ПРЕДИСЛОВИЕ
ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ  ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
2. Курс СССР на развитие экономических связей с Японией в современных условиях
3. Торгово-политический режим Японии в отношении СССР и других социалистических стран
ГЛАВА II. ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
2. Динамика и формы торговли
3. Структура экспорта и импорта
4. Некоторые проблемы
ГЛАВА III. КРУПНОМАСШТАБНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ
2. Поставки комплектного оборудования
3. Деятельность комитетов по экономическому сотрудничеству
ГЛАВА IV. НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ
2. Межправительственный уровень
3. Сотрудничество между ГКНТ и японскими компаниями
ГЛАВА V. ОТНОШЕНИЯ В ОБЛАСТИ РЫБОЛОВСТВА И РЫБОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
2. Рыболовные связи в 1956—1976 годах
3. Рыболовство после введения 200-мильных зон
ГЛАВА VI. ТРАНСПОРТ
2. Структура морских перевозок
3. Перевозки грузов иностранных фрахтователей
4. Транзитные перевозки через территорию СССР
ГЛАВА VII. ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
2. Виды и условия кредитов
ГЛАВА VIII. ЗНАЧЕНИЕ ВЗАИМНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ
2. Развитие инфраструктуры дальневосточного региона
3. Дальний Восток во внешней торговле с Японией
4. Значение экономических связей с СССР для Японии
ПРИЛОЖЕНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЕ I
ПРИЛОЖЕНИЕ II
ПРИМЕЧАНИЯ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ОГЛАВЛЕНИЕ
Text
                    ЯПОНИЯ
ПРОБЛЕМЫ
ТОРГОВО
ЭКОНОМИ¬
ЧЕСКИХ
ОТНОШЕНИЙ


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ МИРОВОЙ экономики И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
СЕРИЯ «ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ СССР С КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМИ И РАЗВИВАЮЩИМИСЯ СТРАНАМИ» АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ: Я. А. ПЕВЗНЕР Предисловие Ю. С. СТОЛЯРОВ Предисловие, гл. I, VII, VIII (3, 4), Приложения П. Д. ДОЛГОРУКОВ гл. II, VIII (3) В. Б. СПАНДАРЬЯН гл. III В. А. КУЗИН гл. IV Н. К. КУЦОБИНА гл. V Н. И. САВИН гл. VI В. А. АЛЕКСАНДРОВ гл. VIII (1, 2)
СССР-ЯПОНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧ ЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МОСКВА «МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» 1984
ББК 65.5 С 76 Серия «Торгово-экономические отношения СССР с капиталистическими и развивающимися странами* выпускается под общей редакцией И. Д. ИВАНОВА ОТВЕТСТВЕННЫЕ РЕДАКТОРЫ: Ю. С. СТОЛЯРОВ, Я. А. ПЕВЗНЕР РЕЦЕНЗЕНТЫ: Ю. В. ДНДРЕЕВ, В. К. ФЕДОТОВ 0604010000-009 С 38—84 003(01)—84 © «Международные отношения», 1984
ПРЕДИСЛОВИЕ Советский Союз и другие социалистические страны, следуя ленинскому принципу мирно¬ го сосуществования государств с различными обществен¬ ными системами, постоянно стремятся к развитию взаимо¬ выгодных внешнеэкономических связей с миром капита¬ лизма. Уже в первые годы Советской власти в условиях, когда молодое Советское государство было окружено коль¬ цом блокады, В. И. Ленин писал: «Есть сила большая, чем желание, воля и решение любого из враждебных прави¬ тельств или классов, эта сила — общие экономические все¬ мирные отношения, которые заставляют их вступить на этот путь сношения с нами» Весь последующий ход развития всемирных экономи¬ ческих связей подтвердил правильность ленинского пред¬ видения. По мере укрепления и роста экономики СССР расширяются и его внешнеэкономические отношения. С 1960 года оборот внешней торговли Советского Союза со странами капитализма вырос в 20 раз и достиг в 1983 году 38,4 млрд, рублей. В принятых XXVI съездом КПСС «Ос¬ новных направлениях экономического и социального разви¬ тия СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990 года» была вновь подчеркнута необходимость рационально ис¬ пользовать преимущества международного разделения труда и возможности внешних экономических связей для повышения эффективности социалистического обществен¬ ного производства. В материалах съезда был определен курс на то, чтобы «осуществлять стабильные взаимовыгод¬ ные торгово-экономические и научно-технические связи с капиталистическими странами, проявляющими заинтересо¬ ванность в сотрудничестве с Советским Союзом. Продол¬ жать реализацию имеющихся договоренностей и заключе¬ ние новых соглашений в области осуществления крупномас¬ штабных проектов в топливной, металлургической, хими¬ 5
ческой промышленности и других отраслях народного хо¬ зяйства. Изыскивать другие пути развития сотрудничества с этими странами»2. Высказанные положения в полной мере относятся к эко¬ номическим отношениям с такой крупной капиталистической страной, как Япония. Значительного объема достигла вза¬ имная торговля, осуществляется несколько совместных проектов по развитию природных ресурсов Сибири и Даль¬ него Востока, высоким уровнем развития характеризуются отношения в области рыболовства и рыбохозяйственных исследований, расширяются научно-технические, транспорт¬ ные, валютно-кредитные и другие виды экономических свя¬ зей. Во внешнеэкономических связях, как отмечалось на XXV съезде КПСС, «переплетаются воедино политика и экономика, дипломатия и коммерция, промышленное про¬ изводство и торговля»3. До последнего времени вопросы советско-японских эко¬ номических отношений рассматривались главным образом в периодической печати. Лишь в 1982 году вышла первая обстоятельная монография М. И. Крупянко «Советско- японские экономические отношения». Недостаточное внима¬ ние к этим вопросам было, по-видимому, связано с тем, что в общем объеме внешней торговли обеих стран их взаим¬ ный товарооборот занимает сравнительно небольшое мес¬ то— в 1983 году 2,4% во внешнеторговом обороте СССР4 и 1,6 — Японии5. Однако значение проблемы, которой по¬ свящается данная работа, отнюдь не в приведенных цифрах. Необходимо иметь в виду, что за ними скрываются весь¬ ма значительные абсолютные величины — в 1983 году вза¬ имная торговля обеих стран превысила 3,0 млрд, рублей. Целесообразно в полной мере учитывать и динамику совет¬ ско-японской торговли. Ее объем возрос по сравнению с уровнем 1960 года почти в 2,4 раза. В 1976—1980 годах объ¬ ем взаимных поставок между СССР и Японией по сравне¬ нию с предыдущим пятилетием практически удвоился, пре¬ высив 12 млрд, рублей. В 1975 году Япония, занимая 3,8% во внешнеторговом обороте СССР, была на первом месте в его торговле с капиталистическими странами. Одна¬ ко в дальнейшем темпы роста советско-японской торговли замедлились. В 1983 году Япония по тому же показателю оказалась уже на пятом месте. Такое замедление темпов роста в какой-то мере перво¬ начально было связано с экономическими причинами, но с 1980 года японское правительство, уступая давлению амери¬
канского империализма, взявшему курс на подрыв разряд¬ ки международной напряженности, встало на путь частич¬ ного отказа от достигнутых ранее торгово-экономических договоренностей с Советским Союзом, хотя в ряде случаев и отказывалось следовать авантюристическим санкциям США. И все-таки, даже при замедлении темпов роста, ны¬ нешний объем торговли между двумя странами находится на достаточно высоком уровне. Для оценки нынешнего состояния и перспектив совет¬ ско-японских экономических отношений важную роль иг¬ рает анализ их структуры и направлений. Япония — высо¬ коразвитая индустриальная страна, занимающая в капита¬ листическом мире по общему объему валового националь¬ ного продукта (ВНП) и промышленного производства вто¬ рое место после США. В 1982 году на ее долю приходилось 16,3% промышленного производства капиталистических стран — членов Организации экономического сотрудничест¬ ва и развития (ОЭСР) против 35,1% — США и 35,4% — стран Европейского экономического сообщества (ЕЭС). При этом высокоразвитая японская промышленность нахо¬ дится в существенной зависимости от импорта прежде всего сырья. В 1982 году на импорт приходилось около 80% всего сырья, используемого в японской экономике, причем Япония ввозит почти 100% потребляемой в стране нефти, железной руды, бокситов, никеля, хлопка и пшеницы ит.д. Япония — особенно со времени «нефтяного кризиса» 1973—1974 годов—прилагает усилия в переходе на энерго- и сырьесберегающую технологию и альтернативные (по от¬ ношению к нефти) источники энергии и добивается замет¬ ных успехов6. Однако это сможет лишь несколько затор¬ мозить рост зависимости страны от импорта сырья, но не сократить ее. Поэтому даже периодические антисоветские кампании (вокруг «территориального вопроса» или фальшивого тези¬ са о «советской угрозе») не могут изменить того факта, что национальные интересы Японии диктуют целесообразность дальнейшего развития ее внешнеэкономических связей с Советским Союзом. В настоящее время в общем японском импорте на ввоз из СССР приходится 8% леса, около 11 — калийных солей, 13,5—асбеста, 20 — никеля, от 25 до 40% драгоценных и редкоземельных металлов. Весьма существенно для Японии и то, что экономические отношения с Советским Союзом выходят за пределы обыч¬ ной торговли, прежде всего — это взаимные договоренности в отношении ловли рыбы и добычи морепродуктов в 200-
мильных зонах обеих стран. Как будет показано ниже (см. гл. V), такого рода договоренности приносят Японии около Vs «рыбного рациона», занимающего в ее продовольствен¬ ном балансе весьма важное место. Речь идет далее о транс¬ сибирских транспортных перевозках японских грузов, роль которых уже сейчас значительна, а с завершением строи¬ тельства БАМа может еще больше возрасти. Что касается Советского Союза, то его заинтересован¬ ность в развитии экономических связей с Японией связана не в последнюю очередь с региональными аспектами реше¬ ния задач развития Дальнего Востока, Сибири, Забай¬ калья, формирования здесь новых территориально-произ¬ водственных комплексов, хозяйственного освоения зоны, тяготеющей к Байкало-Амурской магистрали, с опережа¬ ющим развитием энергетики, добывающей промышленности, морского и сухопутного транспорта. Советский Союз распо¬ лагает всем необходимым для того, чтобы решить постав¬ ленные задачи собственными силами. В то же время такие факторы, как географическая близость, высокий уровень развития японской индустрии и ее диверсифицирован¬ ность,— все это порождает целесообразность импорта из Японии различных видов продукции тяжелой и легкой про¬ мышленности. Таким образом, на основе взаимных хозяйственных и коммерческих интересов двух соседних стран в течение 50— 70-х годов получили развитие как традиционные формы экономических связей, прежде всего внешняя торговля, так и специфические—проекты сотрудничества в разработке природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, рыболов¬ ство, транспортные услуги и др. Исходя из того что эти сло¬ жившиеся формы и впредь будут играть важную роль, авторский коллектив уделяет их рассмотрению особое вни¬ мание. Советско-японские экономические отношения отличает также и известное своеобразие институционально-правовых норм их регулирования. Для них характерны как обычные правовые акты, применяемые в международной практике (торговый договор, соглашения о торговле и платежах, о научно-техническом сотрудничестве и др.), так и значитель¬ ное количество межведомственных соглашений, регулирую¬ щих те или иные конкретные области взаимных экономичес¬ ких связей. К ним можно отнести ряд договоренностей в об¬ ласти рыболовства, генеральные соглашения по проектам разработки природных ресурсов, кредитные соглашения и т. п. Вместе с тем в практике двусторонних отношений ряд 8
соглашений, применяемых с другими странами, отсутствует (о промышленном сотрудничестве, об охране окружающей среды и др.). Все это накладывает известный отпечаток на характер и формы советско-японских экономических отно¬ шений. В монографии этим вопросам уделяется специаль¬ ное внимание и дается приложение, включающее основные виды договоренностей в рассматриваемой области. Авторы не могли пройти мимо того факта, что с конца 70-х годов на экономические отношения Советского Союза и Японии начали оказывать отрицательное влияние полити¬ ческие факторы. Как отмечалось на восьмой сессии Верхов¬ ного Совета СССР десятого созыва, руководство Японии «берет крен в сторону наращивания военного потенциала, ак¬ тивизирует милитаристские тенденции в стране, подклю¬ чается к глобальной стратегии конфронтации, навязывае¬ мой Вашингтоном»7. Вместе с тем, как отмечалось в речи Генерального секретаря ЦК КПСС К. У. Черненко на фев¬ ральском (1984 г.) Пленуме ЦК КПСС, «мы открыты для мирного взаимовыгодного сотрудничества с государствами всех континентов. Мы за мирное решение всех спорных международных проблем путем серьезных, равноправных, конструктивных переговоров»8. Это в полной мере относит¬ ся к отношениям СССР с Японией. Авторский коллектив надеется на то, что содержащийся в монографии анализ состояния и проблем советско-япон¬ ских экономических связей послужит вкладом в дело даль¬ нейшего развития отношений между нашими странами на началах добрососедства и сотрудничества. * * * За ценные замечания при подготовке книги к изданию авторы выражают благодарность А. В. Барановскому и П. Д. Григоренко.
ГЛАВА ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ J ЭКОНОМИЧЕСКИХ I ОТНОШЕНИЙ 1 Довоенный период После победы Великой Октябрьской социа¬ листической революции правящие круги Японии за¬ няли резко отрицательную позицию в отношении установ¬ ления нормальных отношений на основе принципов мир¬ ного сосуществования, которые провозгласило молодое Советское государство. В апреле 1918 года на Дальнем Востоке высадились японские оккупационные войска, захватившие часть совет¬ ского Приморья. По словам В. И. Ленина, Япония, «кото¬ рая в империалистической войне почти не принимала учас¬ тия... дала сотню тысяч солдат, чтобы задушить Советскую республику с Дальнего Востока...» Ч Правительство Японии не отвечало на неоднократные призывы Советского прави¬ тельства нормализовать отношения между обоими государ¬ ствами. По вине японской стороны нормальные торгово- экономические отношения между СССР и Японией в тот период оказались прерванными. В 1921 году на территории Сибири и Дальнего Востока была образована Дальневосточная Республика (ДВР), правительство которой продолжало предпринимать усилия по нормализации отношений с соседями, в том числе и с Японией. Однако японская военшина не выводила своих войск с территории советского Дальнего Востока, что исклю¬ чало возможность установления нормальных отношений между странами и в то же время осложняло международ¬ ную обстановку во всем Тихоокеанском регионе. В тот же период резко обострились японо-американские противоре¬ чия, вызванные конкурентной борьбой за захват новых рын¬ ков и источников сырья на Тихом океане. В этих условиях правительство ДВР шло на развитие торгово-экономических 10
отношений с теми странами и с представителями тех дело¬ вых кругов, которые изъявляли готовность на взаимовыгод¬ ной основе сотрудничать с хозяйственными органами ДВР. В то время как Япония, удерживая большую часть совет¬ ского Дальнего Востока, оставалась в стороне от этого процесса, особую активность проявили американские компа¬ нии, разработавшие специальный план своего участия в раз¬ витии Восточной Сибири и Приморского края на основе концессионных соглашений2. Таким образом, состояние со¬ ветско-японских торгово-экономических отношений оказа¬ лось в тесной связи с событиями в области отношений Со¬ ветского государства с США. Советское правительство, не упуская из виду нормали¬ зацию политических и торгово-экономических связей с Япо¬ нией, начало в 1920 году переговоры с финансово-промыш¬ ленными кругами США, от имени которых выступал бан¬ кир В. Вандерлип. По тексту концессионного соглашения синдикату В. Вандерлипа предоставлялась сроком на 60 лет концессия на эксплуатацию рыбных ресурсов, на разведку и добычу нефти и угля на Камчатке и в части Восточной Сибири, лежащей к востоку от 160 меридиана3. Контроль за сдаваемой в концессию территорией оставался целиком в руках Советского правительства. Однако соглашение, в силу того что американская сторона отказалась от призна¬ ния де-факто Советского правительства, было аннулиро¬ вано. Одновременно с переговорами с синдикатом В. Вандер¬ липа правительство ДВР вело переговоры с американской нефтяной компанией Синклера. В январе 1922 года был под¬ писан договор, по которому Синклер получал в концессию территорию Северного Сахалина размером «до 1000 кв. верст для добычи нефти сроком на 36 лет, естественных га¬ зов и смол». Предусматривалось также строительство аме¬ риканской стороной на Сахалине «двух портов, железных дорог, телеграфных и телефонных линий, электростанций, линий передач»4. Одновременно были оговорены условия расторжения ДВР концессии, в случае если она станет уг¬ рожать «неприкосновенности территории или суверенитета ДВР или РСФСР» или если «к концу пятого года со дня подписания... не будет установлено нормальных официаль¬ ных отношений между Северо-Американскими Соединен¬ ными Штатами и Дальневосточной Республикой в виде юридического признания (recognition de jure)...»5. Это сог¬ лашение также не вступило в силу, так как вначале терри¬ тория его действия оставалась оккупирована японскими 11
войсками, а к тому времени, когда они были выведены, ДВР вошла в состав Советского государства, с которым США вплоть до 1933 года отказывались устанавливать дип¬ ломатические отношения. Тем не менее переговоры с американскими компаниями серьезно обеспокоили деловые круги Японии, усилившие давление на военные группировки с целью прекращения «сибирской экспедиции». Наиболее дальновидные полити¬ ческие деятели страны пришли к пониманию, что Советское государство, которое к середине 20-х годов установило от¬ ношения со многими капиталистическими странами, в том числе с Англией и Германией, упрочило свое международ¬ ное положение и что установление нормальных отношений с ним отвечает интересам Японии. С 26 августа 1921 г. по 16 апреля 1922 г. в Дайрене (г. Дальний) состоялась первая официальная конференция между представителями ДВР и Японии, которая закончи¬ лась безрезультатно, поскольку японская сторона не отка¬ зывалась от прекращения интервенции на Дальнем Востоке и в Сибири. 4 сентября 1922 г. в Чанчуне начала работу вторая кон¬ ференция, в ходе которой Япония согласилась на установ¬ ление сроков вывода своих войск с материка. Одновремен¬ но обсуждались и торгово-экономические вопросы, в част¬ ности предложение объединенной делегации ДВР и РСФСР о предоставлении Японии концессии на Северном Сахалине, однако соглашения по нему тогда достигнуто не было. После переговоров японские войска были выведены с континента, но продолжали оккупировать Северный Сахалин. В декабре 1922 года начались новые советско-японские переговоры, в ходе которых японская сторона предложила обсудить вопрос о продаже Японии Северного Сахалина. Правительство СССР заявило об абсолютной неприемле¬ мости предложения о продаже какой бы то ни было части советской территории6. Тем не менее советская сторона, ис¬ ходя из интересов нормализации отношений между двумя странами, в принципе согласилась предоставить японским компаниям долгосрочные концессии, которые конкретно рассматривались сторонами после признания Японией 19 марта 1924 г. Советского Союза. Как отмечал полномоч¬ ный представитель СССР Л. М. Карахан, «Япония ставит вопрос о концессиях таким образом, как если бы мы долж¬ ны были ее компенсировать за что-либо. Это мы отклонили. Мы согласны предоставить концессии Японии, но с точки зрения взаимных выгод и в интересах развития экономичес¬ 12
ких отношений, но не ради каких-либо других соображе¬ ний»7. 20 января 1925 г. была подписана и 26 февраля вступила в силу Конвенция об основных принципах взаимоотноше¬ ний между СССР и Японией, которая, в частности, способ¬ ствовала развитию нормальных торговых и хозяйственных связей между сторонами. В ст. 4 Конвенции предусматри¬ валось взаимное предоставление режима наиболее благо¬ приятствуемой нации, открытие Торгового представительст¬ ва СССР в Японии. Предоставление права СССР своими законами регулировать внешнеторговые операции и учреж¬ дение советского Торгпредства в Японии имело большое по¬ литическое значение, поскольку означало официальное приз¬ нание японским правительством ленинского принципа мо¬ нополии внешней торговли СССР. В Конвенции было так¬ же обусловлено, что стороны в дальнейшем заключат тор¬ говый договор и рыболовную конвенцию. Кроме того, со¬ ветская сторона заявила о готовности предоставить японским подданным концессии на эксплуатацию минеральных, лес¬ ных и других естественных богатств8. Непосредственно концессионные вопросы регулировались в Протоколе «Б» Конвенции9. В нем, в частности, концес¬ сионные права Японии строго ограничивались, и ей не пре¬ доставлялось права управления и юрисдикции над концес¬ сиями (ст. 1, 2). Право на их эксплуатацию распространя¬ лось в пределах 50% территории нефтяных месторождений, сдаваемых в концессию (ст. 2). В Протоколе оговаривалось право советской стороны получать арендную плату в разме¬ ре от 5 до 15% от валовой добычи на нефтяных месторож¬ дениях и от 5 до 8%—на угольных месторождениях. В случае фонтанирования нефти арендная плата могла быть повышена до 45%. По концессионному соглашению, заключенному в декаб¬ ре 1925 года на срок до 1970 года, предусматривалось ис¬ пользование на Северном Сахалине японского капитала и оборудования, а также местных трудовых ресурсов для до¬ бычи нефти и угля. Максимальная добыча нефти на нефтя¬ ной концессии достигала 200 тыс. т в год, угля— 100 тыс. т, что было исключительно важно для Японии в снабжении углем и нефтью 10. 21 февраля 1927 г. было заключено допол¬ нительное соглашение о выделении японским компаниям участка на Северном Сахалине под нефтяную разведку. В том же году подписано еще два новых концессионных со¬ глашения с Японским лесопромышленным синдикатом на эксплуатацию лесных ресурсов в Приморье и с компанией 13
«Сева кинко кабусики кайся» на эксплуатацию золотонос¬ ного участка в Охотском районе11. В декабре 1927 года японская сторона выдвинула план создания концессии для разведения риса в районе озера Ханка. Япония выразила готовность вложить в концессию 300 млн. иен. Советское правительство не сочло возможным принять это предложе¬ ние. Тем не менее концессии, по которым были достигнуты соглашения, продолжали нормально функционировать, хотя и имели место случаи нарушения японской стороной отдель¬ ных условий концессий, участившиеся с приходом к власти в Японии военно-милитаристских кругов. Концессии с участием японского капитала на территории СССР сыграли важную роль в установлении и развитии нор¬ мальных отношений между двумя странами. Советский Со¬ юз благодаря концессиям привлек японские капиталы для разработки нефтяных, угольных и лесных ресурсов Дальне¬ го Востока, что в определенной степени позволило ускорить восстановление народного хозяйства региона, подорванного гражданской войной и интервенцией. Предоставление кон¬ цессий позволило также положительно решить вопрос о вы¬ воде японских войск с Северного Сахалина, укрепило пози¬ ции Советского Союза на Дальнем Востоке и Тихоокеан¬ ском регионе в целом. Почти через 50 лет СССР и Япония вновь вернулись к совместной разработке природных ресур¬ сов Сибири и Дальнего Востока, но уже в совершенно дру¬ гой форме. На основе Конвенции об основных принципах взаимоот¬ ношений между СССР и Японией в июне 1925 года было открыто прямое пассажирское и товарное сообщение, 23 ию¬ ня 1926 г. заключено временное соглашение о статусе Тор¬ гового представительства СССР в Японии, 23 января 1928 г. подписана советско-японская конвенция о рыболов¬ стве в советских территориальных водах. 24 ноября 1931 г. была заключена конвенция об обмене почтовыми посылка¬ ми между СССР и Японией. О том, насколько успешно в те годы развивались отно¬ шения между двумя странами, свидетельствует и такой факт. По просьбе Советского правительства японская ком¬ пания «Синкай Когиосио лимитед» в 1927 году провела в Балаклавской бухте Черного моря работы по розыску анг¬ лийского судна «Черный принц», затонувшего здесь в годы Крымской войны 1854—1856 годов и имевшего на борту, по различным сведениям, значительное количество золота. И хотя работы японских водолазов не дали положительных результатов, сотрудничество с ними дало советской стороне 14
богатый опыт подъема судов и грузов, потопленных во вре¬ мя гражданской войны и интервенций 12. Успешно развива¬ лись и торговые отношения между двумя странами. С начала 30-х годов положение стало меняться. При¬ шедшие к власти в Японии реакционные военно-милитарист¬ ские круги взяли курс на подрыв советско-японских полити¬ ческих и экономических связей, поощряли проведение анти¬ советских кампаний в прессе, враждебных выходок против советских представителей. В экономической области япон¬ ские власти стали чинить всяческие препятствия для совет¬ ского экспорта. Японская сторона под различными предло¬ гами уклонялась от подписания торгового договора между двумя странами, что предусматривалось Конвенцией 1925 го¬ да. Участились случаи нарушения японскими рыбопромыш¬ ленниками правил лова в согласованных районах, дивер¬ сионных актов на концессиях и т. п. Захват в 1931 году японскими войсками северо-восточ¬ ных районов Китая значительно увеличил угрозу советским дальневосточным границам, еще более осложнил советско- японские отношения. В этих условиях Советское правитель¬ ство предпринимало всевозможные усилия, с тем чтобы вос¬ препятствовать их дальнейшему ухудшению, начиная от вы¬ движения предложения о заключении пакта о ненападении и кончая предложениями в экономической области. Идя на¬ встречу пожеланиям японской стороны, СССР согласился подписать в 1932 году дополнительное соглашение к рыбо¬ ловной Конвенции 1928 года. Состояние отношений с Японией стало предметом обсуж¬ дения на XVII съезде ВКП(б), что нашло свое отражение в Отчетном докладе ЦК ВКП(б). В нем, в частности, отмеча¬ лось: «Отказ Японии от подписания пакта о ненападении, в котором Япония нуждается не меньше, чем СССР, лишний раз подчеркивает, что в области наших отношений не все обстоит благополучно» 13. Эта оценка подтверждалась дей¬ ствительностью. Японские милитаристы продолжали осуществлять уси¬ ленные военные приготовления в Северо-Восточном Китае и северной части Кореи, которые были превращены в воен¬ ный плацдарм. Нормальное функционирование советских учреждений в этих районах стало фактически невозможным, советская собственность здесь находилась под постоянной угрозой захвата или уничтожения. В результате проведен¬ ных переговоров 23 марта 1935 г. было подписано советско- японское соглашение о продаже Китайско-восточной желез¬ ной дороги (КВЖД) Японии. 15
25 ноября 1936 г. Япония, несмотря на неоднократные предупреждения Советского правительства, подписала с Германией «антикоминтерновский пакт», фактически нап¬ равленный против СССР. В 1938 и 1939 годах она совер¬ шила нападения на советскую и монгольскую территории у озера Хасан и на Халхин-Голе. На дальневосточных гра¬ ницах СССР образовался опасный очаг военной напря¬ женности. В результате быстро сокращались советско- японские экономические связи, которые к 1940 году прак¬ тически оказались свернутыми. Сохраняли силу лишь кон¬ цессионные соглашения на Сахалине и рыболовная Конвен¬ ция 1928 года, осуществление которых в годы войны было прекращено. 13 апреля 1941 г. СССР и Япония подписали Пакт о нейтралитете сроком на пять лет. Советский Союз, верный положениям Пакта, строго придерживался обязательства «поддерживать мирные и дружественные отношения с Япо¬ нией» (ст. 1) 14. На протяжении 1941 — 1945 годов советская сторона регулярно участвовала в переговорах с Японией по различным экономическим вопросам, в частности о ликвида¬ ции ее нефтяных и угольных концессий. Стороны договорились о том, что в течение шести меся¬ цев после подписания Пакта соглашения о концессиях бу¬ дут аннулированы. Японская сторона формально сделала это 18 июня 1943 г. В результате советско-японских перего¬ воров, проходивших после упомянутого шага, стороны под¬ писали 30 апреля 1944 г. соглашение о прекращении концес¬ сий на Северном Сахалине и в Приморье и согласовали ус¬ ловия компенсации японской стороны. Однако, поскольку Япония систематически нарушала дух советско-японского Пакта о нейтралитете, фактически блокировав Тихоокеан¬ ское побережье Советского Союза и совершая другие мно¬ гочисленные враждебные акты по отношению к СССР, ком¬ пенсация не производилась, потеряв в тех условиях всякий смысл. Опыт советско-японских экономических связей в довоен¬ ные и военные годы показывает, сколь большое воздействие на их состояние оказывают политические отношения. При их нормальном развитии на основе обоюдного стремления сторон стало возможным, в частности, заключение между СССР и Японией нескольких концессионных соглашений, аналогичных которым по масштабам и срокам действия с другими капиталистическими странами у СССР в тот пери¬ од не было. С другой стороны, ухудшение политического климата привело к фактическому прекращению взаимной 16
торговли в предвоенные и военные годы. СССР, тем не менее, неизменно выступал за развитие торгово-экономических свя¬ зей с Японией на основе равенства и взаимной выгоды. ~ Курс СССР на развитие 2 экономических связей с Японией в современных условиях После второй мировой войны и капитуляции Японии советско-японские экономические связи ограничи¬ вались торговлей, которая в то время велась в небольших размерах. Торговые связи осуществлялись через Союзный совет для Японии, при советской части которого действовал аппарат экономического советника, а с 1947 года — через штаб Главнокомандующего союзных держав, при котором была учреждена должность представителя по торговым вопросам. В отдельные годы, как это было, например, во время агрессии американского империализма против корей¬ ского народа в 1950—1953 годах, советско-японская торгов¬ ля фактически прекратилась. Никакой политической дого¬ ворно-правовой основы экономических отношений между СССР и Японией в те годы не было. «Правительство С. Иосида.., последовательно проводя антикоммунистичес¬ кий курс, формально не запрещало торговлю с Советским Союзом, однако в действительности осуществляло политику ее сдерживания. В результате развитие японо-советской торговли в значительной мере было приостановлено» 15. Такое ненормальное положение не соответствовало обо¬ юдным интересам СССР и Японии, в связи с чем постепенно были предприняты меры по восстановлению взаимных тор¬ гово-экономических отношений, подведению под них проч¬ ной договорно-правовой базы. 19 октября 1956 г. между СССР и Японией была подпи¬ сана совместная Декларация о нормализации дипломати¬ ческих отношений, являющаяся до настоящего времени ос¬ новополагающим документом двусторонних отношений в целом. Помимо регулирования политических аспектов Дек¬ ларация предусматривала ряд конкретных мер в области советско-японских торгово-экономических связей. В част¬ ности, в соответствии со ст. 6 СССР отказывался от репара¬ ционных претензий к Японии, возникших в результате агрес¬ сивных действий японского милитаризма против СССР за годы интервенции на Дальнем Востоке в 1918—1925 годах 17
и в период второй мировой войны. О значении этой статьи свидетельствует тот факт, что, по оценкам советской сторо¬ ны, только прямой ущерб, понесенный народным хозяйст¬ вом СССР, составил 63,4 млрд, рублей, или 15,8 млрд, долл., а вместе с косвенным — 116,6 млрд, рублей, или 29,1 млрд. долл.16 Другими словами, включение этой статьи означало, что, проявляя великодушие и подлинное стремление развивать с японским народом отношения на основе добрососедства, Советский Союз отказался от изъятия у Японии ресурсов, которые она смогла направить на развитие своей экономики. В ст. 7 стороны согласились «в возможно короткий срок вступить в переговоры о заключении договоров и соглаше¬ ний, для того чтобы поставить на прочную и дружествен¬ ную основу их отношения в области торговли, торгового мо¬ реплавания и другие коммерческие отношения». Статья 8 предусматривала вступление в силу одновременно с Декла¬ рацией Конвенции о рыболовстве в северо-западной части Тихого океана и Соглашения о сотрудничестве при спасании людей, терпящих бедствие на море, подписанных 14 мая 1956 г. Одновременно был подписан Протокол о развитии торговли и взаимном предоставлении режима наиболее бла¬ гоприятствуемой нации, действие которого предусматрива¬ лось до заключения Торгового договора. 6 декабря 1957 г. стороны подписали Торговый договор, вступивший в силу 9 мая 1958 г. после его ратификации высшими законодатель¬ ными органами двух стран. Эти документы, основанные на принципах мирного сосу¬ ществования и укрепления добрососедства, явились той ос¬ новополагающей базой, создавшей соответствующие поли¬ тические условия и необходимый торгово-политический ре¬ жим для последующего развития двусторонних экономичес¬ ких связей. Они, таким образом, обрели прочную договор¬ но-правовую основу. Получили развитие рыболовные отно¬ шения, транспортные перевозки, постепенно стал налажи¬ ваться научно-технический обмен. Совершенствовался орга¬ низационный механизм осуществления экономических свя¬ зей, регулярными стали взаимные визиты экономических делегаций. Уже к середине 60-х годов Япония превратилась в одного из ведущих экономических партнеров Советского Союза среди развитых капиталистических государств. Стороны, используя преимущества международного раз¬ деления труда и географической близости, стали изыски¬ вать новые формы и направления их экономического со¬ трудничества. В июле 1965 года стороны создали Советско- 28
японский и Японо-советский комитеты по экономическому сотрудничеству. С началом их функционирования экономи¬ ческие отношения между двумя странами вступили в ка¬ чественно новый этап своего развития, отныне включая в себя не только традиционные торговые, но и более развитые формы, связанные прежде всего с сотрудничеством в освое¬ нии природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока. В 1968 году было подписано первое в истории двух стран компенсационное соглашение о поставках в СССР из Япо¬ нии оборудования, машин, материалов и других товаров для разработки лесных ресурсов Дальнего Востока и о поставке из СССР в Японию лесоматериалов. Затем были подписаны соглашения о поставках из Японии в СССР оборудования, машин и материалов для строительства мор¬ ского порта в бухте Врангеля, а также о поставках из СССР в Японию технологической щепы и балансового долготья лиственных пород и из Японии в СССР соответствующего оборудования. Подписание и реализация этих соглашений стали воз¬ можными не только в результате объективной экономи¬ ческой заинтересованности сторон, но и благодаря соответ¬ ствующему политическому климату, установившемуся в со¬ ветско-японских отношениях в тот период. В 1966 году со¬ стоялся обмен визитами министров иностранных дел Япо¬ нии и СССР, в результате которых была достигнута, в част¬ ности, договоренность о проведении регулярных политиче¬ ских консультаций между двумя странами, заключена Кон¬ сульская конвенция. В сентябре того же года СССР посе¬ тила правительственная экономическая делегация Японии во главе с президентом компании «Дова когё» Т. Араи. В ян¬ варе 1966 года состоялось подписание первого пятилетнего торгового соглашения между СССР и Японией и соглаше¬ ния о прямом воздушном сообщении Москва — Токио. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIII съезду партии отме¬ чалось: «Мы можем отметить некоторый сдвиг за последнее время в наших отношениях с Японией, с которой развивают¬ ся взаимовыгодные экономические связи» 17. Вместе с тем в материалах съезда были отмечены и не¬ гативные факторы, влиявшие на общий климат в советско- японских отношениях: «Но нельзя не учитывать и того, что на территории Японии, в непосредственной близости от со¬ ветских границ, находятся войска и военные базы США. Недавно Япония заключила милитаристский договор с ма¬ рионеткой Вашингтона — правительством Южной Кореи, который мы решительно осуждаем. Все это не может не за¬ 19
труднять развития наших отношений с Японией» 18. В эти же годы Советское правительство неоднократно обращало внимание правительства Японии на опасный для дела мира в Азии характер использования США территории, людских и материальных ресурсов Японии в целях содействия аме¬ риканской агрессии во Вьетнаме. В октябре 1970 года премьер-министр Японии Э. Сато, выступая на XXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, впер¬ вые с трибуны авторитетного международного форума зая¬ вил о территориальных притязаниях Японии к Советскому Союзу 19. Этот же вопрос стал обсуждаться японской сторо¬ ной с руководителями других стран. В самой Японии для руководства кампанией «за возвращение северных террито¬ рий» при канцелярии премьер-министра был создан специ¬ альный «межведомственный совет по вопросам северных территорий», начала функционировать «ассоциация по ме¬ роприятиям в отношении северных территорий». В октябре 1970 года в Токио впервые после второй мировой войны был проведен «всеяпонский митинг за возвращение север¬ ных территорий», в котором приняли участие высокопостав¬ ленные официальные лица. Усилилась тенденция увязыва¬ ния правящими кругами Японии «территориального вопро¬ са» с решением других проблем советско-японских отноше¬ ний, в частности экономических. Подчеркивая тот вред, который наносит делу развития двусторонних отношений раздувание в Японии пропаган¬ дистской кампании вокруг надуманной «территориальной проблемы», в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии говорилось: «Мы видим немалые возможности для дальнейшего расширения взаимовыгодного сотрудничества с Японией, хотя попытки некоторых японских кругов эксплу¬ атировать так называемый «территориальный вопрос», ра¬ зумеется, не идут на пользу советско-японским отношениям. Их полная нормализация на соответствующей договорной основе затрудняется и наличием в Японии иностранных военных баз. Между тем такая нормализация соответство¬ вала бы долговременным интересам народов обеих стран, интересам мира на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана»20. Тенденция увязывания японской стороной торгово-эко¬ номических отношений с Советским Союзом с политически¬ ми в последующем получила дальнейшее развитие. В 1972 году японское правительство объявило о принятии «экономической дипломатии в отношении Советского Сою¬ за», которая была составлена, в частности, с «учетом про¬ 20
исходящих заметных изменений в международной ситуа¬ ции»21. Усилилось «оглядывание» Японии на США и дру¬ гие страны при развитии торгово-экономических отноше¬ ний с СССР. В Японии участились инспирируемые правыми кругами кампании против расширения торгово-экономичес¬ ких связей с Советским Союзом, попытки все теснее увязы¬ вать участие японских фирм в совместных проектах с реше¬ нием «проблемы северных территорий», с обеспечением государственной безопасности страны и т. п. Особенно усерд¬ ствовали в этой области МИД Японии и Управление нацио¬ нальной обороны (УНО). В этих условиях важная роль принадлежала и принадле¬ жит японскому правительству, его готовности играть актив¬ ную роль в развитии японо-советских экономических отно¬ шений. Здесь, однако, в полной мере проявилась непоследо¬ вательность правящих кругов Японии. На словах руководя¬ щие деятели Японии, как правило, высказываются за разви¬ тие торгово-экономических отношений с Советским Союзом и в ряде случаев предпринимают в этом направлении реа¬ листические шаги. Однако практическая деятельность япон¬ ского правительства свидетельствует о его постоянных ко¬ лебаниях, отсутствии долгосрочного курса, неспособности преодолеть воздействие внешнеполитических и иных факто¬ ров. Как отмечал один из японских деловых журналов, «такое положение особенно наглядно проявилось в том, как японское правительство вело себя... при создании Японо¬ советского комитета по экономическому сотрудничеству, при гарантировании займов Советскому Союзу, в осущест¬ влении запретов по спискам КОКОМ. Пассивная позиция японского правительства выглядит особенно контрастной по сравнению с ФРГ»22. В результате ряд намечавшихся обеими странами эконо¬ мических проектов оказался либо вообще нереализованным, либо их осуществление затянулось. Аналогичное положение по вине японской стороны сложилось и при рассмотрении некоторых советских проектов соглашений в экономической области, которые были переданы японской стороне в пред¬ дверии официального визита в СССР премьер-министра Япо¬ нии в октябре 1973 года, а также в последующие годы. В частности, Советский Союз, исходя из необходимости закрепить достигнутые результаты в экономических отно¬ шениях с Японией, придать им новый импульс и поставить их на прочную договорно-правовую основу, в августе 1973 года передал японской стороне свой проект межправи¬ тельственного соглашения о принципах экономического со- 21
трудничества. В нем отмечалось, что стороны при осуществ¬ лении взаимных экономических связей будут руководство¬ ваться положениями совместной советско-японской Декла¬ рации от 19 октября 1956 г. о прекращении состояния войны и восстановлении дипломатических и консульских отноше¬ ний и Торгового договора от 6 декабря 1957 г., исходить из принципов мирного сосуществования государств с различ¬ ным общественным строем. В статьях соглашения преду¬ сматривалось, что СССР и Япония будут всемерно разви¬ вать долгосрочное экономическое, промышленное и техниче¬ ское сотрудничество, на основе равенства и взаимной вы¬ годы предоставлять друг другу преимущества и льготы в области торгово-экономических отношений. Сотрудничест¬ во в рамках соглашения будет охватывать взаимную тор¬ говлю, кредитно-финансовые отношения, а также различ¬ ные отрасли промышленности, транспорта, обмен научно- техническими знаниями, область защиты окружающей че¬ ловека среды. Предусматривалось создание механизма осуществления соглашения и проведения соответствующих консультаций. Срок его действия был предложен десять лет. Не успев еще тщательно изучить советский проект, японская сторона сразу же взяла курс на то, чтобы при¬ низить значение советской инициативы, а фактически — от¬ вергнуть ее. Тогдашний посол Японии в СССР К. Ниидзэ- ки через несколько дней после получения проекта заявил, что «это соглашение будет крайне общим, представляю¬ щим только выражение намерений и не будет сопровож¬ даться какими-либо шагами в юридической и финансовой областях»23. Такая оценка означала отрицательное отно¬ шение к проекту соглашения. В последующем советская сторона постоянно разъяс¬ няла смысл соглашения о принципах экономического со¬ трудничества, показывала его взаимную выгодность. Этот вопрос ставился во время советско-японских переговоров на высшем уровне в октябре 1973 года, в ходе дальнейших встреч и консультаций министров иностранных дел двух стран, на совещаниях комитетов по экономическому со¬ трудничеству, во время бесед официальных советских лиц с японскими представителями. «Если сравнить позицию японской стороны с активным подходом Советского пра¬ вительства, то мы вынуждены сказать, что действия япон¬ ского правительства выглядят не в его пользу, хотя иног¬ да и раздаются призывы улучшить отношения с Советским Союзом. Японское правительство заняло крайне негатив- 22 22
ную позицию в отношении предложения Советского Союза заключить долгосрочное соглашение об экономическом сотрудничестве. На сегодняшний день из промышленно развитых капиталистических стран Япония единственная страна, не имеющая долгосрочного соглашения об эконо¬ мическом сотрудничестве»24, — признавалось в одном из японских еженедельников. Официальная позиция японской стороны по соглашению обосновывается уже устоявшимся набором аргументов. Сюда, в частности, относятся утверждения о том, что ус¬ ловия для заключения подобного соглашения еще не соз¬ рели, у Японии нет практики их заключения с другими странами, межправительственное соглашение поставило бы рамки экономическому сотрудничеству, которое должно развиваться по инициативе частных фирм25, и т. д. Когда в 1980 году Советский Союз вновь предложил правитель¬ ству Японии заключить долгосрочное соглашение о прин¬ ципах экономического сотрудничества и достичь догово¬ ренности о предоставлении японской стороной генерально¬ го кредита для импорта из Японии комплектного оборудо¬ вания и реализации проектов развития природных ресур¬ сов Сибири, в японских правительственных кругах заяви¬ ли, что, по-видимому, «отсутствует возможность получить согласие США на заключение межправительственного со¬ глашения»26. Однако все эти аргументы не выдерживают сколь-ни¬ будь серьезной критики. Достаточно отметить, что меж¬ правительственные соглашения об экономическом сотруд¬ ничестве уже заключены Японией с некоторыми странами (Ираком, Ираном, Саудовской Аравией, Кенией, Монголь¬ ской Народной Республикой и др.) и, следовательно, во¬ шли в ее практику. Кроме того, Советский Союз относит¬ ся к числу стран, с которыми у Японии заключено боль¬ шое количество крупных компенсационных соглашений, предоставлены значительные кредиты и т. д., то есть усло¬ вия для заключения соглашения о принципах экономичес¬ кого сотрудничества давно созрели. Сотрудничество всту¬ пило в такую фазу развития, что без участия и гарантий правительств двух стран, без предоставления крупных го¬ сударственных кредитов оно не может должными темпами развиваться дальше только на основе участия одних част¬ ных фирм. Это доказывает и опыт заключения подобных соглашений Советским Союзом с капиталистическими странами, в частности с ФРГ, Францией, Англией, Ита¬ лией, Финляндией, Австрией и др. 23
В 1973 году Советский Союз предложил Японии сотруд¬ ничать в строительстве нефтепровода от Тюменских мес¬ торождений до Тихоокеанского побережья СССР, с тем чтобы поставлять определенное количество нефти япон¬ ской стороне. Тюменский нефтяной проект вызвал боль¬ шой интерес в Японии, наиболее остро из развитых капи¬ талистических стран столкнувшейся с последствиями «неф¬ тяного кризиса», разразившегося в октябре 1973 года. По стечению обстоятельств как раз в разгар кризиса премьер- министр Японии вел переговоры с советскими руководите¬ лями. Визит премьер-министра «в Советский Союз, — от¬ мечала японская печать, — был неповторимым шансом для решения в перспективе проблем природных ресурсов, которые стоят перед Японией... Однако, когда на японо¬ советских переговорах на высшем уровне советские руко¬ водители выступили с конкретным предложением об освое¬ нии Сибири совместными усилиями Японии и СССР, японская сторона вдруг выдвинула требование о возвра¬ щении ей «северных территорий». Нельзя не согласиться с советской стороной, которая расценила подобную пози¬ цию как свидетельство полного непонимания Японией важности проблемы природных ресурсов. В результате этого она оказалась в трудном положении по вопросу ос¬ воения Сибири»27. Правительство Японии, МИД и Управление националь¬ ной обороны (УНО) оказались в плену антисоветских предубеждений, выискивая всевозможные причины, чтобы наиболее «аргументированно» отказаться от советского предложения по тюменскому проекту и постепенно свер¬ нуть его проработку и обсуждение. Японская сторона ста¬ ла выдвигать препятствия экономического, политического и даже военного характера. Сильный нажим оказывался на японские деловые круги не только внутри Японии, но и из-за границы, прежде всего из США, чтобы сорвать тю¬ менский нефтяной проект. Как сообщалось в японской печати, «УНО представило МИД Японии документы, в которых говорилось, что при участии страны в освоении тюменских нефтяных место¬ рождений желательно, чтобы нефтепровод не проходил бы под землей, а был оставлен снаружи для того, чтобы в случае необходимости его можно было бы вывести из строя»28. Подобную точку зрения УНО выдвигало и в са¬ мом начале обсуждения тюменского проекта, поставив под сомнение искренность желания японской стороны участво¬ вать в его реализации. 24
В этих условиях советская сторона не могла оставить без внимания не только пассивную, но и отрицательную реакцию Японии на поставки тюменской нефти трубо¬ проводом. Советский Союз в 1973 году уведомил Японию о том, что приступает к сооружению Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, по которой, в случае согла¬ сия японской стороны, тюменская нефть могла бы постав¬ ляться и Японии. Одновременно, учитывая интересы японской стороны, Советский Союз предложил ей сотруд¬ ничать в строительстве нефтеочистительного завода около Находки, что позволило бы японским компаниям получить крупные заказы, а после окончания строительства — вы¬ сококачественные нефтепродукты. Перед Японией, таким образом, вновь открылась воз¬ можность приобретения дополнительного и близко распо¬ ложенного источника нефти и нефтепродуктов, возмож¬ ность ослабить болезненную зависимость от поставок топ¬ лива из удаленных и политически неустойчивых районов мира, сделать решительный шаг в сторону развития доб¬ рососедских отношений с СССР на постоянной основе. Что же касается Советского Союза, то, приступая к со¬ оружению БАМа собственными силами, советская сторона, тем не менее, предложила Японии вовремя советско-япон¬ ских переговоров на высшем уровне в октябре 1973 года со¬ трудничать также и в строительстве магистрали путем пре¬ доставления кредитов на закупки рельс и другого обору¬ дования. Во время этих переговоров руководители СССР и Япо¬ нии обсудили и другие аспекты двусторонних экономи¬ ческих связей. Как отмечалось в совместном советско- японском заявлении, «стороны пришли к единому мнению о необходимости форсировать экономическое сотрудниче¬ ство, в том числе в связи с разработкой природных ресур¬ сов Сибири, а также развитие торговли и сотрудничества в сельском хозяйстве, транспортных перевозках и других областях»29. Были подтверждены принципы, на которых должно строиться такое сотрудничество, — принципы вза¬ имной выгоды и равенства. Кроме того, обе стороны согла¬ сились, «что советско-японское сотрудничество в вышеука¬ занных областях, особенно в связи с разработкой природ¬ ных ресурсов Сибири, не исключает участия третьих стран». Имелись в виду прежде всего США. Согласившись на та¬ кую формулировку относительно разработки его природ¬ ных ресурсов, Советский Союз тем самым продемонстри¬ ровал, что он, учитывая пожелания Японии, не стремится 25
противопоставить экономические связи с ней отношениям с другими странами; не преследует цель нанести ущерб их интересам. Результатам состоявшихся переговоров в СССР была дана высокая оценка. В Японии переговоры также получили в целом пози¬ тивную оценку. Отмечалось, в частности, что для эконо¬ мического сотрудничества двух стран, особенно в освоении природных ресурсов Сибири, заложен неплохой фунда¬ мент. Для реализации достигнутых договоренностей требо¬ вались теперь конкретные решения и действия сторон, в частности определение позиции японской стороны по воп¬ росу об участии в строительстве БАМ. Именно БАМ стал тем ключевым проектом, реализация которого позволила бы освоить огромные пространства Сибири и Дальнего Востока, выйти кратчайшим путем к новым месторожде¬ ниям природных ископаемых, организовать перевозку час¬ ти из них на экспорт. Понимая это, представители деловых кругов Японии высказались в целом за ее участие в строительстве ма¬ гистрали. Как заявил тогдашний президент Федерации экономических организаций («Кэйданрэн») и сопредседа¬ тель Японо-советского комитета по экономическому со¬ трудничеству К. Уэмура, «необходимо позитивно относить¬ ся к строительству новой сибирской магистрали»30. Иную позицию заняли японское правительство, МИД и УНО, выступившие с необоснованными и надуманными домыс¬ лами относительно смысла и последствий советских пред¬ ложений. В правительственных кругах Японии полагают, как писала одна из ведущих японских газет, что «совет¬ ское предложение... говорит за то, что СССР хочет вбить клин между Японией и США путем использования только японской экономики в развитии Сибири... В свою очередь, это неблагоприятно отразится на системе японо-американ¬ ской безопасности, составляющей основу внешней полити¬ ки Японии»31. Кроме того, «в правительстве опасаются, что... строительство дороги приведет к росту военной мощи СССР, его экономики в целом и ускорению темпов ее рос¬ та и станет важным рычагом в соревновании за то, чтобы догнать США»32. С нелепыми оценками выступил и МИД, который считал, что «новое советское предложение нап¬ равлено на то, чтобы сдержать Китай, и имеет целью повлиять на японо-китайские переговоры о воздушном со¬ общении, которые вступили в решающую стадию»33. Подвергая критике подобного рода измышления, пред¬ седатель Ассоциации японо-советской дружбы японского
парламента X. Исида справедливо заметил: «Если ставить вопрос о том, что новая железная дорога усилит военную мощь Советского Союза, то в таком же плане можно рас¬ сматривать и строительство новой дороги Токио — Ниига¬ та, которая будет усиливать военную мощь, направленную против СССР... Превращать в оружие заключение японо¬ китайского авиационного соглашения для проведения своей дипломатии в отношении Советского Союза — это крайне несолидно. Узость взглядов демонстрирует также и дискуссия о том, что-де на основе развития Сибири мож¬ но будет добиться прогресса в территориальном вопросе»34. Последнее слово в принятии решения об участии Япо¬ нии в строительстве БАМ, естественно, оставалось за пра¬ вительством, которое заняло внешне осторожную, а фак¬ тически отрицательную позицию. В этих условиях деловые круги Японии предприняли энергичные усилия по реализации проектов экономичес¬ кого сотрудничества с СССР. «В Японо-советском комите¬ те по экономическому сотрудничеству... будут приложены все силы для того, чтобы найти ключ к разрешению труд¬ ностей, которые продолжают встречаться во время пере¬ говоров, для чего предпринимается ряд мер в качестве вспомогательных рычагов»35, — писала одна из ведущих японских газет. Благодаря активности японских деловых кругов, а также конструктивной позиции советской сторо¬ ны правительство Японии продолжило советско-японские переговоры о совместном сотрудничестве в реализации проектов поставок из СССР в Японию леса и лесомате¬ риалов, южноякутского коксующегося угля и доразведки газа в Якутии на основе японских кредитов, гарантирован¬ ных государством. Немалую роль в положительном реше¬ нии этих вопросов сыграло и то обстоятельство, что с кон¬ ца 1973 года японская экономика начала входить в полосу экономического кризиса, оказавшегося самым глубоким и продолжительным за всю послевоенную историю страны. В этих условиях выполнение крупных экспортных зака¬ зов для Советского Союза представлялось для японской стороны немаловажным фактором смягчения собственных экономических трудностей. В результате 22 апреля 1974 г. между СССР и Японией были подписаны кредитные соглашения, по которым Экспортно-импортный банк Японии (ЭИБ) предоставил советской стороне иеновые кредиты на общую сумму 1050 млн. долл., в том числе 500 млн. — для осуществле¬ ния поставок из СССР леса и лесоматериалов, 450 млн.— 27
для реализации поставок южноякутских коксующихся уг¬ лей и 100 млн. долл. — для дополнительной геологоразвед¬ ки газовых местррождений в Якутии. В 1975— 1976 годах были подписаны соответствующие генеральные соглашения, а также соглашение о совместной геологоразведке на нефть и газ на шельфе острова Сахалин. Выполнение крупных экспортных заказов Советского Союза по реализации упомянутых проектов оказалось чрезвычайно выгодным для японских компаний в условиях острого экономического кризиса и абсолютного сокраще¬ ния внешней торговли Японии, имевшего место в 1975 го¬ ду. В связи с этим, как писал один из японских журна¬ лов, «для торговых кругов Японии характерны мрачные настроения, вызванные невиданной до сих пор длительной депрессией. В этих условиях единственными, кому букваль¬ но не хватает рук, являются сотрудники торговых фирм, занимающиеся торговлей с Советским Союзом»36. Очевидная выгодность экономического сотрудничества с СССР заставила и правящие круги Японии выступить в тот период с реалистическими оценками значения отноше¬ ний с Советским Союзом. Премьер-министр Т. Мики, выступая в парламенте, заявил: «Мы верим, что, если смотреть на японо-советские отношения в перспективе на ближайшие 30 лет, сотрудничество с Советским Союзом имеет всемирно-историческое значение»37. С аналогичной оценкой выступил и председатель Торгово-промышленной палаты Японии и Японо-советского комитета по экономи¬ ческому сотрудничеству С. Нагано38. Положительная оценка состояния советско-японских отношений была сделана на XXV съезде КПСС. «Разви¬ тие наших отношений с Японией, — отмечалось в Отчет¬ ном докладе ЦК КПСС, — в общем идет в положительном направлении. Советский Союз широко торгует с Японией. С ней заключен ряд взаимовыгодных соглашений в эко¬ номической области... Однако в связи с вопросами мирного урегулирования кое-кто в Японии, подчас при прямом под¬ стрекательстве извне, пытается предъявлять к СССР не¬ обоснованные и незаконные претензии. Это, конечно, не путь к поддержанию добрососедских отношений. Мы счи¬ таем, что в советско-японских отношениях законом долж¬ ны быть именно добрососедство и дружественное сотруд¬ ничество, к чему мы и стремимся»39. Большое значение для определения долгосрочных перспектив двусторонних экономических отношений, а так¬ же возможности получения японской стороной конкретных 28
заказов в рамках осуществления Советским Союзом очередного пятилетнего плана имела поездка в СССР в августе 1976 года делегации Федерации экономических организаций Японии во главе с ее председателем Т. Доко. С советской стороны тогда был высказан ряд предложе¬ ний, направленных на дальнейшее развитие экономических связей между Советским Союзом и Японией. В частнос¬ ти, затрагивался «вопрос о возможной долговременной программе экономическою сотрудничества, рассчитанной на 10—15 лет, главным образом за счет более интенсивно¬ го использования ресурсов Сибири и Дальнего Востока...». Отмечалась также целесообразность «заключения между нашими странами соглашения о принципах экономическо¬ го сотрудничества по типу уже действующих и хорошо оп¬ равдывающих себя на практике подобных соглашений СССР с Англией, Францией, Канадой и некоторыми дру¬ гими странами»40. Т. Доко отметил, что «экономические круги Японии придают важное значение деловому сотрудничеству с Со¬ ветским Союзом на долговременной основе, они выступают за дальнейшее развитие дружественных отношений с СССР»41. Японская печать расценила эти переговоры как новый важный этап в развитии двусторонних экономических связей. Как отмечала газета «Асахи симбун», «было дос¬ тигнуто единство взглядов относительно основной линии японо-советского экономического сотрудничества, рассчи¬ танного на долговременную перспективу — на 10—15 лет... Установление делового экономического сотрудничества с СССР особенно важно для Японии, которая в результа¬ те недавнего нефтяного шока почувствовала, насколько бессильной становится держава, не обладающая собствен¬ ными ресурсами»42. В то же время определенным силам Японии, связан¬ ным с наиболее реакционными военными кругами и поды¬ грывающим давлению на страну извне в вопросах эконо¬ мического сотрудничества с Советским Союзом, не заин¬ тересованным в добрососедских отношениях с СССР, даль¬ нейшее развитие .японо-советского экономического сотруд¬ ничества пришлось явно не по душе. Фактически общественное мнение в Японии раздели¬ лось в то время на две группы. Одна из них, и прежде всего Коммунистическая партия Японии, Социалисти¬ ческая партия Японии и другие демократические силы, а также большинство представителей деловых кругов, счи¬ 29
тала, что достигнутый уровень японо-советских экономи¬ ческих связей позволяет Японии сделать в этой области качественно новый шаг и активно сотрудничать с Совет¬ ским Союзом в реализации сибирских проектов на основе совместного коммюнике от 10 октября 1973 г. и результа¬ тов поездки в СССР делегации «Кэйданрэн» в августе 1976 года. Другая группа усилила кампанию с тем, чтобы Япония отказалась от позитивного отношения к совмест¬ ным с Советским Союзом проектам, переориентировалась на другие страны. Исключительно важная роль в определении окончатель¬ ной позиции Японии по вопросу дальнейших перспектив экономического сотрудничества с СССР принадлежала правительству Японии, которому предстояло сделать шаги от заявления за развитие этого сотрудничества к но¬ вым конкретным инициативам. Сделать их японское пра¬ вительство оказалось не в состоянии, пойдя на поводу у внутренних и внешних сил, враждебно настроенных к Советскому Союзу, к поддержанию с ним добрососедских отношений. По вине японской стороны затягивалось подписание соглашения о товарообороте и платежах на 1976 — 1980 годы, который был подписан лишь 30 мая 1977 г. Была создана неподходящая обстановка для проведения очередного совещания комитетов по экономическому сот¬ рудничеству двух стран, которое было отложено. Кроме того, в Японии была развернута шумная пропагандист¬ ская кампания против Советского Союза, поводом для ко¬ торой послужили советско-японские переговоры о морс¬ ком промысле. Член японского парламента М. Фудзио договорился до угроз, заявляя о том, «что в прошлом та¬ кие вопросы решались войной, и призывал „быть готовым и к самому худшему на этих роковых (?!) переговорах”»43. В январе 1978 года Советский Союз передал Японии проект договора о добрососедстве и сотрудничестве, проя¬ вив в очередной раз важную инициативу по развитию двусторонних отношений. Проект охватывал те области советско-японских отношений, которые созрели для того, чтобы поставить их на прочную договорную основу. В частности, в договоре были бы закреплены обязательства сторон разрешать споры исключительно мирными средства¬ ми и воздерживаться от угрозы силой или ее применения, не допускать использования своей территории для совер¬ шения действий, могущих нанести ущерб безопасности другой стороны, и другие политические обязательства44. зо
Важное место в проекте договора занимают экономи¬ ческие статьи (3 из 14). В них торгово-экономические свя¬ зи рассматривались как важный и необходимый элемент упрочения двусторонних отношений. «Стороны, — как отме¬ чается в ст. 7, — будут активно содействовать росту таких связей, способствовать сотрудничеству между соответст¬ вующими организациями и предприятиями обеих стран и заключению соответствующих соглашений и контрактов, в том числе долгосрочных». В проекте договора предусматри¬ вается всемерное содействие расширению научного и техни¬ ческого сотрудничества, а также связей в области сохране¬ ния и рационального использования биологических ресур¬ сов Мирового океана. Заключение договора о добрососедстве и сотрудниче¬ стве между СССР и Японией, который провозглашал бы и закреплял развитие их отношений по пути добрососедства и всестороннего взаимовыгодного сотрудничества, отвечало бы интересам советского и японского народов и явилось бы крупным шагом в пользу международного мира и без¬ опасности. Реакция японской стороны на советский проект дого¬ вора оказалась отрицательной. Ясное и четкое содержа¬ ние советских предложений японские правящие круги по¬ пытались связать с решением «территориального вопроса» и извратить тем самым дух договора. Кроме того, япон¬ ская сторона фактически ушла от обсуждения советского проекта, одновременно не проявив никакой инициативы в разработке собственных предложений. В связи с этим ми¬ нистр иностранных дел СССР А. А. Громыко на XXXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН подчеркнул: «Для интересов мира на Дальнем Востоке и в районе Тихого океана небезразлично, разумеется, какую линию проводит Япония. К сожалению, в ее политике сквозят насторажи¬ вающие тенденции»45. С 1979 года в Японии активизиро¬ вались пропагандистские кампании по поводу «советской угрозы» судоходным трассам Японии на Тихом океане, «военных приготовлений Советского Союза на Курильских островах», «возвращения северных территорий», необхо¬ димости наращивания для нее собственных военных при¬ готовлений и т. п. Подобный курс Японии не мог не отразиться и на сос¬ тоянии экономических отношений между двумя странами. Наметились тенденции резкого замедления и даже сок¬ ращения объема взаимной торговли, ухудшились условия японских кредитов на сибирские и другие проекты экоио- 31
мического сотрудничества, отсутствовали инициативы в выдвижении новых объектов экономического сотрудничест¬ ва двух стран. Проявив максимум выдержки и доброй во¬ ли к поддержанию нормальных добрососедских отношений с Японией, советская сторона в этих сложных условиях согласилась на проведение в Москве в сентябре 1979 года очередного восьмого совещания Советско-японского и Япо¬ но-советского комитетов по экономическому сотрудничест¬ ву, которое откладывалось в течение двух лет. На совещании советская сторона выдвинула новые ини¬ циативы, предложив совместными усилиями СССР и Япо¬ нии сотрудничать в реконструкции ряда целлюлозно-бу¬ мажных комбинатов в Сибири и на Дальнем Востоке, в строительстве медеплавильного комбината на базе Удо- канского месторождения меди, металлургического комби¬ ната в Амурске и др. Кроме того, СССР согласился на год раньше срока начать поставки леса и лесоматериалов в Японию по третьему Генеральному соглашению по лесу, заключение которого также рассматривалось на сове¬ щании. В Советском Союзе результатам восьмого совещания комитетов по экономическому сотрудничеству двух стран была дана положительная оценка. По итогам совещания японской стороной, как заявил С. Нагано, «со всей опреде¬ ленностью был сделан вывод о том, что сотрудничество в освоении Сибири и Дальнего Востока несет Японии оче¬ видные выгоды»46. Однако достигнутые на восьмом совещании взаимовы¬ годные договоренности оказались под угрозой срыва в связи с дискриминационными мерами японского прави¬ тельства в торгово-экономической области. Эти меры были направлены не только против Совет¬ ского Союза, но и шли вразрез с интересами японских де¬ ловых кругов, лишившихся многих выгодных заказов для советских внешнеторговых организаций. Выражая несог¬ ласие с официальной линией правительства, председатель Торгово-промышленной палаты Японии С. Нагано от име¬ ни деловых кругов решительно и определенно заявил: «Мы, как деловые люди, не считаем необходимым сейчас же пересматривать основное направление японо-советско¬ го экономического сотрудничества, в центре которого на¬ ходится освоение природных ресурсов Сибири, только по¬ тому, что США предпринимают меры экономического характера против СССР»47. Представители японских фирм района Кансай, активно 32
