Text
                    РАБОЧИЙ КЛАСС
НЕЗАВИСИМОЙ ИНДИИ
Л. А. Гордон, М. Н. Егорова

ЛЮД Е МИЯ И А У К С С С Р ИНСТИТУТ НАРОДОВ АЗИИ Л. А. ГОРДОН, М. Н. ЕГОРОВА РАБОЧИЙ КЛАСС НЕЗАВИСИМОЙ ИНДИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Главная редакция восточной литературы Москва 19^8
32И Г 68 Ответственный редактор профессор Р. А. Ульяновский Предлагаемая книга посвящена актуальным вопросам положения и борьбы индийского пролетариата. В первой части работы, написанной Л. А. Гордоном, исследуются вопросы социально-классовой природы ар- мии наемного труда, состава и структуры рабочего клас- са, раскрывается противоречивый характер перемен в по- ложении рабочих, определяющий обострение борьбы Между трудом и капиталом в ходе промышленного раз- вития. Во второй части, написанной М. Н. Егоровой, рассма- триваются изменения, которые произошли за период независимого развития страны в социально-политическом облике рабочего класса, а также в содержании, размахе И формах массовых выступлений пролетариата, анали- зируется влияние государственного регулирования в об- ласти труда на развитие рабочего движения. 1-11-4 35-68
ЧАСТЬ 1. СОСТАВ, СТРУКТУРА И ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА ГЛАВА 1. КЛАССОВАЯ ПРИРОДА АРМИИ НАЕМНОГО ТРУДА 1 Даже поверхностное знакомство с общественной жизнью современной Индии показывает картину чрезвы- чайно своеобразную и противоречивую. Огромная страна с полумиллиардным населением вот уже два десятилетия идет по пути независимого капиталистического развития. Около трети ее населения живет исключительно или поч- ти исключительно продажей своей рабочей силы. Каза- лось бы, перед нами простое и закономерное следствие капиталистического развития. Однако в составе этой ги- гантской армии наемного труда промышленные рабочие образуют лишь небольшое меньшинство. А ведь именно в промышленности капитализм растет особенно быстро. Более того, удельный вес наемных тружеников во всей мас- се населения почти не меняется, несмотря на бесспорное расширение сферы капиталистических отношений. При этом доля работников наемного труда высока не только в самых передовых, но и в самых отсталых районах страны. Столь же противоречива картина рабочего движения в Индии. Организованное профсоюзное движение суще- ствует здесь почти 50 лет. И все же профсоюзы охва- тывают только около одной десятой армии наемного труда. Вместе с тем значительная часть работников наемного труда проявляет отчетливую тягу к производственно-ко- 1 В настоящей главе использованы материалы статей, напи- гянных автором совместно с Л. А. Фридманом. 3
оперативным формам организации, объединяясь с широ- кими слоями крестьян и ремесленников. Индийское рабочее движение дает замечательные об- разцы героической борьбы за демократию и социальный прогресс. Многие отряды рабочего класса владеют клас- сическими формами пролетарской борьбы, в том числе такими сложными, как всеобщая политическая забастов- ка. В то же время уровень сознания большинства наем- ных работников еще не высок. Кастовые и религиозные предрассудки все еще влияют на социальную психологию и поведение больших групп пролетариата. Все эти несоответствия настолько велики, что их нель- зя объяснить обычной противоречивостью общественных явлений. В данном случае противоречивы сами глубин- ные социальные процессы, определяющие условия жизни и борьбы рабочих. Очевидно, мы имеем дело с серьезной социальной неоднородностью армии наемного труда в Индии. Разумеется, различные отряды рабочего класса во всех странах живут и борются отнюдь не в одинаковых условиях. Но в афро-азиатском мире неоднородность ар- мии наемного труда имеет несравнимо более глубокий характер, нежели это присуще «классическому» капита- лизму Западной Европы или Северной Америки. В сущности, в странах, подобных Индии, различия между теми или иными слоями наемных тружеников на- столько велики, что неизбежно возникает вопрос о клас- совой природе самой армии наемного труда в целом и ее отдельных частей. Можно ли в бывших колониях или полуколониях всех или хотя бы большинство наемных работников отнести к рабочему классу? Если нет, то где проходят границы, от- деляющие пролетариат от других слоев армии наемного труда? И кто такие эти наемные труженики, не входящие в состав рабочего класса? Нельзя понять положение про- летариата, да и все рабочее движение, если не ответить на эти вопросы. Вот почему очерки жизни и борьбы ин- дийского рабочего класса следует начать с выяснения социальной природы армии наемного труда.
Некоторые особенности экономического развития и социальной структуры бывших колоний и полуколоний Природа армии наемного труда в Индии, как и вооб- ще во всех развивающихся странах Азии и Африки, свя- зана с особенностями экономического развития и выте- кающим отсюда своеобразием всей социальной структу- ры общества. Губительное, воздействие колониализма замедлило и существенно изменило нормальный ход эко- номических и социальных процессов, если брать за эта- лон развитие капитализма на независимой национальной основе, как это имело место в большинстве стран Европы, в США и Японии. По мере принудительного втягивания народного хозяйства Индии в систему мирового капита- листического рынка в односторонних интересах англий- ской метрополии экономическая структура страны скла- дывалась на основе неравноправного международного разделения труда. Аграрно-сырьевая специализация, под- держиваемая колониальной зависимостью и всей внеэко- номической мощью империализма, закрепляла и усилива- ла разрыв в уровне общественной производительности труда между странами Европы и Америки, с одной сто- роны, и колониями и полуколониями остальных континен- тов, с другой, и обусловливала экономическую отсталость последних. Закономерным следствием этого являлся не- эквивалентный обмен. Империалистическое господство способствовало длительному сохранению самых отсталых и реакционных элементов в общественных отношениях, сдерживало развитие прогрессивных социально-экономи- ческих форм производства. Воздействие всех этих факторов обусловило нарастав- шее экономическое отставание Индии на протяжении XIX—XX вв. Это отставание проявлялось в несравни- мо более медленном развитии производительных сил страны в целом и прежде всего ведущей сферы современного капиталистического производства — круп- ной промышленности. К середине XX в. на долю Индии, где живет более 20% населения несоциалистического ми- ра, приходилось немногим более 1 % всей чистой промыш- ленной продукции капиталистической системы мирового 5
хозяйства, около 0,25% тракторного парка, 1,5—2% по- требления энергии2. Важнейшим проявлением отсталости и продолжающе- гося отставания бывших колониальных стран, подобных Индии, является неполное использование главной про- изводительной силы — человека, и отсюда — гигантское и постоянно растущее относительное перенаселение. Этому фактору обычно уделяют меньше внимания, нежели во- просу об отставании в области материального производ- ства. Между тем относительное перенаселение сказы- вается на всех сторонах жизни экономически слабораз- витых стран и представляет ныне одну из основных и са- мых острых социальных проблем в большинстве бывших колоний и полуколоний. Относительное перенаселение в Азии и Африке су- щественно отличается от резервной армии труда в ин- дустриальных капиталистических странах. В колониаль- ном мире перенаселение возникает как неизбежное след- ствие империалистического гнета, сковывающего рост экономики. Колониализм в результате непомерного уве- личения эксплуатации крестьян и ремесленников замед- лил экстенсивное развитие производительных сил в мел- ком хозяйстве, подверг его глубокому и длительному разорению, в результате чего было нарушено равновесие, которое в прошлом создавало основу относительного со- ответствия между размерами населения и средствами производства. Одновременно он ограничил раширение крупного производства. Подобные условия могли бы по- родить относительное перенаселение, значительно превос- ходящее обычные масштабы капиталистической резерв- ной армии труда даже при сохранении весьма медленных темпов прироста населения, свойственных феодальному обществу вообще. На деле, однако, с конца XIX — начала XX в. в боль- шинстве стран Азии и Африки началось постепенное ус- корение темпов прироста населения. Если между 1850 и 1900 гг. население Африки и Азии (без СССР) выросло на 20—25%, то в 1900—1950 гг. оно увеличилось уже на 40—45% 3. Общий прирост населения во всех экономиче- 2 «Pattern of Industrial Growth: 1938—1958», New York, 1960, pp. 322, 338. 3 Обобщение наиболее авторитетных оценок роста населения в различных районах мира можно найти в широко известных трудах 6
ски слаборазвитых странах (Азия, Африка, Латинская Америка) за прошедшее столетие мало чем отличался от соответствующих показателей Западной Европы, Север- ной Америки и Австралии. В первой группе стран населе- ние между 1850 и 1960 гг. увеличилось примерно на 160% (с 560 млн. до 1450 млн.), а во второй — на 175% (с 200 млн. до 550 млн.) 4. В Индии и Пакистане ускоренный рост населения ощущался сильно: население этих стран, составлявшее в 1850 г. около 150 млн., в 1951 г. насчиты- вало 474 млн. Насильственное приобщение к «буржуаз- ной цивилизации» означало, что колониальный мир в из- вестной мере ощутил на себе некоторые демографические последствия капиталистической промышленной револю- ции без соответствующего роста производства. Это обстоятельство усугубило порожденную империализ- мом диспропорцию между медленно развивающимися материальными производительными силами и сравни- тельно быстро растущей живой производительной си- лой— трудоспособным населением. Эта диспропорция ощущалась далеко не равномерно отдельными слоями общества. Решающую роль здесь иг- рает механизм товарно-денежных отношений, приводя- щий к разорению огромных масс крестьян, ремесленни- ков, мелких торговцев и т. д. Именно эти пауперизован- ные «самостоятельные» хозяева составляют основную массу армии относительного перенаселения в странах Азии и Африки (в отличие от безработных, образующих промышленную резервную армию в развитом капитали- стическом обществе). Преобладание полуфеодальных или примитивно ка- питалистических отношений в колониях и полуколониях приводило к тому, что главной формой существования относительного перенаселения являлась не безработица в чистом виде, т. е. результат вытеснения живого труда мертвым в условиях развитого капитализма, а хрониче- ская неполная занятость, подчас своеобразная мнимая занятость (некоторые виды розничной торговли, сфера услуг и т. п.), возникающая на основе глубокой технико- экономической и социально-культурной отсталости, про- по демографии (А. М. Carr-Saunders, World Population, Oxford, 1936; «U. N. The Past and Future Growth of World Population», New York, 1951). 4 «Economic Journal», (London), March, 1964, p. 123. 7
должающейся десятилетиями. (Разумеется, кабальные формы относительного перенаселения в той или иной степени присущи и развитому капитализму. Однако они играют в Европе и Америке подчиненную роль). Относительное перенаселение в странах, подобных Индии, отличается от промышленной резервной армии развитого капитализма не только природой, но и — что, может быть, еще важнее — своими гигантскими размера- ми. К сожалению, имеющиеся материалы не позволяют проследить в масштабах всего общества нарастание раз- рыва между медленным ростом производительных сил и увеличением населения. Однако данные о национальном доходе дают возможность судить о ходе этого процесса в индийском сельском хозяйстве, где сосредоточена по- давляющая часть населения страны. В начале XX в. в сельском хозяйстве создавался национальный доход стои- мостью примерно 40 млрд, рупий в год; к концу 40-х — началу 50-х годов эта цифра в сопоставимых ценах под- нялась до 42—44 млрд, рупий, т. е. менее чем на 10%. За тот же период (1901 —1951) численность населения, связанного с сельским хозяйством, возросла на 50—60% 5. Таким образом, реальный доход от сельского хозяйства на каждого трудоспособного сократился примерно на 30—40%. Подобное сокращение могло явиться результатом ли- бо снижения производительности труда, длибо увеличения доли неполностью занятых .в общей массе крестьян. Оче- видно, что первое допущение маловероятно. Наоборот, ирригация, агротехнические и тому подобные мероприя- тия свидетельствуют о некотором, хотя и незначительном, повышении производительности труда, особенно в капи- талистическом секторе сельского хозяйства. Следователь- но, видимое уменьшение продукции в расчете на одного трудоспособного означает понижение среднего уровня занятости примерно на треть и соответствующий рост скрытой безработицы индийского крестьянства. Диспропорция между увеличением трудоспособного населения и числом «рабочих мест» наблюдалась и в го- родах. Правда, в городах (в отличие от деревни) про- исходило значительно более быстрое развитие произво- дительных сил. Однако оно имело неравномерный 5 «Papers on National Income and Allied Topics», vol. 2, Delhi, 1962, pp. 222—223. 8
характер: создание современного капиталистического хозяйства затрагивало сравнительно небольшой сек- тор городской экономики. Поэтому возможности роста занятости в крупном производстве оставались весьма ограниченными. К тому же развитие фаб- ричной промышленности усугубляло относительную нерентабельность ремесла и кустарных промыслов. В этих условиях занятость в мелкой и мельчайшей промышлен- ности все больше превращалась в своеобразную форму скрытого перенаселения. В то же время — и это глав- ное— появление крупных предприятий привлекло массы избыточного сельского населения в города. Приток на- селения в города, как правило, значительно обгонял воз- можности расширения рынка труда. Как отмечается в Отчете ООН о мировом социальном положении, рост за- нятости в городах стран Азии и Африки «может, как это ни парадоксально, сопровождаться увеличением числа безработных и лиц, живущих случайными заработками. Причина этого явления в том, что новый источник су- ществования привлекает массы полубезработных из де- ревни... Некоторый рост промышленности может породить непропорционально большое увеличение городского на- селения». Влияние быстрого роста городского населения на его занятость подтверждается простым сопоставлением дан- ных о численности горожан, несельскохозяйственного и промышленного населения. В Индии на протяжении 1901—1951 гг. удельный вес трудящихся, занятых вне сельского хозяйства вообще и в промышленных отраслях (горная и обрабатывающая, строительство) в частности, как и в большинстве стран Азии и Африки, почти не из- менялся; в то же время доля горожан выросла в полтора- два раза. Очевидно, что степень занятости городского населения (а этот показатель прямо пропорционален чис- ленности несельскохозяйственного и в особенности про- мышленного населения) соответственно уменьшилась. После завоевания политической независимости темпы экономического развития Индии ускорились. Страна, од- нако, не могла за одно-два десятилетия ликвидировать тяжкие последствия длительного господства колониализ- ма. Чрезвычайно важно, что Индия, как, впрочем, и боль- щинство стран Азии, еще не разрешила проблемы заня- тости. «Положение в отношении занятости во всех менее 9
развитых странах,— отмечают составители специального доклада МОТ, — характеризуется хронической неполной занятостью, а во многих из них даже хронической без- работицей. Экономическое развитие отставало от быст- рого роста населения в этих странах. Полная занятость все еще является целью сравнительно долговременного экономического развития для многих из этих стран, где разрешение проблем занятости потребует времени, уси- лий и воображения»6. Число одних лишь полностью без- работных достигает в современной Индии 5—7% само- деятельного населения 7. Следовательно, даже по уровню полной безработицы Индия не уступает промышленно развитым странам, где соответствующие показатели со- ставляют обычно 2—7% самодеятельного населения. Между тем для Азии и Африки (в отличие от Европы или Америки) особенно характерна не столько классиче- ская безработица капиталистического типа, сколько иро- ническая незанятость и неполная занятость. Главная фор- ма незанятости и неполной занятости в Индии — аграрное перенаселение — достигает поистине чудовищных разме- ров. По данным индийской Плановой комиссии, даже при нынешней низкой производительности сельского труда «от одной четверти до одной трети настоящей рабочей силы в сельском хозяйстве может быть излишней». Ины- ми словами, аграрное перенаселение охватывает десятки миллионов людей. Чрезвычайно велики также и размеры неполной заня- тости в городах. Достаточно напомнить, например, о не- померном разбухании сферы услуг, торговли и транспор- та. Официальная статистика рассматривает всех, связан- ных с этими отраслями, в качестве занятых, но по су- ществу множество «самостоятельных» кустарей или тор- говцев, весь капитал которых подчас состоит из ящика золы и нескольких старых бутылок, представляют собой полубезработных, полупауперов. Косвенным показателем масштабов городского перенаселения может служить так называемая относительная сверхурбанизация Индии. В результате десятилетий ускоренного разорения деревни 6 «Проблемы и политика в области занятости», Женева, 1960, стр. 18. 1 См.: там же, стр. 19—20; «Employment Objectives and Poli- cies ILO», Geneva, 1963, pp. 26—28; «International Labour Review», Geneva, October, 1962, pp. 379, 384. 10
и ремесла в мелких городах и замедленного развития промышленности в средних и крупных городах скопилось население, вдвое превосходящее «нормальные» экономи- ческие 'потребности. Воздействие империалистической эксплуатации, со- провождавшейся резким торможением развития матери- альных производительных сил и гигантской растратой трудовых ресурсов общества, находит обобщенное выра- жение в динамике национального дохода на душу насе- ления. В сущности, этот показатель является более или менее точным выражением изменения общественной про- изводительной силы труда (табл. 1). Таблица 1 Национальный доход в Индии (в ценах 1948/49 г.)* Год Национальный доход, млрд, рупий Население, млн. Национальный доход на душу населения, рупии 1913 59,8 249,1 240 1921 68,2 250,7 272 1928 74,9 270,6 277 1933 77,2 287,0 269 1938 80,4 306,9 262 1943 86,8 327,8 265 1946 88,8 341,3 260 1950 91,9(88,5) 359,3 256(246) 1961 (130,6) 439 (294) 1963 (139,1) — (300) 1964 — — (317) * Цифры за 1913—1950 гг. — расчеты индийских эконо- мистов («Papers of National Income and Allied Topics», vol. 2. Delhi, 1962, pp. 22—23); цифры за 1950—1964 гг. (в скоб- ках) — данные официальной статистики. Понятно, что гигантское относительное перенаселение, равно как и отсталость производительных сил, и ныне оказывает заметное, а подчас и определяющее влияние на общественную жизнь страны. Самым непосредствен- ным образом сказываются эти факторы на характере про- изводства и производственных отношений. Действитель- но, хотя капитализм превратился уже в ведущую соци- ально-экономическую силу индийского общества, невы- 11
сокий уровень производства, огромное перенаселение, более или менее устойчивые позиции полуфеодальных элементов приводят к тому, что крупное хозяйство совре- менного типа все еще охватывает лишь сравнительно не- большую часть народного хозяйства. Наряду с крупным современным производством в Индии существуют иные социально-экономические уклады: натуральный уклад, мелкотоварное, по существу полукапиталистическое, хо- зяйство, полуфеодальное, а иногда и чисто феодальное, производство. Конечно, крупнокапиталистическое хозяйство никогда не уничтожает полностью мелкое производство. Более того, современный капитализм сам рождает мелкое и мельчайшее предпринимательство в виде придатка фаб- рики или крупной торговой компании. Однако во всех индустриальных странах крупное хозяйство является не только ведущим, но и преобладающим, безраздельно гос- подствующим укладом. Между тем в Индии современ- ный капиталистический уклад, хотя он и играет ведущую роль в экономике, непосредственно охватывает сравни- тельно небольшую часть народного хозяйства. В связи с вопросом о социальной структуре общества особенно важно подчеркнуть, что в крупном хозяйстве занято мень- шинство населения; даже вне земледелия значительное большинство трудящихся связано с мелкотоварным и по- лука'питалистическим укладом. Известное представление о масштабах мелкого хо- зяйства дает соотношение лиц, работающих по найму, и так называемых «самостоятельных хозяев». «Самостоя- тельные хозяева» образуют основную часть населения, занятого в мелком производстве. Правда, буржуазная статистика включает в их число 2—3% крупных и сред- них предпринимателей, помещиков и т. п., но это не мо- жет сколько-нибудь существенно изменить общую карти- ну. К концу 50-х — началу 60-.х годов «самостоятельные хозяева» (без крупных и средних предпринимателей) со- ставляли, по-видимому, около 65—70% самодеятельного населения Индии. В то же время на их долю в индустри- ально развитых государствах приходилось не более 20— 30% всех занятых. Данные о «самостоятельных хозяевах» существенно занижают общую численность населения, связанного с мелким производством, ибо в нем всегда занята также
определенная •lacib наемных рабочих. В экономически слаборазвитых странах удельный вес этой последней группы особенно велик. В Индии, в частности, около двух третей наемных работников трудятся в мелких предприя- тиях, учреждениях и хозяйствах (табл. 2). Таким обра- зом, в действительности различные социальные уклады, базирующиеся на мелком производстве (полукапитали- стический и мелкотоварный, полуфеодальный, патриар- хально-родовой), охватывают не 65—70, а примерно 80— 85% самодеятельного населения. С высокоразвитым ка- питалистическим укладом непосредственно связано не бо- лее 15—20% трудящихся. Исключительно высокий удельный вес мелкого хозяй- ства свидетельствует о его своеобразной «устойчивости» в условиях слаборазвитой экономики. Разумеется, эта относительная устойчивость определяется отнюдь не мни- мыми экономическими преимуществами мелкого произ- водства и даже не государственной поддержкой, оказы- ваемой кустарным промыслам в Индии. Длительное су- ществование мелкого и мельчайшего хозяйства, его кажу- щаяся «рентабельность» означает, в сущности, чудовищ- ное понижение жизненного уровня непосредственных производителей, в основе которого лежит относительное перенаселение. Более того, мелкое производство есть в значительной мере форма физического существования избыточного населения в городе и деревне. Размеры, тем- пы и перспективы увеличения относительного перенасе- ления в Индии таковы, что рост современной капитали- стической промышленности не может обеспечить расса- сывания хронической неполной занятости в исторически обозримые сроки. Ликвидация гигантского относитель- ного перенаселения и рациональное использование тру- довых ресурсов общества окажутся возможными, по-ви- димому, лишь при переходе на некапиталистический путь развития, т. е. при резком ускорении темпов роста круп- ного производства и кооперировании непосредственных производителей, связанных с мелким хозяйством. Именно поэтому движение по капиталистическому пу- ти, хотя оно и ведет к экономическому укреплению круп- покапиталистического уклада, не сопровождается (и не будет сопровождаться в ближайшем будущем) быстрым сокращением численности огромных масс населения, за- нятых в мелком и мельчайшем хозяйстве. 13
Численность «самостоятельных» и наемных работников и их распределение по крупным и мелким хозяйствам* % Таблица 2 «Само- стоятель- ные» работники Наемные работники Все само- деятель- ное население (включая прочих) Занятые в мелком хозяйстве Занятые в крупном и государ- ственном хозяйстве Все само- деятель- ное население (включая прочих) с преобла- данием наемного труда с преобла- данием личного труда Занятые в сельских местностях (1956/57 г.) 70 29 100 16 78 5 100 В том числе: в сельсюм хозяйстве —. —— — 17 81 1 100 в промышленности 76 23 100 9 79 11 100 в торговле и финансах 92 7 100 8 90 2 100 Занятые в городах (1957/58 г.) 46 53 100 19 47 30 100 В том числе: в промышленности 47 52 100 16 48 36 100 на транспорте 32 68 100 12 34 54 100 в торговле и финансах 69 28 100 23 70 7 100 * Расчет по материалам «National Sample Survey», № 34 (далее — NSS), рр. 13—14, 78, 127; № 52, рр. 7, 84; № 63, рр. 84, 85. Крупными считаются предприятия с числом занятых более 20, а также предприятия с механическим двигателем и числом рабочих более 10. Национальное выборочное обследование не включает предпринимателей в число «самостоятельных» работников.
Медленное развитие крупного производства, особые формы вытеснения мелкого хозяйства, не ведущие к за- метному уменьшению численности тех групп трудящих- ся, которые связаны с ним, наконец, своеобразная много- укладность — все это определяет чрезвычайную слож- ность классовой, социальной структуры индийского об- щества. Разумеется, составные части социальной струк- туры здесь примерно такие, которые свойственны обще- ству, где капитализм стал уже ведущим укладом, но не достиг еще монополистической стадии. Это, во-первых, развитые классы и прослойки современного типа (бур- жуазия, пролетариат, служащие, интеллигенция); во-вто- рых, классы и промежуточные социальные слои переход- ного типа (крестьянство, ремесленники, кустари, мелкие Торговцы и другие группы городских низов, затронутые развитием капитализма); в-третьих, классы и социальные образования докапиталистического типа (феодалы и фео- дально-зависимые непосредственные производители, ро- до-племенные общности и т. п.). Но соотношение, а под- час и самый характер различных классов и слоев обще- ства имеет ряд существенных особенностей. Классы современного типа в индийском обществе связаны с крупным капиталистическим хозяйством. Уро- вень и условия развития этого уклада определяют и ха- рактер базирующихся на нем классов. Главный носитель этого уклада — буржуазия — сохраняет объективные про- тиворечия с империализмом и потому выступает как на- циональная буржуазия. Как правило, в странах Азии и Африки еще не сложился монополистический капитал, но в некоторых из них торгово-промышленные монополии уже существуют. В Индии финансово-монополистическая верхушка национальной буржуазии превратилась в осо- бую, сильную и влиятельную прослойку господствующих классов, претендующую на контроль в экономической и политической жизни. Тем не менее немонополистическая (в особенности средняя и низшая) буржуазия играет в индийском обществе гораздо более значительную роль, нежели в развитых капиталистических государствах. Пос- ле завоевания независимости, когда ускорилось развитие капитализма в деревне, заметно усилился процесс пре- вращения помещиков-феодалов в помещиков-капитали- стов и обуржуазивающихся помещиков, в составную часть капиталистического класса. 15
Небольшой (по сравнению С развитыми странами) удельный вес крупнокапиталистического уклада опреде- ляет и относительную малочисленность современного пролетариата. Однако именно рабочий класс олицетво- ряет наиболее прогрессивные тенденции нашей эпохи и общие перспективы социального развития человечества. С ростом крупного капиталистического уклада связан процесс ускоренного формирования средних слоев совре- менного типа — интеллигенции, служащих, чиновничест- ва, офицерства и т. п. Современные средние слои крайне неоднородны по своему социальному составу — верхи их, по существу, смыкаются с эксплуататорскими классами, низы входят в состав армии наемного труда, примыкая к рабочему классу. Консервация докапиталистических укладов в колониях и зависимых странах обусловливала в той или иной сте- пени длительное сохранение классов-сословий: феодалов- помещиков, зависимых от них крестьян и ремесленников. Впрочем, в странах, подобных Индии, феодальные клас- сы-сословия в «чистом» виде почти не встречаются. Достижение независимости и последовавшие за ним частичные социально-экономические реформы в одних случаях ослабили позиции помещиков, а в других уско- рили процесс их капиталистической эволюции. Конечно, этот процесс далеко не завершен, но тенденции его раз- вития определились достаточно четко. Что касается непосредственных производителей, свя- занных с чисто докапиталистическими натуральными ус- ловиями производства и обмена, то они также малочис- ленны. Подавляющее большинство индийских крестьян и ремесленников в той или иной степени затронуто раз- витием товарно-денежных и капиталистических отноше- ний. Социальная природа этих классов существенно из- менилась, и они постепенно превращаются в классы и слои промежуточного типа, характерные не для феодаль- ного, а для развивающегося капиталистического обще- ства. Третьим, и притом наиболее многочисленным, элемен- том общественной структуры афро-азиатского мира яв- ляются классы и социальные слои, экономической осно- вой которых служит мелкотоварный и полукапиталисти- ческий уклад; сюда, как известно, относятся связанные с капиталистическим рынком мелкие хозяйства, базирую- 16
щиеся на личном труде владельца и членов его семьи. В части хозяйств этого типа личный труд владельца со- четается с эксплуатацией наемного труда, в других — с работой по найму. В марксистско-ленинской теории всегда подчеркивались своеобразный промежуточный ха- рактер социальных групп, связанных с мелкотоварным и мелким полукапиталистическим укладом (крестьянство и городские низы), их отличие от основных классов капи- талистического общества—буржуазии и современного пролетариата8. Под классами и социальными слоями промежуточного типа в этом .случае разумеются бывшие классы-сословия, уже значительно дифференцированные под влиянием товарных и капиталистических отношений, но еще не распавшиеся окончательно на классы нового капиталистического общества. Иными словами, социаль- ные слои подобного типа образуют противоречивый кон- гломерат различных, подчас антагонистических классо- вых элементов, прежде всего мелкой буржуазии и полу- пролетариата. Нераздельность взаимопроникновения пролетарских и непролетарских трудящихся масс составляет характер- нейшую черту таких общественных образований. Именно в этом смысле крестьянство и городские низы (равно как и новые средние слои, о которых говорилось выше) мож- но определить как общественные классы переходного, промежуточного типа. Противоречивая природа промежуточных социальных образований переходного типа чрезвычайно отчетливо показана в известной ленинской характеристике русского крестьянства начала XX в.: «...в современном обществе,— отмечал В. И. Ленин,— крестьянство, конечно, не явля- ется уже единым классом. Но кто смущается этим про- тиворечием, тот забывает, что это — противоречие не из- ложения, не доктрины, а противоречие самой жизни. Это — не сочиненное, а живое диалектическое противо- речие. Поскольку в нашей деревне крепостное общество вытесняется «современным» (буржуазным) обществом, постольку крестьянство перестает быть классом, распада- ясь на сельский пролетариат и сельскую буржуазию 8 Некоторые итоги последних марксистских исследований в этой области (на примере промышленно развитых стран) подведе- ны в книге «Городские средние слои современного капиталистиче- ского общества», М., 1963), 2 Зак. 280 . - ---- —17
(крупную, среднюю, мелкую и мельчайшую). Поскольку сохраняются еще крепостные отношения,— постольку «крестьянство» продолжает еще быть классом, т. е., по- вторяем, классом не буржуазного, а крепостного обще- ства. Это «поскольку — постольку» существует в действи- тельности в виде крайне сложного сплетения крепостни- ческих и буржуазных отношений в современной русской деревне» 9. Ленинская характеристика социальной структуры русской пореформенной деревни имеет принципиальное значение. Она позволяет правильно понять переходную, промежуточную классовую природу не только крестьян- ства, но и других общественных групп, связанных с мел- котоварным и мелкокапиталистическим хозяйством. Ме- тодологическая основа ленинского анализа русского кре- стьянства как диалектического единства противоречивых социальных сил сохраняет свое значение и при анализе промежуточных классов (слоев) бывших колоний и полу- колоний. Разумеется, в современных условиях существо- вание таких специфических социальных образований, как промежуточные классы и слои, связано не только с остат- ками феодализма. В странах, подобных Индии, большую роль играет, в частности, общее воздействие империа- лизма, а также положение бывших колоний и полуколо- ний в качестве «мировой деревни», объекта полуколони- альной эксплуатации 10 и т. п. Своеобразие конкретных условий различных стран при всем его значении принци- пиально не меняет подхода к социальной природе про- межуточных слоев, которая была раскрыта В. И. Ле- ниным. В связи с проблемой классов и социальных слоев промежуточного типа в развивающихся странах особое значение приобретает отмеченная выше специфическая «устойчивость» мелкого хозяйства. Как уже указывалось, в Индии экономическое вытеснение крестьянского и ре- месленного производства не сопровождается соответст- вующим уменьшением занятости в сфере мелкого хо- зяйства вследствие гигантского относительного перена- 9 В. И. Ленин, Аграрная программа русской социал-демокра- тии,— Полное собрание сочинений, т. 6, стр. 312. 10 «Программа Коммунистической партии Советского Союза», М„ 15)67, стр. 45. 1Я
селения и недостаточных тельцов индустриализации. Рост фабричного производства приводит в целом к сокраще- нию удельного веса мелкотоварного и мелкокапиталисти- ческого уклада в экономике, но численность населения, связанного с мелким хозяйством, как правило, не сокра- щается, а иногда даже возрастает. Таким образом, раз- витие капитализма и «вширь» и «вглубь» приводит не столько к прямому уменьшению численности мелких про- изводителей, сколько к росту их хронической неполной занятости, нищеты, пауперизма и т. д. Мелкое производ- ство не исчезает, но все более становится формой суще- ствования относительного перенаселения. Между тем только крупное «производство приводит к окончательному распаду промежуточных классов, их превращению в буржуазию и пролетариат. Характеризуя процесс пролетаризации «самостоятельных хозяйчиков», В. И. Ленин подчеркивал, что «крупная машинная инду- стрия доканчивает это преобразование, отделяет оконча- тельно промышленность от земледелия, создает ...особый класс населения» п, т. е. современный пролетариат. В Ин- дии специфический характер вытеснения мелкого хозяй- ства обусловливает относительную «устойчивость» не только мелкотоварного и мелкокапиталистического укла- да как такового, но и базирующихся на нем промежуточ- ных классов и слоев. Органическая связь промежуточных классов с мелким производством имеет своим следствием их чрезвычайную многочисленность в индийском обществе. Напомним, что с мелким хозяйством здесь связано 80—85% населения. Строго говоря, некоторая часть населения, занятого в мелком производстве, приходится на патриархально-фео- дальное, родо-племенное крестьянство, т. е. крестьянст- во, в котором социальная дифференциация почти отсут- ствует или только зарождается. Основная масса крестьян, кустарей, ремесленников и т. п. несомненно уже давно и довольно глубоко затронута развитием товарного хо- зяйства и капитализма и входит в состав классов и сло- ев переходного, промежуточного типа. Между тем в раз- витых странах даже в начале 20-х годов «мелкие про- изводители и мелкие буржуа» составляли, по оценке 11 В. И. Ленин, Развитие капитализма в России, — Полное со- брание сочинений, т. 3, стр. 547. 2* 19
В. И. Ленина, от 30 до 45% населения ,2. Сравнительная малочисленность основных классов и огромное численное преобладание промежуточных групп — одно из главных отличий социальной структуры стран, подобных Индии, от классового состава развитого капиталистического об- щества. Другая — и, пожалуй, наиболее важная — особенность классов промежуточного типа в Индии (и вообще в раз- вивающихся странах) заключается в гораздо более глу- бокой сравнительно с Европой и Америкой социальной дифференциации этих групп. Это положение объясняется как своеобразием исторического развития колониальной Индии в прошлом, так и спецификой капиталистического воспроизводства в современных условиях. Процесс пер- воначального накопления здесь связан с особенно быст- рым обнищанием и разорением крестьян и ремесленни- ков, отделением их от средств производства. Образование же производственного капитала (в особенности крупно- го) в странах, подвергающихся империалистической экс- плуатации, происходит значительно медленнее, чем в ус- ловиях независимого капиталистического развития. Ог- ромные массы разоренных непосредственных производи- телей — потенциальных пролетариев — не могут поэтому включиться в современное производство в «нормальной» для независимой капиталистической страны пропорции. В отличие от того, что происходило в Европе, подавляю- щее большинство разоренных крестьян и ремесленников не попадают на современную фабрику или крупную ма- нуфактуру, а вынуждены идти к помещикам, кулакам, ростовщикам, торговцам, сохраняя формальную «само- стоятельность» своего хозяйства, или наниматься в мель- чайшие капиталистические или полукапиталистические мастерские, заведения и т. п. В рамках мелкотоварного или полукапиталистического уклада превращение основ- ных масс непосредственных производителей в класс со- временного пролетариата, как правило, не может окон- чательно завершиться. Большинство наемных рабочих в мелком хозяйстве в известном смысле остается частью промежуточного класса (крестьян, ремесленников), не становясь окончательно частью пролетариата в собствен- 12 В. И. Ленин, Ill Конгресс Коммунистического Интернацио- нала, — Полное собрание сочинений, т. 44, стр. 41. 20
пом смысле слова. В результате численность современно- го рабочего класса растет относительно медленнее, но в составе промежуточных образований резко увеличи- вается удельный вес пролетариата и полупролетариата. Как уже отмечалось, классы и социальные слои пере- ходного типа, связанные с мелким хозяйством, состоят из крестьянства и городских — точнее, вообще несельско- хозяйственных— низов. Индийское крестьянство, как и везде, объединяет в своих рядах различные социальные элементы — кулаков и середняков (мелкая и мельчайшая буржуазия), бедняков и значительную часть батраков (полупролетариат и пролетарские элементы, связанные с мелким производством) 13. Своеобразие крестьянства раз- вивающихся стран заключается в том, что в его составе очень велик удельный вес полупролетариата и наемных рабочих — батраков и поденщиков. Даже в России, где обнищание крестьянства достигло весьма большой сте- пени, полупролетарские и пролетарские элементы дерев- ни, согласно известным расчетам В. И. Ленина, охваты- вали менее половины сельского населения; почти треть крестьянства приходилась на долю середняков 14. В Ин- дии же, как и в большинстве крупных стран Азии и Аф- рики, бедняки, батраки, поденщики, кули и т. п. состав- ляют, по приблизительным оценкам, от двух третей до трех четвертей крестьянства, тогда как середняцкая про- слойка имеет гораздо меньший удельный вес. Более того, для индийской деревни характерна большая численность наемных рабочих (с участком или без него), являющихся, однако, еще частью крестьянства как промежуточного класса. На долю пролетарских элементов (без учета со- временного сельскохозяйственного пролетариата, входя- щего в состав не крестьянства, а рабочего класса) при- ходится от 20 до 25% индийского крестьянства 15. 13 Другая часть сельского пролетариата — рабочие крупных ка- питалистических ферм и плантаций уже не входят в состав кре- стьянства; они — отряд современного рабочего класса, тогда как батраки и поденщики, о которых говорится в данном случае,— часть крестьянства, его пролетарский элемент. 14 См. В. И. Ленин, Развитие капитализма в России, стр. 169— 170. 15 Крестьянство составляет около 70%' самодеятельного насе- ления Индии. В это число входят наемные сельскохозяйственные ра- бочие. не связанные с крупным производством. На них приходится 17—18% самодеятельного населения, т. е. 20—25% крестьянства. 21
Городские п вообще несельскохозяйственные низы объединяют мелких хозяйчиков в промышленности, от- части торговле и обслуживании, «самостоятельных» ре- месленников и кустарей, подмастерьев, учеников и наем- ных рабочих, занятых в небольших промышленных мастерских, на транспорте, в строительстве, сфере услуг, мелкой торговле и т. п. Городские, несельскохозяйствен- ные низы, как и крестьянство, представляют сложный со- циальный комплекс мелкой буржуазии, полупролетарских и пролетарских элементов. В составе социальных низов велик удельный вес, по существу, деклассированной мас- сы случайных рабочих, кули, полубезработных-полупау- перов, заполняющих улицы индийских городов. Подобное разбухание люмпен-пролетарских элементов самым непо- средственным образом связано с относительным перена- селением в городах Индии. По своему характеру несельскохозяйственные низы в Индии несколько отличаются от городской мелкой бур- жуазии, составляющей часть средних слоев в индустри- ально развитых капиталистических государствах. Сохра- нение и даже некоторый рост числа занятых в мелком производстве и обслуживании в Европе или Северной Америке связаны ныне по преимуществу с развитием крупнока.питалистического хозяйства. Мелкие и мельчай- шие предприятия в промышленности, на транспорте и в торговле западных стран обычно являются прямым «при- датком фабрики», в известном смысле продолжением крупного капитала вообще. Конечно, и -в Индии за по- следние годы значительно увеличилось число мелких предприятий аналогичного типа. Но большинство мель- чайших хозяйств в индийском ремесле и обслуживании, по-видимому, не связано непосредственно, не составляет продолжения фабричного производства или крупного ка- питалистического хозяйства. Напротив, можно утверж- дать, что существование и даже чрезмерное расширение мелкокапиталистического уклада отражает недостаточное развитие современных производительных сил. Примитив- ный, а подчас и полусредневековый характер мелкого не- сельскохозяйственного производства в значительной мере определяет специфическую природу городских низов, их комплексный и крайне неоднородный состав. В целом социальная структура индийского общества может быть представлена (разумеется, весьма условно и 22
приблизительно) в виде следующей схемы (в процентах самодеятельного населения) 16: I. Классы и социальные слои современного типа . 15—20 В том числе: Буржуазия (в том числе: крупная, средняя и низшая) и капитализирующиеся помещики.........................3—5 Современный пролетариат (рабочие фабрик, заводов, шахт, крупных мануфактур, строительств, предприятий транспорта и связи, плантаций и крупных ферм) . . 5—6 Средние слои современного типа (служащие, чиновни- чество, интеллигенция и т. п.)..........................5—7 II. Классы-сословия и социальные образования докапи- талистического типа . . . ........................незначи- „ телыю В том числе: Феодалы-помещики и родо-племенная знать . . . то же Купцы и ростовщики средневекового типа .... » Феодально-зависимые непосредственные производители (крестьяне и ремесленники)...............................» Крестьяне-общинники, входящие в состав родо-племен- ных объединений ........................................ » III. Классы и комплексные промежуточные социальные слои переходного к капитализму типа (мелкая буржуа- зия, полупролетариат и пролетарские элементы) . . 80—85 В том числе: Крестьянство (кулаки, середняки, бедняки, наемные рабо- чие, занятые в мелком производстве)...................70 Городские и вообще несельскохозяйственные низы (хо- зяйчики мелких мастерских, ремесленники, кустари, мел- кие торговцы, наемные рабочие мельчайших заведений, ученики-подмастерья, кули, случайные рабочие и т. п.) . 10—15 16 Численность современного рабочего класса и средних слоев современного типа определена на основе анализа данных регуляр- ной статистики, переписей населения, обследований и т. п.; прин- ципы этого анализа изложены ниже (см. разделы «Наемные работ- ники умственного труда. Служащие» в главе 1 и «Воздействие не- зависимого развития страны па численность, структуру, характер труда рабочего класса» в главе 2 и примечание к табл. 3). Численность буржуазии и капитализирующихся помещиков пред- ставляет собой оценку, основанную на данных о крупных налого- плательщиках, землевладельцах, числе крупных предприятий и т. п. Численность крестьянства и несельскохозяйственных низов оп- ределена посредством вычитания из общей массы лиц, занятых в сельском хозяйстве и вне его (см. «Census of India 1961», рр. 395— 397), соответственно помещиков, плантационных рабочих, механи- заторов в первом случае и несельскохозяйственных рабочих, слу- жащих, чиновников, интеллигенции во втором. Относительно классов-сословий докапиталистического типа мож- но лишь сказать, что их численность сравнительно невелика. В на- стоящей схеме предположено, что она не превышает I—3% насе- ления. 23
Данная социальная структура отражает экономиче- ский и общественный строй Индии, развитие которой почти два столетия уродовал колониальный гнет. Импе- риализм втягивал ее на путь капиталистического разви- тия, подчинения мировому капиталистическому хозяйст- ву, но в то же время тормозил возможности ее свободно- го движения по этому пути. Естественно, что ее совре- менная социальная структура все еще являет собой сложное сочетание элементов позднего распадающегося феодализма, раннего капиталистического накопления и зрелого капиталистического общества с зачатками моно- полистического капитализма. Если в Западной Европе все эти элементы более или менее последовательно сме- няли друг друга, в индийском обществе они как бы на- ложены друг на друга, так что черты социальной струк- туры, характерные для развитого (а подчас монополисти- ческого) капитализма XX в., сочетаются с социальными условиями раннего капитализма XVII—XVIII вв. Состав армии наемного труда. Пролетариат, предпролетариат, пролетарские элементы п ро меж у тонных классов Специфическая социальная структура индийского об- щества в целом определяет и особое строение армии на- емного труда. Сочетание крупного и мелкого производ- ства, развитых современных классов и комплексных соци- альных слоев промежуточного характера обусловливает одновременное, так сказать параллельное, развитие двух типов наемных рабочих. Это, во-первых, современный пролетариат, связанный с крупным производством, а так- же сближающиеся с ним слои служащих и, во-'вторых, пролетарские элементы, связанные с мелким хозяйством и потому не выделившиеся еще окончательно из состава крестьянства и городских низов. Оба эти типа наемных работников свойственны всяко- му буржуазному обществу. В условиях независимого раз- вития капитализма (например, в Западной Европе) они обычно представляют последовательные этапы складыва- ния рабочего класса. В эпоху первоначального накопления, до промышлен- ного переворота, в странах Западной Европы преоблада- 24
ло мелкое хозяйство. Классы и комплексные социальные слои промежуточного характера (крестьяне, городские низы), естественно, составляли в этот период подавляю- щую часть населения. Поскольку процесс отделения не- посредственных производителей от средств производства зашел в Европе XVII—XVIII вв. достаточно далеко, в среде крестьянства и городских низов уже отчетливо вы- делились многочисленные группы наемных работников — рабочие мелких мастерских и мануфактур, подмастерья, батраки, поденщики и т. п. Но так как все эти пролетар- ские элементы были связаны с мелким хозяйством и лишь «формально» подчинены капиталу, они не образо- вали еще самостоятельного класса. Наемные рабочие в период до промышленного переворота рассматриваются марксистской наукой не столько в качестве собственно пролетариата, сколько как предпролетариат, пролетари- зированное плебейство. Этим подчеркивается то обстоя- тельство, что пролетарские элементы в Европе XVII— XVIII вв. еще не оторвались полностью от остальной мас- сы трудовых низов с характерной для них, по выражению В. И. Ленина, «классовой нерасчлененностью» 17. Только вместе с промышленной революцией, когда крупное машинное производство начало преобладать в экономике европейских стран, на исторической арене окончательно сложился современный рабочий класс как один из основных классов буржуазного общества. В слия- нии разрозненных пролетарских и полупролетарских эле- ментов городских низов и крестьянства в особый класс, объединяемый и концентрируемый самим ходом крупного производства, заключается важнейшая объективная сто- рона процесса превращения пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя». Ф. Энгельс, характеризуя основ- ные этапы складывания пролетариата, писал: «...если этот класс и был вызван к жизни экспроприацией земли, то только развитие в крупных масштабах капиталистиче- ского производства, современной промышленности и сельского хозяйства увековечило его существование, уве- личило его численно и сделало его особым классом, с особыми интересами и с особой исторической миссией» 18. 17 В. И. Ленин, Социал-демократия и временное революцион- ное правительство, — Полное собрание сочинений, т. 10, стр. 17. 18 Ф. Энгельс, Рабочее движение в Америке, — К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 21, стр. 349. 25
В ходе этого превращения, в процессе образования со- временного пролетариата, многие наемные рабочие, тру- дившиеся ранее на предприятиях ремесленно-мануфак- турного типа, оказались вовлеченными в крупное произ- водство. Крупное капиталистическое производство начало складываться и в сельском хозяйстве, в деревне форми- ровались кадры сельскохозяйственного пролетариата со- временного типа, выделившегося из крестьянства и уже не являвшегося его частью. Численность наемных рабо- чих в мелком производстве (т. е. предпролетариата пред- шествующей эпохи) изменялась в целом в обратной про- порциональной зависимости от роста современного рабо- чего класса. Чем больше увеличивалась численность про- летариата, связанного с крупным производством, тем меньше становился удельный вес рабочих мелкого хозяй- ства в составе армии наемного труда. Разумеется, снижение занятости в «нефабричном» сек- торе хозяйства имеет свои пределы. Но как уже было сказано, в современном капиталистическом обществе мел- кое производство в известном смысле стабилизируется, превращаясь в своеобразный придаток крупного капи- тала. При этом, однако, меняется и классовая природа наемных рабочих, занятых в «нефабричном» секторе про- мышленности, сельского хозяйства, обслуживания и т. д. Связи между крупным и подчиненным ему мелким произ- водством в современном капиталистическом обществе на- столько тесны и многообразны, что экономически они образуют единое целое, где «нефабричное» хозяйство есть лишь одно из внешних ответвлений фабрики, крупного капитала вообще. Различия в положении наемных рабо- чих крупного и мелкого производства более или менее ис- чезают. В особенности это относится к производственной квалификации. Постоянный переход рабочих с мелких предприятий на крупные и обратно становится обычным явлением. Разумеется, и сегодня мелкое производство распыляет наемных рабочих, затрудняет их единые выступления и т. п. Но в главных капиталистических странах в основ- ном исчезла уже та замкнутость мелкого хозяйства, кото- рая обусловливала качественное различие между рабо- чими фабрики и мелкой мастерской, постоянными батра- ками крупной фермы и поденщика-ми в крестьянском хозяйстве. В странах Западной Европы или Северной Аме- 215
рнки практически любой наемный работник, сегодня за- нятый в мелком хозяйстве, завтра может стать рабочим крупного завода. Высокий уровень «социальной мобиль- ности» внутри армии наемного труда является внешним выражением того факта, что подавляющее большинство рабочих в развитом капиталистическом обществе образу- ет социально однотипный класс, независимо от связи с крупным или мелким хозяйством. В составе этого класса в главных капиталистических странах абсолютно преобладают рабочие крупного про- изводства, и именно они определяют его социальную при- роду и облик. Таким образом,независимое капиталисти- ческое развитие закономерно приводит к постепенному превращению предпролетариата и вообще непролетар- ских трудящихся масс, городских низов в современный пролетариат. «Сосуществование» современного рабочего класса с предпролетариатом характерно лишь для пере- ходного периода, когда удельный вес занятых в крупном производстве более или менее быстро возрастает, а до- ля наемных рабочих «нефабричного» сектора в массе людей наемного труда падает в соответствующей про- порции. Правда, в последние десятилетия, в особенности под влиянием изменения характера производства в ходе со- временной научно-технической революции, в развитых капиталистических странах резко увеличилась числен- ность такого специфического отряда армии наемного тру- да, как служащие, торгово-конторские работники, про- изводственная интеллигенция и т. п. Во многих отноше- ниях эти группы наемных работников отличаются от основного ядра рабочего класса. Однако большинство служащих прямо или косвенно связано с крупным хозяй- ством и по своему положению все более сближается (а в ряде случаев прямо сливается) с остальными отрядами пролетариата. В этом смысле повышение удельного веса служащих не противоречит основной тенденции капита- листического развития — росту и сплочению современного рабочего класса. Иное положение складывается в странах, подобных Индии, где развитие капитализма происходило в колони- альных условиях, замедленным и уродливым путем. Для социальной структуры индийского общества харак- терно сохранение весьма многочисленных классов и сло- .27
ев промежуточного типа, в составе которых очень велик удельный вес пролетаризированных и пауперизированных элементов. Экономическое вытеснение мелких хозяйств не сопровождается здесь заметным сокращением численно- сти крестьянства, сельского населения вообще и город- ских низов. Обнищание и разорение непосредственных производителей не столько уменьшает численность этих классов, сколько повышает удельный вес пролетарских групп в их составе (а также расширяет масштабы хро- нической неполной занятости). В условиях растянутого на многие десятилетия и незавершенного промышленно- го переворота рост современного рабочего класса соче- тается с увеличением численности пролетаризированных групп, социальная природа которых существенно отлича- ется от классовой природы пролетариата. Следует под- черкнуть, что подобные тенденции типичны и для капи- талистической индустриализации Индии после достиже- ния ею независимости (во всяком случае, на ее началь- ных этапах), ибо национальная буржуазия до сих пор не смогла обеспечить темпы промышленного строитель- ства, которые принципиально изменили бы соотношение крупного и мелкого производства и масштабы относи- тельного перенаселения. Таким образом, одновременное существование совре- менного рабочего класса и пролетаризированных групп промежуточных слоев, бывшее в Западной Европе лишь этапом в процессе превращения предпролетариата в про- летариат, в Индии, как и в большинстве стран Азии и Африки, приобретает более или менее длительный, устой- чивый характер. То, что в условиях независимого капи- талистического развития было временным, быстро прехо- дящим и текучим, в ходе капиталистической эволюции экономически слаборазвитых стран крайне замедляется, тормозится, как бы застывает, кристаллизуется в виде решающей закономерности, постоянной особенности со- циальной структуры общества при его переходе к капита- лизму даже в условиях достигнутого государственного суверенитета. Длительное параллельное существование различных типов наемного труда в этих странах приводит к отно- сительной (по сравнению с уровнем экономического раз- вития) многочисленности наемных работников. Законо- мерно поэтому, что в Индии почти треть самодеятельного 28
населения, т. е. около 60 млп., живёт исключительно иЛИ по преимуществу продажей своей рабочей силы. Фор- мально, таким образом, армия наемного труда в Индии примерно так же велика, как и в США. По существу же подобное сравнение неоправданно: оно обозначает сопо- ставление более или менее единого по своей социальной природе пролетариата с армией наемного труда, состоя- щей из различных классовых элементов. Очевидная оши- бочность подобного сопоставления лишний раз подчер- кивает необходимость тщательного учета всех аспектов социальной природы обеих основных групп армии наем- ного труда в Индии—современного рабочего класса и пролетарских элементов промежуточных классов. Современный пролетариат Современный индийский пролетариат по своей клас- совой природе не отличается от рабочего класса промыш- ленно развитых государств. «Под пролетариатом, — от- мечал Ф. Энгельс,— понимается класс современных на- емных рабочих, которые, будучи лишены своих собствен- ных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу» 19. Отношение к соб- ственности, к средствам производства есть главный при- знак рабочего класса (как, впрочем, и любого другого класса общества). Отсутствие собственности и произво- дительный труд в системе общественного производства на основе продажи рабочей силы определяет объективные социалистические устремления пролетариата, его корен- ное отличие от других социальных сил. «Все прежние классы, — провозглашает «Манифест коммунистической партии», — завоевав себе господство, стремились упро- чить уже приобретенное ими положение в жизни, под- чиняя все общество условиям, обеспечивающим их способ присвоения. Пролетарии же могут завоевать обществен- ные производительные силы, лишь уничтожив свой соб- ственный нынешний способ присвоения, а тем самым и весь существовавший до сих пор способ присвоения в 19 См.: К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест коммунистической партии,— К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, нзд. 2, т. 4, стр. 424. 29
целом. У пролетариев нет ничего своего, что надо било бы им охранять, они должны разрушить все, что до сих пор охраняло и обеспечивало частную собственность» 20. Однако отношение к собственности — не единственный признак классовой принадлежности. В. И. Ленин подчер- кивал, что классы отличаются друг от друга не только по их отношению к средствам производства, но и «по их месту в исторически определенной системе обществен- ного производства»21. В этом смысле важнейшей осо- бенностью классовой природы современного пролетариа- та является его связь с наиболее передовым элементом производства—крупной машинной индустрией. «Все про- чие классы приходят в упадок и уничтожаются с разви- тием крупной промышленности, пролетариат же есть ее собственный .продукт» 22. Объективные условия труда ра- бочих в крупном производстве, высокая концентрация, способность к организации и единым действиям и т. д.— все это наряду с отсутствием частной собственности пре- вращает пролетариат в наиболее мощного и последова- тельного борца против эксплуатации, создает предпосыл- ки для осуществления исторической миссии рабочего класса — построения коммунизма. «Это положение фабрично-заводского рабочего в об- щей системе капиталистических отношений,— отмечал В. И. Ленин еще в 1894 г.,— делает его единственным борцом за освобождение рабочего класса, потому что только высшая стадия развития капитализма, крупная машинная индустрия, создает материальные условия и социальные силы, необходимые для этой борьбы» 23. Че- рез четверть столетия, обобщая опыт первых лет социа- листической революции, Ленин вновь подчеркивал: «...только определенный класс, именно городские и вооб- ще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в со- стоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуа- тируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе са- 20 Там же, стр. 434. 21 В. И. Ленин, Великий почин, — Полное собрание сочинений, т. 39, стр. 15. 22 К. Маркс н Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической партии, стр. 434. 23 В. И. Лепин, Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?, — Полное собрание сочинений, т. 1, стр. 311. 30
мого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, об- щественного строя, во всей борьбе за полное уничтоже- ние классов» 24. Условия «экономического и социального быта» рабо- чих определяют весь «строй жизни» пролетариата, его со- циальный и морально-психологический облик. В общем труде на фабриках и заводах, в совместной не прекра- щающейся ни на одни день борьбе против эксплуатато- ров выковывается «все, что есть в пролетариате поистине великого и героического'—бесстрашный ум, железная, несгибаемая, упорная, все преодолевающая воля, священ- ная ненависть, ненависть до смерти к рабству и угнете- нию, революционная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в творческие силы масс, громадный организационный гений»25. Эти замечательные черты ми- рового пролетариата присущи и передовым отрядам мо- лодого рабочего класса Азии и Африки. Каковы бы ни были исторические, национальные, культурные различия между парижским металлистом или бомбейским текстильщиком, автомобилестроителем из Детройта или железнодорожником из Бихара, рурским шахтером или калькуттским докером — все они братья по классу, участники единой всемирной борьбы труда с капиталом. Лучшее свидетельство тому — распростране- ние в Индии марксистско-ленинской идеологии, таких традиционно пролетарских форм организации, как про- фессиональные союзы, повсеместное применение таких чисто пролетарских методов борьбы, как экономические и политические стачки, всеобщие забастовки, демонстра- ции, захват предприятий и т. д. По напряженности ста- чечной борьбы индийский рабочий класс занимает одно из первых мест в мире. Тот факт, что современный про- летариат Индии борется не только за свои классовые ин- тересы, но вместе с тем выступает активным участником общенационального движения против империализма, от- нюдь не свидетельствует о его «особой» классовой при- роде сравнительно с европейскими или американскими 24 В. И. Ленин, Великий почин, стр. 14. 25 «Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях п решениях съездов, конференций н пленумов ЦК», ч. 1, М., 1954, стр. 804. 31
рабочими. Наоборот, именно такие неотъемлемые свой- ства классовой природы современного пролетариата, как связь с крупным производством, высокая концентрация и организованность, социалистические устремления, по- вышают потенциальную мощь рабочего класса, объектив- но выдвигают его в авангард всенародной борьбы за за- вершение национально-освободительной революции, за переход на некапиталистический путь развития. Из вышеизложенного явствует, что к современному пролетариату в развивающихся странах относятся наем- ные рабочие, занятые на более или менее крупных пред- приятиях. Число таких рабочих в промышленности, стро- ительстве, на транспорте и в сельском хозяйстве Индии не превышало в начале 60-х годов 9—10 млн. Иными словами, современный индийский пролетариат составля- ет лишь 5—6% самодеятельного населения и только шес- тую часть всей армии наемного труда. Промышленное ядро современного пролетариата, его костяк образуют фабрично-заводские рабочие, горняки, железнодорожни- ки, рабочие крупных предприятий транспорта и связи. В их рядах в 1961 г. насчитывалось около 6 млн. человек, т. е. 3—4% самодеятельного населения. В городах, где сосредоточено примерно 4 млн. рабочих этой группы, на долю индустриального пролетариата приходится пример- но 15% всех занятых. К промышленному пролетариату непосредственно при- мыкают рабочие больших, централизованных мануфактур и более концентрированные группы строительных рабо- чих (около 2 млн. в начале 60-х годов). От индустриаль- ного пролетариата мануфактурных рабочих отличает меньшая концентрация, преобладание ручного труда, пе- режитки докапиталистических методов гнета, сочетаю- щиеся с капиталистической в своей основе эксплуа- тацией. Что касается рабочих крупных строительств, удельный вес которых существенно возрастает на первых этапах индустриализации, то они в значитель- ной мере состоят из сезонников, крестьян-отходников и т. п. Квалифицированные рабочие, обслуживаю- щие машины и механизмы, люди, для которых строитель- ная профессия является постоянной основой существова- ния, пока еще составляют меньшинство. Между тем толь- ко они могут быть включены в состав промышленного ядра современного пролетариата. К тому же большин- 32
ство мануфактурных и строительных рабочих сосредото- чено в деревне. В состав современного рабочего класса входят так- же определенные группы наемных рабочих, занятых физическим трудом на крупных предприятиях торговли и сферы обслуживания. В сельском хозяйстве Индии пролетарии современного типа — это рабочие плантаций, крупных капиталистиче- ских ферм и государственных хозяйств. Кроме того, к современному пролетариату можно с известным основа- нием отнести рабочих, обслуживающих сельскохозяй- ственные машины даже в более мелких хозяйствах (трактористы, ирригаторы, шоферы и т. д.). Общая чис- ленность сельскохозяйственного пролетариата состав- ляла в Индии, по данным конца 30-х — начала 60-х го- дов, не более 1,5—2 млн., в основном плантационных ра- бочих. Историческое место пролетариата в общественной жизни зависит (наряду с другими факторами) не только от его классовой природы, но и от степени его объектив- ной зрелости. Социально-экономическая зрелость пролетариата (ко- торую, конечно, не следует смешивать с политической) обычно наступает лишь тогда, когда завершаются на- чальные этапы его формирования, когда дальнейшее по- полнение рядов рабочего класса идет уже по преимуще- ству за счет его естественного воспроизводства, когда сложились более или менее многочисленные и устойчи- вые постоянные кадры рабочих — людей, на протяжении всей своей жизни связанных с фабрично-заводским про- изводством, когда происходит окончательное «отделение» индустриального пролетариата от всей массы трудящих- ся—^крестьянства, городских низов, мелкой буржуазии и т. п. Естественно, что все эти объективные факторы благоприятствуют развитию рабочего движения и облег- чают рост классового самосознания пролетариата. Ха- рактерно, что В. И. Ленин в связи с вопросом об услови- ях приема новых членов в РКП (б) настаивал на необхо- димости «определить понятие «рабочий» таким образом, чтобы под это понятие подходили только те, кто на самом деле по своему жизненному положению должен был усво- ить пролетарскую психологию. А это невозможно без мно- гих лет пребывания на фабрике без всяких посторонних 3 Зак. 280 33
целей, а по общим условиям экономического и социаль* него быта» 2С. Если классовая природа индийского и европейского пролетариата одна и та же, то степень объективной соци- ально-экономической зрелости этих отрядов международ- ного рабочего класса неодинакова. Современный проле- тариат в Индии сравнительно молод. Первые группы фабричных рабочих появились здесь в начале второй половины XIX в. К этому времени в ряде стран Европы сменилось несколько поколений потомственных пролета- риев; за плечами европейского рабочего класса лежал долгий путь борьбы; уже возникла и стала мощной си- лой научная идеология пролетариата — марксизм. Сама по себе сравнительная молодость индийского рабочего класса обусловливает преобладание в его среде рабочих в первом-втором поколении, отцы которых (а во многих случаях и они сами) в недавнем прошлом были крестьянами, ремесленниками и т. п. Мелкособст- венническая психология, навыки, традиции оказывают заметное воздействие на общественное сознание и идео- логию значительных отрядов пролетариата, ибо соци- ально-психологическая инерция, свойственная развитию общественного сознания, сказывается особенно сильно на самых «молодых», недавно обособившихся классах и социальных слоях. Дело, однако, не только в молодости рабочего класса. Капиталистическому воспроизводству в условиях колони- альной и слаборазвитой экономики присущ ряд особен- ностей, замедляющих «окончательное отделение» совре- менного пролетариата от той социальной среды, из ко- торой он формируется. Вековой империалистический гнет и неравноправное положение развивающихся стран в сис- теме мирового капиталистического хозяйства не только сужают сферу современного производства, но и обуслов- ливают известную технико-экономическую отсталость крупной промышленности в этих странах (сравнительно с уровнем европейской или американской промышленно- сти). Отсюда, между прочим, вытекает более низкая средняя квалификация фабрично-заводских рабочих. В Индии еще сравнительно недавно неквалифицирован- 26 В. И. Ленин, Об условиях приема новых членов в партию,— Полное собрание сочинений, т. 45, стр. 20. 34
ныс и малоквалифицированные рабочие составляли боль- шинство запятых в крупной промышленности. В условиях относительного перенаселения, когда де- ревня ежедневно «выталкивает» в города десятки тысяч людей, невысокая квалификация рабочих на практике приводит к сравнительно широкому использованию кре- стьян-отходников, случайных рабочих не только в сезон- ной промышленности, но и на крупных городских фабри- ках и заводах. На текстильных фабриках Индии числен- ность этой категории в 30-х годах составляла 20—30% (а иногда и более) всех занятых. К тому же аграрно- сырьевая специализация колониальной экономики вызы- вала к жизни непропорционально большое развитие именно сезонных производств (хлопкоочистительная, хлопкопрессовальная, сахарная, маслобойная промыш- ленность, первичная обработка табака, чая, кофе и дру- гих плантационных культур). В некоторых районах эти отрасли сосредоточивали большинство рабочих. Очевид- но, что высокий удельный вес сезонников, случайных и временных рабочих в составе фабрично-заводского проле- тариата, замедляя процесс его классовой консолидации, способствовал сохранению известной социальной неодно- родности рабочего класса. Наконец, следует учитывать, что в условиях слабораз- витой экономики даже постоянные кадры пролетариата сохраняют гораздо большую близость к деревне и вооб- ще непролетарской массе населения, нежели это бывает в индустриальных странах. Конечно, связь с деревней характерна для молодого рабочего класса любой страны. Но в Индии, как и в большинстве развивающихся стран, такие контакты особенно устойчивы и длительны. Дело в том, что оплата труда здесь не соответствует самому скромному прожиточному минимуму. Практически семьи большинства рабочих могут существовать лишь тогда, когда заработная плата основного кормильца дополняет- ся заработками других членов семьи или какими-либо иными побочными доходами. В подобных условиях очень многие рабочие-переселенцы не имеют физической воз- можности прокормить жен и детей в промышленном центре. Единственный выход для них — оставить семью «на родине», в деревне или маленьком городе, где соб- ственное жилье, традиционные связи, иногда крохотный участок земли, чаще всего арендованный из доли, облег- 3* 35
