Text
                    УДИВИТЕЛЬНЫЙ МИР ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ
НАУЧНЫЙ МИР
РОССИЙСКАЯ академия наук
Герпетологическое общество им. А.М. Никольского
УДИВИТЕЛЬНЫЙ МИР ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ
Составитель |Р^4. Кубыки^
Научный редактор С.Л. Кузьмин
Москва Научный мир 2003
ББК 28.693.34
УЗО
Удивительным мир пресмыкающихся - М.: Научный мир, 2003. — 264 с., 24 с. цв. илл.
УЗО
ISBN 5-89176-228-5
Пресмыкающиеся, или рептилии — змеи, ящерицы, черепахи — с древних времен привлекали внимание человека, который, не умея объяснить многие необычные свойства этих животных, проявлял к ним настороженный интерес, а к змеям испытывал и суеверный страх. Пресмыкающиеся и сегодня не оставляют людей к себе равнодушными.
Этот ярко иллюстрированный научно-популярный сборник очерков рассказывает о пресмыкающихся, обитающих в разных республиках бывшего СССР. Его авторы — ученые-зоологи, а точнее герпетологи знакомят массового читателя с образом жизни, поведением пресмыкающихся, которых ученые справедливо считают живыми памятниками древней истории Земли и неотъемлемой частью Природы. Книгу с интересом прочтут все, кому дорог населяющий нашу планету животный мир.
На обложке, степная агама (Trapelus sanguinolenlus) (фото О В Белялов), сцинковый геккон (Teraloscincus scincus) (фото О В Белялов;, узорчатый полоз (и/арнс июне) (фото: Р В Ященко) и среднеазиатская черепаха (Agnonemys horsfieldii) (фото РА Кубыкин)
© Коллектив авторов, 2003
© Научный мир, 2003
ISBN 5-89176-228-5
СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ. С.Л. Кузьмин ........ 5
ВВЕДЕНИЕ. \Н.Н. Щербак] .......... 8
ЖИЗНЬ ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ В ПРИРОДЕ
ЗМЕИ И ЯДЫ. И.А. Вальидва ............... 13
НЕ ЯДОМ ЕДИНЫМ... З.К. Брушко ........... 26
СТРЕЛКА. \РА. Кубыкин] .................. 43
ГЮРЗА. О.П. Богданов .................... 51
ЗАГАДОЧНАЯ ЯЩЕРИЦА. З.К. Брушко ...... 109
КРУГЛОГОЛОВКИ. Д.В. Семенов .......... 118
УШАСТАЯ И ВЕРТИХВОСТКА. |Р.Л. Кубыкин] . 149
СРЕДНЕАЗИАТСКАЯ ЧЕРЕПАХА. |Р.Л. Кубыкин] .... 169
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ В ТЕРРАРИУМЕ
СОДЕРЖАНИЕ ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ
В ТЕРРАРИУМЕ. О.В. Логинов ............. 187
ТЕРРАРИУМ В МОЕЙ КВАРТИРЕ. А.И. Ефремов ... 204
МАРГАРИТКА. З.Х. Тазиева, З.А. Тазиева . 213
4	Содержание
ДОМАШНИЙ УДАВЧИК МАШКА. |Р.Л. Кубыкин] Э.А. Кубыкина ......................... 216
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ У ЮННАТОВ.
С.П. Нарбаева ......................... 231
ОКНО В ПРИРОДУ Короткие рассказы
ЧЕРЕПАХА-ЛАКОМКА. З.К. Брушко ... 244
НАХОДЧИВОСТЬ. З.К. Брушко ....... 245
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ - ЦЕЛИТЕЛИ. |Н.Н. Щербак\ ................... 248
ВЫЛЕЗ ИЗ СОБСТВЕННОЙ ШКУРЫ.
ЩН. Щербак \ .................... 252
О ЗМЕЯХ-ГИГАНТАХ.|7Ш ЩеРбак\ .... 256
УДАВЧИК И ПЕСЧАНКА - КТО КОГО? ]р.А. Кубыкин\ .................. 259
ПРЕДИСЛОВИЕ
Эта книга имеет долгую историю. Еще до развала СССР было решено собрать научно-популярные статьи герпетологов и серьезных любителей пресмыкающихся, в которых они описали бы интересные факты из жизни этих животных, примечательные события в экспедициях, полезные и любопытные наблюдения. Такую книгу удалось собрать Р.А. Кубыкину, герпетологу из Алма-Аты. Свои статьи написали ряд ведущих советских герпетологов и любители-террариумисты. Однако произошла «перестройка», затем разрушение СССР и экономический кризис. В таких условиях книгу издать не удалось, хотя Р.А. Кубыкин с энтузиазмом работал над ней и прилагал все усилия для ее издания. Однако этого ему так и не удалось до самой смерти.
Рудольф Александрович Кубыкин родился в селе Котуркуль Щу-чинского района Кокчетавской области в 1937 г. После службы в рядах Советской Армии переехал в Алма-Ату и с 1969 г. работал в лаборатории орнитологии, где, помимо основных обязанностей, собирал материал по распространению и экологии земноводных и пресмыкающихся. В 1971 г. окончил вечернее отделение биологического факультета Казахского государственного университета, а с 1972 г. рабо-ТА л о FH’ISCTBS Г£Г*П£ТОЛОГЗ. Р.А. К”б*-"'.......'ПЧЙ П
дело охраны и рационального использования земноводных и пресмыкающихся Казахстана, а результаты его исследований изложены более чем в 60 публикациях. Экспедиционные работы были любимым делом Рудольфа Александровича Он регулярно участвовал в экспедициях, в том числе международных (на Мангышлак, в Кызылкум, Му-юнкум, Алма-Атинскую и Талды-Курганскую области, Зайсанскую
Предисловие
котловину, т.д.), где проводил интересные наблюдения за земноводными и пресмыкающимися. Спокойный и дружелюбный характер Рудольфа Александровича, его оптимистический взгляд на жизнь, мягкое чувство юмора создавали прекрасную рабочую обстановку, а знание местной природы, хозяйственные и технические навыки способствовали успеху экспедиции. Он никогда не жаловался на свое здоровье и на равных участвовал в экспедициях до своей безвременной смерти в 2001 г.
Потому эта книга — дань памяти замечательному человеку и исследователю.
В ней рассказывается в основном о пресмыкающихся Средней Азии — региона с наиболее богатой и разнообразной герпетофауной в пределах бывшего СССР. Здесь пресмыкающиеся населяют очень разнообразные местообитания — от пустынных равнин до гор, здесь можно проследить, как меняется фауна по природным и высотным поясам. Кое-где (например, в долинах рек Или и Чарына), на границах разных поясов, можно найти удивительную смесь видов (например, характерных для пустыни и для леса). В книге читатель увидит цветные фотографии многих видов, о которых рассказывают авторы. Здесь же помещены фотографии ландшафтов Средней Азии, позволяющие лучше представить условия обитания пресмыкающихся и обстановку полевой работы тех, кто их изучает. Долго наблюдая за пресмыкающимися в природе, герпетологи подмечают удивительные и ранее неизвестные черты их экологии и поведения. А приключения, случающиеся в путешествиях — пожалуй, основное, что привлекает читателей в рассказах об экспедициях. Знание биологии позволяет во многом проясни 1ь Iрадициинншс прсдс!авлспИл ЛЮДСп И ДйЖС суСВСрИЯ, СОЯЗаП ные с пресмыкающимися. С другой стороны, оно очень важно для тех, кто любит этих животных и содержит их в террариуме.
Эта книга продолжает славные традиции популяризации полевой зоологии, основу которых в нашей стране заложили М.Н. Богданов, А.М. Никольский, В.В. Бианки, В.Н. Шнитников, П.А. Мантейфель, Е.П. Спангенберг, А.Д. Недялков и другие. Ее издание тем более
Предисловие
приятно, что в последнее десятилетие, в лучшем случае, переиздаются старые книги, когда-то опубликованные в России и СССР, а новых почти не выходит. По-видимому, ухудшающееся материальное положение отечественных зоологов оставляет мало времени для подобного творчества. Кроме того, издательствам дешевле переводить популярные зарубежные книги — в большинстве стереотипные по содержанию и, зачастую, сомнительного качества. Кроме того, они в основном касаются американской и даже австралийской фаун, в лучшем случае — Западной Европы. А фауна собственной страны остается «за кадром». Последнее особенно грустно, так как научно-популярные книги предназначены, прежде всего, учащимся, студентам и широкому читателю — то есть тем, кто из них черпает основные знания о животных.
Предлагаемая книга является ценным исключением: она содержит собственные наблюдения исследователей, многие годы посвятивших пресмыкающимся. Эти наблюдения очень интересны, оригинальны и описаны доступным языком. Многие из них представляют научную ценность — потому эту книгу стоит почитать не только любителям, но и профессионалам. Книга логически подразделяется на три части — биология пресмыкающихся, их содержание в террариуме, и мелкие рассказы. Р.А. Кубыкин расположил материал в книге именно так, чтобы сделать чтение более интересным.
В заключение хочется выразить благодарность Т.Н. Дуйсебае-вой и Э.А. Бычковой за содействие в подготовке книги к печати; О.в. Белялову, Б.М. Губину, Е.А. Дунаеву, Н.Л. Орлову, Б. Тизмаеру и Р.В. Ященко за предоставленные фотографии. К сожалению, не Везде МОЖНО было установить н каком месте кякпи пип сфптпгпяфипп-ван. Но там, где возможно, это указывается.
С.Л. Кузьмин, кандидат биологических наук, вице-президент Герпетологического общества им. А.М. Никольского
ВВЕДЕНИЕ
Мир пресмыкающихся, или рептилий, действительно удивителен. Оснований для такого утверждения предостаточно. Эти первые настоящие наземные позвоночные живут на Земле уже примерно 300 миллионов лет. Когда-то они представляли обширную группу разнообразных животных — от крохотных существ до гигантов, населявших все жизненные среды: сушу, море и воздух. На протяжении всей мезозойской эры пресмыкающиеся особенно процветали. Это было время, когда существовало 16 их отрядов. Сейчас осталось 4 отряда и многочислен только один из них: чешуйчатые — ящерицы и змеи.
Прав И.С. Даревский, который писал, что современный человек, молчаливо признающий свое происхождение от животного древа, едва ли часто задумывается над тем, что в длинном ряду его предков исключительная роль принадлежит рептилиям. Крылатую фразу о том, что «человек произошел от обезьяны» следует, скорее, понимать в том смысле, что истинными нашими предками были рептилии... Уже в яйце, отложенном первой из рептилий, заключалось, по образному выражению А. Карра, «и пение птиц, и человеческая мысль». Вот это, пожалуй, и есть главное основание — главное, но не единственное.
Вряд ли можно назвать другую группу животных, которые вызывали бы у людей столь противоречивые чувства. У одних (и таких, вероятно, большинство) — суеверный страх и даже отвращение, у других — поклонение и восхищение. Каковы причины крайне неоднозначного отношения к рептилиям? Прежде всего — ядовитость змей, сила и хищность крокодилов, своеобразная внешность и др.
Введение
Поскольку у нас в стране крокодилы не водятся, их «успешно» заме
няют вараны — самые крупные наши ящерицы, о свирепом нраве которых также рассказывают и легенды, и были.
Но особенно достается змеям. Эти животные издавна поражали воображение людей своеобразным способом передвижения, они словно льются по земле, бесшумно появляясь и исчезая, у них немигающий взгляд, они обладают способностью сбрасывать старую кожу, заглатывать более крупных, чем голова змеи, животных, долго обходиться
без пищи.
Библейская легенда о грехопадении людей считает змею причиной всех бед человека, и это на протяжении веков внушалось верующим. Мусульмане верят, что человек, убивший змею, совершил поступок, угодный Аллаху. Эти представления кое-где дожили и до наших дней. Вместе с тем у североамериканских индейцев змеи часто являлись тотемами (объект религиозного почитания). Им посвящали специальный праздник с ритуальными танцами, во время которого наряжались в маски, изображающие змей. Имя змеи присваивалось храбрейшим воинам. Вспомните Великого Змея Чингачгука — одного из героев Джеймса Фенимора Купера. Ряд обрядов со змеями привел к созданию их культа — «офиолатрии». Змеиные храмы совсем недавно существовали в Таиланде и Китае. Змеям приписывали много чудодейственных свойств. Как писал известный советский зоолог П.В. Терентьев, мысль о том, что змеи сообщают людям понимание языка всех тварей, возможно, берет начало от галлюцинаторных представлений людей, отравленных змеиным ядом.
В средние века, когда мистическое начало во взглядах на явле-
странены всевозможные предрассудки, к змеям стали относиться особенно плохо. Было непонятно, например, почему рептилии часто живут на кладбищах, особенно на старых, заброшенных, на могильных курганах. Даже сейчас во время экспедиций современные зоологи тщательно осматривают подобные места в надежде найти рептилий. И это понятно: здесь редко бывают люди, здесь не перепахивают
10
Введение
почву, не выпасают скот, это своеобразные заповедные участки, сохраняющиеся много веков в первозданном виде. Все это способствует выживанию у старых кладбищ различных пресмыкающихся. Как видим, в разные времена и у разных народов к пресмыкающимся относились неоднозначно: одни — боялись и истребляли, другие — использовали яд змей, мясо, кожу, заносили их в свои усадьбы для истребления грызунов и вредных насекомых, приносящих большой вред сельскому хозяйству.
Дать точный ответ, что же значит для человека каждый вид рептилий, раскрыть тайны их образа жизни помогла наука герпетология (от греческого «герпетон» — ползучее животное и «логос» — слово, учение). В бывшем Советском Союзе действовал специальный орган — Герпетологический комитет при отделении Общей биологии АН СССР. Через каждые четыре года все специалисты, изучающие рептилий, собирались на всесоюзные герпетологические конференции.
А после распада СССР герпетологи стран СНГ продолжают собираться на свои теперь уже международные конференции. Участники делятся своими открытиями и достижениями, ставят актуальные и перспективные проблемы. Резолюции каждого такого форума становятся программным документом на ближайшие годы. В каждой бывшей союзной республике, а ныне суверенных государствах имеются коллективы герпетологов, они работают в академических институтах, на кафедрах высших учебных заведений, музеях, зоопарках, заповедниках Большая группа ученых-герпетологов трудится в медицинских учреждениях и биохимических лабораториях, где изучает свойства змеиного яда, который добывается в змеепитомниках (серпентариях).
Понемногу отмирает профессия змеелова, который с рюкзаком, садками и палкой с развилкой бродит по степям и горам в поисках змей, но с каждым годом в природе змеи становятся все более редкими. В целом их ресурсы уже достаточно подорваны. В настоящее время герпетологи работают над тем, чтобы змеепитомники полностью перешли на замкнутый цикл, позволяющий не изымать из при
Введение
роды редких пресмыкающихся, а для получения яда разводить их в неволе. Для многих видов эта задача практически решена в лабораторных условиях. Змеиный яд — ценнейшее сырье для получения многих медицинских препаратов и противоядной сыворотки, используется также для получения очень дорогих ферментов, которые необходимы биохимикам для производства сложнейших реакций, в результате которых образуются новые полезные соединения.
К сожалению, еще немалая часть населения не только в СНГ, но и в других странах относится с непониманием к вопросам охраны животных, в том числе рептилий. Поэтому назрела острая необходимость усилить работу по пропаганде знаний о пресмыкающихся. Именно этой задаче и соответствует предлагаемый сборник научно-популярных очерков и коротких рассказов о пресмыкающихся. Он представляет собой творческий вклад группы ученых-герпетологов из разных городов СНГ — Москвы, Алма-Аты, Ташкента, Киева — в популяризацию знаний о малознакомом широкому читателю, но чрезвычайно интересном мире рептилий. Мир этот разнообразен, но авторы ограничились только теми видами пресмыкающихся, которые характерны для Казахстана и Средней Азии.
Читатель узнает много нового и познавательного, когда прочтет очерк о среднеазиатской черепахе, на первый взгляд, не примечательном и не стоящем внимания животном; или когда познакомится с образом жизни и поведением грозной гюрзы, быстрой стрелки, восточного удавчика, редкого варана и других. Немало полезного он узнает и о драгоценном даре змей — ядах, а также о том, что и черепахи, и змеи, и ящерицы могут исчезнуть, если к ним не относиться с той же заботой и ответственностью, с какой мы относимся к джейрану, кулану, журавлю стерху и т.п. Очерки интересны и поучительны тем, что в них тонко подмечены черты поведения рептилий как в естественных условиях, так и в неволе. Они ценны сведениями, полученными «из первых рук».
Пресмыкающиеся, как убеждает читателей книга, очень полезные, нужные для природы и человека животные. Кроме практической
12 Введение
ценности — они истребляют вредных грызунов и насекомых, дают ценное фармакологическое сырье — пресмыкающиеся имеют и эстетическое значение, оживляют степи и пустыни, все больше привлекают людей как объекты содержания в неволе. Во всех европейских странах и в США любители-террариумисты (так они называются потому, что помещение для пресмыкающихся называется террариумом) объединены в общества, издают специальные журналы. Много таких любителей появилось в Москве, Киеве, С.-Петербурге, Алма-Ате, ряде других городов СНГ. Вот почему в настоящий сборник включены некоторые сведения по содержанию рептилий в домашних условиях, то есть в террариумах.
Авторы надеются, что после знакомства с книгой читатели будут с большей симпатией смотреть на пресмыкающихся, у них исчезнет страх перед змеями и ящерицами, что будет способствовать благородной задаче — сохранению этих животных для потомков.
\Н.Н. Щербак],
доктор биологических наук, профессор.
ЖИЗНЬ ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ В ПРИРОДЕ
ЗМЕИ И ЯДЫ
И .А. Валъцева
Когда я заговаривала о змеях, реакция окружающих почти всегда была одинаковой: неприкрытый страх. Интересно, что так реагировали все: и те немногие, кому довелось увидеть змею в природе, и большинство тех, кто видел змей на картинках или в лучшем случае в зоопарке. Страх диктовал людям их поведение.
Мне говорили, что уже одна форма скользящего тела вызывает ужас и отвращение. Трудно было разубедить, объяснить, что встреча со змеей не более опасна, чем с любым хищником. Но на медведей, равно как и на львов, тигров, изображенных на картинках, мы взираем спокойно, даже с симпатией. Вешаем их изображения в своем доме и никогда или почти никогда не поместим змеиное. Люди, заведомо предубежденные, не хотят видеть изящную, совершенную форму тела, попчяг пйайкплапмый пйсйипк ия гпиыа, особенно w тропических ппед-ставителей, хотя сумки из змеиной кожи в свое время пользовались большим спросом. Появись они теперь, было бы то же самое. Да, люди наделяют змей всеми пороками.
Первый раз я встретилась со змеями в четырнадцатилетием возрасте в степях Аскания-Нова, где вместе с профессором Петром Александровичем Мантейфелем отлавливала степных гадюк для
14	Жизнь пресмыкающихся в природе
Московского зоопарка. Не могу сказать, что мне не было страшно, ведь их надо было ловить практически голыми руками, с одной самодельной рогаткой. Тогда я поняла, что любой страх можно подавить научным любопытством. Позже начала интересоваться образом жизни и поведением пресмыкающихся и узнала, что ни одна змея не нападает на человека первой, не будучи потревоженной. Более того, даже потревоженная, она старается уползти. Ее яд — это средство главным образом добывания пищи, реже — защиты, и, несмотря на подчас смертельную силу яда, эти животные не представляют серьезной опасности для человека при знании их образа жизни и повадок. Что же касается ядовитого секрета, то из него получают ценнейшие лечебные препараты.
Много лет мне довелось заниматься изучением механизмов поражающего действия змеиных ядов на организм и поисками новых противоядных средств. Вспоминаются уроки профессора ФФ. Талызина, научившего «правильно брать змею» для получения яда. Вспоминаются и смешные случаи общения со змеями в террариуме зоопарка, всегда, к счастью, оканчивавшиеся благополучно. Но расскажу об одном, который мог бы закончиться трагически.
Мне пришлось по просьбе корреспондентов журнала «Советский Союз» отправиться в террариум Московского зоопарка. Для журнала понадобился материал о работах профессора Федора Федоровича Талызина и снимок гюрзы крупным планом. Змею должна была демонстрировать я.
С ветврачом зоопарка Сашей Хуторянским мы достали из вольеры крупную змею. В террариуме, где было жарко от множества исиарей, на полу расиелили лип ва1мана, чтобы змея че1ко выделялась на снимке. Я взяла ее как полагается — правой рукой за два скуловых выступа. Заднюю часть туловища держал Саша. Пока фотокорреспонденты прилаживали свою технику, у меня заныла рука. Гюрза требовала немалых усилий для ее фиксации. Пальцы нужно было располагать строго с боков скуловых выступов. В случае, если они сместятся под нижнюю челюсть, змея, защищаясь, может проку
Змеи и яды
15
сить руку и ввести яд в фиксирующие голову пальцы. Такие случаи известны. Я предложила Саше помочь мне заново перехватить змею. Однако, разогретая юпитерами, гюрза отчаянно рванулась вперед. Я едва успела предупредить Хуторянского. В доли секунды мы опустили змею на пол, и она быстро заскользила в сторону батарей.
От страха корреспонденты побросали аппаратуру и вместе с лаборанткой взлетели, как в комедийном фильме, на горячие батареи. Надо было успеть перехватить змею до того, как она достигнет батарей. Рогаток-держателей не было. Буквально голыми руками, не имея защищающей ноги обуви, мы брали эту змею. Какие броски делала рассвирепевшая гюрза, пытаясь укусить, как громко и зловеще она шипела и «чихала!». Несмотря на отчаянное напряжение, мы резво скакали, увертывались от ее бросков. Наверное, со стороны это напоминало дикий, ни на что не похожий танец. Вот тут бы и снимать момент отлова большой и сильной змеи, но корреспонденты застыли на батареях, как изваяния. Наконец, Саше удалось ногой прижать передний конец ее тела к полу и взять за голову, а я успела ее перехватить. Гюрза вновь готова была позировать.
Наблюдения исследователей-герпетологов за змеями постепенно открывали завесу незнания, помогали преодолевать страх — любопытство экспериментаторов оказывалось сильнее. В древности уже было известно поражающее действие различных ядов змей. До нас дошли сведения о том, что понтийский царь Митридат VI, живший в 132—163 годах до н. э., исследовал влияние змеиных ядов, ставя опыты на смертниках, после чего испытывал различные противоядные средства. Этими ядами пользовались и для умерщвления врагов. Известна также легенда о египетской царице Клеопатре, которая предпочла позору в римском плену смерть от укуса ядовитой змеи, очень ядовитой, потому что смерть наступила почти мгновенно. Такой змеей могла быть кобра.
В юго-восточных странах змеям, например, приписывали магические свойства. Их наделяли особой сверхъестественной мудростью и коварством. Они воплощали и злой рок, и возмездие «за
16	Жизнь пресмыкающихся в природе
грехи человеческие», считались хранительницами особых, никому не известных тайн, в частности тайн врачевания; признавались святыми животными. Почитались эти рептилии в Индии и, особенно, в Древней Греции, где считали, что они обладают магической лечебной силой. Возникла легенда о том, что человек только в том случае может овладеть искусством исцеления больных, если сможет на определенный срок сам превратиться в пресмыкающееся, чтобы постичь мудрость врачевания, известную, как считалось, только змеям.
А что сегодня науке известно о змеях, их биологии, поведении, о свойствах яда?
Внутренние органы змеи устроены необычно. Сердце небольшое и значительно удалено от головы. Например, у кобр оно находится во второй трети туловища. Скелет состоит из 200—400 подвижных позвонков, соединенных связками. При движении змея скользит по земле щитками. Накладываясь друг на друга, наподобие черепицы, щитки, принимая поочередно положение под прямым углом, помогают животному легко и быстро передвигаться. При этом движения и позвонков, и ребер, и мышц, и щитков строго координированы: происходят они только в горизонтальной плоскости.
Рассказы о том, что змея может скакать и тем более катиться колесом, неправдоподобны. Слегка приподнимая голову, она опускает ее на землю и подтягивает петлей переднюю треть тела, после чего вновь приподнимает голову, опускает ее и, делая движение вперед, подтягивает за собой все тело. Если змею положить на абсолютно гладкую стеклянную поверхность, она будет совершать бесполезные движения, так как брюшные щитки не смогут найти опору на совершенно лишенной выступов поверхности И ЛВИЖРНИЯ вперед не будет.
Неподвижность сросшихся век создает впечатление как бы немигающего пристального взгляда, который будто бы обладает гипнотическими сверхъестественными способностями. Существует мнение, что лягушки, загипнотизированные змеей, сами лезут к ней в пасть, кричат, упираются, но убежать не могут. Так ли это? Лягушка дей
Змеи и яды
17
ствительно при встрече со змеей замирает, но это лишь один из способов сохранения жизни: замереть, прикинуться мертвой — к этому их побуждает инстинкт самосохранения. Но сама в пасть она, конечно, не лезет. Змея оказывается проворнее жертвы и хватает ее прежде, чем та успевает скрыться.
Все без исключения змеи животноядные. Они питаются разными видами животных, размер которых зависит от размера змеи. Основная пища змей — грызуны, лягушки, ящерицы, свои же сородичи, в том числе и ядовитые, а также некоторые виды насекомых. Хорошо лазая по деревьям, змеи разоряют птичьи гнезда, поедая птенцов или яйца.
Обращает внимание особое устройство черепа: кости верхней челюсти соединены между собой и с соседними костями подвижно; левая и правая половины нижней челюсти соединены растягивающейся связкой. Эти свойства позволяют, например, гюрзе, голова которой не превышает 5—7 см, раскрывать пасть настолько, что она способна проглотить голубя, крысу, даже небольшого кролика.
Питаются змеи далеко не каждый день. Ведь не всегда случается заполучить добычу. Не находя пищи, они могут длительное время голодать. Убежавший однажды из террариума почти двухметровый неядовитый амурский полоз находился без пищи и воды более двух недель Он потерял почти половину своего веса. При наличии же воды змеи способны голодать значительно дольше, иногда до нескольких месяцев.
Все змеи выслеживают добычу терпеливо, прячась либо среди листвы деревьев, либо на земле, например, у водопойных троп.
Известно что древесная змея зеленая по цвету принимает форму ветки и неподвижно застывает. Точно так поступают и некоторые другие змеи, заползая на деревья. Они заглатывают добычу, как правило, с головы, а не с хвоста, боясь острых зубов жертвы, которая еще может быть живой. Если змея неядовитая, она перед тем, как проглотить добычу, сдавливает ее кольцами своего тела, лишая активности.
18	Жизнь пресмыкающихся в природе
Как змея различает величину животного? Бывали случаи, когда змея пыталась проглотить объект более крупный, чем позволяли ее размеры. Если объект значительно крупнее того, который может быть использован в пищу, змея принимает позу угрозы, или, что бывает чаще, норовит уползти, так как и у нее немало врагов.
Интересные приспособления обнаружили в 1937 г. Д. Нобл и А. Шмидт у змей семейства гремучих или ямкоголовых. На территории СНГ обитают щитомордники, относящиеся к семейству ямкоголовых. У этих змей на морде между ноздрей и глазом имеются особые образования — ямки. Каждая из двух ямок разделена тонкой перегородкой до 0,025 мм толщиной на две смежные камерки — наружную и внутреннюю. Наружная открывается во внешнюю среду воронкообразно между глазом и ноздрей змеи, а внутренняя — узкой порой, снабженной кольцевой мускулатурой. Разделяющая перегородка густо снабжена нервными волокнами. Этот орган способен улавливать тепловые излучения, температура которых едва — едва превышает температуру окружающей среды. Два термолокатора действуют по принципу термоэлементов, а именно: мембрана, разделяющая две камерки, подвергается снаружи и изнутри действию разных температур. Наружная — широким отверстием (теплоуловителем) направлена в сторону объекта. От тепловых лучей нагревается передняя стенка мембраны, задняя же является более холодной, так как внутренняя камерка сообщается с окружающей средой, как уже говорилось, узкой порой. В нервах перегородки возникают биоэлектрические колебания, передаваемые в мозг, после этих сигналов следует бросок змеи в сторону действующего на нее объекта, например мелкого животного.
Доказано, что раздражение нервов лицевой ямки происходит только тепловыми лучами и ничем другим.
Подобные устройства были обнаружены, кроме гремучих змей, еще у питонов и удавов, но у них они располагаются на губах. Не исключено, что и некоторым другим видам змей присущи аналогичные приспособления. Они особенно важны при ночной охоте, в тем
Змеи и яды
19
ноте. Достаточно крайне малых перепадов температуры в ту или другую сторону, по сравнению с окружающим воздухом (например, если животное теплокровное — мышь или холоднокровное — лягушка), чтобы змея легко распознала присутствие добычи. Наибольшая биоэлектрическая активность в перегородке достигалась при действии инфракрасных лучей длиной в 0,01—0,015 мм, несущих максимум тепловой энергии.
Эти приспособления у гремучих змей были обнаружены экспериментально: к ослепленной змее подносили нагретый предмет, например лампочку, обернутую в темную бумагу. Если температура лампочки была выше положенной — это отпугивало змею. Если она соответствовала температуре тела мелкого животного, находящегося в более холодном воздухе, то, как только объект попадал в радиус действия термолокационных ямок, змея делала мгновенный выпад и точно била зубами в поднесенное тело, даже если оно было расположено сбоку, но в поле действия этих приспособлений. Змея способна реагировать на тело, перепад температуры которого с окружающей средой равен лишь 0,003’С.
Теперь представьте себе спящего ночью человека в месте, где встречаются ядовитые змеи, ну, скажем, в степи. Температура его тела выше температуры окружающей среды, а масса тела слишком велика, и тепла, естественно, излучается значительно больше, чем от предмета, годного в пищу змее. Здесь возможны два варианта: либо змея не приблизится к человеку, так как он не составляет объекта ее охоты, либо, наоборот, подползет к нему, чтобы погреться в складках одежды. Такие случаи известны. Проснувшийся человек, неосто-
защиты. Это еще один из возможных многочисленных фактов, используемых несведущим населением для создания россказней и легенд о коварстве и мстительности змей.
Возможность укусов, их число зависят не только от количества ядовитых змей, обитающих в данной местности, но и от знания населением их образа жизни, особенностей поведения.
20 Жизнь пресмыкающихся в природе
Самыми ядовитыми змеями Средней Азии являются среднеазиатская кобра и гюрза, достигающие двух метров в длину. Толщина тела крупной гюрзы, к примеру, может иметь толщину мужской руки. Естественно, и ядовитые железы этих змей крупные и производят большое количество ядовитого секрета. Опасны также песчаные эфы. Хотя они и не очень велики — 60 см в длину, но сильно ядовиты.
Остальные змеи, относящиеся к ядовитым, менее опасны, зато многочисленны, особенно обыкновенная и степная гадюки. Реже встречается щитомордник.
У всех ядовитых змей, в отличие от неядовитых, в ротовой полости, в передней части верхней челюсти, имеются два более крупных, изогнутых (иногда прямых) ядовитых зуба. Узким каналом они соединены с ядопроизводящими железами, расположенными в боковых частях головы позади глаз. Ядовитые зубы некоторых змей, таких, как гюрзы, гремучники (особенно тропические виды), имеют очень крупные размеры, превышающие сантиметр. Если бы они были расположены всегда вертикально, змея не смогла бы закрыть пасть. А если бы зубы были меньше размером, змея не могла бы быстро убить иногда довольно крупную жертву и погибла бы от голода. Природа распорядилась иначе. Крупные зубы змей в закрытой пасти располагаются подобно сложенному перочинному ножу. При укусе змея широко распахивает пасть, и складной нож-зубы моментально становятся в вертикальное положение, причем острия их заметно направлены вперед.
Ядопродуцирующий аппарат щитомордников и гадюковых змей весьма совершенен. Верхняя кость с ядовыводящими клыками может воашаться вокруг поперечной лги плчтм ия QQ градусов. Это дает им возможность легко заглатывать крупную добычу. Ядовитые зубы хрупкие и легко ломаются. Вместо них довольно быстро появляются новые зубы-заместители. Они находятся в ротовой полости в складках слизистой оболочки нёба, позади действующих зубов, как бы ожидая своей очереди. По мере вступления их в действие в складке образуются зачатки новых ядовитых зубов. Поэтому абсо
Змеи и яды
21
лютно обезвредить змею можно, лишь удалив у нее ядовитые железы.
Что представляет собой змеиный яд? Он чрезвычайно сложен по химическому составу. В него входит богатейший комплекс ферментов — веществ, способных ускорить химические реакции в организме, прежде всего гидролиз, а также белки, жиры.
Основное действие ядов объясняется наличием определенных полипептидов, которые получили название токсических. Количество этих токсинов в ядах разных змей неодинаково.
Яды подразделяются на нейротропные и геморрагические. Деление это условно, так как в каждом из них содержатся и те, и другие компоненты.
Первые присущи всем видам кобр, так называемым аспидовым змеям, или аспидам, и влияют преимущественно на центральную и периферическую нервную систему жертвы. Возникают общие признаки отравления, такие, как параличи, нарушения нервной регуляции, остановка дыхания.
Геморрагические яды присущи гюрзе, гадюкам, эфе. Они в основном действуют на кровь и кроветворные органы, повышая сосудистую проницаемость, вызывая нарушение в системе свертывания крови: образуются некрозы, распадающиеся участки тканей. После укуса гюрзы или гадюк прежде всего выражены местные симптомы отравления: резкая боль в области укуса, сильный, широко распространяющийся отек. Укушенная область делается сизо-красной от выхода крови из сосудов в межклеточное пространство. Место это покрывается волдырями. При несвоевременной или неправильно оказанной помощи ткани укушенной руки, к примеру, отторгаясь, оонажают кость. Зрелище, конечно, неприятное, а главное — остается серьезный дефект, нередко приводящий человека к инвалидности.
Оказывая меры первой помощи, пострадавшему нередко накладывают тугую повязку — жгут, который препятствует кровообращению и, как считают, поступлению яда с кровью в вышележащие ткани и органы. На самом же деле жгут не помогает: яд все равно проника
22	Жизнь пресмыкающихся в природе
ет в организм через лимфу. Отравление так и так произойдет, а лечение резко осложнится.
Существует мнение, будто пострадавшему непременно поможет принятие внутрь спиртного, но это глубоко ошибочная точка зрения. Алкоголь проникает в клетки головного мозга. Не случайно при внезапной смерти у людей, находившихся в нетрезвом состоянии, мозг имеет запах алкоголя. При укусе змеиный яд также способен проникать в клетки центральной нервной системы, где и фиксируется алкоголем.
Не оказывает нужного эффекта и прижигание места укуса раскаленным предметом: ведь змея, особенно такая, как гюрза, имеет крупные ядовитые зубы, проникающие глубоко в ткани мышц, и прижигание не способно разрушить действие змеиного яда. Напротив, образуется струп, под которым ткань легко инфицируется, и это осложняет лечение. Прижигание может помочь только при укусе ядовитых насекомых, например пауков, и то, если оно делается незамедлительно.
Так что же нужно предпринять прежде всего? Постарайтесь отсосать из ранки кровь насколько это возможно, сразу же ее сплевывая. Конечно, во рту могут быть ссадинки, но большого количества токсина в них не попадет, а пострадавшего можно спасти. Опыты показали, что если белой мышке ввести жидкость, которую отсосали из ранки, мышка погибает. Пострадавшему надо обеспечить покой. Если укушена конечность — наложите шину и несколько приподнимите ногу. Шиной может служить здоровая нога, к которой прибинтовывается укушенная. Нужно как можно больше пить, чтобы быстрее вывести яд из организма, а главное — быстрее доставить пострадавшего в больницу. Неплохо, если удастся доставить и укусившую его змею, чтобы врач смог правильно выбрать лечение, в частности сыворотку.
Сыворотки бывают моно- и поливалентные. Первые помогают только от яда какого-либо одного вида змеи, а поливалентные — от двух, а иногда и трех видов. Так, сыворотка «антигюрза» помогает при укусе гюрзы, эфы и гадюк. Она поливалентна. Но при этом
Змеи и яды
23
справедливо считается, что при укусах гадюк сыворотку применять нецелесообразно, поскольку от этой змеи, как правило, не погибают, если сердце здоровое. Сыворотка же у некоторых людей может вызвать тяжелую аллергическую реакцию, потому что она представляет собой чужеродный белок. Чтобы уменьшить ее возможное отрицательное действие на организм, вместе с ней вводят вещества, которые называются кортикостероидами — кортизон или гидрокортизон, продукт надпочечников. Сыворотку применяют внутримышечно, а в тяжелых случаях и внутривенно. Очень важно ввести ее как можно скорее, пока в клетках мозга не возникли тяжелые нарушения, желательно в течение 30 минут с момента укуса.
В целях профилактики надо помнить несколько простых правил: отправляясь в места, где обитают змеи, наденьте либо сапоги, либо обувь из плотной кожи. Брюки сделайте навыпуск, чтобы между тканью и ногой было пространство. Хорошо иметь с собой палку, которой можно при необходимости переворошить стожок сена, прежде чем на него сесть. Опасно залезать руками в какие-либо земляные норы или расщелины камней, где змеи могут прятаться от дневного солнца. Чтобы они не заползали в постройки, рекомендуется смазывать порог жилища горчицей. Известны случаи, когда, выйдя на ночную охоту, змеи устремлялись к горевшему костру. Их привлекает тепло огня. Об этом тоже надо помнить. В литературе описаны случаи, когда змеи забирались на заснувших под открытым нёбом людей — опять же стремились к теплу. В этом случае, проснувшись, нельзя поддаваться панике. Не пугая пришелицу, постарайтесь резким движением сбросить ее с себя.
D. ____________ . .. ____________ . ...	___.ч _____________
yt\y\~m upvnv.AM/Mi1 uv onnt лги/дсп. iu D/j,y/yi navij-пили на зазевавшуюся змею, то, не проверив стожок сена или кучку хвороста, полезли руками и потревожили спрятавшееся животное. Змеи не склонны вступать в единоборство с человеком; заметив его, стремятся обычно уползти. Если же не сумели вовремя скрыться, то предупреждают человека о своем присутствии. В этом случае гюрза принимает позу угрозы: изогнув тело и вытянув для броска голову,
24	Жизнь пресмыкающихся в природе
она громко шипит, как бы слегка чихая. Так же реагируют и гадюки. А щитомордник, выставив вперед голову, производит хвостом движения, похожие на дрожание. Это напоминает тропических сородичей, у которых хвост «украшен» на конце несколькими ороговевшими щитками, способными при дрожании издавать громкий характерный треск. Песчаная эфа укладывает свое тело в виде розетки, в центре которой располагается готовая сделать бросок голова. А вот кобра принимает особую позу угрозы. Она поднимает вверх переднюю треть тела и раздувает капюшон. Это жуткое, но и красивое зрелище. Если человек разумно уходит в сторону, змея успокаивается.
Важно помнить, что медицине очень нужен змеиный яд, обладающий многими исключительно ценными лечебными свойствами, поэтому не следует безоглядно уничтожать этих животных, тем более, что некоторые виды, например среднеазиатская кобра, стали довольно редкими.
Ученые продолжают расшифровывать механизм поражающего действия яда. Зная, на что и как он влияет, легче подобрать вещество для лечения поражений. Интересные исследования в этом направлении уже много лет ведет Центральная научно-исследовательская лаборатория 1-го Московского медицинского института. Например, там было установлено действие яда кобры на центральную нервную систему и на дыхательный центр и доказано, что при укусе этой змеи может помочь своевременно сделанное искусственное дыхание. Можно сослаться и на другие примеры плодотворной работы ученых.
В литературе известны случаи общения ядовитой змеи и человека, причем змея даже была способна привыкнуть к человеку. Вот один из таких случаев.
Змея регулярно посещала дом престарелой женщины, которая, приняв ее за ужа, «каждый раз поила молоком». Когда же женщина, заболев, попала в больницу, змея погибла на том месте, где женщина кормила ее. Каково же было удивление, когда, рассмотрев ее, специалисты обнаружили одну из самых ядовитых змей нашей фауны — песчаную эфу.
Змеи и яды	25
Еще раз напомним, что общение со змеями далеко не безопасно и требует большой осторожности. Тем не менее змей следует тщательно охранять. Они необходимы для поддержания равновесия в природе, а их яд широко используется в медицине.
НЕ ЯДОМ ЕДИНЫМ...
З.К. Брушко
Змеи всегда окружены ореолом таинственности, и всякого рода преувеличения являются их постоянными спутниками. В мае 1982 года в Алма-Ате распространились невероятные слухи о массовом и повсеместном перемещении змей. По утверждению одних, они ползли в горы, других — с гор. Среди них были особи крупных размеров, включая удавов. Шли они семьями (молодые в середине, а старые по краям) и в сопровождении черепах. Будто бы их было так много, что они наматывались на колеса и препятствовали движению транспорта.
Слухи росли подобно снежному кому, и география события быстро расширялась.
Одни связывали это «чудо» с предстоящим землетрясением, другие — с наводнением, а некоторые предсказывали Губительную засуху. Положение усугублялось тем, что в местной печати появилась некомпетентная заметка, основанная на слухах и домыслах. В ней говорилось, что змеи ползли лентой в 20 м шириной и 800 м длиной. На 1 м видели по пять-шесть особей.
В адрес Института зоологии Академии наук Казахской ССР постоянно поступали телефонные звонки с просьбой проконсультировать, как себя вести в случае нашествия змей. После выезда на место происшествия и встреч с очевидцами «с глазу на глаз» истина была восстановлена. Действительно, в районе поселка Узунагаш происходило перемещение змей через асфальтированную трассу, но
Не ядом единым..
27
столь большого скопления очевидцы не подтвердили. Змеи переселялись с бугров в сторону речушки и увлажненной ложбины. Дезинформация через печать вызвала распространение всякого рода небылиц и кривотолков.
Рассказывая о ядовитых змеях, в основном обитателях нашей республики, мы желали бы хоть в какой-то мере рассеять стойкое предубеждение к ним. Ведь, как известно, фантазия «очевидцев» не имеет границ! Всевозможные рассказы, даже самые «правдивые», о встречах со змеями, о мгновенном действии их яда и «страшных» последствиях укуса приводят к сильно преувеличенному представлению об их опасности для человека.
Несведущие люди считают ядовитыми всех змей. Между тем из 2700 известных в науке видов этих животных, обитающих на земном шаре, ядовиты только 410, а в бывшем СССР — еще меньше: из 58 лишь И. Такие змеи, как ужи, полозы и удавчики, не ядовиты и для человека безвредны.
Как видим, далеко не каждого представителя «змеиного царства» природа наделила удивительным механизмом — ядовитым аппаратом. О том, как он устроен, о роли яда в жизни змей подробно рассказано в предыдущем очерке. А вот каковы целебные свойства этого вещества, известные, кстати, людям с незапамятных времен, знает далеко не каждый. Приведем некоторые из них.
Небольшая доза яда кобры способна оказать более длительное обезболивающее действие, нежели наркотики, не вызывая привыкания организма. Некоторые препараты облегчают состояние больных бронхиальной астмой, эпилепсией и бешенством. Под их влиянием у экспериментальных животных отмечены случаи исчезновения злокачественных опухолей. Установлено, что яд гюрзы и гадюки обладает быстрым кровоостанавливающим действием и помогает при лечении тяжелого заболевания — гемофилии, или стойкой несвертываемости крови. Яд гюрзы позволяет распознать сложнейшие нарушения именно в свертываемости крови, которые не поддаются другим методам диагностики. Болеутоляющие свойства змеиного яда используются при
28 Жизнь пресмыкающихся в природе
лечении полиартрита, невралгии. Наконец, он служит противоядием от самого себя, то есть из него изготовляют сыворотки, помогающие лечению при укусах.
Сказанное, однако, не исчерпывает всех полезных свойств змеиного яда, имеющего сегодня благодаря достижениям науки очень широкое применение. Поэтому важной практической задачей являются разработка и совершенствование методов содержания змей в неволе и получения яда.
До распада СССР его производством занимались 9 серпентариев, расположенных в РСФСР, Туркмении, Узбекистане и Азербайджане. Общий объем получаемого сухого яда колебался в пределах пяти—семи килограммов, что почти удовлетворяло потребности фармакологической промышленности. Небольшое количество ценного вещества получали в Каззоокомбинате в Алма-Ате.
Но не только ядом полезна змея. Ученые разных стран довольно полно изучили различные стороны биологии змей, узнав много интересного об их полезной роли в жизни окружающей среды. Например, основу питания распространенной в Казахстане степной гадюки составляет саранча. По материалам В.Г. Коваленко, эти прямокрылые обнаружены в 97 процентах желудков змей из низовьев реки Иссык близ Алма-Аты. Подсчитано, что за 135 дней активности одна гадюка уничтожает 450 крупных или 1000 мелких саранчовых. Вообще ее «меню» зависит от сезона года. Например, М.И. Фомина, изучавшая степную гадюку в условиях Казахстана, обнаружила, что весной в Чу-Илийских горах эти змеи поедают преимущественно разноцветных ящурок, а летом и осенью в их рационе преобладают прямокрылые (саранча и кузнечики).
Как истребителя вредных насекомых гадюку можно сравнить с пернатыми тружениками нашего края — насекомоядными птицами. Полезна ее роль и в уничтожении грызунов-вредителей, которыми охотно питаются и щитомордники, также широко распространенные в нашей республике. Например, в Чу-Илийских горах 64 процента исследованных желудков этих змей содержали остатки песчанок,
Не ядам еди.<млt...	29
полевок и хомяков. В свою очередь, змеи служат кормом для многих птиц и млекопитающих. Как видим, полезная роль этих животных довольно многогранна.
Пропаганда современных знаний о змеях на страницах печати, но радио и телевидению, принятие постановлений об охране и рациональном их использовании в какой-то мере улучшили отношение людей к ним, но сделано еще недостаточно. И сегодня, к сожалению, нередки случаи безжалостного и — увы! — всегда безнаказанного убийства змей, в том числе неядовитых — полоза, ужа, удавчика и других.
Между тем, несмотря на сходство окраски и поведения, ядоы-гые змеи при внимательном рассмотрении имеют характерные отличительные признаки, например, голову, по форме напоминающую треугольник, довольно четко ограниченную от шеи. У большинства ядовитых змей глаза имеют вертикальный зрачок. Конечно, самый надежный признак ядовитости — это два изо1нутых, более длинных, чем остальные, зуба на верхней челюсти. О них уже рассказывалось, но они, к сожалению, видны только при открытой пасти. Можно назвать еще некоторые частные признаки, отличающие, например, наших казахстанских змей. Степную гадюку узнают по серовато-бурой окраске, на фоне которой вдоль спины проходит темная зигзагообразная полоса, иногда прерывистая, в виде отдельных ромбиков или пятен На голове можно различить иксообразный рисунок. А палла-сов щитомордник, в отличие от гадюки, имеет на голове крупные щитки разной формы Спина расчерчена темными поперечными полосами Но самый точный признак ~ парные ямки, расположении * между глазом и ноздрей.
У неядовитых змей голова более вытянутая и узкая, едва заметно отделена от шеи, хвост у них длиннее, а зрачок чаще всего округлый. Правда, эти общие не очень броские отличительные признаки неосведомленные люди могут и не заметить, поэтому знание внешних особенностей хотя бы самых массовых видов поможет лучше распознать их. Случается, что за гадюку принимают даже обыкновенного
30	Жизнь пресмыкающихся в природе
ужа, широко распространенного в бывшем СССР, обитающего по берегам водоемов, на пойменных лугах, в тростниковых зарослях. Между тем этого ужа легко отличить по двум ярким пятнам желтого или оранжевого цвета по бокам головы. Да и по размерам он крупнее.
Совершенно справедливо мнение специалистов о том, что змея, ядовитая или нет, не нападает первой на человека. Не тронь ее, не преследуй, и она тут же постарается скрыться. Люди, постоянно имеющие дело с ядовитыми змеями, единодушно утверждают, что они наносят укус человеку лишь в крайних случаях, при самообороне. Например, гадюка кусает, если на нее нечаянно наступят, сядут, либо коснутся ее рукой. Если же человек настигает змею и ей негде спрятаться, она свертывается и предупреждающе шипит, готовая в любой момент молниеносно распрямиться и нанести укус преследователю.
Обычно чаще других со змеями сталкиваются работники сельского хозяйства, геологи, почвоведы, зоологи, пастухи.
Трудно установить точное число людей, пострадавших от змеиных укусов. Например, в бывшем СССР с его многомиллионным населением укусам подвергались ежегодно примерно около 150 человек. Интересны факты, собранные Г.И. Ишуниным в Узбекистане. С 1935 по 1949 годы в республике было зарегистрировано 34 укуса змеями человека. Смертельные случаи составили лишь три процента. Причем неблагополучные исходы явились результатом неправильного лечения, часто знахарским способом. Укус гадюки или щитомордника, хотя и болезнен, но не смертелен и чаще всего оканчивается полным выздоровлением.
Иное дело в Индии, странах Африки и Латинской Америки, где много очень крупных и ядовитых змей. Известно, что только в Индии от укусов кобры ежегодно погибали примерно 10000 человек. Однако это не мешает заклинателем змей устраивать на улицах представления, главными участниками которых часто выступают кобры. Живописный вид укротителей, сопровождение спектакля своеобразной музыкой, значительные размеры змей привлекают толпы любо
Не ядам единым...
31
пытных. Свидетели подобных зрелищ утверждают, что зти представления очень убедительны, особенно для несведущих людей. Секреты и приемы укрощения змей имеют давнюю историю и основаны на тончайшем знании как повадок животных, так и психологии зрителей. Потрясенные увиденным, люди не замечают, что особо опасные трюки опытный факир проделывает либо с неядовитыми видами змей, ловко подменяя одну на другую, либо с особями, у которых заранее вырваны ядовитые зубы.
Сила воздействия яда на человека зависит от многих причин — вида змеи, времени и места укуса, от глубины проникновения зубов в кожу, от количества яда, попавшего в ранку, и, конечно, от физического и психического состояния пострадавшего. Важно при этом помнить, что настоящая опасность кроется в самолечении, в тех его крайне нежелательных формах, о которых шла речь в предыдущем очерке.
Основное и самое эффективное средство — противозмеиная сыворотка, имеющая, как уже известно, две разновидности. Сыворотка одного типа вводится при укусе змеи какого-то определенного вида, а вторая помогает укушенному любой змеей. Противоядие готовят из крови лошади, которой вводят яд той или иной змеи, постепенно увеличивая его концентрацию. В стеклянных ампулах сыворотки рассылаются по медицинским учреждениям.
В декабре 1960 года при поддержке правительства Узбекской ССР было принято решение об организации лаборатории по изучению биологии ядовитых змей и разработке способов содержания их в неволе. И вот на окраине старой части города Ташкента, на территории Института зоологии и паразитологии Академии наук Узбекской ССР началось сооружение одного иа крупных 5 СССР сер пентариев; были построены виварий и вольеры для полувольного содержания змей. Создание этого учреждения диктовалось неуклонно растущими потребностями фармацевтической промышленности в змеином яде. Количество получаемого яда в условиях неволи зависит от многих факторов — от времени года, величины и упитанности змеи, состояния кожных покровов, условий содержания, техники взятия яда
32	Жизнь пресмыкающихся в природе
и др. Для каждого вида змеи разработаны сроки взятия яда. Для щитомордника, например, наибольшее его количество выделяется через 20—25 дней после очередного взятия яда. В зависимости от сезона года взрослые степные гадюки отдают за один раз 9,8— 12,7 мт яда. Но эти доли находятся в жидком состоянии, а их нужно еще особым образом высушить, превратить в кристаллы. При усыхании вес яда уменьшается в три—семь раз. Ясно, что большое количество можно получить только при массовом содержании змей в серпентариях.
Специалисты издавна знают много способов взятия яда. В древние времена змей использовали однократно, отрезая им голову. В условиях серпентария впервые в широком масштабе яд стали брать в помощью эл< ктрическо'-о тока, который снижает опасность работы со змеями для обслуживающего персонала и сокращает время этой процедуры. К слизистой оболочке пасти змеи подносят два электрода, по которым поступает ток напряжением в 6 вольт. Под действием раздражения током яд выделяется и стекает в подставленную склянку За год лаборатория получала его около 250 граммов.
В основном яд добывают у змей, содержащихся в неволе, но хорошо оправдал себя и способ получения его в природе. Об этом методе известно давно. В полевых условиях в течение 10—15 дней можно добыть 200—300 гадюк или щитомордников, взять у них яд и отпустить затем на свободу. Этим способом широко пользовался известный змеелов В.М. Бабаш, много лет имевший дело с самыми крупными и опасными змеями — коброй н гюрзой. Змееловы — люди редкой профессии — постоянно рискуют здоровьем и даже жизнью лады дплглкяиыьту иаггплъ ЯД?, КОТОрЫС СТОЯТ НАМНОГО ДОрО^С 30Л0Т2. Например, один грамм сухого яда среднеазиатской кобры стоил в советское время 135 рублей, гадюки — 600 и щитомордника — 800 рублей. Это были тогда большие деньги, если учесть, что среднемесячная зарплата в стране составляла от 80 до 130 рублей.
Из среднеазиатских змей меньше всего яда дает степная гадюка, наибольшее количество — гюрза и кобра. Если свойства яда гадюки,
Не ядам единым...
33
щитомордника и эфы в неволе почти не изменяются, то токсичность его у гюрзы и кобры после полутора-двух лет их жизни в серпентарии несколько снижается.
Нельзя сказать, что работа в созданном змеепитомнике начиналась с нуля. Еще в 1930-е годы ядовитых змей изучали в Ташкентском зоопарке и филиале Всесоюзного института экспериментальной медицины в Сухуми. Некоторое их число для разных целей содержали в Ашхабаде, Фрунзе (ныне Бишкек), Термезе. Теперь же речь шла о массовом содержании змей. Однако положение осложнялось тем, что мало было известно о численности и распределении этих животных в природе; кроме того, отсутствовала разработанная методика их рационального использования. Одна из эффективных мер по сохранению поголовья змей в природе — их правильное содержание в неволе, что позволяет уменьшить масштабы отлова. Поэтому предстоял поиск наилучших методов организации условий жизни для каждого вида змей в отдельности, что требовало детального изучения их биологии.
Ташкентский серпентарий начал работать в середине 1961 года. Сюда ежегодно из Казахстана и республик Средней Азии стали поступать одна-две тысячи змей пяти видов: степная гадюка, песчаная эфа, обыкновенный щитомордник, гюрза и среднеазиатская кобра. Бригады ловцов отлавливали степную гадюку и обыкновенного щитомордника в Чу-Илийских горах, в степях по реке Или в южном Прибалхашье. В лаборатории змееведения сложился работоспособный молодежный коллектив, причем женщины составляли большинство. Опасная работа с ядовитыми змеями требовала не только твердой дисциплины и большой аккуратности, но люОви к своему делу, энтузиазма, взаимной помощи. Было немало трудностей и огорчений, однако моя память сохранила лишь самые теплые и добрые воспоминания о коллегах и проведенных с ними годах.
Лаборатория сразу начала широкое изучение образа жизни ядовитых змей и изыскание методов их содержания. Особое внимание Уделялось борьбе с болезнями этих животных, о чем до сих пор еще
34 Жизнь пресмыкающихся в природе
очень мало известно. В неволе змеи болеют чаще, чем в природе. Это объясняется их скученностью в клетках и беспокойством животных, резкими перепадами зимних температур, недостатком полноценных кормов. Они гибнут от патологии легких, печени, заболеваний желудочно-кишечного тракта, от травм кожи и др. Но к самым распространенным заболеваниям в неволе относится воспаление слизистой оболочки ротовой полости и ядопродуцирующего аппарата, вызванное инфекционной микрофлорой. Она поражает травмированные при взятии яда участки слизистой. Во избежание передачи инфекции в змеепитомнике практиковалось взятие яда от каждой особи в отдельную посуду. Регулярный осмотр животных позволяет своевременно изолировать н лечить заболевших.
Исследовались возможности размножения змей в условиях серпентария. Скоро выяснилось, что в неволе деятельность половых желез у них, как правило, постепенно угасает. Оплодотворенные в природе самки давали нормальное потомство, но в последующий год они в размножении уже не участвовали. Нужно было установить, что происходит в половых железах змей и какие факторы губительно влияют на их функции.
В Ташкентский серпентарий животные поступали в разное время года, порой совершая долгое и тяжелое путешествие на машине, в поезде илн самолете. При вскрытии ящиков со змеями можно было обнаружить отрыгнутую пищу, старые шкурки перелинявших в дороге особей, а нередко и трупы животных, не перенесших путешествия.
После карантина, который проводился для выявления больных и TpunivinpunarinoiA змеи, unn измерялись, и каждая особь нумеровалась. Все эти данные записывались в карточку-паспорт. Сейчас существует много способов мечения пресмыкающихся, но в серпентарии практиковали подрезание в определенной последовательности краев брюшных щитков. Эта операция не отражалась на самочувствии змей, метка сохранялась до конца жизни, и ее можно было распознать даже на выползках, то есть на сброшенных покровах. После осмотра
Не ядом единым...
35
и обработки змеи выпускались в клетки или вольеры, обтянутые сеткой с козырьком из железа. Обстановку старались создать возможно ближе к природной. Для жизни и размножения насекомых сохраняли участок с растительностью, а для их привлечения извне по ночам включались электролампы высокого напряжения. Для увлажнения травы и поддержания влажности почву поливали. В распоряжении змей находились небольшой водоем, участки с норами и трещинами в почве. Дополнительно строили искусственные летние убежища в виде шалашей, укрытий из фанеры, шифера, а для зимовки — более глубокие и сложные убежища.
Новоселье змеи начинают, как правило, с обследования своего необычного жилища — переползают с одного конца клетки в другой, поднимаются по ее углам, пытаются уползти в малейшее отверстие. И надо сказать, что пока клетки были несовершенными, это им иногда удавалось. Благодаря свободным ребрам змеи способны сильно уплощаться и проникать через самые, казалось бы, непролазные щели. Малейшая оплошность (неплотно закрытая дверца или несвоевременная заделка образовавшегося отверстия) — и змеи оказывались на свободе. В холодное время года беглецы обычно располагались вблизи отопительной системы — на подоконниках, на полу, иногда устраивались и на батареях. Случалось, что змеи заползали в рабочую обувь, в хозяйственные сумки и ящики письменного стола. А однажды гадюка в качестве убежища облюбовала пишущую машинку, из которой ее с трудом удалось вытянуть. Бывало, что через подполье змеи проникали в помещения соседних лабораторий, и тогда там поднимался переполох. Для нас это был лишь рабочий мо-
таких происшествий становилось все меньше. К сотрудникам приходил опыт, вырабатывались осторожность и тщательность в работе, совершенствовалось оборудование. Работа в серпентарии, хотя и опасна, но интересна. Она позволяет близко познакомиться с повадками змей, пронаблюдать распорядок их жизни. Каждый рабочий день приносит новые знания.
36 Жизнь пресмыкающихся в природе
В конце марта — первых числах апреля, когда все сильнее пригревает солнце и начинает зеленеть трава, змеи выползают из убежищ. Жизнедеятельность их как холоднокровных животных зависит от климатических факторов: температуры, солнечной радиации, влажности, и т.д. В связи с этим изменяется и суточная активность животных в разные сезоны года. Весной они проводят под солнцем целые дни. А летом период активности приходится на вечерние, ночные и утренние часы.
Во второй половине октября — начале ноября змеи уходят на зимовку. Таким образом, активный период их жизни составляет шесть-семь месяцев в году, а остальное время они проводят в спячке, забираясь в норы грызунов, под корни деревьев, под камни, в стога сена, трещины и расщелины. Например, в Казахстане излюбленные места зимовки гадюк — заросли чия, под кочками которого образуется много полостей. Залегают они на глубине полтора-два метра, где температура воздуха 2—3°С. Кстати, описание зимовок змей встречается крайне редко. А.П. Лесняк в 1962 году раскопал одну из них в южном Прибалхашье у села Баканас. В зимовочной камере норы гребенщиковой песчанки на глубине 160 см были обнаружены 16 щитомордников разного размера и возраста.
В населенных пунктах они собираются в подвалах, заброшенных колодцах, размещаются вдоль труб с отопительной и канализационной системами.
Зимнее оцепенение может временами прерываться, и тогда змеи периодически появляются на поверхности. Например, в условиях Ташкентского змеепитомника степные гадюки и щитомордники бы-няют актипными и яимой R теплые солнечные пни собираются группами возле входа в зимние убежища, часто вытягиваются в длину и «расплющивают» тело. Этим самым достигаются увеличение поверхности, поглощающей солнечные лучи.