участвующего в торговле с Советским Союзом, наперекор официальной линии правительства осенью 1981 года ор¬ ганизовали серию встреч с советской делегацией, прибывшей для проведения симпозиума «Перспективы японо-совет¬ ского торгово-экономического сотрудничества»- На симпо¬ зиуме был сделан вывод о том, что экономические связи между двумя странами должны всемерно расширяться и способствовать нормализации политических отношений. Кроме деловых кругов, выразивших серьезную озабо¬ ченность курсом японского правительства на свертывание контактов с СССР, энергично выступили за сохранение этих контактов представители Совета связи пяти обществ дружбы Японии с СССР. Осенью 1982 года они направили петицию премьер-министру с требованием немедленной от¬ мены «санкций» и обеспечения условий для всемерного развития торгово-экономического сотрудничества с СССР. Выражая мнение определенных кругов японский об¬ щественности, газета «Майнити» подчеркивала, что «про¬ екты экономического сотрудничества в освоении природ¬ ных ресурсов Сибири основаны на выгоде для Японии с точки зрения обеспечения стабильных поставок сырья. Поэтому пересмотр подхода к этому сотрудничеству будет не только акцией в отношении СССР, но и серьезно уда¬ рит по экономическим кругам самой Японии»48. Впоследствии американская администрация распрост¬ ранила нажим и на другие области экономических связей Японии с СССР. США предприняли энергичные усилия, чтобы воспрепятствовать участию японских фирм в реали¬ зации проекта поставки природного газа из Сибири в за¬ падноевропейские страны. «Президент Рейган потребовал от Японии выработки более осторожного подхода при экспорте в СССР трубоукладчиков»49. В результате не¬ приемлемых условий, выдвинутых японской стороной, Со¬ ветский Союз был вынужден разместить заказы на трубо¬ укладчики в ФРГ, Франции и Италии. По инициативе США Япония в 1982 году осуществила ряд новых мер по сдерживанию торгово-экономических связей с Советским Союзом. Вынуждая японскую сторону нести ущерб при проведе¬ нии дискриминационных мероприятий в области торгово- экономических связей с СССР, США в то же время, ис¬ ходя из собственных интересов, отменили эмбарго на экс¬ порт зерна, не проконсультировавшись по этому вопросу со своими союзниками. Премьер-министр Японии Д. Суд¬ зуки был вынужден признать, что «японскую сторону не 2—747 33
предупредили заранее (об отмене США эмбарго на зерно¬ вые.— Ред.), и это оставило чувство растерянности»50. Министр иностранных дел С. Сонода, по существу, приз¬ вал к отходу от экономических санкций, заявив: «Странно, что Япония находится в авангарде проведения санкций в отношении СССР. Япония прилагает усилия (по соблюде¬ нию этих санкций. — Ред.), а США отменяют эмбарго на экспорт зерновых в СССР, поставив Японию лишь в из¬ вестность об этом шаге»51. СССР, со своей стороны, давая отпор линии па подрыв советско-японских экономических связей, был вынужден со всей твердостью заявить, что «применение Японией ка¬ ких-либо «санкций» против Советского Союза в конечном итоге способно привести только к одному — к разрушению сложившейся к настоящему времени системы советско- японских отношений» 52« Выявившаяся малоэффективное™ экономических санкций, предпринятых США против СССР, отказ запад¬ ноевропейских государств слепо следовать в фарватере американских действий, очевидный ущерб, который нанес¬ ли подобные санкции Японии, и, наконец, ясная и твердая позиция Советского Союза заставили японское прави¬ тельство более реалистически взглянуть на вещи и пред¬ принять ряд шагов, не позволивших окончательно пере¬ черкнуть достигнутые ранее результаты в советско-япон¬ ских экономических отношениях. Японской стороной вначале было подтверждено ее участие в совместной гео¬ логоразведке на нефть и газ на шельфе острова Сахалин, затем предоставлены новые кредиты на экспорт в СССР труб большого диаметра, на выполнение третьего Гене¬ рального соглашения по лесу, предприняты другие шаги в позитивном направлении. Заметным событием стал визит в СССР в феврале 1983 года делегации более 250 представителей японских торговых и промышленных фирм, банков, торгово-про¬ мышленных палат и торговых ассоциаций, в том числе крупнейших руководителей японского бизнеса во главе с председателем Японо-советского комитета по экономичес¬ кому сотрудничеству С. Нагано, в ходе которого состоя¬ лись обстоятельные переговоры о состоянии и перспекти¬ вах торгово-экономических связей между двумя стра¬ нами. Советской стороной было подчеркнуто, что «устранение искусственных препятствий, стоящих на пути развития взаимовыгодной торговли между обеими странами, и при¬ 34
дание нашему сотрудничеству стабильного, долговремен¬ ного характера — вот важнейшие предпосылки для успеш¬ ного развития советско-японских торгово-экономических отношений в последующие годы»53. На переговорах было также отмечено, что позиция СССР в вопросах торговли и экономического сотрудничества с Японией остается не¬ изменной. Советский Союз по-прежнему выступает за самое широкое сотрудничество на принципах равенства и взаимной выгоды. Со всей определенностью была выра¬ жена готовность советской стороны вести дело к расшире¬ нию делового сотрудничества с Японией на долговремен¬ ной основе,, если такая готовность будет проявлена и с другой стороны. Результаты поездки в СССР были высоко расценены в деловом мире Японии. Что касается официальных кругов, то будущее покажет, насколько последовательно японское правительство сумеет выправить неблагоприятный крен в экономических отношениях с СССР, образовавшийся в ре¬ зультате его недружественных действий. Крайне важным для состояния советско-японских экономических отноше¬ ний будет и то, сумеет ли японское правительство зани¬ мать в этих вопросах позицию, отвечающую интересам самой Японии, или вновь пойдет на поводу тех внешних сил, особенно в США, которым не по нутру добрососедст¬ во между СССР и Японией. 3 Торгово-политический режим Японии в отношении СССР и других социалистических стран Торгово-политический режим — составная часть государственно-монополистического регулирования внешнеэкономических связей Японии. В нем через призму политического подхода определяются договорно-правовые нормы регулирования этих связей, таможенно-тарифная политика, специальные программы или отдельные меро¬ приятия в экономической области в отношении других го¬ сударств. В том случае когда торгово-политический режим не содержит дискриминационных мер и нацелен на разви¬ тие внешнеэкономических связей, принято говорить о его благоприятном характере. Каковы же в этой связи особен- 2* 35
ностн торгово-политического режима Японии в отношении Советского Союза, а также других социалистических го¬ сударств? В отличие, например, от США, в Японии нет специаль¬ ного законодательства в области торговых связей с социа¬ листическими государствами. Они регулируются торговы¬ ми договорами, соглашениями и другими экономическими договоренностями, предусматривающими, как правило, взаимное предоставление режима наибольшего благопри¬ ятствования. В советско-японских отношениях этот прин¬ цип в наиболее развернутом виде зафиксирован в Торго¬ вом договоре от 6 декабря 1957 г. В нем стороны взяли на себя обязательство предпринять «всевозможные усилия для того, чтобы поставить на прочную и дружественную осно¬ ву их отношения в области торговли, торгового морепла¬ вания и другие коммерческие взаимоотношения» (ст. 1). Режим наиболее благоприятствуемой нации предоставля¬ ется друг другу «в отношении всех видов таможенных по¬ шлин, сборов, таможенных формальностей и других пра¬ вил, связанных с внешней торговлей» (ст. 2). Японская сторона согласилась также предоставить со¬ ветским товарам «безусловный режим наиболее благопри¬ ятствуемой нации во всех вопросах, относящихся ко всем внутренним налогам.., а также в отношении всех законов.., касающихся внутренней продажи...» (ст. 4). В ст. 7 Япония взяла на себя обязательство не приме¬ нять к советским товарам запрещений и ограничений, «ко¬ торые подобным образом не применяются к импорту или экспорту аналогичных товаров... всех третьих стран, за ис¬ ключением импортных или валютных ограничений, приме¬ няемых в подобных обстоятельствах ко всем странам в це¬ лях охраны внешнего финансового положения и платежно¬ го баланса». Режим наибольшего благоприятствования в полном объеме распространяется и на торговое морепла¬ вание между двумя странами, а также признан за совет¬ скими гражданами, хозяйственными организациями и дру¬ гими юридическими лицами «на территории Японии в тех условиях, в каких эта деятельность разрешается действу¬ ющим законодательством Японии» (ст. 12). В Торговом договоре Япония согласилась с тем, «что Союз Советских Социалистических Республик учредит в Японии свое Торговое Представительство» (ст. 11). За Торгпредством признано право учреждать в других горо¬ дах Японии свои отделения с согласия японского прави¬ тельства, пользоваться шифром. Торговый представитель и зв
два его заместителя пользуются всеми иммунитетами и привилегиями, присвоенными членам дипломатических представительств. Имущество и помещения Торгпредства не подлежат никаким мерам принудительного взыскания в порядке исполнения судебных решений. В духе договора заключаются торговые соглашения, ге¬ неральные соглашения о сотрудничестве в разработке при¬ родных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, кредитные соглашения и другие договоренности в области экономиче¬ ских связей между двумя странами. Как видно из положений договора, режим наибольшего благоприятствования не затрагивает вопросы передвиже¬ ния граждан между двумя странами и их постоянного жи¬ тельства, инвестиционной деятельности и некоторых дру¬ гих видов экономических операций. Связано это в первую очередь с различиями в социально-экономических системах двух стран, с их конституционными особенностями. Соот¬ ветственно, в советско-японских отношениях не применя¬ ются, кроме режима наибольшего благоприятствования, другие виды торгово-политического режима, в частности национальный, часто используемый между капиталистиче¬ скими странами при регулировании взаимной инвестици¬ онной деятельности. Близко по содержанию и духу сос¬ тавлены торговые договоры и соглашения Японии с дру¬ гими социалистическими странами (Болгарией, Венгрией, Румынией, Чехословакией, ГДР, а также Китаем). С МНР Японией заключено соглашение об экономическом сотруд¬ ничестве 54. Однако, как показывает действительность, между по¬ ложениями законов капиталистических стран, содержани¬ ем заключаемых ими договоренностей в области экономи¬ ческих отношений с социалистическими странами и конк¬ ретным применением этих договоренностей на практике во многих случаях лежит немалое расстояние. Подобный раз¬ рыв вызывается, как правило, активной административной деятельностью капиталистических государств, вводящих различные виды регулирования, постановления, распоря¬ жения и т. п. на уровне исполнительной власти, зачастую находящиеся в противоречии с духом заключенных ими торговых договоров и соглашений. Япония в этом смысле, так же как и США и некоторые другие ведущие капитали¬ стические страны, не является исключением. Это находит свое проявление в усиливающихся попытках правящих кругов Японии увязывать торгово-политический режим в отношении СССР с конкретными политическими пробле¬ 37
мами; проведении дифференцированного подхода к СССР и другим социалистическим государствам; воспроизведе¬ нии в порядке «солидарности» торгово-политического ре¬ жима (полностью или частично) и ограничений, вводимых другими ведущими капиталистическими странами, в пер¬ вую очередь США. Отмеченные дискриминационные меры Японии вклю¬ чали в себя: расширение запретительных списков Коорди¬ национного комитета по контролю над экспортом «стра¬ тегических товаров» в социалистические страны (КОКОМ), на ряд наукоемких видов машин, оборудования, «ноу-хау», техническую информацию и т. д.; «замораживание» реали¬ зации ранее согласованных проектов сотрудничества и других коммерческих операций, требующих кредитного участия со стороны правительственных финансовых орга¬ нов; отказ от представления кредитов ЭИБ Японии под новые проекты и экспорт оборудования комплектных пред¬ приятий. Менее широкими, хотя и дискриминационными по сво¬ ему духу, были «санкции» в связи с введением правитель¬ ством ПНР военного положения в стране. Они включали отмену совещания подкомитета по науке и технике и еже¬ годной консультации о ходе выполнения торгового согла¬ шения. Кроме того, Япония ответила отказом на предло¬ жение открыть отделение Торгпредства СССРвОсаке, ук¬ лонилась от конкретного ответа относительно продления срока пребывания в стране членов советской закупочной комиссии и др. Совершенно очевидно, что подобные формы дискрими¬ национной политики в отношении Советского Союза прин¬ ципиально несовместимы с представлениями о междуна¬ родном разделении труда и равноправных экономических отношениях. Попытки технико-экономической изоляции СССР в мировом хозяйстве, курс на применение «силово¬ го давления» никогда не приносили и не могут принести агрессивным кругам односторонних выгод и преимуществ. Поэтому применение Японией «экономических репрессий», создание на пути советско-японских экономических отно¬ шений искусственных барьеров породило лишь сомнения в ее надежности как делового партнера. Особого внимания заслуживает практика усиления дифференцированного подхода Японии в торгово-экономи¬ ческих вопросах к СССР и другим социалистическим госу¬ дарствам, проявляющаяся с начала 70-х годов. Подобная практика, во-первых, направлена на то, чтобы добиться 38
для своих компаний максимально благоприятных условий на рынках социалистических стран, успешнее конкуриро¬ вать здесь и теснить,, где это возможно, американские и западноевропейские фирмы. Во-вторых, на основе диффе¬ ренцированного подхода правящие круги Японии пытают¬ ся ослабить позиции социалистического содружества. Со¬ держание дифференцированного подхода заключается в выделении Японией одного или нескольких социалистиче¬ ских государств, которым предоставляются какие-либо ин¬ дивидуальные льготы или для которых, наоборот, вводят¬ ся те или иные дискриминационные меры по конкретным направлениям торгово-экономических связей (внешняя тор¬ говля, кредитно-финансовые, научно-технические отноше¬ ния и т. д.). В современных условиях основной водораздел различ¬ ного подхода Японии к социалистическим государствам в торгово-экономической области проходит по линии деле¬ ния их на две группы. В первую входит Китай, во вто¬ рую— СССР и другие социалистические страны. Различаются прежде всего концепции торгово-экономи¬ ческих связей Японии с социалистическими государствами. В отношении Китая, например, эта концепция претерпела следующие изменения. Если на протяжении 50-х и первой половины 60-х годов японо-китайские экономические свя¬ зи ограничивались и дискриминировались, в частности, на основе ряда правительственных распоряжений и предписа¬ ний, то затем торгово-политический режим в отношении Китая определялся принципом «отделения экономики от политики». После нормализации японо-китайских отноше¬ ний в 1972 году в Японии провозглашался принцип «со¬ хранения равновеликого расстояния от СССР и Китая». С подписанием в августе 1978 года японо-китайского до¬ говора о мире и дружбе Китай занял место привилегиро¬ ванного экономического партнера Японии. Что касается СССР и других государств социалистиче¬ ского содружества, то в начале 80-х годов у Японии здесь не было действующей официальной концепции развития торгово-экономических связей, хотя ранее проекты тако¬ вых и выдвигались. Япония не сотрудничает с СЭВ как международной экономической организацией стран социа¬ листического содружества. Отсутствие развернутой программы развития торгово- экономических связей с СССР не означает, конечно, что правящими кругами Японии не вырабатываются те или иные подходы к этим связям и не осуществляются прак¬ 39
Тические меры в торгово-экономической области в зависи¬ мости от конкретных условий, от состояния политических отношений с Советским Союзом и других факторов. На протяжении послевоенного периода торгово-политический режим Японии в отношении СССР неоднократно претер¬ певал изменения: то ужесточался, имея целью ограничить экономические связи с Советским Союзом, то, наоборот, происходили известное смягчение, выработка правящими кругами Японии конструктивных подходов. С 70-х годов сложилось следующее положение. В мае 1972 года министерство внешней торговли и промышлен¬ ности (МВТП) Японии приняло программу развития эко¬ номических связей с СССР, получившей название «Эконо¬ мическая дипломатия в отношении Советского Союза». Как писал орган деловых кругов страны, газета «Нихон кэйд- зай», «программа имеет в виду принятие ряда мероприя¬ тий по расширению каналов японо-советской торговли и экономического сотрудничества, а с другой стороны — ме¬ роприятий, предусматривающих противодействие Советско¬ му Союзу, имеющему государственную монополию внеш¬ ней торговли»55. Конкретно, в программе предусматрива¬ лось: разработать десятилетнюю программу сотрудничест¬ ва в развитии Сибири; заключить межправительственное соглашение с Советским Союзом о научно-техническом со¬ трудничестве; усилить позиции японской стороны на тор¬ говых переговорах с советской стороной путем совместных выступлений на них японских фирм, например в форме экспортных картелей; изучить возможность использования рубля, и иены как валют взаимных расчетов. Особый упор в программе делался на усилении госу¬ дарственной поддержки частных фирм в экономических от¬ ношениях с СССР. Необходимость таких мер, как отмеча¬ лось в программе, была вызвана тем, что масштабы эко¬ номических связей увеличились, что делает затруднитель¬ ным их развитие только на частном уровне. Правительст¬ венный контроль необходим и для обеспечения выполнения фирмами контингентов по торговым соглашениям, которые подчас не выполняются. В программе отмечалась также необходимость внесения элементов плановости в японо-со¬ ветские экономические отношения путем учреждения ин¬ ститута регулярных совещаний по основным товарам в рамках Ассоциации торговли с СССР и странами Восточ¬ ной Европы, усиления обмена информацией с Советским Союзом, расширения прибрежной торговли и т. д.56 Наконец, объединение фирм в экспортные картели рас¬ 40
сматривалось как мера противодействия монополии внеш¬ ней торговли, причем здесь японское правительство созна¬ тельно шло на допущение в японо-советской торговле од¬ носторонних мер из арсенала ограничительной деловой практики. Реализация многих положений программы с учетом по¬ зиции и интересов советской стороны могла бы заметно способствовать развитию экономических связей между дву¬ мя странами. Она была с интересом встречена и внима¬ тельно изучена в Советском Союзе, который, в свою оче¬ редь, в 1973 году передал японской стороне ряд проектов конкретных соглашений между двумя странами в области экономических и научно-технических связей. Важнейшим из них явился проект соглашения о принципах экономиче¬ ского сотрудничества, которым предусматривается разви¬ тие этого сотрудничества на качественно новом уровне — при поддержке и содействии правительств обеих стран на длительную перспективу. Однако, как отмечалось, японская сторона отказалась от большинства внесенных ей предложений, в результате чего на практике было заключено лишь одно соглаше¬ ние — о сотрудничестве в области науки и техники от 10 октября 1973 г. Кроме того, Япония отклонила другие предложения Советского Союза по развитию двусторонних экономических связей, включая заключение соглашения о принципах экономического сотрудничества, под различ¬ ными предлогами. Как отмечалось выше, в торговле с СССР и большин¬ ством других социалистических государств Япония имеет торговые договоры и соглашения с применением принципа наибольшего благоприятствования. Взимание пошлин при этом происходит на уровне второй колонки японского та¬ моженного тарифа, применяемого к странам — членам Ге¬ нерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) и к странам, с которыми Япония имеет торговые договоры и соглашения с применением принципа наибольшего благо¬ приятствования, но которые не являются членами ГАТТ. Таким образом, для СССР и других социалистических го¬ сударств отдельной колонки или какого-либо другого дис¬ криминационного режима в таможенном тарифе Японии не имеется. Вместе с тем ряд социалистических государств пользу¬ ются в торговле с Японией преференциальным режимом четвертой колонки тарифа, применяемой к развивающим¬ ся странам в рамках Общей системы преференций. В со¬ 41
ответствии с ней уровень обложения ниже, чем по второй колонке, по промышленным товарам в среднем от 50 до 100%, по сельскохозяйственным—от 10 до 50%. Что ка¬ сается нетарифного регулирования импорта из социалис¬ тических государств (контингентирование, специальные технические условия, сертификаты и т. д.), то оно осуще¬ ствляется Японией на общих основаниях, без каких-либо специфических условий применения. Тем не менее все сделки, связанные с экспортом в СССР и другие страны СЭВ, требуют предварительного разрешения МВТП. Кроме того, Япония, присоединившись в 1951 году к дискриминационным спискам КОКОМ, при¬ меняет их в отношении СССР и других социалистических государств, в частности при экспорте так называемых стра¬ тегических товаров. При вывозе «стратегического товара» в СССР необходимо получить сначала разрешение МВТП, которое, в свою очередь, подает заявку в КОКОМ на раз¬ решение экспорта данного товара. Оно выдается после по¬ ложительного мнения по заявке всех 15 членов этого ко¬ митета. По инициативе деловых кругов в Японии при МВТП со¬ здан специальный комитет, занимающийся сравнением уровня экономического и технического развития социали¬ стических и капиталистических государств с целью подго¬ товки перечня статей, которые могут быть изъяты из дис¬ криминационных списков. Однако, несмотря на проводив¬ шиеся пересмотры, число товарных позиций, запрещаемых для экспорта в СССР под рубрикой «стратегические това¬ ры», составляет 16357. Небезынтересно в связи с этим от¬ метить, что окружной суд в Токио признал обязательства Японии по спискам КОКОМ противоречащими Конститу¬ ции страны58. Имеются различия в осуществлении экономических связей с СССР и другими социалистическими странами, в частности с точки зрения создания совместных предприя¬ тий (обществ). В соответствии с законом об иностранных капиталовложениях 1950 года и законами о контроле над внешней торговлей и иностранной валютой 1949 и 1980 го¬ дов, в Японии нет предписаний правового или политическо¬ го характера, запрещающих или ограничивающих учреж¬ дение совместных предприятий (обществ) японским парт¬ нером или любым предприятием или организацией социа¬ листической страны. Однако на практике эти положения реализуются по-разному. Так, с участием Советского Сою¬ за в Японии зарегистрирована лишь одна смешанная ком¬ 42
пания. В то же время с другими странами — членами СЭВ, а также Китаем создание совместных предприятий (об¬ ществ) практикуется значительно чаще. Имеются различия и в организации органов, осуществ¬ ляющих торгово-экономические связи Японии с социали¬ стическими государствами. В формировании торгово-политического режима Япо¬ нии по отношению к социалистическим странам набирает силу тенденция унификации этого режима до уровня дру¬ гих ведущих капиталистических стран, согласования с ни¬ ми тех или иных практических шагов в этой области. При¬ меров такого рода унификации имеется немало. Это и вы¬ полнение Японией условий Бернского соглашения 1958 года капиталистических стран о предоставлении социалистиче¬ ским странам кредитов, ограничившим в свое время их объем и сферы применения, принятие Японией условий КОКОМ о торговле «стратегическими товарами» с социали¬ стическими странами, «консенсуса» стран — членов Орга¬ низации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о кредитах, участие в «экономических санкциях», согласование с США и западноевропейскими государства¬ ми условий участия в проекте поставок природного газа из Западной Сибири и др. Даже японские специалисты, занимающиеся вопросами экономических связей с социа¬ листическими государствами, вынуждены признавать, что «позиция, которая занята Японией в связи с развитием эко¬ номических отношений с СССР и другими социалистиче¬ скими странами, является во всех аспектах точной копией того, что предпринимают западные страны, и страдает от¬ сутствием независимости и завершенности»59. Рассмотренные выше основные особенности торгово-по¬ литического режима Японии явились одной из существен¬ ных причин того, что советско-японские экономические от¬ ношения, несмотря на их известное развитие, в некоторых отношениях отстают от соответствующего уровня отноше¬ ний Советского Союза с другими капиталистическими стра¬ нами. Это прежде всего относится к договорно-правовой базе. Если с рядом капиталистических стран (ФРГ, Анг¬ лией, Францией, Италией, Австрией и др.) экономические отношения базируются на долгосрочных межправительст¬ венных соглашениях об экономическом, промышленном и научно-техническом сотрудничестве, то с Японией, как от¬ мечалось выше, аналогичного соглашения не имеется. Со- ветско-япопские экономические связи не имеют и согласо¬ ванных сторонами перспектив их развития в виде долго¬ 43
срочных программ, которые приняты в отношениях СССР с ФРГ, Англией, Францией, Финляндией и др. В отношениях СССР с Японией отсутствуют такие со¬ глашения, как о сотрудничестве в области энергетики, ох¬ раны окружающей среды, в исследовании космоса, в об¬ ласти туризма, о сотрудничестве в исследовании Мирово¬ го океана, соглашения об отмене двойного налогообложе¬ ния и ряд других, заключенных с некоторыми капитали¬ стическими странами. Не получила в отношениях с Японией сколько-нибудь существенного развития производственная кооперация, практически отсутствуют совместные предприятия (обще¬ ства). СССР и Япония не осуществляют совместного строительства промышленных объектов в третьих странах. В отличие от западноевропейских государств и США, ко¬ торые имеют ряд банковских представительств в СССР, а СССР — в этих странах, такие взаимные банковские представительства не учреждены в практике советско- японских экономических отношений. Имеются и другие особенности и проблемы экономиче¬ ских отношений СССР с Японией по конкретным направ¬ лениям. Это в первую очередь относится к Японии, чей торгово-политический режим в отношении СССР во мно¬ гих случаях препятствует нормальному осуществлению взаимных экономических связей. С начала 80-х годов этот режим со всей определенностью стал базироваться на принципе «неотделения экономики от политики». Что же касается Советского Союза, то он никогда не применял каких-либо дискриминационных мер в торгово- экономической области к Японии и всегда выступал за развитие рассматриваемых отношений на взаимовыгодной и равноправной основе. Как было подчеркнуто на пере¬ говорах с японской экономической делегацией во главе с С. Нагано в феврале 1983 года, «наше кредо — это взаи¬ мовыгодная, прочная торговля на долгосрочной базе без дискриминации»60.
ГЛАВА II ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ 1 ную историю. Особенности взаимной торговли до нормализации отношений в 1956 году Советско-японская торговля имеет длитель- Благоприятные условия для взаимовыгодно¬ го торгового обмена были созданы в результате урегули¬ рования политических отношений между двумя странами на основе пекинской Конвенции 1925 года и концессион¬ ных соглашений. Советско-японская торговля в довоенные годы характеризовалась следующими данными. Таблица 1 Товарооборот между СССР и Японией в довоенные и первые послевоенные годы (в млн. руб.) 1925— 1930 гг. 1931— 1934 гг. 1935— 1940 гг. 1925— 1940 гг. 1947— 1956 гг. Оборот 110,9 60,0 45,5 216,4 33,5 Экспорт 79,1 35,1 12,7 126,9 21,1 Импорт 31,8 * 24,9 32,8 89,5 12,4 Источник: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник. 1918— 1966 гг. М., 1967. Как видно из табл. 1, в развитии советско-японской торговли в рассматриваемые годы довольно четко просле¬ живаются заметно отличающиеся друг от друга периоды роста и застоя. Это: 1925—1930, 1931—1934, 1935—1940 го¬ ды и первый послевоенный период, охватывающий 1947— 1956 годы. 45
Свыше половины суммарного товарооборота за все предвоенные годы приходилось на 1925—1930 годы. За этот период товарооборот с Японией увеличился более чем в 2 раза — с 12 млн. до 26 млн. рублей. За те же годы удельный вес Японии в общем товарообороте Советского Союза вырос с 1 до 1,6%. Взамен советских поставок ле¬ са и лесоматериалов, рыбных продуктов, нефти и нефте¬ продуктов, асбеста, марганцевой руды и т. д. в Советский Союз поступали многие важные для народного хозяйства промышленные и продовольственные товары (суда и судо¬ вое оборудование, станки, прокат черных металлов и ме¬ таллоизделия, текстильные и прочие товары). Ввоз от¬ дельных товаров из Японии занимал значительное место во всем советском импорте и создавал тем самым допол¬ нительные ресурсы для успешного осуществления полити¬ ки индустриализации. За годы первой пятилетки из Япо¬ нии было вывезено, например, свыше 70% всего импорти¬ рованного СССР цемента, 35—муки, 30% — металлоиз¬ делий и т. д. Таблица 2 Доля Японии в советской торговле отдельными товарами в довоенные годы (в % к общему итогу) 1925/26 г. 1933 г. 1940 г. Экспорт уголь и кокс 10,6 10,1 - нефть и нефтепродукты 0,0 7,5 — лесоматериалы и целлюлоз¬ но-бумажные изделия 8,4 1,5 — рыба 68,4 62,5 — икра Импорт 21,8 39,3 — машины и оборудование 0,0 1,2 — черные металлы 1,1' 1,9 0,5 пряжа 0,1 24,0 — чай 0,0 19,1 — Источник: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник. 1918—1966 гг. Как отмечалось в гл. I, в последующие годы в полити¬ ческом курсе Японии в отношении СССР, наряду с сохра¬ нением у части деловых кругов реалистических тенденций, стали постепенно преобладать реакционные и агрессивные устремления, что сказалось на торгово-экономических от¬ 46
ношениях. Произошло резкое ухудшение торгово-полити¬ ческого режима для советских внешнеторговых и хозяйст¬ венных организаций. Торговый договор, о необходимости заключения которого говорилось в Конвенции 1925 года, под различными надуманными предлогами так и не был подписан. Советские товары на японском рынке подверга¬ лись дискриминационным ограничениям, в частности на них устанавливались почти запретительные пошлины. В то же время неоднократно предпринимались попытки взду¬ вать цены на японские товары, задерживать предоставле¬ ние экспортных кредитов и т. д. В 1931 году с оккупацией северо-восточных провинций Китая участились японские провокации на КВЖД и уси¬ лилась подготовка к «большой войне» против СССР. В са¬ мой Японии шовинистические организации подняли раз¬ нузданную антисоветскую кампанию, кульминационным пунктом которой явилось покушение на советского торг¬ преда и организация налета на советское полпредство в Токио. В результате этих враждебных действий в отноше¬ нии СССР объем товарооборота между двумя странами резко сократился с 25,4 млн. рублей в 1931 году до 9,9 млн. в 1934 году. В истории советско-японских торговых отношений пе¬ риод 1935—1940 годов можно разделить на два отрезка: 1935—1937 годы — период временного расширения поста¬ вок из Японии в счет выручки от продажи КВЖД и 1938—1940 годы — время почти полного свертывания тор¬ говли между обеими странами накануне второй мировой войны. В счет платежей за КВЖД, соглашение о продаже ко¬ торой было подписано 23 марта 1935 г., 40% советских за¬ купок в Японии пришлось на долю машин и оборудования, свыше 15 — на черные металлы, металлоизделия, силовой кабель и проволоку, 15 — на продовольственные товары, около 7% — на текстильные изделия. В отличие от импор¬ та, экспорт в Японию продолжал в эти годы сокращаться. По сравнению с 1934 годом его объем уменьшился в 2,3 раза. С прекращением в 1938 году расчетов по КВЖД прои¬ зошло новое резкое снижение объема товарооборота с Японией. Агрессивная политика японского правительства привела к тому, что вслед за событиями у озера Ханка (1936 г.) последовали вооруженные нападения на терри¬ торию СССР в районе озера Хасан (1938 г.) и Монголию на Халхин-Голе (1939 г.). Под давлением военщины от¬
кровенно враждебную позицию в отношении Советского Союза стала занимать большая часть деловых кругов страны. За период 1937—1940 годов товарооборот между двумя странами сократился в 11 раз. В 1939 году размер торговли с Японией упал до 500 тыс. рублей. В 1940 году советский экспорт составил всего 200 тыс. рублей. Руководствуясь желанием улучшить отношения с Япо¬ нией, СССР принял участие в декабре 1941 года в торго¬ во-промышленной выставке в Японии. В 1940—1941 годах Советское правительство провело серию переговоров с японской стороной о заключении специального торгового соглашения, необходимость подписания которого предус¬ матривалась пекинской Конвенцией 1925 года. В результа¬ те переговоров 11 июня 1941 г. были парафированы Согла¬ шение о торговых отношениях, а также Соглашение о то¬ варообороте и платежах между СССР и Японией. Цель этих документов заключалась в том, чтобы урегулировать правовые, финансовые и другие вопросы, относящиеся к организации товарооборота с Японией. Однако подписаны они не были, так как с началом Великой Отечественной войны переговоры с Японией были прерваны и торговые отношения полностью прекращены. В первые годы после капитуляции Японии (1946— 1949 гг.) сделки велись на основе межправительственных соглашений по клирингу. Размер таких товарообменных операций был незначителен (8,5 млн. руб. в 1949 г.). Пер¬ выми более или менее крупными экспортными сделками с Японией в послевоенный период были продажи сахалин¬ ского угля, целлюлозы и крафт-бумаги. Из Японии в эти годы импортировались паровозы, вагоны, цистерны, холо¬ дильное оборудование, катера и мелкие рыболовные суда. После начала войны в Корее, когда Япония стала вы¬ ступать одним из основных поставщиков военных материа¬ лов для американских оккупационных войск, и заключения в 1951 году сепаратного Сан-Францисского мирного дого¬ вора в торговых отношениях с Советским Союзом вновь усилились ограничения и дискриминация. Вся торговля СССР стала вестись по принципу бартера для каждой ин¬ дивидуальной сделки. В результате советско-японская тор¬ говля в 1951 году полностью прекратилась, а в 1952 году ее оборот составил всего лишь 0,5 млн. рублей. Большую роль в свертывании взаимной торговли играло давление США на Японию, стремившихся не допустить развития ее экономических связей с СССР. Японские фирмы были вынуждены покупать необходи¬ 48
мые им сырьевые товары, в том числе железную руду и коксующийся уголь для металлургической промышленно¬ сти, в Канаде и Америке, переплачивая за каждую тонну в 2,5—3 раза по сравнению с той ценой, которую могли предложить ей соседние страны L Если к этому добавить потери в связи с транспортными расходами, то можно се¬ бе представить, какой значительный ущерб несла Япония в результате запрета торговли с СССР. С целью ограничить развитие торговых связей Японии со странами социализма Соединенные Штаты вынудили Токио в 1951 году присоединиться к КОКОМ. При этом конгресс США принял «поправку Кэннона», которая от¬ крыто угрожала своим союзникам: «никакой экономиче¬ ской или финансовой помощи не будет оказано тому госу¬ дарству, чья торговля с Союзом Советских Социалистиче¬ ских Республик будет признана советом национальной безопасности противоречащей интересам безопасности Со¬ единенных Штатов»2. Впоследствии США перешли от практики тотального давления на Японию в вопросах ее экономических связей с СССР к оказанию нажима по конкретным коммерческим сделкам на отдельные японские компании или на прави¬ тельство. В 1961 году военное ведомство США объявило о том, что оно прекратит закупки горючего у одной из крупнейших нефтеперерабатывающих компаний Японии — «Идэмицу косан», если она осуществит свои планы увели¬ чения закупок советской нефти. В 1964 году США предло¬ жили Японии присоединиться к решению НАТО не экспортировать трубы большого диаметра в СССР. В сере¬ дине 1965 года американские компании — поставщики обо¬ рудования для металлургических заводов потребовали от японских импортеров гарантий, что производимая на этом оборудовании продукция, в частности трубы, не будут экс¬ портироваться в Советский Союз и другие страны социа¬ лизма3. Американская сторона, по мнению япомских газет, заняла «неблагоприятную позицию» и в отношении поезд¬ ки в СССР делегации представителей деловых кругов Япо¬ нии во главе с Е. Каваи, выразивших пожелание расши¬ рить японо-советские торговые связи 4. Советское правительство, тем не менее, последователь¬ но предпринимало попытки наладить более широкие и разносторонние контакты с японскими партнерами. С предложениями о заключении ряда крупных контрактов выступили советские внешнеторговые организации. Для активизации торговли в Советский Союз в 1954—1955 го¬ 49
дах приглашались авторитетные делегации представителей промышленных и финансовых кругов Японии. С другой стороны, и в самой Японии усиливалось движение за вос¬ становление торговых связей с СССР. В 1952 году был со¬ здан Комитет по ускорению развития японо-советской тор¬ говли, преобразованный в 1955 году в Ассоциацию японо¬ советской торговли. В 1954 году в японском парламенте было образовано Общество содействия японо-советской торговле. В тот период заметную роль в расширении эко¬ номических связей с СССР сыграла также Ассоциация со¬ действия развитию международной торговли («Кокубо- соку»). Таким образом, на протяжении первой половины 50-х годов благодаря обоюдным усилиям заинтересован¬ ных сторон постепенно создавались необходимые условия для того, чтобы торговые отношения между СССР и Япо¬ нией были поставлены на прочную основу, чтобы объектив¬ ные возможности взаимовыгодного хозяйственного обмена получили, наконец, достаточный простор для своей реали¬ зации и развития. 2 Динамика и формы торговли Принципиально новый период в торгово- экономических отношениях Советского Союза с Японией наступил со второй половины 50-х годов. Переход к нему был вызван объективной необходимостью и взаимным стремлением сторон к более полному использованию фак¬ тора географической близости и преимуществ международ¬ ного разделения труда, а также качественным изменением торгово-политических условий в отношениях между дву¬ мя соседними государствами с различными социально-эко¬ номическими системами в результате подписания 19 ок¬ тября 1956 г. в Москве совместной Декларации о прекраще¬ нии состояния войны и восстановлении дипломатических и консульских отношений между СССР и Японией и 6 де¬ кабря 1957 г. — Торгового договора и соответствующего к нему Приложения об учреждении и правовом положе¬ нии торгового представительства СССР в Японии. Торговый договор был заключен на пять лет с правом автоматического продления на аналогичный срок и дейст¬ вует до сих пор. Этим подчеркивается важность первого в 50
истории советско-японских отношений Торгового договора, основные положения которого нашли свое дальнейшее раз¬ витие в заключении целого ряда конкретных соглашений о товарообороте и платежах, об установлении регулярных судоходных и авиационных линий, о прибрежной торгов¬ ле, по компенсационным сделкам, по кредитно-финансо¬ вым и другим коммерческим вопросам. С течением времени договорно-правовые формы, воз¬ никшие на основе Торгового договора, совершенствовались и расширялись. Первые ежегодные соглашения о товаро¬ обороте и платежах на 1958 и 1959 годы были заменены трехлетними (на 1960—1962 и 1963—1965 гг.), а затем и пятилетними соглашениями (на 1966—1970, 1971 —1975, 1976—1980 и 1981 —1985 гг.). Переход к практике заклю¬ чения пятилетних соглашений, совпадавших со сроками действия государственных планов развития народного хо¬ зяйства СССР, позволил перевести советско-японскую тор¬ говлю на более устойчивую основу, придал торговым от¬ ношениям стабильный и долгосрочный характер. В каче¬ стве дополнения к торговым соглашениям разрабатыва¬ лись индикативные и контингентные списки товаров по экспорту и импорту, которые определяли ориентировоч¬ ные объемы торговли по наиболее важным группам това¬ ров на определенный период. Это сыграло положительную роль в качестве инструмента последовательного развития торговых отношений. Экономическая целесообразность широкого торгового обмена на принципах равноправия сторон и обоюдной вы¬ годы, подкрепленного прочной юридической базой, приве¬ ла в конечном счете к быстрому росту советско-японской торговли, к совершенствованию ее организационных форм и к расширению номенклатуры экспортно-импортных по¬ ставок. Таблица 3 Объем советско-японской торговли (в млн. руб., цены фоб) 1966—1970 гг. 1971—1975 гг . 1976—1980 гг. 1981—1982 гг Оборот • 2613,0 6 145,8 12 066,5 6711,9 Экспорт 1 547,3 2 955,7 4 232,3 1 573,4 Импорт 1 065,7 3 190,1 7 834,2 5 138,5 Источник: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соот¬ ветствующие годы. 51
За годы первого пятилетнего соглашения о товарообо¬ роте и платежах (1966—1970 гг.) общая сумма взаимных поставок по сравнению с предыдущим пятилетием удвои¬ лась и достигла 2,6 млрд, рублей. Намеченный на пятиле¬ тие объем товарооборота был превзойден уже в течение первых четырех лет действия соглашения. В ходе выполнения торгового соглашения на период 1971—1975 годов суммарный объем торговли (6,1 млрд, руб.) увеличился за пятилетие примерно в 2,4 раза, значительно превысив первоначальные оценки. В эти годы товарооборот между двумя странами не толь¬ ко достиг крупных размеров, но и развивался опережаю¬ щими темпами по сравнению с общим увеличением объема внешней торговли Советского Союза. Среднегодовые тем¬ пы прироста его внешнеторгового оборота в целом состав¬ ляли 18,1%, в том числе 24,1% с Японией. В итоге ее удельный вес в товарообороте Советского Союза поднялся с 2,9% в 1970 году до 3,8 в 1975 году, и она стала зани¬ мать одно из первых мест среди торговых партнеров СССР в группе промышленно развитых капиталистических стран. Соглашение 1976—1980 годов также предусматривало дальнейший устойчивый рост советско-японской торговли. Однако фактические результаты превзошли ожидания — суммарный размер взаимной торговли составил 12 066 млн. рублей, увеличившись почти вдвое по сравне¬ нию с 1971 —1975 годами. Особенно быстрыми темпами расширялся советский импорт из Японии, стоимостной объем которого за сопоставимые периоды вырос в 2,5 раза. Эти показатели свидетельствуют о том, что Советский Союз и Япония превратились в важных торговых партне¬ ров, что дальнейшее развитие взаимных коммерческих свя¬ зей отвечает интересам обеих стран. Для японских торго¬ вых и промышленных фирм значение торговых отношений с СССР определяется и тем обстоятельством, что они стро¬ ятся на стабильной основе, на базе заключения соглаше¬ ний на сравнительно длительную перспективу. В обста¬ новке, когда мировой капиталистический рынок находится в полосе затяжных структурных кризисов, испытывает серьезные трудности в результате разгула инфляционной стихии, усиления конъюнктурных перепадов и нарастания протекционистских тенденций, расширение деловых кон¬ тактов с таким надежным торговым партнером, как Совет¬ ский Союз, приобретает для японской экономики характер известного стабилизирующего фактора. *2
Советско-японская торговля имеет в современных усло¬ виях три установившиеся формы: общесоюзная, прибреж¬ ная (приграничная) и кооперативная. Такая классифика¬ ция организационных форм основывается главным обра¬ зом на различии функций тех организаций, через которые реализуются торговые связи с Японией. К общесоюзной торговле относятся все виды экспортно¬ импортных операций между всесоюзными объединениями системы Министерства внешней торговли СССР, с одной стороны, и японскими торговыми фирмами и промышлен¬ ными компаниями — с другой. Она охватывает широкую товарную номенклатуру, на которую приходится свыше 95% всей суммы товарооборота с Японией. С советской стороны круг участников торговли посте¬ пенно увеличивается и составляет свыше 40 всесоюзных объединений, включая В/О «Дальинторг» и В/О «Союз- коопвнешторг». Среди главных контрагентов японских фирм выступают по экспорту всесоюзные объединения «Союзнефтеэкспорт» (25,8% стоимости советского экспор¬ та в Японию в 1981 г.), «Экспортлес» (24,4%), «Экспорт- лен» (13,3%), «Союзпромэкспорт» (9,8%) и т. д.; по им¬ порту — «Промсырьеимпорт» (40,2%), «Трактороэкспорт» (7,7%), «Союзхимэкспорт» (6,7%), «Экспортлен» (6,2%), «Машиноимпорт» (5,4%), «Автоэкспорт» (5%) и ряд дру¬ гих. Примерно такие же пропорции были характерны и для предыдущего десятилетия. Они отражают особенности товарной структуры торговли с Японией и степень участия Таблица 4 Удельный вес ведущих японских торговых ) компаний в японо-советской торговле (на базе заключенных контрактов, в %) Торговая компания 1970 г. 1975 г. 1981 г. Товарооборот, всего 100,0 100,0 100,0 «Мицуи буссан» 27,8 15,9 11,1 «Иго Тю сёдзи»* 12,8 11,5 13,5 «Сумитомо сёдзи» И,1 14,9 14,6 «Ниссё-Иваи» 10,4 7,7 И,6 «Марубэни сёдзи» 10,2 7,5 10,4 «Мицубиси сёдзи» 7,4 11,8 11.2 «Нитимэн дзицугё» 8,5 11,7 * Включая фирму «Прогресс трейдинг». Источник: Рассчитано по: Сорэнтоо боэки тёса гэппо, 1982, № 6, с. 83. 63
в ней специализированных внешнеторговых организаций Советского Союза. Среди японских фирм — партнеров советских внешне¬ торговых объединений основная роль принадлежит неболь¬ шому числу крупных торговых компаний, на долю кото¬ рых приходится свыше 80% общей суммы заключаемых контрактов по экспорту и импорту. На мелкие и средние предприятия и фирмы падает примерно 15% взаимной торговли. По мере увеличения товарооборота и расширения но¬ менклатуры взаимных поставок менялось и отношение к экономическим связям с Советским Союзом со стороны японских торговых фирм. Со второй половины 60-х годов они начали открывать в Москве свои представительства, число которых в начале 80-х годов превышало 20. В ряде случаев прямые коммерческие контакты с советскими внешнеторговыми организациями непосредственно уста¬ навливают промышленные компании — «Комацу сэйсаку- сё», «Идэмицу косан» и некоторые другие. Важной формой поддержания взаимных контактов и завязывания новых связей между советскими внешнетор¬ говыми организациями и японскими фирмами является участие в торгово-промышленных выставках. Всего за 1976—1980 годы в выставках в СССР принимало участие 1200 японских фирм и организаций5. В 1981 году свыше 200 японских фирм демонстрировали свою продукцию на 15 из 25 международных выставках, проводимых в СССР, а в 1982 году число японских фирм и организаций, при¬ нявших участие в 12 международных выставочных меро¬ приятиях на территории нашей страны, достигло около 400. Советский Союз, в свою очередь, проводит активную выставочную работу в Японии. В 1980 году в националь¬ ном павильоне СССР на Международной ярмарке в Оса- ке была продемонстрирована продукция 150 предприятий 50 министерств и ведомств. В 1982 году ряд советских внешнеторговых организаций участвовал в специализиро¬ ванных выставках в Токио и Осаке. Советские выставки в Японии стали местом заключения многих взаимовыгод¬ ных коммерческих сделок. 54
3 Структура экспорта и импорта Главным фактором успешного развития торговых отношений между странами является объектив¬ ная необходимость максимального использования преиму¬ ществ международного разделения труда, вытекающих из исторически сложившейся специфики функционирования их хозяйственного механизма. В товарном наполнении внешнеторговых потоков между СССР и Японией прояв¬ ляется высокая степень взаимодополняемости их экономи¬ ческих структур. Естественно, что область экономического обмена не мо¬ жет приносить выгоды только одной из участвующих сто¬ рон. Для Советского Союза торговое партнерство с Япо¬ нией способствует повышению эффективности обществен¬ ного производства, позволяет несколько ускорить освоение природных богатств в обширных районах Сибири и Даль¬ него Востока и тем самым улучшить территориально-про¬ изводственные пропорции в народном хозяйстве. Однако важно отметить, что торговое сотрудничество с Японией, равно как и с другими промышленно развитыми капита¬ листическими государствами, носит сугубо вспомогательный характер, поскольку решение важных народнохозяйст¬ венных задач осуществляется прежде всего за счет внут¬ ренних накоплений, а доля стоимости импортного обору¬ дования и материалов составляет сравнительно небольшую величину по отношению к собственным капиталовло¬ жениям. Тем не менее Советский Союз никогда не oiна¬ зывался и не отказывается от использования дополнитель¬ ных выгод установления стабильных отношений сотрудни¬ чества с другими странами, если такое сотрудничество строится на равноправной и взаимовыгодной основе, не обусловлено какими-либо предварительными условиями политического или иного характера. В структуре советского экспорта в Японию высокий удельный вес традиционно принадлежит лесным товарам, текстильному сырью, нефти и нефтепродуктам, твердому топливу и т. д. В последние годы на долю круглого леса, пиломатериалов и хлопка-волокна приходится свыше по¬ ловины стоимости экспорта СССР в эту страну. На япон¬ ском рынке на перечисленные товары, а также на ряд других видов промышленного сырья, полуфабрикатов и изделий предъявляется высокий спрос. Так, в 1982 году за 55
счет поставок из Советского Союза покрывалось 10% всех импортных потребностей Японии в деловой древесине (20%—в 1975 г.), 11,4 — в калийных солях (21%), 19,7 — в никеле (26%), 13,5 — в асбесте (29%). Довольно суще¬ ственное значение для японского рынка имеют также со¬ ветские поставки хлопка — около 13% (17%), алюминия — 4,0 (11%), лома черных металлов — 7,9 (4%)6. В целом в в 1976—1982 годах из СССР в Японию было поставлено 48 млн. куб. м круглого леса, 648 тыс. т хлопка, 1,5 млн. г калийных солей, на 1288 млн. рублей нефти и нефтепро¬ дуктов 7. С конца 70-х годов несколько расширился советский экспорт в Японию ряда готовых промышленных изделий, в том числе машин и оборудования. Если в 1965 году стоимость машин и оборудования, вывезенных на япон¬ ский рынок, составляла 2,2 млн. рублей, то в 1982 году она увеличилась до 6,2 млн. рублей. Тем не менее объем про¬ даж машинно-технической продукции все еще очень неве¬ лик (менее 1% от суммы экспорта) и отстает от общих темпов роста товарооборота. Одна из основных причин слабого спроса на продукцию советского машиностроения состоит в том, что часть японских фирм, исторически ори¬ ентированная на рынки западных стран, не обнаруживает достаточной активности в изыскании возможностей для расширения импорта советского оборудования. Среди экспортируемых в Японию советских машин и оборудования наибольший удельный вес (до 80%) занима¬ ют металлорежущие станки и кузнечно-прессовое оборудо¬ вание. Эти станки завоевали признание в ряде отраслей японской промышленности. Они хорошо работают на за¬ водах крупнейшей в стране автомобилестроительной фир¬ мы «Тоёта дзидося когё», на предприятиях станкострои¬ тельной фирмы «Мицуи сэйки», на судостроительных вер¬ фях «Исикавадзима-Харима дзюкогё» и т. д. На заводе фирмы «Ямато когё», например, эксплуатируется крупней¬ ший советский горизонтально-расточный станок. На заво¬ де тяжелого электротехнического оборудования фирмы «Хитати сэйсакусё» успешно работает уникальный токар¬ но-карусельный станок советского производства, на кото¬ ром можно обрабатывать изделия диаметром до 20 м и массой до 560 т. По отзывам японских специалистов, со¬ ветские станки отличаются высокой степенью точности, прекрасными конструктивными решениями, просты в об¬ ращении и обладают рядом других положительных ка¬ честв, которые позволяют им успешно конкурировать с 56
аналогичной продукцией ведущих станкостроительных компаний развитых капиталистических стран8. Основываясь на положительном опыте экспорта ста¬ ночного оборудования, можно полагать, что в расширении объема поставок многих других видов продукции машино¬ строения заложены большие резервы роста торговли меж¬ ду СССР и Японией на будущее. Об этом же говорит раз¬ витие взаимной торговли лицензиями, близко примыкаю¬ щей по своему характеру к торговле машиностроительной продукцией. При всей значимости повышения удельного веса экс¬ порта машинно-технических изделий главными советскими поставками в Японию в течение ближайших 10—15 лет останутся товары топливно-сырьевой группы и некоторые другие промышленные материалы с более глубокой сте¬ пенью переработки. Такое формирование экспортной базы во многом объясняется естественными условиями, сложив¬ шимися в восточной части Советского Союза. Ускорение темпов освоения и разработки огромных минеральных, лесных и водных богатств этого региона диктуется не толь¬ ко растущими потребностями народного хозяйства СССР, но и расширением спроса на данную продукцию со сторо¬ ны мирового рынка. Номенклатура советского импорта из Японии состоит из широкого круга тех промышленных товаров, которые имеют важное значение для народного хозяйства СССР, в наибольшей степени способствуют ускорению техниче¬ ского прогресса, структурным сдвигам и интенсификации общественного производства, повышению эффективности и качества выпускаемой продукции. Не случайно поэтому са¬ мой крупной статьей советского импорта, как правило, яв¬ ляются машины и оборудование, в том числе оборудование комплектных предприятий химической, нефтеперерабаты¬ вающей, лесной и деревообрабатывающей, целлюлозно-бу¬ мажной, текстильной, пищевкусовой и других отраслей промышленности, отдельные виды станочного, подъемно¬ транспортного и радиоэлектронного оборудования, дорож¬ ные и дорожно-строительные машины, промышленная ар¬ матура, лабораторное оборудование и приборы и т. д. Импорт товаров, относящихся к группе машин, обору¬ дования и транспортных средств, составляет примерно 35—40% общей стоимости советского импорта из Японии. Внутри этой товарной группы на долю оборудования для химической промышленности в 1977 году приходилось 19,8%, в 1979 году — 20,4 и в 1982 году — 7,2% от суммы 57
поставок из этой страны9. Крупные закупки импортного оборудования позволили ускорить развитие некоторых под¬ отраслей химической промышленности, дали возможность наладить выпуск соответствующей продукции, в том чис¬ ле продукции, необходимой для сельскохозяйственного производства, коренной подъем которого намечен Продо¬ вольственной программой СССР. В последующие годы в связи с необходимостью ускорения строительства магист¬ ральных газопроводов и разработки лесных ресурсов центр тяжести в закупках машин и оборудования был перенесен на дорожные и дорожно-строительные машины и оборудо¬ вание. Их импорт в 1981 —1982 годах достиг суммы в 1829 млн. рублей, или 35,3% общей стоимости ввезенных машин, оборудования и транспортных средств и 12,6% стоимости всего импорта из Японии 10. Другой важной статьей советского импорта являются изделия из черных металлов. Их удельный вес в общей стоимости закупок виден из следующих данных (в % к итогу)11: 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1980 г. 1982 г. Импорт, всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 прокат черных металлов 3,8 4,2 16,7 16,6 8,0 трубы стальные 14,4 6,1 12,7 19,2 31,5 В отдельные годы (1974—1976, 1981 гг.) импорт черных металлов даже превышал сумму закупок машин и обору¬ дования. Особенно велик удельный вес труб различного сортамента, что объясняется быстрым развитием в СССР газовой и нефтедобывающей промышленности, необходи¬ мостью строительства крупных магистральных трубопрово¬ дов большой протяженности. За период 1976—1982 годов доля стальных труб в общей стоимости советского импорта из Японии составила в среднем более 20%. Среди прочих товаров, закупаемых внешнеторговыми объединениями на японском рынке, заметное место при¬ надлежит продукции химической промышленности, особен¬ но пластмассам и материалам для их производства. За 1976—1982 годы поставки химических изделий достигли 772 млн. рублей, или примерно 6% от совокупной стоимо¬ сти импорта. В соответствии с генеральной линией КПСС и Совет- 58
скоро правительства, направленной на всемерное повыше¬ ние жизненного уровня советского народа, увеличивается объем и расширяется ассортимент импортных поставок то¬ варов широкого потребления—трикотажных и швейных изделий, тканей, обуви и т. д., а также сырья для их про¬ изводства. Удельный вес Японии в общем импорте СССР по этой группе товаров высок. В 1982 году за счет поста¬ вок японских фирм покрывалось 35,7% наших импортных закупок пряжи искусственного шелка, 33,8 — тканей шел¬ ковых и типа шелковых, 17%—заменителей кожи и т. д.12 Многие импортные товары, непосредственно не относящие¬ ся к предметам народного потребления, в конечном счете частично или полностью служат тем же целям. Так, напри¬ мер, импортная белая жесть почти целиком используется в консервном производстве, на японском оборудовании в химической, целлюлозно-бумажной, текстильной, пищевку¬ совой и других отраслях промышленности выпускается раз¬ нообразная продукция, также поступающая в сферу лич¬ ного потребления. В целом за 1976—1982 годы из Японии было импорти¬ ровано машин, оборудования и транспортных средств на сумму 5067 млн. рублей, проката черных металлов — на 1279 млн., стальных труб — на 3141 млн., пряжи искусст¬ венного шелка, тканей шелковых и типа шелковых — на 550 млн., трикотажных и швейных изделий — на 331,0 млн. рублей 13. Важным фактором расширения как советского экспор¬ та, так и импорта в торговле с Японией является осущест¬ вление компенсационных соглашений по освоению природ¬ ных ресурсов Сибири и Дальнего Востока. В счет Генераль¬ ных соглашений по проектам сотрудничества за период с 1969 по 1980 год закуплено машин и оборудования, транс¬ портных средств и других промышленных материалов на сумму более 1 млрд, рублей, а также товаров народного потребления — более чем на 150 млн. рублей. Вместе с тем реализация проектов сотрудничества, позволившая укре¬ пить материальную базу экспортного производства, спо¬ собствовала расширению, хотя и с некоторым временным лагом, объема наших экспортных поставок. В целом за 1969—1980 годы экспорт товарной продукции, поступившей в Японию в качестве компенсационных платежей, составил 858 млн. рублей. С течением времени размеры экспортно-импортных опе¬ раций, связанных с реализацией проектов сотрудничества, начинают занимать все больший удельный вес в общем 59
объеме советско-японской торговли. Если в 1969—1973 го¬ дах доля компенсационного экспорта в общей его стоимо¬ сти составляла около 8%, то в 1975—1979 годах она уве¬ личилась до 14%. Всего же за период 1969—1980 годов компенсационный экспорт занял примерно 11% в общей стоимости нашего экспорта в Японию. С другой стороны, доля импорта по проектам сотрудничества в общей стои¬ мости советского импорта составила за то же время 12%. В 1981 году удельный вес закупок машин и оборудова¬ ния в счет действующих Генеральных соглашений (развед¬ ка на нефть и газ на шельфе острова Сахалин, разработка Южноякутского угольного бассейна, третье Генеральное соглашение по лесу) в общем импорте машин, оборудова¬ ния и транспортных средств достиг около 32%, а поставки компенсационной продукции (лесных товаров, коксующего¬ ся угля) —свыше 25% всей стоимости экспорта этих това¬ ров в Японию. Таким образом, материализация экономического сотруд¬ ничества в развитии Сибири и Дальнего Востока превра¬ тилась в один из существенных факторов расширения тор¬ говли между двумя странами. Эта его важная функция не претерпит изменений ни в 80-е, ни в 90-е годы, по¬ скольку многие крупномасштабные проекты рассчитаны на длительный период реализации. За пределами срока дей¬ ствия Генеральных соглашений по проектам сотрудниче¬ ства увеличение объема торговли станет возможным на базе заключения долгосрочных экспортных контрактов. В свою очередь, мобилизация дополнительных экспортных ресурсов и получение чистой валютной выручки позволит интенсивнее использовать японский рынок для более пол¬ ного удовлетворения растущих потребностей народного хо¬ зяйства СССР и населения в импортных товарах производ¬ ственного и потребительского назначения. Рассмотренные выше особенности структуры советско- японского торгового обмена относятся к общесоюзной тор¬ говле. Кроме нее, как отмечалось выше, имеются такие специфические формы торговли, как прибрежная (пригра¬ ничная) 14 и кооперативная. Последняя осуществляется с советской стороны В/О «Союзкоопвнешторг», который выступает каналом для осу¬ ществления внешнеторговых связей Центросоюза, и потре¬ бительскими кооперативами и мелкими фирмами в Японии. В кооперативной торговле основными товарами советского экспорта являются лесоматериалы, а также мед, воск, по¬ беги папоротника, лекарственные растения, оленьи шкуры 60
и т. д. В обмен поступают главным образом текстильные и продовольственные товары. Динамика кооперативной торговли характеризуется следующими показателями: 1978 г. 1979 г. 1980 г. 1981 г. 1982 г. млн. руб. в % к общей тор¬ говле млн. РУб. % млн. РУб. % млн. РУб. % млн. РУб. % Оборот 45,5 1,8 43,8 1,6 61,8 2,2 43,2 1,4 98,0 2,7 Экспорт 20,5 2,6 23,4 2,5 29,3 3,1 20,3 2,3 53,0 7,0 Импорт 25,0 1,4 20,4 1,2 32,5 1,7 22,9 1,1 45,0 1,5 Развитие этой своеобразной формы торговых отноше¬ ний, равно как и прибрежной торговли, выступает в каче¬ стве фактора, дополняющего и диверсифицирующего вза¬ имный товарооборот между СССР и Японией. Одновремен¬ но оно благоприятно сказывается на росте загрузки и за¬ нятости во многих японских мелких фирмах и кооператив¬ ных организациях. Таким образом, взаимная заинтересованность сторон в сложившейся структуре торговли вполне очевидна. Для японских промышленных компаний советский рынок пред¬ ставляется привлекательным и надежным. Достаточно на¬ помнить, что Советский Союз многие годы являлся одним из ключевых по значению (после района Ближнего и Среднего Востока) рынком сбыта японского оборудования комплектных предприятий, во второй половине 70-х годов за счет поставок в СССР реализовалось до 60% всего эк¬ спорта из Японии предприятий химической промышленно¬ сти, советские внешнеторговые организации закупают око¬ ло половины производимых в Японии стальных труб боль¬ шого диаметра, в 1980 году на долю СССР пришлось 22% от общего количества вывезенных Японией бесшовных труб из нержавеющей стали и т. д.15 В ряде случаев ни один другой рынок не может по своим масштабам заменить советский. Так, из общего объ¬ ема продаж промышленной арматуры (крупногабаритных клапанов, вентилей и т. д.) у основных производителей этой продукции — компании «Нихон сэйкосё» и «Кобэ сэйкосё»— 80% приходится на долю экспортных поставок в Советский Союз 16. Эти и другие японские компании ак¬ тивно участвовали в реализации проекта строительства га¬ 61
зопровода от месторождений в Сибири до Западной грани¬ цы СССР, осуществлявшегося в одиннадцатой пятилетке. С другой стороны, важность планомерно регулируемых торговых связей с Советским Союзом обусловлена тем, что их расширение помогает ведущим отраслям японской промышленности преодолевать последствия циклических и структурных трудностей. Это можно сказать, например, о крупных контрактах на поставку в СССР в течение 1975— 1977 годов четырех комплектных установок по производ¬ ству аммиака фирмами «Мицуи буссан» и «Тоё инжини¬ ринг», которые образно сравнивались японской прессой с «долгожданным дождем» для примерно 800 крупных, сред¬ них и мелких машиностроительных компаний, долгое время жаждавших получения заказов по причине затяжной де¬ прессии в экономике 17. Существенное значение для повышения конъюнктуры в пораженной спадом черной металлургии Японии имели экспортные контракты на поставку в СССР в 1976—1979 годах 7,5 млн. т различных видов стальных изделий (в том числе 4,4 млн. т стальных труб) на общую сумму 3,4 млрд. долл.18 В начале 80-х годов главные металлургические компа¬ нии— «Синнихон сэйтэцу», «Ниппон кокан», «Сумитомо киндзоку», «Кавасаки сэйтэцу» успешно реализовали пре¬ доставленную возможность получения крупных заказов на поставки, связанные со строительством на территории СССР новых газопроводов. Советские закупки сыграли существенную роль в повышении степени загрузки черной металлургии Японии, поскольку ее производственные мощ¬ ности по выпуску толстого стального листа, используемо¬ го для изготовления труб большого диаметра, были на на¬ чало 1981 года загружены только на 50% 19. 4 Некоторые проблемы Приведенные факты свидетельствуют о том, что за сравнительно короткий исторический период в области советско-японской торговли были достигнуты значительные успехи. Однако это не означает, что процесс ее поступательного развития происходил без трудностей и препятствий, что в сфере двусторонних торговых отно¬ шений не осталось никаких нерешенных вопросов. Не за¬ 62
