Text
                    ВОПРОСЫ
ФИЛОСОФИИ
2
1959


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ XIII ГОД ИЗДАНИЯ ЖУРНАЛ ВЫХОДИТ ЕЖЕМЕСЯЧНО 2 f'lbOUVl" 4 1959
Выдающийся вклад в сокровищницу марксизма-ленинизма XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза войдет в историю нашей страны и всего прогрессивного человечества как съезд строителей коммунизма, как знаменательное событие современной эпохи. К его материалам и прежде всего к яркому и насыщенному богатым по¬ литическим и теоретическим содержанием докладу товарища Н. С. Хру¬ щева приковано внимание сотен и сотен миллионов людей мира. Такой огромный интерес к XXI съезду КПСС вызван тем, что он с исключитель¬ ной научной глубиной разработал величественную программу разверну¬ того коммунистического строительства в СССР, раскрыл ясные перспек¬ тивы перед странами мировой социалистической системы и международ¬ ным революционным движением, дал убедительное доказательство все более растущего перевеса стремительно развивающихся мировых сил социализма над идущим к закату империализмом, внес новый выдаю¬ щийся вклад в неисчерпаемую сокровищницу марксизма-ленинизма. XXI съезд партии, как внеочередной, не заслушивал отчета Цент¬ рального Комитета; он собрался для рассмотрения и принятия контроль¬ ных цифр развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы. Одна¬ ко фактически съезд подвел итоги активной и плодотворной деятельности партии и всего советского народа за трехлетие, прошедшее со времени XX съезда, а по существу, и за весь период социалистического строи¬ тельства. Истекший после XX съезда партии период был одним из важнейших в истории Коммунистической партии и Советского государства. Осуще¬ ствляя решения съезда и последующих пленумов Центрального Комитета КПСС, советский народ добился выдающихся успехов в своем поступа¬ тельном движении вперед, по пути к коммунизму. Творческое применение марксистско-ленинской теории в решении задач коммунистического строительства, глубокое изучение опыта масс и постоянная связь с жиз¬ нью народа позволили партии перестроить управление промышленностью и строительством, ускорить развитие химической промышленности, до¬ стигнуть крутого подъема сельского хозяйства, реорганизовать машинно- тракторные станции и обеспечить дальнейшее развитие колхозного строя, увеличить производство сельскохозяйственной продукции, укре¬ пить союз рабочих и крестьян, союз социалистических республик нашей страны, [развить дальше социалистическую демократию и культуру на¬ родов СССР. Проведенные партией крупные меры в области внутренней и внешней политики имеют огромное значение для подъема экономики, развития культуры, повышения благосостояния трудящихся, для строи¬ тельства коммунизма. Съезд сделал важный в практическом и теоретическом отношении вывод о том, что в нашей стране социализм победил не только полностью, но и окончательно. Социализм превратил Советский Союз в мощную индустриальную державу с передовой социалистической наукой и культу¬
4 ПЕРЕДОВАЯ рой, он произвел глубочайшие преобразования во всех областях обще¬ ственной жизни, вошел в быт и нравы советских людей. Возникла и окрепла мировая система социализма, охватывающая свыше одной тре¬ ти мирового промышленного производства. Рушится полностью система колониализма, развертываются с огромной силой национально-освобо¬ дительное движение и борьба народов за мир. Соотношение сил на меж¬ дународной арене изменилось коренным образом в пользу социализма. Все это и означает полную и окончательную победу социализма в СССР. Окончательная победа социализма в СССР служит надежной гарантией против империалистических попыток реставрации капитализма в социа¬ листических странах Европы и Азии. Это величайший триумф творческо¬ го марксизма-ленинизма. Теперь, когда построен и прочно утвержден социализм, Советский Союз вступил в новый период своего развития — период развернутого строительства коммунистического общества. Великая цель построения коммунизма, за достижение которой боролись многие поколения людей, впервые в мире практически осуществляется советским народом под руко¬ водством Коммунистической партии, вооруженной марксистско-ленинским учением. Маркс и Энгельс в своих произведениях указали лишь общие пер¬ спективы перерастания социализма в коммунизм. В. И. Ленин конкретизи¬ ровал эти положения марксизма на основе опыта первых лет строитель¬ ства социализма, подчеркивая вместе с тем, что более конкретные пути и формы перерастания социализма в коммунизм укажет практика строи¬ тельства коммунизма. Опыт социалистического строительства в СССР и других странах мировой системы социализма полностью подтвердил ге¬ ниальный вывод классиков марксизма-ленинизма о двух фазах комму¬ низма. Этот опыт позволил ныне развить дальше идеи Маркса, Энгельса и Ленина о научном социализме и коммунизме и разработать конкрет¬ ные пути развернутого строительства коммунистического общества в на¬ шей стране, определить конкретные формы и пути становления комму¬ низма во всех социалистических странах. Вступление Советского Союза в период развернутого строительства коммунизма, успехи строительства социализма в Китае и других странах народной демократии, рост могущества всей мировой социалистической системы поставили перед марксизмом-ленинизмом новые теоретические вопросы и потребовали его дальнейшего творческого развития, прежде всего разработки вопросов о закономерностях строительства коммуни¬ стического общества. XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза дал ответы на все поставленные жизнью, практикой новые теоре¬ тические вопросы, подняв тем самым всю нашу теорию на новую, выс¬ шую ступень. Каковы те теоретические проблемы, разрешением которых XXI съезд КПСС обогатил сокровищницу марксизма-ленинизма? Прежде всего это вопрос о двух фазах коммунистического общества, о законах перерастания социализма в коммунизм. В докладе товарища Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС глубоко раскрываются характер по¬ ступательного движения общества к коммунизму, диалектическая взаи¬ мосвязь фазы социализма и фазы коммунизма, темпы развития общества в период развернутого строительства коммунизма. Товарищ Н. С. Хрущев обратил внимание на следующие три особенности перерастания социа¬ лизма в коммунизм. Во-первых, переход от социалистической стадии развития к высшей фазе—ЭТо закономерный исторический процесс, который нельзя произ¬ вольно нарушить или обойти. К коммунизму общество не может переско¬ чить из капитализма, не пройдя социалистическую стадию развития. К распределению по потребностям нельзя переходить преждевременно, пока не созданы для этого экономические условия, не достигнуто изоби
ПЕРЕДОВАЯ 5 лие материальных благ и не подготовлены люди, чтобы жить и работать по-коммунистически, ибо этим можно только нанести ущерб делу строи¬ тельства коммунизма. При нынешнем уровне развития производства для всех людей еще не хватит благ, чтобы полностью удовлетворить их по¬ требности. Такой «уравнительский коммунизм» привел бы к проеданию накопленных средств и сделал бы невозможным дальнейшее успешное развитие экономики, расширенное воспроизводство. Во-вторых, при всем отличии коммунизма от социалистической ста¬ дии между ними нет какой-то стены, отделяющей эти фазы обществен¬ ного развития. Коммунизм не появится внезапно, в один какой-то опреде¬ ленный день. Коммунизм вырастает из социализма, является его прямым продолжением. Уже сейчас в нашем обществе имеется много ощутимых и зримых черт коммунизма: коммунистические формы труда, общественные формы удовлетворения потребностей граждан в виде общественного пита¬ ния, школ-интернатов, детских садов, яслей и др. Эти черты будут все более развиваться и совершенствоваться. Переход к коммунизму осуществляет¬ ся непрерывно. «Мы,— сказал товарищ Н. С. Хрущев,— уже теперь от¬ крываем дверь в коммунистическое общество, сейчас речь идет о строи¬ тельстве коммунизма. Наша страна ныне вступила в период развернутого коммунистического строительства, когда создаются все материальные и духовные условия коммунизма». В-третьих, постепенный переход к коммунизму нельзя понимать как какое-то замедленное движение. Наоборот, это есть период быстрого раз¬ вития современной индустрии, крупного механизированного сельского хозяйства, всей экономики и культуры при активном и сознательном уча¬ стии миллионов и миллионов строителей коммунистического общества. Закономерный процесс перерастания социализма в коммунизм может быть ускорен на основе высокого развития материального производства, которое достигается еще в период социализма. Нельзя торопиться и по¬ спешно вводить то, что еще не созрело. Это привело бы к извращениям и компрометации нашего дела. Но нельзя и задерживаться на достигну¬ том, так как это вело бы к застою. Если учесть огромные возможности социализма, наши резервы для роста общественного производства и благоприятные условия для куль¬ турного развития общества, то нам осталось не так уж далеко до того времени, когда можно будет полностью удовлетворить жизненные потреб¬ ности всех советских людей. Это будет достигнуто не сразу, а шаг за ша¬ гом, не одним актом, а последовательно, по мере подготовки материаль¬ но-производственных условий. Принятый на съезде семилетний план от¬ крывает решающий этап перехода от социализма к коммунизму. Исходя из этих теоретических положений, XXI съезд разработал основные практические задачи развернутого коммунистического строи¬ тельства. Главными задачами в экономической области XXI съезд КПСС счи¬ тает всестороннее развитие производительных сил страны, достижение какого роста производства во всех отраслях экономики, который позво¬ лил бы сделать решающий шаг в создании материально-технической базы коммунизма и в обеспечении победы СССР в мирном экономическом со¬ ревновании с капиталистическими странами. Усиление экономического потенциала страны, дальнейший технический прогресс во всех отраслях народного хозяйства, непрерывный рост производительности обществен¬ ного труда должны обеспечить значительное повышение жизненного уровня народа. При этом съезд особо подчеркнул, что коренной проблемой пред¬ стоящего семилетия является максимальный выигрыш времени в мирном экономическом соревновании социализма с капитализмом. Это положение съезда полно глубокого исторического смысла. Оно указывает на то, что становление коммунистической системы идет и будет идти такими'тем-
6 ПЕРЕДОВАЯ пами, какие не были известны истории прежде при смене одной обще¬ ственно-экономической формации другой. Создание материально-технической базы коммунизма будет вестись широким, развернутым фронтом на базе преимущественного развития тя¬ желой промышленности — этого станового хребта всего нашего народ¬ ного хозяйства. XXI съезд КПСС предусматривает увеличение за семиле¬ тие валовой продукции промышленности примерно на 80 процентов, в том числе по группе «А» (производство средств производства) — на 85—88 процентов и по группе «Б» (производство предметов потреб¬ ления) — на 62—65 процентов. Увеличение объема промышленной про¬ дукции за семилетку будет равняться приросту продукции за послед¬ ние 20 лет. Для более полного удовлетворения потребностей народного хозяй¬ ства значительно увеличивается производство черных и цветных метал¬ лов, ускоряется развитие химической промышленности; за счет использо¬ вания наиболее экономичных видов топлива — нефти и газа — изменяется структура топливного баланса. Страна вступает в решающую стадию за¬ вершения сплошной электрификации промышленности, транспорта, сель¬ ского хозяйства. В целях выигрыша времени и наиболее эффективного использования капитальных вложений упор делается на преимуществен¬ ное строительство тепловых электростанций. Широко будут внедрены электроника, радиотехника и другая новая техника, комплексная механи¬ зация и автоматизация производственных процессов, специализация и кооперирование во всех отраслях народного хозяйства. В мирных целях еще больше будет использоваться атомная энергия. Глубокие изменения намечено произвести в сельском хозяйстве, что¬ бы достигнуть такого уровня производства, который позволит полностью удовлетворить потребности населения в продовольствии, а промышленно¬ сти — в сырье и обеспечить все другие нужды государства в сельскохо¬ зяйственной продукции. На 1959—1965 годы намечается увеличение объ¬ ема валовой продукции сельского хозяйства в 1,7 раза. В сельскохозяй¬ ственное производство будут широко внедрены электричество, химия, но¬ вейшие достижения науки, передовая современная техника. Выработаны меры по достижению в сельском хозяйстве резкого подъема производи¬ тельности труда, по снижению себестоимости сельскохозяйственной про¬ дукции, лучшему использованию земельных угодий. И промышленность и сельское хозяйство все более целесообразно размещаются по стране в целом и в каждой отдельно взятой союзной республике. Всего за семилетие в новое строительство и реконструкцию ранее созданных предприятий будет вложено средств в сумме около 3 триллионов рублей, или примерно столько, сколько было вложено за все годы Советской власти. Свыше 40 процентов всех капитальных вложений направляется в восточные районы страны, чтобы полнее ис¬ пользовать их природные ресурсы. Намечены важные мероприятия по обеспечению непрерывного повы¬ шения жизненного уровня трудящихся. Национальный доход СССР воз¬ растет в 1965 году против 1958 года на 62—65 процентов. По мере вы¬ полнения семилетки будут расти накопления социалистических предприя¬ тий, и в конечном счете они станут единственным источником обеспечения расширенного социалистического воспроизводства и дальнейшего роста жизненного уровня народа. Это позволит в ближайшие годы отказаться от взимания налогов с населения. Удовлетворение материальных и куль¬ турных потребностей советских людей обеспечивается не только их зара¬ ботной платой и снижением цен на предметы широкого потребления, но также улучшением жилищных условий, организацией общественного пи¬ тания и бытового обслуживания. Важное значение имеют также расшире¬ ние сети детских учреждений, совершенствование народного образования, организация отдыха и улучшение медицинского обслуживания населения,
ПЕРЕДОВАЯ 7 строительство культурных учреждений и т. п. По мере движения к комму¬ низму все больше и больше будут возрастать объем и значение общест¬ венных фондов для удовлетворения потребностей членов общества. Вооруженная марксистско-ленинской теорией, партия сознательно учитывает действие объективных законов общественного развития и на основе этого выдвигает конкретные задачи не только в экономической области, но и в политической, идеологической и других областях обще¬ ственной жизни. Главными задачами в политической области XXI съезд КПСС признал дальнейшее укрепление советского социалистического строя, един¬ ства и сплоченности советского народа, развитие советской демократии, активности и самодеятельности широких народных масс в строительстве коммунизма, расширение функций общественных организаций в решении государственных вопросов, повышение организационной и воспитательной роли социалистического государства, всемерное укрепление союза рабо¬ чих и крестьян, дружбы народов СССР. В идеологической области съезд потребовал усиления идейно-воспи¬ тательной работы партий, повышения коммунистической сознательности трудящихся и прежде всего подрастающего поколения, воспитания их в духе коммунистического отношения к труду, советского патриотизма и интернационализма, преодоления пережитков капитализма в сознании лю¬ дей, борьбы с буржуазной идеологией. В духе творческого марксизма-ленинизма партия определила и основ¬ ные задачи политики в области международных отношений. Это — по¬ следовательное проведение внешней политики, направленной на сохране¬ ние и упрочение мира и безопасности народов на основе ленинского прин¬ ципа мирного сосуществования стран с различными социальными систе¬ мами; осуществление курса на прекращение «холодной войны» и смягче¬ ние международной напряженности; всемерное укрепление мировой со¬ циалистической системы и содружества братских народов; всемерная поддержка борьбы народов колоний и зависимых стран за свою свободу и независимость, против агрессии империализма. Все это говорит о силе нашей марксистско-ленинской теории, тесно связанной с жизнью, с практикой, умело обобщающей творческий опыт миллионов строителей новой жизни, прозорливо ставящей глубоко назрев¬ шие задачи строительства коммунистического общества. Сила и неодоли¬ мость марксистско-ленинской теории заложены в ее мудрых ответах на самые насущные, жизненные вопросы современности, в нетерпимости к за¬ стою, косности и рутине, в смелом преодолении всех и всяческих трудно¬ стей на пути к коммунизму. Марксистско-ленинская теория, ее революци¬ онная диалектика позволяют нашей партии выступать на поприще исто¬ рической созидательной деятельности самоотверженным творцом новой, коммунистической жизни, заглядывать в будущее на многие годы вперед и с большим революционным размахом осуществлять чудесные, почти фантастические мечты. И она, наша замечательная теория, помогает Ком¬ мунистической партии крепить связь с народом, решающей силой истории, ее творцом, все глубже познавать законы развития общества. Вот почему коммунисты никогда не теряют связи с жизнью, выдвигают самые смелые идеи и планы борьбы за счастье народа. Именно поэтому наш народ, руководимый Коммунистической парти¬ ей, с таким невиданным политическим и трудовым подъемом, самоотвер¬ женностью и неиссякаемой творческой инициативой борется за осуществ¬ ление величественных планов партии, имеющих всемирно-историческое значение. Верная учению Маркса и Ленина, наша Коммунистическая партия псегДа рассматривала и рассматривает марксистско-ленинскую теорию не как собрание неизменных, раз и навсегда высказанных и установленных догматов, постулатов, а как вечно живое, постоянно развивающееся уче-
8 ПЕРЕДОВАЯ ние, как незаменимое руководство к действию в борьбе за победу комму¬ низма. «Коммунизм,— сказал Н. С. Хрущев,— строится трудом ученого в его кабинете или лаборатории, рабочего на заводе, трудом доярки на ферме и тракториста в поле. Каждый советский человек на своем участке должен доблестно выполнять порученное дело и тем самым ускорять про¬ движение нашей страны к коммунизму» («Правда» от 14 февраля 1959 года). Съезд единодушно одобрил поддержанные всей партией и народом решения июньского пленума Центрального Комитета КПСС (1957 г.), разоблачившего и идейно разгромившего антипартийную группу Ма¬ ленкова, Кагановича, Молотова, Булганина и Шепялова, пытавшуюся разрушить единство нашей партии, сорвать осуществление решений XX съезда КПСС и свернуть партию и страну с ленинского пути. Эта группа выступала против всех важнейших мероприятий, проводившихся в осуществление решений XX съезда КПСС, против мер, которые позво¬ лили добиться больших успехов в развитии промышленности, сельского хозяйства, в подъеме благосостояния народа, а в области внешней по¬ литики— разрядки международной напряженности и упрочения дела мира. Отбросив прочь эту кучку раскольников и презренных фракцио¬ неров, партия еще выше подняла знамя марксизма-ленинизма, укрепила свою связь с массами, связь теории с практикой. Революционная практика советского народа, а также народов дру¬ гих стран мировой системы социализма, творческое применение и разви¬ тие марксизма-ленинизма Коммунистической партией Советского Союза и другими братскими компартиями со всей убедительностью показывают, что теория без практики — это пустоцвет, а практика, не освещенная пе¬ редовой, революционной теорией, обречена на блуждание в потемках. Ре¬ шения XXI съезда КПСС наносят сокрушительный удар по ревизионизму. Югославские руководители и «теоретики» из Союза коммунистов Юго¬ славии немало потратили бумаги и чернил на разглагольствования о значении практики, практической проверки ценности тех или иных теоретических положений. Однако в своей деятельности они на каждом шагу разрывают теорию и практику. Они боятся взглянуть в лицо фактам, избегают задумываться над теми последствиями, к ко¬ торым неизбежно, в силу неумолимой внутренней логики, ведут ревизия ими основных принципов марксизма-ленинизма, постепенное под¬ чинение страны финансовой, долговой зависимости от американских мо¬ нополий, их прислужничество перед заокеанскими «благодетелями». XXI съезд указал, что все «теоретические открытия» югославских ре¬ визионистов опровергаются самой же действительностью Югославии, что сейчас сложилось такое положение, когда политика югославских руково¬ дителей,. направленная на противопоставление Югославии социалистиче¬ скому лагерю и международному коммунистическому движению, может привести к потере социалистических завоеваний югославского народа. По¬ казаны полное теоретическое банкротство руководителей Союза комму¬ нистов Югославии, их измена марксизму-ленинизму, предательство инте¬ ресов международного коммунистического движения. «Теоретические построения» югославских ревизионистов начисто опрокидываются тем действительно новым и творческим словом в марксизме-ленинизме, кото¬ рое с такой силой прозвучало с трибуны XXI съезда КПСС. Решения XXI съезда КПСС еще раз утверждают замечательную истину: революционная теория марксизма-ленинизма имеет великую все¬ побеждающую силу именно потому, что она всегда неразрывно связана с жизнью, реальной действительностью, с процессами общественного развития и в этой практике проходит свою историческую проверку. Ус¬ пехами в развитии экономики и культуры Советский Союз, а также все страны мировой системы социализма демонстрируют силу, мощь и вели-
ПЕРЕДОВАЯ 9 мую жизненность теории марксизма-ленинизма, на основе которой строится новое общество. И чем дальше, тем еще больше и ощутимее марксизм-ленинизм будет воплощаться в живую действительность ново¬ го мира — мира коммунизма. Это привлекает уже сейчас и в дальнейшем еще больше будет привлекать к нему все новых и новых сторонников и приверженцев, будет усиливать возрастающую роль идей коммунизма в историческом развитии человечества. В докладе товарища Н. С. Хрущева четко и ясно разъяснено содер¬ жание мирного экономического соревнования с капитализмом, содержание основной экономической задачи СССР. Достижение уровня производства Соединенных Штатов Америки на душу населения — это еще не заверше¬ ние строительства коммунизма. Уровень США — это тот потолок, до ко¬ торого смогла подняться капиталистическая экономика. Для нас достиг¬ нуть такого уровня экономического развития — значит достигнуть лишь разъезда, на котором мы сможем нагнать самую развитую капиталисти¬ ческую страну и двинуться дальше вперед. Коммунизм — это бесклас¬ совое общество, где будет изобилие материальных и духовных благ и будет осуществлен великий принцип «от каждого по способностям, каж¬ дому по потребностям». Съезд дал ответ и на вопрос о том, как по мере роста производитель¬ ных сил общества будут всесторонне совершенствоваться социалистиче¬ ские производственные отношения. Обстоятельно .разработаны такие кардинальные проблемы, как проблемы о путях сближения существую¬ щих в настоящее время двух форм социалистической собственности — государственной и кооперативно-колхозной — в единую общенародную коммунистическую собственность, об изменении характера труда и взаи¬ моотношений людей в процессе производства, о формах распределения общественного продукта, и другие. Съезд подчеркнул, что проблема слия¬ ния колхозно-кооперативной собственности с государственной собствен¬ ностью в одну общенародную собственность — это не простое организа¬ ционно-хозяйственное мероприятие, а решение глубокой проблемы пре¬ одоления существенного различия между городом и деревней. Показаны пути ускоренного стирания существенных различий между умственным и физическим трудом. Партия разработала конкретные меры решения этих задач по линии развития производительных сил промышленности и сельского хозяйства, широкого внедрения электрификации, химизации, автоматизации, атомной энергии, технического перевооружения промыш¬ ленности и сельского хозяйства, превращения сельскохозяйственного труда в разновидность индустриального, целесообразного размещения производительных сил страны, сокращения рабочего дня, развития науки и культуры, подготовки кадров специалистов, реорганизации системы на¬ родного образования и т. д. Вместе со всесторонним развитием людей труд станет все больше пре¬ вращаться в их первейшую жизненную потребность. На основе развития социалистического способа производства, в ре¬ зультате сближения двух форм социалистической собственности, преодо¬ ления существенных различий между городом и деревней, между умствен¬ ным и физическим трудом будут происходить изменения и в классовой структуре нашего общества, постепенно будут стираться различия между рабочим классом и крестьянством и между ними и интеллигенцией. Новое слово сказал съезд по вопросам политической организации общества, государственного устройства и управления в период развер¬ нутого строительства коммунизма. При этом вопрос об отмирании госу¬ дарства при коммунизме партия рассматривает как вопрос о развитии социалистической государственности в коммунистическое общественное самоуправление. Партия наметила и осуществляет мероприятия, направ¬ ленные на всемерное развертывание демократии, привлечение самых ши¬ роких слоев населения к участию в управлении всеми делами страны, в
10 ПЕРЕДОВАЯ руководстве хозяйственным и культурным строительством. Партия отме¬ тила возрастание роли общественных организаций — профсоюзов, комсо¬ мола, различных массовых обществ и т. д., определила их главные задачи и направление деятельности в новый период развития нашей страны. Все большее значение в нашей жизни приобретает такой фактор, как обще¬ ственное мнение. У нас уже нет сейчас заключенных в тюрьмах по поли¬ тическим мотивам. Резко сокращен аппарат милиции, органов государ¬ ственной безопасности. У нас создаются такие новые общественные орга¬ ны, как народная милиция, товарищеские суды и т. д. Передача некоторых функций государственных органов общественным организациям должна, конечно, проводиться без торопливости. Переход отдельных функций от государственных органов к общественным организациям вовсе не озна¬ чает ослабления роли социалистического государства в строительстве коммунизма. Напротив, это б.удет способствовать расширению и укреп¬ лению политической основы нашего общества, дальнейшему развитию социалистической демократии. Важные достижения отмечены съездом в решении национального во¬ проса. Развитию национальной государственности, экономики и культу¬ ры, повышению роли республик в решении коренных вопросов народного хозяйства способствовали такие меры партии, как ликвидация вредных последствий культа личности, расширение прав союзных республик, пе¬ рестройка управления промышленностью, новый порядок планирования, правильное размещение производительных сил и эффективное исполь¬ зование природных ресурсов и т. д. На основе товарищеского сотруд¬ ничества и взаимопомощи развиваются экономика и культура всех социалистических наций, создаются условия для еще более тесного их сближеиия. Важное место в работе XXI съезда партии заняли вопросы коммуни¬ стического воспитания советских людей, особенно молодого поколения. Объективной основой воспитания является советский образ жизни, со¬ циалистический общественный строй. Господство марксистско-ленинской идеологии — такова идейная основа коммунистического воспитания на¬ шего народа. Сейчас, когда советский народ приступил к непосредствен¬ ному строительству коммунизма, особо важное значение приобретает коммунистическая сознательность самых широких масс трудящихся. Поистине грандиозные возможности открываются в связи с этим для деятельности наших кадров, работающих на фронте политического и культурного просвещения народа, в области печати, пропаганды, кино, радио, телевидения, литературы, искусства, науки и г. д. Партия обрати¬ ла внимание на необходимость решительной борьбы с пережитками капи¬ тализма в сознании людей, с проникающими из капиталистического мира в нашу среду чуждыми взглядами и буржуазной идеологией. На съезде решен также важный вопрос теории и практики — о пра¬ вильном сочетании принципа материальной заинтересованности в обще¬ ственном производстве и фактора коммунистической сознательности. Рас¬ пределение по труду обеспечивает материальную заинтересованность работников в результатах производства, стимулирует рост производи¬ тельности их труда и повышение квалификации, усовершенствование техники производства. Оно играет большую воспитательную роль, при¬ учает людей к социалистической дисциплине, делает труд всеобщим и обя¬ зательным. Но именно в связи и наряду с этим фактором все большее значение приобретает фактор моральный. Съезд обогатил теоретическую сокровищницу марксизма-ленинизма важным положением о том, что страны социализма будут переходить в высшую стадию коммунистического общества более или менее одновре¬ менно. В этом положении теоретически обобщено познание объективных закономерностей социалистического общества, особенно закона плано¬ мерного, пропорционального развития, действующего в социалистической
ПЕРЕДОВАЯ 11 системе хозяйства. Здесь учитывается также и опыт сложившихся тес¬ ных экономических, политических и идеологических связей между всеми социалистическими странами, решающее воздействие СССР и всего ла¬ геря социализма на всемирный ход исгории. На XXI съезде КПСС получили развитие и конкретизацию теоретиче¬ ские положения XX съезда о формах перехода различных стран к социа¬ лизму. Поскольку исторические условия в различных странах весьма раз¬ нообразны, постольку неизбежно своеобразие способов, приемов и форм осуществления общих закономерностей движения общества к коммуниз¬ му. Но главными и определяющими в развитии всех стран по пути к ком¬ мунизму являются общие для всех них закономерности, а не их особые проявления. «Марксизм-ленинизм,— говорил товарищ Н. С. Хрущев на XXI съезде партии,— требует умения применять теорию научного комму¬ низма к конкретным условиям каждой отдельной страны на различных этапах ее развития». Положение XXI съезда КПСС о том, что процессы со¬ циалистической революции и строительства социализма и коммунизма ос¬ новываются прежде всего на главных закономерностях развития, прису¬ щих всем странам, вступающим на путь социализма, является дальней¬ шим развитием положений, выдвинутых Декларацией Совещания пред¬ ставителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран, об особенном и общем в развитии стран к социализму. На XXI съезде КПСС получил также развитие вывод, сделан¬ ный XX съездом, о том, что нет фатальной неизбежности войны. Ход и развитие международных событий полностью подтвердили правильность этого вывода. XXI съезд КПСС указал, что экономические успехи Совет¬ ского Союза, рост экономического потенциала стран социалистического лагеря за семилетие окажут решающее воздействие на международную обстановку. За эти годы к семье народов, выступающих против войны, наверняка присоединятся новые страны, которые освободятся от им¬ периалистического рабства и получат возможность самостоятельно опре¬ делять свою судьбу. Укрепятся миролюбивые силы и внутри капитали¬ стических стран. В результате «еще до полной победы социализма на земле, при сохранении капитализма в части мира, возникнет реальная возможность исключить мировую войну из жизни общества». Самые твердолобые империалисты, и те поймут, что развязать войну против социалистических стран — значит ускорить крушение всей системы ка¬ питализма. Разумеется, пока сохраняется империализм, остается и серьезная угроза войны. Все это требует не ослаблять, а непрестанно усиливать бдительность, разоблачать происки империализма и решитель¬ но бороться за упрочение мира во всем мире. XXI съезд продемонстрировал возрастающее значение Коммунистиче¬ ской партии в строительстве коммунизма, в политическом и идейном ру¬ ководстве обществом, во всей многогранной хозяйственной и культурной жизни страны, а также в области упрочения межгосударственных отно¬ шений. XXI съезд еще больше укрепил идейно и сплотил организационно ряды партии, повысил ее боеспособность. Наша партия пользуется беспре¬ дельной любовью и уважением народных масс, она объединила под зна¬ менем своего учения весь советский народ. Коммунистическая партия выступает как смелый и энергичный, умелый и дальновидный строитель нового общества — коммунизма. XXI съезд партии — яркий образец творческой разработки вопросов теории и практики развернутого коммунистического строительства. Бога¬ тое идейное содержание работы съезда — новый выдающийся вклад в дальнейшее развитие марксизма-ленинизма. В решениях съезда теория и практика даны в тесной связи, в неразрывном единстве. Именно это не¬ разрывное единство марксистско-ленинской теории и революционной прак¬ тики позволило партии выработать общую стратегическую линию на бли¬ жайшее семилетие, всесторонне выражающую потребности общественно¬
12 ПЕРЕДОВАЯ го развития — от производства материальных благ до борьбы за прочный мир, от задач коммунистического воспитания до развития самых сложных проблем науки, искусства, культуры в целом. Замечательный образец творческого развития марксизма-ленинизма, единства теории и практики, данный XXI съездом, всколыхнул идейную жизнь во всех отраслях советской науки, в частности в области философ¬ ских наук. Перед философами поставлена задача глубокого изучения фактов жизни, их творческого анализа с помощью марксистско-ленин¬ ской методологии, смелой, безбоязненной постановки и решения новых проблем на основе тесной связи теории с практикой. За период, истекший после XX съезда, нам удалось сделать в этом направлении известные шаги. В научно-исследовательских работах, в преподавании философии больше стало конкретного, жизненного мате¬ риала. Но мы не можем успокаиваться на этом. Нам предстоит преодо¬ леть весьма еще живучие пережитки отрыва теории от практики, от жиз¬ ни. Иногда сама связь с жизнью отдельными философскими работниками понимается узко и однобоко, как простая регистрация и воспроизведение фактов, примеров. Схоластические, книжные представления о комму¬ низме довольно живучи среди теоретических работников. Но теперь они все резче вступают в столкновение с живой практикой строительства коммунизма. Оторванностью от жизни, с одной стороны, и слабым усвоением мар¬ ксистской теории — с другой, можно объяснить поверхностность, абстракт¬ ность, проявляемые некоторыми философами в теоретическом анализе новых явлений жизни. У нас еще слабо развито умение улавливать и осмысливать реальные, живые черты коммунизма, обнаруживающиеся уже в сегодняшнем созидательном труде рабочих, крестьян и интелли¬ генции, во всей жизни нашего общества. Необходимо давать более реши¬ тельный отпор разного рода беспредметным и бесплодным гаданиям о том, с чего начнется коммунистическое распределение благ, оракульским рассуждениям по десятистепенным вопросам жизни и быта, отвлекаю¬ щим людей от главных, основных проблем строительства коммунизма. Следует решительно осудить абстрактные и невежественные выска¬ зывания некоторых научных работников о том, что социалистический принцип распределения по труду означает якобы применение «буржуаз¬ ного права» в социалистическом обществе, выдвигаемые ими предложе¬ ния о переходе уже з настоящее время к равному распределению обще¬ ственных продуктов между всеми работниками. Маркс и Ленин, говоря об остатках «буржуазного права» при социализме, имели в виду пра¬ вовую форму, которая осталась от старого общества и исчезнет в усло¬ виях коммунизма. Но нельзя смешивать правовые формы с сущностью выражаемых ими общественных отношений. При капитализме распреде¬ ление происходит не по труду, а прежде всего по капиталу, регулируется законами стоимости, прибыли, земельной ренты. Социализм же, превра¬ тив средства производства в общественную собственность, полностью по¬ рывает в этом отношении с буржуазным правом. Принцип распределе¬ ния по труду является единственно разумным и справедливым принци¬ пом распределения при социализме. Философы должны трезво оценивать современную обстановку строительства коммунизма, поднимать новые, действительно важные проблемы, глубоко изучать реальные пути их раз¬ решения. Ученый—если, конечно, это не просто человек, который гонится за званием, а настоящий ученый — работает ради достижения определенных практических результатов, имеющих значение для жизни народа. Он с упорством ищет правильного ответа на новые вопросы жизни, с трепетом и нетерпением ожидает результатов своих научных трудов. Примером этого может служить жизнь многих и многих выдающихся ученых прошло¬ го, не говоря уже об ученых с марксистско-ленинским мировоззрением.
ПЕРЕДОВАЯ 13 Единство теории и практики, науки и жизни должно быть закреплено и организационно. И мы, работники теоретического фронта, можем одержать успехи, создать солидные научные труды только тогда, когда сознательно будем применять высший, решающий критерий истинности высказанных поло¬ жений — критерий практики, а не цитату. Мы должны культивировать и развивать вкус к изучению конкретной жизни, реальной действительно¬ сти, непосредственной практики, творчества народа по строительству но¬ вой жизни. Творческое развитие теории марксизма-ленинизма — таково главное требование к нашим теоретическим кадрам. Оно выдвигается всей со¬ временной эпохой. Каждый день развернутого строительства коммуни¬ стического общества в нашей Советской стране, строительства и заверше¬ ния строительства социалистического общества во всех странах мировой системы социализма ставит все новые и сложные задачи. Во всем мире происходят грандиозные изменения в социальной, политической и куль¬ турной жизни народов. Многие проблемы ставятся совершенно по-новому. Чтобы не отстать от жизни, от практики, учение марксизма-ленинизма должно творчески решать эти новые вопросы, обогащаться, развиваться и совершенствоваться, двигаться вперед. Партия требует, чтобы каждый научный коллектив, так же как и каж¬ дый завод, колхоз, район, область, край и республика, правильно опре¬ делил те рубежи, которых ему предстоит достигнуть на своем участке деятельности, чтобы своим трудом активно участвовать в выполнении и перевыполнении семилетнего плана. «Именно решению таких совершен¬ но конкретных задач,— говорил на съезде товарищ Н. С. Хрущев,— долж¬ на быть теперь подчинена организаторская и идеологическая работа пар¬ тийных организаций». В соответствии с этим каждому коллективу науч¬ ных сотрудников и преподавателей необходимо строго определить тот круг проблем и вопросов, которые он будет разрабатызать в ближайшее время, чтобы именно на этих работах сосредоточить все свое внимание и силы. XXI съезд поднял на новую высоту все наше марксистско-ленинское учение: диалектический и исторический материализм, политическую эко¬ номию, теорию научного коммунизма. Творчески развивая марксистско-ленинское учение, XXI съезд КПСС обогатил теорию и практику мирового революционного движения, строи¬ тельства социализма и перехода к построению коммунистического обще¬ ства. Решения съезда дают партии и народу глубокое знание конкретных путей построения коммунизма, идейно вооружают советский народ, во¬ одушевляют его на новые трудовые подвиги. Они умножают силы работ¬ ников теоретического фронта, зовут их к творческой разработке марксист¬ ско-ленинской теории в неразрывной связи с грандиозным, величествен¬ ным планом развернутого строительства коммунизма в СССР, с борьбой народов за мир, демократию и социализм во всем мире.
Строительство коммунизма и некоторые проблемы марксистской этики А. Ф. ШИШКИН XXI съезд КПСС характеризует новый этап развития нашей страны как период развернутого строительства коммунистического общества. Главными задачами этого периода являются создание материально-тех¬ нической базы коммунизма, дальнейшее укрепление экономической и обо¬ ронной мощи нашей Родины, все более полное удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей советского народа. «Контрольные цифры развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы», утвер¬ жденные съездом, в предельно конкретном виде выражают эти задачи, наглядно свидетельствуют об их величии. В предстоящем семилетии будет сделан решающий шаг в создании материально-технической базы коммунизма, в обеспечении победы СССР в мирном экономическом соревновании с капиталистическими странами. В связи с этим съезд подчеркивает исключительно важное значение коммунистического воспитания трудящихся. В докладе Н. С. Хрущева на съезде успешное выполнение планов коммунистического строительства поставлено в прямую связь с повышением сознательности масс, с их ком¬ мунистическим воспитанием. «Вся идеологическая работа нашей партии и государства,— говорит Н. С. Хрущев,— призвана развивать новые каче¬ ства советских людей, воспитывать их в духе коллективизма и трудолюбия, социалистического интернационализма и патриотизма, высоких принципов морали нового общества, в духе марксизма-ленинизма... Нужно развивать у советских людей коммунистическую нравственность, в основе которой лежит преданность коммунизму и непримиримость к его врагам, сознание общественного долга, активное участие в труде на благо общества, добро¬ вольное соблюдение основных правил человеческого общежития, товари¬ щеская взаимопомощь, честность и правдивость, нетерпимость к наруши¬ телям общественного порядка». В докладе Н. С. Хрущева ставится вопрос о том, что необходимо обратить особое внимание на воспитание подрастающего поколения в духе коммунизма, приближение школы к жизни, соединение обучения с производительным трудом, овладение научными знаниями, накопленны¬ ми человечеством, а также на преодоление пережитков капитализма в сознании людей и развертывание непримиримой борьбы с враждебной буржуазной идеологией. Эти положения кратко формулируют целую программу работы в об¬ ласти коммунистического воспитания трудящихся — программу, которая и применении к задачам школы получила детальную разработку в тезисах ПК КПСС «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем раз¬ витии народного образования в стране», единодушно поддержанных тру¬ дящимися и одобренных Верховным Советом СССР, принявшим в связи с этим важное решение. В настоящей статье мы рассмотрим в свете изложенных в докладе Н. С. Хрущева и в документах съезда положений о строительстве комму¬
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 15 низма, о коммунистическом воспитании трудящихся некоторые актуаль¬ ные проблемы марксистской этики как теории коммунистической нрав¬ ственности. 1. Коммунизм как нравственный идеал, воплощаемый в жизнь Борьба за новое общество является и борьбой за нового человека. Опыт этой борьбы подтвердил положение марксизма о том, что массовое изменение людей, освобождение их от пороков старого общества возможно лишь в практической борьбе, в революции, в ходе строительства нового общества. Строй социализма, уничтожив эксплуатацию и все виды соци¬ ального гнета, создал такие общественные отношения, которые обусло¬ вили громадный скачок в нравственном развитии человечества. В «Кон¬ трольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 го¬ ды» подчеркивается, что «вместо присущей буржуазному обществу экс¬ плуатации человека человеком при социализме на базе социалистической общественной собственности установились взаимопомощь и сотрудничество в совместном труде равноправных и свободных членов общества, глу¬ боко заинтересованных в развитии народного хозяйства и культуры, со¬ знающих, что это развитие всецело зависит от результатов их труда. На смену конкуренции, частному предпринимательству и зверской эксплуата¬ ции человека человеком пришли новые, подлинно гуманистические отно¬ шения между людьми социалистического общества — отношения товари¬ щеского соревнования и сотрудничества, поддержки друг друга в труде, отношения, дающие простор развитию творческой инициативы, активно¬ сти, талантов и способностей широких народных масс». Переход к коммунизму, создание его материально-технической базы будет означать дальнейшее развитие гуманистических отношений между людьми. Развивая социалистическое производство и культуру, наше об¬ щество идет к уничтожению существенного различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, а следовательно, к дальнейшему развитию всестороннего сотрудничества между людьми, где бы они ни работали — в промышленности или в сельском хозяйстве, в сфере материального производства или в области духовной культуры. Общество все больше создает предпосылки для полного удовлетворе¬ ния материальных и культурных потребностей трудящихся, для всесто¬ роннего развития человеческой личности. «Вместе со всесторонним раз¬ витием людей труд станет все больше превращаться в их первейшую жизненную потребность» (Доклад Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС). Всестороннее развитие личности — это прежде всего подготовка лю¬ дей, которые могут заниматься и производством материальных благ и созданием духовных ценностей. Коммунизм, уничтожая существенное раз¬ личие между умственным и физическим трудом, не означает уничтожения физического труда. Напротив, он будет приобщать молодое поколение к посильному физическому труду в самых разнообразных формах, и это будет основным условием подготовки людей, которые умеют все делать. Подготовка людей, умеющих все делать, не означает, что мы исхо¬ дим из предположения, будто каждому человеку присущи одинаковые способности к любому виду деятельности. Каждый человек будет участво¬ вать в производстве материальных ценностей. Труд станет для каждого жизненной потребностью. В то же время каждый человек будет иметь время для занятий наукой, искусством, спортом или другим делом, к ко¬ торому он чувствует особую склонность. Развитие общества к коммунизму пойдет по пути уничтожения старого разделения труда, профессиональной узости и замкнутости, но это не будет означать уничтожения всяких раз¬ личий между профессиями, а следовательно, отказа от культивирования особых дарований. Маркс разделял идею старых социалистов о том, что в будущем обществе не каждый может стать Рафаэлем, но каждый, в’ ком
16 А. Ф. ШИШКИН сидит Рафаэль, будет иметь возможность свободного развития своих спо¬ собностей. Наши враги говорят, что социализм, коммунизм ведут к духовному обеднению личности. Но это клевета. Развитие нашего общества ведет ко все большему духовному обогащению личности, невиданному во все прошлые времена. Социализм, коммунизм уничтожают характерные для старого общества и отраженные в идеологии абсолютные границы в обла¬ сти духовных ценностей, то есть отрыв моральных ценностей от эстетиче¬ ских и научных, отрыв области добра от истины и красоты, так же как они уничтожают отрыв теории от практики, умственного труда от физи¬ ческого. Это ведет к громадному ускорению в развитии не только произ¬ водственной, но и духовной деятельности широчайших масс трудящихся. Уничтожение старого разделения «ценностей» применительно к личности означает воспитание такой личности, в которой должны гармонически со¬ четаться духовное богатство, моральная чистота и физическое совер¬ шенство. В гармоническом единстве с физическим совершенством и духовным богатством личности будет, следовательно, развиваться и ее нравствен¬ ный облик. По мере того, как черты коммунизма становятся все зримее, по мере того, как развиваются все больше коммунистические формы тру¬ да, организации производства, общественные формы удовлетворения по¬ требностей граждан и др., все больше раскрывается и гуманистическая нравственная природа коммунизма. Коммунизм означает высшую ступень гармонии личного блага человека с благом всех, расцвет человеческой солидарности, взаимопомощи, сотрудничества, расцвет человеческой лич¬ ности. Он обеспечивает дальнейшее развитие человеческой свободы как в смысле контроля людей над силами природы и над своими обществен¬ ными отношениями, так и в смысле их контроля над самими собой, над своими поступками. Основные правила человеческого общежития в усло¬ виях коммунизма будут соблюдаться всеми людьми по привычке, и это будет великой нравственной победой нового общества. Эта гуманистическая природа коммунизма и делает его величайшим нравственным идеалом эпохи, высшим мерилом нравственности. Громад¬ ное нравственное влияние коммунистического идеала проявляется в актив¬ ном участии миллионов в строительстве новой жизни как в нашей стране, так и других странах социалистического лагеря. Оно проявляется в тру¬ довом энтузиазме, в заботе об общих интересах, об общем счастье. Оно проявляется в повседневных действиях и поступках людей. Лучшим образ¬ цом нравственного поведения являются такие действия и поступки людей, которые нераздельно связаны с движением к коммунизму, находятся в гармонии с ним, с его целью и насущными задачами. Эта мысль стала достоянием широких масс трудящихся, которые стремятся руководствоваться ею в повседневной жизни и деятельности. Именно поэтому в настоящее время рабочие, борясь за повышение про¬ изводительности труда, ставят своей задачей не только по-коммунисти¬ чески работать, но и по-коммунистически жить. Работать по-коммунисти¬ чески теперь нельзя без постоянной заботы трудящегося о росте своей ква¬ лификации, своих знаний, своей культуры. С другой стороны, невозможно стремиться работать по-коммунистически, не совершенствуя свои отно¬ шения к людям, не борясь за соблюдение правил общежития и норм мо¬ рали, против старых привычек подневольных людей, которые искали забве¬ ния в алкоголизме, разгуле и т..п. Такого рода трехсторонние обязатель¬ ства (творчески работать и повышать производительность труда; система¬ тически учиться; быть на уровне высоких требований коммунистической нравственности) принимают на себя бригады коммунистического труда, созданные нашей молодежью накануне XXI съезда КПСС. Обязательства такого рода порождены новыми условиями жизни нашего общества, пе¬ риодом развернутого коммунистического строительства.
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 17 Рождение бригад коммунистического труда, соревнование между про¬ изводственными коллективами за право называться коллективами комму¬ нистического труда является делом громадной важности именно потому, что оно означает добровольное стремление трудящихся ускорить преобра¬ зование общества и человека в коммунистическом духе. Изучать этот новый почин трудящихся, изучать процесс нравственного формирования людей в коллективах коммунистического труда, всемерно поддерживать этот почин и все другие начинания такого рода, показывать их значение в свете великого коммунистического идеала, на наших глазах становящегося действительностью,— в этом состоит одна из важнейших задач наших идеологических работников, в частности тех, кто занимается научной или пропагандистской работой в области марксистско-ленинской этики. 2. Воспитание трудового отношения к коммунизму и коммунистического отношения к труду Главное, что характеризует бригады коммунистического труда и все другие проявления творческой инициативы масс в развитии народного хозяйства,— это трудовое отношение к коммунизму и коммунистическое отношение к труду. Труженики страны социализма понимают, что комму¬ низм не придет сам по себе, что необходима напряженная работа по со¬ зданию материально-технической базы коммунизма и изобилия предметов потребления. Само коммунистическое общество также не является без¬ мятежной идиллией, где люди перестают трудиться (предоставив это ма¬ шинам) и лишь наслаждаются созданной ими гармонией человеческих отношений, где нет никаких трудностей, а следовательно, не нужны такие качества, как воля к преодолению трудностей, настойчивость, упорство, мужество, смелость и т. д. Такое обывательское представление ничего общего не имеет с реаль¬ ным коммунизмом, который вырастает из социализма. Коммунизм — об¬ щество творческого труда — не совместим с праздностью. Как переход к коммунизму, так и развитие его предполагают воспитание трудолюбивых людей, способных преодолевать препятствия, творчески участвовать в развитии общества. Воспитание таких людей возможно лишь в самом труде, в практической борьбе за выполнение сложных задач строительства нового общества, за создание новой организации и дисциплины труда. Лучшие умы человечества задолго до Маркса и Энгельса высказы¬ вали мысль о том, что производительный труд является основанием обще¬ ственной нравственности '. Но только марксизм на основе материалистиче¬ ского понимания истории сумел дать научное обоснование происхождения и развития нравственности, показать связь морального прогресса с жизнью народных масс, с их трудом, их борьбой за свое освобождение. Народные массы являются творцами всех материальных и моральных цен¬ ностей человечества. С тех пор как труд стал объектом эксплуатации, мо¬ ральный прогресс общества состоял прежде всего в борьбе за освобожде¬ ние труда. «Нравственность служит для того, чтобы человеческому обще¬ ству подняться выше, избавиться от эксплуатации труда»,— говорил В. И. Ленин (Соч., т. 31, стр. 269). Передовая педагогическая мысль давно уже показала значение про¬ изводительного труда для воспитания подрастающего поколения и тре¬ бовала соединения обучения с трудом. Но она имела в виду главным обра¬ зом труд крестьянина или ремесленника в мелком, индивидуальном произ¬ водстве. Социалисты-утописты мечтали о соединении обучения с произ¬ водительным трудом в общественных мастерских или сельскохозяйствен- 1 Ж.-Ж. Руссо, например, писал в своем «Эмиле»: «Труд является... неизбежной обязанностью общественного человека. Будь он богат или беден, могуществен или бес¬ силен, всякий праздный гражданин является вором» (цит. по кн. Н. К. Крупской «Из¬ бранные педагогические произведения». 1955, стр. 74). 2. «Вопросы философии» № 2.
