Предисловие
СОДЕРЖАНИЕ
Text
                    АКАДЕМИЯ  НАУК  СССР
 ИНСТИТУТ  НАРОДОВ  АЗИИ
 ВОСТОЧНЫЕ  источники
 ПО  ИСТОРИИ  НАРОДОВ
ЮГО-ВОСТОЧНОЙ
И  ЦЕНТРАЛЬНОЙ  ЕВРОПЫ
 ПОД  РЕДАКЦИЕЙ
 А. 	С.  ТВЕРИТИНОВОЙ
 ИЗДАТЕЛЬСТВО  «НАУКА»
Москва  1964


ACADEMIA SCIENTIARUM URSS INSTITUTUM POPULORUM ASIAE FONTES ORIENTALES AD HISTORIAM POPULORUM EUROPAE MERIDIE-OR1ENTAL1S ATQUE CENTRALIS PERTINENTES CURAVIT: .4. S. TVER1TINOVA ,N ™ MCMLXIV
ПРЕДИСЛОВИЕ Изучение и публикация восточных источников по истории ؛народов Восточной Европы представляют собой весьма важную и давно сло¬ жившуюся отрасль мирового востоковедения. Возникла и развилась эта отрасль под воздействием трех основных факторов: а) давнего и постоянно растущего интереса ученых ؛к истории, со¬ кровищам культуры и письменным (памятникам .народов Востока, б) возрастающего интереса ученых к истории взаимосвязей куль¬ тур Запада и Востока, ؛в) углубления и расширения исследований в области националь¬ ной истории народов Восточной Европы и потребности выявления но¬ вых источников по истории каждого данного народа* Среди восточных источников, содержащих сведения о народах Во¬ сточной Евро؛пы, не случайно важнейшее место занимают источники на арабском, турецком, персидском, армянском языках. Различные формы связи народов Ближнего и Среднего Востока с народами Во¬ сточной Европы сложились с древних времен и продолжались ؛на протяжении всех 1исторических времен. Обширные государственные образования (Сасанидский Иран и Римская империя, Византия и Арабский халифат, государство Ильханов в Иране и Золотая Орда,Сельд¬ жукское государство и Османская империя), возникавшие в разные вре¬ мена здесь, на стыке Востока и Запада, то насильственно объединяли многочисленные разноплеменные народы, то разрывали уже историче¬ ски сложившиеся связи. Вопросы, связанные с формой общения и взаимодействия ,народов, входивших в состав этих государственных образований, так же как и источники, в которых нашли отражение исторические судьбы народов Восточной Европы, еще далеко не пол¬ ностью изучены, хотя теме этой и, в частности, выявлению и разработ¬ ке восточных источников с давних пор уделяется большое внимание. «Для подавляющего большинства народов Центральной Евро¬ пы,—' писал известный востоковед Б. Н. Заходер, — проблема восточ¬ но-западных отношений является почти такой же существенной частью прошлого (во всяком случае в определенные и достаточно продолжи¬ тельные ،периоды их исторического существования), как и для русско¬ го, украинского, белорусского ؛народов. Для ؛них не ،в меньшей мере, чем для ؛народов СССР, ؛непосредственное, систематическое соприкос¬ новение с народами Востока (турками ؛и татарами по преимуществу) предопределило необходимость изучения восточных источников для познания собственной отечественной истории. Отсюда вполне естест¬
венное ؛и зашномер;но؛е развитие -в этих странах отрасли востоко؛веде- ния, посвященной изучению восточных источников, имеющих отноше¬ ние к истории этих стран. Об этом свидетельствует деятельность многих ученых...» 1. X. М. Френ, А. Я. Гаркави, Д. А. Хвольсон, В. В. Розен в России; В. В. Бартольд, И. Ю. Крачковский, Д. Ю. Якубовский, Н، В. Пигу- левская, Б. Н. Заходер, А. П. Ковалевский в СССР; А. Зайончков- ский, М. Левицкий, Т. Левицкий в Польше; Л, Фекете, К. Цегледи в Венгрии; Д. А. Ихчиев, П. Дорев, Г. Д. Гылыбов в Болгарии; И. Грбек, И. Кабрда в Чехословакии; М. Губоглу в Румынии; Б. Джурджев, X. Хаджибегич в Югославии — вот наиболее видные ученые Восточной Европы, поевяшвише значительный труд исследованию и публикации восточных источников по истории своих ؛народов. Занимаются этой проблемой и востоковеды в западноевропейских странах. В частности, серьезные труды издал В. Ф. Минорский. До недавнего времени работа над восточными источниками велась учеными изолированно. Не существовало и твердо установленных и об¬ щепринятых методов текстологической обработки издаваемых источ¬ ников. Однако чем больше углублялись ученые в исследование такого рода материалов, тем становилось очевиднее, сколь обширна эта об¬ ласть и как необходимо здесь объединение усилий специалистов. Известно, что работа над средневековыми восточными источника¬ ми требует от специалиста очень серьезной не только филологической и исторической подготовки, но и знания ряда специальных дисцип¬ лин— таких, как палеография, археография, дипломатика и т. п. Из¬ дание памятников требует также строго ؛научного метода всесторонней текстологической обработки !публикуемого материала — установления правильного чтения текста, наиболее надежного способа его передачи: фотофаксимиле, ؛печатное воспроизведение набором (в оригинале или транскрипции), переводы, комментирование и т. п. В настоящее время в ряде стран возникли коллективы востокове¬ дов, которые приступили к серийному изданию восточных источников. Среди этих публикаций имеются переводы с отдельными факсимиль¬ ными иллюстрациями и краткими терминологическими пояснениями 2, переводы только части публикуемых документов с фотофаксимиле и краткими ،пересказами другой части их3, ؛переводы, не снабженные никакими комментариями 4, публикации оригинального текста ؛набором с переводом и подробными комментариями филологического и истори¬ ческого характера5. И, наконец,;имеются публикации текста фотофак- симиле с повторением этого текста в типографском наборе, сопровож¬ даемом переводом, тщательным текстологическим анализом и комментариями6. Последний метод можно назвать идеальным, так как он ؛не оставляет каких-либо неясностей, которые потребовали бы 1 Б. Н. Заходер, Изучение в Советском Союзе восточных источников по истории стран Восточной ц Центральной Европы, — «Советское востоковедение», 1958, № ١٠ ٢٠ 2 «Турски извори за историята на правою в българските земи», т. I, съст. Гълъб Д. Гълъбов, София, 1961. 3 «Еврейски извори за обществено-икономическото развитие на балканските земи», т. II, подбрали превели и коментирали А Хананел и и Ели Ешкенази, под ред. 4 «Тур'ски^извори за Българската история», т. 1, под ред. на X. Гандев и Г. Гълъбов, София, 1955. .٠ 5 «Monumenta Turcica Historiam slavorum», serija 1, «Zakonski spomenici», sv. l, KanU؛'lL pekete1؛ m^Siydqat-sJhrift^n der turkischen Finanzverwaltung, Bd I—II, Bu- dapest, 1955.
от специалиста, пользующегося данным изданием, необходимости сно¬ ва обращаться к оригиналу, хранящемуся в архиве. Настоящий сборник статей и документов представляет собой пер¬ вый опыт широкого международного сотрудничества !востоковедов в изучении и публикации восточных источников по истории народов Во¬ сточной Европы. В сборнике )принимают участие видные специалисты- востоковеды Болгарии, Венгрии, Израиля, Польши, СССР, Чехосло¬ вакии и Югославии. Представленные в сборнике оригинальные статьи и переводы вводят в науку интереснейшие новые материалы по воен¬ ной, политической и экономической истории народов СССР, Балкан¬ ских стран и Центральной Европы. Вместе с тем они иллюстрируют и различные формы политических ؛и экономических связей между наро¬ дами Ближнего и Среднего Востока с народами названных стран Европы. Помещенные в данном сборнике материалы извлечены из арабских, турецких и армянских источников. Историк СССР найдет для себя интересные сведения о славянах, находившихся <в составе ؛военных дружин Омейядских халифов (VIII в.), и славянских поселениях на территории Сирии (Т. Левиц¬ кий); интерпретацию терминов «Анатолия», «Анталья», «Андалусия» и «Рус» в арабских источниках IX—X вв., представляющих важное значение как для изучения вопроса о внешних связях древних русов, так и для методики работы над текстом исторических сочинений во¬ сточных авторов (В. Ф. Минорский); уточнение характера ؛первых из¬ вестий о славянах в Поволжье (С, Г. Кляшторный); а также новые данные относительно взаимоотношений Египетского халифата с хана¬ ми Золотой Орды и сведения о славянских землях того времени, из^ влеченные из арабских источников позднего средневековья (А. Н. По¬ ляк). Из турецких источников историк СССР получит новые данные о торговле России с Турцией (Б. Недков, А. С. Тверитинова). Из ар¬ мянских источников извлечены сведения о жизни армянских колоний во Львове и Каменец-Подольске и вместе с тем пенные данные об Украине, Молдавии (М. О. Дарбинян, В. Р. Григорян). Материалы из турецких источников (некоторым из них дана общая характеристика в статьях X. Хаджибегича и Кальди-Надь) вводят в науку новые дан¬ ные об экономическом состоянии, земельных отношениях, торговле, жизни городов в областях Венгрии, Югославии, Греции, Болгарии (Л. Фекете, Б. Джурджев, Г. Гылыбов, И. Кабрда, Б. Цветкова, В. Мутафчиева, Н. Попов, М. Губоглу). Международное сотрудничество востоковедов по изучению восточ¬ ных источников по истории Юго-Восточной и Центральной Европы, несомненно, вызовет интерес у широкого круга историков. Мы надеем¬ ся, что ؛в дальнейшем будут раздвинуты рамки исследований и публи¬ каций восточных материалов по данной теме. Л. Тверитинова
Т ЛЕВИЦКИЙ (Польша, Краков) ИЗ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ АРАБСКИХ ИСТОЧНИКОВ Неизвестные арабские документы о славянах 720 г. Самыми древними известиями ؟ هаклзбах (؛сакйлиба), т. е. ه славя- нах, содержащимися в ранних средневековых источниках, как правило, считаются короткие упоминания و и^жности славян в поэме ал-Ахтала конца VII в. 1,а также информация, которая появилась на сто лет поз- же поэмы в астрономическо-географическом трактате ал-Фаззрй о стра- нах Сакзлиба и Бурджзн, населенных наддунайскими болгарами. Прав- да, трактат этот потерялся, сохранились лишь его отрывки, из кото- рых один, переданный историком ал-Мас'удй в его сочинении «Мурудж, аз-захаб», написанном в 956 г., содержит интересующее нас докумен- ты о славянах и болгарах آ Однако существует еще одно несколько более древнее арабское известие о славянах, но несравненно более важ- ное, чем упоминание ал-Ахтала, известие, которое прошло мимо внима- ния исследователей, в том числе и такого выдающегося знатока во- сточных источников по истории страи и населения Европы раннего сред- невековья, каким был русский ориеиталист А. я. Гаркави. ^тим источ- ником является выступление (араб, хутба) Язйда ибн ал-Мухаллаба в 720 г., дошедшее до нас в версии, переданной испано-арабским писа- телем Ибн 'Абд Раббихи (род. в Кордове в 860 г., ум. в 940 г.) в его истории «Ал-'Икд ал-Фарйд». «Ал- Икд ал-Фарйд»— антология, содержание которой заимствовано из доевней арабской истории так называемого типа адаб. Она делится на 25 книг. Мы имеем ряд изданий этой интересной истории, как-то: Булзк, 1293 г. X., Каир, 1302, 1305, 1316, 1ص и 1331 ٢٢٠ X.3. Из всех этих изданий мне было доступно только четырехтомное каирское изда- ние 1331/1913 г. Во втором томе этого издания в двенадцатой кйиге иа С؟^НИЦ£Х'343—399 имеется собрание многочисленных выступлений известных арабских деятелей различных эпох, среди которых мы нахо- дим перевод хутбы Язйда ибн ал-،^.^лаба (стр. 384). 1 А. Я. Гаркави, Сказания мусульманских писателей о славянах и русских, СПб., 1870, слр. 1—6 (далее — А. Я. Гаркави, Сказания...); Т. Lewicki, Źródła arab¬ skie do dziejów Słowiańszczyzny, t. I, Wrocław—Kraków, 1956, str. 3—9 (далее — T. Le¬ wicki, Źródła arabskie...). 2 Al-Maçoudi, Les prairies d'or. Texte et traduction de C. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille, t. IV, 1865, Paris, pp. 37—39 (далее — Al-Mas’udi, Prairies d’or). 3 C. Brockelmann, Geschichte der arabischen Litteratur, Bd I, Weimar—Berlin, 1898, S. 154, 155 et suppl., t. I, Lejda, 1937—1942, S. 250—251; «Ibn Abd Rabbihi», — «Enzyklo^ paedie des Islam», t. II, S, 376 (далее —El),
Перевод, данный в «Ал-'Икд ал-Фарйд», отнюдь не является един- ственной известной версией хутбы Язйда ибн ал-Мухаллаба. другую версию дал ал-Мас'удй в «Мурудж аз-захаб» ٠. Однако необходим© подчеркнуть, что версия, содержащаяся в истории Ибн Абд Раббихи, кажется значительно более полной и более достоверной, чем перевод ал-Мас'удй. Одна только версия из «Ал-'Икд ал-Фарйд» содержит ин- тересующее н^с упоминание о славянах. Анализ этой версии —задача настоящей статьи. Однако прежде чем приступнть к разбору такого древнего и интересного упоминания, нельзя не заняться самим Язйдом нбн ал-Мухаллабом и обстоятельствами, при которых его хутба была произнесена. Язйд ибн ал-Мухаллаб ибн Аби Суфра 9Л-Аздй родился в 672/673 ٢. 5. После смерти отца в 702 г. он стал наместником Хорасана, но уже спустя два года был смещен с этой должности халифам Абд ал-Мали- ком в результате интриг своего шурина, могущественного ал-Хаджд- жаджа ибн Юсуфа. Вскоре после этого Язйд был заключен в тюрьму, из которой ему удалось бежать (в 708/709 г.) и спрятаться у Сулайма- на, брата халифа Абд ал-Малика, который обеспечил ему защиту от врагов. В 715 г. пссле смерти Абд ал-Малика халифом был избран Сулайман. Он немедленно назначил Язйда ибн ал-Мухаллаба наместни- ком Иоака, а вскоре также и наместнико،м Хорасана, в следующем, 716/717 г. Язйд органнзовал поход протнв не зависимых еще в то время от халифата Джурджана и ТабаристЗна. Правление Язйда ибн ал-Мухаллаба в Хорасане характеризовалось различного рода злоупотреблениями; поэтому нет ничего удивительного в том, что очень скоро население этой провинции стало его ненавидеть. В результате поданных на него жалоб даже благосклонный к нему халиф Сулайман намеревался проявить к нему немилость. Однако в 720 ٢. халиф умер, так и не успев выполнить своего намерения. £٢٠ наследник халиф 'Ом؛>р ибн 'Абд ал- Азйз (Омар II) приказал заключить в тюрьму Язйда иби ал-Мухаллаба, так как последний не заплатил пои- надлежащей халифу пятой части добычи, взятой им во время похода на Джуоджан и Табаристан. Однако незадолго до смерти халифа Ома- pa II Язйду удалось бежать из тюрьмы. Во главе небольшого отряда он дошел до Басры, где у него было много родственников, соплемен- ников (из рода Азд 'Уман) и приверженцев. Басра не оказала серьез- ного сопротивления, а ее губернатор 'Адй ибн Аотат ал-Фазарй после короткого боя был взят в плен и заключен им в тюрьму. Эти события происходили в марте и апреле 720 г. Население Басры в своем боль- шинстве выступило на стороне Язйда ибн ал-Мухаллаба. Он провозгла- сил свящеину؛о войну про^-ив Омейядов, объявив их врагами религии ء. Вначале Язйд ибн ал-Мухаллаб достиг болыиих успехов. Ему сдались провинции ал-Ахв؟з, Фарс и Кирман, в которых он посадил своих на- местников, а летом 720 г. двииулся на Куфу, по дороге захватив Ва- сыт. Одиэко ему не удалось дойти до Куфы (хотя некоторые куфий. ские отряды перешли на его сторону), и он остановился в ал-'Акре близ развалин древнего Вавилона ٢. Можно предположить, что поход Язй^а иби ал-Мухаллаба на Куфу задержали вести о приближении СИ- рийских армий, высланных против бунтовщиков ИОВЫМ халифом Язйдом 4 Al-Mas'udi, Prairies d'or, t. V, p-p. 454, 455. 5 О Язйде ибн ал-Мухаллабе CM.: j. Wellhausen, Das arabische Reich und sein Sturz, Berlin, م902ل S. 195—199 (далее —j. Wellhausen, Das arabische Reich,..ز; K. Zetterstéen, Jazid ibn al-Muhallab, — EI, t. IV, s. 1259, 1260. 6 j. Wellhausen,. Das arabische Reich..., s. 192. 7 Ibid., S.ث7و1ا K؛ Zetterstéen, Jazid ibn al-Muhallab, s. 1260,
Абд ал-Маликом (Язйд II), который встал у власти в феврале 720 г. Язйд II вначале пробовал помириться с Язйдом ибн ал-Мухаллабом, ко¬ торый контролировал всю восточную часть халифата; однако, посколь¬ ку эти условия не дали никакого результата, он решился на энергич¬ ные действия, направив против бунтовщиков две сирийские армии. Од¬ ной армией командовал ал-'Аббас ибн ал-Валйд, племянник Язйда II, выдающийся омейядский военачальник, закаленный в долголетних бит¬ вах с Византией8; эта армия, по крайней мере ее авангард, первой по¬ явилась в Ирахе. Вслед за ней подошла вторая сирийская армия под командованием Масламы ибн ал-Малика, брата Язйда II, арабского вое¬ начальника, известного также своими многочисленными походами против Византии. Он привел с собой в Ирак главное ядро сирийской армии — джунуд ахл аш-Шам, как рассказывает ат-Табари ٠؛. Появление армий ал-'Аббаса и Масламы вызвало огромное беспокойство в рядах сторон¬ ников Язйда ибн ал-Мухаллаба. Оба войска встали друг против друга вблизи ал-'Акры. Через восемь дней после прибытия сирийских армий началось генеральное сражение. Это сражение произошло, по некото¬ рым источникам, в день 14 месяца сафара 102 г. (24 августа 720 г.), по другим же — в день 12 ؟афара (22 августа)10. ,Пж. Леви Делла Вида называет датой этого сражения день 15 ؟афара 102 г. (25 августа 720 г.)11. В этом сражении Язйд ибн ал-Мухаллаб был полностью раз¬ бит и сам погиб. Как я уже подчеркивал выше, появление армий ал-'Аббаса и Мас¬ ламы под ал-'Акрой вызвало сильное беспокойство в рядах сторонни¬ ков Язйда ибн ал-Мухаллаба. Чтобы поднять моральное состояние свое¬ го войска перед решающей битвой, Язйд ибн ал-Мухаллаб обратился к нему непосредственно перед сражением (мы знаем об этом из пове¬ ствования ал-Мас‘удй) 12, т. е. 24 (соответственно 22 или 25) августа 720 г., с горячей речью. Он говорил о мнимой слабости сирийских ар¬ мий и насмехался над ее командующими. Содержание именно этой зут- бы в очень сокращенном виде дал ал-Мас‘удй, а в более подробной и достоверной версии — Ибн 'Абд Раббихи. Вот текст первой части выступления, содержащей характеристику сирийских армий, по версии, данной в «Ал-'Икд ал-Фарйд» (т. II, «Речь Язйда ибн ал-Мухаллаба. После принесения благодарности Аллаху, он восславил Его и поблагодарил Пророка (пусть благослове¬ ние Аллаха и мир будут с ним), сказал: „О люди! Слышу голоса тол¬ пы (черни): пришел ал-'Аббас, пришел Маслама, пришли сирийцы. Но ведь сирийцы — это только девять мечей (т. е. армий), из которых семь стоят за меня и [только] два против меня! А кем же является Маслама, как не желтой саранчой! Ал-'Аббас же — это только Бас- щ5>с ибн Басгцус, который прибыл к нам с берберами (араб, барй^ира), славянами (араб, сакйлиба), гармаканцами (араб, джарамика), коптами (араб, ал-акбат) и арамейцами (араб, ал-анбйт) и со всяким людским сбродом. Против вас посланы мужики и [всякая] голь, похожая на об¬ рывки мяса...“». 8 K. Zettersteen, Al-Abbas ihn al-Walid, — EI, t. I, S. 13. 9 «Annales quos scripsit Abu Djafar Muhammad ibn Djarir at-Tabari», ed. M.، J. de Goeje, ser. III, Lugduni Batavorum, 1885—1901, p. 1390 (далее — At-Tabari, Ta’rih). 10 J. Wellhausen, Das arabische Reich..., S. 198; K. Zettersteen, Maslama b. ٠Abd al-Malik, — EI, t. Ill, S. 454—455. 11 G. Levi Della Vida, Jazid b. 'Abd al-Malik, — EI, t. IV, p. 1257, 1258. 12 Al-Mas*udi, Prairies d’or, t, V, p؛p. 454—455,
Как видно из содержания этой речи, часть сторонников Язйда ибн ал-Мухаллаба, которых он награждает нелестным эпитетом ар-ра'й', т. е. «чернь», охватило беспокойство в связи с приходом войск ал-'Аб- баса и Масламы. Об этом беспокойстве говорит также ал-Мас'удй, опи¬ сывая обстановку, непосредственно предшествовавшую сражению. Пред¬ водитель восставших поспешил успокоить свое войско. Он уверил вои¬ нов, что большинство сирийских армий, т. е. семь армий (наверное те, что не прибыли под ал-'Акру), действительно находится на его стороне и только две армии (подразумеваемые) — ал-'Аббаса и Масламы — про¬ тив него. Эти подробности из речи Язйда ибн ал-Мухаллаба неизвест¬ ны ал-Мас удй. Далее Язйд ибн ал-Мухаллаб высмеивает обоих командующих вра¬ жескими армиями. В отрывке, записанном в двух версиях речи — у Ибн 'Абд Раббихи и у ал-Мас'удй,— Язйд сравнивает Масламу с желтой са¬ ранчой (араб, джарйда сафра'). Об этом нелестном сравнении мы узна¬ ем также из двух отрывков хроники ат-Табарй13. Как объясня¬ ет персидский историк Мирхонди, здесь был намек на желтый или бледный цвет лица Масламы. Командующего второй сирийской армией ал- Аббаса ибн ал-Валйда Язйд наделяет, по-видимому, презрительным эпитетом, хотя и не вполне понятным для нас: Бастус ибн Bactriyc (в версии ал-Мас'удй: Настус ибн Настус). Кажется, что здесь гово¬ рится о каком-то искаженном, очень популярном среди сирийских хри¬ стиан греческом имени. Так понимает это французский переводчик «Му¬ ру бж аз-захаб», который выражение Настус ибн Настус в арабском тексте передает просто как «un Grec, fils d’un Grec» 15. Это злостный намек на происхождение ал-'Аббаса, мать которого была гречанкой (арабск. руиия), как мы узнаем об этом из других источников16. Во всяком случае ал-'Аббас был не похож на араба. По описанию Мир- ХОнда, у него был розовый цвет лица и голубые глаза17. То же самое говорит и ат-Табари18. Мы уже видели выше, что армия Масламы состояла из отборных сирийских отрядов. Поэтому Язйд ибн ал-Мухаллаб в своей речи, вы¬ смеивая внешность командующего, совсем не старается унизить армию в глазах своих сторонников. Иначе обстоит дело с армией ал- Аббаса. По версии Китаб ал-Аганй, она состояла из ахл Димашк 19, «людей из Дамаска», т. е. городских элементов, небедуинских солдат, завербо¬ ванных из жителей этой великой столицы, которая по своему этниче¬ скому и религиозному составу была населена слишком разноплеменными народами. Именно это вызвало ядовитые замечания в одном из отрыв¬ ков речи Язйда ибн ал-Мухаллаба. Этот отрывок является для нас наи¬ более интересным из всей ؟утбы Язйда и поэтому заслуживает особого внимания. Замечания, касающиеся состава армии ал-'Аббаса, мы находим также в версии речи Язйда, данной в «Ал-'Икд ал-Фарйд», как и у ал- Мас'у-дй, хотя последний неправильно старается отнести их ко всей сирийской армии. Облик сирийской армии, данный в версии ал-Мас удй, является, может быть, еще более неприглядным, чем в версии, данной Ибн 'Абд Раббихи: 3 At-Tabari, Ta’rih, pp. 1398, 1400. 4 Al-Mas'udi, Prairies d’or, t. V, p. 506 etc. 5 Ibid., pp. 454, 506 etc. 6 At-Tabari, Ta’rih, p. 1398. 7 Al-Masfudi, Prairies d’or, t. V, p. 506 etc. 8 At-Tabari, Ta’rih, p. 1398. 9 Abu’l-Farag al-Isfahani, Küab al-Aganif t. VII, Kair, 1935, p. 2,
«Кто же такие сирийцы, как не люди низкого происхождения (араб. тагам), состоящие из деревенских жителей, сельских р^тников-найми- тов, красильщиков и подонков общества (араб, сифла)■». Как видно из вышеощ-гсанного, в речи Язйда, изложенной ал-Мас- ,удй, говорится о социальное происхождении сирийских солдат, но не затрагивается ни их этническая, ни религиозная принадлежность, в про- тивоположность этой версии, текст хутбы Язйда в «Ал-'Икд ал-Фарйд» более подробно касается второй проблемы, не обходя, впрочем, вопроса о соцнальном происхождении солдат армии ал- Абб5са. По этой версии, армия ал-'Аббаса состояла из берберов (араб, барабира), славян (араб, сакалиба), гармаканцев (араб, джарзмика), коптов (араб, ал-акбзт) и арамейцев (араб, ал-анбзт). Оставляя пока в стороне вопрос о пре- быванни славянских отрядов в армии ал- Аббаса, мы должны заду- маться над другнми названнями этого спнска. Начнем с берберов. Название «барабира», приводимое в нашем НС- точнике, является множественным числом от слова «барбар», означаю- щего в арабском языке прежде всего «варваров». Конечно, здесь МО- гут быть приняты во внимание североафриканскне берберы, которых источннки нногда называют барабира (между прочим, так называет их ал-Балазурй)20. До правления Омара II берберы доставляли халифату в виде дани молодых рабовКак мы предполагаем, рабов-берберов в столице Омейядов было очень много. Весьма вероятно, что наиболее храбрые элементы из их среды набирались в вооруженные отряды на службу халнфату и на территории Сирии, как это имело место в Се- верной Африке, правда. Омар II возвратил этим берберам, обращен- ным уже в нслам, свободу. Однако это не исключает того, что они продолжалн входить в состав вооруженных отрядов н оставались на службе у халифа. Вместе с тем весьма допустимо, что под названн- ем «барабира» можно подразумевать рабов, происходивших из Восточ- ной Африки, из Южной Эритреи и с полуострова Сомали, т. е. нз стран, которые средневековые арабскне географы называлн Барбар илн Барбара 22. Возможно также, что здесь говорится и о других не- арабскнх и «вапварских» народах, обитавших на территории Сирии, из которых ал- Аббас мог вербовать солдат. Далее, в состав армии ал-'Аббаса входили, по хутбе Язйда ибн ал-Мухаллаба, отряды джара^нка (в тексте جرانت, множ. ч. от ед. джарма^Янй). Это название известно также по другим арабским ИС- точникам. В «Китаб ат-таибйх в^л-ишраф»—втором сохранившемся ИС- торическом труде ал-Мас'удй, написанном в 956 г.,— говорится, что джара^и^а составляли одну из арамейских групп 2أ. Нз другого ИСТОЧ- ника мы знаем, ЧТО нх родиной были окрестности Мосула. Принимая во внимание то обстоятельство, ЧТО армия ал- Аббаса была организована в Сирии, кажется малоправдоподобным, чтобы в ее состав могли входить жители окрестностей Мосула. Можно предпо- ложить, что здесь произошла ошибка, вероятно, по вине самого Нбн Абд Раббихи, благодаря которому мы имеем перевод этой версии ре- ٠؛ «Libei• expugnationis re؛؛؛©num auctore imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djarir al-Be- lädsuri...», ed. M. j. de Goeje, Lugduni Batavorum, 1866, p. 299 (далее —Al-Ba^dsuri, Futuh). 21 AI-Baladsuri, Futuh, pp. 225, 231; j. Wellhausen, Das arabische Reich..., s. 184. لئ «Арабские источники VII—X веков». Подготовка текста и переводы л. Е. Куб- беля и В. В. Матвеева, м.—JL, I960, стр. 62, ?١, 88, 89, 137, 40؛, а также стр. 351 (см. Barbara) и 352 (см. Berbera и al-Barbar). 3ء «Kitab at-tanbih wa 1-ischräf auctore al-Masüdi», ed. M. j. de Goeje, — «Biblio- theca geographorum arabicorum؛», t. VIII, Lugduni Batavorum, 1S94, p. 78. ١٠
чи Язйда. Вместо джарамика (جراس) здесь нужно читать джараджима (جر|ممة) (худшая разновидность: джураджима). Так средневековые араб- ские источники называли христиан-монофизитов и монотелитов, прожи- вавших когда-то в горах ал-Луккам (Амманус) и Тавра, а также в бо- лотистой части старой Антиохены. Ее столицей был город Джурджума (расположенный в горах Амманус). От названия этого города получил наименование весь народ. Этот ^арод упоминается и в других ИСТОЧ- никах под названнем мардаитов. ^а^^има-мардаиты фактически не зависели от Византии (однако в свое время они поставляли ей солдат), как и позже не зависели от арабов, хотя и тем также поставляли на- емные войска. Впрочем, это были очень ненадежные союзники как для Византии, так и для халифата. Их независимость была сломлена Мае- ламой. Однако и потом джараджима-мардаиты сохранили возможность иметь свою веру и свои привилегии в армии Омейядов؟*. Их пребыва- нне в армии ал-'Аббаса кажется более чем правдоподобным. Такое пред- положение выдвинул уже и ٢. Ламменс, который, кажется, не знал о версии речи Язйда ибн ал-Мухаллаба, содержащейся в «Ал-'Икд ал- Фарйд»^. Среди отрядов, входивших в состав сирийской армии ал-'Аббаса, Язйд ибн ал-Мухаллаб называет, наконец, коптов (араб, ал-акбат) н арамейцев (араб, ал-анбат). Под этим последним названием (множ. ч. от набит нли набт), первоначально означавшим древних набатейцев, средневековые арабские писатели подразумевали христианское небое- вое арамейское население Сирии и Ирака, особенно же арамейских крестьян. Впрочем, оно носило презрительный оттенок ^٠. Присутствие арамейских и христианских элементов в сирийской армии а^-'Аббаса, в которую входили, если верить автору Китаб ал-АгЗнй27, «люди из Дамаска», кажется слишком правдоподобным; впрочем, так же как и пребывание в ней коптов из Египта, остававшихся под властью омейядских халифов. Однако весьма вероятно, что названием ал-акбат ва’л-анбат («КОПТЬ! и арамейцы») Язйд ибн ал-Мухаллаб именовал ара- бов из рода калб и куда'а, из которых формировалось ядро сирийской армии. Таким образом, Язйд, хотел подчеркнуть, что арабские племена Сирии, так ненавидимые арабами Ирака,—это варварские народы, чуж- дые арабскому м^ру и исламу. Именно в таком зиачении еще до сра- жения под ал-'Акрой и применил Язйд эпитет «крпты и арамейцы», как мы узнаем об этом из отрывка хроники ат-Табарй^. Теперь перейдем к наиболее важному для нас известию, содержа- щемуся в речи Язйда ибн ал-Мухаллаба,— © подтверждении участия славянских отрядов (араб, сакалиба) в сирийской армии ' Кажется, что эти сакалиба происходят из славянских поселенцев, ^сутствие которых на территории Арабского халифата и особенно в Сирии, начиная со второй половины VII в. н. э., не является неиз- вестным. Уже и раньше писалось об этом, и я позволю себе напом- нить здесь интересные выводы А. Я. Раркави, а также две работы автора настоящей статьи, посвятившего этому вопросу некоторое ВНИ- мание29. Однако я думаю, что будет правильным ПОДЫТОЖИТ^ здесь 24 A!-B^d$ur؛, Futuh, pp. 159—163; Al-Djaradjima, — £I, t. I, s. 1061; H. Lam- mens, Mardaiten, — El, t. 111, s. 295, 296. 5ء !bld. 26 E. Honigmann, Nabatàer, — El, t. !!!, s. 866. 27 Abu’l-Farag al-!sfahani, Kitab al-Agani, t. VII, p. 2. 28 At-Tabari, Ta’rih, pp. 1392—1393; j. Wellhau$en, Das arabische /أمء'،ءب..., s. 156. 23 T. Lewicki, Osadnictwo słowiańskie i niewolnicy słowiańscy ،،١ krajach muzułma- ńskich według średniowiecznych pisarzy arabiskich, — «Przegląd ^؛st©ryczny», ،. XLV111, 1952; T. Lewicki, Zrodła arabskie..., pa®s؛m. U
результаты вышеприведенных исследований с точки зрения их исклю¬ чительной важности для проблемы, которой посвящена настоящая ра¬ бота. Первая известная нам волна славянских переселенцев пробыла в Сирию в 663 (665?) г. Мы узнаем об этом из сочинения византийского летописца Феофана (он пишет между 810 и 815 гг.). Феофан говорит, что в этом году .имел место поход арабов в малоазийские владения византийского царства, в результате которого значительная группа славян, оставшаяся на византийской службе, перешла от греков к ара¬ бам и отступила вместе с ними в Сирию. Эти славяне обосновались в области Апамея в Северной Сирии, в деревне, которую Феофан на¬ зывает ЕеХеихорбХо؟ (Селевкоболос) или £xeuoxof6؛Xoç (Скевокоболос), дру¬ гой же византийский летописец Анастасий— IeXsuxo3؛opı (Селевкобори). Кажется, что здесь идет речь о местности Секлебия, которая отмече¬ на на более подробных современных картах Сирии близ старой Апамеи. Название ее несомненно происходит от арабского ас-Саклабия, что означает «(поселение) сакалйбов» или «славянское (поселение)». Кажет¬ ся, что греческие наименования, данные Феофаном и Анастасием, яв¬ ляются только искажением слова Секлебия (ас-Саклабйя) из-за сходст¬ ва его с греческим названием местности типа Селевкея, Селевкис и т. д., часто встречающимся на территории древнего государства Се- левкидов30. По версии Феофана, арабским вождем, привезшим этих славян (в греческом тексте X؛xXa3؛ıvoi, т. е. склавины) из Малой Азии в Сирию, был ’A|38spax؛kv, ’о той ХаШоо, в котором мы без труда узна¬ ем 'Абд ар-Рахмана ибн Халида, выдающегося арабского военачальни¬ ка, умершего в 666/667 г., может быть, в результате отравления по приказу Му’авии31. Спустя 27 лет после прибытия этих первых славянских переселен¬ цев (факт, подтвержденный источниками) в стране появилась вторая группа славян. Она прибыла в Сирию из Малой Азии таким же путем, как и переселенцы, упомянутые 'Абд ар-Рахманом ибн Халидом. Я здесь имею в виду славянских воинов, которые, согласно летописи Феофана, якобы в количестве 20 тыс. человек перешли в 690 г. от византийцев к арабам. Они происходили от славянских поселенцев, переселенных в 686 г. Юстинианом II из Македонии в провин¬ ции Опсикион и Оптиматион (древняя Вифиния), в северо-западной ча¬ сти Малой Азии. Эти поселенцы переселялись из Македонии в Малую Азию целыми родовыми и племенными группами, причем средства на эмиграцию предоставляла им царская казна. Вождем этих славянских поселенцев был один из племенных князей, назначенный царем, кото¬ рого византийские летописцы зовут Небулос (Ns3؛oüXoç), или Невулос. Когда в 690 г. арабы совершили набег на византийские владения в Малой Азии, Юстиниан II решил использовать поселенцев из Оп¬ сикион и Оптиматион против захватчиков. Однако этот план не удал¬ ся. Князь Небулос вместе со своими людьми (видимо, те же 20 тыс. человек) перешел на сторону арабов и после окончания войны отсту¬ пил вместе с ними на территорию халифата. Халиф ٠Абд ал-Малик дал во владение новым пришельцам территории, расположенные вблизи Антиохии и Кирроса в Северной Сирии, чуть севернее Апомеи (где в 663—665 гг. осели первые славянские пришельцы). Известие Феофа¬ на о прибытии в Сирию многочисленной славянской группы под води¬ 30 А. Я. Гаркави, Сказания..., стр. 3, 4; Т. Lewicki, Zrodła arabskie..., str. 8. 31 Об этом арабском генерале см.: Н• Lammens. ٠'Abd al-Rąhman b. Khalid, — El, t. I, S. 59. 12
тельством Небулоса подтверждает также и другой византийский ле¬ тописец, а именно Никифор, писавший в ту же эпоху независимо от известий Феофана. О славянских поселениях вблизи Кирроса (или Куруса) говорит также арабский историк конца IX в. ал-Балазурй. Он вспоминает о какой-то арабской крепости, расположенной недалеко от этого города, называемой ■по имени одного славянского вождя Хисн Салман («Кре¬ пость Салмана»). По версии ал-Балазурй, Салман происходил из тех славян, которых омейядский халиф (в 744—750 гг., а перед этим — губернатор Армении в 733— 744 гг.) Марван ибн Мухаммед поселил на византийской границе32. Принимая во внимание известие Феофана о поселении славян вблизи Кирроса в 690 г., представляется, что из¬ вестие ал-Балазурй не совсем точно и что этот историк приписал Мар- вану ибн Мухаммеду дела, происходившие на несколько десятков лет раньше. Кажется, что уже в это время славянские воины входили в состав дворцовых отрядов омейядских эмиров. Так, например, один поэт того времени, цитированный Ибн Кутейбой (ум. 889 или 883—884 гг.), рас¬ сказывает, что эмир Бишр ибн Марван имел на своей службе «крас¬ ных славян» (араб, сакалиба хумр)33. Ал-Балазурй приводит тот же отрывок поэмы, но предположительно приписывает его Джарйру34; Хамза ал-Исфаханй считает, что это стихотворение принадлежит перу Аймана ибн Хурайма35. Бишр ибн Марван был младшим сыном халифа Марвана ибн 'Абд ал- Азйза (683—684 гг.) и братом халифа 'Абд ал- Малика (685—705 гг.), при дворе которого был до 691 г. В том же году он получил назначение на должность губернатора Ирака; эти обя¬ занности он исполнял вплоть до своей смерти в 694 г.36. Трудно ска¬ зать, к какому периоду жизни Бишра относится отрывок из поэмы, приводимый Ибн Кутейбой, ал-Балазурй и Абу л-Фараджем ал-Исфа- хани. Однако не исключено, что речь идет о том периоде, когда он находился в Сирии. «Красные» (т. е. с розовым цветом лица) славя¬ не, которыми он распоряжался, могли принадлежать к воинам, приве¬ денным князем Небулосом в 690 г., или же происходили от ранних поселенцев, прибывших в Сирию в 663 (665) г. Следует иметь в виду, что наряду с подтверждаемыми византий¬ скими летописцами двумя переселенческими волнами [663 (665?) и 690 гг.] в конце VII и начале VIII в. на территории Омейядского ха¬ лифата, особенно же в Сирии, появляются другие славянские группы. Это были перебежчики из малоазийских колоний или византийских ар¬ мий (во время многочисленных в этот период арабских нашествий на византийские владения) и даже, возможно, рабы, которых доставляли в арабские страны в виде военной добычи или путем торговли. Веро¬ ятно, они происходили главным образом с Балканского полуострова или из Хазарии. Существование дальнейших славянских переселенче¬ ских волн в Сирии — это только гипотеза, для подтверждения которой нам не хватает документальных источников, за исключением, может быть, одного. Я здесь имею в виду поход Масламы ибн 'Абд ал-Ма- лика на Константинополь и осаду этого города (715—717 гг.). Армия под командованием Масламы двинулась тогда сушей на Константино- 32 Т. Lewicki. Irodla arabskie..., str. 216, 217, 228, 229. 33 Ibid., str. 202—205. 34 Ibid., str. 226, 227, 239. 35 Ibid., str. 204. 36 H. Lammens, Bishr b. Marwan b. al-Hakam, — El, t. I, pp. 761, 762. 13
ПОЛЬ через византийские провинции Малой Азии. Одновременно запад по побережью Малой Азии был направлен флот под командова- нием 'Амра ибн Хубайры ал-Фазарй. Арабские войска встретились в Малой Азии и во фракин с осед- лым славянским населением и славянскими воинами на " а также болгарской службе (здесь необходимо припомнить о воору- Генном арабско-болгарском конфликте во фракйи в 717 г.). Из лето- писи Феофана, очень подробно описывающей арабский поход на Кон- стаитинополь, видно, что арабские отряды в 715—716 гг. перезимова- ли на территории провинции фракесион (древняя Лидия и Мизия), на- зываемой византийским летописцем Азией. Из фракесиона после зах- вата города Пергамона (летом 716 г.) арабы направились к Абидосу на Лар^нелл^х. в Абидосе Маслама погрузил свои отряды на суда и привез их во Фракию, где после захвата нескольких небольших кре- пэстей они начали осаду Константинополя. Осада длилась до сентября 717 г., когда, наконец, арабы решились на отступление. В это время другие арабские отряды опустошали, по версии Феофана, западную часть Малой Азии, достигнув Никеи, Никомедии, провинций Оптима- тион и Опсикион. Эти провинции в 686 году были колонизированы Юстинианом 11 и заселены славянскими переселенцами, как об этом го- ворилось выше. После измены Небулоса византийская администрация применила репрессии к славянскому населению, которое осталось на месте (центром этой области был город Левката), вырезав большую часть его 37. Оставшаяся часть колонистов несомненно должна была пйтать глубокую ненависть к Византии, и возможно, что она присоединилась к отрядам Масламы, опустошавшим Малую Азию в 715—716 гг., а за- тем, может быть, в 717 г. отступила вместе с арабами на территорию халифата. Во время похода на Константинополь в 98 (716/717) г. арабские отряды захватили местность, называемую Мадйнат aç-сакалиба («٢٥- род славян»)38. Несмотря на ряд исследований данного вопроса, иден- тифлкация этой местности все еще находи 1"СЯ под сомнением. Неиз- вестно даже, находился ли этот город на территории Малой Азии или же во Фракии3®. Во всяком случае здесь речь идет несомненно о местности, населенной славянами. В этом походе арабы, кажется, взяли в плен много славян —мужчии, женщин и детей, которых переселили на террйторию халифата, умножив тем самым славянские колонии в этой стране, вероятно, главным образом в Северной Сирии. Возможно, что из новых славянских переселенцев в 717 ٢. форми- ровались славянскйе отряды са^либа, входившие в состав армии ал- Аббаса в 720 г., хотя более правдоподобным кажется то, что мы здесь имеем дело с потомками по:еленцев 663 (665?) и 690 гг., которые входили в سء0ء арабских вой;к наподобие полунезависимых христи- анских д^^^иы-мардаитов. Однако эта проблема имеет уже толь- ко второстепенное значение. Прежде в:его важным является само су- ще،:твование славянских колоний в Сиряи в период господства омей- ядских халифов, наиболее древним арабским свидетельством чего ЯВ- ляется ироническая речь Язйда ибн ал-Мухаллаба в 720 г. т. Lewicki. Zrodla arabskie..., str. 28.282 ,أ ءق Относительно ؛سسم-او CM.: T. Lewicki, źródła arabskie..., str. 256, 257; At-Tabari, Ta’rih, p. 1335. ءة T. Lewicki, Zrodla arabskie..., str. 279-282. 14
(Pologne, Cracovie) UN TÉMOIGNAGE ARABE INCONNU (A. D. 720) SUR LES SLAVES Parmi les plus anciens témoignages sur les Slaves que nous ont été légués les Arabes et qui n’avaient pas, jusqu’à présent, attiré l’attention des investigateurs, il faut citer la mention quen fait dans un discours Ya- zïd ibn al-Muhallab relatée par l’écrivain arabe Ibn 'Abd Rabbihi (mort en 940 après J. C.) dans son ouvrage intitulé al- Ikd al-Farïd. Yazïd ibn al-Muhallab d’abord gouverneur de l’fclorasan et de l’Irak au nom des khalifes omayyades ’Abd al-Malik et Sulaymân, fut ensuite mis au cachot en 717, sur ordre du calife Omar II. Peu avant la mort de ce der¬ nier, le détenu réussit à s’évader de sa prison. Etant parvenu à rallier à sa cause la population de Baçra, Yazïd ibn al-Muhallab proclama la guerre sainte contre les Omayyades. Le successeur d’Omar II, Yazid II (qui régna à partir du février 720) lança une armée, à la tête de laquelle furent pla¬ cés al-’Abbâs ibn al-Walîd et Maslama ibn ’Abd al-Malik, à l’encontre des insurgés. Ceux-ci se heurterent aux forces Yazïd ibn al-Muhallab aux envi¬ rons de l’antique Babylone, en août 720. Leur apparition suscita l’inquiétu¬ de parmis les partisans de Yazïd ibn al-Muhallab, lequel, peu avant d’enga¬ ger un combat qui s’annonçait décisif (le 22 ou le 24 août 720), leur ad¬ ressa une harangue dans laquelle il s’efforçait de minimiser auprès de ses auditeurs la valeur guerrière des chefs et des troupes gouvernementaux et de présenter celles-ci comme constituées d’éléments non-arabes, voire non- musulmans. C’est cette harangue qui nous apprend que des contingents sla¬ ves (en arabe: $al؛aliba) faisaient partie des forces commandées par al-’Ab- bas ibn al-Walïd. Selon toute vraisemblance, ces contingents se recrutaient parmi les co¬ lons slaves dont la présence en califat omayyade et surtout en Syrie dès la moitié du VII siècle a pu être établie. C’étaient, pour la plupart, des tran¬ sfuges en provenance de colonies militaires slaves organisées par Byzance, en Anatolie. Ils étaient passés dans les rangs arabes au cours des années 663 (665) et 690 et on avait installé leurs quartiers en Syrie septentriona¬ le, comme nous le font savoir les sources byzantines. Il y eut d’ailleurs d’autres groupements slaves qui s’établirent dans le califat sous régime omayyade. Rien n’exclut, eu outre, que de son expédition sur Constantinop- le en 717, Maslama ibn ’Abd al-Malik ait ramené et installé en Syrie quel¬ que groupe slave.
с. г. кляшторный (СССР, Ленинград) ДРЕВНЕЙШЕЕ УПОМИНАНИЕ СЛАВЯН В НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ В советской историко-археологической литературе проблема сла¬ вяно-хазарских отношений и связанный с ней вопрос о юго-восточной границе расселения славян в раннем средневековье до сих пор являют¬ ся предметом оживленной дискуссии (работы М. И. Артамонова, Б. А. Ры¬ бакова, П. Н. Третьякова, П. П. Ефименко). В этой связи важны сведе¬ ния, содержащиеся в обнаруженном недавно оригинале труда Абу Му¬ хаммада Ахмада ибн А'дама ал-Куфй «Китаб ал-футух» (конец IX — начало X в.), ранее известном только в сокращенном персидском пере¬ воде1. В рукописи значительное место уделено описанию арабо-хазар¬ ских войн. Особый интерес представляет опубликованный А. Зеки Ва- лиди Тоганом отрывок из этого оригинала о походе в 737 г. полковод¬ ца Марвана ибн Мухаммада (с 744 г. — халиф Марван II) в страну ха¬ зар2. Столятидесятитысячнэе арабское войско, двигаясь через Дарьяльский проход (Баб Алан) и Самандар, подошло к ставке хазар¬ ского кагана, городу ал-Байда’3. «Хакан бежал от Марвана и достиг гор. И упорно продвигался Мар¬ ван с мусульманским [войском] по стране хазар, пока не прошел с ним [по этой стране] и оказался позади него (хакана). Потом он напал на славян (؟акалиба) и соседних с ними неверных разного рода и захватил в плен из них двадцать тысяч семей. Затем он подошел к реке славян (нахр ас-сакалиба) и стал лагерем»4. Марван вызвал одногр из своих военачальников, ал-Каусара ибн ал-Асвада ал-'Анбарй, и приказал ему сразиться с выступившим против арабов хазарским войском. Ал-Кауеар во главе сорока тысяч всадников ночью переправился через реку, вне¬ запно напал на хазарское войско и разгромил его. После этого пораже¬ ния каган отправил к Марвану посла с просьбой о мире, причем по¬ сол в ходе переговоров упомянул о хазарах и славянах, убитых и взя¬ тых в плен арабами5. ■ А. N. Kurat, Abu Muhammad AhmecL bin A'sam al-Küfi-nin Kitäb al-Futüh’u, — «Ankara Universitesi Dil ve Tarih-Cografya Fakültesi Dergisi» (AODTCFD), eilt VII, 1949؛, № 2, s. 258. О ^сидском переводе ем.: C. A. storey, Persian literature, see. II, ؛a$e. I, London, 1935, pp. 20?-208. 2 A. Zeki Validi Togan, Ibn Fadlan’s Reisebericht, — «Abhandlungen für die Kunde des Morgen^ndes», Bd XXIV, Leipzig, 1939, s. 296—298 (арабский текст). 3 О местоположении Самандара и ал-Байда’ CM.: «Hudüd al-'Alam» transl. and exsp. by V. Minorsky, London, 1937, pp. 452-454; Б. A. Рыбаков, к вопросу о роли Хазарского каганата و истории Руси, — «Советская археология», т. XVIII, 1953, 4 A. Zeki Validi Togan, Ibn Fadlan’s Reisebericht, s. 296. 16
Краткий рассказ о походе Марвана и нападении его на славян мы находим также у ал-Балазурй. И он пишет, что в плен было взято двад¬ цать тысяч семей «из ؟акалиба»6. Сообщение ал-Балазурй, свидетель¬ ствующее как будто о значительном славянском населении в хазарском государстве, вызвало довольно оживленное обсуждение в историко¬ археологической и востоковедной литературе. Некоторые исследо¬ ватели подвергли сомнению достоверность этого сообщения7. Другие видели в нем доказательство существования славянских поселений в VIII в. на Дону и Донце8. Новые важные подробности о походе Марвана, сообщаемые Ибн А'самом, позволяют пересмотреть этот вопрос. После того как арабское войско подошло к ал-Байда’, каган бежал в сторону гор. 3. В. Тоган считает, что Ибн А'сам в данном случае имел в виду Общий Сырт, так как путь на юг, к Кавказу, был отрезан арабами. Других гор, по мнению 3. В. Тогана, поблизости не имеется 9. Такое толкование текста понадобилось 3. В. Тогану для доказательства его гипотезы, согласно которой «؟акалиба»—не славяне, а «тюркско- финская помесь» 10. Какие именно горы, по мнению арабских и персид¬ ских географов, окружали хазарские города, можно ясно понять из сооб¬ щения анонимного автора «Худуд ал-'Алам» (X в.) и карты ал-Идрйсй (XII в.). По «Худуд ал-'Алам», горы опоясывают страну хазар не только с юга (Кавказ), но и запада, отделяя землю хазар от земель хазарских печенегов, кочевавших в Приазовье11. В разделе о хазарских печенегах эти горы названы «горами хазар» 12. На современной карте им соответ¬ ствуют Ергени. По карте ал-Идрйсй, «земля хазар» с востока ограничена Итилем (Волгой), а с юга, запада и северо-запада — Хазарским (Каспий¬ ским) морем и полукольцом гор (Кавказ, Ставропольская возвышенность Ергени, Приволжская возвышенность) 13. Следующий этап, отмечающий в рассказе Ибн А'сама продвижение арабов, — «река славян», упоминаемая также Ибн Хордадбехом 14. Т. Ле¬ вицкий убедительно показал, что «рекой славян» Ибн Хордадбех назвал Итиль (Волгу)п, которая, как пишет Ибн Хордадбех в другом месте «Liber expugnationis regionum auctore imâmo Ahmed ibn Iahja ibn Djâir al-Ве- ladsuri», ed. M. J. de Goeje, Lugduni Batavorum, 1866, p. 208; c؛p. об этом походе y at- Табарй («Annales quos scripsit Abu Djafar Muhammad ibn Djarir at-Tabari», ed. M. J de Goeje, Lugduni Batavorum, ser. II, 1879, p. 1635) и Ибн ал-Асйра («Ibn-el-Athiri chroni- con», ed. C. J Tornberg, t. V, Lugduni Batavorum, 1867, p. 160). В персидском переводе труда Ибн А сама этот рассказ воспроизводится в значительно сокращенном виде (В. Dorn, Nachrichten über die Chasaren, SPb., 1844, S. 152—155). 7 A. Я. Гаркави, Сказания мусульманских писателей о славянах и русских, СПб., 1870, стр. 41—43; Р. Вестберг, К анализу восточных источников о Восточной Европе — «Журнал Министерства народного просвещения», 1908, № 2, стр. 365; Ю. В. Готье, Же¬ лезный век в Восточной Европе, М.—Л., 1930, стр. 87—89. 8 А. А. Шахматов, Древнейшие судьбы русского племени, Пг., 1919, стр. 34—37; П. Н. Третьяков, Восточнославянские племена, изд. 2, М., 1953, стр. 252. 9 A. Zeki Validi Togan, Ibn Fadlan’s Reisebericht, S. 304. 10 Ibid., S. 309—310. 11 «Hudud al'Alam», o. 161. 12 Ibid., p. 160. 13 K. Miller, Mappae Arabicae, Bd I, Stuttgart, 1926, Hf. 2, Taf. 5. 14 «Bibliotheca geographorum arabicorum», ed. M. J. de Goeje, t. VI, Lugduni Bata¬ vorum, 1889, p. 154 (далее —BGA). 15 T. Lewicki, Źródła arabskie do dziejów Słowiańszczyzny, t. I, Wroclaw— Kraków, 1956, str. 76 (арабский текст), 77 (польский перевод), 133, 134 (комментарий). У Ибн ал-Факиха (BGA, t. V, р. 271), использовавшего труд Ибн Хордадбеха (см. И. Ю. Крачковский, Арабская географическая литература, — Избранные сочинения, т. IV, М.—Л., 1957, стр. 158, 159), «рекой славян» названа река, впадающая в Хорасан¬ ское (Каспийское) море, т. е. Волга. Ср. J. Marquart, Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge, Leipzig, 1903, S. 351—352. 17 2 Восточные источники
своего сочинения, вытекает «из земель славян»16. 3. В. Тоган также приходит к выводу, что «река славян», упомянутая Ибн А'самом, может быть только Волгой 17. Следовательно, преследуя кагана, бежавшего в сторону гор, арабское войско в то же самое время подошло к Волге. Местом в «земле хазар», где горы (Ергени) сближаются с Волгой, является район излучины этой реки. Там, по карте ал-Идрйсй, был рас¬ положен хазарский город Хамлйдж, в котором, согласно сообщениям Ибн Хордадбеха и ал-Мас’удй, находилось большое хазарское войско, взи¬ мавшее пошлину с купцов и закрывавшее путь по Волге для врагов 18. В этом месте отряд ал-Каусара переправился через Волгу и на ее во¬ сточном берегу разгромил хазарское войско. Сам Марван через реку не переправлялся. Но, двигаясь на север от ал-Байда’ в сторону излучины Волги, Марван именно здесь разграбил какие-то поселения славян и со¬ седних с ними «неверных» и захватил в плен двадцать тысяч семей. Следовательно, у Ибн А ,сама речь идет не о сплошном славянском насе¬ лении в Нижнем Поволжье, не о двадцати тысячах пленных славянских семей, а об отдельных славянских поселениях, вкрапленных в разнопле¬ менный массив («неверные разных видов») Хазарского государства. О существовании славянского населения в Хазарском государстве сообщает арабская географическая литература X в. 19. Сведения Ибн А сама относятся к 737 г., что является, вероятно, самым ранним изве¬ стием о славянах в Нижнем Поволжье. S. G. KLJACHTORNYJ (U.R.S.S., Leningrad) LA MENTION LA PLUS ANCIENNE DES SLAVES DE BASSE VOLGA L’auteur attache une certaine importance à l’original arabe de l’œuvre d’Ibn A’tham al-Küfï pour 1a solution du problème de la pénétration premi¬ ère des Slaves dans la région de la Volga inférieure. 16 Т. Lewicki, Źródła arabskie..., str. 124; ،ср. А. Л. Монгайт, Абу Хамид ал-Гарнати и его питешествие в оисские земли 1150—1153 гг.. — «Истооия СССР». 1953. № 1. стр. 175. 17 A. Zeki Validi Togan, Nordvölker bei Biruni, — «Zeitschrift der Deutschen Morgen¬ ländischen Gesellschaft», Bd XC, 1936, S. 43; A. Zeki Validi Togan, Ibn Fadlan’s Reisebe¬ richtl, S. 305, 306. 18 BGA, t. VI, p. 154; Al-Maęoudi, Les prairies d’Or. Texte et traduction de C. Bar¬ bier de Meynard et Pavet de Courteille, t. II, Paris, 1851, р. -Г8. 19 Ibid., pp. 9, 11, 12. Несколько шире, чем обычно принято арабскими географами, применял термин сакалиба Ибн Фадлан, обозначая им все северные народы (K. Czeg- ledy, Zur meschheder Handschrift von Ibn Fadians Reisebericht,— «Acta Orientalia Aca- demiae Scientiarum Hungaricae», t. I, fase. 2—3, 1952, 'S. '23»1) ٠ A. П. Ко؛валевский («Кни¬ га Ахмада ;ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг.», Харьков, 1956, стр. 161) показал, что такое применение этого термина связано у Ибн Фадлана с поли¬ тическими соображениями — он желал подчеркнуть могущество царя булгар, изображая его властелином народов Севера. Ибн А'сам, употребляя термин сакалиба, не обобщает, а, напротив, выделяет славян из других «неверных». Поэтому крайне сомнительно, что¬ бы под сакалиба в данном ■случае понимались ,не славяне, а булгаро-финское население Поволжья, как это предложил 3. В. Тоган (ср. V. Minorsky, А history of Sharvan and Darband, Cambridge, 1950, р. 109).
