Введение
Глава I. Земство в конце 70-х — начале 80-х годов
§ 2. Деятельность земства в конце 70-х — начале 80-х годов
Глава II. Правительство и земство
Глава III. Общий поворот правительственной политики к реакции и земский вопрос
§ 2. Усиление реакции в земстве и дворянских собраниях.Вопрос о земстве в Кахановской комиссии
§ 3. Земский вопрос в периодической печати
Глава IV. Подготовка земской контрреформы
§ 2. Периодическая печать о подготовке земской контрреформы
§ 3. Разногласия в правящих кругах при обсуждении законопроекта
Заключение
Приложения
Именной указатель
Text
                    с
мял
л. г. Захарова
ЗЕМСКАЯ
КОНТРРЕФОРМА
1890 г.
ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
19 6 8


Л. Г. ЗАХАРОВА ЗЕМСКАЯ КОНТРРЕФОРМА 1890 г. Под редакцией проф. П. А. Зайончковского ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1 968
1—в—4 73—68 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета
ВВЕДЕНИЕ В истории эволюции феодальной монархии в монархию буржуазную реакционная дворянская политика 80-х годов XIX в. занимает особое место. В эти годы самодержавию уда¬ лось отбить революционный натиск и оно попыталось упро¬ чить свое положение так называемыми контрреформами. Но правительство смогло лишь повлиять на ход общественно-по¬ литического развития — отменить его оно не могло. Закон о земских учреждениях 12 июня 1890 г. наряду с введением института земских начальников в 1889 г. был ос¬ новным звеном реакционной правительственной политики эпо¬ хи контрреформ. Поэтому изучение истории земской контрре¬ формы проливает свет на ряд общих вопросов внутренней по¬ литики правительства 80-х годов, недостаточно изученных, а частично и не поставленных в литературе. Исследование под¬ готовки Положения 1890 г. на всех этапах законодательных работ (1886—1890 гг.), сравнение различных вариантов про¬ екта вскрывает состояние правящей среды в это время, нали¬ чие противоречий в правительстве и показывает их социаль¬ ную обусловленность. Разногласия в «высших сферах» зна¬ менательны как своеобразное проявление неоднородности ин¬ тересов дворянства, служившего опорой для самодержавия. Под воздействием развивавшегося капитализма двор'янство все более втягивалось в новые отношения, внутри дворянства углублялись противоречия между различными его группиров¬ ками, и самодержавию приходилось лавировать между ними. Это питало почву для существования в правящей среде раз¬ личных направлений и различных оттенков внутри этих на¬ правлений. Наличие их проявлялось менее ярко в длительный период реакции, наступившей после спада революционной си¬ туации конца 70-х — начала 80-х годов, чем в предшествовав¬ шее время «кризиса верхов», но они не исчезли, так как не 3
।'in iipii’iiiiH.i, ii()p(>/uibiiiиг их. Общий интерес для пони- Ainiiini пн v । piiiHuiimi’K'CKiix проблем этого времени представ¬ ок г Н1кжг определение места земской контрреформы в ком- ii'K'io»' реикцп()11пых мер, предпринятых самодержавием для in |нч мигра реформ 60-х годов. Выяснение причйн и предпо¬ сылок, обусловивших проведение земской контрреформы IН<>(> г., с неизбежностью ставит вопрос о направлении разви¬ тия земства за двадцатипятилетний период его деятельности, о тенденциях изменения его социального состава. Рассмотре¬ ние земского вопроса в период, предшествовавший политиче¬ ской реакции 80-х годов, анализ его места и роли в общест¬ венной жизни и правительственной политике объясняет побу¬ дительные мотивы пересмотра земской реформы. Закон 1890 г. был не только и не столько реакцией на само Положение 1 ян¬ варя 1864 г., сколько попыткой предотвратить последствия его введения, связанные с общими процессами социально-поли¬ тического развития. * * * Специальных монографий по истории земской контррефор¬ мы или обобщающего исследования по внутренней политике 80-х — начала 90-х годов XIX в. нет. Оценка Положения 12 июня 1890 г. содержится в ряде общих работ по земству, в лекционных курсах, в юридической литературе о государст¬ венном праве и местном управлении. В соответствии с наме¬ ченным нами аспектом исследования помимо литературы, от¬ ражавшей в той или иной степени историю земской контррс- формы, из богатой историографии по земству, насчитываю¬ щей многие сотни названийл, считаем необходимым выделить наиболее значительные труды, в которых ставились вопросы о классовом характере и политическом значении земства. Земская реформа и контрреформа получили толкование в работах буржуазных государствоведов, которые оценивали их с точки зрения существовавших в науке права общественно¬ хозяйственной и государственной теорий самоуправления. В конце XIX в. в русской юридической литературе становится доминирующей государственная теория местного самоуправ¬ ления. В отличие от общественно-хозяйственной теории само¬ управления, получившей широкое распространение в 60— 70-х годах и утверждавшей полную самостоятельность зем¬ ства в местных делах, государственная теория отрицала пра¬ вомерность противопоставления государственных и местных дел и рассматривала земские учреждения как государствен- 1 Специально историографии земской реформы и земства посвящена статья В. В. Гармизы «Земская реформа и земство в исторической лите¬ ратуре». «История СССР», 1960, № 5. 4
ные органы, которым поручены определенные отрасли мест¬ ного хозяйства, при сохранении за правительственной властью права не только надзора, но и вмешательства в их дела. Го¬ сударственная теория самоуправления в целом была направ¬ лена против «обособленности» земства от правительственных органов, т. е. против децентрализации, допускавшейся обще¬ ственной теорией самоуправления, и фактически признавала зависимость земских учреждений от бюрократической само¬ державной власти. Один из видных представителей этого направления юри¬ дической мысли профессор Н. М. Коркунов в своей книге «Русское государственное право» в главе о земском само¬ управлении дал сравнительную характеристику земской ре¬ формы 1864 г. и Положения 12 июня 1890 г. Главное отличие двух законодательных актов Коркунов видел в том, что в ос¬ нову’ Положения 1864 г. легла теория общественного само¬ управления, а в основу Положения 1890 г. — государственная теория самоуправления2. Однако, по мнению Коркунова, ос¬ новные положения государственной теории были применены в новом законодательстве непоследовательно, «в очень свое¬ образной форме», и в целом принятый закон 1890 г. «внес только частные изменения в тот земский строй, какой создан был Положением 1864 года»3. Эта отвлеченная оценка зем¬ ской контрреформы не раскрывает ни ее классовой направ¬ ленности, ни существа перемен, внесенных в деятельность ме¬ стных представительных органов. Даже касаясь такого кон¬ кретного вопроса, как сословная организация избирательной системы по Положению 1890 г., Коркунов видел причины этого реакционного творчества в том, что авторы проекта по¬ лагали «введение сословной группировки избирателей необхо¬ димым последствием придания земским учреждениям значе¬ ния органов государственного управления»4, — опять моти¬ вировка чисто «теоретическая», не объясняющая, в чьих классовых интересах осуществлялись подобные перемены. Историк кадетского направления А. А. Кизеветтер в своей оценке Положения 1890 г. также исходил из сопоставления законодательства о земстве с разработанными юридической наукой теориями местного самоуправления. Он отмечал прин¬ ципиальное отличие реформы 1864 г., основанной на общест¬ венно-хозяйственной теории самоуправления, от нового за¬ кона. «Положение 1890 г., — писал он, — придало земским учреждениям подобающее им значение государственных пра¬ вительственных установлений, но в соответствии с реакцион¬ 2 Н. М. Коркунов. Русское государственное право, т. II, над. 4. СПб., 1903, стр. 397, 398 (первое издание этой книги вышло в 1893 г.). 3 Там же, стр. 402. ' 4 Там же, стр. 407. f 5
ным направлением внутренней политики того времени это признание за земством государственного характера вырази¬ лось не в наделении земских учреждений известными прерога¬ тивами правительственной власти, но в еще большем стес¬ нении земской самодеятельности бюрократическим надзором и руководительством»3 * 5. Рассматривая государственную власть как самодовлеющую надклассовую силу, Кизеветтер и в под¬ ходе к законодательству о местном самоуправлении не подни¬ мался до анализа социально-политических мотивов. Противопоставление Положения 1 января 1864. г. закону 12 июня 189СГ г. характерно и для другого видного историка кадетского направления А. А. Корнилова. Земской реформе и земству начального периода он приписывал демократиче¬ ский характер. Корнилов утверждал, что «в земских учреж¬ дениях интересы народной массы сразу же были поставлены на первый план», что земствам была предоставлена «полная независимость и самостоятельность в ведении порученных им дел»6. Касаясь изменений земского избирательного права, он выступал против сословности выборов и привилегий дво¬ рянства по Положению 1890 г., противопоставляя им якобы демократическую избирательную систему 1864 г., учитываю¬ щую интересы всего населения7. Этот же взгляд проводился им и в «Курсе истории России XIX в.». Так, он писал, что закон 1890 г. был «совершенным искажением Положения 1864 года»8. И почти в тех же выражениях несколько раньше дает ха¬ рактеристику закону 1890 г. другой буржуазный идеолог Б. Н. Чичерин: «Можно сказать, что это было полное иска¬ жение земских учреждений»9. И та же апологетика реформы 1864 г.: «Новые земские учреждения поставлены были й не¬ зависимое положение и наполнялись лучшими местными си¬ лами, цветом провинциального общества» 10. Буржуазной историографии конца XIX — начала XX вв? вообще свойственна идеализация реформ Александра II, ко¬ торая явилась своего рода реакцией на контрреформы Алск-j сандра III. Методологическая несостоятельность буржуазной науки выразилась в непонимании закономерностей историче¬ 3 А. А. Кизеветтер. Местное самоуправление в России IX XIX ст. Исторический очерк. М., 1910, стр. 151—152. 6 А. А. К о р н и л о в. Из истории вопроса об избирательном праве в земстве. Происхождение земской избирательной системы 1864 г. и ее дальнейшие изменения. СПб., 1906, стр. 9—10, 38, 7 Там же, стр. 6'0. 8 А. А. Корнилов. Курс истории России XIX в., ч. Ill, изд. 2. М., 1918. стр. 302. - 9 Б. Н. Чичерин. Россия накануне двадцатого столетия, изд. 4. Берлин, 1901, стр. 49. 10 Там же, стр. 10. Г»
ского развития, в неспособности объяснить направление внут¬ ренней политики периода реакции 80-х — начала 90-х годов социально-экономическими и политическими мотивами, рас¬ становкой классовых сил, интересами определенных слоев дво¬ рянства, социальной структурой самодержавной власти. Помимо вопросов правового положения земства для бур¬ жуазных историков характерен особый интерес к изучению развития земского либерально-оппозиционного движения, что было связано с формированием в начале XX в. буржуазных партий в России. Специально этой проблеме посвящена работа И. П. Бе¬ локонского п, в которой земское либеральное движение рас¬ сматривается на всех этапах развития вплоть до 1905 г. Кон¬ цепция автора глубоко ошибочна. Белоконский переоценивал роль политического движения в земстве, считая, что культур¬ но-экономические задачи в его деятельности стояли на зад¬ нем плане, а политическое движение играло значительную роль с самого момента возникновения земства, которое «всту¬ пило немедленно на политический путь» 11 12. Это неправильное и совершенно недоказанное положение приводило к механи¬ ческой периодизации земского либерально-оппозиционного движения.' Здесь не очерчены ни грани, ни этапы. Причины земской оппозиции Белоконский видел в правительственных репрессиях, в реакционной политике самодержавия. Роль ре¬ волюционной борьбы в пробуждении политических стремле¬ ний земства полностью игнорировалась. Чем сильнее репрес¬ сии, тем сильнее либеральное движение — вот логика автора. Идеализация земства, затушевывание его классовых корней, свойственные всем буржуазным историкам, характерны для Белоконского. Робкие земские петиции представлены как «борьба» с самодержавием; земство изображено органом ме¬ стного самоуправления, выражающим интересы всего населе¬ ния, а не определенных классов. Белоконский утверждал, что «самую существенную и важную роль в з-емском движении сыграла бессословная внеклассовая русская интеллиген¬ ция» 13, тем самым отвергая ведущую роль дворянства в зем¬ стве. Наконец, как логическое завершение концепции Бело¬ конского следует отметить, что он переоценивал возможность земств «объединенными силами» проложить путь к достиже¬ нию «народного представительства в делах государствен¬ ных» 14. - Вопрос о земской контрреформе и деятельности земства накануне ее введения нашел отражение в большом обобщаю¬ 11 И. П. Белоконский. Земское движение. М., 1914. 12 Там же, стр. 2. 13 Там же, стр. 35. 14 Там же, стр. 2. 7
щем труде Б. Веселовского по истории земства, который и сей¬ час не утратил своего значения по исключительному богатству собранного в нем фактического материала 15. Концепция Веселовского, в 1905 г. примыкавшего к соци¬ ал-демократам, отличается от традиционной буржуазно-либе¬ ральной трактовки земского вопроса. Несмотря на то что в основу всех его трудов положена либеральная идея о прогрес¬ сивности земства, с деятельностью которого связывалась воз¬ можность культурного и хозяйственного возрождения страны, несмотря на явное преувеличение степени демократизма «третьего элемента», Веселовский оспаривал правильность одного из принципов буржуазно-либеральной концепции — положения о «народном» характере земства. Веселовский до¬ казал преобладающее влияние в земстве помещиков и их классовых интересов. Не случайно Корнилов выступил про¬ тив Веселовского, обвиняя его в тенденциозном преувеличе¬ нии роли помещиков в земстве 16. Понимание Веселовским классовой роли земства сказа¬ лось и в оценке Положения 1890 г. В отличие от Коркунова и Кизеветтера, которые рассматривали законодательство о земстве с точки зрения реализации той или иной теории само¬ управления, Веселовский дал глубокий анализ закона 12 июня Г890 г., акцентируя свое внимание на преобразовании изби¬ рательной системы. Однако некоторые его- положения пред¬ ставляются, на наш взгляд, неверными или неточными. Под¬ черкивая реакционность нового закона, усиление представи¬ тельства дворянства за счет других классов, Веселовский считал, что земская контрреформа все же «не произвела ка¬ кой-либо существенной перемены», так как и по Положению 1864 г. «дворянство оказалось руководителем земского дела» и в общем земская власть «осталась в тех же руках»17 — у среднепоместного дворянства. Этот вывод страдает неко¬ торой односторонностью. Сохранив и усилив роль дворян¬ ства, Положение 1890 г. пресекло тенденцию к расширению представительства торгово-промышленной и новой землевла¬ дельческой буржуазии из купцов и крестьян, наглядно про¬ явившуюся в предшествовавшие годы, и в этом смысле новая избирательная система существенно отличалась от прежней. Забвение именно этой стороны вопроса не случайно, оно объ¬ ясняется отношением Веселовского к эволюции социального состава земских учреждений (в период действия Положения 1864 г. При изучении удельного веса различных социальных 15/Б. Б. Веселовский. История земства за сорок лет, тт. I—IV. СПб., 1909—1911. 16 А. А. Корнилов. Рецензия: Б. Б. Веселовский. История земства за сорок лет. «Известия С.-Петербургского политехнического ин-та», т. XIV. СПб., 1910. 17 Б. Б. Веселовский. История земства за сорок лет, т. III, стр. 351. 8
групп в земстве автор оперировал средними статистически¬ ми данными, что привело к нивелировке различий в составе гласных по губерниям. Приведенные нами в первой главе статистические материалы свидетельствуют о наметившейся в 80-х годах тенденции вытеснения дворянства в земствах од¬ них губерний (особенно Центрально-Промышленного района) и усиления его в других (Центрально-Черноземного, Средне¬ Волжского и др.). В средних итоговых данных обе эти тен¬ денции исчезают. Из всего комплекса вопросов, связанных с земской контр¬ реформой, внимание Веселовского, как уже отмечалось, со¬ средоточено на анализе самого Положения 1890f г. и отчасти его реализации. Причины, вызвавшие пересмотр земской ре¬ формы 1864 г., история подготовки контрреформы Веселов¬ ским не раскрыты. Истории правительственной политики в земском вопросе за весь двадцатипятилетний период, предшествовавший при¬ нятию закона 1890 г., посвящена статья С. Я. Цейтлина «Зем¬ ское самоуправление и реформа 1890 г. (1865—1890)»18. Цейтлин останавливается на истории подготовки закона 1890 г. Однако начиная изложение данного вопроса только с поступления проекта в Государственный совет в 1888 г., автор статьи не дает объяснения разногласиям, наметившим¬ ся в правительственных кругах, не прослеживает их на раз¬ личных стадиях подготовки земской контрреформы. Это объ¬ ясняется ограниченностью источниковедческой базы работы, основанной исключительно на опубликованном официальном документальном материале. ’ В статье Цейтлина, написанной в 900-е годы, отразилось влияние марксистских идей. Это сказывается на характери¬ стике Цейтлиным общеполитических условий начала 80-х го¬ дов, определивших недолгий период «либеральных» колеба¬ ний правительства Александра II. Так, им отмечалось огром¬ ное значение революционной борьбы «Народной воли», пер¬ вых рабочих стачек, крестьянского движения. В современной исторической литературе работ по истории земства и политики правительства в земском вопросе очень немного. Имеется исследование В. В. Гармизы о подготовке земской реформы 1864 г., книга М. Н. Черныша о Пермском земстве, кандидатская диссертация и статьи Н. Л. Хайкиной о Самарском земстве19. Специально истории земской контр¬ 18 С. Я. Цейтлин. Земское самоуправление и реформа 1890 г. (1865—1890). В кн.: «История России в XIX веке», т. V, изд. «Гранат». 19 В. В. Г а р м и з а. Подготовка земской реформы 1864 года. Изд-во МГУ, 1957; М. Н. Черныш. Развитие капитализма на Урале и Перм¬ ское земство. Пермь, 1959; Н. Л. X а й к и н а. Организация земских уч¬ реждений в Самарской губернии. «Научн. докл. Высшей школы», сер. «Исторические науки», 1959, №2; ее же. Земские учреждения Самарской губернии в 1864—1881 гг. Автореф. дисс. Куйбышев, 1961. 9
реформы и некоторым проблемам развития земства в 80-х го¬ дах посвящены статьи автора данной работы20. Определенное значение для разработки темы нашего исследования имеют монография П. А. Зайончковского по истории внутренней по¬ литики конца 70 начала 80-х годов 21 и глава С. Н. Валка о политической реакции 80-х годов в макете не вышедшего в свет тома «Истории СССР» второй половины XIX в.22. Методологической основой для изучения т;емы нашего ис¬ следования служат работы В. И. Ленина. Особое место среди них для понимания классовой природы земства, характера земского либерализма, политики самодержавия по отношению к органам местного самоуправления, общих причин перехода к реакции в начале 80-х годов занимает работа «Гонители земства и Аннибалы либерализма»23. Источники для изучения истории земской контрреформы разнообразны. Большинство официальных документальных материалов по истории подготовки земской контрреформы не опубликовано и хранится в Центральном государственном историческом архиве СССР (фонды Канцелярии Министра внутренних дел, Департамента законов Государственного со¬ вета, Департамента общих дел Министерства внутренних дел, Кахановской комиссии). Для характеристики правительствен¬ ной политики в земском вопросе большое значение имеют различные законодательные материалы, издания «Сборников правительственных распоряжений по делам, до земских уч¬ реждений относящимся» (тт. I—XII, СПб., 1868—1904), публикации всеподданнейших докладов министров, различ¬ ных проектов представителей царской бюрократии, предус¬ матривавших в той или иной степени включение выборного земского элемента в систему высших государственных учреж¬ дений и др. Важную группу источников составляют материа¬ лы официальной статистики о социальном составе земства за двадцатилетний период их деятельности, предшествовавший пересмотру Положения 1 января 1864 г. К ним относятся «Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.» (СПб., 1888) и «Ведомости о числе земских гласных», опуб- 20 Л. Г. Ма мулов а. Земская контрреформа 1890 года. «Научн. докл. Высшей школы», сер. «Исторические науки», 1960, № 4; е е ж е. Социальный состав уездных земских собраний в 1865—1886 гг. «Вести. Моск, ун-та», сер. история, 1962, № 6; е е же. Земский вопрос в русской периодической печати эпохи контрреформ. «Вести. Моск, ун-та», сер. исто¬ рия, 1966, № 2 и др. 21 П. А. Зайончковский. Кризис самодержавия на рубеже 1870— 1880 годов. Изд-во МГУ, 1964; его же. Закон о земских начальниках 12 июля 1889 года. «Научн. докл. Высшей школы», сер. «Исторические науки», 1961, № 2. 22 «История СССР. Россия в период победы и утверждения капита¬ лизма (1856—*1894)», ч: I (Материалы к обсуждению). М.» 1951, гл. 13. «Внутренняя политика царизма в 80-х — начале 90-х годов». 23 В. И. Л ен ин. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 21—72. 10
линованные в «Северной почте» в 1865—1866 гг. Великолеп¬ ным комментарием к документальным материалам, отразив¬ шим политику правительства в отношении к земству, является мемуарная и эпистолярная литература. Это изданные днев¬ ники П. А. Валуева, А. А. Половцова, Е. А. Перетца, воспо¬ минания Е. М. Феоктистова, письма К. П. Победоносцева, различные неопубликованные материалы, хранящиеся в лич¬ ных фондах П. А. Валуева и А. В. Головнина (ЦГИА СССР), А. А. Половцова (ЦГАОР), Е. М. Феоктистова (Отдел руко¬ писей ИРЛИ), М. Н. Каткова (ОтДел рукописей Государ¬ ственной библиотеки им. Ленина) и т. д. Использована в ра¬ боте также публицистика и периодика конца 70—80-х годов, которая представляет богатый материал для понимания мес¬ та и значения земского вопроса в общественной жизни.
ГЛАВА I / ЗЕМСТВО В КОНЦЕ 70-х—НАЧАЛЕ 80-х ГОДОВ Положение 1 января 1864 г. о губернских и уездных зем¬ ских учреждениях вводило в государственный строй России новую систему представительных органов местного управле¬ ния. Это была одна из тех реформ, вызванных отменой кре¬ постного права, следствием которых явилось изменение всего уклада Российского государства. В. И. Ленин охарактеризо¬ вал это изменение как шаг «по пути превращения феодаль¬ ной монархии в буржуазную монархию» L В основу организации земства было положено выборное всесословное начало, но с преимуществом для представителей землевладельческой курии, в которой абсолютное большин¬ ство составляло дворянство. Компетенция земств не выходила за рамки узкого круга местных хозяйственных дел. Пределы власти земских собраний и управ ограничивались законом. Выборные органы местного самоуправления были поставлены под строгую опеку администрации. Земства учреждались как местные представительные органы, исключительно хозяйст¬ венные по своему назначению, лишенные каких бы то ни бы¬ ло политических прав, изолированные друг от друга и замк¬ нутые в пределах уездов и губерний, лишенные не только об¬ щероссийской организации, но даже права общения между собой по вопросам хозяйственной деятельности. В начале 1864 г. правительство предполагало открыть без¬ отлагательно земские учреждения в 33 губерниях; введение их в Архангельской, Астраханской, девяти западных губер¬ ниях, Бессарабской области и в «частях империи, управляе- 1 В. И. Л енин. Поли собр. соч., т. 20, стр. 1G5. 12
мых по особым учреждениям», было отнесено ко второй оче¬ реди2. Эти первоначальные предположения об организации земских учреждений осуществились далеко не полностью. В 1865 г. земства открылись в 19 губерниях: Воронежской, Калужской, Костромской, Казанской, Курской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Пензенской, Полтавской, Псковской, Рязанской, Самарской, С.-Петербургской, Тамбов¬ ской, Черниговской, Харьковской, Херсонской, Ярославской; в 1866 г. — еще в 9 губерниях: Владимирской, Екатеринослав- ской, Орловской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Тав¬ рической, Тверской, Тульской; затем в 1867 г. земские учреж¬ дения были введены в Вятской и Олонецкой губерниях, в 1869 г. — Бессарабской, в 1870 г. — Вологодской и Перм¬ ской, в 1875 г. — Уфимской. В 1876 г. земская реформа была распространена и на Область Войска Донского, но уже в 1882 г. земства здесь были закрыты. Астраханская, Архан¬ гельская и девять западных губерний, а также «части импе¬ рии, управляемые по особым учреждениям», отнесенные ука¬ зами ко второй очереди для реализации Положения 1 янва¬ ря 1864 г., так и остались без земств, хотя вопрос этот еще не раз обсуждался в правительственных сферах, особенно при министерстве И. Л. Горемыкина. ' § 1. Социальный состав земства в 1865—1886 гг. Изучение социального состава органов местного само¬ управления, созданных реформой 1864 г., представляет боль¬ шой интерес для выяснения некоторых принципиальных воп¬ росов истории земства — характера и направления деятель¬ ности земских учреждений, причин остроты земского вопроса в общественной жизни и в правительственной политике кон¬ ца 70-х — начала 80-х годов, предпосылок земской контр¬ реформы 1890 г. Избирательная система по Положению 1864 г. была осно¬ вана на буржуазном принципе имущественного ценза, но вместе с тем она носила и сословные черты. Все избиратели делились на три курии: землевладельческую, городскую» и сельских обществ. В первой курии, т. е. в съезде землевла¬ дельцев, участвовали лица, владевшие на праве собственно¬ сти определенным количеством земли (не ниже 200 десятин), владельцы других недвижимых имуществ в уезде стоимостью не менее 15 000 рублей, владельцы промышленных или тор¬ говых предприятий с общим годовым оборотом производства в 6 тысяч рублей (так называемые шеститысячники), уполно¬ моченные от мелких землевладельцев (V20 полного ценза) и 2 «Полное собрание законов Российской империи», собрание второе, т. XXXIX, отделение первое, № 40457, 40459 (далее везде — ПСЗ). 13
духовенства. Право голоса в городских избирательных съез¬ дах имели купцы I и II гильдии, шеститысячники и владель¬ цы городской недвижимой собственности, оцененной от 500 до 3000 рублей (в зависимости от численности городского населения). Для крестьян были установлены двухстепенные выборы. Съезд сельских обществ состоял из выборщиков от волостных сходов. Землевладельцы — избиратели I курии — имели право баллотироваться и от этого съезда. [Избирательная система обеспечивала преобладающее влияние в земстве землевладельца^ Расписание числа глас¬ ных от трех избирательных съездов призвано было закрепить и сохранить эту привилегию землевладельцев, представлен¬ ных в период принятия и проведения буржуазных реформ 60-х годов главным образом дворянством. По всем 33 губер¬ ниям, в которых предполагалось по Указу 1 января 1864 г. ввести в первую очередь земские учреждения, общее число уездных гласных равнялось 13 024, из них от землевладель¬ цев— 6204 (47,8%), от сельских обществ — 5171 (39,7%), от гсюддов — 1649 (12,5 %) 3. ГПервые же выборы в земские учреждения свидетельство¬ вали о преобладании дворянства среди других сословий в местном представительств^ По данным С. С. Татищева, в губерниях, в которых выборы состоялись в 1865—1867 гг., состав уездных гласных по сословиям распределялся следу¬ ющим образом:4 В абсолютных цифрах В процентах Дворяне 4 962 41,7 Духовные лица 774 < 6', 5 Купцы 1 242 10,4 Мещане 54 0,5 Крестьяне 4 581 38,4 Неизвестные 302 2,5 Всего. . . .11 915 100,0 Из 2055 губернских гласных числилось: дворян и чинов¬ ников 1524 (74,2%), духовных лиц 78 (3,8%), купцов 225 (10,9%), мещан 11 (0,5%) и 217 крестьян (10,6%). В губернских и уездных управах 30 губерний в первое трехлетие состояло 1617 председателей и членов, из них дво¬ рян 1062, купцов 239, мещан 12, крестьян и казаков 304$. В литературе долгое время было распространено мнение о полной устойчивости, стабильности социального состава зем- , / 3 С. Я. Цейтлин. Земская реформа. В кн.: «История России в XIX в.», т. III. Изд. «Гранат», стр. 229. 4 «Обзор царствования государя императора Александра II и его реформ 1855—1871 гг.». СПб., 1871, стр. 370. ' 5 Там же, стр. 372. 14
ства. Б. Б. Веселовский считал, что в течение 25-летнего пе¬ риода, от введения Положения 1 января 1864 г. и до 1890 г., он существенно не изменился, и дворянство полностью сохра¬ няло свои позиции-в земстве6. Этот вывод, основанный глав¬ ным образом на анализе средних статистических данных со¬ става земских гласных, как губернских, так и уездных, пред¬ ставляется нам не совсем точным. Дифференцированное из¬ учение социального состава земств по отдельным губерниям и уездам дает возможность выявить тенденцию его измене¬ ния. Происходившее в пореформенный период усиление бур¬ жуазии, выделение из крестьянства кулацких элементов, ра¬ зорение дворянства — все эти процессы, темпы и интенсив¬ ность которых были далеко не одинаковы в разных местно¬ стях, влияли на контингент избирателей и в определенной мере отражались на результатах выборов земских гласных. Правда, однажды установленное и не пересматривавшееся вплоть до контрреформы расписание числа гласных сдержи¬ вало изменение социального состава земств, однако не могло его предотвратить. Основными источниками для изучения социального соста¬ ва земства являются официальные статистические материалы: «Статистика выборов в земские учреждения за 188.3—1886 гг.» (по всем 34 губерниям) и публиковавшиеся Министерством внутренних дел в своем официальном органе «Северной поч¬ те» в 1865—1866 гг. «Ведомости о числе гласных» по 24 гу¬ берниям (259 уездам) 7. , Прежде чем приступить к рассмотрению социального со¬ става земских собраний, необходимо сделать ряд предвари¬ тельных замечаний о преимуществах и недостатках материа¬ ла, на котором построены наши выводы. Самая полная ста7 тистика социального состава земства не всегда в точности от¬ ражала реальную расстановку классовых сил. Число гласных, избранных на куриальных съездах, никогда полностью не совпадало с наличным составом их в собрании. Относительно более низкой была посещаемость гласных-крестьян (членов сельских обществ), что способствовало усилению представи¬ тельства дворян и буржуазии. Сплоченная дворянская груп¬ пировка подчиняла подчас себе довольно многочисленное представительство крестьян в собраниях. Для полной харак¬ 6 Б. Б. Веселовский. История земства за сорок лет, т. III. СПб., 1911, стр. 50, 351. х 7 «Статистика Российской империи. V. Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.». СПб., 1888; «Северная почта», 1865, № 35, 47, 55, 74, 102, 118, 129, 163, 179, 211, 232, 253, 255, 257, 270; 1866, № 15, 35, 71, 179 (Специальный раздел «Введение в действие Положения о зем¬ ских учреждениях», в котором помещались «Ведомости о числе гласных»). С 1867 г. эти данные больше не публиковались. (Все подсчеты наши.— Л. 3.) 15
теристики классового соотношения сил в земстве необходимо всестороннее изучение материалов (не только статистических) по каждой отдельной губернии. Однако приводимый нами массовый статистический материал за два крайних трехле¬ тия в период действия Земского положения 1864 г. обладает тем преимуществом, что дает возможность судить об опре¬ деленных закономерностях в наметившихся тенденциях из¬ менения социального состава земских собраний8. Данные статистики земских выборов за 1883—1886 гг. свидетельствуют об абсолютном преобладании дворянства в губернских собраниях. Из 2284 губернских земских гласных по 34 губерниям числилось дворян и чиновников 1862 (81,6%), купцов и мещан 251 (11,0%), духовных лиц 10 (0,5%), кре¬ стьян 157 (6,9%) 9. Из приложения № 1 видно, что удельный вес дворянства был ниже средней цифры (81,5%), в сле¬ дующих губерниях: Владимирской (65,7%), Вологодской (60,0%), Вятской (31,4%), Калужской (80,0%), Московской (67,4%), Нижегородской (73,2%), Новгородской (80,0%), Олонецкой (26,7%), Пермской (43,1 %), Самарской (75,0%), Саратовской (77,5%), Таврической (61,1%), Уфимской (64,3%), Херсонской (79,5%), Ярославской (73,2%). В числе этих губерний — все пять окраинных губерний и некоторые губернии Центрально-Промышленного, Южного и Юго-Во¬ сточного районов. Если сравнить общие итоговые данные со¬ става губернских гласных в 1883—1886 гг. с приведенными выше сведениями Татищева за 1865—1867 гг. (стр. 14), то станет очевидным, что за истекшее двадцатилетие представи¬ тельство дворян усилилось. К сожалению, в «Северной почте» материал о губернских гласных был опубликован только по 15 губерниям (см. приложение № 2). Поэтому о конкретных изменениях в различных земствах можно судить по ограни¬ ченному числу губерний. Особенно характерно усиление дво¬ рян для Курской, Полтавской, Рязанской, Самарской и не¬ скольких других губерний. Некоторое уменьшение их числа обнаружилось только в Московском (—6,8%), Нижегород¬ ском (—2,9%) и Пензенском (—1,7%) губернских собраниях. Социальный состав уездных гласных рассматривается на¬ ми для 24 губерний отдельно по каждой из трех курий и для уездных собраний в целом. Приложение № 4 показывает, какие социальные сдвиги произошли за 20-летний период в составе гласных, избран¬ ных съездами уездных землевладельцев. В первое трехлетие 8 Впервые эти статистические данные были приведены в и а шеи статье «Социальный состав уездных земских собраний р 1865 1886 годах». «Вести. Моск, ун-та», сер. история, 1962, № 6. 9 «Статистика выборов в земские учреждения в 1883 1886 гг.», стр. 169. 16
по 24 губерниям 78,1% гласных составляли дворяне, только 5,1% приходилось на долю купцов 10 и 5,6% — на долю кре¬ стьян-собственников (купцов и крестьян вместе 10,7%), 11,2% Гласных I курии являлись представителями духовенст¬ ва. К 1883—1886 гг. заметно усиливается роль растущей бур¬ жуазии, из среды которой I курия избирает уже 21,4% глас¬ ных. Особенно характерен рост удельного веса купцов, про¬ исходивший главным образом за счет духовенства. Одновре¬ менно наметилась тенденция к понижению доли дворянства. Представительство его сократилось на 3,2%. Но эти средние цифры сглаживают, затушевывают тот процесс, который в действительности происходил в различных местностях. В то время как роль купечества росла почти повсеместно, хотя и не в одинаковой степени, дворяне в одних губерниях теряли свои позиции, в других, напротив, укрепляли их. Процентные соотношения в табл. 1 (левая часть) вскрывают определен¬ ную закономерность. Во всех губерниях Центрально-Промышленного района (исключая Ярославскую), где в связи с быстрым ростом фаб¬ рично-заводского производства особенно усиливалась роль торгово-промышленной буржуазии, дворянство заметно вы¬ теснялось на выборах по I курии. Здесь процесс этот шел значительно интенсивнее, чем он отражен в средних итого¬ вых цифрах. В 1883—1886 гг. в целом от I курии избйралось 74,9% дворян и 21,4% купцов и крестьян. В промышленных ‘губерниях соответственно процентное соотношение этих со¬ циальных групп следующее: в Московской — 53,0 и 40,7%, в Костромской — 57,4 и 34,8%, во Владимирской — 60,0 и 38,2%, в Ярославской — 60,9 и 28,9%, в Нижегородской — 65,3 и 25,6%, в Калужской — 68,4 и 23,0% (но и здесь дво¬ ряне сохранили свое преобладание). В Тверской губернии, не¬ смотря на то что дворяне потеряли более 10% своих гласных, доля их оставалась очень велика — 74,8%. В губерниях Центрально-Черноземного и имеющего много общего с ним Средневолжского районов, являвшихся цита¬ делью дворянского землевладения и феодально-крепостниче¬ ских пережитков, где развитие капиталистических отношений и, следовательно, формирование буржуазии шло очень мед¬ ленно, дворянство в целом удерживало свои позиции на вы¬ борах от съезда уездных землевладельцев, роль купечества возрастала, однако несравнимо медленнее, чем в губерниях промышленных, доля крестьян-собственников не изменилась сколько-нибудь чувствительно. И через 20 лет после введе- 10 В действительности разница в представительстве этих двух групп Гнила несколько значительнее, так как дворяне-чиновники по воле соста¬ вителей статистики первых выборов оказались отнесенными к категории - разных сословий». ' Заказ 478 17
Таблица 1 Уменьшение (—) или увеличение ( + ) удельного веса различных социальных групп гласных от первой землевладельческой курии и в уездных земских собраниях в целом (в %) * Губернии I курия Уездные земские собрания дворяне купцы и про- 1 чие сословия 1 крестьяне дворяне купцы и про¬ чие сословия крестьяне-соб¬ ственники крестьяне- члены сель¬ ских обществ 1 2 3 4 5 6 7 8 I. Центрально¬ Промышленного района Владимирская -13 +20,2 + 2,6 — 2,3 +12,8 +1,2 —6,4 Калужская — 9,4 —15,7 — 2,4 — 4,2 - 9,4 +0,9 —0,7 Костромская —12,6 —24,2 + 5 — 5,5 -15,6 +2,7 —4,2 Московская —16 —20 + 6,2 — 6,4 - 9 +2,9 +0,3 Нйжегородская -14,7 --13,9 + 8,1 — 6,4 - 7,3 +3,8 —0 8 Тверская —10,2 — 8,9 — 5,8 — 1,1 - 3,5 +2,9 -2.8 Ярославская + 1,9 + 9,2 4- 4,9 — 0,2 - 3,2 +1,9 +3,6 II. Центрально- Черноземного и Средневолжско¬ го районов Воронежская + 3 +10 — 0,5 + 5.3 + 4.7 -0,3 —0,9 Курская + 4,7 + 3,5 + 0,8 +11,7 - 1.3 +0,4 -9,5 Пензенская - 3,3 +12.9 — 0,5 + 3,4 Ь 5,5 -0,2 —3,6 Рязанская — 2,4 + 8,9 + 1,9 + 0,8 - 4,5 +1 —0,2 Симбирская + Ч -- 4,6 — 1,3 + 1,4 - 0,4 +0,8 +1,6 Тульская — 1,5 — 7,1 -- 1, + 2,1 - 3,3 +0,5 —0,9 III. Левобережной * Украины Полтавская +22,1 + 0,4 —18,8 + 9,5 - 0,6. —8,8 +2,8 Черниговская IV. Северо- +10,1 + 7,6 —13,1 + 9,4 —5.9 —0,8 Западные и Западные Новгородская —15,8 + 9,1 + 9,8 — 2,4 - 6,5 ♦ +1.1 -3,7 Псковская - 3,9 + 6,4 —— — 5,1 - 5,5 +0,4 -0,1 С.-Петербургская — 6,4 +11,2 — 0.3 + 1,1 - 3,2 —0,1 -1 8 Смоленская — 3,1 4 + 9 + 0,5 + 6,9 - 4,5 +0,3 -8,0 18
Продолжение табл. 1 1 2 з 1 4 1 5 1 6 1 7 1 8 V. Южные степные Екатеринослав- — 8,8 + 1,2 +10,4 —5,4 +4,9 + 4,6 —0.7 ская Таврическая — 6,1 —20,8 +33,7 —6,7 —8,6 +13,1 +5,3 Херсонская —13,4 + 5,7 + 6,6 —2,6 +0,6 + 3,1 —1,3 VI. Юго¬ Восточные Самарская + * I * * * * * * В 9-7 + 9,8 — 8,2 4-5,6 +5,1 — 6,1 +0,6 Саратовская — 9,4 + 7,5 + 9,8 —1,9 +1 + 4,6 +1.1 Итого по 24 гу¬ берниям — 3,2 + 9,1 + 1,6 +1,3 +4,3 +0,7 —1,9 * Таблица составлена на основании приложений № 4 и 5. Духовен¬ ство не показано, так как уменьшение его удельного веса было процессом общим, не имеющим исключений по отдельным губерниям. * ния Земского положения представительство дворянства от I курии здесь очень велико, а купцов и крестьян-собственни¬ ков незначительно: в Курской губернии первые составляли 90;0%, вторые — 7,3%, в Тульской — 89,0 и 8,5%, в Симбир¬ ской — 87,9 и 8,6%, в Рязанской — 80,0 и 18,4%, в Пензен¬ ской— 76,0 и 15,7%, в Воронежской — 76,0 и 18,0%. В губерниях Левобережной Украины, где огромную роль еще играло дворянское землевладение, в сельском хозяйстве господствовали полукрепостнические формы эксплуатации, а промышленность была мало развита, процент дворян среди гласных от I курии за 20 лет значительно вырос и одновре¬ менно очень существенно уменьшился удельный вес гласных крестьян. В Южных степных и Саратовской губерниях, в районе ка¬ питалистической системы сельского хозяйства, где формиро¬ вание новых буржуазных классов и отношений шло быстро, в выборах от I курии наблюдалась обратная картина — уси¬ ление представительства крестьян-собственников и уменьше¬ ние дворянства. Но в Екатеринославской и Херсонской гу¬ берниях дворяне сохранили еще подавляющее большинство, тогда как в Таврической их доля была наименьшей из 24 гу¬ берний — 43,2% (для первого трехлетия — 49,3%). Для этих губерний характерно, что представительство непривилегиро- 2* 19
ванной собственности выросло в большей степени ввиду ро¬ ста удельного веса крестьян, а не купцов. Несколько особняком стоит Самарская губерния. В первом трехлетии от I курии здесь избиралось дворян только 56,0%, крестьян-собственников — 18,3%, купцов — 8,3%. Однако по данным выборе? 1883—1886 гг. процент гласных-дворян по¬ вышается до 65,7%, купцов — до 18,1, крестьян-собственни¬ ков падает до 10,1 %. Губернии северо-западные и западные не представляют сколько-нибудь яркой картины, отличающейся от средних ито¬ говых данных, только в Новгородской заметно снизилось представительство дворян, а представительство крестьян значительно выросло. Сделанные нами поуездные подсчеты еще более наглядно обнаруживают усиление представительства буржуазии из куп-, цов и крестьян в съезде землевладельцев. Из 259 уездов 24 губерний в 1865—1866 гг. в 108 вовсе не было гласных от этих социальных групп, избиралось исключительно дворянст¬ во и в значительно меньшей степени духовенство. В 1883— 1886 гг. число таких уездов сократилось до 39и. Вместе с тем, если в первое трехлетие уезды, в которых от I курии было избрано 50% и более землевладельцев, не являющихся дворянами (купцов, крестьян и др.), составляли исключение (8 из 259) 11 12, то в 1883—1886 гг. их было уже 30 13. Результаты выборов от I курии объяснялись во многом социальным составом самих избирателей и изменениями в их среде. По статистическим данным за 1883—1886 гг., дворяне составляли среди полноцензовых избирателей I курии по 24 губерниям в целом 67,1%. Для некоторых губерний этот процент значительно ниже, для других, напротив, выше. Так, в Таврической губернии — 41%, в Московской — 45, Влади¬ мирской — 46, С.-Петербургской — 49,5, Самарской — 50, Костромской — 54,5%, в то же время в Полтавской — 88,5%, Курской — 84,5, Тульской — 81,3, Симбирской — 81,2% 14. 11 В 1883—1886 гг. в этих 24 губерниях стало 260 уездов (образовал¬ ся Мариупольский уезд в Екатеринославской губернии). 12 Николаевский и Новоузенский — Самарской губ., Камышинский — Саратовской губ., Горячский и Лубенский — Полтавской губ., Бердян¬ ский, Мелитопольский, Ялтинский — Таврической губернии. 13 Вязниковский, Ковровский, Судогодский, Шуйский — Владимирской губ., Александровский — Екатеринославской губ., Тарусский — Калужской губ., Кинешемский, Нерехотский, Макарьевский — Костромской губ., Мо¬ сковский, Богородский, Бронницкий, Коломенский — Московской губ., Цалахнинский, Макарьевский, Семеновский — Нижегородской губ., Демь- яцский, Кирилловский, Череповецкий — Новгородской губ., Инсарский — Пензенской губ., Егорьевский — Рязанской губ., Новоузенский — Самар¬ ской губ., Вольский, Камышинский — Саратовской губ., Бердянский, Днепровский, Мелитопольский, Ялтинский — Таврической губ., Корчев- екий — Тверской губ., Угличский — Ярославской губернии. 14 «Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.», табл. IV. 20
Из 260 уездов 24 губерний к выборам 1883—1886 гг. на съездах уездных землевладельцев с непосредственным пра¬ вом голоса (полный ценз) в 38 уездах дворяне составляли 50 и менее процентов 15. Аналогичных данных за первое трех¬ летие нет, поэтому об изменениях социального состава изби¬ рателей I курии за 20 лет можно судить только по отдельным губерниям и уездам. Так, в Московской губернии среди зем¬ левладельцев, имевших 200 десятин (полный ценз), в 1865 г. было дворян 92,8%, купцов и мещан — 5,5, крестьян-собствен¬ ников — 1,1%; в 1885 г. — дворян 55,1%, купцов и мещан — 30,2, крестьян — 11,7% 16. В действительности Изменения в составе избирателей были гораздо более значительные, так как в I курию входили помимо собственников земли еще и владельцы другого недвижимого имущества стоимостью не менее 15 тыс. руб. и шеститысячники. В некоторых промыш¬ ленных уездах губернии эти категории, среди которых пре¬ обладали купцы и крестьяне, составляли большинство изби¬ рателей по I курии. Наибольшее значение в 80-х годах шести¬ тысячники имели в Московской губернии. В большинстве зем¬ ледельческих губерний Центрально-Черноземного и Средне¬ волжского районов (в Орловской, Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Тульской), а также в Полтавской, Чернигов¬ ской этой категории избирателей вообще не было. Уменьше¬ ние дворянских цензов по I курии наблюдалось в Тверской и Самарской губерниях, в Балашовском уезде Саратовской губернии 17. Перейдем к анализу социального состава гласных от двух других избирательных съездов, второго — городского и треть¬ его — представителей сельских обществ (см. табл. 2, 3). Интересно отметить: в то время как представительство купечества росло от первого куриального съезда и даже не- 15 Шесть уездов Владимирской губ., (Вязниковский, Гороховецкий, Ковровский, Покровский, Судогодский, Шуйский), четыре — Костромской губ. (Ветлужский, Кинешемский, Макарьевский, Юрьевский), шесть — Московской губ. (Московский, Богородский, Бронницкий, Дмитровский, Клинский, Коломенский), три — Самарской губ. (Бузулукский, Николаев¬ ский, Новоузенский), шесть из восьми уездов Таврической губ. (Бердян¬ ский, Днепровский, Евпаторийский, Мелитопольский, Перекопский, Феодо¬ сийский), Мариупольский уезд Екатеринославской губ., Балахнинский и Семеновский — Нижегородской губ., Кирилловский ,— Новгородской губ., Краснослободский — Пензенской, Егорьевский и Касимовский — Рязан¬ ской губ., С.-Петербургский и Новоладожский — С.-Петербургской губ., Камышинский и Хвалынский — Саратовской губ., Одесский — Херсон¬ ской губ., Угличский — Ярославской губернии. 15 «Статистический ежегодник Московского губернского земства 1’885 г.», раздел IV. Распределение частного землевладения и движение его. М., 1886, стр. 30—32. 17 См. Л. Г. Ма мулов а. Социальный состав уезднйх земских соб¬ раний в 1865—1886 гг. «Вести. Моск, ун-та», сер. история, 1962, № 6, стр. 39—40. f 21
Таблица 2 Социальный состав гласных уездных собраний от II (городской) курии по 24 губерниям Социальные группы 1865—1866 гг. 1883—1886 гг. абс. цифры % абс. цифры % Купцы, мещане и прочие * сословия * 973 79,7 894 71,4 Дворяне и чиновники 217 17,8 351 28,0 Духовенство 30 2,5 7 0,6 Итого. . . 1220 100 1252 100 f '* В этой группе купцы имели подавляющее и почти исключительное значение, мещане и прочие сословия составляли незначительное число. Таблица 3 Социальный состав гласных уездных собраний от III (крестьянской) курии по 24 губерниям Социальные группы 1865—1866 гг. 1883—1886 гг. абс. цифры % абс. цифры % Крестьяне — члены сель¬ ских обществ Дворяне и землевладель¬ 3517* 89,6 3360 85,4 цы других сословий 323 8,2 464 11,8 Духовенство 82 2,1 23 0,6 Разные сословия 4 0,1 87 2,2 ' Итого. . . 3926 1 100 | 3934 100 * В том числе 9 колонистов, т. е. собственников, в Самарской губер¬ нии. По статистике 1883—1886 гг. они не выделены. сколько от третьего, в выборах по второму (городскому) съезду, где купцы составляли подавляющее большинство, на¬ блюдалось обратное'явление — они потеряли 8,3% мест. Это можно объяснить пассивным отношением городской буржуа¬ зии к земству: городские гласные составляли в земских со¬ браниях сравнительно небольшую долю (12,5% по 33 губер¬ ниям), и судьба выборов решалась в основном в 1 курии. Дворянство же, вытесняемое на первом съезде, укрепляло свои позиции на втором и третьем, где процент его гласных увеличился на 10,2 и 3,6%. Этим в определенной степени объ- 22
ясняется то, что тенденция вытеснения дворянства крепну¬ щей буржуазией гораздо нагляднее проявляется в результа¬ тах выборов по съезду землевладельцев, чем в общих итого¬ вых данных о социальном составе уездных собраний в целом. Обращает внимание факт довольно широкого использования съезда выборщиков сельских обществ землевладельцами. По 24 губернйям в 1883—1886 гг. насчитывалось 19 уездов, в ко¬ торых крестьяне — члены сельских обществ — составляли только 50% и менее гласных от III курии 18. В первое трехлетие таких уездов было только шесть19. Сообщения об участившихся случаях выборов землевладель¬ цев от третьего куриального съезда часто помещались в прес¬ се 20. Рассмотренные нами изменения социального состава глас¬ ных от каждой из трех курий определяли наметившиеся сдвиги в составе уездных земских собраний в целом. Социальный состав уездных земских собраний показан в приложении № 5 (см. также табл. 1—правая часть). Общие итоговые данные по 24 губерниям свидетельствуют о боль¬ шой устойчивости состава земских собраний. Дворянство пол¬ ностью сохраняло свои позиции в земстве, составляя 42,5% в первом трехлетии и 43,8% всех уездных гласных в 1883— 1886 гг. Представительство купцов возросло с 12,3 до 16,6%, что объяснялось усилением их в землевладельческой курии. Доля крестьян-собственников изменилась мало, удельный вес гласных-крестьян — членов сельских обществ — снизился с 36 до 34,1%. Процент духовенства в собраниях упал с 6,4 до 2%. Все эти изменения нельзя считать значительными. Однако анализ материала по отдельным губерниям вскрывает те же закономерности, которые характерны для выборов по первой курии, и показывает наметившиеся сдвиги в социальном со¬ ставе земства. В большей части губерний Центрально-Промышленного района заметно проявилась тенденция вытеснения дворянства из земских собраний. Доля купцов здесь растет значительно быстрее, чем отмечено в общих итоговых выводах по всем 24 губерниям. (Так,, в Костромской губ. их удельный вес увеличился в 2V2 раза — с 9,8 до 25,4%, в Нижегородской — 18 Вязниковский, Судогодский — Владимирской губ.; Курский, Дмит¬ риевский, Корочанский, Обоянский, Щигровский — Курской губ.; Бело¬ зерский, Валдайский, Кирилловский — Новгородской губ.; Мокшанский -¬ Пензенской губ.; Зеньковский — Полтавской губ.; Шлиссельбургский - С.-Петербургской губ.; Кузнецкий, Царицынский — Саратовской губ.; Ду- ховщинский, Ельнинский — Смоленской губ.; Мглинский, Остсрский Черниговской губернии. 19 Малоярославецкий — Калужской губ.; Перекопский, Ялтинский Таврической губ.; Ананьевский — Херсонской губ.-; Мглинский — Черни¬ говской губ.; Мышкинский — Ярославской губернии. ’ 20 «Неделя», 1878, № 15; «Русский курьер», 1883, № 225. 23