Если зимовка разрыта либо затоплена, то потревоженные змеи появляются на поверхности и зимой, что часто сопровождается их гибелью.
Не ядам единым...
37
Много хлопот доставляло сотрудникам серпентария кормление змей. В неволе трудно обеспечить то «меню», к которому змеи привыкли в природе, но обслуживающий персонал к этому постоянно стремился. Например, степные гадюки охотно поедают ящериц, птенцов воробьев, мышевидных грызунов. И чаще всего их кормили разводимыми в виварии белыми мышами трех-, четырехдневного возраста весом 1,5— 2 г или немного крупнее. Змеи живо реагируют на движущуюся добычу — настораживаются, затем медленно, почти незаметно подкрадываются к жертве, замирают, и вдруг следует стремительный бросок. Но в неволе их приходится кормить порой насильно. Для этого пинцетом вводят им кусочки мяса или нерасчлененных мелких животных, смоченных вместо слюны в яичной смеси. Обычно сочетание искусственного подкармливания с активным приемом пищи сказывается на животных благоприятно.
Однажды во время осмотра вольеры в глаза бросилась взрослая особь с большим утолщением в области желудка. На ощупь комок был плотным и напоминал крупную опухоль. Змея лежала на открытом месте возле сетчатой стенки вольеры и вела себя необычно — на приближение не реагировала, не уползала, а лишь немного подтянула хвост. На прикосновение пинцетом гадюка прореагировала вяло и неохотно. На следующий день ее обнаружили мертвой, а в желудке оказалась большая полупереваренная мышь. Это один из случаев, когда, особенно в прохладное время, змея не в состоянии переварить заглоченную добычу.
Иногда в вольере встречались трупы воробьев и мышей, как бы покрытые каким-то клейким и подсохшим веществом. Это остатки напрасно загубленных жеотв: змея пыталась проглотить добычу, но не смогла справиться и вынуждена была ее отрыгнуть. Мелких животных гадюки глотают без особых усилий. Чем крупнее змея и мельче жертва, тем меньше требуется времени для заглатывания. Например, гадюка длиной 25 см справляется с мышью за четыре-пять минут, а змее величиной 40 см это удается за полмннуты или две. В неволе после длительного голодания иногда несколько гадюк
38 Жизнь пресмыкающихся в природе
набрасываются на одну жертву. Лакомый кусочек достается более сильной и проворной. Только что накормленные животные чутко реагируют на беспокойство: если их потревожить, они могут тут же пищу отрыгнуть. При недостатке корма иногда наблюдаются случаи каннибализма, то есть поедания меньших и более слабых своих собратьев. Поедание себе подобных имеет место и в естественных условиях.
Продолжительность переваривания жертвы зависит от ее величины, состояния здоровья змеи и окружающей температуры. Она может длиться от двух до девяти дней и требует более высоких температур, чем другие процессы жизнедеятельности. Наиболее подходящая температура — от 16 до 28°С, а при температуре ниже 12°С уже происходит отрыгивание добычи. Для ускорения переваривания пищи змея выставляет наполненное брюхо на солнце, оставляя остальную часть тела в тени.
Вообще змеям свойственна удивительная особенность — они могут жить в течение восьми месяцев, не принимая пищи, но, конечно, при этом сильно теряют в весе.
Пожалуй, самое напряженное время жизни змей — размножение. Много забот в это время и в змеепитомнике. Оплодотворенные в природе самки осенью начинают давать потомство. Малышей надо обследовать, пронумеровать, отсадить в специальные клетки, обеспечить кормом, затем переместить в вольеры, где через определенный промежуток времени их отлавливают и обрабатывают.
Широко используемые в настоящее время различные способы индивидуального мечения позволили получить много интересных сведений по биологии змеи. Например, выяснено чтп гапюкм н массе способны к размножению при длине тела 30—31 см. Мечение также помогло установить, что они становятся половозрелыми на третий год жизни. Брачный сезон у гадюк растянут с марта по май. В этот период змеи вступают со зрелыми половыми клетками, развитие которых начинается еще осенью, продолжается зимой и завершается весной.
Не ядом единым.
39
Своеобразно брачное поведение степной гадюки. Однажды мне удалось быть свидетелем ухаживания самца за самкой. Грациозные движения пары вызывали восхищение. Это было весной. В вольерах буйствовала пышная эфемеровая растительность. На фоне изумрудной зелени пылали красные маки. Я заметила, что один самец проявляет большую активность — заползает вперед самки, движется вокруг нее, стараясь преградить путь. Некоторое время спустя ему удалось увлечь избранницу в угол вольеры. Наползая друг на друга и ощупывая языком, они стали поднимать передние части тела, медленно покачиваясь из стороны в сторону, падали, вновь поднимались и повторяли плавные и изящные движения. Однако вскоре змеи расползлись. Дело в том, что в условиях серпентария при довольно большой скученности животных спаривание наблюдается крайне редко, и то лишь у особей, недавно отловленных в природе. Половые органы чутко реагируют на малейшие изменения окружающей среды. При неблагоприятных условиях в них постепенно развиваются патологические изменения, которые в конечном итоге приобретают необратимый характер.
Для змей характерны два способа размножения. Одни виды (гюрза) воспроизводят себе подобных путем откладки яиц с недоразвитыми зародышами (эмбрионами), дальнейшее развитие которых осуществляется вне тела самки. Гадюкам и щитомордникам свойственно яйцеживорождение, то есть яйца пребывают в теле матери до полного развития в них эмбрионов. Во время пребывания яиц в яйцеводах существует своеобразная связь между матерью и плодом. Длительное вынашивание яиц является приспособлением к неблагоприятным условиям жизни. Беременные особи ведут полуголодный образ жизни, они малоподвижны, осторожны. Отяжелевшие самки не способны на молниеносный бросок и чаще всего держатся укромных мест.
Во второй половине августа — в сентябре у гадюк рождаются детеныши. Количество новорожденных обычно бывает от одного до восьми, но иногда доходит до 17 и более. Их длина 13—18 см, а вес
40 Жизнь пресмыкающихся в природе
— 2—5 г. Тонкие изящные создания ведут себя подобно родителям — передвигаются, шипят, а при защите кусаются, выделяя небольшую порцию яда. В лабораторных условиях они уже на второй день меняют покров. За год гадючата увеличиваются на 9—12 см. Питаются они исключительно насекомыми — саранчой, кузнечиками, жуками и их личинками.
По поводу периодического сбрасывания шкурки, или эпидермиса, в народе обычно говорят: «Змеи вылезают из кожи». Однако редко кому удавалось наблюдать такое явление. Нам доводилось это видеть неоднократно, но, помню, в первый раз мы были обеспокоены тем, что змеи вдруг стали терять зрение. Волновались неспроста: ведь насмарку мог пойти эксперимент! Первое, что пришло в голову, — началось какое-то заболевание. А причина-то оказалась простой — приближалась линька. Помутнение роговицы — первый признак начала смены покрова. Затем последовала массовая «слепота» змей. Она объяснялась одновременностью линьки, поскольку физиологическое состояние животных было одинаковым (в эксперименте участвовали змеи одного пола, размера и упитанности, к тому же они были доставлены из одного места). Из-за невольной «слепоты» змеи вынуждены отлеживаться в укромных влажных местах до тех пор, пока зрение не восстановится.
Следующая стадия линьки характеризуется отслоением старого покрова — окраска животных блекнет, приобретает матовый оттенок. Заключительный этап — сбрасывание старого наряда. При этом змеи ведут себя беспокойно, трутся мордой о землю до тех пор, пока не лопнет отслоившийся эпидермис. Чтобы от него освободиться, они стараются проползти в узком пространстве, например, между камнями или веточками растительности. Для облегчения линьки в вольерах обычно устанавливаются пирамидки, склоченные из деревянных планок. Передвижение змей через щели этого сооружения сопровождается волнообразными сокращениями мышц тела и дрожью.
Отслоившийся эпидермис с головной части постепенно перемещается к хвосту, и вскоре рядом можно увидеть выползок, собранный
________________________Не ядом единым .________	41 в гармошку. При нормальной упитанности змей шкурка сходит чулком за 15—20 минут У таких животных чулок-выползок плотный, эластичный и цельный. После этого змеи по несколько часов лежат в затененных местах, пока не окрепнет новый покров.
Каждая линька обеспечивает животным дальнейший нормальный рос г и развитие. Благодаря ей они не только заменяют покров на больший, но и избавляются от эктопаразитов Например, на свежих выползках степной гадюки нередко можно обнаружить различных клещей
При неблагоприятных условиях содержания (неполноценное кормление, пониженная влажность и т.д.) и у больных животных линька может растянутый на продолжительный срок. В этом случае эпидермис сходит рваны,ми клочьями Больные и очень истощенные особи во время линьки нередко гибнут.
Многоликий ашропогенный фактор (распашка земель, пастьба скота, разработка полезных ископаемых, сооружение ирригационной системы и многочисленных дорог, применение ядохимикатов и др.) ведет к сокращению жизненного пространства и разрушению мест обитания рептилий. Особенно резко сократилась численность ядовитых змей в результате сильного преследования их ч ловеком. Ограниченность «змеиных очагов» и невысокая плодовитость этих животных требуют бережного, хозяйского их использования. В ряде республик бывшего СССР действовали специальные постановления об охране ядовитых змей. Повсеместно запрещалось, кроме населенных пунктов, их уничтожение. Разрешался отлов только особей определенного размера и по лицензиям. Мало кому известно, что за незаконное добывание или уничтожение не.чдг,5И'гк,у ямрй внесенных в Красную книгу СССР, взимался штраф. Возобновление этих мер и, может быть, еще более строгих, сегодня властно диктует жизнь, учитывая мощное в наше время наступление человека на природу.
Одна из форм охраны ядовитых змей — это работа серпентариев. Подрыв промысловых запасов вызывает необходимость их создания, где бы змей могли разводить в больших количествах. Оптимальные
42
Жизнь пресмыкающихся в природе
условия содержания, накапливаемый опыт разведения, эффективные формы эксплуатации змей позволят со временем получать необходимое стране количество яда без изъятия животных из природной среды.
Всем нужно помнить, что в природе нет ничего бесполезного. Убив бесцельно змею, вы способствуете увеличению вредных насекомых и грызунов, губите содержащийся в ее железах драгоценный и незаменимый яд, спасающий здоровье и жизнь людей.
СТРЕЛКА
|Р.Л. Кубыкин\
Змея эта самая обычная в Средней Азии и на юге Казахстана: живет в песках и реже обитает на глинистой почве. Почему ее так называют? Вероятно, за скорость, за ее стремительный «полет». Увидев быстро ползущую стрелку, невозможно понять, каким способом она передвигается, кажется, «летит» от куста к кусту, оставляя на песке лишь след в виде прямой бороздки, а сквозь кусты «течет», словно ртуть.
Стрела-змея действительно отвечает своему названию. Ее изящное «стройное» тело заострено — длинный тонкий хвост с одной стороны и небольшая, как бы заостренная голова, — с другой. О сходстве со стрелой напоминает и манера змеи держаться в распрямленном состоянии. Ее редко можно увидеть свернутой клубком, как это часто делают гадюки, полозы и большинство других змей. Еще одна особенность стрелы — змеи — ее «стойка», или «поза охоты». Представьте лежащий на земле метровый шнур диаметром в сантиметр. 11ередняя часть «шнура» с загнутым под прямым углом кончиком приподнята — этакий вертикальный столбик. Остальная часть тела собрана в «гармошку», как пружина, готовая в любой момент распрямиться. Именно в такой позе стрелку чаще всего н можно встретить.
Мне не раз приходилось быть свидетелем охоты этой змеи. Ее ОХОТНИЧЬИ пйъркты — ПЯЗЛИЧНЫР тятыипыр атрпипы — юта ап w-
44	Жизнь пресмыкающихся в природе
тупают ей в скорости. Поэтому, несмотря на стремительность, охотится стрелка за ними из-за «угла» — скрадом. На своих «угодьях» появляется обычно рано утром, когда еще холодновато и ящерицы не вышли на поверхность. Медленно переползая от куста к кусту, затаивается на время около одного из них в охотничьей стойке. И торчит такой «столбик» возле кустика пустынной растительности, плавно покачиваясь из стороны в сторону. Вероятно, ящерице он кажется качающимся на ветру стеблем Но стоит ей приблизиться к нему, как «стебель» делает стремительный бросок — и вот неосторожная жертва бьется в пасти врага.
Как правило, стрелка хватает свою добычу поперек туловища, ближе к голове. Хватка в этой части тела наиболее удобна для охотницы, так как лишает жертву возможности пустить в ход зубы. Возможно, яд, введенный в области груди, быстро лишает ящерицу подвижности.
«Значит, стрелка ядовита?» — спросит читатель Да, ядовита. Но яд ей нужен, прежде всего, для обездвиживания жертвы. Иначе как бы она смогла заглотать подвижную и довольно сильную ящерицу, будучи сама без рук, без ног, со слабым телом и челюстями? Например, более массивные удавы и полозы перед заглатыванием душат жертву кольцами своего тела. Мелкие же ядовитые зубы стрелы-змеи находятся глубоко в пасти, пустить их в ход она может только при захватывании жертвы всей челюстью. Благодаря этой особенности, а также миролюбивому нраву (пойманная стрелка почги никогда нс кусается) она считается практически безвредной для человека. Действие «змеиного гипноза» на ящериц мне наблюдать не прихо-ДШ'.ОСЬ. И Вообще ЛОЗ.'Л добычи ДЛЯ ЗЫСИ НсПриеТая аадача, и чем можно судить по следам на песке ранним уч ром, пока не г ветра.
Часто, проползая десятки метров и периодически делая стойки у многих кус гиков, змея вынуждена не солоно хлебавши покидать свои охотугодья. Она хватает жертву лишь с близкого расстояния, чтобы не промахнуться. И при всей подвижности в случае промаха вдогонку бросается редко.
Стрелка 45
Однажды я наблюдал, как небольшая стрелка кинулась в азарте охоты за ящуркой, успевшей выскочить и опередить змею буквально на четверть метра. Несмотря на быстроту погони, расстояние между ними увеличивалось. Вскоре змейка остановилась, а ящурка, перестав передвигать лапами, по инерции лихо прокатилась (так и хочется добавить: шаловливо), оставляя полосы на песке, и, полуобернувшись, стала следить за своей преследовательницей. Они довольно долго смотрели друг на друга. Наконец, убедившись в бесполезности охоты, стрелка вернулась, обследовала норку и спокойно поползла дальше добывать хлеб насущный. А ящурка, как ни в чем не бывало, занялась поисками пищи.
В другой раз я непроизвольно вспугнул гревшуюся в пыли на дороге ящурку, она юркнула в густые заросли травы и... попала в пасть притаившейся там стрелки. Будь змея взрослой, я, возможно, не увидел бы разыгравшейся драмы. Она же была, хотя и длинная, но очень тонкая, как лапа ящурки. Бросок оказался точным: змея вцепилась в бок. Ящурка начала выкручиваться, вращаясь вокруг продольной оси (обычный прием: так же они высвобождаются, когда берешь их в руки), и, как шпагат, намотала на себя змейку. Пара, выкатившись на середину дороги, замерла перед моим изумленным взором. Я стал ждать развязки. Змея явно выбрала жертву не по зубам, в любом случае она не смогла бы ее заглотать. Полежав неподвижно несколько минут и, вероятно, начав перегреваться под солнцем на раскаленной дороге, стрелка стала медленно распускать витки своего тела, раскрыла пасть и быстро юркнула на место засады, оставив жертву неподвижно лежащей кверху брюхом. Вскоре ящурка вскочила и, немного пробежав по дороге, бросилась снова в ie же кусты. Однако яд уже оказал свое действие, она тяжело дышала, с трудом двигалась и через 20 минут испустила дух.
Как-то весной я встретил на открытом бархане в охотничьей стойке старую, судя по длине (больше метра), змею. Она была так истощена зимовкой, а может, болезнью, что вдоль гела у нее образовались складки кожи. Рядом преспокойно грелось на солнце несколько
46 Жизнь пресмыкающихся в природе
небольших ушастых круглоголовок. Голод и соблазн добычи удержали змею от бегства при моем приближении. Поглядывая то в мою сторону, то в сторону ящериц, она слегка, как обычно, покачивала вертикальной передней частью тела. Когда я стал осторожно подгонять к ней одну из круглоголовок, стрелка «одобрила» мою роль загонщика и понемногу начала подвигаться в сторону добычи. С верного расстояния последовал бросок — и с перехваченной поперек тела круглоголовкой змея уползла в ближайшие кусты. Через несколько минут после того, как жертва затихла, змея стала поспешно заглатывать ее с головы и примерно через пять минут справилась с этой задачей.
Много живых стрелок прошло через мои руки, некоторые жили со мной в одной палатке.
В неволе стрелка ведет себя совершенно по-другому, спокойно реагирует на присутствие в своем «обществе» лакомых ящериц. При моем появлении стрелка забивалась в дальний угол палатки, а когда я брал ее, большие выразительные змейкины глаза загорались зеленоватым, как у кошки, огоньком. Но неволя есть неволя. Рано или поздно змея из палатки все-таки уползала, или я отпускал ее.
Чтобы полнее раскрыть «образ» стрелки, нужны долгие часы наблюдений в природе. Мое представление о ней складывалось из многих встреч во время экспедиций в различные районы Казахстана. Обычно встречи с этой очень подвижной и малозаметной змеей мимолетны — она уходит в кусты, а при настойчивом «внимании» скрывается в ближайшей норе грызунов.
Однажды, идя за товарищем среди туранг и кустарников, я, шагая под неторопливый разговор, чуть не наступил на лежащую в охотничьей стойке 60—70-сантиметровую стрелу-змею. Она никак не среагировала даже тогда, когда мы «обступили» ее и начали рассматривать. Так мы и ушли, оставив лежать змею в застывшей позе. Аналогичный случай в письме к нам описал один из любителей природы. Трудно объяснить подобное поведение осторожной змеи. Возможно, увлекшись охотой, она замечает опасность слишком поздно и, по-
Стрелка
47
видимому, полагаясь на свою покровительственную окраску, надеется на благоприятный исход. Среди кустарников ее нетрудно принять за сухую ветку. И кто знает, сколько раз мы не замечали «застывшую» змею, находясь с нею совсем рядом.
Очень редко выпадают особо радостные минуты, когда удается подсмотреть за змеей, делающей что-то необычное, как будто бы ей не свойственное.
Вот, пожалуй, случай уникальный.
Изучая питание стрелы-змеи, мы иногда находили в их желудках сугубо ночных ящериц — сцинковых гекконов. И недоумевали: геккон — ночной житель, стрелка — дневной, следовательно, встреча их маловероятна. Разгадка представилась неожиданно. Видели вы когда-нибудь роющую змею? Я — нет. И не думал, что змея на такое способна. Мне приходилось много раз наблюдать за этим занятием ящериц и черепах. И вот я увидел, как копала норку... стрелка.
Несмотря на дневной зной и мелких кровососов-мокрецов, я стоически замер в метре от места события. Стрелка не сбежала потому, что была очень занята. Передняя часть ее тела находилась в норе. Когда она высунулась, то долго смотрела на меня, будто удивляясь, откуда я взялся. Постепенно я перестал для нее существовать как объект опасности. Осмотревшись по сторонам, она стала углублять нору. «Без лап-то?» — скажете вы. Да, без лап. Передней частью тела отбрасывала песок в сторону. Около входа скопилось его уже достаточно. Периодически змея на короткое время задерживалась в
норке, а, выглянув, долго осматривалась и опять продолжала рытье. Наконец, последний раз сунулась, поднатужилась и... с трудом вытащила п-аппглпгп гпимковогл гркконй уже мертвого Держа его на весу, отползла в тень высохшего дерева рядом с норой. Положила добычу на землю и снова осмотрелась. Потом ощупала геккона языком и стала энергично заглатывать его с головы...
После отдыха змея грациозно, не торопясь, переползла в тень густого куста, «развесила» свое тело на горизонтальных стеблях и, по всей вероятности, задремала после столь сытного и вкусного обеда.
48 Жизнь пресмыкающихся в природе
Я получил возможность двигаться и стал лихорадочно освобождаться от набившегося всюду гнуса.
Сцинковый геккон для змеи своего рода деликатес. В отличие от дневных ящериц, он имеет тонкую и нежную кожу. До того нежную, что его даже трудно взять в руки, не повредив ее. К тому же геккон по сравнению с другими ящерицами довольно мясистый. Для стрелки он, наверное, то же, что для рыболова пойманная вместо леща форель.
Приоткрылась еще одна маленькая тайна из жизни змей. Начало описанной трагедии додумать просто. Не зря стрелка с пристрастием обследует каждую норку и не зря геккон, прячась на день в убежище, закрывает вход песчаной пробкой. Но как стрелка могла найти нору геккона и узнать, что он там? По следам, по запаху? Так или иначе, но она добралась до геккона в норе, ввела в него яд. Остальное вы уже знаете.
Как и все змеи, стрелка не избежала «кривотолков». И в рассказах местных жителей наряду с характерными ее опознавательными признаками содержится много вымысла. Среди несправедливых нареканий в ее адрес часто можно услышать: «самая ядовитая». Известный русский ученый А.М. Никольский в 1916 году в книге о пресмыкающихся писал, что жители очень боятся стрелки. «Они убеждены, что эта змея может одним прыжком пронзить сердце человека, лошади и даже верблюда.»
По одному характерному случаю со мной можно судить о том, как рождаются подобные слухи. Как-то в полдень я неторопливо шел по невысоким барханчикам с редкими кустиками песчаной акации. Неожиданно с одною laKoro кустика спрыгнула па песок стрелка. По вернув голову в мою сторону, она вдруг «бросилась» на меня с быстротой, на какую только была способна. Она проползла в нескольких сантиметрах от моих ног и через четыре-пять метров скрылась в норе. Смелость змеи объяснить нетрудно: во-первых, она, по-видимому, задремала на солнышке и слишком поздно заметила меня; во-вторых, я закрыл ей путь к единственному укрытию почти на
Стрелка
49
голом месте. А если бы змея «бросилась» на человека, напуганного змеиными баснями, он наверняка пустился бы наутек и после уверял бы всех, как за ним гналась стрелка. А между тем при таких встречах змея испытывает страх больший, нежели человек.
Стрелка трудно поддается приручению. Многие из тех, что прошли через мои руки, остались «дикарками». Вздрагивали, когда их брали в руки, и каждый раз пытались уйти из человеческого внимания. И тем не менее некоторые особи в какой-то мере привязываются к человеку.
Однажды мне попалась стрелка с несвойственной для представителей этого вида «общительностью». Ее поймали наши добровольные помощники, юннаты Дома пионеров, будучи в экспедиции в южном Прибалхашье. По-видимому, находясь длительное время в обществе детей, она привыкла к человеку. А, может быть, «общительность» — ее индивидуальная черта, поскольку все животные, как и люди, различаются.
Я взял стрелку с собой в экспедицию, чтобы иметь возможность понаблюдать за ней. В свободное от работы время члены нашей группы занимались каждый своим делом: кто читал, кто писал, кто развивал охотничьи инстинкты у своих собак, я же «водил» на прогулку змею.
И вот, как обычно, выбрав место без густой растительности, без нор, я выпустил стрелку. Следуя за ней, подождал, пока она успокоится, затем сел в полутора метрах от нее и стал изображать «тумбочку», то есть сидеть не шелохнувшись. И стрелка вознаградила меня, открыв свой секрет — полную смену наряда.
Змеи, как и другие пресмыкающиеся, периодически «меняют кожу». О приближении этого процесса чаще всего свидетельствует помутнение «роговицы» глаза. Но у «моей» змеи никаких признаков и в помине не было. Как же происходило это событие? Стрелка начала тереться нижней частью и низом морды о зеленую траву, о сухие стебельки полыни. Вскоре старый эпидермис задрался назад. Потирая головой, стрелка без остановки ползла среди кустиков по песча
50 Жизнь пресмыкающихся в природе
ной площади в квадратный метр. Стало ясно, она пыталась отслоить или отодрать линные покровы с верхней части головы и с боков верхней челюсти и в то же время старалась зацепиться отошедшей кожей за колючки. Наконец, ей удалось закрепиться за стебельки, и змея начала аккуратно выползать из старых покровов. Они слегка потрескивали. За стрелкой потянулся матовый чулок линной кожи, а она зигзагообразно и плавно водила телом.
Минут через двадцать на свет появилась «новорожденная» — свежая, чистая, с четким рисунком и окраской стрела-змея. Еще некоторое время она потерлась верхом головы о комочки (как я понял, из-за старой ранки кожа не вся сошла), затем поползла было мимо меня, но...
Я даровал стрелке свободу, только не в этот раз — позже, когда кончалось лето и завершилась моя экспедиция.
ГЮРЗА
О.П. Богданов
Какая она?
Верблюд не знает, что шея кривая, но упрекает в том же змею.
Гюрза — название азербайджанское (или, как писали первые исследователи Закавказья еще в середине прошлого века, добывая змей около г. Гянджа, татарское), оно укоренилось в настоящее время в научной литературе.
По латыни гюрзу называют Vi pera lebetina Е.,что значит «гадюка гробовая». В Туркмении у Ашхабада она ат-илан — лошадиная змея, в долине Мургаба — коклорс, что значит «зеленая змея», в Узбекистане у Самарканда — кок-илан (зеленая змея). В горах на окраине Кызылкумов казахи и узбеки ее зовут кульбар-илан (у озера живущая змея).
Гюрза — одна из самых крупных змей семейства гадюковых, относится к роду Vipera. Этот род включает 14 видов, распространенных в Европе, Азии, Северной и тропической Африке. Семейство состоит из 10 родов и 65 видов. Вид в настоящее время подразделяют на 7 подвидов. Из них на территории бывшего СССР встречаются два — кавказская и среднеазиатская гюрзы. Обитающие в Средней Азии гюрзы далеко не однотипны. Особенно отличаются змеи, живущие на окраине Кызылкумов и в Нуратинских горах. Они заслу
52 Жизнь пресмыкающихся в природе
живают выделения в особый подвид, отличаясь от других среднеазиатских популяций меньшими размерами, яркой окраской с преобладанием тонов, более удлиненным черепом и даже меньшей токсичностью яда. Гюрза занесена в Красную книгу Казахстана. В других странах СНГ ее отлов разрешен по лицензиям.
Мною измерено в различных местах Средней Азии 2500 экземпляров самцов и 2300 самок гюрзы. Предельная длина туловища с головой у самца была равна 1600, у самки 1300 мм. Предельная длина туловища змеи с хвостом около двух метров. Масса обычно не превышает 3 кг.
Гюрзы, обитающие в горах на окраине Кызылкума, как уже сказано, много мельче. Предельный размер самцов этих мест 1200 мм, самок — 960 мм. На этой популяции гюрзы, которую можно назвать северо-восточной, мы и сосредоточим наше повествование.
Голова резко отграничена от туловища. Зрачок вертикальный. Кончик и бок морды закруглены. Верхняя поверхность головы покрыта ребристой чешуей.
Живые гюрзы сверху от светлого до темно-серого цвета, иногда с синеватым оттенком. Рисунок сильно варьирует, но обычно состоит из пятен, тянущихся вдоль хребта и по бокам туловища. Пятна темные, ржавые или коричневые. Брюхо покрыто темными крапинками.
Где живет гюрза?
Ареал Vipera lebefina охватывает Северную Африку (Марокко, Д джип ’Т’ягииг 3 ПиППИГТаиисЛ UAtZ/Vrrt/tt-Ta л/'-гл/чтап ------r, . J------ -----------
восточную и юго-восточную части Малой Азии, Сирию, Иорданию, Палестину, Аравию (в частности, Йемен), Ирак, Иран, Закавказские республики, кроме Абхазии, южные районы республик Средней Азии на восток до Хорога и на северо-восток до окрестностей Ходжента, Афганистан и Северо-Западную Индию на восток до Кашмира включительно.
Гюрза
53
Рассматриваемый подвид гюрзы (Vipera lebetina turanica Mernov) Ha территории Средней Азии встречен в различных пунктах и районах многими исследователями — в Туркмении, Таджикистане, Узбекистане. В Казахстане гюрза добыта только в Южном Кызылку-ме на северных склонах хребта Пистелитау (эти территории затем перешли к Узбекистану). В настоящее время изредка встречается по островам Сырдарьи на юге республики.
Согласно литературным данным, гюрза в своем вертикальном распространении поднимается довольно высоко: на юге Узбекистана — до 2000 м над уровнем моря, в Таджикистане — до 2700, в Туркмении — до 2000 м. Она обитает в горах, предгорьях и примыкающих к ним долинах рек южной половины Средней Азии. Следуя вначале параллельно Копетдагу, а также Малым хребтам Западной Туркмении, она огибает Каракумы с юга, заходит по долине реки Теджен вниз по течению до города Теджена и по долине реки Мур-габ до Мары, затем поднимается на север до хребтов Нуратау и Пистелитау, а на восток до окрестностей Ходжента и Западного Памира (окрестности Хорога).
О том, что в горах на окраине Кызылкума есть гюрзы, я впервые узнал из брошюры Т.З. Захидова о пресмыкающихся этой пустыни. В ней ученый упомянул об одном экземпляре гюрзы. Спустя несколько лет научный сотрудник Института зоологии и паразитологии Академии, наук Узбекистана Елена Кагай привезла мне четырех гюрз, пойманных у ветеринарной лечебницы каракулеводческого совхоза «Кызылча». Затем в Ташкентском зоопарке меня попросили измерить гюрз, привезенных из пустынных гор. Лаборант-ботаник поймал 12 змей в одном из ущелий. Он рассказал, как палочкой загнал гюрз в открытый мешок, причем из десятка встреченных змей только одна соглашалась заползти туда, а остальные успевали шмыгнуть в более подходящие убежища.
Из всего следовало: гюрз в горах — тьма. Несколько раз пытался попасть в эти места, но непредвиденные обстоятельства срывали мои планы.
54
Жизнь пресмыкающихся в природе
Только в сентябре 1960 года, когда в большом количестве понадобился яд гюрзы для изготовления лекарственных препаратов, мне удалось организовать туда небольшую экспедицию. В ее состав кроме меня входил лаборант Викторий Макеев, временный рабочий Анатолий Илларионыч Ко невский и шофер Григорий Захаров. Поездка была рассчитана на пятнадцать дней. Первая остановка в пути — небольшой сай у поселка Фариш. Осматриваем изгороди для скота, сложенные из обломков скал. Между скалами заметили два выползка (сброшенный при линьке роговой слой кожи гюрз). Затем еще 100 километров и ночевка.
Утром отправились на охоту. Я пошел один, Викторий — вместе с Илларионычем.
'Передо мной вздымаются каменные глыбы, под ними тянутся с востока на запад бесконечные гряды высоких холмов с выгоревшей травянистой растительностью и серыми полуживыми кустами горького миндаля. Все вокруг сухо и безжизненно. Только изредка в вышине пролетит одинокая хищная птица.
В течение дня пересек несколько гребней — и никакого изменения пейзажа. Стал сомневаться, есть ли смысл искать здесь гюрз, ведь на холмах ни грызунов, ни птиц, ни ящериц — ничего съестного.
Неожиданно увидел в ущелье зеленое пятно. Спустился ниже и попал в заросли мяты. Больше половины стеблей истоптано коровами, всюду кучи навоза. В середине зарослей недавно был родник, но теперь он высох. «Если и здесь не будет гюрз, то искать их нечего», — подумал я и ринулся в пыльную чащу.
Первый, второй шаг — и вдруг из-под ног ползет под камень _____________ и______... ______ ___
гкруипссл xiiqjoa. XIUVIWAMAU	tiutu счал олинаппти, ddlCM HUbU-
рачиваюсь и пробираюсь в глубь высокой травы. Десяток шагов, и вторая гюрза не торопясь уползает в укрытие. Все еще раздумываю, начать отлов или оставить змей для дальнейших наблюдений. Пробираюсь метра три и вижу в самой чащобе, на одном из четырехгранных стеблей, небольшую гюрзу, притаившуюся среди пожухлых листьев. Она неподвижна. Беру ее за шею корнцангами и опускаю в
Гюрза
55
мешок. Ступаю несколько шагов и по шелесту в сухой мяте определяю движение гюрзы. Момент — и змея прижата сапогом. Проходит минута — третья молодая гюрза оказывается в мешке.
Узкая полоса зарослей от трех до пяти метров шириной тянется всего тридцать шагов. На этом участке за каких-то десять минут обнаружил пять гюрз. Ничего подобного не приходилось встречать ранее. Отдыхаю на большом камне, под который заползла первая змея, затем бегу на нашу базу в поселок.
Виктория и Илларионыча еще нет. В томительном ожидании проходят два часа. Наконец, друзья возвращаются. Спрашиваю о результатах.
— Плохие, — отвечают они в один голос, — никаких признаков жизни.
— А заросли мяты вам попадались? — не унимаюсь я.
— Да, небольшие встретили, — говорит Виктор, — но до такой степени загажены коровами... Мы к ним не подошли. Илларионыч сказал, что ни одна уважающая себя гюрза здесь жить не будет.
Заглянув в мешок со змеями, мои помощники заинтересованно начали расспрос. Во время ужина решаем поехать в соседнее ущелье, где бьет большой родник, растет виноградник и живут четверо людей. Утром перебираемся на новое место, разбиваем лагерь под развесистой шелковицей между виноградником и родником. Хозяин по нашей просьбе раскапывает двух недавно убитых у родника гюрз. Затем приглашает нас в юрту, где угощает айраном.
После завтрака отправляемся на розыски зарослей мяты и гюрз, но поход безрезультатен. На следующий день вновь возвращаемся ни с чем. Вечером жалуемся хозяину на неудачу. Он уверяет, что в ближайших окрестностях гюрз полным-полно. В доказательство своей правоты будит нас на рассвете и вручает с петлей на шее полузаду-шенную крупную змею, которую обнаружил у соседнего родника в километре от нашего лагеря. Обескураженные, мы всячески уговариваем хозяина научить разыскивать гюрз. С трудом, наконец, он соглашается.
56	Жизнь пресмыкающихся в природе
Ранним утром отправляемся в Укуньсай. С десяток километров трясемся по каменистой дороге вдоль хребта, затем, покинув машину, спускаемся в широкий пологий сай, где всюду вздымаются каменные глыбы, а кое-где лежат огромные стволы вывороченных деревьев — следы былого селевого потока. Сай кажется безжизненным, но вот на его дне появляется небольшая мочажина. По ее краям не то водоросли, не то просто высохшая тина.
Наш проводник посохом приподнимает край этой странной коросты и показывает нам гюрзу. Затем спешит дальше. Вот боковой овраг, на вид совершенно сухой, но проводник делает по нему десяток шагов, и перед нами маленький родничок и несколько кустиков мяты. На площадке размером не более пяти квадратных метров сразу видим четырех гюрз. Хозяин возвращается в сай и снова идет вверх. Впереди небольшое дерево высотой около трех метров. Ажурная крона вся просвечивает. Провожатый поднимает палку и указывает на одну из веток. Мы долго вглядываемся, прежде чем замечаем притаившуюся гюрзу. А он показывает уже другую, устроившуюся на том же дереве, затем находит гюрз на маленьком боярышнике, на иве, яблоне, тополе. Я не успеваю записывать пойманных змей и уже хочу возвратиться. Но проводнику не терпится показать еще одно место.
В сотне метров от главного ущелья виднеется небольшой тал. Идем к нему. Под деревом — маленькая мочажина, а вокруг густой тростник. Тал метра четыре в высоту, диаметр его кроны метров пять. Подходим ближе. Старик бросается к стволу и прижимает ичигом крупную гюрзу, которая пытается скользнуть по пологому стволу вниз. В iy же секунду сверху в троиник падае! 1юрза. Илла-рионыч кидается за ней и прижимает. В это же время другая неторопливо спускается к Илларионычу на пробковый шлем и по его согнутой спине уползает в тростник. Викторий бросается за ней. Перепуганный Анатолий отпускает пойманную змею и выскакивает на открытое место. Мы ловим одну за другой сползающих с дерева гюрз. Несколько змей все же успевают скрыться в густых зарослях
Гopia
57
шиповника, недоступных для нас. Всего на дереве висело пятнадцать гюрз.
Охота окончена. Изрядно уставшие, но окрыленные успехом, направляемся к машине и едем к хозяину, где нас ждут чай и очень сладкий виноград.
Прошло десять дней. Стоял сентябрь, но жара не спадала. Обжигавший воздух из песков Кызылкумов наполнял северные склоны гор. С каждым днем родников с водой становилось все меньше, а бегущие от них ручьи пересохли. Единичные мочажины сохранились только под скалами верхней части ущелий. По-прежнему охочусь один. Вот уже несколько часов прыгаю по камням и продираюсь сквозь полувысохшие заросли мяты Они в этом ущелье выше человеческого роста. Пословица гласит- «Змея не любит мяты, но ее хата всегда под мятой». Змеи нс знали народной пословицы, но собирались у воды. Им было все равно, росла ли у воды мята, шиповник или лежали голые камни. К воде летели птицы, которых гюрзы подкарауливали. Чаще берега водоемов зарастают мятой, там вынуждены скрываться змеи — это и породило пословицу.
Наконец, появилась зелень, значит, до воды рукой подать. Тороплюсь, лезу под огромный куст шиповника: у родника должна быть гюрза. Вода никуда не денется, а змея может уползти. Поднял голову и тут же присел, отпрянув в сторону. Надо мной на ветках распласталась огромная гюрза. Она неподвижна. Сжимаю ее шею корнцангами, а свободной рукой хватаю поперек туловища. Несколько мгновений — и гюрза в мешке. Снова тщательно рассматриваю кусты вокруг родника в надежде увидеть еще змею. Делаю два шага к
напоминает бархатную спинку дивана. Оно покрыто мхом, в который вкраплены маленькие листочки плюща. Так и хочется погладить нежную зелень. Поудобнее усаживаюсь у скалы и хочу напиться. Медленно наклоняюсь к роднику, чтобы не замутить воду. До спасительной влаги остается несколько сантиметров и вдруг, сам не знаю почему, инстинктивно отшатываюсь и всматриваюсь в изумрудную
58	Жизнь пресмыкающихся в природе
зелень. Вот он нос и неподвижно смотрящие на меня вертикальные зрачки.
...Я остался жив (укус гюрзы в голову смертелен), по-видимому, по двум причинам: не делал резких движений, и гюрза в мокром холодном мхе была малоактивной.
Зиму змеи проводят под камнями, в брошенных норах грызунов и других позвоночных животных, реже в трещинах лессовых обрывов по одиночке или до трех особей вместе.
На окраине Кызылкумов в течение года довелось наблюдать некоторые перемещения гюрз и смену мест обитания. В апреле — мае они находятся на поверхности у мест зимовок, нередко на деревьях и кустарниках, единичные особи — у источников воды. С мая до первой половины октября эти змеи уже чаще встречаются днем, а иногда и ночью на деревьях и кустарниках.
В других частях ареала гюрзы довольно редко забираются в подобные места. Предпочтение они отдают тем растениям, близ которых больше держится мелких птиц, прежде всего шиповнику, чуть реже — горькому миндалю, клену, боярышнику; иногда забираются на мяту, лох, шелковицу, яблоню.
С наступлением летней жары змеи со склонов гор и скал сползают вниз и концентрируются в зарослях названных кустарников и деревьев, иногда в садах и виноградниках. В июне гюрзы не скрываются в убежища, а проводят все время на поверхности. В утренние и вечерние часы их можно видеть лежащими на открытом месте, в полуденные же часы они прячутся в тени скал и вблизи воды.
Прямые наблюдения за отдельными особями показали, что в июне они могут подкарауливать добычу в одном и том же положении с вечера до утра, другие особи ночью ведут активные поиски пищи. В этом месяце количество воды постепенно уменьшается. Змеи покидают высохшие родники и переползают в соседние — более влажные саи.
С августа происходит концентрация змей у родников и больше их встречается на деревьях и кустах.
Гюрза
59
...В середине августа мы с Гришей шли вверх вдоль одного из высохших ручьев. Каменистые безжизненные участки изредка сменялись рядами талов или зарослями мяты. Продираясь через частые заросли мяты в узком месте ущелья, Гриша отодвинул от скалы зелень, и мы увидели на небольшом выступе растянувшуюся во всю длину гюрзу.
Схватив змею, мой помощник отметил, что в прошлом году здесь всегда лежали гюрзы, хотя место мало подходящее для них. Через несколько дней мы опять проходили той же дорогой. Гриша все время шел сзади, но у заветного выступа скалы обогнал меня и снова обнаружил гюрзу на том же самом месте. «Это уже не случайность», — сказал я и тут же наткнулся на другую гюрзу, лежавшую под большой ивой у родника.
Недели две спустя мы опять очутились в том ущелье. Теперь я хорошо помнил «святое место» и не дал Грише опередить меня. Однако на заветном ложе новой гюрзы не было, а лежала консервная банка с запиской на мое имя от змееловов киргизской базы «Зооцентр»: «гюрза уже поймана». Возможно, их добыча в этом ущелье было последней, не исключено и то, что гюрзы уже уползали к зимовкам.
Другие популяции этой змеи, кроме гор и предгорий, встречаются в долинах больших рек, текущих с горных хребтов. Они найдены в верхнем течении Амударьи и Сырдарьи, по Атреку, Сумбару, Тедже-ну и Мургабу. Наиболее многочисленны были гюрзы в долине Мур-габа. Здесь они отмечены у мест зимовок на высоких берегах реки и ее старицах, изобилующих промоинами, трещинами и норами. Встре-kumld также на посевах зерновых культур и в огородах, у берегоь озер и болот, изредка на деревьях, под копнами сжатого хлеба, на хлопковых полях. Но гюрза избегает населенных участков, а долина реки Мургаб в настоящее время почти полностью распахана, и места обитания этой змеи здесь сокращаются.
Многочисленные литературные источники и собственные наблюдения позволяют сделать заключение, что гюрза — типичный обита
60 Жизнь пресмыкающихся в природе
тель предгорий и нижнего пояса гор. Здесь она широко распространена и наиболее многочисленна. В трещинах скал и под большими валунами гюрза находит удобные места для зимовок, а на склонах саев и у горных ручьев — обильную пищу.
В предгорных районах преобладает климат степей с теплой зимой. Обитание же гюрзы в долинах рек нужно считать вторичным явлением. На выровненных участках долин она встречайся только летом.
Опыты в змеепитомнике показали, что в отличие от других, мелких змей, гюрза не может зимовать в убежищах на ровном месте, так как в них скапливается углекислота, ведущая к гибели. Гюрзы — крупные змеи. Они собираются на зимовку по несколько особей Поэтому для их зимовки необходимы такие трещины в почве или норы, в которых бы углекислота не накапливалась. Это возможно в том случае, когда выход норы лежит ниже зимовальной камеры, то есть только в горах и на обрывах.
Суточный цикл
Пожалуй, ответить на вопрос, какова суточная активность гюрзы, поможет следующий эпизод.
Двадцать восьмого июня я и мои помощники Атрахов и Макеев торопились скорее добраться до центральной усадьбы совхоза. Гюрз все равно не было, а погода портилась. Сгущались тучи. Вдалеке прогремел гром Стало темнеть, хотя не было и 7 часов вечера.
Мы прибавили шаг}'. До гшглья оставалось лллимс1рив шеею и, казалось, засветло нам не добраться, а идти по ущелью в темноте трудно. Хотя гром приближался, не верилось, что будет дождь, ведь здесь в июне—августе осадков практически не бывает. В летнее время в пустынях и предгорьях иногда гремит гром и где-то в вышине идет дождь, но, испаряясь в воздухе, он так и не достигает земли. Но вот закапало, и мы побежали. Наконец, добрались до усадьбы
Горза
61
совхоза. Едва слышна монотонная дробь дождя. Над грунтовой дорогой клубится пыль. Дождь и пыль — удивительное зрелище.
Минут через десять пришел отставший от нас Атрахов и сообщил, что он, во-первых, поймал гюрзу, а, во-вторых, потерял записную книжку, в которую занесены десятидневные наблюдения. Последнее сообщение всех нас огорчило, и мы решили сразу же идти па поиски. А1 рахов уверял, что приблизительно помни г, где потерял записную книжку. Это, должно быть, произоп'\о, тогда он сажал гюрзу в мешок.
Дождик, на наше счастье, не перешел в ливень, а по-прежнему едва моросил. Гроза прошла стороной. Приближались сумерки. Нас вела дорожка среди лессовых бугров, покрытых /(авно выгоревшей фазой и редкими серыми колючими кустами горького миндаля. Очень редко у выхода скал торчат тонкие стволы железного дерева
Неожиданно Атрахов, теперь возглавлявший шествие, делает прыжок вперед, и я чуть не наступаю па большую гюрзу, через которую он перескакивает. Змея блаженно вытянулась во всю длину вдоль дорожки и принимала прохладный душ. Она даже не зашипела, когда оказалась в мешке Вот и место, где, по-видимому, потеряна книжка. Мы выстроились з ряд и начали медленно прочесывать местность. Сумерки сгустились. Все еще накрапывал мелкий дождь Викторий наткнулся на гюрзу, которая лежала на голом месте на невысокой надпойменной террасе. Затем я поймал змею, вытянувшуюся на куче валежника. Эта куча представляла собой островок, koi да по ручью шла вода. Атрахов тоже с добычей, но я ему посоветовал прекратить распыляться, а сосредоточиться на поисках записной книжки. Гюрзы же попадались все чаще и чаще. Это нас поражало. Здесь мы ежедневно бывали по два раза и ни разу не встречали змей. Вся наша экспедиция из семи человек ежедневно ловила от одной до пяти гюрз, а сегодня в какой-то час было поймано четырнадцать!
О чем зто свидетельствовало? О сумеречно-ночном образе жизни змеи, хотя активность эта неравномерна по месяцам. Так, в июне
62 Жизнь пресмыкающихся в природе
гюрзы наблюдались на поверхности земли с рассвета (с 5—бчасов) до полной темноты (20—21 час) в любую погоду. В утренние и вечерние часы змей можно видеть ползающими на открытом месте, а в полуденные часы они затаиваются в тени кустов и скал, обычно вблизи воды. На растениях они в это время находятся реже, чем в мае.
В июле резко заметны два пика активности. Наиболее часто гюрзы попадаются в утренние и вечерние часы. День проводят под укрытием мяты, кустов и деревьев у самой воды. Из ста тридцати четырех встреченных змей семьдесят шесть были вблизи воды. На кустарниках единичные особи встречались поздно вечером и рано утром. Прямые наблюдения за отдельными змеями показали, что они остаются в одном и том же положении с вечера до утра.
В августе гюрзы попадались в те же часы, что и в июне. Они по-прежнему держались в тени у воды. Со второй декады августа заметно увеличилось число змей, встречающихся на древесно-кустарниковой растительности. В августе гюрзы часто попадались не только утром и поздно вечером, но и в течение дня. Часть змей ночует на деревьях.
В сентябре гюрзы наблюдались не только в тени, но и в полутени и на солнце. Бросается в глаза, что в этом месяце чаще, чем в любом другом, змеи проводят время на деревьях.
В октябре змеи чаще, чем в сентябре, попадаются на солнце, активны только в середине дня — с 9 до 18 часов, реже забираются на деревья, а со второй половины месяца там почти не встречаются.
Отползают они и от источников воды. Их чаще можно встретить на склонах ущелий и в скалах в 200—300 м от ближайшего источника. Б конце октября гюрзы скрываются в убежищах в более ранние часы, чем в начале месяца.
В ноябре большинство змей находятся уже в зимовках, о чем свидетельствовали раскопки убежищ.
Вместе с тем в долине Мургаба гюрзы обычно бывают активными с конца февраля до середины декабря. Единичные особи встречаются на поверхности и в январе. В Туркестанском хребте, распо
Гюрза
63
ложенном много севернее и восточнее, змеи активны в тот же период. Здесь массовый выход в теплые годы наблюдается во второй половине февраля. Причем змеи находятся на поверхности с 9 до 19 часов, но наиболее часто с 14 до 19 часов.
Суточный цикл гюрзы на окраине Кызылкума отличается от суточного цикла этой змеи в Туркмении, Таджикистане и даже в соседнем Туркестанском хребте Узбекистана. Эти отличия прежде всего сводятся к тому, что в летние месяцы часть змей в течение дня остается на поверхности в затененных местах с повышенной влажностью, то есть на участках с благоприятным микроклиматом. На севере нет такого резко выраженного (с утра до вечера) перерыва суточной активности, какая наблюдается в других местах. Например, на Мургабе змеи с середины мая до конца сентября ведут ночной образ жизни.
Обобщая изложенные данные о суточном цикле гюрзы в Средней Азии, мы пришли к заключению: эту змею нужно считать сумеречно-ночной, потому что в наиболее активный период жизни, когда происходят интенсивное питание и размножение (с конца мая до конца августа), она на большей части своего ареала (Туркмения, Южный Узбекистан и Таджикистан) активна в сумерки. Исключение составляет северо-восточная популяция, обитающая у северной границы распространения подвида. Хотя в июне, июле, августе гюрза проводит на поверхности целые сутки, мы почти не встречали днем ползающих гюрз. Все они скрываются на деревьях, в траве, в щелях скал, выбирая при этом тенистые прохладные ущелья, где подкарауливают добычу. Активно ползают только с наступлением сумерек.
Что едят змеи
Проглотила пищу змея и стала чудовищем.
В полдень присел отдохнуть в тени небольшого деревца боярышника, одиноко стоящего посреди широкого ущелья под раскаленным
64	Жизнь пресмыкающихся в природе
кызылкумским ветром. В нескольких метрах от себя увидел мертвую птаху. Это была обыкновенная кукушка без малейших следов насильственной смерти. Вечером с птицы снял шкуру, чтобы сделать чучело, и только тогда заметил на мощной грудной мышце две темные точки Как будто пичугу кольнули иголкой. Сомнений не было: кукушку укусила гюрза Этот вывод подтвердили Викторий, Илларионыч и шофер Гриша. Почему змея не съела добычу, оставалось загадкой.
Через несколько дней снова отправился в Укуньсай и, вспомнив про кукушку, подошел к боярышнику. Под деревом лежала маленькая сова-сплюшка. Я осмотрел ее. И здесь виднелись две почерневшие ранки. Внимательно вглядываюсь в ветви дерева С одной стороны торчит сухая ветка, среди мелких лисго^ксв кроны змей нет
Решил позавтракать. Вынул из рюкзака ломоть хлеба, кусок копченой колбасы, пару помидоров и разложил все на пустом мешке под деревом. С аппетитом принялся за еду. Неожиданно раздался отчаянный крик сорокопута, и птичка, судорожно махнув крыльями, замертво упала. Кусок колбасы застрял в горле. Поднимаю голову и замечаю на сухой ветке небольшую гюрзу. Она тоже захотела полакомиться. Но ей не под силу удержать в пасти даже сорокопута (а убила кукушку и совку). В углах рта несколько пушинок, и ее раздвоенный язычок то появляется, то исчезает. Змея хочет убрать перышки, однако рыльце так и осталось в пушку.
Основной корм нашей популяции гюрзы — птицы. Всего на небольшой территории в рационе этой змеи оказалось сорок шесть видов птиц! Многие из них в других местах Средней Азии в пище гюрзы не обнаружены.
В имАСс imzkhdia раиинал ина крупнее, и, ecieciпенно, ее жертвами становятся другие, более крупные пернатые. С полной уверенностью можно сказать, что любая птица размером до голубя и кеклика не застрахована от нападения гюрзы.
Но не только птиц поедает она. Приведу два случая из своей практики. Стояла самая приятная пора в низкогорье — конец апреля. В горных кишлаках сады утопали в цветущих яблонях, среди
Гюрза 65
которых вспыхивали небольшие ярко-розовые шапки персика, а вдоль арыков серебрились распускающиеся листочки лоха. Только деревья шелковицы стояли голые, но их тонкие прутья казались розоватыми, уже ожившими.
Мы с Гришей с утра разыскиваем зимовки гюрз. Давно перевалило за полдень. В глубоком ущелье, куда мы спустились, сразу стало прохладно. Высокие скалы с запада закрывают его от пока еще ласковых лучей солнца. Идем по узкой долине, устланной низкорослым зеленым ковром из кашки и свинороя с россыпью невзрачных цветков. Мой спутник останавливается и зовет меня. Перед ним лежит неестественно изогнувшаяся, как будто застывшая в конвульсиях, небольшая гюрза. Сначала она кажется мертвой. Трогаем, змея шевелится. Мой друг бросает ее в мешок.
Через час добираемся до машины. Гюрза едва жива. Шофер купает ее в холодной воде горного потока в надежде привести в чувство. Змея окончательно коченеет. Тогда он кладет ее на песок на солнышко. Но небо меркнет, приближается холодный желтоватый закат. С минуту на минуту должно наступить резкое похолодание, обычное в горах после захода солнце. Решаем завести автомобиль и кладем на капот мешок с гюрзой. Через четверть часа заглядываем внутрь и видим, что гюрза наполовину отрыгнула большого желтопузика, чуть ее не погубившего.
Ранней весной, а иногда и осенью змеи часто гибнут при резкой смене температуры, будучи не в силах переварить крупную добычу или избавиться от нее. Беру желтопузика за хвост и постепенно помогаю змее освободиться. Гюрза оказалась длинной 75 см, а желтопузик вместе с хвостом на 10 <_м длиннее, к тому же о:: более тяжелый. Ящерица делает едва заметные конвульсивные движения. Змея набирает в себя воздух, раздувает впалое, прилипшее к позвоночнику брюхо, тихо шипит и даже пытается куснуть меня за палец. Григорий идет готовить ужин. Я бросаю жертву у колеса, лезу в кузов, чтобы поудобнее и потеплее устроить на ночлег гюрзу. Минут через
66 Жизнь пресмыкающихся в природе
десять вспоминаю о желтопузике, подхожу к кабине, а ящерицы и след простыл.
В мае удалось поймать крупную порзу. В ее кишечнике заметно выделяется небольшой пищевой комок, необычный на ощупь. Он не был компактным, а состоял из плоских подвижных пластинок. Долго массирую брюхо змеи, стараясь протолкнуть непонятную пищу наружу. Гюрза не хочет, вернее, не может отрыгнуть странную добычу, и мне приходится миллиметр за миллиметром пальцами проталкивать непонятые бляшки. В голове вертятся самые различные предположения.
Осенью в этих местах гюрзы поедают, как уже говорилось, сорок шесть видов птиц из девяти отрядов, но больше всего воробьиных. Самое холодное время — весна и первая половина лета. Грызунов почти нет, птиц мало, и они очень осторожны. Гюрзам изредка удается поймать зазевавшегося слетка, проглотить птенчика в гнезде или поживиться разноцветным полозом. Они не брезгают даже фалангами.
Но то, что находится под моими пальцами, не похоже на изученный за долгие годы рацион змей. Наконец выдавливаю комочек. Это тоненькие прозрачные роговые пластинки, тоньше человеческого ногтя. Сразу не догадываюсь, что передо мной роговые щитки панциря молодой среднеазиатской черепахи.
На следующий год мы изучали экологию кобр в предгорьях Ба-батага у поселка Сайхан. Зимой случился мор грызунов, другой пищи этой змеи — зеленых жаб и змей — практически не было. Чем же питается здесь среднеазиатская кобра? Первые три пойманные змеи были с пустыми желудками, и я грешным делом подумал, что в такие иескормные годы кобры воооще ничего не едят.
Прошло еще два дня, и удалось поймать кобру с небольшим расширением брюха. Прощупываю округлый, очень плотный предмет. Неужели черепаха? Действительно, двухлетняя черепаха. К змее на обед она попала совсем недавно. На следующий день поймал еще двух кобр. В желудке одной из них две черепахи (двух- и трехлетняя). Оказывается, не только гюрзы, но и голодные кобры едят этих
Гюрза
67
рептилий. За многолетнюю историю исследования змей в самых различных местах Средней Азии и Кавказа только на окраине Кызылкумов отмечено, что гюрзы едят черепах.
И все-таки первое место в «меню» гюрзы занимают птицы, а из них — представители отряда воробьиных. Их змея подкарауливает в зарослях мяты, между камнями у самой воды, лежа неподвижно в своем укрытии, где скрывается от дневной жары. Прилетевшие напиться К роднику птицы не замечают змеи, а иная даже садится на ее тело. Гюрза мгновенно хватает ее и крепко держит зубами. Иногда птице удается вырваться из пасти, оставив свои перья. Но, отлетев от змеи, она падает невдалеке мертвой. Гюрза не преследует свою жертву. Такая особенность выработалась, по всей вероятности, по той причине, что вырвавшаяся птица отлетает и падает, не оставив следа, по которому змея могла бы найти добычу. Но если гюрза проглотила птицу, она устраивается в тени или укрытии таким образом, что часть ее тела с пищевым комком остается на солнце. Сытые змеи лежат почти неподвижно по три-четыре дня, пока не переварится пища. В некоторых частях ареала в «меню» гюрзы могут преобладать млекопитающие. Причем она заглатывает самых удивительных зверей.
...Зербулакские высоты в отрогах Зерафшанского хребта. Лессовые бугры обдувает горячий ветер с севера из раскаленных июньским солнцем песков Кызылкумов или с юга из Каршинской степи, про которую народ сложил пословицу: «Птица пролетит — крылья обожжет, человек пройдет — от жажды погибнет».
От жажды нам не дает умереть родник, вокруг которого прыгают лягушки, а от зноя спасает большая лессовая пещера, где мы проводим самые жаркие часы дни п, мг нечего делать, собираем опавшие иглы дикобраза.
По рассказам пастухов, покинувших эти места еще весной, когда выгорела трава на холмах, тут много ядовитых змей — гюрз и даже кобр. Однако вот уже две ночи поисков с заката солнца до восхода ничего хорошего не обещают. Не удалось встретить ни одного следа на пылоных дорогах и под высокими лессовыми обрывами. Не было
68 Жизнь пресмыкающихся в природе
здесь и пищи для змей. Маленькие эфемеры давно выгорели, а обжигающий ветер сломал их стебельки и унес за много километров. Поэтому песчанки вымерли, слепушонки и желтые суслики впали в летнюю спячку, зарывшись в землю. Птицы, должно быть, перебрались в те места, где был корм.
Сидим в полумраке подземелья, смотрим на виднеющийся невдалеке родник, всю растительность вокруг которого давно съели козы, и решаем, дождаться ли заката и для успокоения совести последний раз сходить на ночную охоту, или прямо сейчас двинуться на станцию, до которой километров двадцать. Лень и расслабленность от жары мешают принять какое-либо конкретное решение, и мы с Гришей вот уже несколько часов то лежим, то сидим в полудремотном состоянии.
Гриша, находившийся ближе к стенке, первый услышал легкий шелест. Прислушиваемся. Из темного хода пещеры, где живет дикобраз, медленно выползает огромная гюрза. Мы застываем и боимся моргнуть. Змея приближается очень медленно и часто останавливается, приподнимая голову. Затем снова продолжает путь. Она в трех метрах от нас. Ловить ее еще рано. Змея легко может ускользнуть в нору. Ясно вижу, что середина туловища сильно раздута, гюрза проглотила какую-то добычу в этой голодной местности. Думаю, что ее нужно обязательно поймать. У шофера все мышцы напряжены для прыжка. Шепотом, не открывая рта, удерживаю своего помощника на месте.
Проходят несколько минут, и гюрза медленно в лучах солнца ползет к воде. Вскакиваем и окружаем змею. Она бросается на нас, высоко вздымаясь вверх. Наступить на нее сапогом нет никакой виами/кнос 1 и. Смертельные зубы несколько раз чуть-чуть не вцепляются в нашу одежду намного выше сапог. Наконец удается схватить ее большим деревянным пинцетом и лишь потом взять за шею. Гюрза длиной почти в два метра и должна весить около трех килограммов, а наш экземпляр не достигает и двух. Слегка массируем брюхо, проталкивая пищевой комок к пасти. Во время этой весьма неприятной для змеи и очень опасной для нас процедуры (пальцы
Гюрза
69
все время в нескольких миллиметрах от змеиных зубов) высказываем самые различные предположения о добыче. Скорее всего, это молодой зайчишка. Ведь крупные гюрзы любят зайчатину. Наконец, гюрза что есть силы, почти на 180 градусов, раздвигает челюсти и из глотки появляются иголки.
— Неужели еж? — удивляюсь я.
Но нет. Иголки более длинные, и вот виднеется половина новорожденного дикобраза. Наше удивление беспредельно. Змея чуть не вываливается из моих рук, потому что забываю следить за ее зубами, но ей не до меня: необычный грызун, хотя и младенец, но уже колючий.
