, накаляя обстановку то в одном, то в другом районе мира. В угоду США действуют и другие государства НАТО. Военные конфликты используются государствами НАТО в империа- листических целях, для борьбы против социализма, революционного и национально-освободительного движений. В ходе военных конфлик- тов империалисты НАТО проверяют новое оружие, организацию войск и способы боевых действий. Особая опасность военных конфликтов в том, что в ходе их в сферу вооруженной борьбы в любой момент могут быть втянуты все новые и новые государства и локальный кон- фликт способен перерасти в мировую войну. 1 См.: Локальные войны: История и современность. М., 1981. С. 8—9. 2 В. И. Ленин. Пола собр. соч. Т. 41. С. 353. 3 Osgood R. Е. Limited War Revisited. Boulder, 1979. P. 54—58. 4 La Gorce P.-M., de. Gesticulations militaires dans le Golfe//Défense nationale. 1980. Nov. P. 54—55. 5 Osgood R. E. Limited War Revisited. P. 54—58. 6 Freistetter F. Lokale Konflikte//Osterr. Milît. Zeitschrift. 1980. N 4. S. 286—289. 7 Osgood R. E. Limited War Revisited. P. 27. 8 Международное Совещание коммунистических и рабочих- партий: Документы и материалы, Москва, 5—17 июня 1969 г. М., 1969. С. 288. 9 Шеин В. С. США и НАТО: Эволюция империалистического партнерства. М., 1985. С. 82. 10 Цит. по: Красная звезда. 1984. 8 дек. 11 Там же. 12 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986. С. 132.
Глава 2 НАТО — ИСТОЧНИК ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ В ЕВРОПЕ Коренные изменения в Европе после второй мировой войны и стратегические цели империалистических государств Вот уже более 40 лет народы Европейского континента, с которого агрес- сивные силы империализма развязали две мировые войны, живут в условиях мира. Объясняется это прежде всего коренными изменениями, произошедшими в соотношении сил в результате второй мировой войны. Решающая роль Советского Союза в победе антигитлеровской коали- ции над германским фашизмом и японским милитаризмом, в освобож- дении многих народов Европы и Азии от порабощения привела к значи- тельному росту его авторитета и влияния, увеличению его международ- ного престижа. Это позволило Советскому Союзу оказывать воздействие на послевоенное развитие Европы, следуя принципам, зафиксированным в документах Ялтинской и Потсдамской конференций. В борьбе за проч- ный мир в Европе центральное место заняло последовательное претворе- ние в жизнь решений антигитлеровской коалиции относительно Германии 1. Именно германский империализм развязал две мировые войны, принесшие народам огромные страдания и жертвы. Поэтому уничтожение фашизма и милитаризма, порожденных германским монополистическим капиталом, являлось главной предпосылкой к тому, чтобы угроза войны никогда больше не могла исходить с немецкой земли. Значительному росту сил мира и демократии в Европе способст- вовал начавшийся в результате народно-демократических и социалисти- ческих революций процесс перехода от капитализма к социализму ряда стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Этот процесс охватил тер- риторию более 1 млн. кв. км с населением свыше 90 млн. человек. Укрепление могущества СССР, победа социализма в европейских стра- нах народной демократии явились главным условием для образования мировой системы социализма и перехода капитализма ко второму этапу общего кризиса. Вопреки скептическим прогнозам империалистических кругов совет- скому народу ценой огромных усилий удалось в короткий срок достичь значительных успехов в восстановлении народного хозяйства и в других областях общественной жизни. Уже в 1948 г. объем промышленной продукции СССР превысил довоенный уровень2. В странах народной демократии были завершены антиимпериалистические и демократические преобразования и вопрос о власти в результате установления диктатуры пролетариата был окончательно решен в пользу рабочего класса. Со- ветский Союз оказал им существенную политическую, дипломатическую, экономическую и военную помощь3, что сыграло важную роль в укрепле- нии международных позиций этих стран, в преодолении ими традицион- 38
ной экономической зависимости от империалистических государств, дало возможность успешно противостоять империалистической политике шанта- жа и экономической блокады. Отношения между СССР и европейскими странами народной демократии строились на основе договоров о дружбе и взаимной помощи, что имело решающее значение для предотвращения вооруженной интервенции империализма против новых социалистических стран. Определяющим шагом в направлении установления многостороннего сотрудничества европейских социалистических стран явилось учреж- дение в январе 1949 г. Совета. Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Укреплению позиций социализма способствовало и образование 7 октября 1949 г. Германской Демократической Республики. В ходе второго этапа общего кризиса капитализма его позиции, особенно в Европе, ослабли. С образованием государств народной де- мократии в Центральной и Юго-Восточной Европе сфера влияния импе- риализма на континенте существенно сократилась. В капиталистических странах Западной Европы в послевоенный пе- риод наблюдался подъем рабочего и демократического движения. Сильно возросло влияние коммунистических партий (в 1947 г. они были представ- лены в правительствах девяти западноевропейских стран)4. В Греции, Франции, Италии и Бельгии мощные классовые бои вызвали потрясе- ние основ монополистического капитализма. Поражение Германии и Италии в войне привело к тому, что эти страны выбыли из числа великих держав. Значительно уменьшилась экономическая и военная мощь Франции и Англии. Начавшийся распад колониальной системы охватил значительную часть европейских колониальных империй. Тем не менее военно-экономический потенциал империализма в Европе оставался значительным. На развитие Западной Европы решающее влияние оказали Соединенные Штаты Америки, которые явились единст- венным империалистическим государством, вышедшим из второй мировой войны еще более окрепшим. США использовали экономическое и военное превосходство для того, чтобы подчинить своему влиянию европейские государства, конкурировавшие ранее с США, превратить их в оплот антикоммунизма и антисоветизма. В директиве Совета национальной безопасности США № 7 от 30 марта 1948 г. указывалось, что «разгром направляемых Советским Союзом сил мирового коммунизма» является «жизненно важной задачей» США. Директива требовала, чтобы США взяли на себя «руководство орга- низацией контрнаступления» антикоммунистических сил всего мира с целью подрыва мощи СССР и его союзников. В этом контрнаступлении первоочередное место отводилось Западной Европе5. Учитывалось ее выгодное военное и географическое положение по отношению к Совет- скому Союзу и его союзникам, а также экономический, научно-техни- ческий и военный потенциал. Так, доля участия западноевропейских государств в производстве промышленной продукции капиталистического мира составила в 1947 г. 30,4% 6. Общая численность вооруженных сил созданного в 1948 г. военного блока (Западный союз), в который во- шли Англия, Франция и страны Бенилюкса (Бельгия, Голландия, Люксем- бург), составила 1 758 тыс. человек7. 39
После окончания второй мировой войны в США, Англии и других за- падноевропейских странах верх взяли те круги господствующих классов, для которых основной целью в Европе стало подавление антиимпериа- листического движения, стабилизация капиталистической системы и от- теснение, точнее «сдерживание», коммунизма. От сотрудничества с Со- ветским Союзом в годы второй мировой войны они перешли к политике открытой вражды, к «холодной войне». Эта политика нашла свое выра- жение прежде всего в программных заявлениях У. Черчилля и Дж. Бирн- са, сделанных в 1946 г., а также в провозглашенной в 1947 г. доктрине Трумэна. Фактически это был призыв государств Западной Европы к «крестовому походу» против социализма под эгидой США 8. Такие дейст- вия противоречили решениям, принятым в Ялте и Потсдаме. В основе антисоциалистической стратегии империализма в Европе ле- жали «план Маршалла» и доктрина Трумэна, провозглашенные в 1947 г., образование НАТО в апреле 1949 г., политика раскола Германии, на- правленная на восстановление мощи германского империализма и ми- литаризма и приведшая к образованию в сентябре 1949 г. сепаратного государства — Федеративной Республики Германии. Все это привело к зарождению политической и военной конфронтации на Европейском континенте. В «холодной войне» против СССР и европейских стран народ- ной демократии агрессивные монополистические круги США и Западной Европы использовали политические, экономические, идеологические и военные средства. В марте 1948 г. конгресс США объявил экономическую блокаду в отношении социалистических государств. К ней присоединились Англия и Франция. В этот же период военно-политическими кругами США разрабатывались планы войны против СССР и проводились различные подрывные акции 9. Так, Совет национальной безопасности США указы- вал на необходимость активизировать «тайные операции в области эко- номической, политической и психологической войны» и с этой целью «поощрять беспорядки и восстания в отдельных стратегически важных социалистических странах»10. Имели место попытки империалистических держав использовать трудности и нерешенные проблемы социалистичес- кого строительства, с тем чтобы вызвать кризисную ситуацию или обострение обстановки в отдельных странах народной демократии 11. Сочетание военной силы с контрреволюционной подрывной деятельностью и сегодня остается важнейшим элементом военной политики и стратегии США и НАТО в отношении социалистических стран Европы. СССР в тесном взаимодействии со своими союзниками выступил против послевоенной империалистической политики конфронтации и «хо- лодной войны». На совещании коммунистических и рабочих партий в сентябре 1947 г. эта позиция СССР была четко изложена советской делегацией, которая заявила, что советская внешняя политика исходит из необходимости сосуществования двух различных социальных систем — капитализма и социализма — в течение длительного времени и сотруд- ничества между СССР и государствами другой системы 12. Однако Со- ветский Союз должен был учитывать постоянную военную угрозу со- циализму, исходившую со стороны агрессивных кругов империализма. Укрепляя собственную оборону, он одновременно обеспечивал и защиту 40
стран народной демократии, пресекая любую попытку экспортировать контрреволюцию. Именно поэтому, как признал позже Г. Киссинджер, США не смогли осуществить свои планы военной интервенции в Европе. Этот видный американский специалист по вопросам политики и стратегии сожалеет, что Советский Союз успевал оказать помощь социалистиче- ским странам, которым угрожала опасность, еще до того, как США могли «предпринять что-либо» в практическом плане для вмешательства в их внутренние дела 13. Основная причина конфликтов в Европе кроется во враждебном отношении империализма к социализму. Однако внутри капиталисти- ческих государств и между ними также существуют противоречия, вы- зывающие конфликты. Достаточно лишь напомнить об острых клас- совых боях, развернувшихся в странах с военно-фашистскими дикта- турами или в странах, где угнетаются национальные или религиоз- ные меньшинства. От реакционных кругов США и других государств НАТО исходила и продолжает исходить угроза вмешательства во внут- ренние дела капиталистических государств. Существенные разногла- сия между капиталистическими странами привели в ряде случаев, осо- бенно на юге Европы, к ожесточенным столкновениям и даже вооружен- ным конфликтам. Кризисы, конфликты и контрреволюционные мятежи, инспирированные империалистическими государствами в Европе во второй половине 40-х — в 50-х годах Борьба многих европейских народов за освобождение от фашизма в годы второй мировой войны создала условия для прогрессивных социальных изменений. В странах Центральной и Юго-Восточной Европы, где ра- бочий класс и его коммунистические партии стали играть ведущую роль, этот процесс привел к народно-демократическим революциям. Решающие внешние предпосылки к этому были созданы в результате победы Со- ветского Союза и его армии над гитлеровским фашизмом и его сател- литами. В таких западноевропейских странах, как Италия, Франция и Бельгия, благодаря антифашистскому движению Сопротивления, во главе ко- торого стояли коммунисты, также возникло широкое революционно-демо- кратическое движение, имевшее антиимпериалистическую направлен- ность. Однако монополистической буржуазии все же удалось, опираясь на военную силу США и Англии, удержать свое господство в Запад- ной Европе. Основным содержанием политики «холодной войны», раз- вязанной американским империализмом, стал антикоммунизм, который наиболее ярко проявился весной 1947 г. в западноевропейских госу- дарствах, когда из их правительств были выведены министры-коммунисты. В Греции контрреволюционные действия империалистических кру- гов привели к военному конфликту. В этой стране в ходе борьбы против фашистской оккупации в годы второй мировой войны возникло мощное революционное национально-освободительное движение. По ини- 41
циативе Коммунистической партии Греции (КПГ) был создан Нацио- нально-освободительный фронт (ЭАМ). Военная организация фрон- та— Народно-освободительная армия Греции (ЭЛАС), воспользовав- шись успехами Советской Армии на Балканах, сумела к осени 1944 г. освободить почти всю территорию Греции. В освобожденных районах страны создавались революционно-демократические органы власти. Анти- фашистская освободительная борьба начала перерастать в народно- демократическую революцию 14. Однако этот процесс был внезапно прерван вооруженной интервен- цией Англии. Как следует из указаний премьер-министра У. Черчилля английским войскам, операция в Греции была направлена на подавление революционного народного движения, возглавляемого ЭАМ 15. Англий- ские войска, высадившиеся в Греции в начале октября 1944 г., вместе с военными подразделениями греческого эмигрантского реакционного правительства начали в декабре 1944 — январе 1945 г. открытые боевые действия против партизанских соединений ЭЛАС 16. Патриоты успешно оборонялись, и силам реакции и их английским союзникам, действия которых отличались крайней жестокостью, не удалось добиться военного превосходства. Временно сложившаяся неблагоприятная военная ситуа- ция в Арденнах и Италии, протест демократической общественности в Англии и США, а также готовность руководства ЭАМ пойти на компро- мисс привели к тому, что начались переговоры, завершившиеся под- писанием 12 февраля 1945 г. Варкизского соглашения. Руководство ЭАМ выполнило взятые на себя в Варкизе обязательства о роспуске отрядов ЭЛАС и прекращении вооруженной борьбы 17. Правительство же в Афинах, воспользовавшись поддержкой англий- ских оккупационных войск, нарушило свое обещание установить в стране демократические порядки и гарантировать гражданские свободы. Круп- ная греческая буржуазия, опираясь на иностранные штыки, установила в стране фашистско-монархический режим. Вооруженная интервенция Англии в Греции преследовала далеко идущие цели. Английский империализм стремился сохранить свою тра- диционную сферу влияния на Балканах, в Восточном Средиземноморье, в районе Черноморских проливов и на Ближнем Востоке. Этот регион рассматривался им в качестве «невралгического узла... влияния за- падного мира» 18. Явно антисоветскую направленность имели военные действия западных союзников в Южной Европе. Черчилль опасался, что в случае победы народных сил в Греции Балканы станут «полубольше- вистскими, управляемыми русскими...», и этот процесс может затем «перекинуться на Италию и Венгрию» 19. В Греции в ответ на кровавый террор проанглийского правитель- ства против сторонников ЭАМ началась гражданская война, в которой силы реакции получали активную поддержку со стороны иностранных интервентов 20. Перед лицом угрозы массовых репрессий патриотичес- кие силы создавали группы самообороны и партизанские отряды, кото- рые в октябре 1946 г. объединились в Демократическую армию Греции (ДАГ). Численность этой партизанской армии, имевшей на вооружении лишь стрелковое оружие и легкую артиллерию, достигла к концу 1947 г. 26 тыс. человек 21. 42
Афинское правительство благодаря английской помощи уже в 1946 г. располагало 100-тысячной регулярной армией, состоящей из сухопут- ных, военно-воздушных и военно-морских сил. Кроме того, для борьбы с патриотами использовался 30-тысячный отряд греческой жандармерии и полиции, а также английские войска, численность которых в 1945 г. составляла 75 тыс. Под давлением мировой общественности Англия стала постепенно выводить свои войска из Греции, но в январе 1947 г. их еще было 16 тыс. человек, а в январе 1948 г. — 5 тыс.22 Несмотря на значительное превосходство правительственных войск в численности и вооружении, ДАГ умело использовала тактику партизанской вой- ны и освободила значительную часть территории страны. 23 декабря 1947 г. было образовано Временное демократическое правительство Греции. Поскольку греческая реакция оказалась не в состоянии нанести военное поражение партизанской армии, в политическую борьбу в Греции вмешались Англия и США. Под английским руководством в конце 1946 — начале 1947 г. был разработан план первой крупной операции (кодовое наименование «Терминус») по уничтожению ДАГ. С апреля по июль 1947 г. греческие правительственные войска, опираясь на поддержку США и Англии, вели боевые действия против ДАГ, однако главная цель опера- ции «Терминус» не была достигнута. Весной 1947 г. правящие круги Англии были вынуждены сущест- венно снизить свою активность в Греции и объявить о прекращении ей с 1 апреля военной помощи. Основной причиной послужили протесты международной общественности против интервенционистской политики, а также экономическая слабость английского империализма. Главную роль в поддержке реакционных сил в Греции взял на себя американский империализм. Еще в 1945—1946 гг. американские военные корабли заходили в греческие порты с целью демонстрации силы. С 1946 г. США стали оказывать афинскому режиму прямую военную помощь. Кроме того, они в значительной степени осуществляли финансирование английских оккупационных войск в Греции. Новый этап интервенции США в Греции начался с момента про- возглашения доктрины Трумэна. 12 марта 1947 г. президент США Трумэн запросил конгресс ассигновать 400 млн. долл. для срочной помощи Греции и Турции, которым якобы угрожала «коммунистическая опасность». Этим актом США фактически брали на себя роль мирового жандарма, открыто провозглашали политику «холодной войны». В одном из своих докладов комитет начальников штабов США (КНШ) подчерки- вал, что поддержка Греции и Турции — дело чрезвычайной важности с точки зрения интересов Запада в районах Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока. Указывалось на необходимость закрепления Греции в «антикоммунистическом блоке» и упрочения антисоветских позиций Турции23. Непосредственной целью американской помощи Греции (ей выделялось 300 млн. долл., а Турции — 100 млн.) 24 было обеспечить победу греческой реакции в борьбе с патриотическими силами и таким образом удержать за собой важнейший военно-стратегический плацдарм империализма в Восточном Средиземноморье, вблизи границ Советского Союза, стран народной демократии и Ближнего Востока. 43
Начавшаяся с середины 1947 г. крупномасштабная военная и экономи- ческая помощь США афинскому режиму создала предпосылки для организации наступательных операций правительственных войск против ДАГ. Афинскому режиму удалось увеличить численность своей регуляр- ной армии вдвое и довести ее в 1949 г. до 200 тыс. человек. Кроме того, в его распоряжении находилось почти 100 тыс. человек так назы- ваемых территориальных вооруженных сил, жандармерии и полиции . С помощью американских и английских военных советников удалось улучшить подготовку личного состава регулярной армии, повысить уро- вень управления войсками. Американские военные советники, которые в декабре 1947 г. вошли в состав сформированной в Греции «объединен- ной американской группы военного планирования», все чаще брали на себя планирование боевых действий и управление греческими войсками. Американские офицеры были направлены во все греческие соединения, части и подразделения, вплоть до батальонов. Глава группы амери- канских военных советников вместе со своим английским коллегой входил в состав Совета национальной обороны Греции. Он принимал непосредст- венное участие в руководстве греческими вооруженными силами и оказы- вал решающее влияние на подготовку и ведение боевых действий против ДАГ. Влиятельные круги в Вашингтоне неоднократно предлагали, чтобы войска США приняли прямое участие в гражданской войне в Греции. Однако эти предложения не были поддержаны американским конгрессом. К 1949 г. реакционным силам Греции удалось достичь решающего преобладания над ДАГ в силах и средствах. Против 15 тыс. партизан ДАГ было выставлено 200 тыс. человек правительственных войск26. В первой половине 1949 г. им удалось блокировать главные силы ДАГ в гористой северо-западной части страны. В августе 1949 г. началось наступле- ние на эти силы. В борьбе против них широко использовалась авиация США, применявшая бомбы, ракеты и напалм. Несмотря на героическое сопротивление, партизаны были вынуждены оставить занимаемые пози- ции и отступить на территорию Албании. Решением Центрального Комитета КПГ и Временного демократического правительства от 9 октяб- ря 1949 г. ДАГ была расформирована. Главной причиной победы реакции в гражданской войне явилось вооруженное вмешательство Англии и США. Греческому народу это стоило десятков тысяч погибших. 40 тыс. патриотов были брошены в концентрационные лагеря, а 60 тыс. были вынуждены эмигрировать. Огромными были и материальные потери 27. Вооруженный конфликт в Греции, в котором переплелись иностран- ная военная интервенция и гражданская война, явился попыткой на- сильственным путем ликвидировать результаты, достигнутые народами Европы в антифашистской освободительной борьбе. Он явился выраже- нием империалистической политики «холодной войны» и экспорта контр- революции. Таким образом были созданы предпосылки для вступления Греции и Турции в НАТО и превращения их территорий в стратеги- ческий плацдарм против СССР и других социалистических государств. Вооруженная борьба антифашистских демократических сил Греции носила справедливый характер и осуществлялась методами партизанской войны. Военные теоретики империализма постарались из опыта вооружен- 44
ного конфликта в Греции сделать выводы об использовании современ- ных регулярных вооруженных сил в борьбе против партизанского движе- ния. Это, например, нашло отражение в уставе сухопутных войск США «Операции против партизанских формирований» (1951), в котором задачи американских войск были сформулированы следующим образом: изоляция формирований партизан от гражданского населения, исклю- чение поддержки со стороны союзнических вооруженных сил или со- чувствующего правительства и окончательное уничтожение формиро- ваний партизан 28. Тема о «греческом кризисе» была включена в програм- мы ряда военно-учебных заведений США 29. Вооруженная империалистическая интервенция в Греции наглядно продемонстрировала необходимость военно-политического союза между СССР и странами народной демократии для защиты демократических завоеваний. В первые годы коренных революционно-демократических преобразований в Центральной и Юго-Восточной Европе трудящиеся под руководством рабочего класса и его марксистско-ленинских партий достигли значительных успехов: были созданы органы народно-демокра- тической власти, в том числе и вооруженные силы, осуществлена земель- ная реформа, национализированы крупная промышленность, банки, транспорт и средства связи, развернуто культурное строительство30. Правящие круги США и их союзников не оставляли попыток све- сти на нет завоевания народно-демократических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, реставрировать там власть капиталистов и крупных землевладельцев, расширить сферу влияния империализма в Европе. Однако оборонная мощь СССР, связанного с государствами народной демократии договорами о дружбе, сотруд- ничестве и взаимной помощи, не позволяла им предпринять прямую военную интервенцию в эти страны. Поэтому США и Англия пытались воспользоваться своим положением держав-победительниц для вмеша- тельства во внутренние дела стран народной демократии, применяя с этой целью политические и идеологические средства, а также эконо- мические приманки и шантаж. При этом они возлагали надежды на сохранявшиеся там позиции иностранного монополистического капитала и на значительное порой влияние местной национальной буржуазии. Расстановка сил на международной арене, а также внутри этих стран в большинстве случаев не позволяла контрреволюции развернуть воору- женную борьбу против возглавляемых пролетариатом революционных сил. Реакция сочетала легальные методы борьбы с нелегальными, используя, в частности, саботаж и диверсии; не гнушалась она и органи- зацией антиправительственных заговоров и попытками переворотов. В отдельных странах эта борьба приняла ожесточенный характер. В Польше после освобождения страны процесс укрепления народной власти был крайне сложным, доходящим до конфликтов. Основная часть населения во главе с рабочим классом принимала активное участие в восстановлении страны, разрушенной в результате фашистской оккупа- ции, в осуществлении назревших социально-экономических преобразова- ний, таких, как земельная реформа и национализация промышленности. Эти преобразования натолкнулись на упорное сопротивление реакцион- ных группировок, руководимых польским эмигрантским правительством 45
в Лондоне, через которое они поддерживали тесную связь с правящими кругами Англии и США. Наряду с подрывной деятельностью в полити- ческой и экономической областях подпольные террористические груп- пировки развернули скрытую вооруженную борьбу против зарождав- шейся народной власти. Однако в ходе народно-демократической рево- люции все больше и больше укреплялись политические и экономические основы народной власти, росла ее поддержка со стороны населения, в то время как классовая база реакции сужалась. Особенно наглядно это проявилось в победе демократических сил на выборах в сейм 19 января 1947 г. К 1947—1948 гг. организованные террористические банды были в основном уничтожены польскими вооруженными силами, народно-демократический строй продолжал укрепляться 31. В Чехословакии Словацкое национальное восстание в августе 1944 г. послужило началом национально-демократической революции. После восстания чешского народа в мае 1945 г. и окончательного освобождения страны Советской Армией образовалось чехословацкое народно-демокра- тическое государство. Под руководством рабочего класса и Коммуни- стической партии Чехословакии в стране были осуществлены такие значительные революционные преобразования, как земельная реформа и национализация банков и крупной промышленности. Это позволило быстрыми темпами восстановить народное хозяйство. Однако экономические и политические позиции буржуазии оста- вались еще достаточно сильными. Используя экономический саботаж, антикоммунистическую и антисоветскую пропаганду, а также терро- ристические акты, она пыталась затормозить революционный процесс и прийти к власти путем реставрации капитализма. США поддержи- вали эти реакционные попытки, оказывая на Чехословакию экономи- ческий нажим и обещая распространить на нее помощь в соответствии с «планом Маршалла». В феврале 1948 г. министры — представители буржуазных партий подали в отставку, рассчитывая спровоцировать правительственный кризис 32. Международные реакционные круги также планировали принять участие в этой провокации. Это должно было привести к контрреволюционному перевороту и переходу Чехословакии в капиталистический лагерь. Однако рабочий класс и его союзники под руководством Коммунистической партии перешли в контрнаступление. Была проведена всеобщая политическая забастовка и демонстрация отрядов рабочей милиции. Трудящиеся добились вывода министров- реакционеров из состава правительства. Вопрос о власти был окончатель- но решен в пользу рабочего класса и всех объединившихся с ним трудя- щихся, что явилось важнейшей предпосылкой построения социализма. Социалистическая система укрепилась в одном из стратегически важных районов Европы, империализм потерпел серьезное поражение. Империалистические державы воспользовались февральскими собы- тиями в Чехословакии для обострения «холодной войны». Выдвинув лживые утверждения о так называемом «коммунистическом перевороте» в Праге, они раздули антисоветскую истерию и использовали ее для форсированного создания в Европе военных блоков. Сразу после окончания второй мировой войны необычайного накала достигла борьба между силами социализма и империализма, прогресса 46
и реакции в Германии. СССР как социалистическая оккупационная держава, выполняя решения Крымской и Берлинской конференций, делал все возможное, чтобы обеспечить развитие единой, демократи- ческой и миролюбивой Германии. Революционный авангард немецкого рабочего класса вместе с другими прогрессивными силами, выражая волю большинства немецкого народа, боролся за то, чтобы «повести всю Германию по пути мира, демократии и социального прогресса»33. Прогрессивные немецкие силы воспользовались благоприятной обстанов- кой, созданной освобождением Советским Союзом восточной части Германии, для осуществления в советской оккупационной зоне анти- фашистских демократических преобразований. Тем самым были устране- ны основы существования германского империализма и милитаризма, созданы социальные условия для того, чтобы с немецкой земли никогда больше не могла разразиться война. На территории Германии, оккупированной западными державами, вопреки соглашениям антигитлеровской коалиции и вразрез с интересами парода поддерживались общественные отношения, присущие монопо- листическому капитализму. Главной целью политики западных держав в Центральной Европе являлось препятствие дальнейшим изменениям в пользу социализма. Когда западным державам и влиятельным кругам немецкой монополистической буржуазии стало ясно, что сдержать рево- люционный процесс в восточной части Германии и восстановить там империализм невозможно, они взяли курс на раскол Германии и ее столицы, стремясь создать сепаратное западногерманское государство и превратить его в центр борьбы против социализма в Европе. В 1948 г. главнокомандующий вооруженными силами США в Германии и началь- ник американской военной администрации в Германии генерал Л. Клей отмечал: «... сильное западногерманское правительство, сориентирован- ное на Западную Европу, могло бы изменить соотношение политических и экономических сил в Европе в нашу пользу» 34. После ряда мероприятий, проведенных западными державами в своих оккупационных зонах и направленных на подрыв экономического единства Германии, были предприняты конкретные шаги по расколу страны. Открыто нарушив Потсдамское соглашение, они провели в своих зонах 20 июня 1948 г. сепаратную денежную реформу, действие которой с 25 июня 1948 г. распространилось и на западные секторы Берлина. Это привело к ликвидации существовавшей до того времени единой валюты и включению западных зон в «план Маршалла», помогло импе- риалистическим кругам начать активную экономическую войну против антифашистских и демократических порядков в советской оккупацион- ной зоне. С целью защиты революционных завоеваний немецкого народа и упрочения мира Советский Союз по договоренности с демократиче- скими силами Восточной Германии предпринял ряд ответных мер. С 24 по 28 июня 1948 г. здесь была проведена денежная реформа и временно прекращено пассажирское и грузовое сообщение между запад- ными зонами и Берлином. Это сорвало дезорганизацию экономики в советской оккупационной зоне, помогло предотвратить валютные спе- куляции, экономический саботаж и диверсии 35. 47
В ответ на готовность правительства СССР обеспечить снабжение населения всего Берлина западные державы намеренно представили советские меры как «блокаду Берлина». Под этим предлогом они установи- ли «воздушный мост», по которому с помощью транспортной авиации американских и британских ВВС могли перебрасываться в Западный Берлин продовольствие, топливо и другие грузы. Установление «воз- душного моста» (операция «Виттлз») явилось одной из самых опасных акций периода «холодной войны» в Европе, чреватой возникновением вооруженного конфликта с непредсказуемыми последствиями. Импе- риалистические державы Запада и реакционные немецкие политики предприняли ее сознательно, в провокационных целях, что привело к разжиганию военной истерии вокруг Западного Берлина и международ- ному кризису, таившему в себе угрозу всеобщему миру. Операция «Виттлз» началась 26 июня 1948 г. и закончилась 30 сен- тября 1949 г. В ней было задействовано до 380 самолетов, которые базировались в западных зонах Германии. Численность участвовавших в операции вооруженных сил превышала 56 тыс. человек. Были подклю- чены также так называемые вспомогательные части, сформированные военным командованием западных держав из остатков фашистского вермахта 36. Вначале операция «Виттлз» проводилась американскими и британ- скими войсками независимо друг от друга. 20 октября 1948 г. в Висбадене было образовано «объединенное особое командование воздушного моста» в составе 8 человек во главе с американским генерал-майором У. Таннером, который в годы второй мировой войны командовал опе- рацией по установлению «воздушного моста» из Индии в Китай. Кроме того, при объединенной англо-франко-американской комендатуре в Западном Берлине был создан «координационный комитет по органи- зации воздушного моста» 37. В руках этих двух штабов сосредоточилось управление и координация в операции «Виттлз». Ведущие американские военные специалисты подчеркивали важность ее проведения. Генерал Л. Клей, в частности, писал: «Мы накопили неоценимый опыт использо- вания средств транспортной авиации в военных и гражданских це- лях» 38. Начальник штаба ВВС США генерал Г. Ванденберг заявлял, что ни одна другая операция мирного времени не дала такого богатого опыта организации снабжения, пилотирования и технического обслужи- вания самолетов, как «воздушный мост» в Западный Берлин, превзо- шедший в этом отношении самые крупные воздушно-транспортные операции второй мировой войны, в том числе «воздушный мост» Индия— Китай39. Правящие круги США использовали операцию «Виттлз» в качестве предлога для увеличения личного состава своих ВВС на 10 тыс. человек. «Воздушный мост» в Западный Берлин стал одновремен- но и источником дополнительных прибылей для авиастроительных и нефтяных монополий США 40. Это была демонстрация военной мощи США с целью оказать давле- ние на СССР. Она привела к исключительному обострению напряжен- ности в этом районе и угрозе возникновения войны. Наиболее агрессив- ные представители американского империализма предлагали направить через советскую оккупационную зону Германии группировку вооружен- 48
ных сил США в Берлин для «прорыва советской блокады». Штаб генерала Л. Клея разработал детальный план «прорыва», призванный спровоцировать «Советы на применение вооруженной силы». Эти аван- тюристические замыслы частично нашли поддержку у президента США. Однако высшее военное руководство США, а также правительства Англии и Франции опасались последствий подобной акции. В итоге Вашингтон решил лишь «выделить больше сил и средств на органи- зацию »»воздушного моста"»41. При этом допускалась возможность использовать для антисоветских провокаций вооруженные столкнове- ния, которые могли произойти в воздушных коридорах над террито- рией советской оккупационной зоны. Наряду с операцией «Виттлз» антисоветский провокационный харак- тер в этот период носила переброска с территории США в Западную Европу стратегических бомбардировщиков В-29 — носителей ядерного оружия. Летом 1948 г. одна эскадрилья этих самолетов сначала была переброшена в американскую оккупационную зону Германии, а оттуда — на Британские острова. К осени 1948 г. в Англии уже находилось более 90 бомбардировщиков В-29, включая и самолеты, которые непосредствен- но перебрасывались из США на английские авиабазы. Эта военная акция сопровождалась угрозами в адрес СССР, содержавшимися в речах американских политических и военных деятелей 42. Однако Советский Союз не поддался ни военно-политическому и экономическому давлению, ни провокациям. Его политика, направленная на мирное урегулирование западноберлинского кризиса, отличалась твердостью, гибкостью и дальновидностью. Он проявил готовность провести переговоры, которые и состоялись в августе 1948 г. в Москве и в мае 1949 г. в Нью-Йорке. 4 мая 1949 г. между четырьмя державами было достигнуто соглашение об отмене введенных в марте 1948 г. ограничений в торговле и транспортных сообщениях между оккупацион- ными зонами Германии и секторами Берлина. Таким образом наступила ощутимая разрядка напряженности в решении берлинского вопроса 43. Но предотвратить последствия роковых шагов империалистических держав Запада по расколу Германии и Берлина было уже невозможно. Правящие круги США, Англии и Франции, а также реакционные немецкие политики воспользовались спровоцированным ими кризисом, чтобы превратить Западный Берлин в «фронтовой город холодной войны», в центр саботажа и провокаций против социализма 44. С образованием в сентябре 1949 г. в западной части Германии сепаратного государства — ФРГ — германский империализм, вновь окрепший при поддержке западных держав, сделал ставку на исполь- зование НАТО для ревизии итогов второй мировой войны и расширения сферы своего влияния по крайней мере до границ бывшего германского рейха 1937 г. Первоочередная задача его состояла в том, чтобы повернуть вспять начавшийся процесс перехода от капитализма к социализму в Восточной Германии и включить ее территорию в сферу господства империализма. Аннексионистские территориальные претензии предъяв- лялись со стороны ФРГ Советскому Союзу, Польской Народной Рес- публике и другим социалистическим государствам. Первый канцлер ФРГ К. Аденауэр призывал «освободить не только советскую зону, 49
но и всю порабощенную Европу, расположенную к востоку от железного занавеса...»45. Антикоммунизм, антисоветизм и реваншизм были воз- ведены в ФРГ в ранг государственной доктрины. Все это привело к образованию в Центральной Европе опасного очага вооруженных конф- ликтов, создало новую угрозу миру. Замыслам империализма, стремившегося распространить свою власть все дальше на восток, немецкие трудящиеся под руководством Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) противопоставили образование в октябре 1949 г. Германской Демократической Республики. Создание на германской земле первого социалистического госу- дарства рабочих и крестьян явилось переломным моментом в истории немецкого народа и Европы, было ответом на реставрацию германского империализма в ФРГ, угрожавшего миру в Европе 46. Образование ГДР ограничило сферу влияния и деятельности возродившихся в ФРГ сил агрессивного германского империализма, преградило ему путь на восток, создало прочный заслон на пути политики реваншизма 47. С первого дня своего рождения ГДР не только провозгласила курс на сохранение мира, но и неуклонно следовала этим курсом в тесном союзе с СССР и другими социалистическими странами. Вот почему правящие круги ФРГ и других империалистических держав встретили образование ГДР с откровенной враждебностью. С революционными изменениями в Восточной Германии прежде всего не могла примириться монополистическая буржуазия ФРГ. Политике ГДР, направленной на демократическое воссоединение Германии и заклю- чение мирного договора, западногерманский империализм противо- поставил притязания ФРГ на исключительное право представлять «всех немцев», взял курс на ликвидацию немецкого государства рабочих и крестьян, ревизию результатов второй мировой войны и ремилита- ризацию страны. Правящие круги государств НАТО, прежде всего США, с самого начала поддерживали курс западногерманского империализма, поскольку это соответствовало их антисоциалистической политике. «Вклю- чению Германии в Атлантический пакт в планах Запада отводилось первоочередное место»,— заявлял в свое время У. Черчилль 48. Важным шагом в этом направлении явилось подписание 27 мая 1952 г. договора о создании Европейского оборонительного сообщества. Он предусматри- вал формирование вооруженных сил ФРГ в рамках так называемой «европейской армии». В соответствии с внешнеполитической доктриной «отбрасывания» коммунизма, провозглашенной администрацией США в начале 1953 г., ведущие деятели НАТО стали ратовать за «крестовый поход» по «осво- бождению народов Восточной Европы» 49. Осуществить это они замыш- ляли силами внутренней контрреволюции в социалистических странах и военным давлением извне, вплоть до создания ситуации «на грани войны». Один из первых ударов руководящие круги НАТО решили направить против ГДР — передового бастиона социализма в Централь- ной Европе. Наступление предполагалось продолжить дальше на восток. Интересы и намерения правящей верхушки США, Англии и Франции в действиях против социалистического немецкого государства в основном совпадали с интересами господствующих кругов ФРГ. Наиболее ярким 50
свидетельством тому явилось подписание этими государствами с ФРГ 26 мая 1952 г. «Общего договора». В ФРГ началась систематическая подготовка ко «дню икс» — при- соединению ГДР к ФРГ. В марте 1952 г. представитель фракции ХДС/ХСС в бундестаге X. фон Брентано, ставший затем министром иностранных дел ФРГ, заявил: «Мы сделаем все, что в наших силах, я подчеркиваю, все, что в наших силах, для того, чтобы вернуть себе советскую зону оккупации Германии» 50. 24 марта 1952 г. был образован «Совет по изучению проблем воссоединения Германии», который факти- чески подчинялся министерству ФРГ по общегерманским вопросам. К лету 1953 г. совет разработал так называемую «программу неотлож- ных мер», предусматривавшую ликвидацию в ГДР партийного и государ- ственного аппарата, роспуск сельскохозяйственных производственных кооперативов, замену руководителей народных предприятий бывшими управляющими довоенных времен51. Для претворения в жизнь своих аннексионистских планов монополистический капитал ФРГ решил использовать в качестве основного плацдарма для наступления на ГДР Западный Берлин, где существовала открытая граница с ГДР. В период с 1949 по 1952 г. здесь обосновалось более 80 филиалов подрывных и разведывательных организаций. Правящий бургомистр Западного Берлина Э. Рейтер называл этот город «занозой в теле советской зоны», «самой дешевой атомной бомбой»52. Контрреволюционная подрывная деятельность против ГДР включала в себя прежде всего экономический саботаж и диверсии, сманивание специалистов. Организаторы провока- ций связывали свои надежды на успех с наличием в ГДР экспро- приированных эксплуататорских классов, неустойчивых мелкобуржуаз- ных элементов, бывших представителей фашистских и милитаристских сил. Были подготовлены группы провокаторов и диверсантов, деятель- ность которых направлялась спецслужбами государств НАТО. Выбирая время для начала активных действий против ГДР, импе- риалистическая реакция учитывала два важнейших фактора. С одной стороны, она опасалась, что возможность для реставрации в ГДР капиталистических порядков значительно уменьшается с построением в республике основ социализма, о чем было принято решение в июле 1952 г. на второй конференции СЕПГ. С другой — она хотела восполь- зоваться имевшимися еще в ГДР экономическими трудностями, вызван- ными последствиями войны и политикой раскола Германии. Сигналом для перехода империалистов НАТО в наступление послужили решения, принятые Центральным Комитетом СЕПГ и Советом Министров ГДР 9 и 11 июня 1953 г. с целью устранения имевшихся трудностей и улуч- шения положения трудящихся 53. 17 июня 1953 г. была спровоцирована попытка контрреволюционного путча в ГДР. Непосредственное руководство осуществлялось из Запад- ного Берлина, куда незадолго до этого прибыли директор ЦРУ А. Даллес, представители Госдепартамента США и правительства ФРГ. Подрывные и разведывательные службы США и ФРГ делали ставку на одновремен- ное выступление своих агентов в ГДР. Американская радиостанция «РИАС» передавала призывы к «всеобщей забастовке» и контрреволю- ционным действиям против рабоче-крестьянской власти. Засланные 51