в. ф. МИНОРСКИЙ (Англия, Кембридж) КУДА ЕЗДИЛИ ДРЕВИИЕ РУСЫ? В журнале «Советское востоковеденне», 1958 г., № 4, стр. 113—115, была помещена краткая заметка н. к. Нефедовой «Куда езднли древние русы —в Андалузию илн Анатолию?» Заглавие общей альтерна- тивы могло озадачить читателей. По объяснению автора: «До настояще- го времени при разборе арабских источников термии ал-Андалус трак- товался лишь как Андалузия, Нспания. Те же места в источниках, которые явно не относились к Испании, либо замалчивались, либо объяс- нялись ошибками, допущенными автором и переписчиком». На деле речь сводилась к толкованию двух отрывков из труда арабского историка и географа Мас'удй «Мурудж ал-захаб» («промывальни золота»)ا и дела- лась попытка связать с ними решение старого спора исследователей истории Руси —норманистов и антинорманнстов. Ознакомившись с работой н. к. Нефедовой и со следующей за ней заметкой Б. А. Рыбакова «Русь и страна „Андалус“ в IX—X веках» (там же, стр. 116—119), я заново перевел арабские цитаты и дополнил их соответствующими справками. Моей целью было устранить новые и напрасные осложнения в решенни трудных вопросов. Как кажется, недоразумения не вышли за пределы упомянутого выпуска журиала, но с методологической точки зреиия полезио и сейчас рассмотреть вопросы подхода к арабским географическим текстам. § 1. Надо допустить, что важный труд Мас'удй, составленный в 332/943 г., далеко не отлился в ту форму, в какой мы имеем тексты античных и византнйских авторов после проверки их многими поколения- ми филологов. «Мурудж» был написаи в 332/943 г. в своем позднейшем сочинении «Ал-Танбйх» («Предупреждение») 2, напнсанном в 345/956 г., Мас'удй сообщает, что одновременно он закончил и пересмотр «Мурудж», ио эта новая редакция до нас не дошла. Текст «Мурудж», нзданный Барбье де Мэнаром почти столетие тому назад ٩ нуждается в проверке специалистами ٠. в египетском (булакском) изданни 1283/1867 г. сделана попытка улучшить гладкость текста, но по сравнению с парижским изда¬ ؛ О Мас'удй см. И. Ю. Крачковский, Арабская географическая литература, — Из- бранные сочинения, т. IV, М.—Л., 1957, стр. 171—182. 2 «Bibliotheca geographorum arabicorum», ed. M. G. De Goeje, t. VIII, Lugduni Ba¬ tavarum, 1894, р. 175 (далее — BGA). 3 Al-Ma؟oudi, Les prairies d’or. Texte et traduction par C. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille, t. I—IX, Paris, 1861—1877 (далее — Мас'удй, Мурудж). 4 Ср. ؛главы о Восточной Европе, переизданные J. Marquart [«Ostasiatische und ost¬ europäische Streifzüge», Leipzig, 1903؛, S. 95—Г60, 330—353 (далее — J. Marguart, Streif¬ züge)}. Новый ؛перевод главы о Кавказе дан мною в «History of Sharvan and Darband in the 10th—llth Century», London, 1958. 19
нием оно значительно ухудшает чтение оригинала и его полноту5. Важ¬ ным пособием для интерпретации «Мурудж» являются соответственные главы «Ал-Танбйх» в критическом издании де Гуе. Французский пере¬ вод Карра де Во6 также продвинул изучение текста, в понимании кото¬ рого наметились дальнейшие улучшения. Перевод вышеуказанных отрывков из Мас'удй дается мною воз¬ можно дословно. Отрывок А («Мурудж», I, 261). «Из него [Понта, Черного моря] вытекает Константинопольский пролив, текущий в Румское [Византийское, Средиземное] море. Длина [пролива] около 350 миль, на нем стоит Кон¬ стантинополь, и обитаемые местности [тянутся] от начала и до конца его. Константинополь лежит на западной стороне этого пролива, которая свя¬ зана с областями (Булакское изд.: «с сушей») Рима (Румийя), Испании (ал-Андалус) и другими». В данном тексте «западная сторона» вместо «северной», европей¬ ской, объясняется нередким у арабских географов смещением ориента¬ ции (по точкам летнего и зимнего восхода солнца). Румийя (без араб¬ ского артикля) означает Рам, т. е. Италию (см. географический словарь Якута, II, 866 — Jacut's geographisches Wörterbuch herausgegeben von Ferdinand Wüstenîeld, I—VI, Leipzig, 1866—1870), а не «румские (ви¬ зантийские) земли», что по-арабски было бы биляд ал-Рум. В тексте Рим упомянут на пути в Испанию, названную ал-Андалус (с обязатель¬ ным в этом случае артиклем). Текст совершенно ясен: за Константино¬ полем перечисляются страны Южной Европы7. Отрывок Б («Мурудж», II, стр. 317). «Константинопольский пролив выходит из моря 'Майтас 8, вода в нем идет током и изливается в Си¬ рийское [Средиземное] море. Длина пролива 350 миль, а говорят и менее. Ширина его в том месте, где он начинается у моря Майтас, около 10 миль, и здесь находятся населенные места и принадлежащий Византии [ал-Р$м\ город, который называется *Мусаннат и удерживает приходя¬ щие сюда корабли русов и другие корабли. Затем у Константинополя этот пролив сужается и ширина его,— а это место переправы с восточ¬ ной [азиатской] стороны на западную [европейскую], — равна 4 милям. [У этой переправы] находятся обитаемые места. Затем он [пролив] окан¬ чивается у места, известного [под названием] Андлс [вариант: Абдлс], и здесь имеются горы и много источников, вода которых описывается (с похвалой?)9. [Один из них?] называется источником Масламы ибн 'Абд ал-Малика, который останавливался у него, когда осаждал Константи¬ нополь, и до него дошли корабли мусульман. Устье этого пролива ле¬ жит со стороны, ведущей в Сирийское (Средиземное) море, и конец его течения представляет собой теснину. Здесь стоит башня, и находящие¬ ся в ней [люди] мешали входу прибывавших кораблей мусульман в то время, когда у мусульман были корабли, нападавшие на Рум [Византию]. Однако в настоящее время [наоборот] корабли Рума вторгаются в стра¬ ну ислама». Мас'удй добавляет, что о проливах он слушал рассказы Абу 'Умай- ра ибн 'Адй ал-Азди, который всю жизнь охранял пограничные области 5 В юбилейном сборнике «Al-Mas'udi millenary commemoration volume» (Aligarh, 1960, pp. 3, 4) французский ученый Шарль Пелла говорит о готовящемся новом изда¬ нии «Мурудж». 6 Maçoudi, Le livre de Г avertissement et de la revision, trad, par B. Carra de Vaux, Paris, 1897. 7 Cp. «Hudüd al-*Alam», London, 1937, ch. 42, § 19—23. 8 Здесь это название относится к комплексу Азовского и Черного морей. 9 Понятия целебности ее в термине маусуф прямо не содержится. Вся следующая часть опущена Н. К. Нефедовой, 20
и ездил в Константинополь по вопросу о перемирии, а также других ؛частников экспедиций против Византии. Несмотря на это заявление, равным источником Мас'^дй был в данном случае его п^дшественник Ибн Хурдадбих, писавший лет 6ه, а может быть, и 100 до него. Мы да- ДИМ полный перевод и его текста. Отрывок В (Ибн Хурдадбих, ЕЮА, ا. VI, р. 103). Описывается до- рога из Северной Сирии в Константинополь, которая доходит до тесни- ны Абидоса (Абду, Абдус) и до Кон^^ино^ль^го п^лиз «А этот пролив есть море (?), называемое Бунтус (Понт), которое идет из моря хазара, и ширина его устья в этом месте 6 миль. При входе в него стоит город (мадина), называемый *Мусаннат, и пролив идет током на запад и в 60 милях от входа проходит у Копстантинополя, имея здесь ширину в 4 милиا А когда он достигает места, именуемого Абдус (Аби- дос), он течет между двух гор и суживается до расстояния полета стре- лы. Между Константинополем и *Абидосом 100 миль по ровной земле. У *Абидоса находится источник Масламы ибн 'Абд ал-Малика, [наз- ванный так], когда Маслама осаждал Константинополь. Пролив продол- жается, пока не выйдет в Сирийское (Средиземное) море, и ширина его при устье также равна пол؟ту стрелы, [так что] один человек может говорить с другим на двух [разных] берегах. Здесь скала, а на ней баш- ня, а на ней цепь, мешающая входу в пролив мусульманских кораблей. Длина всего пролива от моря хазар до ؟ирийского моря 310 миль, и корабли спускаются по нему с островов моря Хазар и из тамош- них мест и поднимаются по нему из Сирийского моря до Константино- поля». Несмотря на некоторое не^разумение с перенесением названия Понт на проливы, описание Ибн Хурдадбиха очень ясное. Уже де Гуе разъяс- НИЛ, что *Мусаннат надо толковать по прямому арабскому смыслу как «плотина или водорез», и упомянул греческое имя этого места. Ссылка на знаменитый поход Масламы (в 97—99/715—717 гг.) устра- няет всякие сомнения относительно Абидоса. Этот поход и связанное с ним восшествие на византийский престол Льва №^ийского —йажные события в истории обоих народов и ™^обно описны историками ٩ Аби- ДОС, как пункт переправы Масламы через проливы, одинаково упоминает- ся в византийских и арабских Уточниках **. Еще в древности у Абидо- са переправлялись Ксеркс и Александр Македонский. Развалины его лежат километрах в 10 на восток от хреплени^нк-кале, которые и теперь являются опорным пунктом в Дарданеллах. ]^-арабски имя Абидоса (Абду, Абдс) т^нк^бируется буквами, которые особенно легко спутать друг с другом, и из-за этого ошибки в рукописях бывают часты, но уже одно то, что в тексте «Мурудж» (II, 317) Андлс/Абдлс стоит без артикля, исключает возможность 10؛Д0- зревать в нем Испанию {ал-Андалус). Еще менее исторический Абидос— не имеющий отношения к русам — может п^етолковываться как Анадо- лус, будто бы означающий «Анатолию» 15. § 2. По вопросу о военно-^дминис^™вном делении Виантийской 10 Так Ибн Хурдадбих называет Черное (вернее, Азовское?) море. 11 Я пропускаю арабский стих о Константинополе. 12 По-арабски термин остров применяется и к полуостровам. 13 См. полное перечисление источников: М. Canard, Les expéditions des Arabes contre Constantinople,— «Journal Asiatique», t. CCVIII, 1926, pp. 60—121 (особенно стр. 60). 14 В своем последнем труде «Ал-Танбйх» (стр. 140) Мае• уди подробно описывает шесть переправ через проливы (включая Абидос), но в этом случае говорит, что Мас¬ лама пользовался пятой переправой (Лупато?). 15 Правильное чтение Абидос см. в ст.: В. М. Бейлис, Ал-Mac'ÿdu о русско-визан- тииских отношениях, — сб. «Международные связи России до XVII в.», 1961, стр. 24. 21
империи имеется еще более обширная литература 16. Подробные данные арабской разведки относятся к IX в. н. э., а специальное сочинение Кон¬ стантина Багрянородного «О фемах»— к X в. И в арабских, и в визан¬ тийских источниках Анатолийская («восточная») фема была лишь одной из восемнадцати азиатских фем и занимала юго-восток Малой Азии по на¬ правлению к сирийской границе, откуда ожидались мусульманские напа¬ дения. Столицей этой фемы был город Аморион (по-арабски 'Аммурийа). И от Черного моря («моря русов» и т. д.), и от проливов, где стоял Абидос, фема Анатоликон была отделена рядом других фем, которые подробно перечисляет Кудама ибн Джа،фар 17. Как Ибн Хурдадбих, так и Кудама, воспроизводя наименование этой провинции, следуют ее гре¬ ческому названию (со звуком т), а не тюркизованной форме (со звуком д), которая решительно не подходит к IX—X вв. Как указано в «Энци¬ клопедии ислама» («Encyclopedie de Tlslam», t. I, p. 350), которую ци¬ тирует Н. К. Нефедова, этот последний термин относится лишь к позд¬ нейшему времени (XIII в.?). Справедливо указать, что в феме Анатоликон должны были нахо¬ диться разнородные этнические элементы. Византийцы и здесь практиковали свою политику противопоставления одних своих соседей другим. В районе сирийской границы известен, например, JCиен ал-Са- калиба — «крепость славян» (см. Ибн Хурдадбих, стр. 110). В похвале сирийскому хамданиду по поводу его победы над византийцами в 343/954 г. поэт ал-Мутанабби упоминает вместе с ал-Рум («византийцами») и ал-Рус18. В своем «Ал-Танбйх» законченном в 345/946 г.19, Масудй говорит, что «многие из них (русов) в настоящее время вошли в число (джумла — «сумму») византийцев, так же как армяне, бургары,—кото¬ рые суть ветвь сакйлиба,— и тюркские печенеги». Однако все эти указания на проникновение русов до пограничной с Сирией фемы Армениакон не имеют отношения к вопросу об ал-Андалус. Они скорее усиливают впечатление подвижности представителей этого народа. § 3. Еще менее возможно смешивать арабский топоним Анталия с «Анатолией». Анталия — хорошо известный порт южного берега Малой Азии, называвшийся по-гречески Атталейя. Под этим именем он фигу¬ рирует и в христианской литературе («Деяния апостолов», XIV, 25). Крестоносцы, часто пользовавшиеся им в средние века, знали его как Сатала. Хотя историк Тамерлана (Maulana Sharahıddin Ali of Yazd, The Zafar namah, ed. Muhammad Ilahdad, vol. II, Calcutta, 1888, p. 447) арабизировал имя порта в 'Адалию, однако и в настоящее время он из¬ вестен под старым названием Анталия. Текст Балхи, не совсем точно цитированный по географическому словарю Якута (I, 388), гласит, что, пройдя Каламию и ал-Ламис, путешественник попадает в Анталию. Эти 16 Основная работа: H. Geizer, Die Genesis der byzantinischen Themenverfassung — «Abhandlungen der sächsischen Gesellschaft der Wienhaften», XVIII, N٠ 3, Wien, 1899, S. 1—134. Дополнительные переводы арабских текстов дал Brooks [«Journal of Hellenic Studies», XXI, 1901, pp. 66, 67 (карта)]. Подробное сопоставление арабских имен фем дано в моем комментарии к «Hudud al-Alam» (,р'р.3ا2إفسا). 17 BGA, VI, р. '258 траницы фемы ан-Натлйк: с востока—Каппадокия, с севера — Буккеларион, с запада —Опсикион, а с юга — Сирийское море. 18 Ода [см. A. Seippel, Rerum normannicarutn fontes arabici, Oslo, 1898, p. 80 (да- лее — A. Seippel, Rerum)] целиком переведена во французском издании труда А. А. Ва- сильева («В^؛апсе et les Arabes», II, Paris, 1950, pp. 332—334). Возможно, поэт хотел выделить звучность аллитерации ар-Рум уар-Рус. Ал-Вахиди (комментатор ^утанабби), описывая те же победы Сайф ад-Даула, упоминает в числе византийских'ВОЙСК «а'рмян, русов, саклаб, булгар и хазар» и далее «булгар, саклаб и русов» (см. A. Seippel, Rerum, р* 80)فا BGA, t. VIII, >p. ،141 (qp. j. Marquart, Streifzüge, s. 342). 22
же места упоминает Истахри20, который дает дополнительный текст утраченного теперь сочинения Балхи. Он точно указывает, что Каламия стоит у одного из перевалов (баб) Тарсуса. Она была в руках визан¬ тийцев, и здесь производился выкуп пленных. Согласно Мас'удй, («Ал- Танбих», стр. 177—178), обмен пленных происходил в ал-Ламис, принад¬ лежавшем Селевкии. Это место (на запад от Каламии), без всякого сом¬ нения, соответствует хорошо известному греческому порту Лемос, рас¬ положенному к востоку от Атталии, на границе с мусульманами {см. карту: W. Ramsay, The historical geography of Asia Minor, London, 1890). В тексте словаря Якута определенно говорится, что имя Анталия читается по схеме названия Антакия (Антиохия), что и фонетически ис¬ ключает возможность приблизить его чтение к названию Анатолия٠ Как мы видим, попытка новой расшифровки трех арабских топони¬ мов неприемлема и фактически не имеет никакого отношения к вопросу, поставленному в заглавии заметки. Таким образом, приходится признать слишком оптимистическим мнение Б. А. Рыбакова (стр. 117), что «пони¬ мание слова „ Андалус“ как „Анатолия“ устраняет все противоречия и недоумения, существовавшие ранее. Постоянные связи русов с Анато¬ лией мы можем подтвердить рядом свидетельств, как арабских, так и византийских». Поскольку вслед за этим в дело вводится ряд цитат из арабских источников, нам приходится снова обратить внимание на слож¬ ность пользования арабскими текстами. Этническая терминология арабов в отношении северных народов основана главным образом на расспросах торговых людей. В ней замет¬ ны хронологические изменения21, влияние религиозных представлений22, следы обобщений по политическому23 или территориальному признаку24. Отдельные отрывки нередко имеют характер сводок и требуют сопо¬ ставления с контекстом и с трудами предшественников данного автора. До сих пор русистам приходится пользоваться данными арабских географов в выдержках и переводах А. Я. Гаркави25. Этот для своего времени почтенный труд во многом устарел. Гаркави писал еще до появления восьми томов основных географических текстов в тщатель¬ ном издании де Гуе26. Текст «Современника Святослава» Ибн Хаукаля 20 в G A, t. I, р. 69. 21 Например, в IX в. Ибн Хурдадбих (стр. 154) называл Танаис (т. е. Дон) «рекой сакалиба (славян)» и говорил, что река, текущая в Хазарию (т. е. Волга), вытекает из страны сак؛алиба (стр. 124). Столетием позже (в 977 г.) Ибн Хаукаль писал, что Волга течет из страны русов и булгар [де Гуе (BGA, t. II, р. 278) ; Крамере («Opus geogra- phicum auctore Ibn-Haukal...», ed. J. H. Kramers, II, fasc. 2, p. 389)]. 22 Северные народы часто именовались общим термином ал-маджус — «маги», «огнепоклонники». Термин этот не надо смешивать с магогами (маджудж), как это предложено в заметке Б. А. Рыбакова. Шараф ал-Заман Тахир Марвази (см. «Sharaf al- Zamàn Tâhir Marvazî on China, the Turks and India», Arabic text with an English tran¬ slation and commentary by V. Minorsky, London, 1942, p. 35) разъясняет, что «сак£либа сжигают своих умерших, потому что они огнепоклонники». Очевидно, что погребальные обряды, подобные тем, которые описал Ибн Фадлан, истолковывались как жертвы огню. 23 См. колебания в терминах рус и сашлиба и приложение последнего термина преимущественно к западным и прибалтийским славянам (а иногда и к скандинавам). Я привожу несколько примеров такой неопределенности в A history of Sharvan, ،108. 24 Мас'удй («Мурудж,» т. III, стр. 161—165) среди сашлиба упоминает и племя намджин, т. е. «немцев»! (см. J. Marquart, Streifzuge, S. 105—106). 25 А. Я Гаркави, Сказания мусульманских авторов о славянах и русских, СПб., 1870„ 26 Говоря о ценности сведений Истахри о славянах, И. Ю. Крачковский («Избран¬ ные сочинения», т. IV, стр. 197) пишет: «Попытку сопоставления их, сделанную Гаркави еще до издания де Гуе, надо признать совершенно устарелой». 23
появился в этой серии в 1873 г., но открытие в Стамбуле более полной рукописи, датированной 478/1086 г., привело к переизданию текста Крамерсом в 1938—1939 гг. Обширный свод арабских текстов, касаю¬ щихся северных народов Европы, составил А. Сейппель27. Книга его состоит из введения на латинском языке, в котором даются справки о всех пятидесяти цитируемых авторах, включая и арабо-испанских (45 стр.), из арабских текстов (148 стр.) и из подробного перечня всех раз¬ ночтений в рукописях (74 стр.). Главы расположены в порядке арабских терминов: ал-Маджус, ал-Урман, Варанк, ал-Рус, ал-Фирандж («франки»); последняя глава дает свод цитат о крайнем севере евро¬ пейских стран. В 1954 г. Биркеланд дал норвежский перевод всех тек¬ стов Сейппеля с добавлениями и дальнейшими справками и указателями28. В новейшей работе А. Мельвингера подведены итоги арабских данных о нападениях северян ،на Западную Европу в мусульманские времена 29. С представлениями арабов о русах тесно связаны арабские сведения о западных и прибалтийских славянах (дакалиба), и эти данные рассмот¬ рены в изданиях польских арабистов Т. Ковальского30 и Т. Левицко¬ го31. Во всех упомянутых работах даются библиографии многочисленных статей, разъясняющих и уточняющих отдельные данные арабских источ¬ ников по вопросам о сакалиба («славянах») и их соседях. Разбор всех ссылок, которыми Б, А. Рыбаков хочет подкрепить и развить заметку Н. К. Нефедовой, выходит за пределы нашей задачи. Как можно понять, он допускает приложение термина рус лишь к Киев¬ скому государству, об отношениях которого с Испанией (ал-Андалус) нет прямых известий. Арабские указания на такие контакты как бы расширяют понятие рус, и, чтобы избежать такого осложнения, выдви¬ гается мысль о том, что вместо ал-Андалус арабы имели в виду Ана¬ толию. Не повторяя того, что сказано выше, мы ограничимся лишь уточ¬ нением некоторых дополнительных цитат из арабских географов, чтобы показать трудности, возникающие и в отношении этого материала. § 4. Историк IX в. ал-Я،куби в своем географическом труде32 сообщает о нападении на Севилью в 229/844 г. «кораблей [народа] ал-Маджус 33, который называется ал-Рус». Б. А. Рыбаков отводит это объяснение, следуя выраженному А. Я. Гаркави подозрению, что слова, «которые называются ал-Рус», внесены в текст переписчиком, и до¬ бавляет в примечании: «Никто из арабских авторов, писавших о напа¬ дении на Севилью (кроме ал-Я‘куби), не отождествлял нападавших с русами и вообще никогда не отождествлял русов с норманами». Надо заметить, что ал-Я‘куби сам бывал на крайнем западе му¬ сульманского мира (Магриб) и был одним из наиболее внимательных и дотошных арабских писателей, как показывает его «История»34. Од¬ ним подозрением нельзя удалить слов, стоящих в рукописи. Последняя датирована 607/1210 г.; и даже если бы речь шла о добавлении одного из переписчиков, отождествление северных маджус с русами: опира¬ 27 A. Seippel, Rerum. 28 Harris Birkeland, Nordens Historie i Middelaldern efter arabiske kilder, Oslo, 1954. 29 Arne Melvinger, Les premières incursions des vikings en Occident d'après les sources arabes, Uppsala, 1955. 30 T. Kowalski, Relacja Ibrahima ibn Ja’kuba, Kraków, 1946. 31 T. Lewicki, Źródła, t. I—Źródła arabskie do dziejów Słowiańszczyzny, Kra¬ ków, 1956. 32 В GA, t. VII, p. 354. 33 Там же. 34 Издана Houtsma в 1883 г. См., например, его данные о Хорасане и Армении, где все детали находят подтверждение. 24
лось бы на солидную давность в 750 лет. Надо вообще принять во внимание, что термин маджус является народным обозначением по ре¬ лигиозным обрядам, а не по национальному именованию. Маджусами- огнепоклонниками считались те, кто сжигал своих мертвых, а в отноше¬ нии русов такие свидетельства дают и Ибн Фадлан, и Мас،удй («Мурудж», II, 9: одновременно о ؟акалибах и русах), и Ибн Хаукаль (де Гуе, 286; Крамере, II, 397). Сомнению в том, что маджусы, нападав¬ шие на Севилью в 844 г. н. э., были русами, можно противопоставить утверждение, что арабы определенно могли считать русов маджусами. Отождествление маджус с русами у Я،куби не стоит совершенно изолированно. Вот полный текст замечания Мас‘удй («Мурудж», II, 18), на которое ссылается и Б. А. Рыбаков: «Русы — многочисленная нация с разными подразделениями. Среди них имеются ал-Луд'ана, которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны ал-Андалус (Испания), Румийа (Рим, Италия), Константинополь и Хазар». Долгое время ал-ЛуО'йна озадачивали ученых. Гаркави предла¬ гал отождествлять их с литовцами, что явно не соответствовало смыслу полного текста 35. Кроме того, упрощенная транскрипция Лудана упуска¬ ет из виду характерный знак ‘айн, который в загадочном названии ал- Луд‘ана (^иЗ^и،) стоит после д. Этот арабо-семитический звук явно не¬ допустим в европейских именах: он, несомненно, должен быть принят во внимание, но лишь как искаженное чтение какого-то другого знака: г, ф, я'} Ввиду невозможности кратко объяснить сложную систему араб¬ ской палеографии, достаточно упомянуть, что д легко смешивается с /?, а начальные гласные после артикля (ал-) легко принимают форму л. При расшифровке малоизвестных арабам европейских имен приходится думать не только о сходстве написанного с именами, известными в других язы¬ ках, но и о возможности соответственно восстановить арабское начер¬ тание, другими словами— не только о внешних сравнениях, но и о па¬ леографии 36. После этих замечаний легче будет понять подробно обоснованное И. Марквартом чтение (ал-Луд'ана) как (ал-Урдмана)*7. Эта последняя форма в совершенно правильном начертании встречается в сообщении арабо-испанского историка Ибн ал-‘Идари; он пишет, что в конце рамадана 360 (в конце июня 971 г.) разнесся слух, что «зашевелились проклятые ал-маджус ал-Урдмани; что они появились на море и по своему обыкновению устремились к западным берегам ал- Андалус (Испании)». Вследствие этого правительство дало приказ свое¬ му флоту двинуться к Севилье38. Латинские хроники Испании также называют северных захватчиков Ьогс1отап1, ЬогтапеБ. Возможно даже улучшить чтение имени, упоминаемого Мас‘удй как ал-Урмана, что еще ближе подходит к хорошо известному по «Повести временных лет» названию народа Урмане39. Таким образом легко объясняются представления мусульман, на которые указывают цитаты из «Мурудж». 35 Б. А. Рыбаков предлагает теперь считать их за причерноморское племя лютичей, не подпавших еще под власть Киева. Я оставляю в стороне вопрос о том, могли ли лю¬ тичи совершать далекие морские путешествия, описанные в тексте, в направлении с за¬ пада на восток. Во всяком случае с точки зрения арабских начертаний сходство имен ограничивалось бы лишь начальным слогом лу. 36 Так, например, простое перемещение точек превращает арабское начертание Нйт. с в Б. нт. с., т. е. Бунтус, правильно соответствующее греческому Понтос (Черное море). 37 Л. Магаиаг1:, Б1;ге11ги^еу Б. 342—349. 38 См. текст в собрании Сейппеля, стр. 30—31. 39 «Повесть временных лет», М.—Л., 1950, ч. I, стр. 12, 18; современный русский перевод (там же, стр. 206, 214) «норманы». 25
Дополнением к ним служит отрывок из позднейшего труда Мас‘удй «Ал-Танбйх» 40, где с новым искажением трудного термина говорится, что у входа из Черного моря в Константинопольский пролив стоит го¬ род *Мусаннат (см. выше), который «препятствует входу приходящих по этому морю кораблей ал-Кудкана (*ЛГ^Л) и других кораблей русов». Тождество Кудкана с Луд'йна бросается в глаза, и новое искажение (с буквами к dT), как видно, является результатом желания переписчика дать надстрочную огласовку имени. Текст «Ал-Танбйх», очевидно, имеет в виду путешествия северян в обратном направлении, по пути «из варяг в греки». § 5. Б. А. Рыбаков дает краткие ссылки и на цитаты из географи¬ ческого труда Ибн Хаукаля41. Он пишет (стр. 119), что после похода на хазар «сам Святослав, очевидно, вернулся с частью полона..., а часть его дружины немедленно отправилась в европейские и азиатские владения Византии (Рум и Андалус), но уже не воевать, а, вероятно, реализовать трофеи, полученные в хазарской войне, так как ничего не известно о военных действиях в Анатолии» (курсив мой.—£. Л1.). Полная цитата в труде Ибн Хаукаля такова: сначала описывается волжский Булгар, небольшой город, служивший торговым центром (фур- да, «портом») этих владений. «Его захватили русы и напали на Хазаран (т. е. восточную часть столицы хазар. — В. Ж.), Семендер и Итиль (за¬ падную часть хазарской столицы. — В. М.) в 358/969 г. и немедленно отправились в землю ал-Рум (Византию) и в ал-Андалус (Испанию) и разделились на две партии42. А русы дикий [хамадж] народ, живущий в области (или в направлении) Булгар, между последними и дакалиба (славянами) по реке Итиль. Между тем отделилось от своей страны некое тюркское племя, называемое баджанак (печенег), и направилось в область между хазарами и ал-Рум (Византией)، Нынешняя территория их (пече¬ негов) не является их исконным обиталищем, но они пришли в нее (ин- табу ха) и завоевали ее. Они являются „острием‘4 (шаукат?) и союзни¬ ками русов43, а [эти последние] выходили прежде на ал-Андалус (Испа¬ нию) и потом на Барда‘а». Приведенный отрывок может служить примером трудностей, возни¬ кающих при толковании арабских географов. Данный текст составляет часть введения книги и имеет характер общей сводки. У своего пред¬ шественника Истахри (BGA, t. I, р. 10) Ибн Хаукаль берет данные о территории русов и о появлении печенегов, но делает к ним добавления: о походе русов на хазар и о последующих их передвижениях, о «дико¬ сти» русов, об их отношениях с печенегами и об их прежних экспеди¬ циях. Совершенно правильно рассматривать автора как «современника Святослава». Данные его о рассеянии хазар (де Гуе, BGA, t. II, р. 282; Крамере, BGA, t. II, fase. 2, р. 393) важны и интересны, но В. В. Бар¬ тольд неоднократно указывал44, что дата 358/968 — 69 гг., которую да¬ ет Ибн Хаукаль, относится к его пребыванию на южном берегу Каспия, в Гургане, где он собирал свои сведения, а не к самому походу, ввиду чего дата последнего, стоящая в «Начальной летописи», а именно 965 г., остается в силе. Если в указанное время автор был в Гургане, сведения *٥ BGA, t. VIII, pp. 140—141; Maçoudi, Le Livre de гavertissement..., p. 194. 41 Изд. де Гуе (BGA, t. II, p. 15), изд. крамерса, fa3C. I, p. 15. 42 Слова «и разделились на две партии^ стоят в списке старейшей стамбульской рукописи (см. издание крамерса, I, 15, строка 15). 43 Текст неясен, см. ниже. 44 В، Бартольд, Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира, Ба- ку, 1925, стр. 43. 26
его ه том, что случилось «немедленно после похода на хазар», относят- ся ко времени похода Святослава на ^найских болгар в 967 ٢. по со- глашению с Византией. Вряд ли Святослав мог опустить часть «своей дружины», но если при нем находились союзннки, пришедшие путем «из варяг в греки», он, пользуясь мирными отношениями с византийским им- ператором, мог получить для них разрешение пройти через проливы для дальнейшего следования в ал-Андалус (и, возможно, далее вокруг Евро- пы). Во всяком случае, стоящий в тексте ал-Андалус не может быть из- менен на Анатолию. Большие сомнения вызывает фраза о том, что печенеги являются «острием (вернее, „шипом“) русов и их клятвенными [союзниками}». Если понимать исауьсат несколько расширительно, в смысле «острия, головки [сил союзных с ними русов]», то можно было бь! думать, что речь идет скорее о временах незаконченного похода Игоря в 944 г., когда его сопровождали печенеги ٩ Но такое положение нельзя согласовать со временами Святослава, который в 968 г. (т. е. во время нахождения Ибн Хаукаля в Гургане) должен был бросить ^найский фронт, чтобы освободить Киев от осады печенегов. Под 971 г. летопись говорит о продолжающейся войне с печенегами, а в 972 г. сам Святослав погиб в стычке с ними у днепровских порогов 46.؛Ввиду этого маловероятно уве- рение Ибн Хаукаля в том, что печенеги «клятвенные союзники» русов, и возможно, что путем добавления одной точки в арабском тексте следова- ло бы читать не а$лаф احلاف, а ахлаф 1ذلاف «противоположные». Весь комплекс принял бы смысл, что печенеги «шипы, жала для русов и ЯВ- ляются их противниками»] Возможно, что в заключительной фразе о бы- лых «выходах» русов в Испанию, а затем в Барда‘а скрывается намек на то, что наступило временное умаление в размахе экспедиций русов. و™ последние добавления Ибн Хаукаля несомненно являются не личным его свидетельством, а известиями с чужих слов. Сам автор бывал в Си- цилии и Испации и мог ™льзоваться ^G-испанскими хрониками о на- падениях ма^^о^русов на Севилью в 229/844 г. Он как бы подтверж- дает, что отождествление маджус и рус в тексте Я‘куби (см. выше) не является поздпейшей припиской переписчика. Что касается «™следую- щего» пабега русов на Барда‘а (картав, в Восточном Закавказье), от- носящегося к 332/943 г. 47, то о нем Ибн Хаукаль мог слышать на местах 48. Как МЬ! видим, попытка толковать названия Абидосфема Анато- ликон —Англия в смысле «Анатолия» неправильна. Они является по- воротным отсрытием, по которому могло бы п^страиваться толкование других арабских текстов. Старые переводы не являются последним ело- вом науки *و, и для понимания терминологии необходимо принимать во внимание как общие представления арабов о вселенной и н^ляющих её народах, так и специальные проблемы арабской палеографии. 45 Константин Багрянородный (Константин Багрянородный, О народах, — «Чтения в Обществе истории и древностей российских», М., 1899, № I, гл. 2) говорит о старании росов жить в мире с печенегами, но он писал около 948—952 гг. и имел в виду время до Святослава. 46 См.: «Повесть временных лет», ч. 1, стр. 34; «История СССР», т. I, М., 1939, 47 См. подробное описание: Мискавайх, Таджариб ал-умам, изд. Марголиус, II, стр. 62—63. Ибн Хаукаль был современником Мискавайха, но история последнего про¬ должается до 369/979—80 г., т. е. на несколько лет позже окончания пересмотренной редакции труда Ибн Хаукаля (367/977). 48 Он упоминает о набеге русов и при описании Аррана [де Гуе (ЕЮА, 1. II, р. 241), Крамере, 1. II, ؛аэс. 2, р. 339]. 49 Ср. вышеуказанную статью В. М. Бейлиса. 27
V. M I N 0 R S K Y (Angleterre, Cambridge) «Oü SE RENDAIENT LES ANCIENS RUS?» L’auteur analyse les interprétations que N. K. Nefiodova a données aux trois passages tirés des géographes arabes dans lesquels elle veut trouver „l’Anatolie“ à la place d’Abydos, d’Antaliya et du thème byzantin d’Ana- tolikôn (lequel ne comprenait que les territoires orientaux adjacents à la Syrie). D’après l auteur il est impossible de se servir des explications de N. K. Nefiodova pour élaguer des textes arabes les mentions de contacts entre le peuple portant le nom de Rus et l’Espagne (al-Andalus). Il examine les problèmes méthodologiques que soulève l’interprétation des vieux textes géographiques; il indique la nécessité de remplacer les vieilles traductions par des versions basées sur les éditions critiques; finalement il souligne le rôle important que la paléographie arabe doit jouer dans la correction des formes erronées ou ambigües trouvées souvent dans les manuscrits.
А. Н. ПОЛЯК (Израиль, Тель-Авив) НОВЫЕ АРАБСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ О ВОСТОЧНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ* 1 связи АРАБСКОГО ВОСТОКА с ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПОЙ Каирский султан Байбарс I (1260—1277 гг.) уведомил Золотую ор- ду в 1263 ٢. о «п^нни подданства и подчинении»*. Каирский сул- танат был ведущим государством Арабского Востока до османского завоевания в 1516—1517 гг. Его основное ядро С0£Т0ЯЛ0 из Египта и (с 1260 г.) Сирии с Палестиной и Ливаном. Сохранившиеся здесь ос- татки владений крестоносцев были ликвидированы лишь к 1291 г. Не- посредственной причиной, заставившей Байбарса 1 принять подданство Орды, была нужда в ее помощи против монгольского государства Иль- ханов в Иране, в Каире знали آ что это государство явля^^ассалом Орды, обязанным уплачивать ей пятую часть доходов. Однако было известно также, что под предлогом осуждения вмешательства ордын- ского хана Берке в престолонаследие монгольских Великих ханов, сю зеренов Берке, иранские ильханы оказывали неповиновение орде. После подчинения Каира Орде каирский султан получил ленну^ грамоту Орды на все земли, которые он сможет отвоевать у Ирана3. В конце концов ильханам пришлось пойти на восстановление зависи- мости от Орды и признать ее резидента, пожевавшего до 1295 г. в иракских или малоазиатских владениях Ирана *. Золотая орда была, по подставлению арабских авторов, «мировой державой», включав- шей Восточную Европу, Западную Азию и Египет. Это получило отражение в ли^ратурах Востока и Европы, вызывая обостренный интерес к ВОСТ0ЧНОЙ Европе ج, как и их «центру» * Статья проф. А. н. Поляка, написанная автором на русском язьп؛е, подверглась минимальному стиистическому ^дактированию. — прим. ред. 1 سذول تي الايا؛ثه واظاعة — Ал-Йунйнй, Зайл, I (изд. Хайдерабад, 1954), стр. 537. «Илийа»~ принадлежность к отделенному аусу, или«илу», монголов: для каирского ؟ултана хан орды позже стал «ильханом» (см. ал-Кал^ашандй, Çy6x, * Ал-Йунинй, I, стр. 497-498 (каирские авторы не называли иранского царя иль- ханом). 3 Ал-Йунйнй, п, 1955, стр. 473. Ср. 1, стр. 537, и Муфаддал (изд. «patrologia (>ientalis») во многих места^; ал-Маедйзй, Сулук, 1 (изд. Каир), стр. 46), 495, 4 Ибн Хаджар, Дурар, III (изд. Хайдерабад), стр. 213. 5 См.: «Det^r-Chronik», 2te Fortsetzung, § 1138 («Die Chroniken der deutschen ^tädte», Bd 26, Lübeck, 2 B., Leipzig, 1899, s. 150—151); Snorri Sturluson, Heimskringla: Ynglinga Saga, § 2 sq.; «Scriptores Rerum Syecicarum Medii Aevi», I, ed E. M. Fant, Upsal^, 1818, p. 1; Simon de Keza, Gesta Hungarorum, 4; Petrus Olai, Chronica Re- gum Danorum (cp. «Scriptores Rerum Danie. Medii Aevi», I, ed. j. Langebek, Hafnia, 29
Восстановление с^еренитета Орды над Ираном повлекло ее ох- лаждение к Каиру, в 1279 ٢٠ династия Байбарса I была свергнута. Ор- дынцы совместно с иранскими монголами напали на султанат в 1281 ٢. Ио после 1295 г. Иран окончательно отложился от орды. Каирский султан Мухаммад ибн Кала[в]ун (1293—1340 ٢٢. с перерывами), восполь- зовавшись этим, стал всеми средствами укреплять связи с Ордой ا При нем началась территориальная экспансия султаната на востоке Европы в п^делах владений орды (см. об этом ниже). Связь султаната с Ордой пережила распад Монгольского Ирана (после 1336 г.) и сохранилась при ослаблении орды. Составители эн- циклопедических справочников для служащих государственной канце- лярии в Каире, ал-'Умарй (1301 — 1348 гг.) и а^Кал^ашандй (1355— 1418 гг.), закончивший свой труд в основном к 1412 г., напоми- нали, что «между царями этого государства и нашими не прекращались старое единение и искренняя ^ужба с воцарения Байбарса до послед- него времени»لإ. В 1409 или 1410 г. ал-Калкашандй лично составил льстивую грамоту хану с просьбой возобновить после некоторого пе- рерыва^обмен посольствами. Только в результате полного распада Орды связь была прервана. Ликвидация орды лишь на 14 — 15 лет опередила крушение султаната. Секрет прочности Каирского султаната состоял в том, что его во- енно-феодальная верхушка не только происходила главным образом из Орды, но и непрерывно обновлялась миграцией оттуда. Последнее поз- воляло также рекрутировать войска из жителей владений Орды, имев- ших навык в войнах с конницей степняков. Поддерживать престиж ИНО- земного правящего класса ^авадось сочетанием изолированности его от туземцев с военным превосходством. Молодых воинов заставляли проходить обучение в условиях строжайшей рабской дисциплины, пра- вящий класс именовался тюрками. Но тюрками они были не этнически (черкесы, иногда русские и другие нетюрки играли видную роль, хотя 1772, р 73) и др.; Ибн £алдун, V (Каир-Бул^, 1284 ٢. X.), стр. 561.—Ибн Халдун (1332—1406 гг.) является несколько своеоб^зным историком в изучаемой нами отрасли*, ^китель «Тюркского государства», но явившийся туда с воспитанием и эрудицией, ха- рактерными скорее для других арабских стран, он был свободен от традиционных схем госу^ственной канцелярии Каира в смысле большей способности указать на новые процессы, происходившие на территории Золотой Орды. Например, резюмируя ее исто- рию (V, стр. 533—541), он говорит о политическом выдвижении Астрахани. Он под- робнее рассказывает о прошлом «тюрков», попавших в Египет: указывает, что среди них была часть разбить^ войск Ногая. Откровеннее, чем другие, чествует о вре- менном обострении отношений Орды с Каиром после свержения династии Байбарса I. Но и он, не хуже ^-К^ашандй, восхищается размерами владений «царства Хорезма и кыпчакских степей»: это «широкое царство на севере, от Хорезма до Яркен- да и Согда и Сарая, до города Маджари и Аррана и Судака и Булгара и Башкирии (Б^ирд) и Новгорода (حولمان. ГлмИ вместо печатного ث(جدلمان и в границах этого царства город Баку, из городов Ширвана, и возле него «Железные Ворота»; «а на юге до границ Константинополя»; «и там мало городов, но много населенных мест, а [впрочем] бог всевышний лучше ведает» (V, стр. 533). среди монгольских государей у него только Великий хан и золотоордынский хан почтены императорским титулом «обладатели тронов». Вместе с тем Ибн Халдун о.цобрял Ясу, может быть, из-за боязни быть заподо- зренным в со^вствии бунтующим против нее (٧, стр. 478); он был п^верже^цем теории, по которой СЛИ11؛К0^ ؟евернь؛е (или южные) Народы должны оставаться безо- бразными и дикарями (от этой теории чиновники государственной канцелярии отдела- лись, точнее —была отвергнута фактами); его п^ктический вывод сводился к игно- рированию того, что происходит на север и северо-запад от центров Орды. 6 Ибн Хаджар, Дурар, I, стр. 472; ср. ал-Калкашандй, IV, стр. 473 7 А-Калкашандй, IV, стр. 451 (ср. стр. 473); VII, стр. 294. Цитирует ал- *Умарй. 8 Ал-Калкашандй, VII, стр. 299-300. 30
тюркский язык был общеразговорным), а географически — большая часть их являлась выходцами из северных степных и смежных земель ордын¬ ских владений. Каирский султанат 1250—1517 гг., обозначаемый ныне Мамлюкским (мамлюками называли воинов, обученных в рабстве), в арабской литературе назывался Тюркским. Взявшие в свои руки власть в 1250 г. тюрки состояли и из плен¬ ных, проданных монгольскими завоевателями в рабство9, и из беглецов, которые вынуждены были продавать себя в рабство, чтобы избежать монгольской расправы. Основатель Монгольского Ирана Хулагу назвал в грамоте тюрков «мамлюками, бежавшими от наших мечей» 10. Жесто¬ кий налоговый режим Золотой Орды, а также голод заставляли порой земледельцев и скотоводов продавать своих детей в рабство11. Ра¬ боторговлей занималась особая категория купцов, которые приобрета¬ ли свой «товар» в Золотой Орде и переправляли его в султанат. Не¬ редко золотоордынский хан направлял рабов каирскому султану в виде дара. Работорговля часто сочеталась с торговлей мехами, в большом количестве употреблявшимися тюрками для праздничных одежд (не¬ смотря йа жаркий климат) в знак их северного происхождения. 2, АРАБСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ О ВОСТОЧНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ И ИХ СВЯЗЬ С ЛИТЕРАТУРОЙ ЗАПАДА Арабские источники по интересующему нас вопросу делятся на три категории, первая из них малоинтересна для нас как по своей сравнительной известности, так и по ограниченности данных о совре¬ менном авторам положении дел. Это сочинения по географии или рас¬ сказы о заморских чудесах для людей, заинтересованных в общих поз¬ наниях («адаб») и не связанных с практической деятельностью в дан¬ ных странах. Авторы таких сочинений сознательно оперировали глав¬ ным образом устаревшими сведениями по географии из классической арабской литературы, так как адаб требовал прежде всего знания этих материалов. Ал-Идрйсй (писал около 1154 г.) причислялся уже к классикам, но влияние его сочинения на последующих авторов со¬ ставляет в данных текстах как бы особое течение, легко отличимое по употреблению заимствованной им западной географической термино¬ логии, как, например, Сшпаша [ал-] Куманийя — половецкая земля к северу от Черного моря и ее центры в отличие от старой азиатской земли кыпчаков; вагапа [ал-] Хазарийя на Черноморском побережье в отличие от прикаспийской Хазарии (ал-)؛азар). Географическая глава Ибн Халдуна (около 1332—■1406 гг.), содер¬ жащая стремление автора точно описать картину мира, особенно интересна как комментарий к трудам его предшественников: он описывает Куманийю и Хазарийю как страны, в то время как текст ал-Идрйсй (и использовавшего его Абу-’л-фида’, около 1273—1331 гг.) говорит скорее о городах. Эта категория сочинений содержит подробную схему физической географии Восточной Европы; влияние их (в основном отрицательное) часто сказывается и на других источниках. Суша представляется ок¬ ругленным островом в океане, так что Сибирь большей ^частью «за¬ топлена». На северо-востоке, в «сухой» Сибири, страна Иаджудж ва 9 Об этом писали историографы Байбарс, ал-Макрйзй и' Ибн Халдун. Ибн Хал дун (V, стр. 372—373) подтверждает сообщение Байбарса. Ал-Макрйзй («£итат», ц, стр. 221) подчеркивает возникшее позже монгольское влияние на султанат. 10 Ал-Калкашандй, XIII, стр. 63 и далее. 11 Там же, IV, стр. 457—458, 476, 31
Маджудж (Гог и Магог), отделенная от остального мира горами «Кав¬ каза» (Кавкийа, Каф и т. д.). Последние — великая мировая горная цепь, как у древних греков и римлян, представлявшаяся арабам бо¬ лее или менее параллельной берегу океана. На границе с Гогом и Магогом проход в горах, по преданию, «заперт» со времен Александ¬ ра Македонского до последних дней мира (когда откроется); эта гор¬ ная цепь составляет хребет Сийах-кух—«Черной горы» (Урала). По¬ следний соединяется с горами собственно Кавказа, обычно не нося¬ щими этого наименования, но разделенными на разные части, и таким образом горная цепь окружает Нижнее Поволжье. Реку Итиль (Асил и т. д.) эти источники изображают слиянием Камы с Нижней Волгой, а волоки еще часто понимаются ими как соединения рек. «Тьма» — арктическое побережье, царство вечного мрака — представлялась «как дым, но не как ночная темнота» (так еще полагал ас-Суйутй 12, около 1445 — 1505 гг.): летние туманы тех мест арабам были больше извест¬ ны, чем зимние ночи, так как зимой арабы туда не доходили. Для сходства этих представлений с западными того же вре¬ мени характерно мнение о горном окружении Нижнего Поволжья, хо¬ тя в арабской литературе мы не находим наименования Каспийские го¬ ры (Caspios montes), а для воображаемого хребта, соединяющего Урал с Кавказом,—Рипейские (Rhipaei, Riphei и т. д.). Запад долго отождествлял жителей, обитавших «между Каспийскими горами», особенно Хазарию, с Гогом и Магогом, считая их запертыми Александром за горами13; к концу средневековья Гог и Магог переносятся и Западом на край¬ ний северо-восток земли. Вторая категория арабских источников — это обильные и крайне разбросанные в хрониках и биографических словарях материалы исто¬ рического содержания: о дипломатических сношениях, о различных зо¬ лотоордынских деятелях и событиях, касающихся Каира, особенно о со¬ бытиях, происходивших в Крыму (через который большей частью осу¬ ществлялись сношения с Ордой) и в ордынской столице. Эти сведения, как правило, доставляли дипломаты, купцы и мусульманские духовные лица. Среди них было немало и таких, которые часто переселялись из одного места в другое, как, например, некий выходец из Ирака: пле¬ ненный монголами, он получил образование в Булгаре, а потом прожи¬ вал в Анатолии и Сирии; или как некий перс, сын управителя вак- фами (имуществом, предназначенным на богоугодные цели) в «Сарай- сюой земле», который преподавал мусульманское право в Сирии; или как анатолиец, возглавлявший группу дервишей в Крыму, в султанат он прибыл через монголо-иранские земли14. Для этой категории источ¬ ников характерна неустойчивость географической терминологии. По сви¬ детельству авторов этих сочинений, Золотая Орда — страна или царст¬ во Севера, степей (дешт и т. п.), кыпчаков, Сарая; «дом» или страна Батыя, Берке или Узбека; «Монгольские цари в стороне Рума» (за Анатолией) и т. д., и т. д. 12 «Бада’и* аз-зухур» (это сочинение часто приписывают Ибн Ийасу, автору одноименной хроники): описание похода Александра. 13 Например, Petrus Comestor (ум. 1176 г.), Historia Scholastica — Liber Esther, гл. V (см. Migne, Patrologia, t. 198); Jacobus Vitriaco (ум. 1240 г.), Historia Orien¬ talis sive Hierosolymitanae, 1597, гл. 82, стр. 159; «Detmar-Chronik», Ite Fortsetzung, § 1019 (1395—1396 гг.); 2te Fortsetzung, § 1138 (1410 г.). И особенно «Путешествия сэра Джона Мандевилля» (см. дальше), гл. 84 по английской версии, изд. 1568 г.; ср. сообщение Плано Карпини о затруднениях войск Чингис-хана в «Каспийских горах» (Урале) вследствие магнитных явлений и ядовитых испарений; Vincentius Bellovacensis, Speculum Majus, t. IV, кн. XXXI, Venecia, 1590—1591, p. 449 b. 14 Примеры взяты из: Ибн Хаджар, III, № 185, стр. 86; I, N٠ 835, стр. 336 и № 1277, стр. 473—474.
Третью категорию составляют сочинения, ,отражающие сношения Золотой Орды с Восточной и Центральной Европой. Эти справочники были составлены для дипломатической переписки, как, например, ал- 'Умарй и ал-Калкашандй; описания путешествий, как, например, хорез- мийца-переводчика 'Абд ар-Рахмана, посетившего Сарай, купца 'Абд- аллаха, ездившего к кыпчакам, хорезмийца Ибн ан-Ну'мана, побывав¬ шего в Булгаре, где он слышал о Руси и Югре, купца-анатолийца Хасана, осведомителя о новгородцах, и др. К этой же группе принад¬ лежит и географический труд ал-'Умарй, пространно цитирующий та¬ кие описания и использованный в свою очередь справочником ал-Кал- кашандй, и т. д. Если энциклопедист ан-Нувайрй (ум. 1332 г.) отра¬ жал еще литературу адаба, то ал-'Умарй и ал-Калкашандй установили схему описаний политической географии Восточной и Центральной Ев¬ ропы, в основном реалистическую. Но они отказывались признавать перемены, которые не отвечали интересам Каира и не были признаны его дипломатией. Говоря о новых арабских материалах, мы имеем в виду главным образом вторую категорию и неиспользованную, основную, часть треть¬ ей. Хотя географические данные ал-Калкашандй о Золотой Орде ча¬ стично стали известны со времен Тизенгаузена, а И. Ю. Крачков- скийь обратил внимание и на !،приводимый ал-Калкашандй перечень народов на север от Константинополя, тем не менее громадная энци¬ клопедия этого автора осталась и поныне почти неиспользованной. Гео¬ графические описания ал-Калкашандй являются лишь введением к приводимым в других ее отделах сведениям о дипломатической пе¬ реписке и ее образцам. Его склонность возвращаться и в этих описа¬ ниях не раз к одному и тому же народу, заменяя часть прежних дан¬ ных новыми, и новизна введенной географической номенклатуры поме¬ шали использованию этого сочинения другими авторами. Характерно, что даже такой блестящий знаток арабской литературы, как И. Ю. Крачковский, читая у ал-Калкашандй имена народов, живших на севере от Константинополя, воздержался от расшифровки части их (там упомянуты валахи, австрийцы, новгородцы, а также Вятская зем¬ ля и Югра) . Вполне естественно, он счел асов кавказским народом, а имя бурджан оставил без замечаний (отметим, что здесь имелись в виду асы крымские, а архаическое имя бурджан перенесено на прус- В третьей категории, как и в первой, осведомителями авторов яв¬ лялись главным образом дипломаты и купцы (лишь Ибн ан-Ну'ман имел духовное звание шейха). Военные — тюрки — не играли той роли в распространении сведений о Восточной Европе, которую мы могли бы ожидать; это, по-видимому, объясняется не только социальной (и в известной степени языковой) отдаленностью их от арабских авторов, но и тем, что их воспоминания о восточноевропейской родине были более ограничены географически, чем сведения, привозимые купцами и дипломатами, а также менее зрелы: они вывозились в юном возра¬ сте. Эта информация близка к данным западных источников, но не та¬ ких случайных, как «Путешествия» Плано Карпини, Рубрука и т. п., а тех (использованных западными энциклопедистами, составителями географических компиляций и «путеводителей», а также картографа¬ ми) анонимных материалов, которые отражали коллективный опыт тор¬ говых и дипломатических сношений. Арабские и западные материалы во многом дополняют друг друга. 15 И. ю. Крачковский, Избранные еочинения, т. IV, м.—Л., 1957, етр. 414. 33 3 Восточные источники
Так, например, очевиден общий источник (видимо, рассказы нов¬ городцев) для сочинения Ибн ан-Ну'мана 16 и «Путешествий сэра Джо¬ на Мандевилля» (Мапс1еу111е) 17— распространенной компиляции XIV в. Оба автора пишут, что вблизи от Северного океана (именуемого Чер¬ ным) имеется проход, контролируемый «со времен Александра Маке¬ донского» единственным укрепленным поселением. Ибн ан-Ну ман до¬ бавляет к этому, что проход находится между океаном и Югрой (Се¬ верным Приуральем). По Мандевиллю, подходы к нему идут между океаном и рекой Итиль, а сам проход лежит между океаном и Каспи¬ ем (как Мандевилль часто обозначает «Каспийские горы»), и поселение именуется «Железными Воротами». Русская летопись сообщает под 1096 г. о том, как новгородские сведения о (еще «непроходимом») пу¬ ти к горам и побережью на север от Югры были приведены в связь с легендой о походе Александра на север и укреплении им там горного прохода. Это сообщения того времени, когда проход был уже освоен и когда новгородцам уже удалось временно создать «северо-восточный путь» к рынкам Востока. Анатолиец Хасан «ар-Румй» 18 сообщал, что из Новгородской земли можно доехать до Монголии и Китая, а Ман¬ девилль писал, что через эти «Железные Ворота»—прямой путь в Ин¬ дию, правда, доходившую, по его представлению, до крайнего севера Азии. 3. СХЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ВОСТОЧНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ В центре этой схемы, принявшей окончательную форму у ал-Кэлка- шандй (наши ссылки на каирское издание 1913—1919 гг.), стоит «го¬ сударство Хорезма и Кыпчака», т. е. Золотая Орда. Выставление Хо¬ резма на первое место в заголовке географического описания Орды (IV, стр. 451—477) не характерно для каирского обихода в целом (хотя и не является единственным случаем), но такой порядок здесь дает воз¬ можность представить Орду как одно из монгольских государств Ту- рана и разделить все государство Чингисидов на Туран и Иран в духе персидской литературной традиции в описаниях Востока. С той же целью Туран совершенно искусственно понимается как срединная поло¬ са Азии, от Аму-Дарьи до Китая включительно (IV, стр. 429; VII, стр. 292 и т. д.). Золотоордынские владения разделены на десять административных делений (иклймов), являвшихся либо провинциями, либо вассальными го¬ сударствами: 1) Хорезм с древней столицей Кас и второй столицей Гур- гандж (Ургенч); 2) степи (дешт), где находилась золотоордынская сто¬ лица Сарай (Сарай) Берке, а основное население кыпчаки —«тюркский народ, кочующий, как бедуины»; 3) Хазария (упоминаемая часто и гру¬ зинской хроникой как особая часть золотоордынских владений) с глав¬ ным городом Баланджар в Дагестане; 4) Крым с главным городом Сол- хат (Сулгат) или просто Крым — фактически только часть полуострова, без Керчи и без западных гор, но с включением Укека в Поволжье, важного для крымских караванных сношений; 5) Азов (Азак) по имени главного города, с включением Керчи и Тамани; 6) Черкесия, где глав¬ 16 Приведены в географическом труде ал-'Умарй и из него у ал-Калкашандй в рубриках о Руси (IV) и Югре (V, стр. 421). 17 См. английскую версию (изд. 1568 г.) и позднейшие, основанные на ней (гл. 79); ср. о близости «арктической» части Индии (гл. 52), о «Каспийских горах» 18^ Ал-'У мари (географ): ср. у ал-Калкашандй, V, стр. 420.
ный город не упоминается, как и в Руси (видимо, из-за соперничестйа княжеств); 7) Булгар на Каме и Волге с главным городом Булгар или Булар (ср. Биляр); 8) Валахия (Улак) или Болгария (Бургал) со столи¬ цей Тырново (Тирнав), т. е. «царство влахов и болгар» династии Асе- ней; 9) «Страна асов»—запад гористой части Крыма, где главный го¬ род Кырк-ер (Киркир), т. е. Чуфут-кале 19; 10) Русь, описание которой дано без конкретных указаний на поселения и отдельные местности в ней по причинам, к которым вернемся. Вне десяти больших делений оставались некоторые районы, например, города Куммаджар (Маджар), города Лакз (центра лезгинов) и страны Кайтак на Кавказе. Эти административные области описываются в рамках географии Золотой Орды. Но некоторые из восточноевропейских земель, к кото¬ рым понятие «Туран» неприложимо, входят и в список стран к северу от Константинополя и от Черного (Понтийского, Нйташ) и Азовского (Меотийского, Манйташ) морей. Этот список (V, стр. 416—422) включа¬ ет и такие страны и народы, которые не входили в перечень владе¬ ний Золотой Орды. Таким образом, обнаруживается некоторая неяс¬ ность в географических представлениях каирских авторов, хотя эта схема и обслуживала определенную политику Каира в Восточной и Цент¬ ральной Европе. Справочник или энциклопедия ал-Калкашандй для чиновников госу¬ дарственной канцелярии отказывается признать потерю Ордой террито¬ рий на юге, где генуэзская колония на крымском побережье угрожала сношениям Каира с Ордой. Он отказывается от такого признания и на западе, где литовские и польские завоевания сокращали территорию, открытую торговле султаната в результате союза с Ордой. Только вне старых западных границ Орды справочник признавал существова¬ ние других государств. Но при описании земель юго-запада — в Бол¬ гарии и Сербии — приводятся документы, свидетельствующие о готовно¬ сти Каира признать некоторые притязания Сербии на эти страны в на¬ дежде хоть как-нибудь сохранить некогда провозглашенный протекто¬ рат султана над ними. При описании севера, излагая в общих выраже¬ ниях претензии Орды на границу в Арктике, ал-Калкашандй, однако, перечисляет конкретные территории Русского Севера (Новгородская земля и др.) вне владений Орды. Отраженное здесь признание каир¬ ской канцелярией самостоятельности Севера не случайно: сама энцик¬ лопедия указывает, что ,«русские» (включая, по-видимому, и других выходцев с Севера) играли большую роль среди «тюрков» султаната20 и что Русский Север был основным поставщиком мехов этим «тюркам»21. Уточним сначала данные о Русском Севере, тогда во главе с Нов¬ городом. В списке «стран к северу от Константинополя» (согласно с опытом мусульманских купцов, пользовавшихся Булгарской областью как базой) он разделен на четыре земли: 1. Вятская земля—«страна Афтакун, северная соседка стра¬ ны Булгара. Их главный город — небольшой Афтакун» (>Афаткун), т. е. Вятка — Хлынов. Арабская форма указывает на первоначальную русскую —(село) Вяткино или Вяткин-городок. 2. Страна ؟аклабов (славян, вообще жителей северных лесов)— 19 Упоминаются и видная с моря гора Четыр-даг, и близость Херсонеса. По¬ скольку перечисляемые деления не всегда были сплошными территориями, кавказская Осетия могла оказаться подчиненной Кырк-еру, но об этом здесь не говорится. 20 Ал-Калкашандй, IV, стр. 182, 216; V, стр. 420 (здесь сказано об особой кра¬ соте «рабов» — новгородцев). 21 Там же, IV, стр. 466. 3♦ 35
общее обозначение для территорий, через которые проезжали из Вят- ской земли в собственно Новгородскую. Часть, смежная с самим пу- тем, была известна как земля С-б-ра-в-йр («Север»? Тогда, очевидно, область, где русский язык был уже обиходным). 3. Земля Новгорода جولمان Джулман в лите^турио-арабском вы- говоре, но Голман в египетском, легко могло быть первоначально ذولمان Холман (ср. Holmgard = Новгород скандинавских саг). «Сердце Севера», великий перекресток мировых путей: «Путешественник, отправляющий- ся от Голмана на восток, доедет до города Карак[ор]ум, старой сто- лицы Великого хана, [города], входящего в сослав Китайской страны; а если поедет от Голмана на запад, доедет до [золотоордынской] Ру- си и — потом —«Страиы фраиков» [Западной Европы] и тех, кто обита- ет на Западном морг», т. е. Атлантическом океаие (Хасан ар-Румй). «Купцы, посещающие египетские города, не едут дальше страны Бул- гара, оттуда возвращаются, а купцы Булгара едут оттуда в страну Голмана, купцы же Голмана едут в страну Югру, дальше которой на- селенных мест нет» (Нбн ан-Ну'ман). Земля Голмана граничит с Баш- кирией. Жители отличаются красотой, «нет рабов, приятнее их по те- лосложению или красивее по белотелию», «но они голубоглазые», и их манера питания, особенно употребление костей для варки, также не- обычны для уроженцев Среднего Востока (Хасан ар-Румй). Наименование Голман (с иранским множественным окончанием йн, проникшим в разные арабские географические имена в Восточной Ев- ропе) может быть связано здесь с ро^ью Холмогор (Колмогор) как цент- ра новгородской власти на Востоке, т. е. того новгородского центра, что наиболее интересовал ииэземных добытчиков пушнины и был бли- жайшим для мусульмаиских купцов (но ср. и тут Holmgard). Вместе с тем названия Голман и Holmgafd могут отражать и •неизвестные нам обстоятельства возникновения и роста самого Новгорода (ср. близкий Холмский погост на реке Ловати). 4. Югра, арабское иачертание которой يوئ،ره приводится с ошибоч- ными перестановками точек: ،بوص и بوث؛زم. Внешняя торговля в руках новгородцев, несмотря на исламизацию Башкирии и на пребывание мусуль- ман где-то на крайнем севере земли С-б-ра-в-йр. На север от Югры «нет населенных мест, кроме большой башни, что построил Александр, в фэрме высокого маяка»; еще севе^ее «нет уже никому прохода, а толь- ко Тьма», «вечно снег и холод», «и подходят там к Черному морю, с которого вечно дождь и всегда на нем туман» (Нбн ан-Ну'ман). На западе игнорирование Литвы и Польши делает золотоордынскую Русь соседкой Германии (Алмаи, франц. Allemagne), которая считалась уже одной из ст^ан франков (фарандж), т. е. западноевропейцев ^٠ Ал-'Умарй и ал-Калкашацдй описывают Австрию как «страну обшую [или: разделенную ثزكة] между Русью и франками». Арабское имя Австрии ذ«ج Намадж Онемцы и, быть может, уже Немеччииа), СООТ- ветствующее современному دسا■ Нимса, коверкалось неправильиой по- становкой точек при написании: 23 بءخ. Севернее были известны прус- сы (бурджан, буршан), которых «германцы покорили и истребили так, что ни один из них не уцел^ и не осталось от них следа» 24 (ср. со- общения Мандевилля и других западных авторов о пути через Прус¬ 22 Там же, V, стр. 403. 23 Там же, стр. 421. 24 Там же, стр. 404, 421. 36
сию на Русь). Игнорирование Литвы и Польши сознательное, отнюдь не по неосведомленности (ср. описания Днепра, Днестра и Карпат как золэтоордынских владений25, бегство Тохтамыш-хана от Тимура «в Русь»26 и т. д.; игнорирование генуэзской власти на Крымском по¬ бережье в описаниях Крыма и Генуи27; причисление Кафы и Судака к Солхатской провинции, упоминания Херсонеса — Сари-кермен, тюрк, «желтая крепость»,—как ордынского пункта у «Страны асов», на пу¬ тях в ордынскую Болгарию28, а в хрониках — упоминания затруднений каирских дипломатов при проезде через Кафу и чаяния скорого па¬ дения там генуэзцев29). Присоединение Болгарии к Сербии в 1330 г. сделало Сербию со¬ седкой Золотой Орды и поставило вопрос о защите ее границ. Золо¬ тая Орда уже давно решила, что договоры вассального Каира заклю¬ чаются и от ее имени30. Теперь сербские послы прибыли в Каир с гра¬ мотой, в которой их государь «просил меч в знак инвеституры и знамя, под которым будет побеждать врагов». Меч и желтое знамя султаната были ему посланы, он был захвален грамотой (между прочим, и как «столп христианства»), но Орда пользовалась потом своей географиче¬ ской близостью, чтобы «держать за горло» Сербскую державу 31. Одна¬ ко Каир проделал такой же опыт с государем волжского Булгара, кстати, поизнав в переписке с ним его претензии считаться и повелите¬ лем балканских болгар (а попутно и сербов!) и назвав его в грамоте «мечом ислама»32. К 1412 г. Каир продолжал еще одновременно призна¬ вать притязания Сербии по отношению к Болгарии (которую она фак¬ тически утеряла в 1356 г.), Булгарского государства (в действительно¬ сти распавшегося на рубеже XIV и XV вв.) и «Валахии» Асеней (рас¬ павшейся в 1393 г.), а также ордынский сюзеренитет над всеми ими. Но Каирский султанат не признал еще установленную в Болгарии ос¬ манскую власть, подрывавшую все его мечты об экспансии на Балканах, вплоть до Карпат, «гле разные неверные народы, как валахи, мадьяры, сербы и другие»33. Венгрия в сферу интересов Каира не входила, и по старой традиции арабских географов она еще ассоциировалась с Баш¬ кирией и родственными племенами Северного Кавказа в общем поня¬ тии «батикарды» 34. Каирская политика на Балканах была направлена на то, чтобы, ис¬ пользуя ослабление сюзерена-ханэ, закрепиться на западных (и север¬ ных) окраинах владений Орды и насколько можно подчинить своему влиянию самого хана. Дошедшие до нас каирские грамоты к хану35 указывают, как внимательно следили в Каире за его положением. Сохра¬ няя общий льстивый стиль, каирская администрация в грамотах к хану так использовала его титулатуру, чтобы он постоянно чувствовал силу каиоского султана. После смерти Узбек-хана уж «другим так не писа¬ ли», а с 1374—1375 гг. хан стал именоваться «приближенным» или «лю¬ бимым» аббасидского халифа — этого бессильного орудия каирской по- 25 Там же, IV, стр. 468—469 (под тюркскими именами). 26 Ибн ал-Фурат, Та'рйх, IX, Бейоут, 1936—1938, стр. 416. 27 Ал-Калкашандй, IV, стр. 46°؛; V, стр. 405—406. 28 Там же, IV, стр. 46е)—461 (Ка(Ьа и Судак), 464, 465; V, стр. 417 (Херсонес). 29 Ибн ал-Фурат, IX, сто. 416, 462. 30 Ал-Иунйнй, I, стр. 538, 539. 31 Ал-Калкашандй, IV, стр. 463; VIII, стр. 49—50, 32 Там же, VIII, стр. 26 (ср. V, стр, 417). 33 Там же, IV, стр. 468. 34 Там же, V, стр. 420. 35 Там же, VII, стр331—294 ؛، 37
литики (проживавшего в Каире и дававшего инвеституры местным сул¬ танам и другим государям, заинтересованным в них). Золотоордынская столица, известная еще в Каире при хане Берке как Саксйн36, а потом как Сарай-Берке, была наводнена «корреспонден¬ тами» и информаторами Каира37. Но зато в Каире и при господстве черкесской группировки тюрков в 1382—1517 гг., когда султаны выдви¬ гали своих родственников, приезжавших из Черкесии, монгольские зако¬ ны и правила («Великая Яса» Чингис-хана) продолжали регулировать жизнь военно-феодального класса (несмотря на сопротивление части духовенства)38. Власть и в Черкесии, и в Каире находилась в руках у монголизированной знати. Этой суетливой политике феодальных интриг все сильнее противо¬ стояли объединяющиеся силы русских княжеств. В лице ал-Калкашан- дй каирская канцелярия считала, что Орда контролирует развитую эко¬ номику Руси лишь с помощью грубого насилия39. Но в Каире знали и боевые качества русских. В описании битвы на Калке (1223 г.) арабская хроника40 называет «разбитыми» только кыпчаков. Систематический набор молодежи в мамлюки в сочетании с грабительской политикой Ор¬ ды довершал превращение западных степей в безлюдное «дикое поле». Эта политика нанесла удар и значительному русскому населению, что проживало за южными пределами русских княжеств. Если первое мон¬ гольское вторжение еще нашло «хазар, алан и русских» за Дербентом до самых половецких степей41 (ср. сообщения ал-Идрйсй о русских, по¬ селившихся в Хазарии к 1154 г., и Ибн )(алдуна об аланах42), а каир¬ ское посольство 1263 г. еще нашло многих русских в Крыму и только русское судоходство в окрестностях ставки Берке. (Сарая)43, то потом ничего этого в сочинениях каирских авторов мы уже не видим. Но еще больше этими наборами была истощена живая сила степняков, являв¬ шихся опорой Орды против нового русского отпора с севера, как, на¬ пример, те половцы — «Бурчевичи» (Бурдж-оглы), что дали Каиру це¬ лую династию султанов (династия Калавуна, 1279—1381 гг.)44. Описания Восточной Европы указывают, что Каир хотел от Орды примирительной политики, эластичности границ Руси, принятия отложения Севера, под¬ талкивания Руси к продвижению на запад. 4. ХАНЫ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ Переходя от вступительного обзора к отдельным категориям инфор¬ мации, имеющейся в данных источниках, мы должны задержаться на личности и положении ордынских ханов. Берке (1257—1266 гг.), при котором Каир стал вассалом Золотой Орды, был тем ханом, за которым Каир больше всего ухаживал и боль¬ ше всего старался угодить ему. Его имя упоминалось в проповедях во время обязательных публичных молебнов (по пятницам) в мечетях сул¬ 36 Ал-Йунйнй, I, стр. 533 [ср. позднее свидетельство ал-Бакувй (XV в.) о бли¬ зости исчезнувшего Саксйна к Сараю-Берке]. 37 Ал-Калкашандй, VII, стр. 302—305 и др. 38 См., например, Ибн Халдун, V, стр. 478 (ср. для предыдущего периода: Ибн Касир, Ал-бидййа ва-н-нихайа, XIII, стр. 117 и далее; ср. также ал-Макрйзй, Хитат, II, стр. 219—222 и др.). 39 Ал-Калкашандй, V, стр. 422. 40 Аз-Захабй, Дувал ал-ислам, И, Хайдерабад, 1337 г. х., стр. 93. 41 йакут, Му'джам ал-булдан (географический словарь), I, стр. 255. 42 «Géographie d’Edrisi», trad. A. Jaubert, t. II, Paris, 1840, p. 404; Ибн &алдун, I, стр. 39 (строка 27). 43 Ал-Йунйнй, I, стр. 540; Муфаддал («Patrologia Orientalis», XII), стр. 457—458. 44 Ал-Макрйзй, Сулук, 13 (Каир, 1939), стр. 663; Ибн ؟алдун, V, стр. 394.