мечать их было бы неправильно, так как без нахождения взаимоприемлемых путей устранения возникающих проб¬ лем довольно сложно использовать те потенциальные воз¬ можности и потребности в расширении масштабов и в со¬ вершенствовании форм взаимовыгодного торгового обме¬ на, которые наиболее полно отвечали бы высокому уровню экономического и научно-технического развития СССР и Японии. Среди некоторых неблагоприятных факторов во взаим¬ ной торговле обращают на себя внимание следующие мо¬ менты. Во-первых, со второй половины 70-х годов общие темпы развития советско-японской торговли замедлились. Темпы прироста за пятилетие (1976—1980 гг.) сократились до 7,3%, то есть были вдвое ниже, чем средние темпы по группе торговли СССР с промышленно развитыми капита¬ листическими странами. В итоге удельный вес Японии в товарообороте СССР начал снижаться: он упал с 3,8% в 1975 году до 3,1% в 1982 году. Если в начале 70-х годов она занимала первое место во внешней торговле СССР с промышленно развитыми капиталистическими странами, то в 1979—1981 годах Япония оказалась уже на пятом, пропустив вперед ФРГ, Финляндию, Францию и Италию20. В 1981 —1982 годах товарооборот с ФРГ вдвое примерно превысил размеры торговли с Японией. Во внешней торговле Японии также имеет место сокра¬ щение или стагнация доли Советского Союза как по от¬ дельным товарам, так и во внешней торговле в целом. Правда, по некоторым товарам взаимные позиции улуч¬ шились, что, однако, не отменяет отмеченных выше тен¬ денций. Во-вторых, в динамике советско-японской торговли ста¬ ла наблюдаться большая неравномерность: в отдельные годы взаимная торговля заметно возрастает, в другие — остается на месте. Особенно значительная амплитуда ко¬ лебаний отмечается в движении советского экспорта. Так, в 1977 году советский экспорт в Японию вырос на 14%, а в следующем году сократился на 13,7%. В 1980 году экспорт фактически не увеличился ( + 0,6%), в 1981 году он уменьшился на 14% и еще на 7,4% в 1982 году21. В-третьих, в результате усиления неравномерности раз¬ вития экспорта и импорта в советско-японской торговле возник существенный дисбаланс в пользу Японии. За 1976—1982 годы отрицательное для советской стороны сальдо по текущим торговым операциям с Японией до¬ стигло 7159 млн. рублей, что составило 90,8% от общей 63
суммы торгового дефицита СССР со всей группой про¬ мышленно развитых капиталистических стран22. Появление отмеченных тенденций в развитии советско- японской торговли обусловлено рядом причин экономиче¬ ского, торгово-политического и организационного харак¬ тера. В частности, торговля между двумя странами испыты¬ вает немалое влияние структурных и циклических факто¬ ров, различного рода «перегревов» и спадов в японской экономике. Так, инвестиционный бум, отмечавшийся в Япо¬ нии в 1972—1973 годах, привел к массированному обнов¬ лению основного капитала, к общему расширению внут¬ реннего спроса и раскручиванию инфляции. Вследствие этого для Советского Союза снизились возможности заку¬ пок оборудования, проката, химических товаров, текстиль¬ ных полуфабрикатов. В результате советский импорт из Японии в 1973 году сократился на 14,2%. Экономический кризис в Японии в 1974—1975 годах и падение оптовых цен в стране существенно осложнили позиции советских экспортеров на японском рынке даже по таким тради¬ ционным товарам, как лес, хлопок, цветные металлы и др. В связи с этим советский экспорт в 1975 году сокра¬ тился более чем на 26% 23. Аналогичные факторы привели к уменьшению экспор¬ та СССР в Японию и в 1981 —1982 годах. Под влиянием самого глубокого за последние 50 лет мирового экономи¬ ческого кризиса Япония переживает затянувшийся спад экономики. В 1982 году было отмечено даже абсолютное падение объема внешней торговли. Ряд ведущих отраслей хозяйства, отличающихся высоким коэффициентом энер¬ го- и материалоемкости, продолжают находиться в состоя¬ нии длительного структурного кризиса. В этих условиях произошло заметное сокращение внутреннего спроса на лесные материалы, текстильное и металлургическое сырье, на топливно-энергетические товары. На снижение стоимо¬ сти экспортных поставок оказало свое влияние падение мировых цен на эти группы товаров, составляющих глав¬ ное наполнение советского экспорта в Японию, включая компенсационные поставки. С другой стороны, обострение кризисной ситуации в капиталистическом хозяйстве, углубление торговых про¬ тиворечий и подъем протекционизма в США и странах За¬ падной Европы заметно усилили привлекательность совет¬ ского рынка сбыта для японской промышленности и спо¬ собствовали повышению активности японских экспортеров. 64
Росту японского экспорта способствовали также концент¬ рированные во времени крупные закупки Советским Сою¬ зом машин, оборудования, стального проката и труб в связи с реализацией совместных проектов экономического сотрудничества. В силу такой разнонаправленности в дви¬ жении экспорта и импорта возникла несбалансирован¬ ность в советско-японской торговле. Естественно, что накопление внушительного дефицита не может не беспокоить наши внешнеторговые организа¬ ции. Тем не менее Советский Союз не собирается вводить никаких запретов на торговлю с Японией. В отличие от западных партнеров, СССР не требует от нее ни «добро¬ вольных ограничений» экспорта, ни «открытия японского рынка». По мнению советской стороны, вопрос дисбаланса в торговле следует решать не за счет сокращения совет¬ ских закупок, а на путях дальнейшего расширения торгов¬ ли и ее балансирования в долгосрочном плане. Для этого имеются достаточно широкие возможности. Одно только строгое выполнение японской стороной принятых на себя обязательств в отношении приема компенсационной про¬ дукции по действующим соглашениям уже может решить проблему дисбаланса. К тому же советские организации готовы значительно увеличить поставки различных лесо¬ материалов, цветных металлов, нефтепродуктов и ряда других товаров. Как отмечалось выше, с конца 70-х годов особенно от¬ рицательное воздействие на советско-японскую торговлю стал оказывать процесс «политизации» Японией всей сфе¬ ры хозяйственного взаимодействия с СССР под надуман¬ ным предлогом «советской военной угрозы». И как след¬ ствие политики «экономических санкций», произошло искусственное замедление темпов роста и даже прямое свер¬ тывание отдельных направлений взаимовыгодного торго¬ вого, экономического и научно-технического обмена с Советским Союзом. Бесплодные попытки установления «технологической и кредитной блокады» Советского Союза, создание на пути советско-японской торговли искусственных барьеров на¬ ходятся в явном противоречии с интересами японских деловых кругов, имеющих налаженные хозяйственные свя¬ зи с нашей страной, и в конечном счете оборачиваются против национальных интересов самой Японии. Доказа¬ тельств того, что она теряет от свертывания торговых отношений с Советским Союзом, можно привести множе¬ ство. К осени 1980 года в министерстве внешней торговли 3—747 65
и промышленности Японии скопилось 14 запросов на по¬ ставку в СССР крупного комплектного оборудования, стоимость которого оценивалась в 4—5 млрд, долл.24 Эти заявки не рассматривались министерством, в результате чего многие выгодные заказы, которые Советский Союз намеревался разместить в Японии, были переданы в За¬ падную Европу. В итоге сумма потерянных японскими фирмами советских заказов превысила 1 млрд, долл.25 В их числе заказы на поставку заводов по производству полиэтилена и уксусной кислоты, переданные английским фирмам «Филипп бразерс» и «Дэви пауэргэс», на химичес¬ кий комплекс, полученный итальянской компанией «Мон- тэдисон», и др.26 Одним из ярких примеров последствий приверженности Японии политике эмбарго и связанных с этим убытков может служить потеря японской компанией «Синнихон сэйтэцу» и американской «Армко» крупного заказа на по¬ ставку в Советский Союз завода по производству динам- ной стали. За возможность поставки предприятия свыше трех лет велась ожесточенная конкурентная борьба меж¬ ду многими западными фирмами, которая закончилась подписанием 19 декабря 1979 г. контракта с «Синнихон сэйтэцу». Однако затем этот контракт на сумму 350 млн. долл, оказался под давлением японского правительства на долгое время «замороженным», и советские внешнетор¬ говые организации после двухкратной пролонгации сро¬ ков поставок были вынуждены в сентябре 1980 года пере¬ дать заказ французской фирме «Крезо-Луар»27. Политика правительства Японии, направленная на следование в кильватере агрессивного курса Вашингтона, стоила японским фирмам потери ряда других выгодных заказов. Так, в марте 1980 года фирмами «Мицубиси дзю- когё» и «1Мицубиси сёдзи» была проиграна сделка на по¬ ставки в Астрахань и Баку оборудования по производству платформ для морских буровых работ. В целом «вакуум», образовавшийся на советском рын¬ ке в результате отказа Японии от ряда поставок, был тут же успешно заполнен ее западноевропейскими конкурента¬ ми. В 1980 году товарооборот Советского Союза с ФРГ вырос на 36%, с Италией — на 41, с Францией — на 43, с Финляндией — на 49%, а с Японией его прирост не дос¬ тиг и 5%, что с учетом роста внешнеторговых цен означа¬ ло физическое сокращение торговли28. Оно явилось пря¬ мым следствием решения правительства Японии приоста¬ новить предоставление Советскому Союзу новых креди¬ 66
тов, поскольку в японском экспорте в СССР свыше 60% составляют товары, требующие кредитного обеспечения из средств ЭИБ. Как отмечала газета «Нихон кэйдзай», «пока японское правительство не возобновит предоставле¬ ния СССР кредитов, контракты будут перехватываться Западной Европой»29. Ухудшение положения с поставками комплектного обо¬ рудования продолжалось и в последующий период. Если в годы десятой пятилетки (1976—1980 гг.) Советский Союз закупил в Японии 80 промышленных предприятий и установок, то в 1981 году объем советских заказов резко сократился, а в 1982 году вообще не было заключено ни одного крупного контракта на комплектные предприятия. По причине отказа правительства в финансовой поддерж¬ ке японские фирмы не смогли, например, принять участие в поставках оборудования для разработки Астраханского газоконденсатного месторождения, оборудования для вторичного использования нефтяных скважин и т. д. Не¬ благоприятная ситуация с экспортом японского оборудо¬ вания усложняется еще и тем, что снижение контрактных показателей в настоящее время будет отражаться на та¬ моженных данных еще в течение двух-трех лет, поскольку между моментом подписания контракта и фактическими поставками существует временной лаг. По оценке япон¬ ских деловых кругов, последствия «санкций» слишком велики, и вернуться к прошлому будет нелегко. Для обоснования своей дискриминационной позиции представители официальных кругов Японии пытаются соз¬ дать ложное представление, что «санкции» если и вызыва¬ ют сложные проблемы, то только для советской стороны. В качестве главного аргумента они обычно ссылаются на успешное расширение японского экспорта в Советский Со¬ юз, несмотря на действие кредитных, технологических и прочих ограничений. Если обратиться к японской стати¬ стике, то действительно экспорт в СССР в 1980 году уве¬ личился на 13%, в 1981 году — на 17 ив 1982 году — почти на 20%. Однако при этом игнорируется очень важ¬ ный факт, что за этими вполне благополучными стати¬ стическими показателями скрываются факторы времен¬ ного характера. Основой японского экспорта в указанный период являлись крупные поставки труб большого диамет¬ ра, стального листа и других видов стального проката, необходимость широких закупок которых была во многом обусловлена ускорением сроков строительства экспортного газопровода Уренгой — Помары — Ужгород, а также дру¬ 3* 67
гих газовых магистралей. Только за два года (1981— 1982 гг.) из Японии было экспортировано 4,5 млн. т сталь¬ ных изделий на сумму 3 млрд, долл., что составило 41% всей стоимости японского экспорта в СССР30. А если учесть, что за эти же годы в Японии закупались оборудо¬ вание компрессорных станций и различная строительная техника (бульдозеры, трубоукладчики и т. д.) для газо¬ провода Уренгой — Помары — Ужгород, то окажется, что подавляющая часть всего японского экспорта была свя¬ зана как раз со строительством объекта, который вступил в строй действующих в 1984 году31. Другой негативный момент для японского экспорта заключается в том, что поставки оборудования и прочих материалов по крупномасштабным проектам сотрудниче¬ ства (Южноякутский угольный, третье Генеральное согла¬ шение по лесу, первый этап Сахалинского проекта) прак¬ тически почти завершены, а переговоры по новым про¬ ектам, в том числе выдвинутым еще на восьмом совещании национальных комитетов по экономическому сотрудни¬ честву в 1979 году, откладываются на неопределенное вре¬ мя из-за «экономических санкций». В этой связи особое беспокойство в деловом мире Япо¬ нии вызывает оценка перспектив развития торговли с СССР на ближайшее будущее, поскольку «последствия санкций в отношении Советского Союза могут вылиться далеко за пределы только сокращения контрактов»32. Отсюда можно сделать вывод, что в поведении деловых кругов усилилось противодействие стремлению правитель¬ ства использовать их объективную заинтересованность в расширении торгово-экономических связей с нашей стра¬ ной в качестве орудия политического давления и вымо¬ гательства односторонних уступок. Это очевидное проти¬ воречие между экономическими интересами Японии и политическими задачами, которые выдвигаются ее прави¬ тельством, нашло широкое отражение в японской прессе в период подготовки и по возвращении торговой делегации во главе с С. Нагано из Москвы в феврале 1983 года. Итоги ее визита вызвали положительную реакцию подав¬ ляющего большинства органов массовой информации Японии. Все члены японской делегации едины в своем мне¬ нии о визите в Советский Союз. Они находят его целесо¬ образным и полезным. Действительно, примечателен сам факт восстановления широких деловых контактов между нашими странами и направления для этой цели в Москву самой крупной и €8
представительной делегации, когда-либо выезжавшей за пределы Японии. В ходе состоявшихся встреч были об¬ суждены возможные направления и сферы двустороннего и многостороннего торгово-экономического сотрудничест¬ ва; отмечена необходимость активного вовлечения в ком¬ мерческие операции мелких и средних фирм, в наиболь¬ шей степени испытывающих последствия экономического застоя. На состоявшихся в Москве пленарных заседаниях и рабочих встречах участниками был высказан ряд интерес¬ ных мыслей и предложений. Заслуживают, например, большого внимания соображения президента «Мицубиси сёдзи» о возможности участия японских фирм в рекон¬ струкции советских предприятий пищевой и легкой про¬ мышленности на основе компенсации, в том числе путем сбыта производимой продукции на рынках третьих стран через каналы японских торговых фирм. В своем докладе президент «Мицуи буссан» совершенно справедливо отме¬ тил, что для успешного развития торговых отношений с Советским Союзом, то есть страной с плановой экономи¬ кой, его партнерам необходимо определить для себя чет¬ кую перспективу. И в этом отношении очевидное преиму¬ щество западных стран по сравнению с Японией состоит, по его словам, в том, что конкуренты Японии заключили с СССР долгосрочные межправительственные соглашения о принципах торгово-экономического сотрудничества, рас¬ считанные на десятки лет вперед. Поездка делегации японских бизнесменов в Москву не только способствовала известному улучшению общей атмосферы, но и принесла конкретные результаты. В ре¬ зультате этой поездки и последующих переговоров япон¬ ским фирмам удалось получить советские заказы23. Пре¬ зидент «Сумитомо сёдзи» в интервью корреспонденту га¬ зеты «Правда», отмечая широкие возможности взаимовы¬ годной торговли между нашими странами, заявил: «Сейчас мы изучили новые возможности. Компания «Сумитомо» ставит перед собой задачу превзойти миллиард долларов в ежегодном объеме ее торговли с СССР»34. Что касается нашей оценки перспектив советско-япон¬ ской торговли, то следует отметить, что они в целом дос¬ таточно благоприятны и опираются на такие объектив¬ ные предпосылки, как: высокий экономический и научно- технический потенциал Советского Союза и Японии, вза¬ имодополняемость их экономических и внешнеторговых структур, полностью исключающих разорительную конку¬ 69
ренцию и подрыв национального производства; географи¬ ческая близость богатого и быстро прогрессирующего ре¬ гиона Сибири и Дальнего Востока по отношению к Японии. Однако преимущества этих постоянно действующих факторов могут быть практически реализованы лишь при отказе правительства Японии от попыток искусственной политизации торговых отношений, при их развитии на ос¬ нове полного равенства и взаимной выгоды сторон, без выдвижения каких-либо предварительных условий или искусственной привязки к несуществующим проблемам, с учетом важной роли торговли во всем комплексе советско- японских межгосударственных отношений. Во время визита в СССР в феврале 1983 года японской делегации во главе С. Нагано была подтверждена готов¬ ность советской стороны вести дело к расширению тор¬ говли и делового сотрудничества с Японией на долговре¬ менной основе, если, разумеется, такая готовность будет проявлена и с японской стороны35. Дело за практическими шагами японских партнеров.
ГЛАВА III КРУПНОМАСШТАБНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ В экономических отношениях Советского Союза с Японией совместные проекты по освоению при¬ родных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, а также крупные сделки во внешней торговле, направленные на реализацию этих проектов, представляют хотя и сравни¬ тельно новую, но важную составную часть. Развитие этой формы советско-японских экономических связей обуслов¬ лено рядом объективных предпосылок хозяйственного раз¬ вития обеих стран, особенностями их участия в междуна¬ родном разделении труда. К их числу прежде всего следует отнести наличие у Советского Союза значительной производственной базы и сырьевых ресурсов в районах Сибири и Дальнего Восто¬ ка. СССР проводит последовательный курс на опережаю¬ щее развитие производительных сил и ускоренное наращи¬ вание экономического потенциала региона, что нашло свое выражение в решениях XXIV и последующих съездов КПСС, в ряде специальных постановлений партии и пра¬ вительства. Что касается Японии, то она в силу бедности природ¬ ными ресурсами стремится обеспечить себя ими на ста¬ бильной и диверсифицированной основе, оплачивая соот¬ ветствующий импорт поставками машин и оборудования. Кроме того, как писала одна из японских газет, «геогра¬ фическая близость ресурсов Сибири и Дальнего Востока означала бы низкие транспортные расходы и диверсифи¬ кацию источников снабжения, что сделало бы нашу стра¬ ну более гарантированной в отношении получения ресур¬ сов»1. Таким образом, можно говорить об известной взаимо¬ дополняемости экономики СССР и Японии. Кроме того, 71
неизменный курс Советского Союза на осуществление ста¬ бильных взаимовыгодных торгово-экономических связей с зарубежными странами, в том числе и с Японией, создает дополнительные и благоприятные условия для советско- японского экономического сотрудничества. Проекты сотрудничества в развитии Сибири и Дальнего Востока Развитие советско-японского экономическо¬ го сотрудничества началось в 1968 году. До 1971 года меж¬ ду советскими внешнеторговыми объединениями и япон¬ скими фирмами было заключено три генеральных согла¬ шения. Особенностью этих соглашений было то, что для их реализации предоставлялись фирменные кредиты. Кро¬ ме того, они были относительно невелики по объему вза¬ имных поставок. Генеральное соглашение о поставках в СССР из Япо¬ нии оборудования, машин, материалов и других товаров для разработки лесных ресурсов Дальнего Востока и о поставке лесоматериалов из СССР в Японию между В/О «Экспортлес» и специально созданной японской фирмой «КС сангё» было заключено 29 июля 1968 г. Это было первое советско-японское соглашение об экономическом сотрудничестве, получившее большое значение в качестве прецедента для последующих договоренностей подобного рода. Существо соглашения заключалось в том, что япон¬ ская сторона в лице «КС сангё», представлявшей интересы большой группы японских торговых и промышленных ком¬ паний, взяла на себя обязательство поставить в СССР в счет фирменного кредита необходимое оборудование, ма¬ шины и материалы в качестве своего участия в развитии лесной промышленности Дальнего Востока. Кредит был предоставлен в сумме 133 млн. долл, сроком на пять лет и покрывал 80% стоимости закупаемого оборудования, машин и материалов (20% стоимости оплачивались налич¬ ными). Кроме того, был предоставлен кредит в сумме 30 млн. долл, для закупки товаров народного потребления, предназначенных прежде всего для населения и организа¬ ций Дальнего Востока, участвующих в выполнении лесного и других соглашений. 72
Обязательство советской стороны заключалось в по¬ ставке в Японию в оплату полученных кредитов около 8 млн. куб. м деловой древесины и пиломатериалов в тече¬ ние пяти лет (1969—1973 гг.). В соглашении было огово¬ рено право советской стороны на свободу выбора партне¬ ра при заключении контрактов, а также то, что важней¬ шие условия поставок японских товаров (цены, качество и т.п.) должны соответствовать «самому высокому миро¬ вому уровню». Генеральное соглашение получило официальное одоб¬ рение и поддержку на межправительственном уровне (об¬ мен письмами между министром внешней торговли СССР и министром иностранных дел Японии), причем оба пра¬ вительства обязались содействовать реализации соглаше¬ ния. Все указанные выше положения, как правило, пре¬ дусматривались также в последующих генеральных согла¬ шениях. Заключение первого соглашения об экономическом со¬ трудничестве, было воспринято японскими деловыми и об¬ щественными кругами как важнейшее событие в отноше¬ ниях между СССР и Японией. «Соглашение о сибирском лесе, — писала «Асахи ивнинг ньюс», — открывает новую эру в японо-советских связях»2. Соглашение было успешно выполнено. Советские орга¬ низации в счет предоставленного кредита ввезли машины, оборудование и материалы на сумму около 119 млн. долл., в том числе комплектное оборудование для деревообраба¬ тывающей промышленности, бульдозеры— 1280 штук, ав¬ тогрейдеры— 100, лесовозы — 2325, экскаваторы—165, ав¬ токраны — 96, морские землечерпательные снаряды — 3 штуки и другое оборудование и материалы. В течение 1969—1970 годов были также закуплены на условиях рас¬ срочки платежей товары народного потребления на общую сумму около 30 млн. долл. Советская сторона, таким об¬ разом, смогла за счет японских поставок существенно по¬ полнить необходимой техникой и материалами лесную про¬ мышленность Дальнего Востока, обеспечить строительство ряда леспромхозов и улучшить условия вывозки деловой древесины. Соглашение способствовало значительному повышению объемов советского лесного экспорта в Япо¬ нию. Из Советского Союза было поставлено 7665 тыс. куб. м деловой древесины на общую сумму 155,6 млн. рублей3. Японская сторона обеспечила себе по соглашению зна¬ чительные заказы на широкую номенклатуру товаров, а также новый крупный источник получения важного для 73
японской экономики сырья — деловой древесины на долго¬ срочной основе. Генеральное соглашение о поставках из Японии в СССР оборудования, машин и материалов для строительства мор¬ ского порта в бухте Врангеля между В/О «Машиноимпорт» и «Я. В. компани лтд.» было подписано 18 декабря 1970 г. В счет предоставленного японской стороной фирменного кредита в 80 млн. долл, было закуплено оборудование, ма¬ шины и материалы для строительства угольного пирса, причалов для погрузки технологической щепы и круглого леса, для перевалки контейнеров международного стандар¬ та с оплатой в счет кредита 88% контрактной стоимости поставок (наличными — 12%)4. Проектные и дноуглубительные работы в бухте Вран¬ геля начались в 1971 году, а в декабре 1973 года лесной причал принял и обработал первое судно. В начале 1974 го¬ да был открыт новый порт, получивший название Восточ¬ ный, продолжены работы по строительству его первой оче¬ реди. Выступая на седьмом совещании Советско-японского и Японо-советского комитетов по экономическому сотрудни¬ честву, состоявшемся в Токио в сентябре 1977 года, пред¬ ставитель японской стороны Т. Хори отметил, что порт яв¬ ляется «мостом для развития торгово-экономических отно¬ шений между СССР и Японией». Это — обоснованная оценка, так как рост советско-японской торговли настоя¬ тельно требует создания соответствующих транспортных условий для обслуживания возрастающего грузопотока, в особенности с повышением доли участия в нем восточных районов СССР. Основное отличие рассматриваемого соглашения от условий Генерального соглашения по лесу заключалось в том, что в данном случае не было прямой компенсации в виде встречных поставок советских товаров. Компенсация осуществлялась косвенно — через транспортные услуги, а именно: провоз через территорию СССР контейнеров с японскими грузами в третьи страны, обслуживание совет¬ ско-японского товарооборота. Японские фирмы высоко оце¬ нили преимущества использования кратчайшего пути из Японии в Европу и на Средний Восток через «сибирский мост» и стали широко им пользоваться, что дает ощутимые выгоды и нашим транспортным организациям. Генеральное соглашение о поставках из СССР в Япо¬ нию технологической щепы и балансового долготья лист¬ венных пород и из Японии в СССР оборудования, машин 74
и материалов для производства технологической щепы и балансового долготья лиственных пород было подписано 6 декабря 1971 г. между В/О «Экспортлес» и специально созданной японской фирмой «Нихон чип боэки». По согла¬ шению японская сторона предоставила фирменный кредит на сумму 45 млн. долл. Однако кредит был использован лишь в незначительной части из-за резкого завышения японскими фирмами цен на свои товары и фактического удорожания стоимости кредита. Основные закупки (суда- щеповозы, автолесовозы и некоторые другие виды обору¬ дования и машин) были произведены советскими органи¬ зациями за наличный расчет. В кредит было закуплено товаров только на 10,7 млн. долл.5 В связи с трудностями, с которыми столкнулась совет¬ ская сторона в ходе реализации соглашения, а также с ухудшением положения в целлюлозно-бумажной промыш¬ ленности Японии, выполнение соглашения по щепе растя¬ нулось на более длительный срок, чем было первоначаль¬ но предусмотрено. На 1982 год в Японию было поставлено около 4,6 млн. куб. м технологической щепы и 3,2 млн. куб. м балансов (примерно 60 и 75% от предусмотренных количеств). Соглашение позволило расширить номенклатуру совет¬ ского лесного экспорта в Японию за счет лучшего исполь¬ зования отходов лесозаготовок, которые перерабатываются на закупленном оборудовании в технологическую щепу, и вовлечения в оборот балансов лиственных пород. Подводя итоги выполнения первых трех генеральных соглашений об экономическом сотрудничестве между СССР и Японией, можно отметить следующие положения: — соглашения позволили в основном отработать юри¬ дическую и организационную форму сотрудничества меж¬ ду заинтересованными советскими организациями и япон¬ скими компаниями; — они содействовали расширению взаимных поставок широкого круга товаров: различных машин, оборудования, материалов и товаров народного потребления из Японии и ценных видов сырья из СССР (деловая древесина, тех¬ нологическая щепа, балансовое долготье, пиломатериалы), а также и решению вопросов обеспечения возрастающих внешнеторговых и транзитных перевозок между двумя странами; — несмотря на определенные трудности и недостатки, выявившиеся в ходе выполнения, соглашения доказали на практике возможности сотрудничества обеих стран в раз¬ 75
витии отдельных отраслей экономики восточных районов СССР на основе взаимной выгоды и тем самым подгото¬ вили почву для заключения более крупных по своим объе¬ мам и более длительных по сроку действия новых гене¬ ральных соглашений об экономическом сотрудничестве между СССР и Японией. Встреча советских руководителей с премьер-министром Японии и совместное советско-японское заявление от 10 октября 1973 г. ознаменовали переход советско-япон¬ ского экономического сотрудничества и торговли на более высокую ступень, а именно крупномасштабную и долгосроч¬ ную основу. В этом заявлении указывалось, в частности, на необходимость форсировать экономическое сотрудниче¬ ство между обеими странами, в том числе в связи с раз¬ работкой природных ресурсов Сибири. Правительства обе¬ их стран договорились содействовать осуществлению эко¬ номического сотрудничества, поощрять заключение конт¬ рактов между японскими фирмами и соответствующими советскими организациями, содействовать своевременному осуществлению этих контрактов6. Важным шагом в деле осуществления положений совет¬ ско-японского совместного заявления от 10 октября 1973 г. явилось подписание 22 апреля 1974 г. межправительствен¬ ного соглашения о предоставлении Советскому Союзу кре¬ дитов ЭИБ Японии в сумме свыше 1 млрд. долл. Это со¬ глашение имело принципиальное значение для развития взаимных экономических отношений, так как означало пе¬ реход от ограниченных фирменных к государственным и банковским кредитам, что позволило на практике перейти к заключению крупномасштабных долгосрочных соглаше¬ ний об экономическом сотрудничестве. За сравнительно короткий срок (1974—1975 гг.) было заключено четыре крупномасштабных и долгосрочных ге¬ неральных соглашения, охвативших новую важную область сотрудничества в развитии топливно-энергетических ресур¬ сов восточных районов СССР и расширивших сотрудниче¬ ство в развитии лесной промышленности Дальнего Восто¬ ка. Советско-японское экономическое сотрудничество всту¬ пило тем самым в новый период своего развития. Первым крупномасштабным и долгосрочным соглаше¬ нием явилось Генеральное соглашение о поставках из СССР в Японию углей Южноякутского месторождения и о поставках из Японии в СССР оборудования, машин, мате¬ риалов и других товаров, необходимых для разработки Южноякутского бассейна, подписанное 3 июня 1974 г. со 76
сроком действия 20 лет и значительным объемом взаим¬ ных поставок7. Почти одновременно (26 июня 1974 г.) было подписано кредитное соглашение между Банком для внеш¬ ней торговли СССР и ЭИБ Японии, по которому советской стороне был предоставлен кредит в сумме 126,3 млрд, иен, в том числе 109,5 млрд. — для закупки оборудования, ма¬ шин и материалов и 16,8 млрд, иен — для закупки товаров народного потребления. Для реализации соглашения в Японии был создан спе¬ циальный консорциум «Минами Якутотан кайхацу кёрёку кабусики кайся», в котором приняла участие 51 японская фирма, в том числе 8 ведущих металлургических компа¬ ний, 15 торговых, 8 машиностроительных, 2 коксогазовые фирмы, 2 судоходные компании и 16 банков. В течение срока действия соглашения Советский Союз обязался поставить в Японию 104 млн. т коксующихся уг¬ лей, в том числе 84,4 млн. т южноякутских (начиная с 1983 г.) и 20 млн. т кузнецких углей (с 1979 г.). Для реализации соглашения в Японии на конец 1982 го¬ да было закуплено различных видов машин, оборудования и материалов на общую сумму свыше 130 млрд, иен, в том числе оборудование для обогащения угля, бульдозеры и фронтальные погрузчики — 403 штук, краны различных типов — 692, экскаваторы—176 штук (в том числе 10 шт. мощных, двадцатикубовых), а также буровые станки, авто¬ самосвалы, различное вспомогательное оборудование и ма¬ териалы. В 1979 году начались первые поставки в Японию куз¬ нецких коксующихся углей в счет обязательств по согла¬ шению. В ходе его дальнейшего выполнения возникли оп¬ ределенные трудности, в частности из-за дефектов, выяв¬ ленных при эксплуатации первой партии двадцатикубовых экскаваторов, изготовленных японскими фирмами по аме¬ риканской лицензии. В связи с инфляционным ростом цен на японское оборудование часть необходимой техники бы¬ ла закуплена советскими организациями в третьих стра¬ нах за свой счет; потребовалось также дополнительное кредитование для завершения закупок в Японии. На сро¬ ках работ на Нерюнгринском месторождении сказались также масштабы работ и сложность природных условий. В результате стороны пришли к соглашению о поставках южноякутских углей в Японию не с 1983, а с 1985 года. Реализация соглашения имеет исключительно важное значение для экономики СССР и Японии. Народное хозяй¬ ство Советского Союза уже получает для своих нужд зна¬ 77
чительные количества добываемых в Якутии энергетичес¬ ких углей, прежде всего для дальневосточных районов. Что касается Японии, то здесь проект был объявлен «нацио¬ нальным», то есть затрагивающим интересы не отдельных фирм, а экономики в целом. Другим важным соглашением, заключенным в разви¬ тие совместного советско-японского заявления от 10 октяб¬ ря 1973 г., явилось второе Генеральное соглашение по ле¬ су, подписанное 30 июля 1974 г. Соответствующее кредит¬ ное соглашение было заключено 23 октября 1974 г. Для выполнения соглашения был предоставлен кредит в сумме 162,6 млрд, иен для закупки в Японии оборудования, ма¬ шин, судов, материалов и других товаров, в основном на тех же условиях, что и по кредитному соглашению по юж¬ ноякутским углям. Сумма кредита была использована на 89% (остаток неиспользованных средств по кредиту был сторонами ан¬ нулирован). Всего в счет соглашения было закуплено тран¬ спортных средств и дорожно-строительной техники на сум¬ му свыше 80 млрд, иен, в том числе 2,5 тыс. автолесово¬ зов, 1,2 тыс. автосамосвалов, 891 бульдозер и т.п.; судов и плавсредств — 22 единицы (землесосы, плавкраны, бар¬ жебуксирные составы, плавкопры), оборудование для лес¬ ной и деревообрабатывающей промышленности на 15 млрд, иен, а также различные механизмы, отдельные виды обору¬ дования и запчасти. Из материалов основные закупки пришлись на кабель, стальную арматуру, стальные кана¬ ты и трос. Кроме того, были закуплены потребительские товары примерно на 14,5 млрд, иен (около 40 млн. руб.). Все это позволило создать новые мощности по заготов¬ ке, переработке и транспортировке леса и значительно уве¬ личить объемы лесного экспорта в Японию. Всего в счет соглашения было поставлено 14,5 млн. куб. м пиловочника и почти 580 тыс. куб. м балансов на общую сумму свыше 560 млн. рублей. Реализация соглашения в 1979 году бы¬ ла завершена. «Успешное осуществление этого проекта, — отметил на седьмом совместном совещании Советско-японского и Япо¬ но-советского комитетов по экономическому сотрудничест¬ ву японский представитель К. Каваи, — обеспечивает ста¬ бильное снабжение японской стороны лесными ресурсами и вносит соответствующий вклад в освоение и разработку лесных ресурсов советского Дальнего Востока, осуществ¬ ляемые в соответствии с плановой экономикой СССР... Торговля лесом приносит большую пользу для японо-со¬ 78
ветского сотрудничества, осуществляемого на основе вза¬ имной выгоды». С этим выводом нельзя не согласиться. В результате осуществления двух соглашений о сотруд¬ ничестве в развитии лесных ресурсов Дальнего Востока лесоматериалы стали ведущей статьей советского экспорта в Японию (свыше 30% выручки). Следующий проект экономического сотрудничества двух стран связан с проведением геологоразведочных работ на якутских газовых месторождениях. Соответствующее Гене¬ ральное соглашение было подписано 11 декабря 1974 г. в Париже. Цель соглашения — проведение геологоразведоч¬ ных работ по доразведке южноякутских газовых месторож¬ дений, с тем чтобы довести подтвержденные запасы при¬ родного газа до количества не менее 1 триллиона куб. м, что в последующем позволило бы экспортировать в Япо¬ нию и США по 10 млрд. куб. м газа ежегодно в течение 20 лет. В соответствии с Генеральным соглашением Банк для внешней торговли СССР впоследствии подписал в Пари¬ же два кредитных соглашения: 30 марта 1976 г. с «Бэнк оф Америка» и 31 марта 1976 г. с ЭИБ Японии о предо¬ ставлении соответственно американской и японской сторо¬ нами кредитов по 25 млн. долл, на закупку оборудования и материалов для проведения доразведки южноякутского газового месторождения. Подписание этих соглашений за¬ тянулось в связи с тем, что ЭИБ США не смог предоста¬ вить кредита из-за негативной позиции, занятой админи¬ страцией США в вопросах торговли с Советским Союзом, и кредит был предоставлен частным американским банком. Лишь после этого было подписано специальное дополне¬ ние, определившее список товаров для закупки в США и Японии. Американские и японские специалисты посетили место¬ рождения газа в Якутии, обменялись мнениями с совет¬ скими специалистами по вопросам проведения геологиче¬ ских, географических и буровых работ в местных условиях и пришли к единому мнению о высокой перспективности газовых месторождений. Выгодность якутского газового проекта очевидна для всех его участников. В условиях обострения мирового энергетического кризиса, в частности в Японии и США, зависящих от импорта энергоресурсов, получение дополнительного источника прогрессивного и «чистого» вида энергии и химического сырья, каковым яв¬ ляется газ, могло бы стать немаловажным фактором в раз¬ витии японской и американской экономики. 79
Советская сторона добросовестно выполняла свои обя¬ зательства и существенно увеличила количество подтверж¬ денных запасов газа, приблизившись к необходимому уров¬ ню. Однако в последующем американские власти стали чинить препятствия в выдаче лицензий на часть закуплен¬ ного в США оборудования, что осложнило и затянуло вы¬ полнение геологоразведочных работ. Тем не менее заинте¬ ресованные стороны неоднократно встречались для обсуж¬ дения хода работ и подготовки мероприятий по переходу к этапу освоения южноякутских газовых месторождений и способов транспортировки газа в США и Японию. С начала 80-х годов из-за позиции правительства США, в частности в связи с введением «экономических санкций» против СССР, намеченные тремя сторонами сроки завер¬ шения геологоразведочных работ и составления технико¬ экономического обоснования по второму этапу сотрудни¬ чества были нарушены, а очередная встреча сторон отло¬ жена на неопределенное время. Таким образом, осуществ¬ ление этого важного прежде всего для Японии и США энергетического проекта, по которому предполагалось на¬ чать поставки газа в конце 1985 года, фактически заморо¬ жено в угоду американским противникам разрядки и эко¬ номического сотрудничества. Особое место в развитии советско-японского экономи¬ ческого сотрудничества занимает Генеральное соглашение о сотрудничестве в области разведки, обустройства место¬ рождений, добычи нефти и/или газа на шельфе острова Са¬ халин и о поставках этих товаров в Японию, подписанное 28 января 1976 г. между МВТ СССР и фирмой «Содеко», специально созданной для выполнения этого соглашения с японской стороны. Оно предусматривает сотрудничество сторон в осуществлении широкой программы геологоразве¬ дочных работ на северо-востоке и юго-западе шельфа Са¬ халина с возможностью последующей организации добычи и транспортировки нефти и газа с открытых месторожде¬ ний. Кредиты для реализации соглашения были предостав¬ лены через фирму «Содеко». Основной кредит первона¬ чально в сумме 100 млн. долл, предназначался для опла¬ ты аренды машин, оборудования, а также стоимости мате¬ риалов и услуг, необходимых для проведения геологораз¬ ведочных работ на шельфе. Условия его специфичны, а именно: кредит возмещается советской стороной лишь «в случае успеха» (т. е. если будут открыты рентабельные для промышленной разработки месторождения нефти и/чли 80
газа). Оплата будет производиться поставками нефти и/или газа с совместно открытых и обустроенных место¬ рождений. Кредит предоставлен на льготных условиях в отношении процентной ставки и срока погашения. Кроме того, предоставлены два кредита на обычных условиях — для закупок машин и оборудования и для закупки товаров народного потребления. £ 1977 года на шельфе Сахалина было пробурено око¬ ло 20 скважин, ряд из которых дали приток нефти и газа или нефти и газа одновременно. Выявлены перспективные нефтегазовые структуры на северо-западе сахалинского шельфа (Чайво и Одопту). Это весьма обнадеживающие результаты, с учетом которых стороны уже приступили к переговорам о переходе от этапа геологоразведки к этапу обустройства, добычи и способов транспортировки нефти и газа. Работы велись в основном на арендованном оборудова¬ нии (буровые установки, геофизические суда, суда снаб¬ жения и т.п.) с использованием материалов (трубы, арма¬ тура и др.), также закупленных в счет предоставленного кредита. Причем аренда оборудования и судов произво¬ дилась как у японских фирм, так и у компаний третьих стран, в том числе французских и норвежских. Отдельные виды оборудования, машин и приборов закупались также и у американских фирм. В июне 1979 года с японской стороной была достигну¬ та договоренность об увеличении суммы основного креди¬ та еще на 70 млн. долл., что позволило, в частности, зака¬ зать в Японии плавучую буровую установку, которая уже в 1980 году приступила к буровым работам на шельфе Сахалина. В случае успешного хода дальнейших работ, связанных с обустройством и добычей сахалинской нефти и газа и их транспортировкой, можно будет уже в середине 80-х го¬ дов приступить к добыче нефти и газа и поставке этих то¬ варов на экспорт на долгосрочной основе. Имеется в виду поставлять в Японию в течение 20 лет до 3 млн. т сжижен¬ ного природного газа, что составляет примерно 20% ее современного уровня импорта газа8. Для этого необходи¬ мо построить на Сахалине трубопровод, завод по сжиже¬ нию газа, портовые сооружения и т. п., то есть потребуют¬ ся значительные усилия и затраты с обеих сторон. Генеральные соглашения об экономическом сотрудниче¬ стве, заключенные на основе договоренности, достигнутой в результате советско-японской встречи на высшем уровне 4—747 81
в октябре 1973 года, содержали в себе ряд новых важных моментов: — соглашения носили крупномасштабный (по объемам взаимных поставок) и долговременный характер, причем поставки советских товаров не ограничивались компенса¬ цией за предоставленные кредиты, а предполагались сверх нее в течение длительного срока (до 20 лет); — правительство Японии не только обязалось содейст¬ вовать выполнению проектов (по обменным межправитель¬ ственным письмам), но и гарантировало предоставление по ним льготных банковских кредитов по линии ЭИБ, пре¬ доставлявшего основные средства (к кредитованию при¬ влекались также частные японские банки в ограниченной сумме). Реализация перечисленных выше генеральных соглаше¬ ний позволила существенно расширить объем и номенкла¬ туру советско-японской торговли в целом. За пять лет (1976—1980 гг.), на которые в основном приходилось выполнение новых крупномасштабных и дол¬ госрочных генеральных соглашений, в особенности в части закупок японского оборудования, материалов и других то¬ варов, товарооборот между СССР и Японией возрос в два раза против предшествующего пятилетия и составил за указанный пятилетний период свыше 12 млрд, рублей. Как отмечалось в гл. I, принципиальное значение для дальнейшего развития советско-японского экономического сотрудничества имела встреча советского руководства с делегацией Федерации экономических организаций Японии («Кэйданрэн») во главе с ее тогдашним председателем Т. Доко, состоявшаяся в Крыму в августе 1976 года. Отвечая на вопрос корреспондента «Литературной га¬ зеты» относительно позиции деловых кругов по вопросу расширения экономического сотрудничества между Япони¬ ей и СССР, Т. Доко заявил: «Мы заинтересованы в долго¬ временном сотрудничестве за счет интенсивного использо¬ вания ресурсов Сибири и Дальнего Востока... В целом же деловой мир Японии положительно относится к идее даль¬ нейшего укрепления и расширения экономического сотруд¬ ничества с Советским Союзом. Хочу еще раз подчеркнуть: наши страны — соседи, поэтому такое сотрудничество в на¬ ших общих интересах»9. Позиция советской стороны в вопросе развития торгово- экономических связей с Японией всегда была предельно ясна. В частности, она была четко изложена во время ви¬ зита «Кэйданрэн» в августе 1976 года: Советский Союз 82
стоит за развитие экономических связей с Японией на дол¬ госрочной и крупномасштабной основе, за создание для этого наиболее благоприятных условий, включая подписа¬ ние долгосрочного, рассчитанного на 10—15 лет межпра¬ вительственного соглашения об экономическом сотрудни¬ честве 10. Эта позиция была вновь подтверждена советской стороной на восьмом совещании Советско-японского и Японо-советского комитетов по экономическому сотрудни¬ честву, состоявшемся в Москве в сентябре 1979 года. На совещании выявилась взаимная заинтересованность сторон в продолжении сотрудничества по комплексному развитию лесной промышленности Дальнего Востока и районов, прилегающих к трассе БАМ; в заключении треть¬ его Генерального соглашения по лесу; в реконструкции целлюлозно-бумажных предприятий на Сахалине и строи¬ тельстве третьей очереди Амурского целлюлозно-картон¬ ного комбината; в строительстве второй очереди порта Восточный. Японская сторона проявила также интерес и готовность совместно изучить технико-экономические и коммерческие аспекты объектов сотрудничества, рассчитан¬ ных на более длительную перспективу (строительство ме¬ таллургического комбината полного цикла на Дальнем Востоке, разработка Удоканского медного месторождения и месторождения асбеста «Молодежное»). Однако для дальнейшего развития торгово-экономичес¬ кого сотрудничества между СССР и Японией требуется решение ряда нерешенных вопросов. Японские деловые кру¬ ги, заинтересованные в стабильном и обширном советском рынке, в получении крупных советских заказов, уже не могут рассчитывать на успех, если будут действовать в ус¬ ловиях, менее благоприятных, чем те, которыми пользу¬ ются фирмы многих западноевропейских стран. Так, Советский Союз имеет с Францией, Италией, Фин¬ ляндией и многими другими странами Запада долгосроч¬ ные межправительственные соглашения об экономическом сотрудничестве, что позволяет планировать его на 10—15 и даже 20 лет вперед. Подобного рода соглашения, учиты¬ вающие плановый характер советской экономики и инте¬ ресы западноевропейских фирм, создают наиболее благо¬ приятные условия для крупномасштабного и долгосрочно¬ го экономического сотрудничества между странами с раз¬ личными социально-экономическими системами. Японское правительство занимает по этому вопросу иную позицию, по существу уклоняясь от заключения меж¬ правительственного соглашения, что не может не сказы¬ 4* 83
ваться на развитии советско-японского экономического сотрудничества. По условиям кредитов, предоставляемых на совместные проекты, Япония также отстает от своих западных конку¬ рентов, которые выделяют СССР генеральные государст¬ венные кредиты, позволяющие советским организациям свободно размещать заказы на различное оборудование через фирмы соответствующих стран. Япония же не пре¬ доставляет советским организациям такие кредиты, что ведет к потере ее фирмами крупных советских заказов. Японской стороной время от времени выдвигается на¬ думанный тезис о том, что Советскому Союзу трудно осва¬ ивать ресурсы Сибири и Дальнего Востока и поэтому «Москва старается обеспечить японское сотрудничество». Этот тезис—посылка для не менее иллюзорного вывода о том, что, используя якобы особую заинтересованность и чуть ли не зависимость Советского Союза от экономичес¬ кого сотрудничества с Японией в освоении Сибири и Даль¬ него Востока, можно оказывать на Советский Союз давле¬ ние в политической области. «Сотрудничество же с други¬ ми государствами используется нами лишь для ускорения осуществления наших планов по развитию этих районов»11. На развитии советско-японского сотрудничества в ос¬ воении природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока крайне отрицательно сказываются попытки отдельных кру¬ гов в Японии возвести искусственные препятствия полити¬ ческого характера, испортить здоровую деловую атмосфе¬ ру, сложившуюся в отношениях советских организаций и японских фирм. Так, солидаризируясь с «экономическими санкциями» США, Япония, по существу, заморозила про¬ движение новых проектов экономического сотрудничества, согласованных на восьмом совещании Советско-японского и Японо-советского комитетов по экономическому сотруд¬ ничеству. В соответствии с политикой «экономических санкций», японское правительство приняло, в частности, решение не предоставлять кредитов по линии ЭИБ под новые проекты экономического сотрудничества с Советским Союзом. В конкретном плане это выразилось в ничем не оправдан¬ ной затяжке переговоров о заключении третьего Генераль¬ ного соглашения о сотрудничестве в развитии лесных ре¬ сурсов Дальнего Востока и районов, прилегающих к Бай¬ кало-Амурской магистрали. Затянулось также решение вопроса о предоставлении дополнительного кредита для осуществления Южноякутского угольного проекта. 84
Эти действия находились в таком очевидном противо¬ речии с интересами делового мира Японии, что японским властям пришлось в ряде случаев пересмотреть курс на «экономические санкции». В частности, японская сторона в переговорах с американской администрацией добивалась изъятия Сахалинского проекта из-под действия санкций, что позволило продолжить намеченные работы на шельфе острова, хотя и в урезанном виде. В результате советско-японских переговоров вначале была достигнута принципиальная договоренность о предо¬ ставлении кредита ЭИБ под третье соглашение о сотруд¬ ничестве в развитии лесных ресурсов, а затем 9 марта 1981 г. было подписано Генеральное соглашение о сотруд* ничестве в разработке лесных ресурсов Дальнего Востока. В счет соглашения в 1981—1986 годах в Японию будет по¬ ставлено около 12 млн. куб. м деловой древесины и 1,2 млн. куб. м пиломатериалов. Из Японии в Советский Союз будет поставлено различное оборудование, машины и материалы на условиях банковского кредита в сумме 200 млрд, иен (около 1 млрд. долл.). Новое соглашение по лесу явится важной вехой в дальнейшем расширении советско-японского экономического сотрудничества на вза¬ имовыгодной основе. 10 июня 1981 г. было подписано соглашение о выделе¬ нии японской стороной дополнительного кредита в 8,8 млрд, иен (около 40 млн. долл.) для продолжения работ на Юж¬ ноякутском угольном месторождении. Были достигнуты и некоторые другие договоренности. Показателем известной нормализации двусторонних экономических отношений явилась поездка представитель¬ ной делегации японских деловых кругов в СССР в февра¬ ле 1983 года. В ходе переговоров советская сторона ука¬ зала на конкретные сферы возможного экономического сотрудничества с Японией в планах экономического и со¬ циального развития СССР. Наряду с крупными проектами в таких областях, как развитие энергетических ресурсов (газ, нефть, уголь), в химической, лесной и целлюлозно- бумажной, пищевой и легкой промышленности, в цветной металлургии и в развитии агропромышленного комплекса, были также названы возможные небольшие проекты на компенсационной основе, в осуществлении которых могли бы принять участие небольшие и средние фирмы. Таким образом, советская сторона неуклонно выполня¬ ла и будет выполнять свои обязательства по имеющимся соглашениям и контрактам. Более того, она готова и к 85
расширению экономического сотрудничества с Японией. Однако было бы ошибочно толковать эту принципиальную позицию Советского Союза как его особую или односто¬ роннюю заинтересованность в этом вопросе. Как признают в самой Японии, «совместные проекты развития природных ресурсов Сибири являются не помощью Советскому Сою¬ зу, а деловыми соглашениями, необходимыми самой Япо¬ нии. Для нее, бедной собственными природными ресурса¬ ми, Сибирь означает существование»12. 2 Поставки комплектного оборудования Важной сферой экономического сотрудни¬ чества между СССР и Японией является поставка япон¬ скими фирмами комплектных предприятий по заказам со¬ ветских организаций. Соответствующие контракты вклю¬ чают в себя, как правило, передачу лицензий и «ноу-хау», обучение советских специалистов на японских предприя¬ тиях, участие японских специалистов и наладчиков в про¬ цессе монтажа, пуска и отладки поставленного оборудо¬ вания. В ряде случаев предусматривается закупка япон¬ скими фирмами продукции комплектных предприятий (компенсация). Поскольку поставка комплектных предпри¬ ятий осуществляется, как правило, через крупные япон¬ ские торговые компании, эти же компании закупают про¬ дукцию указанных предприятий, в том числе для экспорта в третьи страны. Учитывая значительную стоимость подобных заказов и длительность срока изготовления, поставки, пуска и освое¬ ния оборудования, контракты на импорт комплектных предприятий связаны, как правило, с предоставлением крупных банковских кредитов. Доля комплектных поста¬ вок в общем японском экспорте оборудования составляет 15—17% 13. Наибольший удельный вес в экспорте комп¬ лектного оборудования занимают предприятия химической промышленности — 50%, электротехнической — 20, связи— 11%. СССР, а также другие социалистические страны за¬ нимают весьма важное место в вывозе Японией комплект¬ ного оборудования. Так, в 1966—1980 годах советские внешнеторговые организации заключили с японскими фир¬ мами более 100 контрактов на поставку в СССР различ¬ ен
ных видов комплектных предприятий на сумму 841,1 млрд, иен (около 3,1 млрд. долл.). Среди них заводы, установки и комплектное оборудо¬ вание по производству аммиака (1360 т в сутки каждый), компрессоров для бытовых холодильников (1 млн. шт. в год), армированной пленки и пленки из поливинилхлори¬ да, этилена (450 тыс. т в год), алюминиевых конструкций (общая мощность 20 тыс. т в год); эластичных волокон, бензола, бытовых кондиционеров (400 тыс. шт. в год), ис¬ кусственной кожи из поливинилхлорида (по 20 млн. кв. м в год каждый), сухих гальванических элементов (360 млн. шт. в год), рентгеновской и фототехнической пленки, поли¬ амидной нити и др. Учитывая крупные масштабы советских закупок комп¬ лектного оборудования, ЭИБ Японии предоставил для этих целей начиная с 1975 года 11 банковских кредитов, в том числе на экспорт в СССР заводов и установок по произ¬ водству аммиака, хлоропренового каучука, карбамида, трех газоперерабатывающих заводов, трех — по производ¬ ству сложных удобрений. Кроме того, ЭИБ предоставил несколько кредитов под закупки советскими организациями труб большого диамет¬ ра для строительства газопроводов, так как в данном слу¬ чае поставка труб рассматривалась как составная часть комплексного объекта (газопровода). В счет этих кредитов было поставлено в СССР в 1976—1980 годах свыше 2,6 млн. т труб большого диаметра. Всего для указанных целей (предприятия и трубы боль¬ шого диаметра) по состоянию на начало 1981 года было предоставлено кредитов ЭИБ на общую сумму свыше 558 млрд, иен (более 2,5 млрд. долл.). Остальные комп¬ лектные предприятия и установки закупались по кредитам, предоставленным фирмами-поставщиками (коммерческие кредиты), и в ряде случаев — с платежом наличными. Наибольший удельный вес в поставках японского комп¬ лектного оборудования в СССР занимают предприятия химической промышленности. С 1964 по 1980 год было по¬ ставлено 74 химических завода и установок на общую сум¬ му 2,8 млрд, долл., в том числе 32 (включая установки) — по производству аммиака, 5 — сложных удобрений, 2 — по производству карбамида, 1 — хлоропренового каучука, 3 — для производства бензола, 2 завода по производству мою¬ щих средств, установки по производству полиамидной пленки и текстурированных полиэфирных волокон и др. Большинство из этих предприятий (свыше 40) вступили 87
в строй и дают продукцию ие только для народного хозяй¬ ства СССР, но частично и для экспорта. Программа развития Советского Союза на 1981— 1985 годы, утвержденная XXVI съездом КПСС, открывает новые возможности для размещения в Японии советских заказов на комплектные предприятия химической промыш¬ ленности: по производству химических удобрений, этилена, поливинилхлорида, полиэфирных волокон и ряда других химических продуктов. Имеются также значительные возможности для экспор¬ та в СССР комплектного оборудования и труб большого диа¬ метра в связи с планами увеличения добычи газа в Сиби¬ ри и строительства газопроводов в СССР, в том числе и экспортных. Соответствующие заказы были размещены сре¬ ди японских фирм, которые, несмотря на нажим админист¬ рации США, своевременно и добросовестно выполняют свои обязательства. Следует отметить, что крупнейшие металлургические, машиностроительные и торговые компании Японии прояв¬ ляют большой интерес к поставкам своей продукции (стро¬ ительная техника, трубы, компрессорные станции и т. д.) для газопровода «Западная Сибирь — Западная граница СССР», понимая, что речь идет не только о крупных зака¬ зах, но и о вкладе в решение общемировой энергетической проблемы. Имеются возможности для поставок в СССР в 1981— 1985 годах японского комплектного оборудования и для ряда других отраслей советского народного хозяйства в со¬ ответствии с планом экономического и социального разви¬ тия СССР. Однако реализация этих возможностей будет зависеть от конкурентоспособности японских фирм по тех¬ ническим, коммерческим и кредитным условиям поставок, что непосредственно связано с политикой, которую будет проводить правительство Японии в отношении развития экономических связей с СССР. Так, нереалистический курс, которого придерживалось японское правительство с 1980 года в отношении СССР, привел к значительному сокращению экспорта комплект¬ ных предприятий из Японии. Характерным примером в этохм отношении является потеря японскими фирмами со¬ ветского заказа на завод по производству динамной стали (около 350 млн. долл.), на завод полиэфирных волокон (около 200 млн. долл.) и ряда других заказов, которые бы¬ ли размещены советскими организациями в странах Запад¬ ной Европы. Выражая опасения занятой правительством 88
позицией, орган деловых кругов журнал «Дзайкай» отме¬ чал: «В результате того, что Франция, ФРГ, Италия и другие европейские страны оставляют Японию позади в экспорте комплектного оборудования в Советский Союз, можно потерять все то, что было накоплено в ходе разви¬ тия сибирских ресурсов за последние десять лет»14. В этой связи деловые круги Японии, заинтересованные в развитии экспорта комплектного оборудования в СССР, добиваются от японского правительства более гибкого, реалистического курса в отношении торговли и экономиче¬ ского сотрудничества с СССР. Деятельность комитетов по экономическому сотрудничеству Советско-японский и Японо-советский ко¬ митеты по экономическому сотрудничеству были созданы по соглашению от 1 июля 1965 г. между Торгово-промыш¬ ленными палатами СССР и Японии. Цель деятельности их была определена соглашением следующим образом: «Уг¬ лублять взаимопонимание и дружбу деловых кругов Совет¬ ского Союза и Японии, содействовать расширению эко¬ номических связей между обеими странами, в том числе торговли, технического сотрудничества и т. п.». Для дости¬ жения этой цели комитеты должны обмениваться мнения¬ ми и информацией относительно делового сотрудничества, проводить совместные совещания, подготавливать необхо¬ димые материалы по их проведению, вносить предложения своим правительствам в целях расширения экономических отношений между двумя странами, оказывать содействие в направлении и приеме деловых людей, технических экс¬ пертов и делегаций. Деятельность комитетов, в особенно¬ сти осуществление на регулярной основе их совместных совещаний, в существенной мере способствовала переходу к более совершенным комплексным формам развития со¬ ветско-японских торгово-экономических, кредитно-финан¬ совых и научно-технических связей на основе долгосрочно¬ го и крупномасштабного сотрудничества, В состав советского комитета вошли руководящие ра¬ ботники Министерства внешней торговли и всесоюзных внешнеторговых объединений, Госпланов СССР и РСФСР, Государственного комитета СССР по науке и технике, от¬ 89
дельных промышленных министерств, Банка для внешней торговли СССР, Торгово-промышленной палаты СССР, видные ученые-экономисты. В составе японского комитета— руководители Федерации экономических организаций Япо¬ нии («Кэйданрэн»), Торгово-промышленной палаты Япо¬ нии, руководители многих крупнейших японских торговых, промышленных компаний и групп, ведущих банков. В ко¬ митет также вошли в качестве советников представители японских правительственных органов (МИД, МВТП и др.), а также ЭИБ Японии. Таким образом, несмотря на то что соглашение о соз¬ дании комитетов по экономическому сотрудничеству носит неправительственный характер, фактически в их работе принимают участие ответственные представители как де¬ ловых (хозяйственных), так и правительственных кругов обеих стран, что свидетельствует о большом значении, ко¬ торое придается этому важному каналу осуществления экономического сотрудничества между СССР и Японией. Комитетами двух стран была разработана такая важ¬ ная форма совместного экономического сотрудничества, как генеральные (компенсационные) соглашения между советскими организациями и японскими фирмами. Состоит она в следующем. Советский Союз, исходя из своих народ¬ нохозяйственных планов, идет на развитие определенной отрасли экономики с учетом импортных потребностей Япо¬ нии. Япония принимает участие в развитии данной отрасли путем предоставления Советскому Союзу кредита на при¬ обретение необходимого для этой цели японского обору¬ дования, машин, промышленных материалов и других то¬ варов. Оплата кредита и начисленных на него процентов производится поставками (компенсацией) из СССР в Япо¬ нию части продукции развиваемой отрасли на основе дол¬ госрочных контрактов, которые могут действовать и после погашения кредитов. Помимо товаров, необходимых не¬ посредственно для развития данной отрасли, Япония пре¬ доставляет Советскому Союзу также на условиях кредита (рассрочки платежей) товары народного потребления, пользующиеся спросом на советском рынке. Сотрудничество на основе этой формы позволяет раз¬ вивать данную отрасль советской экономики без сущест¬ венного отвлечения собственных материальных и денеж¬ ных ресурсов, то есть делает данную операцию в значи¬ тельной мере самообеспечиваемой. Более того, на последу¬ ющем этапе, после оплаты кредита, вся чистая валютная выручка от продажи на экспорт части продукции данной 90
отрасли может быть обращена на любые народнохозяйст¬ венные цели Советского Союза. Очевидные выгоды Японии заключаются в том, что японские фирмы, с одной стороны, обеспечивают себе круп¬ ные заказы на производимые ими машины и оборудование, промышленные материалы и товары, а с другой — что осо¬ бенно важно для нее — обеспечивают поступление на дол¬ госрочной и надежной основе необходимых ей видов энер¬ горесурсов, сырья и промышленной продукции из СССР. В условиях обострения мирового энергетического и сырье¬ вого кризисов, а также усиления конкурентной борьбы на международном капиталистическом рынке эти выгоды при¬ обретают для Японии особую весомость. За время деятельности Советско-японского и Японо-со¬ ветского комитетов по экономическому сотрудничеству (с 1966 по 1983 г.) было проведено восемь соответствую¬ щих совещаний, а также четыре встречи руководителей комитетов. Во время переговоров были детально обсужде¬ ны и проработаны ряд проектов совместного экономичес¬ кого сотрудничества, большинство из которых было реали¬ зовано сторонами. Результаты переговоров находят отра¬ жение в подписываемых коммюнике. Деятельность коми¬ тетов, как правило, находит высокую оценку в официаль¬ ных документах советско-японских переговоров. Комитеты гибко реагируют на те или иные проблемы, возникающие в советско-японских экономических отноше¬ ниях, создают соответствующие подкомитеты или рабочие группы по проблемам и в целом показывают себя как надежный канал связи между двумя странами в решении различных вопросов экономического сотрудничества. «Опыт совместной работы комитетов, — заявил предсе¬ датель Торгово-промышленной палаты Японии и председа¬ тель Японо-советского комитета по экономическому сотруд¬ ничеству С. Нагано, — дает положительный ответ на воп¬ рос о возможности экономического сотрудничества стран с различными социальными системами. Это сотрудничест¬ во опирается на богатейшие ресурсы Сибири и Дальнего Востока СССР, взаимодополняемость экономики обеих стран и их географическую близость, а также на поддерж¬ ку и понимание со стороны как японского, так и советского народа». * * * Для дальнейшего развития взаимовыгодных торгово- экономических связей между СССР и Японией на долго¬ срочной и крупномасштабной основе имеются необходимые 91
объективные предпосылки, однако для их реализации нуж¬ ны постоянные усилия и добрая воля обеих сторон, трез¬ вый деловой подход, учитывающий подлинные интересы советского и японского народов. Нельзя также упускать из виду, что стабильное развитие советско-японского эко¬ номического сотрудничества является тем надежным фун¬ даментом, на котором могут строиться прочные и действи¬ тельно добрососедские отношения между народами Япо¬ нии и СССР в интересах укрепления мира как на Даль¬ нем Востоке, так и во всем мире. Как отмечалось на XXVI съезде КПСС, «Советский Со¬ юз, как и прежде, выступает за устойчивые, взаимовыгод¬ ные связи с капиталистическими странами, за их расшире¬ ние на основе строгого соблюдения взаимных обязательств. Мы отдаем должное конструктивному подходу к вопросам международного экономического сотрудничества со сторо¬ ны многих капиталистических государств и деловых кру¬ гов и будем развивать торговлю прежде всего с этими стра¬ нами»15. В том, что касается Японии, то многолетний опыт со¬ ветско-японского экономического сотрудничества свиде¬ тельствует о позитивном отношении Советского Союза к развитию торгово-экономических связей с этой страной. Дело за японской стороной, от того, какую линию она зай¬ мет в этом важнейшем аспекте советско-японских отноше¬ ний: пойдет ли Япония, руководствуясь своими коренными интересами, по пути дальнейшего развития взаимовыгод¬ ной торговли и экономического сотрудничества с СССР или же даст себя сбить с этого пути во имя чуждых ей ин¬ тересов.