в ГДР провокаторы вели подрывную пропаганду среди населения, стре- мясь усилить имевшееся еще недовольство экономическими трудностями. Они спровоцировали отдельные забастовки и антиправительственные демонстрации, которые произошли 17 июня в Берлине и некоторых других городах ГДР. По указке своих империалистических вдохновителей провокаторы и выпущенные ими из тюрем фашистские преступники совершили в ряде мест грабежи, поджоги, а также избиения и убийства партийных и государственных работников, отдельных рабочих. Однако контрреволюционные силы не нашли поддержки у большинства рабочего класса и других трудящихся, их расчеты на «всеобщую забастовку», а затем и на свержение рабоче-крестьянской власти провалились. Велись приготовления к вторжению в ГДР извне: в районах западно- германских земель Баварии и Гессена. Здесь, недалеко от государствен- ной границы ГДР, находились районы сосредоточения американских войск. Под руководством СЕПГ, при поддержке наиболее сознательной части населения ГДР силы по поддержанию порядка в течение счи- танных часов подавили попытку контрреволюционного путча. Значи- тельную роль сыграли действовавшие в духе пролетарского интернацио- нализма части Советской Армии, находившиеся на территории ГДР. Своим выступлением в поддержку демократических завоеваний немец- кого народа они недвусмысленно показали, что любая интервенция в ГДР со стороны западных оккупационных держав, предлогом для которой явилась бы кровавая гражданская война, будет пресечена. Пресечением попытки контрреволюционного путча в ГДР были сорваны замыслы империалистов НАТО, в центре Европы ликвидирован очаг кризиса, таивший в себе опасность возникновения вооруженного конфликта. Первая попытка «отбрасывания» социализма посредством контрреволюционной акции в ГДР потерпела провал. Однако полити- ческое и военное руководство НАТО не оставило своих замыслов по ликвидации социализма в Восточной Европе. Оно лишь стало более тщательно готовить и координировать контрреволюционные вылазки против социалистических стран. Одновременно продолжалось дальнейшее наращивание военного потенциала Североатлантического пакта, который все более превращался в центр угроз, шантажа и агрессии, подготовки новой войны. Не случайно на проходившей в декабре 1954 г. сессии совета НАТО было принято решение о включении в военно-стратеги- ческое планирование блока пункта о применении в Европе тактического ядерного оружия54. После провала в 1954 г. планов создания Европей- ского оборонительного сообщества, договор о котором ратифицировали лишь ФРГ и страны Бенилюкса, началась ремилитаризация ФРГ, став- шей наследницей германского империализма, развязавшего две мировые войны. 9 мая 1955 г. ФРГ принимается в НАТО, в результате чего этот империалистический военный блок продвинулся непосредственно к границам стран социализма в Центральной Европе. ФРГ, где уже формировался бундесвер, превратилась в главный военный плацдарм НАТО в этом регионе, в связи с чем существенно возросла угроза европейской безопасности и миру. Ответом социалистических государств на эту угрозу явилось образо- вание 14 мая 1955 г. Варшавского Договора. Была создана надежная 52
преграда на пути распространения империалистической агрессии и экспорта контрреволюции. Оборонительный союз социалистических стран стал с тех пор решающим фактором укрепления мира и безопасности народов, предотвращения военных конфликтов на Европейском континен- те. Своевременность создания этого союза подтвердила история. Уже в 1956 г. агрессивные круги НАТО, в первую очередь США и ФРГ, приступили к практическому осуществлению новой попытки «отбрасывания» социализма в Европе. Их ближайшая стратегическая цель состояла в том, чтобы добиться выхода из Организации Варшав- ского Договора стран, расположенных на направлении главного удара НАТО: ГДР, ЧССР, ПНР и ВНР. Чтобы подготовить для контррево- люции благоприятную идеологическую почву, была усилена психологи- ческая война против этих стран, шире стали использоваться радио- передачи, запуск воздушных шаров с листовками клеветнического содер- жания. Спецслужбы государств НАТО активизировали засылку агентов и оружия в социалистические страны, предпринимали попытки сколачи- вания здесь антипартийных и антиправительственных группировок. Конгресс США ассигновал на эту подрывную деятельность дополнитель- ные средства. В качестве главной ударной силы контрреволюции предполагалось использовать современный ревизионизм, который под прикрытием лозунгов о преодолении культа личности и борьбы с догматизмом, за «демократию» и «национальную независимость» вел наступление на марксистско-ленинские партии и социалистическую государственность. Социальной опорой ревизионизма в социалистических странах были преж- де всего остатки свергнутых эксплуататорских классов, мелкая буржуа- зия и часть интеллигенции. Почва для ревизионизма возникла в тех странах, где партийные органы недостаточно последовательно проводили борьбу с его теориями, где не были своевременно поставле- ны и решены совместно с трудящимися назревшие социальные проб- лемы. Несмотря на значительные успехи в социалистическом строитель- стве, сложная обстановка в 1956 г. возникла в ВНР. Ею воспользо- вались внутренние и внешние антисоциалистические силы, чтобы орга- низовать в стране вооруженный контрреволюционный путч, ставший самым крупным проявлением подрывной деятельности государств НАТО в Европе в середине 50-х годов. Среди факторов, приведших к этим собы- тиям, VII съезд Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП) назвал следующие: сектантские ошибки бывших руководителей партии венгерских трудящихся, предательская деятельность ревизионистской группировки во главе с И. Надем, наличие контрреволюционных буржуаз- ных сил внутри страны и как самый главный — подрывная деятельность международного империализма 55. Только благодаря поддержке США, ФРГ и других государств НАТО силам контрреволюции удалось исполь- зовать трудности, возникшие в Венгрии в ходе социалистического строительства, и довести дело до кровавого путча. При этом империа- листическая реакция стремилась не только к свержению народной власти в Венгрии, а ставила своей целью ослабление всего лагеря социа- лизма в Европе, расширение сферы влияния НАТО вплоть до границ СССР. 53
В качестве главного орудия действовали Центральное разведы- вательное управление США (ЦРУ) и Федеральная разведывательная служба ФРГ (БНД). Из бывшего фашистского отребья и хортистских офицеров они организовали специальные группы для ведения шпионажа и подрывной деятельности в ВНР. Ими были также сформированы, главным образом из венгерских эмигрантов, контрреволюционные штурмовые отряды, проходившие обучение в специальных лагерях в ФРГ и Австрии, куда поставлялось оружие, радиостанции и радиопе- редатчики для дальнейшей переброски в Венгрию. Спецслужбы госу- дарств НАТО устанавливали контакт между внутренними и внешними контрреволюционными силами, инструктировали их. Инструктаж и ру- ководство контрреволюционными силами внутри Венгрии осуществля- лись в первую очередь через подрывные радиостанции государств НАТО, такие, как американская радиостанция «Свободная Европа», действо- вавшая с территории ФРГ. В качестве повода для начала мятежа была использована студен- ческая демонстрация, состоявшаяся 23 октября 1956 г. в Будапеште. Проникшие в ряды демонстрантов провокаторы и контрреволюционеры перешли к вооруженным нападениям на здание радиостанции, оружейные склады, казармы и другие учреждения. 25 октября они с оружием в руках атаковали здание редакции центрального органа партии рабочего класса — газеты «Непсабадшаг». Вскоре выступления вооруженных контрреволюционных банд начались по всей стране. В одном только Будапеште их насчитывалось около 190, они состояли в основном из хлынувших в страну антисоциалистически настроенных эмигрантов и освобожденных из мест заключения фашистских и уголовных элемен- тов. Их действия отличались исключительной жестокостью. В стране развернулся белый террор, она была доведена до состояния гражданской войны. Жертвами террора стали сотни коммунистов, партийных и го- сударственных работников 56. Подавлению контрреволюционного мятежа в Венгрии в самом начале его зарождения помешало предательство антисоциалистической груп- пировки во главе с И. Надем, ставшим 24 октября 1956 г. обманным путем главой правительства страны. Заняв антисоциалистическую, антисоветскую позицию, он сразу же распустил органы государствен- ной безопасности и саму партию венгерских коммунистов, потребовал вывода из Венгрии советских войск. Одновременно была предоставлена полная свобода действий силам контрреволюции. 1 ноября И. Надь в нарушение условий Варшавского Договора объявил о выходе Венгрии из него, а 4 ноября даже обратился в ООН, рассчитывая на открытую помощь империалистических стран. С подобного рода призывом к Западу выступил 3 ноября и кардинал католической церкви Венгрии И. Миндсен- ти. Эти «просьбы» полностью соответствовали намерениям Вашингтона оказать помощь венгерским контрреволюционерам, о чем открыто заявили государственный секретарь США и их представитель в ООН. Посоль- ство США в Будапеште передало венгерским контрреволюционерам два радиопередатчика, с помощью которых они поддерживали связь с радиостанцией «Свободная Европа» и другими центрами подрывной деятельности на Западе 57. 54
Таким образом, к концу октября — началу ноября 1956 г. возникла не только смертельная опасность для социалистического строя в ВНР, но и угроза миру в Европе. В этих сложных условиях венгерский рабо- чий класс встал на защиту страны. Преданные марксизму-ленинизму политические деятели во главе с Яношем Кадаром 2 ноября образовали Временный Центральный Комитет Венгерской социалистической рабочей партии, а 4 ноября сформировали новое венгерское руководство — Революционное рабоче-крестьянское правительство. Они призывали трудящихся объединиться, разгромить контрреволюцию, обеспечить укрепление дружественных отношений с СССР и другими братскими странами. Поскольку правительство И. Надя практически лишило бое- способности вооруженные силы страны, Революционное рабоче-крестьян- ское правительство обратилось 4 ноября к командованию советских войск, временно дислоцированных в ВНР на основе Варшавского Догово- ра, с просьбой помочь венгерскому народу разгромить мятеж и обес- печить порядок и спокойствие в стране58. Советское правительство, руководствуясь стремлением к поддержанию мира и исходя из прин- ципов социалистического интернационализма, выполнило эту просьбу. В течение недели силы контрреволюции были разгромлены. Расчеты империалистов НАТО на крушение социализма в Венгрии рухнули. Оценивая роль СССР в подавлении контрреволюционного мятежа, Я. Кадар 26 ноября 1956 г. сказал: «Оказание помощи Советского правительства венгерскому народу означало не только выполнение обяза- тельств, вытекавших из договоров, но и глубокое понимание сложной обстановки. Советское правительство не только помогло остановить кровопролитие в Венгрии, помешать реставрации капитализма в нашей стране, но и предотвратить появление очага войны, который мог бы возникнуть» 59. Потерпев провал в планах свержения народно-демократического строя в ВНР путем контрреволюционного мятежа, правящие круги некоторых государств НАТО предприняли дипломатическое наступле- ние, направленное на вмешательство во внутренние дела Венгрии под флагом ООН. Они навязали ООН обсуждение так называемого «венгер- ского вопроса», рассчитывая использовать его для раздувания «холод- ной войны». Но и эти попытки потерпели провал. Народную Венгрию активно поддерживали все страны социалистического содружества. В них развернулось широкое движение солидарности с борьбой венгер- ского народа против последствий контрреволюционного мятежа. Руководящим кругам НАТО пришлось сделать необходимые выводы из поражений, которые империализм потерпел в 1953 г. в ГДР и в 1956 г. в Венгрии, и учесть изменившееся в пользу социализма соотно- шение сил в мире. Обстановка заставила их внести коррективы в методы борьбы против социалистических стран Европы. Военно-политические теоретики НАТО рекомендовали более тщательно готовить контрреволю- ционные акции и вести наступление против стран социализма по трем детально откоординированным этапам: «подготовительный этап — от первого заговора до первых выстрелов; переход в наступление, пока власть не перейдет в новые руки, и, наконец этап консолидации сил» реакции 60. 55
США и другие государства НАТО начали делать ставку на подготовку к ведению «ограниченной» войны против социалистических стран Европы с применением тактического и оперативно-тактического ядерного ору- жия. Основываясь на этой военно-стратегической концепции, совет НАТО в декабре 1957 г. решил разместить на Европейском континенте американское ядерное оружие и подчинить главнокомандующему вооруженными силами НАТО в Европе ракеты среднего радиуса действия. 25 марта 1958 г. бундестаг ФРГ принял решение об оснащении бундес- вера средствами доставки ядерных боеприпасов. На декабрьских сес- сиях совета НАТО 1959 и 1960 гг. США при поддержке ФРГ выдвинули план формирования объединенных ядерных сил пакта (план Герте- ра)61. В 1960 и 1961 гг. НАТО провела крупномасштабные войсковые и командно-штабные учения («Винтершильд» I и II, «Хоулд фаст», «Шей- пекс-61» и др.), в ходе которых отрабатывались варианты наступатель- ных операций против ГДР и других социалистических стран, а также мероприятия по приведению вооруженных сил Североатлантического пакта в состояние боевой готовности. В марте 1961 г. администрация США объявила обширную программу увеличения численности своих вооруженных сил и их довооружения, в которой особое внимание уделя- лось войскам, размещенным на европейской территории. США изъявляли готовность направить в Европу дополнительно 6 дивизий. Личный состав бундесвера ФРГ к 1961 г. достиг 350 тыс. человек62. Усиленные военные приготовления агрессивных кругов НАТО при- вели к новому обострению обстановки в Европе. На рубеже 50 — 60-х годов империализм ФРГ вновь направил острие своих атак против ГДР. Он стремился использовать в контрреволюционных целях тот факт, что существование двух независимых, суверенных немецких госу- дарств к тому времени еще не получило международно-правового при- знания. И вновь очагом конфликта стал Западный Берлин, превращенный в передовой бастион НАТО. По признанию Г. Киссинджера, Западный Берлин был «примером применения доктрины ограниченной войны» 63. Развитие событий в первой половине 1961 г. не оставляло сомнений в том, что правящие круги ФРГ активизировали агрессивную политику в отношении ГДР до опасных пределов. Используя открытую границу с ГДР, сторонники «холодной войны» развернули с территории Западного Берлина экономическую войну, подрывную и диверсионную деятельность в небывалых масштабах. В частности, практиковавшееся в течение многих лет переманивание рабочей силы из ГДР в ФРГ приобрело размах самой настоящей торговли людьми. В результате валютных спекуляций, связанных с обменом марок ГДР на марки ФРГ, значительно пострадала экономика республики. В июле 1961 г. в ФРГ был выдвинут новый план («Программы немедленных действий»), суть которого заключалась в подрыве социалистической экономики ГДР, дезорганизации производства и подталкивании страны на капиталистический путь развития. Резко возросло количество провокаций на государственной границе: с 64 в мае до 106 в июле. Увеличилось число случаев саботажа и диверсий. Так, в столице ГДР Берлине в конце июля — начале августа было совершено 34 поджога, в том числе на таком важном для снабжения города 56
предприятии, как мясокомбинат. Целью всех этих провокаций были создание в ГДР атмосферы всеобщей неуверенности и паники, подготовка почвы для контрреволюционного переворота или гражданской войны, для осуществления насильственного «освобождения», «аншлюса» ГДР и ФРГ в виде «внутринемецкой полицейской акции». Все это создавало опасность возникновения военного конфликта в центре Европы. Наиболее воинствующие боннские политики полагали возможным использование против ГДР военной мощи НАТО в качестве инструмента шантажа и агрессии. Ставка делалась главным образом на ядерное оружие США. В соответствии с недавно ставшими известными секретными планами Пентагона боевые действия войск НАТО на территории ГДР предусматривалось вести с применением тактического ядерного оружия. Эти планы были одобрены правительством ФРГ64. Однако боннские стратеги, с одной стороны, переоценили готовность своих союзников по НАТО поддержать авантюристические планы ФРГ, а с другой — недо- оценили решимость ГДР и всего социалистического содружества дать отпор авантюрам, угрожавшим миру в Европе. Для выработки мер по нормализации обстановки в Берлине 3— 5 августа 1961 г. были проведены консультации между участниками Варшавского Договора. Правительства стран Варшавского Договора обратились к Народной палате, правительству и всем трудящимся ГДР с предложением «установить на границах Западного Берлина такой порядок, который преградил бы путь для подрывной деятельности против стран социалистического лагеря; чтобы вокруг всей территории Запад- ного Берлина, включая его границу с демократическим Берлином, осуществлялись надежная охрана и эффективный контроль» 65. 11 августа Народная палата ГДР поручила Совету Министров при- нять меры по обеспечению безопасности и защите республики. 13 ав- густа 1961 г. правительство ГДР приступило к принятию мер по охране ранее открытой государственной границы с Западным Берлином и усиле- нию охраны границы с ФРГ66. Непосредственно на границе с Западным Берлином действовали боевые рабочие дружины, подразделения погра- ничной и оперативной полиции. Они перекрыли большую часть из 85 улиц, пересекавших границу ГДР с Западным Берлином, и приступили к сапер- но-техническим работам на всем протяжении границы в 164 км. В выпол- нении операции приняли участие подразделения Национальной народ- ной армии (ННА) ГДР. Последующие события подтвердили, насколько обоснованными и не- обходимыми были эти меры. Дело в том, что в ответ на справедливые действия правительства ГДР по защите своих государственных границ в ФРГ была начата истерическая враждебная кампания. Ее поддержали реакционные круги США, Англии, Франции и других стран НАТО. Угрозы сопровождались военными приготовлениями. Был приведен в движение механизм военной машины НАТО. Западные державы толкали мир на грань конфликта, пытаясь вынудить страны Варшавского Догово- ра отступить. Только благоразумие и твердость в действиях отрядов пограничной охраны ГДР предотвратили возможные вооружен- ные столкновения. Когда к государственной границе ГДР с Западным Берлином подошли американские танки, они встретили по другую сторону 57
советские танки и танки ГДР. Твердый отпор, который социалистические страны дали проискам империалистических сил, дальнейшее инженерно- техническое укрепление государственной границы ГДР в конце 1961 г., включавшее создание противотанковых укреплений, способствовали тому, что государствам НАТО пришлось смириться с реальным положением67. Операция по защите государственной границы ГДР, поддержанная всеми странами Варшавского Договора, способствовала обузданию аг- рессивных империалистических сил ФРГ и других государств НАТО. 13 августа 1961 г. была обеспечена надежная охрана границ социалисти- ческого содружества на рубеже, разделяющем страны Варшавского Договора и государства НАТО, был гарантирован суверенитет ГДР. Западный Берлин в значительной мере утратил свою функцию «фронто- вого города». Снизилась опасность возникновения военного конфликта в центре Европы. Были созданы новые, более благоприятные условия для обеспечения мира и безопасности. Возрастание угрозы социализму и миру в Европе со стороны НАТО в 60-е годы Классовое противоборство между социализмом и империализмом в Европе протекало в 60-е годы в качественно новых условиях по сравнению с предшествующим послевоенным периодом. Во-первых, к началу 60-х годов соотношение сил как в международ- ном, так и в региональном масштабах в значительной степени изменилось в пользу СССР и союзных с ним социалистических государств. Усиление могущества социализма, дальнейшее сплочение социалистических стран в рамках Совета Экономической Взаимопомощи и Варшавского Договора стали непреодолимым барьером для антикоммунистической стратегии НАТО на Европейском континенте. Во-вторых, в 60-х годах наблюдался острый кризис в политике и военной стратегии НАТО. Внутри монополистической буржуазии ведущих государств НАТО возникли серьезные разногласия. Особенно наглядно они проявлялись в вопросе борьбы против социализма в условиях изменившегося соотношения сил на мировой арене. Одним из выражений кризисных явлений в НАТО явился выход Франции из военной органи- зации этого блока в 1966 г. Одновременно улучшились отношения между Францией и СССР. В-третьих, крушение мировой колониальной системы империализма и превращение США в главную силу неоколониализма привели к из- вестному смещению военных акцентов американского империализма из Европы в Юго-Восточную Азию. В силу этих причин правящие круги НАТО в 60-е годы не могли так часто и активно провоцировать военно-политические кризисы и воен- ные конфликты на Европейском континенте, как это было в 50-е годы, хотя их агрессивные цели остались неизменными и они продолжали по- литику «холодной войны», видоизменив лишь ее формы. Оборонная мощь стран Варшавского Договора существенно ограничила возможности для применения государствами НАТО военной силы. 58
В начале 60-х годов США модифицировали свою внешнеполитическую доктрину по отношению к европейским социалистическим странам. В основе этой доктрины, разработанной в США и принятой затем руководящими кругами НАТО, лежала идея использования более гибких и дифференцированных способов борьбы против социализма в Европе, сочетания ее политических, дипломатических, идеологических, экономи- ческих и военных форм. Материальной основой доктрины являлась воен- ная мощь государств НАТО, включая ядерный потенциал США. Однако считалось нецелесообразным идти на прямую конфронтацию с вооружен- ными силами стран Варшавского Договора, и поэтому ставка делалась на более интенсивное применение невоенных методов так называемого мирного вмешательства с целью «внутренней эрозии» социалистического строя и в конечном итоге его уничтожения. Натовские стратеги стремились обеспечить возникновение и укрепление внутри стран социалистиче- ского содружества ревизионистских, националистических и антисоветских течений. Государствами НАТО была активизирована психологическая война против социалистических стран с целью оказать влияние на духов- ный мир интеллигенции и молодежи, подорвать доверие к средствам массовой информации этих стран. По отношению к различным социалистическим странам империалиста- ми применялась дифференцированная тактика. Она предусматривала ослабление их связей между собой, в первую очередь с Советским Союзом, а также постепенный подрыв и распад Варшавского Договора. Тем самым должны были создаваться предпосылки для откола отдель- ных стран от социалистического содружества и постепенной реставрации в них капиталистических порядков. Новый внешнеполитический курс США, получивший название «новой восточной политики», стал проводиться в жизнь сначала при президенте Дж. Кеннеди и получил свое дальнейшее развитие при его преемнике Л. Джонсоне, который в 1964 г. призвал к «наведению мостов», что означало поощрение национализма в социалистических странах, попытки добиться их «сближения» с Западом путем установления культурных и других связей68. Однако эта политика не проводилась по отношению к ГДР, которую империалисты НАТО намеревались оставить в изоляции с последующей ликвидацией как суверенного государства. Правительство ХДС/ХСС, находившееся у власти в ФРГ, продолжа- ло свою агрессивную реваншистскую политику. Оно по-прежнему придер- живалось принципов непризнания европейских границ, сложившихся в результате второй мировой войны, претендовало на единоличное предста- вительство всей немецкой нации, продолжало политику «холодной войны» по отношению к ГДР. Безудержная клеветническая кампания и много- численные провокации, начиная от угрозы применения силы и разруше- ния пограничных укреплений и кончая убийствами пограничников, были направлены на то, чтобы свести на нет меры правительства ГДР по защите своих границ, сделать их более «проницаемыми». Агрессивные планы правящих кругов Вашингтона и Бонна по отноше- нию к немецкому социалистическому государству натолкнулись на решительный отпор со стороны Советского Союза и других союзников ГДР. Особое значение имел заключенный 12 июня 1964 г. Договор о 59
дружбе, взаимной помощи и сотрудничестве между ГДР и СССР69. В Договоре отмечалось, что неприкосновенность государственных границ ГДР является одним из важнейших факторов европейской безопасности. Предусматривались надлежащие меры по предотвращению агрессии сил милитаризма и реваншизма, стремившихся к ревизии итогов второй мировой войны. Советский Союз вновь подчеркнул, что любой агрессор, который посмеет осуществить свои авантюристические замыслы, «будет иметь дело с объединенной мощью всех стран Варшавского Догово- ра» 70. Дальнейшее развитие контрреволюционных концепций НАТО в 60-е го- ды было тесно связано со стратегией «гибкого реагирования». Пытаясь добиться более тесной увязки военных и невоенных средств и методов борьбы против социализма, военное руководство НАТО стало уделять больше внимания вопросам теории и практики «кризисного манипулиро- вания». Западногерманский генерал Г. Шмюкле рекомендовал создать в рамках НАТО гибкие вооруженные силы, «к которым в случае необ- ходимости должен прибегнуть альянс для демонстрации силы и в целях укрепления своих позиций...» 71. В этот период США резко увеличили численность войск специального назначения. Их частям, дислоцированным в Европе, в соответствии с оперативным планом № 10-1, разработанным командованием войск США в Европе в 1960—1962 гг., ставилась задача наряду с ведением раз- ведывательно-диверсионных и террористических действий заниматься подрывной пропагандой на иностранных территориях, особенно в период обострения международной обстановки, с целью вызова там беспоряд- ков и повстанческих выступлений, граничащих с гражданской войной 72. Стремясь затормозить дальнейшее укрепление социализма в Европе, агрессивные круги НАТО предприняли в конце 60-х годов новую контр- революционную вылазку. Главный удар на этот раз был нанесен по ЧССР. Руководящие круги НАТО рассчитывали воспользоваться поли- тическим кризисом и экономическими трудностями, возникшими в ЧССР в ходе социалистических преобразований. В случае успеха задуманной вылазки в ЧССР они надеялись создать одновременно угрозу для ГДР, ПНР и ВНР, а затем распространить зону действия блока НАТО вплоть до границ СССР. К концу 60-х годов в ЧССР возникли определенные трудности эко- номического и политического характера, постепенно ослабевала поли- тико-идеологическая работа, борьба против усилившегося давления бур- жуазной идеологии и идеологических диверсий империализма, что привело к ослаблению связи партии с трудящимися массами. Этим восполь- зовались правооппортунистические и антисоциалистические силы, кото- рые при активной поддержке империалистических стран в 1968 г. развер- нули борьбу против руководящей роли КПЧ и союза ЧССР с СССР, стре- мясь вырвать страну из социалистического содружества и реставриро- вать в ней капиталистический строй. Стоявшее во главе партии оппортуни- стическое руководство своими действиями способствовало усилению кризисных явлений в партии и обществе. Постепенно в ЧССР в 1968 г. сформировался блок правооппортунистических и антисоциалистических сил, куда входила и ревизионистская группа из состава руководства 60
КПЧ. Все это увеличивало угрозу основам социализма в Чехослова- кии 73. В создавшихся условиях руководящие круги государств НАТО, особенно США и ФРГ, решили применить к ЧССР так называемую «новую модель» гибкой контрреволюционной стратегии 74. В отличие от методов, использованных в Венгрии в 1956 г., они делали упор на политическое и идеологическое разложение партии рабочего класса и социалистической государственной власти. Свои контрреволюционные цели они пытались постепенно осуществить под маской «демократического социализма». Через радиостанцию «Свободная Европа» и передатчики на территории ФРГ на ЧССР велась массированная подрывная пропаганда. Распро- странялись прежде всего всяческие «советы» по «улучшению» социализ- ма, совершенствованию принципов партийной жизни и т. д. «Новая модель» не означала отказа от подготовки к насильствен- ному захвату власти в ЧССР контрреволюционными силами, от взаимо- действия внутренней и внешней контрреволюции. Через фактически отк- рытые границы в ЧССР были засланы эмигранты, покинувшие страну пос- ле февраля 1948 г., которым поручалось оказание помощи местной контрреволюции в создании антисоциалистических партий, клубов и других организаций. Спецслужбы, реваншистские организации и пред- ставители государственных органов и реакционных партий стран НАТО установили тесные контакты с ревизионистскими и контрреволюционными силами Чехословакии, создали разветвленную сеть террористических групп, снабдили их оружием, средствами связи и тайными радиопередат- чиками, до предела обострив таким образом обстановку в стране и поставив ее на грань гражданской войны. Диверсионным группам пред- писывалось осуществлять саботаж, усиливать напряженность в стране, устраивать провокации. Наряду с разведывательными и диверсионными центрами за разви- тием событий внимательно следили правительства и военное руководст- во стран НАТО. Они, однако, тщательно маскировали свое вмешатель- ство во внутренние дела ЧССР, чтобы не дать повода для возможных решительных контрмер со стороны союзных Чехословакии социалисти- ческих стран. 21 августа 1968 г. федеральный канцлер ФРГ К. Кизингер заявил: «В прошедшие недели я сознательно был очень сдержан в своих высказываниях по поводу событий там... Мы делали все для того, чтобы нас не заподозрили во вмешательстве во внутренние дела или в попытке вырвать Чехословакию из коалиции Варшавского Догово- ра» 75. На самом деле такое вмешательство тщательно подготавливалось. В штабе НАТО имелся на этот случай специальный план действий (кодовое название «Зефир»). Для его осуществления были выделены войска. Различные варианты вмешательства в развитие событий в Чехословакии обсуждались, например, на штабной конференции НАТО «Шейпекс-68», проходившей 7—9 мая 1968 г. под председательством главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе. В ее работе участвовало более 400 представителей военного руководства блока. По сообщениям буржуазной печати, верховным командованием НАТО в Европе был создан специальный штаб по «изучению чехословацкой 61
проблемы», на который возлагалось ведение стратегической разведки, т. е. шпионажа. Использовались также воздушная, радиолокационная и радиоразведка, которую вели с территории ФРГ войска НАТО. При правительстве ФРГ был создан «кризисный штаб». В его задачи входи- ли сбор «информации» о Чехословакии и разработка предложений для правительства в Бонне. Офицеры вооруженных сил США и бундесвера совершали многочисленные поездки в ЧССР для выполнения «специаль- ных заданий». Части 7-й американской армии, расположенной на тер- ритории ФРГ, и бундесвера были готовы в случае необходимости к ведению боевых операций. Кроме того, для поддержки чехословацкой контрреволюции руководство НАТО наметило проведение демонстратив- ных военных маневров. Этим целям особенно отвечало запланированное на сентябрь 1968 г. в южной части ФРГ учение под кодовым названием «Шварцер леве» 76. Политический кризис в Чехословакии продолжал углубляться. Внутренняя контрреволюция разработала свою политическую платформу. В стране было создано и активно действовало множество нелегальных антисоциалистических организаций, опиравшихся на материальную и моральную помощь империалистических кругов НАТО. Стойкие комму- нисты и беспартийные трудящиеся ЧССР подвергались все большей политической дискредитации, которая грозила перейти в физическую расправу над ними. Поэтому они обратились с просьбой к руководству братских партий и правительствам союзных государств оказать чехо- словацкому народу интернациональную помощь по защите социализма. Братские партии неоднократно, главным образом в ходе двусторон- них и многосторонних встреч, пытались убедить руководство КПЧ в необходимости решительного отпора антисоциалистическим и контррево- люционным силам, авантюристическая политика которых угрожала солидарности и безопасности всего социалистического содружества. Однако тогдашнее руководство КПЧ оказалось не на уровне поставлен- ных перед ним задач и ответственности за судьбу социалистического общества в стране. Оно не только поддавалось правооппортунисти- ческим и мелкобуржуазным реформистским настроениям, но своей дея- тельностью фактически способствовало их распространению. Это была непосредственная причина усугубления политического кризиса в ЧССР и осложнения международной обстановки в 1968 г.77. Перед лицом опасности, угрожавшей всему социалистическому со- дружеству, участники Совещания представителей коммунистических и рабочих партий шести стран, в том числе ЧССР, состоявшегося в начале августа 1968 г. в Братиславе, подтвердили в своем заявлении, что «они никогда никому не позволят вбить клин между социалистическими государствами, подорвать основы социалистического общественного строя». При этом было подчеркнуто, что «поддержка, укрепление и защита завоеваний, доставшихся ценой героических усилий, самоотверженного труда каждого народа, являются общим интернациональным долгом всех социалистических стран» 78. В соответствии с принципами Братиславской декларации 21 ав- густа 1968 г. союзные войска НРБ, ВНР, ГДР, ПНР и СССР вступили на территорию Чехословакии. Это была акция интернациональной помощи, 62
направленная на защиту социалистических завоеваний чехословацкого народа. Она была мерой чрезвычайной, но необходимой. Вступление союзных войск предотвратило кровопролитие в стране. Оценивая события 1968 г., ЦК КПЧ в декабре 1970 г. назвал помощь союзных стран «актом интернациональной солидарности, отвечавшим как общим интересам чехословацких трудящихся, так и интересам международного рабочего класса, социалистического содружества и классовым интересам между- народного коммунистического движения. Этот интернациональный акт спас жизнь тысяч людей, обеспечил внутренние и внешние условия для мирного и спокойного труда, укрепил западные границы социалистиче- ского лагеря и разрушил надежды империалистических кругов на пере- смотр результатов второй мировой войны» 79. Совместные решительные действия пяти социалистических стран, оказавшиеся для НАТО совершенно неожиданными по времени, темпам и четкости выполнения, перечеркнули планы империализма и внутренней реакции по свержению социалистического строя в Чехословакии, при- вели к устранению угрозы миру и безопасности в Европе. Потерпела фиаско также империалистическая стратегия «наведения мостов» и «новая восточная политика». Политические деятели и идеологи стран НАТО ответили на это поражение яростными атаками на марксистско- ленинские партии, кампанией клеветы против СССР и других социалисти- ческих стран, оказавших помощь Чехословакии. Все попытки диверсионных центров НАТО создать после 21 августа 1968 г. в Чехословакии с помощью контрреволюционных подпольных групп атмосферу хаоса, постоянной напряженности и беспорядков, раз- вязать братоубийственную борьбу, в которую были бы втянуты войска союзных социалистических стран, потерпели провал. Несмотря на огром- ные трудности, которые еще предстояло преодолеть, Коммунистическая партия Чехословакии благодаря интернациональной помощи братских стран получила возможность консолидировать свои силы для успешной борьбы против правооппортунистических и антисоциалистических группи- ровок. В этой борьбе они добились решающего успеха, осуществив в апреле 1969 г. изменения в руководстве и политике КПЧ. В конце 60-х годов стало ясно, что политика «холодной войны», проводившаяся НАТО по отношению к социалистическим странам Европы в течение более двух десятилетий, контрреволюционные выпады про- тив отдельных государств, попытки ревизии итогов минувшей войны и послевоенного развития на континенте потерпели провал. Это приве- ло к усилению противоречий между государствами НАТО и внутри их правящих кругов. Вынужденные приспосабливаться к изменившемуся в пользу социализма соотношению сил, государства НАТО стали прово- дить в отношении европейских социалистических стран более реалисти- ческую политику. Созданное в сентябре 1969 г. новое коалиционное правительство ФРГ из социал-демократов и свободных демократов про- являло готовность отказаться от некоторых реваншистских претензий относительно европейских границ. В этих условиях возникли новые возможности для претворения в жизнь предложений государств Варшавского Договора, направленных на укреп- ление мира и безопасности в Европе. Особенно ярко это проявилось 63
в ходе возобновившихся в марте 1970 г. переговоров между предста- вителями СССР, США, Англии и Франции по вопросу о Западном Берлине, а также во время начатых в 1970 г. переговоров между ФРГ и Советским Союзом, а также ФРГ и ПНР. Кроме того, к весне 1970 г. большинство европейских правительств стало положительно реагировать на обращение государств Варшавского Договора о подготовке общеевро- пейского совещания по безопасности и сотрудничеству. Процесс разрядки в Европе и политика НАТО в 70-е годы 70-е годы прошли на Европейском континенте под знаком процесса разрядки. Между социалистическими и капиталистическими странами установились отношения, основанные на принципах мирного сосущество- вания 80. Эта политика нашла свое выражение прежде всего в договорах, заключенных Советским Союзом, ПНР, ГДР и ЧССР с ФРГ, а также в четырехстороннем соглашении по Западному Берлину и в Заключи- тельном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Тем самым страны НАТО признали в соответствии с международными правовыми нормами те реальности, которые возникли в Европе в ре- зультате второй мировой войны и послевоенного развития. Эти перемены были вызваны глубокими изменениями в соотношении сил в пользу развивавшихся демократических и революционных процессов. Однако главной причиной такого поворота от политики «холодной войны» к по- литике разрядки явилась возросшая мощь Советского Союза и других социалистических стран, их многолетняя упорная борьба за укрепление социализма, за мир, безопасность и равноправное сотрудничество. Все это приходилось завоевывать, преодолевая упорное сопротивление пра- вящих кругов НАТО. Приспосабливаться к изменившимся условиям заставлял и тот факт, что между странами Варшавского Договора и государствами НАТО установилось примерное военное равновесие. В этих условиях реак- ционные круги НАТО взяли курс на еще более активное сочетание по- литических, экономических, идеологических и военных средств и методов борьбы против социалистического содружества81. Не отказываясь от своих долгосрочных антисоциалистических целей, реалистически мысля- щие группировки государств НАТО частично согласились с мирными инициативами социалистических стран. В этом противоречивом для монополистической буржуазии подходе, с одной стороны, отразилось понимание необходимости уменьшения опасности военной конфронтации со странами Варшавского Договора, а также заинтересованность части буржуазии в развитии взаимовыгодных экономических отношений. С дру- гой стороны, за всем этим скрывалось стремление создать в перспективе с помощью собственной концепции разрядки благоприятные условия для того, чтобы сделать социалистическую общественную систему «более открытой» для размягчения и разложения ее. В. Греве, длительное время занимавший посты постоянного представителя ФРГ в НАТО и посла в США, сформулировал эти цели предельно четко: «Политика разрядки является в конечном счете выражением нашей переориента- 64
ции на все более модифицированные цели и методы; она требует от нас отказа от краткосрочных усилий, направленных на „освобождение" восточ- ноевропейских народов от коммунистического режима. Вместе с тем она ориентирует нас на длительный процесс трансформации восточного блока, в ходе которой мы можем рассчитывать на постепенное изменение политической и общественной системы стран Востока, и этот процесс мы должны поддержать»82 . Руководители НАТО продолжали теоретическую, материальную и идеологическую подготовку войны. Для реализации своих внешнеполи- тических целей они рассчитывали еще в большей степени использо- вать военную мощь как средство угроз, давления и шантажа. Гене- ральный инспектор бундесвера адмирал А. Циммерман в 1973 г. при- зывал руководство НАТО при проведении политики разрядки опираться на военную силу 83. Целям демонстрации военной мощи НАТО служили проводимые с 1969 г. учения «Рефорджер» по переброске вооруженных сил США в Европу и серия маневров войск НАТО «Отм фордж», прово- димых с 1975 г. Военная активность НАТО была на руку поборникам гонки воору- жений и представляла значительную угрозу политической разрядке в Европе. В противовес этому государства Варшавского Договора про- должали вести последовательную борьбу за укрепление мира и безо- пасности, настоятельно требовали дополнить политическую разрядку военной. Выступая в 1975 г. в Хельсинки на Совещании по безопас- ности и сотрудничеству в Европе, Генеральный секретарь ЦК СЕПГ Э. Хонеккер заявил: «Мы обеспокоены тем, что процесс военной раз- рядки отстает от прогрессирующего процесса политической разрядки. Продолжение гонки вооружений могло бы создать серьезную угрозу результатам политической разрядки»84. Развитие событий во второй половине 70-х годов подтвердило правомерность этого предостережения. Правящие круги НАТО совершенствовали антисоциалистическую кон- цепцию «мирного вмешательства» и пытались осуществлять ее на деле. Используя изощренные методы контрреволюционной деятельности, они злоупотребляли развившимися в процессе разрядки политическими и экономическими связями, растущими контактами в области науки, куль- туры, спорта и туризма. Всемерно поддерживая выступления так на- зываемых диссидентов, они надеялись создать в странах социализма «внутреннюю оппозицию». Лозунг «реформ и либерализации комму- нистической системы» был нацелен на ослабление руководящей роли коммунистических партий и социалистических органов государственной власти. Подстрекательствами к недовольству и беспорядкам они пытались постепенно создать в отдельных странах ситуации для контрреволюцион- ных переворотов и реставрации там капиталистических отношений. Осо- бая роль придавалась использованию современных средств массовой информации для ведения психологической войны. В отношении неко- торых социалистических стран предполагалось проводить еще более дифференцированную политику. Для подрыва социалистического строя в ЧССР спецслужбы ФРГ и радиостанция «Свободная Европа» снова начали мобилизацию эмигри- ровавших и оставшихся в стране участников контрреволюции 1968 г. 65