в 2 раза, с 7,2 до 14,5%, в 1!/2—2 раза — во Владимирской, Калужской и Московской губерниях. И лишь в Тверской и Ярославской губерниях темпы роста представительства купе¬ ческих слоев были примерно такими же, как в среднем по 24 губерниям, т. е. на Vs—V4.) Вместе с тем наблюдается и рост числа гласных от крестьян-собственников. Хотя удель¬ ный вес их в собраниях остается незначительным, но в 1883— 1886 гг. по всем семи промышленным губерниям число их уве¬ личилось по отношению к первым выборам в два раза (в 1865—1866 гг. — 63 гласных из крестьян-собственников, а в 1883—1886 гг. — 130), а в Нижегородской губернии даже почти в 5 раз. Из приложения № 5 видно, что, если по 24 гу¬ берниям дворяне составляли в уездных земских собраниях в 1883—1886 гг. 43,8%, а купцы, крестьяне-собственники и прочие сословия вместе 20,1%, то в центрально-промышлен¬ ных губерниях это соотношение, выражалось следующими цифрами: в Калужской — 38,2 и 24,2%, во Владимирской — 37,0 и 31,3%, в Костромской — 32,7 и 29,5%, в Московской — 30,1 и 29,4%, в Нижегородской — 35,6 и 19,3%, в Ярослав¬ ской— 34,0 и 25,0%, и только в Тверской губернии оно очень близко к средним данным;—43,7 и 21,8%. В шести губерниях Центрально-Черноземного и Средне¬ волжского районов представительство дворянства в земстве увеличивается, особенно в Курской и Воронежской губерни¬ ях. Усиление купцов здесь идет гораздо медленнее, чем в про¬ мышленных губерниях. Число гласных из крестьян-собствен¬ ников во всех шести губерниях совершенно ничтожно. За ис¬ ключением Воронежской (где относительное большинство со¬ ставляли гласные от сельских обществ), в остальных пяти гу¬ берниях дворянство составляет в трехлетие 1883—1886 гг. аб¬ солютное или, относительное большинство в собраниях: в Кур¬ ской — 56,2%, в Тульской — 52,9, Симбирской — 46,4, Ря¬ занской — 46,2, Пензенской — 42,3% (из семи промышленных губерний только в трех — Тверской, Калужской и Владимир¬ ской — за дворянством сохранилось относительное большин¬ ство). Очень существенное усиление дворянства за 20 лет произо¬ шло в Полтавской и Черниговской губерниях за счет вытес¬ нения крестьян-собственников (главным образом мелких соб¬ ственников). Доля купцов здесь почти не изменилась, и дво¬ рянство в 80-х годах по-прежнему сохраняло абсолютное большинство в собраниях. В южностепных губерниях доля участия дворян падает, и усиливается роль не столько купцов, сколько крестьян-соб¬ ственников. Такая же картина в Саратовской губернии. Осо¬ бенно интересны сведения по Таврической губернии, где в трехлетие 1883—1886 гг. дворянство в уездных собраниях имело 25,5% всех гласных, купцы — 23,1%, крсстьяне-собст- 24
венники — 1'4,1 % (те и другие вместе значительно превосхо¬ дили дворян), крестьяне — члены сельских обществ — 36,9%. Данные по Самарской губернии показывают иную динамику: процент гласных-дворян увеличивается с 28,2 до 33,8, однако представительство дворянства в земстве оставалось здесь значительно слабее, чем в большинстве других губерний. В губерниях северо-западных и западных значительных отклонений от общей картины не наблюдалось, только в Псковской заметно снизилось участие дворянства, а в Смоленской, напротив, усилилось за счет довольно резкого ослабления представительства крестьян — члендв сельских обществ. Процесс вытеснения дворянства в уездных земских собра¬ ниях только начинался, в промышленных губерниях он был связан главным образом с усилением торгово-промышленной буржуазии, а в южных степных — новой землевладельческой буржуазии из крестьянства. За исключением редких случаев этот процесс еще не привел к окончательным результатам, но тенденция его наметилась вполне определенно. Анализ состава земских гласных по уездам вскрывает от¬ меченное нами явление еще более определенно. Из 259 уезд¬ ных собраний в первое трехлетие только в шестнадцати сре¬ ди гласных-собственников преобладали не дворяне, а купцы и крестьяне21, а в 1883—1886 гг. — уже в 47 из 26022. Для тех десяти губерний, по которым нет сравнительных статистических данных за первое трехлетие, сведения о вы¬ борах в 1883—1886 гг. приводятся в приложении № 3. Из числа этих губерний пять составляют группу, совсем не пред¬ ставленную в приведенных выше данных. Земства здесь от¬ 21 Муромский-уезд — Владимирской губ.; Богородский, Коломенский — Московской губ.; Горячевский — Полтавской губ.; Егорьевский — Рязан¬ ской губ.; Николаевский, Новоузенский — Самарской губ.; Камышинский, Царицынский — Саратовской губ.; Бердянский, Днепровский, Мелитополь¬ ский — Таврической губ.; Корчевский — Тверской губ.; Старорусский, Суражский — Черниговской губ.; Ярославский уезд — Ярославской гу¬ бернии. 22 Шесть уездов Владимирской губ. (Вязниковский, Мелинковский, Муромский, Судогодский, Шуйский, Ковровский), Александровский, Ро¬ стовский — Екатеринославской губ.; Жиздринский, Тарусский — Калуж¬ ской губ.; шесть уездов Костромской губ. (Варнавинский, Кинешемский, Макарьевский, Нерехотский, Чухломской Юрьевский), шесть уездов Мо¬ сковской губ. (Московский, Богородский, Бронницкий, Клинский, Коломен¬ ский, Серпуховской), четыре уезда Нижегородской губ. (Балахнинский, Макарьевский, Семеновский, Сергачский), четыре уезда Новгородской губ. (Демьянский, Кирилловский, Старорусский, Череповецкий), Инсарский, Краснослободский — Пензенской губ.; Рязанский, Егорьевский — Рязан¬ ской губ.; Николаевский, Новоузенский—Самарской губ.; Вольский, Ка¬ мышинский, Царицынский — Саратовской губ.; шесть из восьми уездов Таврической губернии (Симферопольский, Бердянский, Днепровский, Евпа¬ торийский, Мелитопольский, Перекопский), Ростовский, Угличский уезды Ярославской губернии. 25
личались по своему социальному составу большим процентом крестьян-гласных: в'Вологодской губернии 54,2%, Вятской — 56,4, Олонецкой — 52,2, Пермской — 45,8, Уфимской — 47,6%. Материал о составе уездных земских собраний по остальным пяти губерниям только дополняет обрисованную нами кар¬ тину по отдельным социально-экономическим районам и подтверждает сделанные выводы. Пресса и публицистика середины 80-х годов, как реакци¬ онная и либеральная, так и революционно-демократическая, громко заявили о выступлении на арену местного самоуправ¬ ления «чумазого», «маслопузого». Об этом писал и «трубадур реакции» М. Н. Катков в «Московских ведомостях», и извест¬ ный либеральный земец — летописец земской жизни того вре¬ мени В. Ю. Скалой, и революционный демократ Н. В. Шел¬ гунов. Либеральная газета «Земство», чутко отражавшая пульс земской жизни, писала в декабре 1880 г.: «Место исчезающе¬ го дворянства стал занимать новый землевладельческий класс — купцы и разбогатевшие крестьяне, скупающие дво¬ рянские имения и делающиеся представителями нового «по¬ местного сословия». Это новые владельцы бывших дворянских цензов... сделались теперь наследниками того перевеса в зем¬ ских собраниях, который был создан для дворянства»23. Характеризуя земские выборы 1883—1886 гг., «Русский курьер» отмечал: «На последних выборах в уездные земские собрания во многих местностях России выступило на сцену наше третье сословие. Торговый класс, гнездящийся в горо¬ дах, соединялся обыкновенно с сельским кулачеством и объ¬ являл серьезную войну дворянско-землевладельческому эле¬ менту... В настоящее время уже несомненно, что ...русская буржуазия стремится завладеть общественно-политическими делами и стать во главе местного самоуправления»24. Подводя итог земских выборов 1883—1886 гг., «Русские ве¬ домости» писали, что «они произвели во многих местностях радикальную перемену в составе земского представительст¬ ва», «купцы-фабриканты сплотились в партии, чтобы вытес¬ нить дворян, которые с самого введения земских учреждений безраздельно владели кормилом земского правления»25. В 1886 г. в «Русских ведомостях» регулярно появлялось мно¬ го корреспонденций с мест о борьбе буржуазии за власть на земских выборах26. Скалой считал «несомненным, что во мно¬ гих местностях власть из рук дворян ушла... к другим обще¬ 23 «Земство», 1880, № 1. 24 «Русский курьер», 1884, № 131, 134. 25 «Русские ведомости», 1886, № 78. 26 Там же, № 137, 276, 324 и др. 26
ственным классам», объясняя это экономическим оскудением дворянства 27. В середине 80-х годов возникает даже специальный воп¬ рос «о четвертой земской курии». Он был выдвинут Москов¬ ским губернским земским собранием в 1886 г. Предлагалось выделить владельцев фабрик, заводов и других неземельных имуществ из съезда землевладельцев и установить для этих групп определенное законом число гласных. С таким же пред¬ ложением обратился предводитель дворянства Московского уезда к министру внутренних дел в Записке о земских изби¬ рательных съездах28*. Поводом к обсуждению вопроса послу¬ жило быстро прогрессировавшее усиление роли торгово-про¬ мышленной буржуазии в среде избирателей I курии и резуль¬ таты выборов гласных от землевладельцев Московского уез¬ да в 1886 г. (14 из 15 гласных были представителями незе¬ мельной собственности). На эти предложения откликнулись «Вестник Европы» и «Неделя», которые признали необходи¬ мость введения этой особой курии только для «некоторых уездов»29. ^Изучение социального состава земства за период с 1865 по 1886 г. приводит к заключению, что в губернских собраниях дворяцство полностью сохраняло и даже усилило свои пози¬ ции, однако в уездных собраниях центрально-промышленных, южных и юго-воСточных губерний проявилась тенденция вы¬ теснения его промышленной и новой землевладельческой бур¬ жуазией из купечества и крестьянства^^ Б. Веселовский в сво¬ ем многотомном исследовании отмечал случаи сплоченного вы¬ ступления буржуазии на земских выборах, но считал их еди¬ ничными, исключительными, нисколько не подрывавшими господствующего положения дворянства. Именно в этой ча¬ сти вывод Веселовского нам представляется неточным?Массо¬ вый статистический материал доказывает, что усиленйе пози¬ ций новой буржуазии из непривилегированных сословий не было случайным или единичным явлением и выражало вполне определившиеся тенденции изменения социального состава уездных земств в районах наиболее интенсивного развития капиталистического уклада и буржуазных отношений (правда, изменения эти ничуть^ не коснулись более консервативного состава губернских собраний). Не случайно в середине 80-х годов реакционное дворянство, а вслед за ним прави¬ тельство поставили вопрос о перестройке земской избира¬ тельной системы на сословных началах. 27 В. Ю. Скалой. Наше самоуправление. «Русские ведомости», 1885, № 37. 28 ЦГИА, фонд канцелярии министра внутренних дел, ф. 1282, оп. 2, д. 1834, лл. 279—280. 29 «Вестник Европы», 1887, кн. 4, внутреннее обозрение, стр. 819—820; «Неделя», 1886, № 52. 27
§ 2. Деятельность земства в конце 70-х — начале 80-х годов По Положению 1 января 1864 г. земские учреждения соз¬ давались «для заведования делами, относящимися к мест¬ ным хозяйственным пользам и нуждам каждой губернии и каждого уезда»30. В этом русле главным образом и развива¬ лась деятельность земств. Конституционные стремления, по¬ литические тенденции в земской среде возникли далеко не сразу и в целом не преобладали над культурно-экономиче¬ скими задачами, отчетливо проявляясь в земстве лишь в пе¬ риоды обострения внутриполитической обстановки в стране. Практическая работа в области народного образования, ме¬ дицины, продовольственного дела в рамках, очерченных По¬ ложением 1864 г., составляла основное направление деятель¬ ности земств. В этом прежде всего убеждает четырехтомное .фундаментальное исследование Б. Б. Веселовского «История земства за сорок лет» и многочисленные документальные ис¬ точники, запечатлевшие деятельность губернских и уездных земских собраний и управ. В 70-х годах в культурно-хозяйственной деятельности земств центральное место занимал вопрос о народном обра¬ зовании. В это время формировались взгляды на задачи зем¬ ства в школьном деле. В первой половине 70-х годов в зем¬ ской среде широкое распространение получила мысль о вве¬ дении всеобщего начального обучения, высказанная еще в конце 60-х годов несколькими земствами, В 1870—1875 гг. ряд земств (Медынское, Сапожковское, Юрьевецкое, Хотинское, Шадринское, Симбирское уездное, Вытегорское, Владимир¬ ское губернское, Олонецкое, Спасское, Павлоградское, Коно- топское, Тетюшское, Горбатовское, Коротоякское, Волховское, Серпуховское) высказались за введение всеобщего началь¬ ного обучения31. Основные расходы для осуществления этой задачи земства предлагали возложить на сельские общества, т. е. на крестьян, и в этом отчетливо проявилась классовая» помещичья сущность земства. Инициатива земства в вопросе всеобщего начального обучения была парализована реакцион¬ ной политикой Министерства народного просвещения, возглав¬ лявшегося в то время ярым крепостником Д. А. Толстым. Для деятельности зёмств в области народного образования харак¬ терно стремление выйти за узкие рамки закона, ограничиваю¬ щего компетенцию земских учреждений в школьном деле ис¬ ключительно хозяйственными вопросами. Стремления земств поднять свое значение и свой контроль в деле школьного об¬ разования наглядно проявились в многочисленных ходатайст¬ вах32. Многие земства пытались оказать непосредственное 30 ПСЗ, собр. 2, т. XXXIX, отд. первое, № 40457, ст. 1. 31 Б. Б. В е с е л о в с к и й. Ук. соч., т. III, стр. 165—166. 32 См. об этом: Н. Карышев. Земские ходатайства 1865—1884 гг. М., 1900, стр. 34—66. 28
влияние на постановку, собственно школьного дела, под¬ нимали в своих ходатайствах вопрос о педагогах для надзо¬ ра за школами, а некоторые из них (Тетюшское, Днепровское, Красноуфимское, Слободское, Белозерское, Московское уезд¬ ное) ассигновали средства для приглашения лиц с высшим образованием в качестве «попечителей народных школ», «на¬ ставников-наблюдателей», «заведующих педагогической ча¬ стью школ». Наиболее радикально высказалось Черниговское уездное земское собрание, которое пришло к заключению о передаче сельских школ в полное распоряжение земств. Мини¬ стерство Толстого ответило открытым походом против зем¬ ской школы, против земских учительских семинарий и рядом разъяснений и законодательных мер (особенно Положением 1874 г. об училищных советах) еще более ограничило компе¬ тенцию земств в деле народного образования. Другой отраслью земского дела была медицина. За 70-е годы земствами было учреждено 8 фельдшерских школ, уве¬ личено число участковых врачей с 599 до 1Г2533. С 1872.г., начинают собираться съезды врачей, с середины 70-х годов закладываются начала санитарных организаций и т. д. Экономическая деятельность земств в 70-х годах сосредо¬ точивается главным образом на организации ссудо-сберега¬ тельных товариществ и артелей, основанных на самопомощи населения. В земствах южных губерний остро стоял вопрос о мерах взыскания с сельскохозяйственных рабочих за нару¬ шение договоров. В 70-е годы были сделаны первые попытки организации статистических исследований в целях выявления экономических нужд местности. Начало было положено Вят¬ ским земством в 1870 г. Но в целом земская статистика ста¬ новится на твердую почву только в 80-е годы. В течение'70-х годов правительство передало на обсужде¬ ние земствам 23 вопроса. Из них только одцн, вопрос о по¬ душной подати, привлек широкое внимание земств. Большин¬ ство земскйх собраний высказалось за введение всесословно¬ го подоходного налога вместо подушного сбора с крестьян. Однако, несмотря на передачу вопроса о подушной подати на обсуждение земствам (следует заметить — губернским, а не уездным, где голос крестьян был слышнее), представите¬ ли земств не были привлечены к работам в правительствен¬ ной комиссии. По более же частному вопросу — о заведова¬ нии проселочными дорогами — земские деятели были при¬ глашены в министерскую комиссию. В 1872 г. этот опыт при¬ зыва земских экспертов был повторен в связи с образовани¬ ем Валуевской комиссии для выяснения положения сельского хозяйства и сельской производительности в России. Вся культурно-экономическая деятельность ‘земств носила 33 Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 188—189. 29
ярко выраженный классовый характер, что объяснялось са¬ мой социальной структурой земских учреждений, преоблада¬ нием в них помещиков. Эта классовая направленность зем¬ ской деятельности отчетливо проявлялась и в неравномерно¬ сти земского обложения в ущерб крестьянству, и в стремлении переложить на сельские общества основные расходы по со¬ держанию школ, и в заботах об обеспечении помещиков де¬ шевыми наемными рабочими руками и т. д. Тем не менее деятельность земств в целом способствовала развитию бур¬ жуазной культуры и некоторому улучшению местного хозяй¬ ства. Особенно это проявилось в распространении начально¬ го образования, медицинского дела, организации статистиче¬ ских обследований и некоторых экономических мероприятий (содействие сельскохозяйственному кредиту и др.). В этой повседневной деятельности, которой главным образом и бы¬ ли заняты земства, они неизбежно сталкивались с админист¬ рацией, стремившейся ограничить и стеснить местное само¬ управление, неизбежно становились на путь оппозиции цар¬ скому правительству. Это была мирная, легальная, трусливая оппозиция. Характеризуя общественно-политическое значение земства, В. И. Ленин писал, что оно «постоянно противопо¬ ставляет выборные учреждения бюрократии, вызывает по¬ стоянные конфликты между ними, показывает на каждом шагу реакционный характер безответственного царского чи¬ новничества, поддерживает недовольство и питает оппозицию самодержавному правительству»34. Вместе с тем оппозиция в земствах постепенно зрела и на почве их стремления к объединению, участию в решении об¬ щегосударственных вопросов, созданию земского представи¬ тельства в системе высших государственных учреждений, к тому, что сами земцы называли «увенчанием здания». * В буржуазно-либеральной литературе часто встречается переоценка степени развития политического движения в зем¬ стве. Как отмечалось выше, особенно это характерно для кон¬ цепции И. П. Белоконского, который считал, что политиче¬ ское движение играло значительную роль с самого момента возникновения земства, а культурно-экономические задачи в его деятельности стояли на заднем плане35. С оценкой И. П. Белоконского нельзя согласиться. До кон¬ ца 70-х годов политические тенденции в земстве проявлялись чрезвычайно редко. На первых сессиях вопрос об «увенчании здания» был поставлен только в петербургском земстве. В Записке царскосельского предводителя дворянства А. П. Платонова, представленной в губернское земское со¬ брание, предлагалось ходатайствовать о созыве «центрально¬ 54 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 64. 35 И. П. Белоконский, Земское движение. М., 1914, стр. 2. 30
го земского собрания»36. Выразив почти единогласное сочув¬ ствие этой мысли, земское собрание решило воздержаться от подачи адреса. В 1867 г., обсуждая принятый правительством закон 21 ноября 1866 г., которым ограничивалось право об¬ ложения земством промышленных заведений, то же собра¬ ние высказалось за допущение земства к участию в законо¬ дательных работах. В ответ на это последовало закрытие пе¬ тербургских земских учреждений на полгода. Другие земства остались безучастны к поставленному вопросу. С. Ю. Витте в своей «конфиденциальной» записке «Самодержавие и зем¬ ство» (1899 г.), направленной против проекта И. Л. Горемы¬ кина о введении земства в западных губерниях, вынужден был признать, что «столь откровенные попытки добиться уча¬ стия в законодательной власти в течение довольно долгого времени не повторялись»37. Свидетельство Витте тем более интересно, что конститу¬ ционные стремления земств в его зациске всячески подчерки¬ ваются для доказательства несовместимости земской органи¬ зации, с самодержавным строем. Отсутствие в земских собра¬ ниях интереса к политическим вопросам в течение первых три¬ надцати лет их существования констатировал видный земский деятель и публицист В. Ю. Скалой38. Этот вывод подтверж¬ дается очень характерным фактом, который приводит в своем исследовании Б. Б. Веселовский. Когда в 1871 г. А. И. Коше¬ лев выступил в «Беседе» со статьей «В чем мы более всего нуждаемся», имея в виду созыв земского собора, он не был поддержан земствами39. \ В 70-х годах земскими собраниями начинают выдвигаться вопросы о разрешении земствам общения друг с другом, об издании общеземского периодического органа, об устройстве съездов представителей земств различных губерний по пред¬ метам земской деятельности. Однако это были единичные и очень робкие ходатайства, и вопрос об «увенчании здания» в них даже не ставился. Первое сколько-нибудь широкое вы¬ ступление земства на политической арене относится к концу десятилетия, оно вылилось в адреса и ходатайства земств 1878—1882 гг. Выяснение причин этого первого заметного вы¬ ступления земской либеральной оппозиции, ее требований и 36 «Весть», 1865, № 27. , 37 С. Ю. Витте. Самодержавие и земство. СПб., 1908, стр. 95. Это название дано записке Витте1 П. Б. Струве при ее первой публикации в 1901 г. Более позднее издание, подготовленное самим Витте, вышло в свет и 1914 г. под иным заглавием: «По поводу непреложности законов госу¬ дарственной жизни». z 38 См. «Мнения земских собраний о современном положении России». Берлин, 1883, стр. 79. Этот очерк был напечатан в сентябрьской книжке • Русской мысли», 1882 г., но не пропущен цензурой. Все историки земства называют автором его В. Ю. Скалона. 39 Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 156. 31
тактики представляет большой интерес для понимания ха¬ рактерных черт и особенностей земского либерального дви¬ жения в России вообще. Земская либеральная оппозиция складывалась под воздей¬ ствием различных причин. И. П. Белоконский объяснял рост недовольства в земской среде главным образом запретитель¬ ной правительственной политикой 40. Б. Б. Веселовский отме¬ чал как фактор, ускоривший открытое выступление земств с политическими требованиями, брожение в их среде в 70-х го¬ дах в связи с обсуждением вопросов об областных земских съездах, о разрешении общений между земствами различных губерний41. Историк общественного движения С. Г. Сватиков констатировал «громадное влияние, которое имела русско- турецкая война 1877—1878 гг. на развитие конституционных идей в России»42. Веселовский и Сватиков вместе с тем опре¬ деленную роль отводили и революционной борьбе. Учитывая все эти факторы, подготовившие выступление либеральной оппозиции‘в земствах, надо подчеркнуть, что определяющее значение среди них имел рост и размах революционной дея¬ тельности народничества, назревание революционной ситуа¬ ции. Следующие один за другим террористические акты чрез¬ вычайно накаляли общественно-политическую обстановку в стране и содействовали активизации земской оппозиции. Влия¬ ние революционного движения на выступление земской оппо¬ зиции прослеживается и по самим адресам земств. После выстрела Засулич'в генерала Трепова и убийства шефа жандармов Мезенцова в августе 1878 г. было опубли¬ ковано воззвание царского правительства, в котором говори¬ лось, что оно «считает ныне необходимым призвать к себе на помощь силы всех сословий русского народа для единодуш¬ ного содействия ему в усилиях с корнем вырвать зло»43. Вскб- ре, 20 ноября, последовал второй призыв к обществу. Алек¬ сандр II обратился в Москве к представителям сословий за «содействием» в искоренении крамолы. В результате этих «воззваний» появилось много верноподданнических земских адресов с выражением готовности оказать правительству по¬ мощь в борьбе с революционерами. ’ Среди массы таких совершенно однотипных адресов выде¬ ляются несколько, в которых проявляются политические тре¬ бования земцев. Впервые очень осторожный намек на конституционные стремления встречается в адресе Харьковского губернского земского собрания, принятом после обращения правительст¬ 40 И. П. Б е л о к о н с к и й. Ук. соч., стр. 2, 9. 41 Б. Б. В е с е л о в с к и й. Ук. соч., т. III, стр. 157. 42 С. Г. Сватиков. Общественное движение в России (1700—1895). Ростов-на-Дону, 1905, ч. 2, стр. 93. • 43 «Правительственный вестник», 1878, № 186. 32
ва к обществу в августе 1878 г. В основу адреса легла за¬ писка городского головы и земского гласного профессора Е. С. Гордеенко. Автор записки приводил много доводов в защиту благонамеренности земства, доказывая его полную непричастность к «преступным делам пропаганды». Вместе с выражением готовности оказать содействие правительству в борьбе с революционерами и как бы в обм,ен за эту услугу Гордеенко выдвигал вопрос о центральном земском предста¬ вительстве. «Земство, — говорилось в конце записки, — же¬ лало бы соединить все свои силы не только для своих эконо¬ мических нужд, но и для всех нужд и польз государства, что¬ бы и в настоящее трудное время, какое мы переживаем, оно могло бы быть действительной опорой правительства». В при¬ нятом адресе эта мысль была выражена значительно осторож¬ нее. Земцы просили Александра II продолжить «великие и благодетельные преобразования», т. е. реформы 60-х годов, и заверяли в своей решимости бороться со «злом»44. При¬ мерно таким же был смысл и адреса Харьковского дворян¬ ства. После речй Александра II в ноябре того же года Харьков¬ ское земство по инициативе Гордеенко опять выступило с ад¬ ресом. В нем вновь подтверждалась готовность бороться «за общественный порядок, собственность, семью и веру», но от¬ мечалось, что «при существующем положении земские силы не имеют никакой организации». В заключении адреса земцы просили Александра II дать «верному народу то, что он дал болгарам», т. е. конституцию45. Как утверждает С. Ю. Витте и черниговский земец И. И. Петрункевич, аналогичными по содержанию были адре¬ са Полтавского и Самарского земств46. Таким образом, первые же свои очень робкие конститу¬ ционные требования земский либерализм связывал с борьбой против революционеров. Сватиков отмечал, что наиболее ра¬ дикальные земские круги считали этот путь «ложным»47. Так, например, Петрункевич писал: «Полтавское и Харьковское земства стали на ложный путь. Какие конституционные блага мы посулим русскому народу, когда наперед обязуемся ду¬ шить идеи и истреблять людей, ими живущих»48. Вслед за принятием Харьковским земством адреса с просьбой о конституции Министерством внутренних дел был разослан циркуляр предводителям дворянства, которым за¬ 44 Цит. по кн.: Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 232—233. 45 С. Ю. Вцтте. Ук. соч., стр. 102. 46 И. И. Петрункевич. Ближайшие задачи земства. 1878. В кн.: «Юбилейный земский сборник (1864—1914)». СПб., 1914, стр. 431. Петрун- ксвич говорит только о Полтавском адресе. • 47 С; Г. Сватиков. Ук. соч.,( ч. 2, стр. 87. 48 «Юбилейный земский сборник», стр. 434. 3 Заказ 478 33
прещалось обсуждение на земских собраниях подобных пе¬ тиций. В связи с этим произошло резкое столкновение в Чер¬ ниговском губернском земском собрании, вступившем по примеру Харьковского земства на путь либеральной оппози¬ ции. В докладе Комиссии Черниговского губернского земско¬ го собрания 1879 г. указывалось, что за революционное дви¬ жение ответственно само правительство, потому что оно ни¬ когда не исполняло добросовестно своих собственных законов, и тем самым проложило путь анархическим учениям; что си¬ стема Д. А. Толстого в области народного образования соз¬ дает из юношества «материал для пропаганды анархических идей». Авторы доклада находили, что значение реформ 60-х годов «совершенно искажено», что основные положения кре¬ стьянской, судебной и земской реформы, «не получившие над¬ лежащего развития», стали «в прямое противоречие с неко¬ торыми началами старого строя». В этих словах — критика ограниченности реформ 60-х годов и довольно меткое указа¬ ние на противоречие между буржуазным развитием и крепост¬ ническими пережитками. Объявляя себя сторонниками мир¬ ного развития общественных учреждений, авторы доклада одновременно признавались правительству в своем «полном бессилии принять какие-либо практические меры к борьбе со злом». Этот отказ мотивировался полным бесправием зем¬ ства. «Борьба с разрушительными идеями, — говорилось в докладе, — была бы возможна лишь в том случае, когда бы общество располагало соответственными орудиями. Эти ору¬ дия: слово, печать, свобода мнений и свободная наука»49 50. На сходке, в которой участвовало большинство гласных Черниговского губернского земства, проект адреса был одоб¬ рен всеми, исключая двух гласных, и передан И. И. Петрун- кевичу для доклада очередному земскому собранию. Предво¬ дитель дворянства как председатель собрания в соответствии с правительственным циркуляром не допустил чтения адреса. Позже Петрункевич был выслан в административном порядке. Американский публицист Дж. Кеннан, много писавший об об¬ щественном движении в России и, в частности, о земском ли¬ берализме, утверждал, что изгнанные жандармами из зала собрания гласные разослали копии своего адреса всем зем¬ ствам, и восемь или девять земств последовали примеру Харьковского и Черниговского, составили докладные записки и старались дать им ход, однако их усилия оказались бес¬ плодными из-за циркуляра?0. За достоверность данных све¬ 49 Доклад Комиссии Черниговского губернского земского собрания^ 1879 г. опубликован в кн.: «Мнения земских собраний о современном положении России», приложение, стр. 91—98. 50 Дж. Кеннан. Последнее заявление русских либералов. Geneva,. 1890, стр. 18. 34
дений ручаться нельзя, так как это единственное упоминание о них. Однако известен текст Тверского адреса 1879 г., о котором Витте говорил, что он «представляет как бы продолжение Черниговского»51. Адрес был принят непосредственно за но¬ вым террористическим актом — покушением на Харьковского губернатора кн. Д. Н. Кропоткина. Содержание его, действи¬ тельно, очень перекликается с черниговским проектом. Твер¬ ские земцы критиковали реакционное направление внутренней политики правительства, расценивая деятельность крайних левых партий как проявление «общих глубоких недугов», кроющихся в общественном организме. Свое ходатайство Тверское земство заключало следующими словами: «Государь император в своих заботах о благе, освобожденного от турец¬ кого ига Болгарского народа признал необходимым даровать этому народу истинное самоуправление, неприкосновенность прав личности, независимость суда, свободу печати. Земство Тверской губернии смеет надеяться, что русский народ ... несший все тяжести войны, воспользуется теми же блага¬ ми, которые одни могут дать ему возможность выйти, по сло¬ ву государеву, на путь постепенного мирного и законного развития»52. Надо упомянуть еще ходатайство Московского земства о разрешении земских съездов и вообще сношений между зем¬ ствами различных губерний, принятое по инициативе А. А. Оленина и В. Ю. Скалона в феврале 1879 г.53. Покушение Соловьева на Александра II в апреле 1879 г. вызвало новый поток земских адресов, но уже без тени оппо¬ зиции*. На время (до конца 1880 г.) конституционные требова¬ ния в земских выступлениях исчезают. В рассмотренный пе¬ риод (1878—1879 гг.) всего с адресами выступили 24 губерн¬ ских и около 50 уездных земств54. Из них только в пяти гу¬ бернских собраниях был в той или иной форме поставлен воп¬ рос о необходимости политических реформ, остальные ограни¬ чились выражением верноподданнических чувств и стремле¬ ний. Масса земцев, таким образом, была настроена реакци¬ онно. Конституционные заявления Харьковского, Полтавского, Самарского земств сочетались с согласием бороться против «крамолы». Лишь проект Черниговского и адрес Тверского земств были более радикальны и не изъявляли жела¬ ния поддерживать правительство в его борьбе с революцио¬ нерами. Для всех пяти адресов характерно, что конституцион- 61 С. Ю. Витт е. Ук. соч., стр. 103. 52 Заявление гласных Тверского губернского земского собрания IН79 г. В кн.: «Мнения земских собраний о современном положении России», приложение, стр. 85—90. г>3 В. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 236. 64 Там же, стр. 238. 3* 35
ные требования выражались в весьма общей форме и ни один из них не представил сколько-нибудь развернутой и по¬ литически зрелой программы. . ' Движение, вылившееся в форму адресов и ходатайств, бы¬ ло основным проявлением земской либеральной оппозиции. Наряду с этим в среде более радикально настроенных зем¬ ских деятелей наметилось стремление к объединению, к выра¬ ботке общей программы. По свидетельству земцев И. И. Пет- рункевича, И. П. Белоконского55, в 1878—1879 гг. состоялся ряд нелегальных съездов в городе Нежине Черниговской гу¬ бернии, в Киеве, в Москве. Были предприняты попытки до¬ говориться с революционерами о прекращении террористиче¬ ских актов, однако никакого соглашения достигнуто не было. Белоконский утверждал, что именно это обстоятельство выну¬ дило земцев «образовать собственную нелегальную органи¬ зацию», получившую название «Земский союз». Вопрос о су¬ ществовании нелегальной земской организации и влиянии ее на земское либеральное движение представляет большой ин¬ терес, однако он выходит за рамки нашей темы. Новое оживление земского либерального движения обна¬ ружилось в конце 1880 г., когда в правительственной полити¬ ке, проводившейся М. Т. Лорис-Меликовым, наметился курс на удовлетворение некоторых требований либерального об¬ щества. Изменение политического курса сказалось и на от¬ ношении правительства к земству. (Подробнее об этом в гла¬ ве И, § 2.) В декабре 1880 г. начала выходить газета «Зем¬ ство», отражавшая интересы либеральных земских кругов. Редактором газеты являлся председатель Московской уезд¬ ной земской управы В. Ю. Скалой, а издателем — А. И. Ко¬ шелев. Оценивая сложившуюся обстановку, газета писала* 7 января 1881 г.: «Новое направление политики отразилось на всем ходе нашей внутренней жизни. Во всеуслышание ста¬ ла высказываться мысль о необходимости крупных реформ, о предоставлении обществу болеё широкого участия в госу¬ дарственном управлении, о своевременности венчания зда¬ ния... Идеи эти вс£ более распространяются в обществе». Приветствуя новое направление правительственной поли¬ тики, ряд земств вместе с тем принял постановления об от¬ мене подушной подати и ходатайствовал о передаче на пред¬ варительное обсуждение земских собраний проектов новых налогов. Довольно широко дебатировался вопрос о всесо-. словной волости, высказывалась мысль о превращении зем¬ ства в средоточие всего местного управления. В Тверском, Самарском, Новгородском губернских земских собраниях ставился вопрос о привлечении земств к участию в государ¬ 55 См. ст. И. И. Петрункевича в сб. «Памяти В. А. Гольцева». М., 1910 и И. П. Белоконского в журнале «Былое», 1907, кн. 4.
ственном управлении, о своевременности «увенчания здания»56. Одновременно с земствами в том же направ¬ лении выступили дворянские собрания — Тверское, Петер¬ бургское, Казанское. Для земских петиций периода конца 1880 — начала 1881 г. также характерно полное одобрение правительственного курса, крайняя осторожность и умерен¬ ность требований. Скалой, участник и летописец земского ли¬ берального движения той поры, отмечал, что, «выражая свое сочувствие новому направлению правительственной политики, земские представители обнаружили большую умеренность... Глубокая вера в прочность установившегося порядка застав¬ ляла терпеливо ожидать мероприятий со стороны самого пра¬ вительства». И далее он писал: «...земство верило и сочувст¬ вовало правительству, и как бы боялось забегать вперед, об¬ ращаться к нему с чрезмерными просьбами»57. Давая оценку земским ходатайствам того времени, Свати¬ ков писал: «Вот именно это отношение земства к коренному политическому вопросу, именно эта сравнительная бездеятель¬ ность и излишняя доверчивость к милостивому и благожела¬ тельному отношению того или иного бюрократа, словом, имен¬ но эта политическая недальновидность земцев и была при¬ чиной того, что их надежды оказались тщетными и возмож¬ ная уже тогда политическая реформа не получила осущест¬ вления»58. Здесь правильно отмечена политическая незрелость земского либерального движения, но вместе с тем проявляет¬ ся переоценка его значения и роли, непонимание того, что ре¬ шающей политической силой в этот момент было революцион¬ ное, а не земское движение. Умеренность требований либе¬ ральной оппозиции остроумно выражена в экспромте поэта Д. Д. Минаева, обращенном к Лорис-Меликову: Держась субординации, Ввиду порядка строгого, Сыны российской нации Желают, граф, немногого: На первый раз хоть куцую Нам дайте конституцию59. События 1 марта вызвали в массе земств поток адресов с выражением полной готовности поддержать существующий государственный строй и бороться с «крамольниками». Ли¬ беральные ходатайства были, как и прежде, малочисленны. Однако мысль о представительстве выразилась в них более . г 56 «Тверской вестник», 1880, № 49; «Мнения земских собраний о со¬ временном положении России», стр. 25—34; С. Ю. Витте. Ук. соч., стр. ПО. 57 «Мнения земских собраний о современном положении России», < гр. 27, 33. 58 С. Г. Сватиков. Ук. соч., ч. 2, стр. 121—122. 50 Там же. 37
определенно. Напоминания об «увенчании здания» в4это вре¬ мя были сделаны Самарским, Новгородским, Таврическим, Казанским, Тверским, Рязанским губернскими земскими соб¬ раниями, Солигаличским и Весьегонским уездными, а также Самарским и Черниговским дворянскими собраниями и Ка¬ занской городской думой. Наиболее влиятельный орган земско-либеральной оппози¬ ции газета «Земство», оценивая политическое значение со¬ бытия 1 марта, писала: «Мысль о созыве земских предста¬ вителей для совещания о современных нуждах и о средствах для выхода из того ужасного положения, в котором мы те*- перь находимся, кажется весьма счастливой, и именно в на¬ стоящую тяжелую минуту приведение ее в исполнение пред¬ ставляется особенно желательным»60. Уже 5 марта в Самарском чрезвычайном земском собра¬ нии был поднят этот вопрос. Один из гласных Жданов по по¬ воду предложения ходатайствовать о расширении прав зем¬ ства в деле борьбы с эпидемиями заявил, что «находит хода¬ тайство земства по данному вопросу несвоевременным, ввиду событий последнего времени; если же ходатайствовать о чем, то не о таких мелочах; пора прямо высказать, что желательно расширение не по какому-либо отдельному предмету, входя¬ щему в область его ведения, а расширение прав народа и уча¬ стие его в лице своих представителей в самоуправлении всей страны»61. В поддержку Жданова выступил гласный Нуда- тов, однако прения были прекращены председателем. Одно¬ временно сделанное председателем предложение принять все¬ подданнейший адрес с выражением соболезнования по поводу событий 1 марта и поздравлением Александру III по случаю восшествия на престол было отклонено почти единогласно. Вопрос о центральном представительстве обсуждался и в Самарском дворянском собрании по инициативе земского гласного Нудатова. , В мартовскую сессию Новгородского губернского земского собрания с политической речью выступил Н. Нечаев, который призывал земцев «умолять государя выслушать свободный го¬ лос Русской Земли чрез посредство истинных ее представите¬ лей». Эта речь была встречена единодушным одобрением. Собрание приняло адрес, в котором земцы писали: «Мы умо¬ ляем даровать обществу возможность принять участие в борь¬ бе с врагами русского народа и повергаем к стопам Вашего 60 «Земство», 1881, № 16. 6Г «Мнения земских собраний о современном положении России», стр. 38. Позже, в 1889 г., в период подготовки земской контрреформы, об этой речи много писали «Московские ведомости», доказывая несовмести¬ мость политических устремлений земств с существующим государственным строем. 38
императорского величества просьбу выслушать свободный •голос русского народа»62. Аналогичными были адреса и ряда других земств. В Таврическом губернском земском собрании вопрос о не¬ обходимости созыва «народного представительства» был по¬ ставлен председателем губернской управы В. К. Винбергом 24 апреля. Он указал на следующие причины, способствующие развитию «зла», — «на отсутствие свободы слова, малозе¬ мелье крестьян и тягость лежащих на них повинностей, а главное — на отсутствие органа, правильно выражающего народные нужды. Но не нам, .представителям одной губернии, решать эти вопросы. Только весь народ в лице его истинных представителей, — говорил он, — в состоянии указать на сред¬ ство спасения России... Нам же остается стремиться только, чтобы голос народа был выслушан». Речь эта по существу не вызвала возражений. Однако собрание 16 голосами против 10 отклонило предложение о подаче мотивированного адреса, считая несвоевременным и неуместным «забегать вперед, как бы подгонять правительство»63. ' Тверское земское собрание, указывая на событие 1 марта, отмечало, что «в непосредственном единении земских людей и верховной власти русский царь и народ всегда приобретали могучую неодолимую силу». Весьегонское уездное земское собрание Тверской губернии выражало уверенность в своем адресе от 20 марта, что «в правильном и постоянном общении многомиллионного русского народа со своим царем таится сила, перед которой не устоят ни внешние, ни внутренние враги свободного и мирного развития России». Казанское земство (а также и Казанская дума) призывало нового им¬ ператора «довершить для блага народа» «великое наследие минувшего царствования». Несколько в иных выражениях о том же писало Солигаличское уездное земство Костромской губернии, высказываясь за продолжение «великих реформ» Александра II. Рязанские земцы в своей петиции апеллиро¬ вали к старине: «Царь и народ издревле составляли едино... Соберите нас вокруг себя, а мы всегда готовы по вашему велению делить с вами и труды, и опасности»64. На все эти адреса и ходатайства правительство ответило манифестом 29 апреля о незыблемости самодержавия, но это не остановило конституционных требований. Они еще раз ока¬ зались предметом внимания в связи с обсуждением цирку¬ ляра М. Т. Лорис-Меликова от 22 декабря 1880 г. о проекте реформы крестьянских учреждений. Отчасти этому способство¬ 62 «Мнения земских собраний...», стр. 41—42. 63 «Земство», 1881, № 18. 64 «Мнения земских собраний...», стр. 49. О Весьегонском земстве све¬ дения заимствованы у Б. Б. Веселовского. Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 261. 39
вал и майский циркуляр Н. П. Игнатьева 1881 г., в котором общество призывалось «содействовать правительству». Среди всех ходатайств выделяется тверское от 23'июня 1881 г., наи¬ более полно и всесторонне рассматривавшее вопрос о преоб¬ разовании крестьянских учреждений. Подготовительная ко¬ миссия в своем докладе земскому собранию подчеркнула не¬ обходимость коренного преобразования всего государственно¬ го строя, без чего, по ее мнению, не мог быть решен и пред¬ ложенный циркуляром вопрос. Собрание, выслушав доклад ко¬ миссии, пришло к заключению, что «никакие, как частные, так и общие, мероприятия и реформы не могут достигнуть цели, поставленной властью, без предварительного рассмотре¬ ния этих реформ выборными представителями всей русской земли»,. Поэтому собрание постановило «ходатайствовать пе¬ ред правительством о созыве народных представителей Рус¬ ской земли в особое совещательное учреждение, при содейст¬ вии которого только и могут быть успешно выработаны и про¬ ведены в жизнь необходимые законодательные меры»65. Хо¬ датайство это было оставлено без последствий, а комиссия получила предупреждение. Новгородская губернская управа в декабре 1881 г. в док¬ ладе собранию отмечала, что «вопрос о тех условиях, при которых общество может оказать правительству желаемое со¬ действие, безусловно необходимое для достижения народного благоденствия, может получить правильное разрешение лишь при участии в его рассмотрении уполномоченных от земских учреждений, выбранных земством специально для этой це¬ ли»66. Собрание, разделяя мнение управы, не внесло в адрес предложения о созыве уполномоченных земства. Вопрос о представительстве обсуждался и в двух уездных собраниях Новгородской губернии — Череповецком и Кирилловском67. Вопрос о преобразовании крестьянского управления об¬ суждался в 1881 г. в Харьковском губернском земстве, в кото¬ ром рассматривалась записка 22 гласных. Гласные писали: «Новые начала, введенные в русскую жизнь великой работой прошлого царствования, видимо, оказывают свое действие: реформированному Александром II обществу становится тес¬ но в экономических и духовных путах, составляющих насле¬ дие дореформенного времени». Эта мысль перекликается с уже цитировавшимся выше проектом Черниговского адреса 1879 г. В позитивной части записки предлагалось при разработке плана преобразования дать «надлежащее место свободному 65 «Мнения земских собраний о современном положении России»,, стр. 55^-56. 66 «Сборник постановлений земских собраний Новгородской губернии за 1881 г.» Цит. по кн.: «Мнения земских собраний...», стр. 52. 67 Там же, ртр. 57. 40
выражению общественного мнения»68. Собрание приняло ад¬ рес, в котором эта общая постановка вопроса была заменена частной. Оно просило, чтобы вопрос о преобразовании кре¬ стьянских учреждений рассматривался не каждым земством отдельно, а съездом их представителей. После адресов Тверского и Харьковского земств последо¬ вало издание циркуляра о том, чтобы подобные ходатайства не допускались на собраниях. Одновременно Главное управ¬ ление по делам печати запретило бесцензурным изданиям опубликование без разрешения губернского начальства по¬ становлений общественных собраний. * Вторая половина 1881 г. отмечена спадом земско-либераль¬ ного движения. Политические заявления прекращаются. Ве¬ селовский отмечал в это время только один адрес, принятый Уржумским земством 15 октября, в котором еще выражалась надежда на «обновление» и «гражданский рост» государ¬ ства 69. , . ' Размах земского либерально-оппозиционного движения был невелик. Основная масса — уездные земства — остались в стороне от него. За три года — с осени 1878 г. до осени 1881 г. — только 9 губернских земств (Тверское, Харьковское, Черниговское, Новгородское, Полтавское, Самарское, Рязан¬ ское, Казанское, Таврическое) и 4 уездных (Череповецкое, Кирилловское, Весьегонское, Солигаличское) в том или ином виде заявили о необходимости представительства с совеща¬ тельными полномочиями (интересно отметить, что среди них нет столичных земств) 70. Но это было первое сколько-нибудь значительное выступление земств с политическими заявления¬ ми, первая сколько-нибудь широкая попытка выйти за рамки обсуждения вопросов о «местных пользах и нуждах». Она связана с ростом в стране революционного движения, одним из косвенных следствий которого явилась активизация бур¬ жуазно-либеральной оппозиции. Последним отголоском либерального земского движения в этот период были протесты ряда земств в конце 1881 — нача¬ ле 1882 г. в связи с созывом «сведущих людей» министром внутренних дел Н. П. Игнатьевым. «Сведущие люди», т. е. назначаемые Игнатьевым представители дворянства и зем¬ ские деятели, собирались на сессию в мае и сентябре 1881 г. для обсуждения различных вопросов (см. гл. II, § 2). Именно эта система назначения «сведущих людей» правительственной властью вызвала протест земств. Бессарабское, Владимир¬ ское, Казанское, Калужское, Костромское, Новгородское, 68 «Журнал XVII очередного губернского земского собрания Харьков¬ ской губернии». Цит. по кн.: «Мйения земских собраний...», стр. 69—70. 69 Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 263. < 70 Скалой в 1889 г., отвечая на нападки «Московских ведомостей», отмечал еще 2—3 ходатайства, но это не меняет общей картины. 41
Полтавское, С.-Петербургское, Смоленское, Тверское, Херсон¬ ское, Харьковское губернские и Уржумское уездное земские собрания возбудили ходатайства о выборе экспертов, т. е. «сведущих людей», самими земствами71. Наиболее решитель¬ но высказалось Новгородское собрание, специальным поста¬ новлением запретив гласным принимать приглашения в ко¬ миссии «сведущих людей» без «уполномочия земства». Этими ходатайствами, собственно, завершается полоса по¬ литических либерально-оппозиционных выступлений земств. Земское оппозиционное движение получило свое основное выражение в ходатайствах и адресах. Они отличаются боль¬ шой умеренностью и политической ограниченностью. В них нет определенной политической программы, а только выра¬ женная в общей форме мысль о необходимости политиче¬ ских свобод и «народного представительства» совещательного характера, т. е. «увенчания здания» земских учреждений. Уме¬ ренность этих требований отмечали даже некоторые земские либералы. Так, Скалой писал, что сущность земских заявле¬ ний «сводится к желанию, чтобы общественной деятельности был открыт более широкий простор, чтоб отношение прави¬ тельства к обществу сделалось более доверчивым, чтобы об¬ щественным представителям' было предоставлено участие в разработке жизненных законодательных вопросов. Далее это¬ го скромного заявления земские собрания не идут»72. Исклю¬ чение не составляет и самый резкий из адресов — Тверской (июнь 1881 г.). Ни в одном из постановлений земских собра¬ ний нет даже намека на несовместимость самодержавия с обеспечением действительных политических свобод и пред¬ ставительной системой государственного строя, монархизм земского либерализма совершенно очевиден. Основные идеи земского либерального движения берут начало в программе дворянской либеральной оппозиции эпохи буржуазных ре¬ форм. В. И. Ленин неоднократно отмечал «политическую незре¬ лость» либералов, их «неспособность поддержать борцов и оказать Настоящее давление на правительство»73. Тактика земских либералов — подача мирных петиций. В большин¬ стве из них конституционные требования сочетаются с готов¬ ностью бороться с «крамолой», с революцией. Тем самым зем¬ цы отмежевывались от той единственной силы, натиск кото¬ рой мог предрешить исход борьбы. Называя эту постановку вопроса «непрактичной» и ставшей «традиционной в консти¬ туционных домогательствах либералов», «Вестник народной, воли» в 1883 г. писал: «Мы, разумеется, далеки от мысли вос¬ 71 «Мнения земских собраний...», стр. 59—64. 72 Там же, стр. 81. 73 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 39. 42
хищаться гражданским мужеством наших либералов и земцев. Уже в самой постановке своих ходатайств и молений они бе¬ рут самую фальшивую, рабскую ноту, постоянно прячась за спину «крамолы»74. И далее он продолжал: «...земство сразу показало себя правительству далеко не такой силой, со сторо¬ ны которой последнее могло бы опасаться прямого нападения и противодействия. Но с другой стороны, также очевидно, что правительство в данной своей форме и при данной политике, еще менее может рассчитывать на поддержку со стороны земско-либерального элемента. Земство ясно показало, что его услуги правительство должно купить и хотя, без сомнения, очень дешево, но все-таки ценой непременно политических уступок. Стало быть, для правительства, которое пожелало бы расплачиваться старою монетой высочайших благоволений, знаков отличия и кредитных бумажек — земство оказалось по меньшей мере очень плохой опорой»75. Несмотря на трусость и незрелость земского либерализма, политические выступления земств в 1878—1882 гг. наглядно продемонстрировали оппозицию местных представительных учреждений реакционному курсу правительственной полити¬ ки, их стремление хотя бы и к урезанной, хотя бы к даро¬ ванной самодержавием конституции. Поэтому победившая в 80-х годах реакция не могла примириться с Положением 1 января 1864 г. и поставила на повестку дня его коренной пересмотр. 74 «Вестник народной воли», 1883, № 1, стр. 39 (внутреннее обозрение). 75 Там же, стр. 41.