В голове проносятся радостные мысли — уже исследовано содержимое желудков 760 гюрз, и ни разу не встречен дикобраз. Вот комок пищи падает на землю. Поднимаю его и делаю второе не менее удивительное открытие. К новорожденному млекопитающему прилипли две лягушки. Они тоже впервые обнаружены в пищевом рационе змеи. Их порзы не едят и в неволе, предпочитая умереть с голоду. Почему она съела земноводных на воле, остается до сих пор загадкой.
Из млекопитающих в пище восточной популяции гюрзы оказались малая белозубка, домовая мышь, обыкновенная слепушонка, горная серебристая полевка. Уничтожая большое количество различных грызунов по обочинам полей, эта змея тем самым сохраняет много зерна и приносит большую пользу в сельском хозяйстве.
Из пресмыкающихся в рассматриваемом районе, как уже отмечалось, гюрзы поедают среднеазиатских черепах, туркестанских гекко-HUU, 1урл.е<_1ансл.ИА <иам, ubiuTpbiX ЯЩ'урОК, ЖСЛТОПуЗИКОо, рОЗПОЦССТ ных полозов. В более южных районах гюрза ест туркестанских гекконов, степных, хорасанских, кавказских и туркестанских агам, длинноногих сцинков, желтопузиков, быстрых и разноцветных ящурок, слепозмеек, разноцветных полозов.
В Нуратинском и Туркестанском хребтах гюрза поедает фаланг, а в Копетдаге один раз у нее в желудке был найден паук.
70 Жизнь пресмыкающихся в природе
Ясно, что в рационе гюрзы в одних местах преобладают птицы, в других — млекопитающие. Пресмыкающихся едят обычно молодые и голодные змеи, которые не нашли другой более аппетитной добычи.
Размножение. Линька
Какова змея, таковы змееныши.
Змея меняет кожу, но не повадки.
Спаривание у гюрз наблюдается в апреле—мае в зависимости от погодных условий и мест обитания. Живущие на больших высотах змеи размножаются несколько позже. Спариванию предшествуют брачные игры. Змеи обвиваются друг с другом и приподнимают переднюю часть тела на четверть своей длины. В июле начинается откладка яиц, которая продолжается и в августе. Отловленные в июне—июле в природе самки в неволе откладывали яйца вплоть до первой половины сентября.
При затяжной холодной весне выход гюрз из зимовок сильно затягивается, что приводит к позднему спариванию, откладке яиц и появлению потомства.
Больший диаметр отложенных яиц — 37—54 мм, меньший — 18—20 мм, масса — 10—20 граммов.
Яйца откладываются в одно место в течение суток, обычно в брошенные норы грызунов или пустоты под обломками скалы. На ССПСрС ареала, где мало Грызунов, лица обнаружены iилько под камнями в 60—70 см от поверхности, нередко в местах зимовки гюрз. Одна особь в зависимости от размера откладывает от 6 до 43 яиц. На севере ареала, где особи наиболее мелкие и кладки наименьшие, обычно в них только 6—8 яиц.
Развитие яиц в Копетдаге длится 45—50 дней, в неволе — от 38 до 41 дня. Эти сроки зависят от температуры окружающей сре
Гюрза
71
ды, при более высокой температуре развитие яиц идет быстрее. Для развития эмбриона необходима определенная влажность. Установлено, что яйца впитывают влагу из окружающей среды и даже несколько увеличивают свою массу. Однако излишняя влага ведет к появлению на пергаментной оболочке мягкого яйца плесени и к гибели эмбриона.
Новорожденные гюрзы появляются в конце августа — сентябре. Отловленные в это время на севере ареала девять особей имели размер туловища с головой 225—295 мм и массу 9,2—16,5 грамма.
Гюрзы становятся половозрелыми в возрасте трех-четырех лет, а единичные особи до одиннадцати-двенадцати. Известен случай, когда змея, пойманная в возрасте трех-четырех лет, прожила восемнадцать лет в неволе.
Весной в невысоких горах на окраине Кызылкума, где алые от цветущего мака склоны чередуются с золотистыми от сурепки, то и дело видишь, как ветерок колышет кожу змеи. Это выползок, который сбрасывается несколько раз в год. Он состоит из ороговевшего вещества, того самого, который образует копыта лошадей, рога коров. Молодые линяют за лето шесть—восемь раз, а взрослые обычно два-три. Число линек зависит от скорости роста особи.
Наступает жара, склоны выгорают, зелень остается только вдоль ручьев и вокруг родников. Здесь и в июне, и начале июля еще не видно змей. Они у родников во множестве собираются только в августе и сентябре, когда утомленные длительным перелетом через пустыню Кызылкум мелкие птахи останавливаются здесь на короткий отдых по пути к местам зимовок. Уже за месяц — два до Появлении 1К>рз у родников и в пл илилиишил окрс<_1НО<_1пл, <1 передки и в воде появляются змеиные выползки. С каждым днем их становится все больше и больше. Происходит невероятное. Родники оккупируют сначала змеиные «шкуры», а много позже сами хозяева. Вот и здесь, где я сижу под развесистой шелковицей около аккуратно выложенного плитами сланца большого родника, в воде плавают два выползка, а третий торчит из-под камня.
72 Жизнь пресмыкающихся в природе
На склоне в чаще послышался легкий шелест. Мне много раз приходилось ловить змей в зарослях только по шороху, поэтому давно научился отличать звуки движения змеи, ящерицы, птицы. К роднику сверху, не торопясь, пробирается большая змея. Затаив дыхание, жду. Вот из-под крайнего куста, усыпанного розоватыми цветами, появляется гюрза и медленно ползет к роднику. Она всего лишь в нескольких метрах. Хорошо выделяется ее тусклая кожа и молочно-белые глаза.
Змея, не задерживаясь, скользнула в воду и несколько минут оставалась неподвижной. Затем высунула голову и в таком положении пролежала около часа. Потом вылезла на большой шершавый камень и тут же стала о него тереться краем рта. Гюрза как бы хотела почесать свою морду, а рук не было. Вот на одной губе появился маленький лоскуток. Змея трется другой стороной и носом. Внезапно гюрза разворачивается и припадает ртом к воде. Теперь ее голова находится внизу у родника, а туловище несколько выше на камне. От углов пасти едва заметная зыбь медленно движется к хвосту.
Нечасто удается наблюдать, как змеи пьют воду. Гюрза тяжело дышит, то раздувая, то опуская тело. Вот она наполнила брюхо, подняла на пядь голову над туловищем и стала медленно выпускать из себя только что проглоченную жидкость. Вода потекла по ее губам, морде и шее.
Удивительное зрелище продолжалось более трех часов. Гюрза, не замечая меня (на неподвижные предметы змеи не реагируют), возобновила чесание и скоро освободила левую щеку и одни глаз от старой кожи. Змея медленно полезла под камень у берега родника, и через несколько секунд оттуда показалась ее голова и необыкновенно яркая шея с ржавыми пятнами.
Понадобилось меньше минуты для того, чтобы змея чулком сняла с себя кожу, вывернув ее наизнанку. Затем поползла вниз от родника к зарослям мяты. Я хотел было поймать гюрзу, но затекшие ноги не повиновались. Во время секундного замешательства решил оставить красавицу на свободе.
Порза
73
Гюрза линяет вскоре после выхода из зимовки. На юге ареала уже в марте, на севере — в апреле—мае. В горах по окраинам Кызылкума период линьки сильно растянут. Происходит это потому, что часть гюрз покидает зимовки сильно истощенными, недостаток пищи затрудняет змеям охоту, и они, не накопив достаточного количества питательных веществ, оказываются не в состоянии подготовить организм к нормальной линьке. Условия погоды также влияют на ее сроки. Неожиданные похолодания снижают активность змей и отодвигают линьку.
В связи с тем, что организм змей в период подготовки к линьке испытывает ряд физиологических изменений (помутнение щитков, покрывающих глаза, болезненность движений вследствие нарушений связи между старой чешуей и телом), они становятся малоподвижными и отсиживаются в укрытии. Первый день после линьки змея все еще продолжает находиться в убежище или лежит неподвижно вблизи места, где сброшен выползок.
Важное условие для хода линьки — влажность. Вот почему во время дождя змеи остаются на поверхности, а после дождя появляется много свежих выползков. По той же причине летом и осенью гюрзы обычно линяют в утренние часы. Перед сбрасыванием старого рогового покрова змеи погружаются в воду или отлеживаются во влажной мяте, на влажной почве, под камнями у родников. Затем гюрзы начинают ползать в щелях между камнями или в траве, покрытой росой. Мокрая чешуя становится мягкой, эластичной, и змея легко отделяет старый роговой слой у кончика морды.
В природе взрослые гюрзы линяют три раза: после выхода из зимиыг убржищ и середине лета (этой линьки может и не быть) и перед уходом в зимовку. Новорожденные гюрзы сбрасывают кожу в первый раз через несколько дней после вылупления. Молодые особи линяют до восьми раз в год. Частота линьки связана с ростом и увеличением массы тела, а также с истощением змей. Худеющие змеи начинают линять каждые 10~ 15 дней. Сначала линька идет нормально, а потом роговой покров сходит клочьями, и змея погибает.
74	Жизнь пресмыкающихся в природе
Много ли у гюрзы врагов?
Змея змею не жалит.
Это было поздней осенью. Охота за змеями три последних дня шла на редкость плохо, гюрз не было. Или их отловили проехавшие перед нами змееловы, или причина крылась в наступившем холоде. Сегодня мы завершили круг и снова остановились у маленького горного ручья почти на гребне хребта. Набрали воды, разложили огонь и в ожидании чая задумались, куда же отправиться дальше. В это время к нам подъехал пастух. После приветствий обращаемся к нему с расспросами. К нашему удивлению, выясняется, что всего в ста метрах от нас за небольшим бугорком находится еще ключ.
— Там много змей, — говорит пастух. — Три дня назад на моих глазах большая змея укусила овцу, и та через несколько минут подохла...
Вместе с пастухом отправляемся в соседнее ущелье. Показав скалу, у которой была укушена овца, мой спутник прошел вдоль ручья. Я рассматриваю заросли мяты. Вдруг слышу:
— Скорее сюда, здесь она!
Бегу. Перепрыгиваю широкий ручей и в недоумении останавливаюсь. Передо мной лежит мертвая лисица. Почти в ту же секунду вздрагиваю от неожиданности. У самых моих ног к лисице ползет огромная гюрза. Медленно поднимаю ногу, чтобы прижать змею, но напрасно...
Змея неподвижна, она мертва. Наклоняюсь и вижу небольшую рану на хвосте и другую на туловище, в области сердца. Внимательно рассматриваю лисицу. У нее на губе тоже две маленькие ранки. После внимательного осмотра все проясняется: голодная лисица схватила огромную гюрзу за хвост, которая, видимо, в тот же миг укусила лисицу. Враги погибли в 30 см друг от друга.
Лисица-караганка — единственный достоверно известный враг гюрзы на севере ареала. В более южных районах эту змею поедают шакал, волк, камышовый кот. Из птиц порз добывают змееяд и степ
Гюрза
75
ной канюк. Находили остатки змей в гнездах черного коршуна. Однако эта трусливая птица сама на гюрз не нападает, а собирает раздавленных на дороге или убитых людьми змей.
...Весна была уже на исходе, но неожиданно небо заволокли серые тучи, и после жары, пожегшей траву в предгорьях, заморосил мелкий дождь. Все пресмыкающиеся и насекомые попрятались в укрытия. Я вышел из поселка и направился вверх по пологому ущелью. Едва заметный ручеек вышел из берегов и залил широкую пойму. Чуть выше на надпойменной террасе громоздились камни. Они привлекли мое внимание. Там могли скрываться змеи и ящерицы.
Я начал перекидывать мелкощебнистую кучу и тут же заметил молодую кобру. Змея родилась прошлой осенью и была длиной сантиметров тридцать. Меня удивило ее непомерно толстое и неуклюжее тело. Беру кобренка в руки и прощупываю. Он проглотил что-то невероятно большое. Начинаю массажировать его брюхо. Изо рта показывается кончик хвоста, берусь за него пальцами, и моя кобра на глазах худеет. Вот она падает на землю и превращается в поразительно тощее существо. Ее масса стала всего 12 граммов, а в желудке покоилась молодая гюрза, чуть меньшая по размеру, но весившая в полтора раза больше.
Знал я, что взрослые кобры любят полакомиться безобидными удавчиками и очень ядовитыми эфами, но что даже новорожденные едят гюрз, и предположить не мог. Много чаще молодых и половозрелых гюрз ест серый варан, на которого змеиный яд совсем не действует. Однажды в желудке взрослой песчаной эфы оказалась новорожденная гюрза.
Как ловят змей
Рукою глупца змею ловят.
Гюрза в Средней Азии и Закавказье — одна из многочисленных змей, играющих важную роль в природе. Она во многих местах унич
76	Жизнь пресмыкающихся в природе
тожает огромное количество грызунов, принося определенную пользу посевам зерновых, в других — наносит некоторый ущерб, поедая полезных птиц. Весьма ценна эта змея как источник змеиного яда. На ее долю приходилось примерно 90% всего добывшегося в СССР яда. Его широко используют химико-фармацевтическая промышленность для изготовления лекарственных препаратов, институты по изготовлению вакцины и сыворотки, институты биохимии и биоорганичес-кой химии, институты физиологии для исследовательских целей. Идет яд порзы и на экспорт. Вот поэтому гюрза находится под охраной. Ее отлов разрешается только по специальным лицензиям.
Из предыдущих разделов книги читатель уже составил некоторое представление о том, как ловят гюрзу. Эту главу я начну с поимки первой гюрзы.
Это было очень давно и далеко от Казахстана. 26 февраля 1947 года уже по-летнему светило солнце. На карагаче распустились невзрачные цветочки, лишенные лепестков венчика. Лопнули почки на абрикосовых деревьях, из них высунулись розовые бутоны.
Я студент университета. В весенние каникулы вышел из Зональной опытной станции и направился в пески. Иолотанское водохранилище чернело от огромной стаи лысух, по берегам бегали, потряхивая хвостиками, и весело переговаривались только что прилетевшие с юга белые трясогузки. Проходя среди черной пашни, обратил внимание на большую стаю ворон и грачей, которые кружились, собираясь отправиться на север. По дороге бегал удод, опуская и поднимая хохолок, тыкал изогнутым клювом в землю и радостно дудукал. За темной полезащитной полосой виднелись песчаные бугры. Они казались совсем голыми и безжизненными. Зеленые проростки только проклюнулись.
На песке царило оживление. Из нор вылезли чернотелки. Они тут же уткнули головы вниз и, задрав кверху задние части, напоминали компанию игроков в орлянку. Всюду, не торопясь, лазали мокрицы, их преследовали закаспийские круглоголовки и средние ящурки. Только в полдень на южной стороне бархана появилась большая сетчатая
Гюрза
77
ящурка. Распластав тело и вытянув лапы, она стала принимать солнечные ванны. В воздухе зажужжали мелкие мухи и земляные пчелы.
Когда тени сместились к востоку и стали заметно увеличиваться, увидел гюрзу толщиной с руку. Змея свернулась спиралью, поместив в середину плотного круга поверх туловища короткую треугольную голову, чем-то напоминающую жабью.
Взглянул на большую змею, затем на свои полуботинки, снова пристально посмотрел на гюрзу и свою одностволку. Наконец, решился. Тихонько подкрался к гюрзе и на расстоянии двух метров, держа за кончик дуло ружья, остановился. Затем в целях безопасности, не переставляя ног, наклоняюсь всем телом в сторону змеи и решаю ее прижать прикладом. Медленно подношу ружье к голове гюрзы. Она по-прежнему неподвижна. Между прикладом и гюрзой всего несколько сантиметров. Обливаюсь потом не столько от жары, сколько от нервного напряжения, наконец, прижимаю добычу. В ту же секунду, как согнутая стальная лента, змея выпрямляется, и мне кажется, что она бросается на меня.
Отскакиваю. В голове проносится мысль, что в кафедральном музее нет ни одной гюрзы, поэтому поймать ее нужно во что бы то ни стало. Пытаюсь еще раз прижать ползущую змею, но тщетно. Она держит путь к норам песчанок. Прицеливаюсь и стреляю. Треснувший приклад при выстреле рассыпается в щепки, а гюрза уползает в нору. Час прихожу в себя.
Вынимаю из рюкзака саперную лопатку и начинаю раскопки. Всего в полуметре от входного отверстия обнаруживаю змею. Она свернулась клубком и лежит неподвижно на влажном песке. Наверное, уже подохла. Смело опускаю руку и беру гюрзу за шею, на всякий случай. Вынимаю и рассматриваю ее неподвижное тело. Ни одной дробинки, ни одной царапины. Змея без всяких повреждений, просто она остыла и оцепенела в сырой норе.
...Прошло два года. Был теплый весенний день Холмы пестрели сиреневыми, желтыми и красными цветами. Брел по пойме. В траве шуршали желтопузики, из-под ног выскакивали быстрые ящур-
78 Жизнь пресмыкающихся в природе
ки. Высоко в синем небе пели степные жаворонки, над самой землей то и дело с басовитым жужжанием проносился большой черный жук — священный скарабей. Над самой водой молча что-то ловили ласточки. То там, то здесь появлялась пустельга, застывшая неподвижно в воздухе. Она трепыхала крыльями и высматривала сверху добычу — грызунов, ящериц и крупных насекомых. На оголенных буграх, как столбики, маячили желтовато-серые зверьки размером с крысу — большие песчанки-заманчики. Они близко подпускали меня. Потом, пискнув и стукнув задними лапками, исчезали на мгновение в норах, чтобы тут же выскочить, присесть на лапки, прижав передние к груди, еще раз на меня посмотреть и скрыться надолго.
У маленького обрывчика увидел змеиный хвост, торчавший из широкой норы. Тихонько подкрался, схватил и быстро дернул на себя. В то же мгновение из соседней норы появилась голова, и гюрза стремительно бросилась вперед. Пасть на секунду приоткрылась, но змея не успела вонзить зубы в руку, исчезла в норе. Спустя миг она шлепнулась вблизи от моих ног и тут же была прижата сапогом.
Прошло 13 лет после поимки первой гюрзы. Под вечер мы с Викторием спустились с хребта и увидели котловину. Перед нашими глазами лежала ровная чашеобразная впадина диаметром чуть больше километра. По ее краям, где пологие склоны переходили в равнину, виднелись три заброшенных загона для скота.
Превозмогая усталость, в надежде на удачный улов мы поспешили к ближайшему сооружению. До цели оставалось примерно две сотни метров. В это время слышим невнятные звуки. Остановились и прислушались. Крик повторился, и мы разглядели фигуру Иллари-оныча, который вдалеке бежал по склону и кричал. Он просил подождать. Мы остановились и увидели, что загон, к которому мы направлялись, представляет собой пепелище. От пожарища еще кое-где к небу поднимались струйки белого дыма. Сгорели высохшие заросли мяты внутри кутана (загон для овец). Сомнений не было, старик
Гюрза
79
поджег заросли и, конечно же, из-за гюрз. Запыхавшийся Илларио-ныч еще издали начал оправдываться.
— Я не мог их поймать! Думал, они выползут. Поджег траву с одного конца и ждал змей у другого, но они оказались упрямые.
Четыре гюрзы, не желавшие сдаться человеку, так и сгорели...
...Прораба Наримана Мамедова я встретил на свадьбе, куда он приехал за 80 километров только для того, чтобы познакомиться с местным факиром Колей Бабаяном. Качество и темп работы по обводнению засушливой степи снижали, кто вы думаете? — гюрзы. Рабочие в ужасе бежали со стройки. Стоило на ночь оставить в степи экскаватор, как утром около него уже лежало несколько змей. Но это было не главное. Хуже всего дело шло в траншеях. На дно канавы укладывали трубы диаметром 20—40 см. Затем их прикапывали землей, а стыки оставляли открытыми для последующего цементирования. Вот в этих самых местах и собирались гюрзы. Рабочие норовили обойтись без замазки стыков, что грозило аварией. Прорабам и начальникам участков приходилось ежедневно выделять рабочих с ведрами солярки и запасом пакли, которые выжигали все живое под трубами. Даже после этого нужно было следить, чтобы работа проводилась тщательно. Люди боялись сунуть руку под трубу.
На следующий день начал Николай Бабаян по утрам объезжать траншеи и ловить по 20—30 порз. За короткое время он привез мне в Ташкентский змеепитомник более 500 отборных змей.
Поздней осенью я приехал в эту степь, чтобы определить причины такой необыкновенной концентрации змей. Оказалось, ровная vicuo весной покрывается низкорослой растительностью — эфемерами и солянками, которые поднимаются от земли всего сантиметров на 10—20. На равнине множество грызунов-полевок. Их узкие норы, как и низкая растительность, плохое убежище для гюрз.
По-видимому, летом эти змеи мигрируют на равнину и, встретив на своем пути прохладные траншеи, остаются там на длительное время.
80 Жизнь пресмыкающихся в природе
Все траншеи засыпали. Только один небольшой участок — три сотни метров — был забыт. Обойдя его, удалось поймать четырех гюрз среднего размера.
На следующий год в июне снова приехал туда же и, примостившись на заднем сиденье мотоцикла, помчался к брошенной траншее. Горячий воздух обжигал лицо, а под колесами веером шевелился ковер из серебристой солянки. Остановились и побежали вдоль траншеи, вытаскивая железным крючком из-под труб одну гюрзу за другой. За двадцать минут поймали шестнадцать змей. Все пустоты проверили. Мой напарник хотел возвращаться, но я увидел старый лист газеты. Почему бы под ним не быть змее? Отбрасываю бумагу. Там, свернувшись огромным кренделем, лежит гюрза. Еще секунда, змея соскальзывает с крючка уже в двух метрах от траншеи, а перед ее носом сачок из темной материи, подобный зияющей пропасти среди обожженной солнцем степи. Мгновение, и гюрза скрывается в нем.
На следующий день стыки труб были обследованы более тщательно, и под ними оказалось еще восемнадцать змей. На третий день удалось поймать только одну гюрзу. Все особи в два-три раза крупнее встреченных осенью. Безусловно, крупные змеи не могли скрыться в узких норах полевок, и поэтому их привлекла глубокая траншея.
Как-то ехали на грузовой машине со змееловами из Бадхыза. Навстречу плыли раскидистые фисташки, опустившие до земли свои ветки с тяжелыми листьями, мелькали зонтики ферулы, поражали своей нежностью, разноцветностью и ароматом дикие ирисы. Солнце катилось к закату. В метрах пятнадцати от дороги вижу заброшенный кутан Среди большого круга, выложенного обломками известняка, трепещет крылышками каменка.
Стучу по кабине и говорю змееловам, что сейчас принесу гюрзу. Они смеются и в один голос заявляют: «Как бы не так, в этом местечке все гюрзы еще утром переловлены, а трава дотла сожжена». Не возражая, скорее бегу к ограде Ьм пахнет горелой граеой л навозом. Среди сеоогс пепла л чесны, 1 лочег»- - ’.летая
Гюрза
81
гюрза, чуть приподняв голову, а над ней, то немного поднимаясь, то опускаясь почти до земли, повисла в воздухе будто на резинке игрушечная, маленькая черно-белая пичуга.
Еще студентом я с местным парнишкой Петром шел из города на Зональную опытную станцию. Недалеко от моста через реку увидели троих мальчиков, которые кричали нам. Мы поспешили к ребятам. Они нашли на обрыве в норе гнездо сизого голубя с двумя птенцами и несколько дней дожидались, когда подрастут пискуны. Сегодня один мальчишка спустился по веревке к дыре и уже собирался засунуть руку в темноту, чтобы вытащить голубя, как увидел в начале норы змеиный след. В гнезде находился непрошеный квартирант... Ребята принесли лопату, и закипела работа. Когда глубина ямы достигла метра, я спустил по веревке Петю к подножию семиметрового обрыва. Он должен был караулить внизу на тот случай, если не удастся поймать змею в норе. Узкая полоска земли оставалась между лессовой стеной и рекой. Мы продолжали копать и наконец увидели огромную гюрзу, которую прижали палкой с рогатиной. Но змея вырвалась и шлепнулась с обрыва.
— Давай палку, — закричал мой помощник. Я бросил ее. Рогатина легла поперек тела змеи. Петя не решался приблизиться к гюрзе. Она тем временем пришла в себя и нырнула в воду. Спустя минуту посреди реки показался сначала ее хвост, а потом голова. Гюрза поплыла к нашему берегу и затаилась в реденьком тростнике. Быстро спускаюсь к реке. Поддеваю змею палкой и выбрасываю на берег. Затем прижимаю ее голову к земле и беру за шею. Гюрза после купания едва шевелится. Остыла. Два оперившихся птенца в желудке сковывают ее движение...
Мы с Гришей битый час бегали вокруг высокого тала и никак не могли длинной палкой дотянуться до гюрзы. Шестом раскачивали ветки под змеей, а она медленно ползла среди листьев, не желая опуститься. Можно было одному залезть на дерево и согнать упрямую, но это ставило бы под угрозу успех операции. Под деревом были заросли ежевики, двухметровый перепад рельефа и даже глубокая
82 Жизнь пресмыкающихся в природе
пропасть. Все же убедившись, что гюрзу снизу нельзя заставить спуститься, Гриша полез на дерево, а я встал у края обрывчика. Он поднялся всего метра на четыре. Змея почувствовала опасность, скользнула вниз по веткам и упала на край перепада. Я прыгнул вслед за ней, но не удержался на узком выступе, потерял равновесие и сделал сальто через голову. Когда вскочил, рука на секунду оперлась на что-то упругое и относительно мягкое. Еще мгновение — передо мной гюрза, ползущая к пропасти. Делаю рывок вперед и прижимаю сапогом хвост змеи. Ее туловище висит над бездной. Оборачиваюсь и кричу Грише, чтобы бросил хваталку. Он уже слез с дерева и стоит неподалеку, как истукан, в нескольких метрах и не реагирует на мои слова. Я с недоумением с меньшим пылом обращаюсь вторично. Тогда он вместо выполнения просьбы, вернее приказа, заикаясь спрашивает: «Зачем вы схватили гюрзу поперек туловища руко.й?».
Оказывается, увлеченный погоней, я не заметил, как прижал гюрзу ладонью, а она, перепуганная, не воспользовалась этой оплошностью. Может быть, просто не успела меня укусить. Ведь события развивались необыкновенно быстро.
С запада ползли серые тучи. Солнце, наклонившееся к горизонту, давно не проглядывало. Был теплый майский вечер. Мы шли по берегу канала, прорезавшего степь. С противоположного берега едва уловимый ветерок доносил запах дыма, жареной баранины, коровьего навоза и даже, как мне казалось, парного молока. На нашем пустынном берегу от покинутых кошар пахло испорченной брынзой и овечьим навозом.
В километре от берега появилась фигура. Кто-то размахивал больший палкой и что-то кричал. Мой напарник Гриша сразу решил, что чабан нашел гюрзу. Мы бросились бежать. Вскоре как из-под земли выросла большая отара овец. Пастух стоял на бугорке и молча палкой, как указкой, показывал на трех огромных гюрз. Гриша открыл заслонку фанерного ящика. Я раздвинул деревянный пинцет и направился к змеям. Они не шевелились. Хватаю одну и сую в ящик. Гриша задвинул фанерку. Две гюрзы быстро ползут от меня.
Гюрза
83
Beiy и ловлю одну. Меня догоняет помощник. Открывает ящик, и вторая змея в западне. Третья гюрза держит путь к каналу. Короткая перебежка, и она схвачена поперек туловища. Шофер опять приоткрывает ящик, толкая туда последнюю пленницу. Еще секунда, и операция будет окончена.
Товарищ попытался побыстрее задвинуть заслонку, но замешкался. И когда я выдернул из ящика пинцет, вслед за ним, как стрелы, выскочили две гюрзы, а потом и третья. Змеи выбирают кратчайший путь к воде. Выщипанная овцами под корень чахлая травка позволяла нам видеть змей на большом расстоянии. Это могло показаться благоприятным. Мы же мечтали о каком-нибудь густом кустике, под которым гюрзы обязательно бы притаились. Никакого укрытия на пути не было. Канал приближался, а ящик был пуст.
Я вспомнил, что только вчера, под обрывчиком, а зарослях невысокого тростника сапогами прижал две пары таких же полутораметровых гюрз и благополучно всех посадил в ящик один. Сегодня на голом месте наступить на гюрз было безумием. Они бросались вверх и могли укусить выше колена.
Так мы в погоне оказались у самого берега канала. Гюрза, распластавшись, падает в воду с крутого обрыва. Вторая находит пологий спуск вниз. Только третью удалось схватить руками за хвост, когда ее туловище оказалась в воде. В полумраке смотрим друг на друга и удивляемся, как это умудрились упустить двух гюрз на ровном месте.
Второго мая мы с Гришей остановили машину в одном из ущелий невысокого хребта на краю Кызылкума. После недавно прошедших ЛНЗИеЙ Небо КЗЗЗАОСЬ ОСОбвННО СИНИМ а ЗОЛОТИСТЫ?	avuk
переполняли ущелье. Мутный поток сменил рев на журчанье, и уровень воды падал на глазах. На талах, растущих вдоль дороги, уже появились нежные клейкие листочки, и там прыгали и весело перекликались большие синицы. Должно быть, вылетали птенцы. Справа виднелись развалины нескольких построек. От них остались только каменные фундаменты. Все заросло яркой зеленью, среди которой
84
Жизнь пресмыкающихся в природе
выделяются большие листья конского щавеля. С краю несколько шелковиц с желтыми куцыми сережками на безлистных ветках. Под деревьями «Москвич», а рядом любители загородных прогулок — папа с мамой, занятые трапезой. Двое маленьких детишек прыгали, обрывая цветочки.
Подходим к развалинам и начинаем собирать гюрз. Они только что вылезли на еще холодные камни и поэтому едва шевелятся. Им нужно согреться, чтобы стать активными. Температура их тела непостоянная и зависит от окружающей среды. За четверть часа успеваем обследовать все развалины и собрать обильный улов — двадцать восемь змей. С подчеркнутым равнодушием проходим мимо отдыхающей четы. Глава семейства, сгораемый любопытством, заглядывает в Гришин мешок и в ужасе отскакивает в сторону. Не успеваем уложить улов на заднее сиденье, как мимо нас проносится машина с перепуганным насмерть семейством.
В двенадцати километрах от Джизака, на северных склонах Ну-ратинских гор, есть большой глубокий родник с кристально чистой водой. Из него вытекает быстрый ручей, дающий жизнь маленькому оазису и поселку. Вокруг водоема растут талы и шелковицы, лежат полусгнившие стволы корявых деревьев. Все, что растет или лежит у родника, священно. Собирающиеся сюда на праздники мусульмане всегда с собой привозят дрова и не трогают высохших деревьев, даже упавших В этом глубокий смысл. Разрешение собирать или ломать сухие ветки может привести к уничтожению на дрова и жи-
вых деревьев.
Мы с Гришей подъехали в жаркий августовский полдень к свя-юму ьидосму, напились, расстелили под деревьями спальные мешки и, лежа на них, стали рассматривать ветки деревьев в надежде найти притаившуюся гюрзу.
В развилке толстых стволов увидел торчащие прутики и решил, что там гнездо горлицы. Самой птички не было. Постройка совсем свежая, значит, в ней яйца или только что вылупившиеся птенчики. Забираюсь на соседнее дерево, заглядываю в гнездо и вижу там
Гюрза
85
гюрзу среднего размера. Она уже успела похозяйничать. Птичье жилье пустое.
Когда тени гор прикрыли ущелье, а жара стала спадать, я направился искать змей. Ряды талов сменялись изгородями из обломков скал, когда-то предохранявших возделанные участки от домашних животных. Теперь здесь много лет никто не жил.
Народ переселился на просторные равнины, куда пришла по каналам большая вода, а ущелье, переданное в полное распоряжение домашним животным, приняло унылый вид. Большинство деревьев было погублено козами, и только тал да кое-где шелковица смогли выдержать их натиск.
Из сумеречного ущелья вышел на широкую поляну, освещенную ласковыми лучами заходящего солнца, и увидел обширный родник, превратившийся в болото, почти сплошь заросшее водной растительностью. Стал его обходить и слишком поздно заметил большую гюрзу, из-под ног метнувшуюся в покинутую нору лисицы. Сел на пологий бугорок у отверстия и стал ждать. Скоро солнце скрылось за гребнем хребта. Широкое ущелье окуталось голубоватой дымкой, контуры видневшихся ниже деревьев и скал расплывались, постепенно все исчезало, а вокруг меня стояло стрекотание сверчков. Пришлось встать и на ощупь пробираться к машине. На следующий день утром обследовал вершины хребта, а на закате пошел посмотреть упущенную гюрзу. Со стороны бугра подкрался к дыре и преградил путь змее. Она, свернувшись кольцом, ждала птичек у родника. Бросок вперед, и ее извивающееся тело под сапогом. Беру добычу и вздрагиваю от неожиданности.
— Опоздал. — раздался голос сзади меня. Рядом стоит пастух с палкой.
— Сегодня не опоздал, — отвечаю я и выпрямляюсь, держа гюрзу за шею. Незнакомец указывает на болото, в котором лежит уже раздувшийся бык. Удивляюсь, как это не заметил такую тушу раньше. Просто не кинул ни одного взгляда в сторону родника, подкрадываясь к норе.
86 Жизнь пресмыкающихся в природе
Пастух, не поняв моего удивления, объясняет, что животное погибло от той самой змеи, которая теперь в моих руках.
Стояла теплая осенняя погода. Нестерпимой жары уже не было. Красные ягоды боярышника привлекали пролетных птиц. В чуть-чуть пожелтевших кронах тала грустно посвистывали пеночки-кузнечики. Их свист казался мне плачем. В зарослях мяты у родников бросалась в глаза ярко-голубая грудка варакушки.
Все предвещало удачную охоту, но мы вот уже три дня тщетно лазали по пустынным горам в надежде встретить змею. Обычно гюрзы отсиживаются в убежищах по нескольку дней, когда дует ветер, но в эти дни была поразительно тихая погода. Листик не колыхнется. Прозрачный воздух казался неподвижным. В небе не было даже паутинок, на которых осенью путешествуют миллионы новорожденных паучков. От необычной тишины я на привалах закрывал глаза, у меня кружилась голова и становилось очень тоскливо. Природа увядала. Нам нужна была всего-навсего одна змея, но у нас не было времени. Обследовав нижние части скал, мы отправились в одну горную котловину, где летом стояли лагерем геологи, по их словам, здесь змеи почти ежедневно заползали в палатки.
На месте лагеря были только консервные банки. Я узнал эту маленькую котловину с двумя талами, тремя тутовыми деревьями, длинной зеленой мочажиной на склоне и многочисленными порзи-ными выползками. Мы здесь однажды побывали три года тому назад. Гриша вспомнил, что за водоразделом, примерно в километре отсюда, есть еще один родник, и мы, оставив кинооператоров, вдвоем направились туда.
Вот и родник. Вокруг, по словам Гриши ппгжй мят». Теперь и:г:с-го не было. Родник манил прозрачностью. Жажды нет, но как не напиться такой воды! Мы ложимся на крупнозернистый песок.
В метрах пятнадцати от нас поднимается невысокая скала. Недалеко от скалы каменная глыба. На глыбе лежит туркестанская агама и смотрит на нас. Почему бы не снять операторам хотя бы агаму, если нет гюрзы, решаю я, и направляюсь к ящерице. Агама
Гюрза
87
поднимается на ноги, высоко задирает голову. Припадая на брюхе, снова приподнимается и стремглав бежит вдоль скалы. Я пристально слежу за ней, чтобы не пропустить момент, когда она шмыгнет в какую-нибудь щель. Вот агама сунулась под выступ и сразу отскочила. Она побежал в сторону Гриши. Что с ней случилось? Метров через десять движения ее стали неверными, она волочит задние ноги. Я уже не смотрю на агаму, а стремглав бросаюсь к скале. Из расщелины высунулась большая гюрза.
Осенью мы с Гришей отправились на один из хребтов наблюдать и метить собиравшихся на зимовку гюрз. Гриша с 1955 года вместе со мной участвовал во многих экспедициях. Исколесил всю Среднюю Азию от Кушки до северных берегов Арала и от побережья Каспия до реки Или в Казахстане, прежде чем решился поймать первую ядовитую змею. Это случилось в Отрарской степи на стыке Джамбулской и Алматинской областей. Его панический страх перед змеями наконец исчез, и с 1961 года он стал профессиональным змееловом.
Однажды Григорий Васильевич пришел с охоты невеселый.
— Подумайте, — говорит он, — третий раз подкрадываюсь к гранитной глыбе, у которой на солнцепеке всегда греется гюрза, а она успевает быстро шмыгнуть в щель. Там, наверное, зимовка, но камень не сдвинуть никакими домкратами. Он весит больше десяти тонн. Ничего, завтра я буду караулить ее с самого утра.
В полдень змеелов возвратился расстроенный. Гюрза опять выскользнула из его рук. Он молча вытаскивает из мешочка живую туркестанскую агаму, перевязывает ее «талию» толстой ниткой и вновь отправляется к роковому камню.
Такой способ ловли змей еще никем не применялся, и успех кажется маловероятным. На следующий день часов в десять утра карабкаемся по крутому склону к необыкновенно осторожной гюрзе. Змею удается заметить на значительном расстоянии. Она шевелится. Я хочу немедленно бежать к ней, но Гриша останавливает меня: «Змея только клюет, глотает ящерицу», — поясняет он.
88 Жизнь пресмыкающихся в природе
Через пять минут подкрадываемся к камню и видим мертвую, измятую агаму и замусоленную бечевку. Во время нашего перекура змея успела отрыгнуть добычу и скрыться в своем убежище.
Однажды я посетил в Кушке одного из первых своих учеников, ныне широко известного змеелова Юрия Орлова, и он рассказал мне интереснейший случай.
Стояли теплые безветренные майские дни. Гюрзы должны были греться у каждого камня, но их не было вот уже пять суток. Так нередко бывает — прекрасная погода, а змей, по невыясненным причинам, нет. Они отлеживаются в норах целыми неделями. Другой раз холод, ветер, сырость, едва выглянет солнце, а змеи уже, как грибы, вылезают наружу, притуляются в любой ямочке или у камня, где меньше сквозит ветер, и греются целыми днями. Диву даешься и ничего понять не можешь.
К вечеру пятого дня он уже, как робот, брел по узкой тропинке, не искал змей, а отмеривал километры. Наступив на камень, инстинктивно замер и взглянул вниз. Обутые на босу ногу кеды, короткие брюки и рядом огромная гюрза, поднявшая сантиметров на 20 от земли свою голову. Она коснулась тоненьким раздвоенным язычком виднеющейся из-под штанины ногу. Не найдя для себя ничего интересного, не торопясь, опустила голову. Все это произошло довольно быстро, но показалось Орлову вечностью. Еще секунда, и змеелов, почувствовав себя в безопасности, отпрыгнул в сторону и схватил змею.
Несколько мгновений он держал гюрзу в руках, а затем первый раз в жизни отпустил пойманную добычу.
Читатели довольно подробно познакомились с тем, как ловят гюрзу на практике. Ниже мы приводим данные инструкции о том, как следует добывать змей для змеепитомников.
1.	Отлов ядовитых змей разрешается лицам, достигшим восемнадцатилетнего возраста, прошедшим спецподготовку и получившим удостоверение о сдаче техминимума по обращению с ядовитыми змеями.
Гюрза
89
2.	Отлов ядовитых змей производится по лицензии в соответствии с постановлением государственных организаций Казахстана, Азербайджана и среднеазиатских стран.
3.	Ловцы должны иметь приспособления для ловли змей и спецодежду, основное требование которой — обеспечение защиты ног. С этой целью можно использовать сапоги из грубой кожи, туристские или солдатские ботинки с прочным верхом, а голень защищать ге грами.
4.	Разнообразные способы отлова ядовитых змей можно разделить на два основных типа: первый — с применением механических зажимов, хваталок, крючков и прочего (ловец не берет змей в руки); второй — отлов непосредственно руками. Примером механического зажима, широко используемого ловцами, является полуавтоматическое устройство «змееловитель», предложенное В.П.Карпенко. Различные ловцы пользуются ловушками собственных конструкций, но все они основаны на одном принципе. Ловушка представляет собой дюралевую палку длиной около полутора метров, имеющую на одном конце одетые в резиновые трубки захваты, которые с помощью тросика и пружины соединены с рукояткой мотоциклетного тормоза, с помощью такого зажима захватывают змею за туловище ближе к голове и переносят в мешок.
Для отлова змей небольшого размера иногда используют сачок на длинной рукоятке. В этом случае змея заползает в подставленный сачок, принимая темноокрашенную материю за укрытие. Для отлова крупных змей иногда применяют длинные деревянные щипцы, концы которых служат для захвата шеи. Они снабжаются мягкими Приг\>чаД1\ал1И ИЗ ПОрИСТОИ рСЗНИЫ.
Все эти способы отлова ядовитых змей следует считать лишь вспомогательными. Основной метод все же — поимка непосредственно руками. Такой вывод сделан на основании многолетних наблюдений, показавших, что использование различных механических иоисиосоОленН при отлове часто ведет к травмированию змей и о )'-мд1'! ние- -ли оой гиЬели их в нево _
90 Жизнь пресмыкающихся в природе
5.	Способы отлова змей в общем сводятся к тому, что найденную змею прижимают к субстрату. Это обычно делают ногой. Затем ее голову слегка придавливают планкой, веткой, крючком и берут одной рукой за шею, а второй рукой поддерживают туловище. После этого змею опускают в бязевый мешок хвостом вниз и, когда голова ее достигнет края мешка, резко бросают. При взятии змеи в руки пальцы ловца должны фиксировать скуловые кости. Особенно при поимке гадюковых, вооруженных длинными ядовитыми зубами, характеризующихся в отличие от кобры большой подвижностью головы.
6.	Пойманных змей доставляют в бязевых мешках на временную стоянку. Здесь их помещают в снабженные отверстиями для вентиляции фанерные ящики, в которых и перевозят в серпентарии. Необходимо помнить, что при перевозке змеи часто страдают от неосторожного обращения и скученности, поэтому в ящиках должно быть ограниченное их число. Необходимо беречь змей от сквозняков, их следует перевозить в крытых машинах.
На первый взгляд может показаться неважным, в каких клетках и на чем возят змей в питомник, но это не так. Например, в Азербайджане отлов гюрз проводился и до настоящего времени проводится штатными ловцами с помощью крючков или хваталок и сачков. Техника отлова сводится к следующему. Обнаруженную змею ловец прижимает металлическим крючком, а затем берет ее хваталкой и опускает в сачок. В сачке змей носят — в зависимости от условий местности и частоты встречаемости — от нескольких минут до трехчетырех часов. Затем их перекладывают в специальные фанерные ящики.
Укусы
Змея прежде всего жалит заклинателя.
Зоологам, имеющим дело со змеями, чаще всего задают два вопроса: «Кусали ли вас змеи? Как ловят змей?».
Порза
91
На второй вопрос дан ответ в предыдущей главе. В этой главе отвечу на первый вопрос и расскажу не только о некоторых перенесенных мною укусах, но и об укусах, которые мне пришлось наблюдать.
...На четвертый день в лодке остался я и рыбак Николай. Сильный северный ветер гнал к берегу серую пену и красные коряги, корни гребенщика. Вода быстро прибывала. Кусты один за другим исчезали, только кроны деревьев, как шары, будто бы плыли по воде — это волны катят под их ветвями, покрытыми нежными листочками.
Мои помощники Гриша и Викторий не выдержали зыбкой глади и предпочли охотиться за змеями на берегу. У меня появились первые признаки морской болезни. Слегка поташнивало, кружилась голова. Тем не менее на рассвете я за Николаем вскочил в лодку, и мы поплыли по разбушевавшейся стихии.
Первая гюрза была замечена на горизонтальной толстой ветке, когда лучи утренней зорьки позолотили стволы и посеребрили верхушки бегущих по воде барашков. Подплыли к гюрзе, и я без труда взял длинным деревянным пинцетом остывшую за ночь змею. Скоро была поймана и вторая. Затем целый час змеи не попадались. Солнце приподнялось и обогрело все вокруг.
Третья гробовая гадюка пряталась среди тонких ветвей и листьев. Она была очень активна. Меня уже изрядно укачало. Схватив гюрзу поперек туловища, потянул ее на себя. В следующую секунду змея молниеносно бросилась в мою сторону, и два загнутых зуба пронзили карман рубашки, секундой позже я отдернул деревянный пинцет, и змея оказалась на дне лодки под сапогом. Еще несколько мгновений ~- и пленница посажена в мешок. Ти.чолй потом, взглянул на светлую рубашку, рассмотрел два небольших пятна желтого яда. Его вполне хватило бы, чтобы умереть в течение нескольких секунд, укуси она меня в лицо или грудь.
— Плохое предзнаменование, — проговорил я.
Рыбак взялся за весла, и мы молча поплыли к видневшемуся невдалеке острову. Вот и небольшой участок суши, на который со
92______________Жизнь пресмыкающихся в природе________________
всех сторон наползает мутная вода. С лодки вижу огромную гюрзу, свернувшуюся кренделем. Возле ее морды лежит отрыгнутая краснохвостая песчанка. По-видимому, купание в холодной воде вынудило змею выбросить проглоченную накануне добычу. Лодку от земли отделяет полузатопленный пышный куст гребенщика. Николай пытается протолкнуть через ветки наше суденышко, но делает это слишком вяло, и лодка застревает. Наконец гюрза обратила внимание на движение весел, развернулась и поползла от нас. Я перескочил с кормы на нос, что есть силы оттолкнулся и оказался на берегу. Змея была уже далеко. Саженными прыжками устремляюсь за ней и наступаю на хвост в момент, когда гюрза коснулась головой воды, пытаясь уплыть. Моя нога оказалась сильно вытянутой вперед. Прижатая змея скользнула по ней вверх и вонзила свои зубы. Почувствовав укол, дернулся назад. Гюрза поплыла. Быстро снял сапог и задрал брюки. Только одним зубом была проколота кожа ниже коленки. Другой зуб уперся в голенище.
В лодке противозмеиной сыворотки не было. Она осталась на берегу в машине. У нас даже не оказалось бритвы. Николай начал грести к берегу, а я энергично выдавливать пинцетом кровь из ранки, но она не текла. Тогда я стал рвать кусочки кожи зубиками пинцета, и к тому моменту, когда нос лодки коснулся песчаного бархана, расковырял ранку величиной с трехкопеечную монету. Однако в змеином яде имеются сильные кровоостанавливающие ферменты, от которых кровь тут же свертывается и рана покрывается блестящей глянцевитой кожей, напоминающей старый шрам.
Вылезли на берег. Рыбак побежал к машине, а я забрался на вершину песчаного oyipa и стал ждать. Нога быстро опухла. Вокруг зеленела изумрудная травка, покачивались белые подснежники, ярко светило весеннее солнце. В небе пели хохлатые жаворонки. Вдалеке копошились люди, поспешно разбирающие старое плотно железной дороги, к которому подбиралась вода. Вокруг свежо, зелено и прекрасно. Умирать совсем не хотелось. Николай со спасительной сывороткой не возвращался Нога уже так распухла, что не помещалась
Гюрза
93
в штанине. Только теперь пришла идея подойти к железнодорожникам, работающим в километре. Рядом с ними стояли автомобили. Думал, почему не послал туда Николая, а отправил его к нашей машине, до которой пять километров. Сам я уже потерял способность передвигаться и уже не крутил головой по сторонам, а смотрел только на солнце, находясь в полудремотном состоянии.
Из полузабытья меня вывел рокот мотора. Машину заметил совсем рядом. Из кабины выскочил с чайником Гриша. Дрожащими руками он разжег паяльную лампу и начал кипятить шприц. Только тут я почувствовал себя совсем скверно. Перед глазами поплыли черные круги. Вот-вот потеряю сознание, прошу шофера подать скорее сыворотку. Он вынимает шприц с толстенной иглой диаметром в три миллиметра. Такими иглами мы накачивали формалином метровых пресмыкающихся для научной коллекции. Искать другую иглу некогда. Гриша разрывает штанину. Я напрягаю последние силы и ввожу себе под кожу содержимое ампулы «антигюрза». Проходят считанные секунды, а может быть, одна или две минуты, и я чувствую поразительное облегчение. Будто бы снова на свет народился. Однако выздоровление это мнимое.
Через полчаса мое состояние ухудшается. Душит рвота. В это время прибегает Викторий. Он вводит мне еще одну ампулу противо-змеиной сыворотки. Тошнота повторяется. Начинается расстройство кишечника. Меня по бездорожью везут в поселок. Временами впадаю в забытье. Периодически повторяются приступы рвоты.
Наконец доехали до медпункта. Меня едва живого относят на кровать. Фельдшер делает какие-то сердечные уколы. Становится чую легче, и я угозарипаю приятелей вернуться назад и продолжать отлов змей, а сам остаюсь в медпункте.
Весь день мое состояние было скверным, и поздно вечером меня отправляют на поезде в ближайший районный центр. Со мной поехал фельдшер. Временами прихожу в сознание и бессмысленно таращу глаза по сторонам. В купе кроме нас были какой-то мужчина и невысокая круглолицая женщина. Она то и дело протягивала мне
94
Жизнь пресмыкающихся в природе
очищенное куриное яйцо и уговаривала есть. Мне, конечно, было не до еды, в сознание приходил редко.
Меня разбудил шум в вагоне. Открыл глаза. Передо мной стояли две полные женщины в белых халатах и мой щупленький фельдшер. Они уверяли, что в узкий коридор невозможно внести носилки. Не сразу понял, чего хотят медработники. Когда очнулся в очередной раз, надо мной в бесконечно далеком бархатисто-черном небе поблескивали звезды. Невдалеке виднелся пассажирский состав, и около него ходили люди. Силился вспомнить, что со мной случилось, где нахожусь. Наконец поймал себя на мысли, что не знаю даже, кто я такой. От этого стало жутко. Прекрасно понимаю, что в небе горят яркие звезды, передо мной стоит поезд, вокруг множество людей и я отношусь к их племени, но больше о себе ничего не знаю. Кто-то подошел и приподнял носилки. До меня донеслись слова: «Укушенный, кажется, очнулся». И медленно, как из тумана, ко мне стала возвращаться память. Сначала вспомнил, что неудачно ловил гюрзу, а через несколько минут, может быть, и быстрее, уже знал все.
На машине «скорой помощи» привезли в районную больницу. Там ввели внутривенно хлористый кальций и сердечное лекарство. В течение семи дней очень часто тошнило. Опухоль постепенно спадала, но вся нога до поясницы почернела, будто бы ее прищемили. Это был результат кровоизлияния капилляров. Нередко до меня по утрам из коридора доносился тревожный шепот сестер: «Ну что укушенный?». Однажды мне стало очень плохо. Все больные в палате напряженно смотрели в мою сторону. Пришел хирург, сел на краешек кровати и, закуривая, поднес спичку к моим зрачкам. Я скривил на бил lyuoi, собрав последние силы, полушепотом произнес, что зрачки еще не остекленели и сегодня умирать не собираюсь. Мне сделали какой-то укол, и я заснул.
На четвертый день стало немного легче, и я смог пить и есть. В тот же день попытался добраться от кровати до окна. Сделал несколько шагов, и вдруг блестящая кожа, покрывавшая место укуса лопнула и под ней оказалась огромная гнойная рана. Она зажила
Гюрза
95
только через три месяца. На пятый день приехали друзья — Гриша и Викторий. Я был еще совсем слаб, врач не хотел меня выписывать, но товарищи все же уговорили хирурга, и мы покатили на соседний полустанок.
Там я дышал свежим воздухом, хорошо питался и ежедневно совершал на костылях стометровую прогулку, на что уходило не менее часа. Все еще был настолько слаб, что нередко терял равновесие и падал навзничь. Прошло еще десять дней и, окончательно убедившись, что скоро не окрепну, дал уговорить себя друзьям сесть на поезд и отправиться домой. На пороге квартиры меня еле узнали, до того я был худ и желт.
А вот и другой случай. Мы шли по тропинке среди огромных еще безлистных тополей и всматривались в кусты тамарикса, где в полутени от голых веток грелись гюрзы. Улов в этот день в долине реки был на редкость удачным. То и дело я или Всеволод Дмитриевич Потопольский обнаруживали гюрзу. Время приближалось к обеду, и мы решили направиться к берегу, чтобы закусить. Но дойти до воды без приключений не смогли. Я обнаружил гюрзу и схватил ее полутораметровым деревянным пинцетом поперек туловища, примерно в двадцати сантиметрах от шеи.
Раскрыл большой мешок и попросил Всеволода Дмитриевича перехватить гюрзу своим пинцетом поближе к голове. Но он торопится. Вырывает у меня из рук пинцет, хватает один край мешка свободной рукой и поднимает гюрзу высоко над нашими головами, а затем опускает ее вниз хвостом. Я быстро подвертываю руку под край мешка. Гюрза падает на дно и в ту же секунду я затягиваю мешок. Потопольский лижет руку чуть выше фаланг пальцев.
— Что случилось? — спрашиваю я и хватаю его за руку.
— Царапина, — говорит он нехотя. Всматриваюсь в руку, но никаких укусов нет.
— Тебе повезло, — говорю я, — или она самым кончиком зуба до тебя дотронулась. Ранки нет и яда не попало. Так рассуждая, мы доходим до реки и принимаемся за трапезу. Аппетит у Потопольско-
96 Жизнь пресмыкающихся в природе
го отличный. Съел половину банки сазана в томате, банку зеленого горошка, большой кусок колбасы и выпил банку сгущенного какао, разведенного в литре речной воды. Все это он ел с чуреком.
После завтрака мы тут же отправляемся на охоту, и Всеволод Дмитриевич в доказательство своей правоты показывает руку, начавшую опухать. Чувствовал он себя по-прежнему хорошо, поэтому мы продолжаем охоту. Через час его рука стала вдвое толще, и я уговорил Потопольского отправиться на нашу квартиру. Вечером у Всеволода Дмитриевича поднялась температура до тридцати восьми градусов. А через три дня он поправился, и мы снова пошли в поход за гюрзами.
Однажды Кочевский — наш повар — отправился к колодцу, до которого было шестнадцать километров. Накануне сбор был назначен на двадцать часов. Я и Викторий возвратились с охоты вовремя. Гриша подготовил к дороге машину. Илларионыча не было. Приготовили ужин, поели. Наконец в одиннадцать часов ночи прибежал Илларионыч. Его в палец укусила гюрза. Он возбужденно рассказывал, что бритвой разрезал место укуса, но силы воли вырезать (иссечь ткань) у него не хватило. Температура у него поднялась до тридцати восьми градусов. Пришлось срочно выезжать.
В машине Илларионыч говорил, что сбился с дороги и только в сумерках добрался до колодца. Там на каждом дереве были гюрзы. Он подряд поймал пятнадцать змей (а ведь только накануне научился различать их на деревьях). На последнем стволе сразу оказались две. Илларионыч одной на шею накинул петлю и спустил змею вниз. В это время вторая поползла по веткам. Он как заправский рЫмаК, ЛмБЯПдИИ СраЗу ДБуМЯ уДОЧКатИ, СТаЛ БшНИмаГЬ ГЮрЗу ИЗ uc’iAn, а сам смотрел на движения второй. Этим моментом воспользовалась змея и вонзила острые зубы в палец азартного змеелова.
В Институт неотложной помощи мы въехали в пять часов утра. Состояние у Кочевского было плохое, но на этот раз он легко отделался, потеряв только два сустава пальца. Так печально окончилась наша первая поездка в змеиные горы.
Гюрза
97
Прошло восемь лет с тех пор, как Илларионыч из повара научной экспедиции превратился в змеелова-профессионала. Мы встретились в середине мая на автостанции. Илларионыч показал газету «Туркменская искра» с заметкой о нем. Вскоре после нашей встречи он умер: укус гюрзы оказался смертельным.
...Люда Павлова мечтала стать герпетологом. Она приехала из города-курорта Сочи, поступила в Ташкентский университет на вечернее отделение биологического факультета и стала работать лаборантом в змеепитомнике Института зоологии и паразитологии Академии наук Узбекистана. Спустя полгода она пришла как обычно на работу и стала проверять гюрз. Налив воду в клетки первого и второго ряда, залезла на лесенку и пыталась достать глиняную поилку с верхней полки. Неожиданно из дальнего угла на девушку бросилась порза и вонзила два зуба выше запястья. Люда отпрянула и, падая с лестницы, глубоко рассекла голень.
Укус, падение и рана вызвали шоковое состояние. Павлова потеряла сознание. Прибежавшие сотрудники пытались выдавить кровь из ранки, но место было неудобное, и это не дало никакой пользы. Наташа Землянова ввела сыворотку. Пострадавшую положили на диван и вызвали скорую помощь. Люда временами приходила в сознание, но тут же ей становилось плохо. Опухоль руки уже через час перекинулась на лопатку и грудь. Сотрудницы поили больную фруктовыми соками.
В течение десяти дней жизнь боролась со смертью. Все это время кто-нибудь из сотрудников лаборатории экологии ядовитых змей не спускал с Люды пристально напряженного взгляда, готовый в любое время придти на помощь. На одиннадцатый день опасность миновала. Через двадцать дней Павлова поправилась, но у нее появился панический страх перед змеями, и она перешла на работу в другое учреждение.
Весь день моросил надоедливый осенний дождь с сильными порывистым ветром. Мы с Наташей в четыре руки брали яд у гюрз в недавно созданной Герпетологической лаборатории Государственно
98 Жизнь пресмыкающихся в природе
го комитета охраны природы при Совете Министров Азербайджана. Сегодня восемнадцатилетнюю девушку из лаборантов перевели в герпетологи, а завтра она останется единственным специалистом в Баку, способным брать яд у змей. В работе нам помогает шестнадцатилетняя лаборантка Соня. Мы по очереди с Наташей поддеваем крючком из ящика гюрз. Кладем их на стол. Слегка прижимаем плоской палочкой голову, вернее, только прикрываем ей глаза, и берем змею за шею. Подносим к пасти стеклянную чашку. Зубы упираются во внутреннюю стенку, и в это мгновение Соня подключает к слизистой оболочке электроды. Резко сокращаются головные мышцы, и узкая струйка яда брызжет на дно. Я опускаю гюрзу в клетку, а Наташа подходит к Соне с другой змеей. Напряженная работа продолжается до десяти часов вечера.
— На сегодня хватит, — говорю я. Наташа возражает. Ей хочется обработать еще одну клетку, где лежат восемнадцать гюрз. Я ухожу в соседнюю комнату и ложусь спать.
Проходит несколько минут, в комнату вбегает Соня и кричит: «Наташу укусила гюрза».
Для дезинфекции обжигаю ножницы на пламени спиртовки и вырезаю кусок мяса на укушенном пальце. Соня подносит шприц с сывороткой. Выдергиваю фитиль из спиртовки и выливаю содержимое на рану. Хватаю шприц и делаю первое вливание сыворотки с боку пальца. Второй укол в верхнюю часть указательного пальца неудачен. Игла упирается в кость. Наташа бледнеет и теряет сознание. Соня подносит к ее носу нашатырный спирт. Пострадавшая приходит в себя. Я ввожу ей третью дозу сыворотки. Через пять минут Соня укладывает Наташу в кровать и поит крепким слядким чаем. Они остаются ночевать вдвоем в моей комнате, а я отправляюсь в соседний дом к родителям Сони. На следующий день в десять часов утра прихожу в змеепитомник. Наташа с Соней уже берут яд.
На конкретных примерах читатель отчасти уже познакомился с тем, что делают при укусе змеи. В нашей лаборатории была разработана инструкция. Вот ее основные рекомендации:
Гюрза
99
1.	Сотрудники, работающие с ядовитыми змеями, должны пройти специальную подготовку по оказанию первой помощи при укусах.
2.	В помещении, где берут яд, должна быть аптечка со всем необходимым:
а)	скальпель или бритва для иссечения ткани в месте укуса;
б)	стерилизатор со стерильными шприцами для введения сыворотки и других лечебных препаратов;
в)	70—96-градусный спирт для обработки места укуса;
г)	сердечные средства (кардиамин, кофеин, камфара);
д)	для инъекции при нарушении ритма дыхания — лобелии, цититон, а при анафилактической реакции — адреналин, эфедрин в ампулах;
е)	перевязочный материал;
ж)	противозмеиная сыворотка (хранят в холодильнике при плюс 2—10°С).