Ими был разработан и распространен специальный манифест «Хартия- 77», который должен был стать идейно-политической платформой для объединения антисоциалистических сил. Однако, активно ведя идеоло- гическую работу и принимая решительные меры по укреплению социали- стического строя, КПЧ дала решительный отпор новой вылазке вра- гов ЧССР. Влиятельные круги монополистической буржуазии ФРГ и их поли- тические представители из ХДС/ХСС и после заключения договоров со странами социализма не отказались от своих реваншистских притяза- ний. Усилилась психологическая война против ГДР, для осуществле- ния которой использовалось более 300 радио- и около 40 телевизионных станций, расположенных вдоль ее государственной границы и в За- падном Берлине. Вопреки духу и букве заключенного в 1971 г. согла- шения о транзитном сообщении между ГДР и ФРГ Бонн смотрел сквозь пальцы на использование коммуникаций между ФРГ и Западным Берлином бандами преступников и спецслужбами для нелегального вы- воза людей, шпионажа и диверсий. Не прекращались также провокации и террористические акции на государственной границе ГДР. Одновременно правящие круги НАТО приступили к осуществлению особенно интенсивной и долговременной программы эрозии социализма в Польской Народной Республике. Бывшая сотрудница штаб-квартиры НАТО У. Лорецен вспоминает: «Начиная с 1968 г., т. е. после провала контрреволюции в Чехословакии, НАТО стала активизировать свои дейст- вия против Польши. Ко мне на стол все чаще попадали секретные отчеты о положении в этой стране... Цель была возбудить недовольство людей путем ослабления экономики, усиленной пропагандистской обра- боткой интеллигенции, воздействием на священнослужителей. Через своих агентов в Польше натовские службы подстрекали контрреволюционные силы на борьбу с Польской объединенной рабочей партией. Словом, все шло к тому, чтобы помочь антисоциалистическим и антисоветским силам захватить власть в государстве»85. 70-е годы характеризовались также обострением противоречий внутри стран НАТО и в отношениях между ними. С конца 60-х годов продолжался конфликт в Северной Ирландии. Он грозил, с одной стороны, превратиться в гражданскую войну, а с другой — таил в себе опасность усиления напряженности между Англией и Ирландией. В Северной Ирландии английские правящие круги и имущая проте- стантская верхушка противостоят трудящемуся католическому меньшинст- ву. Обе группировки имеют свои политические, военные и военизирован- ные организации. В 1968—1969 гг. провокации правых экстремистов против католических борцов за гражданские права привели к столкно- вениям, граничившим с гражданской войной. Это послужило для англий- ского правительства поводом для посылки в Северную Ирландию войск. В 1969 г. там находилось 7,5 тыс., в 1972 г. — 21 тыс., в 1980 г.— 12 тыс. человек. Кроме того, на помощь им были брошены полицейские силы и так называемые специальные вооруженные формирования, обру- шившие на ирландских борцов за гражданские права жесточайший террор. Они применяли пластиковые пули и слезоточивые газы, ис- пользовали бронемашины. Установлено, что английские войска и 66
полиция подвергали арестованных самым суровым пыткам. Этим вопросом пришлось заняться даже Верховному европейскому суду в Страсбурге. С 1969 по 1980 г. в Северной Ирландии погибло свыше 2 тыс. человек, а количество раненых составило десятки тысяч 86. Действия Англии в Северной Ирландии в какой-то мере затраги- вают блок НАТО, так как речь в конечном счете идет о месте всей Ирлан- дии в стратегических планах империализма в Европе. Непосредствен- ная подготовка английских войск для выполнения боевых задач в Север- ной Ирландии осуществляется в британской Рейнской армии в ФРГ. Там, в Люнебургской пустоши, создан специальный учебный центр, где построен макет уличных кварталов Белфаста. После выполнения своей миссии в Северной Ирландии английские войска возвращаются в ФРГ. По всей видимости, вооруженные силы других стран НАТО заинтересованы в использовании британского опыта так называемой «борьбы с терроризмом». Особое внимание, в частности, уделяется специальному обучению младшего командного состава и небольших подразделений ведению разведки, обеспечению собственной безопасности, поддержанию взаимодействия с полицейскими силами и «работе» среди местного населения 87. Опасный очаг напряженности возник в 1974 г. на Кипре. Причем в военный конфликт здесь оказались непосредственно вовлеченными страны НАТО. Создалась опасная ситуация для дела мира и безопасно- сти в этом регионе. Главная причина затяжного кипрского конфликта заключалась в постоянном вмешательстве в дела этой суверенной страны государств НАТО: Англии, Греции, Турции и США. Их целью являлось свержение правительства во главе с президентом Макариосом и превра- щение острова в военную базу НАТО в Восточном Средиземноморье. Планы военного переворота на Кипре, заговоры и покушения на прези- дента Макариоса в конце 60-х и в 70-х годах были инспирированы прежде всего военной хунтой Греции и кипрской внутренней реакцией, которые вмешательством в дела страны, подрывными действиями и террором пыта- лись насильно включить остров в состав Греции. Кроме того, продолжался конфликт между греческой и турецкой общинами Кипра, который уже в 60-е годы приводил к вооруженным столкновениям. Влиятельные силы НАТО, в первую очередь ЦРУ, пытались использовать напряженность на Кипре в целях осуществления своей политики вмешательства во внутрен- ние дела этой страны. По решению Совета Безопасности от 4 марта 1964 г. на Кипр были введены войска ООН (3,1 тыс. человек). Кроме того, здесь к 1974 г. имелось 15 тыс. человек Национальной гвардии под командованием гре- ческих офицеров, 7 тыс. кипрско-турецкой милиции и 8 тыс. английских войск на военных базах Акротири и Дэкелия, находившихся факти- чески в ведении НАТО. Кроме того, Греция и Турция как государства- гаранты имели на Кипре свои воинские контингенты — 950 и 650 человек соответственно88. 3 июля 1974 г. президент Макариос потребовал вывода большинства греческих офицеров из Национальной гвардии. Этим воспользовалась афинская военная хунта, чтобы нанести удар по суверенитету Кипра. 15 июля 1974 г. офицеры Национальной гвардии, а также находившиеся на 67
Кипре подразделения греческих войск совершили государственный пере- ворот, свергли правительство президента Макариоса и установили на острове угодный греческой реакции режим. Сразу после переворота государства НАТО усилили вмешательство во внутренние дела Кипра. Начала увеличивать численность своих войск на острове Англия. Для поддержки сухопутных сил прибыли авианосец «Гермес» с морскими пехотинцами на борту, 1 крейсер, 2 фрегата, а также подразделения ВВС. Турция решила воспользоваться переворотом, чтобы осуществить свои замыслы по разделу острова. 20 июля на Кипре выса- дилось 6 тыс. турецких войск, которые в результате военных действий захватили часть территории острова. Страна оказалась расколотой89. Совет Безопасности ООН в тот же день потребовал прекращения ино- странной военной интервенции и вывода с Кипра всех иностранных войск, за исключением тех, которые находились там в соответствии с междуна- родными договоренностями. Кипрский военный конфликт привел Турцию и Грецию на грань войны. Главари афинской военной хунты объявили мобилизацию воору- женных сил и стали сосредоточивать их у турецкой границы. Однако многолетнее сопротивление греческого народа, внутренние противоречия и внешнеполитическая изоляция настолько ослабили военный режим в Греции, что события на Кипре ускорили его крах. Правительство США, до этого поддерживавшее афинскую военную хунту, избрало тактику «челночной дипломатии» между Грецией, Тур- цией и Кипром, стремясь, чтобы конфликт не нанес ущерба интересам империализма в Восточном Средиземноморье. Правящие круги США не предприняли каких-либо эффективных шагов для прекращения конфлик- та. Они, как и другие влиятельные силы в НАТО, больше всего боялись того, что Кипр снова, как и до конфликта, будет придерживаться про- водившейся президентом Макариосом политики неприсоединения. После неудачных попыток постоянного совета НАТО и конференции представителей государств-гарантов — Англии, Греции и Турции прийти к компромиссному решению кипрской проблемы началась вторая фаза турецкой военной интервенции. Несмотря на активное сопротивление пат- риотических сил Кипра, турецкие войска продвинулись до так называемой линии Атиллы и оккупировали почти две пятых кипрской территории. Вооруженные силы Греции в конфликте не участвовали. Возмущение гре- ческой общественности вынудило правительство заявить 14 августа 1974 г. о выходе страны из военной организации НАТО, обвинив руководство НАТО в том, что оно ничего не предприняло для пресечения турецкой агрессии. Военный конфликт на Кипре повлек за собой тяжелые последствия для республики. Число убитых и пропавших без вести исчислялось тыся- чами. Почти 200 тыс. человек, т. е. третья часть населения острова, стали беженцами в собственной стране. Велик был также экономический ущерб. Наиболее важные полезные ископаемые и порты оказались в окку- пированной Турцией северной части острова. Страна была фактически разделена на две части. 13 февраля 1975 г. на оккупированной 30-ты- сячной турецкой армией части острова кипрско-турецкие сепаратисты про- возгласили так называемое «Федеративное турецкое государство Респуб- 68
лики Кипр». Финалом многолетней политики раскола Кипра явилось одностороннее провозглашение 15 ноября 1983 г. независимой «Турецкой республики Северного Кипра»90. Греко-турецкий конфликт из-за Кипра усугубился территориальными спорами между этими странами в районе Эгейского моря. Государства НАТО, заинтересованные в укреплении своего южного фланга и возвращении Греции в военную организацию блока, прилагают усилия для прекращения конфликта между Турцией и Грецией из-за Кипра. Этот вопрос неоднократно обсуждался в совете НАТО, им занима- лись назначенные советом рабочие комиссии и верховный главнокоман- дующий войсками НАТО в Европе. Однако все предложения НАТО по кипрскому вопросу направлены на то, чтобы лишить Кипр незави- симости, узаконить его раздел и поставить весь остров под контроль НАТО. Планируется, в дополнение к имеющимся на юге Кипра англий- ским и американским военным базам, построить на севере, в районе г. Гечиткале, новый крупный аэродром 91. Все попытки разрешения конфликта путем переговоров между насе- ляющими Кипр двумя национальными общинами при посредничестве Генерального секретаря ООН пока не увенчались успехом. Правитель- ство Республики Кипр поддерживает предложение СССР о созыве пред- ставительной международной конференции по кипрской проблеме в рам- ках ООН. Страны Варшавского Договора выступают за урегулирование кипрской проблемы на основе сохранения суверенитета, независимости и территориальной целостности Республики Кипр. Советский Союз, другие социалистические страны, все миролюбивые силы Европы вели в 70-е годы решительную борьбу против угрожав- ших миру действий НАТО, за сохранение и упрочение процесса раз- рядки, за претворение в жизнь принципов и положений Заключитель- ного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Эта борьба нашла свое выражение прежде всего в конструктивных предложе- ниях и программных заявлениях, сделанных на XXIV и XXV съездах КПСС, на совещаниях Политического Консультативного Комитета стран- участниц Варшавского Договора и на Конференции коммунистических и рабочих партий Европы, проходившей в июне 1976 г. Благодаря упорной борьбе социалистических стран за мир и безопас- ность государствам НАТО в 70-х годах не удалось использовать по- литическую разрядку в Европе для ослабления социалистического содру- жества. Не удались также попытки изменить военное соотношение сил на Европейском континенте в пользу империализма. Успехи, достигну- тые в деле разрядки и осуществления принципов мирного сосуществова- ния, шли вразрез с интересами агрессивных сил монополистического капи- тала, прежде всего США. Поэтому главные державы НАТО со второй половины 70-х годов стали оказывать все более яростное сопротивление процессу политической и военной разрядки в Европе. 69
Переход США в 80-е годы к стратегии прямого противоборства — источник возникновения напряженности и опасности военных конфликтов в Европе На рубеже 70—80-х годов на Европейском континенте произошли измене- ния, обусловившие значительное ухудшение обстановки и возрастание угрозы миру. Руководящие круги НАТО перешли от согласованной в 1975 г. в Хельсинки политики безопасности и сотрудничества к навя- занному империализмом США курсу на конфронтацию и прямые атаки на разрядку. Начав качественно новый виток гонки вооружений, госу- дарства НАТО стремятся нарушить сложившееся равновесие сил и до- стичь военного превосходства над странами Варшавского Договора. В сочетании с идеологической подготовкой к войне и усилением вмеша- тельства во внутренние дела других стран эта политика представляет собой открытый вызов социалистическому содружеству в Европе, вновь превращает этот континент в источник нарастания международной напря- женности. Важнейшими мероприятиями на этом пути были: решение НАТО на высшем уровне о долгосрочной программе наращивания вооружений (май 1978), решение совета НАТО о размещении на территории Запад- ной Европы американского ядерного оружия средней дальности (де- кабрь 1979), начавшаяся подготовка вооруженных сил НАТО к ведению военных действий в глубоком тылу стран Варшавского Договора (кон- цепция «воздушно-наземной операции» и «план Роджерса»), а также попытки путем идеологических диверсий, экономического и военного шантажа обеспечить победу контрреволюции в Польше. Начатое в конце 1983 г. в Западной Европе размещение балли- стических ракет «Першинг-2» и крылатых ракет наземного базирования особенно увеличило опасность возникновения войны. При этом опасность для европейских стран социалистического содружества приобретает каче- ственно новый характер, поскольку ФРГ, непосредственно граничащая с ними, превращается в потенциальный плацдарм для нанесения ядерного удара по Советскому Союзу. В целях противодействия агрессивным намерениям НАТО и обеспече- ния эффективной защиты европейских социалистических государств СССР и его союзники предприняли необходимые ответные меры (разме- щение советских оперативно-тактических ракет повышенной дальности на территории ГДР и ЧССР). Они продолжают выступать с новыми мир- ными инициативами, стремясь снизить военную опасность в Европе и обеспечить возможность возврата к политике разрядки 92. Однако правящие круги таких западноевропейских государств НАТО, как ФРГ, Англия и Франция, хотя и не безоговорочно, но все же доста- точно широко поддерживают взятый Соединенными Штатами курс на конфронтацию и гонку вооружений. Причем это происходит на фоне активизации деятельности Западноевропейского союза, стремящегося к усилению и большей координации своих военных приготовлений. 70
На всех совещаниях руководящих органов НАТО подтверждена ре- шимость государств блока продолжать размещение американских ракет- но-ядерных средств средней дальности в соответствии с намеченной программой. По инициативе США европейские государства НАТО внесли изменения в свои военные доктрины относительно применения ядерного оружия для нанесения так называемых «обезглавливающего» и «разору- жающего» ударов. 9 ноября 1984 г. Комитет военного планирования блока одобрил предложенную верховным главнокомандующим воору- женными силами НАТО в Европе генералом Роджерсом концепцию «нане- сения глубокого удара и борьбы со вторыми эшелонами» применительно к вооруженным силам Варшавского Договора 93. Страны НАТО увели- чивают свои военные расходы в целях принятия на вооружение новых, бо- лее эффективных систем оружия, совершенствования инфраструктуры блока и увеличения запасов боеприпасов. Намечено существенно повы- сить возможности вооруженных сил НАТО по внезапному развязыванию «ограниченной» войны в Европе и нанесению мощных первых ударов с применением или без применения ядерного оружия. Одновременно с наращиванием военной мощи государств НАТО в Европе идет подготовка их вооруженных сил к ведению военных действий. Ежегодно проводимые во все более крупных масштабах серии маневров «Отм фордж» и командно-штабные учения «Уинтэкс» специаль- но предназначены для подготовки войск и органов управления НАТО к решению боевых задач на Европейском театре военных действий. «По существу, эти учения стали крупномасштабными генеральными ре- петициями развязывания и ведения войны против стран социалистиче- ского содружества», — отмечал министр национальной обороны ГДР 94. Особая опасность заключается в том, что агрессивные круги НАТО под видом маневров могут начать развертывание своих войск для нападения на страны Варшавского Договора, а затем перейти непосредственно к военным действиям. В увеличении и усовершенствовании обычных вооружений в Европе наряду с США ведущее место принадлежит ФРГ. В «Белых книгах» правительства ФРГ, опубликованных в 1983 и 1985 гг., подчеркивается, что Западная Германия является «самой важной страной» союза НАТО в Центральной Европе 95. Из 900 тыс. человек войск НАТО, дислоци- рующихся на территории ФРГ, 500 тыс. составляет западногерманский бундесвер, а около 400 тыс. приходится на вооруженные силы других стран НАТО, из них в 1983 г. армия США насчитывала 233 тыс. человек, англий- ская — 65 тыс, французская — 50 тыс., бельгийская — 32 тыс., армия Нидерландов — 6,7 тыс., канадская — 5,4 тыс. человек96. На территории ФРГ сосредоточена большая часть американского ядерного оружия, находящегося за пределами США. В группировке войск НАТО в Центральной Европе силы бундесвера составляют 50% сухопутных войск, 30% боевых самолетов и 30% военно- морских сил. 17 октября 1984 г. правительство ФРГ одобрило планы строительства бундесвера на 90-е годы, в соответствии с которыми пре- дусматривается значительно увеличить его боевые возможности. Из всех европейских государств НАТО ФРГ располагает наиболее значительными мобилизационными возможностями; по официальным данным, числен- 71
ность бундесвера военного времени в 1987 г. составит 1,34 млн. человек97. ФРГ занимает второе место после США по доле своего финансового вкла- да в военные расходы НАТО 98. Она активнее, чем кто-либо из ее парт- неров по блоку, способствует превращению Западной Европы в плац- дарм и исходный район агрессии. И в дальнейшем строительство бунде- свера планируется осуществлять на основе агрессивной концепции «пере- довых рубежей». В связи с ростом военной мощи и усилением реваншистских наст- роений ФРГ в 80-е годы стала представлять угрозу миру и безопасности, а после смены правительства осенью 1982 г. была активно втянута в про- водимую империализмом США авантюристическую политику конфрон- тации и возрождения реваншистских и националистических тенденций 99. Ведущие представители боннского правительства, такие, как федеральный министр по «внутригерманским отношениям» X. Винделен, и другие подчеркивают, что «преодоление раскола Германии превратилось в реаль- ную цель политики ФРГ»100. Федеральный канцлер и другие западно- германские политики своим участием во встречах и сборищах реванши- стов открыто поддерживают их притязания на территорию Польши, ЧССР и СССР. Реакционные круги ФРГ полагают, что смогут использовать в своих интересах размещение американских ядерных ракет первого удара и ре- шения Западноевропейского союза от 1984 г., чтобы окончательно ликви- дировать пока еще действующие ограничения для военной промышленно- сти ФРГ в производстве обычных вооружений. В качестве новых предпо- сылок для возрождения реваншизма они используют прямую поддержку Соединенными Штатами и НАТО боннских устремлений к «воссоедине- нию немецкой нации», нашедшую отражение в ходе сессии совета НАТО 31 мая 1984 г., и взятый Вашингтоном курс на прямое противоборство 101. Страны Варшавского Договора разоблачают бесперспективные, но опасные реваншистские тенденции западногерманского империализма, активно им противодействуют. Наряду с наращиванием и демонстрацией военной мощи государ- ства НАТО в целях «крестового похода» против социалистических стран Европы в возрастающей степени используют и невоенные средства. На- бор применяемых при этом методов охватывает все формы подрывной контрреволюционной деятельности, дипломатических акций и экономиче- ской войны. Используя растущие возможности современных средств массовой информации, государства НАТО с еще большей интенсивностью, размахом и изобретательностью предпринимают попытки отравить созна- ние населения социалистических стран антикоммунистическими и анти- советскими измышлениями с тем, чтобы вызвать в этих странах «внутрен- нее разложение». Выделяются огромные средства на расширение пропаган- дистского аппарата государств НАТО, особенно сети подрывных радио- станций и других диверсионных центров. Характерно стремление США все активнее координировать и централизованно управлять в рамках НАТО акциями «психологической войны». В период правления адми- нистрации Рейгана подобно временам «холодной войны» оказание под- держки антисоциалистическим силам и подпольным организациям, вме- шательство во внутренние дела социалистических стран вновь преврати- 72
лись в составную часть официальной внешней политики США. Характер- ными тому примерами являются выступления видных американских политических деятелей в год 40-летия Победы над фашистской Германией и милитаристской Японией. Президент США и его окружение, по существу, призывали к пересмотру итогов второй мировой войны, решений Ялтин- ской и Потсдамской конференций. Кроме того, под лозунгом борьбы против «раздела Европы» некоторые из них выступили с требованием изменить статус-кво в пользу империализма. Вице-президентом Г. Бушем была также провозглашена политика «дифференцированного подхода» и «либерализации» в отношении стран Восточной Европы 102. С одной стороны, эта политика нацелена на раскол социалистического сообщества, на отрыв от СССР его союзников по Варшавскому Договору, а с другой — на то, чтобы создать возможности для экспорта контрреволюции в со- циалистические страны. В начале 80-х годов главный удар инспирированной наиболее агрес- сивными кругами НАТО контрреволюционной подрывной деятельности был направлен против ПНР. Использовав ошибки и промахи во внут- ренней политике ПНР, внешние и внутренние враги социализма начали тщательно готовившееся наступление на социалистический строй в Поль- ше и создали там в 1980—1981 гг. кризисную ситуацию 103. Идеологические диверсии против ПНР государства НАТО активизи- ровали еще в первой половине 70-х годов. Радиостанции «Свободная Европа», «Голос Америки» и «Немецкая волна» увеличили количество пе- редач на польском языке. ЦРУ, БНД и спецслужбы других государств НАТО расширили в ПНР свою агентурную сеть, привлекли для этой цели польских эмигрантов. Так называемые диссиденты должны были де- стабилизировать внутриполитическую обстановку в стране и спровоци- ровать конфликтную ситуацию. Во второй половине 70-х годов в ПНР сформировались антисоциали- стические группы и организации, наиболее влиятельными из которых были «Комитет защиты рабочих» (КОР, 1976), «Комитет обществен- ной самообороны» (КОС, 1977), «Конфедерация независимой Польши» (КПН, 1979). Одновременно в США и других государствах НАТО были созданы центры по руководству польской контрреволюцией и ее мате- риальному обеспечению. В их числе «Конфедерация-76» и «Североаме- риканский центр по польским вопросам», созданный в 1976 г. ЦРУ учредило даже специальную оперативную группу «Польша». Внутренняя польская контрреволюция и ее вдохновители за рубежом направляли свои усилия на то, чтобы создать в ПНР легальный центр, опирающийся на широкие массы трудящихся. Поэтому среди населения широко распро- странялась идея организации так называемых «независимых проф- союзов». Летом 1980 г. руководящие круги НАТО сочли, что наконец созрела ситуация для свержения социалистического строя в Польше и перехода власти в руки антисоциалистических сил. Контрреволюционные группы КОР, КОС, КПН и другие подпольные организации воспользовались трудностями в экономике ПНР для организации забастовок и проведения в жизнь идеи создания «независимых профсоюзов», что должно было привести к массовому оппозиционному движению. Ставка была сделана 73
на поддержку профсоюза «Солидарность», которому с самого начала США и другие страны НАТО оказывали материальную и моральную помощь. Даже дипломатические представители США в ПНР в наруше- ние своего статуса устанавливали контакты с польской контрреволю- цией 104 Ей предоставлялись валюта, множительные аппараты, радио- передатчики для ведения подрывной пропаганды внутри страны. Важную роль в руководстве антисоциалистическими силами в ПНР играли подрывные радиостанции США, ФРГ и других государств НАТО. Их программы на польском языке были еще более расширены и велись с учетом развития обстановки. Почуяв возможность изменения ситуации в Польше, западногерманские реваншистские союзы также установили контакт с польской контрреволюцией 105. Спецслужбы государств НАТО занялись вербовкой польских эмигрантов и подготовкой из их числа групп осуществления на территории Польши террористических и дивер- сионных актов. США и НАТО вмешивались непосредственно во внутренние дела ПНР. На заседаниях постоянных представителей в совете НАТО, в генеральном секретариате и в военном комитете анализировалось «положение в Поль- ше». В декабре 1980 г. представитель США внес на рассмотрение сессии совета НАТО «чрезвычайный план», направленный против якобы сущест- вующих «интервенционистских замыслов СССР и некоторых его союзни- ков». План предусматривал введение торгового бойкота, прекращение всех переговоров и всех форм культурного обмена, а также отзыв запад- ных послов из стран социалистического содружества. Совет НАТО при- нял решение постоянно и тщательно анализировать обстановку и «реа- гировать в соответствии с развитием событий». Он определил также военные меры, необходимые для «подкрепления» политических и дипло- матических шагов государств НАТО. Главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе получил полномочия действовать без предва- рительных консультаций с советом НАТО, в соответствии с требованиями «обстановки в Польше». Он объявил о приведении вооруженных сил НАТО в первую из четырех степеней боеготовности 106. С лета—осени 1980 г. и вплоть до декабря 1981 г. контрреволюционные силы не оставляли попыток с помощью прямой и косвенной поддержки империалистических кругов разрушить социально-политический и эконо- мический строй в ПНР и столкнуть страну в пропасть хаоса и анархии. Они систематически препятствовали действиям ПОРП и правительства, направленным на преодоление кризиса. Осенью 1981 г. руководство «Со- лидарности» сделало ставку на конфронтацию с польским социалистиче- ским государством и поставило на повестку дня борьбу за политическую власть. Первый секретарь ЦК ПОРП В. Ярузельский заявил на все- польской партийной конференции в марте 1984 г.: «Контрреволюция... по- ставила на карту судьбу страны и народа. Всего лишь один шаг отделял нас от катастрофы»107. Опубликованные в ПНР документы руко- водящих органов контрреволюции свидетельствовали, что реакция не исключала возможности кровавых столкновений в форме гражданской войны 108. Вместе с тем США и другие страны НАТО в рамках своей глобальной политики уготовили Польше «роль взрывателя под зданием мира, фундамент которого непосредственно образуют решения Ялтинской 74
и Потсдамской конференций. С Польши должна была начаться цепная реакция распада социалистического содружества, колесо европейской истории повернуто вспять на целую историческую эпоху»109. Образование в ПНР Военного совета национального спасения и введе- ние 13 декабря 1981 г. чрезвычайного положения разрушили планы внут- ренней и внешней контрреволюции. Деятельность антисоциалистических сил и влияние империализма были в значительной степени подорваны. Тем самым были созданы условия для преодоления кризиса, для стабили- зации и нормализации положения в стране. Кроме того, ПНР могла опереться на помощь СССР и других братских стран. США и их союзники по НАТО ответили на срыв контрреволюционных планов настоящей экономической и психологической войной. Вашингтон- ская администрация, совет НАТО и под их давлением правительства других государств НАТО, за исключением Греции, применили против ПНР, СССР, всего социалистического содружества бойкот и так называе- мые «штрафные санкции». Они пытались оказать давление с целью добиться отмены мер, принятых 13 декабря 1981 г., и тем самым под- толкнуть контрреволюцию к сопротивлению. Ставилась задача сорвать процесс стабилизации государственного строя и экономики ПНР. Одно- временно правящие круги НАТО намеревались использовать развитие событий в ПНР для дальнейшего усиления своего курса на конфрон- тацию 110. Страны Варшавского Договора решительно встали на сторону брат- ской Польши и 5 января 1983 г. заявили, что «все попытки внешнего вмешательства в дела, находящиеся исключительно в компетенции самой Польши, противоречат общепринятым нормам международных отноше- ний и что такие действия и в дальнейшем будут получать решитель- ный отпор». Они категорически осудили «санкции», которые США и неко- торые другие западные страны применили по отношению к Польше 111. Благодаря значительным усилиям ПОРП, Войска Польского, всех патриотических сил в ПНР были достигнуты существенные успехи в борь- бе с контрреволюцией, в нормализации политического и экономического положения, в укреплении социалистических завоеваний. Это позволило отменить 22 июля 1983 г. полностью чрезвычайное положение. Действия вооруженных сил ПНР в это трудное время получили высокую оценку руководства партии и государства. «Войско Польское выполнило свой конституционный долг. Оно спасло страну», — сказал В. Ярузельский в марте 1984 г.112 Новая попытка государств НАТО ослабить социализм, а затем уничто- жить его в одной из европейских стран социалистического содружества потерпела провал. Наряду с наличием постоянной угрозы социалистическим странам со стороны НАТО на Европейском континенте по-прежнему сохраняется ряд очагов напряженности и конфликтов между капиталистическими странами и внутри них — на Кипре, в Северной Ирландии, по вопросу о Гибралтаре и Южном Тироле. Эти очаги, а также возможное при- менение правящими кругами отдельных стран НАТО аппарата насилия для подавления внутренних прогрессивных сил могут в будущем стать источником международных кризисов и вооруженных конфликтов. 75
Замыслы заправил НАТО расширить сферу влияния блока за преде- лы договорных обязательств резко повышают опасность того, что воору- женные конфликты в других регионах могут быть перенесены на Европей- ский континент. Это относится прежде всего к району Средиземноморья, Ближнему и Среднему Востоку. * * * С 1945 г. народы Европы живут без войны, в условиях мира, хотя обстановка на континенте нередко обострялась. В 70-х годах в Европе утвердилась политика разрядки, которая принесла положительные резуль- таты. В этот период сложилось военно-стратегическое равновесие между Организацией Варшавского Договора и НАТО. «...Это достижение Совет- ского Союза и социалистических государств, — отмечал Генеральный секретарь ЦК СЕПГ Э. Хонеккер, — имеет историческое значение ... Сло- жившееся равновесие способствовало тому, что вот уже на протяжении сорока лет Европа живет в мире» 113. Важную роль в предотвращении войны сыграло массовое движение за мир, превратившееся во влиятельную политическую силу и в капита- листических странах Европы. Нельзя сбрасывать со счетов и реалистиче- ски мыслящих политических деятелей нейтральных стран и отдельных государств НАТО, выступающих, хотя и по различным мотивам, за мирное сосуществование и всеобщую безопасность. 1 Grundriss der deutschen Geschichte. В., 1979. S. 491. 2 История Коммунистической партии Советского Союза: В 6 т. М., 1980. Т. 5, кн. 2. С. 163. 3 См.: Geschichte der sozialistischen Gemeinschaft. В., 1981. S. 155—161. 4 См.: История КПСС. Т. 5, кн. 2. С. 72. 5 Greiner В., Steinhaus К. Auf dem Weg zum 3. Weltkrieg?: Amerikanische Kriegspläne gegen die UdSSR. Köln, 1980. S. 127—128. 6 Международные отношения в Западной Европе. M., 1974. С. 18. 7 NATO — Strategie und Streitkräfte. 2. Aufl. В., 1980. S. 50. 8 См.: Handbuch der Verträge, 1871—1964. В., 1968. S. 394—397, 432—433; Dankert J., Ersil W., Werner K.-H. Politik in Westeuropa. В., 1975. S. 27—45. 9 См.: Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945—1950. N. Y., 1978; Brown А. С. Dropshot: The United States Plan for War with the Soviet Union in 1957. N. Y., 1978. 10 Greiner В., Steinhaus К. Auf dem Weg zum 3. Weltkrieg? S. 238. 11 См.: Марксизм-ленинизм о диалектике революции и контрреволюции. М., 1984. 12 Жданов А. О международном положении. М., 1947. С. 22. 13 Kissinger H. A. Memoiren, 1968—1973. München, 1979. S. 847. 14 См.: Sarafis S. In den Bergen von Hellas. В., 1964; Kalbe E. Antifaschistischer Widerstand und volksdemokratische Revolution in Südosteuropa. В., 1974. S. 204—208. 15 Churchill W. S. The Second World War. N. Y., 1974. Vol. 6. Pt 1. P. 93—96, 244—252. 16 См.: Sarafis S. In den Bergen von Hellas. S. 477—525. 17 См.: Ibid. S. 526—530; Keesing's Archiv der Gegenwart. Frauenfeld, 1945. S. 89-90. 18 Churchill W. S. The Second World War. Vol. 6, pt 1. P. 279. 19 Ibid. P. 267. 20 См.: Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции, 1946—1949. М., 1972; Woodhouse G. M. The Struggle for Greece, 1941 — 1949. L., 1976. 21 См.: Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции. С. 278—279. 76
22 См.: Xydis S. G. Greece and the Great Powers, 1944—1947. Salonika, 1963. P. 111, 361, 530, 537; O'Ballance E. The Greek Civil War, 1944—1949. N. Y.; Wash, 1966. P. 108, 128—129, 135. 23 Containment: Documents on American Policy and Strategy. P. 294. 24 Engel F. M. Handbuch der NATO. Frankfurt a. M., 1957. S. 302—308. 25 См.: Xydis S. G. Greece and the Great Powers. P. 531; Woodhouse G. M. The Struggle for Greece. P. 237. 26 Кирьякидис Г. Д. Гражданская война в Греции. С. 343—344. 27 Там же. С. 356; Xydis S. G. Greece and the Great Powers. P. 541. 28 F. M. 31-20: Operations against Guerilla Forces: Department of the Army, Febr. 1951. Wash. 1951. P. 9—10, 71. 29 См.: Kennan G. F. Memoirs, 1925—1950. Boston; Toronto. 1967. P. 315. 30 См.: Geschichte der sozialistischen Gemeinschaft. S. 128—142. 31 СМ.: Gat S., Grot L., Szota W. Geschichte der polnischen Armee. В., 1978. S. 122—130, 181—186. 32 См.: Geschichte der Kommunistischen Partei der Tschechoslowakei. В., 1981. S. 225—229; Schröder S. Der Februar 1948 der Tschechoslowakei. В., 1982. 33 Aufruf zum 35. Jahrestag der Gründung der Deutschen Demokratischen Repub- lik//Neues Deutschland В., 1984. 21—22. Jan. 34 The Papers of General Lucius D. Clay: Germany, 1945—1949. Bloomington; L., 1974. Vol. 2. P. 859. 35 Советский Союз и берлинский вопрос: Документы. М., 1948. С. 22—33,46—53; Keiderling G. Die Berliner Krise 1948/49. В., 1982, S. 83—103. 36 Ibid. S. 108—118, 112. 37 Ibid. S. 113—114. 38 Clay L. D. Entscheidung in Deutschland. Frankfurt a. M., 1950. S. 426. 39 Цит. по: Keiderling G. Die Berliner Krise... S. 121. 40 См.: Ibid. S, 119—120, 132—136. 41 См.: The Papers of General Lucius D. Clay. P. 696—697, 734—745, 763; Kei- derling G. Die Berliner Krise... S. 124—128. 42 См.: The Papers of General Lucius D. Clay. P. 708—709, 740, 745; Keiderling G. Die Berliner Krise... S. 129—132. 43 Ibid. S. 148—161, 322—335. 44 См.: Keiderling G., Stulz P. Berlin, 1945—1968. В., 1970, S. 282—311; Абра- симов П. А. Западный Берлин вчера и сегодня. М., 1980. С. 15—29. 45 Bulletin des Presse- und Informationsamtes der Bundesregierung. Bonn, 1952. N 27. S. 262. 46 См.: Dokumente zur Deutschlandpolitik der Sowjetunion. В., 1957. Bd. 1. S. 239; Geschichte der Deutschen Demokratischen Republik. 2. Aufl. В., 1984, S. 113—118. 47 Geschichte der Aussenpolitik der DDR. В., 1984, S. 33. 48 Churchill W. S. Der zweite Weltkrieg: Mit einem Epilog über die Nachkriegsjahre. Bern etc., 1962. S. 869. 49 См.: Fleming D. F. The Cold War and its Origins, 1917—1960. N. Y., 1961. Vol. 2. P. 806—807. 50 Bayrisches Volks-Echo. München, 1952. 8. März (Цит. по: Geschichte der Aussenpolitik der DDR. S. 74). 51 Forschungsbeirat für Fragen der Wiedervereinigung Deutschlands beim Bundes- minister für gesamtdeutsche Fragen: Erster Tätigkeitsbericht 1952/53. Bonn, 1954. 52 Цит. по: Norden A So werden Kriege gemacht! В., 1968, S. 333. 53 См.: Geschichte der SED: Abriss. В., 1978. S. 288—295; Charisius.A., Mader J. Nicht länger geheim. 4. Aufl. В., 1980. S. 527—533. 54 См.: Keesing's Archiv der Gegenwart. Bonn etc., 1954. S. 4917—4918. 55 См.: VII съезд Венгерской социалистической рабочей партии, Будапешт, 30 нояб- ря — 5 декабря 1959 г. М., 1960. С. 197. 56 Geschichte der ungarischen revolutionären Arbeiterbewegung. В., 1983, S. 649—650. 57 См.: Die kontrrevolutionaren Kräfte bei den Oktoberereignissen in Ungarn/ H-rsg. vom Informationsbüro des Ministerrats der Ungarischen Volksrepublik. Budapest, Bd. I, S. 11—35, 61; Fleming D. F. The Cold War and Its Origins, 1917—1960. Vol. 2. P. 801—802. 77
58 См.: История венгерского революционного рабочего движения: Пер. с венг. М., 1974. Т. 3. С. 267—274. 59 Советско-венгерские отношения, 1948—1970 гг.: Документы и материалы. М., 1974. С. 100. 60 Allgemeine Militärrundschau. P., 1957. N. 8. P. 339. 61 См.: Archiv der Gegenwart. 1957. S. 6802—6804; 1958. S. 6957—6985; 1959. S. 8121—8125; 1960. S. 8823—8824. 62 См.: Ibid. 1961, S. 9007—9009, 9276; Jahresbericht der Bundesregierung, 1961. Bonn, 1962. S. 286. 63 Цит. по: Der Spiegel. Hamburg, 1959. 11. Febr. S. 22. 64 Schwarz H.-P. Die Ara Adenauers: Epochenwechsel, 1957—1963. Stuttgart, 1983. S. 88—89, 130—136. 65 Правда, 1961. 14 авг. 66 См.: Honecker E. Aus meinem Leben. В., 1980 S. 203—207. 67 История внешней политики СССР, 1917—1980 гг.: В 2 т. 4-е изд. М., 1981. Т. 2. С. 325—326. 68 Archiv der Gegenwart. 1964. S. 11244. 69 См.: Dokumente zur Aussenpolitik der DDR. В., 1966. Bd. 12. S. 1021 — 1025. 70 Цит. по: Ibid. В., 1969. Bd. 13. S. 160. 71 Schmückte G. Krisenbeherrschung durch eine Allianz // Wehrkunde. München, 1967. N. 8. S. 396. 72 См.: Neuberger G., Opperskalski M. CIA in Westeuropa. Bornheim—Merten, 1982. S. 91; Roth K.-H. Psychologische Kampfführung, Invasionsziel: DDR. Hamburg, 1971. S. 186—204. 73 Гусак Г. Избр. статьи и речи, окт. 1969 г. — июль 1979 г. М., 1973. С. 7—8; Geschichte der KPTsch. S. 287—297. 74 См.: Marko M. Psychologische Kriegführung und das tchechoslowakische Expe- riment. Prag, 1972; Charisius A., Mader J. Nicht länger geheim. S. 565—585. 75 Цит. по: Die deutsche Ostpolitik, 1961 — 1971. Köln, 1970. S. 274. 76 См.: Ibid. S. 288; Charisius A, Mader J. Nicht länger geheim. S. 566—569, 581—582. 77 Гусак Г. Избр. статьи и речи. С. 8—9. 78 Правда. 1968. 4 авг. 79 Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ: Документ, принятый на Пленуме ЦК КПЧ в декабре 1970 г. М., 1971. С. 45—46. 80 См.: Europa — Frieden oder Untergang? В., 1984. S. 49—62; Powik G. Entspan- nung oder Konfrontation. В., 1984, S. 16—28. 81 См.: Europa-Archiv. Bonn, 1968. N 3. S. D75—77. 82 Grewe W. G. Spiel der Kräfte in der Weltpolitik. Düsseldorf; Wien, 1970, S. 614. 83 См.: Deutsche Zeitung: Christ und Welt. Stuttgart, 1973. 23. März. 84 Dokumente zur Aussenpolitik der DDR. В., 1979. Bd. 23/2. S. 679. 85 Цит. по: Новое время. M., 1982. № 6. С. 28. 86 См.: War in Peace. L., 1983. P. 281—286. 87 См.: Haggerty J. Northern Ireland//Military Review. Fort Leavenworth. 1979. N 6. P. 7—14. 88 См.: Süddeutsche Zeitung. München, 1974. 22. Juli. 89 См.: Поцхверия Б. М. Внешняя политика Турции после второй мировой войны. М., 1976. С. 236—253; Wehrkunde. München, 1974. N 9. S. 488. 90 См.: Поцхверия Б. М. Внешняя политика Турции после второй мировой войны. С. 257, 264; Archiv der Gegenwart. 1975. S. 19312; 1983. S. 27171—27173. 91 См.: Die Zeit. Hamburg, 1983. 25. Nov. Europa-Archiv. Bonn, 1982. N 4. S. 105—114. 92 См.: Politische Deklaration der Teilnehmerstaaten des Warschauer Vertrages vom 5. Januar 1983; Gemeinsame Erklärung des Gipfeltreffens der Teilnehmersta- aten des Warschauer Vertrages vom 28. Juni 1983. 93 См.: NATO-Review. 1984. Dez. P. 1—9. 94 Hoffmann H. Diskussionsrede auf der 7. Tagung des Zentralkomitees der SED // Neues Deutschland. В., 1983. 25. Nov. 95 Weissbuch, 1985: Zur Lage und Entwicklung der Bundeswehr / Im Auftrage der Bundesregierung / Hrsg. vom Bundesminister der Verteidigung. Bonn, 1985. S. 99. 78
96 Weissbuch, 1983 Zur Sicherheit der Bundesrepublik Deutschland / Im Aufrage der Bundesregierung / Hrsg. vom Bundesministerium für Verteidigung. Bonn, 1983. S. 129. 97 Weissbuch, 1985. S. 112—114, 238. 98 Ibid. S. 107—111. 99 См.: Flach W., Kouschil Ch. Kreuzritter in Trachten: Organisierter Revanchis- mus und seine Macher. Leipzig etc., 1984. 100 Bulletin des Presse- und Informationsamtes der Bundesregierung. Bonn, 1984. N 71. S. 634—635. 101 См.: Ibid. N 65. S. 574. 102 См.: Die Welt. Hamburg, 1983. 22. Sept.; Archiv der Gegenwart. 1984. S. 27340. 103 См.: Politika Stanow Zjednoczonych Ameriki wobec Polski w swietle faktôw i dokumentow (1980—1983). S.I., 1984. S. 1—5. (Далее — Politika SZA); Czyrek J. 40 Jahre sozialistisches Volkspolen // Einheit. В., 1984. H. 7. S. 644; Charisius A., Lambrecht R., Dorst K. Weltgendarm USA. В., 1983. S. 223—229. 104 См.: Politika SZA. S. 19 26 105 См.: Flach W., Kouschil Ch. Kreuzritter in Trachten. S. 32—33. 106 NATO-Brief. Bona, 1961. H. 1, S. 27; Politika SZA, S. 61—64. 107 Цит. по: Neues Deutschland. В., 1984. 17—18 März. 108 См.: Probleme des Friedens und des Sozialismus. В , 1982, N 4. S. 564—570; Трубников В. Крах «операций Полония». М., 1983. 109 Jaruzelski W. Przemowienia, 1981—1982. W-wa, 1983. S. 264; Politika SZA. S. 86—90. 110 См.: NATO-Brief. Bonn, 1982. N 1, S. 29—31; Politika SZA. S. 64—86. 111 Neues Deutschland. В., 1983. 7. Jan. 112 Цит. по: Ibid. 1984. 17.—18. März. 113 Honecker E. Rede auf der Festveranstaltung zum 35. Jahrestag der DDR // Ne- ues Deutschland. В., 1984. 8. Oct.