чают ее содержание. Мальчики в таких семьях, подрас- тая, обычно уходят в промышленные центры, а их отцы в старости возвращаются «домой». Круговорот повторя- ется из поколения в поколение. Естественно, что рабочие, живущие в крупных городах без семей, сохраняют тес- ные социально-бытовые связи с крестьянской или мелко- буржуазной средой их «родины». А так как группы, из поколения в поколение сохраняющие постоянный контакт с непролетарскими и полупролетарскими слоями, состав- ляют очень значительный процент кадровых фабричных рабочих, своеобразие их положения заметно сказывается на облике всего индустриального пролетариата 27. Знаменательно, что доля рабочих, оставляющих семьи на родине, выше всего как раз в ведущих промышленных центрах страны — Бомбее, Калькутте и т. п. Число взрос- лых мужчин в крупнейших городах Индии примерно в полтора-два раза превосходит число взрослых женщин; эта диспропорция проявляется тем сильнее, чем выше удельный вес пролетарского населения в том или ином городе28. По-видимому, от трети до половины рабочего класса крупнейших городов Индии живет в них без семьи (или некоторых ее членов) и, следовательно, поддержи- вает тесную связь с непролетарской средой. Разумеется, объективным показателям социально-эко- номической зрелости рабочего класса нельзя придавать самодовлеющего значения. Политическая зрелость про- летариата зависит, как известно, не только от этих ус- ловий, но и от многих других факторов. В частности, огромную роль имеет общая международная обстановка, коренное изменение соотношения сил труда и капитала в мировом масштабе, создание социалистической системы и ее воздействие на ход исторических процессов. Тем не -, менее степень объективной социально-экономической зре- лости современного рабочего класса остается одним из важных факторов, влияющих на ход классовой борьбы индийского пролетариата. 27 См. подробнее: Э. Н. Комаров, Материальное положение про- мышленного пролетариата Бенгалии и некоторые вопросы его фор- мирования, — «Ученые записки Института востоковедения АН СССР», т. V, 1953, стр. 15—21; Л. А. Гордон, Из истории рабочего класса Индии, М., 1961, стр. 127—148; Л. А. Фридман, Капиталисти- ческое развитие Египта, М., 1963, стр. 291—298. 28 «National Sample Survey» (далее — NSS), № 52, pp. 52, 109, 178—180; «Census of India 1961», p. 254. 36
Наемные рабочие в мелком хозяйстве. Пролетарские элементы крестьянства и городских низов Современный пролетариат составляет лишь меньшин- ство армии наемного труда в странах, подобных Индии. 'Огромную роль в жизни этих государств играют проле- тарские элементы комплексных промежуточных классов и слоев, связанных с мелким хозяйством. В мелкотовар- ном и полукапиталистичеоком секторе индийской эконо- мики в начале 60-х годов было занято 35—40 млн. наем- ных работников, т. е. почти две трети армии наемного труда. Выше отмечалось, что наемные рабочие в мелком хо- зяйстве обладают рядом чисто пролетарских черт. Осо- бенно важно подчеркнуть, что они фактически лишены средств производства и постоянно продают свою рабочую силу. С абстрактной точки зрения все наемные работники образуют поэтому как будто единый класс. Однако в конкретных условиях слаборазвитой экономики, в обста- новке широчайшей распространенности мелкого произ- водства пролетарские элементы крестьянства и несель- скохозяйственных низов все еще остаются преимущест- венно частью промежуточных слоев, хотя и занимают сре- ди них особое место. Несмотря на глубокие социальные антагонизмы, наемные рабочие в мелком хозяйстве еще окончательно не отделились от полупролетарских и мел- кобуржуазных групп города и деревни. Основную массу наемных рабочих этого типа состав- ляют пролетарские элементы крестьянства — батраки и поденщики, связанные с мелким и мельчайшим производ- ством. Общая численность этой группы в Индии 50-х го- дов достигала по крайней мере 30—35 млн. (речь идет только о тех, для которых работа по найму является ос- новным источником существования). Как и все пролета' рии, сельскохозяйственные рабочие живут преимущест- венно или почти исключительно за счет продажи своей рабочей силы. Их положение серьезно отличается от ус- ловий жизни не только зажиточных крестьян и середня- ков, но и бедняков-полупролетариев, получающих основ- ную часть дохода от собственного хозяйства. Вместе с тем батраки, занятые в мелком производстве, в определенном отношении составляют часть крестьянст* 37
ва и потому существенно отличаются от современного пролетариата, в том числе и пролетариата сельскохозяй- ственного (рабочие плантаций, крупных ферм, рабочие, обслуживающие машины и т. д.). Заметим, что уже сами различия между батраками и основной массой крестьян- ства имеют не только социально-классовый, но одновре- менно и сословно-кастовый характер. Выходцы из низ- ших каст, неприкасаемые и лица, принадлежащие к так называемым «регистрируемым группам», составляют поч- ти 80% сельскохозяйственных рабочих. Еще важнее, что, хотя работа по найму — основной источник средств существования для батраков и поден- щиков, большинство из них ведет в той или иной форме личное хозяйство. 40—50% сельскохозяйственных рабо- чих имеют даже собственные крохотные парцеллы 29. Ос- татки хозяйства — скот, приусадебный участок, зачастую клочок земли, предоставленный нанимателем в виде свое- образной натуральной оплаты, — имеются, как правило, и у батраков, полностью лишенных собственной земли. Конечно, реальная экономическая роль подобного хозяй- ства совершенно ничтожна. Батраки получают от собст- венного хозяйства менее 10% своих нищенских доходов и работают в нем не более одного-двух месяцев в году30. Очевидно, однако, что социальное и психологическое зна- чение «самостоятельного труда», «работы на себя» срав- нительно велико, даже если в действительности они яв- ляются лишь своеобразной формой натуральной зара- ботной платы. Следует также учитывать, что батраки в той или инок степени пользуются деревенскими угодьями. Там, где социальная обособленность батрачества совпадает с со- словно-кастовой, его права на общинные земли регули- руются сложной системой традиционных установлений31. 29 «Agricultural Labour in India. Report on the Second Enquiry 1956/1957», vol. I, Delhi, I960, p. 53 (далее —ALI). 30 Ibid., pp. 101, 153. 31 Рассматривая положение сельскохозяйственных рабочих на начальных этапах развития капитализма в английской деревне, К. Маркс подчеркивал, что наличие хозяйства и пользование об- щинными угодьями превращают этот слой в часть крестьянства: «Наемные рабочие в земледелии состояли частью из крестьян, упот- реблявших свободное время на работу у крупных земельных соб- ственников, частью из особого, относительно и абсолютно немно- гочисленного, класса собственно наемных рабочих. К тому же даже 38
Тот факт, что основная масса батраков и поденщиков продолжает вести собственное хозяйство (какой бы жал- кий размерено ни имело), что они пользуются некоторы- ми правами в общинной жизни деревни, означает, что, будучи на деле лишены средств производства, сельскохо- зяйственные рабочие сохраняют связь с землей и орудия- ми труда не только на капиталистической, но в известной мере и па собственнической (фактически — мнимособст- веннической) или сословно-кастовой основе. Вместе с тем аграрное перенаселение приводит к то- му, что батраки в течение значительной части нормаль- ного рабочего времени вбобще лишены какой бы то ни было связи со средствами производства. Ежегодно в течение нескольких месяцев сельскохозяйственные рабо- чие попросту «выталкиваются» из сферы общественного производства. Если одну часть года они имеют возмож- ность трудиться, только сохраняя некоторые атрибуты крестьян-полупролетариев, то остальное время они нахо- дятся в положении пауперов. В этой связи в высшей сте- пени показателен бюджет времени типичного индийского поденщика: 6—7 месяцев в году он работает по найму в качестве сельскохозяйственного рабочего, 1—2 месяца трудится в «собственном хозяйстве» и 3—4 месяца про- зябает без работы32. Сельскохозяйственных рабочих, занятых в мелком производстве, отличает от современного пролетариата не только наличие остатков собственности. Сама капита- листическая эксплуатация батраков и поденщиков чрез- вычайно тесно переплетена с различными формами полу- феодального угнетения и кабалы. Внеэкономическое при- нуждение, сословно-кастовая приниженность, долговая зависимость (а подчас и подлинное долговое рабство), принудительный труд и т. п. — все это наряду с куплей- продажей рабочей силы составляет очень важный эле- мент производственных отношений в индийской деревне. эти последние фактически были крестьянами, ведущими самостоя- тельное хозяйство, так как наряду с заработной платой получали коттедж, а также 4 и больше акров пахотной земли. Кроме того, совместно с крестьянами в собственном смысле они пользовались общинными землями, пасли на них свой скот и добывали топливо» (К. Маркс, Капитал, т. I, — К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, ИЗД. 2, т. 23, стр. 729). 32 ALI, р. 101. 39
Батраки и поденщики в полукапиталистическом и мелкокапиталистическом хозяйстве помещиков и кула- ков создают не только прибавочную стоимость, но как крестьяне—арендаторы-издольщики они создают в сво- ем хозяйстве для землевладельца и докапиталистическую ренту, для ростовщика процент, для скупщика купече- скую прибыль. Правда, ускорившаяся после ликвидации колониальной зависимости буржуазная эволюция дерев- ни все больше стирает грани между капиталистической прибылью и некапиталистическими доходами сельской верхушки. Но развитие капитализма не приводит к за- метному уменьшению относительного перенаселения. По- этому процесс капиталистической консолидации эксплуа- таторских слоев деревни не сопровождается уничтоже- нием кабальных форм угнетения. Сельскохозяйственные рабочие в индийской деревне до сих пор получают день- гами лишь около половины заработной платы. К тому же от 45 до 65% батраков находится в неоплатном долгу (обычно у своих «работодателей») 33. В этих условиях положение сельскохозяйственных рабочих в мелком про- изводстве определяется не только собственно капитали- стической эксплуатацией, но и личной зависимостью, со- словно-кастовой приниженностью и т. д. Следует также учитывать, что сельские рабочие, в осо- бенности поденщики, работают не только в хозяйствах кулаков и помещиков. К найму рабочих в Индии время от времени прибегают середняки и даже бедняки. В бед- няцких и середняцких хозяйствах трудится от четверти до трети батраков34. Наем рабочих здесь обычно связан не со стремлением к расширенному капиталистическому воспроизводству, как это бывает у кулаков и зажиточных хозяев, а со специфическими условиями возделывания некоторых тропических культур, требующих применения сравнительно больших масс труда в короткие промежут- ки времени. Трудовые ресурсы семьи в периоды сева и сбора урожая могут оказаться недостаточными. Особен- но остро такой недостаток ощущают именно бедняки, ибо в этой группе крестьян многие мужчины вынуждены по- кидать деревню и уходить в города в поисках заработка. Наем одного-двух поденщиков в подобных случаях нель- 33 Ibid., рр. 107, 139. 34 Наш расчет по данным: «Agricultural Situation in India*, New Delhi, January, 1962, pp. 1011—1019, 40
зя рассматривать как разновидность капиталистической эксплуатации. Скорее это своеобразный тип простой кре- стьянской взаимопомощи, принимающей в обстановке то- варного хозяйства и перенаселения деревни обычную в данных условиях форму купли-продажи рабочей силы. Поденщик в бедняцком или небогатом середняцком хозяйстве чаще всего не создает прибавочной стоимости. Обычно здесь вообще не образуется сколько-нибудь зна- чительного прибавочного продукта. Привлечение наемно- го рабочего в таком хозяйстве — просто непременное условие производства одного только необходимого про- дукта, а заработная плата — форма раздела этого про- дукта между участниками производства. Разумеется, от- ношения между батраком и хозяином, даже если послед- ний сам едва сводит концы с концами, далеко не равно- правны. Однако это неравноправие имеет преимуществен- но патриархально-бытовой или сословный характер. По существу, здесь отсутствует или почти отсутствует клас- совый антагонизм труда и капитала, составляющий глав- ное содержание капиталистических производственных от- ношений и определяющий классовую природу современ- ного пролетариата. Хотя кулаки и помещики нанимают большинство сельских рабочих, отношения, возникающие при спорадическом найме поденщиков в бедняцких и низ- ших середняцких хозяйствах, также сказываются на при- роде пролетарских слоев деревни. Это тем более важно, что одни и те же рабочие могут сегодня трудиться в бед- няцком хозяйстве, а завтра наниматься к помещику. Наконец, крайняя раздробленность, распыленность, неизбежная в мелком производстве, также заметно отли- чает основную массу батраков и поденщиков от современ- ного пролетариата, концентрируемого крупной промыш- ленностью и крупным сельским хозяйством. Следует при этом подчеркнуть, что в индийской деревне невелико чис- ло интенсивных капиталистических ферм и поместий, где используется современная техника и где независимо от числа рабочих производственные отношения имеют чисто капиталистическую природу. В подавляющем большинст- ве помещичьих и кулацких хозяйств преобладают тра- диционные орудия труда и, следовательно, ручной труд, характер которого, в сущности, не отличается от характе- ра крестьянского труда. В этих условиях распыленность батраков приобретает особое значение. 41
Дело здесь отнюдь не в количественных показателях степени концентрации. Между положением рабочих не- большой мануфактуры, где занято 10—20 человек, и ус- ловиями труда на громадном металлургическом комбина- те с многотысячным коллективом существуют серьезные различия. 11о на определенном уровне (зависящем от кон- кретных обстоятельств) количественная разница приоб- ретает иной, в известном смысле качественный характер. В большинстве случаев батраки и поденщики работают очень небольшими группами, зачастую по три-пять чело- век на хозяйство. Нередко они связаны родственными узами, ибо на работу нанимают целые семьи. Косвенным подтверждением подобной практики является тот факт, что среди сельскохозяйственных рабочих (в отличие от положения в крупной промышленности) очень высок удельный вес женщин и детей: 35—40% женщин и 5— 8% детей315. Понятно, что в условиях повсеместной хро- нической безработицы и крайней дешевизны мужского труда это можно объяснить в значительной степени рас- пространением семейного найма. К тому же два-три бат- рака, занятые у того или иного крестьянина, обычно тру- дятся вместе с хозяином и членами его семьи. Это типич- но не только для середняцких, но и для многих кулацких хозяйств, где, видимо, занято большинство сельских рабо- чих. Если работа по найму отделяет батраков и поденщи- ков, связанных с мелким производством, от крестьян- собственников, то самый характер труда и производства, весь ход которого ставит наемных рабочих не рядом друг с другом, но бок о бок с хозяином и его родственниками, сближает пролетарские элементы деревни с остальными группами крестьянства. Таким образом, хотя обширный слой сельскохозяйст- венных рабочих в мелкотоварном и мелкокапиталистиче- ском секторе индийской экономики складывается по ме- ре перехода к капитализму и по ряду формально эко- номических признаков приближается к пролетариату, он так и не отделился окончательно от крестьянства. Будучи наиболее эксплуатируемой и бесправной частью населе- ния деревни, батраки соединяют в себе ряд противоречи- вых черт — это крестьяне без земли, хозяева, лишь фор- мально сохраняющие собственное хозяйство, «свобод- 35 ALI, р. 259. 42
ные» рабочие, лишенные подлинной личной свободы, продавцы рабочей силы, зачастую не находящие поку- пателей для своих рабочих рук. Противоречивое положение большинства сельскохо- зяйственных рабочих особенно наглядно проявляется в ходе классовой борьбы. По некоторым вопросам батраки и поденщики выдвигают самостоятельные требования, отличные от требований основной массы крестьянства. К таким специфическим сторонам классовой борьбы сель- скохозяйственных рабочих относятся проблемы заработ- ной платы, рабочего дня, трудового законодательства, со- циального обеспечения, профессиональной организации и т. д. Бесспорно, что в этих вопросах они выступают именно как пролетарии. Но одновременно подавляющее большинство сельскохозяйственных рабочих, связанных с мелким производством, вместе с основной массой кре- стьянства борется за землю, за возможность вести соб- ственное хозяйство, за уничтожение кабалы, ростовщи- чества и т. д. Требование наделить батраков землей за- писано в документах Коммунистической партии Индии, революционных профсоюзов, прогрессивных крестьянских организаций и т. п. В этом смысле живая практика клас- совой борьбы — лучшая проверка теоретических по- строений. Перефразируя приведенное выше высказывани В. И. Ленина, можно сказать, что, поскольку батраки и поденщики выступают с пролетарскими требованиями, применяют пролетарские методы борьбы и т. п., постоль- ку они превращаются в часть рабочего класса. Посколь- ку же они стремятся получить землю для единоличного хозяйствования, т. е. стать собственниками, постольку они остаются полупролетарской частью крестьянства с характерной для него противоречивой психологией экс- плуатируемого труженика-собственника. Очевидно, что связь с мелким производством, раздробленность, заби- тость и т. п. неизбежно усиливают крестьянскую полу- пролетарскую-полусобственническую сторону классовой природы сельскохозяйственных рабочих36. 36 У сельскохозяйственных рабочих, связанных с крупным ка- питалистическим производством, преобладают как раз чисто про- летарские черты. Чрезвычайно характерен в этой связи пример Ал- жира, где большинство батраков было сосредоточено на крупных капиталистических фермах и латифундиях. После победы револю- 43
Батраки и поденщики образуют наиболее многочис- ленный, но не единственный слой наемных рабочих, свя- занных с мелким хозяйством. Важную роль в составе армии наемного труда играют пролетарские элементы городских и вообще несельскохозяйственных низов. Сюда относятся наемные рабочие мельчайших ремесленных мастерских, транспортных «заведений», небольших строи- тельных артелей, мелких лавок, харчевен, ресторанчиков, кинотеатров и других предприятий обслуживания. Понятие «мелкое предприятие», «мелкое хозяйство» в связи с рассматриваемым нами вопросом, строго говоря, не может быть сведено к размерам капитала или числу занятых. Следует учитывать также их социально-эконо- мическую природу. К таким предприятиям, по нашему мнению, нужно отнести те заведения, хозяева которых сами постоянно или спорадически все еще принимают непосредственное участие в процессе производства. Ины- ми словами, речь идет не о предприятиях, принадлежа- щих собственно капиталистам (как бы малы ни были размеры их капитала), а о хозяйствах мелких буржуа (эксплуататоров-тружеников) или просто мелких товаро- ции сельскохозяйственные рабочие не произвели раздела ферм и поместий, а превратили их в крупные самоуправляющиеся хозяй- ства, входящие в общественный сектор экономики. Примечатель- но, что это движение возникло по инициативе самих батраков и лишь в пальнейшем было закреплено законом. Естественно, что сель- скохозяйственные рабочие, занятые в крупном производстве, явля- ются (как это отмечалось выше) частью не крестьянства, а совре- менного пролетариата. Однако, как бы ни были тесно генетически и социально связа- ны сезонные и поденные сельскохозяйственные рабочие с основ- ными массами крестьянства, из среды которых они произошли и в среде которых они постоянно обитают, сам факт наличия громад- ной массы сельскохозяйственного пролетариата обоих типов—по- стоянного и временного — безусловно свидетельствует о далеко за- шедшем глубоком процессе социальной дифференциации крестьян- ства, капиталистическом разложении старой индийской деревни. Аграрные реформы, проведенные национальной буржуазией в не- зависимой Индии, ускорили сложение сельскохозяйственного проле- тариата, сблизили его с промышленным пролетариатом, создали более прочную объективную экономическую основу политического союза промышленных и сельских рабочих в совместной борьбе за свои права в новых условиях. Специфически классовые интересы сельскохозяйственного пролетариата вызывают историческую по- требность его самостоятельной организации, которая, будучи свиде- тельством его растущей классовой сознательности, постепенно ВЫ’ деляла бы его из общей аморфной массы крестьянства. 44
Производителей (собстйенникой-труЖеиикой). В Индии хозяйства подобного типа, как уже указывалось, числен- но преобладают не только в деревне, но и вне сельского хозяйства. Более или менее точно установить численность наем- ных рабочих в мелком несельскохозяйственном произ- водстве при нынешнем состоянии индийской статистики вряд ли возможно. Особенно сложно сделать это в тор- говле и обслуживании, где грани между мелкобуржуаз- ным и небольшим капиталистическим -хозяйством чрез- вычайно условны и подвижны. Однако ориентировочные оценки позволяют утверждать, что только в ремесле и на кустарных предприятиях транспорта и строительства в начале 60-х годов было занято 3—4 млн. наемных рабо- чих 37. Положение наемных рабочих в мелком несельскохо- зяйственном производстве во многом напоминает условия «социально-экономического быта» батраков. Впрочем, пролетарская природа наемных рабочих в мельчайшем производстве и кустарных промыслах выражена, пожа- луй, еще отчетливее. Они, как правило, лишены даже остатков «собственного» хозяйства, сохраняющихся у большинства сельскохозяйственных рабочих. Возможность натуральной оплаты, использования «рабочего с наделом» в ремесле в целом уже, чем в сель- ском хозяйстве. Кулак или помещик может предоставить клочок земли не только арендатору, но и батраку, привя- зывая таким образом наемного рабочего к своему хо- зяйству. Конечно, и мануфактурист зачастую предостав- ляет орудия труда зависимому от него производителю. Но, как правило, в таких случаях речь идет о формально самостоятельных кустарях, положение которых сопоста- вимо скорее с положением арендаторов, а не сельскохо- зяйственных рабочих. Что же касается собственно наем- ных рабочих в кустарных промыслах (а именно они рас- сматриваются нами в данной связи), предоставление им 37 К ремесленным и кустарным предприятиям условно отнесе- ны все хозяйства с числом занятых менее 10, а также с 10—19 за- нятыми, не использующие механический двигатель. Фактически сю- да входит некоторое, по-видимому, небольшое число мануфактур. Для более точного отделения мелких мастерских от мануфактур следовало бы взять предприятия, на которых занято менее 5—6 че- ловек. 45
средств производства для «самостоятельного» хозяйство- вания практически маловероятно. Наемный рабочий в не- сельскохозяйственном производстве тем и отличается от формально самостоятельного ремесленника (как бы близ- ко друг к другу ни стояли оба эти типа по существу), что он не имеет даже самого мизерного «собственного» производства. Наемный рабочий в кустарных промыслах (пока он работает по найму), так же как и фабричный пролетарий, в течение всего рабочего времени непосред- ственно подчинен предпринимателю и не обладает даже теми иллюзорными остатками хозяйственной самостоя- тельности, которые есть у батраков с участком. Следует также учитывать, что несельскохозяйственное производство более тесно связано с городом, нежели земледелие. Условия городской жизни сближают наем- ных рабочих кустарных мастерских с современным про- летариатом. Особенно сильно это ощущается в крупней- ших промышленных центрах. Здесь ремесленно-мануфак- турные рабочие живут рядом с рабочими фабрик и заво- дов, поддерживают с ними постоянный бытовой контакт, вместе проводят свободное время и т. п. Еще важнее, что в больших городах наемные рабочие кустарных про- мыслов неизбежно вовлекаются в общий поток рабочего движения, возглавляемый фабрично-заводским пролета- риатом. Сравнительно более высокий культурный уровень городского населения также облегчает сближение наем- ных рабочих крупного и мелкого производств. Несмотря на существование многих черт, сближающих наемных рабочих мелкого несельскохозяйственного про- изводства с фабрично-заводским пролетариатом, наем- ных рабочих мелкого производства нельзя все же отож- дествлять с современным рабочим .классом. В кустар- ных промыслах с особой силой сказываются, по выраже- нию Ленина, «слитность масс и пролетарских и непроле- тарских», их «классовая нерасчлененность», вообще ха- рактерные для мелкотоварного и мелкокапиталистиче- ского уклада. По самой природе мелкого хозяйства наемные рабо- чие рассеяны в океане мельчайших заведений. Даже в тех мастерских этого типа, где используются наемные рабочие, число их обычно не превышает одного-двух. Бок о бок с ними трудятся хозяин, его дети и родственники. Число «семейных работников» обычно превышает число 46
работников наемных. Это н не может быть иначе, ибо в тех случаях, когда в кустарной мастерской наемный труд приобретает достаточно широкие размеры, хозяин обыч- но перестает участвовать в производстве, целиком отда- вая свое время надзору, организации хозяйства, ведению отчетности и т. п. Но тогда мы имеем дело уже с неболь- шим капиталистическим предприятием, рабочие которого, разумеется, входят в состав современного пролетариата. Таким образом, если на фабрике само производство сплачивает и объединяет пролетариев, противопоставляет их капиталисту, то в мелких промыслах положение наем- ных рабочих гораздо противоречивее. Конечно, и здесь существует антагонизм эксплуататора и эксплуатируе- мых. Однако сам процесс труда в мелком, кустарном хо- зяйстве не объединяет сравнительно немногочисленных наемных рабочих друг с другом, а растворяет их в море собственников, ставит их рядом с хозяином и членами его семьи. Иными словами, 'наемные рабочие кустарной промышленности и вообще несельскохозяйственных от- раслей занимают весьма своеобразное место в общест- венной системе производства, отличающееся от положе- ния современного 'пролетариата. Это своеобразие наемного труда в мелкобуржуазном производстве тем более необходимо подчеркнуть, что именно в условиях слаборазвитой экономики подобные социальные отношения, как отмечалось выше, приобрета- ют особую устойчивость. Труд в мелком хозяйстве — обычно лишь этап в жизни наемного рабочего развитых государств. В странах, подобных Индии, миллионы лю- дей, лишенных средств производства, десятилетиями не могут найти никакой другой работы, кроме найма в ку- старных промыслах. Социальная мобильность внутри ар- мии наемного труда, которая сильно сближает рабочих крупных и мелких предприятий в развитых странах, так сказать, стихийно «перемешивает» и сплачивает их, слабо развита или почти отсутствует во многих отраслях индий- ской кустарной промышленности. Из поколения в поко- ление значительные слои наемных рабочих сохраняют связь с мельчайшим производством. Классовое расслое- ние, идущее с неотвратимостью естественного процесса, не может полностью завершиться в этой сфере экономи- ки. Наемные рабочие в мелкотоварном и мелкокапитали- стическом секторе, хотя они и отделяются от собственни- 47
ков, не Сливаются окончательно, т. е. органически, с ос- новной массой современного пролетариата. Существенные особенности характерны также для форм эксплуатации наемных рабочих в мелком произ- водстве. Превратившаяся в большинстве случаев в капи- талистическую, эта эксплуатация закономерно сочетает- ся с чрезвычайно широким распространением кабальных и патриархальных методов угнетения. «В мелких промыс- лах и в мануфактуре, — писал В. И. Ленин, — мы видим всегда остатки патриархальных отношений и разнообраз- ных форм личной зависимости, которые, в общей обста- новке капиталистического хозяйства, чрезвычайно ухуд- шают положение трудящихся, унижают и развращают их»38. Элементы патриархальности, составляющие неотъем- лемую черту капиталистических или полукапиталистиче- ских производственных отношений в мелком хозяйстве, не только усугубляют тяготы угнетения, но и неизбежно со- храняют и порой даже возрождают у наемных рабочих собственнические иллюзии. Устойчивость подобных иллю- зий имеет определенную объективную почву. Конечно, наемные рабочие кустарных промыслов, как и фабрично- заводские пролетарии, полностью лишены собственности на средства производства. Но заводской рабочий не мо- жет и мечтать о приобретении современных станков и оборудования. Между тем для наемного рабочего мел- кой мастерской возможность основания «самостоятельно- го» хозяйства, по крайней мере, выглядит куда более ре- альной. Как уже говорилось, в бывших колониях и полу- колониях большая часть мелкого несельскохозяйственно- го производства представляет своеобразную скрытую форму относительного перенаселения. Минимальные средства, необходимые для ведения «собственного де- ла», в подобных условиях очень невелики. (Другой во- прос, что самостоятельность такого хозяйства в большин- стве случаев фиктивна). Средние размеры «основного капитала» мелких мастерских в обрабатывающей про- мышленности Индии, по данным 1953—1954 гг., соответ- ствовали 6—9-месячному заработку наемного рабочего кустарных промыслов или 2—3-месячному заработку фабричного рабочего39. 38 В. И. Ленин, Развитие капитализма в России, стр. 547. 39 NSS, № 19, рр. 14—15. 48
Практически даже такие сравнительно небольшие суммы были недоступны для большинства рабочих. Но то обстоятельство, что обзаведение собственным хозяйст- вом как бы находится в пределах достижимого, тот факт, что некоторое число наемных рабочих мелкого производ- ства иногда выбивается «в люди» (или, точнее, «вытал- кивается» в ряды полубезработных, формально ведущих «собственное» хозяйство), имеет большое социально-пси- хологическое значение. Естественно, что среди наемных рабочих в мелких кустарных промыслам заметна прослой- ка учеников и подмастерьев, для которых труд по найму является только подготовкой к самостоятельному хозяй- ствованию. В этом, между прочим, состоит одно из суще- ственных отличий положения наемных рабочих мелкого несельскохозяйственного производства от положения бат- раков. В условиях чрезвычайной дороговизны земли (а также в силу сословно-кастовой приниженности и заби- тости) сельскохозяйственным рабочим гораздо труднее превратиться в самостоятельных хозяев, чем подмастерь- ям стать мелкими хозяйчиками. В итоге у наемных рабочих, занятых в мелком несель- скохозяйственном производстве, несмотря на отсутствие какого бы то ни было «собственного» хозяйства, сохра- няются более или менее значительные элементы собст- веннической психологии. Конечно, большая близость к городскому и вообще фабрично-заводскому пролетариа- ту, как отмечалось выше, облегчает размывание собствен- нических иллюзий. Однако в крупнейших городах, где воздействие современного рабочего класса ощущается с наибольшей силой, сосредоточено лишь меньшинство наемных рабочих кустарных промыслов. Около полови- ны наемных рабочих, связанных с мелким производст- вом, проживает в сельских местностях40. Можно, пожалуй, утверждать, что наемные рабочие в мелком производстве стоят ближе к большинству ремес- ленников, чем батраки к основной массе «самостоятель- ных» крестьян-собственников. С одной стороны, это свя- зано с полусредневековым характером многих кустарных промыслов. Традиционные методы производства, пере- дающиеся от отца к сыну, весьма разветвленная специа- лизация и тому подобные факторы приводят к сохране- 40 NSS, № 39, р. 13. 4 Зак. 280 49
Мию многих цеховых й сословных пережитков, искусст- венно объединяющих различные социальные группы про- изводителей. В том же направлении действует кастовая система: в сельском хозяйстве батрак и крестьянин-соб- ственник обычно принадлежат к совершенно различным кастам; в ремесле наемный рабочий, его хозяин или «са- мостоятельный» сосед зачастую входят в состав одной и той же общины. С другой стороны, ремесло повсюду в большей степени, нежели сельское хозяйство, работает на рынок и подчинено рынку, а через него стихии капи- талистического хозяйства. В условиях независимого бур- жуазного развития это обстоятельство приводит к его особенно быстрому разложению; поэтому классовая диф- ференциация в городе обычно происходит скорее, чем в деревне. Правда, в бывших колониях и полуколониях этот процесс задерживается на промежуточных этапах; образование классов развитого капиталистического типа задерживается и в городе. Но подавляющее большинство ремесленников различным, но самым непосредственным образом подчиняется власти капитала. Призрачный ха- рактер их формальной самостоятельности ощущается го- раздо острее, чем у основной части крестьян-собственни- ков. Большинство ремесленников и кустарей, по суще- ству, лишены средств производства. Основной капитал среднего индийского ремесленника, включая стоимость построек, скота, оборудования и т. п., измеряется суммой 150—200 рупий41. А ведь это средние цифры, куда вклю- чаются капиталы и 'более имущих групп. Очевидно, что основная масса индийских ремесленников, в особенности в деревнях, где проживает почти три четверти их общего числа, владеет лишь самыми простейшими орудиями труда. Дело, однако, не только в размерах собственности. Основная масса ремесленников и кустарей в Индии давно уже фактически превращена в «рабочих на дому». Скуп- щики, ростовщики и крупные мануфактуристы определяют весь ход ремесленного производства, через них осущест- вляется закупка сырья и сбыт готовой продукции, они распределяют заказы и предоставляют ссуды, без чего невозможно «самостоятельное» кустарное хозяйство42. 41 NSS, № 19, рр. 15—16. 42 Подробнее см.: А. И. Левковский, Особенности развития ка- питализма в Индии, М., 1963. 50
По-видимому, значительная часть (если не большинст- во) из 13—14 млн. самостоятельных ремесленников и ку- старей, насчитывавшихся в Индии в начале 60-х годов, по своему объективному социально-экономическому положе- нию вплотную приближается к наемным рабочим. Знаме- нательно, между прочим, что доходы большинства ремес- ленников практически не отличаются от заработков на- емных рабочих в мелком производстве. Так, в середине 50-х годов самостоятельный городской ремесленник имел чистый месячный доход размером примерно 40 рупий; заработная плата наемного рабочего в мелкой промыш- ленности составляла несколько более 30 рупий в месяц43. Фиктивный, вынужденный характер «самостоятельности» большинства ремесленников проявляется также в хрони- ческой неполной занятости кустарей. Эта неполная заня- тость временами достигает значительных размеров. До- статочно сказать, что индийские ремесленники имеют ра- боту в среднем не более 14—15 дней в месяц44. Все вышеизложенные соображения позволяют отно- сить основную массу ремесленников не только к полу- пролетариату, но, в известном смысле, и к собственно пролетарским элементам несельскохозяйственных низов. Таким образом, пролетарские элементы несельскохозяйст- венных низов (в отличие от крестьянства) включают, по нашему мнению, наемных рабочих и часть формально не- зависимых ремесленников, фактически уже превратив- шихся в «рабочих на дому», так или иначе подчиненных капиталу. В этом случае их общая численность, возмож- но, достигает 16—18 млн.45. К пролетарским элементам городских низов близки массы кули, случайных рабочих, поденщиков и тому по- добные группы. Эти люди полностью лишены не только средств производства, но и вообще какого бы то ни было личного имущества. Как правило, они не имеют сколько- нибудь регулярных и определенных источников дохода. Городские кули и поденщики годами перебиваются слу- чайными заработками, нищенством, жалкими подачками 43 NSS, № 19, рр. 14, 21. 44 NSS, № 43, р. 17. 45 Максимальная оценка по таким отраслям экономики, как кустарное производство, транспорт, строительство. Как уже упо- миналось, невозможно учесть пролетарские элементы в торговле и обслуживании. 4* 51
общественной благотворительности. Для непривычного наблюдателя самое существование подобных групп пред- ставляет загадку — недаром некоторые западные рубли- цисты называют толпы нищих и кули в городах Азии и Африки «людьми, живущими воздухом». Хотя случайные рабочие и поденщики получают основную часть своих заработков (в той мере, в какой они вообще имеют опла- ченную работу) главным образом от труда по найму и при этом на любых условиях, вряд ли можно включать их в состав современного рабочего класса. Довольно многочисленные прослойки этого типа — нечто промежу- точное между пролетарскими элементами несельскохо- зяйственных низов и деклассированным люмпен-проле- тариатом капиталистического города, причем люмпен- пролетарские элементы в этих прослойках преобладают. Особое место, которое занимают пролетарские элемен- ты города и деревни в социально-экономической сфере, определяет своеобразие их жизненного уклада, общест- венного сознания, исторической роли и перспектив разви- тия. Раздробленность, распыленность наемных рабочих в мелком производстве, их неразрывная связь с другими слоями крестьянства и городских низов приводит к тому, что весь «строй жизни» этих социальных групп, т. е. уро- вень их материального благосостояния, быт, обычаи, тра- диционная идеология, духовная культура, гораздо боль- ше напоминают условия жизни мелкой буржуазии и по- лупролетарских масс, нежели положение собственно рабочего класса. И если тяжкий гнет и фактическое от- сутствие собственности объективно превращает проле- тарские элементы промежуточных слоев в мощную рево- люционную силу, то разобщенность, «слитность» с непро- летарскими слоями, власть традиций и предрассудков, забитость и темнота, пережитки собственнических иллю- зий заметно отличают их от наиболее последовательного революционного класса — современного пролетариата. Подобные отличия есть лишь отражение в обществен- но-политической и идеологической сфере неодинакового социально-экономического положения отдельных частей армии наемного труда. Характеризуя различные формы капиталистической эксплуатации, В. И. Ленин писал: «...эксплуатация массы производителей мелка, раздробле- на, неразвита, тогда как эксплуатация фабрично-завод- ского пролетариата крупна, обобществлена и концентри- 52
рована. В первом случае — эксплуатация эта еще опута- на средневековыми формами, разными политическими, юридическими и бытовыми привесками, уловками и ухищ- рениями, которые мешают трудящемуся и его идеологу видеть сущность тех порядков, которые давят на трудяще- гося, видеть, где и как возможен выход из них...Напро- тив, в последнем случае эксплуатация уже совершенно развита и выступает в своем чистом виде без всяких за- путывающих дело частностей» 46. И далее В. И. Ленин за- ключает: «Раздробленная, единичная, мелкая эксплуата- ция привязывает трудящихся к месту, разобщает их, не дает им возможности уразуметь своей классовой соли- дарности, не дает возможности объединиться, поняв, что причина угнетения — не та или другая личность, — а вся хозяйственная система. Напротив, крупный капитализм неизбежно разрывает всякую связь рабочего со старым обществом, с определенным местом и определенным экс- плуататором, объединяет его, заставляет мыслить и ста- вит в условия, дающие возможность начать организован- ную борьбу»47. Естественно, что революционные потен- ции пролетарских элементов крестьянства и несельскохо- зяйственных низов могут проявиться организованно и в более полной мере под руководством современного про- летариата. Специфическая классовая природа наемных рабочих, связанных с мелким хозяйством, выступает с особой ясно- стью в свете нынешнего развития некоторых стран Азии и Африки, переходящих на путь некапиталистических преобразований. Уже сейчас становятся очевидными не- которые важнейшие особенности социальных сдвигов, определяющих судьбы тех или иных классов при переходе к некапиталистическому развитию в бывших колониях и полуколониях. В связи с нашей темой эти сдвиги особен- но интересны, ибо на крутых изломах истории классовая природа различных общественных слоев проявляется наи- более отчетливо. Понятно, что развитие современного пролетариата (рабочего класса в собственном смысле) в ходе глубоких социально-экономических преобразований будет все теснее связываться главным образом с государ- ственным сектором и всенародной собственностью, или 46 В. И. Ленин, Что такое «друзья народа»..., стр. 310. 47 Там же, стр. 311. 53
в некоторой мере с частнохозяйственным и государствен- ным капитализмом, поскольку их развитие в известных пределах происходит и в условиях отрыва ряда стран от капиталистического пути развития. Резкое ускорение тем- пов индустриализации приведет к вовлечению в сферу крупного производства значительных групп населения, ныне занятых в мелком хозяйстве. Среди этих групп бу- дет очень велик удельный вес ремесленных наемных ра- бочих, батраков и т. п. Но численность пролетарских элементов города и деревни в странах Азии и Африки настолько велика, что непосредственный переход на фаб- рики, заводы, плантации, крупные фермы и т. п. даже в сравнительно длительные сроки вряд ли окажется воз- можным для большинства наемных тружеников мелко- товарного и мелкокашиталистического уклада. По-види- мому, судьбы десятков миллионов людей, занятых в на- стоящее время трудом по найму, будут в не меньшей сте- пени, чем индустриализацией, определяться доброволь- ным и постепенным кооперированием сельского хозяйст- ва и кустарных промыслов. Таким образом, пролетар- ские элементы промежуточных классов с точки зрения исторической перспективы их развития теснее связаны с будущими судьбами трудового крестьянства и полупро- летариата городов, нежели с современным рабочим клас- сом. Наемные работники умственного труда. Служащие Особое место среди лиц наемного труда в Индии за- нимают служащие, наиболее многочисленные в сфере услуг, торговле, финансах, а также в государственном аппарате (торгово-конторские и банковские работники, инженерно-технический персонал, чиновничество, учите- ля, медицинские работники и т. п.). Общая численность наемных тружеников в отраслях обслуживания (включая торговлю и государственный аппарат) достигала в начале 60-х годов примерно 11 млн., или одной шестой — одной пятой армии наемного труда48. 48 Наш расчет по материалам: «Year-book of Labour Statistics 1964»; NSS, № 63. 54
Разумеется, не все лица наемного труда в сфере об- служивания являются служащими или работниками ум- ственного труда. Часть их приходится на долю прислуги и рабочих, занятых физическим трудом в магазинах, ре- сторанах, государственных учреждениях. По аналогии с некоторыми другими странами Азии, где имеются более полные данные, можно предположить, что рабочие состав- ляют не более трети людей, работающих по найму в от- раслях обслуживания. Вместе с тем известная часть служащих занята вне торговли и обслуживания — в про- мышленности и строительстве, на транспорте и даже в сельском хозяйстве. В индийской промышленности, на- пример, служащие составляют около 10% всех занятых. В итоге общее число служащих и чиновников в Индии начала 60-х годов вряд ли значительно уступало 9—10 млн. человек, что соответствует 5% самодеятельного на- селения и 15—20% всей армии наемного труда. Иными словами, численность служащих и чиновников практиче- ски близка к численности индустриального пролета- риата. Столь значительный слой чиновничества и служащих во многом обусловлен колониальным прошлым, прежде всего разбуханием бюрократического аппарата, широким распространением частичной безработицы в условиях от- носительного перенаселения. Однако и после достижения независимости продолжается рост занятости в государ- ственных учреждениях, в торговле и обслуживании. В определенной степени это связано с сохраняющимся воздействием относительного перенаселения. Кроме того, все большее значение приобретают такие факторы, как развитие государственного сектора, общий технический прогресс, становление современной системы просвещения, медицинского обслуживания, социального обеспечения. Социальная природа армии наемных работников ум- ственного труда отличается глубокой неоднородностью. Официальная статистика относит к их числу высших го- сударственных и политических деятелей (министров, крупных чиновников), директоров и руководителей круп- ных фирм и т. п. Включение их в состав служащих объяс- няется чисто формальным моментом — выплатой им жа- лованья. По существу же, верхушка служащих и чинов- ничества в большинстве своем принадлежит к эксплуата- торским классам,, зачастую образуя их политическую. 5&
техническую и духовную элиту. Численно эта верхушка невелика, во всяком случае лишь двадцатая часть всех служащих получает более или менее значительное жало- ванье (свыше 500 рупий в месяц). Очевидно, только эту группу и можно отнести к категории, близкой к господст- вующим классам. В то же время низшие прослойки слу- жащих и даже чиновников по своему положению не слишком отличаются от людей физического труда. Неко- торые из них, как и в развитых странах, примыкают к рабочему классу. Что же касается основной массы слу- жащих и чиновников, то она занимает промежуточное положение, отличаясь как от эксплуататорских классов, так и от пролетариата. С одной стороны, объективное положение большинст- ва служащих во многих отношениях сходно с условиями жизни рабочих. Основной источник их существования — жалованье. Подавляющая часть служащих не имеет сколько-нибудь значительной собственности, приносящей доход. В отличие от батраков и кустарных рабочих боль- шинство служащих и чиновников, так же как и индустри- альные пролетарии, сосредоточено на крупных предприя- тиях и в учреждениях. Многие служащие организованы в профсоюзы и в другие объединения. Иногда определен- ные категории служащих применяют пролетарские мето- ды борьбы (всеобщие стачки, забастовки, заключение коллективных договоров) и выступают совместно с рабо- чими. В этом смысле можно сказать, что в странах афро- азиатского мира действует общемировая тенденция к сближению рабочих и служащих. С другой стороны, следует подчеркнуть, что в разви- вающихся странах проявляются лишь первые признаки подобного процесса. Социальные различия 'между рабочи- ми и служащими здесь все же еще очень нелики. Те итоги нынешней научно-технической революции, которые на Западе постепенно устраняют многие существенные различия в характере труда и в положении служащих и рабочих, в бывших колониях и полуколониях пока почти не ощущаются. За исключением небольших групп особо подготовленных специалистов на ряде новых предприя- тий, труд даже квалифицированных фабричных рабочих в сегодняшней Индии так же далек от труда конторских служащих, как это было в европейской промышленности XIX в. В Индии практически отсутствуют и элементы ме- 56
ханизации умственного труда, которые в развитых стра- нах способствуют превращению служащих в «рабочих, носящих белые воротнички»49. Кроме того, основная масса индийских интеллигентов в отличие от их европей- ских или американских собратьев занята не в народном хозяйстве, а в государственном аппарате, просвещении, медицинском обслуживании, муниципальных учреждени- ях. В Азии и Африке противоположность между трудом умственным и физическим, «чистым» и «грязным», прояв- ляется с полной очевидностью. К тому же в Индии, где еще не изжит полностью гнет многих средневековых и колониальных традиций, служа- щие государственного аппарата до сих пор воспринима- ются народом как олицетворение власти, противостоящей простому труженику. В значительной мере чиновничество само считает себя таковым. Даже в тех странах, которые порывают с капиталистическим путем развития, бюро- кратия нередко пытается сохранить свое положение как особой группы, упрочить свои привилегии за счет народа, становясь одним из главных препятствий на пути демо- кратизации и социального прогресса. Граница между служащими, чиновниками и рабочими подчеркивается также тем, что жалованье первых двух значительно превосходит заработки промышленных про- летариев. В отличие от промышленно развитых госу- дарств, где оплата труда основной массы рабочих и служащих примерно одинакова, в Индии даже индуст- риальные пролетарии получают по крайней мере в два- три раза меньше, чем средние служащие, т. е. в экономи- ческом отношении большинство служащих и чиновников занимает привилегированное положение по сравнению с основной массой рабочих. Еще заметнее разрыв между рабочими и служащими в области культуры, быта, тра- диционных привычек и притязаний, всего строя жизни и тому подобных факторов, которые столь существенно влияют на социальную психологию и идеологию различ- ных групп общества. В индийских условиях чрезвычайно остро ощущается и своеобразный кастовый состав служащих: почти поло- вина интеллигенции принадлежит к высшим и средним 49 См. подробнее: «Городские средние слои современного капи- талистического общества», М., 1963. 57
кастам; среди других классов и групп трудящихся эти общины составляют не более 20—25%50. Вместе с тем следует подчеркнуть, что, хотя доходы большинства служащих выше, чем у рабочих, крестьян, ремесленников, это свидетельствует лишь о чудовищной бедности, царящей в Индии. Сам по себе жизненный уро- вень основных групп индийской интеллигенции имеет, в сущности, крайне не обеспеченный характер. Большинст- во служащих не может свести концы с концами. Как по- казало обследование 1958/59 г., в семьях почти всех го- родских служащих с жалованьем менее 150—200 рупий в месяц, т. е. примерно у трех четвертей служащих этой категории, расходы превышают регулярные доходы 51. Материальное положение индийской интеллигенции не идет ни в какое сравнение с положением служащих в Европе или Америке. Доходы основной массы служащих и чиновничества в Индии не превышают 500—600 долл, в год52. Эта сумма в 5—10 раз уступает доходам работ- ников умственного труда в развитых странах. Между тем индийская интеллигенция в отличие от других трудящих- ся достаточно хорошо осведомлена о жизненном уровне за рубежами своей страны; так называемый демонстра- ционный эффект современных средств массовой комму- никации сказывается здесь в полной мере. Сопоставле- ние с мировыми стандартами определяет мироощуще- ние средних слоев, пожалуй, в такой же степени, как и фактические доходы. Вообще ни один класс индийского общества не чув- ствует так остро вопиющего несоответствия между по- требностями и степенью их удовлетворения, как интелли- генция. Несоответствие это оборачивается для многих служащих не только отказом от удовлетворения куль- турных потребностей, но и хроническим недоеданием. В подобных условиях основная масса интеллигенции и служащих, несмотря на сравнительно более высокий жизненный уровень, испытывает глубокое недовольство своим положением. Таким образом, развитие капитализма в Индии, хотя оно пока не привело к окончательному превращению 50 Подробнее см.: Л. А. Гордон, Религиозно-кастовый состав населения Индии, — «Касты в Индии», М., 1965, стр. 212. 51 «Monthly Abstract of Statistics», New Delhi, June 1960, p. XIX.. 52 Перевод по официальному курсу. 58
служащих в особый отряд рабочего класса, уже сегодня объективно противопоставляет интересы основной массы служащих интересам крупной буржуазии. Исключение составляет лишь высшая квалифицированная инженерно- техническая и научная интеллигенция, попадающая в условиях острой нехватки кадров па начальных этапах индустриализации в привилегированное положение. Од- нако эти группы еще не скоро станут преобладающими в рядах индийской интеллигенции. Служащие, как и вообще средние слои, в условиях развивающихся стран располагают возможностью прояв- лять себя в качестве относительно независимой социаль- ной силы. Ведь если индийская интеллигенция не стала еще частью пролетариата (как это происходит в развитых странах), то, во всяком случае, она перестала быть той малочисленной, сливающейся с господствующими класса- ми прослойкой, которая характерна для ранних этапов капитализма. Или иначе: когда на Западе интеллигенция качественно отличалась от рабочего класса, она была слаба и в общем следовала за буржуазией; когда число лиц умственного труда значительно выросло, когда они стали одной из важнейших социальных групп, европей- ская и американская интеллигенция раскололась и в большинстве своем превратилась в особый отряд армии наемного труда; в Индии же сложился многочисленный слой служащих и интеллигенции, оторвавшийся от гос- подствующих классов, но еще не слившийся с пролета- риатом. Сравнительно большая и — главное — более или менее самостоятельная роль интеллигенции в политиче- ской и идеологической борьбе, определенное отличие ее позиций от позиций и рабочего класса, и буржуазии, и мелкой буржуазии является политическим отражением своеобразного социального положения средних слоев в Индии и странах, подобных ей. Но при всех различиях коренные интересы основной и лучшей части индийской интеллигенции уже теперь создают субъективные предпо- сылки для ее союза с пролетариатом, крестьянством и городскими низами в борьбе против империализма, капи- тализма, за социальный прогресс, за некапиталистиче- ский путь развития. Интеллигенция и служащие способ- ны более сознательно, чем крестьяне или ремесленники, поддержать радикальные антикапиталистические преоб- разования, ибо им в меньшей степени присуща собствен- 59
ническая психология. Правда, интеллигенции свойственны такие элементы мелкобуржуазной идеологии, как анар- хический индивидуализм, национальная ограниченность, шовинизм и т. и. Поэтому недовольство служащих своим положением может порождать не только демократиче- ский радикализм, но и склонность к реакционному экс- тремизму. Однако растущая организованность многих отрядов служащих (например, работников государственного сек- тора, банков, учителей и др.) постепенно ослабляет влия- ние этих черт. Процесс этот ускоряется идеологическим воздействием мирового социализма, что сказывается на средних слоях с особой силой, так как вследствие более высокой культуры они способны сознательно учитывать опыт мирового развития. Идейное влияние социализма выступает по отношению к интеллигенции в буквальном смысле как одна из материальных сил, определяющих ее положение. В целом, судя по опыту последнего времени, интелли- генция в странах, подобных Индии, способна не только участвовать в широкой антиимпериалистической борьбе, но и в борьбе за антикапиталистические преобразования, а при известных условиях — возглавить ее. * * * Итак, широкое распространение наемного труда, опре- деляющего условия жизни едва ли не трети населения, составляет характерную черту социальной структуры ин- дийского общества. Однако армия наемного труда на ны- нешнем этапе развития Индии сохраняет глубокую соци- альную неоднородность. Рабочий класс в собственном смысле охватывает лишь сравнительно небольшую часть наемных тружеников; основная масса людей наемного труда — пролетаризированные элементы крестьянства, городских низов, средних слоев и мелкой буржуазии (табл. 3). Характер структуры армии наемного труда имеет большое и важное значение для понимания расстановки классовых сил в стране. Недооценка социально-экономи- ческих различий между современным рабочим классом и другими категориями наемных тружеников может по- вести к упрощенной характеристике роли и возможностей 60
Таблица 3 Рабочий класс и другие Слой армии наемного труда Индии * Классы и социальные группы 1950—1951 гг. 1960—1961 гг. МЛН. процент 1 ко всем занятым МЛН. процент ко всем занятым Современный рабочий класс 6—7 4—5 9—10 5—6 В том числе! промышленный проле- тариат 4—4,5 3 6 3 мануфактурный и строи- тельный пролетариат 1—1,5 0,5—1 2 1 сельскохозяйственный пролетариат .... 1—1,5 0,5—1 1,5—2 1 Батраки и поденщики (пролетарские элемен- ты крестьянства). . . 30—35 21—25 31—34 17—18 Наемные рабочие в ре- месле и кустарных про- мыслах (пролетарские элементы сельскохо- зяйственных низов, предпролетариат) . . . 2—3 2 3—4 2 Наемные работники в го- сударственном аппара- те, торговле, обслужи- вании (преимущественно чиновничество и служа- щие) 7—8 5—6 11 6 Все лица наемного труда 50 35 55—60 30—32 * Таблица рассчитана посредством сопоставления данных Все- индийского выборочного обследования о занятости на предприятиях различного типа и численности лиц наемного труда и материалов переписей 1951 и .1961 гг. (см. NSS, № 16, pp. II, 13, 111; «Census of India 1951», vol. 1, pt 1A, p. 108; «Census of India 1961», pp. 63— 65, 114—115). Всюду, где возможно, данные уточнены на основе регулярной статистики труда («Digest of Indian Labour Statistics») и специальных обследований («Agricultural Labour in India»). Ито- ги округлены. Необходимо подчеркнуть, что выводы настоящего расчета име- ют сугубо ориентировочный характер. Наиболее серьезные погреш- ности, по-видимому, связаны с необходимостью сопоставлять дан- ные выборочных обследований с материалами сплошных переписей и использовать источники различных лет (с данными переписи 1951 г. сопоставляются цифры выборочного обследования 1954— 1955 гг., а с переписью 1961 г. — цифры 1956—1958 гг.). Нужно так- 61
же отметить, что источники не всегда позволяют выделить пред- принимателей и высших служащих из общей массы занятых в про- мышленности, на транспорте и т. д. Очевидно, что в крупном про- изводстве их крайне немного. В мелкой промышленности число хо- зяйчиков, живущих в основном за счет эксплуатации наемного тру- да, более значительно, но и оно вряд ли достигает размеров, ко- торые могли бы принципиально изменить характер наших расчетов. пролетариата в сегодняшней Индии. Подход ко всей ар- мии наемного труда или хотя бы к большинству ее отря- дов как единому целому означал бы преувеличение и абсолютизацию тенденции, которая фактически еще не привела к слиянию всех отрядов рабочего класса. И хотя рабочий класс превратился уже в одну из многочислен- ных и влиятельных сил индийского общества, он не стал еще гегемоном его развития, руководящей силой в индий- ской социальной жизни, в национально-освободительной борьбе. Все это еще в будущем, будем надеяться, в не- далеком будущем, но пока еще не в настоящем. Кардинальный вывод, следующий из анализа природы и структуры армии наемного труда в Индии, заключает- ся в том, что действительным фундаментом рабочего движения, его массовой базой является преимущественно современный пролетариат и некоторые примыкающие к нему группы городских ремесленно-мануфактурных рабо- чих и служащих. Что же касается основной массы наем- ных работников — батраков, кустарей, работающих по найму, служащих, то они еще не стали органической частью современного пролетариата. Разумеется, было бы неверно отрывать пролетарские элементы промежуточ- ных классов от рабочего движения. Социальной природе этих групп трудящихся присущи определенные пролетар- ские черты. Естественно, что огромная роль пролетаризи- рованных масс в индийском обществе объективно облег- чает складывание широкого классового союза, объеди- няющего пролетариат, трудовое крестьянство, городские низы и средние слои. Подобный союз открывает благоприятные перспективы борьбы за радикальное революционно-демократическое преобразование общества. Следует, однако, трезво оце- нивать возможные последствия высокого удельного веса в обществе людей наемного труда, которых нельзя отне- сти к современному рабочему классу. Их социальная бли- зость к кадровому пролетариату может способствовать 62
распространению пролетарской идеологии в непролетар- ской трудящейся массе, но она в свою очередь усиливает давление мелкобуржуазной идеологии на рабочий класс. Живучесть левосектантских ошибок, догматизма и идеологии «грубого», «казарменного», примитивного ком- мунизма в рабочем движении бывших колоний и полуко- лоний, а также националистического влияния подчерки- вает серьезный и опасный характер этой возможности.
ГЛАВА 2. ПОЛОЖЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО ПРОЛЕТАРИАТА. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ И РАБОЧИЙ КЛАСС Анализ специфической социальной природы армии на- емного труда в Индии позволяет выделить из всей массы пролетаризированных трудящихся подлинную базу рабо- чего движения — современный рабочий класс. Естествен- но, что положение пролетариата в собственном смысле слова необходимо рассмотреть подробнее. При этом важ- но помнить, что независимое экономическое развитие страны, в особенности начавшаяся индустриализация, заметно меняет условия жизни рабочего класса. К со- временной Индии в полной мере приложима ленинская мысль о необходимости рассматривать положение того или иного класса «не в статическом, а в динамическом виде, т. е. не в неподвижном состоянии, а в движении (законы которого вытекают из экономических условий существования каждого класса)» *. Объективные условия, в значительной мере опреде- ляющие ход рабочего движения, невозможно понять без учета изменений, происходящих ныне в положении про- летариата. Воздействие независимого развития страны на численность, структуру, характер труда рабочего класса Сдвиги в экономике и социальном строе независимой Индии оказывают сильное и сложное воздействие на ра- бочий класс. Самым непосредственным и очевидным об- 1 В. И. Ленин, Карл Маркс, — Полное собрание сочинений, т. 26, стр. 77. 64
разом сказываются эти процессы па численности и струк- туре пролетариата. Индустриализация закономерно ведет к расширению рядов современного рабочего класса. Прежде всего это расширение затрагивает основное ядро рабочего клас- са — индустриальный пролетариат. Правда, капитало- емкость крупной промышленности и общая умеренность темпов преобразования экономики ограничивают масшта- бы этого процесса. Удельный вес индустриального про- летариата среди всего самодеятельного населения не из- менился сколько-нибудь значительно на протяжении по- следних 20—30 лет, хотя абсолютное увеличение числен- ности современного рабочего класса достаточно ощу- тимо. Численность ведущего и самого большого отряда ин- дустриального пролетариата — фабрично-заводских ра- бочих возросла с 1,5—2 млп. в 1938/39 г. до 2,5—3 млн. в 1950/51 г., 3 млн. в 1955/56 г., 3,5 млн. в 1960/61 г. и бо- лее 4 млн. в середине 60-х годов2. Рабочие транспорта и связи — другая важнейшая группа современного индустриального пролетариата. Ос- новную их массу составляют железнодорожники, чис- ленность которых накануне второй мировой войны до- стигала примерно 700 тыс., в 1951 г.—более 900 тыс., в 1956 г. — свыше 1 млн., в 1961 г.— 1,1 —1,2 млн., в 1964 г. — около 1,3 млн.3. Помимо железнодорожников к современным индуст- риальным пролетариям на индийском транспорте следует отнести 250—300 тыс. рабочих трамвайной службы и около 70 тыс. докеров крупнейших портов. Официальная статистика регистрирует также примерно 30—40 тыс. лю- дей, ежегодно нанимающихся матросами на морские суда4. 2 Напомним, что речь идет только о фабрично-заводских ра- бочих; индийская статистика, охватывающая все предприятия с числом занятых свыше 10 или 20 человек, приводит, естественно, более высокие цифры; в ее данных фабричные рабочие объединены с мануфактурными. 3 «Digest of Indian Labour Statistics», 1961 (далее — DILS), p. 45; «Year-Book of Labour Statistics», 1963 (далее — YBLS), pp. 6—7, 9. 4 «Indian Labour Year-Book 1960», New Delhi, 1961 (далее — ILYB), pp. 72, 29; «Indian Economics Year-Book 1961», Allahabad, 1961, p. 193. 5 Зак. 280 65
Почти 500 тыс. человек занято на почтовой и теле- графной службе (1963—1964 гг.), причем число их быстро увеличивается (в 1949—1950 гг. — лишь 170—175 тыс.)5. В целом менее чем за 15 лет (1956—1964) индустри- альный рабочий класс Индии вырос примерно в полтора раза, с 4—4,5 млн. до 6,5—7 млн. Крайне знаменательно при этом, что рост численности пролетариата постепенно ускоряется. Основное увеличе- ние занятости в фабрично-заводской и добывающей про- мышленности, а также на крупных предприятиях транс- порта и связи приходится на годы второго и третьего пя- тилетних планов (табл. 4). Таблица 4 Занятость на крупных предприятиях промышленных отраслей народного хозяйства *, млн. Отрасль 1950— 1951 Г. 1955- 1956 г. 1960— 1961 г. 1964 г. Фабрично-заводская промыш- ленность (без мануфактур и мелких мастерских) 2,5—3,0 з.о 3,5 4,0 Добывающая промышленность . 0,5—0,6 0,6—0,7 0,7 — Железные дороги (без подряд- ных рабочих) 0,9 1,0—1,1 1,1—1,2 1,3 Почта и телеграф ...... 0,2 0,3 0,4 0,5 * См. DILS; YBLS 1960—1964; «Indian Lafour Journal», Au- gust, 1964, pp. 643—651. Из цифр по обрабатывающей промышлен- ности исключены оценочные данные о мануфактурных и сезонных рабочих (все предприятия с числом занятых менее 50 и немехани- зированные предприятия с числом занятых менее 100). Подобная тенденция станет, вероятно, еще заметнее в ближайшие 10—15 лет, по мере дальнейшей индустриа- лизации. Согласно оценкам индийской Плановой комис- сии, число фабрично-заводских и горнопромышленных рабочих возрастет к 1970/71 г. до 11 —12 млн., а к 1975/76 г. — до 16 млн.6. Конечно, эти цифры показы- вают ограниченные возможности «смешанной экономи- ки», на принципах которой базируются расчеты Плановой 5 DILS, 1961, р. 193. s «Notes on Perspective of Development..., Planning Commis- sion», pp. 21—22. 66
Комиссии. В итоге трех пятилетиях планов форсирован- ного развития удельный вес фабрично-заводского про- летариата во всей массе самодеятельного населения по- прежнему составляет несколько процентов. Более высокие темпы индустриализации, связанные с глубокими социально-экономическими преобразованиями, несомненно повели бы к значительному ускорению тем- пов роста промышленности и рабочего класса. Вместе с тем следует подчеркнуть, что громадная общая числен- ность населения Индии и нынешний уровень ее индуст- риального развития таковы, что при любых условиях на протяжении ближайших десятилетий пролетариат буде1 составлять меньшинство трудящихся и, по-видимому, да- же меньшинство армии наемного труда 7. Надо, однако, заметить, что в ходе классовой борьбы пролетариата абсолютная численность рабочих крупной промышленности имеет едва ли не большее значение, не- жели их удельный вес; появление на арене общественной жизни пролетариата численностью 10—15 млн. человек представляет событие громадной важности даже в том случае, если непролетарские массы превосходят его во много раз. Это и понятно, ибо потенциальная мощь инду- стриального рабочего класса по сравнению с другими социальными силами определяется в первую очередь его концентрацией на крупных предприятиях в решающих от- раслях экономики, сосредоточением в основных жизнен- ных центрах страны, способностью к организации и спло- чению. Индийский пролетариат с самого своего возникнове- ния отличался весьма высокой степенью концентрации. В колониальный период это определялось в первую оче- редь тем, что «пересаживание капиталистического про- изводства» извне на основе экспорта в Индию иностран- ного, главным образом английского капитала сопровож- далось, начиная с 60-х годов прошлого века и до настоя- щего времени, строительством крупных предприятий и 7 Для того чтобы привлечь в крупную промышленность в 1975/76 г. половину самодеятельного населения страны, нужно по- мимо всего прочего увеличить ее основные фонды по крайней мере в 40 раз даже при нынешней капиталоемкости. Такой рост основ- ных фондов за 10—20 лет в стране, подобной Индии, возможен только в маловероятном случае совершенно новой технической ре- волюции. 5* 67
созданием крупных торговых заведений и банков. Нацио- нальная индийская буржуазия в этих условиях вынужде- на была в силу конкурентной борьбы с иностранным капиталом также стремиться к строительству крупных предприятий, хотя это и тормозилось колониальной, анти- индустриализаторской политикой британского империа- лизма. Этому процессу концентрации рабочего класса на крупных -предприятиях содействовала и сравнительная техническая отсталость промышленности и легкая воз- можность использовать большие массы дешевой рабочей силы. Тем более что о нормальном воспроизводстве ее ни у иностранного, ни у местного капиталиста особых забот не возникало. Огромное относительное перенаселе- ние и постоянная армия незанятых рабочих снимали с буржуазии эту заботу. В нынешних условиях действие подобных факторов уменьшается. Вместе с тем инду- стриализация сопровождается строительством крупней- ших предприятий, где характер производства требует со- средоточения тысяч рабочих. В итоге в Индии сохраняет- ся значительная степень концентрации современного ра- бочего класса: около половины фабрично-заводских работ чих сосредоточено на предприятиях с тысячью и более занятых (табл. 5). Таблица 5 Распределение рабочих и служащих фабрично- заводской промышленности по предприятиям различного типа (1956 г.)* Размер предприятия (по числу занятых) Предприятия Рабочие и служащие число ’/о ТЫС. ’/о 100 человек и менее .... 25 061 86,2 715 23,2 101—500 человек 2 987 10,3 612 19,9 501—1000 . 452 1,6 329 10,7 1001—5000 527 1,8 1110 36,1 Бэлее 5000 , 42 0,1 310 10,1 Итого ... 29 069 100,0 3076 100,0 * «Hand Book of Labour Statistics», Bombay, 1964, p. 10. 68
Важно также, что процесс роста численности рабочего класса связан с возникновением промышленных центров в самых различных национальных областях страны. Ныне крупная промышленность имеется практически во всех районах Индии. Поэтому в рядах рабочего класса в той или иной степени представлены все основные националь- ные и этнические группы, хотя далеко не в той пропор- ции, в какой они встречаются во всей массе населения. Поиски работы приводят в большие промышленные го- рода выходцев из весьма отдаленных областей. Так, в 1955 г. среди текстильщиков Бомбея, расположенного на территории Махараштры, помимо 70% маратхов насчи- тывалось 20% хиндустанцев и 7% телугу8. Еще своеоб- разнее положение Бенгалии, бенгальцы составляют здесь меньшинство промышленных рабочих: по данным 1957— 1958 гг., 49% среди квалифицированных рабочих и лишь 26% среди неквалифицированных9. Большинство проле- тариата Калькутты образуют бихарцы, ория, хиндустан- цы. Различие между национальным составом рабочего класса и национальной структурой населения все еще достаточно заметно. В целом, по-видимому, можно утвер- ждать, что маратхи, гуджаратцы, бихарцы в рядах ин- дийского промышленного пролетариата многочисленнее, нежели в массе населения страны, тогда как хиндустан- цы встречаются в рабочей среде относительно реже. Индустриализация независимой Индии имеет своим следствием не только общий рост индустриального рабо- чего класса, но и серьезные сдвиги в его отраслевой структуре. Опережающий темп развития отраслей I под- разделения, несмотря на их высокую капиталоемкость, ведет к повышению удельного веса рабочих-'металлургов, машиностроителей, химиков. Если в начале 50-х годов на предприятиях тяжелой промышленности было занято всего 25—30% фабрично-заводских рабочих, то к середи- не 60-х годов их численность поднялась до 35—40% (табл. 6). Впрочем, только сопоставление численности рабочих в различных отраслях не отражает всей глубины происхо- дящих перемен. Пролетариат в тяжелой промышленности 8 G. R. Gokhale, The Bombay Cotton Mill Worker, Bombay, 1956, pp. 20. 21. 9 S. N. Sen, The City of Calcutta. A Socio-Economic Survey 1954—55 to 1957—58. Calcutta, 1960, p. 99. 69
Таблица 6 Отраслевая структура занятости в обрабатывающей промышленности, регулируемой трудовым законодательством * Тыс. »/о 1938 г. 1951 г. 1956 г. 1961 г. 1964 г. 1938 г. 1951 г. 1956 г. 1961 г. 1961 Г. Основные отрасли I подразделения . . . 786 942 1364 1709 — 27 28 36 38 В том числе: металлургия 59 102 113 173 231 3 3 3 4 5 машиностроение и металлообработка . . . 228 408 540 795 1005 11 14 16 20 23 химическая 64 90 104 146 184 3 3 3 4 4 переработка нефти и минерального сырья — 165 155 211 233 — 5 4 5 5 Основные отрасли II подразделения . . . — 2011 2264 2358 2550 — 68 67 60 57 В том числе: первичная обработка сельскохозяйствен- ного сырья • 219 131 152 150 155 и 4 4 4 3 пищевая и табачная 259 588 663 740 769 13 20 19 19 17
Продолжение Тыс. ’/о 1938 г. 1951 г. 1956 Г. 1S61 г. 1964 Г. 1938 г. 1951 г. 1956 г. 1961 г. 1964 г. хлопчатобумажная 627 685 822 831 — 31 23 24 21 джутовая 298 302 273 220 1295 15 10 8 6 29 прочие виды текстильного производства . — 122 144 154 — — 4 4 4 Все отрасли (включая различные произ- водства, не учтенные ни в I, ни во II под- разделении) 2021 2914 3402 3912 4455 100 100 103 100 100 * DILS, 1961, New Delhi, 1961, pp. 18—24, 25—28; «Monthly Abstract of Statistics», New Delhi, 1962, № 9 (далее — MAS), pp. 76—77; «Eastern Economist», New Delhi, 1962, № 2, pp. 845—846; «Statistical Abstract for British India 1929/30 to 1938/39», Calcutta, 1942 (далее — SABI), pp. 546—553, 561—565. Официальная статистика приводит сведения о среднем числе ежедневно занятых в течение года. Однако определенная часть последних (примерно около 10%) по тем или иным причинам (болезнь, отпуск, забастовка и т. п.) не выходят на работу. Поэтому фактическое число фабричных рабочих примерно на 10% больше приводимого в таблице. Необходимо учитывать также, что сведения официальной статистики объединяют вместе с фа- брично-заводскими предприятиями значительное число мануфактур. На мануфактурных предприятиях заня- то, по нашей оценке, около 20% рабочих, охваченных настоящей таблицей. Вычисленные процентные отношения всюду округлены.