ГЛАВА II ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЗЕМСТВО § 1. У истоков правительственной политики в земском вопросе В буднях правительственной политики земства всегда рас¬ сматривались как органы местного самоуправления, исклю¬ чительно хозяйственные по своему назначению. Но в периоды обострения внутриполитической обстановки в стране, подъема общественного движения и явных признаков кризиса само¬ державной власти земский вопрос становился вопросом поли¬ тическим, вырастая в вопрос о той или иной форме централь¬ ного представительства. Двойственное отношение к земству в правительственных кругах: взгляд на земские учреждения как на органы местного самоуправления, абсолютно лишенные права участия в поли¬ тической жизни, с одной стороны, и попытки использовать земское представительство для преобразования Государствен¬ ного совета, т. е. провести реформу политическую, с другой, — эти тенденции возникли еще в период подготовки земской ре¬ формы 1864 г. Вторая тенденция (так и оставшаяся тенденци¬ ей и не осуществившаяся в действительности) выдвигалась государственными деятелями именно в периоды политическо¬ го кризиса, в период революционного подъема, усиления оп¬ позиционного настроения в обществе. Проекты преобразова¬ ния Государственного совета на основе выборного земского элемента, поданные П. А. Валуевым и вел. кн. Константином Николаевичем Александру II в 1879 г., были составлены впер¬ вые в 1863, в 1866 гг. Именно в период подготовки земской реформы сложились основные принципы правительственной политики в земском вопросе. Вот почему необходимо коротко рассмотреть общий замысел земской реформы 1864 г., просле¬ дить причудливое переплетение отмеченных выше двух тен¬ 44
денций по отношению к земству в деятельности министра внутренних дел П. А. Валуева, возглавившего с 1861 г. все работы по подготовке Земского положения. Начнем хотя бы с того, что Валуев не называл земства иначе как «земско-хозяйственные учреждения», даже когда речь шла о преобразовании Государственного совета на осно¬ ве выборных от земства. ‘М. Н. Катков, в те годы еще не до конца порвавший со своими либеральными увлечениями, подметил это про¬ тиворечие. 16 сентября 1863 г. он писал Валуеву: «Вы совер¬ шили бы истинно государственное дело, если бы решились пе¬ ресмотреть основания проекта. Он возник под влиянием той мысли, что земские собрания должны иметь исключительно хозяйственный характер. Но многое изменилось с того време¬ ни. Теперь, после тех событий, которые совершились, и при том направлении, которое, очевидно, приняло дело1, эти уч¬ реждения, очевидно, должны стать элементами всей ^нашей политической жизни. Да и никогда «хозяйственное» в подоб¬ ных учреждениях не может быть строго отделено ют «полити¬ ческого»2. Конечно, Катков писал о земстве, «в основание ко¬ торого должны быть положены дворянские собрания». Но сей¬ час нас интересует не взгляд Каткова на социальный состав земства, а ответ министра внутренних дел на этот призыв придать земским собраниям политическую роль и добиться од¬ нородности характера местного и центрального представи¬ тельства. Дорожа пером талантливого и популярного публи¬ циста, Валуев в своем письме от 19 сентября старал¬ ся уйти от прямого ответа. Он отвечал, и притом неза¬ медлительно, не заставляя ждать своего влиятельного в дво¬ рянских кругах корреспондента, что не видит между ними никаких недоразумений, расхождений, а только различия, ко¬ торые происходят от того, что Катков стремится к желаемому, а сам Валуев имеет в виду возможное. Свое отношение к зем¬ ским учреждениям как исключительно хозяйственным он объ¬ яснял оппозицией в Государственном совете и полной невоз¬ можностью провести план Каткова3. Очевидно, дело йе толь¬ ко в оппозиции, а в принципиальном отношении Валуева к земству, в его недоверии к началам самоуправления, общест¬ венной инициативе, в стремлении к централизации. Он сам выступал в Государственном совете оппонентом тех, кто пы¬ тался расширить компетенцию земства. «Предоставление зем¬ ским учреждениям участия в делах общегосударственного ин¬ тереса, — говорил на одном из заседаний Совета Валуев, — 1 М. Н. Катков полагал,.что в правительственных кругах в это время, после событий 1863 г. в Польше, начинает преобладать мнение о необхо¬ димости центрального представительства. 2 «Русская старина», 1915, кн. 10, стр. 94. 3 «Русская старина», 1915, кн. 11, стр. 249. 45
значило бы раздроблять единую государственную правитель¬ ственную власть между 40 или 50 отдельными единицами и подвергать общественный порядок и весь государственный строй опасностям, в важности которых едва ли кто позволит себе сомневаться»4. И вообще он полагал, что самостоятель¬ ность земских учреждений на местах создаст «государство в государстве». И все же нельзя забывать, что, предельно ограничивая земство в полноте власти и компетенции, помещая его как бы под пресс всемогущей бюрократической машины самодержа¬ вия, Валуев вместе с тем в течение всего периода подготовки земской реформы настойчиво. ставил вопрос о создании на основе земства общероссийского представительства в системе высщих государственных учреждений. Выдвигая эту програм¬ му, он оставался верен интересам дворянской аристократии, ее стремлениям к участию в государственном управлении. Из историков земства В. В. Гармиза первый обратил внима¬ ние на связь проекта Валуева о преобразовании Государ¬ ственного совета с подготовкой земской реформы. В специ¬ альном исследовании о земской реформе Гармиза характери¬ зует взгляды Валуева на земское дело, раскрывая место и значение идеи преобразования Государственного совета в политической программе Валуева5. 23 февраля 1862 г., после окончания очередного доклада Александру II, Валуев прямо высказал мысль о преобразова¬ нии Государственного совета на основе призыва выборных представителей от губерний. Об этом разговоре Валуев за¬ писал в дневнике: «Государь слушал внимательно и принял вообще дело лучше, чем я ожидал»6. Об этом раннем плане Валуева нет никаких материалов. В какой-то степени он мо¬ жет быть реконструирован по бодее поздней всеподданнейшей записке его от 13 апреля 1863 г. Из этой записки следует, что в начале 1862 г. Валуев предлагал призвать в Государственный совет для совещательного участия «известное число» предста¬ вителей дворянского и городских сословий и нескольких членов высшего православного духовенства. Настойчиво подчеркивае¬ мая в записке Валуева мысль пересмотреть первоначальное предложение о призыве в Государственный совет сословных представителей и «способах их призыва» и «связать дело но¬ вого устройства Государственного совета с делом устройства новых земско-хозяйственных учреждений»7 приводит к вы¬ 4 Цит. по кн.: Г. А. Д ж а н ш и е в. Эпоха великих реформ. М., 1898. стр. 347. 5 В. В. Гармиза. Подготовка земской реформы 1864 г. Изд-во МГУ, 1957, стр. 156—163. 6 Дневник П. А. Валуева, т. I (1861—1864). М., Изд-во АН СССР, 1961, сто. 148. 7 «Конституционные» проекты царствования Александра II (публика¬ ция К. Л. Берманьского). «Вестник права», 1905, кн. 9, стр. 229—230. 46
воду, что в феврале 1862 г. Валуев еще не связывал непосред¬ ственно введение земства с реформой Государственного со¬ вета. Еще один штрих к воссозданию плана Валуева 1862 г. дает аналогия предполагаемого преобразования с Австрий¬ ским рейхстагом и Государственным советом Царства Поль¬ ского^ которую проводит Валуев в записке от 26 июня 1862 г. к шефу жандармов кн. Долгорукову8. 23 июня 1862 г. после продолжительной беседы с Валуевым Александр II заявил, «что не хочет временных членов Государственного совета по выбору, как в австрийском Reichsrat’e, а по назна¬ чению, как в Царстве Польском, в тамошнем Государствен¬ ном совете. Преобразование он теперь считает несвоевремен¬ ным, но не прочь от него впоследствии»9. Мысль о том, чтобы связать преобразование Государствен¬ ного совета с введением земских учреждений, как отмечает В. В. Гармиза, появляется у Валуева в упомянутой записке Долгорукову, составленной вскоре после утверждения глав¬ ных начал земской реформы Александром II. «Мы сделали первый шаг с проектом земско-хозяйственных учреждений, — писал он, — но более чем сомнительно, что этот шаг доста¬ точен. Аналогичную попытку необходимо сделать в централь¬ ной администрации» 10 11. Видимо, с этого времени Валуев на¬ чал приспосабливать свой план преобразования Государст¬ венного совета к проекту земских учреждений. Когда в апре¬ ле 1863 г. обострение политической обстановки в стране (польское восстание, выступление влиятельных дворянских собраний с конституционными требованиями) позволило Ва¬ луеву более настойчиво поставить перед императором вопрос о насущности предлагаемых им мер, то речь шла уже о зем¬ ском представительстве в Государственном совете. «Я поехал в Зимний дворец с решимостью просить увольнения... — пи¬ сал в дневнике от 12 апреля Валуев. — Государь запретил мне, весьма любезно, думать об отставке и разрешил изло¬ жить мои соображения по вопросу о призвании в Государст¬ венный совет представителей от земства и т. д. Великий шаг, хотя и первый» и. Во всеподданнейшей записке 13 апреля 1863 г. о преобра¬ зовании Государственного совета (подготовленной и проду¬ манной, видимо, заранее) Валуев уже совершенно определенно связывал свой план с земскими учреждениями: «Призываемые в Государственный совет представители земства должны оыть выборные от местных земских учреждений». В различ¬ ных вариантах формулировок о принципах организации цен¬ 8 Эта записка переведена с французского и впервые опубликована В. В. Гармизой. «Исторический архив», 1958, № 1. 9 Дневник П. А. Валуева, т. I, стр. 181. 10 «Исторический архив», 1958, № 1, стр. 143. 11 Дневник П. А. Валуева, т. I, стр. 217. 47
трального представительства Валуев настойчиво неоднократно подчеркивал земский характер его. Городские сословия с их нуждами (т. е., точнее, торгово-промышленная буржуазия) мало интересовали министра внутренних дел: «Не представит надобности в отдельных представителях от городов. Изъятие может быть допущено для столиц и для значительных торго-_ вых или губернских городов, каковы Одесса, Рига, Киев» Ч Другое дело — дворянство. Отстаивая земский характер пред¬ ставительства, он все-таки задавался вопросом, «не следует ли допустить особых выборных от дворянских сословных со¬ браний, доколе они сохранят отдельное существование»12 13. Валуев сам ставил под сомнение это предположение, тем не менее оно выдает в нем охранителя дворянских интересов, обнажает дворянскую основу его «конституционных» проек¬ тов. И если Валуев в своем окончательном . «проекте нового учреждения Государственного совета», датированном 18 нояб¬ ря 1863 г., отказался от мысли об особых выборных предста¬ вителях от дворянских корпоративных организаций, то это объясняется его непоколебимой уверенностью в дворянском характере земского представительства. В конфиденциальном письме Каткову в сентябре 1863 г. он писал: «de facto» пред¬ ставители дворянства и само дворянство стоят во главе зем¬ ства»14. Идея абсолютного преобладания в Государственном совете представителей фактически дворянского земства над «фракцией» городской буржуазии закреплена проектом от 18 ноября в цифрах: 101 представитель от земств, 32 — от частей империи, на которые не распространяется Земское по¬ ложение 15 и 18 — от крупнейших городов (из них 6 от Петер¬ бурга и Москвы и по одному, от 12 городов), а всего 151; по другому варианту расписания числа представителей в том же проекте соответственно — 123, 32 и 22, всего 177 16. И про¬ ект положения о земских учреждениях Валуевской комиссии, и план преобразования Государственного совета несут на се¬ бе печать явно выраженных дворянских интересов. Другой принцип Валуева — сочетание выборного начала с бюрократической организацией государственного управления, причудливое переплетение этих двух разнородных элементов, в котором представительство всегда подчинено бюрократии. В иерархии высших государственных учреждений России «Съезд государственных гласных» (т. е. представителей земств и нескольких городов) помещен в проекте Валуева на ступеньку ниже Государственного совета, т. е. высшего зако¬ носовещательного органа. «Надлежало принять меры к тому, 12 «Вестник права», .1905, кн. 9, стр. 231. 13 Там же, стр. 230. 14 «Русская старина», 1915, кн. 11, стр. 249. 15 Три прибалтийские губернии, Область войска Донского, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Кавказское наместничество. 16 «Вестник права», 1905, кн. 9, стр. 268. 48
чтобы новый элемент, вводимый в круг деятельности Госу¬ дарственного совета, не приобрел в нем преобладающего влияния. Совещательное свойство участия в обсуждении дел, этому элементу предоставляемое, должно было остаться в пол¬ ной силе не только в отношении к верховной правительствен¬ ной власти, но и в отношении к самому Государственному совету в его нынешнем виде», — писал автор в объяснении к проекту.17. Многочисленность выборных представителей вы¬ нуждала его отказаться от первоначальной мысли Записки призвать их непосредственно в Совет. Бюрократ в министре внутренних дел брал верх над «конституционалистом». Он не решался даже оставить съезд выборных вне «отеческого» вни¬ мания бюрократии и «укрепил» его состав «гласными, назна¬ чаемыми высочайшей властью», в количестве Vs к выборным гласным. Председатель съезда должен назначаться прави¬ тельственной властью, а два вице-председателя — избираться гласными. Представительство, по проекту Валуева, носило по¬ стоянный характер. .Гласные избирались на три года (только первые выборы намечались на один год). Съезд должен был созываться ежегодно, каждый раз «по высочайшему повеле¬ нию». Из круга вопросов, рассматриваемых съездом, могли быть изъяты многие дела. Съезд гласных получал право по¬ сылать в Общее собрание Государственного совета специаль¬ но избранных из своей среды 16 гласных, «так что в общем собрании большинство, более чем вдвое на стороне членов Совета». Ряд важных государственных дел должен был рас¬ сматриваться в Совете без участия представителей съезда. Итак, воплощение идеи «увенчания здания» земского само¬ управления по-валуевски — это съезд государственных глас¬ ных, выборный в преобладающей своей части, гно с довеском бюрократического элемента, совещательный по отношению к совещательному же Государственному совету, и Государст¬ венный совет, в абсолютном большинстве коронный по своему составу, но с шестнадцатью выборными от съезда государст¬ венных гласных — вот вся «конституция» Валуева. Но и она оказалась неприемлемой для большинства правительственной бюрократии. 15 апреля на обсуждении у императора Записки Валуева об основных принципах преобразования Государст¬ венного совета (сам проект составлен позже—18 ноября и не обсуждался) большинство присутствовавших, как отмечал В. В. Гармиза, высказалось против идеи представительства (в том числе кн. Гагарин, гр. Панин, кн. Горчаков, гр. Блу- чов, бар. Корф, Рейтерн; поддержали Валуева двое—кн. Дол- юруков и Д. Милютин)18. Ввиду мнения большинства 17 «Вестник права», 1905, кн. 9, стр. 234. Компетенция земских пред¬ ставителей должна была охватывать только часть компетенции Госу¬ дарственного совета, именно «вопросы законодательные и главные вопро¬ сы по части государственного хозяйства» (там же, стр. 231). ’ 18 В. В. Гармиза. Ук. соч., стр. 163. I Заказ 478 ’ * 49
Александр II решил, что «теперь ничего не следует де¬ лать». Однако свою запись в дневнике об этом сове¬ щании Валуев кончает словами: «надежда еще есть»19.. 16 апреля царь, признав правильность соображений Валуева, однако же заявил, что «в настоящее время после того, что ок слышал, он решился не делать никакого положительного заявления, потому что к тому не предстоит прямого повода, ибо даже по земско-хозяйственным учреждениям проект не внесен еще в Государственный совет»20. Имеющиеся материалы позволяют сделать вывод, что исто¬ рия с «конституционными» планами Валеева имела свое про¬ должение. Видимо, какую-то надежду император все же по¬ дал Валуеву, так как он приступил к разработке «проекта но¬ вого учреждения Государственного совета». И вполне закон¬ ченный, подробнейший проект в семь глав и 201 параграф с приложением «расписания государственных гласных» был за¬ вершен только 18 ноября 1863 г.., т. е. к сроку предполагаемо¬ го обсуждения в Государственном совете проекта Земского по¬ ложения21. Малоизвестная в литературе^переписка П. А. Ва¬ луева с М. Н. Катковым убеждает, что все это время от ап¬ реля до ноября Валуева не покидала надежда на возможность осуществления идеи «увенчания здания». В письме Каткову от 19 сентября 1863 г., несколько охлаждая пылкую убежден¬ ность Каткова в склонности Александра II и его высокопо¬ ставленного окружения следовать мысли о введении цент¬ рального представительства22, Валуев тем не менее писал: «Так, quorum pars minimun fui»; но нельзя- еще сказать, «qu’elle soit dans la direction des idees. Cela pourrait etre»23. И несколько ниже: «Я не теряю надежду на успех»24. 18 ноября Валуев записал в свой дневник: «Кончйл вечером проект преобразования Государственного совета. Да будет с ним благословение свыше». И 26 ноября: «Кончил и подпи¬ сал Записку по делу о земских учреждениях, в которой я приурочиваю к ним вопрос о преобразовании Государствен¬ ного совета (курсив наш. — Л. 3.). Записки служат 19 Дневник П. А. Валуева, т. I, стр. 219. 20 Там же. 21 Надо отметить, что в пореформенный период этот проект преобра¬ зования Государственного совета был единственным. Позже составлялись всеподданнейшие записки, доклады по этому вопросу, но законченного проекта не оставили ни вел. кн. Константин ч Николаевич, ни Лорис-Мели¬ ков, ни Святополк-Мирский. 22 М. Н. Катков полагал, что статья его «Что нам делать с Польшей?» («Русский вестник», 1863, № 3), вторая половина которой посвящена во¬ просу о представительстве, «обратила на себя внимание en haut lieu и что она понравилась. Значит, высказанный в ней взгляд находится «dans la direction des idees». 23 «Что она направляет идеи. Это4 лишь может быть» («Русская ста-- рина», 1915, кн. 10, стр. 93). 24 «Русская старина», 1915, кн. 11, стр. 248—249. 50
как бы предисловием к составленному мною проекту. Испы¬ тываю все пути, натягиваю все струны. Святый Великомучни- че и победоносче Георгий, моли бога о нас»25. В этих двух записях сквозит нарастающая тревога автора и не покидаю¬ щая его надежда на успех. Обращает внимание забота Ва¬ луева о необходимости увязать оба проекта (Земского поло¬ жения и преобразования Государственного совета) в единый целостный план одной реформы. . 7 декабря после очередного всеподданнейшего доклада Ва¬ луев оставил свою записку императору. О судьбе ее расска¬ зывает запись Валуева от 13 декабря: «Государь возвратил мне записку по вопросу о земских учреждениях. Он возвра¬ тил ее с сердцем без пометы и хотя ничего не сказал мне неприятного, но видно было, что записка ему была неприятна. Он забыл, что говорил в апреле насчет мысли о преобразова¬ нии совета, и теперь сказал, что эту мысль с самого начала отвергал. Одним словом, «les Bourbons n’ont rien appris et rien oublie» 26. Финал размышлений Валуева в этот день: «моя роль разыграна», «следует уходить»27. На следующий день, вернувшись из Государственного совета, он писал: «Дело о земских учреждениях. 5-часовое заседание... Утомительно и бесполезно»28. Бесполезно — после краха основной идеи Ва¬ луева об общеземском, т. е. дворянском в его понимании,, представительстве, о хотя бы внешнем приспособлении рос¬ сийского самодержавного строя к государственным формам западноевропейских стран (мысль об общности путей разви1 тия России и Европы — одна из ведущих у Валуева). По Положению 1 января 1864 г. земства создавались как всесословные, но с преобладанием дворянства органы местно¬ го самоуправления с ограниченной компетенцией по хозяйст¬ венным делам (исключающей*даже намек на политические права) под опекой бюрократии, замкнутые в пределах отдель¬ ных губерний; лишенные общероссийской организации. Но весь период деятельной подготовки проекта Земского поло¬ жения вплоть до декабря 1863 г. основной автор его Валуев рассматривал земский вопрос в связи с необходимостью бо¬ лее общей реформы — преобразования Государственного со¬ вета на основе земского представительства. Смысл и суть своего общего замысла земской реформы Валуев очень рель¬ \ 25 Дневник П. А. Валуева, т. I, стр. 256—257. В примечании к этой записи Валуев отмечал, что проект преобразования Государственного со¬ вета был сообщен им только тайному советнику Тройницкому, гр. Пале¬ н у, кн. Долгорукову; вспоследствии по' особому поводу — кн. Урусову. Видимо, Валуев имел в виду 1866 г., когда С. Н. Урусов сам работал над запиской о представительстве в Государственном совете. К сожале¬ нию, саму записку нам не удалось обнаружить. 26 «Бурбоны ничему не научились и ничего не забыли». 27 Дневник П. А. Валуева, т. I. стр. 261., 28 Там же, стр. 261. 4 51
•ефно, четко и вместе с тем откровенно изложил в крайне ин¬ тересном письме государственному секретарю Урусову от 1 мая 1866 г.: «Земские учреждения, — писал он, — суть учреждения соправительствующие и представительные. Дело не в количестве, а в свойстве, не в размерах, а в начале. Я не спешил с осуществлением завещанной мне мысли о земских учреждениях.. Я предвидел и предуказал их последст¬ вия. Я не скрывал от себя неудобств и затруднений, сопря¬ женных с какими бы то ни было центральными представи¬ тельными учреждениями. Но я не вижу возможности ничего не делать без возбуждения, рано или поздно, неудобств еще больших. . . Я думаю, что интересы самодержавного монарха, его ди¬ настии и всего государства в настоящее время требуют, чтобы вопрос о допущении известной доли представительных элемен¬ тов в центре управления был разрешен утвердительно, но с большею осмотрительностью и в самой ограниченной по воз¬ можности форме. Вести борьбу на почве общего начала не выгодно. *На почве форм и размеров она представляет более удобств и обещает более успеха»29. Трудно что-либо добавить к этой яркой и исчерпывающей характеристике самим автором его собственного проекта. . Проект Валуева не осуществился; спад общественного дви¬ жения позволил самодержавию не делать этой уступки. Одна¬ ко идея общеземского представительства в крайне урезан¬ ном, даже изуродованном виде еще не раз всплывала в кру¬ гах правительственной бюрократии при обострениях внутри¬ политической обстановки в стране и назревавших кризисах самодержавной власти. * * ' * Вскоре после отклонения проекта Валуева, в 1866 г., вел. кн. Константин Николаевич представил Александру II Запи¬ ску о привлечении выборных «к участию в законодательстве». И вновь непосредственным толчком к ее представлению по¬ служил очередной симптом обострения политической обста¬ новки в стране — выстрел Каракозова. В составлении записки большое участие принимал государственный секретарь князь Урусов, который специально для этой цели ознакомился с про¬ ектом Валуева 1863 г. Однако содержание Записки вел. кн. Константина Николаевича отличалось от планов Валуева. Конституционное правление «в настрящее время и еще на¬ долго» для России признавалось гибельным, «известная сте¬ пень либеральности» допускалась в формах, а не в сущности организации государственной власти, причем отечественному 29 ЦГИА, фонд П. А. Валуева, ф> 908, on. 1, д. 198, лл. 52—53. 52
законодательству отдавалось предпочтение перед иностран¬ ным. Представительство по этому проекту состояло из выбор¬ ных от дворянских и земских собраний, организованных при •Государственном совете в два депутатских собрания — дво¬ рянское и земское. Правительству предоставлялось право «со¬ бирать их, когда и как найдет полезным», причем депутатские собрания могли созываться не только в масштабе всей Рос¬ сии, но и по отдельным полосам или местностям. Характер представительства совещательный, ограниченней обсуждени¬ ем ходатайств дворянских и земских собраний. В Государст¬ венном совете при решении дел присутствие депутатов не предусматривалось30. Принадлежавший к либеральной бюро¬ кратии вел. кн. Константин Николаевич в вопросе о централь¬ ном представительстве проявлял значительно большую осто¬ рожность, непоследовательность и ограниченность взгляда, чем консерватор Валуев. В то время как Валуев ссылался на общность развития России и Западной Европы, на необходимость заимствования опыта представительного правления европейских государств, вел. кн. Константин Николаевич ориентировался на сущест¬ вующее отечественное законодательство, в котором зафиксиро¬ вано право заявлять о своих нуждах («1е droit de petition») и право избрания депутатов «на случай вызова их правитель¬ ством для объяснения ходатайств дворянства». Вместо посто¬ янного представительства', «Съезда государственных гласных» с определенной очередностью выборов, у Валуева — в Запи¬ ске великого князя созыв депутатских собраний полностью зависел от самодержавной власти, а права их выглядели еще более ничтожными. Наконец, что особенно интересно, Валу¬ ев, всегда стоявший на страже интересов привилегированного сословия, все же понимал нереальность, невозможность в дан¬ ных условиях такой неприкрытой, откровенной формы защи¬ ты дворянских интересов, как выборы депутатов от сословных дворянских собраний, и уже в апрельской Записке 1863 г. он отказался от этой мысли. Весь проект Валуева рассчитан на преобладание дворянства в центральном представительстве, но эту руководящую позицию дворянство должно было завое¬ вать не путем выборов от архаических корпоративных сослов¬ ных организаций, а через новые представительные органы на местах — земства.. Великий князь предлагал наравне с зем¬ скими выборами также и дворянские. . В 1866 г. Александр II оставил без последствий Записку великого князя, но в начале 1880 г., в период «кризиса верхов», 39 Записка вел. кн. Константина Николаевича опубликована Бермапь- ским в «Вестнике права», 1905, кн. 9. О ней также см. П. А. Зайопч- к о в с к и й. Кризис самодержавия на рубеже 1870—1880 годов. 'Изд-во МГУ, 1964, стр. 128—130. 53
она, как и проект Валуева, вновь явилась предметом обсуж¬ дения в правительственных кругах. * * * Отношение правительства к земству всегда было связано с общим направлением внутренней политики, в которой на всем протяжении второй половины XIX в. буржуазные преоб¬ разования сменялись, а иногда и переплетались с рецидивами феодально-крепостнической реакции, открыто или прикрыто заявлявшей о себе в крупных или менее значительных законо¬ дательных актах. И это объяснялось самим характером бур¬ жуазных преобразований начала 60-х годов, непоследователь¬ ностью, половинчатостью их мер; это объяснялось самой при¬ родой феодальной монархии, сделавшей шаг к буржуазной монархии, но шаг первый, нерешительный, за которым второй последбвал лишы спустя почти полвека. Сохранение дворян¬ ских латифундий, обусловивших' живучесть феодально-кре¬ постнических пережитков как в экономике, так и в обществен¬ ных отношениях, сохранение за дворянством позиций господ¬ ствующего класса, наличие самодержавно-дворянского госу¬ дарства — все это давало благоприятную почву для все время повторяющихся атак реакции. И не случайно «на другой же день» после проведения в жизнь буржуазных реформ прави¬ тельство принялось систематически стеснять и ограничивать их. Реакционное направление в правительственной политике, еще до наступления эпохи реакции, стало особенно явным с 1866 г., после выстрела Каракозова. л «Реакционные новеллы» коснулись и только что введенных земских учреждений. Закон 21 ноября 1866 г. о предельности обложения торгово-промышленных заведений существенно ограничивал компетенцию земских учреждений и наносил ущерб их финансам. Закрытие «по высочайшему повелению» С.-Петербургского губернского земского собрания (с января по июль 1867 г.) в связи с обсуждением этого закона убеди¬ тельно свидетельствовало о повороте правительства к реак¬ ционному курсу в отношении земства. Репрессивные меры следовали одна за другой. Закон 13 июня 1867 г. воспрещал сношения между земствами различных губерний, стеснял дея¬ тельность земских собраний, подчинял земские издания губер¬ наторской цензуре; в 1869 г. земства лишились права бес¬ платной пересылки корреспонденции; издание в 1874 г. нового Положения о народных училищах очень ограничивало уча¬ стие земства в делах народного образования31. После 1866 г. 31 См. по этому вопросу: Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, гл. V; С. Я. Цейтлин. Земское самоуправление и реформа 1890 г. В кн.: «История России в XIX в.», т. V. Изд. «Гранат»; «Сборник правительст¬ венных распоряжений по делам, до земских учреждений относящимся», тт. I—VI. СПб., 1868—1883. 54
введение земских учреждений проходило крайне медленно и вскоре фактически прекратилось (см. гл. I). Весь период с середины 60-х до конца 70-х годов отмечен рядом реакционных «исправлений» к судебным уставам, Зем¬ скому положению, энергичной деятельностью одного из стол¬ пов крепостничества Д. А. Толстого в области просвещения и т. п. Вместе с тем, став в 60-х годах на путь приспособления государственного строя к потребностям капиталистического развития, правительство вынуждено было наряду с этими ре¬ акционными актами провести новые буржуазные реформы — городскую 1870 г. и военную 1874 г. Противоречивость внут¬ ренней политики самодержавия не осталась незамеченной со¬ временниками. Один из наиболее дальновидных и либерально настроенных министров Александра II А. В. Головнин (уво¬ ленный с поста министра народного просвещения после поку¬ шения Каракозова в апреле 1866 г.) в записке 1874 г. о внут¬ ренней политике этого времени ставил вопрос: «Долго ли мо¬ жет продолжаться нынешнее направление, в котором перепле¬ тается и является одновременно — движение вперед по неко¬ торым предметам (всеобщая воинская повинность и др.) и положительная реакция по другим»’32. Это направление «обскурантизма» и «абсолютизма» он считал опасным и ги¬ бельным для России и предвещал неизбежность смены его прогрессивным в конце 90-х годов. В другой своей записке, со¬ ставленной позднее, Головнин еще раз возвращался к этому вопросу. «Общество чувствует потребность во многих рефор¬ мах, желает получить их и, если ему будут отказывать в этом, то, конечно, оно почувствует неудовольствие. Неудовольствие будет расти в случае продолжения такого образа действия, наконец, могут последовать взрывы»33, — писал Головнин в конце 1877 г., накануне возникновения революционной ситуа¬ ции и «кризиса верхов». § 2. Земский вопрос в правительственной политйке периода «кризиса верхов» (конец 70-х —начало 80-х годов) В дневниках и воспоминаниях представителей высшей бю¬ рократии в конце 70-х годов все чаще встречаются высказы¬ вания о «внутренних болезненных симптомах» и «хаотическом положении дел», о «колеблющейся почве» и «угрожающем зданию (т. е. самодержавию) падении» и т. п. При всей субъ¬ ективности восприятий свидетельства эти отражали действи¬ тельно назревший кризис самодержавной власти. Политиче¬ 32 ЦГИА, фонд А. В. Головнина, ф. 851, on. 1, д. 14. Записка «Долго ли будет продолжаться у нас реакция?», л. 1. 33 ЦГИА, ф. 851, on. 1, д. 15. Записка — «Мысли по некоторым пред¬ метам законодательства и администрации члена законодательно-совеща¬ тельного собрания в конце 1877 года», л. 8. 55
ская обстановка в конце 70-х — начале 80-х годов, револю¬ ционная деятельность «Народной воли», всколыхнувшееся на этом фоне либеральное движение, крестьянские выступления и стачки рабочих — все это привело к «кризису верхов». . Политический кризис самодержавия в конце. 70-х годов34 проявился в подмене основных законов исключительными, в крайнем усилении административно-полицейского произвола. Создание в 1878 г. Особого совещания для изыскания мер к лучшей охране спокойствия и безопасности в империи, утверж¬ дение временных правил о «необходимых мерах к ограждению общественного спокойствия и безопасности» от 1 сентября 1878 г., учреждение в апреле 1879 г. должности временных генерал-губернаторов явились наиболее значительными зако¬ нодательными актами этого периода. Репрессивный характер правительственной политики отразился и положении орга¬ нов местного самоуправления, высшей школы, печати и т. д. Отношение к земству не было диссонансом в общем реакци¬ онном тоне всей политики. В одном из журналов Особого со-' вещания, представленном Александру II 12 и1Ъня 1878 г., земство наряду с другими пореформенными учреждениями обвинялось в ослаблении административной и полицейской власти, результатом чего и явились успехи революционной пропаганды35. По предложению Особого совещания Комитет министров в июле 1879 г. принял решение поставить назначе¬ ние на должности по земству и городскому самоуправлению в зависимость от согласия губернаторов36. П. А. Валуев, бывший в это время министром государст¬ венных имуществ и председательствовавший в Особом сове¬ щании, одновременно и параллельно с предлагавшимися часто по его инициативе реакционными мерами, все больше заду¬ мывался над возможностью возобновления своих попыток ор¬ ганизации общеземского представительства. Косвенным под¬ тверждением этого являются рассуждения Валуева в заседа¬ ниях Особого совещания в апреле — мае 1879 г. о необходи¬ мости сплочения всех консервативных элементов для §орьбы с революционным движением, об «охранительной силе» част¬ ного потомственного землевладения,- т. е. дворянства37. Прав¬ да, в официальном заседании он еще не ставит вопроса о 34 В данной работе мы исходили из периодизации П. А. Зайончков- ского, который выделяет четыре этапа «кризиса верхов»: первый этап — с весны 1878 г. до февраля 1880 г.; второй — с февраля 1880 г. до 1 мар¬ та 1881 г.; третий — с 1 марта до 29 апреля 1881г.; четвертый — с мая 1881 г. до середины 1882 г.; см. П. А. 3 а й о н ч к о в с к и й. Кризис само¬ державия на рубеже 1870—1880 годов. Изд-во МГУ, 1964. 35 См. П. А. Зайончковский. Ук. соч., стр. 62. 36 См. С. М. С е р е д о н и н. Исторический обзор деятельности Коми¬ тета министров, т. III, ч. I. СПб., 1902, стр. 148. Александр II утвердил это решение Комитета министров 19 августа 1879 г. 37 См. П. А. Зайончковский. Ук. соч., стр. 102. 56
представительстве, но в частных беседах с министрами Ва¬ луев определенно говорит о своем проекте 1863 г. Об этом рассказывает Д. А. Милютин в записях ноября — декабря 1879 г. и сам Валуев в дневнике начиная с апреля того же года. Мысль о представительстве со второй половины 1879 г. очень занимает определенную часть высшей бюрократии. Ва¬ луев, Милютин, Абаза, Головнин, вел. кн. Константин Нико¬ лаевич постоянно беседуют об этом предмете38. Вернувшийся в июне 1879 г. в Петербург из Крыма Милютин делает общее заключение, что в «высших правительственных сферах тол¬ куют о необходимости радикальных реформ, произносится даже слово конституция-, никто не верит в прочность суще¬ ствующего порядка вещей»39. Наибольшую активность про¬ являл Валуев, который в июне, а потом в декабре 1879 г. го¬ ворил с Александром II о преобразовании Государственного совета и 17 декабря с высочайшего разрешения передал Александру II свой проект 1863 г. вместе с записками к не¬ му40. В то же время Алексадр II возвращается и к Записке 1866 г. вел. кн. Константина Николаевича и 13 января 1880 г. предлагает ему возглавить Особое совещание в составе.на¬ следника престола, Валуева, кн. Урусова, шефа жандармов Дрентельна и министра внутренних дел Макова для рассмот¬ рения обоих проектов41. Таким образом, эти два проекта 60-х годов вновь явились предметом обсуждения почти пят¬ надцать лет спустя, уже в иной политической обстановке, подвергшись только некоторым изменениям. Вел. кн. Константин Николаевич внес в свою Записку две поправки: вместо проектированных в 1866 г. двух собра¬ ний, земского и дворянского, предлагалось одно; основной за¬ дачей собрания намечалось предварительное обсуждение но¬ вых законов, а не земских и дворянских ходатайств. Что касается проекта Валуева, то до сих пор в литературе считалось, что .он полностью соответствовал своему перво¬ начальному варианту. Обнаруженная нами собственноручная записка Валуева позволяет судить о его намерении усилить дворянский элемент предлагавшегося им «конституционного» порядка. Записка не датирована, она была составлена Ва¬ луевым для пояснения своего отношения к преобразованию Государственного совета в 1879—1880 гг. Вот ее содержание: •'Во время составления одного проекта (т. е. проекта 18 но¬ 38 См. Дневник Д. А. Милютина. 1878—1880 гг., т. 3. М., типограф, библ. им. Ленина, 1950, стр. 181, 184, 186—187; Дневник П. А. Валуева. IK77—1884. Пг., 1919, стр. 34—35; ЦГИА, ф. 851, д. 16, л. 3. 39 Дневник Д. А. Милютина, т. 3, стр. 148. 40 См. Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. 38—40. 41 Из неопубликованной части дневника Е. А. Перетца. См. П. А. 3 а й- <• и ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 137—138. ' 57
ября 1863 г. — Л, 3.) Положение о земских учреждениях еще не было окончательно обсуждено в Государственном совете. Прямых представителей от дворянства не предполагалось в числе государственных гласных, потому что в среде земских собраний предположено было дать дворянству более места. Но число гласных в эт*их собраниях было впоследствии опреде¬ лено в противность мнению министра внутренних д[ел], по расписанию, составленному Государственной канцелярией и военным министром. Когда мысль о государственных гласных вновь заявлялась (в 1879 и 1880 гг.), предполагалось изме¬ нить расписание 1863 г.»42. Проекты Валуева и великого князя обсуждались на четы¬ рех совещаниях — 21, 23, 25, 29 января. Валуев снял свой проект с обсуждения 23 января, убедившись после первого заседания, что мысли его не разделяются членами совещания и наследником. Великий князь оставил свою записку. Однако и этот крайне робкий проект подобия представительства был отклонен абсолютным большинством совещания. П. А. Зай- ончковский дает полную картину всех перипетий совещания с подробным изложением речей всех его участников. Здесь уместно только остановиться на характеристике сложной и не вполне выясненной в литературе позиции Валуева. В большой речи на заседании 25 января в присутствии наследника он подверг уничтожающей критике проект пред¬ седателя Государственного совета. Валуев отвергал целесооб¬ разность представительства на основах, предложенных запи¬ ской. Вот его аргументация в передаче государственного се¬ кретаря Е. А. Перетца: «Правительство стоит у нас во всех отношениях выше каких бы то ни было местных представи¬ телей... Вследствие того оно не нуждается в проверке ,своих предположений и взглядов воззрениями людей, живущих в малых городах и уездах». П. А. Зайончковский совершенно правильно отмечает, что этот довод опровергал и собственный проект Валуева о «Съезде государственных гласных». Но конец речи Валуева удивительно не вяжется с приведенным выше соображением. х<3асим, — заявил Валуев, — если бы по каким-либо иным более важным соображениям верховною властью признано было бы уместным и нужным призвать представителей общества к участию в обсуждении законода¬ тельных дел, то к важной этой мере следует приступить не путем некоторого лишь развития и обобщения начал, суще¬ ствующих в нашем именно законодательстве, кои ваше высо¬ чество изволите полагать, но путем усвоения нами, хотя бы, может быть, и не вдруг, а постепенно, конституционных по¬ рядков, составляющих достижение всего образованного ми¬ 42 ЦГИА, ф. 908, on. 1, д. 198 (Материалы к прректу реформы Госу¬ дарственного совета), л. 1. " ч 58 J
ра»43. Было ли это заявление только красивой эффектной фразой? Можно ли объяснить вообще всю позицию Валуева исключительно личной неприязнью к вел. кн. Константину Николаевичу? Или за всем этим стоят принципиальные сооб¬ ражения государственного деятеля, придерживающегося опре¬ деленной системы взглядов? Оппозиция Валуева вел. кн. Константину Николаевичу объяснялась в определенной степени принципиальными сооб¬ ражениями дела. Проект его казался Валуеву «узким», слиш¬ ком ограничивающим идею представительства, своего рода •<tour de prestidigitation»44. Притом он отдавал себе отчет, что к<узость эта в глазах государя составляет достоинство». 11 вообще его беспокоила мысль о том, что «со всех сторон будут стараться урезывать»45. За несколько дней до совеща¬ ния, в ответ на попытку великого князя договориться о со¬ вместных действиях, Валуев заявил: «Для меня существенно важны три условия: чтобы дело было не мелкое-, чтобы сове¬ щательное участие в законодательстве было представлено ли¬ цам выбранным для fbro из губерний; и чтобы не было пле¬ менных исключений или ограничений. Я выразился так: не гостинодворские начала, а начала всероссийской империи»46. Можно заподозрить автора в субъективности изложения, по¬ ставить под сомнение достоверность этого утверждения, но свидетельство государственного секретаря Перетца убеждает в искренности приведенных слов. Так, Перетц, передавая речь Валуева на совещании 23 января (которое представля¬ ло «предварительную спевку» перед заседаниями в присут¬ ствии наследника престола), отмечал, что он подробно обос¬ новал свой взгляд на привлечение сил общественных «и при¬ том в возможно широких размерах к обсуждению всех или по крайней мере» важнейших законодательных дел»47. Какое шачение придавал Валуев обсуждению проектов представи- юльства, видно из записей его накануне совещания: 18 янва¬ ри — «кризис по этому радикальному вопросу наступает»; Г) января — «кризис у порога»48. Убедившись на первых же совещаниях в отсутствии вся- ivи.к шансов провести свой проект, Валуев 23 января снял его • обсуждения, предварительно отметив, что план его более соответствует желаниям общества, нежели предложения вели- 13 Из неопубликованной части дневника Е. А. Перетца. Цит. по кн.: II А 3 а й о н ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 142—143. 44 «Показывание фокусов». См. Дневник П. А. Валуева. 1377—1884, . ц. 53. . 43 Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. 47. Запись от 15 января IHKO г. 4,1 Там же, стр. 49 (курсив наш.—Л, 3.). 4/ Из неопубликованной части дневника Е. А. Перетца. Цит. по кн.: II А. 3 а й о н ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 139. 4Н Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. 49. 59
кого князя? Перетц так передает его выступление: «Мне остается лишь резервироваться, т. е.,‘ преклоняясь перед об¬ щим несогласием со мною, взять мой проект назад, предоста¬ вив себе право возобновить мои предположения тогда, когда, они будут иметь более шансов на проведение их в исполнение. Ни на какие уступки я согласиться не могу. Я умел молчать в течение шестнадцати лет, буду продЬлжать свое молчание столь же упорно и, может быть, доживу до того времени,, когда глас мой будет услышан»49. Что имел в виду Валуев, говоря о возможных шансах в будущем для своего проекта? Здесь рассказ Перетца о речи Валуева исключительно важ¬ но сравнить с собственной записью Валуева от 22 января, т. е. накануне этого выступления. Систематизируя свои впечатле¬ ния, мысли после первого совещания 21 января, Валуев пи* сал: «При таких элементах50 и направлении he л а великим кн. генерал-адмиралом, успех вообще становится невозмож¬ ным... Быть может для перехода к другому порядку мыслей и дел нужно, чтобы под нами почва еще более заколебалась»51,: Помимо указанных принципиальных соображений Валуев) не был лишен и конъюнктурных расчетов. При данном соотноч шении сил в правительстве, когда ни одна из группировок еще не получила перевеса, Валуев решил отступить, резервируя за собой шансы для возобновления попыток осуществить свой проект. Предварительным условием для реализации это¬ го плана был разгром позиции великого князя. Лцчная не< приязнь к генерал-адмиралу только облегчала Валуеву эт^ роль. Позже, год спустя, когда расстановка сил в правитель стЬе вполне определится, власть сосредоточится в руках дик татора и конъюнктурные соображения Валуева, связанные । надеждой провести свой проект, потеряют реальную почву, — он выступит с поддержкой «конституции» <Лорис-Мейикова несмотря на несогласие свое с ограниченностью подобной представительства и пренебрежительным отношением к ав тору. , я •* * * * । С установлением диктатуры Лорис-Меликова в первьЯ месяцы его полновластия в качестве начальника ВерховнЛ распорядительной комиссии вопрос о представительстве сн’Я мается с повестки дня правительственной политики. Во всЯ подданнейшем докладе 11 апреля 1880 г. он категоричеоЯ 49 Из неопубликованной части дневника Перетца. Цит. по к| П. А. 3 а й о н ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 139—140. I 50 Валуев имел в виду ограниченность взглядов большинства присч ствовавших. 1 51 Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. 51. | 60
отрицал своевременность образования «народного представи¬ тельства в формах, заимствованных с Запада или на нача¬ лах древнерусских или, наконец, призывом представителей земств в состав Государственного совета»52. В позитивной части своей программы Лорис-Меликов предлагал «более вни¬ мательно» относиться к «насущным потребностям населения, к его представителям», особенно к нуждам земства и город¬ ского общественного управления. Среди рецептов Лорис- Меликова, рассчитанных на «успокоение возбужденных умов», обращает внимание намерение «привлекать дворянство, зем¬ ство и города к участию в таких вопросах, которые близко касаются местных нужд. Участие это желательно не предо¬ ставлять выборам самих общественных учреждений, но власть всегда может намечать из среды их наиболее сведущих и благожелательных лиц, труды и знания которых не могут не принести пользы при разработке экономических, хозяйст¬ венных и финансовых вопросов по заранее преподанной про¬ грамме и в ее пределах»53. Идея призыва «сведущих людей» былд не нова. Они приглашались и раньше, например, в со¬ став редакционных комиссий. И все-таки ссылка на нее в чокладе диктатора симптоматична. Именно в эту форму об¬ лечет в дальнейшем Лорис-Меликов свой план создания представительства. В докладе примечателен и тот факт, что возможность выборов «сведущих людей» «самими обществен¬ ными учреждениями» полностью не отвергается, хотя предпоч¬ тение отдано принципу правительственного назначения. Применяя по-прежнему систему репрессий против револю¬ ционеров, правительство в этот период допускает и некоторую либерализацию режима. В новом курсе правительственной политики земству отводилось большое значение. Конкретная программа по земскому вопросу изложена диктатором в виде проекта в письме к министру внутренних дел Макову. Ожив¬ ление земской деятельности рассматривается Лорис-Мелико- иым как основная цель правительственной политики по отно¬ шению к земству. Не рискуя поставить вопрос о пересмотре Земского положения 1864 г. в целом, он считал своевремен¬ ным новое законодательное рассмотрение отдельных его ста¬ тей с участием самих земств и земских представителей. Он намечал следующие меры: предоставить право земствам со¬ седних губерний совместно обсуждать некоторые вопросы их хозяйственной деятельности; расширить степень участия нмств в народном образовании; установить особые сроки 1ля представления губернаторами на рассмотрение соответст¬ вующих министерств ходатайств земств; установить оплату • у точных гласным; запретить избрание гласными представи- 1,2 «Былое», 1918, кн. 4—5, стр. 158—159. Там же, стр. 60. 61
телей сельской и волостной администрации; возвысить значе¬ ние должности председателя и членов управ разъяснением, что право губернатора не утверждать по неблагонадежности избранных земством лиц не касается собственно этих должно¬ стей; предоставить право губернским и уездным земским со¬ браниям приглашать на свои заседания посторонних лиц и т. п.54. Эта программа во много^м учитывала ходатайства земств. Она выражала собой изменение, хотя и очень кратковремен¬ ное, отношения правительства к земству. Расширение сферы земской деятельности явилось той уступкой, которую Лорис- Меликов считал возможным дать, чтобы сохранить неприкос¬ новенными основы государственного строя самодержавной монархии. Некоторые из положений проекта Лорис-Меликова, наме¬ ченного в письме к Макову, были реализованы в практиче¬ ской деятельности. В августе 1880 г. было отменено принятое летом 1879 г. Комитетом министров временное правило об утверждении губернатором лиц, избранных на должности по земскому и городскому самоуправлению. Вскоре после роспу¬ ска Верховной распорядительной комиссии Лорис-Меликов как министр внутренних дел добился назначения сенаторских ревизий. В Особом наставлении ревизующим сенаторам мно¬ го внимания уделялось земству. Сенаторам предлагалось вы¬ яснить, «не зависит ли недостаточность личного состава земств от существующего порядка земского представительст¬ ва* и производства выборов; нельзя ли расширить участие земств в решении дел, касающихся местных хозяйственных потребностей, может ли быть изыскана удобная форма для совместных суждений земств разных губерний по таким воп¬ росам, которые бы требовали совокупных мер, как-то: по прекращению эпидемий или эпизоотий, по борьбе с вредными насекомыми, по устройству пограничных мостов и переправ; не должна ли быть допущена большая гласность в опублико¬ вании журналов земских собраний и тому подобное»55. Поли¬ тику Лорис-Меликова в отношении к земству характеризует также циркуляр Министерства внутренних дел по Земскому отделу от 22 декабря 1880 г., который предписывал губерна¬ торам передать на обсуждение губернских по крестьянским делам присутствий и местных земств вопрос о некоторых из¬ менениях в устройстве местных по крестьянским делам уч¬ реждений, созданных по закону 27 июня 1874 г. В приложе¬ нии к циркуляру сообщался перечень вопросов для обсужде¬ ния, который мог быть расширен присутствиями и земствами, 54 Письмо Лорис-Меликова Макову. См. П. А. 3 а й онч к о в ски й_ Ук. соч., стр. 217—21-8. 55 «Конституция графа Лорис-Меликова». Берлин, . 1904, стр. 38. 62
однако в пределах мер по устройству местных по крестьян¬ ским делам учреждений; прилагался также свод земских хо¬ датайств по этому вопросу56. Как отмечалось в главе I, цир¬ куляр был истолкован земствами весьма расширительно. Не¬ которые земства (Харьковское и Тверское губернские земские собрания) вынесли резолюции о необходимости «увенчания здания». Эта «вольность» земств вызвала неодобрение дикта¬ тора. В связи с ходатайством Херсонского земства о созыве межгубернских земских-съездов, в частности, по вопросу о борьбе с хлебным жучком, Лорис-Меликов не только отрица¬ тельно решил вопрос о земских съездах вообще, но в данном конкретном случае предложил заменить избранных на сове¬ щание о хлебном жучке представителей земств командиро¬ ванными по назначению губернских земских управ. Этот съезд для нескольких губерний состоялся в Одессе, аналогич¬ ный по вопросу о дифтерите — в Харькове. В своих официальных заявлениях в этот период, в сен¬ тябрьском выступлении перед редакторами наиболее крупных петербургских газет и журналов, в напутственной речи сена¬ торам Лорис-Меликов по-прежнему отрицательно высказы¬ вался об идее представительства. Редакторам он разъяснял, что задача его министерства состоит не в разработке проектов того или иного представительства, а в восстановлении прав, «новых учреждений», т. е. земского и городского обществен¬ ного управления, новых судебных органов, на что, «может быть», потребуется от 5 до 7 лет57. Речь его сенаторам со¬ держит, в изложении А. А. Половцова, следующее заключе¬ ние: «Я знаю, что есть люди, мечтающие о парламентах, о центральной земской думе, но я не принадлежу к их числу. Эта задача достанется на долю наших сынов и внуков, а нам надо лишь приготовлять к тому почву»58. ' Однако дневник Перетца убеждает, что уже в это время Лорис-Меликрв думал о необходимости дать какой-то выходе стремлению либерального общества и либеральной бюрокра¬ тии к организации представительства. Когда Перетц в октяб¬ ре 1880 г. спросил Лорис-Меликова о возможности успеха но¬ вого проекта вел. кн. Константина Николаевича с прежней идеей призыва выборных от дворянства и земства в Госу¬ дарственный совет59, диктатор ответил: «Отчего же, я восста- 56 Текст циркуляра дан в кн.: П. А. Зайончковский. Ук. соч.,. стр. 259. * 57 «Отечественные записки», 1880, сентябрь, стр. 140—144. 58 Из дневниковой записи сенатора А. А. Половцова. Цит. по кн.: П. А. 3 а й о н ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 240. 59 Перетц сообщает, что уже после январских совещаний 1880 г. ве¬ ликий князь поручил ему составить новый проект о призыве в Государст¬ венный совет выборных представителей дворянства и земств, который и был закончен летом того же года. Дневник Е. А. Перетца. 1880—1883 М,—Л, 1927, стр. 8. ’ 6.Т