Глава 3 ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ В АЗИИ — РЕЗУЛЬТАТ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВ НАТО Азиатский континент в военной политике и стратегии НАТО. Военные конфликты как одно из средств в борьбе империалистических государств против распространения социализма, за сохранение колониализма в Азии (вторая половина 40-х годов) Роль, отводимая блоком НАТО Азии, определяется прежде всего зна- чительными людскими и материальными ресурсами этого континента, а также его географическим положением по отношению к странам социалистического содружества. Азиатский континент представляет собой самую обширную часть света, включающую около одной трети (30%) всей суши. Из 5 млрд. человек, имевшихся на нашей планете в 1986 г., на Азию прихо- дится почти две трети. В Азии расположено свыше 40 государств, в том числе шесть из семи самых крупных по численности населения: Китай (свыше 1 млрд.), Индия (более 750 млн.), СССР (свыше 280 млн.), Индонезия (160 млн.), Япония (120 млн.), Пакистан (более 90 млн.). Азия занимает первое место среди других континентов по запасам нефти, каменного угля, природного газа, гидроэнергетических ресурсов, имеет много цветных, легирующих, редких металлов. Она располагает благоприятными условиями для развития сельского хозяйства. На ее долю приходится более 80% мирового сбора риса. Страны Юго-Восточной Азии являются основными поставщиками на мировой рынок натурального каучука. Более 60% площади Азии ныне занимают социалистические госу- дарства: азиатская часть СССР, КНР, МНР, КНДР, ДРВ, ЛНДР. Социа- листические страны Азии, несмотря на тяжелое наследие колониального и полуколониального прошлого, а также ущерб, причиненный КНДР, ДРВ и ЛНДР империалистической агрессией, достигли с помощью СССР успехов в экономике и культуре. Значительную часть Азии занимают развивающиеся государства. Несмотря на огромные природные богат- ства, большинство стран зарубежной Азии слабо развито в экономи- ческом отношении. Поэтому на долю Азии приходится лишь 12% мирового валового совокупного продукта. К числу капиталистических промышленно развитых стран в Азии фактически относится одна Япония. Некоторые из развивающихся стран Азии избрали путь социалисти- ческой ориентации. Преодолевая трудности, связанные с происками 80
внутренней и международной реакции, эти страны при помощи СССР и других социалистических государств осуществляют социально-эконо- мические преобразования, решают сложнейшие задачи национального возрождения. Развитие этих стран происходит в условиях острой клас- совой борьбы против неоколониализма, империалистической агрессии и внутренней реакции. Отдельные страны Азии все еще находятся в большой зависимости от империалистических государств. Наиболее фундаментальные политические цели государств НАТО в Азии обусловлены социальной природой империализма, их местом и ролью в мировой системе капитализма. Их военно-стратегические концепции формировались под сильнейшим влиянием идей антиком- мунизма и антисоветизма, расизма и шовинизма, космополитизма и капи- талистической солидарности. Военные приготовления и военные акции в Азии направлялись в первую очередь против главного оплота социализ- ма — Советского Союза, а также тех стран, которые стали на путь социалистического развития. Важная цель империалистов НАТО состояла в том, чтобы удержать развивающиеся страны Азии в системе капитализма, помешать их освобождению от пут неоколониализма, сохранить в них свое политиче- ское и экономическое влияние, воспрепятствовать проведению в этих странах революционных, демократических и антимонополистических преобразований. США, как ведущая и самая мощная империалистиче- ская держава, определяли основные направления политики и стратегии НАТО в ходе возникавших в Азии военных конфликтов. Сразу после окончания второй мировой войны США задались целью протянуть через всю Азию, а затем через Средний и Ближний Восток в Европу единую цепь военных баз и стратегических плацдармов от одной крупной группировки американских вооруженных сил (на Дальнем Востоке и в Японии) до другой, составляющей ядро вооружен- ных сил НАТО. Такая цепь баз, по замыслам империалистов НАТО, позво- ляла бы им удерживать в орбите своего политического и военного влияния государства, завоевавшие независимость после второй мировой войны, могла быть использована для подготовки и развязы- вания агрессивных акций против социалистических государств и по- давления национально-освободительных восстаний и движений. Этой же цели служило создание империалистическими державами в Азии военных блоков и союзов, провоцирование военных конфликтов в различ- ных районах континента. Именно в Азии произошли самые крупные после второй мировой войны вооруженные столкновения: войны во Вьетнаме (1945—1954, 1962—1973), в Корее (1950—1953), индо-па- кистанские конфликты, война в Камбодже и др. «За последние 27 лет,— отмечала в начале 70-х годов премьер-министр Индии Индира Ганди,— не проходило и недели без вооруженных столкновений в какой-нибудь части Азиатского континента. Большинство этих вооруженных столкно- вений — если не все — вначале возникали из-за нежелания империализма отказаться от своего господства, а потом из-за того, что он прибегает к новым формам вмешательства» 1. Правящие круги США и других государств НАТО рассматривают Азию как выгодный район базирования ВВС и ВМС, источник людских 81
ресурсов и стратегического сырья. В последние годы они стали уделять особенно много внимания направлению своих военно-морских и военно- воздушных сил в бассейн Индийского океана. По вине империалисти- ческих сил НАТО здесь возросла угроза новых вооруженных конфликтов, которые, учитывая характер современного оружия, могут перекинуться на другие регионы и вызвать значительно большую конфронтацию. * * * Многие страны Азии длительное время находились в колониальной или полуколониальной зависимости от западных держав. Природные богат- ства Азиатского континента, обширный рынок сбыта промышленной продукции давно привлекали колонизаторов. Еще в XVI в. Испания захватила Филиппины. Позже на обширные территории в Азии позарилась Англия, а за ней Франция и Голландия. В конце XIX в. на путь колониаль- ных захватов в Азии стали Германия и США. Покорение азиатских земель проходило в ожесточенной борьбе между колониальными держа- вами. Так, Соединенным Штатам удалось в 1898 г. овладеть Филип- пинами в результате войны с Испанией. С начала XX в. серьезным соперником западных держав в борьбе за колонии и влияние в Азии стала Япония. Победа во второй мировой войне антигитлеровской коалиции, решаю- щая роль Советского Союза в разгроме фашистско-милитаристского блока в огромной степени способствовали подъему борьбы народов Азии за свободу и независимость, за избавление от колониального гнета и империалистической зависимости. Еще в годы войны многие народы Юго-Восточной Азии, попавшие под японскую оккупацию, начали борьбу за освобождение своих стран. Высшей точки она достигла ко времени разгрома империалистической Японии. К концу войны на обширных территориях Бирмы, Индонезии, Филиппин и Малайи установилась власть революционных органов — народных комитетов, осуществлявших демократические преобразования. В августе 1945 г. Бирма была освобождена от японских захватчиков. Индонезийские народные части очистили от японских войск территорию своей страны, и 17 августа была провозглашена независимая Республика Индонезия. 2 сентября была создана Демократическая Республика Вьетнам. В октябре Временное правительство Лаоса объявило о неза- висимости своей страны. На борьбу за освобождение от английских колонизаторов поднялся индийский народ. В 1945—1946 гг. в Индии происходили массовые антиколониальные демонстрации, забастовки рабочих, крестьянские восстания. В Калькутте и Бомбее имели место баррикадные бои, подняли восстание моряки военного флота, объявили забастовку военные летчики. В области Теленган княжества Хайдерабад революционное движение охватило районы с населением свыше 5 млн. человек2. Лишения и страдания, причиненные второй мировой войной трудя- щимся многих азиатских стран, способствовали нарастанию револю- ционной энергии, вызвали стремление покончить не только с непосредст- венным источником агрессии — милитаризмом и фашизмом, но и с 82
капитализмом — общественной системой, порождающей империалисти- ческие авантюры. Здесь, как и в других районах мира, резко возросло влияние идей социализма. Народные массы многих стран Азии на собственном опыте убеждались, что капитализм несет им новые тяготы и мучения, ведет к потере национальной независимости. Они сознавали, что, идя по капиталистическому пути, нельзя в исторически короткие сроки с доста- точной эффективностью и в интересах народа ликвидировать вековую экономическую и техническую отсталость. Наступил период, предсказанный В. И. Лениным еще в 1919 г. «Мы знаем,— писал Ленин,— что здесь поднимутся, как самостоятельные участники, как творцы новой жизни, народные массы Востока, потому что сотни миллионов этого населения принадлежат к зависимым, неполно- правным нациям, которые до сих пор были объектом международной политики империализма, которые для капиталистической культуры и цивилизации существовали только как материал для удобрения» 3. Путь для мощного выступления народов колониальных и зависимых стран Азии за свое социальное и национальное освобождение был расчищен победой Советского Союза над империалистическими агрес- сорами во второй мировой войне. После ее окончания Советское госу- дарство, верное заветам Ленина, продолжало оказывать большую и все возраставшую поддержку угнетенным народам Азии в их борьбе за национальную независимость и социальный прогресс. В лице СССР они обрели надежного и бескорыстного друга, неизменно выступавшего в защиту их интересов. Иным было отношение империалистических держав Запада к народам Азии. Усиление позиций социализма на мировой арене, начавшийся рас- пад колониальной системы и возникновение большого количества молодых независимых государств, рост рабочего движения в странах капитала, значительное ослабление ряда крупных империалистических держав в результате второй мировой войны — все это сужало возможности действий империализма, но не меняло его агрессивной, авантюристи- ческой природы. Поэтому главная социально-политическая цель империа- листических государств Запада состояла в том, чтобы утвердить в Азии пошатнувшиеся позиции капитализма, воспрепятствовать распростране- нию социализма и в конечном счете ликвидировать его. Исходя из этой цели, западные державы сразу после окончания второй мировой войны пытались сохранить и упрочить свое политическое и экономическое господство в колониях и зависимых странах Азии, не допустить там развития революционного и национально-освободительного движения, демократических и антимонополистических преобразований, прибрать к рукам колониальные владения побежденных империалистических государств, расширить собственные сферы влияния, создать военные плацдармы для давления на Советский Союз. Для достижения своих целей империалистические государства широко использовали вооружен- ные силы и развязываемые с их помощью военные конфликты. Ведущую роль в осуществлении империалистической политики в Азии, в мобилиза- ции ресурсов капитализма для борьбы против социализма и других револю- ционных сил стали играть Соединенные Штаты, занявшие после вто- 83
рой мировой войны господствующее положение в капиталистическом мире. Первоначально послевоенная стратегия США в Азии предусматривала опору на гоминьдановский Китай, который должен был противостоять Советскому Союзу и социалистическому содружеству как основной барьер на пути распространения социализма в Восточной Азии и на Тихом океане. Японии, находившейся под оккупацией США, отводилась роль тыловой базы и стратегического резерва. Стремясь разжечь проти- воречия между СССР и Китаем, используя Японию и Южную Корею как непосредственные плацдармы для размещения американских воору- женных сил, США рассчитывали создать вдоль дальневосточных границ СССР прочный антисоветский в своей политической основе пояс, охва- тывающий СССР с востока, юго-востока и частично с юга. Для реализации этого плана США стремились укрепить власть Чан Кайши и если не ликвидировать, то ограничить влияние коммунистов в Китае; договориться с японской правящей верхушкой на условиях, предполагающих недопущение каких-либо революционных изменений, сохранение капиталистического строя и императорской системы в Японии, но при определенных гарантиях для США от опасности возрождения японского милитаризма и внешнеполитической экспансии японских монополий; создать надежную и пользующуюся поддержкой населения американскую политическую агентуру в Корее и с ее помощью образовать на границе с СССР зависимое от США корейское государство. Таким образом США надеялись блокировать связь Советского Союза со стра- нами Восточной и Юго-Восточной Азии и Тихого океана, обеспечить в этом регионе свое господство. Стремясь претворить в жизнь свои планы в отношении Китая, США в 1945 г. и в начале 1946 г. прилагали все усилия для оказания помощи режиму Чан Кайши в подготовке к развязыванию гражданской войны в Китае, не останавливались перед прямой интервенцией. Под предлогом помощи гоминьдановскому правительству в принятии капитуляции япон- ской армии США продолжали до конца марта 1946 г. поставки Китаю оружия по ленд-лизу. Американцы передали гоминьдановцам японское трофейное оружие и военную технику, помогали им в формировании и боевой подготовке крупной сухопутной армии. Еще в августе 1945 г. военное командование США предоставило Чан Кайши воздушный и морской транспорт для переброски гоминьдановских войск из Западного Китая в стратегические пункты Центрального, Восточного и Северного Китая. В сентябре—октябре 1945 г. США приступили к прямой интервен- ции в этой стране. В Шанхае стал базироваться 7-й Тихоокеанский флот США и была создана крупнейшая воздушная база. В Тяньцзине с 200 судов высадилась морская пехота 4. Выполняя решение Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Англии по Китаю, состоявшегося в декабре 1945 г., Советский Союз уже к 3 мая 1946 г. полностью завершил эвакуацию своих войск из Северо-Восточного Китая. США продолжали сохранять свои вооруженные силы на китайской территории, усилив военную помощь правительству Чан Кайши в борьбе против народно-освободи- тельных сил. 84
Летом 1946 г. в Китае находилось до 100 тыс. человек сухопутных войск США, главным образом морской пехоты. Кроме того, в различных портах Китая базировалось 157 военных кораблей 7-го флота США (к концу 1946 г.), на борту которых находилось 15 тыс. человек команды и 35 тыс. военнослужащих десантных войск. Под контролем вооружен- ных сил США оказались многие китайские порты и аэродромы, которые, по существу, были превращены в американские военно-морские и воен- но-воздушные базы. Воздушное пространство Китая находилось в полном распоряжении ВВС США. Американские самолеты регулярно совершали полеты с военно-разведывательными целями и снабжали гоминьдановское командование разведданными о дислокации и характере действий Народ- но-освободительной армии (НОА) Китая 5. В июле 1946 г. при активной поддержке вооруженных сил США гоминьдановские войска начали крупное наступление против осво- божденных районов Китая. Благодаря огромному численному перевесу им удалось сначала потеснить НОА и захватить часть территории освобожденных районов. Однако, опираясь на мощную революционную базу в Маньчжурии, освобожденной Советской Армией от японских милитаристов, к середине 1947 г. НОА успешно отбила атаки врага и перешла в контрнаступление. Это обострило кризис гоминьданов- ского режима. В тылу гоминьдановцев проходили массовые стачки, демонстрации, крестьянские восстания. В результате ряда операций в 1948—1949 гг. НОА уничтожила основные силы врага и к концу 1949 г. освободила почти всю территорию континентального Китая от власти гоминьдановского режима. Потерпела полный крах интервенция США в Китае. Это было первое крупное поражение американской империалистической политики, рассчитанной на установление господства США путем развязывания региональных военных конфликтов. 1 октября 1949 г. была образована Китайская Народная Республика (КНР). Коммунистическая партия Китая, взявшая на себя после обра- зования КНР руководство страной, провозгласила генеральной линией строительство социализма. Советский Союз был первым государством, признавшим КНР. Правительство США заняло враждебную позицию, продолжало оказывать всестороннюю помощь бежавшей на Тайвань клике Чан Кайши, снабжало ее оружием для устройства военных прово- каций против КНР. Не смогли Соединенные Штаты осуществить полностью свои перво- начальные замыслы и относительно Кореи. Дело в том, что разгром империалистической Японии и вступление Советской Армии в Северо- Восточный Китай и Корею облегчили корейскому народу его борьбу за национальное освобождение и проведение давно назревших социаль- ных преобразований внутри страны. На севере Кореи развернулась народно-демократическая революция. Огромный подъем демократиче- ского движения наблюдался и на юге страны. Это встревожило прави- тельство США. Сразу после капитуляции Японии, в сентябре 1945 г., оно направило в Южную Корею свои оккупационные войска. Местные реакционные силы с приходом войск США обрели новых защитников и под их покровительством развернули борьбу против демократиче- ских, патриотических сил. 85
Пытаясь укрепить позиции корейской реакции, США, вопреки данным ранее обещаниям, выступили против восстановления независимости Кореи и предложили установить в ней иностранное управление сроком до 10 лет. Советский Союз решительно воспротивился этому и внес свой проект, направленный на скорейшее обеспечение независимости корей- ского народа. Хотя этот проект с небольшими изменениями был принят на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Англии (декабрь 1945), правительство США сделало все возможное, чтобы воспрепятствовать его претворению в жизнь. Оно ответило отказом на предложение СССР вывести из Кореи советские и американские войска. В мае 1948 г. оккупационные власти США провели в Южной Корее сепаратные выборы в так называемое Национальное собрание и создали марионеточное правительство во главе со своим ставленником Ли Сын Маном. Это означало раскол Кореи и превращение ее южной части в стратегическую базу США на Дальнем Востоке 6. Раскол страны вызвал глубокое беспокойство демократических сил корейского народа. В соответствии с решением объединенного совещания представителей политических партий и общественных организаций Севера и Юга на всей территории Кореи состоялись демократические выборы в Верховное народное собрание (на Юге они проводились нелегально), которое в сентябре 1948 г. приняло конституцию Корейской Народно- Демократической Республики (КНДР) и сформировало ее первое прави- тельство. Образование КНДР явилось новым ударом по колониализму, примером для народов Азии в их борьбе за свободу и независимость, упрочило международные позиции сил социализма. В отношении побежденной Японии правительство США с самого начала намеревалось проводить сепаратную политику, не считаясь с недавними совместными решениями союзных держав. Оно отвергло предложение СССР об участии советских войск в оккупации части японской территории, хотя это противоречило принятым ранее решениям. Вся территория Японии была в августе и начале сентября 1945 г. поспешно оккупирована вооруженными силами США. Американское правительство усматривало в этом необходимое условие реализации своих империалистических планов и ревниво охраняло свое положение единственной оккупирующей державы. Из всех стран-победительниц только Англия направила в Японию немногочисленные части, но и они были скоро выведены оттуда. Генералу Макартуру, назначенному глав- нокомандующим союзными оккупационными войсками в Японии, были предоставлены исключительные полномочия. Он осуществлял управле- ние страной через японское правительство в интересах США. За японским народом признавалась свобода перемен лишь в том случае, если они не будут «противоречить безопасности американской армии и осуществ- лению целей оккупации» 7. США отклонили советское предложение об учреждении контрольного совета по Японии с участием США, Англии, СССР и Китая. Вместо него была создана Дальневосточная консультативная комиссия в составе десяти стран, которая могла лишь давать советы главнокомандующему союзными оккупационными войсками. Но последний мог с ними и не считаться. 86
В связи с изменением соотношения сил в Китае, нарастанием там народной революции правительство США вместо опоры на гоминда- новский Китай стало еще до 1949 г. все откровеннее ориентироваться на Японию в качестве основной реакционной силы в Азии. Уже с конца 1947 г. оно взяло курс на подготовку Японии к будущей роли сильного в военном и экономическом отношении, но послушного Соединенным Штатам партнера по агрессии в Азии. Эта новая политика предполагала сохранение и последующее возрождение военно-экономического потен- циала Японии, восстановление и укрепление пошатнувшихся позиций крупной буржуазии, реакционного бюрократического аппарата, под- готовку условий для возрождения и вооружения японской армии и флота, активизацию милитаристских и реваншистских сил на основе антисо- ветизма и антикоммунизма. США использовали свою военную и экономическую мощь, чтобы поставить под контроль также Филиппины, которым они вынуждены были в 1946 г. предоставить независимость после почти полувекового господ- ства над ними. К власти на Филиппинах благодаря усилиям Вашингтона пришел проамериканский реакционный блок крупных помещиков и бур- жуазии, готовый послушно служить империализму США. Договор об основах взаимоотношений между США и Филиппинами от 4 июля 1946 г. обеспечивал сохранение на Филиппинах американских военных баз. В 1947 г. были подписаны американо-филиппинские военные согла- шения. По одному из них в распоряжение США на 99 лет передавалось 23 участка на архипелаге для размещения военных баз. Здесь стояли корабли 7-го флота, располагались самолеты 13-й воздушной армии, дислоцировались войска и военная техника других объединений и соеди- нений вооруженных сил США. Согласно американо-филиппинскому до- говору о военной помощи национальные вооруженные силы Филиппин были поставлены под фактический контроль США. На Филиппинах была учреждена объединенная группа американских военных советников, основной задачей которой было превращение филиппинской армии в эффективное орудие подавления национально-освободительного и ре- волюционного движения внутри страны 8. Наряду с США в послевоенный период пытались вновь утвердить свое влияние в Азии Англия, Франция и Голландия. Серьезно ослабленные в ходе второй мировой войны, они тем не менее стремились сохранить свои колониальные владения, народ которых повсеместно поднялся на борьбу за национальное освобождение и социальный прогресс. Наме- чались военная оккупация бывших колоний, разоружение национально- освободительных армий, боровшихся с японскими захватчиками, подав- ление национально-освободительного и революционного движения. В этих целях планировалось использование всех возможных средств, начиная с политических маневров и разжигания социальных и этнических про- тиворечий и кончая массовыми репрессиями и открытым применением военной силы. Для закрепления господства в колониях и зависимых странах Азии предполагалось постоянно держать там крупные контин- гента войск. Учитывая размах освободительного движения на Азиатском конти- ненте, империалистические государства еще до окончания второй мировой 87
войны разработали планы объединения своих политических и военных усилий. Так, между США и Англией было достигнуто соглашение о раз- деле всех оккупированных японцами территорий на зоны, в которых ответственность за пресечение освободительного движения несла одна из союзных держав. Главнокомандующему союзными силами в Юго- Восточной Азии Л. Маунтбеттену было дано указание подготовить план оккупации Бирмы, Малайи, Сингапура, южной части Французского Индокитая, Нидерландской Индии (островов Ява и Суматра), Брунея, Саравака и Сабаха и выделены для этой цели необходимые силы. Ввод союзных войск в намеченные районы предусматривался в виде крупных морских и воздушно-десантных операций, главная задача которых заклю- чалась не столько в подавлении сопротивления имевшихся еще небольших японских гарнизонов, сколько в удушении национально-освободительного движения народов колоний. В Малайе, например, в сентябре 1945 г. высадилось около 250 тыс. английских солдат и офицеров. Японские войска там уже давно капиту- лировали. Огромная английская армия принялась силой восстанавливать колониальные порядки. На всей территории Малайи была введена власть военной администрации, что было необычным для страны, являвшейся английской колонией. Но такая мера считалась правительством Англии эффективной для борьбы с национально-освободительным движением, принявшим в Малайе широкий размах 9. Сохраняя здесь прямое коло- ниальное господство, правящие круги Англии стремились не только обеспечить свою военную промышленность такими важными видами стратегического сырья, как каучук и олово, но и контролировать ком- муникации из Индийского океана в Тихий, иметь на Малаккском полуострове базу для агрессии в другие районы Юго-Восточной Азии 10. Вооруженные силы Англии использовались не только для восста- новления господства в собственных колониях, но и для оказания подобной помощи Франции и Голландии. Победу освободительного движения в любой азиатской стране империалисты рассматривали как ослабление колониальной системы в целом. Поэтому, несмотря на имевшиеся между ними противоречия, они активно помогали друг другу в возрождении старых колониальных порядков. 6 сентября 1945 г., через 4 дня после провозглашения Демократической Республики Вьетнам, Англия приступила к высадке своих войск во Французском Индокитае и оккупировала все районы, расположенные южнее 16-й параллели. Английское командование заявило, что не при- знает ни правительства ДРВ, ни местных органов народной власти, и потребовало разоружения отрядов самообороны и подразделений вьетнамской Освободительной армии. 23 сентября при поддержке англий- ских войск в Индокитае была восстановлена французская колониальная администрация. В своей деятельности по подавлению революционно- патриотических сил первоначально она опиралась на английские войска, а затем на прибывшие в Индокитай части французского экспедицион- ного корпуса, численность которого к началу 1946 г. достигла 35 тыс. человек. От англичан французские войска получили значительное коли- чество вооружения и военных материалов 11. 88
В конце 1945 г. англо-французские войска провели несколько со- вместных операций против центров сопротивления вьетнамской Освобо- дительной армии, которая вынуждена была оставить Сайгон и другие районы южной части страны. К концу 1945 г. около 10 млн. вьетнамцев вновь оказались под властью колонизаторов. Используя военную силу и политические маневры, французские колонизаторы установили угодные им марионеточные режимы в Камбодже и Лаосе, провозгласивших ранее независимость. Вынужденные отступить, патриотические силы не сложили оружия. Развернутые ими во многих районах Южного Индокитая партизанские действия сковывали значительную часть французских войск, лишая их возможности организовать широкое наступление против ДРВ. К тому же территория Вьетнама и Лаоса к северу от 16-й параллели была после капитуляции Японии занята войсками гоминьдановского Китая, который решительно возражал против вступления сюда французских войск, рас- считывая надолго закрепиться в занятых районах. Определенные разногласия относительно будущего Индокитая су- ществовали не только между гоминьдановским Китаем и Францией, но и между европейскими колониальными державами и США. Вашинг- тон стремился ограничить колониальную монополию Франции и Англии в Азии. Правительство США утверждало, что владение Индокитаем в прошлом не является достаточным основанием для возвращения Фран- ции в Индокитай после окончания второй мировой войны 12. Оно настаи- вало на превращении полуострова в подопечную территорию. Добиваясь согласия на это руководителей ДРВ, американские представители обеща- ли последним поддержку и помощь. Одновременно агенты американской стратегической разведки всячески препятствовали деятельности француз- ских военных и гражданских миссий в пограничных районах Северного Вьетнама и Китая. Позиция США по вопросу об Индокитае не встретила поддержки со стороны правительства Англии. Оно опасалось, что «уход» Франции из Индокитая создаст нежелательный прецедент, который еще больше обострит обстановку в Малайе, Бирме и других английских колониях. К концу 1945 г. позиция США несколько изменилась. Сохранение единства с Англией и Францией стало одним из важнейших факторов в послевоенном внешнеполитическом курсе США. Правительство Трумэ- на решило не препятствовать возвращению французской военной и граж- данской администрации в Индокитай. Несмотря на изменение позиции Вашингтона и неоднократные демарши Парижа, Чан Кайши по-преж- нему отказывался вывести свои войска из Северного Индокитая. В соз- давшейся обстановке правительство Франции решило прибегнуть к поли- тическому маневру. Оно вступило с правительством ДРВ в переговоры, в результате которых Франция признала ДРВ как независимое государст- во, входящее во Французский союз и имеющее собственное правительство, парламент, финансы и армию. Суверенитет ДРВ распространялся на Се- верный и Центральный Вьетнам — до 16-й параллели. Население Южного Вьетнама должно было в ходе референдума решить вопрос, войдет ли он в состав ДРВ или же вступит во Французский союз как самостоятель- ное государство, подобно Камбодже и Лаосу. В соответствии с достиг- 89
нутой между ДРВ и Францией договоренностью в марте 1946 г. на тер- риторию ДРВ вступили французские войска, а китайские вооруженные силы к этому времени были выведены оттуда. Однако, признав ограниченный суверенитет ДРВ, Франция стреми- лась лишь выиграть время и подготовиться к захвату всего Северного Вьетнама. Ее гражданская администрация неоднократно нарушала до- стигнутые соглашения, а военное командование под предлогом «нейтра- лизации вьетнамского сопротивления» систематически блокировало пути сообщения ДРВ с другими странами и устраивало вооруженные прово- кации. В ноябре 1946 г. французские оккупационные войска напали на воин- ские подразделения ДРВ и вынудили их покинуть такие важные стра- тегические пункты, как порт Хайфон и г. Лангшон. 19 декабря начались ожесточенные бои между частями французского гарнизона и отрядами вьетнамских патриотов в столице республики Ханое. На следующий день ареной боевых действий стали и другие города Северного и Цент- рального Вьетнама. Правительство ДРВ сразу предложило уладить начавшийся воен- ный конфликт путем переговоров, но мирная инициатива ДРВ была отвергнута французскими властями. Французский империализм, стре- мясь сохранить свои владения в Индокитае, развязал против вьет- намского народа грязную колониальную войну, которая продолжалась почти восемь лет. Очень скоро она перестала быть «внутренним» делом Франции и приобрела характер международного конфликта, в котором были замешаны почти все государства НАТО. Империалистическая сущность политики держав Запада в отношении колониальных и зависимых народов Азии ярко проявилась и в событиях в Индонезии, происходивших в первые годы после окончания второй ми- ровой войны. В соответствии с планами высшего англо-американского военного руководства капитуляцию японской армии в Индонезии должны были принять английские войска, к чему они готовились заблаговремен- но. Правительство Англии согласилось помочь Голландии в восстановле- нии в Индонезии колониального режима с помощью своих войск. Однако к моменту прибытия в Индонезию 29 сентября 1945 г. первых английских военных контингентов там почти повсеместно были созданы органы власти независимой Индонезийской Республики, а значительная часть оружия японской армии перешла в руки патриотов. Их отряды уже в течение месяца разоружали японские части и вели бои с теми из них, которые оказывали сопротивление. Более того, японские оккупанты вы- нуждены были сдаваться индонезийцам и после прибытия военных мис- сий союзников по приему капитуляции 13. Не считаясь с изменившейся обстановкой, правящие круги Голландии стремились восстановить в Индонезии свои довоенные позиции в полном объеме. Вслед за английскими в Индонезию стали прибывать австра- лийские и голландские войска. Начал осуществляться заблаговременно разработанный и тщательно продуманный план оккупации островов Ява и Суматра. Союзные войска разоружали отряды индонезийских патрио- тов, захватывали крупные города и передавали их под контроль голланд- ских колониальных властей. 90
Агрессивные действия англо-голландских колонизаторов вызвали воз- мущение народных масс, заставили индонезийских патриотов перейти к вооруженному сопротивлению новым оккупантам. Ожесточенные бои развернулись в районах Сурабаи, Семаранга, Джокьякарты и других го- родов Индонезии. Индонезийское правительство продолжало принимать меры для защиты независимости республики. В соответствии с указом от 5 октября 1945 г. создавались национальные вооруженные силы. Сопро- тивление англо-голландским колонизаторам нарастало 14. Вооруженный конфликт в Индонезии вызвал беспокойство прогрес- сивных сил мира. Представители СССР в ООН и на других междуна- родных форумах решительно выступили против посягательств на сво- боду индонезийского народа. Советская общественность активно под- держивала демократические организации различных государств, которые вели борьбу за прекращение англо-голландской агрессии против моло- дой Индонезийской Республики. Политическая обстановка вокруг индонезийского вопроса на между- народной арене складывалась не в пользу колонизаторов. Учитывая это, правительства Англии и Голландии 28 декабря 1945 г. выступили с со- вместным заявлением о желательности решения конфликта мирным путем. Однако в нем не было и намека на признание независимости и суверенитета Индонезии. Колониальная война в Индонезии продол- жалась 15. Неспособность колонизаторов быстро подавить вооруженное сопро- тивление индонезийских патриотов вызвала колебание в правящих кругах Англии. Опасаясь поражения в развязанной в Индонезии войне, они стали склонять своих голландских партнеров к мирному решению конфликта. Последние вынуждены были пойти на переговоры с прави- тельством Индонезии. В марте 1947 г. между Индонезией и Голландией было подписано соглашение, согласно которому Голландия признавала де-факто власть Индонезийской Республики на островах Ява, Суматра и Мадура при условии вхождения ее в голландско-индонезийский союз под эгидой королевы Голландии. Соглашение предусматривало также вы- вод не позднее 1 января 1949 г. голландских войск из оккупированных районов Индонезийской Республики 16. Однако Голландия и не помышляла уходить с территории своей бывшей колонии. К тому же она пошла на явно провокационный шаг, потребовав, чтобы в Индонезии была создана объединенная голландско-индоне- зийская полиция. Получив отказ, голландские колонизаторы в июле 1947 г. направили против Индонезийской Республики свою 120-тысячную армию. За две недели военных действий голландские войска захватили обширные районы и многие города на Яве и Суматре, оккупировали часть острова Мадура. Голландский флот блокировал страну с моря. Однако индоне- зийскому командованию удалось отвести основную часть своих вооружен- ных сил в труднодоступные районы на Яве и Суматре, где они развер- нули упорную партизанскую войну. К концу 1948 г. голландские колонизаторы довели численность своей армии в Индонезии до 150 тыс. и возобновили наступление. Им оказывали помощь оружием и военной техникой США, Англия, Австралия и Канада. Война в результате вовлечения в партизанскую 91
борьбу широких масс индонезийского народа приняла затяжной характер. Голландские войска оказались блокированными в крупных городах, а за их пределами хозяевами положения на Яве и Суматре были партизаны. Соединенные Штаты, долгое время поддерживавшие Голландию в ООН и на других международных форумах и отвергавшие все советские предложения о немедленном прекращении военных действий в Индонезии, с января 1949 г. решили выступить в роли арбитра между Голландией и Индонезией, рассчитывая извлечь из этого максимальную для себя выгоду, и прежде всего продиктовать основные условия голландско- индонезийского соглашения, с тем чтобы в нем были учтены интересы аме- риканских монополий 17. В апреле 1949 г. Голландия вынуждена была пойти на переговоры с Индонезией и признать ее суверенитет. Колонизаторам удалось удер- жать под своим контролем лишь часть территории Индонезии — Запад- ный Ириан. Попытки государств НАТО посредством вооруженной агрессии изменить соотношение сил на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии (50-е годы) На рубеже 40—50-х годов в военной политике и стратегии империа- листических государств в Азии произошел определенный сдвиг. Изме- нение соотношения сил в мире в пользу социализма потрясло мировой империализм. Он стал искать выход из кризиса в нагнетании междуна- родной обстановки и активизации военных приготовлений, надеясь с помощью силы остановить социальный прогресс в мире. В роли орга- низатора империалистических держав для борьбы против социализма и прогресса в Азии выступили Соединенные Штаты. Создав в 1949 г. блок НАТО, они сочли, что линии противоборства с миром социализма в Европе более или менее консолидировались. Большую озабоченность вызывала у правительства США в это время ситуация на противоположной оконечности Евразийского материка. Побе- да народной революции в Китае, заключение в феврале 1950 г. советско- китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, наметившие- ся сдвиги в Южной Корее после образования КНДР, установление дру- жественных отношений Советского Союза с ДРВ — все это было рас- ценено Соединенными Штатами как угроза их намерениям стать господст- вующей силой в регионе. Если в 1945—1949 гг. в политических кругах США происходил поиск стратегической линии в отношении стран Азии, то к началу 50-х годов этот поиск завершился. Представители различных направлений в подходе американских правящих кругов к методам осуществления азиатской политики — от противников «сверхвовлеченности» США в дела Азии до сторонников активного продолжения вооруженной борьбы в этом регио- не — пришли к общему решению противопоставить развитию освободи- тельных процессов в Азии вооруженную силу и угрозу атомного напа- дения 18. 92
Военно-стратегические планы США в Азии определялись идеологи- ческими соображениями их правящего класса, интересами монополи- стической буржуазии всех государств НАТО. С 50-х годов США стали рассматривать азиатские страны не как поле соперничества с другими империалистическими державами, а прежде всего как свой стратеги- ческий тыл в конфронтации с мировой социалистической системой. На Азию была распространена принятая в 1947 г. для Европы аме- риканская доктрина «сдерживания», соединявшая в себе идеологию антикоммунизма и стратегию борьбы за мировое господство. В воен- но-политической стратегии США в Азии выкристаллизовались два основ- ных направления: первое — ставка на прямое вооруженное противоборст- во с Советским Союзом, другими социалистическими странами, на- ционально-освободительным движением, которое стало уже квалифици- роваться как «прокоммунистическое»; второе — стремление к установле- нию и укреплению американского господства в Азии. Главные интересы США в 50-е годы в Азии сосредоточились по периметру Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Переход США и других государств НАТО на позиции прямого про- тивоборства со странами социализма в Азии наиболее ярко проявился в спровоцированной в 1950 г. американским империализмом войне в Ко- рее, которая явилась попыткой империалистов НАТО с помощью воен- ной силы ликвидировать Корейскую Народно-Демократическую Респуб- лику и превратить Корейский полуостров в плацдарм для нападения на КНР и СССР. Война в Корее 1950—1953 гг. — одна из крупнейших локальных войн после второй мировой войны. Роль США, инициатора и ведущей силы блока НАТО, в подготовке этой войны проявилась задолго до ее начала. Вашингтон своими действиями сделал ее не только возможной, но и неиз- бежной. Войска США, оккупировавшие в сентябре 1945 г. территорию Кореи южнее 38-й параллели, стали на путь превращения ее в американскую военную базу и зависимое от США государственное образование. Окку- пационные власти разогнали созданные волей трудящихся народные ко- митеты и установили режим террора и репрессий. Было развернуто строительство военно-воздушных и военно-морских баз, начато формиро- вание марионеточных вооруженных сил под видом охранных отрядов, которые комплектовались за счет реакционно настроенных элементов. Для подготовки и переподготовки офицерских кадров для южнокорей- ских марионеточных сил оккупационные власти создали ряд военных учи- лищ 19. Агрессивность политики США в Южной Корее стала еще более откровенной после учреждения там в 1948 г. марионеточного лисынма- новского режима. В августе этого года США заключили с Южной Ко- реей военное соглашение, в соответствии с которым Вашингтон обязался вооружить южнокорейскую армию и флот, а Сеул предоставлял в рас- поряжение американского командования аэродромы, порты и другие важные в военном отношении объекты. Под полный контроль Пентагона была поставлена южнокорейская армия, сформированная на основе соз- данных ранее охранных отрядов. К лету 1950 г. ее численность достигла 93
100 тыс. человек. Кроме того, имелось 50 тыс. человек в территориальных войсках. Для вооружения южнокорейской армии США только в 1949 г. по- ставили 105 тыс. винтовок, более 2 тыс. пулеметов, 2 тыс. противотанковых ружей, значительное количество минометов, противотанковых орудий и 105-мм гаубиц, свыше 700 тыс. снарядов и мин, 4,9 тыс. грузовых и специальных автомобилей. 8 полностью укомплектованных лисынма- новских дивизий прошли обучение под руководством американских спе- циалистов и были готовы к агрессии против КНДР. 17 июля 1949 г. министр обороны марионеточного правительства Южной Кореи Син Сен Mo заявил: «Наша армия национальной обороны ждет только приказа Ли Сын Мана. Мы располагаем силами, чтобы, как только будет отдан приказ, в течение одного дня полностью занять Пхеньян и Вон- сан»20. Агрессивные замыслы южнокорейских правителей полностью соответст- вовали планам правительства США на Дальнем Востоке, и оно стремилось всячески поощрять их. В июне 1949 г. президент США Г. Трумэн обратился с посланием к конгрессу, призвав увеличить прямую военную помощь режиму Ли Сын Мана. Эта помощь, говорилось в послании, «побудит страны Южной и Юго-Восточной Азии оказать сопротивление коммунизму и отвергнуть его». По предложению президента конгресс утвердил на 1950 г. помощь в размере ПО млн. долл, а в марте 1950 г. принял законопроект об оказании дополнительной помощи Южной Корее в сумме 11 млн. долл.21 В связи с вынужденным выводом летом 1949 г. из Южной Кореи своих оккупационных войск правительство США создало там группу военных советников, которая осуществляла фактический контроль над лисынмановской армией. Возглавлявший ее бригадный генерал В. Робертс хвастливо заявлял в то время, что его группа представляет собой «живое доказательство того, как при разумном и интенсивном исполь- зовании 500 закаленных в боях американских солдат и офицеров можно подготовить 100 тыс. человек, которые будут воевать» за США 22. Аме- риканские военные советники и инструкторы имелись во всех звеньях южнокорейской армии, вплоть до роты. Правящие круги США открыто поддерживали и поощряли подготовку режимом Ли Сын Мана нападения на КНДР. Еще в период окку- пации Южной Кореи американские войска восстановили бывшие япон- ские военные базы, шоссейные и железные дороги, а также построи- ли ряд новых опорных пунктов, укреплений и стратегических дорог. При этом первоочередное внимание уделялось возведению фортифика- ционных сооружений вдоль всей 38-й параллели. Затем строительством укреплений и заграждений занималась южнокорейская армия под ру- ководством американцев. Всего к началу войны было восстановлено и вновь построено 612 военных объектов23. Вместе с южнокорейской армией к агрессии против КНДР готовились вооруженные силы США, дислоцированные в Японии и на островах Тихого океана. Они составляли оперативно-стратегический резерв для действий в Корее. Было создано объединенное командование вооружен- ных сил США на Дальнем Востоке во главе с генералом Д. Макартуром, в которое вошли сухопутные, морские и воздушные силы. Сухопутные 94