18 А. Ф. ШИШКИН ных ассоциациях. Основоположники марксизма поставили идею соедине¬ ния обучения с производительным трудом на реальную почву борьбы за социализм. При социализме воспитательная роль труда неизмеримо возрастает, ибо труд здесь является добровольной совместной деятельностью людей, работающих на себя, на свое общество, и осуществляется при коренном улучшении условий трудовой деятельности. Если в «закаляющей школе» труда на капиталистической фабрике, несмотря на тяжкие условия, вос¬ питывались мужественные люди, способные преодолевать трудности и сообща бороться против капитализма, то труд на социалистическом пред¬ приятии, соединенный с наукой и культурой, становится школой воспи¬ тания всесторонне развитого коммунистического человека, который видиг в труде дело общественного значения и трудится на общую пользу в силу жизненной потребности. «Коммунизм начинается там,— писал В. И. Ленин в 1919 году,— где проявляется самоотверженная, преодолевающая тяжелый труд, забота рядовых рабочих об увеличении производительности труда, об охране каждого пуда хлеба, угля, железа и других продуктов, достающихся не работающим лично и не их «ближним», а «дальним», т. е. всему обществу в целом» (Соч., т. 29, стр. 394). В заботе не о себе и не о «ближнем» только (как учит, например, хри¬ стианская мораль), а о «дальнем», то есть в заботе об общественных инте¬ ресах, и состоит нравственное содержание коммунистического отношения к труду и к общественной собственности. Воспитание такого отношения ко всякому полезному труду, в особенности к физическому труду, в подра¬ стающем поколении является делом громадного значения и стоит в центре воспитательной работы партии. В. И. Ленин говорил, что мы должны всякий труд «построить так, чтобы каждый рабочий и крестьянин смот¬ рел на себя так: я — часть великой армии свободного труда и сумею сам построить свою жизнь без помещиков и капиталистов, сумею установить коммунистический порядок» (Соч., т. 31, стр. 274). Вот это осознание себя членом великой армии труда и хозяином социалистического произ¬ водства, бережливо относящимся к народному добру, строящим комму¬ нистический порядок, и есть то нравственное убеждение, которое надо воспитывать у молодежи. Воспитывать же его можно прежде всего в условиях производительного труда социалистического коллектива. Творцы марксизма указывали, что соединение обучения с произво¬ дительным трудом в социалистическом обществе будет «методом повыше¬ ния общественного производства» и «методом создания всесторонне раз¬ витых людей». В. И. Ленин говорил, что молодежь должна учиться стро¬ ить коммунизм, усваивая и перерабатывая все богатства человеческой культуры и связывая каждый шаг своего образования с производительным трудом. «Только в труде вместе с рабочими и крестьянами можно стать настоящими коммунистами»,— говорил В. И. Ленин, обращаясь к моло¬ дежи. Когда все увидят, что наша молодежь умеет по-новому учиться и трудиться, «народ будет смотреть на труд не так, как на него смотрели прежде» (там же, стр. 273). В соединении обучения с производительным трудом Ленин видел не только средство воспитания самой молодежи в духе коммунистической нравственности, но и способ влияния на широкие массы трудящихся, на развитие нового отношения к труду. Соединение обучения с производительным трудом означает не только работу в школьных мастерских и учебно-опытных хозяйствах, но также работу на социалистических заводах и полях. Важно, чтобы в процессе производительного труда учащиеся чувствовали себя не только учени¬ ками, но и работниками, отвечающими за свой труд. Эту мысль система¬ тически подчеркивал в своих работах известный советский педагог А. С. Макаренко. Он считал необходимым, чтобы воспитание учащихся в общеполезном, посильном для их возраста труде происходило в настоя-
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 19 щем рабочем порядке. Это значит, что учащиеся, как и рабочие, произво¬ дят нужные вещи, бережно относятся к орудиям труда и материалу, отве¬ чают за свою работу перед коллективом, приучаются к дисциплине. В та¬ кой обстановке воспитываются те нравственные качества, которые мы ценим: трудолюбие, бережное отношение к общественной собственности, чувство долга и ответственности за свой труд и др. Опыт участия учащейся молодежи в производительном труде рабо¬ чих и крестьян на целинных землях, в колхозах, на работах по благо¬ устройству городов и поселков показывает, что такое участие имеет гро¬ мадное значение не только с точки зрения народнохозяйственных потреб¬ ностей, но и для правильного нравственного воспитания молодежи. Моло¬ дежь знакомится с жизнью, учится уважать труд рабочих и крестьян, вырабатывает в себе трудовое отношение к коммунизму, закаляется физи¬ чески, приучается к дисциплине труда и т. д. Трудовому воспитанию, несомненно, способствует также организация самообслуживания в учеб¬ ных заведениях и в общежитиях (уборка, дежурство в гардеробе, участие в ремонте помещений и т. д.). Учащиеся больше дорожат дисциплиной и порядком в помещениях, когда они все делают сами, а не полагаются на обслуживающий персонал. Всякий общественно полезный труд воспитывает характер человека. Но особенно большое значение для воспитания характера имеет произво¬ дительный труд рабочих и крестьян. Давно уже замечено, что у людей, с ранних лет участвующих в производительном труде рабочих и крестьян, раньше развивается та самостоятельность и твердость характера, которой так часто не хватает людям, не прошедшим такой школы труда. В. И. Ленин говорил, что одним из свойств образованных людей является разгильдяйство, небрежность, нервная торопливость, склонность заменять дело дискуссией, браться за все и ничего не доводить до конца. Это свой¬ ство образованных людей, говорил Ленин, вытекает «вовсе не из их дур¬ ной природы, тем менее из злостности, а из всех привычек жизни, из обстановки их труда, из переутомления, из ненормального отделения ум¬ ственного труда от физического и так далее и тому подобное» (Соч., т. 26, стр. 373). Правда, В. И. Ленин имел здесь в виду образованных людей прошлого, но ведь у образованных людей нашего времени, если они нико¬ гда не знали школы физического труда, атмосферы трудового коллектива, могут быть и бывают такие же недостатки характера, которые оказывают определенное отрицательное влияние на нравственный облик человека. Мероприятия партии, направленные на укрепление связи школы с жизнью, на соединение обучения с производительным трудом, помогут не только готовить членов общества, пригодных к полезной деятельности, но и воспитывать молодежь в духе уважения к труду, лучше решать за¬ дачу воспитания людей, преданных общему делу, твердых, настойчивых, способных, невзирая на трудности, доводить любую работу до конца. Помогать практическому решению этих мероприятий и теоретически обобщать опыт коммунистического (в том числе нравственного) воспита¬ ния подрастающего поколения в новых условиях труда и учебы — в этом состоит одна из важнейших задач наших философских кадров, занимаю¬ щихся разработкой вопросов этики. 3. Сочетание личных и общественных интересов Но вопрос о роли производительного труда в нравственном воспита¬ нии молодежи тесно связан с вопросом о мотивах или стимулах, побуж¬ дающих к труду. В связи с этим необходимо остановиться в этическом плане на проблеме сочетания личных и общественных интересов в усло¬ виях социализма. Старая этика не могла решить эту проблему, потому что в антагони¬ стическом обществе невозможна настоящая человеческая общность между
20 А. Ф. ШИШКИН людьми. Скроенная по мерке этого общества, старая этика исходила из отдельного абстрактного индивида и для согласования враждующих чело¬ веческих интересов апеллировала либо к богу, либо к абстрактному разуму. Даже лучшие представители философско-этической мысли про¬ шлого запутывались в противоречиях, пытаясь решать эту проблему с позиций абстрактного, внеисторического индивида. Марксизм исходит не из абстрактного индивида, а из реальных об¬ щественных отношений, которые формируют индивида. Проблему сочета¬ ния личных и общественных интересов он ставит поэтому на почву кон- кретно-исторических условий. Действует ли индивид, исходя из своего част¬ ного интереса, или он исходит прежде всего из общественного интереса,— это зависит от исторических условий, от характера общественного строя, от положения и роли определенного класса и т. д. Великое преимущество со¬ циализма перед капитализмом в том и состоит, что он уничтожил старый антагонизм между личностью и обществом и создал объективные основы для воспитания массы людей в духе солидарности, коллективизма, заботы об общественных интересах, гармонического сочетания личных интересов с общественными. Само понятие личного и общественного интереса в условиях социа¬ лизма наполняется новым содержанием. Личные интересы труженика (прежде всего его материальные и культурные потребности), конечно, ра¬ дикально отличаются от хищнических интересов капиталиста, от жажды частнособственнического накопления, свойственной также массе мелких производителей. Равным образом общественный интерес при социализме радикально отличается от «общего интереса», который проповедуют идео¬ логи буржуазии. «Общий интерес» в условиях буржуазного господства есть на деле классовый интерес буржуазии и является для рабочих и трудящихся ил¬ люзорным общим интересом. Поскольку этот «общий интерес» имеет в ви¬ ду сохранение и увековечение устоев буржуазного общества, рабочие и трудящиеся вступают рано или поздно во враждебное отношение к нему. Реальный общественный интерес трудящихся связывает их вместе лишь для борьбы против буржуазного строя, против общих интересов господ¬ ствующего класса. В борьбе рабочих против капитала развивается их со¬ лидарность, сплоченность, преданность общему делу. Но общий интерес здесь еще не является интересом совместной деятельности, общего труда. Что касается совместной деятельности трудящихся, то она, приняв в усло¬ виях капитализма обобществленный характер, все же не является их об¬ щим интересом, поскольку она «возникает не добровольно, а стихийно, представляется данным индивидам не как их собственная объединенная сила, а как некая чуждая, вне их стоящая власть» (К- МарксиФ. Эн¬ гельс. Соч., т. 3, стр. 33). Эта власть — капитал, высасывающий соки из рабочих. Рабочий на капиталистической фабрике не знает другого сти¬ мула к труду, кроме «дисциплины голода». При социализме, напротив, реальным общим интересом людей являет¬ ся именно интерес их совместной деятельности, строительства нового об¬ щества, развитие которого ведет к возрастающему удовлетворению мате¬ риальных и культурных потребностей работников. Удовлетворение личных интересов (материальных и культурных потребностей) каждого работни¬ ка зависит от роста общественного хозяйства, от количества и качества труда работника в общественном хозяйстве. Социализм, применяя прин¬ цип оплаты по труду, создает личную материальную заинтересованность работника в результате своего труда, связывает этот личный интерес с об¬ щественным интересом в самой основе общества — в экономической жизни. Он создает поэтому новую дисциплину труда — сознательную со¬ циалистическую дисциплину. Иногда спрашивают, не противоречит ли личный материальный инте- рес, вытекающий из социалистического принципа оплаты по труду, требо-
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЕ ЭТИКИ 21 ванию служения общественным интересам? Не будет ли мораль, взываю¬ щая к долгу, бессильной против личного интереса, не выродится ли она в лицемерие? Другие, констатируя это «противоречие», говорят о необхо¬ димости «нажать» на моральное воздействие, чтобы исправить «отрица¬ тельные» стороны принципа распределения при социализме. Но те, кто рассуждает так, забывают, что при социализме для массы людей личный интерес — это интерес не частного собственника, а труже¬ ника, что личная материальная заинтересованность, вытекающая из эко¬ номических основ социализма, служит рычагом подъема общественного хозяйства, повышения производительности труда в общественном произ¬ водстве, средством борьбы против недобросовестного отношения к труду, средством воспитания в духе социалистической дисциплины труда. Она не мешает, а содействует развитию коммунистических методов строи¬ тельства нового общества, развитию различных форм социалистического соревнования, которое оказывает могучее влияние на развитие промыш¬ ленности и сельского хозяйства. Без такой личной заинтересованности в результатах своего труда нельзя подвести десятки миллионов людей к коммунизму, говорил В. И. Ленин. Именно потому, что личный интерес труженика в основном и решаю¬ щем не противоречит общественному интересу, а поставлен на службу ему (что возможно лишь в обществе, где существует общественная собствен¬ ность на средства производства), именно поэтому моральные требования солидарности, преданности общему делу борьбы за коммунизм не только не расходятся с жизнью, а имеют великое жизненное значение и прочно вошли в сознание широчайших народных масс. «В социалистическом обще¬ стве,— говорил на XXI съезде КПСС Н. С. Хрущев,— все выше подни¬ мается трудовой энтузиазм людей, все большее значение приобретают моральные стимулы к труду». Это отнюдь не исключает, а, напротив, предполагает систематическую работу по повышению сознательности масс, по их коммунистическому вос¬ питанию, по преодолению индивидуалистических, частнособственнических привычек и традиций, оставшихся в наследие от старого общества. Как материалисты, мы знаем, что сознание масс отстает от об¬ щественного бытия, что в силу этого при социализме существуют и при определенных условиях могут оживляться пережитки капитализма в со¬ знании людей, что у некоторых членов общества личный интерес выступает как эгоистический интерес, что среди нас есть шкурники и карьеристы, есть также люди, которые еще не доросли до сознания общественного значения своей работы и выполняют ее ровно настолько, насколько это необходимо для получения заработка. Можно встретить и среди молоде¬ жи лиц, которые избегают тяжелой и трудной работы, ищут «легкой жизни», протекции и т. д. Глупо думать, что явления этого рода имеют свои корни в природе социализма или специально в принципе распреде¬ ления по труду. Здесь налицо старые, неизжитые традиции либо проник¬ новение чуждой нам буржуазной идеологии, а рядом с этим недостатки воспитания, отрыв от серьезного труда, от здорового трудового коллек¬ тива и т. п. В недавно вышедшей повести молодого писателя Анатолия Кузнецова «Продолжение легенды» обрисованы два пути, которыми пошли в жизнь два молодых человека: один — путь труда, преодоления трудностей; дру¬ гой — путь легкой жизни благодаря «заботе» обеспеченных родителей. Разве юноша, ставший на второй путь, попал на него благодаря давлению неустранимых обстоятельств, имеющих корни в природе социализма? Нет, ему очень «облегчили» жизнь его родители, и он привык к этому. Он не мог желать иных путей в жизни, чем те, которые были проложены для пего родителями, не мог искать иных друзей, кроме таких же, как сам, бездельников и эгоистов. Недостатки и извращения в семейном воспитании часто приводят к
22 А. Ф. ШИШКИН тому, что молодые люди с ранних лет становятся индивидуалистами и эгоистами, для которых на первом плане всегда «мое»: мои интересы, мои вкусы, мои переживания, мои вещи. Такие люди уверены, что забо¬ титься надо только о себе, а не о других, что другие существуют толь¬ ко для них. Нельзя не отметить в этой связи громадного значения мер, намеченных в решениях съезда, по повышению роли государства и общества в воспитании детей (строительство школ-интернатов, детских яслей и др.). Вместе с тем необходимо шире развертывать воспитательную работу среди всей массы трудящихся, бороться с индивидуалистическими пере¬ житками капитализма в сознании людей. Последовательное проведение принципов социалистического хозяйствования (принципа оплаты по труду и связанного с ним строгого контроля за мерой труда и мерой потребле¬ ния) должно дополняться работой по повышению сознательности трудя¬ щихся, нашей молодежи. Громадную роль здесь играет пропаганда мар¬ ксистско-ленинского мировоззрения, усвоение — в теории и на практике — героических традиций нашей партии, изучение жизни и деятельности ее руководителей, великого Ленина, чья жизнь была подвигом во имя Ро¬ дины и человечества. Необходимо использование силы передового при¬ мера в повседневном труде, критики и самокритики, морального поощре¬ ния или порицания в зависимости от отношения к труду, к общественным требованиям и т. д. Вся эта работа должна быть теснейшим образом свя¬ зана с жизнью, со всей работой партии и государства по укреплению со¬ циалистической экономики и культуры. Из сказанного следует, что нельзя считать правильным тот взгляд, будто воспитательная работа призвана исправлять «отрицательные сторо¬ ны» принципа распределения по труду. Этот принцип не нуждается в ис¬ правлении. Он является необходимым на первой стадии коммунизма и обеспечивает справедливое распределение продуктов общественного труда между всеми работниками социалистического общества. Он служит делу подведения масс к коммунизму, где все члены общества будут видеть в труде источник радости и трудиться по способности, а получать по потреб¬ ности благодаря более высокому уровню развития производительных сил и изобилию предметов потребления. Той же задаче подведения к комму¬ низму служит и вся наша воспитательная работа, развивающая комму¬ нистическое сознание членов общества, содействующая превращению тру¬ да в первейшую жизненную потребность. «В силу материальной заинте¬ ресованности, в результате роста сознательности, в силу привычки труд становится жизненной потребностью миллионов трудящихся социалисти¬ ческого общества» (Доклад Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС). Но если неправильно видеть в принципе оплаты по труду и личной материальной заинтересованности какое-то препятствие для воспитания масс в духе общественных интересов, то еще более неправильно утверж¬ дать, как это делают наши враги, что социализм не считается с индиви¬ дуальными стремлениями, желаниями, намерениями людей и т. д. Выдви¬ гая на первый план общественный интерес, социализм исходит из прове¬ ренного на историческом опыте положения марксизма о том, что только в условиях подлинной, то есть социалистической, коллективности личные ин¬ тересы людей становятся разумными, освобождаются от унижающей че¬ ловека страсти к наживе, себялюбия, эгоизма и т. д. и удовлетворяются лучше всего. Мы уже показали выше, какие перспективы открываются для интел¬ лектуального, физического и нравственного развития личности в предстоя¬ щий период. Семилетний план развития народного хозяйства СССР еще раз наглядно свидетельствует о том, что законом развития социалистиче¬ ского общества является забота о росте благосостояния трудящихся, за¬ бота о человеке (независимо от пола, нации, цвета кожи и т. д.), об усло¬ виях его труда и быта, о его здоровье, о развитии его способностей и
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 23 дарований, о наиболее полном удовлетворении его интересов и потреб¬ ностей. Едва ли можно переоценить великое гуманистическое значение наме¬ ченных партией новых мер по поднятию заработной платы низкооплачи¬ ваемым рабочим и служащим, по повышению минимальных пенсий, вос¬ питанию детей и созданию новых условий для общественного применения творческих сил женщины, по улучшению бытового и медицинского обслу¬ живания, по переходу на сокращенный рабочий день и пятидневную рабо¬ чую неделю. Все эти меры имеют сами по себе громадное воспитательное значение. Капиталистическое общество не заботится о человеке и застав¬ ляет его рассчитывать лишь на свои силы. Напротив, в условиях социа¬ лизма человек с ранних лет до глубокой старости чувствует заботу со стороны общества. Он развивает в этих условиях свою общественную природу, приучается чувствовать себя членом социалистического коллек¬ тива и ставить на первый план общественные интересы. С другой сторо¬ ны, общество, заботясь о человеке, предъявляет определенные требования к нему, к его отношению к труду, к его поведению в быту. Неотъемлемой стороной заботы о человеке в любом нашем социалистическом коллективе является требовательность к человеку, критика его недостатков, воспи¬ тание его в духе уважения к принципам и нормам жизни нашего коллек¬ тива, борьба с нарушением норм общественного порядка и правил социа¬ листического общежития. По отношению к злостным нарушителям этих норм необходимы и меры принуждения. Но в условиях роста материаль¬ ного благосостояния трудящихся и их сознательности главную и все воз¬ растающую роль в борьбе против нарушений общественного порядка играют меры убеждения, морального влияния, предупреждения наруше¬ ний. Вопросы обеспечения общественного порядка все больше становятся делом общественных организаций, общественного воздействия, воспитания. Такое воспитание возможно лишь в обществе, которое, уничтожив клас¬ совые антагонизмы, уничтожило тем самым антагонистический характер отношения личности к обществу и создало подлинную коллективность, способствующую развитию нравственной личности. Задача философов состоит в том, чтобы в ходе практической работы в массах изучать, каким образом реализуется сочетание личных интересов с общественными, как воспитательная деятельность коллектива содей¬ ствует этому сочетанию, преодолевает эгоистические, индивидуалистиче¬ ские пережитки в сознании и поведении людей, предупреждает нарушения норм нашей морали и права, развивает коммунистическое сознание чле¬ нов общества. Лучший опыт, теоретически осмысленный, должен стать достоянием всех наших кадров, ведущих организаторскую и воспитатель¬ ную работу в массах. 4. О нравственном долге В свете моральных требований, подчеркнутых в докладе Н. С. Хру¬ щева на XXI съезде КПСС, новым содержанием наполняются категории долга, совести, чести и др. Разработка этих категорий на основе опыта нравственного формирования людей в ходе строительства коммунизма является одной из важных задач марксистской этики. Остановимся здесь только на первой из названных категорий — на понятии нравственного долга. Известно, что марксистская этика видит источник долга (обществен¬ ного долга в широком смысле слова) в объективно назревших потребно¬ стях прогрессивного развития общества. Марксистская партия на каждом этапе борьбы раскрывает обязанности борцов за коммунизм и всех пере¬ довых людей, добивается, чтобы эти обязанности были поняты, как мо¬ ральный долг борцов. В 1920 году в речи на III съезде комсомола В. И. Ленин показал, в
24 А. Ф. ШИШКИН чем состоял долг молодежи в тогдашней обстановке. Указав общую пер¬ спективу борьбы за коммунизм, связанную с созданием высшей техники, с электрификацией и т. д., он тут же охарактеризовал насущные практиче¬ ские задачи, которые должна решить молодежь. Страна у нас неграмот¬ ная, говорил он молодежи, возьмитесь за дело ликвидации неграмотно¬ сти, добивайтесь превращения России неграмотной в грамотную страну. Это нелегко сделать, но если все за это возьмутся, успех будет обеспечен, и вы проявите себя настоящими комсомольцами, коммунистами. У нас ма¬ ло продуктов, на фабриках и заводах голод. Немедленно возьмитесь за ра¬ боту на пригородных огородах, увеличивайте их площадь, проявляйте ини¬ циативу, добивайтесь результатов, и тогда любой трудящийся поверит, что вы настоящие комсомольцы, коммунисты. «Быть членами Союза молоде¬ жи, значит вести дело так, чтобы отдавать свою работу, свои силы на об¬ щее дело. Вот в этом состоит коммунистическое воспитание»,— говорил Ленин, обращаясь к молодежи (Соч., т. 31, стр. 272). С тех пор Советская страна сделала гигантский шаг вперед. Она осу¬ ществила создание социалистического общества и развернутым фронтом движется к коммунизму. Перед ней открывается грандиозная перспектива дальнейшего подъема экономики и культуры, повышения материального и культурного уровня трудящихся. Но эти задачи требуют мобилизации новых усилий народа, трудового подвига. Долг советских людей, совет¬ ской молодежи, как и прежде, состоит в том, чтобы отдавать свои знания, свои силы на общее дело народа — на освоение новых районов, на строи¬ тельство новых заводов, атомных, тепловых и гидроэлектростанций и т. д. Но было бы неправильно думать, что только на крупных стройках и в делах общегосударственного значения люди, наша молодежь могут вы¬ полнять свой долг. Не все молодые люди могут найти на этих стройках применение своим силам. Но, как говорил Н. С. Хрущев, нельзя думать, что путь к подвигу, к романтике имеет место только на целине или на строительстве Братской ГЭС. Молодежи надо помнить и выполнять ле¬ нинский завет о том, чтобы в любом городе, в любой деревне каждый день решать ту или иную практическую задачу общего труда, какой бы маленькой и простой ни была эта задача. Важно, чтобы молодежь по¬ нимала связь этих маленьких задач с общим делом коммунистического строительства, с выполнением семилетнего плана и видела в этом вы¬ полнении свой патриотический и интернациональный долг. «Осуществле¬ ние семилетнего плана,— говорится в тезисах доклада Н. С. Хрущева,— явится новым доказательством выполнения трудящимися Советского Союза своего интернационального долга перед трудящимися всех стран, международным коммунистическим и рабочим движением, перед всем прогрессивным человечеством». . Долг возникает всюду, где человек связан с другими людьми опреде¬ ленными отношениями, где есть общая жизнь и деятельность. Он может вытекать из отношений товарищества, дружбы, семьи, а также из отноше¬ ний к своему государству, классу, родине, партии, определенному обще¬ ственному движению и т. п. Марксистская этика, признавая огромную важность обязанностей (долга), налагаемых, например, отношениями дружбы, товарищества, семьи и т. д., считает в то же время, что эти обя¬ занности не могут противоречить общественному долгу в более широком смысле, а должны определяться им. Наша партия всегда учила и учит, что интересы народа, социалистического государства выше интересов то¬ го или иного отдельного коллектива, тех или иных «местных» интересов, что длительные, коренные интересы нашего движения к коммунизму вы¬ ше минутных, временных интересов и т. д. Марксистско-ленинская этика ценит всякое честное выполнение об¬ щественного долга, но в особенности ценит такое отношение к долгу, ко¬ гда последний становится делом внутреннего убеждения, привычки по¬ ступать согласно долгу. В таком случае человек воспринимает свои об¬
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 25 щественные и иные обязанности не как нечто определенное лишь извне, а как выражение своей собственной сущности, видит в них оправдание своей жизни. Основоположники марксизма-ленинизма и вожди марксистской пар¬ тии не рассматривали свою деятельность как внешний долг, а видели в ней смысл жизни. Обращаясь к товарищу по партии, Маркс так объяс¬ нял причину задержки ответа на его письма: «Итак, почему же я Вам не отвечал? Потому, что я все время находился на краю могилы. Я должен был поэтому использовать к а ж д ы й момент, когда я бывал в состоянии работать, чтобы закончить свое сочинение, которому я принес в жертву здоровье, счастье жизни и семью. Надеюсь, что этого объяснения доста¬ точно. Я смеюсь над так называемыми «практичными» людьми и их пре¬ мудростью. Если хочешь быть скотом, можно, конечно, повернуться спи¬ ной к мукам человечества и заботиться о своей собственной шкуре. Ноя считал бы себя поистине непрактичным, если бы подох, не закон¬ чив своей книги, хотя бы только в рукописи» (К- Маркс, Ф. Энгельс. Избранные письма, стр. 185). В своих тюремных дневниках замечательный деятель революцион¬ ного движения в России Ф. Дзержинский, говоря о тяжких муках одино¬ чества и тоски, на которые он был обречен долгими годами царской тюрьмы, писал: «И, тем не менее, если бы мне предстояло начать жизнь сызнова, я начал бы ее так, как начал. И не по долгу, не по обязанности. Это для меня — органическая необходимость» (Ф. Дзержинский. Дневник и письма. М., 1956, стр. 60). Долг, понимаемый не как внешняя обязанность, а как органическая необходимость, как глубокое убежде¬ ние в исторической правоте своей борьбы за дело народа, за дело ком¬ мунизма,— таково содержание морального долга коммуниста. Обще¬ ственный (гражданский, патриотический, интернациональный и т. д.) долг, ставший внутренним побуждением человека, и есть моральный долг. Чем больше сознание общественного долга, необходимость его вы¬ полнения превращается у человека в органическую потребность, в при¬ вычку, тем меньше остается почвы для конфликта между долгом, с од¬ ной стороны, и желанием, склонностью, личной привязанностью — с дру¬ гой. Никакие склонности личного порядка в таком случае не помешают человеку без колебаний выполнить свой долг, как бы ни были суровы его требования, как бы они ни расходились с личными желаниями. Это со¬ всем не значит, что долг не может иметь ничего общего со склонностями человека, с его желаниями и т. д., как этого требует кантовская этика. Напротив, страстное желание выполнить долг — важнейшая предпосыл¬ ка для успешного его выполнения. Из того, что у стойких борцов за новый строй желание и долг на¬ столько сливаются, что здесь нет нужды в напоминании о долге, не сле¬ дует, что понятие долга перестает быть необходимым вообще. Оно иг¬ рает огромную роль в воспитании борцов. Надо, чтобы люди, вступаю¬ щие в движение, в особенности молодежь, учились преданности общему делу, видели в этом свой долг. Здесь огромную роль играет дисциплина, авторитет общественного мнения, требования коллектива. Через дисцип¬ лину и воздействие коллектива человек учится глубокому пониманию долга. Выполняя долг в силу дисциплины или требования общественного мнения, он приходит к тому, что начинает считать обязанности перед со¬ циалистическим коллективом своим моральным долгом и выполнять их в силу привычки. Марксистская партия воспитывает такое отношение к долгу у всех борцов за дело народа, у всех строителей коммунизма. Такое отношение может воспитываться лишь там, где людей объединяют в коллектив серь¬ езные общественные задачи и где этот коллектив представляет собой до¬ бровольное объединение свободных людей. Если же человек побуждается к выполнению определенных обязанностей чисто внешним образом, толь¬
26 А. Ф. ШИШКИН ко под страхом палки или голода, то такое состояние, по словам Маркса, «не только расслабляет чувство долга, но и совершенно парализует его» (Соч., т. 1, стр. 138). Враги марксизма клевещут на марксистские партии и социалистиче¬ ские государства, когда они говорят, что в этих партиях и государствах человек выполняет свои обязанности только в силу дисциплины (партий¬ ной или государственной) и страха наказания. Они не понимают той про¬ стой вещи, что марксистская партия есть добровольный союз единомыш¬ ленников, что ее дисциплина подкрепляется прежде всего «сознательно¬ стью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его вы¬ держкой, самопожертвованием, героизмом» (В. И. Ленин. Соч., т. 31, Стр. 8), а также прочнейшими связями с массами, правильностью полити¬ ческого руководства. Массы идут за партией, убедившись на собственном опыте в правильности этого руководства, и тогда проявляют невиданную готовность к подвигу, самопожертвованию. Глупо думать, что рабочие и крестьяне России пошли на революцию и проявили чудеса героизма в борьбе за социализм, повинуясь только директивам, дисциплине и т. д. Глупо думать, что современный трудовой подъем масс, создание бригад коммунистического труда и т. д. есть результат директив и дисциплины. Конечно, никакое движение не может развиваться нормально без руко¬ водства, без дисциплины, а борьба за социализм, строительство нового общества предполагают железную дисциплину в партии, строжайшую государственную трудовую дисциплину, воинскую дисциплину и т. д. Но дисциплина служит здесь орудием воспитания людей в духе преданности общественным интересам, общественному долгу, и она выполняет эту роль именно потому, что глубокой основой дисциплины в рядах строителей со¬ циализма и коммунизма является их глубокое убеждение в исторической правоте борьбы за новое общество, преданность делу коммунизма. 5. О развертывании научной и пропагандистской работы в области этики Мы охарактеризовали некоторые из вопросов этики, требующих об¬ стоятельной теоретической разработки. Но не только эти вопросы требуют внимания со стороны философов. Разработка вопросов этики была на протяжении многих лет отстаю¬ щим участком философской науки. Вопросами этики занималась букваль¬ но горсточка людей. Поэтому литература по этике у нас очень незначи¬ тельна, по количеству и по своему теоретическому уровню оставляет же¬ лать много лучшего. У нас нет или почти нет капитальных монографий, посвященных разработке тех или иных проблем марксистской этики, нет пособий типа учебников по этике для учащихся средних школ и студен¬ чества. А без этого, естественно, хромает и пропагандистская работа в области этики. Сплошь и рядом она сводится к нагромождению примеров, иллюстрирующих те или иные положения, к бесконечным моральным на¬ зиданиям, советам, призывам и т. д. Это положение становится совершенно нетерпимым в свете громадно¬ го значения задач коммунистического воспитания, которые ставит партия на современном этапе борьбы за коммунизм, в свете той громадной ответ¬ ственности, которую принимает наш народ, наша страна за выполнение своего плана коммунистического строительства (а составной частью этого плана являются и вопросы формирования новых людей) перед всеми странами социалистического лагеря, перед международным рабочим дви¬ жением, перед всем прогрессивным человечеством. Наш опыт строитель¬ ства, наш опыт воспитания новых людей в главном и существенном может служить примером для других, ибо исторически наша страна раньше дру¬ гих осуществила построение социализма и вступила в период развернутого строительства коммунизма. Этот опыт требует теоретического обобщения
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАРКСИСТСКОЙ ЭТИКИ 27 по всем линиям. Партия требует от работников общественных наук созда¬ ния фундаментальных трудов, обобщающих закономерности общественно¬ го развития и практику социалистического строительства, требует разра¬ ботки проблем, связанных с переходом к коммунизму. Среди этих про¬ блем важное место должны занять этические проблемы. Мы не можем ограничиваться только комментированием трудов классиков марксизма по вопросам этики. Задача состоит в том, чтобы, отправляясь от трудов классиков марксизма-ленинизма и умело пользуясь марксистским методом познания, обобщать опыт нравственного формирования новых людей в на¬ шей стране и таким образом двигать вперед разработку марксистско-ле¬ нинской этики. Мы очень мало занимались обобщением опыта воспитательной работы среди молодежи на производстве, в различных типах школ, в учрежде ниях и т. д. В докладе Н. С. Хрущева и во многих выступлениях на XXI съезде партии подчеркивалось громадное значение воспитательной работы партии, профсоюзов, комсомола, необходимость усиления всех средств идеологической работы: печати, радио, телевидения, науки, лите¬ ратуры, искусства. Мы можем и должны организовать конкретные социо¬ логические исследования, которые помогут теоретически обобщить опыт этой воспитательной работы, учесть объективные и субъективные факторы в процессе воспитания, в борьбе с пережитками прошлого, в частности вы¬ яснить роль социалистического соревнования, общественного мнения кол¬ лектива, передового примера, идеологической работы, в том числе влия¬ ние литературы и искусства на формирование новых людей. Все это слож¬ ные и трудные, но крайне важные задачи. При этом необходимо со всей силой подчеркнуть, что изучение опыта коммунистического воспитания, организация исследований по изучению опыта воспитательной работы предполагают, что исследователи выступают не как «беспристрастные свидетели», а как активные участники работы по коммунистическому воспитанию трудящихся. К философам, занимающим¬ ся исследовательской работой в области воспитания, целиком относится требование партии к своим руководящим кадрам: принимать л и*ч н о е участие в воспитании масс. Мало разработаны у нас вопросы связи морали с политикой и правом. Возьмем, в частности, вопрос о роли права в воспитании коммуни¬ стической нравственности. Ведь в самой деятельности советских правовых учреждений вопросы морального влияния, убеждения, связи с обществен¬ ностью приобретают все более важное, первостепенное значение. Ограни¬ чиваться теперь в наших научных работах повторением общих положений о морали и праве нельзя. Необходимо изучать и обобщать опыт работы наших правовых учреждений по коммунистическому воспитанию людей. Для практики коммунистического воспитания большое значение, да¬ лее, имеет вопрос о связи морали и науки, морали и искусства в форми¬ ровании нравственного облика людей нашего общества. Писатели и дея¬ тели искусства призваны быть активными помощниками партии и госу¬ дарства в деле коммунистического воспитания трудящихся, в пропаганде принципов коммунистической морали, в развитии многонациональной со¬ циалистической культуры, в формировании хорошего эстетического вкуса. Естественно, что деятелей литературы и искусства не может не интересо¬ вать вопрос о нравственной ценности искусства, о путях пропаганды прин¬ ципов коммунистической морали через искусство. Разработка указанных вопросов имеет большое значение также для разоблачения буржуазных теорий о существовании абсолютных границ между моралью и искус¬ ством, моралью и наукой и т. д. В нашей научной работе в области этики и в пропаганде коммуни¬ стической нравственности мы должны постоянно помнить о необходимости научной критики религиозных моральных доктрин, прикрывающих и освя¬ щающих строй капиталистической эксплуатации. Мы не можем также
28 А. Ф. ШИШКИН забывать о необходимости преодоления религиозных представлений о морали у трудящихся нашей страны. Здесь наша работа должна стать составной частью научно-атеистической пропаганды. Проводя ее, необхо¬ димо строго руководствоваться известными решениями партии по этому вопросу. Громадное значение для практики коммунистического воспитания имеет разработка вопросов бытовой и семейной морали. Хотя по этим во¬ просам появились некоторые работы, но сделанного далеко не достаточно и оно не может нас удовлетворить. Вопросы отношения к женщине, укре¬ пления семьи, улучшения воспитания детей, соблюдения правил социали¬ стического общежития, борьбы с пережитками старых нравов (алкоголиз¬ мом, хулиганством и т. д.) становятся особенно актуальными в условиях развернутого коммунистического строительства. Намеченный в семилет¬ ием плане подъем благосостояния трудящихся, сокращение рабочего дня до 6—7 часов, установление двух выходных дней в неделю и т. д. создают новые благоприятные условия для укрепления бытовой и семейной мо¬ рали, а с другой стороны, требуют систематической работы по внедрению и укреплению коммунистической нравственности в отношениях между людьми в быту, в отношениях к окружающим и т. д. К числу серьезных пробелов в области разработки вопросов этики от¬ носится отсутствие работ по истории этических учений. Нет необходимости доказывать, что некоторая часть наших сил должна быть выделена для работы в этой области. Изучение истории передовой этической мысли прошлого поможет нам глубже осветить многие вопросы нашей марксист¬ ской этики, понять великое значение революционного переворота, произ¬ веденного марксизмом в области этики, выяснить глубокую сущность об¬ щечеловеческой морали коммунизма, являющейся высшим результатом морального прогресса человечества. С позиций марксистско-ленинской этики мы должны подвергать кри¬ тике индивидуалистическую мораль буржуазии и современные буржуаз¬ ные этические теории, выражающие моральную нищету буржуазного мира, а также разоблачить все попытки пересмотра основ марксистской этики, предпринимаемые ревизионистами. Критика буржуазных и ревизионист¬ ских этических концепций — необходимая составная часть нашей работы по критике современного ревизионизма и буржуазной идеологии, а такую критику партия считает важнейшей задачей работников общественных наук. Во всей этой научной и пропагандистской работе философы должны действовать рука об руку с педагогами, психологами, с практическими работниками, ведущими воспитательную работу в массах. Необходим живой обмен опытом этой работы и результатами исследований в области этики, достигнутыми отдельными коллективами научных работников на¬ шей страны. Необходим также обмен опытом научной и пропагандистской работы в области этики между нашей страной и другими странами со¬ циалистического лагеря, где так же, как и у нас, формируются новые люди — активные строители нового общества.
Новый этап в развитии советской общеобразовательной школы Н. К. ГОНЧАРОВ В докладе товарища Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС подведены итоги наших исторических побед и раскрыты величественные перспективы строительства коммунизма в СССР. Темпы нашего развития всегда были грандиозны по масштабам и стремительны по выполнению. Теперь на основе достигнутого намечается осуществить за семь лет то, что сделает коммунизм реально осязаемым, воплощенным в повседневную жизнь тружеников советского общества. Наряду с материальной основой коммунизма успешно создаются духов¬ ные его предпосылки. Расцвет науки, культуры, забота о воспитании под¬ растающего поколения — важная отличительная черта советского социа¬ листического общества и вместе с тем необходимое условие развития про¬ изводительных сил страны. Решающая роль в осуществлении наших планов принадлежит совет¬ ским людям. От их сознательности и настойчивости, активности, понима¬ ния законов развития общества зависит успех движения к коммунизму. Вот почему в тезисах доклада товарища Н. С. Хрущева записано: «Для перехода к коммунизму необходима не только мощная материально-тех¬ ническая база, но и высокий уровень сознательности всех граждан социа¬ листического общества. Идеи марксизма-ленинизма — безраздельно гос¬ подствующей идеологии советского общества,— овладев массами, стали великой материальной силой, преобразующей общество на коммунисти¬ ческих началах». Планомерное строительство коммунистического общества объективно требует сознательных, всесторонне развитых, культурных и образованных людей, умеющих производительно и культурно трудиться физически и умственно, сочетать теорию с практикой, владеть техникой и развивать ее. Поэтому с первых шагов строительства нового, советского общества Коммунистическая партия уделяла серьезнейшее внимание раз¬ витию образования в стране. Вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции В. И. Ленин говорил, что «задача новой пе¬ дагогики — связать учительскую деятельность с задачей социалистической организации общества» (Соч., т. 27, стр. 409). С особой силой В. И. Ленин подчеркивал необходимость связи школы с жизнью, с политикой. Связь советской школы с жизнью, с политикой обусловлена закономерной связью социалистического воспитания с сово¬ купностью общественных отношений социалистического строя, жизненной основой которого является политика Коммунистической партии и Совет¬ ского государства. На всех этапах нашего победоносного движения вперед советская школа развивалась и крепла вместе с социалистическим госу¬ дарством, выполняя в каждый исторический период важную роль в строи¬ тельстве нового общества. Наша партия всегда рассматривала и рассмат¬ ривает народное образование как составную часть борьбы за социализм, за развитие производительных сил и укрепление социалистических про¬ изводственных отношений. В программе Коммунистической партии, раз¬
30 Н. К. ГОНЧАРОВ работанной под непосредственным руководством В. И. Ленина, впервые в истории человечества перед школой была поставлена величественная задача воспитания поколения, способного завершить построение коммуниз¬ ма, задача превращения школы из орудия классового господства буржуа¬ зии в орудие полного уничтожения деления общества на классы, в орудие коммунистического преобразования общества. Основополагающие программные указания партии обеспечили созда¬ ние советской системы воспитания и образования детей и молодежи, яв¬ ляющейся самой демократической, самой прогрессивной из всех систем воспитания прошлого и настоящего. Накануне перехода нашей страны к мирной работе по восстановлению народного хозяйства В. И. Ленин высту¬ пил с исторической речью на III съезде комсомола, в которой подчеркнул необходимость овладения знаниями, активного участия в общественной жизни и труде, необходимость выработки у молодого поколения коммуни¬ стического мировоззрения и поведения. В подъеме культурного уровня рабочего класса и крестьянства, в со¬ здании советской интеллигенции, в воспитании национальных кадров в СССР большую роль сыграла советская система народного образования, советская общеобразовательная школа как ведущее звено в системе обра¬ зования. Вооружая учащихся подлинно научными знаниями о природе и обществе, советская школа формирует их марксистско-ленинское миро¬ воззрение. Она воспитывает молодое поколение в духе советского патрио¬ тизма и глубокой преданности делу строительства коммунизма. Однако особенности современного этапа нашего развития и перспек¬ тивы дальнейшего хозяйственного и культурного строительства предъяв¬ ляют к школе и ко всей системе народного образования новые, более вы¬ сокие требования. Стране предстоит в кратчайший срок решить основную экономическую задачу — перегнать наиболее развитые капиталистиче¬ ские страны мира по производству продукции на душу населения. Эта задача может быть успешно решена путем непрерывного роста произво¬ дительности труда на базе передовой техники. Школа должна всем сво¬ им строем, всей своей организацией, всем содержанием образования го¬ товить молодое поколение к активному участию в строительстве ком¬ мунистического общества, к участию в производительном труде. Три года тому назад на XX съезде партии отмечалось, что серьезным недостатком нашей школы является известный отрыв обучения от жизни, плохая подготовленность оканчивающих школу к участию в общественно¬ производительном труде, слабое воспитание у них коммунистического от¬ ношения к труду. Съезд определил основные принципиальные линии даль¬ нейшего развития советской общеобразовательной школы. После XX съезда партии в ряде своих выступлений Первый секретарь ЦК КПСС товарищ Н. С. Хрущев, выражая общее мнение Центрального Комитета, неоднократно говорил о задачах дальнейшего развития нашей школы. В его выступлении на XIII съезде комсомола, в письме Президиу¬ му ЦК КПСС, в тезисах доклада «Контрольные цифры развития народно¬ го хозяйства СССР на 1959—1965 годы», в тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР и в Законе об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР, при¬ нятом 24 декабря 1958 года на сессии Верховного Совета СССР, дано дальнейшее развитие ленинских идей о коммунистическом воспитании под¬ растающих поколений, разработаны пути практического осуществления важнейшего марксистско-ленинского положения о соединении обучения с общественно-производительным трудом. В докладе товарища Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС сказано: «Надо црежде всего, чтобы воспитание было органически связано с жизнью, с производством, с практической деятельностью масс. В центре воспитательной работы партия ставит трудовое воспитание всех людей, развитие сознательного, коммунистического отношения к труду. Мы до-
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 31 биваёмся того, чтобы труд, как создатель всех материальных и культур¬ ных благ, превратился в первейшую жизненную потребность людей». Перестройка советской общеобразовательной школы диктуется необ¬ ходимостью не только ликвидировать ее серьезные недостатки, но и постам вить ее на уровень задач коммунистического строительства. Мы не можем отрываться от жизни. Если школа отстает от жизни, она не выполняет те функции, которые ей присущи. От состояния школьного образования в значительной мере зависит успех строительства коммунистического об¬ щества. Школа, если она хорошо организована, оказывает свое благоде¬ тельное воздействие на все стороны общественной жизни. Дальнейшее развитие техники, науки, повышение производительности труда невозмож¬ но без хорошо организованной и хорошо поставленной общеобразователь¬ ной школы. Мы вместе с тем не должны забывать ту идейную воспитательную работу, которую проводит школа, оказывая определенное влияние на под¬ растающее поколение. Формирование идеологии будущих поколений, их убеждений зависит от того, как будет работать школа. Поэтому всякий не¬ достаток в работе нашей общеобразовательной школы, безусловно, будет как-то отражаться на ходе строительства коммунистического общества. В законе от 24 декабря 1958 года говорится: «Социалистическое государ¬ ство строит свою школу так, чтобы она служила народу, давала знания трудящимся, содействовала развитию всех народных талантов. Советская школа воспитывает подрастающее поколение в духе самых прогрессив¬ ных идей, идей коммунизма, формирует у молодежи материалистическое мировоззрение — основу подлинно научного познания мира». Предстоящее семилетие будет ознаменовано дальнейшим техниче- ским прогрессом во всех отраслях народного хозяйства. Это обеспечивает¬ ся прежде всего развитием отечественного машиностроения, особенно станкостроения, приборостроения, радио и электроники, электротехники, производства новых, более совершенных видов оборудования для метал¬ лургической, химической, нефтяной и газовой промышленности, полимер¬ ных материалов, дальнейшим расширением сферы применения атомной энергии в мирных целях и т. д. Новые условия развития промышленности, сельского хозяйства, культуры и просвещения ставят перед нашей шко¬ лой сложные и ответственные задачи. Уже сейчас автоматизация процес¬ сов труда ведет к тому, что на автоматических линиях работают в основ¬ ном наладчики, среди них появляется все больше лиц со средним техниче¬ ским образованием. И хотя их труд приближается к труду техников, ин¬ женеров, он все же существенно отличается от труда последних. Посколь¬ ку наладчику приходится выполнять много различных трудоемких работ в связи с ликвидацией причин простоя оборудования и особенно со сме¬ ной инструмента, он должен иметь не только достаточные общеобразова¬ тельные знания, но и хорошие практические навыки. Опыт работы ряда заводов с комплексной автоматизацией показывает, что для обслуживания автоматических поточных линий необходимы рабочие высокой квалифика¬ ции, обладающие общеобразовательными и техническими знаниями в объеме средней школы. Эта тенденция в развитии техники показывает, что производство ну¬ ждается в людях с высоким уровнем общего образования, трудовой куль¬ туры и широким техническим кругозором. Бурное развитие науки и тех¬ ники предъявляет высокие требования и к культурному уровню народа, особенно молодого поколения. Все более и более активное участие широ¬ ких масс в строительстве коммунистического общества предполагает уме¬ ние хорошо ориентироваться и в общественной жизни. Изменение системы народного образования ведет не к сужению сред¬ него ооразования, а к его расширению и углублению. Существующая ныне система-образования сложилась четверть века тому назад. Она оыграла свою определенную положительную роль, но в данное время не отвечает
32 Н. К. ГОНЧАРОВ новым требованиям и задачам коммунистического строительства. Основ¬ ным недостатком в работе советской школы, как уже отмечалось выше, является известный отрыв обучения от жизни. Этот недостаток не был особенно ощутим, когда основной задачей школы являлась подготовка контингентов в техникумы и высшие учебные заведения, хотя надо ска¬ зать, что правильно организованное общее и политехническое обучение дало бы возможность лучше готовить кадры для высших учебных заведе¬ ний, чем это делала на том отрезке времени наша школа. Теперь же, ко¬ гда средняя школа стала массовой и большинство ее воспитанников долж¬ но непосредственно направляться в народное хозяйство, этот недостаток стал совершенно нетерпим. Наблюдается иногда такое положение, что часть молодежи, воспитанников советской школы, избегает физического труда или просто не желает трудиться. И это в известной степени является результатом сложившейся системы народного образования, результатом неправильного воспитания. За последние годы, особенно после XX съезда партии, были сделаны некоторые шаги к устранению этих серьезных недостатков. В школах были введены преподавание труда, практические занятия в мастерских и на учебно-опытных участках, практикумы по машиноведению, электротехни¬ ке и сельскому хозяйству. В порядке опыта в ряде школ введено изучение основ промышленного и сельскохозяйственного производства. В части школ Украинской ССР организованы классы с производственным обуче¬ нием с тем, чтобы обеспечить оканчивающим среднюю школу возможность получить какую-либо производственную специальность. В 1957/58 учеб¬ ном году в пятидесяти школах РСФСР проводился опыт соединения обу¬ чения с производительным трудом. За этот период осуществлялись и мно¬ гие другие формы соединения обучения с производительным трудом и под¬ готовки учащихся к практической деятельности. Проиллюстрируем это одним примером. В Ставропольском крае родилась замечательная инициатива созда¬ ния ученических бригад в колхозах. Комплектуя их из учащихся 8—9-х классов, колхозы закрепляют за такими бригадами участки земли. Уча¬ щиеся по мере своих сил, в соответствии с программой школы по труду выполняют комплекс работ в сельском хозяйстве. Эта работа осуществ¬ ляется не в ущерб программе школы. Зимой и весной для работы отводят¬ ся определенные часы, а в летнее время учащиеся в основном заняты рабо¬ той в колхозе. Юноши и девушки воспитываются в труде, приучаются к дисциплинированности. Только за один прошлый год силами учащихся в Ставропольском крае выращен урожай на площади 46 тысяч гектаров, заготовлено 400 ООО центнеров гибридных семян кукурузы, получен сред¬ ний урожай кукурузы в 50 центнеров с гектара; собрано 1 700 тысяч центнеров кукурузы, обработано 4 тысячи гектаров садов и виноградни¬ ков, заложены новые сады и виноградники на площади 1 315 гектаров; возделано 2 435 гектаров овощных плантаций, 2 578 гектаров бахчей и 464 гектара картофельных полей; выращено 420 тысяч уток, кур, гусей и индеек. В крае подготовлено 835 юных механизаторов и около 2 тысяч юных строителей; создано 100 строительных и 810 чабанских бригад. В ученических бригадах наиболее полно воплотилась идея сочетания обучения школьников с практической работой на полях и фермах. Такое сочетание обучения с коллективным производительным трудом оказывает положительное влияние на формирование новых черт характера человека. Углубляются и становятся более осознанными знания учащихся. Моло¬ дежь, участвующая в комплексных бригадах, мужает духовно и развивает¬ ся физически, приобретает практические иавыки и умения. В свое время В. И. Ленин указывал: «Ничего не стоит никакая школа, никакой универ¬ ситет. если нет практического уменья» (Соч., т. 31, стр. 427). В том же направлении, но в несколько иных организационных фор¬ мах проводится соединение обучения с производительным трудом в ряде
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 33 школ Рязанской области. Ростки нового наблюдаются в работе школ мно¬ гих областей и районов. Но это еще не коренные изменения и не коренная перестройка сложившейся системы образования. Наши учащиеся в своей массе еще не включены в производительный труд. После окончания шко¬ лы они оказываются неподготовленными ни морально, ни физически к деятельности в сфере материального производства. В. И. Ленин еще в XIX веке писал: «Для того, чтобы соединить все¬ общий производительный труд с всеобщим обучением, необходимо, оче¬ видно, возложить на всех обязанность принимать участие в производи¬ тельном труде» (Соч., т. 2, стр. 4-41). Главная задача советской школы на современном этапе как раз и состоит в том, чтобы готовить подрастаю¬ щее поколение к жизни, к полезному труду, воспитывать у молодежи ком¬ мунистическое отношение к труду. Но надо воспитывать не только уважение к труду. Надо более после¬ довательно и основательно организовывать непосредственное участие в производительном труде. Отрыв школы от жизни означает, что школа плохо готовит своих воспитанников к участию в жизни, не дает должной трудовой подготовки, не воспитывает активности, самостоятельности, не формирует у учащихся интересов, способностей, склонностей к определен¬ ным профессиям. Она до сих пор нацелена главным образом на то, чтобы обеспечить подготовку учащихся к поступлению в высшую школу. Таким образом, нынешнее среднее образование в известной степени воспроизводит и закрепляет существующие различия между физическим и умственным трудом, в то время как задача состоит в том, чтобы по мере продвижения к коммунизму эти различия стирались. Само собой разу¬ меется, что физический труд сохранится и в коммунистическом обществе. «Глубочайшим заблуждением является утверждение,— говорится в Зако¬ не от 24 декабря 1958 года,— что вместе с автоматизацией производства в коммунистическом обществе исчезнет и физический труд. Гигантский технический прогресс будет неизмеримо облегчать физический труд, мно¬ гие профессии, изнуряющие человека, исчезают и будут исчезать в даль¬ нейшем. Но физический труд сохранится. Гармоническое развитие чело¬ века немыслимо без физического труда, творческого и радостного, укреп¬ ляющего организм, повышающего его жизненные функции». Наша школа не дает учащимся и всестороннего развития. Важность этой задачи спе¬ циально подчеркивается в тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР: «Коммунистическое преобразование общества неразрывно связано с вос¬ питанием нового человека, в котором должны гармонически сочетаться духовное богатство, моральная чистота и физическое совершенство». Однако наша современная школа, по существу, остается только шко¬ лой учебы и сводит развитие личности к одному лишь обучению. Она забо¬ тится только об отборе учебных предметов, об универсальности программ, неправильно отождествляя знание разнообразных предметов со всесто¬ ронностью развития личности. Необходимость всестороннего развития подрастающего поколения диктуется объективными условиями советского социалистического обще¬ ства, задачами строительства коммунизма. К. Маркс, анализируя капи¬ талистический способ производства, установил, что природа крупной про¬ мышленности обусловливает перемену труда, движение функций, всесто¬ ронность, подвижность рабочих. Из этого возникает необходимость все¬ стороннего развития человека. Но всестороннее развитие личности невоз¬ можно осуществить в условиях классово антагонистического общества, где средства производства отделены от производителя, где существуют рез¬ кие противоречия между физическим и умственным трудом, между горо¬ дом и деревней. Ф. Энгельс писал, что «общество, организованное на ком¬ мунистических началах, даст возможность своим членам всесторонне при¬ менять свои всесторонне развитые способности» (К. Маркс и Ф. Эн¬ гельс, Соч., т. 4, стр. 336). 3. «Вопросы философии» № 2.
34 Н. К. ГОНЧАРОВ Всестороннее развитие в качестве существенно важного элемента включает трудовое воспитание, трудовую подготовку подрастающего по¬ коления. В труде человек развивается не только физически, но и духовно. Труд является источником роста, внутреннего, духовного богатства лич¬ ности. В условиях антагонистического общества одни люди заняты чрезмер¬ но тяжелым трудом, а другие живут за счет этого труда и пребывают в праздности и лени. Наука там отделена от труда и служит средством физического закабаления, духовного порабощения трудящихся масс. Гос¬ подствующие классы, пользуясь монопольным правом на науку и обра¬ зование, всеми силами стараются закрепить резкое различие между физическим и умственным трудом, вырыть между ними непроходимую пропасть. Капиталистическое разделение труда имеет место не только в мате¬ риальном производстве, но и других сферах человеческой деятельности, везде и всюду насаждая узкий практицизм, калечащий человека, отрывая физический труд от умственного, превращая умственный труд в монопо¬ лию господствующих классов и нанося огромный ущерб интеллектуально¬ му развитию человеческого общества. В свое время Маркс в «Нищете философии» писал: «Первоначальное различие между носильщиком и философом менее значительно, чем между дворняжкой и борзой. Пропасть между ними вырыта разделением трудах (Собр. соч., т. 4, стр. 149). И школа в капиталистическом обществе служит средством, углубля¬ ющим общественное разделение труда, отделяющим знание от народа. Вместо всестороннего развития личности буржуазия старается дать рабо¬ чему ограниченную выучку, калечащую его духовно. В наших условиях, в обществе свободного труда, его значение для ду¬ ховного развития человека неоценимо. Принцип соединения обучения с производительным трудом является основным организующим принципом, лежащим в основе широкого и бо¬ гатого понятия всестороннего развития. Физический труд в условиях со¬ циализма и его высокой техники — это не только лучшее средство для развития физических сил и способностей, но и необходимое условие пло¬ дотворного умственного труда. Труд приводит в движение весь организм человека и является могущественным источником развития его творче¬ ских, духовных и физических сил. Необходимость всестороннего развития индивида диктуется с осо¬ бенной остротой задачами нового этапа коммунистического строитель¬ ства. Развитие науки и техники предъявляет новые требования к рабочим, инженерно-техническому персоналу. Опыт социалистического строитель¬ ства показывает, что всестороннее развитие достигается не путем упразд¬ нения разделения труда, а путем сочетания высшей специализации в опре¬ деленной отрасли труда, науки или какой-либо деятельности с широким общим образованием, культурным и политическим развитием, политехни¬ ческим кругозором, с активным участием в общественной деятельности. Основа всестороннего развития должна закладываться в школе путем хорошо продуманного и умелого сочетания образования с производитель¬ ным трудом. Практическое претворение в жизнь марксистско-ленинского принципа соединения обучения с производительным трудом, таким обра¬ зом, требует коренной перестройки всей системы народного образования до высшей ее ступени включительно. В нашем обществе в настоящее время созданы все условия и пред¬ посылки для осуществления соединения обучения с производительным трудом, как основного метода коммунистического воспитания подрастаю¬ щего поколения. «Исходные позиции для правильного решения задачи перестройки школы,— как указывается в тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР,— заключаются прежде всего в том, чтобы с опреде¬
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 35 ленного возраста вся молодежь включалась в общественно полезный труд и ее обучение основам наук связывалось с производительным трудом в промышленности или сельском хозяйстве. Отсюда вытекает необходи¬ мость правильного соотношения в средней школе общего, политехниче¬ ского и профессионального образования, основанного на разумном соче¬ тании труда и обучения с отдыхом и нормальным физическим развитием детей и молодежи». Приобщение учащихся к труду, к созданию ценностей, полезных для общества, должно начинаться с младших классов и приобретать все более широкий и систематический характер по мере перехода в старшие классы. Уже с первых лет обучения следует психологически готовить детей к тому, что они должны в дальнейшем принимать участие в общественно полез¬ ной деятельности, в труде. Учащиеся старшего школьного возраста долж¬ ны получать профессиональную трудовую подготовку на широкой обще¬ образовательной и политехнической основе. «Таким образом,— говорится в тезисах ЦК КПСС и Совета Минист¬ ров СССР,— ведущим началом изучения основ наук в школе, определяю¬ щим содержание, организацию и методы преподавания, должна стать тесная связь обучения с жизнью, с производством, с практикой коммуни¬ стического строительства». Учитывая потребности советского социалистического общества, инте¬ ресы и возрастные особенности детей, сессия Верховного Совета СССР указала в принятом законе, что признано необходимым «уже с первых лет обучения готовить детей к тому, что они должны в дальнейшем принимать участие в общественно полезном труде. С 15—16 лет вся молодежь долж¬ на включаться в посильный общественно полезный труд и все ее дальней¬ шее обучение необходимо связывать с производительным трудом в народ¬ ном хозяйстве». Всеобщей, обязательной для всех детей, начиная с 7-лет¬ него возраста, школой становится 8-летняя школа, которая создается вме¬ сто ныне существующей 7-летней. Восьмилетняя школа, охватывая детей и подростков в возрасте от 7 до 15 лет, дает им хорошее общее и политехническое образование, а также трудовое, нравственное, эстетическое воспитание, достаточные для включения в трудовую деятельность и продолжения образования в сред¬ ней общеобразовательной школе того или иного типа или в профессио¬ нальной школе. Увеличение длительности обязательного обучения на один год даст возможность лучше подготовить учащихся для продолжения об¬ разования в общеобразовательной средней школе различных типов, а также поможет им более успешно продолжать учебу в профессионально- технических училищах. Кроме того, увеличение времени обучения на один год создаст большие возможности для включения учащихся непосред¬ ственно в производство. В начальных (1—4-х) классах будут закладываться основы воспита¬ ния тех черт и качеств личности, которые присущи человеку коммунисти¬ ческого общества, создаваться условия для всестороннего развития детей. Поэтому уже в начальной школе будут представлены все стороны воспи¬ тания как единого, целостного процесса: умственное, нравственное, трудо¬ вое, физическое, эстетическое. Восьмилетняя школа обеспечит изучение основ наук естественно-ма¬ тематического, гуманитарного и политехнического циклов, которые необ¬ ходимы строителю коммунизма как для непосредственного участия в сози¬ дательной работе, так и для продолжения образования. В учебный план 8-летней школы включаются предметы, изучение которых должно способ¬ ствовать решению центральной задачи всей системы просвещения и обра¬ зования в социалистическом обществе — воспитанию основ коммунисти¬ ческого мировоззрения. «По окончании 8-летней школы вся молодежь должна включаться в общественно полезный труд на предприятиях, в колхозах и т. п. Этим бу¬
36 Н. К. ГОНЧАРОВ дут созданы более равные условия для всех граждан в труде и образова¬ нии, и это явится хорошим средством воспитания молодежи в духе герои¬ ческих традиций рабочего класса и колхозного крестьянства» (тезисы ЦК КПСС и Совета Министров СССР). Восьмилетняя обязательная школа не дает законченного среднего об¬ разования. Восьмилетняя школа, как это подчеркнуто в Законе об укреп¬ лении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народно¬ го образования в СССР, «является неполной средней общеобразователь¬ ной трудовой политехнической школой, которая должна давать учащимся прочные основы общеобразовательных и политехнических знаний, воспи¬ тывать любовь к труду и готовность к общественно полезной деятельно¬ сти, осуществлять нравственное, физическое и эстетическое воспитание детей». Полное среднее образование молодежь будет получать на втором этапе обучения. Среднее образование строится таким образом, что оно будет доступно абсолютно всем, желающим продолжать учиться. Органи¬ зация среднего образования достаточно гибка, учитывает реальные по¬ требности народного хозяйства и культуры, а также разнообразные инте¬ ресы, склонности и способности молодого поколения. В указанном законе установлены основные типы учебных заведений, дающие полное среднее образование. После окончания 8-летней школы молодежь идет на производство, где предварительно получает первона¬ чальную профессиональную подготовку, а затем, уже работая на произ¬ водстве, учится в школе рабочей или сельской молодежи. Эта школа даст учащимся полное среднее образование и будет способствовать повыше¬ нию их профессиональной квалификации. Второй тип средней школы предусматривает обучение молодежи, окончившей 8-летнюю школу, в средней общеобразователыной трудсмвой политехнической школе с производственным обучением. Такая школа на базе близлежащих промышленных предприятий, колхозов, совхозов, ре- монтно-технических станций и т. д. будет осуществлять соединение обуче¬ ния с производительным трудом, даст учащимся полное среднее образова¬ ние и профессиональную подготовку для работы в одной из отраслей на¬ родного хозяйства или культуры, а также необходимые знания для по¬ ступления в высшие учебные заведения. Третий путь предусматривает обучение части молодежи в технику¬ мах, работающих на базе 8-летней школы, где учащиеся будут получать полное среднее образование, рабочую специальность и звание специали¬ ста средней квалификации. Окончившие техникум смогут продолжать учебу в высших учебных заведениях. Школа рабочей или сельской молодежи должна стать школой нового типа, построенной на тесной взаимосвязи обучения с производительным трудом. Эта взаимосвязь должна быть направлена на то, чтобы обучение помогало учащимся лучше понять общественное значение производитель¬ ного труда и сущность коммунистического отношения к нему, вооружало их необходимыми знаниями для творческого труда, для лучшего овладе¬ ния техникой и технологией производственных процессов, обеспечивало теоретическую основу дальнейшего повышения производственной квали¬ фикации по отдельным специальностям; с другой стороны, практический опыт, накопленный учащимися в процессе труда, должен шире использо¬ ваться при изложении учебного материала, обеспечивая более созна¬ тельное и глубокое его усвоение. В этой школе вся учебно-воспитательная работа должна быть по¬ ставлена так, чтобы обучение помогало учащимся повышать производ¬ ственную квалификацию и производительно трудиться, а труд помогал повышению качества обучения и идейно-политического воспитания. Задача повышения производственной квалификации учащихся этих школ по определенным специальностям отнюдь не отменяет политехниче¬ ского обучения, а предполагает его как необходимое звено в общей си¬
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 37 стеме образования. Это связано прежде всего с тем, что с развитием тех¬ ники расширяется общность научно-технических основ многих профессии. Политехническое обучение, базирующееся на знании основ наук, да¬ вая учащимся ориентировку в системе производства, расширяя общетех¬ нический кругозор и вооружая их общетехническими навыками, создает необходимую основу для профессионального обучения, обеспечивает сравнительно быстрое и глубокое овладение специальностью. Таким образом, между общим образованием, политехническим обуче¬ нием и профессиональным обучением объективно существует непосред¬ ственная связь, которая должна быть практически реализована во всех типах средних школ. Для этого необходимо, чтобы в таких школах препо¬ давание предметов естественнонаучного цикла и математики строилось на широкой политехнической основе, на осуществлении принципа связи теории с практикой, в частности с практикой конкретной производственной деятельности учащихся. Кроме того, в этих школах должны быть введены политехнические и специальные предметы, содержание которых зависит от направленности школы и профессионального состава учащихся. Являясь одним из главных звеньев в системе коммунистического вос¬ питания молодежи, школы работающей молодежи под руководством пар¬ тийных организаций, в тесной связи с комсомолом и профсоюзами при¬ званы воспитывать у учащихся беззаветную любовь к Родине, трудолю¬ бие, самоотверженность в исполнении общественного долга, безграничную веру в победу коммунизма, умение преодолевать любые трудности на пути строительства коммунизма, готовность защищать честь, свободу и неза¬ висимость своего Отечества. Формирование коммунистического мировоз¬ зрения учащихся, их характера, интересов будет проходить при благо¬ творном влиянии труда, соединенного со всесторонним образованием. В тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного об¬ разования в стране» красной нитью проводится мысль, что в школах второго этапа среднего образования должен быть повышен установлен¬ ный в настоящее время для 10-летней школы уровень общего, политехни¬ ческого образования. Особое внимание обращается на преподавание физики, химии, математики, черчения, биологии. Коренным образом должно быть улучшено преподавание иностранных языков. В результате перестройки школы отнюдь не должно быть сокращено или ослаблено гуманитарное образование, имеющее важное значение для формирования коммунистического мировоззрения учащихся. Следует также преодолеть недооценку физического и эстетического воспитания школьников и еще шире развивать различные формы самодеятельности молодежи в области техники, искусства, натуралистической работы, фи¬ зической культуры, спорта, туризма. Решение этих задач — задач повышения уровня образования при од¬ новременном высвобождении должного времени на труд учащихся и на различные формы самодеятельности — возможно лишь за счет использо¬ вания так называемых «внутренних резервов» школы. По нашему мнению, большие возможности в этом отношении открывает осуществление диф¬ ференцированного обучения на втором этапе среднего образования. Идея дифференцированного обучения заложена в тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР уже самим фактом создания школ различного типа. Повышение профессиональной подготовки в школах рабочей и сель¬ ской молодежи и осуществление ее в средней общеобразовательной школе с производственным обучением предопределяет дифференциацию обуче¬ ния. В школах рабочей молодежи будут учиться рабочие и колхозники, уже имеющие профессию. Для того, чтобы они эту профессию совершен¬ ствовали, в учебный план школы требуется включить предметы общетех¬ нического или агрономического цикла в прямом соответствии с профес¬ сиональной подготовкой учащихся.
38 Н. К. ГОНЧАРОВ Общеобразовательная школа с производственным обучением также требует дифференцированного подхода к обучению в зависимости от ее производственного окружения. Тем более было бы логично ввести извест¬ ную дифференциацию предметов общеобразовательного цикла. Период перестройки школы является наиболее благоприятным для реализации принципов дифференцированного обучения *. Введение известной дифференциации обучения имеет то преимуще¬ ство, что делает обучение более содержательным, более интересным и поэтому психологически более доступным для учащихся, освобождая их от изучения чрезмерно большого числа специальных предметов, в том числе и таких, к которым некоторые учащиеся не имеют склонности и надлежащих способностей и которые не являются необходимыми для об¬ щего и политехнического образования. Дифференцированное обучение ликвидирует неправильную оценку успеваемости всех учащихся по одним и тем же требованиям и показате¬ лям, проистекающую от недоучета индивидуальных качеств, способно¬ стей, интересов. Особенно большое значение дифференцированное обуче¬ ние будет иметь для школ рабочей и сельской молодежи. Учебный план школ рабочей и сельской молодежи по количеству времени, отводимого различным предметам, безусловно будет отличаться от аналогичных пла¬ нов средних школ с производственным обучением. В школах первого типа будут преобладать самостоятельные формы работы, и дифференцирован¬ ное обучение поможет выявить интересы и склонности учащихся, свяжет их с производством, даст возможность совершенствовать свою профес¬ сиональную подготовку. Введение дифференциации в общеобразовательной средней школе создаст условия для предупреждения перегрузки, ее вредных последствий, повысит реальный уровень образования, позволит лучше готовить учащих¬ ся к жизни и дальнейшему сознательному приобретению знаний, даль¬ нейшему продолжению образования в высшей школе. Важнейшее значение введения дифференцированного обучения со¬ стоит и в том, что оно будет содействовать всестороннему развитию лич¬ ности. Ведь возможность более активно, более полно и углубленно овла¬ деть определенным кругом теоретических и практических знаний при условии одновременной достаточной осведомленности в других областях повышает воспитательное значение обучения. Разве, например, для того, чтобы сформировать у человека правильное отношение к труду, требует¬ ся, чтобы он участвовал во многих различных видах трудовой деятельно¬ сти? Нет. Пусть он будет участвовать в определенном виде труда, но так, чтобы полностью войти в этот труд, чтобы перед ним открылась не только техническая его сторона, но и его общественная сущность, чтобы он ощу¬ тил труд как жизненную потребность. Равным образом и для эстетическо¬ го воспитания вовсе не требуется универсальность; для одного человека сфера искусства раскрывается через музыку, для другого — через поэзию или живопись. Не иначе обстоит дело и в сфере умственного развития, в сфере приобретения научных знаний. Итак, всестороннее развитие тре¬ бует глубокого овладения относительно немногими предметами, которые вместе с тем должны представлять основные сферы человеческой деятель¬ ности: физический труд, труд умственный, сфера искусства и физической культуры. На наш взгляд, исходя из потребностей развивающейся про¬ мышленности, сельского хозяйства и культуры, следовало бы создать в школах второго этапа образования следующие, например, отделения: фи¬ зико-техническое, химико-технологическое, естественно-агрономическое, гуманитарное. Общими для всех отделений должны быть предметы: литература, 1 Вопрос о дифференцированном обучении выдвинут автором в порядке обсужде¬ ния как нуждающийся в изучении и проверке.— Ред.
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 39 родной язык, математика, история, конституция, география, биология, физика, химия, иностранный язык, физическая культура, черчение. Общеобразовательный минимум, естественно, представляет собой це¬ лостную систему предметов, органически связанных с общенаучным и производственным направлением отделения. Вместе с тем на каждом от¬ делении необходимо предусмотреть дополнительное время на общеобра¬ зовательные предметы, по которым в соответствии с профилем отделения даются знания сверх установленного минимума. Дифференцированное обучение даст возможность изменить содержа^- ние и соотношение обязательных и факультативных предметов, классной и внеклассной работы. Поскольку второй этап обучения, как правило, отделяется организа¬ ционно от 8-летней школы в виде 3-летней школы рабочей или сельской молодежи, либо в виде 3-летней общеобразовательной школы с производ¬ ственным обучением, то эти школы будут многокомплектными, а при мно¬ гокомплектной школе есть возможность иметь несколько отделений. Сле¬ довательно, одна и та же школа сможет удовлетворить потребности и интересы учащихся в разных направлениях. Введение дифференцированного обучения поможет улучшить и мето¬ ды преподавания. Вместе с тем дифференцированное обучение позволит поднять идейный уровень самого преподавания, с большей основатель¬ ностью влиять на интересы и склонности воспитанников, оказывать более активное воздействие на формирование мировоззрения и нормы пове¬ дения. В законе об укреплении связи школы с жизнью нет специальной статьи, обязывающей вводить дифференцированное обучение. Это вполне понятно, так как вопрос о конкретном содержании образования должны решать органы народного образования союзных республик, и мы увере¬ ны, что указанные органы проявят в этом отношении много творчества и инициативы. В тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного обра¬ зования в стране» особо подчеркивается роль и значение педагогической науки в перестройке системы народного образования. В тезисах сказано: «Большая роль в перестройке школы принадлежит педагогической науке. Но она пока еще не решает многих коренных вопросов воспитания и обра¬ зования, которые выдвигаются жизнью. Долг педагогической науки — занять ведущую роль в перестройке системы народного образования». Советская педагогическая наука добилась известных результатов в своем развитии. Наиболее крупные ее представители не были кабинет¬ ными учеными; наоборот, они всегда принимали самое непосредственное участие во всей организационной работе по созданию советской системы образования и особенно общеобразовательной школы. Мы вправе гор¬ диться именами Н. К. Крупской, А. С. Макаренко, С. Т. Шацкого и мно¬ гих других, прославивших нашу страну своими замечательными трудами. Руководствуясь марксистско-ленинской теорией, решениями Комму¬ нистической партии, советская педагогика достигла известных успехов в разработке методологических вопросов, в теории обучения и воспитания, в системе эстетического и физического воспитания. Однако сделано еще далеко не достаточно. Жизнь требует более быстрого и научно обоснован¬ ного решения основных вопросов развития школьного дела. Педагогика все еще слабо помогает школе в решении таких важных вопросов, как соединение обучения с производительным трудом, воспитательное и обра¬ зовательное значение труда, сочетание общего и профессионального обра¬ зования, улучшение нравственного воспитания и укрепление дисциплини¬ рованности учащихся. Советская педагогическая наука продолжает оставаться в долгу пе¬ ред нашим советским социалистическим государством, перед нашей шко¬ лой и учительством, перед всем советским народом. Эта именно сторона
40 Н. К. ГОНЧАРОВ и подчеркивается в тезисах Центрального Комитета и Совета Министров СССР. Вместе с тем в тезисах не только констатируется отставание педа¬ гогической науки, не только определяется ее большая роль в перестройке школы, но перед ней ставятся и очень конкретные исследовательские задачи. Тезисы указывают, что соединение обучения с производительным трудом предопределяет правильное соотношение в средней школе общего, политехнического и профессионального образования, основанного на разумном сочетании труда и обучения с отдыхом и нормальным физиче¬ ским развитием детей и молодежи. В тезисах на первый план выдвигается необходимость разработки вопроса о содержании образования в школе, что требует коренной пере¬ работки учебных планов, программ и учебников. Без научно обоснованных учебных планов, программ и хорошо составленных учебников невозможно никакое серьезное обучение и воспитание детей. К сожалению, до сих пор педагогика не дала достаточно научно обоснованного решения вопроса о содержании общего, политехнического и профессионального обучения в школе. Система, объем знаний, умений и навыков в содержании образо¬ вания определены эмпирическим путем, произвольно и не имеют необхо¬ димого научного обоснования. Поэтому многие программы и учебники содержат серьезные недостатки, такие, как перегрузка учебным материа¬ лом, отсутствие должного учета возрастных особенностей и возможностей учащихся, отсутствие связи между предметами, связи теории с практи¬ кой и т. д. Первоочередной задачей педагогической науки в настоящее время является разработка учебных планов, программ для всей системы школьного образования, которые бы обеспечили всестороннее развитие учащихся. При определении содержания образования, очевидно, встанет острая необходимость по ряду предметов, таких, например, как естествознание, география, история, определить обязательный государственный минимум и оставить время для привлечения и использования учителями местного, локального материала. Использование локального материала, безусловно, будет содействовать развитию краеведческой работы, применению экскур¬ сионного метода, поможет сделать жизнь школы более интересной и со¬ держательной, свяжет школу с жизнью. Перестройка системы народного образования требует коренного пере¬ смотра методов обучения. Одним из существеннейших недостатков в обу¬ чении до сих пор является отрыв от жизни, формализм и абстрактность, разрыв между теорией и практикой. Эти недостатки надо устранять самым решительным образом. Формы и методы обучения до сих пор рассматри¬ ваются в отрыве от содержания. А улучшение методов обучения невоз¬ можно без разработки ряда существенных проблем дидактики. Дидак¬ тика до сих пор рассматривает только проблемы умственного образования в отрыве от политехнического и профессионального образования, а поэто¬ му ее научные выводы и обобщения весьма односторонни. Особое внимание должно быть уделено активизации познавательной деятельности учащихся в процессе обучения. До сих пор и в педагогике и в методике, как правило, ограничиваются преимущественно анализом деятельности учителя и совершенно недостаточно исследуется деятель¬ ность учеников. Не исследуется процесс усвоения учащимися учебного материала, овладения знаниями, умениями и навыками, не используются богатейшие возможности учения И. П. Павлова о физиологии высшей нервной деятельности. Поэтому многие работы по дидактике и частным методикам носят описательный, эмпирический характер, не способствуют поднятию качества учебно-воспитательной работы, связи знаний с прак¬ тикой, препятствуют глубокому научному обобщению передового опыта. В тезисах ЦК КПСС и Совета Министров СССР ответственные зада¬ чи возлагаются на Академию педагогических наук. «Академии педагоги¬ ческих наук РСФСР,— говорится там,— следует уделить больше внима¬
НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 41 ния разработке теории советской педагогики, вопросам политехнического и профессионального обучения в школе и обобщению положительного опыта». Академия педагогических наук РСФСР является наиболее крупным научно-исследовательским учреждением в стране в области педагогики. И само собой понятно, что она должна взять на себя разработку наибо¬ лее сложных вопросов теории и истории педагогики, взять на себя функ¬ ции координации действий по наиболее крупным проблемам исследования с научно-исследовательскими педагогическими учреждениями союзных республик и кафедрами педагогики, психологии и методики высших педа¬ гогических учебных заведений, университетов. Академия должна еще с большей энергией, настойчивостью вести борьбу с антинаучными бур¬ жуазными и ревизионистскими теориями в области педагогики, истории педагогики, психологии, дефектологии. Большие, почетные и ответственные задачи возлагаются на педагоги¬ ческую науку. Она должна сосредоточить все свои усилия на том, чтобы устранить существенные недостатки в жизни и деятельности школы, по¬ могать готовить учащихся к жизни, к участию в общественно-производи¬ тельном труде, помогать готовить будущих активных строителей комму¬ нистического общества.