вал против конституционных стремлений, у нас теперь не¬ возможных; но в то же время я вполне разделяю мысль о необходимости выслушивать мнение толковых и практичных людей. Мы не раз говорили о том с Абазою. Нет, не бросайте вашего проекта, — он может пригодиться. Нужно только подумать да подумать о том, как бы осторожнее и практич¬ нее это сделать»60. Не менее интересна запись Перетца от 13 января 1881 г.: «Сольский сообщил мне, 470 Лорис, вслед¬ ствие, неоднократных разговоров с великим князем о жела¬ тельности призыва в Государственный совет гласных от земств и городов, советовался с ним о том, как бы лучше и осторожнее привести эту мысль в исполнение. Предложить ее в таком же виде, как предположено в нашей записке, Лорис боялся, потому что цесаревич, не далее как в прошлом году, был против проекта великого князя. Ввиду того он намерен, кажется, не предлагать теперь никакого постоянного учреж¬ дения при Государственном совете, просить о призыве депу¬ татов от земств и городов в редакционную комиссию, на ко¬ торую будет возложено предварительное рассмотрение зако¬ нодательных предложений, имеющих быть составленными по окончании сенаторских ревизий. Может быть, он и прдв, хотя это не совсем то, что нами предполагалось, но все же лучше сделать шаг вперед, чем вовсе его не делать»}61. В этом рас¬ сказе Перетца интересно не только отношение Лорис-Мели¬ кова к идее представительства, но и его явные попытки зару¬ читься поддержкой либеральной бюрократии, сплотить эту группировку правительственного лагеря. • Проект Лорис-Меликова, представленный Александру II в виде всеподданнейшего доклада 28 января 1881 г.62, получил в литературе, с легкой руки М. М. Ковалевского63, название «Конституции Лорис-Меликова». Термин этот приложим к планам Лорис-Меликова в очень условном смысле. Идея представительства выражена крайне туманно, и весь план диктатора даже в сравнении с проектом Валуева 1863 г. вы¬ глядит еще более ограниченным и паллиативным. Вместо чет¬ ко проведенной Валуевым мысли об «увенчании здания» земств и необходимости учета опыта представительного прав¬ ления на Западе, Лорис-Меликов предлагал какой-то особый вариант «редакционных комиссий», который подчеркнуто про¬ тивопоставлялся им «западным формам народного предста-' вительства». План Лорис-Меликова предполагал создание подготовительных комиссий (двух: административно-хозяйст¬ венной и финансовой), Общей комиссии и некоторое участие ■ ■> 60 Дневник Е. А. Перетца, стр. 8. « 61 Там же, стр. 21. 62 «Былое», 1918, кн. 4—5. ; 63 М. М. Ковалевский — автор брошюры «Конституция Дорис-Мели^, нова», изданной в Лондоне в 1893 г. . ! 64 “j
представительного элемента в Общем собрании Государствен¬ ного совета. Подготовительные комиссии (по образцу редакционных комиссий конца 50-х годов) должны были состоять из чинов¬ ников и экспертов по назначению, в состав их предлагалось включить и ревизующих сенаторов. Председатели комиссий назначались верховной властью из высших чинов. Общая ко¬ миссия под председательством назначенного императором ли¬ ца состояла из членов подготовительных комиссий и выбор¬ ных «от земских губерний и значительных городов», по два от губернии и города. О численности выборных упомянуто в речи государственного контролера Д. М. Сольского на сове¬ щании 8 марта 1881 г. Намечалось созвать около 100 выбор¬ ных64 (по проекту Валуева — от 151 до 177), причем от не¬ земских губерний и окраин представители назначались вла¬ стью, а не избирались, как и в проекте 1863 г. Бюрократиче¬ ский элемент в Общей комиссии очень силен и не ограничен определенной долей. Законодательной инициативой комиссии не обладали. Проекты разрабатывались в подготовительных комиссиях с «высочайших на то указаний», «в тех пределах, кои будут указаны высочайшей волей», а затем поступали в Общую комиссию. Характер представительства в самом Государственном со¬ вете не совсем ясен. «Быть может, вашему величеству благо¬ угодно будет повелеть призвать и в состав его (т. е. Госу¬ дарственного совета. — Л. 3.) с правом голоса несколько, от 10 до 15, представителей от общественных учреждений, обнаруживших особые познания, опытность, выдающиеся спо¬ собности»65, — писал автор доклада. Скорее можно предпо¬ ложить, что Лорис-Меликов имел в виду назначение импера¬ тором этих лиц из числа выборных. У Валуева этот вопрос определенно решен как выборное представительство «Съезда государственных гласных» в Совете. В докладе не упоми¬ нается в отличие от проекта 1863 г. о постоянстве этого призрачного «представительства», только оговорено, что «са¬ мый состав его будет каждый раз предуказываем высочайшей нолей». Приведенные выше свидетельства Перетца и Сольского позволяют предположить, что Лорис-Меликов отчасти созна- нал ограниченность своего плана, специально облекая его из ыктических соображений в старую форму редакционных ко¬ миссий. И тем не менее бесспорным остается факт, что, спу¬ стя 18 лет после попытки Валуева провести как органическую часть земской реформы 1864 г. проект преобразования Госу¬ дарственного совета на основе выборного земского начала, 61 * 61 Дневник Е. А. Перетца, стр. 41. «Былое», 1918, кн. 4—5, стр. 165. Н Заказ 478 65
Лорис-Меликов, поддерживаемый либеральной группировкой, вновь выдвинул идею представительства, хотя в еще более урезанном и искаженном виде66. Интересно сравнить отношение к земству Лорис-Мелико¬ ва и Валуева, государственных деятелей, направлявших внут¬ реннюю политику в наиболее ответственные для самодержа¬ вия периоды в начале 60-х и начале 80-х годов. «Просвещенный консерватор» (выражение Д. А. Милюти¬ на) Валуев, чужой в среде либеральной бюрократии, основ¬ ное значение в земском вопросе придавал созданию общезем¬ ского представительства, а не усилению органов самоуправ¬ ления на местах. Он был сторонником централизации госу¬ дарственной власти, вообще, и представительства, в частности. Противник какого бы то ни было расширения прав земств (и других пореформенных учреждений) на местах, инициатор ряда реакционных начинаний, вроде назначения. временных генерал-губернаторов, он отстаивал идею опоры самодер¬ жавия на «охранительные», «консервативные» силы страны и вместе с тем идею приспособления государственного строя России к формам западноевропейских стран. Эта «опора» самодержавия понималась им как постоянное, общеземское представительство (преимущественно поместно-дворянское) при Государственном совете и отчасти в нем. Во всей своей практической деятельности на различных министерских пос¬ тах Валуев оставался верен этой идее «консервативного пред¬ ставительства», которую в правительственных верхах было¬ принято называть его «любимой мыслью». Сторонник либерального курса Лорис-Меликов основной крен своей программы в земском вопросе направлял на охра¬ ну и некоторое расширение прав уездных и губернских земств в пределах их компетенции по местным делам, видя в этом залог против конституционных требований. Его проект зем¬ ского и городского общероссийского представительства при¬ способлен к уже существовавшей в самодержавной государ¬ стве практике созыва редакционных комиссий с участием местных деятелей и далек от каких бы то ни было начал конституционного строя. Он выглядит ограниченным даже в сравнении с проектом консерватора Валуева. Эта оценка по¬ зиции и взглядов Лорис-Меликова убедительно подтверждает¬ ся его собственными словами. В октябре 1881 г., будучи в от¬ 66 Из либеральной группировки бесспорно выделялся военный министр- Д. А. Милютин, планы которого шли значительно дальше проектов Лорис- Меликова и вел. кн. Константина Николаевича. Его записка конца 1879 г. «Мысли о необходимых преобразованиях в управлении, в учебной части и духовенстве» полнее, чем все другие проекты представителей выс¬ шей бюрократии, отражала нужды буржуазного развития страны, но она не обсуждалась в правительственных кругах и осталась документом ис¬ ключительно личного характера. О ней см. П. А. 3 а й о н ч к о в с к и и.. Ук. соч., стр. 131—135. 66
ставке, он писал своему бывшему секретарю А. А. Скальков- скому: «Чем тверже и яснее будет поставлен вопрос о всесо¬ словном земстве, приноровленном к современным условиям нашей жизни, и чем скорее распространятся земские учрежде¬ ния на остальные губернии империи, тем более мы будем га¬ рантированы от стремлений части общества к конституцион¬ ному строю, столь непригодному для России»67. Но если го¬ ворить не о взглядах и позиции Лорис-Меликова, а об объек¬ тивном значении самого проекта то, как отмечал В. И. Ленин, его «осуществление... могло бы при известных условиях быть шагом к конституции, но могло бы и не быть таковым: все зависело от того, что пересилит — давление ли революцион¬ ной партии и либерального общества или противодействие очень могущественной, сплоченной и неразборчивой в средст-, вах партии непреклонных сторонников самодержавия»68. Доклад Лорис-Меликова от 28 января впервые обсуждал¬ ся на совещании у Александра II 5 февраля в присутствии наследника престола, вел. кн. Константина Николаевича, гр. Адлерберга, кн. Урусова, Абазы, Валуева, Набокова, самого автора. Он был в основном одобрен и передан для более детального рассмотрения в Особое совещание под председа¬ тельством Валуева, который крайне скептически отнесся к проекту. «Прежняя мысль о каких-то редакционных комиссиях из призывных экспертов»69, — писал Валуев в дневнике 3 февраля. После заседания Особого совещания 9 февраля он заключил, что «один Абаза понимал дело en grand. Граф Лорис-Меликов его до сих пор не понял, хотя и за¬ теял»70. Однако Валуев поддержал проект, как, впрочем, и все члены совещания. На объяснении его позиции мы оста¬ навливались выше. На этом этапе «кризиса верхов» "заметна консолидация сил правительственного лагеря. Особое сове¬ щание одобрило проект создания подготовительных и общей комиссий с некоторыми изменениями. Оно высказалось за то, чтобы не предрешать заранее числа подготовительных комис¬ сий и не включать членов их в состав Общей комиссии. Одна¬ ко пункт о привлечении представителей земств и городов в Общее собрание Государственного совета был снят, видимо, из-за отрицательного отношения к нему Александра II. Жур¬ нал Особого совещания был утвержден императором 17 фев¬ раля. Дальнейшая судьба дела хорошо известна. События 1 мар- 1п 1881 г. изменили принятый Александром II курс. Совеща¬ 67 «Каторга и ссылка», 1925, кн. 2, стр. 120. 68 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 43. 64 Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. 142. 71 Цит. по кн.: П. А. 3 а й о н ч к о в с к и й. Ук. соч., стр. 293. В опуб¬ ликованном дневнике эта часть фразы отсутствует. Ь* 67
ние 8 марта под председательством молодого императора71 не вынесло окончательного заключения о проекте Лорис-Ме¬ ликова. К- П. Победоносцев произнес в этом совещании свою известную филиппику против «земских говорилен» и «предло¬ жения учредить по иностранному образцу новую верховную говорильню». Несмотря на поддержку проекта большинством собравшихся, Александр III отложил решение вопроса на не¬ определенное время. Представители либеральной бюрокра¬ тии Милютин, Перетц, вел. кн. Константин Николаевич, сам Лорис-Меликов встретили это решение с облегчением после «иезуитской речи фанатика-реакционера»72 и не считали свою ставку битой. Один Валуев увидел неизбежную перспективу падения Лорис-Меликовского режима. 9 марта он записал в дневник: «Такой полный fiasco министра внутренних дел в таком деле и при всех усиливающих fiasco обстоятельствах решает совершенно, на мой взгляд, вопрос о его дальнейшем значении»73. * * * Манифест 29 апреля 1881 г. торжественно и недвусмыслен¬ но провозгласил незыблемость самодержавной власти. «Вто¬ рой раз, после освобождения крестьян, волна революционного прибоя была отбита, — писал В. И. Ленин, — и либеральное движение вслед за этим и вследствие этого второй раз сме¬ нилось реакцией,..»74. Но еще год понадобится Александру III для перехода к осуществлению «твердого курса». Место Ло¬ рис-Меликова занял граф Н. П. Игнатьев, назначение кото¬ рого состояло в «прикрытии отступления правительства к прямой реакции». «Диктатура сердца» сменилась «диктату¬ рой улыбок». В первом же циркуляре губернаторам 6 мая 1881 г. Иг¬ натьев обещал оставить в неприкосновенности права, «даро¬ ванные» земству и городским сословиям. Это положение бы¬ ло развито им в специальной записке «об отношении к зем¬ ству», поданной Александру III во второй половине 1881 г. В ней министр внутренних дел с неодобрением отзывался о «крутом отношении не только к земским ходатайствам, но и к отдельным земским деятелям» в течение 15 лет после изда¬ ния Положения 1 января 1864 г. Он рекомендовал «избрать такое отношение правительства к земству, которое без крутых 71 О нем см. Ю. В. Готье. Борьба правительственных группировок и Манифест 29 апреля 1881 г. «Исторические записки», 1938, т. 2; П. А. Зайончковский. Ук. соч., гл. IV. . 72 Такова, видимо, ирония судьбы, что, придя к власти, Лорис-Мели¬ ков сам способствовал выдвижению Победоносцева. 73 Дневник П. А. Валуева. 1877—1884, стр. Г53. 74 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 45. 68
мер дало бы возможность удержать земство в пределах их законных прав»75. Практически меры Игнатьева в какой-то степени даже создавали иллюзию продолжения реформатор¬ ской деятельности предшествовавшего года. Так, 4 сентября 1881 г. была создана комиссия под председательством статс- секретаря М. С. Каханова, ближайшего помощника Лорис- Меликова. Задача ее, согласно удостоившимся одобрения Александра III докладам Игнатьева от 4 сентября и 20 октяб¬ ря, состояла в преобразовании всего местного управления с целью объединения всех административных учреждений, уменьшения их числа, «усиления разрешающей на месте вла¬ сти», обеспечения правильного течения дел и интересов об¬ щественных и частных для охранения государственного по¬ рядка, «привлечения земства к участию в местном управле¬ нии с точным обозначением его прав, обязанностей и ответ¬ ственности»76. Земские круги с одобрением встретили образо¬ вание Кахановской комиссии. Однако надеждам их не суж¬ дено было сбыться. С первых же шагов деятельности Комис¬ сии товарищ министра внутренних дел Готовцев изъял из ее компетенции вопрос о полиции, рекомендовал «не расширять прав земства в ущерб власти министерства»77. Окончательно план.Комиссии был утвержден в апреле 1882 г., т. е. накануне отставки Игнатьева и утверждения реакционного курса Д. А. Толстого, что бесспорно отразилось на направлении ее работ. Той же цели заигрывания с либеральным обществом слу¬ жила и затея Игнатьева с созывом «сведущих людей». Пер¬ вое приглашение их состоялось в мае 1881 г. для обсуждения вопроса о понижении вь/купных платежей. Тринадцать назна¬ ченных самим Игнатьевым экспертов принадлежали к пред¬ ставителям дворянства и земским деятелям, довольно реак¬ ционным по своим убеждениям. Вторая сессия «сведущих людей» была организована для обсуждения питейного и пе¬ реселенческого вопросов в сентябре того же года.. По сравне¬ нию с первой она являлась более многочисленной и пестрой по составу: в числе 35 приглашенных были главным образом земские деятели, но также и представители дворянства, про¬ сто помещики, купец и один крестьянин — волостной стар¬ шина. Большинство земств, как отмечалось в главе I, холод¬ но отнеслось к подобному способу «общения власти с наро¬ дом», а некоторые возбудили ходатайства о приглашении экспертов не по назначению, а по выбору земских собраний, 75 Записка эта опубликована в кн.: П. А. Зайончковский. Ук. соч., стр. 490—493. 76 «Правительственный вестник», 1881, № 244. 77 Из дневника А. А. Половцова. Цит. по кн.: П. А. Зайончков¬ ский. Ук. соч., стр. 433. 69
что вызвало недовольство Игнатьева78. Тем не менее во все¬ подданнейшем докладе 22 декабря 1881 г. Игнатьев предла¬ гал на будущее, «не выходя из настоящей формы приглаше¬ ний и отнюдь не давая сведущим людям какого-либо не свой¬ ственного им значения», в целях обеспечения правильности их вызова «предоставить губернским земским собраниям, го¬ родским думам, мануфактурным советам и биржевым коми¬ тетам указать на лица, в числе от двух до четырех, из кото¬ рых некоторые, по усмотрению или по очереди, могли бы быть приглашены правительством». Здесь же он торопится отме¬ тить, что «правительство не будет стесняться этими указания¬ ми, призывая и других лиц»79. Из этой тирады видно, что сессии «сведущих людей» намечались Игнатьевым как до¬ вольно регулярный и узаконенный верховной властью способ обсуждения экономических вопросов государственного значе¬ ния, не как отдельный эпизод, а как система. Примененный в первых сессиях принцип назначения экспертов властью предлагалось сочетать с выборностью их самими земствами и городскими думами. В официальном докладе Игнатьев ставит на этом точку. Но финал его затеи с созывом «сведу¬ щих людей» -неожиданно обнаруживается в декабрьских за¬ писях дневника Перетца. Совещание «сведущих людей» в Петербурге по вопросам крестьянских переселений и пересмотра питейной системы сов¬ пало по времени с предстоящими новыми назначениями в Го¬ сударственный совет. Это навело государственного секретаря на мысль об «освежении» состава совета кем-либо из «сведу¬ щих людей». Выбор колебался между Г. П. Галаганом — предводителем дворянства (Полтавская губ.) — и кн. Щерба¬ товым— Московским городским головой. «На первый раз» (т. е. такие назначения мыслились и впредь) Перетц остано¬ вился на кандидатуре Галагана80. Председатель Совета вели¬ кий князь Михаил Николаевич разделял мнений Перетца. 20 декабря Перетц записал в дневник: «Был у Игнатьева. Он в восторге от нашего предложения (это понятно, так как оно придает огромное значение совещанию сведущих людей) и наговорил мне массу любезностей... Игнатьев предложил мне доложить государю о желательности назначения Галага¬ на членом Государственного совета»81. 23 декабря Алек¬ 78 Что касается ходатайств о созыве выборных со всей России, Иг¬ натьев (по поводу- подобного выступления Тверского губернского земско¬ го собрания) разъяснил в циркуляре губернаторам, что подобные «неза¬ конные» требования не подлежат опротестованию, а должны быть просто игнорированы. 79 Этот доклад Игнатьева опубликован в кн.: П. А. Зайончков- с к и й. Ук. соч., стр. 485—490. 80 Дневник Е. А. Перетца, стр. 113. 81 Там же. 70
сандр III принял предложение великого князя Михаила Ни¬ колаевича о назначении Галагана. В запцси от 18 января 1882 г. Перетц сообщает: «По случаю назначения Галагана газеты исполнены восторженными статьями... Так как в га¬ зетном этом перезвоне руководящим органом явилось «Новое время», вдохновляемое гр. Игнатьевым, то должно думать, что статьям этим он сочувствовал»82. Вот как препарировал Игнатьев идеи лорис-меликовских докладов и проектов. Мысль о преобразовании Государственного совета на основе выборного представительства, ставшая в той или иной сте¬ пени основой многих проектов высшей чиновной бюрократии, данным конкретным решением ее в правление Игнатьева была доведена до абсурда. Венцом измышлений Игнатьева явился проект Земского собора, который предполагалось созвать ко дню коронации Александра III в 1883 г. Он должен был состоять из предста¬ вителей трех сословий: крестьян, дворян и купцов, избран-, ных на основе, прямых выборов, вне всякой связи с существу¬ ющей системой местных представительных органов самоуправ¬ ления. Провал проекта привел к ликвидации этого «переход¬ ного правления». Окрепшее самодержавие, не встречавшее серьезного противодействия в обществе, не нуждалось в ма¬ скировке своих целей. Слабость революционных сил, полити¬ ческая неразвитость либерального общества и буржуазии де¬ лали неизбежными ликвидацию колебаний в правительствен¬ ной политике и окончательное торжество реакции. 82 Дневник Е. А. Перетца, стр. 117.
ГЛАВА III ОБЩИЙ ПОВОРОТ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ К РЕАКЦИИ И ЗЕМСКИЙ ВОПРОС § 1. Назначение Д. А. Толстого министром внутренних дел и утверждение реакционного курса «Диктатура улыбок» Н. П. Игнатьева была так же непро¬ должительна, как и «диктатура сердца» М. Т. Лорис-Мелико¬ ва. Назначение Д. А. Толстого министром внутренних дел означало открытый поворот к крепостнической реакции. М. Н. Катков писал по этому поводу: «Имя графа Толстого само по себе уже есть манифест и программа» Г Призыв Тол¬ стого — это «перчатка, брошенная властью в лицо России», — отозвалось из Женевы «Общее дело». «Вот до какой дикта¬ туры ненависти дожили мы, легкомысленно болтая о «дикта¬ турах любви»2, — бросила газета упрек русским1 2 либералам. В мемуарах современников о Толстом нельзя встретить двух разных мнений. Реакционеры и либералы, и те, кого нельзя безоговорочно причислить ни к одному из этих лагерей, В. П. Мещерский и Е. М. Феоктистов, К. Головин и А. А. По¬ ловцов, С. Ю. Витте и М. И. Семевский — все видели в нем «оплот реакции», «крайне правого», «ультраконсерватора», равно как и многоликая пресса — от «вернопреданного» «Гражданина» до нелегального «Вестника народной воли». Пятнадцатилетняя деятельность на министерских постах, сна¬ чала обер-прокурором Синода с 1865 г., а затем одновремен¬ но и министром народного просвещения (1866—1880 гг.), 1 М. Н. Катков. Собрание передовых статей «Московских ведомо¬ стей» 1882. М., 1898, стр. 280. 2 «Общее дело», 1882, № 49, стр. 2—3. 72
упрочила за ним славу твердокаменного реакционера. Уда¬ ленный Александром II от власти во имя спасения своего собственного авторитета, он был призван два года спустя Александром III для упрочения власти. Это была своеобраз¬ ная заявка правительства на новый курс — курс открытой и прямой крепостнической реакции, без «улыбок» и либераль¬ ных жестов обществу, без дипломатии, без игры в «мужиц¬ кого царя» и «народную политику». Отлив революционного движения и слабость либеральной оппозиции дали возможность правительству принять «твердый курс». Реакционное направление внутренней политики само¬ державия, которое «пробивалось» уже с середины 60-х годов в ряде крепостнических поправок и «исправлений» буржуаз¬ ных реформ, вылилось во вполне отчетливое стремление про¬ вести цикл контрреформ. Земская контрреформа наряду с введением института зем¬ ских начальников была основным звеном реакционной внут¬ ренней политики 80-х годов. Однако Толстой не сразу при¬ нялся за их подготовку. Это объяснялось и некоторой осто¬ рожностью в выборе направления первого удара, и отсутст¬ вием общей программы преобразований. , Первые шаги Толстого направлены по линии наименьшего' сопротивления. Эпоха контрреформ открывается дополни¬ тельными «временными» цензурными правилами (27 августа 1882 г.), реакционнейшим новым Университетским уставом (23 августа 1884 г.) и закрытием ряда периодических изда¬ ний. К пересмотру основных преобразований 60-х годов пра¬ вительство приступило позднее. Пресса тогда же обратила на это внимание. «Вестник Европы» писал, что принятие нового Университетского устава — задача гораздо более легкая, чем реформа в области самоуправления и суда 3. Это неплохо подмечено. Действительно, Игнатьев сошел со сцены, но уч¬ режденная в его правление Кахановская комиссия, этот пос¬ ледний осколок «либеральной» эпохи, заседала, совещалась, вырабатывала проекты реформ местного управления, хотя Толстой, по свидетельству Феоктистова, считал Каханова «чуть ли не одним из главных виновников катастрофы 1 мар¬ та», и слово «кахановщина», как нечто очень скверное и революционное, не сходило у него с языка» 4. Все меры, вполне определенно выражавшие реакционное направление политики Толстого, были пока еще довольно разрозненными. Об этом единогласно свидетельствуют совре¬ менники: «Установившаяся за графом Толстым репутация,, что у него есть своя непоколебимая система, — писал К. Го¬ ловин, — принесла ему самое главное — прилив доверия и 3 «Вестник Европы», 1885, кн. 1, стр. 364 (внутреннее обозрение).. 4 ИРЛИ, отдел рукописей, дневник Е. М. Феоктистова за 1890 г., л. 8. 73
государя и общества... А между тем «системы» вне области школы у Дмитрия Андреевича собственно не было никакой. Ненависть к выборным должностям, предположение, будто вицмундир обеспечивает пригодность и благонамеренность чи¬ новника — вот чем исчерпывалась его убогая система»5. О том же писал и Феоктистов: «Конечно, он отличался твер¬ достью некоторых своих воззрений, ненавидел либеральные веяния, достигшие пышного процветания при Лорис-Мелико¬ ве, относился с негодованием к недостаткам нашего судебного устройства, порицал самоуправление во всех его видах, при¬ чинявшее у нас так много зла и т. д., но как изменить все это, оставался он в совершенном неведении»6. «Вестник на¬ родной воли» отмечал в 1884 г.: «Беспрограммность реакции делает политику правительства замечательно бледной и скуч¬ ной. Одна только тайная полиция живет полной жизнью. Одни репрессии против всяких проявлений свободной мысли ведутся широко и систематично»7. Помимо реакционных мер в области печати и просвеще¬ ния в первые годы правления Толстого был принят ряд зако¬ нов, явно носивших черты крепостнического характера. Закон о семейных разделах 1886 г. имел назначение усилить патриархальную власть старшего в крестьянской семье и по¬ ставить разделы в зависимость от решения сходов. Тогда же был принят закон о найме сельскохозяйственных рабочих, смысл которого заключался в том, чтобы «закрепить» наем¬ ных рабочих за помещиком, что означало серьезный шаг на¬ зад— к внеэкономическим способам принуждения. Столетие Жалованной грамоты дворянству было ознаменовано откры¬ тием в 1885 г. Дворянского банка. Он создавался исключи¬ тельно для поддержки быстро убывающего дворянского со¬ словного землевладения. В рескрипте на имя дворянства от 21 апреля 1885 г. выражалось пожелание, чтобы впредь «дво¬ ряне российские сохраняли первенствующее место в предво¬ дительстве ратном, в делах местного управления и суда»8. Запретив особым циркуляром Главного управления по делам печати помещать в прессе статьи о 25-летнем юбилее кресть¬ янской реформы, правительство торжественно отметило 100-летие Жалованной грамоты дворянству. Присутствовав¬ ший 21 апреля 1885 г. в зале дворянского собрания в Петер¬ бурге Половцов писал: «Во всем этом торжестве слышится поворот правительственной политики. В противоположность великому князю Константину Николаевичу и Милютину про¬ возглашается поддержка высшему классу как руководителю 5 К. Головин. Мои воспоминания, т. II. СПб., 1910, стр. 53. 6 Е. М. Феоктистов. За кулисами политики и литературы. Л., 1929, стр. 218—219. ' 7 «Вестник народной воли», 1884, № 3 (внутреннее обозрение), стр. 92. 8 «Правительственный вестник», 1885, № 87, стр. 1. 74
населения. Это прекрасно, но и в эту сторону не надо пере¬ солить» 9. Прекрасно знакомый со всей закулисной стороной внутрен¬ ней политики, Феоктистов отмечал не только отсутствие яс¬ ного плана действия, но и отсутствие единства в среде наи¬ более влиятельных представителей реакционной партии. «Мнимый союз трех названных лиц (т. е. Победоносцева, Толстого и Каткова. — Л. 3.) напоминал басню о лебеде, щуке и раке. Относительно основных принципов они были более или менее согласно между собой, но из этого не сле¬ дует, чтобы они могли действовать сообща. М. Н. Катков ки¬ пятился, выходил из себя, доказывал, что недостаточно отка¬ заться от вредных экспериментов и обуздать партию, кото¬ рой хотелось бы изменить весь политический строй России, что необходимо проявить энергию, не сидеть сложа руки... граф Толстой недоумевал, с чего бы начать, как повести де¬ ло; он был бы и рад совершить что-нибудь в добром направ¬ лении, но это «что-нибудь» представлялось ему в весьма неяс¬ ных очертаниях; что касается Победоносцева, то, оставаясь верным самому себе, он только вздыхал, сетовал и поднимал руки к небу (любимый его жест). Не удивительно, что колес¬ ница под управлением таких возниц подвигалась вперед очень туго»10 11 *. \ Наблюдение Феоктистова не лишено оснований. При об¬ суждении первого же крупного законодательного акта этого периода, Университетского устава, в Государственном совете возникли разногласия. «Большинство», возглавляемое одним из либеральных бюрократов А. В. Головниным, выступило за сохранение Устава 1863 г. По многим вопросам на стороне «большинства» оказался и такой видный представитель ре¬ акционной партии, как Победоносцев. Разногласия из Соеди¬ ненных департаментов были перенесены в Общее собрание Государственного совета, и, несмотря на ряд уступок реак¬ ционным требованиям, «большинство» до конца держалось как оппозиционная группа, не признающая основных положе¬ ний правительственного проекта п. Это говорит об известных колебаниях в правительственной среде при переходе к реак¬ ционному курсу. Во всяком случае, первая же мера из цикла контрреформ выявила разногласия «в ъерхах». Эти разногла¬ сия проявились не только между либеральными бюрократами и реакционерами, но и внутри реакционной партии. Правительственная политика в земском вопросе в этот 9 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. I. М., «Наука», 1966, стр. 316. 10 Е. М. Феоктистов. Ук. соч., стр. 222—224. 11 См. по этому вопросу статью Г. И. Щетининой «Подготовка Уни¬ верситетского устава 1884 года» («Научн. докл. высшей школы», серия «Исторические науки», 1961, № 1). 75
период соответствовала общему реакционному курсу Толсто¬ го. Она отмечена закрытием земских учреждений в Области Войска Донского, усилением власти губернаторов согласно циркуляру от 20 января 1884 г., насаждением церковно-при¬ ходских школ, рядом стеснительных мер в вопросе земских статистических исследований и т. д. С 1885 г. начинаются го¬ нения на одно из .самых прогрессивных уездных земств — Череповецкое Новгородской губернии. Создается комиссия из представителей министерства внутренних дел, юстиции и на¬ родного просвещения для расследования «постоянного проти¬ водействия земства администрации». Эта история закончи¬ лась закрытием в 1888 г., по постановлению Комитета мини¬ стров, земских учреждений Череповецкого уезда (до 1891 г.) 12. Итак, обозревая в целом первые годы правления Толстого (1882 — начало 1886 гг., т. е. до начала разработки проектов контрреформ), мы можем сделать определенный вывод, что в это время у правящей реакционной правительственной партии еще не было цельной и всесторонней программы пересмотра буржуазного законодательства 60-х годов. Она была выдви¬ нута в середине 80-х годов дворянством и взята на вооруже¬ ние Толстым. § 2. Усиление реакции в земстве и дворянских собраниях. Вопрос о земстве в Кахановской комиссии В 80-е годы (собственно с 1882 г.) в деятельности земств усиливаются реакционно-дворянские тенденции. Это особенно проявилось в программе экономических мероприятий земств, и их отношении к школьному делу. В земской среде выдели¬ лась значительная и влиятельная группа деятелей, поставив¬ шая себе задачей проведение так называемой охранительной, дворянской политики. Среди них ведущую роль играми пред¬ водитель дворянства и председатель земской управы Ала- тырского уезда Симбирской губернии А. Д. Пазухин, уездный предводитель дворянства из Орловской губернии С. С. Бехте- ев, харьковский земец А. Р. Шидловский, казанский земец Н. Е. Баратынский, саратовский — П. А. Кривский и многие другие. Оплотом земской реакции стали Симбирское и Орлов¬ ское земства. Вместо разрозненных ходатайств 70-х годов о репрессиях против сельскохозяйственных рабочих выдвигает¬ ся целая программа экономических мероприятий, направлен¬ ных на удовлетворение помещичьих и сословно-дворянских ин¬ тересов. Многие законодательные меры первых лет правления Толстого были продиктованы реакционными земско-дворян¬ скими кругами. К ним относятся и упомянутые уже учрежде- 13 13 «Исторический обзор деятельности Комитета министров», т. IV. СПб., 1902, стр. 320—321. 76
ние Дворянского банка, законы о найме сельскохозяйствен¬ ных рабочих, об ограничении крестьянских семейных разделов. Характерной стороной земской реакции 80-х годов было стремление к сокращению смет: урезывались расходы на ме¬ дицину, на экономические мероприятия, связанные с нуждами крестьян, на школу. И в то же время, когда в 1884 г. Святей¬ ший Синод обратился к земствам, чтобы они поддержали вновь вводившиеся церковно-приходские школы, многие зем¬ ства откликнулись на этот призыв и оказали поддержку этому реакционному начинанию. Реакция поднималась и в дворянских собраниях. По ини¬ циативе Пазухина в 1885 г. симбирское дворянство в ответ на рескрипт по поводу 100-летия Жалованной грамоты пред¬ ставило Александру III адрес. В нем выражалась уверенность, что предпринимаемые преобразования «дадут возможность... спокойно жить в деревнях, создав ту власть, отсутствие кото¬ рой ныне заставляет страдать и дворянина, и крестьянина» 13. Дворянство поднимало перед правительством и вопрос о пре¬ образовании земства. В фонде канцелярии министра внутрен¬ них дел в «Материалах к проекту нового положения о губерн¬ ских и уездных земских учреждениях» собраны ходатайства дворянских собраний и отдельных лиц о необходимости пре¬ образования местного управления, и земства в частности, по¬ ступившие в 1885—1887 гг. В них выдвигались требования со¬ словной организации избирательной системы, замены прин¬ ципа выборности управ правительственным назначением, предоставления мест в земстве крупным землевладельцам и депутатам от дворянства, полноты подчинения решений зем¬ ских собраний правительственному надзору и т. д.13 14. Уже к середине 80-_х годов в группе крепостнически настроенных земцев-дворян складывается программа контрреформ, осуще¬ ствления которой они начинают решительно добиваться от правительства. Довольно четкие контуры эта программа при¬ обретает в проектах представителей земства и дворянства, призванных в Кахановскую комиссию. Как отмечалось выше, в первые годы правления Толстого Кахановская комиссия, созданная в 1881 г. с целью подготов¬ ки реформы местного управления, продолжала свое существо¬ вание. Вопрос о земстве в ее работах занимал центральное положение. Толстой, не рискуя закрыть Комиссию, «усилил» ее состав пятнадцатью «сведущими людьми» из числа реак¬ ционно настроенных губернаторов, предводителей дворянства и земских деятелей. Среди них были такие представители ре¬ 13 «Вестник Европы», 1886, кн. 2, стр. 855. 14 См. об этом: Л. Г. Ма мулов а. Дворянские проекты земской контрреформы. «Уч. зап. Горьковского государственного ун-та», 1966, вып. 78, серия историко-филологическая, стр. 583—602. 77
акционных земских кругов, как Пазухин, Бехтеев, Оболен¬ ский (предводитель дворянства Пензенской губ.). Комиссия в полном своем составе при участии «сведущих людей» приступила в октябре 1884 г. к обсуждению проектов^ Особого совещания 15. Эти проекты носили на себе печать ли¬ беральных требований земств о расширении их прав. Они предусматривали выборность председателей земских собра¬ ний, понижение земельного ценза, расширение права хода¬ тайств, «большую уравнительность» в распределении числа гласных между различными разрядами избирателей, устра¬ нение от участия в выборах волостных старшин и сельских старост, избрание крестьянских гласных непосредственно сель¬ скими сходами, назначение суточных и прогонных губернским гласным по решению уездных земств, предоставление гу¬ бернским и уездным земским собраниям права созыва общих съездов своих представителей с разрешения губернского при¬ сутствия и министра внутренних дел и т. д. Отвергнув идею самоуправляющейся волости или «маленького земства», Со¬ вещание проектировало упразднение крестьянской волости и создание низшей административной и земской единицы во главе с волостелем, избираемым земским собранием. Вместе с тем в проекте Совещания нашла выражение и идея созда¬ ния на местах сильной власти по назначению от правительст¬ ва: таков смысл предложения учредить высшие смешанные инстанции в уезде и губернии — присутствия уездного и гу¬ бернского управления. В присутствиях должен был преобла¬ дать правительственный элемент, и они получили бы огром¬ ные права по отношению к земству. В процессе обсуждения проектов Кахановской комиссии в конце 1884 начале 1885 гг. выделились, два основных принципиальных вопроса, которые вызвали разногласия меж¬ ду дворянской реакционной группировкой, возглавляемой А. Д. Пазухиным, и «большинством» комиссии. Это — вопрос о слиянии административной и судебной власти на низших инстанциях управления и о сословной организации земского* представительства. Именно эти принципиальные положения, развитые и дополненные, стали впоследствии стержнем про¬ екта контрреформ 1886 г. и осью разногласий в течение всех лет, пока готовилась контрреформа. В первых же заседаниях дворянская реакция выступила с одним из своих программных положений. Пазухин, Оболен¬ ский, Бехтеев, Кондоиди (предводитель дворянства Тамбов¬ 15 Особое совещание было выделено из состава Кахановской комиссии' в апреле 1882 г. для составления проектов местного управления. См. по этому вопросу статью С. Я. Цейтлина «Земское самоуправление и реформа 1890 г. (1865—1890)». в кн.: «История России в XIX веке», т. V. Изд.. «Гранат». 78
ской губернии) и некоторые другие члены Комиссии доказы¬ вали необходимость создания на местах «сильной, единой, близкой власти, которая способна была бы водворить порядок и сделать возможной жизнь в том самом уезде, из которого в настоящее время все (т. е. дворяне-землевладельцы) бе¬ гут» 16. Идеал такой власти они видели в мировых посредни¬ ках первого призыва, и свой план откровенно расценивали как «несомненный и верный шаг на пути возвращения... к по¬ рядку шестидесятых годов» 17. В чем же состоял этот «шаг», знаменующий возврат к прошлому? По мнению Пазухина и его единомышленников, на местах должна была быть учреждена должность участко¬ вого начальника, сосредоточивающего весь надзор за кре¬ стьянским управлением (в противовес проектировавшемуся Совещанием волостелю, основные функции которого заключа¬ лись в контроле за исполнением земских и правительственных поручений). В его лице признавалось целесообразным объеди¬ нить власть судебную, т. е. компетенцию мирового судьи, и административную. Интересно отметить, что с таким предло¬ жением выступило Алатырское уездное земство Симбирской губернии, где председателем управы был Пазухин. Аналогич¬ ные проекты были составлены и в комиссиях ряда других земств в 1881 г. (в Московской, где он был отвергнут губерн¬ ским земским’собранием, в Городищенском уездном земском собрании Пензенской губернии, в Глуховском уездном зем¬ ском собрании Черниговской губернии и др.). Должность уча¬ сткового начальника, по предложению «сведущих людей», должна была стать прерогативой местного дворянства, выдви¬ галось требование сословного и имущественного ценза для ее замещения 18. В участковсгм начальнике уже совершенно опре¬ деленно очерчен облик будущего земского начальника. Другой вопрос, по которому группа Пазухина выступила с самостоятельной программой, касался принципов организа¬ ции земства. При обсуждении земской избирательной системы на засе¬ дании Комиссии в феврале 1885 г. Пазухин, Бехтеев, Оболен¬ ский предложили ввести сословный принцип деления избира¬ телей, причем Пазухин, Кондоиди и некоторые члены Комис¬ сии высказались за предоставление крупным землевладельцам нрава участия в качестве гласных в уездных собраниях без выборов19. Этот вопрос был передан в специальную подко¬ 1в «Журнал Высочайше учрежденной Особой Комиссии для состав¬ ления проектов местного управления», № 5, стр. 25. 17 Там же, стр. 14—15. 18 См. там же, стр. 24, 49. 19 См. там же,- стр. 49. 79
миссию20, которая уже в марте того же года представила «Доклад по вопросу о составе уездных земских собраний». Точка зрения трех членов — Пазухина, Бехтеева и Оболен¬ ского — на необходимость сословной организации земского представительства обосновывалась в докладе «угрозой вытес¬ нения в недалеком будущем из земских собраний наиболее культурного элемента», т. е. дворянства. Объединение в одной курии дворян с землевладельцами «из торгового класса» и крестьянами-собственниками, численность которых существен¬ но возросла за 20 (лет после введения Положения 1 января 1864 г., объявлялось «злом», подлежащим исправлению. Цель -ставилась ясно и четко: «дать дворянству определенное пред¬ ставительство в земстве независимо от воли других групп из¬ бирателей»21. Предлагалось учредить четыре «избирательные коллегии»: съезды дворян, лиц торгового состояния, избира¬ тельные сходы мещан и крестьян. Заранее оговаривалось, что «землевладельческие сословия должны занимать первенству¬ ющее положение в земском представительстве». Очень важно отметить, что в этой схеме сословных выборов крестьяне-соб- .ственники оказались отнесены к крестьянскому избирательно¬ му сходу с двухстепенной подачей голосов. Отменялся ценз по годовому обороту, что значительно ограничивало права торгово-промышленной буржуазии. Духовенство предполага¬ лось вообще устранить от выборов, заменив выборные лица представителями по назначению от епархиального началь¬ ства 22. Большинство подкомиссии высказалось против сословной .системы выборов. Подобная задача представлялась нереаль¬ ной, так как «избирательная борьба стоит не на сословной почве, а между отдельными группами представителей имуще¬ ственных классов». Другой довод противников Пазухина за¬ ключался в указании на малочисленность в некоторых мест¬ ностях дворян с полным цензом, ввиду чего положенное.хчис- ло гласных могло остаться незамещенным23. Подобное за¬ труднения предвидели и сторонники сословных выборов в Кахановской комиссии. Так, например, предводитель дворян¬ ства Псковской губернии Зарин отмечал, что «в некоторых уездах подобная мера ввиду уменьшения дворянства и посте¬ пенного сокращения дворянских владений окажется непри- 20 В нее вошли инициаторы предложения о сословной организации зем¬ ства — Пазухин, Бехтеев, Оболенский, а также председатель Московской губернской земской управы Д. А. Наумов, сенатор И. И. Шамшин, И. Е. Андреевский, П. А. Шувалов. Председателем подкомиссии был П. П. Семенов. 21 «Журнал Высочайше учрежденной Особой Комиссии для составле¬ ния проектов местного управления», № 17, приложение № 1, стр. 48. 22 Там же, стр. 21—22. х 23 Там же, стр. 23, 26. 80
менимой». Выход он видел в предоставлении избирательных прав «всем поместным дворянам, хотя бы владеющим имуще¬ ством и в меньшем размере против установленного ценза»24. Группа Пазухина выражала интересы крупного дворян¬ ского землевладения. Это сказалось в отрицательном отно¬ шении к понижению имущественного ценза, в требовании предоставления прав гласных крупным собственникам земли, причем для крупных землевладельцев из непривилегирован¬ ных сословий устанавливался, помимо имущественного, обра¬ зовательный или служебный ценз и условие владения имением в течение определенного срока25. Из других намечавшихся Пазухиным и К° ограничений избирательной системы надо отметить предложения об отмене участия в выборах по дове¬ ренности, об устранении от выборов арендаторов и евреев. В программе реакционного дворянства основное внимание уделялось пересмотру избирательной системы, что отвечало его главной цели — «одворяниванию» земства. Помимо цельной системы преобразования земского пред¬ ставительства на сословном начале Пазухиным и его едино¬ мышленниками был внесен в Кахановскую комиссию ряд ре¬ акционных предложений по различным вопросам организации и деятельности земства. Они высказались за сокращение чис¬ ленности управ, допуская возможность замены коллегиально¬ го принципа единоличным по усмотрению собрания; за неко¬ торое ограничение компетенции земских собраний (в частно¬ сти, по вопросам народного образования, системы раскладок и т. д.) 26. Многие предложения группы Пазухина нашли отражение в проектах последнего периода деятельности комиссии. Кре¬ стьянская волость сохранялась; функции надзора над кресть¬ янским управлением, которые намечались Совещанием как второстепенные для волостелей, получили равное значение с его обязанностями в качестве исполнительной инстанции по административным и земским делам; для волостеля вводился имущественный ценз и отменялось избрание земским собрани¬ ем, так что абсолютно утрачивалась связь его с земством. В вопросах земского законодательства «большинство» Комис¬ сии сделало ряд уступок крупному земельному дворянству. Оно признало права крупных собственников быть гласными уездных земских собраний без избрания. Это решение моти¬ вировалось «желанием придать земской работе более спокой¬ ный, ровный и чуждый увлечений характер»27. Было отверг- 24 «Журнал Высочайше учрежденной Особой Комиссии для состав¬ ления проектов местного управления», № 17, Приложение № 1, стр.. 27. 25 Там же, стр. 32, 34. 26 Там же, Приложение № 9, стр. 62, 90; № 13, стр. 18. 27 Там же, № 17, стр. 6. 6 Заказ 478 81
нуто установление «большей уравнительности» в расписании гласных, лишена прав целая категория избирателей по цензу общего годового оборота с производства, что несомненно при¬ вело бы к ослаблению представительства торгово-промышлен¬ ной буржуазии; крестьянам, владевшим землей на праве соб¬ ственности, помимо надела предоставлялось факультативное право участия только в одном из съездов (или съезде уездных, землевладельцев, или в сельских избирательных сходах); от¬ клонялось проектировавшееся Совещанием право уездных собраний назначать суточные и прогонные своим губернским гласным, в чем особенно остро нуждались представители от крестьянских обществ. «Большинство» Комиссии отказалось от предположения Совещания о выборности председателей земских собраний и признало требование «дворянской пар¬ тии» о замещении должности председателя уездного присут¬ ствия и уездного земского собрания предводителем дворянст¬ ва28. Однако представители сословно-крепостнических интере¬ сов не провели в Кахановской комиссии всех своих требова¬ ний, основные из них — преобразование земского представи¬ тельства на сословном начале и объединение судебной и ад¬ министративной власти на низших инстанциях управления — были отклонены «большинством». Это, как видно, и послу¬ жило причиной роспуска Комиссии. Но определенное влияние на ее работу они оказали. «Вестник Европы» писал: «В рабо¬ ту Комиссии «новые» элементы (т. е. «сведущие люди») вор¬ вались с достаточной силой, чтобы не оставить камня на кам¬ не в предлбжениях Совещания, но все же не с таким полно¬ властием, чтобы поставить на их место другое, сколько-нибудь стройное дело»29. Частные уступки программным заявлениям дворянской крепостнической реакции не могли удовлетворить Д. А. Тол¬ стого, непримиримого врага «либеральных» правлений ?*воих предшественников, с которыми было связано само появление Кахановской комиссии и все направление ее законодательных работ. 1 мая 1885 г. Комиссия была закрыта. «Русская мысль» заметила по этому поводу, что Комиссия «пережила мысль о своем учреждении... еще год назад в обществе при¬ выкли, что призвание ее окончено»30. Если назначение Тол¬ стого министром внутренних дел означало открытый переход к реакции, то роспуск Кахановской комиссии свидетельство¬ вал о намерении правительства приступить к , общему пере¬ смотру буржуазного законодательства. 28 «Журнал Высочайше учрежденной Особой Комиссии для составле¬ ния проектов местного управления», № 13, 17. 29 «Вестник Европы», 1885, кн. 5, внутреннее обозрение, стр. 360. 90 «Русская мысль», 1885, кн. 3, стр. 78. 82
§ 3. Земский вопрос в периодической печати Одновременно с выступлением в Кахановской комиссии дворянская реакция вела энергичный поход против буржуаз¬ ных реформ 60-х годов на страницах газет и журналов. Наи¬ более полно ее требования нашли отражение в статье А. Д. Пазухина «Современное состояние России и сословный вопрос», опубликованной в январской книжке «Русского вест¬ ника» за 1885 г. Признавая историческую необходимость освобождения крестьян, Пазухин считал все остальные буржуазные рефор¬ мы искусственными, так как в их основе «лежит принцип уравнения или так называемого слияния сословий»31. Осо¬ бенно он выделял земскую и городскую реформы, которые «являются самыми важными в смысле разрушения историче¬ ского строя нашей жизни. Что касается судебной реформы, то ей суждено было закрепить новый порядок вещей, взяв дезорганизованную Россию под свою защиту»; военные ре¬ формы «нанесли последний удар дворянству, как служилому сословию»32. Не останавливаясь подробно на крестьянском управлении, Пазухин считал неправильным уничтожение ин¬ ститута мировых- посредников, назначавшихся из дворян. Автор статьи не ограничивался критикой реформ 60-х го¬ дов» он выдвигал и позитивные требования: «Задача настоя¬ щего должна состоять в восстановлении разрушенного». Осно¬ ву пересмотра реформы земских и городских учреждений дол¬ жна была, по его мнению, составить «замена бессословного начала сословным», органы местной администрации предлага¬ лось объединить с земством. Требование возврата к сослов¬ ному принципу мотивировалось тем, что «предоставление об¬ щественных прав случайным группам всегда соединяется с известной долей политического риска». Для предотвращения «современного социального брожения» Пазухин требовал про¬ ведения наряду с земской также" и дворянской реформы, ко¬ торая восстановила бы права дворянства как служилого со¬ словия 33. Либеральная пресса оценила статью Пазухина как реши¬ тельный шаг реакции, выдвинувшей свой план действия и тре¬ бующей от правительства конкретных законодательных мер. «Вестник Европы» писал: «Приверженцы принципа, еще не¬ давно предназначенного к оставлению за штатом, перешли не только от обороны к наступлению, но и от общих фраз к бо¬ 31 А. Д. Пазухин. Современное состояние России и сословный во¬ прос. М., 1886, стр. 12. 32 Там же, стр. 22, 24. 33 Там же, стр. 59, 60. (у 83
лее или менее определенным проектам»34. «Русские ведомо¬ сти» охарактеризовали статью Пазухина как «наиболее пол¬ ное выражение» реакционных сословных, требований дворян¬ ства «последнего времени»35. «Все зло «от того», все неуря¬ дицы «оттуда» идут, от реформы прошлого царствования — такова основная мысль статьи Пазухина», — заключала «Рус¬ ская мысль»36. В «Русском вестнике» и «Московских ведомостях» в 80-х годах сотрудничали многие земские деятели, так что реакция шла отчасти и из самой земской среды. Вслед за выступле¬ нием А. Д. Пазухина появилась статья бывшего земца и одес¬ ского городского головы Н. А. Новосельского. Он предлагал в связи со 100-летием дворянской Жалованной грамоты: «1) ослабить в составе земских учреждений представительст¬ во темных масс и усилить представительство среднего земле¬ владения», в котором «абсолютно наиболее силен дворян¬ ский элемент»; «2) организовать государственный сельскохо¬ зяйственный кредит для поместного дворянства»37. В «Рус¬ ском вестнике» был помещен еще ряд других статей земских деятелей: курского земца А. И. Роштока против земской ста¬ тистики, казанского земца Н. Е. Баратынского в защиту «не¬ делимых дворянских участков», а также пензенского земца В. Друцкого-Соколинского, симбирского — Ю. Д. Родионова, тамбовского — Д. Н. Цертелева и др. Некоторые из них пи¬ сали и в «Московских ведомостях». «Московские ведомости» посвящали земскому вопросу пе¬ редовые статьи, хронику. Речь шла не о реформе, не о част¬ ных изменениях в местном самоуправлении, а о его полном упразднении. Цель кампании, предпринятой реакционной прессой Кат¬ кова, — воздействовать на правительство, побудить его к активным действиям. «Русский вестник» писал: «Настало вре¬ мя бросить фразы и начать серьезное дело. Беспомощно раз¬ водить руками перед «оргиями» самоуправления, может быть, это очень «либерально», но это во всяком случае занятие, не соответственное правительству. От него вся Россия ожидает благоразумных, но решительных мер, которые положили бы конец фальшивому положению дел»38. 34 «Вестник Европы», 1885, кн. 3, стр. 372. Статье Пазухина посвя¬ щено внутреннее обозрение этого номера. Этот отдел в журнале вел К. Арсеньев. 35 «Русские ведомости», 1885, № 37, 45 (статья В. Скалона «Наше самоуправление»). 36 «Русская мысль», 1885, кн. 3, библиографический отдел, стр. 85. 37 «Русский вестник», 1885, кн. 3, стр. 222. В кн. 7 за тот же год была помещена еще одна статья Новосельского, в которой также предлагались меры к ограждению и восстановлению дворянской земельной собствен¬ ности. 38 «Русский вестник», 1885, кн. 6, стр. 932. 84