таната, включая и контролируемые султанатом святые места ислама в Аравии. О том, что это означало для султанов Каира, можно заключить из запрета, наложенного ими позже (с 1413 г.) на упоминание имени халифа в таких проповедях даже в самом Каире, и из того, что и прежде только один из каирских халифов упоминался в проповедях Мек¬ ки, не говоря о том, что главы иностранных государств вообще не бы¬ ли почтены султанатом подобным образом. Берке, неофит ислама, изоб¬ ражался как идеальный образец мусульманского правителя: «Берке, сын Тулй, сын Чингис-хана, царь татар. Он двоюродный брат Хулагу, и его страна очень широкая, и она отдалена от нас. У не¬ го громадные, многочисленные войска, и его государство превосходит государство Хулагу по величине страны, армии и казны; но воины Ху¬ лагу разбогатели тем, что награбили в завоеванных ими землях. Берке был очень склонен к мусульманам, почитал (их) ученых, верил в мусуль¬ манских праведников (ас-сулаха’, т. е. дервишей-чудотворцев), получал благословения от их шейхов (главарей дервишей), обращался к ним (дер¬ вишам) за советом45, обращал внимание (вообще) на их слова, и их пре¬ стиж в его владениях был велик. Одной из важнейших причин войны меж¬ ду ним и Хулагу было то, что Хулагу убил (последнего багдадского) ха¬ лифа, ал-Муста'сим би-л-лаха. Он (Берке) был склонен к дружбе с ал-Малик аз-Захир Рукн-ад-дйном (Байбарсом I) и принимал его послов с почетом. Были хиджазцы, что привыкли ездить к нему; он был к ним милостив, давал им много денег, относился к ним с крайним уважением и добротой. Он и многие из его воинов приняли ислам, и в его кочеваниях переноси¬ лись с ним мечети-палатки, сопровождаемые имамами и муэдзинами: когда делал где-либо остановку, ставил их там, и в них правились пять молитв (обязательных для мусульман в день). Был храбрым, милостивым, реши¬ тельным, справедливым (царем), хорошо обращался с подданными, не лю¬ бил проливать чрезмерно кровь и излишне разрушать землю. Отличался милосердием, умеренностью и склонностью прощать» 46. Этот некролог интересен сведениями о самом «царе татар», принятие ислама которым повлияло на отношение его к дервишам-чудотв^рцам, к которым он обращался за советом. Из него мы узнаем, что Берке стре¬ мился использовать для своей борьбы против Хулагу религиозные чув¬ ства мусульман Ближнего Востока и особенно задобрить хиджазцев, стра¬ на которых являлась важным агитационным центром благодаря карява- нам паломников со всех концов мусульманского мира. Ликвидация Баг¬ дадского халифата (1258 г.) сама по себе не повлияла на политику Берке, и даже историограф, у которого мы находим приведенный выше некро¬ лог, забывает эту «важнейшую причину», когда описывает войну Берке с Хулагу и подробно обсуждает ее причины. Но задним числом мог быть использован и этот факт, так как он соответствовал общему стилю пере¬ писки Берке с Байбарсом I: «Ты знаешь, что я люблю эту веру и что этот враг (т. е. Хулагу) напал на мусульман и захватил их страну» 47. «Мчлосерт.ным» Берке был лишь в том смысле, что «когда увидел мно¬ жество убитых, поплакал и сказал: „Тяжело мне видеть монголов, уби¬ вающих мечами один другого, но что делать с теми, кто изменил Ясе Чингис-хана“»48. Берке был инициатором политики (усвоенной Байбарсом I и его на¬ следниками, а потом и Хулагидами) сочетания ислама с Ясой, пропаганди¬ 45 Ср. описачие наоствовачия Бзоке у Ибч ؟аллуча (изд/Каир-БулЗк, 1284 г, х), V, сто. 52е542 ,؛ (Берке поичял ислам под влиянием дервиша). 46 Ал-Йучйчй, II, сто. 364—365. 47 Там же, I, стр. 534. 48 Там же, стр. 535, 39
рования Ясы (несмотря на отличия ее законов от мусульманского права) как проявления божественной воли. Для народов Восточной Европы, Западной Азии и Египта эта политика означала подавление освободитель¬ ных движений и сопротивления властям самыми жестокими способами, крепостное положение народных масс, усиленный гнет податей и трудо¬ вых повинностей. Как падение Каирского султаната, так и распад Золо¬ той Орды были облегчены пропагандой, использованной среднеазиатски¬ ми ханами и османами, в пользу отмены Ясы и восстановления мусуль¬ манского права в полном объеме49. После Берке «стал править один из членов его семьи, Манкутимур, сын Тугана (Ои!,), сына Бату (Батыя), сына Тулй, сына Чингис-хана; и шел по пути и примеру его (Берке), слава богу» 50. (Бату пишется в араб" ских источниках и Бату; Тулй заменяется Души и т. д., т. е. Джучй• Этого Тулй-Джучй не следует, конечно, смешивать с другим сыном Чин¬ гис-хана, называемым только Тулй.) После Туда-Менгу и слабого Тула- буга правил Тохта или Тохтога (Тухтука, Туктуга, Туктай и т. д. в арабских источниках), безрезультатно пытавшийся подтолкнуть снова Каирский султанат на попытку совместного насильственного раздела Ирана, который не был мусульманином, но «любил мусульман и особен¬ но лучших из них и из всех религиозных общин. Был склонен к врачам и колдунам» 51 ٠ С Узбеком (1312—1342 гг.) начался новый перчод в связях ханов с Каиром. Хотя при Берке «шла непрерывная переписка» между Сараем и Каиром, но мы ее знаем только из кратких передач содержания в араб¬ ских хрониках: она велась по-монгольски и не сохранилась. Переписка велась на монгольском языке и позже, но, начиная с царствования Узбе¬ ка, мы имеем образцы грамот, адресованных Каиром Сараю, на арабском языке 52. Перемена явно связана с растущей исламизацией Золотой Орды, облегчавшей ассимиляцию монгольской верхушки с подвластными тюрк¬ скими племенами. Среди прочих титулов Узбека мы находим: «султан мон¬ голов, кыпчаков и тюрков», а имя татар отныне переносится арабскими авторами специяльно на монголов Ирана, более обособленных от местно¬ го населения. Дело доходит до того, что арабский биограф сообщает, как «Узбек, сын Туктая, хан, один из царей монголов в стороне Рума» (Ана¬ толии), хотел в 721/1321—22 г. воевать со «Страной татар» и «преду¬ предил» об этом Каир53. Узбек был для государственной канцелярии Каира 54 «его высокое величество, султан, великий, брат, любезный, знающий, справедливый, крупнейший хан, единственный в своем роде, шахиншах, правитель, Уз¬ бек ильхан, султан ислама и мусульман, единственный среди правителей и султанов, опора царства, султан монголов, кыпчакой и тюрков, краса современных правителей, столп дома Чингис-хана 55, обладатель трона и короны, поддержка богобоязненных, клад верующих». Каирская канцеля¬ рия была изощрена до крайности в варьировании выражений своих араб¬ ских грамот для разных политических и других намеков. Здесь хан как «султан... и тюрков» является руководителем элемента, считавшегося 49 См., например, ه таком с^^е^иатском хане: Ибн Хаджар, 1, етр. 516—517, N٠ 14%ث ср. Ибн Касйр, XIII, стр. 117. «Сийаса» — частая арабская форма «Ясы». 50 Ибн Касйр, 'XIII, стр. 249 (конец иекоолога Берке). 51 Ибн Хаджар, II. стр. 226, биография № 2044. о казнях колдунов при Узбеке: Муфа^дал («Patrologia Orientalis», XX), стр. 228. 52 Ал-Кал^ашандй, VII, стр. 294—301. 53 Ибн Хаджар, I, стр, 354, биография № 878. 54 Ал-Калкашандй, VII, стр. 295. 55 Здесь вставлены в арабский текст слова: ٠ مجز طغاج
правящим и в Каирском султанате; как «султан ислама и мусульман»٠ т. е. обладатель полномочий на фактическое возглавление мусульманской общины в духовных и светских делах (в отличие от номинального воз- главления халифом), он соучастник Каирского султана, а его обозначение «братом», естественное с тех пор как он «сосватался посредством сест¬ ры» с султаном и тот «выдал за него дочь, чтобы сблизиться с ним» 56, одновременно намекает на некоторое равенство. Каир, отнюдь не отла¬ гаясь от Орды и обещая хану, что тот остается «единственным в своем роде», пытается сделать султана в известной степени соправителем хана. Выражение «другим так не писали» означало, что ослабление ханов после Узбека отразилось и в титуловании их Каиром. Сын Узбека Джа- ни-бек был титулован в 756/1355—56 г. как «его высокое величество, султанское, самое великое, ученое, справедливое, самое совершенное, ханское, братское, дорогое, правительское, почтенное»57. В 776/1374— 75 г., в период раздробления Орды перед Куликовской битвой, Каир да¬ же обратился к Мухаммаду Apęy в выражениях, начинающих смахивать на грамоты каирского султана своим эмирам-военачальникам: «его высо¬ кая султанская, великая, правительская. многоуважаемая, самая справед¬ ливая, солнечная честь (ал-макам — «место»), солнце мира и веры, вдох¬ новитель воинов священной войны, боец против неверных и язычников, приближенный эмира верующих (халифа)» 58. Выражения явно подстрека¬ ют на борьбу с усиливающейся Москвой и Литвой, в духе каирских меч¬ таний о направлении русского продвижения на запад при сохранении за Ордой контроля над Русью. Куликовская битва 1380 г. положила конец этим мечтаниям и вызвала в Каире склонность к замалчиванию ее, не¬ смотря на интерес к Руси и на то, что Мамай и его временное прожива¬ ние в Кафе были там хорошо известны59. Вторжение Тимура в ордынские владения в 1395 г. имело место как раз в то время, когда в Сарае находились каирские послы, которым Тох- тамыш-хан «обещал все хорошее». После поражения и бегства Тохтамы- ша послам пришлось вернуться через Солхат (Крым), Кафу (уплатив там 50000 дирхемов за право проезда) и Самсун (на Малоазиатском побе¬ режье)60. Эта неудача усилила в Каире как добрые чувства к хану, так и ненависть к генуэзцам Кафы. Весной 1397 г. каирский летописец очень почтительно пишет, что «Тохтамыш-хан, обладатель „Страны северных степей“ (дешт), сидящий на троне Берке-хана на Кыпчакской земле», пошел походом на Кафу. Положение ханов укрепилось после распада державы Тимура (ум. 1405 г.) благодаря миролюбивой политике Москвы при Василии I (1389— 1425 гг.) и привлечению ордынцев к борьбе с тевтонскими рыцарями (Грюнвальдская битва 1410 г.) в союзе с Литвой и Польшей. Грамота к хану, составленная ал-Калкашандй в 812/1409—10 г. и в которой излага¬ лась просьба возобновления обмена посольствами, содержала более льсти¬ вые титулы, чем грамота 776/1374—75 г.: «Его высокая честь, султанская, великая, братская, основа мусульманской общины, столп чингисхайовско¬ го государства, клад веры, любимый эмиром верующих» 61. В своих гео¬ графических описаниях (составленных начерно к 1412 г.) ал-Калкашандй 56 Ибн Хаджар, I, стр. 354, биография № 878 (но по стр. 471—472, биография N٠٠ 1272, — не сестра); Ал-Калкашандй, IV, стр. 473. 57 Ал-Калкашандй, XII, стр. 295—296. 58 Там же, VII, стр. 296 и далее. 59 Ибн ал-Фурат, IX, стр. 416. 60 Там же, стр. 462. 61 Ал-Калкашандй, VII, стр. 299—301. 41
выступает как сторонник сохранения чингисхановского государства, це¬ лости его традиционных составных частей и тесных связей Каира с Ордой. Однако исторический процесс шел не в том направлении. 5. СУДЬБЫ КЫПЧАКОВ Золотая Орда вряд ли продержалась бы так долго, если бы не из¬ менения в составе населения вокруг Сарая: прилив кыпчакских сторонни¬ ков ханов, отход ряда племен, воинственно относившихся к кыпчакам. Арабские источники освещают именно эти сдвиги.. Монгольское завоевание кыпчакских степей произошло в обстановке войны между самими кыпчаками. Племя Токсоба (летописные токсобичи) активно помогало завоевателям и использовало случай расправиться со своими противниками: именно последние массами продавались тогда рабо¬ торговцам, и из их среды вышли кыпчаки, ставшие позже мамлюками в Египте 62. Если к этому прибавить откочевание других многочисленных кыпчак¬ ских противников новой власти в Венгрию, то создается картина такой радикальной чистки, которая сделала кыпчаков Золотой Орды отличными по составу и географическому распространению от половцев домонголь¬ ских времен. Кыпчаки стали наиболее надежным местным элементом, и это объясняет, почему Орда потом часто рассматривалась как Кыпчак- ское государство с монгольской верхушкой. Не только арабские источ¬ ники то и дело называют Орду кыпчакским царством, а Сарай его столи¬ цей, но и в западных описаниях не раз говорится именно в этом смысле о «царстве Комании», «самом большом на свете», доходящем до Прус¬ сии, Арктики и океана, и о его столице — Сарае 63. (Команы, или куманы, как известно, западное и византийское обозначение кыпчаков.) Ибн Халдун64 склонен объяснять межплеменную ненависть среди кыпчаков в период монгольского завоевания разностью этнического проис¬ хождения. Эта мысль заслуживает всяческого внимания (хотя мнение Ибн Халдуна о монгольском происхождении именно токсобичей не подкреп¬ лено фактическим материалом, Маркварт высказал ряд аргументов в поль¬ зу присутствия монгольских элементов среди кыпчаков вообще). Дейст¬ вительно, хотя обычно считается, что только в XI в. кыпчаки распростра¬ нились из Азии по восточноевропейским степям, арабские источники рас¬ сматривали позже как кыпчаков и те племена, которые уже в VIII в. участвовали в войнах хазар против арабов на Кавказе63. Племенная вражда среди кыпчаков свидетельствует как об их неспособности перей¬ ти от племенного строя к государственному до монгольского завоевания, так и о том, что кыпчаки, проданные или продавшиеся в Египет во вре¬ мена этого завоевания, не были потом склонны к злопамятности к мон¬ голам. Во всяком случае в Орде восточноевропейские кыпчаки стали более однородными политически (и, быть может, по происхождению). Однако число их при этом уменьшилось, а старые границы племенных кочевий сократились. В этйх условиях естественной была концентрация их вокруг новой столицы, где теперь они стали более полезными ханам как поли¬ 62 Ибн }Салдун, Кшпаб ал-'ибар, V, Каир-Булак, 1284 г. х., стр. 372—373, с цитатой из Байбарса. 63 МагкЗеуШе, гл. XXIX (по лондонскому изд. 1568 г. и использовавшим его) и другие авторы. 64 Ал-Калкашандй, V, стр. 372—373. 65 Ибн ал-Асйр, V, стр. 83; Ибн ؟алдун, III, стр. 83; Аз-Захабй, Дувал ал-ислам, I, стр. 77. 4.2
тическая опора.|Ко времени ал-Калкашандй они уже рамат^ваются й описываются именно как население Сарайской, ханской, провинции орды и самого Сарая. Помимо этого, он упоминает только «кып^кскую степь» у Кафы и «неверных кыпчаков» Тамани, да и то в цитатах, отражаю- щих прошлое. концентрация облегчалась продолжавшейся вербовкой кьшчаков в войска Каирского султаната, где они составляли наиболее многочислен- ную этниче؛:кую группу перед приходом черкесской группировки к властл в 1382 г. (после которого вербовка велась главным образом среди чер- кесов). Выше уже указывалось, что западные черноморско-азовские КЫП- чаки служили главным объектом вербовки в каирскую армию как из-за их близости к портам отправки, так и из-за этнической близосги к каирской династии Бурчевичей (1279—1381 гг.) — сильного днепровско-донского упоминаемого в русских летописях. Характерно, что относитель- но долго удержались кьшки-христиане на западе, вблизи от генуэзских колоний побережья (например, п^^ственник-марокканец Ибн Баттута видел их около 1334 г. между Керчью и Кафой), где вербовка была затруднена. К^шчакские старейшины, связавшие свой народ с ханской властью, предали интересы его масс, положение которых было тяжелым: «плохо живут, потому что не оседлые земледельцы, а сильные холода влекут падежи их скота» وو, к чему прибавился страшный гнет налогов и ПОВИН- ностей. Концентрация вокруг Сарая, отрыв верхушки от масс, раздел между сен^льниками-чингисидами ускорили конец кьшчаков как народ- ности: часть их вошла в смешанное население, которое потом звалось татарами (не принявшие это обозначение арабские авторы должны были именно потому долго продолжать употребление старого имени кыпчаков), а часть, наиболее связанная с коче^!чеством, вошла со временем (как отдельные племена кыпчаков) в разные новые союзы кочевников и через них в современные народы: казахов, каракалпаков и узбеков. 6. ХАЗАРИЯ и РУСЬ Богатырь Михайло в былине называется «хазарином» ' казарином или йозариновым), но не в смысле нерусского происхождения: наоборот, он там настоящий русский воин из Галича, попавший в Киев. Для русского «Хронографа» XVI в. хазары, отождествляемые со скифа- ми, известны со времен упадка Рима, когда в 250 г. «скифяне приидоша, рекомии Козаре, весь запад, Италию, восток же и Асию попленища до Солнечного града» 67 (представляемого на крайнем востоке). Поход Свято- слава против них в 965 г. не отличался для «Хронографа» от других по- ходов, которыми киевские князья объединяли племена будущей Руси; Свято- слав «победи Казары... и победи Вятичи»^; и, по западнорусской редак- ции «Хронографа», поход за؟он^ил؟я ^ем, что «многих Пр4веде к Киеву, а на прочих дань возложи» 6؟). в. н. Татищев, использовавший в своей «Истории Российской» разные источники, которые существовали в XVIII в., дал более подробное описание этого переселения: он пишет о хазарах, «которые были Святославом плёнены в Киеве, по реке Роси и по другим городам поселены, которых много было». Рось служила, как изв^<؛тно, оборонительной линией Киевской земли против " степняков, и, наконец, историографы, специально писавшие в XVIII в. о происхож¬ ؟٠ Ал-Калкашандй, IV, стр. 457 (но ал-'Умарй). 67 «Полное собрание русских летописей», т. 22, ч. I, стр. 25أو ч. II, стр. 76. Отличия только в Орфэграфии 68 Там же, ч. I, стр. 359 69 Там же, ч. II, стр. 163—164. 43
дении украинского казачества, выводили его от хазар (и касогов, упо¬ минаемых вместе с хазарами летописями под 965 и 1023 гг.) и из страны Гиркании. Именно последняя подробность, расшифровка которой вызыва¬ ла позже затруднения70, указывает на использование старых источников. Гиркания, находившаяся, согласно утверждению греко-римских гео¬ графов, к юго-востоку от Каспийского моря, в средние века стала назы¬ ваться Хазарией. Таким образом, сообщения классических авторов о гир- канских диких зверях относились на Западе к горным лесам Восточного Кавказа71, а те жители Хазарии, которые приняли иудейскую религию, считались на Западе просто евреями 72: они, по сообщению латинского ав¬ тора Орозия (V в.), были изгнаны древнеперсидским царем в Гирканию. Карты, составленные на Западе, отмечали Гирканию то к северу от Гру¬ зии и Армении (как английская, составленная Герфордом около 1280 г., где все эти страны сдвинуты слишком на юг), то к востоку от Волги (как на венецианской карте Марино Сануто, около 1320 г.), но дело не идет о настоящих разногласиях: Нижняя Волга описывалась как текущая че¬ рез Гирканию73. Употребление этого названия Хазарии было особенно ха¬ рактерно для Запада (включая Центральную Европу), в средние века оно просочилось и в восточнохрчстианскую, и в еврейскую литературу, где тождество Гиркании с Хазарией особенно подчеркивалось. На распростра¬ нение этого представления на Западе повлияло желание воздержаться от применения к прикаспийской Хазарии и ее населению имен Gazaria и Ga- zari, которые связывались на Запасе особенно с Южнокрымским побе¬ режьем (некогда выходом хазар к Черному морю и к торговле с Западом) и его жителями (см., например, о них описания путешествий Плано Кар- пини и Рубрука, XIII в.). Восточные источники содержат рассказы о «Хазарской Руси» (в XII— XIV вв.) и сообщают о ее связях с Галицией и с населением на границе со степью. В поправке нуждается отнесение ее к героическим временам Святослава и Владимира, перенос условий позднего периода на те време¬ на. Но это отнесение было естественным хотя бы потому, что представ¬ ление о «Хазарской Руси» не явилось на свет внезапно, а было плодом продолжительных исторических процессов. Они включали и традицию сла¬ вянских походов на каспийские берега начиная с X в., которые повлекли по коайней мере с XI в. союзы с местным населением против общих вра¬ гов74; и распространение славянского языка в Хазарии по крайней мере с X—XI вв.: и «козары и касогы» как войска на русской службе (лето¬ пись под 1023 г.): и обозначение киевского воеводы, воевавшего с полов¬ цами в 1106 г., «Козарином», как бы оно ни объяснялось; и отождествле¬ ние скифов с хазарами в «Хронике» Георгия Амартола, перешедшее в русскую летопись, вызывавшее на Руси интерес и потому, что имя скифов применялось и к русским; и, наконец, та пестрота состава населения Ха¬ зарии, которая позволяла восточным писателям75 считать хазар то тюр- 70 Антонович и др. (например, Грушевский, Mcmopin УкраЫи-Руси, VII, стр. 66 и далее). 71 Vincentius Bellovacensis (Vincent de Beauvais, XIII, b.), Speculam Majus٠ Ve¬ necia 1590—1591. 72 Отто, епископ Фрейзинга, в «Chronicon», II. 23 (около 1146 г.); Petrus Comes¬ tor (Mignę, Patrologia, t. 198). Liber Esther, cap. II, V и др. 73 Simon de Keza, Gesta Hungarorum, § б. Писал около 1282—1285 гг., считал еще, что Каспийское море соединено с Северным океаном. 74 На эту под готовку мне пришлось уже указать в докладе на XXV Междуна¬ родном конгрессе востоковедов (Москва, 1960 г.), в секции кавказоведения. 75 Ибн Хапдун, II, стр. 7, 154 (иранцы, со. IV, стр. 417); I, стр. 63; II, стр. 89, 223; III, стр. 83; V, стр. 561 (туркмены); И, стр. 232 (грузины); ад-Димашкй, Нух- бат ад-дахо, стр. 263. О (языковой) связи с булгарами см, у ранних авторов (ал• Иста$рй, Ибн Хаука л). 44
ко-булгарским народом, то туркменами, то иранским народом, то сродни грузинам или армянам, что давало возможность и русских поселенцев называть иногда хазарами. Нам пришлось уже упомяпуть свидетельство ал-Идрйсй ٨ о важной ролн, которую русские сталн играть в Хазарии (и соседних районах ؛آо- волжья), ко времени составления его труда, законченного в 1154 г. Он подчеркивает, что это были не выходцы из Киевской Руси (или севера), а другие русские, из мест, соседних с Венгрией и страной Дж-£-улийа جوليت. Эта страна им упоминается также как близкая и к Рермании, и к бассейну Черного моря^, так что надо ее отождествить с Ралицией, Га- лицким княжеством того времени ٩ Название Дж-£-улийа, или Г-£-улийа (арабская буква «дж» является и одним из способов передачи буквы «г», отс^ствующей в литературном арабском языке), по-видимому, связано с промежуточной формой Гуцулия (ср. название гуцулы, удержавшееся за карпатскими горцами-украинцами). Тут следует вспомнить, что ал-Идрйсй писал при Галицком кпязе Ярославе Осмомысле (1152—1187 гг.), о кото- ром «Слово о полку Игореве» говорит: «стремяеши с отня злата стола Салтани за землями» («стреляешь в далеких султанов с златого престо- ла отцовского»), и что азербайджанский поэт Хаканй говорит о «русских и хазарах», воевавших вместе в области Ширван около 1175 г. Состави- тели былины о Михайле вряд ли могли бы назвать русского богатыря из Галича хазарином без всяких пояспений, если бы это обозначение не бы- ло вполпе понятным слушателям, если бы хазарами не прозывались у русских и все те галицкие удальцы, которые принимали участие в ЭК‘ спедициях в Хазарию и в походах оттуда против «салтанов». Галичане, подобно русам X в., могли доезжать до Хазарии на судах из их рек в Черное и Азовское моря, Дон и (волоком в) Волгу; они имели поселе- ния на Днестре, Пруте и Нижнем Дунае. Слова ى о русских в землях Хазарии и Нижнего Поволжья указывают, что это были не столько воины самого Галицкого княжества, сколько «бродники» из районов, одаривавшихся им и Венгрией, галиц- кие выходцы в вольной степи. Действительпо, латинские источники XJIJ в. говорят о «^дниках» вблизи Венгрии, а Воскресенская летопись под 1223 г. сообщает, как галицкие «выгонци» в тысяче «лодий» прибыли по Днестру, морю и Дпепру участвовать в русской коалиции против та- тар79. Ярослав Осмомысл мог взять отправку такой вольницы на восток под свое покровительство отчасти и для того, чтобы удалить ее от СВО- их собственных владений в связи с его стремлением к установлению сильной княжеской власти. Ал-Идрйсй писал, что русские, закрепившиеся в его время в Хаза- рии и Нижнем Поволжье, притеспяли местное население. Но это опро- вергается его же сведениями о процветании в то время городов Ха- зарии, а также свидетельством Хаканй о «русских и хазарах» как союз- никах и сообщениями грузинской хроники о новом росте значимости Хазарии (и хазар) как раз в этот период (и до монгольского завоева- ния). Ряд данных как в восточных, так и в западных источниках ГОВО- рит о сохранении местного населения в эти и в ранние монгольские времена82. Существование развитой экономики старого коренного насе¬ 76 «Géographie d’Edrisi», 1840) 1ل), стр. 4Q4. 77 Там же^ стр. 382, 391. 78 Ал-Идрйсй употребляет и имя Галисийа, но для города Галича (стр. 390). 79 Ср. Ипатьевскую летопись ПОД следующим годом. 80 См. Ал-Калкашандй, стр. 402. 81 Ср. Brosset, Histoire de la Géorgie, 1, pp. 397, 401, 411, 509, 522, 546, 550. 82 Вплоть £ه начала XV в.; ср. ал-Баку[в]й (De Guignes, Notices et extraits٠ 1789, p. 532) и «Detmar-Chronik», Fortsetzung, § 1019, s. 791138 § ؛, s. 150. 45
ления Волжской Болгарии (разделившей, по ал-Идрйсй, ту же участь) лодтверждается и археологическими материалами. Ошибочные сведения ал-Идрйсй объясняются его зависимостью от информации, полученной через южноитальянских моряков и купцов, связанных в Восточной Ев¬ ропе с кругами, опасавшимися русского соперничества в торговле. Географические данные также указывают, что ко времени монголь¬ ского завоевания области русских в Хазарии сложились главным образом путем освоения и заселения земель, которые прежде были запущены или не играли большой роли. Географический словарь Иакута, закончен¬ ный начерно к 1224 г. и описывающий первое монгольское вторжение в Восточную Европу (через Дербент) «по горячим следам», перечисляет завоевание хазар, алан, русских, Саксйна, кыпчакских степей, Булгара— в этом порядке83. Каирская миссия, выехавшая в 1263 г., нашла только лишь «суда русских» в речной навигации близ ставки хана Берке 84, которая тогда еще называлась Сакдйном 85. Но наименование Са^сйн обозначало не только домонгольский город и не только (первоначально) ханскую ставку, разросшуюся в город Сарай-Берке (на реке Ахтубе, восточном рукаве Нижней Волги), но и область, где находились эти го¬ рода, в частности и Приволжскую возвышенность (вдоль западного бе¬ рега Волги), т. е. «Саксйнские горы», откуда течет Дон, по словам ад- Димашкй (или ад-Димишк:й, ум. 1327 г.)86, который в связи с этим даже Азовское море называет Саксйнским. Во времена путешественника Ибн Баттуты (около 1334 г.) эта возвышенность была, по крайней мере в своей значительной части, «горами русских؛»: он даже предполагал, что там проживает весь русский народ 87. Он пишет о них в связи с городом Укеком близ нынешнего Саратова (куда прибыл из Астрахани, как на отправную станцию для караванов, идущих в Крым). Указав, что от Укека до Сарая десять караванных переходов, он сообщает, что «на расстоянии дневного перехода от этого города горы русских, и они христиане». Таким образом, пределы «Хазарской Руси» простирались полосой, пересекавшей Волгу и включавшей на севере земли Приволж¬ ской возвышенности, а на юге — земли близ Ахтубы; по-видимому, они доходили до тех алан, которые (по Ибн Халдуну) были перемешаны с хазарами к северо-востоку от каспийских берегов и больше подходили под описание йакута, чем горнокавказские аланы близ Дарьяла. По стратегическому местоположению «русские области» Хазарии доходили, по данным арабских авторов, до Нижнего Поволжья (и осве¬ домители ал-Идрйсй это поняли, хотя и неправильно истолковали'،; но это поставило с самого начала эти области под удар монголов, привело к появлению ханской ставки (Сарай-Бату, а потом Сарай-Берке) по сосед¬ ству, к сосредоточению кыпчакских кочевников вокруг этой ставки и к тому, что во времена Ибн Баттуты, очевидно, сохранялась уже только возвышенная часть этой «Руси», а ко времени ал-Калкашандй можно было уже резюмировать политическую географию Восточной Европы, не принимая эту «Русь» во внимание. Как первоначальные удары монголов, так потом и соседство Сарая («громадный порт для купцов и тюркских рабов» 88) влияли на появление многих русских в армии тюркского Каирского султаната. Ибн Халдун упоминает в ее первоначальном ядре «кыпчаков, русских, алан, мулат 83 Йакут, Му'джам ал-булдан., I (ред. \Vustenfeld, Лейпциг, 1866), стр. 255. 84 Например, ал-Йунйнй, I, стр. 54؛\ 85 Там же, стр. 533. 86 Там же, стр. 106. 87 Ср. текст в редакции С. Ое^ётегу и В. Я. Зап؛؛؛у؛пеШ, II, стр. 414. 88 Как цитирует еще ал-Калкашандй, IV, стр. 457. 46
и соседних с ними черкесских племен»م9ة Ал-Кал^ашандй, описывая её состав, говорит о «тюрках, черкесах, ромеях, русских, ^сах и других народах» s0. Один из ее вождей, принявший тюркское имя Байбуга, сохра- НИЛ навсегда прозвище «русский» (рус или урус). Он был вице-королем и командиром войск Египта в 1347—135ل гг. (748—751 гг. X.), намест- ником Северной Сирии с резиденцией в Алеппо в 1351 — 1352 ٢٢٠ (752— 753 гг. X.); был обезглавлен в 1353/754 г. после неудачного восстания. Хроники изобилуют сообщениями о нем. Судя по ним, в конце XIV в. и позже русские в этой армии —уже исе^^^ элемент. 7. ДОКУМЕНТЫ о БОЛГАРСКОЙ, СЕРБСКОЙ и БУЛГАРСКОЙ ПОЛИТИКЕ КАИРА Эта политика была уже выше резюмирована в общих чертах, и ПОЭ- тому у^ольствуемся здесь док^ентацией. Начнем с обычаев диплома- тической переписки с Булгаром, за которым Каир признавал право и на б^анских болгар, и сербов. Ал-Калкашандй (VIII, стр. 26) пишет: «о пе- реписке с тем, кто за Крымским морем, в северную сторону от него, и это государь ал-булгар (Булгара и болгар) и сербов. Страна эта на край- нем севере граничит с государем Сарая». «Ат-Та'рйф» (справочник ал-'Ума- рй) упомянул переписку с ним под рубрикой переписки со всеми царями мусульмап. Он говорит: ее государь публично показывает свою зависи- мость от государя Сарая, [вместе с тем] ™сл^вои^легатов просить у султанских врат (каирского правительства, порты) зпамена (как инве- ституру); они были ему посланы вместе с тем, что прибавляют по обычаю: меч, почетная одежда, лошади с упряжью, и упомянул («ат-Та'рйф»), что следует обращаться к нему в корреспонденции, как писали тогда: أعئ سه محر اتجاب الكريم، العالي، المهم> الامق الك;ةرذ، العانى> 1لعادتي ١ لم؛حا هدى) المؤددى) المر1 بتإى) ١دمثاممي، الا وحدى) س؛؛ف الامحم،لام و ا لمسلم؛ين) داصر ا لغزا ة و المح1 ءدين) رءتم الويوش) مقدم العمم،احمكرء م؟ما ل الم-لولث و ا لملاط؛ن، ذ<ر اسمر المبمين То есть: «Да умножит Аллах победы его высочества, " высокого, царственного, самого знатного, главного, высокородного, спра- ведливого, ведущего священную войну, поддерживаемого богом, охраняю- щего и защищающего границы [мусульманского мира], единственного в своем роде, меча ислама и мусульман, покровителя воюющих и бьющих- ся за веру, военачальника и п^д؛*одителя армий, красы царей и султа- нов, сокровища эмира верующих [халифа]». Выражения, переводимые как «царственный», «цари» — малики, ОТНО- сились по каирскому ^о^^отреблению и к князьям, и к крупным фео- далам. «Султан», вопреки теперешнему арабскому употреблению, был бо- лее высоким званием самого государя, хотя иногда и зависимого. Выражение, значившее «главный, старший» в обычных обращениях к феодалам и военачальникам, принимало значение «великий» в обращениях к суверен- ным царям. Данное обращение, таки^ образом, отличается относительной эластичностью определений положения адресата, о сюзеренитете Булгара над балканскими болгарами и сербами иде^ьствует включение их в 9ء Ибн Халдун, V, стр. 336. 90 Ал-Кал^ашандй, IV, стр. 182, 216. 47
Описание государства у ал-Калкащандй (IV, стр. 463; V, стр. 417—418) в качестве материалов для служащих, составляющих грамоты. Все же харак¬ терно, что в формулах обращения, которым каирская канцелярия всегда приписывала особую важность с точки зрения дипломатического протоко¬ ла, она воздерживается от географического определения его владений. Каирский султан намекает булгарскому государю на готовность содейство¬ вать его возвышению, но старается себя не слишком связать. Он дает инвеституру как •сюзерен, но на случай осложнений с Ордой на этой поч¬ ве оставляет для себя в формулах обращения лазейку, выставляя скорее халифа ответственным за связи с Булгаром, тем и намекая (а может быть, и грозя), что халиф может своей инвеститурой сделать булгарского госу¬ даря не зависимым от Орды: халифские инвеституры были признаниями независимости. ؛١؛ & ؛١؛ Под рубрикой «переписка с царями неверных на север от ромеев и франков» мы находим (ал-Калкашандй, VIII, стр. 49—50) две формы обра¬ щения к сербскому государю: первая подчеркивает его власть над Болга¬ рией, упоминает его морские силы и в расплывчатой формуле признает его даже наследником прежних византийских императоров («истинный Ангел и Комнин»)91, вторая упоминает только его власть над Сербией. Обе отме¬ чают его выдающееся положение в христианстве и притом делают это в очень хвалебных выражениях. Обе титулуют его не султаном, а тем рас¬ плывчатым титулом малика, который обозначал и настоящих царей, и круп¬ ных феодалов; первая даже прибавляет европейский титул герцога (с!их, дукис)92, но вторая называет его приравнивающим к царям титулом дру¬ га султанов. Зато в том и другом случае сербский государь именуется величеством (хадра). Если сравнить эти обращения с обращением к государю Булгара, то создается впечатление, что оба правителя считались в основном равными, но умышленно, в интересах султаната, один из них возвеличивался, а дру¬ гой ставился ниже. Но, чтобы уменьшить их соперничество за власть над Болгарией, один признавался монархом Балканских и Поволжских земель, а другой — вице-королем в управляемых им землях. В обращении к серб¬ скому государю Болгария называется ал-Булгар (что подразумевает и включение поволжских булгар), хотя известно, что в Каире пользовались и другими ее названиями, в частности ал-Бургал. В географических опи¬ саниях Булгарской земли встречаются сообщения о балканских болгарах и сербах и подчеркивается связь между ними, но без четкого указания, кто возглавляет эти царства и где расположен их центр. Чаще всего им считался город Булар (Бюлар, Биляр, «Великий город» летописцев) или Булгар93, а сербский государь — правителем. Мысль о прочной связи этих стран опиралась не столько на воспоминания древнеболгарского единства, сколько на интересы Каира (соединение его номинальных вассалов, связь доступных ему портов Болгарии с далеким, но важным ему булгарским центром меховой торговли). Из двух форм обращения к сербскому государю первая отражает ранние времена номинального каирского протектората: стремление кралей Стефана Уроша III и Стефана Душана объединить под своей властью сер¬ 91 Династия Ангелов: 1185—1204 гг.; Комнины: 1057—1185 гг. (с перерывом 1059—1081 гг.). 92 Здесь, очевидно, «краль» (титул до 1346 г.), отличный от настоящего «царя». 93 Расстояние между ними, около 75 км, облегчало далеким каирцам рассматривать их как один город. 48
бов, болгар и греков, одновременно охраняя свой золотоордынский тыл сближением с Каиром. Вторая отражает положение, когда фактическая потеря Болгарии сделала Сербию (уже с опытом «царства») менее ГОТО- вой к ди^матическим уступкам для такого сближения. حءبرة الملك اتجل، المكرم؛ ادمإل، الهمامء اليرغامء الباصل، اددوض، الا*دتجلوسك الكمسهمثسء وملانء ءماد الحبمرا*بمة، مالك المرب و ال؟اغار، قخر الاءممة العيسو.بة، نذر الملة الم*صحية، وارس ال-حورء حاس الخهبرن و ازثغور، و *نءرمه ا(همماحب الأغا ر)) ؛То есть: «Его величество, малик, знатный, уважаемый, почитаемый истинный Комнин[ос]^ ,[؛>герой, лев, храбрец, герцог, истинный Ангел[о ствующий н^д сербами и^؛такой-то [по имени], столп ^исианства, ц болгарами, краса иисусова народа, сокровище христовой общины, герой морей, защитник крепостей и пограничных укреплений, и его звание «госу- .«дарь болгар المل-لثمء ا لحا؛؛ل ) ا لممكره| ء ا لمبحل ) الم*زر، ا لهما م ، البارمم.لا فلان، ءز دين النحر،رانية، كبير الطا كث اامرعاأ؛بية، ءماد د.تى المعموددة) مدإ؛ق الما.وك و الم^لاءلين، ر أدام ازاه أسته 6 و حرس ه,هحنمح) كذا وكذا؛ و تعرإ؛فه (١ هوامه ب السرب>) То есть: «Его величество, малик, знатный, уважаемый, почитаемый, глубокочтимый, лев, храбрец, такой-то [по имени}, мощь христианской ве- ры, главный среди верующих в крест, столп подвергающихся крещению, друг маллков и султанов؛ да даст ему Аллах вечно хорошее и да сохра- нит его жизнь; отмечаем его так итак; и егб звание „государь сербов“». 8. черноморско-кавказская зона каирских интересов Жизненно необходимой линией интересов Тюркского государства был путь, соединявший его с местом происхождения его войск, «Страной тюр- ков» (араб, «билад ат-турк»)94 или «Царством тюрко^> (араб, «мамлакат ат-турк»)95, т. е. Золотой Ордой. Важность этого морского пути была такова, что египетский писатель ас-Суйутй96 даже обозначает Средиземное море «Морем тюрков, местным [и] как Море хазар», — обозначение, отнюдь не припятое у профессиональных географов того времени, но отражающее народное отношение к этому морю прежде всего как к дороге в «Страну тюрков», порты Хазарии и Нижнее ٨٠- волжье. Наиболее подробным описанием такой поездки (если не считать из- вестной книги о п^шествии марокканца Ибн Баттуты, маршрут и инте- ресы которого не вполне совпадали с обычными ма^рутами подданных ^лтаната) является отчет дипломатической миссии, выехавшей в 1263 г. к хану Берке لا. После поездки в Константинополь, а оттуда к анатолий¬ 94 Например, Ибн Тагрй-бирдй,سس-مبر ас-сафй (парижская рукопись) [Siane, 2Э68—2072 (V, л. 336) О Калауне]. Это имя о^значало и Туркестан. 95 Например, географ *Умар ибн ал-Вардй при описании гор Крыма. Ибн Баттута также говорит о «тюрках», «тюркских» владениях. 9؛؟ «Бада’и* аз-зухур» (например, каирские и^^ание 1329 г. X., стр. 13). 97 Сочинение Мухии-ад-дан ибн Абд-аз-Захири о царствовании Байбарса 1, цити- руемое ал-Йунйнй (I, стр. 540). 49 4 Восточные источники
скому берегу, противолежащему Крыму, «ехали морем к противоположно^ му берегу: это расстояние от десяти дней езды до двух при благоприят¬ ном ветре. Потом вышли на гору, известную под названием Судак, и их встретил там правитель той местности по имени Табук и кыпчак по проис¬ хождению. С почтовыми лошадьми они направились к городу, называе¬ мому Крым (Солхат, позже Старый Крым), где жители — кыпчаки, русские и аланы. И от берега к тому городу расстояние одного дня езды. Потом поехали из города к Берке; [проехали] один день и встретили военачаль¬ ника по имени Тук-буга, предводителя десяти тысяч всадников [«темника»], и он правитель всех тех мест. Потом двадцать дней ехали по степи, где население живет в кибитках, у них много овец. Члены миссии доехали до реки Итиль; это пресная98 река, широкая, как Нил, там суда русских, и ставка царя Берке на его [Итиля — Волги] берегу. И провизия все время подвозится к ним теми путями. А когда приблизились [члены миссии] к ор¬ де [ал-урду], их встретил везир». Этот отчет, приводимый в тексте на том нелитературном арабском языке, на котором он был выслушан в Каире, выясняет сущность другого описания данного путешествия , изложенного более литературным язы¬ ком. Последнее является позднейшей обработкой отчета миссии. Сравне¬ ние двух этих текстов позволяет выявить интересные варианты. Сообще¬ ние о населении «кыпчаков, русских и алан» относится не только к го¬ роду Крым (Солхат), но и ко всей стране. Миссия, по-видимому, нашла эти этнические группы в составе населения и самого города, и его про¬ винции. Во всяком случае наличие русских горожан в Крыму представля¬ ет особый интерес для выяснения обстоятельств зарождения торговых свя¬ зей Москвы с Судаком (Сурожем) и появления особой категории купцов— «сурожан» — в Москве. Выходит, что эти связи могли развиться и без контакта московских торговцев с крымскими генуэзцами. Каир сначала старался усилить свое влияние и пропаганду в Солха- те — тогда «большом городе, где имелись базары, мечети, гостиницы и бани» (Ибн ал-Вардй). Султанат воздвиг там около 1287 г. мечеть из белого мрамора и позаботился послать специального человека для выре¬ зывания титулов каирского султана на камнях 100. Но Солхат, как и Крым в делом, очень пострадал от страшной эпидемии чумы, «черной смерти», в 1346—1347 гг. Распространяясь по торговым путям, она прошла из Китая (около 1333 г.) через Индию и Среднюю Азию в «Страну Уз¬ бека» (Золотую Орду) и ударила всей силой на Крым, откуда проникла в Малую Азию, Каир и Каирский султанат (Русь была задета «возвратной волной», повернувшей от Западной Европы на Восток в 1352 г.). Судья в сирлйском городе Алеппо ал-Фадил ибн ал-Вардй, бывший и историо¬ графом (не смешивать с географом 'Умар ибн ал-Вардй!), заносил в свой труд сведения, получаемые от купцов, о продвижении эпидемии и опусто¬ шениях, производимых ею101. В Солхате «на загородном кладбище было по тысяче похорон в день или около этого». «И передал мне купец из нашего города, который прибыл из той страны, что судья [города] Кры¬ ма сказал: мы подсчитали умерших от эпидемии, и вышло 85000, кроме неизвестных нам». 98 Указание необходимо, потому что арабское сдовэ «ба؟р», употребляемое здесь (по египетскому обычаю) для «реки», означает также «море». 99 Moufaz^al ibn Abil-FazaiJ, Histoire des sultans mamlouks — «Patrologia Orien- talis» t XII, fasc. 3, pp. 457—458. Читается: Муфаддал ибн Аби-’л^Фа^’ил. 100 Для даты и имени султана-строителя ср. Ибн ал-фурат, Та'рих, VIII (бей- рутскэе изд., 1939 ٢٠), стр. 51: 685/1287, су^т^н-кыпчак Кала[в]ун; ср. в. Тизенгаузен, Сборник материалов к истории Золотой Орды, I, 1884, стр. 363. 101 Иапечатано в конце К1؛иги: Абу-’л-Фида’, Та рй$ (изд. 1286 г. X.), стр. 156—157. 50
А главное — сношения Каира с Ордой все больше натыкались на гену؛>зский барьер вдоль крымских берегов. Генуэзские власти затрудня- ли проезд и заставляли платить тяжелый выкуп, в этих условиях Каир, не собираясь отказываться от Крыма, ве большитересовался возмо^к• ностями использования других черноморских берегов и гаваней. Номиналь- ный протекторат Каира над Болгарией и Сербией был связан с интере- сом его к таким местам 102, как Акджа-карман (Акчекермен, Аккерм؛،н, Белго{од-Днестровский) — «маленький город на Понтийском море», «близ устья реки Турлу» (Днестра), где «жители — смесь мусульман и невер- ных» и который связывал Болгарию с основной «Страной тюрков»; или Сакджа «у где «большинство жителей мусульмане», к^ир мог надеяться, что даже номинальное сохранение протектората, сочетаясь с религиозной связью с частью жителей, поможет ему закрепиться в этом береговом районе. («Список городам русским, дальним и ближним», XJV в. или первой половины XV в., причисляет к ним Белгород-Днестровский; это уточняет и характер немусульманского населения, и возможную до- бавочную причину каирского внимания к этому району.) Купцы и дипломаты султаната, по-видимому, обычно не пользовались гаванями между Белгород-Днестровским (на западе) и Херсонесом (на востоке): устье Днепра (Азу) определялось как находящееся между эти- ми двумя городами 1'-3. Зато был большой интерес к гаваням на восток от Крыма. Ал-Калкашандй около 1412 г. считал'٠٠ наиболее подходя- щим морским путе،,( в Орду тот, что проходил через «Ноитийское море, известное как Крымское море; потом Меотийское море, из- вестное как Азакское (Азовское) море, и завершался у его конца». Он упоминает 105 в Крыму гавани Херсонес (Сарй-кермен), который склонен причислять скорее к Болгарии (по причинам, указанным выше), Судак, Кафу (ал-Кафа) и Керчь (ал-Кирш, причисляемую к Азовской земле); в Приазовье — сам Азов и аш-Ш-крак (на восточном берегу); и в Восточ- ном Причерноморье — Тамань, Аб^ас (Абхазский порт, горный город на побережье, к северу от Сухуми) и Сухум (Сухуми), граница Орды у него цроходит возле Тамани, а Сухуми у него «на расстоянии дня езды от Грузии, и есть такие, что причисляют его к Грузии». Как видно из био- ؛■рафических сведений, сухумские мусульмане одерживали связь с Крымом. Пользование этими портами содействовало вербовке людей среди со- седних жителей в войска султаната, а эта вербовка в свою очередь рас- пыляла и выветривала это население. Когда мы читаем о башкирдах (баш- ^ирд) в султаиских войсках, то речь, вероятио, идет о «Стране алан и 'ункар (угрэв) и башкирд», что близ Черноморского побережья, за Зихией (районом Тамани) и Черкесией, и о п^^оискбй «Стране башкирд и мад- жар» (мадьяр)'وه, так как приуральские башкиры и угры —мадьяры Вен- грии жили дальше, и вербовка их была труднее (особенно в Венгрии). Черкесы были с самого иачала более устойчивым и значительным эле- ментом, а с 1382 г. черкесская группировка иаходилась у власти в Каи- ре почти непрерывно до падения султаната в 1517 г. 102 Ал-Калкашандй, ٧؛, стр. 46469—468 ,ة46-ت; V, стр. 417. 103 Так писал еще ал-Калк؛؛шандй ([٧, стр. 468). ١٠٠ Там же, стр. 469. ،؟٠ Там же, III, с?р. 2؛24—ص (описание черноморско-азовских берегов на базе сведений Абу- л-ФидЗ’, с добавлениями). ،٠« Ан-Нувайрй, I, стр. 246; ад-Димашкй, стр. 106; «Страна черкесов и мЗджар» (ал-' Умарй MaęajiuK ал-абдар, Каир, 1924, стр. 78), может быть, уже по городу Маджару. ٠ видном эмире-башкирде, губернаторе Алеппо, ср. Ибн ал-фурзт, ؛؛؛٧, стр. 58.