По поводу псевдомарксистских рассуждений доктора Марковича М. С. МИХАЙЛОВ Одной из важнейших задач работников общественных наук XXI съезд КПСС признал критику современного ревизионизма и бур¬ жуазной идеологии. «Коммунистическое движение нанесло по ревизионизму сокруши¬ тельные удары. Но ревизионизм не добит. Надо иметь в виду, что им¬ периализм будет всячески стремиться поддерживать и активизировать ревизионистов»,— отметил в своем докладе на съезде тов. Н. С. Хрущев. Современный ревизионизм пытается проникнуть в различные сферы общественной мысли и прежде всего в область политической и экономи¬ ческой теории, социологии и философии. Потерпев неудачу в попытках ослабить мощное единство марксистских партий, сплоченность стран со¬ циалистического лагеря, ревизионисты делают ныне главным объектом нападок марксистско-ленинскую теорию, философские основы марксизма. Подвергаются ревизии все разделы марксистской философии: диалек¬ тический и исторический материализм, логика и психология, этика и эстетика. Разумеется, авторы, выступающие с «поправками» к марксизму- ленинизму, выдают себя за последовательных и, конечно, творческих мар¬ ксистов, борцов против догматического марксизма. Одним из таких «критиков» марксизма является югославский фило¬ соф доктор Михайло Маркович. В недавно опубликованной брошюре «Марксизм, догматизм и скептицизм», а также в статье «Современная буржуазная философия и марксизм» доктор Маркович подвергает реви¬ зии коренные положения марксистской философии. Не претендуя на разбор всех проблем, затронутых доктором Марко¬ вичем, мы ограничимся рассмотрением лишь некоторых из них, имею¬ щих, на наш взгляд, важное значение. Прежде всего о двух лагерях в философии. В начале указанной статьи автор справедливо замечает, что «нынеш¬ нее состояние философии в мире верно отражает общее положение, в ко¬ тором оказалось человеческое общество в переходный период между двумя эпохами: капитализмом и социализмом». По-марксистски раскрыть содержание этого тезиса — значит при¬ знать, что как в области социально-политической, так и в сфере идеологии (и философии, в частности) происходит сегодня борьба между все более упрочивающим свои позиции социализмом и постепенно отступающим капитализмом, между марксистской и буржуазной общественной мыслью. Однако доктор Маркович вкладывает иной смысл в свое высказыва¬ ние: «Проникновение марксизма в буржуазную идеологию, хотя и частич¬ ное, фрагментарное, является историческим фактом, точно так же как стало историческим фактом нашей эпохи постепенное проникновение элементов социализма в современные формы общественной организации во всем мире».
ПО ПОВОДУ ПСЕВДОМАРКСИСТСКИХ РАССУЖДЕНИИ ДОКТОРА МАРКОВИЧА 43 Итак, современный мир представляется автору примерно следующим образом: нет ни империализма, ни социализма, а есть всеобщее движение всех стран к социализму. Но, разумеется, никакого шаблона: каждая стра¬ на движется по-своему, своей собственной дорогой. Этому соответствует и представленная доктором Марковичем картина сегодняшней идеологи¬ ческой жизни: «Марксизм в современной культуре становится все более влиятельным фактором» в том смысле, что «марксизм, по крайней мере, по произведениям Карла Маркса, в настоящее время гораздо больше, чем прежде, уважают и буржуазные философы». В настоящее время, продолжает автор, «нельзя найти почти ни одного основного тезиса диалектического материализма, которого не принял бы по крайней мере один какой-нибудь буржуазный философ». Ну, что ж, признаемся, оказано сильно. Посмотрим теперь, как док¬ тор Маркович раскрывает это свое утверждение, что, собственно, мар¬ ксистского обнаруживает он у буржуазных философов и что понимает он под основными положениями диалектического материализма. I. «Открытия» доктора Марковича «Зачислять всех нынешних философов исключительно в лагерь ма¬ териализма или в лагерь идеализма,— рассуждает доктор Маркович,— это такая же ошибка, как и делить страны и народы на принадлежащие к социалистическому или капиталистическому лагерю». Почему же все- таки деление философии на два основных направления является ошибоч¬ ным? Да потому, поясняет автор, что «для современной буржуазной философии, переживающей процесс огромного брожения, характерно множество переходных форм между материализмом и идеализмом». Это — очень интересное открытие. До сих пор марксисты-ленинцы считали, что борьба между материализмом и идеализмом, начавшаяся более двух тысяч лет тому назад, стала сегодня еще более острой, что и поныне справедлива марксистско-ленинская постановка вопроса: «либо последовательный до конца материализм, либо ложь и путаница фило¬ софского идеализма» (В. И. Ленин. Соч., т. 14, стр. 323). Но, с точки зрения Марковича, такой подход к современной философии оказывается безнадежным догматизмом и начетничеством, не учитывающим особен¬ ностей современной идеологической ситуации. Посмотрим внимательнее, где здесь догматизм, а где подлинный мар¬ ксизм. Маркович, правда, соглашается, что «за стремлением к нейтрализ¬ му иногда (!) скрываются старые идеалистические воззрения». Он считает правильной ленинскую критику представителей эмпириокритицизма, «средняя линия» которых «фактически заключалась в варьировании тези¬ сов Беркли и Юма». Столь же несостоятельным считает автор и пропове¬ довавшийся прежде Расселом «нейтральный монизм». «Однако,— про¬ должает он,— дело обстоит не всегда так. Последние варианты неореализ¬ ма, позитивизма, операционализма, семантической философии действи¬ тельно представляют собой нечто переходное между идеализмом и мате¬ риализмом. Все эти направления признают в настоящее время несомнен¬ ное существование отдельных материальных предметов и далеки от утверждения, что они в каком-либо смысле являются вторичными по от¬ ношению к сознанию. Этим они решительно отгораживаются от идеализ¬ ма я приближаются к материализму». Вывод, удивительный для чело¬ века, претендующего на марксистский метод критики идеализма. Как можно смешивать реальные проблемы научного познания, в связи с кото¬ рыми вырастает и затем эволюционирует та или иная идеалистическая философская концепция, и саму эту специфическую концепцию? Логиче¬ ские изыскания операционализма возникли из необходимости решить определенные проблемы строения естественнонаучного знания. Но опера- ционализм как таковой, как специфическое философское учение не сво¬
44 М. С. МИХАИЛОВ дится к этим проблемам. Семантическая философия паразитирует на теле семантики как специального логического учения, хотя последнее вовсе не исчерпывает содержания «общей семантики» как особой фило¬ софской доктрины. В большинстве современных философских течений можно обнаружить давление научного содержания на философские принципы, приводящее к видоизменению последних. Однако эти «видо¬ изменения» отнюдь не обладают значением особой «переходной формы». Речь может идти лишь о несовместимости определенного научного ма¬ териала с идеалистическими принципами, составляющими суть того, что называется «неопозитивизмом», «семантической философией», «операцио- нализмом» и т. д. И если такое противоречие приводит к признанию неко¬ торыми учеными, прежде исповедовавшими неопозитивизм, отдельных сторон материализма, то мы имеем дело не с приближением неопозити¬ визма как такового к материализму, а с осознанием несоответствия неопозитивизма современным научным запросам. Неопозитивизм и мате¬ риализм как философские учения по-прежнему остаются непримиримыми. Эволюция философских воззрений отдельных людей в сторону диалекти¬ ческого материализма отнюдь не означает возникновения «элементов марксизма» в тех или иных течениях буржуазной философии. Правда, с другой стороны (а Маркович, стремясь быть подлинным диалектиком, во всем видит две стороны!), в каждом из этих направлений есть, по мнению автора, элементы, «несовместимые с диалектическим материализмом». И здесь мы обнаруживаем, что неореалисты отождеств¬ ляют понятия с сущностью реальных вещей, что неопозитивисты отрицают объективное существование общего, законов, что операционалисты огра¬ ничивают значение абстрактных понятий («материя», «причинность» и т. п.) лишь применимостью их для осуществления тех или иных практи¬ ческих операций, что семантики сводят задачи философии к исследова¬ нию языка и т. д. Возникает, однако, вопрос: идет ли здесь речь об отдельных элемен¬ тах идеализма, присущих этим направлениям, или же о самой их сути? С каких, спрашивается, принципиальных позиций можно определить семантическую философию как материалистическую, но содержащую «элементы», несовместимые с диалектическим материализмом? Как мож¬ но, не изменяя принципиальной марксистской точке зрения, всерьез гово¬ рить, что такие слова, как «демократия», «свобода», «коммунизм», явля¬ ются мифами, бессмысленными выражениями? Как можно считать «поч¬ ти материалистами» философов, не признающих ни одного из коренных положений материализма и пытающихся увести общественную мысль от насущных социальных проблем в область псевдонаучного анализа язы¬ ковой абстракции? Как можно сочетать ярко выраженный антиматериа¬ лизм, антимарксизм с марксистской философией, с диалектическим ма¬ териализмом? Доктор Маркович упорно не замечает главного. Все названные им разновидности идеалистической философии ведут отчаянную борьбу про¬ тив материализма, против марксизма. Не только с марксистской точки зрения, но и по признанию самих представителей современной буржуаз¬ ной философии, «элементы, несовместимые с диалектическим материа¬ лизмом», характеризуют самую суть идеалистических направлений. Итак, стремясь доказать недоказуемое (то есть наличие «переход¬ ных форм между материализмом и идеализмом»), Маркович вынужден искажать существо приводимых им в качестве примера «переходных форм», выдавая вынужденные (зачастую иллюзорные) отступления от идеализма за действительный материализм, а подлинное содержание со¬ временных идеалистических концепций — лишь за отдельные «элементы» идеализма. Более того, в поисках «переходных форм» наш «критик» про¬ являет непонимание существа самого марксизма. Маркович утверждает, что выдвинутый марксизмом тезис о практике
ПО ПОВОДУ ПСЕВДОМАРКСИСТСКИХ РАССУЖДЕНИИ ДОКТОРА МАРКОВИЧА 45 как критерии истины в основном принимается современным прагматиз¬ мом: «По Дьюи, какое-либо знание истинно, если теоретически правильно обосновано и если его практически проверил общественный коллектив. Такая теория истины в настоящее время в буржуазной философии все¬ гда приписывается Дьюи, однако более чем за полвека до него ее обосно¬ вал Маркс». Здесь мы имеем дело с элементарной путаницей, когда внешнее, сло¬ весное «совпадение» некоторых принципов буржуазного философского учения с марксизмом принимается за существо дела. С точки зрения Дьюи, объекты существуют лишь внутри опыта, поэтому истина состоит не в соответствии идеи с действительностью, а в работоспособности идеи, в ее применимости для достижения поставленной цели. В марксизме же речь идет о соответствии идеи объективной действительности. Поэтому марксист и прагматист по-разному понимают «теоретически правильное обоснование» знания. Различное содержание вкладывают марксизм и прагматизм и в понятие «общественный коллектив»: в прагматизме — это любая группа людей, преследующих общую цель; в марксизме же — тот или иной социальный класс, причем критерием истинности знаний об обществе является вся общественная практика и прежде всего практика революционного класса, в наше время — пролетариата. Отождествляя марксистскую точку зрения на практику с прагматист- ской, Маркович попросту демонстрирует свое немарксистское понимание вопроса. Этот вывод подтверждается собственными рассуждениями «кри¬ тика» о практике: все наши знания, «хотя и выражают нечто объективно данное, несут на себе отпечаток субъективности. Из этого следует, что как бы мы ни были уверены в существовании материального мира, его нельзя доказать, так .как доказывание есть мыслительная операция... Кри¬ терием точности является внутренняя когерентность мышления, то есть внутреннее соответствие мыслей, пока мы находимся в границах мышле¬ ния, пока мы из одних положений выводим другие на основании опреде¬ ленных правил». Здесь Маркович излагает, в сущности, не марксистскую, а субъектив¬ но-идеалистическую концепцию. Во всяком случае, совершенно опреде¬ ленно отвергается практика как средство доказательства. Ей отводится безликая «корректорская» функция подтверждения или неподтверждения той или иной теории. В качестве действительного критерия истины вы¬ двигается не практика, а «внутренняя когерентность мышления». Понят¬ но, что с точки зрения такого «марксизма» и прагматистская концепция истины выглядит марксистской. Поверхностным, а потому и неправильным представлением о диалек¬ тическом материализме руководствуется Маркович в своих рассуждениях о взаимоотношении диалектики и метафизики. «В настоящее время,— пишет он,— различение диалектики и метафизики как двух основных философских методов имеет все меньше смысла. В наш век эволюционист¬ ские идеи уже настолько проникли как в науку, так и в мышление простых людей, что никто больше не оспаривает того, что все изменяется: звезды и скалы, животные и растения, человеческое общество, мораль и искусство». Итак, перед нами новое «открытие»: нет больше противоположности не только между материализмом и идеализмом, но и между диалектикой и метафизикой. Однако под диалектикой автор понимает здесь не что иное, как «эволюционистские идеи», тезис о том, что «все изменяется». Диалектика действительно признает этот тезис, а идеи эволюции прони¬ зывают всю современную науку. Однако в этом ли суть диалектики? Материалистическая диалектика представляет собою цельное учение о том, что объективный мир есть саморазвивающаяся материальная си¬ стема, внутренне противоречивая и существующая в качественно многооб¬ разных и переходящих друг в друга формах, что познание есть чрезвы¬
43 М. С. МИХАЙЛОВ чайно сложный и опосредованный социальными условиями процесс отра¬ жения этого материального мира в мозгу человека, совершающийся в различных формах и на основе целого комплекса логических закономерно¬ стей. Разумеется, если свести это цельное учение к плоской идее эволю¬ ции, то есть метафизически истолковать материалистическую диалектику, тогда, конечно, можно заявлять об «исчезновении» противоположности между диалектикой и метафизикой, что и делает наш «критик». Таким образом, в действительности Маркович «открыл» отсутствие противопо¬ ложности не между диалектикой и метафизикой, а между метафизикой и метафизическим представлением о диалектике. С превратным пониманием марксизма мы сталкиваемся в работах М. Марковича буквально на каждом шагу. Так, мы читаем: «В гораздо большей степени, чем принципы диалектического материализма, проникли в буржуазную философию и науку основные принципы исторического ма¬ териализма. Никто не отрицает, что заслуга Маркса состоит в том, что было обращено достаточно внимания на значение экономических отно¬ шений как фактора в общественных процессах. Точно так же в настоя¬ щее время ни один серьезный буржуазный социолог не стал бы оспари¬ вать, что капиталистическое общество разделено на антагонистические классы и что классовая борьба является, по крайней мере, одной из дви¬ жущих сил общества. О классовой структуре различных общественных формаций в буржуазной социологии написаны десятки книг». Итак, буржуазные социологи с радостью руководствуются в своих исследованиях марксистским пониманием общества. Однако нетрудно убедиться, что сам Маркович целиком находится в плену немарксистских представлений об историческом материализме. Разве заслуга Маркса состояла просто в том, что «было обращено достаточно внимания на зна¬ чение экономических отношений как фактора в общественных процессах»? Как известно, это было сделано еще до Маркса английскими экономи¬ стами. Разве Маркс открыл тот факт, что «капиталистическое общество разделено на антагонистические классы и что классовая борьба является, по крайней мере, одной из движущих сил общества»? Как известно, от¬ крытие классов было совершено до Маркса французскими историками, на что сам Маркс специально обратил внимание в письме к Вейдемейеру. Как видим, автор выдает за марксизм, в сущности, домарксистское понимание общества. И притом, заметьте, в каких осторожных форму¬ лировках: об экономических отношениях говорится не как о решающем факторе, а просто как об одном из факторов наряду с другими (с таким «марксизмом» действительно согласится любой представитель буржуаз¬ ной «теории факторов» от Вернера Зомбарта до Питирима Сорокина); классовой борьбе отводится скромное и заурядное место «одной из дви¬ жущих сил общества». Каким приглаженным и благопристойным выгля¬ дит марксизм под пером Марковича, совсем в духе либеральных буржуа! Всякому марксисту ясно, что материалистическое понимание обще¬ ства, являющееся теоретическим обоснованием исторической миссии про¬ летариата, в корне отличается от этой ревизионистскои карикатуры. Экономические отношения, в основе которых лежит развитие производи¬ тельных сил, составляют основу всего здания политических и идеологиче¬ ских надстроек. Исторический итог развития капитализма заключается в создании предпосылок для социалистической революции, главной дви¬ жущей силой которой является пролетариат, с помощью своей диктатуры обобществляющий производительные силы и созидающий бесклассовое общество. Такова суть марксистского понимания истории, и пусть Мар¬ кович попытается назвать хотя бы одного буржуазного социолога, ко¬ торый бы принял этот основной принцип исторического материализма! Для буржуазных социологов неприемлемо подлинно марксистское понимание истории. Действительное единство с ними может быть достиг¬
ПО ПОВОДУ ПСЕВДОМАРКСИСТСКИХ РАССУЖДЕНИЙ ДОКТОРА МАРКОВИЧА 47 нуто лишь ценой выхолащивания революционного .научного содержания марксистского учения. И Маркович довольно успешно справляется с этим. Поскольку Маркович все же еще не отрицает, что исторический ма¬ териализм теоретически обосновывает необходимость социализма, по¬ стольку читатель вправе спросить его: почему же буржуазные идеологи «приемлют» социалистическую идеологию? Несомненно, что марксизм, составивший историческую эпоху в раз¬ витии человеческого познания, повлиял на все дальнейшее развитие ми¬ ровой науки. Достижения марксизма ассимилируются массой частных исследований в различных областях общественной науки точно так же, как идеи диалектики стихийно проникают и в естественнонаучные иссле¬ дования, авторы которых не руководствуются сознательно принципами диалектического материализма. Но другое дело, когда материал частных исследований обобщается в мировоззрении, выливается в целостную кар¬ тину общественных процессов. Для всякого марксиста несомненно, что осознание буржуазными философами определенных научных фактов и достижений совершается в рамках специфически буржуазного сознания, так что открытая наукой «роль экономических отношений» превращается в «экономический фактор» наряду со многими другими; открытая наукой зависимость развития человеческого познания от материальных условий жизни людей находит свое однобокое, искаженное отражение в модной «социологии познания» и т. д. Но почему же Маркович, вопреки этой несомненной непримиримости идеологий, говорит об их взаимопроникновении? Доктор Маркович не дал прямого ответа на этот вопрос. Однако в статье содержится косвенный ответ. Поскольку, с точки зрения Марковича, сегодня имеет место проник¬ новение элементов социализма во все формы общественной организации, постольку вполне естественно, что господствующие классы буржуазного общества и их идеологи «принимают» идеи социализма. Все это для док¬ тора Марковича очень просто и совершенно ясно. Но дело в том, что раз¬ витие общества совершается не по воле доктора Марковича, усердие кото¬ рого может быть высоко оценено представителями буржуазии. Буржуаз¬ ная социология, как и вся буржуазная идеология, принимает отдельные положения марксизма, если может использовать их как-то в своих классо¬ вых интересах. Однако даже то, что они по видимости принимают из мар¬ ксизма, извращено до неузнаваемости. Буржуазные социологи принимают в своих исследованиях деление общества на классы. Однако что они понимают под классами? Можно ли признать, что они в определении классов и их отношений стоят на позициях марксизма? Отнюдь нет. Как раз наоборот, они все делают для того, чтобы затушевать действительно классовую характеристику совре¬ менного буржуазного общества. Но дело не только в том, как буржуазные социологи оперируют понятиями «.класс», «классовое общество». Прин¬ ципиальное расхождение с марксизмом начинается уже там и тогда, где из области эмпирических исследований переходят к обобщению данных исследования, где речь идет о мировоззрении исследователя. Вся так называемая «промышленная социология» и многочисленные школы эмпирической социологии в конечном итоге обосновывают веч¬ ность, неизменность господства буржуазии. Буржуазные социологи дока¬ зывают рабочим, что все социальные беды и несчастья объясняются их неразумным поведением: частыми забастовками, недобросовестной ра¬ ботой и т. п. Мы уже не говорим о том, что концепция доктора Марковича игнори¬ рует общеизвестные факты обострения классовой борьбы в странах ка¬ питализма. Доктор Маркович склонен не замечать обострения классовой борьбы в странах капитализма, он не хочет видеть фашизации аппарата буржуазных государств, империалистического колониального разбоя.
48 М. С. МИХАЙЛОВ В ряде стран буржуазия вынуждена проводить обобществление некото¬ рых отраслей промышленности. Однако эти «элементы социализма» соче¬ таются с отчаянной борьбой против рабочего класса и его партии, против республиканских институтов. Решающим вопросом общественного, со¬ циального прогресса в .классовом обществе является вопрос о власти: в чьих руках находится власть, какой класс командует, управляет в стране? Принимать же окраску вещи за самоё вещь—значит впадать в грубую ошибку. Считать, что капиталисты сами введут социализм,— значит по¬ вторять ошибки старых утопистов, которые пытались устранить классовые противоречия, деление общества на антагонистические классы путем убеждения власть имущих. Утопический социализм имел, как известно, свое историческое оправдание: он не был знаком с революционным проле¬ тарским движением последнего столетия, он исторически предшествовал научному социализму. Современные же «реформаторы марксизма» знают и теорию и исто¬ рию научного социализма. Они проповедуют врастание социализма в ка¬ питализм, не желая считаться с ходом общественного развития, игнори¬ руя опыт истории. Здесь-то и сказывается их переход на позиции буржуаз¬ ной апологетики, защиты капиталистических порядков, общественного неравенства и общественной несправедливости. Но, разумеется, всякому вольно выбирать свой путь: либо вместе с буржуазией против пролетариата, либо вместе с пролетариатом, вместе с народом, против буржуазии. Доктор Маркович в своих рассуждениях идет по стопам современных идеологов буржуазии. II. Доктор Маркович в роли борца против догматизма Как мы уже заметили, доктор Маркович умеет быть последователь¬ ным и не в его правилах останавливаться на полдороге. Больше того, не затем он взялся за перо, чтобы защищать мысль, уже задолго до него высказанную мыслителями того же лагеря, хотя бы и значительно мень¬ шего калибра. Вопрос о двух лагерях — это между прочим. Главная идея, главная цель, .которую преследует доктор Маркович, более значительна. Он взялся доказывать, что современное международное коммунистиче¬ ское движение основывается на догматическом методе мышления, для которого «основным критерием истины стало согласие с текстами из работ классиков». Причем главным центром догматизма, по мнению доктора Маркови¬ ча, является Советский Союз, где догматизм вырос на почве отсталости. Замысел подобного рода клеветнических утверждений весьма серьезен. Суть его заключается в том, чтобы убедить марксистов отказаться от работ классиков, отвергнуть опыт строительства социализма в СССР как базирующийся на отсталости и догматизме и выбить из рук коммунистов всего мира самое мощное оружие, каким они располагают,— марксизм- ленинизм. Никаких аргументов в пользу выдвинутых обвинений мирового ком¬ мунистического движения в догматизме автор не приводит. Он даже не делает попытки разобраться в таких всемирно известных документах, как Декларация и Манифест мира, принятые на известных Московских совещаниях в 1957 году. Что же касается опыта Советского Союза в строительстве социализ¬ ма, то здесь доктор Маркович проявляет изумительное невежество или сознательно извращает общеизвестные факты. Послушайте, что говорит Маркович: «В некоторых странах, строящих социализм, рабочие до недавнего прошлого не имели никакого другого права, кроме права на труд. Догматики объясняли это необходимостью централизованного руко¬ водства и планирования. В борьбе против рабочих Советов и децентрали¬
ПО ПОВОДУ ПСЕВДОМАРКСИСТСКИХ РАССУЖДЕНИЙ ДОКТОРА МАРКОВИЧА 49 зации они охотно ссылались на Ленина, и этот пример, возможно, лучше всего иллюстрирует существо догматического метода мышления. Ленин, в частности, во время дискуссии о профсоюзах в 1921 году был против того, чтобы профсоюзы участвовали в управлении экономикой. Он считал, что профсоюзы должны быть школой воспитания рабочего класса, а управление экономикой — делом государства». Где, в какой стране, строящей социализм, рабочие до недавнего вре¬ мени были лишены всех прав, кроме права на труд? В действительности в каждой из этих стран социализм начинается с того, что рабочие подни¬ маются к творческой, революционной, созидательной деятельности. Они не только берут в свои руки управление фабриками, заводами, не только выдвигают из своей среды руководителей советов, управлений, мини¬ стерств, но и создают органы контроля за деятельностью всех учреждений и ведомств всего государства. Капитализм поднял к созидательной дея¬ тельности десятки и сотни тысяч людей, а социализм поднимает к актив¬ ной общественной, государственной и культурной деятельности миллионы и десятки миллионов. Для марксиста это азбука. Однако Маркович не¬ спроста забыл эту азбуку. Он пытается доказать, что настоящая рабочая демократия существует не в социалистических, а в капиталистических странах. «Даже если мы не будем принимать в расчет Югославию, где рабочий класс через рабочие Советы и веча производителей завоевал это право, то во многих капиталистических странах — в Германии, Австрии, Франции, в Скандинавских странах и т. д.— уже существуют различные формы участия в принятии решений и рабочего контроля». Больше того, по мнению нашего «критика», буржуазное государство уже не является буржуазным в собственном смысле этого слова, оно становится истинно народным государством. Вот это откровение доктора Марковича: «Вторым важным фактом, который любят игнорировать догмати¬ ки, является заметное усиление роли государственного аппарата в капи¬ талистических странах и его частичное освобождение от непосредствен¬ ного влияния частных капиталистов. Теперь государство иногда прини¬ мает меры, наталкивающиеся на решительный отпор крупной буржуазии (например, национализация, прогрессивные налоги). Государство превра щается в первостепенный экономический фактор и в состоянии своим вмешательством предотвратить определенные разрушительные послед¬ ствия стихийности капиталистической экономики (экономические кризи¬ сы, массовая безработица). Догматики во всем этом видят лишь меры, которые должны спасти капитализм, и не замечают, что эти меры посте¬ пенно меняют и сами основы капиталистического общества». «На всякого мудреца довольно простоты» — гласит русская посло¬ вица. Вот эта простота и подвела доктора Марковича. Приведенная ци¬ тата из его брошюры очень напоминает один из разделов программы австрийских социалистов. Разница только в том, что Б. Каутский и дру¬ гие авторы этой программы более последовательны в своей апологетике буржуазного государства, которое они называют государством всеобщего благоденствия. Они откровенно отказываются от марксизма, в то время как Маркович делает вид, будто он стоит на позициях марксизма-лени¬ низма. Однако только делает вид. В самом деле, разве можно изображать позицию Ленина в период профсоюзной дискуссии таким образом, как это делает Маркович? Разве не Ленин подписал Декрет о рабочем конт¬ роле, а затем о национализации? Разве не Ленин разработал целую систему мероприятий по вовлечению масс в управление производством через производственные совещания, фабрично-заводские комитеты, рабо¬ чие конференции? А ленинская формула периода дискуссии о профсою¬ зах звучит совсем не так, как это изображает Маркович. Ленин говорит, что профсоюзы должны стать школой управления, 4. «Вопросы философии» № 2.
50 М. С. МИХАИЛОВ школой хозяйничанья, школой воспитания, школой коммунизма. Ленин не только возлагал большую роль на профсоюзы в деле управления про¬ мышленностью, он сам лично неоднократно обращался к рабочим кол¬ лективам, когда возникали трудности, когда надо было посоветоваться о перспективах строительства государства, о развитии экономики. Существа же ленинской линии в период дискуссии о профсоюзах автор или вовсе не понял, или же сознательно извратил, чтобы доказать, будто марксизм-ленинизм устарел, будто тексты классиков имели значе¬ ние в свое время, а теперь нужен иной марксизм — именно тот, который сам он проповедует. Позиция В. И. Ленина в период дискуссии о проф¬ союзах вызывает особое неудовольствие автора, так как она направлена прямо против анархо-синдикализма. И это не случайно. Дело в том, что в югославской печати ведется пропаганда против активной роли госу¬ дарства в строительстве социализма и коммунизма, и Маркович, при¬ соединяя свой голос к этой кампании, извращает позицию Ленина. Ленин вел решительную борьбу с анархо-синдикализмом, за укрепление рабоче¬ го государства, з-а повышение роли государства в строительстве социа¬ лизма, против недооценки оппозицией (Шляпников, Коллонтай и др.) его организующей роли. Эта борьба Ленина за укрепление социалисти¬ ческого государства, за усиление его роли в социалистическом строитель¬ стве и сегодня сохраняет все свое значение. III. Действительная суть позиции Марковича Что же проповедует доктор Маркович, каковы его собственные пози¬ тивные установки? Доктор Маркович изображает себя творческим марксистом, сокру¬ шающим догматиков. Суть творческого подхода к буржуазной философии он видит в том, чтобы «внимательно анализировать чужие теоретические взгляды и выделять в них элементы истины и элементы заблуждения». Можно согласиться с этим общим положением, однако отнюдь не с его конкретным осуществлением у доктора Марковича. В самом деле, как мы видели, в большинстве случаев наш «критик» выдавал за истину лишь видимость истины, а кроме того, обнаружил упорное желание сте¬ реть коренное, принципиальное различие между марксистской и бур¬ жуазной философией, выдавая (как это вообще свойственно метафизи¬ кам) явление за сущность. Маркович видит, что буржуазные социологи оперируют термином «класс», и отсюда делает вывод, что они в какой-то мере принимают исторический материализм; видит, что метафизики пользуются идеей эволюции, и делает вывод, что метафизики становятся диалектиками. С таким же успехом можно было бы сказать, будто тео¬ логи становятся атеистами, когда принимают противоречащий тексту библии вывод науки о том, что человек появился на земле не пять тысяч лет назад, а значительно раньше. Метафизический образ мышления доктора Марковича лучше всего проявляется в его ревизионистской концепции «переходных форм» между материализмом и идеализмом, между диалектикой и метафизикой. За¬ метим здесь, что переходы от буржуазного мировоззрения к марксист¬ скому действительно имеют место; мы имеем в виду отказ представителей рабочих, крестьян, прогрессивной интеллигенции от разделявшихся ими прежде ненаучных мировоззренческих принципов и переход к марксист¬ ской точке зрения. Такого рода процесс совершается уже более ста лет и в настоящее время приобретает все более интенсивный характер. Яр¬ ким примером такого перехода является творческий путь японского фило¬ софа Янагиды Кэндзюро. Однако этот прогрессивный процесс, безусловно совершающийся в определенных идеологических формах, все же не оформляется и по са¬ мой природе своей не может оформиться в одно или несколько особых
ПО ПОВОДУ ПСЕВДОМАРКСИСТСКИХ РАССУЖДЕНИИ ДОКТОРА МАРКОВИЧА 51 «переходных направлений» в области философии. Этого не может про¬ изойти потому, что сам по себе процесс перехода от буржуазной фило¬ софии к марксистской не имеет особого, отличного от буржуазной или марксистской философии содержания. Однако на основе этого идеологи¬ ческого процесса могут возникнуть (и действительно возникают) различ¬ ного рода иллюзии о наличии особых «переходных форм». Такого рода иллюзией как раз и является концепция доктора Марковича. Таким образом, если обращать внимание не на фразеологию, а на существо предпринятой доктором Марковичем «критики догматизма», то обнаружится, во-первых, что критика ведется с эклектических позиций, представляющих собой причудливую мозаику из обрывков марксизма (понятого по большей части поверхностно, упрощенно), метафизики и идеализма. Это объясняется, если использовать выражение нашего «кри¬ тика», «экстратеоретическими» причинами. Вместо серьезного, всесторон¬ не аргументированного и глубокого анализа процессов, совершающихся в настоящее время в области философии, доктор Маркович представил наспех сконструированную концепцию «переходных форм» по образцу официальной югославской доктрины относительно «перехода всех стран» к социализму. Прямая ссылка на эту доктрину служит Марковичу основ¬ ным и фактически единственным «аргументом» при доказательстве пра¬ вильности своих взглядов. Концепцию Марковича можно рассматривать как идеологическое (философское) выражение официальной югославской политической доктрины. Теоретическая несостоятельность этой концепции свидетельствует о ложности самого политического ее основания. Следует отметить, во-вторых, что философские работы доктора Мар¬ ковича нацелены своим острием не против догматизма, а против револю¬ ционного содержания марксизма-ленинизма. Диалектический материализм является духовным оружием пролетариата, преобразующего мир. Поэто¬ му научный материализм, как указывал Ленин, включает в себя партий¬ ность, обязывая при всякой оценке событий открыто становиться на точку зрения определенного общественного класса, на точку зрения пролета¬ риата. Доктор Маркович, видимо, считает это ленинское положение уста¬ ревшим, а тех, кто его придерживается, догматиками. Однако общеизвест¬ ные факты с очевидностью свидетельствуют о том, что современная бур¬ жуазная философия отнюдь не перестала служить интересам сво&го класса. Разумеется, нельзя не видеть своеобразия различных философских школ и течений, надо уметь помочь колеблющимся приблизиться к ма¬ териализму. Но нельзя забывать главного — непримиримости материа¬ лизма ко всем и всяким разновидностям идеализма. «Маркс и Энгельс,— говорил Ленин,— от начала и до конца были партийными в философии, умели открывать отступления от материализма и поблажки идеализму и фидеизму во всех и всяческих «новейших» на¬ правлениях» (Соч., т. 14, стр. 324). Истинные марксисты и в наше время считают принцип партийности философии, обоснованный основополож¬ никами марксизма-ленинизма, единственно верным принципом отношения к буржуазным философским концепциям. Игнорирование же принципа партийности философии объективно означает попытку лишить марксистскую философию той великой социаль¬ ной роли, какую она играла и играет в деле революционного преобразова¬ ния мира, в деле строительства социализма и коммунизма.
Против ревизионистских извращений партийного руководства в искусстве и литературе Г. СМЕУ (Румыния) Исторический материализм, обобщая опыт разных типов социальной революции, показывает, что в досоциалистических формациях изменения в экономическом базисе предшествуют свержению старой политической власти. Социалистическая революция ставит своей задачей уничтожение частной собственности и всякой эксплуатации человека человеком, поэто¬ му замена буржуазного базиса и надстройки социалистическим базисом и надстройкой не может осуществляться таким же путем, каким развива¬ лись досоциалистические формации. Социалистическая революция начи¬ нается со свержения политической власти буржуазии и установления политической власти пролетариата. И это вполне понятно, поскольку со¬ циалистический базис не может появиться в виде какого-то сектора, вы¬ кристаллизовавшегося в рамках капиталистического общества. С момента установления диктатура пролетариата используется как орудие преобра¬ зования и ликвидации старого, капиталистического базиса общества и создания нового, социалистического базиса, как орудие осуществления экономической и культурной революции. Еще в 1902 году, выступая против оппортунистической теории стихий¬ ности и «экономизма», Ленин подчеркивал, что пролетариат может постро¬ ить социализм лишь после установления своего политического господства. Ленинский тезис со всей очевидностью утверждает главенство политики над экономикой, что — отметим во избежание недоразумений — нисколько не отвергает марксистского положения, согласно которому базис является определяющим по отношению к надстройке. Исторический материализм показывает, что социалистическая надстройка не появляется на пустом месте, а в согласии с объективным законом соответствия производствен¬ ных отношений характеру производительных сил возникает и развивает¬ ся в процессе разрушения и преобразования старого экономического базиса и создания нового, социалистического. Из всего вышесказанного вытекает, что социалистическое государ¬ ство — орудие диктатуры пролетариата — как элемент надстроечный играет исключительную роль в осуществлении экономической и культурной революции, в общем процессе социалистического строительства. Силой, которая руководит этим государством и направляет его развитие, являет¬ ся партия рабочего класса. Идея руководства партии нового типа все¬ ми победами народа в области экономики, политики и культуры — одно из самых важных завоеваний марксистско-ленинского учения. Политика партии является высшим выражением чаяний всех трудя¬ щихся, так как она отвечает требованиям общественного развития. Вот почему коммунистическую партийность в любой области творческой дея¬ тельности нельзя рассматривать как нечто стоящее вне данной области, что именно и делают ревизионисты. Свобода работать, творить в целях построения социализма неотделима от стремления осуществлять в духе строгой принципиальности политику партии, отстаивающую коренные и и-
ПРОТИВ РЕВИЗИОНИСТСКИХ ИЗВРАЩЕНИИ ПАРТИЙНОГО РУКОВОДСТВА 53 гересы народа. Нетрудно понять, что несогласие с этой идеей практиче- ;ки означает стремление претворять в жизнь общественные интересы, про¬ тивоположные, чуждые интересам трудящихся масс. Поэтому попытки ;овременных ревизионистов провозглашать «полную свободу» в разных областях деятельности в смысле «невмешательства» партии в руководство ими чрезвычайно вредят делу борьбы трудящихся за пострение социа¬ лизма. * * * Искусство и литература социалистического реализма — важные обла¬ сти художественного творчества в эпоху построения социализма — обя¬ заны своим расцветом именно руководству ими со стороны партии рабо¬ чего класса. В осуществлении этого руководства партия всегда исходила и исходит из ленинского принципа партийности литературы и искусства. «В чем же состоит этот принцип партийной литературы? Не только в том,— писал В. И. Ленин,— что для социалистического пролетариата литературное дело не может быть орудием наживы лиц или групп, оно не может быть вообще индивидуальным делом, независимым от общего пролетарского дела» (Соч., т. 10, стр. 27). В своей известной статье «Пар¬ тийная организация и партийная литература» В. И. Ленин показывает, что, несмотря на все особенности литературного творчества, требующего большого простора личной инициативы, мысли, фантазии, индивидуаль¬ ных склонностей и т. д., литературное творчество, так же как и всякое искусство, носит классовый характер. Марксисты говорят об этом прямо и литературе лицемерно свободной, а на деле связанной с буржуазией, противопоставляют литературу, открыто связанную с пролетариатом, со¬ ставляющую часть общего дела пролетариата. Ценность подлинно реали¬ стического искусства состоит в его художественно-воспитательном воздей¬ ствии, в его способности волновать людей, облагораживать и окрылять их в борьбе против реакционных социальных сил. В обществе, где трудя¬ щиеся массы сознательно строят свою жизнь, где их борьба под руковод¬ ством партии за ликвидацию эксплуатации, за общественный прогресс находится на качественно новой ступени и приобретает все более широкий размах и глубину, необходимо возрастает воспитательная роль искусства. Общественная значимость литературы и искусства социалистического реа¬ лизма возрастает именно в той мере, в какой они участвуют в борьбе тру¬ дящихся за построение социализма, способствуют своими специфическими средствами осуществлению этой цели. В свете первостепенной важности общественной цели, во имя кото¬ рой создаются художественные произведения социалистического реализма, становится несомненным, что принцип партийного руководства имеет в виду прежде всего вопрос: кому служит художественное произведение? Но из этого вопроса вытекает со всей необходимостью другой: каково должно быть содержание произведений искусства и литературы? Продолжая лучшие традиции реалистического искусства прошлого — принцип правдивости отражения действительности и народности его,— искусство социалистического реализма отличается в высшей степени по¬ следовательно правдивым изображением жизни, так как это изображение освещает с помощью специфических средств основную историческую тен¬ денцию развития социальной действительности. Открытая, сознательная защита жизненных интересов трудящихся, их идеалов в борьбе за по¬ строение социализма является, с точки зрения художественного отобра¬ жения (которое выражает отношение художника к изображаемой дей¬ ствительности), определяющим содержанием литературы и искусства социалистического реализма. Глубоко народный характер новой литературы и искусства выража¬ ется прежде всего в его новом идейно-эмоциональном содержании, в том, что в лучших художественных произведениях выступает в качестве глав¬
54 Г. СМЕУ ного героя сам революционный народ, который под руководством партии рабочего класса разрушает эксплуататорский строй и создает новую жизнь. Творчество Горького, стихотворения Маяковского, романы Шоло¬ хова, скульптуры Веры Мухиной и многие другие произведения имеют народный характер главным образом в том смысле, что эти художествен¬ ные произведения насыщены богатым идейным содержанием и отличаются полнотой чувств, глубоко человечны. Они правдиво отображают различ¬ ные общественно важные стороны борьбы трудящихся против эксплуата¬ ции, за новую жизнь. Значительных успехов во всех областях искусства добились под неустанным руководством партии писатели, художники, композиторы, драматурги Румынии. Борясь за передовые идеи, правдиво отображая действительность—разрушение старого, эксплуататорского строя и по¬ строение нового, социалистического общества в Румынии,— выражая с помощью различных художественных средств чаяния трудящихся, наше новое искусство социалистического реализма, основанное на непоколеби¬ мом фундаменте марксистско-ленинской идеологии, переживает в годы народной демократии невиданный расцвет. Это искусство опровергает с помощью неоспоримых фактов все разглагольствования защитников старой, буржуазной культуры о так называемом «кризисе культуры». Оно доказывает, что жалобные причитания об «отрицательном влиянии», кото¬ рое якобы оказывает политическое руководство партии на художествен¬ ное творчество, не только не имеют под собой оснований, но преследуют цель извратить роль партии. Никогда во времена господства буржуазии и помещиков искусство в нашей стране не знало такого расцвета, никогда художники не имели таких широких возможностей для полного проявления всех своих твор¬ ческих сил, никогда прежде у нас не создавалось столько значительных, высокоидейных и высокохудожественных произведений литературы, изоб¬ разительного искусства, музыки и т. д., как в народной демократической Румынии. Старейшие мастера художественного слова расширили за годы народ¬ ной власти свой идеологический кругозор, что весьма благоприятно отразилось на их произведениях последних лет. Партия оказывает неустан¬ ную поддержку художникам, которые в прошлом подвергались влияниям разных буржуазных декадентских течений, помогая им преодолеть за¬ блуждения и найти путь к сердцу и думам народа. Под отеческим руко¬ водством партии за эти годы выросла и прославилась своими произведе¬ ниями в Румынии и за рубежом целая плеяда молодых художников. Лучшие произведения румынских писателей и художников разных поко¬ лений тесно связаны с жизнью народа. Такие произведения, как «Митря Кокор» Михаила Садовяну, «Гимн человеку» Тудора Аргези, «Семейная хроника» Петру Думитриу, «Бэрэган» В. Эм. Галана, «Жажда» Титуса Поповича, поэтическое творчество Михая Бенюка, Чичероне Теодореску, Марии Бануш, Эуджена Жебеляну, Марчела Бреслашу, Дана Дешлиу и др., произведения Корнелиу Баба и И. Изера и др., музыкальные пьесы Сабина Драгой, Г. Думитреску, Альфреда Мендельсона, Марциана Негря, вошли в сознание народа, вдохновляя его в победном движении к социа¬ лизму. Из всего этого следует, что по своему содержанию принцип партий¬ ного руководства искусством есть не что иное, как неуклонная, последова¬ тельная борьба за создание глубоко народных, реалистических художест¬ венных произведений, социалистических по содержанию. Проявляя исключительную заботу о выражении всего передового и глубоко человеческого в произведениях социалистического реализма, стремясь к непрестанному повышению идейного содержания и художе¬ ственного уровня искусства, партия не делает никаких уступок в оценке тех произведений, которые призывают к пассивной мечтательности, к
ПРОТИВ РЕВИЗИОНИСТСКИХ ИЗВРАЩЕНИИ ПАРТИЙНОГО РУКОВОДСТВА 55 уходу от главнейших проблем современности. Таковы, например, некото¬ рые стихотворения, опубликованные в румынских журналах «Стяуа» и «Трибуна», выражающие смутное чувство ничем не оправданной печали, одиночества и бессилия. Понятно, что такого рода поэтические произведения, проникнутые аполитизмом, чужды социалистическому искусству; они не отвечают об¬ щественно-воспитательным задачам искусства народно-демократической страны, не отражают жизни и настроений трудящихся, строящих новую жизнь. Мы попытались выше подчеркнуть мысль, что принцип партийного руководства искусством является, по существу, борьбой за создание глубоко народных художественных произведений социалистического реа¬ лизма. Современные ревизионисты, извращая или просто отрицая необ¬ ходимость этого принципа, фактически стремятся лишить новое искусство социалистического содержания и, следовательно, народного характера. Так, например, Юлиан Пшибось пишет: «Разве главная забота социали¬ стического государства состоит не в распространении художественных произведений и в доведении через их посредство до сознания широчай¬ ших масс населения идей, способствующих построению социализма? Раз¬ ве абстрактное искусство в Польше перестало вдруг быть недоступным массам? — последний аргумент политиканов против новаторов?» (журнал «Temps modernes» № 142. 1957, p. 1123—1124). В приведенной цитате Ю. Пшибось исходит как из само собой разумеющегося положения, что посредством абстрактного искусства можно воспитывать массы в духе борьбы за социализм. Но это-то и неверно. Действительно, социалистическое государство заботится о том, что¬ бы художественные произведения, в которых выражены идеи, способ¬ ствующие построению социализма, находили распространение в широких народных массах. Но отсюда совсем не следует, что абстрактное искус¬ ство должно пользоваться поддержкой социалистического государства. Абстрактное искусство декларирует свое желание бежать от действитель¬ ности в соответствии с субъективным настроением художника, которое единственно и представляется ценным эстетике абстракционизма. Есть ли принципы более далекие от идей социалистического искусства? Пшибось видит в этих принципах новаторство. Но известно, что дух «новаторства» или «выразительность» абстрактного искусства сводится к проповеди пол¬ ного отрыва художественного творчества от социальной действительно¬ сти, к провозглашению абсолютной субъективности художника. Чем более абсурдны, непонятны, противны здравой человеческой логике элементы абстрактной живописи, чем более оторваны они от реальных образов, тем больше ценят такое искусство душевно расслабленные снобы. Следует подчеркнуть, что марксистская эстетика выступает против абстрактного искусства не потому, что оно, как пишут ревизионисты, «недоступно» массам, которые якобы не способны «воспринять» его, а по¬ тому, что своим антиреалистическим, реакционным содержанием абстракт¬ ные произведения чужды духовным чаяниям нового человека, враждебны идеям и чувствам, вдохновляющим народ в его борьбе за строительство новой жизни. Борьба партии за повышение уровня народных масс до по¬ нимания подлинно художественных произведений — важная сторона утверждения принципа доступности — означает в то же время неприятие реакционных произведений искусства, которые отражают идеологию, классовые интересы буржуазии. Явный отказ от марксистско-ленинского учения о партийном руковод¬ стве искусством находит свое выражение в позиции, занятой Вукашином М'ичуновичем. В статье, озаглавленной «Свобода научного и художественного твор¬ чества» (журнал «Наша стварность» № 5, 1958), он утверждает, что «инте¬ рес сознательных сил нашего общества к прогрессу научного и художе¬
56 Г. СМЕУ ственного творчества не выразился... в прямом вмешательстве в научное и художественное творчество» (стр. 561). Мичунович высказывает также мысль, что для определения прогрессивности искусства эпохи построения социализма не важно, является ли оно реалистическим искусством, социа¬ листическим по содержанию, а важно лишь то, достигло ли оно вырази¬ тельности, представляет ли художественную ценность. Иными словами, согласно этой мысли, любое антиреалистическое, формалистическое, аб¬ страктное художественное творчество может быть объявлено прогрессив¬ ным, может вдохновить нового человека в его борьбе за построение социа¬ лизма, если оно «выразительно», если представляет собой «новаторство». Но ведь главный вопрос в том, что именно выражает эта выразитель¬ ность, что несет с собой это «новаторство». А ревизионисты замазывают эту суть вопроса. Согласно марксистско-ленинскому учению, все то, что представляет художественную ценность произведений, определяется в первую очередь их идейным содержанием, глубоко человеческими переживаниями, социальными идеалами, отображающими разные стороны борьбы трудя¬ щихся за социальный прогресс и выраженными, разумеется, в их сложной взаимосвязи и единстве присущими искусству средствами. За создание таких ценностей, за подлинную народность искусства и борется марксист¬ ско-ленинская партия. Главным приемом современных ревизионистов, к которому они прибегают в своих выступлениях против партийного руководства в искус¬ стве, является провозглашение «абсолютной» свободы художественного творчества. По мнению ревизионистов, руководство литературой и искус¬ ством со стороны партии является выражением «бюрократизма», «наси¬ лия» над художественным творчеством, подавлением развития творческой ин д и в иду ал ьн ости. Мичунович пытается обосновать клеветническое утверждение, будто партийное руководство в искусстве означает административное вмеша¬ тельство. Как мы увидим ниже, рассматривая более подробно и конкретно некоторые ленинские тезисы, борьба партии за глубоко народное искус¬ ство, идейное и эмоциональное содержание которого должно отражать жизненные чаяния трудящихся масс, принципиально противостоит бюро¬ кратическому принуждению, руководству административными методами. Преднамеренное смешение партийного руководства с административным нажимом применяется ревизионистами с целью проповедовать произвол как наилучшее условие художественного творчества. Смысл требований Мичуновича о «невмешательстве» партии в руководство искусством на деле является призывом к свободе поддерживать любое художественное произведение независимо от его содержания и характера и в конечном счете поддерживать те или иные формы буржуазного искусства. Требование освободить искусство от «бюрократического» руковод¬ ства, под которым понимается партийное руководство, мы встречаем и у Виктора Ворошильского, который, так же как и Ян Котт, является одним из наиболее ревностных противников социалистического реализма и принципа руководства искусством со стороны партии. Оба они считают «абсолютную» свободу и право видеть мир так, как хочет этого художник, основой искусства. Но что такое, в сущности, «абсолютная» свобода? Это право реви¬ зионисты используют для того, чтобы отстаивать абстрактные произведе¬ ния, «новаторство» которых носит формалистический характер, другими словами, произведения, чуждые, враждебные интересам и чаяниям трудя¬ щихся масс. Так называемые «абсолютная» свобода, «независимость су¬ ждений», рекламируемые ревизионистами, свидетельствуют о безогово¬ рочном принятии буржуазной точки зрения и лицемерной буржуазной фразеологии. Что это так, доказывает, например, совершенное сходство ревизионистской постановки вопроса с постановкой вопроса буржуазным
ПРОТИВ РЕВИЗИОНИСТСКИХ ИЗВРАЩЕНИИ ПАРТИЙНОГО РУКОВОДСТВА 57 философом Альбертом Камю, который также говорит о некой абстракт¬ ной свободе искусства, словно оно может быть независимым от общества (см. журнал «La nouvelle «Nouvelle revue frangaise» № 52, 1957, p. 744). Камю забывает сказать, что художник-декадент в действительности свя¬ зан условиями жизни буржуазного общества, порождающими опреде¬ ленное искусство. В высшей степени актуальны сейчас слова В. И. Ленина, сказанные им еще в начале XX века (1905 г.) о реакционных теоретиках в области литературы и искусства, которые провозглашали «абсолютную» свободу художественного творчества от выполнения общественного и революцион¬ ного долга: «Ведь эта абсолютная свобода есть буржуазная или анархи¬ ческая фраза (ибо, как миросозерцание, анархизм есть вывернутая наизнанку буржуазность). Жить в обществе и быть свободным от обще¬ ства нельзя. Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания. И мы, социалисты,— говорил Ленин,— разоблачаем это лицемерие, срываем фальшивые вывески,— не для того, чтобы получить неклассовую литературу и искусство (это будет возможно лишь в социалистическом внеклассовом обществе), а для того, чтобы лицемерно-свободной, а на деле связанной с буржуазией, литературе противопоставить действитель¬ но-свободную, открыто связанную с пролетариатом литературу» (Соч., т. 10, стр. 30). Свобода художественного творчества, являющаяся только одной из сторон вопроса о свободе в области общественной жизни,— не общая, абстрактная формула, которой можно оперировать безотносительно к классовым интересам, за осуществление которых борется искусство при¬ сущими ему средствами. В какой мере и в каком смысле можно говорить о свободе того или иного художественного творения,— это определяется конкретными социальными интересами, которым подчинено данное про¬ изведение. Освободившись от капиталистического гнета, рабочий класс дей¬ ствует в направлении объективной тенденции общественного развития. Подлинная социальная свобода для трудящихся, следовательно, возможна и проявляется в меру понимания объективной необходимости, которая требует революционной деятельности пролетариата. Искусство социали¬ стического реализма, как подчеркивал Ленин, подлинно свободно именно в том смысле, что оно открыто отображает революционную деятельность, выражающую процесс осознания социальной необходимости. Таким образом, формула «абсолютной» свободы художественного творчества фальшива и лжива. Ревизионисты сознательно извращают принцип партийного руководства, изображают его как комплекс админи¬ стративных мер и распоряжений, носящих характер «бюрократического нажима», прикрываясь лозунгом о выдвижении и поддержке в искусстве социалистического реализма творческих индивидуальностей. «Спору нет,— говорил Ленин,— литературное дело всего менее поддается механическому равнению, нивелированию, господству большинства над меньшинством. Спору нет, в этом деле, безусловно, необходимо обеспечение большего простора личной инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию. Все это бесспорно, но все это доказывает лишь то, что литературная часть партийного дела пролетариа¬ та не может быть шаблонно отождествляема с другими частями партий¬ ного дела пролетариата. Все это отнюдь не опровергает... положения, что литературное дело должно непременно и обязательно стать неразрывно связанной с остальными частями частью социал-демократической партий¬ ной работы» (Соч. т. 10, стр. 28). Стало быть, партия не только не отрицает индивидуальности в искус¬ стве, а, наоборот, дает ей высокую оценку. Партия борется за создание
58 Г. СМЕУ таких условий жизни, при которых человеческая личность могла бы наи¬ более полно развиваться и проявлять свои способности. Но это развитие может привести к созданию нужных народу произведений, к разнообра¬ зию творческих стилей лишь в том случае, если индивидуальность не превращается в какой-то буржуазный индивидуализм, чуждый интересам общества. Роман Захария Станку «Корни горьки» (пока вышла только первая его часть) и роман «Жажда» Титуса Поповича, безусловно, свиде¬ тельствуют о том, что они созданы двумя различными творческими инди¬ видуальностями. Эти произведения характеризуются разными творчески¬ ми стилями, однако в них есть общее: правдивость и точка зрения народ¬ ных интересов. И эти интересы писатели изображают в своих произведе¬ ниях специфическими художественными средствами, в форме, соответ¬ ствующей творческой оригинальности каждого из них. Бороться за расцвет тех художественных индивидуальностей, кото¬ рые проявляют тенденцию отделаться от задачи выражения интересов народных масс, тенденцию отчуждения от мировоззрения рабочего клас¬ са — значит трактовать индивидуальность в духе буржуазного индивидуа¬ лизма. Ленин был вполне прав, утверждая, что вопли о «бюрократиза¬ ции» партией искусства являются, в сущности, «выражением буржуазно¬ интеллигентского индивидуализма» (там же). Несомненно, художник, создающий произведения социалистического реализма, свободен выбирать моральные конфликты «по своеглу вкусу», соответственно своему творческому своеобразию. Однако, если художник хочет создать подлинно художественное произведение, эта свобода выбора должна полностью подчиняться требованию жизни, действительности. Художник тем более велик, чем более чутко он улавливает коренные конфликты жизни и делает их содержанием своего творчества. Знамена¬ тельны в этом отношении слова писателя М. Шолохова, сказанные на II Всесоюзном съезде советских писателей: злобствующие враги за рубе¬ жом говорят о советских писателях, будто они пишут по указке партии, в действительности же каждый советский писатель пишет по велению своего сердца, а сердца их принадлежат партии и народу, которому они служат своим искусством. Основным руководством писателя и художника при создании про¬ изведений социалистического реализма, отображающих с последователь¬ ной правдивостью главнейшие стороны социалистического строительства, самую суть социальных явлений, служит марксистско-ленинское учение, мировоззрение партии рабочего класса. Последнее представляет собой выражение открытой коммунистической партийности, проявляющейся в отношении художника к изображаемому, которым обязательно проник¬ нуто произведение. Особенно важно отметить, что научное мировоззре¬ ние, коммунистическая партийность во много раз увеличивают способ¬ ность художника воспринимать и отображать социалистическую действи¬ тельность, воздействуют на эту способность. Осуществляя принцип партийности руководства литературой и искус¬ ством, марксистско-ленинская партия неуклонно и последовательно ведет борьбу за идейное и глубоко народное искусство, за правдивые, высоко¬ художественные произведения, за полноценное развитие ярких творческих индивидуальностей, и такое развитие неотделимо от служения интересам и идеалам народа. Разоблачая ревизионистские извращения, партия успешно борется за претворение в жизнь идеи подлинно свободного ис¬ кусства, которое должно служить «не пресыщенной героине», не «ску¬ чающим и страдающим от ожирения верхним десяти тысячам», а мил¬ лионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет об¬ щества, его силу и будущее.
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ Вступительное слово президента АН СССР академика А. Н. НЕСМЕЯНОВА Академия наук СССР — необычайно сложный научный организм, в некоторой степени и в некоторых своих частях конгломерат научных ин¬ ститутов, школ, направлений, мыслей, достижений. Все мы, а больше все¬ го Президиум Академии наук, чувствуем необходимость и вместе с тем совершенную недостаточность интегрирующей функции — осмысления и направления всего этого стремительного научного потока. Это функция осмысления итогов науки, методологии ее ветвей, лучшего понимания объектов изучения науки—материального мира, мира человеческого об¬ щества,— это функция лучшего направления научной мысли. Возникшие из практики во времена седой древности ростки разных наук в античном мире объединялись вместе с философией в единое целое. Историческое развитие дифференцировало и продолжает глубоко диф¬ ференцировать различные ветви науки. Ученый-специалист становится все более глубоким и все более узким. Вместе с тем наука разрослась так широко, что многие ее ветви соприкасаются друг с другом, переплетают¬ ся, оплодотворяя друг друга; растет единая тканъ науки. Никогда еще на протяжении всей истории человечества не было эпо¬ хи столь бурного развития науки. Никогда еще эти взаимопротивополож- нЫе и единые в своей противоположности процессы дифференциации и переплетения наук не происходили столь интенсивно. Рождаются все но¬ вые и новые пограничные дисциплины. От химии отпочковываются вслед за органической, неорганической и физической химией химическая фи¬ зика, возникшая на грани с физикой, геохимия — на грани с геологией, биогеохимия—по линиям соприкосновения трех дисциплин, элементоор¬ ганическая химия — на грани органической и неорганической химии. Фи¬ зика, по существу, разделилась на ряд дисциплин, объединенных лишь экспериментальным и математическим методами изучения явлений. Не менее глубока дифференциация и биологических дисциплин. Вместе с тем приходят в соприкосновение иногда необычайно далекие дисциплины, та¬ кие, как, например, математическая логика и филология в технике авто¬ матического перевода, как математика, электроника и физиология, поро¬ дившие кибернетику. Таким образом, дифференциация — это лишь дру¬ гая сторона соприкосновения и взаимопроникновения наук. Эти бурные процессы научного роста и развития приводят подчас к неожиданным ре¬ зультатам, к совершенно новым точкам зрения, не всегда безупречным. Именно в эту стремительную эпоху образования единой и обширной ткани науки, составленной из столь разнородных волокон, необходимо осмысление и направление всего процесса. Это и есть дело философии. Она в нашем понимании неразделимо слита со всем зданием науки, со¬ ставляет его существеннейшую, неотъемлемую часть. Философия обоб¬ щает весь опыт науки и поэтому должна служить компасом развития нау¬ ки, направлять этот многообразный процесс, предостерегать от принци¬ пиальных ошибок и уклонений с правильного пути, примеров чему исто¬ рия науки знает так много.