независимой Индии не просто пополняется, но фактически формируется почти заново. До второй мировой войны в индийском машиностроении или химии преобладали мел- кие 'полукустарные мастерские; современные предприя- тия металлургии, машиностроения, химии — ас ними и соответствующие отряды пролетариата — за немногими исключениями впервые здесь создаются. Эта тенденция образует важные субъективные предпосылки для 'превра- щения металлистов и химиков в таких же активных уча- стников индийского рабочего движения, какими являют- ся текстильщики или железнодорожники. Заметные перемены происходят и в отраслях инфра- структуры, 'постепенно превращающейся из средства экс- плуатации аграрно-сырьевой Индии британской промыш- ленностью в аппарат обслуживания национальной эко- номики. На этой основе, в частности, складывается такая своеобразная прослойка современного пролетариата, как автотранспортные рабочие. В колониальной Индии раз- витой автомобильный транспорт практически отсутство- вал; ныне число автодорожных рабочих приближается к 0,5 млн.10. Весьма важно также, что развитие инфра- структуры способствует ускоренному росту тех отрядов армии наемного труда, которые находятся в промежу- точном положении между рабочим классом и интеллиген- цией (работники телеграфа и радио, авиатранспорта и т. п.). Большое воздействие на состав рабочего класса ока- зывает быстрый рост государственного сектора. На госу- дарственных предприятиях промышленности, транспорта и связи в 1963—1964 гг. было занято около 2,5 млн. чело- век, т. е. свыше трети индустриального пролетариата. Основная часть рабочих государственного сектора — это железнодорожники и связисты (около 1,7 млн.), занятые в отраслях, целиком принадлежащих государству. На фабриках, заводах и шахтах рабочие государст- венного сектора (около 900 тыс.) составляют меньшин- ство. Они, однако, почти полностью сосредоточены в тя- желой промышленности: в отраслях I подразделения на долю государственного сектора приходится едва ли не половина рабочих и служащих. Эти отрасли, как уже 10 Оценка по материалам: ILJ, August 1958, рр. 122—123; «Trade Union Record», May 20, 1959, p. 4, 72
упоминалось, до последнего времени развиваются опере- жающими темпами. Поэтому удельный вес государствен- ных предприятий фабрично-заводской и горной промыш- ленности постоянно возрастает — в конце 40-х годов на них было занято около 5—10% всех рабочих, в 1962— 1963 гг. — примерно 15—20% (табл. 7). Таблица 7 Занятость на государственных и частных предприятиях промышленных отраслей народного хозяйства (1962—1963 гг.)*, тыс. Отрасль На государ- ственных предприятиях На частных предприятиях 'Фабрично-заводская промышленность В том числе: металлургия ..................... машиностроение................... химическая промышленность . . . . текстильная промышленность . . . . Добывающая промышленность . . . . Железные дороги................... Почта и телеграф.................. 700—750 90—100 350—370 30—40 15 160 1320 430 3600—3650 100 300—350 130 1250—1260 520 Всего в перечис- ленных отраслях . . . 2400—2500 4100—4200 * Расчет по материалам: DILS, MAS, April, 1965, рр. 69— 70; «Trade Union Record», April 20, 1964. В приведенных данных не исключены предприятия мануфактурного типа и не сделаны поправки на невыходы части рабочих. Если тенденции, наметившиеся в ходе осуществления второго и третьего пятилетних планов, будут действовать и дальше, в недалеком будущем рабочие государственно- го сектора, по-видимому, станут основной силой инду- стриального пролетариата Индии. С развертыванием индустриализации, в особенности с развитием отраслей I подразделения и государственно- го сектора, связано повышение технической оснащенности индийской промышленности. За последние 10—15 лет за- метно возросло органическое строение капитала в фаб- рично-заводской промышленности: в конце 40-х годов оно 73
примерно соответствовало соотношению 3 с : 1 v, в начале 60-х годов — 5 с: 1 о (с—стоимость постоянного и v — переменного капитала). Стоимость станков и оборудова- ния в расчете па одного занятого поднялась с 1200— 1300 рупий в 1947 г. до 4400—4500 рупий в 1959—1960гг. (в сопоставимых ценах), а потребление энергии увеличи- лось с 4,8 т условного угольного эквивалента в 1948 г. до 6,3 т в 1958 г.11. Подобный рост технико-экономического уровня зако- номерно ведет к изменению профессиональной .структуры пролетариата, к повышению квалификации рабочей силы. В .известном смысле меняется характер труда, появляют- ся новые требования к подготовке рабочего. Сравнитель- ная отсталость колониальной фабрики приводила к тому, что ее техникой мог после некоторой практики овладеть любой крестьянин или ремесленник. Квалифицированный рабочий здесь отличался от неквалифицированного (гак же как и от любого трудящегося вообще) только срав- нительно узким кругом сугубо специальных навыков и умений. По существу, фабричная квалификация сохраня- ла еще очень многие черты средневековой ремесленной специализации. Иное положение складывается на совре- менном заводе. Для того чтобы овладеть техникой подоб- ного предприятия, необходима по крайней мере грамот- ность, а подчас определенная школьная подготовка, уме- ние читать чертежи и т. п. Квалификация металлиста на новом машиностроительном заводе не есть уже просто овладение ремеслом, как это зачастую бывало на коло- ниальной текстильной фабрике. Квалифицированного ста- ночника отличает от неквалифицированного рабочего, а также от крестьянина или ремесленника не только спе- циализация, но более высокий уровень общей культуры, необходимый для успешного функционирования новых отраслей и в конечном счете всей промышленности. Чрезвычайно ярко иллюстрируют эту тенденцию ито- ги сравнительного обследования двух типичных для сего- дняшней Индии предприятий — старой текстильной фаб- рики и нового машиностроительного завода средних 11 Расчет по материалам: «Handbook of Labour Statistics», 1964, p. 14; DILS, 1961, pp. 200—201; «Eastern Economist», May 17, 1963, p. 1068; «Reserve Bank of India Bulletin», 1963, № 1, pp. 18—19; «The Grouth of the World Industry», 1938—1961, New York, 1963, pp. 390— 391. 74
размеров в городе Пупе. Формально соотношение квали- фицированных и неквалифицированных рабочих на обоих предприятиях различается не слишком значительно (3 : 2 в первом случае, 2:1 — во втором). Но на текстильной фабрике треть занятых не имеет никакого образования и вторая треть не закончила 'начальную школу (т. е. боль- шинство рабочих неграмотно или малограмотно) и лишь 15—16% занятых получило неполное или полное среднее образование. В то же время на машиностроительном заводе примерно половина работающих имеет образова- ние выше начального-и только десятая часть 'Вообще не была в пгколе 12. Такие же требования к рабочей силе все отчетливее предъявляет химическая промышленность, ав- тотранспорт, связь и т. п. Разумеется, повышение квалификации и изменение ее характера не следует преувеличивать. Уровень культуры, необходимый для индустриального рабочего в современ- ной Индии, достаточно ограничен. Кроме того, весь этот процесс крайне противоречив. Он охватывает лишь часть современного пролетариата. Техническая оснащенность индийской промышленности все еще далека от мировых показателей. К тому же — .и это главное — прогресс ме- ханизации на данной стадии затрагивает лишь отдельные отрасли и отдельные участки производства. Относитель- ное перенаселение, обилие дешевых рабочих рук, позво- ляет буржуазии во многих случаях все еще заменять ма- шину неквалифицированным трудом. Закономерно поэто- му, что в составе индустриального пролетариата и сегод- ня число неквалифицированных рабочих не уступает или лишь немного уступает числу квалифицированных (табл. 8). Более того, превращение школьного образования в необходимое условие приобретения квалификации части рабочих сочетается с полной неграмотностью трети или даже половины фабричного пролетариата 13. В сущности, на нынешнем этапе индустриализации было бы односторонне говорить только о росте средней квалификации рабочей силы (хотя средние цифры, веро- ятно, могут показать такой рост). Реальный процесс сложнее: пока он ведет к повышению квалификации, или, 12 R. D. Lambert, Workers, Factories and Social Changes in In- dia, Princeton, 1963, pp. 46—48, 121. 13 «National Sample Survey» (далее—NSS), № 34, pp. 56, 111. 75
точнее, к переходу от полуремесленной специализации к квалификации индустриального типа, только у части про- летариата, почти не затрагивая неквалифицированный труд другой части фабричных рабочих. Таблица 8 Профессиональная структура и квалификация рабочих и служащих фабрично-заводской промышленности (1956)* Отрасль Инженеры, техники, админи- страция и т. д., »/. Рабочие, % Прочие, «/о Все лща, охвачен- ные рас- четом, тыс. квалчфи- цирэван- няе неквали- фициро- ванные Отрасли I подразделения Металлургия 17,03 33,98 44,74 4,25 53 Общее машиностроение и металлобработка . . 11,67 44,57 42,04 1,72 295 Транспортное машино- строение 12,41 45,12 37,28 5,19 135 Химическая промышлен- ность 12,73 14,87 70,29 2,11 164 Отрасли II подразделения Пищевкусовая промыш- ленность 8,50 16,70 71,32 3,48 434 Текстильная и швейная промышленность . . . 4,76 57,77 36,48 0,99 1329 Все отрасли, охваченные расчетом (включая неперечисленные). . . 8,17 42,72 47,19 1,92 3145 * Составлена по материалам: Р. Pant and М. Vasudevan, Oc- cupational Pattern in Manufacturing Industries India 1956, Delhi, 1959, pp. 54—56. К категории квалифицированных отнесены рабочие, имеющие определенную производственную специальность (ткачи, прядильщики, слесари, токари, и т. п.); к категории неквалифици- рованных — рабочие без определенной производственной квалифи- кации. Индустриализация заметно сказывается на численно- сти, структуре и характере труда индустриального про- летариата, способствуя расширению его рядов и повышая степень его социальной зрелости, но она не приводит (и, по-видимому, не приведет в ближайшем будущем) к зна- чительному повышению удельного веса основного ядра 76
рабочего класса в общей массе промышленных рабочих. Нынешнее социально-экономическое развитие Индии по- рождает параллельное (а иногда и опережающее) увели- чение занятости «на периферии» капиталистического производства, т. е. там, где рабочий класс, как правило, не превращается в зрелый пролетариат современного, ти- па. Как уже отмечалось, наиболее крупные прослойки рабочего класса, примыкающие к основному ядру про- летариата, — это строители, мануфактурные рабочие, предпролетариат кустарных промыслов. Быстрый рост армии строительных рабочих — законо- мерность первых этапов любой индустриализации. В ус- ловиях Индии этот процесс протекает особенно интенсив- но. Недостаток техники и квалифицированных кадров в сочетании с огромными людскими ресурсами и дешевиз- ной неквалифицированных рабочих рук вызывает по- стоянное стремление заменять строительную технику жи- вым человеческим трудом. В результате число наемных рабочих только на крупных стройках достигло, очевидно, 1 млн., что соответствует 15—20% индустриального про- летариата. В дальнейшем доля строителей еще больше возрастет. К концу 60-х годов общая численность строи- телей, включая самостоятельных кустарей, ремонтных ра- бочих и т. п., составит примерно 6 млн. На долю рабочих крупных строек (строительного пролетариата) придется не менее 3 млн. человек, фабрично-заводской и горнопро- мышленный рабочий класс в это время не будет превы- шать 11—12 млн.14. Однако подобный непропорционально большой рост строительного пролетариата способствует сохранению его полукрестьянской природы. В самом деле, число более или менее квалифицированных строителей в Индии остается небольшим: по некоторым данным — не более 5—10 %15. Между тем только эти рабочие являются по- стоянными пролетариями в полном смысле слова. Подав- ляющее большинство остальных — крестьяне-отходники, ремесленники, безработные, временно нанятые на строи- тельство; в промежутках между севом и сбором урожая крестьяне зачастую нанимаются на строительные работы целыми семьями. Наем даже на большие государственные 14 «Notes on Perspective...», р. 22. 15 К. N. Raj, Some Economic Aspects of the Bhakra Nangal Pro- jects, Bombay, 1960, p. 73. 77
стройки, как правило, производится через подрядчиков. Сами строительные работы, основанные главным образом на ручном труде, отличаются сезонным характером. Кроме того, для огромных строительств, осуществляемых почти без машин, типичны широкие колебания занято- сти на различных этапах: от нескольких тысяч человек на начальных и завершающих стадиях до сотен тысяч человек в моменты развертывания 'массовых трудоемких, главным образом земляных работ. Привлечение большинства строителей на новые пред- приятия, создаваемые их руками, в качестве эксплуата- ционников, как правило, невозможно. На высокомехани- зированных новых заводах и фабриках требуется заведо- мо во много раз меньше рабочей силы, нежели в строи- тельстве, основанном на ручном труде. Главная часть рабочих вынуждена после окончания стройки возвра- щаться в сельское хозяйство или кустарные промыслы, а подчас .просто перебиваться случайными заработками, пока не появится возможность наняться на новое строи- тельство. Если ускорение индустриализации в условиях слабо- развитой экономики приводит к росту числа строителей и сохранению довольно глубоких различий между ними и индустриальными рабочими, то исторически ограничен- ные темпы и масштабы такого ускорения обусловливают высокую численность другого специфического слоя ра- бочих — мануфактурного пролетариата. Недостаток ка- питала, неспособность фабричной промышленности быст- ро создать и освоить внутренний рынок, громадный из- быток рабочей силы и возможность снизить издержки производства за счет заработной платы, поощрительная политика правительства — все эти обстоятельства содей- ствуют поддержанию и даже развитию мануфактуры в обстановке ускоренного промышленного роста. К тому же занятость на единицу капитала и продукции в мануфак- туре выше, чем на фабрике. Не удивительно, что в одной лишь обрабатывающей промышленности на более круп- ных мануфактурах, а также на мелких механизирован- ных предприятиях, охватываемых фабричной статисти- кой, занято ныне около 1 млн. рабочих16. 16 В эту категорию включены пемехапизированные предприятия с числом запятых от 20 до 100 и механизированные предприятия с числом запятых от 10 до 50. 78
Папомним, что остальной фабрично-заводской рабо- чий класс насчитывает около 4 мл'П. человек. Несомненно, некоторое число мануфактур и аналогичных предприятий имеется среди более мелких мастерских 17, а также на транспорте и в добывающей промышленности. Таким об- разом, действительная численность мануфактурного про- летариата, по-видимому, не менее 1,5 млн. Несмотря на индустриализацию, на протяжении бли- жайших лет вряд ли можно ожидать уменьшения чис- ленности мануфактурных рабочих по сравнению с инду- стриальным пролетариатом. Несомненно, что общее раз- витие страны, хотя оно и не ликвидирует мануфактурное производство, постепенно ослабляет социальную обособ- ленность многих групп мануфактурных рабочих, вовле- кая их в общее русло рабочего движения. Изменение от- раслевой структуры мануфактурных промыслов, увели- чение числа предприятий, действующих в качестве при- датка фабрики, ускоряет этот процесс. Тенденция сближения мануфактурных рабочих с ос- новным ядром рабочего класса проявляется по преиму- ществу в городах. В сезонных мануфактурах по первич- ной переработке сельскохозяйственного сырья, так же как и в строительстве, рабочие еще долго будут отли- чаться от индустриального пролетариата, связанного с крупным машинным хозяйством. Несколько слов следует сказать о расширении рядов кустарного предпролетариата. Правда, эти слои армии наемного труда еще не являются частью собственно ра- бочего класса. Однако во многих городах страны разли- чия между рабочими кустарных промыслов и пролетариа- том (в особенности мануфактурным) постепенно стирают- ся. Поэтому увеличение численности наемных рабочих в ремесле далеко не безразлично для рабочего движения. Развитию кустарных производств и ремесла в извест- ной мере способствуют те же факторы, которые благо- приятствуют мануфактуре. Возможно, что в этом секторе экономики занятость, в том числено найму, гораздо боль- ше зависит от растущего относительного перенаселения. По существу, она в значительной степени является фор- мой скрытой безработицы. Индустриализация отражает- 17 Т. е. среди пемехапизнрованпых предприятий с числом за- пятых менее 20 и механизированных мастерских с числом запятых менее 10. 79
ся на численности и составе занятых в ремесленно-ку- старном производстве главным образом через свое влия- ние на общий уровень перенаселения в стране. Как из- вестно, в ходе капиталистической индустриализации мас- штабы относительного перенаселения в Индии не только не сократились, но заметно возросли. Занятость в ремес- ле и кустарных промыслах, несмотря на падение доли этих секторов экономики в производстве, росла по край- ней мере так же быстро, как численность фабричных и мануфактурных рабочих, а может быть, и еще быст- рее 18. Видимо, эта закономерность распространяется и на собственно наемных рабочих кустарного производства. Общее число их на мелких промышленных, строительных и транспортных предприятиях, на каждом из которых за- нято не более 10—20 человек, возросло в 1951—1061 гг. с 2—2,5 млн. до 3,5—4 млн. Правда, как уже указыва- лось, сюда попадает некоторое число мануфактурных ра- бочих. Но общая тенденция достаточно ясна. В отличие от того, что происходило на путях классического капита- лизма, ремесленный предпролетариат в Индии, несмотря на развертывание промышленного переворота, не исче- зает, а остается важной составной частью несельскохо- зяйственного рабочего класса, охватывая около четверти, всей его массы. Меньше всего нынешний этап экономического разви- тия Индии сказался на численности современного сель- скохозяйственного пролетариата. Общее число рабочих в крупном сельскохозяйственном производстве остается более или менее стабильным. На государственных сель- скохозяйственных предприятиях, ирригационных соору- жениях .и т. п. занятость растет довольно быстро, но аб- солютная численность этих групп все еще сравнительно невелика — должно быть, не больше 200 тыс.19. Основную массу сельскохозяйственного пролетариата современного типа в Индии по-прежнему составляют 18 В 1951 г. в крупном несельскохозяйственном производстве, в строительстве и на транспорте (т. е. на фабричных и мануфак- турных предприятиях) было занято 5—6 млн. человек, в 1961 г. — около 8 млн. За этот же период занятость на мелких предприятиях промышленности, транспорта и строительства возросла с 12— 13 млн. до 18—19 млн. (Расчет по материалам, указанным в прим, к табл. 7). 19 «Trade Union Record», April 20, 1964. 80
плантационные рабочие. Число их колеблется от 1 до 1,5 млн.20. Большинство их сосредоточено в северо-вос- точных и южных районах Индии. Хотя ряды плантацион- ного пролетариата вряд ли будут заметно расти в ходе индустриализации, сейчас они составляют 10—15% ра- бочего кла'сса. Рабочие плантаций остаются одной из серьезных сил индийского рабочего движения. Независимое развитие и материальное положение рабочего класса До завоевания независимости условия труда и быта индийского промышленного пролетариата определялись специфически колониальной формой его капиталистиче- ской эксплуатации. В основе этой формы лежало пре- имущественно производство абсолютной прибавочной стоимости, связанное с наиболее тяжелыми методами угнетения рабочего класса: чрезмерным удлинением ра- бочего дня, постоянной оплатой рабочей силы много ни- же ее стоимости, сохранением варварских условий труда, полным отсутствием социального обеспечения, развитием целой сети побочных видов гнета — ростовщичества, ка- балы и т. п. Полуголодный, нищенский уровень жизни рабочих являлся прямым следствием подобных методов эксплуатации. Колониальная форма капиталистической эксплуата- ции может существовать только в политически порабо- щенной и зависимой от иностранного империализма стране, в условиях застойной слаборазвитой экономики, где технический уровень даже крупной фабрично-завод- ской промышленности сравнительно невысок, народные массы подавлены, пролетариат забит, неграмотен и сравнительно неорганизован, где огромное относительное перенаселение и преобладание неквалифицированного и малоквалифицированного труда позволяет поддерживать производство и воспроизводство капитала в целом без специальных усилий и забот о воспроизводстве рабочей силы. Понятно, что преодоление отсталости постепенно подрывает эти условия. Принципиальная основа произ- водственных отношений сохраняется, но колониальные 20 DILS, 1960—1964. 6 Зак. 280 81
Методы угнетения сменяются более развитыми формами капиталистической эксплуатации. Последние постепен- но, но все больше основываются по преимуществу на производстве относительной прибавочной стоимости и потому, несмотря на повышение нормы эксплуатации, создают потенциальные возможности облегчения условий труда и быта рабочих. Рост организованности и классо- вой борьбы пролетариата, общая неустойчивость капи- тализма в условиях борьбы двух систем и другие полити- ческие факторы способствуют реализации этих возмож- ностей. Другими словами, в нашу эпоху независимое раз- витие бывшей колониальной экономики даже на капита- листической, но национальной основе порождает тенден- цию к известному улучшению положения рабочего класса. Следует также подчеркнуть, что движение к экономи- ческой независимости на путях капитализма неизбежно имеет медленный и глубоко неравномерный характер. Соответственно устранение условий, порождающих коло- ниальную форму капиталистической эксплуатации, рас- тягивается на длительный период, а многие из этих усло- вий почти не затрагиваются буржуазным прогрессом вплоть до завершения индустриализации. Более того, в ходе форсированного экономического развития возникают новые факторы, в большинстве своем отягощающие по- ложение пролетариата. В современной Индии общие закономерности измене- ния положения рабочего класса в ходе независимого ка- питалистического развития бывшей колонии проявляются вполне отчетливо. Устранены многие причины, в прошлом способствовавшие возникновению особенно тяжелых для рабочих форм гнета. Резко возросла организованность пролетариата. Профсоюзы охватывают более половины индустриального рабочего класса. Политические органи- зации пролетариата, прежде всего Коммунистическая партия Индии, превратились в большую силу, играющую влиятельную роль в политической жизни страны. Госу- дарство и частные капиталисты не могут не считаться с возросшей мощью рабочего движения. Эволюция промышленности также до известной степе- ни благоприятствует пролетариату. Рост органического строения капитала и изменения характера квалификации, о которых говорилось выше, требуют повышения культу- 82
ры и улучшения условий труда и быта рабочих. В том же направлении действует прогресс исторических и мо- ральных элементов стоимости рабочей силы, связанный с подъемом национального и классового самосознания, постепенным распространением грамотности, ознакомле- нием с жизненным уровнем в развитых странах и т. п. Вместе с тем независимое капиталистическое развитие Индии до сих пор практйчески никак не уменьшило дав- ление относительного перенаселения на активную про- мышленную армию труда. Около 30—40% самодеятель- ного населения (60—70 млн. человек, по данным 1961 г.) занято меньше нормального рабочего времени; сюда вхо- дят 40—50 млн. работающих менее половины нормально- го рабочего времени, в том числе более 10 млн. полно- стью безработных (табл. 9). Таблица 9 Занятость городского и сельского населения (процент ко всем занятым в городах или сельских местностях)* Число рабочих часов в неделю В сельских „ местностях ° городах Менее 15 10,4 7,6 15—28 12,3 8,3 29—42 18,4 18,4 43—56 32,1 38,6 Более 56 26,8 27,1 * NSS, № 52, Delhi, 1961, р. 11.. Нынешние темпы индустриализации явно отстают от роста численности трудоспособного населения. Увеличе- ние занятости в период каждого из трех осуществленных до сих пор пятилетиях планов было меньше, чем это не- обходимо, чтобы дать работу подрастающему поколению. Это стало социальной закономерностью, характерной и для четвертого пятилетнего плана (1966—1971). Новый план предполагает создание 19 млн. рабочих мест, тогда как прирост трудоспособного населения составит по» крайней мере 23 млн. человек. Число полностью безра- 6* 83
ботных к началу 70-х годов снова возрастет и, по-види- мому, достигнет 14—15 млн.21. Индустриализация в Ин- дии пока что не уменьшает безработицу, хотя и несколь- ко сдерживает быстрое ее расширение. Только комплекс взаимосвязанных мероприятий, пред- полагающий резкое ускорение экономического развития, проведение радикальных аграрных реформ, сочетающих- ся с кооперированием крестьян и ремесленников, подъем культуры и проведение реалистической политики регу- лирования рождаемости, сможет обеспечить постепенное рассасывание перенаселения в исторически обозримые сроки. В то же время капиталистическая основа ускоренного экономического развития Индии крайне обостряет проб- лему накоплений и неизбежно ведет к замедленному ро- сту (а порой и к прямому сокращению) фонда потребле- ния. Структурные сдвиги в экономике зачастую сопровож- даются появлением временных, но глубоких хозяйствен- ных диспропорций, прямой нехваткой многих товаров, и прежде всего продовольственных, и т. п. Особенно опа- сен медленный темп развития сельскохозяйственного производства, при котором всякий неурожай создает уг- розу серьезных продовольственных затруднений, голода и впадения в серьезную зависимость от иностранных го- сударств, поставляющих продовольствие. Физическая нехватка товарной массы и диспропорция ее состава усугубляются в Индии инфляционными явле- ниями. Тенденция к превышению платежеспособного спроса над реальным предложением товаров и услуг, за- кономерно возникающая в ходе индустриализации (от- части напоминая аналогичные явления в обстановке во- енного хозяйства), не сопровождается здесь всеобъемлю- щим регулированием цен и распределения. Неизбежный результат подобного положения — рост дороговизны, вак- ханалия спекуляций, расцвет черного рынка. Естественно, что в подобных условиях общая тенден- ция к улучшению условий труда и быта рабочих прояв- ляется лишь спорадически, а сами сдвиги в положении пролетариата имеют однобокий, глубоко противоречивый характер. Рабочему классу удалось добиться устранения многих 21 «Quarterly Economic Review», London, 1966, № 3, p. 19. 84
сторон колониальной формы капиталистической эксплу- атации. Историческое значение имеет, в частности, со- кращение рабочего дня до нормальных пределов. Продолжительность рабочего времени на фабриках и заводах Индии в 30—40-х годах составляла 9—10 часов. В годы мощного подъема национально-освободительного движения после второй мировой войны пролетариат до- бился введения 8-часового рабочего дня в крупной про- мышленности. В 1948 г. это завоевание было закреплено законом. Ныне 8-часовой рабочий день и 48-часовая ра- бочая неделя преобладают в фабрично-заводской и гор- ной .промышленности. Современное трудовое законода- тельство предусматривает, кроме того, дополнительное сокращение рабочего времени для подростков и части молодежи (до 18 лет). Большое влияние на жизнь индийских рабочих ока- зало законодательное признание прав трудящихся на оплаченные отпуска (примерно двухнедельные). Однако это положение выполняется далеко не полностью. Впер- вые годы после принятия закона статьи об отпусках оставались мертвой буквой. В настоящее время большин- ство рабочих важнейших отраслей крупной промышлен- ности фактически пользуются оплаченными отпусками. Но и теперь в отраслях, где рабочие менее организованы (например, в химической пли сахарной), отпуска предо- ставляются лишь отдельным категориям в качестве осо- бого поощрения 22. Немалое значение имеет принятие прогрессивного трудового законодательства, а также ряд мер, обеспечи- вающих нормальные санитарно-гигиенические условия и должный уровень техники безопасности на производстве.. Закон требует установки ограждений и устройств, гаран- тирующих безопасность, очистки цехов от вредных испа- рений и газов, регулярной уборки и проветривания про- изводственных помещений, поддержания нормальной температуры и освещенности рабочих мест, организации пунктов первой помощи, столовых и яслей и т. п. На деле эти правила отнюдь не всегда соблюдаются. Техника безопасности в промышленности все еще неудо- влетворительна. Индустриализация сопровождается по- этому ростом производственного травматизма. Так, на 22 Подробнее см.: М. Н. Егорова, Трудовое законодательство в Индии, М., 1962. 85
протяжении двух первых пятилетних планов число не- счастных случаев на каждую тысячу рабочих возросло примерно с 26 до 42, на железных дорогах — с 41 до 44, в горной промышленности, где регистрируются только «серьезные» травмы, — с 4 до 7 23. При оценке трудового законодательства помимо про- грессивных изменений в содержании законов следует учи- тывать расширение сферы их действия. Ныне трудовое законодательство распространяется практически на все отряды современного индустриального пролетариата и даже на некоторую часть рабочих мелкой промышленно- сти. Большинство законов о труде (в частности, основной фабричный закон 1948 г.) распространяется на предприя- тия, где занято свыше 20 человек, а также на предприя- тия с числом работников от 10 до 20 при использовании механического двигателя. В случае необходимости мест- ные власти имеют право распространять действие зако- нов на любые предприятия, независимо от размеров. Однако развитие трудового законодательства в Ин- дии не подкрепляется соответствующим расширением и усовершенствованием системы контроля за его исполне- нием. Малочисленность штата фабричных инспекторов не позволяет даже раз в год осуществлять проверку условий труда на всех фабриках и заводах страны. Как и в коло- ниальные времена, ежегодно свыше 20% предприятий остаются вне поля зрения инспекторов24. На многих предприятиях инспекция проводится лишь раз в год, причем хозяева, как правило, имеют возможность зара- нее подготовиться к ней. Понятно, что подобные провер- ки имеют чисто формальный характер и вряд ли замет- но способствуют улучшению условий труда. Крупнейшее завоевание индийского рабочего класса— создание основ системы социального обеспечения. Един- ственными формами социального обеспечения в колони- альный период были единовременные пособия в случае гибели или серьезного увечья на производстве, а также небольшие оплаченные отпуска для беременных работниц в некоторых провинциях. За период независимого развития рабочий класс до- бился принятия сравнительно прогрессивного законода- 23 DILS, 1961, pp. 145—J46; 1963, р. 108 84 ILYB, 1960, р. 212. 86
тельства в области социального обеспечения. В 1948 г. был принят закон о государственном страховании работ- ников наемного труда. Он предусматривает создание специальной корпорации, которая выдает пособия по болезни, оплачивает женщина.м-работницам отпуска по беременности и родам, обеспечивает пенсии лицам, поте- рявшим трудоспособность на производстве, а также вдо- вам и сиротам рабочих, погибших на предприятии. За- страхованные рабочие и члены их семей имеют право на бесплатную медицинскую помощь. Средства корпорации складываются из взносов рабочих и предпринимателей и из некоторых государственных дотаций. Дальнейшее развитие система социального страхова- ния получила в 1952 г. с принятием закона об учреж- дении так называемых сберегательных фондов лиц наем- ного труда. Согласно закону взносы предпринимателей и рабочих на предприятиях образуют специальные фон- ды. Из их средств рабочий при уходе с производства получает определенную сумму. Сберегательные фонды, таким образом, создают некоторое подобие пенсий по старости и выходных пособий. В будущем предполагает- ся превращение сберегательных фондов в развернутую систему пенсионного обеспечения. Законы о социальном страховании все еще ие полно- стью проведены в жизнь, они вводятся в действие посте- пенно (начиная с 1952 г.). Еще в 1959г. государственное страхование охватывало лишь около 1,5 млн. рабочих и менее 0,5 млн. их иждивенцев. В последующие три-четы- ре года пролетариат добился заметных успехов в борьбе за социальное обеспечение. К 1963 г. число застрахован- ных рабочих составило 2—2,5 млн.; около 8 млн. членов семей рабочих получило право на бесплатную медицин- скую помощь25. Впрочем, как явствует из приведенных цифр, более половины индустриальных рабочих не охва- чено страхованием. В целом благоприятно (хотя и очень непоследователь- но) сказываются на положении рабочего класса некото- рые, так сказать, технико-экономические моменты инду- стриализации. Индустриализация, как известно, сопро- вождается повышением удельного веса квалифицирован- 25 «Indian Labour Journal» (далее—ILJ), September, 1963, pp. 891, 923; January, 1964, p. 107. 87
ных рабочих в составе пролетариата. Абсолютная чис- ленность квалифицированных рабочих увеличивается еще быстрее, ибо в ходе независимого развития происхо- дит ускоренный рост пролетариата в целом. Тот факт, что в ближайшие 10—15 лет промышленный пролетариат Индии увеличится в два-три раза, означает, что у подав- ляющего большинства нынешних рабочих в .принципе по- явилась отсутствовавшая ранее возможность продвинуть- ся на более квалифицированные и лучше оплачиваемые должности. Уже упоминавшееся сравнительное обследо- вание промышленных предприятий Пуны наглядно иллю- стрирует эту тенденцию. На типичной для старых от- раслей индийской промышленности текстильной фабрике с более или менее стабильным числом занятых лишь 17% рабочих в момент обследования имели квалификацию более высокую, чем при поступлении. В то же время на новом машиностроительном заводе, где общая занятость быстро возрастала на протяжении 50-х годов, около 44% рабочих повысило свою квалификацию и получило лучше оплачиваемую работу26. Иными словами, в эпоху инду- стриализации, в период расширения рядов пролетариата и ломки всей его профессиональной структуры перед ра- бочими открываются возможности продвижения, немыс- лимые в условиях колониального экономического раз- вития. Конечно, практически далеко не у всех рабочих абст- рактные возможности продвижения претворяются в дей- ствительность. Напомним, что необходимой предпосылкой повышения квалификации в нынешних условиях являет- ся грамотность, а подчас и элементарная школьная под- готовка, которой все еще нет у многих индийских рабо- чих. Для этих групп возможность продвижения зачастую оборачивается угрозой безработицы, ибо капиталистиче- ская перестройка промышленности в обстановке громад- ного перенаселения может просто выбросить на улицу рабочих, связанных с устаревшими профессиями. Но об- щее расширение перспектив продвижения уже сегодня ощущается рабочим классом. Именно поэтому вопросы государственного вмешательства в дело подготовки кад- ров, организованного обучения, переквалификации и по- вышения квалификации закономерно превращаются R .26 R. D, Lambert, Workers..., рр. 131—134. 89
один из важных участков классовой борьбы 'пролета- риата. Благоприятные перемены затрагивают далеко не все стороны положения рабочего класса. Особенно важно подчеркнуть, что независимое капиталистическое разви- тие, сохраняющее громадное относительное перенаселе- ние и неизбежно порождающее быстрый рост дороговиз- ны, не приводит к устранению едва ли не самого тягост- ного для рабочих проявления колониального капитализ- ма — разительного несоответствия между ценой и стои- мостью рабочей силы. Конечно, из сказанного не следует, что в области оплаты труда воо'бще не 'произошло никаких изменений. Еще в начале 50-х годов индийский пролетариат добил- ся восстановления довоенного уровня реальной заработ- ной платы. В последующие годы предприниматели и го- сударство были вынуждены повышать заработную пла- ту по мере роста цен. Более того, рабочий класс практи- чески обеспечил почти непрерывное увеличение номиналь- ной заработной платы на протяжении последних 10— 15 лет; в фабрично-заводской промышленности фактиче- ские среднегодовые заработки рабочих повысились с 850—900 рупий в начале 50-х годов до 1300—1400 рупий в 1963 г. (табл. 10). В конце 50-х — начале 60-х годов деятельность две- надцати назначенных правительством комитетов по за- работной плате привела к определенному упорядочению оплаты труда в большинстве ведущих отраслей индий- ской промышленности, где занято почти 3 млн. рабочих (текстильная, добывающая, металлургическая, сахарная, цементная, государственные 'предприятия, плантации и др.). В соответствии с рекомендациями комитетов в каждой из этих отраслей вводятся единые для всей страны принципы установления ставок заработной пла- ты27. Тем самым в значительной степени устраняется анархия в системах заработной платы, которая в прош- лом преобладала в промышленности. Хотя упорядочение оплаты труда в конечном счете весьма выгодно буржуа- зии, оно, пожалуй, еще важнее для рабочего класса. Не говоря уже о повышении заработков наиболее низкооп- лачиваемых рабочих, единая система заработной платы 27 ILJ, September, 1964. 89
в известной мере ослабляет конкуренцию в рядах про- летариата, облегчает его сплочение и организацию. Таблица 10 Годовая номинальная заработная плата полностью занятых рабочих фабрично-заводской промышленности*, рупии Отрасль 1939 г. 1951 г. 1956 г. 1961 г. 1963 г. Важнейшие отрасли I подразделения Металлургия 457 1368 1488 1504 1553 Общее машиностроение 998 1136 1330 1382 Электроприборостроение J 264 1238 1314 1495 1483 Транспортное машиностроение . . 1171 1473 1548 1621 Прочая металлообработка .... 917 1120 1315 1324 Химическая 245 868 981 1421 1579 Переработка угля и нефти .... 1132 1686 1851 1969 Цементная Другие виды обработки минераль- 194 919 1206 1629 1902 ного сырья Важнейшие отрасли II подразделения Первичная обработка сельскохо- 699 883 1015 1022 зяйственного сырья** 155 211 224 — Пищевая ** —. 480 633 747 — Табачная 392 461 956 — Хлопчатобумажная 320 1178 1360 1640 1572 Джутовая 231 815 1034 1092 1572 Обувная и швейная —. 989 1098 1454 1359 Бумажная 333 958 1036 1245 1227 Кожевенная Все отрасли (включая неперечис- ленные, исключая сезонные пред- 286 752 757 1178 1289 приятия) 288 1036 1208 1417 1475 * DILS, 1961, рр. 51—57, MAS, 1962, № 9, р. 81; ILYB, 1946/47; ILY, 1966. Годовые заработки в Индии исчисляются по- средством деления общей суммы годовой заработной платы на среднее число ежедневно занятых рабочих. Уже указывалось, что фактическое число последних примерно на 10% выше цифры еже- дневно занятых. Фактический заработок, следовательно, в соответ- ствующей пропорции ниже официальных цифр. Данные 1951 —1955 и 1956—1963 гг. не вполне сопоставимы, поскольку после админи- стративной реформы расширился круг предприятий, охватываемых фабричной статистикой. Различие, однако, не слишком BWHKQ, ** Включая заработки сезрнных рабочих, 90
Однако подавляющее большинство индийского проле- тариата все еще вынуждено продавать свою рабочую си- лу значительно ниже ее полной стоимости. Несмотря на рост номинальных заработков и их упорядочение, основ- ная масса рабочих в настоящее время, как и два-три де- сятилетия назад, получает заработную плату, не соответ- ствующую самому скромному прожиточному минимуму. В начале 60-х годов средняя годовая заработная плата основных отрядов индустриального .пролетариата состав- ляла с учетом невыходов на работу от 1000 до 1500 рупий в год (1000—1100 рупий у горняков, 1200—1400 рупий у фабрично-заводских рабочих, 1400—1'500 рупий у желез- нодорожников)28. Между тем даже довоенный прожиточ- ный минимум пролетарской семьи в ценах 60-х годов до- стигает 2500—3000 рупий. Подлинный прожиточный ми- нимум, учитывающий новые потребности и необходимые расходы рабочей семьи, по-видимому, находится в пре- делах 3 тыс. рупий в год29. Это означает, что заработная плата индийского рабочего обеспечивает ему в среднем не более половины средств, необходимых для сколько- нибудь сносного существования (та1бл. 11). Таблица 11 Прожиточный минимум и годовая заработная плата в фабрично-заводской промышленности * Год Прожиточный ми- нимум, рупии Официальная за- р..ботная плата, рупии Фактическая заработная плата (с учетом 10о/о невыходов на работу) рупии процент к прожи- точному минимуму 1947 1750—1900 737 660 35—38 1951 2100—2350 1036 930 40—44 1956 2100—2400 1208 1090 46—52 1961 2500—2800 1417 1280 45—51 1962 2600—2900 1462 1320 44—51 1963 2700—3000 1475 1330 44—49 * Официальные данные о заработной плате см. р трбл. 1Q, Прожиточный минимум — наш расчет. 28 DILS, 1963, 1964. 29 См. Л. А. Гордон, Из истории рабочего класса Индии, М., 1961, стр. 207—212. Там описана методика расчета прожиточного минимума 50-х годов, Перевод в цены 60-х годов сделан по офи- циальному индексу. 91
К тому же средние цифры неизбежно приукрашивают положение: фактически лишь у 40% рабочих заработок соответствует трети или половине прожиточного миниму- ма30. Более высокую заработную плату имеют лишь око- ло 15% рабочих (в том числе 2—3% — выше прожиточ- ного минимума). 40—45% индустриальных рабочих полу- чают примерно четверть семейного прожиточного мини- мума или даже менее31. Разумеется, несоответствие прожиточного минимума и заработной платы до известных пределов обусловлено объективными обстоятельствами, связанными с уровнем производительности труда. Вопрос о повышении произ- водительности труда, о преодолении технико-экономиче- ской и культурной отсталости смыкается здесь с непо- средственными экономическими интересами пролета- риата. Однако производительность труда не остается неиз- менной. За 1951 —1963 гг. она поднялась на 60—70%32. Существуют, следовательно, объективные предпосылки для постепенного повышения реальной заработной пла- ты и приближения ее к прожиточному минимуму, что отвечает не только классовым интересам пролетариата, но и общенациональным задачам, ибо это несомненно будет способствовать дальнейшему росту производитель- ности труда и ускорению индустриализации. Между тем на деле движение реальной заработной платы, .после того как в 1952—'1953 гг. был достигнут довоенный уровень, не обнаружило сколько-нибудь заметной тенденции к по- вышению. Об этом свидетельствует следующий индекс (1951 г. = 100)33: Год Поминальная заработная плата Стоимость жизни Реальная заработная плата 1952 107 98 109 1953 108 101 107 1954 108 96 112 1955 113 91 124 1956 115 100 115 1957 121 106 114 1958 122 110 111 30 «Occupational Wage Survey 1958—59», pp. G4—60. 31 Ibid. TBWWi 32 ILJ, June, 1963; «Eastern World», September — October, 1966, 33 DILS, 1963, 1964; MAS, 1965, № 4, p. 71. 92
Год 11оминальная заработная плата Стоимость жизни Г сальная заработная плата 1959 126 115 110 1960 134 118 114 1961 137 120 115 1962 143 124 115 1963 154 128 113 1964 147 143 103 В 1964—1965 гг. .произошло определенное повышение заработков, но вздорожание жизни обесценило их реаль- ную покупательную способность. В сущности, индийской буржуазии до сих пор удава- лось удерживать в своих руках основную массу дополни- тельного дохода, возникающего в результате повышения производительности и интенсивности труда рабочих. Со- циально-экономическое развитие независимой Индии со- провождается, следовательно, не только расширением масштабов капиталистического производства, но и посте- пенным повышением степени эксплуатации пролетариата. На протяжении 50-х — начала 60-х годов доля заработ- ной платы в составе чистой стоимости крупной промыш- ленности уменьшилась с 45—50 до 40—45%; иными сло- вами, неполная норма эксплуатации индустриального пролетариата возросла со 100—120 до 125—150% 34. Повышение нормы эксплуатации рабочего класса не может быть оправдано объективными потребностями ин- дустриализации. Основная часть дополнительных дохо- дов, создаваемых руками рабочих, идет отнюдь не на рас- ширение производительных инвестиций, а на паразитиче- ское потребление имущих слоев населения. Все частные капиталовложения 50-х годов составили не более 15— 20% общего дохода имущих. Развивающийся капитализм сохраняет и даже увели- чивает разрыв между потребностями рабочих и степенью их удовлетворения не только из-за необходимости уско- рить преодоление отсталости, но главным образом пото- му, что верхушка буржуазии не желает отказываться от возможности использовать наследие колониализма для получения дополнительных прибылей в условиях отсутст- 34 Наш расчет по материалам: DILS, 1961, рр. 200—201; «Eas- tern Economist», May 17, 1963, р. 1063; October 2, 1964, р. 663. 93
Вия в стране действительно демократического контроля за распределением национального дохода. При таких обстоятельствах более справедливое распределение рас- тущего дохода промышленности наряду с общим разви- тием производства становится одним из главных средств повышения заработной платы, приближения ее к про- житочному минимуму. Опыт последнего десятилетия показал рабочему клас- су, что колониальный разрыв между ценой и стоимостью рабочей силы невозможно ликвидировать немедленно и что в то же время этой цели нельзя добиться, если буржуазия будет беспрепятственно присваивать весь при- рост промышленного дохода. Это, между прочим, объяс- няет обострение вопроса о премиальных выплатах, так называемых бонусах. Выплата премиальных в Индии производится из части прибылей, остающейся после от- числений на налоги, амортизацию, резервы, дивиденды и т. п. Борьба за увеличение бонусов практически сво- дится к определению размеров каждого из тех фондов, образование которых предшествует начислению преми- альных. Пролетарские организации получают здесь бо- лее широкие, чем при прямом повышении заработной платы, возможности добиваться сохранения непомерных потребительских доходов буржуазии (дивиденды), не за- трагивая действительно производительные накопления (резервы, амортизационные фонды, фонды расширения предприятий и т. п.). Присвоение буржуазией основной части дополнитель- ного дохода промышленности — лишь одна из причин от- сутствия тенденции к повышению оплаты труда. По мере развертывания индустриализации все большую роль на- чинает играть стремительный рост дороговизны, порож- даемой экономической напряженностью в условиях капи- талистической индустриализации. Еще в годы первого пятилетнего плана (1951—ч1956^ стоимость жизни в основных промышленных центрах оставалась более или менее неизменной. В последующее пятилетие (1956—1961) она выросла на 15 пунктов (1949 г.= 100). За первые два-три года третьего пятилет- него плана цены поднялись еще на 10 пунктов. С 1963 г. рост дороговизны принял катастрофический характер. В 1963 г. официальный индекс цен составлял 134 пунк- та, в 1964—152, в 1965—166; летом 1966 г. он достиг 94
185 пунктов35. Рост цен продолжает ускоряться. Новый толчок повышению дороговизны дала девальвация рупии в 1961 г. Следует также учитывать, что, до единодушному свидетельству профсоюзов, правительственные данные преуменьшают действительную стоимость жизни. Есте- ственно, что происходящее время от времени повышение ставок заработной платы не может избавить рабочий класс от воздействия дороговизны даже в том случае, если в момент введения новые ставки соответствуют уров- ню цен. Ведь цены меняются ежедневно, а заработная плата в большинстве случаев — через значительные про- межутки. В 1958/59 г. лишь у 15—20% фабричных и гор- нозаводских рабочих заработки были прямо связаны с каждым изменением индекса стоимости жизни36. В подобных условиях борьба за введение надбавок на дороговизну, непосредственно связанных с изменением индекса стоимости жизни, равно как и требование пре- кращения фальсификации самих индексов, становится одним из главных вопросов рабочего движения. Впрочем, если дороговизна будет нарастать тем же темпом, что в 1963—4966 гг., .в особенности если она превратится в широкую инфляцию, никакие надбавки не смогут повысить реальную заработную плату или хотя бы удержать ее на нынешнем уровне. Поэтому в борьбе ра- бочего класса все большее значение приобретают высту- пления за контроль над ценами, за национализацию тор- говли зерном и т. п. В этих случаях борьба пролетариата пря,мо и непосредственно перерастает в общенациональ- ное движение; даже чисто экономические требования ра- бочих отражают здесь не только интересы лиц, живущих на заработную плату, но и устремления широчайших на- родных масс, страдающих от роста цен. Закономерно, что прямое слияние специфически пролетарской борьбы с об- щенародным движением привело к появлению особой формы борьбы — бандха, всеобщей забастовки, сочетаю- щейся с полным прекращением деятельности кустарных и торговых предприятий и массовыми манифестациями. Сохранение низкой оплаты труда — главное, но от- нюдь не единственное неблагоприятное для рабочих 35 Monthly Abstract of Statistics (далее MAS), 1964, 1965, 1966. 36 «Occupational Wage Survey 1958—59», pp. 37—38. 95
следствие капиталистической индустриализации. Особен- но валено подчеркнуть, что напряженность «форсирован- ной» капиталистической экономики в сочетании с отста- ванием сельского хозяйства создает угрозу (прямой не- хватки предметов первой необходимости. Уже на протя- жении нескольких лет в Индии временами ощущался недостаток некоторых потребительских товаров — тка- ней, сахара и т. п., не говоря о хроническом недо- статке зерна в наиболее населенных штатах страны. В 1964—1967 гг. население ряда областей столкнулось с серьезными продовольственными затруднениями. При- зрак голода стоит перед страной. В ряде штатов (Бихар) он разразился с большой силой. Пресса пишет о массо- вой смертности от голода. И если пока еще нехватка то- варов имеет для рабочих второстепенное значение по сравнению с низкой заработной платой, в будущем она может достичь катастрофических размеров. Не удиви- тельно, что движение за всеобщее регулирование потреб- ления, за введение рационирования продуктов питания, за организацию магазинов твердых цен на предприятиях, за ликвидацию спекуляции и черного рынка находится в центре внимания рабочих организаций. В этой борьбе, как и в борьбе с дороговизной, пролетариат непосредст- венно защищает не только самого себя, но и всех тру- дящихся Индии. Еще одной формой прямого снижения жизненного уровня пролетариата в связи с индустриализацией яв- ляется обострение жилищного кризиса в крупнейших го- родах страны, где сосредоточено основное ядро рабочего класса. Ухудшение жилищных условий вообще характер- но для начальных этапов капиталистической индустриа- лизации. В Индии эта закономерность усугубляется не- померным разбуханием городов. Урбанизация опережает экономическое развитие. Бедность жилищного фонда, до- ставшегося в наследие от колониализма, сказывается все более остро. Вместе с тем новое жилищное строительство развивается крайне медленно: жалкая заработная плата и вытекающий отсюда недостаток платежеспособного спроса на жилье отталкивает частный капитал от вложе- ний в жилищное строительство. Чрезвычайная острота проблемы накоплений, характерная для Индии, опреде- ляет «экономность» государства в вопросах жилищного строительства. 96
Жилищные условия индийского пролетариата ужа- сающе плохи. Большинство даже фабрично-заводских ра- бочих вынуждено ютиться в трущобах. В Калькутте, на- пример, среди людей, имеющих доход менее 200 рупий в месяц (а именно к этому слою принадлежит основная масса промышленных рабочих), только 1% живет в квар- тирах современного типа с основными удобствами. В то же вре<мя 41% людей, зарабатывающих менее 200 рупий в месяц, живет в жилищах пол утр у шовного типа, а 33% —в настоящих трущобах37. Обычные тяготы жизни в трущобах усугубляются крайней теснотой и недостатком жилой площади. Даже средние для Калькутты цифры ярко иллюстрируют не- обычайную перенаселенность большинства жилых поме- щений порода (табл. 12). Таблица 12 Распределение населения Калькутты по размеру жилой площади на душу *, % Размер жилой площади на душу, в кв. футах 1954/55 г. 1955/56 г. 1956/57 г. 1957/58 г. Менее 30 (2,9 кв. м) . . . 47 55 50 54 30—40 (2,9—3,7 кв. м) . . 16 16 18 19 Бэлее 40 (3,7 кв. м) . . . 37 29 32 27 * S. N. Sen, The City of Calcutta..., p. 136. Вопросы демократического решения жилищной проб- лемы постепенно превращаются в один из важных участ- ков классовой борьбы пролетариата. Более того, в со- временной Индии происходит быстрое расширение соци- альных границ жилищного кризиса: жилищная нужда в городах затрагивает ныне не только рабочих и ремеслен- ников, но и средние слои. Таким образом, и в жилищном вопросе интересы пролетариата непосредственно совпада- ют с нуждами широчайших непролетарских масс. Итак, противоречивость воздействия индустриализа- ции в Индии на положение рабочего класса проявляется прежде всего в том, что прогресс условий труда, развитие 37 S. N. Sen, The City of Calcutta..., pp. 128, 152. 7 Зак. 280 97
социального обеспечения, расширение возможностей про- движения сочетается с сохранением нищенской заработ- ной платы, нарастанием дороговизны, угрозой голода и нехватки предметов первой необходимости, обострением жилищного кризиса. Но дело не ограничивается одной только (неравномерностью изменения различных сторон жизни рабочих. Для нынешнего переходного периода весьма характерны также неравномерность изменений в положении различных слоев рабочего класса. Прогресс условий труда в наибольшей мере сказался на положении фабрично-заводского пролетариата. Ко- нечно, фабричные рабочие чрезвычайно остро ощущают несоответствие заработной платы и прожиточного мини- мума. Но им, в известной мере, ценой упорной борьбы и постоянного сопротивления удается предотвратить па- дение реальной заработной платы. Более того, по мере технического перевооружения индийской промышленно- сти происходит формирование высококвалифицирован- ных и лучше оплачиваемых групп рабочих. 3—4% рабо- чих имеют заработки, соответствующие или превосхо- дящие общеиндийский прожиточный минимум; в новых отраслях, на современных машиностроительных и хими- ческих предприятиях, численность таких категорий до- стигает 10—20% всех занятых38. Не следует думать, что лучше оплачиваемые рабочие довольны своим положе- нием. Их заработок соответствует среднеиндийскому про- житочному минимуму, но он совершенно недостаточен, чтобы удовлетворять растущие потребности высококва- лифицированных рабочих. Тем не менее самый факт по- вышения заработной платы имеет положительное значе- ние. Рост современной промышленности в будущем очевид- но в какой-то мере расширит круг лучше оплачиваемых рабочих. Индустриальный пролетариат и дальше будет ощущать как тяготы индустриализации, так и ее поло- жительные стороны, и только его организованная и упор- ная классовая борьба решит соотношение и меру поло- жительных и отрицательных влияний индустриализации на его материальные условия жизни. Иначе складывается положение ремесленно-мануфак- турного пролетариата. Даже наиболее очевидные поло- жительные следствия индустриализации почти не ощуща- 38 «Occupational Wage Survey 1958—59», рр. 64—66. 98
ются в мелкой промышленности, строительстве, кустар- ных промыслах. Хотя трудовое законодательство охва- тывает рабочих крупных мануфактур и строительств, фак- тически эти группы .пролетариата плохо организованы и зачастую не могут заставить хозяев соблюдать законы. Кустарное и ремесленное производство даже формально почти не затрагивается законодательством об охране тру- да. Здесь нет ни 8-часового рабочего дня, ни оплачивае- мых отпусков, ни социального страхования. Отрицательные же последствия индустриализации чувствуются в мелкой промышленности гораздо острее. Заработки наемных рабочих мануфактур и неквалифици- рованных строителей далеко уступают заработной плате рабочих на фабриках, заводах, железных дорогах. По данным 50-х годов, средняя заработная плата в мелкой промышленности не превышает 300—400 рупий в год39. Здесь уже теряется всякая соизмеримость с прожиточ- ным минимумом. Рост цен обрушивается на мануфактур- ный пролетариат как неотвратимое стихийное бедствие. У рабочих мелких мануфактур и мастерских, у крестьян- отходников, пришедших на строительство, как правило, нет организации, которая помогала бы им добиваться повышения номинальной заработной платы, в соответ- ствии с вздорожанием жизни. К тому же многие хозяева мелких мастерских, сами страдающие от инфляции и гне- та крупного капитала, физически не могут повысить за- работки рабочих. Большинство пролетариата, связанного с мелким производством, в условиях «напряженной» эко- номики обречено на постоянное недоедание и худшие формы абсолютного обнищания. Наконец, нужно учитывать, что развитие капитализма способствует росту дополнительных и кабальных форм гнета в мелкой промышленности. Большинство рабочих в кустарных промыслах находятся в долговой или пат- риархально-кастовой зависимости от хозяев 40. Точно так же в строительстве масса рабочих полностью зависит от подрядчика. Подрядчик обычно нанимает целые семьи — мужчин, женщин и детей. Предварительная выдача аван- са превращает завербованных до окончательного расче- та в полурабов. К тому же, если рабочие, как это часто 39 NSS, № 21, рр. 14—20. 40 1LJ, October, 1955; April, 1961; September, 1963; June, 1964. 7* 99
бывает, привезены подрядчиком издалека, они физичё* ски не могут вернуться домой, пока хозяин не выдаст им денег на проезд41. Кабала и худшие виды потогонной системы, устраняе- мые в крупной механизированной промышленности, рас- ширяют сферу своего действия в «пограничных», по вы- ражению В. И. Ленина, областях капитализма, ибо вы- теснение мелкого производства в современной Индии со- четается с ростом занятости в кустарных промыслах, ре- месле, мануфактурах и т. п. Конечно, было бы неправильно считать, что на поло- жении ремесленно-мануфактурного пролетариата и полу- пролетариата никак не сказываются положительные след- ствия независимого развития. Некоторые группы рабочих, занятых в более обеспеченных рынком отраслях мелкого производства, находятся в положении, мало отличаю- щемся от условий жизни фабричного пролетариата. Но численность этих слоев сравнительно невелика. Не ис- ключено также, что в будущем возникнут специфические формы организации, которые позволят втянуть миллионы рабочих, рассеянных в океане мелких мастерских и ману- фактур, в общий поток классовой борьбы. Принципиаль- ное значение в этой связи имеет развитие кооперации в кустарных промыслах. Производственные объединения уже сейчас охватывают 10—15% всех занятых в ремесле и мелкой промышленности42. Естественно, что, будучи организован, ремесленно-мануфактурный пролетариат сумеет улучшить свое положение. Но в нынешних усло- виях капиталистическое развитие не улучшает его труд и быт. Таким образом, общая неравномерность развития ка- питализма приводит к тому, что индустриальный проле- тариат, несмотря на всю противоречивость и ограничен- ность перемен в его жизни, оказывается в гораздо луч- шем положении по сравнению с остальными слоями ра- бочего класса. Более того, характерная особенность ны- нешнего периода заключается в том, что индустриальный пролетариат, организованный и связанный с ведущей си- 41 К. N. Raj, Some Economic Aspects..., рр. 74—80; «Social Im- plications of Industrialization and Urbanization», Calcutta, 1956, pp. 191 —192; ILY, November, 1961, pp. 1054—1055. 42 «The Third Five Year Plan. Midterm Apprisal», p. 144. 100
.лой индустриализации — крупной промышленностью, на- ходится в лучших условиях, нежели большинство трудя- щихся вообще. Заработная плата фабричного рабочего :в два-три раза превосходит средние доходы крестьянина, в полтора-два раза доходы большинства ремесленников и мелких торговцев. Даже у некоторых слоев интелли- генции (учителей) и низших государственных служащих жалованье уступает заработкам фабричных рабочих. По- нятно, что это оказывает определенное влияние на пси- хологию индустриального пролетариата. Следует, однако, подчеркнуть, что различия в поло- жении отдельных слоев рабочего класса отнюдь не озна- чают различия, а тем более противоположности их основ- ных интересов. В самом деле, известное улучшение условий жизни индустриального пролетариата отнюдь не создает почву для смягчения классовых 'конфликтов в крупной промыш- ленности. Наоборот, современный фабричный рабочий с его выросшими потребностями и запросами, рабочий, ко- торый после десятилетий напряженной и упорной борьбы заставил местных и иностранных предпринимателей и го- сударство уважать свое человеческое достоинство, добил- ся сокращения рабочего дня и социального страхования, такой рабочий острее, чем когда-либо, ощущает тяготы нищенской заработной платы и неблагоприятных жилищ- ных условий, необеспеченность существования в обста- новке стремительного роста цен, возрастающую неравно- мерность распределения богатств, создаваемых его рука- ми. Поэтому неравномерность сдвигов в положении ин- дустриального пролетариата так же обостряет социаль- ный антагонизм между трудам и капиталом, как и пря- мое ухудшение условий жизни ремесленно-мануфактур- ных рабочих. И если сегодня мануфактурный рабочий живет хуже, чем заводской пролетарий, то путь к лучше- му будущему у них в принципе один и тот же: всемерное усиление профессиональных, культурных и политических организаций рабочего класса, классовое единство про- летариата в целом,упорная борьба против засилья мест- ных и иностранных монополий, за решительное ограни- чение паразитического потребления имущих, введение общественного контроля над ценами и распределением, расширение системы социального обеспечения и т. д. Конечно, чтобы направить различные слои пролетариата 101
на путь организованного рабочего движения, необходимо учитывать все объективные условия жизни рабочих, в том числе и различия в их положении. Пополнение рабочего класса и изменение его состава Изменение численности, структуры, положения рабо- чего класса влечет за собой серьезные перемены в ха- рактере пополнения пролетариата и, следовательно, во всем его социальном, демографическом, культурно-пси- хологическом облике. Нынешний темп расширения рабочего класса заметно снижает значение естественного прироста пролетариата в процессе его пополнения. Конечно, рабочий класс никог- да и нигде не бывает совершенно отрезан от других сло- ев населения. Однако в тех случаях, когда увеличение занятости в промышленности более или менее соответ- ствует общему росту населения, как это было, например, в Индии 20—30-х годов, пополнение пролетариата про- исходит в большой степени за счет вовлечения в произ- водство детей рабочих. Индустриализация коренным об- разом меняет это соотношение. Меньше чем за десять лет после начала ускоренного развития промышленности (1955—1964) численность фабрично-заводского пролета- риата, как уже указывалось, выросла на 30—40%. За то же время естественный прирост населения составил около 10%. Подросшее трудоспособное пополнение ра- бочего класса не могло превышать эту цифру. Следова- тельно, уже на начальных этапах индустриализации на долю выходцев из непролетарской среды пришлось от 2/з до 3/4 пополнения промышленного рабочего класса. В ближайшие десять лет занятость в крупной про- мышленности и на транспорте возрастет, вероятно, в два раза. Простой расчет показывает, что подрастающие де- ти рабочих могут составить не более 20% новых отрядов пролетариата. Столь интенсивное пополнение в будущем может привести к преобладанию недавних выходцев из непролетарских слоев на фабриках, заводах, железных дорогах. К середине 70-х годов кадровые и потомствен- ные пролетарии, т. е. рабочие, которые уже сейчас связа- ны с крупной промышленностью (а также их дети), со 102
ставят, .по-видимому, лишь околи половины индустриаль- ного пролетариата (8—9 млн. из Г5—16 млн.). Не исклю- чено, что подобное положение сохранится на протяже- нии нескольких десятилетий, причем всякое повышение темпов индустриализации, по-видимому, будет усиливать эту тенденцию. В сущности происходит не обычная смена поколений пролетариата; наступает его обновление, так сказать, вторая эпоха формирования рабочего класса. Снижение удельного веса кадровых рабочих в составе пролетариа- та становится естественной закономерностью этой эпо- хи 43. Индустриализация не просто увеличивает значение внешних, непролетарских источников пополнения рабоче- го класса. В определенной степени изменяется социаль- ный характер этого пополнения. В недалеком прошлом на фабрики и заводы Индии помимо детей рабочих по- ступали главным образом выходцы из крестьянской бед- ноты. Деревня и сегодня служит основным поставщикОхМ дополнительной рабочей силы, необходимой крупной про- мышленности. В середине 50-х годов переселенцы из сель- ских местностей составляли 40—50% наемных рабочих и служащих в породах с населением свыше 300 тыс.44. Да это и не может быть иначе в крестьянской стране, где полуфеодальный гнет в деревне, расслоение и разорение крестьянства, аграрное перенаселение сочетаются с та- кими факторами, облегчающими подвижность населения, как более или менее демократические порядки передви- жения и проживания и сравнительно развитый транс- порт. Тем не менее значение крестьянства в качестве источ- ника внешнего пополнения пролетариата на нынешнем этапе индустриализации постепенно снижается. Измене- ние характера труда, потребность промышленности в ра- бочих со школьной подготовкой, наконец, известное улуч- шение условий жизни пролетариата сравнительно с ус- ловиями жизни других слоев трудящихся приводят к тому, что все большее число выходцев из мелкой бур- жуазии и средних слоев города связывает свою судьбу 43 В том случае если рост численности пролетариата в Индии по каким-либо причинам существенно замедлится, проблема попол- нения его рядов будет иметь совершенно иной характер. 44 NSS, № 16, рр. 151, 206—207. 103
с наемным трудом в промышленности. Эту тенденцию отмечают самые различные наблюдатели, в том числе видные профсоюзные деятели, теснейшим образом свя- занные с рабочим кла'ооом45. Показателем растущей роли городской мелкой буржуазии в качестве источника по- полнения рабочего класса служит также тот факт, что на .протяжении последних двух десятилетий доля горожан в составе переселенцев, мигрирующих в промышленные центры Индии, почти непрерывно увеличивается сравни- тельно с числом выходцев из деревни 46. В наибольшей мере приток выходцев из городской непролетарской среды ощущается в новых отраслях I под- разделения с их сравнительно современной техникой и более высокими требованиями к культурному уровню рабочих. Характерно, что на городских машиностроитель- ных предприятиях переселенцы из городов (т. е. из мел- кой буржуазии и средних слоев) составляют 11%; между тем в городской текстильной промышленности на долю выходцев из городов приходится всего 6% занятых (табл. 13). Если к тому же учесть, что далеко не все местные уроженцы, занятые в промышленности, являют- ся потомственными пролетариями или даже ремесленни- ками, значение мелкобуржуазной среды в формировании молодых отрядов пролетариата станет особенно оче- видным. В ходе индустриализации тенденция к повышению ро- ли средних слоев как источника пополнения рабочего класса, безусловно, будет возрастать. Абстрактно можно предположить, что со временем выходцы из рядов город- ской мелкой буржуазии составят большинство новых отрядов пролетариата. По крайней мере огромная чис- ленность средних слоев в Индии, а также растущая без- работица создают такую возможность. На практике, ко- нечно, столь крайняя перспектива маловероятна. Но то, что в итоге происходящего ныне и будущего пополнения индийский пролетариат по своему происхождению будет тесно связан с низшими слоями средних классов подобцо 45 «Trade Union Record», October, 1961, p. 3; «Hind Mazdoor», September, 1963, pp. 3—5. 46 S. N. Sen, The City of Calcutta..., pp. 201—205; B. R. Misra, Report on Socio-Economic Survey of Jamsnadpur City, Patna, 1959, pp. 81—82; D. N. Mazumdar, Social Controls of Industrial City, Bom- bay, 1960, p. 70. 104