соединения и части (четыре дивизии и несколько полков) были объе- динены в 8-ю армию, в составе которой имелось 83 тыс. человек, 495 тан- ков, свыше тысячи орудий и минометов. Военно-воздушные силы распола- гали 1172 боевыми самолетами, а военно-морские силы — 26 боевыми и 200 вспомогательными кораблями различных классов. Все войска находились в постоянной боевой готовности и в любой момент могли быть усилены за счет переброски подкреплений с континентальной части США 24. Американская и южнокорейская военщина имела заранее разработан- ные планы внезапного нападения на КНДР. Первый был составлен еще весной 1949 г. и предусматривал вторжение в КНДР двух южнокорей- ских корпусов одновременно с проведением десантных операций на восточном и западном побережье. К лету 1950 г. был разработан новый вариант нападения. В соответствии с ним вся южнокорейская армия сосредоточивалась вдоль 38-й параллели для быстрого прорыва оборони- тельных позиций войск КНДР. Ее действия намечалось поддержать войсками США, которые должны были вмешаться в конфликт под ка- ким-либо благовидным предлогом 25. На совещании министров марио- неточного правительства Южной Кореи в январе 1950 г. американский ге- нерал В. Робертс заявил, что «план похода против Севера — дело ре- шенное» и до начала его осуществления осталось уже немного. «Хотя нападение начнем мы, — подчеркивал Робертс, — все же надо отыскать предлог, чтобы оно имело обоснованную причину» 26. В начале 1950 г. Южную Корею посетил советник генерала Макартура В. Сэболд, который заверил Ли Сын Мана, что при осуществлении «похода на Север» аме- риканский военно-морской флот и авиация, базирующиеся в Японии, будут воевать на стороне южнокорейского правительства 27. Накануне нападения на КНДР поездку на Дальний Восток совер- шили министр обороны США Л. Джонсон, председатель комитета началь- ников штабов США генерал О. Брэдли и советник государственного департамента Дж. Ф. Даллес. Они провели секретное совещание с генералом Макартуром. Кроме того, Даллес посетил Сеул, где 19 июня 1950 г. выступил в национальном собрании Южной Кореи с при- зывом активизировать борьбу против коммунизма. Днем раньше он совер- шил инспекционную поездку в район 38-й параллели. В его заявлении южнокорейским войскам говорилось: «Недалеко то время, когда вы смо- жете продемонстрировать свою доблесть» 28. Подстрекаемые правящими кругами и военщиной США к нападению на КНДР, лисынмановцы участили военные провокации в районе 38-й параллели. В течение 1949 г. они совершили 1836 вооруженных вторже- ний на территорию КНДР. Еще более широкий размах провокации получили со второй половины мая 1950 г.29 Все эти приготовления свидетельствовали о том, что правящие круги США хотели ликвидировать КНДР, распространить режим Ли Сын Мана на всю Корею, превратить ее в плацдарм для нападения на СССР и КНР. Война в Корее нужна была им и для того, чтобы вызвать общее обострение международной обстановки и использовать его для развязывания гонки вооружений и укрепления агрессивного блока НАТО. 95
25 июня 1950 г. армия марионеточного режима Ли Сын Мана начала задуманную империализмом США агрессию против КНДР, развязав гражданскую войну в Корее. В целях отражения агрессии и обеспе- чения безопасности республики правительство КНДР отдало своим воору- женным силам приказ о переходе в контрнаступление. Южнокорейские марионеточные войска не выдержали ответного удара корейской Народ- ной армии (КНА) и стали отступать по всему фронту. Чтобы предотвра- тить провал своих агрессивных планов на Дальнем Востоке, США поспешили непосредственно вмешаться в начавшийся в Корее военный конфликт. Уже 25 июня вечером президент Г. Трумэн срочно провел со- вещание с высшими государственными и военными деятелями. В ре- зультате было решено направить 7-й американский флот с баз на Фи- липпинах в Тайваньский пролив, использовать в Южной Корее военно- воздушные и военно-морские силы якобы для прикрытия эвакуации американских граждан и усилить снабжение оружием войск Ли Сын Мана. Намеченные меры начали осуществлять без промедлений. 26 июня генералу Макартуру было отдано распоряжение поддержать лисынма- новские войска силами американской авиации и флота, дислоцирован- ными на Дальнем Востоке. 27 июня Трумэн заявил о решении правительст- ва США направить в Южную Корею сухопутные войска и, кроме того, использовать войну в Корее для оккупации Тайваня. Американский пре- зидент объявил также о готовности США подавить национально-осво- бодительное движение народов Азии, оказать помощь правительству Фи- липпин в расправе с демократическими силами страны и содейство- вать французскому правительству в войне против вьетнамского народа 30. В конце июня первые контингенты сухопутных войск США высадились в Корее и в начале июля приступили к операциям против КНА. Само- леты ВВС США стали совершать воздушные налеты на города и другие объекты КНДР с первых же дней военных действий. Для прикрытия начатой интервенции и вовлечения в нее других государств НАТО правительство США решило использовать ООН, где оно в то время располагало послушным большинством из числа стран-союзников и зависимых режимов. По настоянию США Совет Безопасности, в наруше- ние Устава ООН, принял 25 и 27 июня две незаконные резолюции, которые обвиняли КНДР в нарушении мира, одобряли предпринятую Соединенными Штатами агрессию и призывали другие государства- члены ООН поддержать ее. 7 июля была принята еще одна резолюция, присвоившая войскам интервентов в Корее наименование «войск ООН» и разрешавшая им пользоваться флагом ООН. Правительству США предлагалось назначить главнокомандующего этими войсками. Им стал американский генерал Макартур, фактически уже руководивший военны- ми операциями в Корее. Под нажимом США ряд зависимых от них стран и многие госу- дарства НАТО согласились принять участие в корейской войне. Наи- большую готовность проявила Англия. Уже 28 июня ее правительство передало в распоряжение военно-морского командования США бри- танские силы ВМС, находившиеся в японских водах (1 легкий авиано- сец, 2 крейсера, 5 эсминцев и фрегатов). 29 июня посол Австралии в 96
США объявил о предоставлении для войны в Корее базировавшихся в Японии эскадрильи истребителей «Мустанг», эсминца и фрегата. Заяви- ли о готовности предоставить свои военно-морские части Канада, Голлан- дия и Новая Зеландия 31. Некоторые государства НАТО предложили со- действовать войне США в Корее поставками продовольствия и медикамен- тов. Но это не удовлетворяло правительство США. Оно стало требовать от союзников посылки в Корею сухопутных войск, которые могли бы совместно с американскими силами сражаться на фронте. Комитет начальников штабов США потребовал от генерала Макартура пред- ставить предложения о порядке использования в Корее войск аме- риканских союзников по военным блокам. И 15 июля 1950 г. в Ва- шингтон поступил доклад Макартура, в котором рекомендовалось напра- вить в Корею до 1000 подразделений пехоты и артиллерии, необходимое количество обслуживающего персонала. Эти подразделения должны были войти в состав американских частей или соединений. Их предлагалось обеспечивать таким оружием, для которого подходили бы американские боеприпасы. В качестве средства общения вводился только английский язык. Министерство обороны США одобрило предложения Макартура, и они стали основой, на которой строились отношения между войсками США и их союзников 32. Первой послала сухопутные войска в Корею Англия. 29 августа 1950 г. сюда прибыли два пехотных батальона и штаб 27-й английской пехотной бригады. В конце сентября в состав бригады влился австра- лийский батальон, и с 3 октября она стала именоваться 27-й бригадой британского Содружества 33. Под нажимом правительства США в Корею послали сухопутные войска и другие американские союзники. В конце сентября 1950 г. в Пусане выгрузился филиппинский пехотный батальон. В октябре- ноябре в Корею прибыли пехотный батальон из Голландии, таиландский пехотный батальон, 29-я английская пехотная бригада, канадский ба- тальон. На согласие принять их в НАТО Турция ответила направлением в Корею пехотной бригады, а Греция — пехотного батальона. В последую- щие месяцы послали свои войска Франция (усиленный пехотный ба- тальон), Бельгия (пехотный батальон с люксембургской ротой), Новая Зеландия (артиллерийский дивизион), Колумбия (пехотный батальон), Эфиопия (пехотный батальон). Из Дании, Италии и Норвегии в Корею прибыли небольшие медицинские подразделения. Позднее Канада увели- чила численность своих войск до усиленной пехотной бригады, а Англия в 1951 г. на смену 27-й пехотной бригаде прислала 28-ю пехотную бригаду и дополнительно танковый полк и саперный батальон. В конце июля 1951 г. в Корее была сформирована 1-я пехотная дивизия Содру- жества, в состав которой вошли находившиеся там две английские бригады, канадская бригада, два австралийских пехотных батальона, новозеландский артдивизион и индийский полевой госпиталь. Подраз- деления и части других стран — союзников США действовали в составе американских полков или дивизий 34. Для подготовки прибывших контингентов союзных войск к совмест- ным боевым действиям командование США создало в Южной Корее при своей 8-й армии специальный центр, который должен был при- 97
нимать эти войска, обеспечивать их обмундированием и снаряжением, обучать навыкам обращения с американским оружием. Центр начал действовать 18 октября 1950 г. в г. Тэгу и был рассчитан на одновре- менное обучение до 6,2 тыс. человек35. Первой в центр прибыла турецкая бригада в количестве около 5 тыс. человек. Группа американских военных советников сопровож- дала ее на кораблях от Стамбула до Пусана и использовала время нахождения бригады в пути для ознакомления с американским оружием и тактикой ведения боя. Это ускорило переподготовку ее личного состава. Вместо запланированных 7 недель она находилась в центре только 3 неде- ли. Вслед за турецкой бригадой проходил переподготовку таиландский пехотный батальон. Американское командование выразило неудовольст- вие тем, что Таиланд вместо обещанного усиленного полка численностью 4 тыс. человек прислал лишь батальон слабо подготовленных в воен- ном отношении пехотинцев. Срок его обучения был определен в 2 ме- сяца. Однако по конъюнктурным соображениям американцы направили батальон на фронт уже после 10-дневного нахождения в центре. Он был придан одному из полков 3-й пехотной дивизии США. Недостаточ- ный уровень боевой подготовленности явился причиной больших потерь батальона в ходе войны в Корее36. Срок обучения в центре был сокращен и голландскому батальону. По прибытии в Корею вместо привычного для него английского оружия он получил американское, освоение которого требовало значительного времени. Однако для командования США важнее было побыстрее на- править голландских военнослужащих в бой, чтобы лишний раз про- демонстрировать представительство других государств в так называемых «войсках ООН», которые более чем на 70% состояли из американцев и на 25% из южнокорейцев. Через центр приема и переподготовки в Тэгу прошли также француз- ский, бельгийский и греческий батальоны. Последними весной и летом 1951 г. там были эфиопский и колумбийский батальоны. Колумбийцы еще до прибытия в Корею прошли трехмесячный курс обучения в Южной Америке под руководством американских инструкторов. Войска из Англии и других стран Содружества через центр приема и переподготовки не пропускались. Осенью 1950 г. английское командова- ние создало в Тэгу собственную базу, предназначенную для одновремен- ного обучения 2,5 тыс. человек. Некоторые воинские части стран Содружества, такие как 27-я английская бригада и 3-й австралийский пехотный батальон, были укомплектованы в основном ветеранами второй мировой войны и не нуждались в каком-либо дополнительном обучении. Их сразу же направляли на фронт. Дополнительную подготовку проходи- ли главным образом воинские контингенты, которые шли на пополнение английских и канадских частей, принимавших участие в боевых действиях в Корее. Командование США старалось добиться, чтобы подразделения и части войск союзников на протяжении всей войны находились в составе одних и тех же американских частей или соединений (батальоны обычно придавались полкам, бригады — дивизиям или корпусам), рассчитывая тем самым укрепить «боевое партнерство» и облегчить задачу орга- 98
низации взаимодействия американских частей с приданными им союзны- ми войсками. По словам американского исследователя войны в Корее Б. Кулинга, во 2-й пехотной дивизии США «французский батальон считал себя неотъемлемой частью 23-го американского пехотного полка, а военнослужащие голландского батальона испытывали подобное же чувство родства с 38-м пехотным полком США»37. Однако не всегда отношения между американскими и союзными вой- сками складывались хорошо. Например, возникли недоразумения и трения между американцами и филиппинским батальоном, который был придан 65-му пехотному полку 3-й пехотной дивизии США. Надеясь исправить положение, батальон передали 187-й воздушнодесантной полковой группе США. Отношения не стали лучше. Командир филиппинского батальона жаловался, что непродуманные передачи нарушают соглашение о сохра- нении национальной целостности союзных войск 38 . Американские командиры относились с недоверием к прибывающим к ним на фронт союзным войскам. Обычно их несколько недель держали в резерве или же посылали обеспечивать тыловые коммуникации. Лишь английским и канадским войскам, с которыми американцы имели опыт боевого сотрудничества в годы второй мировой войны, сразу ставились задачи, требовавшие непосредственного контакта с противником. При постановке боевых задач командование США учитывало не только степень обученности и боеспособности приданных союзных войск, но также их национальные особенности и морально-политическое состояние. Ту- рецкие и греческие части направляли для действий в гористой мест- ности как привыкшие к этим условиям у себя на родине. Таиландцам не ставили каких-либо серьезных задач в наступлении, так как считали их неспособными в силу особенностей национального характера для решительных действий. Союзные войска никогда не использовались для прикрытия отхода или отступления американских частей или сое- динений. Многие трудности в организации взаимодействия между американ- скими войсками и приданными им союзными подразделениями и частями объяснялись различиями в тактических приемах и организации штабной службы, наличием языкового барьера и другими факторами. Английские, а также турецкие и бельгийские войска, которые ранее обучались на основе английских уставов, в обороне, например, предпочитали укреплять господствующие на местности высоты, в то время как американцы основ- ное внимание уделяли оборудованию склонов, с которых можно было бы вести массированный настильный и перекрестный огонь по противнику из автоматического оружия. Отличались также взгляды американцев и англичан на роль минных полей и порядок их установки, на организацию артиллерийского обеспечения в бою. Французы выступали против масси- рованного применения артиллерии и категорически возражали против ночных атак. Турки были противниками создания блиндажей, закрытых траншей и ходов сообщения для защиты от минометного и артиллерий- ского огня. Исключительно много трудностей создавал языковый барьер. Даже американцы и англичане, говорившие на одном языке, иногда не понима- ли друг друга из-за расхождений технических и некоторых оперативно- 99
тактических терминов. Все приказы и распоряжения командования «войск ООН» и нижестоящих штабов издавались на английском языке. Перевод их возлагался на приданные союзные войска. Однако последние не всегда располагали квалифицированными переводчиками. Особые затруднения в этой области испытали греческие, французские и турецкие контингенты, прибывшие в Корею. Еще больше сложностей из-за языкового барьера возникало при ведении телефонных и радиопереговоров. Чтобы как-то решить эту проблему, в каждое подразделение союзных войск была направлена группа американских связистов, которая отвечала за организацию связи с американскими штабами. Для ведения с ними пере- говоров использовались американские советники, постоянно находившие- ся при подразделениях союзных войск, или офицеры связи союзных войск, хорошо владевшие английским языком. Некоторые союзные под- разделения (греческие, бельгийские, французские и др.) имели устарев- шее радиооборудование, с помощью которого было трудно установить связь с американскими радиостанциями. Командование США постепен- но заменяло его на новое, американское, добиваясь таким образом стан- дартизации средств связи. Возникали также трудности из-за отсутствия стандартизации средств и приемов по зашифровке информации и обе- спечению скрытности управления 39. Генерал М. Риджуэй, сменивший в апреле 1951 г. Макартура на посту главнокомандующего «войсками ООН» в Корее, высказался за то, чтобы союзники США по НАТО увеличили свои силы в Корее. Он полагал, что вместо отдельных батальонов союзники США должны направлять не менее усиленного полка или бригады, которые имели бы собствен- ную артиллерию, сами занимались бы своим материально-техническим обеспечением и не требовали дополнительного обучения на террито- рии Кореи. Но к тому времени уже начались переговоры о перемирии, и союзники решили не расширять своего участия в этой локальной войне. Для некоторых из них возникли даже проблемы по восполнению потерь в личном составе. Если французское командование регулярно направляло в Корею обученное пополнение и поддерживало численность своего ба- тальона на первоначальном уровне, то бельгийское командование этого сделать не могло. Численность батальона бельгийцев все время снижа- лась, так как он формировался из добровольцев, а их в Бельгии уже не находилось 40. На основе опыта, накопленного в первые месяцы войны в Корее, командование США разработало ряд предложений по укреплению со- трудничества и улучшению взаимодействия между войсками государств НАТО в боевых условиях. Прежде всего оно считало необходимым сделать упор на стандартизацию организации войск всех государств НАТО, их оружия и военной техники, боевой подготовки, тактики и материально-технического обеспечения. Ведущая роль во всем этом, по мнению американцев, должна была принадлежать США, т. е. стандарти- зация должна осуществляться на основе американской доктрины, тактики и оружия. В связи с тем что многие подразделения и части союзников США прибыли в Корею слабо обученными и не подготовленными к исполь- зованию современного американского оружия и новых тактических приемов боя, рекомендовалось перевести на соответствующие иностран- 100
ные языки американские уставы и наставления и на их основе осуществ- лять боевую подготовку армий других государств НАТО. Кроме того, предлагалось, чтобы группы военных советников США или других веду- щих государств НАТО постоянно находились при армиях союзников США и занимались обучением войск еще до их отправления на театр военных действий. Было также рекомендовано направлять в США для обучения в высших военно-учебных заведениях офицеров других стран НАТО и практиковать систематический обмен офицерами и унтер-офицерами между армиями государств НАТО. Военное руководство США пришло также к заключению о нецелесооб- разности в будущем направлять для участия в совместных военных действиях небольшие воинские подразделения (типа батальона или роты). Наиболее подходящими для этих целей считались дивизии или по крайней мере бригады и усиленные полки, которые могли бы действовать как самостоятельные тактические единицы с собственными средствами боевого обеспечения и огневой поддержки, и их не нужно было бы придавать американским частям или соединениям 41. Полностью претворить в жизнь в период войны в Корее разработанные рекомендации американское командование США не успело, но они учитывались в ходе дальнейших агрессивных акций США, особенно во Вьетнаме. Переход КНА совместно с китайскими народными добровольцами в контрнаступление в конце октября — ноябре 1950 г. и последовавшее за ним серьезное поражение войск США и их союзников вызвали разногла- сия в рядах интервентов. Наиболее воинственно настроенные круги США, рупором которых стал генерал Макартур, выступали за расширение войны в Корее, превращение ее в «большую войну» против коммунизма. Они предлагали перенести военные действия на территорию Китая и исполь- зовать атомное оружие. Вопрос о его применении в Корее, как заявил президент Трумэн 30 ноября 1950 г., рассматривался военным коман- дованием США 42. Авантюристические планы американской военщины вызвали беспо- койство партнеров США по НАТО, особенно Англии и Франции. Выступая 30 ноября в английском парламенте, У. Черчилль предупредил, что «войска ООН» не должны распространять войну в Корее на Китай. Премьер-министр Англии К. Эттли потребовал от США заверений, что события в Корее не втянут мир в третью мировую войну, и известил Трумэ- на о намерении срочно посетить Вашингтон, чтобы изложить позицию Англии. 3 декабря во время англо-французских переговоров сходную позицию по отношению к войне в Корее заняло и правительство Франции. Канада внесла предложение урегулировать отношения с социалистическими странами Азии. Возникла опасность изоляции США от своих союзников по НАТО 43. Президент Трумэн и члены его кабинета сознавали, что принятие предложений Макартура и его сторонников означало большую войну, участие в которой примет и Советский Союз как союзник Китая. Такая война их пугала возможными ответными акциями СССР, и они не были уверены, что другие государства НАТО поддержат США. «Если бы мы решили распространить войну на Китай, — писал впоследст- вии Трумэн в своих мемуарах, — то должны были бы ожидать возмездия. 101
Пекин и Москва как идеологически, так и в соответствии с договором являлись союзниками. Стоило нам напасть на коммунистический Китай, как можно было ожидать русского вмешательства. Война с СССР? Это немыслимо. ЦРУ сообщило оценки советской военной мощи, которые произвели потрясающее впечатление на правительство и лидеров конг- ресса» 44. Не забывали руководители США и о том, что Советский Союз в 1949 г. уже испытал атомную бомбу. В сложившейся ситуации правительство США предпочло занять более осторожную позицию. «Мы не можем, — отмечал Трумэн, — принять решительные меры в Корее и на Тихом океане. Это вызвало бы сильней- шую реакцию русских, отпугнуло бы от нас неевропейских союзников» 45. Зная, что европейские союзники США были против расширения ко- рейского конфликта, Вашингтон не мог пойти на риск подрыва сплочен- ности НАТО. Отрезвляющее воздействие на администрацию Трумэна оказывала и твердая позиция Советского Союза, других социали- стических стран. Значение СССР как сдерживающего фактора приз- нал в мае 1951 г. министр обороны США генерал Дж. Маршалл. Когда его спросили: «Если бы Вы были убеждены, что советские воору- женные силы не примут участия в случае войны с Китаем, то рекомендо- вали бы Вы генералу Макартуру бомбить Маньчжурию?», Маршалл отве- тил:«Если бы не было никакой опасности вмешательства СССР, упомяну- тые Вами бомбардировки начались бы без всякого промедления»46. В ходе переговоров с Эттли, состоявшихся 4—8 декабря 1950 г., Трумэн заверил последнего, что США постараются избежать расширения войны в Корее и не исключают возможности решения корейского вопроса путем переговоров. В связи с резкими протестами во многих странах про- тив использования в Корее атомного оружия в коммюнике о результа- тах переговоров была также вставлена успокоительная фраза: «Прези- дент надеется, что международная обстановка никогда не потребует при- менения атомной бомбы». Вместе с тем правительства США и Англии вы- разили согласие в вопросе о необходимости дальнейшего укрепления воен- ного могущества своих стран, расширения военного производства и быст- рейшего создания объединенных вооруженных сил НАТО 47. Авантюристические круги США продолжали и дальше настаивать на перенесении военных действий на территорию Китая и не исключали использования там атомного оружия. Подобные призывы особенно уси- лились после того, как в январе 1951 г. «войскам ООН» пришлось вторично оставить Сеул. Однако президент Трумэн и его ближайшее окружение исходили из того, что главным театром борьбы с комму- низмом является Европа, а не Азия. 13 января 1951 г. Трумэн направил генералу Макартуру секретную телеграмму, в которой дал понять, что расширение войны на Дальнем Востоке исключается. Президент даже указал на возможность эвакуации американских войск из Кореи, если военная обстановка будет для них неблагоприятной. Но и после этого Макартур, поддерживаемый наибо- лее реакционными кругами, продолжал отстаивать линию на эскалацию войны в Корее. В апреле, после нового поражения «войск ООН», Трумэн вынужден был снять его с поста командующего и назначить вместо него генерала М. Риджуэя. Когда Макартур возвратился в США, его едино- 102
мышленники попытались доказать в конгрессе разумность проводимого им курса. Но представители администрации Трумэна сумели убедить американских законодателей, что спланированные Макартуром и его сто- ронниками действия могли привести к опасной для США большой войне. Председатель комитета начальников штабов США генерал О. Брэд- ли заявил: «Расширение войны на Азиатском континенте было бы ошибкой — это была бы война не в то время и не в том месте». Он подчеркнул, что главным противником США является Совет- ский Союз, а распространение военных действий на Китай приковало бы военную мощь США к региону, не являющемуся решающим в стра- тегическом отношении 48. Разногласия, возникшие между администрацией Трумэна и кругами, объединившимися вокруг Макартура, носили чисто тактический харак- тер. Обе эти группировки американского империализма объединяла не- нависть к коммунизму и Советскому Союзу, обе стремились использовать войну в Корее для ослабления мировой социалистической системы и консолидации сил агрессии и реакции. Но правительство Трумэна бо- лее реалистично оценивало соотношение сил на мировой арене и не хотело идти на риск большой войны, в которой империализм не мог одержать победы. Оно решило с максимальной для себя выгодой использовать ограниченную войну в Корее, считая главным на данном этапе сохранение единства НАТО, дальнейшее увеличение его военной мощи и расширение влияния на международные дела. В этом вопро- се цели США совпадали с интересами других государств НАТО. Поэтому отстранение Макартура от командования «войсками ООН» в Корее было воспринято ими с одобрением. Интервенты, изгнанные в конце 1950 г. из Северной Кореи, вынуждены были перейти к обороне. К середине 1951 г. линия фронта стабилизирова- лась приблизительно вдоль 38-й параллели. Правящие круги США постепенно осознавали, что решить в свою пользу корейскую проблему военным путем они не могут. Во всем мире ширилось движение за прекра- щение войны в Корее. Значительный размах получило оно и в самих Соединенных Штатах. Все громче раздавались голоса американцев, требовавших вывода войск из Кореи. Под воздействием этих факторов правительство США вынуждено было согласиться на переговоры о пе- ремирии в соответствии с внесенным Советским Союзом в ООН 23 ию- ня 1951 г. предложением. 10 июля в г. Кэсон представители воюющих сторон начали переговоры о прекращении огня 49. Американская сторона, согласившись на переговоры, прибегла к такти- ке проволочек, всяческих провокаций и два года оттягивала заключение перемирия. Ею неоднократно предпринимались наступательные операции в районе 38-й параллели с тем, чтобы оказать давление на корейско- китайскую сторону и добиться от нее односторонних уступок. С этой же целью использовались массированные удары с воздуха по тыловым объектам и войскам КНДР. В результате переговоры неоднократно прерывались. Правительство США при этом пыталось заручиться поддержкой своих союзников по агрессии. По достигнутой в конце 1951 — начале 1952 г. договоренности его с английским правительством в случае нару- 103
шения перемирия предусматривались воздушные налеты на аэродромы на китайской территории. Аналогичные меры в поддержку линии военного командования США в Корее были запланированы также парижской сессией совета НАТО весной 1953 г.50 Вопрос о прекращении войны в Корее был одним из центральных в избирательной кампании 1952 г. в США. Стремление простых американ- цев к миру было столь сильным, что демократы, ответственные за войну, потерпели на выборах поражение. Победили республиканцы. Их кандидат в президенты Д. Эйзенхауэр обещал привести войну в Корее к «быстрому и почетному концу» 51. В начале декабря 1951 г. Эйзенхауэр посетил Корею и лично убе- дился в бесперспективности расчетов на военную победу. Однако и после вступления Эйзенхауэра 20 января 1953 г. на пост президента американ- ское командование продолжало предпринимать наступательные действия в Корее и использовало атомный шантаж, чтобы оказать давление на ход переговоров о перемирии. Так, в мае 1953 г. во время визита в Индию государственный секретарь Дж. Ф. Даллес заявил, что США якобы «нель- зя будет винить за применение атомных бомб, если в Корее не достигнут перемирия»52. Еще раньше на Окинаву из США были демонстративно до- ставлены силы и средства, необходимые для применения атомного оружия. Заявления представителей США о возможности использования атом- ных бомб не встретили одобрения со стороны других государств НАТО и на последнем этапе войны в Корее. Обращаясь к этому периоду в своих мемуарах, Д. Эйзенхауэр писал: «Чтобы избежать дорогостоящего наступления, нам нужно было пустить в ход атомные бомбы... но в отно- шении использования атомного оружия наши взгляды всегда отличались от взглядов некоторых наших союзников»53. Противоречия в НАТО наблюдались на заключительном этапе войны и по другим проблемам. Так было, когда в июне 1952 г. без каких-либо предварительных консультаций с союзниками по распоряжению амери- канского командования ВВС США совершили массированный налет на Супхунскую гидроэлектростанцию на р. Ялуцзян (Амноккан), снабжав- шую электроэнергией промышленные центры Северо-Восточного Китая. Партнеры США по НАТО не разделяли также неуступчивость американ- цев и их южнокорейских марионеток по вопросу о военнопленных на пере- говорах о перемирии. После длительных проволочек под давлением ми- ровой общественности Вашингтон вынужден был изменить свою позицию по этому вопросу. 27 июля 1953 г. было подписано соглашение о переми- рии, означавшее окончание войны в Корее. Подписание соглашения явилось победой героического корейского народа и народов других социалистических стран, победой всех сил мира, демократии и прогресса. Развязав войну в Корее, агрессивные круги империализма недооценили силу братской солидарности и дружбы народов стран социализма, объединенных принципами пролетарского ин- тернационализма. Народ КНДР, вставший на путь строительства со- циализма, получил в тяжелые годы войны от СССР и других социали- стических стран огромную моральную поддержку и материальную по- мощь. Последовательная, неутомимая борьба Советского Союза и дру- гих социалистических государств за мирное и справедливое решение 104
корейского вопроса, за прекращение военных действий, за создание единого независимого демократического корейского государства явилась фактором первостепенной важности для успешного исхода освободитель- ной войны корейского народа. Твердая позиция Советского Союза сор- вала планы американской военщины перенести военные действия на тер- риторию Китая. В результате возросшей оборонной мощи СССР и утраты Соединенными Штатами атомной монополии провалились расчеты импе- риалистов США применить против Кореи и Китая атомное оружие и тем самым разжечь пожар мировой войны. Для США и их союзников по НАТО исход войны в Корее был пораже- нием первого после второй мировой войны похода империалистической коалиции против социалистического государства. Был нанесен чувстви- тельный удар по политическому и военному престижу американского империализма. Через корейскую войну прошло несколько миллионов американских военнослужащих (одновременно в военных действиях участвовало не более 500 тыс. человек). 34 тыс. из них были убиты на поле боя и более 103 тыс. ранены. Непосредственные расходы США на ведение войны в Корее составили к июлю 1953 г. 54 млрд. долл. и пре- высили более чем в 2 раза расходы на участие в первой мировой войне 54. Это отрицательно сказалось на благосостоянии американских трудящихся, способствовало росту недовольства в стране. Для американ- ского народа война в Корее, по признанию Р. Леки, автора популярной в США книги «Войны Америки», была «абсолютно чуждой», «не могла вызвать никакого патриотического порыва» 55. О непопулярности корейской войны у народа США свидетельствует большое количество случаев уклонения американских военнослужащих от отправки в Корею и дезертирства: за первые 1,5 года интервенции в Корее из вооруженных сил США дезертировало 46 тыс. человек; в даль- нейшем их число составляло 35—40 тыс. в год. Несмотря на интенсивную идеологическую обработку в духе антикоммунизма, которой подвергался весь личный состав направляемых в Корею войск, большое количество американских военнослужащих, попавших в плен, стало на путь антивоен- ной борьбы: многие выступали по радио и в печати с разоблачением агрессивных целей США в Корее, участвовали в антивоенных демонстра- циях и других антивоенных мероприятиях 56. Война в Корее, приобретенный в ходе ее опыт ведения боевых действий оказали значительное влияние на развитие военной теории, формирование внешнеполитических концепций и военной доктрины США, других ведущих государств НАТО. Корейская война, как указывается в официальной «Американской военной истории», подготовленной Пентагоном, ознаменовала собой нача- ло новой эры в военной политике США. Американское правительство уже не могло, как прежде, рассчитывать на то, что в будущих военных конфликтах союзники США возьмут на себя бремя войны на ее начальном этапе, тогда как США в это время будут развертывать свои воору- женные силы и военное производство. Чтобы диктовать свою волю, Вашингтон считал необходимым иметь уже в мирное время очень круп- ные и хорошо подготовленные вооруженные силы, независимо от того, каких средств потребует их содержание. «Если Соединенные Штаты на- 105
меревались продолжать свою политику сдерживания коммунизма, — писали авторы книги о влиянии войны в Корее на внешнеполитический курс США, — то она, безусловно, должна была во все возрастающей сте- пени зависеть от имеющихся у Америки сил... Откровенная ставка на военную мощь как обязательный фактор внешней политики представляла собой главное изменение в американском подходе к международным делам»57. Вашингтон, как известно, и раньше широко использовал воен- ную силу для решения внешнеполитических задач. Теперь военным средствам стало открыто отводиться главное место. События в Корее привели к расширению функций США как мирового жандарма. До 1950 г. их усилия по «сдерживанию коммунизма» сосредо- точивались в основном в Европе, что выразилось в создании блока НАТО. С началом войны в Корее Вашингтон с помощью военной силы стал вмешиваться во внутренние дела и межгосударственные отношения любых стран с целью подавления всякого оппозиционного движения в любой ча- сти мира и насаждения порядков, желательных для США. Выступая в 1975 г. на международном симпозиуме в Киото (Япония) по проблеме «Происхождение холодной войны в Азии», профессор Токийского техно- логического института Н. Йоносуке правильно подметил, что война в Корее ознаменовала собой ранее наметившийся переход от стратегии «сравнительно ограниченного сдерживания» к стратегии «неограничен- ного сдерживания на основе глобализма и милитаризма». Он подчеркнул при этом, что, исходя из взглядов представителей американской пра- вящей элиты, эволюция военно-стратегических концепций США в указан- ном направлении произошла бы и без войны в Корее, однако война «сыграла роль сильного катализатора», намного ускорила этот процесс58. В годы войны в Корее в правящих кругах США и других госу- дарств НАТО господствующей стала точка зрения, будто только с по- мощью военной силы можно обеспечить «сдерживание коммунизма». Свою важнейшую задачу они усматривали в быстрейшем создании военного превосходства над Советским Союзом и другими социали- стическими странами. Чтобы как-то оправдать свои агрессивные за- мыслы, они сознательно искажали политику СССР, раздували кампа- нию о «советской военной угрозе», объявляли, будто «экспансионизм» имманентно присущ советскому политическому строю, без коренных изменений в котором невозможно изменение «советского поведения», а следовательно, и прекращение конфронтации между СССР и странами «свободного мира» 59. Взяв курс на конфронтацию с мировым социализмом в глобальном масштабе, правительства государств НАТО постарались сразу же исполь- зовать войну в Корее в качестве предлога для резкого увеличения воен- ных расходов, расширения гонки вооружений, активизации военных при- готовлений, развертывания открытой психологической войны против СССР и других социалистических стран. Тон во всем задавали правящие круги США. По их инициативе империалистическая пропаганда раз- вернула небывалую антикоммунистическую и милитаристскую кампанию. Уже в первые дни войны в Корее президент США Г. Трумэн в беседах с руководящими деятелями конгресса и журналистами пытался припи- 106
сать ее возникновение «интригам коммунистов» и «проискам Советского Союза». Он обвинил СССР в попытках «добиться развала НАТО», «проглотить всю Азию кусок за куском» и потребовал «дать ему отпор»60. Вслед за Трумэном жупелом «советской военной угрозы» стали размахивать другие государственные и политические деятели США. Так готовилась морально-психологическая почва для грандиозных воен- ных программ. США еще в начале 1950 г. приступили к разработке обширной, рассчитанной на длительный период программы наращивания военной мощи и подготовки войны против СССР. В апреле 1950 г. она была одобрена правительством США в качестве директивы Совета националь- ной безопасности СНБ-68. Этот документ, державшийся в секрете до 1975 г., требовал бороться против Советского Союза «всеми доступными средствами, открыто и тайно, с применением и без применения силы, с целью сорвать планы Кремля». В качестве одного из возможных способов действий директива рассматривала «превентивную войну против Советского Союза» с использованием ядерного оружия 61. Важнейшим условием для «сдерживания советской системы» директива считала военное превосходство США по всем показателям. Американские исто- рики называют директиву СНБ-68 «теоретической основой милитари- зации Соединенных Штатов» 62. События в Корее позволили правительст- ву США немедленно приступить к претворению намеченных планов в жизнь. 19 июля 1950 г. президент Трумэн обратился к конгрессу с посла- нием, в котором говорилось, что «Соединенным Штатам требуется уве- личить свою военную мощь и ускорить военные приготовления» 63. В пос- лании предусматривалось выделение дополнительно на военные нужды 10 млрд. долл., повышение в связи с этим налогов, ликвидация введенных сразу после окончания второй мировой войны ограничений на числен- ность вооруженных сил США, а также их рост в течение ближайшего года более чем на 45% (с 1 461 тыс. в июне 1950 г. до 2 120 тыс. человек в июне 1951 г.)64. Во второй половине июля 1950 г. правительство США направило другим государствам НАТО запрос о том, что они намереваются пред- принять «для укрепления своей обороны» в связи с войной в Корее. Одновременно в качестве стимула для расширения военных приготов- лений другими государствами НАТО администрация США решила ис- пользовать оказываемую им военную помощь. В соответствии с законом 1950 г. о взаимной помощи в обороне, принятым конгрессом США еще до начала войны в Корее, на военную помощь американским союзни- кам в 1950/51 финансовом году (начинался с 1 июля 1950 г.) ассигно- валось 1 225,5 млн. долл. 1 августа 1950 г. президент Трумэн обратился к конгрессу с предложением увеличить выделяемую сумму до 4 млрд. долл., т. е. более чем в 3 раза. Конгресс с готовностью пошел на одобрение этого предложения. Соответствующий закон вступил в силу 27 сентября 1950 г. Из этой суммы 3,5 млрд. долл. предоставлялись государствам НАТО, 193 млн. долл. выделялись Греции и Турции, ко- торые официально еще не были приняты в НАТО, а также Ирану, 307 млн. долл. — режиму Чан Кайши и некоторым другим азиатским 107
союзникам США. Финансирование южнокорейских марионеточных войск осуществлялось по другим каналам. В следующем, 1951/52 финансовом году на военную помощь союзникам было выделено уже 5997 млн. долл., из них европейским государствам НАТО — 5028 млн. На этом уровне военная помощь союзникам США оставалась еще два года 65. Одновременно правительство США вынуждало союзников умножать собственные военные усилия. Так, с 1950 г. в ежегодно принимаемые конгрессом законы о военной помощи включалась так называемая «по- правка Эллендера», рекомендовавшая президенту США прекращать воен- ные поставки странам, отказывающимся принимать «все меры, какие только возможно, для укрепления собственной обороны» 66. В соответст- вии с этой поправкой США могли в любой момент лишить своего союзника обещанной военной помощи, если он, по их мнению, не проявит достаточного усердия в гонке вооружений. Под таким давлением государства НАТО резко увеличили темпы военных приготовлений. Уже 26 июля 1950 г. правительство Англии при- няло программу немедленных действий, в соответствии с которой воен- ные расходы повышались на 100 млн. ф. ст. За счет этих средств Даль- невосточный флот Англии пополнялся до штатов военного времени, а так- же финансировались английские войска, направлявшиеся в Корею. 3 ав- густа в ответ на запрос США правительство Англии сообщило о раз- работке нового трехлетнего плана расширения вооруженных сил и воен- ного производства на сумму 3,6 млрд. ф. ст. В январе 1951 г. она возросла до 4,7 млрд. ф. ст. Численность вооруженных сил была увеличена на 77 тыс. человек. 8 августа 1950 г. о принятии новой трехлетней воен- ной программы объявило правительство Франции. Оно обещало в те- чение трех лет сформировать 15 новых дивизий, выделяло на воен- ные цели 2000 млрд. фр., увеличивало срок обязательной военной службы с 12 до 18 месяцев. Дания обязалась увеличить военные расходы на 30%, Бельгия — на 41%. Другие страны НАТО тоже объявили о росте своих расходов на военные цели 67. К форсированию военных приготовлений союзников США подталкива- ли и руководящие органы НАТО. 25—28 июля 1950 г. корейский вопрос обсуждался на заседаниях совета постоянных представителей стран НАТО. Совет заявил, что вызванное войной в Корее ухудшение междуна- родного положения заставляет страны-участницы НАТО «ускорить приня- тие необходимых мер для обеспечения коллективной обороны», и обещал разработать рекомендации по форсированию военного производства 68. Проблемы увеличения военной мощи государств НАТО подверглись детальному обсуждению также в сентябре 1950 г. на нью-йоркской сессии совета НАТО и совещании министров иностранных дел США, Англии и Франции. Вступление в войну в конце 1950 г. на стороне КНДР частей ки- тайских народных добровольцев вызвало новую волну военного психоза и антикоммунизма в США. Зимой 1950/51 г. конгресс США одобрил увеличение «максимального предела» ассигнований на военные нужды с 15 млрд. долл. в год до 60 млрд. Дополнительно правительству разрешалось израсходовать на «укрепление обороны» 20 млрд. долл. На- чали осуществляться программы строительства новых ударных авианос- 108