Защиту земства от нападок прессы вели либеральные ор¬ ганы, в особенности «Вестник Европы», «Русские ведомости», «Русская мысль», «Неделя». На страницах «Вестника Европы» — наиболее влиятель¬ ного органа умеренно-либерального направления — регуляр¬ но помещались статьи против сословности. Можно безошибоч¬ но сказать, что это был основной момент в обсуждении им земского вопроса. В специальной статье «Дворянство в Рос¬ сии»39 приводился статистический материал о прогрессирую¬ щем уменьшении дворянского землевладения, доказывалась закономерность этого процесса и нереальность попыток пред¬ отвратить его какими-либо законодательными мерами, вроде Дворянского банка, учреждения майоратов и т. п. Отсюда и общий вывод статьи: «Программа, основанная на сословных привилегиях, не может быть признана лозунгом будущности России»40. «Русская мысль» со своей стороны приветствова¬ ла антисословную направленность статьи41. В том же году со статьей «Сословное начало в местном управлении и самоуправлении» выступил ведущий публицист «Вестника Европы» К. Арсеньев42. Эта статья обсуждалась в Петербургском юридическом обществе. В ней доказывалось, что после реформы 60-х годов сословные перегородки стер¬ лись, что под общим наименованием сословия объединяются часто совершенно разнородные элементы, поэтому введение сословного начала в земское устройство не может быть оправ¬ дано жизненной необходимостью43. «Вестник Европы» в этот период, до появления проекта Д. А. Толстого, стоял на позиции дальнейшего развития нача¬ ла самоуправления. Он с одобрением писал о земских хода¬ тайствах и постановлениях 1881 —1882 гг., высказавшихся за расширение земского представительства, за понижение зе¬ мельного ценза, за последовательное проведение принципа бессословности. Журнал критиковал реакционные исправле¬ ния Земского положения, принятые в 60—70-х годах. В 1885 г. он писал: «Нужна решимость продолжать однажды начатое дело, продолжать его в том же направлении, в каком оно 39 «Вестник Европы», 1887, кн. 3, 4, 5, 6. 40 Там же, кн. 3, стр. 452. 41 «Русская мысль», 1887, кн. 7. 42 В 1886 г. К. Арсеньев написал статью «Вопрос о слиянии властей» («Вестник Европы», кн. 12), в которой рассматривался проект меньшинст¬ ва Кахановской комиссии об участковых начальниках. Арсеньев высказал¬ ся против слияния административной и судебной власти, за организацию всесословной самоуправляющейся волости и вместе с ней низших испол¬ нительных органов, общих для администрации и земства и т. д. С прин¬ ципиальными возражениями выступил К. Головин («Русский вестник», 1886, кн. 12). На критику Арсеньев ответил статьей «Еще к вопросу о слиянии властей» («Вестник Европы», 1887, кн. 1). 43 «Вестник Европы», 1887, кн. 4, стр. 830. 85
начато»44, а в 1886 г/. «Наше сочувствие всецело на стороне выборного управления, лишь бы только последнее было ос¬ новано не на сословном, а на бессословном земстве, преоб¬ разованном в смысле широкого развития лучших начал дей¬ ствующего закона»45. Однако для его оценки деятельности земства характерна идеализация. Так, в 1886 г. «Вестник Ев¬ ропы» подчеркивал преобладание интересов «народной мас¬ сы», крестьянства в деятельности земства46. На вызов реакции откликнулись и другие либеральные из¬ дания. Убежденным оппонентом Пазухина от либерального лагеря выступил В. Скалой, много писавший в «Русских ве¬ домостях», а позже и в «Северном вестнике». В статье «Наше самоуправление»47 он полностью опровергал правильность введения сословного принципа, указывал, что в пореформен¬ ное время «самые сословия падают и место их занимают об¬ щественные классы». Критикуя дворянско-крепостническую программу Пазухина, Скалой вскрывал одновременно и огра¬ ниченность Положения 1 января 1864 г. В период вполне определившегося поворота правительственной политики к ре¬ акции «Русские ведомости» продолжали выступать за даль¬ нейшее развитие буржуазного законодательства. В разгоревшейся между реакционным и либеральным ла¬ герем полемике о назревших государственных преобразова¬ ниях и роли сословий очень неопределенную позицию занял журнал «Русское богатство». С начала 80-х годов, вокруг журнала начинает объединяться группа народников, но от¬ четливого направления «Русское богатство» еще не имело. Статья Юзова «Будущность сословий», помещенная в № 1 за 1885 г., свидетельствует об аполитичности журнала, его теоретической беспомощности. Автор статьи не уловил остро¬ ты полемики о сословном вопросе в Кахановской комиссии и в прессе. Не понимая отличия классов и сословий, он убеж¬ дал читателей, что сословия вполне необходимы, так как «граждане государства имеют разнообразные занятия и ин¬ тересы»48. О земстве журнал в это время писал мало. Не упо¬ миная имени Пазухина, не называя конкретно ни одного из органов реакционной прессы, обозреватель крайне робко воз¬ ражал «некоторым газетам, 'которые упрекают защитников принципов земского самоуправления»49. Позиция «Русской мысли», общая в основном с «Вестни¬ ком Европы» и «Русскими ведомостями», имела и несколько 44 «Вестник Европы», 1885, кн. 1, стр. 366. 45 «Вестник Европы», 1886, кн. 1, стр. 386. 46 «Вестник Европы», 1886, кн. 6, стр. 364. О том же «Вестник Евро¬ пы» писал и в 1890 г.: «Земство заботится все больше и больше о подня¬ тии материального благосостояния народных масс» (кн. 8, стр. 809). 47 «Русские ведомости», 1885, № 37, 45. 48 «Русское богатство», 1885, кн. 1, стр. 183. 49 «Русское богатство», 1885, кн. 12, стр. 218 86
своеобразный оттенок. В освещении внутриполитических проблем проявлялась большая общественно-политическая за¬ остренность. С 1886 г. внутреннее обозрение журнала вел Н. В. Шелгунов, что несомненно сказалось на общей идейной .линии журнала. «Русская мысль» не тодько отстаивала ре¬ формы 60-х годов, но и отмечала их ограниченность: «В на¬ стоящее время на двадцатилетием расстоянии от этих реформ самый объем их положительно уже утрачивает иллюзию чего- то необычайного, беспримерного»50. В журнале последователь¬ но проводилась мысль о «более широких», чем местные хозяй¬ ственные вопросы, задачах земства51. Направление преобра¬ зований журнал видел в децентрализации, в расширении об¬ ласти самоуправления, в том, чтобы земство, «став в ряд го¬ сударственных органов и объединив в своих руках всю власть в уезде и губернии», заменило бы собой все многочисленные присутствия с их армией чиновничества. Таким образом, «Русская мысль» высказывалась за преобразование всего ме¬ стного управления на земской основе, а общий вывод журна¬ ла: «В земстве, каковы бы ни были его нынешние недостатки, все-таки вся будущность действительного улучшения наших порядков»52, — позволяет предполагать, что имелось в виду не. только местное, но и центральное управление. Правиль¬ ность этого предположения подтверждается целым рядом дру¬ гих высказываний, которые встречаются на страницах «Рус¬ ской мысли». Так, говоря о необходимости реформы местного управления, обозреватель журнала отмежевывается от тех публицистов, которые «враждебно относились к мысли о пре¬ образованиях более широких»53. Обособленность земства от общего управления признается одной из отрицательных сто¬ рон 'закона 1864 г.54. Все это доказывает, что «Русской мыслью» ставился вопрос о центральном земском представи¬ тельстве, хотя и несколько иносказательно, что, бесспорно, объяснялось жестокими цензурными законами4 эпохи дейст¬ вия правил 1882 г. Наряду с этой политической постановкой вопроса о роли земства и перспективах его развития, «Русская мысль» выдви¬ гала и конкретную программу пересмотра Земского положе¬ ния 1864 г. Одно из основных требований этой программы — изменение избирательного права, расширение избирательных прав для мелких собственников, понижение земельного цен¬ за, уравнение представительства от крестьян (сельских об¬ ществ) и землевладельцев (в соответствии с принадлежащей 50 «Русская мысль», 1886, кн. 1, стр. 61. 51 «Русская мысль», 1886, кн. 9, стр. 162, 167. 52 «Русская мысль», 1886, кн. 1, стр. 162. 53 «Русская мысль», 1885, кн. 8, внутреннее обозрение, стр. 71. 54 Там же, стр. 84. 87
им землей), что было направлено против сословных привиле¬ гий дворянства и гарантированного преобладания средней и крупной земельной собственности в земстве. В этой связи от¬ мечалось, что земство является «слишком дворянским», что «внимание к крестьянским интересам сказывалось слабо», что интересы землевладельческие заслоняли интересы крестьян55. Именно этим объяснялась и неравномерность земсЪого обло¬ жения, завышенная оценка крестьянских земель по сравне¬ нию с частнособственническими. «Более уравнительному об¬ ложению, — писала «Русская мысль», — препятствует самый состав нынешнего земского представительства, так как пред¬ ставителей частного землевладения в нем более, чем пред¬ ставителей от крестьянки, сверх того, слишком большое пре¬ обладание в нем дано именно крупной собственности»56. Тем самым вскрывались классовые интересы в земстве, классовый характер его деятельности. Вопрос о равномерном обложении земли связывался с на¬ зревшей необходимостью частичного перераспределения соб¬ ственности. Журнал писал: «Владение большими простран¬ ствами земли при равном обложении сделалось бы невозмож¬ ным, так как доход с небольшой сравнительно запашки по¬ глощался бы налогом с бездоходных участков и, вследствие этого, эти участки, лежащие пустырями, и леса стали бы пе¬ реходить от помещиков и казны в собственность крестьян, которые сумели бы эксплуатировать эти земли с пользой для всей страны»57. Вместе с тем журнал выступал против усиления торгово¬ промышленной буржуазии. Журнал полагал, что понижение земельного ценза повысит роль в земстве «более мелких, но настоящих земских хозяев и устранит по возможности влия¬ ние кулаков»58. Либерально-буржуазные мотивы в журнале переплетались с народническими. Помимо расширение изби¬ рательного права журнал требовал отмены административно¬ го контроля над земством и губернаторской цензуры, предо¬ ставления земству действительной исполнительной власти. Выступая с этой конкретной программой пересмотра Положе¬ ния 1864 г., журнал отмечал, что все это — «средство только второстепенное», что «сущность дела в общих условиях»59. Какие условия имеются в виду, об этом автор сказать не могг 55 «Русская мысль», 1885, кн. 11, стр. 94; 1887. кн. 4, стр. 168—169. 56 «Русская мысль», 1885, кн. 9, внутреннее обозрение, стр. 94—95. 57 «Русская мысль», 1885, кн. 9т стр. 95. 58 «Русская мысль», 1885, кн. 5, внутреннее обозрение, стр. 87. В жур¬ нале выдвигалось требование отмены ценза по сумме торгового оборота промышленных и торговых заведений. Аналогичное требование выдвигала и реакционная печать, но в иных целях — усиления дворянства в проти¬ вовес торгово-промышленной буржуазии. 59 «Русская мысль», 1886, кн. 8, стр. 209. 88
но ясно, что речь идет об общеполитических условиях в стране. Признавая необходимость законодательных мер и инициа¬ тивы государства, «Русская мысль» считала, что за упоря¬ дочение зёмского дела «должно приняться само общество, пользуясь для этого организованными своими центрами, при¬ чем мы разумеем и крестьянство, которое в этих именно зем¬ ских центрах и соприкасается с прочими сословиями»60. С эти¬ ми мыслями об ответственности общества за развитие само¬ управления, о зависимости успехов деятельности земства и его будущего от «общих условий» мы встретимся еще раз в «Очерках русской жизни» Шелгунова. Большое внимание земскому вопросу уделяла «Неделя». Одним из основных положений, которые выдвигались ею в это время, было требование общих земских съездов. О насущ¬ ной необходимости их газета писала в 1885 г. в статье «Зем¬ ские съезды»61. В одной из статей по поводу областных зем¬ ских съездов газета высказывалась за создание особых об¬ ластных органов, которые бы наблюдали за осуществлением решений областных съездов62. Вопрос об общеземском пред¬ ставительстве, столь широко обсуждавшийся в прессе в на¬ чале 80-х годов, в годы реакции почти совершенно не ста¬ вился. Тем более представляет интерес постановка его «Неде¬ лей» в 1885—1886 гг. Из других требований «Недели» в зем¬ ской вопросе следует отметить программу расширения изби¬ рательного права 1864 г., понижения имущественного ценза, устранения неравномерности представительства, которое было в ущерб сельским обществам63. В ряде специальных работ о Дворянском банке,- о 100-летнем юбилее Жалованной гра¬ моты «Неделя» выступала против сословных притязаний дво¬ рянства, против предложений реакционной прессы предоста¬ вить крупным земельным собственникам права гласных без выборов64. Подводя итоги обзору периодической печати в годы, пред¬ шествовавшие составлению проекта земской контрреформы, надо отметить, что реакционные органы вели яростную атаку против всесословного местного самоуправления и выдвинули в 1885 г. общую программу пересмотра буржуазного законо¬ дательства 60-х годов, побуждая правительство к фактическо¬ му уничтожению земства; либеральная пресса защищала принципы реформы 1864 г. и в это время еще довольно часто выступала за их дальнейшее развитие. 4 ' 60 «Русская мысль», 1886, кн. 9, стр. 167—168. 61 «Неделя», 1885, № 27, стр. 966. 62 «Неделя», 1886, № 25, стр. 827—828. * 63 «Неделя», 1885, № 28, стр. 1013; № 15, стр. 508 (статья «Земская реформа»). 64 «Неделя», 1885, № 16, 17, 18; 1886, № 15 и др. 89
Атака, предпринятая реакционной прессой против реформ 60-х годов, не осталась без последствий. Статья Пазухина, впервые наметившая основные звенья общего плана пере¬ смотра буржуазного законодательства, оказала большое вли¬ яние на сплочение реакционных сил как в среде дворянства, так и в правительственных кругах. Пазухин был признан как бы идеологом реакции. Министр внутренних дел Толстой наз¬ начил Пазухина правителем своей канцелярии и передал ему для составления проекта контрреформ все дела закрывшейся Кахановской комиссии. Правительство Александра III брало на вооружение прогр-амму дворянской реакции.
ГЛАВА IV ПОДГОТОВКА ЗЕМСКОЙ КОНТРРЕФОРМЫ § 1. Проект Пазухина—Толстого О первоначальном проекте контрреформы среди офици¬ альных материалов не сохранилось никаких данных. Мы рас¬ полагаем только мемуарной и эпистолярной литературой: дневником Феоктистова за 1886—1887 гг., письмами Пазухина к Каткову и Победоносцева к Александру III. Сведения всех трех лиц, имевших различное отношение к контрреформе и принимавших далеко не одинаковое участие в ее подготовке, не противоречат друг другу и дают довольно ясную картину. Пазухин был единственным автором первоначального про¬ екта контрреформы местного управления, которая вырабаты¬ валась им совершенно самостоятельно. «Надо сознаться, — писал Феоктистов, — что работа происходила несколько странно. В прежнее время назначаемы были многолюдные комиссии, созывались сведущие люди, а теперь все было воз¬ ложено на одного человека, бесспорно очень умного, но мало знакомого с администрацией. Подобно Ликургу или Солону он должен был явиться перед публикой. Буквально ни с кем не советовался и никого не посвящал в тайну. Даже граф Толстой не составлял исключения. Конечно, Пазухин беседо¬ вал с ним, поверял ему свои идеи, но еще в половине марта.., когда я говорил Толстому, что редактор «С.-Петербургских ведомостей» желал, бы познакомиться с главнейшими основа¬ ниями реформы, то получил ответ: «Да я сам еще не освоился настоящим образом с этим делом. Пазухин не представлял мне ровно ничего на бумаге» L 1 ИРЛИ, отдел рукописей. Рукопись дневника Е. М. Феоктистова за 1886—1887 гг. (запись 10 апреля 1886 г.), л. 8. 91
Сведения о самом проекте сообщает Победоносцев. В уез¬ де упразднялся мировой суд и учреждалась единоличная власть не выбираемых, а назначаемых земских начальников,, соединявших судебные и административные функции. Изме¬ нялась система выборов в земские собрания; земская управа заменялась присутствием по земским делам из лиц местной администрации с участием двух гласных от земства, т. е. фак¬ тически выборная земская управа уничтожалась2. Эти све¬ дения о проекте могут быть дополнены письмом Пазухина к товарищу министра народного просвещения М. С. Волкон¬ скому от 14 января 1886 г. «Вам известно, что законодатель¬ ные работы, производившиеся теперь в канцелярии] М.В.Д. состоят, между прочим, в полном пересмотре всего положения о земс[ких\ учреждениях] (курсив наш. — Л. 3.) и не¬ сомненно, что при этом пересмотре ст[атьи], относящиеся до участия земства в школьном деле, будут изменены в жела¬ тельном для Вас смысле» (т. е. в смысле ограничения уча¬ стия земства в школьном деле) 3. Это письмо позволяет пред¬ положить, что в первоначальном проекте урезывалась также и компетенция земства. Сначала Толстой рассчитывал на быстрый исход дела. Соображения Пазухина «не вызывали, кажется, с его стороны никакого возражения», — писал Феоктистов. — «Он намере¬ вался попросить государя, тотчас по возвращении его из Крыма, назначить заседание под своим (т. е. государя) пред¬ седательством, в котором были бы одобрены главнейшие ос¬ новы задуманного преобразования. Все это казалось Толстому как нельзя более легко и просто. Он заранее радовался успе¬ ху» 4. В этом убеждает и запись Половцова от 22 февраля 1886 г.: «Уговариваюсь с Толстым о внесении проекта ре¬ формы местного управления не позже июня, так чтобы'члены могли изучить его на каникулах, а осенью прямо приступить к его обсуждению»5. О намерении Толстого внести проект «готовым» осенью 1886 г. в Государственный совет сообщал и Победоносцев 6. 2 Письма Победоносцева к Александру III, т. II. М., 1926, стр. 105. 3 ИРЛИ, отдел рукописей, архив С. Г. и М. Н. Волконских, ф. 57, оп. 3, д. 178,-л. 3. 4 ИРЛИ, отдел рукописей, дневник Е. М. Феоктистова за 1886— 1887 гг., л. 8. 5 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. I, стр. 395. В дневнике Половцова еще за вторую половину 1885 г. встречаются две записи о предстоящем обсуждении проектов преобразования местного уп¬ равления в Государственном совете. При этом Половцов ссылается на личную беседу с министром внутренних дел, а также разговор с Алексан¬ дром III, которому Толстой обещал представить проект о местном управ¬ лении в конце 1885 г. Там же, стр. 343—344. ■ 6 См. Письма Победоносцева к Александру III, т. II, стр. 106. 92
Однако до официального представления проекта Александ¬ ру III Толстой решил познакомить с ним тех министров, под¬ держка которых была ему особенно необходима. С этой целью Записка о реформе местного управления была передана К. П. Победоносцеву, министру юстиции Н. А. Манасеину и министру государственных имуществ М. Н. Островскому, ко¬ торые приглашались‘на совещание к Толстому. За два дня до совещания Пазухин в письме Каткову отмечал наметив¬ шееся противодействие, выражая беспокойство за результаты предстоящего обсуждения: «Победоносцев был очень распо¬ ложен к проекту и по прочтении Записки отзывался о ней одобрительно. Но на днях с ним случилась перемена. Мана- сеин его сумел поколебать в главных пунктах... Я хотел и ус¬ пел Победоносцева склонить к здравому взгляду на дело, но ручаться за него нельзя. Манасеин на него сильно влияет. Теперь для меня нет сомнений, что это человек враждебного лагеря, и он будет вреднее Набокова, так как он умнее его. Толстой пока не теряет энергии, хотя и нуждается в сильной поддержке»7. 2 апреля 1886 г. у Толстого состоялось совещание, на ко¬ тором присутствовали Победоносцев, Манасеин, Островский, а также Пазухин (даже товарищи министра внутренних д^л не были осведомлены о его созыве) 8. Феоктистов, имевщий полную информацию от Островского, оставил в дневнике сле¬ дующую запись о ходе совещания: «Увы, тотчас, же обнару¬ жилось резкое разногласие! Дело в том, что никто не оспа¬ ривал коренных начал реформы, все соглашались в необходи¬ мости установить твердую власть в крестьянском управлении, поставить земство так, чтобы оно служило одним из органов правительства, а не находилось в какой-то бессмысленной к нему оппозиции, но вместе с тем все указывали на вопиющие недостатки и несообразности в проекте. Пазухин возражал далеко не убедительно, а Толстой почти вовсе ничего не воз¬ ражал. Им овладело крайнее уныние. Оставшись наедине с Пазухиным, после того как министры разъехались, он ска¬ зал ему, что намерен тотчас телеграфировать государю в Ливадию, что вследствие противодействия со стороны Мана- сеина (как будто один Манасеин находил проект неудовлетво¬ рительно разработанным) он не в состоянии вести дело, нача¬ тое Кахановской комиссией. К счастью, Пазухин убедил его не делать этой глупости... Что же теперь будет? Трудно отве¬ тить на этот вопрос. Пазухин при непреодолимом своем упор¬ стве едва ли согласится на изменения или уступки, а сам 7 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ле¬ пина, фонд М. Н. Каткова, ф. 120, кн. 19, л. 101. Письмо Пазухина Каткову от 31 марта 1886 г. 8 ИРЛИ, отдел рукописей, дневник Е. М. Феоктистова за 1886— 1887 гг., л. 8; Письма Победоносцева к Александру III, т. II, стр. 105. 93
Толстой ничего, конечно, не придумает. Вчера узнал я, чта он решился привлечь к делу товарища своего Плеве, который до сего времени, как и все другие, не имел ни малейшего понятия о реформе. Плеве, ознакомившись наскоро с проек¬ том, посетил Островского. Он высказал решительно все те же недоумения, которые были заявлены на совещании у Толсто¬ го; и, по его мнению, вести дело так, как предлагает Пазухин, невозможно. Нужно... пересмотреть проект, произвести в нем перемены, но для этого надо много времени» 9. В еще более резких тонах сообщалось о противоречиях, возникших при обсуждении проекта, в письме Пазухина к Каткову: «Результат бывшего совещания министров был по¬ нят праздным Петербургом в смысле победы Манасеина над Толстым или либерализма над реакцией. Нельзя быть уве¬ ренным, что Победоносцев освободится из-под влияния Мана¬ сеина... На Островского тоже надеяться нельзя... Он склонит¬ ся туда, где предположит силу. Вся надежда на одного Тол¬ стого, да и его, очевидно, страшит борьба. Без поддержки он ее не выдержит. Вчера он мне сказал, что если он убедится в противодействии Победоносцева, то выйдет в отставку... Враждебная партия не ожидала, что реформа прямо направ¬ лена против излюбленных ими доктрин. Теперь она бесится и употребляет все средства, чтобы затормозить ее. Манасеин избран орудием, да и на Островского не без успеха будет атака» 10. В другом письме, накануне совещания, высказывая свои опасения по поводу возникших разногласий, Пазухин сообщал Каткову: «...в либеральном лагере идет сильная агитация против проекта и принимаются меры к тому, чтобы поколебать доверие государя к реформе»11. И Пазухин, и Феоктистов рисуют нам почти тождествен¬ ную картину, с той лишь разницей, что Пазухин считал ос¬ новным виновником противодействия проекту Манасёина, Фе¬ октистов же отмечал оппозицию всех трех министров /Побе¬ доносцева, Манасеина, Островского, а нёмного позже и това¬ рища министра внутренних дел Плеве). Несколько осторож¬ нее говорит об этом Победоносцев, отрицая наличие принци¬ пиальных разногласий и всячески подчеркивая, что они отно¬ сятся толькд к практической стороне проекта, нисколько не оспаривая его конечной цели: «Мы все одинаково желаем достигнуть той же цели, к которой стремится гр. Толстой, но он, к сожалению, видит как будто противодействие в тех воз¬ 9 ИРЛИ, отдел рукописей, дневник Е. М. Феоктистова за 1888— 1887 гг., л. 8. 10 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, фонд Каткова, ф. 120, кн. 19, л. 102. Копии писем разных лиц к М. Н. Каткову. Письмо от 6 апреля 1886 г. 11 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина^ ф. 120, кн. 19, л. 102. Письмо от 31 марта 1886 г. 94
ражениях, которые были заявлены с практической стороны, и уже отчаивается в успехе дела, которое надеялся уже осенью внести готовым в Государственный совет»12. Эта осторож¬ ность вполне понятна: письмо адресовано Александру III. Нельзя согласиться с характеристикой Пазухиным лагеря противников проекта как либеральной партии и Манасеина как главы и опоры либерализма, но и нельзя, как видно, не признать, что, находясь у самых истоков подготовки контр¬ реформы, мы сталкиваемся с двумя тенденциями в правитель¬ ственных кругах. Оформится ли окончательно оппозиция — это нам покажет дальнейшее развитие событий, здесь важно подчеркнуть наличие этих тенденций. • Как отмечал Пазухин в письме к Каткову от 31 марта, возражения Манасеина, разделяемые Победоносцевым, каса¬ лись самих основ реформьи. он считал: «1) что по отношению к крестьянскому делу реформа должна ограничиться пере¬ дачей надзора за крестьянским управлением нынешним ми¬ ровым судьям; 2) что следует оставить за земскими собрания¬ ми известное влияние на назначение должностных лиц, хотя бы в форме избрания кандидатов» 13. Феоктистов же, как уже отмечалось, несколько иначе оценивал разногласия: «Никто не оспаривал коренных начал реформы... но вместе с тем все указывали на вопиющие недостатки... проекта» (курсив наш. — Л. 3.). Нам представляется, что сведения Па- зухина и Феоктистова и здесь приводят к одному выводу. Можно признавать необходимость установления твердой вла¬ сти в крестьянском управлении, необходимость «обуздания» земства, но не соглашаться с главными конкретными предло¬ жениями проекта. Вся запись в дневнике Феоктистова убеж¬ дает в этом. Тот факт, что в результате совещания 2 апреля Толстой думал подавать в отставку (о чем говорят и Феокти¬ стов, и Пазухин, и в несколько смягченных выражениях По¬ бедоносцев, который писал Александру III, что Толстой «от¬ чаивается в успехе дела»), свидетельствует о наличии серьез¬ ных разногласий между Пазухиным — Толстым, с одной сто¬ роны, Победоносцевым — Манасеиным — Островским — с другой. Даже за осторожными формулировками Победонос¬ цева довольно явственно видна именно принципиальная его оппозиция проекту. Хотя он подчеркивал Александру III от¬ сутствие «принципиальных разногласий», вместе с тем он счи¬ тал «крайне затруднительным и едва ли возможным соединить в лице земского начальника власть административную с су¬ дебной властью, в том виде, как предположено у Пазухи- на» 14, т. е. оспаривал правильность основной мысли проекта... 12 Письма Победоносцева к Александру III, т. II, стр. 106. 13 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, ф. 120, кн. 19, л. 101. 14 Письма Победоносцева к Александру III, т. II, стр. 105—106. 95
Начало письма Победоносцева дает объяснение тому про¬ тиводействию, которое встретил проект Пазухина со стороны Победоносцева, Островского, Манасеина. Отмечая важность предстоящей контрреформы, Победоносцев ' писал: «Законо¬ дательством минувшего 25-летия до того перепутали все прежние учреждения и все отношения властей, внесено в них столько начал ложных, не соответственных с внутренней эко¬ номикой русского быта и земли нашей, что надобно особли¬ вое искусство, дабы разобраться в этой путанице. Узел этот разрубить невозможно, необходимо развязать его, и притом не вдруг, а постепенно. Кахановская комиссия не умела это сделать и еще запутала узел» 15. При всей своей реакционно¬ сти Победоносцев понимал невозможность и нереальность от¬ кровенных попыток Пазухина и Толстого к полному восста¬ новлению дореформенных порядков. После совещания 2 апреля Победоносцев, Манасеин и Островский собирались для обсуждения «всех деталей» про¬ екта 16, и, как можно судить по письму- Пазухина от 6 апредя 1886 г., в первоначальный вариант были внесены некоторые изменения в соответствии с высказанными министрами заме¬ чаниями. «Записка», исправленная по заключению Победо¬ носцева и других, в настоящее время переписывается для го¬ сударя и отошлется в Ливадию», — сообщал Пазухин Кат¬ кову об исходе дела 17. Однако прошло значительно больше времени, прежде чем проект был действительно подготовлен и представлен. Лишь осенью 1886 г. Толстой созвал Особое совещание для пред¬ варительного обсуждения основных начал преобразования земских учреждений и крестьянского управления. Если первоначальный проект Пазухина объединял в <;ебе обе контрреформы, то на этой стадии работ, к созыву Сове¬ щания, были представлены два самостоятельных проекта, ко¬ торые и обсуждались поочередно в заседаниях. На основании этих проектов 18 декабря 1886 г. Толстым был представлен .Александру III всеподданнейший доклад, получивший одобре¬ ние. Рукой И. Н. Дурново на полях доклада написано: «Этот доклад покойного графа Толстого, как интересный историче¬ ский документ Высочайше повелено хранить в архиве .Министерства] Внутренних] Дел»18. В январе 1887 г. в Го¬ сударственный совет был внесен проект закона о земских на¬ чальниках, а 8 января 1888 г. — проект преобразования зем- хтва. 15 Письма Победоносцева к Александру III, т. II, стр. 105. 16 Там же, стр. 106. 17 Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ле¬ нина, ф. 120, кн. 19, л. 102. 18 ЦГИА, фонд Департамента общих дел Министерства внутренних дел, ф. 1284, оп. 241, д. 51, л. 25. 96
Историки земства считали, что доклад Толстого Алек¬ сандру III предшествовал выработке проекта и лишь намечал их основные, положения. Так, Веселовский пи¬ сал, что «собственно к деятельной разработке земской рефор¬ мы было приступлено с начала 1888 года», что в > докладе Толстого в декабре 1886 г. «были намечены основы реформы 12 июля 1889 года и 12 июня 1890 года»19. Того же мнения придерживался и Цейтлин20. Как свидетельствуют архивные материалы, оба проекта были детально и полностью разработаны к сентябрю 1886 г., когда они поступили на обсуждение Особого совещания. Док¬ лад Александру III составлялся на их основе. Именно 1886 г. был временем интенсивной деятельности канцелярии министра внутренних дел по составлению проектов преобразования ме¬ стного управления. Вопрос о том, почему представление о пе¬ ресмотре устройства земских учреждений было внесено в Государственный совет только год спустя, 8 января 1888 г., требует своего объяснения, на чем мы остановимся ниже, но, как видно из материалов работы Совещания, ответ на него нельзя искать в неподготовленности самого проекта. х Доклад Толстого Александру III интересен не только тем, что в нем мотивируется необходимость преобразований, раз¬ вивается аргументация наиболее важных статей проектов (это есть и в представлениях Государственному совету по проек¬ там), но главным образом тем, что только здесь мы имеем общий план преобразований в том виде, как он замышлялся Толстым и был санкционирован Александром III в 1886 г.21. Как основная и неотложная задача выдвигалась реоргани¬ зация местного управления. Толстой доказывал ту мысль, что при осуществлении ее «надлежит руководствоваться не отвле¬ ченными принципами или чуждыми нам идеалами западно¬ европейской государственной теории и практики, а ясным по¬ ниманием коренных самостоятельных основ русской государ¬ ственной жизни... Власть русского самодержавия есть то ос¬ нование нашего государства, к которому должны быть подве¬ дены и с которым должны быть связаны все органы управле¬ ния»22. Основные положения программы Толстого: 1) для за¬ ведования крестьянским делом учреждаются административ¬ ные органы управления с единоличной властью, которые через губернские учреждения «должны быть введены в связь с цен¬ 19 Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 337. 20 С. Я. Цейтлин. Ук. соч., стр. 127. 21 Этот доклад Толстого Александру III, представляющий 150 руко¬ писных листов, состоит из общей части и двух глав (о земстве и земских начальниках). Полный текст его хранится в делах Департамента общих дел (ф. 1284, оп. 241, д. 51), отдельные незначительные выдержки из него имеются в издании «Министерство внутренних дел. Исторический очерк».. СПб., 1902, стр. 171 — 173. 22 ЦГИА, ф. 12'84, оп. 241, д. 51, лл. 14—15. 7 Заказ 478 97
тральной правительственной властью»; 2) земские и город¬ ские учреждения включаются в систему «государственных установлений», лежащее в их основе начало общественного самоуправления заменяется началом «государственного управ¬ ления, через посредство и при содействии представителей ме¬ стного населения»; 3) значительно усиливается власть мини¬ стра внутренних дел над земскими, городскими и крестьянски¬ ми учреждениями; 4) начало выборов при замещении долж¬ ностей по местному управлению ограничивается в своем при¬ менении «до пределов крайней в том необходимости» и заме¬ няется системой правительственного назначения; 5) дворян¬ ству предоставляется больше, чем при существующем устрой¬ стве, участия в делах местного управления; 6) дела по мало¬ важным проступкам передаются из судебных органов учреж¬ дениям, «находящимся в непосредственной связи с админи¬ стративной властью»23. Итак, полное подчинение местных ор¬ ганов власти Министерству внутренних дел — такова основ¬ ная идея и основная задача намеченных преобразований. В программу Толстого, в качестве составной ее части, вхо¬ дил также вопрос о преобразовании всего судоустройства. «Задача реформы, — писал Толстой, — конечно, была бы зна¬ чительно облегчена, если бы преобразования местных админи¬ стративных учреждений могли совершаться одновременно с соответствующими преобразованиями в установлениях судеб¬ ных»24. Однако, считая, что подобный единый план мог бы отсрочить немедленное рассмотрение уже подготовленных проектов изменения местного управления, Толстой отодвигал на неопределенное время задачу пересмотра всей системы организации суда. Вместе с тем он подчеркивал насущность и важность этой проблемы: «Без изменения ныне существующих отношений между местными органами суда и администра¬ ции, преобразование некоторых и притом весьма важных ча¬ стей местного управления едва ли принесет пользу, ибо одна из главных причин нынешнего неустройства заключается в том, что деятельность судебных установлений распространяет¬ ся на такие стороны жизни, которые должны входить в сферу управления»25. Таким образом, план контрреформ, как он представлялся Толстым в 1886 г. Александру III и как он был одобрен им, включал не только преобразование крестьянского управления, городских и земских представительных органов, но предусматривал в перспективе пересмотр всего судоустрой¬ ства. Необходимость коренного преобразования земства аргу¬ ментируется Толстым в докладе 1886 г. и в представлении Государственному совету от 8 января 1888 г. Подчёркивая^ 2* ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, лл. 27—28. 24 Там же, л. 28. 25 Там же, л. 30. 98
роль Толстого в преобразовании земства, Витте писал: «Имен¬ но граф Толстой убедил Александра III в целесообразности этой меры» 26, — и убеждал он решительно, обвиняя земство в оппозиции, либерализме, «противоправительственной» дея¬ тельности. «Действительного улучшения в земском деле, — писал Толстой, — невозможно достигнуть ... частными изменениями в Положении о земских учреждениях, которые оставили бы без исправления основной недостаток сих учреждений, состоя¬ щий в том, что они не введены в общую систему государствен¬ ного управления и представляются особыми общественными органами, независимыми от правительственной власти и дей¬ ствующими в круге вверенных им дел совершенно самостоя¬ тельно»27. Создание этой обособленности объяснялось прояв¬ лением «либерализма законодателей 60-х годов», а ее послед¬ ствие выразилось в политической неблагонадежности земства. Чтобы «пресечь зло в самом корне», Толстой предлагал «устранить распадение местного управления на две части, на управление бюрократическое и управление общественное». Путь к осуществлению этой цели намечен им в довольно выразительных словах: «Следует возвратиться к прежнему, до того времени господствующему взгляду на земство, и признать, что земское дело есть дело государственное, в ко¬ тором решающйй голос принадлежит правительству, а зем¬ ские учреждения должны быть учреждениями правительст¬ венными, существующими и действующими на почве государ¬ ственного права»28. Итак, деление местного управления на бюрократическое и общественное надо устранить за счет упразднения последнего — такова его логика. Это почти открытый призыв к возврату дореформенных порядков. Госу¬ дарственная теория местного самоуправления в изложении Толстого не имела ничего общего с пониманием этого терми¬ на в юридической науке того времени. Он использовал ее для оправдания своей цели — лишения земства всякого самостоя¬ тельного значения. Толстой прямо ставил цель «отменить до¬ пущенную Положением 1 января 1864 г. самостоятельность земских учреждений в распоряжениях по местному хозяйст¬ венному управлению»29. Но даже такой ярый реакционер- крепостник, как Толстой, политические идеалы которого ухо¬ дили в дореформенное прошлое России, понимал необходи¬ мость сохранения внешней формы самоуправления. В пред¬ ставлении он писал: «Преобразование земских учреждений не 26 С. Ю. Витте. Воспоминания, т. I. М., Соцэкгиз, 1960, стр. 300. 27 ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, лл. 124—125; ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 8. х 28 ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, л. 126. 29 ЦГИА, фонд Департамента законов Государственного совета, ф. 1149, оп. т XI, д. 23, л. 8. 7* 99
имеет целью отмены земского представительства... Министр внутренних дел далек от мысли о возможности передачи дел местного благоустройства и хозяйства в исключительное ве¬ дение бюрократических органов. Участие представителей на¬ селения в заведовании этими важными отраслями управления представляется безусловно необходимым»30. Каким образом предполагалось осуществить превращение земства в «прави¬ тельственные» органы при сохранении существующей формы самоуправления, увидим ниже. Проект Пазухина не подвергся в Особом совещании ника¬ кой принципиальной переработке. Поэтому при анализе мы будем рассматривать именно проект, внесенный в Государст¬ венный совет в 1888 г. вместе с представлением Толстого31. В проекте совершенно заново пересматривалась организа¬ ция земского представительства и вопрос о пределах власти земских учреждений, их взаимоотношений с администрацией. Компетенция земства по существу оставалась без изменений. Проект вводил сословное деление избирателей по трем категориям — избирательные съезды дворян, городских со¬ словий32 и крестьянские избирательные сходы; тем самщм выдвигался на первый план сословный принцип в организа¬ ции новых земских учреждений. Толстой отмечал в представлении, что с уменьшением дво¬ рянского землевладения дворяне постепенно вытесняются из земства, теряя свои преобладающие позиции и уступая место «пришлому элементу» — представителям «нового разряда, преимущественно из торгового класса»33. Чтобы обосновать переход к строго сословной системе выборов, обеспечивающей дворянству устойчивое преобладание в земских собраниях, га¬ рантированное от возможных колебаний или изменений^, ми¬ нистр внутренних дел несколько сгущал краски, акцентируя внимание на отдельных случаях победы буржуазии над дво¬ рянством в земских выборах. Однако, как было показано в главе I, тенденция к уменьшению удельного веса дворян в земствах ряда губерний действительно проявлялась. Исходя из интересов дворянства, проект значительно огра¬ ничивал права торгово-промышленной буржуазии. Права го¬ лоса лишались владельцы предприятий с 6-тысячным годовым 30 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 10. 31 Оба варианта проекта состоят из шести глав. В представленном Государственному совету — 198 статей, а в рассмотренном Совещанием — 145. Однако это объясняется не введением новых статей, а главным обра¬ зом изменением структуры имеющихся. Все сколько-нибудь значительные различия между этими вариантами проектов будут отмечены особо. 32 В местностях с незначительным числом дворянства образовывались соединенные избирательные съезды владельцев дворянского и городских сословий — в губерниях Вятской, Олонецкой, Пермской и семи уездах Вологодской губернии. 33 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 13. 100
оборотом, купцы первой и второй гильдий, не имеющие ценза; для городских избирателей, владеющих недвижимой собст¬ венностью, ценз повышался до 15 000 рублей34, в то время как по Положению 1864 г. в зависимости от численности го¬ родского населения он составлял от 500 до 3000 рублей. На Совещании мотив такого изменения был изложен вполне от¬ кровенно: «Определение для этих лиц ценза по всем вообще городам в 15 000 рублей желательно для того, чтобы обеспе¬ чить за земскими учреждениями характер более местный, уездный, чем городской»35. Позже, давая ^заключение на за¬ мечания министров, Дурново объяснял эту меру целью огра¬ ничить права мещан и мелких торговцев36. Число избирате¬ лей этих категорий, лишавшихся права голоса, составляло 42,5% всех полноцензовых избирателей по спискам 1883— 1884 тг. В некоторых губерниях процент этот был еще выше: в Смоленской — 63%, Симбирской — 58,1, Уфимской — 56,8, Тамбовской — 56,8, Пензенской — 50,1% и т .д.37. Земельный ценз, а также ценз для лиц, владеющих другим недвижимым имуществом в пределах уезда (15 000 рублей), оставался не¬ изменным. Избирательных прав окончательно лишались арен¬ даторы земель, что также объяснялось стремлением ограни¬ чить представительство буржуазных элементов в земстве. По¬ вышался ценз для мелких собственников, участвовавших в выборах через уполномоченных, от V20 по Положению 1864 г. до 71о полного ценза38. По 34 губерниям среди землевладель¬ цев насчитывалось 43 416 лиц, терявших в связи с этим право на участие в представительстве, т. е. 31,9% общего числа мелких землевладельцев; по некоторым губерниям доля эта достигала половины (в Тверской — 51,1%) и даже трех чет¬ вертей (в Вологодской — 71,8%) 39. Право участия в выбо¬ рах через уполномоченных получали владельцы неземельных имуществ, обладавшие Vio полного ценза. В представлении Толстой писал, что при столь низком цензе, как 7го полного, «в избирательные съезды получает доступ множество лиц, принадлежащих к самым ненадежным элементам сельского населения, каковые мелкие промышленники, кабатчики, ро¬ стовщики, кулаки и т.' д.»40. Полностью лишалось избирательных прав духовенство. Епархиальное начальство получало полномочия назначать 34 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 53. Проект !1888 г., ст. 15. 35 Там же, л. 53. 36 «Замечания министров и объяснение министра BHvipeHHHX дел», стр. 7. 37 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г. (статистические таб¬ лицы о земском представительстве в 34 губерниях), табл. 2, 3. 38 ЦГИА, ф/ 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 15. 39 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Статистические таблицы о земском представительстве в 34 губерниях, табл. 4. 40 Там же. Представление к проекту 1888 г., л. 33. 101
своих представителей в уездные и губернские земские собра¬ ния41. Это новшество аргументировалось тем, что участие ду¬ ховенства в избирательных кампаниях не способствует уси¬ лению нравственного его влияния. Система выборов от кре¬ стьян оставалась неизменной с тем лишь отличием, что кре¬ стьяне-собственники4 принимали участие не в землевладельче¬ ских съездах, а в крестьянских избирательных сходах, вместе с выборщиками от волостных сходов (а владельцы !/ю цен¬ за — на волостных сходах). Землевладельцы других сословий не могли уже баллотироваться в гласные на сельских изби¬ рательных сходах. Толстой стремился этим преградить путь в гласные лицам, забаллотированным в своих избирательных собраниях. Организация крестьянских избирательных сходов и контроль за выборами возлагался на вновь учреждаемых земских начальников и их уездные съезды42. Это открывало возможность для воздействия назначаемых правительством должностных лиц из дворян на ход крестьянских выборов. Неравномерность представительства различных избира¬ тельных групп, существовавшая по действующему земскому законодательству, значительно усиливалась проектом. Были установлены следующие нормы представительства: для дво¬ рян один гласный от 20 земельных цензов и от 300 000 рублей оценочной стоимости других недвижимых имуществ, для го¬ родских избирателей — от 30 земельных цензов и 450 000 руб¬ лей, для крестьян — от 4000 наличных душ мужского пола43. По Положению 1864 г. Землевладельцы избирали одного глас¬ ного от 30 земельных цензов, крестьяне — от 3000 ревизских душ. . Основным и наиболее важным изменением в избиратель¬ ной системе было нарушение самого принципа выборности По проекту права гласных в уездные и губернские земские собрания предоставлялись крупным земельным собственникам. Для них был принят ценз, равный 30 земельным цензам, при¬ чем учитывался не только размер владения, но и стоимость его. По такому расчету было составлено семь групп губерний со следующими цензами: 3,5 тыс., 5 тыс., 6 тыс., 7 тыс., 10 тыс., 12 тыс., 15 тыс. десятин. В 34 губерниях таких/ крупных зем¬ левладельцев насчитывалось 1121, из них дворян — 871, раз¬ ночинцев — 229 и крестьян — 2144. По поводу этой меры Толстой отмечал, что «огромное большинство крупных зем¬ левладельцев принадлежит к старинному родовому дворян¬ ству, привлечение которого к участию в деятельности земских 41 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 61, п. 2; ст. 79, п. 2; Представление, л. 15. 42 Там же. Проект 1888 г., ст. 27, 40. 43 Там же, л. 35. 44 Там же. 102
учреждений может только улучшить состав земских собра¬ ний»45. Несмотря на то что сама по себе эта льгота носила ярко выраженный сословный характер, Особое совещание внесло поправку, по которой она распространялась только на лиц, владеющих земельной собственностью не менее 10 лет, чтобы «устранить от пользования означенным правом слу¬ чайных владельцев — скупщиков земель, приобретающих их для продажи» 46. Впервые мысль о предоставлении крупным собственникам прав гласных без выборов высказывалась Катковым еще в период разработки земской реформы47. В начале 1865 г. он снова выдвинул это предложение в «Московских ведомостях». «Не оказалось ли бы возможным, — писал Катков, — ввиду определившегося характера земских уездных собраний, предо¬ ставить в них право личного голоса тем землевладельцам, ценз которых значительно (например, впятеро) выше ценза, назначенного для личного права участия в выборе гласных»48. Катков неоднократно ставил этот вопрос на страницах своей газеты49. Права крупных землевладельцев решительно от¬ стаивала и реакционная «Весть» В. Д. Скарятина50. Эта аги¬ тация не нашла отклика в земской среде. Лишь несколько уездных земств (Ряжское, Егорьевское, Михайловское, Мо¬ жайское, Землянское и Холмское) ходатайствовали в 1865— 1866 гг. о наделении владельцев крупных цензов правами гласных51. Вопрос этот заглох. Он был вновь поставлен в 80-е годы «сведущими людьми» в Кахановской комиссии. К какому результату привела бы проектируемая Пазухи- ным — Толстым льгота крупному землевладению, видно из следующих данных (см. табл. 4) 52. На 1948 губернских гласных приходилось бы 1121 круп¬ ных собственников. Всего менее 2/3 состава губернских земств являлось бы выборным. К этому надо еще добавить, что по¬ мимо крупных земельных собственников членами губерн¬ ских земских собраний без выборов считались все уездные предводители дворянства. Включались в состав губернских собраний также председатели земских присутствий уездов, в которых не было дворянских выборов, т. е. председатели уезд¬ ных съездов земских начальников53. 45 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Представление к проекту 1888 г., л. 18. 46 Там же. 47 «Современная летопись», 1862, № 8. 48 «Московские ведомости», 1865, 3 марта. 49 «Московские ведомости», 1865, № 108, 114 и др. 50 «Весть», 1866, № 3 и др. 61 «Русские ведомости», 1885, № 96 (статья В. Скалона «Наше само¬ управление»). 52 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Приложение III к Проекту 1888 г. 53 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 76. 103
Таблица 4 Губернии Число круп¬ ных землевла¬ дельце в Число губерн¬ ских гласных Губернии Число круп¬ ных земле¬ владельцев Число губерн¬ ских гласных Бессарабская 43 46 Полтавская 48 ' 85 Владимирская 22 57 Псковская 4 34 Вологодская 6 32 Рязанская 29 73 Воронежская 45 78 Самарская 61 61 Вятская 5 29 С-Петербургская ’ 17 58 Екатеринослав- Саратовская 80 79 ская 45 44 Симбирская 41 55 Казанская 16 45 Смоленская 24 54 Калужская 7 49 Таврическая 72 28 Костромская 50 52 Тамбовская 52 88 Курская 31 80 Тверская 10 74 Московская 9 80 Тульская 16 60 Нижегородская 35 60 Уфимская 33 36 Новгородская 39 44 Харьковская 27 84 Олонецкая 2 14 Херсонская 71 72 Орловская 37 76 Черниговская 63 78 Пензенская 33 56 Ярославская 9 46 Пермская 39 41 Общее число гласных уездных и губернских земских собра¬ ний (не считая членов, пользующихся этими правами без выборов) уменьшалось: по Положению 1864 г. уездных бы¬ ло 13 418, губернских — 2290, по проекту соответственно 10 465 и 1948. Многочисленный состав собрания, причем именно вы¬ борный, по мнению Толстого, являлся препятствием «спдкой- ному» обсуждению дел. Как мы видели, Толстого нисколько не смущало увеличение численности собраний за счет крупных собственников и уездных предводителей дворянства. ‘ Исходя из принципа сословности, проект придавал дея¬ тельности гласного характер обязательной повинности. Глас¬ ные не имели права отказываться от избрания в земское собрание (за исключением особых случаев, указанных в ст. 57). За неявку гласный подвергался собранием денежно¬ му штрафу до 100 рублей и мог быть исключен из состава земского собрания на все время его полномочий54. Толстой считал, что с признанием земского дела «государственным» обязанность гласного приобретает значение «служения госу¬ дарству» и должна быть лишена даже всякого оттенка «по¬ литического права» на участие в представительстве. Положе¬ ние 1864 г. наделяло гласных, по его мнению, именно таким «политическим правом»55. И в этом рассуждении отчетливо 54 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 57, 117. 55 Там же. Представление к проекту 1888 г., л. 17. 104
проявляется стремление авторов проекта низвести земство до- уровня почти что административного учреждения, стремленйе к бюрократизации земства. Вся перестройка организации выборов в земские собрания, основанная на сословном принципе и предоставлении прав гласных крупным земельным собственникам, должна была привести к полному одворяниванию земства за счет значи¬ тельного ограничения представительства торгово-промышлен¬ ной буржуазии. И все же основная мысль предлагаемой Па- зухиным — Толстым системы, очевидно, не сводилась только к этому. Вопрос о составе представительства — вопрос под¬ чиненный по сравнению с задачей усиления административ¬ ного контроля и превращения земства в правительственный орган. Наиболее рельефно при обсуждении проекта Пазухи- на — Толстого в прессе эту мысль подчеркнула «Русская мысль»: «Ими (проектами) и сословные идеи «известной ча¬ сти общества» удовлетворяются только по наружности, в дей¬ ствительности же осуществление проектов хотя и увеличило бы значение дворянства, но в такой деятельности, которая сама, лишаясь самостоятельности, потеряла бы всякое значе¬ ние^6. - (Среди мер, которые должны были обеспечить за земством характер государственных учреждений,'особое значение при¬ давалось замене земских управ присутствиями. Земским со¬ браниям (которые, по его же замыслу, должны были состоять более чем наполовину из дворянства и почти на треть — из крупных собственников, в большинстве своем также дворян!) Толстой все же не доверял выборы своих исполнительных ор¬ ганов—управ. Членов губернских и уездных присутствий предполагалось назначать на три года из числа гласных по соглашению гу¬ бернатора с предводителем дворянства, а там, где нет дво¬ рянских выборов, — губернатором. В проекте 1886 г., пред¬ ставленном на Совещание, предусматривалось, что члены при¬ сутствия назначаются из числа гласных по одному от каж¬ дой сословной группы56 57. В проекте 1888 г., внесенном в Госу¬ дарственный совет, этой оговорки уже нет. Более того, Тол¬ стой разъяснял, что рекомендация кандидатов сословиями, т. е. назначение членов присутствий из числа гласных, «не имеет обязательного значения»58. Так, в члены губернских присутствий могли назначаться крупные собственники и вооб¬ ще круг лиЦ на эти должности ограничивался имеющими 56 «Русская мысль», 1889, кн. 4, стр. 198. . 57 ЦГИА, фонд Канцелярии Министра внутренних дел, ф. 1282, он. 2, д. 1833, лл. 16—18. 58 Там же, ф. 4149, оп. т. XI, д. 23. Представление к Проекту 1888 г., лл. 52—53. 105.