тому, как сегодня он связан с деревней, вряд ли вызыва- ет сомнение. Таблица 13 Переселенцы и местные уроженцы в составе занятого населения городов Индии в 1957—1958 гг. *, процент ко всем занятым данной категории Категория занятых Переселенцы Местные уроженцы из деревень из городов из Паки- стана Все занятые 33 8 6 52 В том числе: в машиностроении 33 11 8 46 в химической промышленно- сти 35 7 6 51 в текстильной промышлен- ности 41 6 3 50 в пищевой промышленности 31 7 7 55 в строительстве 30 5 3 61 на транспорте 37 9 7 46 * NSS, № 16, р. 151; S. N. Sen, The City of Calcutta..., pp. 201— 203. Цифры округлены. Опущены сведения о переселенцах из дру- гих стран и лицах, не сообщивших данных о месте рождения. Социальные последствия «разбавления» пролетариата за счет внешнего пополнения усугубляются в Индии дли- тельным сохранением весьма тесных бытовых связей меж- ду кадровыми рабочими и непролетарской средой, из ко- торой вышли 1первые поколения рабочих. Как уже упоминалось, такая связь вызвана свое- образием положения пролетариата в условиях слабораз- витой экономики. Конечно, по мере социально-экономиче- ского развития страны бытовой контакт пролетариата с деревней или мелким, полусредневековым городом сла- беет. Но до тех пор, пока в Индии будет сохраняться нынешнее несоответствие между ценой и стоимостью ра- бочей силы (а также нынешний жилищный кризис), эта тенденция вряд ли станет преобладающей. И сегодня большие группы кадровых рабочих продолжают жить как бы в двойной социальной среде: одна часть их жизни про- ходит на фабриках и в .пролетарских кварталах промыш- ленных центров, другая — в деревнях и медленно уми- рающих старых городах. 105
Наплыв недавних выходцев из крестьянства и мелкой буржуазии в промышленность, равно как и невозмож- ность окончательного разрыва рабочего с прежней соци- альной средой, имеет известные отрицательные послед - ствия для рабочего класса. Параллельно с ростом чис- ленности и потенциальной мощи происходит как бы вре- менное ослабление удельного веса ядра пролетариата в его общей массе, внесение в общий уровень его револю- ционного опыта и классового самосознания чужеродных элементов. Тот факт, что пролетарские кварталы, в прош- лом сравнительно редко поддававшиеся влиянию рели- гиозно-общинных провокаций, в 60-е годы время от вре- мени становились местом мусульманских погромов, безус- ловно, отражает изменения в социальном составе их на-, селения 47. Определенные опасности таит также приток в про- мышленность молодежи из средних слоев. Эти люди об- разуют большинство наиболее квалифицированных и лучше оплачиваемых групп пролетариата. Связь высоко- оплачиваемых рабочих со средними слоями, сохраняющи- ми даже после обеднения традиционное ощущение «со- циального превосходства» над массой простых тружени- ков, может способствовать образованию специфической рабочей аристократии. Такая необычная для кадрового пролетариата психологическая черта некоторых высоко- квалифицированных рабочих, как стремление открыть собственное «небольшое дело», также, по-видимому, на- ходится в прямой зависимости от усиления мелкобуржу- азной струи в пополнении пролетариата48. Однако было бы односторонним видеть только нега- тивные явления. Не говоря уже о громадном историче- ском значении роста численности рабочего класса, самые перемены в его составе имеют в конечном счете глубоко прогрессивное значение. Бурный рост численности и стремительное пополне- ние пролетариата приводит к заметному его омоложе- 47 Например, корреспонденты, сообщавшие о погромах 1964 г. в Джамшедпуре, отмечали, что на старом металлургическом ком^ бинате рабочие защищали своих товарищей мусульман, тогда как некоторые новые предприятия, где преобладали новые рабочие, стали ареной кровавой братоубийственной резни («New Age», 29.III. 1964). 48 См. «Доклад генерального директора на V Азиатской регион нальной конференции МОТ. Мельбурн 1962», Женева, 1962, стр. 176. 106
нию в крупной промышленности. Именно молодежь со- ставляет основную часть его пополнения, которое все больше определяет облик рабочего класса. Не удивитель- но, что в Индии в 50-е годы свыше 30—40% городских рабочих и служащих составляли люди моложе 27 лет и 60—70%—моложе 37 лет. Средний возраст лиц на- емного труда в 'городах равнялся в это время 33 'годам, тогда как у предпринимателей он достигал 44 лет, а у ремесленников — 38 лет49. Весьма характерна различная возрастная структура рабочих старых и новых предприятий. Обследование 1957 г. показало, *что на текстильной фабрике состав ра- бочих, типичный для вчерашнего и, пожалуй, сегодняш- него дня индийской промышленности, не слишком отли- чается от среднеиндийских цифр: 21% занятых — до 28 лет, 60% —до 38 лет, средний возраст — 35 лет. В то же время на новом машиностроительном заводе, так сказать, в будущем индустриальной Индии, 56% рабочих и слу- жащих составляют люди моложе 28 лет и 88% — моложе 38 лет; их средний возраст едва превышает 28 лет 50. Оче- видно, что тенденция к повышению численности молоде- жи в рабочей среде будет все сильнее ощущаться по мере развертывания индустриализации 51. Несмотря на определенную неопытность молодежи, в особенности в сопротивлении ультралевой демагогии, пре- обладание двадцати-, тридцатилетних людей в составе пролетариата в целом повышает его энергию и революци- онные возможности. Эти возможности станут действитель- ностью лишь в том случае, если организованное рабо- чее движение будет учитывать своеобразие возрастной структуры пролетариата, передавая молодежи опыт клас- совой борьбы, опыт организации боевых выступлений рабочего класса. С усиленным пополнением рабочего класса связано также заметное повышение его культурного уровня. В развивающихся странах молодежь культурнее старших поколений. А так как пополнение пролетариата усиливает 49 NSS, № 14, pp. 62—63; № 34, р. 102; № 63, р. 56. 50 R. D. Lambert, Workers..., р. 45. 51 Конечно, омоложение рабочего класса не произойдет в том случае, если общий рост численности пролетариата замедлится настолько, что только удлинение продолжительности жизни сдела- ет ненужным внешнее пополнение пролетариата. 1Q7
роль молодежи, то уже одно это обстоятельство обус- ловливает определенный рост числа грамотных и полу- чивших школьное образование рабочих. В пролетарской среде этот процесс идет быстрее, чем в среднем во Индии. Меняющийся характер труда и сравнительно более благоприятное положение пролетариата способствуют концентрации в промышленности как раз наиболее гра- мотной части молодежи. Ведь если люди, получившие начатки школьной подготовки, составляют примерно по- ловину нынешнего пополнения самодеятельного населе- ния52, то среди тех, кто поступает на фабрики и заводы, этот показатель должен быть гораздо выше. К тому же повышение квалификации и рост классового самосозна- ния порождают отчетливое стремление к овладению гра- мотой даже у рабочих, пришедших на фабрику, не умея читать и писать53. В итоге уже во второй половине 50-х годов грамот- ные составляли более половины городских рабочих. А ведь еще 20—30 лет назад безграмотность господство- вала в пролетарской среде. Знаменательно, что культур- ный уровень рабочего класса выше, чем большинства других трудящихся; достаточно сказать, что три четверти крестьян и две трети кустарей и мелких торговцев не умеют ни читать, ни ци'сать 54. Разумеется, нужно видеть и другую сторону вопроса: почти половина рабочих все еще неграмотна, лишь немно- гие получили хорошую школьную подготовку, большин- ство женщин-работниц совершенно не умеют читать и писать, религиозно-кастовые предрассудки господствуют в домашнем быту рабочих. Однако общая тенденция рос- та культуры пролетариата (опережающего подъем куль- туры народа в целом) не подлежит сомнению. Если про- гнозы относительно масштабов пополнения рабочего класса оправдаются, через пять-десять лет люди, полу- чившие хотя бы начальное школьное образование, будут преобладать на фабриках и заводах Индии. Эта тенден- ция накладывает заметный отпечаток на все развитие классовой борьбы. Более того, борьба за повышение куль^ 52 NSS, № 63, р. 63. 53 «The Economic Weekly», 21,IX, 1957, р. 1226, 54 NSS, № 34, рр. 56, 411, юз
туры на нынешнем этапе перестает быть реакционной утопией, а закономерно становится одной из составных частей рабочего движения, необходимой предпосылкой его успеха. Наряду с общим ростом грамотности и культуры чрез- вычайное значение для судеб пролетариата имеет скла- дывание в его среде прослойки рабочих, имеющих срав- нительно хорошее общее образование. Появление этой прослойки связано с потребностью промышленности в особо квалифицированных рабочих и притоком на фабри- ки и заводы выходцев из городских средних слоев. Есте- ственно, что наиболее заметна группа образованных ра- бочих на новых машиностроительных, химических, ме- таллургических заводах, а также на многих предприяти- ях транспорта и связи. На новом машиностроительном заводе в Пуне, несмотря на его в общем скромные разме- ры, 18—19% рабочих (не считая служащих и инженерно- технических работников) имеют законченное среднее об- разование и около 30%—сравнительно хорошо владеют английским языком (что в индийских условиях свиде- тельствует о серьезной школьной подготовке). В то же время на соседней текстильной фабрике вообще нет ра- бочих со средним образованием 55. Несколько более вы- сокие заработки особо квалифицированных рабочих по- зволяют им поддерживать уровень культуры, приобретен- ный в школе и практически не уступающий уровню зна- чительной части служащих. Формирование прослойки рабочих высшей квалификации и пополнение пролетари- ата за счет молодежи из средних слоев означает, по меткому выражению Ш. А. Данге, образование собствен- ной интеллигенции рабочего класса 56. Значение подобного факта трудно переоценить. Если общий рост грамотности и начатков культуры облегчает восприятие социалистической идеологии, то складывание пролетарской интеллигенции создает новые перспективы активного внесения научного социализма в рабочее дви- жение. В прошлом отсутствие культурной прослойки являлось одной из важнейших причин непролетарского состава руководящих кадров рабочих организаций Ин- дии. С появлением пролетарской интеллигенции впервые 55 R. D. Lambert, Workers..., pp. 39, 46, 48, 121, 150. 56 «New Age», 9.II.1964. 109
в истории индийского рабочего класса возникает реаль- ная возможность формирования действительно пролетар- ского костяка функционеров рабочего движения. Конечно, формирование высококвалифицированной и лучше оплачиваемой прослойки в известной 'мере таит угрозу превращения ее в рабочую аристократию. Было бы, однако, наивной вульгаризацией отождествлять эту возможность с действительностью, думать, что более вы- сокий уровень заработков (к тому же все-таки уступаю- щий потребностям и мировым стандартам) или мелко- буржуазное происхождение сами по себе превращают группы молодых культурных рабочих в защитников капи- тала. У «рабочей интеллигенции» только один путь — к борьбе против капитализма и империализма вместе со всем рабочим классом, и этот путь она проходит в упор- ном политическом и идеологическом совершенствовании самой себя. Можно сказать, что пополнение пролетариата за счет средних слоев, создавая некоторую возможность появления реформизма, открывает невиданные ранее перспективы подъема рабочего движения. В индийских условиях немалое значение имеет и то влияние, которое новые источники пополнения пролета- риата оказывают на религиозно-кастовый состав рабо- чего класса. В недалеком прошлом религиозно-кастовый состав рабочих заметно отличался от соответствующих показателей населения в целом. В пролетарской среде значительно реже, чем во всем населении, встречались выходцы из высших каст; наоборот, доля людей из низ- ших каст, неприкасаемых, мусульман в составе рабочего класса была выше, чем в других слоях городского на- селения. Примерные представления о религиозном и ка- стовом составе пролетариата в начале 50-х годов дают сведения об общинной принадлежности городского насе- ления, занятого в обрабатывающей промышленности, коммунальном хозяйстве, строительстве, на транспорте, ибо наемные рабочие уже в то время составляли здесь большинство (табл. 14). Очевидно, что специфическая кастовая структура ра- бочего класса, совпадение общинных и социальных деле- ний затрудняют развитие классового самосознания. В связи с этим весьма важно, что приток в промыш- ленность молодежи из средних слоев ведет к постепен- ному устранению особенностей кастового состава проле- 110
тариата. Вряд ли можно считать случайностью, что на многих новых заводах с их более квалифицированной ра- бочей силой удельный вес ра'бочих-'брахманов значитель- но выше, чем на старых предприятиях. Так, на построен- ном в послевоенные годы машиностроительном заводе в Пуне, где, как уже отмечалось, половина работающих имеет образование выше начального, среди рабочих и служащих оказалось 37% брахманов; на расположенной по соседству традиционной текстильной фабрике они едва превышают 4%. На металлургических и химических предприятиях нового индустриального центра Дуринура брахманы составляют 27% работающих57. Таблица 14 Религиозно-кастовый состав городского населения, занятого в промышленности, строительстве и на транспорте *, процент ко всем занятым в данной отрасли Отрасль народного хозяйства Индусы Неприкаса- емые и вы- ходцы из абориген- ных племен Мусуль- мане Прочие ВЫСШИХ каст средних каст НИЗШИХ каст Обрабатывающая про- мышленность Строительство и комму- 5 20 31 12 26 6 нальное хозяйство . . . 4 16 28 31 14 7 Транспорт и связь . . . Промышленность, транс- порт, строительство в 11 19 34 16 14 6 целом 7 18 32 17 20 6 Все отрасли 13 22 30 10 14 9 * Расчет по материалам: NSS, № 14; «Report on Some Charac- teristics of the Economically Active Population», Delhi, 1959, pp. 27— 30. Итоги округлены; данные 1952 г.; учтены только основные кор- мильцы. Разумеется, изменения в кастовом составе пролета- риата не следует переоценивать. Хотя точные данные на этот счет отсутствуют, можно думать, что в настоящее время религиозно-кастовая принадлежность основной массы рабочих пока еще не слишком отличается от пока- зателей, характерных для начала 50-х годов. Более того, приток представителей высших каст в ряды рабочего 57 R. D. Lambert, Workers..., р. 50; «Man in India», 1962, p. 124. Ill
класса на первых этапах, по-видимому, скорее укрепля- ет общинные перегородки, нежели ослабляет их. Выход- цы из высоких каст зачастую стремятся подчеркнуть свое «особое происхождение», свою обособленность от осталь- ных рабочих. Но все это не меняет Общую тенденцию: нынешнее пополнение пролетариата, связанное с быст- рым расширением его численности, повышением квали- фикации, улучшением материального положения, подры- вает то совладение кастовых и социальных делений, которое является одним из самых важных предпосылок живучести общинных предрассудков среди рабочих. И ес- ли сегодня увеличение числа брахманов-рабочих может усилить влияние средневековых традиций, завтра исчез- новение различий между кастовым составом рабочих и других групп городского населения существенно облегчит размывание кастовой психологии в пролетарской среде. Заключая разбор социальных последствий массового пополнения рабочего класса в нынешних условиях, сле- дует заметить, что это пополнение в конечном счете при- водит к сосредоточению в рядах пролетариата лучших представителей трудового народа. Промышленные рабо- чие в современной Индии живут лучше, чем основные слои крестьянства и мелкой городской буржуазии. Гро- мадное перенаселение и относительно высокое развитие крупной промышленности практически не оставляет у большинства крестьян и ремесленников надежды добить- ся успеха на путях самостоятельного хозяйствования. Более того, в глазах многих мелких /производителей толь- ко многолетний труд в качестве квалифицированного ра бочего дает возможность накопить средства для «соб- ственного дела». Сравнительно быстрое проникновение достижений современной культуры в крупные города при почти полном отсутствии их в деревне и городском захо- лустье создает дополнительный, так сказать, внеэконо- мический фактор притяжения. Естественно, что ныне в индийскую промышленность устремляется отнюдь не только слабейшая, быстрее всего разоряемая часть кре- стьянства и мелкой буржуазии (как это бывало в эпоху европейского промышленного переворота или на первых этапах формирования индийского пролетариата). Непо- средственные производители и без того на три четверти разорены в современной сельской Индии. В подобных ус- ловиях возникает своеобразный «естественный отбор», 112
в результате которого па фабрики и заводы попадают наиболее активные, волевые, решительные, элементарно грамотные люди из деревенских и городских низов58. Превышение предложения труда над спросом усиливает концентрацию этих элементов в промышленности. В итоге быстрого пополнения пролетариат становится самым мо- лодым, самым энергичным и, за исключением интелли- генции, самым грамотным классам трудовой Индии. От- борный человеческий материал, из которого формирует- ся сегодня индийский рабочий класс, ускоряет превраще- ние вчерашних крестьян, ремесленников, мелких торгов- цев и служащих и их детей в подлинных пролетариев. Этот процесс длительный и не безболезненный, но он начался, он идет в правильном, исторически определен- ном направлении — сложении нового, более организо- ванного и сознательного, более влиятельного и могучего индийского пролетариата. 58 Это не только теоретическое соображение, но конкретное наблюдение ряда авторов, изучавших проблемы отходничества (см.: «Social Implications...», р. 172; «Artha Vijnana», Poona, 1964, № 1, pp. 30—32). 8 Зак. 28U
ЧАСТЬ II. РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ И ПРОФСОЮЗЫ ГЛАВА 3. ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ОБЛАСТИ ТРУДА НА РАЗВИТИЕ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ Достижение Индией политической независимости, про- возглашение в 1950 г. суверенной национальной респуб- лики, принятие конституции и введение всеобщего изби- рательного права явились завоеваниями огромной важ- ности для всего индийского народа. Конституция Индии провозгласила права граждан на свободу слова, собраний и ассоциаций, равенство перед законом; запретила дискриминацию по мотивам религи- озной, расовой, кастовой принадлежности, отменила ти- тулы. Существенное значение имела также ликвидация княжеств. Все эти преобразования давали индийскому рабочему новый гражданский и политический статус, способствовали росту и борьбе различных тенденций в общественном сознании, использующим демократические возможности, открытые независимым республиканским строем. В сознании индийских масс изгнание колонизаторов неизбежно связывалось с вступлением страны на путь глубоких социальных перемен. Во многом этому способ- ствовали социально-экономические требования, выдвигае- мые в ходе национально-освободительной борьбы, и, в частности, принятие Индийским национальным конгрес- сом еще в 30-х годах лозунга о социалистическом пре- образовании общества. Ожидание трудящимися перемен в общественно-поли- тическом статусе поддерживалось также широкой офици- альной пропагандой, призывами к мобилизации усилий в целях развития нового общества на основе весьма рас- 111
нЛывчатых, хотя и радужных принципов «социальной справедливости». Вставший у власти Индийский нацио- нальный конгресс всячески популяризировал эти пред- ставления, выдвигая свои концепции переустройства об- щества. Официальное провозглашение социалистических лозунгов отражало устремления части Национального конгресса и до известной степени выражало стихийные антикапиталистические настроения широких масс. Название будущего общества и официальная концеп- ция его характера за годы независимости менялись. В пе- риод второго пятилетнего .плана (1956—1961) .националь- ной целью было провозглашено создание «общества со- циалистического образца», а в годы третьего пятилетне- го плана (1961 —1966)—«общества Демократии и Со- циализма». Политика национального правительства в области труда в годы независимого развития являлась неотъемле- мой частью общего комплекса плановых государственных мероприятий. Согласно официальным документам, она базировалась на двух основных принципах — признании необходимости обеспечения основных материальных и культурных нужд рабочего класса, а также его всемерно- го участия в подъеме промышленного производства и осу- ществлении планов индустриализации. Сотрудничество между рабочими и 'предпринимателями рассматривалось в качестве обязательной предпосылки создания нового общества. Государственное регулирование в области труда от- ражало всю сложность и противоречивость преодоления колониальной отсталости в рамках независимого капи- талистического развития. Выше уже говорилось о пере- менах в экономическом положении современного пролета- риата. Однако, для того чтобы представить общую карти- ну социально-экономического положения рабочего клас- са, необходимо проследить и за теми переменами, кото- рые произошли в его социально-политическом облике — в его организованности, в уровне пролетарского созна- ния, в расстановке и соотношении партийно-политических сил в рабочем движении и, наконец, в характере и раз- махе массовых выступлений рабочих. Ведь в ходе клас- совой борьбы пролетариата, в ее социально-экономиче- ском содержании, формах и методах отражаются пере- мены, происходящие в процессе независимого развития 115
страны, в ее общественно-политическом укладе, в самом рабочем классе и в социальных отношениях на произ- водстве. Изучение влияния на рабочее движение государствен- ного регулирования в области труда имеет существенное значение и для понимания степени социально-экономиче- ской и политической зрелости рабочего класса. Для это- го важно рассмотреть не только роль законов о правах профсоюзов, о праве на забастовку и т. п., регламенти- рующих сферу социально-политических отношений в про- мышленности, но и новые формы организации труда, а также различные новые каналы и институты, воздейст- вующие на характер и направление развития социаль- ных отношений на производстве (трехсторонние и двух- сторонние организации по труду, система подготовки профсоюзных кадров и т. д.). В колониальной Индии характер и направление развития рабочего движения были связаны в первую очередь с общенародной нацио- нально-освободительной борьбой, а также с объектив- ными условиями формирования индустриального проле- тариата под гнетом колониальной эксплуатации. Степень организованности рабочих была весьма низ- кой. В период второй мировой войны в результате ожив- ления промышленного развития и главным образом уск ления политической активности масс организованность рабочего класса возросла. Особенно быстрый рост проф- союзов наблюдался в годы послевоенного революционно- го подъема национально-освободительной борьбы. За 1944/45—1947/48 гг. численность членов индийских проф- союзов почти удвоилась. Активная роль рабочих масс в антиимпериалистиче- ской борьбе способствовала росту влияния профсоюзов в политической жизни страны. Однако с вступлением проф- движения в новый этап своего развития в условиях неза- висимости довольно отчетливо обозначился разрыв меж- ду сравнительно высокими политическими потенциями профсоюзов (еще более усилившимися в связи с курсом на индустриализацию, провозглашением конституции, всеобщего избирательного права и т. д.) и их внутренней слабостью, отразившей в основном низкий уровень клас- сового самосознания пролетариата, его недостаточную подготовленность к борьбе за интересы собственно рабо- чего движения. 116
Истоки внутренней слабости индийских профсоюзов .как широких классовых организаций уходят своими кор- нями в особенности формирования промышленного про- летариата в колониальных условиях. Жесточайшая экс- плуатация, приспосабливавшая и вбиравшая в себя раз- личные отсталые формы докапиталистического гнета, фактически кабальные, ничем не регулируемые условия труда, прикрытые в лучшем случае «патриархально-па- терналистскими» методами управления, большая теку- честь рабочей силы, тесная связь с деревней и, наконец, национальная, религиозная и кастовая раздробленность рабочих в сочетании с неграмотностью рабочих масс и враждебным отношением предпринимателей к пролетар- ским организациям, а главное, полнейшее политическое бесправие и приниженность рабочего класса — все это препятствовало созданию массовых профсоюзов в коло- ниальной Индии. Существование подавляющего большинства профсою- зов было кратковременным. Часто, возникая па базе за- бастовочных комитетов, профсоюзы прекращали свою деятельность с окончанием стачки. Для членского соста- ва союзов была характерна высокая текучесть. Колеба- ния численности членов даже наиболее крупных и влия- тельных профсоюзов были весьма значительными ’. Нехватка денежных средств (уплата даже мизерных членских взносов составляла проблему для рабочего) и, следовательно, невозможность содержать освобожден- ного профсоюзного работника, низкая грамотность и культурная отсталость рабочих, а главное, дискримина- ция и преследования профсоюзных активистов предпри- нимателями и полицией крайне затрудняли возможность формирования профсоюзных функционеров из среды ра- бочих. В обстановке нараставшей национально-освободи- тельной борьбы в Индии сложилась особая форма ру- ководства профсоюзами через так называемых аутсай- деров. Профсоюзные функционеры формировались обыч- 1 Например, численность членов одного из крупнейших проф- союзов Индии — профсоюза бомбейских текстильщиков «Гирни камгар» (образован в 1928 г.) — в предвоенное пятилетие менялась '•ледующим образом: 1934 г.—6 тыс., начало 1935 г. — 2 тыс., конец ’935 г. — 0,7 тыс., 1936 г. — 5,5 тыс., 1938 г. — 8 тыс., июнь 1939 г.— 8,2 тыс., сентябрь 1939 г. — около 20 тыс. («Report of the Textile Labour Inquiry Committee», vol. 2, Pombay, 1953, p. 370), 117
но не из рабочих, а из образованных слоев индийского населения — адвокатов, врачей, студентов, учителей и т. и., включая не только далеких от политической деятельности филантропов и различных людей с традиционными тред- юнионистскими воззрениями, по и главны-м образом само- отверженных борцов антиимпериалистического движения, заинтересованных в привлечении рабочих масс к актив- ному участию в национально-освободительном движении. В то время такая форма руководства профсоюзами оказывала в основном положительное влияние на рабочее движение. Протест против колониального господства про- низывал пропата идиотскую и агитационную деятельность многих профсоюзов. Рабочее движение по мере своего развития выступало одним из основных потоков нацио- нально-освободительной борьбы. Участие рабочего клас- са в массовых антиимпериалистических кампаниях вно- сило особую, классовую струю в атмосферу политической борьбы ведущих промышленных районов и усиливало боевой характер общенационального движения. Вместе с тем в условиях сравнительно низкого уровня классового самосознания рабочих возникновение такой формы руководства профсоюзами имело и свою отрица- тельную сторону—оно вело к аморфности профоргани- заций, существенно облегчало раскол рабочего движе- ния. Отражая влияние всего строя и духа кастовых и соци- альных отношений в индийском обществе, между проф- союзными лидерами и рядовыми рабочими обычно уста- навливались отношения типа «ма-бап», т. е. «отца к де- тям», отчасти близкие по характеру «патерналистским» отношениям на производстве. Лидер профсоюза, как правило, не имел обыкновения советоваться с рабочими относительно выхода или присоединения своего союза к новым профобъединениям. В вопросах политической .при- надлежности профсоюза мнение лидера было решающим. Но роль аутсайдеров именно облегчала, а не обусловли- вала раскол рабочих организаций. Уже в 20-е годы рас- кол индийских профсоюзов был в основном вызван дей- ствием профсоюзного законодательства, введенного анг- лийской колониальной администрацией. Закон о профсоюзах 1926 г, формально ограничивался лишь признанием за рабочими права на организацию и существование профсоюзов, Официальное признание 118
права на организацию профсоюза было большим до- стижением рабочего класса, так как избавляло рабо- чих от обычного в то время уголовного преследования: за участие в деятельности «незаконных» организа- ций, весьма распространенного тогда обвинения в за- говорах и т. п. Это официальное .признание за рабочими права на самоорганизацию явилась результатом длитель- ной мирной и насильственной борьбы индийского проле- тариата, истоки которой относятся еще к последней чет- верти XIX века. Добившись права на создание своих ор- ганизаций, рабочий класс Индии не замедлил им вос- пользоваться. Однако больше никаких юридических прав, кроме права на организацию рабочих, профсоюз не имел. Только предприниматель мог признавать или не признавать за союзом право представлять рабочих и участвовать от их имени в переговорах. Право произволь- ного выбора союза предпринимателями, или, как принято писать в индийской литературе, утверждение принципа «добровольного признания», приводило, с одной стороны, к расколу рабочего движения, а с другой — к всемерному ограничению деятельности союзов, стоявших на позициях активной классовой борьбы. Всеобщая ненависть к британскому колониализму и упорная борьба за национальное освобождение были факторами, до известной степени сдерживавшими рас- кольнические тенденции в руководстве союзов на почве политических разногласий. Несмотря на существование в колониальной Индии профобъединений различных политических направлений (под руководством конгрессистов, коммунистов, конгресс- социалистов, радикальных демократов и т. д.), накануне второй мировой войны, в 1938 г., ведущие профорганиза- ции объединились в старейшем профсоюзном центре — Всеиндийском конгрессе профсоюзов (ВИКП) 2. В независимой Индии предоставление трудящимся та- ких демократических прав, как право профсоюзов на их обязательное признание пр едпр ин ими тел ям и и право на забастовку, являлось не только одной из важнейших предпосылок развития профсоюзного движения, но и 2 Индийская федерация труда, созданная из профсоюзов, от- коловшихся от ВИКП, профлидерами от радикально-демократи- ческой партии в 1940 г., не сумела закрепиться в среде рабочих и К концу войны прекратила свое существование.
большей демократизации отношений в промышленности, постепенного высвобождения их от отсталых форм, тор- мозящих развитие классовой борьбы, производительные силы и экономическую структуру общества. Между тем за годы независимого развития индийская буржуазия не решилась на демократическое решение этих важнейших вопросов во взаимоотношениях между трудом и капита- лом. Она не согласилась на отмену колониального закона о профсоюзах 1926 г. и оставила в силе основные законо- дательные положения об обязательном арбитраже, при- нятые английскими властями ,в качестве чрезвычайной ме- ры еще в годы второй мировой войны. Закон о промышленных конфликтах, принятый прави- тельством Национального конгресса в 1947 г., закрепил обязательный арбитраж и резко ограничил право рабочих на забастовку. В отраслях, имеющих общественное зна- чение (список их охватывал почти все ведущие отрасли индийской экономики), стачки фактически были запре- щены. Юридически лишая рабочих, в сущности, единст- венного действенного оружия в борьбе за свои права, индийская буржуазия открыто утверждала правопорядок, отвечающий ее классовым интересам. Одновременно с ограничением права рабочих на стач- ку закон предусматривал создание целой системы прими- рительных и арбитражных судебных инстанций (трудо- вых судов, трибуналов и национальных трибуналов) для разбора конфликтов. При этом обязательный арбитраж предполагал двухстадийное рассмотрение конфликта: сначала через так называемую «систему примирения» при посредстве правительственного чиновника и, в случае неудачи на этом уровне, разбор дела в трудовом суде или промышленном трибунале. За годы независимого разви- тия примирительные камеры и судебный арбитраж проч- но вошли в практику отношений между рабочими и пред- принимателями. Отрицательное влияние системы обязательного арбит- ража на развитие рабочего движения проявилось не сра- зу. Дело в том, что в первые годы независимости извест- ное положительное влияние этого закона заключалось в юридическом утверждении процедуры урегулирования конфликта. Самый факт распространения практики раз- бора конфликта между предпринимателем и представите- лями профсоюза, хотя бы при участии правительствен? 120
нопо чиновника или в суде, в известной мере способство- вал утверждению статуса профсоюза на предприятии. Следует напомнить, что в колониальной Индии про- мышленники, как правило, не вступали в переговоры с бастующими рабочими. Насильственное подавление ста- чек, немедленное увольнение забастовщиков, террор и запугивание были обычными методами «урегулирования» конфликтов. Лишь немногие сильные и относительно ста- бильные профсоюзы вынуждали администрацию прислу- шиваться .к их мнению, вступать с ними в переговоры, а иногда и идти на уступки. Известно, что введение Закона о промышленных конфликтах 1929 г. отражало стремление колонизаторов ослабить освободительную борьбу народных масс и по- ставить под контроль властей политическую активность рабочего класса. В первые годы независимого развития обязательный арбитраж до некоторой степени способствовал практиче- скому осуществлению новых законодательных положений в интересах рабочих. Использование судебного аппарата при разборе конфликтов отчасти также способствовало росту и авторитету профсоюзных организаций3. Однако с течением времени практика обязательного арбитража стала тормозить процесс обновления отноше- ний в промышленности, что проявилось в первую очередь на крупных предприятиях. Обязательный арбитраж не только сдерживал борьбу рабочих и затягивал разреше- ние конфликтов, но препятствовал решению спорных во- просов непосредственно на предприятиях, заключению коллективных договоров между профсоюзами и предпри- нимателями. Отрицательные последствия обязательного арбитража сказались и на деятельности профсоюзов. Уже с первых лет введения закона о промышленных конфликтах ши- рокая сеть примирительных и судебных инстанций была наводнена жалобами от профсоюзов и предпринимателей. Разбирательство конфликтов затягивалось на годы. Су: дебная волокита отвлекала силы и средства союзов от решения наиболее важных и острых вопросов, тормозила развитие профсоюзной демократии, организацию повсе- 3 К. N. Vaid, Growth and Practice of Trade Unionism. An Area Study. Pelhi, 1962, p. 118. 121
дневной работы и осуществление многих конкретных за- дач, стоящих перед рабочим движением. Характер повседневной деятельности профсоюзов по- степенно менялся. Их роль в качестве активного защит- ника интересов рабочих начала снижаться. Многие проф- союзы (прежде всего соглашательские) превращались в бюрократические конторы по разбору жалоб и заявле- ний. Денежные средства профсоюзов уходили на оплату юристов. Положение юриста в союзе становилось все более влиятельным. Это обусловливалось не только слож- ностью судебной процедуры, но и тем, что судопроизвод- ство в колониальной Индии велось повсеместно и всегда, а в независимой Индии все еще нередко ведется на анг- лийском языке. Уже одно это низводило рабочего при официальных переговорах до роли свидетеля, за спиной которого принимается без его прямого участия решение по кровному для него вопросу. Достаточно напомнить, что английский язык в Индии—привилегия высших каст и образованных слоев, т. е. незначительной части индий- ского населения. Сохранение английского языка в трудо- вом судопроизводстве являлось одним из главных пре- пятствий формирования профсоюзных кадров из среды самого пролетариата, закрепляло и усиливало в профсою- зах влияние юристов и освобожденных функционеров из образованных, так называемых средних слоев, т. е. мел- кой городской буржуазии и буржуазной интеллигенции. Адвокаты в профсоюзах все более тесно смыкались с «аутсайдерами». Все вопросы деятельности союза — от принципиальных проблем политического и тактического характера (в том числе и вопросов единства профсою- зов) до насущных повседневных требований — остава- лись в руках политических деятелей, нередко представ- лявших собой политиканов и юристов, обычно не свя- занных с производством. Позиции профсоюзов в подав- ляющем большинстве случаев по-прежнему определя- лись политическими симпатиями функционеров. Вместе с тем то, что по закону о профсоюзах 1926 г. промышленни- ки имели право не признавать союзы, отказываться вести с ними переговоры или признавать лишь угодные им союзы, по существу означало отказ профсоюзам в со- здании нормальных условий повседневной деятельности. Сохранение юридического статуса профсоюзов коло- ниального периода во многом обусловливалось также и 122
стремлением правящей партии — Индийский националь- ный конгресс —• закрепить и расширить свое идеологиче- ское влияние на рабочий класс. Создание в 1947 г. Ин- дийского национального конгресса профсоюзов (ИНКИ) — профцентра, всецело следующего идеологи- ческим концепциям партии Индийский национальный конгресс, положило напало расколу организованного ра бочего движения после второй мировой войны. Правящие круги широко использовали действующее законодательство с целью поддержки и укрепления сво- их .коитрессистских профсоюзов, что сопровождалось дис- криминацией союзов левого направления. В этих усло- виях обострение политической борьбы в стране приводило к еще большему углублению раскола рабочего класса. В 1948 г. был образован «Хинд маздур сабха» (ХМС) во главе с правыми социалистами и в 1949 г.— Объеди- ненный конгресс профсоюзов (ОКП) под руководством деятелей мелких партий левого толка. Таким образом, уже в начале 50-х годов помимо Всеиндийского конгрес- са профсоюзов, находившегося под влиянием Коммуни- стической партии Индии, в стране действовали еще три общеиндийских прогрессивных центра различных поли- тических направлений. К середине 50-х годов на предприятиях, как правило, имелось по две-три враждующих и конкурирующих проф- союзных организации. Нередки случаи, когда на одном предприятии насчитывалось шесть-восемь соперничаю- щих профорганизаций. По мере углубления раскола рабочих организаций во- просы о праве профсоюзов на ведение переговоров с про- мышленниками или о праве признания союзов неразрыв- но связывались с выбором наиболее авторитетного и влиятельного союза из числа действующих на предприя- тии. Пропаганда «классового мира», отказ профсоюзам в признании их прав, в беспристрастном выборе наибо- лее представительного союза и, наконец, изживающая себя система судебного арбитража — взаимно допол- няли друг друга и сочетались со стремлением правящей партии утвердить и закрепить монопольные позиции на- ходившихся под ее влиянием конгрессистских профсою- зов. Все эти мероприятия были направлены на сохране- ние и утверждение классового и политического господ- ства Индийского национального конгресса. Подход пра- 123
вящих кругов к этим проблемам отражал глубокое проти- воречие между классовой сущностью их политики, соот- ветствующей интересам национальной буржуазии, и про- возглашенными целями построения нового общества в со- ответствии с идеалами «национального индийского со- циализма». Политическая линия Национального конгрес- са на практике оказывала отрицательное воздействие на процесс демократизации отношений в промышленности и входила в острое противоречие с объективными потреб- ностями развития национальной эконокмики. Развитие индустриализации все более требовало ослабления напряженности во взаимоотношениях между трудом и капиталом. Это диктовалось прежде всего объ- ективными интересами национальной буржуазии и ее го- сударства. В решении ряда крупных вопросов найма и использования рабочей силы, социального обеспечения и обслуживания, тарификации труда, его оплаты и т. п. были заинтересованы все профессиональные союзы, без- относительно к тому, к какому центру они примыкали. Трудовое законодательство постепенно распространялось на крупных предприятиях не только в силу давления профсоюзов, хотя это было решающим средством защиты интересов рабочих, но и в результате известной заинте- ресованности самих хозяев в урегулировании отношений с рабочими. Они обновляли оборудование, расширяли производство на основе достижений более современной технологии, заимствовали новые методы организации и управления. При этом они нуждались в постоянных ра- бочих кадрах, заинтересованных в работе на данно'м предприятии, в повышении своей квалификации, увели- чении норм выработки, производительности труда. Концепция «человеческих отношений» в промышлен- ности, выдававшаяся предпринимателями и их предста- вителями как лучшая, наиболее эффективная производи- тельная форма капиталистической организации труда, широко пропагандировалась в специальных институтах, на многочисленных курсах для промышленников, получа- ла широкое освещение в литературе и постепенно начи- нала утверждаться на крупных предприятиях. На таких предприятиях администрация тяготилась искусственно созданной антидемократической практикой «выбора», на- вязанного ей правящими кругами представительного сою- за, ей выгоднее было заключать соглашения с тем проф* 124
союзом, который в реальной жизни пользовался действи- тельной поддержкой большинства работах. В ходе развития рабочего движения профсоюзы вы- ступали все более существенной силой освобождения про- изводственных отношений в промышленности от всякого рода отсталых кабальных форм эксплуатации, укрепле- ния постоянного кадрового состава, повышения квалифи- кации и культурного уровня рабочих. Требование Демо кратического выбора действительно представительного и авторитетного профсоюза все упорнее выдвигалось на первый план классовой борьбы в промышленности между трудом и капиталом: Особенно важно это стало в связи с притоком в профдвижение нового рабочего пополнения, не имеющего представления о трудовом законодательст- ве. Создание сильных и сплоченных профсоюзов, в осо- бенности в государственном секторе промышленности, нормализация их отношений с государственной админи- страцией становилось важной объективной предпосылкой успешного развития государственного промышленного производства и роста производительности труда. Все эти факторы вынуждали правительство искать выхода из создавшейся обстановки. В известной степени эти поиски нашли свое отраже- ние в новом подходе правительства в политике по труду, провозглашенной во втором пятилетием плане. Суть этого нового подхода в области социально-политических отно- шений в промышленности заключается в том, чтобы, из- бегая радикальных преобразований, которые могут осла- бить классовые позиции буржуазии, постепенно транс- формировать и статус профсоюзов и практику разреше- ния промышленных конфликтов в соответствии с потреб- ностями капиталистической индустриализации. По официальному признанию, основное внимание в рабочей политике с этого времени отводилось всемерному поощрению практики совместных консультаций и добро- вольных соглашений на двухсторонней или трехсторон- ней основе. Что касается разрешения промышленных конфликтов, то поворот в правительственной политике в этом направлении в известной мере отражал тенденции, проявившиеся на практике при осуществлении положе- ний об обязательном арбитраже. Официальная статисти- ка свидетельствует, что к концу 50-х годов все большее число промышленников и профсоюзов старалось избегать 125
дорогостоящей и затяжной процедуры судебного разби- рательства. Практическое значение судебного арбитража сократилось. Основную роль в системе обязательного ар- битража стали играть менее обременительные и менее затяжные «процедуры примирения» или своеобразный правительственный арбитраж, когда спорные вопросы между рабочими и .предпринимателями рассматривались и решались при посредничестве правительственных чи- новников. Принятый курс в рабочей политике оживил и деятель- ность консультативных трехсторонних организаций, .кото- рая до тех пор имела преимущественно формальный ха- рактер. С 1957 г. различные трехсторонние институты (всеин- дийскиё конференции по труду, постоянные комитеты по труду, комитеты по заработной плате и т. п.) в общена- циональном масштабе и на уровне штатов становятся важным инструментом государственной политики в об- ласти труда. В третьем пятилетием плане поощрение деятельности трехсторонних институтов дополняется кон- кретными рекомендациями в отношении организации «системы участия рабочих в управлении производством» (на базе объединенных советов управления) и осущест- вления специальной программы подготовки и обучения профсоюзных кадров из среды рабочих. Деятельность трехсторонних организаций, объединен- ных советов управления и, наконец, осуществление про- граммы подготовки профсоюзных кадров в духе идей «социального партнерства» и системы «человеческих от- ношений» на предприятиях рассматривались в качестве важнейшей предпосылки на пути к индийскому социа- лизму. «Социалистическое общество создается не только на основе материальных стимулов,— говорится в тексте второго пятилетнего плана,— но на идеях служения об- ществу и готовности со стороны последнего признать эти усилия. В этой связи необходимо, чтобы рабочий понял, как он сам помогает строить прогрессивное государство. Создание промышленной демократии поэтому является предпосылкой построения такого общества» 4. Выдвижение лозунга «промышленной демократии», создание широкой сети консультативных институтов от 4 «Second Five Year Plan», New Delhi, 1957, p. 158. 126
ражало обострение в стране классовых противоречий й наряду с этим стремление правящих кругов ограничить и предотвратить нарастание классовой борьбы трудящихся; новые элементы в государственном регулировании взаи- моотношений труда и капитала выражали объективные потребности национального развития, а следовательно, в известной степени демократические требования и обще- национальные устремления народных масс. Из всех перечисленных .начинаний относительно дей- ственное влияние на рабочий класс оказывает система трехсторонних организаций во вопросам труда. Трехсторонние организации по вопросам труда Первые трехсторонние организации по вопросам тру- да в Индии были созданы в годы второй мировой войны. Напряженная обстановка в стране, связанная с резким обострением антиимпериалистических настроений, кам- пания несотрудничества Индийского национального кон- гресса, направленная против английских колонизаторов, растущее забастовочное движение и, наконец, нужды во- енного времени заставили колониальные власти проявить большую гибкость в своей политике в области труда. Вот тогда они приступили к осуществлению «забытого» было пожелания королевской комиссии по труду (1931 г.) о создании при колониальном аппарате трехсторонней ор- ганизации, которая могла бы не только консультировать по вопросам трудового законодательства, экономических исследований и т. п., но главное, «способствовать улуч- шению духа сотрудничества и взаимопонимания»5. С января 1940 по январь 1942 г. состоялись первые три конференции по вопросам труда с участием лишь представителей провинциальных властей и администра- ции крупных княжеств. Представители профсоюзов, а также крупных объединений промышленников в работе этих конференций не участвовали. С ними колониальные власти проводили отдельные консультации по обсуждае- мым на конференции вопросам. IV Всеиндийская конференция по вопросам труда (ав- густ 1942 г.) была уже трехсторонней по своему составу. 5 «Indian Labour Gazett», January, 1956, p. 491. 127
fa ее работе приняли участие помимо представителей ко- лониальной администрации и княжеств делегаты от ор- ганизаций промышленников и (профсоюзов. На этой кон- ференции были учреждены Пленарная, или Всеиндий- ская, конференция по труду и Постоянный комитет по труду («Indian Labour Conference and Standing Labour Committee»), а также утвержден устав этих организа- ций. Главными целями Конференции по труду выдвига- лись: «Стремление к достижению единообразия в трудо- вом законодательстве, разработка процедуры урегулиро- вания конфликтов в промышленности и обсуждение всех вопросов всеиндийокого значения, возникающих между промышленниками и рабочими»6. Что касается Постоянного комитета по труду, то пред- полагалось, что он будет заниматься изучением вопросов, выдвинутых Конференцией, а также принимать во внима- ние предложения, принятые правительствами провинций, княжеств, представительными организациями рабочих и промышленников и т. п.7. Решения Конференции и Ко- митета могли быть лишь консультативными, т. е. совеща- тельными по своему характеру. С 1943 по 1946 г. деятельность трехсторонних орга- низаций была посвящена разработке и обсуждению раз- личных законопроектов по вопросам труда — об урегули- ровании конфликта в промышленности, о минимуме за- работной платы, о государственном социальном страхова- нии и т. ,п. В апреле 1947 г. на VIII Всеиндийской конференции по труду, работу которой возглавляло национальное вре- менное правительство, был утвержден новый состав трех- сторонних организаций. Всеиндийская конференция по труду, возглавляемая министром труда, включала 22 представителя правительства и по 11 представителей от предпринимателей и профсоюзов. В состав Постоянного комитета по труду назначались десять представителей правительства и по пяти представителей от предприни- мателей и рабочих. За годы независимого развития принцип трехсторон- него представительства при обсуждении и разработке вопросов рабочей политики прочно утвердился в практи- 6 «Tripartite Conclusions, 1942—1962», Delhi, 1962, р. 3. 7 Ibid., р. 4. 128
ке государственного регулирования, а растущая сеть трехсторонних организаций стала широкой и разветвлен- ной. Помимо Всеипдийской конференции по труду и По- стоянного комитета по труду правительство учредило во всеиндийском масштабе ряд постоянных и временных ко- митетов и бюро. В их числе: трехсторонние отраслевые комитеты (industrial committees) в текстильной, джуто- вой, цементной, кожевенной промышленности, а также на плантациях и в угольных шахтах, Центральный комитет по выполнению и оценке решений индийских конферен- ций (Central Implementation and Evaluation Committee), Группа по заработной плате (Steering Group on Wage), Центральное бюро по обучению рабочих (Central Board of Workers’ Education), Центральное совещательное бюро по закону о минимуме заработной платы (Central Advisory Board); технические комитеты по вопросам ра- ционализации, многочисленные отраслевые бюро по во- просам заработной платы и др. Структура трехсторонних организаций в штатах, как правило, совпадает со структурой аналогичных всеиндий- ских организаций. Все они построены по единой схеме: равное число представителей от предпринимателей и ра- бочих, половина членов — представители центра или шта- тов или тех и других вместе. Содержание деятельности трехсторонних организаций не выходит из русла общей политической направленности официального курса правящей партии. Повестка дня за- седания трехсторонних организаций (всеиндийских и в штатах) обычно предлагается и утверждается предста- вителями правительства. Решения трехсторонних орга- низаций не имеют силы закона, не обязательны для ис- полнения и принимаются в добровольном порядке. Ника- ких санкций за нарушения достигнутых соглашений на предпринимателей не налагается. На XVIII сессии Постоянного комитета по труду в 1960 г. было подтверждено, что рекомендации и решения трехсторонних организаций не имеют силы закона, но вместе с тем они морально связывают стороны в том смысле, что последние берут на себя обязательство пред- принимать усилия для выполнения этих рекомендаций 8. 8 «Tripartite Conferences and Committees, 1957—1960», Bombay, 1961, p. 64. 9 Зак. 280 129
Усиление роли трехсторонних организаций с 1957 г. было связано ие только с новым подходом в политике правительства, но в конечном счете ото отражало общий подъем демократического и массового движения в стране. Именно с этого времени система трехсторонних организа- ций постепенно становится все более существенным фак- тором во взаимоотношениях между трудом и капиталом. Роль и значение различных трехсторонних организа- ций, разумеется, не одинаковы. Всеиндийские трехсторон- ние конференции по вопросам труда, а отчасти и Посто- янный комитет по труду—это своеобразные форумы, на которых представители организаций промышленников и рабочих имеют возможность выразить свою точку зрения по обсуждаемым вопросам. Заявления и меморандумы центральных профсоюзных объединений, позиции органи- заций промышленников и представителей правительства по важнейшим проблемам труда, опубликованные затем в прессе, становятся достоянием общественности. Следует подчеркнуть, что с 1957 г., по мере нараста- ния массового движения в стране, повестка дня всеин- дийских конференций по труду становилась все более раз- носторонней и актуальной. На заседаниях конференций все чаще ставились вопросы заработной платы, надбавки на дороговизну, социального обеспечения, жилищного строительства, проблемы национализации, автоматиза- ции, дисциплины на производстве и профсоюзной демо- кратии и, наконец, даже обсуждались стачечные выступ- ления трудящихся (например, XVIII сессия Всеиндийской конференции по труду была посвящена всеобщей заба- стовке государственных служащих 1960 .г.). Разумеется, вопросы классового сотрудничества и до- стижения «мира в промышленности» вызывали неослабе- вающий интерес промышленников и представителей пра- вительства и являлись как бы отправной точкой для всей их деятельности в трехсторонних организациях. И тем не менее обсуждение на всеиндийских конферециях проблем, имеющих жизненно важное значение для тру- дящихся масс, а в особенности выступления представи- телей профсоюзов по этим проблемам, привлекало вни- мание широких кругов общественности и играло немало- важную роль в формировании общественного мнения. Общественное звучание деятельности других цент- ральных, отраслевых или региональных трехсторонних 130
комитетов, разрабатывающих рекомендации по конкрет- ным вопросам .практической политики в области труда, было слабее и зависело от многих факторов: от активно- сти рабочих масс, отстаивающих требования, которые об- суждались в том или ином комитете, от конкретной пози- ции Промышленников и экономической конъюнктуры в данной отрасли или штате и, наконец, от характера са- мого комитета и чисто организационно-технических мо- ментов в его работе, возникающих в связи со сбором и обработкой необходимого статистического материала. Однако всеиндийские трехсторонние организации, а также отраслевые и региональные комитеты имеют об- щую и главную черту, определяющую их классовую на- правленность, — ни одна из рекомендаций, принятых на уровне трехсторонних организаций, не выходит за рамки буржуазно-демократических преобразований. Совершен- но очевидна и та доминирующая роль, которую играет в деятельности трехсторонних институтов правительствен- ный аппарат. Иными словами, структура этих организа- ций, порядок работы, совещательный характер рекомен- даций и, наконец, сами рекомендации не оставляют со- мнений в буржуазно-классовой природе этого института. Однако в условиях независимой Индии, когда националь- ное возрождение имеет важнейшее значение для ликвида- ции наследия колониального 'прошлого во всех сферах со- циально-экономической жизни, когда требования рабоче- го класса и широких народных масс о проведении демо- кратических преобразований и социальных реформ на- ходятся в связи с борьбой за изменение пути развития страны, система трехсторонних организаций имеет определенное TiporpeocHBHoe значение. В деятельности трехсторонних организаций проявля- ются две группы противоречий: классовые шротиворечия между буржуазией и пролетариатом и противоречия вну- три самой буржуазии, возникающие в результате раз- личного отношения ее слоев и группировок к капитали- стической индустриализации. Противоречия внутри бур- жуазии относительны в силу общности коренных интере- сов ее отдельных слоев. Общность их интересов цемен- тирует единство буржуазии как класса в целом при сложном переплетении экономических и политических стремлений ее различных групп, обусловленных особен- ностями экономической ситуации, конкретной расстанов- 9* 131
кой классовых сил в различных штатах страны. В ходе индустриализации эти противоречия внутри буржуазии находили отражение в тенденциях, которые своеобразно проявились в официальной политике правительства в об- ласти труда. С одной стороны, это тенденция -к созданию условий, способствующих успешному развитию капитали- стической индустриализации на современном техническом уровне, к обновлению и демократизации отношений в промышленности, к некоторому улучшению экономиче- ского положения рабочих, расширению их прав в рамках буржуазной демократии, и с другой — тенденция к со- хранению условий нерегулируемой, произвольной экс- плуатации, к подавлению профсоюзных прав и политиче- ских свобод трудящихся, а по существу к сохранению отсталых полука'бальных отношений в промышленности как средства хищнического обогащения национального капитала. Трудящимся было далеко не безразлично, какая тен- денция преобладает в деятельности трехсторонних орга- низаций. В обстановке, когда отношения в промышленно- сти еще не освободились от отсталых традиций, характер- ных для колониальной Индии, создание условий, способ- ствующих высвобождению буржуазных отношений в про- мышленности от всякого рода докапиталистических пе- режитков прошлого, имело для рабочих немаловажное значение. Не случаен тот факт, что даже постановка и обсужде- ние в трехсторонних институтах вопросов, хотя и не вы- ходящих за пределы капиталистического производства, но отвечающих интересам трудящихся, происходили, как правило, в условиях подъема массовой борьбы и активи- зации демократических сил в общественной жизни стра- ны. Так, рекомендации трехсторонних организаций, со- действующие стандартизации и некоторому повышению заработной платы, упорядочению практики выплаты бо- нусов, расширению и улучшению действия системы со- циального страхования, организации технического обуче- ния рабочих, повышению их профессиональной квали- фикации и т. п., отвечали интересам трудящихся, способ- ствовали росту производительности труда и находили среди них живой отклик. В то же время спад борьбы трудящихся, ослабление единства демократических сил, а главное, отсутствие 132
единства среди представителей ведущих профцентров по обсуждаемым проблемам немедленно сопровождались попытками консервативных кругов рекомендовать реше- ния, прямо или косвенно содействующие заморажива- нию заработной платы, усилению интенсификации труда, ограничению профсоюзных и политических прав трудя- щихся. Можно констатировать, что с 1957 г. расширение и ут- верждение демократической направленности в деятельно- сти всей системы трехсторонних организаций постепенно становились одной из в-ажных целей индийского рабоче- го движения. Массовая борьба пролетариата и актив- ность демократических сил играли первостепенную роль в развитии демократического направления в работе трех- сторонних институтов. И хотя влияние этих институтов на процесс демократизации производственных отношений в промышленности было недостаточно последовательным, деятельность трехсторонних организаций, особенно в пе- риоды подъема демократического движения, создавала предпосылки для дальнейшего расширения борьбы с на- следием колониального прошлого. Единодушная и активная позиция профсоюзов на трехсторонних конференциях по вопросам действия зако- на о социальном страховании способствовала не только практическому осуществлению этого закона, но и даль- нейшему расширению сферы его применения. Некоторое значение имели рекомендации о проведений рацио- нализации промышленного производства только с ведо- ма профсоюзов, без увольнения рабочих и сокращения их заработков. Для постепенного устранения анархии в определении ставок заработной платы, а также для неко- торого повышения заработков рабочих ряда отраслей промышленности немаловажную роль сыграли отрасле- вые бюро то заработной плате. Деятельность трехсторонних организаций в условиях подъема рабочего движения приводила к тому, что неред- ко вопросы о положении рабочего класса приобретали характер общенациональной проблемы. Это создавало но- вые возможности для развития массовой борьбы за их разрешение в интересах трудящихся, а тем самым и в интересах национального развития. Например, борьба за осуществление решений отраслевых трехсторонних бюро по вопросам заработной платы часто принимала обще- 133
индийский характер, привлекая рабочих новых центров и предприятий, ранее стоявших в стороне от рабочего движения. «Учреждение различных бюро по заработной плате способствовало объединению рабочих в масштабах целых отраслей промышленности, — отмечалось в мате- риалах секретариата Коммунистической партии Индии.— В результате решений бюро по заработной плате во многих отраслях создавалось положение, при котором рабочие и предприниматели противостоят друг другу в национальном масштабе. Такое положение несомненно выгодно нашему классу и должно получить организаци- онное оформление»9. При оценке роли трехсторонних организаций нельзя упускать из виду и их отрицательного влияния на положе- ние рабочего класса. Консультативный принцип работы этих институтов открывал довольно широкий простор для буржуазной пропаганды. Совещательный характер реше- ний и добровольный принцип осуществления соглашений нередко выручали промышленников в том случае, когда принятые рекомендации противоречили их интересам. Они затягивали, а иногда и просто отказывались выпол- нять принятые решения. Так, все еще не выполнены некоторые рекомендации XV Всеиндийской конференции по труду (1967 г.), имею- щие важнейшее значение для пролетариата. В их числе специальная рекомендация «О политике заработной пла- ты в период второго пятилетнего плана», утверждавшая конкретные нормы минимальной заработной платы. Пред- ложенные нормы хотя и были еще крайне недостаточны, но в среднем обеспечивали несколько более высокий жиз- ненный уровень по сравнению с тем, который имели фаб- ричные рабочие. Особенно важно было то, что расчетные нормы рекомендовались в качестве общего руководства всем учреждениям, устанавливающим заработную пла- ту,— комиссиям по минимальной заработной плате, от- раслевым бюро по заработной плате, промышленным су- дам и трибуналам. Однако принятые впоследствии реко- мендации различных трехсторонних организаций по во- просам заработной платы (в том числе и бюро по зара- ботной плате), на деле предусматривавшие некоторое по- 9 «Party and Trade Unions. Some Problems», New Delhi, 1964, p. 21. 134
вышение заработков рабочих, все же не соответствовали нормам, утвержденным на XV Всеиндийской конференции по труду. Широко используя право «вето» при вынесении решений в отраслевых бюро по заработной плате, про- мышленники всячески тормозили и затягивали работу этих организаций 10. Попытки правительства решить с помощью трёхсто- ронних организаций проблему признания и выбора дей- ствительно авторитетного профсоюза также оказались несостоятельными. По инициативе центрального правительства на XV, а также на XVI Всеиндийских конференциях по труду были рассмотрены и приняты положения Дисциплинарного ко- декса — своеобразного трехстороннего соглашения, при- званного, по замыслу его инициаторов, ограничить ста- чечную борьбу и несколько нормализовать положение профсоюзов на предприятии, расширив возможности при- знания профсоюзов промышленниками. Ознакомление с положениями Кодекса представляет интерес не только в связи с рассмотрением тех конкрет- ных ограничений, которые налагались на свободу дейст- вий профсоюзов в обмен на новый вариант процедуры их признания, но и любопытно с точки зрения характеристи- ки обстановки, уровня и характера трудовых отношений, существующих на промышленных предприятиях Ин- дии. Согласно Дисциплинарному кодексу, «для поддержа- ния дисциплины в промышленности (в частном и государ- ственном секторах) необходимо признание предпринима- телями и рабочими прав и обязанностей каждой из сто- рон, сформулированных в законах, а также в различных двухсторонних и трехсторонних соглашениях. Такое при- знание означает готовность обеих сторон принять и со- блюдать принятые на себя обязательства. Правительства центра и штатов со своей стороны 10 До недавнего времени по принятой процедуре решения бю- ро по заработной плате утверждались правительством и вводились в действие в том случае, если эти решения были приняты единоглас- но. Известно, что для подготовки, согласования и утверждения рекомендаций бюро по заработной плате для угольной промышлен- ности потребовалось свыше трех с половиной лет, для рабочих чай- ных плантаций — свыше пяти лет и т. п. («Trade Union Record», March 20, 1966). 135
должны навести порядок в аппаратах, наблюдающих за действием законов в области труда. Для обеспечения лучшей дисциплины в промышлен- ности предприниматели и профсоюзы обязуются: не при- бегать к односторонним действия,м по любому вопросу, связанному с производством, обсуждать и разрешать спорные вопросы, используя прежде всего существующую систему для урегулирования конфликтов; не объявлять стачек и локаутов без предварительного уведомления; стремиться разрешать все будущие разногласия, кон- фликты и жалобы посредством переговоров, процедуры примирения и добровольного арбитража; не прибегать к насилию, преследованиям, запугиваниям и саботажу; из- бегать подстрекательства, сидячих и стоячих стачек и ло- каутов; совместно разработать процедуру рассмотрения жалоб, быстро и точно выполнять принятые реше- ния. Предприниматели выражают согласие не увеличивать нормы выработки без предварительного согласования; не поощрять различную несправедливую практику, связан- ную с вмешательством в право рабочих вступать в проф- союзы или быть членом профсоюза, с насилием или дис- криминацией рабочих за профсоюзную деятельность, а также с преследованиями и оскорблениями рабочих в лю- бой форме; принимать быстрые меры для разрешения жалоб и выполнения достигнутых при переговорах реше- ний, а также судебных постановлений и приказов; раз- весить на видных местах на предприятии положения Ко- декса на местных языках; делать различия между дейст- виями рабочих, заслуживающими немедленного увольне- ния, и такими проступками, которые влекут за собой пре- дупреждение, выговор, временное отстранение от работы и другие формы дисциплинарных взысканий; принять меры к тому, чтобы все такие дисциплинарные взыскания могли быть рассмотрены в специальной комиссии по жа- лобам; налагать соответствующие дисциплинарные санк- ции на своих служащих в случае, если они несут ответ- ственность за нарушения рабочими дисциплины; призна- вать профсоюз в соответствии с рекомендациями, приня- тыми на XVI Всеиндийской конференции по труду. Профсоюзы в свою очередь согласны: не прибегать к физическому принуждению в любой форме; не разрешать немирных демонстраций и не допускать хулиганских дей- 136