цев, реактивных бомбардировщиков, усовершенствованных танков. Пре- зиденту было предоставлено право начать мобилизацию экономических ресурсов страны. Был принят также закон об обязательной военной службе американских юношей, достигших 18 лет 69. В результате всех предпринятых мер общая сумма военных расходов стран — участниц НАТО увеличилась с 20,4 млрд. долл. в 1950 г. до 64 млрд. в 1953 г., или на 214%. Наиболее стремительно росли воен- ные расходы США, Канады, Франции, Бельгии, Дании, Англии (табл. 1). Таблица 1 Рост военных расходов государств НАТО в связи с войной в Корее70 Страна Единица исчисления 1950 1951 1952 1953 США млрд долл. 13,4 20,9 40,5 44,0 Англия млн. ф. ст. 849 1149 1561 1684 Франция млрд фр. 559 881 1253 1337 Италия млрд лир 353 457 521 480 Бельгия млн. бельг. фр. 8256 13387 19965 19815 Голландия млн. флоринов 901 1060 1253 1330 Люксембург млн. люкс. фр. 170 264 436 488 Норвегия млн. норв. крон 357 572 831 1067 Дания млн. дат. крон 359 475 676 889 Португалия млн. эскудо 1516 11553 1691 1975 Канада млн. канад. долл. 495 1220 1875 1970 Общая сумма военных расхо- дов НАТО млрд долл 20,4 42,2 59,9 64 Одновременно увеличивалась общая численность вооруженных сил госу- дарств НАТО. В 1950 г. они насчитывали 4—4,2 млн. человек, в 1951 г. — 5,8—5,9 млн., в 1952 г. — 6,5—6,6 млн., а в 1953 г. — 6,7—6,8 млн. человек. Численность регулярных вооруженных сил США только за 2 года возросла в 2,5 раза: с 1,46 млн. человек в июне 1950 г. до 3,64 млн. в июне 1952 г. 71 Война в Корее была использована правящими кругами США также как повод для значительного укрепления агрессивного механизма блока НАТО. Если в первое время все военные мероприятия в рамках НАТО осуществлялись каждой из армий стран — участниц блока самостоя- тельно, хотя и в соответствии с единой военной программой, то на нью-йоркской сессии совета НАТО в сентябре 1950 г. было принято решение об организации объединенных вооруженных сил НАТО в Евро- пе под единым командованием. Это решение означало создание в мирное время в Западной Европе ударного кулака, направленного против СССР и других социалистических стран, усиливало военную опасность, вело к обострению международной напряженности, а также способствовало закреплению за США господствующих позиций внутри НАТО. Одновременно началось развертывание в Западной Европе сети воен- ных баз. Их строительство велось на основе разработанных руководя- щими органами НАТО «программ инфраструктуры», а также двусторонних соглашений между США и некоторыми их союзниками по блоку. Общая сумма расходов государств НАТО на «инфраструктуру» к 1956 г. достигла 109
почти 2 млрд. долл. На эти средства были построены 150 военных аэродромов, 26 военно-морских баз, свыше 8 тыс. км наземных линий связи, около 1500 км подводных кабелей, около 8 тыс. км нефтепроводов, резервуары горючего общей емкостью почти 2 млн. куб. м, множество учебных лагерей, полигонов, штабных зданий с соответствующим обору- дованием и другие военные объекты. Война в Корее, таким образом, явилась для государств НАТО предлогом, чтобы в самые короткие сроки покрыть всю территорию Западной Европы — от Норвегии до Греции и от Франции до Турции — густой сетью военных сооружений 72. Корейская война была использована правительством США для вовле- чения в систему НАТО Западной Германии, что соответствовало интере- сам и пожеланиям ее реакционных кругов. Впервые Вашингтон поставил официально этот вопрос перед другими государствами НАТО на совеща- нии министров иностранных дел США, Англии и Франции в Нью-Йорке 12—14 сентября 1950 г. «Еще со времени войны в Корее, точнее, с сентября 1950 года, — отмечал американский исследователь Р. Осгуд, — Соединенные Штаты настойчиво добивались вклада Германии в систему обороны НАТО» 73. США рассчитывали использовать возрожденный гер- манский милитаризм в качестве главной ударной силы империализма в Европе. Англия почти полностью поддержала США. Некоторые сомне- ния высказала Франция. В целом в Нью-Йорке была достигнута прин- ципиальная договоренность о том, что Западная Германия «должна вне- сти свой вклад в создание обороны Западной Европы». Не было лишь решено, каким образом этот вклад должен быть осуществлен 74. На сессии совета НАТО в Брюсселе в декабре 1950 г. США добились согласия своих союзников на вооружение Западной Германии и посте- пенное вовлечение ее в Североатлантический блок. Сессия, сообщалось в западной печати, достигла «единодушного соглашения относительно роли, которую должна взять на себя Германия в совместной обороне» 75. К маю 1955 г. дипломатическая подготовка перевооружения Западной Германии была завершена, и она была принята пятнадцатым членом блока НАТО. А тремя годами ранее, в феврале 1952 г., в состав НАТО вошли Турция и Греция, чьи войска уже с конца 1950 г. воевали в Корее. Проводя в годы войны в Корее и сразу после нее курс на максималь- ное усиление гонки вооружений, укрепление и расширение Североатлан- тического блока на Западе, США и другие ведущие государства НАТО начали одновременно создавать целый комплекс военных блоков и согла- шений на Дальнем Востоке и в районе Тихого океана, где образовался еще один узел империалистических военно-политических союзов, нацелен- ный против СССР и других социалистических стран. При этом параллель- но США создавали сеть двусторонних военных договоров с местными проамериканскими режимами. Прежде всего было решено укрепить военно-политическое сотрудни- чество с Японией, на которую после победы в Китае народной революции Вашингтон стал ориентироваться как на своего главного союзника в Азии. Правительство США взяло курс на милитаризацию Японии, ко- торый был с энтузиазмом встречен японской крупной буржуазией. В сен- тябре 1951 г. США подписали с Японией сепаратный мирный договор 110
и одновременно заключили так называемый американо-японский «до- говор о безопасности», в соответствии с которым они получали право размещать свои вооруженные силы в Японии и вблизи нее76. В период войны в Корее Япония действовала как союзник США. Она поставляла американским войскам различное вооружение, бое- припасы и снаряжение, включая пушки, артиллерийские снаряды, ра- дары. На японских заводах производился ремонт американской военной техники, поступавшей из Кореи. Япония также обеспечивала все желез- нодорожные перевозки и значительную часть морских, связанных с до- ставкой американских войск и военных грузов на театр военных дейст- вий 77. Сразу после начала войны в Корее, в июле 1950 г., штаб Макартура издал приказ, предписывавший японскому правительству срочно присту- пить к созданию резервного полицейского корпуса, который должен был положить начало будущим вооруженным силам Японии. К июлю 1954 г. он превратился в регулярную армию, получившую наименование «войска самообороны», общей численностью 154 тыс. человек78. Вслед за Японией правительство США решило укрепить свои связи с чанкайшистским режимом, обосновавшимся на Тайване. Этот остров вашингтонские стратеги рассматривали как важное звено в цепи военных баз США, простиравшихся от Алеутских островов до Филиппин. Заключив в январе 1951 г. соглашение об оказании гоминьдановцам помощи в рам- ках программы «взаимной обороны», США получили право использовать Тайвань в качестве своей военной базы. Здесь была создана постоян- ная группа американских военных советников, которая приступила к ак- тивному перевооружению чанкайшистской армии. 2 декабря 1954 г. между США и гоминьдановцам и был заключен договор о «совместной обороне Тайваня», по которому обе стороны открыто обязывались развивать индивидуальную и коллективную способность противостоять «коммуни- стической подрывной деятельности» 79. Соглашения, по своей сути и форме во многом схожие с тайваньским договором, еще ранее были заключены с Филиппинами (30 августа 1951 г.) и с Южной Кореей (1 октября 1953 г.). Во всех этих двусторонних соглашениях военно-политическое руководство США усматривало важное средство для активного маневри- рования в условиях возможного возникновения локальных военных конф- ликтов в Азии. При этом оно не исключало и непосредственное военное вмешательство на стороне своего союзника с использованием баз и резер- вов любого другого государства, вступившего в военный союз с США на двусторонней основе. Двусторонние военно-политические соглашения США с рядом азиат- ских стран, и прежде всего с Японией, открыли путь к созданию союзов более широкого плана. Первым таким союзом стал тройственный «пакт безопасности» между США, Австралией и Новой Зеландией (АНЗЮС), подписанный 1 сентября 1951 г. Ведущая роль в его формировании принадлежала США. Пакт имел ярко выраженную антисоциалистическую направленность. Австралия, правда, старалась действовать в ряде слу- чаев вместе со своими партнерами по британскому Содружеству. Она, на- пример, воздержалась от учреждения миссии на Тайване, не одобряла предложения Макартура о бомбардировке целей на р. Ялуцзян, высту- 111
пала против участия чанкайшистских войск в войне в Корее, проявляла осторожность в спорах КНР и Тайваня из-за прибрежных островов и т. д. Но отказ Австралии от признания КНР и вступление в АНЗЮС прочно привязали ее к такой дальневосточной политике, которая отвечала интересам США80. Англия, несмотря на серьезные усилия с ее стороны, была отстранена от участия в АНЗЮС. США не хотели связывать себя с державой, известной своим традиционным колониализмом, и под лозунгом «антиколониализма» стремились расширить американское эко- номическое и политическое проникновение в британские доминионы. Следующим этапом агрессивной политики империализма в Азии было создание более широкого военного блока. Еще в июле 1950 г., вскоре после начала корейской войны, комиссия по иностранным делам палаты представителей конгресса США внесла предложение об организации в Тихоокеанском регионе военно-политического пакта по образцу НАТО. Связанные с этим военные вопросы дважды обсуждались в 1951 г. на конференциях командующих дальневосточными вооруженными си- лами Англии, Франции и США: сначала в Сингапуре, а затем в Ва- шингтоне (с привлечением Австралии, Новой Зеландии и Канады). На этом этапе переговоры окончились безрезультатно81. Однако поиски путей объединения реакционных сил Юго-Восточной Азии под эгидой США продолжались. В декабре 1953 г. специальное совещание государственных деятелей США, Англии и Франции на Бер- мудах рассмотрело вопрос о создании военного союза в районе Юго-Вос- точной Азии и бассейна Тихого океана. Согласно первоначальным планам сфера его активности должна была включать Индонезию, Цейлон, Индию, Бирму, но эти страны категорически отказывались участвовать в новом блоке. Победа в 1954 г. вьетнамской Народной армии над фран- цузскими колонизаторами еще больше активизировала деятельность США и их главных союзников по сколачиванию нового блока. Он рассмат- ривался государствами НАТО как «кордон» на пути распространения ре- волюционных событий в других странах Юго-Восточной Азии, а также как плацдарм для будущего контрнаступления империалистической реак- ции в этом районе. В сентябре 1954 г. на конференции в Маниле было за- вершено формирование блока, названного СЕАТО (Организация догово- ра Юго-Восточной Азии). В состав блока вошли США, Англия, Фран- ция, Австралия, Новая Зеландия, Филиппины, Таиланд и Пакистан 82. Подготовка к его созданию и подписание договора о нем сопровож- дались усилением антисоветской, антикоммунистической пропаганды, вы- падами и клеветой в адрес СССР, других социалистических стран, что в значительной мере обострило обстановку в Юго-Восточной Азии. Система узкорегиональных военных союзов и двусторонних согла- шений, созданная США в Азии при поддержке Англии и Франции, была призвана ослабить здесь национально-освободительную борьбу, внести в нее раскол, подавить демократическое движение. Однако она не могла служить прочной базой для достижения империалистических целей США на Азиатском континенте, так как ее потрясала и разрушала не только борьба народов за национальную независимость, но и межимпериалисти- ческая борьба за рынки, источники сырья и сферы политического влия- 112
ния, а также междоусобные схватки, вызванные шовинистическим угаром самих участников блоков. Межимпериалистические противоречия проявлялись и в отношении ведущих государств НАТО к продолжавшемуся в первой половине 50-х годов военному конфликту в Индокитае. Правительство США, за- интересованное в победе французских колонизаторов, стало оказывать Франции все возрастающую поддержку на основе соглашения о так назы- ваемой «помощи для обороны», заключенного в декабре 1950 г. В 1950— 1951 гг. США покрывали 15% расходов Франции на индокитайскую войну, в 1952 г. — 35, в 1953 г. — 45, а в 1954 г. — уже 80%. В общей сложности за эти годы они ассигновали на войну против вьетнамских патриотов 2,2 млрд. долл.83 Используя американскую помощь, француз- ские власти пытались активизировать военные действия против патриоти- ческих сил Вьетнама. В 1953 г. они при участии Пентагона разработали новый план ведения войны в Индокитае. В соответствии с ним француз- ские войска предприняли в осенне-зимний период 1953/54 г. ряд опе- раций в Северном Вьетнаме. Но Народная армия ДРВ нанесла удар по французским силам на северо-западе Вьетнама и этим предупре- дила готовящееся крупное наступление противника. Был полностью разгромлен французский гарнизон в Лайтяу и оказался в окружении гарнизон в Дьенбьенфу 84. Неудачи французских войск вызвали усиление американской актив- ности в Индокитае. 30 декабря 1953 г. Совет национальной безопас- ности США рассмотрел документ под названием «Цели и способы дейст- вий США в отношении Юго-Восточной Азии», в котором подчеркивалось, что для безопасности Америки важнейшее значение имеет сохранение Индокитая. В начале января 1954 г. президент Д. Эйзенхауэр дал указание директору ЦРУ А. Даллесу разработать совместно с госу- дарственным секретарем конкретный план действий по обеспечению возможного ввода американских войск в Индокитай. Министр обороны Ч. Уилсон получил приказ подготовить группу бомбардировщиков для возможного использования в Индокитае. 5 февраля 1954 г. во Вьетнам прибыли 200 американских военных специалистов 85. Во Франции в это время усилилось давление со стороны обществен- ности в пользу мирного решения индокитайской проблемы. За такое решение выступали и те представители господствующих классов, которые стремились сохранить по возможности экономические и политические позиции Франции в Индокитае. Вопреки устремлениям большинства населения страны правительство Ж. Ланьеля не хотело идти на согла- шение с ДРВ и в марте 1954 г. решило просить США непосредственно вмешаться в военный конфликт во Вьетнаме. Французский генерал П. Эли был направлен с этой целью в Вашингтон, а в апреле в Париж прибыл го- сударственный секретарь США Дж. Ф. Даллес. Началась усиленная разработка планов участия в военных действиях американских войск. На заседании Совета национальной безопасности в начале апреля было решено, что в первом эшелоне экспедиционных сил США будут три крыла ВВС с 8,6 тыс. военнослужащих и оперативная группа ВМС чис- ленностью 35 тыс. человек. В последующем группировку предполагалось увеличить до 275 тыс. человек. С середины апреля самолеты ВВС США 113
стали использоваться для переброски во Вьетнам французских войск. Представители высшего военного руководства США адмирал А. Рэдфорд и генерал Н. Туайнинг полагали, что следует активно и быстро включиться в войну на стороне французских колонизаторов, не ограничиваться воен- ными действиями на территории Вьетнама, а наносить удары и по со- циалистическим странам за его пределами, используя с этой целью всю мощь американского оружия, включая атомное. В США развернулась пропагандистская кампания по подготовке общественного мнения к под- держке американской интервенции в Индокитай. Выступая 16 апреля на встрече с редакторами газет, вице-президент США Р. Никсон заявил, что французы «не могут своими силами противостоять коммунистической опасности» и для спасения положения может потребоваться посылка американских парней 86. Однако перспектива открытого вмешательства США в индокитайский конфликт вызвала беспокойство ряда государств НАТО, включая Англию. Они опасались превращения этого конфликта в большую войну с социа- листическими странами. Против предложенных Вашингтоном «коллектив- ных военных акций» в Индокитае выступили также почти все азиатские члены британского Содружества. Правительство США, вынужденное считаться с позицией Англии и других государств НАТО, заявило Ж. Ланьелю, что не может в ближайшее время решить вопрос о вовле- чении вооруженных сил США в войну в Индокитае87. Разногласия с Англией, антивоенные выступления во Франции, отрица- тельное отношение американской общественности к возможности нового вооруженного вмешательства США в Азии заставили Вашингтон пойти на участие в работе открывшейся в Женеве международной конференции по вопросу мирного урегулирования конфликта в Индокитае. Прави- тельство США надеялось, что социалистические страны выдвинут на кон- ференции «неприемлемые условия» и можно будет сорвать переговоры. Кроме того, оно рассматривало их как возможность выиграть время для окончательного создания во Вьетнаме наемной марионеточной армии, с помощью которой можно будет продолжать агрессию в Индокитае. В мае 1954 г. пал окруженный в Дьенбьенфу французский гар- низон. Народная армия ДРВ уничтожила и взяла в плен 16,2 тыс. человек. Общественность Франции стала решительно требовать заклю- чения немедленного мира в Индокитае. В июле правительство Ланьеля вынуждено было уйти в отставку. Новое французское правительство уже не могло не считаться с мнением широкой общественности. Несмотря на уловки американской дипломатии, работа международной конфе- ренции завершилась подписанием Женевских соглашений 1954 г. по Ин- докитаю. Они зафиксировали реальные изменения обстановки в субре- гионе, происшедшие в начале 50-х годов, признали права вьетнамского, лаосского и камбоджийского народов на независимость, единство и тер- риториальную целостность, гарантировали их нейтралитет. Во Вьетнаме было предусмотрено установление временной демаркационной линии немного южнее 17-й параллели. В соответствии с соглашениями обе части Вьетнама, Лаос и Камбоджа не должны были участвовать в воен- ных союзах и допускать создание иностранных баз на своей террито- 114
Женевские соглашения были серьезным ударом по планам пра- вящих кругов США остановить волну национально-освободительного движения в Индокитае с помощью колониальных войск Франции. Ва- шингтон усмотрел в соглашениях, как об этом заявил в августе 1954 г. Совет национальной безопасности, «катастрофу» для США, «большой прорыв вперед коммунизма»89. Исходя из такого вывода и руководствуясь концепциями глобальной стратегии «сдерживания коммунизма», США срочно предприняли меры, чтобы окончательно закрепить раскол Вьетнама, не допустить проведе- ния общевьетнамских выборов, предусмотренных Женевскими соглаше- ниями, превратить Южный Вьетнам в стратегический плацдарм для борь- бы против ДРВ и национально-освободительного движения в других странах Юго-Восточной Азии. Французское правительство под американским давлением фактически полностью сняло с себя взятые на Женевской конференции обязательства содействовать воссоединению Вьетнама. С октября 1954 г. США начали оказывать широкую экономическую и военную помощь проимпериалисги- ческим силам на юге Вьетнама. В нарушение Женевских соглашений южная зона Вьетнама в октябре 1955 г. была провозглашена «Республи- кой Вьетнам», а американский ставленник Нго Динь Дьем — ее президен- том. За период с 1955 по 1960 г. США предоставили фашистскому режиму Нго Динь Дьема помощь в размере около 2 млрд. долл. Более 3/4 этой помощи, хотя она и называлась экономической, пошло на во- енные нужды, а 1/4 расходовалась прежде всего на строительство до- рог, мостов и других объектов, имевших важное стратегическое значе- ние90. Ускоренное формирование, вооружение и обучение марионеточных войск в Южном Вьетнаме осуществлялись под контролем и при непо- средственном участии американских военных советников, число которых с 1954 до 1960 г. увеличилось в два раза — с 350 до 700 человек. Численность военных и полувоенных формирований марионеточного режи- ма к началу 60-х годов была доведена до 243 тыс. человек91. США развернули в Южном Вьетнаме интенсивное военно-стратегическое строи- тельство: были сооружены десятки военных аэродромов, военно-морские порты, завезено большое количество вооружения 92. Нгодиньдьемовский режим, опираясь на поддержку США, потре- бовал в феврале 1956 г. вывести из Южного Вьетнама остатки француз- ских войск, находившихся там в соответствии с Женевскими согла- шениями. Обеспокоенная в данный момент национально-демократической революцией в Алжире, Франция с готовностью выполнила это требо- вание. Франция, Англия и другие государства НАТО, хотя и не соглаша- лись полностью с американским курсом в Индокитае, содействовали усилению влияния США в Южном Вьетнаме, признавали их руководящую роль в «сдерживании коммунизма» не только в Европе, но и в других частях земного шара. В апреле 1956 г. Англия необоснованно обвинила ДРВ в нарушении подписанных в Женеве документов, с тем чтобы под- держать линию США на срыв запланированных на июль 1956 г. общевьет- намских выборов. Франция не в состоянии была противостоять американ- скому давлению и постепенно отказывалась в пользу США от своих 115
экономических, политических и военных позиций в Южном Вьетнаме. К середине 1956 г. американцы полностью господствовали на юге Вьет- нама. В отличие от французов они не создавали здесь собственной колониальной администрации, а управляли через установленный ими ма- рионеточный режим. Действуя по указке США, Нго Динь Дьем категорически отказался от проведения общевьетнамских выборов для объединения Севера и Юга Вьетнама. На все предложения правительства ДРВ о мирных пере- говорах по этому вопросу от отвечал недвусмысленными угрозами. В районах, прилегавших к демаркационной линии, постоянно органи- зовывались вооруженные провокации, велась подготовка к агрессии про- тив Северного Вьетнама. Южный Вьетнам фактически стал колонией США нового типа. Во всех звеньях государственного аппарата работали (по существу, всем руководили) гражданские американские «эксперты» и «советники». В экономике хозяйничали представители американских монополий и так называемая оперативная миссия США, ведавшая распределением амери- канской «помощи». Представители вооруженных сил США командовали южновьетнамской армией, занимались подготовкой военных кадров, во- оружением и снаряжением войск, комплектованием военных зон, строи- тельством военных баз, аэродромов и портов, сооружением стратегических дорог 93. Под предлогом борьбы против «коммунистической угрозы» в Юж- ном Вьетнаме осуществлялись репрессии сначала в отношении бывших участников войны Сопротивления, а затем против всех прогрессивно мыслящих людей. Любое подозрение в сочувствии коммунистам рассмат- ривалось как основание для преследований. Повсеместно свирепствовали карательные отряды, обученные американскими военными советни- ками. Массовые масштабы принимали убийства, пытки, грабежи. К 1960 г. южновьетнамскими властями было замучено и казнено 80 тыс. человек, брошено в тюрьмы 275 тыс., около 500 тыс. человек содержалось в концентрационных лагерях 94. Одновременно с преследованием и уничтожением всех, кто выступал за мир и единство Вьетнама, нгодиньдьемовская клика призывала к орга- низации «крестового похода» против ДРВ — форпоста социализма в Юго- Восточной Азии. Это полностью соответствовало сформулированному «в секретном порядке» президентом Эйзенхауэром в 1958 г. курсу, ста- вившему цель добиться «ликвидации коммунистического контроля в Ха- ное и воссоединения Северного и Южного Вьетнама под руководством проамериканского правительства» 95. Интересы США в Индокитае в 50-е годы не ограничивались только Вьетнамом. Они стремились распространить свое влияние и на Лаос, учитывая его важное стратегическое положение в Юго-Восточной Азии. В нарушение Женевских соглашений США решили начать вооружение реакционных сил Лаоса. В 1954 г. в Лаос была направлена группа американских военных советников для контроля за распределением воен- ной помощи, обучения и перевооружения королевской армии. Используя поддержку со стороны США, реакционные силы развязали в 1955 г. в стране гражданскую войну. Однако им не удалось вооруженным путем подавить сопротивление патриотов, и в 1957 г. они вынуждены были 116
заключить соглашение с Патриотическим фронтом Лаоса (ПФЛ), в соот- ветствии с которым было узаконено положение ПФЛ и в созданное коалиционное правительство вошли его представители. Такое развитие событий не устраивало США, и они предприняли меры к тому, чтобы свергнуть в Лаосе нейтралистское правительство и поставить у власти послушный им режим. Все это привело к возобновлению с 1959 г. вооруженного конфликта в Лаосе96. Свое вмешательство в дела Лаоса и других стран Индокитая США стремились обосновать в правовом отношении. Еще на манильской конференции, где был образован блок СЕАТО, в нарушение Женевских соглашений был подписан дополнительный протокол, который распростра- нял сферу действия СЕАТО на Индокитай. Протокол рассматривался участниками блока как основание для вооруженного вмешательства во внутренние дела Южного Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Эти страны затем постоянно находились в поле зрения СЕАТО. Вопрос о положении во Вьетнаме специально обсуждался на второй сессии совета СЕАТО в марте 1956 г. Сессия выразила удовлетворение деятельностью США и их ставленников в Южном Вьетнаме по нарушению Женевских согла- шений, созданию напряженности в Индокитае. По предложению США южновьетнамская армия привлекалась к маневрам вооруженных сил стран — участниц СЕАТО 97. Американский империализм стремился распространить свое господст- во не только на Индокитай, но и на другие районы Юго-Восточной Азии. С началом войны в Корее усилилась заинтересованность США в Малаккском полуострове. Уже в августе 1950 г. в Малайе побывала американская делегация, занявшаяся изучением сложившейся здесь военно-политической обстановки. С этого времени усилилось американо- английское взаимодействие, направленное на совместное использование малайского плацдарма в интересах военной стратегии государств НАТО. Прежде всего правительство США решило оказать активную помощь Англии в борьбе с повстанческими силами в Малайе, уже с 1948 г. развернувшими партизанскую войну против колонизаторов. США постав- ляли английским войскам специальное оружие, снаряжение и технику, предназначенные для действий в условиях джунглей. Так, американцы передали англичанам вертолеты, приспособленные для борьбы против партизан в лесистой местности, а также средства для строительства стратегических дорог в районе военных действий против повстанцев 98. Американская помощь позволила английским властям значительно увеличить численность своих колониальных войск в Малайе. Наряду с ре- гулярными войсками Англии, численность которых в Малайе к 1952 г. достигла 130 тыс. человек, для борьбы с партизанами привлекались военно-воздушные силы и флот Австралии и Новой Зеландии, которые осуществляли тактическую поддержку сухопутных войск и участвовали в блокаде побережья Малаккского полуострова. В 1952 г. английским властям удалось создать многократное военное превосходство над силами повстанцев и предпринять ряд успешных наступательных операций 99. Одновременно английские власти в Малайе предпринимали меры, чтобы лишить партизан поддержки местного населения. Перед началом наступления колониальных войск почти все население из районов актив- 117
ных действий партизан переселялось в так называемые «новые дерев- ни» — обнесенные колючей проволокой места, для охраны которых были созданы специальные вооруженные отряды. За любую попытку оказать поддержку партизанам или отказ информировать колониальные власти об их местонахождении мирное население подвергалось жестоким репрес- сиям. Было резко ограничено передвижение жителей. Наступательные операции колониальных войск сопровождались интенсивной подрывной пропагандой. Над джунглями разбрасывались миллионы листовок, ве- лись звуковые передачи с самолетов, оснащенных мощными громкоговоря- щими установками. Партизанам обещали обильное питание и комфорта- бельную жизнь в лагерях для пленных. Большие суммы выплачивались перебежчикам, которые затем использовались для подрывной работы в партизанских отрядах 100. В результате серии карательных операций, осуществленных в 1952— 1954 гг. английскими властями в Малайе при активной поддержке США, партизаны были вынуждены отступить глубоко в джунгли и перейти к действиям небольшими группами. Их боевая деятельность постепенно свертывалась. За помощь, оказанную Соединенными Штатами в подавлении парти- занского движения, Англия предоставила американским вооруженным силам возможность использовать свои военные базы в Малайе. Так, еще в 1950—1952 гг. Сингапур несколько раз посещала военная эскадра США. Там же совершали посадку американские стратегические бомбар- дировщики В-29 при полетах с военно-воздушных баз на Филиппинах. В 1954—1957 гг. Сингапур был местом неоднократных совещаний представителей американского и английского военного руководства, на которых разрабатывались планы совместных действий против нацио- нально-освободительного движения в Юго-Восточной Азии. В Малайе было начато строительство нескольких новых аэродромов и переобору- дование старых. Сильными остались позиции Англии и США на Малаккском полу- острове и после провозглашения в 1957 г. независимости Малайской федерации. Англия вынудила новое государство подписать военное соглашение, в соответствии с которым на его территории оставались военные базы и вооруженные силы Англии, Австралии и Новой Зеландии. Сфера их деятельности распространялась на весь район Юго-Восточной Азии. В 1957—1959 гг. ими велось обширное военное строительство в Малайской федерации. В крупнейшую базу сухопутных войск был превращен Букит-Терендак, а основной базой военно-воздушных сил стал Баттерворт. Вооруженным силам США предоставлялась возмож- ность беспрепятственно использовать английские и австралийские воен- ные базы на территории Малайской федерации. Кроме того, американцы попытались обосноваться и «по соседству» — в Сабахе. В декабре 1957 г. военная делегация США обследовала район г. Сандакана в Сабахе с целью строительства там военной базы 101. Сингапур продолжал оставаться английской колонией и после провоз- глашения независимости Малайской федерации, вплоть до середины 1959 г. Существовавшие там военно-морские базы все более приобре- тали характер американо-английского кондоминиума. 118
Происходившие в Азии в 50-е годы вооруженные конфликты, круп- нейшим из которых была война в Корее, представляли собой попытки империализма поставить шлагбаум на пути социального прогресса. Во всех этих конфликтах в большей или меньшей степени участвовали все ведущие государства НАТО, хотя сам Североатлантический союз в качестве воюющей стороны не выступал. Наибольшую «сплоченность» государства НАТО проявили в войне в Корее. Правящим кругам США путем политического, экономического и дипломатического нажима уда- лось привлечь к участию в ней большинство стран — участниц этого блока. Однако участие многих из них было лишь символическим. Война в Корее и другие вооруженные конфликты 50-х годов в Азии были использованы Соединенными Штатами для сплочения блока НАТО и вовлечения в него новых членов, для сколачивания агрессивных военных пактов и двусторонних союзов в Азии и Океании, для усиления мили- таризации государств НАТО. В этот период на практике проявилась роль США как мирового жандарма, как признанного лидера всех агрес- сивных и реакционных сил. Вооруженные конфликты в Азии развязыва- лись империализмом под лозунгами «сдерживания коммунизма», борьбы против мифической «коммунистической угрозы». «Соединенные Штаты, — открыто говорится об итогах корейской войны в одном из официальных трудов Пентагона, — завоевали звание чемпиона антикоммунистических сил» 102. Военные конфликты, имевшие место в Азии в 1950—1959 гг., свиде- тельствуют о том, что на рубеже 40—50-х годов США, как лидер НАТО, перешли к более активным методам установления своего господст- ва на Азиатском континенте. Они взяли курс на прямое вооруженное противоборство с социалистическими странами Азии, с освободительным движением в колониальных и зависимых странах. Выдвинутая ими офи- циальная стратегическая доктрина «сдерживания» увязала европейскую и азиатскую политику США, придав ей характер глобального антиком- мунистического похода. В азиатских условиях вследствие расширения масштабов освободительных движений, слабости потенциальных союзни- ков США и динамизма политической ситуации стратегия «сдерживания» проявилась в особом росте агрессивности американского империализма, в его стремлении к военным авантюрам. Опыт вооруженных конфликтов 50-х годов в Азии, особенно войны в Корее, отразился на развитии военной теории и стратегии государств НАТО, на строительстве вооруженных сил и их материально-техническом оснащении. После корейской войны военное руководство США и НАТО стало предусматривать использование атомного оружия не только для решения стратегических, но и оперативно-тактических задач. Этому спо- собствовало также появление ядерных зарядов небольшого калибра, которые могли применяться артиллерией. Во всех ведущих государствах НАТО стало уделяться первостепенное внимание развитию реактивной авиации, которая в период войны в Корее продемонстрировала большие преимущества перед поршневой. В военных действиях этого периода в Азии впервые нашли применение вертолеты для десантирования войск. Для межконтинентальных стратегических перебросок войск наряду с мор- ским флотом стала широко применяться транспортная авиация. Возникла 119
необходимость наличия двух видов транспортных самолетов: с большим радиусом действия и большой скоростью — для межконтинентальных перебросок и с меньшим радиусом действия и скоростью — для перебросок на театре войны. Опыт боевых действий в Корее показал также необ- ходимость применения более совершенных образцов полевой артиллерии, минометов, противотанковых орудий. Шире стали использоваться различ- ные радиотехнические средства. Все это отразилось на тематике военно- исследовательских работ и программах производства вооружения в госу- дарствах НАТО. Поражение агрессивной политики НАТО в Юго-Восточной Азии (60-е — начало 70-х годов) Международная обстановка в Азии в 60-е годы характеризовалась важными политическими сдвигами. Происходило дальнейшее усиление ве- са и влияния стран социалистического содружества во главе с Советским Союзом. Миролюбивая политика СССР, отражающая коренные интересы азиатских народов, встречала у них растущее понимание и поддержку. Невиданного подъема достигло национально-освободительное движение народов Азии, которое вело к ликвидации колониальных империй и обра- зованию независимых государств. В ряде стран происходило дальнейшее усиление позиций прогрессивных сил. Укреплялись связи между молодыми независимыми государствами Азии и Советским Союзом, оказывавшим им всестороннюю помощь в налаживании экономики и активную поддерж- ку в борьбе за проведение самостоятельного внешнеполитического курса. Империализм отказывался признавать за освободившимися странами Азии право на проведение независимой национальной политики. Стратеги США и их партнеры по НАТО по-прежнему рассматривали развивающие- ся страны как глубокий тыл и естественный резерв империализма, приз- ванный содействовать укреплению его военно-политических и экономиче- ских позиций. Поэтому государства НАТО прилагали большие усилия для того, чтобы молодые азиатские страны сделали свой выбор в пользу Запада, стали их активными партнерами и союзниками по борьбе с силами прогресса. В начале 60-х годов исключительно большого накала достигла осво- бодительная борьба народа Южного Вьетнама. Ненависть к фашист- вующему режиму Нго Динь Дьема охватила не только трудящихся, но и значительные слои мелкой буржуазии. В ряде мест начали возни- кать вооруженные отряды самообороны. Сначала у них было самое примитивное оружие — мотыги, бамбуковые копья, серпы, затем появи- лись самодельные мины, гранаты, к которым добавлялось захва- ченное у противника американское оружие. В январе 1960 г. началось народное восстание в провинции Бенче, которое постепенно охватило и другие провинции Южного Вьетнама. К концу 1960 г. восставшие конт- ролировали свыше одной трети территории юга страны103 . В обстановке подъема общенациональной освободительной борьбы в декабре 1960 г. был создан Национальный фронт освобождения Южного 120
Вьетнама (НФОЮВ), объединивший в своих рядах патриотические силы страны. Фронт выступил с развернутой программой, позволившей слить воедино усилия политических партий и организаций, различных слоев населения для борьбы за ликвидацию антинародного диктатор- ского режима, осуществление демократических свобод и преобразований, за проведение политики мира и нейтралитета, восстановление нормаль- ных отношений между двумя зонами Вьетнама с целью мирного воссоеди- нения страны, за соблюдение Женевских соглашений 1954 г. 104 Образование НФОЮВ и обнародование его программных докумен- тов дали новый импульс массовым выступлениям в Южном Вьетнаме. В феврале 1961 г. произошло объединение всех отрядов самообороны, народного ополчения, местных войсковых формирований под единым ко- мандованием и создание на их базе регулярных вооруженных сил НФОЮВ (Армии освобождения). Создание в Южном Вьетнаме массовой общественно-политической организации, возглавившей борьбу вьетнамского народа, ознаменовало крах попыток правящих кругов США подавить освободительное движе- ние руками марионеточного режима без непосредственного вмешательст- ва войск США в ход развернувшейся гражданской войны. «К 1960 г. стало очевидным, — пишет американский бригадный генерал Дж. Кол- линз, в течение нескольких лет бывший специальным представителем командующего вооруженными силами США во Вьетнаме генерала У. Уэстморленда при генеральном штабе южновьетнамской марионеточ- ной армии, — что вооруженные силы Республики Вьетнам не в состоянии справиться с набирающим силу восстанием... Стратеги США сознавали, что необходимы новые и действенные программы и мероприятия для того, чтобы южновьетнамское правительство выжило» 105. Став в январе 1961 г. президентом США, Дж. Кеннеди неоднократно подчеркивал, что «без Соединенных Штатов Южный Вьетнам сразу рухнет» При этом он заявлял, что США полны решимости не допустить, чтобы «из-за недостатка помощи, которую может предоставить правительство Соеди- ненных Штатов, Южный Вьетнам оказался бы в лагере коммунизма» 106. Правительство США стремилось оказать такую помощь как можно быстрее и во все возрастающих размерах. Уже в марте 1960 г. комитет начальников штабов (КНШ) США начал разработку детального плана противопартизанской войны в Южном Вьетнаме, в котором предусматри- вались совместные действия американцев и их сайгонских марионеток. Одновременно КНШ рекомендовал руководству южновьетнамской армии увеличить свои возможности по ведению противопартизанской борьбы, сформировав для этой цели несколько новых батальонов рейнджеров. В феврале 1961 г. министерство обороны и государственный департа- мент США одобрили окончательный вариант плана противопартизанской войны. В соответствии с ним численность регулярной армии марионеточ- ного сайгонского режима увеличивалась на 20 тыс. человек, «националь- ной гвардии» — до 68 тыс человек, а специальных войск — в 3 раза, количество рот рейнджеров возрастало с 35 до 86. Предусматривались также создание сети агентурной разведки вдоль границ с Лаосом и Кам- боджей, проведение подрывной работы по разжиганию среди националь- ных меньшинств межплеменных противоречий и ненависти к патриоти- 121
ческим силам, вербовка неустойчивых элементов из состава вооруженных сил НФОЮВ. Для осуществления намеченных мероприятий планирова- лось резко увеличить число американских военных советников, направить в Южный Вьетнам специальные части и подразделения для обеспечения связи наземных войск с авиацией, ведения разведки, организации управ- ления, в том числе эскадрилью вертолетов, которая могла одновременно поднять и десантировать не менее одной стрелковой роты, а также группу войск специального назначения («зеленых беретов») 107. В апреле 1961 г. между США и Южным Вьетнамом был подпи- сан договор о «дружбе и экономических отношениях», который должен был продемонстрировать готовность администрации Кеннеди всеми силами поддерживать марионеточный сайгонский режим. В начале мая в Сайгон нанес визит вице-президент Джонсон, чтобы подтвердить готовность США не только субсидировать увеличение сайгонской армии, но и направить во Вьетнам необходимое число американских военных советников. В середине мая президент Кеннеди объявил программу эко- номической и военной помощи Южному Вьетнаму. Основная цель ее заключалась в том, чтобы в течение ближайших двух лет обеспечить разгром патриотических сил в Южном Вьетнаме и сохранить его в качест- ве стратегического опорного пункта империализма США. Развернутая на основе этой программы «особая» война США во Вьет- наме была одним из проявлений на практике американской стратегии «гибкого реагирования», которая олицетворяла стремление Вашингтона вести «ограниченные» войны подальше от Североамериканского континен- та и в основном за счет своих союзников. В условиях существования мо- гучего социалистического содружества начинать всеобщую ядерную вой- ну было опасным делом для империалистов. В их глобальной стратегии «особая» война представляла собой низшую ступень по отношению к локальной или «ограниченной» войне. Специфика «особой» войны во Вьетнаме состояла в том, что Вашинг- тон намеревался вести ее при минимальном участии своих войск, чтобы избежать реакции международной общественности. Роль ударной силы в такой войне отводилась армии сайгонского марионеточного режима. Пентагон предпринял срочные меры по резкому увеличению ее численно- сти, оснащению самым совершенным оружием и значительному повыше- нию боеспособности. Для проведения планомерных и согласованных действий против патриотических сил территория Южного Вьетнама по рекомендации американских советников была разделена на четыре опе- ративных корпусных района, а последние — на тактические дивизион- ные районы по количеству пехотных дивизий в каждом корпусе. От- дельно был выделен столичный военный округ, включавший Сайгон и его пригороды. Карательные операции готовились и проводились под непосредственным руководством американских военных советников, кото- рые к середине 1961 г. находились во всех соединениях, частях и под- разделениях сайгонской армии до роты включительно. Кроме того, во- оруженные силы США в ходе «особой» войны обеспечивали воздушные переброски марионеточных войск в районы боевых действий, вели воз- душную разведку и боевое патрулирование в прибрежных водах, пре- доставляли специалистов и оборудование для усовершенствования систе- 122
мы военной и политической разведки на всех уровнях южновьетнамского марионеточного государства. Наряду с расширением боевых действий против патриотических сил американскими планами «особой» войны в Южном Вьетнаме было пре- дусмотрено строительство по примеру англичан в Малайе «стратеги- ческих деревень», в которые насильственно переселялось местное на- селение с тем, чтобы изолировать от него Армию освобождения, а также создание «мертвых зон» вдоль внешних сухопутных границ, основных коммуникаций и в районах предполагаемого нахождения партизан. Эти зоны представляли собой территорию, где все жители выселялись, а расти- тельность и посевы уничтожались. Вдоль дорог и троп здесь соору- жались укрепления и наблюдательные посты, предназначенные для изо- ляции патриотических сил от помощи извне, прежде всего со стороны ДРВ 108. С началом «особой» войны во Вьетнаме в Вашингтоне стал обсуждать- ся вопрос о привлечении к участию в ней союзников США, в том числе и по НАТО. Политическое руководство США, говорится в одном из официальных исследований Пентагона о вьетнамской войне, «считало Вьетнам, как и Корею, испытательным полигоном, где свободный мир использовал силу против распространения коммунизма... Поэтому совсем не удивительно, что в начале 60-х годов, когда стал определяться ха- рактер вовлеченности США во вьетнамские дела, начали рассматривать- ся и планы многосторонней помощи»109. Уже в мае 1961 г. государственный департамент рекомендовал ис- пользовать в Южном Вьетнаме объединенные войска СЕАТО. Однако КНШ считал возможным ограничиться только достаточным количест- вом американских войск. По директиве Совета национальной безопас- ности изучение этого вопроса было поручено министерству обороны. Были и другие мнения. В октябре 1961 г. советник президента У. Ростоу предложил создать 25-тысячную армию СЕАТО для действий вдоль границы Южного Вьетнама с Лаосом. КНШ одобрил эту идею, но зая- вил, что армию СЕАТО следует использовать в гористой местности Центрального Вьетнама для борьбы с партизанами. По компромиссному предложению, разработанному госдепартаментом, войска СЕАТО направ- лялись и для охраны границы с Лаосом, и для противопартизанской борьбы в центральной части Южного Вьетнама 110. Но вывод войск СЕАТО к границам Лаоса означал бы вмеша- тельство этого блока в происходившую там гражданскую войну. Против этого выступила Франция. Не поддержало военные планы США и англий- ское правительство. В 1962 г. были подписаны Женевские соглашения по Лаосу и напряженность там временно спала. В Южном Вьетнаме в кон- цу 1962 г. наметились некоторые успехи сайгонской армии в борьбе против патриотических сил. Поэтому Вашингтон решил пока не привле- кать своих союзников для интервенции во Вьетнаме и ограничиться срав- нительно небольшим количеством собственных войск 111. Однако надежды Пентагона на успех марионеточной армии в подав- лении партизанского движения не оправдались. Это привело к тому, что вовлеченность вооруженных сил США в «особую» войну из года в год расширялась. Если в 1960 г. численность американского военного 123