3.	Последствия легких и поверхностных укусов могут быть ликвидированы иссечением ткани в месте укуса и последующей обработкой этиловым спиртом. Применяют отсасывание и выдавливание кровянистой жидкости из ранки.
4.	Основная и эффективная мера помощи — введение противо-змеиной сыворотки. Половину дозы вводят тремя-четырьмя инъекциями выше места укуса. Оставшуюся сыворотку вводят в лопаточную область (если укус в руку) или ягодицу (если укус в ногу).
5.	Следует произвести возможно полную иммобилизацию укушенной конечности. Пострадавшему необходимо давать обильное питье (чай, айран, лимонад, вода). Желательна ранняя госпитализация укушенного для приведении «.имптоматичсского я патогенетического лечения.
Укус ядовитой змеи легко отличается от укуса неядовитой тем, что остается след (прокол) от двух зубов, а у неядовитой — видны два ряда мелких проколов. Яд змей от слюны частично разрушается, и человек не может отравиться им через рот, если даже есть больные зубы. Выдавливать или высасывать кровь нужно не дольше пяти—
100	Жизнь пресмыкающихся в природе
восьми минут. После этого нужно сделать примочку из слабого раствора марганцовокислого калия, свинцовой воды, уксуса или соды. Как уже говорилось, ни в коем случае не следует прижигать рану каленым железом или употреблять крепкие спиртные напитки.
Статистических данных о количестве укушенных людей и животных гюрзой в республиках Советского Союза мало. Это объясняется тем, что обычно такие сведения мало кто из зоологов собирает, а врачи зачастую не знают, какая змея укусила. Достоверно известно, что с мая по август 1964—1981 год в Центральном Копетдаге зарегистрировано 14 случаев укуса людей гюрзами, из которых 7 — со смертельным исходом.
Нами был подсчитан урон, нанесенный совхозу Кзылча, земли которого вплотную подходят к Южно-Казахстанской области, а скот зачастую заходит в Казахстан. Здесь с 1954 по 1960 годы погибло от укусов гюрз 848 овец, 9 коров, 3 лошади и 1 верблюд. Большинство укусов животных приходится на май—сентябрь, то есть на период наибольшей активности гюрз. В разные годы количество погибших животных неодинаковое. Связано это с тем, что в засушливые годы овцы чаще пасутся в горных ущельях, изобилующих гюрзами, а в дождливые — в подгорной пустыне, где змей нет или очень мало.
Содержание змей
От змеи и волка дружбы не жди.
В Советском Союзе имелось девять змеепитомников, и только в трех не содержали порз. tS 1 ерпетологическом комбинате под Баку ежегодно держали три — три с половиной тысячи этих змей. Существует несколько способов содержания.
Клеточный способ. При выборе помещения для содержания ядовитых змей нужно руководствоваться следующими требованиями: высота зала не ниже 3,5—4 м; пол должен быть гладким, зацементированным или покрытым светлой кафельной плиткой; панели ре
Гюрза
101
комендуется окрашивать масляной краской в светлые тона. Освещать зал лучше всего лампами дневного света. Необходимы приточно-вытяжная вентиляция и водопровод. На каждых ста квадратных метрах площади можно разместить 450 гюрз.
Размеры клеток могут варьировать в очень широких пределах: 75 х75х15О см, 100хЮ0х40 см, 60х100х40 см и другие, их делают из фанеры и мелкоячеистой металлической сетки. Дно клетки покрывают линолеумом или пластиком для облегчения уборки и дезинфекции. Общее требование при оборудовании клеток — наличие резервуара с водой и источника света, а также приспособление для линьки змей, для чего можно использовать ветки кустарника и пирамиды, сбитые из планок. Клетки снабжают искусственными убежищами (фанерные коробки с несколькими отверстиями), в которые змеи охотно прячутся. Отверстия в стенках используются рептилиями во время линьки. Клетки со змеями должны быть подняты на 65 см от пола, что облегчает их обслуживание.
Для нормальной жизнедеятельности среднеазиатских гюрз при клеточном содержании необходимо поддерживать температуру воздуха в пределах 20—ЗО’С с суточным перепадом в 8—10°С и относительной влажностью 60—80%. Среднеазиатская порза может жить и при относительно меньшей влажности (35—55%), но при этом должна ежедневно получать свежую воду для питья и купания.
Свет необходим змеям для охоты. Полное отсутствие света не позволяет им нормально питаться. Животные теряют в массе и скоро гибнут. При указанных температурах потребность змей в лучистой энергии незначительна, поэтому они могут по несколько лет обходиться без солнечного света. Однако гюрзы лучше живут в помещениях, в которые проникают солнечные лучи, и поэтому клетки следует располагать перед окнами, обращенными на юг.
Вольерный способ. Величина вольеры зависит от видовой принадлежности, размеров и количества змей. Необходимо учитывать, что маленькая по площади вольера резко нарушает естественные условия, потому что сетчатые ограничения задерживают движение
102 Жизнь пресмыкающихся в природе
воздуха и, нагреваясь на солнце, создают зону повышенной температуры. Очень большая вольера затрудняет наблюдение за змеями и их отлов. Минимальные размеры вольеры — 120 квадратных метров, максимальные — 1600.
Вольера для змей представляет собой площадку, окруженную металлической мелкоячеистой сеткой. Фундамент металлического ограждения должен быть сплошным и заложенным на глубину 70— 80 см, высота металлической сетки 100—110 см. Сверху она прикрывается металлическим козырьком шириной 35—40 см, направленным внутрь вольеры. Кроме того, сетка в отдельных вольерах может достигать высоты 180—200 см и быть устроенной так, что верхняя часть ее загнута внутрь под углом в 40—45 градусов.
В вольерах необходимо иметь цементные бассейны глубиной 15— 20 см с прозрачной водой для питья и купания змей, естественную растительность или специально посаженные деревья и кустарники. Желателен травянистый покров высотой 10—15 см. Вольеры, приспособленные для круглогодичного содержания змей, оборудуют специальными зимовочными камерами, которые располагают выше выходных отверстий. Необходимы также летние укрытия для защиты змей от перегревания и ночного холода. В качестве таковых можно использовать фанерные или шиферные листы на невысоких (10— 15 см) подставках и прикрытых сеном. Летние укрытия должны легко разбираться для удобства отлова змей.
Крупных змей (среднеазиатская гюрза) предпочтительнее содержать в вольере площадью в 800—900 квадратных метров. Оценивая возможную плотность их заселения, следует исходить из задач, которые ставятся перед серпентарием. Для научных исследований и восстановления поголовья змей в неволе их плотность в вольере не должна превышать природную.
К недостаткам вольерного способа содержания змей нужно отнести трудность контроля за питанием и выявления больных животных. Кроме того, у змей в неволе невозможно получать яд в течение четырех—пяти месяцев из-за понижения их активности в холодный
Гюрза
103
период. В это время года их рекомендуется содержать в клетках в отапливаемых помещениях
В условиях клеточного и полувольерного содержания змеи питались живыми и мертвыми животными. Гюрзы ели мертвых цыплят, утят, воробьев, горлиц, свиристелей, дроздов, крольчат, белых мышей, серых и белых крыс, сирийских хомячков, но только в тех случаях, когда мертвая пища была без запаха. Мертвых животных поедали лучше, когда их давали вместе с живыми.
Змеи быстро реагируют на впущенных к ним животных — мышей и цыплят. Выбрав жертву, змея медленно подползает к ней, быстрым броском хватает добычу. Жертве иногда удается вырваться из пасти, тогда змея ползет за ней следом. Если в этот момент попадается мертвое животное, змея, «обнюхав» его, может начать заглатывать. Если встречается живая особь, охота возобновляется.
Оказалось, что змеи различают пищу не только по запаху, но и по цвету.
В клетку с десятью гюрзами бросили на съедение двадцать цыплят. Девятнадцать были желтыми и только один черный. Никто не придал этому значения. Утром все желтые цыплята оказались в змеиных желудках, а черный, живой и невредимый, разгуливал, как хозяин по клетке. Лаборантка не придала этому никакого значения, бросила черного цыпленка в соседнюю клетку к голодным гюрзам вместе с новой партией желтых цыплят. На следующий день опять черный цыпленок был жив. Это всех удивило. Тогда я специально из инкубатора принес 10 черных цыплят и рассадил по клеткам. К утру только один из них оказался мертвым и то его гюрза не проглотила. Остальные были живы и невредимы. Выходит, порзы прекрасно разбираются в цвете и не хотят есть пищу необычной окраски.
В большой вольере, площадью около 1000 квадратных метров, жили 600 среднеазиатских гюрз. Они ползали в траве, купались в маленьком озерке у водопроводного крана, но больше всего любили лазать по виноградным беседкам. Весной в вольеру изредка залетали птицы. Гнездящиеся по соседству сороки несколько раз поживились
104 Жизнь пресмыкающихся в природе
белыми мышами, которыми кормили порз. Змеи не простили такого вероломства и покусали длиннохвостых нахалок, проглотив одну из них. Три другие валялись мертвые. Назойливые воробьи, целой стайкой растаскивавшие мышиный корм, смесь овсянки, проса и семечек подсолнуха — быстро смекнули, что с гюрзами шутки плохи, и стали облетать окруженный сетчатым заборчиком виноградник. В августе воробьи расхрабрились и пытались клевать сочный поспевший виноград. Притаившись в листве, змеи дожидались воришек. То в одном, то в другом месте слышался отчаянный крик неосторожной пташки. Ягоды с каждым днем становились слаще, однако аппетит у крылатых грабителей пропал.
Подошло время взятия яда. Всех порз выловили и на три дня поместили в клетки. В первый день в вольере ни порз, ни воробьев не было. На второй день утром появились одиночные пернатые разбойники. К вечеру в виноградник садились уже маленькие стайки. На третий день там наблюдалось воробьиное паломничество. Стаи прожорливых птиц растаскивали урожай. Два лаборанта, вооруженные ведрами и палками, как барабанщики, отбивали дробь, но это мало пугало воришек. Бросали в них комьями земли, они пересаживались на соседний куст и продолжали трапезу. На четвертый день в вольеру выпустили гюрз. Змеи тут же забрались по лозам на верх беседок и принялись за охоту. То и дело слышался писк несчастных воробьишек.
На следующий день змеепитомник посетил широко известный герпетолог Роберт Мертенс. Мы с ним перебрались по перекидной лестнице в вольеру. Срывая янтарную кисть винограда сорта Хусай-не (дамские пальчики), обмываю под водопроводным краном и преподношу профессору.
— За семьдесят лет жизни посетил почти все серпентарии мира, а вот виноград, растущий в змеином вольере, ем впервые, — говорит Мертенс.
Проходим по аллее и слышим жалобный писк. Увлекаю гостя вперед и показываю порзу. Она держит в пасти уже неподвижную
Гюрза
105
птичку. Мертенс удивлен. Хочет сфотографировать змею, но разбойница сконфужена. Она широко разевает пасть. Жертва падает, змея соскальзывает вниз и уползает в траву. Профессор огорчен. Пытаюсь его утешить, обещая найти для съемки другую порзу. Но птицы уже перепуганы. Вчера их глотали на каждом шагу — сегодня не то.
В одной из беседок видим большую кисть черного винограда, вокруг три крупные гюрзы с приподнятыми головами и застывшими взглядами. Они смотрят со всех сторон на гроздь в ожидании добычи. Гость с разных сторон снимает их на цветную пленку. Но они сосредоточены, и на нас не обращают внимания.
Любопытно, что змеи принимали пищу с большим аппетитом, сразу после взятия яда, находясь, по-видимому, еще в возбужденном состоянии. Таким образом, в условиях неволи и полувольного содержания гюрз нужно кормить сразу после взятия яда. При решении вопроса о рациональном питании змей следует учитывать состояние их кормов в природе и возможности регулярного получения такого источника питания в змеепитомнике.
Для среднеазиатской гюрзы лучшим кормом служат мелкие птицы — воробьи. Для этой же цели можно использовать отходы инкубаторов — бракованных цыплят, утят. При отсутствии этих видов корма гюрзам можно давать лабораторных белых мышей, получаемых из специальных вивариев.
Гюрзе среднего размера (800—900 мм) необходимо в месяц в среднем 300—400 г живого корма, а в период высокой активности (например, весной) — до 800 граммов. В зависимости от размеров кормовых животных и температуры воздуха, кормление проводят раз в три—шесть дней.
Яд гюрзы и его применение
Как уже рассказывалось в предыдущих очерках, древний способ добычи яда сводился к тому, что у змеи отрезали голову, высушивали
106 Жизнь пресмыкающихся в природе
и затем толкли в ступке. При таком способе от змеи можно бывало взять яд только один раз.
В Ташкенте с самого начала организации Герпетологического отдела при зоопарке в 1930-х годах яд стали получать, не убивая змей. Техника взятия яда сводилась к следующему. Змею из вольеры или террариума подцепляли крючком и переносили на стол. Затем ее голову прижимали палкой. Потом большим и средним пальцами свободной руки брали змею за шею у самой головы, а указательный палец держали на голове. Палку откладывали в сторону. Свободной рукой брали ядоприемник (чашку Петри или стаканчик) и подносили к пасти. Змея, стремясь укусить, открывала ее, ядовитые зубы обнажались. Быстрым движением край склянки подносили под оба зуба и слегка прижимали к ним с их внутренней стороны. В то же время указательным пальцем левой руки нажимали на голову змеи сверху. В этом положении она не могла двигать верхней челюстью.
Чтобы извлечь весь запас яда, сдавливают железы. Поэтому, когда зубы змеи находятся на краю ядоприемника, большой и средний пальцы с шеи передвигают на голову и помещают их сзади и снизу глаз, то есть над местом расположения ядовитых желез. Затем делают несколько нажимов до прекращения выхода яда. Таким образом выдавливали весь яд. Момент переноса пальцев с шеи на место расположения желез — наиболее ответственный. Именно в этот момент бывают несчастные случаи.
К тому, что уже рассказано о яде гюрзы, добавим некоторые подробности. Как известно, яд этой змеи обладает некротизирующим, геморрагическим и свертошающим действием на кровь, вызывают ее обильные внутренние потери, некроз тканей и шок. Воздействие на свертывание крови двухфазное: в первой тромбируются сосуды, во второй — исчезает из крови фибриноген и наступает полная несвертываемость. Этот процесс всеобщего свертывания крови истощает в плазме запас фибриногена и других участвующих в нем белков (факторов свертывания), в результате чего кровь становится несвертыва-
Гюрза
107
ющейся и возникает кровоточивость — длительно кровят ранки от укуса змеи, кожа покрывается кровоподтеками, развивается кровянистый отек пораженной конечности, возникают кровоизлияния во внутренних органах. Этой кровоточивости способствуют «геморрагины» ядов, то есть вещества, вызывающие разрушение стенок кровеносных сосудов. Нередко укус оканчивается смертью пострадавшего.
Из яда порзы делают лекарства от ревматизма и радикулита — випросал, кровоостанавливающее средство — лебетокс. Оно незаменимо при операции гланд. Кровотечение прекращается после применения этого препарата в течение полутора минут, тогда как другие лекарства останавливают его в течение трех часов и более, иногда до трех суток. Применяют лебетокс и при заболевании гемофилией.
Из яда гюрзы можно готовить и некоторые диагностические препараты. Например, получаемый фермент фосфодиэстераза уже много лет широко применяется в биохимии при изучении нуклеиновых кислот — составной части белка.
Антизмеиная сыворотка «Антипорза» используется для лечения укушенных различными видами гадюк. В СССР ее начали производить в 1930-х годах — впервые в Ташкенте, затем в Баку и Фрунзе (сейчас Бишкек). В настоящее время ее изготовляют только в Ташкенте. Яд, взятый от змей, содержащихся в специальных питомниках, высушивается над хлористым кальцием. Сухой остаток разводят в физиологическом растворе, к которому до недавнего времени добавляли формалин. Эта добавка ослабляет действие яда. В настоящее время научились обходиться без формалина, что значительно понизило расход яда на иммунизацию животных при получении этого лекарства. Разведенный яд, ? ряньш<* яиаял (ял ослабленный формалином), вводят лошади, постепенно увеличивая дозу. У лошади вырабатывается иммунитет. У нее берут кровь, отделяют красные и белые кровяные тельца, а плазму (это и есть противозмеиная сыворотка) помещают в стеклянные ампулы. Сыворотка, запаянная в ампулы, может сохраняться два года и более. Ее вводят под кожу, в мышцу или в вену человека, укушенного змеей. При своевременной помощи
108
Жизнь пресмыкающихся в природе
пострадавший обычно на другой день выздоравливает. До распада СССР каждый год Ташкентский научно-исследовательский институт вакцины и сыворотки Министерства здравоохранения СССР отправлял десятки тысяч ампул с противозмеиной сывороткой «Ан-типорза».
ЗАГАДОЧНАЯ ЯЩЕРИЦА
З.К. Брушко
Современные ящерицы отличаются значительным разнообрази* ем. Особое место среди них занимают представители семейства Ва> рановых, объединяющего 30 видов, большинство из которых обитает в Юго-Восточной Азии и Африке. Все наслышаны о гигантском варане с острова Комодо, именуемом драконом. Он достигает 3-х метров в длину, весит до 150 кг и отличается большой агрессивностью. У нас живет его ближайший родственник — серый варан, который не столь велик, но является самой крупной ящерицей фауны бывшего СССР. Его максимальная длина — 1,5 м, масса — 3 кг. Его положение в эволюционном ряду пресмыкающихся не вполне ясно, но большинство зоологов склонны считать, что змеи произошли от варанообразных ящериц.
В самом деле, ныне живущие вараны имеют много сходства со змеями: головной мозг тех и других заключен в костную капсулу, шея значительно удлинена, язык длинный и глубоко раздвоенный, как у змей. Сходные признаки отмечены в строении сердца и микроструктуре желудка. Некоторые повадки варана напоминают змеиные. Благодаря растяжимости шеи и глотки он способен заглатывать крупную добычу и ест, надвигая пасть на жертву. Поразительнее всего, что слюна серого варана ядовита и его укус вызывает такие же явления в организме человека, как и яд змей. Недавно в научной литературе появилось сообщение, в котором описан случай интоксикации при укусе варана, достоверно подтверждающий токсичность
ПО Жизнь пресмыкающихся в природе
его слюны. Признаки отравления у пострадавшего выразились в резкой мышечной слабости, головокружении, затрудненном дыхании, болях в глазах и перемене пульса. Через сутки состояние больного пришло в норму.
Серому варану свойственно еще одно исключительное явление. Специальные опыты показали, что он способен переносить огромные дозы яда кобры и гюрзы без вреда для себя. Его поведение после укуса не изменилось и не появилось никаких признаков отравления. В местах укуса не было ни отечности, ни кровоизлияний, а вскоре его следы и вовсе исчезли. Подсчитано, что варан может переносить до 200 смертельных для человека доз яда гюрзы и 4000 — яда кобры. Эта особенность позволяет ему охотиться на крупных ядовитых змей. В Туркменистане, например, он поедает гюрз и кобр метровой длины.
Когда-то серый варан был обычной и даже многочисленной ящерицей. Он добывался ради красивой и прочной кожи, которая применялась для пошива дамской обуви, кошельков, изготовления сумок и ремешков. В 1937 и 1941 годах в больших количествах его отлавливали и в Южном Кызылкуме, это привело к подрыву популяции до такой степени, что она начала восстанавливаться лишь спустя 15— 17 лет. Многие годы на кафедрах зоологии в университетах практические занятия при изучении строения пресмыкающихся проводились на черепе и скелете серого варана. Поскольку учебный материал быстро становился негодным, приходилось постоянно пополнять его, отлавливая и умерщвляя варанов.
В результате повсеместного снижения численности серый варан оказался среди первых претендентов на страницы Красной книги. Сейчас он занесен в Международную Красную книгу и тп-гвет-ственно в Красные книги СССР и Казахстана, где отнесен к видам второй категории. Это означает, что его численность еще относительно высока, но катастрофически снижается, и в недалеком будущем ящерица может оказаться на грани исчезновения.
Над вараном уже нависла эта угроза, а мы о нем знаем еще мало. До сих пор, например, считалось, что в Казахстане он живет лишь на
Загадочная ящерица	111
юге Кызылкумов. На самом деле современная граница распространения проходит гораздо севернее — на широте Кызыл-Орды. Кроме того, он встречается на правом берегу Сырдарьи, южнее города Арысь, в горах Бельтау. В глубине Кызылкумов численность серого варана сохранилась пока на довольно высоком уровне. Этими сведениями поделились зоологи Чимкентской противочумной станции, которые постоянно встречали варана на колониях большой песчанки. Специальных же исследований по распространению этой ящерицы в Казахстане не проводилось.
В 1986 году сотрудники лаборатории проблем охраны диких животных Института зоологии АН Казахской ССР начали на юге Кызылкумов изучение гнездовой биологии редкой птицы — дрофы-красотки, живущей в тех же местах обитания, что и серый варан. Они тоже подтвердили высокую плотность населения ящерицы. В апреле 1987 года мы присоединились к их отряду и с большим нетерпением стали ожидать появления варана после зимовки. Наше ожидание оказалось продолжительным, а всему виной холодная и затяжная весна.
Постоянно шли дожди, стояли холодные ночи, и едва подсохший и прогревшийся днем песок ночью вновь остывал. Однако это не мешало более холодоустойчивым видам ящериц и змей бодрствовать. Усиленно кормились быстрая и разноцветная ящурки, самцы которых без устали преследовали самок. Спаривались многочисленные среднеазиатские черепахи и такырные круглоголовки. А для черепахи этот год был особенно благоприятным: богатое разнотравье, обилие излюбленного корма — одуванчиков и песчаной осочки — позволили быстро нагулять массу, и шшлидели они ушгга::::ыми и полными сил. Вообще черепахи здесь удивляли своей большой величиной и массой. Таких крупных и упитанных животных нам не приходилось встречать в восточной части их ареала. Самки длиной 20 см и даже выше встречались постоянно.
В Кызылкум я попала впервые, а посещение новых районов всегда сопровождается острыми ощущениями и приятными неожиданно-
112 Жизнь пресмыкающихся в природе
стами. Экскурсии бывают исключительно насыщенными, хочется все записать, побольше увидеть. К тому же пришлось встретиться с такими видами ящериц, которых раньше не удавалось наблюдать. Но основным объектом исследования должен был стать все же серый варан, а он в течение уже 15-дневного ожидания не появлялся. Закрадывалось сомнение — есть ли он здесь? Может быть, откочевал вглубь песков, или зимовка оказалась неблагоприятной? Каждое утро с большими планами я отправлялась в маршрут и с подавленным настроением возвращалась. Оставалась надежда, что наш приезд для такой весны был слишком ранним, и все еще впереди.
Первая встреча с вараном состоялась 5 мая во второй половине дня. Взрослая особь наполовину вылезла из норы и отогревалась в скупых лучах солнца. Нашли его недалеко от лагеря на колонии большой песчанки, и было легко проследить за его перемещением и поведением после столь длительной зимовки. Для маскировки сделали небольшой скрадок — в песке вырыли яму, а сверху и сбоку прикрыли ее огромными листьями ферулы. Между листьями проделали смотровое оконце, откуда я и намеревалась с помощью бинокля наблюдать серого варана. Ферула в Кызылкуме необыкновенно хороша — по величине достигает роста человека и издали напоминает гигантский одуванчик. Рассеченные плотные листья собраны в розетку диаметром до 2-х метров, желтые соцветия образуют огромный шар. Когда в пустыне начинают блекнуть весенние краски, ферула стоит в буйном цветении, и сочные блестящие листья остаются зелеными и свежими. Свое название она особенно оправдывает во время цветения. В 2—3 метрах от нее стоит дурманящий дух, привлекающий массу разнообразных мух, пчел и ос. Б знойные часы многие животные пользуются ею как зонтиком. Под пологом листвы находят прохладу песчанки, ящурки, черепахи, а иногда прячется и серый варан.
Сооруженный шатер хорошо защищал от солнца и, казалось, делал наблюдателя совершенно невидимым, но я ошиблась. Любое мое движение, мелькнувшую тень, звук упавшего дневника варан улавли
Загадочная ящерица 113
вал и замечал. Достаточно было изменить положение, как он настораживался, а стоило мне отлучиться на несколько минут, успевал переползти в другую нору, и теперь уже он оказывался в роли наблюдателя. Спустя четыре часа палящее солнце сделало сочные листья ферулы неузнаваемыми — поникшие и подсохшие, они при малейшем дуновении ветра начали издавать раздражающее варана шуршание. Мне пришлось покинуть наблюдательный пункт и переместиться подальше, в более укромное место.
В течение дня варан оставался чрезвычайно пассивным: выглянет из норы или вылезет наполовину, полежит, осмотрится, и опять уходит под землю. Уж очень не хотелось ему покидать обжитую зимнюю квартиру. А в колонии большой песчанки жизнь шла своим чередом. Не в пример полусонному варану, грызуны были заняты своими заботами, и вокруг царило оживление. Песчанки приводили в порядок свои жилища, подновляли и проделывали новые ходы, заготавливали корм в виде веточек саксаула, полыни, бегали друг к другу в гости.
Среди взрослых суетились и затевали игры малыши. Одни из них только начинали приобретать жизненный опыт, другие уже на несколько метров отлучались от норы, но при первом же сигнале родителей возвращались. Казалось, что грызуны вообще не замечают опасного соседа. В их колонии я увидела довольно разнообразное «общество»: помимо разновозрастных особей большой песчанки, здесь жила каменка-плясунья с выводком, здесь же ночевали две крупные самки черепахи, обосновались несколько быстрых ящурок, степная агама и... взрослый варан. Все это выглядело странным — безобидные животные вполне уживались с грозным хищником.
Картина резко меняется, когда варан переходит к активному образу жизни. Как-то, возвращаясь в лагерь, я издали услышала встревоженную каменку-плясунью и направилась в ее сторону. Птица металась между норами, садилась на саксаул, кружилась над колонией, а ее птенцы в суматохе бегали поблизости в траве. Виновником беспокойства был серый варан. Не обращая внимания на птичий переполох, он
114	Жизнь пресмыкающихся в природе
неторопливо и важно передвигался от норы к норе. Заметив меня, сделал такой резкий поворот, что высоко в воздух из-под лап взметнулся песок. Затем ринулся к ближайшей норе и с трудом в нее втиснулся. Нора была столь маленькой, что часть хвоста осталась на поверхности. Я попыталась вытянуть варана, но безуспешно — он крепко упирался в стенки конечностями.
Осмотрев колонию, я насчитала девять лежек и множество его следов. Видно, ящерица хозяйничала здесь долго, а возможно, и ночевала.
Места отдыха варана трудно с чем-либо спутать. Лежит он, плотно прижавшись к субстрату, где остаются отпечатки правильно расположенных рядов ребристых чешуй. Отдыхая, передние конечности подтягивает под туловище, а локти отставляет в стороны. Возле одной норы было даже несколько лежек. Здесь он выползал целиком, там — наполовину, а тут лежал, завалившись на бок. Иногда выставлял наружу только заднюю часть тела и хвост. Поскольку мне нужно было прибыть в лагерь к определенному часу, пришлось покинуть колонию. Предварительно веточкой саксаула тщательно разровняла все следы варана. Выйдет он или будет отсиживаться? Вернувшись через полтора часа, я его не нашла. Он вылез, пятясь, и покинул беспокойное место — цепочка следов вела в густую траву в сторону от колонии.
Весной варан бывает чрезвычайно осторожным и малоподвижным. Он далеко замечает движущийся объект. Прежде чем появиться на поверхности, медленно, едва заметно высовывает голову на длинной шее и, находясь в напряженной позе, подолгу прислушивается и присматривается ко всему окружающему. Несмотря на то, что варан выглядит полусонным, он живо реагирует на звуки — замечает степную агаму, взбирающуюся по сухому стеблю ферулы, тщательно рассматривает поющую зеленую щурку, усевшуюся в десяти метрах на саксаул, слышит фырчанье пасущейся поблизости лошади. В течение четырех часов он трижды уходил в нору и каждый раз с большой осторожностью выползал.
115
Загадочная ящерица
Варан чутко реагирует на изменение погоды. Как-то в середине дня, обернувшись, я увидела, как темная туча быстро надвигается с севера на юг. Подумалось, что сейчас грянет проливной дождь. На самом же деле сильный ветер, подняв с разбитого бархана массу пыли и песка, на огромной скорости нес ее в мою сторону. Варан заметил неладное раньше меня. Приподнявшись и осмотревшись, он быстро нырнул в нору. Внезапно потемнело, и все пришло в движение — до самой земли раскачивались ветви песчаной акации и саксаула, в воздухе с шумом вместе с песком носились листья и обрывки травы. Я успела лишь натянуть на голову мешок, который из белого мгновенно превратился в землистый, и стала ждать.
Вся эта круговерть длилась не более двух минут, затем также внезапно посветлело и воцарилась глубокая тишина. Пронесшийся шквал ветра сравнял все следы, и песчаная гряда казалась необитаемой, напоминая покрытую рябью водную гладь. Песок набился мне за ворот, в сапоги и карманы, проник во все отделения полевой сумки. Хорошо еще, что фотоаппарат был запакован в целлофановый мешок. Пришлось снять одежду, все тщательно вытряхнуть и выбить.
А что же варан? Отсидевшись в норе, он появился тридцать минут спустя и, как всегда, неторопливо улегся у входа на гладкий песок: ему очень важно использовать каждую погожую минуту, ведь только после глубокого прогревания он может начать охоту и кормежку.
В середине мая активность варана возрастает, он начинает совершать длинные переходы от одного бархана к другому, от одной колонии песчанок к другой. Его след нередко встречается на дорогах, которые животное пересекает в поисках пищи. В это время он ведет бродячий образ жизни и ночует там, где застанут сумерки. Некоторые зоологи считают, что варан делает переходы в несколько километров длиной.
В Кызылкуме основу его рациона составляют большая песчанка и тонкопалый суслик. Поедает он не только свежеотловленную добычу, но и грызунов, попавшихся в капкан, и сам нередко в нем ока
116 Жизнь пресмыкающихся в природе
зывается. Весной и ранним летом охотно лакомится молодыми беззащитными черепашками с еще неокрепшим панцирем. Не проходит мимо гнездящихся на земле птиц и их яиц. Известны случаи поедания своих собратьев. Не пренебрегает он и беспозвоночными. Перед заглатыванием грызуна отбрасывает его в сторону, прижимает к земле, иногда разрывает когтями. Сильно проголодавшиеся особи заглатывают добычу мгновенно. Для насыщения ему достаточно двух песчанок. Сытая ящерица выглядит полусонной, как весной после пробуждения.
Серый варан — быстрое и ловкое животное. Кратковременно может развивать скорость до 20 км в час, делает внезапные и крутые повороты, хорошо лазает по деревьям, куда взбирается обычно за яйцами и птенцами гнездящихся на них птиц. Он необыкновенно живуч — его трудно усыпить в парах эфира, и долгое время способен оставаться под водой. В момент опасности стремится уйти в нору, а если это не удается, прижимается к земле и лежит неподвижно.
Очень эффектна поза угрозы — приподнимаясь на конечностях, варан раздувает горло, широко открывает рот, высовывает синюшный язык, громко шипя, начинает мотать хвостом из стороны в сторону. Может шипеть беспрерывно 10—12 минут, периодически набирая в легкие воздух и с силой его выпуская. Острыми коническими зубами в брачный период вараны наносят друг другу глубокие раны.
Серый варан исключительно теплолюбив. В Казахстан проник с юга, и его нет в пустынях восточнее хребта Каратау. О теплолюбиво-сти варана свидетельствует и поздний весенний выход по сравнению с другими видами ящериц. В Туркмении бодрствует всего три-четыре месяца в году, затем большинство особей погружается в летнюю спячку, которая, как и у среднеазиатской черепахи, переходит в зимнюю. Каковы особенности сезонной активности варана у нас, в Казахстане, пока не ясно.
Несмотря на то, что варан пустынное животное, он хорошо плавает, в неволе охотно пьет воду и любит купаться. Его можно отнести к долгожителям. По наблюдениям туркменских зоологов, в природе
Загадочная ящерица	117
живет семь-восемь лет, а в Ленинградском зоопарке содержался 17 лет.
Серый варан, как правило, избегает близости человека, но известны случаи его захода на возделанные земли и в населенные пункты. Со временем может привыкать к человеку и даже подпускает его близко. Его считают трудно приручаемой ящерицей, но молодые особи довольно хорошо поддаются дрессировке. В естественных условиях врагов у варана немного, но он сильно страдает от человека. Местное население его не любит и боится. Всюду к варану проявляется неоправданная жестокость. Слухи об опасности этой крупной ящерицы разносятся с быстротой молнии, и люди не поддаются переубеждению. Из-за повсеместно распространенных предрассудков (существует поверье что человек, встретившийся с вараном, не будет иметь потомства) его уничтожают гораздо чаще, чем змей и змееобразную ящерицу — желтопузика. Значительная часть варанов гибнет на дорогах под колесами автотранспорта. Освоение пустынь и распашка земель оттесняют его в глубь пустыни, где он находится в относительной безопасности. Как никто из наших ящериц, серый варан нуждается в охране и защите.
КРУГЛОГОЛОВКИ
Д.В. Семенов
Среди наиболее обычных обитателей азиатских пустынь глаз натуралиста невольно выделяет ящериц-круглоголовок. Относятся они к древнему семейству агамовых ящериц и, благодаря целому ряду особенностей, входят в число самых заметных наземных животных пустыни, но вместе с тем сильно отличаются от других, более привычных для нас ящериц. Вот главные их особенности.
Во-первых, округлая голова, короткая, а глаза крупные, сдвинуты несколько вперед и вверх. Такую «физиономию» скорее ожидаешь увидеть у жабы, а не у ящерицы. Кстати, такая внешность не уникальна для круглоголовок. Их дальний родственник — австралийская агама молох — имеет очень похожую голову, а представители одного из родов американских игуановых ящериц (их даже называют жабовидными ящерицами) настолько напоминают круглоголовок, что две эти группы пресмыкающихся стали прямо-таки классическим примером того, как разные животные приобретают внешнее сходство в результате приспособления к сходным условиям существования.
Rn-RTnpbtv та »п у круглоголовок короткое и широкое, придающее им несколько неуклюжий вид. Но бегают они быстро, хотя способ бега совсем не такой, как у других ящериц. Последние извиваются и могут при беге легко менять направление, лавировать между препятствиями. Круглоголовки же несутся по прямой, как стрелы, повернуть на бегу — для них проблема: нередко они опрокидываются на вираже или врезаются в препятствие. И тем не менее ползать медленно, как это делают
Круглоголовки
119
остальные ящерицы в спокойном состоянии, круглоголовки просто не могут. Обычно они перемещаются с места на место короткими стремительными перебежками.
В-третьих, круглоголовки — одни из самых «жароустойчивых» обитателей пустыни. Они придерживаются открытых пространств (а не прячутся среди травы и кустов, как другие ящерицы), и их можно встретить в жаркие послеполуденные часы, когда все живое прячется от палящих лучей солнца. Силуэт самца ушастой круглоголовки на вершине бархана, напоминающий сфинкса, — одна из обычных картин пустынного ландшафта.
И, наконец, поведение круглоголовок. Не обратить на это внимание просто невозможно. Самое бросающееся в глаза — сигнализация хвостом. Да-да, именно сигнализация. То тут, то там изумленный наблюдатель замечает необычное движение, а, приглядевшись, понимает, что это — небольшая ящерица, высоко приподнявшись на выпрямленных лапах, то размахивает поднятым хвостом, то интенсивно его закручивает и раскручивает.
В пустыне редки яркие краски, все вокруг песочно-серое, и большинство ящериц песочно-серые; а вот у круглоголовок нижняя сторона хвоста окрашена в яркие цвета: у отдельных видов — ярко-белая, у других — синяя, красная или оранжевая. При этом у некоторых видов на нижней стороне хвоста имеются еще и черные поперечные полосы. Такое яркое и подвижное пятно резко выделяется на общем сероватом фоне. Напрашивается аналогия с сигнальщиками, размахивающими яркими флажками для передачи информации. Кроме этого, в поведении круглоголовок есть и другие необычные, хотя и менее заметные ЧЛРМРНТЫ
Некоторые круглоголовки приобрели странные для ящериц задорно русские названия, например круглоголовка-вертихвостка (повод для такого названия читателю уже ясен) или тузик (так часто называют песчаную круглоголовку за розовое пятно, напоминающее по форме карточную масть бубен и расположенное посередине спины — как у карточного туза).
120 Жизнь пресмыкающихся в природе
Круглоголовки — чрезвычайно интересные объекты зоологических исследований. Я уже много лет изучаю морфологию, систематику, экологию и поведение этих ящериц и, можно сказать, «пригляделся». Но в каждую очередную экспедиционную поездку с удовольствием наблюдаю, как мои коллеги — специалисты по другим животным, и даже ботаники, и даже экспедиционные шоферы сначала с любопытством, а потом все с большим интересом знакомятся с круглоголовками. Есть все-таки в этих ящерицах что-то особенное! Поэтому в работе с ними у меня всегда много добровольных помощников, а некоторые мои коллеги совершенно серьезно занялись этими ящерицами наряду со своими «основными» объектами.
В этом очерке я хочу рассказать главным образом о поведении круглоголовок, но сделать это без общей характеристики рода нельзя.
В обширном семействе агамовых ящериц круглоголовки занимают совершенно особое место: близких им родов не известно. По-видимому, предки круглоголовок очень давно обособились от предков других агам и с тех пор прошли длительный эволюционный путь. Некоторые черты их строения позволяют составить представление об этой эволюции.
Круглоголовки как род формировались в условиях, сходных с условиями современных песчаных пустынь. Постоянно жить в песке — дело непростое. Что это значит, например, для человека? Ходить по сухому песку так же трудно, как и по свежему, глубокому снегу, а может быть, и труднее. Усилие, требуемое для каждого шага, совершенно несоизмеримо с достигаемым результатом. Отталкивание ступни, которое, казалось бы, должно на порядочный отрезок пути приблизить тебя к цели, гасится мягким сыпучим, перетекающим, как вода, субстратом. Нога все время как-то необычно подворачивается, и усталость наступает быстро. Ну а если поднимется ветер и заметет песчаная поземка, то мельчайшие песчинки заполнят буквально все. Они проникнут сквозь одежду, сцементируют волосы, забьют уши и глаза, долго будут хрустеть на зубах. Когда же ветер утихнет, местность не узнать: где был песчаный бархан — там блестит лысина обнажившегося та
Круглоголовки 121
кыра, подвижные пески изменили линию горизонта, закопали одни предметы и открыли солнцу другие. Песок впитывает всю попадающую на него воду — на глубине около 20 см он мокрый, но попробуй напейся.
Вот к таким-то условиям жизни и должны были приспособиться круглоголовки. И сделали это прекрасно. Немного найдется других столь же ярких примеров приспособленности к жизни в песчаной пустыне. Я остановлюсь лишь на самых ярких «достижениях» круглоголовок.
Конечно, круглоголовки во много раз легче человека, и сыпучий субстрат не в такой степени мешает их передвижению. Но все-таки мешает. И тем не менее они бегают, да еще как быстро! А помогают им в этом песчаные лыжи. Именно так называют зоологи приспособления, значительно расширяющие площадь опоры пальцев животных. У круглоголовок, как и у некоторых других ящериц, это достигается за счет чешуи на пальцах, разрастающихся в широкие плоские зубчики. Такие зубчики образуют гребешки по бокам пальцев. Кроме того, пальцы у псаммобионтов (так называют животных, обитающих в песках) длиннее, чем у других ящериц, и широко расставлены. Все это увеличивает площадь опоры лапы, предотвращает нежелательное ее подворачивание и скольжение.
Приглядитесь внимательнее к портрету круглоголовки и заметите, что у нее нет...уха! Тут следует сказать, что, во-первых, наружного уха (как у человека и почти всех млекопитающих) у пресмыкающихся нет вообще, а есть лишь наружное ушное отверстие или находящаяся прямо на поверхности головы барабанная перепонка; и, во-вторых, «ухо» то есть слуховой аппарат, у круглоголовок все-таки есть Нп снаружи нет и следа этого уха, а потому песок ящерице совершенно не страшен — попадать песчинкам просто некуда. Вообще круглоголовки почти ничего не слышат в нашем, человеческом, понимании. Наблюдая за ними в природе, я могу спокойно и довольно громко разговаривать с товарищем — объект наблюдения этого не заметит. Но малейшее движение ноги по песку — и ящерица насторожилась. Дело в том, что
122 Жизнь пресмыкающихся в природе
ее орган слуха прекрасно воспринимает любые колебания субстрата. Образно говоря, круглоголовки «слышат ногами».
Другое уязвимое для песка место — ноздри. Их-то под кожу не спрячешь. Для решения этой проблемы круглоголовки «применили» сложную систему. Их ноздри имеют вид очень тонкой, изогнутой щели, защищенной со всех сторон щитками, а носовые каналы так изогнуты, что те мельчайшие песчинки, которые все-таки попадают сквозь эту щель, далеко проникнуть не смогут и будут скоро выведены с защищающей ноздри слизью. Кстати, ноздри нужны круглоголовкам в основном для дыхания. До сих пор нет данных, подтверждающих роль «носа» в обонянии. По-видимому, «нюхать» круглоголовки совершенно не могут.
Вообще относительно древние ящерицы, в их числе агамы и игуаны, обладают слаборазвитым обонянием (хеморецепцией), и осуществляется оно у них с помощью... языка. Вспомним, что змеи постоянно касаются окружающих предметов раздвоенным языком (который несведущие люди называют «жалом»). Так они «обнюхивают» среду, распознают следы сородичей или добычи. Поэтому и язык у них длинный, тонкий, подвижный и... почти сухой (а то сколько на него налипло бы сора). Примерно такой же язык и у многих ящериц, в жизни которых хеморецепция играет важную роль. У круглоголовок же, как и у других агам, язык мясистый, округлый. Но и им эти ящерицы иногда «обоняют» предметы. И его, как и ротовую полость, надо защитить от всепроникающего песка. Достигается это благодаря развитым губным щиткам, которые плотно смыкаются над ртом, причем губные щитки верхней челюсти заходят за нижнегубные, прикрывая их idK, ню, 1лядя на круглоголовку с закрытой пастью, трудно бывает понять, где же проходит граница между нижней и верхней челюстями...
Конечно, пасть приходится открывать — при питании и «изучении» предметов с помощью языка. И, естественно, попадания песка в рот не избежать. В этих случаях часть попавшего в ротовую полость песка круглоголовки счищают языком о зубчики губных щитков или даже с помощью лап. А часть — проглатывают. Их желудки обычно
Круглоголовки 123
содержат довольно много песчинок, что послужило основанием для распространенного среди зоологов предположения о том, будто ящерицы специально поедают песчинки, чтобы облегчить перетирание пищи в желудке. Действительно, некоторые животные, в частности птицы, специально для этой цели заглатывают мелкие камешки (гастролиты). Но наблюдения за круглоголовками в природе показывают, что ничего «специального» в заглатывании песка у них нет; просто невозможно захватить, к примеру, муравья с песка толстым слюнявым языком, чтобы на язык тут же не налипло множество песчинок.
Слаборазвитые слух и обоняние у круглоголовок восполняются отличным зрением. Здесь не лишне напомнить, что у круглоголовок, как и у других ящериц, еще сохраняется третий, теменной, глаз (он был развит у древних предков современных наземных позвоночных животных). Расположенный на затылке, такой рудиментарный орган способен лишь различать степень освещенности. Но и это оказывается полезным. Мне приходилось наблюдать, как тень пролетающей птицы моментально изменяла поведение круглоголовки; саму птицу она не могла видеть, но лишь скользнула по ее телу тень, как круглоголовка прижалась к земле. Интересно, что обычно, заподозрив опасность, круглоголовка быстро убегает прочь. Но именно бегущий объект особенно заметен и легко доступен для хищной птицы, и вот, как будто зная об этом, от промелькнувшей тени ящерица не бежит, а затаивается.
Своими «настоящими» глазами круглоголовки видят прекрасно. Движущегося человека могут заметить на расстоянии 30 м (конечно, сам человек на таком расстоянии неподвижно сидящую круглоголовку не увидит, так что у нее есть превосходные шансы избежать нежелательной встречи). Только на зрение могут полагаться эти ящерицы в поисках корма, спасаясь от врагов или общаясь с сородичами. Вероятно, поэтому среди ящериц-инвалидов в природе я встречал особей без хвостов, без лапы, со шрамами на разных участках тела, но слепую или одноглазую — никогда. Сохранение зрения — вопрос жизни для круглоголовок. Но ведь глаза — самый уязвимый орган (и не только у ящериц). А тут — песок, тучи всепроникающего песка. Вспомните,
124 Жизнь пресмыкающихся в природе
сколько неприятностей доставляет попавшая в глаз соринка, как трудно ее извлечь. Что же делать ящерице, ведь ни промыть глаз, ни орудовать лапами перед зеркалом она не может?
Такую проблему разные пресмыкающиеся решают по-разному. У черепах постоянно струятся «слезы», омывающие глаза. Многие гекконы способны длинным языком «облизнуть» собственный глаз. А у змей и некоторых ящериц глаза герметически закрыты сросшимися и ставшими прозрачными веками. Последний вариант очень хорош для роющих форм и, конечно, подошел бы и круглоголовкам... если бы не одно «но». Периодически все чешуйчатые пресмыкающиеся линяют — сбрасывают «постаревший» верхний слой кожи. Процесс этот сложен и связан, в частности, с кратковременным — на несколько дней — помутнением всего эпидермиса (верхнего слоя кожи), в том числе и прозрачной линзы на глазах. На несколько дней линяющая змея слепнет. Но она-то может себе это позволить: питается редко, да и имеет прекрасно развитое обоняние. А что бы делала несколько дней слепая круглоголовка?
Поэтому у круглоголовок мы находим иной способ защиты глаза, такой же, как у нас с вами, — ресницы. Нюанс заключается в том, что у них, как у пресмыкающихся, вообще нет волос. Волосы — ценное приобретение на следующем этапе эволюции у млекопитающих. Ресницы же круглоголовок — видоизмененные чешуйки. С первого взгляда это выглядит забавно, как у кукол, но такие плотно смыкающиеся ресницы оказываются эффективным средством от засорения и позволяют круглоголовкам не только жить на песке, но и в песке. Кроме ресниц, глаза защищены бортиком из над-, под- и предглазничных щитков, обрамляющих глазницу. Все это и позволяет ушастой круглоголовке гордо восседать на вершине бархана во время песчаной метели, не опасаясь засорить глаза, в то время как все другие животные прячутся кто куда.
К обитанию в песке приспособлены и кожные покровы круглоголовок. Характерная для большинства ящериц черепитчато налегающая одна на другую чешуя заменена у них на небольшие бугорки —
Круглоголовки 125
гранулы. Песок с такой поверхности прямо-таки стекает — песчинкам не за что зацепиться.
А как решают круглоголовки проблему водного баланса? Как и большинство пустынных животных, они почти всю необходимую им воду получают из пищи. Но питаются круглоголовки преимущественно насекомыми, сочные частицы растений составляют очень небольшую часть их рациона. Из насекомых же много воды не «выжмешь», а ведь круглоголовки проводят много времени на солнце, и, несмотря на все предосторожности, испаряют немало влаги. Однако вспомним, что песок на глубине 20 см почти мокрый. Вот он и есть тот дополнительный источник воды для круглоголовок. Конечно, пить ее и даже лизать они не могут, а вот впитывать (адсорбировать) всей кожей — сколько угодно. Это они и делают, зарываясь в песок или уходя в норы. Ну а при возможности используют и другие источники воды. Во время редкого в пустыне дождя я наблюдал, как пестрая круглоголовка успешно схватывала на лету крупные дождевые капли. Кстати, в дождь круглоголовки нередко остаются на поверхности. Очевидно, впитывают и кожей дефицитную воду.
Наконец, еще одна связанная с обитанием в песке особенность — окраска. У всех псаммобионтных видов она песочного цвета с мелким сетчатым или глазчатым рисунком, который скрывает этих ящериц от глаз хищника или подстерегаемой добычи. Однако не все ныне живущие виды круглоголовок — обитатели песков. Некоторые населяют такыровидные и каменистые пустыни (это — склеробионты). Но у этих видов сохраняются и «песчаные лыжи», и закрытые уши, и чешуйки-ресницы. В общем, все указывает на их происхождение от псаммобионтных предков. 1олько окраска склеробионтов иная — соответственно субстрату.
Есть и еще одна особенность, наложившая отпечаток на эволюцию круглоголовок. Именно она, по-видимому, определила их удивительное сходство с американскими жабовидными ящерицами и австралийским молохом. Дело в том, что и круглоголовки, и жабовидки, и молохи — мирмекофаги. Красивым словом «мирмекофаг» называют животных,
126 Жизнь пресмыкающихся в природе
питающихся в основном муравьями, то есть муравьедов. Если млекопитающее муравьед всем хорошо знакомо, то о мирмекофагах-ящери-цах мало кто слышал. Между тем муравьи — самая многочисленная группа пустынных беспозвоночных и, естественно, что кто-то должен такой обильный ресурс «осваивать». А для этого нужны приспособления, потому что муравьи — не только не деликатес ( с точки зрения ящериц), но и вообще что-то малосъедобное. Последнее подтверждается и научными исследованиями. Показано, что муравьи — менее ценный пищевой продукт, чем другие насекомые. Чтобы «наесться», удовлетворить свои энергетические потребности, той же, например, ящерице приходится съедать гораздо больше муравьев (и по количеству, и по общей массе), чем каких-нибудь других животных. Но на безрыбье и рак рыба. В бедной кормовыми запасами пустыне кто-то должен есть и муравьев. И вот какие приспособления в связи в этим возникли у мирмекофагов.
Обычно ящерицы захватывают добычу челюстями, которые у большинства из них вытянуты, как пинцет. Но хватать челюстями каждого кроху-муравья — себе дороже: и энергии больше потратишь, и ухватить трудно. Мирмекофаги хватают муравьев языком, как лягушки и жабы — комаров и мух. Поэтому и челюсти у таких ящериц короткие, как у жаб. Длинные и не нужны, они мешали бы орудовать языком.
Как уже отмечалось, чтобы наесться, надо проглотить много муравьев. Поэтому, с одной стороны, желудки мирмекофагов увеличены по сравнению с другими ящерицами, а с другой, ящерицы-муравьеды должны дольше охотиться. С увеличенным желудком прямо связано массивное, широкое тело. А длительная охота требует физиологической ПрИСПОСОблСПИОСТИ К активности В uinputxnx Диапалинал leMiiepdiyp. Другие ящерицы охотятся недолго — в теплые утренние часы, а круглоголовки (как и жабовидки, и молох) — весь день и в самую жару. Вот какая цепочка биологических особенностей выстраивается в связи с мирмекофагией.
Познакомившись с круглоголовками в общем, назовем и некоторых представителей рода.
Круглоголовки 127
На территории СНГ специалисты признают в настоящее время существование тринадцати видов круглоголовок1.
Два из них встречаются и на территории Монгольской Народной Республики. Другие виды, возможно до тридцати, обитают в пустынях и степях Ирана, Афганистана, Пакистана, Индии, Китая, а также на Аравийском полуострове. Но изучены они за пределами бывшего СССР и Монголии очень слабо. Достаточно сказать, что фауну круглоголовок Китая, где обитает большая часть видов данного рода, мы знаем главным образом по сборам наших соотечественников — географов-путешественников прошлого века.
В Казахстане эти агамовые ящерицы представлены семью видами. Все они имеют обширные ареалы и встречаются за пределами республики. Широко распространена такырная круглоголовка. Она наиболее близка (внешне, конечно) к упоминавшимся американским жабовидным ящерицам. Туловище у нее особенно плоское и широкое, а хвост относительно короткий. Тело обычно покрыто шипиками, имеет пятнистую окраску, причем пятна образуют подобие поперечнополосатого рисунка. На шее обязательно имеются два небольших пятна с розовой и голубой окраской. У некоторых экземпляров, особенно самцов, более интенсивно-голубые пятна могут быть разбросаны по всему телу. Такие экземпляры красивы. Ярко окрашена нижняя часть хвоста этих круглоголовок: основной фон белый, а ближе к кончику окраска голубая или розовая.
Самая известная круглоголовка — ушастая. Свою известность она приобрела благодаря необычным кожным складкам в углах рта, которые могут расправляться, придавая ящерице вид чудища с ужасной пастью. Кроме того, это самая крупная круглоголовка (до 10 см без хвоста). Только один обитающий в Китае вид может сравниться с ней по размерам, все остальные вдвое мельче (4—6 см). Поэтому, а также из-за других морфологических особенностей, ушастую кругло-
1 Видовая принадлежность некоторых круглоголовок сейчас пересматривается (прим, составителя).
128	Жизнь пресмыкающихся в природе
головку иногда выделяют в самостоятельный род. Разогревшиеся на солнце особи имеют апельсиново-розовый оттенок. Кончик хвоста снизу угольно-черный, а ближе к основанию у молодых — желтый или оранжевый, а у взрослых — белый. Этот вид довольно широко распространен в Казахстане.
Если ушастая круглоголовка — самый крупный представитель рода, то мелкий — песчаная круглоголовка, она же и одна из наиболее миниатюрных ящериц нашей фауны: масса тела всего около 2-х граммов. Зато это — наиболее подвижная и реактивная круглоголовка. По окраске она сходна с ушастой, но нижняя белая часть хвоста исчерчена яркими черными полосами, а на спине, как уже говорилось, — «бубновый туз». Кстати, оба вида, столь различные по размерам тела, сходны по ряду морфологических особенностей и имеют одинаковые наборы хромосом, каких нет у других круглоголовок.
Четвертый вид — круглоголовка-вертихвостка. Промежуточная между двумя предыдущими по размерам тела, эта ящерица имеет тот же песчаный фон окраски, но с темными поперечными полосами и разбросанными по спине крапинами и глазками. В Казахстане этот вид разделяется на два подвида: один обитает на западе, другой — на востоке.
Пестрая круглоголовка — обычная представительница ящериц в Монголии, но в бывшем СССР редкий, узкоареальный вид, встречающийся в нескольких местах, большинство из которых расположено на территории Казахстана. Пестрая круглоголовка включена в Красную книгу этой страны. Окраска ее тела такая же, как у такырной, но без цветных пятен на шее, зато с большими красными подмышечными пятнами. Обитает на уплотненных субстратах.
Недавно выяснилось, что ранее относившаяся к этому же виду круглоголовка из Зайсанской котловины в действительности представляет собой отдельный вид. Она крупнее пестрой и без подмышечных пятен.
Сетчатая круглоголовка напоминает круглоголовку-вертихвостку по размерам и окраске, но предпочитает, подобно пестрой и такырной
Круглоголовки 129
круглоголовкам, биотопы с плотным грунтом. В Казахстане встречается только у южных границ Чимкентской области.
А теперь остановимся на образе жизни круглоголовок.
С чего начались наши наблюдения? Достаточно было походть по населенному круглоголовками участку (а плотность их может достигать 100 особей на гектар), как стало ясно: чтобы разобраться в повадках этих похожих друг на друга, как капли воды, животных, их нужно пометить. Каких только способов мечения не перепробовали мы с коллегами, пока не остановились на двойном мечении. На спину ящерицы эмалевой краской с помощью тонкой палочки наносится номер. Он хорошо виден издали — ничего не подозревающие ящерицы бегают теперь «пронумерованные», как футболисты. Конечно, номерок будет сброшен со старой кожей при линьке. Но на такой случай имеется дублирующая метка — тот же номер закодирован сочетанием пальцев всех четырех лапок, на которых исследователь отрезает концевую фалангу. Эта процедура не болезненна, даже кровь выступает редко. Никаких отрицательных последствий отрезания фаланг я не наблюдал, хотя пометил уже более тысячи ящериц.
Работа с мечеными ящерицами в природе относительно несложна, регулярные обходы выбранной площадки с регистрацией мест, где встретилась ящерица. Вот бежит круглоголовка, на ее спине хорошо различается номер. Отмечаю эту точку на карте площадки, записываю время встречи, а также непосредственное занятие ящерицы в данный момент. Если же попалась ящерица без номера — приходится ее ловить. Сделать это совсем нетрудно — круглоголовки «не любят>, прятаться, а лишь отбегают при опасности. Если не пугать их резкими движениями, можно просто брать руками. Поймав «незнакомку», проверяют, целы ли пальцы. Если целы — это новичок. Его нужно измерить, взвесить, определить пол и индивидуальные особенности, затем пометить и выпустить но том же месте, где впервые его заметил. Ну, а если есть код на пальцах — значит, «старый знакомый»; посмотрим, насколько он вырос со времени предыдущего измерения, восстановим утраченный номер на спине и тоже — на волю. Такой метод
130 Жизнь пресмыкающихся в природе
работы, наряду с наблюдениями за жизнедеятельностью непотревоженных особей (подобные наблюдения можно вести в непосредственной близости от круглоголовок — неподвижного человека они совершенно не боятся), дают довольно полное представление о их повседневной жизни. К тому же особых сложностей в этой жизни нет...
Утром, когда начинает пригревать солнце, круглоголовки выходят из ночных убежищ. Воздух еще прохладен. Не забудем, что круглоголовки, как и другие пресмыкающиеся, холоднокровные животные, и температура их тела определяется температурой среды. Утром они еще холодные и двигаются неохотно. Им надо согреться до определенной температуры. Как отдыхающие на пляже, круглоголовки «понимают», что чем большая поверхность тела обращена к солнцу, тем больше будет «поймано» солнечных лучей. Часто их можно встретить в это время распластавшимися на солнечной стороне бугорка, на лежащей на земле ветке или камне (ветка предпочтительнее, камень — холодный) Греясь, круглоголовки прикрывают глаза, но бдительности не теряют — малейшее сотрясение почвы от чьих-то шагов, и глаза открываются, голова приподнимается, и круглоголовка пристально осматривается, резко поворачивая голову, — влево, направо, вверх, опять влево... Опасности вроде бы нет, и животное успокаивается, веки вновь медленно смыкаются.
День в пустыне быстро входит в свои права, и вот уже солнце сделало свое дело, организм маленькой ящерицы нагрелся, она готова заняться повседневными делами.
Утренний туалет много времени не займет — его и нет практически, так как нет ни шерсти, ни перьев, нуждающихся в чистке, а усеянная гранулами кожа «умыта» мельчайшим сухим песком. Ну разве что стряхнуть приставшую где-то соринку резким движением лапки.
В популярных очерках о животных обычно не принято упоминать о таких естественных биологических проявлениях, связанных с обменом веществ, как дефекация и мочеиспускание. Между тем эти немудреные процессы играют важную роль в жизни многих зверей и птиц, но не ящериц. Мочеиспускания как такового у них нет, поскольку нет
Круглоголовки 131
мочи (нужно беречь воду!), ненужные вещества из крови выделяются в почках и формируются в густую белую массу, которая выводится из организма вместе с калом. Последний также перед выделением предельно обезвоживается. И вот утром круглоголовка оставляет на песке аккуратный черно-белый катышек, по которому безошибочно можно определить, что здесь побывала ящерица. Процесс дефекации занимает не более минуты. У других ящериц экскременты служат сигналами для сородичей, но у круглоголовок с их слабым обонянием такой способ коммуникации не развит. Проползая небольшое расстояние, круглоголовка вытирает о песок клоаку и приступает к выполнению двух основных своих задач.
А задачи эти такие: накормиться и дожить до вечера. Обе они выполняются параллельно и одинаковым способом: круглоголовка сидит неподвижно, лишь иногда поворачивая голову, и внимательно следит, не появится ли добыча, не объявится ли опасность. Первая появляется регулярно — муравьев в пустыне хоть отбавляй. Заметив ползущего муравья, круглоголовка несколько мгновений следит за ним, затем срывается с места и быстро бежит к нему, высовывая на ходу язык. Как правило, попадание в цель достигается с первой попытки. И вот уже ящерица «жует» добычу, широко раскрывая и закрывая рот (измельчение в пасти, по-видимому, способствует усваиванию этого малопитательного корма; большинство же других ящериц глотают добычу «не жуя»). При этом она возбужденно вертит головой и завивает хвост. Проглотив добычу, круглоголовка либо возвращается на прежнее место, либо перебегает на новое и опять поджидает. Нападает она и на пауков, жуков, мух, бабочек. Делает это так стремительно, что только присядет на песок муха — и она уже в пасти круглоголовки, лишь крылышки торчат.