60 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ Естествознание новейшего времени нуждалось в новой философии и обрело ее в диалектическом материализме. Диалектический материа¬ лизм — единственно последовательное научное мировоззрение — обеспе¬ чивает союз философов-материалистов и прогрессивных естествоиспыта¬ телей и содействует плодотворному развитию современного естество¬ знания. Именно диалектико-материалистическое мировоззрение способно пра¬ вильно ориентировать развитие науки в целом и взаимодействие ее частей, правильно ориентировать каждую ветвь и каждую веточку науки. Недооценка теоретического мышления, свойственная многим естест¬ воиспытателям прошлых веков, у подавляющего большинства современ¬ ных исследователей преодолена. Тем самым роль философии в современ¬ ном естественнонаучном исследовании становится еще более активной. Нельзя, однако, отрицать, что у некоторой части естествоиспытателей по-прежнему осталось предубеждение против философии. Оно поддержи¬ вается у них ложным представлением о существовании двух «независи¬ мых» форм мышления — теоретического и общефилософского. Принимая позитивистский лозунг «наука сама себе философия», такие естествоиспы¬ татели предаются иллюзии, будто они могут обойтись без всякой филосо¬ фии. По существу же, как указывал еще Энгельс, они оказываются в пле¬ ну самой скверной философии. Наука имеет свои объективные законы развития. Действие этих зако¬ нов может порой глубоко не осознаваться даже создателями научных тео¬ рий. Но эти законы существуют, и анализ действия их составляет первей¬ шую задачу диалектического материализма. Изучая структуру и действие законов развития естествознания, научная философия не может оставать¬ ся безразличной по отношению к самому естествознанию. В свою очередь, естествознание не может не испытывать направляющего влияния со сто¬ роны научной философии. Подобно тому как для естествоиспытателя-био- лога наряду со специфическими закономерностями важнейшее значение имеют общие законы развития организма, точно так же теоретические по¬ ложения диалектического материализма имеют непреходящее значение на всех этапах развития научной теории. Таким образом, идейную основу теоретического мышления современных естествоиспытателей, пытающих¬ ся ответить на коренные вопросы развития окружающего нас мира, со¬ ставляет материалистическая философия. Вот почему усилия естествоис¬ пытателей должны быть направлены на глубокое и творческое овладение диалектико-материалистической философией, являющейся обобщением достижений всего комплекса наук, дающей верную общую картину мира и вооружающей эффективными методами его познания. Философские вопросы естествознания — это та область, где объеди¬ нение усилий философов и естественников жизненно необходимо. Пра¬ вильный философский подход к решению кардинальных проблем естество¬ знания во многом определяет дальнейшие успехи науки. Основная задача настоящего совещания — укрепление творческого единства между философами и естественниками — имеет своей целью поднять теоретический уровень естествознания и содействовать скорейше¬ му решению важнейших вопросов науки. В прогрессивном развитии науки возникают все новые и новые про¬ блемы. В их решении особенно важную роль играет наиболее общий ме¬ тод исследования. Именно здесь прежде всего обнаруживается широта философских воззрений естествоиспытателя, его умение анализировать все стороны проблемы, его способность свободно и безошибочно ориен¬ тироваться в эмпирическом материале. Если перед специалистами-естествоиспытателями стоит задача глу¬ бокого усвоения принципов материалистической диалектики, то специали¬ сты-философы обязаны на основе глубокого овладения данными совре¬ менной науки совершенствовать и развивать марксистский диалектиче¬
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 61 ский метод. Современная наука открывает для этого неисчерпаемые воз¬ можности. Путь этот указал Ленин. Я выражаю надежду, что наше совещание внесет вклад в столь важ¬ ное для нас сближение работников философского фронта и ученых-есте- ствоиспытателей и будет способствовать взаимному обогащению естест¬ вознания и диалектико-материалистической философии. Заключительное слово члена-корр. АН СССР Г1 Н. ФЕДОСЕЕВА Товарищи, прежде всего следует отметить тот громадный интерес, который был проявлен учеными-еетеетвоиспытателями и философами, а также широкой общественностью к настоящему совещанию по философ¬ ским вопросам естествознания. Надо сказать, что далеко не все желаю¬ щие попасть на данное совещание могли быть приглашены и далеко не все записавшиеся в прениях имели возможность выступить. Всего записа¬ лось в прениях 113 человек, выступило на пленарных заседаниях 38 че¬ ловек и 10 человек — на факультативном вечернем заседании. По физи¬ ческому циклу выступил 21 человек из 70 записавшихся, по биологиче¬ скому циклу—17 'из 43 записавшихся. Как видите, резервы оставались еще большие, но, к сожалению, у нас уже не было времени. Организационный комитет довольно долго готовил это совещание — почти два года. Имелись определенные трудности, которые необходимо было в процессе подготовительной работы каким-то образом преодолеть. Я должен подчеркнуть, что доклады, которые были разосланы Оргкоми¬ тетом и которые здесь заслушаны, не являются какими-то руководящими материалами, директивными докладами. Это результаты исследований ученых, или групп ученых, или научных учреждений, которые были до¬ ложены в порядке творческой дискуссии, в порядке свободного обмена мнениями. Конечно, членами Оргкомитета высказывались товарищеские советы и делались отдельные замечания по докладам. Эти замечания то¬ же были не обязательны для докладчиков, и, повторяю, представленные доклады нужно рассматривать как материалы для творческою обмена мнениями, а не как директивные. Точно так же и мои замечания, касающиеся некоторых итогов нашего обсуждения, вовсе не претендуют быть директивными, обязательными. В процессе обсуждения был затронут широкий круг философских во¬ просов. Надо сказать, что и доклады и выступления дали очень много для разработки современных философских проблем естествознания. Изве¬ стно, что во всякой большой дискуссии наряду с хорошими выступлениями бывают отдельные неудачные выступления, допускаются иногда и непра¬ вильные формулировки. Это, конечно, имело место и на нашем совеща¬ нии: с отдельными положениями выступавших нельзя согласиться. Но если оценивать работу совещания в целом, то можно с полным удовлетворени¬ ем сказать, что наше совещание прошло под знаком марксистско-ленин¬ ской философии, под знаком торжества идей материалистической диалек¬ тики в современном естествознании. В докладах и выступлениях участников совещания освещено громад¬ ное значение ленинского философского наследства для современного ес¬ тествознания, подведены итоги творческих обсуждений принципиальных философских проблем квантовой механики, теории относительности, неко¬ торых методологических вопросов космологии, кибернетики, роли физики и химии в исследовании биологических проблем, происхождения жизни, соотношения физиологии высшей нервной деятельности и психологии и др. Участники совещания стремились осмыслить величайшие достижения со¬
62 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ временного естествознания с позиции подлинно научной философии — диалектического материализма. Совещание, несомненно, показало рост кадров в области филооофии естествознания и известный рост научной литературы по этим вопросам. Однако этим нельзя ограничиваться и необходимо признать, что в разра¬ ботке философских вопросов естествознания мы имели много ошибок и недостатков. Возможно, что среди философов, как и среди представителей других отраслей науки, имеются отдельные самодовольные люди, которые счи¬ тают, что все вопросы уже выяснены и решены, что больше нет никаких трудностей. Но если брать в целом коллектив философов, то я должен сказать, что такого настроения у нас нет. Есть сознание больших недо¬ статков в работе и желание эти недостатки исправить. Современная наука настолько бурно и быстро развивается и настолько широко разветвляется, что нужны огромные усилия философов, так же как и всех других научных работников, для того чтобы обобщить результаты научных исследований и осмыслить дальнейшее развитие науки. Философы сознают, что им не¬ обходимо быть ближе к естествознанию, к естествоиспытателям, если они не хотят остаться в сфере абстракций, в сфере абстрактных категорий. Некоторые товарищи спрашивают, каков же круг вопросов для со¬ вместной работы философов и естествоиспытателей? И здесь намечаются две крайности. С одной стороны, говорят, что мы очень расширили круг философских вопросов в естествознании. Я даже слышал такой разговор: совещание, конечно, представляет интерес, много говорится важного, но при чем тут философия? Некоторые товарищи, видимо, полагают, что философские вопросы естествознания — это очень ограниченная сумма ка¬ ких-то категорий и вот если о них рассуждать, то это философия, а если говорить о методологических проблемах биологии, физики, химии, то это интересный материал, но не философия. Такая точка зрения, разумеется, неправильна. С другой стороны, существует мнение, что всякий научный вопрос, всякий новый вопрос любой науки — это и есть философия. Думаю, что это уже другая крайность. Тогда вообще не нужны были бы другие науки, если бы философия могла решать все научные вопросы. Есть определенная область философских проблем в естествознании, и, кажется, наше совеща¬ ние, не задаваясь специально этим вопросом, практически дало уже опре¬ деление этой области философских проблем. Я бы сказал, это миро¬ воззренческие вопросы естествознания—то, что часто называют диалекти¬ кой естествознания, диалектикой природы. О ни-то и представляют большое поле для совместной деятельности философов и естествоиспытателей. Во многих выступлениях затрагивался вопрос о том, что же мешало сотрудничеству философов и естествоиспытателей. Надо сказать, что это сотрудничество не прекращалось, и неправильно было бы думать, что мы здесь впервые хотим это сотрудничество установить или вновь вос¬ становить. Точнее было бы говорить о недостаточном контакте и даже о некотором разладе между значительной частью философов и естество¬ испытателей, который мешал совместной плодотворной работе. Можно было бы думать, что главным тормозом тут является недоста¬ ток знаний у философов в области естествознания, а у естествоиспытате¬ лей— в области философии. Но это, конечно, не может быть непреодоли¬ мым препятствием, и совместная работа как раз необходима для того, чтобы восполнить этот недостаток. Может быть, совместному сотрудничеству помешали разногласия по теоретическим вопросам между философами и естествоиспытателями? Но это также не является неустранимым препятствием для совместного со¬ трудничества. Наличие разногласий было бы препятствием в том случае, если бы философы требовали от каждого естествоиспытателя непремен¬ ного согласия с какой-то определенной точкой зрения по конкретным
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 63 научным вопросам, а каждый естествоиспытатель требовал от философов согласия именно с его точкой зрения и непризнания других. Но такого положения, к счастью, в большинстве случаев нет, иначе никакого союза не может быть. Мы слышали на физическом цикле интересные доклады, интересные споры по теоретическим вопросам, например, об интерпрета¬ ции квантовой механики. Выступали В. А. Фок, Д. И. Блохинцев. Пред¬ ставлены были разные точки зрения по конкретным научным вопросам интерпретации квантовой механики. Предположим, что В. А. Фок потре¬ бовал бы от философов: я буду с вами сотрудничать, если вы станете поддерживать мою точку зрения и ругать все остальные, а Д. И. Блохин¬ цев, со своей стороны, также выдвинул бы условие: я буду сотрудничать с философами, если вы согласитесь со мной, а всех других будете поносить. Но мы видим, что никто из них не ставит такого условия, несмотря на то, что одни философы поддерживают одну точку зрения, а другие — другую. Так что наличие споров, некоторых разногласий по конкретным теоретиче¬ ским вопросам науки не является препятствием к сотрудничеству. Было бы нелепо думать, что какому-нибудь нашему философу может прийти такая мысль: философы — это материалисты, а естествоиспыта¬ тели почему-то склонны к идеализму. Естествоиспытатели, имеющие дело с природой (в лабораториях, на производстве), непосредственно связаны в своих научных исследованиях с объективной диалектикой материи. Диалектика материальных превращений, которые совершаются в лабора¬ ториях, в производстве, есть лучшее подтверждение материалистической диалектики. В иных социальных условиях, когда имеются господствующие эксплуататорские классы, головы естествоиспытателей могут быть зату¬ манены всякого рода идеологическими предрассудками, связанными с классовой позицией буржуазии. Но у нас классовые корни идеализма и мистики уничтожены, и имеется общая мировоззренческая основа, общая почва у философов и естествоиспытателей для того, чтобы совместно раз¬ рабатывать теоретические вопросы. Эта мировоззренческая основа — диалектический материализм. Идеалистические ошибки могут быть как у отдельных естествоиспытателей, так и у философов, но нет у нас классов, интерес которых закреплял бы эти ошибки и приводил бы к раздуванию их в целую философскую систему. Если у нас были препятствия для более тесного сотрудничества ме¬ жду философами и естествоиспытателями, то дело заключалось не в от¬ сутствии единства взглядов по некоторым научным вопросам, а скорее всего в известном недостатке взаимного уважения и, может быть, даже в наличии некоторых элементов предубеждения. Такие факты имели место, и, к сожалению, не только во взаимоотношениях между философами и естествоиспытателями, но иногда и во взаимоотношениях между некото¬ рыми философами так же, как и между самими естествоиспытателями. И чем быстрее мы их преодолеем, тем будет лучше. В этой связи я хотел бы сказать о характере научной критики. У нас иногда критика выходит за рамки науки и не может дать тех результатов, которых мы от нее ожидаем. Здесь уже говорилось о стиле критики в «Ботаническом журнале». Нередко к критике примешивается брань, на¬ клеивание ярлыков, иногда она представляет огульное отрицание дости¬ жений того или иного автора, который подвел итоги своих исследований в книге, в статье, в выступлении. Борьба против идеализма, против буржуазных влияний должна ве¬ стись самым решительным и самым последовательным образом. Этого требуют интересы марксистско-ленинского воспитания, интересы разви¬ тия самой науки. Но нельзя переносить формы и приемы борьбы с вра¬ ждебной идеологией, с классовым врагом на научную полемику, на науч¬ ное обсуждение вопросов в коллективе советских ученых. Оценивая работу настоящего совещания, надо сказать, что оно про¬ шло под знаком укрепления сотрудничества философов и естествоиспы¬
64 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ тателей, значительного улучшения их взаимоотношений и искоренения имевшихся в этом плане недостатков. Здесь мы уже не слышали бездо¬ казательного наклеивания ярлыков «идеалист», «метафизик» и т. п. На совещании создалась обстановка принципиальной товарищеской дискус¬ сии, и это очень важно. Когда же появлялись какие-то элементы группо¬ вой линии, высказывались неправильные реплики и оценки, аудитория их не поддерживала. Общий характер работы был нормальный. В этом, ду¬ мается, большое воспитательное значение данного совещания. Было бы очень хорошо, если бы впредь на всех наших совещаниях и у философов и у естествоиспытателей была нормальная обстановка для творческого обсуждения научных проблем. Необходимо сделать несколько замечаний по вопросу о характере борьбы против идеализма. Это очень большой вопрос совместной рабо¬ ты философов и естествоиспытателей на данном этапе развития. Нет на¬ добности сейчас подробно говорить, насколько остро развернулась в мире борьба между материализмом и идеализмом, между передовым и реакционным мировоззрением. Эта борьба отражает коренное проти¬ воречие современной эпохи — противоречие между коммунизмом и ка¬ питализмом. Между тем из выступлений некоторых товарищей может создаться впечатление, что они представляют борьбу против идеализма как нани¬ зывание целого ряда имен идеалистов и цитат из их сочинений, которое сопровождается крепкими выражениями по адресу последних. Подобного рода выступления были у нас в печати, в этом духе читались лекции. Но они не достигали цели, и нам нужна не такая борьба против идеализма. С другой стороны, не правы и те, кто говорит, что нет специальной задачи борьбы с идеализмом, что наука сама по себе опровергает идеализм. Сторонники такого взгляда полагают, что достаточно правильно изложить научные представления в той или иной области, и идеализм сам по себе рассеется. Это — явное заблуждение. Идеализм имеет свои гносеологиче¬ ские корни, его поддерживают и распространяют реакционные империа¬ листические силы. Наука не может быть нейтральной в борьбе с идеализ¬ мом и поповщиной. Долг ученых — прямо и решительно высказываться в пользу материализма, против идеализма, против религиозного мракобе¬ сия. И надо, не сводя всей работы по разоблачению идеализма к перечис¬ лению имен идеалистов, бичевать его реакционную классовую сущность, вскрывать его гносеологические корни, показывать, как идеализм спеку¬ лирует на достижениях современного естествознания. Наши ученые не выполнили бы своего интернационального долга, если бы не помогали зарубежным коллегам в капиталистических странах высвобождаться от идеалистических предрассудков и все более сознательно становиться на позиции материалистического мировоззрения. Правильно отмечалось, что и зарубежные ученые все более настойчиво противодействуют идеализму, позитивизму. Правильно также, что это процесс активной борьбы и позиции материализма будут укрепляться тем успешнее, чем решитель¬ нее, активнее, последовательнее мы будем вести борьбу против мракобе¬ сия, мистики, идеализма, которые вырастают на живом дереве современ¬ ного познания вследствие того, что реакционные классы заинтересованы в извращении объективной истины. Современная буржуазия не способна создать цельного научного син¬ тетического мировоззрения. В прошлом представители буржуазной мысли пытались выработать цельную философскую систему, дающую стройную и последовательную теорию, объясняющую все явления мира. В XVIII столетии такая попытка была предпринята французскими материалиста¬ ми, она нашла выражение в «Системе природы» П. Гольбаха. В на¬ чале XIX века Гегель создал свою энциклопедию наук на идеалистиче¬ ской основе. Даже в середине XIX века, когда европейская буржуазия уже склонялась к реакции, ее идеологи еще претендовали на создание
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 65 синтетической философии на базе естественнонаучной теории эволюции. Можно сослаться, например, на Спенсера. В современную эпоху буржуазные философы даже не ставят перед собой задачи создания хотя бы чего-то похожего на эти попытки своих предшественников. Более того, все усилия неопозитивистов, прагмати¬ стов, семантиков, экзистенциалистов и им подобных направлены на то, чтобы доказать, что объективной реальности не существует вне нашего сознания и что философия не способна и даже не должна пытаться решать такие, с их точки зрения, «метафизические» проблемы, как проблемы о сущности мира, о существовании материи, о пространстве, времени, за¬ кономерности и т. д. Многие разновидности идеалистической филосо¬ фии— различные школы позитивизма и т. п.— пытаются утвердить свое влияние среди естествоиспытателей тем, что провозглашают, будто фило¬ софия не нужна естествознанию. Они «освобождают» науку от необходи¬ мости согласовывать свои выводы с положениями различных «метафизи¬ ческих систем», чем, по их мнению, предоставляется полная свобода научному исследованию. Как это ни парадоксально звучит, но буржуаз¬ ные философы подобного рода, по существу, выступают против философии. Многие из буржуазных философов сами признают, что они не могут выработать синтетического мировоззрения. Небезызвестный американ¬ ский философ Дж. Дьюи прямо заявлял, что сейчас на Западе синте¬ тические работы отброшены в сторону, все сводится к анализу отдельных, частных проблем. На настоятельную потребность науки в синтетической философии они отвечают призывом описывать факты, внешние явления и отказаться от познания законов, сущности процессов. Задачей философии, по мне¬ нию неопозитивистов, является не познание действительности, а только логический анализ языка. Отрицая возможность научного мировоззрения, отрицая роль философии, позитивисты открывают дорогу религии. Такое положение используется католической философией неотомиз¬ ма, представляющей собой в настоящее время одно из наиболее влиятель¬ ных направлений в буржуазной философии. Это направление не игнори¬ рует мировоззренческие вопросы, не уклоняется от философских выводов, а, напротив, открыто ставит своей задачей обоснование и защиту религи¬ озного мировоззрения. Получается своеобразное разделение труда: всякого рода позитиви¬ сты твердят о ненадобности мировоззрения, о ненадобности философии и в то же время отдают это мировоззрение богословам, неотомистам. Като¬ лические философы как раз и подвизаются на поприще общих мировоз¬ зренческих вопросов, стараясь втянуть все больше людей в плен своей реакционной идеологии. Неотомизм отличается от различных форм субъективного идеализма. Это течение рассматривает мысли как абстрактное отражение предметов, существующих вне и независимо от нашего сознания. Существование объективно реального внешнего мира также не отрицается, но утверждает¬ ся только его творение богом. Основной задачей науки, по мнению като¬ лической церкви, является доказательство этого догмата, для чего фаль¬ сифицируются данные современных естественнонаучных теорий. Извра¬ щаются, например, данные общей теории относительности в таком на¬ правлении, что якобы из нее вытекает ограниченность вселенной в про¬ странстве и начало ее существования во времени. Для обоснования «кон¬ ца мира» привлекается теория «тепловой смерти вселенной» и т. д. Одной из широко распространенных идей неотомистской натурфило¬ софии является антиэволюционизм, представляющий собой реакцию на диалектико-материалистическое понимание природы. Нередко западные ученые, проведя весьма значительную экспериментальную работу, при попытке философского рассмотрения ее результатов под влиянием модных философских идеалистических школ, в особенности неотомизма, скатыва- 5. «Вопросы философии» № 2.
66 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ются на позиции идеализма, в частности антиэволюционизма. В результате проповедуются выводы о «конечности мира» и пр. Только диалектический материализм может справиться с новыми во¬ просами, поставленными современным естествознанием, и дать на них по¬ следовательно научный ответ. Блестящим примером решения коренных вопросов науки, поставленных объективным ходом развития нашего зна¬ ния, является вся история диалектического материализма. В прошлом веке среди физиков еще господствовали представления об «абсолютном пространстве» и «абсолютном времени» как о внешних фор¬ мах, оторванных от материи и друг от друга, а диалектический материа¬ лизм убедительно доказал, что пространство и время неразрывно свя¬ заны с материей и друг с другом. Перед естествознанием в начале XIX века еще только встал вопрос о сложности строения атома, и боль¬ шинство ученых еще писали об электроне как о «последней», «неделимой», «абсолютно неизменной сущности мира», а великий диалектик Ленин уже сделал вывод, что нет никаких «последних», «конечных», неизмен¬ ных, неделимых сущностей, что материя неисчерпаема вглубь; электрон так же неисчерпаем, как и атом. Диалектический материализм — это действительно цельное, синтети¬ ческое научное мировоззрение современности. Все области знания обоб¬ щены в передовой философии нашего времени, в марксистско-ленинской философии. Все науки о природе и обществе имеют единый философский фундамент, все главные итоги этих наук подвергаются теоретическому осмысливанию и материалистическому обобщению на основе диалектиче¬ ского материализма. Наши противники обычно говорят: что вы все ссылаетесь на Маркса и Энгельса? Маркс и Энгельс писали свои произведения еще при кероси¬ новой лампе, а ведь сейчас век электричества, век атомной энергии. Нау¬ ка идет вперед, и диалектический материализм не может поспевать зачее движением. На эти заявления наших противников можно сказать, что действи¬ тельно Маркс и Энгельс писали свои произведения при свечах и кероси¬ новых лампах, но свет их великих идей, свет философии диалектического материализма ныне сияет так же ярко, как летнее полуденное солнце. Современные же философы-идеалисты сочиняют свои трактаты при элек¬ трическом освещении, но источают они не свет, а мрак. Слушая доклады и выступления на данном совещании, я спрашивал себя, какие же сейчас главные философские вопросы, какие узловые тео¬ ретические проблемы встают перед нами? И все более и более напраши¬ вается вывод, что сейчас, при громадном росте науки и особенно новых областей знания, решающее значение приобретает основное требование диалектики — требование конкретного подхода к исследуемым явлениям, конкретной истины, сочетания общих закономерностей с конкретными условиями, учета особенного, своеобразного. Это, можно сказать, фокус всей той суммы больших философских проблем, которые мы сейчас об¬ суждаем. В. И. Ленин говорил, что самая суть марксизма, его живая душа — это конкретный анализ конкретной ситуации. Надо сказать, что это заме¬ чательное определение относится не только к общественным наукам, не только к познанию общества. Оно в такой же степени относится и к есте¬ ствознанию. Без конкретного анализа конкретной ситуации не может быть правильного решения научных проблем, в том числе и философских про¬ блем естествознания. И в самом деле, разве квантовая механика, или кибернетика, или же вопрос о применимости химических и физических методов исследования в биологии, вопросы о соотношении учения о высшей нервной деятельности и психологии, о взаимоотношении организма и среды, живого и неживого в процессе эволюции не ставят основную философскую проблему о соче¬
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 67 тании общего и особенного', об умении приложить общие закономерности к конкретной области знания? Для философов и вообще ученых, занимающихся философскими во¬ просами естествознания, все более острой становится необходимость ис¬ следования проблем соотношения общего и конкретного, количественной стороны и качественного своеобразия процессов, возможности примене¬ ния общих принципов к качественно своеобразным областям жизни, при¬ роды, познания. Нетрудно заметить, что решение многих философских'вопросов-есте¬ ствознания, а также и принципиальных теоретических вопросов специаль¬ ных наук (как физико-химических, так и биологических) во многом упи¬ рается в проблему взаимоотношения количественных и качественных от¬ ношений, качественного своеобразия явлений в различных областях мира, а стало быть, и в различных отраслях науки. Современная наука отвергает старые, метафизические представления о явлениях и предметах мира как отдельных, абсолютно самостоятельных, взаимно не связанных друг с другом, обособленных видах материи и^фор- мах ее движения, а также механистическое сведение качества к количе¬ ству, отрицание качественного многообразия мира, «развязывание» каче¬ ственных узлов. Если 70 лет тому назад считалось, что материя состоит из нескольких десятков химических элементов, абсолютно изолированных друг от друга, самостоятельных кирпичиков мироздания, то современная физика показа¬ ла, что нет таких «элементарных» частиц, которые не могли бы при соот¬ ветствующих условиях превратиться в другие «элементарные» частицы, что происходит взаимопревращение вещества в свет, одних химических элементов в другие химические элементы. Наряду, с >-этим физика «элементарных» частиц учит, что каждая из этих частиц|является качественно своеобразной, отличной от других, имею¬ щей свои особые свойства и связи с другими частицами. В «фундаменте здания материи» лежат качественно своеобразные микрообъекты, которые взаимодействуют как единое целое во всех известных процессах. Гносеологический источник идеалистических и, в частности, индетер¬ министических выводов из квантовой механики заключается в непони¬ мании качественной специфики микрообъекто'В или абсолютизации этой специфики до противопоставления микрообъектов макрообъектам. Про¬ тивопоставление микрообъектов макромиру, отрицание их связи ведут к идеалистическим утверждениям о меньшей реальности «элементарных» частиц, о {неприменимости закона причинности в этой области, о свободе воли электронов и тому подобной идеалистической чепухе. Только при¬ няв во „внимание качественную специфику микрообъектов, можно понять, почему «акопы классической механики Ньютона непригодны для объяс¬ нения/Их.движения. В. А. Фок начал ;свой доклад соположения о том, что В'мире атомных объектов;причинность сохраняется, но механический детерминизм отвер¬ гается. И он конкретно показал, в чем-состоит то новое, что характери¬ зует специфику мира атомных объектов и-вследствие чего механический детерминизм здесь неприменим. Его выступление оставляет ясное впечатление диалектического под¬ хода к рассмотрению явлений, показывающего, как общая истина при¬ меняется к конкретной области, как в новой, своеобразной обстановке видоизменяются общие закономерности. То решение, которое предложил В. А. Фок, поддерживается многими учеными, <но он и сам понимает, что это еще не абсолютная истина. В.,А. Фок творчески ищет новых решений, новых определений, новых подходов, и его суждения в этом смысле представляют большой интерес для прогресса научного знания на основе применения принципов конкрет¬ ного анализа, то есть, сути, души диалектики.
G8 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ Вопрос о причинности очень обширный. Здесь он подробно разбирал¬ ся и еще требует специального рассмотрения. Я не могу на нем останав¬ ливаться, хочу только сказать, что диалектический материализм уже давно отверг механическое представление о причинности и теоретически обосновал принципы, которые должны быть положены в основу исследо¬ вания (конечно, в конкретном применении) в любой области знания. Основное здесь состояло в том, что диалектический материализм исправил и разъяснил недостаток старого, механистического материализ¬ ма, когда причинность исключала случайность, возможность, вероятность и т. д. Диалектическое понимание причинности вовсе не исключает этого большого спектра проявлений и дополнений необходимости. Поэтому и в области квантовой механики поиски конкретных выражений причинно¬ сти продолжаются и, бесспорно, будут продолжаться. Диалектический материализм не связывает необходимость с одной определенной формой проявления, но он, конечно, требует строгого проведения принципа при¬ чинности, диалектически понятого детерминизма, глубокого проникнове¬ ния в суть конкретных процессов. Философы, разумеется, не могут отбрасывать тех решений, которые предлагают представители других школ и направлений, например, Л. де Бройль, Ж. Вижье, Д. Бом и другие. Всякие поиски правильных решений, пусть пока еще и недостаточно успешные, но представляющие попытки материалистически разобраться в новых вопросах, следует под¬ держивать, к ним следует внимательно присматриваться, и они могут привести к определенным положительным результатам. Такая новая наука, как кибернетика, значение которой еще не всеми достаточно оценивается, вступила в противоречие со старыми представ¬ лениями, о неких непроходимых качественных барьерах между различны¬ ми формами движения материи. Однако было бы неправильно отрицать качественные узлы в развитии материи, устанавливая-лишь количествен¬ ную общность. Здесь подробно обсуждались вопросы кибернетики, в частности, в докладе академика С. Л. Соболева и профессора А. А. Ляпунова, который был предложен данному совещанию. С. Л. Соболев имеет большие за¬ слуги в разработке и пропаганде кибернетики, и он был прав в полемике против попыток некоторых малоквалифицированных людей объявить ки¬ бернетику лженаукой, идеалистической наукой. Основной упрек этому докладу, высказанный на совещании, касался главным образом вопроса применения кибернетики в области биологии. Думается, что, вообще го¬ воря, было бы неразумно требовать «запрещения» применять кибернети¬ ку к области биологии. Но нельзя и подменять биологию кибернетикой. Разумеется, и в данном случае должен быть соблюден наш общий принцип — конкретный анализ конкретной ситуации. Что это означает? Это означает, что применение математических методов, так же как и фи¬ зических, химических и других методов, должно проводиться с учетом конкретной обстановки, конкретной ситуации, то есть в данном случае необходимо (учитывать особенности, качественное своеобразие организма в его неразрывной связи со средой в свете мичуринского учения. Само собой разумеется, что нельзя такой сложный биологический вопрос, как вопрос наследственности, решить методом одной какой-либо науки — будь то кибернетика, или химия, или физика. Если мы считаем непра¬ вильным, когда философы пытаются решить конкретные научные вопро¬ сы, исходя только из общих соображений, то это, конечно, относится и к кибернетике. Разумеется, каждый ученый может высказывать свое мне¬ ние по любому вопросу, и было бы неразумно это запрещать. Но если речь идет об исследовании такой сложной проблемы, как проблема на¬ следственности, об учете множества сторон, внутренних процессов орга¬ низма и его взаимодействия с внешней средой, то тут, конечно’, надо вместе с биологами работать и химикам, и философам, и математикам,
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 69 чтобы не было однобокости, односторонности, не было поспешных по¬ пыток только с одной какой-то позиции решить этот очень сложный вопрос. Может быть, философы не согласны с тем или иным ученым в обла¬ сти физики, или химии, или кибернетики в вопросе о конкретном приме¬ нении их науки в той или иной области, но это, конечно', ни в какой сте¬ пени не может мешать нашему сотрудничеству, нашему творческому об¬ суждению вопросов науки. В заключение позвольте выразить уверенность в том, что развитие большой, широкой совместной работы философов и естествоиспытателей в ближайшем будущем будет способствовать дальнейшему сплочению всех ученых на позициях диалектического материализма и новому подъ¬ ему всех отраслей науки. О задачах разработки философских вопросов естествознания (Решение Всесоюзного совещания по философским вопросам современного естествознания) Современное естествознание переживает период бурного развития. Революция в естествознании XX века ставит большие и сложные фи¬ лософские вопросы. Без философских выводов и обобщений естествозна¬ ние ныне более, чем когда-либо, обойтись не может. В. И. Ленин еще на первом этапе этой революции научно доказал в своем гениальном труде «Материализм и эмпириокритицизм», что правильные ответы на постав¬ ленные современным естествознанием философские вопросы дает только диалектический материализм. Успехи современного естествознания все глубже раскрывают и обо¬ гащают основные положения диалектического материализма. Открытия современной физики подтверждают материалистическое положение о неисчерпаемости материи и ее бесконечности вглубь. Они являются но¬ вым доказательством философских положений о материальном единстве мира и объективном характере его закономерностей, о неразрывности материи и движения, о единстве пространства и времени и их связи с движущейся материей. Современная астрономия дает новые научные аргументы для обосно¬ вания материалистических идей о бесконечности мира во времени и про¬ странстве. В современное естествознание все глубже проникают положения диа¬ лектического материализма о всеобщей связи и развитии материального мира, возможности и действительности, конечном и бесконечном, внут¬ реннем и внешнем, прерывном и непрерывном, качестве и количестве и другие идеи марксистско-ленинской философии. Развитие основных ес¬ тественнонаучных понятий и теорий, их дальнейшее углубление пред¬ ставляют собой выражение диалектики объективной, абсолютной и отно¬ сительной истины. Материализм и диалектика нашли новые научные подтверждения в достижениях биологических наук, в дальнейшем развитии дарвинизма, в успехах мичуринского учения, павловского учения о высшей нервной дея¬ тельности животных и человека, в открытиях биохимии, агрохимии, био¬ физики, микробиологии, вирусологии, селекции, генетики и других наук. Сбылось предвидение Ленина о том, что материалистический дух со¬ временного естествознания победит «все и всяческие кризисы, но только
70 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ с непременной заменой материализма-метафизического материализмом диалектическим». В последнее время все больше ученых убеждается в том, что (успехи в познании природы достигаются вопреки идеалистическим и метафизи¬ ческим концепциям, в борьбе материализма против идеализма в естество¬ знании. Влияние позитивизма среди естествоиспытателей на Западе на¬ чинает падать. Успехи советской науки и развиваемые ею идеи диалекти¬ ческого материализма оказывают все более значительное влияние на за¬ рубежное естествознание. В то же время враждебные материализму философские течения в наши дни активизировались и в области философ¬ ских вопросов естествознания. В обстановке империалистической реакции идеалисты-философы, спекулируя на трудностях роста современной нау¬ ки, искажая ее действительное содержание, цепляются за ошибочные философские высказывания отдельных естествоиспытателей, пытаются истолковать новые естественнонаучные открытия и теории в пользу идеа¬ лизма. Позитивизм, претендующий на роль философии науки нашего времени, фактически отдает естествознание идеализму, когда объявляет несущественным основной философский вопрос об отношении сознания к объективной реальности, а категории естествознания сводит к чисто логи¬ ческим конструкциям. Интересы самого естествознания и научной философии нашего вре¬ мени ставят задачу усиления борьбы против идеализма и метафизики. Ныне с особой силой звучат слова Ленина: «Без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и прове¬ сти ее до конца с полным успехом, естественник должен быть современ¬ ным материалистом, сознательным сторонником того материализма, ко¬ торый представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим ма¬ териалистом». Теоретические обобщения новых научных фактов на основе мар¬ ксистско-ленинской философии необходимы не только естествознанию, но и самой материалистической философии, ее теории познания, диалекти¬ ческому методу и логике. Без анализа достижений квантовой механи¬ ки, теории элементарных частиц, без учета открытий в области биоло¬ гии, биохимии и биофизики, учения о высшей нервной деятельности, пси¬ хологии и других наук нельзя в наше время развивать дальше фило¬ софию. Совместными усилиями советских ученых-естествоиспытателей и философов проделана известная положительная работа по обобщению с позиций диалектического материализма достижений современного есте¬ ствознания и по критике идеалистических воззрений. Однако работа эта ведется еще далеко не достаточно и не отвечает возросшим требованиям науки и задачам борьбы с буржуазной идеологией и современным реви¬ зионизмом. Совершенно недостаточно выпускается литературы по фило¬ софским вопросам естествознания. Мало внимания уделяет разработке философских вопросов естествознания журнал «Вопросы философии». Почти никаких исследований в этой области не публикуют наши есте¬ ственнонаучные журналы. Решения XX съезда партии и последующих пленумов ЦК КПСС, тре¬ бующие творчески применять революционную теорию, развивать ее даль- ше на основе обобщения нового исторического опыта, успехов коммуни¬ стического строительства, анализа фактов живой действительности, ука¬ зывают пути и для успешного решения задач, которые ставит перед фи* лософией развитие современного естествознания и практика коммунисти¬ ческого строительства. Разработка философских проблем современного естествознания-тре¬ бует более тесного объединения и координации усилий философских кад¬
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 71 ров и естествоиспытателей. Особенно важно творческое сотрудничество соответствующих институтов Академии наук СССР, академий наук союз¬ ных республик и вузов. Институт философии АН СССР должен коорди¬ нировать свою работу с Отделениями физико-математических, биологиче¬ ских и другими отделениями естественных и технических наук Академии, а также с философскими учреждениями академий наук союзных респуб- лик, с кафедрами философии вузов. Для организации широкой плодотворной работы по вопросам фило¬ софии естествознания необходима тесная совместная работа философов и естествоиспытателей при обязательном условии глубокого изучения философами соответствующих разделов естественных наук и естествен¬ никами — философии диалектического материализма. Необходимо шире использовать различные формы сотрудничества философов и естествоиспытателей, обеспечивая всестороннюю разработ¬ ку актуальных философских вопросов современного естествознания. Со¬ вместные выступления философов и естествоиспытателей в печати, взаим¬ ные консультации и обсуждения работ, философские семинары при на¬ учно-исследовательских учреждениях, объединенные заседания ученых советов и отделов институтов, посвященные философским вопросам есте¬ ствознания, должны войти в повседневную практику. Серьезную роль могут и должны сыграть кафедры философии вузов как центры объединения ученых различных специальностей в разработке философских проблем естествознания. В освещении философских проблем естествознания видное место, наряду с журналом «Вопросы философии» должно принадлежать научным журналам по различным отраслям науки. Совещание считает необходимым ввести специальные разделы по философским вопросам естествознания в реферативных изданиях Инсти¬ тута научной информации АН СССР. Весьма важным условием подъема всей нашей работы явилась бы организация специального журнала по философским проблемам совре¬ менного естествознания, вокруг которого будут сплачиваться естествоис¬ пытатели и философы в разработке указанной проблематики. Для успеха работы по материалистическому обобщению достижений естествознания большое значение имеет проведение творческих дискус¬ сий. Необходимо регулярно созывать совещания как по отдельным фило¬ софским проблемам естествознания, так и комплексные. При этом очень важно, чтобы наши дискуссии проводились в обстановке товарищеского содружества, чтобы они сплачивали всю многочисленную армию совет¬ ских ученых в единый и дружный коллектив исследователей и способ¬ ствовали объединению естествоиспытателей и философов на позициях диалектического материализма. Высшим критерием правильности теории, достоверности научных истин является практика. Научные споры в конечном счете решаются экс¬ периментом, техникой, производством. Работа по познанию и овладению силами природы должна иметь своей конечной целью удовлетворение ма¬ териальных и духовных потребностей общества. Служение народу, нашей Родине и всему прогрессивному человечеству должно быть всегда в центре внимания каждого советского научного работника. Совещание призывает философов и естествоиспытателей приложить все усилия к тому, чтобы их работа способствовала новому подъему есте¬ ствознания и философии в интересах великого дела коммунистического строительства.
72 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ОБСУЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ ВОПРОСОВ КВАНТОВОЙ МЕХАНИКИ Обсуждению философских вопросов кван¬ товой механики (нерелятивистской) был по¬ священ доклад акад. В. А. Фока «Об интер¬ претации квантовой механики» ’. Этим же вопросам было уделено значительное вни¬ мание в докладе М. Э. Омельяновского, их затронул в своем докладе М. Б. Митин. Фи¬ лософские вопросы квантовой механики рассматривались в выступлениях Я. П. Тер- лецкого, Д. И. Блохинцева, Д. Д. Иваненко, Т. А. Лебедева и других. Центральными при обсуждении фило¬ софских вопросов квантовой механики бы¬ ли следующие три вопроса: 1) философ¬ ская борьба вокруг квантовой механики; 2) вопрос о наиболее адекватной (диалек¬ тико-материалистической) трактовке кван¬ товой механики; 3) вопрос о перспективах развития квантовой теории в связи с нали¬ чием различных трактовок квантовой меха¬ ники. I Философская борьба вокруг квантовой механики, остро протекающая на протяже¬ нии всего развития этой теории, в послед¬ ние годы вступила в новую фазу: обсужде¬ ние методологических основ квантовой ме¬ ханики стало тесно связываться с поиска¬ ми дальнейших путей ее развития. В на¬ стоящее время квантовая механика в ее те¬ перешнем виде во многом исчерпала себя, ясно вырисовываются границы ее примени¬ мости и остро стоит задача дальнейшего развития квантовой теории. Так, широко известно, что квантовая механика оказы¬ вается недостаточной в области ядра и «элементарных» частиц. А так как знание развивается преемственно, то дальнейшее развитие квантовой теории может происхо¬ дить лишь с учетом достижений квантовой механики. Теоретический багаж квантовой механики служит точкой отправления для дальнейшего развития квантовой теории. В силу таких обстоятельств сами физики вынуждены в настоящее время серьезно и критически рассмотреть методологические основы квантовой механики. Отчасти пото¬ му, что представителям естествознания присущ материалистический взгляд на мир, и в значительной мере оттого, что в нашу эпоху идеи диалектического материализма получают все более и более широкое рас¬ пространение, происходящее в настоящее время критическое рассмотрение философ¬ ских основ квантовой механики сопро¬ вождается все более усиливающейся крити- 1 Этот доклад опубликован в журнале «Успехи физических наук», т. LXII, вып. 4 (1957). кой позитивизма вообще и копенгагенского толкования квантовой механики,.как осно¬ вывающегося на позитивизме, в особенно¬ сти. Среди значительной части ученых-фи- зиков, ранее разделявших позитивизм и принимавших копенгагенское толкование, наблюдается отход от позитивизма, критика наиболее явных антинаучных утверждений этой философии. Объективно эти изменения идут по пути к диалектическому материа¬ лизму, и такая тенденция изменений наи¬ более сильна. Вместе с тем в некоторых случаях имеет место переход на позиции объективного идеализма и возрастает воз¬ можность усиления томистской философии. Указанные изменения в философских по¬ зициях ученых, занимающихся творческой разработкой квантовой теории, довольно полно были рассмотрены в докладах М. Э. Омельяновского, В. А. Фока и М. Б. Митина и в выступлениях Д. Д. Ива¬ ненко, Я. П. Терлецкого и других. Факт усиления позиций диалектического мате¬ риализма в среде физиков-теоретиков отме¬ чался всеми. Особо рассматривались также изменения в философских позициях веду¬ щих физиков современности. Так, отмеча¬ лось, что В. Гейзенберг отходит от позити¬ визма в сторону объективного идеализма, М. Борн подвергает критике ряд основных посылок позитивистской философии. В. А. Фок в своем докладе особо обратил внимание на то, что в последнее в,ремя Н. Бор — идейный руководитель копенга¬ генской школы — отходит от крайних субъ¬ ективистских выводов позитивизма. В своем выступлении на совещании В. А. Фок специально остановился на ана¬ лизе доклада «Квантовая физика и филосо¬ фия», сделанного недавно Н. Бором. Основ¬ ные методологические положения этого доклада В. А. Фок суммировал следующим образом: 1) В докладе Н. Бор признает пол¬ ную объективность квантового описания и независимость его от субъекта; 2) Показа¬ ния прибора не рассматриваются в качест¬ ве истинного предмета исследования, а служат для анализа свойств микрообъектов; 3) В докладе признается причинность и от¬ вергается лапласовский детерминизм; 4) Не употребляется понятие неконтроли¬ руемое™. Теперь, заявил В. А. Фок, с Бором в ос¬ новном можно согласиться, но это не озна¬ чает, что нельзя идти дальше. Конечно, указанная позиция Н. Бора отражает суще¬ ственное изменение в его философской по¬ зиции. От себя мы добавим, что это измене¬ ние в философских взглядах Н. Бора долж¬ но серьезно сказаться и на понимании всей
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 73 квантовой механики и в первую очередь на трактовке ее основных специфических черт (корпускулярно-волнового дуализма и природы статистичности теории). Необходимо особо отметить, что в крити¬ ку позитивистского истолкования кванто¬ вой механики в последнее время активно включились представители молодого поко¬ ления ученых-физиков, целиком воспитан¬ ные на идеях физики относительности и квантов. Как известно, сторонники копенга¬ генского толкования квантовой механики обычно представляли дело так, будто воз¬ ражения против этого толкования исходят от физиков старшего поколения, воспитан¬ ных целиком на классических идеях и не сумевших до конца воспринять дух новой физики. Именно так они объясняли извест¬ ные выступления Г. Лоренца, А. Эйнштей¬ на, П. Ланжевена и других. Теперь же при¬ чины критики копенгагенского толкования уже нельзя объяснять таким простым обра¬ зом. В философской борьбе вокруг квантовой механики существенное значение имеет по¬ зиция самих физиков, их отношение к фи¬ лософии. Поэтому интересно рассмотреть некоторые собственно философские утверж¬ дения, содержащиеся в докладе В. А. Фока. Взгляды В. А. Фока на квантовую механи¬ ку претерпели значительную эволюцию: если в период возникновения квантовой ме¬ ханики он некритически воспринял ее ко¬ пенгагенское толкование, то в настоящее время В. А. Фок под влиянием философских дискуссий в среде советских ученых под¬ верг критике неконтролируемость — одно из центральных положений копенгагенско¬ го толкования,— отказался от субъекти¬ вистского толкования понятия состояния квантовой системы, признает безусловную реальность микрообъектов. Вполне возмож¬ но, что свою трактовку квантовой механи¬ ки В. А. Фок проводит непоследовательно и в ряде мест еще некритически восприни¬ мает некоторые следствия копенгагенского толкования, но основные исходные положе¬ ния его взгляда на квантовую механику являются материалистическими. Вместе с тем мы не можем согласиться с даваемой в докладе В. А. Фока оценкой роли и значения некоторых основных фило¬ софских категорий. Рассматривая такие важные философские категории, как при¬ чинность и детерминизм, В. А. Фок заявил, что мы, физики, пользуемся этими поня¬ тиями так, как они выработались у нас сами собой, вне зависимости от философии. В. А. Фок вполне допускает, что его пони¬ мание этих философских категорий может даже противоречить точке зрения филосо¬ фов. Такой взгляд на философские катего¬ рии означает, по существу, недооценку ро¬ ли и значения работ философов. Получает¬ ся так, что философы должны менять коренные философские представления в за¬ висимости от отдельных физических тео¬ рий или даже некоторых их интерпретаций. Практически же изложенное можно понять и так, что В. А. Фок выдает за всеобщие те представления о философских категориях, которые согласуются с его трактовкой квантовой механики, иные же представле¬ ния о философских категориях им не при¬ нимаются во внимание. В этой связи необходимо специально ос¬ тановиться на том толковании категорий детерминизма и причинности, которое дано в представленном на совещании тексте док¬ лада В. А. Фока. Так, в докладе утверждает¬ ся, что в современной физике потерпела полный крах детерминистическая точка зрения. Для философии решение вопроса о детерминизме имеет принципиальное зна¬ чение. Детерминизм есть учение о причин¬ ной взаимозависимости и взаимообуслов¬ ленности процессов материального мира, есть учение о том, что каждый материаль¬ ный процесс обусловлен свойствами объек¬ тов, участвующих в нем, и теми условия¬ ми, в которых протекает процесс. И если В. А. Фок справедливо требует от филосо¬ фов строгости в использовании физических понятий, то, на началах взаимности, анало¬ гичное требование строгости ему необхо¬ димо предъявить и к себе, когда он исполь¬ зует понятия философии. Однако последнее не всегда соблюдается. В. А. Фок на совеща¬ нии заявил, что он под детерминизмом пони¬ мает детерминизм в лапласовском смысле. Но это является слишком узким пониманием детерминизма, а потому и нестрогим. Кроме того, из доклада вытекает следующее. Хоро¬ шо известно, что в классической физике в основном господствовали закономерности динамического характера, в современной — статистические. И вот этот процесс выра¬ ботки и использования в физике новой формы отображения закономерностей при¬ роды и усиление роли последней в докладе фактически характеризуются как крах детерминизма. Согласно В. А. Фоку, с детер¬ минизмом согласуются лишь закономерно¬ сти динамического характера, в то время как статистические закономерности с де¬ терминизмом несовместимы. Однако, с точ¬ ки зрения нашей философии, и такое пони¬ мание детерминизма является более чем не¬ строгим. Статистические закономерности опираются на представления о вероятно¬ сти. Вероятность же того или иного пове¬ дения объекта в данных внешних условиях, как это утверждается и в докладе В. А. Фо¬ ка, определяется внутренними свойствами данного индивидуального объекта и этими внешними условиями. Последнее же и озна¬ чает, что статистика не только не исклю¬ чает детерминизм, но, наоборот, ее истин¬
74 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ную природу только и можно раскрыть на основе детерминизма. В докладе дана также весьма нестрогая характеристика принципа причинности. В. А. Фок заявляет, что в квантовой области принцип причинности относится к потенци¬ ально возможным, а не к действительно осуществляющимся событиям. Отсюда сле¬ дует, что реальные квантовые процессы не удовлетворяют принципу причинности. Та¬ кие утверждения также носят принципи¬ альный характер, с ними мы никак не мо¬ жем согласиться. Высказывания В. А. Фока о принципе причинности, несомненно, свя¬ заны с его неточным пониманием детерми¬ низма, однако входить в подробное обсуж¬ дение этих высказываний здесь мы не имеем возможности. Повторим: утверждения В. А. Фока о том, что детерминизм и причинность носят для философии принципиальный характер, к со¬ жалению, на совещании не подверглись анализу. II В настоящее время прежде всего в кру¬ гах самих физиков-теоретиков, разделяю¬ щих материалистические позиции, наиболее четко выявились три точки зрения по во¬ просам трактовки квантовой механики: 1) точка зрения реальности квантовых состояний, связываемая с именами В. А. Фока, А. Д. Александрова и др.; 2) концепция квантовых ансамблей, представляемая Д. И. Блохинцевым и др.; 3) истолкование, связываемое с имена¬ ми Л. де Бройля, Д. Бома, Ж. Вижье и дру¬ гими (так называемая причинная интер¬ претация квантовой теории). Расхождения между этими трактовками квантовой механики связаны прежде всего с наличием различных трактовок основных специфических черт квантовой механики, связанных с постоянной Планка: корпуску¬ лярно-волнового дуализма и природы стати- стичности теории. В конечном же счете эти расхождения вызваны наличием различных теоретических объяснений эксперименталь¬ ных фактов, лежащих в основе квантовой механики: опытов по дифракции микроча¬ стиц и связанного с ними факта дискретно¬ го внутреннего энергетического состояния атомных систем. Дискуссии вокруг кванто¬ вой механики идут по линии ее истолкова¬ ния. Истолкование же физической теории есть выяснение отношения ее законов и по¬ нятий к объективной реальности. Другими словами, истолкование физической теории есть наиболее полное, насколько это воз¬ можно в рамках данной теории, теоретиче¬ ское объяснение лежащих в ее основе эк¬ спериментальных фактов. В противном же случае дискуссии по вопросам толкования теории имели бы весьма малый смысл: ведь теория не создается ради самой себя. В докладах на совещании было пред¬ ставлено лишь одно направление в истол¬ ковании квантовой механики — точка зре¬ ния В. А. Фока. Следует отметить, что в докладе В. А. Фока был поставлен очень широкий круг вопросов, имеющих серьез¬ ное методологическое значение для выра¬ ботки адекватной трактовки квантовой ме¬ ханики: о двухстепенном характере кванто¬ вого способа описания процессов, о роли прибора в квантовой механике, о потенци¬ ально возможном и вероятности и другие. Однако большинство из поставленных в до¬ кладе В. А. Фока вопросов на совещании обсуждения не получило. Докладов, отражающих другие точки зрения, на совещании не было, и это являет¬ ся, по нашему мнению, существенным не¬ достатком в организации работы совеща¬ ния. В выступлениях в прениях представи¬ тели иных трактовок квантовой механики не могли достаточно развернуто и аргумен¬ тированно изложить эти свои взгляды, а лишь провозгласили их наличие и акценти¬ ровали внимание на некоторых общих во¬ просах. Д. И. Блохинцев в своем выступле¬ нии прежде всего отметил наличие боль¬ шого прогресса марксистской мысли в ес¬ тествознании. Точки зрения советских фи¬ зиков и философов на квантовую механику, отметил он, сблизились, и это сближение произошло не путем компромисса, а на принципиальной основе — на основе более глубокого овладения советскими учеными диалектическим материализмом и на основе более глубокого анализа философских про¬ блем квантовой механики. Это сближение явилось результатом предыдущих дискус¬ сий, и эти результаты были бы, заявил Д. И. Блохинцев, еще более значительными, если бы в прошлом не были допущены серьезные ошибки, когда, борясь с идеали¬ стическими высказываниями, связываемы¬ ми с новейшими достижениями науки, до¬ ходили до отрицательного отношения к са¬ мим этим достижениям. Вместе с тем Д. И. Блохинцев подчеркнул, что между ним и В. А. Фоком продолжает оставаться существенное расхождение в трактовке квантовой механики. При этом он сказал, что наличие различных трактовок кванто¬ вой механики не оказывает существенного влияния на практику самой этой теории. С таким утверждением согласиться нельзя. Не говоря уже о существенном значении вопроса трактовок современных физических теорий для философии, для развития диалектического материализма, выработка наиболее адекватного толкования квантовой механики способствует наиболее глубокому ее пониманию, а следовательно, существен¬ но влияет на практику ее преподавания и творческого использования в качестве те¬ оретического метода исследования кванто¬
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 75 вых процессов. Расхождения в вопросах трактовки квантовой механики, заявил да¬ лее Д. И. Блохинцев, существенным обра¬ зом сказываются лишь на выборе дальней¬ ших путей развития этой теории, что будет рассмотрено ниже. Несогласие с точкой зрения В. А. Фока на квантовую механику решительным обра¬ зом высказал в своем выступлении Я. П. Терлецкий, который заявил, что в докладе В. А. Фока фактически излагается копенгагенская интерпретация квантовой механики, лишь измененная терминологиче¬ ски. Эта интерпретация рассматривается В. А. Фоком как единственно возможная, а иные интерпретации, активно противопо¬ ставляемые копенгагенской де Бройлем и другими известными учеными, отвергаются В. А. Фоком как искусственные или осно¬ ванные на непонимании самой теории. Я. П. Терлецкий сравнил доклад В. А. Фо¬ ка со статьей «Развитие интерпретации квантовой механики» В. Гейзенберга (см. сб. «Нильс Бор и развитие физики», ИЛ, 1958), где излагается копенгагенское тол¬ кование квантовой механики. Основным в копенгагенском толковании В. Гейзенберг считает «новый» философский подход, сущность которого состоит в отказе от «онтологии материализма», то есть в отка¬ зе от материалистического взгляда на мир. Соответственно этому В. Гейзенберг видит основной порок всех многочисленных оппо¬ нентов копенгагенской интерпретации не в физико-математической стороне предлагае¬ мых ими теорий, внутреннюю непротиворе¬ чивость которых он признает, а в их фило¬ софии — в стремлении вернуться к «онто¬ логии материализма». Аналогичным образом, заявляет Я’ П. Терлецкий, и В. А. Фок отвергает иные интерпретации квантовой механики на основе одних лишь философских сообра¬ жений. Значительную часть своего выступления Я. П. Терлецкий посвятил обоснованию так называемого нелинейного направления в развитии квантовой теории, которое в на¬ стоящее время интенсивно разрабатывается представителями причинной интерпретации кваштовой механики. При этом Я. П. Тер¬ лецкий особо подчеркнул, что это направ¬ ление полностью исключает копенгаген¬ скую интерпретацию квантовой механики и что он считает его особенно актуальным для современной теоретической физики. Сказанное свидетельствует о том, что в ереде советских ученых имеются весьма существенные расхождения в понимании квантовой механики, но серьезного обсуж¬ дения этих вопросов на совещании не про¬ изошло. На наш взгляд, в докладе В. А. Фока не было объективной оценки теоретической важности тех трактовок квантовой механи¬ ки, которые отличаются от его собственной. Он, с одной стороны, признает серьезный характер расхождений в вопросах трактов¬ ки квантовой механики, но, с другой сто¬ роны, в докладе ясно не вычленен предмет спора. Из доклада не ясно, являются ли споры вокруг квантовой механики след¬ ствием наличия различных теоретических объяснений ее экспериментальных основ или же нет. Если да, то необходимо это прямо признать и разобрать имеющиеся точки зрения по этому вопросу. Если же нет, то не являются ли все споры вокруг квантовой механики спорами о словах? А может быть, В. А. Фок считает, что споры вокруг квантовой механики ведутся лишь между теми, кто понимает и признает эту теорию, против тех, кто не понимает ее и относится к ней отрицательно? Мы не хоте¬ ли бы приписывать В. А. Фоку последнего, но многие из его положений наводят на та¬ кое заключение, ибо В. А. Фок отказывает во всякой справедливости концепции кван¬ товых ансамблей, а также взглядам Л. де Бройля. Тот факт, что на совещании был зачитан лишь единственный доклад по квантовой механике, представляющий толь¬ ко один из вариантов трактовки основ кван¬ товой механики, мог создать ошибочное впе¬ чатление, что совещание продемонстриро¬ вало победу точки зрения В. А. Фока на квантовую механику, а не наличие борьбы мнений вокруг нее. Между тем эта борьба существует и будет продолжаться. В связи с этим необходимо также отме¬ тить, что физики зачастую обвиняют фило¬ софов в том, что они сдерживают предста¬ вителей естествознания в поисках нового, в выдвижении новых идей и тем самым препятствуют борьбе мнений в нау¬ ке. Что касается споров вокруг квантовой механики, то из изложенного видно, что отрицание борьбы мнений и навязывание одной точки зрения скорее идет от самих естественников, точнее, от некоторых школ в физике. Философы в своих выступлениях и докладах — М. Э. Омельяновский, М. Б. Митин, П. Н. Федосеев и другие — уделя¬ ли серьезное внимание точкам зрения и В. А. Фока, и Д. И. Блохинцева, и Л. де Бройля. Вопросам трактовки квантовой механики посвятил свое выступление и Т. А. Лебе¬ дев. Он высказал свою общую неудовлетво¬ ренность самими физическими представле¬ ниями квантовой механики, видя отрица¬ тельную черту этой теории в том, что она отказалась от представлений об эфире при объяснении квантовых явлений. Выступле¬ ние Т. А. Лебедева на совещании не нашло отклика, и, на наш взгляд, оно призывает к механистической трактовке квантовой ме¬
76 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ханики, что нельзя признать удовлетвори¬ тельным. П1 Уже отмечалось, что выработка наибо¬ лее глубокого, адекватного истолкования квантовой механики существенно влияет на освещение перспектив дальнейшего разви¬ тия квантовой теории, поскольку квантовая механика является одним из исходных пунктов такого развития, а наличие расхо¬ ждений в понимании ее физической приро¬ ды, естественно, ведет и к различному осве¬ щению путей ее развития. Этот момент был подчеркнут в выступлении Д. И. Блохинце- ва. В связи с этим Д. И. Блохинцев ска¬ зал, что концепция квантовых ансамб¬ лей ставит задачу разработки в даль¬ нейшем динамической теории движения ин¬ дивидуального квантового объекта, тогда как точка зрения В. А. Фока вообще ис¬ ключает такую возможность развития кван¬ товой теории. В своем заключительном сло¬ ве В. А. Фок специально остановился на этом вопросе, заявив, что действительно, согласно его трактовке квантовой механи¬ ки, Оспаривается сама возможность постро¬ ения динамической теории индивидуального квантового процесса. Имевшие место до сих пор попытки построения такой теории, как утверждал В. А. Фок, не привели к но¬ вым фактическим достижениям, и, кроме того, они противоречат неравенствам Гей¬ зенберга. Однако такую аргументацию нельзя признать окончательной. Прежде всего если будет создана динамическая тео¬ рия индивидуального квантового процесса, то указанные споры уже будут бесполезны. Разработку же новой теории нельзя рас¬ сматривать в качестве единовременного ак¬ та, здесь необходима большая предвари¬ тельная работа. С этой точки зрения ценно, что концепция квантовых ансамблей под¬ держивает такие предварительные исследо¬ вания в определенном направлении, тогда как точка зрения В. А. Фока полностью от¬ рицает их правомерность. Далее, история науки нас учит, что новые теории могут создаться в прямом противоречии с некото¬ рыми основными положениями предыду¬ щих теорий. Так, сама квантовая теория отрицает утверждение классической элект¬ родинамики о том, что всякий ускоренно движущийся электрический заряд должен излучать. В таком случае почему нельзя признать, что неравенства Гейзенберга также обладают ограниченной ценностью? Наконец, мы считаем, что в настоящее вромя еще нет единой адекватной трактов¬ ки квантовой механики, а следовательно, и неравенств Гейзенберга. Может быть, адекватная трактовка последних и не от¬ рицает возможности построения динами¬ ческой теории индивидуального квантового процесса. Большой отклик на совещании получило высказывание Д. И. Блохинцеаза, что тео¬ ретической физике в настоящее время не хватает богатой творческой фантазии, что ей нужна новая, так сказать, «сумасшед¬ шая», идея. С этим следует согласиться. Хорошо известно, что в настоящее время физика накопила новый богатый экспери¬ ментальный материал из области ядра и «элементарных» частиц, объединить кото¬ рый в стройную систему пока не удается. Именно здесь нужны новые и, по всей ве¬ роятности, необычные идеи, о которых ска¬ зал Д. И. Блохинцев и которые ждут еще своего творца. Однако на совещании мало говорилось о том, в каком направлении искать эту «сумасшедшую» идею и чем при этом руководствоваться. Большое внимание на совещании было уделено нелинейным теориям как одному из современных направлений в исследова¬ ниях физики микропроцессов. Этому во¬ просу посвятили свои выступления Д. Д. Иваненко и Я. П. Терлецкий. В вы¬ ступлениях отмечались возможные пер¬ спективы, открывающиеся в этом направ¬ лении исследований; указывалось на на¬ личие родственной взаимосвязи работ по нелинейным теориям с работами предста¬ вителей причинной интерпретации кванто¬ вой механики. Выступавшие призывали к необходимости глубокого методологическо¬ го анализа работ нелинейного направления, что, несомненно, заслуживает самой серь¬ езной поддержки. * * * Подытоживая все сказанное, необходимо прежде всего отметить, что в кругах совет¬ ских ученых полностью господствует мате¬ риалистический подход к решению методо¬ логических проблем квантовой механики. Советские ученые подвергли критике и во многом преодолели копенгагенское толкова¬ ние квантовой механики, как основываю¬ щееся на позитивистской философии. Но не¬ смотря на то, что в рамках материализма существуют еще глубокие расхождения по вопросам толкования квантовой механики, развернутого столкновения различных мне¬ ний на совещании не произошло. Ю. В. САЧКОВ