персонала в Южном Вьетнаме была 700 человек, то в 1961 г. она уве- личилась до 1949, в 1962 г до 11 326, а в 1963 г. — до 16 263 человек. Соответственно росли и потери среди американских военно- служащих: 14 человек —в 1961 г., 109 —в 1962 г., 489 — в 1963 г. Все активнее войска США участвовали в военных действиях совместно с сайгонской армией. Только в 1962 г. американские самолеты и верто- леты совершили более 5 тыс. боевых вылетов. Еще одним шагом на этом пути стало создание в феврале 1962 г. объединенного командования вооруженных сил США во Вьетнаме. Оно подчинялось КНШ через объе- диненное командование вооруженных сил США в зоне Тихого океана. Перед ним была поставлена задача «помогать Южному Вьетнаму в по- давлении коммунистического восстания и уничтожении Вьетконга». Во главе был поставлен генерал П. Харкинс, на которого возлагалась «непосредственная ответственность за всю военную политику США, бое- вые действия и помощь» Южному Вьетнаму 112. Кризис «особой» войны США во Вьетнаме выявился уже с начала 1963 г. Не оправдала себя программа строительства «стратегических деревень» и изоляции патриотических сил от местного населения. Даже главнокомандующий вооруженными силами США в зоне Тихого океана адмирал Г. Шарп вынужден был позднее признать, что переселение в «стратегические деревни» встретило «активное сопротивление боль- шинства сельского населения» и «результатом этого был полнейший про- вал разработанной программы» 113. Вместо предусмотренных первона- чальным планом 16,3 тыс. «стратегических деревень» было построено всего около 6 тыс. Из них 80% к концу 1963 г. бойцами Армии осво- бождения при активной помощи населения были превращены в боевые опорные базы патриотических сил, а в тех, что еще формально причисля- лись сайгонским режимом к числу «благополучных», активно действо- вали подпольные организации НФОЮВ 114. Не принесли успеха и многочисленные операции по «очистке» и «про- чесыванию», которые проводились в 1961—1963 гг. американо-сайгон- скими войсками. Национально-освободительное движение южновьетнам- ского народа продолжало расширяться. К концу 1963 г. под контролем патриотических сил было около 1/2 территории Южного Вьетнама 115. Кризис «особой» войны проявился и в усилении противоречий между нгодиньдьемовской кликой и правящими кругами США. Вашингтон был недоволен результатами борьбы с освободительным движением и обвинял во всем Нго Динь Дьема и его окружение. Сайгонскому дик- татору, националисту по убеждению, при всем его стремлении сохранить самые тесные связи с США не нравилось излишнее вмешательство американских советников во внутриполитические дела страны. Поэтому он предпринял попытку сыграть на американо-французских противоре- чиях в связи с высказанной в августе 1963 г. президентом Франции де Голлем идеей о нейтрализации Вьетнама и готовности оказать ему в этом поддержку. Эта идея пришлась не по вкусу американцам, которые не хотели уходить из Вьетнама. Маневр, предпринятый Дьемом для сохранения за собой власти, привел к обратному результату: ускорил принятие правящими кругами США решения о необходимости его устра- нения. 1 ноября 1963 г. сайгонские генералы с одобрения посольства 124
США совершили правительственный переворот. К власти пришла военная хунта во главе с генералом Зыонг Ван Минем, которая сразу же получила признание, поддержку и помощь со стороны США 116. Однако борьба американо-сайгонских войск против патриотических сил по-прежнему не приносила успеха. Министр обороны США Р. Мак- намара в декабре 1963 г. в беседе с президентом Л. Джонсоном конста- тировал: «Вьетконг добился громадных успехов» 117. К середине 1964 г. сайгонский режим, несмотря на огромную аме- риканскую помощь, находился в отчаянном положении. В создавшихся условиях единственную альтернативу обанкротившейся стратегии «особой» войны Вашингтон видел в резком наращивании собственных военных уси- лий во Вьетнаме. Речь шла в соответствии с американской терминологией о переходе во Вьетнаме от ведения «особой» войны к войне локальной. Курс США на эскалацию войны в Индокитае был обоснован в ме- морандуме председателя КНШ генерала М. Тейлора от 22 января 1964 г. «Наша судьба в Южном Вьетнаме, — говорилось в нем, — является точным барометром для предсказания нашей судьбы во всей Юго-Восточ- ной Азии. Мы придерживаемся мнения, что если программа Соеди- ненных Штатов увенчается успехом в Южном Вьетнаме, это во многом поможет стабилизации положения в Юго-Восточной Азии. И наоборот, если мы отдадим Юго-Восточную Азию коммунистам, за этим в недалеком будущем последует ослабление тех позиций, которые у нас еще будут оста- ваться на этом субконтиненте». Генерал Тейлор требовал «подготовки к принятию мер на любом уровне, который может потребоваться», а затем действовать. Советско-китайские разногласия, по его мнению, были благоприятным фактором для расширения американского участия в войне во Вьетнаме 118. Аналогичной точки зрения придерживался также один из основных политических советников президента Л. Джонсона — У. Ростоу. Он зая- вил, что действия патриотических сил в Южном Вьетнаме «направляются и координируются коммунистами» и представляют собой «угрозу» сво- бодному миру в глобальном масштабе. Их успех, по мнению Ростоу, «вызовет целую цепь революционных взрывов в уязвимых районах мира». Поэтому он настаивал, чтобы «свободный мир дал решительный отпор вызову во Вьетнаме», так как только таким образом, по его словам, «можно предотвратить подобные коммунистические восстания в других бедных и беспокойных районах Азии, Африки и Латинской Америки»119. В реакционной американской печати в 1964 г. часто можно было встретить слова: «Если мы не остановим красных в Южном Вьетнаме, завтра они будут на Гавайях, а через неделю в Сан-Франциско» 120. Для обоснования расширения военного вмешательства США прави- тельство Л. Джонсона выдвинуло тезис: «Вьетконг контролируется, направляется и снабжается из Ханоя через Лаос и другие каналы» 121. Ис- ходя из этого несостоятельного тезиса, Пентагон с первых месяцев 1964 г. приступил к разработке конкретных планов широких действий вооруженных сил США в Индокитае. В марте Джонсон отдал распо- ряжение привести вооруженные силы США в такое состояние готовности, чтобы на третьи сутки после предупреждения начать военные операции на лаосской и камбоджийской территориях вдоль границы с Южным Вьет- 125
намом, а также предпринять «ответные репрессивные действия» против ДРВ. На основе указаний президента штаб объединенного командования вооруженных сил США в зоне Тихого океана в апреле 1964 г. разработал «Оперативный план 37—64», в котором содержался перечень первых 94 объектов на территории ДРВ для возможных бомбардировок американ- ской авиацией и рекомендации по организации военных провокаций против ДРВ и Лаоса сайгонскими войсками 122. В июне 1964 г. на совещании политических и военных руководителей США в Гонолулу были одобрены дальнейшие меры по расширению участия американских вооруженных сил в войне в Индокитае, распрост- ранению военных действий на территорию ДРВ. В свою очередь, госде- партамент США подготовил проект резолюции конгресса, которая зара- нее давала бы президенту права на использование любых средств, включая все виды вооруженных сил, для отражения «агрессии» против Южного Вьетнама и Лаоса. Поскольку никакой «агрессии» с севера не было, Вашингтон сам спровоцировал искомый повод. В конце июля в Тонкинский залив были направлены корабли 7-го флота США. Введя в действие специальную аппаратуру, они симулировали нападение на побережье ДРВ. Одновременно при американском содействии сайгонские диверсанты совершали вооруженные набеги на побережье ДРВ. 4 августа 1964 г., по заявлению Белого дома, два американских эсминца, находив- шихся будто бы в экстерриториальных водах, подверглись нападению патрульных катеров ДРВ. В ответ на эту «агрессию» 5 августа аме- риканские самолеты с заранее подошедших к берегам ДРВ авианосцев «Тикондерога» и «Констеллейшн» совершили налет на базы торпедных катеров в ДРВ, а в конгресс США была внесена резолюция, получившая впоследствии название тонкинской; 7 августа она была принята. Прези- денту предоставлялось право «предпринимать все необходимые меры для отражения любого вооруженного нападения против американских воору- женных сил» или кого-либо из участников блока СЕАТО 123. Начиная необъявленную воздушную войну против ДРВ, Вашингтон рассчитывал, что ее прямым и непосредственным результатом будет изменение военно-политической ситуации в Южном Вьетнаме в пользу сайгонского режима. Но этого не произошло. Боевая активность патрио- тических сил на Юге не только не сократилась, а, наоборот, возросла. Армия освобождения и партизанские отряды наносили все более ощути- мые ответные удары по американо-сайгонским войскам. 31 октября 1964 г. ими была атакована крупная военная база в Бьенхоа (25 км от Сайгона) и выведено из строя 58 самолетов и вертолетов противника. С 29 декабря 1964 г. по 3 января 1965 г. у деревни Биньжиа (60 км юго-восточнее Сайгона) было полностью уничтожено два вражеских батальона, а один потерял две трети своего состава 124. В феврале 1965 г. отряды Армии освобождения нанесли исклю- чительно смелые и эффективные удары по американским военным ба- зам в районах Плейку и Бьенхоа. При этом только войска США по- теряли около 200 человек. Кроме того, при нападении патриотов на аэродром вблизи Плейку было уничтожено или сильно повреждено 22 аме- риканских самолета и вертолета 125. Успешными были удары патриоти- ческих сил и в мае—июне 1965 г. 126
Военные поражения в 1964—1965 гг. отрицательно сказывались на боеспособности и морально-политическом состоянии сайгонской армии: упала дисциплина, возросло число дезертиров и переходов офицеров и солдат с оружием на сторону НФОЮВ. В 1964 г. из сайгонской армии, по официальным данным, дезертировало 73 тыс., а в 1965 г. — 113 тыс. человек126. Все это свидетельствовало о глубоком кризи- се марионеточного режима в Южном Вьетнаме, о неизбежности его краха. Военно-политическое руководство США испытывало все возрастаю- щую тревогу за прочность своих позиций в Южном Вьетнаме и разра- батывало новые планы военных провокаций против ДРВ, посылки своих войск на подавление освободительного движения на юге Вьетнама. Правда, после первого воздушного налета на ДРВ была сделана не- продолжительная пауза, связанная с проходившими в ноябре 1964 г. в США очередными президентскими выборами. После выборов прави- тельство Джонсона решило расширить американское участие во вьетнам- ской войне. На этом особенно настаивали все члены КНШ, командую- щий вооруженными силами США во Вьетнаме генерал Уэстморленд, новый посол США в Южном Вьетнаме генерал Тейлор, ушедший в от- ставку с поста председателя КНШ, сенатор Р. Рассел и другие видные военно-политические деятели США. Их предложения отвечали намере- ниям и самого президента. 7 февраля 1965 г. Белый дом сообщил, что в ответ на налет вьетнамских патриотов на американскую базу вблизи Плейку будут совершены массированные налеты на военные объекты ДРВ, что и было предпринято 8 и 11 февраля, а 13 февраля президент приказал приступить к систематическим бомбардировкам территории ДРВ южнее 19-й параллели 127. Хотя правительство США заявило, что речь идет о воздушных на- летах на военные объекты, американские самолеты бомбили дороги, переправы, предприятия, города, деревни, минировали реки и морские бухты ДРВ. Зона бомбардировок все более расширялась на север. Бомбардировками Ханоя и Хайфона 19 июня 1966 г. началась неограни- ченная воздушная война США против ДРВ, которая продолжалась до ноября 1968 г. 128. Одновременно с эскалацией воздушной войны против ДРВ военно- политическое руководство США готовило посылку в Южный Вьетнам крупных контингентов сухопутных войск. В соответствии с планом КНШ от 20 марта намечалось сначала направить до двух американских ди- визий 129. Первыми в начале марта 1965 г. в Дананг прибыли два ба- тальона морской пехоты. Через две недели в Сайгон воздушным путем было доставлено два батальона военной полиции. В начале апреля в Да- нанг прибыло еще два батальона морской пехоты и эскадрилья боевых самолетов. Всем им было приказано немедленно приступить к боевым действиям против патриотических сил 130. Однако участие в боях свежих американских частей, как указывал бригадный генерал армии США Дж. Коллинз, «не могло предотвратить ухудшения военной обстановки», сло- жившейся для американо-сайгонских войск в Южном Вьетнаме. Коман- дование вооруженных сил США во Вьетнаме требовало прислать новые части и соединения l31. 28 июля Джонсон объявил о срочном направле- 127
нии в Южный Вьетнам 50 тыс. американских военнослужащих и подтвер- дил, что за ними последуют новые партии. В конце 1965 г. армия США здесь уже насчитывала 184,3 тыс. человек. В следующем году ее численность продолжала расти. Своего максимума — 542 тыс. человек — она достигла в январе 1969 г. (табл. 2). Так происходила эскалация вмешательства США в войну во Вьетнаме. Влиятельный американский еженедельник «Ю. С. Ньюс энд Уорлд рипорт» в 1983 г. с сожалением констатировал: «...южновьетнамская война пре- вратилась в войну американскую и заставила пересечь Тихий океан 5,5 млн. американских военнослужащих, 58 тыс. из которых расстались с жизнью... Американские руководители выбрали войну, которая стала самой непопулярной за всю историю Америки и обострила все ее про- тиворечия» 133. Интервенция вооруженных сил США во Вьетнам вызвала справедли- вый протест прогрессивных сил во всем мире, включая государства НАТО и сами Соединенные Штаты. В связи с крайней непопуляр- ностью вьетнамской авантюры Вашингтон попытался придать ей с 1964 г. характер «международной акции», добиться участия в ней войск своих союзников по военно-политическим блокам, а буржуазная пропаганда стран НАТО развернула бурную антикоммунистическую кампанию, защи- щая преступные действия американских агрессоров на вьетнамской земле. Так, в марте 1965 г. печатный орган Североатлантического союза журнал «НАТО леттер» писал, что «будущее свободного мира решается... без всякого сомнения, во Вьетнаме», и призывал не допустить перехода Вьетнама, а также Конго «в руки коммунистов» 134. В заключительном коммюнике о заседании совета НАТО, состоявшемся 11 и 12 мая 1965 г. в Лондоне, утверждалось, будто угроза миру в «районах напряженности и конфликтов, таких, как Малайзия, Вьетнам, Доминиканская Республи- ка», была создана не агрессивными действиями вооруженных сил США, а «интригами» коммунистов 135. 128 Таблица 2 Численность вооруженных сил США и их союзников во Вьетнаме (в среднем на конец года) 132 Год США Австра- лия Южная Корея Таи- ланд Новая Зеландия Филип- пины Южный Вьетнам 1960 900 — — — — — 243 000 1961 3 200 — — — — — 306 000 1962 11 300 — — — — — 396 000 1963 16 300 — — — — — 402 000 1964 23 300 200 200 — 30 17 514 000 1965 184 300 1557 20 620 16 119 72 614 000 1966 485 300 4525 45 566 244 115 2061 633 600 1967 485 600 6818 47 829 2205 534 2020 643 000 1968 536 100 7661 50 003 6005 516 1576 820 000 1969 474 400 7672 48 869 11 568 552 189 897 000 1970 335 800 6763 48 537 11 568 441 74 968 000 1971 184 000 3000 48 000 11 000 400 — 1 048 000 1972 38 000 — 39 000 2000 — — 1 090 000 1973 15 500 — 35 000 — — — 1 100 000 1974 — — — — — — 974 000
Интенсивные попытки «интернационализировать» агрессию во Вьет- наме стали предприниматься правящими кругами США сразу после провала «особой» войны. Уже 23 апреля 1964 г. президент Джонсон в своем публичном выступлении призвал к тому, чтобы «больше флагов пришло на помощь» его сайгонским друзьям, попавшим в беду. Тогда же совет министров блока СЕАТО опубликовал коммюнике, в котором говорилось, что «поражение Вьетконга существенно важно для безопас- ности Юго-Восточной Азии», и подчеркивалась «необходимость для стран СЕАТО выполнить их союзнические обязательства». 25 мая 1965 г. помощник президента США по делам национальной безопасности М. Бан- ди подготовил меморандум, в котором рекомендовалось созвать конферен- цию СЕАТО на высшем уровне для обсуждения вопроса о совместных военных действиях в Индокитае стран — участниц этого блока. Однако ряд государств СЕАТО, особенно Франция, заняли резко отрицательную позицию в отношении американской политики во Вьетнаме. Конференция так и не была созвана, а Вашингтон вынужден был отказаться от усилий организовать агрессию против вьетнамского народа под эгидой СЕАТО. В дальнейшем правительство США стремилось привлечь к участию в аг- рессии своих союзников путем политического, дипломатического и эконо- мического давления на каждого в отдельности 136. К правительству Таиланда Вашингтон обратился с предложением поддержать действия американских войск в Южном Вьетнаме, а в своей собственной стране активизировать борьбу против патриотических сил. Англия была поставлена в известность об этом обращении США, и она оказала Вашингтону поддержку. Правительства Новой Зеландии, Филип- пин и Австралии Белый дом попросил направить во Вьетнам боевые части для непосредственного участия в военных действиях. Американским посольствам в зависимых от США странах Европы, Азии и Латинской Америки было дано указание обсудить с соответствующими правительства- ми проблему военной помощи Южному Вьетнаму. Давлению Вашингтона сразу поддались марионеточные режимы Южной Кореи и Тайваня, а несколько позже — Филиппины, Австралия и Новая Зеландия. Чтобы замаскировать полную зависимость южнокорейского режима от Вашинг- тона, США попросили Австралию и Новую Зеландию прислать свои воинские части первыми. В июне 1965 г. в Южный Вьетнам прибыли австралийская группа экспедиционных войск, основу которой составлял усиленный пехотный батальон, а в июле — новозеландская батарея 105-мм гаубиц. Они сразу же были приданы 173-й воздушно-десантной бригаде США, действовавшей в районе Бьенхоа. В октябре—ноябре 1965 г. из Южной Кореи прибыли отдельная бригада морской пехоты и «столичная» пехотная дивизия с частями усиления. Филиппины и Тай- вань, хотя и согласились направить свои войска в Южный Вьетнам, пока воздерживались от выполнения обещаний. В конце 1965 г. Вашингтон усилил давление на своих союзников, и доля их участия в американской агрессии во Вьетнаме стала воз- растать. Правительство Южной Кореи в 1966 г. прислало еще одну усиленную пехотную дивизию, а Филиппины — экспедиционную инженер- ную группу с подразделениями охранения общей численностью свыше 2 тыс. человек. Поддался американскому давлению и Таиланд. В 1966 г. 129
он направил подразделение авиационных специалистов, а в 1967— 1969 гг. — несколько боевых частей сухопутных войск, в составе которых было шесть пехотных батальонов, три артиллерийских дивизиона, штабы двух пехотных бригад и другие подразделения. Они вошли потом в состав таиландской пехотной дивизии «Черный леопард». Австралия уве- личила свой контингент в 1966 г. до двух усиленных пехотных батальо- нов, а в 1968 г.—до трех. Из них была сформирована отдельная пе- хотная бригада, для поддержки боевых действий которой австралийское правительство летом 1966 г. направило в Южный Вьетнам легкобомбар- дировочную авиаэскадрилью. Из Новой Зеландии в 1967 г. прибыла отдельная пехотная рота, которая действовала в составе австралийской бригады 137. Чтобы поощрить своих союзников к посылке вооруженных сил в Южный Вьетнам, правительство США взяло на себя расходы по их транспортировке, обеспечению пенсий инвалидам войны и пособий семьям погибших, выплате надбавок к денежному содержанию военнослужа- щих, полностью финансировало подготовку и оснащение оружием по- полнений для действующих войск Южной Кореи, Таиланда и Филиппин, а также предоставляло союзным войскам другую финансовую и мате- риальную помощь. Вашингтон упорно пытался привлечь к войне во Вьетнаме евро- пейские государства НАТО и Канаду. Но ни одно из этих государств не согласилось на прямое участие в агрессии, хотя большинство ока- зывало политическую поддержку США и материальную помощь сайгон- скому режиму. Военные круги Греции и Голландии, выразившие желание направить в Южный Вьетнам небольшие воинские контингенты, не по- лучили на это согласия своих правительств. Американское посольство в Афинах предприняло дополнительный нажим на Грецию, которая в ре- зультате пообещала послать в Южный Вьетнам свои войска, если сначала это сделают другие государства НАТО. После чего было снова оказано давление на Голландию. США и Южный Вьетнам направили ей совместное приглашение прислать в Сайгон военных наблюдателей, но не получили положительного ответа. Канада отказалась от участия во вьетнамской авантюре, сославшись на то, что ее представители входили в состав международной комиссии по наблюдению и контролю за осу- ществлением Женевских соглашений по Индокитаю 138. В 1966 г. военное руководство США приложило немало усилий, чтобы получить согласие Англии на переброску в Южный Вьетнам английской бригады гуркхов численностью 14,5 тыс. человек. Бригада состояла из наемных непальских стрелков, завербованных на английскую военную службу. Она имела большой опыт противопартизанских дейст- вий на Малаккском полуострове и Борнео. Все офицеры в ней, начиная с командира взвода, были англичане. Во время длительных переговоров в Лондоне американцы даже предлагали полностью завербовать гуркхов к себе на службу. Однако положительных результатов переговоры не дали. До 1969 г., как заявили англичане, бригада нужна была им самим для борьбы с партизанами на юге Азии 139. Союзники США по НАТО, отказавшись направить во Вьетнам свои войска, демонстрировали солидарность с Вашингтоном путем оказания 130
асевозможной якобы «невоенной» помощи сайгонскому режиму. Особую активность проявляло правительство ФРГ. Оно ежегодно предоставляло Сайгону 21,2 млн. долл. на строительство капитальных объектов и импорт предметов потребления. Более 20 технических и медицинских специали- стов ФРГ работали в Южном Вьетнаме. В 1966 г. туда прибыло запад- ногерманское госпитальное судно на 130 коек. ФРГ построила в Дананге госпиталь на 170 коек стоимостью 2,5 млн. долл., который вступил в строй после того, как в конце 1967 г. госпитальное судно покинуло Южный Вьетнам. Голландия финансировала строительство и оборудова- ние трех противотуберкулезных центров, реконструкцию и расширение нескольких госпиталей. Англия направила группу преподавателей для университета в Гуэ и медицинских работников для больницы в Сайгоне, которые находились там в течение пяти лет. Бельгия, Греция, Дания, Турция оказывали помощь медикаментами. Италия послала в Южный Вьетнам группу хирургов (10 человек). Норвегия предоставила помощь пострадавшим от наводнения в феврале 1965 г. Большую часть канадской помощи составляли поставки продовольствия и медицинское обслужива- ние. Лишь Испания направила в 1966 г. в Южный Вьетнам группу военных специалистов из 13 человек 140. Правительства европейских государств НАТО учитывали все возрастав- шую непопулярность американской агрессии во Вьетнаме среди широ- ких народных масс своих стран. На сессии совета НАТО в декабре 1967 г. голландский министр иностранных дел Лунс, выражая обеспо- коенность общественности расширяющимися масштабами агрессии США во Вьетнаме, вынужден был говорить о «растущем скептицизме» западно- европейцев, особенно молодежи, относительно НАТО, о все усиливаю- щейся критике политики государств НАТО, препятствующих наступле- нию разрядки в международных отношениях 141. Участие во вьетнамской войне войск ряда союзников США поставило перед американским командованием проблему боевого использования этих сил и организации управления ими в ходе вооруженной борьбы. По предложению штаба генерала Уэстморленда устанавливалось три этапа в боевом применении прибывших в Южный Вьетнам союзных войск. На первом они использовались лишь для охраны базовых лагерей и опорных пунктов, где дислоцировались. На втором этапе они привле- кались для глубокой разведки, патрулирования и наступления, если были точные данные о местоположении патриотических сил. И только на третьем этапе, когда приобретался достаточный боевой опыт, они исполь- зовались для операций «поиска и уничтожения», которые считались наиболее ответственными и были сопряжены с большим риском, так как нахождение противника не было известно. Этот принцип боевого исполь- зования союзных войск соблюдался на всем протяжении агрессии. В отличие от войны в Корее 1950—1953 гг. во Вьетнаме не были созданы объединенное командование или штаб по координированию боевых действий вооруженных сил стран — участниц агрессии. В начале 1965 г. генерал Уэстморленд предложил сформировать объединенное союзное командование, но против выступило южновьетнамское ма- рионеточное правительство, которое стремилось сохранить в своих ру- ках руководство собственными вооруженными силами как главной опоры 131
созданного им фашиствующего режима. Вашингтон пошел навстречу пожеланиям Сайгона, и образованное в 1962 г. командование вооружен- ных сил США во Вьетнаме действовало параллельно с южновьетнам- ским генеральным штабом. Между этими двумя высшими органами руководства вооруженной борьбой поддерживался тесный оперативный контакт. При сайгонском генеральном штабе имелся специальный пред- ставитель американского командующего со своим аппаратом. Отступле- нием от принятого принципа управления войсками было создание объе- диненного разведывательного центра, в задачу которого входило обес- печение информацией как американского, так и южновьетнамского ко- мандования 142. Первые части союзных войск, прибывшие в Южный Вьетнам, при- давались американским соединениям и находились полностью на их тыловом обеспечении. Со временем австралийские и таиландские войска стали действовать как самостоятельные тактические соединения. Они получили отдельные зоны ответственности и в оперативном отношении подчинялись штабам американских полевых командований, в оперативных зонах которых дислоцировались. Не допускалась передача американских или союзных частей и соединений в оперативное подчинение южно- вьетнамским командирам и штабам, в то время как сайгонские войска в случае необходимости могли временно подчиняться американским командирам143 . На особом положении находились южнокорейские войска. Они дейст- вовали только под национальным командованием и не передавались в опе- ративное подчинение американским штабам. Их пехотным дивизиям и бригаде морской пехоты были выделены зоны ответственности, а все силы объединены в корпус. Своей мнимой самостоятельностью военное руко- водство Южной Кореи стремилось показать, что оно добровольно помогает американцам в ответ на их помощь в 1950—1953 гг. Командование США не возражало против такого статуса южнокорейских войск, так как они всегда действовали послушно и были надежным союзником. На случай возникновения конфликтных ситуаций и для решения на паритетных нача- лах военных проблем, касающихся трех сторон, был создан специальный совет в составе командующего вооруженными силами США во Вьетнаме, командующего южнокорейскими войсками в Южном Вьетнаме и началь- ника генерального штаба сайгонских вооруженных сил, который формаль- но выступал в качестве председателя этого совета 144. С 1965 г. вооруженные силы США и некоторых их партнеров по блокам начали прямые агрессивные действия против патриотических сил Южного Вьетнама. Размах этих действий из года в год расширялся. Применялись все более совершенные средства уничтожения, включая ядохимикаты. Однако эскалация войны во Вьетнаме не принесла правя- щим кругам США желаемых результатов. Сразу же стали проявляться политические и военные просчеты Ва- шингтона. Выявились полное непонимание сущности, характера и глубины национально-освободительного движения, его целей и интересов; не- дооценка жизнеспособности социалистического строя в ДРВ, его целей и политики; в военной области обнаружились нереальные, глубоко ошибоч- ные взгляды на характер и способы ведения войны. Не оправдались, 132
например, расчеты на то, что путем мощных бомбовых ударов удастся заставить ДРВ отказаться от поддержки патриотических сил Южного Вьетнама. Провалились планы разобщения сил НФОЮВ и нарушения их взаимодействия, подавления системы управления, поддержки и обеспе- чения войск. Не принесли ожидаемых результатов наступательные опе- рации американо-сайгонских войск. На полях сражений в Южном Вьет- наме стратегическая и оперативная инициатива прочно оставалась в руках сил НФОЮВ. Вашингтону и Сайгону не удалось добиться «умиротво- рения» населения Южного Вьетнама: деморализованная марионеточная армия не справилась с задачей организации контроля над территорией и населением. Бойцы народного ополчения уничтожали «агентов умиро- творения», местные войска ликвидировали «стратегические деревни», поч- ти вся сельская местность по-прежнему находилась под контролем НФОЮВ. Американские агрессоры, встретив стойкое сопротивление патриоти- ческих сил, повели войну во Вьетнаме, не считаясь с нормами между- народного права, чиня чудовищные злодеяния над мирным населением. 16 марта 1968 г. американцы зверски расправились с населением южно- вьетнамской общины Сонгми, истребив более 500 женщин, стариков и детей. Об этом стало известно всему миру. Многие же тысячи преступ- лений так и не стали достоянием гласности 145. Все более глубокое втягивание США в войну во Вьетнаме способство- вало развитию негативных тенденций в экономике, политической и об- щественной жизни, в положении США на международной арене. Подобно тому как это было в годы корейской войны, в период прямой агрессии во Вьетнаме стали резко расти военные расходы и численность вооружен- ных сил США (табл. 3). Таблица 3 Рост военных расходов и численности вооруженных сил США в период прямой американской агрессии во Вьетнаме 146 Показатель 1965 1966 1967 1968 1969 Военные расходы, млрд. долл. 55,8 60,8 74,6 83,9 84,5 Численность регулярных воору- женных сил, тыс. человек 2655 3094 3376 3547 3460 Если в 1965/66 финансовом году США истратили на ведение военных действий во Вьетнаме 100 млн. долл., а в 1966/67 г. — 5,8 млрд., то в 1967/68 г. уже более 20 млрд., а в 1968/69 финансовом году — более 28 млрд. долл. Всего непосредственно на ведение войны затрачено 110 млрд. долл., а общие расходы с учетом выплаты пенсий ветеранам и процентов по военным займам к 1975 г. составили 352 млрд. долл. В 1965—1970 гг. рост военных расходов США намного опережал рост национального валового продукта. Если валовой национальный продукт за эти годы увеличился на 43,6%, то военные расходы — на 66,7%147. Большие затраты на военные нужды и выполнение внешних обяза- тельств привели к росту инфляции и иных кризисных явлений в эко- номике США. Снижалась конкурентоспособность американских товаров 133
на мировом рынке. Обострились противоречия между различными груп- пировками монополистического капитала внутри страны. Многие монопо- лии не устраивал тот факт, что, ввязавшись во вьетнамский конфликт, США не уделяли достаточного внимания другим районам мира, где складывалась обстановка, «угрожавшая» позициям американского капи- тала. Бесперспективность попыток правительства Л. Джонсона добиться своих целей в Южном Вьетнаме с помощью военной силы вызвала недовольство в американском конгрессе. Росли противоречия между за- конодательной и исполнительной властью. Миллионы простых американ- цев протестовали против того, что жизни молодых и средства налогопла- тельщиков идут на ведение безрассудной войны, усугубляющей внутрен- ние противоречия в стране. Набирало силу движение за прекращение агрессии. Антивоенные настроения распространились даже на вооружен- ные силы США, в том числе и находившиеся в Юго-Восточной Азии. Массовым стало уклонение от военной службы, участились случаи отказа от отправки в Индокитай, возросли масштабы дезертирства. Исключительное воздействие на общественность США оказало мощное наступление патриотических сил в Южном Вьетнаме в первые месяцы 1968 г. Под их удары попали практически все гарнизоны американских войск. В Сайгоне нападению подверглись 18 объектов, включая посольст- во США и штаб генерала Уэстморленда. Наступление войск НФОЮВ было повсеместно поддержано широкими слоями южновьетнамского насе- ления. На сторону патриотических сил переходили целые подразделения сайгонской армии. Вся военная структура США во Вьетнаме была пот- рясена до основания. Генерал Уэстморленд потребовал от Вашингтона направить во Вьетнам еще 206 тыс. военнослужащих в дополнение к более чем полумиллионному войску, уже находившемуся там 148. Все это заставило многих представителей правящих кругов США по-новому оценить перспективы затеянной авантюры. Творцы американ- ской политики уже не могли полностью игнорировать реальную обстановку во Вьетнаме, в самих Соединенных Штатах и на международной арене и были вынуждены менять стратегию и тактику борьбы за достиже- ние своих целей в Индокитае. Эти изменения были ускорены полити- ческой конъюнктурой в США, где с начала 1968 г. развернулся очередной тур предвыборной борьбы. Чтобы лишить своих соперников — республи- канцев—главного козыря, в который они превратили вопрос об американ- ских провалах во Вьетнаме, правительство Джонсона предприняло ряд мер. В январе 1968 г. ушел в отставку с поста министра обороны Р. Мак- намара, один из зачинщиков агрессии США во Вьетнаме. С поста командующего вооруженными силами США во Вьетнаме был смещен генерал Уэстморленд, а его место занял генерал К. Абрамс, которому была поставлена задача сосредочить усилия экспедиционных войск США на защите крупных городов и военных баз в Южном Вьетнаме, отказав- шись от осуществления операций «поиска и уничтожения» регулярных войск НФОЮВ. Начали постепенно сокращаться масштабы наземных операций, что должно было привести к уменьшению людских потерь, вызывавших особенно острую реакцию американской общественности. 31 марта 1968 г. президент Джонсон объявил о прекращении бомбардировок территории 134
ДРВ севернее 20-й параллели и о согласии приступить к переговорам с представителями Ханоя, а также об отказе выдвигать свою кандидатуру на новых президентских выборах. Все эти мероприятия администрации Джонсона свидетельствовали о том, что эскалация военных усилий США во Вьетнаме, начавшаяся в 1965 г., завершилась крахом. Ни одна из целей Вашингтона, несмотря на постоянное увеличение численности американских войск в Юго-Восточ- ной Азии, к концу 1968 г. не была достигнута. Новый президент Р. Никсон, вступивший на этот пост в январе 1969 г., был вынужден отказаться от прежней стратегии во Вьетнаме и заявить о намерении своего правительства поэтапно вывести оттуда американские войска. Одновременно он провозгласил программу «вьетна- мизации» войны, которая на практике стала претворением новой внешне- политической стратегии Вашингтона — так называемой «гуамской докт- рины». Главные принципы этой доктрины были провозглашены Никсоном на импровизированной пресс-конференции летом 1969 г. на о-ве Гуам, где его самолет совершил посадку для дозаправки горючим во время краткосрочного визита в Южный Вьетнам. Президент заявил о верности США их прежним обязательствам и дал публичное обещание не брать новые международные обязательства, а если об этом попросят союзни- ки, то США предоставят им «военную и экономическую помощь, но возложат на страну, которая находится под непосредственной угрозой, принятие на себя первостепенной ответственности за обеспечение живой силы для своей защиты»149. Вашингтон, не отказываясь от навязывания своего лидерства в мире путем силы, стремился снять с США основное бремя и свести в будущем к минимуму их непосредственное участие, особенно сухопутными войсками, во внутренних и локальных конфликтах, в войнах против революционных, освободительных сил, прогрессивных режимов. Правительство Никсона ставило своей целью проведение в но- вых условиях старой излюбленной политики империалистов — воевать и загребать жар чужими руками. Обосновывая необходимость более активного привлечения союзников для борьбы за интересы американского империализма, президент Никсон указывал на рост их «силы» и «самостоятельности». С помощью такого лестного для зависимых стран аргумента он стремился оправдать необ- ходимость сокращения прямой вовлеченности США в войну во Вьетнаме и выдать вынужденные действия за зрелое политическое решение 150. Провозглашая новую стратегию войны во Вьетнаме, правительство Никсона рассчитывало также успокоить американскую общественность. При этом оно исходило из того, что особо острые протесты вызывала не столько сама по себе война, сколько участие в ней американских военнослужащих, а также исключительно высокие расходы на нее. Объявляя об отказе использовать в дальнейшем свои вооруженные силы, особенно сухопутные войска, в локальных конфликтах в Азии, правительство США рассчитывало отколоть от антивоенного движения в стране огромную массу средних слоев, недовольных политикой адми- нистрации, и тем самым изолировать боевое пацифистское меньшинство, противопоставить его «молчаливому большинству». 135
В применении к сайгонскому режиму стратегия «вьетнамизации» сводилась к реорганизации и перевооружению за счет США марионеточ- ной армии, повышению ее боеспособности до такого уровня, чтобы она была в состоянии взять на себя основное бремя войны. Соответственно планировалось постепенно уменьшать вовлеченность вооруженных сил США. Однако «вьетнамизация» оказалась малоэффективной, так как наемная сайгонская армия, несмотря на ее количественный рост — до 1,1 млн. человек — и оснащенность новейшей американской военной техникой, не смогла успешно противостоять вооруженным силам патрио- тов. Их действия приобретали все более активный характер. Успехи, достигнутые патриотами, позволили в июне 1969 г. провести Конгресс народных представителей Южного Вьетнама, который про- возгласил образование Республики Южный Вьетнам (РЮВ), создал Временное революционное правительство (ВРП) и Консультативный совет при нем. К ноябрю 1969 г. ВРП было официально признано 25 государствами 151. Под давлением мировой общественности администрация Никсона вынуждена была согласиться на переговоры между ДРВ, ВРП РЮВ, США и сайгонским режимом о политическом урегулировании вьетнам- ского конфликта, которые начались в 1969 г. в Париже. Однако агрессия США в Индокитае не только не приостановилась, но даже расширилась. США неоднократно (август 1969, декабрь 1971, ноябрь 1972) возоб- новляли варварские бомбардировки территории ДРВ, которые длились по нескольку месяцев. В 1970—1971 гг. правительство Никсона распространило агрессию на Камбоджу и Лаос под предлогом «предотвращения» якобы имевшего место использования войсками ДРВ и РЮВ территории этих стран для создания там баз снабжения и сети коммуникаций. Воспользовавшись контрреволюционным переворотом в Камбодже, 82 тыс. американо-сай- гонских войск внезапно в апреле 1970 г. вторглись на камбоджийскую территорию. В операции широко использовались вертолеты, но разви- валась она медленно. Патриоты оказывали упорное сопротивление, и интервенты несли большие потери. К началу июля, после двухмесячных боев, под давлением мировой общественности, и прежде всего Советского Союза, командование США вынуждено было вывести американо-сайгон- ские войска из Камбоджи. Правда, в конце ноября 1971 г. США пред- приняли новую интервенцию в Камбоджу, для чего использовали 50-ты- сячную сайгонскую группировку, поддержанную американской авиацией. Но и на этот раз агрессоры не достигли успеха. Зона освобожденных районов значительно расширилась 152. Вторжение в Лаос было предпринято в феврале 1971 г. под предлогом ликвидации «тропы Хо Ши Мина». В нем участвовало 30 тыс. сайгонских и 16 тыс. американских солдат при поддержке 2 тыс. самолетов и верто- летов. Наиболее ожесточенные бои развернулись в середине марта. Сайгонская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 15 тыс. человек и не сумела выполнить поставленной задачи 15Э. Весной 1972 г. патриоты Южного Вьетнама предприняли новое стратегическое наступление во многих районах страны. В результате была освобождена территория с населением свыше 2,5 млн. человек. 136
Сайгонские войска понесли тяжелые потери, и только интенсивная под- держка со стороны американской авиации и флота предотвратила полный развал сайгонского режима. Крах интервенций в Камбодже и Лаосе, крупные поражения сайгон- ской армии в Южном Вьетнаме означали провал стратегии «вьетнамиза- ции», свидетельствовали о низких боевых возможностях марионеточной армии, ее неспособности даже при интенсивной американской поддержке решать ограниченные оперативные задачи. Еще раз была подтверждена невозможность для США военного решения вьетнамского конфликта, необходимость поисков его политического урегулирования. В конце декабря 1972 г. США вынуждены были прекратить воздушные налеты на территорию ДРВ севернее 20-й параллели, что позволило возобновить переговоры в Париже. 27 января 1973 г. представителями ДРВ, ВРП РЮВ, США и сайгонской администрации было подписано Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. В соответствии с ним США обязались прекратить все военные операции против ДРВ, в течение 60 дней вывести из Южного Вьетнама свои войска, советников и демонтировать принадлежащие им военные базы и объекты. Подписание Парижского соглашения имело огромное международное значение, стало яркой демонстрацией мощи национально-освободитель- ного движения, всех прогрессивных сил мира. Победа над силами агрессии и реакции была достигнута в первую очередь благодаря решительной и героической борьбе руководимых коммунистами трудящихся Вьетнама, благодаря всесторонней помощи и поддержке со стороны Советского Союза, всех стран социалистического содружества, активности невидан- ного по размаху движения солидарности, в авангарде которого постоянно шли коммунистические и рабочие партии. В марте 1973 г. США вывели свои регулярные войска из Южного Вьетнама, но все еще рассчитывали спасти сайгонский режим, оказывая ему всестороннюю, и прежде всего военную, помощь. Однако в апреле 1975 г. в ходе действий патриотических сил марионеточный режим на Юге Вьетнама был свергнут. Вслед за Вьетнамом свободу завоевали Лаос и Камбоджа. Итоги войны в Индокитае свидетельствовали о крахе самой крупной после второй мировой войны попытки международного империализма во главе с США с оружием в руках расправиться с социалистическим государством и подавить национально-освободительную революцию. Победа патриотических сил в трех странах Индокитайского полуострова способствовала изменению международной обстановки в Азии в пользу сил мира, социализма и прогресса, открыла путь к обеспечению в этой части земного шара, бывшей в течение долгих лет «горячей точкой» планеты, прочного, стабильного мира, основанного на коллективных усилиях всех миролюбивых государств. Как и в Корее, военное руководство США использовало войну в Индо- китае в качестве полигона для проверки оперативно-стратегических концепций ведения локальных военных действий на удаленном от Амери- канского континента театре войны, а также для испытания боевой техники и оружия. В военных действиях приняли участие все виды вооруженных сил. Они проводили совместные и самостоятельные опера- 137