Одна из моих коллег рассказывала, как, наблюдая за колонией большой песчанки, она периодически убивала на себе мух и слепней и подкармливала ими сидевшую рядом круглоголовку. Эти ящерицы так спешат схватить внезапно появившийся предмет, что могут случайно съесть не только убитую муху (а обычно ящерицы не берут непод
132 Жизнь пресмыкающихся в природе
вижную добычу), но и что-нибудь вообще несъедобное, перекатываемое по песку ветром.
Ушастая круглоголовка, как самая крупная, поедает даже небольших ящериц, а при случае и собственную молодь.
Природных врагов у круглоголовок немного, но они есть, и бдительность не ослабевает у этих ящериц в течение всего дня. На круглоголовок охотятся змеи и особенно стрела-змея; птицы, среди которых главную опасность представляют сорокопуты; хищные дневные млекопитающие и, наконец, другие ящерицы, например серый варан. Наиболее коварны ночные хищники: ежи и некоторые тушканчики выкапывают и поедают спящих ящериц, и тут уже никакая бдительность не поможет.
Я сказал о двух основных задачах трудового дня круглоголовки. Но параллельно присутствует и третья: это — постоянное поддержание необходимой температуры тела.
Охотясь и отдыхая, спасаясь от врагов и роя норку, круглоголовка контролирует температуру тела, поскольку без этого ни одно «дело» не будет успешно завершено. Для такого контроля у ящериц есть целый набор средств. Если температура слишком низка, она выбирает такие места для несения вахты и такие позы, чтобы «собрать» как можно больше тепла и от солнца, и от нагретого субстрата. И наоборот, ящерица «сбрасывает» лишнее тепло, забираясь в тень или так располагая свое тело, что на него попадает лишь минимальное количество лучей солнца. Останавливаясь на раскаленном песке (а его температура днем может заметно превосходить температуру воздуха), круглоголовка приподнимает ннерх пальцы. опираясь только на запасть? и vooct, чем резко сокращает площадь контакта с горячей, как сковорода, поверхностью. Нередко в середине дня круглоголовок, этих сугубо наземных ящериц, можно видеть на невысоких кустарниках и корягах — подальше от пылающего зноем песка. Но иногда и это не помогает, и тогда в самое жаркое время круглоголовки позволяют себе сиесту, закапываясь в песок в не слишком освещенном месте или скрываясь в новы.
Круглоголовки
133
Послеполуденная их активность не отличается от утренней. С заходом солнца ящерицы уходят на ночлег: в норы, закопавшись в верхний слой песка, или просто забившись в основание какого-нибудь кустика.
Есть у круглоголовок и «не повседневные» дела. Например, упоминавшаяся линька. Каждая ящерица линяет один-два раза в год, и это — целое событие в ее жизни: сбросить с себя всю кожу — дело нешуточное. У круглоголовок этот процесс (вернее, внешнее его проявление) занимает около двух суток. Мертвые слои кожи лопаются на спине и голове, затем отрываются крупными лоскутами. Отходящие слои почти бесцветны. Круглоголовка в разгаре линьки бегает с развевающимися обрывками линной кожи, как оборванец в лохмотьях. Чтобы поскорее освободиться от этих «украшений», ящерица энергичными движениями лап соскребает их с тела: иногда отрывает лоскуты кожи и челюстями. Приходилось видеть, как круглоголовка ползет, плотно прижимаясь к камням или песку, — так она обдирает старую кожу с живота и основания хвоста. Линяющая ящерица часто производит какие-то конвульсивные движения, резко изгибая тело и закручивая хвост в горизонтальной плоскости. Это также способствует разрыву отслоившейся кожи.
Я уже говорил, что круглоголовки для сна и отдыха просто закапываются в песок. Иногда они прячутся в норах других животных. Но обычно эти ящерицы имеют собственные норки, и периодически у них возникает необходимость такую норку выкопать. Устроена она очень просто: входное отверстие широко-полулунной формы и узкий вход, ведущий в глубь под углом 45 градусов и иногда имеющий изгиб в горизонтальной или вертикальной плоскости. Длина хода летней норки — 20—25 см, зимняя несколько глубже. Никаких «архитектурных излишеств» круглоголовки не признают: в норках нет ни расширений, ни боковых ходов, ни запасных выходов, как у других ящериц. Изгибы же образуются только потому, что так было легче копать (камень на пути встретился или корешок). Но работает над норкой кпллглпголовка основательно. Сначала подыскивает место, нередко на
134 Жизнь пресмыкающихся в природе
чинает копать, но, как будто в чем-то разочаровавшись, бросает и начинает в другом месте. Уткнувшись мордой в субстрат, энергично разгребает его передней лапой и отбрасывает задней той же стороны тела, затем меняет «работающую» сторону, то есть опирается на лапы левой стороны а копает — правыми, и наоборот. Энергично работая (с такой скоростью, что глаз не успевает различить движения конечностей) — левой-правой, левой-правой, круглоголовка прямо на глазах уходит в песок (или в другой более плотный субстрат — норки хорошо копают как псаммобионтные, так и склеробионтные виды), и вот уже только выбрасываемый из хода грунт указывает на продолжающуюся работу. Через некоторое время уставший «землекоп» выползает наружу и отдыхает, не забывая внимательно и настороженно следить за всем происходящим вокруг. Затем вновь скрывается в норке и работает.
У склеробионтных видов раз выкопанная норка сохраняется долго, а вот у псаммофильных норки часто заносит песок, и приходится выкапывать новые. Правда, делать это в песке все-таки легче, чем на такыре.
Однако самое важное «не повседневное дело» круглоголовок — участие в размножении. Эти ящерицы — двуполые животные (далеко не банальное утверждение, как может показаться с первого взгляда, — ведь именно среди ящериц обнаружено много партеногенетических, представленных только самками, видов). Самцы круглоголовок мало чем отличаются от самок, и даже специалисты не всегда могут определить их пол (как, впрочем, и сами ящерицы, о чем я еще расскажу). Соотношение полов примерно равное у всех видов круглоголовок: на одного самца приходится одна самка. Но постоянных пар эти ящерицы не образуют.
Брачные игры и спаривание отмечаются весной и в начале лета, а в первой его половине самки откладывают в норах от одного до шести яиц. Таких кладок каждая самка может сделать две (некоторые специалисты полагают, что даже три, но доказать это пока никому не удалось). Яйца круглоголовок продолговатые, покрыты кожистой оболочкой и совсем не похожи на птичьи. Мягкая оболочка хорошо
Круглоголовки  135
пропускает газы и воду и не препятствует увеличению внутреннего объема при росте эмбриона. Сколько времени длится инкубация — пока неизвестно. Но во второй половине лета появляются малышки-круглоголовки, точные уменьшенные копии взрослых ящериц. Они сразу же приступают к самостоятельной жизни, практически ни в чем не отличаясь от родителей (последние никакой заботы о потомстве не проявляют): также охотятся, скрываются от врагов, роют норки, а примерно через месяц после появления на свет — линяют.
Растут круглоголовки быстро, и некоторые виды к началу зимы достигают взрослых размеров. А вот сколько они живут — остается невыясненным. Долгое время считали, например, что мелкие круглоголовки (в первую очередь кроха-песчаная) вообще живут только год: перезимуют, оставят потомство, а к осени погибнут — от «старости». У меня не было никаких оснований в этом сомневаться. Когда я заканчивал наблюдения за 95 мечеными песчаными круглоголовками, то прощался с ними навсегда. Каково же было мое удивление, когда, попав случайно на то же место через два года, я встретил семь «моих» меченых круглоголовок в полном здравии! Они уже прожили не менее трех лет, и это, вероятно, не предел.
Чтобы точно установить возраст круглоголовок в природе, нужны длительные стационарные наблюдения. Правда, может помочь и прогрессивный метод скелетохронологии. Все знают, что возраст дерева определяют по годовым кольцам. Оказывается, похожие кольца образуются и в трубчатых костях скелета ящерицы, и по ним тоже оценивают возраст.
И еще об одном важном (и повседневном!) «деле» круглоголовок чуть не забыл упомянуть — об отдыхе, но постоянно сочетаемом с потребностями терморегуляции. Отдыхают круглоголовки со вкусом. Правда, надо постараться, чтобы заметить совершенно непотревоженную ящерицу. Каких только поз не принимают расслабившиеся круглоголовки! Раскинув конечности, изящно изогнувшись, зажмурившись, лежат они где-нибудь иа склоне или примостившись у камня, коряги. Но один неловкий шаг — и всю «негу» с ящерицы как рукой сняло:
136	Жизнь пресмыкающихся в природе
передо мной вновь подтянутый, напряженный, готовый к бегству или обороне маленький борец за жизнь...
Вся жизнь круглоголовки проходит на некотором ограниченном пространстве, где все ей знакомо — кусты, кочки, норы, и покинуть которое ее может заставить лишь какое-нибудь чрезвычайное обстоятельство: нехватка корма, нападение врага, стихийное бедствие. От добра добра не ищут — по этому правилу живут круглоголовки. Упоминавшиеся семь песчаных круглоголовок через два года после мечения встречались примерно на тех же местах. Такое пространство, или сферу жизненных интересов конкретной ящерицы, обычно называют индивидуальным участком Так вот, подавляющее большинство круглоголовок обитает на таких индивидуальных участках. В зависимости от запасов корма, убежищ, потребностей «хозяина.), да и влияния соседей размеры участков мо<ут колебаться от нескольких десятков до нескольких сотен квадратных метров. У многих ящериц отмечается охрана индивидуальных участков от сородичей; круглоголовкам это не свойственно, хотя стычки между ними — не редкость (но об этом — ниже) Их индивидуальные участки широко перекрываются, что обеспечивает как более полное и рациональное использование всех имеющихся на конкретной территории ресурсов, так и необходимые контакты между соседями (зоологи называют это «социальными контактами»). Некоторые особи не занимают определенных участков, они просто беспорядочно кочуют с места на место В зависимости от условий существования и времени года число таких «кочевников» может падать до пуля, или, напротив, значительно возрастать. Именно благодаря им, кочевникам, круглоголовки расселяются, занимая свободные, пригодные для их обитания пространства
Кочевки и индивидуальные участки — два механизма пространственной организация особей и популяции, а пространственная организации неразрывно связана с поведением. И вот, наконец, мы сможем подробнее поговорить об этом.
Наука о поведении — этология — бурно развивалась со второй половины нашего века. Одним из основных ее объектов стали птицы.
Круглоголовки 137
Пресмыкающиеся же с их довольно незамысловатым в общем поведением оказались на периферии внимания этологов. Однако более глубокое изучение закономерностей и эволюции поведения как неотъемлемой биологической черты животных привлекло внимание исследователей и к пресмыкающимся. Причем именно благодаря простоте поведенческого репертуара последних. Как закономерности этологии сообществ яснее проступали в простых системах водных микроорганизмов, как генетические законы легче выявлялись на обыкновенной дрозофиле, так и особенности эволюции поведения легче было понять, изучая ящериц.
Чем определяется простота их поведенческих реакций? Вспомним, у круглоголовок открыт практически лишь один канал связи с внешним миром, а, следовательно и с сородичами, — визуальный. Молодые ящерицы никогда не видят своих родителей, а следовательно, и ничему не могут от них научиться. В их поведении есть лишь генетически унаследованные его элементы, а также приобретенные в результате индивидуального жизненного опыта. И, наконец, сама жизнь ящериц, как, надеюсь, ясно из рассказанного, довольно проста. А на примере простого, относительно давно сформировавшегося поведения можно постигнуть те основы, из которых развились сложные и разнообразные поведенческие системы птиц, млекопитающих и... человека.
Но, конечно, до этого еще далеко. Поведение вообще, а поведение пресмыкающихся тем более, изучено слабо. И пока мы во многом не знаем даже внешнюю его сторону, то где уж говорить о механизмах и закономерностях. Перед нами стоит только первая задача — описание поведения. Но как это интересно!
Нелишне заметить, что особенности поведения — суть такие же биологические признаки, как экстерьерные, или особенности окраски, или физиологические свойства. Поведение может различаться у особей разного пола и возраста, а тем более — у особей, относящихся к разным популяциям и видам.
Этологи понимают под поведением все двигательные реакции животного. Их интересует, как бегает животное и как чешется, как схва
138 Жизнь пресмыкающихся в природе
тывает добычу и в каких обстоятельствах зевает и т.д. Соответственно различают пищедобывательное, терморегуляционное, комфортное и прочие формы поведения. Все его элементы, связанные с контактами животных между собой, объединяются в понятие «социальное поведение». О нем и пойдет речь. Но вначале — о двух «не социальных», но чрезвычайно любопытных и характерных для круглоголовок поведенческих реакциях.
Первая свойственна всем представителям рода. Это — изумительная способность круглоголовок закапываться в песок. С таким явлением столкнется любой, кто захочет поймать круглоголовку на песке. Сначала ящерица просто отбежит, как будто не может принять всерьез намерение такого большого и солидного животного схватить ее, маленькую и бесполезную. Но, поняв, что намерения преследователя весьма угрожающие, она стремглав бросается с одного места на другое, пытается спрятаться за кустом, за кочкой, за камнем. Казалось бы, найти ее ничего не стоит. Но вот, забежав за очередное укрытие, ящерица... исчезает. Как растворилась, причем моментально и бесследно. Впрочем, следы все-таки есть. Присмотритесь: вот оборвалась цепочка следов ее лап и здесь же какой-то странный рельеф на песке. Накройте его ладонью — и круглоголовка у вас в руках. Она закопалась в песок. Причем сделала это совсем не так, как роет норку. Процесс закапывания почти моментален, и с первого раза трудно понять, как же это ей удается. Однако потом начинаешь различать: вот ящерица плотно прижалась к песку, затем, опираясь на все четыре лапы, начинает быстро вибрировать туловищем, и оно сразу утопает (напоминает сверло, уходящее в древесину), затем также вибрируют хвост и голова, и вся ящерица оказывается под слоем песка.
Так круглоголовка закапывается не только в случае опасности, но и на ночь, и чтобы согреться в теплом песке. Нередко она не вся погружается, а оставляет голову или только верхнюю часть над песком и сама, практически невидимая, следит за всем происходящим вокруг: завидев врага, либо глубже зарывается, либо выскочит и убежит (неожиданно и молниеносно выскакивающая из-под ног ящерица, особен
Круглоголовки 139
но такая крупная, как ушастая круглоголовка, может смутить и решительного хищника). Но полностью скрывшись в песке, круглоголовка также не теряет связи с окружающим миром: вспомним, она ведь «слышит» все колебания субстрата, в том числе и приближающиеся к ней шаги.
Такой способ зарываться в песок — важное приобретение круглоголовок, и оно сохраняется у склеробионтных видов. Представьте, даже живущая на такыре круглоголовка, будучи «загнанной в угол», тоже начинает вибрировать всем телом, хотя в твердый, как асфальт, такыр ей ни за что не вбуровиться.
Иногда говорят, что круглоголовки «плавают» в песке. Это неверно: «плавать», то есть перемещаться в толще песка, как это делают, например, песчаный удавчик и некоторые экзотические псаммобионт-ные ящерицы, круглоголовки не умеют.
Вторая «не социальная» поведенческая реакция свойственна только одному виду — ушастой круглоголовке. И связана она именно с ее «ушами». Это — демонстрация разинутой пасти с оттопыренными складками. В нормальном состоянии сложенные складки едва заметны в углах рта круглоголовки, но полностью расправленные, красные от прилива крови, с торчащими по краям зубообразными чешуйками, они производят неизгладимое впечатление. Фотографии и рисунки круглоголовки с расправленными «ушами» обошли все популярные издания о пресмыкающихся. Но если вы встретитесь с ушастой круглоголовкой в природе, вас ждет разочарование. Увидеть ее в этой «книжной красе» никак не удается. Ни при каких естественных для нее ситуациях эта ящерица не расправляет ушные складки. Даже при слвашал (и иногда ожесточенных) с сородичами; даже при Н?пад₽ии-ях хищника; даже если вы будете ее ловить.
Ушастая круглоголовка, не в пример другим видам, животное сильное, постоять за себя может. Поймать ее труднее, чем других круглоголовок. Бегает она отменно и на большие расстояния. Ловко и до крови может укусить. И только побежденная, взятая в руки, ушастая круглоголовка разевает пасть и расправляет «уши». Вообще взятая в
140 Жизнь пресмыкающихся в природе
руки, вырванная из привычного состояния, ящерица впадает в какое-то состояние прострации. Такому животному можно придать какую-то позу и оставить на земле — некоторое время оно будет в этой позе оставаться совершенно неподвижным. Так и с ушастой круглоголовкой. Если животное с разинутой пастью и расправленными складками поставить на землю, оно еще долго будет «демонстрировать» эту великолепную и устрашающую картину, пока не осознает, что уже свободна, и не убежит, быстро сложив «уши». Именно таким искусственным путем (открою этот маленький производственный секрет) получены все снимки ушастых круглоголовок с расправленными «ушами». Для чего же в природе нужны эти сложные приспособления? Очевидно, для запугивания хищника, от которого иначе спастись не удается. Но такие хищники сейчас редки, и обороняющуюся таким способом ушастую круглоголовку ни мне, ни моим друзьям наблюдать не приходилось.
Ну а теперь — о социальном поведении круглоголовок. У них, как и у других ящериц, оно связано всего с несколькими задачами. Во-первых, заметить друг друга. Ведь этих маленьких, защитно окрашенных животных трудно разглядеть не только человеку, но и сородичам. Нужен какой-то знак, который поможет дискомуфлировать круглоголовку, как бы заявить «вот она я, здесь». Во-вторых, необходимо передать своему потенциальному «собеседнику» самую элементарную информацию о себе. А в зависимости от информации, и это в-третьих, может произойти собственно контакт: либо брачное поведение, либо конфликт между двумя особями одного пола. И все, других проявлений социального поведения у круглоголовок нет.
Две первые задачи обнаружение друг Apyia и обмен информацией ~ ящерицы должны решить на довольно большом расстоянии друг от друга: ведь не представляя даже о существовании другой особи, мало имеешь шансов встретиться с ней, что называется, лицом к лицу. Многие ящерицы, «предпочитающие» визуальные стимулы, стараются стать для этого более заметными. Они приподнимаются, заползают на возвышенные предметы, расправляют яркоокрашенные ча
Круглоголовки
141
сти тела. Но главное — двигаются. И это понятно, поскольку двигающийся объект более заметен. Для этого ящерицы совершают движения всем, что только может двигаться. У подавляющего большинства ящериц — агам, игуан, хамелеонов — это кивки головой. Заявляющая о своем присутствии особь начинает качать головой; вверх-вниз, вверх-вниз. И так — целая серия кивков.
Но случись (а это — самая обычная ситуация), живут в одном месте несколько видов ящериц и появляется у них одновременно необходимость пообщаться с сородичами, и начнут они все разом; вверх-вниз, вверх-вниз... Как тут разобраться абоненту, где «свой», где — «чужой». И вот оказывается (и это давно подметили зоологи), у каждого вида свой, видоспецифический набор и последовательность этих кивков — с разной частотой и амплитудой. Ну прямо азбука Морзе — у каждого свой позывной. Кроме того, отдельные виды сопровождают свои кивки расправлением по-разному окрашенных горловых складок. В общем сделано все, чтобы «не обознаться». Помимо кивков, используются и ритмичные приседания на передних конечностях. Изредка для сигнализации используется и хвост, но лишь в качестве вспомогательного средства.
У круглоголовок хвост играет ведущую роль в коммуникации. Собственно, ни голова, ни передние конечности в общении круглоголовок на расстоянии участия не принимают. С чем это может быть связано? По-видимому, с тем, что круглоголовки — ящерицы сугубо наземные, никогда не залезают высоко на кусты, откуда их кивки были бы заметны; а движения головы такой небольшой ящерицы, находящейся на земле, разве заметишь?
Размахивание хвостами столь необычно для ящериц и так бросается в глаза в местах, населенных круглоголовками, что привлекло внимание уже первых ученых-натуралистов. Так, известный зоолог В.Фаусек предположил в начале века, что, размахивая хвостом, круглоголовка стремится обратить на себя внимание крупных животных (например, верблюда ), чтобы те... не наступили на нее ненароком. Ранние авторы приписывали круглоголовкам и еще одно удивитель
142 Жизнь пресмыкающихся в природе
ное свойство, связанное с хвостом: считалось, что на ночь круглоголовки забираются на кусты и спят там, обвив хвостом ветку.
С развитием представлений об образе жизни ящериц в природе высказывались все более правдоподобные предположения. В частности, считалось, что, завивая хвост, круглоголовки-самцы привлекают самок или отпугивают других самцов. Такие прямые схемы-связи очень просты, удобны и даже изящны. Только, к сожалению, редко бывают верны. В природе вообще редко что-либо совершенно однозначно. Когда я начал наблюдать за круглоголовками, то обратил внимание, что закручивают хвосты они по каждому поводу: съела муравья — закрутила хвост; оставила, извините, экскремент — и опять закрутила хвост. Наконец, в лаборатории побежала по столу, упала на пол, оправилась, и снова закрутила хвост. Это что же, все «привлекая самку» или «отпугивая других самцов»? Да ведь и самки тоже завивают... Наиболее убедительным мне кажется мнение немецкого исследователя, этолога Б. Вербека, который считает, что всевозможные движения хвоста у ящериц связаны с канализацией внутреннего нервного напряжения (грубо говоря, спускания паров). Так и нервничающий или напряженно думающий человек потирает руки, ерошит волосы, ходит из угла в угол...
Но если у круглоголовок, как и у других ящериц, хвост изначально канализировал нервное напряжение (и, очевидно, сохранил эту функцию), то позднее он «взял на себя» и роль сигнального органа в поддержании коммуникации между особями. Не «привлекая самку» (это возможное следствие такого движения, а не его непосредственный смысл), а сообщая о себе, объявляя о своем присутствии и состоянии (у самцов и самок движения хвоста разные; у уверенно себя чувствующей круглоголовки они не такие, как у испуганной или больной).
Такого разнообразия движений хвоста, как у круглоголовок, я не знаю ни у каких других ящериц. Здесь и закручивание в плоскую спираль поднятого хвоста, и поднятие выпрямленного хвоста, и ритмическое завивание и развивание; и размахивание горизонтально распо
Круглоголовки 143
ложенным хвостом, и качание из стороны в сторону поднятого и закрученного хвоста, и беспорядочное болтание кончика поднятого хвоста, и некоторые другие...
Оказалось, ситуации, в которых проявляются те или иные формы движений хвоста, не случайны, а последовательность элементов движений постоянна. Кроме того, у разных круглоголовок наборы элементов и последовательность их исполнения могут различаться. В общем — настоящий язык, на котором общаются между собой эти ящерицы Даже только что вылупившиеся круглоголовки уверенно размахивают хвостиками, заявляя о своем присутствии.
Понятно поэтому, что, теряя хвост, круглоголовка «немеет». И если без глаз она просто не может жить, без хвоста она теряет всякий контакт с сородичами и фактически становится изгоем. Именно поэтому среди круглоголовок чрезвычайно редко встречаются бесхвостые, в то время как у многих других ящериц отбрасывание хвоста при нападении хищника — обычное дело. Круглоголовки не могут позволить себе отбросить хвост, их можно ловить и брать руками как угодно, не опасаясь аутотомии.
Как же происходит такой необычный сигнальный обмен информацией? Как уже отмечалось, перебежав с одного места на другое, круглоголовка обязательно «помашет» хвостом. Если где-то поблизости окажется другая особь этого же вида, она непременно этот сигнал заметит и тут же выдаст ответ — характерную для данного вида последовательность определенных движений хвоста. Теперь первая круглоголовка «знает», что встретилась с сородичем, «знает» и кто это — он или она.
Соотве! с шующую информацию «посылает^ зта круг.’.ого.’.овка, н свою очередь, и о себе. Итак, обмен сведениями закончен. Далее, если у этих двух ящериц никаких «дел» друг к другу нет, они продолжают прерванные занятия, не обращая больше внимания одна на другую. Так обычно проходят встречи двух самок или двух юных круглоголовок. Но если хотя бы один из «собеседников» самец, события развиваются дальше.
144 Жизнь пресмыкающихся в природе
Здесь надо объяснить одну важную особенность поведения круглоголовок, да и многих других ящериц. Я уже упоминал, что даже специалисты с трудом различают пол у круглоголовок; так вот, как это ни удивительно, самцы У них также не могут отличить... самку от самца! Да, да, самец, находящийся в «брачном настроении», воспринимает любого сородича как потенциального брачного партнера, пока тот не проявит специфического поведения. Только по определенному набору элементов демонстративного поведения самец может «отличить» самку от самца и готовую принять его ухаживания самку от неразделяющей его намерений.
Правда, самцы круглоголовок, как и самцы многих других ящериц в сезон размножения, не всегда склонны разбираться в передаваемых им сигналах и бросаются на любую другую круглоголовку, появившуюся в их поле зрения. Если эта другая особь — тоже самец, да еще в таком же настроении, то схватки не избежать; а вот если происходит встреча с самкой, то исход встречи зависит именно от нее. Как раз самка «решает», когда и кого выбрать в отцы будущему потомству. Обычно у круглоголовок этот выбор осуществляется просто: самка убегает от непонравившегося ей кавалера. Однако иногда последний настойчиво ее преследует, все время энергично демонстрируя хвост. На такой случай у самки есть особая форма поведения: повернувшись к самцу и наклонив голову, она приподнимает и выгибает тело (чем-то напоминая в этой позе рассерженную кошку). При этом она может делать выпады в его сторону с разинутой пастью и даже попытаться укусить назойливого ухажера.
Если же и это не помогает, самка-круглоголовка использует после-чрезвычайно эффективное и уникальное среди ящериц поведение, она переворачивается на спину и остается лежать брюхом вверх, пока самец не оставит ее в покое. Такая демонстрация, как выражаются этологи, налагает запрет на дальнейшее брачное поведение самца. Зоо-логи-натуралисты и ранее наблюдали это совершенно необычное для ящериц поведение; еще бы, ведь сверкающая на солнце белым брюшком ящерица, неподвижно лежащая на спине, очень заметный и нео
Круглоголовки 145
бычный в пустыне объект. Предполагалось, что это — элемент нормального брачного поведения у этих ящериц. Например, крупный знаток герпетофауны Казахстана К.П.Параскив считал, что самец сначала сбивает самку с ног ударом головы так, что она переворачивается, а затем, дождавшись, когда она придет в себя, начинает «ухаживать».
Выяснить истинное значение поведения переворачивания на спину помогли опыты с подсаживаемыми особями. В природе наблюдать встречи двух круглоголовок приходится нечасто, да и о «встречающихся» обычно ничего не известно (а следовательно, и понять значение отдельных элементов поведения довольно трудно). Поэтому мы начали создавать такие ситуации искусственно. Поймаешь круглоголовку, измеришь ее, определишь пол — сажай в мешочек, где она будет сидеть, пока не попадется мне еще одна круглоголовка. Вот тут-то достаю первую и осторожно опускаю ее на землю вблизи этой, ничего не подозревающей. Ну а дальше все происходит так, как происходило бы в природе, столкнись они друг с другом случайно. На наблюдателя занятые друг другом круглоголовки совершенно не обращают внимания. А самца в брачном настроении вообще можно спокойно взять руками, настолько поглощен он общением с появившейся рядом самкой.
Реакция переворачивания на спину отмечалась не только у самок, но и у неполовозрелых круглоголовок или мелких, слабых самцов при встречах с более сильными. Однако обычно различия между взрослыми самцами по весовой категории выражены незначительно, и между ними происходит настоящая схватка.
Правда, непосредственная драка случается далеко не всегда — борьба носит скорее ритуальный характер. Сблизившись, самцы стараются произвести друг на друга сильное впечатление, «устрашить» противника. Конечно, здесь не обходится без интенсивных завиваний хвостами. При этом круглоголовки располагаются боком друг к другу, чтобы лучше видеть демонстрации соперника, да и себя полностью продемонстрировать. К завиваниям хвоста добавляются энергичные движения лап — яростное отбрасывание песка в сторону (противники прямо-таки роют землю), резкие сгибания и разгибания конечностей.
146	Жизнь пресмыкающихся в природе
У некоторых видов круглоголовок, в частности, у малютки — песчаной круглоголовки, борющиеся самцы наклоняют в сторону друг друга спину, как будто стремясь «похвастать» своей «широкой» спиной. Такая ритуализированная борьба может продолжаться довольно долго, при этом соперники часто перебегают с места на место; иногда расходятся, отдыхают и вновь бросаются выяснять отношения. В конце концов,-один из них не выдерживает и убегает совсем. Но в некоторых случаях обоюдная агрессивность столь велика, что, отбросив ритуальные элементы поведения, они бросаются друг на друга и катаются в клубке, кусая один другого куда попало. И тем не менее серьезных травм самцы круглоголовок при драках не получают.
Такая взаимная «неприязнь», проявляется ли она в мирном разбегании в стороны встретившихся самок круглоголовок или в изгнании одним самцом другого, играет важную биологическую роль, поскольку в результате всех этих взаимодействий круглоголовки рассредоточиваются по территории их обитания и более равномерно используют имеющиеся на ней ресурсы. А это значит, что две ящерицы не нападут сразу на одного муравья в то время, как в другом месте эти насекомые будут ползать безо всякой для себя опасности; что укрытие, куда бросится круглоголовка от врага, не окажется занятым ее товаркой, и т.д. То есть популяция в целом, без сомнения, только выиграет от такого рассредоточения.
Заканчивая рассказ о поведении круглоголовок, я еще раз хочу отметить, что оно, как и поведение других ящериц, мало изучено, и мы пока представляем себе лишь несколько штрихов из сложной картины природы поведения этих животных.
Традиционным для всех современных рассказов о животных стал лейтмотив их сохранения. Почти не осталось видов, судьба которых не вызывала бы никаких опасений. И круглоголовки, к сожалению, не исключение (а с каким удовольствием я не стал бы говорить об их охране, если бы они в ней не нуждались!).
Высокая степень приспособленности этих ящериц к специфическим условиям пустынь делает их очень уязвимыми к изменениям этих
Круглоголовки 147
условий. И если многие другие виды ящериц легко «привыкают» и к сельскохозяйственным посадкам, и к строениям, и к появившейся в пустыне воде, то круглоголовки из таких мест исчезают бесследно. Уже сейчас многие районы Казахстана и Средней Азии лишены этих некогда многочисленных животных. Конечно, с узкопрагматической точки зрения, — небольшая потеря, но как-то грустно... Исчезновение из пустыни «самых пустынных» ящериц — не это ли яркий символ обеднения окружающей нас природы!
Насколько обычными стали призывы к охране тех или иных животных, настолько распространена и реакция на них читателей: «Жалко, конечно, но я-то что могу сделать...». А вот в случае с круглоголовками «что-то сделать» может каждый, кто попадает в места их обитания. И это несложно — просто надо их... щадить.
В силу своих биологических особенностей круглоголовки чрезвычайно беззащитны: поймать, раздавить их ничего не стоит. Они часто отдыхают в верхнем слое песка — и их давит и скот, и транспорт, и люди (других ящериц, сидящих в норках, раздавить не так просто); они всегда днем на поверхности, всегда на открытых местах, и поймать их легко — их и ловят: и люди, и животные — домашние, одичавшие. Остановите их, остановитесь сами, запретите своей собаке забавы ради давить ящериц — хорошая собака это быстро поймет.
Круглоголовки — очень симпатичные и забавные существа. Наблюдать за ними интересно. Но не ловите их, не везите домой. Пока еще никому не удавалось успешно содержать и разводить в неволе круглоголовок. Других ящериц — сколько угодно, а этих — нет. Очень сложный комплекс условий надо воссоздать искусственно. Совершенно не подходят они для домашнего содержания, и не надо их везти на верную гибель.
А сколько круглоголовок (да и других ящериц) гибнет под колесами автомобилей, пытаясь свойственным им способом — по прямой — убежать от машины. Конечно, всех не объедешь. Но если не стремиться раздавить бегущую впереди ящерицу, а «раздавить» вместо этого в себе этот мерзкий азарт преследования?
148
Жизнь пресмыкающихся в природе
Совсем простой принцип: побывать «в природе» и ничего не изменить, в том числе не сократить число круглоголовок ни на одну особь, — это и будет важным вкладом в их охрану.
Если, конечно, каждый...
УШАСТАЯ И ВЕРТИХВОСТКА
| Р.А. Кубыкин |
«Персонажи» этого очерка — тоже круглоголовки. Но, конечно, не все. Из семи видов, обитающих в Казахстане, я расскажу о двух — ушастой и вертихвостке. Они недостаточно описаны в научной литературе и совсем мало известны широкому кругу читателей. Наблюдения за разнообразными повадками различных видов круглоголовок всегда дают герпетологу много новых мыслей и фактов, помогающих осмыслить эволюцию рептилий, насчитывающую миллионы лет.
Глядя на маленькие безобидные создания, каждое из которых свободно размещается на моей ладони и весит от нескольких до десятков граммов, трудно представить их отдаленных древних родственников — исполинских ящеров мезозоя. Герпетологи знают, что современные разнообразные формы ящериц, населяющие нашу планету, — это убедительное свидетельство того, как в процессе длительного развития живые организмы в своем естественном стремлении выжить приспосабливались к изменениям окружающей среды. В частности, одно из таких приспособлений — значительное уменьшение размеров и веса тела. Одновременно менялось и поведение животных.
Песчаная пустыня похожа на застывшее во время шторма море, в котором барханы подобны огромным волнам, курящимся и медленно движущимся под действием ветра. Только растительность защищает пески от развевания. Там же, где она отсутствует, строительная или разрушительная сила ветра особенно видна.
150 Жизнь пресмыкающихся в природе
Среди закрепленных и полузакрепленных песков пустынь Сары-Ишикотрау и Таукумы встречаются одиночные, сравнительно небольшие барханы, совершенно лишенные растительности. В районе нашей работы, в 40 км севернее села Баканас, у колодца Копалы, таких барханов на довольно обширной территории только два, и два километра расстояние между ними. В Таукумах, около сел Айдарлы и Кольшен-гель, и в окрестностях курорта Аяккалкан голых барханов больше; расположены они друг от друга тоже примерно через полтора-два километра. На общем зеленовато-пестром фоне они выделяются своей белизной или желтизной, в зависимости от освещенности, и хорошо видны издали.
Песчаная пустыня — царство пресмыкающихся, а голые барханы, в частности, — владения ушастой круглоголовки, самой крупной после варана и агамы ящерицы Казахстана. Ее «портрет» красочно описан в предыдущем очерке. По возможности, избегая повторений, дополним его некоторыми подробностями.
Название ящерицы говорит само за себя. А среди своих, тоже круглоголовых собратьев, ушастую можно отличить по складкам кожи в углах рта, напоминающим уши. Это — мягкие мясистые выросты, которые ни у каких других ящериц больше не встречаются.
Какова функция складок — «ушей»? Многие исследователи приписывают им роль устрашения, такую же, к примеру, как воротник у австралийской плащеносной ящерицы или шейные выросты у бородатой ящерицы.
Вот как описывает круглоголовку в позе устрашения зоолог Н.В. Шибанов: «Широко расставив задние ноги, животное поднимает ПСрСДИЮЮ ЧаСТЬ ТуЛОВИЩа И ДО Предела раскрьшае! риь 1 1ри этом кожные складки с отороченными по краям зубцами распрямляются и наливаются кровью. Создается впечатление одной огромной ярко-красной пасти с явственно выступающими острыми зубами. Ящерица сильно раздувает легкие, шипит, фыркает, скручивает и раскручивает хвост и совершает прыжки в сторону врага. В такой позе даже собака не всегда осмеливается ее схватить». Подобное впечатление от ветре-
Ушастая и вертихвостка
151
чи с этой ящерицей на Апшеронском полуострове передал и герпетолог А.М. Алекперов.
Прав Д.В. Семенов: животное принимает такое положение, по-видимому, крайне редко. Много раз наблюдая своеобразную ящерицу и в природе, и в неволе, мне также не удалось увидеть ее в описываемой позе. Только однажды полувзрослая круглоголовка в спокойном состоянии при закрытой пасти распрямила на короткое время кожные складки. Они тут же налились кровью и стали ярко-красными. Возможно, «уши», помимо устрашения, служат и своеобразными улавливателями солнечного тепла в холодное время, или, наоборот, для охлаждения — в жару.
Как живет ушастая круглоголовка в природе?
На открытом бархане нередко можно встретить ящерицу с круглой, а точнее, овальной и приплюснутой головой в виде сердца, длиной тела в ладонь, а шириной — в пол-ладони среднего взрослого человека. Это — обычный ее размер, но попадаются и более крупные экземпляры. Например, один самец имел длину тела 21,5 см.
Попробуйте ее поймать — это не так уж трудно. А взяв в руки, почувствуете, что кожа у нее, как замшевая, в отличие от гладкой у ящурок2 и колючей — у агам. Обычно в руках круглоголовка ведет себя спокойно, и можно не торопясь рассмотреть ее тело, покрытое мелкой чешуей, в виде зернышек или пластинок; песчаную с сероватым налетом окраску — сложный изменчивый рисунок из точек, пятнышек, темных или светлых линий. Иногда вдоль хребта у круглоголовки появляются симметричные лилово-темные круглые пятна, соединенные тонкими линиями такого же цвета, как будто она надела lycapcKnn кистюм, только с Застежками па спине. Низ туловища МОЛОЧНО- или ослепительно белый, и на этом фоне выделяется черное пятно, напоминающее галстук.
2 Ящурки и ящерицы — не одно и то же. Ящурки, как и другие виды — вараны, агамы, круглоголовки, гекконы и т.д., входят в один общий подотряд ящериц (прим автора).
152 Жизнь пресмыкающихся в природе
Обращают на себя внимание возвышающиеся на голове глазные бугорки, длинные задние лапки с удлиненной ступней и длинными пальцами. Некоторые из них и на передних, и на задних лапках оторочены тонкими треугольными пластинками, присущими всем ящерицам — жителям песков. Такие пластинки по праву называют песчаными лыжами за то, что они значительно увеличивают площадь лапки, а значит, и опоры, что очень важно при беге и рытье нор. Причем они окаймляют и «ушные складки», и выступающие в виде валиков веки.
Замечателен у круглоголовки хвост. В отличие от многих других видов ящериц, в момент опасности он у нее не отламывается и не восстанавливается вновь. Массивный у основания, приплюснутый на всем протяжении, он сильно утоняется к концу. Самый кончик его окрашен в бархатисто-черный цвет, особенно яркий у молодых особей. Они, как и ящерицы других видов, выглядят нарядно. У «ушастиков» хвост и бедра (с задней стороны) имеют броскую ярко-оранжевую окраску. С возрастом этот наряд бледнее, а затем и совсем исчезает.
При первом посещении бархана вы наверняка увидите круглоголовку только мельком — она имеет способность «проваливаться сквозь землю». Представьте, что какая-нибудь хищная птица пикирует на ящерицу, находящуюся на совершенно открытом месте, и вот-вот схватит ее. Где и куда можно спрятаться? В подобной ситуации мышь, суслик или песчанка, конечно, бросятся в нору, но если до нее не близко — они обречены. Круглоголовка же никуда не побежит. Природа наделила ее удивительным свойством — быстро вибрируя телом, мгновенно погружаться в песок. Перед закапыванием ящерица плотно прижимается к поверхности, начинает быстро-быстро трясти (вибрировать) туловищем и за одну-две секунды «тонет» в песке. Подробности погружения невозможно уловить простым глазом. Для этого необходима ускоренная киносъемка. Первым исчезает туловище, затем хвост и в последнюю очередь — голова. Но постепенность погружения свойственна особям только в спокойном состоянии. Например,
Ушастая и вертихвостка
153
таким образом взрослые уходят на ночевку. В случае же опасности скорость вибрирования возрастает, и ящерица «тонет» в песке мгновенно, как бы вся сразу.
Не знаю, каким образом ушастикам удается обмануть лису или корсака при довольно частых, судя по следам, посещениях этими хищниками открытых барханов — только численность круглоголовок, во всяком случае крупных, не убывает.
Интересно, что пока эта ящерица считает вас за чужака, она не спрячется в песок у вас на глазах, а пробежит довольно большое расстояние с такой скоростью, что ее не догонишь, и скроется из поля вашего зрения. Отыскать ее можно лишь по следам на песке, хотя, если дует ветер, они тут же заметаются.
Мне не раз приходилось наблюдать, как при образовании во время дождя твердой корки взрослая круглоголовка перед погружением разгребает лапами мокрый верхний слой песка и только тогда «тонет». Но иногда механизм погружения не срабатывает, что случается, по-видимому, у малоопытных молодых ящериц. Загнанные на спрессованный песок, они тщетно пытаются исчезнуть, часто-часто, как сломанная игрушка, елозя по песку.
Выходить на поверхность круглоголовка не торопится: вдруг рядом подстерегает опасность! Поэтому сначала она чуть-чуть (до уровня глаз) поднимает голову, благо что глаза находятся у верхней линии головы. В такие моменты над поверхностью песка возвышаются только два еле заметных бугорка — глазные валики. На всем теле ящерицы вы не найдете места, более схожего по окраске с песком, чем эти валики.
ушастые круглоголовки ведут малоподвижный образ жизни. На ограниченной площади развеянного бархана они, как правило, имеют индивидуальные участки, где размножаются, кормятся, укрываются на ночь и защищаются от вторжения особей своего вида. Самый большой, обычно возвышенный, участок принадлежит взрослому крупному самцу — доминанту. На бархане у села Баканас хозяином высокого гребня
154
Жизнь пресмыкающихся в природе
был самец размером около 20 см. Однако такие крупные экземпляры в Южном Прибалхашье встречаются довольно редко.
Любопытны отношения ушастых круглоголовок между собой. Броские и странные движения невольно заставляют хвататься за фотоаппарат или ручку и блокнот, хотя только кинокамера способна запечатлеть все разнообразие поз этой ящерицы.
Природа не наделила круглоголовок голосом, впрочем, как и многих других пресмыкающихся, но тем не менее они могут очень выразительно «разговаривать» между собой «языком знаков» при помощи... хвоста. К подробному описанию, данному Д.В. Семеновым в предыдущем очерке, попытаюсь добавить собственные наблюдения.
Подобно тому, как корабельные сигнальщики, имея по паре флажков, передают необходимую информацию с корабля на корабль, так и очень подвижный хвост круглоголовок, занимая определенные положения в пространстве, служит средством общения друг с другом. Ящерица способна быстро и энергично, начиная от самого основания, помахивать хвостом из стороны в сторону. Он то скручивается в виде спирали вверх, то медленно, быстро или рывками раскручивается. Причем последние кольца могут находиться под разными углами к поверхности почвы. Особой подвижностью обладает тонкий бархатисто-черный кончик хвоста. Он имеет вид крючка, загнутого кверху, или маленького колечка, которое может плавно или рывками колебаться внутри спирали.
Многие такие положения хвоста свойственны круглоголовкам лишь в спокойном состоянии. У рассвирепевших особей он становится необычно подвижным, животные «объясняются» им с такой быстротой,
Это случается при встрече с «нарушителями границ». И как у многих видов птиц «охранной грамотой» территории обитания служит песня самцов, так и хвостовые сигналы патрулирующего взрослого круглоголова дают знать себе подобным, что участок занят. Обегая периодически свою территорию, он и «поет» хвостом, исполняя серию определенных движений независимо от того, есть поблизости кто-то из яще
Ушастая и вертихвостка 155
риц или нет. Самец, подброшенный мной на пустую или чужую территорию, ведет себя совершенно иначе: подолгу озирается, первое время часто прижимается к поверхности, по участку передвигается короткими перебежками, робко сигналя хвостом, и побыстрее старается убежать к себе «домой».
Подходя, бывало, по утрам к бархану, уже издали на его гребне замечаешь знакомого хозяина-сигнальщика. При встрече даже кажется, что, степенно скручивая хвост в спираль, он спрашивает меня: «Ты кто?». Затем, поворачиваясь хвостом в мою сторону, «говорит»: «Я хозяин этой территории». Посмотрев на меня и вокруг, покрутив еще хвостом, спокойно ложится на горячий песок.
Не знаю, что «думали» обо мне круглоголовки, но вскоре они перестали заметно реагировать на мое присутствие: не зарывались, не убегали, позволяли дотрагиваться до себя прутиком. Да и что делать, если с периодичностью солнечного восхода большое мирное существо появляется в твоих владениях и пребывает в них по нескольку часов кряду? Постепенно круглоголовки привыкали к моему присутствию так же, как и к другим обитателям бархана — ящуркам, агамам, птицам, черепахам. Вероятно, человек для них являлся представителем какого-то крупного, но мирного вида.
Спокойно настроены эти ящерицы к ползающим тут же другим видам: сетчатой, линейчатой и полосатой ящуркам. Самая крупная из них — сетчатая, видимо, из любопытства подползает иногда к кругло-голову совсем близко. Тогда он лениво делает в ее сторону ложный выпад с выпрямленным хвостом — признак миролюбия. Та не спеша отскакивает и продолжает свой неторопливый бег. Не обращает круглоголов видимого внимания и на птиц-соседей, однажды он спокойно сидел метрах в пяти от подлетевшей саксаульной сойки, а в другой раз никак не среагировал на опустившуюся в двух метрах от него пару каменок. Я неоднократно видел, как самый высокий наблюдательный пункт доминантного, то есть первенствующего, самца круглоголова частенько занимала пара рядом гнездящихся саксаульных соек, которых издали можно принять за ящериц.
156 Жизнь пресмыкающихся в природе
В утренние и вечерние часы круглоголовки любят погреться в лучах ласкового солнца. Интересны при этом позы ящериц. На теплом песке они лежат, плотно прижавшись к поверхности всем телом или приподняв переднюю его часть на выпрямленных передних лапах, смешно раскидав в стороны задние и вытянув их вдоль хвоста. В теплую погоду или вечером, пока песок еще хранит дневное тепло, круглоголовка обычно полузарывается в песок, оставляя на поверхности лишь голову, а иногда и хвост.
В жаркое время дня редко увидишь ее лежащей на открытом месте. На солнце она, как правило, сидит, подобно собаке, или стоит, хвост поднят или кончиком опущен на песок. Пальцы передних и задних лапок у нее приподняты над поверхностью, то есть площадь соприкосновения с раскаленным песком минимальная. Все эти позы свойственны животному в минуты покоя.
Обладая хорошим для рептилий зрением, самцы, подобно часовым, со своих «контрольных» пунктов моментально реагируют на появление на охраняемых участках особей своего вида. Мне довелось наблюдать, как самец с расстояния в 25 м увидел своего соперника и бросился ему навстречу. Судя по всему, они встретились на границе участков, где, продемонстрировав серию взаимно устрашающих поз, вскоре разошлись. При нарушении границ самцы — и хозяин и пришелец — готовятся перейти к настоящей стычке. «Побранившись» на расстоянии, они сближаются, располагаются рядом так, что взаимно голова одного оказывается рядом с хвостом другого, и начинают поочередно или одновременно яростно двигать хвостами; затем, поднявшись на вытянутых лапках и наклонив спины друг к другу с неподвижными кольцами хвостов, ходят по кругу. 5 этих позах они удивительно напоминают двух соперничающих собак, им не хватает только грозного рычания. После раскручивания и скручивания хвостов в спираль животные мотают ими из стороны в сторону, ерзают прижатым телом по песку, роют его задними лапами, как собаки, что видимо, свидетельствует о высшей степени возбуждения. Передние лапки тоже участвуют в угрозах — они либо поочередно описывают круто-
Ушастая и вертихвостка 157
вые движения, либо самец как бы топает ими, с силой опуская их на песок.
Когда все средства взаимного устрашения исчерпаны, противники с открытыми пастями бросаются друг на друга. Сцепившись, катаются по песку, блестя на солнце белыми брюшками. Обычно после схватки пришелец покидает чужие владения и продолжает угрожать с безопасного расстояния. Вся стычка настолько стремительна, что даже на фотоснимках, сделанных с очень большой скоростью срабатывания затвора фотоаппарата, ящерицы получаются смазанными. Взрослые самцы, как правило, имеют отметины подобных битв: шрамы на хвосте, туловище, порванные «уши». Яростные бои чаще наблюдаются весной, в период спаривания. Силу и рыцарские достоинства самцу приходится демонстрировать не только перед однополым противником, но и перед самкой, обычно живущей по соседству. По некоторым сведениям, круглоголовки, по-видимому, моногамы, то есть самец с самкой образуют постоянную пару, во всяком случае в период размножения.
Самка как представительница слабого пола обладает более кротким нравом. Движения хвоста у нее не так резки, как у самца. Когда он начинает «заводиться» в ее присутствии, то есть закручивать хвост в спираль, энергично мотать им, а также ерзать по песку, самка отвечает плавными движениями хвоста или фиксирует его в определенном положении (в виде спирали, кольца и полукольца). К сожалению, опять же без специальной киносъемки трудно понять или хотя бы выделить те или иные сигналы у круглоголовок. Но несомненно, по этим сигналам самцы отличают самок и судят об их намерениях. Мне никогда не приходилось видеть, чтобы самка мотала хвостом из стороны в сторону, — это присуще только самцам, причем в момент сильного возбуждения.
У молодых язык хвостовых «жестов» менее разнообразен. Хвост у них чаще находится в неподвижном состоянии либо в той или иной степени закрученности. Его яркая оранжевая окраска, как и бедер, вероятно, указывает на видовую принадлежность и возраст. И, надо сказать, взрослые круглоголовки не проявляют агрессивности по отно
158	Жизнь пресмыкающихся в природе
шению к молодым. Неполовозрелые особи, кроме демонстрации ярко окрашенных частей, при виде взрослых собратьев в знак подчинения кланяются им, то есть часто-часто приседают на передних лапках, низко пригибая голову к песку. Весь их вид выражает покорность — я никому не угрожаю, я ни на что не претендую!
Многие исследователи по-разному освещают отдельные стороны жизни ушастых круглоголовок. Это и неудивительно. Во-первых, большинство герпетологов наблюдают круглоголовок лишь кратковременно; во-вторых, жизнь отдельных особей, как и разных популяций, имеет свои, и нередко заметные, отличия. Только длительные наблюдения дают возможность выявить подробности поведения, взаимоотношений со своими сородичами и другими животными, и даже довольно заметные индивидуальные особенности. Но при этом из большого количества наблюдений встречаются лишь редчайшие ситуации, которые можно подсмотреть в природе, быть может, один раз в несколько лет. Такой случай мне и представился.
На одном Таукумском бархане около села Айдарлы я наблюдал прямо-таки классический пример иерархических отношений между круглоголовками разных возрастов. Небольшая площадь и одновер-шинность бархана позволили наблюдать всех обитателей одновременно. Высшую ступеньку лестницы, то есть вершину, занимал крупный взрослый самец. Он решительно пресекал мои попытки подселить к нему сородичей. Прогонял даже одновозрастную самку, участок которой располагался чуть ниже. Еще ниже после взрослой пары восседала, судя по ярко оранжевому хвосту и бедрам, молодая самка, которая свои «верноподданнические» чувства выражала кольцами хвоста и поклонами как caiviuy-главарю, гак и взрослой самке. Естественно, последние ступеньки этой лестницы — нижние склоны и впадины — занимали молоденькие круглоголовята, и они уже «били челом» перед верхними обитателями. Взрослый самец, подобно правителю, мог беспрепятственно разгуливать по всей территории бархана.
Если к взрослым молодые особи относятся с почтением и стремятся это засвидетельствовать, то между собой они уже начинают
Ушастая и вертихвостка 159
объясняться «языком» взрослых, то есть с помощью более разнообразных положений и движений хвоста. Например, когда убегавшая от меня круглоголовочка непроизвольно близко подбежала к чужой норке, то хозяйка, такая же по возрасту, встретила ее враждебно: крутила хвостом, вставала на вытянутых лапках и, наклонив тело в сторону нарушительницы, демонстрировала неподвижные кольца хвоста. При-шелица поспешила покинуть чужие владения.
Если не принимать во внимание спровоцированные нами стычки, то жизнь молодых протекает в основном спокойно. Они большую часть дня проводят, сидя или лежа на солнце либо в тени редких растений возле своих нор-убежищ. Взрослые же круглоголовки, кроме беременных самок, нор не роют, а зарываются в песок.
Чем питаются ушастые? Об этом подробно рассказывает предыдущий очерк. Но помимо того, что круглоголовки — мирмекофаги, то есть муравьеды (ушастые не исключение), они охотно поедают саранчовых, мух, бабочек, гусениц, клопов и других беспозвоночных. Ушастая круглоголовка — один из немногих видов рептилий, поедающих и зелень. Мне неоднократно приходилось видеть, как эти ящерицы скусывали зеленые мясистые листочки растений.
Добычу ушастая круглоголовка поджидает, сидя или лежа на своем участке, и схватывает всю ползающую мелочь, иногда подбегая к жертве с нескольких метров. Живущие рядом ящурки в «поте лица» добывают себе пропитание, и их редко увидишь нежащимися на солнышке. А круглоголовки не прилагают к этому особых усилий и совмещают приятное с полезным — охоту с принятием солнечных ванн.
I 1<1Ииилее бурная тИЗНЬ у КруТЛОГмЛОБОК НаблЮДиСТСЯ ВССПСИ, В MGC, в момент размножения. В летний и тем более в осенний периоды их энергия, особенно у взрослых, угасает; на поверхности они появляются лишь на короткое время и становятся менее агрессивными. На бархане в это время чаще видишь молодежь. В октябре ушастые уходят зимовать, вновь появляются из своих нор только в конце марта — начале апреля — и все повторяется!
160
Жизнь пресмыкающихся в природе
Возвращаясь к вопросу об индивидуальных проявлениях, приведу такой факт. У меня в домашнем террариуме жили две непохожие по своему поведению круглоголовки. Самец, только что вышедший из юного возраста, был энергичен, подвижен и «общителен»: быстро привык к людям, брал пищу из рук (кузнечиков, мух, бабочек) и временами закручивал хвост, вероятно, считая весь террариум своей вотчиной. Соседей — трех сетчатых ящурок — не притеснял, но они его боялись и в его присутствии прятались в своих домиках — под пустыми черепашьими панцирями. К ним он не заходил, на ночь обычно зарывался в песок. Став почти ручным, он особенно полюбился детям. Они охотно ловили для него всякую живность, и молодой круглоголов каждый раз охотно поедал ее.
Другая круглоголовка — самка — оказалась прямой противоположностью своему предшественнику. На бархане, где я наблюдал ее несколько дней, она вела себя смело, как хозяйка своего дома. Бывало, ежедневно навещая ее, я уже издали видел знакомую точку на вершине бархана. И чем ближе подходил, тем отчетливее вырисовывался силуэт горделиво стоящей круглоголовки — владелицы обширной территории. Но резкая перемена произошла с ней в террариуме: она стала робкой и боязливой, часто пряталась, так и не привыкла брать пищу из рук, не пыталась закручивать хвост, и сетчатые ящурки ее совершенно не боялись. Может быть, здесь сказалась принадлежность к другому полу или к другой популяции? Или проявились индивидуальные особенности? Но, скорее всего, справедливо то, что, как отмечает Д.В. Семенов, «еще никому не удавалось успешно содержать и разводить в неволе круглоголовок». Наш пример — тому свидетельство. Что касается дальнейшей судьбы Не плыжыошчула в неволе животных, о частности ящериц, я придерживался неписаного правила зоологов нашего Института, — отпускал их снова в природу.
Способность закручивать за спину хвост и демонстрировать им разнообразие знаков присуща не только ушастым, но и всей группе круглоголовок. Одна из них за эту способность получила название вертихвостка. О ней и пойдет дальнейший рассказ.
Ушастая и вертихвостка 161
По внешнему виду круглоголовка-вертихвостка напоминает ушастую, только вдвое меньше. Зато хвост у нее больше: у самок он на треть длиннее туловища, у самцов — наполовину. Вертихвостку отличают также стройность сложения, рисунок и окраска, причем последние могут заметно меняться за короткое время. Одну и ту же взрослую особь мы видели в течение часа в трех разных «нарядах»: то пятнистой, то сетчатой, то пятнисто-сетчатой. У молодых эта способность менее выражена. Поверхность тела только что появившихся из яиц особей пятнистая, очень контрастная, покрытая желтыми, бурыми и белыми пятнами. Цвет и рисунок на них хорошо сливаются с фоном песка и редкой низкорослой травы, в которую они обычно прячутся при опасности. Низ тела и молодых и взрослых однотонный — молочно-белого цвета.
Круглоголовка-вертихвостка — жительница полузакрепленных песков, среди которых выбирает участки, свободные от растительности. В районе наших работ — на правом берегу реки Или, в двадцати километрах выше села Баканас, вертихвостки избрали местом своего обитания песчаную дорогу, развеваемые участки прибрежного вала и гребни песчаных гряд.
В отличие от живущих по соседству ящурок, которые заселяют подходящие территории сплошь более или менее равномерно, поселение вертихвосток в плане имеет вид ленты, вытянутой по гребню бархана или по дороге. Выбирая голые песчаные участки, эти круглоголовки приспосабливаются к жизни на песчаной дороге, даже если она проходит не через барханы, а пересекает заросшие травой долины, то есть проходит через неподходящий биотоп.
Установив территорию обитания вершлвисюк, я избрал ?,;ссто:,: постоянных наблюдений песчаную дорогу километровой длины вдоль берега реки. Она имела четкие границы, за пределами которой при всем желании нельзя было найти ни одной ящерицы. Предстояло провести «перепись» круглоголовьего населения и установить половозрастной состав, а затем уже изучать образ жизни, взаимоотношения между собой и с ближайшими соседями, определить прирост населения,
162 Жизнь пресмыкающихся в природе
выявить врагов и т.д. Я начал с того, что каждой ящерице, проживающей на дороге, «вручил паспорт», то есть пометил ее.
Надо сказать, что для разных животных разработано много способов мечения и различных индивидуальных меток, позволяющих узнавать отдельных особей на расстоянии. Птиц, например, кольцуют очень давно. Помимо кольца ей на лапу или крыло, шею и т.д. надевают метки, хорошо различимые на расстоянии. Они имеют различные формы, цвет. Для ящериц также существуют метки — постоянные и временные. За рубежом с успехом применяют пластиковые пальцевые зажимы. Но и в том и другом случаях ящерицу нужно каждый раз ловить для установления «личности», а это затрудняет работу. Чтобы ее облегчить, некоторые исследователи наносят краской, обычно на верх тела ящериц, знаки. Мы применили способ, почти сходный с тем, о котором рассказал в своем очерке Д.В. Семенов. Отличие же в том, что сверху на определенные участки тела мы наносили красной краской небольшие точки, в комбинации означавшие те или иные цифры. Эти метки хорошо различались с трех-четырех метров. Например, точка на шее — цифра два, слева у передней лапы — один, а вместе две эти точки дают цифру три и т.д. Комбинируя только девять точек, можно пометить до 200 ящериц. Но эти метки сохраняются, как уже сказано, только до линьки, поэтому при длительном наблюдении мечение краской необходимо все-таки дополнять вышеописанным способом. Всего в районе нашей работы в один сезон мы пометили 24 взрослых (8 самок и 16 самцов) вертихвосток, которых и наблюдали.
Разумеется, все встречи с ящерицами «картировались», то есть наносились на план местности; пункты первой поимки стали как бы MCCTGM ИХ ПрОПИСКИ. По НСОДНОКраТНЫМ БСТрСЧам уДалОСо усханиьию размеры индивидуальных участков. На каждую меченую круглоголовку приходилось в среднем 52 м дороги, или 104 квадратных метра площади. Фактически же каждая ящерица использовала большую территорию из-за наложения одного участка на другой. Круглоголовки поделили будущие владения еще до нашего прибытия. О том, что дележ сопровождался схватками, свидетельствовали шрамы от укусов.
Ушастая и вертихвостка	163
Распределение, однако, прошло неравномерно. У самца, помеченного на плотном межгрядовом грунте, оказался самый большой участок — 306 квадратных метров. В поисках более благоприятных условий он удалялся от места мечения наиболее далеко (на 153 м) по сравнению в другими вертихвостками — обитателями наблюдаемого нами района.
А как эти круглоголовки мирятся с нарушениями своих границ при перекрывании участков? Очень просто. Соседи имеют, как правило, разновременную активность и в течение суток, и более длительного (несколько дней) срока. У нас создалось впечатление, что круглоголовки находятся на поверхности как бы по расписанию. Конкуренцию между самцами уменьшает расположение между их владениями индивидуальных территорий самок, отношения которых с самцами, да и между собой, миролюбивы. Давайте посмотрим, как же вертихвосткам удается избегать конфликтов? Например, 7 июля, когда на поверхности мы встретили И особей, столкновений не могло быть потому, что соседями почти всех бодрствующих самцов были самки. А два самца, участки которых находились рядом, появлялись на поверхности в различные часы. Разновременная активность повышает общую плотность населения круглоголовок, позволяет им полнее использовать кормовые ресурсы определенной местности.