ствий на демонстрациях; не заниматься профсоюзными делами в рабочие часы, если это не обусловлено законом, соглашением или практикой; не поощрять недобросовест- ную работу, порчу собственности, вмешательство или на- рушение нормальной трудовой деятельности, нарушение субординации; принимать быстрые действия для выпол- нения судебных постановлений, соглашений и решений; поместить на видных местах в помещениях союзов поло- жения Кодекса на местных языках и выражать неодобре- ние и предпринимать соответствующие меры против руко- водителей и членов союза за действия, противоречащие духу настоящего Кодекса» н. Все крупнейшие организации промышленников и ра- бочих согласились принять Дисциплинарный кодекс. Представители Всеиндийского конгресса профсоюзов подчеркивали, однако, что они рассматривают Дисципли- нарный кодекс как неотъемлемую часть решения XV и XVI конференций в отношении заработной платы, рацио- нализации и других рекомендаций, принятых в интересах рабочих. Они неоднократно заявляли о том, что считают себя связанными Кодексом в той мере, в какой прави- тельство и промышленники готовы к практическому осу- ществлению этих рекомендаций. Оценивая результаты действия Кодекса, нельзя не от- метить его некоторого положительного значения для ут- верждения элементарного статуса профсоюза, так как и сегодня в Индии имеется еще немало промышленников, которые не желают признавать права рабочих на созда- ние союзов и чинят всевозможные препятствия организа- ции профсоюзов на своих предприятиях. Вероятно, одним из положительных следствий введе- ния Кодекса явилась также разработка системы разбора жалоб на предприятии, предусматривающая не только процедуру последовательного рассмотрения жалобы ра- бочего, но и создание для этого специальной комиссии с участием представителей администрации, профсоюзов или фабричных комитетов. Принятие Кодекса отчасти способствовало и некото- рому упорядочению документации и отчетности профсою- зов. Ныне профсоюзы ежегодно обязаны представлять свою документацию правительственному чиновнику, ко- 11 «Tripartite Conclusions, 1942—1962», р. 220. 137
торый, и это важно подчеркнуть, рекомендует промыш- леннику наиболее представительный профсоюз на его предприятии на основе специально 'предусмотренной процедуры проверки численности членов всех действую- щих профсоюзов. Осуществление положений Дисциплинарного кодекса, отвечавших интересам рабочих, практически зависело от конкретной обстановки на местах, от влияния и активно- сти профсоюза, от взаимосвязей правительственного ап- парата и организации местных промышленников, от об- щей экономической и политической ситуации в данном районе, отрасли и т. д. Утверждения в официальных кру- гах о растущем значении Кодекса как сдерживающего фактора стачечной борьбы трудящихся не соответству- ют действительности. Они опровергаются почти непрерыв- ным нарастанием классовых боев за период после за- ключения этого трехстороннего соглашения. Что же касается главного — проблемы признания профсоюзов, то, по общему мнению профсоюзных деяте- лей, принадлежащих к различным профцентрам, попыт- ка разрешить эту проблему на основе действия Кодекса не имела успеха. При проведении Кодекса в жизнь вла- сти больше заботились о том, чтобы с его помощью ослабить забастовочную борьбу и укрепить конгрессист- ские профсоюзы, а не создавать действительно нормаль- ные условия для развития профдвижения на базе кол- лективных договоров. Проблема признания профсоюзов по-прежнему оста- ется одной из самых сложных и запутанных в отноше- ниях между трудом и капиталом в Индии. Дисциплинар- ный кодекс не смог разрешить ее как из-за своего необя- зательного характера, так и потому, что он вместо единственно демократической процедуры выбора автори- тетного союза на основе тайного голосования рабочих предложил процедуру, беспристрастность проведения ко- торой оспаривалась левыми профсоюзами чуть ли не с первых дней действия Кодекса. Подавляющее большин- ство промышленников по-прежнему отдает предпочтение профсоюзам, стоящим на соглашательских позициях либо проявляющим к хозяевам предприятия большую лояль- ность. Неудача решения проблемы признания профсоюзов при помощи Дисциплинарного кодекса вполне понятна. 138
Попытка решить эту проблему па добровольной основе в условиях действия отсталого профсоюзного законодатель- ства и обязательного арбитража, подрывающих самое основу развития профсоюзного движения на демократи- ческих началах, по-видимому, как показывает многолет- няя практика, обречена на неудачу. Объединенные консультативные советы Образование на предприятиях так называемых объ- единенных советов управления выражало стремление правительства распространить непосредственно на пред- приятиях практику двухсторонних консультаций и согла- шений в соответствии с рекомендациями второго пяти- летнего 'плана. Официально считается, что объединенные советы уп- равления, или, как их стали называть в последнее время, объединенные консультативные советы, явятся важным средством демократического контроля над производством и проведения дальнейших социальных преобразований. Конечно, эти предположения и официальные рекоменда- ции весьма далеки от действительности, что отмечается демократической и прогрессивной общественностью Ин- дии. Тем не менее будет небезынтересно привести офи- циально сформулированные цели объединенных советов управления в третьем пятилетием плане. Читатель без особого труда внесет в них необходимые коррективы, вытекающие из признания капиталистического пути раз- вития Индии. «Одно из основных положений программы третьего пятилетнего плана, — говорится в тексте этого плана, — прогрессивное расширение системы объединен- ных советов управления в новых отраслях и на пред- приятиях, которая в течение последующих нескольких лет должна стать нормальной чертой промышленного развития. Участие рабочих в управлении может стать значительным шагом в приспособлении частного сектора к системе социалистического порядка. Оно может послу- жить мостом, соединяющим разрыв между рабочими и администрацией, создавать лучшее взаимопонимание и облегчить достижение обеими сторонами объективного подхода к проблемам промышленности и труда. Успех или неудачи предприятия — не дело одной администра- 139
ции. Для мирной эволюции экономической системы на демократической основе весьма существенно, чтобы уча- стие рабочих в управлении было принято в качестве фун- даментального принципа и насущной потребности. С те- чением времени управленческие кадры появятся из сре- ды самого рабочего класса. Это во многом (поможет улучшить социальную активность, которая является важ- ной составной частью социалистической системы» 12. Цель консультативных советов, согласно выработан- ному типовому соглашению, заключается в том, чтобы «улучшить условия жизни и труда работающих, содей- ствовать росту производительности (Предприятия, поощ- рять производственную инициативу рабочих, оказывать администрации помощь в практическом осуществлении законов и соглашений, выступать в качестве связующе- го звена между администрацией и рабочими и поддер- живать среди рабочих чувство приобщения к общему делу». Советы не должны подменять деятельность проф- союзов; в их функции не входит обсуждение вопросов за- работной платы, выплаты бонусов и т. л. Предполагается также, что администрация может консультироваться с со- ветом в отношении правил внутреннего распорядка, при- нятых на предприятии, введения новых методов произ- водства, а также сокращения производственной деятель- ности или закрытия предприятия. Совет имеет право рас- считывать на информацию, освещающую состояние рын- ка, общее экономическое положение предприятия, проб- лемы его организации и управления, а также знакомить- ся с документально подтвержденными сведениями о ежегодном балансе расходов и прибылей. С конца 50-х годов в ряде отраслей частного и госу- дарственного секторов стали создаваться объединенные консультативные советы. Они образовывались на круп- ных предприятиях (не менее 500 рабочих) и только там, где действовали профсоюзы, пользовавшиеся признанием администрации. Как правило, члены совета (от 6 до 12 человек) назначались профсоюзом и главой предприя- тия поровну. Профсоюзные функционеры, не работающие на данном предприятии, могли составлять не более 25% членов, представляющих рабочих. К концу 1965 г. такие советы действовали на 99 предприятиях (34 — в госу- 12 «Third Five Year Plan», New Delhi, 1961, p. 254. 140
дарственном и 65 — в частном секторе) в обрабатываю- щей промышленности, на шахтах и плантациях 13. Судя по сообщениям печати, отзывы о действиях объ- единенных советов на предприятиях противоречивы. Наи- более оптимистические оценки можно найти главным образом в официальных публикациях. В ежегодном отчете бюро труда (при Плановой ко- миссии правительства Индии) в разделе о работе рас- сматриваемых советов отмечается: «Опыт показал, что успешная деятельность объединенных советов управле- ния выразилась в стабилизации рабочей силы, увеличе- нии производительности труда, сокращении простоев, повышении прибылей и содействовала более тесному взаимопониманию между администрацией и рабочими. Однако было также установлено, что для достижения су- щественных результатов должно быть достигнуто боль- шее сотрудничество между предпринимателями и рабо- чими 14. В промышленных кругах всегда было распространено скептическое отношение к самой идее создания консуль- тативных советов и тем более к ее практическому вопло- щению. С особенным неудовольствием в этих кругах был встречен пункт о праве советов на информацию о годо- вом балансе предприятия. До последнего времени консультативные советы встре- чали весьма сдержанное отношение и профсоюзов левого направления. Это объясняется не только тем, что работа советов далеко не всегда следует принятой форме и демо- кратическим принципам, определяющим ее значение, но главное тем, что такая система оказывается в значитель- ной мере нежизнеспособной в условиях действия недемо- кратического профсоюзного законодательства. В сущно- сти, она не имеет реальной основы для своего развития, пока сохраняется положение, при котором признанием пользуются профсоюзы, не обладающие поддержкой большинства рабочих предприятия. Еще менее перспективными выглядят попытки утвер- дить объединенные консультативные советы в тех штатах и отраслях промышленности, где действуют законы типа бомбейского закона об отношениях в промышленности, 13 «Indian Worker», January 9, 1967. 14 «Indian Labour Journal», September, 1965. 141
предусматривающего право официального признания В ведущих отраслях промышленности только одному проф- союзу для рабочих всей отрасли. Провал деятельности объединенных комитетов на предприятиях хлопчатобу- мажной промышленности в Бомбее, принципы деятельно- сти которых более или менее аналогичны примерному уставу объединенных консультативных советов, был глав- ным образом обусловлен почти монопольным положением конгрессистского «Раштрия мил маздур сангх» — пред- ставительного отраслевого профсоюза, занимающего весьма шаткие позиции среди рабочих. Касаясь вероят- ных перспектив деятельности объединенных консульта- тивных советов в хлопчатобумажной промышленности Бомбея, видный индийский экономист по проблемам тру- да Дж. Тхаккер писал: «Весьма сомнительно, чтобы проф- союз, не обладающий поддержкой стабильного большин- ства рабочих данной отрасли, испытывал подлинную за- интересованность в развитии методов сотрудничества на уровне одного предприятия. При подобных обстоятельст- вах слишком большие полномочия представительного профсоюза на уровне отрасли, по существу, препятству- ют прогрессу такого рода экспериментов» 15. Изучение деятельности объединенных консультатив- ных советов показывает, что нередко даже там, где они функционируют, членов совета, особенно рабочих пред- ставителей, сковывает атмосфера недоверия, страха пре- следований и дискриминации. В результате характер ра- боты консультативных советов зачастую становится фор- мальным, а сам этот орган—искусственным дополнением фабричных комитетов и профсоюзов. Подготовка профсоюзных кадров Составной частью нынешней рабочей политики прави- тельства является организация так называемой системы образования рабочих. По мнению официальных кругов профсоюзы в Индии в силу слабости и раздробленности не в состоянии осуществлять систематическую подготов- ку кадров для своих организаций из среды трудящихся. 15 «Journal of the University of Bombay», July, 1960 — January. 1961, pts 1, 4, № 57—58. 142
Более или менее планомерно, хотя и в ограниченных мас- штабах, такую подготовку ведет лишь Индийский нацио- нальный конгресс профсоюзов. Левые профсоюзы спора- дически организуют и (проводят различные курсы и семи- нары ло подготовке профсоюзных организаторов. Нужда же в подготовке рабочих — организаторов и постоянных функционерой у всех профсоюзов огромна. В 1957 г. специальная комиссия с участием иностран- ных экспертов представила правительству Индии доклад, предусматривавший комплекс мероприятий по организа- ции всесторонней сети образования рабочих. На XV Все- индийской конференциичпо труду на основе этого доклада были разработаны конкретные предложения по органи- зации «системы образования рабочих». Название системы не соответствует ее практическим целям. Речь идет не об общеобразовательном обучении рабочих (охватываются только грамотные рабочие), а об организации сети клас- сов, курсов, лекций и т. д. по подготовке профсоюзных кадров из среды рабочих в духе идеологии и политики правящей партии. Система образования рабочих субсидируется прави- тельством и отчасти предпринимателями. Руководство обучением возложено на Центральное бюро — полуавто- номную организацию, состоящую из представителей проф- союзов, предпринимателей и правительства. Центральное бюро руководит подготовкой административных и препо- давательских кадров для самой сети (так называемых учителей-рабочих) и обучением рабочих, направляемых на курсы непосредственно с фабрики по согласованной рекомендации предпринимателя и профсоюза. Согласно программе, рабочие на занятиях знакомятся с основами трудового законодательства, проблемами эко- номики труда, производительности предприятия, вопроса- ми планирования, теории и практики современного тред- юнионизма и т. >п. Предполагается, что по возвращении на производство рабочие либо продолжат, либо включат- ся в профсоюзную деятельность своего коллектива. С 1958 г. по февраль 1966 г. в различных городах страны было создано около 25 региональных центров. К середине 1967 г. на курсах прошли подготовку около 480 тыс. рабочих. Оценка системы обучения рабочих противоречива. Наиболее сдержанными и критическими являются отзывы 143
Представителей левых профсоюзов, которые выступают за большую автономию руководства этой системой от пра- вительства и предпринимателей, справедливо полагая, что подготовка профсоюзных кадров — дело прежде все- го самих профсоюзов. Идеологическая направленность всей системы обуче- ния обусловлена ее финансовой и административной за- висимостью от правительства и предпринимателей. Эта зависимость определяет не только состав лекторов, но и практику подбора кандидатов на обучение из рабочей среды. Разумеется, при отборе кандидатов на курсы не- маловажное значение имеет их политическая благона- дежность. Отчасти выбор курсанта зависит и от влияния того или иного профсоюза в данном промышленном райо- не. Но практически большинство обучающихся представ- ляют конгрессистские профсоюзы, пользующиеся при су- ществующих условиях понятным предпочтением. Немало попадает на курсы людей, вообще не связывающих свое будущее с профсоюзным движением. «Мы знаем на собственном опыте, — пишет журнал „Хинд маздур“, — что в подавляющем большинстве слу- чаев предприниматели используют все возможности, что- бы помешать выделению на курсы действительно проф- союзных активистов... Многие из „рабочих-учителей** не имеют отношения к движению. Другие же не в состоянии добиться чего-либо, так как их связывают с предприни- мателями различные обязательства в виде предоставлен- ной квартиры или других льгот» ,6. Пропаганда «мира в промышленности», гандистской концепции партнерства капиталистов и рабочих и основ- ных положений системы «человеческих отношений в про- мышленности» в сочетании с ссылками на специфику профессионального движения в условиях экономики, раз- вивающейся к обществу «демократии и социализма», про- низывает лекционные и семинарские занятия. В настоя- щее время эта система представляет, в сущности, срав- нительно налаженный механизм для идеологической об- работки трудящихся, рассчитанный также и на будущее, а не только на настоящее. Слишком велик разрыв между буднями рабочего, действительностью, которая его окру- жает, и проповедуемыми идеалами, чтобы обучающиеся 16 «Hind Mazdoor», May, 1966. 144
могли проникнуться призывами к отказу от забастовок и достижению «классового мира и сотрудничества». Воз- вращаясь на производство, рабочий попадает в накален- ную атмосферу борьбы за свои жизненные интересы. Комментируя отчет Центрального бюро по обучению рабочих за 1965/66 г., журнал «Хинд маздур» писал: «Нет ничего удивительного в том, что директор сети обучения должен находить удовлетворение только в количествен- ных данных... Эти цифры действительно выглядят впе- чатляюще, но только на поверхности. Отчет умалчивает о том, сколько же из тех, кто прошел обучение, продол- жают деятельность в этом направлении. Не секрет, что издержки здесь значительно больше, нежели в любой другой области образования». * * * Огромный организационный механизм трехсторонних и двухсторонних институтов в области труда, порожден- ный потребностями капиталистической индустриализа- ции, оказывает на рабочий класс противоречивое воздей- ствие. Общедемократическая тенденция в работе институтов государственного регулирования труда является итогом борьбы классовых сил внутри и вне этих институтов, вы- ступает определенным завоеванием пролетариата. В дея- тельности консультационных институтов отражаются про- тиворечия между выразителями интересов буржуазно-де- мократического капитала, с одной стороны, и хищниче- ского капитала, с другой, не желающего расставаться с худшими формами и методами колониально-капиталисти- ческой, а нередко и докапиталистической эксплуатации. Развитие более демократической направленности в дея- тельности институтов государственного регулирования трудовых отношений способствует вытеснению хищниче- ских, азиатских, кабальных и полукабальных форм капи- тализма. Разумеется, в этой борьбе рабочий класс стоит не только на стороне демократического развития, но и зани- мает самую последовательную, прогрессивную позицию, избирая наиболее реальные пути для доведения демокра- тии до конца, стремясь открыть своей борьбой объектив- но социалистическую перспективу. 10 Зак. 280 145
Необходимость эффективного иопользования рабочим классом новых возможностей и новых средств классовой борьбы в целях оказания большего давления на полити- ку правящих кругов совершенно очевидна. Перед левыми профсоюзами уже не стоит вопрос, принимать или отка- зываться от участия в трехсторонних организациях. Они вошли в практику взаимоотношений труда и капитала, стали ареной столкновений классовых сил нередко по самым насущным и острым проблемам рабочего движе- ния. Теперь дело заключается в том, чтобы, завоевав большее влияние и представительство, левые профсоюзы развернули борьбу с бюрократическими тенденциями в работе трехсторонних организаций, добились расширения их полномочий, усилили контроль за осуществлением принятых решений, обсуждали самые острые проблемы жизни и деятельности рабочего .класса и, главное, развер- нули бы вокруг этих проблем массовую агитацию. Что же касается системы консультативных организа- ций на двухсторонней основе (фабричные комитеты, объ- единенные советы, управления и т. п.), то она еще не по- лучила и не может получить существенного развития в практике отношений в промышленности до тех пор, пока сохраняется недемократический статус профсоюзов и навязываются всевозможные ограничения права рабочих на забастовку. За последние годы левые профсоюзы в государствен- ном секторе промышленности начали борьбу за установ- ление и расширение демократического контроля над уп- равлением предприятий. Но это только начало. Проф- союзы в государственном секторе еще молоды и доволь- но слабы; как и в частном секторе, серьезно затрудняет их деятельность в этом направлении организационный раскол рабочего класса. Кроме того, борьба за демокра- тический контроль в государственном секторе неразрывно связана не только с развертыванием усилий за демокра- тизацию профсоюзных прав в общеиндийском масштабе, но и с отменой еще многих специальных ограничений де- мократических прав рабочих. Несмотря на трудности и реакционные тенденции, борьба профсоюзов в консультативных институтах за развитие прогрессивных сторон их деятельности, за ис- пользование различных двухсторонних организаций в целях улучшения материального положения трудящихся 146
и расширения их демократических прав неизбежно ста- новится одним из важных направлений индийского рабо- чего движения на современном этапе. Усилия профсоюзов в этом направлении многообразны: они проявляются в массовой агитации, развитии массового движения вокруг вопросов, поднимаемых в трехсторонних организациях в интересах рабочих, и наряду с этим в кропотливой, по- вседневной работе по ликвидации неграмотности, повы- шению культурного и общеобразовательного уровня ра- бочего класса, общего уровня пролетарского сознания.
ГЛАВА 4. ПРОФСОЮЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ Численность и структура профсоюзов Численность профсоюзов В период независимого капиталистического развития Индии изменения в положении рабочего класса и в тру- довых отношениях в промышленности сопровождались значительным ростом организованности промышленного пролетариата. К началу 60-х годов индийские профсоюзы насчитывали свыше 4 млн. членов, охватывая 40—50% рабочей силы на крупных предприятиях. Численность чле- нов профсоюзов по сравнению с предвоенными годами возросла примерно в десять раз. Сравнивая нынешнее профдвижение с предвоенным, можно с полным основанием утверждать, что в Индии создана новая база организованного рабочего движения. Об этом свидетельствуют не только увеличение численно- сти членов профсоюзов, огромное расширение сферы профдвижения, перемены в его отраслевой структуре, но также постепенное формирование организованных отря- дов рабочего класса в национальных районах страны, об- новление социального состава организованных трудящих- ся. Все это подтверждается данными официальной стати- стики и материалами различных обследований. При ознакомлении с изменениями в численном соста- ве и структуре профсоюзов следует иметь в виду некото- рые особенности статистики, отчасти обусловленные са- мим определением понятия «профсоюз» индийским зако- нодательством. По действующему закону о профсоюзах 1926 г. «профсоюз — это любое объединение, временное или постоянное, образованное с целью урегулирования отношений между рабочими и предпринимателями, или между рабочими и рабочими, или между предпринимате- 148
.лями и предпринимателями, или для введения регламен- тирующих положений в какой-либо отрасли или деле; таким объединением может выступать любая федерация двух или более профсоюзов» ’. Для регистрации в каче- стве профсоюза любому такому объединению необходи- мо насчитывать не менее семи человек, достигших 15 лет .и признающих закон о профсоюзах. В соответствии с этим определением в качестве проф- союзов в Индии регистрируются не только организации рабочих, но и различные объединения предпринимателей, торговцев и т. д. (например, такие «профсоюзы», как «Ассоциация индийских джутовых фабрик», «Ассоциация сахарных заводов Декана», «Ассоциация владельцев оте- лей», «Ассоциация производителей и торговцев копры Тра- ванкур-Кочина», «Ассоциация владельцев рикш Нагпу- ра» и др.). Правда, число организаций предпринимателей и численность их членов сравнительно небольшие. В 1959/60 г. они не превышали соответственно 1,6% и 0,3% числа союзов, представивших отчеты, и их членов. Закон предусматривает обязательное представление зарегистрированными союзами ежегодных отчетов, ха- рактеризующих их численность и состояние финансового положения. Статьи расходов профсоюзов строго опреде- лены— союз должен указать, на какие цели идут сред- ства объединения и из каких источников они образуют- ся. Регистрация союза может быть аннулирована, если его руководство своевременно не представит отчета (это положение стало соблюдаться в известной степени лишь с конца 50-х годов в связи с официальной проверкой чис- ленности союзов по Дисциплинарному кодексу). Однако регистрация профсоюзов по закону является добровольной и не все союзы ее придерживаются. В ре- зультате официальные данные статистики несколько пре- уменьшают численность профсоюзов, так как они не включают сведений о незарегистрированных союзах, а также о союзах, не представивших отчеты. По мнению некоторых индийских социологов, эта не- точность учета в целом невелика1 2. Как правило, проф- союзы начинают свою деятельность с регистрации, так 1 «Indian Labour Code. Indian Trade Union Act, 1926», Calcut- ta, 1957, p. 1329. 2 T. S. Mathur, Indian Working-Class Movement, Allahabad, 1961. pp. 94—95. 149
как по закону о промышленных конфликтах 1947 г. толь- ко зарегистрированный союз может официально высту- пать от имени рабочих. Кроме того, как уже отмечалось ранее, согласно Дисциплинарному кодексу только заре- гистрированный профсоюз может претендовать на право признания. Тем не менее, хотя незарегистрированных профсоюзов и немного, они все же существуют, и в от- дельных случаях численность членов таких союзов до- вольно значительна. Так, на основании законодательного определения профсоюза официальные власти зачастую отказывают в регистрации союзам, объединяющим до- машнюю прислугу. В Дели из года в год не могло до- биться регистрации такое крупное объединение, .как «Профсоюз домашней прислуги», насчитывавший в 1954 г. 45,5 тыс. членов 3. Что касается зарегистрированных союзов, но не пред- ставивших отчеты, то в целом, по-видимому, их числен- ность не оказывает существенного влияния на общую картину, поскольку это преимущественно небольшие профсоюзы, стихийно возникающие во время забастовки и с окончанием ее прекращающие свою деятельность. Однако в отдельных штатах, в особенности там, где дей- ствует местное законодательство (Махараштра, Гуджа- рат, Мадхья Прадеш), разрыв между численностью проф- союзов, представивших отчеты, и общей численностью членов зарегистрированных союзов весьма ощутим. На- пример, в Махараштре, где, как уже отмечалось, по зако- ну о промышленных отношениях, привилегии предостав- ляются только одному официально признанному союзу для всей отрасли, многие профсоюзы, должно быть, не заинтересованы в своевременном представлении отчетов. В 1960/61 г. из общего числа 1417 союзов, зарегистриро- ванных в этом штате с общим числом членов 980 тыс., отчеты представили лишь 833 профсоюза, насчитывав- шие 578 тыс. человек. Здесь разница в численности чле- нов значительна и составляет почти 40% 4. Впрочем, с введением Дисциплинарного кодекса отчетность профсою- зов в целом несколько улучшилась и данные официаль- 3 К. N. Vaid, Growth and Practice of Trade Unionism. An Area Study, Delhi, 1962, p. 71. 4 «Annual Administration Report on the Working of the Indian Trade Union Act, 1926 (for the year I960—61)», Bombay, 1963, pp. 6—9, 150
ной статистики стали с большей точностью отражать положение в профсоюзном движении. Таблица 15 Рост численности профсоюзов * Год Число зарегистри- рованных профсою- зов Число зарегистри- рованных профсою- зов, представив- ших отчеты Число членов проф- союзов, предста- вивших отчеты, тыс. 1938/39 562 394 399 1945/46 1 087 585 864 1946/47 1 225 998 1332 1947/48 2 766 1620 1663 1948/49 3 150 1848 1960 1949/50 3 522 1919 1821 1950/51 3 766 2002 1757 1951/52 4 623 2556 1996 1952/53 1953/54 4 934 2718 2099 6 029 3295 2113 1954/55 6 658 3545 2170 1955/56 8 095 4007 2275 1956/57 8 554 4399 2377 1957/58 10 045 5520 3015 1958/59 10 228 6040 3647 1959/60 10811 6588 3923 1960/61 11 312 6813 4013 1961/62 11 476 7044 3728 1962/63 11 679 7144 3565 1963/64 11 971 7245 3976 1964/65** 12 801 5980 3654 * «Digest of Indian Labour Statistics, 1963», Simla, 1963 (далее — DILS, 1963), p. 97; «Indian Labour Gazette», January, 1952. ILYB, 1964, p. 96; «India 1966», p. 386. * * Предварительные данные. За время независимого развития Индии в течение пер- вых четырех-пяти лет не наблюдалось сколько-нибудь су- щественных изменений в численности членов (профсоюзов (табл. 15). Однако это не означало, что в течение этого периода 'профдвижение находилось в состоянии застоя. За внешней стабильностью динамики численности проф- союзов скрывались бурные перемены в профсоюзной жиз- ни; ломка территориального размещения профсоюзов в связи с разделом страны в 1947 г. и образованием Паки- стана, глубокий политический раскол движения, стреми- тельное увеличение численности одних объединений и резкий спад и полное прекращение деятельности других. 151
Организованность трудящихся начинает заметно воз- растать с ускорением индустриализации, в особенности з последние годы первого и на протяжении второго пяти- летнего плана. Наиболее существенные сдвиги в числен- ности членов профсоюзов видны с 1956—1957 гг. в связи с подъемом массовой борьбы, а также с новыми возмож- ностями демократизации профсоюзного движения, обу- словленными объективными потребностями индустриали- зации страны. Таблица 16 Территориальное размещение численности членов профсоюзов *, тыс. Штат ** 1950/51 г. 1960/61 г. Андхра 125 Ассам 113 207*** Бихар 166 371 Керала —• 256 Бомбей 352 — Гуджарат — 203 Махараштра — 578 Мадхья Прадеш 39 51 Мадрас 175 407 Майсур 30 90 Орисса 16 53 Пенджаб 10 63 Раджастхан 17,5 42 Уттар Прадеш 196 326 Западная Бенгалия .... 511 980 Дели 80 210 Хайдарабад 15,6 — Траванкур-Кочин 112 — Итого (включая прочие) . 2022 4013 * DILS, 1961, р. 124. ** Новое административное деление страны, вве- денное в 1956 г., затрудняет сравнение по штатам дан- ных численности профсоюзов. Однако для некоторых штатов такое сопоставление представляется возможным. Данных о числе членов профсоюзов на территориях Андхра и Керала в 1950/51 г. не имеется, так как в то время эти территории входили соответственно в состав Хайдарабада и Траванкур-Кочина. Штаты Гуджарат и Махараштра входили до мая I960 г. в щтат Бомбей. *** Данные за 1959/60 г, 152
В 50-е годы общая численность организованных трудя- щихся почти удвоилась (табл. 16). Наряду с ростом профсоюзов в ведущих промышленных районах стра- ны — Махараштре и Западной Бенгалии, которые оста- ются главными центрами сосредоточения организованно- го рабочего движения, высокие темчы организованности наблюдались почти во всех штатах. Удвоилась числен- ность членов профсоюзов Мадраса, Бихара, Дели, Асса- ма, Раджастхана. Еще более стремительно повысилась организованность рабочих Пенджаба. Во многих штатах рост профсоюзов шел параллельно со становлением но- вых предприятий, начиная от мелких фабричек и кончая огромными промышленными комплексами, разительно меняющими социально-экономический облик целых райо- нов. Отраслевая структура профсоюзов К началу 60-х годов главную силу организованного пролетариата Индии составляли фабрично-заводские ра- бочие (свыше 1700 тыс.), рабочие транспорта и связи (почти 900 тыс.), горняки (свыше 300 тыс.) и плантаци- онные рабочие (около 500 тыс.). Наглядную картину сдвигов в отраслевой структуре профсоюзов показывают данные во каждому из основных отрядов организованно- го рабочего класса (табл. 17 и 18). Таблица 17 Отраслевая структура профсоюзов обрабатывающей промышленности (фабрично-заводские предприятия) * Отрасль промышленности 1950 51 г. 1960/61 г. число союзов число членов, тыс. число союзов число членов, тыс. Отрасли I подразделения Металлургия 37 62 143 147 Общее машиностроение и металлообработка .... 69 23 360 111 Электроприборостроение . . 6 1 69 24 Транспортное машинострое- ние 6 1 58 32 153
П родолжение Отрасли промышленности 1950/ 1951 г. 1960/61 г. число союзов число членов, тыс. ЧИСЛО союзов число членов, тыс. Прочая металлообработка . 77 34 71 28 Химическая 56 23 299 66 Резинотехническая .... Производство электроэнер- 8 2,3 45 12 гии и газа Переработка минерального 131 33 421 118 сырья 33 16 230 92 Итого 423 195,3 1696 630 Процент общего числа . . 46 27 49 36 Отрасли II подразделения Пищевая и табачная . . . 179 87 768 343 Текстильная 210 392 606 655 Швейная и обувная .... 16 16 36 9 Кожевенная 13 7,8 43 16 Полиграфическая 63 23 222 49 Деревообрабатывающая . . 9 3,2 97 14 Бумажная 11 6,6 5 20 Итого 501 535,6 1777 1106 Процент общего числа . . 54 1 73 51 64 Общее число союзов и ор- ганизованных рабочих . . 924 730,6 3473 1736 * Учитываются только профсоюзы рабочих («Working of the Indian Trade Union Act 1926 during 1950—51», Delhi, 1954, pp. 24— 25; DILS, 1963, pp. 98—99). За годы первого и второго пятилетних планов рост организованности фабричных рабочих опережал общее увеличение их численности. В 1950/51 г. организованные рабочие составляли примерно четверть общего числа фаб^ 154
ричпо-заводского пролетариата5, а в 1960/61 г. — уже по- ловину 6. Заметно выросла численность профсоюзов в отраслях легкой промышленности. В начале 50-х годов самым круп- ным организованным отрядом фабрично-заводского .про- летариата выступали текстильщики (в первую очередь рабочие хлопчатобумажного производства). В 1950/51 г. текстильщики охватывали больше половины (53%) всех организованных фабричных рабочих. Число организован- ных рабочих в других отраслях .намного отставало от чис- ленности объединений текстильщиков. Так, число членов профсоюзов даже самых крупных отрядов, идущих вслед за текстильщиками (рабочие пищевой и табачной отрас- ли), было более чем в четыре раза меньше численности профсоюзов рабочих текстильной промышленности. Десять лет индустриализации внесли существенные коррективы в отраслевую структуру профсоюзов фабрич- ного производства. Хотя текстильщики и ныне являются крупнейшим организованным отрядом фабричного проле- тариата (почти треть общего числа организованных ра- бочих), заметно возросла численность членов профсоюзов других отраслей. Так, численность профсоюзов рабочих пищевого и табачного производства увеличилась в четыре раза. К 1960/61 г. рабочие только этих двух отраслей составляли пятую часть всех организованных фабрично- заводских рабочих. Еще более высокими темпами росла организованность рабочих, занятых в отраслях тяжелой промышленности — на предприятиях общего машино- строения и металлообработки (почти в пять раз). Числен- ность членов профсоюзов в химической промышленности повысилась примерно втрое, в металлургии — в 2,5 раза, на предприятиях энергосети и газоснабжения — в 3,5 раза. На предприятиях электроприборостроения и транспорт- ного машиностроения, где численность членов профсою- зов возросла в 24 и 32 раза соответственно, речь идет уже о массовом вовлечении рабочих в профсоюзы либо в но- вых отраслях промышленности, появившихся в годы ин- дустриализации (например, электроприборостроение), ли- бо в отраслях, ранее не охваченных профсоюзным дви- 5 В 1950/51 г. из 3 млн. фабрично-заводских рабочих 24—25% были членами профсоюзов. 6 В 1960/61 г. насчитывалось 3,55 млн. фабрично-заводских ра- бочих (DILS, 1961, рр. 28—29, 30—31). 155
жением. Однако большинство рабочих вышеуказанных отраслей до сих пор стоит вне профсоюзов. В особенно- сти это относится к рабочим, занятым на предприятиях транспортного машиностроения; даже спустя десятилетие доля организованных рабочих не достигала 10% общего числа занятых в этой отрасли. В среднем численность членов профсоюзов на предприятиях тяжелой промыш- ленности увеличилась в 3,2 раза, а на предприятиях лег- ких отраслей — примерно вдвое. Рост организованности рабочих отраслей первого подразделения привел к существенным сдвигам в отрас- левой структуре профсоюзов. В 1950/51 г. три четверти всех членов 'профсоюзов были заняты в отраслях легкой промышленности. Спустя десятилетие численность членов профсоюзов отраслей первого подразделения составляла уже более трети общего числа организованных фабрич- ных рабочих. Таблица 18 Организованность рабочих в горнодобывающей промышленности, на плантациях, транспорте и на строительных работах * Отрасль 1950/51 r. K60/61 г. ЧИСЛО союзов число членов, тыс. число союзов ЧИСЛО членов, тыс. Горнодобывающая промыш- ленность 60 106 174 313 Транспорт и связь .... 239 509 619 886 В том числе: железные дороги .... 74 336 86 527 дорожный транспорт . . . 80 23,4 289 135 доки и порты 21 50,6 97 108 почта и телеграф .... 8 111 6 42 Плантации 35 146 136 486 Строительные работы . . . 25 10,3 154 71 Личные услуги 190 88,6 762 187 Разные отрасли 173 64,4 359 96 * «Working of the Indian Trade Union Act 1926...», pp. 24—25; DILS, 1961, pp. 116 — 118. К началу планового развития экономики рабочие гор- нодобывающей промышленности, 'плантационные, заня- тые на строительстве и на транспорте (за исключением 156
Железнодорожников), были организованы крайне слабо (табл. 18). К концу второго пятилетнего плана положе- ние изменилось. Организованность вышеперечисленных рабочих значительно возросла. Материалы официальной статистики позволяют выде- лить основной 'костяк организованного пролетариата страны. Это — текстильщики, железнодорожники, горня- ки, рабочие плантаций, пищевой и табачной промышлен- ности. К началу 60-х годов численность членов профсою- зов в этих отраслях достигла более 2 млн., или более по- ловины общего числа организованных трудящихся Ин- дии. В ходе индустриализации изменения в социальном составе современного пролетариата, естественно, отрази- лись на профсоюзах. При этом сдвиги в социальном со- ставе профсоюзов были более значительными по своим масштабам и более четкими в своих границах но срав- нению с переменами в составе пролетариата. Изменения в составе пролетариата крупной промышленности, свя- занные, с одной стороны, с традиционным потоком из: деревни, и с другой — растущим пополнением из мелкое буржуазных городских слоев, в профсоюзном движении дополнялись ростом более или менее компактных по, своему социальному составу профессиональных союзов: служащих и трудящейся интеллигенции — учителей, бан- ковских работников, связистов, медицинского персонала,, служащих страховых учреждений и т. п. Кроме того, в профсоюзное движение вливалось вну- шительное пополнение муниципальных работников, об- служивающего персонала в торговле, отелях, парикма- херских и т. п., представляющих пеструю среду полупро- летарских и мелкобуржуазных прослоек преимуществен- но городского населения, ранее не объединявшихся в профсоюзы. Преобладание в профсоюзном движении массы рабо- чих, еще тесно связанных с деревней, не вызывает сомне- ний. Это значительная часть текстильщиков, рабочих пищевой и табачной промышленности, горнодобывающих отраслей и плантаций, т. е., в сущности, наиболее круп- ных отрядов организованного рабочего класса. Однако приток в профсоюзы выходцев из мелкобуржуазных про- слоек и городских низов становится все более ощутимым. В 1960/61 г. численность членов профсоюзов учителей, 157
работников связи, банков и страховых учреждений, в торговле, в сфере услуг, а также среди многочисленных категорий трудящихся, отнесенных к рубрике «разные от- расли» 7, достигала более полумиллиона. Разумеется, сю- да вошла лишь незначительная часть многомиллионного отряда служащих, чиновничества, учителей, медицинских работников и других, занятых в сфере услуг, в торговле, финансовых учреждениях и государственном аппарате. Например, организованность служащих в торговле и фи- нансовых учреждениях даже в начале 60-х годов была еще весьма низкой (табл. 19). Таблица 19 Организованность трудящихся в торговле и коммерческих учреждениях 1950,51 г. 1960/61 г. число союзов ЧИСЛО членов, тыс. ЧИСЛО союзов ЧИСЛО членов, тыс. Торговля и коммерческие уч- рождения В том числе: 309 89 856 187 оптовая и розничная . . . 208 40 515 83 банки и страхование . . . 133 31 245 94 Несомненно, что за рассматриваемые годы в профсо- юзном движении в целом существенно возрос удельный вес трудящихся мелкобуржуазного происхождения, вы- ходцев из городских низов и средних слоев. При этом в 60-е годы политическая и организационная роль проф- союзов служащих и трудящейся интеллигенции заметно усилилась. Об этом убедительно свидетельствовали со- бытия последних лет, связанные с развитием массового политического движения. Определенные качественные изменения в состав ин- дийских профсоюзов вносит и развитие государственного 1 К этой рубрике отнесены профсоюзы муниципальных рабо- чих, учителей, артистов, служащих кино и театров, медицинских работников, прислуги отелей, различных торговых заведений и т. п. (см. «List of Trade Unions in India 1958—59», Simla, 1963). 158
сектора экономики. В 1960/61 г. на предприятиях и в учреждениях государственного сектора насчитывалось свыше 700 тыс. членов профсоюзов8. Организованные трудящиеся госсектора составляли около одной пятой общего числа организованных рабочих и служащих. Профсоюзы государственного сектора охватывают не только важные (категории квалифицированного пролета- риата страны (железнодорожники, рабочие транспортно- го и общего машиностроения, электроприборостроения, металлургических предприятий и т. д.), но и крупнейшие отряды служащих — банковских работников, учителей, работников связи. Официальная статистика не дает све- дений об отраслевом распределении профсоюзов государ- ственного сектора. По-видимому, наиболее высокие темпы роста организованности рабочих и служащих, занятых в государственном секторе, наблюдаются среди рабочих промышленных предприятий. Об этом красноречиво сви- детельствует уже отмечавшийся бурный рост численности членов профсоюзов на предприятиях в ряде отраслей I подразделения. Сравнительно высокие темпы роста организованности наблюдаются среди рабочих дорожного транспорта, до- ков и портов, а также среди служащих почты, телегра- фа, банковских и страховых учреждений. . Несмотря на заметный рост организованности индий- ских трудящихся, материалы официальной статистики свидетельствуют о том, что профсоюзы располагают ог- ромными резервами роста за счет пролетариата крупного производства (табл. 20). В сущности, профсоюзное дви- жение в сегодняшней Индии в основном сосредоточено еще в границах крупного промышленного производства, охватывая в среднем менее 50% числа рабочих и служа- щих. Вовлечение в профсоюзы широких масс рабочих и служащих, занятых в мелком промышленном производст- ве, и тем более сельского пролетариата (не считая план- тационных рабочих) только начинается. Возможности рабочего движения в этом отношении практически без- граничны. Конечно, то, что сделано за последние 15— 20 лет, заслуживает высокой оценки. Удвоение и утроение численности организованных рабочих Индии — это фак- тор огромного значения для всего международного рабо- 8 DILS, 1963, р. 108. 159
чего движения, для мобилизации передовых, прогрессив- ных сил индийского трудового народа. Но отдавая дань уважения всем передовым индийским рабочим, их проф- союзным и политическим лидерам за их полезную органи- заторскую работу по расширению рядов рабочего движе- ния, нельзя не видеть, что большая часть индийского рабочего класса, занятого в крупной промышленности, не говоря уже о многомиллионном сельском пролетариате и миллионах рабочих мелкой промышленности, находится вне рядов организованного рабочего хвижения. Здесь за- ложены и слабость и потенциальная сила рабочего клас- са, возможности громадного качественного роста рабо- чего движения, которое исторически все более выдвигает- ся как решающая сила глубоких преобразований в Индии, ее подлинного социального обновления в интере- сах трудовых народных масс. Таблица 20 Профессиональная организованность различных отрядов современного пролетариата * Важнейшие отрасли крупного производства, транспорта и связи Численность членоз профсоюзов 1950/51 г. 1960,61 г. тыс. процент ко всем за- нятым ТЫС. процент ко всем за- нятым Горнодобывающая промышленность 106 19 313 48 Металлургия Общее машиностроение и электро- 62 65 147 93 приборостроение 13 10 85 31 Транспортное машиностроение . . 1 0,5 32 9 Химическая промышленность . . . 23 30 66 48 Переработка минерального сырья . 16 13 92 46 Резинотехническая промышленность — •— 12 32 Текстильная промышленность . . Пищевая и табачная промышлен- 392 38 652 55 ность 87 19 343 48 Бумажная промышленность . . . 6,6 29 20 50 Полиграфическая промышленность 23 33 49 47 Железные дороги 336 36 527 45 Почта и телеграф 11 6 42 12 Плантации 146 12 486 40 * DILS, 1961; 1963, р. 26. 160
Организационная структура профсоюзов Подавляющее большинство индийских профсоюзов организовано по производственному принципу в пределах одного предприятия. Такие профсоюзы объединяют всех рабочих данного предприятия, фирмы, а иногда и целой отрасли, независимо от рода их замятий. Кроме того, имеются цеховые и так называемые смешанные проф- союзы. Цеховые профсоюзы включают рабочих только определенной профессии. Зачастую деятельность цеховых союзов не ограничивается рамками одного предприятия, а охватывает всех рабочих данной профессии в городе или области. Примером цеховых союзов могут служить организации рикш, водителей такси, учителей, журнали- стов и т. д. Смешанные союзы представляют собой объ- единения цеховых союзов, куда входят рабочие различ- ных профессий данного предприятия или даже отрасли и района. Организация профсоюзов по производственному прин- ципу в условиях высокой концентрации рабочей силы приводит к тому, что большинство рабочих входят в со- став крупных объединений. Сосредоточение основной массы организованных тру- дящихся в крупных профсоюзах — одна из характерных особенностей организационной структуры индийских профсоюзов. К концу 50-х годов почти три четверти орга- низованных трудящихся были объединены в профсоюзы, насчитывавшие свыше 1 тыс. человек (в 1950/51 г. —77%; в 1958/59 г. — 74%). Почти треть рабочих была органи- зована в союзы, охватывавшие свыше 20 тыс. членов. Численность членов профсоюзов, насчитывавших свыше 10 тыс. членов, возросла с 700 тыс. в 1950/51 г. до 1300 тыс. в 1958/59 г. Наряду с дальнейшим укрупнением профсоюзов, глав- ным образом за счет создания больших отраслевых объ- единений, с ростом индустриализации наблюдается уве- личение и относительной доли мелких союзов. В условиях активизации общественно-политической жизни страны тяга к вступлению в профсоюзы охватила рабочих мно- гих мелких предприятий, ранее стоявших в стороне от организованной борьбы. Рост мелких профсоюзов обусло- вливался отчасти и усилиями различных политических партий, стремившихся укрепиться в рабочей среде. 11 Зак. 280 161
С 1950/51 по 1958/59 г. число мелких союзов (до 100 членов) возросло более чем втрое, с 637 до 1970. Од- нако за это же время доля организованных в них рабочих повысилась всего с 2 до 3%. Очевидно, что изменения, происходившие в этой группе союзов, почти не оказывали влияния на динамику общей численности организованно- го пролетариата. В связи с этим интересно определить численность во- ображаемого союза, величина которого с наибольшей точ- ностью характеризовала бы среднюю концентрацию орга- низованного пролетариата Индии. Следует отметить при этом, что определение средней величины профсоюза как среднего арифметического пред- ставляется неправильным, хотя такой метод широко при- меняется в индийской литературе по проблемам труда. В самом деле, распределение профсоюзов по группам, исходя из числа объединяемых членов (табл. 21), пока- зывает, что в 1958/59 г. мелкие профсоюзы (до 300 чле- нов) составляли около двух третей числа союзов, но объ- единяли только 10% общего числа членов. Напротив, крупнейшие союзы (свыше 5 тыс. членов), охватывавшие почти половину всех членов, составляли около 2% обще- го числа союзов. Следовательно, при вычислении средней величины союза методом среднеарифметического просто- го основное значение приобретает число мелких союзов, хотя на самом деле изменения в численности этих союзов могут составлять несущественный процент в общей чис- ленности союзов и не оказывать действительного влияния на рост организованности рабочего класса. При определении средней концентрации организован- ных рабочих лучше пользоваться методом среднеарифме- тического взвешенного9. Об изменении средней концентрации рабочих на профсоюз в 1950/51 и в 1958/59 пг. дает представление табл. 21. 9 Используя этот метод мы действовали по формуле: К, • А| + Кг-А2 + ... Ktl-An Кс₽= А, + А2 + ... А„ ’ где Кср—средняя концентрация рабочих па один профсоюз, типичная для района или отрасли, К,, К2, К,,—среднее число членов, приходящееся на один профсоюз каждой группы, Аь Аа, Ап—общее число членов профсоюзов каждой группы. 162
Таблица 21 Распределение профсоюзов по числу членов If 50, 51 г.* 1953, 51 г.** ЧисЛэ членов профсоюзов ЧИ( ло проф- союзов ЧИСЛО % членов, тыс. °/о ЧИСЛО проф- союзов число членов, тыс. »/о До 50 303 15,1 9,4 0,5 1051 22,4 31 1,0 От 50 до 100 334 16,7 24 1,4 919 19,6 66 2,2 От 100 до 300 617 30,8 112 6,4 1396 29,7 242 7,9 От 300 до 500 208 10,4 82 4,6 448 9,5 174 5,7 От 500 до 1000 254 12,7 179 10,2 447 9,5 312 10,2 От 1 000 до 2000 154 7,7 208 11,9 224 4,8 305 9,9 От 2 000 до 5000 68 3,4 201 11,6 126 2,8 379 12,4 От 5 000 до 10000 33 1,7 229 13,0 39 0,8 254 8,3 От 10 000 до 20000 14 0,7 193 11,0 28 0,6 402 13,2 Свыше 20 000 17 0,8 517 29,4 20 0,4 892 29,2 Всего . . . 2002 100 1757 100 4698 100 3057 100 Средняя концент- рация рабочих на один проф- союз 12 тыс. 16 тыс. * «Working of the Indian Trade Union Act, 1926...», p. 27. * * «The Indian Labour Year Book 1959», Delhi, 1960, p. 190; исключая штаты Мадхья Прадеш, Майсур, Керала, Раджастхан, Химачал Прадеш, Джамму и Кашмир. Сосредоточение к концу 50-х годов в среднем 15— 16 тыс. членов на один профсоюз свидетельствовало о весьма высокой степени концентрации организованных рабочих. Рост концентрации шел главным образом за счет увеличения численности членов наиболее крупных профсоюзов (свыше 20 тыс. человек). Действительно, в Индии в различных отраслях про- мышленности имеется немало крупных профсоюзных объ- единений, охватывающих десятки тысяч рабочих. В их числе профсоюзы рабочих хлопчатобумажного производ- ства в Бомбее «Раштрия милл маздур сангх» (в 1963 г.— 118 тыс. членов10) и «Мумбаи ги-рни камгар юнион» 10 «Annual Administration Report on the Working of the Indian Trade Union Act, 1926...», p. 21. 11 163
(50—60 тыс. членов11), союз угольщиков в Дханбадё (Бихар, — свыше 50 тыс. членов), союз рабочих чайных плантаций в Дибругархе (Ассам, 178 тыс. членов), союз железнодорожников Восточной железной дороги (70 тыс. членов) и др. По официальным данным, в 1959 г. полови- на организованных рабочих была объединена в 67 .проф- союзов, наименьшие из которых насчитывали свыше 5 тыс. членов. В штатах Махараштра, Гуджарат, Мадхья Прадеш концентрация организованных рабочих усиливается дей- ствием законов о промышленных отношениях, предусмат- ривающих в ведущих отраслях промышленности призна- ние одного представительного союза, выступающего от имени всех рабочих данной отрасли. Легко представить, какими громадными возможностями мог бы располагать индийский пролетариат при такой высокой степени кон- центрации организованной массы в условиях большей сплоченности его рядов и передового политического руко- водства. Однако действительная картина свидетельствует о серьезной внутренней слабости профсоюзного движения и его глубокой политической раздробленности. За годы независимого развития в условиях сохране- ния недемократического профсоюзного законодательства множились и усложнялись проблемы, стоящие на пути развития широких классовых организаций. Несмотря на растущее число новых рабочих организаций, трудности, которые стоят и перед рабочими, стремящимися к созда- нию своих объединений, и перед профсоюзами в их по- вседневной деятельности, все еще очень велики: враж- дебное отношение предпринимателей и полицейских вла- стей, национальные, кастовые, языковые и религиозные различия и, наконец, нужда и невежество — все это пре- пятствует объединению усилий рабочих. Эти же причины обусловливают и сохранение высокой «смертности» профсоюзов, высокой текучести членов сою- за и существование двойного членства. «Смертность» профсоюзов все еще весьма значитель- на. Происходит как бы постоянное обновление немалой доли зарегистрированных профсоюзов. Например, мате- риалы исследования профсоюзного движения в Дели по- казали, что только за два года (к 31 марта 1959 г.) здесь 11 По данным профсоюза за 1963 г. 164
прекратило существование почти 60% зарегистрирован- ных союзов. В таких условиях самый факт прохождения регистрации еще не является показателем нормальной деятельности профсоюза. Из 302 зарегистрированных и незарегистрированных союзов в Дели для проведенного обследования смогли отобрать только 87 регулярно дей- ствующих организаций, т. е. немногим более трети дей- ствующих профсоюзов смогли удовлетворить вполне, ка- залось бы, посильным требованиям — имели помещение, небольшой штат, проводили за последние три года отчет- ность и в течение предшествовавших двух лет выступали в защиту требований рабочих 12. О динамике текучести членов профсоюзов можно су- дить на основании имеющихся материалов по штату Керала, где за один год (к 31 марта 1962 г.) состав проф- союзов в среднем обновился на 15% 13. В некоторых от- раслях промышленности Кералы текучесть членов проф- союзов была особенно высокой. Так, в хлопчатобумажной отрасли и на предприятиях по производству сигарет «би- ди» текучесть членов профсоюзов достигала 30%. В сред- нем на 19—20% обновился состав профсоюзов рабочих, занятых в машиностроении. На предприятиях по перера- ботке копры текучесть членов профсоюзов составляла в среднем 16%14. Если неустойчивость существования, связанная с вы- сокой текучестью членов и с организационными трудно- стями (отсутствием средств, помещения, кадров и т. д.), характерна для мелких союзов, то крупным профсоюзам присущи свои слабости и трудности. За фасадом круп- ных профсоюзных объединений нередко стоит неповорот- ливый бюрократический аппарат, не имеющий живой свя- зи с массами, который превратился, в сущности, в еще одну контору для рабочего, куда он ходит хлопотать о своих нуждах, так же как в местное отделение корпора- ции государственного социального страхования. Бюро- кратизация профсоюзов нередко сочетается с карьерист- скими устремлениями и практикой соглашательских 12 К. N. Vaid, Growth and. Practice..., p. 4. 13 Процент текучести членов определялся отношением полусум- мы вступивших и вышедших из профсоюзов членов к полусумме общего числа членов союзов на начало и конец отчетного года. 14 «Kerala Labour and Industries Review», Trivandrum, October, 1963, p. 69. 165
профсоюзных функционеров, а иногда и с гангстерскими действиями в борьбе с соперничающими организациями (последнее встречается и в практике мелких сою- зов) . Многие рабочие записываются сразу в два профсоюза, уступая нажиму администрации, покровительствующей соглашательскому профсоюзу, с одной стороны, и стре- мясь поддержать объединение, наиболее активно высту- пающее в защиту их интересов, с другой. «Существование нескольких профсоюзов на заводе или в отрасли, — пи- шет индийский социолог К- Вайд, — обусловило прак- тику «двойного членства». Рабочий записывается в не- сколько профсоюзов, действующих на его фабрике или в отрасли промышленности. Он делает это, чтобы не вызы- вать неудовольствия руководства этих профсоюзов или, иногда, получить какие-либо преимущества, которые эти профсоюзы смогли обеспечить для своих членов. Распро- странение подобной практики подтверждается тем фак- том, что профсоюзы не исключают своих членов за не- уплату взносов» 15. Нерегулярная уплата членских взносов (их величина колеблется от 12 новых пайс до половины рупии в ме- сяц) приводит к тому, что подавляющее большинство профсоюзов испытывает острую нехватку средств. В результате они не могут оплачивать необходимое число освобожденных профорганизаторов, а следова- тельно, постоянно находятся под угрозой аннулирова- ния регистрации из-за непорядка в документации. Проф- союзы, как правило, испытывают трудности, связанные с оплатой помещения, с организацией культурной и пропагандистско-просветительской деятельности среди рабочих и членов их семей, а главное, едва ли могут оказывать материальную поддержку рабочим во время стачек. Признанные и непризнанные профсоюзы Отказ профсоюзам в юридическом праве признания привел к сложному и запутанному положению, которое в значительной мере усугубляется политическим рас- колом рабочего движения. ,15 К. N, Vaid, Growth and Practice..., p .91. 166
Как отмечалось ранее, действующий закон о проф- союзах 1926 г., допуская деятельность неограниченного числа профсоюзов на предприятиях, не предусматрива- ет никаких критериев для определения наиболее пред- ставительного союза и не обязывает предпринимателя признавать профсоюзы. В трех штатах — Махараштре, Гуджарате и Мадхья Прадеше, где действуют законы об отношениях в промышленности, предусматривающие обязательное признание профсоюзов предпринимателя- ми по принципу один союз для одной отрасли промыш- ленности, также не ограничивается число союзов на предприятии. Однако здесь главным и решающим ус- ловием признания является отказ профсоюза от заба- стовок. Профсоюз, не связавший себя таким обязатель- ством, может претендовать на признание только при условии, если он объединяет не менее 25% всех рабо- чих отрасли данного города или района. Так как по- следнее условие трудно достижимо, то по существу в этих штатах действует наиболее реакционный принцип, лишающий профсоюзы естественного права, лежащего в основе их жизнедеятельности,— права защиты интере- сов своих членов путем активных действий. В результа- те в этих штатах признанием, как правило, пользуются профсоюзы, руководство которых занимает соглаша- тельскую позицию. В подавляющем большинстве случаев — это конгрес- систские профсоюзы, пользующиеся не только признани- ем промышленников за свою соглашательскую тактик}, но и покровительством официальных кругов. С ними промышленники вступают в переговоры и «улаживают» спорные вопросы. На предприятиях иногда создается положение, когда официально не признанный профсоюз, но пользующийся поддержкой большинства рабочих возражает против достигнутого соглашения и выдвигает новые требования. В этих случаях, несмотря на кон- такт с соглашательским профсоюзом, администрации приходится идти на уступки. А в трех вышеупомянутых штатах, где законы к тому же обязывают промышлен- ников заключать соглашения только с признанными со- юзами, создается и вовсе парадоксальная ситуация. Ес- ли под давлением борьбы рабочих под руководством непризнанного союза, но пользующегося поддержкой их большинства, промышленники вынуждены уступать на- 167
тиску рабочих, они заключают новое соглашение, опять-таки с профсоюзом, прилагающим немало усилий к тому, чтобы практически сорвать борьбу рабочих за новые требования. Как уже отмечалось, в 1958 г. в Дисциплинарном ко- дексе были определены правила, обусловливающие профсоюзам признание. В числе главных пунктов были следующие: правом признания пользуются только сою- зы, соблюдающие Дисциплинарный кодекс. При нали- чии на предприятиях действующих союзов профсоюз, претендующий на признание, должен функционировать не менее одного года после регистрации и охватывать не менее 15% рабочих предприятия. Профсоюз, претен- дующий на признание в качестве представительного союза в масштабе отрасли данного района, должен охватывать не менее 25% рабочих отрасли в этом райо- не. В случае если несколько профсоюзов претендуют на признание, это право предоставляется союзу с наиболь- шим числом членов в соответствии с установленной процедурой проверки численности членов союзов офи- циальным чиновником. Профсоюз, охватывающий 50% рабочих предприятия в этой же отрасли, имеет право решать вопросы местного характера на своем предприя- тии. Профсоюз, получивший официальное признание, не должен менять свою позицию в течение двух последую- щих лет. Почти одновременно с Дисциплинарным кодексом лидеры ведущих профобъединений страны приняли и так называемый Кодекс поведения, определивший ос- новные принципы взаимоотношений между соперничав- шими профсоюзами. Предполагалось, что принятие но- вого Кодекса нейтрализует возможное обострение враж- ды и соперничества профсоюзов в связи с введенными правилами предоставления признания по большинству членов. В соответствии с Кодексом поведения все централь- ные профорганизации соглашались: «Уважать право трудящегося на присоединение к любому профсоюзу по его выбору, а также практику демократического функ- ционирования союзов; регулярно проводить демократи- ческие выборы руководящих органов профсоюзов; не ис- пользовать невежество и отсталость рабочих и не вы- двигать чрезмерных и нереальных требований; не при« 168
бегать к насилию, запугиванию или оскорблениям в от- ношениях между профсоюзами, избегать двойного членства, а также отношений, основанных на кастовых, общинных и других предубеждениях». Все профцентры обязывались также бороться с созданием или деятель- ностью компанейских профсоюзов 16. Ни введение новых правил, ни Кодекс поведения не внесли существенных перемен в сложное и путаное по- ложение, связанное с признанием профсоюзов. Обста- новка на предприятиях, где действовали профсоюзы различных политических направлений, отчасти даже осложнилась. В одних случаях администрация стреми- лась закрепить свои контакты с соглашательскими профсоюзами и использовала любой формальный повод для лишения признания левых профсоюзов, в других — попытки администрации предоставить признание левому союзу, пользующемуся наибольшим влиянием на пред- приятии (а такие попытки были скорее исключением), наталкивались на противодействие официальных кругов и руководства конгрессистских профсоюзов, но главное, что было почти повсюду, стремление профсоюзов рас- ширить свои ряды и закрепить за собой новых членов практически еще более усиливало соперничество и вражду между руководством профсоюзов. Кодекс поведения профсоюзов, представляющий в существующих условиях весьма искусственную меру в деле нормализации отношений профсоюзов, очень скоро превратился в пустую формальность. Вражда профсо- юзных лидеров нередко доходила до открытых столкно- вений, иногда полностью дезорганизующих всю проф- союзную работу на предприятии. В 1962 г. на XX Всеиндийской конференции по труду были определены права признанных профсоюзов. На ос- нове принятых рекомендаций эти профсоюзы могли вступать в переговоры и заключать с предпринимателя- ми соглашения, собирать членские взносы у рабочих ц иметь свою доску объявлений на территории предприя- тия (они могли помещать объявления «не подстрека- тельские и не противоречащие дисциплине и духу Ко- декса»). Кроме того, признанные союзы получали право выдвигать своих представителей в различные комитеты 18 «Tripartite Conclusions 1942—1962», Pelhi, 1962, р. 219. 160
на предприятии (в том числе в Комитет по рассмотре- нию жалоб, в Объединенный консультативный совет и т. д.) и даже проводить по предварительной догово- ренности с администрацией собрания своих членов на территории предприятия. Создавалось впечатление, что признанные, т. е. в основном соглашательские, конгрес- систские, профсоюзы за отказ от забастовок получали право на более или менее нормальные условия сущест- вования, в то время как остальным профсоюзам в таком праве как бы отказывалось. Представители левых профсоюзов, в подавляющем большинстве не пользующихся официальным признани- ем, настаивали на определении прав непризнанных ор- ганизаций. В 1964 г. на XXII Всеиндийской конференции по тру- ду вопреки возражениям промышленников было решено, что профсоюзы, «не признанные по Дисциплинарному кодексу, могут защищать индивидуальные жалобы сво- их членов по вопросам увольнений и дисциплинарных санкций». Вопросы о других правах непризнанных сою- зов были отложены. Права признанных и непризнанных профсоюзов до настоящего времени являются предметом ожесточен- ных споров между представителями профсоюзов и ор- ганизациями промышленников 17. Следует подчеркнуть, что острие этого спора направлено скорее в будущее, чем в настоящее. В обстановке последних лет, когда голод становился все более осязаемой угрозой для ши- роких масс трудящихся, живущих на твердый зарабо- ток, когда социальные столкновения принимали все бо- лее всеобъемлющий и политический характер, вопрос о правах признанных и непризнанных профсоюзов прак- тически почти не имел значения. Промышленники по- прежиему выбирали наиболее надежные и проверенные «формы» отношений с профсоюзами. Несмотря на ре- комендации Дисциплинарного кодекса, они предостав- ляли признание профсоюзам, исходя из степени их ло 17 В июле 1966 г. на XXIV Всеиндийской конференции по труду =>тот вопрос специально не обсуждался, но была признана необхо? дпмость внесения изменений в законодательство об отношениях в промышленности. Всем организациям рабочих и промышленников было предложено подготовить свои рекомендации по дополнениям и поправкам к профсоюзному законодательству. 170
ял1 пости. Такой подход являлся логичным продолже- нием привычной политики дискриминации профсоюзов и саботажа их деятельности. В то же время самым глав- ным побудительным стимулом поддержки рабочими по- зиции того или иного профсоюза выступала степень активности союза. Заявление предпринимателей о том, что в настоя- щих условиях они не могут заключать соглашения «да- же с подлинно представительными профсоюзами», так как «баррикадные умонастроения» рабочих настолько сильны, что профсоюз, «который садится за стол пере- говоров, теряет свое лицо и поддержку рабочих» 18, служит, с одной стороны, дополнительным свидетель- ством действительно боевых настроений трудящихся мае:, которым угрожает нищета и голодная смерть, и, с другой — эти заявления отражают определенное стрем- ление промышленных кругов повлиять на общественное мнение в преддверии принятия нового профсоюзного законодательства. Под предлогом того, что индийские рабочие еще не доросли до «цивилизованных форм» отношений труда и капитала, промышленники, в сущ- ности, предусмотрительно торгуются за наиболее вы- годные для них условия признания профсоюзов. И дей- ствительно, ведь урегулирование вопроса о правах при- знанных и непризнанных союзов неразрывно связано с решением проблемы выбора представительного проф- союза на предприятии. «Реальное решение в создавшемся положении,— подчеркивалось на страницах «Экономик тайме» — газе- ты крупной бомбейской буржуазии,— это принятие за- конодательных норм для определения представительно- го характера профсоюзов в масштабе предприятия или отрасли, определение полномочий союзов, получающих признание, и минимального периода времени, в течение которого они ими пользуются без произвольных нару- шений этих прав» 19. Как видно из этой цитаты, в середине 60-х годов крупный капитал уже соглашался с необходимостью юридического закрепления порядка выбора и праз признанных союзов, хотя еще умалчивал о главном— 18 «The Economic Times», May 2, 1965. 19 Ibid. 171