ГЛАВА IV НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ Научно-техническое сотрудничество между Советским Союзом и капиталистическими странами пре¬ вратилось в значительный и самостоятельный канал меж¬ государственных отношений, который, с одной стороны, со¬ действует упрочению духа доверия и взаимопонимания между государствами с различным общественным строем, а с другой — оказывает положительное воздействие на ус¬ корение прогресса науки, а также развитие торгово-эконо¬ мических отношений. Сотрудничество в области науки и техники Советского Союза с капиталистическими странами развивается по двум основным направлениям — между государственными научными учреждениями и, во-вторых, с частными компа¬ ниями и фирмами. В принципе это два самостоятельных направления деятельности, которые в известной степени дополняют друг друга, особенно в тех случаях, когда роль государства в развитии научной деятельности в той или иной стране достаточно значительна. Однако с большинст- вохМ капиталистических стран наиболее активные связи и сотрудничество советские организации осуществляют с де¬ ловыми кругами, которые заинтересованы в таком сотруд¬ ничестве, так как видят в нем дополнительное средство по расширению торгово-экономических отношений. В целом 70-е годы были периодом активного и широко¬ го развития связей между советскими научными, промыш¬ ленными организациями и зарубежными государственны¬ ми и частными научными учреждениями. В этот период был практически завершен этап создания договорно-пра¬ вовой основы осуществления научно-технического сотруд¬ ничества с основными капиталистическими странами. Не осталась в стороне от этого процесса и Япония. 93
В общем комплексе советско-японских экономических отношений научно-технический обмен занимает все боль¬ шее место. Объективная потребность в этом обмене обус¬ ловливается необходимостью объединения усилий стран в процессе специализации и дифференциации в отраслях знаний, усилением кооперации труда ученых и специалис¬ тов, возрастанием масштабов исследований, требующих значительных расходов. Кроме того, ряд проблем науки и техники приобрел глобальный характер и в их решении заинтересованы многие государства, в том числе СССР и Япония. Объективные факторы усиления научно-техничес¬ кого обмена между двумя странами подкрепляются и тем обстоятельством, что СССР и Япония обладают мощным экономическим и научно-техническим потенциалом, в ряде отношений имеющим взаимодополняющий характер. Однако между рассмотренными факторами и их реа¬ лизацией на практике существует довольно значительный разрыв. Если СССР выступает за всемерную активизацию советско-японских связей в науке и технике и делает все возможное, чтобы они развивались на стабильной основе в интересах укрепления добрососедства между двумя стра¬ нами, то у японской стороны отношение к развитию науч¬ но-технических связей с СССР носит двойственный и про¬ тиворечивый характер. С одной стороны, деловые круги страны проявляют интерес к научно-техническим достижениям Советского Союза и выступают за всемерную активизацию советско- японского научно-технического сотрудничества. Что каса¬ ется официальных кругов Японии, то они пока не прояви¬ ли особой заинтересованности в развитии широких кон¬ тактов в области науки с советскими организациями, а в ряде случаев даже сдерживают развитие таких отноше¬ ний, распространив и на эту форму взаимных отношений «экономические санкции» и другие меры политического ха¬ рактера. Состояние советско-японского научно-техническо¬ го обмена в существенной мере объясняется и некоторыми особенностями развития науки и техники в Японии. 94
Некоторые особенности развития НИОКР в Японии и формы научно-технических связей В условиях научно-технической революции темпы экономического развития самым непосредствен¬ ным образом зависят от масштабов, интенсивности, ре¬ зультативности проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) и эффектив¬ ности внедрения результатов исследований в промышлен¬ ности и сельском хозяйстве. По абсолютным размерам ма¬ териальных и людских ресурсов, выделяемых на проведе¬ ние НИОКР, Япония с конца 70-х годов вышла на второе место в капиталистическом мире, добившись значитель¬ ных успехов в развитии науки и техники. Правда, количественные показатели в виде ассигнова¬ ний или количества занятых в научной деятельности еще не отражают в полной мере качественное состояние нау¬ ки. Большую роль играют такие факторы, как уровень собственных научных исследований, состояние и размах фундаментальных исследований, степень оснащения на¬ учных учреждений современными приборами и аппарату¬ рой, квалификация научного персонала и, наконец, исто¬ рические традиции. С этой точки зрения японская наука в ряде случаев продолжает отставать от уровня развития науки в ряде высокоразвитых государств. В целях ликвидации относительного отставания и за¬ воевания передовых позиций в условиях научно-техничес¬ кой революции в Японии с 70-х годов наметился ряд но¬ вых тенденций, которые направлены на резкую активи¬ зацию научной деятельности в стране. Прежде всего это касается таких направлений, как усиление роли государ¬ ства в развитии науки, финансировании и направленности научных исследований. Одновременно сохраняется важная роль закупок за рубежом передовых научных и техничес¬ ких достижений. Во второй половине 70-х годов в Японии сформулирова¬ ны новые национальные задачи, которые выдвигаются пе¬ ред японской наукой на ближайшие десятилетия. Основ¬ ные цели новой политики изложены в ряде правительст¬ венных документов, в том числе в Белой книге научно- технического управления Японии. В ней подчеркивается, что «в 80-х годах необходимо развивать самостоятельную науку и технику, подходящую для Японии и выгодную для 95
международного сотрудничества. Необходимо превратить Японию в науко- и технологически ориентированную на¬ цию, которая превратит науку и технику в движущую си¬ лу своего экономического развития и использует ее для создания более благоприятных условий в международной торговле. В 80-х годах Япония должна интенсифицировать усилия, которые она постоянно предпринимала для улуч¬ шения технологии с тем, чтобы стать одним из основных технологических новаторов в мире, используя для этого все накопленные знания» Ч По своей значимости и масштабности поставленная цель имеет для страны такое же важное значение, как создание в 50—60-х годах современной промышленной структуры. Задача ставится не только в плане создания собственного независимого источника самых современных знаний, но и для обеспечения условий для сохранения и расширения позиций японского бизнеса на мировых рын¬ ках. Без собственной большой науки в условиях научно- технической революции Япония вряд ли может рассчиты¬ вать на успешную конкурентную борьбу с американскими и западноевропейскими монополиями, на интенсивное и взаимовыгодное развитие международного научно-техни¬ ческого обмена с высокоразвитыми государствами, в том числе и с Советским Союзом. Для осуществления нового крупного рывка в развитии науки и техники в Японии предполагается резко активи¬ зировать роль государства, которое и в современных ус¬ ловиях располагает разветвленной системой государ¬ ственных органов по управлению наукой. Ее особенность состоит в том, что все основные административные и сове¬ щательные органы сосредоточены в высшем эшелоне го¬ сударственной власти — при канцелярии премьер-минист¬ ра, что позволяет централизовать выработку единой государственной политики. Все эти органы носят межотрас¬ левой, функциональный характер, а практическое руко¬ водство научными исследованиями возложено на отрасле¬ вые министерства. Специфической чертой организации работы японского государственного аппарата является также наличие боль¬ шого количества различных советов при административ¬ ных органах. Являясь совещательными или рекоменда¬ тельными органами, советы играют весьма существенную роль в выработке государственной политики. В состав со¬ ветов входят лица, в основном не являющиеся сотрудни¬ ками административного аппарата правительства. К работе 96
в советах привлекаются видные ученые, профессора выс¬ ших учебных заведений, представители компаний. В системе государственных органов Японии отсутству¬ ет министерство по делам науки, однако в значительной степени функции такого органа выполняет научно-техни¬ ческое управление, которое возглавляет государственный министр по делам науки и техники. Этот многоотраслевой орган формирует общенациональную научную политику и осуществляет непосредственное руководство рядом науч¬ ных учреждений. Однако управление не имеет достаточ¬ ных полномочий для руководства НИОКР в целом по стране, подавляющая часть которых осуществляется в частном секторе; не располагает оно и значительными воз¬ можностями для налаживания научно-технического со¬ трудничества с другими государствами на межправитель¬ ственном уровне, в том числе и с СССР. В государственной системе научных учреждений Япо¬ нии насчитывается около 100 институтов, которые нахо¬ дятся в ведомственном подчинении у соответствующих министерств. По своей значимости эти научные институты неравноценны. В таких областях, как атомная энергия, имеются крупные научные учреждения. Например, Япон¬ ский исследовательский институт атомной энергии, Корпо¬ рация по развитию энергетических реакторов и ядерного топлива имеют по несколько тысяч сотрудников и явля¬ ются ведущими в стране. Однако основную часть научных учреждений составляют небольшие институты-лаборато¬ рии, такие как Институт по сельскохозяйственному маши¬ ностроению, Институт математической статистики, Центр сельскохозяйственных тропических культур и др. В неко¬ торых из перечисленных институтов японские ученые дос¬ тигли высокого уровня исследований и разработок, и со¬ трудничество с ними представляло бы несомненный инте¬ рес для соответствующих научных организаций Советско¬ го Союза. В общей сложности во всех государственных центрах Японии работает 30 тыс. человек, из которых около 15 тыс. — научные сотрудники, то есть в системе государ¬ ственных научных учреждений было занято примерно 9,5% от общего количества занятых в сфере НИОКР2- Признавая насущную необходимость более активного участия государства в развитии науки в стране, особенно фундаментальной, правящие круги Японии предпринима¬ ют значительные усилия по созданию новых мощных на¬ учных учреждений. Наиболее ярким и крупным проектом 97
подобного рода является создание в стране специального научного городка. В 1970 году после длительной подготовки было приня¬ то решение создать в г. Цукуба в 60 км от Токио науч¬ ный центр из 43 научных институтов, лабораторий и учеб¬ ных заведений. Реализация этого проекта была рассчита¬ на на десять лет с общей стоимостью работ порядка 4,5 — 5 млрд. долл. К строительству научных учреждений были привлечены научно-техническое управление, управление по охране окружающей среды, министерства просвещения, здравоохранения, земледелия и лесоводства, внешней торговли и промышленности, транспорта и строительства- К 1980 году было в основном завершено строительство всех предусмотренных объектов и в широком масштабе начались научные исследования. При создании научного центра в Цукубе японскими учеными и специалистами широко использовался опыт аналогичных центров в других странах, в том числе ака¬ демгородка под Новосибирском. В Цукубе были примене¬ ны и некоторые новые решения. Все это создает неплохие предпосылки для налаживания сотрудничества и обмена опытом между японскими и советскими учеными, особен¬ но в области фундаментальных исследований. Большое внимание в Японии с начала 70-х годов уде¬ ляется увеличению расходов на развитие науки и техники, темпы прироста которых одни из самых высоких в мире. Таблица 5 Ассигнования на НИОКР в Японии Финансовый год Затраты в млн. долл. в % к ВНП Общее количество занятых НИОКР (в тыс. человек) 1965 1829 1,2 304 1970 3320 1,81 392 1971 3739 1,85 429 1972 5152 1,86 427 1973 7277 1,90 459 1974 8306 1,97 468 1975 8834 1,96 491 1976 9917 1,95 491 1977 12 030 1,93 493 1978 16 960 1,96 496 1979 19 000 2,07 510 1980 23 142 2,19 548 Источник: Составлено по: Кагаку гидзюцу хакусё за соответствующие годы. 98
Как видно из приведенных данных, расходы на НИОКР в Японии возросли с 1,8 млрд, в 1965 году до 23,0 млрд, долл, в 1980 финансовом году, то есть увеличились в 13 раз. За это же время количество занятых в научной дея¬ тельности в стране возросло в 1,8 раза — с 304 тыс. до 548 тыс., то есть повысилась прежде всего фондовоору¬ женность исследователей: для проведения научно-иссле¬ довательских работ на современном уровне требуются до¬ рогостоящее оборудование, приборы, установки, материа¬ лы и др. Активная государственная политика поощрения НИОКР в Японии привела к заметным результатам, особенно в плане активизации деятельности частного сектора в об¬ ласти науки и техники, который расходует на эти цели око¬ ло 2/з от общего объема средств, затрачиваемых на НИОКР в Японии. В японских компаниях научные иссле¬ дования и разработки стали рассматриваться как клю¬ чевые факторы коммерческого успеха. В крупнейших из них имеются собственные, прекрасно оснащенные, научные центры, где прежде всего осущест¬ вляются прикладные исследования и разработки. Кроме того, компании организуют в ряде случаев самостоятель¬ но или совместно с государственными центрами работы в области фундаментальных наук. В 70-е годы такие инсти¬ туты были созданы концернами «Хигати», «Мицубиси», «Мацусита» и др. В большинстве других компаний созда¬ ны отделы исследований и разработок, возглавляемые, как правило, их президентами. Таким совмещением достигается определенное единство общих принципов управления и ру¬ ководства инновационным процессом. В целом японские компании добились существенных ус¬ пехов в прикладных исследованиях и разработках, корот¬ ких сроков освоения и внедрения в производство передовых научно-технических достижений. В этом отношении япон¬ ский частный сектор занимает лидирующие позиции, и его опыт представляет несомненный интерес для ряда отраслей советской промышленности. С учетом нового этапа технического прогресса, в кото¬ рый вступает Япония, в стране сформулировано четыре перспективных направления научно-технического прогрес¬ са, которые входят составной частью в национальную по¬ литику и лежат в основе практической деятельности как государственных, так и частных научных центров: ориен¬ тация в основном на собственные разработки и открытия; смещение приоритета с производства конструктивных ма¬ 99
шин и оборудования на усовершенствование управления сложными системами машин и оборудования по специ¬ ально разработанным программам; переход к рециклиро¬ ванию отходов и к безотходной технологии; изменение назначения техники и технологии: от техники для произ¬ водства ради производства к технике, обслуживающей запросы и интересы общества, то есть перенесение прио¬ ритета на технику, служащую социальным целям, — обра¬ зованию, развитию сферы услуг, защите окружающей сре¬ ды и др. Таким образом, в развитии науки и техники в Японии в 80-е годы предполагается сделать главный акцент на стимулирование собственных НИОКР, резко сократить от¬ ставание в области фундаментальных исследований от других ведущих капиталистических государств, а по ряду направлений прикладных исследований, особенно в элект¬ ронной промышленности и роботостроении, закрепить ли¬ дирующие позиции японских монополий. Что касается заимствования передового научно-техни¬ ческого опыта из-за рубежа, то ему предполагается посте¬ пенно отвести вспомогательную роль в научно-техниче¬ ской стратегии страны. Это не означает, что масштабы международного научно-технического обмена Японии сок¬ ратятся. Он будет и впредь возрастать, однако более мед¬ ленными темпами, чем расходы на развитие собственного научно-технического потенциала. В 1950—1981 годах японские компании заключили с иностранными фирмами 38 тыс. лицензионных соглашений (около 10% мирового импорта лицензий), суммарные ли¬ цензионные платежи по которым составили 13,3 млрд. долл.3 Япония и в современных условиях продолжает закупать значительное количество лицензий, и в количест¬ венном отношении этот показатель находится примерно на уровне 2 тыс. в год. На 70-е годы приходится 65% всех закупленных лицензий, причем значительный рост коли¬ чества лицензий приходится на легкую промышленность. Удельный вес легкой промышленности в общем количестве лицензионных соглашений вырос с 11% в 50—60-е годы до 26% в 70-е годы, причем на этот период приходится более 81% общего количества лицензий, закупленных для легкой промышленности. Происходил процесс своеобразно¬ го подтягивания отстающих в техническом отношении от¬ раслей промышленности до уровня передовых при одновре¬ менном дальнейшем повышении технического уровня ба¬ зисных отраслей промышленности. 100
Массовый импорт зарубежных научных и технических достижений играл и будет играть важную роль как в раз¬ витии японской науки, так и в ускорении научно-техничес¬ кого прогресса в экономике. В сжатые сроки Японии уда¬ лось ликвидировать техническое отставание от наиболее развитых капиталистических стран, добиться значительно¬ го роста производительности труда, снижения себестои¬ мости и улучшения качества производимой продукции и тем самым повысить конкурентность японских товаров на мировом рынке. Однако вряд ли было бы правильным утверждать, что только импорт лицензий позволил Японии в короткий пе¬ риод времени преодолеть относительную техническую отс¬ талость и выйти на самый современный уровень во многих отраслях знаний. В процессе утверждения Японии в ка¬ честве одной из высокоразвитых стран мира важнейшее значение сыграла японская национальная наука, особенно прикладная. Лицензия, патент или «ноу-хау» с точки зре¬ ния науки — это уже прошедший этап, результат прове¬ денных исследований. Во многих случаях чистая, не видо¬ измененная лицензионная технология, безусловно, может длительное время быть наивысшим уровнем достижения науки, но в широком смысле подобная технология—это прошедший день. Заслуга японской прикладной науки состоит в том, что, приобретая наилучшие зарубежные достижения, она быстро находила практическое и широ¬ кое применение сделанных открытий, как это было с по¬ лупроводниками, либо настолько изменяла первоначаль¬ ное техническое достижение, что делало его лучшим, чем оригинал. Весьма показательным является постоянный рост ко¬ личества японских достижений, запатентованных за рубе¬ жом. Сопоставление «патентных балансов» ведущих ка¬ питалистических стран показывает, что начиная с 1975 го¬ да Япония имеет положительный баланс практически со всеми ведущими западными странами. Его общая величи¬ на в 1981 году с США, Великобританией, ФРГ, Францией, Швейцарией и Нидерландами составляла 9,0 тыс. патен¬ тов. Эти данные говорят не только о результативности проводимых в Японии НИОКР, но и о том, что сами ис¬ следования находятся на современном уровне. Рассмотренные выше основные особенности развития НИОКР в Японии, то есть их концентрация прежде всего в частном секторе и меньшая доля в государственном, в определенной мере обусловливают и то обстоятельство, что 101
научно-технические связи СССР с Японией наиболее ин¬ тенсивны именно с японскими компаниями. Тем не менее и на межправительственном уровне эти связи получили некоторое развитие. 2 Межправительственный уровень Между СССР и Японией имеются межпра¬ вительственные соглашения; Соглашение о научно-техни¬ ческом сотрудничестве, Конвенция об охране перелетных птиц и договоренность об обмене учеными и научными сотрудниками Академии наук СССР и научных учреж¬ дений Японии4. Все они были подписаны 10 октября 1973 г. во время визита в Советский Союз премьер-ми¬ нистра Японии. Соглашение между СССР и Японией о сотрудничестве в области рыбного хозяйства было заклю¬ чено 21 апреля 1978 г. Между двумя странами имеется также протокол об обменах стажерами между Министер¬ ством высшего и среднего специального образования СССР и Министерством просвещения Японии. Прошло достаточно времени с момента подписания этих важных межправительственных договоренностей, ко¬ торые были призваны регулировать отношения й сотруд¬ ничество между государственными-научными организация¬ ми обеих стран, и можно сделать вывод, насколько эти соглашения способствовали развитию совместных работ между советскими и японскими учеными и специалистами. Хотя в Соглашении о научно-техническом сотрудни¬ честве сторонами было взято ясное и четкое обязательство «как можно шире содействовать научно-техническому со¬ трудничеству между различными организациями, учреж¬ дениями п отдельными лицами обеих стран», к сколь-ни¬ будь заметному изменению в лучшую сторону общего состояния советско-японских научно-технических отноше¬ ний по государственной линии это не привело — и не по вине советских организаций. Причина подобного положе¬ ния лежит не в каких-либо объективных трудностях, а в явном нежелании официальных японских властей если не содействовать активно, то по крайней мере не препятство¬ вать процессу расширения связей и работ с советскими научно-исследовательскими организациями. А факты го¬ ворят как раз обратное — японские официальные власти 102
делали и делают все возможное, чтобы не допустить уста¬ новления регулярных взаимовыгодных отношений между советскими и японскими учеными. Созданная в соответствии с соглашением Советско- японская комиссия по научно-техническому сотрудничест¬ ву (с советской стороны ее работу координирует ГКНТ, а с японской — МИД) провела лишь два заседания: в 1978 году — в Токио и в 1979 году — в Москве. Сотрудни¬ чество в рамках соглашений было ограничено лишь дву¬ мя областями — атомной энергией и сельским хозяйством. Всего было проведено три двусторонних семинара в об¬ ласти термоядерного синтеза и реакторов на быстрых нейтронах и состоялся обмен несколькими группами спе¬ циалистов в области сельского хозяйства. С советской стороны вносились на заседаниях комис¬ сии предложения об установлении научно-технического сотрудничества в таких областях, как строительство в сейсмических районах, здравоохранение, исследование океана, снижение последствий стихийных бедствий (зем¬ летрясений, цунами и др.), железнодорожный транспорт (совершенствование и автоматизация движения и обра¬ ботки грузов), однако ни одного из этих предложений японская сторона не поддержала. Отрицательную пози¬ цию она заняла и по вопросу установления постоянных связей между академгородками Новосибирска и Цукубы. В 1980 году МИД Японии не дал согласия на проведе¬ ние очередного заседания советско-японской комиссии в Токио, а с 1982 года в одностороннем порядке в качестве «санкций против СССР» приостановил сотрудничество по государственной линии в рамках имеющихся межправи¬ тельственных соглашений в области науки и техники. Несколько лучше положение дел в области обмена учеными между АН СССР и научными учреждениями Японии на основе договоренности от 10 октября 1973 г. В соответствии с ней предусматривается ежегодный обмен 20 научными сотрудниками, из которых 10 ученых будут заниматься как в СССР, так и в Японии специализиро¬ ванными научными исследованиями сроком до 10 месяцев. Эта незначительная квота обменов никогда полностью не использовалась, а в последние годы обмен не превышал 10—12 человек в год. Например, к июлю 1983 года из предоставленных АН СССР 14 кандидатур на стажировку в Японию получено согласие на прием 3 ученых. Что ка¬ сается АН СССР, то она в 1983 году дала согласие на прием в СССР 14 японских специалистов. 103
В целом советские организации готовы пойти на рас¬ ширение работ со своими японскими коллегами, причем не только путем расширения объемов обмена, но и прове¬ дения совместных работ по согласованным программам. Это могло бы послужить одним из стимулов к развитию научно-технического обмена между СССР и Японией на межправительственном уровне, увеличению его роли в советско-японских отношениях в целом. Сотрудничество между ГКНТ и японскими компаниями Научно-техническое сотрудничество с японскими компаниями и фирмами почти полностью осу¬ ществляется в рамках соглашений или протоколов, кото¬ рые заключаются ГКНТ и отдельными ведомствами. Соглашения о научно-техническом сотрудничестве, кото¬ рые подписал ГКНТ, носят, как правило, общий харак¬ тер с определением основных форм и условий сотрудни¬ чества. В некоторых соглашениях предусмотрена возмож¬ ность организации совместных работ по изготовлению опытно-промышленных образцов на основе промышленной кооперации, в частности в таких областях, как химия и нефтехимия, электроника, судостроение и машинострое¬ ние. Протоколы подписываются министерствами и ведом¬ ствами по конкретным совместным работам в развитие этих договоренностей. Для координации научно-технических связей между советскими организациями и японскими фирмами и опре¬ деления направлений и перспектив дальнейшего развития этих связей в 1971 году в рамках Советско-японского и Японо-советского комитетов по экономическому сотруд¬ ничеству был создан специальный рабочий орган — Под¬ комитет по научно-техническому сотрудничеству. В его работе принимают участие руководящие работники со¬ ветских промышленных министерств и ГКНТ, а с япон¬ ской стороны — представители «Кэйданрэн» и японских компаний. Подкомитет к 1984 году провел шесть сессий, во время которых рассматривались как общие вопросы состояния советско-японского научно-технического сотрудничества, так и сотрудничество в отдельных отраслях промышлен¬ ности, включая проведение крупных конкретных научно¬ 104
технических мероприятий. Деятельность Подкомитета способствовала активизации сотрудничества в области станкостроения (промышленные роботы, манипуляторы, обрабатывающие центры), сельскохозяйственного машино¬ строения (тракторы, рисоуборочная техника), электротех¬ ники (электродвигатели, кондиционеры, кабель), радио¬ электроники, черной металлургии. Важным в деятельности Подкомитета является разра¬ ботка предложений по ознакомлению специалистов и уче¬ ных с новейшими достижениями науки и техники. Дей¬ ственным средством является проведение небольших специализированных выставок, сопровождаемых научно- техническими симпозиумами, лекциями, показом техниче¬ ских фильмов и др. В частности, по решению Подкомите¬ та в Москве было организовано проведение таких япон¬ ских выставок, как «Промышленные роботы Японии» (1975 г.) «Обрабатывающие центры Японии» (1976 г.) и «Садовые тракторы Японии» (1978 г.), а в Японии — «Советские приборы» (1979 г.). По инициативе Подкомитета в апреле 1979 года в г. Оиса (Япония) была проведена встреча «круглого сто¬ ла» на тем}7 «Советско-японские отношения в области науки, техники и делового сотрудничества», в которой с японской стороны приняли участие видные представители японского делового мира, а с советской — руководящие работники ГКНТ, АН СССР и некоторых промышленных министерств. Во время встречи состоялся широкий обмен мнениями по перспективам развития некоторых направле¬ ний в науке, как, например, термоядерного синтеза, атом¬ ной энергетики, электроники, железнодорожного транс¬ порта, а также по общим вопросам состояния советско- японских научно-технических и экономических отношений. Обе стороны высоко оценили факт проведения данного неофициального совещания. Практическую реализацию рекомендаций Подкомите¬ та осуществляют ГКНТ, промышленные министерства и ведомства СССР и компании и фирмы Японии. Соглашения о научно-техническом сотрудничестве под¬ писаны ГКНТ с 17 японскими компаниями: «Мицуи» (1965 г.), «Комацу» (1970 г.), «Сумитомо» (1972 г.), «Ито Тю» (1973 г.), «Мицубиси» (1974 г.), «Ниппон дэн- ки» (1974 г.), «Ниссё-Иваи» (1975 г.), «Токио боэки» (1975 г.), «Искра» (1978 г.), «Марубэни» (1977 г.), «Иси- кавадзима-Харима дзюкогё» (1978 г.), «Нитимэн» (1979 г.), «Кобэ сэйтэцу» (1979 г.), «Тоё менка» (1981 г.), 105
«Тёри» (1982 г.), «Маэкава-Кавасэ» (1982 г.), а также обществом «Сорэн тоо боэкикай». Кроме того, министерствами и ведомствами подписано около 20 соглашений и протоколов. Среди них — Согла¬ шение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии от 18 ноября 1977 г. между Государ¬ ственным комитетом СССР по использованию атомной энергии и Японским атомным промышленным форумом. Перечень японских фирм показывает, что советские промышленные организации осуществляют сотрудниче¬ ство со всеми крупнейшими промышленно-финансовыми группами Японии. В известной степени это отражает бла¬ гожелательную позицию большого бизнеса Японии отно¬ сительно развития отношений в области науки и техники с Советским Союзом. Для характеристики объемов научно-технического сот¬ рудничества с японскими компаниями можно привести такие данные. В 1977— 1978 годах было проведено 66 двусторонних семинаров и симпозиумов, командировано в Японию 60 советских делегаций и принято в СССР бо¬ лее 100 групп японских специалистов. В последующие го¬ ды объем сотрудничества несколько возрос. В течение 1979— 1982 годов было проведено 140 семинаров и сим¬ позиумов, командировано в Японию почти 100 делегаций и принято в СССР около 200 групп японских специалис¬ тов. Только в 1982 году были заключены соглашения о научно-техническом сотрудничестве с компаниями «Тёрн» и «Маэкава-Кавасэ», а также продлены сроки действия соглашений с фирмами «Ито Тю», «Нитимэн» и «Искра». Как и в прошлые годы, проводились испытания различной техники, материалов и узлов машин. Вместе с тем нельзя не отметить, что с 1983 года имеет место сокращение на¬ учно-технического сотрудничества между советскими про¬ мышленными организациями и японскими компаниями и фирмами. Это, безусловно, связано с общей антисоветской политикой нынешней японской администрации. Одной из важных форм научно-технических связей между СССР и Японией является взаимная покупка и продажа лицензий, осуществляемая, как правило, по кана¬ лам внешнеторговых сделок. Развитие этой формы отра¬ жает прежде всего лучшее ознакомление друг друга с достижениями научно-технической мысли в двух странах. В 70-е годы все большее число японских фирм стало проявлять интерес к советской промышленной технологии п к закупке лицензий на право производства разработан¬ 106
ных и освоенных в Советском Союзе промышленных из¬ делий и процессов. На базе закупленных советских ли¬ цензий японскими компаниями уже внедрены в производ¬ ство метод непрерывной разливки стали, система испарительного охлаждения доменных печей, метод изго¬ товления электродов для сварки чугуна, производство проходческих щитов и т. д. В качестве одного из примеров большой экономической эффективности технологического обмена между двумя странами можно сослаться на широкое использование в японской черной металлургии советской системы испари¬ тельного охлаждения доменных печей. Впервые эта систе¬ ма была применена в апреле 1969 года на доменной печи № 3 (г. Нагоя), принадлежащей крупнейшей в мире металлургической компании «Синнихон сэйтэцу». Благо¬ даря установке советской системы охлаждения на этой печи была достигнута рекордная выплавка чугуна —свы¬ ше 6700 т в день. Примеру «Синнихон сэйтэцу» последо¬ вали и другие ведущие металлургические компании. В настоящее время примерно 80% доменных печей в Япо¬ нии оборудованы системами испарительного охлаждения, изготовленными по советской лицензии. Один из крупнейших и самых современных металлур¬ гических заводов в мире в Огисиме компании «Нихон кокан» широко использует советские лицензии по непре¬ рывной разливке стали, сухому тушению кокса, газовой утилизационной турбины. СССР, в свою очередь, закупает в Японии лицензии, прежде всего в производстве анодов для электролитиче¬ ского катализа, в химической промышленности и электро¬ нике. У японских компаний были приобретены лицензии на некоторые процессы в текстильной промышленности, авто¬ мобильной и др. Закупается также «ноу-хау» при строи¬ тельстве в СССР с участием японских компаний комп¬ лектных предприятий по производству мочевины, этилена, винилхлорида, бензола, кондиционеров, сухих элементов и т. д. Советскими специалистами внимательно изучались ре¬ зультаты японских работ по повышению прочности труб для нефтяной и газовой промышленности, устойчивости металла против хрупких разрушений, улучшения качества сварного соединения труб в зонах низких температур. Разработанная в Японии так называемая СЕКТ-система учитывалась при совершенствовании устройства по элект¬ рообогреву трубопроводов для промыслов Сибири. 107
В ряде случаев закупка лицензий сопровождается ус¬ тановлением между партнерами более тесных отношений промышленного сотрудничества. Так, у японской фирмы «Аида» во второй половине 70-х годов была закуплена лицензия на производство прессов, выпускающих различ¬ ные авгодетали. По контракту часть комплектующих изде¬ лий и деталей для этих прессов «Аида» поставляет в СССР, а часть — на такую же сумму СССР поставляет в Японию. Между двумя странами происходит обмен не только лицензиями, но и взаимное патентование. Патентование советских изобретений в Японии началось в 1961 году. С того времени было зарегистрировано более 2500 совет¬ ских патентов, из которых 1250 сохраняли свою силу в на¬ чале 80-х годов. В СССР, в свою очередь, регистрирует¬ ся довольно значительное количество японских патентов (примерно 150—200 в год), что составляет около 8—9% от общего количества регистрируемых в стране иностран¬ ных патентов5. По этому показателю Япония занимает второе место после США. * * ♦ Анализ советско-японских научно-технических связей как на межправительственном уровне, так и между ГКНТ и японскими частными компаниями показывает, что развитие этих связей вряд ли можно считать удовлет¬ ворительным, исходя из того вклада, который внесли в прогресс мировой науки и техники СССР и Япония. Не¬ смотря на известные трудности, связанные с позицией официального Токио, для расширения взаимовыгодных советско-японских отношений в области науки и техники имеются потенциально благоприятные перспективы. Сфера научно-технического обмена, таким образом, могла бы играть более активную роль в укреплении добрососедства между СССР и Японией.
ГЛАВА ОТНОШЕНИЯ В ОБЛАСТИ РЫБОЛОВСТВА И РЫБОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Советский Союз и Япония, будучи одними из крупнейших рыболовных держав мира, ведут промы¬ сел в значительных размерах в одних и тех же акватори¬ ях Мирового океана и водах, непосредственно прилегаю¬ щих к их берегам. Между ними издавна существуют тес¬ ные связи в области рыболовства, которые являются важной составной частью общей системы взаимоотноше¬ ний между двумя странами. Они имеют большое экономи¬ ческое и политическое значение и оказывают немаловаж¬ ное воздействие на общий характер советско-японских отношений. В рыболовных отношениях между СССР и Японией можно выделить период с конца прошлого века и до за¬ ключения ими в 1928 году Советско-японской рыболовной конвенции; период с 1928 до 1956 года, когда была заклю¬ чена новая рыболовная конвенция между двумя странами, и современный период, когда стороны стали регулировать свои рыболовные взаимоотношения на основе новых дого¬ воренностей, принятых после введения СССР и Японией в конце 70-х годов 200-мильных зон действия временных мер по сохранению живых ресурсов и регулированию ры¬ боловства. 1 К истории вопроса Северная и северо-западные части Тихого океана, где Япония ведет весьма интенсивный морской промысел, — одна из самых продуктивных акваторий Ми¬ рового океана, ценных видов рыб и животных. Главное ее богатство — лососевые. Славится она также сельдью, кра¬ 109
бами, моллюсками, различными животными и морской растительностью. Лососевые северной части Тихого океана образуют три больших стада, делящиеся по месту рождения на два азиатских и одно американское. Одно из азиатских стад занимает экологическую нишу к югу от западной части Алеутских островов, на нерест оно отправляется в реки западного и восточного побережий полуострова Камчатка и реки, впадающие в Охотское море. Второе «выбрало» местом зимовки район к востоку и юго-востоку от Куриль¬ ской гряды и острова Хоккайдо, нерестится же это стадо в реках восточного побережья острова Сахалин, побе¬ режья Охотского моря и западной части Камчатки, в бас¬ сейне Амура, незначительная часть — в реках острова Хоккайдо. Есть еще небольшое стадо, нерестящееся в ре¬ ках Приморья и Сахалина, отправляющееся на нагул в южную часть Японского моря. Американское стадо — «аборигены» рек западного побережья Аляски и Канады, зимующие к югу от восточной части Алеутской гряды 1. Лососевые азиатского происхождения объединяют нес¬ колько основных видов: горбуша, кета, красная (нерка), кижуч, чавыча, сима, которые также образуют стада. Так, крупнейшим локальным стадом горбуши является запад¬ нокамчатское в Охотском море, популяции же сахалин¬ ского и приморского стад несколько меньше. Красная не¬ рестится в реке Озерная и других реках Камчатки, фор¬ мируя два крупных стада. Кижуч и чавыча образуют не¬ большие популяции, отправляющиеся на нерест в реки советского Дальнего Востока. Сельдь — важный промысловый объект северо-запад¬ ной части Тихого океана —также разбита на несколько стад. Самым крупным в середине 70-х годов было саха- лино-хоккайдоское, родина которых — воды Японского и Охотского побережий Южного Сахалина и воды западно¬ го побережья острова Хоккайдо. Местом обитания корфо- карагинской сельди стала западная часть Берингова мо¬ ря— это более мелкое стадо. Невелика численность и ги- жигинско-камчатской сельди восточной части Охотского моря. В северо-западной части Охотского моря размножа¬ ется охотская сельдь с большим ареалом нереста — от мыса Борисова до Тауйской губы на севере побережья. Ценный объект промысла крабы — обитатели при¬ брежных вод восточного и западного побережий Тихого океана. На западном побережье они распространены у за¬ падных берегов Камчатки, а .также у острова Сахалин. по
Эти биологические богатства и стали предметом вож¬ деления японских рыбопромышленников еще в прошлом веке, когда примерно с 1870 года они начали лов их в северо-западной части Тихого океана. Промысловики Япо¬ нии ежегодно ходили, как в свою вотчину, в воды Япон¬ ского, Охотского и Берингова морей, омывающих дальне¬ восточные берега России, и вели там практически бес¬ контрольный и хищнический лов ценных рыб и животных. Японский промысел был приостановлен русско-япон¬ ской войной 1904— 1905 годов. Впоследствии он был вос¬ становлен на основе заключенного между двумя странами 23 августа (5 сентября) 1905 г. Портсмутского мирного до¬ говора. В ст. XI договора говорилось: «Россия обязуется войти с Японией в соглашение з видах предоставления японским подданным прав по рыбной ловле вдоль берегов русских владений в морях Японском, Охотском и Беринго¬ вом»2. Портсмутский мирный договор утратил свою силу после подписания Японией акта о капитуляции 2 сентября 1945 г. 28 июля 1907 г. между Россией и Японией была подпи¬ сана рыболовная Конвенция, которая позволила японско¬ му рыболовному флоту вернуться в богатые и хорошо ос¬ военные промысловые районы северо-западной части Ти¬ хого океана и начать массовый вылов ценных продуктов моря. Не случайно поэтому именно японские рыбопро¬ мышленники настойчиво добивались как подписания до¬ говора, так и Конвенции, действовавшей до 1928 года. До Великой Октябрьской социалистической революции и во время гражданской войны рыбные богатства на совет¬ ском Дальнем Востоке нещадно эксплуатировались про¬ мысловиками Японии, построившими на берегу перераба¬ тывающие сырье предприятия в расчете на победу контрреволюции. Но и после освобождения Дальнего Востока у Советской России было мало сил, чтобы ввести в какое-то русло бесконтрольный лов Японией промысло¬ вых объектов в северо-западной части Тихоокеанского бассейна. Советско-японская конвенция об основных принципах взаимоотношений от 20 января 1925 г. зафиксировала со¬ гласие сторон на пересмотр Русско-японской рыболовной конвенции 1907 года. Переговоры по рыболовству нача¬ лись в декабре 1925 года и длились до 23 января 1928 г., когда в Москве была подписана рыболовная Конвенция между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией, отменявшая действие предыдущей. Длительность 111
переговоров объясняется тем, что японская сторона предъ¬ явила неприемлемые для СССР требования на лов про¬ мысловых объектов у берегов советского Дальнего Вос¬ тока, переговоры заходили в тупик, прерывались, возоб¬ новлялись и тянулись, таким образом, более трех лет. Рыболовная Конвенция 1928 года состоит из основно¬ го текста и трех Протоколов— (А), (Б) и (Ц)« Статья I предоставляла японским подданным «право ловить, собирать и обрабатывать все виды рыбы и про¬ дуктов моря, кроме котиков и морских бобров, вдоль по¬ бережий владений Союза Советских Социалистических Республик у морей: Японского, Охотского и Берингова, за исключением рек и бухт. Бухты, являющиеся предметом исключения, перечислены в статье I Протокола (А), при¬ ложенного к настоящей Конвенции»3. На основе этой статьи японские промысловики могли вернуться в привычные для них акватории. Исключение котиков и морских бобров было необходимой мерой, кото¬ рая помогла спасти от истребления этих ценнейших мор¬ ских животных. Чрезвычайно важным моментом было и исключение из зон японского промысла рек и бухт. В реки возвращают¬ ся на нерест лососевые, а в бухтах — непосредственно у по¬ бережья— обычно скапливаются большие популяции рыб, которые добывать проще и дешевле, чем в открытом море. Статья II оговаривала предоставление японцам права на промысел и обработку добытого сырца на участках, рас¬ положенных как на море, так и на берегу; проведение в феврале каждого года во Владивостоке публичных торгов, где граждане СССР и японские подданные получали рав¬ ные возможности арендования участков. Японцы, арен¬ довавшие рыболовные участки, имели право пользоваться побережьем в пределах границ морских участков, произ¬ водить ремонт лодок и сетей, сооружать необходимые по¬ мещения для складирования, обработки уловов (ст. III). Статья IV устанавливала промысловый налог с япон¬ ских подданных, не превышающий 3% стоимости продук¬ ции, освободила от прочих пошлин, налогов и сборов, кро¬ ме указанных в Протоколе (А). Советский Союз отказы¬ вался от взимания вывозных пошлин с добытого сырца и обработанной продукции, предназначенных для поставки в Японию из СССР (ст. V). Свободный (без экспортной и импортной лицензии) вы¬ воз добытых морепродуктов в Японию и ввоз товаров, не¬ обходимых для промысловых операций и жизни рабочих 112
и служащих японской стороны, предусматривался ст. IX4. В следующих статьях оговаривались правила въезда, пребывания, передвижения и выезда японцев с территории СССР; предоставления Японии информации о новых зако¬ нах и постановлениях, касающихся рыболовства в дальне¬ восточных водах. Статья XII касалась обязанности прави¬ тельства Японии «не налагать никаких импортных сборов на рыбу и продукты моря, пойманную или собранные в Дальне-Восточных водах Союза Советских Социалистичес¬ ких Республик, независимо от того, были ли такие рыбы и продукты моря подвергнуты процессу обработки или нет»5. Это — важная статья, поскольку она уравнивала положе¬ ние обеих сторон в части торговых операций рыбной про¬ дукцией. Статья XV гласила: «Настоящая Конвенция будет ос¬ таваться в силе в течение восьми лет и будет изменена или возобновлена в конце этого срока; вслед же за тем Кон¬ венция должна будет изменяться или возобновляться в конце каждых двенадцати лет»6. Каждой из договариваю¬ щихся сторон было предоставлено право сообщить другой стороне о своем желании пересмотреть Конвенцию за 12 месяцев до истечения срока ее действия. В 1936 году — по истечении 8 лет — ни одна из сторон не выразила же¬ лания пересмотреть Конвенцию, и она автоматически про¬ лонгировалась еще на 12 лет, то есть, как предполагалось, до 1948 года7. Первый протокол — Протокол (А) — подробно оговари¬ вал условия того, где и как могли японские подданные вести промысел. Он состоял из 21 статьи, в которых пере¬ числялись исключенные из акватории японского промысла бухты; намечались границы рек (их эстуарии) примени¬ тельно к морю; подчеркивалась необходимость охраны ло¬ сосевых рыб; устанавливалась продолжительность аренд¬ ного срока рыболовных участков в один, три и пять лет; уточнялись пошлины, налоги и сборы, которые «могут быть взыскиваемы с японских подданных», — их девять; описывалась процедура выдачи навигационного свидетель¬ ства и специальной лицензии на ловлю, собирание и обра¬ ботку рыбы и прочих продуктов моря; предоставлялась возможность зимовки японцев на советской территории; говорилось о нормировании Советским Союзом японских уловов в целях сохранения популяции промысловых объек¬ тов и др.8 Протокол (Б) отразил заботу Советского прави¬ тельства о японских рыбаках и других специалистах, 5—747 113
участвующих в промысловых операциях в акваториях, предоставленных Советским Союзом Японии. Японской сто¬ роне пришлось согласиться на распространение законов СССР в отношении охраны и регулирования труда на их рабочих и служащих. Это относилось к экипировке, жили¬ щу, минимальному размеру заработной платы, продолжи¬ тельности рабочего дня (восемь часов в день). Здесь же оговаривались и меры по социальному обеспечению нани¬ маемых. При этом Советский Союз шел на признание уже сложившихся в японском морском промысле норм и обычаев. Протокол (Ц) имел своей целью установить правила постройки новых и эксплуатации старых консервных заво¬ дов на территории Советского Союза. Поскольку еще сох¬ ранились консервные мощности, созданные до революции и во время временной оккупации советского Дальнего Востока в 1918—1922 годах, то, признавая за японской стороной право на их владение, Протокол оговаривал не¬ обходимость заключения особых договоров сроком на де¬ сять лет с советскими властями об эксплуатации и пере¬ стройке этих мощностей. Переговоры о заключении догово¬ ров должны были закончиться в течение двух месяцев. Если же этот срок не будет достаточным, то его можно было продлить до шести месяцев, после чего рыболовные участ¬ ки, относящиеся к японским консервным заводам, совет¬ ские власти могли ставить на торги. Этим же документом японской стороне предоставлялось право получать без торгов рыболовные участки, которые бы снабжали уже существующие консервные заводы рыбным сырьем. Дея¬ тельность консервных заводов облагалась специальной платой (долевым отчислением) «в золотой валюте Союза Советских Социалистических Республик» и могла быть пересмотрена при изменении рыночных цен на эту продук¬ цию. Таким образом, Конвенция предусматривала плату за право пользования морскими угодьями и эксплуатацию консервных заводов. В этом же протоколе устанавлива¬ лась практика определения арендной платы за рыболов¬ ные участки — также в золотой валюте СССР. Устанавливая договорные отношения с Японией в об¬ ласти рыболовства, Советское правительство исходило из обоснованной концепции, подсказанной .практикой японско¬ го промысла в недалеком прошлом, когда лов велся без учета возможности того или иного вида к воспроизвод¬ ству. Ограничение акваторий и объема вылова было необ¬ ходимой мерой, отражавшей заботу правительства СССР 114
о биоресурсах Тихоокеанского бассейна. С другой сторо¬ ны, заключая Конвенцию, СССР последовательно придер¬ живался курса на укрепление добрососедских отношений с Японией, предоставляя ей возможность обеспечить рас¬ тущее население страны белком животного происхожде¬ ния, способствуя увеличению занятости населения острова Хоккайдо. В международной практике того времени Кон¬ венция 1928 года не имела себе аналогов в отношениях между государствами с различными социально-экономи¬ ческими системами, и впоследствии она оказала большое влияние на характер советско-японских отношений в об¬ ласти рыболовства. Конвенция дала возможность японским промыслови¬ кам развивать лов лососевых в северо-западной части Тихого океана. Особенно увеличились уловы с плавучих баз и судов, базировавшихся на Северных Курилах, где рыбаки пользовались как дрифтерными сетями, так и ло¬ вушками, применявшимися для лова нерки. Для промысла лососевых в открытом море — к востоку и западу от побе¬ режья Камчатки — широко использовались дрифтерные се¬ ти, дававшие хорошие'уловы. Активизация промысла лососевых в этих районах да¬ вала высокие результаты, и в 1939 году общий улов лосо¬ севых Японией определялся 189 тыс. штук (в то время учет вылова рыб велся на штуки). Из этого общего коли¬ чества на промысел в водах у Северных Курил приходи¬ лось 77 тыс. штук, по видовому же составу самым резуль¬ тативным был промысел нерки—134 тыс. штук9. В рассматриваемый период укреплялось и советское рыболовство на Дальнем Востоке. В результате стороны неоднократно, в 1936, 1937, 1938, 1941 и 1944 годах, осу¬ ществляли пересмотр Конвенции с учетом происходивших изменений: число предоставлявшихся Японии в аренду ры¬ боловных участков уменьшалось. Поражение Японии во второй мировой войне принесло стране потерю промысловых акваторий в северной части Тихого океана. Японским рыбакам было предоставлено право вести лов лишь в пределах 12-мильной прибрежной зоны Японии. Так называемая «линия Макартура», введен¬ ная в сентябре 1945 года оккупационными властями, отод¬ винула линию запрета и японские рыболовные суда стали выходить в открытое море, что расширило акваторию про¬ мысла. 9 мая 1952 г. была заключена Международная конвен¬ ция о рыболовстве в открытом море в северной части Ти¬ 5* 115
хого океана между США, Канадой и Японией, вступившая в силу 12 июня 1953 г.10 Конвенция оговаривала меры по сохранению популяции палтуса, сельди и лосося, а также определяла акватории, закрытые для японских промысло¬ виков. Была установлена так называемая «линия воздер¬ жания», предусматривавшая запрет на японский лов ло¬ сося к востоку от 175° западной долготы. Юридические ос¬ новы принципа были разработаны после заключения Кон¬ венции — на Женевской конференции по морскому праву в 1958 году — и сводятся к следующему: если граждане одного государства занимаются ловом рыбы в том или ином районе Мирового океана и если развитие промысла гражданами другого государства может создать угрозу истощения рыбных запасов в этом районе, то последние должны воздерживаться от развития лова11. В результате японские промысловики были вынуждены переориентиро¬ ваться на другие рыбные ресурсы северо-восточной части Тихого океана, однако акватории этого района были ими мало изучены и поначалу непривычны. Начиная с 1952 года Япония активизировала лов лосо¬ ся на путях миграции этих рыб в реки, текущие по тер¬ ритории СССР. Повышение улова в этих районах — а они выросли за 1952—1955 годы с 3,8 тыс. т до 116,2 тыс. т — привело к сокращению популяции лососевых азиатского происхождения12. В связи с этим правительство СССР было вынуждено предпринять меры против хищнического лова японскими судами этого ценного промыслового объ¬ екта. 2 Рыболовные связи в 1956—1976 годах 10 февраля 1956 г. Совет Министров СССР поручил Министерству рыбного хозяйства и другим заин¬ тересованным ведомствам принять действенные меры про¬ тив ущерба, наносимого японским ловом биологическим ресурсам в советских водах Дальнего Востока, Позже — 21 февраля 1956 г. — Министерством рыбного хозяйства СССР было объявлено об ограничении промысла лососе¬ вых в западных водах Охотского и в Беринговом море, а также к северу от южной оконечности Курильской гря¬ ды. Была определена годовая квота вылова. В марте 1956 года Советом Министров СССР было принято поста- 116
новление «Об охране запасов и регулировании промысла лососей в открытом море в районах, смежных с террито¬ риальными водами СССР на Дальнем Востоке»13, резко ограничившее японский промысел в этом районе. Для Японии, стремившейся развернуть интенсивный лов в привычных для нее районах северо-западной части Тихого океана, назрела необходимость урегулировать от¬ ношения с СССР в области рыболовства. Переговоры на¬ чались в Москве 28 марта 1956 г., но закончились безре¬ зультатно, поскольку Япония выдвинула к СССР притя¬ зания по так называемому «территориальному вопросу». Впоследствии она неоднократно прибегала к этому прие¬ му, фактически связав рыболовные отношения с решени¬ ем «территориального вопроса» и пытаясь не признавать юрисдикции Советского Союза над водами вокруг четы¬ рех южных островов Курильской гряды. Все это не могло не сказаться отрицательно на последующем развитии со¬ ветско-японских отношений в области рыболовства. Японские рыбопромышленные круги, заинтересованные в промысле лососевых и других объектов, настояли на по¬ сылке в Москву в конце апреля 1956 года делегации во главе с министром сельского и лесного хозяйства И. Коно. В результате состоявшихся переговоров 14 мая 1956 г. была подписана Конвенция о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана между Сою¬ зом Советских Социалистических Республик и Японией. Время вступления Конвенции в силу приурочивалось ко дню восстановления дипломатических отношений между странами — 12 декабря 1956 г.14 Конвенция включает в себя преамбулу, собственно текст из восьми статей, и Приложение. В преамбуле го¬ ворилось об общей заинтересованности сторон «в разви¬ тии рыболовства на рациональной основе в северо-за¬ падной части Тихого океана», а также об ответственности за состояние биоресурсов в этой акватории. В статьях нашли отражение общие вопросы регулиро¬ вания промысла в Японском, Охотском и Беринговом мо¬ рях (исключение составляли территориальные воды). Статья 3 предусматривала создание Советско-японской ко¬ миссии по рыболовству в северо-западной части Тихого океана (СЯРК). Комиссия состояла из двух националь¬ ных секций — по три человека в каждой, назначаемых правительствами СССР и Японии. В статье детализирова¬ лась процедура деятельности комиссии, которая стала рабочим органом, ежегодно определявшим объекты, сро¬ 117
ки, районы и квоты лова для Японии. На СЯРК была возложена также обязанность составлять и координиро¬ вать программы научно-исследовательских работ, пре¬ доставления Японией и Советским Союзом статистиче¬ ских данных, которые служили бы целям проведения в жизнь Конвенции (ст. 4). Предусматривался обмен учеными и практиками — специалистами в области рыбного хозяйства, что должно было способствовать изучению, сохранению и эксплуата¬ ции биологических ресурсов конвенционного района (ст. 5). После определения годового вылова на заседаниях ко¬ миссии обе стороны должны были выдавать своим промыс¬ ловым судам разрешения или свидетельства на лов с указа¬ нием объекта и размера добычи, написанные на японском и русском языках, которые капитаны рыболовных судов должны иметь при себе во время путины (ст. 6). Статья? касалась процедуры проверки выполнения каждым суд¬ ном его промысловых операций на основании выданного разрешения, о чем уведомлялась каждая из сторон. На¬ рушения постановлений комиссии могли привести к за¬ держанию судна или аресту лица, ответственного за на¬ рушения. Конвенция заключалась сроком на десять лет, считая со дня вступления ее в силу (ст. 8), после чего каждой стороне предоставлялось право заявить о ее де¬ нонсации. В этом случае Конвенция утрачивала бы свою силу по истечении одного года со дня получения другой стороной заявления о денонсации. Приложение, где детализировалось содержание дого¬ воренности о промысловых операциях, разбито на три части. Первая часть касалась промысла лосося с указа¬ нием района и сроков лова. Район «включает в себя воды северо-западной части Тихого океана, включая Охотское и Берингово моря, ограниченные с востока и юга услов¬ ной линией, проходящей через следующие географические координаты: от мыса Наварин на юго-восток до точки пересечения 55° северной широты и 175° западной долго¬ ты, далее на юг до точки пересечения 45° северной широ¬ ты и 175° западной долготы, отсюда на запад до точки пересечения 45° северной широты и 155° восточной дол¬ готы и далее на юго-запад до острова Анучин и в Япон¬ ском море по 45е северной широты» 15. Эта огромная ак¬ ватория охватывала воды Охотского и Берингова морей к западу, востоку и югу от полуострова Камчатка и к вос¬ току от острова Сахалин. Она подразделялась на два райо¬ на: северный — район «А» и к югу от него — район «Б». 118