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 77 ОБСУЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ ВОПРОСОВ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ Философские вопросы теории относитель¬ ности обсуждались на совещании в связи с докладом чл.-корр. AR СССР А. Д. Алек¬ сандрова «Философское содержание и зна¬ чение теории относительности. В дискуссии по докладу приняли участие проф. М. Ф. Широков (МГУ), А. А. Тяпкин (Объединен¬ ный институт ядерных исследований), И. Ф. Овчинников (Институт философии АН СССР), академик АН Эстонской ССР Г. И. Наан и A. JI. Зельманов (ГАИШ). Хотя теория относительности создана еще в самом начале XX века, тем не менее философские вопросы этой теории далеко не потеряли своего значения. Некоторые участники Всесоюзного со¬ вещания усмотрели недостаток философ¬ ской работы в области естествознания в том, что часто в разработке философских вопросов науки обсуждаются «тыловые» проблемы, выдвинутые в естествознании много десятилетий или даже столетий тому назад. К таким проблемам, казалось бы, можно отнести и проблемы теории относи¬ тельности. В самом деле, принцип относи¬ тельности и связанная с ним проблема от¬ носительного и абсолютного в свойствах дви¬ жущихся тел (скорости, траектории и т. п.) выдвинут еще Галилеем; вопросы за¬ висимости массы, длины, времени от ско¬ рости движения тел, связи энергии и массы возникли в физике свыше 50 лет тому назад в связи с появлением теории относи¬ тельности. Отсюда делается заключение,'что это устаревшие, «тыловые» проблемы. А между тем проблемы «фронта» науки, подобные недавней теории Гейзенберга, остаются в тени. Таков примерно ход мыс¬ лей тех, кто усматривает в обсуждении проблем, подобных философским вопросам теории относительности, недостаток нашей общей работы в области разработки фило¬ софских вопросов естествознания. Конечно, нет никакого сомнения, что но¬ вейшие проблемы самой науки должны быть в поле зрения философии естествозна¬ ния, ибо в связи с обсуждением этих про¬ блем наиболее ярко проявляется творческая роль философии по отношению к естество¬ знанию. Именно перед лицом новых, нере¬ шенных проблем естествознания особенно ясно ощущается потребность в правильном, научном методе мышления. Однако нельзя забывать, что новейшие проблемы со¬ временного естествознания вырастают как закономерный результат предшествующего развития науки. Анализировать эти новей¬ шие проблемы даже со стороны их специ¬ ального содержания, не обращаясь к их истории, не прослеживая их связь с пред¬ шествующими идеями, значит заранее отка¬ заться от углубленного их рассмотрения. Если же говорить о собственно фило¬ софских вопросах естествознания, то нельзя не заметить, что многие из этих во¬ просов выдвинуты и нашли первоначаль¬ ные решения еще в эпоху зарождения естествознания и философии. Проблема причинного объяснения природы, вопросу сущности движения и его связи с материей, сущность времени и пространства — все это старые и в то же самое время вечно но¬ вые вопросы, которые приходится вновь обсуждать, обогащая предыдущие результа¬ ты новыми решениями с каждым крупным шагом в развитии естествознания. Было бы по меньшей мере странным отказываться от обсуждения этих вопросов только на том основании, что они были выдвинуты много столетии тому назад. Разве можно игнори¬ ровать тот факт, что выработка и в особен¬ ности развитие наиболее общего метода познания просто невозможны без анализа закономерностей развития самих научных идей. Отказ от анализа этих закономерно¬ стей равносилен отказу от разработки и развития научного метода. Делать упрек в связи с обсуждением философских проблем, выдвинутых в есте¬ ствознании уже давно, значит не видеть различия между философскими вопросами науки и содержанием самой науки. Конеч¬ но, соотношение неопределенностей как физический закон — это старая, «тыло¬ вая» проблема. Но когда речь идет о фило¬ софских вопросах квантовой механики, то обсуждается не само по себе соотно¬ шение неопределенностей, но проблема причинности в связи с этим соотношени¬ ем. Проблема причинности имеет более ши¬ рокое значение, и требуются еще глубокие исследования разных сторон этой проблемы и в связи с квантовой механикой и в связи с понятиями пространства и времени в тео¬ рии относительности, равно как и с другими теориями современного естествознания. Проблема прерывного и непрерывного в строении материи и в свойствах простран¬ ства и времени является старой проблемой, выдвинутой еще древнегреческим естество¬ знанием и философией. Но эта проблема прерывного и непрерывного в то же са¬ мое время одна из самых актуальных про¬ блем современной физики. Достаточно при этом вспомнить, что недавние работы Гей¬ зенберга, направленные на создание новой теории «элементарных» частиц, связаны с идеей дискретности пространства. Эта идея требует философского осмысления на основе старой проблемы дискретного и непрерыв¬ ного. Было бы странным отказываться от философского исследования этой проблемы
78 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ на том только основании, что она выдвину¬ та и уже по-своему обсуждалась еще 2 500 лет тому назад. Проблема сущности пространства и времени, их связи с мате¬ рией возникла еще в древнегреческой мате¬ матике и философии. Эта проблема по- своему обсуждалась и решалась в класси¬ ческой механике еще в эпоху Галилея — Ньютона. Эта же проблема, приобрела новое значение в связи с теорией относительно¬ сти. В связи с новейшими открытиями в физике «элементарных» частиц эта проблема приобретает новые аспекты. Разве можно считать эту проблему связи пространства и времени с движущейся материей устарев¬ шей проблемой на том только основании, что она давно уже выдвинута в истории философии и естествознания? Речь долж¬ на идти не о том, что, скажем, проблема относительности и абсолютности свойств движущейся материи устарела, поскольку эту проблему уже обсуждал на уровне нау¬ ки своего времени Галилей, а о том, чтобы глубоко проанализировать ее с позиций современной науки, непременно учитывая историю исследования этой проблемы. Было бы точно так же глубоко ошибоч¬ ным объявлять устаревшей задачу философ¬ ского анализа логики построения той или иной научной теории на том основании, что сама теория возникла много десятилетий тому назад. Необходимость такого именно анализа — одна из важнейших проблем фи- лос-офии современного естествознания. В докладе А. Д. Александрова выдвину¬ ты важные теоретико-познавательные во¬ просы, связанные с философским истолко¬ ванием теории относительности. Конечно, докладчик разобрал далеко не все философ¬ ские вопросы, вытекающие из содержания теории относительности, и к тому лее пред¬ ложенное им решение поставленных в до¬ кладе вопросов подверглось на совещании критическому обсуждению. Следует, одна¬ ко, отметить, что доклад А. Д. Александро¬ ва отличается постановкой действительно философских вопросов рассматриваемой фи¬ зической теории. Докладчику в значитель¬ ной мере удалось избежать того «просве¬ тительского» стиля, который, как отмеча¬ лось на совещании, характеризует некоторые выступления в области философ¬ ских вопросов естествознания. Он подходит к анализу содержания теории относитель¬ ности с широких философских позиций. В до¬ кладе А. Д. Александрова философские во¬ просы науки, при всей их органической связи с содержанием самой науки, не отож¬ дествляются с этим содержанием. Хотя докладчик и не подчеркивает этого разли¬ чия, тем не менее оно усматривается в са¬ мом существе обсуждаемых проблем. В дискуссии по докладу отмечался прежде всего тот факт, что в докладе пре¬ одолены крайние оценки теории относи¬ тельности: либо ее огульное отрицание, либо некритическое восприятие очевидных методологических пороков при ее истолко¬ вании. Докладчик подчеркивает непреходя¬ щую ценность результатов теории относи¬ тельности. Он решительно отметает все попытки объявить эту теорию реакционной, идеалистической и т. п. Вместе с тем в докладе, в сущности, представлена и та точка зрения, согласно которой необходи¬ мо подвергнуть критике не только фило¬ софские выводы из теории относительно¬ сти и не только ее философские предпосыл¬ ки, но в некотором смысле и физическое содержание теории. А. Д. Александровым, развивается мысль, что все построение самой теории и понимание ее сущности должно быть в известном смысле прямо противоположно общепринятому построе¬ нию и общепринятому ее пониманию. Об¬ щепринятое построение теории относитель¬ ности не удовлетворяет докладчика, как оно не удовлетворяет и тех, кто уже предпринимал попытки критической пере¬ стройки теории. А. Д. Александров ре¬ шительно не согласен с теми конкретными путями перестройки теории относительно¬ сти, которые предлагались в предшествую¬ щих дискуссиях. Однако нельзя не обратить внимания на известную общность исход¬ ных позиций докладчика и тех, кто уже делал попытки перестроить теорию отно¬ сительности. Предлагая перестроить теорию относи¬ тельности, А. Д. Александров прежде всего ставит вопрос о логике обычного по¬ строения теории относительности. Исход¬ ным, основным в общепринятом построении теории относительности является понятие инерциальной системы отсчета и связанная с этим понятием относительность физиче¬ ских величин. Можно сказать, что в логике обычного построения теории относительно¬ сти идут от относительного к абсолютному. Изменяя логику обычного построения тео¬ рии относительности, докладчик стремится наметать такое понимание основ этой тео¬ рии, которое «в известном смысле прямо противоположно эйнштейновскому». Рацио¬ нальная теория пространства и времени, подчеркивает А. Д. Александров, должна исходить из материальных связей явлений и из обнаруживающихся в этих связях общих законов выводить понятия и законы пространственно-временных отношений. Основная мысль доклада о необходимости в построении теории относительности исхо¬ дить из материальных связей явлений бы¬ ла поддержана в дискуссии на совещании. Смысл некоторой части критических воз¬ ражений состоял в том, что А. Д. Алек¬ сандрову не удалось в своем докладе фак¬ тически реализовать эту мысль и последо-
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 79 вательио провести ее в предлагаемо® ие- вом построении теории относительности. В самом деле, докладчик предлагает в-по- строении теории исходить из материальных связей — воздействий. С такой мьгелъю нельзя яе согласиться. Это глубоко верная мысль. Но, к сожалению, эта мысль, не реализуется, ибо фактически после того,(как введено понятие воздействия, сразу же предлагается отвлечься от физического содержания этого понятия и говорить только о предшествовании (или следовании) отбы¬ тий. Абсолютное, следовательно, ищется не в самом физическом содержании событий и содержании их воздействий друг на: дру¬ га, а в пространственно-временных отноше¬ ниях. «Отправным пунктом,— говорит до¬ кладчик,— является абсолютная структура пространства — времени». В поисках исходного пункта построения теории: речь должна идти «именно о системе отношений как форме, а не о самих воздействиях»,— поясняет докладчик. Исходный пуикт тео¬ рии ищется, таким образом, не в содержа¬ нии, а в форме. Но это можно понять только так, что докладчик фактически отказывает¬ ся от задачи, которую он сам поставил, ибо основа теории ищется им не в материаль¬ ных связях явлений, а посредством отвлече¬ ния от этих связей в пространственно-вре¬ менных отношениях. Иначе можно сказать, логика построения теории относительности остается при этом прежней. Конечно, в докладе констатируется; и под¬ черкивается связь понятия предшествова¬ ния с понятием воздействия. Докладчик обращает также внимание на связь причин¬ но-следственных отношений с простран¬ ственно-временной структурой мира. Он стремится показать, что «общая про¬ странственно-временная структура мира есть проявление его общей причинно- след¬ ственной структуры». Для этого он вводит понятие события, под которым предлагает¬ ся понимать некоторое «точечное» явле¬ ние, вроде мгновенной вспышки точечной лампы. Далее говорится о воздей¬ ствии одного события на другое. Так как воздействие, отмечает докладчик, есть про¬ стейший вид причинной связи, то можно го¬ ворить, что причинные отношения опреде¬ ляют пространственно-временные отноше¬ ния вещей. В правильном, а не перевер¬ нутом построении теории относительности и следует исходить из причинно-след¬ ственных отношений, или отношений воз¬ действия, и из них выводить свойства про¬ странства и времени. Этот процесс выведения пространст¬ венно-временных отношений из причин¬ но-следственных отношений реализуется А. Д. Александровым следующим образом. Он предлагает отвлечься от физического содержания воздействия событий и рас¬ сматривать в этом воздействии только мо¬ мент предшествования одного со¬ бытия другим. «Событие А,— говорит до¬ кладчик,— воздействующее на В, пред¬ шествует ему абсолютно, то есть в отноше¬ нии ко всем системам отсчета, и потому тем более естественно говорить здесь о предшествовании или даже абсолютном предшествовании... В отвлечении от физи¬ ческого содержания вместо «событие А воз¬ действует на В» мы будем говорить: «точка А предшествует В» или «точка В следует за А». Но, к сожалению, сам процесс абстракции, который ведет от понятия воз¬ действия к понятию предшествования, не проанализирован в докладе сколько-нибудь полно. Докладчик утверждает, что в по¬ строении теории относительности он идет от отношений воздействия событий, то есть от материальных связей явлений, однако на самом деле получается, что он отправ¬ ляется от отношений предшествования. Самый процесс абстракции, который приве¬ дет к категории предшествования, остает¬ ся у докладчика за пределами теории. При этом существенно то обстоятельство, что и за пределами теории относительности в качестве обоснования теории в докладе совершенно не дано никакого анализа пере¬ хода от понятия воздействия или причин¬ но-следственного отношения к простран¬ ственно-временным отношениям. Это и за¬ ставляет прийти к заключению, что факти¬ чески исходным пунктом в предлагаемом А. Д. Александровым построении теории служат не связи-взаимодействия, а про¬ странственно-временные отношения. А. А. Тяпкин подчеркнул, что необходимо указать, какое именно свойство движения отражают преобразования Лоренца. Он вы¬ разил решительное несогласие с теми, кто стремится снять этот вопрос, уйти от него. Нужно проанализировать природу реляти¬ вистских эффектов, говорил Тяпкин, вскрыть их причины и выделить в этих эффектах стороны динамического воздей¬ ствия, которые, безусловно, заключены в самом содержании теории относительности. Необходимо, например, выяснить, в чем именно причина того, что в движущейся системе все процессы изменяют свою рит¬ мику. В обычном изложении теории относи¬ тельности, говорил А. А. Тяпкин, действи¬ тельно все поставлено «с ног на голову». За исходное берутся новые пространствен¬ но-временные преобразования, а затем в соответствии с ними ищется, например, за¬ кон изменения массы со скоростью. В дей¬ ствительности, если, скажем, взять ускори¬ тельную трубку, то в реальном процессе ускорения электрона на выходе трубки как динамическом процессе следует искать при¬ чины релятивистских соотношений. Значительную часть своего выступления
80 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ А. А. Тяпкин посвятил специальному ана¬ лизу вопроса о релятивистском изменении времени, делая попытку внести ясность в эту проблему с ее чисто физической сторо¬ ны. Е сожалению, изложение этого вопроса А. А. Тяпкиным носило слишком специаль¬ ный характер и не было достаточно ясным для понимания. А. Д. Александров в своем докладе гово¬ рит, что релятивистские эффекты касаются не изменения свойств тел, а проявления этих свойств в отношениях к тем или иным телам. Такую трактовку релятивистских эффектов не разделяет проф. М. Ф. Широ¬ ков (МГУ). В своем выступлении на совеща¬ нии М. Ф. Широков подчеркивал, что тео¬ рия относительности имеет глубокий мате¬ риалистический смысл. Затрагивая вопрос о реальности релятивистских эффектов, он считает, что эти эффекты представляют собой действительные изменения свойств тел и, например, релятивистские изменения длины и времени имеют место во всех те¬ лах природы. Можно показать, говорил М. Ф. Широков, что в телах, расположен¬ ных в интенсивных полях тяготения, вре¬ менной ритм процессов замедляется по сравнению с ритмом процессов в таких же телах, находящихся в других местах про¬ странства, где поля тяготения малы. А. Д. Александров приводит цитату из книги В. Паули по теории относительно¬ сти: «...Мы должны обобщить принцип от¬ носительности следующим образом: общие законы природы должны быть выражены в такой форме, чтобы они имели одинаковый вид в любой системе координат, то есть бы¬ ли бы ковариантны относительно любых преобразований координат». Вслед за зтим докладчик говорит, что все это неверно не только в философском и физическом, но да¬ же и в математическом смысле. В докладе А. Д. Александрова отрицается возможность такого обобщения специально¬ го принципа относительности. Общая теория относительности рассматривается докладчи¬ ком как теория тяготения. Стремление обобщить принцип относительности рас¬ сматривается докладчиком как односторон¬ нее преувеличение роли относительности в теории пространства — времени. Ибо суть теории относительности, подчеркивает А. Д. Александров, не в принципе отно¬ сительности, а в установлении свойств единого абсолютного многообразия про¬ странства — времени. Смысл так называе¬ мой общей теории относительности состоит в признании неоднородности простран¬ ства — времени, в утверждении, что его структура (метрика) определяется распре¬ делением и движением материальных масс. Эта структура, согласно А. Д. Александро¬ ву, и определяет поле тяготения и тем са¬ мым движение тел под влиянием тяготения. М. Ф. Широков возражал против такой трактовки сущности общей теории относи¬ тельности. Он обратил внимание на то, что такая трактовка связана с отрицанием принципа общей ковариантности законов природы. Если последовательно провести точку зрения докладчика, то эта точка зре¬ ния ведет к отрицанию объективной реаль¬ ности полей инерциальных сил и всех эффектов, связанных с ними. Из по¬ зиции, развиваемой докладчиком, говорил М. Ф. Широков, вытекает, что, например, даже такие явления, как изменение ускоре¬ ния силы тяжести с широтой, явление пас¬ сатов и т. п., не являются объективно реальными, так как, согласно А. Д. Алексан¬ дрову, их следует рассматривать как след¬ ствие преобразования координат во вращаю¬ щейся системе отсчета, имеющего лишь формально математический, а не физический смысл. Признание закона всемирного тяготе¬ ния (а этот закон, разумеется, не отвергает¬ ся докладчиком) несовместимо с отрицанием общего принципа относительности как фи¬ зического закона. В самом деле, говорил М. Ф. Широков, если мы хотим сделать вы¬ вод о размерах тел и длительности процес¬ сов в теории тяготения, то для этого необ¬ ходимо перейти путем преобразований координат к местной покоящейся системе отсчета. Именно в этой системе координат выражение пространственно-временного ин¬ тервала может быть приведено к известной квадратичной форме, имеющей непосред¬ ственный метрический смысл, то есть ото¬ бражающей объективно реальные длины и промежутки времени. Однако переход к такой форме может быть сделан лишь при помощи преобразований координат, соответ¬ ствующих общему принципу относительно¬ сти. Вот почему признание закона всемир¬ ного тяготения и отрицание общего принци¬ па относительности несовместимы друг с другом. Тот, кто признает закон тяготения Эйнштейна, но при этом отрицает общий принцип относительности, тот закрывает себе возможность сделать физические выво¬ ды из современной теории тяготения. В за¬ ключение М. Ф. Широков еще раз подчер¬ кивает, что теория относительности яв¬ ляется громадным шагом в развитии науки по пути познания объективных свойств пространства и времени. Философские вопросы общей теории относительности в связи с проблемами реля¬ тивистской космологии были затронуты так¬ же в выступлении акад. АН Эстонской ССР Г. И. Наана и в выступлении А. Л. Зельма- нова. Касаясь вопроса о смысле и значении общей теории относительности, А. Л. Зель- мадов полагает, что первоначально у Эйнштейна различия в толковании общей теории относительности определялись раз-
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 81 личными ответами на вопрос, в чем, в ко¬ нечном счете, обусловлена неравноправ¬ ность физических систем: свойствами пространственно-временного континиума или же различным отношением этих систем к отдаленным массам вселенной. В первом случае можно говорить об инерции по отно¬ шению к пространственно-временному кон- тиниуму, во втором — по отношению к отдаленным массам вселенной. В этом смыс¬ ле в первом случае нет общей относитель¬ ности, во втором — можно говорить об об¬ щей относительности. Первоначальные уравнения поля тяготения допускают пу¬ стую модель вселенной и, следовательно, не удовлетворяют требованию общей отно¬ сительности (в смысле относительности инерции). Но и обобщенные уравнения Эйнштейна допускают пустые модели при любом значении космической постоянной. Таким образом, говорит А. Л. Зелъманов, общая относительность в первоначальном понимании Эйнштейна фактически отсут¬ ствует в его теории. В докладе А. Д. Александрова представ¬ лена точка зрения акад. В. А. Фока на общую теорию относительности, который показал, что существуют преимуществен¬ ные (гармонические) координатные систе¬ мы. А. Л. Зелъманов обращает внимание на то, что существует тесная связь между различными трактовками, ведущими к отри¬ цанию общей относительности: из отсут¬ ствия общей относительности в смысле су¬ ществования гармонических систем выте¬ кает отрицание общей относительности в смысле относительности инерции. Г. И. Наан и А. Л. Зельманов затронули проблему конечности вселенной в про¬ странстве и времени. Г. И. Наан обратил внимание на то, что установленные в по¬ следние годы факты в области астрономии заставляют сделать вывод, что больше нет никаких оснований утверждать, будто со¬ временная космология доказывает конеч¬ ность вселенной. Касаясь в связи с пробле¬ мой конечности и бесконечности вселенной вопроса о кривизне метагалактического про¬ странства, Г. И. Наан замечает, что самые последние данные заставляют говорить, что этот вопрос, во всяком случае, остается открытым. Есть данные, которые говорят, что это пространство имеет положительную кривизну, другие данные говорят за отри¬ цательную кривизну. Некоторые исследова¬ тели склоняются к выводу об эвклидовости метагалактического пространства. Но даже если будет установлено, что метагалактиче- ское пространство имеет положительную кривизну, то это, говорит Г. И. Наан, совсем не будет означать доказательства пространственной конечности вселенной. По метрике нельзя судить о свойствах про¬ странства <в целом. Для суждения об этих 6. «Вопросы философии» № 2. свойствах нужно еще знать характер связ¬ ности пространства. А это значительно бо¬ лее сложный вопрос, требующий еще глу¬ бокого исследования. А. Л. Зельманов заметил, что не только в ньютоновской физике, но и в общей теории относительности считается, что простран¬ ство может быть либо конечным, либо бес¬ конечным. Известно, говорит А. Л. Зель¬ манов, что общая теория относительности не дает однозначного ответа на этот вопрос в том смысле, что она допускает такие простые модели вселенной, в которых про¬ странство бесконечно, равно как и такие модели, в которых пространство конечно. Однако, подчеркивает А. Л. Зельманов, если иметь в виду реальную вселенную, то мы, вероятнее всего, должны иметь дело с анизотропной неоднородной вселенной. В этом случае классическая постановка во¬ проса — вселенная либо конечна, либо бес¬ конечна — теряет смысл. В общем случае анизотропной неоднородной вселенной мо¬ жет и не существовать однозначно опреде¬ ляемого, физически преимущественного раз¬ деления пространственно-временного конти¬ ниума на пространство и время. В этом случае неизбежно возникает вопрос: обла¬ дают ли инвариантностью такие свойства трехмерного пространства, как его конеч¬ ность или бесконечность? Для общего слу¬ чая ответ на этот последний вопрос еще не ясен. Но для некоторых простых случаев можно показать, что конечность и беско¬ нечность пространства, вообще говоря, относительны. Бесконечный пространствен¬ но-временной мир какой-либо одной систе¬ мы четырех коор|динат, обладающий в этой системе бесконечным трехмерным про¬ странством, может вместе с тем иметь ко¬ нечное трехмерное пространство в другой системе. Следует, конечно, отметить весь¬ ма предварительный и проблематичный характер этих выводов, имея в виду, что они сделаны крайне упрощенно. Обсуждение философских вопросов тео¬ рии относительности в связи с докладом А. Д. Александрова показало, что необходи¬ ма дальнейшая разработка этих вопросов. В частности, заслуживает дальнейшего раз¬ вития и подробного обоснования мысль о перестройке логики построения теории относительности. Тем более, что обсуждение доклада на совещании показало недостаточ¬ ную доказательность некоторых его поло¬ жений, связанных с реализацией этой мыс¬ ли. Необходим также детальный анализ природы релятивистских эффектов. Тре¬ буется подробно исследовать связь про¬ странственно-временных отношений с про- странственно-временной структурой мира. Заслуживает особого внимания принцип инвариантности законов природы. Необхо¬ димо исследовать его роль в построении тео¬
82 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ рии о тео сит ел ьн ости, выявить его фил ософ¬ ский аспект. В дискуссии по докладу была подчеркну¬ та мысль о необходимости специального обсуждения философских вопросов общей теории относительности. Философские во¬ просы общей теории относительности мало затрагивались в предыдущих дискуссиях в печати. На прошедшем совещании по фи¬ лософским вопросам естествознания эти вопросы не обсуждались с достаточной пол¬ нотой. А между тем философские вопросы общей теории относительности требуют углубленного философского анализа. На совещании была подчеркнута необхо¬ димость детального философского анализа в связи с основными понятиями теории отно¬ сительности таких категорий диалектиче¬ ского материализма, как абсолютное и отно¬ сительное, абстрактное и конкретное, свой¬ ство и отношение, содержание и форма. Обсуждение философских вопросов тео¬ рии относительности целесообразно продол¬ жать в порядке научной дискуссии на стра¬ ницах естественнонаучных журналов. Более полное и всестороннее обсуждение можно было бы провести и на страницах журнала «Вопросы философии». Н. Ф. ОВЧИННИКОВ О БСУЖД ЕНИ Е ФИЛОСОФСКИХ ВО П РОСО В БИОЛОГИИ Широкая и разнообразная тематика до¬ кладов, посвященных философским вопро¬ сам биологии, привлекла внимание участни¬ ков совещания остротой постановки многих весьма актуальных проблем и вызвала по¬ этому оживленный обмен мнениями. Осо¬ бый интерес вызвали как раз те проблемы, которые выдвигаются на передний план партией и в контрольных цифрах на 1959—1965 годы, в части, касающейся перспективного развития комплекса биоло¬ гических наук: физико-химические, матема¬ тические и другие исследования и их роль в биологии. С этой точки зрения большой интерес вызвал доклад Г. М. Франка и В. А. Энгель- гардта «О роли физики и химии в исследо¬ вании биологических проблем» (см. «Во¬ просы философии» № 9 за 1958 год), представляющий собой образец широкого и вместе с тем осторолшого обобщения мате¬ риалов современной биофизики и биохи¬ мии. В прениях по докладу выступил болгар¬ ский ученый И. Панчев. Он поддержал мысль авторов о том, что в объяснении жиз¬ ненных процессов на низших (клеточных) уровнях физико-химия может сослужить большую службу. Однако, по мнению И. Панчева, объяс¬ нить многообразные явления наследствен¬ ности и изменчивости с помощью химии ДНК нельзя, как нельзя объяснить и выс¬ шего проявления жизни — явления созна¬ ния с помощью кибернетических машин, даже наиболее совершенных 1 На основе своего выступления на со¬ вещании И. Панчев написал статью, кото¬ рая будет опубликована в одном из бли¬ жайших номеров нашего журнала.— Ред. Выступая с заключительным словом, Г. М. Франк вновь высказал уверенность в том, что регуляция жизненных процессов может быть объектом моделирования с по¬ мощью технических устройств, и еще раз подчеркнул, что не следует опасаться внед¬ рения физико-химии в биологию. Кроме того, благодаря успехам биологии мы сто¬ им перед открытием двигателя высшего типа, а именно высокополимерного двига¬ теля по типу живой мышцы, где химиче¬ ские реакции будут непосредственно пере¬ ходить в механическое движение, минуя стадию теплообразования, а это револю¬ ционизирует и всю технику. Н. И. Гращенков в докладе «Ленинская теория отражения и физиология органов чувств» на ряде конкретных примеров по¬ казал, что окружающая животное среда яв¬ ляется «творцом» всех без исключения функций и форм органов1’чувств; что новые рецепторы (приемники) физической энер¬ гии возникают в результате тесного взаи¬ моотношения организма и среды, в процес¬ се биологического приспособления. В выступлении проф. Гращенкова под¬ черкивалось, что новая техника исследова¬ ния, в частности электронная, позволяет глубже проникнуть в физиологию органов чувств. Эта последняя на всех этапах свя¬ зана с биологией организма, и обе они ле¬ жат в основе материалистической теории познания — теории отражения. Важность взаимодействия органов чувств друг с другом и их общая связь с нервны¬ ми центрами мозга, где осуществляется не только анализ внешнего мира, но и синтез различных раздражителей, образование вся¬ кого рода временных связей и сложных ди¬ намических стереотипов (И. П. Павлова),
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 83 также была достаточно полно очерчена в докладе Н. И. Гращенкова, имевшем целью показать всю область современного учения об органах чувств, его методологию, а не только его крупное познавательное значе¬ ние. Наряду с показом значительного фак¬ тического материала в докладе содержится и ряд упущений, отмеченных участниками в прениях. Выступлению докладчика недоставало разбора самой сути проблемы отражения, то есть превращения энергии внешнего раздра¬ жения в факт сознания, что и было под¬ черкнуто выступавшим в прениях В. Н. Колбановским. Ведь процесс отражения сам по себе ступенеобразен, здесь имеется ска¬ чок не только при переходе от внешнего раздражения к ощущению, о чем говорил автор доклада, но и от ощущения к мыш¬ лению, от элементарного сознания к созна¬ нию общественно-исторического человека. Эволюция органов чувств тесно связана с эволюцией, развитием центральной нервной системы, мозга. Между тем о законах отражения внешне¬ го мира в этой второй физиологической си¬ стеме в сообщении Н. И. Гращенкова не было сказано почти ничего. С. Л. Рубинштейн, говоря о роли и ме¬ сте психологии в системе других наук, ука¬ зывал на недооценку психологических ис¬ следований, которые имеют огромное зна¬ чение для философии диалектического ма¬ териализма и для практики, например, для жизни школы. Признавая великую роль физиологического учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, С. Л. Ру¬ бинштейн наметил в своем выступлении принципиальные позиции научной психо¬ логии. Доклад С. Л. Соболева и А. А. Ляпунова «Кибернетика и естествознание» привлек к себе внимание не только представителей прикладной математики, физики, но и био¬ логов. Поскольку совещание было посвяще¬ но философии естествознания в целом, где математика имеет огромное эвристическое значение, проблемы кибернетики как науки об управляющих устройствах не могли не служить предметом дискуссии. Дискуссия эта, однако, отнюдь не касалась практиче¬ ских перспектив новой области знания — кибернетики, которые являются бесспор¬ ными, общепризнанными и вошли в конт¬ рольные цифры предстоящей семилетки развития народного хозяйства СССР. Обсуждению в прениях подвергалась главным образом философская сущность учения об управляющих счетно-аналитиче¬ ских устройствах, устанавливалось их от¬ ношение к теории математики, логики, био¬ логии, психологии и др. Анализу механизма обратной связи в фи¬ зиологии было посвящено выступление П. К. Анохина. Он указал, что достижения современной кибернетики представляют критический мо¬ мент как в развитии теории связи в тех¬ нике, так и в физиологии центральной нервной системы, особенно если иметь в виду капитальное понятие обратной связи. На совещании отмечались и недостатки доклада С. Л. Соболева и А. А. Ляпунова. Указывалось, в частности, что авторы не дали философского анализа основных по¬ нятий кибернетики, например, понятий об информации и др. На это обратил внима¬ ние в своем выступлении проф. Марков. Н. М. Сисакян (см. его статью в этом номере журнала) сделал краткий обзор до¬ стижений биохимии, конкретизировавших положение Энгельса о белках как основе жизни. В настоящее время установлено, что белки функционируют в комплексах с другими веществами. Нуклеиновые кисло¬ ты (РНК, ДНК) являются веществами, по своей сложности и специфичности однопо¬ рядковыми с белками. Комплексы белков с нуклеиновыми кислотами определяют про¬ цессы синтеза в живом теле, детерминацию наследственности, такие важнейшие про¬ тивоположные свойства живого, как пла¬ стичность и консерватизм. Современная биология и биохимия ставят вопрос о по¬ знании интеграций отдельных биохимиче¬ ских реакций в целостную систему. Здесь, говорил Н. М. Сисакян, «открывается ши¬ рокое поле для совместной работы есте¬ ственников и философов». Г. В. Платонов в своем выступлении под¬ черкивал необходимость при разработке тех или иных научных вопросов рассмат¬ ривать связанные с этим идеологически враждебные, реакционные теории. И из печати и из ряда выступлений наших уче¬ ных на данном совещании стало ясно, что у нас до сих пор придается забвению важ¬ нейшая истина марксизма, повторенная на XX съезде КПСС: мирное сосуществование с разными социально-политическими си¬ стемами не распространяется на область идеологии. Наряду с объективной стороной тех или иных научных теорий существует, продолжается борьба материализма против идеализма в науке; анализ этой борьбы со¬ ставляет необходимую задачу советских ученых, естествоиспытателей и философов. Выступление К. Ю. Кострюковой было посвящено критике генной теории наслед¬ ственности, в частности высказанного ака¬ демиком С. Л. Соболевым мнения о том, что кибернетика опровергает учение о на¬ следовании приобретенных признаков. Жи¬ вые тела формируют половые клетки и в то же время передают им свои свойства. Отрицать возможность этого путем перене¬ сения на живые тела процессов в соврс-
84 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ менных электронных машинах, считает К. Ю. Кострюкова, является по меньшей мере логически неправомерным способом суждения. Несогласие с тезисом, содержащимся в докладе С. Л. Соболева и А. А. Ляпунова (о наследуемости приобретаемых призна¬ ков), высказал и Г. В. Никольский. Он считает, что докладчики недостаточно ин¬ формированы о положении в биологической науке. Например, такой авторитет в обла¬ сти генетики, как президент Королевского Общества С. Хиншельвуд, критикуя ста¬ рую концепцию об абсолютной ненаправ¬ ленное™ мутаций, говорит об «адаптивных изменениях», «динамическом приспособ¬ лении». Абсолютизация генной теорией случайности чужда диалектическому пони¬ манию соотношения необходимости и слу¬ чайности. Говоря о биофизике, Г. В. Ни¬ кольский отмечает, что биолог-исследова¬ тель должен отвечать не только на вопрос «как?», но и на вопрос «зачем?», а это уже специфически биологическая постанов¬ ка вопроса, которая может ускользнуть при сугубо «биофизическом» подходе. В. Л. Рыжков говорил о том, что фило¬ софское осмысление в биологии отстает от экспериментальных достижений. Нет чет¬ кого критерия отличия живого от неживо¬ го. Неточна употребляемая терминология, например, неправильно сложные высокопо- лимеры ДНК называть «молекулами». Так же неопределенны понятия «неклеточные формы» и «клетка», «расшатанная на¬ следственность» и «ведущая роль ядра» и другие. Следует, сказал В. Л. Рыжков, по¬ высить уровень философского мышления в биологии. Б. В. Гнеденко посвятил свое выступле¬ ние вопросу о применении математики в биологических исследованиях (см. его ста¬ тью в «N2 1 журнала «Вопросы философии» за 1959 год). Вопросам соотношения физико-химиче¬ ских и биологических методов исследова¬ ния, вопросам направленной изменчивости было посвящено выступление И. Н. Май¬ ского !. Совещание еще раз продемонстрировало грандиозность достижений, происшедших вследствие приложения физико-химических методов к изучению важнейших вопросов наследственности, к изучению деятельно¬ сти мозга и др. Вместе с тем подчеркивалось, что биоло¬ гия не должна растворяться в физике и хи¬ мии. Биология имеет свои специальные це¬ ли, вытекающие из определения жизни как качественно более высокой, чем в физике и 1 В одном из ближайших номеров наше¬ го журнала будет опубликована статья И. Н. Майского на эту тему.— Ред. химии, формы движения материи. Она имеет и свои специфические методы. Од¬ нако скачки в развитии форм движения природы, различия, имеющиеся между нау¬ ками, изучающими разные формы движу¬ щейся материи, отнюдь не исключают их теснейшего содружества в разрешении тео¬ ретических и практических вопросов. Это подтверждается появлением ряда погранич¬ ных, весьма прогрессивных областей зна¬ ния, например астроботаники, как своеоб¬ разного научного гибрида, а в наши дни и космофизиологии, то есть изучения дея¬ тельности низших и высших живых орга¬ низмов в условиях движения в межпла¬ нетном пространстве. Развитие современной биологии, биофи¬ зики, биохимии способствует в то лее время выработке строго материалистического ми¬ ровоззрения, без которого не может суще¬ ствовать ни один представитель теоретиче¬ ской науки, ни один практик, агротехник, животновод. Огромные творческие задачи, которые ставит XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза перед естествознанием, требуют развернутой борьбы за правильное понимание особенностей советской биологи¬ ческой науки и практики, за установление продуктивных соотношений между работой выдающихся авторитетов в биологии и ши¬ рокими кругами опытииков-энтузиастов во всех областях науки о живой природе. Ю. П. ФРОЛОВ, л. н. плющ * * * Все более усиливающийся интерес фило¬ софов и естествоиспытателей к физико-хи¬ мическим основам жизни, к их связям и взаимоотношениям с собственно биологиче¬ скими процессами нашел свое выражение в том внимании, с которым был встречей доклад А. И. Опарина (см. его статью «Воз¬ никновение и развитие жизни на Земле» в журнале «Вопросы философии» № 11 за 1958 год). Вместе с проблемой сущности жизни, рядом вопросов ге¬ нетики, радиобиологии эта проблема дает выход к новым теоретическим обобщениям и практическим применениям данных о фи- зико-химической стороне жизни. Значение данной проблемы усиливается неразрыв¬ ной связью с основной проблемой биоло¬ гии — проблемой сущности жизни. Как подчеркнули в своем выступлении А. II. Стуков и С. А. Якушев, у естество¬ испытателей и философов в решении проб¬ лемы происхождения жизни одна задача и общая цель: раскрыть содержание процесса превращения неживого в живое, познать природу их внутренней связи и на этой
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 85 -основе практически разрешить проблему искусственного синтеза живого вещества из материалов неживой природы. Все пожелавшие выступить в прениях и представившие в Оргкомитет свои выступ¬ ления, признавая заслуги А. И. Опарина в деле разработки этой проблемы, высказы¬ вали критические замечания в адрес вы¬ двинутой докладчиком концепции проис¬ хождения жизни. Обсуждению подверглись основные вопросы как проблемы происхож¬ дения жизни, так и сущности жизни: мате¬ риальные основы жизни, свойства, которы¬ ми они должны быть наделены, роль белка в жизненных процессах; методы исследова¬ ния проблемы происхождения жизни; зако¬ номерности физико-химических процессов, определивших появление жизни на Земле; характерные черты химической эволюции и ее движущие силы; особенности скачка, по¬ средством которого неживая природа поро¬ дила живые тела, о грани между живой и неживой природой и др. М. Г. Ерицман в своем выступлении гово¬ рила о недооценке А. И. Опариным роли белка в возникновении жизни. По ее мне¬ нию, А. И. Опарин сводит жизнь к повто¬ ряемым и взаимосвязанным, координиро¬ ванным между собой в единую сетку реак¬ циям, что имеет своей тенденцией сведение жизни к химии и игнорирование собствен¬ но биологических процессов, определяемых свойствами белковых тел. А. С. Коникова подвергла критике точку зрения А. И. Опарина, согласно которой утверждается, что физико-химические про¬ цессы не в состоянии непосредственно .по¬ родить не только жизнь, но даже веще¬ ства, на которых она основывается. А. С. Коникова в своем выступлении обра¬ тила внимание на ту часть доклада, где го¬ ворится, что сравнительно простые законо¬ мерности термодинамики и химической ки¬ нематики не в состоянии объяснить воз¬ никновение специфических для жизни со¬ единений — белков с их ферментативными функциями, нуклеопротеидов, с их способ¬ ностью к саморепродукции и т. д. Она усматривает здесь противоречие со взгля¬ дами Ф. Энгельса на роль химии в станов¬ лении жизненных процессов. Задавшись целью объяснить целесообразный характер организации химических процессов первич¬ ных форм жизни и не найдя таких сил в неорганической природе, А. И. Опарин вы¬ нужден был обратиться к биологическим закономерностям, и прежде всего к есте¬ ственному отбору. Поиски выхода из этого тупика приводят некоторых естествоиспытателей к еще бо¬ лее метафизическим взглядам: к отрица¬ нию решающей роли в жизни обмена ве¬ ществ, сведению материальной основы лшз- ни к молекулярному уровню, а специфиче¬ ских свойств жизни — к способности моле¬ кул к самовоспроизведению и мутированию. Несмотря на обстоятельную критику этой тенденции в докладе, она все же упорно отстаивалась А. М. Эмме. В качестве харак¬ терной особенности жизни он принимает способность молекул к самовоспроизведе¬ нию, которая у них возникает еще до по¬ явления систем, обладающих обменом ве¬ ществ. Для этого, по его мнению, не тре¬ бовалось высокой организации органиче¬ ских веществ. Полипептиды могли состоять из нескольких аминокислот, а первычные нуклеиновые кислоты могли содержать два основания. Н. И. Суворов решительно выступил про¬ тив тенденции сведения проблемы проис¬ хождения жизни к возникновению молекул ДНК и РНК, химическому «кодированию» наследственной информации и проявлению деятельности некоего «принципа усилите¬ ля», работающего внутри живого организ¬ ма. Если тщательно проанализировать вышеназванный «принцип усилителя», то он ничуть не отличается от мистической «жизненной силы» виталистов. Попытку вскрыть ведущее химическое противоречие и из его анализа объяснить образование жизни на Земле сделали А. П. Стуков и С. А. Якушев. Коротко их пред¬ ставления сводятся к следующему: в каче¬ стве основного внутреннего противоречия химических соединений они принимают хи¬ мическую ассоциацию и диссоциацию ато¬ мов. В ходе нарастания сил сцепления между атомами у органических веществ проявляются силы межатомного отталкива¬ ния. Нарастание внутренней энергии хими¬ ческих соединений приводит к накоплению «рыхлых», «лабильных» химических свя¬ зей. Это приводит к тому, что некоторые атомы совсем, или почти совсем, выходят из рамок «жестких связей». Выход атомов из связей означает потерю индивидуально¬ сти в химическом отношении, вступление в общее термодинамически раздвоенное поле, «паралич» химических потенций атома. В такой системе атомов устанавливаются общие уровни энергии (становится возмож¬ ным экситон, миграция энергии атомов и т. д.), возникает возможность к «спонтан¬ ным переходам» атомов с одного уровня на другой без деградации самого поля, атомы здесь могут занимать «различные места» в разное время, не переставая быть членом этого поля и внося свой энергетический вклад в его состояние. Таким свойством ста¬ ли обладать впервые возникшие на нашей планете белки. Вступление их в связь с внешней природой, ассимиляция ее привела к их дифференциации в различные виды ор¬ ганизмов.
86 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ Л. А. Калиниченко особо подчеркнул роль неорганических катализаторов в хими¬ ческой эволюции. Эти вещества, по его мнению, служили одним из энергетических источников еинтеза первичного живого ве¬ щества. Анализу процессов, определивших асимметрию живого вещества, было посвя¬ щено выступление В. В. Патрикеева и Е. И, Клабуновского* Следует отметить, что из большого спис¬ ка пожелавших выступить по докладу А. И. Опарина смогла выступить лишь одна А. С. Коникова. Часть выступлений была представлена в письменном виде, на осно¬ вании чего и составлен настоящий далеко не полный обзор. А. И. ИГНАТОВ О ВСЕСОЮЗНОМ СОВЕЩАНИИ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ За последние годы советские философы и естествоиспытатели в целом проделали значительную работу по философскому обобщению достижений современного естество¬ знания и разоблачению идеалистических извращений в естественных науках. Однако в печати выявилось немало недостаточно глубоких, поверхностных оценок достижений современного естествознания рядом советских философов. Некоторые из них отвергали, например, ценные физические результаты квантовой механики и теории относитель¬ ности, кибернетику, биохимическое и биофизическое направления в изучении наслед¬ ственности и т. п. как якобы противоречащие диалектическому материализму. С другой стороны, в естественнонаучной литературе все большее распространение начали полу¬ чать своеобразный философский «нейтрализм» и попытки обходить философски труд¬ ные вопросы современной науки. Среди значительной части советских философов и естествоиспытателей не было единства в философском понимании многих проблем со¬ временного естествознания. Все это отнюдь не способствовало укреплению творческого союза естествоиспыта¬ телей и философов-материалистов. Поэтому Оргкомитет по проведению Всесоюзного совещания по философским вопросам естествознания, созданный Президиумом АН СССР и Министерством высшего образования СССР 29 шоня 1956 года, в своей дея¬ тельности по подготовке совещания исходил из того, что совещание, в котором должны принять участие выдающееся советские естествоиспытатели и философы, поможет пре¬ одолению указанных выше серьезных недостатков, будет способствовать укреплению содружества естествоиспытателей и философов на основе принципов марксистско-ле¬ нинской теории и подведет известные итоги творческого обмена научными мнениями по философским вопросам современного естествознания, который происходит в печати, на методологических семинарах научно-исследовательских учреждений и вузов, а также за рубежом. Кроме того, совещание давало возможность выдвинуть новые вопросы, требую¬ щие соответствующего философского анализа на основе перспективных планов науч¬ ных учреждений Академии наук СССР на 1959—1965 годы. Данное совещание должно было показать нашим философам и естествоиспыта¬ телям пример правильно организованной, принципиальной дискуссии, где спорные на¬ учные вопросы решаются не путем демагогических наскоков и наклеивания оскорби¬ тельных ярлыков, а путем серьезного, глубокого анализа данных науки. Оргкомитет провел необходимую для этого подготовительную работу: был опре¬ делен состав участников совещания, утверждена тематика докладов и подобраны докладчики. Подготовка почти всех основных докладов на совещании была поручена самим естествоиспытателям — специалистам в соответствующих отраслях знаний. До¬ клады были обсуждены в Оргкомитете, прорецензированы учеными ряда научно-иссле¬ довательских институтов и вузов, а после доработки отпечатаны типографским спосо¬ бом и направлены всем участникам совещания для ознакомления и предварительного обсуждения на местах. Всесоюзное совещание проходило в Москве с 21 по 25 октября 1958 года в Доме ученых Академии наук СССР. В работе совещания участвовали виднейшие ученые страны, специалисты различных отраслей знания. На совещании постоянно присутство¬ вали 20 академиков, 30 членов-корреспондентов АН СССР, 15 академиков и 34 члена- корреспондента союзно-республиканских и отраслевых академий, 186 работников вузов (в том числе 80 с периферии), 240 работников научно-исследовательских институтов, 75 представителей партийных,., советских и других организаций. В качестве гостей на совещании присутствовали ученые Болгарии, Венгрии, ГДР, Румынии и Чехо¬ словакии. Прежде всего необходимо отметить исключительный интерес к Всесоюзному совещанию по философским вопросам естествознания со стороны научной обществен¬ ности. Об этом можно судить и по тому факту, что с докладами и в прениях выступи¬ ли виднейшие советские ученые. Не все желающие имели возможность выступить. Из
ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ 87 ИЗ записавшихся в прениях выступило 38 человек и дополнительно 10 человек на специальном факультативном, вечернем заседании. Было решено, что остальные желаю¬ щие могут представить свои выступления в письменном виде. Как первая широкая творческая дискуссия советских философов и естествоиспы¬ тателей по философским проблемам современной науки совещание оправдало себя. Оно прошло под знаком укрепления союза естествоиспытателей и философов на позициях диалектического материализма. Крупнейшие советские ученые-естествоиспытатели проявили себя на совещании как сознательные сторонники диалектического материализма, стараясь провести в своих выступлениях диалектико-материалистическую точку зрения. Академик В. А. Фок обратился к физикам («впрочем, те физики,— отметил В. А. Фок,— к которым в пер¬ вую очередь относится это обращение, здесь, к сожалению, не присутствуют») с по¬ желанием, чтобы они отказались от пренебрежительного отношения к философии и занимались анализом принципиальной стороны рассматриваемых физических проблем. На совещании не было достигнуто единой точки зрения по всем спорным вопро¬ сам современной науки. Однако обсуждение шло в рамках и на базе основных отправ¬ ных положений диалектического материализма. По ряду проблем развернулась плодо¬ творная творческая дискуссия между учеными. Совещание открыл президент Академии наук СССР академик А. Н. Несмеянов. С докладом, посвященным 50-летию ленинской работы «Материализм и эмпирио¬ критицизм», выступил академик М. Б. Митин (сокращенная стенограмма доклада опуб¬ ликована в журнале «Коммунист» № 14 за 1958 год). Академик АН УССР М. Э. Омельяновский выступил с докладом на тему «В. И. Ленин и философские вопросы современной физики» (см. журнал «Вопросы философии» № 1 за 1958 год). В докладе доктора философских наук Б. М. Кедрова был освещен вопрос о со¬ отношении форм движения материи в природе. Исходное положение доклада: подобно тому, как в общем случае движение есть способ существования материи, так и в ка¬ ждом частном случае специфическому виду материи отвечает строго специфическая форма движения, выступающая как способ существования данного вида материи. Докладчики М. Б. Митин, М. Э. Омельяновский, Б. М. Кедров и выступавшие в прениях показали огромную положительную роль в развитии естествознания идей марксистско-ленинской философии. На совещании было отмечено усиление позиций диалектического материализма в среде физиков-теоретиков. Говорилось также об изменении философских позиций ведущих зарубежных физиков современности. Так, отмечалось, что В. Гейзенберг от¬ ходит от позитивизма в сторону объективного идеализма, М. Борн подвергает критике ряд основных посылок позитивистской философии. Академик В. А. Фок особо обратил внимание, что в последнее время Н. Бор — идейный руководитель копенгагенской шко¬ лы — отвергает крайне субъективистские выводы позитивизма. В докладе В. А. Фока «Об интерпретации квантовой механики» был поставлен очень широкий круг вопросов, имеющих серьезное методологическое значение и возникающих в связи с особенностями описания мельчайших частиц материи. Докладчик подчеркнул важную роль, которую в этом вопросе играют понятия потенциальной возможности и ее осуществления, разработанные диалектическим материализмом (см. журнал «Успе¬ хи физических наук», т. LXII, вып. 4, 1957). Доклад члена-корр. АН СССР А. Д. Александрова «Философское содержание и значение теории относительности» подвел некоторый итог тем дискуссиям по философ¬ ским вопросам теории относительности, которые велись в нашей естественнонаучной и философской литературе на протяжении последних десятилетий (см. журнал «Вопросы философии» № 1 за 1959 год). С интересом был выслушан на совещании доклад академика В. А. Амбарцумяна «Некоторые методологические вопросы космогонии», который затем вызвал оживленное обсуждение. По своему значению для научного мировоззрения и для развития наших философских взглядов проблема происхождения и развития небесных тел, сказал В. А. Амбарцумян, стоит в ряду таких кардинальных проблем, как проблема строения вещества, происхождения жизни, механизма наследственности, и других. Докладчик подробно остановился на том, что новые данные, касающиеся види¬ мого и пространственного распределения галактик, опровергают представления об одно¬ родности метагалактики и подтверждают идею о ее «крайней неоднородности». Исходя из положения, что метагалактика идеально однородна, и произвольно допуская, что она представляет собой систему, заполняющую всю вселенную, ряд физиков и астро¬ номов пришли к представлению о так называемой конечной и расширяющейся вселен¬ ной. Отсюда уже философы-идеалисты и физики, стоящие на тех же философских позициях, делали выводы о моменте творения мира и таинственной силе, ответственной за это творение. Докладчик и выступавшие в прениях показали, что современная космогония, астрофизика и другие науки дают неоспоримые научные аргументы для обоснования материалистических идей о бесконечности мира во времени и пространстве. Академик Эстонской ССР Г. И. Наан, старший научный сотрудник Астрономического института А. Л. Зельманов и другие отмечали, что в научной космогонии в течение последних десятилетий все более побеждает правильная, материалистическая точка зрения, пред¬ полагающая объективную реальность существующего вне нас астрономического мира,
88 ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ФИЛОСОФСКИМ ВОПРОСАМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ богатство и многообразие его проявлений и бесконечную глубину свойств. Эта беско¬ нечная глубина обусловливает разнообразие конкретных путей развития космических систем на различных ступенях их иерархии. Обсуждение философских вопросов квантовой механики, теории относительности, космогонии, физики «элементарных» частиц показывает, что правильное решение этих проблем зависит не только от раскрытия действительного содержания физических тео¬ рий, но и от разработки таких философских категорий, как материя, пространство и время, закон, причина и следствие, случайность и необходимость, возможность и дей¬ ствительность, и т. д. Это требует совместной работы физиков и философов. На совещании был заслушан также доклад академика С. Л. Соболева и про¬ фессора А. А. Ляпунова «Кибернетика и естествознание» (см. журнал «Вопросы фи¬ лософииъ № 5 за 1958 год). Выступавшие в прениях по этому докладу отмечали, что рождение новой науки—кибернетики—сулит человечеству перспективы, пожалуй, не ме¬ нее многообещающие, чем открытие способов высвобождения атомной энергии. Ряд положений доклада (в частности, тезис о том, что кибернетика способна решать во¬ просы о наследственности и другие) был подвергнут критике. Во второй части своей работы совещание обсудило доклады по некоторым во¬ просам биологии. Участники совещания приняли к сведению рекомендацию Оргкоми¬ тета относительно того, чтобы не расширять круг философских вопросов биологии, вы¬ двинутых на обсуждение, потому что включение новых проблем, по которым предва¬ рительно не готовились доклады, отвлекло бы внимание участников совещания от об¬ суждения важных философских вопросов биологии и отрицательно сказалось бы на уровне обсуждения. Выступавшие в прениях отмечали, что спорные научные вопросы биологии должны решаться на основе анализа теоретических положений и фактиче¬ ских данных. В связи с этим были подвергнуты критике неправильные методы обсу¬ ждения теоретических проблем, практиковавшиеся редакцией «Ботанического жур¬ нала». С большой активностью прошли творческие дискуссии по докладам члена-корр. АМН СССР Г. М. Франка и академика В. А. Энгельгардта «О роли физики и химии в исследовании биологических проблем» (см. «Вопросы философии» № 9 за 1958 год), академика А. И. Опарина «Проблема происхождения жизни в свете достижений совре¬ менного естествознания» (см. «Вопросы философии» М 11 за 1958 год), члена-корр. АН СССР Н. И. Гращенкова «Ленинская теория отражения и современная физиология органов чувств». В заключительном слове зам. председателя Оргкомитета член-корр. АН СССР П. Н. Федосеев подвел краткие итоги работы совещания. Совещание приняло развер¬ нутое решение «О задачах разработки философских вопросов естествознания». Следует подчеркнуть, что совещание прошло под знаком торжества идей диалек¬ тического материализма в современном естествознании. Оно, несомненно, показало твор¬ ческий рост наших кадров в области разработки философских вопросов естествозна¬ ния. Совещание имело и большое воспитательное значение, так как оно содействовало дальнейшему сплочению всех ученых на позициях диалектического материализма, укреп¬ лению сотрудничества философов и естествоиспытателей и искоренению имевших место в прошлом недостатков в их взаимоотношениях, а также способствовало новому подъ¬ ему всех отраслей науки, успешной борьбе против идеологии империализма и совре¬ менного ревизионизма. Участники совещания высказали единодушное пожелание о дальнейшем расши¬ рении и углублении научно-исследовательской работы в области философских проблем современного естествознания. Они высказывались за созыв в ближайшем будущем аналогичных, но более специализированных совещаний по философским проблемам физики элементарных частиц, физиологии, психологии, кибернетики и генетики. На со¬ вещании говорилось о необходимости усиления философской подготовки кадров естест¬ воиспытателей и улучшения дела ознакомления кадров философов с современными проблемами естествознания. В решении совещания указывается на настоятельную необходимость организации печатного органа по философским проблемам современного естествознания. Президиум Академии наук СССР и коллегия Министерства высшего образования СССР на совместном заседании обсудили итоги совещания, наметили мероприятия по усилению разработки философских проблем современного естествознания и выразили уверенность, что ученые — естествоиспытатели и философы, сплоченные на позициях диалектического материализма, достигнут новых творческих успехов в решении задач, поставленных перед советской наукой нашей партией. Ученый секретарь Оргкомитета по проведению совещания Е. Н. ЧЕСКОКОВ-
Некоторые философские вопросы биохимии Член-корр. АН СССР Н. М. СИСАКЯН Весь путь развития естествознания за прошедшее полстолетие явил¬ ся триумфальным подтверждением принципов диалектического материа¬ лизма. Успехи естествознания привели к крушению старых, метафизиче¬ ских представлений о неизменности и принципиальной непознаваемости окружающих нас явлений природы и к утверждению материализма в естественных науках. Крушение застывших, метафизических, идеалисти¬ ческих представлений, сковывавших творческие возможности науки, от¬ крыло безграничные перспективы в познании законов природы и их ис¬ пользовании в интересах человечества. Развитие естествознания в наше время совершается исключительно быстрыми темпами. Эти успехи обусловлены как утверждением материа¬ листического мировоззрения среди естествоиспытателей, так и достиже¬ ниями экспериментальной техники. Современный этап развития естественных наук характеризуется главным образом тем, что вслед за описанием и изучением макромира естествоиспытатели вплотную подошли к вопросу познания микромира окружающих нас явлений. Первые окрыляющие экспериментальные успехи были достигнуты физиками, которые не только дали пример по¬ знания глубинных процессов, но и создали необходимый эксперименталь¬ ный плацдарм для фронтальной атаки не познанных еще природных явлений. Возникли новые представления, появились новые единицы измере¬ ния, утвердились новые подходы, дающие возможность суждения о большей достоверности экспериментальных наблюдений. Роль физики и химии в познании природных явлений, использование достижений этих отраслей естествознания в изучении биологических про¬ цессов с предельной четкостью характеризуются в тезисах доклада това¬ рища Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС. В тезисах доклада Н. С. Хрущева указывается, что «значение комплекса биологических наук будет особенно воз¬ растать по мере использования в биологии дости¬ жений физики и химии. При этом большую роль будут играть такие отрасли науки, как биохимия, агрохимия, биофизика, микробиоло¬ гия, вирусология, селекция, генетика» (разрядка моя.— Н. С.). Это обстоятельство выдвигает необходимость всемерного развития и смелого, всестороннего использования достижений современной физики и химии в различных областях биологии. В связи с этим открываются новые широкие перспективы для разви¬ тия биологии, и в особенности для молодой ее ветви — биохимии. Биохимия зародилась в недрах физиологии и органической химии. Опираясь на достижения физики и химии, она сформировалась как са¬ мостоятельная научная дисциплина в ту эпоху, когда биологов в извест¬ ной мере перестали удовлетворять обычные описательные методы и ис-
90 Н. М. СИСАКЯН следователи стали все больше интересоваться сущностью внутренних за¬ кономерностей развития живых тел. Обогащенная опытом физики и химии и достижениями физиологии, биохимия с самого начала возникно¬ вения пошла по пути раскрытия качественного своеобразия химизма жиз¬ ненных явлений и (утверждения их материальности. «...Всеобщий принцип развития,— писал В. И. Ленин,— надо соеди¬ нить, связать, совместить с всеобщим принципом единства мира, природы, движения материи...» («Философские тетради». 1947, стр. 239). Суммарное изучение химического состава организма в целом, его органов, тканей и жидкостей, характерное для первого периода развития биохимии, и успешное осуществление химиками-органиками синтеза некоторых важных соединений, присущих живым организмам, привели к утверждению представления о единстве химизма, лежащего в основе всех живых тел. Все последующее развитие биохимии показало, что всеобщий прин¬ цип единства природы лежит не только в основе химического состава организмов, но и тех процессов, которые непрерывно осуществляются в них. Некритическое восприятие первых успехов биохимии в изучении химизма живых тел приводило некоторых ученых к механистическому представлению о жизни как о простой сумме многочисленных органи¬ ческих соединений. Ф. Энгельс в своих набросках по диалектике природы неоднократно подчеркивает исключительно важное значение химии в познании жиз¬ ненных явлений. Он называет физику механикой молекул, химию — фи¬ зикой атомов, а биологию — химией белков. Развивая эту мысль, он указывает, что выяснение химизма этих наисложнейших неустойчивых пластических органических веществ по¬ зволит нам объяснить процесс возникновения живой материи из неорга¬ нических соединений и даже реально осуществить этот переход. «Если химии удастся изготовить этот белок в том определенном виде, в кото¬ ром он, очевидно, возник, в виде так называемой протоплазмы,— ...то диалектический переход будет здесь доказан также и реально, т. е. це¬ ликом и полностью» (Ф. Энгельс «Диалектика природы», стр. 204). Мысль о значении химии в биологии Энгельс неоднократно под¬ черкивает и выражает уверенность в том, что химии удастся осуще¬ ствить синтез белковых тел и что они будут совершать обмен веществ и проявлять признаки жизни. Физика и химия создали тот фундамент, на котором возникли и усо¬ вершенствовались собственные методы биохимии. По мере развития биохимия обогащалась новыми методами, вместе с тем расширялась область биохимических исследований и углублялся подход к познанию химизма живых тел. Это обусловило /возможность выяснения химической природы про¬ цессов, лежащих в основе физиологических функций организма: дыха¬ ния, брожения, мышечного сокращения, биохимии секреторных и выде¬ лительных процессов, химизма биохимических синтезов, в частности при¬ роды действия многоэнзимных систем и т. д. Все это привело к утверж¬ дению фундаментального положения современной био;химии о взаимо¬ связанности всех звеньев в процессах биологического обмена веществ. Однако самое широкое использование и правильное сочетание ме¬ тодов химического анализа и синтеза не позволили .классической биохи¬ мии достаточно близко подойти к познанию интимных сторон обмена веществ, выяснить те аспекты химизма жизнедеятельности, которые в те¬ чение ряда лет были предметом гениальных, но вместе с тем наивных догадок многих естествоиспытателей. Такая возможность появилась в ре¬ зультате той революции, которая произошла в технических средствах биохимического эксперимента. В биохимии особенно широко стали исполь-
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 91 зовать новейшие достижения физики и химии: изотопы и излучения, спектроскопию и рентгенографию, хроматографию и радиоавтографию, дифференциальное центрифугирование я парамагнитный резонанс, элек¬ тронную микроскопию и флюоресцентный анализ и многие другие.43 ре¬ зультате коренных усовершенствований технических средств науки, особенно в таких разделах биологии, как биохимия и биофизика, ре¬ шающее значение при разработке тех или иных вопросов стали при¬ обретать не только талант исследователя, его индивидуальность и мето¬ дологический подход к проблеме, но и техническая вооруженность. Прогресс в экспериментальной технике биохимии открыл путь в микромир клетки, создал новые исключительные возможности для позна¬ ния биохимических функций внутриклеточных структур. За яоследние 10—15 лет возникла, оформилась в самостоятельную ветвь науки и получила стремительное развятие биохимическая цитоло¬ гия. Она занимается изучением закономерностей биохимических процес¬ сов, совершающихся внутри живой клетки, закономерностей простран¬ ственного разобщения, то есть локализации биохимической функции внутри живой клеши. Существенные достижения получены в изучении биохимической роли ядра, пластид, митохондрий, микросом и той части содержимого клетки, которая остается после выделения клеточных струк¬ тур. Оказалось, что каждая из них играет определенную роль в жизни клетки и что слаженность процессов биологического обмена веществ создается в результате взаимодействия этих структур. В клеточном ядре сосредоточены ферменты нуклеинового обмена. В пластидах совершают¬ ся процессы фотосинтеза и ряд других биологических синтезов. Мито¬ хондрии — эти мельчайшие частицы — являются как бы силовыми стан¬ циями -клетки, в них происходит образование энергии для поддержания жизненных функций клетки. В наимельчайших внутриклеточных струк¬ турах— микросомах — осуществляется синтез белка. В бесструктурной части клетки идет глубокий распад углеводов. З'десь мы имеем яркий пример биохимической разнокачественности внутриклеточных элементов — пример, который показывает, что каждая структурная единица наделена строго определенными функциональными свойствами, на основе которых возникает слаженность биологического обмена веществ. Функциональные свойства внутриклеточных структур обусловливаются физиологическим состоянием организма и подверга¬ ются закономерным изменениям в процессе развития. Это обстоятель¬ ство имеет принципиальное значение, поскольку биохимические свой¬ ства тех или иных структур нельзя рассматривать в отрыве от физио¬ логических особенностей всего организма и конкретных условий его существования. Биохимические данные о соотношении между структурой и функ¬ цией говорят также о том, что проявление самой элементарной функ¬ ции у современных организмов обусловливается действием не одного какого-либо вещества, а целой системы взаимодействующих между со¬ бой катализаторов и субстратов, локализованных внутри клетки на раз¬ личных ее структурных элементах. Усилия многих лабораторий в на¬ стоящее время направлены на глубокое изучение микромира клетки; тем самым создаются необходимые предпосылки для изучения биохими¬ ческой морфологии клетки, для выяснения топографии биохимических функций внутри клетки, для познания функциональной роли отдельных ее структурных элементов. Прогрессивный путь все большей структурной дифференциации объекта биохимического исследования, который ведет к углублению на¬ ших представлений о химизме живого, вместе с тем может привести ис¬ следователя к полному отрыву от познаний функций целостного орга¬ низма. Естественно, что нельзя закономерности, установленные для изо¬ лированных структур, механически переносить на клетку и организм как