о самом принципе выбора представительного союза. Ле- вые же профсоюзы последовательно выступали за утверждение процедуры выборов представительного со- юза на основе тайного голосования. При этом они спра- ведливо указывали на прямую зависимость степени эф- фективности этой демократической процедуры при ре- шении вопроса признания союзов от разрешения продо- вольственной проблемы как главной и необходимой предпосылки стабилизации экономического положения страны. Нельзя не видеть, что правящие политические круги и национальная буржуазия в течение двух последних десятилетий упорно добивались политического раскола рабочего движения, юридического закрепления этого раскола, создания такого механизма взаимоотношений между трудом и капиталом и между самими организо- ванными рабочими, чтобы всячески парализовать стрем- ление к классовому единству и солидарности всего ра- бочего класса вообще и его организованной части в особенности. Расстановка политических сил в рабочем движении Различного рода буржуазно-демократические преоб- разования в независимой Индии явились глубокой встряской, втянувшей в общественную борьбу огромные массы трудящегося населения. Тяга к знаниям, учебе, стремление понять политические события в стране, до- биться облегчения своего материального положения влекут рабочих на митинги и собрания, к манифестаци- ям и маршам, свидетельствуют о повышении уровня их сознания и культуры. Изменился характер досуга ра- бочих. Чтение газет и журналов, посещение кинотеатров, занятия спортом, организация художественной самодея- тельности, различные кружки по изучению ремесел и т. п. привлекают значительные круги рабочей моло- дежи. Общественно-политическая обстановка в независи- мой Индии, отражавшая могучий подъем сил нацио- нального освобождения, выступавших единым фронтом против двухсотлетнего колониального господства, в к^ 172
кой-то мере Может быть охарактеризована словами В. И. Ленина: «Потребность в «человеческой» культур- ной жизни, в объединении, в защите своего достоинст- ва, своих прав человека и гражданина охватывает все И вся, объединяет все классы, обгоняет гигантски всякую партийность, встряхивает людей, еще далеко-далеко не способных подняться до партийности» 20. Пропаганда идей научного социализма, идей соци- ального равенства и справедливости, антикапиталисти- ческая направленность деятельности левых партий и, наконец, призывы к построению общества «Демократии и социализма», «Общества социалистического образца», раздававшиеся из уст популярных лидеров правящей партии, которая поддерживает эти призывы в своих документах, на своих съездах, попадают на благоприят- ную почву. Молодой пролетариат, мелкобуржуазная де- мократия, средние слои, многомиллионные непролетар- ские трудящиеся массы города и деревни принимают эти призывы за чистую монету, питаясь иллюзиями, а отчасти демагогией, которые столь широко распростра- няет все еще влиятельная в народных массах правящая буржуазная партия. Проходят годы, иногда десятилетия, прежде чем молодое рабочее движение научится на собственном опыте распознавать истинных и мнимых друзей народа. Ход и развитие массовой борьбы тру- дящихся показывает, что этот процесс уже начался и за последние годы существенно продвинулся. Молодое рабочее пополнение, в особенности из мел- кобуржуазных слоев, требует главного — проведения в жизнь широковещательных официальных заявлений правящей партии и ее профсоюзов о новой роли, от- ветственности и возможностях рабочего класса в строи- тельстве новой жизни, настаивает на действительном признании его усилий в борьбе за национальное воз- рождение родины. «Исходя из роста сознательности ра- бочих,— подчеркивается в материалах одного из поле- вых обследований, проведенных Бомбейским институ- том по проблемам труда,— можно констатировать, что нынешняя рабочая молодежь и молодежь, только всту- пающая в промышленность, по всей видимости, не бу- 20 В. И. Ленин, Социалистическая партия и беспартийная рево- люционность,— Полное собрание сочинений, т. 12, стр. 136. 173
дет удовлетворена только экономическими благами, та- кими, как более высокая заработная плата, бонусы, различные льготы и т. д., а нуждается в признании в принципе п на практике присущего ей человеческого достоинства»21. Несмотря на трудности, стоящие на пу- тях профсоюзного движения, все больше создается проф- союзов, которым удается сплотить устойчивый коллек- тив, сочетая действенную массовую борьбу за интересы своих членов с кропотливой повседневной работой по организации различных кооперативных обществ, вечер- них кружков, классов и т. д. Активностью и широтой форм борьбы выделяются профсоюзы различных кате- горий служащих и трудящейся интеллигенции. Их проф- союзный актив нередко формируется из среды коллек- тива, а деятельность таких профсоюзов основывается на демократической процедуре свободного волеизъявления членов союза. В то же время рост демократического и классового сознания трудящихся серьезно тормозится националь- ным и социальным реформизмом профлидеров и объеди- нений, следующих за правящей партией, а также низкой грамотностью, культурной отсталостью, влиянием кас- совых, религиозных и других пережитков и, наконец, предрассудками антикоммунизма, упорно насаждаемы- ми в рабочей среде буржуазной пропагандой. Тяжелый груз полуфеодальных представлений и предубеждений еще во многом довлеет над пролетарской массой. Сте пень влияния подобного груза различна и обусловлена в конечном итоге особенностями исторического и соци- ально-экономического развития каждого штата, отрасли или промышленного района. И хотя рабочее движение сделало за последние 10—15 лет громадный скачок вперед, тем не менее отсталые влияния и представления в большей или меньшей степени продолжают характе- ризовать труд и быт индийского пролетариата. «Наш рабочий класс в процессе обновления своих рядов,— говорится в докладе Секретариата Коммунистической партии Индии, — несет с собой и остатки феодальной идеологии, сильнейшим выражением которой является 21 «А Case-Study of Labour-Management Relations at the Godrej and Boyce Manufacturing Co. Pvt. Ltd., Bombay», Bombay, 1963. p. 1. 171
кастовая идеология. Несмотря на нивелирующее влия- ние капиталистического производства, и в особенности фабричной и городской жизни, феодальная идеология касты и кастовой иерархии еще очень сильна среди ра- бочих. Для того чтобы сдержать развитие классового единства, буржуазия, несмотря на свою программу демо- кратии и равенства, не колеблется использовать касто- вую систему для раскола рабочего класса. Во многих от- раслях экономики назначения, повышения, наем на ра- боту и пр. ...осуществляются на основе кастовых сооб- ражений» 22. Отсталая психология рабочих, еще вчера крестьян и ремесленников,— благоприятная среда для всякого рода реакционных влияний и идей, раскалывающих и ослаб- ляющих пролетариат. Возросшая национальная, рели- гиозно-общинная разнородность рабочего класса сказа- лась н на оживлении религиозных и общинных влия- ний в профсоюзном движении как в новых, так и в старых промышленных центрах. Обследование, проведен- ное в Нагпуре в 1961 г. на старейшем прядильно-ткац- ком комбинате «Умпресс милз», принадлежащем моно- полисту Тате, свидетельствовало о том, что кастовые, общинные и религиозные влияния продолжают оказы- вать воздействие на деятельность нагпурских профсою- зов текстильщиков23, известных своими старыми тра- дициями профсоюзного движения. Характерным прояв- лением оживления религиозно-общинной розни явились жестокие погромы, прокатившиеся в промышленных районах страны зимой и весной 1964 г. Участие отста- лых рабочих в религиозно-общинных столкновениях и других проявлениях деятельности реакционных комму- налистских и шовинистических организаций в различных районах страны отмечается как сравнительно устойчивое явление При существующей практике трудовых взаимоотно- шений и антидемократическом статусе профсоюзов раз- личные формы отсталых отношений в области труда утверждались и в новых государственных промышлен- 22 «Party and Trade Unions. Some Problems», New Delhi, 1964, p. 21. 23 «А Case-Study of Labour-Management Relations at the Cen- tral India Spinning. Weaving Manufacturing Co. Ltd. Empress Mills Ltd., Nagpur, 1962», Bombay 1963. 175
tibix компаниях. Молодое профдвижение в государствен- ном секторе промышленности во многом страдает от тех же болезней, что и профдвижение в отраслях со сложив- шимися традициями профсоюзов 24. В зависимости от условий на местах отношение к профсоюзам у нового пополнения трудящихся складыва- лось по-разному. Во многом это обусловливалось общим противоречивым положением профсоюзов в сегодняшней Индии. Наряду с возросшей ролью профсоюзов в об- щественной и политической жизни страны и непосред- ственно на предприятии им отказывается в юридиче- ском признании прав, активисты союзов подвергаются дискриминации и преследованиям, вражда и соперни- чество между профсоюзами стали чуть ли не нормаль- ной чертой в их повседневной деятельности. Поэтому если, с одной стороны, все больше рабочих втягивается в движение и активно участвует в жизни союза, то, с другой, создавшаяся обстановка в проф- движении нередко вызывает у рабочих потребительское отношение к организации, душит стремление к инициа- тиве и заинтересованность в профсоюзной деятельности. Отношение к профсоюзам в немалой степени зависе- ло и от социальной разнородности нового притока на предприятиях. Образованная молодежь, пришедшая в промышленность на новые государственные объекты, рвущаяся к знаниям, к утверждению своих прав и ис- пользованию открывшихся перед ней возможностей, по- тенциально представляет боевые, политически более развитые силы рабочего класса, своего рода естествен- ный источник формирования профсоюзных деятелей. Однако профсоюзная печать в Индии пестрит сетова- ниями на то, что молодые образованные рабочие из средних слоев большей частью держатся в стороне от профсоюзной работы и степень их участия в деятель- ности союзов далеко не соответствует имеющимся воз- можностям. 24 Так, на сталелитейном заводе в Роуркела в начале 1964 г. действовало пять профсоюзов: ИНКП, ХМС, два соперничающих профсоюза ВИКП и один независимый профсоюз. Ни одна из этих организаций не была признана администрацией. На заводе элект- рооборудования в Бхопале действуют три профсоюза — ИНКП, ВИКП и союз партии «Джан сангх»; на государственном предпри- ятии в Нейвели — ИНКП, ВИКП, союз партии «Дравида мунетра кажагам» и независимый профсоюз. 176
Ио мнению участников семинара «Хинд маздур саб- ха», посвященного проблемам молодежи в различных отраслях машиностроения и металлообработки, пассив- ное отношение молодежи к профсоюзам порождается рядом факторов. Здесь и страх перед безработицей и социальное происхождение, разделяющее молодое поко- ление и старых рабочих, разрыв в их общеобразователь- ном, культурном уровне и, наконец, раскол и множест- венность профсоюзов25. К тому же и при поступлении на фабрику и в процессе работы новичок сталкивается со стремлением предпринимателя изолировать его от профсоюзов. Как правило, промышленники предпочита- ют брать на работу лиц, не связанных с профдвижением. Набирая учеников, они затягивают сроки их стажировки, так как помимо материальных выгод подобная прак- тика вынуждает молодежь держаться в стороне от проф- союзов26. Участие в профсоюзной работе или даже просто принадлежность к профсоюзу нередко служит основанием для отказа в продвижении по службе или в переводе в штат постоянных работников. Отрицательное воздействие на молодежь оказывает и тот факт, что в большинстве союзов еще не сложи- лась практика внутрипрофсоюзной демократии и еще не стали нормой деятельности многообразные культур- ные и спортивные мероприятия. За последние годы центральные профсоюзные объе- динения начали уделять больше внимания мерам по привлечению в союзы молодых рабочих. Организуются специальные отделы при руководящих органах, прово- дятся конференции, семинары, разрабатываются и вы- двигаются требования, учитывающие нужды и расту- щие потребности молодежи. Но это только начало. Трудности, которые стоят на пути вовлечения в союзы молодых рабочих, еще во многом связаны не только с борьбой за профсоюзные права, за утверждение статуса профсоюзов на предприятии и в отрасли, но и с задача- ми всесторонней демократизации внутрипрофсоюзной работы. Что касается подавляющего большинства рабочего пополнения из деревни, то вчерашние крестьяне и ре- 25 «Hind Mazdoor», July, 1966. 26 По закону об ученичестве рабочим запрещено вступать в профсоюзы в период обучения. 12 Зак. 280 177
месленники нередко еще не понимают значения организо- ванности своих рядов. Рабочий зачастую вспоминает о союзе, когда ему приходится обращаться в суд со сво- ей жалобой. Подчеркивая успешный рост организованности ин- дийского пролетариата за последние годы, Ш. А. Данге вместе с тем отмечал: «Это не означает, что большин- ство рабочих организовано в профсоюзы и что они все понимают роль и значение профсоюзных организаций. Для многих союз — временный агент или посредник для переговоров с предпринимателем или в суде в связи с разбс ром жалоб» 27 «Средний индийский ра<бочий, — писал обозреватель газеты «Таймс ов Индиа» Б. Дж. Варгезе,— не являет- ся убежденным членом профсоюза. Вероятно, многие рабочие на большинстве заводов вообще не входят в профсоюз, и рабочего только уговаривают присоеди- ниться к союзу или поддержать тот или другой союз, ког- да он хотел бы бороться против несправедливости, до- пущенной по отношению к нему, или за льготы, обе- щанные профсоюзными лидерами»28. Весьма показательны выводы проведенного в 1962 г. обследования положения на одной из крупнейших и ста- рейших металлообрабатывающих компаний «Годредж энд Бойс мануфэкчеринг компани»29: «Очень немногие рабочие и служащие компании сознают философию или принципы профсоюзного движения... Очевидно, что проф- союзное членство в этой компании, как и на ряде дру- гих предприятий, в большей мере вопрос выгоды и це- лесообразности, чем веры и убежденности в принципах деятельности союза и его руководства. Неведение или незнание подлинных целей союза рабочими объясняет- ся до некоторой степени низким уровнем образования этой среды, но апатия членов союза в отношении его деятельности непонятна и непростительна. Некоторые члены профсоюза дошли до того, что не помнят названия союза, членами которого они являются... Они — члены данного профсоюза потому, что кто-то «хочет, чтобы они 27 «Party and Trade Unions...», p. 18. 28 «Times of India», 25.IV. 1964. 29 На предприятии действуют ВИКП и ИНКП. В 1959 г. ВИКП был несправедливо лишен права признания. Это право было при- своено ИНКП. 178
были членами этого союза». Общее представление рабо- чих о целях союза сводится к тому, что союз должен обеспечивать им более высокую заработную плату. И, по их мнению, ни один союз не играет свою роль удовлет- ворительно. Некоторые из них даже уверяют, что проф- союзы создают препятствия искренним намерениям ад- министрации увеличить рабочим заработную плату»30. Тяжелые материальные лишения, низкая грамотность, постоянная угроза преследований и безработицы, а так- же обилие отсталых традиций и предубеждений, увен- чанных антидемократическими законами, все еще оста- ются серьезными факторами, сдерживающими развитие не только классового, но и общедемократического созна- ния индийских трудящихся. Более того, эти же факторы способствуют оживлению и даже расширению в рабочей среде разных отсталых реакционных идейных влияний. Однако в конечном итоге противоборство прогрессив- ных и отсталых течений и идей в рабочем классе не снимает нарастающего преобладания главного, классо- вого и общедемократического, направления в развитии пролетариата и его профессионально-организованной части. За годы независимого существования в Индии про- исходит процесс постепенного развития и углубления клас- сового и демократического сознания индийского проле- тариата. Если на эволюцию и идейную направленность этого процесса известное влияние оказывает давление мелкобуржуазной психологии многочисленных просло- ек городского населения, то растущее противодействие, исходящее от ядра кадрового пролетариата, скрепляет его ряды, способствует ослаблению и нейтрализации чуждых антипролетарских влияний в рабочем движении. При этом следует иметь в виду существенную особен- ность, свойственную прошлому развитию и нынешнему положению индийского рабочего класса. Речь идет об известной общности настроений промышленных рабочих и массы полупролетарских слоев города. Она обуслов- ливается не только значительным численным перевесом различных категорий городских низов по сравнению с индустриальным пролетариатом, схожестью их жизнен- 30 «А Case-Study of Labour-Management Relations at the God- rej and Boyce...», p. 47. 12* 179
него уклада, потребностей, стремлением к совместном^ преодолению повседневных трудностей и т. д., но и тра- диционной слитностью их массовых действий, сложив- шейся еще в годы борьбы с английским колониализмом. Давление мелкобуржуазной психологии проявляется и в деятельности в рабочей среде многочисленных поли- тических партий и группировок, отстаивающих широкий комплекс идеологических устремлений низов промежу- точных слоев города, начиная от оппортунистических идей мелкобуржуазной демократии и кончая авантю- ристическими псевдореволюционными идеями левацкого анархизма. В процессе развития классового и демократического сознания трудящихся идеи необходимости создания но- вого общества постепенно становятся неотъемлемой частью общественной психологии индийского рабочего класса. Откликаясь на призывы официальной пропа- ганды к социальной справедливости, рабочий еще ост- рее чувствует глубину разрыва между призывами и ре- альной действительностью. Углубляется пропасть между духовными и материальными потребностями рабочего класса, с одной стороны, и реальными возможностями для их удовлетворения в условиях буржуазного общест- ва, с другой. Рабочий класс постепенно осознает, что законодательная система и исполнительная власть удер- живают рабочего при защите своих прав в вопиюще неравноправном положении. Закономерно, что в этих условиях происходит усиление радикальных настроений трудящихся. Рост классового и демократического созна- ния рабочих масс почти неотделим от роста их ради- кальных устремлений. В массах усиливается и разраста- ется разочарование социальной демагогией и компро- миссной политикой правящей партии. Жажда действи- тельных перемен, искреннее стремление к осуществле- нию провозглашенных, но не осуществленных целей, и обещаний правящей партии охватывают все более широ- кие слои трудящегося населения. Наиболее последовательными выразителями демокра- тических и социалистических устремлений рабочего класса и трудящихся масс выступают левые силы, в авангарде которых идет Коммунистическая партия Ин- дии. Коммунистическая партия не стала еще массовой партией индийского рабочего класса. Многие рабочие 180
сеще не прониклись идеями «класса для себя» и дажё :н массовых политических движениях под руководством •коммунистов они не всегда выступают как представите- ли сознательного пролетариата, понимающего свои осо- бые задачи и цели в общей демократической борьбе, а 'Скорее как представители широких демократических масс. Сложный диалектический процесс формирования ’классового самосознания у рабочих неуклонно развива- ется одновременно с ростом демократического сознания всех трудящихся. Массовая агитация и пропаганда ком- мунистов способствуют- ускоренному расширению этого процесса. Изменения в составе и структуре пролетариата в хо- де индустриализации, перемены в общественно-политиче- ской обстановке и, наконец, в общественной психоло- гии широких слоев и групп трудового населения по- ставили индийское профсоюзное движение перед новыми проблемами. Решение их призвано оказать позитивное влияние на весь уклад деятельности профсоюзов, на их стратегию и тактику, на формы и методы повседневной работы. Новые веяния и условия борьбы требуют от проф- союзов глубокого и детального изучения влияния ряда новых факторов, проявляющихся и действующих в каж- дой отрасли промышленности, районе и на предприятии. Перед профсоюзами возникает сложный комплекс во- просов: подготовка кадров, усиление работы с молодым пополнением рабочего класса, знание экономической конъюнктуры предприятия, отрасли, знание рынка, по- литики цен, проблемы, связанные с участием в работе трехсторонних организаций, фабричных комитетов, со- ветов управления, с развитием рабочих кооперативов, социального страхования, ссудных касс и т. п. Острее встает неотложный вопрос о единстве рабО’ -.чего класса. Ныне это уже не только осознанная и ра- зумная необходимость сплоченного и организованного ютпора натиску капитала. Единство становится неотъем- лемой жизненной потребностью индийского пролетариа- та. Она продиктована углубляющимся разрывом между укреплением мощи и усилением влияния монополий, ор- ганизационного и политического влияния крупного ка- питала на общественно-политическую и экономическую жизнь страны и несоответствием противоборствующих 1R1
этому усилий профсоюзного движения. От решения проб- лемы единства действий рабочего класса, от организа- ции совместной борьбы всех его основных отрядов бу- дет зависеть роль пролетариата и его влияние на даль- нейший ход внутриполитической жизни Индии и ее внеш- неполитической ориентации. И наконец, все большее значение приобретают проф- союзы и организуемое ими ра'бочее движение в строи- тельстве национальной и в первую очередь государ- ственной экономики, в строительстве государственного регулирования и программирования — этой основы ук- репления национального суверенитета и успешной борь- бы за достижение экономической самостоятельности. Новые задачи и потребности профсоюзного движения, естественно, отражаются на формах и методах работы профсоюзов, требуя от них менять тактику и формы борьбы Следует подчеркнуть, что за годы независимо- сти перемены в политической обстановке страны и в так- тике политической борьбы сказались на деятельности всех центральных профсоюзных организаций, хотя и в различной степени. Как уже отмечалось, особенности развития индий- ского профсоюзного движения обусловили органическую связь между политическими партиями и профсоюзами. Естественно, что борьба основных политических и идео- логических течений в общественной жизни независимой Индии отражалась и на профсоюзном движении. За по- следнее десятилетие организационный раскол рабочего класса обозначился еще резче. Помимо четырех профсо- юзных центров, речь о которых шла выше, появилось еще четыре профсоюзных объединения, претендующих на статус общеиндийского значения. Это — «Хинд маз- дур панчайят» (ХМП, Совет индийских рабочих), соз- данный в 1961 г. под руководством лидеров Социали- стической партии Индии (ныне — Объединенной социа- листической партии), «Бхаратия маздур сангх» (Союз индийских рабочих), действующий под эгидой партии «Джан сангх» и объединяющий главным образом тру- дящихся индусского вероисповедания, «Нав Бхарат маз- дур махасабха» (Великий союз рабочих новой Индии), выступающий под руководством Республиканской пар- тии в защиту интересов низших каст (создан в конце 1963 г.) и Независимая Федерация свободных профсою- за
зов, связанная с международной Федерацией христиан- ских профсоюзов. Из новых организаций сравнительно быстро укрепляется «Хинд маздур панчайят». В основ- ном союзы этого центра сосредоточены в штатах Уттар Прадеш, Махараштра, Тамилнад и Гуджарат. В сере- дине GO-x годов расширилось и влияние «Бхаратия маз- дур сангх». Претензии других организаций на статус общеиндийского профцентра имеют главным образом пропагандистское значение; численность их сравнитель- но незначительна. Всеиндийский конгресс профсоюзов Всеиндийский конгресс профсоюзов (ВИКП) — ста- рейшее профсоюзное объединение страны. Создание этой первой ьсеиндийской рабочей организации было провоз- глашено в Бомбее 31 октября 1920 г. В то время Кон- гресс объединял 54 союза, насчитывающих 140 854 члена. Почти с самого возникновения борьба ВИКП за эконо- мические интересы рабочих была теснейшим образом связана с движением за национальное освобождение ро- дины от господства британских колонизаторов. Конгресс всегда занимал последовательную антиимпериалистиче- скую позицию. Во время и после второй мировой войны в руковод- стве Всеиндийского конгресса профсоюзов доминирую- щим влиянием пользовались коммунисты — видные дея- тели рабочего и профсоюзного движения. С первых лет независимого развития Индии ВИКП столкнулся с серьезными трудностями. Выход из него сторонников правящей партии и создание Индийского на- ционального конгресса профсоюзов, как уже отмечалось, привели к расколу профсоюзного движения. Раздел страны в 1947 г. на два доминиона и последовавшие религиозно-общинные столкновения еще более ослабили рабочее движение и сказались на территориальной структуре Всеиндийского конгресса профсоюзов. Часть организаций этого центра осталась на территории Паки- стана, и немалое число союзов, в основном в погранич- ных районах, временно прекратило свою деятельность в результате перемещения рабочих. С 1948 г. вслед за отказом руководства профцентра робдюдать соглашение «О мире в промышленности», ре- 183
комендованное правящей партией всем профсоюзным ор- ганизациям, Всеиндийский конгресс профсоюзов начал подвергаться систематической дискриминации и репрес- сиям. Последующий выход из ВИКП профсоюзов, при- мыкавших к социалистам и левым радикалам, еще более сузил его массовую базу. Обстановка усложнялась также тем, что руководству Коммунистической партии Индии не удалось в тот пе- риод выработать политическую и тактическую линию, соответствующую новой ситуации в стране. После II съезда КПП (март 1948 г.) в деятельности партийных организаций проявлялись левосектантские взгляды, от- ражавшие недооценку важности объединения всех демо- кратических сил в борьбе за завершение задач антиим- периалистической и антифеодальной революции. Лево- сектантская тактика и методы работы, доминировав- шие тогда в партийных организациях, отразились и на деятельности коммунистов в профсоюзах ВИКП. Повсе- дневная массовая работа фактически не проводилась. «Призыв к забастовке без учета готовности и настрое- ния масс, состояния их организованности, не вызванный объективной необходимостью — любой ценой, — считался атрибутом революционного профсоюзного движения»31. В результате всех этих факторов к середине 1949 г. Всеиндийский конгресс профсоюзов был дезорганизован. XXIII съезд ВИКП, состоявшийся в Бомбее в мае 1949 г., проходил в полулегальных условиях. Отчет и резолюции, принятые на этом съезде, во многом отражали левосек- тантское влияние в деятельности коммунистов — проф- работников. Для истории рабочего движения значение съезда зна- менательно тем, что именно на нем Всеиндийский кон- гресс профсоюзов начал организацию в Индии движения в защиту мира. В специальной резолюции подчеркива- лось, что обязанностью и долгом Всеиндийского конгрес- са профсоюзов является взятие на себя инициативы в деле объединения всех сил страны, выступающих в за- щиту мира. Съезд ВИКП поручил своему рабочему ко- митету связаться со всеми прогрессивными организа- циями с целью подготовки и созыва Всеиндийской 31 S. A. Dange, On the Trade Union Movement in India, Вопц bay, 1952, p. 51, 184
конференции сторонников мира. После трехлетней кропот- ливой подготовительной работы с привлечением широ- ких кругов индийской общественности и проведения кон- ференций сторонников мира в отдельных штатах в кон- це 1952 г. в Джаландхаре (штат Панджаб) при актив- ном участии коммунистов состоялась первая Всеиндий- ская конференция сторонников мира. Эта конференция положила начало развитию и организации движения за мир в масштабе всей страны. Примерно с конца. 1951 г., в связи с проведением первых всеобщих выборов и в результате отхода многих профлидеров от сектантских позиций, начинает возоб- новляться деятельность организаций Всеиндийского конгресса профсоюзов. Особое значение для восстановле- ния ВИКП имела активная деятельность Коммунисти- ческой партии Индии по сплочению демократических сил страны в единые предвыборные блоки на основе борьбы за решение конкретных насущных проблем, стоявших перед трудящимися. Политика и тактика Всеиндийского конгресса проф- союзов в годы индустриализации не оставалась неиз- менной. В новых условиях коммунисты-профработники изыскивали наиболее эффективные пути и средства для укрепления и расширения связей с массами для защиты их социальных интересов. На юбилейной XXV сессии ВИКП в Эрнакуламе в 1957 г. была принята программа Конгресса, утвердив- шая его принципиальную линию на основе так назы- ваемой двухсторонней политики. Суть этой линии за- ключалась в том, что наряду с выступлениями за непо- средственные экономические и демократические интере- сы рабочего класса, с решительным разоблачением ре- акционных сторон политики правящих кругов и борьбой против попыток господствующих классов переложить тя- готы экономического развития на плечи трудящихся Конгресс поддерживал прогрессивные стороны внешней и внутренней политики государства (политику непри- соединения, курс на индустриализацию, развитие госу- дарственного сектора экономики и т. д.). Утверждение новой политической линии отразилось и на тактических принципах профцентра. Подчеркивая свою приверженность принципам классовой борьбы, Кон- гресс в то же время выступил за многообразие и ги!б- 185
кость методов работы среди масс. Наряду с боевыми формами массовых выступлений (забастовками и мас- совыми демонстрациями) ВИКП предложил шире ис- пользовать новые возможности, приобретавшие в раз- витии отношений труда и капитала все более растущее значение (участие в работе различных трехсторонних и двухсторонних организаций, заключение коллективных договоров и т. п.). В Уставе Всеиндийского конгресса профсоюзов, принятом в 1961 г. на XXVI сессии в Коим- батуре, был подтвержден курс на создание в Индии социалистического государства, а также на расширение форм борьбы и деятельности профсоюзов в новых ус- ловиях. В Уставе было сказано, что ВИКП выступает: а) за построение в Индии социалистического государства; б) за предельно возможную социализацию и национа- лизацию средств производства, распределения и обмена; в) за улучшение экономического и социального положе- ния рабочего класса; г) за соблюдение и защиту инте- ресов, прав и привилегий рабочих при решении всех во- просов, касающихся их занятости; д) в защиту и обес- печение за рабочими свободы слова, печати, организа- ции и собраний, а также права на забастовку и на ра- боту; е) за координацию деятельности союзов, входящих в ВИКП, и за ликвидацию политических и экономиче- ских преимуществ на основе касты, национальности, ри- сы или религии. В Уставе профцентра подчеркивалось, что «Всеиндий- ский конгресс профсоюзов будет прилагать усилия для достижения вышеуказанных целей всеми законными, мирными и демократическими методами, такими, как меры законодательного воздействия, образование, пропа- ганда, массовые митинги, переговоры, демонстрации, и в качестве последнего средства, путем забастовок и дру- гих подобных действий, предусмотренных ВИКП». В 60-х годах деятельность ВИКП стала более глубо- кой и гибкой. Сохраняя в принципе основы двухсторон- ней политики, ВИКП усилил разоблачение деятельно^ сти реакционных, антинациональных кругов и компро^ миссной политики правительства. Убедительным отра- жением этого явилось активное участие профсоюзов ВИКП в организации и проведении широких массовых выступлений 1963—1966 гг. в защиту насущных эконо- 186
мических и общедемократических интересов трудя- щихся. 3.1 последнее десятилетие влияние организаций Все- индийского конгресса профсоюзов укрепляется (табл. 22), несмотря на огромные препятствия, с которыми им приходится сталкиваться. Помимо преодоления трудно- стей, связанных с нередко проводимой властями дис- криминацией по отношению к ВИКП, Конгрессу при- ходится отстаивать свои позиции в упорной внутренней борьбе по преодолению сектантского уклона в практи- ке некоторых своих союзов. Элементы сектантского под- хода к повседневной организационной работе в проф- союзах, проявляющиеся в пренебрежении к практике переговоров, изучению специфики производства, органи- зации досуга рабочих и их семей, созданию общеобра- зовательных и пропагандистских кружков, кооператив- ных обществ и т. п., все еще остаются существенным недостатком деятельности профорганизаций ВИКП. Деятельность профорганизаций ВИКП происходит в условиях нехватки средств, подготовленных кадров, от- сутствия сносных помещений, а также в общей атмо- сфере преследований со стороны промышленников, пра- вителгственных чиновников и, наконец, полиции лишь за одну принадлежность к Всеиндийскому конгрессу профсоюзов. Сведение работы профсоюза к рамкам за- бастовочного комитета, к массовой агитации и органи- зации массовых действий во многом обусловлено также трудовым законодательством^ которое оставляет левым профссюзам практически только одно крайнее сред- ство — забастовку — для того, чтобы защитить интересы рабочих и утвердить свое существование. Вместе с тем все эти внешние факторы затрудняют полное преодоление сектантства в самих профсоюзах. Положение усугубляется также расколом Коммунисти- ческой партии Индии, отражающим разногласия внутри партии как по вопросам стратегии и тактики, так и по некоторым идеологическим проблемам международного коммунистического движения. Раскол партии в извест- ной мере осложнил организационную работу ВИКП. Нормальная деятельность союзов была вновь серьезно нарушена раскольническими действиями противников КПИ, организовавших параллельную так называемую марксистско-ленинскую компартию. Произошло обост- 187
Таблица 22 Динамика численности Всеиндийского конгресса профсоюзов Годы Данные профсоюза* Официгл-эные данные** число союзов число членов, тыс. ЧИСЛО союзов число членов, тыс. 1947 608 726 1948 — 862 — 862 1949—1951 фактическое прекращение деятельн кти 1952 — — — — 1953 — — 334 211 1954 337 666 — — 1955 — — 558 423 1956 — — — 423 1957 — — — — 1958 1420 1400 807 537 1959 1453 — 813 506 1959 1500 959 885 509 1961 — 959 — — 1962 — — — — 1963 1567 1038 952 501 1964 — — — — 1955 — 1161 — — * Данные за 1947 г. см.: «Report of General Secretary 22 Ses- sion A1TUC», Calcutta, 1947; за 1948 г.— «Trade Union Record», June 1948; за 1954 г. — «New Age», June 6, 1954; за 1958 г. — «Trade Union Record», December 1959; за 1959—1961 гг. — «Trade Union Record», February 5, 1961; «Hind Mazdoor»,. June 6; за 1953 г.— «In- dia Press Agency», May 12, 1964, за 1965 г. «A1TUC, 27 Session», May 1966 * * Данные за 1948 г. см.: «Trade Union Record», June 1948; за 1953, 1955, 1956 гг. — J. S. Mathur, Indian Working-Class..., p. 151; за 1958 г. — «Trade Union Record», December 1959; «Indian Worker», April 17, 1960; за 1963 г. — «India Press Agency», May 12, 1964. C 1958 г. данные профцентра резко расходятся с официальны- ми цифрами. С этого года в соответствии с процедурой, установ- ленной по Дисциплинарному кодексу, сведения о численности чле- нов профсоюзов проверяются правительственным чиновником. В ре- зультате проверок, отчасти из-за организационной слабости левых профсоюзов, а главное, предвзятой позиции правящих кругов, рас- хождения в данных о левых профсоюзах особенно значительны. При проверке сведений левых профсоюзов, и в первую очередь сою- зов ВИКП, малейшие нарушения в оформлении документов неред- ко являлись предлогом для отказа в официальном признании их принадлежности к центральной профорганизации. рение внутренних разногласий между профсоюзными функционерами — членами КПИ и параллельной КПИ (марксистской), В ряде районов (Керала, Западная Вен, 188
YaJiMH, Карнатак, Тамилнад) произошел й раскол проф- союзов ВИКП. Однако раскола самого профцентра не последовало. На XXVII сессии Конгресса в мае 1966 г. большинство профсоюзных функционеров и активис- тов — делегатов съезда — одобрило политическую линию руководства ВИКП, поддержало линию КПИ и реши- тельно выступило за сохранение организационной целост- ности Конгресса. Попытки раскольников дезорганизо- вать и расколоть ВИКП провалились. Формы и методы работы организаций Всеиндийского конгресса профсою- зов постепенно совершенствуются. Массовая агитация в сочетании с организацией массовых выступлений ра- бочих занимает основное место в работе всех союзов ВИКП. Развитие и укрепление профсоюзов сопровож- дается постепенным расширением форм и масштабов их деятельности. Речь идет не только об участии предста- вителей союзов в работе трехсторонних организаций, о борьбе за интересы трудящихся в судебном арбитраже, примирительных камерах, в фабричных комитетах, об организации объединенных советов управления (пока еще на государственных предприятиях), но и о развер- тывании среди населения культурно-просветительной и другой практически высоко полезной деятельности, ко- торая, однако, еще далека от того, чтобы полностью удовлетворить нужды рабочих масс, предъявляющих к профсоюзам все более важные требования. Индийский национальный конгресс профсоюзов Индийский национальный конгресс профсоюзов (ИНКП) — крупное профсоюзное объединение страны (табл. 23). В мае 1947 г. при своем создании ИНКП объединял 200 профсоюзов, насчитывающих 575 тыс. членов. Помимо профсоюзов, отколовшихся от Всеиндий- ского конгресса профсоюзов, в новое объединение во- шла Ассоциация текстильных рабочих (АТР), основан- ная в 1920 г. М. Ганди в Ахмадабаде, которая и явилась ядром нового профцентра. До 1947 г. АТР не входила в центральные профсоюзные объединения. Однако ее влияние постепенно возрастало и в других районах ни только вследствие популярности, которой пользовался М. Ганди, но и в связи с организацией в 1937 г. лидера- ми ассоциации «Хиндустан маздур севак сангх» (Союз 189
служения индийским рабочим) своеобразной школы по теоретической и практической подготовке профсоюзные: функционеров, пропагандирующих среди рабочих ган- дистские концепции отношений труда и капитала. Таблица 23 Динамика численности Индийского национального конгресса профсоюзов Год Данные профцентра* Официальные данные** число союзов ЧИСЛО членов, тыс. ЧИСЛО союзов число членов, тыс. 1947 200 575 1948 — 969 —, 969 1949 — .— — •— 1950 1043 1432 .— — 1951 905 1264 —, — 1952 932 1315 —. —, 1953 1019 1375 —, — 1954 1067 1353 — 888 1955 1171 1430 —, 931 1956 .— — 617 972 1957 —. — 672 934 1958 1293 1447 727 910 1959 1293 1447 886 1023 1960 1246 1400 860 1053 1961 1520 1664 —. — 1962 1403 1636 —, — 1963 1589 1723 1219 1268 1964 —, —, —, 1965 1960 1877 — — * Данные за 1947 г. см.: «Internatio- nal Labour Review», November — Decem- ber 1947, p. 628; за 1948 г. — «Trade Union Record», June 1948; за 1950—1955 гг. и за 1958—1963 гг. — «India Press Agency», May 12, 1964. ** Данные за 1948 г. см.: «Trade Uni- on Record», June 1948; за 1954—1956 гг.— «Some Facts about INTUC. An INTUC Pub- lication», New Delhi, 1959, p. 10; за 1957, 1959 и 1960 гг.— J. S. Mathur, Indian Working Class..., p. 175; за 1958 г. — «In- dian Worker», April 17, 1960; за 1963 г.— «India Press Agency», May 12, 1964. 190
В первые годы независимого развития страны ИНКП быстро набирал силы. Этому способствовали престиж правящей партии Индийский национальный конгресс, выступавшей лидером антиимпериалистической борьбы, и активная поддержка, оказываемая профцентру пра- вительственными чиновниками и промышленниками в расширении и укреплении влияния его профсоюзов на местах. В 1948 г. Индийский национальный конгресс проф- союзов был официально признан ведущей организацией индийского пролетариата, имеющей право представи- тельства в Международной организации труда. Основные направления программы ИНКП совпада- ют с программными положениями партии Индийский на- циональный конгресс. Согласно своему Уставу, ИНКП выступает за: 1) установление такого общественного по- рядка, при котором не должно быть никаких препятст- вий на пути всестороннего развития его отдельных чле- нов и который будет способствовать развитию челове- ческой личности во всех ее аспектах в процессе ликви- дации социальной, политической или экономической экс- плуатации и неравенства... 2) национализацию индуст- рии и контроль над ней в соответствующих формах для достижения вышеуказанной цели в наикратчайшие сро- ки; 3) организацию общества таким образом, чтобы обеспечить полную занятость и наилучшее использова- ние людских и других ресурсов; 4) обеспечение расту- щих связей рабочих с администрацией в промышленно- сти и участие рабочих в осуществлении контроля на производстве; 5) удовлетворение социальных, граждан- ских и политических интересов рабочего класса. Индийский национальный конгресс профсоюзов счи- тает также необходимым вовлечение в профессиональ- ные организации всех категорий рабочих (включая сель- скохозяйственных), улучшение условий работы, жизни и статуса рабочих в промышленности и в обществе, предо- ставление прожиточного минимума каждому рабочему и т. д. Кроме того, ИНКП выступает за: установление спра- ведливых отношений в промышленности; рассмотрение жалоб путем переговоров и лишь при неудаче этой ме- ры— путем арбитража и судебного разбирательства; использование других законных методов, включая стач- 191
ки и любые формы сатьяграхи, в тех случаях, когда су дебный арбитраж не может быть применен и нет возмож- ности урегулировать конфликт средствами арбитража в пределах разумного отрезка времени; необходимые меры по наиболее эффективному проведению санкционирован- ных стачек и сатьяграх. В Уставе ИНКП подчеркивается, что средства для достижения этих целей должны быть мирными. ИНКП полностью одобрил провозглашение Нацио- нальным конгрессом лозунга о построении общества со- циалистического образца, а в 1964 г. — лозунга создания общества «Демократии и социализма». Гандистскме концепции взаимоотношений труда и ка- питала («Социальное доверие и партнерство», «Ненаси- лие и истина» и т. д.) пронизывают всю 'пропагандист- скую литературу Индийского национального конгресса профсоюзов и официально считаются основными положе- ниями, на базе которых строится работа его организа- ций. Доминирующим направлением деятельности ИНКП, несмотря на некоторые отклонения, которые время от времени имели место в его политике и тактике, было стремление к классовому миру и сотрудничеству рабочих и предпринимателей и к полному исключению забасто- вок из практики профсоюзов. Решающим условием улуч- шения экономического и социального положения трудя- щихся этот профцентр считает повышение производитель- ности труда и активизацию усилий рабочих в развитии промышленного строительства страны. Использование ар- битража при урегулировании промышленных конфлик- тов является основным принципом деятельности кон- грессистских профсоюзов. Почти полная идентично'сть позиции Индийского на- ционального конгресса профсоюзов и официальной поли- тики правящей партии находила свое выражение и в уси- лиях профцентра, направленных на монополизацию профсоюзного движения. В своем стремлении к достиже- нию этой цели руководство ИНКП занимало иногда да- же более правую и более жесткую позицию по сравнению с правительственными кругами. ИНКП неизменно высту- пал против введения демократического профсоюзного за- конодательства, против свободного выбора рабочими представительного союза, за сохранение обязательного 192
арбитража при урегулировании промышленных конфлик- тов. Покровительство п поддержка официальных кругов всегда были главной опорой ИНКП. В постановлениях руководящих органов правящей партии не раз содержа- лись предписания своим членам не только оказывать вся- ческую помощь союзам ИНКП, но .и вступать только в его профобъединения. В резолюции, принятой на XLIX сессии Рабочего ко- митета профцентра, посвященной взаимоотношениям ИНКП и Индийского национального конгресса, подчер- кивалось: «Рабочий комитет с удовлетворением отмечает, что идеология, средства и методы работы обеих органи- заций одинаковы. В то время как Национальный кон- гресс является политической партией, представляющей все слои народа, ИНКП представляет движение, .предна- значенное служить интересам рабочего класса. Очевид- но, что существует явное разделение деятельности и не может вставать вопрос о вторжении одной организации в область другой. Комитет считает, что функции обеих организаций должны быть взаимными и дополняющими друг друга и их деятельность должна быть гармонич- ной» 32. В практической деятельности ИНКП полностью руко- водствовался директивами и политической линией пра- вящей партии Индийский национальный конгресс. Обычная практическая работа союзов ИНКП в основ- ном ограничивалась пропагандой экономических требова- ний трудящихся, разбором жалоб и заявлений рабочих, переговорами, судебной тяжбой и улаживанием конфлик- тов с промышленниками. Наиболее крупные профсоюзные объединения участвуют в организации кооперативных и страховых обществ, ссудных касс для рабочих, различ- ных кружков, читален, библиотек и т. .п. Если внешняя идентичность некоторых общих полити- ческих лозунгов Индийского национального конгресса профсоюзов с призывами левых профсоюзов скорее облег- чала ИНКП завоевание масс на свою сторону, то в отно- шении конкретных экономических требований положение было иным. Умеренные требования союзов ИНКП в сэ- 32 «INTUC 11th Annual Report», pp. 33—34. См. также: J. S. Ma- thur, India Working-Class Movement, pp. 162—163. 13 Зак. 280 193
четанйи с соглашательской тактикой зачастую iie выдер- живали сравнения с насущными боевыми требованиями левых профсоюзов, подкрепляемыми тактикой активных массовых действий. Позиция ИНКП в массах во многом зависела от экономической конъюнктуры в стране; в годы подъема реальной заработной платы рабочих деятель- ность ИНКП была устойчивой, а в годы неурожая, взле- та цен и нарастания безработицы, обычно сопровождав- шихся ростом классовых боев и стихийных манифеста- ций, деятельность ИНКП заметно ослабевала. По мере роста классового и демократического созна- ния трудящихся, усиления недовольства политикой пра- вящих кругов в деятельности профсоюзов ИНКП вскры- вались глубокие противоречия. Все более явным стано- вился разрыв между провозглашенными целями ИНКП и практической политикой его руководства. Все чаще союзы ИНКП оставались в стороне от борющегося ра- бочего класса, а иногда выступали и против активиза- ции его борьбы. За фасадом широковещательных призывов к демокра- тии и социализму, к национальной реконструкции, разви- тию национальной экономики и росту производительности труда стоял практический отказ от борьбы рабочего клас- са, от демократических форм его организации, т. е. от достижения .провозглашенных целей. Отрыв от реально- сти, противоречивость, а нередко штрейкбрехерская по- зиция, занимаемая лидерами ИНКП, встречали расту- щее сопротивление профсоюзных функционеров низшего и среднего звена, стоявших ближе к рядовой массе ра- бочих. В некоторых районах страны борьба между сто- ронниками консервативного и демократического направ- ления в деятельности ИНКП смыкалась с аналогичной борьбой в рядах правящей партии или перерастала в от- крытые столкновения между профлидерами и местными деятелями партии Индийский национальный конгресс. К 1963 г. политические разногласия в руководстве ИНКП охватили почти все звенья этой организации и во многих районах страны серьезно поколебали организационные позиции профцентра. Линия сторонников консервативного направления —• отказ от забастовочной борьбы и всемерное достижение классового сотрудничества — оказывалась все менее жиз- неспособной и встречала все большее сопротивление по- 194
следователей либерально-демократического течения. Правые терпели серьезные поражения в главных оплотах своего влияния — среди рабочих Гуджарата и Махараш- тры, именно та'м, где их политика проводилась в наиболее «чистом виде». В первую половину 60-х годов в Панджабе, Западной Бенгалии, Мадхья Прадеше и Тамилнаде разногласия между лидерами этого профобъединения и местным руко- водством конгрессистских комитетов настолько обостри- лись, что в Западной Бенгалии, например, лидеры партии создали независимо от ИНКП свои союзы, а в Мадхья Прадеше дело дошло до уличных столкновений и беспо- рядков, нарушивших нормальную жизнь столицы шта- та33. Центральное руководство ИНКП, которое находи- лось преимущественно в руках лидеров правой ориента- ции, после безуспешных усилий обуздать своих противни- ков начало проводить более гибкую политику и в инте- ресах организационного единства нередко смотрело сквозь пальцы на «бунтарские» выходки сторонников ли- берально-демократического направления. Отчасти оно старалось даже извлечь политический капитал из их дей- ствий, особенно в тех районах, где их влияние являлось преобладающим. Однако оно упорно продолжало проти- водействовать активным выступлениям трудящихся и, призывая к «конструктивной» работе союзов «по заветам Махатмы Ганди», на деле сводило профсоюзную работу к бюрократической рутине. При этом каждое свое очеред- ное поражение правые лидеры Индийского национально- го конгресса профсоюзов снова и снова объясняли «без- ответственными действиями антисоциальных и антинацио- нальных элементов». Провалы правых профдеятелей в организациях, являв- шихся традиционными оплотами влияния ИНКП, трево- жили не только руководство этого профцентра и правя- щей партии, но и беспокоили промышленные круги, стремившиеся сохранить прочные и наиболее приемле- мые для них контакты с союзами ИНКП. В середине 60-х годов на страницах газеты крупной бомбейской бур- жуазии «Экономик тайме» неоднократно выражалось мнение о необходимости избрания руководством ИНКП более гибкой тактической линии, которая позволила бы зь «The Economic Times», 24.11.1964. 13* 195
Н новых условиях независимого развития страны удержи- вать массы трудящихся под своим идеологическим влия- нием. Весной 1965 г., после скандального провала на вы- борах в муниципалитет Ахмада,бада представителей Ас- социации текстильных рабочих — гордости и символа традиционной политики ИНКП, обозреватель этой газеты по проблемам труда М. Дас, указывая на поражение ИНКП в традиционных «цитаделях» его влияния, подчер- кивал: «Если эти уроки ничему не научат ИНКП, он ока- жется в критическом положении. Если он немедленно не порвет связи с правительством, он не поможет ни себе, ни правительству, ни партии, с которой у него братские узы. Иначе говоря, если ИНКП не начнет действительно зарабатывать свой авторитет и поддерживать его, не рассчитывая на благосклонную помощь правительства, тяжелым трудом на местах, среди масс, как во времена пионеров профдвижения, он неизбежно погибнет и даже правительство не сможет ему ничем помочь»34. Борьба внутри конгрессистских профсоюзов была важ- ным признаком, свидетельствовавшим об определет пых сдвигах на пути демократизации профдвижения в целом. Отмеченные явления свидетельствовали и об известном утверждении на индийской почве реформистских и тредъ- юнионистских тенденций в профдвижении, своеобразны- ми выразителями которых являются профлидеры нацио- налистического либерально-демократического направ- ления. Прибегая в качестве крайней меры к забастовкам и другим формам массовых выступлений трудящихся, сто- ронники этого направления широко используют в своей пропаганде националистические и религиозно-философ- ские концепции М. Ганди. В своей практической деятель- ности они сочетают призывы, направленные на развитие профдвижения на базе коллективных договоров, с при- вычными массам моралистическими понятиями. По мере активизации массового движения и углубле- ния размежевания сил в организациях Индийского на- ционального конгресса профсоюзов его центральному ру- ководству все чаще приходилось маневрировать и вносить поправки в политические лозунги и повседневную такти- ку своих союзов. С 1963 г. почти повсеместно активизи- 34 «The Economic Times», 19.IV. 1965. 196
ровались массовые выступления союзов ИНКП в защиту насущных требований трудящихся. А следующий, 19G4 г. не случайно оказался свидетелем изменений политики ИНКП. Это был год широкого подъема массовой борьбы трудящихся и напряженной внутриполитической жизни Индии в связи с резким обострением продовольственных затруднений. Примерно с этого времени участились кри- тические заявления ИНКП по адресу правительства. На своих ежегодных съездах (в 1964 и 1965 гг.) Ин- дийский национальный конгресс профсоюзов выступил с рядом важных 'конкретных общедемократических требо- ваний (о национализации торговли зерном, о<б установле- нии «потолка» доходов в городе, о предоставлении земли тем, кто ее обрабатывает, и т. д.). Правда, никаких мас- совых действий в поддержку выдвинутых требований не последовало. Забастовки, организуемые профсоюзами ИНКП, также были связаны главным образом с непо- средственными требованиями рабочих данного предприя- тия или группы предприятий. Причем, во время подъема борьбы и проведения другими профобъединениями мас- совых политических кампаний руководству ИНКП в основном удавалось удерживать свои союзы в стороне от участия в совместных выступлениях с трудящимися иных профсоюзных организаций. Отмеченные сдвиги в политике и тактике ИНКП яв- лялись неизбежным следствием усиления в массах ради- кальных настроений, их стремлений к активным дейст- виям в защиту своих требований. Не исключено, что бо- лее реалистический подход этого профцентра к жизни трудящихся, к стоящим перед ними проблемам будет сопровождаться и расширением единства действий между ИНКП и другими профсоюзами. Впрочем, до последнего времени участие союзов ИНКП в совместных действиях с другими профцентрами достигалось, как правило, сти- хийно, снизу, вопреки стремлениям центрального руко- водства, склонного к контактам лишь с союзами «Хинд маздур сабха». «Хинд маздур сабха» «Хинд маздур сабха» («Союз индийских рабочих», ХМС) был создан в 1948 г. под руководством лидеров Социалистической партии Индии на базе объединения 197
союзов, отколовшихся от Всеиндийского конгресса проф- союзов, а также союзов Индийской федерации труда, прекратившей к то.му времени свое существование. Своими целями «Хинд маздур сабха» провозгласил следующее: 1) улучшить экономическое, (Политическое, социальное и культурное положение рабочего класса Ин- дии; 2) координировать деятельность входящих органи- заций, руководить ими и помогать в их работе; 3) защи- щать интересы, права и привилегии рабочих во всех вопросах, касающихся их занятости; 4) поощрять созда- ние: а) федераций профсоюзов той же отрасли или про- фессии и б) национальных объединений рабочих, занятых в той же отрасли или профессии; 5) обеспечить и защи- тить право рабочих на свободу организации, слова, соб- раний, право на работу и ее сохранение, право на со- циальное обеспечение и на забастовку; 6) бороться за построение в Индии демократического социалистического общества; 7) поощрять создание кооперативных обществ и способствовать повышению образования рабочих; 8) со- трудничать с другими организациями, выступающими за аналогичные цели, в стране и за ее пределами. «Средства для достижения указанных целей должны быть законны- ми, мирпьими и демократическими»35. С самого начала создания этого объединения в его руководстве были представлены различные политиче- ские группировки, близкие к леводемократическим силам и к буржуазно-либеральным кругам Индийского нацио- нального конгресса. Подобное сочетание, обусловливая неустойчивость политической линии профцентра, сказыва- лось на формах и методах борьбы союзов «Хинд маздур сабха». При относительном многообразии методов борьбы по сравнению с другими профцентрами (различные виды стачек, сатьяграхи, марши, пикеты и т. п.) руководству ХМС не удалось выработать последовательную такти- ческую линию именно вследствие нечеткости его полити- ческого и идеологического курса. Практика союзов ХМС свидетельствовала об объединении в его рядах и сторон- ников активных классовых действий и последователей соглашательской тактики на основе судебного арбитража. Принципиальные расхождения в политике и тактике 35 J. S. Mathiir, Indian Working-Class..., р. 164. 198
борьбы отражались и в тяготении союзов ХМС к един- ству с соответствующими профсоюзными объединениями. Фактически до середины 50-х годов в руководстве «Хинд маздур сабха» не (прекращалась фракционная борьба между сторонниками объединения этого проф- центра с профсоюзами ИНКП, с одной стороны, и с профсоюзами ВИКП и ОКП, с другой. Успехи коммунистов в ходе первых всеобщих выбо- ров, а главное — выдвижение Коммунистической партии Индии в качестве первой партии оппозиции правительст- ву оказались серьезным толчком для перегруппировки сил на политической арене страны. В 1952 г. последовало слияние Социалистической партии Индии с Крестьянско- рабочей народной партией («Кисан маздур праджа пар- ти», КМПП) 36 и образование Народно-социалистической партии. Усиление в новой 'партии реформистских элемен- тов усугубило неопределенность ее идеологического и политического курса. Фракционные разногласия внутри Народно-социалистической партии еще более обостри- лись. Провозглашение Национальным конгрессом в конце 1954 г. в качестве ведущей цели партии построение об- щества социалистического образца вновь поставило перед индийской общественностью вопрос об отношении к пар- тии Индийский национальный конгресс — вопрос, став- ший после завоевания независимости одним из актуаль- нейших для всего индийского демократического дви- жения. Обострение разногласий по этому вопросу внутри На- родно-социалистической партии завершилось ее раско- лом. В 1955 г. часть руководящих деятелей во главе с Р. Лохия и М. Лимайей заявили о своем выходе из пар- тии и о создании вновь Социалистической партии Индии. Профсоюзы, находившиеся под руководством лидеров новой партии, фактически откололись от «Хинд маздур сабха» и действовали самостоятельно. В 1961 г. лидеры этих союзов заявили о создании нового профобъедине- ния — «Хинд маздур панчайят», позиция которого отра- 36 Эта партия была создана в 1951 г. видными конгрессистами, приверженцами М. Ганди, вышедшими из Национального конгрес- са вследствие его отхода от провозглашенных идеалов и практи- ческого осуществления намеченных социальных преобразований (см. «The Merger: How and Why», Bombay, 1952). 199
Таблица 24 Динамика численности членов «Хинд маздур сабха» Годы Данные профцентра* Официальные данные** число СОЮЗОВ ЧИСЛ J членов, тыс. ЧИСЛ.) союзов число членов, тыс. 1948 427 606 1949 419 679 419 679 1950 — 722 460 699 1951 570 804 — — 1952 — —. 267 398 1953 — — 220 373 1954 — — 270 485 1955 — — 119 204 1956 — — 119 234 1957/58 301 408 151 191 1958/59 324 480 185 242 1959/60 317 519 190 289 1960/61 326 538 —. — 1951/62 — — — — 1962/63 349 585 253 330 * Данные за 1948 г. см.: «Industry and Labour», vol. I, May 1, 1949, № 9; за 1949 и 1951 гг.— J. S. Matilur, Indian Wor- king-Class..., p. 16G; за 1950 г.— «Report of the Eigth National Conference of the Socia- list Party», Madras, 1950, p. 177; за 1957/58—1960/61 гг,—«Report of the Tenth Annual Convention Hind Mazdoor Sabha», Coimbatore, 1962, pp. 89, 108—109; за 1962/63 г.— «India Press Agency», May 12, 1964. * * Данные за 1949, 1952—1956 гг. см.: J. S. Mathur, Indian Working-Class..., p. 166; за 1950 г. — «Indian Labour Year-Book 1949/50», New Delhi, 1951, p. 161; за 1957/58—1959/60 гг. — «Report of the Tenth Annual Convention Hind Mazdoor Sabha»; за 1962—1963 гг. — «India Press Agency», May 12, 1964. жала взгляды крайне левых группировок ХМС. Новый профцентр выступил с резким осуждением внутренней по- литики правящей партии и с требованием 'более ради- кальных, социальных и экономических (преобразований 200
В отличие от руководства ХМС новый /профцентр срав- нительно охотно организовывал совместно с коммунисти- ческой партией и профсоюзами ВИКП массовые выступ- ления трудящихся. При проведении массовых действий лидеры «Хинд маздур панчайят» вступали в контакты и с организациями Общинных партий. Кратковременное слияние Народно-социалистической партии и Социалистической партии Индии в 1964 г. не сопровождалось объединением «Хинд маздур сабха» и «Хинд маздур панчайят».. Обе эти организации действова- ли самостоятельно. Однако более активное участие сою- зов «Хинд маздур панчайят» в массовых кампаниях сов- местно с ВИКП нередко затрудняло проведение лидера- ми «Хинд маздур сабха» политики отказа от единства действий с коммунистами и вынуждало руководство ХМС активизировать широкие выступления трудящихся в защиту их общедемократических требований. Объединенный конгресс профсоюзов Объединенный конгресс профсоюзов (ОКП) образован в мае 1949 г. по инициативе профсоюзных деятелей, при- мыкавших к различным левореформистским партиям и политическим группировкам Объединенной социалисти- ческой организации Индии. Эта организация в то время объединяла 17 партий и групп левого толка, в том числе две группировки партии «Форвард блок», Большевист- скую партию, Рабоче-нрестьянскую партию, Революцион- но-социалистическую партию и др. В своей программе Объединенный конгресс профсою- зов выступает за: создание в Индии социалистического общества; установление государства рабочих и крестьян; национализацию средств производства, распределения и обмена; улучшение интересов, прав и привилегий рабочих во всех сферах социальной, культурной и политической жизни; обеспечение рабочим свободы слова, печати, ор- ганизации, собраний, права на забастовку, работу и со- циальное обеспечение и единство профсоюзного движе- ния 37. Союзы Объединенного конгресса профсоюзов стоят на позициях классовой борьбы; организационное обособ- 37 J. S. Mathur, Indian Working-Class..., р. 163. 201
ление лидеров этого профцентра в 1949 г. было вызвано в основном левосектантским уклоном в деятельности ру- ководства ВИКП. По своему влиянию ОКП значительно уступает дру- гим национальным профцентрам. Основные базы этого объединения сосредоточены в Западной Бенгалии и Ке- рале. Углубление процесса размежевания политических сил в общественной жизни захватило и организации Объеди- ненного конгресса профсоюзов. В начале 1959 г. руковод- ство этого профцентра раскололось на две группы. В июле 1959 г. одна из этих групп, возглавляемая лидерами Ре- волюционно-социалистической партии, подписала согла- шение о единстве действий в «Хинд маздур сабха» 38. В массовых кампаниях союзы ОКП, как правило, вы- ступают за единство действий с профобъединениями ВИКП, ХМП и ХМС. «Бхаратия маздур сангх» «Бхаратия маздур сангх» (БМС) создан в июле 1955 г. в Бхопале лидерами религиозно-общинной партии «Джан сангх»39. Официально цели «Бхаратия маздур сангх» заключа- ются в следующем: БМС выступает за построение «Бха- ратия» — индуистской системы бесклассового общества. Такая система будет достигнута путем: 1) полного исполь- зования человеческой энергии и ресурсов на базе полной занятости и максимума продукции; 2) замены мотива прибыли интересами служения обществу и установления экономической демократии, которая осуществит равное распределение богатства и благосостояния для наиболь- шей выгоды всех граждан в отдельности и нации в це- лом; 3) развития автономных промышленных сообществ, каждое из которых охватывает всех людей, связанных с промышленностью данного района, и составляет неотъем- лемую часть государства. «Бхаратия маздур сангх» стоит за создание регио- нальных и производственных федераций и выступает за профсоюзное единство и право организации рабочих и 38 «Trade Union Record», July 29, 1959. 39 J. S. Mathur, Indian Working-Class..., p. 174. 202
обеспечение им минимального уровня потребления, соци- ального обеспечения и условий труда, а также поддер- живает идею участия рабочих в управлении производ- ством. БМС провозглашает, что он «не разделяет веры в су- ществование классового общества и 'классовой войны, но полагает, что обе системы, и капитализм и коммунизм, нежелательны для индийского общества». «Бхаратия маздур сангх» заявляет, что стачки — по- следнее средство в борьбе профсоюзов, и призывает «ис- пользовать все законные и мирные меры, соответствую- щие духу национализма и демократии». В Уставе БМС подчеркивается, что входящие профсоюзы не должны санкционировать или поддерживать стачку или сатьягра- ху, если не исчерпаны все методы урегулирования кон- фликтов и если решение в пользу стачки или сатьяграхи не было принято на общем собрании Союза большин- ством его членов. До начала 60-х годов существование этой организа- ции имело формальный характер и влияние ее на рабочих почти не ощущалось. Упор на религиозно-националисти- ческие настроения и шовинистические лозунги не имел успеха среди трудящихся. Однако за последние пять- шесть лет апелляция к религиозным и национальным чув- ствам рабочих в сочетании с программой социальных преобразований позволила БМС несколько усилить свое влияние и добиться официального признания в ряде штатов страны. По сообщениям БМС, к 1964 г. он пользовался таким признанием в штатах Махараштра, Мадрас и Уттар Прадеш40. Стремясь расширить свое влияние среди рабочих, БМС широко прибегает к социальной демагогии, поли- тическому и тактическому маневрированию. Для подня- тия престижа и привлечения новых членов и сторонников БМС прибегает к различным организационным приемам и в том числе к системе «двойного членства» — так на- зываемых прямых и косвенных членов.. Прямыми члена- ми считаются непосредственно члены союзов БМС, а кос- венными — наиболее ортодоксальные члены индуистского вероисповедания в других профсоюзных объединениях. Влияние на косвенных членов «'Бхаратия маздур сангх» 40 Ibid. 203
поддерживает уже через религиозную общину. Официаль- ных данных о численности членов БМС по всей стране нет. Известно только, что данные по некоторым штатам резко расходятся с заявлениями самого объединения. Например, в Махараштре, по официальным данным, з 1961 —1962 гг. БМС насчитывал 2—3 тыс. членов, однако сам союз претендовал на гораздо большую численность. По данным БМС, в 1964 г. в Махараштре он насчитывал ойоло 50 тыс. прямых и 100 тыс. косвенных членов. За последние годы БМС активизировал действия сво- их союзов в защиту непосредственных требований трудя- щихся. Он нередко принимает участие в объединенных массовых выступлениях с другими организациями, глав- ным образом с «Хинд маздур панчайят». * * * Оценка влияния индийских профцентров среди тру- дящихся на основе официальной статистики или данных профцентров является условной. Помимо общих слабо- стей профсоюзного движения условность данных объяс- няется отсутствием у рабочих права свободного выбора профсоюзов. Кроме того, нехватка подготовленных кад- ров и организационная слабость профсоюзов ведут к пла- чевному состоянию документации. В условиях жесткой официальной проверки для определения представитель- ного характера союза по Дисциплинарному кодексу по- следнее обстоятельство приобретает немаловажное зна- чение. Как правило, после официальной проверки особен- но резкое расхождение в данных о численности союзов бывает у левых профсоюзов. Как уже отмечалось, для отказа им в регистрации или признания их принадлежно- сти к центральному профобъединению достаточно любого формального предлога. Официальные данные свидетельствуют, что Индийский национальный конгресс профсоюзов — наиболее крупное профсоюзное объединение, превосходящее по численности членов все другие профцентры, вместе взятые. На втором месте по численности идет Всеиндийский конгресс проф- союзов, затем — «Хинд маздур сабха». У всех этих проф- центров сравнительно крепкие позиции среди рабочих традиционных отраслей и промышленных районов стра- ны (табл. 25). 201