Годовой вылов на одно промысловое и исследователь¬ ское судно, базирующееся на плавучие суда-матки, «не может превышать, соответственно, 300 тонн и 150 тонн (в весе сырца)». Устанавливались и размеры для плаву¬ чих перерабатывающих заводов. Промысел лосося дол¬ жен заканчиваться 10 августа. Здесь же оговорены и раз¬ меры порядков дрифтерных сетей, расстояния между ни¬ ми, размер ячей 16. Вторая часть Приложения трактовала условия добы¬ чи сельди и запрещала «лов мелкой неполовозрелой сель¬ ди длиной менее 20 см» 17. В третьей части «запрещается лов самок краба и мо¬ лоди краба» определенного размера. Комиссия установи¬ ла длину порядков крабовых сетей, интервалы между ними, что было подчинено целям сохранения запасов этого объекта. Лов камчатского краба разрешался в прибреж¬ ных водах у западного побережья Камчатки. Одновременно с подписанием Конвенции страны до¬ говорились о японской квоте лова лосося на 1956 год в размере 65 тыс. т (32,5 млн. шгук) и других объектов, и японский флот приступил к промысловым операциям 18. Конвенция 1956 года имела ряд особенностей, значи¬ тельно отличавших ее от Конвенции 1928 года, что от¬ ражало прежде всего итоги второй мировой войны. Во- первых, Япония потеряла все права на принадлежавшие ей рыбоперерабатывающие и консервные заводы, нахо¬ дившиеся до войны на берегах советского Дальнего Вос¬ тока, и лишилась какой-либо возможности претендовать па ведение промысла в наших прибрежных водах. Во-вто¬ рых, новая конвенция отразила факт укрепления советско¬ го рыболовства в районе. В результате Советский Союз получил право на больший по сравнению с довоенным пе¬ риодом размах промысловых операций. Важным момен¬ том Конвенции 1956 года было установление размеров вылова и ограничение лова молоди, что должно было спо¬ собствовать сохранению популяции морских видов этого района. Наконец, заключение Конвенции, а также установле¬ ние квот вылова продуктов морского промысла впервые опирались на прочную научную основу и позволяли ре¬ гулировать этот вылов в интересах сохранения нормаль¬ ного биологического воспроизводства. Подготавливая и подписывая Конвенцию о рыболовстве с Японией, Совет¬ ский Союз исходил из того, что биологические запасы се¬ веро-западной части Тихого океана должны быть защи¬ 119
щены от истощения, связанного с их переловом. Поэтому представители СССР на переговорах чрезвычайно осто¬ рожно подходили к определению квот лова лосося. Совет¬ ский Союз не мог не учитывать, что в результате интен¬ сивного японского вылова «промысловый нажим на лососе¬ вые стада резко возрос, прибрежные уловы СССР резко сократились, причем связь между возрастанием японских уловов и падением советских была выражена настолько четко, кто кривые уловов имеют вид почти зеркального отражения» 19. Японская сторона на этих и последующих переговорах по рыболовным вопросам придерживалась другой пози¬ ции и доказывала, что значительные уловы лососей япон¬ скими промысловиками не наносят ущерба их популяции. Регулярно в преддверии переговоров и в ходе их страни¬ цы японских газет пестрели статьями, посвященными ры¬ боловству Японии в этой акватории, тому, как важен этот промысел для страны в целом и особенно для рыба¬ ков Хоккайдо. Целью газетной шумихи было взбудора¬ жить общественное мнение, создать в стране климат, ко¬ торый давал бы возможность оказывать давление на Со¬ ветский Союз, опровергать его научно обоснованные выводы о численности стада лососевых и возможных кво¬ тах вылова. В результате несхожести позиций сторон переговоры по лососевым проходили трудно и занимали много време¬ ни (иногда до четырех месяцев). Известные трудности возникали и при согласовании японской квоты вылова ло¬ сосевых, которую японская сторона стремилась всячески увеличить, фактически не считаясь с состоянием ресурсов промысловых объектов, что видно из следующих данных (в тыс. т) 20: 1957 г. 1958 г. 1959 г. I960 г. 1961 г, Квота, предложен¬ ная Японией 165 145 165 85 80 Установленная 120 110 85 67,5 65 японская квота Все это выявило необходимость большей детализации Конвенции о рыболовстве 1956 года. V сессия Советско- японской рыболовной комиссии (СЯРК) в 1961 году про¬ вела большую работу в этом направлении, результатом которой было принятие Временных правил работы Ко¬ миссии, рассматривавшиеся в качестве Приложения к Конвенции. Этот документ состоит из 19 статей, подробно 120
описывающих условия работы СЯРК. В нем устанавли¬ вались сроки созыва ежегодных заседаний комиссии, ого¬ варивались условия выбора председателя и вице-предсе¬ дателя и их обязанности. Были созданы две постоянные подкомиссии — административно-финансовая и научно- техническая. Компетенция последней — биологические, промысловые, научно-технические, исследовательские и прочие вопросы. Создание подкомиссий было важным ша¬ гом, поскольку от их подготовительной работы и рекомен¬ даций зависели не только ход ежегодных переговоров, но и будущее лососевых стад. Дальнейшая работа по детализации Конвенции 1956 го¬ да была проведена VI сессией СЯРК (Москва, 28 февра¬ ля— 12 мая 1962 г.), VII сессией (Токио, 4 марта — 12 апреля 1963 г.), VIII сессией (Москва,2марта — 12 ап¬ реля 1964 г.), а также последующими сессиями комис¬ сии. Решения указанных сессий комиссии касались огра¬ ничений или запрещений на промысел тех или иных объ¬ ектов, объема, районов, длительности работы японских судов, их численности и т. д. Эти запрещения и ограниче¬ ния, на которые пришлось пойти японской стороне, осно¬ вывались на наблюдениях и научных данных советских специалистов. Более детальная разработка договоренности между Японией и Советским Союзом о рыболовстве и особенно подготовительная работа подкомиссий сократили сроки ведения переговоров, сделали их менее напряженными. Соответствующие изменения претерпела и договорен¬ ность между Советским Союзом и Японией о лове сель¬ ди-второго объекта Конвенции 1956 года. Запрет на лов неполовозрелой сельди, предусматривавшийся Конвенци¬ ей, оказался недостаточным: ее численность сокращалась. Тогда ученые и практики обеих стран пришли к выводу о необходимости принятия мер к поддержанию популяции сельди, что и было закреплено совместным Заявлением министра рыбного хозяйства СССР и специального пред¬ ставителя правительства Японии относительно сохранения запасов сельди в северо-западной части Тихого океана от 30 апреля 1971 г. В Заявлении говорилось: «...Обе Сторо¬ ны, учитывая современное состояние запасов сельди в се¬ веро-западной части Тихого океана, прекратят начиная уже с сезона 1971 года лов преднерестовой и нерестовой сельди в Охотском море и будут расширять научные ис¬ следования в целях сохранения, увеличения и рациональ¬ ного их использования»21. 121
Одновременно с этим документом Министерство рыб¬ ного хозяйства СССР отдельным посланием японской сто¬ роне извещало о том, что эта ограничительная мера «не затрагивает прибрежный мелкий промысел сельди мест¬ ным населением»22 советского Дальнего Востока. Подоб¬ ные ограничения накладывались на промысел сельди и в последующие годы. Претерпела изменения и договоренность по другому объекту Конвенции 1956 года — крабам. Размер его добы¬ чи определялся, так же как и по лососю, ежегодно. Глав¬ ным районом промысла была прибрежная полоса у за¬ падного побережья Камчатки. Там относительно узкие полосы от берега к морю эксплуатировались вперемежку японской и советской сторонами. Это было сделано спе¬ циально, чтобы уравнять обе стороны в условиях добычи крабов. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 фев¬ раля 1968 г. о континентальном шельфе СССР объявлял все живые ресурсы шельфовой зоны собственностью Со¬ ветского Союза23. Под Указ, естественно, подпадали и крабы — обитатели прибрежных вод. Этот документ соот¬ ветствовал духу Конвенции о континентальном шельфе, принятой на Женевской конференции 1958 года24. Конвен¬ ция была подписана Советским Союзом и ратифицирова¬ на Президиумом Верховного Совета СССР 20 октября 1960 года25. В Конвенции предусмотрено распространение суверенного права прибрежного государства на «живые организмы сидячих видов»- Япония, однако, считала неправильным определять крабов как организмы, ведущие сидячий образ жизни, и не подписала Конвенцию о континентальном шельфе. Это давало ей юридическую возможность не признавать право других государств на определенные виды биологических ресурсов их прибрежных вод. Такое принципиальное расхождение взглядов на запа¬ сы живых ресурсов шельфовой зоны стало предметом об¬ суждения в ходе переговоров, проходивших с 1 марта по 16 апреля 1970 г. в Москве. Их результатом было Согла¬ шение между Союзом Советских Социалистических Рес¬ публик и Японией о промысле крабов в северо-западной части Тихого океана от 16 апреля 1970 г., осуществленное в виде обмена письмами между сторонами. Одновременно принят также Согласованный Протокол к Соглашению. В письме советского представителя говорилось, в част¬ ности, следующее26: 122
«1. Правительство Японии стоит на той точке зрения, что крабы являются промысловыми ресурсами открытого моря и, следовательно, граждане и суда Японии имеют право производить промысел крабов в северо-западной части Тихого океана. 2. Правительство Союза Советских Социалистических Республик считает, что крабы являются естественным бо¬ гатством континентального шельфа, над которым при¬ брежное государство (в данном случае Союз Советских Социалистических Республик) осуществляет суверенные права в целях разведки и разработки его естественных богатств. 3. Однако оба Правительства, принимая во внимание, что граждане и суда Японии в течение многих лет вели промысел крабов в северо-западной части Тихого океана, без ущерба вышеизложенным соответствующим позициям обоих Правительств, договорились о нижеследующем»27. «Нижеследующее» в письме Министерства рыбного хо¬ зяйства СССР, в Приложении к нему, а также в Согласо¬ ванном Протоколе состояло в установлении точных гра¬ ниц районов лова, объема добычи (в шт.), числа промыс¬ ловых судов для отдельных акваторий и видов крабов, а также времени промысла камчатского, равношипого, си¬ него, волосатого и краба-стригуна. Приложение оговари¬ вало запрет на добычу молоди с указанием точных раз¬ меров не подлежащих промыслу крабов, разрешало вести его только с применением ловушек, уточняло закрытые для Японии районы у западного побережья Камчатки. Эта договоренность была важным моментом в рыбо¬ ловных отношениях между двумя странами, поскольку она утверждала суверенные права Советского государ¬ ства на обитателей континентального шельфа — крабов, с чем пришлось согласиться Японии. Одновременно Со¬ ветское правительство проявило добрую волю, разрешив японским рыбакам продолжать добычу крабов на его кон¬ тинентальном шельфе. Кроме этих трех промысловых объектов — лосося, сель¬ ди и краба, которые были указаны в Конвенции 1956 го¬ да и стали на долгие годы предметом обсуждения обеими сторонами, СССР и Япония достигли договоренности и по другим объектам морского промысла. В 1972 году было достигнуто Соглашение между Союзом Советских Со¬ циалистических Республик и Японией о промысле цубу в северо-западной части Тихого океана от 14 июля 1972 г. (обмен письмами), которое сопровождалось Приложени¬ 123
ем и Согласованным Протоколом28. Цубу — моллюски от¬ ряда брюхоногих, селящиеся у берега и употребляемые японцами в пищу. Поскольку цубу — ресурсы континен¬ тального шельфа, посылки к договоренности об их про¬ мысле были теми же самыми, что и о промысле крабов. В Приложении устанавливались объемы и сроки промыс¬ ла цубу, уточнялись методы промысла (ловушками), их размеры, число и время нахождения орудия лова в воде. Согласованный Протокол определял границы районов промысла цубу и обозначения судов. Соглашение заключа¬ лось на один год. Воды дальневосточных морей богаты не только разно¬ образной фауной, но и флорой. Там, в частности, произ¬ растают холодолюбивые водоросли из семейства лами¬ нариевых, называемые морской капустой. Они чрезвычай¬ но популярны в Японии и в различном виде входят в пищу каждого японца. Эти длинные (до 15 м) водоросли произрастают у берегов многих советских и японских ост¬ ровов. В начале 60-х годов Япония обратилась к СССР с просьбой разрешить рыбакам, проживающим на полу¬ острове Нэмуро (остров Хоккайдо), добывать морскую капусту у советского острова Сигнальный. Советский Союз и на этот раз проявил добрую волю и дал соответствующее согласие, которое было оформлено как Соглашение между Государственным комитетом по рыбному хозяйству при Совете народного хозяйства СССР и Всеяпонской ассо¬ циацией рыбопромышленников о промысле морской ка¬ пусты японскими рыбаками в районе острова Сигнальный (Кайгара) от 10 июня 1963 г.29 В документе указывались районы промысла, правила входа и выхода из него японских шхун, сроки промысла, число судов (в сезон до 300 единиц), численность коман¬ ды (до трех человек) и правила добычи. В Приложении предписывалось, в частности, «в целях воспроизводства оставлять нетронутыми 20% зрелой морской капусты» и не «производить добычу незрелой морской капусты»30. Статья 5 Соглашения предусматривала плату за предос¬ тавленную возможность добывать эти водоросли: «За право промысла морской капусты японскими рыбаками Всеяпонская ассоциация рыбопромышленников уплачива¬ ет советской стороне по 12 тыс. японских иен за каждую шхуну, участвующую в промысле. Вся сумма платежа в американских долларах по паритетному курсу будет пе¬ реведена к 30 июля 1963 г. на счет Банка для внешней торговли СССР в Токио Гинко («Банк Токио». — Н. К. ) 124
для Государственного комитета по рыбному хозяйству при Совете народного хозяйства СССР 31. Впервые в послевоенный период, таким образом, Япо¬ ния стала оплачивать свой промысел в советских водах. Принимая во внимание интересы мелких японских рыба¬ ков, советская сторона согласилась с тем, чтобы эта пла¬ та была необременительной для японской стороны и носила почти символический характер. Соглашение впослед¬ ствии неоднократно продлевалось, несколько видоизменя¬ лось, но суть оставалась прежней — японские рыбаки еже¬ годно летом отправлялись в советские территориальные во¬ ды к острову Сигнальный добывать морскую капусту. Рассмотренные выше договоренности в области мор¬ ского промысла между СССР и Японией регулировали прежде всего японский вылов и не касались промысла со¬ ветских судов. В середине 60-х годов они стали осуще¬ ствлять промысел скумбрии в непосредственной близости от территориальных вод Японии, имевших в то время ши¬ рину в 3 мили. Однако это были одиночные операции. С 1969 года у берегов Тихоокеанского побережья ост¬ рова Хонсю стали регулярно вести промысел про¬ мысловые суда СССР. Это привело в беспокойство японских рыбаков, которые стали требовать от правитель¬ ства расширения территориальных вод до 12 миль. Одна¬ ко правительство не пошло на эту меру, прекрасно пони¬ мая, что ее принятие ослабило бы позиции Японии в от¬ ношениях с другими странами, в территориальных водах которых она вела промысел различных объектов32. Постоянный характер советское рыболовство у япон¬ ских берегов приобрело с 1970 года. В орбиту промысла кроме скумбрии были включены сайра, сардина (иваси) и другие виды рыб. Поскольку принятый в июле 1967 го¬ да Японией закон о контроле за рыболовной деятель¬ ностью иностранцев33 лишал советские суда возможности заходить в японские порты для заправки горючим, водой и т. д., а также разгружаться, то СССР был вынужден ор¬ ганизовать экспедиционный лов, при котором использова¬ лись суда-матки, принимающие и перерабатывающие уло¬ вы непосредственно в море, а также транспортные суда. В этих условиях японское правительство решило дос¬ тигнуть соответствующей договоренности с советской сто¬ роной. В результате переговоров 7 июня 1975 г. в Токио было подписано соглашение по ведению рыбопромысло¬ вых операций в водах у побережья Японии. «В соглашении определены порядок ведения промысла в указанном рай¬ 125
оне, а также технические детали лова. Соглашением пре¬ дусмотрено также создание специальных комиссий по уре¬ гулированию взаимных претензий, связанных с рыболов¬ ством в этой акватории»34. В середине 70-х годов СССР и Япония были не только крупными рыболовными державами мира, но и обладали мощными китобойными флотами, промышлявшими китов в Тихом океане и в Южном полушарии. Стремясь сохра¬ нить сокращавшееся китовое стадо и ограничить отстрел китов, Советский Союз и Япония договорились о взаим¬ ном наблюдении за деятельностью китобойных флотилий, работающих в северной части Тихого океана и в Антарк¬ тике. В связи с этим было подписано два документа: Со¬ глашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией по схеме международного наблюде¬ ния за китобойными базами, занимающимися пелагиче¬ ским промыслом китов в северной части Тихого океана, и Соглашение между Союзом Советских Социалистиче¬ ских Республик и Японией по схеме международного на¬ блюдения за китобойными базами, занимающимися пела¬ гическим промыслом китов в Южном полушарии. Первое было подписано в Москве 18 апреля 1972 г., второе — в Токио 13 сентября 1974 г.35 Соглашения предусматривали условия деятельности наблюдателей на китобойных базах, что соответствовало принципам Международной конвенции по регулирова¬ нию китобойного промысла, подписанной в Вашингтоне 2 декабря 1946 г, участницами которой были и Япония, и СССР36, а также решениям 23-й сессии Международной комиссии по китобойному промыслу (МКК). Введение контроля за деятельностью китобойных флотилий в этих акваториях ограничивало возможность нарушения решений МКК, способствовало сохранению китового стада. Развитие сотрудничества между СССР и Японией в области рыболовства, накопление необходимого опыта, организационных и юридических форм этого сотрудниче¬ ства позволило сторонам распространить его и на сферу научно-технических связей в поддержании продуктивности промысловых объектов, в обмене опытом по разведению обитателей пресных и соленых вод. 24 июля 1967 г. в Моск¬ ве было подписано трехлетнее Соглашение между Прави¬ тельством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Японии о научно-техническом сотрудни¬ честве в области рыбного хозяйства, которое впоследствии пролонгировалось37- Заключая Соглашение, стороны исхо¬ 126
дили из желания «развивать сотрудничество в области сох¬ ранения и увеличения рыбных ресурсов и рационального их использования, совершенствования техники рыболовства и технологии обработки водных объектов, повышения рыбо¬ продуктивности внутренних водоемов и тем самым внести полезный вклад в дело дальнейшего развития рыбного хо¬ зяйства СССР и Японии»38. Соглашение охватывало широкий круг проблем, вклю¬ чавший: «а) обмен научно-технической информацией и ма¬ териалами по вопросам: — техники лова объектов промысла и производства рыбных продуктов; — развития рыболовства в открытом море и повышения рыбопродуктивности внутренних водоемов; — эксплуатации флота рыбной промышленности; — рыборазведения и акклиматизации промысловых объектов; — рыбохозяйственных исследований; б) обмен специалистами рыбной промышленности для ознакомления с организацией промышленного рыболовст¬ ва и производства рыбных продуктов, а также для озна¬ комления с исследовательскими работами в этих областях; в) проведение совместных исследований рыбных ре¬ сурсов, представляющих взаимный интерес; г) координирование работ по исследованию рыбных ресурсов, проводимых ведомствами рыбного хозяйства и их научными организациями»39. В этом Соглашении особый интерес представляет развитие сотрудничества в области рыборазведения и акклиматизации промысловых объектов, где Япония за¬ нимает в капиталистическом мире лидирующие позиции: ведь почти 10% всего извлекаемого из пресных и соленых вод биологического сырья в стране приходится на выра¬ щиваемое. Большой интерес представляет и производство рыбных продуктов в Японии, отличающееся высоким ка¬ чеством и широким ассортиментом, разведение искусст¬ венного жемчуга и др. С другой стороны, Советский Со¬ юз добился успехов в искусственном разведении ценных видов рыб, в научных исследованиях в области миграции промысловых объектов и т. д. Как показал ход реализации Конвенции о рыболовстве 1956 года и других договоренностей в этой области между СССР и Японией, стороны, несмотря на различный под¬ ход к некоторым проблемам, смогли найти взаимоприем¬ лемые основы для сотрудничества, для разрешения возни- 127
кавших трудностей в обоюдных интересах. Положительные результаты этого сотрудничества могли бы быть весомее, если бы этому не препятствовала нереалистическая пози¬ ция японской стороны, которая искусственно притягивает к рыболовным отношениям «территориальный вопрос», поднимая проблему «безопасного промысла» японских рыбаков. Суть его состоит в том, что Япония хотела бы узаконить практику нарушения ее рыболовными судами советских территориальных вод вокруг четырех южных островов Курильской гряды, возвращенных Советскому Союзу в результате соглашений военного и послевоен¬ ного времени. Не признавая этого факта, а также юрис¬ дикции СССР над 12-мильными территориальными вода¬ ми вокруг этих островов, японские власти сознательно подталкивали свои промысловые суда нарушать границу СССР в этом районе, вести здесь незаконный вылов рыбы... и добивались при этом для японских рыбаков «безопас¬ ности». Естественно, что подобные противозаконные действия вызывали совершенно оправданную реакцию советских компетентных органов. Согласно японским данным, толь¬ ко с 1946 по 1970 год более 1318 японских судов почти с 12 тыс. членами их команд вторгались в воды вокруг Ку¬ рильских островов40. После каждого случая задержания советскими погра¬ ничниками японских рыбаков, нарушавших государствен¬ ную границу СССР, в японской печати поднималась настоящая шумиха. Подобного рода публикации — часть антисоветской кампании, ведущейся в Японии вокруг «тер¬ риториального вопроса». Рыболовство после введения 200-мильных зон К середине 70-х годов в международной практике широкое распространение получило введение многими странами 200-мильных рыболовных зон, которое затронуло интересы крупных рыболовных держав, в част¬ ности Японии. В связи с этим японские рыбаки усилили лов в различных акваториях Мирового океана, в том числе в северо-западной части Тихого океана. СССР был поставлен перед необходимостью защиты своих рыболовных интересов, и, в соответствии со сло¬ 128
жившейся международной практикой, 10 декабря 1976 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета о вре¬ менных мерах по сохранению живых ресурсов и регули¬ рованию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР. В ст. 1 говорилось: «В прилегающих к побережью СССР морских районах шириной до 200 мор¬ ских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальные воды СССР, вводятся, в соответствии с положениями настоящего Указа, временные меры по сох¬ ранению живых ресурсов и регулированию рыболовства»41. Возможности иностранных государств вести промысло¬ вые операции предусматривались ст. 3: «Промысел рыбы и других живых ресурсов, а также разведка и иные опе¬ рации, связанные с таким промыслом, в дальнейшем име¬ нуемые «рыбный промысел», могут осуществляться иностранными юридическими и физическими лицами в пределах районов, предусмотренных в статье 1 настояще¬ го Указа, только на основе соглашений или иной догово¬ ренности между СССР и иностранными государствами». Такая возможность предоставлялась, «если объем общего допустимого вылова какого-либо запаса промыслового вида будет превышать производственные возможности со¬ ветского рыбного промысла». Иностранные суда должны были получать разрешения на промысел и платить штраф (от 10 тыс. до 100 тыс. руб.) при «нарушении положений настоящего Указа или правил, издаваемых в его исполне¬ ние». В развитие Указа 24 февраля 1977 г. Совет Минист¬ ров СССР принял постановление «О введении временных мер по сохранению живых ресурсов и регулированию ры¬ боловства в районах Тихого и Северного Ледовитого оке¬ ана, прилегающих к побережью СССР» с 1 марта 1977 г.42 Регулированию промысла в водах советского Дальнего Востока был посвящен отдельный документ — Указ о введении временных мер по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в районах Тихого и Север¬ ного Ледовитого океанов, прилегающих к побережью СССР. Совет Министров СССР в своем Постановлении от 24 фев¬ раля 1977 г. определял, что линией, охраняющей эти ре¬ сурсы, «будет служить в Беринговом и Чукотском морях и Северном Ледовитом океане линия, установленная русско- американской конвенцией от 18 (30) марта 1867 г.; в Тихом океане, в районе южной группы Курильских островов — линия, равно отстоящая от этих островов и территории Японии; в проливах Советском и Кунаширском — государ¬ ственная граница СССР; в Охотском и Японском морях — 129
средняя линия или линия, равно отстоящая от побережья СССР и побережий сопредельных государств»43. Касаясь рыболовных отношений между СССР и Япони¬ ей в новых условиях, «Правда» указывала: «В связи с новой ситуацией в международном рыболовстве, вызван¬ ной установлением многими странами двухсотмильных зон, возникла необходимость приведения японского ры¬ боловства у Тихоокеанского побережья СССР в соответст¬ вие с Указом Президиума Верховного Совета СССР о введении временных мер по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства»44. На основании п. 2 ст. 8 Конвенции о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана между СССР и Японией от 14 мая 1956 г. Совет Минист¬ ров СССР 25 апреля 1977 г. заявил о денонсации указан¬ ной Конвенции, о чем японское правительство официально было поставлено в известность 29 апреля 1977 г.45 Указы Президиума Верховного Совета СССР откры¬ вали, таким образом, новую страницу в рыболовных отно¬ шениях между Советским Союзом и Японией. Тем не ме¬ нее, введя с 1 марта 1977 г. 200-мильную зону, Советский Союз разрешил японским судам вести промысловые опе¬ рации до 1 апреля 1977 г. на основании существовавших ранее договоренностей, одновременно предложив провести новые переговоры о японском промысле в 200-мильной рыболовной зоне СССР. Введение СССР рыболовной зоны вызвало в Японии поток газетных и журнальных статей антисоветского со¬ держания, в которых не только осуждались действия Советского Союза, но и вновь поднимался «территориаль¬ ный вопрос», что затрудняло установление новых дого¬ ворных отношений в области рыболовства. Так, бывший министр иностранных дел Японии Т. Кимура утверждал: «Если не противодействовать введению Советским Союзом 200-мильной зоны, это будет равнозначно признанию че¬ тырех северных островов (т. е. южных островов Куриль¬ ской гряды. — Ред.) советской территорией»46. В марте — мае 1977 года между СССР и Японией про¬ ходили рыболовные переговоры, во время которых япон¬ ская сторона заняла неприемлемую позицию, в результа¬ те чего переговоры зашли в тупик. Для подкрепления сво¬ ей позиции правительство Японии в мае 1977 года приняло решение о распространении своего суверенного права на живые ресурсы в пределах 200-мильной зоны и о расширении территориальных вод с 3 до 12 миль. Рыбо¬ 130
ловная зона, введенная Японией с 1 июля 1977 г., охваты¬ вает акваторию в 3,8 млн. кв. км, то есть в 10 раз боль¬ ше территории страны47. Иностранным судам для ведения промысловых операций надо было получать разрешение японского правительства. Эта мера не касалась судов не¬ которых соседних государств и была, по свидетельству японской печати, направлена против промысловой деятель¬ ности СССР48. В ответах на вопросы главного редактора газеты «Аса¬ хи» С. Хата «Правда», оценивая советско-японские ры¬ боловные переговоры 1977 года, подчеркнула, что «в Совет¬ ском Союзе обратили внимание на то, что кое-кто в Япо¬ нии— явно не без влияния извне—пытался использовать эти переговоры для развертывания недружественной Со¬ ветскому Союзу кампании и выдвижения незаконных тер¬ риториальных претензий к СССР. Такне действия ничего, кроме ущерба советско-японским отношениям, принести не могут. Они лишь на руку тем, кто не хочет подлинно¬ го добрососедства и дружбы между советским и японским народами»49. В конце концов, Япония поняла бесплодность навязы¬ вания СССР пресловутого «территориального вопроса» и согласилась договориться о взаимном установлении квот вылова на 1977 год. 27 мая в Москве было подписано временное советско-японское соглашение, по которому японским судам разрешалось вести промысел у берегов советского Дальнего Востока. Соглашение состояло из Преамбулы, девяти статей, Приложения и обменных писем между японской и советской сторонами. Соглаше¬ ние было заключено на один год и предусматривало на 1977 год японскую квоту вылова в 700 тыс. т рыбы и не¬ рыбных объектов50. После урегулирования японского промысла у побе¬ режья Советского Союза продолжалась работа по уста¬ новлению статуса советских рыболовных судов в японской рыболовной зоне. Соответствующие переговоры начались в Токио, и 4 августа состоялось подписание временного (на один год) соглашения, состоявшего из Преамбулы и вось¬ ми статей. Соглашение определяло квоту советского выло¬ ва и признавало юридическое право Японии на 200-миль- ную рыболовную зону51. Впоследствии Япония заключила новые рыболовные соглашения с рядом стран, с тем чтобы частично воспол¬ нить промысловые потери, связанные с установлением 200-мильных зон. Такие договорные отношения на меж¬ 131
правительственном и частном уровнях были установлены с США, Канадой, Португалией, ЮАР, Папуа Новой Гви¬ неей, островами Гилберта, КНДР, Австралией, Новой Зе¬ ландией, Индонезией и Соломоновыми островами. В 1978 году между СССР и Японией состоялись оче¬ редные рыболовные переговоры, в результате которых бы¬ ла достигнута договоренность о ловле лосося японскими судами за пределами 200-мильной зоны СССР, при этом японская сторона обязалась компенсировать советской стороне часть ее расходов на охрану и воспроизводство дальневосточных лососей. Одновременно (21 апреля 1978 г.) было подписано советско-японское Соглашение о сотрудничестве в области рыболовства сроком на пять лет с последующей пролон¬ гацией при отсутствии возражений со стороны его участ¬ ников. Соглашение предусматривало защиту и приум¬ ножение рыбных запасов северной части Тихого океана, осуществление сотрудничества в области рыболовной тех¬ ники, выращивания биологических объектов, обработки сырца и сохранения готовой продукции, обмен информаци¬ ей и специалистами. В целом оно явилось первым долго¬ срочным соглашением между СССР и Японией после уста¬ новления сторонами 200-мильных зон, что имеет большое значение для общего состояния советско-японских отно¬ шений в области рыболовства. Изменение правового режима эксплуатации рыбаками Японии биоресурсов северо-западной части Тихого океана привело к новой процедуре обсуждения годичных квот вы¬ лова. Ежегодно, обычно весной, стали оговариваться воз¬ можности Японии вести промысел лососевых с установле¬ нием размера вылова, сроков промысла, числа промысло¬ вых судов, а также суммы компенсации. Осенью, как правило, велись переговоры о совместных квотах промыс¬ ла различных объектов у побережий обоих государств. С 1978 года общая квота вылова японской стороны бы¬ ла определена в 750 тыс. т. Такая квота была сохранена и в последующие годы. Что касается промысла лососевых, ^о размеры их вылова были определены для японской сто¬ роны в 1978 году в 42,5 тыс. т и впоследствии оставались в этих же пределах. Однако сумма компенсации японской стороны за лов лосося, в связи с ростОхМ расходов совет¬ ской стороны, увеличивалась с 1,76 млрд, иен в 1978 году до 4,25 млрд, иен в 1983 году. При этОхМ государство ста¬ ло брать на себя 49% покрытия этой суммы52. Новые правила регулирования морского промысла Япо¬ 132
нии у Тихоокеанских берегов Советского Союза активизи¬ ровали деятельность японского частного сектора, стремив¬ шегося укрепить свои позиции в рассматриваемой области и проявившего ряд инициатив. В результате с конца 70-х годов Министерство рыбного хозяйства СССР пошло на организацию так называемых совместных экспедиций с рядом японских компаний в промысле крабов и креветок в морских районах СССР. Советско-японские отно¬ шения в китобойном промысле не были затронуты введе¬ нием 200-мильных рыболовных зон. Они, как и прежде, регулируются международными соглашениями. Осталась прежней и процедура установления квот: ежегодно сторо¬ ны оговаривают условия добычи китов в водах Тихого океана и Антарктики. Так, в апреле 1978 года стороны подписали двусто¬ роннее соглашение о регулировании отстрела китов в се¬ верных широтах Тихого океана с установлением срока промысла и квот добычи. Несколько позднее — в октябре 1978 года — было подписано соглашение между СССР и Японией о добыче китов в Южном полушарии в сезон 1978/79 года. В связи с тем что на 30-й сессии МКК в Лон¬ доне было принято решение о нулевой квоте в отстреле сейвалов в Антарктике, они были исключены из советско¬ го и японского промыслов, а общая квота по сравнению с предыдущим сезоном была несколько уменьшена53. Выражением дальнейшего развития советско-японских отношений в области рыболовства в новых условиях 200-мильных зон явилось подписание 25 августа 1981 г. Соглашения между Министерством рыбного хозяйства СССР и Хоккайдоской ассоциацией рыбопромышленников о промысле морской капусты у острова Сигнальный сро¬ ком на один год, аналогичного договоренности 1963 года. Нынешнее Соглашение оговаривало период промысла, число судов — до 330 судов с командой не более трех че¬ ловек, орудия лова, районы промысла. Японские рыбаки обязались выплачивать Министерству рыбного хозяйства СССР за сезон лова 66 млн. иен54. * * * Достижение различных договоренностей с Японией в области рыболовства в новых условиях введения 200-миль- ных зон имеет немаловажное значение для рыбного хозяй¬ ства советского Дальнего Востока. Ведь Дальневосточный бассейн с полным основанием называют главным рыбным 133
цехом СССР. На его долю приходится почти треть обще¬ союзного промысла рыбы и нерыбных объектов. Здесь сосредоточены мощный рыболовный флот и перерабаты¬ вающие предприятия. В Советском Союзе закончена разработка генеральной схемы развития рыбной промышленности дальневосточного региона55. Она предусматривает создание мощных рыбохо¬ зяйственных комплексов — Приморского, Камчатского, Са¬ халинского, Курильского. Как показали исследования, на¬ ибольшее значение среди них будет иметь Курильский про¬ изводственный комплекс. Он ориентируется на использова¬ ние рыб, беспозвоночных животных и водорослей, обитаю¬ щих в южной части Охотского моря у берегов Сахалина и Курильских островов, а также в прилегающих водах Ти¬ хого океана. Особое внимание уделяется тому, чтобы увеличить воспроизводство биологических ресурсов прибрежных вод. Создается система управления подводными плантациями морской капусты. Увеличиваются площади агароносной во¬ доросли анфельции, создаются питомники по выращива¬ нию молоди гребешка. Проводятся мероприятия, которые позволят увеличить численность и емкость лососевых рыборазводных заводов, с тем чтобы многократно увеличить возврат этих ценных рыб в реки Дальнего Востока. Исходя из оценок промысловых запасов, сделанных Тихоокеанским институтом рыбного хозяйства и океано¬ графии (ТИНРО), осуществляется дальнейшее расшире¬ ние рыболовства на Дальнем Востоке. Введены в действие крупнотоннажные траловые суда для промысла минтая, макроруса, лемонеллы и палтуса, обитающих на глубинах 800—1300 и более метров. Более мелкий флот ориентиро¬ ван на ярусный лов трески и кальмара, снюрреводный промысел — песчанки, камбалы и окуня, светолов — сай¬ ры, кошельковый лов — сардин и скумбрии и т. д. Осуществление намеченных мероприятий, подкреплен¬ ное рациональным промыслом морских объектов на осно¬ ве международных договоренностей, в том числе и с Япо¬ нией, позволит резко увеличить объем рыбопродукции, которую советские люди потребляют с каждым годом все больше.
ГЛАВА VI ТРАНСПОРТ С развитием внешнеэкономических связей Советского Союза с зарубежными странами все более воз¬ растает роль транспорта. В «Основных направлениях эко¬ номического и социального развития СССР на 1981— 1985 годы и на период до 1990 года», наряду с полным удов¬ летворением потребностей страны в транспортном обеспечении внешней торговли, ставится задача «совершен¬ ствовать организацию перевозок в международных сооб¬ щениях»1 , в том числе с Японией. В обеспечении внешнеэкономических связей СССР с Японией принимают в различной степени участие все виды транспорта, за исключением трубопроводного. Морской транспорт занимает доминирующее положе¬ ние. Кроме экспортно-импортных перевозок советский морской флот обеспечивает также перевозки грузов ино¬ странных фрахтователей (ГИФ) для Японии, а также пас¬ сажирские перевозки, в том числе туристские. С середины 70-х годов в экспортно-импортных перевозках участвует речной транспорт Амурского пароходства. Сфера этих пе¬ ревозок все более расширяется с использованием судов смешанного плавания река — море. Железнодорожный транспорт обеспечивает доставку экспортных грузов для Японии в морские порты Советского Союза, а из них — импортных грузов в районы потребления. Все более расширяется сфера его участия в транзитных пе¬ ревозках грузов в контейнерах между Японией и странами Европы (и частично Азии) через территорию СССР. В не¬ больших размерах им осуществляются пассажирские пере¬ возки между двумя странами, хотя преобладающая их часть приходится на воздушный транспорт. 135
Участие автомобильного транспорта во внешнеторговых отношениях с Японией сводится в основном к доставке грузов в советские порты на экспорт (в особенности леса в приморские пункты Дальнего Востока), а также транспор¬ тировке импортных грузов в пункты местного потребления. Автомобильный транспорт принимает также все более ак¬ тивное участие в транзитных перевозках контейнеров по территории европейских стран, связанных с функциониро¬ ванием Транссибирского контейнерного сервиса. Воздушному транспорту принадлежит основная роль в обеспечении пассажирских сообщений между СССР и Япо¬ нией, связанных с перевозкой как «деловых» пассажиров, так и туристов. Возрастает также транзитный пассажиро¬ поток через советскую территорию. Объем такого рода пе¬ ревозок самолетами Аэрофлота на воздушной трассе Токио- Москва составляет несколько тысяч человек в год и прояв¬ ляет тенденцию к дальнейшему увеличению. С конца 70-х годов наметилась тенденция использования авиации и для транзитных перевозок грузов в контейнерах, поступающих из Японии, через Находку в страны Европы. Предполагается развитие контейнеропотока и обратного (восточного) направления. Однако объем этих перевозок пока незначителен2. Советские морские пароходства, другие транспортные организации накопили богатый опыт в транспортном обес¬ печении внешнеторговых операций с Японией, установили достаточно прочные и взаимовыгодные связи с японскими партнерами и успешно решают организационные, техничес¬ кие, коммерческие, финансовые, юридические и другие воп¬ росы, вытекающие из транспортных взаимоотношений двух стран. Среди перечисленных видов транспорта, принимающих участие в реализации экономических связей между СССР и Японией, решающая роль, как отмечалось, принадлежит морскому, что определяется прежде всего взаимным геог¬ рафическим положением двух стран. I Развитие судоходства Регулярное морское сообщение между Рос¬ сией и Японией началось в 80-х годах XIX в. и осуществля¬ лось японскими компаниями «Ниппон юсэн кайся», «Сёсэн 136
кайся» и др. В 1886 году компания «Мицубиси» открыла регулярное грузо-пассажирское сообщение между портами Владивосток и Нагасаки, а в 1890 году открылась линия Владивосток—Кобе с заходом в ряд портов3. В развитии транспортных связей русского Дальнего Востока с Японией в конце XIX века активное участие при¬ нимал Добровольный флот, а также Русское восточноази¬ атское пароходство, созданное в 1899 году. Его суда под¬ держивали регулярное сообщение между Владивостоком и такими портами Японии, как Нагасаки и Цуруга. Важная роль в развитии русско-японского судоходства на Дальнем Востоке принадлежала пароходству КВЖД, прекратившему свое существование в 1904 году с началом русско-японской войны. От флота пароходства уцелел только один пароход. Война 1904—1905 годов привела к прекращению торгового судоходства между Россией и Японией. Более того, в 1904 го¬ ду Япония захватила 13 русских судов. Погибла значитель¬ ная часть судов Добровольного флота, находившихся в со¬ ставе военно-морского флота в качестве вспомогательных. После окончания войны Япония стремилась захватить перевозки на всем побережье русского Дальнего Востока. В 1913 году японский тоннаж обеспечивал 33% грузообо¬ рота порта Владивосток, а русский — только 23%4. После русско-японской войны увеличился вывоз в Япо¬ нию товаров местного производства (бобов, гречихи, мор¬ ской капусты) и уменьшился экспорт леса-кругляка. В импорте интенсивно развивались перевозки на основе соглашения 1914 года между Россией и Японией о поставке снаряжения, боеприпасов и продовольствия для русской армии. В 1917 году более половины судов, заходивших во Владивосток, были японские. Декрет о национализации торгового флота от 5 февраля 1918 г. создал необходимые социально-экономические пред¬ посылки для развития советского торгового мореплавания. Однако в сложной политической ситуации того периода на¬ ционализация представляла трудную задачу и проходила с большими трудностями. Значительная часть судов была реквизирована либо по разным причинам задержана за гра¬ ницей. В 1918 году японский флот принял активное участие в разграблении русских товаров во Владивостоке, скупав¬ шихся по баснословно низким ценам и перепродававшихся в Японии для обратного вывоза в Россию. В период иност¬ ранной интервенции на Дальнем Востоке Япония способст¬ вовала угону за границу судов, подлежащих национализа¬ ции. Так, при уходе из Владивостока белогвардейцы и ин¬ 137
тервенты увели большинство судов, пригодных к эксплуатации, разграбили порт Владивосток, полностью уничтожили портовые сооружения в Николаевске-на-Амуре5. В 1922 году был издан Декрет Совнаркома РСФСР о возобновлении деятельности Добровольного флота, что соз¬ дало организационные предпосылки для принятия мер по возвращению незаконно угнанных судов. С 1923 года нача¬ лось регулярное плавание советских судов в Японию, были восстановлены экспортно-импортные перевозки через порты советского Дальнего Востока. Однако большинство грузов в связи с нехваткой тоннажа перевозилось японгкими ком¬ паниями. После разрушительного землетрясения в Японии в 1923 году среди жителей Приморья был организован сбор пожертвований, и на советском пароходе в Японию был направлен санитарный отряд с запасом медикаментов, про¬ довольствия, леса, предметов первой необходимости. Одна¬ ко прибывшее в Иокогаму судно вынуждено было вер¬ нуться, так как японское правительство демонстративно отказалось от предложенной помощи6. Для привлечения фирм, ведущих торговлю с Маньчжу¬ рией, в порту Владивосток в 1924 году организуется «воль¬ ная гавань». Одновременно Добровольный флот установил прямое сообщение с портами Японии и Китая. Тогда же было учреждено акционерное общество «Совторгфлот» с Дальневосточной конторой, флот которой постепенно по¬ полнялся за счет возвращенных и отремонтированных су¬ дов. Фрахтовались также иностранные суда, для чего во Владивостоке в 1928 году была создана специальная фрах¬ товая контора7. Из советского Дальнего Востока в Японию вывозились лес, рыбопродукция, уголь и сельскохозяйствен¬ ная продукция, осуществлялся транзит из северо-восточных провинций Китая в Японию через Владивосток. Обратной загрузки из японских портов тогда практически не было. С 30-х годов состояние морского сообщения между пор¬ тами советского Дальнего Востока и Японией, которая ста¬ ла применять к советскому торговому флоту дискримина¬ ционную политику, стало ухудшаться. В ряде случаев дейст¬ вия японских властей носили провокационный характер, что привело как к резкому сокращению советско-японской торговли, так и взаимного судоходства. С началом Великой Отечественной войны Япония за¬ претила советским судам проход через Сангарский пролив, что существенно усложнило советское морское судоходство на Дальнем Востоке. Япония даже обратилась к Советскому 138
правительству с требованием прекратить перевозки грузов из США в СССР через порт Владивосток. Это провокацион¬ ное требование было отклонено. Враждебные акции против советских судов приняли систематический характер, совет¬ ские суда все чаще становились объектами нападения япон¬ ской авиации и подводных лодок. Так, в декабре 1941 года подвергся бомбардировке и обстрелу японской авиацией пароход «Перекоп». Судно погибло8. Советские суда дава¬ ли отпор этим провокациям. Всего за период с июня 1941 по 1945 год японский военно-морской флот захватил и потопил 18 торговых советских судов. Общие убытки, при¬ чиненные судоходству СССР, составили за это время 637 млн. рублей9. После окончания второй мировой войны судоходство между СССР и Японией практически прекратилось. Лишь к началу 50-х годов относится его постепенное возобновле¬ ние, носившее на первых этапах эпизодический характер. По мере того как осваивались природные ресурсы возвра¬ щенных СССР южной части Сахалина и Курильских остро¬ вов, развивалась хозяйственная деятельность в прибрежных районах советского Дальнего Востока, расширялись внеш¬ неторговые связи через порты региона, масштабы деятель¬ ности морского транспорта, в том числе и в области судо¬ ходства с Японией10. В 1952 году были доставлены в Японию первые восемь плотов-сигар экспортного леса. В 1956—1960 годах число буксировок леса на экспорт этим способом значительно увеличилось. Для этой цели заготовка леса осуществлялась в низовьях Амура. Заготовленный лес в летний период сплавлялся по реке в специальные базы, расположенные в пунктах Maro, Быстринск и Мариинск. Здесь лес сортиро¬ вался и формировался в плоты-сигары по 2300—2500 куб.м. Кроме удовлетворения внутренних потребностей Дальнего Востока значительная часть этих плотов-сигар шла на экспорт в Японию (в 1956 г.— 10, 1957 г. — 43, 1958 г. — 35, 1959 г. —42 и в 1960 г. —61)11. Для буксировки леса в плотах-сигарах использовались морские буксиры типа «Невельской» мощностью 1200 л. с., которые начали поступать в эксплуатацию с 1954 года. Буксировка представляла большие трудности для экипажей. С поступлением в состав флота специализированных судов- лесовозов сфера применения плотов-сигар для экспорта ле¬ са в Японию стала резко сужаться и в 1967 году их транс¬ портировка была прекращена. После нормализации отношений между СССР и Япо¬ 139
нией в декабре 1957 года был подписан Торговый договор, который затронул и вопросы судоходства. В ст. 8 отмечает¬ ся, что «торговые суда каждой из Договаривающихся Сто¬ рон будут иметь право входа, выхода и пребывания во всех портах и территориальных водах другой Договаривающей¬ ся Стороны в той же мере и на тех условиях, как и торго¬ вые суда любого третьего государства», то есть был установ¬ лен принцип наибольшего благоприятствования. Он был распространен также на погрузку, взимание налогов и сбо¬ ров любого рода, в отношении причаливания судов, снаб¬ жения топливом и смазочными материалами, лоцманских услуг и всех других вопросов, касающихся торгового судо¬ ходства. Впоследствии японские власти фактически пошли по пу¬ ти нарушения этих договоренностей, применяя к советским судам те или иные дискриминационные меры. В марте 1958 года теплоход «Таганрог» совершил рейс в Японию с первой партией экспонатов для советского па¬ вильона на международной ярмарке в Осаке. 28 августа 1958 г. начала функционировать новая международная ли¬ ния Находка—Япония, которая успешно работает до насто¬ ящего времени. Главным объектом советского экспорта в Японию в те годы был лес. Только в 1965 году флот Дальневосточного пароходства доставил в Японию 2,7 млн. куб. м лесоэк¬ спортных грузов. Перевалка осуществлялась в морских портах Находка, Ванино, Владивосток, Maro и др. Грузо¬ оборот леса в них за период 1958—1965 годов увеличился почти в 2 раза 12. Строгое соблюдение договорных условий и принятых обязательств, обеспечение сохранности перевозимых грузов и высокий уровень культуры в эксплуатации судов на ли¬ ниях и организации транспортно-экспедиторской работы создали советскому морскому флоту Дальнего Востока репутацию ролидного и аккуратного партнера. В 1966—1970 годах было осуществлено самое большое наращивание тоннажа дальневосточного транспортного флота, использовавшегося в значительной части для рабо¬ ты на международных линиях, в том числе связанных с раз¬ витием внешнеэкономических связей СССР и Японии. Сум¬ марная грузоподъемность поступивших в состав Дальневос¬ точного пароходства судов за этот период превысила пополнение флота за предшествующие 15 лет13. К концу 1970 года флот Дальневосточного пароходства составил 140
251 судно грузоподъемностью около 1,2 млн. т и со средней скоростью около 14,5 узла. Пополнение флота было пред¬ ставлено крупными сериями сухогрузных судов отечествен¬ ной и зарубежной постройки: типа «Выборг» (дедвейтом 12 475 т), «Повенец» (4226 т), «Пионер» (4687 т), «50-летие комсомола» (8230 т), лесовозами типа «Сибирьлес» (4120 т). В 1969 году были проведены опытные контейнерные пе¬ ревозки грузов из Японии. В 1970 году их эффективность удалось резко повысить путем постановки на линию специ¬ ально переоборудованных судов, таких как «Тайшет», «Джурма» и «Забайкальск». За годы восьмой пятилетки (1966—1970 гг.) разверну¬ лись подготовительные работы по строительству нового порта в бухте Врангеля — порта Восточного. В порту Вла¬ дивосток был введен в эксплуатацию комплекс для пере¬ валки леса, в том числе на экспорт в Японию, а в Наход¬ ке— для контейнеров международного стандарта. В 70-е годы быстро развивались международные линии, организованные Дальневосточным пароходством для пере¬ возок ГИФ между портами Японии, США, Канады, Австра¬ лии, стран Юго-Восточной Азии и Индии. В 1971 году в Дальневосточном пароходстве для осуществления перево¬ зок на международных линиях создается специализирован¬ ное управление. В это десятилетие были открыты и получили широкое международное признание линии «феско», создана доста¬ точно мощная и эффективная система транзитных перево¬ зок большегрузных контейнеров между Японией, Филиппи¬ нами и Гонконгом, с одной стороны, и европейскими стра¬ нами— с другой, с использованием Транссибирской желез¬ нодорожной магистрали. Тенденция контейнеризации перевозок становится гене¬ ральным направлением развития техники и технологии транспортного процесса на всех видах ‘транспорта СССР. Освоение транзитного контейнеропотока потребовало созда¬ ния специализированных контейнерных терминалов. Пер¬ вый из них вступил в эксплуатацию в порту Находка в 1973 году. Современный контейнерный терминал начал функционировать в порту Восточный в 1976 году. В 70-х годах продолжала активно работать совместная линия Находка—Япония, созданная еще в 1958 году. На этой линии преобладают экспортные перевозки, осу¬ ществляемые методом контейнеризации и пакетизации. 20-летний юбилей функционирования этой линии был тор¬ жественно отмечен в Японии. 141
Развитие экспортно-импортных перевозок и перевозок ГИФ, в том числе связанных с обеспечением внешнеэконо¬ мических связей СССР и Японии через порты Дальнего Востока, обусловило необходимость дальнейшего попол¬ нения флота региона современными высокопроизводитель¬ ными специализированными судами. Только за девятую пятилетку в состав транспортного флота Дальневосточного пароходства поступило 74 судна общим тоннажем в 490 тыс. т14. К числу важнейших типов судов нового пополнения от¬ носятся теплоходы типа «Варнемюнде», «50-летие комсо¬ мола», лесовозы-пакетовозы типа «Николай Новиков», пер¬ вые в стране щеповозы «Григорий Алексеев» и «Павел Рыбин». Большинство их используется для обеспечения внешнеэкономических связей СССР и Японии через порты Дальнего Востока, а также перевозок ГИФ на международ¬ ных линиях Тихоокеанского бассейна. Пополнение флота пароходства в десятой пятилетке бы¬ ло меньшим, чем в предыдущей. Вступили в строй 29 тран¬ спортных судов и 4 баржебуксирных системы, предназна¬ ченные для экспорта леса в Японию. В эксплуатацию посту¬ пили такие суда, как транспортные рефрижераторы типа «Николай Коперник», первые суда-навалочники (балкеры) типа «Художник Федоровский» и «Художник Кустодиев», серия пассажирских судов типа «Любовь Орлова», контей¬ неровозы типа «Художник Сарьян» и др. Для 1971 — 1980 годов характерным было усложнение задач, связанных с транспортным обеспечением внешнетор¬ говых связей между СССР и Японией. В частности, сложные технические проблемы возникли при осуществлении мор¬ ской транспортировки из Японии сотен тысяч тонн труб большого диаметра для строительства газопроводов от мес¬ торождений Сибири, тяжелой строительной техники для Байкало-Амурской магистрали и т. п. Следует также отметить уникальные перевозки из Япо¬ нии в порты Балтийского и Черноморского бассейнов сверх¬ тяжеловесного и крупногабаритного оборудования химичес¬ ких заводов. Вес отдельных грузовых мест достигал 354 т, а длина — 65 м. Для перевозки оборудования использова¬ лись суда типа «О» («Орша», «Орехов», «Отрадное», «Ола» и «Острогожск»), которые в наибольшей степени приспособ¬ лены для размещения крупногабаритных грузов. Время их транспортировки из Японии в Ленинград вокруг Африки составляло около 45 суток15. В 1978 году была осуществлена буксировка из Японии в Приморский край ледоколом «Ад¬ 142
мирал Макаров» уникального плавучего дока грузоподъем¬ ностью 80 тыс. т. ' Сложные технические задачи решались и в перевозках в Японию некоторых традиционных товаров экспорта, в частности леса. Резко возросшие объемы его вывоза в свя¬ зи с выполнением соответствующих генеральных соглаше¬ ний потребовали коренного пересмотра способов его транс¬ портировки. Вначале лес вывозился, как отмечалось выше, в плотах-сигарах. В 60-х годах буксировка леса в плотах- сигарах на экспорт в Японию начинает постепенно вытес¬ няться перевозками леса на судах, таких как «Арктика», «Клара Цеткин», «Старый большевик» и др. Стали приме¬ няться также перевозки леса судами смешанного плавания река—море. После первого экспериментального рейса в порт Ниига¬ та в 1967 году начались регулярные перевозки леса в Япо¬ нию этим способом. В зимний период, когда навигация на Амуре закрыта, два судна смешанного плавания обеспечи¬ вали вывоз леса из порта Находка и бухты Ольга в Японию. За период 1975— 1978 годов экспорт леса в Японию на реч¬ ных судах возрос почти в 1,5 раза, а в последующие годы наметилась тенденция уменьшения этих перевозок вследст¬ вие недостатка тоннажа. Несмотря на то, что доля речного флота в общем объеме экспорта леса в Японию через пор¬ ты и пункты Дальнего Востока сравнительно невелика, он сыграл свою роль в развитии дальневосточного лесоэкспор¬ та. Наряду с вывозом леса, речные суда смешанного плава¬ ния река—море во второй половине 70-х годов стали при¬ нимать участие и в перевозках импортных грузов из Японии (проката, кокса и различных генеральных грузов) как в речные порты (Благовещенск и Хабаровск), так и в мор¬ ские (Ванино, Находка, Владивосток, Посьет и др.). С увеличением лесоэкспортных перевозок на Дальнем Востоке были освоены новые районы вывоза древесины (портпункты Ольга, Пластун, Рудная Пристань, Малая Ке¬ ма и др.). Начали развиваться экспортные перевозки леса в специальных стропах (усовершенствованных пакетах), что позволило по-новому, более эффективно организовать его погрузку. Одновременно порты Дальневосточного па¬ роходства с 1974 года перешли на погрузку леса грейфера¬ ми, что снизило трудоемкость грузовых операций и улуч¬ шило условия труда докеров. С 1977 года к перевозкам экспортного леса приступили новые барже-буксирные составы (ББС), построенные в 143
Японии. Всего было построено четыре мощных буксира- толкача и восемь барж грузоподъемностью по 10 тыс. т каждая. Они были специально спроектированы для транс¬ портировки леса с выгрузкой его на воду методом сброса путем кренования груженых барж. Использование ББС по¬ казало эффективность этого высокопроизводительного спо¬ соба выгрузки леса. Таким образом, для обеспечения внешнеторговых перево¬ зок между СССР и Японией, а также перевозок ГИФ создан современный специализированный флот, получивший значи¬ тельное пополнение и обновление за 70—80-е годы. Флот по¬ лучил новые прогрессивные типы судов с высоким уровнем механизации и автоматизации. Среди них — суда-контейне¬ ровозы с горизонтальным и вертикальным способом про¬ изводства грузовых работ, танкеры различной грузоподъ¬ емности, комбинированные суда для перевозки навалочных и наливных грузов, балкеры (суда для навалочных грузов), лесовозы-пакетовозы, щеповозы и ряд других. Среди этих специализированных и универсальных су¬ дов— лесовозы и пакетовозы типа «Пионер Приморья» (грузоподъемностью 4,9 т) и «Влас Ничков» (14 тыс. т), контейнеровозы типа «Сестрорецк», «Александр Фадеев», «Художник Сарьян» и другие; щеповозы типа «Григорий Алексеев» (16,7 тыс. т), танкеры, рефрижераторные суда для перевозки скоропортящихся грузов, пассажирские суда для линейных перевозок и морского туризма, балкеры типа «Зоя Космодемьянская» и др.16 Часть судов и другого обо¬ рудования, поступившего в эксплуатацию на Дальнем Вос¬ токе и в других бассейнах, была закуплена в Японии. В частности, одна только фирма «Исикавадзима-Харима дзюкогё» построила для Советского Союза в 70-е годы И танкеров водоизмещением 35 тыс. т каждый, 10 плаву¬ чих кранов, 3 земснаряда. Для перевозки экспортно-импортных грузов на Даль¬ нем Востоке непосредственно используется флот четырех пароходств (в основном Дальневосточного, а также При¬ морского, Сахалинского и Камчатского), которые на нача¬ ло 80-х годов располагали 411 судами дедвейтом около 3 млн. т, или 15% дедвейта морского транспортного флота СССР17. В торговле с Японией активно участвуют пароход¬ ства и других морских бассейнов Советского Союза. Кроме флота морских пароходств в осуществлении внешнеторго¬ вых перевозок между портами советского Дальнего Восто¬ ка и Японией принимает участие рефрижераторный флот Министерства рыбного хозяйства СССР, в основном в эк¬ 144