право государственной службы. Члены губернских присут¬ ствий утверждались министром внутренних дел. Для председателей присутствий вводился сословный ценз — обязательная принадлежность к дворянству. Их пред¬ полагалось назначать из числа гласных и членов земских со¬ браний, имеющих право государственной службы (в уездах также из предводителей дворянства); председатели уездных присутствий должны утверждаться министром внутренних дел, а губернских — царем 59. Численный состав присутствий огра¬ ничивался по сравнению с управами60. Вопрос об уничтожении выборных земских управ и замене их назначаемыми местной администрацией присутствиями особенно выделялся и подчеркивался Толстым в его докладе Александру III в декабре 1886 г. как необходимое условие успешности и целесообразности земской контрреформы. «Дело государственное может быть поручено лишь государственным установлениям от правительства зависящим, — писал Тол¬ стой. — Между тем, какие бы меры ни были приняты по от¬ ношению к выборным земским управам, они всегда... руко¬ водствовались бы в своей деятельности исключительно волей земских собраний. Таким образом, в случае сохранения вы¬ борного начала относительно замещения должностей в соста¬ ве исполнительных земских органов главная цель предприни¬ маемого преобразования — введение земских учреждений в общую систему государственного управления осталась бы не¬ достигнутой» (курсив наш.— Л. 3.); если же сохра¬ нится выборность управ, то «никакие законодательные меро¬ приятия не устранили бы обособленности земства»61. Та же мысль настоятельно проводилась и в представлении Государ¬ ственному совету62. Бюрократический характер проектируе¬ мых земских исполнительных органов подчеркивался новыми правилами дисциплинарной ответственности членов присут¬ 59 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 68—70, 73, 84, 85, 86, 90. В местностях, где нет дворянских выборов, председатели уезд¬ ных съездов земских начальников одновременно являлись и председате¬ лями уездных присутствий; председателями губернского присутствия могли назначаться только лица, прослужившие в течение трех лет в од¬ ной из следующих должностей: непременного члена присутствия по кресть¬ янским или сельским делам, земского начальника, председателя уездного земского присутствия, члена губернского, председателей бывшей губерн¬ ской или уездной управы и члена губернской управы. 60 Уездное присутствие должно состоять из председателя и двух, а губернское — трех членов. Число членов могло быть увеличено по хо¬ датайству земских собраний только министерством внутренних дел. По Положению 1864 г. число членов управ определялось земским собранием от двух до шести. б1 ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, л. 141. 62 Там же, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Представление к Проекту 1888 г., л л. 1, 20. 106
ствия, которые приравнивались в данном вопросе к служащим административных ведомств63. Замену выборных исполнительных органов земства назна¬ чаемыми Толстой связывал с успехом всего плана задуман¬ ного йреобразования. Это важно отметить здесь для решения вопроса о соответствии Положения 1890 г. первоначальным проектам Пазухина — Толстого. Вместе с тем это еще раз доказывает принципиальность тех разногласий, которые воз¬ никли при обсуждении проекта на совещании министров 2 апреля 1886 г. у Толстого. Но и этому изуродованному, призрачному «представитель¬ ству» с устойчивым преобладанием дворянства, с правом крупных земельных собственников участвовать без выборов в земских собраниях, с бюрократическими земскими присутст¬ виями вместо управ, авторы проекта считали невозможным оставить прежние права в решении вверенных им дел. Уже при создании земств Положением 1864 г. были предусмотрены всяческие препоны для их самостоятельности. Ряд наиболее важных решений земских собраний, особенно по вопросам финансовым, требовал специального утвержде¬ ния губернатора или министра внутренних дел в Определен¬ ные законом сроки. Проект Пазухина — Толстого шел зна¬ чительно дальше: все без исключения постановления земских собраний требовали в зависимости от их значимости санкции министра или губернатора64. Обязательность этого утвержде¬ ния целиком предоставляла земское дело произволу местной и высшей администрации. По мнению Толстого, нет также никакой необходимости устанавливать какие-либо сроки для утверждения постановлений земских собраний губернатором, так как на него возложена «непосредственная ответственность за успешное и безостановочное течение земских дел»; тем бо¬ лее нельзя ограничивать в этом вопросе министра, которому предоставляется право «безусловного veto»65. Если по закону 1864 г. начальник губернии имел право рассматривать по¬ становления земств с точки зрения их соответствия законам или общим государственным пользам66, то в проекте добав¬ лено: и по существу, а также оценивая целесообразность и правильность предположенных мер с точки зрения как госу¬ дарственных, так и местных польз и нужд и соответствия их законам67. 63 На председателей и членов уездных и губернских присутствий взыскания могли налагаться губернатором и министром внутренних дел, а не земским собранием. Вопрос о предании суду мог быть возбужден губернским собранием и губернатором (ст. 169, 170, 171). 64 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 131—132. 65 Там же, д. 23, л. 74. 66 ПСЗ, собрание второе, т. XXXIX, отд. первое, № 40457, ст. 9. 67 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 134. 107
Существенные коррективы предполагалось внести и в по¬ рядок разрешения конфликтов между начальником губернии и земством. По Положению 1864 г. губернатор и министр могли только приостановить постановления земских собра¬ ний, и спорные дела передавались на усмотрение Сената68. По проекту 1888 г. окончательное решение в случае разногла¬ сий между административной властью и губернским земским собранием принадлежало министру внутренних дел. Земство* лишалось права обжалования, оно превращалось как бы в одно из ведомств министерства,, вмешательство Сената устра¬ нялось69. В докладе Александру III Толстой писал: «Все рас¬ поряжения по делам местного благоустройства должны исхо¬ дить от правительства совокупно с благонамеренными зем¬ скими элементами и могут быть рассматриваемы как резуль¬ тат их общей , работы; посреднику и судье, хотя бы и обле¬ ченному высокими полномочиями Правительствующего Сена¬ та, нет места во время внутреннего хода этой работы... Я счи¬ тал бы необходимом устранить из положения о земских уч¬ реждениях все содержащиеся в нем правила о порядке раз¬ решения Правительствующим Сенатом пререканий между об¬ щими административными и земскими установлениями»70. Доказывая ту же мысль в представлении, Толстой отмечал, что Сенат рассматривает опротестованные губернатором по¬ становления земских собраний «не по существу, а с точки зрения соответствия их законам». Это приводит к тому, гово¬ рил Толстой, что «предоставленное губернатору право при¬ останавливать исполнение всякого постановления земских уч¬ реждений», противного общим государственным пользам,, «оказывается правом фиктивным»71. Довольно метко ^вскрыв это противоречие Положения 1864 г., Толстой, естествен¬ но, стремился устранить всякую законность в вопросах кон¬ троля администрации за деятельностью земских учреждений, предоставив администрации абсолютно неограниченные права. Сенат мог только рассматривать жалобы правительст¬ венных и общественных учреждений и частных лиц на утверж¬ денные решения земских собраний. В Положении 1864 г. пределы власти земства определены следующим образом: «Земские учреждения в кругу вверенных им дел действуют самостоятельно. Закон определяет случаи и порядок, в которых действия и распоряжения их подлежат утверждению и наблюдению общих правительственных вла¬ 68 ПСЗ, собрание второе, т. XXXIX, отделение первое, № 40457, ст. 11, 97. 69 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 134. 70 ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, лл. 143—146. • 71 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Представление к Проекту 1888 г.> л? 6. , 108 '5
стей»72. В проекте 1888 г. эта статья заменена другой: «Зем¬ ские учреждения действуют под высшим наблюдением мини¬ стра внутренних дел и ближайшим надзором местного гу¬ бернатора» 73. Если по Положению 1864 г. земским собраниям принадле¬ жала «распорядительная власть и общий надзор за ходом дел», то по проекту «общий надзор и совместно с губернато¬ ром (курсив наш. — Л. 3.) распорядительная власть». Но не только «совместно» — начальник губернии мог заме¬ нить целое земское собрание: «В случаях особой важности в принятии некоторых хозяйственных мер, не терпящих от-, лагательства, губернатор имеет право делать надлежащие распоряжения под своей личной ответственностью, не ожи¬ дая созыва земского собрания»74. Эти постановления- были обязательны для земских присутствий, которые должны были по решению губернатора производить расходы из земских средств. Подобными полномочиями наделялись ранее управы. Губернатор получал также право инициативы в земских со¬ браниях и право вносить заключения по всем земским де¬ лам 75. Неограниченную власть получал губернатор и по отноше¬ нию к земскому присутствию. Противоречащие постановлени¬ ям земских собраний, а также «неправильные или незакон¬ ные» распоряжения губернского или уездного земского при¬ сутствий отменялись губернским земским собранием с утверж¬ дения губернатора. В промежутках между сессиями собра¬ ний вопрос решался административным порядком (для уезд¬ ных присутствий — губернатором; для губернских — мини¬ стром внутренних дел) 76. Таким образом, губернатор полу¬ чал право принимать обязательные для земских присутствий постановления. Наравне с земским собранием он мог прризво- дить как периодические, так и внезапные ревизии губернско¬ го и уездного присутствий и принимать необходимые меры по результатам обследования. Вместе с тем он мог ставить в земском собрании вопрос о проверке действий присут¬ ствия 77. г Компетенция земских учреждении в целом оставалась без изменений. Укажем лишь на передачу некоторых функций уездных собраний губернским. Так, уездные собрания лиша¬ лись права непосредственного ходатайства перед высшими органами правительственной власти; вопрос о введении новых сборов и повышении установленных законом мог рассматри¬ 72 ПСЗ, собрание второе, т. XXXIX, отд. первое, № 40457, ст. 6. 73 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г.,'ст. 4. 74 Там же, сг. 140. 75 Там же, ст. 139. 76 Там же, ст. 154, 165—166. 77 Там же, ст. 163. 109
ваться только губернским собранием; некоторые распоряже¬ ния, находившиеся ранее в компетенции уездных собраний^ передавались губернским, например, относительно торгов и базаров и т. д.78. Толстой резко выступал вообще против> предоставленного земству широкого права самообложения. Наиболее правильным признается определение высших норм обложения недвижимой собственности на земские повинно¬ сти. Но для этого необходимо, по его мнению, большая пред¬ варительная работа земства, основанного на новых началах предлагаемого проекта, так что в этой части дальнейшее на¬ ступление на земство отодвигалось на будущее. В проекте губернским земским собраниям разрешалось составлять предположения и ходатайствовать перед правительством о введении новых сборов и повышении существующих, т. е. воп¬ рос этот решался только совместным распоряжением админи¬ страции и земского собрания. Таковы основные положения проекта, внесенного в Госу¬ дарственный совет. Крайне скудные сведения о первом (не сохранившемся) проекте Пазухина, который обсуждался ми¬ нистрами 2 апреля, затрудняют сравнение этих двух вариан¬ тов, однако по некоторым вопросам параллель все же воз¬ можна. В приведенном выше письме к Александру III от 18 апреля Победоносцев писал, что земскую управу предпо¬ лагалось заменить земским присутствием из лиц местной ад¬ министрации с участием двух гласных от земства. Как видно, в результате обсуждения проекта приглашенными Толстым министрами эта откровенная, ничем не прикрытая попытка замены выборных земских органов бюрократическими в рас¬ смотренном нами проекте была несколько смягчена и выраже¬ на более осторожной формулировкой — назначений членов присутствия из числа гласных (после обсуждения проекта в Особом совещании осенью 1886 г. — также и из членов зем¬ ских собраний, т. е. крупных собственников). Надежды Пазу¬ хина ограничить компетенцию земских учреждений, выска¬ занные им в письме к Волконскому, в проекте отражения не* нашли. Уже это позволяет предположить еще более откровен¬ ную реакционность первого проекта Пазухина. Но и дошед¬ ший второй вариант проекта является неоспоримым доказа¬ тельством того, что земская контрреформа на первом этапе ее подготовки, как она замышлялась Пазухиным и Толстым, предусматривала полное уничтожение земского самоуправ¬ ления. Оценивая в целом проект Пазухина — Толстого, нельзя не* подчеркнуть еще раз, что острие его было направлено к бю¬ рократизации земства, к подчинению его правительственной 78 ЦГИА, ф. 11149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г., ст. 97, п. 2, ст. 101„ 138. ПО
власти, а конкретно — министру внутренних дел. Хотя за дворянством и обеспечивается абсолютное большинство, одна¬ ко нельзя забывать, что речь идет об усилении дворянского представительства в уже «обюрокраченном», «правительст¬ венном» земстве. Земское присутствие из членов по назна¬ чению, целиком подчиненное не земскому собранию, а мест¬ ной административной власти, и земское собрание, только от¬ части состоящее из выборных гласных, лишенное своих ис¬ полнительных органов, отданное на произвол администрации, превращенное как бы в совещательные коллегии при губер¬ наторе, — вот все, что должно было остаться от земства. Эти изменения нельзя рассматривать как реакционные поправки к Положению 1864 г.—проект Пазухина—Толстого полностью перечеркивал его. П. А. Валуев записал в своем дневнике: «Начал читать проект гр. Толстого о преобразовании якобы, уничтожении на деле, земских учреждений. Этот проект — монументальный памятник нашего времени и верное отраже¬ ние способностей полета его автора. Я никогда не одобрял Положения 1864 г. В моих бумагах это доказано... Но через четверть века воображать перекройку... могло бы казаться изумительным. — Меня, впрочем, давно ничего не изумля¬ ет»79. С. Ю. Витте также отметил, что «первоначальный про¬ ект графа Толстого был в сущности проектом об упразднении всесословного самоуправления»80. Проект преобразования земства Пазухина—Толстого вы¬ ражал взгляды и настроения наиболее реакционной части дво¬ рянства, которая стремилась вернуть по возможности доре¬ форменные порядки. При рассмотрении проекта в Особом со¬ вещании здесь сложилось устойчивое большинство в поддерж¬ ку Пазухина во главе с председателем Совещания товарищем министра внутренних дел кн. К. Д. Гагариным. (Заседания Совещания происходили с 12 сентября 1886 г. по 8 января 1887 г.) Членами Совещания были управляющий земским отделом бывший Симбирский губернатор Долгово-Сабуров, томский губернатор Анисьин, костромской губернатор Кала¬ чов, предводители дворянства: Псковской губернии — За¬ рин, Тамбовской — Кондоиди, Саратовской — Кривский, Харьковской — Шидловский. В заседаниях принимал участие автор проектов Пазухин. Некоторые члены Совещания высту¬ пили с критикой проекта. Хотя их возражения не были учте¬ ны, сами по себе они представляют интерес для истории подготовки контрреформы. Наиболее четко и последовательно выраженная точка зре¬ ния, звучащая диссонансом и с самим проектом, и со всем ходом Совещания, изложена в особом мнении П. А. Крив- 79 ЦГАОР, фонд Зимнего дворца, ф. 728, on. 1, д. 2587, кн. VIII, ч. 1, л. 75. Дневник П. А. Валуева за 1883—-.1889 гг. 80 С. Ю. Витте. Самодержавие и земство, стр. 142. 111
-ского, предводителя дворянства Саратовской губернии. В про¬ екте он справедливо усмотрел способ уничтожить земства: «Рассмотрев в совокупности все стйтьи проекта, относящиеся до прямого усиления власти губернатора, необходимо прийти к заключению, что не только контроль и надзор за действия¬ ми земских учреждений, но и направление всего земского де¬ ла предполагается передать в руки губернатора. При таком положении было бы совершенно последовательно совсем упразднить земские собрания, а обязанности их возложить на губернские и уездные земские присутствиях81. Сохранение выборной земской управы он считал обязательным условием существования самого земства. Кривский доказывал и необоснованность попыток построе¬ ния избирательной системы на сословном принципе. В его рассуждениях против сословности отчетливо выступают два довода: дворянство разоряется, ему все труднее будет выдви¬ гать нужное число гласных, и этого не избежать, вместе с тем выделение купцов-землевладельцев в городской избира¬ тельный съезд ослабит представительство землевладения в целом82. Вот почему, очевидно, не ожидает он пользы от введения в земские учреждения начала сословного, считая, что оно «на деле не оправдается». Прогноз Кривского тем более интересен, что исходил он от представителя дворянской сословной организации, от губернского предводителя дворян¬ ства и что правильность его предположений подтвердилась в дальнейшем фактически, при реализации контрреформы. Отстаивая выборность земских управ и всесословное на¬ чало избирательной системы, в целом Кривский оставался все же на позициях весьма реакционных. Он выступал за строгую регламентацию деятельности земских учреждений, за ограничение их компетенции с целью предупреждения поли¬ тических тенденций в земстве, за предоставление крупным собственникам прав гласных без выборов. В полном одино¬ честве протестовал против льгот крупным собственникам Ка¬ лачов, к нему отчасти присоединился Шидловский83. ' Позитивная, часть особого мнения Кривского — это по¬ пытка найти среднюю линию между Положением 1864 г. и обсуждаемым законопроектом. Доказывая нецелесообраз¬ ность введения сословных выборов, Кривский предлагал сле¬ дующее компромиссное решение. Сохранив землевладельче¬ скую курию, выделить в ней три отдельных избирательных съезда по сословиям. Число выставленных ими гласных дол¬ жно быть определено пропорционально общему количеству земли, владеемой лицами этих сословий. Цель Кривского — в* ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1833, л. 155—156. 82 Там же, лл. 157—160. ' 83 Там же, лл. 62—63, 78. :112
отстоять интересы землевладения независимо от его сослов¬ ной окраски — выражена в следующих словах: «Все гласные, выбранные этими тремя съездами, должны являться в зем¬ ском собрании в отделе землевладельцев, а не городском или крестьянском. Тогда представительство землевладения будет полное»84. Касаясь исполнительных органов земства, Крив-, ский считал, что члены губернских присутствий могли назна¬ чаться губернаторами и губернскими предводителями из двой¬ ного числа кандидатов, выбранных губернским собранием, а не из всего состава гласных, как предлагал проект. Соглаша¬ ясь с необходимостью «учредить над земством деятельный контроль и надзор», вместе с тем он возражал против край¬ них мер, принятых проектом. Предоставление губернаторам права отменять все «неправильные» постановления земских собраний признается им слишком обширным и неопределен¬ ным. Для ограничения произвола административной власти Кривский предлагал определить критерий правильности: уста¬ новить срок для утверждения постановлений собрания губер¬ натором; сохранить за земством право обжалования поста¬ новлений высшей администрации в Сенат85. В мнении Кривского получила выражение позиция той прослойки дворянства, отчасти уже затронутой капиталисти¬ ческим развитием, которая понимала необоснованность и не¬ реальность восстановления сословных привилегий и дорефор¬ менных порядков в местном управлении, но вместе с тем стремилась отдельйыми реакционными поправками к Поло¬ жению 1864 г. предотвратить развитие политических тенден¬ ций в деятельности земства и эволюцию его социального со¬ става. По некоторым вопросам мнение Кривского было поддер¬ жано и другими членами Совещания. Так, против статьи, дающей право губернатору, не ожидая созыва земского собра¬ ния, самостоятельно принимать решения, обязательные для земских присутствий, вместе с.Кривским выступил и Шидлов- ский86. Стоя на позициях строгой регламентации деятельно¬ сти земских собраний, считая, что они должны носить «харак¬ тер не законодательных собраний, действующих по своему усмотрению, а собраний, призванных осуществлять точные указания законов»87, Шидловский вместе с тем решительно выступал против неограниченной власти губернатора и ми¬ нистра внутренних дел в земских делах. Несогласие губерна¬ тора с постановлением земского собрания, по мнению Шидлов- ского, могло иметь последствием лишь оставление без ис¬ полнения неутвержденного постановления; в случае несостояв- 84 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1833, л. 160. 85 Там же, лл. 161—165. 86'Там же, л. ПО. 87 Там же, л. 140. 8 Заказ 478 113
шегося земского собрания должна действовать смета и рас¬ кладки предшествовавшего периода, все остальные дела должны быть приостановлены до ближайшего земского собра¬ ния, так как «неудобно предоставлять направление земского дела единоличной власти губернатора или министра внутрен¬ них дел»88. В вопросе о составе земских присутствий Шидловский только отчасти присоединился к Кривскому и занимавшему такую же позицию Калачову; он предложил составить их частью из лиц назначаемых, частью из лиц, избираемых зем¬ ским собранием 89. Ни одно' из предложений Кривского, Шидловского и Ка¬ лачова не было принято Совещанием, причем первые двое остались при особом мнении. В Совещании полностью вос¬ торжествовала линия Пазухина — Толстого. Мнения в за¬ щиту некоторых основ Положения 1864 г. остались единич¬ ными и не оказали влияния на судьбу проекта, хотя уже сам факт наличия этих мнений несомненно представляет интерес. И здесь при обсуждении проекта, несмотря на крайне одно¬ родный состав реакционно настроенных представителей ме¬ стной административной власти, призванных Толстым, обна¬ ружились разногласия, и здесь раздались голоса против ко¬ ренной ломки реформ 60-х годов так же, как и на совещании министров в апреле 1886 г. Аналогичные суждения высказы¬ вались на всех этапах подготовки контрреформы, и как будет показано ниже, многие из них найдут отражение в окон¬ чательном тексте Положения 1890 г. Позже, когда проекты законов о земских начальниках и земской контрреформе вносились Д. А. Толстым в4 Государ¬ ственный совет, материалы Особого совещания'не были пред¬ ставлены и остались в полном забвении. А. А. Половцов до рассмотрения проекта закона о земских начальниках в Госу¬ дарственном совете ходатайствовал перед Александром III о том, чтобы дело докладывалось непременно при участии выз¬ ванных для этого нескольких предводителей и губернаторов. «Такие лица были вызваны гр. Толстым, но он не сообщил мне их замечания, а я слышал, что некоторые из вызванных представили отдельные мнения. Подобных вопросов невоз¬ можно решать чисто канцелярскими силами», — заключал Половцов90. Но его ходатайство осталось без последствий. О результатах Совещания Государственный совет так и не* был поставлен в известность. * Как уже упоминалось, в отличие от первоначального про¬ екта Пазухина, который касался одновременно преобразова- 88 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1833, лл. 103, 107. 89 Там же, л. 69. 90 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II. М.,. «Наука», 1966, стр. 37. ‘ 114 х
ния и земских учреждений, и крестьянского управления, план Пазухина — Толстого на Особом совещании в конце 1886 г. рассматривался уже в виде двух самостоятельных проектов. Оба они выдвигались в качестве первоочередной задачи в докладе Толстого Александру III в декабре 1886 г. Сам факт одновременности подготовки и рассмотрения этих двух преоб¬ разований свидетельствует об их- органической связи. Доклад Толстого лишь подтверждает эту очевидную истину. По дей¬ ствовавшему законодательству между органами крестьянско¬ го управления и земством существовала связь вполне опреде¬ ленная. В уездное по крестьянским делам присутствие, состоя¬ щее под председательством уездного предводителя дворян¬ ства, входили непременный член, избираемый губернским зем¬ ским собранием, исправник, председатель местной уездной земской управы и один из почетных мировых судей, причем на непременного члена возлагались все дела по устройству поземельных отношений крестьян. Таким образом, три члена из пяти являлись выборными от земства. Мировые судьи, из¬ биравшиеся земством, открывали сельские съезды для выбо¬ ра гласных. И в этом уже скрывалась возможность воздейст¬ вия на ход выборов, что часто отмечала пресса91. Проектом большинства Кахановской комиссии связь зем¬ ства с крестьянским управлением предусматривалось усилить. Волостелю передавались не только некоторые функции упраздняемого уездного по крестьянским делам присутствия, но отчасти и надзор за крестьянской общиной; он избирался земским собранием и был ответствен по земским делам пе¬ ред земской управой. Проект большинства рассматривал во¬ лостелей «в качестве земских исполнительных органов, состоя¬ щих по земским делам под руководством управы»92. Это ре¬ шение Кахановской комиссии вызвало возмущение Толстого, и, прерывая эпическое изложение основных начал проектов,, он ставит перед Александром III ряд вопросов: «Действитель¬ но, возможно ли допустить, чтобы столь важная отрасль управления, как крестьянское дело... было вверено на местах лицам, ему (т. е. министру внутренних дел. — Л. 3.) не под¬ ведомственным и назначаемым на должности по избранию1 земства? Какую гарантию представляет баллотировка в раз¬ носословных земских собраниях, состоящих из лиц не ответ¬ ственных за свои действия? Не может ли при таких условиях состав должностных лиц по крестьянскому управлению ока¬ заться вовсе не соответствующим возлагаемой на них зада¬ че?» 93. В черновом варианте этого же доклада Толстой гово- 91 «Русские ведомости», 1886, № 98. 92 ЦГИА, фонд Особой комиссии для составления проектов местного управления, ф. 1317, on. 1, д. 71, л. 30. 93 ЦГИА, ф. 1284, оп. 241, д. 51, лл. 57—59. 8* ПГ>
рил о «полной зависимости от земских собраний, в которой очутились бы означенные должностные лица в случае приня¬ тия системы выборов»94. Столь резкие нападки Толстого на проект упраздненной полтора года назад Кахановской комис¬ сии объясняются тем, что в нем нашло проявление развитие начал, заложенных буржуазными реформами, против которых так упорно боролся Толстой. Проектируемые Пазухиным — Толстым земские начальники, получавшие всю полноту адми¬ нистративной и судебной власти в крестьянском управлении, рассматривались как «правительственные органы ведомства министерства внутренних дел». Учреждением должности зем¬ ских начальников не только уничтожался институт выборных мировых судей, но и предупреждалась всякая возможность воздействия земства на крестьянское управление, всякая взаимосвязь между ними; через местную администрацию и земство, и крестьянское управление, изолированные друг от друга, подчинялись министру внутренних дел. Вот почему можно считать, что земская контрреформа в весьма сущест¬ венном своем аспекте подготовлялась введением института земских начальников. Н. Флеровский писал в своих «Воспоминаниях»: «Центр влияния земства составляли крестьянские учреждения и ми¬ ровой суд. Непосредственными начальниками над выборным сельским и волостным начальством были крестьянские* при¬ сутствия, делопроизводство которых было в руках избирае¬ мых от земства непременных членов... Толстой спел свою ле¬ бединую песню, заменив все это институтом земских началь¬ ников» 95. Несмотря на тесную взаимосвязь двух законопроектов, рассмотренных уже к началу 1887 г. Особым совещанием, не¬ смотря на одобрение их основных положений Александром III еще в декабре 1886 г.„ Толстой не решился одновременно внести подготовленные проекты в Государственный совет. Феоктистов отмечал, что Толстой опасался оппозиции в Со¬ вете, где «огромное большинство членов относилось к ним (к проектам. — Л. 3.) в высшей степени враждебно»96. Это объяснение представляется вполне убедительным. О том же писал и Мещерский. Пазухин в разговоре с ним выражал беспокойство за исход дела о земских начальниках, ожидая, что на Толстого «накинутся чуть ли не три четверти Государ¬ ственного совета»97. Действительно, обсуждение проекта о земских начальниках, внесенного в Государственный совет в ЦГИА, ф. 1317, on. 1, д. 119, л. 7. 95 Н. Флеровский. Три политические системы. Воспоминания. 11897, стр. 445. , 96 Е. М. Феоктистов. За кулисами политики и литературы, стр. 272. 97 В. П. Мещерский. Мои воспоминания, т. III. СПб., 1912, стр. 234. 116
январе 1887 г., вызвало противодействие со стороны большин¬ ства его членов. Оппозиция подготовила даже свой контрпро¬ ект98 99. Законопроект о преобразовании земских учреждений был представлен в Совет только 8 января 1888 г., т. е. год спустя, а обсуждение его происходило еще позже ". § 2. Периодическая печать о подготовке земской контрреформы Вопрос о земской контрреформе довольно широко обсуж¬ дался в периодической печати. Защиту проекта Толстого о преобразовании земства взял на себя «Русский вестник». В статье неизвестного автора «Нужды местного управления» полностью одобрялась сословная организация земских вы¬ боров — упразднение выборных управ, льготы для крупного землевладения, сокращение представительства от крестьян и городских сословий 10°. Основные идеи проекта Толстого одоб¬ рялись также в одном из внутренних обозрений журнала. Под¬ держивая проект в целом, журнал возражал против льгот для крупных землевладельцев. Их интересы в земстве могут быть ограждены, по мнению журнала, «широкими полномо¬ чиями администрации по отношению к постановлениям и ходу занятий земских собраний» 101. Последовательный защитник сословных дворянских притязаний, «Русский вестник» отме¬ чал, что среди крупных землевладельцев много представите¬ лей разных сословий. Это служило веским аргументом против предложенных льгот. Другой, не менее важный довод: боязнь олигархических претензий со стороны крупных собственников, попыток их оказывать влияние на общегосударственные дела 102. «Московские ведомости», отличавшиеся большей смело¬ стью, чем журнал, подвергли проект Толстого критике спра¬ ва. Для них «остается непонятным» присутствие в земском собрании гласных от сельских обществ, поскольку вопросы, обсуждаемые собранием, «недоступны для безграмотного и полуграмотного крестьянина». Газета затрудняется «предста¬ вить себе что-либо возмутительнее и безобразнее земских кре¬ стьянских выборов». О городских представителях московская газета писала, что это большей частью «либеральные верхо¬ гляды» и «теоретические доктринеры» 103. Итак, недостаточно 98 См. об этом статью П. А. Зайончковского «Закон о земских началь¬ никах 12 июля 1889 года». «Научн. докл. Высшей школы», серия «Истори¬ ческие науки», 1961, № 2, стр. 42—72. 99 Обсуждение проекта происходило в марте—апреле 1890 г. 100 «Русский вестник», 1888, кн. 3, стр. 207. 101 Там же, кн. 6, стр. 340. 102 Там же, стр. 341, 344. 103 «Московские ведомости», 1888, № 314. 117
«радикальной» признавалась даже реформа, запроектирован¬ ная министерством внутренних дел. С поддержкой проекта Пазухина — Толстого в газете постоянно выступал тамбов¬ ский земец Д. Н. Цёртелев, фельетоны которого были изданы в 1889 г, отдельной книжкой под названием «Нужна ли ре¬ форма местного управления?». Реакционная пресса еще и еще раз доказывала несовме¬ стимость самодержавия с основами местного самоуправления, побуждая правительство к более решительным действиям. Причем политические мотивы необходимости отмены Земско¬ го положения 1864 г. выдвигались, как и ранып$, на первый план. «Гражданин», призывая правительство сокрушить «само¬ державное земство», доказывал, что основные «покровители земства» отстаивают его как «последнюю станцию до консти¬ туции» 104. Ту же мысль проповедовали «Московские ведомости». Счи¬ тая земские учреждения «детищем западноевропейских рево¬ люционных идей», а Земское положение 1864 г. чисто «кон¬ ституционной хартией», газета обвиняла земские собрания в том, что они «устремляли взоры к верховному государствен¬ ному кормилу» и даже «возымели намерение изменить самые коренные основы нашего государственного строя» (имелись в виду земские либеральные ходатайства 1878—1882 гг.) 105. В конце 80-х годов в связи с известиями о министерском проекте появился ряд брошюр о местном управлении. В 1888 г. появились работы известного, петербургского земца П. Л. Кор¬ фа «Ближайшие нужды местного управления» и юриста Г. А. Евреинова «Заметки о местной реформе». И Корф и Евреинов стремились примирить проект Пазухина — Толсто¬ го с законодательством 60-х годов. Попытка найти среднюю линию выражена в девизе Корфа «не ломать, а улучшать» и в противопоставлении Евреиновым либеральных увлечений реакционным. Признавая закономерность буржуазных ре¬ форм 60-х годов, Корф и Евреинов положительно оценивали в целом деятельность земства, но оба они шли довольно да¬ леко по пути уступок реакционным требованиям 106. Основное возражение Евреинова проекту Пазухина — Тол¬ стого состояло в отрицании сословной организации земства и привилегий дворянства, однако он признавал права гласных за крупными землевладельцами с целью «нивелировать этим численное преобладание крестьян в избирательных ркру- гах» 107. 104 «Гражданин», 1888, № 94. 105 «Московские ведомости», 1888, № 300, 308, 320. 106 Г. А. Евреинов. Заметки о местной реформе. СПб., 1888; П. Л. Корф. Ближайшие нужды местного управления. СПб., 1888. 107 Г. А. Евреино в. У к. соч., стр. 81—82, 87—89. 118
В вопросах о представительстве Корф шел еще дальше Евреинова навстречу позициям Пазухина — Толстого. Он предлагал предоставить права гласных кроме крупных соб¬ ственников всем уездным предводителям дворянства в гу¬ бернском земском собрании, ограничить выборы от торгово¬ промышленных классов, установить двухстепенные выборы от города, ввести образовательный ценз для всех членов управ с целью ограничения прав крестьян 108. И Корф, и Евреинов не поддерживали предлагаемое проектом уничтожение вы¬ борных управ, развивали идею слияния административного и земского управления. Мысль эта не была новой и ее выдви¬ гали многие либеральные публицисты, предлагая преобразо¬ вание уезда на «чисто земской основе», но у Корфа и особенно у Евреинова идея эта получила крайне реакционную окраску. Управа теряла характер выборного земского органа и пог¬ лощалась административным элементом109. Не случайно «Русский вестник» одобрительно отозвался об этом, предло¬ жении, а «Вестник Европы» дал отповедь этим попыткам предоставить бюрократии решительный перевес над земст¬ вом 110. «Вестник Европы» писал, что при обсуждении докладов Корфа и Евреинова в Петербургском юридическом обществе не нашлось почти ни одного голоса в защиту мер, направлен¬ ных к ломке земского самоуправления. Юридическое общест¬ во высказалось против введения в земские собрания без вы¬ боров крупных землевладельцев — представителей дворянско¬ го сословия, против преграждения неграмотным и малогра¬ мотным крестьянам доступа в земские управы и губернские земские собрания, против упразднения управ и замены их земскими присутствиями111. Все выступления либеральной периодики в период обсуж¬ дения проектов контрреформы имели «охранительный» ха¬ рактер; либеральная цечать защищала основы Земского поло¬ жения 1864 г. и идеализировала земскую деятельность. Но в этом едином лагере наблюдались различные оттенки. На правом фланге его находился журнал «Русское богат¬ ство». Крайняя аполитичность оставалась характерной для журнала и во второй половине 80-х годов. В разгар полити¬ 108 П. JT. Корф. Ук. соч., стр. 68—73. 109 Необходимо отметить, что в общем проекте Евреинова предлага¬ лось упразднение крестьянской волости и создание прихода, самой мелкой бессословной единицы самоуправления. Однако, отводя от себя возмож¬ ные обвинения в «слишком демократическом основании» подобной рефор¬ мы местного самоуправления, Евреинов предлагал предоставить привиле¬ гии в приходском совете землевладельцам с определенным земельным и образовательным цензом, не подвергая их случайностям ( избрания. 110 «Вестник Европы», 1888, кн. 9, стр. 369; «Русский вестник», 1888, кн. 9, стр. 345. 111 «Вестник Европы», 1889, кн. 2, стр. 847—848. 119
ческой реакции, после опубликования закона о земских на¬ чальниках, обозреватель журнала, говоря о полемике «Рус¬ ского вестника» и «Вестника Европы» по вопросам о правах местного самоуправления, отмечал, что вся . борьба консерва¬ торов с либералами вымышленна, надуманна и беспочвенна112. В 1887 г. журнал почти оправдывал проект министерства внут¬ ренних дел. «Теоретически, например, казалось, — писал жур¬ нал, — что выборная управа есть идеал представительства для местных интересов земства, но то ли было в действитель¬ ности?.. Быть может, новый порядок окажется более практи¬ ческим, ввиду прочих условий нашей жизни и отношений к земству администрации». Оправдывалось введение в земство крупных землевладельцев113. С 1889 г. в журнале все чаще появляются статьи, в которых защищалось земство. Автор одной из них В. Бирюкович доказывал плодотворность дея¬ тельности земства и несостоятельность коитики противников земского, самоуправления 114. Заметно поправел другой народнический орган — газета «Неделя» (с 1887 г. редактором ее был Я. Абрамов). Если в середине 80-х годов она выдвигала либеральные требования расширения избирательного права и созыва областных и об¬ щеземских съездов, то в конце 80-х годов ее программа при¬ обретает реакционный оттенок. В статье Н. Нечаева «О пре¬ образовании земства» проект Толстого расценивался как фак¬ тическое уничтожение земского самоуправления, но позитив¬ ные предложения автора заключали слишком существенные уступки реакции. Чтобы поставить земство на «твердую поч¬ ву», предлагалось учредить губернские по земским делам присутствия (наподобие созданных городской реформой 1870 г.) во главе с губернатором и в подавляющем большин¬ стве из административных лиц; присутствие наделить очень обширными полномочиями: оно решало бы все спорные вопро¬ сы между Земским собранием и губернатором (за собранием признавалось только право обжалования в Сенат); присут¬ ствие могло предавать суду председателей и членов управ, которые признавались состоящими на государственной служ¬ бе и в свою очередь могли отстраняться от должности мини¬ стром внутренних дел. Таким образом, исполнительные органы земства подчинялись бы не избравшим их собраниям, а при¬ сутствиям во главе с губернатором и высшей администрацией в лице министра внутренних дел. Для усиления правительст¬ венного контроля за ходом земских собраний губернатору предлагалось предоставить права назначать от себя двух гласных115. В 1890 г. тот же автор признавал «целесообраз- 112 «Русское богатство», 1888, кн. 8, стр. 205. 113 «Русское богатство», 1887, кн. 3, стр. 173—174. 114 «Русское богатство», 1889, кн. 1, стр. 273. 115 «Неделя», 1888, № 35, стр. 1114—1115. 120
ным и желательным» реакционное законодательство о земст¬ ве 116. Эти статьи нельзя рассматривать как единичные. Они характерны для общей линии газеты. В 1890 г. в передовых статьях ставилась под сомнение своевременность реформ 60-х годов (даже крестьянской), для которых в то время якобы не был еще подготовлен необходимый «прочный фунда¬ мент»117. . В 1887—1888 гг. с появлением сведений о проекте Пазухп- на — Толстого даже в хронике внутреннего обозрения «Вест¬ ника Европы» и в специальных статьях К. Ар^ньева заме¬ чается отход от принципа неприкосновенности начал буржу¬ азных реформ, от идеи их дальнейшего развития, выражается согласие на отдельные реакционные поправки к ним. В 1888 г. Арсеньев выступил со статьей «По поводу ре¬ формы земских учреждений». Он расценивал проект как «от¬ мену самостоятельности земских собраний, причисление зем¬ ских управ к сонму «присутственных мест», земских деяте¬ лей — к сонму чиновников, как фактическую «отмену земских учреждений»118. Возражая против утверждения всех поста¬ новлений земства губернатором и министром внутренних дел, против отмены обжалования земскими собраниями решений губернатора, против уничтожения управ и других мер, пол¬ ностью подчйняющих земство администрации, Арсеньев вы¬ двигал свой проект «законодательной регламентации задач и обязанностей земства». Он предлагал установить максимум обложения для земель и других недвижимых имуществ, опре¬ делить нормы для установления повинностей и регламенти¬ ровать расходы земства. Он проектировал также предоставить губернатору право инициативы в земских собраниях119 120. Более последовательной была позиция Арсеньева в вопро¬ се о представительстве, хотя и здесь этот либерал шел на компромиссы с реакцией. Как и на протяжении всех 80-х го¬ дов, он решительно выступал против сословной системы вы¬ боров и привилегий дворянства, но допускал меры, которые предупредили бы ослабление его влияния: выделение из съез¬ да землевладельцев промышленников (там, где их много) в отдельную группу, а также выделение мелких землевладель¬ цев «там, где чрезмерно растет их влияние», в особый съезд (имеются в виду обладатели полного ценза) 12°. Еще в 1885—1886 гг. «Вестник Европы» писал'о широком развитии «лучших начал», имея в виду, в первую очередь, 116 «Неделя», 1890, № 43—44 (Н. Нечаев. Организация нового зем¬ ства). 117 Там же, 1890, № 43, стр. 1354—1355. 118 «Вестник Европы», 1888, кн. 3, стр. 329. 119 Там же, стр. 334—340. 120 Там же. • 121
бессословность действующего закона. В 1887—1888 гг. это «развитие» уже рисовалось в виде реакционных поправок, всесторонней регламентации, ограничения представительства мелких землевладельцев и т. д. Позиция «Вестника Европы», и Арсеньева в частности, очень характерна для либерализма периода реакции. Шелгунов отмечал, что если либерализм эпохи реформ требовал прогрессивных преобразований, то в 80-х годах он только отстаивал существующее, да и то не всегда последовательно. «Недавний либерализм эпохи рефор¬ мы, сначала, только потупившийся, а затем и сам от себя отвернувшийся»121, — так характеризовал он либерализм этих лет. / , С полной поддержкой взглядов Арсеньева выступил в «Русских ведомостях» известный земский деятель и публицист Н. Колюпанов. Он выразил «безусловное» согласие с «пре¬ красной» статьей Арсеньева, возражая только против идеи законодательной регламентации земского обложения 122. К числу либеральных земских публицистов второй поло¬ вины 80-х годов, весьма непоследовательно отстаивавших Зем¬ ское положение 1864 г. и допускавших различные реакцион¬ ные поправки к нему в виде усиления административного кон¬ троля, относится и В. Ю. Скалой, много писавший о земстве в «Русских ведомостях» (под псевдонимом Юрьева) 123 и от¬ части в «Северном вестнике»124. В его большой статье «На¬ кануне реформы», посвященной разбору проекта Пазухина — Толстого, как и в упомянутой нами статье Колюпанова, утверждается правильность основных начал реформы 1864 г. и неуместность пересмотра всего законодательства. Скалой оценивал проект как возвращение к дореформенным порядкам и комитетам о земских повинностях. Его предложения своди¬ лись к тому, чтобы реформу (января 1864 г.) допоЛнить новыми уставами, правилами, точным законодательным опре¬ делением круга вверенных земству дел. Фактически это про¬ 121 «Русская мысль», 1(889, кн. 12, стр. 203. 122 «Русские ведомости», 1888, № 102 (Н. Кол юпанов. По поводу статьи Арсеньева о преобразовании земских учреждений). .123 В. Ю р ь е в. К вопросу о земских финансах. «Русские ведомости», 1886, № 214, 225, 267; его же. Накануне реформы. По поводу преобра¬ зования земских учреждений. «Русские ведомости», 1888, № 236, 242, 245, 256, 277, 291, 321; его же. Земские учреждения и их критики. «Русские ведомости», 1889, № 134, 351; 1890, № 29. 124 В. Скалой. Двадцатипятилетие земских учреждений. «Северный вестник», 1889, кн. 1. Основная цель статьи — доказать плодотворность '25-летней деятельности земских учреждений. Эта задача представляется автору «настойчивой» необходимостью ввиду возникших «в правительст¬ венных сферах и в обществе сомнений в целесообразности и применимо¬ сти» начал 1864 г. В этой статье проявляется идеализация Земского поло¬ жения. Один из основных его принципов, по мнению Скалона, — полная «самоотверженность» земских учреждений в пределах определенной зако¬ ном компетенции. 122
грамма той же регламентации, что и у Арсеньева. Нелишне напомнить, что еще в своих статьях 1885—1886 гг. 125 Скалой отстаивал необходимость сохранения той доли самостоятель¬ ности земства в делах местного хозяйства, которой оно поль¬ зовалось по Положению 1864 г., и дальнейшего прогрессивно¬ го развития избирательной системы. Перед угрозой реального осуществления идей Пазухина — Толстого, уничтожавшего земское самоуправление, он, как и многие другие либераль¬ ные земские публицисты, сдал свои позиции. Несколько отлично по своему характеру освещение зем¬ ского вопроса в постоянно помещавшихся в «Русских ведо¬ мостях» обзорах о земском самоуправлении, в передовых ста¬ тьях от редакции. В них последовательно проводилась за¬ щита Земского положения 1864 г., отвергались все предложе¬ ния реакционных поправок к нему и в некоторых случаях делались робкие попытки критики ограниченности земского законодательства. Эту «идейность» газеты в смысле последо¬ вательного проведения избранной ею политической линии от¬ мечал Н. В. Шелгунов126. В 1888 г., уже после появления сведений о проекте Пазухина — Толстого, «Русские ведомо¬ сти» полностью отрицали необходимость усиления в какой- либо степени административного контроля над земством, вы¬ ступали против регламентации земского обложения, за отме¬ ну ограничительного закона 21 ноября 1866 г., одобряли хо¬ датайства ряда земств о расширении сферы земского обло¬ жения 127. Критике подвергались и «недостатки» существующей из¬ бирательной системы, которые отмечались «в одно время» и печатью, и земскими собраниями (газета несомненно имела в виду конец 70-х — начало 80-х годов). В очень осторожной форме газета выражала свою солидарность с либеральными требованиями о расширении земского представительства, вы¬ сказанными в период «диктатуры сердца». Отмечалась нерав¬ номерность представительства в земстве различных социаль¬ ных групп населения128. «Уравнение прав отдельных разря¬ дов земских плательщиков предоставлением им одинакового участия в земских делах — это первое условие правильной организации земского хозяйства», — вот требование газеты. В то время как Арсеньев в «Вестнике Европы» выступал за ограничение прав мелких земельных собственников, «Русские ведомости» высказывались за уравнение их с полноцензовыми избирателями и предоставление права голоса категориям, со¬ вершенно устраненным от выборов (владельцам земли менее V20 полного ценза, мелким торговцам и промышленникам). 125 «Русские ведомости», 1886, № 214, 267; 1885, № 37, 45. 126 «Русская мысль», 1890, кн. 1, стр. 189. 127 «Русские ведомости», 1888, № 1, 116; 1889, № 1, 95. 128 «Русские ведомости», 1889, № 148. 123
Газета также выступала за предоставление пассивного изби¬ рательного права местной интеллигенции, не платящей земских сборов. Проект министерства внутренних дел, заключала га¬ зета, не соответствует всем этим назревшим потребностям. Полностью сохранила свои позиции «Русская мысль» (специальных статей здесь было мало, но внутреннее обозре¬ ние, которое с 1886 г. вел Шелгунов, регулярно давало зем¬ скую хронику). Именно в «Русской мысли», с одной стороны, наиболее последовательно отразилась либеральная точка зре¬ ния на земство, а с другой — проскальзывают и радикальные нотки. Уже после появления проекта контрреформы, отмечая, что в сложившейся общественно-политической обстановке речь может идти только о сохранении реформы 1864 г., которую она метко охарактеризовала как пример «дарования одной рукой и подтягивания другой» 129, «Русская мысль» еще раз говорила, о насущных преобразованиях земского устройства. Журнал продолжал настойчиво доказывать, что задача пре¬ образования состоит в расширении круга деятельности зем¬ ства, в предоставлении ему «полной самостоятельности», в превращении всего местного управления в земское (в отли¬ чие от прежних высказываний для губернского устройства до¬ пускалось сочетание земского начала с административным)130. Выдвигая эту программу, «Русская мысль» писала, что и «такая система несовершенна, но она лучше ' отвечает потребностям живого организма». В чем же журнал видел «совершенную систему» — это по цензурным причинам оста¬ лось нераскрытым. Для понимания позиции «Русской мыс¬ ли» важно учесть оговорку, которая 4была сделана в самом начале внутреннего обозрения, посвященного анализу проек¬ та контрреформы. Обозреватель отмечал, что проект рассмат¬ ривался им «исключительно с точки зрения нужд местного управления»131 132. На наш взгляд, этим подчеркивалась и огра¬ ниченность критики проекта, и ограниченность тех предло¬ жений, с которыми выступал журнал. В своей оценке проекта Пазухина — Толстого «Русская мысль», в отличие от «Вест¬ ника Европы», была последовательна, не одобряя никаких реакционных изменений Прложения 1864 г. Проект оцени¬ вался как фактическое уничтожение земского самоуправле¬ ния: «Если бы он осуществился без коренных изменений, то земство перестало бы существовать как особый обществен¬ ный элемент, земские учреждения получили бы чисто прави¬ тельственный характер» 1S2. В последнем номере журнала за 129 «Русская мысль», 1890, кн. 1, стр. 157. 130 Там же, 1888, кн.. 12, стр. 209; кн. 3, стр. 185; кн. 4, стр. 199. 131 Там же, 1888, кн. 12, стр. 206. • 132 Там же, кн. 12, стр. 209—210. 124