ТаблйЦа 25 Сравнительная численность членов ведущих профцентрбв *, тыс. ИНКП ВИКП ХМС ОКП По штатам Общее число членов 1268 501 330 109 Бэлее развитые в промышленном от- ношении: Западная Бенгалия 334 141 72 59 Махараштра 122 65 101 1,4 Гуджарат 143 7 8,5 — Мадрас 108 71 35 1 Дели 9 18 20 6 Итого ... 716 302 236,5 67,4 Процент к общему числу членов . . Менее развитые в промышленном от- ношении: 56 60 72 57 Бихар 111 29 28 16 Майсур 18 17 10 > » Уттар Прадеш 59 13 17 11 Итого ... 188 59 55 27 Процент к общему числу членов . . Наименее развитые в промышленном отношении: 15 12 17 25 Андхра 35 62 5 — Ассам 179 5,5 17 — Керала 20 41 1,5 16 Мадхья Прадеш 66 14 2 3 Панджаб 24 13 1 Раджастхан 15 4 0,4 — Орисса 19 1 11 — Итого ... 358 140,5 37,9 19 Процент к общему числу членов . . 28 28 11 17 По отраслям экономики Старые отрасли, в которых рабочее движение обладает относительным опытом: текстильная 362 121 44 11 205
Продолжение ИНКП ВИКП хмс окп транспорт ... 136 20 83 4 черная металлургия 38 18 11 5 порты И доки 25 12 19 5 Итого ... 561 171 157 25 Процент к общему Числу Членов . 44 34 48 23 Старые отрасли, рабочие которых вовлечены в движение в основном за годы независимости: горнодобывающая 141 52 44 13 плантации 279 33 39 23 пищевая и табачная 17 54 3 8 Итого ... 437 139 86 44 Процент к общему числу членов . . 34 28 26 40 Новые отрасли, развивающиеся за годы независимости: металлообрабатывающая (в том числе машиностроение) . . 67 59 24 7 цементная 14 6 3 — химическая 19 17 8 2 строительная 6 17 2 1 нефтяная 6 7 — — стекольная 5 8 1 1 Итого ... 117 114 38 11 Процент к общему числу членов . . 9 23 11 10 Прочие отрасли (процент к общему числу членов 13 25 15 27 * «India Press Agency», May 12, 1964; официальные данные на 31 марта 1963 г. Подавляющее большинство членов ИНКП — рабочие ведущих отраслей колониальной Индии: текстильщики, горняки, железнодорожники и плантационные рабочие. Сравнительно быстро конгрессисты укрепляются и в но- вых отраслях промышленности. У «Хинд маздур сабха» и Всеиндийского конгресса профсоюзов прослойка рабочих из традиционных про- мышленных районов с традициями профсоюзного движр- 206
нйя относительно более высокая и достигает 72 и 60% общего числа членов этих объединений. Но в абсолют- ных цифрах число этих рабочих в обоих профцентрах уступает союзам ИНКП. Бросается в глаза высокий рост союзов ВИКП в но- вых отраслях, главным образом в тяжелой промышлен- ности. Рабочие новых отраслей охватывают по'чти чет- верть общего числа членов этого профцентра. В маши- ностроении, химической и нефтяной отраслях союзы ВИКП по численности не уступают ИНКП и намного больше ХМС. В современной Индии численность членов профцент- ров (будь то официальные данные или данные проф- центра) свидетельствует не столько об идеологических и политических устремлениях объединяемых масс, сколько об организационных возможностях и влиянии политиче- ских партий, курирующих то или иное профсоюзное объ- единение. Во многом это связано со специфической фор- мой руководства профсоюзами через аутсайдеров. Суще- ствование такой формы обусловило весьма глубокий со- циальный, а следовательно, и кастовый, культурный и общеобразовательный разрыв между рядовой массой ор- ганизованных рабочих и верхушкой освобожденных функционеров. В условиях еще не сложившихся демокра- тических традиций в деятельности самих профсоюзов та- кого рода разрыв способствовал сохранению «патриар- хальных» отношений между профсоюзными лидерами и рядовыми рабочими. Вследствие этого доминирующее значение во многих профсоюзах имел и продолжает иметь личный авторитет профлидера, а его политическая принадлежность определяет и политическое лицо проф- союза. В результате идейночполит.ическая раздроблен- ность профсоюзного движения далеко не всегда имеет глубокие корни в самой гуще рабочего класса. Своеобра- зие организационно-политического раскола индийского профдвижения характеризуется относительной слабостью проникновения в рабочую среду идеологического влия- ния различных политических партий. За исключением сравнительно небольшой части рабочих, сознательно вы- ступающих в поддержку политической линии Коммуни- стической партии Индии или некоторых других партий и профцентров, для широких масс трудящихся различия в программах нередко стираются. 207
Рабочему еще часто бывает трудно разобраться, в чём отличие будущего общества «Демократии и социализма» Национального конгресса от социалистического общест- ва, основанного на принципах научного социализма. Идейно-политическая перегруппировка сил в массовых организациях прежде всего происходит среди руководя- щих работников профсоюзных организаций и является отражением процессов размежевания и поляризации сил политических партий. Тем не менее правильная оценка организационных позиций политических партий в рабочей среде имеет важное значение не только с точки зрения относительных возможностей использования партиями своего влияния на выборах и в других формах обществен- ной жизни и борьбы, но и с точки зрения потенциальных возможностей распространения и дальнейшего утвержде- ния в массах той или иной политической идеологии. Организационно-политический раскол рабочего класса наносит вред единству действий всего индийского рабо- чего движения. Организационная раздробленность проф- союзов— серьезное препятствие не только в борьбе рабо- чего класса за свои, но и за общенациональные интересы народа. Однако нельзя не видеть, что в основе этого рас- кола лежат глубокие социальные и политические причи- ны и изживание его требует значительного времени. Об- ращает на себя внимание одна важная особенность, свойственная расколу индийского рабочего движения. Она состоит в том, что организационно-политическое раз- межевание в рабочем классе в основном проходит между политическими партиями, большую часть которых можно отнести к силам, выступающим за национальный и со- циальный прогресс, хотя и с различных идеологических позиций. Речь идет прежде всего о левых, социалистиче- ских партиях и примыкающих к ним профсоюзах. Главные партии правой реакции («Сватантра» и «Джан сангх») не имеют значительной базы в рабочем движении. Политический водораздел проходит в основ- ном между Индийским национальным конгрессом проф- союзов, с одной стороны, и Всеиндийским конгрессом профсоюзов, Объединенным конгрессом профсоюзов и «Хинд маздур панчайят» — с другой. Правосоциалисти- ческий «Хинд маздур сабха» занимает промежуточное положение, тяготея своими правыми и левыми флангами к профцентрам соответствующих направлений. 208
В обстановке продолжающегося размежевания поли- тических сил в профсоюзах уже с первых лет независи- мого развития страны в индийском профдвижении все отчетливее выделялось два основных течения, различных по своей идеологической направленности и тактическим принципам. Одно — буржуазное, консервативное, нацио- налистическое, возглавляемое конгрессистскими профли- дерами, которые выражают интересы правых и право- центристских группировок правящей партии. Эти группи- ровки практически выступают за подчинение рабочего класса идеологическому влиянию буржуазии, за отказ от классовой борьбы, против забастовок и других активных действий трудящихся. И другое — течение левых сил, охватывающее профсоюзные объединения, которые нахо- дятся под руководством коммунистической партии, социа- листических и мелкобуржуазных революционных деяте- лей, принадлежащих к партиям левого направления. С середины 50-х годов неудачи и поражения проф- союзов буржуазно-консервативного направления стали все более частыми, а в последующие годы организацион- ные расколы в их среде свидетельствовали уже о кризис- ных явлениях, переживаемых этим идеологическим тече- нием. Ныне нельзя относить все организации Индийского национального конгресса профсоюзов к буржуазно-кон- сервативному направлению. В руководстве ИНКП, осо- бенно в его средних и низших звеньях, а в ряде районов и в руководстве его филиалов имеется немало профсоюз- ных функционеров, честная и самоотверженная деятель- ность которых на практике смыкается с деятельностью левых профлидеров. Необходим дифференцированный подход и к профсою- зам, объединяемым «Хинд маздур сабха». Цели и методы борьбы его союзов отчасти совпадают с направлением деятельности профсоюзов революционного течения. Одна- ко антикоммунистические предрассудки некоторых лиде- ров ХМС сближают их с правыми деятелями из ИНКП и объективно способствуют укреплению буржуазной идео- логии в рабочем классе. Левые силы в конгрессистских профсоюзах и отдель- ные группировки в профсоюзах социалистов, близкие по своей политической направленности левому крылу Индий- ского национального конгресса, можно отнести к третье- му, промежуточному, либерально-демократическому тече- 14 Зак. 280 209
НИЮ. Это течение еще не получило четкого организацион- ного оформления, но, по-видимому, оно обладает извест- ными потенциальными возможностями, в силу некоторого 'своеобразия психологии индийского пролетариата, его ре- лигиозно-философского склада. Следует подчеркнуть так- же относительно условный характер размежевания проф- деятелей либерально-демократического направления и многих профлидеров, находящихся под руководством ле- вых партий. В своей практической деятельности, а отча- сти и в своей пропаганде те и другие часто выступают (главным образом по конкретным экономичеаким требо- ваниям) с идентичной платформы, однако одни из них примыкают к ИНКП, другие — к ХМС, ХМП и ОКП. Кризис буржуазно-консервативного течения в проф- движении Индии свидетельствует о морально-политиче- ском перевесе профсоюзов леводемократического и рево- люционного направления, последовательно борющихся за расширение демократических принципов профсоюзно- го движения. Как правило, организации Всеиндийского конгресса профсоюзов неизменно выступают активными сторонни- ками единства действий с профсоюзами всех ведущих центров, независимо от их политической ориентации. Более или менее традиционные контакты в проведении совместных массовых выступлений установились у Все- индийского конгресса профоюзов с Объединенным кон- грессом профсоюзов; за последние три года укрепляется единство действий между ВИКП и союзом «Хинд маздур панчайят». Однако совместные выступления союзов «Хинд ма'здур сабха» с союзами, находящимися под ру- ководством коммунистов, имеют часто вынужденный ха- рактер. В последние годы в печати можно чаще встретить сообщения о,б объединенных выступлениях союзов ВИКП с организациями ИНКП, чем с союзами «Хинд маздур сабха». Все еще настороженные отношения между профлиде- рами левого направления не только стоят на пути орга- низационного слияния союзов, но и мешают дальнейшему развитию единства действий. Такая настороженность ско- рее обусловлена мотивами престижа и боязнью ВИКП, как более сильной организации, чем различиями в такти- ке и идеологических убеждениях. Раскол Коммунистической партии Индии осложнил и 210
без того тяжелый (процесс сплочения всех профсоюзов левого направления. Отсутствие единства действий левых профсоюзов, отражающее ситуацию, сложившуюся в от- ношениях между левыми политическими партиями в стране, мешает объединению и сплочению рабочих масс в их борьбе за непосредственные экономические интере- сы, за демократизацию социальных отношений в про- мышленности. Вместе с тем рост демократического сознания, куль- туры и образования рабочих, их тяга к борьбе за лучшую жизнь, за социальные преобразования способствуют стре- млению трудящихся к единству и сплочению своих рядов. Этот 'процесс сплочения во многом связан с общим со- циальным прогрессом в стране, с ростом демократиче- ского и классового сознания пролетариата. Сложный процесс роста классового и демократическо- го сознания рабочих и обострения классовой борьбы в стране влияет на деятельность профсоюзов всех полити- ческих направлений. Постепенно, хотя и очень по-разно- му, ослабевает практика «патриархального» подчинения авторитету профлидера, а главный практический крите- рий, который определяет приверженность рабочего к тому или другому профцентру, — уже не исключитель- ный авторитет профлидера. Все чаще приоритет остается за профсоюзами, выдвигающими жизненные и обосно- ванные требования и подкрепляющими их активными действиями. И не случайно, что там, где союзы следуют такой политике, они пользуются прочным влиянием в ма'ссах. Очевидно, что в рабочем движении сегодняшней Ин- дии развиваются два взаимосвязанных процесса. Пер- вый — размежевание и поляризация сил наверху, среди функционеров массовых рабочих организаций, отражаю- щий аналогичный процесс в политической жизни страны, и второй — интеграция и рост солидарности рабочих масс на базе радикализации требований трудящихся и их борьбы за экономические и демократические интересы. Чем шире разрыв между профлидерами и рядовой массой, чем сильнее «патриархальные» отношения в профсоюзах, а масса рабочих более отсталая и пассив- ная, тем слабее там сознательная тяга рабочих к един- ству своих рядов, тем «послушнее» она в руках проф- союзных функционеров, тем больше у последних возмож- 14* 211
ностей направлять действия рабочих в сторону от клас- совых интересов сообразно своим личным или предписан- ным свыше партийным целям. И наоборот, там, где про- исходит рост классового и демократического сознания рабочих, где оно достигло сравнительно высокого уровня, где выросли профсоюзные кадры из среды самих рабо- чих, где преобладают стремления к активным демократи- ческим формам борьбы, там все эти факторы оказывают сдерживающее влияние на фракционную борьбу внутри профдвижения и содействуют развитию единства дейст- вий союзов различных политических направлений. Соот- ношение влияния всех этих факторов в рабочем движении крайне различно, так как связано с особенностями со- става рабочих, экономического, культурного развития, а также с общественно-политической обстановкой в каждом штате, районе и отрасли. Трудно предугадать организационные пути преодоле- ния раскола рядов индийского пролетариата. Важным достижением последних лет явилось укрепление единства между профсоюзами левых сил на основе борьбы за неот- ложные экономические требования. С конца 1964 г. во многих штатах и промышленных центрах были созданы постоянные комитеты действий («санграм самити») с уча- стием представителей ВИКП, ХМП, ОКП. Создание «сан- грам самити» заложило определенную основу для даль- нейшего развития и организационного укрепления проф- союзного единства. Между тем, несмотря на продолжающееся внутреннее брожение, руководство Индийского национального кон- гресса профсоюзов по всем острым проблемам развития профдвижения оставалось на буржуазно-реформистской консервативной позиции. До недавнего времени одним из конкретных практи- ческих вопросов, разделяющих профцентры, были проб- лема признания профсоюзов и принцип выбора наиболее представительного союза из числа действующих на пред- приятии. С середины 60-х годов лидерам ИНКП становилось все труднее отстаивать сохранение системы обязательно- го арбитража и свою антидемократическую линию в во- просе признания профсоюзов. Борьба вокруг проблем признания союзов все чаще выходила из рамок обсуж- дения на уровне трехсторонних организаций и руководя- 212
щих звеньев профсоюзов. Требование признания проф- союза нередко становилось одним из важнейших лозун- гов во время забастовочных выступлений трудящихся. В самых широких кругах индийской общественности под- черкивалась необходимость обеспечения реальных усло- вий для развития в стране сильного профсоюзного дви- жения. Всеиндийский конгресс профсоюзов уже давно высту- пает за тайное голосование при выборе наиболее предста- вительного профсоюза на предприятии — самое демокра- тическое и беспристрастное решение в нынешнем поло- жении. В настоящее время все профсоюзные центры, за исключением ИНКП, выступают за принятие этого прин- ципа. Однако руководство ИНКП упорно отстаивало установившуюся практику дисциплинарного кодекса и да- же в середине 60-х годов настаивало на введении нового критерия — так называемого критерия «качества» или степени «лояльности» союза при определении его пред- ставительного характера. Как показало ноябрьское совещание 1965 г. специаль- ной трехсторонней комиссии (при правительстве Индии), обсуждавшей перспективы развития отношений в про- мышленности на четвертое пятилетие, руководство Ин- дийского национального конгресса профсоюзов осталось в вопросе признания профсоюзов в изоляции. На этом заседании с введением принципа тайного голосования (правда, при условии участия в тайном голосовании на предприятии только членов профсоюзов) впервые согла- сились и представители промышленных кругов. Предста- вители правительства и эксперты Плановой комиссии одобрили предложение промышленников41. Упорный отказ Индийского национального конгресса профсоюзов от разрешения проблемы признания союзов на демократической основе выдает подлинную подоплеку его отношения к этому вопросу — небезосновательные опасения лишиться ведущих позиций в тех отраслях и районах, где его организации занимают их не по праву. 41 В апреле 1967 г. президент Индийской федерации промыш- ленников Н. Тата подтвердил согласие предпринимателей с про- цедурой тайного голосования всех членов профсоюзов при выборе наиболее представительной профсоюзной организации на предприть тии («The Economic Times», 6.IV. 1967). 213
Происходившие сдвиги в деятельности индийских профсоюзов — их политике, тактике, формах борьбы — это естественное отражение реальных перемен в эконо- мической и общественно-политической жизни страны. Единство и сплочение рабочего класса будет тем успеш- нее, чем более плодотворными будут его усилия в борьбе за демократические права профсоюзов, за развитие его классового и демократического сознания.
ГЛАВА 5. МАССОВАЯ БОРЬБА РАБОЧЕГО КЛАССА. ЗАБАСТОВОЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ В независимой Индии массовая борьба рабочих зна- чительно усилилась. Это произошло не только в резуль- тате роста численности и организации пролетариата, сдвигов в его структуре, территориальном размещении и т. д. Масштабы борьбы увеличились из-за огромного расширения фронта политической и экономической борь- бы пролетариата в ее различных формах и проявлениях, отразивших широкий процесс демократизации обществен- но-политической жизни страны. Провозглашение конституции, введение всеобщего из- бирательного права, принятие законов по труду, а также утверждение новых форм и институтов в области трудо- вых отношений не только раздвигали возможности уча- стия пролетариата в общественной жизни, но и усилива- ли степень его воздействия на нее. Разумеется, массовые действия были главной формой проявления классовой борьбы ’пролетариата. Борьба рабочих представителей в парламенте и в за- конодательных ассамблеях, на трехсторонних конферен- циях и в других многочисленных трехсторонних институ- тах в области труда, в промышленных судах и трибуна- лах все более сочеталась с массовыми действиями про- летариата и становилась неотъемлемой частью широкого фронта борьбы трудящихся. Расширение масштабов массового движения происхо- дило в основном за счет вовлечения в борьбу новых от- рядов индустриального пролетариата, а также служащих, трудящейся интеллигенции и полупролетарских низов 215
города. Но в массовое движение были вовлечены лишь указанные категории городских тружеников и планта- ционные рабочие сельских местностей; выступления же крестьянских масс были немногочисленны и имели пре- имущественно разрозненный и локальный характер. Характеризуя массовое движение пролетариата в не- зависимой Индии, важно подчеркнуть, что изменились не только масштабы массовой борь)бы, но и ее социально- экономическое содержание и формы. В годы колониализ- ма борьба рабочего класса была в основном подчинена интересам национально-освободительного движения все- го индийского народа. Усилия нации были направлены на свержение колониального рабства. В условиях неза- висимого развития цели массовых выступлений измени- лись. Теперь борьба рабочего класса шла прежде всего за осуществление долгожданных обещаний лидеров пар- тии Индийский национальный конгресс — за улучшение экономического положения рабочих, за удовлетворение их насущных нужд, за демократические свободы. Такая перемена была закономерной. Голод, нищета, невежест- во и безработица, доставшиеся в наследие после двух- векового колониального господства, оставались уделом миллионов индийских трудящихся. При сохранении многоукладной экономики и общест- венно-экономических отношений, когда кастовая рознь, религиозность и другие пережитки, уходящие своими кор- нями в идеологию средневекового прошлого, все еще до- влели над сознанием значительной массы индийского на- селения, борьба пролетариата за общедемократические требования не только не противоречит антиимпериали- стической и антифеодальной революции на ее нынешнем этапе, но напротив, способствует выдвижению рабочего класса в авангардные ряды нации. Общедемократическая направленность массового дви- жения находит свое выражение прежде всего в харак- тере требований трудящихся, выдвигающих не специфи- чески классовые требования, направленные против основ капиталистического общества, а насущные экономиче- ские и политические требования, не выходящие за пределы капиталистических отношений. Борьба рабочих масс за общедемократические задачи вливается в общее русло борьбы прогрессивных сил за экономическую неза-- висимость и подлинно? национальное возрождение. 216
Изучение развития массового движения, форм и мето- дов борьбы рабочих дает возможность не только понять направление борьбы, почувствовать настроение и стрем- ления пролетариев сегодняшней Индии, но, главное, оце- нить реальные сдвиги в уровне классового сознания ра- бочих, а следовательно, увидеть ближайшие перспективы развития рабочего движения. Одна из самых распространенных форм массовых действий в независимой Индии — стачечные выступления трудящихся. История индийского стачечного движения насчитывает уже более восьми десятилетий. За это время неуклонно усиливался размах забастовочной борьбы, со- вершенствовались ее методы и формы. Изучение забастовочного движения в Индии по срав- нению с другими формами массовых действий трудящих- ся облегчается одним важным обстоятельством. С 1921 г., когда стачки в Индии уже стали характерным явлением, в стране начал проводиться регулярный сбор информа- ции о конфликтах в промышленности. Разумеется, стати- стические данные не отличались точностью и обладали рядом крупных недостатков. Однако наличие статистиче- ской информации за столь длительный период нельзя недооценивать. Важно при этом иметь в виду особенности и методику учета. До 1939 г. статистические отчеты со- ставлялись на основе сведений, поступавших от фабрик раз в год, затем на основе еженедельной информации Ч Статистический учет, как правило, отставал от распрост- ранения забастовочного движения. До 1956 г. официаль- ная статистика содержала сведения только в отношении штатов группы А1 2, а также данные о Дели и Аджмире. Данные о конфликтах в промышленности в масштабах всей страны стали публиковаться лишь с 1957 г. Есте- ственно, что только с этого времени отчеты стали наибо- лее полными. Все эти особенности статистики следует иметь в виду при сопоставлении данных. Надо учитывать также, что сравнение данных по штатам Махараштра и Гуджарат до 1960 г. затруднено, так как оба эти штата были созданы в этом году. Кроме 1 М. Ghosh and D. Elhance, Indian Statistics, Allahabad, 1948, pp. 188—189. 2 До 1956 г. к штатам группы «А» были отнесены: Ассам, Би- хар, Бомбей, Мадхья Прадеш, Западная Бенгалия, Мадрас, Орисса, Пенджаб и Уттар Прашед. 217
того, с 1959 г. в статистике о промышленных конфликтах изменена классификация отраслей 'промышленности. С этого времени в печати публикуются более подробные материалы, характеризующие распределение конфликтов по отраслям; сравнение же данныхкс цифрами предыду- щих лет возможно лишь по некоторым отраслям. Официальная статистика о промышленных конфлик- тах обладает также рядом других особенностей. В ней содержатся данные лишь о конфликтах, связанных с пре- кращением работы предприятия «по производственным вопросам, подлежащим компетенции предпринимателя». Остановка производства, не связанная с про>мышленным конфликтом, например из-за финансовых причин, нехват- ки сырья, выведения из строя машин и т. п., статистикой не учитывается. Принятый подход предусматривает охват как экономических забастовок трудящихся, так и локау- тов предпринимателей. Определение «работающего» по закону о промышлен- ных конфликтах 1947 г. относится «к любому лицу в лю- бой отрасли, занятому на квалифицированной или неква- лифицированной физической, административной, техни- ческой или конторской работе по найму или за возна- граждение» и не распространяется на персонал армии и флота, полиции и тюрем, а также на лиц, работающих главным образом на административных должностях с окладом свыше 500 рупий в месяц3. На основании этого официальная статистика о промышленных конфликтах охватывает промышленные предприятия, различные кон- торские учреждения (банки, страховые общества, изда- тельства и т. д.), а также торговые заведения частных и государственных секторов во всех отраслях экономики. Учет конфликтов в организованных отраслях промышлен- ности (в обрабатывающей промышленности, на шахтах, плантациях и т. п.) представлен более полно и система- тически по сравнению с учетом на строительстве, в сфере услуг и торговле. Следует учитывать также, что из практических сооб- ражений отмечаются только конфликты, связанные с пре- кращением работы десяти и более рабочих. Специфика учета, добровольное представление данных промышлен- никами и, наконец, предвзятость, которая имеет место не 3 «The Industrial Disputes Act, 1947», 218
только при сборе, но и при составлении публикуемой информации, определяют в известной мере приблизитель- ный и ограниченный характер статистики о промышлен- ных конфликтах. Степень расхождения официальных материалов с действительными масштабами борьбы осо- бенно увеличивается в годы подъема массового движе- ния. Отчасти это обусловливается тем, что не учитывают- ся забастовки солидарности, поскольку считается, что в данном случае прекращение работы не является прямой целью участников выступления. В связи с этим из стати- стического учета выпадает и значительная часть всеоб- щих стачек. Забастовки солидарности и всеобщие стачки не учитываются и тогда, когда выступления рабочих не связаны с политическими требованиями, но они бастуют в поддержку экономических требований собратьев по классу. Официальные статистические данные о политических забастовках трудящихся впервые появились в печати в 1962 г. (впрочем, без каких-либо пояснений о методике учета выступлений). Сравнение этих данных с сообщения- ми прессы свидетельствует об их существенном расхож- дении. Исходя из вышеуказанной специфики статистики, представляется целесообразным сначала рассмотреть особенности экономической борьбы индийского пролета- риата на основе материалов официальной статистики, которая все же является сравнительно разносторонним и наиболее полным систематическим источником иссле- дования, а затем уже политические выступления трудя- щихся, используя главным образом сообщения прессы. Экономические выступления индийских трудящихся Из всех несоциалистических стран Азии Индия — единственная страна (за исключением Японии), у которой общие показатели экономической борьбы рабочего клас- са более или менее сопоставимы с соответствующими показателями борьбы пролетариата развитых капитали- стических стран (табл, 26). 219
Таблица 26 Забастовочное движение в Индии и ведущих капиталистических странах* Страна Число стачек и локаутов 1957 г. 1958 г. 1959 г. I960 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. 1965 г. Индия .... 1630 1524 1531 1583 1357 1491 1471 2151 1689 'США 3673 3694 3708 3333 3367 3614 3362 3655 3963 Франция . . . 2623 954 1512 1494 1963 1884 2382 2281 1674 Италия .... 1731 1937 1925 2471 3502 3652 4145 3841 3191 Япония .... 830 903 887 1063 1401 1299 1079 1234 1542 Англия . . . . 2859 1629 2093 2832 2686 2449 2068 2524 2354 Страна Число участвовавших в них рабочих, сотни тыс. 1957 г. 1958 г. 1959 г. I960 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. 1965 г. Индия .... США Франция . . . Италия .... Япония .... Англия .... 8,8 13,09 29,6 12,2 15,5 13,6 9,2 20,06 11,1 12,8 12,8 5,2 6,9 18,8 9,3 19,0 12,1 6,5 9,8 13,2 10,7 23,3 9,1 8,1 5,1 14,5 25,5 26,9 16,8 7,7 7,0 12,3 14,7 29,0 15,1 44,2 5,6 9,4 26,4 36,9 11,8 5,9 10,0 16,4 26,0 32,4 0,4 8,8 7,7 15,5 12,3 23,0 16,8 8,7 Страна Число потерянных человеко-дней, сотни тыс. 1957 г. 1958 г. 1959 г. 1969 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. ю 8 Индия .... США Франция . . . Италия .... Япония .... Англия .... 64 65 41 46 56,5 84,1 77 239 11 41,7 60,5 34,6 56 69 19 91 60,2 52,3 65 19,1 10,6 57,8 49,1 30,2 49 16,3 26 9,8 61,4 30,4 61 18,6 19 22,7 54,0 57,9 32 16,1 59 11,3 27,7 17,5 77,25 229,0 24,9 130,8 0,1 22,7 61,7 23,3 9,7 69,9 56,6 29,2 * «Year Book of Labour Statistics 1966», Geneva, pp. 705—715. 520
Общие показатели забастовочного движения в Индии уступают аналогичным данным развитых стран. И по числу забастовок, а главное, по числу участвующих в них рабочих США, Франция, Италия и Я'пония намного опережают Индию. Исключение составляет продолжи- тельность промышленных конфликтов, по которой Индия уступает лишь Соединенным Штатам Америки. Особенно' ярко это видно из данных табл. 27. Таблица 27 Средняя продолжительность конфликтов в различных странах в 1957—1964 гг.*, в днях Страна 1957 г. 1958 г. 1959 г. I960 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. Индия . . 7,3 8,4 8,1 6,6 9,6 8,7 5,8 7,7 — (6,6)** (6,01) (5,3) (6,8) (8,7) (4,5) (5,9) США . . . 12,6 11,9 3,7 14,4 И.2 15,0 18,0 13,9 Франция 1.4 0,9 2,0 1.0 1,01 1,2 2,0 0,9 Италия . . 3,7 3,3 4,8 2,47 3,6 7,8 3,0 4,3 Япония . . 3,35 4,72 5,0 5,4 3,65 3,57 2,77 0,25 Англия . . 6,2 6,66 8,05 3,74 3,95 1,31 2,97 2,6 * «Year Book of Labour Statistics 1965», pp. 694—697. ** В скобках приведены данные о средней продолжительности забастовок в Индии («The Economic Weekly», December 3, 10, 1964). Приведенные данные о промышленных конфликтах охватывают сведения о забастовках и о локаутах. Доля локаутов по другим странам нам неизвестна. Выделение же подобных цифр по Индии показывает некоторую раз- ницу в продолжительности конфликта и забастовки. Если в среднем за восемь рассматриваемых лет длительность конфликта составляла 7,6 дня, то за этот же период сред- няя продолжительность забастовки в Индии не превы- шала 6,2 дня. Средняя продолжительность конфликта в США составляла в эти же годы 13,8 дня. Очевидно, что продолжительность конфликта в Индии почти вдвое усту- пала продолжительности конфликта в США, но сущест- венно превышала длительность конфликтов в промыш- ленности Франции и Италии. Казалось бы, что в борьбе за свои требования амери- канский и индийский рабочий класс упорством превос- 221
ХоДят другие отряды мирового пролетариата. Но, не преуменьшая самоотверженности и героизма, которые проявляет борющийся пролетариат в упорных сражениях в любой стране, огромного мобилизующего значения та- ких выступлений, следует заметить, что продолжитель- ность забастовки не всегда является свидетельством классовой силы и зрелости пролетариата в борьбе с ка- питалом. Практика забастовочного движения в разных странах показывает, что сопоставление показателей про- должительности (конфликта, как правило, нуждается в конкретном обосновании. Общеизвестно влияние, кото- рым пользуются передовые отряды рабочего класса в общественной жизни Франции и Италии. Пролетариат в этих странах благодаря более высокой организованности научился достигать эффективных результатов главным образом короткими и мощными стачечными ударами, хо- тя иногда прибегает и к длительным стачечным сраже- ниям. И, как мы увидим далее, история развития заба- стовочной борьбы индийского пролетариата также сви- детельствует о том, что по мере накопления боевого опыта и усиления его классовой мощи продолжитель- ность стачечных боев в Индии неуклонно сокращается. Наиболее наглядным сравнением служит сопоставле- ние данных, характеризующих степень размаха и интен- сивности забастовочной борьбы. Степень размаха заба- стовочной борьбы определяется долей бастующих в об- щем числе занятых рабочих. Степень интенсивности борьбы рабочих вычисляется отношением общего числа потерянных в ходе конфликтов человеко-дней к общему числу занятых рабочих, или, иначе говоря, показывает, сколько потерянных человеко-дней приходится на одного занятого рабочего. Определение степени размаха и интен- сивности забастовочного движения в Индии за послед- ние шесть-восемь лет свидетельствует о высоком накале борьбы трудящихся. Вычислено, что на протяжении 1957—1964 гг. в Амери- ке в среднем ежегодно бастовало 3,3% общего числа рабочих4. В Индии же в этот период доля бастующих составляла в среднем примерно 9% общей численности 4 См. В. Коваль, Стачка в рабочем движении США, — «Миро- вая экономика и международные отношения», М., 1966, № 4, стр. 124. В приведенных расчетах разделение стачек и локаутов не проводится. 222
современного пролетариата5. Только в обрабатывающей 'промышленности Индии, на шахтах и (плантациях в 1959—1964 гг. ежегодно бастовало'в среднем около 7,3% рабочих 6. Что касается степени интенсивности стачечной борь- бы, то оказывается, что в США в 1957—1964 гг. на каж- дые сто рабочих приходилось ежегодно 22 дня, потерян- ных в ходе промышленных конфликтов, в Индии же на каждые 1ТГО рабочих приходилось в среднем примерно 70—80 таких дней7. Разумеется, приведенное сопоставление степени раз- маха и интенсивности борьбы рабочего класса Америки и Индии имеет весьма относительный характер. Срав- нение .показателей борьбы пролетариата различных стран всегда сопряжено с опасностью упустить специфические факторы, влияющие на развитие экономической борьбы в той или другой стране в каждый данный период. Однако относительный характер сравнения экономи- ческой борьбы в Индии с борьбой трудящихся США и ведущих капиталистических стран имеет более глубокие основания. Эта относительность обусловлена различной социально-политической структурой этих стран, значи- тельным разрывом в уровне развития производительных сил и производственных отношений. Достаточно сказать, что 8—10 млн. современного индийского пролетариата, окруженные сотнями миллионов непролетарских трудя- щихся масс города и деревни, составляют лишь 2—3% общей численности населения страны. В Америке же 46 млн. пролетариев — это 24—25% населения и почти 80% ее самодеятельного состава (не считая работающих в сельском хозяйстве). За приведенными цифрами скрываются глубокие раз- личия в социальной структуре обеих стран, в положении рабочего класса в системе общественного производ- ства. В сущности, при сравнении показателей экономиче- 5 Из расчета численности современного пролетариата 8— 8,5 млн. 6 Из расчета средней численности этих отрядов пролетариата в указанный период. 7 Для расчетов по Индии использованы те же данные общей численности пролетариата, т. е. 8—8,5 млн.; для расчетов по Аме- рике взято общее количество рабочего времени (см. В. Коваль, Стачка в рабочем движении США). 223
Ской борьбы рабочего класса Индии и промышленно раз- витых капиталистических стран преобладающее значе- ние приобретают не столько общие данные о забасто- вочной борьбе, сколько ее социально-экономическое со- держание, организационные формы, уровень которых, как и уровень собственно рабочего движения, обусловлен степенью объективной социально-экономической зрело- сти рабочего класса в сочетании со всей совокупностью влияний исторического и общественно-экономического развития. Таблица 28 Динамика экономической борьбы Индии. Экономические конфликты в 1945—1965 гг. Год Число промышленных конфликтов Число охваченных рабочих, тыс. Число потерянных человеко-дней, тыс. 1945 820 747 4054 1946 1629 1962 12718 1947 1811 1841 16563 1948 1259 1059 7837 1949 920 685 6600 1950 814 719 12806 1951 1071 691 3818 1952 963 809 3336 1953 772 466 3382 1954 840 477 3372 1955 1166 527 5697 1956 1203 715 6992 1957 1630 889 6429 1958 1524 928 7797 1959 1531 69} 5633 1960 1583 986 6536 1961 1357 511 4918 1962 1491 705 6120 1963 1471 563 3268 1964 2151 1003 7725 1965 2153 1001 7699 1966 2210* 1206* 13800* 1967 — — 9920* * Предварительные данные. Первые годы независимого развития Индии отмечены высоким взлетом стачечных выступлений (табл. 28). В этот период забастовочная борьба была одним из гроз- ных проявлений национально-освободительной револю- ции, органической частью, а затем и продолжением 224
послевоенного революционного антиимпериалистического взрыва. Снижение стачечной волны последовало в 1949 г. Это был кульминационный год в процессе раскола профсою- зов и тяжких репрессий против бастующих и всех левых сил во главе с Коммунистической партией Индии. Спад массовой борьбы трудящихся наблюдался и в последую- щие годы, примерно до 1955 г. Усиленная пропаганда идей построения нового общества, уступки в области тру- дового законодательства и, наконец, постепенное повы- шение реальной заработной платы оказали свое действие. В эти годы динамика забастовочной борьбы наглядно от- ражала связь стачечного движения с экономической конъюнктурой в стране. В 1948/49—1953/54 гг. стачечная борьба трудящихся имела, как правило, локальный ха- рактер (в основном в масштабе предприятия или города) и развивалась преимущественно по конкретным эконо- мическим требованиям. Подавляющее число выступлений рабочих в эти годы было вызвано необходимостью защи- тить или добиться практического осуществления различ- ных законов по труду, а также решений арбитражных инстанций в тех случаях, когда оии были в интересах ра- бочих. Новый подъем забастовочной борьбы начался в сере- дине 50-х годов. В этот период массовые выступления рабочего класса участились в связи с неурожаем и ухуд- шением экономического положения. Капиталистическая рационализация и модернизация производства, осущест- вляемые в ряде отраслей промышленности, сопровожда- лись увольнениями и усилением интенсификации труда. Борьба рабочих достигла значительного размаха в 1957—1958 гг. и до 1962 г. находилась на относительно высоком уровне. Весной 1962 г. закончились третьи все- общие выборы. Страна приступила к осуществлению тре- тьего пятилетнего плана. С начала 60-х годов на развитие забастовочного дви- жения оказывали влияние два новых фактора: обострение продовольственных трудностей, сопровождавшихся раз- гулом спекуляции и небывалым ростом цен па товары первой необходимости, и напряженная ситуация па гра- ницах с Китаем и Пакистаном. Положение в стране крайне осложнилось. В ряде районов разразился голод. Усиление недовольства и разочарования политикой пра- 15 Зак. 280 225
вящей партии сопровождалось падением престижа На- ционального конгресса и нарастанием массовых выступ- лений. Последовавшие китайско-индийский вооруженный конфликт (осень—зима 1962/63 г.) и пакистано-индий- ские военные столкновения (август—'Сентябрь 1965 г.) явились своего рода паузами в забастовочной борьбе индийских трудящихся. Во время вооруженных столкно- вений на границах с Китаем и Пакистаном борьба рабо- чих за собственные экономические и политические требо- вания немедленно отступала на второй план. Отказ от забастовок, самоотверженные усилия, направленные на повышение производительности труда, массовые отчисле- ния в фонд обороны стояли в эти периоды в центре вни- мания всего организованного рабочего движения. В об- становке патриотического подъема и напряженного труда в защиту национального суверенитета родины позиции Национального конгресса несколько стабилизировались. Однако вслед за урегулированием положения на грани- цах борьба рабочих постепенно возобновлялась с новой силой. Несмотря на чрезвычайное положение, которое было объявлено в стране с конца 1962 г., в 1964—1966 гг. массовая борьба рабочего класса достигла серьезного по- литического значения. 1966 год был в числе рекордных по числу бастующих и забастовочных дней за всю исто- рию стачечного движения Индии. Соотношение стачек и локаутов Прежде чем перейти к конкретному анализу эконо- мической борьбы, небезынтересно выяснить примерное соотношение стачек и локаутов в индийской промышлен- ности. Общее число локаутов по сравнению с числом заба- стовок относительно невелико (табл. 29). Но процент охваченных локаутами рабочих (в среднем около 14) ощутим, и тем более существенной является доля поте- рянных в ходе локаутов человеко-дней (в среднем 28,5%). Высокий процент потери человеко-дней в ходе локау- тов подтверждает острый характер социальных столкно- вений в Индии. Прибегая к длительным локаутам, предприниматели стремятся сломить сопротивление ра- бочих голодом, страхом безработицы, преследованиями 226
активистов, т. е. всем тем, что обычно следует за объяв- лением локаутов. Официальные материалы свидетельст- вуют, что локауты объявляются либо с целью добиться согласия рабочих на осуществление различных форм капиталистической рационализации, либо просто в ответ на «недисциплинированность персонала», «беззаконие и недисциплинированность рабочих»8, а часто в ответ на стачечные выступления рабочих. За 1960—1965 гг. в сред- нем численность локаутов, объявленных в ответ на стачки, уступала числу локаутов, объявленных промышленника- ми первыми. В 1962 и 1963 гг., в период относительного ослабления стачечной борьбы в связи с обострением ки- тайско-индийского конфликта, большая часть потери че- ловеко-дней в ходе локаутов (примерно 55%) шла за счет локаутов, начатых промышленниками. При этом продолжительность локаутов, начатых предпринимателя- ми, превысила .продолжительность локаутов, объявлен- ных в ответ на забастовки. Вступая в открытый бой первыми, промышленники, как правило, боролись упор- нее и ожесточеннее. Таблица 29 Доля локаутов в промышленных конфликтах, % 1Г6Э г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. 1965 г. Доля локаутов в общем чис- ле конфликтов ............ 7,3 7,9 7,5 Доля рабочих, охваченных локаутами, в общем числе рабочих, участвовавших в промышленных конфликтах -.10,0 15,5 18,5 12,9 12,7 10,3 Доля человеко-дней, поте- рянных в ходе локаутов, в общем числе человеко- дней, потерянных в резуль- тате промышленных кон- фликтов ................... 17,3 31,8 26,0 28,6 8 «Indian Labour Journal», October, 1960; Ferbruary, 1963; Oc- tober, November, 1964; December, 1965. 15* 227
Естественно, что степень натиска и сопротивления промышленников в их борьбе с рабочими в различных штатах страны была неодинакова. Наиболее упорным противодействие промышленников, а локауты затяжными и изнурительными (в ответ на стачки и на «бесчинства рабочих») были в Западной Бенгалии. Несмотря на на- пряженную ситуацию, сложившуюся на китайско-индий- ской границе, а затем последующее обострение религиоз- но-общинных отношений в 1964 г., промышленники Бен- галии закрывали предприятия и в обстановке угроз и шантажа обрекали рабочих на голод и бездействие в течение недель и даже месяцев. На протяжении 1960— 1965 гг. только на Западную Бенгалию приходилось больше половины человеко-дней, потерянных из-за локау- тов по всей стране. В эти годы на долю Западной Бен- галии приходилось в среднем 44—46% рабочих, охвачен- ных локаутами по всей Индии. В сложной политической и экономической обстановке выступление промышленников Западной Бенгалии отра- жало не только известное укрепление позиций крупного монополистического капитала в штате, но и некоторое ослабление позиций рабочего класса вследствие обост- рения раскола и разобщенности его рядов. Впрочем, длительная политика саботажа и беспощадного произво- ла капиталистов штата дала свои плоды. В 1966—1967 гг. подъем забастовочной борьбы в Западной Бенгалии в сочетании с мощными политиче- скими выступлениями сопровождался применением таких острых форм классовых столкновений, как «гхерао», или «гхерадало» (дословно означает «окружай», «закрывай»). Прибегая к «гхерао», рабочие запирали управляющего в конторе, скандировали лозунги и не выпускали его до тех пор, пока он либо не соглашался на предъявленные ему условия, либо не начинал переговоры по выдвинутым требованиям. Общие особенности стачечной борьбы Развитие промышленности в независимой Индии, по- явление новых отраслей, создание крупных промышлен- ных комплексов и одновременно рост мелкого произ- водства сопровождались значительным увеличением сфе- ры социальных конфликтов. Естественно, что расшири- 228
лись и границы забастовочного движения. Ныне нет та- кого штата в стране, где рабочие не прибегали бы к забастовкам. В стачечную борьбу включились отряды пролетариата, ранее почти не принимавшие в ней уча- стия. Рабочие мануфактур, отсталых, низкооплачиваемых отраслей промышленности, рабочие мелких фабрик, мно- гочисленных мастерских и предприятий в сфере услуг стали активными участниками движения. В новых отраслях промышленности, в быстро расту- щих индустриальных центрах и в старых промышленных районах, пополнение рабочего класса получает еще пер- вые уроки классовых боев. Здесь наряду с самим процес- сом формирования индустриального пролетариата трудя- щиеся только начинают овладевать школой активной массовой демократической борьбы. Забастовочное движение охватило трудящуюся ин- теллигенцию и широкие слои служащих — учителей, ра- ботников банков, страховых компаний, различных контор и учреждений как в частном, так и в государственном секторе. По сравнению с предвоенным десятилетием (1930— 1939) число бастующих в 1955—1964 гг. возросло почти втрое. Если учесть, что численность промышленного пролетариата за этот период в среднем удвоилась, то оче- видно, что темпы роста участников забастовок обогнали темпы роста численности рабочего (класса примерно в полтора раза. Число забастовок за этот же период воз- росло в семь раз. Вовлечение в стачечное движение новых отрядов тру- дящихся способствовало большему разнообразию форм массовых и индивидуальных забастовок. В 60-х годах ши- рокое распространение получили сидячие и стоячие заба- стовки, короткие предупредительные стачки (token strikes), стачки типа замедленной работы (go slow strikes), голодные забастовки, а также многочислен- ные всеобщие забастовки в масштабе отрасли, города, штата или даже нескольких штатов. Разнообразие форм и методов стачечной борьбы обу- словливалось непрерывным развитием тактики забасто- вочного движения, стремлением рабочих обойти различ- ные законодательные ограничения и даже трехсторонние соглашения типа Дисциплинарного кодекса. Сидячие и стоячие забастовки, когда рабочие, прекратив работу, 229
остаются в служебных помещениях и лишают предприпя- мателей возможности использовать штрейкбрехеров, сви- детельствуют о самоотверженности и боевых настроениях стачечников. Такие забастовки преследуются особенно сурово, так как согласно буржуазному трудовому зако- нодательству они содержат элемент захвата собственно- сти предпринимателя. В США, в Англии и других капи- талистических странах сидячие забастовки объявлены вне закона. В Индии за участие в сидячих забастовках ба- стующие подвергаются наказаниям по всей строгости закона о промышленных конфликтах9. Интересно, что стоячие стачки в Индии рассматриваются как обычные забастовки10, а замедленная работа лишь сравнитель- но недавно стала квалифицироваться как забастовка со всеми вытекающими отсюда требованиями (предупреж- дение о такого рода стачке за две недели и т. п.). Как правило, стачки в Индии сопровождаются демон- страциями бастующих рабочих. Демонстранты, часто с семьями, собираются на митинг у конторы хозяина и про- ходят затем по улицам, скандируя лозунги н привлекая к своим требованиям внимание населения. По мере развития забастовочного движения рожда- лись новые формы борьбы, а также использовались и ви- доизменялись традиционные формы массовых выступле- ний, характерные для национально-освободительного движения. Широкое распространение получили различ- ные формы ненасильственного сопротивления — «сатья- грахи» (буквально: «упорство в истине»), пользовавшие- ся популярностью в Индии еще в годы борьбы с англий- скими колонизаторами. Массовые и индивидуальные го- лодовки, применяемые лидерами всех политических на- правлений, вызывали широкий общественный резонанс и зачастую вынуждали промышленников идти па уступки голодающим забастовщикам. В то же время произвол и репрессии промышленни- ков, использование ими гангстерских методов в борьбе с бастующими вызывали ответную реакцию рабочих, по- явление резких форм классовых столкновений, как, на- пример, уже упоминавшиеся «гхерао» в Западной Бен- галии. 9 D. N. Vohra, Low Relating to Strikes and Lockouts, New Delhi, 1960, p. 16. 10 Ibid., p. 10. 230
Материалы официальной статистики позволяют выде- лить основные категории бастующих в зависимости от величины предприятия (табл. 30). Таблица 30 Распределение промышленных конфликтов в зависимости от величины предприятия *, % Предприятия с числом работающих 196) г. 1S61 г. 1962 г. Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Менее 50 21,6 0,9 2 21,6 1,3 1,5 2,3 1,3 2 50—99 12,8 1,2 2,7 13,7 2,1 3,1 16,8 2,2 3,6 100—499 29,3 9,5 15 33 14,9 16,9 30 11,9 14,7 500—999 13,3 10,5 14 10,2 13,1 10,6 11,9 12,7 17,2 1000 и более 19,4 75,7 64,3 19 67 67,3 17,4 71,6 62,5 Неизвестно 3,6 2,1 2 2,5 1,6 0,6 0,9 0,3 0 Всего. . . 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 Предприятия с числом работающих 1933 г. 1964 г. 1965 г. Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Число конфликтов Число участвовав- ших рабочих Число потерянных человеко-дней Менее 50 21,6 1,4 1,8 20,2 1,1 1,8 24,7 1,1 2,3 50—99 15,9 2,6 3,2 14,9 2,1 3,0 15,8 1,8 3,6 100—499 30,0 13,8 16,4 35,0 13,5 17,5 31,3 10,7 16,2 500—999 12,4 15,1 18,1 11,0 н,з 13,5 11,3 9,4 12,4 1000 и более 20,1 66,5 60,1 18,9 71,8 63,8 16,9 77,0 65,5 Неизвестно 0 0,6 0,4 0 0,2 0,4 — — — Всего. . . 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 * ILJ, February, November, 1963; October, 1964; December, 1965; January, 1967. 231
Как видно из приведенных данных, основной контин- гент стачечников — это рабочие крупнейших предприятий с числом занятых 1 тыс. и выше. В 1960 — 1965 гг. они составляли более двух третей числа бастующих по всей стране. А вместе с рабочими крупных предприятий (500 рабочих и выше) они охватывали в среднем более четырех пятых общего числа стачечников. Очевидно, что рост забастовочного движения происходил за счет широ- кого включения в борьбу рабочих крупного промыш- ленного производства. Разумеется, и в забастовочном движении сказалась высокая концентрация индустриаль- ного пролетариата. В 1964 г. забастовка в среднем охва- тывала примерно 1400 рабочих ”. Эти данные весьма показательны. Они свидетельству- ют о том, что на крупнейших предприятиях происходит наиболее интенсивная борьба рабочих за свои требова- ния, что основная ударная сила индийского пролетариа- та — это не только наиболее организованные, квалифи- цированные и кадровые отряды рабочего класса, но и сравнительно высоко оплачиваемые слои рабочего клас- са. Этот вывод важен для характеристики общего уров- ня рабочего движения. Он четко иллюстрирует, кто стоит за главными требованиями борющихся рабочих и где именно происходит основная схватка между трудом и капиталом. Статистические материалы подтверждают и тот факт, что число забастовок на мелких предприятиях весьма высоко. Данные табл. 30 свидетельствуют о том, что в 1960—1965 гг. на крупные и крупнейшие предприятия приходилась треть всех промышленных конфликтов, а на мелких предприятиях, насчитывающих менее 100 рабо- чих, произошло 36—37% всех конфликтов. Однако здесь в забастовках участвовало в среднем не больше 3—4% общего числа забастовщиков и на их долю приходилось лишь 4—5% потерянных человеко-дней. Очевидно, что даже значительные колебания в ста- тистике общего числа стачек могут и не отражать дей- ствительной динамики забастовочного движения. Для характеристики развития забастовочного движения чис- ленность забастовок имеет второстепенное значение. 11 Расчеты произведены методом средневзвешенного арифмети- ческого на основании материалов за 1964 г., приведенных в табл. 30. 232
Важнейшими показателями являются данные о числе участвующих в стачках рабочих и числе забастовочных человеко-дней (табл. 31). Таблица 31 Средняя продолжительность конфликта в зависимости от величины предприятий в днях Предприятия с числом занятых 196) г. 1961 г. 1962 г. 19G3 г. 1Г64 Г. 1965 г. Менее 50 14,7 10,3 13,5 7,1 11,7 12,2 50—99 14,8 13,6 14,3 6,9 10,7 12,5 100—499 10,7 10,3 10,6 6,5 9,4 9,4 500—999 8,6 7,4 11,8 6,5 8,6 8,1 1000 и более 5,5 9,2 7,6 4 9 6,5 5,3 Средняя продолжительность конфликтов в Индии, как правило, возрастает по мере уменьшения величины пред- приятия. Наиболее длительные забастовки проводятся на мелких предприятиях и кратковременные — на круп- ных и крупнейших. Высокая продолжительность заба- стовки на мелких предприятиях большей частью связана с недостаточной организацией стачки и пренебрежением официальных чиновников к вспыхнувшему конфликту. Иногда бастующие возобновляют работу, не добившись удовлетворения требований. Нередко, начав забастовку, рабочие возвращаются в свои деревни, будучи не в силах голодать в ожидании разбора конфликта. Экономические стачки в различных штатах страны Сопоставление данных о забастовочной борьбе в раз- личных штатах свидетельствует о ее крайне неровном территориальном развитии. Подавляющее число бастую- щих и потерянных человеко-дней (более 85%) приходит- ся на семь штатов — Андхру, Бихар, Кералу, Мадрас, Махараштру, Уттар Прадеш и Западную Бенгалию. Осо- бенно наглядно это видно на средних показателях числа бастующих и забастовочных дней за первую половину 60-х годов (табл. 32). 233
Таблица 32 Распределение участвовавших в экономических стачках и забастовочных дней по ведущим штатам страны (1960—1961 гг.) Штат Среднее число бастующих, тыс. В процен- тах к общему среднему числу С реднее число заба- стовочных дней В процен- тах к общему среднему числу заба- стовочных дней Средняя продолжи тельность конфликта дни Андхра; 41,1 6,3 235,8 5,71 5,7 Бихар 28,6 4,4 155,2 3,76 5,4 Керала 78,0 11,9 882,8 21,4 11,3 Мадрас 65,0 10,0 266,1 5,8 4,1 Махараштра . . . 203,8 31,2 916,5 22,1 4,5 Уттар Прадеш . . 36,8 5,62 223,8 5,42 6,1 Западная Бенгалия 91,6 14,00 898,7 21,6 9,8 Остальные .... — 16,58 — 14,21 — Вся Индия . . . 652,1 100,0 4140,0 100,0 — Следует подчеркнуть, что приведенные в табл. 32 данные относятся только к забастовка'м рабочих и не включают соответствующих показателей о локаутах. По- следнее обстоятельство имеет, как уже отмечалось, суще- ственное значение при характеристике стачечной борьбы пролетариата Западной Бенгалии 12. Очевидно, что четыре штата — Махараштра, Запад- ная Бенгалия, Керала и Мадрас — выделяются наиболее массовой и упорной борьбой рабочих даже среди самых активных районов страны. Можно 'констатировать также, что в авангарде забастовочной борьбы индийских трудя- щихся уверенно шел рабочий класс Махараштры. В 1960—1965 гг. трудящиеся Махараштры ежегодно со- ставляли в среднем треть всех бастующих по стране. Махараштра опережала все другие штаты по всем пока- зателям — и по числу стачек (в среднем 24—25% всех забастовок), и по числу бастующих, и по общему числу забастовочных дней. Продолжительность забастовок в 12 В Западной Бенгалии доля участвовавших в конфликтах ра- бочих достигает почти 18% числа стачечников по всей Индии, а среднее число потерянных человеко-дней составляет почти 32% среднего числа человеко-дней, потерянных в ходе конфликтов по всей стране. 234
Махараштре была одной из наиболее коротких. В 1962 и 1963 гг. рабочие Махараштры, охваченные промышлен- ными конфликтами, составили почти две пятых борющих- ся трудящихся всей страны. Интересно, что численность фабричного пролетариата в Махараштре и Западной Бенгалии примерно одинако- ва (в 1962 г. в Махараштре и Западной Бенгалии фаб- ричные рабочие составляли соответственно 20,6 и 19,3%, или около 40% общего числа фабричных рабочих Ин- дии). Однако почти при равной численности фабричных рабочих в этих штатах наблюдается довольно ощутимая разница в активности и размахе забастовочной борьбы. В 1960—1965 гг. бастующих рабочих в Западной Бенга- лии в среднем было вдвое меньше, чем бастующих в Махараштре. Потеря же забастовочных дней за этот пе- риод в обоих штатах была примерно одинаковой. Про- должительность стачек в Западной Бенгалии была в два- три раза большей, чем в Махараштре. В 1965 г. общая численность бастующих в Западной Бенгалии составляла всего две пятых числа стачечников Махараштры 13. В группе наиболее развитых промышленных штатов с высоким размахом забастовочного движения обращает на себя внимание Керала, которая, как известно, являет- ся промышленно отсталым районом страны. Основной и наиболее компактный контингент пролетариата этого штата — плантационные рабочие. Здесь на плантациях кофе, каучука и чая к началу 60-х годов было занято от 300 до 400 тыс. рабочих. Что касается промышленности, то за последние шесть-семь лет ее развитие несколько ускорилось, но и до сих пор Керала — штат «мелкой промышленности и деревенского ремесла». Эти сферы охватывают почти 82% рабочей силы, занятой в промыш- ленном производстве14. Самая важная отрасль дсревен ской промышленности в Керале — это производство кой- ра — ткани из волокна кокосового ореха. Выработка койра, ручное ткачество и обработка орехов «кэшью» — традиционные деревенские промыслы, дающие работу, по 13 В 1966—1967 гг. стачечная борьба западнобенгальского про- летариата резко усилилась, что, по-видимому, не могло не ска- заться на сокращении разрыва в степени интенсивности борьбы ра- бочих этих штатов (официальных данных не имеется). 14 «Kerala Labour and Industries Review», Trivandrum, January, J963, p. 3. 235
некоторым подсчетам, свыше 1,5 млн. занятых, тесно свя- занных с мануфактурным и фабричным производством. Численность же фабричного пролетариата Кералы не превышает 176—178 тыс.15. На плантациях, на обработке «кэшью» и в производстве койра широко используется женский труд. В 60-е годы самые массовые и упорные забастовки в Керале проходили на плантациях, на предприятиях по обработке орехов «кэшью», на черепичных заводах и в мануфактурах по производству «биди». На борьбу за вы- плату бонуса, а это было главное требование бастующих, поднялись не только самые низкооплачиваемые, но и са- мые массовые категории пролетариата штата. Экономические выступления рабочих Кералы явились как бы прелюдией мощных массовых политических проте- стов, прокатившихся по этому району осенью 1965 — вес- ной 1966 г. Стачки в важнейших отраслях экономики Несмотря на расширение масштабов забастовочного движения, оно все еще остается в основном в пределах крупного промышленного производства. Охватывая пре- имущественно отряды индустриального пролетариата, от- части мануфактурных рабочих, стачки едва коснулись огромной массы городских ремесленников и сельского предпролетариата 16. Материалы официальной статистики свидетельствуют, что основной костяк бастующих с конца 50-х годов со- ставляли рабочие обрабатывающей промышленности — самой крупной отрасли индийской экономики. По срав- нению с фабрично-заводским пролетариатом степень уча- стия в борьбе таких крупных отрядов, как рабочие плантаций и угольных шахт, была значительно слабее. В 1957—1965 гг. фабрично-заводской пролетариат насчи- 15 Основная масса фабричных рабочих (66%) занята на мел- ких и средних предприятиях; 86% всех фабрик в Керале насчиты- вают до 100 рабочих (см. «Kerala Labour and Industries Review», January, 1963, p. 37; October, 1963, p. 63). 16 Введение c 1959 г. новой классификации статистики кон- фликтов по отраслям промышленности затрудняет сопоставление с данными предшествующего периода, однако с этого времени ста- тистика дает более ясное представление о степени участия в заба- стовочной борьбе различных отрядов индийских трудящихся. 236
тЫвал ежегодно около двух третей общего Числа заба- стовщиков по всей стране 17. Основную массу бастующих рабочих фабрично-за- водской промышленности составлял пролетариат трех отраслей — текстильной, пищевой и табачной18. В аван- гарде стачечной борьбы шли текстильщики — один из самых крупных отрядов фабричного пролетариата. В 1957—1965 гг. в среднем ежегодно бастовало не менее четверти миллиона текстильщиков, что составляло почти треть всех забастовщиков страны и больше половины бастующих обрабатывающих отраслей 19. В 1959—1965 гг. рабочие текстильной, пищевой и табачной отраслей на- считывали в среднем почти три четверти всех бастующих рабочих обрабатывающей промышленности и 45—46% общего числа забастовщиков по всей стране. Индустриализация страны, опережающий рост отрас- лей тяжелой промышленности за годы независимого раз- вития внесли свои поправки в отраслевую структуру забастовочного движения. В 1952 г., например (кстати, это был год некоторого оживления стачечной борьбы по сравнению с 1949, 1950 и 1953 гг.), рабочие трех ведущих отраслей лепкой промышленности составляли около 2/з, или 63%, всех бастующих в стране и 4/s, или 80%, ба- стующих рабочих обрабатывающих отраслей. Рабочие главных отраслей I подразделения20 в том же году насчитывали лишь около 6% общего числа стачечников по стране и 7,3% бастующих рабочих обрабатывающей промышленности. К началу 60-х годов положение изменилось. В 1959— 1964 пг. рабочие семи важнейших крупных отраслей I под- разделения — химической, обработки минерального сы- рья, металлургической, металлообрабатывающей, общего и транспортного машиностроения иэлектроприборострое- 17 В 1957—1964 гг. фабрично-заводские рабочие достигли 40— 43% всего индийского пролетариата. 18 В 1959—1964 гг. средняя годовая численность рабочих этих отраслей составляла 48—49% численности фабрично-заводского пролетариата. 19 В 1957—1964 гг. текстильщики составляли примерно 32% фа- брично-заводских рабочих. 20 В 1952 г. в статистике не существовало подробного разделе- ния по отраслям тяжелой промышленности, а были выделены толь- ко машиностроение, химическая промышленность, выплавка стали и обработка металлов и минерального сырья. 237
йия — составляли четвертую часть (25—26%) всех ба- стующих обрабатывающих отраслей и примерно 16—17% общего числа стачечников страны21. Произошли суще- ственные сдвиги в отраслевой структуре бастующих от- рядов индийского пролетариата. Рабочие легких отраслей по своей численности еще сохраняют доминирующее по- ложение в забастовочном движении. Но высокие темпы вовлечения в борьбу многочисленных отрядов рабочих первого подразделения свидетельствуют о выдвижении их в авангардные ряды борющихся трудящихся и об опре- деленном сокращении традиционной диспропорции в от- раслевой структуре забастовочного движения. Степень раз'маха и интенсивности классовых столкно- вений в 1958—1964 гг. по отраслям экономики иллюстри- рует табл. 33. Борьба рабочих различных отраслей экономики обу- словливается всей совокупностью объективных и субъек- тивных факторов, влияющих в конечном итоге на разви- тие рабочего движения в целом. Но ответ на вопрос, почему все же рабочие одних отраслей выходят вперед в общей борьбе индийского пролетариата, а другие, на- против, отступают, можно получить только .при изучении движения во всем его многообразии в каждой конкрет- ной отрасли. В основе социальных конфликтов — тяжелые мате- риальные условия жизни, которые рабочий не перестает испытывать, несмотря па определенное повышение жиз- ненного уровня по сравнению с колониальным периодом. Вместе с тем важными факторами, определяющими вы- сокий размах и активность борьбы отдельных отрядов рабочего класса, являются существование сложившегося ядра потомственных пролетариев, опыт и традиции клас- совых боев, степень концентрации рабочих, их профес- сиональной организованности и, наконец, уровень их по- литической зрелости. Активность и масштабы борьбы отраслевых отрядов рабочего класса во многом зависят от совокупности влияния всех этих факторов. Существен- ную роль играют также политическое лицо профсоюза и, главное, способность профсоюзных лидеров выдвинуть обоснованные лозунги, осознанные рабочими массами и 21 В 1959—1964 гг. указанные отрасли охватывали около 36% общей средней численности фабрично-заводского пролетариата. 238
Таблица 33 Забастовочная борьба в важнейших отраслях экономики (1958—1964 гг») * Отрасль 1958 г. 1959 г. 1969 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. А** Б*** А Б А Б А Б А Б А Б А Б Плантации 10,3 751 4,2 107 3,8 137 3,5 173 3,4 132 2,0 91 3,7 360 Угольные шахты 8,2 668 8,1 859 6,3 325 5,8 489 8,8 695 4,2 93 6,5 630 Обрабатывающая промышлен- ность 13,6 1193 12,0 1259 18,8 1382 8,5 1022 9,7 1213 9,9 610 16,7 1420 в том числе: пищевая — — 6,5 455 28,8 1750 3,2 305 15,6 3100 2,6 146 3,0 186 табачная — — 10,9 660 4,6 1340 13,0 2100 5,0 700 18,2 760 43,0 2750 включая производство „биди“ 27,0 2980 19,4 1190 8,4 2630 26,2 4500 2,7 1210 2,6 1060 63,0 5200 текстильная 21,3 1170 17,7 1630 31,2 2020 11,3 1190 13,9 990 19,3 1040 26,3 1620 включая хлопчатобумажную 25,5 1330 21,1 1850 36,0 1230 8,9 1060 12,1 630 20,7 890 20,4 1230 джутовую 17,2 1160 13,5 780 33,7 5900 27,0 2300 19,0 1880 18,6 1640 46,5 4120 Печать и полиграфия — — 2,1 198 0,8 140 0,5 46 5,7 550 2,0 140 2,4 460 Деревообделочная — — 13,4 1820 6,8 1680 7,2 580 5,5 740 2,5 350 5,9 1170 Химическая — — 8,1 870 3,9 600 6,1 610 6,1 850 6,0 310 18,6 2600 Переработка минерального сырья — — 12,3 3650 10,0 122 10,1 57 15,5 2940 13,0 770 13,0 1010
Продолжение табл. 33 1958 г. 1959 г. I960 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. Отрасль А* ** Б*** А Б А Б А Б А Б А Б А Б Тяжелая металлургия включая сталелитейную . . . Металлообрабатывающая (маши- ностроительное и транспортное оборудование) Общее машиностроение .... Электроприборостроение . . . Транспортное машиностроение Железные дороги 131 0,3 15800 46 22,5 44,0 19,0 5,1 17,2 3,8 1560 2330 3000 830 3800 450 26 27,5 60,0 9,3 0,8 8,5 9,2 0,2 2240 4430 1060 162 2250 370 10 9,4 14,8 20,0 4,5 10,9 4,8 0,35 1230 1140 4300 265 770 290 4,2 7,4 9,8 1,7 10,3 1,6 710 1230 2400 185 2200 68 4,9 8,6 13,2 2,1 7,1 4,6 0,02 310 380 1440 137 1190 355 7 7,4 14,8 31,0 5,9 23,8 6,0 0,1 710 1600 5800 500 1090 820 5 * DILS, 1961, 1963; ILY, February, November, 1963; October, 1964; December, 1965. Для удобства даль- нейшего сравнения интенсивности стачечной борьбы мы придерживаемся методики индийской статистики и приводим число потерянных человеко-дней в ходе промышленных конфликтов на 1 тыс. рабочих. ** А — процент бастующих рабочих от общего числа занятых в данной отрасли. *** Б — число потерянных человеко-дней на 1 тыс. занятых.