спорте рыбной продукции. В японские порты ежегодно за¬ ходит несколько тысяч советских судов. С обеспечением внешнеторговых связей с Японией свя¬ зан ввод в эксплуатацию специализированного комплекса для перегрузки технологической щепы в порту Восточный. Построены новые контейнерные терминалы или реконстру¬ ированы и оборудованы действующие причалы для обра¬ ботки крупнотоннажных контейнеров в портах Восточный, Владивосток, Находка, Ленинград и др. Эффективно функционирует, наращивая свою пропуск¬ ную способность, порт Восточный, специализирующийся на переработке внешнеторговых грузопотоков. Для транспортного обеспечения экспорта рыбной про¬ дукции создан необходимый рефрижераторный флот и хо¬ лодильные емкости в рыбных портах Владивосток и На¬ ходка. Морской флот СССР, обеспечивая внешнеэкономические связи с Японией, работает на стыке с внутренним железно¬ дорожным транспортом и непрерывно развивающимися за¬ рубежными международными контейнерными системами. Это требует дальнейшего совершенствования работы в об¬ ласти унификации материально-технической базы и органи¬ зации управления морского флота и портового хозяйства, прежде всего Дальнего Востока. 2 Структура морских перевозок Во внешнеторговых перевозках между СССР и Японией преобладающее положение, как отмечалось выше, занимает морской транспорт. Поэтому он представ¬ ляет и главный практический интерес при рассмотрении транспортно-экономических проблем советско-японской торговли. Их специфика определяется прежде всего геог¬ рафией перевозок, то есть взаимным размещением портов, к которым тяготеют районы производства и потребления определенных видов товаров. В торговле с Японией участвуют флот и порты Дальне¬ восточного, Северного, Балтийского и Черноморско-Азов¬ ского морских бассейнов СССР. Как показывают данные статистики морских перевозок, преобладающее положение, особенно в экспортных перевозках, занимает Дальневосточ¬ 6—747 145
ный бассейн, в то время как порты остальных бассейнов рационально дополняют своей работой транспортное обслу¬ живание той части внешнеторгового оборота (особенно им¬ порта), который тяготеет к западным районам страны. Тенденции изменения степени участия флота и портов отдельных морских бассейнов СССР во внешней торговле с Японией могут быть охарактеризованы следующими дан¬ ными (с дифференциацией по экспортным и импортным пе¬ ревозкам). Экспортные перевозки в Японию в 1960 году распреде¬ лялись примерно поровну между портами Дальневосточно¬ го бассейна, на долю которого приходилось 51,2% массы экспорта, и Черноморско-Азовского (47,3%). Остальная их часть проходила через порты Балтийского бассейна (1,5%). К середине 60-х годов доля Дальневосточного и Балтийского бассейнов в экспорте в Японию существенно не изменилась, составив, соответственно, 52,6 и 47,4%, а Балтийского — снизилась до 0,02%. Появился небольшой объем экспорта из портов Северного бассейна (0,03%). В 70-х годах характерным стало увеличение доли массы экспорта через порты Дальневосточного бассейна (до 77,5%) при снижении доли Черноморско-Азовского (до 22,3%). На Балтийский бассейн приходилось 0,2%. Через порты Северного бассейна в это время экспорт в Японию не осуществлялся. В 1975 году произошло дальнейшее уве¬ личение доли Дальневосточного бассейна (до 81,8%) и сни¬ жение доли Черноморско-Азовского (до 17,9%). Эта тенден¬ ция продолжалась и в следующей пятилетке (1975— 1980 гг.). В 1980 году удельный вес портов Дальневосточного бас¬ сейна достиг максимума (91,4%), а Черноморско-Азовско¬ го— минимума (8,4%). Балтийским и Северным бассейна¬ ми связано по 0,1% массы экспорта в Японию. Это соотно¬ шение в первой половине 80-х годов в основном сохранилось, проявляя тенденцию к стабилизации. Соотношение массы импортных перевозок из Японии через порты отдельных морских бассейнов СССР существен¬ но отличается от экспортных. Прежде всего импорт через порты Северного бассейна практически отсутствует. В I960 году почти весь импорт из Японии осуществлялся через порты Дальнего Востока (99,1 % ввоза). На Чер¬ номорско-Азовские порты приходилось 0,9% импорта. В пор¬ ты Балтийского бассейна он тогда не поступал. К 1965 году удельный вес импорта через порты Черноморско-Азовского бассейна резко возрос (до 22,7%) при снижении его по 146
Дальневосточному бассейну (до 77,3%). Эта тенденция продолжалась до 1970 года. Доля этих бассейнов в импор¬ те составила в этом году, соответственно, 32,6 й 67,1%. По¬ явился импорт через порты Балтийского бассейна (0,3%). В 1975 году соотношение массы импорта из Японии в порты Дальневосточного и Черноморско-Азовского бассей¬ нов несколько изменилось. Доля первого из них возросла до 75%, а второго — снизилась до 24,6%. На порты Балтий¬ ского бассейна приходилось 0,4%. В 1975—1980 годах мак¬ симальный удельный вес Черноморского бассейна в импор¬ те из Японии достигал в 1976 году (46,3%), а Дальневос¬ точного—в 1978 году (68,5%). В 1980 году удельные веса отдельных бассейнов составляли: Дальневосточного — 67%, Черноморско-Азовского — 31,4 и Балтийского—1,6%. Для обеспечения экспортно-импортных перевозок между портами СССР и Японии используется также иностранный тоннаж, что обусловливается либо договорными соглаше¬ ниями, либо соображениями экономической целесообраз¬ ности. Современная география морских экспортно-импортных перевозок между СССР и Японией в целом представляет собой следующую картину. В Дальневосточном бассейне экспортно-импортные пе¬ ревозки обеспечивают четыре пароходства: Дальневосточ¬ ное (Владивосток), Приморское (Находка), Сахалинское (Холмск), Камчатское (Петропавловск-Камчатский). В со¬ ставе этих пароходств, три из которых сухогрузные и одно танкерное (Приморское), имеются все основные типы сов¬ ременных транспортных судов для перевозки разнообразных грузов. Среди них преобладают лес, уголь, нефтепродукты, химические грузы. Кроме того, лес вывозится из таких пунктов, как Посьет, Ольга, Пластун, Рудная Пристань, Малая Кема, Maro, Декастри, Ноглики и др. Импортные перевозки на Дальнем Востоке, так же как и экспортные, осуществляются через порты Находка, Вос¬ точный и Владивосток. Эти порты обеспечивают основную часть импортного грузопотока из Японии, представленного большим разнообразием грузов — от машин и оборудова¬ ния до различных потребительских товаров. Часть импорт¬ ных грузов поступает в порты Холмск, Петропавловск-Кам¬ чатский и Магадан (для местного потребления). Значитель¬ ная часть импортного грузопотока идет транзитом в различ¬ ные районы Сибири и Дальнего Востока. Экспортные перевозки из Балтийского бассейна осущест¬ вляются в основном из портов Рига и Вентспилс (хлопок). 6# 147
Основные порты экспорта на Черноморско-Азовском бас¬ сейне — Ильичевск (руда и хлопок), Туапсе (руда, метал¬ лы), Поти (руда) и Батуми (нефть). Импортные грузопотоки на Балтийском бассейне прохо¬ дят через такие порты, как Ленинград, Рига, Калининград, Клайпеда и др., на Черноморско-Азовском — Ильичевск, Одесса, Новороссийск, Туапсе (в основном машины и обо¬ рудование, металлы не в деле). Из Северного бассейна сравнительно в небольших коли¬ чествах вывозится лес и отсутствуют перевозки по импорту. Как показывает анализ структуры советско-японских морских внешнеторговых перевозок по принятой в статис¬ тике морского транспорта укрупненной номенклатуре, она может быть охарактеризована такими наиболее общими данными. Наибольший удельный вес в ней в начале 80-х го¬ дов занимали лес (около 60%), уголь (19—20%), руда, нефть и нефтепродукты (примерно 6%), металлолом, хими¬ каты, металлы, машины и оборудование (в целом около 3%). На прочие грузы приходится 6—8%18. Особое место во внешнеторговых перевозках между СССР и Японией занимает продукция рыбной промышлен¬ ности, которая экспортируется преимущественно через рыбные порты Владивосток и Находка. Экспортные пере¬ возки рыбопродукции осуществляются как транспортными рефрижераторами Министерства рыбного хозяйства СССР, так и иностранными судами. Преобладающее место в выво¬ зе рыбопродукции через порты Дальнего Востока в Японию занимает парной минтай (более 80%). В экспортных пере¬ возках рыбопродукции представлены и различного рода консервы (из крабов, лососевых и др. пород рыб), однако объем этих перевозок незначителен. Динамика экспортных перевозок рыбопродукции в весовом выражении проявляет тенденцию к снижению. Так, в 1980 году он оказался ниже уровня 1970 года на 7%19. Как показывает анализ тенденций изменения структуры экспортных перевозок, устойчиво, хотя и медленными тем¬ пами, возрастает удельный вес только лесных грузов. Менее устойчив этот показатель по углю и рудам. Относительно стабилен удельный вес перевозок металлолома. Уменьшает¬ ся удельный вес таких грузов, как нефть и нефтепродукты (этот показатель достигал максимума в 1965 г. — 43,2%). Преобладающее положение в импортных перевозках из Японии принадлежит таким грузам, как металлы всякие не в деле, машины и метизы, химикаты. С конца 70-х годов проявляется тенденция уменьшения удельного веса машин 148
и метизов. Приведенные данные о структуре экспорта и импорта являются определяющими в специализации флота для обеспечения перевозок. В целом в 70-е годы произошло снижение темпов роста морских экспортно-импортных перевозок между СССР и Японией. В частности, если за период 1970—1975 годов объ¬ ем экспортных перевозок возрос всего на 6,3% (по сравне¬ нию с 42,7% за период 1965—1970 гг.), то в 1980 году по сравнению с 1975 годом он уменьшился на 14%, что опреде¬ ляется общими тенденциями развития советско-японской торговли, значительно сократившей темпы прироста. 3 Перевозки грузов иностранных фрахтователей Одной из характерных особенностей совре¬ менной мировой торговли является быстрый рост так назы¬ ваемого «невидимого экспорта», преобладающее положение в котором занимает экспорт транспортных услуг, то есть перевозки грузов иностранных фрахтователей, обеспечива¬ ющие получение валютных доходов. Продукция морского флота — перевозки грузов и пассажиров — подобно другим товарам выступает в качестве предмета купли-продажи на международном рынке и зависит от объемов внешней тор¬ говли и наличия тоннажа национального транспортного флота. Перевозки грузов иностранных фрахтователей (ГИФ) превратились в одну из важных статей валютных поступлений, существенно влияющих на сальдо платежного баланса стран, располагающих крупным торговым флотом. Что касается грузопотоков ГИФ на Тихом океане, то они в основном связаны с Японией, на которую направлено большинство массовых грузопотоков сырья: нефть и нефте¬ продукты— из Персидского залива и Индонезии, уголь — из США и Австралии, железная руда — из Австралии, Ин¬ дии, Перу, Малайзии и Канады, бокситы — из Малайзии и Индонезии, зерно — из США, Канады и Австралии, мине¬ ральные удобрения — из США, Чили, лес—из Канады, Фи¬ липпин и т. д. В начале 80-х годов в Японию завозилось: из Северной Америки — более половины общих поставок каменного уг¬ ля, более 70% зерна и примерно четверть фосфатов; из Ав¬ стралии — около 40% железной руды и каменного угля, 60% бокситов; из стран Юго-Восточной Азии — железная, 149
марганцевая, никелевгя, свинцовая и другие руды, бокси¬ ты и фосфаты; из стран Африки и Латинской Америки — железная, марганцевая и др. руды цветных металлов. Япо¬ ния занимает второе место в мире по импорту нефти, основ¬ ной объем которой приходится на Средний Восток (около 72%). Возрастает также грузопоток нефти из Индонезии, Малайзии и Брунея. Такова география важнейших морских грузопотоков, связанных с импортом Японии20. В экспорте Япония является одним из крупнейших по¬ ставщиков промышленной продукции, которая перевозится из страны морским путем в многочисленных направлениях Тихоокеанского бассейна (в США, Австралию, Латинскую Америку, Юго-Восточную Азию и Западную Европу). Значительное несовпадение экспортных и импортных потоков создает чрезвычайно разветвленную систему мор¬ ских судоходных линий Японии. Поэтому, хотя она по тон¬ нажу занимает второе место в мире, весьма значительная доля японских внешнеторговых грузов (почти четверть им¬ порта и до 45% экспорта) приходится на иностранные суда. Среди них советский флот принимает все более активное участие. Наряду с наличием части экспортно-импортных грузопо¬ токов Японии, которые входят в сферу деятельности иност¬ ранного тоннажа, стимулирующим фактором в освоении этих грузопотоков советскими судами является несбалан¬ сированность в весовом выражении советско-японских внешнеторговых перевозок. Согласно транспортной статис¬ тике, масса экспортных перевозок из СССР в Японию пре¬ вышает примерно в три раза импортные. В связи с этим возникает необходимость использования связанного с их обеспечением флота для перевозок ГИФ в попутных и об¬ ратных направлениях, что обусловливается соображениями повышения эффективности эксплуатации флота при обеспе¬ чении внешней торговли СССР, включая экспорт транс¬ портных услуг. До 1966 года перевозки ГИФ для Японии советскими судами осуществлялись эпизодически и носили случайный характер, связанный преимущественно с ликвидацией бал¬ ластных пробегов судов, использовавшихся для обеспечения внешнеторговых связей СССР (в первую очередь с Япо¬ нией). Такое положение обусловливалось отсутствием ре¬ гулярных международных линий для перевозок ГИФ на Тихом океане с заходами судов в японские порты. В последующий период в перевозках ГИФ для Японии наметилась тенденция довольно устойчивого роста, обус¬ 150
ловленная общим улучшением и расширением советско- японских торговых отношений. Важным качественным скачком в этом плане следует считать организацию в сен¬ тябре 1967 года Дальневосточным пароходством первой советской международной линии (Находка—Япония—Ин¬ дия, так называемая Феско-лайн), предназначавшейся для перевозок ГИФ между портами Японии, Гонконгом, Синга¬ пуром, Мадрасом и Калькуттой, а также с некоторыми портами Малайзии. В дальнейшем в число портов захода линии были включены Бангкок и ряд портов Западного по¬ бережья Индии21. После опытного рейса теплохода «Оренбург», осущест¬ вленного в 1968 году между портами Японии и Канады, была создана еще одна линия — Феско-Пасифик-лайн (1968 г.), которая обеспечивала перевозки ГИФ между портами Тихоокеанского побережья США и Канады, с од¬ ной стороны, и портами Японии — с другой. Начиная с 1972 года она разделилась на две самостоятельные линии: Феско-Пасифик-северная и Феско-Пасифик-южная. Первая из них функционировала между портами Японии и Канады (с заходами в два порта США—Портленд и Сиэтл), вто¬ рая— между портами Японии и Калифорнии (с заходом в Гонконг). Хотя преобладающее положение в объеме пере¬ возок грузов на этих линиях занимала Япония, однако су¬ щественная часть перевозок осуществлялась и советскими судами22. К началу 70-х годов относится контейнеризация перево¬ зок на международных линиях советского морского флота на Тихом океане. В связи с этим были организованы две специализированные контейнерные линии Феско-Пасифик (северная и южная), функционировавшие между портами Канады и США, с одной стороны, и Японии — с другой, ко¬ торые дополнили регулярно функционирующую систему со¬ ветских международных линий на Тихом океане для осу¬ ществления перевозок ГИФ (преимущественно для Япо¬ нии). География перевозок ГИФ для Японии советским мор¬ ским флотом весьма обширна и неустойчива. Если в 1970 году преобладающее положение среди стран, из кото¬ рых в Японию осуществлялся завоз ГИФ, занимали Греция, Канада и Югославия (около 80%), а по вывозу из Япо¬ нии— Канада, Индия, Вьетнам и Куба (около 70%)23, то к 1975 году большое развитие получили перевозки ГИФ на советских судах между США и Канадой, с одной стороны, и Японией —с другой. В начале 80-х годов советскими су¬ 151
дами в Японию завозились грузы из 13 стран (в том числе США, Таиланда, Индии и Канады —около 80%), а выво¬ зились в 19 (в том числе в Венесуэлу, Австралию, США и Таиланд — около 70%). В осуществлении внешнеторговых перевозок между СССР и Японией (и в особенности перевозок ГИФ на Ти¬ хом океане) советскому торговому флоту приходится вплот¬ ную сталкиваться с большим и сложным комплексом тесно переплетающихся политических и экономических проблем международного судоходства. Советские тихоокеанские линии сталкиваются с жесткой конкуренцией. В результате усложнения условий для функ¬ ционирования советских линий Феско (особенно в портах США) часть их пришлось закрыть (в частности, контейнер¬ ные линии Феско-Пасифик-лайн). Поэтому в начале 80-х годов продолжали работу три регулярные линии Феско. Две из них непосредственно связаны с перевозкой ГИФ для Японии — Феско-Индия-лайн — между портами Японии и Австралии (с заходом в Гонконг и порты Филиппин). Суда третьей линии (Феско-Стрейтс-лайн) имеют в портах Япо¬ нии только попутные заходы. С 70-х годов в СССР проделана большая работа по укреплению позиций советского морского транспорта в меж¬ дународном судоходстве, в том числе и в Тихоокеанском бассейне. Повысилась роль и авторитет советских морских организаций в специализированных учреждениях ООН, связанных с торговым мореплаванием, в таких как ЮНКТАД, Экономическая и специальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО) и др. Советский Со¬ юз заключил двусторонние межгосударственные соглаше¬ ния по морскому судоходству с 26 странами. В их числе Япония пока не числится, поскольку она не проявляет готовности к заключению подобного согла¬ шения. Более того, имеют место недружественные и даже дискриминационные меры японских властей в отношении советских судов, затрудняющие их деятельность. В 1977 го¬ ду японский парламент принял специальный закон, на¬ правленный против «конкуренции» со стороны судовла¬ дельцев из социалистических, а также развивающихся стран. По заявлению одного из директоров японской су¬ довладельческой ассоциации, на этот закон «японские судовладельцы возлагают большие надежды... как на меру противодействия политике развивающихся стран в обла¬ сти развития собственного судоходства и вторжению на океанские направления торговых судов Советского Союза 152
и других стран.., имеющих иную социальную и экономи¬ ческую системы». Принятие этого закона, который исклю¬ чает «государственный» флот из коммерческой конкурен¬ ции, содержит отказ по признаку флага в праве свобод¬ ного захода судов в японские порты для погрузки и вы¬ грузки и т. п., означает фактически политическую дискри¬ минацию советского торгового флота24. Транзитные перевозки через территорию СССР Зарождение транзитных перевозок грузов из Японии в страны Европы по Транссибирской железно¬ дорожной магистрали (Транссибу) относится еще к 1920— 1930 годам. С пространственно-географической точки зре¬ ния преимущества таких перевозок очевидны. По сравне¬ нию с традиционными маршрутами через Суэцкий или Панамский каналы или вокруг Африки с дальностью транспортировки от 20 до 27 тыс. км «транссибирский ва¬ риант» снижает ее до 13 тыс. км. Однако по целому ря¬ ду причин в тот период эти перевозки не получили даль¬ нейшего развития и были прекращены. Реальная возможность возобновления перевозок появи¬ лась только в 1965 году, когда через порты Находка и Во¬ сточный начались первые транзитные перевозки контейне¬ ров международного стандарта из Японии в страны Евро¬ пы и обратно. Позднее, 30 марта 1971 г., состоялось официальное открытие Транссибирской контейнерной ли¬ нии (ТСКЛ)25. Кроме японского транзита в сферу деятельности ТСКЛ включились контейнеропотоки из Гонконга и Манилы. Пе¬ ревозки из Гонконга были открыты 5 апреля 1972 г., а из Манилы — 7 февраля 1975 г. В настоящее время суда Дальневосточного пароходства осуществляют также тран¬ зитные перевозки большегрузных контейнеров из Австра¬ лии в Европу и обратно26. Контейнеризация морских перевозок позволила много¬ кратно повысить интенсивность грузовых работ, значи¬ тельно ускорить доставку грузов при повышении уровня их сохранности, полностью устранить ручной труд докеров в портах. Сфера их применения стала все более расширять¬ ся. В связи с этим крупнейшие судоходные компании ста¬ ли быстро наращивать тоннаж специализированного фло¬ 153
та, строя новые контейнеровозы и переоборудуя для этой цели существующие. Все эти тенденции нашли самое яр¬ кое проявление и на Тихоокеанском бассейне. Для успешного функционирования Транссибирского контейнерного сервиса (ТСКС) В/О «Союзвнештранс» раз¬ работало принципы расчета фрахтовых ставок и их струк¬ туру, способы контроля и информации о движении кон¬ тейнеров, определило основные направления и технологию перевозки контейнеров. Объединением было разработано и предложено три вида сообщения для перевозки транзитных грузов: «Транс¬ рейл», «Трансси» и «Транскон», сущность которых сводит¬ ся к следующему. Сообщение «Трансрейл» обеспечивает перевозку транзитных грузов в контейнерах из японских портов, а также Гонконга и Манилы до советских погра¬ ничных станций Лужайка, Брест, Чоп, Унгены, Джульфа, Кушка. В сообщении «Трансси» контейнеры следуют че¬ рез дальневосточные порты до европейских портов Бал¬ тийского, Черного и Средиземного морей и в сообщении «Транскон» — до Бреста, а затем автотранспортом на склад получателя в пункты назначения в Европе. Во всех видах сообщений функционирует и обратное направление. Время транспортировки контейнеров по видам сообщений установлено, соответственно, равным 20—25, 30—35 и 30— 40 суткам. В обеспечении этих видов сообщений генеральным опе¬ ратором выступают В/О «Союзвнештранс» и его местные подразделения, выполняющие весь комплекс транспортно¬ экспедиционного обслуживания, связанного с прохождени¬ ем транзитных контейнеропотоков. В частности, в сообще¬ нии «Трансрейл» объединение отвечает за подачу морско¬ го тоннажа в порты погрузки, перевалку контейнеров в портах Находка и Восточный, дальнейшую их отправку из этих портов по железным дорогам страны до пограничных станций и передачу контейнеров соседним европейским железным дорогам для отправки к пунктам назначения. Функции «Союзвнештранса» в сообщении «Трансси» кроме вышеперечисленных состоят в организации приема и перевалки контейнеров в портах Ленинград, Таллин, Рига, Жданов и Ильичевск и их отправке на морских су¬ дах-контейнеровозах в порты назначения зарубежных стран (такие как Барселона, Марсель, Неаполь, Генуя, Гавр, Гамбург, Росток, Копенгаген, Стокгольм, Антверпен, Роттердам, Лондон) 27. Кроме функций сообщения «Трансрейл» при перевозках 154
«Транскон» В/О «Союзвнештранс» организует приемку и перевалку контейнеров на контейнерном терминале в Вы- соко-Литовске (в районе г. Бреста), а также их дальней¬ шую отправку автомобильным транспортом «Совтрансав- то» в пункты назначения стран Западной Европы. Тарифы на перевозку контейнеров разработаны на ос¬ нове конкретных ставок Дальневосточной фрахтовой кон¬ ференции, действующих на данном направлении. Их ве¬ личина дифференцирована в зависимости от принятых трех видов сообщений «Трансрейл», «Трансси» и «Транс¬ кон». Тарифы включают расходы по перевозке по всем ви¬ дам транспорта, связанным с участием в том или ином сообщении. Определены взаимоотношения между В/О «Союзвнеш¬ транс», советскими перевозчиками (пароходствами) и агентами объединения в Японии, а также в Гонконге и Маниле. Организована реклама сервиса для дальнейшего привлечения контейнеропотоков на ТСКС. Эти мероприятия в сочетании с уже накопленным опы¬ том работы с министерствами морского флота и путей сообщения позволили с 1971 года начать массовые пере¬ возки контейнеров по ТСКС. В/О «Союзвнештранс» была также достигнута договоренность с Дальневосточным морским пароходством об организации транзитной кон¬ тейнерной линии между японскими портами и советским портом Находка. На эту линию в марте 1971 года постав¬ лен теплоход «Кавалерово», совершивший первый рейс из Осаки и Иокогамы в Находку, а в июле еще одно судно — теплоход «Гродеково». Закреплением этих судов на ли¬ нии для перевозки крупнотоннажных контейнеров между¬ народного стандарта завершился процесс организации транспортировки транзитных грузов на восточном морском плече ТСКС, что обусловило дальнейшее развитие этих перевозок по Транссибу и связанным с ним железным до¬ рогам страны. Контейнерный грузопоток возрастал довольно высоки¬ ми темпами, по которым можно составить представление о динамике его развития (в 20-футовом исчислении): 1971 год__2325, 1975 год —82 612, 1980 год— 122 650, 1981 год — 153 000 штук28. Чтобы создать необходимые предпосылки для устой¬ чивого наращивания контейнеропотоков и нормальное, ритмичное функционирование ТСКС с обеспечением уста¬ новленных сроков доставки контейнеров, проведена боль¬ шая организационная работа всеми участниками ТСКС. 155
В результате обеспечено обслуживание ТСКС современны¬ ми судами-контейнеровозами; перевалка контейнеров в портах осуществляется на специализированных высокопро¬ изводительных терминалах; все контейнеры перевозятся в западном направлении маршрутными отправками. При до¬ статочной концентрации контейнеров маршрутные поезда отправляются и в обратном, восточном, направлении из таких пунктов, как Ленинград, Лужайка, Брест и Высоко- Литовск, что позволяет ускорить доставку контейнеров и улучшить сервис в целом. Министерством путей сообщения СССР при участии «Союзвнештранса» разработана и вве¬ дена в эксплуатацию компьютерная система слежения за продвижением контейнеров по маршрутам ТСКС. Исполь¬ зование этой системы позволило улучшить информацию иностранной клиентуры. Важная роль в функционировании ТСКС и повышении его эффективности принадлежит вовлечению в сферу дея¬ тельности ТСКС контейнерного терминала порта Восточ¬ ный. Терминал был введен в эксплуатацию в 1976 году. С 1977 года порт принял на себя весь контейнеропоток восточного направления. На рассматриваемой линии до 1975 года работали только суда Дальневосточного пароходства, а с сентября того года в результате достигнутого соглашения с япон¬ скими судовладельцами на линию поставлено первое япон¬ ское судно «Сибирь Мару», а в апреле 1977 года — второе («Приморье Мару»). В 1980 году установлен паритет су¬ дов (по четыре советских и японских контейнеровоза об¬ щей вместимостью 3380 контейнеров). В Иокогаме, Кобе и ряде других портов выделены контейнерные терминалы для переработки транзитного контейнеропотока ТСКС. Внедрение судов-контейнеровозов, создание специализи¬ рованных перегрузочных контейнерных комплексов в пор¬ тах, организация сквозных железнодорожных маршрутов с использованием специальных платформ и осуществле¬ ние ряда других мероприятий обеспечили возможность значительного систематического увеличения объема пере¬ возок контейнеров в рамках ТСКС. Для повышения эффективности деятельности совмест¬ ной контейнерной линии в Токио создан координационный комитет из представителей японских судовладельцев, Дальневосточного пароходства и В/О «Союзвнештранс». Его отделение открыто и в Находке. Успешно развивается сотрудничество Дальневосточного пароходства с японски¬ ми судоходными фирмами «Ямасита синнихон кисэн» и 156
«Тино кайун» в перевозках по Транссибирской контейнер¬ ной линии. Для улучшения деятельности ТСКС произво¬ дится модернизация контейнерных терминалов в портах западных морских бассейнов страны, таких как Ленинград, Таллин, Рига, а также в Жданове и Ильичевске. Пропуск¬ ная способность их все более возрастает за счет оснащения современной высокопроизводительной перегрузочной тех¬ никой. Увеличивается число портов захода контейнерово¬ зов ТСКС в странах Европы. В частности, в 1977 году от¬ крыта линия на Лиссабон, Дублин и Эллесмери, в 1978 го¬ ду — на Любек, Норчёпинг и Хамину. Следует отметить, что в первый период развития мас¬ совых перевозок контейнеров в системе ТСКС возникла резкая несбалансированность контейнеропотоков восточно¬ го и западного направлений. Перевозки грузов из Японии в Европу в 2—3 раза превышали грузопоток обратного на¬ правления, что обусловливалось структурой и направления¬ ми внешнеторгового обмена между ними. Экспорт Японии в страны Западной Европы намного превышал импорт из них. Возникшая в связи с этим несбалансированность гру- зообмена привела к скоплению большого количества по¬ рожних контейнеров в Западной Европе при их дефиците в Японии. Эта ситуация ставила под угрозу дальнейшее развитие контейнеропотока ТСКС. Чтобы устранить отрицательные последствия несбалан¬ сированности транзитных перевозок грузов в контейнерах западного и восточного направлений, с 1975 года начата транспортировка порожних контейнеров из Европы и Ира¬ на в Японию, а также в Гонконг. Принятые меры позво¬ лили обеспечить нормальные темпы развития перевозок ТСКС и упрочить стабильность его функционирования. «Союзвнештранс» в вопросах обеспечения контейнер¬ ных перевозок плодотворно сотрудничает со многими экс¬ педиторскими и агентскими фирмами Японии, Гонконга, Филиппин, Афганистана, Ирана и стран Европы. С по¬ мощью этих фирм обеспечиваются нормальные перевозки в пунктах, находящихся вне пределов Советского Союза. Одной из них является западногерманская «Прахт», осу¬ ществляющая перевозки из Японии через территорию СССР в Западную Европу химикатов, бумаги, электрон¬ ных приборов, потребительских товаров. Вначале морем до Находки, затем — по железной дороге до Москвы, Ле¬ нинграда, Риги, Жданова, далее — кораблями, самолетами или грузовыми автомашинами в Скандинавию и Англию, Италию и Испанию, Бельгию и Голландию и т. д. Фирме 157
эти перевозки обходятся на 25—40% дешевле, чем круж¬ ным путем по морю. Выгодно и советской стороне, кото¬ рая получает за транзит от «Прахта» валюту29. В настоящее время услугами ТСКС пользуются грузо¬ владельцы более чем 25 стран Западной Европы, Ближне¬ го, Среднего и Дальнего Востока. Популярность ТСКС привела к созданию ответвлений на Гонконг (1972 г.), Манилу (1973 г.) и Австралию (1979 г.). Грузы идут в страны Юго-Восточной Азии, в Иран и Афганистан. Рас¬ сматривается также вопрос об организации нового направ¬ ления на Монголию. Перевозка транзитных грузов по ТСКС в обоих направ¬ лениях осуществляется практически всеми видами транс¬ порта. Действует воздушный мост Япония — Западная Ев¬ ропа, контейнерные перевозки по которому обслуживают¬ ся самолетами Аэрофлота. Начала действовать смешанная линия с участием мор¬ ского и железнодорожного транспорта Иокогама — Наход¬ ка— Владивосток — Люксембург, хотя перевозки на ней пока невелики. В сентябре 1982 года через порт Восточ¬ ный прошел миллионный контейнер с момента организа¬ ции ТСКС, доставленный теплоходом «Новиков-Прибой» Дальневосточного пароходства. Деятельность ТСКС постоянно совершенствуется. Уси¬ ливается его материально-техническая база, улучшается технология и организация перевозки транзитных контейне¬ ров. В результате применения маршрутизации перевозок продолжительность транспортировки контейнеров к пунк¬ там перевалки на западе страны значительно сокращена, например из Находки в Ленинград — до десяти суток. Од¬ нако подобные результаты еще не стали общей нормой и в ряде случаев значительно ниже. С 70-х годов усилилась конкуренция работы ТСКС со стороны Дальневосточной конференции и ряда аутсайде¬ ров других стран. В частности, с августа 1977 года откры¬ лась контейнерная линия из Гонконга в порты Средизем¬ ного моря. С июня 1978 года суда компании «Гонконг кон¬ тейнер лайн» начали заходить в порты Японии для погрузки контейнеров, предназначенных для средиземно¬ морских стран Европы. В конкурентной борьбе зарубеж¬ ные компании кроме предоставления скрытых скидок с транспортных тарифов, а в отдельных случаях даже дем¬ пинговых ставок используют все возможные меры: от ан¬ тирекламы ТСКС до открытого нажима на грузоотправите¬ лей не пользоваться услугами советских компаний. 158
Важным фактором, оказывающим значительное влия¬ ние на дальнейшее развитие перевозок в сфере ТСКС, сле¬ дует считать высокий уровень тарифов на перевозку, ус¬ тановленный «Интерконтейнером» (международной орга¬ низацией по перевозке грузов в контейнерах железнодорожным транспортом в странах Западной Евро¬ пы) и с которым вынуждено считаться В/О «Союзвнеш- транс». Для привлечения грузов на ТСКС из Японии, а также из Гонконга и Манилы необходимо снижение этих тарифов. Однако переговоры объединения с «Интерконтей¬ нером» не дали положительных результатов. Советский Союз в рамках ТСКС намерен и в дальней¬ шем развивать сотрудничество с зарубежными партнерами, в том числе и с «Интерконтейнером», для совершенство¬ вания транзитных контейнерных перевозок через терри¬ торию СССР. В связи с этим намечается увеличение чис¬ ла портов захода и частоты рейсов контейнеровозов в ба¬ зисные порты, повышение скорости доставки контейнеров во всех видах сообщений ТСКС, совершенствование уров¬ ня и структуры транспортных тарифов, а также улучшение и укрепление договорных отношений с партнерами. Эти мероприятия в сочетании с географическими, технически¬ ми и экономическими преимуществами ТСКС будут спо¬ собствовать дальнейшему развитию контейнеропотоков, прежде всего связанных с Японией, поскольку они зани¬ мают преобладающее положение в объеме перевозок Транссибирского контейнерного сервиса. На втором совещании совместных экономических коми¬ тетов СССР и Японии в 1967 году японской стороной бы¬ ли высказаны соображения по поводу возможности про¬ хождения японских торговых судов по Северному мор¬ скому пути. С вводом в действие мощных атомных ледо¬ колов в СССР возможности для реализации советско-япон¬ ского сотрудничества в навигации по Северному морскому пути значительно увеличиваются и могут быть поставлены на практические рельсы. * * * Перспективы развития транспорта СССР, и прежде всего морского, для обеспечения внешнеэкономических связей с Японией определяются, с одной стороны, общи¬ ми тенденциями и закономерностями развития транспорт¬ ной системы страны в соответствии с задачами, изложен¬ ными в «Основных направлениях экономического и соци¬ ального развития СССР на 1981 — 1985 годы и на период 159
до 1990 года», и с другой — политическими и экономиче¬ скими предпосылками в сфере советско-японской торговли. «Основными направлениями экономического и социаль¬ ного развития СССР на 1981 —1985 годы и на период до 1990 года» ставится задача «ускорить развитие контейнер¬ ной транспортной системы, расширить перевозку тарно¬ штучных грузов пакетно-контейнерным способом»30, что в полной мере относится и к транспортному обеспечению внешней торговли СССР с Японией. В связи с этим будет производиться увеличение специализированного подвижно¬ го состава на всех видах транспорта для перевозки круп¬ нотоннажных контейнеров международного стандарта, создание необходимой производственной базы для строи¬ тельства и ремонта контейнеров, совершенствование органи¬ зации перевозочного процесса на ТСКС с целью максималь¬ но возможного ускорения доставки контейнеров получате¬ лям. Особое внимание будет уделено развитию контейне- ровозного флота на международных тихоокеанских лини¬ ях, связанных в преобладающей степени с обеспечением перевозок ГИФ для Японии. Произойдет пополнение ле¬ совозного флота Дальнего Востока специализированными судами-пакетовозами. Вступят в строй новые суда для работы на международных пассажирских линиях Дальне¬ го Востока для обслуживания морского туризма. Перспективы развития транспортной системы Дальнего Востока в той степени, в какой это необходимо для обес¬ печения внешнеэкономических связей СССР через морские порты региона, будут зависеть от общих тенденций разви¬ тия экономики сопредельных стран и от политического климата в отношениях между странами региона. Любые попытки давления на СССР в области его участия в миро¬ вом судоходстве, дискриминация советского торгового флота не принесут их организаторам желаемых результа¬ тов. Единственный путь к достижению взаимопонимания и взаимовыгодному сотрудничеству в области мирового судо¬ ходства, успешному разрешению возникающих в нем кон¬ кретных проблем — это путь переговоров как на коммер¬ ческом, так и на межправительственном уровне. Именно такого курса придерживаются в своих отношениях с зару¬ бежными партнерами советские судоходные организации.
ГЛАВА VII ВАЛЮТНО¬ КРЕДИТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Валютно-кредитные аспекты в советско- японских экономических отношениях играют важную роль по отношению к торговым, научно-техническим, рыболов¬ ным и другим видам связей между СССР и Японией. В ряде случаев валютно-кредитные отношения оказывают решающее влияние на такую область взаимных экономиче¬ ских связей, как компенсационные проекты, осуществление которых было бы невозможно без предоставления крупных кредитов. Проблема кредитов, в свою очередь, преврати¬ лась не только в важный экономический, но и политиче¬ ский аспект советско-японских отношений. В довоенный период и до начала 60-х годов валютно¬ кредитные связи между СССР и Японией ограничивались в основном расчетами, вытекающими из обычных внешне¬ торговых сделок. Кредитный компонент занимал неболь¬ шое место, хотя тогда практиковались краткосрочные до трех — шести месяцев коммерческие кредиты, а в ряде слу¬ чаев— фирменные кредиты с гарантиями японского прави¬ тельства на приобретение того или иного оборудования. Более того, во Владивостоке до весны 1931 года функцио¬ нировало отделение японского банка «Тёсэн гинко», произ¬ водившее коммерческие операции с советскими и японски¬ ми клиентами. Современный характер расчетов в советско-японских экономических отношениях, распространяющийся на все их формы, определяется соглашениями о товарообороте и пла¬ тежах. Так, ст. 4 соглашения на 1981 —1985 годы гласит: «Все платежи между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией будут производиться в конвертируе¬ мых валютах в соответствии с законами, правилами и пред¬ писаниями, которые действуют или будут впоследствии действовать в отношении валютного контроля в каждой из обеих стран»1. Конкретные формы и условия валютных 161
расчетов оговариваются во внешнеторговых контрактах, кредитных и иных экономических соглашениях между СССР и Японией. Расчеты во внешней торговле Валютные расчеты опосредуют практически все области советско-японских экономических отношений, при этом внешнеторговые расчеты занимают наибольший удельный вес. Советские внешнеторговые объединения и японские компании осуществляют взаимные расчеты глав¬ ным образом через Банк для внешней торговли (ВТБ) СССР, Банк Токио, банки «Фудзи», «Мицуи» и другие ве¬ дущие японские банки. Операции по кредитам на совмест¬ ные проекты экономического сотрудничества обслуживают¬ ся преимущественно ВТБ и Экспортно-импортным банком (ЭИБ) Японии, неторговые платежи — Госбанком СССР и Банком Токио. Имеет место, таким образом, известная спе¬ циализация банков в советско-японских экономических от¬ ношениях. Во взаимной торговле советские внешнеторговые объ¬ единения и японские компании применяют в основном две формы платежа: наличными или в кредит. Наличные рас¬ четы осуществляются в виде перевода, аккредитива, инкас¬ со и открытого счета. Наиболее широко используются ин¬ кассо и аккредитив. В кредит продаются главным образом японское промышленное оборудование, трубы большого диаметра, прокат и т. д. При этом, как правило, в одном контракте сочетается оплата контрактной цены как налич¬ ными, так и в кредит. При аккредитивной форме расчетов импортер (главным образом советская сторона) гарантирован в том, что валю¬ та будет уплачена экспортеру (японской стороне) только по предъявлении последним документов, свидетельствую¬ щих об отгрузке товара. В то же время при открытии ак¬ кредитивов импортер должен отвлекать собственные обо¬ ротные средства или получать кредиты в банках. В связи с этим импортеры зачастую требуют от экспортеров неко¬ торого понижения цен товаров взамен предоставленных преимуществ при расчете по аккредитиву. Японские экспортеры в ряде случаев требуют выставле¬ ния аккредитива советскими импортерами сразу после зак¬ лючения контракта или за несколько месяцев до отгрузки 162
товара. Такие требования предъявляются, когда изготовле¬ ние товара, например судна, занимает продолжительное время. В этом случае аккредитив является гарантией, что товар будет оплачен после его изготовления и отгрузки им¬ портеру. В целом аккредитивная форма расчетов является более выгодной для продавца, чем для покупателя, так как ведет к значительному расходованию его валютных средств на оплату банковской комиссии, открытие и продление ак¬ кредитива, его операционное ведение и т. д., а также от¬ влекает валютные ресурсы покупателя на срок аккредити¬ ва и вызывает потерю банковского процента. Тем не менее покупатель вынужден идти на эту форму расчетов при при¬ обретении дорогого и уникального оборудования или по другим причинам, когда позиции продавца определяют ус¬ ловия рынка. При закупках в Японии товаров широкого потребления, поставках советского сырья и по ряду других операций применяется инкассовая форма расчетов, заключающаяся в том, что экспортер поручает своему банку получить от им¬ портера определенную сумму валюты против передачи по¬ следнему соответствующих товарных документов. За вы¬ полнение инкассовых поручений банки взимают комиссии, размеры которых варьируются. Расчет путем инкассо дает экспортеру гарантию в том, что товар не перейдет в рас¬ поряжение покупателя до тех пор, пока им не будет совер¬ шен платеж. Вместе с тем эта форма расчета имеет для экспортера некоторые недостатки. Во-первых, между получением пла¬ тежа и передачей банку товарных документов на отгружен¬ ный товар имеется интервал во времени. В течение его то¬ вар не превращается в валюту и экспортер в целях воспол¬ нения своих оборотных средств вынужден прибегать к бан¬ ковскому кредиту или сокращать свои операции. Во-вто¬ рых, импортер может отказаться от оплаты или окажется неплатежеспособным к тому моменту, когда товарные до¬ кументы будут получены банком-корреспондентом. При по¬ нижении цены товара или при возникновении трудностей их сбыта импортеры нередко стремятся изыскивать любые поводы для отказа от выкупа товарных документов. Экс¬ портер в таких случаях понесет убытки, так как товар при¬ дется продавать другому покупателю по пониженной цене или даже переотправлять его для реализации в другую страну, что связано с дополнительными транспортными и другими издержками. Экспортер может, конечно, предъя¬ вить импортеру претензию в нарушении контракта и потре¬ 163
бовать возмещения убытков, но это связано с трудностями и дополнительными расходами. В практике советско-японской торговли изредка имеют место расчеты по так называемому открытому счету. Ра¬ нее, в конце 50 — начале 60-х годов, когда Япония соблю¬ дала жесткие валютные органичения, иена была неконвер¬ тируемой валютой и позиции японских экспортеров были недостаточно прочными, эта форма использовалась шире. Она не содержит достаточно надежных гарантий своевре¬ менного получения валюты экспортером за отправленный товар. В современных условиях расчеты по открытому сче¬ ту предполагают высокую степень доверия между внешне¬ торговыми контрагентами и применяются, когда между ни¬ ми установились длительные и традиционные торговые связи. Кроме того, эта форма используется по комиссион¬ ным и консигнационным операциям. Наличные денежные знаки (банкноты, казначейские би¬ леты и монета) используются преимущественно при нетор¬ говых операциях — туризме, загранкомандировках, расхо¬ дах дипломатических, торговых и других представительств. Приведем типичный пример осуществления расчетов в советско-японских экономических связях, осуществляемых на базе как предоставления кредита, так и наличных пла¬ тежей. В соответствии с Генеральным соглашением по лесу от 30 июля 1974 г. о поставках из СССР в Японию леса и лесоматериалов, а из Японии соответствующих машин и оборудования, 23 октября 1974 г. между ВТБ, с одной сто¬ роны, и ЭИБ и группой японских банков — с другой сторо¬ ны, было заключено Генеральное кредитное соглашение, касающееся продаж Советскому Союзу судов. Согласно ему японские банки предоставили ВТБ кредиты путем за¬ ключения отдельных кредитных соглашений по каждому контракту в соответствии с условиями Генерального кре¬ дитного соглашения. Контракты на поставку судов заключаются между япон¬ скими экспортерами и советскими импортерами. После это¬ го подписывается кредитное соглашение по контракту сле¬ дующим образом: 1) ВТБ направляет заявление для одоб¬ рения контракта в ЭИБ в течение 30 дней с даты его под¬ писания, 2) контракт должен отвечать ряду условий, в ча¬ стности условиям платежа, контрактная стоимость выплачи¬ вается японскому экспортеру четырьмя соответствующими взносами: а) 25% при подписании контракта; б) 25% при закладке киля; в) 25% при спуске судна на воду; г) 25% при поставке судна. Часть стоимости каждого взноса опла¬ 164
чивается за счет кредитов японских банков и остальная часть — из других источников. ВТБ по поручению совет¬ ского импортера (объединения) открывает безотзывный аккредитив на сумму, подлежащую финансированию по кредитному соглашению. При погашении кредита составляется график платежей, утверждаемый сторонами. В качестве примера приведем контракт от 23 июня 1977 г. между В/О «Судоимпорт» и японской компанией «Исикавадзима-Харима дзюкогё> на поставку в СССР плавучего дока. Японской стороной был предоставлен коммерческий кредит на часть контрактной стоимости дока, который погашается равными полугодовы¬ ми долями, начиная через шесть месяцев с даты поставки дока японским продавцом. Указанные платежи произво¬ дятся советским покупателем против счетов продавца, ко¬ торые направляются покупателю по крайней мере за один месяц до обусловленного срока платежа по кредиту. Пла¬ тежи осуществляются посредством телеграфного перевода: уплачивается процентная ставка с общей невыплаченной суммы основного долга. В обеспечение кредита советский покупатель за одну неделю до поставки дока предоставля¬ ет японскому продавцу безотзывную гарантию ВТБ на кре¬ дитуемую часть контрактной стоимости плюс проценты, подлежащие уплате. Расчеты во внешней торговле между СССР и Японией до начала 60-х годов велись в английских фунтах стерлин¬ гов. Затем они были заменены долларом США, а с начала 70-х годов кроме доллара стала применяться, особенно в советском импорте, и японская иена. Тем не менее доллар продолжает применяться во внешнеторговых расчетах. Он же наряду с иеной является и валютой, в которой устанав¬ ливаются контрактные цены. В связи с этим расчеты в со¬ ветско-японской торговле и по другим направлениям вза¬ имных экономических связей испытывают негативные явления, связанные с резкими колебаниями курсов капита¬ листических валют, их инфляционным обесценением, зна¬ чительным повышением процентных ставок на междуна¬ родных рынках ссудного капитала и т. д. Валютно-кредит¬ ные отношения СССР с Японией, естественно, не могли ос¬ таться в стороне от этих явлений, испытывая в ряде случа¬ ев их неблагоприятное воздействие. Возникает, в частности, проблема валютных рисков и валютных потерь. В совет¬ ско-японской практике специальные валютные оговорки, которые позволили бы уменьшить эти риски и потери, не получили широкого распространения, и совсем не применя- 165
ются золотые оговорки. Возникающие поэтому риски и по¬ тери в тех или иных пропорциях распределяются между сторонами. Средством, которое в определенной мере могло бы урав¬ новесить валютные риски, представляется переход в экс¬ порте и импорте на расчеты в одинаковых валютах. Есть предпосылки для этого перехода: значительная часть со¬ ветско-японской торговли, и прежде всего импорта из Япо¬ нии, обслуживается иеной. Вместе с тем широкое исполь¬ зование иены в советско-японской торговле вызывает необ¬ ходимость поддержания на счетах значительных средств для бесперебойных выплат по аккредитивам и другим пла¬ тежам. С другой стороны, определенную роль играет то обстоя¬ тельство, что в Японии нет отделений советских банков, а в СССР — японских. Советская сторона еще с конца 60-х годов ставит этот вопрос, однако наталкивается на стремление японской стороны получить для отделений сво¬ их банков в СССР таких преимуществ (например, право коммерческой деятельности), которые противоречат зако¬ нодательству СССР. 2 Виды и условия кредитов В практике советско-японских экономиче¬ ских отношений, определяемой в значительной мере струк¬ турой взаимной торговли и совместной разработкой при¬ родных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, сложилось положение, при котором кредиты предоставляются глав¬ ным образом японской стороной. В противном случае ее машины и оборудование были бы неконкурентоспособны на советском рынке, и она не смогла бы получать ценное сырье с совместных проектов. Кредиты японской стороны делятся на фирменные и банковские. Первые предоставляются частными японскими компаниями при поддержке коммерческих банков совет¬ ским внешнеторговым объединениям на закупку некоторых видов машин и оборудования, в том числе для совместных экономических проектов по освоению природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока. По срокам все они являются долгосрочными. После второй мировой войны Советский Союз впервые использовал фирменный кредит японской стороны в 1961 го- 166
ду в объеме 13,5 млн. долл, при закупке у компании «Син Мицубиси когё» оборудования по производству газетной бумаги. Впоследствии объем подобного рода кредитов уве¬ личивался и достиг максимума в 1975—1976 годах. Указан¬ ные кредиты предоставляются, как правило, в долларах США. Процентная ставка по ним варьируется, а срок по¬ гашения колеблется. На основе фирменных кредитов ком¬ паний «Атака сангё» и «Кавасаки дзюкогё» (23 млн. долл.) в Японии был закуплен завод по производству контейне¬ ров, установка по непрерывному закаливанию холоднока¬ таного стального листа («Ниссё-Иваи», «Ниппон кокан» — 52 млн. долл.) и другое оборудование. Фирменные кредиты использовались также для реализации соглашения о пос¬ тавках из СССР в Японию леса и лесоматериалов (первое лесное соглашение, 133 млн. долл.), строительства порта Восточный в бухте Врангеля (80 млн. долл.), поставках в Японию технологической щепы и балансового долготья ли¬ ственных пород (45 млн. долл.) и др. Банковские кредиты предоставляются ЭИБ Японии сов¬ местно с консорциумами японских банков. Так, по проекту поставок из СССР в Японию южноякутских коксующихся углей кроме ЭИБ участвуют еще 23 коммерческих банка. При этом доля ЭИБ в кредитах варьируется в зависимости от стоимости средств на рынке для коммерческих банков. Как правило, банковские кредиты по своим условиям бла¬ гоприятнее, чем фирменные. Указанные кредиты позволяют советской стороне выбирать на японском рынке наиболее подходящих поставщиков оборудования, используя при этом обычную практику конкуренции между ними. Фирменные и банковские кредиты различаются следу¬ ющим образом. В японской практике по сделкам на сумму более 100 млн. долл., как правило, предоставляются бан¬ ковские кредиты. Сделки с объемом от нескольких десят¬ ков тысяч до 100 млн. долл, осуществляются на основе кре¬ дитов поставщика или фирменных кредитов, а сравнитель¬ но небольшие сделки (до нескольких десятков тысяч дол¬ ларов) — на основе наличных расчетов. Это не исключает широко применяемую практику сочетания перечисленных форм кредитов и расчетов в одном контракте. На протяжении 50-х — первой половины 60-х годов бан¬ ковские кредиты Японией Советскому Союзу не предос¬ тавлялись. Связано это было с тем, что японская сторона придерживалась условий Бернского соглашения ведущих капиталистических стран о кредитах, заключенного в 1958 году. По нему запрещалось предоставление СССР 167
кредитов на срок более пяти лет по стратегическим сообра¬ жениям. В 1964 году ЭИБ Японии обеспечил средства бан ков в предоставлении СССР коммерческого кредита в 10 млн. долл, на восемь лет для закупки комплектного обо¬ рудования по производству мочевины. Типичные банковские кредиты, получившие впоследст¬ вии значительное развитие, впервые были предоставлены СССР по протоколу о кредитах от 22 апреля 1974 г. В со¬ ответствии с протоколом, до настоящего времени являю¬ щимся крупнейшей сделкой между двумя странами, ЭИБ Японии предоставил в иенах кредит, эквивалентный 450 млн. долл., на разработку Южноякутского месторожде¬ ния коксующихся углей, 550 млн. долл. — для реализации соглашения о поставках леса и лесоматериалов в Японию (второе Генеральное соглашение по лесу) и 100 млн. долл.— для дополнительной геологоразведки месторождений якут¬ ского природного газа. Последний, правда, не был пол¬ ностью реализован, поскольку в 1976 году СССР и Япония договорились об использовании японского кредита на этот проект в объеме 25 млн. долл. В 1981 году стороны подпи¬ сали соглашение об использовании иенового кредита, эк¬ вивалентного 957 млн. долл., для реализации третьего Ге¬ нерального соглашения по лесу. Подписание генеральных и кредитных соглашений по совместным проектам освоения природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока сопро¬ вождается обменом письмами между правительствами СССР и Японии о том, что они будут способствовать реа¬ лизации подписанных соглашений. На основе банковских кредитов в СССР продавалось также комплектное оборудование в виде заводов по про¬ изводству аммиака; сложных химических удобрений, уста¬ новки по переработке попутного нефтяного газа, хлоропре¬ нового каучука и т. д., а также трубы большого диаметра. Почти все подобного рода кредиты имеют более благопри¬ ятнее условия, чем фирменные. Благодаря банковским кре¬ дитам японская сторона в условиях жесткой конкуренции на советском рынке с американскими и западноевропей¬ скими фирмами сумела, особенно на протяжении 70-х го¬ дов, получить крупные экспортные заказы СССР на пос¬ тавку машин и оборудования. Не случайно японские спе¬ циалисты отмечают, что «банковские кредиты ЭИБ Совет¬ скому Союзу стали мощным стимулятором дальнейшего развития торговли между Японией и СССР»2. На СССР приходилась значительная часть всех креди¬ тов, предоставленных банком другим странам3. ЭИБ, та¬ 168
ким образом, играет важную позитивную роль в японо-со¬ ветских экономических отношениях, его руководители неод¬ нократно бывали в Советском Союзе. Достигнутый уровень развития взаимных торгово-эко¬ номических и кредитных отношений поставил поэтому на повестку дня вопрос о заключении между двумя странами долгосрочного кредитного соглашения на межправительст¬ венном уровне. Такого рода соглашения подписаны Совет¬ ским Союзом с Францией, Австрией и некоторыми други¬ ми западноевропейскими странами. В соответствии с ними СССР на определенный срок (обычно на 5 лет) выделяет¬ ся крупная сумма кредитов с государственной поддержкой, которые советская сторона использует для закупки необ¬ ходимых ей товаров. Генеральные кредитные соглашения, отражая определенный уровень развития взаимных эконо¬ мических и политических отношений, весьма выгодны парт¬ нерам, позволяя одному из них без излишних формальных процедур получать кредиты, а другому — получать круп¬ ные экспортные заказы. СССР неоднократно ставил перед Японией вопрос о за¬ ключении подобного соглашения. Японская сторона, одна¬ ко, пока не готова к подписанию межправительственного долгосрочного кредитного соглашения. Японские деловые круги отдают себе отчет в том, что в этих условиях серьезно страдают их интересы, и призывают изменить сложившуюся систему кредитования. По мнению бывшего управляющего директора ЭИБ Ф. Араки, «в каче¬ стве дальнейшего направления (экономических отношений с СССР. — Авт.) необходимо принять такие новые формы, какие осуществляют другие страны, то есть применить дол¬ госрочные кредиты. Неестественно, что Япония применяет ту же форму кредитования, которая осуществлялась 10— 15 лет назад»4. Видный политический деятель Японии, де¬ путат парламента от либерально-демократической партии Т. Косака также считает целесообразным для Японии «за¬ нять более позитивную позицию в отношении экономиче¬ ского сотрудничества с Советским Союзом в развитии Си¬ бири и других делах, включая ожидающий решения вопрос о предоставлении генеральных банковских кредитов, в ка¬ честве эффективной меры предотвращения ухудшения ее отношений с Советским Союзом»5. Полный отказ правительства Японии от каких бы то ни было мер дискриминации по отношению к СССР — таково первое и необходимое условие дальнейшего развития ва¬ лютно-кредитных отношений между СССР и Японией.