Интересен характер передвижения вертихвосток по своим индивидуальным участкам, расположенным, как мы уже упоминали, на дороге. Ее ширина — два метра, и двигаться по ней можно только в двух направлениях. Ящерицы так и делают. Все меченые особи снуют по дороге туда-сюда, подобно маятнику. В течение дня они движутся по дороге сначала в одним направлении. Затем о противоположном, удаляясь от места мечения на различные расстояния (от 2 до 115 м). Каждая круглоголовка как бы патрулирует свою территорию и, вероятно, от того, есть ли на соседних участках хозяин или нет, зависит длина пути, пробегаемого ею от места «прописки».
В середине июля взрослые ящерицы начали исчезать (кроме больных), в местах их обитания стали появляться молодые. Чем вызвано
164	Жизнь пресмыкающихся в природе
это массовое исчезновение — кратковременной спячкой или началом зимней? С этим явлением я встретился впервые. В литературе также нет его описания. А факт налицо: все взрослые особи исчезают, как бы уступая место молодым. В дальнейшем мы убедились, что и в самом деле это у них кратковременная летняя спячка. А как же тем временем распределяются на участках молодые? По всей вероятности, они их занимают «по наследству».
Чтобы выявить плотность и характер расселения нового поколения круглоголовок, я расширил район своих наблюдений. Контролируемый отрезок дороги увеличил до двух с половиной километров, пролегавших через сероземную равнину. Наблюдения подтвердили, что молодые могли жить только на дороге, так как вне ее отсутствовали подходящие места для обитания. На нашем участке было учтено 36 молодых вертихвосток, причем нигде я не встретил двух ящериц вместе. Минимальное расстояние между ними составляло восемь метров, и попадались они на моем пути с правильностью делений на линейке. Им, как и взрослым, свойственно одиночное существование, но мирное: драк между ними, а также со взрослыми, я не отмечал.
Круглоголовки-вертихвостки поведенческими реакциями очень напоминают ушастиков. Хвост у них — также главное средство общения с себе подобными. Только у вертихвосток за счет большей его длины он более «разговорчив». Помимо бархатисто-черного кончика, снизу на нем резко выделяются такого же цвета полоски, несомненно, имеющие сигнальное значение в жизни круглоголовок. Интересно, что состоящие в ними в родстве агамы не имеют способности закручивать хвост. По-видимому, аналогичную роль у агам выполняют приседания
и горла у них свисает яркоокрашенный киль. Эти признаки, вероятно, позволяют им узнавать своих, отличать самцов от самок, а молодых —
от взрослых.
Вертихвостки хорошо узнают особей другого вида из рода круглоголовок. Когда я подпустил к взрослому самцу вертихвостки полу-взрослую особь ушастой, он, только едва увидев ее, уже пришел в
Ушастая и вертихвостка 165
неистовство. Раньше ушастую круглоголовку самец видеть не мог, так как в этой местности она не водится. К ящерицам не круглоголовкам вертихвостки настроены миролюбиво. Подкидыш, хотя был больше хозяина, в незнакомом месте повел себя робко, прижимался к песку и как бы с удивлением, безмолвно (то есть без хвостовых жестов) уставился на бушующего родственника, хотя и далекого. А тот, наконец, бросился на вселеица и пытался его укусить. После такого натиска ушастый вынужден был бежать куда глаза глядят.
Самец вертихвостки бурно реагирует на присутствие в своих владениях не только соперника. Подпущенную самку он встречает тоже агрессивно: жестикулирует хвостом, роет песок лапами, постепенно приближаясь к ней. Если она не принимает угрожающей позы, он спаривается. При нежелании спаривания самка дает знать об этом следующим образом: прижимает переднюю часть тела к песку, а заднюю приподнимает на вытянутых лапах, конец хвоста прижимает к песку, выгибаясь дугой. Подобную позу мы наблюдали у самок агамы. Если самец все же не прекращает попыток к спариванию, то самка угрожающе раскрывает при этой позе пасть и обычно достигает успеха. Самец оставляет ее в покое, и вскоре она покидает его участок. Изредка нам приходилось наблюдать мирно лежавших рядом самца и самку со смежных участков.
Вертихвостки легко привыкают к человеку и даже даются в руки. Убегая от него, прячутся за кусты и в крайнем случае — в кусты. Они плохо приспособлены к передвижению среди густой растительности, часто натыкаются на стебли с такой силой, что разворачиваются и бегут в сторону, обратную от первоначального курса. На присутствие человека самцы всыда реагируют ЗаКручиваниет хвоста, а самк::, особенно беременные, более осторожны и при преследовании в кусты забегают чаще. Однако мне не приходилось видеть, чтобы эти круглоголовки, спасаясь от человека, зарывались в песок.
Подобно другим животным, вертихвостки хорошо ориентируются на местности. Помеченного самца с места встречи 1 июля я перенес за 30 м вдоль песчаного прибрежного вала, а на другой день встретил
166 Жизнь пресмыкающихся в природе
его уже на прежнем месте. В данном случае самец двигался, видимо, по вершинам барханов, и найти свой участок для него не составило труда. Я усложнил опыт: 9 июля этот же самец был отнесен за 52 м, через заросшую травами территорию в другой биотоп. 13 июля он снова был на своем участке.
При обилии пищи вертихвостки тратят мало времени на ее поиски. Они охотно поедают муравьев, многочисленных насекомых. Поскольку эти насекомые концентрируются в значительном числе на небольшой площади муравейника, то круглоголовкам не приходится много бегать. Обычно они подкарауливают свою добычу на муравьиных тропах, причем поедают не только муравьев, но и их добычу: мух, кузнечиков. С середины июня самки начинают откладывать по 2-3 яйца. Молодые появляются спустя месяц. Растут они очень быстро (что установлено на меченых ящерицах) и к моменту ухода в зимовочные убежища достигают минимальных размеров взрослых. Периодически круглоголовки, как и другие виды рептилий, обновляют свои покровы, то есть линяют. Перед линькой они приобретают пепельнобелый цвет, кожа их лопается сначала на спине и отваливается лоскутками. Причем вертихвостки и сами стараются побыстрее освободиться от старых покровов, сдирая их челюстями.
Подобно ушастым круглоголовкам, вертихвостки тоже теплолюбивые животные, но в жару все же предпочитают скрыться в тень или уйти в подземные убежища. На раскаленном песке сидят так же, как ушастые: на вытянутых передних-лапах и пятках задних, касаясь поверхности хвостом. После захода солнца зарываются в еще не остывший песок, как и ушастые, вибрируя телом. Ночуют, часто оставляя на поверхности голову и хвост. Иногда вертихвостки забираются на ночь в свои норки, безошибочно находя засыпанный песком вход.
Есть у этих круглоголовок и враги. Прежде всего змеи: степной удавчик, щитомордник, стрела-змея, а также хищные птицы и млекопитающие. Но щитомордник — змея сумеречная, и значит, встречи вертихвосток с ней маловероятны. Охотничьи участки этих круглоголовок и стрелы-змеи не совпадают, так как на дороге стрелки почти не
Ушастая и вертихвостка	167
охотятся. По следам можно определить, что они ее лишь переползают. Вероятно, лишь степной удавчик чаще ловит круглоголовок, во всяком случае, в неволе он охотно питается ими. Одним словом, отход взрослых круглоголовок незначителен. Из 29 меченых вертихвосток только пять особей больше нам не встречались. Если даже допустить, что все они погибли от врагов, то это немного.
Познакомившись с нашими круглоголовками, иные читатели, быть может, спросят: «А какая от них польза и стоит ли их изучать?». Нельзя судить о значении животного только по его величине. Необходимо знать о природе все. То, что сегодня представляется бесполезным, завтра может оказаться нужным и важным, поэтому и ящерицу изучать важно. Наблюдать за ней не менее интересно, чем за другими крупными животными. Примечательна, кстати, такая закономерность.
В местах, изобилующих пресмыкающимися, например в полупустынях, население птиц довольно разрежено. И наоборот, в горах с увеличением высоты происходит быстрое уменьшение видового разнообразия и численности пресмыкающихся, в первую очередь ящериц, зато возрастает количество птиц. Так, в 80 км от Алматы, в песках обитает 10 видов ящериц и примерно столько же птиц, а в горах, на высоте 2500 м, близ Алматы, — только один вид ящерицы и 50 видов птиц. В какой-то степени эти две группы животных — потребители беспозвоночных в различных биотопах — взаимно заменяют друг друга. Как показали специальные исследования, в пище ящериц и птиц нередко встречаются те же виды насекомых, хотя и в ином соотношении. Причем видовой состав насекомых в «меню» ящериц оказывается разнообразнее, чем у птиц. Исследователи сходятся во мнении о несомненной пользе ящериц как регуляторов численное! и вредных беспозвоночных, о том, что ящерицы ограничивают численность вредителей сельского хозяйства. Многое в жизни этих рептилий еще не выяснено, но одно можно сказать утвердительно: роль их в биоценозах наших пустынь положительна.
Арчи Карр справедливо заметил: «Рептилии — неотъемлемая часть животного населения Земли. Допустить их исчезновение — значит,
168 Жизнь пресмыкающихся в природе
признаться, что мы готовы расстаться со всей живой природой. И если это произойдет, мы уже не сможем быть прежними людьми» (А. Карр. Рептилии. М., 1975).
Изучение пресмыкающихся, в том числе ящериц, необходимо не только потому, что они — живые памятники древней истории Земли, но и потому, что рептилии занимают особое место в длинном ряду наших предков. Можно сегодня с полным основанием сказать, что совокупное — прямое и косвенное — воздействие пресмыкающихся и, в частности, их самой обширной группы — ящериц на различные звенья живой и неживой природы так же велико, как и других более крупных животных. В настоящее время особенно важно выяснить значение рептилий в общем балансе природы.
СРЕДНЕАЗИАТСКАЯ ЧЕРЕПАХА |Р^4. Кубыкин\
Пожалуй, из всего видового разнообразия пресмыкающихся черепаха — самая популярная не только среди любителей животных, но и широких слоев населения. Если большинство людей с неприязнью воспринимают одно упоминание о змеях, то черепахе в этом отношении повезло. О ее миролюбии и безвредности знают даже дети. Неповторимый облик, который придает ей твердый костный панцирь, медлительность, ставшая нарицательной, — являются хорошими опознавательными признаками. Достаточно увидеть рисунок с ее изображением или фотоснимок, чтобы уже никогда не спутать ни с каким другим животным.
Но все ли знают, что черепахи живут на Земле около 200 миллионов лет? Как же удалось им пережить за столь длительный период климатические и геологические потрясения на Земле и существенно не изменить свой облик? За эти миллионы лет вымерли очень многие не только виды — целые отряды животных, населявших некогда нашу планету. Немало представителей фауны, расставшись с одной средой обитания, приспособились к другой. А черепаха осталась почти Оез изменений. Почему? Возможно, немаловажен факт, что некоторые виды черепах значительную часть своей жизни проводят в относительно мало меняющихся условиях под землей, в состоянии спячки, не испытывая прямого воздействия биосферы. И, конечно, в биологической устойчивости черепахи огромную роль играет прочный панцирь. Мно
170 Жизнь пресмыкающихся в природе
гое здесь пока не выяснено, но одно несомненно: несмотря на миллионы лет эволюции черепахи, панцирь сохранился как непременная ее принадлежность.
В засушливых условиях пустыни за относительно короткий весенний период она успевает нагулять столько жира, что его хватает на три четверти года жизни под землей. В этом смысле черепахе, кажется, уже некуда совершенствоваться. Ее скрытые возможности (а в каждом живом организме заложены возможности к совершенствованию) находятся как бы в законсервированном состоянии.
Палеонтологи предполагают, что самой крупной черепахой из древних форм была миолания, череп которой имел в ширину 58 см, а длина панциря превышала 5 метров. У крупнейших современных видов этой рептилии, например у слоновой черепахи с Галапагосских островов, панцирь достигает в длину 110 см, а вес в среднем — около 100 кг, но отдельные экземпляры весят до 400 кг.
В фауне бывшего СССР пять видов сухопутных и пресноводных черепах и два — случайно заплывающих морских. В Средней Азии живут два вида: болотная и среднеазиатская, или степная, черепахи. Название «степная» по отношению к последнему виду неудачно: эта пустынная жительница не обитает в степях. Главное отличие болотной черепахи от среднеазиатской — подвижное соединение спинного щита с брюшным и развитые плавательные перепонки между пальцами. В Казахстане она живет обычно в пресноводных водоемах западной части республики. Питается рыбой, земноводными, червями и насекомыми, изредка поедает и растения.
Среднеазиатская черепаха распространена более широко. Она встре-saeicM ь Улиекис1<1не, Киридеии, Туркмении и Таджикис1<1не. В Казахстане населяет пустыни юга и предгорья юго-западных хребтов Тянь-Шаня. Северная граница обитания проходит по линии у дельты Эмбы, в низовьях реки Иргиз, в Северном Прибалхашье и Алакольс-кой котловине. Распространена она и за пределами бывшего СССР: в Северном и Восточном Иране, Афганистане и на северо-западе Индии.
Среднеазиатская черепаха 171
Мы начнем повествование о ней «аЬ ото» — с яйца. Черепаха размножается яйцами. Что такое яйцо как частица, несущая зачаток жизни? Это зародыш животного с необходимым запасом питательных веществ для его самостоятельного (вне тела матери) развития.
Рептилии, представителем которых является и черепаха, первыми стали откладывать на суше яйца, одетые в твердую оболочку. Именно это и явилось главным и решающим обстоятельством в утверждении рептилий как первых истинно наземных обитателей. Если сравнить их с земноводными (лягушки, жабы и др.), то последние до сих пор откладывают почти ничем не защищенные яйца прямо в воду. Они окружены лишь студенистой оболочкой и полностью зависят от водной среды. Например, в жаркий день исчезла лужа — и быстро высохла жабья икра. Поэтому, сопоставив десяток отложенных ящерицей яиц с тысячами икринок, выметываемых жабой, нетрудно понять прогрессивность нового способа размножения.
В отложенном на суше яйце под защитой плотной скорлупы сохраняется своеобразный крошечный водоем, в котором нежный зародыш рептилий проходит все уязвимые стадии развития, находясь, по существу, в той же среде, в какой жили его предки. Как и во всяком другом яйце, по мере развития содержимое яйца рептилий усложняется. Усложнение связано не только с формированием нового организма, но и с развитием особых структур, помогающих развитию зародыша. Они поддерживают его в определенном положении, обеспечивают его питание, защищают от удушья и отравления продуктами обмена. Эти структуры называют зародышевыми оболочками. Они присущи и пресмыкающимся, и птицам, и развивающимся в половых путях самок япцам млекопитающих.
Через 65—100 дней, пробив скорлупу при помощи яйцевого клювика (твердого шипика на конце носа), черепашка выбирается из тесной колыбельки. Стоит август. Днем еще жарко, а ночью уже холодновато, но черепашка наверх, к свету и солнцу, не стремится. Инстинкт самосохранения гонит ее в глубь земли, где она находит спасение от непогоды, а главное — от многочисленных врагов. В отличие от сухопутных
172	Жизнь пресмыкающихся в природе
черепах, у морских видов этих рептилий вылупившееся на суше потомство стремится как можно быстрее покинуть свою колыбель и попасть в родную стихию моря. Но на пути к воде и в самом море новорожденных поджидает тьма хищников. И массовая гибель морских черепашек возмещается только их обилием.
Среднеазиатская черепашка, вылупившись размером со старый металлический рубль, имеет мягкие, так называемые эмбриональные щитки. Они мнутся даже при незначительном нажатии на них пальцем. Это и понятно. Ведь в твердой оболочке яйца черепашонок лежит, согнувшись вдвое, — головой к хвосту, плотно вписываясь в эллипсоидальную с одинаково закругленными концами скорлупу яйца. На брюшном щите панциря хорошо заметны поперечная складка перегиба и продольная — пупочная щель, видимая даже у четырех— шестилетних особей.
По беззащитности юная черепашка кажется вне сравнений с кем-либо из казахстанских рептилий. Она не может бегать так стремительно, как ящерицы, не обладает ядовитыми зубами, как многие змейки; даже норы у нее и то, по существу, нет. И юная черепашка находит свое спасение только в толще земли. На поверхности ей все равно нечего есть — ведь в августе растительность уже пожухла и выгорела. Как же она в таком случае переживает осень и долгую зиму? Все предусмотрено природой. Во время развития в яйце зародыш расходует не все питательные его вещества. Оставшаяся их часть в виде желточного мешка после вылупления втягивается внутрь черепашонка через пупочную щель. Этого желтка хватит ему на всю долгую зимовку в земле и еще на некоторое время весной после выхода на поверхность.
В апреле, когда земля прогреется на большую глубину, после 8— 9-месячного плена черепашки-прошлогодки появляются на поверхности. Если взрослые выходят наверх, повинуясь инстинкту продолжения рода и чтобы пополнить свои жировые запасы, то юным черепашкам пока спешить некуда. Они и на поверхности продолжают жить за счет запасов яичного желтка.
Среднеазиатская черепаха 173
До 10—13-летнего возраста, то есть до возраста половой зрелости, жизнь черепахи проходит тихо и незаметно. Питание и скрытное существование, дабы избежать зубов хищников, — главное для них в это время. Растений весной много, они дают им корм и убежища. Именно в этом периоде скорость роста черепахи наибольшая, в последующее время она резко замедляется. На меченых особях установлено, что у большинства прирост ничтожно мал — от полутора до семи миллиметров в год, а в среднем — около четырех. Причем самцы растут медленнее самок и имеют меньшие размеры и вес.
Молодые черепашки избегают открытых мест. Приплюснутость и защитная окраска пестрого рисунка делают их среди растений малозаметными. Этому способствует и уплощенный панцирь. Если взрослую особь с ее очень выпуклым панцирем хорошо видно с расстояния 20—30 м, а при его отблеске и дальше, то молодую можно обнаружить, лишь наткнувшись на нее. Не случайно при учетах черепах меньше всего встречается на поверхности прошлогодков, 2—4-летних больше. Десятилетних уже много. Чем старше черепаха и тверже ее панцирь, тем она массивнее и больше времени проводит на поверхности. Молодая же черепашка с ее мягким панцирем может стать легкой добычей птиц и четвероногих хищников.
Часто мне приходилось видеть целые стаи грачей, добросовестно, широким фронтом прочесывающих местность. За пять минут такая стая успевает продвинуться метров на 200. Птицы идут деловитые и внимательные, при этом задние все время перелетают через впереди идущих, и вся стая движется, подобно гусеницам трактора. Незавидна участь черепах, если их угодья оказались рядом с грачиной колонией, как это было близ села Чингильды (Алма-Атинская область). Там мы часто видели летящих грачей с черепашкой в клюве.
Особенно много гибнет черепашек во время вскармливания грачами своих птенцов. Об этом свидетельствуют многочисленные панцири 1—4-летних черепашек под гнездами птиц.
В 1983 году в конце июня в полузакрепленных песках Южного Прибалхашья орнитологи показали мне кладбище черепах — боль
174 Жизнь пресмыкающихся в природе
шое количество потрошенных высохших панцирей черепашат среднеазиатской черепахи и скорлупы ее яиц, разбросанных в виде компактных кучек на территории 0,65 га. Как показало дальнейшее обследование, все найденные остатки были расположены на разделочных точках («кухни», «столовые») возле гнезда пустынного ворона. Этот вид широко распространен в Казахстане — от восточного побережья Каспия до Алакольской котловины и предгорий Тянь-Шаня.
Гнездо ворона с четырьмя оперенными птенцами находилось на шестиметровой высоте на одной из редких туранг в межбарханном понижении. В пределах видимости с гнезда и вокруг него, как правило, на невысоких песчаных бугорках располагалось И разделочных пищевых пунктов — «кухни».
Пищевые остатки практически полностью состояли из выпотрошенных панцирей 210 неполовозрелых черепашат 1—5-летнего возраста и свежей скорлупы 112 черепашьих яиц! Наиболее предпочитаемым кормом являются мелкие черепашки — двухлетки и однолетки.
Кроме черепах, на «кухнях» найдены лишь высохшая шкура ежа и остатки (10 см туловища с вырванными внутренностями) взрослого восточного удавчика.
Разделывает черепашат ворон тремя способами: обычно вытягивает внутренние части черепахи через раздолбленный (сверху, сбоку и снизу) панцирь, чаще через заднюю или переднюю щели. Птицы предпочитали потрошить черепашат спереди, схватив клювом рептилию за передние лапы, голову или за то и другое вместе. При этом обычно задние, а иногда и передние лапы оставались с панцирем. Некоторые однолетки и двухлетки имели сильно помятую заднюю часть тела, вероятно, в результате длительной переноски в клюве птицы.
В связи с небольшой численностью среднеазиатской черепахи в песках Южного Прибалхашья, особенно малолеток, и их непродолжительной активностью на поверхности песка воронам, вероятно, приходится обследовать при выискивании их значительную территорию. Причем способ добычи черепашат для них более простой по сравнению с ловом, например, грызунов. Другое дело — сбор черепашьих
Среднеазиатская черепаха
175
яиц: из массы встреченных взрослых особей ворон должен выделить самку в период яйцекладки. По-видимому, отличает он ее от других подобных особей по своеобразным маятникообразным движениям, характерным лишь при рытье самкой гнездовой лунки. Затем извлекает яйца в период их откладки или разрывает кладку после того, как самка ее зароет. Судя по количеству съеденных яиц, ворон успешно освоил методику добычи яиц, что говорит о его способностях «сообразительной птицы». Переход на питание черепахами и их яйцами обусловлен не только малочисленностью териологических объектов как основы питания, но и, вероятно, индивидуальными особенностями птиц.
Судя по устным опросам орнитологов, вороны-тестудофаги довольно редки. По сведениям различных авторов, в возрасте до пяти лет черепах поедают грифы, стервятники. Из млекопитающих наибольший вред приносит им лисица. Этих рептилий разного возраста и их яйца находили в пище шакала, пятнистой кошки и камышового кота. Лишь с 6-летнего возраста окрепший панцирь черепах становится многим хищникам «не по зубам», тем более птицам. Животные как бы обретают уверенность в прочности своей защиты и, может быть, поэтому больше времени находятся на поверхности вне укрытий.
Но есть зверь (кстати, в Казахстане он открыт совсем недавно), которому по зубам даже взрослая черепаха. Это медоед, хищник из семейства куньих. В Казахстане единичные особи найдены в Западном Устюрте, но в основном он приурочен к Южной и Центральной Африке, Передней и Средней Азии до Индостана включительно. Это довольно крупный зверь с длиной тела до 77 см и массой до 16 кг. Туловище массивное, уплощенное, короткие ноги с длинными когти-
стых ежей, в большом количестве поедает саранчу и жуков. В его рационе обычны также взрослые черепахи, последних он выкапывает даже зимой. По словам «первооткрывателя» медоеда в Казахстане К.Н. Плахова, хищник «разделывает» ее при помощи своих длинных когтей — ими он буквально выгребает все содержимое панциря. В этом я сам убедился, когда побывал на Устюрте. Только там и
176	Жизнь пресмыкающихся в природе
только в местах обитания медоеда я увидел на поверхности земли совершенно пустые панцири взрослых черепах.
Чем же примечателен панцирь? Он состоит из двух щитов: выпуклого спинного — карапакса и плоского брюшного — пластрона. Срастаясь, пластрон и карапакс образуют прочную коробку с отверстиями для шеи, хвоста и конечностей, которые при опасности втягиваются внутрь. С верхним щитом слиты позвоночный столб и ребра животного. Сверху панцирь прикрыт роговыми щитками. Каждый щиток по мере роста черепахи растет как самостоятельное целое: на его поверхности ежегодно образуется одно концентрическое кольцо-валик; оно соответствует активному периоду. За валиком следует желобок, что соответствует периоду спячки.
По числу колец можно определить возраст животного примерно до 20—25 лет. В дальнейшем они не образуются, и предельный возраст среднеазиатской черепахи установить затруднительно. Даже мечением нелегко определить долголетие этих животных, так как очень многие годы надо наблюдать за ними. Нам иногда попадались как самцы, так и самки поистине древние. Кожа их сплошь была изборождена морщинами, когти и роговые выросты на лапах полустерты, глаза слезились, истертый и отполированный, особенно снизу, панцирь покрыт светло-зеленой роговой массой уже безо всяких колец. И хотя таких долгожителей очень мало, они способны размножаться. Вполне вероятно, что их возраст достигал 50, а может, и 100 лет.
Способность к размножению наступает у самцов с И—12-летнего возраста, у самок — на год-два позже. В этом возрасте самцы достигают длины И—12, а самки 13—14 см и весят в среднем соответственно 430 и 590 гояммпн
Давайте сравним черепаху с другими животными, например со степной агамой, которая за сезон откладывает около 20 яиц. Если допустить, что из всех яиц выведутся агамы (самцы и самки поровну) и на следующий год они также приступят к размножению, то за 12 лет их будет уже 20 в 12-й степени. Если возьмем животное, которое откладывает одно яйцо при одинаковых условиях размножения с агамой, то
Среднеазиатская черепаха	177
и у него по сравнению с черепахой будет явное преимущество. Подобные аналогии можно было бы продолжить и с птицами и с млекопитающими, но сути это не меняет: их численность возрастает по закону геометрической прогрессии беспрерывно, начиная со второго года после рождения. Конечно, количество особей будет меньше расчетной величины хотя бы из-за меньшей продолжительности жизни тех же агам, но, так или иначе — преимущества на их стороне. Черепаха же за небольшой весенне-летний период (3—4 месяца) активности откладывает в среднем пять-шесть яиц, и пройдет долгих десять и более лет, прежде чем вылупившиеся из этих яиц особи смогут участвовать в продолжении рода.
С наступлением зрелости спокойная жизнь заканчивается, особенно у самцов. Мирные «меланхоличные» животные становятся энергичными и воинственными. Инстинкт к продолжению рода гонит их с наступлением весны из земных глубин на поверхность для поиска самок. В этот период года подавляющее большинство только что вышедших черепах состоит именно из половозрелых самцов. Удивителен сам факт появления этих животных на поверхности.
Представьте ярко-зеленую пустынную равнину ранней весной. Ничто не указывает на присутствие здесь черепах. Следы их прошлогоднего пребывания стерты дождями и ветрами — не видно ни убежищ, ни временных лунок. Разве кое-где лежат на земле выбеленные временем, потрескавшиеся старые панцири, которые издали можно принять за камни. Пусто кругом, только изредка увидишь отдыхающую стаю птиц, чаще грачей и галок, да высоко в небе слышишь нескончаемые песни многочисленных жаворонков. Человеку, уже видевшему изобилие черепах, слииии чего-то нс хватает.
И вот где-то в конце марта — начале апреля в Илийской долине, как грибы после дождя, наши герои после долгой спячки появляются на свет. «Вырастают» они в самых неожиданных местах. По аналогии с другими животными, уходящими на зимовку в землю, можно было бы ожидать, что куда черепахи ушли, оттуда и должны выйти. Ничего подобного! Нор как таковых у них нет, если не считать чужие,
178	Жизнь пресмыкающихся в природе
иногда используемые ими. При отсутствии же норных животных, как, например, около села Чингильды, черепахи не имеют возможности воспользоваться уже готовыми убежищами и, значит, должны полагаться на свои роющие способности. Но об этом мы поговорим позже. А сейчас посмотрим, чем заняты черепахи, вышедшие на волю из подземелья.
Через два-три дня после выхода они приступают к спариванию. Самка, несмотря на многомесячное пребывание глубоко в земле, сохраняет зрелые фолликулы3, с которыми уходит в спячку. Ее воспроизводительная система, таким образом, всегда находится в готовности. И едва она показывается на поверхности, еще покрытая спрессованным зимним грунтом, как ее уже ждет самец. Он как более активный первым появляется и последним (после самки) уходит в дневное убежище. Как отличить их друг от друга? У самки более плоский верхний панцирь, а главное — короткий хвост, в то время как у самца он длинный. Соотношение полов у черепах наблюдается в разные годы различное. При благоприятных условиях оно обычно равное, но так как выход самок из зимовочных убежищ растянут, их, естественно, не хватает. Поэтому около одной особи нередко собираются два-три и даже до шести самцов.
В период спаривания самцы, как мы упоминали, ведут наиболее подвижную жизнь: все короткое время активности они ищут самок или борются с соперниками. Всякая движущаяся вдали черепаха привлекает их внимание. Высматривая себе подобных, самец забавно вытягивает шею вверх и осматривается, так что его голова на длинной шее напоминает перископ подводной лодки. Заметив вдали другую особь, ин си всех ног (со скоростью до 15 м в минуту) устремляется к ней. Если эта особь — тоже самец, то «бегун» как бы в нерешительности топчется на месте или тем же темпом устремляется дальше на поиски самки, иногда уже вдвоем. Весной инстинкт следования за движущимися особями очень развит у черепашьих самцов.
3 Пузырьки, в которых образуются яйцевые клетки.
Среднеазиатская черепаха 179
Брачная церемония среднеазиатской черепахи — это сложная серия определенных движений. Встретившись с самкой, самец с ходу приступает к ухаживанию. Если она движется, то и он следует за ней. Иногда забегает вперед и пытается ее остановить, часто-часто кивая головой. Если самка готова принять самца, то их отношения, естественно, завершаются спариванием. Если нет — начинается борьба: самец кусает ее за голову, за ноги или край панциря. От головы бежит к хвосту и обратно. Подобное кружение может продолжаться долго, и с каждым кругом самец все более свирепеет. Но его угрозы самке не страшны, в худшем случае она втягивает голову и лапы под панцирь и становится недоступной для разбушевавшегося «кавалера». Если к такой паре подползет еще один самец, то соперники уже больше времени уделяют друг другу. Нередко они так увлекаются «выяснением отношений», что совершенно забывают про самку. А она тем временем, преспокойно взирая на борющихся, успевает закусить и даже покинуть поле битвы. Противники, готовясь к бою, сходятся нос к носу, совершают сначала поклоны, кружатся, затем кусаются или нередко, чуть приподнявшись на вытянутых ногах и раскачав тело, бьют одновременно друг друга передним выступом нижнего панциря, словно тараном. К пению птиц в вышине примешивается клацанье панцирей дерущихся самцов.
Коронный номер турнирного многоборья — перевернуть соперника. Не случайно поэтому, ползая около самки, «рыцари» стараются наклонить бок, обращенный к противнику, как можно ниже к земле, а передней лапой отбросить, оттеснить и, наконец, опрокинуть. Наиболее ловкому это удается. Иногда приходится видеть одного-двух незадач-линыу соперников, лежащих на спине, в то время как оставшиеся боеспособные самцы продолжают сопровождать свою избранницу до следующей схватки. Пока поверженные претенденты барахтаются, брачная пара успевает скрыться. Но недолго самцу удается побыть наедине с самкой. Завидев пару, спешат к ней новые соперники...
Наблюдая за перевернутым в драке самцом, невольно приходишь к мысли: шансы принять побыстрее нормальное положение возраста-
180 Жизнь пресмыкающихся в природе
ют у того, кто имеет более выпуклый панцирь. Случается, хотя и редко, что в пылу битвы самцы переворачивают самку. Она же, имея более п	л	о
ский панцирь, вынуждена затрачивать много времени и усилий, чтобы принять нормальное положение. Одной очень старой самке с низким сводом понадобилось для этого 16 часов, самцу с панцирем, близким к шару, — полминуты.
Интересны способы переворачивания черепахи, очутившейся на спине. Почему-то многие люди убеждены, что в таком положении она обречена на гибель. Это справедливо только для крупных черепах. Наши же рептилии довольно быстро выходят из ненормального положения. С помощью головы, которой она опирается в землю, черепаха одной из задних лап старается зацепиться за неровности почвы. Сделав это, она как бы перекатывает свое тело, пользуясь уже и передней лапой, и постепенно оказывается на боку. После этого ей нетрудно принять нормальное положение. Если же задние лапы не достают до поверхности, то животное резкими рывками всех лап и головы разворачивает или немного перемещает тело и вновь пытается зацепиться за неровности. Рано или поздно ее попытки увенчиваются успехом. На гладкой ровной поверхности, например в квартире на полу, черепахе не за что зацепиться, и она перевернуться не сможет до тех пор, пока, используя рывки лапами и головой, не переместится к стене комнаты или к мебели. В брачный период самцы до конца остаются «рыцарями»: провожают «даму» в ее убежище и сами устраиваются тут же. А однажды один из самцов расположился на ночлег прямо на панцире полузакопавшейся самки. С наступлением рассвета, несмотря на холод, они первыми выходят иа ночных убежищ :: терпеливо ждут своих избранниц.
И снова начинается церемония ухаживания.
Обычно черепахи безмолвны или же неожиданно потревоженные — шипят, подобно степной гадюке и обыкновенному ужу. И только в брачный период можно слышать громкие ритмичные звуки самцов,
Среднеазиатская черепаха
181
которые они издают при спаривании. Роль их неясна, возможно, они служат предупреждающим сигналом для соперников.
В апреле, в это самое беспокойное время в жизни черепах, самцы, находясь все время в движении, питаются урывками. Но на исходе месяца активность брачного периода уже снижается, близится к концу, и самцы постепенно расстаются с удалью, возвращаясь к размеренной, «меланхолической» жизни, свойственной этим рептилиям. Встретив их в мае, уже трудно представить себе, что еще совсем недавно здесь гремели бои и кипели страсти. Самцы теперь больше времени проводят в укрытиях, получают, наконец, возможность спокойно пастись. Много питаются и быстро набирают вес.
Из всех казахстанских рептилий только среднеазиатская черепаха — в основном растительноядное животное. В ее рацион входят более тридцати видов пустынных растений (в основном разнообразные эфемеры), листья, стебли, цветы, плоды которых черепаха скусывает, все время передвигаясь. Как и грызуны, черепахи в условиях сухого климата сильно зависят от состояния растительности. Зависимость их тем более велика, что черепахи не могут перекочевать, как другие животные, в места с более благоприятными условиями. Поедают они весной в незначительном количестве и животный корм, в основном жуков. Нередко грызут старые панцири или же кости мелких позвоночных. Очень неравнодушны черепахи к растению с белым млечным соком — молокану татарскому, за которым они около села Чингильды ползали на сухое галечниковое русло за 70—100 м. Молокан — одно из немногих здесь растений, которое черепахи объедали до основания. От обильно выделяющегося сока у животных образовывались на панцире, передних лапал и иемисппО На ЧслЮСТЯХ ПрНЧуДлНБЫС париСТЫ, которые можно на первый взгляд принять за уродства.
Образ жизни среднеазиатской черепахи строго дневной. Ее активность сильно зависит от температуры воздуха.
Весной на ночь животные зарываются в землю, обычно на глубину, равную высоте их панциря. Часто используют для этого выходы своих зимовочных убежищ, различные мелкие углубления или роют
182	Жизнь пресмыкающихся в природе
на ровном месте, там, где их застает вечер, ямку глубиной не более 10— 15 см.
Утром, по мере потепления, черепахи разворачиваются в своих неглубоких лунках, выползают навстречу солнечным лучам и греются, выпустив из-под панциря лапы, голову, хвост. Приняв солнечные ванны, начинают неторопливо пастись. С наступлением жары активность животных снижается. Они чувствительны к перегреву и при температуре воздуха выше 25°С ищут укрытия. Убежищем могут служить кусты «перекати-поля», заросли чертополоха, листья туркестанского ревеня. Забираются черепахи и под палатки, ящики, машину и даже пытаются спрятаться в тень стоящего человека.
Примерно через двадцать дней после спаривания самки откладывают яйца. Вторая кладка проходит в конце мая, а третья? Бывает ли она в условиях Казахстана? Это не выяснено. Возможно, бывает в годы с более длительной вегетацией растительности. В Туркмении, например, животные успевают сделать три и даже четыре кладки. Установлено, что среднеазиатская черепаха спаривается один раз в сезон, а не перед каждой кладкой, как предполагалось ранее. По сведениям зарубежных авторов, некоторые виды этих рептилий могут откладывать оплодотворенные яйца на протяжении четырех лет с момента спаривания. Эти вопросы и для среднеазиатской черепахи тоже заслуживают выяснения. Она откладывает яйца на открытых участках или под кустами в песок, лес, серозем. Ямка в грунте, которую самка поочередно роет задними лапами (именно задними!), имеет форму кувшина глубиной 7—10 см. В такую ямку самка сносит яйца примерно за десять минут. Тут же зарывает ее задними лапами, и вскоре ничто up цкяаыиарт ня мргтл яинрклялки Обнаружить рр млжнл тллькл случайно. Окончив хлопоты по размножению, черепахи в основном уже в июне залегают в спячку.
Таким образом, проследив развитие черепахи с яйца до яйцекладки, мы опять вернулись к началу.
Восемь—девять долгих месяцев черепаха проводит в глубине земли (до полутора метров). За это время проходят осенние дожди, зем
Среднеазиатская черепаха	183
ля покрывается снегом, и чем его больше, тем благополучнее зимуют -черепахи. В самые трескучие морозы снежное одеяло надежно защищает ее от стужи. Но это не везде. В пустыне Бетпак-Дала твердые породы, залегающие на небольшой глубине, не позволяют животным закапываться на нужную глубину. Поэтому после бесснежных суровых зим, когда глубина промерзания почвы может достигать 70— 80 см, здесь бывает пусто на зеленом весеннем ковре: черепахи, змеи, ящерицы и грызуны во многих местах вымерзают. И только птицы да крупные млекопитающие оживляют пустыню.
Излюбленные места зимовочных убежищ черепах — овраги, обрывистые берега рек, участки с неровностями. Причем из года в год перед залеганием в спячку они концентрируются в одних и тех же местах, откуда весной расселяются более широко. Однако в целом для среднеазиатской черепахи характерна привязанность к местам обитания, кочевки животных недалеки по протяженности и совершаются с небольшой скоростью.
В отличие от многих рептилий, которые, уходя на зимовку, в основном используют чужие норы, черепаха чаще роет убежище сама. В песках она еще пользуется норами желтого суслика и большой песчанки, только расширяя их, а в твердой глинистой или суглинистой почве вырывает нору сама. По существу, это не нора, а лишь небольшой выброс грунта, точнее, кучка грунта, равная по объему телу черепахи. Погрузившись в землю, животное «плывет» в ней, будто в воде. Ее мощные передние лапы, которыми она поочередно разгребает грунт, снабжены прямыми, конусообразными, широко расставленными когтями. Наружная поверхность передних лап усеяна прочными роговидными зубцами. Именно они обращены наружу у спрятавшейся внутрь панциря рептилии. Разрыхляя землю впереди себя, черепаха отгребает ее в стороны и назад, а там утрамбовывает задними лапами. Так она и «плывет», продвигаясь вперед. И сколько бы мы ни пытались найти черепаший след, где она «проплыла», мы его не найдем. Перелопаченный грунт, на наш взгляд, ничем не отличается от нетронутого: он такой же плотный.
184 Жизнь пресмыкающихся в природе
Немало загадок задает еще нам черепаха. Не прослежено, под каким углом зарывается она в землю и под каким выходит, как ориентируется в кромешной темноте толщи земли, на постоянной ли глубине проводит черепаха спячку и что ей служит сигналом к выходу на поверхность? И многие другие вопросы, связанные с образом жизни этой рептилии, нуждаются в детальном исследовании.
Среднеазиатская черепаха — неотъемлемая часть животного мира пустыни. Она служит важным подспорьем в питании различных диких зверей и птиц. В былые годы ею в основном кормили животных на зверофермах. Люди старшего поколения, живущие в Казахстане и Средней Азии, помнят, что в трудные годы войны черепаху заготавливали для столовых. Сейчас она становится все более популярным объектом домашнего содержания. Отправляют ее и за границу. Например, в 1967 году по заказу зарубежных фирм Казахстан экспортировал 43 тысячи черепах, а с 1975 по 1986 год заготовлено около миллиона этих животных.
Чтобы правильно использовать имеющиеся ресурсы черепахи, которые стали заметно сокращаться, важно знать не только общую численность этих животных и ее изменчивость по годам, но и детали биологии. За 200 миллионов лет своего существования черепаха хорошо приспособилась к превратностям внешнего мира и до настоящего времени остались процветающим видом. Прочный панцирь, о достоинствах которого мы уже рассказывали, обеспечивает ей защиту от многих врагов. От многих, но — увы! — не от человека.
Представьте весенний погожий день. По равнине идет шеренга людей — заготовителей с мешками. Они периодически наклоняются и... не добывают, не отлавливают, а собирают черепах. Набрав мешки, относят в рядом идущую машину — и снова за работу, доступную даже детям. По легкости этот промысел можно сравнить разве с собиранием яиц у колониально гнездящихся птиц. Но до гнездовий пернатых, расположенных обычно в труднодоступных местах, еще надо добраться. А здесь несколько часов хорошей дороги — и «дары природы» в твоих руках. Какой вид из рептилий, птиц и млекопитаю
Среднеазиатская черепаха 185
щих по легкости добывания можно сравнить с черепахой? В процессе общения с вооруженным человеком многие животные приобрели печальный опыт и стараются избегать его. Они «поумнели», как говорят охотники. Да возможностей у тех же сайгаков, кабанов или водоплавающих птиц гораздо больше, чем у малоподвижной черепахи. Она же перед человеком совершенно беззащитна. Никакие свойства, приобретенные за миллионы лет эволюции, черепаха не может противопоставить даже невооруженному человеку.
Начиная с 1976 года герпетологи Казахстана приступили к изучению биологии среднеазиатской черепахи. Ежегодно стали проводиться учеты численности черепах на территориях южных областей республики. На широких равнинных просторах успешным оказался маршрутный учет черепах с кузова медленно движущегося автомобиля. Ширина обзора зависела от характера рельефа, особенностей растительности. Там, где равнинные участки сменялись саксаульниками, песками, пересеченной местностью, площадями с густым травостоем, прокладывались пешие маршруты. Комбинирование пеших учетов с автомобильным позволило нам выборочно охватить значительные территории. Кроме того, мы проводили на контрольных участках массовое мечение черепах для того, чтобы можно было судить об их перемещениях, активности, росте и т.д.
Результаты работ показали, что одновременно с сокращением площадей, пригодных для обитания черепах, происходит снижение их численности. Учеты, проведенные в Алма-Атинской и Талды-Курганской областях, выявили очень немного мест, где бы плотность населения черепах была высокой. Например, весной 1978 года на правобережье среднего течения реки И «и «я двух участиях площадью по одному гектару мы насчитали соответственно 52—58 особей. Цифры отражают былое изобилие черепах в этих местах, где в 50-е годы повсюду насчитывалось до 40 животных на гектаре. Сейчас в Илий-ской долине — массив Кербулак, окрестности Чингильды — приходится в среднем И—13 черепах на гектар. В других местах нам встречалось совсем мало этих животных: 5—6 на гектар.
186	Жизнь пресмыкающихся в природе
Нанести непоправимый урон популяции черепах нетрудно. Для этого вовсе не обязательно отлавливать поголовно всех животных. Достаточно подорвать их численность. Простые подсчеты показывают, что бригада ловцов в пять человек при норме отлова на человека 1000 животных при средней плотности 10 экземпляров на гектар опустошает территорию в 500 гектаров.
Учитывая биологические особенности черепахи, герпетологи дали заготовителям конкретные рекомендации. Они настаивают прежде всего на соблюдении сроков отлова, то есть на том, чтобы начинать промысел со второй декады мая, когда завершается массовое спаривание, самки успевают сделать одну кладку яиц, животные прибавляют в весе. Нельзя допускать массовый сбор черепах на одних и тех же территориях несколько лет подряд. Предлагают отлавливать только взрослых, половозрелых животных, и в том соотношении, какое существует в природе, а именно: равное количество самок и самцов или последних на одну треть больше.
В Казахстане многое делается для сохранения ресурсов диких животных. Например, запрещена охота на водоплавающую дичь в весеннее время. На определенный период отменена охота на виды, численность которых упала в связи с неблагоприятными условиями зимовки. Не разрешается добывать рыбу во время нереста и т.д. Почему же эти разумные требования не распространяются на среднеазиатскую черепаху? Ведь если вовремя не принять мер по ее сохранению, то в недалеком будущем она превратится в редкий и исчезающий вид.
Надо помнить, что среднеазиатская черепаха — единственное среди пресмыкающихся крупное массовое животное наших пустынь, которое имеет хозяйственное значение. Восстановление былой численности ее и правильная эксплуатация не только позволят нам полнее использовать растительные ресурсы пустыни, но также улучшат функционирование пустынных биоценозов в целом и будут способствовать их биологической продуктивности.
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ В ТЕРРАРИУМЕ
СОДЕРЖАНИЕ ПРРЕСМЫКАЮЩИХСЯ В ТЕРРАРИУМЕ
О.В. Логинов
Раньше пресмыкающиеся и даже земноводные именовались в зоологической систематике «гадами». Прежние ученые почти все виды рептилий искренне считали вредными и даже опасными, хотя большинство видов пресмыкающихся абсолютно для человека безвредны. Разрабатывались даже методы их скорейшего истребления, особенно это относилось к ядовитым змеям. Впрочем, многие и до сих пор наивно полагают, что все змеи без исключения ядовиты и никакой пользы от них нет. И даже гигантских змей — удавов и питонов, экспонирующихся в зоопарках, считают ядовитыми. Например, в террариуме зоопарка часто можно услышать такие вопросы: «А у питона зубы вырваны? Зачем? Чтобы не жалил». И, узнав об абсолютной неядовитости этих змей, искренне удивляются.
«Спросите среднего человека, что он думает о змеях, и за десять минут он наговорит больше вздора, чем дюжина политиков», — писал Д. Даррелл в одной из своих книг. Не случайно поэтому от такого отношения к рептилиям они начинают исчезать с лица Земли со все возрастающей скоростью. Еще в прошлом веке известный немецкий
188 Пресмыкающиеся в террариуме
натуралист А. Брем писал: «Пресмыкающихся можно назвать животными вымершими, из наших теперешних знаний о допотопных животных вытекает, что целые отряды их вымерли, тогда как до настоящего времени сохранились только четыре отряда».
Из четырех отрядов рептилий представители двух — клювоголовых и крокодилов — в полном составе занесены в Красный список Международного союза охраны природы (МСОП). В бедственном положении оказались также многие виды чешуйчатых, особенно морские. Змеи и ящерицы, относящиеся к отряду чешуйчатых, конечно, тоже не исключение — именно они-то и являются наиболее нелюбимыми животными у человека. Ряд видов рептилий уже вряд ли удастся сохранить в природе без их разведения в неволе.
Многие крокодилы и черепахи издавна успешно разводились на' фермах. Еще бы, ведь польза от таких предприятий огромна — мясо рептилий очень вкусно и питательно, кожа крокодилов используется для изготовления различных предметов обихода, а цены на нее очень высоки. Кожа змей и ящериц также популярна и применяется для изготовления различных вещей: сумочек, туфель, кошельков и т.д. К тому же она более красива, чем у крокодилов, и это явилось еще одним их бедствием. Страны, где относительно много обитает этих животных, узрели здесь и весьма надежную статью дохода. «В 1976 г. только Индонезия официально экспортировала 270 тыс. шкур варанов, 28 тыс. крокодилов, 350 тыс. змей, 71 тыс. черепаховых панцирей... В том же году Индия экспортировала 3,5 млн. шкур рептилий (в основном змей). В 50-е годы в Индии ежегодно добывалось и экспортировалось до 12 млн. змей. Это, в частности, послужило причиной опасной вспышки численности крыс, популяции которых без пресса традиционных врагов сильно увеличивались» (Яблоков, Остроумов).
Эти данные подтверждают пользу пресмыкающихся и необходимость их разведения как одну из мер сохранения. И определенный опыт уже есть. Многие змеи, ящерицы и черепахи — популярные объекты содержания в террариумах как зоопарков, так и частных коллекций.
Содержание пресмыкающихся в террариуме 189
История современной террариумистики началась примерно с конце XIX столетия. К тому времени наука зоология уже накопила достаточные сведения о пресмыкающихся, стал расти интерес к ним. Многие виды рептилий человек содержал еще раньше для самых разных целей. Например, как священные животные использовались кобры, питоны, удавы, крокодилы. Во многих странах Юго-Восточной Азии и по сей день существуют храмы змей, устраиваются праздники змей. Один из видов азиатских копьеголовых змей, причем ядовитых, так и называется в зоологической систематике — храмовая куфия. В знаменитом Малайзийском змеином храме в Пенаге эти куфии могут свободно ползать и находиться, где им заблагорассудится. Сотни таких змей лежат на ветвях вокруг и на территории храма, ползают по стенам, столам. Для иных специально повсюду расставлены кувшины с воткнутыми туда ветками, чтобы куфии могли на них лежать. Даже туристы, посещающие змеиный храм, могут свободно брать змей в руки, фотографироваться с ними на память, и они никого никогда не кусают. «Пользуясь мирным характером храмовых куфий, местные жители берут их, приносят к себе во двор и сажают вблизи дома. Они уверены, что присутствие этих змей обеспечивает им семейное счастье» (Н.Н. Дроздов). Подобное отношение к змеям можно наблюдать и в других тропических странах мира.
Для иных целей содержали змей и крокодилов в Древнем Египте и Риме — для свершения правосудия. Укус египетской кобры (или Пайи) использовался как наиболее надежный и быстрый способ умерщвления. Царица Клеопатра покончила с жизнью именно при помощи укуса этой змеи. На большое познавательное значение содержания рептилий указывал знаменитый Брем: «Чтобы получить точные сведения о пресмыкающихся, которых на свободе очень трудно наблюдать, можно с успехом воспользоваться террариями, то есть теплицами в малом виде, где животные заключены в ограниченное пространство. Террарий, устроенный со знанием дела и поддерживаемый с осмотрительностью, осторожностью, любовью и терпением, может дать своему обладателю и вообще всем окружающим богатый матери
190	Пресмыкающиеся в террариуме
ал для поучения и развлечения и в то же время может стать хорошим украшением его комнаты...».
И это действительно так. Многие особенности биологии рептилий из-за их скрытого образа жизни практически возможно познать только в террариуме. Так были выяснены для многих видов продолжительность жизни, особенности размножения, питания и т.д. Кстати, говоря о продолжительности жизни пресмыкающихся, нельзя не отметить, что некоторые их представители являются одними из наиболее долгоживущих позвоночных животных. К ним относятся: гигантские черепахи, живущие 200 и более лет, мелкие черепахи — до 120 лет, крокодилы 80—100 лет, гаттерия — больше 100 лет.
Особенно важной в террариумистике, конечно же, является проблема разведения рептилий в неволе. Дело в том, что подавляющее большинство пресмыкающихся разводить чрезвычайно трудно: необходимо наличие многих условий. И хотя они считаются очень живучими, способными, например, долго — один—три месяца — без вреда для себя голодать, а во время спячки — и того больше, но наличие все же определенных условий при содержании обязательно.
Так как рептилии пойкилотермные животные, то есть с непостоянной температурой тела, то основным условием при их содержании в неволе является тепло. «Заменителем» солнца может стать лампа накаливания, установленная на определенной высоте. Она будет одновременно и освещать и греть террариум. Можно лампу закопать в грунт, чтобы она грела снизу. Поскольку рептилии в природе занимают самые различные местообитания (от пустынь до влажных тропических лесов), то соответственно и надо стараться воссоздать в терра-
Основным показателем должна быть влажность воздуха. Естественно, в тропическом лесу она много выше, чем в пустыне. Однако даже в пустыне влажность воздуха в норах гораздо больше, чем на поверхности земли, и это надо учитывать, увлажняя в определенных местах песок в террариуме. Некоторые начинающие любители-терра-риумисты считают, что рептилии пустынь требуют много солнца и
Содержание пресмыкающихся в террариуме 191
тепла, и нередко выставляют террариумы на солнце, что губительно даже для, казалось бы, выносливых обитателей пустыни. Наоборот, в самую жару они как раз прячутся в свои прохладные убежища — норы. Большое значение для хорошего самочувствия рептилий имеют различные укрытия — подобия нор, куски коры, нагромождения камней и т.п. Это все создает для животных комфортную обстановку.
Пресмыкающиеся питаются разнообразной пищей. В основном они хищники, их жертвами могут быть различные животные: от моллюсков, червей и членистоногих до млекопитающих, рыб, амфибий и самих же рептилий. Есть среди них и вегетарианцы. Многие виды очень узко специализированы в питании. Есть, например, виды змей, питающиеся только улитками или дождевыми червями, а есть и такие, которые предпочитают почти исключительно змей, так называемые офиофаги, как, например, королевская кобра. Все эти особенности тер-рариумист должен знать до тонкостей. Иногда рептилии отказываются от пищи по каким-либо причинам, тогда приходится прибегать к методу искусственного кормления, заключающегося в насильственном введении питательной смеси в рот через тонкую трубку. В некоторых случаях можно насильно вводить в рот и кормовых животных.
Большое значение имеют витаминизация корма, периодическое ультрафиолетовое облучение кварцевыми или эритемными лампами. И, наконец, для большинства видов рептилий при их разведении необходимым условием является создание «зимовки», то есть содержание их некоторое время при пониженной температуре и влажности, с последующим постепенным повышением температуры и увеличением длительности светового дня. Такая «зимовка» служит хорошим стимулятором dKiHBHouiH и юлчлим для размножения.
Все эти условия создать довольно трудно, поэтому рептилии и в зоопарках бывают более редкими обитателями, чем рыбы, птицы, млекопитающие. И, тем не менее, есть зоопарки, специализирующиеся на содержании рептилий, как, например, зоопарк Хоппа в Австрии. Здесь созданы великолепные условия, приближенные к природным для 1000 различных видов, многие из них ядовитые, такие, как африканские мам-
192	Пресмыкающиеся в террариуме
бы, гремучники, кобры... Естественно, содержать такой зоопарк-террариум — дело чрезвычайно трудное и даже опасное, ведь многие его питомцы смертельно ядовиты, а ухаживать за ними надо, соблюдая при этом все предосторожности. Но, к сожалению, несмотря на это, без укусов тут не обходится, часто с печальным исходом...
Такое может случиться и с опытным специалистом, когда, казалось бы, известны все повадки и змея знакома «в лицо». «Были случаи, когда и противозмеиная сыворотка не спасала: так, в 1964 году укушенный в руку шумящей гадюкой директор зоопарка в Солт-Лейк-Сити (США), промучившись ночь, к утру умер» (И. Акимушкин). Поэтому излишняя самоуверенность в работе с ядовитыми рептилиями может принести только вред. Предельное внимание должно быть на первом месте.
Террариумистика достигла сейчас большого размаха в европейских странах и США. Там и находятся самые крупные террариумы в зоопарках, существуют общества террариумистов. Благодаря их популяризаторской деятельности общественное мнение о пресмыкающихся заметно меняется в лучшую сторону.
В крупных специализированных питомниках как в СНГ, так и в дальнем зарубежье ведется большая научная работа по изучению возможности разведения и интродукции редких видов. Например, Джер-сийский зоопарк (Англия), основанный Джеральдом Дарреллом, специализируется на разведении редких, особо трудно разводимых животных, в том числе и рептилий. Зоопарк на Джерси в своей работе придерживается правила иметь меньше видов, но больше экземпляров. Поэтому коллекция пресмыкающихся не превышает там 30 видов, зато все они успешно ралоидятсл в неволе и представлены большими жизнеспособными колониями.
В своей книге «Золотые крыланы и розовые голуби» Даррелл описывает интересные моменты отлова некоторых сцинков и геккона Гюнтера — очень редких исчезающих видов ящериц — в целях их дальнейшего разведения в неволе. В 1980 году в террариуме Джер-сийского зоопарка содержалось около 50 экземпляров геккона Гюн
Содержание пресмыкающихся в террариуме 193
тера и свыше 100 сцинков Тэлфера. Эти виды успешно размножались, зоопарк разработал программу реинтродукции рожденных в неволе ящериц на необитаемые Маскаренские острова близ острова Раунд. Без сомнения, они там должны были прижиться и начать размножаться. Надо сказать, что рептилии, в отличие от птиц и млекопитающих, не привыкают к человеку, поэтому их интродукция может оказаться более успешной. Естественно, содержаться до этого они должны в условиях, максимально имитирующих тот биотоп, куда затем будут выпущены.
За такими мероприятиями большое будущее: ведь чего греха таить — все новые виды становятся редкими. А некоторые уже находятся на грани исчезновения. К ним относятся и содержавшиеся в 1957 года в Алма-Атинском зоопарке китайские аллигаторы — в природе их осталось всего несколько десятков. В неволе эти рептилии живут очень хорошо, поедают лягушек, рыбу, куски мяса. Вот только их разведение оказалось делом трудным. В Нью-Йоркском зоопарке 20 лет бились над этой проблемой, и сейчас они там регулярно размножаются. Были случаи откладки яиц и в Московском зоопарке. На китайского аллигатора заведена Международная племенная книга, куда занесены все особи, живущие в неволе. Есть надежда, что этот один из самых мелких крокодилов будет спасен. Кстати, все виды крокодилов, а их 21, занесены на страницы Международной Красной книги. Это значит, что все они нуждаются сейчас в помощи человека. Даже всем известный нильский крокодил, являясь священным животным, все равно не избежал истребления. Богатые белые охотники, приезжающие из Европы и Америки поохотиться, стреляли в них и ради потехи, и ради вкусного мяса, и ради их ценной кожи.
Все виды крокодилов — популярные объекты экспозиций зоопарков. Многие виды уже довольно успешно размножаются. И это важно, ведь за счет разведенных в неволе животных можно пополнить коллекции зоопарков, а значит, прекратится отлов их в природе, и численность вида будет расти. Это относится не только к крокодилам. Например, Германия уже много лет не закупает средиземноморскую
194 Пресмыкающиеся в террариуме
черепаху, так как этот вид успешно разводится и в зоопарках, и у любителей-террариумистов. Массовый спрос на красивую красноухую черепаху, распространенную в пресных водоемах Северной Америки, побудил создать в США специальные фермы по их разведению для продажи в зоомагазинах. В 70-е годы только одна такая ферма поставляла около 1,5 млн. черепах в год.
На первой Международной конференции по разведению в неволе различных видов исчезающих животных, которая состоялась в 1972 году в Джерсийском зоопарке, была доказана необходимость создания в неволе жизнеспособных колоний редких видов. Именно колоний, состоящих из большого числа особей, тогда значительно будет облегчен подбор размножающихся пар. К сожалению, многие зоопарки, в частности в странах СНГ, пока не в состоянии создать условия для массового разведения рептилий. Достаточно заглянуть в Красную книгу СССР, в ту часть, где перечислены редкие и исчезающие виды земноводных и пресмыкающихся, чтобы в рубрике «Размножение в неволе» почти для всех видов прочитать «Сведений нет» или «Не проводилось». Но ведь именно зоопарки должны быть ответственны в основном за выполнение этой задачи. А у них, как правило, нет условий или нет специалистов.
На последних герпетологических конференциях было заострено внимание на необходимости развития террариумистики в зоопарках. Ученые считают это важной мерой в охране и изучении амфибий и рептилий. Сдвиги в террариумном деле уже есть, сейчас нам надо идти по пути как можно более быстрого освоения богатого зарубежного опыта. И не только зарубежного. Показателен опыт В.В. Оза-ровского из Бишкека, который у себя дома успешно разводил такие виды змей, как тигровый питон, обыкновенный удав. Одним из первых в мире он получил приплод от кубинского удава. Но наиболее ценным представляется его опыт по разведению гюрзы в неволе. Эти крупные ядовитые змеи размножались у В.В. Озаровского в домашнем террариуме, причем родившиеся в неволе гюрзы затем также дали потомство.
Содержание пресмыкающихся в террариуме 195
Как известно, яд змей используется для приготовления лечебных препаратов. Один грамм яда оценивается в десятки раз дороже золота. Поэтому разведение ядовитых змей представляет собой важную государственную задачу. Ведь пока что наши змеепитомники являются лишь потребителями змей. Средняя продолжительность их жизни в таком серпентарии не превышает нескольких месяцев, ведь там содержатся сотни змей различных видов, и каждой из них очень трудно создать условия: с укрытиями, оптимальной влажностью и терморегуляцией, не говоря об их массовом разведении.