Султанат стал в этот период частью владений черкесской знати. «Баркук (первый черкесский султан) и его преемники перевернули поряд- ки государства, выдвигая только людей из свсей среды и выдавая круп- ные поместья своим родствениикам, иногда даже недавно привезенным мальчишкам» 107. Принадлежность к знати Черкесии не только способство- вала карьере в войсках султаната, но стала важнее формального положе- ния. Черкес, как, например, Хушкадам ас-сайфй, мог стать эмиром (фео- дальным военачальником), губернатором Иерусалима, считаться храбрецом и все же оставаться маловлиятельным, «не из знатных людей и не из тех, кто во главе его народа» ٠؛®. А простой воин, если он происходил из среды, близкой к правителю, мог с самого начала быть потенциальным кандидатом в султаны '09. По своему духу эта знать была монголизирована. Иной раз вид- ный эмир и «одевался и ехал без убранства, идя, таким образом, по Стопам каранй؟ старого времени»ئ. Султаны и эмиры устраивали це- ремонии по случаю питья кумыса, регулярно производили большие выезды на охоту и на облаве животных обучали воинов ратному ПС- кусству, поощряли пзучение Ясы (ио не туземцами), предоставляли возможность судиться по ней и купцам из Черкесии, включая иему- сульман. Знать, действовавшая то в условиях распространенного хри- ؛тианства (как в Черкесии того времени), то в условиях мусульман- ской страны (как в султанате), создала совершенно особый религиоз- ный быт. Обильные сведения о быте, обычаях и нравах верхушки сул- таната одновременно являются материалом по истории знати Запад- ного Кавказа. Закавказье относительно меньше занимало Каир в «тюркский» период. В это время мы находим у арабских авторов склонность к весьма распрострапенному применению термина Арран и\ т. е. Аг[о]- ван, или Албаиия: он покрывал в глазах государственной канцелярии не только теперешний Советский Азербайджан и юг Дагестана, но и Грузию, так что Берда'а (Партав) в действительной (азербайджанской) Албании считалась одним цеитром Ар^иа (находившимся в состоянии упадка), а Тбилиси —другим, в западпых источниках мы также ветре- чаем склонность к употреблению названия «Албания», но там оно рас- устраняется скорее на земли к северу от Кавказского хребта. Ког- да французский энциклопедист XIII в. пишет, что леса Гиркании (т. е. восточнокавказские горные леса) граничат «на востоке с Каспийским морем, на юге с Арменией, на севере с Албанией и на западе с Ибе- рией (Грузией)»112, то это еще можно увязать со склонностью араб- ских авторов подчеркивать иногда принадлежность именпо Дербента к Аррану113. В географической системе, принятой каирской государствеииой канцелярией, З^авказье —Арран —по традиции связывало;ь с Ирапом. Для султаната этот большой Иран Хулагидов был реальностью. Каир был хорошо зиаком с важной ролью автономного грузинско- го цар;тва в военной организации Хулагидов. в памяти каир:кой кан- целярии Грузия (ал-Курдж) так и осталась «знатной, славной страной 107 Ибн Тагрй-бирдй, Ал-манхал ас-сафл (парижская рукопись), ا[[, л. 186а. ؟٠٠ Там же, л. 486. 109 Там же, V, л. 566 (Лачйн). ١٠؛ ^ам же, III, л. 136а (эмир Судун аз-Захирй). ١؛' Ал-Калкашандй, IV, стр. 361—364 и сл. 112 Vincentes ^ell№acens،s. Speculum Ml]US, t. I, lib. XXXII, cap. VII, fo. 411b; t. IV, l؛b. I, cap. LXVIII, fo. 10a. 113 Ср. ал-Кал^ашанди, III, CTp. 249. 52
с храбрым и смелым населением»114. Каир старался задобрить Грузию, используя ее интерес к святым местам Палестины и к паломничеству туда, которое играло большую рэль в международных связях Грузии. В нотах каирской канцелярии к «его величеству, султану Грузии» от¬ мечались значение Грузии как убежища культурных и государствен¬ ных традиций Эллады и восточного христианства («тот, кто уцелел из греческих царей», «потомок йонийцев», «наилучший из царей сирий¬ цев»), ее военная сила (не только «защитная ограда Анатолии и Ира¬ на», но и «мессия христовых героев»), а также роль грузинского царя как «почитателя Иерусалима», который покровительствует другим хри¬ стианам, не только православным, но и «тот, кто помогает римскому папе»115. В Каире считали, что Грузии удалось тогда добиться этого положения, несмотря на соседство сильного монгольского гарнизона (в 10000 всадников)116. Распад Хулагидской державы удалил угрозу появления грузинских войск на границе Каирского султаната и уменьшил в Каире интерес к Закавказью. К тому же сила царей Тбилиси была подорвана тем, что правители Абхазии стали претендовать на трон всей Грузии. Каир переписывался как с царями «Тифлиса», так и с правителями городов «Сухум и Абхас», и титуловал и тех, и других царями Грузии117. Интерес Каира к востоку Аррана был с самого начала более огра¬ ниченным. С распадом державы Хулагидов, когда эти страны переста¬ ли быть ее фронтовой зоной в конфликтах с Золотой Ордой, он еще уменьшился. Но стратегическая важность Дербента хорошо сознава¬ лась, и Каир поддерживал дипломатическую переписку с правителем этого города. Черноморско-черкесская зона каирских интересов была Каиру важ¬ на сама по себе, а также как база для сношений с Поволжьем и осо¬ бенно с правителями Сарая и купцами Булгарской земли. От этой зем¬ ли шли разные торговые пути, но Каир интересовался главным обра¬ зом двумя. Один был путь на Русский Север, в «ту страну, откуда привозят соболей и белок»118, к темным волнам119, проглядывающим сквозь арктические туманы, к новгородским рынкам, где булгарские «гости» встречали скандинавских, приезжавших в Ноіп^агсі (Ноіп^агог). Другой путь шел в Среднюю Азию и дальше. По свидетельству Ибн ан-Ну'мана 120, отсюда «купцы Булгара едут в страну Чагатая». В Каи¬ ре интересовались не только морским путем, связывавшим Египет и Золотую Орду, но и караванной дорогой, идущей через Хорезм в Сред¬ нюю Азиюш. Не случайной была попытка установить каирский про¬ текторат над Булгарской землей, как не случайным был и конечный провал всех тех каирских планов в Восточной и Юго-Восточной Евро¬ пе, стремившихся использовать союз с гнилым феодализмом Орз,ы. Не случайно, конечно, и то, что ал-Калкашандй, столь преданный идее сохранения Золотой Орды (и империи Чингизидов в целом), при¬ писал к цитированным источникам горькие слова о насильственном ха¬ рактере ее власти. «Черкесы, русские, асы имеют благоустроенные и населенные города, горы, засаженные плодоносными деревьями. Ра- 114 Там же, VIII, стр. 27. 115 Там же, стр. 28. 116 Там же, стр. 27. 117 Там же, стр. 28—29. 118 Ибн ан-Ну'ман (см. ал-Калкашандй, IV, стр. 466). 119 «Черное море», по Ибн ан-Ну'ману (см. ал-Калкашандй, IV, стр. 466; V, стр. 421); ср. описание цвета вод и название у Мандевилля и др. 120 См. ал-Калі؛ашандй, IV, стр. 466, 121 Там же, стр. 469. 53
стут у них хлеба, дают соски скота молоко, текут реки, происходит сбор плодов. Править теми странами они не могут. Есть у них малики (князья), но как подданные государя Сарая. Если покорно, с подарками и любезностями с ним обращаются, оставляет их в покое. А нет,— н? падает на них, притесняет и осаждает их» 122. Отметим: притесняет — но уничтожить не в силах, осаждает — но взять не может. 9. ЗОЛОТООРДЫНСКИЙ ФЕОДАЛИЗМ А. С. Пушкин писал о том, как русское сопротивление ханскому нашествию спасло «образующееся просвещение» народов Западной Европы от варварского опустошения. Позже оно имело значение еще и для спасения Западной Европы от загнивающей формы феодализма, не создававшей возможности перехода к высшему общественно-эконо¬ мическому строю. Характеристику феодальных отношений, сложивших¬ ся в Золотой Орде, дают нам авторы из стран, объединенных в Каир¬ ский султанат. И хотя эти страны старой цивилизации сами были за¬ тронуты той же формой феодализма, каирские авторы с ужасом отзы¬ вались об Орде. Оценка каирских авторов определялась точкой зрения государ¬ ства, где военно-феодальный класс123, организованный в армию всад¬ ников, был сосредоточен в городах, служивших административными центрами провинций. Города здесь были не самоуправляющимися об¬ щинами купцов и ремесленников (как на Западе), а лагерями военно¬ феодального класса, обслуживаемого остальными жителями. Многие из воинов и эмиров, оставаясь в составе этого класса, имели торговые и промышленные предприятия, они усиленно применяли внеэкономи¬ ческие способы принуждения против конкурентов и клиентов. Еще в большей мере действовал так сам султан. Военно-феодальный класс из города управлял крестьянами, при¬ крепленными к земле. Лен (иктО, выдаваемый воину или военачаль¬ нику, означал право взимать в определенных местах в свою пользу налоги с них в сумме, соответствующей чину получателя. Основным налогом был харадж — налог на обработанные земли. Султан старался усилить свой контроль над ленниками, все больше лишая лены на¬ следственного характера 124, разбрасывая лены частями по разным^ме- стностям той провинции, в центре которой ленники проживали, состав¬ ляя лены не из целых сел, а из частей разных сел^(что^стало прави¬ лом с 1313—1315 гг.), переводя ленников с лена'^на лен в связи с пе¬ ременами их чина и обязанностей, перераспределяя земли между ле¬ нами. Все это облегчалось проживанием ленников в городах и усилива¬ ло тенденцию последних рассматривать лены исключительно в каче¬ стве источников дохода, из которых желательно выжать побольше и поскорее, ничего не вкладывая для развития хозяйства. Номинальная оценка годовых доходов лена не мешала этому выжиманию, посколь- 122 Там же, V, стр. 422 (заключение описаний Восточной Европы), 123 А. N. Poliak, Feudalism in Egypt, Syria, Palestine and the Lebanon, 1250— 1900, London, 1939; см. также «Revue des Etudes Islamiques», Paris, 1934, po. 251— 273; 1935, pp. 231—248; 1936, pp. 247—265; «Journal of the Royal Asiatic Society», London, 1937, pp. 97—107. 124 Этому способствовало и постоянное обновление состава военно-феодального класса иммиграцией, что вело к вытеснению детей старых феодалов на более скромные места, поскольку они считались^уже полутуземцами. 54
ку крестьяне не имели права жалобы на ленников, и те могли их нака¬ зывать сечением и тюрьмой, а иногда и казнили. С другой стороны, эта феодальная система отделяла административное управление про¬ винциями и районами от ленной организации, и крестьяне ؛кмели над собой две категории господ и должны были откупаться от обеих. Двойной гнет вызывал восстания, бывшие хроническим явлением, же¬ стоко подавляемые, с применением пыток и изощренно жестоких спо¬ собов казни. Подобный стпой окончательно сложился под сильным монгольским влиянием; это нашло формальное выражение в том, что внутренние дела военно-феодального тюркского класса и его отношения с тузем¬ цами, в частности тяжбы, относившиеся к ленам, разбирались особы¬ ми судами по Ясе (а не по мусульманскому праву). Прикрепление крестьян к деревням, поземельный налог, взимаемый без всякого вни¬ мания к старым мусульманским законам о харадже (и являвшийся монгольским каланом под арабским именем), усиление трудовых по¬ винностей, драконовские способы подавления восстаний и недовольства и др. характеризовали этот период окончательного сложения местного феодализма. Золотая Орда была тем монгольским государством, с которым Каирский султанат был связан, и через нее главным образом шло то монгольское влияние, которое мы находим в султанате. Когда люди из султаната присматривались к золотоордынским порядкам, они нахо¬ дили там многое, что было им хорошо известно, и считали это есте¬ ственным. Внимание привлекало только то, что казалось необычным для них. Каиоская государственная канцелярия сообщала своим чиновникам, что власти Золотой Орды «держатся за Ясу Чингис-хана» 125 и что со всех земель там положено платить харадж, взимаемый самыми же¬ стокими способами (хотя понятия об обычных мерах взимания харад- жа в самом султанате не были основаны на особенно мягких спосо¬ бах), «так что продают детей для уплаты хараджа, наложенного на них» ’28. Феодальная система в Золотой Орде была установлена после предшествовавшего страшного опустошения страны, которое прервало, в частности, намечавшийся переход кыпчаков к более оседлым формам жизни («до татарского завоевания страна кыпчаков была цветущей, и в ней имеются следы прежней обработки земли и насаждений» 127). Сосредоточение военно-феодального класса в городах было здесь за¬ держано малой населенностью самих городов, что в свою очередь способствовало сохранению полукочевого образа жизни у завоевателей. Но все же это сосредоточение прогрессиоовало, и наглядным приме¬ ром превращения лагеря завоевателей в город был сам Сарай. Во всяком случае и здесь города служили лишь местом, где стре¬ мился закрепиться военно-феодальный класс, и не предоставлялись са¬ моуправлению местного купеческого и ремесленного населения. Более того, источники указывают, что контроль класса феодалов над эконо¬ микой городов был в Золотой Орде сильнее, поскольку здесь была рано проведена общая перепись населения (включая города) и земель, в то время к؛»к в султанате ппоизводились только переписи земель и их доходов (1298, 1313—13(5 гг.), а подушная регистпация велась только для немусульманского населения в связи с особым подушным налогом. Арабские источники не указывают, насколько повлияла на Зо- 125 Ал-Калкашандй. IV, стр. 474. 120 Там же, сто. 476. 127 Там”же, стр. 470. 55
лотую Орду система регулирования цен (тас'йр), установленная в Егип- те при ^™мидской династии (969-—1171 ٢٢.) для создания ей популяр- ности среди городской бедноты и приращенная Тюркским государством в дополнительное средство давления на экономическую жизнь в пользу военно-феодального класса. На некоторую тенденцию в этом направле- НИИ указывает сообщение, что во владениях орды (за исключением Гур- ганджа в Хорезме) держатся более дешевые цены, чем в с^танате ^^. Из этого сообщения явствует, что Орда стремилась к стабилизации цен в отличие от Тюркского го^арства. Последнее в условиях более раз- витой экономики было склонно к спекулятивным изменениям цен в ПОЛЬ- зу торгово-промышленных заведений его верхушки. Это само по себе объясняет, почему МЬ! в орде не так отчетливо слышим о правитель- ственном вмешательстве. Ленная система орды была также основана на желании обеспечить леннику ежегодный доход, соо^^твующий его чину. Крупные лены так- же доходили до ста (и даже двухсот) тысяч динаров дохода 129: сход- ство, имевшее скорее п^^логическое, чем фактическое значение, по- скольку не было какого-либо постоянного соотношения между динара- ми Орды и султаната. (Причем в последнем динар, употребляемый в подсчетах ленных доходов, был фиктивной единицей счета, «военным динаром».) В Орде не было прямой связи между губернаторами ДОЛЖ- ностями и ленами. Последние служили лишь для кормления ленников. В султанате у всех эмиров были лены, а из простых воинов-мамлюков ими обладала только часть, находившаяся на службе у султана. Что касается воинов, бывших на службе у эмиров, они получали вознаграж- дение либо деньгами, либо в виде доли эмирских ленов, в зависимости от эмирской воли. Только султанские мамлюки получали часть вознаг- раждения в форме жалованья, в орде мы находим более кощенную форму этой систем؛»!: эмиры получают лены —И1£та', простые воины — только жалованье٧٥. Поскольку состав военно-феодаль؛юго класса был там более постоянным, система наследования икта؟ была более твер- В общем перед нами две формы выражения одной феодальной си- стемы, и при этом золотоордынский способ отличается большей упро- ценностью, ;^стокостью, особенным варварством его реализации, в Орде мы находим и случаи приравнивания городов к селам в смы- еле разделения их доходов между ленами, и такой случай разгрома города ленником (не получившим свою долю от его комп^ьонов), ко- торый в истории султаната по отношению к селам не наблюдался: речь идет о разгроме Судака темником Ногаем^. и если феодализм султа- ната вел к загниванию и маразму экономической и общественной жизни, то последствия золотоордын:кого феодализма неизбежно были еще бо- лее катастрофическими. Характерно, что как раз с Ногаем (ум. 1300 г.) Каир находился в особенно хороших отношениях. «Это тот, кто дружит с египетским государем, переписывается с ним и посылает ему подарки» 1. Вдоба- вок эта дружба основывалась не только на важной роли, которую Но- 128 Там же, стр. 471. 129 Там же, ст^>. 476. 130 Там же. 131 Там же. 132 Муфаддал («Patrologia Orientalis», t. XII, рр. 629—631). — Замечание Blochet о личност؟ компаньонов (стр. 63د, при**, 1) неверно, так ^ак он не знаком с данной феодальной системой. 3ةل Ал-Кал1£ашандй, IV, стр, 631 ٠
гай играл в Золотой Орде (особенно в царствование хана Тулабуга, 1287—1291 гг., когда Ногай был фактическим правителем Орды), и на связях Орды с султанатом, но и на роли Ногая в основоположении той политики, которую потом золотоордынские крупные феодалы прово¬ дили сообща с каирским султаном: политики непосредственных дипло¬ матических сношений и сговоров, в обход хана134. Султан регулярно переписывался с правителями Солхата, Азова и Укека, а также с че¬ тырьмя «эмирами улусов» Орды, главнейший из которых носил титул бейлербея или беглербега («бей над беями»— титул, игравший позже крупную роль у османов), с везиром и с наиболее значительными из ца¬ редворцев135. В этих условиях каирская политика фактически способст¬ вовала распаду Золотой Орды. Между тем султанат отнюдь не был заинтересован в этом распаде. Он желал существования Орды, и именно как значительной по размерам дер¬ жавы, хотя и без сильной центральной власти: с такой автономией фео¬ далов, которая предоставляла бы его дипломатии широкие возможности лавировать между сторонами и увеличивать собственное влияние. Харак¬ терно, что ал-Калкашандй, с одной стороны, поддерживает в своем эн¬ циклопедическом справочнике фикцию о сохранении великой Золотой Орды 136, расположенной между Австрией, Венгрией и Дунаем на западе, Китаем и киданями (китаями) на востоке, подходами к Константинопо¬ лю, Дербентом (а то и Баку) и берегами Аму-Дарьи на юге (не говоря об отношениях с самим султанатом), подходами к Арктике на севере. С другой — он рекомендует (вслед за ал-'Умарй) применять к «хану в „Стране Узбека“» такую же формулу начала титулования137, которая применялась каирскими бюрократами к царям даже не второй, а треть¬ ей категории 138 и которую государственная канцелярия стала употреб¬ лять по отношению к золотоордынским ханам только при упадке их вла¬ сти после смерти Узбека 139. (Это понижение можно было бы, конечно, сделать и менее обидным путем прибавления цветистых льстивых выра¬ жений, как ал-Калкашандй и поступил, составляя лично грамоту к хану от султана140.) Однако продолжительное существование Золотой Орды при условие ях слабой ханской власти и сильных феодалов не было реальной воз¬ можностью, и султанат невольно способствовал ее распаду. Султанские чиновники, возмущаясь жестокой политикой золотоордынских феодалов, шли на сговор с ними и тем самым невольно способствовали росту фео¬ дального хаоса в Орде. Феодальные отношения вступили в стадию за¬ гнивания. В конечном счете проваливались и надежды, связывавшиеся с ордынскими феодалами. 134 Ср. ал-Ма^рйзй, Сулук, I (каирское изд. м. Зийада), стр. 590. 135 А^Кал1؛ашандй, IV, стр. 46Э; VII, стр. 392—304. 136 Ал-ЬСалкашандй, IV, стр. 452—453. — Наименование Австрии, Намадж или Немедж (см. выше), исковеркано здесь до начертания كمخ (Камах); но страну легко опознать по имеющемуся и здесь сообщению, что она «общая Руси и франкам» (или: «разделена между» пими). Здесь находим наименование «Железных Ворот» по отноше- нию и к Дербенту, и к Ёаку —увлечение сказаниями об Александре Македонском все более распространяло это название в разных районах, где Александр, предположи- тельно, проходил и воздвигал укрепления, запиравшие пути и проходы. По отношению к Дербенту это название приведено здесь и в тюркской форме Демир-капу с исковер- канным начертанием دير و؟و (ср. правильное правописание у ал-Йунйнй, I, стр. 535 137 «Ал-макам ал-^лй» («высокое местопребывание») (ал-Калкашандй, VI, стр. 126). 138 Правда, категорий было много (см. там же). 139 ^л-Кал1£ашандй, VII, стр. 296 и ел. 140 Там же, стр. 300, 57
Тесная связь султаната с Золотой Ордой и обилие материалов о его феодальной и дворцовой терминологии, этикете, церемониале, дипло¬ матических обычаях, канцелярской практике составления всевозможных грамот и т. п. делают изучение этих данных ценным и для выяснения происхождения разных терминов и обычаев, встречавшихся позже в Мо¬ скве. Каирские материалы дополняют ограниченные данные по этому воп¬ росу, имеющиеся в источниках о самой Золотой Орде. Следует отметить также, что само изобилие источников султаната делает необходимым всестороннее их изучение* тщательное сравнение их, воздержание от поспешных заключений. Как характерный курьез можно назвать, например, небольшую диссертацию, в которой утвержда¬ лось, что «франкские» женщины, упоминаемые в источниках как курти¬ занки в Египте, были «вероятно, русские», поскольку наименование фран¬ ки в данном случае якобы могло быть исковерканной формой варягов, а варяги действовали на Руси141. Между тем наименование франков было на Арабском Востоке традиционным обозначением уроженцев За¬ падной и Центральной Европы со времен сношений с франкской держа¬ вой Каролингов. В данный период имя франки, употребляемое без разъ¬ яснительного добавления, обозначало французов142. Практика показала, что понятия, общепринятые в широких кругах историков, иногда не доходят до специалистов, занятых другими вопро¬ сами. Этим можно объяснить, например, что прозвища «рус» (или «урус») и «ас» у видных эмиров султаната были истолкованы как обозначения татарских племен 143. Но речь здесь идет, конечно, как о русских, так и о той племенной среде, из которой вышли осетины нашего времени. Недоразумение произошло в связи с текстом, относившимся к политико- геограбической связи русских и асов с татарами. Следует сказать, что на заре современного востоковедения в его обиход вошли некоторые неверные понятия, которые с тех пор повторя¬ ются в литературе, мешая дальнейшим исследованиям. Так, например, изучение истории султаната и выяснение сущности его связей с Восточ¬ ной Европой были немало задержаны делением его истории на два' пе¬ риода: тюркских, или бахритских, мамлюков (1250—1381 гг.) и черкесских, или бурджитских, мамлюков (1382—1517 гг.). Каждый, кто знаком с ис¬ точниками, видит, что название Тюркское государство существовало и во втором периоде, поскольку это понятие не было этническим. Такой, например, летописец в Каире, как Ибн Тагрй-бирдй, сообщая о восшест¬ вии на престол или смерти султанов второго периода, извещает, что в последовательности тюркских султанов (начиная с 1250 г.) он зани¬ мал такое-то место, а среди султанов черкесского происхождения он (если был действительно черкес) идет под таким-то номером. Вместе с тем неправильное определение двух периодов вошло в традицию, которая приучает слишком упрощенно относиться к решению вопроса об этническом харяктере султаната, что в свою очередь мешает и по¬ ниманию жизни Восточной Европы в тот пеоиод. [Бахриты по существу сначала представляли собой тот отряд мамлюков, из которого вышли эмиры, основавшие в 1250 г. Тюркское государство; позже это был от- ряч их потомков, существовавшей до конца государства и не играв¬ ший политической роли. Бургтжитьт, мамлюкский отряд при кыпчакском султане Калавуне (1279—1290 гг.), был лишь частично черкесским; при ш E. Blochet («Patrologia Orientalis», t. XII, fase. 3), 1٢٠٠§ أ1و стр. 105—107. прим. 3. 142 Ал-Калкашандй, V, сто. 214. 143 L. A. Mayer, Saracenic Heraldry, Oxford, 1933, pp. 93,111. 58
черкесской группировке, пришедшей к власти в 1382 г., его уже не было.] Изучение каирских материалов, касающихся Восточной Европы позднего средневековья, требует, таким образом, весьма критического отношения к установившимся взглядам. Но это критическое отно¬ шение именно вследствие изобилия материалов требует и тщатель¬ ного просмотра, и сравнения их в каждом отдельном случае, иначе легко запутаться в них и начать, например, оспаривать политическую зависимость султаната от Орды, в то время как эти вассальные отно¬ шения—-не мнение исследователя, а документированный факт, или воз¬ ражать В. Бартольду и другим относительно происхождения Берке или толкования термина каранйс и т. д. 144. Следует еще и еще раз подчеркнуть, что все эти примеры указы¬ вают, насколько изучение каирских источников действительно затруд¬ нено самим их изобилием, а также на необходимость постоянного син¬ теза данных об Арабском Востоке и Восточной Европе. Мы и приводим эти примеры как призыв к более, чем обычно, осторожному изучению этих материалов. Перед нами обширная сокровищница сведений, кото¬ рые мы в данной работе отнюдь не намереваемся исчерпать до конца и которые открывают широкое поле работы молодому поколению уче¬ ных, интересующихся поздним средневековьем. Эта сокровищница заканчивается османским завоеванием в 1516— 1517 гг.: не потому, что оно оборвало все связи с Восточной Европой (в частности, связи с Кавказом были значительны и позже), а посколь¬ ку оно превратило арабские страны в отдаленные провинции и вызвало резкий упадок литературной деятельности там. Мы должны были потом ждать XVIII века؛, чтобы снова и более часто находить в арабских ис¬ точниках сведения о Восточной Европе, и на этот раз, точнее, о' Рос¬ сии. (Мы не говорим здесь о специально христианской литературе.) A. N. POLIAK (.Israel, Tel Aviv) NEW ARABIC AND OTHER MATERIAL FROM THE LATE MIDDLE AGES ON EAST AND CENTRAL EUROPE I. Connections of the Arab Area with East Europe The leading state of the Arab Area” in” 1250—1517 was"1 the Mamlük Sultanate, whose capital was Cairo, and whose nucleus consisted of Egypt and (after 1260) Syria, Palestine, and the Lebanon. In 1263 its sultan Bay- bars I recognized the overlordship of the Mongol state of East Europe, the 144 Cm. D. Avalon в журн. «Islamic ؟ultur^», t. XXV, 1م51و p. 95 (относительно в^салитета Каира и Берке) и «Bulletin of the School of Oriental and African Studies», 1م53و pp. 73—89 (о толковании термина «каранйс»), 75, 78 (опровержение автора аз- Захири). Бартольд, очевидно, знал не только разницу между Великим ханом и ханом Золотой Орды, но и то, что о деде говорится иной раз как о «татарине» ص Сулук, I, стр. 640) и о «царе»- малике (Ибн ал-фурат, VII, стр. 99), и просто «хане» и что обозначения «хорезм^йский» и «сын Давлат-хана» отнюдь не является препят- ствиями (Хорезм был важной частью орды; Берке часто именовался «сын Тулй», и исламизированная форма ведет к «Давлат»), а о мнимом командовании хорезмийцами в Египте вообще не говорится. Применение эмирского титула к деду объясняется тем, что титулование глав НОВЫХ государств было неустойчиво (Ибн £алд؟н, описывая встречу с Тймуром, называет его и султаном и эмирам), а ранние главы монгольских государств были действительно военачальниками — эмирами Великого 'хана. 59
Golden Horde. His note on the Sultanate’s «Incorporation and submission» (as cited by al-Yunlni, Dhayl, I, ed. Hyderabad 1954, p. 537) contributed to the transformation of the Horde for a time into a world power. In princip¬ le, the Mongol kingdom of Iran and Iraq was also a vassal of the Golden Horde, though temporarily in revolt against the Horde’s khan. The formal submission of the Mamluk Sultanate was accelerated by this revolt and by the ensuing chance of obtaining the Horde’s help for the Sultanate against the Iran—Iraq kingdom. However, the subsequent restora¬ tion of the Horde s suzerainty over the Iran—Iraq Mongols did not break the connection between the Horde and the Mamluk Sultanate, because this connection was essentially due to deeper reasons: the horsemen—mamluks (viz., soldiers who were temporary slaves during their military education), constituting the principal fighting force of the Sultanate, were mostly rec¬ ruited in the Golden Horde possessions; and they provided the ruling feudal class, known as «the Turks» but actually including also originaries of non- Turkic peoples, such as Circassians and Russians. The links of «the Turks» with their Old Home and its traditions are exemplified by imports of furs for their costumes, in spite of the hot Egyptian weather. The world impo¬ rtance of East Europe in those times influenced the contemporary literatures of West Europe and the Middle East. East Europe appears there as the seat of great mythical kings of old, including the former Teutonic god Odin (ma¬ de a «king of the Turks»), and as the original habitat of the Danish, other North European, and Ottoman royal houses and their followers. 2. The late medieval Arabic sources on East and Central Europe, and their connection •with, the West European literature These Arabic sources may be divided into three categories: 1. The works compiling and editing the antiquated geographical mate¬ rial of the classical Arabic literature, with but a small addition of new da¬ ta. They were written not for the readers practically interested in the con¬ temporary East and Central Europe, but for those wishing to acquire a clas¬ sicist general education (adab). Unfortunately, the classical material also continued to influence gene¬ rally the scheme of the physical geography. Thus the dry surface of our planet was regarded as an enormous round island surrounded by the ocean; most of actual Siberia was considered as an oceanic water area; East Eu¬ rope was therefore placed rather near the north-eastern shore of the World island, and it was supposed to contain mountains roughly parallel to this shore; and the Lower Volga basin was understood to be surrounded by mountains. Western sources of those times present roughly the same picture, though using a different terminology: e. g., the mountains surrounding the Lower Volga are «Caspian» (Caspy, etc.), and their northern section, li¬ ning the Urals with the Caucasus, is «Rhlpean» (Riffean, Rifean, etc.). 2. The numerous historical notices scattered in chronicles and biograph¬ ical dictionaries, and founded mostly on the information supplied by dip¬ lomats, traders and migratory Islamic religious officials. They reflect mainly the diplomatic connections, the life and activities of the Golden Horde lead¬ ers, and those events (particularly in the Crimea and in the Horde’s capi¬ tal) in which Cairo was interested. A characteristic feature of this cate¬ gory is a very changeable geographical terminology. The Golden Horde itself is designated by many names. 3. The descriptions serving the needs (and reflecting the experience) of practical connections with East and Central Europe. They are reports of travellers (such as the Khwarizmians 'Abd-ar-rahman and Ibn-an-Nu'man, the 60
Anatolian named Hasan, etc.) and their compilations and systematized sum¬ maries, particularly by authors (such as al-'Umarl and al-Qalqashandl) pro¬ ducing handbooks for the officials of the royal chancellery, whose tasks in¬ cluded the diplomatic correspondence with foreign states. The travellers-in- formers were in this case too mostly diplomats, traders and religious offi¬ cials. The second category and most of the material contained in the third one have not yet been studied as sources for the history of East and Cent¬ ral Europe. The very identity of various peoples and countries (e. g., in al-Qalqashandi’s encyclopedia, ca. 1412) has not yet been elucidated. On the other hand, the information collected in East European countries for what we call the third category was essentially similar to the information col¬ lected there by informers of Western guide-books and encyclopedias of those times, so that a comparative method of research can be utilized for enrich¬ ing our knowledge of East Europe in the late Middle Ages. The travel- book attributed to Sir John Mandeville (14 th century) is a good example, when sharing with Arabic sources the information obtained in the Novgorod possessions with regard to the «Black» Sea (the Arctic Ocean), its coasts the neighbour eastward pass in the Urals, and the ways established towards West Siberia, Mongolia, China and other eastern countries. 3. Political geography of East Europe and Central Europe in Arabic sources The shape of this geography assumed its ultimate form in the writings of al-Qalqashandi, who accords the place of honour to the Golden Horde, «the kingdom of Khwarizm and Qypchaq». It was distributed into ten regi¬ ons, which were sometimes provinces, sometimes feudal principalities or their groups. They are listed as follows: 1) Khwarizm, whose capitals were Kath (the ancient capital) and Gur- ganj (Urgench); 2) The Steppes (Desht), including the Horde’s capital Saray Berke, and populated mainly by the Qypchaqs, «Turkic people roaming about like the bedouins»; 3) Khazaria (mentioned also by the Georgian Chronicle as a component of the Horde’s possessions), whose chief city was Balanjar in Daghe¬ stan; 4) The Crimean region: actually only the central part of the peninsula, with Solghat or Qyrym (the present Staryi Krym) as the administrative cen¬ tre. On the other hand, this region included an enclave on the Volga: the town of Ukek, near the present Saratov, which was an important station of Crimean caravans; 5) The region of the Azov (Azaq) city, which included the area of the Kerch—Taman strait, connecting the Azov Sea with the Black Sea; 6) Circassia; 7) The region of Bulghar, i. e. the Turkic people of Bulgarians on the rivers of Kama and Volga, with the old capital city of the same name. The neighbour city of Biliar (Bular) was regarded as the old capital’s extension or successor; 8) Valachia (Ulaq) or Bulgaria (Burg- hal), viz. the Balkanian kingdom of the Asen dynasty, with Tyrnovo (Tir naw) as the capital; 9) The country of the A$ people, described here as the west of the Crimean hills, with the chief city of Qirqir (1. e. Qyrq-yer, the present ruined fortified city of Chufut-kale). It is not stated whether this region exercised a control over the main concentration of the A؛؛ people, viz. The present Ossetia in the centre of the Caucasian ridge; 10) Rus¬ sia (Rus). No cities in Circassia and Russia were recognized as capitals of the respective countries, divided into rival principalities. Some Caucasian areas were regarded as outside the large regions. 61
The works written (as al-Qalqashandl’s) for the royal chancellery offi¬ cials reflect the Cairo policy with regard to the Horde’s foreign relations. The Horde’s territorial losses in the west and south are not recognized: the Lithuanian and Polish possessions are persistently ignored, and so is the Genuese rule on the Crimean southern coast. On the other hand, the North Russian territories (headed by Novgorod) are not specified in the descrip¬ tion o،f the Golden Horde, but they are treated in the list ot the countries to the north of Constantinople, which includes territories independent of the Horde. And while Bulgaria is included in the Horde’s possessions, the writer refers to contradicting claims of various rulers (the Asens and the rulers of Serbia and of Bulghar) to administer this country, and he makes it so as to recognize every claim as far as the Mamluk correspondence and relations with the respective claimant are concerned; the claimant is regarded every time as a feudatory of the Horde, but not necessarily as a direct one, sin¬ ce it is recalled that each of the claimants made on some occasion homa¬ ge to the Sultan of Cairo as to his feudal lord. Thus the Sultanate’s approach is always that of the Golden Horde’s Afro-Asian fief, whose chief is interested in the Horde’s preservation but also in maintaining and utilizing the weaknesses of the Horde’s central govern¬ ment, so as to acquire and keep some authority on various European depen¬ dencies of the Horde. The Genuese colonies in the Crimea are hated and unrecognized, because they obstruct the Mamluk communications with the Horde (as we know from other texts). The importance of the Russian ele¬ ment among the Mamluk «Turks» brings an understanding of the rise of the Russian freedom in the north, as well of the Russian expansion, but this understanding is combined with the desire to see the powerful ex¬ pansion turned westwards, so as not to endanger the Golden Horde (by the eastward progress). The Russian north is distributed into four territories, three of which are enumerated in the order in which they were traversed by Islamic tra¬ vellers: 1. The region of Viatka (in Arabic: Aftakfln), to the north of the Bul¬ ghar country (which was the base for these travellers). 2. The region of the Saqlabs («Slavs», «forest-dwellers»), whose section traversed by the way was S-b-ra-w-lr, perhaps the Russian word for «north» (Sever). 3. The region of Novgorod, called in Arabic Julman or Golman, origi¬ nally perhaps Kholman (cf. Holmgard of the Scandinavian sagas). Novgorod is described as «the heart of the north», the great meeting-place of the tra¬ de ways to the East (Mongolia and China), to the West (Western Europe) and to the Islamic countries in the south. The Novgorod country, described as inhabited by beautiful people, bordered on Bashkiria, where Islam al¬ ready prevailed. The Novgorodians monopolized the trade. 4. Yugra: the region of the northern Urals. To its north is the Arctic («Black») Ocean, whose coast is described as exceedingly rainy and foggy. The Arctic coasts were indeed designated by the Arabs as the Country of Darkness, and some texts emphasize that mist is meant (not the long win¬ ter night, when the country was not visited by Arabs). There were no settle¬ ments between Yagra and the coast, except the fortified pass connected by legends with Alexander the Great (and identified by Western texts with the Iron Gates, known later also as the Kara Gates). In the west, the Horde’s Russia was considered as bordering on Germa¬ ny (Alman, from the French «Allemagne») and as a partner in Austria (called Namaj or Neme], after the Slavic name of the German-speaking populations). This partnership can b? interpreted only as a reference to and a vindica-
tlon of the claims founded upon the wars of Prince Daniel of Galicia, d. 1264. Cairo was informed about the conquest and annihilation by the German cru¬ saders of the Prusses (to whom the antiquated name of Burjan, formerly used with regard to a Bulgarian population, came to be applied). Cairo s interests reached the Carpathians, while Hungary was still combined by Arab geo¬ graphers with kindred East European populations into a general conception of «Bashqirds». 4. The Golden Horde's khans Berke (1257—1266), under whom the Mamluk Sultanate became a vas¬ sal, was the Horde’s ruler most respected in the Sultanate. His name was mentioned in the weekly public prayers (on Fridays) even in the Islamic Holy Places of Arabia, which was more than granted to most of the caliphs (heads of Islam) recognized by the Sultanate (under whose control the Holy Places were). Berke was described by th£ Sultanate’s authors as an ideal Islamic ruler, in spite of his being a recent convert. In fact, however, he initiated the policy of combining Islam with the Mongol imperial law (the Great Yasa): the policy which implied a cruel suppression of the peoples of East Europe, West Asia and Egypt, including serfdom, increased taxa¬ tion, and forced labour. Atterwards the downfall of the Horde and the Sul¬ tanate was facilitated by the propaganda for the restoration ol the Islamic law in all legal fields. Central Asian khans utilized this slogan, and so did the Ottomans. Since Uzbek (1312—1342) the Horde’s correspondence with Cairo was partly in Arabic, and at least specimens of these documents survive. The Cairo chancellery utilized its refined diplomatic language for hinting that, while the khan is «unique in its kind», his condition as «sultan of the Turks» and «sultan of Islam and the Moslems» is somehow associated with that of the Cairo sultan, and intermarrying makes them «brothers». The subsequent decline of the khans was reflected by the formulas used by the Cairo chan¬ cellery for addressing them. Nevertheless, al-Qalqashandl still propagated the ideas of the survival of the Mongol Empire (headed by Far Eastern emperors) as a whole; of the survival of the Golden Horde as its great north-western component; and of the continuation of the Sultanate’s connec¬ tion with the Horde. 5. The fate of the Qypchaqs The relatively long existence of the Golden Horde was assisted by the transformation of conquered Qypchaq warlike tribesmen into adherents of the Horde’s khans and by the migrations of these adherents towards the Horde’s capital. The conquest of the Qypchaq steppes by the Mongols was combi¬ ned with a civil war among the Qypchaqs themselves, and the defeated tribesmen emigrated into the Mamluk Sultanate and into Hungary, while the victorius faction became a support of the new regime. Thus the Qypchaqs of the Golden Horde times were different by their tribal composition and by their geographical distribution from the Qypchaqs of the former days (the Polovtsy of the Russian sources), and these differen¬ ces were on the increase. The Horde was sometimes regarded as a Qypchaq state with a Mongol uppermost class. Nevertheless, the Qypchaq common people were cruelly exploited. The treatment of the Qypchaqs by the khans prepared the ground for the disintegration of this population. Its separate parts were later incorporated into the new ethnic bodies of Kazakhs, Kara- Kalpaks and Uzbeks. 63
The Qypchaq émigrés provided the Mamluk Sultanate with many ruler$, including Baybars ا and the longest dynasty of sultans (1279—1381), foun- ded by Qalâ(w)ûn and belonging to the Burjoghly tribe (the «Burchevichi» of the Russian sources, to the north of the Black and Azov Seas). 6. The Russia and Khazaria The geographer al-Idrisi tells that by the time of his writing (ca. 1254) Russians from t؛ie surroundings of Galicia (J-th-i^iyya) and Hungary had become a leading element on the Lower Volga and on the Khazar ؛;oasts of the Caspian Sea. His evidence is corroborated by texts referring to the existence of wandering Russian troops (brodniki) in the said surroundings, to the participation of tte G^ician prince Yaroslav Osmomysl (1152—118/) in hostilities against «distant sultans», and to the Khazar-Russian alliance during the war on the eastern Caspian coasts ca. 1174. A strip ©؛ perma- nent Russian settlement$ came into being and existed for long on both si- des of the Lower Volga: the traveller Ibn-Battuta (ca. 1334) still found the hills along the western banks, 'near the present Saratov, as a Russian area, while in earlier Mongol times Russian river boats were the only seen in the very neighbourhood of the new capital Saray Berke (on the Volga’s eastern branch, the Akhtuba). However, the growth of this capital and the concentration of the Qypchaqs round it had made the Russian belt in Kha- zaria extinct by al-Qalqashandï’s time, ca. 1412. The memory of this Russian region is important in the old Russian and Ukrainian literature and lore, where e. g. an epic Galician hero is descri- bed as a «Khazar», «Khazars» are referred to as early representatives of the Russian (and Ukrainian) military glory, and the origins of the Ukrainian Cos- sack troops are connected with an influx of «Khazars» or «H^canians». «Hyr- canla», after having been in the classic^ geography the country to the south- east of the Caspian Sea, became a synonym of Khazaria in the medieval (and particularly Western) literature and map-making. Afterwards this use was for- gotten, and its survival in the texts referring to the beginnings of the Ukrai- man Cossacks indicates the early origin of the information utilized there. Thus the disintegration of this Russian population brought about a return of settlers to the Ukraine. The Russian element in the Mamluk forces in those times had to be produced by that section of this population which was rela- tively assimilated with the surrounding Turkic tribes, and also by those Rus- Sian settlers who were important in the Crimea in the beginning of the Hor- de’s rule and disappeared later. The share of the Russia^incipalities, situa- ted more to the north, had to be smaller: their chronicles do not mention this recruiting. The use of the term «Khazars» with regard to the Russian warriors and permanent settlers in Khazaria recalls that the population there was so mixed in those times that the term was not really an ethnic one. Thus Eastern sources regard the Khazars as ^rko-Bulgars, Turkmens, Iranians, and kinsmen of Georgians and Arm؛nians. The Judaized section of the local population ca- me to be considered merely as Jews, and Western writers connected them with the tale of the 5th-century author Orosius concerning the deportation of many Jews to Hyrcania by the ancient Persian king Artaxerxes Ochus. The Georgian Chronicle shows the political and general importance of Khazaria during the existence of the Russian belt there, until the Mongol Invasion. This Caspian Khazaria is not to be confused with «Gazaria» of the contemporary Western sources: the southern Crim؛a, a form؛r Khazar outlet to the Black Sea. In Arabic sources the Caspian Khazaria is bilad (the country of) al-Khazar, while Gazaria is al-Khazariyya.
7. Documents on the policy of Cairo with regard to Bulgaria, Serbia and Bulghûr The efforts of the royal chancellery to sum up its experience in addres¬ sing foreign rulers bÿ appropriate titles and formulas preserved for us texts elucidating the Cairo policy itself. They show also the Serbian attempt (during the preponderance in Bulgaria after 1330) to prevent the Golden Horde raids and invasions by the means of homage to Cairo. 8. The Cairene sphere of interests on the Black Sea and in the Caucasus A lifeline of the Mamluk State was the maritime way to the Golden Horde coasts of the Black Sea. The account of the embassy sent in 1263 to Berke is characteristic for the Cairene interest ؛in the Crimean coasts and in the caravan way from them to the Volga basin. This line of communication much suffered from the Black Death epidemic and the rise of the Genuese colonies in Gazaria. Hence the growth of the Mamluk interest in other Black Sea shores, such as the neighbourhood of the Danube mouth and the north¬ western Caucasus. The use of the Caucasian and heighbour ports facilitated the increase of the Circassian element in the Mamluk army and of the poli¬ tical influence of its feudal chiefs. The information concerning these Mongo- lized («qaraunas», Arabic «qaraniça») Circassians in the MamlQk State con¬ tributes to the knowledge of the conditions prevailing in Circassia itself and in its surroundings. The Black Sea remained a gate towards the Vol¬ ga basin, where particularly the Bulghar country was a base for conne¬ xions with the Russian North (furs, Novgorod markets, contacts with Scandi¬ navia). and Central Asia. While the northern Caucasus belonged to the Golden Horde, Transcau¬ casia was associated with the Mongol kingdom of Iran and Iraq. Transcau¬ casia as a whole was named in Arabic Arran, after Albania. But Cairo was interested mostly in Georgia, especially during the important part played by the GQorgians in the military organization of the respective Mongol king¬ dom. In consequence, the MamlQk Sultanate courted the Georgian pilgrims and clergy in Palestine, and it respectfully addressed the Georgian rulers as heirs to the old Greek and Syrian political and cultural traditions, defen¬ ders of Anatolia and Iran, protectors of the Christian interests in Jerusalem (including those of the Pope), even «Messiahs of Christ’s heroes»(!). 9. Feudalism of the Golden Horde The Russian struggle against the Horde stopped the westward expan¬ sion both of the devastations produced by the Horde invaders and of its peculiar type of feudalism. This type meant the cruel exploiting of the po¬ pulation by a military feudal class which controlled the city economics much more than the Western feudal class did, and this type therefore (contrary to the Western feudalism) strongly obstructed the transition to higher form of society arid economics. The MamlQk Sultanate was influenced by this type of feudalism and precisely in the form moulded by the Horde’s interpre¬ tation of the Great Yasa as applied to the Islamic states. The numerous literary evidences and documents emanating from the Sultanate are there¬ fore of importance for understanding contemporary conditions in the Horde where the same principles were applied with an even greater brutality. In general, the connection between the Sultanate and the Horde makes the enormous Arabic literature of the Sultanate very important for the his- 65 5 Восточные источники
tory oi East Europe. On the other hand, the very extent of this material makes careful ways of research particularly necessary. Striking examples ol slips to be avoided are, e. g., the past assertions that Russian vomen were harlots in Egypt («Frankish» are spoken of), or that Rus (Russians!) and A§ were Tatar tribes, or more recently attempts to claim that the Mamluks were not vassals of the Horde, — attempts made while ignoring respective texts and based on arguments erroneous in themselves, such as the claim that Berke-khan (the grandfather of the similarly called Mamluk sultan) was not the Horde’s khan but a Khwarizmian commander in Egypt, etc. A note on Ibn-Khaldun (1332—1406): pp. 29—30 This author, a resident of the Mamluk Sultanate, was educated else¬ where and somewhat differs from our other Mamluk sources. Sometimes he more elucidates events in East Europe or connected with it. He too shows an utmost respect to the Golden Horde, and he approves the Great Yasa (which was not a general rule among the local writers). His general ap¬ proach to the East European problems is more reactionary than that of the practical-minded officials of the royal chancellery. He retains the idea of earlier Islamic geographers that the «excessively» northern (or southern) peoples are doomed to remain barbarians forever. Therefore, contrary to al- Qalqashandl, he has no understanding for the Russian and other struggles for independence.
ХАМИД ХАДЖИБЕГИЧ (Югославия, Сараево) ТУРЕЦКИЕ ПРАВОВЫЕ ПАМЯТНИКИ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК В Османской империи существовало два рода правовых памятни¬ ков, дополнявших друг друга и представлявших особую турецко-ос¬ манскую систему، Одна часть этих ،правовых памятников базировалась на принципах мусульманского права, другая — ка канонах (канун), отвечающих требованиям (времени и обстоятельствам. Прежде чем дать ответ на поставленный вопрос, необходимо хотя бы в кратких чертах описать, как возникла эта двойная система и какова была поч¬ ва для применения ее в практической жизни. Это, бесспорно, сложная проблема, однако на основании ее будет легче рассмотреть и оценить важность этих памятников как исторических источников, :*؛ ؛؛؛ * Мусульманское право начинает развиваться в седьмом столетии параллельно с образованием Арабского государства, которое за до¬ вольно короткий срок заняло огромную территорию от Индии до бере¬ гов Атлантического океана. В Арабский халифат вошло немало земель, имевших до этого различные правовые и культурные традиции, которые нужно было объединить и соотнести с общими ،положениями мусульманского пра¬ ва. В таких условиях развилась оживленная деятельность в правовой и законодательной областях. Наряду с изучением самого мусульман¬ ского права началось изучение правовых организаций и обычаев в захваченных областях. Интенсивная работа по систематическому ؛изучению мусульман¬ ского ؛права и его источников, особенно во времена Аббасидов, дала ощутимые результаты. Среди видных юристов проводились разнооб¬ разные научные дискуссии не только по отдельным правовым вопро¬ сам, но и о правовой методологии, в результате чего развились право¬ вые школы 1. От них до наших дней сохранились в практической жизни ханифитская, маликитская, шафиитская и ханбалитская шко¬ лы, представляющие суннитское направление. Они дали немало зна¬ менитых юристов, оставивших после себя значительные труды. 1 Об этом существует богатая литература. Особенно важны произведения по фило¬ софии мусульманского права (иэйЫ ПкЬ) и те, в которых разбираются только спорные вопросы (ЬПаПууа!;), а также работы по истории мусульманского права ^апЬ-؛ ЭДся) и биографии видных юристов ^аЬакаЫ !икаЬа). ١١* 67
В особых условиях развивалось право шиитского направления. Труды мусульманских юристов — источники первостепенной важности для изучения не только мусульманского права, но и истории права в ши¬ роком смысле ٩. Однако следует напомнить, что работа над мусульманским правом развивалась больше в теоретическом плане, в то время как по состав¬ лению законодательных актов (кодификации) делалось мало. Прини- мая это во внимание, историк должен, когда он использует шариат- ско-правовые труды как исторический источник, изучить на основе исторических документов, в какой степени они соответствуют действи¬ тельности и как соотносятся с фактическим применением. Эти теоре¬ тические труды могут быть очень полезными для знакомства со средой, в -которой они возникли. Однако с течением времени обстоя¬ тельства менялись, а вместе с ними менялись и статьи законов. Это выяснение фактического состояния особенно важно, когда речь идет об общественно-правовых вопросах (как, например, государственный аппарат, финансовые отношения, налоги и др.), потому что в этой области было больше всего1 отступлений от принципов мусульманского права. С этой точки зрения важным историческим источником являются собрания фетв, относящихся к определенному времени и местности. Они содержат драгоценный материал по истории права и дают нам ответы на многие конкретные вопросы. Точно так же полезны труды, предметом которых служит сравнительное право. Они позволяют нам ознакомиться с положением правовых школ, с методами их исследова¬ ния известных правовых прэблем и оценить роль такого рода трудов в развитии мусульманского права. Важным фактором в формировании правовых институтов было обычное право, которое отражало развитие и состояние отдельных территорий Арабского халифата. Обычные правовые нормы не под¬ вергались быстрым изменениям. Напротив, мусульманское право от¬ носилось терпимо ж тому, что не противоречило его основным принци¬ пам. Более того, ،некоторые из местных обычаев были приняты им и, таким образом, вошли в состав мусульманского права3. Имело место и влияние извне, особенно в общественных институ¬ тах. Так, во времена Омейядов (661—750 гг.) мы наблюдаем воздей¬ ствие византийского ؛права, а позднее, при Аббасчдах, были восприня¬ ты многие юридические нормы Сасанидского Ирана. Особенно зримо это влияние проявляется в государственной организации, налоговой системе, аграрных вопросах и других общественных институтах. Сло¬ жившиеся институты с известными модификациями сохранились и в тюркских государствах, образовавшихся на территории Арабского ха¬ лифата4. Однако ؛мусульм'анокюе право оставалось общей юридической 2 По мелким вопросам были расхождения и между юристами одной и той же ШКО- лы. Это особенно явно проявилось в ханифитской школе, применялось положение, для которого имелась фетва (разрешение муфтия). Однако были случа؟^правда, редкие,— ؛когда от издания фетвы уклонялись в каком-то спорном вопросе. Типичным примеров* может служить вопрос о правовом характере вакфа, о чем ؟уществов^о три различных •мнения Ивест'нейш^х п^д؛:тавителей ханифитской правовой школы, в результате в це- лях выполнения завешания применялась судебная регистрация путем фиктивного про- гцесса. В шафиитской правовой школе спор разрешали принятием одного какого-то по- .ложения. Это производилось таким образом, что в спорных вопросах принималось поло- жение, которое защишал самый видный и признанный представитель данной ШКОЛЬ! те- :Кущего столетия. 3 В качестве термина для понятия «обычное право» взято наряду с ؟бшеизвест' iHbiM оловом «âdet» CJ0؛B0 «örf» (арабск. *urf), что о^начае^ «хороший обычай*. 4 М. Fuad Köprülü, Fıkıh,-— «İslam Ansiklopedisi», s. 35—36.
системой для всего «мусульманского мира», Оно сохранило свой ори¬ гинальный характер, поскольку постоянно опиралось на основные источники мусульманского права. Вместе с тем на практике наряду с мусульманским правом приме¬ нялось и обычное право, которое благодаря стечению обстоятельств и общественному развитию получало все большее значение؛. Этот про¬ цесс в области правовой деятельности длился в течение столетий и приобретал новые формы в соответствии с развитием общества. В Османской империи, как и в Сельджукском государстве в Ма¬ лой Азии, роль мусульманского права всегда была весьма значитель¬ ной. Каких-либо существенных различий в применении этого права & практической жизни как в Османском, так и в других мусульманских государствах не было. Следовательно, в широком смысле оно и не представляло нечто специфичное для турецко-османского права. Му¬ сульманское право произвело серьезные изменения в общественной жизни тех областей, которые были охвачены массовой исламизациейг и повлияло ،на всю жизнь общества5. В Аббас،идском халифате, как и в тюркских государствах, которые возникли позднее на его территории, официально применялось ханифит- с.кое право. Так было и в Османском государстве. Кадии ؛принимали свои решения в соответствии с принятыми мнениями ханифитских за¬ конодателей на всей территории этой империи и даже в тех ее обла¬ стях, где ранее в большинстве были представители других правовых школ. В связи с этим понятно, почему кадиям в Османской .империи в момент их назначения ؛повелевалось, чтобы они свои решения принима¬ ли в соответствии с ханифитской правовой школой6. В соответствии с этой школой муфтии издавали фетвы (правовое мнение по какому-либо спорному вопросу) 7. Муфтии должны были ци¬ тировать источник, на основании которого ими давались ответы на поставленный правовой вопрос. От цитирования источника был осво¬ божден только шейхулислам. Поскольку шариатское право не было кодифицировано, то споря¬ щие стороны в делах правового характера часто на суде ссылались на эти фетвы как на правовое основание для своих требований, а суд должен был устанавливать, может ли данная фетза быть применена к этому конкретному случаю8. В Османском государстве кадии обладали весьма широкими пол¬ номочиями. Кроме разрешения гражданских, уголовных, торговых и других споров, им султанским повелением было предписано вести над¬ 5 Так, например, большое влияние на развитие городов своими пожертвованиями и как кредитные учреждения оказывали такие мусульманские институты, как вакфы. 6 Кадии исполняли судебные дела от имени халифов. Решения, которые бы они принимали, опираясь на другие правовые школы, в принципе были бы невыполнимы (EbüPula Mardin, Kadı, — «İslam Ansiklopedisi», cilt 55, S. 42—46). ٢ На издание фетвы муфтий получал особые полномочия (menşur), ььтли сред؛؛ муфтиев и принадлежавшие к другой правовой школе. Они также имели право издавать фетвы. Однако при этом им указывалось, что их фетвы должны соответствовать мне¬ ниям ханифитских юристов (Ebül’ula Mardin, Fetva, «İslam Ansiklopedisi» cilt о о). 8 Фетвы до некоторого времени заменяли (подменяли) кодификацию правовых по¬ рядков. Когда во второй половине XIX в. приступили к выработке свода законов (Me¬ celle), эти фетвы принимались во внимание при формулировании отдельных правовых- статей. 0сманском государстве предметом фетвы не былир”™^ фетвы шейхулислама Абуссууда («Mafruzat-i Ebııssuud Efendi»),
зор над разверсткой и сбором некоторых государственных и местных налогов9. Они также выискивали обоснование для ответа на жалобы частных лиц против действий государственных органов и по мере на¬ добности доносили об этом центральной власти10. Кадии пользовались правом надзора над деятельностью вакфов, и управители вакфов должны были ежегодно давать им сведения о !прибыли и расходах ва- куфных учреждений. Установление цен на основные продукты питания тоже ؛входило в их компетенцию11, По таким вопросам, как обеспече¬ ние рабочей силой и -специалистами работ по ремонту и сооружению дорог, мостов, городов, и по другим общественным делам также обра¬ щались за помощью и поддержкой к кадиям 12. Поскольку кадии о؛бладали такой широкой компетенцией, их ре¬ естры судебных решений (сиджили) являются важным историческим источником. В них отражена деятельность кадиев с указанием даты для каждого случая. Из этих реестров мы узнаем не только о том, каким образом применялись отдельные статьи закона, но и часто — за недостатком оригинальных источников — и о самих законах 13. Поэтому без них отдельные вопросы не могут в полной мере ни рас¬ сматриваться, ни изучаться 14. Правовая жизнь Османской империи, в состав которой входили раз¬ личные народы с разными обычаями и традициями, регулировалась не только законами мусульманского права. Важное значение имели законы, принимаемые центральной властью, — султанские указы (ferman), распоря¬ жение (emir) и специальные законы (kanun). Это то, что специфично для турецко-османского периода. Государственная организация и тимарно-си- пахийская система базировались в основном на этих законах15. Финансы, большая часть налоговых дел и аграрных вопросов регулировались этими законами16. Отсюда, наряду с шариатскими податями (hukuk-u şer’iye,) 9 Н. Hadzibegic, Dzizja ili haraç,— «Prilozi», III, IV., V, Sarajevo, 1953, Ш55; H. Hadzibegic, Porez na sitnu stoku,— «Prilozi», VIII—IX, t1960. Разверстку налога, называемого «imdâd-i hazariye ve seferiye», производил ка¬ дий с согласия представителей отдельных сел своего округа (кадилыка). Об этом можно найти достаточно материала в кадийских реестрах судебных решений. 10 В этих случаях кадиям обычно направлялся султанский приказ и давалась ди¬ ректива, как им поступать (H. Hadzibegié, Nekoliko turskih dokumenata o Grbljıı и XVIII stoljecu,— «Spomenik», t. CV, Beograd, 1956). 11 Об этом есть свидетельства в кадийских судебных реестрах. 12 Вместе с тем известной дисциплинарно-судейской властью обладали старейшины некоторых местных воинских отрядов. Отдельные религиозные объединения в границах своего самоуправления самостоятельно решали вопросы брака, семьи и наследства в соответствии со своими религиозными обычаями и традициями. 13 Приказы центральной власти, имевшие общий характер или относившиеся к оп¬ ределенному кадийскому округу, как и указы наместников вилаиетов, посылались ка¬ диям. Они эти указы целиком вносили в свои сиджили. 14 Вплоть до XIX в., когда была проведена судебная реформа, все судебные дела вершились кадиями. Во время Танзимата были созданы регулярные суды (nizamiye mah¬ kemeleri), и тем самым была ослаблена компетенция кадиев Актом верховной власти от 24 джумада II 1305 г. (8 марта 1888 г.) было проведено разграничение между этими судами. Нужно отметить, что в 1850 г. был принят новый закон о торговле, а в 1858 г.- закон по уголовным делам. Источниками для этих законов послужили французские за¬ коны. 15 Mehmed Arif. Kanunnanie-i Âl-i Osman,— «Tarih-i Osmanî Encümeni Mecmuası», Istanbul, 1330; H. Hadzibegic, Rasprava Ali Causa iz Sofije о timarskoj orgariizaciji и XVII stoljecu, — « Glasnik Zemalskog muzeja», Sarajevo, 1947 (далее —GZM); I. H. Uzunçarşılı, Saray teşkitâı, Ankara, 1945; «Merkez ve Bahriye teşkilâtı», Anka¬ ra, 1948. Başvekâlet Arşivi icmal defterleri. В Восточном институте (Сараево) есть микрофильмы общих дефтеров XV н ™ defterleri»; «Tahrir, Tapı؛ ve Maliye defterleri» (cm. Sertoğlıı Midhat, Muhteva bakîmıtıdan Başvekalet Arşivi, An¬ kara, 1955). 70
возникли и обычные подати (rüsûm-u örfiye) и обложения (tekâlif-i örfiye), как и другие чрезвычайные налоги (avâriz-i divaniye). Более того, когда власти выискивали политические и фискальные (относящиеся к казне) причины, они приписывали к этим законам и некоторые шариатские нало¬ ги и размер этих налогов 17. Богатый материал по этому вопросу дают султанские указы и многочисленные канун-наме. Кроме того, в них нахо¬ дим ценные данные о положении реайи в турецкой тимарной системе18. Кроме законов были приняты (т. е. заимствованы) и отдельные инсти¬ туты балканских народов, как, например, влашско-скотоводческая и воен¬ ная организация (voynuk teşkilâti), мартолоси, дербенджии, областные и сельские старейшины (князья и примикури) и т. п.19. В канун-наме гово¬ рилось о влашском обычае (âdet~i eflâkiye) и податях (rüsûm-u eflâkiye). Приводятся местные выражения: баштина, катун, полячина, лукно и т. д. Известное время сохранялись названия и территории существовавших областей, как, например, область Павловича (Vilâyet-i Pavli), Кралева область (Vilâyet-i Kıral)20, Вукова область (Vilâyet-i Vlk)21, область Сокол (жупания Жупана-Владка), область Бистрица, Горажде и Осаница (жупа- ния Твртка), область Загорье (жупания Радони)22 и т. д. Саский закон об эксплуатации рудников, который применялся в югославянских землях и во времена турецкого владычества, сохранился в турецком тексте23. Все эти данные — важный исторический источник не только для турецко¬ османского народа, но и для южнославянских средневековых государств. В Венгрии каждый дом давал на Митров день по одному дукату или сотню пензов своему королю. Это сохранилось вместо подушной подати (cizye), хотя подушная подать, по мусульманскому праву,—личный налог, взимаемый с хозяйств. То же происходило до 1690 г. и в других областях европейской части Османского государства 24. Подобные примеры приня¬ тия местного обычного права были в отдельных частях Малой Азии, как в тимарно-сипахийской организации, так и в вопросах управления и нало¬ говых дел25. В этих юридических институтах находим материал, который в известной степени освещает и более древний период. Арабские страны, вошедшие в состав Османской империи, сохранили в основном свое старое устройство26. Тимарная система захватила толь¬ ко некоторые части Сирии и Ирака. Ряд областей в Юго-Восточной 17 См. работы н. Hadzibegić: Dzizja ili harae; Porez na sitnu stoku ةل «Monumenta tureiea», serija I, «Zakonski s^meniçi», Sarajevo, 1957, sv. إل «Капи- ni i kanun-name za Bosanski, Hercegovacki, Zvorn^ki Kliski, Crnogorski i Skadarski sand- zaks>, Sarajevo, 1957; «Historija naroda Jugoslavije», kn. 11, Zagreb, 1959; Izvori: s... 42—46, 99213 ,203 ,202 ,152 ,101ن; o. L. Barkan, Kanunlar, İstanbul, 1945. 19 В качеетве примера приведе^: «Закон о влахах Смедеревского еанджака» от 934/1527 г. («Kanun-i eflâkan-i Livâ-i Semendre») и «Закон о ратных людях» периода Су- лейма.на Законодателя («Kanun-i voynuğan») (см. O L. Barkan, Kanunlar, s. 265, 266, 324, 325). О влахах-скотоводах был особый закон (см.: н. Hadzibegić, Porez na sitnu stoku. str. 83—85; Br. Djurdjev, o Knezovima pod turskom upravom, — «Istoriski casopis», 1, 1948; «O vojnucima», — GZM, ıl'947; H Hadzibegić, Kanun-nama sultana Sulejmana Za- konodavca, — GZM, т. IV—V, 1950—وهوا. s. Э70—372; Nedim Filipovic, Bosna i Hercego- vina Historija naroda Jugoslavije, kn. II, s. ü'22142—140 ,137 ,؛). 20 «Monumenta turcica», str. 11—14. 2أ Başvekâlet Arşivi, Tapu defteri, № 2 (De^er ^ilâjet-i Vlk 859/1455). 22 H. Hadzibegić, Porez na sitnu stoku, str. 86 23 Рукопись Восточного института в Сараеве, Кодекс № I. Kanun-i meâdin; Fehim Spaho, Turski rudarski zakon, — GZM, 1913; Sertoğlu Midhat, Muhteva bakımından Ba؟- vekalet Arşivi. 24 H. Hadzibegić, Dzizja ili harae. ع H. Hadzibegić, Rasprava Ali Causa..., s. 152—159, 192—4مح1ا; o. L. Barkan, Ка- nunlar 26 Это так называемые эйялеты с 'сальяне (salyane ile olan eyaletler), —н. Hadzibe" gić, Rasprava Ali Causa..., s. 146, 174, 175. 7[
Анатолии, признав верховную власть империи, также оставались авто¬ номными в своем внутреннем управлении27. Межцу тем всюду в Анатолии (кроме указанных областей) и евро¬ пейской части Османского государства была введена тимарно-сипахийская организация. В соответствии с нею строился весь государственный аппа¬ рат и была установлена специфическая турецко-османская система управ¬ ления28, на основе которой были приняты многие законы военно-политиче¬ ского и хозяйственного характера, разработанные под руководством хра¬ нителя султанской печати (нишанджи). При оценке этих законов как исторических источников важно уста¬ новить в первую очередь их подлинность, а затем место и время их применения. Наиболее надежными источниками могут считаться ориги¬ нальные документы, содержащие султанские указы (hatt-ı hümâyûn,, ferman, berat), распоряжения центральной власти (emr-i samı) и приказы наместников (buyuruldu), официальные и заверенные копии этих доку¬ ментов и их копии в кадийских реестрах (сиджилях), а также решения кадиев, в которых дается ссылка на статьи закона. Не менее достовер¬ ным историческим источником являются кануны и канун-наме, издавав¬ шиеся по мере надобности в определенное время центральной властью и содержавшие законы общие и специальные для отдельных областей29. Можно сказать, что эти правовые нормы составили юридическую основу турецкого государства в первые три столетия его существова¬ ния. После захвата Константинополя и образования империи деятель¬ ность туоецких властей по организации государственного управления и принятию новых законов была весьма оживленной30. Наибольшая право¬ вая и законодательная активность султанского двора наблюдалась в первой половине XVI в., когда Османская империя достигла наивысше¬ го могущества. Основные юридические установления, выработанные в этот период, без существенных перемен действовали вплоть до XIX в. Однако со второй половины XVI в., несмотря на сохранение богатых источников государственных доходов и огромного военного потенциала, все более явственно стали проявляться черты военного и финансового ослабления империи. Это выражалось в резком обесценении денег31 и нарушении порчт،^ и дисцитлины как в тимарно-сипахийской организации, так и в янычарском в)йске32. Частые войны и периодические внутренние беспо¬ рядки еще больше ухудшали положение. Но как только более или менее налаживались дела, начинали при¬ 21 Эти автономные области называются в турецких памятниках hükümet (Ibid., 28 Али Чауш в своем исследовании дает краткий обзор этой системы (см. H.Hadzi- begic, Rasprava Ali Causa...). 29 После завоевания некоторых областей какое-то время в них сохранялись мест¬ ные порядки. Затем непосредственно на местах производилась перепись населения и хо¬ зяйств с их источниками дохода. Это было фундаментом для введения тимарно-сипа- хийской системы. В начале этих письменных законов записывались канун-наме для дан¬ ной области. Время от времени эти законы обновлялись, в них вносились происходя¬ щие изменения, а по мере надобности и новые статьи. 30 Halil İnalcık, Osmanlî hukukuna gir.iş, Örf-i sultanî hukuk ve Fatih’in kanunları Siyasal Bilgiler Fakültesi Dergisi, cild XIII, 1958, s. 2. 31 H. Hadzibegic, Dzizja ili haraç. 32 Во время похода на Эгри Хасан Кафи Прушчак прислал султану Мехмеду III свой труд «Nizam al-mulk» на арабском языке (а позднее и на турецком, несколько* расширенный вариант), где указывает на отрицательные явления в государственном ап¬ парате. Точно так же Айни Али в своем донесении султану Ахмеду I отмечает хаотиче¬ ское состояние в тимарной организации, которое он имел возможность наблюдать, ис¬ полняя обязанности доверенного лица тимарного центрального управления. 72
ниматься определенные меры и в законодательной области, особенно по вопросам налогов и упорядочения финансов. Изменения и реформы, проводимые в этом отношении, временами приносили известный успех 33. Однако с^ствующая экономическая и №^о-политическая система в основе своей не менялась. Между тем было очевидно, что эта система не отвечает духу времени и вследствие этого Османская империя от- стает от европейского развитияم*ق Только в XIX в. в царствование Махмуда ؛١ в результате упраздне- ния янычарского корпуса (1826 г.) и организации (1839 г.) эта система была несколько изменена. Лишь после этого можно было поступать к проведению реформ в военной, " и ЭКОНО- мическ )й областях. Янычарский корпус был заменен новым регулярным войском по е^пейскому образцу ٩ была проведена реорганизация пра~ витель^тва и учреждены ь*инистерства, образован военный совет и вер- ровный суд, введено обязательное начальное обучение. Таким образов, была подготовлена основа для танзи^т'а, который в свою очередь явился базой всех позднейших реформ ٩ при разработке ряда новы^ за- конов брались за основу европейские законы37. Между тем аграр- ный закон 1858 г. (Kanun-name-i arazî) был составлен на принципах мусульманского права и старых канунов, а гражданский закон того سмeниلMecelle-إ ahkâm-i adliye)—только ص принципах мусульманского права, و™ законы положили начало первой граж- данского права. Бесспорным фактом является то, что все эти " исторический источник. Однако, прослеживая историю правовой и зако- нодательной деятельности Османского государства, необходимо помнить и о других исто^ческих источниках и изучить, в какой мере существо- вавшие законы отвечал^ тогдашнему развитию и как они применялись م ^ктической жизни. Только на основе такой на^о-исследователь- ской работы можно представить историческое развитие Османской им- перии в правовом деле. 33 Реформа налоговой системы, которую в 1690 г. провел Кёпрюлю Фазыл-паша, как ؛и реформы Ахмеда III (1703—1730؛), способствовала финансовой ,стабилизации в XVIII в. 31 По реорганизации артиллерийских войск по примеру европейского войска были приняты некоторые меры в XVIII в. (их осуществляли Хумбараджи Ахмед-паша, барон де Тот, Халил Хамид-паша), однако это не имело какого-нибудь существенного значе* ния. Селим III (1789—1807 гг.), считавший, что без реформ в самой системе невозможно приостановить упадок империи, создал специальные новые отряды регулярной армии. Однако эти мероприятия были прерваны в результате его свержения и установления реакционного режима. Спустя 14 месяцев этот режим пал под ударами интервенции Алемдар Мустафа-паши, однако позднее и он сам стал жертвой янычарского бунта. Новый султан Махмуд II (1808—1839 гг.), сторонник реформ, не мог в первое время своего правления ничего сделать в этом отношении. 35 Наряду с этим была основана Военная академия и Военная медицинская шко¬ ла, в которые были приглашены в качестве профессоров европейские специалисты, 36 Специальным султанским указом (Gülhâne Hatt-i Humayunu) танзимат был провозглашен самым торжественным образом 3 октября 1839 г. Султанским указом, именуемым «Islâhat fermani», 18 февраля 1856 г. было сделано дополнение к положе¬ ниям, содержащимся в султанском указе от 1839 г. 37 Первая государственная конституция (Kanun-i esâsı) 1876 г. была составлена по образцу тогдашних европейских конституций. Однако, как известно, в конце того же года парламент был распущен и конституция фактически перестала действовать. В 1908 г. она вновь обрела силу. После свержения Абдулхамида II она была частично изменена в пользу народного представительства.