ГЛАВА VIII ЗНАЧЕНИЕ ВЗАИМНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ Восточные районы Советского Союза, Сибирь и Дальний Восток, как интегральные части едино¬ го народнохозяйственного комплекса страны, играют важ¬ ную роль в международном разделении труда. Курс на использование их природных богатств в общегосударствен¬ ных интересах был определен В. И. Лениным еще в пер¬ вые годы после победы Великой Октябрьской социалисти¬ ческой революции. При этом основатель Коммунистичес¬ кой партии и Советского государства подчеркивал не только государственную, с точки зрения Страны Советов, но и международную важность использования ресурсов Сибири, при котором учитывались бы взаимные интересы участников сотрудничества. Он говорил, что есть возмож¬ ность поднять всемирную технику, если капиталистические страны вступят в правильные сношения с нами Эти ленинские положения сохраняют свое значение и в современных условиях, когда Советский Союз находится на этапе развитого социализма. Экономическое сотрудни¬ чество с другими странами помогает экономии труда и материальных ресурсов, способствует ускорению техниче¬ ского прогресса, выигрышу времени. На достижение этого ориентирована деятельность плановых органов страны, всего хозяйственного механизма, связанного как с про¬ изводством экспортной продукции, так и эффективным использованием поступающих из-за рубежа техники, ма¬ териалов, новинок технологии, товаров широкого потреб¬ ления. 170
Импорт машин и оборудования из Японии для развития экономики Сибири и Дальнего Востока С ускоренным развитием производитель¬ ных сил восточных районов СССР, особенно начавшимся в 70-е годы, возрос их удельный вес в экономике страны. Важное значение в этом плане имело превращение Сиби¬ ри в главную топливно-энергетическую базу Советского Союза, включение в народнохозяйственный оборот ранее открытых месторождений газа в зоне Западно-Сибирской низменности. В Сибири сосредоточено 3/4 потенциальных топливно-энергетических ресурсов страны, половина запа¬ сов сырья и леса2. В 1970 году из 353 млн. т нефти и газового конденсата, добытых в СССР, на долю Сибири приходилось 28 млн. т3. В 1975 году из 490 млн.т союзной добычи было добыто в Сибири уже 143 млн. т, то есть прирост производства был на 80% обеспечен за счет восточных районов. В 1983 го¬ ду из 616 млн. т нефти и конденсата, добытых в СССР, на Сибирь приходилось примерно 330 млн. т. Поля во¬ сточных районов будет возрастать в общесоюзной добыче нефти и конденсата высокими темпами и на всем протя¬ жении одиннадцатой пятилетки. В 1985 году из 620 — 645 млн. т союзной добычи сибирская часть должна соста¬ вить 385—395 млн. т, то есть примерно 60%. Близки к нефтедобыче и темпы роста производства га¬ за на востоке страны. В 1983 году на промыслы Западной Сибири приходилось около 40% общесоюзной добычи — 215 млрд. куб. м. В 1985 году из 600—640 млрд. куб. м га¬ за, добываемого в стране, на Сибирь будет приходиться 330—370 млрд. куб. м, примерно 55%. «Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981 —1985 годы и на период до 1990 года» предусматривают комплексное освоение при¬ родных богатств и развитие производительных сил Сибири и Дальнего Востока. Роль этих районов в экономике стра¬ ны будет возрастать и далее. В Сибири планируются ускоренный рост топливной промышленности, электроэнергетики, цветной металлур¬ гии, химической, нефтехимической, лесной, деревообраба¬ тывающей и целлюлозно-бумажной, микробиологической 171
промышленности, строительной индустрии, укрепление продовольственной базы. Особое внимание уделяется даль¬ нейшему развитию крупнейшего территориально-производ¬ ственного комплекса на северо-западе Сибири, где наме¬ чается значительно расширить добычу нефти и газа. На Дальнем Востоке планируется обеспечить дальней¬ шее развитие цветной металлургии, нефтеперерабатываю¬ щей, рыбной, лесной, деревообрабатывающей и целлюлоз¬ но-бумажной промышленности, увеличение производства сои, риса и другой сельскохозяйственной продукции. Будет развернута работа по хозяйственному освоению зоны, тяготеющей к Байкало-Амурской магистрали. Реализация планов по развитию Сибири и Дальнего Востока открывает широкие возможности для развития сотрудничества с Японией, выгодного для обеих сторон. В Советском Союзе, наряду с обеспечением общегосудар¬ ственных интересов, такое сотрудничество отвечает и ре¬ шению региональных задач. Как и прежде, развитие вос¬ точных районов будет определяться прежде всего внутрен¬ ними потребностями и возможностями страны. Вместе с тем взаимовыгодное партнерство с высокоразвитой эко¬ номикой Японии могло бы способствовать более быстрому включению ресурсов восточных районов в хозяйственный оборот СССР. Осуществление проектов развития Сибири и Дальнего Востока с участием японских фирм позволяет решать и другую важную задачу: укреплять отношения доверия и добрососедства двух непосредственно граничащих друг с другом стран. Заключенные между ними контракты, про¬ екты сотрудничества устремлены к созидательным целям, они не ущемляют ничьих интересов. Поставки машин и оборудования из Японии с точки зрения их использования в экономике Сибири и Дальнего Востока имеют некоторые особенности. Во-первых, эти поставки направляются в значительной степени на увели¬ чение производства той продукции, которая занимает су¬ щественное место и в советском экспорте на японский рынок. Это касается развития ранее сложившихся пред¬ приятий и отраслей, а также создания новых предприятий добывающей и перерабатывающей промышленности. Во- вторых, машины и оборудование из Японии используются для улучшения транспортных возможностей Сибири и Дальнего Востока, которые нередко лимитируют объемы вывоза экспортных грузов из восточных районов СССР. 172
Особенно большой эффект для развития районов Сиби¬ ри и Дальнего Востока дают компенсационные соглаше¬ ния, осуществляемые совместно с японской стороной. В соответствии с Генеральными соглашениями по ле¬ су, между СССР и Японией осуществляются расширение, модернизация и реконструкция ряда крупных лесозагото¬ вительных хозяйств. В частности, на Матайском лесопунк¬ те Хорского леспромхоза, в Подгорском лесопункте Нико¬ лаевского леспромхоза в Приморском крае, на Джалин- динском лесопункте Талданского леспромхоза в Амурской области широко используются импортная техника и соот¬ ветствующая ей технология. Например, доля лесовозов, закупленных в Японии, со¬ ставляет в общем парке лесовозной техники объединения «Дальлеспром» свыше 70%. Поступления высокопроизво¬ дительной техники способствовали существенному росту лесозаготовок на Дальнем Востоке. Закупленная по компенсационным соглашениям японская техника позво¬ лила повысить производительность труда на различных операциях, увеличить выпуск продукции, сократить числен¬ ность рабочих на операциях. Так, за счет применения высокопроизводительной импортной техники леспромхозы края получили условное сокращение количества лесовоз¬ ных машин на 53% 4. Обычный срок действия компенсационных соглашений по лесу — пять лет. Примерно такого же времени требует и строительство компенсационных объектов в лесной про¬ мышленности. Поскольку расчет за поставки оборудова¬ ния начинается раньше, чем завершается создание ком¬ пенсационных предприятий, в оплату идут поставки лесо¬ материалов с уже действующих предприятий. Таким образом, реконструированные, с использованием ком¬ пенсационного оборудования предприятия основную часть последующего амортизационного срока могут рабо¬ тать для поставок продукции по народнохозяйственному плану. Выгоды японской стороны также очевидны: ей не нужно ждать ввода в действие поставленной техники, что¬ бы получать продукцию. В дальнейшем японские партне¬ ры могут получать в возрастающих количествах продук¬ цию, выработанную с использованием их техники. Значительные поставки машин и оборудования осу¬ ществляются из Японии по соглашению о сотрудничестве в разработке Южноякутского угольного бассейна. Совет¬ 173
ские организации используют, в частности, японскую тех¬ нику и материалы при строительстве Нерюнгринского угольного разреза мощностью 13 млн. т угля в год, обога¬ тительной фабрики производительностью 9 млн. т в год, ГРЭС, предприятий по ремонту и обслуживанию горно¬ транспортного и обогатительного оборудования, жилых до¬ мов и т. п. В первые годы реализации компенсационного соглаше¬ ния оплата происходит за счет поставок коксующегося уг¬ ля с действующих шахт Кузнецкого угольного бассейна. Что же касается Южноякутского бассейна, то после того как в Нерюнгри будет снят верхний слой окислившихся углей, которые идут на энергетические цели в соответствии с потребностями хозяйственного развития советского Дальнего Востока, начнется добыча коксующегося угля марки «К». С 1985 года и до рубежа столетия этот уголь будет частично поставляться в Японию в оплату компенса¬ ционного оборудования. Поставке ежегодно подлежат 5 млн. из 13 млн. т угледобычи в год. Остальная, большая часть пойдет советским потребителям, причем это будет ценный уголь, обработанный на обогатительной фабрике. Производство такого угля создает важные предпосылки для формирования новой металлургической базы на Дальнем Востоке. Аналогично тому как распределяется уголь, добывае¬ мый с использованием японской техники в Южной Якутии, предполагается распределять нефть или газ, разведка ко¬ торых ведется на шельфе Сахалина на основании соот¬ ветствующего советско-японского Генерального согла¬ шения. Для осуществления поисковых работ на шельфе из Японии было получено высокопроизводительное оборудо¬ вание, дающее возможность вести разведку недр на значи¬ тельной глубине, в условиях сложной ледовой и общей морской обстановки. Так, фирма «Мицуи» поставила пла¬ вучую установку самоподъемного типа «Оха», позволяю¬ щую осуществлять на морском шельфе бурение скважин глубиною до 8 тыс. м5. Помимо производства геологораз¬ ведочных работ за период с 1976 года была создана про¬ изводственно-техническая база на Сахалине, оборудован¬ ная техникой, закупленной в счет соглашения. Приобретено также необходимое геофизическое оборудование, пере¬ оборудованы два советских судна под географические су¬ да, пущен в эксплуатацию вычислительный центр, поста¬ вленный французской фирмой. Советский Союз получил 174
возможность учесть накопленный японскими специали¬ стами опыт глубоководного бурения. Поиск месторождений нефти и газа на шельфе Саха¬ лина, а равно и ведущаяся с японским участием дораз¬ ведка газовых месторождений Якутии призваны не только обеспечить в дальнейшем поставки энергетического сырья в Японию. Эксплуатация выявленных месторождений по¬ может улучшить топливно-энергетический баланс восточ¬ ных районов СССР, повысить устойчивость их экономики, придаст ей дополнительную весомость в народном хо¬ зяйстве страны, создаст условия для развития других от¬ раслей индустрии. Интересен в связи с этим и такой пример сотрудниче¬ ства с Японией в топливно-энергетической области. По соглашению от 26 июля 1976 г. японская сторона предо¬ ставила СССР кредиты на сумму около 450 млн. долл, для строительства в СССР целого ряда заводов, в том числе трех заводов по переработке попутного нефтяного газа в Тюменской области6. Пуск этих заводов позволит СССР сохранить для нужд народного хозяйства около 10 млрд. куб. м газа, что равноценно дополнительной до¬ быче примерно 10 млн. т нефти7. Экспорт в течение толь¬ ко одного года половины сэкономленной таким образом нефти, исходя из существующих мировых цен, в состоя¬ нии покрыть указанный кредит. Но самое главное — создаются условия для утилизации ценного сырья — по¬ путного газа, который прежде, в основном, сжигался на нефтепромыслах. Характерной особенностью использования импортной, в том числе и японской, техники на компенсационных объектах, а также на других промышленных предприяти¬ ях и стройках Сибири и Дальнего Востока является ее использование в комплексе с советскими машинами и оборудованием. Это позволяет выявлять положительные стороны раз¬ личных образцов, проверять возможность их применения в экстремальных условиях, вырабатывать наиболее целесо¬ образные схемы и методы использования техники, доби¬ ваться ее совершенствования. Например, на ряде предприятий Восточной Сибири, связанных с поставками лесоматериалов на экспорт, было проведено сопоставление эксплуатационных качеств и эко¬ номических показателей валочно-пакетирующих машин, снабженных захватно-срезающим устройством. Была ис¬ пользована прежде всего техника тех стран, в том числе 175
ориентация советских внешнетор- на приобретение самой совер- и Японии, которые имеют богатый собственный опыт в лесном хозяйстве. Применение зарубежной техники позволило выявить степень увеличения производительности труда при маши¬ низации лесосечных работ в Восточной Сибири, а также выработать оптимальные схемы полностью механизирован¬ ной валки и трелевки деревьев на лесосеках. Были найде¬ ны пути совершенствования советской техники, а также рекомендованы методы повышения надежности машин и оборудования зарубежных фирм. Польза от этого экспе¬ римента была взаимной для советских предприятий и партнеров из-за рубежа8. Существенной стороной использования в Сибири и на Дальнем Востоке японского оборудования является воз¬ можность повысить квалификацию специалистов и тем са¬ мым содействовать его внедрению в производство. В этой связи существенна говых организаций шенной техники, способной заменить наибольшее число рабочих рук. В Сибири, и прежде всего в ее северных районах, эта сторона дела особенно важна, так как здесь затраты на каждого работающего несравненно более ве¬ лики, чем в других зонах страны. Стоимость обустройст¬ ва и содержания одного работника в Сибири в среднем обходится в 2,5 раза дороже, чем в обжитых среднеши¬ ротных районах. Особенно велики эти издержки в зонах пионерского освоения, где обустройство одного работаю¬ щего обходится в 17—20 тыс. рублей, а в отдельных рай¬ онах Приполярья превышает 60 тыс. рублей9. Поставляемая в Сибирь и на Дальний Восток техника, в том числе и приобретаемая у зарубежных партнеров, должна обладать большой единичной мощностью, эксплуа¬ тационной выносливостью, доступностью для ремонта в различных погодных условиях, стойкостью перед воздей¬ ствием экстремальных проявлений климата. Эксплуатация машин и оборудования, закупаемых в Японии и других странах при высокой требовательности советских заказчиков, выдвинула задачу специальной под¬ готовки кадров, которые обеспечивали бы ее надежное со¬ держание и эффективное использование. В Сибири и на Дальнем Востоке была создана целая система подготовки и переподготовки специалистов для работы на машинах и оборудовании, поставляемых из Японии и других стран. Примечателен опыт организации подготовки для работы на импортной технике, в том числе на бульдозерах «Ко¬ Ив
мацу», в тресте «Бамстроймеханизация» — одном из наи¬ более крупных предприятий на строительстве БАМа. Для этой цели в тресте был организован специальный учебный пункт, где проводились занятия с рабочими, имеющими высокую квалификацию при использовании аналогичной советской техники. Учебный пункт оборудован наглядны¬ ми пособиями, образцами машин, плакатами, кинофиль¬ мами, слайдами, помогающими повысить качество обуче¬ ния, сделать его процесс насыщенным 10. Качественная подготовка машинистов, бульдозеристов, стропальщиков, рабочих других квалификаций позволяет высокопроизводительно использовать дорогостоящую им¬ портную технику, содержать ее с соблюдением эксплуа¬ тационных норм и вместе с тем выявлять возможности как для ее совершенствования, так и для параллельного улучшения механизмов отечественного производства. Про¬ фессия машиниста, работающего на зарубежной, в том числе и японской, технике, стала достаточно распростра¬ ненной в Советском Союзе. Осуществление компенсационных соглашений с Япони¬ ей, наряду с положительными сторонами, выявило и некоторые другие обстоятельства, имеющие немаловажное значение для развития экономики Сибири и Дальнего Востока. Стала еще более очевидной, например, задача не допустить закрепления сырьевой направленности экспорта региона. Нельзя допускать и того, чтобы поставки по компенсационным соглашениям подменили или вытеснили традиционный вывоз леса, поскольку это ухудшило бы коммерческие возможности внешнеторговых организаций. Большого внимания требуют и вопросы соотношения в лесозаготовительной отрасли техники отечественного про¬ изводства и импортного оборудования, с тем чтобы не создавалось какой-либо зависимости от внешних рынков. Важным фактором увеличения народнохозяйственной эф¬ фективности компенсационных соглашений является чет¬ кий ритм работ в области капитального строительства, своевременная сдача в эксплуатацию компенсационных объектов. Развитие индустриальной базы и инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке создает существенные предпосылки дальнейшего расширения участия этих районов во внешнеэкономических связях СССР, особенно с соседней Японией. Речь идет прежде всего о возможно¬ сти повысить степень переработки сырья, вывозимого за рубеж. 7-747 177
На повестке дня, в частности, стоит сотрудничест¬ во по углублению переработки древесины, с тем чтобы вместо круглого леса из Сибири и Дальнего Востока пре¬ имущественно вывозилась более компактная и ценная .продукция — пиломатериалы, фанера, древесностружечная плита, целлюлоза и т. д. Это отвечало бы взаимным ин¬ тересам СССР и Японии, способствовало бы лучшему ис¬ пользованию производительных сил Сибири и советского Дальнего Востока. В разработках экономистов и производственников вы¬ двигаются предложения о целесообразности создания не только заводов-гигантов по переработке древесины, но и о дополнении их серией более мелких предприятий, которые могли бы дислоцироваться в удобных с точки зрения транспортных возможностей, но менее богатых лесом райо¬ нах. Это создавало бы разветвленную производственную сеть, позволяло бы эффективнее использовать сырьевой потенциал. Большие перспективы советско-японское сотрудничест¬ во имеет в области химии и нефтехимии. Восточные райо¬ ны СССР располагают для этого хорошими возможностя¬ ми. Здесь разнообразная сырьевая база, достаточно круп¬ ная энергетика, большие ресурсы пресной воды, создана надежная транспортная сеть, имеются значительные пло¬ щади с небольшой концентрацией промышленного произ¬ водства. Немаловажно и то, что развитие химической индуст¬ рии, обеспечивающей поставки в Японию, позволило бы сократить в несколько раз транспортные расходы. Например, транспортировка химической продукции из нефти в 8—10 раз дешевле перевозок самой нефти, не го¬ воря уже о других видах сырья. Наряду с общегосударственными интересами и выго¬ дами международного сотрудничества, размещение пред¬ приятий химии в Сибири и на Дальнем Востоке имеет большое значение с точки зрения регионального развития. Это позволяет углубить комплексность в использовании местных производительных сил, повышать роль восточ¬ ных районов в народном хозяйстве страны, лучше обеспе¬ чивать их продукцией химической индустрии и ускорять за счет этого темпы технического прогресса. Перспективным представляется развертывание в Си¬ бири и на Дальнем Востоке работ по производству жид¬ ких видов горючего из твердого топлива. Запасы камен¬ 178
ного угля в нескольких сибирских бассейнах исчисляются огромными величинами11. Залегания некоторых ресурсов близ поверхности и размещение их вдоль существующих железнодорожных путей делают чрезвычайно удобной ине- дорогой крупномасштабную разработку. Например, от¬ крытая добыча энергетических углей в Канско-Ачинском бассейне позволяет производить самое дешевое в СССР топливо. Его запасы дают возможность извлекать в год до миллиарда тонн. Такая сырьевая основа служит важней¬ шей предпосылкой организации производства жидкого горючего в больших масштабах. В связи с этим планом эко¬ номического и социального развития СССР на одиннадца¬ тую пятилетку предусматривается создание в Канско- Ачинском бассейне первых установок по производству жидкого горючего. Это направление создания новых ви¬ дов топлива имеет большие возможности и для между¬ народного сотрудничества. Интересы обеих стран органи¬ чески дополняли бы друг друга. Немалые возможности имеются и для советско-япон¬ ского сотрудничества в создании в восточных районах Со¬ ветского Союза новой металлургической базы. В один¬ надцатой пятилетке будет продолжено формирование Юж¬ ноякутского территориально-производственного комплекса, завершено строительство угольного разреза, обогатитель¬ ной фабрики и первой очереди Нерюнгринской ГРЭС. В перспективе — создание мощной современной металлурги¬ ческой базы на основе Южноякутских железорудных и угольных месторождений, которая будет обеспечивать сво¬ ей продукцией не только Дальний Восток, но и районы Сибири. Примечательной стороной такого взаимодействия яв¬ ляется определенная перспективность его последующего углубления и развития, так как за первым металлургиче¬ ским циклом последует второй, третий, четвертый. В Сибири и на Дальнем Востоке, наряду с крупными предприятиями черной металлургии, могли бы быть соз¬ даны так называемые мини-заводы, придающие гибкость металлургическому производству. Речь идет о сталелитей¬ ных, прокатных заводах, заводах по производству мети¬ зов мощностью от 50 тыс. до 200 тыс. т металлопродукции, которые могут быть созданы вблизи мест потребления и ориентироваться в ассортименте продукции исключительно на местный спрос машиностроительной индустрии, стро¬ ительства, судоремонтных предприятий и т. д. В этой обла¬ сти может найтись место для привлечения партнеров и 7* 179
из-за рубежа, прежде всего Японии, имеющей собствен¬ ный богатый опыт металлургического производства. Приближается время широкого использования природ¬ ных ресурсов, расположенных вдоль трассы БАМа. Зона влияния магистрали составляет территорию в 1,5 млн. кв. км'2. В районах, примыкающих к БАМу, рас¬ положены месторождения железных руд, цветных и ред¬ ких металлов, слюды, асбеста, поваренной соли, коксую¬ щихся углей и ряда других полезных ископаемых. Кроме того, здесь сосредоточены значительные запасы древесины. Богаты и гидроэнергетические ресурсы. Поисками и раз¬ ведкой полезных ископаемых вдоль трассы БАМа занято около 20 тыс. рабочих и специалистов 13. Уже выявлены прогнозные запасы легкообогатимых железных кварцитов на территории Чаро-Токинского райо¬ на— по богатству, возможно, второго после Курской маг¬ нитной аномалии; на севере Читинской области заверша¬ ется разведка Удоканского месторождения медной руды. Севернее Байкала подтверждены высокие перспективы Холоднинского полиметаллического рудного поля. Выяв¬ лены новые оловянорудные районы. В Южной Якутии открыто Селигдарское месторождение апатитов, в Удско- Селимджанской впадине — фосфоритов. В Северной Бу¬ рятии открыто комплексное месторождение, из руд которо¬ го можно получать глинозем, калийные удобрения и дру¬ гие компоненты. В зоне БАМа открыто 52 месторождения разнообразных строительных материалов14. Обнаружены структуры, перспективные на нефть и газ. С проведением железнодорожной магистрали становится доступным к освоению уникальное «Молодежное» место¬ рождение длинноволокнистых сортов хризатил-асбеста с запасами, исчисляемыми 18 млн. т руды 15. В районе БАМа живет и трудится около 1 млн. человек, и разрабатываются меры для привлечения еще такого же числа людей для формирования здесь промышленных узлов, освоения ресурсов края 16. От этой железнодорож¬ ной магистрали, таким образом, и от развития транспорт¬ ной сети региона в целом во многом зависит успешное осу¬ ществление как действующих, так и перспективных проек¬ тов советско-японского экономического сотрудничества. Несмотря на наличие в зоне БАМа сырьевых ресурсов, пользующихся высоким спросом на мировом рынке, созда¬ ние здесь производств, ориентированных на экспорт, представляется непростой задачей. Сложность этой зада¬ чи тем более возрастает, что в современных условиях за¬ 180
нять прочные позиции на внешних рынках может лишь продукция, в полной мере отвечающая мировым стандар¬ там. Отмечая эту сложность, нельзя упускать из виду, с другой стороны, те исключительные возможности, кото¬ рыми располагают восточные районы СССР. Богатство ресурсов, их концентрация позволяют вести здесь работу в самых крупных масштабах с использованием наиболее производительной техники. Существенно и то, что здесь предстоит не перестраивать старое производство, а созда¬ вать новое, которое может и должно быть ориентировано в будущее. В целом БАМ даст возможность существенно повысить экономический потенциал Сибири и Дальнего Востока, расширить экспортные ресурсы восточных районов, роль которых во внешней торговле СССР в связи с этим воз¬ растает. Развитие инфраструктуры дальневосточного региона Экономические связи СССР с Японией ак¬ тивно используются при решении некоторых вопросов раз¬ вития транспортной сети в Сибири и на Дальнем Востоке. Как отмечалось на XXVI съезде КПСС, «перемещение энергетики и сырьевой базы на Восток требует ускорить развитие дорог, трубопроводов, аэропортов в Сибири и на Дальнем Востоке»17. Помимо внутрисоюзных транс¬ портная сеть региона активно участвует и в экспортно¬ импортных перевозках. Так, на Дальний Восток прихо¬ дится примерно 6% общесоюзных перевозок внешнеторго¬ вых грузов в целом и более 11%—морским транспортом. Таким образом, прослеживаются такие немаловажные и взаимосвязанные направления, как создание и укрепление транспортных средств, обеспечивающих поставки совет¬ ских товаров в Японию и другие страны, а также разви¬ тие транспорта общего народнохозяйственного назначе¬ ния. Крупнейшим объектом советско-японского сотрудниче¬ ства в транспортном строительстве стал порт Восточный в тихоокеанской бухте Врангеля близ города Находки. В 1979 году была сдана в эксплуатацию первая очередь этого глубоководного порта, включающая специализиро¬ 181
ванные комплексы по переработке круглого леса (произ¬ водительность — 360 тыс. т в год), щепового комплекса для загрузки в трюмы кораблей древесной щепы (800 тыс. т), контейнерного терминала, пропускающего в год до 700 тыс. контейнеров международного стандарта, угольного перегрузочного комплекса производительностью 6,2 млн. т угля в год. Планируемое дальнейшее расшире¬ ние порта позволит осуществлять в нем ежегодно пере¬ работку 35—40 млн. т различных грузов. В результате Восточный станет крупнейшим морским портом Советского Союза 18. Введенные в строй в порту Восточный мощности созда¬ ли условия для осуществления широких транспортных операций со многими странами, а также для решения ряда проблем доставки грузов в другие точки советского Дальнего Востока. Так, контейнерный терминал порта Восточный в немалой степени содействовал утверждению на международном рынке транспортных услуг нового «су¬ хопутного моста», связывающего Тихий океан с Балтикой. Крупнотоннажные контейнеры значительно ускорили гру¬ зовые операции, обеспечили экономию транспортных рас¬ ходов по крайней мере на ’/5. В результате год от года возрастает часть грузов, доставляемых в оба направления между Европой и тихоокеанскими странами по Трансси¬ бирской магистрали. Во второй половине 80-х годов к этим операциям под¬ ключится и Байкало-Амурская магистраль. Транспортные услуги стали одной из важных сторон советского участия в международных хозяйственных связях, и их значение будет неизбежно увеличиваться. Как известно, на транс¬ портные издержки падает до 10% оборота мировой торгов¬ ли, и широкое участие в этих операциях создает перспек¬ тиву ощутимых и стабильных выгод. Опыт международного использования контейнерного терминала в порту Восточный был активно применен и в других перевалочных пунктах Дальнего Востока. Так, он учитывался в сооружении контейнерного парома меж¬ ду портами Магадан и Ванино, то есть на линии, обслу¬ живающей чисто внутренние перевозки СССР. С 1981 го¬ да применение контейнеров здесь стало регулярным, обес¬ печив значительную экономию материальных ресурсов и трудовых затрат. Советский Союз использует внешнеэкономические свя¬ зи с Японией, в частности импорт строительной техники, при сооружении крупнейшего транспортного объекта стра¬ 182
ны — Байкало-Амурской железнодорожной магистрали общей протяженностью более 4200 км. Эти связи учитыва¬ ются в планах сооружения магистрали, они помогают сэкономить общие затраты труда, приблизить сроки ввода в строй новой транспортной артерии на востоке страны. К концу одиннадцатой пятилетки по всей трассе БАМа должно быть открыто сквозное движение. И хотя основ¬ ные строительные задачи останутся позади, строительство еще будет продолжаться, предстоят большие работы по обустройству магистрали. Здесь также велики возможно¬ сти международного сотрудничества. Но особый интерес представляет другой перспективный вопрос, а именно: с завершением сооружения БАМа приобретает актуальность необходимость включения сложившихся строительных коллективов в осуществление новых проектов. Такая перспектива предусмотрена решениями XXVI съезда КПСС, который постановил продолжить меридианальное ответвление от станции Угольная на север до Якутска. Это еще примерно 800 км нелегкого пути. Чем быстрее будут определены сферы приложения труда сложившихся коллективов строителей, а возможно и направления со¬ ветско-японского сотрудничества в этом деле, тем больше будет взаимный выигрыш сторон. Начало связей с японскими фирмами в области строи¬ тельства было положено при сооружении «малого БАМа», то есть меридианальной ветви, соединяющей БАМ и Транс¬ сибирскую магистраль через станцию Тында. Протяжен¬ ность ветки 397 км. Она давно действует, активно участ¬ вует в транспортировке южноякутского угля, добываемого на Нерюнгринском месторождении. Некоторые виды японской техники показали на этой стройке хорошие эксплуатационные качества. Стали про¬ изводиться закупки и для других участков магистрали. На строительстве самого крупного на БАМе и в СССР 15-километрового Северо-Муйского тоннеля используют¬ ся горнопроходческие установки фирмы «Фурукава». Бульдозеры «Комацу», краны «Като» интенсивно эк¬ сплуатируются на строительных площадках вдоль всей трассы. Установились рабочие связи между японскими фирма¬ ми и советскими мастерами, работающими на импортном оборудовании, что помогает совершенствованию техни¬ ки. По сообщениям местной прессы, на магистрали был испытан буровой агрегат фирмы «Като». Сделанные со¬ ветскими специалистами замечания были переданы фир¬ 183
ме. С учетом этих замечаний агрегат доработали в Япо¬ нии. В итоге были повышены рабочие качества машины, что отвечало интересам обеих сторон 19. Японская техника используется и для развития тран¬ спортной сети местного значения, особенно в районах, где производится заготовка древесины. Так, в счет креди¬ тов по второму Генеральному соглашению по лесу на Дальнем Востоке были построены автогрузосборочные магистрали общей протяженностью 755 км, проложено 52 км железнодорожного полотна от станции Золотая до станции Сукпай, реконструировано 109 км железнодорож¬ ного пути от Золотой до Кругликово. Расширен портовый пункт в бухте Пластун. Широкое применение японское оборудование получает и в другом направлении транспортного строительства — сооружении трубопроводов для перекачки нефти и газа Сибири. Обращение к импорту из Японии труб, оборудования и машин для прокладки трубопроводов связано с рядом обстоятельств. Самым существенным является то, что до¬ быча и транспортировка нефти и газа Сибири опережают развитие большинства других отраслей индустрии. В связи с трубопроводным строительством была закуп¬ лена, в частности, у японской фирмы «Кобэ сэйко» крупная партия промышленной арматуры, включающая вентили, задвижки, оборотные клапаны и другие приспособления для магистральных нефте- и газопроводов. Значительная партия труб большого диаметра была закуплена у японских фирм «Сумитомо киндзоку», «Синниппон сэйтэцу», «Ниппон кокан», «Кавасаки сэйтэцу». На прокладке газопроводов из северных районов Тюменской области находят применение трубоукладчики фирмы «Комацу», другая техника япон¬ ских фирм20. В перспективе экономические связи с Японией могли бы быть использованы для дальнейшего развития транспорт¬ ной сети восточных районов СССР. Это прежде всего отно¬ сится к проекту строительства второй очереди порта Вос¬ точный, реконструкции и расширению портового хозяйства других пунктов Дальнего Востока, некоторых железнодо¬ рожных линий. Центральное место среди них в ближайшие годы по-прежнему будет занимать сооружение БАМа и свя¬ занных с ним объектов. Большая пропускная способность магистрали откроет возможность использовать ее не толь¬ ко в качестве важного транспортного пути к тихоокеан¬ ским портам Советского Союза, но и в качестве дополни- 184
Тельного средства увеличения экспортных поставок, Транс¬ портировки многих грузов в страны Тихоокеанского бассейна, в том числе в Японию. ~ Дальний Восток 3 во внешней торговле с Японией Дальний Восток всегда занимал значитель¬ ное место в торговле между СССР и Японией. До Великой Октябрьской социалистической революции регион постав¬ лял на экспорт золото, рыбу и морепродукты, пушнину, соль, лекарственные растения. Одновременно регион выпол¬ нял важные транзитные функции в торговле России с Япо¬ нией и другими странами. Удельный вес дальневосточного экспорта в общем вывозе России составлял в среднем за период с 1903 по 1913 год 4%, а в импорте — 18%21. Столь значительная доля Дальнего Востока в импорте объясня¬ лась низким уровнем развития здесь производительных сил, в результате чего приходилось завозить значительные количества продовольствия (около 75% ввоза), топлива и потребительских товаров. Интенсивные экономические связи между регионом и Японией осуществлялись и после образования Советского государства, а на Дальнем Востоке — Дальневосточной Республики. В то время осуществлялся Наказ Совета Тру¬ да и Обороны местным советским учреждениям от 25 мая 1921 г., в котором говорилось: «В уездах и губерниях, со¬ седних с пограничными, есть возможности товарообмена и наблюдения над его постановкой. Затем возможно ...учас¬ тие в заграничном товарообмене даже весьма отдаленных от границы местностей»22. Наибольшего развития торговля Дальнего Востока с Японией достигла в 1929—1931 годах. Затем она сократи¬ лась, отражая общие тенденции в советско-японских отно¬ шениях в тот период. После войны Дальний Восток осуществлял в основном транспортные функции. Что касается экспорта, то он был представлен круглым лесом и бумагой, вывозившимися в Китай, а также каменным углем для Японии. Впоследствии, особенно после нормализации советско-японских отноше¬ ний в 1956 году и подписания в 1957 году Торгового до¬ говора между двумя странами, роль Дальнего Востока во внешней торговле с Японией возросла. В номенклатуре вы¬ 185
воза появились новые товары, возросла активность и япон¬ ской стороны в поставках в регион товаров, необходимых для его народного хозяйства, между советскими организа¬ циями и японскими фирмами стали налаживаться устойчи¬ вые отношения. Дальний Восток, а также Сибирь заняли главное место в советском экспорте в Японию. В целом чисто сибирский и дальневосточный экспорт, да и то не в полной сумме, дает около 80% поступлений от советских экспортных поставок в Японию и покрывает око¬ ло 25% всего импорта из Японии. В общесоюзном экспорте в капиталистические страны эта часть товаров занимает примерно 5% и покрывает стоимость 4% всего советского импорта из капиталистических стран23. В целом на Дальний Восток приходится 44% всего со¬ ветского экспорта круглого леса, около 4 — пиломатериа¬ лов, более 8 — целлюлозы, 23—рыбы, 77%—рыбных кон¬ сервов и т. д. Товары Дальнего Востока поставляются бо¬ лее чем в 50 стран мира, причем на Японию приходится 70% рассматриваемого экспорта. Часть вклада региона в советско-японский торговый обмен приходится на общесо¬ юзную торговлю, другая — на прибрежную (приграничную) торговлю, которая выделилась в самостоятельную область экономических взаимоотношений двух стран. Произошло это далеко не случайно и отражало длительную эволюцию хозяйственных связей между дальневосточными районами СССР и Японией. В 1963 году между двумя странами было подписано спе¬ циальное соглашение о развитии прибрежной торговли сро¬ ком на три года. В дальнейшем обмен письмами касательно объема и структуры этой торговли производился вместе с заключением очередных пятилетних торговых соглашений. С советской стороны прибрежную торговлю осуществля¬ ет Всесоюзное объединение (с 1978 г.) «Дальинторг». Вего уставе записано, что целями деятельности «являются вы¬ полнение утвержденных в установленном порядке планов экспорта и импорта товаров по закрепленной номенклату¬ ре в рамках прибрежной и приграничной торговли между республиками, краями и областями Дальнего Востока и Сибири, с одной стороны, и Японией, Австралией и Корей¬ ской Народно-Демократической Республикой, с другой стороны, увеличение экспорта соответствующих товаров, повышение их качества и конкурентоспособности, повыше¬ ние эффективности осуществляемых операций»24. В прибрежной торговле участвует около 300 предприя¬ тий из четырех краев, шести областей и двух автономных 186
областей Дальнего Востока и Сибири. Ведущее место за¬ нимают остров Сахалин, Хабаровский и Приморский края; со стороны Японии — прежде всего мелкие и средние фир¬ мы и кооперативы острова Хоккайдо и префектур, прилега¬ ющих к Японскому морю: Акита, Тояма, Ямагата, Ниигата, Исикава, Фукуи, Симанэ и др. Среди перечисленных префектур все более усиливается интерес к прибрежной торговле и к расширению экономи¬ ческого обмена с Советским Союзом. Это связано с тем, что мелкие и средние предприятия Японии испытывают боль¬ шие трудности вследствие роста общей неустойчивости в экономике страны, а также в результате ограничений экс¬ порта изделий местной промышленности на рынки США и других капиталистических стран. Отражением растущей заинтересованности в развитии прибрежной торговли яв¬ ляется открытие по просьбе японской стороны в Москве (февраль 1975 г.) представительства Ассоциации японо-со¬ ветской торговли, объединяющей 27 небольших фирм и ко¬ оперативов. Развитие прибрежной торговли характеризуется следу¬ ющими данными. В 1966—1970 годах ее объем увеличился в 4 раза, в течение следующего пятилетия более чем в 3 раза и в 1976—1980 годах —в 1,9 раза, то есть темпы Таблица 6 Динамика прибрежной торговли (сумма в млн. руб., удельный вес в % к общему объему торговли) 1976 г. 1977 г. 1978 г. 1979 г. Сумма Удель¬ Сумма Удель¬ Сумма Удель¬ Сумма Удель¬ ный ный ный ный вес вес вес вес Оборот 43,6 2,1 48,9 2,1 50,9 2,2 61,6 2,3 Экспорт 23,0 3,1 25,6 3,0 27,2 3,7 33,2 3,5 Импорт 20,6 1,5 23,3 1,6 23,7 1,5 28,4 1,6 1980 г. 1981 г. 1982 г. Сумма Удель¬ ный вес Сумма Удель¬ ный вес Сумма Удель¬ ный вес Оборот 70,9 2,6 88,6 2,9 70,8 1,9 Экспорт 35,3 3,7 39,1 4,8 34,8 4,5 Импорт 35,6 2,0 49,5 2,2 36,0 1,3 Источник: По данным Торгпредства СССР в Японии. 187
прироста рассматриваемой торговли несколько замедли¬ лись. Ее среднегодовые темпы составляли в 1971 —1975 го¬ дах 20,9%, а в 1976—1980 годах — 13,6%. Осуществление прибрежной торговли происходит сле¬ дующим образом. В начале каждого года «Дальинторг» рассылает специальные письма в отделы прибрежной тор¬ говли обл- и крайисполкомов с просьбами дать предложе¬ ния по поставкам и номенклатуре закупок. Импортные за¬ явки принимаются «Дальинторгом» от заказчиков непосред¬ ственно, минуя стадию рассмотрения и утверждения заявок в главных импортных управлениях МВТ. Аналогич¬ но составляется и план экспортных запродаж. При этом в соответствующем Положении о прибрежной торговле, ут¬ вержденном Советом Министров РСФСР и Министерством внешней торговли СССР, участникам этой торговли было дано право использовать 100% валютной выручки от экс¬ порта на закупку иностранных товаров. Для поиска и отбора товаров в прибрежной торговле, установления связей между производственными и торговы¬ ми организациями при органах исполнительной власти на местах создается небольшой, но квалифицированно дейст¬ вующий аппарат. Вопросы развития прибрежной торговли обсуждаются на регулярно проходящих встречах председа¬ телей Советов министров автономных республик, краевых и областных исполкомов РСФСР с губернаторами японских префектур. Расширение торгово-экономических связей Сибири и Дальнего Востока с Японией потребовало совершенствова¬ ния работы не только организаций, непосредственно свя¬ занных с торговыми операциями, но и осуществляющих рекламные, ознакомительные и тому подобные функции. Так, большую работу в организации выставок, экспозиций советских товаров в Японии и японских в Советском Союзе проводят отделения Торгово-промышленной палаты СССР во Владивостоке, Хабаровске и Иркутске. По линии прибрежной торговли в Японию экспортирует¬ ся местная продукция свыше 40 наименований, среди кото¬ рых самыми крупными статьями являются рыбо- и море¬ продукты (около 50% общей стоимости экспорта), лес и ле¬ соматериалы (в основном древесина лиственных пород и отходы лесозаготовок), дающие до 40% экспортной выруч¬ ки. Кроме этих основных товаров японские фирмы закупа¬ ют некоторое количество энергетических углей, плавикового шпата, слюдяного скрапа, торфа, гравия, соленого папорот¬ ника, варенье, соки, а также изделия местного промысла. 188
Однако удельный вес последних пока невелик, и имеется возможность их дополнительных заготовок для нужд экс¬ порта. В свою очередь, в Советский Союз в порядке встречных закупок из Японии поступают возрастающие количества тканей, обуви, готовых текстильных и трикотажных изде¬ лий, овощей и фруктов. На определенную часть валютной выручки от экспорта организации, участвующие в прибреж¬ ной торговле, приобретают также некоторые товары произ¬ водственного назначения: рыбопромысловое снаряжение, мелкое технологическое оборудование для лесной и дерево¬ обрабатывающей, пищевой и полиграфической промышлен¬ ности, запасные части, счетно-вычислительную технику, ав¬ топокрышки, лакокрасочные и дубильные материалы и т. д. Среди этих товаров производственного назначения часть предназначается для создания специализированных экспорт¬ ных производств. Так, в 1972 году было закуплено японское оборудование для Ванинского завода по производству тех¬ нологической щепы. Специально для осуществления экс¬ порта закупаются полиэтиленовые мешки для упаковки меда, папоротника и др., красочные этикетки для консервов и т. п. Целевые закупки товаров производственного назна¬ чения для развития экспортных производств способствуют увеличению экспортных поставок. В практику прибрежной торговли начинают внедряться небольшие проекты на компенсационной основе. Так, пред¬ полагается закупить в Японии оборудование по сушке тор¬ фа, стоимость которого будет погашаться через 1,5 года поставками сырья, полученного на этом оборудовании. Имеются возможности других небольших компенсационных проектов, в частности для поставок флюорита, облицовоч¬ ных и поделочных камней, рыбопродуктов и др. Хотя объем взаимных поставок по прибрежной торговле составляет примерно 7<о часть общего объема советско- японской торговли, ее роль гораздо значительнее прежде всего в обеспечении потребительского спроса населения Дальнего Востока и Восточной Сибири. Так, только по Ха¬ баровскому краю доля товаров, поступивших по прибреж¬ ной торговле, в его общем товарообороте непродовольствен¬ ных товаров составляла 3,1% (1979 г.), в том числе по текстильным — 7%, одежде и белью — 5,6, трикотажным изделиям — 20, фарфоро-фаянсовой посуде — 41,7%. В це¬ лом Дальний Восток за счет этого источника удовлетворя¬ ет до 3% потребления непродовольственных товаров. Импорт этой группы товаров способствует дополнитель¬ 189
ному накоплению потоков потребительских товаров в ре¬ гионе, где объем собственного производства продовольст¬ венных товаров и некоторых других предметов личного по¬ требления все еще недостаточен, а их массовый завоз из западных областей СССР экономически дорог. Связь со многими японскими мелкими фирмами, торго¬ выми кооперативами и ассоциациями, оперативное оформ¬ ление сделок и быстрая доставка товаров позволяют гибко реагировать на спрос, поставлять в восточные районы из¬ делия, в которых испытывается наибольшая потребность. Существенной стороной прибрежной торговли является то, что поставляемые из Японии товары реализуются через торговую сеть областей, краев и автономных республик в со¬ ответствии с их долей участия в торговых операциях. Это позволяет лучше мобилизовать экспортные возможности предприятий и организаций Сибири и Дальнего Востока, включать в торговый оборот изделия народного промысла, местной промышленности, производимые небольшими пар¬ тиями. Прибрежная торговля оказывает известное воздействие на стимулирование внутреннего рынка. Характерен в связи с этим случай с икрой минтая25. Этот продукт не пользовал¬ ся спросом на внутреннем рынке, однако в Японии имел повышенный спрос. После того как икра минтая в течение ряда лет закрепилась в качестве экспортного товара, она постепенно стала пользоваться популярностью и в стране. Часть средств, получаемых от прибрежной торговли, направляется на развитие тех отраслей местного производ¬ ства, продукция которых идет на экспорт. Таким образом, создаются условия для расширения производства и улуч¬ шения качества товаров, направляемых за рубеж по линии прибрежной торговли. Так, ранее в Японию плохо шел экспорт ягодных консервов и варенья. «Дальинторгу» уда¬ лось найти в Японии кондитерскую фирму, которая стала использовать варенье в производстве конфет. Конфеты пон¬ равились японскому потребителю, и фирма увеличила за¬ купки советского варенья. В результате стало экспортиро¬ ваться варенье нескольких видов: из черной смородины, черноплодной рябины и брусники. Перед консервными пред¬ приятиями Дальнего Востока встала задача перестроить технологический процесс и поставлять в Японию не варенье, а карамельную начинку и другие полуфабрикаты26. Прибрежная торговля помогает решать и такие необыч¬ ные задачи. В Магадане скопилось большое количество от¬ ходов черных металлов, переработка которых внутри стра¬ 190
ны считалась нецелесообразной. После того как областные советские организации обратились в «Дальинторг», объеди¬ нение сумело найти покупателя отходов черных металлов в Японии. Прибрежная торговля с Японией способствует, таким об¬ разом, решению различных народнохозяйственных задач Дальнего Востока и Сибири путем прежде всего удовлет¬ ворения местного спроса в товарах широкого потребления, развития здесь производительных сил. В предстоящие годы перед внешней торговлей Дальнего Востока, как и перед общесоюзной, решениями XXVI съезда КПСС поставлена задача облагораживания экспорта, вы¬ явления наиболее перспективных и экономически выгодных товарных позиций. В связи с этим в регионе местными пар¬ тийными и хозяйственными органами осуществляется боль¬ шая работа по увеличению экспорта уже пользующихся спросом на внешнем рынке сырьевых товаров и полуфабри¬ катов, разрабатываются планы диверсификации промыш¬ ленного производства и роста вывоза на этой основе готовой продукции, в том числе машиностроения. Этот курс являет¬ ся составной частью решений партии и правительства по ускоренному развитию районов Сибири и Дальнего Восто¬ ка, увеличению их вклада в рост экономического могущест¬ ва страны. Значение экономических связей с СССР для Японии Экономические связи между СССР и Япо¬ нией, как отмечалось выше, строятся на основе принципов равноправия и взаимной выгоды, уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела друг друга. Принцип взаимной выгоды предполагает, в частности, народнохозяй¬ ственный эффект не только для двух сторон, участвующих во взаимном экономическом обмене, но и поддержание его на уровне, который делает целесообразными связи именно с этим партнером, особенно при наличии альтерна¬ тивных вариантов. По большинству направлений взаимных экономических связей СССР и Япония имеют возможность выбора. То об¬ стоятельство, что в этих условиях две стран:* поддержива¬ ют экономические отношения на достаточно высоком уровне, говорит о взаимной выгоде в подлинном смысле слова. 191
Целесообразно поэтому после рассмотрения роли экономи¬ ческого обмена с Японией в экономике СССР, и особенно Сибири и Дальнего Востока, проанализировать роль эконо¬ мических связей с Советским Союзом в экономике Японии. Для этого следует рассмотреть японо-советские эконо¬ мические связи в двух планах: с точки зрения важности СССР как экспортного рынка для японской промышленнос¬ ти и с точки зрения роли поставок из Советского Союза для экономики Японии. В японском экспорте СССР занимает в целом довольно скромное место, что видно из следующих данных27. I960 г. 1965 г. Доля в % 1,5 2.0 Место 16 15 1970 г. 1975 г. 1980 г. 1982 г. 1,8 2,9 2,1 2,8 15 10 12 11 Как отмечалось выше (см. гл. II), значение СССР как экспортного рынка Японии со второй половины 70-х годов в целом имеет тенденцию к снижению, тем не менее оста¬ ется достаточно существенным, если более подробно про¬ анализировать то, что стоит за приведенными обобщающи¬ ми данными. Речь идет прежде всего о том, что экспорт в СССР обеспечивает работой значительное количество япон¬ цев, что представляется немаловажным фактором в усло¬ виях напряженного положения на рынке рабочей силы в стране, тенденции к росту числа безработных. Если из объема японского экспорта в 1982 году, равняв¬ шегося 138,8 млрд, долл., вычесть вывоз сельскохозяйствен¬ ной продукции и рыболовства (1,4 млрд.), то оставшаяся сумма будет представлять собой экспорт готовой промыш¬ ленной продукции. Разделив эту величину (137,4 млрд.) на число занятых в экономике Японии (за вычетом заня¬ тых в сельском хозяйстве и рыболовстве) — 49,6 млн. че¬ ловек28, получим объем экспорта на одного занятого в эко¬ номике, то есть 2770 долл. В том же 1982 году объем япон¬ ского экспорта в СССР составлял 3839 млн. долл. Разделив эту величину на объем экспорта на одного занятого в эко¬ номике, получим, что изготовлением экспортной продукции для СССР в Японии было занято около 1,4 млн. человек. Полученная величина, при всей своей условности, дает примерное представление о значении поставок в СССР для японской экономики. Для сравнения можно отметить, что примерно такое же количество работающих занято на всех иностранных предприятиях с участием японского капитала, имеющего прямые инвестиции за рубежом в объеме 53,1 млрд, долл.29 192
Для отдельных отраслей японской промышленности значение экономических связей с СССР несравненно боль¬ ше, что относится прежде всего к черной металлургии стра¬ ны. Советский Союз является в целом вторым по значению экспортным рынком для рассматриваемой отрасли после США. На него приходится 8% (1982 г.) экспортных поста¬ вок, и этот показатель в целом не только устойчив, но даже имеет тенденцию к повышению (%)30*. i960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1980 г. 1982 г. 2,8 2,0 1,2 5,4 6,3 8,0 Еще более важным рынком Советский Союз выступает для специализированных видов японского проката, прежде всего толстого стального листа (21,3%, в 1982 г. 1-еместо), различных труб (прежде всего большого диаметра) — 20,2%, 2-е место и т. д. Торговля трубами большого диамет¬ ра важна не только для черной металлургии, но и для су¬ достроения Японии, поскольку при их изготовлении исполь¬ зуется тот же стальной лист, что и при производстве судов, которое со второй половины 70-х годов находится в состоя¬ нии структурного спада. В результате советские заказы на трубы большого диаметра играют роль известного стабили¬ затора черной металлургии Японии и тем самым поддержи¬ вают занятость в отрасли. Не случайно поэтому при заклю¬ чении очередного контракта на поставку в СССР труб одна японская газета писала, что «запрос из СССР (на трубы.— Авт.) позволяет облегченно вздохнуть нашей промышлен¬ ности, долгое время находившейся в затруднительном по¬ ложении из-за нереализованных запасов толстого стально¬ го листа»31. Для японского машиностроения роль Советского Союза в целом не столь существенна (1,7%, в 1982 г. 16-е место), однако для экспорта некоторых его видов она гораздо больше. Так, СССР является стабильным рынком для япон¬ ского металлообрабатывающего оборудования (4,2%, 5-е место), текстильного (5,5%, 5-е место), погрузочно-раз¬ грузочных механизмов (13,1%, 2-е место) и т. д. Особенно важен СССР в качестве экспортного рынка для японского комплектного оборудования. Деловые круги и правительственные организации страны придают важное значение поставкам комплектных предприятий, рассматри¬ вая их в качестве наиболее перспективного направления развития японского промышленного экспорта, поскольку его осуществление вовлекает большое число различных от¬ раслей промышленности. Так, например, поставка комп¬ 193
лектного предприятия по производству аммиака связана с участием в ней до 400 различных фирм, выступающих в качестве субподрядчиков. С другой стороны, поставка ком- плектных предприятий позволяет сконцентрировать в одном контракте промышленные, кредитно-финансовые и научно- технические возможности Японии, что повышает конкурен¬ тоспособность японской промышленности в целом. Экспорт комплектного оборудования способствует подъему общего уровня японской промышленности, так как заказчики, в частности советские организации, требуют самого совре¬ менного и высокопроизводительного оборудования. СССР, как правило, находится в пятерке крупнейших экспортных рынков для комплектного оборудования, изготовляемого в Японии. В целом японский экспорт в СССР преимущественно концентрируется на промышленной продукции «среднего» технологического и научно-технического уровня, значитель¬ ная часть которой к тому же отличается и высокой трудо¬ емкостью. Этим в существенной мере объясняется роль японского экспорта в СССР, поддерживающего некоторые структурно слабые отрасли промышленности и уровень занятости в экономике страны. Что касается импорта Японии из СССР, то его доля в совокупном импорте страны также относительно неве¬ лика32: I960 г. Доля в % 1,9 Место 12 1965 г. 2,9 7 1970 г. 2,6 8 1975 г. 1980 г. 1982 г. 2,0 1,3 1,3 12 18 19 Япония в силу ее специфики участия в международ¬ ном разделении труда ввозит из других стран преиму¬ щественно сырье. Не является исключением и Советский Союз. В целом СССР обеспечивает 1% поставок сырья (по стоимости, 1982 г.) японским предприятиям. Этот показатель, достигнув своего максимума в 2,8% в середи¬ не 60-х годов, затем имел тенденцию к снижению33: Импорт сырья из СССР в млн. долл. Доля в % в общем импорте сырья Японией I960 г. 1966 г. 59 207 1,7 2,8 1970 г, 1975 г« 359 935 2,7 2,0 1980 г. 1982 г. 1245 977 1,2 1,0 Указанное снижение имеет в своей основе несколько причин. Одна из главных состоит в том, что на протяже¬ нии 70-х годсв произошел резкий рост по стоимости им¬ 194
порта Японией нефти и нефтепродуктов. Поскольку СССР поставляет в Японию эти товары в небольших объемах и увеличение цен на другие сырьевые товары из СССР произошло в значительно меньшей мере, чем на нефть, то, соответственно, понизилась и доля СССР в сырьевом обеспечении Японии. СССР занимает по этому показателю 13-е место. Тем не менее по ряду сырьевых товаров позиции СССР на японском рынке значительно существеннее. Это относится к лесу и лесоматериалам, драгоценным и ред¬ коземельным металлам, хлопку, асбесту и некоторым другим сырьевым товарам. Особо заметными являются поставки в Японию совет¬ ского леса и лесоматериалов. Значительная часть этого леса перевозится в Японию сравнительно небольшими японскими судами, которые не применяются при транс¬ портировке североамериканского и южного леса. Таким образом, советский лес дает работу многим японским мо¬ рякам, обслуживающим определенные классы судов и которые в противном случае могли бы остаться безработ¬ ными. Что касается географического размещения лесо¬ пильных предприятий, работающих на советском лесе, то большинство из них расположено на западном побережье Японии, менее развитом, чем «тихоокеанский пояс» стра¬ ны, и где вопрос о размещении предприятий других отраслей промышленности зачастую решается отрица¬ тельно. С осуществлением торгово-экономических связей с Советским Союзом во многом связана работа жителей Ниигаты — крупного портового города западного побе¬ режья Японии. В порт кроме обычных генеральных гру¬ зов поступает и часть контейнеров, перевозимых из стран Западной Европы и Ближнего Востока через территорию СССР по Транссибирской магистрали. Немалое значение для Японии, прежде всего ее сель¬ ского хозяйства, имеют поставки из СССР важного мине¬ рального удобрения — калийных солей. Из общего импор¬ та Японией этого вида удобрений на Советский Союз приходится около 10% (1982 г.), а по объему—148тыс.т. Применение калийных удобрений в сочетании с их други¬ ми видами и передовыми приемами агротехники позволяет Японии получать высокие и устойчивые урожаи риса, ос¬ новной продовольственной культуры страны. Важным сырьем для японской промышленности, без которого не смогла бы функционировать ее целая 195
отрасль — текстильная, является советский хлопок. По его поставкам в Японию СССР занимает второе место после США. На его долю приходится около 13% (95тыс.т в 1982 г.). Особое значение импорта советского хлопка состоит в том, что он используется в одной из самых старых и трудоемких отраслей японской промышленнос¬ ти, где занято 2,2 млн. человек34. Отрасль переживает тяжелый структурный кризис, сильную конкуренцию со стороны иностранных производителей, в результате чего постоянно сокращается ее доля во вновь производимой промышленной продукции страны. Многие текстильные предприятия Японии, особенно расположенные в районе Кансай, свою технологию производства приспособили под советский хлопок и заинтересованы в его стабильных поставках из Советского Союза. Определенную роль СССР играет в обеспечении япон¬ ской экономики энергоресурсами, прежде всего каменным углем. На основе обычных коммерческих сделок, а с кон¬ ца 70-х годов и соответствующего Генерального соглаше¬ ния СССР поставляет в Японию следующие объемы этого ценного сырья: I960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1980 г. 1982 г. Млн. долл. Доля в % в японском 5,0 17,9 43,7 164,0 120,7 94,4 импорте 5,2 7,1 5,7 5,1 3,1 1,6 Характерная особенность советского экспортного угля состоит в его высоком качестве, способности коксоваться с любыми другими марками углей. Это представляется весьма важным для японской металлургической промыш¬ ленности, отличающейся большим объемом производства и специфической технологией. Значение СССР как поставщика энергоносителей еще более повысится в случае завершения проекта по совмест¬ ному освоению месторождений нефти и газа на шельфе острова Сахалин. Поставки газа с этого месторождения будут покрывать примерно 7% потребления газа в Япо¬ нии35, которое в сильнейшей мере зависит от внешних источников. Поставки сырья из Советского Союза по межотрасле¬ вым каналам оказывают влияние на различные отрасли японской экономики значительно большее, чем это пока¬ зывают соответствующие абсолютные или относительные данные. Так, поставки леса из СССР обеспечивают не¬ 196
посредственную загрузку не только лесопильной промыш¬ ленности Японии. После переработки советский лес ис¬ пользуется в ее целлюлозно-бумажной промышленности, жилищном строительстве, горнодобывающей промышлен¬ ности (как крепежный материал) и др. Советский уголь используется как в черной металлургии страны, так и в химической промышленности. Не случайно поэтому три проекта, осуществляемых Японией совместно с СССР в Сибири и на Дальнем Востоке, — лесной, угольный и геологоразведка на нефть и газ на шельфе острова Саха¬ лин— объявлены «национальными проектами», то есть затрагивающими не только отдельные фирмы или отрас¬ ли, а всю экономику в целом. При анализе роли внешнеэкономических связей с СССР в экономике Японии необходимо вместе с тем иметь в виду, что СССР выступает лишь в качестве одного из звеньев в политике диверсификации экспорта и особенно импорта Японии, проводимой ее правящими кругами с учетом многих экономических и особенно политических факторов. Одна из целей этой политики — не попадать в чрезмерную внешнеэкономическую зависимость от какой- либо страны. Этим в значительной мере объясняется сравнительно небольшая роль экономических связей с Советским Союзом в экономике Японии, несмотря на на¬ личие достаточно благоприятных объективных факторов для того, чтобы рассматриваемая роль была гораздо су¬ щественнее. К числу такого рода факторов следует прежде всего отнести долгосрочные тенденции развития Сибири и Даль¬ него Востока СССР, с одной стороны, и Японии — с дру¬ гой. Как отмечалось выше, для восточных районов СССР, в соответствии с народнохозяйственными планами, пре¬ дусматриваются ускоренные темпы роста, в результате чего их удельный вес в экономике страны будет возрас¬ тать. Особенно велик прирост будет для энерго- и мате¬ риалоемких отраслей промышленности. При этом необходимо иметь в виду, что в Японии в значительной мере развертывается противоположная тен¬ денция стабилизации или сокращения производств, пот¬ ребляющих большие количества исходных материалов и энергии, в том числе стали, алюминия, меди, целлюлозы и ряда других, что вызвано к жизни обострением топлив¬ но-сырьевой ситуации в мире, проблемы загрязнения окружающей среды, а также территориального размеще¬ ния производительных сил страны. В связи с этим стыко¬ 197
вание объективных тенденций экономического развития Сибири и Дальнего Востока и Японии в перспективе мо¬ жет стать практической необходимостью. Этот факт в той или иной мере уже находит признание в Японии. Упоминавшийся выше председатель Торгово-промыш¬ ленной палаты и Японо-советского комитета по экономи¬ ческому сотрудничеству С. Нагано отмечал, что «имеет¬ ся вероятность рождения новой эры сосуществования и совместного процветания Японии и Советского Союза на основе проектов развития Сибири начиная с 1980 года и с перспективой на XXI век»36. В 1975 году в Японии вышла работа известного специалиста по японо-советским эко¬ номическим связям К. Огава «Освоение Сибири и Япо¬ ния». Само название работы говорит о признании в Япо¬ нии Сибири как крупного фактора, который необходимо учитывать в ее экономическом развитии. Несмотря на не¬ которые противоречивые оценки значения Сибири для Японии, содержащиеся в работе, в ней, тем не менее, в позитивном плане говорится о необходимости развития японо-советских экономических отношений37. Перечень подобного рода высказываний можно было бы продолжить. Главное — в них содержится учет долго¬ срочного фактора развития Сибири и Дальнего Востока для экономики самой Японии, для экономических связей с Советским Союзом. Увеличению роли экономических связей с СССР в перспективе в существенной мере могли бы способство¬ вать и намечающиеся крупные территориальные сдвиги в размещении промышленного производства в Японии, в результате чего до конца нынешнего столетия значитель¬ но увеличится вклад в экономику страны относительно мало освоенных районов Хоккайдо, Тохоку, Хокурику. С этой целью принят ряд законов, в частности Третий план комплексного развития Хоккайдо, Долгосрочный прогноз территориального развития Японии до 1990 и 2000 годов и др. На Хоккайдо намечено увеличить производство авто¬ мобилей, продукции машиностроения, химии и черной ме¬ таллургии. Остров может стать крупной транспортно-пе¬ ревалочной базой для быстрой доставки японских тран¬ зитных грузов в Западную Европу и из Западной Европы обратно после окончания строительства Байкало-Амур¬ ской железнодорожной магистрали и на основе действу¬ ющего подводного тоннеля между островами Хонсю и Хоккайдо38. 198
На Тохоку (вместе с префектурой Ниигата) намече¬ но в качестве первоочередной задачи превратить этот район в одну из важных промышленных зон Японии, ориентированную, с одной стороны, на тесные производ¬ ственные связи с центральными районами, а с другой — на расширение внешнеэкономических связей с соседними социалистическими странами, в том числе и с Советским Союзом. Реализация указанных планов в размещении произ¬ водительных сил Японии создает новые возможности для развития японо-советских экономических связей, объек¬ тивно повысит их значимость для экономики страны. В Японии имеются и другие оценки перспективного значения экономических связей с СССР для японской экономики. В них всячески принижается значение дву¬ сторонних экономических связей, выпячиваются труднос¬ ти в разработке природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, в выполнении народнохозяйственных планов Советского Союза. На основе этого делаются выводы о необходимости дальнейшей переориентации японской эко¬ номики на другие источники сырья и экспортные рынки, развития экономических отношений с другими странами. Практика советско-японских экономических отношений убедительно опровергает подобного рода выводы. Уже реализуемые проекты экономического сотрудничества, а также взаимная торговля не раз сталкивались с теми или иными трудностями, большинство из которых успешно преодолевалось. В результате удалось добиться современ¬ ного, относительно высокого, уровня торгово-экономичес¬ ких связей между СССР и Японией.
ПРИЛОЖЕНИЯ ПРИЛОЖЕНИЕ I ДОКУМЕНТЫ СОВЕТСКО-ЯПОНСКИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Торговый договор от 6 декабря 1957 г. Приложение к Торговому Договору. Соглашение о товарообороте и плате¬ жах на 1981—1985 годы от 22 мая 1981 г. Приложение к Соглашению о товаро¬ обороте и платежах. Соглашение о научно-техническом со¬ трудничестве от 10 октября 1973 г. ПРИЛОЖЕНИЕ II СТАТИСТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ Экспорт СССР в Японию. Импорт СССР из Японии. Удельный вес Японии во внешней торговле СССР. Удельный вес СССР во внешней тор¬ говле Японии.