сплачивающие их Вопреки политической раздробленности профсоюзных объединений. Очевидно, что почти непрерывная высокая стачечная активность рабочих хлопчатобумажной отрасли объяс- няется воздействием на их борьбу в той или иной степе- ни всех вышеуказанных факторов. Старейшая отрасль индийской промышленности закономерно выделяется сре- ди прочих наиболее широкой прослойкой потомственных пролетариев, сравнительно высоким уровнем концентра- ции и профсоюзной организованности. Застрельщики за- бастовочного движения в стране — бомбейские текстиль- щики — накопили богатый опыт ведения классовых боев. И не удивительно, что по мере ухудшения продовольст- венного положения и роста цен, лишающих рабочих этой отрасли некоторых преимуществ в заработной плате, классовые отношения на предприятиях все более накаля- лись и наконец вылились в серию всеобщих забасто- вок. Требование выплаты бонуса было главным лозунгом, сплачивавшим рабочих без различия их профессиональ- ной принадлежности. Центром сосредоточения выступле- ний текстильщиков был Бомбей. Хотя формально более трети организованных текстильщиков Бомбея являются членами «Раштрия милл маздур сангх» (ИНКП), упорно противостоящего активным массовым действиям, тек- стильщики города бастовали под знаменем прогрессивно- го профсоюза «Мумбаи гирни камгар юнион». С середи- ны 1965 по март 1966 г. в Махараштре прошла серия всеобщих однодневных забастовок против постановления правительства, урезавшего право на ежегодный бонус для некоторых категорий рабочих. В 1967 г. единодуш- ный протест всех профсоюзных центров против навязан- ного вердикта сочетался с выступлениями текстильщиков против закрытия предприятий и массового сокраще- ния. Интересно также отметить перемены в развитии за- бастовочного движения рабочих джутовой промышлен- ности. Известно, что в первое десятилетие после дости- жения независимости, несмотря на более низкую зара- ботную плату при почти аналогичных условиях труда, стачечная борьба рабочих этой отрасли намного уступала борьбе их собратьев в хлопчатобумажной про- мышленности. С конца 50-х годов обстановка в джутовой 16 Зак. 280 241
промышленности изменилась. Правда, из-за широкого распространения локаутов в Бенгалии (центре размеще- ния этой отрасли) нельзя с полной уверенностью утвер- ждать, что рабочие джутовых предприятий выступали в числе самых активных и боевых отрядов пролетариата в 1958—1965 гг. (как о>б этом свидетельствуют данные табл. 33). Однако не вызывает сомнения тот факт, что рабочие джутовой промышленности не желают больше мириться с заниженными заработками и вступили в упор- ную и ожесточенную борьбу с капиталом за свои права. Выделение другого крупного отраслевого отряда — рабочих пищевой промышленности — обусловлено глав- ным образом абсолютными цифрами участников забасто- вок. Показатели интенсивности борьбы рабочих этой от- расли ниже средних данных для обрабатывающей про- мышленности в целом, хотя и намного превышают данные об активности рабочих плантаций, шахт, рабочих, заня- тых на предприятиях связи, транспортного машинострое- ния и других крупных отраслей экономики. Сдерживающее влияние на развитие стачечной борьбы рабочих пищевой промышленности оказывают многие факторы. К их чис- лу относятся сезонный характер 1производства, сосредото- чение рабочих этой отрасли на мелких и средних пред- приятиях, а следовательно, преобладание небольших профсоюзов и, наконец, низкий уровень классового само- сознания рабочих, испытывающих в силу самой специфи- ки производства преобладающее влияние деревни и мел- кой торговой буржуазии города. Данные табл. 33 свидетельствуют также об активно- сти и широком размахе стачечных выступлений рабочих отраслей I подразделения. Показатели борьбы рабочих металлургической, метал- лообрабатывающей отраслей, на предприятиях по пере- работке минерального сырья и электроприборостроения в среднем заметно превышают данные по обрабатывающей промышленности в цело'м. При этом бросается в глаза не только большая неравномерность в охвате и активно- сти борющихся рабочих этих отраслей, но и резкая раз- ница в степени участия и интенсивности борьбы рабочих весьма близких по характеру производства отраслей тя- желой промышленности: например, сравнительно слабая активность и невысокий размах борьбы рабочих, занятых на предприятиях в двух крупных отраслях общего и 242
транспортного машиностроения, и, напротив, напряжен- ный характер борьбы рабочих в металлообрабатываю- щей отрасли и на предприятиях электроприборостроения. Следует подчеркнуть, что при рассмотрении забасто- вочного движения в отраслях тяжелой промышленности наряду с уже перечисленными факторами важную роль играет состав рабочего класса. Ведь в большинстве ве- дущих отраслей I 'подразделения именно сейчас склады- ваются факторы, определяющие характер участия рабо- чих этих отраслей в общей борьбе индийского пролета- риата. Именно здесь, в отраслях тяжелой промышленно- сти, пролетарские кадры формируются почти одновремен- но с втягиванием рабочих в массовую борьбу. Напомним, что за короткий срок, к началу 60-х годов, утроилась численность рабочих на предприятиях электроприборо- строения, почти в два с половиной раза возросла чис- ленность рабочих металлообрабатывающей отрасли, поч- ти на треть увеличился отряд рабочих на предприятиях по обработке минерального сырья. Уместно напомнить и об особенностях состава нового пополнения индийского рабочего класса, о сложном переплетении вчерашних ремесленников и крестьян с выходцами из мелкой бур- жуазии города, о молодости новых рабочих, о более вы- соком уровне грамотности, производственной квалифи- кации и, наконец, о сравнительно высоких заработках и потребностях рабочих этих категорий, т. е. о всех тех особенностях, которые, своеобразно сочетаясь, находят затем свое отражение в борьбе рабочих, в ее формах и методах, в содержании требований и лозунгов. В связи с этим нельзя не учитывать и тех особенно- стей, которые могут проявляться в содержании борьбы рабочих, занятых на старых предприятиях (обладающих традициями борьбы, профсоюзного влияния и т. п.), и пролетариата новых промышленных комплексов даже в одной и той же отрасли. Так, с появлением крупных госу- дарственных металлургических заводов в Бхилаи и ДургаПуре изменилось положение в сталелитейной от- расли, оплотом которой до недавнего времени был ме- таллургический комбинат монополии Тата в Джа<мшед- пуре (в 1968 г. компания отмечает шестидесятилетие своего существования). Острые классовые бои в этой отрасли продолжались на протяжении почти всего рассматриваемого периода 16* 243
(табл. 33). Всеобщая забастовка 30 тыс. рабочих Джам- шедпура (12 мая 1958 г.) объясняет рекордную степень интенсивности стачечной борьбы металлургов в 1958 г. Именно в этом году в сталелитейной отрасли на каждого рабочего приходилось почти 16 забастовочных дней! Забастовка выявила глубокое и все более нарастаю- щее недовольство рабочих на предприятии, которое обыч- но рекламировалось как образец «гармоничных отноше- ний» между рабочими и предпринимателями. Последняя забастовка рабочих этой компании в колониальный пе- риод была в 1938 г.; в 1956 г. здесь было заключено пер- вое в Индии трудовое соглашение между профсоюзом и администрацией предприятия. Непосредственной причиной взрыва недовольства ра- бочих явилась угроза сокращения в связи с принятием компанией новой производственной программы, преду- сматривавшей удвоение продукции (выплавку 2 млн. г стали вместо 1 млн.). Предполагалось, что рабочие, свя- занные условиями соглашения, не будут возражать про- тив реорганизации завода. Забастовка же свидетельство- вала о серьезных глубинных процессах, происходящих в характере социальных отношений на предприятии. Она показала полное банкротство формально-бюрократиче- ских и патерналистских форм и методов руководства конгрессистского профсоюза, соглашавшегося на заклю- чение трудового соглашения (навязанного администра- цией компании), в сущности, за спиной рабочих. Расправа с бастующими рабочими была жестокой. За- бастовка была немедленно объявлена незаконной и по- давлена войсками и полицией. Несмотря на то что стачка длилась всего один день, репрессии и преследования ра- бочих продолжались еще долго. Завод был закрыт до 20 мая и только через месяц смог возобновить нормаль- ную работу22. Руководители стачки, лидеры и активисты коммунистического профсоюза, были приговорены к ше- стимесячному тюремному заключению и к штрафу в раз- мере 1 тыс. рупий каждый (либо полтора месяца тюрьмы). В последующие годы эстафета стачечных выступлений в этой отрасли перешла к рабочим государственных ме- 22 «The Economic Weekly», November 1, 1958; «Trade Union Record», August 5, December 5, 20, 1958. 244
таллургических заводов. Однако характер требований здесь был иной. Собственно говоря, на металлургических комбинатах, как и на других государственных предприя- тиях тяжелой промышленности, причины недовольства рабочих были примерно одни и те же: несоблюдение законов по труду, непризнание профсоюзов и, до недав- него времени, непринятие Дисциплинарного кодекса. В отчете, адресованном специальному комитету штата Орисса о положении с рассмотрением жалоб, правитель- ственный чиновник по вопросам труда указывал: «Тру- довое законодательство на новой фабрике почти не соб- людается. Фабричный закон нарушается по многим пунктам. Нарушается предписанное рабочее время, по- рядок предоставления еженедельных выходных, не опла- чивается сверхурочная работа, а вывешивание фабрич- ных правил здесь скорее исключение, чем правило... Хотя и имеется законодательное положение, запрещающее использование .женского труда позднее семи часов вечера, на строительстве гидростанции в Таркере женщины ра- ботают в три смены... За небольшим исключением не ведется регулярного учета работающих с тем, чтобы лишить их впоследствии положенного пособия при сокра- щении» 23. В числе других примеров, приводимых в отче- тах этому комитету, перебои и недостаточное снабжение питьевой водой, несоблюдение элементарных правил без- опасности на взрывных работах и т. п. Администрация в Бхилаи, по-видимому, также не яв- ляется исключением. В отчетах о положении на этом ком- бинате отмечаются нарушения в снабжении питьевой во- дой, элементарных правил санитарии, недостаточное вни- мание к жилищному и .школьному строительству24. Недо- вольство рабочих государственных предприятий во мно- гом обусловлено неповоротливыми и формально-бюрокра- тическими методами управления25. 23 См. S. С. Pant, Indian Labour Problems, Allahabad, 1965, pp. 159—160. 24 Ibid. 25 Известно, что немалое число служащих управленческого пер- сонала на государственных предприятиях — отставные чиновники различных правительственных служб. По некоторым подсчетам, из 800 руководящих постов па 54 государственных предприятиях 190 были заняты служащими или отставными чиновниками централь- ного правительства (A. Roy, Planning in India Achievements and Problems, Calcutta, 1965, p. 453). 245
Несоблюдение элементарных положений трудового законодательства на государственных предприятиях при- водит к недовольству рабочих и острым вспышкам про- теста. Таблица 34 Промышленные конфликты в государственном секторе экономики * Год Число промыш- ленных конфликте3 Процент общего числа Число бастующих, тмс. Процент общего числа Число потерянных человеко- дней, тыс. Процент общего числа 1961 212 4,3 1962 177 11,9 128 18,2 532 8,7 1933 117 8,0 68 12 277 8,4 1964 254 11,8 154 15,4 747 9,6 1965 198 10,8 102 10,2 704 10,0 * Составлена по материалам: «Indian Labour Journal», February, 1963, № 2; November, 1963, № 14; October, 1964, № 10; December, 1965, № 12; January, 1967, № 1. Забастовочная борьба рабочих и служащих государ- ственного сектора экономики составляет сравнительно скромную долю в общей борьбе индийских трудящихся (табл. 34). Одна'ко поражают темпы возрастающей ста- чечной активности рабочих государственного сектора (табл.35). Таблица 35 Потерянные человеко-дни на 1 тыс. занятых в обрабатывающей промышленности * Год Государственный сектор Вся обрабатывающая промышленность 1959 94,9 1259 1930 216,9 1382 1961 163,2 1022 1962 366,5 1212 1963 — 610 1964 570,0 1420 1965 — 1091 * DILS, 1964; ILJ, December, 1965; January, 1967- 246
С 1959 по 1965 г. степень интенсивности борьбы рабо- чих государственных промышленных предприятий воз- росла в шесть раз, в то время как интенсивность борьбы рабочих обрабатывающих отраслей обоих секторов уве- личилась лишь на 13%. Следует подчеркнуть, что демократические права тру- дящихся, занятых в государственном секторе экономики, резко ограничены. На большинстве предприятий и уч- реждений, находящихся в ведении центрального прави- тельства (сюда относятся все административные и дру- гие учреждения центра, железные дороги, почта, теле- граф и телефон, главные шорты и доки, банки и страхо- вые компании, шахты и нефтяные разработки), система обязательного арбитража действует в более жестком виде, чем на предприятиях общественного значения част- ного сектора. Для трудящихся предприятий, находящих- ся в сфере центрального правительства, по существу не было никакой процедуры примирения сторон или даже обсуждения опорных вопросов и взаимного обмена мне- ниями. В несколько лучшем положении находятся рабочие и служащие железнодорожного транспорта, а также ве- домств связи, где урегулирование конфликтов отчасти осуществляется постоянной комиссией по переговорам. Но и здесь процедура Обсуждения конфликтов имеет фор- мальный характер, так как администрация на местах не уполномочена принимать решения, и окончательный вер- дикт исходит либо от главного железнодорожного бюро или бюро почт и телеграфа, либо от соответствующих министерств. Особые затруднения возникают при урегу- лировании вопросов, связанных с требованиями об изме- нении оплаты труда и условий работы. В этих случаях решение опорных вопросов передается в министерства финансов и внутренних дел. Практика «урегулирования» конфликтов в правительственных учреждениях такова, что в конечном счете рабочие и служащие оказываются перед дилеммой — или принять решение администрации, или бастовать. Отказ государственным служащим в демократической практике урегулирования сложных вопросов, рассмотре- ния их жалоб и требований обострял их недовольство и усиливал тяготы, выпавшие на их долю в связи с ухуд- шением экономического положения в стране. 247
Всеобщая стачка 11 —16 июля 1960 г. — закономерное следствие нараставшего недовольства государственных служащих, живущих на твердый заработок и испыты- вавших острые материальные лишения в условиях роста цен и усиления спекуляции. Забастовка государственных служащих, охватившая в основном железнодорожников и служащих почт и телеграфа (около полумиллиона ба- стующих, или примерно 20—25% общего числа государ- ственных служащих), официально рассматривалась как политическое выступление и не была учтена в статистике промышленных конфликтов. Поэтому, несмотря на то что статистика показывает сравнительно слабую стачечную активность этих отрядов рабочего класса, это отнюдь не означает, что они стояли в стороне от общих проблем, волнующих индийских трудящихся26. Всеобщая стачка государственных служащих — одно из знаменательных событий в истории индийского рабо- чего движения. Индийский 'пролетариат осуществил пер- вую попытку провести всеобщую забастовку в масштабе всей страны. Рабочие и служащие государственных пред- приятий решительно потребовали осуществления права на прожиточный минимум в соответствии с решениями XV трехсторонней конференции по труду (1957 г.). Непосредственным поводом, приведшим к конфликту, послужили рекомендации второй правительственной ко- миссии по заработной плате, опубликованные в ноябре 1959 г. Комиссия не решила ни одного вопроса, волно- р 1вшего более двух миллионов служащих государствен- н lx предприятий. Трудящимся было отказано в предо- ст гвлении прожиточного минимума в соответствии с нор- мами, разработанными на XV трехсторонней конференции по труду27. Комиссия предлагала не 125 рупий, как это должно было быть в соответствии с разработанной фор- мулой минимума заработной платы, а 80 рупий в месяц. Перемены, предложенные в отношении выплаты надбавки на дороговизну, были также не в пользу рабочих. Неко- 26 Правда, в первой половине 60-х годов действительно не на- блюдалось крупных стачек среди железнодорожников и работников связи, но не исключено, что относительное спокойствие этих от- рядов пролетариата было связано именно с событиями 1960 г. и являлось прямым следствием тяжелых репрессий и преследований после прошедшей всеобщей забастовки. 27 «Hand Book of Tripartite Decisions», New Delhi, 1959, pp. 1—3- 248
торые категории работающих, в частности железнодорож- ники, лишались ряда льгот, которыми пользовались уже много лет. Отраслевые федерации, возглавляемые 'представите- лями ведущих оппозиционных партий (Всеиндийская фе- дерация железнодорожников, Национальная федерация служащих почт и телеграфа, Всеиндийская федерация служащих оборонных предприятий и Конфедерация слу- жащих центрального .правительства), отражая глубокое недовольство своих членов, выступили против решений комиссии и попытались начать переговоры с правитель- ством. Однако правительство, заняв жесткую позицию, отказалось от переговоров с профсоюзами. Последние организовали Объединенный совет действий и присту- пили к организации забастовки. Руководили забастовкой в основном лидеры Народно-социалистической партии и «Хинд маздур сабха». Президент Национальной федера- ции служащих почт и телеграфа и генеральный секре- тарь Всеиндийской федерации железнодорожников былц соответственно председателем и секретарем Объединенно- го совета действий. В организации и проведении заба- стовки участвовали также союзы Всеиндийского конгрес- са профсоюзов и Объединенного конгресса профсоюзов. Индийский национальный конгресс профсоюзов и руко- водимая им Национальная федерация индийских желез- нодорожников отказались поддержать стачку. Забастовку выиграть не удалось. Накал борьбы начал ослабевать уже на второй и третий день стачки, а на пятый день Объединенный совет действий призвал к пре- кращению забастовки. Организованная с соблюдением всех правил закона стачка тем не менее была объявлена незаконной специальным указом президента почти нака- нуне предполагаемой даты выступления. Бастующие го- сударственные служащие подверглись неслыханным по масштабам репрессиям, исходившим от карательных ор- ганов государства. По данным Объединенного совета действий, около 16 тыс. служащих были арестованы, почти 50 тыс. вре- менно отстранены от работы, тысячи людей уволены. Митинги и демонстрации были запрещены. Правительст- во лишило признания 85 профсоюзов, участвовавших в стачке. В ряде районов имели место избиения бастующих, применения слезоточивого газа, а в двух местах — рас- 249
стрелы. В Дохаде (Западная железная дорога) было убито .пять человек28. Забастовка отразила определенные слабости рабочего движения. Организация всеобщей стачки общеиндийского значения оказалась слишком сложной для сил левых профсоюзов. Раскол и организацирнные слабости движе- ния проявились не только в отказе организаций Индий- ского национального конгресса профсоюзов участвовать в стачке, но и в том, что между левыми и независимыми профсоюзами, поддерживавшими забастовку, отсутство- вали четкие организационные контакты, не было доста- точной координации действий и с Объединенным советом стачки. Кроме того, некоторые союзы руководствовались своими местническими соображениями. Не было организовано предварительной широкой разъяснительной работы среди населения о целях и при- чинах борьбы. Левым профсоюзам было трудно проти- востоять официальной пропаганде. В результате населе- ние не оказало должной активной поддержки забастов- щикам. Всеобщая стачка почти с самого начала была поставлена в невыгодные и сложные условия. Вместе с тем забастовка имела огромное значение для рабочего класса. Она выявила сильные и слабые сто- роны и позволила извлечь уроки из этого выступления. Забастовка и проблемы, связанные с нею, стали пред- метом обсуждения на Всеиндийской трехсторонней кон- ференции по труду, она выдвинула ряд проблем, имею- щих не только серьезное влияние на дальнейшее развитие отношений между рабочими и администрацией в государ- ственном секторе промышленности, но и на отношения труда и капитала для страны в целом. Она вновь подняла вопрос о расширении демократических прав государст- венных служащих и о критериях определения экономиче- ских и политических выступлений трудящихся. Одним из главных вопросов, закономерно волновавших в дни стач- ки индийскую общественность, был острый вопрос о том, какие имеются основания для того, чтобы квалифициро- вать массовую, не противоречащую существующему зако- нодательству, забастовку в защиту экономических требо- ваний рабочих и служащих государственных учреждений как политическое выступление против правительства? 28 V. В. Karnik, Indian Trade Unions. A Survey, Bombay, 1960, pp. 254—255. 250
Важным результатом забастовки явилось официаль- ное признание индийским правительством необходимости идентичного подхода в политике государственного регули- рования труда в обоих секторах. «Теперь признали,— писал индийский экономист Дж. С. Матхур, — что не мо- жет быть двух политик — одной для частного сектора и другой для государственного. Правительство само долж- но выполнять ту политику, за которую оно выступает»29. Провозглашенная правительством в 1963 г. новая двусторонняя система для государственных учреждений центра, предусматривающая процедуру объединенных консультаций и обязательный арбитраж при разрешении спорных вопросов, далеко не отвечала требованиям проф- союзов о демократизации отношений между служащими и администрацией на государственных предприятиях. Но- вая схема не встретила поддержки крупнейших проф- союзов, которые объединяют рабочих и служащих, заня- тых на предприятиях и учреждениях центрального пра- вительства 30. Широкий размах массовых выступлений служащих государственных учреждений в 1965 и в 1966 пг. свиде- тельствовал не только о тяжелых условиях их существо- вания в обстановке обострившегося продовольственного кризиса. Формы и методы борьбы, а также выдвигаемые требования служили вместе с тем показателем возрос- шего демократического и классового сознания этих слоев трудящихся. Основные цели экономических выступлений трудящихся Главные требования бастующих трудящихся в Ин- дии — это удовлетворение самых насущных нужд, повы- шение заработной платы — основного заработка, увели- чение надбавки на дороговизну в соответствии с возрос- шей стоимостью жизни и, наконец, выплата бонусов. Материалы о распределении числа .промышленных конфликтов в зависимости от характера требований показывают, что на протяжении 50-х и первой половины 29 J. S. Mathur, Indian Working-Class Movement, Allahabad 1964, p. 359. 30 Правда, впоследствии Национальная федерация индийских железнодорожников (ИНКП) первая из профсоюзов выразила го- товность сотрудничать с правительством в осуществлении этой си- стемы (см. «Bombay Labour Journal», July, 1965). 251
60-х годов указанные требования преобладали в 37—47% всех стачек. Однако, как уже говорилось, для характери- стики динамики и содержания забастовочной борьбы в Индии важны не столько данные о числе конфликтов, сколько о числе участвующих в них и забастовочных дней. Распределение числа 'бастующих и потерянных ра- бочих дней в зависимости от характера требований в 1960—1965 гг. иллюстрируют данные табл. 36. Таблица 36 Распределение числа бастующих и забастовочных дней в зависимости от характера требований * (1960—1965 гг., процент к общему числу) Причины конфликта Заработная плата и над- бавка на дороговизну Премии ............... Вопросы управления кад- рами ................. Увольнения ........... Отпуска и часы работы Другие требования . . . 37,1 46,9 39,6 30,4 24,8 22,4 30,2 38,5 26,4 10,5 5,4 6,6 6,9 9,7 20,5 12,3 21,1 35,3 22,0 12,4 19,8 27,5 30,2 27,9 22,8 11,1 13,4 2,7 1,3 1,3 1,8 0,9 0,8 2,4 1,3 1,5 2,4 2,0 0,4 3,0 7,0 8,3 0,7 0,2 0,1 25,3 32,0 32,3 30,4 27,4 20,1 31,6 27,8 23,3 Причины конфликта Заработная плата и над- бавка на дороговизну Премии................ Вопросы управления кад- рами ................ Увольнения ........... Отпуска и часы работы Другие требования . . . 27,8 28,1 33,034,9 28,9 35,7 33,5 46,2 34,1 10,0 17,5 10,8 7,9 14,0 8,9 19,9 17,5 16,0 16,5 1,3 0,4 31,7 25,2 8,114,026,720,222,724,9 12,9 0,7 0,6 0,3 0,7 0,2 0,3 2,4 0,7 4,6 6,8 1,6 2,0 2,4 0,3 2,5 1,5 31,7 28,9 40,3 27,8 34,3 32,1 26,8 21,2 * См. «Indian Labour Journal», February, 1963, p. 154; Octo- ber, 1964, p. 862; December, 1965, p. 1083. 252
Прежде всего полностью подтверждается доминирую- щее направление борьбы за увеличение заработной пла- ты. В средне1М половина всех забастовщиков выступала с требованием повышения заработной платы в ее различ- ных видах (основная заработная плата, надбавка на до- роговизну, бонус и т. п.). В отдельные годы, например, в 1962 и в 1965 гг., доля трудящихся, отстаивавших эти требования, достигала 59 и 63% бастующих. В условиях, когда средняя заработная плата рабочего далеко не покрывает прожиточного минимума и она же является единственной поддержкой существования семьи, такое положение совершенно закономерно. Если у рабо- чего едва хватает заработка на то, чтобы прокормить семью, то, когда начинают расти цены и недостает жиз- ненно необходимых товаров, его прежде всего волнует вопрос, как не впасть в нищету и не умереть с голода. Естественно, что в такой обстановке борьба за другие требования отодвигается на второй план. Материалы табл. 36 свидетельствуют также о том, что немалая доля конфликтов связана с вопросами управле- ния на предприятиях. Дискриминация, несправедливый перевод на другие работы и преследования, часто за профсоюзную деятельность, придирки, нарушения, свя- занные с распределением, наймом или увольнением ра- бочих за «нелояльность» к администрации и т. п., лежали в основе примерно четвертой части всех конфликтов. Значительная доля этих конфликтов отражает еще широкое распространение в промышленности Индии от- сталых методов управления. Достаточно сказать, что еще на многих индийских предприятиях, в основном на тех, где нарушаются элементарные законодательные положе- ния, рабочие попросту не знают о своих правах — узако- ненном рабочем дне, об оплате сверхурочных часов и т. п. Упорное сопротивление промышленников встречает, например, практическое осуществление закона о прави- лах внутреннего распорядка. Действие закона распрост- раняется на предприятия, насчитывающие 100 и более ра- бочих. Он предписывает, чтобы на предприятиях доводи- лись до сведения рабочих и вывешивались на видных местах типовые правила распорядка работы предприятия в соответствии с принятым законодательством. К I960 г. только 60% предприятий, .попадающих под действие это- 253
го закона, имели официально утвержденные правила31. Нечего и говорить о том, что на мелких предприятиях, на которые в большинстве случаев закон даже не распро- страняется 32, о таких «тонкостях», как правила внутрен- него распорядка, рабочие даже и не помышляют. В индийской литературе распространилось мнение о том, что некоторое снижение доли конфликтов, связан- ных с отпусками и часами работы, по-видимому, объяс- няется прогрессом трудового законодательства в этой области. Такое объяснение справедливо лишь отчасти. Разумеется, на крупных промышленных предприятиях, в особенности там, где предприниматели задумываются над практическим внедрением так называемых «человеческих отношений», эксплуатация рабочей силы принимает более утонченный характер в отличие от грубого прямого 'про- дления рабочего дня или лишения рабочих положенных по закону оплаченных отпусков. Но на мелких и даже средних предприятиях едва ли положение с отпусками столь блатополучно. Скорее вопросы борьбы за часы ра- боты и предоставление о/плаченных отпусков были оттес- нены на второй план из-за необходимости отстаивать и бороться за более неотложные жизненные требова- ния. Табл. 36 свидетельствует также о том, что за рассмат- риваемый период несколько возросла доля конфликтов, связанных с различными производственными вопросами, отнесенными к рубрике «другие требования». Индийская официальная статистика не дает развернутой характери- стики этой рубрики, куда входит, по-видимому, и немалая часть локаутов. Очевидно, сравнительно большая доля конфликтов по «другим требованиям» и даже ее некото- рое увеличение с начала 60-х годов свидетельствуют о расширении круга проблем, по которым возникают со- циальные конфликты в-промышленности, отражая раз- личный уровень развития и зрелости классового антаго- низ1ма. В эту рубрику попадают и требования рабочих, только что вступающих на путь активной защиты своих интересов и подчас не умеющих даже четко сформули- 31 «Indian Labour Journal», February, 1963. 32 В некоторых штатах (Махараштра, Гуджарат и Мадхья Прадеш) действие закона распространяется и на предприятия с числом занятых менее 100. 254
ровать свой протест, и требования таких слоев и групп пролетариата, которые выступают в защиту своих трав уже на более высоком уровне, выходящем за границы требований, ставших традиционными. К последним от- носятся требования тризнания профсоюзов, дальнейшего расширения их прав на предприятии, более выгодных условий трудового соглашения и т. п. Разумеется, в ус- ловиях, когда заключение трудовых договоров скорее исключение, чем правило, конфликты, связанные с пере- смотром условий трудового соглашения, происходят редко. Уровень требований рабочего класса Индии, его цели и задачи, по своему социально-экономическому содер- жанию существенно отличаются от задач и целей борю- щегося пролетариата развитых капиталистических стран. Для подавляющего большинства рабочих в развитых ка- питалистических странах борь1ба с капиталом ныне идет уже не за поддержание самой жизни рабочего и семьи, а за обеспечение жизненных условий и социальных прав, соответствующих современным потребностям трудящих- ся в этих странах. Сегодня основными требованиями профсоюзов в раз- витых капиталистических странах являются требования о праве демократического контроля над производствам, за равный доступ к образованию, за слом всякого рода сословных перегородок и т. п., т. е. несущие в себе со- циальный заряд, несовместимый с капиталистической системой, подрывающий основы капиталистического способа производства. В Индии же для значительной части борющегося пролетариата (рабочие крупных пред- приятий и наиболее организованных отраслей) главным направлением экономических выступлений остается борь- ба за обеспечение прожиточного минимума, за элемен- тарное поддержание жизни рабочего и его семьи, за лик- видацию наиболее отсталых форм эксплуатации и управ- ления. Наряду с борьбой за неотложные экономические тре- бования внимание профсоюзов сосредоточивается вокруг требований защиты основных профсоюзных прав и сво- бод — право беопристрастного и свободного выбора представительного союза, признание союза предпринима- телями, не подвергать дискриминации и преследованием рабочих за профсоюзную деятельность и т. д. 255
Проблемы же демократизации управления предприя- тиями в частном и в государственном секторах промыш- ленности да.же на уровне утверждения системы объеди- ненных консультативных советов еще не близки рабочим и не являются предметом массовой агитации и массовых Действий трудящихся. Вместе с тем следует подчеркнуть, что с конца 50-х го- дов борьба индийских трудящихся за непосредственные экономические требования постепенно все более увязы- валась с проблемами общегосударственной политики. Во многом этому способствовали выступления масс за Практическое осуществление различных трехсторонних соглашений по насущным вопросам экономической борь- бы (заработной платы, Надбавки на дороговизну, бонусов, минимума заработной платы и т. п.). Зависимость разработки, принятия и осуществления такого рода соглашений от позиции правительства при- давала экономической борьбе политический характер. Последовавшее ухудшение продовольственного положе- ния в стране, усиление инфляции и рост цен, требующие государственного вмешательства, закономерно выдвину- ли на передний план массового движения общенародные политические выступления. Данные табл. 37 свидетельст- вуют о роли национальных профцентров в организации экономических забастовок. Союзы ВИКП руководят в среднем наибольшим чис- лом забастовок по сравнению с другими организациями. Что касается числа участвовавших в стачках, руководи- мых ВИКП и отчасти союзами ОКП, то едва ли эти дан- ные можно рассматривать отдельно от данных о стач- ках, организуемых совместными усилиями профсоюзных центров. Как известно, большинство объединенных вы- ступлений проходит под руководством левых профсою- зов, а ВИКП, как правило, активно участвует в прове- дении совместных забастовок. Интересно отметить, что стачки, организованные кон- грессистскими профсоюзами, охватывают наибольшее число рабочих. Начиная с 1963 г. забастовки, проводи- мые союзами ИЙКП, дают и наибольшую долю забасто- вочных дней. Материалы статистики подтверждают, что с конца 50-х годов все ощутимее становился разрыв меж- ду установками консервативной части руководства ИНКП и практической деятельностью его союзов на местах. 256
Таблица 37 Экономические забастовки, проведенные под руководством национальных профцентров в 1959—1965 гг. *, % Профцентр Стачки 1959 г. 1950 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г 1964 г. 1965 г. ВИКП 46,2 41,7 37,5 38,7 34,7 36,9 39,2 ИНКП 26,9 26,1 29,8 29,4 35,9 31,3 35,1 хмс 18,3 ' 20,5 18,4 13,1 14,6 17,1 11,4 окп Руководство несколь- 8,6 11,7 5,9 6,4 3,3 3,4 5,4 кими профцентрами — — 8,4 12,1 11,5 11,3 8,9 Итого . . . 100 100 100 100 100 100 100 БасТуюшиг Профцентр 1959 г. 1960 г. 1961 г, 1962 г. 1963 г. 1961 г. 1965 п ВИКП 33,3 28,0 20,6 26,3 16,4 ИНКП — — 36,8 31,0 56,1 43,1 54,6 хмс — — 12,9 8,2 9,7 13,6 4,2 окп Руководство несколь- — — 3,5 3,7 1,7 1,8 1,7 кими профцентрами — — 13,5 28,8 П,9 15,2 23,1 Итого . . . — — 100 100 100 100 100 Забастовочные днч Профцентр 1951 г. 1962 г. 1959 г. I960 г. 1963 г. 1961 г. 1965 г. ВИКП 53,8 41,2 44,7 26,8 27,6 27,8 25,5 ИНКП 24,6 22,7 19,6 14,3 45,2 38,6 41,3 ХМС 15,5 20,8 5,2 5,5 13,6 14,4 6,1 ОКП Руководство несколь- 6,1 15,3 2,1 1,9 1,2 2,7 4,3 кими профцентрами — — 28,4 51,3 12,4 16,5 22,8 Итого . . . 100 100 100 100 100 100 100 * «Indian Labour Journal», February, 1963; October, 1964; De- cember, 1965; January, 1967. 17 Зак. 280
Следует также отметить, что в 1965 г. вообще резко увеличилась организованная борьба трудящихся под ру- ководством .проф центров (такие стачки охватывали 48% общего числа бастующих в 1964 г. и 67% в 1965 г.). Кро- ме того, 1965 г. дал взлет массовых забастовок под объ- единенным руководством национальных профцентров. Число участвовавших в стачках под руководством ИНКП превышало общее число участников забастовок, прохо- дивших под руководством левых профцентров совместно или раздельно. Итоги экономических Стачек и методы урегулирования промышленных конфликтов Результаты стачечных выступлений рабочего класса показывают, что в период независимого развития страны экономические забастовки стали более успешными. В 30-е годы рабочие полностью выигрывали лишь 16% общего числа стачек, в 1950—1959 гг.— 23%, в 60-е годы доля успешных забастовок возросла в среднем до 28—29%. Повышение эффективности экономических выступле- ний — убедительное доказательство прогрессивных сдви- гов в развитии рабочего движения, возросшего опыта ве- дения классовых боев, организованной силы и тактиче- ского умения профсоюзов, усиления их влияния в обще- ственной жизни страны. Вместе с тем при характеристи- ке массовой борьбы трудящихся, по-видимому, важно не только представить поступательный ход развития классо- вой борьбы, но и правильно оценить сильные и слабые стороны движения в современных условиях. Нельзя абст- рагироваться от того обстоятельства, что за основу срав- нения в данном случае берутся итоги экономических вы- ступлений рабочих колониальной Индии,организованная сила которой в 30-х годах едва достигала десятой доли ныне объединенных в профсоюзы трудящихся. В стачеч- ной борьбе трудящихся современной Индии очевидны прогрессивный характер сдвигов и достижений по срав- нению с колониальным периодом и существующие труд- ности собственно рабочего движения, которые индийско- му пролетариату еще предстоит преодолеть. Интересно проследить итоги стачечных выступлений с учетом соотношения числа их участников и забастовоч- ных дней (табл. 38). 258
Таблица 38 Итоги экономических конфликтов (в соответствии с числом бастующих и забастовочных дней)*, процент к общему числу Полный успех рабочих. . . Частичныйуспех рабочих. . . Поражение ра- бочих .... Результаты не- ясны .... 33,1 11,0 30,5 25,4 27,6 9,3 30,1 33,0 12,0 19,5 30,3 29,5 24,4 22,2 24,9 21,6 30,2 28,6 19,3 28,3 18,3 17,0 34,5 33,7 30,7 35,8 21,3 16,4 20,8 18,6 44,8 29,1 14,2 11,9 Итог конфликтов Полный успех рабочих. . . Частичныйуспех рабочих . . . Поражение ра- бочих .... Результаты не ясны .... 23,4 17,9 41,0 17,7 16,1 12,2 46,7 25,0 21,4 15,5 40,3 22,8 27,7 14,8 37,2 20,3 28,0 10,3 34,5 27,2 30,6 15,0 27,2 27,2 30,7 13,5 35,9 19,9 26,2 10,1 27,4 36,3 29,6 12,8 28,7 28,9 * «Indian Labour Journal», February, November, 1963; October, 1964; December, 1965; January, 1967. В указанной таблице результаты промышленных кон- фликтов рассматриваются in од углом зрения интересов рабочих, в зависимости от удовлетворения предъявлен- ных ими требований. За шесть лет, начиная с 1960 г., в среднем четвертая часть всех бастующих полностью вы- играла забастовки. Около 40% бастующих завершили стачки полностью пли частично успешно. Однако нема- 17* 259
лая часть забастовщиков (в среднем 34—35%) проигры- вала стачечные бои. Кроме того, в среднем 25% стачеч- ников возобновляли работу, не добившись какого-либо окончательного решения. Такого рода забастовки, поме- щаемые в рубрику «неопределенных или неясных» ре- зультатов, прекращались обычно в связи с передачей конфликта в соответствующую инстанцию. Тот факт, что почти 60% бастующих прекращали за- бастовки, не добившись определенных результатов, при- чем большая их часть терпела поражение в стачках, сви- детельствовал об общей слабости индийского профсоюз- ного движения и о неудовлетворительно'М действии систе- мы урегулирования конфликтов. В связи с этим следует рассмотреть методы урегули- рования промышленных конфликтов. Всеиндийский закон о промышленных конфликтах 1947 г. предусматривает порядок урегулирования кон- фликта примерно в такой последовательности: при полу- чении уведомления о .предполагаемой забастовке или с ее началом специальный правительственный чиновник по примирению сторон должен добиваться урегулирования конфликта путем переговоров с обеими сторонами. Он обязан в течение двух недель представить отчет по пово- ду полученного им уведомления о стачке. В случае если ему не удается убедить обе стороны прийти к соглаше- нию, он посылает отчет о конфликте в вышестоящую инстанцию, по усмотрению которой конфликт может быть передан в бюро по примирению сторон, в суд для рассле- дования, в трудовой суд для принятия решения либо, наконец, в промышленный трибунал. Для рассмотрения конфликтов особой важности может быть назначен спе- циальный Национальный промышленный трибунал. Лю- бой конфликт, возникающий в отраслях, которые имеют общественное значение, пересылается на рассмотрение примирительных и арбитражных инстанций, независимо от желания сторон. Стачки и локауты запрещаются: а) во время рассмо- трения конфликтов в Бюро по примирению, в судах и три- буналах; б) в течение семи дней после окончательного решения Бюро и в течение двух месяцев после решения судов и трибуналов; в) на все время действия вынесенного в трибунале решения (максимум до одного года). Кроме того, в отраслях общественного значения 260
(а сюда относится значительная часть ведущих отраслей промышленности33) стачки и локауты объявляются неза- конными, если они начинаются без предварительного уведомления (за шесть недель), в течение 14 дней со дня уведомления или по истечении срока, указанного в уве- домлении. В других отраслях стачки, идущие во время рассмо- трения конфликта чиновником по примирению, не счи- таются незаконными. Но они объявляются незаконными в тех случаях, когда конфликт передается в примиритель- ные бюро или судебные инстанции. За проведение незаконной стачки и участие в ней ра- бочие подвергаются наказанию — месячному тюремному заключению или штрафу до 50 рупий, либо тому и дру- гому вместе. За подстрекательство к незаконной стачке или локауту и за оказание финансовой помощи в таких случаях закон 1предуоматривает тюремное заключение до шести месяцев или штраф до 1 тыс. рупий. За проведение незаконного локаута предприниматель также может быть наказан тюремным заключением либо штрафом до 1 тыс. рупий. Как видно, закон предусматривает суровое нака- зание для тех, кто нарушает его предписания (фактиче- ски это относится только к рабочим, так как обычно пред- принимателей редко штрафуют за нарушение закона). Естественно возникает вопрос, каким же образом пра- вящие круги осуществляют закон, пресекающий стачки и навязывающий принудительный арбитраж при таком ко- лоссальном размахе забастовок, в том числе и в отраслях общественного значения? Какие формы и методы урегу- лирования конфликтов преобладают на практике? Не удивительно, что в нынешних условиях со- циальной приниженности индийских рабочих, антидемо- кратического статуса профсоюзов, атмосферы недоверия, подозрительности и дискриминации в отношении их дея- 33 К отраслям общественного значения закон 1947 г. относит: железные дороги, почту, телеграф, телефон, электро- и гидростан- ции, коммунальное обслуживание. Кроме того, десять отраслей — транспорт, банки, цементная, угольная, пищевкусовая, хлопчатобу- мажная, сталелитейная промышленности, оборонные предприятия, медицинские учреждения, а также пожарная служба — по специаль^ ному указу штата могут быть объявлены отраслями общественно- го значения на период до шести месяцев, хотя этот срок может быть увеличен в случае необходимости. 26j
гельности процесс урегулирования конфликта происхо- дит не на предприятии. Как iпоказывает статистика, срав- нительно небольшая часть конфликтов регулируется не- посредственно на предприятии путем прямых перегово- ров между администрацией и (Профсоюзом. В подавляю- щем большинстве случаев конфликты завершаются либо в далекой от интересов рабочих бюрократической систе- ме инстанций, предусмотренных законом, либо сами со- бой, причем подобному самотеку чаще всего сопутствует поражение стачки и возобновление работы. Стачки при этом зачастую вспыхивают стихийно, без предварительно- го уведомления, так как в большинстве своем неграмот- ные и неорганизованные рабочие не знакомы с законо- дательными предписаниями. Что касается урегулирования забастовок при посред- ничестве официальных инстанций, то будет справедливым напомнить о многочисленных заявлениях индийской пе- чати по поводу явно недостаточной эффективности гро- моздкого государственного механизма, который не может справиться с растущим потоком промышленных кон- фликтов. Практически чиновники подходят к рассмотрению кон- фликтов выборочно. Как правило, они принимают неза- медлительные меры в тех случаях, когда затронуты ин- тересы крупных промышленников или предполагается мощное выступление рабочих, например, на государст- венных объектах. Обычно же они начинают рассматри- вать конфликт уже после того, как забастовка начата, и, как правило, не соблюдают сроки рассмотрения конфлик- та, установленные законом. Переданные в различные судебные инстанции дела о конфликте нередко залежи- ваются там долгие месяцы, а то и годы. Часто только с возобновлением борьбы рабочих они получают дальней- ший ход. Положение закона о наказаниях рабочих, участвую- щих в «незаконных» забастовках, применяются также выборочно. Наказания имеют массовый характер, когда готовится крупное выступление рабочих, будь то на част- ном или государственном предприятии или на группе предприятий; в этих случаях расправа с бастующими ко- роткая и жестокая — увольнения, побои, тюремное за- ключение и при столкновениях нередко расстрелы. В ординарных случаях по заявлению промышленника 262
арестовываются преимущественно руководители и наи- более активные участники стачки; они заносятся в «чер- ные описки», затем увольняются и подвергаются всевоз- можным 'преследованиям. Попавшему в «черный список» рабочему трудно найти место по специальности, и поло- жение его нередко становится трагичным. Обычные преследования и лишения, которые выпада- ют на долю рядовых рабочих и их семей во время заба- стовок, поистине ужасны. «Если стачка безуспешна, — пишет индийский экономист К. Н. Сривастава, — рабочие не только теряют зар-абогок за время стачки, но часто теряют и свою работу. Если профсоюз имеет достаточный денежный фонд, рабочие получают кое-какую помощь во время стачки, но, если стачка затягивается и фонд исчер- пывается, стачечники вынуждены вести жизнь в долг, на грани нищеты и голода. Забастовщику трудно одол- жить деньги, так как обычно ростовщики отказывают дать им взаймы. Часть рабочих уходит в деревню, неко- торые подыскивают другую работу, но в целом их поло- жение очень тяжелое... Часто их преследуют, терроризируют и выбрасывают из домов, принадлежащих предпринимателям, и они вместе с семьей проводят дни и ночи, в жару, в холод и дождь, где-нибудь на углу улицы, под сенью дерева или находят какое-нибудь другое пристанище... Потеря заработной платы, работы, будущего, пресле- дование наемными хулиганами, репрессии полиции и властей, палочные побои, расстрелы, тюрьма, голод и ни- щета — все это они должны выстрадать. Поэтому если они и прибегают к стачкам, то потому, что верят в спра- ведливость и правоту своего дела, знают, что их хозяева не беспокоятся об их нуждах, и чувствуют, что они обла- дают правом прекратить работу все вместе, чтобы защи- тить свои интересы»34. Статистические данные о формах и методах регулиро- вания промышленных конфликтов являются интересной иллюстрацией к характеристике степени зрелости демо- кратических методов разрешения конфликтов. Степень распространения различных методов урегулирования в зависимости от числа конфликтов показывает табл. 39, 34 К. N. Srivastava, Industrial Peace and Labour in India,. Allahabad, 1955, p. 94. 263
Распределение промышленных конфликтов в зависимости от методов их завершения * Таблица 39 Методы урегулирования 1959 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. К65 г. Посредничество правительства 549 487 620 610 805 781 (36,7) (37,7) (41,7) (43,0) (38,5) (43,5) Процедура примирения 523 480 608 597 777 735 (35) (37,2) (40,8) (42,1) (37,2) (41) Судебный арбитраж 26 7 12 13 28 46 Взаимное у регулирование . . . (1,7) (0,5) (0,9) (0,9) (1,3) (2,5) Зоб 334 358 287 о 16 423 Прямые переговоры (23,8) (25,8) (24,1) (20,2) (24,6) (23,7) 339 324 339 274 493 393 Третья сторона (22,7) (25,0) (22,8) (19,3) (23,5) (22) 10 4 6 2 8 19 Арбитраж (0,6) (0,3) (0,4) (0,1) (0,4) (1,06) 7 6 13 11 15 11 ,Добровольное возобновление ра- боты (0,5) (0,5) (0,9) (0,8) (0,7) (0,6) 486 345 405 453 635 506 Рабочими (32,5) (26,5) (27,2) (31,8) (30,3) (28,2) 486 337 404 451 635 506 Предпринимателями (32,5) (26) (27,2) 1 (31,8) (30,3) (28,2) — 8 2 Неизвестные и другие 103 (0,6) 125 (0,0) 105 (>,1) 72 136 85 (6,5) (9,5) (7) (5) (6,5) (4,7) Общее число завершенных кон- 1494 1291 1488 1422 2092 1795 фликтов (Ю0,0) (100,0) (100,0) (Ю0,0) (100,0) (100,0) * «Indian Labour Journal», February, November, 1963; October, 1964; December, 1965; January, 1967. В скобках приведен процент общего числа завершенных конфликтов.
Не располагая данными о численности бастующих ра- бочих и о величине предприятий по числу работающих соответственно каждому из методов завершения кон- фликтов, невозможно должным образом судить о месте каждого из этих методов урегулирования. Вероятно, что соотношение практики посредничества и прямых перего- воров окажется несколько иным, если методы завершения конфликтов будут рассматриваться в зависимости от численности участников забастовок. Однако в известной мере и приведенные данные (позволяют судить о роли обязательного арбитража, о преобладании тех или иных его методов в общей системе урегулирования конфлик- тов, характеризуют степень вмешательства правительст- ва в практику завершения стачек. Важно, что материалы табл. 39 дают представление также об уровне развития наиболее демократической формы урегулирования заба- стовок на предприятиях — на основе прямых перегово- ров профсоюзов с предпринимателями. Выше уже говорилось о том, что отчасти с ‘периода второго и в особенности после принятия третьего пяти- летнего плана официальная пропаганда стала усиленно популяризировать практику добровольного арбитража. Правда, несмотря на широковещательную привержен- ность лидеров Индийского национального конгресса профсоюзов добровольному арбитражу, даже его союзы прибегают к этой мере далеко не всегда. Добровольный арбитраж занимал в 60-е годы чуть ли не самое скром- ное место в методах урегулирования конфликтов (0,5— 0,9%). Наиболее распространенная форма урегулирования конфликтов — процедура примирения, т. е. одна из форм принудительного арбитража, хотя (менее затяжная и об- ременительная, чем судебная процедура. С конца 50-х го- дов около 40% промышленных конфликтов завершалось путем посредничества правительственных чиновников. Стихийное вытеснение судебного арбитража на практике обусловливалось потребностями развивающейся промыш- ленности и известным ростом и укреплением профсоюзов. Действительно, судебное разбирательство конфликтов за- нимает ныне незначительное место в общей практике их урегулирования (0,5—2,5%). Официальные данные сви- детельствуют о преобладании двух видов завершения конфликтов: на основе договоренности с помощью пра- 265
вительственного чиновника и возобновление работы ба- стующими. В первую половину 60-х годов /почти 30% всех забастовок заканчивалось «добровольным» возобно- влением работы, т. е. в подавляющем большинстве слу- чаев — неуспехом трудящихся. Данные табл. 39 не позволяют сказать, какая именно часть бастующего пролетариата в ходе борьбы вступает непосредственно в переговоры с администрацией пред- приятия, однако очевидно, что практика прямых перего- воров профсоюза с предпринимателем распространена еще не достаточно. Всего 20—23% общего числа конфликтов завершается прямыми переговорами. По-видимому, в основном такая форма имеет место на крупных 'предприятиях, где адми- нистрации и профсоюзу выгоднее договориться, нежели пускаться в дорогостоящее и затяжное /путешествие по судебным заседаниям. Известно, и это подтверждают данные официальной статистики, что именно прямые пе- реговоры дают более высокий процент успешного разре- шения конфликтов в пользу рабочих. Правда, при этом не следует забывать об уровне и характере такого рода практики: едва ли прямое урегулирование конфликтов в Индии полностью соответствует нормам аналогичной /про- цедуры на Западе. Развитие и становление практики прямых перегово- ров происходит в трудной и острой борьбе не только из- за внутренних слабостей индийского рабочего движения, но и вследствие непоследовательной политики правящих кругов и искусственно навязанных ими ограничений раз- вития демократических прав трудящихся. Очевидно, что в Индии буржуазно-демократическая форма разрешения промышленных конфликтов еще только складывается. Этот процесс развивается вопреки всем трудностям и препятствиям, навязанным классовым противником, что является немаловажным достижением пролетариата. Практика прямых переговоров — не только верное сред- ство развития системы трудовых договоров, но и важный показатель роста реальной силы организованного проле- тариата, пробуждения инициативы масс, роста их клас- совой солидарности и самосознания.
Политические выступления индийских трудящихся Примерно до середины 50-х годов массовое движение индийских трудящихся сохраняло в основном экономиче- ский характер. Борьба рабочих за насущные требования велась в пределах одного предприятия, иногда города, самое большее — в масштабах отрасли промышленности штата. С 1956—1957 гг. массовые выступления, начатые на чисто экономической основе, все чаще приобретали поли- тическую окраску. Политический характер выступлений зависел от общественного значения требований бастую- щих и размаха борьбы. Но так или иначе это значение все более возрастало, поскольку основная масса стачек связывалась с политикой государственного регулирова- ния по линии трехсторонних институтов, а также в связи с общим ухудшением экономического положения в стране с начала 60-х годов. С обострением продовольственного кризиса политические выступления приобрели еще более целенаправленный характер. В ходе политических выступлений борьба велась уже за существенные изменения в политике правительства, направленные в конечном итоге не только на преодоление продовольственного кризиса, но и на позитивное решение принципиальных вопросов государственной экономиче- ской политики (национализация торговли зерном, бан- ков, нефтяной промышленности, внешней торговли). Ох- ватывая в основном городское население, политические выступления сосредоточивались в столицах штатов. Начало последовательного массового политического движения можно отнести к середине 1963 г. Движение развивалось неравномерно. Широтой и размахом высту- плений трудящихся выделялись 1964 и 1966 гг. Высокого подъема и напряженности движение достигло в конце 1966 — начале 1967 г. На развитие политической борьбы серьезное влияние оказывали три фактора: продовольственный кризис, при- нявший в связи с засухой особенно резкий и мучительный характер в 1965 и в 1966 гг., усиление политической борь- бы в связи с четвертыми всеобщими выборами (фев- раль— март 1967 г.) и военные действия на индийско- китайской и индийско-пакистанской границах. 267
Непосредственной причиной подъема массовой борьбы явилось резкое ухудшение экономического положения трудящихся, начавшееся весной 1963 г. Стремительный рост цен тяжело сказался на низкооплачиваемых катего- риях трудящихся. Спекуляция продовольственным зерном достигла небывалого до того времени размаха. Осенью 1963 г. в ряде районов страны разразился голод. Политическим выступлениям масс предшествовала волна стачек. Забастовки начались с весны 1963 г. после резкого их 'Опада в связи с чрезвычайным положением, объявленным в период военных действий на индийско- китайской границе. Широкая волна национализма, охва- тившая страну во время военных действий, с прекраще- нием огня уступила место постепенному росту массового недовольства продовольственной политикой правительст- ва. Стачки нарастали, несмотря на чрезвычайное поло- жение и так называемое соглашение о мире в промыш- ленности. Последнее было провозглашено представителя- ми правительства в марте 1963 г. на внеочередной трех- сторонней конференции '.по труду. Это «соглашение» обя- зывало профсоюзы всех политических направлений воз- держаться от проведения стачек во время чрезвычайного положения. Союзы, нарушившие условия соглашения, ли- шались признания предпринимателем сроком на два года. Рост забастовок в этих условиях свидетельствовал о том, что стихийная борьба рабочих играет существенную роль в стачечном движении Индии. Весной и летом 1963 г. активные действия трудящихся нередко опережали ини- циативу руководства профсоюзов. Во второй половине 1963 г. ряд левых партий (Комму- нистическая партия Индии, Объединенная социалистиче- ская партия и Народно-социалистическая партия) вы- ступили со своими программами агитационных действий, цель которых заключалась в том, чтобы заставить пра- вительство принять немедленные меры по предотвраще- нию растущей инфляции и преодолению продовольствен- ного кризиса. Условия, в которых действовали коммунисты накануне и в особенности в первые годы подъема массовой полити- ческой борьбы, были исключительно трудными. Антиком- мунистическая истерия, развязанная реакцией во время обострения индийско-китайского конфликта, в ряде райо- 268
нов страны сопровождалась нападениями на комитеты Коммунистической партии, травлей и избиениями комму- нистов. Коммунистическое движение серьезно страдало не только от провокаций реакционных кругов. Внутри самой партии развернулась острая фракционная борьба. После- довавший в 1964 г. раскол КПИ дезорганизовал работу многих массовых организаций, находившихся под ее влиянием. Вера в идеалы социализма, беззаветная, самоотвер- женная преданность интересам народа помогли коммуни- стической партии выстоять в этих трудных условиях. Для сохранения и дальнейшего расширения влияния в мас- сах существенное значение имел своевременный отклик коммунистов на изменения в политической и экономиче- ской жизни страны. Именно Коммунистическая партия Индии первая организовала массовую кампанию (июнь— сентябрь 1963 г.) по сбору подписей под петицией парла- менту с требованием отмены обязательного военного займа, снижения налогов и высоких цен, национализации банков, а также в поддержку политики неприсоединения. Организация коммунистами «Великого похода» в Дели 200 тыс. трудящихся со всех концов страны и вручение петиции парламенту, под которой было собрано 10 млн. 200 тыс. подписей, была первой кампанией в серии массо- вых выступлений, организованных Коммунистической партией Индии с 1963 г. Важное значение для развертывания массового дви- жения в независимой Индии имел также первый бандх— «Бомбей бандх» 20 августа 1963 г. В этот день свыше 700 тыс. трудящихся города прекратили работу в связи с требованием отмены обязательного военного займа, а также в знак протеста против роста цен на предметы первой необходимости 35. Бандх был организован по инициативе Объединенной социалистической партии и левосоциалистического «Хинд маздур панчайят». Активный отклик муниципальных ра- бочих и работников городского транспорта, среди кото- рых «Хинд маздур панчайят» пользуется наибольшим влиянием, имел существенное значение для успеха банд- ха. Транспорт бездействовал, закрылись многие торговые лавки, отели, мастерские ремесленников. В авангарде ба- 35 «Free Press Journal», August 20, 19G3. 269
стуЮЩих выступили 250 тыс. текстильщиков Бомбея под руководством коммунистов. Успеху бандха содействовало также участие проф- союзов докеров и союзов рабочих металлообрабатываю- щих отраслей, руководимых «Хинд маздур сабха». В изо- ляции оказался лишь «Раштрия милл маздур сангх» (конгрессистский профсоюз), так как подавляющее боль- шинство объединяемых им рабочих хлопчатобумажных фабрик выступало в бандхе под руководством «Мумбаи гирни камгар юнион» (ВИКП). Даже небольшие союзы «Бхаратия маздур сангх» приняли участие в этом про- тесте. Возрастание экономических трудностей обусловило расширение и активизацию политических выступлений городских тружеников. Ни одна партия и ни одна массо- вая организация не могли оставаться в стороне от борьбы в защиту интересов народа, не рискуя лишиться влияния в массах. На протяжении всех этих лет Коммунистиче- ская партия Индии шла в авангарде движения. Выступая с позиций единства всех демократических и патриотиче- ских сил, Коммунистическая партия Индии активно спо- собствовала единству действий различных левых массо- вых организаций и политических партий. В ряде районов страны с нарастающей активностью проводились выступления трудящихся под руководством Объединенной социалистической партии. В ходе борьбы укреплялось единство действий между коммунистами, ле- выми социалистами и руководимыми ими массовыми организациями — Всеиндийским конгрессом профсоюзов, «Хинд маздур панчайят» и Объединенным конгрессом профсоюзов. В декабре 19бЗ г. на Всеиндийской конференции проф- союзов, созванной ВИКП, был составлен и предъявлен правительству список требований улучшения материаль- ного положения трудящихся. В числе основных требова- ний были снижение цен на 25%, установление надбавки на дороговизну по скользящей шкале и выплата гаран- тированного бонуса. Участники конференции потребовали также введения государственной опт