1888 г. отмечалось, что «на ближайшей очереди у нас стоит теперь общий вопрос — о сохранении самостоятельности зем¬ ских учреждений или об отмене самостоятельности и в тех пределах (курсив наш. — Л. 3.), как она была допущена Положением 1864 г.» 133. «Русская мысль» осталась вер¬ на себе и в характеристике земской реформы 60-х годов, и в требованиях ее дальнейшего развития. Говоря о либеральной прессе, надо отметить издававшую¬ ся в Женеве газету «Общее дело» (выходила с 1887 по 1890 г., всего 112 номеров). Реакционная политика самодер¬ жавия 80-х годов расценивалась в ней как попытка «возвра¬ щения назад к старым дореформенным нравам», а проект Пазухина — Толстого как «уничтожение последних остат¬ ков земского самоуправления в России»134. Поворот прави¬ тельства от политики буржуазных реформ к крепостнической реакции, по мнению «Общего дела», чреват «государственной катастрофой» 135. В отличие от издававшихся в России либе¬ ральных органов, которые по цензурным условиям не могли писать о центральном представительстве, на страницах «Об¬ щего дела» этот вопрос часто поднимался, правда, в общей форме, без каких-либо конкретных проектов. «Мысль о неиз¬ бежности представительной системы правления с каждым днем сильнее и глубже проникает в сознание интеллиген¬ ции» 136, — писала газета. Эта «представительная система» мыслилась как развитие «конституционных идей, парламента¬ ризма и общечеловеческих прав, внесенных реформами прош¬ лого царствования» 137, т. е. как дальнейшее преобразование государственного строя в духе буржуазных реформ 60-х го¬ дов. Крайняя умеренность требований заграничного либераль¬ ного органа видна из следующего заявления: «Не только факт призвания нации к участию и надзору в делах правления, но уже одна уверенность, что правительство вступило на путь прогресса,'заменив идеалы абсолютизма идеалами свободы и самоуправления, открыла бы нам богатые средства внутрен¬ него возрождения» 138. «Общее дело» отрицало какие бы то ни было методы насилия в борьбе с самодержавием, призна¬ вая исключительно «путь реформ» и даже «путь частных ре¬ форм, улучшений и преобразований, поддерживаемый соот¬ ветствующими организациями масс трудящегося населе¬ ния»139. Даже «вольная» либеральная пресса отличалась 133 «Русская мысль», 1888, кн. 12, стр. 206. 134 «Общее дело», март 1888 г., № 107, стр. 6; ноябрь 1890 г., № 112, стр. 9. 135 Там же, декабрь 1886 г., № 92, стр. 11, 13. 136 Там же, стр. 13. . 137 Там же, ноябрь 1890 г., № 112, стр. 9. 138 Там же, март 1888 г., № 107, стр. 5. 139 Там же, март 1889 г., № 111, стр. 9. 125
крайней умеренностью, робостью, политической дряблостью, отсутствием своей самостоятельно разработанной программы, которая могла бы сплотить либеральную оппозицию. Дальше критики реакционных мероприятий правительства 80-х годов и общих пожеланий «представительной системы» она не шла. Подводя итог обзору либеральной периодики, надо под¬ черкнуть, что общей характерной чертой ее в обсуждении земского вопроса была защита основных положений рефор¬ мы 1864 г. Но при всей схожести, однородности либеральных органов можно отметить оттенки различного подхода к по¬ ставленной на очередь дня земской контрреформе. В то вре¬ мя как в специальных статьях Арсеньева, Колюпанова, Ска- лона, внутренних обозрениях «Вестника Европы» делался ряд уступок реакционным требованиям и самые основы Земского положения 1864 г. отстаивались непоследовательно, в «Рус¬ ских ведомостях» (обзорных, редакционных статьях) - и осо¬ бенно в «Русской мысли» (внутренних обозрениях) выдвига¬ лись, хотя и робко, требования уравнения прав различных социальных групп, расширения земского представительства, компетенции и‘ самостоятельности земских учреждений, а «Русской мыслью» даже ставился вопрос'о преобразовании всего уездного и отчасти губернского управления на земской основе. В «Русской мысли» встречаются намеки на политиче¬ скую постановку вопроса и ряд оговорок об ограниченности рамок обсуждения данной проблемы. Нелегальная женевская газета «Общее дело», хотя и ставила вопрос о центральном представительстве, но не выработала никакой цельной про¬ граммы, которая могла бы послужить сплочению либераль¬ ной оппозиции. Характерной особенностью органов либерального направ¬ ления являлось то, что ни один из них не представлял какого- то общественно-политического течения в чистом виде. На страницах «Вестника Европы» печатался Салтыков-Щедрин, с иронией писавший о тех, кто говорил «недореформили», и о тех, кто восклицал «перереформили» (т. е. о либералах и ре¬ акционерах), и Арсеньев, либерал крайне умеренного толка; в «Русских ведомостях» Чернышевский и либеральный пуб¬ лицист Скалой; в «Русской мысли» — Шелгунов и Абрамов, хотя автор «Очерков русской жизни» был непримиримым врагом «практического направления», «абрамовщины». о ко¬ торой он писал, что все представители этой фракции «отлича¬ ются робостью общественной мысли и очень короткими умст¬ венными крыльями» 140. Эта особенность русской либеральной прессы второй половины 80-х годов объяснялась тем обстоя¬ тельством, что все революционно-демократические и вообще радикальные органы были ликвидированы. 140 «Русская мысль», 1889, кн. 4, стр. 169. 126
Интересна постановка земского вопроса в журнале «Са¬ моуправление», который издавался в Женеве в 1887—1889 гг. (всего вышло 4 номера)141. Редакция считала журнал орга- Н0лМ «социалистов-революционеров». Само название журнала свидетельствует о том, что вопросы самоуправления являлись основной задачей программы, выдвинутой редакцией. В про¬ граммной статье это требование, требование самоуправления, расшифровывалось так: «1) постоянное народное представи¬ тельство с законодательными полномочиями в вопросах об¬ щегосударственных; 2) широкое местное самоуправление для удовлетворения местных нужд; 3) всеобщее избирательное право; 4) полная свобода слова, совести, печати, ассоциаций, собраний и избирательной агитации»142. Редакция писала, что она присоединяется к требованиям, заявленным «Народной волей» в известном письме к Алек¬ сандру III: «Мы считаем необходимым созвание Земского собора, обладающего учредительной и законодательной вла¬ стью. Он должен состоять из представителей всей страны, из¬ бранных всеобщей подачей голосов... к этой целц мы будем стремиться, эту идею пропагандировать, как при господстве абсолютизма, так и при парламентском конституционном ре¬ жиме, если обессиленный абсолютизм призовет к участию в управлении привилегированные классы или обопрется на те* перешнее земство»143 (курсив наш. — Л. 3.). Итак, когда речь идет об «общегосударственном самоуправлении» или «Земском соборе», о «широком местном самоуправле¬ нии», то имеется в виду не расширение прав существующего земства, а создание новых органов, основанных на всеобщем избирательном праве. Специально земского вопроса для ре¬ дакции нет. За существующим земством отвергалось всякое будущее, провозглашался лозунг всеобщего самоуправления, и в этом редакция была последовательна. Но в своей тактике земству она отводила далеко не последнюю роль. Группиру¬ ющиеся вокруг «Самоуправления» так называемые «социали¬ сты-революционеры» были сторонниками «медленного и по¬ степенного» развития. Они отвергали путь революции как. «народной», так и «дворцовой» или «городской». «Путь легаль¬ ной агитации в печати, земствах и т. д.; организация легаль¬ ных общественных протестов и легального давления на пра¬ вительство имеет за собой многое и нами усиленно рекомен- 141 В № 1 журнала были помещены письма Дебогория-Мокриевича,. Степняка-Кравчинского, Добровольского, Драгоманова, Аксельрода, Засу¬ лич, Плеханова, в которых авторы выражали свои взгляды на политиче¬ ские задачи. Однако редакция отмечала, что письма эти предназначались, не для «Самоуправления» и печатались без согласия авторов, и оговари¬ вала, что изложенные в письмах взгляды нельзя отождествлять со взгля¬ дами редакции. 142 «Самоуправление», декабрь 1887 г., № 1, стр. 4. 143 Там же, май 1888 г., № 2, стр. 3. 127
дуется», — пишет «Самоуправление». Одновременно предла¬ галось сочетать легальную борьбу с террором, признанным «Народной волей» 144. Союз 'Социалистов-революционеров со всем либеральным обществом, сочетание террора с агитацией в земстве и печати, с легальным давлением на правительство при полном отказе от идеи революции, даже от военного заговора (дворцовая революция) — вот тактика группы «Самоуправления». В своем письме в редакцию П. Лавров писал, что со¬ циалисты-революционеры, оставаясь социалистами, не могут как партия революционная сливаться, вступать в союз с партией либеральной. Другое замечание Лаврова — о необ¬ ходимости пропаганды для русской революционной партии социалистических идей в народе, который «один может дать почву будущему социальному перевороту»145. Лавров пра¬ вильно подметил ошибочность позиции группы «Самоуправ¬ ления», которая неизбежно должна была привести этих эпи¬ гонов народовольчества к либерализму. Вопрос , о земстве нашел отражение в «Очерках русской жизни» Н. В. Шелгунова 146. В 80-е годы, когда над земством уже нависла угроза полного уничтожения, Шелгунов продол¬ жал писать о «земской идее» как об идее «выборного пред¬ ставительства», как об идее политической 147. Еще в 60-х го¬ дах Шелгунов рассматривал земство как определенный этап на пути политического освобождения 148. «Идеалом», к кото¬ рому должно стремиться русское общество, Шелгунов считает наступление «того полного самоуправления, при котором каж¬ дый член общества выступит у$ке как представитель обще¬ ственного интереса и в чиновном элементе не будет никакой нужды»149. Осуществление этих идеалов требует слишком продолжительного срока и оно «не может быть достигнуто без борьбы»; в эту борьбу, по мысли Шелгунова, должно бы¬ ло включиться и земство. Вот почему он видел в земстве «восходящее солнце русского органического развития», при¬ зывая увидеть «широкие задачи» земства. Этим своим идеа¬ лам Шелгунов остался верен и в период реакции, когда пере¬ сматривалось наследие 60-х годов, когда многие публицисты под давлением наступающей реакции отходили от’ прежних своих прогрессивных взглядов. В 1888 г., отводя обвинения против земства, Шелгунов пи¬ сал: «Земство сделало все, что оно сделать могло; чего же 144 «Самоуправление», декабрь 1887 г., № 1, стр. 4. 145 Там же, май 1888 г., № 2, стр. 31. х 146 Они печатались в 1885 г. в «Русских ведомостях», с 1886 по 1891 гг.— в «Русской мысли», а позже вышли отдельным изданием (Н. В. Шелгунов. Очерки русской жизни. СПб., 1895). 147 «Русская мысль», 1886, кн. 3, стр. 107. 148 «Русское слово», 1865, кн. 9, современное обозрение, стр. 4. 149 Там же, стр. 10. 128
оно не сделало, того оно, значит, при всех данных условиях, и сделать не могло» 15°. И в другом месте о том же: «Земство в тех узких рамках, в каких оно поставлено, дальше разви¬ ваться не может», полная изолированность превратила его в «муравейник, живущий сам в себе и отделенный от всех остальных таких же муравейников китайской стеной». Шел¬ гунов настаивал на «необходимости установления некоторой связи между совершенно разобщенными ныне земствами»150 151. Итак, идея объединения земства — необходимое условие его развития. Мысль о зависимости успехов деятельности земства от «внешних условий», т. е. не земских, от общегосударствен¬ ной системы 152, постоянно проходит через очерки. Шелгунов подчеркивал в земстве идею политическую. В разгар разгула реакции, отвечая на выпады против само¬ управления, Шелгунов говорил, что, избирая земских глас¬ ных, деревня живет политической жизнью, что «земство не мертвое или умирающее дело, а живая, растущая и крепну¬ щая сила» 153. Как и в 60-х годах, Шелгунов писал «о широ¬ ких общественных обязанностях», которые стоят перед зем¬ цами, о «живучести земской идеи» (какой смысл вкладывал¬ ся в это понятие, говорилось выше). Он разъяснял, что зем¬ ство «не департамент путей сообщения, который должен чи¬ нить мосты и дороги». Шелгунов резко-бичевал «абрамовщи- ну», «прославление малых дел», направление, которое, отре¬ каясь от общественно-политических вопросов, выдвинуло на первый план «практические дела» 154. Значение земства, по Шелгунову, не только и не столько в его конкретной деятельно¬ сти в области экономической, народного образования, медици¬ ны ит. д., а в выработке общественного сознания призванных к общему делу людей, в «установлении своего отношения к це¬ лой совокупности русских условий, в которых земству прихо¬ дилось думать и действовать». Но это только первый опыт, «приготовительный класс общественности» на пути к тому «полному самоуправлению, о котором писалось выше»155. Интересна и другая мысль, неоднократно повторяющаяся у Шелгунова, — это мысль об ответственности общества за те формы общественной жизни, которые оно принимает, в кото¬ рых действует. Если же эти формы устаревают, то общество должно выработать новые идеалы и осуществить их 156. Шелгунов неоднократно указывал, что «русское общество не имеет право предъявлять к земству особые требования уже 150 «Русская мысль», 1888, кн. 10, стр. 179. 151 Там же, 1886, кн. 3, стр. 108, ПО, 113. 152 Там же, 1888, кн. 10, стр. 179. 153 Там же, 1886, кн. 8, стр. 195—196. 154 Там же, 1890, кн. 1, стр. 186. 155 Там же, 1888, кн. 10, стр. 170, 173. 156 Там же, кн. 1, стр. 182—183; кн. 6, стр. 111. 9 Заказ 478 129
потому, что земство есть арена общественной практики того же самого общества... Недовольство, которое слышится в об¬ ществе на земство, есть лишь доказательство того, что ум¬ ственно наше общество ушло гораздо дальше его собственной общественно-практической деятельности... и уже не может уложиться в ее рамках. Но и частная, земская и общая орга¬ низация больше ничто, как известные формы, которым содер¬ жание и движение может дать только общество теми своими идеалами и стремлениями, которыми оно само одушевлено, живет и движется» 157. Итак, ответственность за судьбу даль¬ нейшего развития земства Шелгунов возлагал на само обще¬ ство. Это положение не раскрыто, но вот что писал Шелгунов в следующем своем «Очерке» о реформах 60-х годов: «Только идейным движением создавалось освобождение крестьян, и гласный суд, и земство» 158. Если поставить в связь эти два высказывания, то станет ясно, что подобное же «идейное дви¬ жение» Шелгунов считал необходимой предпосылкой для рас¬ ширения основ земского самоуправления и в конце 80-х годов. Революционер-демократ Шелгунов понимал, что дальнейший прогресс не может происходить без борьбы общества за свои идеалы. Он не возлагал надежд на законодательную деятель¬ ность, основным стремлением которой было «взамен исчез¬ нувшего с крепостным правом промежуточного цемента по¬ мещичьей власти, создать соответственную ей силу». Но огра¬ ниченность Шелгунова проявлялась в том, что и в конце 80-х годов он продолжал видеть в земстве, которое, правда, все более должно становиться крестьянским, ту ячейку само¬ управления, которая должна была стать основой будущего развития. Он продолжал считать, что в земстве вырабаты¬ вается общественное сознание, преемственная коллективная мысль, не понимая, что передовая общественная мысль и иде¬ ология зарождается далеко за пределами земства. Он не ви¬ дел еще поднимающегося нового класса и стоящих перед ним революционных задач. § 3. Разногласия в правящих кругах при обсуждении законопроекта Наиболее ярко выявляют и характеризуют те противоре¬ чия, которые проявлялись уже с первых шагов подготовки земской контрреформы начиная с обсуждения проекта Пазу- хина 2 апреля 1886 г., отзывы министров на проект контрре¬ формы, представленные ввиду предстоявшего рассмотрения законопроекта в Государственном совете. В приведенных выше письмах Пазухина и Победоносцева, 157 «Русская мысль», 1888, кн. 10, стр. 180. 158 Там же, кн. 12, стр. 132. 130
воспоминаниях Феоктистова отмечалась оппозиция министра юстиции Н. А. Манасеина основным положениям проекта. Записка его, поданная в Государственный совет, подтверж¬ дает правильность этих сведений. Манасеин ставил под воп¬ рос целесообразность коренного преобразования земства. При¬ водимые в представлении Толстого факты неудовлетворитель¬ ной деятельности земства он находил единичными и случай¬ ными, за которыми нельзя признать «значения общего явле¬ ния». «Едва ли возможно прийти к убеждению, — писал он, — в неотложной необходимости коренного преобразова¬ ния в деле, обнимающем собой весь строй местной общест¬ венной жизни, полной отмены того порядка, плоды которого еще не выяснены, и введение нового, польза коего доказы¬ вается одними лишь теоретическими соображениями»159. Манасеин вообще считал, что недостатки земской ^деятель¬ ности «не коренятся в самом принципе самоуправления» 16°, и выдвигал веские доводы против основных положений про¬ екта — полного подчинения земства администрации и отмены выборного начала для исполнительных органов: «Достиже¬ ние цели, поставленной Министерством внутренних дел — придать земским учреждениям характер установлений прави¬ тельственных, — не может быть обусловлено ... непременным уничтожением всякой самостоятельности земских органов^ так же как и отменой выборного порядка замещения должностей земских управ» 161. Он считал невозможным предоставить ад¬ министрации ничем не ограниченную власть над земством, предусмотренную проектом. «Губернская, а тем более отда¬ ленная от уезда центральная власть, не будет в состоянии получить все нужные для правильного взгляда на дело сведе¬ ния... Ответственность, возлагаемая проектом на администра¬ цию в деле земского хозяйства, должна в то же время снять всякую нравственную ответственность с настоящих хозяев дела — гласных земского собрания»162. О принципе прави¬ тельственного назначения членов земских присутствий Мана¬ сеин писал: «В этих именно должностях земской хозяйствен¬ ной службы выборный порядок имеет существенные практи¬ ческие преимущества перед коронным назначением... Не под¬ лежит сомнению, что для успешной совместной деятельности земского собрания и исполнительного его органа управы или присутствия необходимо полное взаимное доверие и солидар¬ ность во взглядах между управой и руководящим большин¬ ством собрания» 163. Вывод Манасеина: «С низведением зем¬ ского собрания на степень почти исключительно совещатель¬ >59 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, лл. 136—1.37. 160 Там же, л. 139. 161. Там же, л. 136. 162 Там же, л. 137. „ 163 Там же, л. 139. 9* 131
ного органа, дело земского хозяйства и благоустройства, во¬ преки намерению самого проекта, всецело и без всякого дей¬ ствительного контроля со стороны общества, будет находить¬ ся в руках администрации и членов земского присутствия», земские собрания превратятся в «совещательные органы при представителях губернской и центральной административной власти» 164. Фраза «вопреки намерению самого проекта», как видно, приведена Манасеиным для некоторого смягчения кри¬ тики положений проекта Пазухина — Толстого. В отзыве под¬ вергалась сомнению и необходимость возврата к сословному принципу организации избирательной системы: «Я не могу, вместе с тем, вполне присоединиться к соображениям... о пре¬ восходстве сословной организации вообще пред распределе¬ нием избирателей по имуществу... Поэтому я.затрудняюсь со¬ гласиться и с другим выводом записки Министерства внутрен¬ них дел, что естественным последствием устройства выборов по сословиям окажется улучшение личного состава собра¬ ний» 165. Итак, отвергая все основные положения проекта, состав¬ ляющие его суть, Манасеин отрицал и необходимость корен¬ ного преобразования земства: «Внимательное рассмотрение настоящих предположений не может привести к заключению, что проектированное *на новых началах устройство местных общественных установлений представлялось бы на практике вполне удобным и внесло бы существенные улучшения в ход земской хозяйственной деятельности» 166. Однако некоторые поправки реакционного характера к По¬ ложению 1864 г. им допускались. Сомневаясь в безусловной правильности дарования прав гласных крупным земельным собственникам без выборов, Манасеин все же считал, что они йяк наиболее крупные плательщики земских сборов «более других заинтересованы в распределении земской казны», поэ¬ тому возможно ввести их в состав уездных собраний, но при условии образовательного ценза 167 и значительного ограниче¬ ния их доступа в губернские собрания. Уступка допускалась й в вопросе организации избирательной системы по сословно¬ му принципу. Признавая превосходство системы, основанной на имущественном начале, Манасеин считал, что если дей-; ствительно будет доказана утрата позиций дворянства в зем¬ стве, то этому следует «безотлагательно положить конец» устройством выборов по сословиям 168. Выступая против пол¬ ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, л. 139. 165 Там же, л. 141. < 166 Там же, л. 137. 167 Там же, л. 142. Для потомственных дворян таким условием долж¬ но было служить право голоса в собрании местного дворянства. Имущест венный ценз Манасеин предлагал в 300 000 руб. оценочной стоимости земли. " ’• 168 Там же, л. 140. 132 1
ного подчинения земства администрации, министр юстиции допускал некоторое усиление ее власти: предоставление гу¬ бернатору права ревизии земских управ, расширение круга вопросов, по которым требуется обязательное утверждение губернатора или министра внутренних дел 169. В отзыве Манасеина довольно ясно проявилось то направ¬ ление в правительственных кругах, сущность которого корот¬ ко можно выразить так: допущение отдельных реакционных изменений в Положении 1864 г., но без коренного его пере¬ смотра и фактического уничтожения земского самоуправле¬ ния, против основной идеи Пазухина — Толстого, а значит К земской контрреформы в целом. . К рассмотренному отзыву близка по своему характеру Записка государственного контролера Д. М. Сольского. Он также отмечал, что в представлении «нет полного, подкреп¬ ленного фактическими данными, разбора недостатков суще¬ ствующего земского хозяйства» 17°. Соображения министер¬ ства, по его мнению, «не представляют ни достаточного ма¬ териала, ни прочной почвы для законодательной меры»171. Сольский и сам подвергал критике Положение 1864 г., но с позиций, противоположных взглядам Пазухина и Толстого. Он находил компетенцию земства слишком ограниченной. В случае осуществления проекта СолЪский видел лишь два возможных исхода для земских собраний, «лишенных инициа¬ тивы и власти, лишенных влияния на состав исполнительных земских учреждений, свободных от действительной ответст¬ венности за ход земского дела» — или сделаться лишь «ис¬ полнителями мертвой формы, совершенно ненужным звеном в управлении, или стать центром бесплодной критики и празд¬ ной агитации против губернского начальства и правительст¬ ва» 172. Вывод Сольского: «Переделка положения о земских учреждениях едва ли устранит главные недостатки суще¬ ствующего порядка вещей и едва ли улучшит его» 173. И да¬ лее: «Удобнее было бы... достигнуть устранения ощущаемых ныне затруднений путем частичных изменений и дополнений в положении о зСмских учреждениях, не прибегая к такой ломке его, которая, не исправляя главных недостатков, грози¬ ла бы прибавить к ним новые»174. Выступая против самой идеи земской контрреформы, государственный контролер не считал нужным рассматривать отдельные статьи проекта, нет в его отзыве и позитивных предложений, только выраженное в общей форме признание необходимости пересмотра всего 169 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, лл. 139—140. 170 Там же, л. 75. 171 Там же, л. 80. 172 Там же, л. 83. 173 Там же, л. 80. 174 Там же, л. 86. 133
управления губерний и уездов для «правильного осуществле¬ ния связи интересов государственных и местных» * 176. В отзы¬ ве Сольского дана критика проекта земской контрреформы с позиций либеральной бюрократии, пытавшейся предотвра¬ тить общий пересмотр реформ 60-х годов. В Записке министра государственных имуществ М. Н. Ост¬ ровского нет общей постановки о целесообразности предпри¬ нимаемой контрреформы, как у Манасеина и Сольского. Одна¬ ко и он высказался против основной статьи нового проек¬ та — уничтожения выборных земских управ. Результатом такого преобразования земских учреждений, по его мнению, может быть «охлаждение населения к земской деятельности и земским интересам и возвращение к порядкам прежних гу¬ бернских комитетов о земских повинностях с сословными представителями» 176. Не высказывая своего принципиального отношения к проектируемой сословной организации выборов, Островский вцражал сомнение в ее плодотворности. Разде¬ ляя мысль Толстого о необходимости строгого контроля за земством со стороны местной администрации, он^считал, что «на почве предложенных Министерством внутренних дел из¬ менений це будет достигнуто вполне справедливое и правиль¬ ное преобразование земских учреждений» 177. Все три отзыва объединяет одна мысль — отрицание не¬ обходимости контрреформы, несогласие с уничтожением зем¬ ского положения эпохи буржуазных преобразований. В записках других министров (народного просвещения И. Д. Делянова, путей сообщения К. Н. Посьета, финансов И. А. Вышнеградского) проект Толстого в целом одобрялся. Отдельные замечания, либо реакционные, либо несколько смягчающие некоторые статьи, носили частный характер 178. Делянов требовал ограничения компетенции земства в дёлах народного образования 179 180. Посьет считал необходимым дать права гласных уездных собраний без выборов и депутатам от дворянства (помимо крупных собственников, аналогично праву уездных предводителей дворянства в губернских собра¬ ниях) 18°. Вышнеградский настаивал на том, чтобы одновре¬ менно с реформой земских учреждений был решен и вопрос о пределах земского обложения, предлагая установить в про¬ екте высшие нормы. Он высказался также за сокращение той части расходов, которая предоставлялась усмотрению самих J75 ЦГИА, ’ф. 1282, оп. 2, д. 1836, л. 85. 176 Там же, л. 112. 177 Там же, лл. 112—113. . 178 Отдельные замечания об организации земских учреждений содер¬ жатся также в отзыве министра императорского двора и уделов И. И. Во¬ ронцова-Дашкова на проект закона о земских начальниках. 179 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, л. 47. 180 Там же, л. 67. 134
земских собраний. Эти требования явно реакционного харак¬ тера имели целью урезать права земства в финансовых вопро¬ сах и подчинить его контролю министерства финансов. Одна¬ ко Вышнеградский был против неограниченной власти гу¬ бернатора, против повышения ценза для мелких собственников от !/2о до 7ю« Не возражая в целом против мысли Толстого о замене управ присутствиями, он считал, что назначение должно происходить только из числа гласных181. Незначи¬ тельные поправки, несколько ограждающие земства от про¬ извола администрации, содержались в отзыве Воронцова- Дашкова 182. Большим своеобразием отличалась записка К. П. Победо¬ носцева. Соглашаясь с Толстым в необходимости изменить Положение о земских учреждениях для «объединения их с общим государственным строем», Победоносцев выражал со¬ мнение относительно некоторых способов осуществления этой цели. В его отзыве предлагалось до минимума ограничить чис¬ ло гласных земских собраний — оно не должно превышать 25. «Чем меньше число, тем благонадежнее, что они будут за¬ ниматься делом, а не пустыми речами», — поясняет Победо¬ носцев свою мысль, и добавляет: «Желательно было бы, что¬ бы земские собрания, хотя бы в первое время введения но¬ вого положения, происходили не публично»183. Ценз, предложенный проектом, не удовлетворил обер-про¬ курора Синода, он считал необходимым повысить его: «Чем теснее будет круг избирателей, тем благонадежнее будут и выборы». Он полагал нужным значительно ограничить права меЩан и мелких торговцев, вообще лишить избирательных прав евреев. Далее он предлагал избирать не прямо гласных, а кандидатов в гласные в количестве, определенном для каж¬ дого уезда и каждого съезда избирателей. Из списка всех кандидатов гласные могли бы быть назначены по жребию с утверждения губернатора, а остальные кандидаты считались бы заместителями184. Как далеко могло распространиться право губернатора на неутверждение, как вообще оно соче¬ талось с жребием, — эти вопросы остаются неясными. Но понятно, что само предложение вызвано стремлением Победо¬ носцева к сокращению числа гласных и обеспечению «благо¬ надежности» собраний, о чем он неоднократно говорил. Что касается прав крупных земельных собственников участвовать в земских собраниях без выборов, Победоносцев предлагал Свой вариант этой статьи. Боясь «чрезмерного расширения» 181 ЦГИА, ф. 1282, on. 2, д. 1836, лл. 115, 117, 119, 121, 126, 127. 182 Там же, лл. 130^—132. 183 Там же, л. 93. 184 Там же, лл. 93—94. 135
числа членов земского собрания и введения «таких элементов, на благонадежность коих невозможно заранее положиться», он отрицал правильность этой меры и расценивал ее как искус¬ ственное насаждение в России лендлордов 185. «Крупное зем¬ левладение само по себе далеко не представляет в сем от¬ ношении надежного ручательства... нередко именно крупные землевладельцы и люди богатые вносили в земское собрание дух беспорядка». Поэтому он считает более надежным, чтобы правительство назначало от себя известное число членов в земские собрания с правом гласного 186. Лейтмотив отзыва Победоносцева — во что бы то ни ста¬ ло обеспечить политическую «благонадежность» состава зем¬ ских собраний: для этого и измышляются все предлагаемые им крайне реакционные меры. Но при всем том, как ни па¬ радоксально, Победоносцев выступал против основного пункта программы Пазухина — Толстого — уничтожения выборных земских управ,, против их замены присутствиями, которым «придается по проекту несомненно бюрократический ^харак¬ тер» 187. Напомним, что именно в этой статье Толстой" видел решающее условие успешности предпринимаемой контррефор¬ мы. Победоносцев не соглашался и с обязательностью зва¬ ния гласного, так как это превратило бы деятельность его в «формальную повинность». Он высказывался за некоторое ограничение прав министра внутренних дел, считая Сенат высшей инстанцией при рассмотрении жалоб на постановле¬ ния земских учреждений 188. ‘ Что же побуждало Победоносцева выступить против ос¬ новного положения Толстого? Видя ошибку законодательст¬ ва 60-х годов в том, что оно отделило земские учреждения от общего государственного строя, он соглашался с необходи¬ мостью усиления контроля администрации над земством, сам предлагал ограничение избирательных прав, но при этом счи¬ тал, что «надо удержать первоначальную мысль и дать как можно больше места для местных деятелей действию интере¬ са к общественному делу... Для чего необходима известная доля свободы, коей опасаться нечего» 189. Признание предва¬ рительного контроля постановлений земских собраний, по его мнению, — вполне достаточная мера для ликвидации обособ¬ ленности земства. «Но я не вижу, — писал Победоносцев, — ни прямой надобности, ни пользы изменять коренное начало 185 По свидетельству Половцова, именно этот довод Победоносцев неоднократно повторял при обсуждении проекта в Соединенных департа¬ ментах Государственного совета. Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II. М., 1966, стр. 267. 188 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, лл. 94—95. 187 Там же, л. 96. 188 Там же, лл. 96—98. 189 Там же, л. 96. 136
постановки земских учреждений, вводя их в общую органи¬ зацию учреждений прямо правительственных, с характером служебно-чиновничьим и бюрократическим... Позволительно спросить: для чего нужно это коренное, по мнению моему, из¬ вращение первоначальной мысли законодательства и восста¬ новления в местном хозяйственном управлении именно того бюрократического начала, которого желательно было законо¬ дателю... избежать в нем»190. Боязнь «коренной» ломки су¬ ществующего уже более 20 лет земского положения — вот что пугало Победоносцева! Вот где истоки его оппозиции проекту Пазухина — Толстого с самого начала — с обсуждения его в апреле 1886 г. Вот откуда у него, идеолога и главы реакции в первые годы царствования Александра III, эта оппозици¬ онность любимому детищу Толстого191. Мемуаристы, писавшие о Победоносцеве, отмечали как характерную для него черту — боязнь решительных перемен в существующем строе. Хорошо знавший его Феоктистов го¬ ворил: «Никто не умел так ярко изобразить все политиче¬ ские и общественные наши неудачи, но стоило лишь заикнуть¬ ся, что нельзя же сидеть сложа руки, необходимо принимать меры, которые вывели бы нас из мрака к свету, и он тотчас же приходил в ужас, его невыразимо устрашала мысль о чем- либо подобном... Не было, кажется, такой сколько-нибудь су¬ щественной законодательной или административной меры, против которой он не считал бы долгом ратовать. Однажды в разговоре со мной он откровенно высказал, что если бы это зависело от него, он сократил бы до минимума деятель¬ ность Государственного совета: к чему перемены, к чему но¬ вые узаконения, когда еще неизвестно, будет ли от них прок! Следует заметить, что в этом отношении он был одинаково беспристрастен и к своим единомышленникам, и к противни¬ кам» 192. Абсолютно идентичное мнение высказывал и Ме¬ щерский193. 14 февраля 1886 г. Половцов записал в своем дневнике отрывок из письма к нему Победоносцева: «Нынеш¬ ние законы похожи на те каменные здания, кои строят в Япо¬ нии, забывая о случающихся беспрестанно землетрясениях»194. В дневнике Половцова неоднократно подчеркивается, что По¬ бедоносцев советовал всячески оттягивать рассмотрение про¬ 190 ЦГИА, ф. 1282, оп. 2, д. 1836, лл. 96—97. 191 Интересно отметить, что в двух письмах за 1888 г. о внесенном в Государственный совет проекте закона о земских начальниках Победо¬ носцев также предостерегал Александра III от торопливости в решении столь важных вопросов. См. «Письма Победоносцева к Александру III», т. II, стр. 203—208. 192 Е. М. Феоктистов. За кулисами политики и литературы, стр. 220—221. 193 В. П. Мещерский. Мои воспоминания, т. III, стр. 334. 194 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. I, стр. 391. 137
ектов контрреформ в Государственном совете., соглашаясь с ним в том, что дело это грозит «политической ‘катастро¬ фой» 195. Но была и другая причина, объяснявшая, по мнению Половцова, некоторый скептицизм Победоносцева в вопросах законодательной деятельности. Государственный секретарь отмечал 19 октября 1886 г.: «Он (т. е. Победоносцев. — Л. 3.) доказывает, что за уничтожением союза между кре¬ стьянами и помещиками и за отсутствием вследствие того сколько-нибудь образованных и имущих людей в провинции, все наши новые законы ни к чему не поведут» 196 197. При поверхностном взгляде эта особенность позиции По¬ бедоносцева в правительственной политике воспринималась как субъективная черта его характера — исключительно критический склад ума, неумение создать положительную программу, а отсюда и обычное его недовольство существу¬ ющими законами и порядками. Желчно и едко говорил о нем Тертий Филиппов: «Когда я слышу в церкви слова «поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще», то предо мной является фигура К. П. Победоносцева» 1Э7. Половцов записывал в днев¬ нике 19 октября 1886 г.: «По обыкновению все осуждает, но ничего сам не предлагает» 198. И в том же духе мнение Алек¬ сандра III, выраженное им в конце своего царствования в разговоре с Витте: «Отличный критик, но сам никогда ничего создать не может» 199. Эти высказывания можно было бы про¬ должать. И все же разгадка позиции Победоносцева не в свойствах его характера, не в своеобразии склада ума — это только внешнее проявление, следствие причин гораздо более серьезных и глубоких. Боязнь катастрофы, а также отсут¬ ствие, по мнению Победоносцева, прочной социальной базы, на которую могло бы опереться правительство при проведении новых законов, — вот те причины, которые побуждали^ его занять несколько более осторожную по сравнению с Толстым позицию в ходе подготовки земской контрреформы. В позиции Победоносцева, в его колебаниях, в его натуре отразилась вся противоречивость эпохи реакции в целом, эпохи контрре¬ форм вообще и земской контрреформы в частности. Вот по¬ чему мы так подробно остановились на взглядах Победо¬ носцева. Возвращаясь к отзывам министров, надо отметить, что в них, как и на апрельских заседаниях 1886 г. у Толстого, как и в Особом совещании, проявились те же две линии, те же 195 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. I, стр. 390. 196 Там же, стр. 443. 197 Цит. по кн.: Е. М. Феоктистов. За кулисами политики и лите¬ ратуры, стр. 153; Т. Филиппов был государственным контролером в 1889—1899 гг. 198 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. I, стр. 443. 199 С. Ю. Витте. Воспоминания, т. I, стр. 369. 138
направления в вопросе о необходимости земской .контрре¬ формы. С одной стороны, группа министров, целиком поддер¬ живавших общую линию Пазухина — Толстого на пересмотр Положения 1864 г., на возврат к дореформенным порядкам; с другой стороны, Манасеин, Сольский, отчасти Островский, выступавшие против коренной ломки существующего закона. Победоносцев своеобразно уравновешивал обе группы, внося в проект дополнения, еще более усиливающие его реакцион¬ ность, но вместе с тем возражал против основного положения Пазухина — Толстого — замены земских управ присутствия¬ ми. В этом вопросе он поддерживал линию Манасеина — Сольского — Островского. * * * ' Судьба проекта земской контрреформы довольно своеоб¬ разна. К тому времени, когда началось рассмотрение его в Государственном совете (закон о земских начальниках был уже утвержден), изменилась расстановка лиц в правительст¬ венных кругах. В 1889 г. умер Толстой; Пазухин утратил свое прежнее значение. Феоктистов, высоко ценивший «заслуги» Пазухина, писал в дневнике 30 января 1891 г.: «К сожалению, после смерти графа Дмитрия Андреевича его оттерли от дел, он оставался как бы в загоне... О Пазухине никто не упоми¬ нал, как будто вовсе не находился он на службе в Министер¬ стве внутренних дел» 200. Некогда всемогущий обер-прокурор святейшего Синода потерял влияние. Министром внутренних дел был назначен И. Н. Дурново. В рескрипте на его имя Александр III выразил желание, чтобы он шел по стопам графа Д. А. Толстого. А. А. Абаза по этому случаю заметил: «Едва ли Дурново успеет уподобиться графу Дмит¬ рию Толстому, по всему вероятно, он будет Лжедмитрием»201. В том же духе писал о нем и Половцов: «Для Совета такой уступчивый министр клад. Хуже будет, если на его место назначат какого-нибудь глупого и упрямого генерала» 202. Феоктистов отмечал, что он «не обладал твердостью убеж¬ дений» и не имел своего определенного взгляда на предстоя¬ щее преобразование. Аналогичные высказывания есть и у Мещерского. «Дурново старался быть твердым продолжате¬ лем заветов и взглядов своего предшественника, — писал он, — но он не мог быть ни умом, ни волею, ни энергией, ни твердостью графом Толстым» 203. Как писала Богданович, по 200 ИРЛ И, отдел рукописей, дневник Феоктистова за 1891 г., л. 21. 201 Там же. 202 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т, II, стр. 266. 203 В. П. Мещерский. Мои воспоминания, т. III, стр. 331—332. 139
случаю назначения Дурново министром внутренних дел ходи¬ ла острота: «Не нашли хорошего, назначили дурного» 204. В связи с разногласиями, которые обнаружились в отзы¬ вах министров, Дурново подверг проект пересмотру и внес его с некоторыми изменениями в Государственный совет 4 февраля 1890 г. Возражая на предложение некоторых ми¬ нистров ограничиться частными исправлениями Положения 1864 г., Дурново писал: «Проектируемое переустройство зем¬ ских учреждений является делом столь настоятельной потреб¬ ности, что промедление его осуществления может парализо¬ вать всю хозяйственную деятельность на местах» 205. В этом уже выражается принципиальное согласие с постановкой воп¬ роса Толстым — Пазухиным. При Дурново проект еще раз пересматривается и в него вносится ряд изменений. На крестьянских сходах могли из¬ бираться только кандидаты в гласные, из числа которых губернатор назначал гласных земских собраний. Тем самым выборность от крестьян целиком контролировалась^ местной администрацией. Цель Дурново — «затруднить избиратель¬ ные происки неблагонамеренных лиц». Крестьяне-собственни¬ ки получали право голоса в городской курии 206. Участие круп¬ ных землевладельцев без выборов в земских собраниях заме¬ нялось правом' министра внутренних дел «в некоторых ис¬ ключительных случаях» назначать гласными лиц, «пользую¬ щихся особым доверием в. своей местности, из имеющих пра¬ во участия в избирательных собраниях» (не более Vs общего числа гласных). Эта поправка вносилась в соответствии с предложением Победоносцева. Вместе с тем назначение зем¬ ских гласных разрешалось в случае отмены губернским при¬ сутствием выборов или недоизбрания определенного законом^ числа гласных или выбытия, их. Подобное право в большой степени ставило состав земских собраний в зависимость от местной и высшей администрации. Число гласных уездных и губернских земских собраний значительно сокращалось по сравнению с Положением 1864 г. и даже с проектом Пазухи- на — Толстого. Так, в 34 губерниях число уездных гласных по проекту Толстого 10 465, губернских — 1948, у Дурново со¬ ответственно — 8905 и ПОЗ 207. Вопрос о земских управах был пересмотрен: выборное начало сохранялось, однако, с такими существенными оговор¬ ками, которые фактически полностью восстанавливали основ¬ ную мысль проекта Пазухина — Толстого — упразднение управ. Губернатор .и министр внутренних дел имели право 204 А. В. Богданович. Три последних самодержца. М.—Л., 1924, стр. 95. . 205 ЦГИА, ф. 1149, он. т. XI, д. 23, л. 378. 206 Там же, лл. 370—371. 207 Там же, л. 373. 140
в случае неутверждения членов и председателей управ или несостоявшихся выборов назначать на эти должности лиц, обладающих избирательным цензом. Как объяснял сам Дур¬ ново, необходимо было избегнуть возможность вторичного из¬ брания неутвержденного лица. Дурново пытался сделать эла¬ стичной статью о земских присутствиях и осуществить мысль Толстого более гибкими средствами. Он писал: «Задача со¬ стоит в том, чтобы, оставаясь на почве основного выборного порядка, устранить возможность неудобных в смысле госу¬ дарственных интересов проявлений его на практике»208. Це¬ ликом сохранялось полное подчинение исполнительных орга¬ нов земства администрации, неограниченность ее вмешатель¬ ства в решения земских собраний, обязательность их утверж¬ дения. Дурново только проектировал создание губернских по земским делам присутствий для решения разногласий между губернатором и земством. Решительное слово по-прежнему оставалось за министром 209. Эти поправки, внесенные новым министром внутренних дел, в целом не меняли существа про¬ екта Пазухина — Толстого210. «Русская мысль», давая оценку проекту Дурново, писала, что он «сохранил по существу все основные положения перво¬ начального, но зато он значительно уклонился от принципа последнего в сторону наружного компромисса с началом вы¬ борным»211. Далее отмечалось, что основная идея Толстого — бюрократизация земства — сохранена, что при той бюрокра¬ тической системе, которая устанавливается проектом, дворян¬ ство наряду с другими сословиями низводится до положения чиновничества. Обсуждение проекта в Государственном совете в Соеди¬ ненных департаментах законов, государственной экономии и гражданских и духовных дел происходило в марте — апреле 1890 г.212. Для изучения того, как оно проходило, мы распо¬ лагаем лишь журналами Соединенных департаментов, а так¬ 2°8 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 374. 209 ЦГИА, ф. 1149, оп т. XI, д. 23, л. 368. Губернское по земским делам присутствие должно было состоять под председательством губерна¬ тора, членами его являлись: губернский предводитель дворянства, вице¬ губернатор, управляющий казенной палатой, прокурор Окружного суда, председатель губернской земской управы. Там же, л. 386. 210 Помимо отмеченных исправлений, внесенных Дурново, надо ука¬ зать еще на значительное расширение власти председателей земского собрания и управы, на изменение статей об обязательности звания глас¬ ного; привлечение гласных к ответственности передавалось от земского собрания — губернатору и присутствию, штраф повышался до 300 руб. 211 «Русская мысль», 1890, кн. 6, стр. 181. 212 На заседаниях Соединенных департаментов присутствовали: Соль- ский, Перетц, Фриш, Н. Абаза, А. Абаза, Исаков, фон Кауфман, Каханов, Маркус, Николаи, Менгден, Стояновский, Философов, Саломон, Н. Ман¬ суров, Б. Мансуров, Делянов, Набоков, Победоносцев, Островский, Фи¬ липпов, Манасеин, Вышнеградский, Дурново, Гюббенет. 141
же протоколами к ним. Меморий Общего собрания за 1890 г. не сохранилось. Эпоха реакции наложила свой отпечаток на характер документов. Журналы Соединенных департаментов этого времени отличаются большой лаконичностью. Они не да!бт подробно прений и мотивов тех или иных предложений, а скупо констатируют уже окончательно принятое решение. Протоколы только в некоторой степени восполняют этот про¬ бел. Причину такой лаконичности журналов Соединенных де¬ партаментов объясняет государственный секретарь А. А. По¬ ловцов. В своем дневнике в записи от 17 мая 1890 г. он от¬ мечает, что председатель Департамента законов Сольский уступил требованиям министра внутренних дел Дурново об «исключении всяких сколько-нибудь веских рассуждений, по¬ мещенных в журнале о земских учреждениях. Вместо объяс¬ нения, почему изменено представление министра внутренних дел, требуют, чтобы было просто написано, что министр внес то-то, Совет постановил то-то. До сих пор закбны писались разумнее»213. Тем не менее в материалах Государственного совета улавливаются отголоски все тех. же серьезных проти¬ воречий, столкновений различных направлений в правительст¬ венной среде. Заключение Соединенных департаментов по проекту начи¬ нается с признания целесообразности преобразования, пред¬ ложенного министром внутренних дел. Но тут же делается оговорка, что необходимо «в точности установить цель и пре¬ делы предстоящего преобразования земских учреждений». И с этой целью дается общая оценка деятельности земства за 25 лет. Соединенные департаменты находят, что она «не чужда недостатков», что «бывали, особенно в первое время, случаи^ неверного понимания земством своего назначения», «встреча¬ лись» примеры неумелого и неосмотрительного ведения дел, но «если, отрываясь от частностей, оценить общие результаты деятельности земских учреждений за четверть столетия, то представляется вне сомнений, что призвание местных выбор¬ ных людей к заведованию местными делами значительно спо¬ собствовало улучшению жизни внутри губерний и более ши¬ рокому удовлетворению потребностей местного населения»214. Итак, говорится о «случаях», «примерах» неудовлетвори¬ тельной работы земства, причем «особенно в первое время», и ни одного упоминания об «оппозиции правительству, анти¬ правительственных тенденциях», о «вытеснении» дворянст¬ ва215, о «либерализме законодательства 60-х годов» и т. д. 213 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II, стр. 284. 214 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 1125. 215 В заключении Соединенных департаментов говорится о «нередких случаях» завоевания большинства в земстве не дворянством, но этому не придается значения общего явления. 142
(термины из доклада Толстого Александру III 18 декабря 1886 г. и его представления в Государственный совет). Если Толстой в своем стремлении придать земским учреждениям «государственный характер» категорически ставил вопрос об «отмене» их самостоятельности, то Департаменты видели цель в «согласовании государственных требований с такой сте¬ пенью самостоятельности местных учреждений, которая необ¬ ходима для успешного исполнения возлагаемой на них зада¬ чи». Хотя заключение Соединенных департаментов лишено да¬ же какого-либо оттенка политической постановки вопроса, но положительная оценка земской деятельности сама по себе безусловно направлена на опровержение доводов Толстого за «коренное» переустройство земства. Но это только логика мысли, выводы из сопоставлений. Прямых утверждений по¬ добного рода в журналах Государственного совета нет, на¬ против они начинаются, как уже отмечено, с признания целе¬ сообразности предложенного министром преобразования. Чрезвычайно любопытно и важно в этом отношении одно место в протоколах. Оказывается, >на первом же заседании в Соединенных департаментах возник вопрос, «надлежит ли в настоящее время придать обсуждаемому проекту форму нового о земских учреждениях закона или же предпочтитель¬ нее ограничиться введением потребных в оном изменений в действующем положении»216. В Совете имелись сторонники предложений Манасеина и Сольского ограничиться лишь частными поправками к Положению 1864 г. Решение вопроса было отложено до конца обсуждения, однако, как свидетель¬ ствуют сохранившиеся журналы и протоколы заседаний, он больше не поднимался. Но сам факт постановки этого вопро¬ са в Государственном совете очень симптоматичен. Особенно важно отметить, что и в именном указе правительствующему сенату от 12 июня 1890 г. говорилось, что деятельность зем¬ ства «во многом принесла пользу населению» и что новым законом ставится цель «пересмотреть изданное 1 января 1864 года Положение о земских учреждениях и ввести в него необходимые улучшения», чтобы они «с вящим успехом ис¬ полняли порученное им важное государственное дело, соглас¬ но видам и намерениям их основателя»217. Б. Веселовский ви¬ дел в этой формулировке намерение ограничиться «частичны¬ ми улучшениями»218. Во всяком случае, она очень не похожа на категорическое утверждение Толстого о «коренном пере¬ смотре», о «коренных преобразованиях» и т. д. Новый закон о земстве был принят 12 июня 1890 г. Важно выяснить, насколько он соответствовал обсуждаемому проек¬ 216 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, приложение к д. 23, л. 39. 217 ПСЗ, собрание третье, т. X, № 6922. 218 Б. Б. В е с е л о в с к и й? Ук. соч., т. III, стр. 349. 143
ту. 3 марта 1890 г. после первого заседания Соединенных де¬ партаментов Половцов записал в дневнике: «Большинство членов говорят против господствующей в проекте мысли уничтожить теперешнее значение земских учреждений, их самостоятельность, выборное в них начало. В особенности нападают на предположение отдать всецело в руки админист¬ рации земское обложение. Абаза настаивает на том, что насе¬ ление доселе облагалось или высочайшей властью, или путем самообложения. Дурново чувствует себя сбитым с позиции, которую вследствие высочайшего покровительства почитал неприступною»219. Аналогичная запись от 19 марта: «Заседа¬ ние Соединенных департаментов. ...Бездарный Дурново отсту¬ пает по всей линии, не умея привести ни единого аргумента в защиту своего проекта, Плеве, напротив, с легкостью испытан¬ ного, ни пред чем не останавливающегося адвоката приво¬ дит на все рассуждения, которые, впрочем, не убеждают соб¬ рания». И здесь же Половцов добавляет, чтб Дурново «имеет приказание от государя не уступать» 220. Особенно резко высказывались члены департамента про¬ тив нарушения принципа выборности в организации земства: «Департаменты находят, что если выборное начало, призна¬ ваемое за главную гарантию правильного ведения земского дела, сохраняется для земских учреждений, то последователь¬ ность требует, чтобы начало это осуществлялось беспрепят¬ ственно, иначе вместо ожидаемой пользы этому делу может быть нанесен один лишь вред и земские установления, сохра¬ нив одну только избирательную форму, утратят свой внутрен¬ ний смысл и содержание. С этой точки зрения более всего вызывает возражение предположение статс-секретаря Дурно¬ во о предоставлении министру внутренних дел и начальникам губерний права пополнять... состав собраний лицами, назна¬ чаемыми ими по своему усмотрению»221. Половцов писал: «Дурново долго и упорно настаивает на этом праве, но перед единогласным натиском присутствующих отказывается от сво¬ его требования» 222. Было отклонено право министра и губер¬ натора не только пополнять собрания в числе Vs лицами по собственному усмотрению, но и назначать гласных в случае несостоявшихся выборов или выбытия их раньше срока 223. 219 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II, стр. 263. 220 Там же, стр 266. . 221 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, приложение к д. 23. л. 28. 222 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II, стр. 267. 223 В исключительных случаях, если выборы не состоялись, разреша¬ лось продлить срок полномочий гласных еще на три года или же назна¬ чить от правительства председателя и членов земской управы, которая в необходимых случаях заменяла бы и земское собрание. 144