HAMID HAD JIBEGIC (Yougoslavie, Sarajevo) ACTES LÉGISLATIFS TURCS EN TANT QUE SOURCES HISTORIQUES Il existait dans l’État Ottoman deux sortes d’actes législatifs qui se complétaient et formaient un système turco-ottoman spécifique. Une partie de ces actes était fondée sur les principes du droit islamique, l’autre sur les canons, c’est-à-dire les lois établies par le pouvoir central quand le besoin s’en faisait sentir. C’est là le résultat du processus historique et social qui s’est développé d’abord dans l’Empire Arabe et puis dans les autres états qui apparûrent postérieurement sur le territoire de celui-ci. L’Etat arabe était composé de nombreuses régions possédant jusqu’ alors des traditions culturelles et juridiques différentes, qu’il fallait adap¬ ter aux principes généraux du droit islamique. C’est dans de telles conditi¬ ons que s’est développée une grande activité juridique et législative. Voilà pourquoi le perfectionnement du droit islamique s’accompagnait parallèlement de l’adoption des institutions juridiques et des coutumes qui existaient dans les régions conquises. ؛C’était particulièrement impor¬ tant pour l’administration, les impôts, les questions agraires et pour d autres institutions publiques. Ces institutions se sont maintenues avec certaines modifications dans les états turcs sur le territoire de l’Empire Arabe. ،C’est ainsi que, dans la pratique, on observait, à côté du droit islamique, un droit coutumier, dont !’importance n’a cessé de croître avec l’évolution sociale. L’État Ottoman, issu de l’état Seldjoukide en Anatolie, observait le droit islamique, s’appuyant sur d’abondants matériaux authentiques. On y a poursuivi l’élaboration de ce droit, mais c’était une élaboration plus ou moins étroite des législations examinés, parfois de nouvelles interprétati¬ ons. C’est pourquoi, dans la vie quotidienne, ce droit ne présentait pas de différences essentielles d’avec le droit des autres états musulmans. Mais la vie juridique de l’Empire Ottoman, qui comprenait différents peuples possédant eux aussi des coutumes et traditions diverses, n’était pas exclusivement réglementée par le droit islamique. La vie juridique se composait en majeure partie des lois établies par le pouvoir central et publiées sous forme de prescriptions, de decrets, ou de lois spéciales. C’est là ce qui caractérise l’époque turco-ottomane. L’organisation étati¬ que et le système des «timars-spahis» (timar-sipahi sistemi) étaient en majeure partie basés sur ces lois. Celles-ci réglementaient les finances, la majeure partie des impôts et des questions agraires. Ces lois ont conservé certaines institutions des peuples des Balkans, telles que l’organisation «valaque» et «voïnouk» (voynuk teskilâti), les «martolos», les gardiens de défilés (derbendciler) les chefs des «nahi-s» (nahiye) et des villages (les « knez-s» et «primikûr-s») etc. La loi saxone réglementant l’exploitation des mines était observée chez les Slaves du sud, sous les Turcs. Elle n’a conservé que son texte turc. On a conservé également certaines institutions existant primitivement en Hon¬ grie. Tous ces éléments sont une source importante non seulement pour l’étude historique de l’époque turco-ottomane, mais aussi pour celle des états médiévaux. Les états arabes absorbés par l’Empire Ottoman conservèrent leur or¬ ganisation primaire. Les système des «timars» n’atteignit que certaines régions de la Syrie et de l’Irak. Certaines parties de l’Anatolie du sud-est reconnaissaient le pouvoir suprême de l’Empire tout en conservant !’auto¬ nomie de leur administration intérieure. 74
L'activité juridique et législative de l’État Ottoman fut particulière¬ ment intense à l’époque de l’épanouissement de ce dernier c’est-à-dire de la deuxième moitié du XVe à la deuxième moitié du XVIe siècle. On peut affirmer que les actes législatifs turcs ont atteint leur perfection à cette époque. La vie juridique de l’Empire est restée dans ces limites et n’a pas subie de changements importants avant le XIXe siècle, bien que, pen¬ dant cette période, l’état Ottoman ait -connu bien des crises. Pour amélio¬ rer la situation certaines mesures législatives étaient prises de temps en temps et avaient quelquefois un certain succès, mais souvent elles ne résolvaient que des difficultés momentanées. L’essentiel du système exis- tant ne changeait pas. Des changements dans ce système ne survinrent qu’au XIXe siècle, avec l’abolition du corps des Janissaires (1826) et de l’organisation «ti- roars-spahis» (1839). Elle fut suivie de réformes d’ordre militaire, politi¬ que et économique. ؛C’est l’époque de ces réformes -le regne de Mahmoud II— qui permit l’élaboration du Tanzimat, base de toutes les réformes et lois futures. Il est indubitable que toutes ces lois sont d’un intérêt historique important. Mais en suivant, au cours de l’histoire, l’activité juridique et législative de l’État Ottoman, il faut tenir compte également des autres sources historiques et voir dans quelle mesure les lois de l’époque cor¬ respondaient au développement social, ainsi que la manière dont elles étaient appliquées dans la vie. Ce n’est qu’en s’appuyant sur un travail scientifique de cette sorte qu’on peut préciser le développement de l’Empire Ottoman et en juger dans son ensemble.
д. к л л Ь Д И-Н АД ь (Венгрия, Будапешт) ТУРЕЦКИЕ РЕЕСТРОВЫЕ КНИГИ МУКАТА А КАК ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ Многочисленные документы турецкого финансового управления как исторические источники известны нам лишь отчасти. Они еще ждут сво¬ ей оценки. В настоящей статье мы хотели бы обратить внимание на ценность в качестве исторических источников особо важной группы до¬ кументов — реестровых книг муката’а. Система муката а, перенятая у арабов сельджуками, играла боль¬ шую роль в турецком финансовом управлении до начала прошлого сто¬ летия (1826 г.). Общая сумма налогов (доходов), собираемая ежегодно в одном административном округе, в классический период ислама, в эпоху Аббасидов, называлась муката’а (muqâta’a)1. В Сельджукской им¬ перии не только члены царствующего дома и руководящие деятели го¬ сударства, но и солдаты в вознаграждение за свои заслуги могли по¬ лучить муката’а какого-либо округа2. В этих случаях реайя (ге’ауё) выплачивали назначенные государственные налоги владельцу муката’а (muqata’a sahibi)3. В Османской империи по образцу анатолийско-сельджукской военной организации — правда, под другим названием и значительно позже — возникла система тимаров4. Однако наряду с этим заимствованием слово «муката’а» употреблялось в качестве термина в своем первоначальном значении — для обозначения сбора прямых доходов казначейством султа¬ на. Об этом свидетельствуют Ашик-паша-заде, один из первых турецких хронистов, а также Дурсун-бей в одном из своих рассказов. Оба они используют слово «муката’а» для обозначения налогов и податей (vergi ve resim) \ В документах турецкого финансового управления, относя¬ щихся к XV—XVI вв., термин муката’а также употребляется в его клас¬ сическом смысле, т. е. обозначает определенную сумму как от одной статьи доходов целого административного округа, так и от всех фис¬ 1 См. F. Lokkegaard, Islarmc Taxation in the Classic Period, Copenhagen, 1950, 2 См. Mehmed Fuat Köprülüzade, Bizans müesseselerinin ostnanlî müesseselerine tesiri,— «Türk hukuk ve iktisat tarihi mecmuası», cilt I, İstanbul, 1931, s. 223. 3 Ibid., s. 225. 4 Ibid., s. 230—232. См. архивные документы XV в., в которых мы также находим примеры того, что муката’а превращался в тимар (ср. T. Gökbilgin, XV—XVI. asır¬ larda Edirne ve paşa livası vakıflar-nıülkler-mukaiaalar, İstanbul, 1952, s. 115). 5 T. Gökbilgin, Edirne ve paşa livası..., s. 87. Соответствующий отрывок приведен в немецком переводе: F. Giese, Die geschichtlichen Grundlagen für die Stellung der christlichen Untertanen im Osmanischen Reich, — «Der Islam», Hamburg, 1931, S. 269. Однако слово муката’а здесь приравнено к понятию «аренда». 76
кальных доходов одной деревни6. Эти доходы казначейство могло соби- рать двумя путями: могло отдать сбор их па комиссию (emanet) пли за определенпую сумму на откуп (iltizâm). Для более редкого эманета у нас нет документальных источников, так что в этой связи мы можем привести только то, что сказал ،^фи-паша: «Лучше дать муката’а с эманетом, чем с ильтизамом» Пользование муката’а в форме ильтизама известно лучше. Собствен- но говоря, ильтизам по форме представлял собой полученный в каче- стве поручения откуп و. Сбор определенных налогов поручался казначей- ством тому, к™ брал на себя обязательство выплатить большую сумму и гарантировал это соответствующими пор^телями. Взявший на себя это обязательство назывался ЭМИН (етт) — «доверенное лицо» или emîn-i mültezim--«доверенный откупщик», о сборе муката’а велись регуляр- ные записи; это было обязанностью приданного откупщику ПИСЬМОВОДИ- теля (katib)9. Сборщик налогов становился основным «агентом», «функ- ционером» ('amil) о^упщика, который в случае большого муката’а имел нескольких советников. Эти соучастники получали от казначейства су- точные деньги, которые они обычно брали из собранных налогов. Так, например, согласно реестровой книге муката’а Буды за 155ئ, суточное содержание доверенного отклика составляло 8, ™сьмо^ителя —6 и амиля~7 акче^. Откуп обычно предоставлялся на три года, однако, если за это время кто-либо брался за выплату большей суммы, откуп передавался ^тенденту, за исключением того случая, когда прежний откупщик добровольно соглашался оплатить более высокую сумму ٩ Принятая к выплате сумма ؟олжна была вноситься в установленные сроки определенными долями 12. в связи с откупом большую роль играл кадий (qâdi). Он как ™спек- тор (müfettiş) должен был осуществлять надзор за сделками по ильти- заму 13. Он проверял реестровые книги о™упщиков и, когда находил у 6 OULU,«،— участок земли, отдаваемый кому-либо за определенную плату на от¬ куп (А, Тверитинова, Восстание Кара Языджи— Цели Хасана в Турции, М.—JT.٠ 1946, 7 R. Tschudi, Das Asafnäme des Lutfi Pascha, Leipzig, 1910, S. 31—32 (ср. там же с турецким текстом на стр. 39). 8 Таким образом, это не аренда, как это часто изображается в специальной ли¬ тературе [А. Тверитинова, Восстание Кара Языджи — Дели Хасана в Турции, стр. 38؛ L. Fekete, Die Siyäqat-Schrift in der türkischen Finanzverwaltung, Budapest, 1955, :S» 85—87 (где он впервые обращает на это внимание)]. 9 Согласно записи от 1546 г. Тольнского муката’а, при взятии поручения откуп¬ щик поставил условие, чтобы рекомендованное им лицо могло принять участие в от¬ купе в качестве письмоводителя за суточное вознаграждение 6 акче (Wien, Nat.-Bibl. Türk. Hss. Mxt. 630). 10 Wien, Nat.-Bibl. Türk. Hss. Mxt. 590. 11 Так, например, эмик Хасан 25 июля 1557 г. взял на себя обязательство упла¬ тить в течение трех лет в счет доходов от Эстергомского муката’а 289 478 акче. Однако 7 июня 1558 г. он добровольно принял на себя обязательство об уплате на 30 тыс. акче больше (очевидно потому, что объявился новый претендент на получение этого откупа). Месяцем позже он должен был обязаться выплатить дополнительно 15 тыс. акче, чтобы удержать этот откуп за собой, а через полтора года Пири-ага принял обязательство на выплату 400 тыс. акче. По прошествии трех лет, 8 июня 1560 г., вследствие дальней¬ шего трехкратного повышения общая сумма доходов по муката а увеличилась д© 455 тыс. акче (Wien, Nat.-Bibl. Türk. Hss. Mxt. 581). 12 Запись от 1543 г. о муката’а острова Кувин (Рацкеве) ؛гласит, что откупщики были обязаны из откупа в 600 тыс. акче, рассчитанного на три года, платить финансо¬ вому управлению в Б уде каждые шесть месяцев 100 тыс. акче (Wien, Nat-Bibl. Türk. Hss. Mxt. 630). 13 Подробнее о роли кадия в сделках по ильтизаму см. Т. Gökbilgin, XV—XVI. asırlarda mukataa ve iltizam ilerinde kadïtïk müessesesininrolü, — «IV. Türk Tarih Kon¬ gresi», Ankara, 1952, s. 433—444. 77
них неоправданный дефицит, принуждал их к выплате недоимки14. Если же откупщик (или его поручитель) не мог выплатить недостающей суммы, его арестовывали1’. В обязанности кадия входило также собст¬ венноручно или при помощи своих подчиненных на основании ежеднев¬ ных отчетов делать суммирующие записи в составленной по специаль¬ ной форме книге — дефтере 1؛؛. Дефтеры, а также суммирующие подсчеты внутри них кадий скреплял своей подписью и печатью. Эти подробные финансовые отчеты по отдельным муката’а представ¬ ляют собой ценные исторические источники. Особого внимания заслу¬ живают те из них, которые охватывают весь период откупа, т. е. дают связные сведения о сумме доходов всех трех лет, как, например, рее¬ стровая книга (дефтер) Сегединского муката’а за 1585—1588 гг.17. Дефтер начинается с записи общего подсчета отдельных статей доход )в казначейства за три года 18. Эта запись в общих чертах дает нам картину разветвленного Сегединского муката’а. Она представляет собой общий подсчет доходов от переправ, деревень и прочих статей (qalemler) Сегединского муката’а на основании обязательства о выплате, взятого на себя владельцем зеамета субаши Сулейманом в качестве доверенного откупщика с 14 числа месяца шабана 993 г. до конца третьего года (т. е. с 10 августа 1585 г. по 9 августа 1588 г.). Общая сумма, принятая к выплате названным откупщиком, состав¬ ляла за три года 1 863 752 пенза (пенз = 0,5 акче). Фактическая сумма доходов от перечисленных переправ, деревень и других объектов обложения за три года, согласно подробному дефтеру, составила 1456657,5 пенза. Вследствие подорожания, вызванного засу¬ хой, и за счет переправ, не использованных или пришедших в негодность из-за сильной эпидемии чумы, а также вследствие бегства или смерти некоторых реайя названных деревень и разлива Тиссы образовалась не¬ доимка в 407094,5 пенза, в частности за первый год —145760, за второй — 151 856 и за третий— 109478, 5 пенза. Пошлины (gümrük) на различные товары, а также вино составили 92 056 пенза 19. 14 В кассовой книге финансового управления Буды за 1558 г. мы находим несколь- ко пометок, из которых можно заключить, что выплата недоимок производилась по указанию кадия. Например, ЭМИН Шабан заплатил недоимку к платежу по названному муката’а, согласно указанию кадия Буды Мухиэддина, в размере 4050 акче (Gotha, Herzogl. Bibi. Türk. Hss., № 92) . 15 T. Gökbilgin, Edirne ve paşa livası..., s. 89؛ L. Fekete, Die Siyaqat-Schrift...؛. 16 T. Gökbilgin, XV—XVI. asırda mukataa ve iltizam..., s. 435. 17 Этот дефтер хранится в Готе (в указанной библиотеке !ПОД сиглом Turc أا4إ объем 52 л. фолио). Сегедин расположен в Южной Венгрии на правом берегу Тиссы. С 1541 по •1586 г. город находился под турецким владычеством. 18 Этот факт со всей очевидностью указывает на то, что дефтер был составлен впоследствии на основании ежедневных записей доходов. 19 В турецких книгах ежедневного учета пошлин и других сборов XVI в. для обозначения понятия пошлины употреблялось два основных термина: бадж (bag) и гюмрюк (gümrük). Оба эти понятия X. р. Гибб разъясняет (H. R. Gibb, Islamic So- ciety and the West, Bd 1—2, London, 1957, p. 12) следующим образом: бадж, T. e. ПОШ- лина, взималась смотрителем рынка (muhtesib) с товаров местного происхождения; гюмрюк уплачивался с товаров, доставленных из другого округа по воде или по суше в какой-либо торговый центр для продажи или дл^ дальнейшей транспортировки. €о гласно этому определению, бадж и гюмрюк представляли собой один вид пошлины, наименование которой изменялось в зависимости от происхождения или вида товара. Однако на первый же взгляд видно, что слово «؟юмрюк» не является турецким эквивалентом иранского «бадж», а представляет собой латинско-греческое заимство- вание. Поскольку эти слова заимствованы, мы можем предположить, что в турецком • упр؛؛влении они обозначали разные виды пошлин, я хотел бы проаналмзи- ровать разницу зна'чений этих слов на основании имеющихся источников. 78
Штрафы за обсчет на рынке (resm-i ihtisäb)20, сборы за судебные- вызовы (ihzäriyye)21 и пошлина на товары, доставленные по суше, т. е. рыночная пошлипа (bäg-i Siyah)22, составили 22 297,5 пенза. До Мехмеда I! бадж встречается редко. Лишь турецкие хронисты XV в. упоми- нают о распоряжении Османа, в котором разъясняется первоначальное значение слова «бадж» в турецкой финансовой системе: если кто-либо привозит на рынок и продает одии юк (половину лошадиного вьюка) товаров, то он должен упла^ть 2 акче, если же он ничего не продает, то не должен ничего платить (Âsikpasazâde, Tevârih-i al-i fosman, Istanbul, 1332/1913, s. 19, 20). Согласно этому, в эпоху образования Осман- ского государства бадж должен был обозначать пошлину, не зависящую от стоимости товара, т. е. рыночный сбор, торговый налог. Следовательно, это не был товарный на- лог, так как если товар не п؛родавал£я на рынке, то бадж не взимался, в более ПОЗД- нем источнике — «Своде законов Мехмеда II», составленном уже после взятия Констан- тино؛п؟ля (F. ^Kraelitz, IÇânünnâme Sultan Mehmeds des Eroberers, — «Mitteilungen zur osmanischen Geschichte», Bd I, s. 18), слово «гюмрюк» еще не встречается. На асно- ванни этого документа можно с полной очевидностью установить, что бадж представ- л**٢١ собой торговый сбор в размере 2—2,5م0اه который, о^ако, в случае продаж؛! недви- жимостеи، а в де؛рев,нях даже и при продаже движимого имущества не ،взимался. Пер- вые упоминания о гюмрюке в указах Мехмеда II довольно противоречивы (R. Ап- hegger, H. Inalcik, КЛпиппате-i sulfanï ber mïLceb-i ٠örf-i 'osmâtîı, cilt 41, Ankara, 1956, s. 48, 78—79). Это отражено и во французском переводе рукописи Национальной биб- лиотеки в Париже (N. Beldiceanu, Les actes des premiers sultans, Paris, 1960). По ОД- ному из этих указов, при продаже товара следует получить 3% гюмрюка; по дру- тому—-гюмрюк следует взимать лишь с товаров, доставленных по воде, независимо от того, продаются они или нет; с товаров же, уставленных по суше, гюмрюк не взи- мался, если товар не продавался. Согласпо более позднему постановлению, если за товар уже была уплачена пошлина в одном порту, то требовать уплаты гюмрюка в дру- гом порту нельзя. Из этих постановлений можно видеть, что гюмрюк взимался в ка- честве пошлины с транзитных товаров. Однако интерпретация слова «гюмрюк» и даль- ше оставалась неопределенной, потому что в указе Баезида II от 1505 г. говорится, что ^пцы должны уплачивать со своих товаров в месте продажи 2% гюмрюка (G. Elezović, Turski spomenici, kjb I, Beograd, 1940, SV. 1, str. 570)). Так, например, сборщик пошлины в Буде в 1551 г. взимал с ремесленных изделий 1'^мрюк, а с сельскохозяйственных п^дуктов - бадж (ا. Fekete, Die Siyäqat-Schrift..., s. 225). Тем не менее, несмотря на еще иногда появляющиеся своеобразные распоряжения,, в документах конца XVI в. понятие «гюмрюк» проясияется. Так, иапример, в канун- наме Сигетварской ЛИВЫ за 1579 г. мы читаем следующее: «Если на рынок привезут пшеницу или другое зерно на возах (*araba), то с каждых 4 киле (1 киле равно 25 кг) следует заплатить 1 акче гюмрюка и с каждого воза 4 акче баджа؛ с каждой доставленной на продажу откормленной свиньи 3س пенз (пенз был равен стоимости 0,5 акче) гюмрюка и 2 пенз баджа; далее, если прибудет воз гончарных изделий, еле- дует уплатить 1,5 акче баджа и в качестве „товарной пошлины” (meta’ gümrük) с каждых 30 акче стоимости товара — 1 акче» (München, Bayer. Staatsb’ibl. Cod. Turc. 138). Седовател)ьно, согласно этим постановлениям, гюмрюк представлял со- бой товарную пошлииу, назначаемую в зависимости от вида товара в процентах и взимаемую независимо от продажи в пунктах сбора пошлины на TOiprO'Bbix путях. Однако понятие «бадж», очевидио, расширилось, потому что его должны были выпла- чивать и за транзитные перевозки, и за перегоняемых животных, хотя в этом смысле его более точное наименование в других подобных распоряжениях канун-наме было bağ-i ğisr - «мостовой сбор», а также resm-i ge£id, или по-арабски resm-i *ubur— «сбор за переправу» (см. также прим. 32). Одновременно в понятие «бадж» входила и торговая пошлина. Так, например,, в упомянутом канун-наме: при продаже овец, коз и свиней как с продавца, так и с покупателя за каждые две головы скота взимался 1 пенз bağ-i pay, так называемый «копытный сбор». Таким образом, слово «бадж» часто получало определение и тогда обозначало 0С0'бый вид пошлины ил؛и подати, хотя, как это видно из примеров, само по себе слово «бадж» также могло обозначать эти особые виды пошлины. 20 Resm-i ihtisab — денежный штраф за обсчет на рынке, взимаемый СМО- трителем рынка, если какой-либо товар продавался не по соответствующей цене, непра- вильным весом или объемом (см. подробнее: О. L. Barman, XV. asrin sonunda ba~ ZÏ büyük şehirlerde eşya ve yiyecek fiyatlarïnïn tesbit ve teftişi hususlarını tanzim eden kanunlar, —- «Tarih vesikalar», 1942, cilt 1/5, s. 32'6—340؛ cilt 11/7, s. 15—-40). اه lhzâriyye —сбор за вызов в суд, который покрывал издержки за судебный, вызов (М. Z. Pakalîn, OsmanlI deyimleri ve terimleri sözlüğü cilt II, İstanbul, 1951, s. 45). Издержки в размере 2% на ко^фиск؟؟аннь؛е ^м؟^ья также взимались под названием i^؟^riyye (Wie^, Nat.-Bibl. Turk. Hss. A. F. 370 a). 22 В ä ğ*-* İsı у äh, или, как это названо в той же статье годового реестра, bağ-i pazar-i nefs Segedin (сегединский рыночный сбор), представлял собой торговый сбор. 7&
Доходы от винной монополии (bedel-i monöpöliye) — 28 260 пенз 23. Доходы от сборов за место на сегедипском рынке (resm-i sergi-i pazar)— 3143 пенз24. Доходы от налога с сегединской бойни (resm-i qanâre) —4624,5 пенза مر ة Доходы от сборов за поимку убежавших животных (resm-i müz-de- gâne-i yava) — 3950 пенз. Доходы от продажи убежавшего и пойманного скота и лошадей (yâva-i gav ve alâsa) — 17 632 пенз 26. Доходы от общих наследств (beyt-ül m3İ-i *amme) —46194 пенз27. Поступления с сегединских рынков —5458,5 пенз 23. Доходы от налогов с мельниц на Тиссе (resm-i âsyab) — 350Э пенз29 ٠ Доходы от рыбных сайков в названном муката’а-85050 пенз30. Налог на рыбаков на Тиссе —53 910 пенз31. Доходы от налогов и плата за перевоз на указанных переправах {resm-i gümrük v^ubür) —573 348,5 пенза 32. Поступления от аренды сегединских лавок, принадлежащих казна- чейству, — 1©46 пенз. Доходы от налога н^ крупный рогатый скот, лошадей и другой скот (bağ-! рзу) —22 098 пенз 33. Налог на свечи в Сегединской нахийе (resm-i sem'hane)—12 308 пепз 34. Подворный налог (за каждую дверь), собираемый в день святого Дмитрия и святого Георгия (resm-i qapü), — 39 625 пенз33. 23 Пошлина на винную монополию составляла 55 пенз за бочку. 24 С постоянных продавцов на рынке взималась еженедельно плата в размере 1 пенз за место (Wien, Nat.-Bibl. Kat. Flügel, № 1999). 25 В качестве налога с бойни за каждую голову крупного рогатого скота взима¬ лось 2 акче и с четырех забитых овец—1 акче (ibid.), 26 Убежавшие и пойманные животные, хозяин которых не объявлялся в течение одного месяца и пятнадцати дней, могли быть проданы (ibid.). 27 Как видно из годовых расчетов, эта сумма по общим наследствам поступала в Сегединскую нахийе (мелкая административная единица). В рубрику общих на¬ следств (beyt-ül mäl-i *âmme) входили наследства стоимостью менее 10 тыс. акче (L. Fekete, Die Siyaqat-Schrift..., S. 81). 28 В Сегедине устраивалось в разные годы от двух до четырех рынков. 29 Годовой налог с мельницы составлял 50 пенз. 30 Половина пойманной в садках рыбы принадлежала казне. 31 Рыбаки на Тиссе платили ежегодно 55 пенз налога. Тот же, кто ловил рыбу корзиной (sepet), должен был платить за корзину лишь Г2,5 пенза. 32 Resm-i *u b її г, или resm-i gecid — плата за перевоз: за переправу через Гиссу всадник должен был платить 1 акче, пешеход — 0,5 акче. Но если жители Сеге- дина пользовались переправой по своим делам, то каждые четыре пешехода платили 1 акче. С крупного рогатого скота, лошадей и других животных плата за перевоз со¬ ставляла 0,5 акче. Если же скот переправлялся на продажу, то, кроме платы за пере¬ воз, нужно было платить также гюмрюк. За перевоз каждого нагруженного воза взи¬ малось 4 акче, за порожнюю повозку — 2, за нагруженную воловью упряжку ('araba) — 8, за порожнюю — 4 акче («Gesetzbuch der Segediner liva», — G. Flügel, Die arabi¬ schen, persischen und türkischen Handschriften der К. К. Hofbibliothek zu Wien, Bd I— III, Wien, 1865—1867, № 1999). 33 Согласно уже упоминавшемуся своду законов Сигетварской ливы, при продаже скота как с продавца, так и с покупателя взимался налог bâg-i pay, а именно: при продаже одной головы крупного рогатого скота — 1 акче, при продаже овец, коз или свиней за каждые две головы — 1 пенз. Вышеприведенная сумма образовалась из на¬ логовых поступлений при продаже скота по всей Сегединской нахийе. 34 Налог іна свечи взимался с каждого дома (с плативших джизье) в размере 2 акче. 35 Согласно упомянутому своду законов Сегединской ливы, все, кто платил джизье (см. прим. 36), должны были платить владельцу тимара, а на землях хасса султана — казне в день Hlzîr (день святого Георгия, 24 апреля)—50 пенз и в день Qasim (день святого Дмитрия, 26 октября)—также 50 пенз в качестве подворного налога. Однако, согласно нашим подсчетам, в 14 деревнях хасса султана, относящегося к Сегединскому муката’а, взималось лишь 25 пенз.
Налог джизье с неверных в названных деревнях —69 600 ؟енз^. Налог на дрова и сено (resm-i hlme ٧^ giysh) — 70 700 пенз37. Налог* на овец (resm-i 'adet-i agnam) —21 758 пенз 38. Доходы от выручкн за десятину с пшеницы— 113 200 пенз39. Доходы ٠^ выручки за десятину с других видов зериа (osr-i mab- lot) — 22 212,5 пенза 40. Налог на необработанные наделы (fesm-i Gift bozaniyye) — 30 300 пенз 41. Десятина с улья и иалог на пчел (osr ma'resm-1 kflvvare) — 5430 пенз 42. Налог с каждой бочки вина (resm-i foci) — 2165 пенз 43. Налог за невесту (resm-i 'arQsane) — 2242,5 пенза 44. Доходы от рыночных сборов в Сенте — 37 437,5 пенза 45. Доходы от ежегодных общих сборов с некоторых деревень (maq- to)— 1700 пенз46. Доходы от выручки за десятину с молодого вина —2172,5 пенза ٠. Десятииа с льна —461,5 пенза. Налог на свиней (resm-i bid'at-i hanazir) —5798 пенз 48. Доходы от пусты (mezra’a) Кишбадерлан — 1485 пенз48. Доходы от пусты Реске в окрестностях деревни Сентпетер—1730 пенз 50. 36 В сводах законов Сегединской, Сигетварской и других лив содержатся поста¬ новления, согласно которым каждый, кто, кроме дома, домашней утвари, виноградника и поля, собственного вина в бочках и собственного скота, владел не менее чем 300 ак¬ че, должен был платить в качестве джизье 50 акче в год. Из наших подсчетов, а так¬ же из реестров конца XVI в. мы можем установить, что в 80-е годы XVI в. все дол¬ жны были платить этот налог, и не потому, что улучшилось положение налогоплатель¬ щиков, а потому, что ухудшилось финансовое положение Османской империи. Об исторической ценности дефтеров джизье и соответствующих сводов законов см. нашу статью «Bevölkerungsstatistischer Quellenwert der Gizye-Defter und der TahrTr-Def- ter» («Acta Orient. Hung», t. XI, Budapest, 1960, S. 259—269). Согласно рассматрива¬ емому здесь реестру Сегединского муката а, годовая сумма налогов джизье составля¬ ла 100 пенз (около 50 акче). 37 Налог на дрова и сено взимался ежегодно также в размере 100 пенз. 38 Налог ;на овец составлял 1 пенз .с каждых двух овец. 39 1 киле (около 25 кг) пшеницы стоил 50 пенз. 40 По этой статье суммировались доходы от выручки за десятину с «различного зерна» (ösr-i mahlüt), т. е. со р'жи, ячменя и 1цроса. Стоимость этой десятины со¬ ставляла 25 пенз за 1 киле. 41 Налог resm-i cift bözâniyye, т. е. налог на пустошь, должен был платить каж¬ дый, кто не обрабатывал свои ранее обработанные поля и поэтому не мог вносить десятину. Это составляло в год 1о0 пенз. 42 С каждых 10 ульев в качестве десятины брался 1 улей или его стоимость, а именно 50 пенз. Если же число ульев было меньше 10, то за каждый улей нужно было платить только 2 пензы. 43 Согласно вышеприведенному своду законов Сегединской ливы, налог resm-i fuci взимался в размере 15 акче с каждой бочки с того, у кого не было собственного виноградника ؛и кто привозил вино в бочках откуда-либо из другого места и откры¬ вал в своей деревне питейную лавочку (meyhane). Если же он вез вино в город и там открывал питейное заведение, то, кроме налога на каждую бочку вина, он дол¬ жен был платить также пошлину на винную монополию. Из нашего реестра видно, что налог этот составлял за каждую проданную бочку вина 15 пенз (а не акче). 44 Налог за невесту (resm-i 'arusane) взимался при заключении брака с ранее незамужней в размере 30 пенз, при женитьбе на вдове—15 пенз. 45 Сента находится южнее Сегедина на берегу Тиссы. 46 Старосты (knez) некоторых деревень имели право вносить свою десятину и налоги в виде общей суммы (maqtü) в размере 300 пенз ежегодно. 47 Молодое вино измерялось пинтами (1 пинта=1,7—1,9 л). Каждая пинта стоила 5 пенз. 48 В качестве налога па свиней (resm-i bid*at-i hanäzir) за каждую ؛свинью нуж¬ но былЪ платить 2 пенза. 49 Местоположение этой пусты установить не удалось. 50 Пуста Реске находится на юго-западе сегединского пастбища. 6 Восточные источники
Денежные штрафы и налог с пастбищ —53 574 пенза. Из этих источников должна была составиться ■сумма Сегединского муката а за названные три года в размере 1 863 752 пенза, ее выпла- ту взял на себя владелец зеамета Сулейман. Однако вследствие засу- и других ،стихийных бедствий, как это было также подтверждено؛ хи кадием, он не смог выплатить 407 094,5 пенза. Колебания хозяйствен- Производства ،ИЛ'И дв:ижени:я ■™ва,ров за эти три года УЯ€)НЯ-؛ ,ной жизни з итоговых €'ум،м, !Которые ,При составлении дефтера указывались؛ются и каждой !ГОДОВОЙ графы. Эти годовые подсчеты !Представлены؛ в *начале :в •следующей таблице؛ суммировании 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Итоговая сумма доходов указанного года согласно подробному дефтеру51 475491 469 395 511771,5 Пошлина (gümrük) с различных то¬ 28 628;5 варов Штрафы за обсчет на рынке, сборы за судебный вызов, сегедйнский 39 954 23 473,5 рыночный сбор 8274 9446,5 9 580 577 ه Винная монополия Сборы за место на сегединском 12835 5845 рынке 1476 756,5 910,5 Налог с сегединской бойни 1 863,5 1 886,5 884,5 Сборы за поимку убежавших живот¬ 2 280 1080 590 ных Выручка от продажи убежавшего 7 850 8370 1412 и пойманного скота и лошадей ٠ ٠ Общая сумма наследств в Сегедин¬ ской нахийе ٠٠٠٠٠ 12494 16850 ا؟ ]16850 Рыночные сборы в Сегеде 1455,5 2 073,5 1 930,5 Налоги с мельницы на Тиссе ٠٠٠٠ 1 30Q ١ 100 1 100 Доходы от рыбных садков 25 370 31 130 28 550 Налог на рыбаков на Тиссе ٠ . ٠ ٠ Налоги и плата за перевоз на наз¬ 14 340 17 185 22 385 ванных переправах муката’а . . ٠ Аренда казначейству за сегединские 18Э972 180 573 211803,5 лавки .... 350 348 348 Налог на крупный рогатый скот, 8600 лошадей и прочий скот 4 898 ز!]ت60 8 Налог на свечи в Сегединской нахийе 3 590 4358 4 36Э Подворный налог 14725 12025 12875 Джизье 25 зоэ 214Э0 0د9 22 Налог на дрова и сено 25 8Э0 22100 22 8Э0 Налог на овец 6 695 7 928 7 137 Выручка за десятину с пшеницы ٠ ٠ Выручка за десятину с других видов 32475 29 550 51 175 зерна 555Q 9312,5 7350 Выручка за десятину со льна и ко¬ 303:5 158 нопли ٠ ، - Налог на пустошь 9150 13500 7 65Э Десятина с улья и налог на пчел ٠ ٠ 1750 2062 1618 Налог с бочки вина 645 د59 930 Налог за невесту 720 783 742,5 Рыночный сбор Сенты 12 85Э 11 087,5 13 500 Общий налог с деревенских старост 300 6ЭЭ (ار:8 Выручка за десятину с молодого вина 220 - 1 952,5 Налог на свиней 2034 1886 1878 Доходы от пусты Кишбадерлан ٠ ٠ 525 560 400 Доходы от пусты Реске 600 450 680 51 Сроки составления годовых реестров были следующими: первый счетный год продолжался с 11 августа 1585 г. по 10 августа 1586 г., второй — с 11 августа 1586 г. по 9 (!) августа 1587 г. и третий — с 10 августа 1587 г. по 9 августа 1588 г. 82
1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Штрафы и налог на пастбища ٠ . . 16 850 18 452 18 452[!] Сумма недоимки ٠٠٠٠...... 145760 151 856 109478,5 Согласно итоговой сумме годовых реестров, доходы за третий год быш؛и ؛на 36 280 пенз (8°/о) больше, чем за первый. Если мы расюмот- рим вышеприведенную таблицу, то нам бросится в глаза, что, хотя сумма некоторых сборов возросла, сумма других существенно уменьши- лась. Больше всего, 'ПОЧТИ на 31 тыс. пенз, возросли доходы за счет на- логов !И пла^ы за (перевоз ;на ше؟ти через Тиссу, кото-рые в^о^или в Сегединский муката’а52. Одновременно доходы от сегедин- скои переправы уменьшились на 11 тыс. пенз, т. е. произошло некоторое перераспределение движения товаров. Особенный рост ؛получили ДОХО- ды третьего года за счет (Повышения урожая пшеницы —на 60% по сравнению с двумя 'предыдущими годами. Увеличилось также число рыбаков на Тиссе (или, быть может, ■налог (раскладывался ؛на большее число людей), так как по ،сравнению с налогом на рыбаков за пер؛вый год эти сборы также увеличились почти на 60%. Торговля крупным ро- гатым скотом, лошадьми и другим скотом 'В Сегединской нахийе также лачт،и удвоилась. Одновременно сократились ؛почти наполо;в|и1ну доходы от 1нал01Г0|В !С сегединской бойни (И от выруч'.ки за ؛монопольную прода- жу 1ВИ'на; доходы о؛т сборов за ؛место 1на рынках уменьшилась на 65%. В связи € ростом ;производства зе'Р'на незн'ачительно сократились и до- ходы от 'налога ؛на ؛пустоши. Следует отметить, что количество пче'Л, овец и свиней в течение трех лет почти не изменилось, в целом мы можем (прийти ,к выводу, что доходы за третий год увеличились за счет повышения урожая ише؛ницы, оживления торговли С'К'О'ТОМ и увеличе- ния числ^ 'рыбаков на Тиссе (؛или за счет увеличения налога с •них). В конце каждого годового подсчета указывалась также сумма не- доимки (см. последнюю графу вышеприведенной таблицы), которую су- баши Сулейман, доверенный откупщик, вследствие стихийных бедствий не смог выплатить, что было та،кже подтверждено кадием, ^ак мы уже указывали выше, откупщик должен был выплачивать принятую им сумму определенными долями в установленные сроки. Таким обра- зом, субаши Сулейман из общей суммы 1 863 752 пенза Сегединского муката’а, !Принятого им к выплате за три года, должен был ежегодно •вносить треть, т. е. 621 251 пенз, что явствует из реестров. 'Сумма ؛недо- имки ؛за год получена, таким о،бразом, путем вычитания фактически уплаченной общей годовой суммы (за первый 'ГОД она составила, на- пример, 475 491 акче) из !ГОДОВОЙ доли принятой к выплате суммы, т. е. в первый год недоимка составила 145 760 пенз. Вследствие более высоких доходов недоимка, естественно, была наименьшей за третий год (109 478 пенз). . При составлении дефтера вслед за готовыми итоговыми суммами следовал детальный ре^ст^ отдельных статей годовых доходов. Это детальное ؛перечисление во (всех трех реестрах начиналось с книги еже- дневного учета пошлин и сборов, в этих книгах прежде всего указы- вались дата сбора пошлины, имя владельца т.овара (изредка также его профессия), затем наименование, стоимость или количество товара и уплаченная сумма пошлин. Эти записи производились настолько регу- лярно, что делались отметки даже в те дни, когда не поступало товаров для обложения пошлиной. Путем анализа этих данных мы МО- 2ة Шесть тисских переправ находились у следующих деревень: Темеркень, Дье, Тапе, Сента, Патарет, Жабьяк.
'Жем получить картину движения товаров в Сегедине 53. На основании сопоставления записей этих трех книг товарооборот Сегедина в 1585— 1588 гг. представляется нам следующим образом54: Продукты питания 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Пшеница 6042 гуруша 2129 гурушей 894 гуруша Ячмень, •просо ٠٠... 100 „ 7 57 Фрукты 17 ٠ 28 ٠ 42 Сыр 21 ٠ 10 ٠ 31 Мед 20 5 ٠ 20 ٠ Рыба 486 ٠ 571 ٠ 1 227 Вино 841 бочка 776 бочек 837 бочек Бросается в глаза уменьшение количества пшеницы; это трудно объяснить, так как урожай пшеницы (как видно из годовых реестров) именно за третий год был наивысшим. Одновременно следует отметить увеличение торговли рыбой в два раза. Количество вина на рынке за три года почти не изменилось. Живой скот 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Крупный рогатый скот ٠ . 2 791 голова 1 520 голов 3 183 головы Лошади — — 46 ٠ Овцы 817 ٠ 908 ٠ 120 ٠ Свиньи — 291 ٠ 422 Таким образом, количество крупного скота и свиней на рынке уве¬ личилось, а овец значительно уменьшилось. Торговля лошадьми, по- видимому, вообще не играла большой роли. Кожаные и меховые изделия 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Бычья кожа 743 гуруша 10Э гурушей 2 гуруша Овечья кожа 332 ٠ 135 ٠ 260 Кожа ягнят 15 ٠ 122 . 27 ٠ Меха 100 50 64 Шерсть 20 ٠ 42 ٠ ٠٠ Количество изделий из шилось. кожи и імеха на рынке їв целом ум Ткани и изделия из них 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Шерстяные ткани 328 гурушей 284 гуруша 528 гурушей Полотно — 15 8 9 Одежда — — 188 , Шапки — 195 ٠ 40 . Наряду со значительным увеличением торговли шерстяными тканя¬ ми увеличилось и количество одежды за последний год. ЛеСвянныеИиздеИлияеРе' 1585/86 г• 1586/87 г- 1587/88 г• Дрова ٠ . ٠ . ٠ ٠ ... . 125 гурушей — 56 гурушей Доски ٠ . . —٠ 34 гуруша 20 Корыта, бочки, бадьи ... — 20 ٠ 57 ٠ Телеги, колеса — — 18 ٠ 53 Историко-статистический метод обработки книг ежедневного учета пошлин и сборов был выработан Д. Эмбер (см. Gy. Ember, Kiilkereskedelmiink tórłenetehez a XVI. szazadban, — MTA Tars. — Tort. Tud. Oszt. Kozi., Budapest, 1958, S. 309—^348). 54 Стоимость товара в книге ежедневного учета пошлин и сборов дана в гуру- шах. О сравнительной стоимости гуруша можно сказать следующее: 1 киле (около 25 кг) пшеницы стоил 50 пенз, т. е. 0,5 гуруша; 1 воз сена — также 0,5 гуруша и 1 яг¬ ненок— 0,25 гуруша.
Следовательно, наряду с расширением торговли деревянными из¬ делиями торговля дровами сократилась больше чем наполовину. изделия! стеГк°лНоарНЫе 1585/86 г' 1586/87 г• 1587/88 ٢• Железо, полосовое железо 70 гурушей 25 гуоушей 34 гуоуша Косы, серпы — 83 4 „ Гончарные изделия ٠ . ٠ ٠ 26 ٠٠ 67 15 Изделия из стекла .... — 13 „ 29 Таким образом, количество металлических и гончарных изделий на рынке существенно уменьшилось, а стеклянных изделий увели¬ чилось. Прочие товары 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Лен ٠٠ 10 гурушей 35 гурушей Конопля — 47 ٠ 55 Веревки Галантерея и мелкий скобя¬ 20 гурушей 39 ٠ 40 ٠ ной товар — 5 Ю Разное 500 300 123 Количество изделий из льна и конопли, таким образом, увели- чилось. Товары под рубрикой «Разное» никогда не перечислялись сборщиком пошлины по названиям, так что мы не знаем, была ли это какая-либо определенная группа товаров (например, пря¬ ности) . Таким образом, на основании вышеприведенных таблиц мы можем заключить, что сокращение иа 30% доходов от /пошлин в Сеге дине, как это видно из годовых реестров, произошло главным образом за счет сокращения торговли зерном, а также меховыми и кожаными изделия¬ ми. Это сокращение было лишь частично возмещено увеличением тор¬ говли рыбой, тканями и изделиями из них. Рассмотренные здесь книги ежедневного учета пошлин и сборов, как и другие (подобные турецкие документы, имеют тот недостаток, что они очень редко содержат сведения о происхождении товара, его конечном пункте назначения или его ؛продаже на месте. Однако не¬ сомненно, что обозначенное в книге учета пошлин за 1585/86 г. коли¬ чество скота (2191 голова крупного рогатого скота, 817 голов овец) и ؛пшеницы (около 3000 ц) в несколько раз превышало потребности населения Сегедина. Поэтому мы можем говорить не о торговле, а лишь о товарообороте Сегедина. Среди различных статей ежедневных доходов во всех трех книгах ежедневного учета пошлин и сборов время от времени обозначены сум>мы штрафов за обсчеты на рынке, судебных сборов, сетединских рыночных пошлин, доходов от винной монополии, сборов за постоянное место ؛на рынках, налогов с бойни, сборов за поимку убежавших жи¬ вотных, доходов от продажи убежавшего и пойманного скота, посту¬ плений с сегединских рынков. Однако происхождение этих сумм не указывается, т. е. не обозначается, от кого и за что получены дйнные суммы. За книгами ежедневного учета пошлин и сборов в дефтере следу¬ ют записи о внесенных суммах доходов от платы за перевоз и налогов с шести переправ через Тиссу, При этом указывался только день,
когда в финансовое управление был произіведен соответствующий взнос. Затем следовали записи о доходах 1казначейства от отдельных рыбных садков и перечисление рыбаков на Тиссе в 39 (во втором году — ؛в 42, в третьем—б 44) деревнях и ؛сумма уплаченного ими ،налога. К Сегединскому муката’а относилось также тринадцать деревень хаоса султана: Темерквнь, Дье, Та؛пе, Оентпетер, Бадеірлаїн, Сента, Па- тала, Ватка, Патарет, Петроваселла, Пока, Гооподинце, Жабьяк55, Фискальные сборы с этих деревень (؛подворный ,налог, дж؛изье, налог на дрова ،и сено, на овец, зерно, пустоши, десятина с ульев, налог с каждой бочки ®ина, налог за невесту, десятина с вина, налог на сви¬ ней, денежные штрафы и налог на пастбища) перечислялись так же подробно, как и сегединские пошлинные сборы. В соответствующих детальных реестрах за три года указываются жители отдельных деревень по именам и уплаченные ими налоги и десятины. Эти данные представляют собой важные сведения для анали¬ за сельскохозяйственного производства в тринадцати деревнях хаоса султана. В следующих таблицах мы указываем суммированно число налогоплательщиков отдельных деревень и отражаем изменения в сельскохозяйственном производстве за три года на основании данных об урожае. 1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Деревня Темеркень Число налогоплательщиков 44 43 40 Десятина с пшеницы . . ٠ 41,5 киле 40,5 киле 101,5 киле Десятина с различного зерна 10,5 ٠ 70,5 „ 18,5 ٠ Десятина с вина 184.5 пенза 42 пенз Налог на пустошь ٠ . ٠ ٠ 2 250 пенз 2 250 1 930 ٠ Число ульев ٠ ٠ . ٠ ٠ . 9 штук 63 штуки 72 штуки Число свиней 185 голов 182 головы 155 голов Число овец 4 328 ٠ 3 914 ٠ 4 756 ٠ Деревня Дье Число налогоплательщиков 48 44 45 Десятина с пшеницы ٠ 69 киле 47 киле 208,5 киле Десятина с различного зерна .٠ 20 ٠ 50 пенз 23 Десятина с вина —. 40 пенз Налог на пустошь .... 900 пенз 3 750 ٠ 1 350 ٠ Число ульев ٠ 18 штук 49 штук 93 штуки Число свиней 187 голов 146 голов 260 голов Число овец 1 100 ٠ 3435 ٠ 3141 ٠ Деревня Тапе Число налогоплательщиков 42 40 46 Десятина с пшеницы ٠ . ٠ 63,5 киле 17,5 киле 105,5 киле Десятина с различного зерна 7,5 ٠ 29 пенз 32 Десятина с вина — 55 пенз Налог на пустошь 3 000 пенз 4 950 ٠ 2 700 ٠ Число ульев 8 штук 118 штук 74 штуки Число свиней 272 головы 221 голова 189 голов Число овец 60 ٠ * 100 ٠ 510 ٠ 55 Среди перечисленных деревень чтение названий Бадерлан и Патарет сомни- тельно.
1587/88 ٢. 1586/87 г. 1585/86 47.5 киле 22.5 ٠ 21 пенз 200 ٠ 3 штуки 7 голов 12 киле 40 пенз :950 ٠ 6.5 киле 3.5 ٠ 2 250 пенз 19 киле 7 ٠ пенз 43 головы 116 16 киле 18 ٠ 33 головы 300 пенз 13 голов 341 ٠ 54.5 киле 25.5 ٠ 6 штук 42 головы 400 ■٠ 27,5 киле 4,5 ٠ 150 пенз 16 штук 64 головы 2110 ٠ 21 киле 150 пенз 24 іитуки 58 голок 1 382 ٠ 103 киле 360 пенз 28 штук 66 голов ٠ 343 ا 97,5 киле 50 7 штук؟ 47 голов ٠ 1700 60.5 киле 30.5 ٠ 20 штук 57 голов ٠ 283 إ 73 киле 21 штука 940 голов 47 киле 137,5 пенза 41 штука 380 голов 63 киле 16 ш"тук 47 голов 1083 ٠ 7,5 киле 7 ; 34 штуки 1 гол~ова 510 ٠ 37 киле 41 штука 37 голов 802 ٠ киле ءة«ة 36 штук Деревня Сентпетер Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы ٠ ٠ ٠ Десятина с различного зерна Десятина с вина Налог на пустошь .٠٠٠ Число ульев Число свиней Число овец Деревня Бадерлан Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы ٠ Десятина с различного зерна Десятина с вина Налог на пустошь .... Число ульев Число свиней Число овец Деревня Сента Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы . ٠ ٠ Десятина с различного зерна Десятина с вина Налог на пустошь .... Число ульев Число свиней Число овец Деревня Патала Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы ٠ ٠ ٠ Десятина с различного зерна Десятина с вина Налог на пустошь ٠٠٠٠ Число ульев Число свиней Число овец . . . Деревня Батка Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы . ٠ . Десятина с различного зерна ٠ Число ульев ٠ . ٠ ... . Число свиней ....... Число овец Деревня Патарет Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы . . ٠ Десятина с различного зерна Десятина с вина Число ульев .... . . . Число свиней Число овец ٦
1585/86 г. 1586/87 г. 1587/88 г. Деревня Петроваселла Число налогоплательщиков 12 8 10 Десятина с пшеницы ... 46,5 киле 47,5 киле 35 киле Десятина с различного зерна — 21 11 ٠ Налог на пустошь . ٠ . ٠ — -٠ 300 пенз Число ульев 91 штука 34 штуки 17 штук Число свиней 57 голов 66 голов 45 голов Число овец 726 „ 943 ٠ 930 киле 42, 9,5 ٠ 18 штук 19 голов 360 ٠ 112 киле 200 пенз 109 штук 50 голов 1 296 ٠ 74.5 киле 15.5 ٠ 950 пенз 150 ٠ 61 штука 50 голов 460 ٠ 50.5 киле 27.5 ٠ 22 штуки 46 голов 220 ٠ киле 19 88,1 130 114 штук 32 головы 1 155 ٠ 23,5 киле 23 25 штук 58 голов Деревня Пока 10 Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы . . 6 киле Десятина с различного ٠ 4,5 зерна 38 штук Число ульев 9 голов Число свиней 476 Число овец Деревня Господинце 29 Число налогоплательщиков 239 киле . ٠ . Десятина с пшеницы Десятина с различного 111 зерна — Десятина с вина 106 штук Число ульев 40 голов Число свиней 835 1 ؛ . ٠ Число овец Деревня Жабьяк 31 Число налогоплательщиков Десятина с пшеницы ... 36 киле Десятина с различного ٠ 10 . зерна 220 пенз Десятина с вина ٠ 300 .... Налог на пустошь 66 штук Число ульев 71 голова Число свиней ٠ 054 1 Число овец На основании этих таблиц сельскохозяйственной !Продукции три¬ надцати деревень хаоса султана мы можем установить, что, за исклю¬ чением Господинце, урожай зерна везде был наименьшим в первый год (очевидно, ؛именно ؛в этом году была большая засуха). Наивыс¬ шие урожаи были в деревнях Темеркень, Дье, Сентпетер, Санта, Бат- ка, Патарет и Жабьяк 'В третий год, в деревнях Пока и Петров ас ел- ла—зо второй год, а в деревнях Бадер лап и Пат ал а и во второй и третий годы были равные урожаи. Общее количество зерна во всех тринадцати деревнях, вместе взятых, в третьем году было намного вы¬ ше, чем в двух предыдущих. В годовом количестве скота по отдельным деревням мы видим подобные же большие ؛различия. Но если рассмат¬ ривать количество скота во ؛всех тринадцати деревнях вместе, то эти различия выравниваются, и на третий год мы имеем относительно не¬ большие изменения. Овец было лишь на 1000 голов больше, число ульев выросло на 100, количество свиней почти не изменилось по сравнению с предыдущими гсГдами. В задачу этой статьи не может входить подробный анализ реестро¬ вых книг Сегединского муката’а за три указанных года, даже только в сельскохозяйственном отношении. Однако то, что на основании этих
записей возможно детальное исследование колебаний в производстве, можно ؛показать на примере внесенного в список первым крестьянина Антала Надя, сельскохозяйственная п^^кция которого за три года дает следующую ؛картину, в ؛перво،м году он ؛не занимался возделыва- нием земли, а держал 900 овец, »٨ второй год он отказался от этого и ,посеял зерно (урожай €،аста,в'ил 100 киле, т. е. 'ОКОЛО 25 ц) и И'М؛ел двух ؛свиней, в третьем году он получил урожай 70 киле и имел десять свиней. Такое 'подробное рассмотрение сельскохозяйственной продукции за три года дает также возможность проанализировать дифференциа- цию крестьянства 56. Таким образом, годовые колебания производства за указанные три года мы можем проследить как на основании запи- сей о сеединских ؛пошлинных сб'Орах, так и из данных о сборе десятин в тринадцати деревнях хасса султана. Эти колебания производства да- *от возможность заметить, что реестровые книги (tahrîr defterleri), в которых записывались годовые доходы деревень одной ЛИВЫ (одного административного округа) и которые в течение многих лет и даже десятилетий лежали в основе распределения тимарных владений, могли допустить значительные ошибки 57. Такое ведение дел турецким финансовым управлением во многих случаях приносило вред, поскольку оно при установлении размера налогов брало за основу продукцию более благо؛приятных лет и требо- вало выплаты таких же ؛ВЬГ00КИХ ؛налогов ؛и IB (менее благоприятные годы. Эта политика турецкого финансово؛™ управления вела к разоре- нию населения и тяжелому отставанию сельского хозяйства. Финансовые отчеты Сегединского муката’а за три указанных года показывают, что записи об обложении десятин؛ой в отдельные годы (tahrîr defterleri отдельных лив) и годовые книги ежедневного учета пошлин и сборов при анализе производства и тов^ооборотя как исто- рические источники должны использоваться с осторожностью 58. Вместе с тем мы можем сделать заключение, что реестровые КНИ- ги муката’а при исследовании сельскохозяйственной продукции И това- роо’борота в Османской империи следует рассматривать как историче- ские первоисточники. Gy. KÄLDY-NAGY (Hongrie, Budapest) LES LIVRES DE COMPTE TURCS «MUQÂTA’A» — SOURCE DE DOCUMENTATION HISTORIQUE Du point de vue de leur valeur documentaire historique on ne con- naît que partiellement les différents actes de ]’administration financière 56 На основании сопоставления сельскохозяйственной продукции за один год,, собственно говоря, нельзя исследовать дифференциацию крестьянства, поскольку имен- но этот год мог быть неурожайным. На эту, а также различные другие проблемы ис- пользования венгерских исторических источников по сельскому хозяйству впервые ука- зал П. ^Н'СТ (Р. Gunst) в своей рецензии на !работу. I. N. Kiss, XVI. szâzadi dézstna- jegyzékek, Budapest, 1960; «Szâzadok», 1961, № 5—6. 57 Такие к^иги должны были составляться, согласно закону, лишь каждые трид- цать лет (Faik Reşit Unat, Sadriâzam Kemankeş Kara Mustafa Paşa Lâyihası, — «Tarih Vesikaları», •1'942', s. 443—480). 58 'Также и потому, что в ta؛irïr-defter фактически заносились лишь те доходы, ко- торые следовало собрать, а не те, которое действительно были собраны. См. об этом нашу ст.: «Two Sułtanie Hass Estates in Hungary during the XVIth and XVllth Centu- riçş» («Açta Orient, Hung.», ؛.؛Ill, fasę. لجوا ,2-أ, s. 31—62).
des Turcs, de cette administration qui s’est développée parallèlement à l’évolution de l’organisme militaire de l’Empire Ottoman. L’appréciation de leur utilité et de leur valeur en tant que sources historiques, exige encore des recherches. Dans cette étude, nous désirons préciser la valeur documentaire de certains comptes «muqâta's», de ceux qui fournissent une vue d’ensemble sur tous les revenus d’une période de trois ans, comme p.e. le relevé (defter) 1585—■1588 des comptes «muqàta’a» de Szeged. Les livres douaniers et les registres des dîmes, qui font partie des regist¬ res de ce genre, font ressortir clairement les changements survenus pendant une période de 3 ans dans la vie économique, dans la production et dans la circulation des marchandises d’une région. Les fluctuations annuelles de la production qui se reflètent dans ces comptes montrent bien à quel point les listes de recensement (tahrlr defterleri) rendant compte de la récolte d’une seule année ides villages d’un département — liva — ont pu être fausses. Ces tahrlr defterleri ont servi de base, pendant longtemps, pendant des dizaines d’années même, à la distribution des fiefs — tlmâr — et, selon la loi —qïïnün — les recensements étaient renouvelés tous les 30 ans. Cette méthode de l’administration fiscale turque a dû entraîner parfois des préjudices économiques, car, en partant des dîmes calculées au cours d’une année de bonne récolte, les autorités turques ont dû exiger plus tard, même au cours des années moins favorables, des rentrées au montant invariable, — ce qui ruinait la population et portait atteinte à la production. On peut constater en même temps que les comptes «muqata’a» ser¬ vent de source historique primordiale pour l’étude de la production agri¬ cole et de la circulation des marchandises dans l’Empire Ottoman,
Л. Ф Е к Е Т Е (Венгрия, Будапешт) ТОРГОВЛЯ В БУДЕ В ПЕРИОД ТУРЕЦКОГО ГОСПОДСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI в. БУДА И ПЕШТ ПОД ВЛАСТЬЮ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ ИСТОЧНИКИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ТОРГОВЛИ в них ТУРЕЦКИЕ КНИГИ ЕЖЕДНЕВНОГО УЧЕТА ПОШЛИН И СБОРОВ В 1541 г. города Буда и Пешт ؛подпали под турецкое владычество; этот год стал поворотным пунктом в их жизни. Средневековая Буда до 1541 г. была центром довольно большого государства. Она находилась на !перекрестке торговых путей с запада на восток и с ؛севера на ю؛г и запад. После оккупации Буды турками ее положение как естественного центра путей сообщения, конечно, сохранилось, но торговые связи го¬ рода изменились. В 1541 г. Буда стала составной частью Османской империи, границы которой простирались до Эфиопии, Индийского оке¬ ана и Ирана. В этой гигантской империи Буда была лишь :пограничной крепо¬ стью, центром одной из провинций. Новое государство принесло новые законы, а новые законы принесли с собой новые товары. Правда, тор¬ говля :в захваченной турками Буде не простиралась на все области им¬ перии и велась лишь с соседними провинциями, тем не менее характер ее и структура изменились. Я попытаюсь показать, как возникло это новое направление в торговле, на примерах из официальных источников того времени, а именно — из реестровых (расчетных) книг турецкого казначейства; причем я начну с нижней ступени финансовой отчетности — с незначи¬ тельных сборов в размере самой мелкой денежной единицы—крейцера. Ведь денежные сундуки турецкого казначейства, исчисляемые в «лоша¬ диных вьюках» акче, заполнялись копейка по копейке, а копеечные сборы можно хорошо проследить в торговой жизни провинциального города. Рыночная торговка (например, ‘agüze Ana на каком-либо венгер¬ ском рынке) должна была вносить лишь пол-акче в качестве рыночно¬ го сбора в турецкую казну. Сбором этих денег весьма тщательно за¬ нимался специальный уполномоченный казначейства. Общая сумма еже¬ дневного сбора (sergi-i pazar) была невелика, однако в базарные дни она достигала нескольких десятков акче, а в дни ярмарок (panayir) — 91
почта тысячи акче. Другой угол помоченный казны ؛надзирал за .•поряд¬ ками отпуска и 1правильностью взвешивания товаров, а также взимал штраф за нарушение ؛правил торговли (ihtasâb). Третий чиновник соби¬ рал налог за убой скота (bâŞ-i qanare), четвертый — за судебный вы¬ зов (resm-i ihzâriyye). Все это были мелкие статьи доходов, которые фиксировались в ежедневных расчетных ведомостях турецкого финан¬ сового управления 1в последней графе, иногда вместе, особенно в з؛им- нее время. Помимо рынка, турецкие финансовые органы в Буде собирали по¬ шлины с товаров и в момент ввоза их в город: в Дунайском порту с доставленных по воде и у въездных ворот с привезенных сухопутным путем. О существовании городских таможенных ворот можно судить по сохранившимся 1старым названиям в Буде и Пеште. Здесь специальные чиновники осматривали товары и производили обор в соответствии с существующим тарифом. ٠ Приведем для примера две записи от 27 июня 1571 г. (3 сафера 979 г.) о таком обложении: «Судно янычара Али Баше, 4 бурдюка оливково¬ го масла, 1 кантао черного винограда, 5 денк 1 каштанов, за это пошли¬ на '(тюмрюкТ—100, ؛портовый ؛сбор—4; от зиммия дьяка Андрияша сбор (qalmar) за 800 шапок, 7000 ножей и другие товары стоимостью 25 турушей — гюмрюк 300» (денежньге суммы даны, хотя это и не ука¬ зывается в ежедневных записях, в тогдашней турецкой денежной едини¬ це— акче). Доставлены товары из-за границы или из турецких зе¬ мель,— в реестрах указывается редко; однако при записи сведений о судне иногда упоминается, откуда родом капитан, об иностранном про¬ исхождении товара можно судить лишь по его наименованию или ввиду обложения пошлиной. Сообщения о сборах суммировались центральным финансовым ор¬ ганом города (в Буде таким была канцелярия реестров — дефтерхане) и заносились в общую ведомость. Так создавались финансовые доку¬ менты, которые мы называем реестровыми книгами муката’а (defter-i muqata^). В дефтерхане Буды часть реестровых книг сохранялась в архиве и в 1686 ؛г. ؛при освобождении Буды попала в ؛руки Луиджи Марсильи, итальянского инженера, выдающегося знатока Османской империи, слу¬ жившего в то время в кайзеровской армии в чине генерала. Он нашел эти рукописи в одном из помещений бывшего дефтерхане и спас их от уничтожения. После длительных странствований они попали в рукопис¬ ный фонд Венской Национальной библиотеки, где привлекли к себе вни¬ мание многих исследователей 2. Фотокопии рукописей находятся в Тюркологическом институте Будапештского университета. На основании их написана и данная работа. Среди спасенных Марсильи рукописей находились и реестровые книги, отражавшие торговый оборот многих венгерских городов (Буда, Пешт, Сольнок, Эстергом, Секешфехервар, Пакш, Батасек, Печ). В не¬ которых из этих книг указываются незначительные события местного характера, имеющие значение лишь для хозяйственной жизни того или иного городка или ؛крепости. Другие же записи отражают торговые опе¬ 1 О значении этих терминов см. ниже. 2 Общее описание этих рукописей см.: G. Flügel, Die arabischen, persischen und türkischen Handschriften der K. K. Hofbibliothek zu Wien, Bd II, 1865, S. 441—476. Ру¬ кописями занимался также и A. Szilädy («A defterekröl». Pest, 1872). Значительные вы¬ держки в венгерском переводе см.: A. Velics, E. Kämmerer, А magyarorszägi török k\- estäri defterek, I—II, Budapest, '1886, 18'90. 92
рации более крупного масштаба, как, например, привоз товаров из отдаленных !Провинций и даже ،из-за границы. Реестровые книги Буды и Пешта относятся к этой последней кате¬ гории и во многих отношениях являются ценным историческим источни¬ ком ٠ Их записи дают !Представление о хозяйственной жизни Буды и Пешта во всех ее проявлениях, о составе их населения, »внешних свя¬ зях и т. ؛п. Они содержат, ؛кроме того, богатый материал по истории и истории культуры Османской империи в целом, а также для изучения турецкого языка, этнографии, топонимики. Книги ежедневного учета пошлин и налогов городов Буда и Пешт сохранились за следующие пять отрезков времени 3: а) 19 ноября 1550 г. — 6 мая 1551 г. (9 зилькаде 957 г. — 29 реби улахыра 958 г.); б) 26 февраля 1571 г. — 15 февраля 1572 г. (1 шевваля 978 г.— 30 рамазана 979 г.); в) 16 февраля 1572 г. — 20 июня 1572 г. (1 шевваля 979 г. — 8 са- г) 4 февраля 1573 г. — 23 января 1574 г. (1 шевваля 980 г. — 30 ра¬ мазана 981 г.); д) 21 ноября 1579 г.—8 ноября 1580 г. (1 шевваля 987 г.—30 ра¬ мазана 988 г.) Наиболее ценные сведения содержатся в реестрах, обозначенных пунктами «б», «؛г» и «д». В дальнейшем они цитируются наиболее часто; для краткости они названы книгами учета пошлин и налогов за 1571, 1573 и 1580 гг. Ведомости этих периодов охватывают записи каждая за целый лунный год, в то время как записи других периодов (пункты «а» и «в») охватывают менее полугода каждая. При работе с подобного рода документами целесообразно принимать во внимание обе даты по хиджре и европейскому летосчислению. Турецкое финансовое управление в Венгрии в то время вело счет по лунным годам, каждый из которых ؛состоял из 355 дней. Таким ،об¬ разом, дата, обозначенная в соответствии с лунным календарем (и хиджрой), не дает возможности определить, на какое время года она приходится. Поэтому некоторые события можно понять и объяснить, лишь определив даты по обоим стилям. Так, например, если мы читаем, что 28 зилькаде 978 г. (т. е. 23 апреля 1571 г.) в Буду привезли «крас¬ ный виноград», то, лишь зная западный календарь, мы понимаем, что речь здесь может идти лишь об изюме, поскольку 23 апреля на рынок не мог быть доставлен свежий виноград; если мы, например, читаем, что с 20 шабана 979 г. в Буду в течение нескольких недель не прихо¬ дили суда, то только на основании западного календаря мы узнаем, что эти недели приходились на зимнее время (январь 1572 г.), когда судоходства по Дунаю не было. В венгерских землях некоторые круп¬ ные ярмарки и при турках по традиции устраивались во время больших христианских праздников. Это нашло отражение в названиях ярмарки, например «Ярмарка Троицына дня» в Секешфехерваре. Таким образом, только на основании мусульманского календаря мы не могли бы пра¬ вильно понять эти данные. С другой стороны, даты по нашему кален¬ дарю недостаточны, если мы хотим понять определенные явления в хо¬ зяйственной жизни той эпохи, как, например, покупку ягнят, различ¬ ных сладостей и т. п., так/как причиной этого были мусульманские пра¬ здники, такие, как рамазан. 3 Оригинал этих текстов ؛в настоящее в؛ремя опубликован ■нами: «Rechnungsbücher türkischer Finanzstellen in Buda (Ofen) 1550—1580. Türkischer Text», hrsg. L. Fekete und Gy. Kaldy-Nagy, Budapest, 1962.