Вот что думают об этом известные специалисты-герпетологи: «Я немало размышлял над этим. Предлагают разводить змей в неволе — хотят превратить в домашних животных. Это в принципе можно, но в неволе они размножаются очень плохо. К каждой змее нужен индивидуальный подход. Сейчас взрослых гюрз еще никто не может содержать в удовлетворительных условиях. Змея линяет — ей нужны определенные температура, влажность. Или вдруг захандрила, отказывается принимать корм. Предлагаем ей мышку, ящерицу, личинок — не ест. Искупали, прогрели — съела саранчука, и мы рады: наконец-то съела. Так это с одной возни сколько! Во что это выйдет? Сколько будет стоить уход? Попытаться превратить змею в лабораторное животное? Думаю, это дело будущего, но не сегодняшнего дня» (Ю.А. Орлов).
И еще... «Отдельные случаи такого естественного размножения нам известны, однако добиться массового разведения змей в полу-вольных условиях довольно трудно. Первая трудность — в необходимости создания комфортных условий, что усложняет производственную работу Вторая и. пожалуй, главная — в том, что появляющихся молодых змей нужно выкармливать до определенного возраста, а это требует создания при серпентариях специальных вивариев для разведения кормовых животных. Есть и другие сложности. Все это вызывает необходимость решительной перестройки нашего хозяйства. Но перспектива получения яда от змей, выращенных в неволе, стоит такой перестройки. Тем более, что другого пути у нас просто нет.
196	Пресмыкающиеся в террариуме
Запасы ядовитых змей со временем будут сосредоточены, по-видимому, лишь на заповедных территориях» (В.М. Макеев).
Да, лишь на заповедных территориях. И, вероятно, это коснется не только ядовитых змей, ведь очень мало людей знает, какие змеи ядовитые, а какие нет. Уничтожаются все они без разбора. К тому же хозяйственная деятельность человека вытесняет рептилий. На окультуренных землях мало кто из пресмыкающихся остается жить. В этом случае они подвержены еще большей опасности уничтожения, поскольку будут часто попадаться людям на глаза... Так что главной мерой охраны должно быть сохранение естественных мест обитания, а разведение рептилий в террариуме должно стать хорошим этому подкреплением. «Попросту говоря, разведение в неволе представляет еще один путь борьбы с продолжающимся снижением биологического разнообразия на Земле, еще одну возможность сохранить право дальнейшего выбора во взаимодействии человека с природой» (У. Конвей). Особенно это касается видов, для которых разведение в неволе сейчас единственная надежда на выживание.
Бесспорно, основная и самая трудная задача террариумистики — итог содержания животных в неволе. Но не надо забывать и об эстетической прелести террариума. По красоте оформления и экзотическому внешнему виду рептилий террариум может превзойти даже аквариумы. В европейских странах увлечение содержанием рептилий сейчас стало более популярным, чем аквариумистика. Просто у террариума гораздо больше возможностей оформления. Выделяют несколько их типов.
Первый — сухой террариум. Он подходит для содержания пустынных и полупустынных видов пресмыкающихся, таких, как среднеазиатская черепаха, удавчики, стрела-змея, агамы, ящурки, круглоголовки, некоторые гекконы. Температура в таких помещениях должна быть довольно высокой, 35—40°С, особенно для пустынных агамовых ящериц. В таком террариуме вполне уместны растения: агавы, алоэ, сансе-вьера, каланхоэ, кактусы. В качестве декорации можно применять камни, коряги, веточки сухих колючек, перекати-поле и др.
Содержание пресмыкающихся в террариуме 197
Второй тип — полусухой террариум, или лесной. Здесь можно содержать многих лесных рептилий, таких как прыткая ящерица, живородящая и зеленая ящерицы, медянка, амурский полоз, тигровый уж и др. Это помещение с более высокой влажностью воздуха и субстрата. Лучше всего на дне укладывать мох, периодически увлажняя его. Для декорации можно также использовать камни, куски коры, ветки т.п. В плане озеленения такой террариум таит гораздо более высокие возможности, чем первый тип. Здесь можно высаживать комнатные растения: плющ, папоротники, аспидистру, камнеломку и многие другие. Но надо иметь обязательно в виду, что многие рептилии сильно портят растения. Достаточно такой крупной змее, как амурский полоз, несколько раз проползти, и многие листочки, например, плюща хедера, опадут и со временем все растение погибнет.
Третий тип — влажный субтропический и четвертый тип — тропический. Они очень сходны, но отличаются по уровню влажности. В тропическом влажном террариуме она должна быть не ниже 80%. Эти типы помещений изготавливаются из влагостойкого материала. Если террариум относительно небольшой, то его вполне можно склеить из оргстекла. Крупные террариумы также можно делать из органического или витринного стекла, но при этом необходим каркас, для которого лучше всего подходят алюминиевые уголки.
Тропический и субтропический террариумы обязательно должны быть богато озеленены. Обычно используются растения (хлорофитум, калла, традесканции, бегонии, драцены, монстеры, рафидофора). Их во влажных террариумах можно высаживать в горшках и затем декорировать камнями и мхом выступающие края, а можно высадить прямо в землю, на дне 1еррариума, предвари icadhu насыпав на ДНО Дренажный гравий. Все эти растения каждый день необходимо поливать.
Очень сходны с террариумом-тропиками пятый и шестой типы: палюдариум (террариум-болото) и акватеррариум (полуводный террариум).
Палюдариум предназначается в основном для содержания земноводных, многих пресноводных черепах, ящериц, змей. Это, наверное,
198 Пресмыкающиеся в террариуме
самый интересный и эффективный из террариумов. Изготовляется он из влагостойких материалов, так же богато озеленен, как и тропический. Половину его должен занимать водоем с пологим выходом на сушу. Можно посреди воды делать для животных островки из камней. Водоем очень украсят водные растения, причем как плавающие на поверхности (пистия, сальвииия), так и подводные (людвигия, крипто-корина, элодея) — типично аквариумные растения. Если в палюдари-уме планируется содержать пресноводных черепах, то много растений не надо — животные их все равно испортят.
Акватеррариум практически можно устроить, не переделывая аквариум, лишь соорудив посреди воды островки из камней для того, чтобы черепаха выходила погреться под лампу. Лампа-обогреватель должна быть установлена над островком. Акватеррариум используют и для содержания земноводных. Озеленять его можно любыми аквариумными растениями. Все эти типы террариумов подробно описаны в книге М.Д. Махлина «Таинственный мир террариума» (Алма-Ата, 1984).
Есть, правда, и возражения против этих моделей биотопов, ведь за таким террариумом придется много ухаживать, постоянно поливать растения, поправлять коряги. Да и поиск животных затруднен, ведь они будут прятаться в укромных уголках. Поэтому при массовом разведении каких-либо видов рептилий вовсе не обязательно копировать природный биотоп. А. В. Голованов, обобщая зарубежный опыт содержания и разведения амфибий и рептилий в неволе, пишет: «Как показывают современные исследования, точное копирование условий природной среды обитания необязательно, вполне достаточно создать их модель. Так, в клинике Св. Фомы в /кондоне в течение 15 лет содержится колония пятнистого эублефара в условиях, абсолютно отличных от природных (пластиковые коробки с дном из нейлоновой сетки). Тем не менее за это время от 7 производителей было получено более 200 экземпляров молодняка. Такие модельные условия аналогичны тем, в которых содержится на фармацевтической ферме в Базеле (Швейцария) колония кайсаки. В качестве субстра
Содержание пресмыкающихся в террариуме	199
та используется гофрированный картон, из него же изготавливаются убежища».
В живых же уголках и экспозициях зоопарков такой принцип содержания не годится. Здесь необходимо показать всю прелесть террариума, почти природные условия обитания животных. Выше уже отмечалось, что террариум способен привлечь гораздо больше внимания людей, чем аквариум. Рептилии более экзотичны и кажутся посетителям загадочными существами. В этом легко убедиться, посетив, например, павильон «Аквариум-террариум» Алма-Атинского зоопарка. Здесь в одном помещении содержатся и рыбы и пресмыкающиеся. В выходные дни, когда в зоопарке особенно много посетителей, в павильоне собирается большая очередь желающих посмотреть именно рептилий. Еще бы, где можно увидеть гигантскую сейшельскую черепаху весом более 100 кг. Тем более что эта черепаха — единственная в зоопарках нашей страны. Или очень редких китайских аллигаторов, о которых мы уже рассказали.
Да, несомненно, интерес к рептилиям растет. Возрастает у нас в Казахстане и число террариумистов-любителей. В зоомагазине иногда появляются в продаже удавчики, агамы, круглоголовки, черепахи. Все они быстро раскупаются. Даже стрела-змея, которую очень трудно прокормить в террариуме, так как она питается только ящерицами, и та идет на продажу. К сожалению, большинство проданных змей, ящериц и черепах обречено на гибель. Мало кто знает, как правильно содержать их дома, чем кормить. Многие сбегают от своего владельца, ведь змеи могут проползти в самые узкие щели. Но такой побег опять-таки предопределяет их гибель. Что означает появиться змее на гпппдгипй УХИЦР и’и ₽,’!₽ хуже — в квартире соседа? Это вызовет панику, и обычно ее убивают.
Случается, звонят в зоопарк люди с сообщением, что у них в квартире появилась змея. Спрашивают, что делать и как от нее избавиться. А вдруг она укусит? Приходится объяснять, что это, вероятно, узорчатый полоз или уж, который сбежал от какого-нибудь начинающего террариумиста. И что он не ядовит.
200 Пресмыкающиеся в террариуме
Очень мало у нас еще литературы по террариумистике. Более полно о содержании рептилий написано в уже упомянутой книге М.Д.Махлина “Таинственный мир террариума”. В книге много полезных советов, но основной ее недостаток в том, что в ней нет ни одной иллюстрации. А были бы чертежи террариумов, рисунки или фотографии животных, она могла быть много ценнее и интереснее. В основном книги о террариумистике продают в магазинах иностранной литературы, но редко. Это, к примеру, издания на немецком языке Ю. Фрицше «Практическая книга о террариуме», «Энциклопедия террариумистики и герпетологии», двухтомник Л. Трутнау «Змеи в террариуме», и др. Все они великолепно иллюстрированы, содержат ценную информацию, но для начинающих слишком дороги, а самое главное — не на русском языке4.
Нам со своей стороны хотелось бы дать несколько полезных советов по содержанию наиболее распространенных видов рептилий5.
Среднеазиатская черепаха. Кому не знаком облик этого симпатичного безобидного животного? Черепахи часто продаются в зоомагазинах. Многие родители с удовольствием покупают их своим детишкам в качестве игрушки, обрекая тем самым их на долгое мучение. Вот что пишет об этом Б. Гржимек: «Подобно заводным игрушкам, которых позабыли завести, они неподвижно лежат где-нибудь на холодном балконе или в углу на каменных плитах кухонного пола, пока их однажды не найдут мертвыми и не выбросят в помойное ведро... Или черепахи надоедают своему владельцу, и он старается сбыть их ближайшему зоопарку, которому тоже не нужно избыточное количество черепах».
В Алма Атпнсккй зоопарк тоже приносят, особенно летом, довольно много среднеазиатских черепах. Их, брошенных, можно часто
4 В последние годы на русском языке появилось очень много литературы по содержанию пресмыкающихся в неволе — как оригинальных, так и переводных книг (прим, редактора).
5 В последние годы некоторые из перечисленных видов уступили пальму первенства тропическим видам (прим, редактора).
Содержание пресмыкающихся в террариуме 201
видеть на аллеях зоопарка, да и на улицах города тоже. Поэтому, покупая черепаху в зоомагазине или отловив ее в природе, подумайте, сможете ли вы создать ей условия.
Но если вы все же решили подержать черепашку, вот несколько рекомендаций по уходу за ней. Лучше всего построить для черепахи специальный террариум-жцик. Там обязательно должна быть лампа накаливания для освещения и обогрева. Температуру в среднем необходимо сохранять около 25°С. Среднеазиатские черепахи — вегетарианцы, и поэтому кормление их несложно. Они едят капусту, одуванчики, салат, подорожник, лебеду, клевер и другие кормовые растения. Очень любят сочные фрукты, ягоды, овощи. Если понаблюдаете, какие из видов растений ваша черепашка охотнее всего поедает, то увидите: черепахи могут быть «гурманами». Весной во время массового цветения мака-ремерии предпочитают именно эти цветки и ничто другое. А во время созревания арбузов любят полакомиться ими.
Главное условие для хорошего аппетита черепахи, а значит, и хорошего ее самочувствия — это тепло. Многие черепашки, живущие в квартирах «на свободе», прямо на полу, теряют аппетит именно по причине охлаждения, особенно зимой, когда пол прохладный. В таком случае посадите свою «тортиллу» в тазик с теплой водой (не с головой, конечно), или погрейте под лампой, и она сразу «оживет».
Змеи. Наиболее популярны в зоопарках и домашних террариумах змеи нашей фауны: удавчики, узорчатый и разноцветный полозы, обыкновенный и водяной ужи, иногда стрела-змея, или попросту стрелка.
Как уже сказано выше, стрела-змея питается ящерицами, поэтому ее содержание в домашнем террариуме довольно затруднительно. Можно в зимние месяцы перевести ее на искусс1венние ншание, ни для начинающих этот метод сложен и не многим удается. Поэтому останавливаться на этой красивой змее не будем.
Более всего для домашнего содержания подходят два вида змей — узорчатый полоз и восточный удавчик. Оба вида безвредны, нетребовательны к условиям содержания, как правило, хорошо едят в неволе.
202 Пресмыкающиеся в террариуме
Восточный удавчик — небольшая змея, близкий родственник огромных удавов и питонов, обитает в пустынных местах. Для ее содержания в террариуме необходимо насыпать слой (примерно 25 см) чистого мелкого песка. Он постоянно будет закапываться в песок. Причем делает это удавчик интересно, как бы медленно «ныряя». Минута — и удавчик исчез. Питается эта змея только живой добычей — белыми мышами и ягцерицами, предварительно задушив жертву. Отсюда и название — удавчик. Кормить его следует раз в неделю, исключая период линьки. В это время змеи не едят. У них тускнеет окраска, становятся мутными глаза. И когда увидите в террариуме «выползок» — старую змеиную кожицу, можете кормить своего питомца. После линьки аппетит у них особенно хороший.
Узорчатый полоз — одна из змей, наиболее часто встречающихся на юге бывшего СССР. В неволе он также распространенный питомец. Хорошо привыкает к человеку, хотя при поимке может укусить и от злости вибрирует хвостом, как щитомордник. Но стоит взять его в руки, и он сразу становится смирным и уже не укусит.
Узорчатого полоза можно содержать в террариуме с растениями и укрытием из камней: можно поставить сухую ветку под лампой. Он охотно будет на нее наползать. Эта змея относится к роду лазающих полозов. Все они отлично лазают по деревьям в поиске птичьих гнезд. Террариум должен прочно запираться, иначе ваш подопечный уйдет в такую узкую щель, что вы и не подумаете. Всем змеям необходимо ставить ванночку с водой для питья и купания. Перед линькой они могут днями «сидеть» в воде. Температура в террариуме должна поддерживаться в пределах 24—28°С днем и 18—20°С — ночью. На ночь лампу неооходимо отключать.
Полозов кормить можно белыми мышами, воробьями, периодически (раз в месяц) капая мышке на шерстку витамины, лучше тривитамин (смесь A, D , Е) и облучая затем ультрафиолетом.
Ящерицы. Самыми распространенными у нас ящерицами, а следовательно, и более доступными для содержания являются степная агама, ящурки, прыткая ящерица, сцинковый геккон. Кроме прыткой
Содержание пресмыкающихся в террариуме 203
ящерицы, которой необходим второй тип террариума (лесной), всем остальным требуется пустынный биотоп. При содержании агам песок желательно прогревать лампой снизу (можно вкопанной в песок) до 40°С. Всех ящериц кормить нужно каждый день, ведь они более подвижные, чем змеи, тратят больше энергии. Они прекрасно поедают многие виды беспозвоночных: жуков, тараканов, мух, кузнечиков, пауков, сверчков. Прямо дома можно разводить для кормления личинок мучного хруща. Они продаются иногда в зоомагазине. Можно разводить домашних мух, сверчков. В перечисленных выше книгах подробно описываются методы разведения кормовых насекомых.
Большое значение для нормальной жизнедеятельности ящериц имеют витаминизация кормов (добавка к ним глицерофосфата кальция) и ультрафиолетовое облучение. Быстрые, подвижные, симпатичные ящерицы при нормальном за ними уходе приносят в дом радость, и террариум будет напоминать уголок леса или пустыни, как окошко в живой мир природы.
ТЕРРАРИУМ В МОЕЙ КВАРТИРЕ
А.И. Ефремов
Водяной уж
Однажды я занимался отловом озерных лягушек для того, чтобы поселить их на садовом, участке, где предусмотрительно организовал довольно большие водоемы. Наступил полдень, а в моем мешочке находилось всего несколько лупоглазых созданий. Ловля шла неудачно. Лягушки неподвижно сидели близ воды, но с моим приближением стремительно прыгали в воду, где затаивались в иле и под корягами.
Вдруг я увидел плывущую по воде змею. Она двигалась изящно и быстро. Создавалось впечатление, будто вода для нее является более естественной стихией, чем суша. Змея была серая с ромбическими черными пятнами, расположенными в шахматном порядке.
Заметив меня, она начала довольно громко шипеть и попыталась улизнуть. Но, изловчившись, я поймал ее. Это оказался водяной уж
Дома поселил его в 40-литровом аквариуме, который закрыл довольно тяжелым стеклом, но оставил небольшую щелку для вентиляции. Она-то и оказалась впоследствии причиной, из-за которой я лишился этого интереснейшего создания.
Водяной уж так естественно вел себя в воде, что сначала я даже не сделал островка суши для него. Однако и после того, как из аква
Террариум в моей квартире 205
риума была выпущена наполовину вода и сделан довольно обширный участок с мхами и традесканциями, он все равно проводил очень много времени в воде, при повышении температуры даже ложился на дно, периодически высовывая голову, чтобы подышать.
В течение всего лета уж питался маленькими жабами и лягушками, а зимой я приучил его есть свежую рыбу и даже сырое мясо. При этом подносил кусочек к морде и начинал шевелить его тонкой палочкой. Уж сперва ощупывал мясо языком, а затем схватывал и начинал заглатывать.
Мне предстояла двухмесячная поездка, и пристроить моего подопечного оказалось не так-то просто. Тут и возникла идея о своеобразном микробиоценозе, в котором существовала бы пищевая пирамида. Я наловил несколько десятков небольших жаб и поместил их в акватеррариум, предварительно оборудовав укромные места, где они могли бы прятаться. В качестве корма для жаб я решил отловить несколько сотен различных беспозвоночных, таких, как мокрицы, уховертки, сенокосцы. Вода в акватеррариум подавалась автоматически. Затем я плотно закрыл крышку и уехал.
Вернувшись домой, обнаружил любопытную картину. В акватеррариуме лежало три выползка кожи, причем два из них начали разлагаться, вероятно, под действием сырости. Водяной уж был в прекраснейшем состоянии и за время моего отсутствия так одичал, что начал яростно шипеть и даже сделал попытку схватить меня за палец. Обследовав акватеррариум, я обнаружил, что из двадцати жаб остались только четыре, уховертки и сенокосцы исчезли полностью, а мокрицы даже начали размножаться, под камнями в сырых местах было скопи-щр пчрнь мрлкиу акчрмп ляппч
Однажды, придя с работы, я не обнаружил водяного ужа. Оказалось, тяжелое стекло, закрывавшее его жилище сверху, со временем перестало быть достаточно тяжелым для заметно выросшего и окрепшего животного. Он сдвинул стекло и пролез в образовавшуюся щель. Дальнейшая его судьба мне неизвестна, так как все попытки отыскать его в квартире и во дворе не увенчались успехом.
206	Пресмыкающиеся в террариуме
Узорчатый полоз
Однажды, работая в горах на садовом участке, я случайно взглянул на груду сухих веток и увидел греющуюся на несильном утреннем солнце змею. Голова ее была «мраморная» с характерным рисунком черных полос на коричневом фоне, и я понял, что это узорчатый полоз.
Змея оказалась упитанной и необычайно агрессивной. Она тотчас же впилась маленькими и остренькими зубами мне в руку, а когда я инстинктивно отдернул — на коже остались тоненькие красные полоски. Однако через несколько минут узорчатый полоз уже сидел в холщовом мешочке.
Я поместил змею в обогреваемый террариум 600x300x350 мм, в котором стояла кювета с водой, а в грунте росли различные мхи, традесканции, каланхоэ и даже небольшое деревце апельсина, выросшее из косточки, когда-то брошенной туда.
В первые дни узорчатый полоз вел себя пугливо: забивался под кювету с водой, откуда лишь изредка высовывал голову, но тут же прятал ее, едва увидев меня или кого-либо из домашних. Зато ночами активности его, казалось, не будет предела. Он неустанно ползал по террариуму в поисках какой-либо щелки, через которую можно было бы удрать.
От пищи — маленьких мышат — он упорно отказывался, и за это время довольно сильно похудел и ни разу не линял. Я уже подумывал о том, не отпустить ли его в то же место, где поймал.
Но вот я выпустил к нему нескольких ящериц — и они были мгновенно съедены. В дальнейшем, когда полоз начал нормально питаться, он отдавал явное предпочтение ящерицам, нежели мышам. Постепенно нрав становился мягче. Теперь полоз уже не кусался и почти не прятался при виде меня. Но желание вырваться на свободу не покидало его, и он по-прежнему периодически исследовал крышку террариума. Неожиданно помогла ему крупная мышь-полевка, подкинутая накануне. Она прогрызла в деревянной части крышки небольшое отверстие, через которое они оба сбежали.
Террариум в моей квартире 207
Начинающему любителю-террариумисту рекомендуем обратить внимание на конструкцию крышек и запоров для террариумов со змеями. Ни в коем случае нельзя использовать стекла, как это делают многие любители аквариумных рыбок. Змея легко может приподнять такую крышку своим сильным и упругим телом. Нельзя также допускать зазоров между деревянным каркасом крышек и металлической сеткой, так как различные грызуны, служащие пищей змеям, способны без особого труда прогрызть там отверстия. Если крышки не имеют петель, а просто накладываются на верх террариума, в качестве которого обычно используют старые и дающие течь аквариумы, то необходимо зажимать крышку скобами, а еще лучше винтами. Кроме того, желательно иметь сигнализацию на случай, если крышка окажется открытой. Использовать для этого можно различные микровыключатели и другие нехитрые электрические изделия.
Но вернемся к «персонажам» нашего рассказа.
Через несколько месяцев после того, как я поймал первого узорчатого полоза, мне удалось поймать и второго. Дело было к вечеру. Слабые лучи уходящего солнца падали на виноградник. Стояла удивительная тишина. И вдруг я услышал специфический шорох: в нескольких метрах от меня полз довольно крупный узорчатый полоз. В отличие от своего предшественника он оказался миролюбивым. При осмотре я обнаружил большой порез около головы. По-видимо-му, какой-то горе-садовод пытался убить его лопатой. Заметим, что, несмотря на большую разъяснительную работу, многие садоводы относятся к змеям с неприязнью и, как правило, стремятся их непременно убить. Это одна из причин того, что численность змей в садах и огородах начала катастрофически падать, что, в свою очередь, способствует росту грызунов.
Первый узорчатый полоз оказался самцом, что и подтвердилось его активным поведением. Он сразу же проявил «интерес» к самке, делая резкие толчки головой в ее тело. Однако самка не была к нему благосклонна, их игры вскоре прекратились, но они мирно жили под кюветой с водой.
208 Пресмыкающиеся в террариуме
Держать в террариуме двух змей даже одного вида довольно сложно. Особенно тяжело их кормить. Одна из змей, как правило, оказывается проворнее — ей и достается большая часть корма. Возможны случаи, когда обе змеи одновременно хватали добычу, и тут не исключено, что кто-то из них вместе с добычей заглотает и своего собрата. В нашем случае более активной была самка. Она в большом количестве поглощала как мышей, так и ящериц, хотя последние как раз предназначались только самцу. Некоторое время я кормил их следующим образом. Сначала бросал в террариум одну за другой двух мышей-полевок. После того как самка насытится и уползет в укромное место, начинал кидать ящериц, которых ловил голодный самец. Однако этот способ был недостаточно хорош, так как некоторые ящерицы, ускользнув от самца, доставались опять же ненасытной самке.
Вскоре у меня освободился один из террариумов, и я рассадил полозов по разным жилищам.
Как уже говорилось, полозу самцу «помогла» сбежать из террариума его жертва — полевка, и судьба его сложилась трагически. Мне сказали соседи, что видели, как мальчишки во дворе убили змею, и я понял, что это был мой беглец. Самку же я подарил одному из своих знакомых.
Разноцветный полоз
В июле 1986 года герпетологи Института зоологии АН Казах-слой ССР иидарили мне лруннию самца разноцветною полоза. Я поместил его в довольно обширный террариум 1000х600х350 мм с сухим песком, ветками, камнями и кюветой с водой. Освещался он лампочкой накаливания в 150 Вт и люминесцентными лампами дневного света. В кювете росли различные водные растения: роголистник, валлиснерия и несколько традесканций. Включение света и подача воды в кювету осуществлялись автоматически.
Террариум в моей квартире	209
Полоз энергично обследовал террариум, а затем свернулся в клубок в укромном уголке. Я не выдержал и бросил ему зеленую жабу средних размеров. Однако полоз не проявил к ней интереса. В течение следующих нескольких дней он лежал и грелся под лампочкой, несмотря на то, что температура была около 30°С.
Как-то я проснулся от странного шума, исходившего из террариума. Оказалось, его обитатель начал линять. Он энергично ползал, пытаясь зацепить свою кожу за сухие ветки. Наутро я обнаружил выползок, а виновник ночного шума стал светлее и ярче. И вообще первое время полоз был ночью гораздо активнее, чем днем. Возможно, пугался ходивших по комнате людей, но, постепенно привыкая, становился активнее днем, а ночью просто спал.
Я начал изучать пищевой рацион этой змеи. Вслед за зеленой жабой полозу была предложена озерная лягушка, к которой он также не проявил интереса. Однако через некоторое время я обнаружил лягушку мертвой, причем в очень неестественной позе. По-видимому, полоз все-таки убил ее, хотя есть и не стал. Жаба вела исключительно ночной образ жизни, закапываясь на день в песок и, быть может, поэтому не стала предметом внимания змеи.
Равнодушие к пище мгновенно исчезло, как только в террариуме оказалась мышка-полевка. Полоз энергично стал преследовать жертву, наконец, схватил, прижал к полу телом, и начал заглатывать.
На протяжении почти двух лет жизни в террариуме полоз питался различными грызунами и птицами, но никогда не ел земноводных. Заслуживает внимания случай, когда он сумел проглотить молодую горлицу. Процедура длилась около часа. Временами казалось, что
Однако этого не произошло, и полоз благополучно переварил свою добычу.
К другим видам змей он был равнодушен. Вместе с ним в одном террариуме жил небольшой узорчатый полоз.
Любопытно, что в поведении этого экземпляра до сих пор сохранилась довольно четкая сезонная ритмика. Например, он начинает от-
210 Пресмыкающиеся в террариуме
называться от пищи в середине ноября независимо от температуры и освещения. Первая зимовка прошла в погребе на садовом участке. Я поместил полоза в плотный холщовый мешочек и закопал его на дне погреба на глубину около 15 см, а сверху прикрыл небольшим слоем сена. Температура в погребе была 5—7°С, а влажность около 90%.
Вторую зимовку змея перенесла в старом посылочном ящике 320x160x200 мм, в котором на дне лежали 5-сантиметровый слой песка и куски полиэтиленовой пленки. Периодически я подливал туда немного воды для увлажнения песка. Температура около 12—15°С.
Будил его в первых числах марта. Сразу же после зимовки полоз был не активен и долгими часами лежал в дальнем углу террариума. Постепенно его активность возрастала, и через несколько недель он начал питаться.
После последней линьки длина тела полоза составляла 132 см. Разноцветный полоз и по сей день живет в моем террариуме.
Степная агама
Как-то вечером раздался телефонный звонок. Звонил знакомый. Он предложил мне взять ящерицу, которая к нему попала случайно. Так в моем доме появилась самка степной агамы. Ее я поместил в специально оборудованный террариум, сделанный из старой камеры холодильника 900x380x450 мм. Внутри стояли две кюветы: одна с водой, другая — с влажной землей и песком. Обогревался террариум ».?.МПОЧКОЧ 5 100 Вт
Агама отложила яйца, но из них, к сожалению, ничего не вывелось.
Первое время агама сильно билась о стенки. Она брала разгон в одном из углов и, не замечая стекла, ударялась в него. Однако постепенно освоилась с новым жилищем: пила воду, забиралась на корягу поближе к лампочке, периодически смотрела на ее раскаленную нить и открывала рот.
Террариум в моей квартире	211
Вскоре агама с большим аппетитом съела несколько мучных жуков. Она энергично подбегала к довольно быстро бегущему жучку и ловко цепляла его липким языком. Ела и мучных червей, однако жуки для нее явно предпочтительнее. Наряду с мучными жуками и червями, агама с большим удовольствием поглощала и других беспозвоночных: уверенно справлялась как с крупными жужелицами, так и с крупными кузнечиками. При повышении температуры внутри террариума агама становилась кирпичного цвета. С наступлением ночи она ложилась на песок, закрывала глаза и в неподвижном состоянии пребывала до утра.
В первых числах ноября агама начала отказываться от пищи и искать прохладное темное место. Она часто лазала в кювету, вода в которой была прохладней воздуха в террариуме. Утром, когда включалась лампочка, агама уже не стремилась залезать на корягу, а целыми днями просиживала в темном углу.
Пришлось отправить ее на зимовку, которую, к сожалению, агама не пережила, хотя зимовала в том же посылочном ящике, что и разноцветный полоз, а он, как уже известно, перезимовал прекрасно. Смерть степной агамы, очевидно, была связана с развитием какой-то внутренней болезни.
Аланские гологлазы
Весна. Предгорья Заилийского Алатау. На деревьях едва набухли почки. Всюду торчат подснежники. Местами еще лежит черный подтаявший снег. Кругом прошлогодняя листа и нилуллая трава. Но что это? То тут, то там слышится какой-то шорох. Прислушайтесь, присмотритесь, и вы увидите небольших ящериц.
Кто же они? Это — алайские гологлазы.
Отловив несколько самцов и самок (которых очень легко отличить по цвету брюха — у самцов красное, а у самок бело-желтое), я поместил их в маленький террариум 350x190x230 мм, где была земля
212	Пресмыкающиеся в террариуме
с растущими в ней каланхоэ, зигокактусами, декоративной травкой и мхом. Поставил террариум на подоконник, там он почти целый день освещался лучами солнца.
Ящерицы были очень активны. Едва первые лучи солнца обогревали террариум, как они выползали из своих убежищ и начинали играть. Самцы энергично преследовали самок, иногда какой-то из них захватывал ртом шею самки, и происходило спаривание.
Кормил я их преимущественно мучными червями. Но временами давал для подкормки различных паукообразных, мух и небольших кобылок. Пили ящерицы капельки воды, которые оставались на листиках растений после полива.
Постепенно я стал замечать, что у одной из самок увеличивается объем брюшка. Я оставил ее одну в террариуме, выпустив остальных на волю. Самка активно питалась и часами грелась на солнце. Однако когда становилось жарко, она пряталась в гуще растений.
Как-то, придя с работы, я увидел в террариуме трех маленьких ящериц, величиной со спичку. Они неподвижно сидели на зигокакту-сах, греясь в лучах заходящего солнца. Алайский гологлаз — единственный вид своего рода, который размножается путем яйцеживо-рождения: детеныши появляются в тонких оболочках, которые вскоре разрывают и выходят на волю.
Через несколько дней «молодежь» уже активно питалась маленькими мучными червями и паучками. Так прожили они до самой осени. И с наступлением холодов я в один из погожих дней выпустил всех в обычные места их обитания.
МАРГАРИТКА
З.Х. Тазиева, З.А. Тазиева
Это было лет пять назад. Наш отряд возвратился из экспедиции в Каратау. Машина остановилась у дома. Нам навстречу выбежала пятилетняя внучка и закричала: «У нас черепашка — Маргаритка» — и торопливо начала рассказывать:
— Я сидела на стульчике и смотрела в окно. Посреди двора лежал маленький камушек. Раньше его во дворе не было. И вдруг камушек выпустил задние ножки и пошел. Я очень удивилась, но потом поняла, что это маленькая черепашка. Я побежала в комнату и крикнула: «Мама, мама — черепаха! Мама не поверила, но все же пошла на кухню посмотреть, черепаха это или нет. Потом я принесла ее домой, а мама достала маленькое блюдечко и налила ей молока. Вначале черепашка не хотела пить и боялась нас, но потом огляделась и помаленьку стала пить молоко, потом больше, потом еще больше, а затем принялась за хлеб. Но она еще не привыкла есть из рук и потому кусала маму за пальцы, а мама время от времени взвизгивала. У черепашки очень острые челюсти и большой красный язык!».
— А как же Мартын? (Мартын — это наш старый домашний пес) — спросили ее.
— А он немножко ее боится, потому что, когда хотел схватить за лапку, она зафыркала и спряталась. И теперь он ее только нюхает. Она больше всего гуляет по дивану, забирается под плед и спит там днем, а ночью спит под подушкой у мамы! — с восторгом сообщила внучка.
214 Пресмыкающиеся в террариуме
С тех пор маленькая Маргаритка живет у нас в квартире. Она довольно быстро привыкла, по-видимому, уже жила у кого-то в доме. Хлеб, вымоченный в молоке, стал ее излюбленной пищей. Ест Маргаритка с огромным удовольствием свежие листья подорожника, спорыш, цветы и листья белого и красного клевера, огурцы, капусту, арбуз, дыню, иногда яблоки, виноград, щавель, творог. Очень интересно готовится к принятию пищи. Она вытягивает голову, приподнимает тело передними ногами и начинает хватать хлеб ртом, причем откусывает 3— 4 кусочка, затем с каким-то скрипом в горле заглатывает эту порцию. После каждого заглатывания по несколько раз обтирает ротик то правой, то левой лапкой. Все это делает спокойно и с достоинством. Оторванные листья одуванчика черепашка держит вытянутыми вперед передними лапками и обкусывает с обеих сторон вокруг стержня, а когда попадает ей длинный стержень листа, она его глотает очень долго, но чаще всего не может проглотить. Цветы же клевера исчезают мгновенно.
Корм из рук у посторонних не берет. Возможно, ее смущает незнакомый запах. Листьями одуванчика мы кормим ее и зимой. Для этого осенью во дворе, где растет его много, засыпаем крошечный участок крупными опавшими листьями. Под этими листьями и слоем снега одуванчик хорошо сохраняется, и Маргаритка всю зиму ест свою любимую зелень.
Удивительно, но у нашей черепашки упрямый характер: ее никак нельзя усадить в коробку. Она скребется и будет лезть на стенку до тех пор, пока не освободят. Ну а если у нее нет настроения, идет напролом через чашечку с едой, отворачивается и фыркает, наотрез отвергая ппядлягяямлпл nuniv
Первую зиму Маргаритка спала, перед этим она стала такая упитанная, что не помещалась в панцирь. Зиму провела в коробке в прохладном уголке квартиры. Последующие четыре зимы бодрствовала, но ела не каждый день, особенно в первую зиму, после которой на нее жалко было смотреть: остались от нее кожа да панцирь. Последующие зимы она перенесла намного лучше.
Маргаритка	215
В холодное время года кормили ее под настольной лампой. Она греется некоторое время и только после этого начинает есть, всегда в одном и том же месте, а вот гуляет по всей квартире. Если в комнате остается одна, идет туда, где находится ее хозяйка, переползает через порожек, крутит высокоподнятой головой, принюхивается, подходит к ногам и затихает.
Забавно было наблюдать, как она общалась с рыжим ленивым котом, который жил два года в этой же квартире. Кот, увидев Маргаритку на полу, начинал загребать ее лапами лежа, она терпела некоторое время, затем делала свирепую позу, высоко поднималась на лапках и начинала бегать (если это можно назвать бегом) вокруг кота, ударяясь панцирем о пол. Кот догонял ее и опять хватал лапами. Но когда кот спал на паласе, черепашка подходила к нему и, уткнувшись в шерсть, засыпала.
Летом черепашка часто «пасется» на травке во дворе. Тут она что-то выискивает и щиплет спорыш или другую зелень. После таких прогулок она купается в теплой воде на дне ванны. Ей эта процедура очень нравится. Маргаритка — ласковая, спокойная черепашка. Когда ее тихонько зовешь: «Маргаритка, Мар1ушенька», она разворачивается и идет на голос, поворачивая голову в разные стороны. Ее можно гладить по голове и шейке, причем, когда гладишь и ласково приговариваешь, она все сильнее начинает вытягивать шейку, но очень сердится, когда жмешь ей лапки — она их выдергивает, пыхтит и крутит хвостиком. Спать забирается под что-нибудь теплое или же под газеты в своей коробке, иногда, выпустив ножки, дремлет на паласе, но предпочитает прятаться в укромном уголке, а также с удовольствием засыпает на руках.
Мы все так к ней привыкли, что когда кто-нибудь уезжает, то в письме передает привет псу Мартыну, который живет у нас двенадцатый год и, черепашке Маргаритке. Сейчас ей, по определению герпетологов Института зоологии, И лет. Мы надеемся, что она еще долго будет радовать нас, тем более, что мы считаем ее самой очаровательной черепашкой.
ДОМАШНИЙ УДАВЧИК МАШКА
| Р.Л. Кубыкин [, Э.Л. Кубыкина
О каких только животных не пишут: о собаках и кошках, сурках и медведях, тиграх и львах, о всевозможных птицах и многих других.
Мы хотим рассказать о ручной змее, а точнее, о самке восточного удавчика, которую назвали Машкой. Но прежде вкратце охарактеризуем этот вид змей. Итак, об удавчиках.
Многие наверняка знают, что кошка находится в прямом родстве с тигром. А всем ли известно, что у нас в Казахстане живут змеи — ближайшие или дальние родственники гигантских тропических удавов? Размерные соотношения у них примерно те же, что и у кошки с тигром. Судите сами. Самый большой удав — американская анаконда — имеет длину тела 10 и даже И с лишним метров. Соперничает с ней за право называться крупнейшей змеей мира и сетчатый питон, который достигает максимальной длины 10 м, а наш удавчик — около метра. Но и удавы, и питоны — родичи, они образуют одно семейств ложноногих змей. Этим названием они обязаны рудиментам, то есть находящимся в неразвитом состоянии задним конечностям. Б Казахстане обитают два вида удавчиков — восточный и песчаный, или степной. Восточный распространен в восточной части юга республики, а песчаный — на ее юго-западе. В районе Арала на небольшой территории они живут вместе.
С удавчиком я (РЛ.К.) познакомился в первой герпетологической экспедиции в 1969 году в песках Сары-Ишикотрау в южном
Домашний удавчик Машка
217
Прибалхашье. Из всех змей обширного района, он, как мне кажется, наиболее легко распознаваем. Толщина большинства змей обычно говорит о ее длине, то есть чем толще, тем длиннее. Удавчик имеет
относительно короткое тело, но сильное, мускулистое, с тупым хвостом. Впервые встретившие удавчика люди могут сказать, что у этой змеи как бы две головы. Действительно, при невыразительных, небольших, сливающихся с цветом тела глазах очень трудно непосвященному человеку определить, где хвост, а где голова. Иногда даже на хвосте имеются косые темные полоски, характерные для головы. На общем песчаном фоне тела сверху в шахматном порядке расположены круп-
ные светло-серые пятна, между которыми заметны светло-коричневые поменьше. Чешуя гладкая, блестящая. Морда удавчика, если смотреть сбоку, напоминает клин. Верхняя челюсть нависает над нижней, из-за чего его физиономия имеет не то капризный, не то — чванливый вид.
Глядя на него, невольно приходит сравнение со степенным, неторопливым человеком. Характер флегматичный.
А теперь позвольте вернуться к первой встрече и первому знакомству. Нашего пленника мы принесли в лагерь и посадили в огромную бочку с песком. Еще при ловле удавчик вдруг стал исчезать в песке. Вспомнилась здесь характеристика В.Н. Шнитникова: «...встреченный в песке удав с необыкновенным уменьем уходит в него, как в воду. Причем делает самые резкие и крутые повороты». Тот же фокус он показал нам и в бочке. Зарылся в песок, чуть-чуть выставил голову с глазами — все под цвет песка — и ждет добычу: ящерицу или мелкого зверька, обычно разных грызунов. Бочка с песком была уни-
версальным отсадником: там побывали и еж, и щитомордник, и различ-
стили к нему тушканчика. Наш удав был зарыт в песке. Вероят-
но, когда зверек начал обследовать новое жилище, удав «подслушал»
его и, высунув голову из песка, точным движением схватил за зад-
нюю лапу...
Здесь стоит остановиться на способах обездвиживания добычи перед ее заглатыванием. Змеи, как известно, глотают свою пищу цели
218
Пресмыкающиеся в террариуме
ком, так как у них нет мощных зубов, и вообще они не приспособлены для пережевывания пищи. Ядовитые змеи поступают просто: вводят при помощи ядовитых зубов яд, как правило, сильнодействующий. Удавчики не имеют ядовитого аппарата, как и многие другие змеи. Заглатывание добычи, часто крупной по сравнению с размерами тела, для них трудная задача. Тем более, что жертвы того же удавчика далеко не кроткие создания, а сильные, быстрые, с крепкими зубами и ногами. Удавчик должен держать добычу до последнего ее дыхания, пока она не замрет. Поэтому он владеет таким мастерским приемом, как мгновенно обвивать добычу кольцами своего тела.
Итак, удавчик схватил зверька не по зубам, и мы подумали, что тушканчик пострадал зря. Но, подойдя к бочке немного спустя, к своему большому удивлению зверька не обнаружили, а, посмотрев на удавчика, все поняли: конфигурация жертвы рельефно проступала сквозь раздувшееся тело обжоры.
Но не всегда змея может соизмерить свои возможности. В пустыне я находил иногда молодых птиц — горлиц или скворцов, от клюва до плеч покрытых блестящей высохшей слюной. Это — жертвы змей, не справившихся со своей добычей. Они смогли их заглотить только от головы до расширяющейся части тела, а дальше «выплюнули». Бывает, что битва заканчивается неблагополучно для нападающего, и тогда встречаются удавчики с покусами на теле, с погрызенными кончиками хвостов. Чаще такое случается, когда они охотятся на песчанок. Эти пустынные грызуны способны активно обороняться от змеиного нашествия, проявляя настоящую отвагу и сообразительность.
лкаК уЖС у имМИпаЛОСи, уДаБЧИКИ ОдЛИЧапмСл d GCHOnhuM CiiuKuH-ным нравом. Известный исследователь К.П. Параскив, много наблюдая за ними в природе, писал, что они «хорошо уживаются и не дерутся между собой; в одной норке часто встречаются два самца или две самки. По отношению к другим видам змей они также не проявляют враждебных действий. В общем садке, где содержали полоза, стрелу-змею, двух удавчиков, последние располагались всегда один около дру-
Домашний удавчик Машка 219
того, а остальные змеи держались порознь. В неволе хорошо привыкают к человеку...».
В моей последующей ежегодной герпетологической практике встречи с удавчиками стали обычными. Я давно хотел подержать эту змею в домашних условиях. И возможность представилась. В 1977 году я работал в урочище Аяккалкан, в 120 км от Алма-Аты, на левом 6epeiy реки Или. На исходе лета, обходя очередной раз владения пестрой круглоголовки, я заметил на дороге змеиный след. Пройдя по нему метров пятнадцать, увидел часть туловища, торчавшую из норы песчанки. Подцепив палкой, вытащил змею на свет. Она поразила меня своими размерами: длина ее тела 78 см, а диаметр в самой толстой части 3,5 см. Пожалуй, это была самая крупная из всех встречавшихся мне ее соплеменников (способна заглотить песчанку величиной со взрослую белую крысу).
Удавиха успела позавтракать, ее раздувшееся тело говорило о том, что одного взрослого члена песчаничьего семейство уже не досчитается. Живот у нее был растянут так, что чешуи стали разобщенными. Она еле-еле двигалась. Поместив змею в мешок, отнес ее в лагерь, где она прожила еще три дня до отъезда экспедиции. В город она ехала в набитом рюкзаке и тесном, жарком автобусе. И наверное, от духоты, тесноты, грохота и непривычной обстановки отрыгнула уже полупере-варенные остатки песчанки. Змея была хорошо упитанной, то есть подготовленной для зимней спячки. Это меня вполне устраивало, потому что в таком хорошем состоянии она может долго обходиться без пищи. Змеиха была водворена в жилую комнату, но не стала ждать, когда ее выпустят. Пока я решал проблему с террариумом, Машка (так сс назвал::), посл.е двух дней беспрерывна™ ипптштия проделала в мешке дырку и очутилась на свободе — в комнате площадью двенадцать квадратных метров. А теперь давайте прикинем, насколько отличались условия существования змеи в природе от, так сказать, культурного биотопа — городской квартиры.
Аяккалканский биотоп — равнинные защебненные пески с одиночной пустынной растительностью — саксаулом, джузгуном, полы
220
Пресмыкающиеся в террариуме
нью. Поверхность, даже с точки зрения змеи, разнообразием не отличается. Да и в песок, покрытый мелкой щебенкой, не зароешься. Правда, неподалеку имеются небольшие массивчики сыпучего полузакреплен-ного песка, в который удавчики погружаются и чувствуют себя как рыба в воде. А вот подземные убежища, в основном «квартиры» песчанок, для змеи настоящий рай. Здесь и дом, где на каждом этаже свои температурные условия: можно найти сырой уголок и сухой, теплый и прохладный. Здесь и пища — песчанки и их потомство. Под землей удавчики проводят большую часть жизни, где и зимуют.
И вот городская комната — новая среда обитания удавихи. Со всеми атрибутами нормального человеческого жилья, она гораздо богаче своим разнообразием.
Понаблюдав за Машкой один-два дня, я отказался от мысли о террариуме и предоставил ей полную комнатную свободу, разумеется, исключив малейшую возможность побега. С этой целью законопатил мелкие щели между плинтусами, дверные щели проложил поролоном. Вызывали опасения дверь и форточка. Но первая всегда плотно прикрыта, вторая из-за большой высоты и без промежуточной опоры для змеи недоступна.
Таким образом, в середине сентября, в пору золотой осени, Машка справила новоселье в новом жилище.
Она оказалась мирным, добродушным созданием и удивительно любопытным.
За несколько дней удавиха облазила всю комнату вдоль и поперек. Сначала она обследовала каждую пядь поверхности пола. Побывала во всех углах, под диваном, тумбочкой, книжной стенкой, столиком для ПИШуГЦСИ ГИЗШИПКИ. ЗсГГСМ, НС НННДЯ НИ СДИНОИ	nvivpcDi пмзьи-
лила бы ей проникнуть под пол, Машка обратила все внимание на напольные сооружения. В первую очередь освоила низкую мебель — ящики с инструментами под книжной стенкой, диван, столик, потом полезла повыше: на спинку стула, батарею центрального отопления и подоконник над ней, тумбочку с радиоприемником. Но и эта высота не стала для удавихи пределом.
Домашний удавчик Машка
221
Читатель подумает: как может змея забраться на шкаф с прямыми и гладкими стенками? Я бы тоже сомневался, так как в природе никогда не встречал удавчика, забравшегося на куст или дерево.
Это сугубо под- и наземное животное. Однако в квартире Машка вдруг проявила свои лазающие способности и забиралась на высокую мебель. Первые ее попытки овладеть высотой были безрезультатны, но со временем она сталаловким «стенолазом». Используя узкий промежуток между капитальной стеной и шкафом или книжной стенкой, удавиха с легкостью забиралась на них.
Освоив второй, третий и четвертый «этажи» комнаты, Машка значительно расширила жизненное пространство. Я еще не упомянул, что она «исследовала» мебель не только сверху, но и изнутри. Представляете, какое раздолье на полках книжной стенки с ее многочисленными отделами! Его можно сравнить, пожалуй с норами большого семейства песчанок.
Машка часто забиралась в секретер или в открытую полку и лежала там, вытянувшись на книгах. Однажды, уже в сумерках, я услышал странный шлепок, как будто кто-то упал с высоты. Включив свет, увидел удавиху, лежавшую на полу, у шкафа. Полежав немного, она сердито уползла под него. Первый раз я не понял причину падения. Но однажды стал свидетелем ее неудачи: она штурмовала новую, еще не взятую «вершину» — сайгачьи рога на стене. Для этого змея забралась на книжный шкаф, затем на ящик из-под микроскопа на этом шкафу, и с него с большим трудом стала дотягиваться до ближнего рога и постепенно переползла на него, преодолев при этом расстояние в 26 см. Действительно «скалолазка», к тому же работающая без
тела и держать его на весу, затем головой, словно крючком, зацепиться за него и, как бы оттолкнувшись от опоры, перекинуть тело на новое место.
Я подробно останавливаюсь на этом потому, что мы часто и не предполагаем, какими возможностями обладает даже такая неповоротливая, как правило, живущая только на земле змея. А что говорить о
222	Пресмыкающиеся в террариуме
полозе, который прекрасно лазает по деревьям и кустарникам! Повисев неподвижно на рогах, удавиха тем же путем возвратилась назад.
Машке нельзя было отказать в сообразительности. Довольно быстро она «уяснила» для себя — не путаться под ногами. Первые дни, заходя в комнату, каждый из членов семьи опасался, как бы не наступить на змею. Но на середине комнаты или перед дверью никто из нас ее не видел. Считается, что змеи не слышат, но могут улавливать сотрясение почвы. По-видимому, удавиха хорошо различала по шагам, когда приходили и уходили, есть кто в комнате или нет. За короткий период обитания в непривычной обстановке змея «поняла», что на середине ее может подстеречь опасность, и спешила вовремя скрыться.
Поначалу я предлагал ей разные кушанья — серых и белых мышей, воробьев. Но удавиха настолько хорошо подготовилась к зиме, то есть запаслась жиром, что отказывалась от любой пищи. В конце концов и я перестал предлагать ей корм.
Тяжелые времена для змеихи наступили с приходом холодов, а в этот год они пришли слишком рано. До начала отопительного сезона еще далеко. Батареи отопления ледяные. Температура в комнате 15 градусов. Машка ползает в поисках тепла. Медленно забралась на самый верх книжной стенки. Полежав там, через некоторое время переползла в одну из ближних ее полок (было чуть сдвинуто стекло и образовалась щель). Позже увидел ее на подоконнике делающей стойку вдоль рамы. С подоконника сползла на холодную батарею... Пока я собирался соорудить Машке какую-нибудь грелку, она, наконец, сама нашла выход из положения — забралась в старенький ламповый радиоприемник и устроилась там на трансформаторе, плотно обвив его. Я испугался, как бы она не попала под напряжение, однако несколько ее визитов внутрь чуда нашего века прошли, к счастью, удачно. Змея не упускала любую возможность согреться. Как-то поставил остудить на подоконнике колбу с кипяченой водой для фоторастворов. Змея моментально нашла эту «печку» и пристроилась возле.
Не оставляла она без внимания и утюг после глажения. Но эти доступные источники тепла работали периодически, а холод был по
Домашний удавчик Машка 223
стоянным, и Машка все-таки нашла теплое убежище — на спальном диване.
Однажды, торопясь на работу, я не убрал за собой постель, а убирая ее на следующее утро, вдруг обнаружил Машку. Чтобы не быть раздавленной, она выбрала желобок между спинкой и сиденьем, образующийся, как известно, при раскладке дивана, и приспособилась там ночевать под ковром и постельными принадлежностями, вытянувшись, как стрела, причем устраивалась в ногах, где нагрузка наименьшая. Лежа под плотным ковром в темноте, сжатая со всех сторон, Машка, вероятно, чувствовала себя погруженной в песок или в тесную нору. Первый раз я выпроводил ее культурно, но она снова заползла на полюбившееся место. Пришлось наказать ослушницу, легонько настегав ее тонкой линеечкой. Наказание помогло не надолго, затем все повторилось. Каждый вечер перед сном стал заглядывать под диванный ковер и частенько заставал там змеиху. Но тут уж она, и не дожидаясь наказания, буквально сваливалась с дивана.
В конце концов Машка дождалась теплых дней: 24 октября в доме включили отопление. Именно с этого дня я начал вести жизнеописание удавихи. Записывать старался обычно утром до и вечером после работы. Ценность даже коротеньких записей в их регулярности. Небольшие крупицы фактов при обобщении вырисовывают интересную картину змеиной жизни. Основные свои наблюдения за ней фиксировал на листках перекидного календаря. Передо мной их целая пачка: 8 листков за октябрь; 22 — в ноябре; 18 — в декабре. За три месяца следующего 1978 года оказалось 34. В апреле—мае записей нет, так как был в командировке, и только в начале июня снова встретился с Машкой, но уже вскоре отвез ее в родные места обитания и выпустил. Таким образом, змея прожила в условиях городской квартиры два месяца осени, зиму и весну.
А теперь, дорогие читатели, мы поведаем любопытные моменты из жизни дикого животного, так сказать, в пространстве и во времени.
С пуском отопления и после того, как в комнате установилась относительно постоянная температура, Машка потеряла интерес и к
224 Пресмыкающиеся в террариуме
радиоприемнику, и к утюгу, и... к дивану. У нее появился любимый уголок, там, где в пол уходят трубы отопления: темно и тепло. Но не только там. Вот что рассказывает первая запись 24 октября: чуть-чуть потеплела батарея отопления, и Машка уже на ней. К 17 часам батарея разогрелась, но, по-видимому, змею это не обеспокоило. Она лишь переместилась на лежавшую рядом тряпочную подстилку и свернулась кольцами, одно из которых опустила между секциями. Наконец ей стало жарко, большую часть своего толстого тела она подняла на подоконник (выше батареи на 10 сантиметров). И так удавиха чередовала положение тела — батарея — подоконник — до самой темноты. Ночью уползла в свой угол на полу.
Ранним утром 25 октября я увидел ее свесившейся с перекидного календаря на подоконнике. Кажется, вот-вот свалится на батарею. В таком положении она и оставалась, когда я уходил на работу. В 18.15 застал ее на прежнем месте, но под календарем, и только кончик хвоста грелся на батарее.
Здесь следует несколько слов сказать, что пресмыкающихся правильнее называть не холоднокровными животными, а экзотермическими. Они могут использовать внешние источники тепла, например солнечную радиацию, для того, чтобы поднять температуру своего тела, иногда намного выше температуры окружающей среды. Поэтому для рептилий, в частности змей, так важны источники тепла. Теперь в любое время Машка могла найти как самую горячую, так и холодную зону в квартире. Комфортным оказалось для нее место на подоконнике, по форточкой и над батареей отопления. Календарь — ее любимая «скамеечка» или «завалинка». На одной из фотографий я ее и запечатлел в любимой позе — змея пропустила тело через проволочные держатели бумажного блока календаря и обвилась вокруг его подставки. Одновременно она получала здесь и тепло, и холодные струи воздуха. Здесь над подоконником и «полюс» холода, о чем я уже писал, — почти всегда открытая форточка. Змея мастерски использовала это обстоятельство, выбирая оптимальное место: при холоде она опускала часть тела на батарею, при жаре — подвигалась ближе к
Домашний удавчик Машка
225
«полюсу», но уже полностью на батарею не опускалась никогда, хотя там для нее лежала довольно толстая подстилка.
Быть может, Машка грустила по родным просторам или горячим пескам? Временами она поднималась почти во весь свой рост, используя в качестве опоры угол между стеклом и рамой, и подолгу замирала в такой позе: за окном манили ее солнце и свобода. Но ничего другого для змеи не оставалось, как сполна пользоваться комнатной, что она и делала. Иногда не обходилось и без курьезов. Вот календарная запись: 26 октября с Машкой случилось ЧП — заклинился кончик ее хвоста в узкой щели между стеной комнаты и книжной стенкой. Да она еще и потянула его в сторону сужения, поэтому заклинился он крепко. Попыталась удавиха выручить свой хвост, вытянулась на длину боковины стенки, зацепилась телом за угол ее основания у самого пола — но не тут-то было! Пришлось ей помочь. С той поры Машка не очень-то жаловала книжную стенку, теперь изредка я видел удавиху сверху или внутри стенки, возлежавшую на книгах за отодвинутыми стеклами какой-нибудь полки.
Однажды застал змею висящей на спинке стула. В другой раз она расположилась на портфеле, хвостом ухватившись за ручку. Машка не упускала возможности «почтить» своим вниманием новые предметы, появлявшиеся в комнате. Так, она сразу же забралась в коробку с установкой для пересъемки фотопленок. Полежала среди строительных инструментов в металлической банке из-под краски.
Но все чаще змея стала проводить время на высоком шкафу, где хранится всякий домашний скарб. Машка лежала либо наверху, свесив часть тела, либо, если дверца оставалась приоткрытой, проникала BHyipt) И yxnipMAdCD pddMClittiD свис icau срллу па Доул Пиллал. 1“1C-редко замечал Машкину голову, торчавшую из щели неплотно закрытой дверцы. Через эту щель пробивается дневной свет, и удавихе, вероятно, кажется, что она лежит в норе.
По записям можно судить о предпочитаемых местах пребывания змеи, о количестве посещений этих мест. Я подсчитал, что с конца октября, ноябрь и почти весь декабрь она была замечена в радиопри
226 Пресмыкающиеся в террариуме
емнике 5 раз, на диване 7, на подоконнике и в углу у трубы отопления — по 15 раз, а на шкафу и внутри него — 37.
Перебираю листки календаря, читаю на выбор: 30 октября весь день пролежала, меняя позы, на верхней полке шкафа; 2 ноября — там же, но забралась в мою кепку, свернулась; 5 ноября увидел змею на верху шкафа, она попыталась проникнуть внутрь, но шлепнулась на пол, сердитая, уползла под шкаф; 15 ноября вечером стал брать с верхней полки синюю тренировочную майку, оттуда вывалилась и чуть не упала на пол сонная Машка; 18 декабря удавиха шарашится в шкафу: то переползет с верхней полки на нижнюю, то наоборот; заберется в майку, потом — в кепку, потом вытянется во всю длину тела и лежит открыто. Как видим, шкаф заменял ей нору, здесь она чувствовала себя в безопасности, спокойно.
Остальные точки комнаты, исключая подоконник и угол у трубы отопления, змея посещала лишь кратковременно. Бывали дни высокой ее активности, когда она то и дело меняла места нахождения. Например, 20 декабря с утра Машка лежала на подоконнике под календарем, немного спустя сползла под батарею отопления, затем оказалась в заветном углу на полу с трубой отопления, побывала на зачехленной пишущей машинке, на книжной стенке, повисела на сайгачьих рогах, откуда слетела на пол и поспешила укрыться за шкаф. Но ночевала она все-таки внутри своего надежного убежища — шкафа.
Временами Машка таинственно исчезала. Таких «дней-отлучек», судя по записям, набиралось предостаточно. Так, она не попадалась на глаза неделю в ноябре, 10 дней с конца декабря и в начале января. На 12 дней пропала в конце января — начале февраля. Я проверял в поисках ее все известные закутки и ис находил. Шли дни, пока однажды, придя с работы, я опять не заставал ее на одном из привычных мест. Машка все-таки находила укромный уголок и на какое-то время там хоронилась. Это было как бы компенсацией или подобием зимовки. Ведь все наши змеи на воле в зимний период спят. Прекращение Машкиной активности, пожалуй, и можно объяснить кратковременной спячкой. Тем более, судя по внешнему виду удавихи, она была такой же
Домашний удавчик Машка
227
упитанной, как и в начале осени, то есть неволю переносила хорошо. Тело ее всегда было гладким, кожа блестела, к тому же я регулярно мыл ее в теплой воде. Надо сказать, что и Машка отличалась чистоплотностью, после себя она оставляла только полужидкие лужицы — мочевину или мочевую кислоту.
А как с проблемой питания змеи в неволе? Вопрос немаловажный, поскольку эти животные плотоядные и им должен предоставляться живой корм, обычно белые мыши, молодые крысы, цыплята, лягушки, ящерицы и т.п. Я, как уже писал, регулярно предлагал Машке что-нибудь из только что перечисленного. Но от пищи она отказывалась наотрез, оставаясь все такой же упитанной и энергичной. Об одной из причин отказа говорилось. Но, помимо того, что удавиха имела хорошие жировые запасы для перезимовки, она получила и свободу передвижения, благодаря которой могла выбирать такое сочетание температуры воздуха и влажности, при котором, вероятно, обмен веществ ее был минимальный. К тому же срок ее проживания в неволе не намного продолжительнее зимовочного. Заметим, что и воду змея пила очень редко, хотя я постоянно предлагал ее. В календаре дни водопоя отмечены 20 декабря, И января и И февраля. Вот что рассказывает одна из этих записей: «16.50. Машка лежит на подоконнике, вытянувшись во всю длину. Принес в маленьком пластмассовом стаканчике воду. Змеиха с жадностью стал пить, чуть-чуть погрузив в него кончик морды. Что она пьет, видно было по движению нижней челюсти. Пила долго, минут 15—20. Воды убавилось на 1,5—2 кубика. Напившись, Машка придвинулась к батарее, опустив на нее часть тела, — вода-то холодная!».