92 Н. М. СИСАКЯН целое, хотя изучение этих закономерностей приближает нас к познанию функций целого организма. Кроме того, необходимо иметь в виду, что для выяснения сущности биохимических процессов, свойственных тем или иным живым телам, громадное значение имеет учет особенностей разных стадий развития, что часто игнорируется некоторыми биохимика¬ ми. Ошибочность такого отношения к биохимическому эксперименту нетрудно заметить, так как нельзя, налример, правильно оценить хи¬ мический состав или биохимическую функцию тех или иных клеточных органоидов, не принимая во внимание фазы, этапы или стадии развития организма. Изменения, возникающие в процессе развития организма, за¬ трагивают, естественно, и все свойства и функции организма: элементы химического состава, активность энзиматических систем и т. д. Биохимическая дезинтеграция клетки не отвергает идею целостности организма и целостности клетки как биологической единицы, а, наобо¬ рот, базируется на ней. Здесь открывается широкое поле деятельности для совместной работы естественников и философов, ибо трудно понять все внутренние взаимосвязи между отношением части к целому и цело¬ го к части без учета того богатейшего фактического материала, кото¬ рый имеется в арсенале современной биохимии. В. И. Ленин неоднократно указывал, что в развитии прежде всего обнаруживается взаимосвязь явлений. Хорошо известно ленинское по¬ ложение о том, что «...взаимозависимость и теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления (причем история открывает все но¬ вые и новые стороны), связь, дающая единый, закономерный мировой процесс движения,— таковы некоторые черты диалектики, как более со¬ держательного (чем обычное) учения о развитии» (Соч., т. 21, стр. 38). Взаимосвязь и взаимообусловленность предметов и явлений, раскры¬ вающихся методом материалистической диалектики, являются законо¬ мерностью развития всех форм движущейся материи. Именно на базе биохимической разнокачественности создается взаимосвязь и единство процессов биологического обмена веществ. В начальном периоде развития биохимии вследствие недостаточно¬ сти накопленных в то время знаний отдельные стороны единого процесса обмена веществ (обмен белков, углеводов, липоидов, аминокислот, орга¬ нических кислот и т. д.) рассматривались вне зависимости одна от другой, как самостоятельные, изолированные, дискретные процессы. Блестящие успехи экспериментальной биохимии на примере установления закономер¬ ностей обмена веществ в единстве и взаимосвязи его разных звеньев еще и еще раз подтвердили важнейшее положение марксистской диалектики о взаимосвязи предметов и явлений природы. С позиций механистического материализма задача познания сущно¬ сти жизни сводится к объяснению жизненных процессов лишь на осно¬ вании законов физики и химии, к сведению всех проявлений жизни только к физическим и химическим явлениям. На ошибочность подобных представлений указывал в свое время еще Ф. Энгельс: «Физиология есть, разумеется, физика и в особенности химия живого тела, но вместе с тем она перестает быть специально химией: с одной стороны, сфера ее действия ограничивается, но, с дру¬ гой стороны, она вместе с тем поднимается здесь на некоторую более ■высокую ступень» («Диалектика природы», стр. 204). С позиций диалектического материализма, преодолевшего ограни¬ ченность метафизического материализма и решительно отвергающего идеалистический агностицизм, строгая слаженность, определенный зако¬ номерный порядок множества реакций, непрерывно протекающих в жи¬ вой материи, определяются биологическими закономерностями, возни¬ кающими на базе развития физико-химических закономерностей, опре¬ деляющих, в свою очередь, специфику физики и химии живого тела. Закономерный порядок обмена веществ не есть что-то независимое
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 93 от живой материи, привнесенное в нее извне, а представляет собой атри¬ бут данной формы существования материи. Вместе с тем закономерность, слаженность обмена веществ не мо¬ жет быть понята и объяснена на основе лишь обычных физических и химических представлений. Физика и химия живой материи имеют свои закономерности, отличающиеся от физических и химических закономер¬ ностей, свойственных неорганическим телам. Ф. Энгельс в «Диалектике природы» указывает, что характерной особенностью, спецификой осуществляющихся в живых телах химиче¬ ских процессов, отличающих их от происходящих в неорганической при¬ роде химических реакций, является образование веществ, наделенных свойствами самообновления. Химический процесс в живой клетке при¬ водит к образованию белковых тел, которые обладают качественно ины¬ ми свойствами и не повторяют тех свойств и особенностей, которыми наделены продукты химических процессов, протекающих в неорганиче¬ ской природе. Образующиеся в результате химических реакций белковые тела перестают быть предметом только химии. Становление белковых тел знаменует собой возникновение качественно новых, взаимосвязанных между собой и значительно более сложных, чем обычные химические закономерности, закономерностей биохимического характера. Наряду с этим специфичность химизма живых тел, отличающегося от химических процессов, совершающихся в неорганических телах, вы¬ ражается и в том, что при наличии в биохимических процессах обмена веществ многих обратимых реакций в любом отдельном звене всегда происходит какое-то необратимое превращение. В силу этого био¬ логический обмен веществ в целом протекает в одном направлении и является необратимым. Говоря о значении механики, физики и химии в познании жизнен¬ ных явлений, Ф. Энгельс вместе с тем подчеркивает мысль о том, что организм есть высшее единство, связывающее в себе механику, физику и химию в одно целое, так, что эту троицу нельзя больше разделить. Поэтому закономерность, слаженность обмена веществ прежде всего определяется всеми механическими, физическими и химическими свой¬ ствами веществ, входящих в состав живой материи, причем ведущая роль принадлежит, несомненно, основе жизни—белковым телам. Решающее значение в определении направленности и интенсивно¬ сти обмена веществ имеет действующая в живых телах сложная и вза¬ имосвязанная система катализаторов, представленная в основном фер¬ ментами, витаминами и гормонами. Эти вещества возникают в процессе развития живой материи, причем все ферменты и некоторые гормоны являются веществами белковой природы. В процессе обмена веществ каталитическая система подвергается непрерывным превращениям, изменяя тем самым направление обмена веществ, ускоряя одни реакции, задерживая другие. Структурные изменения живой материи и ее основы — белков — также представляют один из важнейших факторов, определяющих на¬ правленность биологического обмена веществ, поскольку непрерывно происходящие структурные изменения протоплазмы определяют хими¬ ческую активность белков, в том числе и ферментов, а тем самым — скорость и направление процессов обмена веществ. Тесно связанные со свойствами живой материи физико-химические условия клеточной среды (кислотность, солевой состав, окислительно-вос¬ становительный потенциал и т. д.) являются вспомогательными фактора¬ ми, направляющими обмен веществ и в то же зремя возникающими в про¬ цессе самого обмена веществ. Этим самым создается система чрезвычайно тесно связанных меж¬ ду собой взаимопроникающих явлений, определяющих последователь¬
94 Н. М. СИСАКЯН ный, закономерный и направленный ход обмена веществ, обеспечиваю¬ щих постоянное самообновление и самосохранение, изменчивость и раз¬ витие живой материи. Таким образом, слаженность множества противоречивых процессов, определяющая закономерность и направленность обмена веществ, яв¬ ляется неотъемлемым свойством самой живой материи, особенностью жи¬ вой материи, характеризующейся биологическими закономерностями. Эти закономерности возникают на базе механических, физических и хи¬ мических процессов и определяют, в свою очередь, все механические, физические и химические особенности живого, а не какие-либо отдель¬ ные детали этих особенностей и отношений. Диалектический материализм рассматривает явления не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с-точки зрения их развития, возникновения и отмирания. Поэтому для понимания причин и закономерностей жизненных яв¬ лений и лежащих в их основе процессов обмена веществ недостаточно установления для данного вида живой материи биохимических и био¬ физических закономерностей, основанных на установлении взаимной связи и обусловленности отдельных особенностей строения и свойств живой материи. Для раскрытия процессов, лежащих в основе жизнен¬ ных явлений, необходимо дополнить изучение биофизических и биохи¬ мических закономерностей познанием физиологии и биологии жи¬ вых тел. Изучение этих закономерностей должно проводиться не в отрыве от всей предшествующей истории развития живой материи, как это делается метафизиками, а на основе исследования возникновения и развития жизни, постепенного усложнения живой материи в процессе ее эволюции. Обмен веществ как основа проявления всех жизненных функций неразрывно связан с обменом и превращением энергии. Использование разнообразных весьма тонких физико-химических методов привело к со¬ зданию целостных представлений о закономерностях биоэнергетики, . о движении энергии внутри клетки, о том, как происходит передача элект¬ ронов от одного соединения к другому, какой характер взаимосвязи между процессами, доставляющими энергию, и процессами, использую¬ щими ее. Изучение энергетики живых тел полностью опровергло ошибочные представления о сведении химизма биологического окисления к меха¬ низму обычного горения. Биохимические исследования вскрыли не толь¬ ко черты единства, но и своеобразие энергетических процессов, которые совершаются в живых телах и в неживых системах. Все известные биохимические процессы сопровождаются тем или иным энергетическим эффектом, поскольку любое химическое изменение вещества неизбежно приводит к изменению запаса его свободной энер¬ гии. Разложение более сложных веществ на более простые сопровож¬ дается уменьшением свободной энергии биохимической системы. Осо¬ бенно значительный энергетический эффект дают окислительно-восстано¬ вительные процессы, являющиеся основным источником энергии живого тела. Согласно второму закону термодинамики, такие процессы в прин¬ ципе должны совершаться спонтанно, самопроизвольно, то есть без по¬ лучения энергии извне. Наоборот, процессы биохимических синтезов, при¬ водящие к образованию более сложных веществ из более простых, со¬ провождаются возрастанием свободной энергии реагирующей системы. Энергетика процессов биологического обмена веществ основывается на трех главных принципах, отличающих ее от энергетических реакций, со¬ вершающихся в неживых телах. Первой, весьма важной стороной биоэнергетики является превра¬ щение химической энергии непосредственно в работу и иные формы дви¬
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 95 жения материи без перехода ее в -тепловую энергию. Исходя из этого, мы должны рассматривать живую систему как хемодинамический, а не как тепловой двигатель. В силу этого в отличие от неживых тел в живых образованиях, например в мышцах, энергия используется со значительно большей эффективностью, превышающей 50 процентов. Указанное об¬ стоятельство зависит от того, что в живых телах энергия окислительных процессов непосредственно без перехода в тепловую энергию превра¬ щается в другие виды энергии: в электрические и осмотические силы, в механическую работу. Второй особенностью биоэнергетики является то, что освобождение энергии при окислительных процессах происходит не одновременно в большом количестве, а постепенно, малыми порциями. Эта особенность в известной степени сходка с излучением и поглощением энергии атомами или молекулами вещества. Солнце излучает энергию, а растения поглощают ее ограниченными, дискретными порциями — квантами. Аналогичное явление наблюдается и в отношении энергии, освобождающейся при процессах биологическо¬ го окисления. Так, в результате окисления одного грамм/моля сахара выделяется около 700 к/кал. энергии. Если бы молекула сахара вспых¬ нула моментально, как это происходит при реакции распада нитроклет¬ чатки, то произошло бы явление, подобное взрыву, и, очевидно, живая система была бы не в состоянии использовать единовременно такое ко¬ личество энергии. В действительности же в процессе биологического окисления молекула сахара, так же, как и другие вещества, не вспыхи¬ вает мгновенно, как это происходит с взрывчатым веществом, а сгорает постепенно в длинной цепи последовательных процессов, пока все атомы водорода и углерода в молекуле сахара не превратятся в конечные про¬ дукты окисления — в воду и углекислый газ. Согласно современным представлениям, основным источником энер¬ гии в обмене веществ служит водород; углерод окисляется косвенно, пу¬ тем последовательных процессов отнятия водорода, присоединения во¬ ды, нового отнятия водорода и т. д. Характерно, что отнимаемый от окисляемого вещества водород не сразу соединяется с кислородом, осво¬ бождая 'весь свой запас химической энергии, а проходит через систему промежуточных переносчиков водорода, от одного соединения к другому. Отдавая свой электрон, водород переходит в ионную форму и, наконец, соединяясь с кислородом, образует воду. На каждой ступени промежу¬ точных превращений водород расходует часть своего первоначального запаса энергии, отдает ее небольшими порциями, как бы квантами, то есть энергия окислительных процессов квантуется. В неживых системах энергия также квантуется. Однако различие заключается в том, что в живой клетке квантование энергии растянуто во времени, что создает необходимые предпосылки для более экономич¬ ного использования энергии биологического окисления. В этом именно заключается одна из особенностей биоэнергетики, отличающая ее от энер¬ гетических процессов неорганической природы. Третья характерная особенность биоэнергетики заключается в пре¬ вращении разнообразных источников энергии, возникающих в живых телах в результате происходящих в них химических изменений, в источ¬ ник энергии особого типа, представляющий собой богатые энергией макроэргические фосфатные и тиоловые соединения. И на примере биоэнергетики мы вновь убеждаемся в плодотворности творческого использования достижений современной физики и химии в познании глубинных процессов, лежащих в основе проявления жизнен¬ ных функций. Достижения физики и химии имеют неоценимое значение для раз¬ вития биоэнергетики. Это общепризнано и никем не отрицается. Но несо¬ мненно и то, что познание интимных сторон энергетики биохимических
96 H. NL СИСАКЯН превращений должно оказывать неоценимую усл|угу в развитии некото¬ рых разделов самой физики и химии, например полупроводниковой тех¬ ники, в разработке новых, более эффективных и экономичных путей химического синтеза разнообразных веществ, в частности разработка более экономичного принципа промышленного синтеза аммиака из атмо¬ сферного азота, синтеза новых хозяйственно важных полимеров и т. д. Данные биохимии показывают, что единица жизни — клетка — может нормально функционировать, то есть питаться, дышать, размножаться, до тех пор, пока в ней непрерывно совершаются процессы обмена ве¬ ществ. В современном представлении биохимические процессы обмена веществ создаются и протекают при наличии разнообразных веществ и каталитических систем. Из каких же звеньев складывается непрерывная цепь процессов био¬ логического обмена веществ? Микроструктур, в основе которых лежат белки, системы ферментов, состоящие из белков, коферментов, источ¬ ника энергии, веществ, которые подвергаются разнообразным превраще¬ ниям. Исключительная роль белковых тел прежде всего проявляется в том, что без их участия ни один химический процесс с измеримой ско¬ ростью не может осуществляться. Выступая в качестве катализаторов и основ тех микро- и макроструктур, из которых создается все живое, белки определяют наиболее общую линию единства органического мира. Но вместе с тем биохимические исследования с неоспоримостью показы¬ вают, что наряду с белками все возрастающую роль в обмене веществ играют другие группы соединений, и прежде всего нуклеиновые кислоты, липиды, полисахариды. Во всех жизненных явлениях — от элементарных до самых сложных проявлений жизнедеятельности — белки играют исключительно важную роль. Еще на заре развития химии и биохимии белков Энгельс охарак¬ теризовал белковые тела как основу жизни, определил их роль как ос¬ новного фактора в едином обмене веществ организма. «Повсюду, где мы встречаем жизнь,— писал Ф. Энгельс,— мы находим, что она связана с каким-либо белковым телом, и повсюду, где мы встречаем какое-либо белковое тело, которое не находится в процессе разложения, мы без исключения встречаем и явления жизни» («Анти-Дюринг». 1957, стр. 77). Все последующее развитие биохимии не только дало много новых блестящих подтверждений правильности идей Энгельса, но и значитель¬ но обогатило высказанное им положение. Эти исследования показали, что белками являются все ферменты, иммунные тела, бактериальные токсины, некоторые гормоны, что основу всех живых тканей составляют белки и что белки, обладая исключитель¬ ной реактивностью, взаимодействуют почти со всеми встречающимися в организме соединениями, образуя различные протеиды, в результате ко¬ торых во много раз возрастает каталитическая способность и реактив¬ ность самих белков. Таким образом, то, чТо наряду с белками выявились другие вещества, играющие также весьма важную роль в жизненных функциях, не умаляет значения самих белков в обмене веществ, а, на¬ оборот, подчеркивает место каждого соединения в жизни клетки. Противоречит ли все это известному высказыванию Энгельса о том, что жизнь есть форма существования белковых тел? Нет, не противоре¬ чит. Ибо все данные, которые накоплены в биохимии, в особенности за последние годы, вскрывают богатство того содержания, которое вложено в крылатое энгельсовское определение жизни. Несколько дополнительных соображений по этому поводу. С тех пор, как Энгельсом были обобщены достижения естествозна¬ ния, произошли гигантские сдвиги во всех областях науки, изучающей мир живых существ. Возникли новые отрасли науки, были открыты и детально изучены новые соединения, каждое из которых играет опреде¬ ленную роль в проявлении жизненных функций организма.
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 97 Давая научное определение жизни как форме существования бел¬ ковых тел, Энгельс подчеркнул роль главного фактора, ведущего ком¬ понента живой материи — белковых тел. Однако, как бы важна ни была эта роль, белки стали бы для организма мертвым грузом без взаимо¬ действия с другими соединениями, без участия в обмене веществ других соединений. Главные свои функции, а именно ферментативные, иммунологиче¬ ские функции воспроизводства, белок выполняет не самостоятельно, а в соединении с веществами другой природы, нередко элементарного строения. Так, многие белки приобретают'свойства ферментов при комп- лексировании с витаминами, медью, железом, кобальтом, цинком и др. Белки становятся вирусами с ярко выраженными функциями самовос- про'изводства только в результате образования нуклеопротеидов, то есть соединений белков с нуклеиновыми кислотами. Следует при этом отме¬ тить, что как белки, так и нуклеиновые кислоты в отдельности лишены этих свойств. Необходимо также подчеркнуть, что образование самих белков осу¬ ществляется при участии рибонуклеиновой кислоты (РНК) и, с другой стороны, все биологические синтезы происходят лишь под действием ка¬ талитически активных белков, то есть ферментов. Таким образом, мы здесь имеем новый пример взаимосвязи и взаимодействуя различных звеньев в биологическом обмене веществ. Взаимосвязь в процессах обмена веществ происходит на базе про¬ тиворечивости, заложенной в его разнокачественности. Сущность биохи¬ мической разнокачественности обмена веществ заключается в строгом разделении функций как между структурами, так и между веществами. О структурной разнокачественности мы уже говорили. Что же касается характеристики этого явления с точки зрения оценки тех или иных соеди¬ нений в обмене веществ, то из данных биохимии мы знаем, например, что иммунологическая специфичность главным образом определяется свойствами белков и специфических полисахаридов, что нуклеиновые кислоты, помимо их участия в синтезе белков, очень тесно связаны с видовой специфичностью организма. Установление видовой специфичности у нуклеиновых кислот имеет важное значение, так как ранее специфичность организмов связывали лишь с белками, а теперь оказалось, что этим свойством обладают и нуклеиновые кислоты. Специфичность нуклеиновых кислот обусловлена как особенностями химического строения, так и их высокой биологиче¬ ской активностью. Исследования последних лет показали важное зна¬ чение нуклеиновых кислот и в воспроизведении фагов и вирусов. Ока¬ залось также, что изменение специфической структуры нуклеиновых ки¬ слот, например, путем замещения естественных компонентов в молекуле на некоторые неестественные производные пуриновых или пиримидино¬ вых оснований, приводит к полной потере или изменению их прежней биологической активности. Мы знаем также, что в различных формах жизни связь между белками и нуклеиновыми кислотами выражается по-разному. Так, у вируса табачной мозаики передача инфекции зави¬ сит от РНК и белка. В явлениях же воспроизводства бактериофага и трансформации бактерий решающую роль играют белки и дезоксири¬ бонуклеиновая кислота (ДНК). Почему именно возникновение инфекции связано с сочетанием бел¬ ка и нуклеиновых кислот, а не просто белка или нуклеиновых кислот в отдельности? Дело в том, что в опытах по воспроизводству бактериофага и транс¬ формации бактерий еще не удалось выделить свободную от белков нуклеиновую кислоту. Хотя и в незначительных количествах, но белки обычно сопутствуют нуклеиновым кислотам. В результате биохимических исследований выяснилось также опре- 7. «Вопросы философии» № 2.
98 Н. М. СИСАКЯН деленное постоянство качественного аминокислотного состава белков. Это положение является основным, главным итогом, если не считать ре¬ зультатов исследований самых последних лет, когда на некоторых бел¬ ках, обладающих гормональными и ферментативными свойствами, а именно сначала на инсулине, а затем на рибонуклеазе, белковая моле¬ кула была анатомирована, был выяснен порядок чередования аминокис¬ лотных остатков в полипептидной цепи этих белков. Важные результаты были достигнуты также при синтезе некото¬ рых биологически активных белковоподобных веществ, в частности при синтезе октапептида, то есть вещества, состоящего из 8 аминокислот, который как по своим физико-химическим свойствам, так и по биологи¬ ческой активности оказался идентичным натуральному гормону гипофи¬ за — окситоцину. Но теперь сделан гигантский шаг в отношении изучения физиологи¬ ческой роли другого класса соединений, а именно ДНК и РНК в обмене веществ организма. Эти исследования привели к установлению ряда новых фактов фундаментальной значимости. Помимо уже приведенных нами фактов, было показано, что соотношение между пуриновыми и пиримидиновыми основаниями (то есть теми кирпичиками, из которых складываются молекулы этих кислот) как для ДНК, так и для РНК, вы¬ деленных из всех тканей одного и того же организма, обнаруживает ха¬ рактерное постоянство. Оказалось, что в составе ДНК молярное количе¬ ство аденина равно молярному количеству тимина, а молярное количе¬ ство гуанина равно молярному количеству цитозина и что сумма пури¬ новых нуклеотидов равна сумме пиримидиновых. Весьма важным яви¬ лось установление другого положения, характерного для обоих типов нуклеиновых кислот, а именно: молярная сумма нуклеотидов, имеющих аминогруппу в шестом положении (адениловая и цитидиловая кисло¬ ты) равна молярной сумме нуклеотидов, имеющих кетогруппы также в шестом положении (гуаниловая и тимидиловая кислоты — для ДНК и гуаниловая и уридиловая кислоты — для РНК). В самое последнее время экспериментально было установлено, что у ДНК различного происхождения может быть различный порядок чере¬ дования нуклеотидов в цепи их молекул. Эти свойства отражают моле¬ кулярную специфичность нуклеиновых кислот. Они встречаются пока у белков и нуклеиновых кислот. Вместе с тем мы должны указать, что проблема специфичности тех или иных соединений очень сложна и вряд ли можно ее решить однозначно без учета всех взаимосвязей. В этом отношении заслужи¬ вает внимания только что появившаяся работа двух американских био¬ химиков (см. А 11 f г е у V. G. Mi г sky А. Е. Ргос. Nat. Acad. Science, 44, 10, 981, 1958). Оказалось, что клеточные ядра, выделенные из зобной железы те¬ ленка, обладают способностью включать в свои белки радиоактивные аминокислоты и синтезировать некоторые вещества. При обработке кле¬ точных ядер ферментом (кристаллической ДНК-азой), под действием которого происходит разрушение ДНК ядер, ядра лишаются нримерно 75% своего запаса ДНК; одновременно они, то есть ядра, теряют и свои биохимические функции. Но важно при этом отметить, что биохимическая способность может быть восстановлена добавлением к ядрам, обработан¬ ным ДНК-азой и на 75% лишенных собственной ДНК, не только ДНК из зобной железы или других источников, но и РНК различного происхожде¬ ния, ферментативно синтезированной полиадениловой кислоты, а так¬ же, что особенно существенно, полианионов (гепарина, хондраитинсуль- фата и полиэтиленсульфоната). При этом добавление полианионов к ядрам в момент разрушения их ДНК ферментом (ДНК-азой) восстанавливает их биохимические функции до уровня нормальных ядер. Полученные экспериментальные
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 99 данные приводят авторов к заключению о наличии корреляции между отрицательным зарядом своеобразных «заменителей» ДНК и биохимиче¬ ской активностью ядра. Эти исследования показывают также, что роль тех или иных соединений в обмене веществ может оказаться гораздо более простой, чем приписываемая ей на основании косвенных данных. Диалектический материализм характеризует жизнь как особую форму движения материи, как закономерное, необходимое единство постоян¬ ства и изменчивости, формы и функции, внешнего и внутреннего. Под¬ черкивая влияние внешней среды в формировании свойств организма, в создании определенной направленности процессов обмена веществ, исследователи часто недооценивают значение внутренней среды, изби¬ рательно ассимилирующей внешние факторы, необходимые для разви¬ тия организма. Как отрицание влияния внешней среды, так и недооцен¬ ка значения внутренней среды в формировании свойств организма яв¬ ляются ошибочными, ненаучными принципами. Закономерный процесс обмена веществ, при помощи которого осу¬ ществляется единство организма с условиями его жизни, наряду с исключительной пластичностью и динамичностью обладает весьма ясно выраженным консерватизмом. В этом именно суть основных противоре¬ чий, лежащих в процессах обмена веществ. В определении как пластичности и динамичности, так и консерва¬ тизма обмена веществ весьма важную роль играют два класса соедине¬ ний: белки и нуклеиновые кислоты. Пластичность прежде всего опре¬ деляется количественной изменчивостью аминокислотного состава бел¬ ков, их исключительной вариабильностью и способностью взаимодей¬ ствовать почти со всеми встречающимися в организме веществами. На¬ ряду с этим в определении пластичности обмена веществ решающую роль играет наличие в организме многообразных путей превращения одних и тех же веществ. Консерватизм же обмена веществ определяется следующими основ¬ ными факторами: а) постоянством качественного аминокислотного соста¬ ва белков, то есть тем, что во всем многообразии белков низших и выс¬ ших организмов мы всегда обнаруживаем 18—20 природных аминокис¬ лотных остатков; б) видовой специфичностью самих белков, то есть каж¬ дый вид имеет белки со свойствами, не повторяющимися у других видов. Видовая специфичность определяется порядком чередования аминокис¬ лотных остатков © полипептидной цепи белка; в) специфичностью нуклеи¬ новых кислот; характерным постоянством соотношения между пурино¬ выми и пиримидиновыми основаниями и порядком чередования нукле¬ отидов в цепи молекул ДНК. Совокупность этих факторов определяет биохимическую природу консерватизма обмена веществ. Естественно, трудно, будучи биохимиком, делать какие-либо обоб¬ щения из этих данных, которые вышли бы за строгие рамки самой био¬ химии. Однако необходимо отметить здесь, что при всей важности как бел¬ ков, так и нуклеиновых кислот данные биохимии с определенностью показывают, что слаженность, закономерность биологического обмена веществ создается не каким-либо отдельным веществом и изолирован¬ ными друг от друга дискретными процессами, а взаимодействием мно¬ гоэнзимных систем всех внутриклеточных структур и веществ, входящих в состав клетки. Именно на фоне подобного взаимодействия создается присущая всем живым телам биохимическая разнокачественность. В связи с этим мы с большим основанием можем говорить о в е- щ е с т в а х, которые определяют биологическую специфичность, чем о веществе, и что среди этих веществ мы можем, на основании имею¬ щихся данных, прежде всего назвать белки, нуклеиновые кислоты, спе¬ цифические полисахариды. Поэтому несомненно, что внимательный и объективный анализ накопленных фактов и наблюдений может быть
100 Н. М. СИСАКЯН полезным для выяснения как биохимического механизма наследствен¬ ности, так и тех внутренних факторов, которые создают возможности приспособления организма к окружающим условиям. Развитие науки протекает на базе установления и обобщения новых фактов и возникновения на этой основе новых идей. Одни и те же факты, если они достоверны, могут быть использованы и обобщены неодина¬ ково в зависимости от мировоззрения и методологического подхода естествоиспытателя и, таким образом, играть неодинаковую роль в раз¬ витии науки. Поэтому своевременное и подлинно научное, материали¬ стическое обобщение результатов экспериментальных исследований имеет исключительное значение для прогресса самой науки. Однако при всей важности работ обобщающего характера для естествознания получение новых фактов имеет краеугольное положение. Факты не сами по себе, а факты, ставшие достоверными в резуль¬ тате скрупулезной, неоднократной прямой и косвенной проверки, получа¬ ют материальную силу. Факты, которые получают широкий резонанс во многих лабораториях, часто по-новому освещают, а в ряде случаев и опровергают установившиеся и привычные постулаты науки. Если в по¬ лучении фактов решающее слово принадлежит естествоиспытателям, то в их обобщении большое значение должен сыграть союз философии и естествознания, к чему призывал нас В. И. Ленин. Марксизм рассматривает практику как критерий истины. Наука прекращается там, где теряет силу необходимая связь теории с практи¬ кой, науки с производством, что является основным условием развития любой отрасли знания. При этом имеется в виду не ограниченная узки¬ ми рамками, а широкая всенародная практика. Прогресс биохимии от¬ крыл возможности не только в познании строения и функций организмов, но и в использовании биохимических закономерностей в интересах об¬ щества, в интересах практики. Биохимия имеет весьма существенное зна¬ чение, особенно в тех отраслях практической деятельности человека, где приходится иметь дело с живыми объектами: в медицине, сельском хо¬ зяйстве, в промышленности, перерабатывающей сырье биологического происхождения. Новые, исключительно широкие перспективы открываются перед на¬ шей биологией и биохимией, в частности, в связи с грандиозными задача¬ ми, поставленными декабрьским Пленумом ЦК и XXI съездом КПСС. В решениях Пленума и XXI съезда, принятых по докладам Н. С. Хруще¬ ва, наряду с разработкой крупных теоретических проблем науки на пер¬ вый план выдвигаются работы, непосредственно связанные с практикой развернутого строительства коммунистического общества в нашей стране. Современная биохимия и физиология располагают знаниями, кото¬ рые могут и должны найти применение при разработке мероприятий, обеспечивающих наиболее эффективное использование растениями условий светового, водного и минерального питания. Накопленные в биохимии данные, характеризующие различные стороны жизнедеятельности растительных организмов, с успехом могут быть использованы в селекционных работах, направленных на повы¬ шение общей продуктивности растительных организмов, улучшение их технологических качеств, на выведение сортов, иммунных к болезням и вредителям, устойчивых к неблагоприятным условиям. Применение искусственного орошения делает настоятельно необ¬ ходимой разработку мероприятий по наиболее эффективному исполь¬ зованию поливной воды. Схемы полива и распределения воды должны опираться на знание особенностей различных видов и сортов растений, их потребности в воде на отдельных этапах жизни в связи со всем комплексом условий почвенного и воздушного питания. В последние годы разработаны эффективные биологические и хи¬ мические методы борьбы с сорняками, с вредителями сельскохозяй¬
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 101 ственных культур, с опаданием завязей у различных растений, методы искусственного дозревания плодов, управления периодом покоя, повы¬ шения всхожести семян, борьбы с прорастанием картофеля и овощей при хранении и т. д. Уже из этого видно, какую важную роль может и должна играть биологическая наука в решении задач, стоящих перед сельским хозяй¬ ством нашей страны, в соответствии с решениями, принятыми декабрьским Пленумом ЦК и XXI съездом КПСС. Однако некоторые биологи отрываются от жизни, игнорируют слож¬ ную взаимосвязь изучаемых явлений. Они делают свои выводы и заклю¬ чения лишь на основе ограниченного опыта, без учета биологических особенностей объектов своих исследований, а также совокупности фак¬ торов окружающей среды. Недооценка принципа единства науки и производства приводит не¬ которых исследователей к ошибочным выводам. Ориентируясь только на узкий опыт отдельных лабораторий, они, например, утверждают, что увеличение количества белка в зерне пшеницы следует объяснять лишь «уменьшением количества осадков». Между тем результаты широкой практики, народного опыта рас¬ ходятся с таким выводом. Справедливость наблюдений практиков под¬ тверждена ныне данными научного эксперимента. Так, по новейшим данным советских исследователей, в результате орошения не снижается ни количество, ни качество белков, содержащихся в зерне различных сортов пшеницы. У некоторых же сортов пшеницы полив приводит к заметному повышению не только валового выхода белка с единицы площади, но и содержания белка в зерне. Проблема повышения содержания белка в пшенице имеет исклю¬ чительно важное народнохозяйственное значение. В этом отношении но¬ вые большие перспективы открываются в связи с успешным освоением огромных площадей целинных и залежных земель. Многовековой опыт, вся история земледелия свидетельствуют о не¬ уклонном повышении качества пшеницы в результате направленного от¬ бора, подбора необходимых сортов, улучшения агротехники и питания растений. Большие возможности в поднятии продуктивности сельскохозяй¬ ственного производства открываются в связи с перспективами широкого применения органических и минеральных удобрений, в том числе микро¬ элементов. Входя в состав ферментов, витаминов и некоторых протеидов (сложных белков), микроэлементы вовлекаются в важнейшие процессы жизнедеятельности и тем самым участвуют в определении типа и направ¬ ленности обмена веществ растительных и животных организмов. Исследованиями советских ученых показано, что марганцевые, мед¬ ные и борные микроудобрения оказывают существенное влияние не только на урожайность различных сельскохозяйственных культур, но и на качество получаемой продукции. Важное значение имеют микроэлементы в кормлении сельскохо¬ зяйственных животных, в поднятии их продуктивности. В обмене веществ весьма существенную роль играют также вита¬ мины. Витамины являются необходимыми и незаменимыми составными частями пищи. Это видно из того, что из-за их отсутствия происходят глубокие расстройства в обмене веществ как у человека, так и у живот¬ ных и возникают различные заболевания, называемые авитаминозом,— такие, как цинга, рахит, пеллагра и др. До недавнего времени общепринятым считалось представление о том, что единственной функцией витаминов в организме является пред¬ отвращение заболеваний авитаминозного характера, в связи с чем при¬ менение витаминов ограничивалось предупреждением заболеваний, воз¬ никающих на почве витаминной недостаточности.
102 Н. М. СИСАКЯН Не отрицая этой важной роли витаминов, советские ученые вместе с тем с полной очевидностью доказали ограниченность этого представ¬ ления. Оказалось, что витамины не только предохраняют организм от авитаминозов, но и обладают выраженной способностью «повышать» многие жизненные свойства организма, улучшая обмен его веществ. Примером этого может служить большое значение витаминов для поддержания и укрепления иммунных свойств организма, его невоспри¬ имчивости к заболеваниям. Оказалось, что способность организма вы¬ рабатывать специфические защитные вещества, возникающие в ответ на попадание во внутрь бактериальных клеток токсинов и т. д., в силь¬ ной мере повышается при систематическом потреблении достаточно больших доз витаминов. Это указывает на важную роль витаминов в предупреждении заболеваний. Однако следует учесть, что такое дей¬ ствие витаминов проявляется не при минимальном их потреблении, спо¬ собном защитить организм от авитаминоза, а при систематическом вве¬ дении в организм доз, по крайней мере в 2—3 раза превосходящих ми¬ нимальные. Весьма существенное значение приобретают витамины в поднятии продуктивности животноводства. Многочисленными экспериментальными данными установлено, что крупный рогатый скот зачастую резко страдает от недостатка витами¬ на Л, и это ведет к угнетению утробного развития плода, повышению процента яловости коров, увеличению числа выкидышей. В результате от коров, страдающих Л-авитаминозом, рождается хилое и маложизне¬ способное потомство. Прием витаминов А и Д приводит к быстрому улучшению состояния и выздоровлению молодняка. Положительные результаты дает применение витаминных препара¬ тов и в овцеводстве, свиноводстве, птицеводстве. Передовые совхозы и колхозы, широко используя достижения со¬ временной биохимии, с успехом применяют концентраты витаминов в животноводстве. Основой всех мероприятий, направленных на повышение продуктив¬ ности животноводства, является создание прочной кормовой базы, то есть обеспечение животных во все времена года достаточно разнообраз¬ ными, полноценными, высокопитательными кормами, в том числе и ви¬ таминами. Наиболее эффективный путь решения проблемы витаминного пита¬ ния животных и вместе с тем обогащения продуктов животноводства витаминами заключается в сочетании применения витаминных препа¬ ратов с использованием природных кормов, богатых витаминами. С точки зрения увеличения ресурсов витамина А особое значение приобретает развитие силосования как основного способа сохранения каротина в кормах, рационализация технологии сеносушения, расшире¬ ние посевов кукурузы, моркови, сортов тыквы, богатой каротином, орга¬ низация зеленого конвейера, то есть бесперебойное снабжение живот¬ ных зеленым кормом в весенне-летне-осеннее время. Данные науки и передового опыта показывают, что применение ви¬ таминов позволяет не только полнее сберечь поголовье, то есть умень¬ шить заболеваемость и падеж скота, но и одновременно существенно повысить продуктивность животных, а также улучшить качество про¬ дуктов животноводства. Марксистско-ленинское положение о взаимосвязи и взаимообуслов¬ ленности теории и практики открыло перед всеми отраслями науки, в том числе и перед биохимией, широкие перспективы в смысле познания объективных закономерностей обмена веществ и управления биохими¬ ческими процессами, лежащими в основе технологии пищевых продук¬ тов. Оно сыграло исключительную роль в создании единства биохими¬ ческой теории с практикой коммунистического строительства, способ¬
НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ БИОХИМИИ 103 ствовало тому, что вопросы производства явились источником научного творчества. Теснейшая взаимосвязь науки с практикой коммунистического строительства представляет собой самое важное, самое главное усло¬ вие для развития науки. Ни одна отрасль промышленности не связана так тесно и органи¬ чески с биохимией, как пищевая промышленность. Современная техно¬ логия производства пищевых продуктов в основе своей является биохи¬ мической технологией. Вместе с неуклонным ростом благосостояния трудящихся Совет¬ ского Союза повышаются и требования, предъявляемые ими к качеству пищевых продуктов. Все это выдвигает перед советскими биохимиками задачу научного обоснования и коренной рационализации существую¬ щей, а также создания новой технологии производства пищевых про¬ дуктов. Советская биохимия прокладывала пути развития таких отраслей пищевой и медицинской промышленности, как производство лимонной кислоты и лекарственных веществ биологического происхождения, усо¬ вершенствовала переработку табака, производство чая, разработала научные основы хлебопечения и т. д. Глубокое знание закономерностей действия ферментов в живых организмах позволило советским биохимикам показать, что в основе технологии ряда производств, имеющих дело с сырьем растительного или животного происхождения, лежит биологический катализ. Это объ¬ ясняется прежде всего тем, что такое сырье, как, например, ягоды вино¬ града, корни свеклы, зерна злаков, клубни картофеля, табачные и чай¬ ные листья, органы и ткани разных животных и другие объекты биологи¬ ческого происхождения, содержат разнообразные ферменты. В процессе технологической переработки сырья биологического про¬ исхождения живые ткани разрушаются, но содержащиеся в них фер¬ менты сохраняются в активном состоянии. В виноградном сусле, ферментирующем чае, тесте и других объек¬ тах ферменты ускоряют и направляют химические реакции, которые придают сырью качество готового продукта: надлежащую усвояемость, вкус, аромат, букет. Познание свойств и поведения ферментов позволило прежде все¬ го поставить задачу управления их действием при переработке при¬ родного сырья. На этом пути советскими биохимиками достигнуты су¬ щественные успехи. Задача при этом до последних лет сводилась к управлению действием ферментов, которые содержатся в природном сырье. В настоящее же время появились новые большие возможности для получения и использования кристаллических ферментов и фермент¬ ных препаратов в медицине, сельском хозяйстве и в различных областях пищевой и легкой промышленности (хлебопечение, виноделие, спирто¬ вая, текстильная, кожевенная промышленность и другие). Преимуще¬ ства применения кристаллических ферментов оказались настолько ве¬ лики, что они вызвали бурный рост спроса на них и развитие специаль¬ ной отрасли промышленности по их производству. Достаточно сказать, что в США имеется более 10 специализированных фирм по производству ферментов грибкового и бактериального происхождения. Применение ферментных препаратов позволяет интенсифицировать производствен¬ ные процессы, снизить затраты ценного пищевого сырья, повысить ка¬ чество продукции, создать новые виды продуктов технического, пище¬ вого и медицинского назначения. В народнохозяйственном семилетнем плане намечаются широкие мероприятия по развитию производства ферментных препаратов и кри¬ сталлических ферментов и по их использованию в различных областях пищевой и легкой промышленности, в медицине и в животноводстве.
104 Н. М. СИСАКЯН Другой отраслью биохимической промышленности является произ¬ водство антибиотиков, витаминов и гормонов, все возрастающая роль которых в народном здравоохранении и животноводстве общеизвестна. В семилетием плане предусмотрено резкое увеличение производства вита¬ минов, антибиотиков и гормонов для нужд здравоохранения и животно¬ водства. Развитие советского естествознания идет под лозунгом консолида¬ ции всех творческих сил для единения теории с практикой, науки с произ¬ водством и для окончательного и бесповоротного утверждения диалекти¬ ко-материалистических принципов в науке. Диалектический материализм находит все новые и новые научные подтверждения в успехах физики и химии, в дальнейшем развитии ми¬ чуринского учения, павловского учения о высшей нервной деятельности животных и человека, в открытиях биохимии, биофизики, агрохимии, селекции, генетики, микробиологии, вирусологии. В деле консолидации творческих сил науки вокруг диалектического материализма исключи¬ тельно важное значение имеет тесное содружество естествоиспытателей с философами. Ни одна эпоха не создавала таких благоприятных предпосылок для союза философии и естествознания, как наша советская, социалистиче¬ ская действительность. Развитие естествознания и достижение нашими учеными мирового первенства в решающих областях науки и техники не только окрыляют экспериментаторов в их неустанном труде во имя нового мощного прогресса науки, дальнейшего укрепления теории с на¬ сущными запросами коммунистического строительства, но и с железной необходимостью выдвигают на передний план задачи материалистиче¬ ского, подлинно научного обобщения успехов современного естествозна¬ ния. Но для этого необходимо глубокое изучение философами достиже¬ ний естественных наук, а естествоиспытателями — марксистско-ленин¬ ской философии. Это важно и потому, что все развитие естественных наук является новым, притом блестящим подтверждением принципов диалектического материализма, всепобеждающих идей марксизма-ле- нинизма.
Единство изменчивости и устойчивости как закономерность объективного мира В. И. СВИДЕРСКИЙ (Ленинград) Уже с древнейших времен указывались примеры соотношения движения и покоя как взаимоисключающих сторон в вещах и явлениях. В истории философских учений шла борьба по вопросу о том, что считать определяющей характеристикой действительности: движение или покой. Это была борьба диалектических и метафизических учений. Формулировка противоречивости движения и попытка доказать на этом основании неистинность движения принадлежат, как известно, Зенону, который указал на ряд противоречий движения в своих знамени¬ тых апориях. Особый интерес представляет для нас апория «Стрела». Аристотель в своей «Физике» указывает, что Зенон в этой апории делает неверные выводы из анализа движения. «Если всегда,— пишет Аристотель о Зеноне,— всякое тело, имеющее равное положение, покоит¬ ся или движется и движущееся тело всегда находится в моменте «теперь», то летящая стрела неподвижна. Но это неверно,— отмечает он,— так как время не слагается из неделимых «теперь», а также и никакая другая величина» («Физика». Соцэкгиз. 1939, стр. 143). Как мы видим, в основе доказательства неподвижности стрелы лежит предположение, что время состоит из суммы неделимых моментов време¬ ни. Таким образом, на первый взгляд может показаться, что вся парадок¬ сальность вывода покоится на предположении о безвременности мгнове¬ ния. Но дело не только в этом. Как указывает проф. А. О. Маковельский (см. «Досократики», ч. II, 1915, стр. 61—62), приведенное место из «Физики» Аристотеля может быть истолковано как доказательство невозможности движения двояким образом. Первой формой этого доказательства служит следующий вывод: если стрела в каждом пункте пути занимает вполне определенное место, равное своему объему, то в каждом месте тело не движется, а покоится, ибо для движения предмет нуждается в пространстве большем, чем он сам. Сумма таких состояний покоя не может дать движения, следовательно, движение невозможно. Второй формой доказательства выступает аналогичное рассуждение в отношении времени. Двигаясь, стрела постоянно находится в каком-нибудь мгновении, моменте. Поскольку же каждое мгновение времени неделимо, то в течение его стрела не может изменить своего положения. Таким образом, исходя из того, что время состоит из отдельных моментов, выте¬ кает снова, что движение стрелы должно складываться из суммы состоя¬ ний покоя, что доказывает невозможность ее движения. Следовательно, на основе того соображения, что стрела постоянно находится в определенных, но неразличимых «теперь» и «здесь», делается вывод,.что положения стрелы неразличимы, то есть что она покоится.
106 В. И. СВИДЕРСКИЙ Исторически принципиальный шаг в анализе и решении этого проти¬ воречия был сделан Гегелем. Им были выдвинуты различные формулиров¬ ки противоречивости движения. В одной из них он говорит о противоречи¬ вости следующее: «Само внешнее чувственное движение есть его непо¬ средственное наличное бытие. Нечто движется не поскольку оно в этом «теперь» находится здесь, а в другом «теперь» там, а лишь поскольку оно в одном и том же «теперь» находится здесь и не здесь, поскольку оно в этом «здесь» одновременно и находится и не находится» (Соч., т. V, стр. 521). Как известно, эта формулировка была использована и Энгельсом для характеристики противоречивости механического движения. «Движение,— пишет Энгельс,— само есть противоречие; уже простое механическое перемещение может осуществиться лишь в силу того, что тело в один и тот же момент времени находится в данном месте и одновре¬ менно — в другом, что оно находится в одном и том же месте и не нахо¬ дится в нем» («Анти-Дюринг», 1957, стр. 113). В этих высказываниях Гегеля и Энгельса содержится та глубокая мысль, что тело при механическом движении в определенном смысле од¬ новременно и сохраняет свое место и не сохраняет, изменяет его. В «Фи¬ лософии природы» Гегель по этому поводу высказывается еще более опре¬ деленно. «...Место,— пишет он,— есть всецело всеобщее «здесь». Нечто занимает свое место, оно изменяет последнее; это место становится, сле¬ довательно, другим местом, но это нечто, как до, так и после этого, зани¬ мает свое место и из него не выходит. Эту диалектику, которую место имеет в самом себе, выразил Зенон, доказывая отсутствие движения. Дви¬ гаться именно означало бы менять свое место, но стрела не оставляет своего места» (Соч., т. II, стр. 58). Здесь противоречивость движения толкуется именно как одновремен¬ ное сохранение и изменение места движущимся телом. В диалектическом, противоречии сохранения и одновременного изменения движущимся те¬ лом своего местоположения в пространстве Зенон признавал лишь одну сторону — сохранение телом своего местоположения и не видел другой — изменения им своего местоположения, тем самым приходя к отрицанию истинности движения. Та диалектика, которая свойственна местоположению стрелы в про¬ странстве, присуща и ее нахождению во времени. В самом деле, постоян¬ ное нахождение летящей стрелы во времени и одновременное изменение ею этого нахождения во времени демонстрируют все то же противоречи¬ вое единство сохранения и изменения в применении к временному сущест¬ вованию летящей стрелы. Обобщая оба эти момента для механического перемещения тела в пространстве с изменением времени, можно диалектику этого движения выразить следующим образом: в механическом движении телу постоян¬ но присуще противоречивое единство сохранения местоположения в пространстве и нахождения его во времени и одновременное их изме¬ нение. Не представляет труда обобщить данное противоречивое единство устойчивости и изменчивости и на случаи любого движения, изменения вообще. В рассматриваемом нами смысле диалектика любого состояния выразится в том, что явлению всегда одновременно свойственно как со¬ хранение его состояния, так и изменение в рамках этого состояния. Имен¬ но в этом смысле следует понимать замечание Энгельса в книге «Анти- Дюринг» о том, что в процессе изменения вещь остается самой собой и в то же время становится иной (см. стр. 77 и 114). Наконец в подготовительных работах к «Анти-Дюрингу» мы находим чрезвычайно важное замечание Энгельса по интересующему нас вопросу: «...В том, что вещь остается той же самой и в то же время непрерывно изменяется, что она содержит в себе противоположность между «устойчи-
ЕДИНСТВО ИЗМЕНЧИВОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ 107 востьго» и «изменением», заключается противоречие» («Анти-Дюринг», стр. 327). В этих словах как раз и раскрывается смысл противоречивости лю¬ бой вещи, явления, процесса, проистекающей из наличия в них единства устойчивости и изменчивости. Причем Энгельс обнаруживает эту проти¬ воречивость уже не только со стороны изменения явлений, но и со стороны их пребывания (вскрывается противоречивость вещи, а не только про¬ цесса) . Противоречие, вскрытое Зеноном еще двадцать четыре века назад для случая механического движения, оказывается свойственным любому виду изменения. Глубокий смысл апории со стрелой заключается в том, что момент движения как перемена места в пространстве органически, не¬ разрывно связан с моментом покоя (сохранением места). Одно понятие не имеет смысла без другого; движение и покой, то есть в данном случае изменение местоположения и сохранение местоположения, неразрывно связаны друг с другом. Точно так же для случая изменения вообще выступают в неразрывном единстве моменты изменчивости, с одной стороны, и устойчивости, постоянства, сохранения — с другой. Покой, постоянство, устойчивость исключают движение и изменение, но в то же время и предполагают их; и, наоборот, движение и изменение отрицают неизменность, постоянство, сохранение и т. д., но одновременно и предполагают их как необходимое условие своего собственного суще¬ ствования. А именно движение бессмысленно, если оно не сохраняется как движение, и если, с другой стороны, его содержанием не выступает изме¬ нение чего-то относительно устойчивого. Каждая из этих противополож¬ ностей противоречива сама по себе, по своей сущности, каждая из них одновременно утверждает и отрицает другую противоположность и тем самым утверждает и отрицает самое себя. Иначе говоря, они выступают как диалектическое единство противоположностей. На основе заложен¬ ного в них внутреннего противоречия эти противоположности взаимо¬ действуют и переходят друг в друга. При этом переход противополож¬ ностей друг в друга (устойчивости в изменчивость и в то же время из¬ менчивости в устойчивость) является одновременно разрешением и воспроизведением противоречия. Следовательно, мы здесь сталкиваемся с классическим выражением диалектического противоречия, причем противоречия общего, лежащего в основе всех других противоречий, ибо оно выражает самую общую природу всякого движения. Энгельс неоднократно указывал на органическую связь противопо¬ ложных моментов покоя, равновесия, устойчивости с движением, измене¬ нием, развитием. «Равновесие,— пишет он,— неотделимо от движения» («Диалектика природы», 1955» стр. 195). «Движение находится в равно¬ весии и равновесие в движении» (там же). «Движение должно находить свою меру в своей противоположности, в покое» («Анти-Дюринг», стр. 59). Итак, анализ противоречивости всякого движения, то есть не только механического, но и изменения вообще, приводит нас с необходимостью к признанию единства моментов изменения и устойчивости в любом явле¬ нии и процессе в смысле изменения их состояния и сохранения состояния. Признание этого положения никак не принижает, как можно подумать, значения движения, его всеобщности, абсолютности; оно лишь указывает на необходимость учитывать и другую противоположность движения — устойчивость, без которой само движение не имеет смысла. Нетрудно ви¬ деть, что это находится в полном согласии с основными принципами диа¬ лектики, которые требуют рассмотрения противоположных понятий в единстве. Таким образом, следует специально подчеркнуть, что понятие устой¬ чивости в смысле сохранения состояния является несравненно более широким по своему содержанию, чем просто понятие покоя и равновесия.
103 В. И. СВИДЕРСКИЙ Когда мы говорим о покое, то обычно понимаем его в смысле механиче¬ ского равновесия, механической неподвижности данного тела и т. д. Под понятием равновесия .мы понимаем временное устойчивое сочетание связей, взаимодействие движений, то есть это понятие обычно требует участия во взаимодействии целого ряда процессов, форм и видов движе¬ ния. Однако подобное возникновение и прехождение во времени сложных сочетаний становится возможным лишь на основе устойчивого наличия целого ряда относительно более простых форм движения (полей ядерного, электромагнитного, гравитации, теплового движения, химического и т. д.). Поэтому, когда мы говорим об устойчивости чего-либо, то это понятие означает у нас наличие, сохранение, пребывание данного явления, данного состояния движения наряду с другими явлениями и состояниями. «Пре¬ бывание,— говорит Гегель в «Философии природы»,— есть покой в том отношении, что оно как понятие противоположно своей реализации, своему движению» (Соч., т. II, стр. 65). Понятие устойчивости должно в одина¬ ковой мере быть применимо не только к какому-либо сложному сочета¬ нию движений («равновесие»), но и к любому виду движения в отдель¬ ности. В таком случае мы можем, например, говорить не только о том, что тело участвует в механическом движении, движется, но что оно одновре¬ менно и «покоится» как механически движущееся тело, как тело, сохраня¬ ющее данное состояние механического движения. Изменением положения тела, покоящегося механически, является его механическое перемещение, а изменения тела, движущегося механически, должны проявляться в новых формах движения, в превращении его в другие формы. Понятие движения, изменения имеет смысл лишь как понятие изме¬ нения состояния, то есть чего-то пребывающего, относительно устойчиво¬ го. Но одновременно само это изменение состояния есть, в свою очередь, определенное состояние, которое пребывает, сохраняется, обладает момен¬ том устойчивости уже в силу того, что существует во времени наряду с другими состояниями. Отсюда следует, что необходимо иметь в виду не только сторону связи покоя с движением, но и сторону связи движения с покоем. Итак, проведенный выше анализ противоречивости движения привел нас к раскрытию неразрывного единства устойчивости и изменчивости не только в процессе движения, изменения, но и пребывания явлений. Противоречивыми выступили не только движение, но и покой, пребывание. Противоречивость пребывания явлений обнаруживается в том, что оно оказывается органически связанным со своей противоположностью — с изменением. Любому явлению свойственно не только сохранение его со¬ стояния, но и изменение внутри данного состояния. Отсюда следует, что любое состояние бессмысленно без признания изменения как внутрен¬ него содержания этого состояния. Иначе говоря, всякое состояние есть процесс. Нет неподвижных состояний, вещей и т. п., а есть лишь процессы. Легко видеть, что этот вывод, полученный из анализа противоречи¬ вости движения, непосредственно вытекает и из абсолютности движения, из признания движения всеобщим способом существования материи. Осно¬ вываясь на признании всеобщности движения как способа существования материи, Энгельс писал, что «мир состоит не из готовых, законченных вещей, а представляет собой совокупность процессов, в которой вещи, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении...» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, 1949, стр. 368). Таким образом, любое явление с точки зрения его внутреннего изме¬ нения противоречиво уже в том смысле, что оно одновременно есть и вы¬ ражение сохранения, устойчивости этого движения. Точно так же оно про¬ тиворечиво и с точки зрения его пребывания как явления, ибо внутренним
ЕДИНСТВО ИЗМЕНЧИВОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ 109 содержанием этого пребывания, сохранения, устойчивости, покоя высту¬ пает процесс изменения. Рассматривая пребывание, сохранение во времени любого изменения как состояние, противоположное самому изменению, как покой, неизмен¬ ность, мы логически вправе заключить и обратное, то есть, что любой по¬ кой есть лишь выражение сохранения состояния движения. Этот вывод непосредственно следует как из противоречивости движения, так и из аб¬ солютной природы движения как способа бытия материи. Следовательно, различие движения и покоя в общем случае относи¬ тельно, ибо любое движение как пребывание есть покой и, наоборот, лю¬ бой покой, в том числе и механический, есть форма пребывания, сохра¬ нения, устойчивого существования движения. Например, механический покой данного тела по отношению к другим телам всегда есть сложный результат действия полей, молекулярного движения, уравновешивающего положение данного тела по отношению к другим телам, и т. д. Общая противоречивость движения состоит, стало быть, в неразрыв¬ ном единстве в нем моментов изменения и устойчивости и является общей закономерностью объективного мира, закономерностью существования всех его явлений. Исключительную важность и интерес представляет по¬ этому задача проследить, как эта общая закономерность проявляется в общих законах и признаках движения, в законах и признаках конкрет¬ ных форм движения, в способах отражения движения материи в челове¬ ческом сознании и т. д. Однако прежде чем рассмотреть все эти вопросы, остановимся более подробно на дальнейших особенностях проявления про¬ тиворечивости движения. Уже непосредственный анализ проблемы противоречивости движения приводит к раскрытию ряда форм проявления как устойчивости, так и из¬ менчивости. В самом деле, можно указать ряд форм устойчивости, свя¬ занных с движением и изменением явлений: сохранение самого состояния движения, сохранение процесса движения (например, сохранение состоя¬ ния излучения света, процесса жизни, процесса производства и т. п.); рав¬ новесное и в этом смысле устойчивое состояние взаимодействия процес¬ сов, образующих данный суммарный процесс (например, равновесное со¬ стояние внутренних процессов живого организма, обеспечивающих его жизнедеятельность); пребывание, сохранение связи и взаимодействия дан¬ ного явления или процесса с другими явлениями и процессами (например, взаимодействие организма и среды); устойчивость определенной формы, закона, закономерности процесса (например, устойчивость законов физи¬ ческих, органических, социальных и духовных процессов); устойчивость, сохранение основы, порождающей данный вид движения (например, устойчивость полей и элементарных частиц как условие возникновения атомов, устойчивость атомов как условие образования неорганических и органических соединений) и т. д. Аналогично обстоит дело и с формами изменчивости. Необходимо прежде всего различать такие ее виды: изменчивость как содержание дан¬ ного процесса движения (например, содержанием процесса излучения света выступает изменение энергетических уровней электронов в излуча¬ ющих атомах и испускание ими соответствующих фотонов); как качест¬ венное изменение самого процесса в целом (например, переход процесса механического движения в процесс теплового движения); как изменение отдельных компонентов процесса, отдельных процессов, образующих дан¬ ный суммарный процесс (например, изменение уровня развития и формы использования техники в социалистическом сельском хозяйстве); как из¬ менение внутри самих этих отдельных компонентов (например, изменение орудий производства и производственных навыков и опыта людей в про¬ цессе производства); как изменение связей между компонентами (напри¬ мер, изменение химических связей между атомами в случае изомерии, из¬ менение производственных отношений и т. п.); как изменчивость отноше¬
110 В. И. СВИДЕРСКИЙ ний между явлениями (например, переход этих отношений из необходимой формы в случайную или наоборот); как изменчивость законов, управляю¬ щих явлениями и процессами, в связи с изменением условий действия са¬ мих законов и т. д. Нетрудно видеть, что понятие сохранения, устойчивости является в этом случае не абсолютным, а относительным понятием, ибо оно имеет смысл только по отношению к определенным видам изменения. «Всякий покой, всякое равновесие,— пишет Энгельс в «Анти-Дюринге»,— только относительны, они имеют смысл только по отношению к той или другой определенной форме движения» (стр. 57). Точно так же и понятия движе¬ ния, изменения и развития тоже относительны, ибо они относятся к изме¬ нению определенных состояний. Устойчивость и изменчивость несколько иначе проявляются в процес¬ сах развития. Здесь полностью сохраняется та противоречивость процессов, о которой мы говорили выше. Однако противоречивое единство устойчивости и изменения приобретает в данном случае более сложную форму. Устойчивость выступает здесь в дополнение к тому, что было ска¬ зано о движении, также в форме сохранения, удержания положительного содержания старого состояния в новом состоянии, постоянства, равнове¬ сия основы, на которой развертывается развитие, и т. д. Именно единство преемственности и изменения определяет поступательный характер развития. Как подчеркивает Энгельс, моменты устойчивости, равновесия, покоя играют весьма важную роль в общем процессе движения и развития материи. Только благодаря наличию относительной устойчивости тех или иных форм движения материи или их сочетаний появляется возможность усложнения форм движения и возникновения новых, высших форм. Энгельс указывает, что без относительного покоя нет развития. «Возможность относительного покоя тел,— пишет он,— возможность временных состояний равновесия является существенным условием дифференцирования материи и тем самым существенным условием жизни» («Диалектика природы», стр. 195—196). Действительно, легко видеть, что если бы, например, атомы и их соединения не были устойчивы¬ ми, то невозможно было бы существование органической жизни, человека, общества и т. д. Наиболее существенную роль в усложнении и развитии играет возникновение и сохранение основы для дальнейшего развития. В реальной жизни мы имеем следующую пирамидальную картину в образовании подобных основ: на базе полей и «элементарных» частиц создается новая основа — атомы; устойчивое существование атомов порождает молекуляр¬ ные соединения; молекулярные соединения выступают основой для орга¬ нических соединений; последние являются основой для жизни; жизнь — для высшей нервной деятельности; жизнь и высшая нервная деятель¬ ность — для материально-практической деятельности, которая служит основой для духовной деятельности, и т. д. Создание новой, более высокой основы для дальнейшего развития означает возникновение новой качественной ступени в развитии явлений. На базе новой основы создается жесткая связь порождаемых ею явлений, а последнее обстоятельство порождает новое устойчивое качество, способ¬ ное служить основой для дальнейшего развития явлений, и т. д. Таким образом, для усложнения и развития процессов и явлений существенно важны следующие моменты: 1) устойчивость, сохранение процессов, выступающих в качестве основы; 2) изменчивость уже не самой основы, а порождаемых ею явлений. Иначе говоря, в процессе развития особую роль приобретает не единство устойчивости и изменчиво¬ сти в одном и том же процессе или явлении, а единство устойчивости основы и изменчивости порождаемых ею явлений. Удержание в ходе развития положительного содержания старого в
ЕДИНСТВО ИЗМЕНЧИВОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ 111 процессе диалектического отрицания дает нам пример другой формы единства изменения и устойчивости, выступающего в виде единства изменения, отрицания старого и сохранения положительного содержания этого старого. Итак, в процессах движения и развития мы имеем многообразие форм устойчивости и изменения, и при анализе диалектики явлений необ¬ ходимо учитывать проявление противоречивого единства устойчивости и изменчивости. При этом, как мы видели выше, весьма важно понимать устойчивость в широком значении, в смысле сохранения состояния движе¬ ния, а не просто временного равновесия, механического покоя и т. п. Суммируя все изложенное выше, можно сказать, что первой и исход¬ ной формой, лежащей в основе всех остальных, выступает изменчивость процессов и устойчивость в смысле их сохранения, пребывания. Само из¬ менение, движение возможно лишь как изменение чего-то относительно устойчивого. Эта изменчивость и устойчивость выражает некое суммарное состояние явления. Явление всегда представляет комплекс, совокупность, систему более элементарных процессов и материальных связей, поэтому наряду с суммарной устойчивостью и изменчивостью в явлении наличе¬ ствуют устойчивость и изменчивость, относящиеся к составляющим его компонентам. Изменчивость компонентов в явлении выступает в единстве с равновесной устойчивостью их сочетаний между собой. Область устой¬ чивости равновесного типа — это область структуры. Диалектика взаимо¬ связи сосуществующих элементов со структурой целого — это диалектика содержания и формы. Со структурой связаны характерные проявления устойчивости и из¬ менчивости. В первую очередь это формы устойчивости и изменчивости статической и динамической структуры. Они не тождественны, хотя их раз¬ личие не абсолютно, а относительно, ибо любая статическая структура тела или явления внутренне связана с законом его изменения и развития. И, наоборот, любой закон изменения и развития (динамическая структу¬ ра) в какой-то степени является и законом строения явления. Другой формой устойчивости и изменчивости структуры выступает раздвоение моментов устойчивости и изменчивости в области самой дина¬ мической структуры. Здесь устойчивость и изменчивость находят свое про¬ явление в виде разделения на жесткие структуры и неустойчивые струк¬ туры. Это различение жестких и неустойчивых структур нашло свое отра¬ жение в таких категориях философии, как необходимость, закономерность и случайность, и в таких понятиях естествознания и математики, как ди¬ намические и статистические закономерности, и т. д. Выступая как общее противоречие движения, единство изменения и устойчивости пронизывает все явления, отношения и закономерности действительности. Мы хотим отметить лишь ряд важнейших случаез проявления этого противоречия движения, начиная от наиболее общих и кончая весьма конкретными и непосредственными '. Прежде всего единство устойчивости и изменчивости обнаруживается в основных понятиях материалистической теории, таких, как соотношение материи и движения, субстанции и акциденций, понятиях единства мира, бытия и т. д. Причем в свете вышеприведенных соображений можно уточнить смысл этих понятий, сформулировать их более строго. Во всей прошлой истории философии единство моментов устойчивости и изменчи¬ вости метафизически сопоставлялось с материей и движением: материя обычно воплощала устойчивость, а движение — изменчивость. Таким образом, одна из сторон движения — устойчивость — отрывалась от дви¬ жения и переносилась на материю. Единство устойчивости и изменчивости отражено в понятиях субстан- 1 Специальное исследование этой проблемы мы даем в монографии, находящейся ь печати.