ции. Наиболее напряженные и значительные из них происходили в 1967—1969 гг. На ход и результаты военных действий вооруженных сил США в Индокитае большое влияние оказывали политические, экономические и военно-географические факторы. Важнейшим из них явилось экономи- ческое и военное превосходство США над ДРВ и патриотическими силами Южного Вьетнама. В свою очередь, горно-лесисто-болотистый характер местности, слабое оперативное оборудование территории и бездорожье ограничивали возможности применения агрессором крупных группировок сухопутных войск. Значительное влияние на ход боевых действий оказывал тропический муссонный климат, а также такие факторы, как удаленность театра войны от США, использование воюющи- ми сторонами территории соседних стран и, наконец, то, что у патриотов фактически не было сил и средств воздействовать на морские и воздушные коммуникации агрессора. В составе сухопутных сил США во Вьетнаме действовали в основном пехотные и воздушно-десантные дивизии. В ходе войны американцы впервые испытали новую аэромобильную дивизию. Особенностью боевых действий сухопутных войск было массированное использование верто- летов, но их применение против защищенных точечных целей оказывалось малодейственным. Американское командование широко использовало химическое оружие, дефолианты и гербициды в целях уничтожения посевов сельскохозяйственных культур и растительного покрова, рас- считывая при этом на истощение продовольственных ресурсов вьетнам- ских патриотов и демаскировку их баз. Если в военную авантюру в Корее США смогли втянуть большинство своих союзников по НАТО, то во Вьетнаме это им осуществить не удалось. Ни одно из государств НАТО, кроме США, своих войск во Вьетнам не посылало, хотя все они, исключая Францию, в немалой степени содействовали американской агрессии и тем самым несли за нее ответ- ственность. К концу вьетнамской войны в правящих кругах США взяла верх группировка, ясно видевшая, что путем эскалации интервенции в отдален- ных районах мира довольно трудно навязать американскую политиче- скую волю независимым и свободолюбивым народам. Ненависть этой группировки к коммунизму, стремление ослабить влияние мирового социалистического содружества не уступали умонастроениям тех импе- риалистических кругов, которые развязали агрессию во Вьетнаме и из года в год расширяли ее. Однако реальный взгляд на сложившуюся международную обстановку заставил многих руководящих деятелей США занять более осторожную позицию. Происходил непрерывный рост могущества социалистического содружества, наступил ядерный паритет между США и СССР. Многие развивающиеся страны занимали анти- империалистические позиции. Они открыто осуждали агрессивные дей- ствия США против народов Индокитая. Все это учитывала администра- ция Никсона, когда принимала решение о деэскалации войны во Вьет- наме. Это решение, однако, не означало отказа от интервенций в Азии как средства внешней политики США. При этом делался упор на более широкий выбор способов применения военной силы. 138
Но в США активно действовала и другая влиятельная группировка, которая выступала за дальнейшую эскалацию войны в Индокитае, за использование всей мощи американских вооруженных сил против ДРВ и других социалистических стран. К числу наиболее крикливых политиков второй половины 60-годов, требовавших самых «радикальных» мер для достижения победы во Вьетнаме — вторжения американских войск на территорию ДРВ, массированных воздушных налетов, а если понадобится, и нанесения ядерных ударов, — относился бывший в то время губерна- тором Калифорнии Р. Рейган, с 1981 г. президент США. Он предлагал сровнять Вьетнам с землей, превратить «в гладкие парковки, и все закончить к рождеству»154. С защитой взглядов сторонников «радикаль- ных» мер выступил после ухода в отставку адмирал Г. Шарп в книге «Стратегия поражения». Он сожалеет, что президент Л. Джонсон не принял его предложения с самого начала обрушить против ДРВ всю мощь американского оружия. Только таким образом, полагал Шарп, можно было покончить с коммунизмом во Вьетнаме 155. Не только война во Вьетнаме, самая длительная и крупная из локаль- ных войн послевоенного периода, но и другие вооруженные конфликты, имевшие место в Азии в 60-е — начале 70-х годов, привлекали внимание ведущих государств НАТО, в первую очередь США. Обострение отноше- ний между Индией и Китаем по территориальным вопросам и возникшие конфликты между ними в 1959—1962 гг. были восприняты в США и Англии как возможность активнее привлечь Индию к участию в импе- риалистических военных блоках в Азии или установить с ней двусторон- ние военные связи 156. Однако Индия осталась верна своему независимому внешнеполитическому курсу. В собственных интересах правительство США стремилось использо- вать и индо-пакистанский конфликт из-за Кашмира, который в августе 1965 г. перерос в открытое вооруженное столкновение с применением танков и авиации. Еще с конца 40-х годов США оказывали значительную военную помощь Пакистану, который стал затем их союзником по военным блокам СЕАТО и СЕНТО. С другой стороны, они опасались окончательно оттолкнуть от себя Индию. Поэтому избегали прямого участия в индо- пакистанском конфликте, предоставляя обеим сторонам возможность действовать самостоятельно. В 1965 г. правительство США с одобрения своих основных союзников по НАТО объявило о прекращении новых поставок вооружения Пакистану, дав обещание ограничиться лишь поставками запасных частей для имеющегося вооружения, и провоз- гласило курс на «умиротворение» положения в регионе. На деле, однако, этот курс был направлен на продолжение политики военного давления на Индию, но теперь уже не только с помощью реакционного режима Пакистана, но и за счет сложной игры на противоречиях на южно- азиатском субконтиненте, разжигая прежде всего индо-китайские противоречия 157. Позиции государств НАТО в Южной Азии были поставлены под угрозу в связи с обострением в начале 70-х годов борьбы пакистанского народа против диктатуры буржуазно-помещичьих кругов, за независи- мую внешнюю политику, за демократизацию общественной жизни и социальный прогресс. В Восточном Пакистане эта борьба в 1971 г. 139
приняла характер национально-освободительной войны бенгальского народа и привела к образованию независимого государства — Республики Бангладеш. Против восставшего населения Восточной Бенгалии военная админи- страция Пакистана применила вооруженные силы. Начались массовые репрессии. За короткий срок было уничтожено свыше 1 млн. бенгальцев, разрушены миллионы домов. 10 млн. бенгальцев вынуждены были искать убежища в Индии158. В результате обострились индо-пакистанские отношения. США и другие государства НАТО в этой обстановке решили оказать давление на Индию. Они предостерегли ее от применения вооруженных сил для защиты бенгальских беженцев и в то же время всячески поддерживали военный режим Пакистана, который готовил вооруженную акцию против Индии. Давление еще больше усилилось после того, как Индия в августе 1971 г. заключила Договор о мире, дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом. Пользуясь поддержкой США, пакистанский режим довел дело до вооруженного столкновения с Индией, длившегося с 3 по 16 декабря 1971 г. В ходе этого конфликта США и ряд других государств НАТО заняли откровенно антииндийскую позицию. США прекратили экономиче- скую помощь Индии, направили в Бенгальский залив корабли американ- ского 7-го флота во главе с авианосцем «Энтерпрайз». Это было сделано с целью прямого военного давления на Индию и создания угрозы удара по индийским кораблям и авиации. В это же время возникли планы создания американской военной базы в Индийском океане на о-ве Диего- Гарсия, принадлежащем Англии. Государства НАТО пытались вмешиваться и во внутренние вооружен- ные конфликты, происходившие в союзных им странах Азии. В период эскалации американской агрессии во Вьетнаме особое беспокойство военно-политического руководства США вызвали партизанские операции Патриотического фронта Таиланда, развернувшиеся на севере и северо- востоке страны. Фронт провозгласил своей целью свержение таиландской военной хунты, принимавшей активное участие в агрессии США в Индо- китае. Правительство США всячески помогало военной хунте в борьбе с Патриотическим фронтом: увеличило поставки Таиланду вооружения, послало туда в качестве советников представителей войск специального назначения и других специалистов по противопартизанской войне. Несмотря на это, военной хунте Таиланда приходилось держать в север- ных и северо-восточных провинциях значительные войска, обращаться к США с новыми просьбами о помощи. Лишь приход к власти в Таиланде в 1973 г. гражданского правительства привел к временному смягчению вооруженного конфликта 159. Гражданская война на Филиппинах в конце 60-х — начале 70-х годов привела к обострению противоречий между США и их союзником по СЕАТО. Правительство Филиппин вынуждено было еще до перехода США к стратегии «вьетнамизации» отозвать свои войска из Южного Вьетнама и потребовать пересмотра условий договора с США о взаимной обороне и статусе американских военных баз на Филиппинах. Меры по защите суверенитета страны, предпринятые филиппинским правитель- 140
ством, способствовали ослаблению противоречий, вызвавших граждан- скую войну. Стратегия «вьетнамизации», объявленная правительством США в 1969 г., привела не только к постепенному выводу американских сухопутных войск из Южного Вьетнама, но и их сокращению в других странах Восточной Азии. По сравнению с 1968 г. численность вооружен- ных сил США в 1974 г. уменьшилась в Таиланде с 47,5 тыс. человек до 33 тыс., на Филиппинах — с 27 тыс. до 17 тыс., на Тайване — с 9 тыс. до 5 тыс., в Южной Корее — с 61 тыс. до 38 тыс., в Японии (в том числе на Окинаве) — с 81 тыс. до 57 тыс. человек 160. Однако это не свидетель- ствовало об отказе США участвовать в азиатских военных конфликтах. Пересматривались лишь технические аспекты американской доктрины интервенционизма в сторону более активного применения средств «гибко- го реагирования». Сокращая свое военное присутствие в основном за счет контингентов сухопутных войск, США одновременно сохраняли у азиат- ских берегов мобильные силы, обладающие большой огневой мощью, главным образом флот, морскую пехоту, авиационные и ракетные части и соединения. Так, численность их военно-морских сил у побережья Индокитая в 1972—1973 гг. возросла с 13 тыс. до 18 тыс. человек. В 1972 г. США добились заключения соглашения с Японией о приписке оперативной группы ВМС в порту Йокосука. В 1971—1972 годах была значительно расширена американская военно-морская база в Саттахипе на территории Таиланда 161. Одновременно правительство США увеличило численность вооружен- ных сил на собственных базах в зоне Тихого океана, откуда их быстро можно было перебросить в любой район Восточной Азии. Так, в 1968— 1974 гг. военный гарнизон на Гавайях возрос с 34 тыс. до 43,5 тыс. чело- век, а на о-ве Тиниан он увеличился в десятки раз 162. Большее внимание США стали уделять накоплению тактического ядерного оружия в Южной Корее, на Тайване, Окинаве. Одним из последствий неудачи американской агрессии во Вьетнаме явился кризис и распад военного блока СЕАТО. Война в Индокитае показала его участникам из числа азиатских стран, в какие опасные авантюры они могут быть вовлечены. Одновременно стало ясно, что с военной точки зрения СЕАТО неэффективен. Уже в 1971 г. Таиланд и Филиппины заявили о своем согласии превратить Юго-Восточную Азию в «зону мира, свободы и нейтралитета», о чем говорилось в декла- рации созданной еще в 1967 г. Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В 1972 г. Пакистан заявил о своем формальном выходе из СЕАТО в связи с тем, что блок отказал ему в поддержке во время воен- ного конфликта с Индией. В 1973 г. конференция премьер-министров стран блока по настоянию Австралии, Новой Зеландии, Таиланда и Филиппин решила сократить военный аппарат и количество маневров СЕАТО. В 1974 г. Франция прекратила выплату денежных средств в бюджет СЕАТО и фактически вышла из него. В июле 1975 г. Таиланд, Филиппины и Сингапур, как члены АСЕАН, потребовали роспуска СЕАТО и усиления организации АСЕАН. В конце сентября 1975 г. совет министров СЕАТО принял решение о роспуске блока в течение двух лет, и официаль- но он перестал существовать с июня 1977 г. 141
Ликвидация СЕАТО, как и уменьшение численности вооруженных сил США в странах Восточной Азии, была признаком определенного ослабления позиций государств НАТО в этом регионе, сокращения их прямой вовлеченности в военные конфликты в Азии. Основной упор они делали теперь на укрепление зависимых режимов и союзных стран в Азии, на активизацию там антикоммунистических и реакционных сил. Государства НАТО, в первую очередь США и Англия, способствовали поддержанию высокого уровня напряженности на Азиатском континенте. В этом они видели одно из условий предотвращения неизбежного укрепле- ния в Азии позиций сил прогресса, демократии и социализма. Государства НАТО и военные конфликты в Азии после краха агрессии США во Вьетнаме (вторая половина 70-х — начало 80-х годов) После поражения США во Вьетнаме государства НАТО, как правило, избегали прямого участия в военных конфликтах в странах Восточной и Южной Азии. Одновременно они содействовали усилению здесь на- пряженности и возникновению конфликтных ситуаций, которые использо- вали для того, чтобы сохранять высокие темпы гонки вооружений, обеспечивать локальную расстановку сил в интересах НАТО, угрожать азиатским странам вооруженным вмешательством, тормозить налажива- ние между ними регионального сотрудничества, препятствовать курсу на достижение безопасности на основе совместных усилий. США и их партнеры по НАТО продолжали и в этот период рассматри- вать Азию как один из важнейших после Европы плацдармов в противо- борстве двух мировых систем. Они стремились во что бы то ни стало удержать под контролем Азиатский континент в интересах укрепления здесь своих глобальных позиций. Как и в прежние годы, главная роль в определении политики и страте- гии НАТО принадлежала США. Другие государства НАТО обычно поддерживали курс, выработанный в Вашингтоне. В отличие от периода вьетнамской войны произошло сближение позиции США и Франции в отношении военных конфликтов в Азии. Ослабление позиций США в Азии после провала вьетнамской авантюры вызвало тревогу американских правящих кругов. Дж. Форд, сменивший Р. Никсона на посту президента и в целом продолжавший его общую стратегическую линию, решил сразу же предпринять ряд мер по укреплению пошатнувшегося авторитета США в Азии. Эти меры были намечены им в новой «тихоокеанской доктрине», провозглашенной в декабре 1975 г. Если Никсон, не отрицая значения Азии для положения США в окружающем мире, все же избегал конкретизации приоритетов среди отдельных региональных направлений американского внешне- политического курса, то Форд прямо заявил о возросшей роли Азиатского континента для осуществления глобальных планов Вашингтона. «Миро- вая стабильность и наша собственная безопасность, — говорилось в преамбуле к доктрине,—зависят от наших обязательств в Азии»163. При Форде США стали придавать большое значение консолидации 142
своих позиций в тех азиатских странах, которые по-прежнему ориентиро- вались на Вашингтон. Особенно внимательно учитывались японские интересы и потребности. США подталкивали Японию к более энергичным усилиям в области вооружения, к расширению сферы военной актив- ности в Восточной Азии. Одновременно делалась ставка и на усиление противоречий между социалистическими странами Азии и Советским Союзом. Намеченный администрацией Форда азиатский курс нашел поддержку партнеров США по НАТО и в основном продолжался при Картере и Рейгане. Стремление правящих кругов США и других государств НАТО укрепить в Азии свои пошатнувшиеся в результате войны во Вьетнаме позиции, проводить стратегическую линию, намеченную на вторую поло- вину 70-х годов, определяло в первую очередь их отношение к проис- ходившим там вооруженным конфликтам. В Юго-Восточной Азии с весны 1979 г. возникла острая конфликтная ситуация вдоль границы Кампучии (до 5 января 1976 г. — Камбоджи) с Таиландом. В январе 1979 г. патриотические силы кампучийского народа во главе с Единым фронтом национального спасения Кампучии свергли реакционный полпотовский режим и провозгласили Народную Республику Кампучию (HPK). Новое правительство взяло курс на строительство основ социалистического общества, развитие дружествен- ных отношений и сотрудничества с СССР, Вьетнамом и другими странами социализма. Однако контрреволюция, пользуясь поддержкой из-за рубежа, оружие не сложила. На протяжении многих лет, прошедших после свержения полпотовского режима, продолжается необъявленная война против HPK с территории Таиланда, где обосновались остатки полпотовских банд 164. Усилиями правящих кругов США и их союзников по военным блокам была искусственно создана «кампучийская проблема», давно решенная кампучийским народом. Поддержка, оказанная социалистическим Вьетнамом братскому народу Кампучии в свержении кровавого режима Пол Пота, преподносится пропагандистскими службами НАТО как «агрессия». Государства НАТО действуют единым фронтом в ООН и на других международных форумах, где выступают с клеветническими заявлениями против Вьетнама и других стран социалистического содру- жества. В 1982 г. в столице Малайзии Куала-Лумпуре по инициативе США было образовано «коалиционное правительство» несуществующей «демократической Кампучии», с тем чтобы замаскировать военную и политическую поддержку полпотовцев. США и их союзники по НАТО заинтересованы в том, чтобы очаг напряженности в районе кампучийско-таиландской границы не затухал. Они стремятся использовать его, чтобы столкнуть Таиланд, Малайзию и другие страны, входящие в АСЕАН, с социалистическими государст- вами Индокитая, столкнуть, чтобы затем заключить асеановцев в покро- вительственные объятия Пенгатона. Этим объясняется все возрастающее внимание государств НАТО к странам АСЕАН, оказание им американ- ской помощи. В конце 70-х годов большое число таиландских политических деятелей стало подвергать сомнению выгодность для страны односторонней ориен- 143
тации на США, которой она неуклонно придерживалась последние 25 лет, и начало склоняться в пользу развития связей со странами социалистического содружества, в первую очередь с соседями — Вьет- намом и Лаосом. Чтобы не допустить отхода Таиланда от «твердого» американского курса, администрация Картера решила подтвердить на высоком уровне обязательства США по оказанию «помощи» Таиланду «в чрезвычайных обстоятельствах». С этой целью в мае 1978 г. Бангкок посетил вице-президент США У. Мондейл. Несколько позднее, в октябре 1978 г., американские обязательства перед Таиландом подтвердил госдепартамент США. Стало укрепляться военное сотрудничество США с Таиландом. Вашингтону было вновь предоставлено право пользования военно-воздушной базой Такли для дозаправки самолетов, осуществляв- ших патрулирование в районе Юго-Восточной Азии и совершавших полеты с Филиппин на военную базу Диего-Гарсия в Индийском океане. Американские военные корабли стали заходить в Таиланд. Возобновились полеты военных самолетов США в Бангкок, доставлявших военную технику и оружие. США оказали помощь Таиланду в строительстве завода по производству боеприпасов, продали 18 реактивных истреби- телей-бомбардировщиков Ф-5Е. Вооруженные силы США и Таиланда начали проводить совместные маневры 165. После искусственно созданной шумихи вокруг «кампучийской пробле- мы» американская помощь Таиланду увеличилась и он был втянут в орбиту агрессивных планов США в Юго-Восточной Азии, направленных на усиление напряженности в регионе. Визиты в Таиланд официальных представителей Вашингтона становятся чаще и используются для раз- жигания милитаристских амбиций таиландской военщины, подталкивания ее к усилению военной активности против Кампучии и Вьетнама. Вслед за этим обычно активизировались вооруженные провокации таиландских войск на границе с HPK. Так, после посещения Бангкока осенью 1981 г. заместителем министра обороны США Ф. Карлуччи только в течение одной недели, с 18 по 25 сентября, таиландская авиация десять раз нарушала воздушное пространство Кампучии, подвергая бомбардировке провинцию Кохконг. За этот же период таиландская артиллерия 67 раз открывала огонь по территории кампучийских провинций Баттамбанг и Сиемреап. Воинские подразделения Таиланда многократно проникали на кампучийскую территорию, а военные корабли — в территориальные воды HPK 166. Весной 1983 г., после того как вооруженные силы HPK провели ряд успешных операций против полпотовцев, в Вашингтоне подняли шумиху о якобы существующей угрозе Таиланду со стороны вьетнамских добро- вольческих войск, находящихся в Кампучии по просьбе правительства этой страны. В Таиланд срочно прибыл помощник госсекретаря П. Вул- фович. С явно провокационными целями он совершил поездку к таи- ландско-кампучийской границе, а затем выступил с подстрекательскими заявлениями. По докладу Вулфовича Белый дом принял решение об оказании Таиланду срочной военной помощи. Транспортной авиацией в Таиланд были доставлены 155-мм гаубицы, зенитно-ракетные комплексы «Редай», боеприпасы, другое оружие. Характерно, что часть американ- ского оружия, направляемого таиландской армии, попадает затем пол- 144
потовским бандам, совершающим вылазки на территорию суверенной Кампучии. Подстегиваемая Вашингтоном, таиландская военщина систематически устраивает провокации против HPK. Только в конце февраля 1985 г. она десятки раз подвергала массированным обстре- лам приграничные провинции HPK, а ее самолеты неоднократно вторга- лись в воздушное пространство республики 167. Таким образом поддержи- вается напряженность в районе таиландско-кампучийской границы, а это выгодно правящим кругам США и их союзников по НАТО. Искусственно нагнетаемую напряженность США используют для давления на государства АСЕАН, пытаясь придать этой организации характер военного блока. В своих отношениях со странами АСЕАН Вашингтон делает упор на контакты в военной области. Частыми гостями в этих странах стали высокопоставленные военные эмиссары из США и других государств НАТО. Широко используется такая форма контактов, как совместные военно-морские учения. Вашингтон выделяет странам АСЕАН значительные суммы на военные цели, поставляет им вооружение. Давление на АСЕАН оказывается и по линии ежегодно проводимых конференций министров иностранных дел этих стран, на которых присут- ствуют представители США и их союзников по военным блокам. Так, в июне 1983 г. в Бангкоке сначала министры Индонезии, Филиппин, Таиланда, Малайзии и Сингапура совещались между собой, а затем по установившейся в последние годы практике к ним присоединились главы внешнеполитических ведомств США, ФРГ, Канады, Японии, Австралии, Новой Зеландии. На конференции госсекретарь США Дж. Шульц и его единомышленники постарались увести представителей АСЕАН на бесплодный путь обсуждения «кампучийской проблемы» и в связи с этим настаивали на необходимости «укрепления безопасности» членов АСЕАН, т. е. расширении военных связей этих стран с США и их союзниками по агрессивным блокам 168. Решения, принятые под давлением США на конференции в Бангкоке, фактически игнорируют добрую волю социалистических государств Индокитая мирным путем решить возникшие в Юго-Восточной Азии противоречия. Они играют на руку лишь тем силам, которые пытаются толкнуть государства Индокитая и страны АСЕАН на путь конфронтации. В коммюнике конференции умышленно был обойден сложный вопрос о том, что подлинной причиной обострения напряженности в Юго- Восточной Азии является вмешательство извне в дела государств региона. Попытки Вашингтона превратить АСЕАН в орудие осуществления американских военно-стратегических планов в Юго-Восточной Азии вызывают чувство законной тревоги у широкой общественности госу- дарств — членов АСЕАН. Она требует от своих правительств превраще- ния Юго-Восточной Азии в зону мира. Эти требования оказывают существенное воздействие на политику стран АСЕАН 169. Напряженность в Юго-Восточной Азии, раздуваемая США и другими государствами НАТО под предлогом «кампучийской проблемы», дала возможность Вашингтону осуществить наращивание группировки амери- канских вооруженных сил в зоне Тихого океана и увеличить роль Японии как союзника США в борьбе против национально-освободительных движений и в «крестовом походе против коммунизма» в Азии. 145
В последние годы военно-морские силы США на Тихом океане попол- нились атомными подводными лодками типа «Огайо», вооруженными ракетами «Трайдент-1», новейшим атомным авианосцем «Карл Винсон» и другими военными кораблями. На островах Тихого океана создан ряд новых американских военных баз. Модернизируются военные базы США на территории Японии, Южной Кореи, Филиппин и Австралии. Все более активное приобщение Японии к осуществлению американ- ских военно-стратегических планов в Восточной Азии выразилось в том, что с 1980 г. японский флот стал участвовать в регулярно проводимых в центральной части Тихого океана военно-морских маневрах под кодовым наименованием «Римпак». Долгое время официальный Токио, сдерживае- мый положениями конституции, запрещающими посылать японские войска за пределы страны, и опасаясь массовых выступлений протеста, уклонялся от участия в этой милитаристской демонстрации. Однако в последние годы тон в политической жизни страны стали задавать круги, заинтересованные в дальнейшей ее милитаризации и более актив- ном участии в опасной глобальной стратегии Пентагона. По их ини- циативе Япония взяла на себя «ответственность за обеспечение без- опасности» морских коммуникаций в зоне до одной тысячи миль от Японских островов. Такое обязательство на руку США, так как позволяет им высвобождать в случае необходимости часть своих морских сил и посылать их в другие «горячие точки» планеты. По подсказке Вашинг- тона Токио заявил о готовности в случае «чрезвычайных обстоятельств» направить японские военные корабли и самолеты для блокирования стратегически важных международных проливов, таких, как Лаперуза, Сангарский, Корейский и даже Малаккский. Пока еще не предусмотрена посылка сухопутных войск Японии в Юго-Восточную Азию, но имеются планы направления японского экспедиционного корпуса на юг Корейско- го полуострова в случае «кризиса на Дальнем Востоке». В соответствии с замыслами Пентагона японские войска займут в Южной Корее место находящихся там американских вооруженных сил, которые смогут тогда действовать в других районах. США не только укрепляют двусторонние военные связи с Японией, но и ищут пути сколачивания в зоне Тихого океана широкой военно- политической организации, подобной блоку НАТО. Для подталкивания союзников на Дальнем Востоке к объединению в новый антикоммунистический агрессивный блок государства НАТО в 1983 г. широко использовали преступную провокацию с южнокорейским самолетом, вторгшимся в воздушное пространство СССР. Этот заранее спланированный спецслужбами США диверсионный акт послужил детонатором неистовой антисоветской истерии, поднятой в США и других государствах НАТО. Под ее завесой правительства США и их азиатских союзников приняли новые милитаристские программы, увеличили военные расходы, расширили военные контакты. В 80-е годы укрепилось и расширилось военно-стратегическое парт- нерство Японии с НАТО. Особенно это проявилось во время визита в 1984 г. начальника управления национальной обороны (УНО) Японии Ю. Курихары в США и Западную Европу. В ходе встреч и бесед с воен- ными руководителями США, ФРГ, Бельгии, Франции и НАТО шеф УНО 146
подчеркивал роль Токио как «члена Западного лагеря», высказывался за установление более тесных отношений между Японией и НАТО, предложил, в частности, наладить обмен военной информацией, касаю- щейся прежде всего Вооруженных Сил СССР, создать с этой целью в будущем разведывательную сеть Японии, США и Западной Европы, направленную против Советского Союза170. Опасная ситуация в Юго-Западной и Южной Азии возникла в конце 70-х годов в связи с событиями в Афганистане. Апрельская революция 1978 г., открывшая перед афганским народом путь к освобождению от социальной эксплуатации и империалистической зависимости, была встречена внутренними и внешними реакционными силами с нескрывае- мым озлоблением. Против демократического Афганистана сразу же была развязана необъявленная война. Запевалой в антиафганском хоре государств НАТО и их союзников в регионе выступили США. Воинственно реагируя на прогрессивные перемены в любом районе земного шара, Вашингтон проявил повышенную чувствительность к Афганистану в связи с тем, что он граничит с Советским Союзом. Уже в июне 1978 г. по инициативе США в американском городе Аннаполис состоялся «сим- позиум командования НАТО», посвященный обсуждению ситуации в Афганистане. Тогда же ЦРУ начало устанавливать тесные контакты с афганскими контрреволюционерами, находившимися за границей. Первые банды контрреволюционеров, подготовленные при активном участии американских инструкторов на территории Пакистана, начали засылаться в Афганистан в июле 1978 г.171 Вмешательство извне во внутренние дела Афганистана расширялось и приняло угрожающий характер осенью 1979 г., когда непрекращаю- щаяся вооруженная интервенция создала реальную угрозу утраты Афга- нистаном своей независимости, превращения его в империалистический военный плацдарм на южной границе СССР. В этих условиях Советский Союз не мог не откликнуться на неоднократные просьбы правительства дружественной страны. Принципы братской солидарности определили позицию СССР, в том числе и ввод в 1979 г. на территорию Афганистана ограниченного контингента советских войск. Принимая это решение, СССР исходил из общности интересов двух стран, зафиксированных в советско-афганском Договоре о дружбе, добрососедстве и сотрудни- честве, заключенном в 1978 г., из интересов сохранения мира в этом регионе 172. Советская помощь братскому афганскому народу была использована государствами НАТО для дальнейшего нагнетания напряженности вокруг Афганистана, расширения вооруженной борьбы против афганской революции. Империалистическая пропаганда стала кричать о «советской угрозе» Пакистану и выдвигать другие фальшивые тезисы, рассчитанные на разжигание антисоветской истерии. Государства НАТО навязали обсуждение «афганского вопроса» Генеральной Ассамблее ООН. Если раньше США старались не демонстрировать свою поддержку афганской контрреволюции, проводить ее тайно, то теперь они начали действовать открыто . На заседании Совета национальной безопасности США 2 января 1980 г. обсуждались планы поддержки контрреволюционных банд наем- 147
ников, засылаемых в Афганистан. Было принято решение продолжать всестороннюю помощь всем афганским антиправительственным организа- циям и группировкам, способствовать активизации их подрывной деятель- ности в Афганистане и организации провокаций против советских и афганских учреждений в различных странах. В том же месяце американ- ский сенатор Ч. Перси призвал правительство США оказать прямую помощь Пакистану оружием, а президент США Дж. Картер в выступлении по американскому телевидению объявил о применении «санкций» против Советского Союза. Были сокращены и так уже ограниченные из-за действий американской стороны экономические, научно-технические связи и культурные обмены между СССР и США 174. Приход к власти в США администрации Р. Рейгана ознаменовался дальнейшим обострением конфликта вокруг Афганистана. Американские власти в марте 1981 г. открыто признали участие США в необъявленной войне против Афганистана. «Президент США и его окружение, спекулируя на спровоцированной ими же обстановке вокруг Афганистана, — пишет индийский публицист Г. Матхура в книге "Новый Афганистан", опублико- ванной в Индии в 1983 г., — пытаются обострить международную ситуа- цию в целом. Вашингтон уделяет ДРА важное место в рамках американ- ской стратегии в Азии в целом, хочет видеть у власти в Афганистане военный режим, подобный пакистанскому, создать ось Исламабад—Ка- бул, превратить территории этих двух стран в плацдарм для развязывания агрессии против государств региона»175. Действуют США в целях обострения конфликта вокруг Афганистана различными способами. Прежде всего Вашингтон оказывает материаль- ную помощь афганской контрреволюции. Из года в год эта помощь увели- чивается. В 1985 финансовом году она составила около 250 млн. долл. Вме- сте с США все более активно поддерживают афганскую контрреволюцию Англия, Франция, ФРГ, Япония, консервативные мусульманские режимы. Общая сумма ассигнований, полученная афганскими мятежниками в 1985 г., приблизилась к полумиллиарду долларов. Большая часть этих средств идет на содержание и оснащение оружием контрреволюционных банд, обосновавшихся в Пакистане, а также на содержание военных лагерей, где проходят подготовку наемные убийцы и террористы. В этих лагерях в 1983—1984 гг. имелось свыше 300 американских военных инструкторов. Причем они не ограничиваются только обучением терро- ристов, а фактически руководят их военными операциями. Вместе с амери- канцами обучением наемников занимаются пакистанские и английские инструкторы 176. Обеспечение афганских контрреволюционеров американским оружием осуществляется через ЦРУ. По данным газеты «Вашингтон пост», с 1981 по середину 1983 г. только одна из банд террористов, совершающих рейды в Афганистан с территории Пакистана, получила по каналам ЦРУ более 7500 винтовок, 2940 автоматов, 445 зенитных ракет, 108 крупнокалиберных пулеметов, 30 минометов 177. В качестве главного плацдарма необъявленной войны против Афгани- стана и основного проводника американской политики в Южной и Юго- Западной Азии США используют Пакистан — единственную южно- азиатскую страну, связанную с Вашингтоном соглашением военного 148
характера. В 1981 г. администрация Рейгана согласилась предоставить Пакистану в течение 1982—1987 гг. экономическую и военную помощь на сумму 3,2 млрд. долл., причем 80% ее предназначено для закупки вооружений. Северо-западные районы Пакистана превращены в гигант- скую базу агрессии. Там создано более 100 специальных лагерей и воен- ных баз для подготовки контрреволюционных банд. Только в районе Пешавара размещено 14 таких лагерей. Сотни миллионов долларов, выделяемые государствами НАТО в качестве «помощи» афганской контрреволюции, позволили поставить подготовку наемников на про- фессиональную основу. В одних лагерях бандиты осваивают саперное дело, в других — владение противотанковым и зенитным оружием, в третьих — готовят радистов и связистов, в четвертых — формируют специальные транспортные отряды. На трех- и шестимесячных курсах душманы проходят полный курс «наук», включая тактику ведения пар- тизанской войны. После этого они закрепляют теоретические знания практическими занятиями на полигонах и лишь тогда получают «добро» от иностранных инструкторов и засылаются в Афганистан. С 1978 по 1983 г. в учебных центрах на территории Пакистана подготовлено более 100 тыс. бандитов 178. Однако правительство США полагает, что одних щедрых денежных дотаций и широкомасштабных поставок оружия душманам недостаточно. В последнее время с ведома Вашингтона в необъявленной войне против ДРА все чаще используются специальные подразделения пакистанской армии. Под видом душманов они совершают вооруженные набеги на территорию ДРА, организуют акции террора и саботажа в приграничных районах. Пакистанские ВВС вторгаются в воздушное пространство ДРА и с вертолетов оказывают непосредственную боевую поддержку афган- ским контрреволюционерам. Те в свою очередь помогают военному режиму Пакистана в подавлении борьбы пакистанского народа за свои демократические права. Наряду с прямым вооруженным вмешательством империалистические круги организовали настоящую «психологическую войну» против ДРА. Путем дезинформации, лжи и клеветы делаются попытки обострить обстановку в стране. Более 50 радиостанций ведут подрывные передачи на различных языках народов Афганистана в течение 110 часов в сутки. Для обеспечения подрывной деятельности против ДРА США и их союзники по НАТО расширили поставки контрреволюционным организа- циям технических средств пропаганды. Материалы контрреволюционных передач заимствуются из программ «Голоса Америки» и других западных радиостанций, их поставляют из штаб-квартир контрреволюционных организаций, содержащих огромный аппарат для идеологических дивер- сий. Правительство Пакистана помогает душманам издавать огромными тиражами листовки, газеты, журналы, книги, содержание которых пропитано ненавистью к демократическому Афганистану и его народу. Контрреволюционная литература издается также в ФРГ, Англии и других странах НАТО 179. Необъявленной войне против свободного Афганистана империалисты НАТО стремятся придать как можно более широкий международный характер. «Афганский вопрос» обсуждается на сессиях совета НАТО, 149
совещаниях стран Общего рынка и других форумах империалистических государств. Так, в 1981 г. на встрече глав семи ведущих капиталистиче- ских государств в Оттаве была одобрена так называемая «инициатива» о созыве международной конференции по Афганистану. Однако эта «инициатива», как и другие предложения государств НАТО, не имела ничего общего с реалистическим подходом к политическому урегулирова- нию проблемы Афганистана, чего добиваются ДРА, Советский Союз, другие страны социалистического содружества. Империалисты стремятся решить судьбу афганского народа за его спиной, игнорируя законное правительство суверенного государства. Главная цель государств НАТО — добиться отказа Советского Союза от братской помощи ДРА. Их предложения направлены не на урегулирование проблемы Афганиста- на, а на обострение напряженности вокруг него. Расширяя необъявленную войну против ДРА, США и их союзники по НАТО одновременно стремятся поддерживать конфронтацию Пакиста- на с Индией, создавая таким образом еще один очаг напряженности в Южной Азии. Они поощряют действия сепаратистских и экстремистских сил в Индии, подрывают мирный и независимый внешнеполитический курс Индии как одного из ведущих государств движения неприсо- единения. Форсированная милитаризация Пакистана, осуществляемая с по- мощью США, вызывает обоснованную тревогу в соседней Индии. В индий- ских политических и общественных кругах резонно усматривают в ней целенаправленный курс на обострение обстановки на континенте, на превращение его в очаг постоянной напряженности. «Факты свидетель- ствуют,— писала в начале 1985 г. делийская газета "Пэтриот",— что Пакистан вооружают для того, чтобы он мог играть роль "жандарма Азии", выполняя волю Пентагона и натовских стратегов»180. При этом Исламабад и Вашингтон изыскивают любой повод для оправдания наращивания вооружений в Пакистане. Если раньше основным из таких «поводов» были ссылки на события в Афганистане, то с 1984 г. все чаще ссылаются на угрозу Пакистану, якобы исходящую от Индии. Этим в Исламабаде объясняют, например, концентрацию пакистанских сухо- путных и военно-воздушных сил вдоль границы с Индией. Пытаясь подтолкнуть Пакистан на очередную агрессию против Индии, американ- ский посол в Исламабаде Дин Хинтон в 1984 г. высказался по поводу «назревающего нападения на Пакистан со стороны Индии». Немало подобных сообщений делается в американской буржуазной печати 181. Все это проявление типичного для США курса в целях углубления напряженности, ведущей к разнузданной гонке вооружений. Поддерживаемая на высоком уровне напряженность в Южной и Юго- Западной Азии используется государствами НАТО для увеличения своего военного присутствия в Индийском океане, для осуществления гео- политических целей США в этом регионе. С возникновением «афганского вопроса» в водах Индийского океана постоянно курсируют военные корабли США. К началу 1985 г. США располагали 30 базами и военными объектами, которые размещены по всему периметру Индийского океана. На них задействовано 140 тыс. человек, обслуживающих склады ядерного, химического и нейтронного оружия. Главным укрепленным пунктом 150
США в Индийском океане стала военно-морская база на отторгнутом от Маврикия о-ве Диего-Гарсия. Все эти базы входят в зону действия сил быстрого развертывания США. В январе 1983 г. эти силы были переданы специально созданному объединенному центральному командо- ванию (СЕНТКОМ). В число 19 государств, входящих в сферу действия СЕНТКОМ, США включили и Афганистан, рассматривая его как объект не только тайной, но и открытой интервенции 182. Осуществление геополитических целей США в бассейне Индийского океана неразрывно связано со стратегией стран НАТО в Европе и на Дальнем Востоке. Именно поэтому операции СЕНТКОМ координируются с деятельностью НАТО, и наоборот. О тесной связи стратегии НАТО в Европе с милитаризацией бассейна Индийского океана свидетельствует также тот факт, что база на о-ве Диего-Гарсия непосредственно связана с американской базой крылатых ракет средней дальности в Комизо, на Сицилии. * * * В Азии, как ни в одном другом месте земного шара, обнаружилось стремление ведущих государств НАТО, и в первую очередь США, к прямому противоборству со своими основными противниками — со- циалистическими странами и освободительным движением в бывших колониях и зависимых странах. В 50-е годы это наиболее ярко проявилось в развязанной империализмом войне в Корее, а также в борьбе француз- ских колонизаторов против народов Индокитая и использовании Англией вооруженных сил для подавления освободительного движения в Малайе. Поражение мирового империализма в Корее вынудило ведущие государства НАТО временно отказаться от прямого вооруженного Противоборства в Азии. Но на рубеже 50—60-х годов поднялась новая волна вооруженного вмешательства НАТО, главным образом США, в дела азиатских государств. Пиком в развитии методов вооруженной борьбы против освободительных процессов в Азии стала начавшаяся в 1961 г. агрессия США против народа Южного Вьетнама, перешедшая затем в нападение на ДРВ, Кампучию и Лаос. В 60-е — начале 70-х годов прямое военное участие США в азиатских конфликтах было главным средством их политики как по масштабам затрат, так и по значению, которое они ему придавали. В середине 70-х годов в связи с провалом американской агрессии в Индокитае наступил кризис политики прямого вооруженного вмешатель- ства в дела азиатских стран. Правящие круги США и других государств НАТО начали признавать, что ставка на прямое вооруженное противо- борство в странах Азии в условиях меняющегося на международной арене соотношения сил в пользу социализма не может привести к поли- тическому успеху и, наоборот, угрожает значительными потерями для самих государств НАТО. Поражение в Индокитае продемонстрировало Вашингтону также принципиальную невозможность военной победы в локальной войне против стран социализма и национально-освободитель- ных движений. В конце 70-х — начале 80-х годов государства НАТО использовали острые конфликты, развившиеся вокруг Афганистана и Кампучии, для усиления напряженности в Азии, для наращивания своего военного 151
присутствия в зонах Тихого и Индийского океанов, для начала нового витка гонки вооружений. Все это вызывает глубокую озабоченность общественности как азиатских стран, так и всего мира. «В Азии сегодня,— говорил 21 мая 1985 г. на обеде в честь премьер-министра Республики Индии Р. Ганди Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев,— проблемы обеспечения мира и безопасности, пожалуй, не менее, а в отдельных районах даже более остры и болезненны, чем в Европе» 183. Поэтому в последние годы Советский Союз, другие страны социалисти- ческого содружества, государства — участники движения неприсоедине- ния выдвинули ряд важных конструктивных инициатив по некоторым аспектам безопасности Азиатского континента и отдельных его регионов. Государства НАТО выступают против этих инициатив, продолжают курс на нагнетание напряженности в Азии. 1 Цит. по: Каушик Д. Индийский океан: проблемы безопасности: Пер. с англ. М., 1976. С. 10. 2 История внешней политики СССР, 1917—1980: В 2 т. 4-е изд., перераб. и доп. М., 1981 Т. 2. С. 16—17. 3 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 327. 4 Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы, 1945— 1976: В 2 т. М., 1978. Т. 1. С. 42. 5 Астафьев Г. В. Интервенция США в Китае и ее поражение (1945—1949 гг.). М., 1958. С. 151 — 156. 6 См.: История внешней политики СССР. Т. 2. С. 148—150. 7 Цит. по: Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы. Т. 1.С. 94. 8 См.: Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость 1945— 1980. М., 1984. С. 121 — 122. 9 См.: Латышева И. Малайзия. М., 1972. 25—26. 10 См.: Simandjuntak В. Malayan Federalibin, 1945—1963: A Study of Federal Problems in a Plural Society. Kuala-Lumpur, 1969. P. 293. 11 История второй мировой войны 1939—1945. M., 1980. T. U.C. 393. 12 См.: Рузвельт Э. Его глазами: Пер. с англ. М., 1947. С. 170. 13 См.: История второй мировой войны 1939—1945. Т. И С. 390. 14 Национально-освободительное движение в Индонезии (1942—1965). М., 1970. С. 77—85. 15 Политика Англии в странах Южной и Юго-Восточной Азии. М., 1966. С. 124. 16 Политика США в странах Южной Азии: Индия, Бирма, Индонезия. М., 1961. С. 196. 17 Там же. С. 200—201. 18 См.: Кременюк В. А. США и конфликты в странах Азии (70-е годы XX в.). М., 1979. С. 12—13. 19 См.: История Кореи (с древнейших времен до наших дней). М., 1974. Т. 2« С. 193—198, 223. 20 История справедливой отечественной освободительной войны к