Перевозка товаров. Товары доставлялись по суше ؛и по воде. Доставка товаров по суше могла ،происходить двумя путями: на ко¬ лесах, т. е. на возах, и на лошадях ؛или других ؛вьючных животных. Доставка товаров на колесах ؛производилась либо на больших повоз¬ ках — арбах, либо на небольших телегах, называемых кочи (из венг. kocsi). На повозках и телегах доставлялись в город не только сельско¬ хозяйственные ؛продукты, но и такие товары, как соль, шкуры, медь. Единицей ،меры гончарных изделий, дров и т. п. ؛могли служить повозки- арбы или телеги-кочи. Груз, перевозимый одной вьючной лошадью, также мог быть еди¬ ницей )Меры — вьюк (юк). Лошадиный вьюк был равен весу в три кан¬ тара, т. е. трем тогдашним центнерам—примерно 150 кг. Половина вьюка называлась деінк—«؛полвьюка». Вьюк, или юк, употреблялся также как денежная единица: один юк акче соответствовал 100 тыс. акче؛. Единственным водным торговым путем в Буде был Дунай. Согласно данным, которыми мы располагаем, товары по Дунаю вывозились из Буды лишь на юг; с юга на баржах, которые тянули на бечеве лоша¬ ди и люди, в Буду доставлялись главным образом зерно и другие про¬ дукты земледелия, иногда товары ремесленного !производства. О торговом судоходстве ،на север от Буды в турецких реестровых книгах почти нет никаких сведений; встречаются лишь единичные со¬ общения, так, например, об отдельных илотах (şal) досок, которые, воз¬ можно, сплавлялись на Дунай по Грану или Эйпелю еще из турецких владений. Перевозка грузов по воде осуществлялась на судах двух видов: на больших баржах (sefine) и на мелких судах, которые назывались бал¬ кано-славянским заимствованием nasïïd. Если баїржа была нагружена исключительно зерном, то вес его со¬ ставлял 1200—1400 киле, т. е. 30 тыс. — 34 тыс. кг (30—34 т); мелкие суда вмещали меньше половины груза баржи (500—600 киле). На таможенный пункт иногда одновременно прибывало по 8—10 су¬ дов. Это говорит о том, что свой ؛путь они совершали, так же как и ію- возки на суше, группами, караванами. Так им было легче преодоле¬ вать трудности пути, обеспечивать большую безопасность и людям, и товарам. Зимой суда не ходили; доставка товаров по суше на далекие расстояния также прекращалась. Упаковка товаров. Единицы измерения и денежные единицы. Упаковка товаров п؛ри перевозке как на возах, так и на судах опре¬ делялась целесообразностью, а также обычаями. При обложении това¬ ров пошлиной различные виды упаковки часто записывались в осо¬ бые графы. Каждая упаковка соответствовала определенному количе¬ ству штук, определенному весу, объему и т. п., т. е. служила единицей измерения. Обычные виды упаковки (и иногда одновременно отдель¬ ные графы) следующие: 'araba — воз mäyca (mänca?) — так же как и mäza, cöbör — (венг. csöbör) — ведро употреблялась для обозначения веса cuvai — мешок меди и олова denk — половина лошадиного вьюка naşâd — (слав, и венг. naszâd) — неболь- deste — вязанка шое торговое судно dizi — венок (связка) pastav, posto, basto — тюк, кипа, рулон fuci — бочка в качестве единицы измерения сукна garar, harar — мешок pinte — (венг. pint) — мера объема жид- gäq— (венг. zsâk) — мешок ких и сыпучих тел, около 1,5 окка keyl, kile — четверик, около 25 кг или 2 л mâza — (венг. mâzsa) — мера веса, около qoci — (венг. kocsi) — телега 50 кг, немецкий центнер qanfär — соответствовал 57,6 кг 94
şandîq — ящик, сундук sefine — баржа, большое грузовое судно sepet — корзина şal — плот tura — рулон, сверток (мера измерения выдубленной кожи) tulum, tulum — бурдюк Денежная единица в книгах учета ,обора ؛и ؛пошлин ми ؛разу -не наз¬ вана. Совершенно очевидно, что вое цены выражены в а-кче, ؛причем аиче в то время был ؛равен 1/50 туруша. Виды обложения товаров пошлиной٠ Законы и их осуществление на практике. Обложение товаров пошлиной в отдельных администра¬ тивных и финансовых районах определялось центральным правительст¬ венным уложением — кануном. Обычно он составлялся частично на основе указов и обычных норм, действовавших в этих областях до ту¬ рецкого завоевания, частично же на основе османо-турецких законов. Таким образом, ؛канун состоял ؛из смешанных элементов: общих турецких и провинциальных. Чтобы упразднить возникшие в результате этого противоречия и недостатки, султан Сулейман, прозванный Законодате¬ лем (Кануни), приказал переработать и объединить все составленные до него кануны. Первый канун города Буды относится ко времени правления Сулей¬ мана. Точное время его составления неизвестно, но он несомненно был выпущен вскоре после завоевания Буды. Турецкие административные органы очень скоро приступили к выполнению своих функций во вновь завоеванных областях, о чем можно привести письменные свидетельства. Стольный (Истольни) Белград (Секешфехервар) попал под турецкое господство 3 сентября 1543 г. Сохранился тамошний финансовый реестр, из которого следует, что уже через восемнадцать дней, т. е. 21 сентября, турецкие финансовые органы внесли в список первого плательщика пошлины, причем по той же строго составленной форме, к которой мы привыкли в многочисленных других документах подобного рода. Как и другие кануны, канун Буды содержал главным образом рас¬ поряжения финансового порядка. Он предусматривал при каждой тор¬ говой сделке отчисление в казну определенной доли дохода сразу же при доставке ,товара. Размер пошлины зависел от ценности товара, от спроса на него и от места его производства. Продукты питания местного происхождения подлежали обложению пошлиной в размере 2—3% их стоимости; при обложении одежды она увеличивалась до 5%. Однако товары .иностранного происхождения шшгда облагались ؛и более )высо¬ кой ставкой. Установленный кануном размер пошлины н؛а различные ви¬ ды товаров зависел в основном от определенной меры товаров или же если товар нельзя взвесить или измерить, то от его приблизительной оп¬ товой стоимости. В последнем случае пошлиной облагались большие партии товара целиком, например все зерно, погруженное на суда. Иногда такой же способ применялся и к смешанным партиям овощей, зелени, фруктов, дров и т. п., т. е. к таким товарам, которые с трудом поддавались точному измерению. Канун-наме Буды в отношении обложения пошлиной знакомы нам из нескольких источников 4. Как мы можем установить из реестровых книг, отдельные положе¬ ния ؛кануна долгое время оставались в силе, другие же, наоборот, изме¬ нялись. Об отдельных изменениях у нас имеются конкретные данные. 4 ö. L. Barkan, OsmanlI imparatorluğunda zirat ekonominin hukukî ve malî esasla- ٢، cilt 1, Kanunlar, İstanbul, '1945, s.303 م96'2ا. va?/^—(итал^ tiariüo) — небольшой бо- чонок yüK س лошадиный вьюк yünige -{ю^нослав. jytf>ra) — мера веса, около 1,5 окка
Так, пошлина за киле пшеницы составляла 1571 ة г. 4اأ акче, а к 1580 г. она повысилась до 2ال акче. в 1571 г. рис обычно облагался пошлиной в 1 акче, а в 1580 г. она дошла до 2 акче; за 1 денк сукна (cuqa) в 1571 г. купцы платили 300 акче пошлины, а в 1580 г.— 450 акче. Таким образом, пошлины с 1570 по 1580 г. значительно возросли. Вы- вало и так, что сборщик пошлин по собственному разумению повышал самовольно в лечение одного дня ставки. Так, например, при равном количестве пшеницы с одного владельца судна он требовал пошлины на 30—40% больше, чем с другого. Из этого можно видеть, что канун и практика обложения пошлиной не всегда совпадали. На некоторые товары пошлина долгое время оставалась неизменной; так, например, пошлина на вино за рассматриваемый период не изменилась —за каж- дую бочку положено было платить 12,5 акче. 'Снижение !ПОШЛИНЫ ؛ил؛и освобождение от !Нее !В кануне ؛не нреду- сматривалось. Однако из книг ежедневного учета пошлин и сборов еле- дует, что на практике были случаи обложения пошлиной на льготных условиях. Это обычно происходило в результате ^ешательства ВЫСО- коптавленных лиц (паши, ,дефтердара). Иногда суда, привозившие зерно (возможно, государственное) для снабжения гарнизона, вовсе не облагались пошлиной, больше того, с них даже не взимался порто- вый сбор. Так же беспошлинно доставлялись товары, п^дназначенные для паши и санджакбея (предположительно одежда). На льготных условиях облагались пошлиной и грузы, п^дн^ачавшиеся для более мелких чиновников; был случай, когда купец, обозначенный в реестре как «купец султана», заплатил за 1С؛вой товар льготную пошл؛ину. Иногда можно видеть, что размер пошлины остался неустановленным (baql), причем никаких дальнейших заметок по этому поводу не обнаружи- вается. По реестрам можно проследить различное отношение к одним и тем же видам товаров в зависимости от их принадлежности. Так, наблю- даются два способа обложения пошлиной одежды. Одежда, достав- лявшаяся из-за границы, подробно перечислялась сборщиком в книге. Если же она была вн^реннего происхождения, например с юга, он ограничивался тем, что помечал количество тюков или полувьюков — денков. Вследствие этого определенные виды товаров, главным обра- зом ткани и сукно иностранного происхождения, нам точно известны по их названиям и количеству, и мы как бы можем видеть, какими именно товарами были наполнены лавки их владельцев. Сведения же о товарах внутренней торговли, привозимых с юга, очень час™ ограни- чиваются П01метами: «боснийская одежда» (ИЛИ просто «раз؟ная одежда». Иногда, правда, называется место, откуда прибыли товары (Янболу, Сало؛ники, Тырн0؛В'0 и др.). Распределение и структура товарооборота. Самые ранние из дошед- ш،их до нас источников, относящихся к турецкому та1МО'ЖеН؛НОМу нункту в Буде, восходят к 1550 г.; ؛иначе ؛говоря, он؛и б^ли ؛составлены через 9—10 лет после завоевания города турками. Эти краткие заметки, {^сующие неполную и весьма неопределенную картину ГОРОДСКОЙ 3م- ^и, говорят прежде всего о весьма примитивном товарообороте, и все же на основании их можно выявить перечень продуктов и готовых изде- ЛИЙ, потребных тогда новым турецким поселенцам города. Эти товары впоследствии стали регулярно поставляться купцами. Первый длительный промежуток времепи, в течение котор^؛о мы можем говорить о товарообороте с большей уверенностью,— с 26фев- раля 1571 г. по 15 февраля 1572 г. (1 шевваля 978 г. — 30 рамазана 979 г.). Этот период включает полный годовой хозяйственный цикл и поэтому
может служить исходным ،моментом для нашего исследования. Данные, относящиеся к этому времени, я сравниваю с данными за 1573 г. (1 шевваля 980 г. — 30 рамазана 981 г.) и отчасти за 1580 г. (1 шевваля 987 г. — 30 рамазана 988 г.). Прежде всего нам нужно получить общее представление об объеме и процессе товарооборота. Для этого мы используем отмеченное в рее¬ стре число торговцев, появившихся на таможенном пункте, и сумму пошлины с их товаров, т. е. доходы таможенного пункта. Общее число облагавшихся пошлиной товарных единиц в 1571 г. было около 1200, в 1573 г. — лишь 870, в 1580 г. — 930 (т. е. не считая 100 зимних дней, когда таможня по существу бездействовала), пошлина с товаров, привозившихся тремя-четырьмя поставщиками, взималась ежедневно. В течение трех лет были обложены ؛пошлиной 12 тыс.— 15 тыс. товаров, привозившихся приблизительно 3 тыс. поставщиков. Товары доставлялись главным образом в месяцы, когда сообщение было наиболее оживленным. Это ранняя весна, период пополнения истощив¬ шихся за зиму запасов, и конец лета, когда снимался урожай и заго¬ товлялись продукты на предстоящую зиму. Такими же оживленными были недели, предшествовавшие большим ярмаркам. В это время неред¬ ко были дни, когда через таможню проходило по двадцать купцов. В другие периоды (например, во время летних сельскохозяйственных работ) привоз товаров намного уменьшался. Но с весны до поздней осени редко выпадал день, когда через таможню не проходили бы това¬ ры хоть одного ؛купца или поставщика. Общая сумма пошлин за три исследуемых года (1571, 1573 и 1580) достигала (Приблизительно 432 тыс., 361 тыс. и 406 тыс. акче. Сумма пошлины (как и число поставщиков) в зимние месяцы была очень низ¬ кой, а весной и осенью—высокой. Правда, в тексте книг ежедневного учета имеются описки, влияющие на суммирующие записи; однако приведенные в них данные дают возможность судить и о товарообороте вообще, и о его составе. Я буду рассматривать эти вопросы с разных точек зрения. Процесс товарооборота раскрывается в следующей та¬ блице. Сумма пошлины по месяцам 1571 г. 1572 г. 1573 г. 1574 г. 1579 г. 1580 г. Январь . 3 825 1925* 16 948,5 Февраль . 000* 11 105* 5 825* 20 207 Март .... 14 853.5 41 987,5 38 588 Апрель . . . 41 481,5 43 238,5 56 392,5 Май 36 403,5 37767 39 471 Июнь .... 42 332.5 28 642,5 28 905 Июль 38 720 36 595,5 34020,5 Август . . ٠ 42 198.5 30107 49 894,5 Сентябрь . . . 52 172,5 32 920 20 202,5 Октябрь . . ٠ 58 223,5 44 516,5 51748 Ноябрь . . . ٠ 74 602 52 549 7 388* 19 277* Декабрь . . . 16 287 5 075 23 475,5 432 204,5 361 140,5 406 518 * Цифры, отмеченные звездочкой, неполны. 97 7 В0СТ0ЧНЫе ИСТОЧНИКИ
В средних годовых цифрах на первый взгляд бросаются в глаза лишь незначительные колебания. Доходы за 1573 г. в сравнении с 1571 г. несколько падают; в 1580 г. наблюдается их новое повышение. Но если принять во внимание постоянное уменьшение ценности денег и однов¬ ременное увеличение пошлины на 30—40%, то напрашивается вывод, что находившихся в обращении товаров становилось все меньше, и в течение девяти лет их осталось около двух третей первоначального количества. Это трудно объяснить, тем более, что за это время Буда и Пешт были соединены постоянным понтонным мостом. Мост в значительной мере перетянул к Буде сообщение, шедшее через другие переправы. Деньги, собиравшиеся за переход Дуная по мосту, систематически зано¬ сились в реестр 1580 г.; за исключением трех зимних месяцев, когда мост был разведен, они колебались от 12 тыс. до 15 тыс. акче в ؛месяц5. Открытие моста у Буды привело к тому, что доходы пункта сбора по¬ шлины в Ваце уменьшились в 1572 г. на двадцать вьюков, т. е. на 2 млн. акче; по мнению стамбульского дефтердара, это произошло потому, что при прогоне скота по мосту пошлина была увеличена лишь на одну десятую по сравнению со взимавшейся в Ваце. Несмотря на это, доходы пункта сбора пошлин в Буде не увеличились. Дефтердар считал, что в связи с этим необходимо осуществить ряд неотложных мер. О них нам, однако, ничего не известно. Товары можно сгруппировать в следующие четыре категории: а) продукты питания; б) одежда; в) предметы обихода, металлические изделия, строительный лес; г) особый товар, не известный на западе тогдашней Европы: пленные. Продукты питания. Из ,продуктов питания в 1571 г. ,в ،наибольшем количестве встречается пшеница. Пшеница доставлялась в Буду исклю¬ чительно водным путем на судах; она была основным грузом, пере¬ возимым на судах по Дунаю. Груз 437 судов, ставших на якорь в порту Буды в 1571 г., в основном состоял из пшеницы. Очень редко к этому доба:Влял؛ись ячмень шш ؛сезонные продукты — фрукты ؛и овощи. Лишь в виде исключения прибывали суда, нагруженные изделиями ремеслен¬ ного производства, принадлежавшими корпорациям купцов. Количество пшеницы, доставленной в 1571 г. в Буду на судах, со¬ ставляло 416 тыс. киле (около 10 400 тыс. кг). Это количество могло бы покрыть потребности 52 тыс. человек, т. е. было значительно больше, чем могло потребить тогдашнее военное и гражданское население Буды и Пешта. Из записей относительно поступлений зерна можно видеть, что оно привозилось главным образом с земель, расположенных в низовьях Дуная. Из 437 грузовых барж, записанных в книге учета пошлин и сборов за 1571 г., только в 137 случаях сборщик пошлин отметил место жительства капитана или место происхождения товара. Согласно этим записям вырисовывается следующая картина: из Белграда — 29 грузо¬ вых барж, из Семендрии—28, из Петрев'ардина—17, из Эс،сега—14, из Бача—10, из Пешта — 8, из Вуковара — 7, из Буды — 7, из Саланка- мены — 5, из Калочи — 4, из Байи — 2, из Илока — 2, из Шабаца — 2, из Сомбора ؛и Титела—»по 1. Остальные суда несомненно тожеприбыва- 5 Пигафетта пишет об этом мосте в своих путевых заметках, относящихся к 1567 г. Эвлия Челеби и Эдва؛рд Браун в 60-е ؛годы XVII в. также упоминают о мосте. Он был построен по инициативе паши Буды Соколу Мустафы; о стоимости постройки ничего ие известно. По-видимому, он состоял из 70 так называемых барабанных судов, составленных вместе. Следовательно, ширина судов была почти такой же, как шири¬ на понтонов, используемых для мостов в настоящее время. 98
ли из Южной Венгрии, хотя в книгах это не отмечено. Часть грузов — около 23 тыс. киле на 20 баржах (государственная пшеница из десяти¬ ны Бача)—предназначалась для гарнизона Буды и поступила беспо¬ шлинно под надзором эминов Бача, Байи, Калочи и Сомбора. Осталь¬ ные грузы принадлежали купцам и частным лицам. Возможно, что они должны были транспортироваться дальше на запад, быть может, в Вену. В последующие годы привоз южновенгерской пшеницы сократил¬ ся. Это объяснялось либо тем, что желаемые торговые сделки не были заключены, либо они не получали одобрения местного начальства. В 1573 г. было зарегистрировано для обложения пошлиной лишь 87 су¬ дов (причем сборщик пошлины сделал следующие отметки: из Пешта — 14, ؛из Белграда—13, из Бача—13, из Семендрии—12, из Буды—11, из Байи—7, из Эосега—5, ،из Сомбора—4, из Петревардина—3, из Ниша —2, из Вуковара, Шабаца, Стольного Белграда — по 1). В 1586 г. было зарегистрировано всего лишь 56 судов, причем судовладельцы были пе¬ речислены по именам (из них было 38 турецких, 16 венгерских и 2 пра¬ вославных имени). Количество пшеницы, доставленное ؛в Буду в 1573 г. на судах, сократилось по сравнению с двумя ؛предыдущими годами на четверть: оно составляло лишь 82 тыс. миле, а в 1580 г. еще меньше — 28 тыс. киле. Ввиду отсутствия экспортных возможностей не имело смысла везти пшеницу из дальних мест во внутренние области Венгрии. В привозе других сортов зерна мы не наблюдаем таких больших колебаний. Торговля ячменем достигала незначительного объема. Часть ячменя (государственного) предназначалась, как это видно из некото¬ рых пометок, на корм гарнизонных лошадей. Просо едва ли представ¬ ляло собой важную статью торговли, так как редко фигурирует в кни¬ гах учета пошлин. Рожь вообще не упоминается. Из зерновых после пшеницы наиболее важным продуктом питания был рис. Увеличение потребления риса мы можем объяснить распро¬ странением в Буде турецкой кухни: вместе с турками в Буде появилось и их национальное блюдо — плов. Рис привозился в Буду из Сербии и Болгарии, где он возделывался, очевидно, по предписанию турецких властей. Часть риса поступала под надзор государственных чиновни¬ ков (например, эмина из Ниша) для снабжения гарнизонных войск и на нее распространялись льготы в отношении пошлин; другая часть представляла собой собственность частных лиц и привозилась на про¬ дажу для удовлетворения спроса населения. Возможно также, что рис шел ؛и •на экспорт. Привезенное зерно перемалывалось на местных, главным образо؛м водяных мельницах. В Буде в 1570 г. на Дунае была 41 мельница, ؛перерабатывавшая пшеницу и другие виды зерна на муку и крупу. Мука и ,просо фигурируют в ведомостях учета по¬ шлин лишь в незначительны« количествах. Значительно чаще встречают¬ ся продукты питания, изготовлявшиеся из муки и крупы: тархана — сушеные шарики из теста и булгур — пшеничная крупа грубого изго¬ товления. На потребление, а следовательно, и на привоз других продуктов питания, как-то: различных сортов мяса, растительного масла, сыра, жиров, также влияли вкусы турецко-балканской кухни. О размерах потребления мяса и рыбы мы не знаем ничего опреде¬ ленного, поскольку соответствующие отметки в реестрах Буды сделаны суммированно. В книгах ежедневного учета пошлин и сборов нет ни¬ каких пометок относительно забитого скота. Живой скот — овцы, круп¬ ный рогатый скот и лошади — упоминается несколько раз в книге за !580 г. 99 7*
В записях таможенных пунктов имеется упоминание и о различным образом консервированных продуктах; из мясных изделий чаще все¬ го значится так называемая бастырма —،высушенное на солнце мясо, очень распространенный в Турции и на Балканах способ ،приготовле¬ ния мяса в؛п؛рок. К этому же времени относится заимствование этого слова в венгерском языке в форме pasztormany, которое первоначально означало именно таким ооразом консервированное мясо (сушеное), а затем и предназначенный для приготовления его скот. Для турецкого населения Буды доставлялись и те сорта животных и растительных жиров, к которым о,но привыкло у себя на родине. В Бу- де и других венгерских городах постепенно вошли в употребление раз¬ личные растительные масла, из ،которых турки больше всего ценили оливковое. Бедное население употребляло в пищу более простые сорта расти¬ тельного масла и сыр (peynir). Оливки представляли собой изыскан¬ ное блюдо, однако они попадали в Буду лишь в небольших количе¬ ствах. Незначительные потребности в свином сале покрывались за счет привоза из окрестностей города. Свиное сало закупалось и турецкой казной, однако не для пищи, а для смазывания колес пушек и другого военного снаряжения. На судах (по Дунаю, т. е. с низовий Дуная, на рынок Буды достав¬ лялись различные овощи и фрукты. В первые годы •отмечено особенно много гороха и моркови, различных солений, уксуса, чеснока, лука; в 1580 г. всех этих продуктов было доставлено значительно меньше. Воз¬ можно, конечно., что сократилось потребление этих товаров, однако весьма возможно также, что наши источники не дают данных для пол¬ ного обзора по этой части. Из пряностей на судах по Дунаю доставлялись перец, имбирь, в меньших количествах гвоздика, шафран и тмин. Перец был в то время важным предметом торговли, однако то количество, которое указано в книге ежедневного учета пошлин и сборов во многих графах, вряд ли предназначалось только для населения Буды. Предположительно, что часть перца шла на более далекие среднеевропейские рынки, где он имел сбыт как средство против малярии. Возможно, что часть указан¬ ного в реестре составлял стручковый перец, поскольку в турецком язы¬ ке оба вида перца, и стручковый, и черный, обозначаются одним и тем же словом. В очень больших количествах в Буду доставлялся и имбирь. Эта специя сейчас почти не употребляется, но у народов Ближнего Востока имбирь в течение столетий был очень популярен, так как, по распро¬ страненному тогда мнению, он обладал силой омоложения. Соль продавалась в основном частными торговцами. Но более всего ее закупали государственные учреждения. Казна брала в каче¬ стве пошлины, как это явствует из солнокских реестров, 12,5 акче на¬ личными и по одной установленной мере соли с определенного количе¬ ства ее. Она сбывала приобретенную таким образом соль по 5—6 акче за данную меру (воз и т. д.). Из фруктов по Дунаю доставляли виноград, фиги и арбузы, а также абрикосы, груши, померанцы, орехи, фундук, миндаль и каштаны. Через пункт сбора пошлин особенно много шло винограда. В записях он чаще всего фигурирует как черный или красный виноград. Мы полагаем, что речь идет об изюме. Этот вывод подтверждается тем, что изюм ввозил¬ ся в Буду главным образом весной. Большое потребление в Буде изюма и фиг было возможно в те времена, потому что их не приходилось вво- 100
№ть извне: фиговое дерево тогда стали разводить в горах в окрестностях Буды. Инжир, как и сейчас, перевозился в вяленом виде. Облагаемые пошлиной сорта фруктов в графе «сушеные фрукты» также, очевидно, были виноград и инжир, однако возможно, что в эту графу попадали и сушеные сливы (ср. венгерское название «босний¬ ская слива», т. е. чернослив). Иногда под графой «слива» мы должны понимать не свежие, а сушеные сливы. Абрикосы, груши и померанцы фигурировали в реестрах лишь в незначительных количествах; часть померанцев вместе с шелками и сукнами была импортным товаром с Запада. Привозимые в большом количестве орехи — фундук и миндаль — покупали главным образом турецкие кондитеры. Однако вполне возмож¬ но, что некоторые из этих продуктов вместе с изюмом предназначались для более дальних рынков Запада. Каштаны доставлялись в Буду на судах преимущественно из юж¬ новенгерских земель. В Секешфехерваре торговцы-христиане в незна¬ чительных количествах торговали каштанами на рынке; очевидно, они продавали каштаны собственного урожая. В заключение назовем другие продукты, которые стали первосте¬ пенными предметами потребления в Буде, когда там появились турки. Это в первую очередь различные кондитерские изделия и сладости. По мусульманскому обычаю, в один из больших праздников—-«сахар¬ ный праздник» — принято угощать друг друга сладостями. Поскольку сахар был тоща очень дорог, то сладости изготавлива¬ лись главным образом на меду. В будни потребление сладостей было также достаточно большим, вследствие этого в Буде возникла особая отр асл ь производств а. Много меда использовалось при изготовлении мармелада и неко¬ торых прохладительных напитков (шербет, бекмес, лимонад и др.). В то время они считались особым лакомством. Несмотря на это, мед, доставляемый в Буду, не мог полностью расходоваться на месте. Оче¬ видно, часть его была предназначена для экспорта. В 1560 г. в Буде появляется и национальный напиток турок — ко¬ ле. Кофе был до этого времени неизвестен в Венгрии. Официальные лица нашли внушающими опасение «беседы за чаш¬ кой кофе», и поэтому в 1567 г. кофейни были закрыты. Однако в относи¬ тельно короткое время этот напиток широко распространился в про¬ винции и пограничных областях. На рождество 1579 г. турецкий купец Бехрам, а в 1580 г. купец Али привезли каждый по тюку кофе в Буду (на 90 лет раньше, чем об этом упоминает старейший из до сих пор известных венгерских источников). Как значится в книге, сборщик обложил этот товар небольшой пошлиной: Бехрам должен был запла¬ тить за свой 1 денк кофе 157,5 акче, а Али за 2 денка льна и 1 денк кофе — 80 акче. Таким образом, в первом случае пошлина за 1 кг ко¬ фе составляла 2 акче (что равнялось цене литра вина или четверти стоимости одной курицы), во втором случае пошлина за 1 кг кофе была в три-четыре раза меньше. Как мы видим, продукты, упоминавшиеся в реестрах Буды, посту¬ пали преимущественно из отдаленных южных областей Османской империи. О внешней торговле в турецких реестрах Буды не упоми¬ нается. Можно определенно установить: доставка товаров шла только в одном направлении — с юга на север. Это объяснялось тем, что насе¬ ление земель, расположенных в низовьях Дуная, и население Балкан искало в Буде лучших условий сбыта для своих товаров, надеясь оправ¬ дать риск, связанный с доставкой этих товаров в Буду. Кроме того, 101
несомненно, что такие продукты, как пшеница, рис, перец, мед, суше¬ ные фрукты, орехи и растительное масло, ввозились в Буду в таких количествах, которые намного превосходили !потребности местного на¬ селения. Таким образом, мы можем предположить, что часть этих продуктов шла за границу. В нижеследующей таблице 'сделана попытка сопоставить ؛соответст¬ вующие данные книги ежедневного учета пошлин и сборов. Однако следует подчеркнуть, что ،пометки за 1580 г. могут быть включены в та¬ блицу лишь то )некоторым графам, поскольку книга за 1580 г. велась другим чиновником, по другой системе, при которой суммирование мно¬ гих данных не позволяет произвести точную классификацию товаров. (Так, например, этот чиновник делает следующие суммирующие записи: с судов дьяков Баласа и Томаса с 33 бочками ножей и другим, а так¬ же шапками, оловом, сукном и прочим, пошлина 5 тыс. акче.) На основании перечня облагавшихся пошлиной продуктов и других предметов потребления мы можем составить следующую сводку видов товаров: ٠ 1571 г. 1573 г. 1580 г. Пшеница 416 755 киле 82 830 киле 28 650 кил( (gendom) ценою 30 гурушей Пшеница и ячмень 2227 киле (gendom ve saflr) 2160 киле Ячмень 46 711 киле 44 500 киле (sa'îr) Татарское зерно 176 киле 50 киле (gendom-i tâtâr) 705 бочек Вино 378 бо^ек 341 бочка (hamr) 1 денк [?] 4 бочки Водка 9 бочек (raqî) ١ 100 киле Мука (deqiq) 1800 киле Пшеничная крупа 3 денка 21 кантар (bulgur) 25 кантаров Сушеное тесто 4 мешка 2 денка 10 киле (tarhana) 11 кантаров 1 мешок 51 денк Рис 1 денк 18 839 киле (pirinğ) 7584 киле 5 мешков 4740 киле 8 мешков 37 мешков Пшено (erzen) 750 киле 1000 киле 10 денков Горох 8 денков 8 денков (nobad) 22 кантара 1 мешок ? ? Сушеное мясо (bastîrma) Сушеная колбаса 310 баранов 50 четвертей 80 штук 300 штук 4 штуки ? ? (mumbar) 7 бочек Рыба (mâhî) 5 арб Сушеная рыба ценою 36 гурушей 9 бочек (mâhî-i husk) 3000 штук Соленая рыба (tuzlu balıq) 87 кантаров 54 ведра Сыр 2 ведра (peynir) 98 ведер 40 бурдюков 9 бурдюков 82 бурдюка 20 бочек * Знаком вопроса помечены неуказанные или неопределенные меры (например, некоторое количество—«bir miqdâr»). 102
1573 г. 1580 г. 1571 г. Жиры 7 кантаров 16 кантаров 9 денк (ruğen-i sâde) 256 бурдюков 14 ведер 12 бурдюков 11 ведер 380 юньгов 930 юньгов 200 юньгов 300 окк 100 окк 16** Сало (sahm) Оливки (zeyt) 16 бурдюков 10 денков 250* Оливковое масло 147 бурдюков 54 бурдюка 43 бурдюка (rüğen-i zeyt) ? бурдюков 3* 8* Лук (şogan) Чеснок (şarmişaq) 100 кантаров 200 киле 1150 связок 100 киле Уксус (sirke) 11 бочек 23 бочки 600 пинт 18 бочек Соленья (turşu) 165 ведер 253 ведра 12 штук [!] Виноград, т. е. изюм 117 денков 18 денков (назван те^г) (üzüm) 3 кантара 3 кантара 49 денков Красный виноград, сорт изюма (qırmîzî üzüm) 3 корзины 24 денка 1 кантар 2 мешка 26 кантаров ? ? ? Виноград, т. е. изюм, 47 денков 371 денк инжир (üzüm, ingir) 20 кантаров 8 кантаров 15 корзин Инжир, фиги 4 денка 10 кантаров 4 денка (İngir) Абрикосы (qaysı) Слива (erik) Сухие фрукты 2 кантара 200 связок ценою 100 гурушей 3 денка ? ? ? 2 кантара 6 кантаров 4 денка 2 бочки (yemiş qurusu) Сушеные груши (armud) 2 денка 55 кантаров 5 ведер 4 мешка 2500* 1,5 мешка Померанцы (turunğ) Дыни (divlek) ценою 4 гуруша ценою 8 гурушей 4 денка 3 бочки 1000 штук Арбузы (qarpuz) 13 600 1 денк 600 штук ? 19 500 штук 1 бочка Перец 409 денков 707 денков 81 денк (biber, fülfül) 465 гурушей ? ? ? ? ? ? ? ? 725 окк 1160*** Перец и имбирь ؛؛((biber ve zenğefîl 10 денков 18 денков Имбирь 1 денк ? денк (zenğefîl) ? денк ? документа единицы измерения не указаны.— ** В некоторых местах Прим. ред. 103
1573 г. 158Э г. 1571 г. 6 денков 89 окк 2000 штук 34 арбы 2 бурдюка ценою 32 гуруша 286 киле Z денка 119 кантаров 404 бочки денка бочки 1 денк 1000 штук 2 денка 1300 киле 50 киле 50 кантаров 12 бурдюков 769 ведер 5 бочек 62 ведра 3 ведра 7 денков 2 кантара 100 окк 7 денков 2 кантара 5 бочек 500 киле 10 кантаров 606 киле 2 ден^а 95 кантаров 9 бурдюков 611 ведер 76 бочек 14 ведер 0,5 денка 6 ведер Г воздика (qaranfil) Тмин (kimyan) Соль (melh) Шафран (zafrän) Миндаль (bâdem) Каштаны (kestane) Орехи (qoz, geviz) Фундук (fındîq) Кофе (gahve) Мед (bal, fasel) Сироп (raqıde) Халва (helva) Рассмотрим теперь товары другой категории — предметы одежды разного происхождения. Они поступали в большом количестве как с территории Османской империи, так и из-за рубежа, т. е. с Запада и Юга, главным образом на кораблях. Единицей обложения этого товара был полвьюка. В реестрах ука¬ зывалось обычно происхождение и качество товара. В отдельные дни в реестрах были записаны 10—15 купцов, товары которых были явно иностранного происхождения. Благодаря подробному перечню их мы можем установить, откуда шли эти товары. Как видно из приведенной ниже ведомости, потребность в предме¬ тах одежды покрывалась за счет привоза из разных стран: сукном iğler —из Иглау (Моравия), грубошерстное сукно londra и braslav —из Боснии, ткань, так называемая kebe,— из Янболу и Тырнова, ткань faba—из Салоник, boğası (bohasî) —из Карамана и т. д. (В кануне Буды названы и другие местности Запада, откуда ввозилось сукно, но в книге ежедневного учета пошлины упомянуты только эти.) Местные предметы одежды с Юга (ткани и готовое платье) обоз¬ начены в книгах ежедневного учета за 1571 и 1573 гг. под общим на¬ званием espäp. Об их качестве и сорте ничего не говорится. Сборщики пошлины не детализировали товары, отмечавшиеся как espäp; они не записывали ни количество тюков, ни количество штук, удовлетворяясь лишь числом больших тюков (или денков). Только по размеру взимав¬ шейся пошлины можно заключить, что стоимость товара составляла 50— 100 золотых гульденов. Следовательно, речь идет о тюках, состоявших из многих рулонов или штук. В реестре за 1580 г. иногда одежда обозначается еще более общим термином, а именно — metä'а. В словаре этот термин переводится как «товары», «вещи» и до сих пор употребляется в таком смысле. В рее- 104
стре за 1580 г. под ним, по-видимому, нужно понимать то же, что подразумевается под espäp, т. е. обычные и грубошерстные местные до¬ мотканые сукна или ткани из овечьей и козьей шерсти и конопли и сде¬ ланную из них одежду. Ткани для верхней одежды, доставлявшиеся в Буду из Турции, назывались сукна cuqa и aba (ср. венг. csuha, aba; эти наименования с турецкого времени вошли в венгерский язык); это были грубые сорта сукна, низкого качества, что нашло отражение в старинной венгерской поговорке: «Сукно faba не сукно». Возможно, что это сукно изготовля¬ лось не только домашним ремесленным способом, но и в мануфактурах, основанных в некоторых балканских городах бежавшими из Испании евреями. Далее, существовали различные тканые материи, валяные сук¬ на, войлок, одеяла — так называемые kebe. Согласно словарю И. Сами, под kebe следует понимать одежду пастухов и крестьян, сделанную из грубого сукна ‘aba. В «Türkçe Sözlük» сказано, что это короткая накид¬ ка; привозили их из Янболу. В Буду поставлялись также многочислен¬ ные мешки для хлеба и торбы. Они были необходимы не только для пу¬ тешествия, но и в домашнем обиходе. (Мы часто встречали в инвен- тарях наследств обозначение: torba-i nän —мешок для хлеба.) Привози¬ лись в Буду различные *изделия из льна, шерстяная и хлопчатобумажная пряжа, нитки и, наконец, типично восточный предмет торговли — ковры. Товары, поступавшие в лавки Буды и Пешта из Турции и Южной Венгрии, мы попытались свести в таблицу, по поводу которой нужно заметить, что из-за неточных записей в реестрах здесь могут быть не¬ точности в распределении видов товаров по графам. 1571 г. 1573 г. 1580 г. Тонкое сукно 35 денков 51 денк 32 денка (cuqa) ценою 100 гуру шей 8 тюков ? Одежда 34 денка 958 денков (espâp) ценою 79 гурушей 14 ящиков Боснийская одежда (espâp-i Bosna) 580 денков 421,5 денка Различные предметы 563 денка 958 денков одежды (espâp-i mtitenev- Товары, вещи (metâ'a) Ускюбские предметы одежды (espâp-i Usküb) ? 7 денков 14 ящиков 1219 .п.енков 4 корзины Длинное пальто, на¬ кидка, кафтан (qaba) 24 денка 50 денков Коричневое шерстя¬ ное сукно (faba) 12 денков 13 денков 31 денк Короткая накидка 89 денков 10 денков 2 денка (kebe) 143*** 204*** 437*** Короткая накидка из Янболу (kebe-i Yanbolu) Короткая накидка из Тырнова (k ebe-i Tirnovo) Вид одеяла (velence) 25 денков 16 корзин 4 денка 2 денка Вид одеяла (sitâmîd, yorgan) 1 денк 2 денка 41 105
1573 г. 1580 г. 1571 г. 56 денков 30 штук 22 денка 1 денк 17 денков 83 денка 32 денка ценою ценою gQ*** 80 гурушей 110 гурушей ? 45 денков 54 денка 59 денков 12 арб 1 денк 43 денка 11 денков 3 денка 1 денк 20 ледре ? 51 денк?? 9 корзин?? 4 штуки 1 денк 300*** денка 15*** 1 денк 19 окк 23 денка Полотняные изделия (kirbâs) Тонкое полотно, под¬ кладка (bogaşı) Лен (k et ап) Подкладка (âstâr) Хлопок (pembe) Пряжа (riste) Хлопчатобумажная пряжа (rıste-i pembe) Нитки (iplik) Разные товары (hurdevât) Шелковые покрывала (вуаль) (burunğuq) Тонкое хлопчатобу¬ мажное полотно (dülbend) Грубые сорта сукна (muhayyer) Покрышки для седла: vedenice 1 денк 7 штук qaplama 7 штук harancina [?] 1 денк faranciya [?] 80*** caprağ 1000 штук 1400 штук ٢ рубошерстные одеяла (grobe Decken) 2 денка Конский волос 4 штуки 7 денков (müytâf) Подвязки (dizgi) Подстилки, циновки 6 денков 200 1 денк (haşir) 37*** Ковры 3 денка 3 денка (bâlî, kelim) 15 штук 1 мешок Торбы 12 денков 14 денков 1 денк (torba) 75 вязанок 900 штук 448 вязанок 400 штук ценою 15 гурушей ? Предметы одежды, доставлявшиеся в Буду из Турции главным об¬ разом по Дунаю, привозились в количествах, значительно превышавших потребности местного населения, так что часть этих товаров несомненно шла дальше. После того как «Бгхрам из Филек» или «еврей из Ваца» заплатили пошлину за свой товар, они могли транспортировать его даль¬ ше; точно так же и другие купцы из провинции закупали товары на рынке Буды. Вместе с тем в Буду одежду привозили и с Запада, можно даже сказать, что большая часть импортных товаров или представляла собой предметы одежды, или была как-то связана с нею. Сборщик пошлины записывал такие товары, поступавшие с Запада, 106
не под одним собирательным наименованием в денках, а более деталь¬ но. Он помечал вид товара и его количество в тюках. Большей частью это было так называемое бреславльское сукно или ткани, или qarazia. В 1571 г. ввоз бреславльских сукон (broslav, braslav) превысил 1300 тюков (pastav), из тканей с названием garazia привезено 1100 тю¬ ков, а из иглерского сукна — 900 тюков. За годы нашего реестра са¬ мыми ходкими товарами, поступавшими с Запада, были именно указан¬ ные выше сукна. В 1573 г. их количество сократилось на одну пятую и даже на одну четвертую часть по сравнению с предыдущими годами, а в 1580 г. оно стало еще меньше. В 1571 г. были вывезены с Запада следующие сукна: 600 тюков сукна kisniće (венг. kiszniczén), 217 тюков норимберского сукна (norimber, norimbergel, lorimbergal, lerobergör и т. п.), еще меньше сукна iśtamet (śitamed). Очень редко поступали ткани grana, kaşmir, borgoman, iskarlat, francia (faranćia или же maraćia?) и так на¬ зываемые португальские сукна (portokal). Небольшие партии различных товаров сборщик пошлины иногда обозначал суммарно: «различные пред¬ меты одежды» (espap-i hürde), и облагал их пошлиной не с тюка, а с их приблизительной стоимости; так, например, за 1571 г. в общей сложно¬ сти со стоимости 10 тыс. гурушей. Льняное полотно — kirbas, идущее на изготовление белья и одежды, имелось в товарах, поступавших как из Турции, так и из-за границы. Товаром, пользующимся наибольшим спросом, были шапки esterhal, süveg (из венг. süveg), головной убор, который носили все немусульмане. В партиях товаров, привозимых купцами с Запада, они обозначены в сот¬ нях, а иногда даже 1—2 тыс. штук. В 1571 г. сборщик налогов в Буде насчитал 120 тыс. шапок, а в 1573 г. — около 80 тыс. Ниже приводится перечень поступавших с Запада предметов одеж¬ ды: 1571 г. 1573 г. 1580 г. 2 денка 165*** денк 3550 18 бочек 1309 тюков 429 тюков 1128 тюков 283 тюка 915 тюков 138 тюков 1 ™к 217 тюков 25 тюков 46 тюков 604 тюка 10 тюков ценою 50 гурушей ценою 18 гурушей ценою 9327 ценою 3394 гурушей гуруша 8 корзин 3 корзины 2 мешка 119325 78 000 1 бочка 5 бочек braslav إ qarazia borgoman nürnberger śitamed kisnice Товары (es^p-i qalmSr) Бумага . (kägid) Ручные мелочи (hurdevät) 11.1апки (esterhäl, süveg) Чтобы сопоставить общее количество предметов одежды, ввозимое из-за границы, с количеством одежды местного происхождения, продавае¬ мым в Буде, за исходные цифры нами взяты суммы пошлины, уплаченной за тот или другой вид одежды. Правда, эти подсчеты затрудняются тем, что при обложении товара пошлиной сборщик принимал в расчет не толь¬ ко самый товар, но и его владельца, так что размеры пошлины были часто неравными; кроме того, в реестрах имеются описки как при обозначении товара, так и при указании размера пошлины. Поскольку, однако, дру- 107
roro критерия для сравнения нет, сделана попытка определить соотно¬ шение иноземных товаров с общей товарной массой и изменение этого соотношения в рассматриваемый период. В 1571 г. сумма пошлины, собранной с иноземных товаров, состави¬ ла приблизительно 86 650 акче. Если мы вычтем из этой суммы несколь¬ ко тысяч акче (пошлину, взятую с различных мелких товаров), то пош¬ лину на все ИхМпортные ткани и сукна в целом можем определить в 80 тыс. акче. В том же году сумма пошлины на предметы одежды вну¬ треннего происхождения, обозначенные наименованием espâp, равнялась 140 тыс. акче. Таким образом, соотношение товарооборота иноземных и местлых предметов одежды составило 80:140. Сохранившиеся за пять-шесть месяцев 1572 г. записи таможенного пункта свидетельствуют, что иноземные товары поступали в Буду в том же объеме, что и раньше; значит, прежнее соотношение не изменилось. В 1573 г. ткани и сукна с Запада поступали в гораздо меньшем объеме; пошлина на них составила в целом 40 тыс. акче. В то же вре¬ мя ввоз предметов одежды из Турции увеличился по сравнению с двумя предыдущими годами. Соотношение импортных предметов одежды с местными изменилось и стало равным 40:150. Еще более резко изменилось это соотношение в 1580 г. Предметы одежды, производимые в стране, стали вытеснять импортные, пошлина на одежду, ввезенную с Запада, составила лишь 5 тыс.—6 тыс. акче. К этому году большие караваны товаров с Запада совершенно исчезли. На таможенном пункте было отмечено лишь поступление небольшого ко¬ личества бреславльского сукна и kisnice. Отношение общего количества ввезенных из Европы сукон и тканей к количеству боснийских и других турецких предметов одежды составило 5:150. Такое изменение в течение лишь нескольких лет кажется нам выз- анным искусственным путем. Мы можем предположить, что между 1573 и 1580 г. было издано распоряжение, которое в значительной мере за¬ трудняло ввоз товаров с Запада. Турецкая администрация постоянно вмешивалась в дела ремесел и торговли. Мы можем считать почти до¬ казанным, что западные товары перестали ввозиться в Пешт и Буду вследствие подобного распоряжения, и балканские предметы одежды стали единственным ее видом. ؛}؛؛}؛£؛ Другую значительную группу товаров наряду с сукнами и полотна¬ ми составляли меховые изделия, кожаная обувь и необходимые для ее изготовления сорта кожи. Эти товары были исключительно внутреннего производства. В истории ремесел своим умением искусно изготовлять различные сорта кожи давно известны арабы. Это искусство они передали и другим народам, в частности османским туркам. За время полуторавекового господства в Венгрии турки в свою очередь оказали большое влияние на развитие кожевенного ремесла, на выделку кожи и изготовление из¬ делий из нее. Венгерский народ перенял тогда производство различных турецких сортов кожи вместе с терминологией кожевенных изделий и предметов кожевенного ремесла. Многие из этих заимствований живут в языке до сих пор. Так, например, венг. papucs < papüs — 'домашние туфли’, венг. csizma < çizme — сапоги, венг. csizmadia < çizmeği — са¬ пожник, а также венгерские наименования сафьяна из сортов кожи, на¬ зываемых кордован и мешин (szattyân, kerdevân, meşin), венг. musta — 'сапожный молоток’, dikics — 'сапожный нож’, венг. esiriz — 'сапожный клей’ и др. 108
В 70-е годы XVI в. кожевники Буды познакомились со способами выделки более тонких сортов кожи, однако еще не могли изготовлять их в достаточном количестве. Потребность в коже покрывалась за счет привоза из южных провинций, где навыки арабов и турок в кожевенном производстве достигли более высокого развития. С Юга ввозились следующие сорта кожи: подошвенная, или хреб¬ товая кожа (kösele), овечья кожа (meşin), сафьян (şahtiân), кордован- ская (kerdevan), мягкая воловья кожа (gön). Последняя перерабатывалась местными ремесленниками, которые изготовляли из нее седла, обувь, упряжь и сбрую для лошадей. Ввозились и готовые изделия: сапоги (çizme), домашние туфли (papüs), кожаные торбы (meşin torba). На рынок Буды привозились и невыделанные шкуры, причем еже¬ годно примерно 15—20 тыс. воловьих, овечьих шкур и шкур ягнят. Шкуры доставлялись из скотоводческих районов Венгрии и перерабаты¬ вались многочисленными дубильщиками и кожевниками Буды. На тамо¬ женном пункте отмечались не только привозимые сырые шкуры, но и средства, необходимые для их переработки: дубильный лист, чернильный орешек и аммиачная сода. Мы знаем и место в Буде, на берегу Дуная, где были расположены дубильни. Тогдашнее турецко-сербское название рва Csörsz в Буде — Ковачина (так как вода в него стекала с Ковачин- ских холмов) — теперь забыто, но память о многочисленных дубильно¬ кожевенных мастерских, которые некогда стояли на краю этого рва, сохранилась до сих пор в названии одного из районов Буды — Табан (из турец. debbağhane, т. е. поселение кожевников). И во многих других венгерских городах районы, расположенные на берегах небольших рек или протоков, до сих пор называются Табан —там при турках находи¬ лись кожевенные мастерские. Изделия из кожи, а также продукция кожевенных мастерских и необходимые для выделки кожи средства сведены в следующей таб- 1571 г. 1573 г. 1580 г. Подошвенная кожа 48 денков 77 денков 20 денков (kösele) 27 штук ? Мягкая воловья [кожа 33 денка 40 денков 75 денков (gön) *؛؛؛*12 156 штук 1*** ? ? Овечья кожа 13 денков 24 денка 6 денков (meşin) 5 кантаров 2250 штук 1685 рулонов 105 рулонов 6 рулонов 56*** 610 штук ценою 20 гурушей ? ? ? Сафьян 5 денков 14 денков 23 денка (şahtiân) 20 штук 139 штук 300*** 3 рулона ? ? ? Сапоги (çizme) ? Сандалии 4 денка 3 денка 2 корзины (pasmaq) Домашние туфли (pâpas) Обувь 3 корзины 1 ящик 5 денков 2 ящика 1 денк (ayaq qabî) 169 денков Меха 80 денков 97 денков (kürk) 00*** ценою 40 гурушей 147*** ценою 151 Накидки из оленьей ? ? гуруш ٠ 30 штук кожи (gidi kürkü? Kedi kürkü?) 109
1573 г. 1580 г. 1571 ٢. 1 денка 5799 штук 18 арб 1500 штук 24 735 штук 5 денков 1 арба 105 окк 5 денков ١ денка 8495 штук 200 штук 14 800 штук 144 денка 6525 штук 1000 штук 4500 штук 4 арбы ١ 149 денков 2 корзины 7» Меховые накидки (qapanice) Воловьи шкуры (ğild-i kav) Овечьи шкуры (ğild-i ğanem) Шкуры ягнят (ğild-i berre) Шкурки горностая [?] шкурки куницы [?] (ğild-i şânsâr) Дубильный лист (debbâg yaprağı) Чернильный орешек (mazu) Квасцы (sâb) Аммиачная сода (nisâdir) Прочие предметы потребления. В данную категорию включены то¬ вары, которые нельзя отнести к перечисленным выше группам (металли¬ ческие товары, строительный лес и пр.). Это также предметы домаш¬ него обихода, как,- например, гончарные изделия, свечи и масло для светильников, мыло, мотыги, чаны, корыта, решета и огромное количе¬ ство различных видов ножей. Подобные товары доставлялись как на судах, так и на возах, т. е. как из отдаленных внутренних областей Турции и из-за границы, так и из близких местностей. Сюда же можно отнести и металлы — железо, медь и олово, предназначавшиеся для ре¬ месленных мастерских Буды, а такж؛ определенное количество досок и строительного леса, т. е. строительные материалы. Металлическое сырье доставлялось на возах из северовенгерских и трансильванских рудников (в Солноке в 1559 г. 11 мусульман, в боль¬ шинстве ходжи, заплатили пошлину за 882-^• мажа меди), в больших количествах это сырье поступало также на судах с низовий Дуная'. Правда, ремесленная обработка металла не получила в Буде очень боль¬ шого развития, но все же в небольших мастерских работали кузнецы, медники и жестянщики, имелись также и государственные оружейные мастерские; место в крепости Буды, где находилась такая мастерская, нам известно. Ремесленники этих мастерских обслуживали гарнизон. Они изготовляли также мелкие предметы домашнего обихода: кастрюли, чайники, кружки, кувшины, кубки, сковороды (тап؛؛а1), оправы (оклады) для упряжи, кольца. Каждый уважающий себя человек заводил кольцо, на котором было выгравировано на металле, главным образом на серебре, его имя; этой печаткой он заверял свои письма. Такое кольцо носили на пальце или в футляре на шее. Изготовлением металлических изделий в Буде занимались главным образом люди, поселившиеся в Буде после прихода туда турок. Они не могли полностью удовлетворить увеличив¬ шийся спрос, так что отдельные товары (ножи, подковы, изделия из меди) ввозились частью самими же ремесленниками, которые заказывали эти товары в низовьях Дуная и Боснии. Отходы ремесленного производства использовались, по-видимому, в строительстве. По всем данным, потребность в строительных материалах ПО
была в то время очень невелика. Буда была взята в 1541 г. турками без боя. Когда султан Сулейман осмотрел дворец венгерского короля Матьяша, дворцовую церковь и расположенный поблизости охотничий за¬ мок, он, к своему удовлетворению, нашел все в полной сохранности. Его наместники и войска могли разместиться в государственных зданиях, его административные учреждения и более мелкие чиновники —в домах бе¬ жавших горожан, в которых даже осталась мебель. Покинутые дома были конфискованы турецкой казной и проданы с аукциона. Таким образом, турецкие пришельцы могли приобрести дом довольно дешево, а солдаты иногда даже в кредит или в счет своего жалованья. За все время турецкого господства, в течение 145 лет, Буда остава¬ лась пограничной крепостью вдали от центра громадной империи. Турец¬ кое население города состояло в основном из небогатых людей, чинов¬ ников, которые смотрели на свое пребывание в этом городе как на вре¬ менное и поэтому не стремились обзаводиться здесь собственными благоустроенными домами. Более высокие чиновники также мало заботи¬ лись о внешнем виде своих домов — согласно практике турецкого управ¬ ления, они не задерживались долго на одном и том же месте. Богатые турецкие купцы держали себя так же. Западные путешественники, по¬ сещавшие в то время Буду, не упоминают в своих записках ни одного более или менее выдающегося частного дома. Богатые турецкие купцы, хорошо знакомые с условиями тогдашней жизни, много повидавшие и много пережившие, хорошо понимали, что в султанской Турции было бы неблагоразумно кичиться своим богатством и домом на глазах у всех. Они тщательно следили за тем, чтобы не при¬ влекать к себе внимания турецкой администрации. Застройщиками в Бу- де выступали лишь государство и религиозные учреждения. Среди но¬ востроек мы видим лишь крепостные башни, укрепления и несколько ме¬ четей, минареты при мечетях, перестроенных из христианских церквей, а также новые бани в турецком вкусе. Широкого строительства в Буде того времени не замечалось. Для удовлетворения потребностей в строи¬ тельстве было достаточно продукции одного кирпичного завода и 200 — 300 возов досок. Товарооборот предметов, отнесенных мной в описанную группу, представлен в следующей таблице. 1571 г. 1573 ٢٠ 1580 ٢. Железо 1000 мажа 900*** (ahen) 2 арбы 13 арб Железо и сталь 1 арба (âhen ve ćelik) Медь 26 мажа 243 мажа 191,5 манче (nuhâs, baqîr) 25*** Изделия из меди 52 денка 45 денков 57 денков (alât-i nuhâs) Различные инструмен¬ 12 корзин 14 корзин ты (âlât-i hürde) Олово 14 мажа 63,5 мажа 214 манче (qalay, raşâş) 17 бочек 9 бочек 2 бочонка ценою 4 бочки 985 гурушей 50 штук ? ? ? ? ? Бритвы 1 бочка (ustura) Бритвы и ножи 112 вязанок (ustura, bîcaq) 111
1580 г. 1500 штук 159 бочек 700 вязанок 22 денка 5 арб 10 000 штук ценою 36 гуру шеи 49 окк 26 арб 6300 штук ? ? ? ? 200 штук 26 штук 3 денка 13 денков 1,5 денка 60 штук 3 денка 59 денков 550 штук 1573 г. 1571 г. 274 250 штук 113 бочек 436 750 штук 36 бочек Ножи (bıcaq) 6 бочонков 5 денков Сабельные лезвия (seyf, qllîg) 300 штук 3 денка Шпоры (mahmuz) 2 денка Т опоры ценою 35 гурушей ценою (balta) 12 гурушей Проволока 1 бочка (tel) ? Подковы, гвозди (nal, mlh) 76 денков 146 денков Замки (kil it) 1 денк ? Доски 3200 штук 4000 штук (tahta) ценою 360 гурушей 70 арб Доски и кровельная дрань (tahta ve sindere) 10 плотов 4 арбы Кровельная дрань 83 0Ь0 штук 41 603 штук (sindere, zindere) 26 арб 17 арб Гвозди для кровель¬ 20 000 штук ной драни (mismâr-i sindere) ценою 40 гурушей Жесть (teneke) 2 денка Тарелки 18 арб 6 арб (tabaq) ценою 42 гуруша 12 645 штук 7> Посуда (medre) 7 арб Горшки 13 арб 1 арба (çömlek) ? 4800 штук Миски, стаканы (îbrıq, bardaq) 100 штук Ушаты, чаны 10 арб (ceber) 2 корзины Чашки (kase) ? Керамика (cini) 9 денков Бокалы, кубки (qupa) Рога (boynuz) 5 штук Козьи рога (keçi boynuzu) 6 денков Ложки 1 корзина (qasîq) ? Печной кафель или гончарные изделия? (şoba çömleği) 2000 штук Бумага ценою (kâğid) 11 гурушей Тачки (talğia) 100 штук Корыта (tekne) Веники (süpürge) Мотыги (сара) 60 штук 130 штук Косы ценою (tirpan) 60 гурушей
1573 г. 1580 г. 1571 г. 1660 штук 38 0 штук Сита (elek) Решета для зерна [грохот?] (qalbur) ٢ убки (sünger) Мыло (şabun) 2 денка денк 7 ящиков ценою 120 гурушей 4 денка ящиков 7 ящиков 5 денков 28 манче 4 бочки 4 арбы 90*** кантар 2 ящика денка Турецкое мыло (faraqi şabun, raqî şabun) Свечи (semM fasel) Осветительное масло (ruğen-i sem rağen-i cirağ) 12 бурдюков Деготь (qatran) Фисташки (pistâsa) Кунжутное масло (sirinğöz) 70 окк 5 бурдюков 4 денка Пленные. Особый товар, переправлявшийся в Буду, представляли пленные, называемые в наших текстах термином esir. Мусульманское право рассматривало пленных как военную добычу, т. е. собственность того, кто их захватил. Пленных можно было брать не только в бою, но и в мирное время в пути, в поле. Пленный получал от своего господина мусульманское имя (Sinän и др.). В Буде и во многих других завоеван¬ ных турками городах и крепостях Венгрии каждый богатый турок, судя по документам о наследствах, имел пленного мальчика (guläm) или де¬ вочку (gäriye). Они, так же как дом и лошадь владельца, были объек¬ тами наследования. В зависимости от воли господина пленные либо оставались поблизости от старого своего места жительства, либо их от¬ правляли во внутренние районы империи. В турецких письмах часто упоминаются венгерские пленные. Так, в одном из них просят о доставке работающего и ловкого пленного из венгров, в другом турецкая госпожа сообщает о том, что она возвра¬ щает свободу пленнице мадьярке, в третьем две стороны спорят о том, давнего ли происхождения болезнь пленного мадьяра и должен ли поэ¬ тому его старый хозяин взять его обратно как товар со скрытым по¬ роком. В книгах учета содержатся записи, из которых видно, как осущест¬ влялся перевоз пленных через пункт сбора пошлины: 24 июля и 20 авгу¬ ста 1573 г. прошло 36 человек, 28 августа того же года — 20, в 1571 г.— 64, в 1573 г. —155, в 1580 г.— около 80 человек. В казну поступила одна пятая часть (penğik) их стоимости, которая была исчислена в соот¬ ветствии с возрастом и трудоспособностью (300—1000 акче) каждого. Так, чиновник пункта сбора пошлины в Сегедине за 10 вывезенных из-за границы пленных и 600 голов скота, оцененных в 27 500 акче, взял в качестве пятины 5500 акче. Имеются факты, когда уплачивалась лишь проходная пошлина, причем «деньги За пленных» на пункте сбора пош- 3 Восточные источники 113
Лины в Буде в 155Рг. составили 20 акче, а в 1571 г.1—25 акче. На квитанциях пленные помечались как незнатные, простые, «подлые» (ho- ryâd), среди них были и женщины. Имена они получали позднее, от хо¬ зяина, у которого оставались. Буда была крупнейшим пунктом, через который во внутренние обла¬ сти империи регулярно провозили пленных. Наши источники показывают, что за 1551 —1580 гг. в среднем собиралась пошлина со ста человек в год. Другие •дошедшие до нас реестры упоминают о пленных реже. Так, в Солноке в течение многих лет отмечали лишь по одному человеку; в Гране через пункт сбора пошлины (Esztergom) в отдельные годы не про¬ ходил ни один пленный. Правда, между 8 июля и 25 сентября 1573 г. там прошло 14 пленных; с 3 июня 1574 г. по 28 марта 1575 г. — 73 пленных, всего же за 14 лет—122 пленных. Наибольшая партия была отмечена 12 октября 1574 г., когда газии Паркана (Ğigerdelen — мест¬ ность напротив Грана) дали пошлину за 42 пленных, попавших в руки турок во время большого набега. Однако не все пленные облагались пошлиной, например пленные па¬ ши и санджакбея ею не облагались. Паша Буды в 1580 г. прслал 34 мальчика султану и 12 —принцу, позже ставшему султаном под именем Мехмеда III, по случаю его обре¬ зания. Посылали пленных принцу и другие сановники: паша Темешвара отправил 38 пленных мальчиков, санджакбей из Фюнфкирхен (Pécs) и Пожеги — по 14 мальчиков, санджакбей из Солнока —9, санджакбей из Дьюла — 10• из Фюлека было послано б мальчиков и из Коппана — 3. В связи с этим торжеством в Высокую Порту было отправлено 142 вен¬ герских пленных мальчика, что почти в полтора раза превышает число пленных, направленных из других частей Османской империи, включая Боснию и долины Кавказа, т. е. наиболее богатых областей для приоб¬ ретения рабов. Иногда в реестрах указаны имена владельцев пленных. Так, например, в 1573 г. они были названы в тридцати случаях; неко¬ торые имена повторяются. Среди них встречаются янычары и янычар¬ ские начальники, а чаще ренджберы. Пленных, видимо, они покупали у турецких солдат и перепродавали. Купцы. Некоторые купцы специализировались по товарам, выбирали себе определенные маршруты и объединялись согласно этому в группы. Одни купцы посещали города на западе и севере, другие привозили то¬ вары с юга. Национальность купцов и их религиозную принадлежность можно довольно точно определить по документам: в турецких финансовых от¬ четах и в книгах ежедневного учета пошлин имена отдельных лиц за¬ писывались на основании их собственных показаний или по установлен¬ ной форме, обычно с указанием местности или общины, из которой они происходили (например, Qados Miftal, Mikâîl ermeni и т. п.). Таким об¬ разом, принадлежность данного лица к определенной социальной или эт¬ нической группе всегда была ясно определена, если даже из самого имени это установить трудно. Мусульманский купец назывался в наших источниках renğber, венгерский — qalmâr, zimmî qalmür (т. е. подчинен¬ ный, немусульманский купец; qalmar происходит от венгерского слова kalmar «торговец»), а также Zimmî tâgir (причем следует заметить, что из формы tüğğâr было заимствовано венг. tôzsér еще в средние века, до турецкого господства). Носителями греческих православных имен были преимущественно православные босняки или сербы. В тех случаях, ког¬ да речь шла о купцах из Рагузы, принадлежавших к католической вере, рядом с их именами мы находим помету latin, latin. Имена армян, евреев, греков и цыган всегда были снабжены соответствующей пометкой: «ар- 114
мянйн», «евреи», «грек», «цыган». Таким образом, указанные в источ¬ никах имена ясно говорят нам об их владельцах: Fïrvâri Yoza zimmï qalmär, Mehmed renğber der Peste, Marqo latin, Sinan cingane и т. п. Среди венгров-христиан мы можем различить еще две категории торговцев. К первой из них можно отнести тех, которых обозначали как «зиммии». Это были крестьяне, которые из ближайших окрестностей привозили на продажу в город сельскохозяйственную продукцию, боль¬ шей частью собственного производства, и в незначительных количествах изделия домашнего ремесла. Вторая группа — торговцы скотом. Венгерский скот через таможен¬ ный пункт в Ваце шел на дальние зарубежные рынки. Записи таможен¬ ного сборщика пошлин говорят нам, что через Вац прогонялись стада даже из отдаленного Темешвара, а также из других венгерских горо¬ дов и сел в сторону Вены. Владельцами этих стад были исключительно венгры с христианскими именами. Именно эти торговцы привозили и западные товары в Буду. Таким образом, можно считать доказанным, что ввоз товаров с Запада произ¬ водился преимущественно венграми. (Об их деятельности сохранились многочисленные архивные материалы, есть обзорные труды, главным об¬ разом S. Takâcs.) С большими обозами, нагруженными главным образом солью и воловьими шкурами, покидали они через таможенный пункт в Ваце турецкую территорию и через некоторое время возвращались с иноземными товарами. Так, например, купец Baiäs diäq5 за период с конца июня по нача¬ ло ноября 1571 г. восемь раз платил на таможеннохм пункте Буды пош¬ лину за товары (сукна, ткани, шапки, ножи и др.). Всего им было упла¬ чено 5700 акче пошлины. Купец Иосиф из Фехервара также был частым гостем на таможенных пунктах и на рынках; его имя постоянно упоми¬ нается в источниках в течение полутора десятилетий; в одном году он появлялся в Буде с иноземными товарами пять раз, однако не упускал и других случайных сделок — так, в Солноке на таможенном пункте были записаны принадлежавшие ему изделия из кожи. Венгерский купец Каш- пар из Пешта ввозил товары из-за границы, в то же время на своей повозке он привозил в Буду местные товары (сыр и воловьи шкуры). Таможенные пункты других городов тоже имели своих постоянных «клиентов». Многих из них, для которых торговля была постоянным за¬ нятием, называли калмарами, а тех, кто привозил свои товары в чанах, кадках (венг. kâd — «кадка, корыто, чан»), называли кадошами. Более зажиточных купцов часто называли diâk (т. е., первоначально, «грамот¬ ный, ученый, писец»); это быяи преимущественно торговцы сукном. (Сло¬ во «дьяк» повторило то же изменение значения, что и турецкое «ход¬ жа»; оба слова сперва означали «мастер», затем уже получили значение «купец, торговец».) К 70-м годам XVI в. этот слой купечества почти исчез с западных торговых путей. Если в 1571 г. в таможенном пункте Буды было записа¬ но почти сто купцов, то в 1530 г. были единицы. Отдельные калмары стремились включиться в торговлю с югом, т. е. во внутреннюю турец¬ кую торговлю. Так, Кадош Янош, Кечкемету Бербер Фабьян, дьяки Ми- хал и Петре, а также Себестьан, Хорват Янош и Хорват Гаспар плава¬ ли на своих судах по Дунаю. Они уплатили каждый 5 тыс. — 6 тыс. акче пошлины. Эго была обычная пошлина за баржу с товарами ремес¬ ленного производства (пошлина за баржу зерна составляла тогда 300 — 400 акче). Таким образом, венгерские купцы доставляли на своих судах 6 О значении слова diaq см. ниже. 11، 8♦
денные ремесленные товары и сырье в больших количествах, возможно, для нескольких заказчиков. Особую группу торговцев из Буды составляли евреи (60—70 семей). Среди них были представлены польские или немецкие евреи (так называемые ашкенази) и испанские евреи (сефардимы). Первые были по¬ томками евреев, живших в Буде в средние века, вторые переселились из Балканских стран, где они обосновались после изгнания из Испании. Занимаясь главным образом ремеслом, они основали в Буде суконные ма¬ нуфактуры. Их торговые связи в 70—80-е годы XVI в. распространялись и на внутренние области Турецкой империи. Имеются скудные данные о том, что они доставляли товары с Запада (это было главным образом олово, медь и железо). В Восточной Венгрии, где турецкий контроль был строже (например, на пункте сбора пошлины в Солноке), они чаще появлялись в качестве поставщиков товара. Третья группа купцов состояла из балканских славян. Они жили в Буде еще до ее захвата турками. Босняки, сербы и другие балканские жители уже с XV в. искали в Венгрии убежища от турецкого ига. Так, в 1440 г. сербы из крепости Кувин (Кеуе) на Нижнем Дунае основали поселение у св. Авраама на( острове Чепель. После завоевания Буды турками, т. е. с 1541 г., жители Балкан (босняки, албанцы и греки), как подданные Османской империи, не только оседали в Буде, но и, подни¬ маясь вверх по реке Тиссе, доходили до Токая и селились там. Приезжали в Буду, Пешт, Темешвар, а возможно, и в другие вен¬ герские города и «латиняне» — купцы-католики из Рагузы, которые из¬ давна пользовались торговыми привилегиями в турецких владениях. Воз¬ можно, что они были потомками колонистов бывшей Римской империи в Рагузе. Существование этих «латинян» в Буде и Пеште подтверждено документами. В 70—80-х годах XVI в. их жило там 10—15 семей. Они торговали сукном и посудой (привозимыми, очевидно, с Балкан), шкура¬ ми и вином, которые доставляли из ближайших окрестностей. Следующая, последняя, группа будских купцов — купцы с мусуль¬ манскими именами. До турецкого завоевания ни в Буде, ни в Пеште му¬ сульман не было, они появились здесь лишь после окончательной ок¬ купации этих двух городов. Большинство из них, видимо, были куп¬ цами в первом поколении; они начинали свою карьеру со случайных сделок, чтобы несколько восполнить то мизерное жалованье, которое получали как солдаты или мелкие чиновники — янычары, ода-оаши, бёлюк-баши и др. Этой деятельностью ؛не гнушались иногда и высокопо¬ ставленные лица. В течение нескольких десятилетий здесь образовалась так называемая турецкая купеческая прослойка, состоявшая в массе из небогатых торговцев и мелких владельцев. Купцы этой группы строи¬ ли свои связи лишь с внутренними провинциями Османской империи. Они предпочитали водный путь и перевозили по Дунаю на своих судах главным образом зерно. Торговля зерном целиком находилась, на¬ сколько об этом можно судить по источникам, в руках турецких, му¬ сульманских, купцов. Некоторые купцы-мусульмане торговали пряно¬ стями, растительным маслом, сыром и фруктами; другие доставляли на рынок товары ремесленного производства, предметы одежды, металли¬ ческие товары. Однако, как мы можем видеть из частых добавлений к мусульманским именам (как, например, «из Боснии», «из Албании» или других балканских географических пунктов), это были по преиму¬ ществу босняки, албанцы и др., принявшие ислам и поэтому носившие мусульманские имена. Лишь незначительная часть мусульманских купцов действительно была турецкого происхождения. О связях будских турок с Боснией свидетельствуют различные прозвища, а также большое 116
количество доставляемых в Буду боснийских товаров. Эти связи под¬ тверждаются также и сохранившимися у боснийских турок в течение длительного времени последствиями их пребывания в Буде. Характерным примером этого может ؛послужить следующий факт: один из предстаЁи- телей турецкой администрации, подписавшийся под Сараевским дого¬ вором 1822 г., т. е. спустя почти 150 лет после освобождения Буды от турецкого господства, назвал себя Mehmed ağa Budimli, т, е. Мехмед- ага из Буды7. Чтобы определить размеры деловых связей между Будой и Пеш- том, мы попытались сгруппировать товарные ؛поставки и с этой точки зрения. На основании произведенных нами -сопоставлений в 1571 г. мы имеем поставки 64 жителей Буды и 89— Пешта, в 1573 г.— 171 жителя Буды и 155 — Пешта, т. е. товарные поставки распределялись относи¬ тельно равномерно. Следовательно, Буду и Пешт в 70—80-е годы XVI в. снабжало товарами примерно одинаковое число купцов.Таким образом, в то время на рынках как Буды, так и Пешта можно было купить оди¬ наковые турецкие, балкано-славянские и венгерские товары; в обоих го¬ родах имелись турецкие и венгерские портные, скорняки, сапожники, жестянщики и т. п., венгерские, сербские и турецкие трактирщики. Воз¬ можно даже, что объем товарооборота в Пеште был больше, чем в Бу¬ де. Вряд ли можно назвать случайностью то, что именно в Пеште был ростовщик-сарраф, мусульманин но имени Мехмед, Мы можем также сделать вывод и о том, что как в Буде, так и в Пеште имелись лишь примитивные ремесла, связанные с удовлетворе¬ нием ؛потребностей в еде и одежде. Отрасли же ремесла, которые зани¬ мались переработкой сырья, в этих городах, пожалуй, за исключением дубильных мастерских и мастерских по дальнейшей переработке кожи, не встречались. В этом отношении оба города сходны. К еженедельным базарам и ярмаркам купцы готовились в течение нескольких месяцев, так как именно здесь они могли продать свои то¬ вары с наибольшей ■прибылью. (В Буде и Пеште в это время мы знаем лишь о 5—6 ярмарках общегосударственного значения, т. е. это значит, что з Буде и Пеште подобные ярмарки устраивались реже, чем, скажем, в Стольном Белграде.) Последний базар в году устраивался обычно 7 декабря. Это была последняя на длительное время возможность для заключения сделок. После этого времени в Дунайский порт долго не прибывало ни одного судна, ни один воз не проезжал через пункт сбора пошлин. Надсмотр¬ щик рынка находил там в лучшем случае несколько старых рыночных торговок из числа местных жительниц. Нигде не встречалось ни одного чужеземца. В открытом поле снег заносил дороги или они размокали в воде и грязи. Понтонный мост через Дунай разводился, чтобы его не сорвала ؛прибывавшая вода. Паша сидел наверху, в крепости, или вни¬ зу, в своем дворце на берегу Дуная, и в зависимости от капризов зимы в течение двух-трех месяцев не знал, что происходит за Дунаем в Пеш- ге. Неподвижная тишина пустоты окутывала окрестности, страна была блокирована зимой. Торговля застывала в глубоком зимнем сне. 7 См, Hamid Hadzibegic (в «Prilozi», t• 5, str. 75),
L. FEKETE (Hongrie, Budapest) LE COMMERCE DE LA VILLE DE BUDA DURANT LA SECONDE MOITIÉ. DU XVIe SIÈCIE, SOUS LA DOMINATION TURQUE Les deux villes, Buda et Pest, dont la ville de Budapest se compose actuellement, ont été occupées par les Turcs en 1514 et ont vécu, pendant presque 150 années (jusqu’en 1686) sous la domination ottomane. Sous le régime turc, la vie de ces deux villes a subi des transforma¬ tions essentielles. Buda, résidence royal, capitale du Royaume de Hongrie avant la domination, est devenue chef-lieu d’une province turque; elle revêtit les traits caractéristiques d’un chef-lieu provincial et d’un château turc des confins. Les comptes (defter-i muqata‘as) dressés par les autorités turques des marchandises parvenues et dédouanées à Buda constituent des docu¬ ments d’un grand intérêt de la' période que la vie économique a connu pen¬ dant la domination ottomane. A l’occasion de la reprise de Buda (1686) L. Marsigli, un des illustres officiers de l’armée impériale, auteur entre autres — d’un ouvrage pré¬ cieux sur les conditions militaires de l’Empire Ottoman de cette époque (Stato militare dell’imperio ottomanno, Amsterdam, 1732), a retrouvé et conservé quelques uns de ces comptes officiels. Ces documents sont parve¬ nus finalement à la Bibliothèque Nationale de Vienne et y sont conservés actuellement; leur description est contenue dans un ouvrage de G. Flügel (Die arabischen, persischen und türkischen Handschriften der kaiserlich- kôniglichen Hofbibliothek zu Wien, Wïen, 1865—1867, 11.459, No. 1356). Les documents relatifs à Buda englobent des données relatives aux années 1550, 1551, de 1571 à 1573, 1579 et 1580 et qui de rapportent, au total, à 48 mois. Ils indiquent, jour après jour, les noms des fournisseurs, la désignation et la quantité des marchandises livrées, ainsi que le montant payable en droits de douane: il s’ensuit donc qu’ils sont hautement inst¬ ructifs pour l’examen de la vie économique de cette époque. L’étude est consacrée à l’analyse de ces listes; les résultats de ce travail sont publiés dans les chapitres suivants: a) transport des mar¬ chandises, b) formes d’emballage; mesures et monnaie, c)؛méthodes de dédouanement des marchandises; lois et usages, d) répartition et évolu¬ tion du trafic des marchandises, e) denrées alimentaires, f) articles vesti¬ mentaires, g) effets d’usage courant; métaux, bois de construction, h) pri¬ sonniers, i) négociants.