112 В. И. СВИДЕРСКИЙ ции и акциденций. Субстанция выступила как самое общее выражение устойчивости в мире в том смысле, что она является постоянной основой, причиной и содержанием всех явлений. Акциденции же выразили сторону изменчивости. Недостатком такого представления является то, что здесь нет органического единства устойчивости и изменчивости; устойчивость ие есть устойчивость изменчивости, а изменчивость не есть внутреннее со¬ держание данной устойчивости. Устойчивость, выступающая в виде мно¬ гообразия сосуществующих явлений, процессов, выражена при этом не в интенсивном плане, в смысле изменения и развития, а в экстенсивном — в смысле рядоположенного многообразия явлений. Рассматривая в онтологическом плане материю как субстанцию, необходимо подчеркнуть, что буквальное противопоставление материи как носителя устойчивости движению как изменчивости не является научным и представляет метафизический, а не диалектический подход. Разрыв устойчивости и изменчивости в случае движения — оставление за движе¬ нием только изменчивости и перенесение устойчивости на материю — как раз и является метафизическим приемом. Однако в отношении к движущейся материи в целом можно приме¬ нить закономерность единства устойчивости и изменчивости в вышеуказан¬ ном смысле субстанциальности и акцидентальности. Движущаяся материя как субстанция вовсе не представляет собой воплощения косности и устойчивости, ибо она по своему существу есть движущаяся материя. Но она выступает именно устойчивой основой по отношению к бес¬ конечному многообразию своих конкретных форм. Эта устойчивость материи как субстанции должна пониматься не как противоположность движению и не в качестве сохранения самого движения (ибо последнее относится не к материи, а к самому движению), а в смысле общего носителя всех конкретных изменений, всеобщего содержания явлений. В тесной связи с рассматриваемыми вопросами находится проблема единства мира, которая является, в сущности, проблемой нахожде¬ ния самой общей устойчивости в бесконечном многообразии и изменчиво¬ сти явлений. Эту устойчивость материалисты видят в материи, а идеали¬ сты — в духе как общей основе всех явлений. Очевидно, что решение проблемы единства мира есть в то же время определение моментов устойчивости и изменчивости в применении к миру в целом, есть выяснение сохраняющегося в беспрерывном изменении и развитии. Это сохраняющееся выступает со стороны материи в виде проявления общей основы, общего носителя всех явлений, а со стороны движения — в наличии у каждого явления общих свойств и закономерно¬ стей движения как способа существования материи. Отметим при этом, что такое исходное понятие мировоззрения, как понятие бытия, существования, также включает в себя органиче¬ ское единство устойчивости и изменчивости. В самом деле, когда мы гово¬ рим о бытии, существовании вещей, явлений и процессов, то, с одной сторо¬ ны, в это понятие мы всегда вкладываем смысл пребывания, сохранения во времени, наличия и т. д., то есть смысл устойчивости. Но в то же время понятие бытия, существования не имеет смысла без движения, изменения. То, что вещь обнаруживает свое бытие, всегда связано с изменением ею каких-то своих сторон, состояний. Существование неизменной вещи бес¬ смысленно и необнаружимо. Существовать — значит изменяться и одновременно пребывать. Стало быть, понятие бытия органически включает в себя противоречивое единство устойчивости и изменчивости. Рассмотренная выше противоречивость движения и развития прояв¬ ляется как в общих свойствах движения, так и в любых его конкретных формах и свойствах. Остановимся вначале на случае общих свойств движения. Противоречивость движения органически связана с такими наиболее общими его характеристиками, как абсолютность и от носитель-
ЕДИНСТВО ИЗМЕНЧИВОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ 113 ность. В самом деле, диалектический материализм понимает под абсо¬ лютностью движения его всеобщность, обязательность, непреложность как способа бытия материи, и в этом смысле движение устойчиво как всеобщий способ бытия материи. Вместе с тем движение относительно в том смысле, что оно проявляется всегда лишь в конкретных и преходя¬ щих формах. Преходящесть всех конкретных форм движения и выра¬ жает сторону изменчивости в движении в общем смысле. В свете изложенного известное положение материалистической диа¬ лектики о том, что движение абсолютно, а покой относителен, следует понимать в общем случае не в том смысле, что движение есть всегда, а покой лишь иногда, а в смысле ведущей, определяющей роли движения в объективных процессах. Все новое в мире порождается движением, из¬ менением, развитием, а покой лишь фиксирует результат этого изменения и развития. Нетрудно показать, что такие общие свойства движения, как его непрерывность и прерывность, также связаны с противоречи¬ востью движения. Действительно, непрерывность означает сохранение данного состояния, а прерывность всегда есть прерывность состояний, есть переход одних состояний в другие. Противоречивое единство сохранения состояний и изменения их в процессе движения выражает противоречивое единство непрерывности и прерывности движения. Аналогично обстоит дело и в случае проблемы бесконечности и конечности. Как мы отмечали в другом месте \ в основе понятий бесконечности и конечности лежат понятия абсолютности и относительно¬ сти, а как мы только что видели, последние понятия органически связаны с противоречивостью движения. Важно отметить, далее, что эта 'противоречивая природа движения находит также свое непосредственное проявление в сущности и свойст¬ вах пространства и времени, которые также оказываются противоречи¬ выми формами, ибо каждое из них включает в себя единство моменгов устойчивости и изменчивости. Так, пространство одновременно высту¬ пает как протяженность и как выражение соотношения, рядоположенно- сти явлений. Точно так же время выступает одновременно и как дли¬ тельность и как смена моментов. Рассматриваемая противоречивость движения находит свое проявле¬ ние не только в общих свойствах движения, но и в общих его закономер¬ ностях, отражаемых диалектическими законами и понятиями. Так, основ¬ ной закон материалистической диалектики — закон единства и борьбы противоположностей, естественно, органически связан с противоречиво¬ стью движения. Эта связь выступает в том, что в противоречивой при¬ роде всех явлений находит свое конкретное выражение единство момен¬ тов устойчивости и изменчивости. Последнее получает свое непосредст¬ венное выражение в единстве и борьбе противоположностей в том смысле, что единство, взаимопроникновение, сосуществование противоположно¬ стей выражает в соотношении противоположностей сторону устойчиво¬ сти, а их борьба, взаимоотрицание — сторону изменчивости. Далее, в процессе движения и развития мы всегда имеем дело с двумя противоположными тенденциями: одна из них стремится сохра¬ нить данное состояние, другая стремится изменить это состояние. Отме¬ чая в соотношении буржуазии и пролетариата подобное единство устой¬ чивости и изменчивости, Маркс и Энгельс писали: «...В пределах всего антагонизма частный собственник представляет собой консервативную сторону, пролетарий — разрушительную. От первого исходит действие, на¬ правленное на сохранение антагонизма, от второго — действие, направ¬ ленное на его уничтожение» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т. 2, стр. 39). 1 См. В. И. Свидерский «О лиалсктчко-млтерналпстическом понимании про¬ тиворечивости бесконечности». «Вестник ЛГУ». 1906, № 5. 8. «Вопросы философии» № 2.
114 В. И. СВИДЕРСКИЙ Таким образом, в процессе возникновения, созревания и разреше¬ ния противоречий одна из противоположностей, связанная с сохранением данного состояния, выражает сторону устойчивости, другая же противо¬ положность, связанная со стремлением изменить данное состояние, вы¬ ражает сторону изменения. Весьма непосредственное проявление противоречивого единства устойчивости и изменения мы обнаруживаем и в наличии у всех явлений качественной и количественной определенностей и зако¬ номерной связи между этими характеристиками. В самом деле, качество характеризует специфику и устойчивость явлений. Вещь, предмет, явление лишь постольку существуют, поскольку они сохраняют свое качество. Количество же выражает возможное изме¬ нение явления в рамках данного качества. Единство качества и количе¬ ства, следовательно, есть вместе с тем единство сторон устойчивости и изменчивости. Более сложной формой устойчивости выступает мера как граница возможного изменения количества в рамках данного качестза. Но данная мера как характеристика устойчивости отвергается, преодо¬ левается превращением количественных изменений в качественные. Уста¬ навливается новая мера, которая вновь преодолевается, и т. д. Процесс преодоления меры как момент изменения, однако, органически связан с моментом постоянства, характеризуемым узловой линией отноше¬ ний меры. Узловая линия отношений меры тоже представляет собой устойчивость; это устойчивость отношений, выражаемых законом раз¬ вития. Своеобразную форму проявления единства устойчивости и изменчи¬ вости мы наблюдаем в третьем, основном законе диалектики — законе от¬ рицания отрицания. Исходное устойчивое состояние, согласно этому закону, изменяется на -новое состояние, противоположное первому, а это последнее, в свою очередь, меняется на противоположное ему состояние, и возникшее третье состояние в результате отрицания отрицания оказывается связан¬ ным с восстановлением ряда основных черт первого исходного состояния. В этом законе устойчивость выступает в ряде форм: в виде устойчивости отдельных состояний (положения, отрицания и отрицания отрицания), в виде сохранения положительного содержания отрицаемых состояний в новых состояниях, в виде устойчивой повторяемости указанных трех моментов закона, в виде восстановления в третьем состоянии характер¬ ных черт исходного состояния и т. д. Аналогично обстоит здесь дело и с формами изменения. Не останавливаясь подробно, мы все же отметим, что в категориях материалистической диалектики мы также всегда находим отражение той же противоречивости движения. Так, категории сущности и явления фиксируют в явлениях и процессах действительности две противополож¬ ности — устойчивых связей и отношений (сущность) и изменчивых связей и отношений (явление). В категориях содержания и формы мы обнаружи¬ ваем те же моменты изменчивости и устойчивости: изменчивости элемен¬ тов содержания противостоит устойчивость формы, то есть устойчивость их структурной связи между собой. Наконец, в случае необходимости и случайности жесткая, устойчивая связь явлений и устойчивость отноше¬ ний, характеризующие необходимость, противостоят неустойчивой связи явлений и неустойчивости отношений, характеризующих случайность. Таковы некоторые примеры проявления в объективной действитель¬ ности обшей противоречивости движения, рассмотренные в онтологиче¬ ском плане. Остановимся теперь на некоторых моментах, связанных с гносеоло¬ гическим смыслом противоречивости движения. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что известные в истории науки и философии способы и методы подхода к познанию процессов
ЕДИНСТВО ИЗМЕНЧИВОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ 115 действительности — метафизический, релятивистский и диалектический — имеют свои корни в противоречивой природе самого движения. Нетрудно видеть, что метафизический метод всегда имел и имеет в своей основе абсолютизацию устойчивости. Метафизика абсолютизи¬ рует сторону устойчивости в движении различным образом: в одном слу¬ чае она попросту отрицает движение и все сводит к покою и неподвиж¬ ности (например, элейская школа), в другом абсолютизирует, увековечи¬ вает те или иные конкретные формы движения материи (вся домарксист¬ ская материалистическая философия и все виды идеализма). Релятивизм, наоборот, абсолютизирует сторону изменчивости, призна¬ вая только чистое движение, изменение без всяких моментов покоя. Так в онтологическом и гносеологическом плане ставил вопрос Кратил, и по¬ добным же образом в гносеологическом плане рассуждают современные релятивисты. Релятивизм в этом случае выступает как бы метафизикой наизнанку. В противоположность указанному подходу метафизиков и релятиви¬ стов диалектика свободна от абсолютизации какой-либо из противоре¬ чивых сторон движения и рассматривает обе эти стороны — устойчивости и изменения — в органическом единстве, подчеркивая при этом опреде¬ ляющее значение стороны изменения. Приведенные соображения имеют, как нам думается, значение и для решения вопроса о соотношении диалектической и формальной логики. В отношении своего объективного содержания формальная логика дол¬ жна рассматриваться как отражающая не временные состояния покоя у явлений и тел, а стороны устойчивости и постоянства, органически при¬ сущие любому процессу изменения явлений, неразрывно связанные с са¬ мим изменением, выражающие сохранение самого состояния изменения, его пребывания во времени и т. д. Точно так же диалектическая логика — материалистическая диалек¬ тика— отражает не просто изменение явлений вне их временных состоя¬ ний покоя (в этом случае она не была бы диалектической логикой, а све¬ лась бы к релятивизму); она отражает органическое, неразрывное и про¬ тиворечивое единство противоположных моментов постоянства и изменчи¬ вости во всех явлениях и процессах объективного мира и человеческого мышления. В заключение отметим, что многие проблемы естествознания также органически связаны с учетом противоречивости движения. Так, закон единства сторон изменчивости и устойчивости, выражающий общую про¬ тиворечивость движения, в случае простейших его форм проявляется в виде закона Е=тс 2, который может быть назван законом единства мас¬ сы и энергии. Здесь энергия выражает сторону изменения в физических явлениях, масса — сторону устойчивости, инертности. В более сложных конкретных формах движения материи закон един¬ ства противоречивых моментов устойчивости и изменчивости находит также свое более сложное выражение. Не останавливаясь на этом вопро¬ се подробно, укажем в качестве примера на такой фундаментальный за¬ кон органической природы, как закон единства наследственности и из¬ менчивости. * Изложенное выше позволяет, как нам думается, сделать некоторые теоретические и практические выводы. Прежде всего можно, как мы виде¬ ли выше, предположить общую классификацию форм устойчивости и из¬ менчивости в объективной действительности. Далее, важнейшим выраже¬ нием единства устойчивости и изменчивости выступает единство элемен¬ тов и структуры в явлениях, отражаемых понятиями содержания и формы. Аналогично, сфера сущности и явления также есть особая форма об¬ наружения единства устойчивости и изменчивости в области как явлений
lm В. И. СВИДЕРСКИЙ в целом, так и их внутренней структуры. Внешняя оболочка устойчивости и изменчивости выражает здесь внутреннее соотношение определяющих и второстепенных связей и отношений. Соотношение определяющего и определяемого, проявляющееся во внешней форме устойчивого и неустойчивого, охватывает область соотно¬ шения более широкую, чем соотношение сущности и явления. Сюда преж¬ де всего относится область соотношения основы и обоснованного, субстан¬ ции и акциденций, материи и ее проявлений, движения и его конкретных форм и т. д. Устойчивость и изменчивость специфически проявляются в процессах развития. Новым моментом здесь по сравнению с движением и измене¬ нием вообще является соотношение изменения состояний с сохранением, устойчивостью их положительного содержания в новом состоянии. Един¬ ство устойчивости и изменчивости этого типа представляет собой общую закономерность. Эта важнейшая форма устойчивости и изменчивости на¬ ходит свое конкретное выражение и раскрытие в законе единства и борь¬ бы противоположностей, в категории диалектического отрицания, в за¬ коне отрицания отрицания и т. д. Таковы главные формы проявления противоречивого единства устой¬ чивости и изменчивости в объективном мире. В диалектическом материа¬ лизме эти формы отражены соответствующими понятиями и законами. Так, первая исходная форма устойчивости и изменчивости в смысле из¬ менения и пребывания находит свое отражение в категориях и понятиях бытия и небытия, движения и покоя, абсолютности и относительности, бесконечности и конечности, отчасти качества и количества, становления, единства и борьбы противоположностей и др. Область структуры отражена в материалистической диалектике многими понятиями, в том числе: причины и следствия, необходимости и случайности, содержания и формы, пространства и времени, отчасти сущности и явления, закона и закономерности и т. д. Устойчивость и изменчивость типа устойчивости основы и изменчи¬ вости обоснованного выражены в философии понятиями общего и еди¬ ничного, субстанции и акциденций, материи и ее проявлений, движения и его конкретных форм и т. п. Наконец, выражение устойчивости и изменчивости в сфере развития включает в себя специфические понятия: снятия, диалектического отри¬ цания, поступательности изменения, единства и борьбы противоположно¬ стей, отрицания отрицания как якобы возвращения к исходному и т. д. Отмеченная связь круга законов, категорий и понятий с различными формами устойчивости и изменчивости в объективном мире может слу¬ жить определенной основой, принципом для классификации, подразделе¬ ния законов, категорий и понятий. С этой же точки зрения можно клас¬ сифицировать и особенности отдельных философских школ и учений. Таковы общие выводы, которые можно сделать из проведенного ис¬ следования противоречивой природы движения, проявляющейся в един¬ стве устойчивости и изменчивости. Все изложенное в настоящей статье отнюдь не претендует на исчерпывающее рассмотрение проблемы и ре¬ шение всех возникающих при этом вопросов. Нам представляется весьма интересным и важным ее дальнейшее исследование в онтологическом, ло¬ гическом, гносеологическом и методологическом планах.
ка Социальные проблемы демографии и медицины в буржуазной социологии Б. Я. СМУЛЕВИЧ I Среди буржуазных социологов, пытающихся скрыть эксплуататор: скую сущность капиталистической системы, видное место занимают те, которые под видом гуманистов апологетически освещают проблемы насе¬ ления и здравоохранения. Это понятно, ибо забота о трудящемся челове¬ ке, об обеспечении ему права на труд и здоровье — важнейшее мерило прогрессивности социальной и государственной системы. Труды буржуаз¬ ных апологетов устремлены на то, чтобы скрыть закон населения капи¬ тализма и антинародную политику населения и здравоохранения бур¬ жуазного государства, ибо в них наиболее четко проявляется античело¬ веческая сущность капитализма. Всем антагонистическим формациям присуще неразрешимое противо¬ речие между ролью трудящихся как важнейшей производительной силы общественного производства и их подчиненным положением как эксплуа¬ тируемого класса. При капитализме это противоречие выступает особенно резко; оно получило выражение в сформулированном Марксом законе народонаселения: «Рабочее население, производя накопление капитала, тем самым в возрастающих размерах само производит средства, которые делают его относительно избыточным населением. Это — свойственный капиталистическому способу производства закон населения» («Капи¬ тал», т. 1, стр. 637). Основное в законе населения капитализма — анта¬ гонистическое противоречие между развитием материальных производи¬ тельных сил и живой производительной силой — трудящимися. Капита¬ лизм, развивая материальные производительные силы, ограничивает ис¬ пользование и развитие важнейшей производительной силы общества — рабочего класса. Это находит выражение прежде всего в разных формах относительного перенаселения. Это находит выражение и во все углуб¬ ляющемся противоречии между умственным и физическим трудом, в пре¬ вращении рабочего в придаток к машине, в характере труда, когда рабо¬ чему навязывают несвойственный человеческой физиологии и психике ускоренный ритм и интенсивность труда, что превращает «труд в основ¬ ной патогенетический фактор» (А. Дезуайль), определяющий рост нерв¬ но-психических и других болезней. Относительное перенаселение—один из важнейших факторов, определяющих тенденцию к депопуляции наи¬ более развитых стран капитализма. Закон населения, как и другие экономические законы, не проявляется всегда и везде одинаково. Демографические процессы обусловлены слож¬ ным комплексом факторов. Однако в последнем счете они формируются под определяющим влиянием производственных отношений. Антинародный характер буржуазного государства ярко выражается в его политике населения и здравоохранения. Два фактора определяют в основном отношение к «политике населе¬ ния» господствующих классов империалистических держав: боязнь безра¬ ботицы и военные интересы.
118 Б. Я. СМУЛЕВИЧ В прошлом, пишет американский социолог Лэндис, промышленники смотрели на не занятое в производстве население как на большой резер¬ вуар, из которого можно черпать рабочую силу, и отождествляли рост населения с социальным прогрессом. Но когда в 1933 году количество безработных достигло 15 миллионов, бизнесмены стали смотреть на из¬ лишек населения как на бремя для общества: «Слишком много ртов для прокормления, слишком много детей, требующих заботы». Это вызвало изменение отношения «деловых людей» к проблеме роста населения. Боязнь безработицы, ее социальных и экономических последствий опре¬ деляла неомальтузианское направление политики населения. Однако, когда понадобилась молодежь для армии и военного производства, преж¬ ние «взгляды на молодежь, безработицу и социальное неравенство были забыты». Вторая мировая война «привела к осознанию всеми народами будущего значения численности населения в мировых делах,— пишет Лэндис,— и такая большая нация, как США, не может больше допускать самотека в решении проблемы роста населения» (P. Landis «Popula¬ tion Problems», N. Y. 1954, p. 512). В этом же духе высказывается аме¬ риканский журнал «United States News and World Report»: «Эта страна, стоящая перед лицом войны и как никогда раньше нуждающаяся в мо¬ лодежи, обнаружила острую нехватку молодых людей», выражающуюся в нехватке 400—500 тысяч призывников (September, 1951, р. 56). Аналогичные тенденции можно констатировать и в Англии. Англий¬ ский медицинский журнал «Ленцет» писал в редакционной статье «О по¬ литике населения» о том, что общественное мнение Англии, памятуя по¬ трясения, вызванные «излишком» людей, безработицей, не было обеспо¬ коено систематическим падением рождаемости; но правительство Чер¬ чилля из политических соображений создало в 1944 году Королевскую комиссию по вопросам населения. Перед'Комиссией была поставлена за¬ дача изучить причины падения рождаемости и наметить мероприятия по ее повышению. В качестве такого мероприятия Королевская комиссия предложила увеличить пособие многодетным и вступающим в брак. Однако, заявляет журнал, настоящие экономические условия 'неблаго¬ приятны для перераспределения доходов в соответствии с размерами семьи. Журнал разъясняет, что долларовый кризис мешает оказанию помощи многодетным семьям. Он умалчивает, однако, что сам долларо¬ вый кризис есть следствие гонки вооружений. Английский журнал «Communist review» следующим образом харак¬ теризует политику населения господствующих классов Англии: «Урезка продовольственных субсидий, ассигнований на образование, обложение налогами органов здравоохранения, с некоторыми льготами для матерей и детей,— такова главная линия политики тори в области населения: максимум производства детей за счет снижения жизненного уровня тру¬ дящихся на более поздних этапах их жизни» (December, 1952, р. 381). Проекты стимулирования рождаемости в США и Англии отнюдь не исключают пропаганды мальтузианства, пугающего народы призраком перенаселения. И эта пропаганда, направленная прежде всего против слаборазвитых стран, как известно, приобрела после войны большой размах. Неким примиряющим началом политики роста и политики ограниче¬ ния населения должна служить политика «оптимума населения», выдви¬ нутая в качестве панацеи от непреодолимых противоречий капитализма: безработица при одновременном падении рождаемости, рост нищеты при одновременном росте богатств, постоянная угроза империалистических войн и т. д. В своем труде «Оптимум населения» (1938) Имре Ференци писал, что оптимум населения — это численность населения, которая при данном уровне науки и техники обеспечивает наибольший доход на душу населения. Теория оптимума населения исходит, подобно мальтузианству, из
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ И МЕДИЦИНЫ 119 положения, что рост населения является определяющим фактором обще¬ ственного развития, что уровень жизни обусловлен отношением между численностью населения и наличными средствами существования, что от регулирования количества населения зависят и безработица и войны. В свете теории оптимума главной проблемой общественных наук являет¬ ся не вопрос о законах развития общественных формаций, не изменение социального строя, а вопрос о соотношении фактической и оптимальной численности населения. Однако даже буржуазный экономист и демограф Момберт вынужден был признать, что оптимум, населения — это отвле¬ ченное понятие о состоянии равновесия, установить которое в действи¬ тельности невозможно. Какой цели должна служить теория оптимума населения, видно из упоминавшейся работы Ференци. Главной причиной международных конфликтов и войн он провозглашал «различия в плотности и темпах роста населения и в демографической политике». Поэтому он считал необходимым «планирование оптимума населения в отдельных странах и во всем мире». Такова буржуазная политика населения. Что касается политики в области здравоохранения, то следует отметить следующее: здравоохране¬ ние в капиталистических странах — сложное, во многом противоречивое общественное явление, важнейшим фактором развития которого являет¬ ся классовая борьба. Движущие силы и мотивы государственной поли¬ тики в области здравоохранения определяются следующим. Капитали¬ стическое общество с его сравнительно высоким техническим уровнем производства и распределения требует бесперебойного обеспечения ра¬ бочей силой и соблюдения определенного санитарного уровня с целью предупреждения эпидемий (XIX век), с целью интенсификации труда (настоящее время). В определенных условиях, например, в США, эта политика направлена преимущественно на обеспечение максимальных прибылей капиталистических медицинских предприятий: страховых ком¬ паний, фармацевтических, оптических и разных других трестов, пред¬ приятий санитарно-технического оборудования. В этих случаях потреб¬ ность в медицинской помощи используется (как и другие потребности — в жилище, питании и пр.) в целях наживы. В результате господствующие классы, имущая часть населения, пользуются всеми достижениями меди¬ цинской науки, тогда как трудящиеся зачастую лишены элементарной ме¬ дицинской помощи. Вторым типом буржуазной политики в области здравоохранения яв¬ ляется английская политика. Нынешняя система английской государ¬ ственной службы здравоохранения (ГСЗ) создана, с одной стороны, под влиянием второй мировой войны, с другой — под влиянием требований рабочего класса и средних слоев английского общества, остро нуждав¬ шихся после войны во врачебной помощи. Реформа системы здравоохра¬ нения в Англии улучшает положение трудящихся по сравнению с трудя¬ щимися США и пользуется, несмотря на существенные недостатки, по¬ пулярностью. Введение Государственной службы здравоохранения широ¬ ко использовалось для пропаганды реформизма. Лейбористы пытались изобразить ГСЗ как «путь к социализму», как осуществление «государ¬ ства всеобщего благополучия». Однако наряду с введением ГСЗ англий¬ ская буржуазия, подобно американской, осуществляет свою главную ли¬ нию по преодолению противоречий капитализма за счет рабочего класса, за счет снижения его жизненного уровня. Для этого она использует, как обычно, разнообразный арсенал средств: усиление налогового бремени, интенсификацию труда, повышение цен, инфляцию, чаще всего комбини¬ руя эти методы. Такова политика гонки вооружений, ведущая к обога¬ щению монополистов и к сокращению ассигнований на социальные нужды. Председатель Исполкома Английской компартии тов. Гарри Поллит отметил в своем выступлении на XX съезде КПСС, что в Англии
120 Б. Я. СМУЛЕВИЧ в настоящее время наиболее высокие налоги падают на плечи трудя¬ щихся. И недаром Дж. Бернал пишет, что ГСЗ — это «служба здраво¬ охранения скорее по названию, чем фактически» (Д ж. Бернал «Наука в истории общества», 1956, стр. 522). Современная медико-санитарная организация выполняет определен¬ ные функции и во внешней политике буржуазного государства. Она выра¬ жается прежде всего в санитарной охране границ и в участии в подготов¬ ке к современной войне. Большую роль играет использование медицин¬ ской организации в целях колониальной политики. В этом отношении яркой иллюстрацией может служить деятельность так называемого фонда Рокфеллера. Американские империалисты строят в слаборазвитых стра¬ нах больницы, медицинские школы в интересах экспансии американского капитала, воспитания преданных ему кадров в колониях и зависимых странах для закабаления трудящихся этих стран. Вот что по этому пово¬ ду пишет американский журнал «Общественное здравоохранение». В статье под многообещающим заголовком «Противодействие коммуниз¬ му через программу иностранной помощи в области общественного здра¬ воохранения» Д. А. Логан говорит: «Весь мир вовлечен в холодную войну между свободой (то есть империалистами.— Б. С.) и коммунизмом, а каждая новая фаза этой борьбы имеет международное значение. За кули¬ сами этой драмы, этого конфликта, характерными чертами которого яв¬ ляется страх и растерянность, развертывается неослабевающая борьба за руководящую роль в развитии отсталых стран». Поэтому, считает автор, этой борьбе «следует уделять столько же энергии и изобретательности, сколько сейчас уделяется войне и подготовке к ней» («Public Health», V. № 8, 1955, p. 1017). Что ж, Советский Союз вполне устраивает такое мирное соревнова¬ ние: лучше соревноваться в помощи слаборазвитым странам, чем в произ¬ водстве орудий массового уничтожения. И мы готовы осуществлять самую широкую программу такой помощи. Но социальное содержание этой по¬ мощи различно. Известно, что помощь Советского Союза слаборазвитым странам на¬ правлена на поднятие их экономики и культуры. В отличие от -этого «по¬ мощь» империалистов — замаскированный вид колониализма и направ¬ лена в конечном итоге на закабаление народов; она чревата опасностью военных конфликтов (между угнетенными народами и империалистически¬ ми державами, между самими империалистическими державами, делящи¬ ми сферы влияния, и т. д.). Таков «гуманизм» империалистов, такова их политика населения и здравоохранения. Поэтому, несмотря на уступки, которых добивается ра¬ бочий класс путем классовой борьбы в области политики населения и здравоохранения, несмотря на заинтересованность господствующих классов в развитии некоторых отраслей здравоохранения, несмотря на прогресс медицины, радикальное решение проблем населения и здраво¬ охранения при капитализме невозможно. Чтобы сохранить послевоенный подъем рождаемости во Франции, пишет французский ученый Жан Фре- виль, необходимо обеспечить трудящимся приличные заработки, жили¬ ща, которые не являлись бы рассадником туберкулеза, стабильность ра¬ боты, уверенность в сохранении мира, все те факторы, которые, даже вы¬ рванные с боем, остаются ненадежными в условиях капиталистического строя... единственные меры, которые могли бы успешно приостановить депопуляцию, являются в основном социалистическими (см. J. Fre- ville «L’Epouvantail maltusien». Paris. 1956, p. 15, 18). Прав Дж. Бернал, когда он пишет, что «социальная медицина... пред¬ полагает социализм... вот почему, особенно в Америке, так яростно него¬ дуют против нее», вот почему «в противоположность этому повсюду, где народные силы одержали победу, немедленно принялись за улучшение служб здравоохранения». Скрыть эти очевидные факты — в этом-то и
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ И МЕДИЦИНЫ 121 состоит основная задача буржуазных теорий населения и здравоохра¬ нения. Какими же путями пытаются они достигнуть этого? II Одним из идеологических орудий буржуазной реакции служит све¬ дение законов более сложных явлений, каковыми являются законы обще¬ ственного развития, к законам менее сложных, механических и биологиче¬ ских, явлений. Буржуазные социологи, демографы натуралистического направления исходят из положения, что рост населения (который они рассматривают как биологическое явление), наследственность, раса и т. п. являются факторами, определяющими общественное развитие, динамику населе¬ ния, его культуру, психику, здоровье и т. д. Исходя из антинаучных поло¬ жений социального дарвинизма, они пытаются доказать, что борьба за существование и естественный отбор — это движущая сила общественного развития, ведущая к тому, что за счет биологически неполноценных выжи¬ вают более сильные и здоровые народы, социальные группы, личности. Подобные теории ставят своей целью оправдать эксплуатацию рабочего класса и колониальных народов, а также агрессивные войны, как «неиз¬ менные законы» всякого общества. Другим направлением среди буржуазных демографов является эк¬ лектическая теория факторов. Сторонники этой теории признают действие социально-экономических факторов, но отрицают их определяющее зна¬ чение. Натуралистические теории народонаселения (мальтузианство, органи¬ ческая и расовая теория) создают свои, антинаучные концепции демогра¬ фических процессов, биологическую концепцию классов, миграционных процессов и воспроизводства населения. Основным элементом натурали¬ стических теорий здравоохранения является евгеника с ее антинаучным положением о том, что здоровье расы, народа, класса может быть обес¬ печено только в условиях острой «борьбы за существование», которая: ведет к выживанию здоровых и уничтожению «неполноценных», тогда как охрана здоровья населения действует якобы антиселекционно, ослабляет расу. Развернутую натуралистическую трактовку проблем населения и здравоохранения дал еще Спенсер, создатель органической школы в со¬ циологии. Он, как известно, уподоблял человеческое общество биологиче¬ скому организму и считал, что общественные классы выполняют функции, подобные органам животного организма. Спенсеровская теория генезиса и индивидуации гласит, что чем выше развитие организма в природе и обществе, тем ниже его плодовитость. Спенсеровская теория воспроиз¬ водства населения легла в основу буржуазных теорий «благосостояния и культуры» и так называемой «социальной капиллярности», рассматриваю¬ щих падение рождаемости как признак роста благосостояния, культуры и развития демократии. Эти теории, как и циклическая теория роста насе¬ ления К- Джини, не имеют ничего общего ни с наукой, ни с действитель¬ ностью. Конкретная действительность показала лживость всех этих аб¬ страктных теорий, подтвердила положение марксизма-ленинизма о том, что воспроизводство населения зависит от конкретных социально-экономи¬ ческих условий. Действительный рост благосостояния культуры народ¬ ных масс, происходящий в странах социализма, сопровождается не па¬ дением, а ростом рождаемости, вопреки буржуазным теориям. И паде¬ ние рождаемости в странах капитализма объясняется также не ростом благосостояния масс, а ростом их нищеты и необеспеченности суще¬ ствования. Спенсер считал, что государство не должно вмешиваться в «борьбу
122 Б. Я. СМУЛЕВИЧ за существование», поддерживать «неполноценных», что здоровье насе¬ ления необходимо предоставить естественным факторам. Последние обес¬ печивают санитарные реформы настолько, «насколько обеспечено разви¬ тие промышленности и торговли», сиречь насколько это выгодно господ¬ ствующим классам. Спенсеровская теория здравоохранения — один из лейтмотивов американского медицинского бизнеса. Так, Шепард, вице- президент страховой компании «Метрополитен», заявил, что деятели здравоохранения и гуманисты смотрели на борьбу с туберкулезом с точ¬ ки зрения спасения жизни, а, по его мнению, главное в проблеме тубер¬ кулеза — это ее деловая сторона, иначе говоря, главное состоит не в по¬ мощи больным в восстановлении здоровья, а в извлечении прибыли из их болезней, ибо «хорошее здоровье — это хороший бизнес»: «Я буду говорить прежде всего о потребности в капитале... вложение которого су¬ лит хороший доход... Проведение нашей работы зависит от поддержки более или менее твердолобых бизнесменов» («American Journal of public Health», v. 38, № 10, 1948, p. 1370). В период общего кризиса капитализма, когда идеи научного комму¬ низма привлекают к себе всеобщее внимание, реакционные натуралисти¬ ческие теории населения и здравоохранения уже не удовлетворяют тре¬ бованиям господствующих классов в идеологической защите прогнивших устоев капитализма. Против этих «теорий» выступают многие прогрессив¬ ные буржуазные ученые. Так, например, против мальтузианства выступил Жозуэ де Кастро, А. Сови, Л. Винслоу и другие. Поэтому наряду с нату¬ ралистическими теориями все большую роль начинают играть эклектиче¬ ские реформистские теории, которые осуществляют апологетику капита¬ лизма гораздо более тонко. Реформисты пытаются внушить трудящимся иллюзии, будто и в рам¬ ках капитализма можно осуществить ставшие широко популярными идеи социализма. Сформулированному Марксом и под тв ер жданном у жизнью закону населения капитализма буржуазия противопоставляет теорию полной занятости Кейнса, Пигу и других, учения об оптимуме населения, о населении как органическом капитале, о «человеческой экономике». Пытаясь доказать, что проблемы населения и здравоохранения вполне раз¬ решимы путем реформ в рамках капитализма, единым фронтом высту¬ пают экономисты (Кейнс и др.), социологи (Гольдшейд и др.), медики (Занд и др.) и демографы (Дэблин и др.). Рассмотрим кратко одну из характерных доктрин указанного направ¬ ления, социальную медицину, или медицинскую социологию, претендую¬ щую на то, чтобы разрешить не только проблемы здравоохранения, но и все социальные проблемы капиталистического общества. Наиболее выдающимся представителем этого направления в буржуаз¬ ной социологии является бельгийский врач, правый социалист Рене Занд, «великий апостол социальной медицины», как его величают американские авторы. В своих работах «Человеческий прогресс и здоровье» (1936), «Об экономике человека» (1948) и «Успехи социальной медицины» (1952) Р. Занд не скупится на краски при изображении тяжелой участи трудя¬ щихся в капиталистическом мире. Целые континенты, пишет он, сто¬ нут под тяжестью нищеты и болезней. И эти бедствия происходят в бога¬ тейших странах, в которых всем должно хватить на приличное питание, одежду, жилище и на образование (см. R. Sand «Health and Human Progress», Bruxelle, 1936). Автор приводит многочисленные данные, иллю¬ стрирующие нищету трудящихся, ухудшение их здоровья и пр. Однако, описывая тяжелое положение трудящихся, падение рождаемости, высокую заболеваемость, смертность и т. д., Занд беспомощен в анализе причин этих явлений. Он утверждает, что нельзя классифицировать нищету по вызвавшим ее причинам, ибо причины эти, комбинируясь между собой, образуют «заколдованный круг». К Занду, как и к прочим эклектикам,
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ И МЕДИЦИНЫ 123 вполне относится замечание Ленина о буржуазных социологах, которые не умеют отличать в сложной сети общественных явлений важные от мел¬ ких, не умеют найти объективного критерия их разграничения. Занд пытается изобразить безработицу, нищету и болезни случайны¬ ми, временными, вполне устранимыми при капитализме «неполадками». Исходя из неправильного положения, что «главная причина нище¬ ты — болезнь», Занд делает вывод, что профилактика болезней «атакует самые корни нищеты». Вторая линия обороны — социальное страхование и семейные пособия. Третья линия обороны — благотворительная помощь. Как видим, все три «барьера против нищеты» не затрагивают основной ее причины — частной собственности на средства производства, капита¬ листического базиса. Выход из «тупика» Занд старается найти в социальной медицине, пытаясь истолковать неразрешимые социальные проблемы капиталисти¬ ческого общества как проблемы чисто технические, в первую очередь ме¬ дицинские. В соответствии с этим предположением Занд обещает, что рациональная организация социальной медицины поможет лучше управ¬ лять живым капиталом нации. Фактически же, не посягая на основы капитализма, он хочет лишь «рационализировать» эксплуатацию рабочей силы, которую он, подобно Гольдшейду и другим сторонникам органиче¬ ской теории населения, называет «органическим капиталом». Занд понимает, что в условиях, когда взоры трудящихся обращены к странам социалистического лагеря, в которых человек труда стал хо¬ зяином производства, рабочие капиталистических стран недовольны не только безработицей, недостаточной заработной платой и пр., но и своим общественным положением. В своей последней работе Занд пишет: «Со¬ циальная проблема представляет собою синтез всех тех проблем, которые возникают, когда законные нужды широких слоев населения остаются неудовлетворенными» (р. 388—389). Нужды эти можно разделить, пишет Занд, на следующие категории: 1) психологические нужды, то есть ува¬ жение к человеческой личности в любой отрасли занятий или в любом социальном положении; 2) умственные потребности и 3) физиологические потребности, то есть нормальные условия труда, а также личной, семей¬ ной и общественной жизни. Занд обращает внимание на то, что в капиталистическом обществе «рабочий испытывает унизительное чувство своего более низкого поло¬ жения, ощущение, что он является лишь небольшим зубцом в машине, цифрой в списке расходов». Рабочий требует, чтобы работодатели пе¬ рестали рассматривать промышленность как свою исключительную собственность, а рабочую силу — как предмет купли-продажи, которым можно располагать по своему усмотрению. «Рабочие требуют,— пишет Занд,— права голоса в делах управления предприятием и в хозяйствен¬ ной жизни страны» (р. 336—337). Отмечая, что «специализация и меха¬ низация отняли у рабочего большую долю его интереса к труду и удо¬ вольствия от него», Занд советует «хоть в некоторой степени восстановить прежнее удовольствие; иначе труд превращается в нестерпимое крепост¬ ничество». Он считает, что устранение указанных недочетов является особой целью медицинского и социального обслуживания. Занд рисует утопические картины, согласно которым врачи должны «обеспечить рабо¬ чим высшую ступень физического и духовного благополучия», иначе гово¬ ря, обязаны в корне изменить характер капиталистического производства, с его беспощадной интенсификацией труда, изощренными методами капи¬ талистической рационализации, направленной на то, чтобы выжать из ра¬ бочего максимум прибавочной стоимости. В действительности же, как трезво констатирует английский журнал «Public Health», «врачи общественного здравоохранения играют очень незначительную роль в промышленности, ограничиваясь в лучшем случае
124 Б. Я. СМУЛЕВИЧ уговорами промышленников организовать на заводе поликлинику» (1957, V. 70, № 4, р. 73—74). По мнению Занда, «социальная медицина — это тейлоризм в госу¬ дарственном масштабе» — рационализация, научное управление произ¬ водством и человеческой деятельностью, распространенные на общество в целом. Занд уверяет, будто социальная медицина является средством защиты от всех недугов капитализма. В своей работе «Система Тейлора — порабощение человека машиной» Ленин отмечал, что система Тейлора приносит капиталисту «громадную прибыль, а рабочий трудится вчетверо интенсивнее, выматывая свои нер¬ вы и мускулы вчетверо быстрее». Современная действительность воочию подтверждает правильность слов Ленина. Капиталистическая «рационали¬ зация» идет не в сторону исправления тейлоризма «в соответствии с тре¬ бованиями физиологии, психологии и гигиены», а в сторону безмерной ин¬ тенсификации труда, крайнего ускорения его ритма, ведущих, как это до¬ казано, к истощению рабочих и к быстрому росту нервно-психических и сердечно-сосудистых заболеваний. Еще менее обоснована теория Занда о социальной медицине, как о тейлоризме в государственном масштабе. Указывая, что капитал организует труд внутри фабрики для дальнейшего угнетения рабочего и увеличения своей прибыли, Ленин пишет: «А во всем общественном производстве остается и растет хаос, приводящий к кризи¬ сам, когда накопленные богатства не находят покупателей, а миллионы рабочих гибнут и голодают, не находя работы». Только тогда, «когда про¬ летариат возьмет в свои руки все общественное производство», подчерки¬ вает Ленин, он примет меры «для правильного распределения и упорядо¬ чения всего общественного труда» (Соч., т. 20, стр. 135—136). Иначе говоря, не тейлоризм и реформистская социальная медицина, а социализм и социалистическое здравоохранение могут привести к раз¬ решению всех социальных проблем, в том числе и проблем населения и здравоохранения. Современная действительность тысячами фактов под¬ тверждает это; передовые ученые капиталистических стран выступают про¬ тив реакционных буржуазных теорий населения и здравоохранения и на¬ правляют свои взоры в сторону СССР. Профессор Лилльского универси¬ тета П. Жорж пишет, что Советский Союз организован в экономическом и социальном отношении по плану, отличному от остального мира. По¬ этому и условия воспроизводства населения в СССР иные, чем в капи¬ талистических странах. Кроме законодательства по вопросам семьи и рождаемости, отмечает Жорж, залогом правильного разрешения про¬ блем населения и здравоохранения являются экономическая и социаль¬ ная структура, предусматривающая распределение общественного про¬ дукта по количеству и качеству труда, демократическая организация воспитания, обеспечивающая возможность каждому ребенку примкнуть к культуре и выбирать профессию в соответствии с влечением и способ¬ ностями (см. «Population», № 3, 1946). Однако многие медики и демографы не умеют разобраться в слож¬ ных, противоречивых общественных явлениях современного капитализма. Выступая против откровенных форм мальтузианства и расизма, некото¬ рые из них подпадают под влияние более замаскированных форм (теория оптимума населения, реформистская теория здравоохранения). Так, анг¬ лийский ученый А. Боурн в книге «Здравоохранение будущего» правильно отмечает, что существующая политика «не затрагивает основных причин заболеваемости», не затрагивает основ бедности и патологии, что «пер¬ вым пунктом программы здравоохранения должно быть упразднение ни¬ щеты... В основе действенной экономической системы должно лежать бла¬ госостояние всех членов данного общества, а не гигантские капиталы не¬ скольких капитанов промышленности... Возможно, что экономисты сумеют доказать, что все эти отклонения от справедливости могут быть исправле¬ ны путем модификации существующей системы, но если это не удается, си¬
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ И МЕДИЦИНЫ 125 стема должна быть изменена в направлении такого распределения про¬ дукции сельского хозяйства и промышленности, при котором нищета пе¬ рестанет существовать» (A. Bourne «Health of the Future», 1943, p. 112, 185). Нищета, пишет он далее, может быть уничтожена в мире, в котором распределение организовано ради пользы, а не ради прибыли. Однако, изображая буржуазное государство надклассовым, Боурн все свои надежды возлагает на то, что официальные учреждения поймут не¬ обходимость изменения скверных социальных условий, порождающих столько болезней. Не понимая классовой сущности буржуазного государства, Боурн наивно пытается убедить его руководителей в том, что «распределение доходов должно быть справедливо», что граждане имеют «право на здоровье и на достаточное питание». Другие ученые, не умея разобраться в сложном комплексе противоречивых явлений капиталисти¬ ческой действительности и не видя выхода из них, впадают в пессимизм. В лекции «Страх перед жизнью и блестящий провал медицинской науки» доктор М. К. Руз прямо заявляет, что наши законы не в состоянии рассеять мрачные перспективы, которыми проникнут наш маленький мир. Общество больно, и признаки смерти очевидны (см. «South-African Med. Journal», 1952, V. 26, № 40). Важнейшим средством борьбы с реформистскими иллюзиями, кото¬ рые сеют буржуазные социологи и демографы, является научно обосно¬ ванный показ преимуществ социализма. III Великая Октябрьская социалистическая революция положила начало новому способу производства. При социализме рабочая сила перестала быть товаром. При социализме прекратил свое действие закон населения капитализма, закон относительного перенаселения; нет больше таких источников пополнения рабочей силы, как резервная армия труда, импорт дешевой рабочей силы, безмерная интенсификация труда. Коренным образом изменились роль и место трудящихся в обще¬ ственном производстве. Социалистический закон населения выражает. прежде всего изменение характера использования трудовых ресурсов в общественном производстве, изменение условий развития и воспроизвод¬ ства трудящегося населения. Важнейшая черта социалистического зако¬ на населения — принцип полного, планомерного и рационального исполь¬ зования трудовых кадров — получил выражение уже в решении VIII съезда партии в 1919 году, в котором указано, что необходимо «в целях планомерного развития народного хозяйства максимальное использование всей имеющейся в государстве рабочей силы, ее правиль¬ ное распределение и перераспределение» («КПСС в резолюциях и ре¬ шениях...», ч. I, изд. 7-е, стр. 422). По мере роста и укрепления социалистического способа производ¬ ства расширяли сферу своего действия экономические законы социализ¬ ма, в том числе закон народонаселения. В резолюции XVIII съезда В1(П(б) указывается, что когда СССР сложился как социалистическое го¬ сударство и закончил в основном техническую реконструкцию народного хозяйства, то речь шла уже «не об уничтожении безработицы и ликвида¬ ции нищеты в деревне», а о «создании такого благосостояния и повыше¬ ния культурности трудящихся, которые отвечают возросшим запросам со¬ ветского народа, которые недостижимы для самых богатых стран капита¬ лизма» («КПСС в резолюциях и решениях...», ч. III, стр. 362). Говоря о законе населения социализма, как и о других экономиче¬ ских законах, не следует представлять себе их слишком упрощенно, как действующие автоматически и без противоречий. При социализме нет ан¬ тагонистических противоречий, ограничивающих возможности развития живой производительной силы. Наоборот, производственные отношения
126 Б. Я. СМУЛЕВИЧ социализма предоставляют полный простор для ее развития. Тем не менее и при социализме есть противоречия и трудности, Так, необходи¬ мость создания экономической, технической базы социализма — инду¬ стриализация, рост городов и т. п.— ведет к временным затруднениям, к временной диспропорции между ростом средств потребления, обеспече¬ нием жилищами и потребностью в них. Реализация великих преимуществ социализма в большой степени зависит также от субъективного фактора. Советское государство не жа¬ леет средств на улучшение быта трудящихся, на охрану здоровья матери и ребенка и т. д. Однако известно немало случаев, когда средства, отпу¬ щенные государством на строительство жилищ, яслей и прочее, не ис¬ пользуются. И несмотря на все эти трудности, несмотря на громадный урон, на¬ несенный войной, социализм демонстрирует свои великие преимущества перед капитализмом. Эти преимущества находят выражение в более бла¬ гоприятных показателях в области демографии, культуры и гигиены. Они показывают, что социализм создает не только лучшие условия раз¬ вития материальных производительных сил, а в первую очередь несрав¬ ненно лучшие условия развития и воспроизводства человека. В своей статье, опубликованной в журнале «Вопросы философии» (№ 6 за 1957 год), А. Сови пишет, что «коммунисты, ортодоксальные марксисты... противятся распространению противозачаточных средств», хотя они и не единодушны в этом вопросе. Такого же мнения придержи¬ ваются и многие другие зарубежные демографы. Однако оно основано на недоразумении. Против чего возражают коммунисты? Они возражают против неомальтузианства, которое внушает, что ограничение деторож¬ дения — главный путь к разрешению всех социальных проблем, к благо¬ состоянию, здоровью и миру. Коммунисты не выступают против приме¬ нения предупредительных средств, являясь сторонниками сознательного, материнства, предусматривающего регулирование числа детей в семье. Политика населения социалистических стран, их отношение к вопросу о темпах роста населения вытекают из задач строительства коммунизма. В чем основная черта политики населения СССР и стран социалисти¬ ческого лагеря? В том, что она подчинена благу человека, удовлетво¬ рению потребностей всего населения, его расширенному воспроизводству, всестороннему физическому и духовному развитию. Это не значит, что на всех этапах строительства социализма политика населения в странсч социалистического лагеря должна совпадать во всех деталях. В СССР, где создана мощная социалистическая промышленность, широкая систе¬ ма здравоохранения и наряду с этим имеются громадные необжитые просторы, правительство поощряет рост населения прежде всего путем снижения смертности, но также и путем поощрения рождаемости. «Если бы к 200 миллионам еще миллионов сто прибавить, и тогда было бы мало»,— сказал Н. С. Хрущев (газета «Правда» от 8 января 1955 года). При социализме рождаемость рассматривается не только с точки зре¬ ния текущей потребности в трудовых ресурсах. Социалистическое прави¬ тельство рассматривает рождаемость с точки зрения будущего народа, с точки зрения дальнейшего его роста, его культуры и т. д. Н. С. Хрущев отметил, что если каждая семья будет ограничиваться одним — двумя детьми, население нашей страны пойдет на убыль. «А мы должны ду¬ мать о развитии общества. Поэтому надо иметь в семье хотя бы троих де¬ тей и хорошо их воспитать» (там же). Господствующие классы капиталистических стран интересуются вопросами рождаемости, исходя в основном из потребности в рабочей силе и в солдатах. В 1938 году, когда господствующие классы США не ощущали особой потребности в добавочных контингентах рабочих и сол¬ дат, правительственная комиссия США не только примирилась с наметив¬
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ И МЕДИЦИНЫ 127 шейся в стране тенденцией к депопуляции, но прямо высказалась за умень¬ шение населения, оправдывая это антинародное решение мальтузиански¬ ми аргументами. Судьба нации, как видно, не интересует монополистов. Что касается правительств социалистических стран, то они исходят из ко¬ ренных интересов народных масс. Этим руководствуется и социалистиче¬ ская политика здравоохранения. В СССР здравоохранение — один из аспектов строительства коммунизма, оно направлено на создание здоро¬ вых условий труда и быта, на воспитание всесторонне, физически и ду¬ ховно, развитого человека коммунистического общества. IV XX съезд КПСС указал на отставание общественных наук от задач строительства коммунизма. Это полностью относится к исследованию социальных проблем населения и здравоохранения. Советские ученые, участники международного конгресса социологов в Амстердаме в 1956 году, отметили наличие в капиталистических странах многочис¬ ленных социологических исследований и обширной литературы, среди которой немалую роль играют проблемы демографии. Указанная лите¬ ратура оказывает «большое влияние на формирование социальных взглядов и мировоззрения широких кругов интеллигенции, часть кото¬ рой сочувствует идеям социализма, но запутывается в тонкой паутине разных буржуазных теорий». Большую роль буржуазной демографии в апологетике капитализма отметил также Роже Гароди на XIX съезде КПФ (1956). Пальмиро Толь¬ ятти в докладе на VIII съезде ИКП (1956) указал, что до сих пор еще недостаточно исследовано влияние ускоренных темпов работы на здоровье трудящихся и продолжительность их жизни. Весьма важно и актуально изучение гибельных демографических последствий войн с точки зрения борьбы за мир. К сожалению, как отмечается в указанном отчете делега¬ ции, критического разбора буржуазной литературы «со стороны работни¬ ков общественных наук нашей страны и стран народной демократии не дается». Такое положение, как правильно отмечают советские ученые, выте¬ кает в большой степени из того, что у нас слабо изучаются вопросы, «кото¬ рые находятся в пограничной области между философией, историческим материализмом, с одной стороны, и политэкономией, правом, этнографией, демографией (социальной гигиеной.—Б. С.) и пр., с другой». Отсюда не¬ обходимость развивать исследования в содружестве представителей раз¬ ных отраслей знаний: философии, демографии и социальной гигиены, от¬ сюда необходимость «кооперации, сотрудничества различных обществен¬ ных наук в разрешении общих социальных проблем». В отчете делега¬ ции справедливо указывается на неправильность взгляда, согласно кото¬ рому представители специальных наук не должны выходить за рамки своей узкой специальности к социологическим обобщениям, и подчерки¬ вается необходимость того, «чтобы представители специальных наук рас¬ сматривали изучаемые ими специальные явления в связи со всеми други¬ ми общественными явлениями». Это указание целиком и полностью отно¬ сится к советским медикам и демографам. К сожалению, и после появления отчета советских социологов в устра¬ нении отмеченных ими недочетов мы мало сдвинулись с места. Одной из важных причин этого является отсутствие специального центра социологи¬ ческих исследований, который мог бы возглавить разработку указанных проблем. Социологический исследовательский центр (будь то специальный институт или сектор при каком-либо уже существующем институте) мог бы, объединив социологов, демографов, экономистов, медиков, этногра¬ фов и т. д., разрабатывать комплексные проблемы, которые находятся в загоне в настоящее время.
128 Б. Я. СМУЛЕВИЧ В условиях социалистического планового хозяйства, когда целью всего производства является человек, удовлетворение растущих его потребно¬ стей, исследование социальных проблем населения, здравоохранения и т. п.— весьма серьезный и ответственный участок научного фронта. Политика удовлетворения возрастающих потребностей населения тре¬ бует тщательного учета всех процессов, происходящих в населении. Преимущества социализма сказываются раньше всего и больше всего в сдвигах в населении, его структуре, развитии, воспроизводстве. Центр социологических исследований найдет в ежедневной действительности Советской страны богатейший материал, вооружающий передовых уче¬ ных всего мира против буржуазных апологетов и их ревизионистских пособников. В 1959 году проведена всесоюзная перепись населения. Эта перепись даст многостороннее отображение населения СССР, отдельных республик и районов, их возрастную, половую, национальную, семейную, культурную, профессиональную характеристику, покажет распределение населения по территории СССР, по типам поселений и т. д. Такой же разнообразный материал содержится в 56 томах переписи населения 1926 года, никем еще не подвергнутых научному анализу. Вместе с данными переписи населения 1959 года это окажется в руках социологов-марксистов бога¬ тейшим материалом, характеризующим население громадной страны, перешедшей за период с 1926 по 1959 год от пяти социально-экономиче¬ ских укладов к единому социалистическому укладу, то есть сведения в буквальном смысле всемирно-исторического значения. Этот цифровой и фактический материал покажет великую силу социалистического строя, будет наглядным показателем огромного преимущества закона населе¬ ния социализма перед законом населения капитализма.
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ Выдающийся кубинский мыслитель Хосе Марти В истории передовой общественно-поли¬ тической и философской мысли народов Латинской Америки одно из почетных мест принадлежит национальному герою Кубы, революционному демократу Хосе Марти (1853—1895). Теоретическая и практиче¬ ская деятельность Марти 'неразрывно свя¬ зана с национально-освободительным и ре¬ волюционным движением широких народ¬ ных масс Кубы во второй половине XIX ве¬ ка. Этот период ознаменовался двумя гран¬ диозными войнами кубинского народа за свою национальную независимость (1868—1878 и 1895—1898 годов), кото¬ рые положили конец многовековому коло¬ ниальному господству Испании. Марти был признанным вождем, идейным вдохновите¬ лем и организатором второй революционной войны за независимость Кубы. Революция 1895—1898 годов явилась последней в цепи национально-освободи¬ тельных войн, происходивших в прошлом веке в американских колониях Испании. «Существом этого великого движения,— указывает У. 3. Фостер,— было революци¬ онное наступление на феодальную систему. Это была широкая всеамериканская бур¬ жуазная, то есть капиталистичзсная, рево¬ люция» (Уильям 3. Фостер «Очерк поли¬ тической истории Америки». 1953, стр. 161). Особенность кубинской рево¬ люции 1895—1898 годов состоит в том, что она носила ярко выраженный антиим¬ периалистический характер. Марти первым в истории национально-освободительного движения в Латинской Америке выдвинул лозунг борьбы с новым врагом националь¬ ной независимости и свободы латиноамери¬ канских народов — американским импе¬ риализмом. В 1895 году, незадолго до сво¬ ей гибели в бою под Дос Риос, он писал: «Мы должны добиться независимости Ку¬ бы, иначе Соединенные Штаты захватят Антильские острова и отсюда обрушатся на земли нашей Америки. Все, что я сделал до сих пор, и все, что мне еще предстоит совершить,— все для этого» (Хосе Мар¬ ти. Избранное. М. 1956, стр. 280). Исто¬ рия вскоре подтвердила слова Марти. В 1898 году США, преследуя захватниче¬ ские цели, вмешались в испано-кубинскую войну 1895—1898 годов. В. И. Ленин от¬ мечал, что американо-испанская война за захват Кубы и Филиппин была первой вой¬ ной империалистического типа (см. Соч., т. 23, стр. 95). Хосе Марти был не только пламенным революционером, но и оригинальным мы¬ слителем, сочетавшим в себе самые разно¬ образные дарования. Он по праву считается одним из крупнейших писателей Латинской Америки второй половины XIX века. В про¬ зе, поэзии, драматургии он показал себя талантливым художником слова, оставив немало замечательных произведений. Перу Марти принадлежит ряд статей, посвящен¬ ных вопросам политики, философии, науки, литературной критики. Марти глубоко ин¬ тересовался культурной жизнью других стран, в том числе и России. В его произ¬ ведениях и черновых набросках можно встретить имена Белинского, Огарева, Тур¬ генева, Толстого. Одну из статей он посвя¬ тил анализу творчества художника-батали- ста Верещагина. Считая войну преступле¬ нием, Марти дает высокую оценку его зна¬ менитой антимилитаристской картине «Апофеоз войны». В 1880 году Марти от¬ кликнулся на открытие памятника А. С. Пушкину в Москве статьей «Пушкин». Особо следует отметить также произведения Марти, в которых он выступал в защиту мира. «Будущее принадлежит миру» — эти полные глубокого оптимизма слова Марти стали знаменем современного движения сторонников мира в Латинской Америке. В 1953 году народы многих стран, в том числе СССР и Китая, по призыву Всемир¬ ного Совета Мира отметили столетие со дня рождения Хосе Марти. На русском и китайском языках были изданы сборники его избранных произведений. Это говорит о том, что светлое имя Марти дорого всему прогрессивному человечеству. В данной статье делается попытка выяс¬ нить место и значение Марти в истории 9. «Вопросы философии» № 2.