обычно является линька. У здоровой змеи линные покровы сходят цельным куском враз и представляют собой тонкую полупрозрачную кожицу в виде чехольчика-чулка. Как правило, перед линькой старые покровы тускнеют и отслаиваются на кончике морды. Змея энергично способствует этому, трется мордой и, подцепив за что-либо отстающую кожу, начинает выползать из нее.
228
Пресмыкающиеся в террариуме
В природе нередко находишь линные покровы среди сухих стеблей кустарников или травы. А Машка, например, 10 января оставила свои цельные «наряды» под ковром на диване и на деревянном основании торшера.
Вот так удавиха использовала небольшое пространство комнаты, где только люстра да надоконный карниз для штор остались для нее недоступными.
В естественных условиях восточный удавчик — змея сумеречноночная. Поэтому вполне можно предположить, что ночные путешествия Машки были не менее интересны, чем дневные. О ночных бдениях змеи напоминали сдвинутые предметы, попадавшиеся на ее пути. Иногда среди ночи меня будили шумы уроненных вещей или звук падающего тела Машки, сорвавшейся с высоты. Ориентационные способности змей хорошо известны, как и органы, при помощи которых они познают окружающий мир. У этих рептилий очень развито обоняние. Раздвоенным кончиком языка змея «считывает» информацию о том, кто или что ее окружает. Вы, вероятно, видели в кино или в природе, как часто активная змея высовывает язык, особенно при опасности. Высунув, «берет химическую пробу» воздуха или предмета, а, втянув, прижимает кончик к нёбу, где находится чувствительный, так называемый якобсонов орган. Он-то и расшифровывает пробу, посылая информацию в мозг. Экспедиционный спальный мешок и рюкзак, время от времени появлявшиеся в комнате, напоминали ей, по-видимому, о родных просторах, и она не оставляла их без внимания. Пристрастие к полевым вещам я замечал также у полозов и стрелы-змеи.
Мое отношение к удавихе было созерцательным. Я поставил сво-cfu риДа ЭКСйсрИМсНТ ЗмСЯ Б СОБрСмСННОИ КБйрТИрС иОЛйилОГБ fGpG-да. В начале очерка я объяснил мотивы, побудившие меня обзавестись этим животным. Машке я не мешал вести свободную жизнь в комнате, и единственным запретом было посещение спального дивана, хотя с точки зрения человека, любящего животных, и этого, вероятно, не стоило делать. Во всем же другом я старался дать ей полную свободу. Машка оправдала мои надежды. Она, как я уже писал, ока
Домашний удавчик Машка	229
залась уживчивым, чистоплотным животным. Никогда не стремилась удрать за пределы своей территории и даже тогда, когда я намеренно оставлял открытой дверь комнаты. За все время Машка никого не укусила, вела себя спокойно. Правда, когда мы говорили о змее в комнате малознакомым людям, попавшим в нашу квартиру, то некоторых после этого сковывал с трудом скрываемый страх, другие же, напротив, просили показать редкое в квартире чудо. Помню, как работники службы быта прокладывали у нас кабель телевизионной антенны, но, узнав, что из-за змеи нельзя оставлять дверь в одну из комнат открытой, с непостижимой скоростью закончили работу и покинули место «опасной зоны».
Побывав в моих руках, Машка направлялась в запретное место — на диван. По этой причине в руки я стал брать ее очень редко. Если же мне необходимо было сдвинуть ее, например, с торца дверцы шкафа или с подоконника, я несколько раз дул ей в морду, после чего она недовольно, то есть резко и быстро поводя телом из стороны в сторону, уползала. Если же я пытался взять Машку во время сна, то она огрызалась, делая резкий выпад в мою сторону, как говорится, била мордой, не открывая пасти. Видимо, это есть чисто инстинктивная реакция спящей змеи. Но определить, когда она спит, а когда нет, — невозможно, так как глаза у нее всегда открыты. У змей, в отличие от других рептилий, например от многих ящериц, нет век, глаза прикрыты прозрачной оболочкой, отделяющейся при линьке вместе со старым роговым слоем кожи. Иногда я подолгу смотрел в неподвижные глаза мирно лежавшей на подоконнике змеи и пытался угадать, какие «думы» думает она. И в какой-то момент казалось, будто Машка мигала мне, KQK бы дзвзя зизть, что онз всо понимает
Мне было жаль расставаться с уже привычной фигуркой в комнате, хотя и молчаливой. Но дальнейшая ее судьба была предопределена в самом начале, когда я привез Машку в городскую квартиру. Тогда я решил, что в любом случае выпущу ее летом на волю и постараюсь обязательно в место поимки. Прошла зима и часть весны, настало время экспедиций. Только в первых числах июля я смог поехать в
230 Пресмыкающиеся в террариуме
урочище Аяккалкан. Знакомая трасса вела на восток от Алматы. Вот и миновали большое село Чилик, а вскоре поселок Масак, и затем уходила вдаль пыльная, ухабистая дорога с еще весенними разливами через равнину, удивительно похожую на саванну, — не хватает только жирафов и слонов. Показалась река Или, за ней далеко видны горы — Большие и Малые Калканы, а между ними лежат исполинские массивы поющих песков. Наконец, за очередным подъемом мы увидели егерские строения — это и есть знакомое урочище, а в недавнем прошлом знаменитый курорт. Здесь, в песках Аяккалкана, Машкина родина, здесь она вывелась, здесь выросла до взрослой, уже в годах змеи. Здесь она не раз давала жизнь маленьким удавятам. И вот после долгой девятимесячной разлуки возвращается в родные пенаты. Нашел я место ее поимки и почти ту же нору, куда и выпустил Машку. Через 15 минут голова ее показалась уже в другой норе. Возвращаясь через два часа с экскурсии, я увидел ее на том же месте. Грустно было расставаться, но в конце концов я был счастлив, что вернул природе ее частицу.
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ У ЮННАТОВ
С.П. Нарбаева
Так получилось, что самым первым жителем террариума школьного клуба юного биолога оказался щитомордник обыкновенный — ядовитая змея, обитающая в горах Заилийского Алатау. Обычно он имеет буро-серую окраску с поперечными полосами на спине. Этот же экземпляр был необычно ярко-оранжевого цвета. В природе встречаются такие особи. Наша змея, как выяснилось позже, была самкой.
Как только мы выпустили щитомордника в террариум, он пополз в угол, на ходу вибрируя кончиком хвоста, почти как его близкие родственники из Америки, но у тех на кончике хвоста есть «погремушка», которая при вибрации издает треск. На вид змея была довольно стройной, длина тела около 70 см. Вообще щитомордники в длину не превышают 80—90 см. При взвешивании она оказалась намного тяжелее, чем можно было представить.
Как только мы бросили в террариум белого мышонка, змея насторожилась и замерла. Через несколько секунд очень медленно стала подползать к добыче и, когда оставалось 10—12 см, последовал молниеносный бросок. 3dieM ямсм отползла в угол. Через несколько мипут мышонок затих, и она принялась его заглатывать.
Через несколько дней наша подопечная стала брать мышей с пинцета, нисколько не «смущаясь» присутствия людей. Кормили мы ее два раза в неделю.
Вскоре змея преподнесла нам сюрприз — на одиннадцатый день воспроизвела на свет семерых малышей. Змееныши появлялись один
232
Пресмыкающиеся в террариуме
за другим каждые пять—семь минут (щитомордники, как и их ближние родственники — гадюки, являются яйцеживородящими змеями). Они были очень активны, сразу же стали осваивать территорию, заползая под камни и коряги. Самка после родов подползла к воде, долго пила и затем спряталась в убежище. Никаких попыток дальнейшей заботы о потомстве она не проявляла. Малышей отсадили в отдельный террариум и стали ухаживать, как за всяким молодняком. В 2,5-месячном возрасте мы выпустили их в горах.
Надо заметить, что щитомордники переносят условия неволи довольно хорошо. Не было случая заболеваний и отказа от пищи, что часто наблюдается у других видов змей. При соблюдении всех правил техники безопасности и создании оптимальных условий (рациональное кормление, витамины, облучение кварцевой лампой, купание и т.д.) можно содержать этих представителей ядовитых змей и изучать их в неволе и даже разводить для получения ценного яда.
Жила у нас и гадюка — серая, с темным зигзагообразным узором на спине — очень красивая. А попала к нам, как всегда, случайно — принес ее один из юннатов. Поймал он ее весной на даче.
Длина змеи составляла около 40 см. С уплощенной головы треугольной формы на нас смотрели довольно недружелюбные глаза.
Раз уж животное попало к нам, стали его устраивать. Поместили в террариум, и она сразу же поползла к водоему с теплой водой. Там пролежала довольно долго, затем уползла в убежище. Если щитомордник находился в основном вне укрытия, то гадюка почти все время пряталась. Правда, через месяц стала брать корм с пинцета. Схватит, вернее укусит, и опять скроется в своей норке, бросив добычу. Когда МЫшКа ЗиТНХхвСТ, БЫПОАЗС7, ЗиХБйТНТ СС И С ДОмЫЧСИ БНмБЬ уПОЛЗасТ Б убежище. Крысят гадюка не брала, мало того, даже внимания на них не обращала, когда же настойчиво предлагали крысенка, то иногда кусала его. Но тот не погибал, видимо, змея не впрыскивала ему яд, экономила, как бы знала, что все равно она его не съест. В том, что гадюки привередливы в пище, мы еще раз убедились, когда стали давать мышат, смоченных слегка со стороны спинки витаминами или рыбьим жиром.
Пресмыкающиеся у юннатов
233
Змеи даже не подползали к такой добыче, на расстоянии чувствуя необычный запах. Если же гадюку потревожить после еды, она может отрыгнуть пищу и больше в этот день ничего не брать. Вот такая она капризная!
Однажды, во время чистки террариума, мы поместили гадюку в банку с высокими стенками и не стали ее закрывать, змея «встала»в стойке на кончике хвоста и попыталась вылезти из своего убежища. Мы и не представляли, что она способна на такой трюк.
...Поистине прекрасен и могуч большеглазый полоз, обитающий в Южной Туркмении! Это животное занесено в Красную книгу СССР, охраняется законом. Полоз среди неядовитых змей один из самых крупных в мире (кроме питонов и удавов). Темнооливковый цвет на его спине переходит почти в желтый на брюшке, переливаясь перламутром. Глаза круглые, черные, «бархатистые». Ползает очень быстро, но если его преследовать, он может развернуться и сделать стойку «кобры», раздувая горловую часть шеи и подняв над землей более 2/ 3 тела. Очевидно, эти качества и привлекали артистов цирка. Не знаем, сколько пришлось нашему полозу кочевать в качестве их экспоната, но он был в очень плохом состоянии, с нагноением пасти и крайне истощенным. Цирк подарил его нам.
Вначале предстояло вылечить полость рта. Каких только лекарств не предлагали дети! Трудность заключалась в том, что практически невозможно открыть пасть полозу, а процедуры были необходимы ежедневно и не безболезненные. Постепенно, однако, мы приспособились, и змея привыкла к нам. И вот почти через два месяца наш полоз взял первого мышонка. Это был праздник для всех нас! За это время ДСШ нривплалйсЬ К ПОЛОЗу. On СБОбиДНО ПОЛЗоА ПО КОМПОТО, ЗйПОЛЗХЧ на колени, а любимым его местом стал книжный шкаф со старыми журналами, где он проводил почти все время. Иногда, свесив голову, он как бы наблюдал за ребятами. Стоило кому-нибудь взять корм пинцетом и приблизиться к нему, как он тут же подползал и схватывал добычу. Если мышь оказывалась маленькой и он не насыщался, то ползал за нами, выпрашивая еще.
234	Пресмыкающиеся в террариуме
Жили у нас и другие полозы — поперечнополосатый, краснополо-сый. Они предпочитали питаться ящерицами, и мы через специалис-тов-зоологов вынуждены были переправить их в места обитания. К тому же эти змеи охраняются законом, и мы были в ответе за их жизнь. Амурского полоза привезли и подарили нам зоологи Приамурья. Длина — 156 см. Очень красивый: темный, с желтым узором вдоль всего тела. В отличие от других полозов — спокойный. Он быстро привык к ребятам и уже при первом кормлении взял корм с рук. На воле этот вид живет в лесах и хорошо лазает по деревьям. Поэтому мы постарались в террариуме разместить побольше веток. На воле он питается грызунами, птицами. У нас в школьном террариуме — мышами, изредка заглатывает небольшие куриные яйца, теплое мясо. Любит влажные места.
Вот еще наш обитатель — четырехполосый полоз, крупная и красивая змея. Занесена в Красную книгу Казахстана. Обитает в Западном Казахстане. Длина может достигать 180 см. Вдоль тела тянутся четыре темные полосы, отсюда и название6.
Окраска возможна от лимонно-желтой до почти черной. Это очень доброжелательное существо быстро привыкло к ребятам. Стоит подойти к террариуму, выползает навстречу. Не было случая, чтобы сделал попытку укусить, хотя приходилось и лечить его, и делать уколы, и поить лекарствами. В неволе получает мышей, крысят, воробьев, витамины. В природе питается мелкими млекопитающими размером до взрослой крысы, птенцами, яйцами. Добычу убивает, сдавливая ее телом. В террариуме, едва покажешь мышь, моментально схватывает ее, давит и заглатывает. За одно кормление может съесть четыре-пять мышей среднего размера или одну-две небольшие крысы. Особенно любит полакомиться птицей. Проглотит одну и начинает быстро ползать по террариуму в поисках очередной, заползая на ветки, заглядывая во все уголки. Если охота не состоялась, он через несколько минут располагается под лампой.
Полосы характерны лишь для европейских особей (прим, составителя).
Пресмыкающиеся у юннатов	235
При работе с пресмыкающимися необходимо овладеть некоторыми навыками. Например: к змеям надо подходить спокойно, без резких движений, брать их в руки ласково, не дергая, не причиняя им особого беспокойства. При кормлении пищу следует подносить медленно, не совать им в мордочку, а лучше поводить около, показать добычу, и змея сама возьмет ее. Насильно кормить животных не нужно, так как можно поранить ротовую полость и вызвать тяжелое заболевание пасти. Самое нежелательное — это отрицательные эмоции при кормлении как у животных, так и у кормящих их людей. Ведь змеи, ящерицы не поддаются уговорам, не открывают сами рот, приходится открывать силой, а это ведет к вышеописанным последствиям. При длительном отказе от пищи лучше прибегнуть к методам безвредного стимулирования: купание в теплой воде, облучение кварцевой лампой, дополнительный обогрев и т.д.
Интересен процесс линьки. Об этом явлении уже достаточно подробно рассказано в предыдущих очерках. Добавим лишь некоторые моменты, замеченные нами в условиях неволи. В террариуме змеи линяют по пять-шесть раз в году. Эпидермис — верхний слой кожи — как бы снимается «чулком», а длится этот процесс пять—десять минут. Змея, сверкая и переливаясь обновленной кожей, начинает активно ползать по террариуму в поисках пищи. Оно и неудивительно: ведь до момента смены «наряда» змеи почти не едят, а это срок немалый — 20—30 дней.
И еще. Мы наблюдали, как размножались в нашем террариуме узорчатые полозы, и неоднократно. На наших глазах протекал процесс «ухаживания», спаривания, откладки яиц, вылупления молодняка. Инкубировали яйца в течение 59—61 дня, соблюдая определенный режим. Змееныши появлялись на свет активными и уже на четвертый день принимали пищу в виде небольших колбасок (размельченное мясо с добавками витаминов), на седьмой — все малыши линяли. На самостоятельное питание они переходят в возрасте одного—полутора месяцев. Однажды мы стали свидетелями каннибализма — поедания себе подобных. Как это случилось? Все малыши содержались в одном
236	Пресмыкающиеся в террариуме
террариуме, и все было нормально, но вдруг самый крупный полозе-нок схватил собрата поменьше и стал его заглатывать. Мы не успели понять, что произошло, как было уже поздно. После столь сытного обеда каннибал находился в неподвижном состоянии неделю, грелся под лампой.
Малыши растут крайне неравномерно, хотя состав пищи одинаков. Через 29 месяцев полозята достигают величины полувзрослых животных. Сколько счастливых минут испытывают ребята, выпуская на волю своих питомцев. Всех полозят, окрепших и подросших, мы вывозили за пределы города.
Объектом наших наблюдений была и стрела-змея. Обитательница пустынь питается исключительно ящерицами и насекомыми. Содержание в неволе почти невозможно, так как обеспечить ее полноценным кормом очень сложно. Название свое получила за стройное изящное тело и стремительность движений. Мы не присоединяемся к мнению тех, кто эту змею считает опасной для человека. Ее глубоко сидящие ядовитые зубки способны умертвить лишь посильную для нее добычу, в основном ящериц.
Очень похожи друг на друга и по строению тела, и по окраске, и даже по характеру два вида удавчиков — песчаный и восточный. Но есть и отличия: у песчаного глаза смотрят вверх, лоб между глазами слегка вогнут, а у восточного лоб плоский, глаза расположены по бокам. Пищей им служат различные насекомые, ящерицы, грызуны. В неволе могут жить довольно долго. Ласковые, добродушные животные приносят много радости ребятам.
Мы привыкли считать, что у ужей обязательно должны быть на голове оАен?кевые или ?келтые пятнг1. Наши -ебята никак не поверить, что бывают ужи и без этих пятен (водяные). Они широко распространены по всей территории бывшего Советского Союза. Обитают вблизи водоемов, питаясь в основном рыбой и земноводными. Окраска такого ужа от светло-серой до очень темной с характерным узором. Разноцветных пятен на голове у него нет. Змея не ядовита. Теперь об уже обыкновенном. Он тоже селится вблизи водо
Пресмыкающиеся у юннатов 237
емов и тоже пищей ему служат рыбы и земноводные. Но, в отличие от ужа водяного, имеет на голове обычно ярко-оранжевое пятно (так называемую косынку).
Оба вида ужей — отличные пловцы. Могут подолгу оставаться под водой. В террариуме охотно поедают лягушек и менее охотно жаб. В отличие от полозов, они начинают заглатывать с любого конца, иногда даже с конечностей, постепенно переворачивая добычу. Вообще это зрелище малоприятное, так как ужи не убивают лягушек предварительно, а заглатывают живьем. Жертва при этом издает жалобные звуки, пытается вырваться из пасти, но тщетно, через несколько минут она оказывается проглоченной. За одно кормление ужи могут проглотить от одной до трех лягушек среднего размера. Интересно охотятся ужи на рыбешек. Рыбка — это не лягушка, поймать ее в воде не так-то просто! Но уж умеет хитрить: ляжет на дно водоема, затаится и ждет. Как только рыбка подплывет к нему поближе, тут и следует точный бросок...
Ужи предпочитают общество себе подобных одиночеству. Если скопления у других змей наблюдаются только в период размножения, то у ужей обычно можно встретить шесть-семь особей на одной территории, в одном месте. Ужи хорошо размножаются в неволе. В террариуме откладывают от трех до восьми продолговатых яиц, из которых через 50—54 дня вылупляются малыши, точные копии своих родителей, только в миниатюре. Сразу же после вылупления заползают в воду, а спустя некоторое время скрываются в убежищах на суше. Корм в виде колбасок начинают брать лишь на шестой-седьмой день после первой линьки.
Ужи плохо привыкаю! к рукам: нараклся вырвапэсм, упилаш, при попытке удержать их выпускают даже резко пахнущую кашицу, которая довольно плохо смывается с тела. Это приспособительная реакция, при помощи которой ужи спасаются от преследователей Несмотря на своеобразный характер, корм с рук берут охотно.
Однажды весной мы решили покормить ужей головастиками. Ловили их сачками долго, устали, промокли... Каково же было наше
238 Пресмыкающиеся в террариуме
удивление, когда, не успев отойти от кюветы, где сидел один уж и куда выпустили много головастиков, увидели, что они исчезли за несколько секунд! Мы даже не смогли пронаблюдать, как он их заглотал.
А теперь настала очередь поговорить о ящерицах и ящурках, с которыми мы близко познакомились и в какой-то степени привязались к ним. Непоседливые, жизнерадостные существа открыли нам столько нового, интересного из своей жизни! В природе трудно вести продолжительные наблюдения за этими животными. Другое дело — в террариуме. Правда, это не пустыня, но все же при желании и старании можно создать условия, приближенные к естественным. И вот тогда...
Сцинковый геккон обитает в песчаных пустынях, ведет ночной образ жизни. День проводит в норке и лишь с наступлением темноты выползает поохотиться на различных насекомых. В террариуме ведет себя так же. Днем прячется в убежище, но если предложен корм, то не откажется полакомиться и при свете. Излюбленная пища — мучной червь, мокрицы и другие беспозвоночные. Эту ящерицу отличает от многих других видов способность ее глаз отражать направленный луч света в виде маленького красного огонька в темноте.
Внешний вид сцинкового геккона очень привлекательный. Обычно стоит он на вытянутых лапках, огромные красивые глаза окаймляют «реснички» — кожные выросты. Тело покрыто нежными розоватыми чешуйками, он весь как бы светится. Стоит неловко взять его в руки, как нежные покровы нарушаются и появляются ранки. Поэтому и обращения с собой он требует очень осторожного.
Если геккон — нежное миролюбивое существо, то агама прямая ему црочивоположнисю. т-мама ciennaM шиичный л\иiслв песчаной, каменистой и глинистой пустынь. Часто ее называют варанчиком, но это неверно. Она относится к роду Agama (или по новой классификации — к роду Trapelus). В террариуме агамы ведут себя очень неспокойно: пытаются выбраться наружу, переворачивая все вверх дном, прыгают, мечутся. Этому можно найти объяснение: в природе они занимают обширные территории и находятся в постоянном движении, а
Пресмыкающиеся у юннатов	239
неволя есть неволя, к ней им приходится привыкать очень долго. Если такого «новичка» попытаться взять в руки, то он непременно укусит. Зубки у агам мелкие и неядовитые, поэтому опасности нет, но остается неприятное ощущение. Самцы намного крупнее самок, их горловой мешок во время возбуждения окрашивается от синего до фиолетового цвета, придавая ящерице неповторимый сказочный вид. Нередко преследуемые животные разворачиваются и принимают позу устрашения: раскрывают пасть и делают выпады, как бы нападая. Оплодотворенные на воле агамы откладывали яйца в террариуме на песке, но получить потомство не удавалось.
В отличие от агам, относительно легко привыкает к условиям неволи круглоголовка ушастая. Об этой ящерице и ее образе жизни подробно рассказали предыдущие авторы в своих очерках. Нам лишь остается добавить о поведении круглоголовки в террариуме. Ведет она себя спокойно, хорошо ест, но если ей не устраивать искусственно зимнюю спячку, то через год-полтора она обречена. Известно, что все пресмыкающиеся примерно со второй половины октября уходят в зимовку, а в марте—апреле выползают из убежищ. Если же нарушить эту биологическую закономерность, то животное рано или поздно погибнет.
Самый крупный из подотряда ящериц — серый варан. Длина его тела нередко достигает 150 см. Это красивое животное снабжено сильным хвостом, большими когтями и крепкими зубами. К неволе привыкает очень плохо, правда, берет мышей и крысят с пинцета, но как только схватит — сразу же прячется в убежище вместе с добычей. За одно кормление может съесть до пяти взрослых мышей. Бывают <_1ЫЧКИ шельДу oapanairiri, КОГДш ОНИ СЛуХИПЮ СХВАТЯТ ОДП" И Т}' Же добычу. Но побеждает здесь не сильный, а терпеливый, так как, вцепившись в мышь, они замирают в одной позе и могут находиться так очень долго, пока у одного из них не кончится терпение и он не уступит. Кроме живого корма, вараны охотно поедают мясо, особенно печень, почки, менее охотно рыбу, яйца. Для содержания варанов необходим большой вольер. Эти животные роют довольно глубокие норы,
240
Пресмыкающиеся в террариуме
поэтому слой грунта должен быть не менее полуметра, а на отдельных участках до метра.
Вараны имеют красивую песчано-желтую окраску с затейливыми узорами. Подвижны. При беге змеевидно изгибают тело, хорошо лазают по кустарникам, прыгают, могут и плавать. Когда варан раздражен, он издает шипение, принимая позу угрозы. При нападении защищается, отбиваясь сильным хвостом, может укусить. Укус варана нередко очень болезнен. У местных жителей существует поверье, что якобы он приносит несчастье. Это, конечно же, неправда. Варан совершенно безопасен для человека и, напротив, приносит большую пользу, уничтожая в огромном количестве грызунов, которые являются разносчиками заболеваний. Еще не так давно варан был широко распространен, но уже в 1970-х годах «благодаря» деятельности человека занесен в Красные книги и считается исчезающим видом. Да и как ему не быть зачисленным в живые редкости, если в отдельные годы в Средней Азии и Казахстане заготавливали в год до 20 тыс. шкурок, существовал даже план заготовок и выдавались премии! Сейчас предпринимаются меры по охране этого животного, остается надеяться, что они помогут.
А теперь поговорим о «чудо-ящерице». Желтопузик — крупная безногая ящерица со змеевидным телом почти метровой длины. Окраска — от светло-буроватого до темно-оливкового с красноватыми пятнышками. Очень любит плавать, может подолгу находиться в воде. Быстро привыкает к людям, охотно заползает на руки, берет корм с пинцета. В террариуме почти все время находится вне убежища, ведет себя спокойно. Неживой корм (мясо, яйца, рыба) ест из кормушки, не riwvinaarh ппиглгггтвыа «юдей. В На,гЧНОЙ .’ЛТер2Т,'ре ПИШУТ, ИТО ОН ПС роет норы сам, но мы много раз наблюдали, как желтопуз вбуравливался в почву и таким образом сооружал себе убежище, причем довольно глубокое. Однажды в террариуме удалось инкубировать яйца и получить потомство от желтопуза. Но следует оговориться, что спаривание произошло на воле, до того, как самка была отловлена. К нам она попала уже беременной.
Пресмыкающиеся у юннатов	241
Молодые желтопузики резко отличаются по окраске от взрослых особей. Они светло-серые с поперечно-полосатой исчерченностью, которая исчезает по мере взросления. Эту совершенно безобидную ящерицу часто принимают за змею и, конечно, убивают. Поэтому желтопузик и занесен в Красную книгу Казахстана.
Жили у нас и другие обитатели мира пресмыкающихся.
Алайский гологлаз — небольшая ящерица. Живет в предгорьях Тянь-Шаня на травянистых склонах. Красивая блестящая окраска темных тонов делает ее почти незаметной среди камней. Поймать ее трудно, она моментально скрывается в расщелины. В неволе нередко размножается, принося до шести детенышей. Это ящерица яйцеживородящая! Ведь гологлаз живет в горах, где климат далеко не теплый, видимо, в процессе эволюции и приспособились эти существа к более прогрессивному способу продолжения рода. Малыши уже на вторые сутки начинают охотиться на плодовых мушек — дрозофил, целыми днями находятся вблизи водоема, в сырых, затененных местах.
Прыткая ящерица как будто пришла к нам из сказки! Самец ярко-зеленого цвета с темным узором просто очарователен. Самочка, как и положено в животном мире, имеет более скромную окраску — серокоричневую. Обитает это животное в садах, полях, лесах, горах. Но не живет в пустынях Средней Азии. Питается насекомыми, пауками, слизняками. Хорошо чувствует себя в террариуме, даже спаривается. Были случаи откладки яиц от трех до шести, хотя в природе кладка намного больше — до шестнадцати. Попытки инкубировать и получить потомство были безуспешными, по-видимому, мы не смогли создать необходимых условий. Интересен процесс ухаживания самца за самкой. Накануне его окраска становится более яркой, настойчиво преследует самочку, покусывает ее, время от времени схватывает челюстями ее за хвост и в таком положении остается довольно долго. Самочка же спокойно реагирует на ухаживание, продолжая в это время охотиться на мучных червей. «Брачные игры» длятся с перерывом два-три дня и обычно заканчиваются спариванием.
Многочислен род ящурок.
242	Пресмыкающиеся в террариуме
Сетчатая ящурка оправдывает свое название — на светло-серое тельце как бы наброшена темная сетка-вуаль. Живет в песчаной пус-гыне, в норках, которые очень искусно роет.
Полосатая ящурка тоже соответствует своему названию: вдоль всего тела проходят темные полоски. Обитает в песчаной пустыне.
Быстрая ящурка — попробуй догони ее! Населяет пустыни, полупустыни. Питается в основном насекомыми.
Все эти шустрые, энергичные животные прекрасно уживаются в одном большом террариуме. Предлагаемая пища разнообразна, к тому же мы обязательно даем витамины. Некоторые из ящурок спаривались, откладывали яйца, но опять нас постигали неудачи в процессе инкубирования.
К очень древней группе животных относятся черепахи — интересные и своеобразные существа. Например, болотная черепаха. Кто из животных мог бы находиться очень длительное время без пищи? Есть данные, что при содержании в неволе она не брала корм более полугода! Мы такого не наблюдали, но в осеннее и зимнее время наши болотные обитательницы тоже воздерживались от еды. Чтобы их накормить, приходилось применять различную стимуляцию — купание в теплой воде, облучение кварцевой лампой и т.д.
Едят они редко — один-два раза в неделю, но помногу. Черепаха средних размеров съедает 150—200 граммов мяса или рыбы. Питаются исключительно в воде. Если и возьмут корм на суше, то тут же направляются к водоему и там заглатывают. В случае, когда кусок большой (например, мышонок), черепахи разрывают добычу, помогая передними лапами. В террариуме они получают мышей, мясо, рыбу, витамины, к тому же, как и все животные террариума, любят минеральную воду. По нашим наблюдениям, самки болотной черепахи наиболее активны и быстрее привыкают к людям. Корм берут с пинцета, при кормлении смешно вытягивают шею; преследуя добычу, бегают, переваливаясь с ноги на ногу. Вообще эти очень неприхотливые и забавные животные могли бы украсить любой живой уголок дома, в школе, детском саду.
Пресмыкающиеся у юннатов
243
Завершаем наш очерк рассказом о сухопутной среднеазиатской черепахе. Живет в пустынях Средней Азии. В террариуме тоже хорошо приживается. Может соседствовать в одном вольере со змеями, варанами, ящерицами, не враждуя. Пищей черепахам служат трава, зеленые листья деревьев, кустарников, различные овощи, фрукты, хлеб, мясо.
Большим лакомством для них являются новорожденные мышата, мучные черви. Бытует мнение, что черепахи почти не употребляют воду. У нас, однако, они не толькб пьют, но и охотно заползают в водоем. Однажды случилось так, что маленький черепашонок заполз в воду, а обратно выбраться не смог. Водоем был довольно глубоким и дышать над водой, вытянув шею, он не мог. Остается загадкой, как же черепашке удалось не захлебнуться, ведь освободили ее из водяного плена только утром следующего дня?!
Иногда считают, что если черепахи перевернутся на спину, то могут и погибнуть, не сумев принять нормального положения. Это не так. Затратив порой немало усилий, они встают на ноги. Надо сказать, что не такие черепахи неповоротливые существа, как о них думают. В природе, как только наступают неблагоприятные условия, они впадают в спячку. В террариуме они также выкапывают себе норы и отправляются на отдых, накопив к этому времени довольно солидный запас жира. Иначе и нельзя, так как весь период спячки животные обходятся без пищи, используя только свои жировые запасы.
При содержании пресмыкающихся необходимо соблюдать санитарные нормы. Для животных надо попытаться создать оптимальные условия жизни и относиться к ним терпеливо, с любовью. Ведь для отловленного в природе животного террариум клетка — это неволя Самая красивая, сытая жизнь не заменит просторы полей и пустынь, самый чистый водоем — любимого болотца! Создайте им условия, отдайте частичку своего тепла, полюбите их, и поверьте, вы откроете для себя удивительный мир этих загадочных и прекрасных созданий.
ОКНО В ПРИРОДУ Короткие рассказы
ЧЕРЕПАХА-ЛАКОМКА
З.К. Брушко
Среднеазиатская черепаха — единственная вегетарианка среди пресмыкающихся Казахстана. Правда, растения нередко встречаются и в пище ящериц. Раньше считалось, что попадают они в желудок во время охоты за животными. Однако накопилось много фактов, свидетельствующих о том, что поедают они различные части растений намеренно. В течение всего периода активности, который длится три-четыре месяца, черепаха кормится целыми днями. Известно, что используется ею 84 вида растений, включая и культурные — люцерну, хлопчатник, томат, пшеницу и горох. Среди столь разнообразного набора есть и наиболее излюбленные. В Кызылкумах и Муюнкумах не раз приходилось видеть, как черепаха, медленно перемещаясь от одного цветущего мака к другому, объедает только бутоны и не трогает зеленые листочки. Если бутоны висят высоко, она пытается их достать, при этом до предела вытягивает шею. В случае неудачи наползает на растение и приминает его к земле. Во время цветения мака на челюстях лакомки легко заметить кусочки красных лепестков и желтую пыльцу. А вот в Южном Прибалхашье она предпочитает кормиться цветами эремуруса. С таким растением ей справиться труднее, и нуж
Короткие рассказы 245
но затратить большие усилия, чтобы добраться до соцветия. Для этого черепаха многократно «таранит» стебель панцирем, отползая и вновь возвращаясь. Наконец, растение повалено и можно насытиться. Примятый кустик иногда выпрямляется, но чаще остается согнутым. Зубов у черепахи нет, и скусывает она цветы челюстями, покрытыми роговыми чехлами.
Как вегетарианка черепаха испытывает потребность в минеральных веществах. Получает она их весьма своеобразно. В 1978 году при посещении Муюнкумов нам часто встречались скелеты сайгаков, погибших в суровую и многоснежную зиму. Остановились мы недалеко от села Талдыозек и, как всегда, оказавшись на новом месте, я поспешила осмотреть окрестности. Отойдя от палаток на 400—500 м, я услышала звук, напоминающий царапанье ногтей по доске. Прислушалась — звук повторялся через короткие промежутки времени. Направляюсь в его сторону и вижу останки крупного рогача-сайгака, лежащего на боку, а рядом черепаху, обгладывающую ребро. Заметив мое приближение, она поспешила в посадки саксаула. Вокруг скелета песок был «утрамбован» ногами и панцирем, а на многих костях виднелись следы челюстей. Видимо, здесь побывало немало особей. После того, как я скрылась за развесистым саксаулом, черепаха появилась вновь и принялась опять «скоблить» ребро. Случается, что потребность в минеральных солях они удовлетворяют за счет скелета своих собратьев.
НАХОДЧИВОСТЬ
З.К. Брушко
В полевых условиях нередко приходится сталкиваться с необычными или редко наблюдаемыми явлениями в жизни животных. Это и несвойственное им поведение или место обитания, или особая окраска и величина. Бытует ошибочное мнение, будто пресмыкающиеся —
246 Окно в природу
существа низкоорганизованные, консервативные и малопривлекательные. На самом деле им присущи достаточно высокая пластичность и способность приспосабливаться к необычным условиям.
Жителям столицы Казахстана хорошо известно Капчагайское водохранилище. С годами на его северо-западном берегу возникла обширная зона отдыха с многочисленными дорогами и благоустроенными домиками. Постепенно прибрежная песчаная полоса — владения змей, ящериц и черепах — оказалась занятой людьми. Однако это не мешало бывшим хозяевам временами посещать отторгнутые территории. Недалеко от пляжа, между полузакрепленными барханами, стали появляться свалки с бытовыми отходами, строительным мусором, обувью и битой посудой. Большие кучи мусора, к моему удивлению, ничуть не смущали ящериц, в особенности степную агаму. Некоторые из них проводили здесь все светлое время суток. Что же их сюда манило? Оказалось, гниющие отходы привлекали массу насекомых, и агам здесь ждал сытый и дармовой обед. На одной из свалок самая высокая точка на металлической арматуре служила крупному самцу наблюдательным пунктом, где он подолгу сидел, обхватив четырьмя конечностями кусок металлического уголка. Обычно агамы в качестве «смотровой вышки» используют верхушки джузгуна или других кустарников, но они могу влезать и на заборы, небольшие строения, на палатку.
В южном Прибалхашье жизнь степной агамы тесно связана с норами многочисленных здесь песчанок. Они служат им и летними убежищами, и местом зимовки. В районе зоны отдыха некоторые агамы явно предпочитали норам грызунов пустоты и ходы в нагромождениях мусора. Одна особь даже облюбовала старый мужской ботинок, куда всякий раз заползала, как только я приближалась на 1>— 17 м. Другая при моем появлении скрывалась под обломками шифера. Как-то утром молодую самку я обнаружила в полуразбитой литровой банке, где температура воздуха оказалась на 3 градуса выше, чем снаружи. Эти «квартиры» ящерицы использовали только днем, а ночь они предпочитали проводить в более привычных и надежных убежищах — норах песчанок.
Короткие рассказы
247
Недалеко от берега Капчагаиского водохранилища в глубь песков тонкой ниточкой тянется железнодорожное полотно. Вдоль него в летнее время часто случаются пожары. От брошенной спички или недокуренной сигареты огонь быстро распространяется по сухой траве, и вдоль насыпи образуется полоса обугленной растительности. Я отправилась осмотреть выжженный участок и часть пути проделала по шпалам, залитым мазутом. От раскаленных рельсов исходило тепло, а от пожарища тянуло запахом гари. Неожиданно под ногами шмыгнула крупная темная ящерица. Трудно было признать в ней самую обычную в наших краях жительницу — степную агаму. Она испуганно стала метаться между шпалами и, оббежав меня, на большой скорости юркнула в небольшую норку. Обычно при преследовании ящерицы стремятся скрыться в первое попавшееся убежище. Подумалось, что и сейчас агама забежала вынужденно в чужую норку. После 10-минутного ожидания она вылезла и была поймана с помощью петли из лески. Все туловище и хвост пленницы были покрыты плотным слоем мазута, и естественная окраска лишь едва просматривалась на конечностях и голове. Как же она сюда попала?
В последующие пять дней я видела ее возле норки трижды. Не оставалось сомнения, что обосновалась она здесь постоянно. Что же
заставило ее поселиться в столь неприглядном месте, где земля постоянно сотрясается от проходящих поездов и существует опасность быть раздавленной? Скорее всего, ее потеснил сюда недавно пронесшийся пожар.
Представьте жаркий день в начале лета, когда травянистый покров в пустыне потерял свою свежесть, и маленький черепашонок б°одит в поисках хоть какой-ниб,,дь тени. Рядом нет ни кустика, ни бугорка, где бы можно было спрятаться от палящего солнца. А закопаться ему в сухую землю не так-то легко, как крупной черепахе с ее мощными конечностями. Но вот на его пути встретился полуразва-лившийся панцирь давно погибшей черепахи. Останки этих пресмыкающихся можно видеть в некоторых районах довольно часто. Они гибнут из-за своей неповоротливости — от автотранспорта, при рас
248	Окно в природу
пашке земель и от хищников. Со временем под дождем, от ветра и смены температур верхние роговые щитки панциря отслаиваются и отлетают, а толстые костные пластинки сохраняются подолгу. Издали отбеленные панцири черепах легко спутать с крупным степным грибом. Так находчивый малыш воспользовался эти своеобразным «домиком» и переждал в нем зной. Хорошая тень и ветерок его вполне устраивали. К вечеру, когда жара спала, он вновь отправился на кормежку. Ему надо торопиться, ведь за короткий период активности нужно успеть накопить жировые запасы, необходимые для восьми—девятимесячной «спячки».
ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ - ЦЕЛИТЕЛИ \Н.Н. Щербак]
Читатель, прочтя этот заголовок, конечно, подумает: «Знаем, знаем, опять про пользу ядовитых змей, опять про использование их яда в фармакологических целях...».
В действительности же я не собираюсь напоминать о том, что змея не случайно с давних пор стала символом медицины, что змеиный яд, по словам Геродота, использовался для лечения еще в античное время, что и сейчас серпентарии Ашхабада и Ташкента, Подмосковья и окрестностей Киева нарабатывают целебный яд для производства лекарств. Можно было бы рассказать о том, что в странах Л?ЛЬНеГн Rnr-rnira наппимрп я Кипра, иягптяялияяртгя тониаипу/типтая настойка ядовитой змеи — щитомордника, и ее продают в каждом гастрономе, что во Вьетнаме подают в ресторанах кровь свежеубитой кобры, разбавленную водкой, что вообще коброводство в этой стране стало отраслью сельского хозяйства, здесь разводят и выращивают кобр в крестьянских хозяйствах, и Вьетнам сейчас стал главным экспортером этих змей, что приносит ему солидные валютные доходы.
Короткие рассказы 249
Я же хочу рассказать о том, что еще недостаточно известно: в чем пресмыкающиеся могут оказаться полезными.
Во время одной из экспедиционных поездок мне пришлось побывать в Забайкалье, Бурятии. Переезжая из Улан-Удэ на юг, в Кяхту, я заметил в стороне от дороги яркие постройки с приподнятыми вверх краями крыш, золоченые ступы, часовни. Это был дацан — буддийский монастырь. После окончания полевых работ я вспомнил об этом монастыре и попросил друзей помочь мне организовать туда экскурсию, и в ближайший выходной день мы поехали в дацан. Там, как я выяснил, один лама (буддийский монах) занимался тибетской медициной, которая интересовала меня уже давно. Здесь же, в Улан-Удэ, удалось приобрести «Словарь тибетско-латинсго-русских названий лекарственного растительного сырья, применяемого в тибетской медицине».
Оказывается, в Бурятском комплексном научно-исследовательском институте Сибирского отделения АН СССР имелся отдел буд-дологии, сотрудники которого переводили старинные манускрипты, изучали литературу по тибетской медицине, пытаясь сделать доступными современному человеку сокровища древних мудрецов. Еще раньше я читал об успехах тибетских врачей, знал, что это одно из ответвлений восточной медицины, которая раньше, в средние века, была широко распространена и в Средней Азии, и в Казахстане.
Ознакомившись со словарем, я убедился в том, что тибетская медицина, несомненно, имела рациональное зерно и могла помочь человеку хотя бы потому, что в ее рецептах встречалось очень много растений, таких, как валериана или ландыш, получивших заслуженную известность н нашей сппррмрмипй мр пипинр Вппбгпе же тибетская рецептура отличается множеством (до пятидесяти—семидесяти) ингредиентов — составных частей, так что лекари-ламы как бы стреляют из пушки дробью по воробьям, что в конечном итоге достигает цели.
Итак, я попал в буддийский монастырь, где познакомился с тибетским лекарем Дониром. Передо мной предстал в оранжевом халате бодрый, крепкий, стриженый наголо человек, которому на вид было не
250 Окно в природу
более шестидесяти лет. Нетрудно представить мое изумление, когда я узнал, что ему уже за восемьдесят. Лама охотно отвечал на вопросы. Меня, как зоолога, прежде всего интересовали виды животных, используемые в тибетской медицине. К сожалению, лама не знал ни их русских названий, кроме таких, как тигр, носорог, орел и медведь, ни латинских, я же, в свою очередь, несведущ в монгольском и тибетском языках. Тогда я попросил, показать образцы сырья, по которым мне было бы легче судить о виде животного. Лекарь, немного поколебавшись, согласился и вынул из глубин своего шкафа коробочку, завязанную лоскутом тонкой шелковой ткани. Как я понял из его слов, это очень ценное и дорогое лекарство, которое привозят из Китая, а к Дониру оно проделало еще более долгий путь: из Китая было доставлено в один из дацанов Непала, где проходили практику молодые ламы, и оттуда уже попало в Бурятию.
Я с интересом заглянул в коробок. Там на слое чистого лигнина лежал ряд аккуратно засушенных змеиных голов с частью туловища. Ожидая увидеть редкостный экзотический вид змеи, я внимательно рассматривал останки. И каково же было мое удивление, когда я обнаружил здесь хорошо знакомую мне змейку. «Да ведь это же стрела-змея, обычная змея нашей фауны, распространенная в Средней Азии и Казахстане! Стоило ли делать за ней такое сложное путешествие?»
Стрела-змея, или, как ее называют в Средней Азии, ок-илан, — стройная, как шнурок, сераы или желтоватая с продольными полосами змейка со стремительными движениями, чему и обязано ее название. Многие необоснованно считают ее опасной, говорят, что она, во-первых, ядовита, а во-вторых, бросается с такой скоростью, что может пронзить тело человека или верблюда. На самом же деле, стрела-змея питается преимущественно ящерицами, и для человека это совершенно безобидный вид: у нее настолько маленький рот, что она просто не сможет укусить, разве что для этого ей нужно засунуть насильно в рот палец; ну а то, что своим телом она никого не может пронзить — об этом и говорить нечего.
Короткие рассказы	251
Однако здесь имеется одно любопытное обстоятельство: глубоко во рту у стрелки есть увеличенные зубы, к которым подходит проток от слюнной железы. Поэтому специалисты относят эту змею к подозрительным видам. Считается, что ее яд действует только на холоднокровных животных — рептилий, да и то он очень слабый. Во всяком случае, свойства яда стрелы-змеи только начали изучать. Не исключено, что он содержит какие-то биологически активные компоненты, которые можно применять в медицине. Возможно, что за многовековую историю восточной цивилизации люди убедились в их благотворном влиянии; а поскольку получать, или как говорят специалисты, «доить» яд змей тогда не умели, нашли более простой способ: в высушенной голове содержится и сухой секрет желез. Остается только растереть все это в мелкий порошок и использовать как лекарство — отдельно или в смеси с другими компонентами.
Все сказанное здесь лишь мое предположение, которое возникло после осмотра коробочки буддийского ламы. Нашим биохимикам и фармацевтам придется, по-видимому, еще сказать последнее слово о свойствах яда стрелы-змеи...
В одно из последующих посещений дацана гостеприимный Донир показал мне старинную тибетскую книгу — ксилограф. Он долго разматывал яркую шелковую ткань, в которую был завернут брусок, похожий на удлиненный кирпич. Это и была названная книга. Между двумя дощечками-обложками лежала стопка страниц, испещренных древними тибетскими письменами. Каждая такая страница отпечатана на деревянной матрице, на которой был вырезан текст. Можно представить, каким длительным был процесс изготовления этих книг. На одной из страниц я увидел рисунок ящерицы агамы (с представителями какого-либо другого семейства их спутать невозможно). Вероятно, это была гималайская агама (встречается в нашей стране на Памире и Тянь-Шане). Мне удалось выяснить, что в тибетской медицине применяется высушенное мясо этих животных. Какой смысл? Они, оказывается, как высокогорные животные, могут быть каким-то источником массы, аналогичной мумиё.
252
Окно в природу
Вспомним: мумиё — это продукт переработки помета высокогорных животных — грызунов (пищух, полевок) или насекомоядных (летучих мышей). Грызуны, поедая массу растений, которые в условиях альпийской зоны содержат много микроэлементов и биологически активных веществ, не усваивают их и откладывают в местах обитания в виде гранул — помета, который после специфической переработки превращается в смолистое вещество, скапливаемое в щелях скал. Я наблюдал на Памире, как такая же смола с характерным ароматическим запахом образовалась на месте бывшей колонии летучих мышей. Здесь в принципе происходило то же накопление микроэлементов и других веществ, но опосредованно, через насекомых, которые поедали растения, а сами становились добычей летучих мышей. Можно допустить, что если эти вещества накапливались в помете, то тем более они содержатся в организме хозяина.
Исходя их такой предпосылки, можно предположить, что эти же вещества откладываются в тканях других высокогорных животных, которые также питаются насекомыми. Поэтому их вяленое мясо полезно с подобной точки зрения. Для выяснения этого предположения необходимо специальное исследование. Но ясно одно: следует охранять каждый вид змеи, каждый вид ящерицы; мы знаем о них еще слишком мало, а ведь они могут обладать совершенно уникальными свойствами, полезными для человека.
ВЫЛЕЗ ИЗ СОБСТВЕННОЙ ШКУРЫ
I и и rrr.-Z'- I
Когда вы едете на машине в сумерки или ночью по пескам Прибалхашья или Кызылкума, других пустынь Казахстана и Средней Азии, то часто вдоль дороги, словно тлеющие угольки, загораются рубиновые огоньки. Они то двигаются, то останавливаются. Если подойти с фонариком к источнику странного света, то увидите удивительное живот
Короткие рассказы 253
ное: стоит на вытянутых ногах большеголовая ночная ящерица с задорно поднятым вверх хвостом, будто щенок. Это — сцинковый геккон. Его крупные темные глаза светятся, точнее, отражают свет от фары автомобиля или фонарика, но почему-то только его красную часть спектра. Примечательно это животное и другим. Если схватите сцинкового геккона, то радоваться рано, юркая мягкая ящерица может выскользнуть из руки, оставив вам нежную кожицу с туловища и лап, сама же убежит «нагишом», в самом что ни на есть трагическом виде: все мышцы видны, как на анатомическом препарате.
Многие ящерицы, спасаясь от врагов, прибегают к автотомии (самокалечению) хвоста. При резком самопроизвольном сокращении мускулатуры хвост отделяется и продолжает двигаться. Пока одураченный хищник выяснит, что его добычей стал лишь хвост, ящерица успеет скрыться. Через некоторое время хвост снова отрастает (регенерирует). У сцинкового геккона может отпадать не только хвост, но и кожа, что дает ему дополнительный шанс на спасение.
Барон Мюнхгаузен рассказывал, что, отхлестав лисицу плеткой, он выгнал ее из собственной шкуры, и она досталась барону целой, не поврежденной ни пулей, ни дробью, а зверь убежал... Оказывается, подобные случаи бывают и в действительности.
Я много лет изучал гекконов и могу смело утверждать, что трудно придумать более полезных животных, чем они, а люди бывают к ним крайне несправедливы, преследуют их, уничтожают. Речь идет, прежде всего, о голопалых гекконах — сером, каспийском и туркестанском, которые обладают уникальной способностью передвигаться по вертикальным поверхностям и даже потолку; они могут обитать в жилье человека, проникать в квартиры. А это не всем нравится. По-видимому, люди часто не знают, что гекконы — активные истребители мух, комаров и других вредных насекомых. Представьте, сколько у насекомых врагов днем: и многочисленные птицы, и дневные ящерицы; ночью насекомых также много, а их врагов уже поменьше — летучие мыши, жабы и гекконы, которые уничтожают шестиногих вредителей прямо с «доставкой на дом».
254 Окно в природу
Сейчас стала общепринятой точка зрения, согласно которой химические способы борьбы с насекомыми приносят вред и человеку, поэтому наиболее перспективны биологические методы, то есть когда используются естественные враги насекомых. Но их пока не хватает, и приходится отравлять среду химией. Гекконы как раз и соответствуют требованиям, предъявляемым к биологическим методам.
Однажды я был свидетелем, как весьма грамотный гражданин пытался уничтожить веником серого геккона, проникшего к нему в квартиру. Он пытался оправдать свой поступок тем, что эти ящерицы якобы разносят заразу и даже ядовиты. «Посмотрите на его глаза, как у гадюки!» — воскликнул в заключение своего обвинительного выступления мой собеседник. Действительно, у гекконов, как и у многих ночных животных, зрачки в виде вертикальной щели. Такой зрачок и у кошек, но их не считают ядовитыми. Просто и кошка, и геккон, и гадюка ведут преимущественно ночной образ жизни, и такая конструкция глаза помогает им успешно охотиться: в темноте зрачок расширяется, становится круглым, а на свету чувствительный глаз от избытка света защищается тем, что отверстие зрачка сокращается, превращаясь в узкую щель. Конечно, внешний вид гекконов несколько необычен и поэтому, может быть, не всем симпатичен.
Но что любопытно, именно такой «нестандартный» вид этих ящериц стал привлекать любителей. За рубежом на гекконов пошла даже мода, их охотно содержат и разводят в террариумах, «гекконисты» объединяются в общества. Это напоминает увлечение уродцами из мира растений — кактусами. Словом, о вкусах не спорят.
В том, что гекконы свободно передвигаются по стенам, тоже нет ничего сверхъестрстненного У наших видов на пальцах лап имеются острые коготки, которыми они цепляются за малейшую шероховатость субстрата, а их тропические собратья снабжены сложным устройством — микроскопически малыми щетинками (количество которых измеряется сотнями тысяч) или пластинками, помогающими им прикрепляться к мельчайшим неровностям, даже к стеклу, словно присосками.
Короткие рассказы 255
Что касается убеждения в том, будто гекконы «разносят заразу», то это обвинение очень необоснованное. В нашей стране, после открытия академиком Е.Н. Павловским природной очаговости многих инфекционных болезней, исследователи изучали представителей всех классов животного мира, особенно живущих по соседству с человеком. Выяснилось, что гекконы не являются переносчиками или резервуаром болезней, опасных для человека и домашних животных.
Гекконы представляют большую научную ценность и интерес.
Во-первых, они принадлежат к древнейшему семейству рептилий. Их предки были современниками динозавров, гекконовые ящерицы несут ряд примитивных черт в своей организации. Например, ученые выяснили, что у гекконов сохранились такие же двояковогнутые позвонки, как и у рыб (у других наземных животных — другой формы).
Во-вторых, гекконы — выходцы из южных стран, большинство их видов живет в тропиках.
В-третьих, гекконы резко отличаются от всех ящериц многими особенностями: у них характерный вертикальный зрачок немигающих глаз, прикрытый, как и у змей, неподвижной прозрачной оболочкой вместо век; они способны издавать звонкие звуки — чирикают или цыкают, словно птицы; они откладывают, как и пернатые, яйца в твердой известковой оболочке.
Уже одно это перечисление показывает: гекконов надо охранять не только как полезных животных, но и имеющих исключительную научную ценность. А на самом деле?
В списке редких и исчезающих видов ящериц, включенных в Красную книгу СССР, числится 19 видов, из них 8 — почти половина — гекконы. Многие виды этих пресмыкающихся сохранились на заповедных территориях или в недоступных для человека районах. Но они быстро исчезают из мест, освоенных хозяйственной деятельностью; например, наземные виды погибают в результате орошения и химизации сельского хозяйства. В соответствии с Законом СССР об охране животного мира, должны охраняться и места, в которых обитают виды, включенные в Красные книги СССР и союзных республик.
256 Окно в природу
Но это обстоятельство часто не принимается хозяйственниками во внимание7.
Тем не менее, изучение гекконов продолжается, мы еще окончательно не знаем, какую пользу для нас могут представлять эти ящерицы. Они, безусловно, заслуживают внимания.
О ЗМЕЯХ - ГИГАНТАХ
\Н.Н. Щербак]
За долгие годы поисков пресмыкающихся мне пришлось побывать во многих местах Средней Азии и Казахстана. Действительно, где еще найдешь в нашей стране такую удивительную и богатую фауну этих животных? Наибольшее впечатление на людей обычно производят змеи, с ними связано много легенд и небылиц. Даже сейчас очень часто ходят слухи о якобы живущих в том или ином месте громадных удавах, упоминают даже об очевидцах, о леденящих кровь деталях их встреч и счастливых случаях, благодаря которым им удалось избежать беды.
В Таджикистане я предлагал одному «очевидцу» свое дорогое ружье, если тот покажет мне местного «змея-горыныча», о котором он так увлекательно рассказывал, но этот человек, которому (я видел) очень понравилась моя двустволка, почему-то отказался от такого ценного гонорара...
В отрогах Западного Тянь-Шаня мне все-таки показали место, где обитает гигантский змей. Это узкая долина реки Шайдан-су, здесь около большого обломка был когда-то построен мостик, через который проходила конная тропа. Каменистые берега бурной речушки заросли
7 В наше время, после развала СССР, это обстоятельство игнорируется еще чаще (прим, редактора).
1. Лагерь герпетологической экспедиции в Средней Азии (фото: Р.А. Ку-быкин)
2. Герпетологическая экспедиция уходит в маршрут (фото: С.Л. Кузьмин)
3. Из всех регионов бывшего СССР пресмыкающихся больше всего в Средней Азии Здесь они населяют очень разнообразные биотопы от пустынных равнин до гор
а — Заилийский Алатау летом, б — весной и в — зимой (фото: РА. Кубыкин); г — Джунгарский Алатау в среднем течении р. Малый Усек и д — у Красного перевала на р. Большой Усек (фото: С.Л. Кузьмин); е — долина р. Чарын в южном Казахстане (фото: Р.А Кубыкин); ж — долина р. Или в Казахстане (фото: Р.А. Кубыкин); з~ западный чинк плато Устюрт (фото: Р.В. Ященко); и, к — пустыня Кызылкум (фото: Р.А. Кубыкин); л — пустыня Каракум около Аральского моря (фото: Р.В. Ященко); м — берега Капчагайского водохранилища, Казахстан (фото. Р.А. Кубыкин); н, о — Джунгарский Алатау, долина реки Борохудзир (фото: Р.А. Кубыкин)
И а я
4. Среднеазиатская черепаха (Agrionemys horsfieldii): а~в — Таджикистан (фото: С.Л. Кузьмин); г - фото: Р.В. Ященко; д — фото: О.В. Белялов; е — черепаха, помеченная для научных наблюдений (фото: Р.А. Кубыкин);
— спаривание черепах (фото: Р.А. Кубыкин); з — после брачного турни-один проигравший самец черепахи иногда оказывается перевернутым спину - перевернуться назад не так просто (фото: РА. Кубыкин);
и — партия черепах, приготовленная на экспорт (фото: Р.А. Кубыкин)
5. Болотная черепаха (Emys orbicularis) (фото: Р.А. Кубыкин)
6.	Сцинковый геккон (Teratoscincus scincus): а — фото: Р.В. Ященко;
б — фото: Р.А. Кубыкин
7.	Гребнепалый геккон (Crossobamon eversmanni) (фото: Б.М. Губин)
8.	Каспийский геккон (Cyrtopodion caspius): а — фото: Б.М. Губин; б — фото: Р.А. Кубыкин
9.	Серый геккон (Cyrtopodion russowi) (фото: О.В. Белялов)
10.	Степная агама (Trapelus sanguinolentus): а, б — фото: Р.А. Кубыкин; в, г — фото: Р.В. Ященко
И. Пестрая круглоголовка (Phrynocephalus versicolor): а — Казахстан, хр. Алтын-Эмель; б — Казахстан, Уйгурский район, окрестности Чарына (фото: Б. Тизмаер); в — фото: Р.А. Кубыкин
12. Такырная круглоголовка (Phrynocephalus helioscopus) (фото: Р.А. Кубыкин)
13. Песчаная круглоголовка (Phrynocephalus interscapularis): а, б — фото: Р.А. Кубыкин
15.	Ушастая круглоголовка (Phrynocephalus mystaceus): а — фото: Р.А. Ку-быкин; б — фото: О.В. Белялов; в — фото: Б.М. Губин
16.	Серый варан (Varanus griseus) — самая крупная ящерица СССР: а - фото: Р.В. Ященко; б, в — фото: Р.А. Кубыкин
17.	Желтопузик (Ophisaurus apodus) (фото: P.B. Ященко)
18. Пустынный гологлаз (Ablepharus deserti) (фото: О.В. Белялов)
19. Алайский гологлаз (Asymblepharus alaicus) Заилийский Алатау в окрестностях г. Алма-Ата (фото: Б. Тизмаер)
21. Прыткая ящерица (Lacerta agilis). а взрослая (фото: О.В. Белялов); б — взрослая (фото: Р.А. Кубыкин); в — сеголеток (фото: Р.А. Кубыкин)
22. Разноцветная ящурка (Eremias arguta) (фото: Р.А. Кубыкин)
23. Быстрая ящурка (Eremias velox):a — фото: Р.А. Кубыкин; б — фото: О.В. Белялов

*
24. Восточный удавчик (Eryx tataricus). а, б — фото. P.A. Кубыкин; в — фото: O.B. Белялов
25. Обыкновенный уж (Natrix natrix)-. а — особь перед линькой, Московская область, Домодедовский район, 1 км йевернее деревни Заборье (фото: С.Л. Кузьмин); б, в (уж, заглатывающий зеленую жабу) — фото: Р.А. Кубыкин
26. Водяной уж (Natrix tessellata) (фото: В. Губин)
a
27. Узорчатый полоз (Elaphe dione\. а, б (полоз, заглатывающий птицу) -фото: Р.В. Ященко; в — Казахстан, слияние рек Большой и Средний Усек (фото: С.Л. Кузьмин)
28. Четырех