БРАНИСЛАВ ДЖУРДЖЕВ (Югославия, Сараево) ДРЕВНЕЙШИЙ СОХРАНИВШИЙСЯ ТУРЕЦКИЙ ДЕФТЕР (РЕЕСТР) СРЕМСКОГО САНДЖАКА Большая часть Срема, области в Югославии, расположенной меж¬ ду Савой и Дунаем, была охвачена операциями турок во время похо¬ да на Белград в 1521 т. После падения крепости Шабац ,(турец. Вй§йгс1е1еп) сербская правительница (деспот) Елена, владевшая име* ниями в Среме, сначала признала власть турок, а затем отвергла ее и бежала за 1пределы своих владений, 12 июля турки заняли ее резиден¬ цию, город Купиник. В тот же день турецкая армия, осаждавшая Бел¬ град, овладела расположенным близ него сремским городом Земуном. Продвигаясь по Славонии и Срему к Шабацу, боснийский санджакбей Бали-бей, сын Яхья-паши, занял три города, разрушив один из них. По¬ кинув Шабац, султан Сулейман, направляясь в Белград, прошел с ар¬ мией по Срему 1. После падения Белграда (29 августа) многие города в Среме сильно 1пострадали. Султан писал 10 сентября, что разрушены города Беркасово, Митровица, Купиник, Барич, Земун, Сланкамен, Карло؛вцы ,и Петревардин2. Будучи !назначен смедеревским •санджак- беем с резиденцией в Белграде (15 сентября), Бали-бей в сентябре и октябре начал поход ؛против районов Срема, расположенных западнее Петревардина3. Он приказал армии ограбить, а затем уничтожить или взять в плен все население, оставшееся на месте. Чтобы разбе¬ жавшиеся при этом жители области не могли вернуться в свои дома, по его распоряжению все строения были полностью разрушены4. До¬ бычу из опустошенных городов в Среме Бали-бей использовал для укрепления Белграда ٠؛ 1 Fer i d un-bey, Mürıse’at-ü’s-Selatin, cilt II, İstanbul, 1274, s. 507—$17 (далее — Fe- ridun-bev, Mutışe’at...). 2 «Diarii di Marino Sanuto», t. XXXII, Venezia, 1892, p. 11. 3 A. Verancsics, összes munkâi, t. II,—«Monumenta Hungarial historica-Scriptores», t. III, Pesth, 1857, p. 16. 4 В одной францисканской хронике того времени отмечается, что турки заняли все дунайские города, взяли в плен или перебили народ и огнем и мечом опустошили страну (Chronikon observantis prov. Bosnae Arg. ord. Sancti Francisci Seraphici, Starine Jug, Ak. znanosti i umj., XXII, p. 26). О разрушении и опустошении городов и сел во время турецкого похода в Срем мы узнаем и ؛из сербских источников (Jb Сто؛ановиЬ, Стари српски записи и натписи, св. I, Београд, '1902. № 5590). Позже венгерский писа¬ тель Иштванфи утверждал, что Бали-бей приказал армии бросать в воду все, что уце¬ леет от огня, разрушения и грабежа, чтобы разбежавшееся население, если оно вернет¬ ся, ничем не воспользовалось (N. Istvanfi, Historia Regni hung., [Pesth?], 1724 p. 60). 5 Thalloczy-Aldâsy, A Magyarorszâges Szerbia közti öszeköttetesek okleveltara. (1198—1526), — «Monumenta Hungarial historica-Scriptores», t, XXXIII, Budapest, 1907, 111 9
Обычно ،пишут, что турки владели Восточным Сремом -с 1521 г. Однако имеющиеся данные свидетельствуют, что захваченные насе¬ ленные пункты Срема были опустошены ими и потом покинуты. До 1526 г. Петревардин и Илок снова оказались под властью венгров. Последние, правда, не смогли вернуть себе ,Сланкамен и Земун6. О Земуне мы не располагаем никакими данными, но что -касается Слан- камена, то известно, что им турки окончательно овладели только во время похода против Венгрии в 1526 г.7. Цель ؛похода Бали-бея в сен¬ тябре и октябре 1521 г., очевидно, состояла в том, чтобы опустошить в Среме как можно большую территорию. Это должно было обезопасить довольно сильно разрушенный Белград, пока не будут полностью вое-, становлены его укрепления. Только ،после нового наступления против Венгрии турки прочно заняли Срем (Петревардин, Илок и все города и прочие населенные пункты до Осиека) 8. Восточная и центральная части современного Срема находились под властью турок с 1526 г., а западная часть — с 1529 г. Хотя венгры (потерпели катастрофическое поражение ؛на Мо- хачском поле (19 а ®густа) ич турецкая армия вошла в Буду, турка?л пришлось отступить. В Славонии и Среме они покинули города запад¬ нее Илока, оставив Осиек в развалинах9. Сербский деспот Стефан Бериславич, сын Елены, снова занял некоторые города, расположен¬ ные ؛западнее Илока, а Иован Ненада, ؛самозванный «царь» сербских солдат и крестьян, появившийся в Центральной Бачке, временно за¬ хватил ряд городов между Илоком и Петревардином. После гибели «царя» Иована турки опять завладели этими городами, а также неко¬ торыми городами, принадлежавшими Стефану Бериславичу 10. Во вре¬ мя похода на Вену в 1529 т. они овладели и западными районами современного Срема. В Осиек был назначен постоянный комендант11. Во зремя этого похода Янош Заполья заключил соглашение с султа¬ ном и был возвращен на венгерский престол в качестве вассала сул¬ тана. Стефан, у которого были столкновения с Фердинандом, также признал власть султана и сохранил свои владения в Славонии. Срем оставался под властью турок до 1688 г. Согласно условиям мира в Карловнах (1699 г.), Славония и большая часть Срема как области, принадлежавшие венгерской короне, отошли поц власть Габс¬ бургов. Небольшая юго-восточная часть Срема осталась в руках ту¬ рок до войны 1716—1,718 гг. По миру в Пожаревце, габсбургская мо¬ нархия распространила свою власть полностью на все земли Срема и на соседние области, которые до того были под властью турок: Банат, Северную Сербию и территорию ؛по реке Саве в Боснии. По Белград¬ скому миру (1739 г.), венская монархия потеряла владения южнее 6 A. Verancsics, összes munkâi, t, I, — «Monumenta Hungariae historica-Scriptores», I Feridun-bey, Münşe’at...٠ cilt I, s. 557. 8 Первый поход против Будь! и битва при Мохаче в дневнике Сулеймана (Feri- ^un-bev. Münşe’at..., eilt I, s. 554—566). و Согласно Печеви (I. Peçevi, Tarih-n Peçevi, cilt !, Istanbul, 1281, s. 15'2), разру- пленный в 15٢ 26أ. Осиек в 1و2ة г. был вторично взят турками и восстановлен. Эвлия Челеби (Evliya Çelebi, Siyahat-namesi, cilt VI, Istanbul, 1318, s. 194) ^؟сказывает, что Осиек с наведенным мостом был разрушен в 1526 г., чтобы армня 'СТОЙКО сражалась, не имея пути назад, а восстановление Осиека началось сразу по возвращении армии султана из Венгрии в том же ^оду. ١٠ А. Ивий, Историка Срба и BofeodüHu, Нови Сад, 1929, стр. 69—82. II Согласно Эвли'и Челеб'И, Осиек стал центром санджака сразу ؛после восстанов- ления города, а первым санджакбеем был Касим (cilt VI, s. 194). По данным Печеви (cilt ■I, s. 152), в 1529 г. в Осиеке было пометено 3 тыс. солдат и Касим назначен агой над 300 азабов. 0و1
Савы и Дуная, сохранив Срем, Бачку и Банат, которые вместе ،со Сла¬ вонией оставались под властью Габсбургов до 1918 г. До турецкого завоевания Сремская жупания охватывала меньшую территорию, чем созданный затем Сремский санджак. В результате турецких завоеваний территория Срема расширилась на запад 12. Нельзя, впрочем, установить, когда Срем начали считать санджаком 13. Несколько лет спустя после 1526 г. доходы от сремских городов запи¬ саны вместе с доходами от Белграда в дефтере Смедеревского санд¬ жака, а в 1536 г. они записаны уже иначе14. Но и в то время, когда Срем ؛считался санджаком, он оставался до 1538 г., а может быть, и до 1540 г. под управлением смедеревского санджакбея ,(который в то же время был комендантом Белграда) как !пограничного военачаль¬ ника 15. Расширение территории Срема на запац было остановлено основанием Пожегского санджака в конце 1537 г. или в начале 1538 г.16. Но еще в середине XVI в. некоторые районы Восточной Сла¬ вонии записывались в дефтеры Сремского санджака. В 1540 г. Срем был самостоятельным санджаком с административным центром в Осиеке 17, а после основания пашалыка в Будине (Буда) (1541 г.) он был присоединен к этому (пашалыку. Еще ؛в 1543 г. административный центр Сремского санджака был в Осиеке 18, но вскоре затем центром санджака стал Илок. В описанном ниже дефтере Сремского санджа¬ ка, который составлялся между 1545 и 1548 г., Илок уже стоит на первом месте, но записаны также Осиек и крайние восточные районы Славонии. Это значит, что эти районы в то время принадлежали Срем- скому санджаку. В середине XVI ؛в., несомненно до 1556 г.19, Осиек и восточные районы Славонии были присоединены ■к Пожегскому санд¬ жаку. Позже административным центром Сремского санджака стала Митровица. В середине и во ؛второй половине XV в، в Среме, КОТОРЫЙ был под ؛властью венгров, весьма возросло сербское население. Этот ؛про¬ 12 Санджак Срем 0Х1В,аты1вал и бывшую Буковскую жупанию, а также некоторые району других жупаний. 13 Несомненно, что территория Срема не была преврашена в санджак ранее 1520 ٢., но точная дата этого превращения неизвестна, в перечне санджаков Турции, ■написан- ном около 1527 г. (несомненно после прибытия Мехмеда, сына Яхья-паши, в Смедеоев- ский санджак), Сремский санджак отсутствует («Belleten», XX, Ankara, 1956, № 78) 14 Başvekâlet arşivi. Tapu deft. № 978 (написан спустя несколько ле.т после 1526 ٢.) и № 187 (написан в 1536 г.). 15 Янош Заполья направил 30 октября 1537 г. письмо «Славиом^ и оузможномт гтусподару cpb6bCKİG земле, саанчакоу ™едеревьском*(, белградскому, подукавьскому посавьскому, посремском^и немь више Кра[и1шнимь градовомь г\УСподарт Мехмед бегу Яхья пашикю» (Jb. Ста؛ановий. Старе српске повеуье и писа, К№. 1 'CB. 2, стр. 484). 16 После гибели деспота Стефана Берисла'вича и завоевания восточной половины Славонии (1536 г.) в результате тяглого поражения армии Фердинанда при Горяне (9 октября 1537 г.) сын Яхья-паши послал своего сына Арслана с добычей в Стамбул, добился основания Пожегского санджака и назначения своего сына пер- вым комендантом этого санджака («Peçevi», cilt 1, s. 203—4'0؛2د) . в конце января 1538 г. султан 'разделил срем и Славонию, причем территория до Ив؛анко؛ва осталась по أ уп- равлением Мехмед-бея, а территория западнее Иванкова ^кл^очена в основанной сан- джак, комендантом которого назначен сын Мехмед-бея (F. Sisic, Acta comitialia, t. II, р. 160; М. Костий, Стеван ШтилановиН, —• «Глас Српске ^K^^eMİi؟ наука», т. 110 1923-, го же ~ отдельное издание: м. Костий, Стеван Штиуъановий, Карловицы, 1924, 17 Посланник Фердинанда Ласки пишет в своем дневнике (154و г.), что Осиеком управляет санджакбей (A. Gevay, Urkundeti and Achtenstücke zur Çesçhichte der ٢^٧- haltnisse zwischeti Oesterreich, Ungaru und der pforte in XVI und XVII Jahrhunderten, Wien, 1،83'9, S. 6). X. Ша؛банови؟ прав говоря, 'ЧТО здесь имеется в ؛виду Сремский сан- джак с центром в Осиеке (Н. Sabanoyic, Bosanski pasaluk, Sarajevo, 1959, str. 64). 18 I. Peçeyi, Tarih-i Peçevi, cilt I, s. 250. وا H. Sabanovic, Bosanski pasaluk, str. 65. اؤل
цесс роста сербского населения был особенно интенсивным во время правления короля Матии Корвина (1443—1490 гг.), который проводил политику колонизации южных О'бластей тогдашнего королевства Вен- гр'ИИ с заселением их выходцами с Балканского полуострова, особен- но сербами. Желая удовле^ворить^ссрбов, м^™я назначил сербского деспота с резиденцией в Среме. привилегии деспота сохранялись в Среме до 1502 ٢. за потомками сербской династии Бр^овичей, а за- тем перешли к ,хо^атской семье Бериславичей. в городах, на западе и в деревнях оставалось ,венгерское и хорватское население. Населе- ние же Восточного Срема в 1521 ٣. было рассеяно ПОХОДЗ'МИ Бали-бея. И позже, после турецкого захвата в 1526 г., эта часть срема не была густо заселена. По опустошенному срему ؛передвигались сербы — СКО- ТОВОДЫ с Балкан, называемые в документах влахами. Гарнизоны кре- постей (и особенно экипажи кораблей) были главным образом также из солдат-сербо'в, состоявших н^ службе в турецкой армии (мартоло- сов). После смерти «паря» Иована Ненады (1527 ٢٠) его воеводы Радо- сав Челник и Субота Врліич признали турецкую класть и со своими войсками и -гражданским населением перешли из Бачки в Срем 20. Су- бота врлич поселился на западной границе Срема, а Ра'досав Челник, судя по всему,—в Сланкамене21. к этому времени относятся ؛известия турецких хроник о восстании 20 тыс. сербов против венгров, об их расселении в Среме и о восстановлении Сланкамена, лежавшего в развалинам с-0 времен падения Белграда, который переселенцы снова укрепили22. Радосав Челник жил до 1529 г. в Сттянкамене, а потом совсем (порвал отношения ؛с турками, в апреле 1529 г., ؛согласно од- ной записи, в Плоке было 400 солдат-сербов на службе у турок. Тур- ки и сербы из С^ма нападали в апреле и мае того же года на Калочу и е^ окрестности 23 Только после похбда Сулеймана против Вены в 1529 г., когда ко- роль Ян За>полья и деспот Стефан Бер،иславич признали себя васса- лами турецкого султана, положение стабилизовалось. Соем на^ал быстро заселяться, главным образом выходцами И.З Северной Сербии и Северо-Ворто/чной Боснии, т е. из Смедеревского >и Зворнипкого санджаков. Об этом свидетельствуют данные из более поздних турец- ких деЛтеров. Подавляющее большинство сельского населения восточных пяйо- нов Срема в XVI в. составляли сербы, ТО'ГД^ как в западных 'районах сохранилось в значительной мере старое население, состоявшее из хорватов, сербов и отчасти венгров. * * * Мы довольно хорошо знаем источники о турецких походах и за- воевании Срема. Эти события ؛нашли отражение в сербской и хорват- ской историографии - отдельных памятниках или свидетельствах из 28 Некоторые командном «пяоя» Иована Ненады получили влядения (тимапът) в Крушеванком санджаке Гпм. «Истоотп‘*3 наюопя Лугоолав^е», кьь. II, Беотрад, I960, стр. 7،4—75, сведения из BasvpVolet яг^пп, Тяпи deft 3Vb 161). 21 А. Ивий, Истопи!(! Срба и Boieodunu, стр. 108, 378; Д. Поповий, Bojeoduna, т. I, Нови Сад, 1929, сто. 201—202. 22 J. Thurv, Torok tortenetirok, t. II, Budapest, 1896, p. 74. — Турецкий историк того времени Ферди приводит эти данные. Аналогичное сообщение есть и у более поздних писателен. 23 Е. Laszowski, Monumenta Habsburgica, p. 151; А. Ивий, Исторща Срба u Boj- водини, стр. 98—99, 373. 122
Хорватии, некоторых сербских записях24 и т. ؛п. Кроме того, сведения о них можно почерпнуть из источников венгерского и венецианского происхождения. Известны также показания турецких дневников и хро¬ ник— не только из обширных сообщений Хаммера, но и из добротных переводов турецких 1повествовательных исторических источников на венгерский язык25. Прежняя сербская и хорватская историография была гораздо беднее сведениями об истории Срема под властью турок, особенно о раннем периоде (XVI в.). Иностранные писатели XVI в., посетившие Срем, дают довольно скудные и в значительной мере однообразные сведения26. Правда, некоторые данные о жизни народа в Среме, со¬ держащиеся у иностранных писателей и в сообщениях папских путе¬ шественников XVII в., имеют ценность и для XVI в., так как раскры¬ вают важные стороны жизни, обойденные писателями того времени27. Турецкий писатель середины XVII в. Эвлия Челеби, который был из¬ вестен старой сербской историографии, сообщает важные сведения, действительные и для XVI в. Исчерпывающие сведения относительно Срема — о жизни, поло¬ жении и этническом составе его населения, о городах, экономике, аг¬ рарной системе санджака — содержат турецкие архивные источники. Старая историография знала часть турецких документов, касавшихся сремских монастырей28. Опубликованные Фрагменты из этих докумен¬ тов относятся к первой половине XVI в,. Венгерские ученые, работав¬ шие над реестрами (дефтерами), хранящимися в Венской Националь¬ ной библиотеке, систематически публиковали данные, касающиеся только Венгрии. Что же касается материалов, относящихся к другим странам, то они издавались лишь в извлечениях. Из опубликованных венгерскими учеными дефтеров, которые содержат важные сведения о Среме XVI в., следует особо назвать два 29. Это рукопись Mxt. 579 (Flügel, t. II, 1367) и Mxt. 559 (Flügel, t. II, 1388Y30 (G. Flügel, Die arabischen, persischen und türkischen Handschriften der Kaiserlich-königlichen Hofbibliothek zu Wien, t. I—III, Wien, 1865—1867). Первая рукопись представляет специальный реестр ряда султан¬ ских имений (хассов) в волости (нахийе) Гргуревцы за 1564—1566 гг., вторая — подневная приходо-расходная книга (ruznamece) тимаоов Будинского эйялета за 1583—1585 гг. Однако в Национальной библио¬ теке в Вене есть и другие рушписи дефтеров XVI в. с важными сведе¬ ниями о Среме. Надо особенно упомянуть дефтер хараджа (букв, фи- лурийе) по некоторым сремским нахийям, утвержденный в 1576 г. 24 Собраны в издании: Jb. CTojaHOBHh, Стари српски записи и натписи, т. I—VI, 1902—1905. 25 J. Thury, Török tortenetirök, t. I, 1893; t. II, J896 (третью книгу издал Karac- son в 1916 г.). 26 Из писателей XVI в. надо отметить А. Вранчича (изд. «Monumenta Hungarial historica-ScriDtores»), X. Дерншвама (изд. Bsbinger, 1553 г.), М. А. Пигафетта (изд. Starine, XXII, 1567 г.), Ст. Герлаха, 1573—1578 гг. и др. О них см. ст. П. Матковича («Rad Jugoslovenske akademije znanosti i umie^nosti», 1879—1896, str. 49—136). 27 В качестве примера можно привести данные, сообщенные английским писа¬ телем середины XVII в. Брауном. 28 E. Laszowski, Izvadci iz turskih izprava odnosecih se na fruskogorske manastire и Sriemu, — «Vjestnik hrvatsko-slavenskog i dalmatinskog zemalskog arhiva», I, 1899. 29 A. Velics —E. Kämmerer, Magyarorszägi török kincstäri defterek, t. II (1540— 1639), Budapest, 1890, s. 320—321, 732—733. 30 G. Flügel, Die arabischen, persischen und türkischen Handschriften der K. К Hof- bibliothek zu Wien, Bd II, Wien, 1865, 123
(Flügel, t. II, 1377, Mxt. 604) 31 ٠ Это очень важный источник для исто¬ рии Срема XVI ؛в. Данные о Среме ،в 1П؛однев;ных приходо-расходных книгах тимаров Будинского эйялета XVI ؛в. (Flügel, II, 1384, 1387, 1392, 1393) также не были известны прежней сербской исторической науке (в том числе и Душану Поповичу, который попользовал матери¬ алы венгерских публикаций дефтеров) 32. В настоящей работе впервые в сербской историографии (и вообще в югославской историографии) непосредственно цитируются турецкие дефтеры Национальной библио¬ теки в Вене33. Еще меньше известны турецкие кадастровые дефтеры (tahrir defter¬ leri) Сремского санджака XVI в., имеющиеся в архиве совета министров (Başvekâlet arşivi) в Стамбуле. Их насчитывается четыре. Это все «под¬ робные дефтеры» (defteri mufassal) — реестры того типа, какие были в середине XVI в.34. Ни один из них не датирован, их надо датировать по приметам, содержащимся в тексте. 1. Древнейший из них —Tapu defteri N٠ 437 санджака Илок. Руко¬ пись без начала. В конце добавлен дефтер Крушевацкого санджака. Дефтер Срема имеет 218 страниц. Он написан между 1545 и 1548 гг. Terminus post quem можно определить по двум моментам: а) в дефтере филурия с дома (hane tilurisi) составляет 60 акче, а из канун-наме деф- тера Пожегского санджака за 1545 г. мы знаем, что тогда филурия с дома была увеличина с 50 до 60 акче3'; б) в дефтере сын и наследник Мурад-бея Тардича, бывшего пожегского санджакбея, жалуется на че¬ ловека, присвоившего имение умершего отца. Мурад-бей Тардич, как известно, умер 15 марта 1545 г.36. Terminus ante quem вытекает из упо¬ минания, что Мехмед-паша, сын Яхьи-паши, еще жив и состоит в долж¬ ности бейлербея Буды37. Дефтер написан сиякатом. 31 Флюгель говорит, что эта рукопись является регистром подати (?!), кото¬ рая собиралась, вероятно, в 979 или 980 ،г. х в некоторых нахийях Сремского санджа¬ ка. Дефтер утвержден кадием кадилыка Немцы (Flügel, II, 165). Однако эта рукопись представляет реестр собранного налога filuri, который в XVI в. в Среме платили реайа вместо подушной подати харадж. Для некоторых домов означено ٧٦ т. е. 86؛ акче с дома. Флюгель, кажется, не понял это. Дефтер закончен 28 джумада I 984(1576) г. и утвержден кадиями Илока, Варадина и Немцы. 32 В своих работах по истории Воеводины под властью турок Душан Попович впервые в сербской историографии использовал данные из венгерских публикаций ту¬ рецких дефтеров. 33 'Институт востоковедения в Сараеве микрофильмировал важнейшие рукописи турецких дефтеров из Национальной библиотеки в Вене, которые относятся к Воево¬ дине. В том числе была микрофильмирована и рукопись Mxt. 604 (Flügel, II, 1377), ко¬ торая здесь цитировалась. 34 Во время султана Сулеймана и позднее, в XVI в., дефтеры-реестры, называв¬ шиеся defter-i mufassal, содержали только перечень населенных пунктов и хозяйств с записями феодальных доходов, но в них не указывалось деление на тимары, зеаметы и хассы, не приводились и имена «хозяев земли» (sahib-i arz), которым принадлежали доходы. Это было указано в icmal defteri (defter-i mücmel). Однако до султана Су- деймана defter-i mufassal содер'жал сначала перечень султанских хассов, затем хассов сан¬ джакбея (и перечень других хассов, если они были), далее следовал перечень зеама- тов и тимаров по нахийям, а в конце — перечень тимаров крепостных гарнизонов. В то время icmal defteri представлял по существу выдержки из defter-i mufassal. Только icmal defteri не содержал последовательного перечня домов с именами владель¬ цев и другие детали. Южнее Савы и Дуная и во время Сулеймана det ter-1 muıassal иногда велись по-старому (см. Н. Sabanovic, Vojno uredenje Bosne od 1463 do kraja XVI stolieâa, — «Godisnjak Istoriskog drustva BiH», sv. XI, prim. 78). 35 B. Durdev, Poźeśka kanun-nama, — «Glasnik Zemalskog muzeja», sv. 1 (1У4□), 36 Г. ЕлезоииЬ, Ту реки споменици, кн>. I, Београд 1940, стр. 52э. 37 На стр. 23 этого дефтер а упоминается Мехмед-паша в качестве будинского бейлербея, а на стр. 150 записаны чифтлики Мехмед-паши как будинского беилер- бея и его сына Арслан-бея. 124
2. Tapu defteri N٠ 549 санджака ерем (заглавие в рукописи после канун-наме: دمحر شل لواء سرم) относится ко времени султана Селима II, тугру которого он имеет, но более точно не ^тирован. Датировка МО- жет быть выведена из двух канун-наме: канун-наме самого этого дефте- ра и кнун-наме дефтера № 571. в канун-наме этого дефтера говорится, что филурия с дома по приказу султана от 974 ٢٠ увеличена с 60 до 70 акче, а в канун-наме дефтера N٠ 571 записано, что по приказу сул- тана от 976 г. филурия с дома увеличена до ص акче. Дефтер, следова- тельно, написан после 974/1566—67 г. и до 976/1568—69 г. в нем 192 лис- та. Вначале он имеет канун-наме (л. 16—66), который носит назва- ние و رسوم ر؛لاياى سرم с٠ قا*دون حمو؛ Дефтер написан сиякатом, а кнун-на- ме — насхом. Дефтер написан красиво и хорошо сохранился. 3. Tapu defteri № 571, заведенный в качестве дефтера по Сремско- му санджаку (заглавие в рукописи после канун-наме то же, что и в пре- дыдущем дефтере). Дефтер не датирован, но после канун-наме записаны три приказа султана (два датированы последней декадой реби I и один- последней декадой джумада I 986/1578 г.), которые касаются переписи срема. Этот д؛؛фтер составлен на основании п^дыдущей переписи. В нем 403 страницы. Вначале он имеет канун-наме, очень близкий по со^ржанию к канун-наме предыдущего дефтера. Канун-наме занимает 12 страниц ٩ Дефтер красиво написан сиякатом, как и предыдущий дефтер. Канун-наме написан насхом. 4. Tapu defteri № 673, дефтер Сремского санджака, относящийся ко времени Мурада III (1574—1595 гг.), несомненно составлен после 1588 г. 39. Имеет 186 листов. Вначале содержит канун-наме (л. 16—66), котарый опубликовал о. JI. Ба؛ркан ٠٥. Дефтер красиво написан тем же вид-ом /Письма, что и ؛П‘^№1дущий, и хорошо сохранился. Можно кстати упомянуть, что с^ествует еще один дефтер Срем- ского санджака, хотя он и не принадлежит к дефтерам XVI в. Это деф- тер 1614 г., находящийся в личном собрании профессора Рейхмана из, Варшавы. Поскольку в рукописи древнейшего дефтера Сремского санджака, который Х(раиится !В Стамбульском архиве, не хватает ؛начальных ли- стов, нельзя сказать, имел ли дефтер канун-наме. Весьма вероятно, что имел. Каталогизация этой рукописи дефтера (Тари defteri N٠ 437) в Стамбульском архиве как дефтера санджака Илок неосновательна. Эту область с самого начала с؛воего управления турецкие завоеватели на- зывали сремом, и весьма вероятно, что тогда же появилось и название С’ре؛мский ؛санджак. Это можно было бы установить, если бы дефтер имел название подобно трем последующим дефтерам (و(د9تر ضل لواء *رم а если был канун-наме, он также должен иметь название, подобное на- званиям последующих дефтеров. Тот факт, что дефтер начинается с на- хийи Илок, показывает только то, что уже тогда центр Сремского санд- Жака был в Илоке. Ст описи нахийи Илок в этом дефтере сохранились только корот- кие фрагменты, которые охватывают два села, последние П'О счету. Что 38 Сремский канун-наме, датнрованный 1588—1589 гг., из рук^пнеи канун-наме N٠ 2 в йнетнтуте востоковедення в Сараеве, которую я издал («Glasnik Zemalskog muzeja», sv. IV—V, 1949—1950, str. 269—283), предетавляет несколько измененную копию канун-наме. Переписчик вместо 976 г., когда была повышена филурия, поста- вил 996 г. Он сделал это, очевидно, потому, что его копия делалась в 997 г. аэ Цитированная выше копия сделана в 1588—1589 гг. в Буде. в том году, зна- чит, еще не было нового канун-наме. ه ٠٠. L. Barkan, Kanunlar, Istanbul, 1943, s. 306—31(2. 125
جء вдет ٠ нахийе Илок, видно из последующих дефтеров, в которых ^ти села включаются в нахийю Илок. Впрочем, там записано, что эти с^ла принадлежат кадилыку Илок. Согласно этому дефтеру Срем состоит из 5 кадилыков с 24 нахийя- D кон؛؛е записан еще варош — город Тител в Бачке но упомянуто, что он принадлежит Сегединскому санджаку (ملهآ واروشى يل مذاع لوام Территориальное деление Сремского санджака, согласно этому дефтеру, выглядит так: кадилык Илок (нахийи Илок, Морович и Ву- ковар)؛ кадилык Осиек (нахийи Осиек, Эрдут, Херман, Чепин Коваш и Су^о™вниц^)؛ кадилык Немцы (нахийи Немцы, Церна, Посавье, Ра- Илинцы, Подгорье, Славковцы, Винковцы и Иванкова); кадилык Варадин (нахийи Варадин, Гргуревц^1, и риг и Сланкамен); кадилык Димитро,вица (Митровица) (нахийи Димитровица и Купиник). Нахийе Земун принадлежит Белградскому кадилыку, центр которого находится в Смедеровском санджаке. Варош (христианская городская община) Тител вместе со срем- скими городами непосредственно !После 1526 г. был под управлением смедеревского санджакбея, а доход от сремских городов и Т؛!тела был записан вместе с доходом Белграда 41. Очевидно, Тител, который нахо- ДИЛ'СЯ ПОД властью турок с 1526 г., принадлежал раньше администра- тивно к Срему. В реестре сказано: «записано 'ПО старому дефтеру». (defter-؛ âtik), т. е. более раннему дефтеру, явившемуся ^снов^ ^ля чиновников, составлявших опись. Это, видимо, свидетельствует о том, что, во-первых, до установления Будинского эйялета и Сегединского санджака (1541 г.) в Сремской области была проведена перепись, и, во-1вторых, рассматриваемый нами дефтер не был первым дефтером- реестром Срема. В последующих сохранившихся дефтерах Сремского санджака не только не записан доход из Титела, но в них не указаны и восточные части Славонии, которые значатся в этом дефтере. Дефтер № 549 дает следующее деление Срема: кадилык Илок (нахийи Илок, Морович, Гргур^вцы и В^О'вар)أ кадилык Варадин (؛нахийи Варадин, Черевич, с,ланкамен и Ириг); ؛кадилык Митровица (нахийи Митровица и Купи- ник); нахийе Земун (в этом дефтере не отмечено, что она принадлежит к кадилыку Белград, и нет указаний и на то, что она принадлежит к другому кадилыку)؛ кадилык Немцы (нахийи Немцы, Подгорье, Иван- кова, Посавье, Церна и Рача). в дефтере № 571 деление несколько иное: кадилык Илок (нахийи Илок, Морович и Вуковар); кадилык Ириг (нахийи Ириг и Гргуревцы); кадилык Варадин (нахийи Варадин, Ч؟ревич и Сланкамен); кадилык Митро*вица (нахийи Митровица и Ку- пиник); кадилык Белград (нахийе Земун); кадилык Немцы (нахийи Немцы, Подгорье, Иванкова, Посавье и Рача). В описываемый дефтер не внесены джемааты (общины) мусуль- ман в городах. Между тем во всех последующих де؛фте؛рах Сремского санджака, которые мы упомянули, они приведены, и даже перечислены сельские джемааты. Все населенные пункты в этом дефтере записаны как «деревни или села» (kariye), но в перечне городских христианских общин содержится наименование «варош». Описание нахийи Илок в этом дефтере не сохранилось, поэтому нельзя определенно сказать, сколько было городов и сел. в дефтере №^49 в описи нахийи Илок записаны 1 !касаба (город), 2 ؛вароша, 40 сел, 16 пахотных 41 Başvekâlet arşivi. Tapu deft. № 978. 126
угодий (шегге’а) 42 и 1 монастырь. Описи остальных нахий содержат следующие населенные пункты и обрабатываемые поля: нахийе Моро- вич—1 варош, 29 сел, 9 мезре’а, 1 пустующее мезре’а, 4 имения (чифт- лик) 43؛ нахийе Вуковар—1 город, 11 сел, 20 мезре’а, 5 пустующих мезре’а; нахийе Осиек—1 варош, 12 сел, 31 мезре’а, 4 имения (чифтлик); на¬ хийе Эрдут—1 варош, 7 сел, 4 мезре’а, 6 пустующих мезре’а; нахийе Херман — один заброшенный варош (записан как имение), 9 сел, 15 мез¬ ре’а; нахийе Чепин—1 варош, 10 сел, 9 мезре’а, 1 имение; нахийе Ко- ваш—1 варош, 30 сел, 13 мезре’а, 1 имение; нахийе Суботовница — 21 мезре’а; нахийе Немцы—1 варош, 24 села, 4 мезре’а; нахийе Цер- на — 1 варош, 4 села; нахийе Посавье—19 сел, 3 заброшенных села; нахийе Рача— 1 варош, 2 села, 4 мезре’а, 3 пустующих мезре’а, нахийе Илинцы—11 сел, 3 мезре’а, 1 .пустующее мезре’а 1 заброшенное село; нахийе Сланковцы — 12 сел, 10 мезре’а; нахийи В.инкавцы и Иванко¬ ва— 1 варош, 18 сел, 5 мезре’а, 6 пустующих мезре’а; нахийе Вара- дин — 2 вароша (Варадин и Карловцы), 14 сел, 2 заброшенных села^ 4 пустующих мезре’а, 1 имение, 6 монастырей; нахийе Гргуревцы— 1 ва¬ рош, 21 село, 1 мезре’а, 3 имения, 5 монастырей; нахийе Ириг— 4 ва¬ роша (Ириг, Врдник, Нерадин и Крушедол), 16 сел, 6 мезре’а, 6 мона¬ стырей; нахийе Сланкамен—1 варош, 11 сел, 1 заброшенное село, 1 мезре’а; нахийе Митровица — 2 вароша (Митровица и Ярак), 41 село, 2 заброшенных села, 3 мезре’а; нахийе Купиник—1 варош, 31 село, 7 заброшенных сел, 1 мезре’а, 5 пустующих мезре’а; нахийе Земун — 1 варош, 8 сел, 1 заброшенное село. Самый большой населенный пункт, записанный в дефтере,— варош Карловцы, в котором насчитывалось 547 домов, из них 86 вдовьих. Из этого описания нельзя заключить, были ли среди жителей города му¬ сульмане, но из последующих дефтеров следует, что Карловцы были населены исключительно христианами. По именам можно сделать вы¬ вод, что подавляющее большинство населения составляли сербы; были также венгры, хорваты и даже цыгане (пять цыганских домов). В Кар- ловцах было пять кварталов (махале). Каждый квартал имел своего начальника; один из начальников ،квартала был старостой (кнезом) вароша. В том же дефтере записан сербский город Сланкамен со 115 домами и 12 мартолосами. Во главе вароша стоял кнез Ми؛яош Радович. В вароше Ириг было отмечено 110 сербских домов, варош возглавлял кнез Димитар сын Младенов. Но Сланкамен и Ириг, как это видно по данным рассматриваемого дефтер а и еще более по данным последую¬ щих дефтеров, не были чисто сербскими варошами. Половину их насе¬ ления составляли мусульмане. Вароши других городских поселений имели значительно меньше жителей. Из данного дефтера невозможно установить численность го¬ родского населения, так как мусульмане в нем не зарегистрированы. Однако можно в известной мере сопоставить размеры вароша Карловцы и сремских городов ؛по данным позднейших дефтеров, учитывая, что му¬ сульманское население в сремских городах до 80-х годов XVI в. непре¬ рывно увеличивалось. В дефтере № 549 (составлен между 1566 и 1569 гг.) Илок записан с 238 мусульманскими и 27 христианскими домами, а Димитровица (Митровица)—с 592 мусульманскими и 30 христианскими домами. К тому времени Карловцы стали вторым по !величине населенным пунк¬ 42 М е г г е’ а — участок, на котором находились обрабатываемые ؛поля; это бы¬ ли главным образом поля исчезнувших сел. 43 О чифтлике см. ст. О. Ь. Вагкап’а («сЫат АгшкЬресНз؛»)* 127
том; как видно из этого дефтера, число домов в городе уменьшилось до 501. Если учесть вероятный рост мусульманского населения в Мит- ровице за два десятилетия, можно с уверенностью сказать, что в период составления древнейшего дошедшего до нас дефтера Сремского санд¬ жака (между 1545 и 1548 гг.) Карловцы были самым большим горо¬ дом в Среме. В течение XVI в. Карловцы оставались крупнейшим сербским го¬ родом под ؛властью турок44. В дефтере (№ 549) доход от налога фил>г рии (resm-i fiıluri) записан в сумме 27 660 акче с 461 дома (по 60 акче с дома) -и 516 акче с домов вдов (؛по 6 акче с дома). Феодальные обло¬ жения с Карловцев записаны в сумме 80 185 акче. Важнейшую статью дохода с этого города представляла десятина с вина в количестве ]2 тыс. пинт стоимостью 60 тыс. акче. Кроме того выделяется подать с 20 водяных мельниц в сумме 1 тыс. акче. Рыночная пошлина (bac) с Карловцев записана в сумме 13 тыс. акче, а плата за перевоз на па¬ ромах— в сумме 10 тыс акче. В этом дефтере resm-i filuri, который реайа ؛в Среме платили с дома вместо подушной подати (cizye), указывается в описи каждого населен¬ ного пункта, •в то время как в последующие дефтеры этот налог не вно¬ сился. Resm-i filuri не является старым венгерским налогом, как можно было бы предположить исходя из того, что в венгерских областях, оказавшихся под властью турок, население платило вместо подушной подати «дукат» (filuri — налог, унаследованный от венгерской податной системы). Этот вывод напрашивается и в связи с тем, что упоминаемый в канун-наме resm-i filuri в Ореме первоначально, как и налог «дукат» в венгерских областях, составлял 50 акче с дома и был повышен позже. Однако в Среме resm-i filuri собирался в Джуржав (Георгиев) день (Hizr Ilyas günü), невзирая -на численность семьи и величину имуще¬ ства 45. В венгерских областях венгерский «дукат» (Macar filurisi) соби¬ рался в Димитров день (Kasim günü), и члены семьи, имевшие собст¬ венное движимое имущество стоимостью 300 акче, платили по 1 дука¬ ту 46. Resm-i filuri, выплачиваемый райятами в Среме вместо подушного налога, восходит •к балканской подати со скота, которая называется точно так же. От старой венгерской налоговой системы осталась только войница (sefer filurisi). Влияние организации, принесенной переселенцами, проявляется в сельском самоуправлении. Из дефтера следует, что сельское самоуправ¬ ление по образцу Северной Сербии с кнезами, примикурами и текличами полностью вытеснило старое самоуправление. Только на крайнем западе Сремского санджака, согласно дефтеру, в очень малой мере сохранилась старая организация самоуправления. Из дефтера можно также предста¬ вить размещение «кара мартолосов». Организация сельского самоуправ¬ ления и военной службы у христиан ясно показывает, откуда пришли люди, заселившие Срем в период турецкого господства. Происхождение переселенцев, пришедших в Срем в XVI в., хорошо раскрывают также их имена. Материалы дефтера, характеризующие аграрные отношения и аг¬ рарные сборы, представляют наибольшую ценность. Тщательное изу¬ чение их даст возможность сделать вывод, что в Среме в середине XVI в. не было таких денежных обложений в пользу сипахиев, как 44 См. нашу статью ه Карловцах XVI в. в новогоднем номере газеты «Политн- ка» (Белград) за. 1957 г. 45 К^ун-наме в дефтере № 549 н канун-наме, опубликованный Барканом («Ка- nunlar», s. 306). 46 ه. L. Barkan, Kanunlar, s. 300, 3322 ,320^319 ,318 ء6ل. 128
ispence на Балканском •полуострове и resm-i кари в венгерских обла- стях. В качестве ؛примера приведем феодальные сборы села Бешеново. Согласно записи в нем было 34 дома, в которых главой семьи был муж- чина, и 4 дома, принадлежавших вдовам. Феодальные сборы с этого села заприходованы следующим образом: пшеница 120 кг (в денежном выражении это составляет 960 акче), ячмень и рожь 65 кг (325 акче), просо 35 кг (175 акче), о؛вес 15 кг (60 акче), десятина от вина 600 пинт (3 тыс. акче), налог на овец 60 акче, десятина от пчел 58 акче, налог на свиней 50 акче, resm-i tapu 50 акче, налог на сад 60 ,акче, плата за покос 272 акче, badihava 210 акче, 'подать с 7 крестьянских (мельниц 112 акче. Данные о феодальных сборах села Крушедола из этого дефте- ра я привел в «Истории народов Югославии» 47. В то время феодальные подати в Сре;ме были ниже, чем в соседних областях. Позже это изменилось. Постепенно сборы увеличивались и были уравнены с податями соседних санджаков. Из дефтера видно, как отдельные турецкие вельможи стали облада- телями больших поместий (чифтлико؛в). ^жно т^^е установить, кому принадлежали некоторые поместья до завоевания, и тем самым Д'ОП'ОЛ- нить сведения о феодальных ,владениях до турецкого завоевания. Вместе с тем открывается ясная картина, что сделали турки с пустыми феодаль- ными имениями. Этот дефтер дает сведения и о поместьях некоторых выдающихся деятелей 48. Мно؛гие мезре’а держат крестьяне окрестных сел. Некоторые поместья чифтлик или мезре’а находятся в руках от- дельных христиан, кнез-ов, горожан и т. п. Мы не ставим целью детально описывать дефтер, поэтому не углуб- ляемся в подробное изложение. Дефтер № 437 является важным ИСТОЧ- пиком для истории Сре;масе'редины XVI )В., а этот период истории Срема очень слабо изучен. BRANISLAV DJURDJEV (Yougoslavie, Sarajevo) LE PLUS ANCIEN REGISTRE CADASTRAL TURC CONSERVÉ DU SANDJAK DE LA SYRMIE L’auteur expose su début, en s’appuyant sur des données nouvelles, la conquête de la région entre la Save et le Danube, la Syrmie, par les Ottomans. Il démontre que les Turcs n’ont pas conservé la Syrmie orien¬ tale après !’occupation de Belgrade (1521), mais qu’au contraire, ils ont abandonné les régions conquises, à l’exception peut-être de Zemun, ville à l’embouchure de la Save et du Danube, située en face de Belgrade. L’auteur expose ensuite que la domination ottomane sur la Syrmie orien¬ tale et moyenne ne s’est réalisée qu’après la bataille de Mohacs (1526), tandis que la Syrmie occidentale a été conquise après la marche à Vienne (1529). Entre 1521 et 1526 la Syrmie orientale et moyenne reste presque dépeuplée; mais, entre 1526 et 1529 la Syrmie se peuple de ,soldats et d’éle- veurs de bétail. C’est à peine après 1529 que la Syrmie orientale et moyen¬ ne est colonisée par des masses du peuple agricole venant la plupart de Serbie septentrionale et de Bosnie orientale. 47 «H'CTO'pHja народа lyrocyıaBHje», Kib. II, CTp. 179—180. 48 Там же, стр. 181. 129 9 Восточные источники
L’auteur indique que l’historiographie yougoslave n’a pas jusqu’à nos jours suffisament étudié les sources ottomanes de l’histoire de la Syrmie à l’époque de la domination turque au XVIe siècle. Les données des defters conservés à Vienne ne sont connues que d’après les traductions publiées hongroises, tandis que l’historiographie yougoslave, plus ancienne, igno¬ rait même les defters conservés à Constantinople. L’auteur cite quatre defters cadastraux du sandjak de la Syrmie du XVIe siècle aujourd’hui déposés dans les Archives de la présidence du gouvernement à Istamboul (Basvekâlet arsivi). Ces defters proviennent des différentes époques, mais aucun d’eux n’est daté. En s’appuyant sur les données de ces defters l’au¬ teur a réussi à fixer la date de leur provenance. Le plus ancien d’eux est enregistré sous le nom de Tahrir defterleri No 437 que l’auteur situe entre 1545 et 1548. L’auteur fait une description concise de ce defter et en publie certaines données plus importantes. A la fin il souligne !’importance de ce defter comme document historique sur la Syrmie du XVIe siècle.