130 НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ кубинской философии XIX века. Мы наме¬ рены рассмотреть в первую очередь те важ¬ ные стороны его мировоззрения, которые наиболее запутаны и даже фальсифициро¬ ваны в многочисленных писаниях буржуаз¬ ных историков философии. Две линии в кубинской философии XIX века Вплоть до конца прошлого столетия Ку¬ ба была колонией Испании и представляла собой отсталую аграрную страну со сла¬ боразвитой промышленностью. Испанские колонизаторы рассматривали Кубу как ис¬ точник грабежа и наживы и поэтому не были заинтересованы в развитии ее эконо¬ мики. Всячески препятствуя экономическо¬ му, политическому и культурному разви¬ тию Кубы, они ревностно стояли на страже старых феодально-колониальных порядков. Лишь в конце XIX века на Кубе, формально было отменено рабство. Социальной опо¬ рой господства испанских колонизаторов являлись определенная часть крупных зе¬ мельных собственников, тяготевших к со¬ хранению старых порядков, католическая церковь, владевшая огромными земельны¬ ми наделами, а также военная и чинов¬ ничья бюрократия, состоявшая в основном из испанцев, жителей метрополии. Кроме того, Испания держала на Кубе свои вой¬ сковые соединения и флот. Идеологической основой феодально-ко¬ лониального гнета Испании служила като¬ лическая религия. В деле завоеваний и эксплуатации колоний в Америке церковь, по словам У. 3. Фостера, выполняла двоя¬ кую роль: во-первых, она давала мораль¬ ную и религиозную санкцию актам вар¬ варства, которыми изобилует вся история колоний; во-вторых, парализовала сопро¬ тивление угнетенных народов, отравляя их сознание религией, выражавшей интересы правящего класса (см. Уильям 3. Фостер «Очерк политической истории Америки». 1953, стр. 123). В течение всего колони¬ ального периода католическая церковь со¬ храняла свое господство над умами людей. Она крепко держала в своих руках просве¬ щение и общественную мысль, в том числе и философию, препятствуя их свободному развитию. В конце XVIII — начале XIX века на Ку¬ бе намечается процесс освобождения фи¬ лософии из тенет теологии. Французская буржуазно-демократическая революция 1789—1794 годов, а также национально- освободительное движение на американском континенте дали мощный толчок этому про¬ цессу. Несмотря на все препятствия, чини¬ мые колониальными и церковными властя¬ ми, на Кубу проникают идеи западноевро¬ пейской прогрессивной философии и пере¬ довой науки. В 90-е годы XVIII Еека в га¬ ванской газете «Папель периодико» появ¬ ляются две статьи неизвестных авторов: «Рассуждение о физике» и «Рассуждение о философии». Своим острием они направле¬ ны против средневековой схоластики, в за¬ щиту «новой философии». В 1797 году публикуется первое философское произве¬ дение — «Избранная философия»,— кото¬ рое написал священник Хосе Августин Ка¬ бальеро. Автор еще во многом следует схо¬ ластике (сама книга написана на латин¬ ском языке). Кабальеро включает физику в философию, память и другие психиче¬ ские явления рассматривает как функции души, утверждает, что первой причиной, породившей философию, является бог. Он полагает далее, что «если какое-либо фи¬ лософское суждение находится в очевид¬ ном противоречии с истиной, освященной авторитетом церкви, то первое несомненно ложно, потому что философия, как челове¬ ческий разум, должна быть подчинена ав¬ торитету церкви, как судье, который ее ис¬ правляет» (М. V i t i е г «La Filosofia en Cuba». Mexico — Buenos-Aires, 1948, pp. 52—53). В то же время Кабальеро вы¬ ступает в защиту опытной физики и хи¬ мии, а также против слепого подчинения авторитету в самой философии. В 1795 го¬ ду он даже выдвинул проект реформы обра¬ зования, в котором призывал создать в учебных заведениях кафедры физики, хи¬ мии, анатомии и организовать бесплатные народные школы. «Избранная философия» Кабальеро, проникнутая духом реформации, по праву может считаться связующим зве¬ ном между схоластикой и «новой филосо¬ фией». Последователь Кабальеро священник Фе¬ ликс Варела (1787—1853) уже открыто выступил против средневековой схоласти¬ ки, положив, таким образом, начало неза¬ висимому существованию философии. В 20-х годах прошлого столетия, будучи преподавателем в семинарии Сан Карлос, он осуществил свою знаменитую реформу преподавания философии. В этой семина¬ рии впервые на Кубе философия перестала играть роль простой служанки теологии, в то время как подобная же реформа в Га¬ ванском университете была проведена лишь в 1842 году. Суть реформы Варелы заключалась в следующем: упразднялся схоластический метод преподавания, вводи¬ лось изучение новой, европейской филосо¬ фии, физики и химии; испанский язык за¬ менил латынь. Варела — автор ряда работ по философии, часть которых написана еще на латинском языке, часть же — на испанском и английском. Среди них выде¬ ляется «Философская смесь». В противо¬ вес Кабальеро Варела писал: «Опыт и ра¬ зум являются единственными источниками
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ 131 или правилами знания в этой науке (то есть философии.— 0. Г.)... Авторитет свя¬ тых отцов в вопросах философии точно та¬ кой же, как и авторитет философов, за ко¬ торыми они следовали» (там ж е, стр. 63). Варела утверждал, что наука ни¬ чем не обязана веками господствовавшей схоластике, которая «отвернулась от реальной жизни». Метафизики, по его сло¬ вам, превратили онтологию в «сборник премудростей и источник бесполезных во¬ просов». Линию Варелы продолжил видный ку¬ бинский философ Хосе де ла Лус-и-Кабаль- еро (1800—1862). Его эмпириосенсуали- стская философия оформила прогрессивное направление в кубинской философии XIX века, противостоящее различным течениям спиритуализма, господствовавшим в Гаванском университете. В 1838— 1839 годах Лус написал полемическое про¬ изведение «Вопрос о методе», направлен¬ ное против спиритуализма, выступавшего хранителем и продолжателем традиций средневековой схоластики. Отвечая своим противникам из университета, сторонни¬ кам спиритуализма, Лус писал, что вопрос о методе познания всегда был предметом острых дискуссий между сенсуалистами и спиритуалистами. По словам Луса, нельзя требовать от человеческой природы того, чтобы она сначала анализировала не свой¬ ства самой материи, а ощущения, как это делают спиритуалисты. Лус исходил из то¬ го, что изучение реальной действительно¬ сти, фактов должно предшествовать созда¬ нию теорий. Утверждая Первичность объ¬ екта познания, Лус писал: «Начинать с физики или изучения естественных дисцип¬ лин вообще — это значит начинать снача¬ ла. Человек, естественно, вынужден зани¬ маться созерцанием внешних предметов че¬ рез бесчисленное количество ощущений, вы¬ зываемых ими в наших органах чувств. Так, человек независимо от себя самого должен быть прежде всего натуралисток, а не идеологом; начинать нужно с внешне¬ го, а не с внутреннего...» (там же, стр. 98). Отстояв в борьбе со спиритуали¬ стами эмпириосенсуалистский, материали¬ стический в своей основе метод познания, Лус, однако, не порвал окончательно с тео¬ логией, а остановился на полпути, пытаясь примирить две противоположности — науку и религию. Он писал: «Науки — это реки, которые влекут нас в безбрежное царство святого духа» (там же, стр. 105). «Нет более подходящего средства изучения, ко¬ торое бы привило нам священные идеалы, чем изучение законов природы, Великий Ньютон был и не мог не быть глубоко ре¬ лигиозным человеком» (там же, стр. 112). Отстаивая сенсуализм, Лус в то же время отгораживался от материализма. Характерно, что его современник, поэт До¬ минго дель Монте, в своей работе «Религиоз¬ ная мораль» осуждал некоторые философ¬ ские теории XVIII века (и прежде всего сен¬ суализм Локка и Кондильяка) за то, что они ведут к материализму. Материалистические положения у Луса переплетаются с серьез¬ ными уступками идеализму. Его эмпирио¬ сенсуализм полон теологической непоследо¬ вательности. Тем не менее его философию нельзя ставить на одну доску с домыслами апологетов спиритуализма, какими были братья Хосе и Мануэль Сакариас Гонсалес дель Балле, преподававшие философию в Гаванском университете. Так к середине прошлого века в кубин¬ ской философии сложились два направле¬ ния: эмпириосенсуализм, тяготевший к материализму, и спиритуализм, выступав¬ ший хранителем и продолжателем тради¬ ций средневековой схоластики. Борьба между этими направлениями заполняет всю историю философии Кубы того времени. Она отражала острые политические разно¬ гласия между борцами за независимость Кубы и сторонниками сохранения колони¬ ального режима Испании. Эмпириосенсуа¬ лизм выступал союзником кубинского на¬ ционально-освободительного движения, спиритуализм в тесном единстве с католи¬ цизмом освящал колониальный гнет. Это вынужден признать и буржуазный исто¬ рик философии А. Э. Травиесо. В своей статье, посвященной философии Кубы XIX века, он пишет: «В действительности, для тех, кто прикрывался флагом спириту¬ ализма или неоаристотелизма, как Хосе Сакариас Гонсалес'дель Балле, колониаль¬ ный режим оставался оправданным в своем существовании, в то время как эмпириков благородная жажда знания всегда могла бы привести к открытию новых неизвестных форм, способных сделать нашу обществен¬ ную жизнь более счастливой» («Libro de Cuba». La Habana, 1954, p. 627). Про¬ должателями традиций Варелы и Луса вы¬ ступили Хосе Марти и его не менее изве¬ стный современник, видный философ Эн¬ рике Варона (1843 — 1933). Философские воззрения Хосе Марти Философские взгляды Марти претерпели сложную эволюцию. В первый период фор¬ мирования своего мировоззрения (прибли¬ зительно 70-е годы прошлого столетия) Марти безуспешно пытался эклектически сочетать в одной системе материализм с идеализмом. В эти годы он еще не стоял на позициях последовательного революционно¬ го демократизма. Революционная демокра¬ тия как политическое течение еще только зарождалась. В качестве руководящей идео¬ логической и политической силы в нацио¬
132 НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ нально-освободительном движении Кубы в то время выступал помещичье-буржуазный либерализм, наложивший известный отпе¬ чаток как на политическую позицию Мар¬ ти, так и на его ранние философские воз¬ зрения. Кроме того, непоследовательная и противоречивая философия Луса, входив¬ шая составной частью в идеологию либе¬ рализма и являвшаяся в то время верши¬ ной развития кубинской философской мыс¬ ли, явилась благоприятной почвой для воз¬ никновения эклектических теорий. В 1871 —1874 годах Марти учился в Ис¬ пании сначала в Мадридском, а затем в Сарагосском университете, который окон¬ чил в 1874 году, получив звание лицен¬ циата гражданского права, философии и литературы. В эти годы он познакомился с модным в то время в Испании эклекти¬ ческим философским течением — краусиз- мом *. Краусизм в его испанской интер¬ претации оказал влняние на молодого Мар¬ ти. В своих «Философских мыслях»2 он характеризует учение Краузе как филосо¬ фию, которая преодолевает крайности идеа¬ лизма и материализма. «Я получил боль¬ шое удовольствие,— писал он,— когда на¬ шел в Краузе эту промежуточную филосо¬ фию, секрет двух крайностей» (Obras. V. 2, р. 416). Каждая школа в отдельности, то есть материализм и идеализм, представ¬ ляет собой только одну сторону истины, и только соединение двух школ образует истину в полном смысле и значении этого слова. Марти объясняет это тем, что одна часть природы, на которую направлено че¬ ловеческое познание, «ощутима, и поэтому материальна, другая — неощутима и, сле¬ довательно, нематериальна» (там же). 1 Своим названием оно было обязано не¬ мецкому философу, современнику Гегеля, Карлу Краузе (1781 —1832). Философия Краузе, беспринципно сочетавшая в одной системе пантеизм с теизмом (панентеизм), претендовала на открытие абсолютной ис¬ тины, в которой якобы стираются все край¬ ности материализма, идеализма и религии. В Испании краусизм вышел далеко за рам¬ ки чисто философского течения и приобрел характер широкого культурного движения, ставившего своей целью обновление стра¬ ны, прежде всего — образования и полити¬ ческого управления. Отнюдь не все пред¬ ставители кубинской интеллигенции, объ¬ единившиеся под флагом краусизма, разде¬ ляли философские воззрения Краузе. Дви¬ жение в своей основе носило буржуазный характер. 2 «Философские мысли» — записи Марти по философии, на основании которых он в 1878 году читал лекции по философии в педагогическом институте в Гватемале,— включены во второй том его двухтомного собрания сочинений (Jose Marti. Obras completas. La Habana, Ed. Lex, V. 2, p. 409— 419). «Природа,— писал Марти,— это все. что существует в любой форме — духовной и телесной...» (там же, стр. 414)3. Все это свидетельствует о том, что Мар¬ ти еще не понял основного вопроса фило¬ софии и поэтому не смог занять принци¬ пиальную позицию в оценке двух основ¬ ных лагерей в философии. Он не понимал, что в пределах основного гносеологическо¬ го вопроса о том, что признать первичным и что вторичным, противопоставление ма¬ терии и сознания имеет абсолютное значе¬ ние. По словам В. И. Ленина, для материи и духа как предельно широких понятий гносеологии нельзя дать иного определе¬ ния, «кроме как указания на то, которое из них берется за первичное» (Соч., т. 14, стр. 133). Вместе с тем отметим некоторые положи¬ тельные моменты мировоззрения молодого Марти, одновременно привлекая, чтобы избежать нежелательных повторений, вы¬ держки из его более поздних произведе¬ ний. Положительным в воззрениях Марти является их антикатолическая, антисхола- стическая направленность. В этом отноше¬ нии Марти продолжает прогрессивную тен¬ денцию в кубинской философии: отстаи¬ вает научное знание как единственно пра¬ вильный метод познания действительности, отвергает мистическую веру и схоластику. Он писал: «...Мистическая вера, вера в космическое слово браманов, в исключи¬ тельное слово волшебников, в традицион¬ ное, метафизическое и неподвижное слово священников, вера, которая вопреки наблюдаемому движению Земли заявляет, что она движется иначе, вера, которая за¬ ковывает в кандалы и ослепляет механика из Валенсии, вера, которая обвиняет в кол¬ довстве маркиза Виллена, Бэкона и Гали¬ лея, вера, которая сегодня отрицает то, что она завтра вынуждена будет признать,— эта вера служит средством не для того, чтобы познать истину, а для того, чтобы затемнить и задержать ее открытие...» (Obras, V. 2, р. 413). Схоластика, по сло¬ вам Марти, превратилась в «бич свободно¬ го мышления» (там же, стр. 716). Марти решительно высказывается про¬ тив преподавания в школах религии. Разоб¬ лачая попытки церковников увековечить 3 В «Философских мыслях» Марти можно найти также мимолетное упоминание о бо¬ ге как «необъятном море духа». Однако он отрицает существование бога-творца, бога как личности, что составляет основу фило¬ софии Краузе и католицизма. Читая лекции по философии в педагогическом институте в Гватемале, Марти исходил из того, что «тип Христа в каждой стране различен и похож на человека данной страны» (Obras, V. L р. 1898), или, другими словами, люди созда¬ ли богов по своему образу и подобию.
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ 133 отрыв обучения от жизни и изучения при¬ роды, он с тонкой иронией спрашивает: «Или до того пуста и похожа на дым като¬ лическая религия, что с изучением Приро¬ ды и способностей человека она рухнет?» (там же, стр. 395). Человек должен непо¬ средственно, не прибегая к «помощи» ре¬ лигии, изучать окружающий мир. Ныне «научный университет» пришел на смену «теологическому университету» средне¬ вековья. Отделять человека от природы, говорит Марти, «чудовищно». «Птицам да¬ ны крылья, рыбам — плавники, а людям, которые живут в Природе,— изучение и познание Природы; вот их крылья» (там же, стр. 504). Борьба за науку, против теологии и католицизма, уже тогда ста¬ новится основной чертой его мировоззре¬ ния. Признание принципиальной познаваемо¬ сти мира — другая отличительная черта мировоззрения Марти. Человеческое позна¬ ние, говорит он, не нуждается в помощи религии. Человек сам должен постигать все его интересующее. «Нельзя увидеть вещь, не смотря на нее. Нельзя познать вещь, не изучая ее. Изучение — это глаз разума. Таким образом,— заключает Марти,— мы сами являемся первым средством позна¬ ния вещей, естественным средством иссле¬ дования, естественным философским сред¬ ством» (там же, стр. 414). Вера во всепо¬ беждающую силу человеческого разума пронизывает все его произведения. Вся история человечества, говорит Марти, на¬ глядно свидетельствует о больших способ¬ ностях людей к анализу, классификации фактов и выведению на их основе законов. То, что еще вчера было набором разрознен¬ ных фактов, ныне приобретает стройность настоящей науки, где каждый факт полу¬ чает свое объяснение и занимает подобаю¬ щее ему место среди других фактов. Еще несколько лет назад электричество было непокорной и разрушительной силой, при¬ рода которой оставалась неизвестной. А сейчас оно служит человечеству, по об¬ разному выражению Марти, как «хорошо объезженная лошадь». Ценно, что в «философских мыслях» Марти считает закономерность, причин¬ ность внутренне присущими самой при¬ роде. «Должны ли законы,— спрашивает он,— устанавливаться для реального и ощутимого мира интуицией индиви¬ дуума?..» (там же, стр. 412). Это не¬ разумно, отвечает Марти, так как законы вещей должны выводиться из наблюдения вещей, из них самих. По его словам, одна из ошибок метафизики заключалась в том, что она пыталась установить законы, не исследуя сущности вещей. Марти был чужд субъективистский подход к решению про¬ блемы причинности. Природа в его пред¬ ставлении развивается по своим, внутрен¬ не присущим ей законам, и ничто не мо¬ жет остановить ее постоянного развития. Человек, по словам Марти, может открыть законы движения звезд, но не может ни лишить их света, ни вывести их из орбиты. Вспомним слова В. И. Ленина, который, характеризуя две линии в вопросе о за¬ коне, писал: «Признание объективной за¬ кономерности природы и приблизительно верного отражения этой закономерности в голове человека есть материализм» (Соч., т. 14, стр. 142). Признание объективной закономерности — одна из самых сильных сторон в философских воззрениях Марти. Буржуазные историки философии, которые вкривь и вкось толкуют даже самые вто¬ ростепенные высказывания Марти, стара¬ тельно обходят молчанием этот важный момент в его мировоззрении. В 80-е годы материалистическая тен¬ денция в мировоззрении Марти еще более усиливается. В эти годы он окончательно переходит на позиции последовательного революционного демократизма, решительно защищая интересы широких народных масс, в первую очередь крестьянства. В дальнейшем революционно-демократиче¬ ское течение во главе с Марти в условиях нарастающего революционного подъема на¬ родных масс вылилось в широкое нацио¬ нально-освободительное движение. Поме¬ щичье-буржуазный либерализм, исчерпав свою относительную революционность, к тому времени уже выродился в плоский реформизм, а к началу войны 1895 — 1898 годов окончательно скатился в боло¬ то контрреволюции. Переход Марти на по¬ зиции революционного демократизма ока¬ зал огромное влияние на эволюцию всего его мировоззрения. Благотворным было для Марти также знакомство с передовыми достижениями естествознания того времени. Стихийный естественнонаучный материализм боль¬ шинства естествоиспытателей XIX века не мог не оказать положительного влияния на Марти, который уже в молодые годы ре¬ шительно ставил на место веры разум, на место бесплодной схоластики и католиче¬ ской догматики — науку и знание, добы¬ тое путем объективного изучения фактов действительности. В 80-е годы он знако¬ мится с сочинениями Дарвина, Гекели, Геккеля, живо интересуется и откликается в своих статьях на все сколько-нибудь значительные достижения и открытия в на¬ учном мире. Под их влиянием Марти укреп¬ ляется в своих материалистических воззре¬ ниях в вопросах о познаваемости мира и его закономерностей. Он начинает отре¬ шаться от своего эклектизма. Рассмотрим подробнее последний момент, ибо он имеет самое непосредственное отношение к ха¬
134 НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ рактеристике эволюцли мировоззрения Марти в целом. «Два важных вопроса привлекают ныне к себе внимание философов,— писал Мар¬ ти,— познание Земли и познание жизни» (Obras, У. 1, р. 924). Солидаризируясь с учениями передовых естествоиспытателей, Марти так же, как и они, рассматривал происхождение Земли и появление на ней человека как есте¬ ственноисторический процесс. Фактически уже в своих «Философских мыслях» он исключает вмешательство бога в дела при¬ роды, которая развивается по внутренне присущим ей законам. И в дальнейшем Марти ни разу не ссылается на бога при объяснении происхождения Земли, челове¬ ка и т. д., а придерживается в основном научного и материалистического взгляда, решительно отвергая всякие домыслы по¬ повщины. «Как только на Земле создались условия, в которых мог бы появиться чело¬ век,— писал он,— человек появился, и в любом месте, где Земля могла обеспечить ему существование. Любопытно видеть, как самая передовая наука новейшего времени подтверждает элементарные и ясные идеи, которые сразу приходят на ум при неболь¬ шом размышлении любому смышленому ребенку!» (там JTV 6 2 стр. 1045). Значительный интерес для характеристи¬ ки эволюции философских воззрений Марти, а также для оценки его мировоззрения в целом представляет вопрос о том, с каких позиций подходил он к объяснению проис¬ хождения жизни — другой важной пробле¬ мы, которая во весь рост встала перед наукой во второй половине XIX века. Стремясь найти правильный методо¬ логический подход к решению этой проблемы, Марти подверг резкой критике, с одной стороны, вульгарный мате¬ риализм, с другой — спиритуализм. Кри¬ тикуя вульгарный материализм, который отождествлял сознание и материю, «мате¬ риализовал» дух, мысль, психическое вооб¬ ще, Марти с удовлетворением отмечал, что наука успешно преодолевает эту болезнь роста. «Уже проходит детский период со¬ временной науки, каким был бюхне- ризм...»—писал он (там же, стр. 1899). Отвергая взгляды вульгарных материали¬ стов, Марти вместе с тем выражал свои симпатии подлинно материалистической концепции о происхождении жизни. Он солидарен с мнением большинства биоло¬ гов, что «жизнь возникла из примитивной клетки», утверждая тем самым, что «мир не был сотворен, а является таковым в результате непрерывного развития» (Obras, V. 2, р. 1169). Нет никакой опасности в том, что «многие биологи рассматривают дух как продукт материи». Опасность, ука¬ зывает Марти, проистекает от того, что некоторые ошибочно полагают, будто «та¬ кие прекрасные вещи, как аффекты, и та¬ кие возвышенные, как мысли, рождаются подобно плесени на мясе...» (Obras, V. 1, Р. 943). Одновременно Марти отвергает и пре¬ тенциозную антропоцентрическую систему спиритуалистской школы, критикует по¬ пытки спиритуалистов положить в основу всего сущего духовную субстанцию. «Влия¬ нием культуры на человеческий ум объ¬ ясняется стремление последнего рассмат¬ ривать действительное как явление, а не как субстанцию, как случайное и резуль¬ тат, а дух как исключительное бытие» (Obras, У. 2, р. 1684). С позиций есте¬ ственнонаучного материализма Марти под¬ вергает резкой критике спиритуалистские рассуждения Фрэнсиса Солтена. Последний заявлял: «Дайте мне три поколения род¬ ственников, и я вам предскажу все духов¬ ные качества их потомков» (Obras, V. 1, р. 958). По мнению Марти, такой «теорией» наследственности Солтен преследует цель заставить «материалистическую философию согласиться с тем, что дух появляется на земле с 'заранее намеченным и сформиро¬ вавшимся характером», и «даже признать в той или иной форме истинность предсу¬ ществования, что, в свою очередь, ведет к утверждению необходимости и разумно¬ сти послесуществования» (там же, стр. 959). Характерно, что, отвергнув пре¬ тенциозную теорийку Солтена, Марти за¬ явил, что именно материалистиче¬ ская, а не идеалистическая школа будет развивать молодую науку о «духовной жизни»: «Материалистическая философия, которая является не чем иным, как горячим выражением человеческой любви к истине и законным восстанием духа анализа против претенциозности и высокопарности тех, кто пытается установить законы вещей, сущ¬ ности которых не знает, укрепив свои си¬ стемы, встанет перед необходимостью изуче¬ ния законов духа. От отрицания духа (ко¬ торое было вызвано в наше время, как и в прошлом, утверждением исключительности духа) она перейдет к открытию того, что дух подчинен законам и движется в соот¬ ветствии с ними, ускоряемый или сдержи¬ ваемый в своем развитии механическими причинами или окружающими обстоятель¬ ствами» (там же, стр. 957). Все это, без¬ условно, свидетельствует о том, что миро¬ воззрение Марти развивалось от эклектиз¬ ма, отчетливо выраженного в его «фило¬ софских мыслях», к материалистическому монизму. Следует также отметить, что, приняв материалистический метод объяснения про¬ блемы происхождения жизни, Марти выска¬ зал замечательную диалектическую догад¬ ку о форме перехода от неощущающей мате¬
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ 135, рии к ощущающей. Он писал: «Уже извест¬ но многое... будет известно еще больше, и в биологии не останется большей тайны, чем секрет происхождения примитивных существ, тайны, которая раздражает и бро¬ сает вызов человеческому уму. Но биоло¬ гия не разрешит проблем, не уничтожит пу¬ таницу, все еще порождаемую вопросом о происхождении жизни, если она будет ис¬ кать ответ на них, не опираясь на тео¬ рию революции (разрядка моя.— О. Т.)...» (М. Isidro Mendez «Marti». La Habana, 1941, p. 219—220). Марти верно почувствовал, что только революционным качественным скачком, а не плоской эволюцией можно объяснить превращение неощущающей материи в ощущающую и появление на земле первых примитивных живых существ. Вместе с тем, стремясь найти правиль¬ ный методологический подход к объясне¬ нию проблемы происхождения жизни, Мар¬ ти допустил и некоторую уступку идеа¬ лизму. Это, с одной стороны, помешало ему окончательно поставить точку» над «и» в решении основного вопроса философии, а с другой стороны, дало повод нынешним буржуазным историкам философии при¬ числить его к идеалистам. К объяснению проблемы происхождения жизни Марти подходил, опираясь на уче¬ ние Дарвина. Соглашаясь с его учением, он в то же время указывал, что оно «не¬ полно», так как, показывая закономерно¬ сти развития тела, оно не раскрывает за¬ конов происхождения и развития духа. Учение Дарвина, по словам Марти, еще «не дает ответа на вопрос о том (однако в этом нет никакой опасности для тех, кто считает, что дух является продуктом мате¬ рии), что дух в животных совершенствовал¬ ся по мере того, как развивалась их форма» (Obras, V. I, р. 943). Исходя из этого, Мар¬ ти делает такой вывод: «Жизнь двойствен¬ на. Ошибается тот, кто изучает только одну ее половину» (там же, стр. 944). Эта фор¬ мулировка Марти не отличается четкостью. Волее того, она двусмысленна. И хотя Мар¬ ти не отрицал лежащих в основе учения Дарвина положений о том, что «дух являет¬ ся продуктом материи», а «человек есть не надменное центральное существо, инди¬ видуум исключительного типа, вокруг кото¬ рого вращается все небесное и земное, жи¬ вотные и звезды, а лишь известная вершина зоологического ряда», этот двусмысленный и неточный вывод Марти оказался в руках буржуазных историков философии тем сред¬ ством, при помощи которого они попытались спасти его от «анафемы» материализма. Так, например, кубинский историк, акаде¬ мик Исидро Мендес категорически заявляет: «Спиритуалист, как всегда, он (Марти.— 0. Т.) решительно высказывается за дуа¬ лизм — «жизнь двойственна; ошибается тот, кто изучает только одну ее половину» (М. Isidro Mendez «Marti». La Habana, 1941, p. 220). А вот что пишет его соотече¬ ственница Ракель Катала: «Его (Марти.— 0. Т.) спиритуалистская концепция — это концепция не исключения, а, наоборот, включения. Он не отвергает материалисти¬ ческое учение (Дарвина.— 0. Т.) как лож¬ ное. Восторженно оценивает его положи¬ тельные заслуги, но объявляет его непол¬ ным. Философия и метафизика, наука и поэ¬ зия служат для него другими средствами, абсолютно необходимыми для понимания и реализации жизни во всей ее полноте. В этом, пожалуй, заключается одна из менее всего изученных черт личности Мар¬ ти» (R. С a t а 1 a «Marti у el espiritualismo». La Habana, 1942, p. 10). Ракель Катала за¬ была только добавить, что «для понимания и реализации жизни во всей ее полноте» нужна и... теософия, основы которой она тщетно пытается найти в воззрениях Марти. Факты свидетельствуют о том, что в зре¬ лом возрасте в мировоззрении Марти чрез¬ вычайно усиливается материалистическая тенденция. Это признает, например, амери¬ канец Крауфорд, который отмечает, что Марти становится «более научным, более материалистом, более революционным в своем отношении к капитализму, империа¬ лизму и религии, более опытным тактиком в историческом движении...» (W. R. Craw¬ ford «А, Century of Latin-Amerikan Thought». С. М., 1945, p. 236). Буржуазные историки философии, стре¬ мясь изобразить Марти идеалистом, созна¬ тельно обходят многие важные материали¬ стические положения в его произведениях и сосредоточивают свое внимание на слабо¬ стях в его мировоззрении. При этом многие недостатки в его взглядах, например, в во¬ просе о происхождении жизни, были в зна¬ чительной степени обусловлены слабостью тогда еще совсем молодой науки о «духов¬ ной жизни». Известно, что материалисти¬ ческое учение Сеченова и Павлова в то вре¬ мя еще только складывалось, а научно обо¬ снованные теории о происхождении жизни вообще появились значительно позже. Этим объясняется тот факт, что Марти, хо¬ тя и признавал дух продуктом материи, а мысль — функцией мозга, не был до конца последователен в решении вопроса о проис¬ хождении жизни и допустил известные уступки идеализму. И все же можно с пол¬ ным основанием сказать, что к объяснению происхождения жизни Марти подходил в ос¬ новном с материалистической, научной точ¬ ки зрения. * * # Философские взгляды Марти представля¬ ют собой шаг вперед в развитии передовой философской мысли Кубы XIX века. Марти
136 НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ продолжил линию Варелы — Луса. Он уг¬ лубил критику католицизма, отстаивая принципиальную познаваемость мира, за¬ щищая принципы детерминизма, на кото¬ рых зиждется любая наука, в том числе и наука о «духовной жизни»; пропагандиро¬ вал материалистические теории происхож¬ дения земли и человека; высказал ряд ин¬ тересных соображений по вопросу о проис¬ хождении жизни. Без преувеличения можно скапать, что Марти отличался передовыми для своего времени политическими и философскими взглядами. Последние послужили теорети¬ ческой основой его революционного демо¬ кратизма. И хотя в целом в объяснении общественной жизни Марти был идеалистом, материалистическая тенденция в истолкова¬ нии целого ряда вопросов общественного развития без труда обнаруживается в его философии. В своей революционно-практи¬ ческой деятельности Марти исходил из то¬ го, что общество развивается по объектив¬ ным законам. Одновременно он отвергал фатализм и признавал активную роль на¬ рода, партий, личности в истории. Марти решительно отбросил мистическую теорию провиденциализма, при помощи которой католицизм пытался оправдать незыбле¬ мость феодально-колониального строя на Кубе, а заодно и показать, что любая рево¬ люционная деятельность людей заранее об¬ речена на неудачу, так как ход истории из¬ давна предопределен богом. В противовес этой доктрине Марти писал: «Прогресс не¬ избежен, но он совершается через нас са¬ мих; мы являемся нашим критерием и на¬ шим законом; все зависит от нас, человек является логикой и провиденцией челове¬ чества» (Obras, V. 2, р. 716). Отвер¬ гая католицизм, Марти выступал за отделе¬ ние церкви от государства, так как без это¬ го «народ не может быть счастлив» (Obras, У. 1, р. 1964). Для Марти характерны, на¬ пример, следующие высказывания: «Жизнь человека и народов основывается на удо¬ влетворении их материальных потребно¬ стей» (Obras, У. 2, р. 803). «Когда изме¬ няются условия существования людей, из¬ меняются литература, философия и рели¬ гия...» (Obras, V. 1, р. 1063). Опираясь ка свои прогрессивные фило¬ софские воззрения и глубокое знание по¬ литической обстановки Кубы второй по¬ ловины XIX века, Марти разработал револю¬ ционно-демократическую программу преоб¬ разования кубинского общества, которая в значительной мере способствовала тому, что революция 1895—1898 годов приобре¬ ла наиболее народный и демократический характер из всех национально-освободи¬ тельных войн прошлого века в Латинской Америке. Марти и созданная им в 1892 го¬ ду Кубинская революционная партия про¬ тивопоставили партиям помещичье-бур- жуазного блока идеологию революционного кубинского крестьянства и зарождавшегося пролетариата. Они ставили перед собой за¬ дачу революционным путем, посредством всенародного вооруженного восстания, уничтожить феодально-колониальный строй и установить демократическую республику. Марти мечтал о построении на Кубе общест¬ ва социального равенства и справедливости, общества без классов и без эксплуатации человека человеком, то есть социалистиче¬ ского общества. Подобно Сунь Ят-сену ri русским народникам, он искренне верил, что развитие Кубинской демократической республики после ликвидации феодально¬ колониального режима Испании пойдет по «особому», некапиталистическому пути. Утопическая вера Марти в «особый» путь развития своей страны была порождена от¬ сталостью общественной жизни Кубы того времени. Тем не менее лозунг демократи¬ ческой республики, выдвинутый Марти и отражавший интересы крестьянства и за¬ рождавшегося пролетариата, сыграл про¬ грессивную роль в истории национально-ос¬ вободительного движения Кубы и всей Ла¬ тинской Америки. Этот лозунг призывал к решительной ломке старых феодально-ко¬ лониальных порядков, а его требование де¬ мократической республики было, по суще¬ ству, требованием буржуазно-демократиче¬ ской республики. В условиях отсталой фео- дально-колониальной Кубы это был бы, не¬ сомненно, крупный шаг вперед по пути со¬ циального прогресса, а в конечном счете по пути к социалистическому обществу, о котором мечтал Марти. О. С. ТЕРНОВОЙ (Минск)
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Критика философского ревизионизма в сборнике «Ревизионизм—главная опасность» Ревизионизм — главная опасность. (Из опыта борьбы коммунистических и рабочих партий против современного ревизионизма). Госполитиздат. 1958 468 стр. Сборник «Ревизионизм — главная опас¬ ность» содержит материалы, освещающие опыт борьбы коммунистических и рабочих партий против современного ревизионизма. В сборник включено 27 статей и выступле¬ ний деятелей коммунистических и рабочих партий, опубликованных в свое время в центральных органах коммунистической пе¬ чати 15 стран. Часть материалов публикует¬ ся на русском языке впервые. С позиций творческого марксизма авто¬ ры статей, опубликованных в сборнике, освещают важнейшие вопросы теории коммунизма и актуальные задачи между¬ народного коммунистического и рабочего движения. В материалах сборника' дается аргументиоованлая научная критика кон¬ кретных проявлений , ревизионизма в рабо¬ чем движении различных стран, содержится глубокий анализ социально-исторических и гносеологических корней ревизионизма. Статьи, опубликованные в сборнике, сви¬ детельствуют о том, что ленинские положе¬ ния, раскрывающие социально-исторические корни оппортунизма и ревизионизма конца XIX—начала XX века, полностью сохра¬ няют свою силу и для понимания совре¬ менного ревизионизма. Без учета этих по¬ ложений невозможно понять, объяснить и разоблачить современный ревизионизм. Ру¬ ководствуясь ленинской критикой ревизио¬ низма, авторы раскрывают новые обстоя¬ тельства, обусловившие оживление ревизио¬ низма в наши дни. При этом, как показы¬ вают материалы сборника, необходимо учи¬ тывать как обстоятельства, имеющие ме¬ ждународный характер, так и те, кото¬ рые обусловлены особенностями каждой от¬ дельной страны. Наряду с общими причинами, обусловив¬ шими современный международный реви¬ зионизм, в каждой из стран были и свои причины, определившие некоторые специфи¬ ческие формы его проявления, которые на¬ до учитывать коммунистическим партиям, чтобы их борьба против ревизионизма была более действенной. Освещение опыта борь¬ бы с ревизионизмом коммунистических и рабочих партий Китая, США, Италии, Ка¬ нады, Австралии и других стран обогащает читателя знанием конкретных проявлений ревизионизма в различных партиях и- ме¬ тодов 'боиьбы этих партий против извраще¬ ния марксизма. Статьи сборника на конкретных материа¬ лах различных стран показывают, что вспышка ревизионизма в последние годы была не случайным явлением. Диалектика истории такова, указывал В. И. Ленин, что теоретическая победа марксизма застав¬ ляет его врагов переодеваться марксиста¬ ми. Это положение с особой силой под¬ тверждается в наше время, когда социа¬ лизм вырос в непобедимую мировую си¬ стему и успешно соревнуется со старой, отживающей свой век системой капита¬ лизма. Идеи марксизма-ленинизма, овла¬ дев умами миллионов людей, преврати¬ лись ныне в зеличайшую материальную силу современности. Они непосредственно претворяются в практику коммунистическо¬ го и социалистического строительства, под¬ нимают рабочий класс капиталистических стран и народы колоний на борьбу против империализма, за национальную незави¬ симость и социализм. Этот здоровый и закономерный процесс роста и развития коммунистического дви¬ жения путем преодоления трудностей и недостатков ревизионисты вслед за импе¬ риалистической реакцией объявили «кри¬ зисом марксизма». В действительности, как это убедительно раскрывается в сбор¬ нике, никакого кризиса марксизма и ком¬ мунизма нет, мировое коммунистическое движение и революционный марксизм' после XX съезда КПСС переживают небывалый подъем и показывают свою неодолимую жизненную силу. Ревизионисты атакуют революционный марксизм-ленинизм и его партии под фла¬ гом борьбы за устранение якобы устарев¬ ших положений теории марксизма-лениниз¬ ма, борьбы против недооценки националь¬ ных особенностей в строительстве социализ¬ ма в различных странах, борьбы с догма¬ тизмом и сектантством. Это фальшивый и жульнический прием. Как показывают мате¬ риалы сборника, ревизионизм не только не угрожает догматизму, но сам по себе пред¬ ставляет благоприятную почву для культи¬ вирования догматизма. Указывая на необходимость борьбы про¬ тив сектантства и догматизма, авторы ма¬ териалов сборника вместе с тем сосредото¬ чивают огонь критики против ревизионизма как глазной опасности. В опубликованной в сборнике речи Н. С. Хрущев:
138 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ на VII съезде Болгарской коммунистиче¬ ской партии дается объяснение этому: «Ре¬ визионизм— это правый оппортунизм, про¬ явление буржуазной идеологии, которая парализует революционную энергию рабо¬ чего класса, требует сохранения или вос¬ становления капитализма» (стр. 13). В статьях рассматриваются важнейшие проблемы марксистско-ленинской науки, ко¬ торые пытаются извратить представители современного ревизионизма: учение о пар¬ тии рабочего класса, учение о государстве, о диктатуре пролетариата, о формах пере¬ хода от капитализма к социализму, общие закономерности и конкретные особенности процессов социалистической революции и другие. Разоблачая извращенное истолкование ре¬ визионистами марксистско-ленинских взгля¬ дов и положений, отстаивая чистоту уче¬ ния марксизма-ленинизма, авторы этих ра¬ бот раскрывают его истинное значение и революционную сущность. Помимо социальных и исторических кор¬ ней, являющихся главной причиной, поро¬ ждающей ревизионизм, существуют также и философские. «Философские причины возникновения ревизионизма,— говорится в статье И. Фи- липеца,— кроются в отказе от диалекти¬ ческого и исторического материализма и подмене их различными идеалистическими и метафизическими концепциями, такими, как неокантианство, эмпириокритицизм, по¬ зитивизм, эмпиризм и т. д.» (стр. 465). В большинстве статей сборника читатель найдет критику извращений ревизионистами методологических основ марксизма-лениниз¬ ма. Эти извращения марксизма используют¬ ся ревизионистами для обоснования рефор¬ мистских взглядов на классовую борьбу, го¬ сударство, стратегию и тактику рабочего движения. Статьи в сборнике разоблачают реформизм как определенную, более или ме¬ нее цельную систему взглядов, как идейное направление, которое стремится подвергнуть пересмотру теоретические основы марксиз- ма-ленинизма. Наряду с этим ряд статей 1 специально посвящен разоблачению реви¬ зионистских извращений философии мар- ксизма-ленинизма и показу того, что реви¬ зионизм в конечном счете всегда связан с идеалистическим и прежде всего субъектив¬ но-идеалистическим искажением принципов диалектического и исторического материа¬ лизма. В статьях сборника, освещающих фило¬ софские мировоззренческие проблемы, пока¬ зано, что между политикой и фило¬ софией существует неразрывное един¬ ство и причиной отхода от последователь¬ ной революционной линии в политике в ко¬ нечном счете является искажение тех или иных положений марксистской философии. Как справедливо пишет Индржих Фи- 1 Николай Ирибаджаков «Современ¬ ные» критики марксизма»; Курт Хагер «Сущность и последствия философского ре¬ визионизма»; Индржих Ф и л и п е ц «К фи¬ лософской проблеме борьбы против реви¬ зионизма». липец в статье «К философской проблеме борьбы против ревизионизма», «большое значение для революционного пролетарско¬ го движения имеет поэтому изучение и раз¬ облачение методологически* и философских основ ревизионизма, которые находятся в резком противоречии с методологическими и философскими основами марксизма-лени¬ низма» (стр. 450). Методологические основы новейшего фи¬ лософского ревизионизма, указывается в сборнике, являются, по существу, повторе¬ нием старых и хорошо известных «методов критики» диалектического и исторического материализма. Подробно и обстоятельно это показывает Курт Хагер в своей статье «Сущность и последствия философского ре¬ визионизма». Автор напоминает, что реви¬ зионисты — Бернштейн, Конрад Шмидт, Форлендер и другие — выступили против марксистской философии и, плетясь за бур¬ жуазными профессорами, объявившими нео¬ кантианство новейшей философией, выдви¬ нули лозунг: «Назад к Канту». Их обраще¬ ние к Канту было не случайным. Философия Канта, основную черту которой Ленин оха¬ рактеризовал как «примирение материализ¬ ма с идеализмом, компромисс между тем и другим, сочетание в одной системе разно¬ родных, противоположных философских на¬ правлений» (В. И. Лени н, Соч., т. 14, стр. 184), явилась благодатной почвой для реви¬ зионистских вылазок против диалектическо¬ го материализма. Отказываясь от материа¬ листических элементов философии Канта, то есть от признания «вещи в себе», неоканти¬ анцы развивали идеалистическую сторону его философии. Ревизионисты главным обра¬ зом потому и обращались к неокантианству, что оно позволяло им бороться против фило¬ софского материализма, не выступая откры¬ то в качестве идеалистов. Они стремились отбросить диалектику и заменить ее поверх¬ ностной теорией эволюции. Бернштейн от¬ крыто выступил против революционной диа¬ лектики марксизма, которую он считал вы¬ думкой, ловушкой. В своей борьбе против марксизма и его теоретических основ ревизионисты прибега¬ ли не только к неокантианству. Еще Ленин указывал, что рядом с неокантианскими ре¬ визионистами выступают также неоюмист- ские и необерклианские представители эмпи¬ риокритицизма или махизма. И в современных условиях философы из лагеря правой социал-демократии, плетясь в хвосте реакционных буржуазных идеологов, образуют вместе с ними общий фронт борь¬ бы против марксистской философии. Этот фронт, включающий представителей самых различных антинаучных, субъективно-идеа¬ листических, реакционных философских на¬ правлений, объединяет ненависть к диалек¬ тическому и историческому материализму как единственной подлинно революционной теории и подлинно революционному методу, страх перед растущим влиянием идей мар¬ ксизма-ленинизма. Как отмечает автор статьи «Современ¬ ные» критики марксизма» Николай Ириба д ж а к о в, правосоциалистические теоретики наших дней также «часто удовле¬
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 139 творяют свои философско-теоретические по¬ требности эклектической похлебкой фило¬ софских, социологических, исторических и других современных буржуазных учений» (стр. 151). Он убедительно показывает спра¬ ведливость этого положения на примере ре¬ визионистской критики марксизма социал- демократическим теоретиком Вальтером Таймером, который в своем стремлении на¬ вязать рабочему движению реакционную буржуазную общественную науку солида¬ ризируется с известным американским бур¬ жуазным психологом, представителем так называемого психологического направления в социологии Уильямом Мак Даугалом. Разница между Таймером и Даугалом, от¬ мечает автор статьи, в данном случае лишь та, что в отличие от открыто буржуазного идеолога Даугала социал-демократический теоретик Таймер не решается столь откро¬ венно заявить, что главная его забота — спасти гибнущее буржуазное общество. «Критики» марксизма озабочены тем, что¬ бы их выступления против марксизма не бы¬ ли восприняты рабочим классом как дея¬ тельность, направленная против рабочего класса и его классовых интересов. И в статье Н. Ирибаджакова и в статье К. Ха¬ гера разоблачаются те приемы борьбы, к ко¬ торым прибегают «критики» и «ликвидато¬ ры» марксизма в наши дни. «Разделавшись» с марксизмом, Таймер добавляет: «Пусть не поймут эту критику так, будто она на¬ правлена против социальных устремлений свободолюбивого рабочего движения» (стр. 255). Цель подобных деклараций ясна. Ре¬ визионисты пытаются выступать под маской «защитников» рабочего класса, отрицая тот факт, что критика марксизма, разрыв г. ним неизбежно сопровождаются предательством интересов рабочего класса. Для того, чтобы более успешно выполнить свою социальную функцию — удержать ра¬ бочий класс от революционной борьбы, на¬ править эту борьбу на путь, не угрожающий самому существованию капитализма,— ре¬ визионистские теоретики стремятся внушить рабочему классу пагубную мысль: нет не¬ обходимости придерживаться марксистского мировоззрения, чтобы стать социалистом; мировоззрение, мол, явление субъективное и потому единое мировоззрение для рабоче¬ го класса невозможно и не нужно. Разобла¬ чая этот прием ревизионистов, К- Хагер пи¬ шет: «Они утверждают, что социалистиче¬ ское движение... не связано с определенным мировоззрением, что социалистическое ми¬ ровоззрение не может быть обосновано, что так как социализм будто бы столь общая цель для человечества, то его сторонни¬ ками могут быть люди различных мировоз¬ зрений... Болтовня о том, что социалисты не нуждаются ни в каком едином мировоз¬ зрении, означает не что иное, как стремле¬ ние разрушить именно ту основу, которая превращает революционный рабочий класс в неодолимую силу» (стр. 255—256). В этой связи Н. Ирибаджаков разоблачает методы критики марксизма писателем и философом!-экзистенциалистом Сартром. Сартр уверяет, что он стоит на стороне рабочего класса, что он горячий его сто¬ ронник, что «единственными революцио¬ нерами нашего времени являются маркси¬ сты, которые представляют материализм... что коммунистическая партия является единственной революционной партией, исти¬ ной является также и то, что материализм является учением этой партии» (стр. 143). Но... Вот тут-то и становится ясным, по¬ чему Сартр воздает такую хвалу коммуни¬ стической партии как единственно револю¬ ционной партии. Это делается отнюдь не в интересах самой партии, марксизма и осво¬ бождения рабочего класса. По мнению Сар¬ тра, все это еще не значит, что марксизм яв¬ ляется идеологией, теорией, которая может лучше всего служить делу революции, де¬ лу коммунистической партии. Он говорит, что нужно вместе с коммунистами поста¬ вить вопрос: «...Действительно ли являются материализм и миф об объективности пред¬ посылкой дела революции, нет ли пропасти между деятельностью революционера и его идеологией» (стр. 143). Сартр отвергает философский материа¬ лизм Маркса, его диалектический метод, весь марксизм; он утверждает, что «сейчас происходит кризис марксистского духа» (стр. 143), что коммунисты сами поняли непригодность марксизма, и если они не ре¬ шаются заменить его новой идеологией, то лишь потому, что боятся внести разъ¬ единение и нерешительность в свои ряды. Он предлагает заменить марксизм новой философией, которая не является ни мате¬ риализмом, ни идеализмом. «Дело револю¬ ции,— заявляет он, — искать новую фило¬ софию, которая видит отношение человека к миру другим способом» (стр. 144). Оче¬ видно, что новой философией должно быть реакционное идеалистическое философское учение — экзистенциализм, представителем которого является сам Сартр. Автор статьи показывает, что Сартрол руководит, конечно, не опасение, что мар¬ ксизм якобы может задушить революцион¬ ные стремления рабочего класса и обречь его борьбу на провал, а желание идейно за¬ путать, дезорганизовать и разоружить ра¬ бочий класс путем замены идеологии рево¬ люционного пролетарского движения такой философией, такой идеологией, которая на¬ саждала бы дух безнадежной обреченности и пессимизма и обрекала бы его борьбу на провал. Вот истинные причины «озабочен¬ ности» Сартра по поводу выдуманной им же «пропасти между деятельностью револю¬ ционера и его идеологией». Сартра, конечно, нельзя отнести к ре¬ визионистам. К марксистскому лагерю он никогда не принадлежал, и нападки на ре¬ волюционный марксизм-ленинизм он со¬ вершает, не прикрываясь марксистской фразеологией, что характерно для ревизио¬ нистов. Но нетрудно заметить, что взгля¬ ды Сартра, как и других открытых врагов марксизма, находят преломление и прямое отражение в философских и политических концепциях ревизионистов. Освещение в специальных статьях сбор¬ ника истории социал-реформизма и ревизио¬ низма, а также той борьбы против мар¬ ксистской философии, которую ведут право*
140 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ социалистические и буржуазные идеологи в наши дни, дает возможность читателю уста¬ новить наличие связи и обнаружить общие черты между современным ревизионизмом в коммунистическом движении, с одной сто¬ роны, и социал-реформизмом и ревизиониз¬ мом Бернштейна и Каутского — с другой, не только по линии общности их классовых и социальных корней, но и по линии миро¬ воззренческой, философской. Установлению этих связей помогает богатый и разнообраз¬ ный по своему характеру материал осталь¬ ных статей сборника, в которых дается кри¬ тика взглядов современных ревизионистов по широкому кругу вопросов теории, про¬ граммы, политики, стратегии и тактики ком¬ мунистического движения на современном этапе. В уже известной советскому читателю обстоятельной статье П. Федосеева, И. По- мелова, В. Чепракова «О проекте програм¬ мы Союза коммунистов Югославии», а также в ряде других статей сборника разо¬ блачаются ошибочные и вредные концеп¬ ции югославских и иных ревизионистов: об эволюционном процессе преобразования капитализма в социализм на основе сти¬ хийного роста социализма в системе капи¬ тализма и отрицание в этой связи револю¬ ционного скачка; отрицание важнейшего требования философии марксизма — рас¬ сматривать процессы в их диалектическом развитии, что особенно сказалось в вопросе об отмирании государства; ревизионистские извращения проблем стихийности и созна¬ тельности; нарушение требования мар¬ ксистской диалектики, не допускающей сме¬ шения главных и второстепенных противо¬ речий; искажение проблемы общего и спе¬ цифического в строительстве социализма в отдельных странах. Таков далеко непол¬ ный перечень ошибочных взглядов, кон¬ цепций современных ревизионистов, иду¬ щих вразрез с философией марксизма, ми¬ ровоззрением коммунизма и устанавливаю¬ щих родство современного ревизионизма с социал-демократическим ревизионизмом и реформизмом и в этой области — в области философии. Борьба против ревизионизма на философ¬ ском фронте является крайне важным и не¬ обходимым условием для полного идейного разгрома современного ревизионизма по все¬ му фронту. При этом нельзя не согласиться с утверждением автора статьи «К фило¬ софской проблеме борьбы против ревизио¬ низма» Индржиха Филипеца, что методоло¬ гические основы современного ревизио¬ низма не представляют и не могут пред¬ ставлять чего-либо существенно нового по сравнению с методологическими основами ревизионизма в прошлом. Но, как совер¬ шенно уместно отмечает автор, в обще¬ ственной жизни за прошедшие после смерти Ленина десятилетия выкристаллизовались новые явления. В объяснение этих явлений современные ревизионисты привносят свои ложные взгляды. Поэтому «марксистско- ленинская критика неправильного объяс¬ нения этих новый явлений, — пишет Индр¬ жих Филипец, — не может ограничиваться одним, лишь механическим повторением ар¬ гументов Маркса, Энгельса и Ленина, а должна представлять собой принципиаль¬ ное применение их учения в современных конкретных условиях, направленное против современных ревизионистов» (стр. 455). Несомненно, широкий круг читателей — научные и партийные работники, преподава¬ тели и пропагандисты — с большим интере¬ сом ознакомятся с материалами сбориика, с критикой философского ревизионизма, в частности, почерпнут мз него м,ного нового и ценного для своей работы. Г. П. ДОНГАРОВ Ценный труд по истории марксизма Огюст КОРНЮ. Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Жизнь и деятельность. Перевод с немецкого. Том первый. 1818—1844. Издательство иностранной литературы. Москва. 1959. 550 стр. Предлагаемый ныне вниманию советско¬ го читателя первый том капитального тру¬ да известного французского историка-мар- ксиста проф. Огюста Корню, изданный ра¬ нее в ГДР и во Франции, вполне заслужен¬ но получил уже высокую оценку демократи¬ ческой прессы. Понятен интерес, вызывае¬ мый каждым новым произведением о жиз¬ ни и революционной деятельности К. Мар¬ кса и Ф. Энгельса. Не раз отмечалось, как велика сейчас потребность в добротных на¬ учных и научно-популярных биографиях ос¬ новоположников пролетарского социализма. Учитывая в данной связи важное значение книги О. Корню, целесообразно продолжить начатый на страницах прогрессивной печа¬ ти разговор об этой монографии. 1. Прежде всего вызывает положитель¬ ную оценку тот факт, что автором пред¬ принято совместное рассмотрение ду¬ ховной эволюции Маркса и Энгельса, даю¬ щее возможность охватить генезис мар¬ ксизма во всем объеме. О. Корню показывает, как по-разному протекали дет¬ ство и годы учения будущих творцов научного коммунизма. Вместе с тем он справедливо выделяет то общее, что было в характерах юных К. Маркса и Ф. Эн¬ гельса: искреннее уважение к человеку и отвращение к деспотии, жажда активной деятельности и неприязнь к миру фили¬ стерства, удивительная многогранность ки¬ пучих натур и настойчивость в достпж?н;п поставленных задач. Гениальные вожди
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 141 рабочего класса, пишет О. Корню, менее всего вынесли свои первоначальные ре¬ волюционные представления из родитель¬ ского дома. Не личная нужда, но проница¬ тельность и твердая убежденность привели их к тому, что они встали под знамя проле¬ тарской революции. Трудно назвать иную книгу, где бы так успешно прослеживался параллельно ход созревания научно-коммунистического ми¬ ровоззрения у молодых Маркса и Энгель¬ са. Причем О. Корню тонко улавливает свое¬ образие выработки каждым из них новой системы идей. Если у Маркса она приобре¬ ла оттенок философско-политической крити¬ ки, то у Энгельса—форму критики социаль¬ но-экономической (см. стр. 446). Автор словно подводит читателя к выводу, что та¬ кие люди, как К. Маркс и Ф. Энгельс, в по¬ следующем, возмужав, не могли не встре¬ титься, не могли не образовать союза, кото¬ рый всегда будет славой международного пролетариата, гордостью прогрессивного че¬ ловечества. 2. В композиции рецензируемой книги реализуются указания В. И. Ленина о ди¬ намике «вызревания» научной пролетар¬ ской идеологии в ранних трудах Маркса и Энгельса. Правомерно вычленены внутри двух основных фаз, на которые подразде¬ ляется процесс становления марксизма от 1842 до 1847 года, качественно отличные друг от друга узловые моменты эволюции марксистской мысли, образующие в совокуп¬ ности восходящую линию. Это по¬ зволяет опровергнуть домыслы буржуаз¬ ных фальсификаторов, крикливых ревизио¬ нистов о том, будто развитие марксистской философии замерло уже на пороге 1845 го¬ да. Вступая на арену политической борьбы, молодые Маркс и Энгельс еще оставались идеалистами. Но О. Корню не довольствует¬ ся простым фиксированием этого факта. Он детально разъясняет, что их идеализм был идеализмом sui generis, ибо включал пони¬ мание истории как результата взаимодей¬ ствия духа и мира, .находящихся в со¬ стоянии взаимообусловленности (см. стр. 221). В главе «Рейнская газета» отмечается, что испытание практикой поколебало преж¬ ние идеалистические взгляды Маркса и Эн¬ гельса, а водоворот социальных битв, в ко¬ торый они ринулись с 1842 года, вскоре об¬ наружил недостаточность «чистой критики», бессилие одной лишь философии разрешить животрепещущие общественные проблемы (см. стр. 363—364). Результат страстных поисков и мучительных раздумий молодых Маркса и Энгельса О. Корню видит в том, что как для Маркса, так и для Энгельса конец их участия в младогегельянском движении был началом новой, более высо¬ кой ступени развития, о чем свидетельству¬ ют их блестящие статьи в «Немецко-фран- цузском. Ежегоднике» (см. стр. 536). 3. Несомненным достоинством труда О. Корню является подчеркивание револю¬ ционных и демократических традиций у пе¬ редовой немецкой общественно-политиче¬ ской мысли. Автор напоминает, что ростки социалистических учений появляются впер¬ вые на германской почве во второй полови¬ не XVIII века, называя здесь В. Гейнзе (1746—1803), считавшего частную собствен¬ ность источником социального неравенства (см. стр. 52). Предваряя анализ главного предмета своего исследования рассказом о богатом событиями прошлом немецкого на¬ рода, О. Корню вскрывает органическую связь, существующую между марксизмом и наиболее прогрессивными течениями до¬ марксистской философии и социологии в Германии. Не следует забывать, что молодые Маркс и Энгельс вооприняли революционные идеи замечательных сынов Германии: Георга Форстера и Людвига Галля, Генриха Гей¬ не и Людвига Бёрне, Георга Бюхнера и Вильгельма Вейтлинга! Из книги О. Кор¬ ню, восстанавливающей этот нередко оста¬ ющийся в тени аспект исторической дей¬ ствительности, становится ясно, что как раз благодаря наличию в Германии этих славных традиций и нарастанию к середи¬ не XIX века мощной революционной вол¬ ны Маркс и Энгельс сумели столь стреми¬ тельно достичь высот революционного де¬ мократизма, откуда их взору открылась дорога к научному коммунизму. 4. Создание диалектического и историче¬ ского материализма имело своей логиче¬ ской предпосылкой критически-творческое усвоение Марксом и Энгельсом всего идей¬ ного наследия предшествующих эпох. Раз¬ вивая ленинские положения о трех источни¬ ках и трех составных частях марксизма, О. Корню пишет: «Лишь после того, как Маркс и Энгельс восприняли и «переверну¬ ли» высшее достижение классической не¬ мецкой философии,—диалектику, они полу¬ чили возможность на основе изучения анг¬ лийских и французских теорий и их приме¬ нения к пролетарскому движению вырабо¬ тать диалектический и исторический мате¬ риализм...» (стр. 35). В книге О. Корню марксизм предстает законным и достойным преемником лучшего, что было в мировой цивилизации до Маркса и Энгельса. Автор избежал бытующего еще кое-где одностороннего подхода к освещению тео¬ рий выдающихся мыслителей домарксовой поры, когда непомерно выпячиваются лишь пороки учений А. Сен-Симона и Ш. Фурье, А. Смита и Д. Рикардо, Г. Гегеля и Л. Фей¬ ербаха и многих других. Он старается пре¬ жде всего вышелушить «рациональные зерна» этих учений и проследить, в каком виде они, трансформировавшись, вошли в сокровищницу марксистских идей. Понят¬ но, что самое пристальное внимание уде¬ ляет О. Корню «сведению счетов» Мар¬ кса и Энгельса с философскими системами Гегеля и Фейербаха. Скромнее выглядит в книге показ критического преодоления Марксом и Энгельсом воззрений великих социалистов-утопистов и учений англий¬ ской классической политэкономии. Однако мы надеемся, что данный аспект исследо¬ вания вновь попадет в поле зрения О. Корню в очередных томах его капиталь¬ ного труда. Правильно поступает О. Корню, воскре¬ шая на страницах своей работы мужествен¬ ные образы французских, немецких, анг¬ лийских необабувистов, последователей
142 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Гракха Бабёфа, одного из значительнейших представителей донаучного коммунизма. Деятельность необабувистов существенно определяла характер коммунистического движения в тот момент,