ПРИЛОЖЕНИЕ ТОРГОВЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЯПОНИЕЙ Союз Советских Социалистических Республик и Япония, желая содействовать развитию тор¬ говых отношений между обеими странами и действуя в соот¬ ветствии с постановлениями Совместной Декларации Сою¬ за Советских Социалистических Республик и Японии, под¬ писанной 19 октября 1956 года, решили заключить Тор¬ говый Договор, предусмотренный в параграфе 7 упомяну¬ той Декларации, и с этой целью назначили своими Упол¬ номоченными: Союз Советских Социалистических Республик—Се¬ мичастнова Ивана Федоровича, Заместителя Министра внешней торговли Союза ССР; Япония — Садао Хиросэ, Чрезвычайного Посланника и Полномочного Министра, которые после обмена своими полномочиями, найден¬ ными в должной форме и надлежащем порядке, согла¬ сились о нижеследующем: Статья 1 Обе Договаривающиеся Стороны предпримут в преде¬ лах их соответствующего законодательства всевозмож¬ ные усилия для того, чтобы поставить на прочную и дру¬ жественную основу их отношения в области торговли, торгового мореплавания и другие коммерческие взаимо¬ отношения. Статья 2 Каждая из Договаривающихся Сторон предоставит другой Договаривающейся Стороне режим наиболее бла¬ гоприятствуемой нации в отношении всех видов таможен¬ ных пошлин, сборов, таможенных формальностей и дру¬ 201
гих правил, связанных с импортом товаров другой Дого¬ варивающейся Стороны и с экспортом своих товаров в другую Договаривающуюся Сторону. Статья 3 Товары одной из Договаривающихся Сторон после провоза их транзитом через территорию одного или не¬ скольких третьих государств не будут при ввозе на тер¬ риторию другой Договаривающейся Стороны облагаться пошлинами или сборами более высокими, чем те, которы¬ ми они были бы обложены, если бы ввозились непосред¬ ственно с территории соответствующей Договаривающей¬ ся Стороны. Эти постановления относятся также к товарам, кото¬ рые во время перевозки через территорию третьего госу¬ дарства подвергались перегрузке, переупаковке и поме¬ щению в склады. Статья 4 Каждая из Договаривающихся Сторон предоставит товарам другой Договаривающейся Стороны безуслов¬ ный режим наиболее благоприятствуемой нации во всех вопросах, относящихся ко всем внутренним налогам или другим внутренним сборам любого характера, а также в отношении всех законов, правил и требований, касаю¬ щихся внутренней продажи, предложения на продажу, покупки, распределения или использования импортирован¬ ных товаров в пределах территории этой Договариваю¬ щейся Стороны. Статья 5 Каждая из Договаривающихся Сторон предоставит, в соответствии с действующими внутренними законами и правилами, режим наиболее благоприятствуемой нации в отношении освобождения от пошлин и сборов нижесле¬ дующих предметов другой Договаривающейся Стороны, временно ввозимых на свою территорию и вывозимых со своей стороны: а) образцы товаров; б) предметы, предназначенные для производства опы¬ тов и испытаний; в) предметы, предназначенные для экспонирования на выставках, конкурсах и ярмарках; 202
г) принадлежности монтеров, предназначенные для работ по монтажу и для установки оборудования; д) предметы, предназначенные для обработки или ремонта, или предметы, являющиеся материалом для об¬ работки или ремонта; е) тара экспортируемых или импортируемых товаров. Статья 6 Преимущества, облегчения, привилегии или льготы в отношении вопросов, предусмотренных в статье 2—5 на¬ стоящего Договора, которые предоставлены или могут быть впоследствии предоставлены одной из Договариваю¬ щихся Сторон товарам, происходящим из любой третьей страны или предназначенным для вывоза на территорию любой третьей страны, будут предоставлены подобным же товарам, происходящим с территории или предназначен¬ ным для вывоза на территорию другой Договаривающей¬ ся Стороны. Статья 7 Каждая из Договаривающихся Сторон не будет при¬ менять таких запрещений или ограничений импорта или экспорта любого товара из территории или на террито¬ рию другой Договаривающейся Стороны, которые подоб¬ ным образом не применяются к импорту или экспорту аналогичных товаров из территории или на территорию всех третьих стран, за исключением импортных или ва¬ лютных ограничений, применяемых в подобных обстоя¬ тельствах ко всем странам в целях охраны внешнего финансового положения и платежного баланса. Статья 8 Торговые суда каждой из Договаривающихся Сторон будут иметь право входа, выхода и пребывания во всех портах и территориальных водах другой Договариваю¬ щейся Стороны в той же мере и на тех же условиях, как и торговые суда любого третьего государства. Торговым судам каждой из Договаривающихся Сто¬ рон, их экипажам, пассажирам и грузам будет предостав¬ лен другой Договаривающейся Стороной в ее портах и территориальных водах режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставлен торговым судам, их эки¬ 203
пажам, пассажирам и грузам любого третьего государ¬ ства в отношении погрузки и разгрузки; в отношении на¬ логов и сборов любого рода, взимаемых от имени или в пользу государства, муниципалитетов или других орга¬ низаций, в отношении причаливания судов, предоставле¬ ния мест погрузки в портах и на рейдах; в отношении снабжения горючим и смазочными материалами, водой и провиантом; в отношении пользования лоцманскими ус¬ лугами; сигналами и огнями, служащими для обозначе¬ ния судоходных вод; в отношении пользования подъем¬ ным оборудованием, якорными стоянками, складами, вер¬ фями, сухими доками и ремонтными мастерскими; в отношении применения правил и формальностей, включая санитарные и карантинные формальности; в отношении всех других вопросов, касающихся торгового судоходства. Каждая из Договаривающихся Сторон будет также предоставлять в вопросах таможенных, административ¬ ных и прочих формальностей в своих портах и в терри¬ ториальных водах не менее благоприятный режим торго¬ вым судам и их грузам другой Договаривающейся Сторо¬ ны, чем тот, который предоставлен торговым судам и их грузам любой третьей страны. Суда под флагом одной из Договаривающихся Сто¬ рон, снабженные документами, требуемыми по законам и правилам этой Стороны для удостоверения националь¬ ности судов, будут признаваться другой Договариваю¬ щейся Стороной судами страны флага. Мерительные свидетельства судов Договаривающихся Сторон, а также другие технические судовые документы, касающиеся измерения вместимости судов, выданные или признанные одной из Договаривающихся Сторон, будут признаваться и другой Стороной. Соответственно этому, суда каждой Договаривающей¬ ся Стороны, снабженные законно выданными мерительны¬ ми свидетельствами, будут освобождаться от вторичного обмера в портах другой Стороны, и чистая вместимость судна, отмеченная в свидетельстве, будет приниматься за основу исчисления портовых налогов и сборов. Статья 9 Постановления предыдущей статьи не распространя¬ ются на каботажное судоходство. Однако каботажем не считается следование торговых судов каждой Договари¬ вающейся Стороны из одного порта другой Договариваю¬ 204
щейся Стороны в иной ее порт, с соблюдением законов и правил этой Стороны, в целях выгрузки части или всего груза, привезенного из-за границы, или же в целях при¬ нятия на борт целого или части груза с местом назначения в иностранное государство. Статья 10 Если судно одной из Договаривающихся Сторон по¬ терпит бедствие или кораблекрушение у берегов другой Стороны, то судно и груз будут пользоваться теми же преимуществами и льготами, которые предоставляются этой другой Договаривающейся Стороной национальному судну и его грузу. В частности, капитану, экипажу и пас¬ сажирам, равно как и самому судну и его грузу, будут оказываться во всякое время необходимая помощь и со¬ действие в той же мере, как и в случаях с национальны¬ ми судами. Условлено, что предметы, спасенные с судна, потерпев¬ шего бедствие или кораблекрушение, не будут облагаться никакими таможенными пошлинами, если только эти предметы не будут предназначены для потребления внутри страны. Статья 11 Ввиду того, что по законам Союза Советских Социа¬ листических Республик монополия внешней торговли в СССР принадлежит государству, Япония соглашается с тем, что Союз Советских Социалистических Республик учредит в Японии свое Торговое Представительство, право¬ вое положение которого определяется постановлениями Приложения к настоящему Договору, составляющего его неотъемлемую часть. Статья 12 Японские граждане и юридические лица, образованные согласно действующим в Японии законам, будут в соот¬ ветствии с законом пользоваться в отношении защиты их личности и их имущества таким же режимом, какой пре¬ доставляется гражданам и юридическим лицам любого другого государства, при осуществлении ими непосредст¬ венно или через избранных ими посредников хозяйствен¬ ной деятельности на территории Союза Советских Социа¬ 205
листических Республик в тех условиях, в каких эта дея¬ тельность разрешается действующим законодательством СССР. Советские граждане и советские хозяйственные орга¬ низации и другие юридические лица, образованные сог¬ ласно действующим в СССР законам, будут в соответ¬ ствии с законом пользоваться в отношении защиты их личности и их имущества таким же режимом, какой пре¬ доставляется гражданам и юридическим лицам любого другого государства при осуществлении ими непосред¬ ственно или через избранных ими посредников хозяй¬ ственной деятельности на территории Японии в тех усло¬ виях, в каких эта деятельность разрешается действующим законодательством Японии. Граждане и юридические лица каждой Договариваю¬ щейся Стороны, упомянутые в настоящей статье, будут пользоваться доступом в суды другой Договаривающейся Стороны на тех же основаниях, как и граждане и юриди¬ ческие лица любого другого государства. Статья 13 Никакие постановления настоящего Договора не бу¬ дут истолковываться как препятствующие любой из До¬ говаривающихся Сторон принимать любые меры, направ¬ ленные на защиту насущных интересов ее безопасности. Статья 14 Обе Договаривающиеся Стороны обязуются давать исполнение арбитражным решениям по спорам, могущим возникнуть из торговых сделок, заключаемых советскими внешнеторговыми организациями, с одной стороны, и юридическими и физическими лицами Японии, с другой стороны, или в связи с этими сделками, если разрешение спора соответствующим арбитражем было предусмотрено в самой сделке или же в отдельном соглашении, облечен¬ ном в должную форму. В исполнении арбитражного ре¬ шения может быть отказано в следующих случаях: а) если арбитражное решение на основании законов той страны, в которой оно вынесено, не приобрело значе¬ ния вступившего в силу окончательного решения; б) если арбитражное решение обязывает сторону к действию, недопустимому по законам страны, в которой испрашивается исполнение решения; 206
в) если арбитражное решение противоречит публич¬ ному порядку страны, в которой испрашивается исполне¬ ние решения. Арбитражные решения будут исполняться в соответ¬ ствии с условиями, предусмотренными законами страны, в которой испрашивается их исполнение. Договоренность о передаче споров, возникающих из заключаемых торговых сделок или в связи с ними, на рассмотрение арбитража исключает Подсудность государ¬ ственным судам Договаривающихся Сторон. Статья 15 Настоящий Договор подлежит ратификации, и обмен ратификационными грамотами будет иметь место в Моск¬ ве в возможно короткий срок. Договор вступит в силу в день обмена ратификационными грамотами и будет оста¬ ваться в силе в течение пяти лет. Если ни одна из Договаривающихся Сторон не сде¬ лает за шесть месяцев до истечения указанного срока письменного заявления о своем желании отказаться от Договора, последний будет оставаться в силе впредь до истечения шести месяцев, считая с того дня, когда одна из Договаривающихся Сторон заявит другой Стороне о своем желании денонсировать настоящий Договор. В удостоверение чего Уполномоченные обеих Догова¬ ривающихся Сторон подписали настоящий Договор и при¬ ложили к нему свои печати. Совершено в Токио 6 декабря 1957 года в двух эк¬ земплярах, каждый на русском и японском языках, при¬ чем оба текста имеют одинаковую силу. (Подписи)
ПРИЛОЖЕНИЕ К ТОРГОВОМУ ДОГОВОРУ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЯПОНИЕЙ О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ТОРГОВОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК В ЯПОНИИ Статья 1 Торговое представительство Союза Советских Социа¬ листических Республик в Японии выполняет следующие функции: а) облегчение и содействие торговле между СССР и Японией; б) представительство интересов Союза ССР в Японии в области торговли между СССР и Японией; в) принятие мер, необходимых для Правительства Союза ССР, в отношении торговых операций между СССР и Японией; г) осуществление от имени Правительства Союза ССР торговли между СССР и Японией. Статья 2 Торговое представительство будет являться составной частью Посольства Союза Советских Социалистических Республик в Японии. Служебные помещения Торгового Представительства, находящиеся в городе Токио, Минато-ку-Азабу, Шинрю- до-тё № 12, будут пользоваться иммунитетами и привиле¬ гиями, признанными за служебными помещениями дипло¬ матических представительств. Переезд Торгового Пред¬ ставительства в другие служебные помещения может иметь место по согласованию между Правительством Союза ССР и Правительством Японии. Торговое Представительство может учреждать в других городах Японии свои Отделения с предварительного со¬ гласия Правительства Японии. Торговое Представительство может пользоваться шиф¬ ром. Торговое Представительство не подлежит правилам о торговом реестре. 208
Торговый Представитель и два его Заместителя поль¬ зуются всеми иммунитетами и привилегиями, присвоен¬ ными членам дипломатических представительств. Число служащих Торгового Представительства будет в пределах, которые будут определяться по согласованию между обоими Правительствами. Служащие Торгового Представительства, являющиеся гражданами СССР, командированные в Японию, не будут облагаться японскими налогами на заработную плату, получаемую от Правительства Союза ССР за исполнение функций, указанных в предыдущей статье. Статья 3 Торговое Представительство действует от имени Пра¬ вительства Союза Советских Социалистических Респуб¬ лик. Правительство Союза ССР несет ответственность по всем торговым сделкам, которые заключены или гаран¬ тированы в Японии от имени Торгового Представитель¬ ства и подписаны двумя уполномоченными на то лицами. Торговое Представительство будет уведомлять Прави¬ тельство Японии о фамилиях вышеуказанных уполномо¬ ченных лиц, а также об объеме прав каждого из этих лиц в отношении подписания торговых обязательств от имени Торгового Предс гавительства. Правительство Японии будет публиковать в официальном органе Японии фами¬ лии и объем прав этих лиц. Права указанных лиц будут считаться действительными до тех пор, пока не будет таким же образом опубликовано уведомление о прекра¬ щении этих прав. Понимается, что какие бы то ни были торговые сдел¬ ки, заключенные без гарантии Торгового Представитель¬ ства какими бы то ни было советскими организациями, пользующимися, согласно законодательству СССР, права¬ ми самостоятельных юридических лиц, обязывают лишь упомянутые организации, и принудительное исполнение по этим сделкам может быть обращено лишь на их иму¬ щество. Ни Правительство Союза ССР, ни Торговое Представительство и ни какие-либо другие советские организации, кроме тех, которые являются стороной в сделке, не несут ответственности по этим сделкам. 8—747 209
Статья 4 Торговое Представительство пользуется иммуните- тами и привилегиями, вытекающими из постановлений статьи 2, за исключением следующих изъятий: споры, относящиеся к торговым сделкам, заключен¬ ным или гарантированным на территории Японии Торго¬ вым Представительством в соответствии с постановле¬ нием второго абзаца статьи 3, подлежат, при отсутствии оговорки о третейском суде или об иной подсудности, компетенции японских судов и будут разрешаться в со¬ ответствии с японским законодательством, если не будет предусмотрено иначе условиями отдельных контрактов или японскими законами. При этом, однако, не допускает¬ ся обеспечение исков к Торговому Представительству. В отношении судебных процессов, проводимых судами в связи с исками, могущими быть предъявленными по спорам, упомянутым в предыдущем абзаце, Правитель¬ ство Союза Советских Социалистических Республик не будет ссылаться в пользу Торгового Представителя и двух его Заместителей на иммунитеты и привилегии, указан¬ ные в статье 2, и обязывается уполномочивать Торгового Представителя, а в случае его отсутствия, Заместителя Торгового Представителя, представлять свою страну, что¬ бы суд Японии мог вести судебные процессы по искам, которые могут быть предъявлены в суд Японии в соответ¬ ствии с постановлениями предыдущего абзаца. Исполнение всех судебных решений, относящихся к сделкам, в которых Торговое Представительство примет участие, может быть обращено на все государственное имущество Союза Советских Социалистических Респуб¬ лик в Японии, в частности, на имущество, права и инте¬ ресы, происходящие из сделок, совершенных Торговым Представительством или с его гарантией, за исключением имущества, принадлежащего организациям, указанным в четвертом абзаце статьи 3, и не являющимся стороной сделки, гарантированной Торговым Представительством. Имущество и помещения, предназначенные исключи¬ тельно для осуществления в Японии дипломатических и консульских прав Правительства Союза Советских Со¬ циалистических Республик, в соответствии с международ¬ ной практикой, а также помещения, занимаемые Торго¬ вым Представительством, и находящееся там движимое имущество не будут подлежать никаким мерам принуди¬ тельного взыскания. 210
Статья 5 Учреждение Торгового Представительства ни в чем не затрагивает прав юридических и физических лиц Японии поддерживать непосредственные отношения с советскими внешнеторговыми организациями в целях заключения и исполнения торговых сделок. (Подписи) СОГЛАШЕНИЕ О ТОВАРООБОРОТЕ И ПЛАТЕЖАХ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЯПОНИЕЙ НА ПЕРИОД С 1981 ГОДА ПО 1985 ГОД Правительство Союза Советских Со¬ циалистических Республик и Правительство Японии, признавая, что торговые отношения между обеими стра¬ нами за последние годы получили значительное развитие, и желая их дальнейшего расширения в соответствии с принципом равноправия и взаимной выгоды на устойчи¬ вой и долгосрочной основе, договорились о нижеследую¬ щем. Статья 1 Правительство Союза Советских Социалистических Республик соглашается разрешать экспорт в Японию, а Правительство Японии соглашается разрешать импорт из Союза Советских Социалистических Республик в период с 1 января 1981 года по 31 декабря 1985 года товаров, указанных в списке I, прилагаемом к настоящему Со¬ глашению. Правительство Японии соглашается разрешать экспорт в Союз Советских Социалистических Республик, а Пра¬ вительство Союза Советских Социалистических Респуб¬ лик соглашается разрешать импорт из Японии в упомя- 8* 211
нутый выше период товаров, указанных в списке II, прилагаемом к настоящему Соглашению. Статья 2 Никакие постановления настоящего Соглашения не будут ограничивать советские внешнеторговые организа¬ ции и японские юридические и физические лица вести, с соблюдением законов, правил и предписаний, которые действуют или будут впоследствии действовать в обеих странах в отношении экспорта, импорта и валютного контроля, торговлю товарами, не включенными в прила¬ гаемые к настоящему Соглашению списки I и II. В соответствии с этим компетентные органы обоих Правительств будут благожелательно относиться к выда¬ че разрешений на ввоз и вывоз таких товаров. Статья 3 Разрешения на экспорт и импорт товаров, предусмот¬ ренные в статье 1, будут выдаваться в соответствии с за¬ конами, правилами и предписаниями, которые действуют или будут впоследствии действовать в каждой из обеих стран в отношении экспорта, импорта и валютного конт¬ роля, на основе контрактов, заключенных между совет¬ скими внешнеторговыми организациями, с одной стороны, и японскими юридическими и физическими лицами, с другой стороны. Статья 4 Все платежи между Союзом Советских Социалистичес¬ ких Республик и Японией будут производиться в конвер¬ тируемых валютах в соответствии с законами, правила¬ ми и предписаниями, которые действуют или будут дей¬ ствовать в отношении валютного контроля в каждой из обеих стран. Статья 5 Оба Правительства будут принимать все зависящие от них меры в целях облегчения перевозок товаров, по¬ купаемых и продаваемых по контрактам, заключаемых на основе настоящего Соглашения. 212
Статья 6 Оба Правительства будут всячески поощрять исполь¬ зование арбитражных органов обеих стран для разреше¬ ния споров, возникающих из заключаемых на основе настоящего Соглашения контрактов или в связи с ними. Статья 7 Представители обоих Правительств будут ежегодно по взаимному соглашению встречаться поочередно в Токио и в Москве для обсуждения вопросов, связанных с выполнением настоящего Соглашения и для выработки, в случае необходимости, соответствующих рекомендаций обоим Правительствам. Статья 8 Сделки, заключенные в период настоящего Соглаше¬ ния и не завершенные к моменту его истечения, будут выполнены в соответствии с постановлениями настоящего Соглашения. Статья 9 Настоящее Соглашение вступает в силу со дня его подписания и будет действовать до 31 декабря 1985 года. При этом постановления настоящего Соглашения имеют обратную силу и будут применяться с 1 января 1981 года. Совершено в Москве 22 мая 1981 года в двух подлин¬ ных экземплярах, каждый на русском и японском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу. По уполномочию Правительства Союза Советских Социалистических Республик Н. Д. КОМАРОВ По уполномочию Правительства Японии Т. УОМОТО
ПРИЛОЖЕНИЕ К СОГЛАШЕНИЮ О ТОВАРООБОРОТЕ И ПЛАТЕЖАХ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЯПОНИЕЙ НА ПЕРИОД С 1981 ГОДА ПО 1985 ГОД Список I Товары для экспорта из Союза Советских Социалистических Республик в Японию в 1981—1985 гг. Станки металлорежущие Кузнечно-прессовое оборудование Энергетическое оборудование Электротехническое оборудование Сварочное оборудование Горно-шахтное оборудование Дробильно-размольное оборудова¬ ние Металлургическое оборудование Нефтебуровое оборудование Подъемно-транспортное оборудо¬ вание Оборудование пищевой промыш¬ ленности Оборудование легкой промышлен¬ ности Оборудование химической про¬ мышленности Оборудование строительной про¬ мышленности Дорожно-строительные машины Насосы и компрессоры Оборудование полиграфической промышленности Технологическое оборудование для электронной промышленности Оборудование связи Судовое оборудование Сельскохозяйственные машины Средства транспорта Часы Фотокинотехника Запасные части к оборудованию Разные машины и оборудование Патенты и ноу-хау Уголь каменный Нефть и нефтепродукты Кокс нефтяной Железная руда Хромовая руда Асбест Тальковая руда Графит Чугун Ферросплавы Кремний поликристаллический Стальной лом Приборы измерительные и лабо¬ раторное оборудование Медицинское оборудование и ин¬ струмент Арматура и фитинги Абразивы Тракторы Концентрат рутиловый Изотопы Химические товары разные Калийные соли Каучук синтетический Магнезитовый клинкер Деловая древесина, включая ба¬ лансовое долготье лиственных пород Технологическая щепа Пиломатериалы Целлюлоза Бумага газетная Хлопок Хлопковые семена Лектехсырье, фармацевтическое сырье, медикаменты готовые Продукты тибетской медицины Цинк Никель Алюминий вторичный Магний Губка титановая Платина 214
Редкие и редкоземельные элемен¬ ты Окись празеодима Икра лососевая и осетровых рыб Водка Коньяк Ковры Пушнина Швейные изделия Кустарно-художественные изделия Ювелирные изделия Бриллианты Кинофильмы Книги, периодические издания и другие произведения печати, марки и грампластинки Разные товары Сп U СО К II Товары, для экспорта из Японии в Союз Советских Социалистических Республик в 1981—1985 гг. Оборудование, машины, материа¬ лы и другие товары для разра¬ ботки коксующегося угля по Ге¬ неральному соглашению от 3 июня 1974 года Оборудование, машины, материа¬ лы и другие товары для прове¬ дения геологоразведочных ра¬ бот на нефть и/или газ на шельфе о. Сахалин по Генераль¬ ному соглашению от 28 января 1975 года Оборудование, машины, запасные части и материалы для разра¬ ботки лесных ресурсов Дальне¬ го Востока по Генеральному соглашению от 9 марта 1981 го¬ да Оборудование для производства товаров электронной техники Оборудование для производства электробытовых товаров Химическое оборудование Целлюлозно-бумажное оборудо¬ вание Полиграфическое оборудование Холодильное оборудование Подъемно-транспортное оборудо¬ вание Оборудование легкой промышлен¬ ности, включая текстильное Ремонт судов Ножи и пилы промышленные Насосы и компрессоры Приборы измерительные и лабо¬ раторное оборудование Подшипники Медицинские приборы и инстру¬ мент Электронно-счетное, копироваль¬ ное и другое конторское обору¬ дование Разные машины и оборудование Прокат черных металлов Белая жесть Трубы стальные Трос стальной Кабельные изделия Кварцевые изделия Транспортерная лента Вискозное штапельное полотно Синтетические волокна Пряжа искусственного шелка и синтетического волокна Пряжа шерстяная Трикотажные и другие ткани Кордная ткань Оборудование пищевой промыш¬ ленности Оборудование связи Магистральные ленточные конвей¬ еры Арматура трубопроводная Бульдозеры, трубоукладчики и за¬ пасные части к ним Суда Запчасти к судовым механизмам Моноэтаноламин Полиакриламиды Ядохимикаты Прочие химические товары Медикаменты Жемчуг Агар-агар Свежие фрукты, фруктовые кон¬ сервы и фруктовые соки Трикотажные и швейные изделия
Кожа искусственная й сйнтстиче ская Обувь разная Прочие изделия легкой промыш ленности Кабельный пластикат Лаки и краски Меламины Ёискй Сигареты Кинофильмы Книги, периодические издания и другие произведения печати, марки и грампластинки Разные товары СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЯПОНИИ О НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ Правительство Союза Советских Со¬ циалистических Республик и Правительство Японии, имея в виду, что соглашение между двумя Правитель¬ ствами относительно культурного обмена, оформленное в обменных письмах от 27 января 1972 года, включает так¬ же в общем виде обмены в области науки, учитывая, однако, что сотрудничество в научно-техни¬ ческой области занимает важное место в обменах между двумя странами, стремясь к дальнейшему расширению обменов в этой области между двумя Правительствами, согласились о нижеследующем: Статья 1 Оба Правительства будут на основе взаимности и в рамках, разрешаемых законом и бюджетом своего госу¬ дарства, содействовать осуществлению научно-техническо¬ го сотрудничества в нижеследующих формах: 1. Обмен учеными и научно-техническими работниками, направляемыми Правительствами; 2. Проведение конференций и симпозиумов учеными и научно-техническими работниками официальных научно- исследовательских учреждений; 3. Обмен результатами научно-технических исследова¬ ний и другой информацией между официальными научно- исследовательскими учреждениями; 216
4. Проведение официальными научно-исследовательски¬ ми учреждениями совместных исследований в научно-тех¬ нической области; 5. Другие формы, о которых оба Правительства будут договариваться в будущем. Статья 2 Оба Правительства будут консультироваться время от времени по дипломатическим каналам относительно науч¬ но-технического сотрудничества между обеими странами, а также будут договариваться о планах сотрудничества в формах, указанных в Статье 1. Статья 3 1. Оба Правительства для рассмотрения хода выполне¬ ния настоящего Соглашения, а также для подготовки, в случае необходимости, соответствующих рекомендаций обоим Правительствам создадут советско-японскую комис¬ сию по научно-техническому сотрудничеству. 2. Комиссия будет собираться, как правило, один раз в год в Москве и Токио поочередно. Статья 4 Оба Правительства будут как можно шире содейство¬ вать научно-техническому сотрудничеству между различ¬ ными организациями, учреждениями и отдельными лицами обеих стран. Статья 5 Настоящее Соглашение вступает в силу в день его под¬ писания и будет действовать в течение 2 лет, и оставаться в силе в последующее время до истечения шестимесячного срока со дня, когда одно Правительство уведомит другое Правительство о своем намерении прекратить действие настоящего Соглашения. В удостоверение вышеизложенного Представители обо¬ их Правительств подписали настоящее Соглашение. Совершено в Москве 10 октября 1973 года в двух эк¬ земплярах, каждый на русском и японском языках, при¬ чем оба текста имеют одинаковую силу. По уполномочию Правительства Союза Советских Социалистических Республик А ГРОМЫКО По уполномочию Правительства Японии М. ОХИРА 217
ПРИЛОЖЕНИЕ II / аблица / Экспорт СССР в Японию I960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1976г. млн. руб. % млн. руб- млч. руб. х=> млн. руб. млн. руб. Экспорт, всего .... 68,5 100 166,4 100 341,4 10Ó 668,9 100 748,4 100 темпы роста .... Машины, оборудова¬ ние и транспортные средства 0,2 128,3 0,3 2,2 12,3 1,2 3,1 12,4 0,9 3,2 —26,5 0,5 4,3 11,9 0,6 Станки металлорежу¬ щие и кузнечно¬ прессовое обору¬ дование 0.2 0,1 2,1 0,6 2,2 0,3 2,4 0,3 Уголь каменный . . 5,0 7,3 12,5 7,5 31,1 9,1 109,4 16,4 112,4 15,0 Нефть и нефтепро- дукты 13,6 19,9 35,8 21,5 30,1 8,8 67,6 10,1 113,1 15,1 Руда железная . . . — —— — — 4,3 1,3 8,4 1,3 6,8 0,9 Руда хромовая . . . 1,0 1,5 1,7 1,0 2,4 0,7 7,9 1,2 7,1 0,9 Асбест и другие не¬ рудные ископаемые 0,3 0,4 1,1 29,6 0,7 4,5 1,3 10,7 1,6 12,0 1,6 Черные металлы . . . 13,1 19,1 17,8 22,6 6,6 8,8 1,3 10,2 1,4 лом черных метал¬ лов 3,1 1,9 8,0 2,3 8,8 1,3 10,2 1,4 чугун 13,1 19,1 26,2 15,7 14,6 4,3 — — — Цветные металлы и сплавы 4,1 2,5 11,9 3,5 19,0 2,8 55,8 7,5 алюминий — — 3,4 2,0 11,9 3,5 18,9 2,8 — — Химические продукты 1.5 2,2 1,4 0,8 3,4 1,0 6,1 0,9 6,7 0,9 Соли калийные . . . 5,0 7,3 5,5 3,3 4,9 1,4 19,1 2,9 10,1 1,3 Лес и лесоматериалы 10,8 15,8 39,6 23,8 135.3 39,6 257,8 38,5 260,1 34,8 круглый лес .... 9,7 14,2 38,7 23,3 1293 37,9 245,9 36,8 236,7 31,6 пиломатериалы . . — — 0,9 0,5 2,9 0,8 4,1 0,6 5,3 0,7 Текстильное сырье . . 6,3 9,2 8,5 5,1 18,1 5,3 102,6 15,3 86,3 11,9 хлопок-волокно . . 5,8 8,5 6,4 3,8 16,3 4,8 94,6 14,1 86,4 11,5 Рыб» и морепродукты — — 4,5 2,7 4,2 1,2 5,4 0,8 8,0 0,8 Источник; Рассчитано по; Внешняя торговля СССР. Статистический сборник
1977г. 1978 г. 1979 г. 1980 г. 1981 г. 1982 г . млн. руб. млн. руб. X® млн. руб. млн. руб. V® млн. руб. X© млн. руб. 853 Л 6,1 2,4 105,0 62,7 7,6 4,4 15,1 14,5 14,5 0,9 9,6 10,6 330,2 323.2 7,0 139,8 138,1 6,3 100 14,0 0,7 0,3 12,3 7,3 0,9 0,5 1,8 1,7 1,7 0,1 1,1 1,2 38,7 37,9 0,8 16,4 16,2 0,7 736,1 2,1 0,6 76,9 <3,7 6,6 4,3 10,0 10,0 0,7 11,2 9,0 282,0 269,8 5,7 86,2 83,2 22,9 100 — 13,7 0,3 10,4 10,0 0,9 0,6 1,4 1,4 0,1 1,5 1,2 38,3 36,7 0,8 11,7 11,3 1,5 944,4 4.1 2.5 73.3 95.2 4,3 6,7 Ю.З 10,3 10,8 8.4 424,3 406,2 9,2 97,5 92,6 26,6 100 28,3 0,4 0,3 7,8 10,1 0,4 0,7 1,1 1.1 М 0.9 44,9 43,0 1,0 10,2 9,8 2,8 950,2 6,0 2,4 70,3 108,6 0.3 9,1 15,1 15,1 13,3 20,3 402,4 374,7 12,8 79,9 76,7 23,9 100 0,6 0,6 0,3 7,4 11.4 1,0 1.6 1.6 1.4 2,1 42.3 39,4 1,3 8,4 8,1 2,5 816,8 3,0 2,0 57,0 125,8 1.4 9.9 13,2 13,2 20,6 17,1 286,9 264,4 5.5 123,5 122,0 27,4 100 —14,0 0,4 0,2 7,0 15,4 0,2 1,2 1,6 1,6 2,5 2,1 35,1 32,4 0,7 15,1 14,9 3,3 756,5 6,3 2,7 65,7 112,7 3.5 8,1 19,2 19,2 17.6 12,2 23! ,3 214.4 5.4 103,2 99,4 34,9 100 -7.4 0,8 0,4 8,7 14,9 0,5 1.1 2,5 2,5 2,3 1,6 30,6 28,3 0,7 13.6 13.1 4.6 1950—1982 гг.
Таблица 2 Импорт СССР пз Японии Импорт, всего 55,4 100 159,6 темпы роста Машины, оборудование и транспортные сред¬ ства 16,9 162,6 30,5 65,8 станки металлорежущие и кузнечно-прессовое оборудование .... оборудование предприя- 0,1 0,2 3,2 тий металлообраба¬ тывающей промыш¬ ленности оборудование легкой и пищевой промышлен¬ ности 1,0 1,8 5,6 оборудование текстиль¬ ной промышленности 0,4 0,7 5,3 оборудование химичес¬ кой промышленности 3,6 6,5 5,9 оборудование нефтепе¬ рерабатывающей про¬ мышленности .... оборудование лесной и ц еллюлозно- бум? ж ной промышленности . . 2,6 приборы и лаборатор¬ ное оборудование (включая медицин¬ ское) 4,2 суда и судовое обору¬ дование 10,5 19,0 34,9 Прокат черных металлов Жесть белая 9,2 16,6 6,0 —- 0,6 Трубы 10,2 18,4 23,0 Химические продукты . . — — 18,0 пластмассы 0,7 1,3 13,4 Полуфабрикаты из пря¬ дильного сырья .... — — 2,7 шерстяная пряжа . . . <— — — пряжа искусственного шелка 3,0 5,4 0,7 Ткани и полотно .... 0,6 1,1 0,6 ткани шелковые .... 0,3 0,5 0,5 Одежда и белье 0,1 0,2 6,1 1960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1976 г. млн. руб. млн. руб. хо О'' млн. руб- млн. руб. млн. руб. 100 310,9 100 1253,5 100 1372,1 100 -8,2 30,9 61,9 9,5 41,2 107,1 34,4 442,1 35,3 499,4 36,4 2,0 4,7 1.5 5,2 0,4 7,2 0,5 — 18,6 6,0 1.0 — — — 3,5 3,7 1.2 11,8 0,9 11.1 0,8 3,3 1'3 0.4 11,0 0,9 6,1 0,4 3,7 35,7 11,5 30,9 2,5 114,8 8,4 1.6 0,7 0,2 1,6 0,1 3,1 0,2 2,6 7,4 2,4 3,8 0,3 11,5 0,8 21,9 6,6 2,1 14,6 1,2 24,0 1,7 3,8 13,0 4,2 209,5 16,7 239,3 17,4 0,4 10,1 3,2 32,8 2,6 24,3 1,7 14,4 19,0 6,1 207,8 16,6 240,9 17,4 11,3 23,6 7,6 59,3 4,8 57,5 4,2 8,4 14,7 4,7 29,5 2,4 29,5 2,1 1,7 31,2 10,0 35,9 2,9 25,8 1,9 — 28,0 9,0 11,2 0,9 5,1 0,4 0,4 2,7 0,9 10,8 0,9 13,5 1,0 0,3 23,5 7,6 60,5 4,8 57,2 4,2 0,3 10,8 3,5 55,3 4,4 52,6 3,8 3,8 37,0 11,9 44,3 3,5 58,8 4,0 Ис точный: Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник.
1977 г. 1978 г. 1979 г. 1980 г. 1981 г. 1982 г. млн. руб. Хр млн. руб. млн. руб. млн. руб. млн. руб. млн.руб. ЧО 1444,4 100 5,3 1583,7 100 9,6 1653,5 100 4,4 1772,6 100 7,2 2212,7 100 24,8 2925,8 100 32,3 684,9 47,4 830,2 52,4 648,5 39,2 574,8 32,4 672,4 30,4 1156,9 39,5 21,1 1,5 46,1 2,9 28,1 1,7 34,5 1,9 28,3 1,3 39,4 1,3 1,3 0,1 2,5 0,2 3,0 0,2 - - — — 4,3 0,1 0,7 — 1,6 0,1 4,2 0,3 — — 0,8 — 3,4 0,1 4,2 0,3 22,2 1.4 16,9 1,0 17,0 1,0 14,4 0,7 16,9 0,6 286,1 19,8 232,8 14,7 337,0 20,4 90,1 5,1 51,6 2,3 83,6 2,9 25,5 1,8 166,8 10,5 6,2 0,4 8,5 0,5 15,1 0,7 104,0 3,6 6,3 0,4 10,4 0,7 1,1 — 2,8 0,2 2,7 0,1 2,0 0,0 14,1 1,0 14,8 0,9 15,6 0,9 15,4 0,9 21,4 1,0 36,0 1,2 42,2 2,9 55,1 3,5 11,0 0,7 20,8 1,2 5,4 0,2 •3,9 0,5 138,4 9,6 87,1 5,5 133,4 8,1 225,0 12,7 222,2 10,0 233,8 8,0 24,0 1,7 17,8 1.1 19,5 19,2 1,2 15,5 0,9 14,6 0,7 207,4 14,3 309,0 480,8 29,1 340,5 19,2 640.2 28,9 921,7 31,5 62,0 4,3 79,9 5,0 89,1 5,4 140,7 7,9 139,4 6,3 122,7 4,2 29,5 2,0 39,6 2,5 47,5 2,9 72,1 4,1 71,6 3,2 54,8 1,9 39,4 2,7 28,9 1.8 27,5 1,6 36,4 2,0 47,6 2,2 35,3 1,2 14,3 1.0 5,8 0,4 5,0 0,3 14,7 0,8 9,7 0,4 2,4 0,0 15,1 1,0 12,4 0,8 16,3 1,0 16,0 0,9 27,3 1,2 24,1 0,8 69,2 4,8 35,2 2,2 47,2 2,9 75,3 4,2 80,1 3,6 69,2 2,4 66,2 4,6 35,2 2,2 47,2 2,9 75,3 4,2 80,1 3,6 69,2 2,4 54,9 3,8 38,8 2,4 34,2 2,1 63,5 3,6 65,9 3,0 72,3 2,5
222 Таблица 3 Удельный вес Японии во внешней торговле СССР (%) 1960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1976 г. 1977 г. 1978 г. 1979 г. 1980 г. 1981 г. 1982 г. В товарообороте в целом 1,2 2,2 2,9 3,8 3,7 3,6 3,3 3,2 2,9 2,8 3,1 В экспорте 1,4 2,3 2,9 2,8 2.7 2,6 2,1 2,2 1.9 1,4 1,2 каменный уголь Л4 5,5 11,4 12,6 12,0 10,0 8,0 7,4 6,4 5.0 5,5 круглый лес 21,5 23,4 45,7 47,5 44,6 50,0 50,6 52,0 43,9 40,1 46.2 нефть и нефтепродукты 6,6 5,3 2,8 1,0 1,5 0,7 0,0 0,7 0,6 0,6 0,4 калийные соли 40,5 29,9 9,0 6,9 5,2 5,8 5,4 5,6 6,4 3,7 3,6 лом черных металлов —> 16,9 11,5 11,7 9,8 13,3 10,6 7,7 7,1 6,9 12,9 хромоса я руда 14,3 2,6 16,4 5,5 10,3 11,4 8,1 11.1 7,4 7,3 — 0,9 ьз 5,3 1.5 13,5 1,2 хлопок-сырец 2,ь 3.0 5,6 13.0 10,4 ПЛ 1Ó’.Ó 10,4 7,2 9,3 8.6 рыба и рыбопродукты 1,3 23,3 22,9 17,1 1Ь,1 17,8 15,3 16,4 13,4 18,1 20,9 1,1 2,2 2,9 4,7 4,8 4,8 4,6 4,4 4,0 4,2 5 2 машины, оборудование, транспортные сред- 1,1 2,7 2,9 4,9 4,8 6,0 5,7 4,5 3,8 4,2 6,0 станки, кузнечно-прессовое оборудование — 0,0 2,8 2,5 3,4 6,7 3.9 4,3 3,3 3,7 оборудование химической промышленности 2,2 <°,2 8,2 4,8 10,1 16,6 13,4 19,2 7,2 6,1 9,8 оборудование нефтеперерабатывающей про- 36,1 55,8 мышленностн • • • • • • • • • 3,5 4,5 оборудование лесной и целлюлозно-бумаж- ной промышленности прокат черных металлов 5,7 7,1 6,9 0,8 5,0 1.1 22,8 1,5 27,6 2,5 18,8 4,5 9,8 0,5 11,5 1,3 16,8 1,6 17,4 0,9 17,8 сталь сортовая трубы 0,7 28,3 18,6 7,5 44,7 8,7 2i’,5 25J 28,’Ó 3Ś,’Ó 27 jŚ 40*,6 42*4 пластмассы 2,8 24,3 18,8 13,6 14,7 12,7 15,1 14,2 14,3 14,3 14,1 синтетический каучук 11,2 13,1 13,8 7,0 28,8 14,0 12,6 1ÓIÓ 22,7 12,2 24*,9 0,0 9Л 0,0 шерстяная пряжа штапельное волокно 16,0 20.9 41,3 2.7 23,1 26,5 19Л 15,8 пряжа искусственного шелка ткани шелковые 27,0 0,8 14,3 2,6 19,6 19,2 43.7 39,0 43,2 28,8 34.2 39,4 32,1 26,9 43.4 29,0 23,5 38,3 34,3 34,7 35,7 33,8 Источник: Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за 1960—1981 годы.
Таблица 4 Удельный вес СССР во внешней торговле Японии (%) I960 г. 1965 г. 1970 г. 1975 г. 1976 г. 1977 г. 1978 г. 1979 г. 19.Ю г. 1981 г. 1982 г. В экспорте металл ообрабаты вающее 1,5 2,0 1,8 2,9 з,з 2,4 2,6 2,4 2,1 2,1 2,8 оборудование .... — 8,5 11,4 6,8 4,2 11,1 6,7 3,7 4,1 3,4 4,2 черные металлы 2,8 2,0 1,2 5,4 Ю,1 5,2 6,1 7,3 6,3 7,3 8,0 одежда — 2,2 7,9 8,5 7,7 8,4 1,0 2,3 5,4 4,5 4,2 пластмассы — 7,6 5,4 9,3 7,1 5,1 5,8 6,2 9,2 7,3 8,3 В импорте 1,9 2,9 2,6 2,0 1,8 2,1 1,8 1,7 1,3 1,4 1,3 каменный уголь . . . 5,2 7,1 5,7 5,1 5,4 5,2 4,8 4,0 3,1 1,8 1,6 лес 14,4 15,6 16,7 20,6 18,3 19,4 12,8 10,0 10,2 10,3 8,0 калийные соли .... 16,6 15,5 14,8 21,0 18,1 18,5 16,3 14,2 18,8 13,8 11,4 алюминий 32,5 9,9 и,з 16,0 16,4 15,0 9,9 6,8 4,3 4,0 никель — — 35,6 25,7 24,6 18,2 22,2 12,6 10,0 13,6 19,7 асбест — 11,3 14,1 28,6 16,7 23,9 7,6 9,8 13,7 12,6 13,5 хлопок . . 1,5 1,9 4,8 16,8 15,5 15,4 14,2 12,1 7,9 12,2 12,7 цинк ........ — 20,8 2,7 4,6 0,2 — — 0,2 — — — лом черных металлов — 2,7 2,3 3,7 ... 18,1 5,4 3,9 4,0 8,6 7,9 Источник: Рассчитано по: Цусё хакусё; Кэйдзай токэй нэмпо; White Paper on Inter- g national Trade, Japan, 1960—1983.
ПРИМЕЧАНИЯ Предисловие 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 44, с. 304—305. 2 Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 196. 3 Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 58. 4 Внешняя торговля, 1984, № 3. 5 Рассчитано по: Цусё хакусё, какурон. 1982. Токио, 1983, с. 383—385. 6 См. Современный монополистический капитализм: Япония. М., 1981, с. 180—186. 7 Правда, 1983, 17 июня. 8 Правда, 1984, 14 февр. Глава 1 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 40, с. 169. 2 См. Гцбельман М. И. Борьба за Советский Дальний Восток. 1918— 1922. М., 1958, с. 217. 3 Проблемы Дальнего Востока, 1978, №3, с. 121. 4 Цит. по: Проблемы Дальнего Востока, 1978, №3, с. 122. 5 Там же. 9 Кутаков Л. И. История советско-японских дипломатических отноше¬ ний. М., 1962, с. 18. 7 Цит. по: Проблемы Дальнего Востока, 1978, №3, с. 127. 8 СССР — Япония. К 50-летию установления советско-японских дип¬ ломатических отношений. М., 1978, с. 9. 9 См. Сборник торговых договоров СССР, заключенных с иностран¬ ными государствами до 1-го января 1941 г. М., 1941, с. 377—340. 10 См. Digest of Japanese Industry and Technology, 1980, № 144, p. 19. 11 См. Документы внешней политики СССР, т. X. М., 1965, с. 593. 12 Тайны веков. М., 1977, с. 165. 13 XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б) 26 января — 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. М., 1934, с. 14. 14 История внешней политики СССР. 1917—1945. М., 1967, т. I, с. 393. 15 Огава К. Ниссо боэки-но дзицудзё-то кадай. Токио, 1979, с. 26. !? Петров Д. В. Япония в мировой политике. М., 1973, с. 219. Пере¬ счет сделан по курсовым соотношениям тех лет. 17 Материалы XXIII съезда КПСС. М., 1966, с. 30—31. 18 Там же. 19 См. Асахи симбун, 1970, 22 окт. Подробно о «территориальном во¬ просе» см. Кутаков Л. Н. История советско-японских дипломатичес¬ ких отношений. М., 1962; Петров Д. В. Внешняя политика Японии 224
после второй мировой войны, М., 1965; его же, Япония в мировой политике. М., 1973 и др. 20 Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 27—28. 21 Нихон кэйдзай симбун, 1972, 8 мая. 22 Digest of Japanese Industry and Technology, 1980, № 144, p. 8. 23 Нихон кэйдзай симбун, 1973, 15 авг. 24 Сэйкай сюхо, 1979, 18 сент. 25 Асахи симбун, 1977, 27 мая. 26 Нихон кэйдзай симбун, 1980, 23 мая. 27 Токио таймудзу, 1973, 25 дек. 28 Иомиури симбун, 1979, 7 дек. 29 Правда, 1973, 11 окт. 30 Иомиури симбун, 1974, 27 марта. 31 Асахи симбун, 1974, 27 марта. 32 Мдйнити симбун, 1974, 28 марта. 33 Нихон кэйдзай симбун, 1974, 27 марта. 34 Санкэй симбун, 1974, 5 мая. 35 Асахи симбун, 1974, 3 янв. 36 Дайямондо сюкан, 1976, 24 февр. 37 Асахи симбун, 1975, 26 янв. 38 Никкан когё симбун, 1976, 13 июня. 39 Материалы XXV съезда КПСС, с. 21. 40 Правда, 1977, 7 июня. 41 Правда, 1976, 14 авг. 42 Асахи симбун, 1976, 15 авг. 43 Цит. по Правда, 1977, 17 апр. 44 См. Правда, 1978, 24 февр. 45 Правда, 1978, 27 сент. 46 Майнити симбун, 1979, 28 сент. 47 The Japan Times, 1980, Jan. 8. 48 Майнити симбун, 1980, 9 янв. 49 Иомиури симбун, 1981, 4 авг. 50 The Japan Times, 1981, Dec. 23. 61 Асахи симбун, 1981, 22 мая. 52 Известия, 1980, 15 февр. 53 Правда, 1983, 25 февр. 54 См. Гайкоку кавасэ боэки сероппо. Токио, 1981, с. 35—36 (дого¬ ворные). 55 Нихон кэйдзай симбун, 1972, 8 мая. 56 Там же. 67 Нихон кэйдзай симбун, 1981, 2 авг. 68 Co-existence, 1978, Apr., vol. 15, р. 83—100. 69 Kazuo Ogawa. Economic and Trade Relations Between Japan and Socialist Countries.— Digest of Japanese Industry and Technology, 1980, № 144, p. 6. 60 Правда, 1983, 25 февр. Глава II 1 Киёси Иноуэ, Оконоги Синдзабуро, Сёси Судзуки. История совре¬ менной Японии. М., 1955, с. 654. 2 US States at Large. 82nd Congress 1st Session. 1951, vol. 65. Wash., Public Law 45, p. 62—63. 3 Экономика и политика стран монополистического капитализма: Япо¬ ния, М., 1973, с. 386—387. 225
4 Асахи симбун, 1963, 6 окт. 5 Материалы IV очередного совместного совещания между Ассоциа¬ цией японо-советской торговли и Министерством внешней торговли СССР. Сборник докладов. Токио, 1981, с. 20. 6 По физическому объему. Рассчитано по Нихон боэки гэппо, № 12 за соответствующие годы. 7 Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник и Цусё хакусё, какурон за соответствующие годы. 8 См. Станкоимпорт ревю, №38 (42-1974), с. 7—10, Советский экс¬ порт, 1981, № 1 (130), с. 3. 9 Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соответствующие годы. 10 Внешняя торговля СССР в 1982 г. Статистический сборник, с. 241 — 242. 11 Составлено по данным: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соответствующие годы. 12 Рассчитано по данным: Внешняя торговля СССР в 1982 г. Статис¬ тический сборник, с. 241—242. 13 Рассчитано по данным: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соответствующие годы. ф 14 О прибрежной торговле см. главу VIII. 15 Майнити симбун, 1980, 27 февр., 4 марта; Japan Metal Journal, 1981, Apr. 20; Japan Petroleum and Energy Weekly, 1981, May 4. 16 Никкэй сангё симбун, 1981, 6 апр. 17 The Japan Economic Journal, 1975, May 27. 18 Рассчитано по данным: Цусе хакусё, какурон за соответствующие годы. 19 Тоё кэйдзай, 1981, 14 феьр., с. 13. 20 Снижение темпов прироста товарооборота имело своим следствием ослабление позиций японских фирм на советском рынке. 21 Подсчитано по данным: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соответствующие годы. 22 Внешняя торговля СССР. Статистический сборник за соответствую¬ щие годы. 23 Внешняя торговля СССР в 1975 г. Статистический сборник. М., 1976, с. 265. 24 The Japan Economic Journal, 1980, Sept. 2. 25 Асахи симбун, 1980, 5 сент. 26 The Japan Economic Journal, 1980, Sept. 2, Нихон кэйдзай симбун, 1980, 29 авг. 27 Нихон кэйдзай симбун, 1980, 11 сент. 23 Внешняя торговля СССР в 1980 г. Статистический сборник, М., 1981, с. 9—12. 29 Нихон кэйдзай симбун, 1983, 21 февр. 30 Рассчитано по данным: Нихон боэки гэппо, № 12 за соответствую¬ щие годы. 31 Правда, 1983, 25 июля. 32 Асахи симбун, 1983, 14 февр. 33 Industrial News Weekly, 1983, Apr. 19. 34 Правда, 1983, 28 февр. 35 См. Правда, 1983, 26 февр., Известия, 1983, 27 февр.
Глава 111 1 Asahi Evening News, 1981, Jan. 31. 2 Asahi Evening News, 1968, Nov. 7. 3 Внешняя торговля, 1975, №4, с. 16. 4 Там же. 5 Внешняя торговля, 1975, № 4, с. 17. 6 См. Правда, 1973, 11 окт. 7 Внешняя торговля, 1975, №4; Проблемы Дальнего Востока, 1978, № 1, 1980, №3. 8 Нихон кэйдзай симбун, 1981, 20 янв; Asahi Evening News, 1981, Jan. 31. 9 Литературная газета, 1977, 27 июня. 10 См. Правда, 1976, 14 авг. 11 Правда, 1977, 7 июня. 12 Иомиури симбун, 1979, 1 нояб. 13 Пуранто юсюцу нэнкан бэссацу, Токио, 1980; Кэйдзай кёрёку пу- ранто юсюцу бэнран, Токио, 1980. 14 Дзайкай, 1980, 8 апр. 15 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 123. Глава IV 1 Nihon Steel News. 1980, № 126. 2 Кагаку гидзюцу хакусё. Токио, 1982, с. 231—233. 3 По данным: Вага куни-но кэнкю кайхацу тоси-но гэндзё, Токио, 1978, с. 9; Дзайсэй кинъю токэй гэппо, 1979, июнь, с. 77; Кагаку гидзюцу хакусё, 1982, с. 231—233. 4 См. Приложение I. 5 Материалы IV очередного совместного совещания между Ассоциаци¬ ей японо-советской торговли и Министерством внешней торговли СССР, с. 21; Кагаку гидзюцу ёран, Токио, 1979, с. 136—137. Глава V 1 Моисеев П. А. Рыболовство Японии. М., 1967, с. 89. 2 Сборник договоров России с другими государствами. 1856—1917. М., 1952, с. 341. 3 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заклю¬ ченных с иностранными государствами. Вып. V. М., 1930, с. 89—90. 4 Там же, с. 90—92. 5 Там же, с. 93. 6 Там же, с. 94. 7 Рыболовная Конвенция между СССР и Японией была ратифициро¬ вана ЦИК Союза ССР 7 мая 1928 г., обмен ратификационными грамотами состоялся 23 мая 1928 г., там же, с. 106. 8 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заклю¬ ченных с иностранными государствами, с. 94—101. 9 The Oriental Economist, 1957, №559, р. 250. 10 Сборник международных соглашений Японии по вопросам рыболов¬ ства и рыбохозяйственных исследований. М., 1976, с. 86. 11 Михайлов С, В. Экономика Мирового океана. М., 1966, с. 49. 12 The Oriental Economist, 1957, №559, р. 251. 13 Промышленность и банки Японии. М., 1956, с. 114. 227
14 Сборник международных соглашений Японии по вопросам рыболов¬ ства и рыбохозяйственных исследований, с. 193—198. 15 Там же, с. 197. 16 Там же, с. 198. 17 Там же. 18 The Oriental Economist, 1956, №546, р. 503. 19 Рыбное хозяйство, 1974, № 1, с. 6. 20 Суйсан нэнкан, 1963. Токио, 1963, с. 720. 21 Сборник международных соглашений Японии по вопросам рыболов¬ ства и рыбохозяйственных исследований, с. 215. 22 Там же 23 Ведомости Верховного Совета СССР, 1969, №34, с. 463—464. 24 Сборник международных конвенций, договоров и соглашений, каса¬ ющихся рыболовства и рыбохозяйственных исследований, с. 399. 26 Там же, с. 403. 26 Сборник международных соглашений Японии по вопросам рыболов¬ ства и рыбохозяйственных исследований, с. 225—229. 27 Там же, с. 225. 28 Там же, с. 221—224. 29 Там же, с. 204—212. 30 Там же, с. 207. 31 Там же, с. 205. 32 The Japan Times, 1969, July 17. 33 The Japan Economic Yearbook, 1968, Tokyo, 1969, p. 91. 34 Материализация разрядки: экономические аспекты. М., 1978, с. 296. 35 Сборник международных соглашений Японии по вопросам рыболов¬ ства и рыбохозяйственных исследований, с. 216—219, 230—233. 36 Там же, с. 146. 37 Там же, с. 213—214. 38 Там же, с. 213. 39 Там же, с. 213—214. 40 The Japan Times, 1970, July 16. 41 Известия, 1976, 10 дек. 42 Собрание постановлений Правительства Союза Советских Социали¬ стических Республик, М., 1977, № И, с. 219. 43 Там же, с. 218. 44 Правда, 1977, 7 июня. 45 Собрание постановлений правительства Союза Советских Социалис¬ тических Республик. М., 1977, № 14, с. 284. 48 Цит. по Известия, 1977, 1 апр. 47 The Japan Economic Journal, 1977, Apr. 26; May 5; July 5. 48 Ibid. 43 Правда, 1977, 7 июня. 50 Куцобина H. К, Рыбное хозяйство Японии. М., 1979, с. 211. si там же. 52 The Japan Times, 1978, Apr. 23; The Mainichi Daily News, 1979, Apr. 5; 1980, Apr. 16; The Japan Economic Journal, 1981, Apr. 28; 1982, Apr. 26. 63 The Mainichi Daily News, 1978, Apr. 8; The Japan Times, 1979, Nov. 17. 54 The Japan Times, 1981, Aug. 26. 65 См. Известия, 1977, 9 дек. 228
Глава VI 1 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 171. 2 Бянкин В. П., Савин И. И. Контейнеризация морских перевозок. Владивосток, 1982, с. 34—35. з Бянкин В. П. Русское торговое мореплавание на Дальнем Востоке. Владивосток, 1979, с. 73. 4 Там же, с. 135. 5 Там же, с. 205. 6 Там же, с. 208. 7 Там же, с. 224. 8 Дальневосточное морское пароходство. 1880—1980. Владивосток, 1980, с. 198. 9 История внешней политики СССР. 1917—1945. М., 1976, т. 1, с. 495. 10 История Дальневосточного пароходства. М., 1962, с. 202. 11 Дальневосточное морское пароходство, с. 289. 12 Там же, с. 310. 13 Там же, с. 337. 14 Там же, с. 343. 15 Там же, с. 348. 16 Проблемы Дальнего Востока, 1977, №2, с. 36. 17 Морской флот, 1982, № 1, с. 58. 18 Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник. 1982, с. 238—241. 19 Рассчитано по: Внешняя торговля СССР. Статистический сборник. 1982, с. 238—241. 20 Рассчитано по: Цусё хакусё, какурон, 1980, с. 139 (разд. II), 141 и др. 21 Транспортные возможности Тихого океана и их реализация. Влади¬ восток, 1976, с. 16. 22 Там же, с. 26. 23 Там же. 24 См. Проблемы Дальнего Востока, 1977, №2, с. 46. 25 См. Внешняя торговля, 1978, № 12. 26 Бянкин В, П., Савин Н. И. Контейнеризация морских перевозок, с. 32—33. 27 Внешняя торговля, 1978, № 12, с. 23. 28 Морской флот, 1983, №4, с. 9. 29 Литературная газета, 1975, 2 апр. 30 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 171. Глава VII 1 Внешняя торговля, 1981, № И, с. 53. 2 Kazuo Ogawa, Economic and Trade Relations Between Japan and Socialist Countries.— Digest of Japanese Industry and Technology, 1980, № 144, p. 8. 3 Никкан когё симбун, 1980, 7 янв. 4 Вага куни-но кэйдзай кёрёку-но гэндзё-то мондайтэн. Токио, 1979, с. 23. 5 The Japan Times, 1978. Dec. 10. Глава VIII 1 См. Ленин В. И. Поля. собр. соч., т. 42, с. 113. 2 См. Известия, 1980, 8 июня. 3 Проблемы Дальнего Востока, 1982, № 1, с. 23. 229
4 Внешняя торговля, 1980, Кг 7. 5 Проблемы Дальнего Востока, 1982, №3, с. 26. 6 См. Правда, 1976, 29 июля. 7 Проблемы Дальнего Востока, 1979, №3, с. 77. 8 Лесная промышленность, 1980, № 1. 0 См. Известия Сибирского отделения Академии наук СССР. Серия общественных наук, 1981, №1, с. 44, 61; Газовая промышленность, 1981, №2, с. 43. 10 См. БАМ, 1981, 25 марта, 8 апр. 11 См. Проблемы Дальнего Востока, 1980, №3, с. 60—61. 12 Соболев Ю. А. Зона БАМа: пути экономического развития. М., 1979, с. 12. 13 См. Правда, 1980, 15 июля. 14 См. Правда, 1978, 15 нояб. 15 См. Известия, 1979, 1 марта. 13 Проблемы Дальнего Востока, 1980, № 3, с. 72. 17 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 40. 18 Экономическая газета, 1978, №23. 19 БАМ, 1980, 24 дек. 20 Экономическая газета, 1980, №34. 21 ЭКО, 1981, № 12, с. 77. 21 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 43, с. 289. 23 Внешняя торговля СССР. Статистический обзор. М., 1981, с. 8, 9, 238—241. 24 Внешняя торговля, 1979, № 11, с. 54. 25 ЭКО, 1981, № 12, с. 70. 28 Там же, с. 71—76. 27 По данным Цусё хакусё, какурон за соответствующие годы. См. также Приложение II. 28 Нихон токэй нэнкан, Токио, 1981, с. 59. 29 По состоянию на апрель 1983 г. The Japan Economic Journal, 1983, July 14, p. 3. 30 Цусё хакусё, какурон за соответствующие годы. 31 Mainichi Daily News, 1976, Febr. 4. 32 Рассчитано по: Цусё хакусё, какурон за соответствующие годы. 33 Там же. 34 Нихон токэй