МИХАИЛ ГУБОГЛУ (Румыния, Бухарест) ТУРЕЦКИЙ ИСТОЧНИК 1740 г. О ВАЛАХИИ, МОЛДАВИИ И УКРАИНЕ Среди восточных источников, касающихся истории Юго-Восточной и Центральной Европы, которыми в последние годы занимаются восто¬ коведы многих стран ١, турецкие источники занимают наиболее важное место не только по своей многочисленности, но и по своей значимости. Их содержание характеризует, с одной стороны, османское господство в Юго-Восточной и Центральной Европе, а с другой — быт порабощен¬ ных турками народов. Одновременно их содержание дает богатые и интересные сведения о прошлом европейских народов, которые хотя и не входили в состав Османской империи, но находились с турками в определенных сношениях, что придает турецким источникам интерна¬ циональное значение. В отношении повествовательных источников известно, что с начала XVIII в. события османской истории представ¬ лены в них главным образом официальной историографией2. Летописцы (Вак'а нювис), как и большинство османских историков, ограничивались описаниями современных им военно-политических событий. Относительно социально-экономической и культурно-художественной жизни их сочинения дают весьма отрывочные сведения. Кроме официальных хроник перечисленных авторов, сохранились некоторые более мелкие историко-географические описания. Это ме¬ муары, личные впечатления, путевые заметки, которые часто содержат интересный материал частного характера. Такого рода сообщения разно¬ сторонне дополняют пробелы хроник, особенно в социально-экономи¬ ческой, культурно-художественной, этнографической и географической областях. Они особенно важны для исследования исторической топони¬ мии. Среди источников этой категории интересны записи, принадлежа¬ щие перу турецкого чиновника, в течение многих лет состоявшего в должности секретаря арсенала и финансовой канцелярии в Хотине в первой половине XVIII в. во время княжения молдавского господа¬ ря Михаила Раковица3. В них мы находим подробные описания Валахии, ‘ Б. н. Зах©дер, Изучение ء Советском Союзе восточных источников «٠ исто- م،،،، стран نحمح؛بمم?ءمه и Центральной Европы, — «Советское востоковедение», ,958 ا 11 ق4ل, с^р.ول؛ —7ملا; A. S. Tveritinova, L’importance des sources orientales..., — ؛«Actes du colloque international de civilisations balkaniques», c. N. R. u., Sinaia, 1962, P'P 49—52. 2 ” ' известными историографами этого направления были: Мустафа На';има (ум. 8/1716ولا г.), Мехмед Рашид (ум. '1148/1735 г.), Су^^йман Иззи (ум. 1168/1755 г.), Кючюк Челеби-заде Измайл Асйм (ум. 1173/1760 г.), Ме؟мед Çy6- (ум•• 11183/11769 г.), Ахмед Васыф (ум. Г221/1806 г.), Ахмед Асйм '(ум. 12136/1819 (.٢ 3مأ Михаил Раковица — воевода молдавский в !715—1726 гг. и Валахии в سا74ل 1744 гг. 131 9*
Молдавии, особенно Хотинской крепости, Буджака, Очакова, Крыма, Та- мани, Азова и других городов. Кроме европейских городов и областей, автор описывает североафриканские, азиатские и даже американские страны. Он характеризует жизнь султанского двора, сообщает сведения о турецком морском флоте и т. п. В османской географической литературе широко известны имена блестящих^предшественников хотинского неизвестного автора во главе с 'Алй Рейсов, Мустафой-бин 'Алй, Ахмедом 'Ашыком, Киатибом Челе- би (Хаджи Халифе)4 и Эвлией Челеби5. Общее описанне восточных историко-географических исто^ннков бы- ло сделано три десятилетия тому назад немецким востоковедом фран- цем Тешнером®. Однако он не прав, когда, характеризуя работы Эвлии Челеби,؛'утверждает, что «Эвлия является последним и, вероятно, нанбо- лее интересным представителем османской географии»٢. Публикуй- мые ниже заметки хотинского автора появились на целое столетне позже. Рукопись иа турецком языке этого ценного труда в трех томах (327 страниц находилась в собрании ученого государственного советни- ка Субхи-бея 8, бывшего страстным коллекцнонером восточных рукопи- сей. Изве<؛тиый австрийский востоковед Оттокар фон ^Иехта-Вессеред (1825—1894 гг.) (генеральный консул в Бухаресте с 1870 по 1882 г.) получил копию этой рукописи от одного из своих друзей и издал не- мецкий перевод той ее части, которая посвящеиа Валахии, Молдавии, Бессарабии и Крыму («Walachei, Moldau, Bessaräbien, die Krim, Taman und Azov in der Mitte des vorigen Jahrhunderts.. .»)٠. Позже этот немец- кий текст был переведен на русский язык ф. К. Бруном (1804—1880 гг.)10, первым переводчиком на русский язык сочинения Эвлни Челеби ", под названием «Румынскне княжества и Бессарабия в середине XVIII века» 12. Этот частичный перевод оставался почти неизвестным до настоящего времени [он даже не фигурирует в «Библиографии Турции (1713— 1917)» под редакцией Б. м. Данцига13]. 4 Джиханнюма — «Описание мира», космография закончена в 1058/1648 г.; по- священа султану Мехмеду IV. Работа была переведена й. Гаммером под заглавием «Rumeli und Возпа, geogr^isch-Beschreiben von Mustafa bin Abdalla Hadschi Chai- fa» (Wien, 1812) (См. GOW, s. 197—198 sq.). Рукопись имеется в Библиотеке ^ка- демии РНР (см. М. Guboglu, Inventarul manuscriselor orientale din Biblioteca Аса- demie Romîne, — «Analele Acad. Rom.», III, Bucureşti, 1946. 5 «Im Reiche des Goldenen Apfels». Des Türkischen Weltenbummlers Evliya Ce- lebi dkwürdige Reise in das Giaurenland und in die stadt und Festung Wien anno 1665, übersetzt, eingeleitet und erkort von Richard F. Kreutel, Graz, 1957; «Evliya^Ce- lebija p^tapis», odlomci 0 jugoslovenskim zeml]^m^, preveo uvod i komentar napisao Hazım Sabanovic, t. I—II, Sarajevo, 1957; Эвлия Челеби, Книга путешествий, кн. 1, под ред. А. С. Тверитиновой, м., -1961. 6 Franz Taeschner, Die geographische Literatur der Osmanen, — «Zeitschrift der Deutschen ^rgentëndischen Gesellschaft», Bd 2(77), Leipzig, 1923, s. 22—80. 7 Ibid., S. 70. ء Субхи-паша Абдул-Алатиф (^м. 1303/1887 г.)—турецкий ученый и государ- ственныи деятель. Зна^ несколько европейских языков. Автор ряда работ ؛[см. Ch. Samy-Bey Fraschery, Dictionnaire Universel d’Histoire et de Géographie (Kamus ul- alam), Constantinopole, 1894/1311, pp. 2935—2930]. 9 «Ein topographisch-ethnographischer Beitrag zur Kenntnis 1؟er damaligen Tür- ^ei», aus dem Türk^chen übertragen von dem C. M. Ottokar Freiher^ V. Schl؟chta- Wssehrd (Sitzung vom 12 November 1862) — «Sitzungsberichte der Kais. Akademie der Wissenschaften in Wien», Philosophisch-historische Klasse, Wien, 1862, s. 550—593. ٠؛ Биография K. Бруна была опубликована византиноведом ф. и. Успен- ским в «Записках Новороссийского университета» (т. 32, 1881؛, стр. 279—328). 11 Эвлия Челеби, Книга путешествия, стр. 323. 12 См. «Записки Бессарабского статистического комитета», T. III, Кишинев, 1868, ول «Библиография Турции», м., 1961. 132
румынский перевод этого сочинения, выполненный востоковедом Лазарем Шайняну (1859 - 1934 гг.)14 также с немецкого текста о. фон Шлехта-Вессереда, впервые был опубликован под названием «Аноним- ная хроника о положении в румынских £няжествах» 15. Этот перевод был использован н. Иоргой в его «Истории румын по заметкам дарственников» ٠؛, где он дал ряд комментариев к содер- жанию турецкого труда. Второй румынский перевод с немецкого был сделан Марчелом к. Караджа под названием «Румынские княжества, как их видел турецкий чиновник в первой половине XVIII в.» 17. о су- ществовании более раннего румынского перевода он не знал. Несмотря на то что эта анонимная «хроника» несколько наивна (правда, она не содержит п^увеличений, как это свойственно Эвлии), ее ценность как исторического источника несомненна, при описании румынских княжеств и их жителей автор подчеркивает природные бо- гатства этих мест — наличие соли, селитры и других полезных ископае- мых; говорит о доходах от ярмарок, об обилии фруктов; упоминает о материальных обязательствах дунайских княжеств по отношению к Ос- манской империи, начиная с «Харача». Отмечается, что количество тор- гового скота было так велико, что его хватало для вывоза не только в соседние страны— Россию, Польшу, но даже в Венецию и Рим ٩ Как и прочие турецкие летописцы, анонимный автор нашего СОЧИ- нения не питает симпатий, а частую проявляет презрение к немусуль- манскому населению — христианам: румынам, русским, украинцам и т. д. Румынские сообщает он, «представляют собою прекрас- ные, соблазнительные и богатые страны, но 'П^н^ежат гяурам». Однако эти обычные для турецких авторов того времени эпитеты лонятны؛: правоверному мусульманину не полагалось писать иначе о христианах. Для нас (Наибольший интерес представляет тот фактический материал, который дан в этом документе современником и очевидцем описываемы^ городов и событий. При всей .значительности этого историко-географического источни- ка до настоящего времени он не 'был использован в достаточной мере ни румынской, ни русской ؛и советской историографией. Так как упомя- нутые переводы недостаточно точны и содержат много неясностей и прямых ошибок, ؛считаем нео؛бходимы؛м дать более полный перевод. Нам не удалось воспользоваться оригиналом, который, возможно, и утерян. Мы стремились составить более полный текст с рядом тшпра- вок, с новыми уточнениями, ؛изменениями стиля и серией примечаний пояснительного характера. Для этой цели использованы и тщательно обработаны как немецкий текст, так и переводы на русский и румын- ский языки. Приложенный •перевод, как мы надеемся, позволит ؛иасле- дователям еще больше о،ценить значение этого источника. 14 о нем ем.: Luca Vornea, Lazär $äineanu, Bueure^ti, ,1938. ء؛ Lazär Säineanu, starea Tärilor Romane ln prima jumätate a secolului al XVIII-lea. Dupä un cronicar turc contemporari CU D. Cantemir, — «Revista Noua», t. 111, fase. 1, Bucure؟ti, 1890, pp. 19—30. ة أ N. Iorga, Istoria Românilor priri calatori, t. 1؛, Bucure؟ti, 1928, pp. 195—202. 7أ Marcela C. Karadja, Principatele Romane väzute de un funcfionar turc din se- cotul al XVIII-lea, — «Arhivele Olteniei», XII, 1933, Mai-August, pp. 263—278. 18 Некоторые материалы со^льно-э؟؟номического и политического характера можно встретить и у турецкого историка Мустафы Али (ум. 1599 г.). Так, например, он сообщает относительно дани д^айских княжеств Порте: «Во время Сулеймана [Великолепного] в Валахии насчитывалось 48 000 хозяйств, а в Молдове “30 000. Но в результате притеснения воевод количество их все врем1؛ уменьшалось. Всего лишь де^ят^ бояр являлись наследственнымн владельцами всей земли и располагали на- родом, как рабами». Подобного рода данные относительно жестокой экспл^тации народных масс крупными ' заслуживают внимания. 133
Историк Н. йорга и некоторые переводчики датируют этот источ¬ ник 1742 г. Мы считаем, что его ؛Следует отнести к 1740 г., потому что последним годом хиджры, на который указывает турецкий анонимный автор, является 1152 г. х., заканчивающийся 28 •марта 1740 г. ВАЛАХИЯ, МОЛДАВИЯ, КРЫМ, ТАМАНЬ И АЗОВ В ТУРЕЦКОМ ОПИСАНИИ 1740 г. (1152 г.) Валахия (Эфлак) Вначале Валахия и Молдавия представляли собой одно княжество؛ позднее они разделились на два княжества под сюзеренитетом Порты, управляемые каждые своим господарем (беем), имеющим ранг паши с двойным бунчукомИнвеститура господаря производилась в присут¬ ствии султана пожалованием кафтана2 и куки3, после чего его про¬ вожали два долаца* в дом, где тот [господарь] остановился. По это¬ му случаю капуджи5 среднего двора (Орта Капу) получал различные подарки (пешкеши). При отъезде к месту назначения его сопровождали султанские пейк6, со лак и капуджи вплоть до его резиденции. В древности в Валахии обитала татарская народность скифы [Чи¬ та]7. Император Траян8 поселил там 30000 пахарей. Но другой рим¬ ский император вместо них организовал военные поселения, которые должны были защищать от татарских набегов. В 866 г.9 эта страна была завоевана султаном Мехмед-ханом, именуемым Завоеватель [эл- Фатйх]. Г р а н и цы [Валахии]. На востоке — Молдавия, на севере — Поль ша, на западе — деревня Оршова у подступов к Тимишорскому вое¬ водству и к Трансильвании, на юге — река Дунай. Города и местности. В Валахии много городов и сел. Глав¬ ный город Бюкреш [Бухарест] расположен на расстоянии 12 часов пу¬ ти от Еркёкю (или Иерджеви)10 на Дунае. Бухарест расположен на 51° долготы и 44,5° широты, на равнине на берегу реки, называемой румынским именем Дымбовица. Это хорошо построенный город с красивыми и богатыми церквами и величественны¬ ми домами, в которых проживают неверные и турки. Там имеется мно¬ го торговцев. У города обширные предместья, хорошо организованные рынки и две бани. В центре города на холме находится похожий на крепость монастырь, окруженный каменной стеной; из него виден весь город. Хорошо построены каменные церкви и, как я уже говорил, бо¬ гато разукрашены; их купола позолочены и имеют кресты различной формы, которые видны за целый перегон. Через реку построен прочный мост. Вокруг плодородная земля с огородами и виноградниками. Ме- терханы" играют перед дворцом господаря ежедневно после обеда. Дйван-эфенди 12, его первый ага и начальник кавалерии [татар]— му¬ сульмане, остальные придворные сановники — неверные. Незадолго пе¬ ред отходом ко сну инструментом, похожим на рожок, называемым ту¬ ба, подается сигнал, после которого никто не имеет права выходить из дому. Городские корчмы все время открыты. Парни и девушки пригла¬ шают каждого встречного удовлетворить свои прихоти за ничтожную цену. Много арабов и турок отказалось от своей веры и осталось в той стране. 134
другой валашский город называется Терйгоша. Он неположен на равнине, недалек© от границы с т^нсильванией, и имеет обширные предместья с виноградниками и садами и большую церковь. Рядом про- текает бальшая река. Камениые дома красиво построены, и там же нме- ются бани и рынки. Вокруг города обширные виноградники н фрукто- вые сады. От Т^нсильвании город отмелей горой. Другая местность по дороге в Молдаву на расстоянии почтового перегона от Бухареста, называется Куркдж ‘3. Буза14 расположен н^ реке с таким же названием. От него до Ру- шука расстояния 7 миль. Поблизости находится деревня Рымне 15. Положение страны. Валахня очень плодородная страна, н зем- ли ее очень хорошо обрабатываются. Ее города н села, как и большин- ство монастырей, окружены, как крепость, каменными стенами. Чистые торговые местечки, построенные как города, обильно разукрашены; в них очень много рек, источников н садов. В [Валахии] имеются в большом количестве жнры, мед, скот, бара- ны и лошади; коров и овец джелепы16 вывозят вплоть до Венецнн и Польшн. Лошади норовистые, но хорошие для перевозки тяжестей. Пастухов очень много, и если бы не было вывоза за границу, то про- дуктов страны хватило бы и для нужд Ста.мбула. В некоторых селах регулярно организуются ярмарки н базары. Так, в Кырал-Ова17 и во многих местностях на границе трансильванин собнраются купцы со всех концов. Ископаемые богатства, в Валахин находнтся много соля- ных копий, называемых окна. Под землей соль дробят на куски, а за- тем поднимают наверх. Эту работу выполняют преступники, которых оставляют там на всю жизнь, в Валахии имеются золотые, серебряные, медные и свинцовые разработкн. Имеются также нефтяные колодцы, нз которых иефть бьет из земли, как вода. Она грузится в бурдюки и вывозится в другие страны. Вблизи колодцев находятся люди, кото- рь؛е за магарыч в 20 или 30 пара 18 поджигают нефть, и она горит боль- шим пламенем, а дым, расстилаясь различными фигурами, изображает лошадей, верблюдов, беседки н т. д., рисуя страиные картины. Характер народа. По своему характеру валахи очень недо- верчивы, а потому совершеино не способны к дружбе. Их женщины чрезвычайно красивы и весьма уважаемы, поэтому б©льшинство дел на- ходится в их руках. Одежда валахов похожа на венгерскую, а язык представляет смесь славянского с русским. Валахи воинственны н храб- ры. Они хорошо владеют луком и стрелами, ружьем и саблей. Ежегод- но уплачивают господарю 100 ООО червонцев. Ежегодная д?нь Высокой Порте равна 100 ООО гурушей ‘ء. Раньше каждое десятое ™знйство дол- жно было ежегодно давать господарю по волу или корове. Теперь же берется каждый месяц по одной. Кроме этого, за каждую голову скота уплачивается ежемесячный побор в 20 аспр, называемый окаритом 20, а за барана — по 10 аспр. в Валахии так много скота и баранов, что их вывозят в Россию, Польшу, Венгрию, Данциг, Богемию, Силезию, Ав- 0ايء, Боснии даже в Рим. Воск, зерно, жиры и соль поставляют исключительно в Константинополь, в начале какой-либо кампании ГОС- подарь личио отправляется и;، Дунай для наблюдения за наведением моста. Он наблюдает за доставкой понтонов, балок, лесных материалов и досок. Вместо железных якорей они [валахи] пользуются квадратными подавленными рядом ящиками, загруженным^ камнями. Эти ящики опу- скаются на дно Дуная на канатах в 120—150 саженей21, переплетен- ных со стеблями вьющихся растений и закрепленных на понтонах, чтобы держать последние неподвижными. Для перевозки военного снаряжения 135
и багажа турецкой армии валахи и молдаване дают внаймы 6000 под- вод. Во время войны и они вооружены саблями, ружьями, копьями, лу- ками и стрелами. Голову они ا0اا؛ل؛ا.،(إ>؛0اا' капюшоном. Большинство их воинов конные, а пешие носят лопату и мотыгу и идут во главе армии, чтобы вырав- нивать дорогу... ©ИИ называются балдарами22. Валахи, к^к и татары, лошадям режут ноздри, чтобы облегчить им дыхание, в прежние време- иа их армия состояла из 60000 всадников под водительством господа- ؛)Я. Они храбры и ловки в движениях. Воевода назначается Высокой Портой. Как это уже было сказано, до того, как он займет свой пост, его наделяют в присутствии султана кафтаном и кукой. Один чауш, который впоследствии несет службу знаменосца, два капуджи, пейлс и долак торжественио выступают впереди; такой же церемониал повторя- ется и при въезде в Бухарест. Там этот почетный эскорт проживает в специально отведенных домах, получает одежду и деньги на дорогу, а после выдачи обычного вонаграждения отпускается с большим поче- том. Воевода должен оплачивать расходы [султана] в сумме 100 000 3ه- лотых флоринов [червонцев], а ^атем соответственно он вноси■؟ опреде- ленную сумму для рейс-эфенди ءء и прочих вельмож. На байрам24 султап получает соболью шубу, валиде-султан25 и его гарем собольи, лисьи и горностаевые меха, а также и тканое сукно ценою свыше 200 коше- лей [кисе] 2®. В этот же праздник великий везир и другие высокие са- новники получают, кроме волчьих и лисьих мехов, сукон и тканей, так- же и денежные суммы и подношения жирами и медом, в зависимости от времени года27, на которое падает праздник. Как уже было упомянуто, ежегодно Валахия уплачивает фиску (ми- рие) 100 000 гурушей. Но так как каждый вновь назначенный воевода должен израсходовать 1200 кошелей, получается, что этот побор в че- тыре раза больше, чем фискальная подать. Во времена султана Сулей- мана 2ة в Валахии было зарегистрировано 48000 Хозяйств, а в Молда- ВИИ —30 000. Вследствие притеснений воевод это число все время умень- шается. Десять бояр, 3تا.ااآلل0اا؛اإ]اآاآ؛ в стране положение ا''ل'اق:ل؛ااتا (кырйл- заде), являются наследственными владельцами всей земли и распоря>ка- ются народом, к^к рабами. Каждый из этих бояр собирает подать в своем уезде и виосит их в казну в Бухаресте, в стране имеется спе- циальио иазначенный управляющий финансами и секретарь, учитываю- щие доходы и расходы. Воевода нечто вроде «великого царя». Ва- лашский воевода по рангу стоит выше молдавского: первый имеет ранг везира, а второй — бейлербея. н Богдан [Молдавия] Богдан сначала называлась Дакия 29. Нынешнее ее наименование Богдан происходит от особого сорта пшеницы с цилиндрическим зер- ном (кара-богдай), откуда название Кара-Богдаи. Границы؛ Характер народа. Города и местность. Молдавия граничит на востоке с Черным морем, на западе —с тран- сильванией и Валахией, на юге — частично ٠ Валахией, частично с Ду- наем, на севере — с Днестром. Молдаване — грубые христиане и неверные. Их воевода назнача- ется Портой, как и валашский. Столица Яш (Яссы) расположена на 52° долготы и 47° широты, и؛меет базары, баню и дворец гослодаря, кото¬ 136
рый называется курте [«двор»]. Там же находятся хорошо построенные каменные монастыри; но вообще город не так красив, как Бухарест. В Молдавии имеется еще несколько других хорошо сохранившихся городов и сел: Сучава 3°, бывшая резиденция [воеводы], красивый город; Яниадже31, расположенный на 10 миль ближе. Затем Калас32 на Ду¬ нае, он имеет хорошо застроенные базары и несколько величественных церквей, а бани не имеет. Там находится резиденция янычарского сер¬ дара, поставленного по просьбе начальника рыболовного садка и бояр для наведения порядка среди многочисленных лазов 33, прибывающих туда в качестве горнорабочих. Галацкий ؛порт посещается константино¬ польскими и египетскими кораблями, доставляющими терновое дерево для чубуков. В Константинополь вывозятся лесные материалы !и дроб¬ леная соль. На дороге из Ясс в Хотин, на берегу Прута, расположен Чучора 34 — склад зерна оттоманского интендантства. Там складываются запасы зерна, закупленного в Румелии35 и ؛по Дунайскому побережью, пред¬ назначенного для снабжения как армии в случае кампании против Рос¬ сии ؛или Польши, так и хотинского гарнизона. Зерно грузится на суда в Томарове36, селе при слиянии Прута с Дунаем, и перевозится по воде в Чучору, где и находится специальный инспектор [назыр], ведающий приемкой и хранением зерна. Это место ؛находится от Хотина ؛на расстоя¬ нии 42 часов пути. Фактически от Хотина и до Прута [по самой корот¬ кой дороге] всего 6 часов пути, но проход !плотов чрезвычайно затруд¬ нен массой упавших в воду деревьев, так что плоты не ؛могут идти даль^ ше вверх. Наиболее дальним пунктом, до которого можно добраться, является место, называемое Канлы-кепрю. Невдалеке от Чучоры на Хан-тепе38 в то время добывалась в боль¬ шом количестве селитра [салнит]. После смерти лаза Мустафы-аш, разрабатывавшего эти залежи, никто не пытался до'бывать селитру, так что некоторое время залежи не разрабатывались. Но теперь, как слыш¬ но, его сын снова занялся и؛ми и продает селитру Костантинопольско- му монетному двору и в другие места по 40 аспр за окку. У него не меньше 3000 человек, исключительно от него зависящих, он не платит молдавскому воеводе никаких податей и копает селитру, где приходит¬ ся, даже под фундаментом церкви, если ему это потребовалось бы. Молдавские господари открыто восстают против подобной привилегии, но они не могут ’ничего поделать. Поэтому для них оказалось благо приятным занятие русскими Хотина в 1152 г. х. 39, как и амерть Мус- тафы-аги. Количество добываемой селитры было настолько значитель¬ ным, что освобождало Высокую Порту от необходимости ввоза из дру¬ гих мест, больше того — оставались и излишки. Но для успешной до¬ бычи необходимо было снабдить ؛производителя работ достаточными денежными средствами и не принимать во внимание протесты воевод против ![использования] этих рудников, [чтобы не озлоблять их], так как они и без этого настоящие враги османского правительства. Разве воевода Михал не предложил Порте в возмещение за разрушения Хо¬ тина 300 000 кошелей, 150 — Мустафе-паше кехайе бывшего диздара д° Юсуф-паши, 50 —Мустафе-эфенди, бывшему дефтердару 41 города, ныне ведующему снабжением, и 15 — пишущему настоящие строки, кото¬ рый в то время был секретарем управления арсенала и финансовой канцелярии Хотина; и разве он [воевода Михаил] не передал через свое¬ го агента Яманди запечатанный список указанных •сумм взяток агенту Порты упомянутого дефтердара в Константинополе, в то время дирек¬ тора столичного архива42, за что был в тот же день смещен и вместо него господарем Молдавии был назначен драгоман Порты Дигор43. 137
Но и этот оказался неверным и более подлым, чем его предшествен¬ ник. Как только лишь прибыл в Хотин он устроил так, чтобы кре¬ пость попала в руки русских. Что он потерял? Имея многих покрови¬ телей ؛[его] в столице, удовольствовались лишь тем, что отсекли голо¬ ву его ؛брату, драгоману Порты, а он сам остался и поныне в добром здравий,، Как добывается селитра. Раскапывается земля, и на яму накладывается длинная выдолбленная колода, на которой укрепляются бочонки и трубы, !наполнявшиеся выкопанной землей. Сверху наливает¬ ся горячая вода, которая, стекая, ؛попадает в котел, в котором разме¬ шивается и кипит. Затем в котел кладут палочки, на которых за ночь откладывается селитра слоем толщиной ؛в палец. Чтобы добиться луч¬ ших результатов, операцию ؛необходимо повторять ؛много раз. Нигде не добывается лучшей селитры, чем здесь. Турецкое казначейство при¬ обретает ее по 40 аспр за одну окку. Вот это все о Чучоре для того, чтобы обратить внимание в буду¬ щем на этот важный пункт. Города и местности. На молдавской границе по дороге в Хотин, недалеко от почтовой станции Штефзнештй 44, находится дубо¬ вый лесок, называемый Крынгул Лешилор [Лех Коруси]45. На этом месте произошла битва между ,поляками и молдаванами, в которой победили последние и захватили в ؛плен польского гетмана؛. Его зап¬ рягли в плуг и заставили пахать. В вывернутые борозды посеяли же¬ луди, из которых выросли большие деревья؛ отсюда и произошло упо¬ мянутое название. Хотин на 50° долготы 1и 48° широты расположен в узкой долине Днестра на молдавском берегу. Ниже старой каменной крепости, поставленной на скале, расположены новые укрепления в форме мешков [редуты? —М. Г.]. Внутри старой крепости находится мечеть, пере¬ деланная из старой церкви, жилище джебеджибашиА% диздара, артил ¬ лерийские казармы и дом имама и муэдзина. Эта старая крепость построена с большим искусством и умением. В погребах, находятся склады, из которых имеются выходы в ка1менные крытые переходы и ко¬ ридоры. В прекрасные комнаты гарнизона подымаемся по лестнице, как на минарет. Легенда рассказывает, что в них помещался когда-то гарем. Посреди этой старой крепости находится источник, выкопанный в скале; его глубина 300 саженей, и он питается водой из Днестра. Там имеется талисман, оберегающий крепость, так что в ней не могут жить ни скорпионы, ни змеи, ни опасные пресмыкающиеся, ни даже куры и годуби. Последних необходимо доставлять извне, а если подержать несколько дней внутри, то они дохнут. Так же гибнут и случайно заве¬ зенные в крепость вместе с сеном змеи, как только прикоснутся к зем¬ ле. Башни очень высокие, но они мало полезны, так как над ними гос¬ подствуют соседние возвышенности и ،их легко могут достигнуть сна¬ ряды с енешних ؛позиций, где расположен дворец наши. ■ Построенная за старым городом крепость имеет ворота: Констан¬ тинопольские, Тимишорские, Водяные и Тайные. ؛В наружном дворе находятся две бани, две мечети, а вблизи Конетантинопольаких ворот много лавок; перед внутренней крепостью находится баня ؛и ворота еничер-агаси47, вблизи него—мечеть и казармы янычаров; наконец, на краю долины расположен пороховой склад. Выше—дворец паши, а перед ним дом дивана-эфенди. Через дорогу расположена богато ра¬ зукрашенная общественная баня дефтердара Касым-эфенди; она похо¬ жа на стамбульские бани; перед ней колодец и мечеть покойной валйде-султан; вблизи от них суд и кладбище, оде похоронен Абди-на- 138
ша. Там же покоитря. много дефтер даров и мукабеледжиев 48. Чере^ дорогу от входа ؛в ;мечеть было расположено жилище автора [этого сочинения], где в 1136 г،49 он потерял сына, на смерть которого соста¬ вил хронограмму и сам выдолбил ее на могильной плите. На том же кладбище покоится много благочестивых мужей. Абди-паша погребен в мраморном саркофаге, красиво высеченном и богато разукрашенном, причем везирский тюрбан позолочен. Во время захвата крепости рус¬ скими [31 августа 1739 г. — М. Г.] крыша и пол мечети были разру шены, а саркофаг Абди-паши разбит. Внутри, справа от Константинопольских ворот, находились артил¬ лерийские казармы и помещение для повозок темница агалов и дво¬ рец дефтерда؛ра; слева — хлебный амбар, обширный и хорошо выстроен¬ ный, подобного которому нет ни в Румелии, ни в Порте, ни в других крепостях. По указанию автора, на основании высочайшего приказа доски были доставлены молдавским воеводой, вырезаны из тамошне¬ го горного дуба, длиной 24 локтя, шириной 2 ладони и толщиной пол-ла¬ дони, Рядом с баней дефтердара Касым-эфенди находится красиво построенная шкала и арка. Предместья расположены очень далеко [от города]. Там, вблизи дома Кулчак-паши, 'находится переделанная из церкви мечеть Айя София, в середине рынка — мечеть дефтердара Мустафы-эфенди, а в предместье, где живут липканы, — мечеть Атак. Учителя, имамы, предсказатели, чтецы Корана, чауши и низамы50 ме¬ четей получают жалованье от казны, а именно ^ из таможенных дохо¬ дов. За счет тех же доходов производится и освещение храмов. Имеется еще много других небольших мечетей, которые содержатся за счет добровольных ،пожертвований. Бань всего девять. На рынке имеются изделия всякого ремесла. В большей своей части рынок ؛крытый. Когда русские захватили кре¬ пость, они набрали деньги и товарами 25 000 кошелей. Только у одного лишь купца ؛по имени Симон было взято 600 кошелей. Старая Хотин- ская крепость была завоевана раньше, султаном Османом II в 1030 г. х.51, но из-за отдаленности от столицы передана молдавским воеводам. В 1125 г. х.52 Абди-паша пошел с 60-тысячным войском про¬ тив Чучо'ры, но, не желая нарушать существующие договоры, ничего не предпринял. Тогда древняя Хотинская крепость была окружена новым земляным рвом, который по،зже был заменен каменным. Хронограммы на воротах ؛из золота по лазури написаны буквами талик53. Во время окончания ،работ по укреплению [крепости] авто؛р этих строк был секретарем хотинского департамента боеприпасов. Возвра¬ тившийся тогда во второй раз из Египта Абди-паша был назначен, во время своего пребывания в Хотиче, комендантом Очакова и серас- кером5А. Он приказал отметить это событие хронограммой в 12 стихов, которая и была составлена мною, высечена на камне и позолочена. Другая хронограмма была написана на мраморе для портала Тайных ворот, за что получил от гарнизона вознаграждение в 200 гурушей, полкошеля и красивый ؛кафтан. Из ;наследства Насух-паши55, обез¬ главленного при султане Ахмёте I, было украдкой доставлено в Хотин и передано в 1вакф 333 экзем؛плЯ1ра ценных книг для пользования та¬ мошними читателями; они были положены ؛в специальные ящики в одной да старых башен над мечетью. Тогда же были назначены биб¬ лиотекарь и смотритель. В мечети янычар аги находилось под присмот¬ ром специального библиотекаря 200 томов, которые были забраны русскими и увезены в Россию, где часть их пропала, а часть попала в ру¬ ки евреев, которые доставили попавшему в плен Яхье-паше несколько книг по ничтожной цене. Другие от евреев же были куплены липка- 139
нами 56 и перепроданы в Константинополь и другие города. Значитель¬ ная их часть и поныне находится ؛в России. На северо-западе от Хотина, через дорогу от бывшего Сванека57, в местности, называемой Атак58, хотшиский дефтердар Мустафа-ага учредил ярмарку ,и ؛выстроил для этого на берегу Днестра большой караван-сарай, навесы для торговцев, конюшни для лошадей барышников. Там было 50 корчем, в которых проживали музыканты-поляки и красивые девушки. Двадцать янычаров охраняют там ،порядок. Ярмарка организуется семь раз в году. Впоследствии, узнав об этом, правительство [турецкое.—М. Г.] подари¬ ло доход этих таможен секретарю дивана59 и другим сановникам. Ныне доходы от хотинского оброка, как и от ярмарки, идут тамошнему правителю. До прихода русских жизнь в Хотине была дешевой. Так, 2 киле пшеницы стоили 10 пара, 1500 окка лучшей муки—1 гуруш, 25 окка масла—-1 гуруш. Локоть польского сукна стоил от 15 до 40 пара максимум. Очень хорошую лисью шубу можно было получить за 20— 30 гурушей, а мех выдры — за 2 аспра, соболь — за 8 пара, русскую лисицу — за 40—50 ،пара. Столько же стоила и лисица нафе [мех с жи¬ вота.— М. Г.]. Куний мех польские купцы продавали по 2 гуруша связку60 и еще упрашивали тебя взять, так как на всех углах было полно. Чай, янтарь, •имбирь, гвоздика и мускатный орех находились в изобилии. Корица и гвоздика стоили в лавках по 4 гуруша окка. Ткаїнь была трех сортов: лучшая по 80 ؛гурушей, второго сорта іпо 45— 50 гурушей, а третьего еще дешевле. Что касается чая, позументов и янтаря, пишущий эти строки оттуда еще обратил на них внимание Порты. Особенно польский ситец вывозился отсюда в Константинополь. Локоть стоил 10 пара, а самый лучший — 40 гурушей. Климат в Хотине очень хороший, вода чистая, много источников, холмы зеленые, как изумруд дубравы. Фруктов — яблок, груш, слив — большое обилие и великолепного качества. Имеется сорт чернослива, который так легко переваривается, что утром натощак можно съесть 500 штук. Косточки сами выскакивают наружу. В долинах растет земля¬ ника и особый сорт малины. Ее ягода похожа на ягоду шиповника, а листок — на листок крыжовника; у нее приятный мускусный запах; она вывозится в Константинополь, где продается на окка. Дикая вишня велика, как орех, а ствол дикого шиповника имеет толщину пальца. Окрестности Хотина окружены фруктовыми садами и огородами. Че¬ решни и вишни имеются в избытке. Благодаря хорошему воздуху отсутствует лихорадка и другие подобные болезни. Любопытно, что хлеб здесь хранится невымолоченным в амбарах, иначе через месяц он сгниет. Некоторые снопы стоят так и десять лет. Скота у жителей раньше было так много, что янычары имели по 40 000—50 000 баранов. Правда, баран или овца стоили не больше 8— 10 пара. Бараны, как и белый скот, зимуют на снегу. В период отела ягненка можно «упить за 8 пара, а шкуру продать скорняку за 20 пара, так что поешь жаркое из барашка и заработаешь 12 пара. Против форта Акуб61 на возвышенности расположен Атак (Оток)—на редкость очаровательное место, на склоне которого бьют источники, как в раю. Эти сады устроены по приказу Кеман-Кеша Ах- мед-аги, кехайи зятя (дамада) Мустафы-паши. Немного дальше распо¬ ложена долина Киредж-хане 62, также очень приятное место с густой тенью от дубов. Соседние возвышенности богаты источниками. Один из источников устроен сигардо'кибаши 63 Ким-оглы Махмед-агой. Имеется хронограмма, ؛мною составленная, написанная и высеченная. Образуе¬ мая из окрестных источников, речка пересекает покрытую лесом доли- 140
ну, охватывая ее с двух сторон. Некоторые тамошние ручьи настолько полноводны, что могут приводить в движение мельницу, в поле растут дикие ирисы, похожие на морковь. Веселые луга перемежаются с сада- ми и !Покрытыми дубом холмами. Ноля засеяны пшеницей (кара-бог- дай) и ؛маком, из семян которого выжимается маковое масло, а из пшеничной муки приготавливаемся что-то ؛вроде плова, который едят, погружая ложку в маковое масло. Мак иногда так велик, как зерна граната. Дети берут с собой в школу одну-две головки мака и едят се- мена мака как сладости. Другое местное блюдо, ' перху [?], распространилось и ؛в Канф^нтинополе. Что касается липканов, то 6000 их эмигрировали когда-то из Поль- Ш'И в Хотин, где вступили на военную службу под начальством своих байрак-ага 64. В 18 часах пути от Хотина, н^ молдавской земле, у Днестра, нахо- дятся Бендеры65, Соворика [Соран], небольшая, но ‘Сильная крепость, расположенная на высокой горе. Каплан-паша66 осадил ее, но не смог взять, так как она очень укреплена. Недалеко находится Ладова^, где устраиваются ярмарка. По дороге ؛в Аккерман ؛находится Левише 68, где имеется з^мок. Романия 69 — ЭТО город ٥٠؛ дороге в Хотин. Близко от него Бакув™, а недалеко от него Аджудп. Между Левише ؛и Дунаем расположено Одобешти72, до которого день пути. Такуш73 на одном перегоне от Серета. Оттуда н^ одном пе- регоне находятся Бырлад и Васлуй. Иснатин74, в 1^ часах пути от Хотина к границе Трансильванич, имеет большую ярмарку, которая при самы؛х неблагоприятных обстоя- тельствах дает 200 кошелей,. Во время постройки Хотинской крепости доход от этой ярмарки шел в пользу крепости, ؛де'фтердар которой по- лучал доходы и ؛со ؛многих других местечек, что составляло еще 80 ко- шел ей. Bino-следствии эти доходы были уступлены ؛молдаванам-гяу- paM7S. В Молдавии ярмарки устраиваются Б 17 различных местах, а дохо- ды с ни^ покрывают уплачиваемую Порте дань. Страна между Днестром, прутом, Хотином, Бендерами и Измай- лом на Дунае разделена на 16 округов. Если бы передать ее под управление буджакских татар за уплату законной дани, мы были бы обеспечены, с одной ؛стороны, от перехода врагов через Дунай, а с дру- гой —от злобных происков молдаван, при подобном изменении обес- печенность укреплений могл^ ^ы лишь выиграть*, нисколько от этого не пострадали бы и доходы, которые получает турецкая казна из Молда- вии: так как кто бы ни владел страной, сможет получать столько же, и ему еще будет оставаться. Молдавия платит Порте дань в сумме 58 000 гурушей, а одни только ярмарки дают большую сумму. Население молдаван достигает 150 000 райято؛в. уплачиваемая Ежемесячно ؛подать называется вакарит. Ежегодно Порте дают еще 500 лошадей и СОКО- лов. В отношенин войны молдаване похожи на валахов, ©ни свирепые и способные к битве. Воеводу охраняет гвардия в 500 всаднико'в и столько же пеших, так как ؛народ по природе очень непокорный. Наго- тове всегда 10000 всадников. Они имеют свои лены. По направлению к трансильванской границе встречаются залежи золота, серебра и соли: последние называются окна. Соль добывают большими кусками. По- всюду в большом количестве овцы, крупный скот и лошади. Среди фруктов Молдавии имеется особый сорт яблок, называемых домнеш- ти76, которые посылают в качестве поднашени'Я ؛ко двору -воеводы. Эти HJ
яблоки крупного размера, и их можно сравнить с самым чистым саха¬ ром. У воевод есть обычай отмечать своих сыновей специальным зна¬ ком, чтобы впоследствии делать из них бей-заде77. Когда-то Молдавия принадлежала Венгрии, затем Польше, а позже была завоевана Пос¬ той. г Расстояния между местностями в Валахии и Молдавии весьма значительны. От Аккермана на Черном море и до Леово, расположенном на гра¬ нице Молдавии,—один мензил78. Та؛м переезжают через Прут, а от Прута до Ясс один переход. Ближайшая затем остановка — Сучава. От Никополя до Рущика (или Джурджий) один переход, а оттуда до Бухареста 12 часов пути. От Бухареста до Кокорешти 79 — один пе¬ реход. От Силистры, за Дунаем, и до Джукенеш80 один переход, а отту¬ да до Бырлада столько же, от Бырлада до Васлуя столько же, оттуда до Котнари столько же и от Котнари до Сучавы •—один переход. От Джурджиу до Хотина первая остановка в Буданеше, вторая в Бухаресте, третья їв Коршешти; оттуда до Бузэу 2 ؛міили, далее до Рым- ника 3,5, оттуда до Зебруга [?] столько же, а до местечка Фокша¬ ны один перегон. Здесь проходит граница между Молдавией и Валахи¬ ей, здесь же взимается таможенная ؛пошлина. От Фокшан до Аюда 4 мили, оттуда до Бакэу также 4 мили, далее до Романа столько же, оттуда до Себуса [?]81 столько же, потом до Сучавы 6 миль, оттуда до Серета столько же, оттуда до Козу82 11 ؛миль, а оттуда до Хотина, через Прут, 5 миль. От Бендер до.Хотина считается пути 64 часа, от Измаила — 105 га« сов; столько же от Хотина до Килии. Из Хотина дорога идет через Кауле-Кёпрю в Ак-Месджидю, а оттуда через перевал Яман Йол в Бендеры, Килию и Измаил. ,-,.,Г; Ш Буджак Буджак83 —это отдельная от Молдавии страна, раньше называ¬ лась Сераб, а теперь называется Буджак. В длину она имеет 36 миль, а в ширину 16. Гр аничит и а ؛востоке с Черным морем, на севере с Днестром, на юге с Дунаем, на западе с Молдавией. Буджак — плодородная низменность. Там живут татары, они очень зажиточны. Каждый из них имеет большие стада баранов, скота, ло¬ шадей, кобыл, называемых чялджи, и двугорбых верблюдов. Послед¬ них запрягают и пользуются ими, чтобы пахать землю и для перевозок. Там в изобилии произрастают пшеница, ячмень и другие злаковые, ко¬ торые вывозят на верблюдах в ближайшие местности — Килию, Изма¬ ил, Аккерман—на прода؛жу؛. Овечьей шерсти такое изобилие, что автор [этих строк] в 1134 •г. х.84 мог купить в Килии за 1 гуруш 120 ок- ка, так что окка стоит ؛не больше 1 Гуруша. А теперь ее вывозят в Польшу, так что окка продается по 2 пара. Много из этой шерсти идет на недавно созданную суконную фабрику в Бухаресте, 1лде (выделыва¬ ется хорошее сукно синего цвета, по 30 пара за локоть. Для окраски в красный цвет сукно отправляют в Шиштов. Там прекрасно, обильно ؛растет так называемая арнаутская пше¬ ница с мелким колосом и обыкновенным зерном. Молоко, простоквашу и топленое говяжье сало85 вывозят в Константинополь. Аккерманские, 142
килийские и измаильские армяне и турки, известные под названием кираджи86, скупают товары от производителей, а затем перепродают в тех местах. И купцы занимаются продажей топленого говяжьего сала, которое они смешивают с салом курдючных овец, заливают его в бан¬ ки и бурдюки и отправляют в Константинополь. Некоторые из более предприимчивых татар лично распродают свои товары, не прибегая к помощи посредников. Простокваша самого лучшего качества продается бочоночками по 1 пара за окка. Страна Буджак представляет собою вход в великую степь Хей- хат87. На расстоянии 20 перегонов не найдешь камешка величиной да¬ же с перстень, ни деревца длиною в палец. Поэтому тамошние жители зимой согревают печи скотским навозом, смешанным с соломой, (выде¬ лывают из него кирпичи и сушат их. Другим материалом для отопле¬ ния служит тростник, в изобилии растущий на болотах и стоячих водах. С наступлением зимы татары его срезают и перевозят на повозках. На верблюдах ездят здесь без седла. Татар поселили здесь, чтобы обеспечить страну от вражеских на¬ бегов. Они находятся под управлением назначенного крымским ханом аги, который носит титул ялы-аги88. Они имеют своих собственных султанов и особых бояр — мирза89, делятся на различные орды, каж¬ дая ،со своим мирзой. При выступлении на войну идут группами, назы¬ ваемыми казан; под командой мирзы. Подготовка к битве состоит в том, что сгоняют в одно место лошадей, которые пасутся в ■степи на свободе. Затем в течение 40 дней их кормят ячменем. Собрания татар называются яниш, те. «широко», на которых говорят только старики, так как вмешательство молодых считается непристойным. Они очень уважают улемов90 и благочестивых людей. В каждом округе имеется назначенный ханом с!удья, который может быть смещен в случае его осуждения на основании святого закона. Судьи судят справедливо и не взимают поборов под всякими предлогами, как это делают турецкие судьи, 1и, вы нес я решение, довольствуются тем, что им дают доброволь¬ но/ даже й 5 пара за иск в сумме 1000 гурушей, к тому же еще и спра¬ шивают, даешь ли и это от чистого сердца. Каждого судью содержит орда, к которой он принадлежит. Вначале татар-колбнистов было не больше 10 000 человек. Теперь же Буджа■؟ дает контингент в 30 000 человек, способных носить ору¬ жие, а Ногайская степь — 40 000. Численно такая вооруженная сила не представляется значительной, но так как она состоит из храбрых и во¬ инственный людей, то внушает страх русским, полякам и венграм. На¬ беги на Россию обычно они делают зимой, когда замерзают реки. За¬ хваченные города и местности они безжалостно сжигают, а жителей уводят в рабство. Грабеж называется тойумлук91. Когда раздается клич к битве, сразу все спешат явиться. Каждый имеет по две лошади и прибывает к месту сбора часто с расстояния в сотни миль. Тогда проводится общее собрание, называемое хошейниш, а после этого от¬ правляются отдельными группами, но на небольшом расстоянии одна от другой. В центре находится командир, называемый диб-алай^, либо сам хан или же один из его султанов. Их обоз (агарлык, т. ё. «тяже¬ лый багаж», «груз») состоит из просяной •муки. Для добычи языка (дил) разведчики отправляются во все сторо¬ ны. Так, они проникают в страну казаков, за Днестр й Буг, руководи¬ мые специальными проводниками, которые передают своё занятие от отца к сыну. Проводнику сообщается слово !"пароль] и дается в руку кнут, и он идет во главе войска. Дойдя до вражеской страны, татары грабят ،все, что попадается, а затем поворачивают обратно. Иногда ка¬ 14.3؛؛
заки для защиты загораживают ؛свой стан ؛составленными ؛вкруг воза¬ ми, позади которых располагают стрелков с ружьями, чтобы ،помешать татарам захватывать и уводить ؛пленных. Подобные препятствия тата¬ ры старались разобрать руками, если это было возможно, или же уни¬ чтожали ,всех находившихся в стане -и шли другой дорогой. Видя, что так они ничего не могут поделать, неверные снова освобождали доро¬ гу от заграждений. На войне татары соблюдают ؛самую строгую дисциплину; [пока идут вперед и] нитки не (возьмут, но при ؛возвращении ،грабят •все, что попада¬ ется нод руку. Всех захваченных точно учитывают и, по обычаю, рас¬ пределяют между собой, причем никто [из участников похода] не остается обиженным. Реки они переходят, устраивая плоты ؛из тростни¬ ка, складывают на них свой ба؛гаж и привязывают плоты к хвостам лошадей. Затем садятся голыми верхом и с бичом в руке переплывают на другой берег. Они предпочитают зимние кампании, когда реки по¬ крыты льдом, а врагу труднее передвигаться. Их одежда состоит из тулупа и штанов из овечьих либо лисьих ш،кур. Эти татары ؛придерживаются ханефитского обряда и молятся по своим особым ،предписаниям. В Буджаке наиболее значительными городами и местностями яв¬ ляются: Измаил на Дунае, против Тульчи; красивый город. Путешествую¬ щие в Румелию, Крым или Россию отправляются из Тульчи, ؛переез¬ жают Дунай, и за островом —первый пункт Измаил. В городе краси¬ вый рынок, бани и мечети. Там находятся мутевелли93 и судья. Там берут почтовых лошадей на Бендеры, Очаков и Аккермац. Ближайшая почтовая станция — Татар-Бунар9А. Оттуда, следуя по течению Дуная, достигают Килии. Килия—"сильная крепость и хорошо построенный город. Она окружена рвом. Внутренняя крепость доходит до Дуная, который под¬ мыл часть крепостной стены. Крепость имеет свой отдельный ров, че¬ рез который проложен деревянный мост. Султан Баезид Вели 95, завое¬ вавший город, имел !Привычку сидеть на стуле у крепостных ворот. По его іпримеру комендант крепости делает так же. Потому в этом месте собирается все больше и больше нищих. Внешняя крепость имеет чет¬ веро ворот: [трое из них] набережные ворота на Дунае, у которых разгружаются плоты с дровами; водяные ворота, у ؛которых собираются люди, продающие молоко и простоквашу в кадках. Кадка стоит 5 ،пара и достаточна семье на целую неделю. Там же разгружаются и іпрода- ютсія привезенные на лодках фрукты. Третьи ворота, называемые боль¬ шими, вед}،т на Татарский рынок. Там между рвом и стенками находится могила, в которую люди бросают монету ؛пара, и если они воодушевлены истинной верой, то обязательно услышат ؛голос, отвечающий ؟на их во¬ просы. Султаном Баезидом была выстроена большая мечеть. В пред¬ местий находятся старая баня и несколько богато построенных ме¬ четей. В Килии имеется свыше 60 заезжих дворов, рынки и красивые ко¬ фейни. Недалеко от таможни находятся суд и рыбный рынок под на¬ блюдением балык-эмини96. Там же расположены харчевни и казенные кухни, ігде жаркое можно приготовить бесплатно, только за жир, кото¬ рый стекает на сковородку [и остается в пользу казенной кухни]. Чем больше ты жарил, тем более радовались твоему приходу. В летние месяцы в Измаиле массовое стечение народа. Здесь встречаются люди всех наций, в городе такой большой рынок, что его 144
можно (принять за ярмарку،. В теплые времена года здесь все дешево. Положение меняется зимой, которая очень сурова. Основные ،предметы торговли: овечья шерсть, жиры, соленая рыба, икра и лошадиные шку¬ ры (дубленые, растянутые ،на земле и покропленные горчицей, они быстро сохнут). Выше Измаила Дунай расходится на два рукава: один впадает в море у Сулина, другой' протекает у Килии и пятью рукавами также вливается в Черное море. Между этими рукавами находятся покрытые лугами и хорошо обрабатываемые острова с загонами для овец; насе¬ ление привозит оттуда много скота и лошадей. Оттуда же привозят на продажу молоко и простоквашу. Приготовление масла и сыров им не¬ известно. А 1простокваша зато замечательная. Аккерман расположен у Черного моря под 38° долготы ؛и 47° широ¬ ты; это очень сильная крепость; она была взята султаном Баезидом Вели одновременно с Килией в 889 г. х.97. Вначале комендантом там был паша третьего ранга. По •причине низкой воды у пристани суда должны были становиться на якорь за 3 мили до крепости. Крепость окружена очень глубокими и широкими рвами; падающие в них неверные гибнут, турки же, наоборот, остаются невредимыми. Причину объясняет шейх Саади из Шираза 98, на которого изливается благодать Аллаха. Когда Саади находился в русском плену, был вырыт этот ров 60 благоверными мусульманами, тоже пленниками. По окончании работ они ؛вымолили у бога пощадить упавших в ров мусульман, а смерти предавать невер¬ ных. Самого Саади за 10 червонцев выкупил один купец, который затем выдал за него свою дочь с приданым в 40 червонцев. Когда эта женщина упрекнула своего мужа за его прошлое, он ей ،ответил: «Твой отец выкупил меня от русских за 10 червонцев только для того, чтобы за 40 передать в твои руки, откуда выкупиться никак невоз¬ можно». В окрестностях Аккермана здоровый климат, а вокруг расположе¬ ны как украшения сады и огороды. Села вокруг Килии в точности как татарские. Население тоже татарское. Поблизости резиденция буджак- ского правителя. Между Аккерманом и Бендерами две остановки: в паланке Яник и в Татар-Бунарах. По дороге из Бендер в Очаков про¬ езжаешь через них, не заезжая в Аккерман. Крепость Бендеры, под 58° долготы и 48° широты, расположена у Днестра. Это крайний ■пункт ислама против России. Раньше Бендеры были менее значительны и служили местопребыванием назначаемого крымским ханом бея с однохвостным бунчуком. В 1122 г. х.99 швед¬ ский король, побитый русскими у Буга, вынужден был бежать в Оча¬ ковскую пустыню. Комендант этой крепости Юсуф-паша, получивший как раз тогда ؛приказ восстановить наружные укрепления Бендер, до¬ ложил об этом султану Ахмеду [III]. Султан приказал перевезти коро¬ ля в Бендеры и содержать его там за счет Порты. Русские воспользова¬ лись этим обстоятельством, чтобы объявить войну Порте, вследствие чего Бендеры были больше укреплены. В апреле следующего года рус¬ ские действительно пришли со всей своей армией, чтобы занять Руме- лию, а может быть, даже и Константинополь. Вблизи Сорок, между Хотином и Бендерами, были построены два моста через Днестр, кото¬ рые связали этот берег с землями за Прутом. Там, ,у Чучоры, им навстречу выступили, с одной стороны, шведский король с бендерским гарнизоном, с другой—татарский хан Девлет Гирей100 и великий везир Балтаджи Мехмед 101 со святым знаменем. Таким образом, окруженные со всех сторон, не имея провианта и не в силах достигнуть Прута, [русские] вынуждены были питаться дре¬ 145 І0 Восточные ИСТОЧНИКИ
весной корой вместо хлеба и в конце концов послали министра Шере- мет-оглу102 с ؛платком ،в турецкий лагерь с ،просьбой о мир^ что им было дано с условием уступки Азова и передачи Таганрога. Из Молдо- вы, в 16 часах пути от Хотона, и до Днестра у польской границы их сопровождали несколько везиров. Но какая польза? Таким же и остался он [Петр Великий], неверный; в 1148 ؛г. X. 103 он снова захватил у Порты Азов، После этого случая со шведом Бендеры стали значительной крепостью с •комендантом-везиром. крепость окружена теперь двойными стенами и глубоким рвом. Ее ،предместья украшены ^УКТО'ВЫМИ садами и 'ВИ- ноградниками. Питьевую воду дает Днестр, ©к^стности Бендер на- ходятся в 18 часах пути от Кнлии, в 24 —от Измаила, в Бендерах есть красивые бани, 'Мечети и рынки. Днестр протекает у Акуба (Окопи), Ованьека, ^отин^, Сорок ،и Бен- дер и впадает в Черное море у Аккермана. Он так широк, как Шатт- эль-Араб [низовье Тигра и Евфрата], ة летом его можно перейти вброд. Один из притоков ؛находится между Сваньека ,и Хотином, выше села Браха, которое •видно из Хотина. в Летнее время настолько мелкий, что вода не доходит до стремени [седла]. Крепость Очаков [Озю] Расположена под 58° долготы и 46° широты на расстоянии 36 часов пути от Бендер, на реке Днепре [Турла]. Не имеет пристани, и все же корабли останавливаются там. Днепровская вода не имеет сладкого вкуса, так как морское течение проникает 1П0 'речной 'Воде вверх до кре- пости. Перед Очаковом ،находится крепость Килбурун [Кинбурн] 104. Там ,находится резиденция коменданта крепости، Один Очаков не в со- стоянии противостоять набегам казацких отрядов с Днепра, так как ширина реки там 4 мили, но может служить пристанью для русского флота. Бесчисленные причиняемые казаками неприятности привели к тому, что в ٢١ هو0ل. X. 105 вблизи Т^ан-Хисари 6مل были построены две крепости, чтобы закрыть казакам доступ в Черное море. Вследствие по- стоянных нападений неверных О'ба укрепления пришлось сдать. Все же имеются еще два укрепленных пункта и пристань (лиман) для судов, на- зываемая Березань 107. Ниже Очакова течет Буг, называемый Ак-Су. Он течет из России. Вблизи Тоган-Хисари находится лес, называемый К^н^шым-орманы س, где проживают казаки-путкалы ووآ. Они про- исходят из владений крымских ханов; позже в Очакове, Аккермане, Бендерах и Килии они стали поденны:ми рабочими. По этой причине их называют теп-оглу [?]. Раньше их иногда ؛продавали в рабство стам- бульским и египетским купцам, что вызывало жалобы казацких гет- манов крымскому хану, которого в некоторых районах ؛называли се- раскер —предводитель. Но это никого не беспокоило. Эти казаки невероятно воинственны и доблестны, число их примерно 12 000 чело- век, они носят ружья. Они ،не ХОТЯТ иметь у себя женщин и ПОПОЛНЯ- ются 'Молодежью из России и Польши, бежавшей оттуда вследствие какого-либо поступка. Однажды они были переданы Высокой Порте. Во время войны это был ПОСТОЯННЫЙ, готовый к битве, быстрый, как ве- тер, отряд легких войск, в 1135 г. X. по, когда крымским ханом был Менгли Тирей ш, на татар поступило много жалоб за то, что они про- дали не менее 500 000 казаков из различных городов и сел в Буджак в качестве рабов. Но на жалобы не обратили внимания. Русские исполь- зовали недоразумения между [татарами и к^з^ками], чтобы предложить Порте взять казацкие отряды под свою руку. Напрасно татары сопро 146
тивлялись этому. Их крик о помощи не был услышан, и, прельщенные неверными, свыше 12 000 воинственных людей были отделены и отданы России. Эта удача повысила желание русских обеспечить себе выход на ٠ Черном море. Вскоре русские захватили [Азов] в 1149 г. X.112 прошли даже в Кры؛м, взяли [крепость] Орпз, жителей которой захватили в плен и увели в Россик^ лишь спустя много времени пленников освободили. Когда ту- редкое правительство узнало об этом, то отправило с 60-тысячным войском Мехмед-.пашу, зятя [дамад] Топала ©сман-паши, в качестве сераскера н^ Дунай. Пройдя через Каргал 114 до Исакчи 115 и заняв эту целость, Мехмед-паша, однако, не получил позволения идти вперед. Между тем оюда же пришел и ■силяхдар 16ل Сейид Мехмед-паша со ^вя- ^ым знаменем и стал за Исакчей, где Т0Ж€ остановился без движения^ Тогдашний комендант Очакова Яхья-паша " к ним за ПОМО- щью и сообщил, что русские перешли Буг .и полным ходо،м ؛идут на го- род. Но Мехмед-паша посчитал это известие чистой выдумкой и оставил без последствий письменное сообщение. Неверные же дейст؛ви- тельно направились на Очаков и начали его осаду. Их успех был م6ه легчен взрывом порохового погреба. Часть крепости была превраще- на в руины, все оставшееся население, без ВСЯКОГО исключения, было ВЗЯТ'О в плен Между тем, как В этом мог убедиться (И сам автор этих заметок, в Картале была сосредоточена кавалерия не 'Менее ^ем из 200 000 янычаров 117. Не видно, какая от ,них была польза, если они н;ичего не сделали для спасения города. Между тем Менгли Гирей был назначен крымским ханом и отправлен из Родоса в Картал, чтобы СНО- ва занять Очаков. За две недели до Руз-И касыма 118 направился из Бендер к Очакову ؛и новоназначенный сераскер Гендж Али, чтобы объ- единенными силами [СВО'И'М'И и татарского хана] добиться успеха. Но вскоре наступила зима, хан, перейдя Днепр, отправился в Крым, а ОС- таток войска рассеялся. Много раненых погибло от льда ІИ снега,. Даже главная армия вернулась в Порту [Стамбул], а русские взорвали оча- ^овские укрепления и сровняли их с землей. После отхода [русских] Порта построила их снова. Питьевую ؛воду Очаков берет из колодцев на расстоянии часа от города, так как речная вода, находящаяся поблизости, соленая. Рас- стилающаяся вокруг равнина красива и плодородна, и климат хоро* ший. Степь питает бесчисленные стада крупного рогатого скота, овец и лошадей. В ближайшей степи встречается много диких овец, диких лошадей и одичавших людей. Раньше население имело все необходимое [для мусульман]. Но все же они [жители] много грешили, а потому Аллах покарал их приходом неверных. Чтобы попасть из Очакова в Крым* были наведены понтоны у Килбуруна. Оттуда тянется степь на расстоя- НИИ 36 часов, вплоть до Ора [Перекопа], и называется Хейхат, где про- езжающие могут оставаться две либо три ночи. Ор [Перекоп] У входа в Крым, на 63م долготы и 49° широты, находится полоса земли, ограниченная с правой стороны Черным морем, а с левой — Азовским, а на расстоянии в 1,5 мили имеются укрепления вышиной с гору и ров глубиной в 6 копий и шириной в 20. У берега моря вблизи поселка находится каменный форт. Питьевую воду достают И'3 колод- цев. Цветники и фруктовые сады огс^ствуют. Все (Похоже на остров,, но климат здоровый, и зима мягкая. Из-за отсутствия дров жгут на- воз. В свое время и Перекоп был взят русскими; позже правители при¬ 147 10*
казали восстановить его. Он порт и бастион Крыма, к сожалению, его недостаточно ценили, иначе из него могли бы 'Сделать ؛самую ؛сильною и важную крепость. Кырым [Крым] 70و полуостров треугольной формы с поверхностью в ?٥٥ миль; ؛на севере он связанс остальной сушей Перекопским перешейкО'М шири- н°й ةماما мили. Тамживут татары. Столица, резиденция хана, называ- 'ется Бахчи-Сарай. Под властью хана находятся различные города и другие местности, за исключением города Кафы и крепости Ени Кале, где правителями являются османские паши. Кафа [Феодосия] Расположен на 60° долготы и 47° широты; красиво " город и красивая крепость на расстоянии 464,5 мили от Стамбула. Го- воря правду - это украшение всего острова. Ранее этот город нахо- дился ؛под властью .генуэзцев. Он был завоеван Османской Аортой во времена султана Мехмеда II одновременно € Азовом и крепостью Мен- куб, когда Гедик Ахмед-؛паша 119 отправился в поход н^ Кры،м с турец- КИМ флотом. Он захватил при этом в плен мангли Гирея — потомка Хадж؛и Гирея 120. Пленника паша отправил в Порту, где султан Мех- мед продержал его ،нисколько дней заэтертым, а потом освободил. Пос- ле ТОГО к^к м؟нгли Гирей признал турецкое господство, стремясь со- хранить 'СВОЮ хотя бы временную власть, он с большим торжеством был назначен [наместником султана] и отправлен обратно в Крым в сопровождении военного осмянскаго отряда. Там его встретил мирза- бей и с ؛сот^ствующей церемонией водворил ة Бахчи-Сарае, в Ка- фе, где, как уже было отмечено, имеет свою резиденцию турецкий бей- лербей 121, татарское население относительно незначительно, зато не- верных, наоборот, о؛чень много. Они освобождают рабо-в и гонят их на польскую сторону и в Россию. В Кафе имеется 12 греческих церквей и 32 армянские. Когда город был завоеван Портой, население там ИС- числялось 6000 семейств 1И 3000 рабов, и сегодня эта местность пре- успевает, имеет ؛красивые мечети, бани, рынки И считается торговым центром, весьма нритягательным для купцов из Царьграда и Трапе- з^н^а. Много тамошних бань и лавок являются со^твенностью общи- ны «священ؛ны؛х городов» Мекки и Медины. Там !Пребывают муфтий, ка- ди и другие улемы. Бахчи-Сарай Расположенный ПОД 64° долготы и 48° широты Бахчи-С^й —сто- лица Крым^. Очень красиво построенный город со здоровым Клима- том. Через город ؛протекает река; в городе много цветников, парков и фруктовых садов. Там находится резиденция хана, в 1150 г. X. 122 при Каплан Гирее123 ГО'РОД был взят русскими, пришедшими с боль- шим войском через Перекоп; были сожжены ханский дворец и мечеть. При этом были разгромлены и другие соседние местности, а население уведено в нлен. После ухода русских замок был восстановлен, для чего из Константинополя Порта послала строительные материалы, ар- хитекторов и декораторов. Недалеко от Бахчи-Сарая, на возвышенно- сти, называе'М'ОЙ Джедид-Кале124 [!], находится называемый фортом ук- репленный замок, в котором живут евреи، 148
Ак-Месджид [Симферополь] Резиденция калга-султана 125 со 150 домами. Против Бахчи-Сарая, несколько дальше, находится Яблочный дворец (Эльма-серай) с евро- пейс»кой францисканской церковью 1И примерно 50 домами, Гёзлеве [Евпатория] Это важный город с проливом и хорошим портом. Поблизости расположен другой, маленький, город, где добывается соль. Пмеет при- стань, называемую Олеита [?]. Баликлава [Балаклава] Имеет глубокий, хорошо расположенный порт, 1В котором корабли могут укрыться от бури. Цитадель имеет 150 домов. Дорога 'Оттуда в Каффу каменная Керш [Керчь] Рааположен под 67° долготы ؛и 48° широты, на севере ■ОТ' Каффы; это паланка 126 на Азовско'М море. Тамань Расположена ة Азии, в стране ногайцев, против Керчи, на неболь- шом, но плодородном полуострове. Э’ГО город и в то же время цита- дель, ©на славится своим рынком, в крепости !проживает мухафиз 127. Там имеется также и гарнизон, в городе красивые мечети, бани и рын- ки. Некоторые тамошние лавки являются вакуфами «священных горо- дов». Таманьское топленое сало широко известно, в Тамани прожива- ют купцы, которые ведут торговлю с черкесами, абазинцами и велики- ми иагайцами. Перед Таманью ،находится Акынды-бурну. £ии Кале Выл перестроен во время правления султана Ахмеда [П1], при ве- ликом 1В-ези^е Али-паша ^орл^ 128. Там имеется комендант крепости. Город 'расположен в Крыму, на берегу Азовского моря, которое та؛м вдается глубоко внутрь стра)НЫ. Ребат^ [Арабат] Крепость была построена, чтобы препятствовать разливам мор- ской воды во время прилива, а также набегам казаков. Во время при- хода русских в Крым часть их проникла !В окрестности Ребата и взяла много пленных. Менкуб [Карасубазар] Находится В Крыму и ،называется Карасу. Это укрепленный город примерно с 60 домами; в нем живут и евреи. Окрестности богаты лесом. 149
Карашка(?) [Расположена] выше Тамани, в самом конце [полуострова] у про¬ лива Азовско؛го моря; это разрушенная крепость. Кызыл-Таш [Находится] в трех часах пути от Тамани ,на берегу Кубани. Не¬ большая крепость и место перехода. Считается относящимся к Тама¬ ни. У цитадели имеется мост. Джане [Джанкой] Это значительное село, расположенное на большой реке, которая впадает в Азовское море. Оно защищено направленным к реке рвом. Там находится Ак-Чибукбег '[?], вассальный ,вождь черкесского хана, который командует войском, составленным из людей 300 черкесских сел; расстояние между Джане и Кызыл-Ташем составляет 6 перегонов [мензил], а оттуда до Азова ؛пути 6 дней. Через упомянутую реку пере¬ правляются на ؛плотах. Оттуда до Азова — пустыня. Хырсова Находится в 2 перегонах от Азова, ،по направлению к Черкесии; красиво выстроенный город. Рассказывают, что Тимур стоял здесь ла¬ герем, но не мог взять этот город. Кажется, здесь был заключен