Права гласных без выборов в губернском земском собрании получили только уездные предводители дворянства и там, где их нет, председатели уездных съездов земских начальников. При обсуждении избирательной системы особенно серьез¬ ных возражений против сословного принципа не было. Ограничения избирательных прав различных социальных групп, содержавшиеся в проекте, также не встретили возра¬ жений. Безоговорочно признавалась новая система крестьян¬ ских выборов (избрание волостными сходами кандидатов в гласные), причем это мотивировалось следующим образом: «В таком случае для губернатора все-такй останется возмож¬ ность устранить из состава избранных всех неподходящих лиц» 224. Вместе с тем Департаменты вносили существенное изменение в проект: права голоса лишались крестьяне-соб¬ ственники, а следовательно, и крестьянские товарищества. Та¬ ким образом, линия Толстого на ограничение прав новой бур¬ жуазии в земстве была еще более усилена. Всего по 34 губер¬ ниям крестьяне-собственники составляли 4,8% всех полноцен¬ зовых избирателей по статистике выборов 1883—1884 гг.225. Решительно выступая против назначения министром сверх¬ комплектного числа гласных или льготных прав крупных зем¬ левладельцев, Департаменты вместе с тем последовательно от¬ стаивали интересы дворянства в земстве. При подготовке расписания гласных ставилась задача «усилить вообще дво¬ рянское представительство в собраниях» 226, в виде общего правила признавалось, что число гласных от дворян должно было вдвое превышать гласных от сельских обществ. С той же целью — усиления дворянства в земстве — в Со¬ единенных департаментах был поставлен вопрос о понижении земельного ценза. Возрастание ценности земли в порефор¬ менный период может привести, отмечалось в заключении де¬ партаментов, к «нежелательному ослаблению землевладель¬ ческого элемента в земском представительстве» 227; Дурново было предложено пересмотреть расписание земельных цензов. Затем по многим уездам цензы были еще более понижены Департаментами в сравнении с расписанием Дурново. В. целом это понижение, коснувшееся большинства уездов, было до¬ вольно значительным 228. Из 34 губерний только в трех — 224 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, приложение к д. 23, л. 135. Каждый во¬ лостной сход избирал одно лицо, но если число волостей в уезде не пре¬ вышало определенного в расписании’ гласных, то губернское по земским делам присутствие разрешало сходам наиболее населенных волостей из¬ бирать по два лица. Из избранных губернатор утверждал положенное число гласных, а остальные зачислялись кандидатами. 225 «Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.», табл. 4. 226 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. ИЗО. 227 Там же, л. 1140. 228 Там же. Проект 1888 г. «Статистические таблицы о земском пред¬ ставительстве в 34-х губерниях», табл. 4. 101/4 Заказ 478 145
Екатеринославской, Симбирской, Уфимской — ценз остался без изменения. В 189 уездах из 360 ценз был понижен. О сте¬ пени этого понижения можно судить по следующей таблице: Процент понижения Число земельного ценза уездов до 10% 6 10—20% 102 20—30% 60 30—40% 17 более 40% 4 Общая численность земских гласных увеличивалась по сравнению с проектом Дурново: уездных — с 8905 до 9374, губернских — с 1103 до 1222. Статьи проекта о характере звания гласного как обяза¬ тельной повинности подверглись изменение. Обязательный характер деятельности гласных сохранялся, но они не лиша¬ лись права отказываться от избрания. Статьи об ответствен¬ ности были значительно смягчены, и, главное, вопрос этот передан на усмотрение самого собрания. Возбудивший так много споров и разногласий вопрос о земских исполнительных органах привлек особое внимание. Решено было сохранять принцип выборности земских управ с тем оправданием, что «успех земского дела требует прежде всего полного единодушия и дружной работы земского собра¬ ния и его управы. Между тем подобных взаимных отношений не всегда можно ожидать между земским собранием, состав¬ ленным из выборных гласных, и управой, образованной из лиц, назначенных административной властью» 229. Однако, ес¬ ли по Положению 1864 г. утверждению губернатора или ми¬ нистра подлежали только председатели, то по новому закону этот порядок распространялся и на членов управы, причем вторичная баллотировка неутвержденных лиц запрещалась. Назначение министром разрешалось только в случае дважды повторяющегося неутверждения избранных земством лиц. Председатели и члены управ считались состоящими на госу¬ дарственной службе. Сословный ценз для председателей управ, по предложению Дурново, был снят, но на эту долж¬ ность могли избираться только лица, имеющие право на го¬ сударственную службу 230 (по проекту Толстого это требова¬ лось и для членов губернских исполнительных органов зем¬ ства). Это, как отмечал Б. Веселовский, очень отозвалось на окраинных крестьянских земствах, где до 1890 г. председа¬ телями управ были либо крестьяне, либо купцы 231. Постав¬ ленная Толстым цель, с которой связывался успех всего пре¬ ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 1132. 230 Там же, лл. 1131—1132. 231 См. Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 355. 146
образования — уничтожение выборных исполнительных ор¬ ганов земства, — не осуществилась, но был усилен контроль администрации за составом управ, служба в них признана государственной, избранные земством лица могли удаляться от должности административным порядком или подвергаться дисциплинарным взысканиям. Существенно изменены были по сравнению с проектом также и пределы самостоятельности земских учреждений. Как отмечалось выше, проектом предусматривалась необхо¬ димость утверждения всех постановлений земских собраний губернатором или министром. Департаменты пришли к за¬ ключению, что возлагать на губернскую администрацию раз¬ решение земских вопросов по существу не целесообразно. Ка¬ тегорические возражения вызвало при обсуждении предложе¬ ние Вышнеградского передавать все постановления земских собраний на утверждение губернским по земским делам при¬ сутствиям. В протоколах департамента отмечается, что «зем¬ ские собрания и после издания нового закона должны, как и прежде, сами решать предоставленные их заведованию дела, притом в пределах, указанных законом, самостоятельно» 232. По решению Департаментов, обязательному утверждению гу¬ бернатора и министра внутренних дел подлежали в основном только вопросы, выделенные Положением 1864 г. (Однако вмешательство Сената в этом случае устранялось, и поста¬ новление присутствия и министра внутренних дел было бес¬ поворотно и безапелляционно.) Уступив в этом, Дурново от¬ стаивал безусловное право губернатора рассматривать «по существу» всякое постановление земства и даже принимать самостоятельно новые решения. «После долгих^ прений и на¬ падений со стороны Н. Абазы, Фриша, Дервиза, Б; Мансуро¬ ва, Вышнеградского постановлено, что губернатор может останавливать постановления земства: а) когда в нем есть нарушение закона, б) когда затронут государственный ин¬ терес, в) когда нанесен явный ущерб населению. Конечно, — заключает Половцов, — это весьма слабая узда, налагаемая на фантазирование чиновников, но все-таки подобное изме¬ нение представляет улучшение проекта» 233. Новая редакция значительно расширяла' право губернаторского протеста по сравнению с действовавшим законодательством, так как предусматривала рассмотрение земских решений с точки зре¬ ния соответствия их не только законам и «государственным пользам» (как по Положению 1864 г.), но и «интересам мест¬ ного населения», что усиливало возможность проявления гу¬ 232 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, лл. 1126—1127; приложение к д. 23, л. 82. 233 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, т. II, стр. 264. Эти сведения вполне подтверждаются официальным докумен¬ тальным материалом. ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 1127. 10 Заказ 478 147
бернаторского произвола в земских делах. Формулировка о пра¬ ве рассматривать постановления земства «по существу», как предлагали Толстой и Дурново, была снята. Губернатор огра¬ ничивался двухнедельным сроком в своем праве приостано¬ вить решения собрания (у Толстого оно бессрочно). Постановления земских собраний, приостановленные гу¬ бернатором, по проекту должны были передаваться на усмот¬ рение губернского по земским делам присутствия, решение которогЪ «подлежало исполнению». Эта статья была сущест¬ венно изменена в Государственном совете. Земские собрания получили право обжалования Сенату постановлений присут¬ ствий по вопросам законности решений собраний 234. Этим правом они пользовались не непосредственно, а через земскую управу, губернатора, министра внутренних дел. Что касается тех постановлений земских собраний, в которых губернато¬ ром усмотрено будет «несоответствие общим государственным пользам и нуждам или явное нарушение интересов местного населения», то отмена их, по мнению Соединенных департа¬ ментов, не могла быть предоставлена губернатору и министру внутренних дел, но составляет прерогативу Комитета мини¬ стров и Государственного совета 235. Половцов так описывал обсуждение этой статьи проекта: «По вопросу о праве мини¬ стра внутренних дел изменять решения земства по существу Дурново настаивает на сохранении за собой этого права и остается при своем мнении, несмотря на оппозицию не только членов Совета, но и других министров, здесь присутствую¬ щих»236. Через несколько дней, 4 апреля, Половцов посетил Победоносцева, который рассказал, что Дурново был у него накануне, встретил здесь Манасеина и в разговоре казался весьма поколебленным относительно Того, отстаивать ли заявленное им в последнее заседание Соединенных департа¬ ментов отдельное мнение. «5(знав это, — записывает Полов¬ цов, — еду от Победоносцева к Дурново, который прямо за¬ являет мне, что выражает согласие подчиниться заключению Соединенных департаментов» 237. Министр внутренних дел так же, как и губернатор, ограничивался определенным сро¬ ком (3 месяца), в течение которого он должен был давать ход земским делам, идущим через него в Сенат, Комитет ми¬ нистров и Государственный совет. Некоторые статьи проекта Толстого, как например, право губернатора в особо важных случаях делать распоряжения самостоятельно, не ожидая созыва земского собрания, не были включены в новое законодательство, но право инициа¬ тивы в собраниях за ним сохранялось. 234 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 1127'. 235 Там’же, лл. 1127—1128. 236 Дневник государственного секретаря А. А. Половцова, »т. II, стр. 267. 237 Там же, стр. 271. 148
В Департаментах был пересмотрен также вопрос об отно¬ шениях управ с земскими собраниями и с администрацией. В проектах Толстого и Дурново земские исполнительные ор¬ ганы полностью подчинялись губернскому начальству и фак¬ тически изолировались от собрания. При обсуждении этих статей Департаменты нашли нужным в отделе о деятельности губернских и уездных земских собраний «выразить с полной точностью мысль», что им принадлежит «общая распоряди¬ тельная власть и надзор за земскими исполнительными орга¬ нами»238. С этой целью право губернатора (по проекту Тол¬ стого) или губернского присутствия (по проекту Дурново) принимать обязательные для управ постановления ограничи¬ валось правом собраний обжаловать их на общем основании, т. е. в Сенат. По статье проекта в особо важных и срочных случаях губернатор при невозможности созвать чрезвычайное собрание мог предложить управе принимать нужные меры. Департаменты дополняют эту статью требованием, чтобы при очередном созыве земские собрания ставились в известность о таких мерах. В том же плане вносится и еще ряд поправок: так, в проекте правила внутреннего распорядка управы уста¬ навливаются присутствием, а обязанности между членами и председателем распределяются управой с утверждения гу¬ бернатора. Это, по мнению Департаментов, «не соответствует положению земской управы, как исполнительного органа зем¬ ского собрания», решение этих вопросов передается земскому собранию. Вопрос о численности уездных управ также пере¬ давался в ведение собраний. Однако по сравнению с Поло¬ жением 1864 г. полномочия губернской администрации по от¬ ношению к управам расширялись, за губернатором сохраня¬ лось право ревизии управ независимо и помимо земского со¬ брания, губернскце присутствия могли выносить дисципли: парные взыскания членам управ. Был исправлен и ряд других статей проекта: расширялась компетенция земства в вопросах об обязательных постанов¬ лениях, состав губернского по земским делам присутствия усиливался еще одним членом от земства (помимо председа¬ теля губернской управы), безгранично расширенные проектом Дурново права председателей земских собраний были сведе¬ ны в основном к правилам 13 июня 1867 г., признанным впол¬ не достаточной гарантией для порядка в собраниях. Таким образом, на окончательном этапе рассмотрения но¬ вого проекта положения о земских учреждениях, как и на предыдущих этапах подготовки земской контррефо^мы, обна¬ ружилось оппозиционное отношение к проекту Толстого — 238 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23, л. 341. Эти формулировки так и вошли в ст. 61 принятого закона. А в ст. 97 о полномочиях управ указы¬ валось, что они действуют согласно указаниям земских собраний. 10* 149
Дурново. Наиболее ярким его проявлением было предложе¬ ние Соединенных департаментов ограничиться частичными по¬ правками к существующему законодательству, не принимая нового Положения. И хотя оно не было принято большинст¬ вом, внесенные в проект изменения существенно повлияли на окончательную редакцию закона о земских учреждениях. Ряд важнейших положений, которые выдвигались Толстым в качестве основных — уничтожение выборных исполнительных органов, управ, полное подчинение земств администрации и министру внутренних дел, предоставление прав гласных всем крупным земельным собственникам, так и не были осущест¬ влены. Оппозиция проекту Толстого — Дурново складывалась из сторонников реформ 60-х годов, а также консерваторов, которые сознавали невозможность возврата к дореформенным порядкам. Определившиеся в правительственных кругах в пе¬ риод подготовки земской контрреформы разногласия отра¬ жали реально существующее различие интересов отдельных прослоек дворянского класса.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ Рассмотрев все этапы подготовки закона 12 июня 1890 г., подведем итоги: каким же оказался результат усилий дво¬ рянской реакции, их многолетних наскоков на земство. Напомним, что в проекте Пазухина — Толстого вопрос о земском представительстве играл подчиненную роль по отно¬ шению к главной задаче — полному уничтожению самостоя¬ тельности земских учреждений, ликвидации выборных управ, превращению земств в «правительственные» органы. После провала этой основной идеи «министра борьбы» в Соединен¬ ных департаментах Государственного совета на первое место выдвинулся вопрос о земском представительстве. Именно сю¬ да переместился центр тяжести изменений, произведенных в земской системе окончательно принятым Положением от 12 июня 1890 г. Вместо фактического уничтожения земства, с сохранением лишь внешней его формы, как замышлялось Толстым, Пазухиным и их сторонниками, основной смысл утвержденного Положения 1890 г. заключался в пересмотре земской избирательной системы — в ограничении прав тор¬ гово-промышленной и новой землевладельческой буржуазии, в обеспечении за дворянством полного и устойчивого господ¬ ства в земстве, во всемерном подчинении контролю админи¬ страции крестьянских выборов. Из 88 263 полноцензовых избирателей (по данным о вы¬ борах 1883—1886 гг.) более половины — 46 524 человек лиша¬ лись своих прав в связи с отстранением от выборов шеститы- сячников, купцов первой и второй гильдий, повышением не¬ земельного имущественного ценза в городе (большинство из¬ бирателей этой категории перешло в разряд мелких собствен¬ ников с правом выбора только уполномоченных, причем ценз их 1500 рублей превышал в ряде случаев полный ценз по Положению 1864 г. — 500—3000 руб.). Фактически предста¬ 151
вительство торгово-промышленной буржуазии оказалось но¬ минальным 1. В Государственном совете возник вопрос о ли¬ шении избирательных прав крестьян-собственников, а также крестьянских товариществ, которые в целом составляли око¬ ло 5% всех избирателей, имевших полный ценз2. Последнее ограничение вместе с правилом об утверждении губернатором гласных от сельских обществ было отменено указом 5 октяб¬ ря 1906 г. Сохранив с отмеченными исключениями имущественный принцип представительства, Положение 1890 г. в^ело сослов¬ ное деление избирателей. Степень пользования избирательны¬ ми правами была поставлена тем самым в непосредственную зависимость от принадлежности к определенному сословию. Система 1864 г. также не была чужЗа сословности. Группи¬ ровка избирателей по трем основным съездам (землевладель¬ цев, городской и сельских обществ) имела целью «сохранить отчасти исторический характер сословных делений, ибо в каждом из классов преобладает одно из главных, историче¬ ски сложившихся сословий»3. Сословные черты созданной буржуазным законодательством 60-х годов системы прояв¬ лялись в неравномерности представительства, в преоблада¬ нии, которое получило в земстве дворянство. Контрреформа уже не «отчасти», а весьма последовательно соблюдала со¬ словную группировку избирателей, чтобы в первую очередь обеспечить абсолютное большинство в земстве за дворянством. В 306 уездах из 3224 дворяне составляли более 50% общего числа гласных5. В целом изменения в составе уездных и гу¬ бернских гласных по 34 губерниям характеризуются данными табл. 5 и 6. ' 1 Ограничивались и права товариществ, компаний и т. д. Из них мог¬ ли участвовать в выборах только владеющие полным цензом (земельным и неземельным). По Положению 1864 г. это право распространялось также и на компании и товарищества, обладавшие 72о земельного ценза. 2 ЦГИА, ф. 1149, оп. т. XI, д. 23. Проект 1888 г. Статистические таблицы о земском представительстве в 34-х губерниях, табл. 2, 4. 3 «Материалы по земско-общественному устройству», т. II. СПб., 1886, стр. 366.. . 4 В это число не вошли уезды Вятской, Олонецкой, Пермской губер¬ ний и семь уездов Вологодской губернии, где не было отдельно дворян¬ ских курий; все собственники баллотировались от одной избирательной курии, причем число гласных делилось поровну между дворянами и пред¬ ставителями других сословий. 5 Менее 50% гласных уездных земских собраний дворяне составляли в следующих уездах: Козмодемьянском, Мамадышском, Царевококшай- ском, Цивильском, Чебоксарском, Ядринском — Казанской губ., Юрьевец- ком — Костромской губ., Семеновском — Нижегородской губ., Старорус¬ ском, Крестецком, Череповецком — Новгородской губ., Камышинском — Саратовской губ., Спасском — Тамбовской губ., Бердянском — Тавриче¬ ской губ., Златоустовском — Уфимской губ., Углическом — Ярославской губернии. 152
Таблица 5 Изменения в социальном составе гласных уездных собраний* Социальные группы 1883—1886 гг. . 1890 г.** абс. цифры % абс. цифры % Дворяне и чиновники 5595 42,4 5647 55,2 Купцы и прочие сословия 2223 16,9 1415 13,8 Духовенство 305 2,3 — — Крестьяне 5073 38,4 3174 31,0 Итого. . . 13 196 100,0 10 236 100,0 * «Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.»; ПСЗ, собрание третье, приложения к т. X, № 6927; приложение к ст. 14 (Рас¬ писание числа гласных губернских и уездных земских собраний). * * Не учтены 37 уездов, в которых не было отдельных дворянских курий. ч t Таблица 6 Изменения в социальном составе гласных губернских собраний * Социальные группы 1883-1886 гг. 1897 г. . абс. цифры % абс. цифры | % Дворяне и чиновники 1862 81,5 1448 89,5 Купцы и прочие сословия 255 11,2 141 4 8,7 Духовенство 10 0,4 — — Крестьяне 157 6,9 29 1,8 Итого. . . 2284 | 100,0 1618 100,0 • * «Статистика выборов в земские учреждения за 1883—1886 гг.», стр. 169; Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 681. На правах гласных в губернские собрания вводились все уездные предводители дворянства, а там, где не было дво¬ рянских выборов, — председатели уездных съездов земских начальников, что еще более утверждало господство дворян. По Положению 1864 г. в 46 уездах на долю представителей III курии (крестьян— членов сельских обществ) приходилось 50% и более гласных уездных земских собраний. После за¬ кона 1890 г. число таких уездов сократилось до 32. Положение 1890 г. значительно усилило „неравномерность представительства различных классов. Ценз дворян умень¬ шился вдвое, а у крестьян — членов сельских обществ уве- 153
личился в два раза. В 1877 г. на одного гласного от землевла¬ дельцев приходилось в среднем 9,2 тыс. десятин, а от кре¬ стьян — 16,2 тыс. В 1905 г. соответственно — 4,7 тыс. и 30,4 тыс. десятин6. Позиция дворянства усилилась не только в собраниях, но й в исполнительных органах земства. Так, в уездных управах 34 губерний дворяне составляли в 1883— 1886 гг. 55,5% всех членов, а в 1903 г. — 71,9%, в губернских управах соответственно — 89,5 и 94,1 % 7- Веселовский отмечал, что, несмотря на существенные из¬ менения, внесенные в вопрос о земском представительстве за¬ коном 1890 г., земские учреждения оставались в руках сред¬ непоместного дворянства, как и в предшествовавший период; относительное увеличение гласных дворян в 90-х годах су¬ щества дела не изменило8. Эта же мксль часто встречается в свидетельствах современников, в публицистике. Вот, напри¬ мер, что писал старый земский гласный В. Друцкий-Соколин- ский в 1895 г.: «Действительный состав земских собраний как губернского, так и уездного, видимо, мало изменился, а еще менее персонал исполнительных органов этих собраний... Ес¬ ли бы бывшему гласным в трехлетие 1889—1892 гг., снова избранному по новому Положению ... каким-нибудь чудом пришлось не познакомиться с земской реформой и с местными писаниями о ней, он при постоянном посещении земских собра¬ ний, как уездного, так и губернского, решительно не заметил бы в нем никакой перемены»9. «Русские ведомости» в пере¬ довой статье о земской контрреформе отмечали: «Не следует забывать, что при сложившихся в большинстве наших губер¬ ний отношениях дворянский элемент всегда являлся фактиче¬ ски преобладающим земским элементом, так что для этих по крайней мере местностей вопрос о сословном характере зем¬ ских выборов остается пока не столько практическим, сколько4 теоретическим» 10. Изучение социального состава земских собраний за время действия Положения 1864 г. (см. гл. I § 1) показало наметив¬ шуюся эволюцию его. В начале 80-х годов торгово-промыш¬ ленная и нарождающаяся новая землевладельческая буржуа¬ зия в некоторых губерниях (точнее даже — уездах) Цен¬ трально-Промышленного района и степного юга начала ак¬ тивно выступать на арене земской избирательной борьбы. Представительство дворянства в отдельных уездных земских собраниях стало сокращаться за счет усиления торгово-про¬ мышленной буржуазии и новых землевладельцев из крестьян- 6 Б. Б. Веселовский. Ук. соч., т. III, стр. 673. 7 Там же, стр. 433—-434. 8 Там же, стр. 681. 9 «Вестник Европы», 1895, кн. 4, стр. 826—827 (статья «Земство по Положению о земских учреждениях 12 июня 1890 года»). 10 «Русские ведомости», 1890, № 181. 154
собственников и купцов. Процесс этот начинался; как мы уже отмечали, это были не столько изменения, сколько тенденции изменения социального состава земств в районах с развитой промышленностью или преобладанием капиталистической си¬ стемы сельского хозяйства. Новая избирательная система но закону 1890 г. должна была пресечь эту тенденцию к постепен¬ ному обуржуазиванию земства. Введение сословных выборов и специальной дворянской курии обеспечивали за землевла¬ дельческим дворянством гарантированное, не подверженное изменениям, большинство в земских собраниях. Земская контрреформа усилила и законсервировала ведущую' роль дворянства в земстве. В. И. Ленин в 1913 г. писал: «Почти полвека существует земство дворянское, обеспечивающее без¬ условное преобладание помещика феодального (по-русски: крепостнического) типа»11. Под воздействием социально-экономических условий дво¬ рянство само приспосабливалось к нуждам капиталистиче¬ ского развития. Поэтому ограничение представительства тор¬ гово-промышленной и новой землевладельческой буржуазии из крестьянства замедляло темпы и изменяло, так сказать, формы обуржуазивания социального состава земства, но не предотвращало его совсем. Ориентация законодательства на сословные разграничения, уничтожавшиеся жизнью и сменяв¬ шиеся образованием классов капиталистического общества, опровергалась действительностью, ибо объективные законо¬ мерности исторического развития неотвратимы. Вскоре после введения ‘закона 1890 г. в некоторых уездах выборы по дво¬ рянской курии прекратились из-за малочисленности избира¬ телей. Опасения по этому поводу высказывались еще в период обсуждения проекта 1888 г. Так, деятель Новгородского зем¬ ства Н. Нечаев отмечал в «Неделе», что численность цензо¬ вого дворянства может в ряде мест оказаться менее коли¬ чества гласных, определенного расписанием 12. Вскоре после контрреформы, в 1894 г., «Северный вестник» поместил статью «Недостаток гласных». В ней говорилось, что даже значитель¬ но сокращенный по сравнению с расписанием 1864 г. штат гласных «дворянство не может заполнить без особых напря¬ жений» 13. Приводился пример Вольского уезда Саратовской губернии, где дворяне избрали только девять гласных вместо пятнадцати, хотя этот уезд не относился к числу особенно обедневших дворянами. Автор статьи заключал, что «дворян¬ ские выборные съезды... превратились в фикцию. Дворяне так численно уменьшились, что... они не могут выделять из своей 11 В. И. Л е н и и. Поли. собр. соч., т. 22, стр. 295. 12 «Неделя», 1888, № 35. 13 «Северный вестник», 1894, № 12, стр. 345 155
среды и избирателей и избираемых и все оказываются и из¬ бирающими и избранными» 14. Прогрессирующее уменьшение дворянского землевладения приводило к сокращению избирателей и недобору гласных. В Тверской губернии дворян с полным цензом было в 1891 г. 853, в 1900 г. — 615, в 1912 г. — 475; уменьшилось и число мелких дворянских цензов с 506 в 1891 г. до 275 в 1912 г. В отдельных уездах численность избирателей-дворян прибли¬ жалась к определенному расписанием количеству гласных. В 1912 г. в Калязинском уезде избирателей было 20, а вы¬ брать им предстояло 16 гласных, в Кашинском соответствен¬ но — 21 и 14, в Зубцовском — 32 и 18 15. В большинстве уез¬ дов С.-Петербургской губернии с 1892 по 1913 г. число дво¬ рян-избирателей также значительна сократилось, а в Гдов- ском уезде с 1901 г. обнаружился регулярный недобор глас¬ ных; 7з или 74 часть мест, предназначенных для дворянской курии, оставалась постоянно незамещенной16. Веселовский, много сил посвятивший истории земств Тверской и Петербург¬ ской губерний, отмечал, что в этих губерниях вопрос о выбо¬ рах по дворянской курии стоял все же не так остро, как в некоторых других, где они давно уже не производятся. JaK, в Нижегородской губернии выборы 1903 г. по дворянской ку¬ рии в шести уездах удалось провести не сразу, но и допол¬ нительные выборы не во всех уездах дали полное число глас¬ ных 17. В 1905 г. Веселовский писал, что «во многих уездах выборов от Дворян- фактически давно уже не существует», на¬ пример, в Николаевском, Новоузенском, Бугурусланском Са¬ марской губернии, Моршанском, Спасском, Усманском, Бори¬ соглебском Тамбовской губернии, Вольском Саратовской гу¬ бернии и многих других18. Имея в виду эти же последствия, избирательной системы 1890 г., А. Корнилов пришел к вы¬ воду, что «жизнь категорически отказалась принять и усво¬ ить восстановление сословного начала» 19. Таким образом, задача, поставленная при пересмотре зем¬ ской избирательной системы — предотвратить процесс обур- жуазивания земства и обеспечить за дворянством абсолют¬ ное большинство, не подверженное никаким изменениям и га¬ рантированное однажды установленным расписанием глас¬ 14 «Северный вестник», 1894, № 12, стр. 347. 15 Б. Б. Веселовский. Исторический очерк деятельности земских учреждений Тверской губернии (1864—1913 гг.). Тверь, 1914, стр. 32—33. 16 Б. Б. Веселовский. Исторический обзор деятельности земских учреждений С.-Петербургской (ныне Петроградской) губернии (1865— 1915 гг.). Пг., 1917, стр. 41—42. 17 Б. Б. В е с е л о в с к и й. К вопросу о классовых интересах в земст¬ ве, вып. I. СПб., 1905, стр. 54. 18 Там же. 19 А. А. К о р н и л о в. Из истории вопроса о земском представитель¬ стве. «Саратовская земская неделя», 1903, № 10—11, стр. 36. 156
ных и сословным характером выборов, в известной степени парализовалась объективным ходом социально-экономическо¬ го развития. Что касается исполнительных органов земства, то нрава администрации воздействовать на их состав, существенно уси¬ ленные Положением 1890 г., оказались реализованными. Ве¬ селовский подсчитал, что до 1890 г. было только 5 случаев неутверждения председателей управ. С введением нового за¬ конодательства статья 118, предоставляющая администрации право не утверждать избранных собранием членов и предсе¬ дателей управ, применялась довольно часто. С 1891 по 1909 г. известен 81 случай неутверждения председателей членов управ и ^6 — полного состава управ. Чаще всего они имели место в Вятской, Уфимской и Тверской губерниях20. Статья 119, предусматривающая назначение председателей и членов управ в случае двукратного неутверждения избранных собра¬ нием кандидатов, на практике, за редкими исключениями, не применялась. Несмотря на то что идеи Толстого о бюрократизации зем¬ ства полностью не осуществились, все же после введения Положения 1890 г. административный контроль за деятель¬ ностью земства значительно усилился/ Это сказалось и на по¬ ложении земских управ, и на .Взаимоотношениях их с собра¬ ниями, и на пределах самостоятельности последних, и в новых полномочиях губернатора, и в создании губернского по зем¬ ским делам присутствия. Особенное значение имело расши¬ рение права губернаторского протеста (статья 87), по кото¬ рому начальник губернии осуществлял надзор не только за законностью решений земских собраний, но и за их целесооб¬ разностью. Эта статья открывала возможность для произ¬ вольных действий администрации и довольно широко исполь¬ зовалась в практике губернаторских протестов. Веселовский, давший в «Истории земства» (т. IV) краткий обзор деятель¬ ности земств всех 34 губерний, отмечал, что благодаря ста¬ тье 87 земская жизнь в некоторых губерниях на определенный срок даже парализовалась. При введении Положения 1890 г. значение статьи 87 не было оценено в печати. «Русские ведо¬ мости» и «Русское богатство» полагали, что фактически она не расширяет прав губернаторского протеста21. Однако уже в 1894 г. «Русские ведомости» отмечали, что на основании этой статьи часто задерживается реализация постановлений земских собраний, что право губернатора приостанавливать решения, «не соответствующие местным пользам и нуждам», приводит к произвольным запретам земских постановлений. 20 Б. Б. Веселовский. История земства за сорок лет, т. III, стр. 357, 358. ’ 21 «Русские ведомости», 1891, № 1; «Русское богатство», 1890, кн. 7, стр. 125. ’ 157
Газета требовала «коренного пересмотра» или по крайней ме¬ ре уточнения этой статьи22. Статью 87 следует рассматривать в сочетании с менее важными, но не лишенными значения и интереса другими изменениями. Если по закону 1864 г. земские собрания могли немедленно осуществлять свои постановления (за исключени¬ ем требующих обязательного утверждения администрации), то по новому положению они претворялись в жизнь лишь по истечении двухнедельного срока в случае отсутствия проте¬ ста губернатора (статья 86). Круг вопросов, по которым решения земств требовали обязательного утверждения, в ос¬ новном остался тем же, что и по Положению 1864 г.23. Одна¬ ко если раньше это утверждение ограничивалось для губер¬ натора семидневным, а для министра внутренних дел двух¬ месячным сроком, то в принятом законе ограничений сроков нет. Все спорные дела между земством и губернатором ре¬ шались в окончательной инстанции губернским по земским делам присутствием или министром. За земским собранием сохранялось право обжалования в Сенат, Комитет министров и Государственный совет (в зависимости от характера про¬ теста), но вторичное рассмотрение собраниями опротесто¬ ванных администрацией постановлений исключалось. Расши¬ рение полномочий губернатора выразилось также в предо¬ ставлении ему инициативы в земских собраниях, в возмож¬ ности предлагать его обсуждению различные вопросы (ста¬ тья 87). Воздействие администрации на земства осуществлялось и путем контроля над управами со стороны губернатора и при¬ сутствия. По Положению 1864 г. управы во всей своей дея¬ тельности подчинялись земским собраниям и были полностью ответственны только перед ними. (Лишь окончательное уда¬ ление от должностей решалось Сенатом.) Хотя по настоянию Соединенных департаментов «надзор за земскими исполни¬ тельными органами» законом 1890 г. поручался земским соб¬ раниям, тем не менее губернатор и присутствие тоже полу¬ чили довольно широкие полномочия по отношению к управам. Губернатор по своему усмотрению (наряду с земским собра¬ нием) мог проводить ревизии управ и принимать соответст¬ вующие решения; в случае несогласия земской управы с ре¬ визией, окончательное постановление выносилось присутстви¬ ем и могло быть обжаловано собранием только Сенату (ста¬ 22 «Русские ведомости», 1894, № 187. 23 Но были и некоторые изменения. Так, утверждению министра внут¬ ренних дел подлежал вопрос о переложении натуральных повинностей _в денежные, все вопросы о займах (ранее — только о займах, превышаю¬ щих двухгодовую сумму земского сбора); решения об отнесении земских дорог в разряд проселочных передавались от губернатора министру (ст. 83). 158
тья 103). В особо важных обстоятельствах, когда не могло быть созвано чрезвычайное земское собрание, губернатор предлагал управам принять необходимые меры и довести о них до сведения земского собрания (статья 99). Вместе с'тем управы обращались к губернатору с представлениями и по¬ лучали от него предложения (статья 104) — это также новая статья. Все дела об ответственности членов управ возбужда¬ лись по инициативе не только земского собрания, но и губер¬ натора и решались присутствием или Советом министров с утверждения министра (статьи 133—136). Вопрос об административном контроле за деятельностью земских учреждений довольно широко обсуждался в 1890 г. Известный правовед Н. М. Коркунов выступил с проектом создания при министерстве внутренних дел Совета по земским делам под председательством министра внутренних дел в со¬ ставе представителей от различных ведомств и министерств и 10 выборных от губернских земств24. Земскому элементу от¬ водилась в Совете совершенно пассивная роль. Решения Со¬ вета признавались окончательными лишь при условии согла¬ сия с ними министра внутренних дел и начальников всех дру¬ гих ведомств. В случае разногласий дело переходило в Ко¬ митет министров. Это не помешало воинствующим «Москов¬ ским ведомостям» увидеть в проекте Коркунова осуществле¬ ние мечты «земских идеалистов, вздыхающих о недостающем венце здания»25. Проект был встречен критически и со сторо¬ ны либеральных кругов. Против него выступил «Вестник Ев¬ ропы», который считал, что представительство 10 земских вы¬ борных не обладает «достаточной устойчивостью и силой»26. При обсуждении этого вопроса в С.-Петербургском юридиче¬ ском обществе в ноябре 1890 г. предложения Коркунова встретили возражения со стороны К. Арсеньева, М. И. Свеш¬ никова и других27. Появление закона 12 июня 1890 г. было встречено земства¬ ми в целом равнодушно. За полгода до его издания в январе 1890 г. К. Арсеньев предложил С.-Петербургскому губернско¬ му земскому собранию ходатайствовать о предоставлении земским учреждениям права обсудить проект министерства внутренних дел. Собрание отвергло ходатайство, но поручи¬ ло губернской управе подготовить доклад о необходимых из¬ менениях в земском Положении 1864 г. Однако вскоре проект Пазухина — Толстого с прправками Дурново поступил в Го¬ сударственный совет и решение губернского собрания оста¬ лось неосуществленным. В немногих земствах в сессию 24 «Вестник Европы», 1891, кн. 2. 25 «Московские ведомости», 1890, № 356. 26 «Вестник Европы», 1891, кн. 2, стр. 860. 27 «Юридическая летопись», 1890, кн. 2; 1891, кн. I. 1ЛЧ
1890—1891 гг. раздавались одинокие выступления в защиту Положения 1864 г. Таковы были речи старых земских деяте¬ лей Е. С. Гордеенко в Харьковском земстве, Д. А. Наумова в Московском, С. С. Иванова и В. В. Гулевича в Смоленском губернском собрании, председателя управы А. Н. Бекетова в Пензенском губернском собрании. Периодическая печать либерального направления, отмечая усиление административного контроля над земством, вместе с тем обратила внимание на то, что безусловного подчинения земства административным властям, как это предусматрива¬ лось Толстым, закон не создает. Подчеркивая реакционность сословного принципа избирательной системы, «Русская мысль» заявляла: «Положение о земских учреждениях 1864 г. подверглось весьма существенным изменениям, хотя они да¬ леко не осуществили первоначальнЬго проекта Д. А. Толсто¬ го»28. Эта оценка совпадает с аналогичными отзывами «Вест¬ ника Европы», «Русских ведомостей» и др.29. «Русские ведо¬ мости» даже находили, что указ Сенату 12 июня «рассеивает печальные опасения». «Каковы бы ни были перемены, вводи¬ мые новым законом о земских учреждениях, — писали они,— и какого бы мнения ни пришлось быть о них, основное начало земского самоуправления оставляется им в неприкосновенно¬ сти». Одновременно подвергались критике реакционные ново¬ введения: сословность избирательной системы, несамостоя¬ тельность крестьянских выборов, ограничение прав земских учреждений и усиление зависимости их от губернатора и ми¬ нистра внутренних дел. Иным был отклик «Недели», которая с конца 80-х годов заметно правеет в своем отношении к земству. В статье уже упоминавшегося нами гласного Новгородского земства Н. Не¬ чаева оправдываются многие крепостнические черты нового закона. Автор считает, что «трудно что-либо возразить против преобладающей роли дворянства в земском деле, так как дворянство представляет собою наиболее развитую и образо¬ ванную часть населения»30. Другое утверждение сводится к полному оправданию мер, обеспечивающих большую степень (по сравнению с Положением 1864 г.) подчинения земства ад¬ министрации. В этой связи делается следующее обобщение: «Чем шире и разностороннее контроль над деятельностью каждого учреждения, тем больше гарантий, что она будет за¬ конна и целесообразна»31. Реакционная пресса приветствовала Положение 1890 г. «Московские ведомости» объявляли «жестоким заблуждени¬ 25 «Русская мысль», 1890, кн. 7, стр. 176, 180—181. 29 «Вестник Европы», 1890, кн. 8, стр. 809; «Русские ведомости», 1890, № 181; «Северный вестник», 1890, кн. 7. 30 «Неделя», 1890, № 43, стр. 1371. 31 Там же, № 44, стр. 1399. 160
ем» мнение «либеральной печати» о том, что все осталось по-прежнему32. Главное достоинство закона они видели в подчинении земских учреждений административной власти», благодаря чему земство будет «лишено возможности, как но случалось прежде, становиться в оппозицию по отношению к правительству». «Русский вестник» дополнял газету, одобряя сословный принцип избирательной системы и главенствую щую роль дворянства в земском представительстве33. * * * Земская контрреформа, являясь одним из основных звень¬ ев реакционной правительственной политики 80-х — начала 90-х годов XIX в., была обусловлена общеполйтической обста¬ новкой, сложившейся в этот период в стране. Непоследова¬ тельность, половинчатость буржуазных реформ 60-х годов, сохранявших феодально-крепостнические пережитки как в эко¬ номике, так и в общественных отношениях, наличие самодер¬ жавного государства, опирающегося на дворянский класс, — все это таило опасность возрождения реакционных притяза¬ ний господствующего класса и отражавшего его интересы пра¬ вительства. Расстановка классовых сил в стране в начале 80-х годов — поражение народовольцев, Политическая незре¬ лость либерального общества и буржуазии, отсутствие ши¬ рокого движения в рабочем классе и крестьянстве — предоп¬ ределили окончательное торжество реакции. Земство оказа¬ лось в центре законодательных планов победившей в прави¬ тельстве партии крепостников. Однако пересмотр Земского положения эпохи буржуазных реформ объяснялся не только общеполитическими мотивами, но и собственно земскими причинами, особенностями развития органов местного самоуправления за двадцатилетний период их существования. В конце 70-х — начале 80-х годов в зем¬ стве отчетливо проявились политические тенденции; эти го¬ ды ознаменовались первым более или менее широким выступ¬ лением земско-либеральной оппозиции с конституционными требованиями. Другое новое явление в земской жизни этого времени — определившаяся эволюция социального состава собраний, первые случаи борьбы торгово-промышленной и но¬ вой землевладельческой буржуазии (из купечества и крестьян¬ ства) с дворянством за власть на избирательных съездах. В некоторых местностях Центрально-Промышленного района и южных степных губерний с преобладанием капиталистиче¬ ской системы хозяйства, где буржуазия была особенно силь¬ 32 «Московские ведомости», 1890, № 196. 33 «Русский вестник», 1890, кн. 8, стр. 298. 161
на, уже начался процесс вытеснения дворянства из земства. Именно эти причины и послужили непосредственным поводом земской контрреформы и определили характер законодатель¬ ных работ. Положение 12 июня 1890 г. внесло ряд реакционных изме¬ нений в закон 1864 г., однако сравнение Положения с перво¬ начальным проектом показывает, что план земской контрре¬ формы в том виде, как он был намечен йнициаторами и вдох¬ новителями ее в 1886 г., в полной мере не удался. Толстой ставил вопрос не только об усилении дворянства в земство, но фактически об уничтожении самого принципа выборности, на котором строилась вся система 1864 г. и для земских соб¬ раний, и для управ, не о расширении только прав местной администрации, а о превращении земства в одно из ведомств министерства внутренних дел, о полной ликвидации его са¬ мостоятельности даже в пределах, ограниченных законом 1864 г., чтобы навсегда предотвратить возможность оппозици¬ онных настроений и политических тенденций земств. Но не¬ смотря на усиление административной власти, земство не было превращено в «правительственное» учреждение, как до¬ бивался Толстой. Поэтому при-новой политической обстанов¬ ке, создавшейся уже в 90-х — начале 900-х годов, оппозици¬ онные выступления в земстве и политические тенденции» еще более усилились. Положение 1890 г. было реакционно, пото¬ му что оно ориентировалось на такие анахронизмы, как со¬ словность, потому что оно ограничивало и без того ограни¬ ченное при.самом своем появлении самоуправление, но оно не уничтожило земства, не сделало его фактическим придат¬ ком губернаторской власти. Оно, безусловно, не отвечало це¬ лям Толстого, полностью одобренным Александром III в конце 1886 г. Закон 12 июня 1890. г. гораздо ближе к Положению 1 января 1864 г., чем к первоначальному проекту Пазухи- на — Толстого. С. Я. Цейтлин писал о законе 1890 г., что он явился «вторым, сильно ухудшенным изданием Положения 1 января 1864 г.»34. Б. Веселовский считал, что «реформа 1890 года вошла в жизнь почти незаметно, не привлекла к се¬ бе большого внимания, и причина этого лежит отчасти в том, что de facto ею изменилось уже не так много» 35. Подобный результат земской контрреформы можно объяс¬ нить тем, что сословные притязания дворянства были во мно¬ гом уже удовлетворены введением института земских началь¬ ников, и той оппозицией, которую встретил проект Пазухи- на — Толстого в среде правящей бюрократической верхушки. История подготовки земской контрреформы показывает, что в реакционно-правительственном лагере не было абсолют¬ 34 С. Я. Цейтлин. Ук. ст., стр. 138. 35 Б. Б. Веселовский. История земства, т. III, стр. 368. 162
ного единства. Социально-экономические противоречия в стране были настолько глубокими и резкими, что порождали противоречия и в правительственных кругах. В рассматри¬ ваемый период вполне определилось два направления: край¬ не реакционное, выступавшее за пересмотр реформ 60-х годов и за восстановление по возможности дореформенных поряд¬ ков, и оппозиционное ему направление, представленное либералами — сторонниками буржуазных реформ, к которым по многим существенным вопросам примыкали консерваторы, понимавшие невозможность реставрации отживших форм местного управления. Эти группировки в правительстве вы¬ ражали интересы различных слоев дворянства, далеко не однородного в пореформенный период: феодальной его про¬ слойки, тяготевшей к Домострою, и обуржуазившейся части дворянства, признававшей необходимость правовых форм, введенных законодательством 60-х годов. Между этими группировками шла борьба на всех этапах подготовки зем¬ ской контрреформы, что сказалось в определенной степени на окончательной редакции нового Положения о земстве. Весь ход и исход подготовки земской контрреформы сви¬ детельствовал о том, что даже некоторые более дальновид¬ ные представители реакционно-правительственного лагеря понимали невозможность возврата к старому, о том, что успе¬ хи капиталистического развития страны делали неосуществи¬ мыми попытки восстановления дореформенных порядков. Ха¬ рактеризуя Земское положение 1890 г. как «отрывочное и паллиативное», С. Ю. Витте писал в своей конфиденциальной записке: «В самодержавном государстве закон самоуправле¬ ния, как и всякий закон, может быть изменен, отменен или заменен непосредственным распоряжением самодержавной власти... Но к подобным мерам нс легко приступить даже при самодержавном правлении»36. Провозгласив открытый пере¬ ход к реакции, правительство не сразу смогло приступить к пересмотру основных буржуазных преобразований 60-х годов. Одно из звеньев общего плана контрреформ, изложенного Толстым Александру III 18 декабря 1886 г., не нашло своего полного завершения в принятом Положении о земских учреж¬ дениях 1890 г. Это тем более интересно отметить, что ведь и цепь в целом не сомкнулась: судебная контрреформа так и не была осуществлена, хотя она предусматривалась Толстым и одобрялась царем. Более того, одновременно с политиче¬ ской реакцией правительство вынуждено было проводить в об¬ ласти экономической политики некоторые преобразования, отвечающие потребностям капиталистического развития. «Со¬ циал-демократ» Плеханова, оценивая внутреннюю политику Александра III в целом, писал в 1890 г.: «Теперь реакция у 36 С. Ю. Витте. Самодержавие и земство, стр. 20—21. 103
нас, ло-видимому, . всесильна, но может ли правительство устранить указанное противоречие между старым политиче¬ ским строем России и ее новыми экономическими отношения¬ ми? Не только не может, но оно невольно усиливает его, со¬ действуя росту новых экономических отношений. Иначе оно и не может поступить-, потому что новые условия социального быта уже достаточно сильны теперь, чтобы заставить его держаться необходимой для их дальнейшего развития эко¬ номической политики. При таком положении дел судьба са¬ модержавной монархии может считаться уже решенной»37. Переход к реакции в 80-х годах происходил в условиях ново¬ го этапа социально-экономического развития. В. И. Ленин подчеркивал в этой связи, что «и в 80-х годах был «шаг на¬ зад» к дворянству, но дто был йаг назад на ступени поре¬ форменной России, далеко ушедшей от времени николаевской эпохи, когда дворянин-помещик командовал без «плутокра¬ тии», без железных дорог, без растущего третьего элемен¬ та» 38. ’ Вместе с тем влияние земской контрреформы при ее ре¬ ализации было как бы парализовано поступательным ходом социально-экономического и политического развития страны. Эта сторона вопроса по своей обширности достойна быть предметом большого самостоятельного исследования. В рам¬ ках данной работы мы только отметим общие черты этого процесса, основываясь на имеющейся литературе по земству. Б. Веселовский, посвятивший изучению деятельности зем¬ ства свою четырехтомную монографию, пришел к заключению, что контрреформа «не провела демаркационной линии в зем¬ ской жизни», что в целом «она не изменила течения этой жизни»39. Напротив, < 90-х годов (особенно с середины деся-ч тилетия) начинает намечаться оживление земской деятель¬ ности, причица которого безусловно лежит не в реакционном законодательстве, а вне его. В той экономической конъюнк¬ туре и общественно-политической обстановке, которая сложи¬ лась в 90-х — начале 900-х годов, это оживление являлось вы¬ ражением укрепления и дальнейшего развития капиталистиче¬ ского способа производства и буржуазных отношений. Активизация земской деятельности особенно проявилась в деле народного образования и в экономических мероприятиях. Тац, за 1895—1898 гг. число земских школ увеличилось с 13 146 до 16411, за предшествовавшие же (1878—1894 гг.) оно возросло с 10 000 до 13 14640. Земства ставят вопрос о все¬ общем начальном обучении, развитии внешкольного ббразо- вания, организуют бюро, школьные комиссии и т. д., пред¬ 37 «Социал-демократ», 1890, № 1, внутреннее обозрение, стр. 64. 38 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 21, стр. 81. • ' 39 Б. Б. Веселовский. История земства, т. III, стр. 368. 40 Там же, т. I, стр. 476. 164
принимают школьно-статистические исследования. Существен¬ но возросли расходы на народное образование: в 1881 — 1890 гг. приходилось на одну губернию около 6 тыс. руб., а в 1902—1903 гг. — 41,6 тыс. рублей41. Не меньшим ростом отмечены экономические и в особенности агрономические ме¬ роприятия. Общая сумма оборотных средств уездных и гу¬ бернских земств на экономические мероприятия возросла за период с 1895—1904 гг. в И раз42. При управах появились экономические «советы», «комиссии», «бюро», начали орга¬ низовываться съезды агрономов. Подъем земской деятельно¬ сти намечался и в других областях, хотя не столь ярко (в ме¬ дицинском деле, ветеринарии и т. д.). Историк земского либерального движения И. П. Белокон¬ ский отмечал, что политические тенденции земства не исчез¬ ли после реорганизации его на основе Положения 1890 г. Уже в 1894—1895 гг’ девять земств (Тверское, Тульское, Уфим¬ ское, Полтавское, Саратовское, Тамбовское, Курское, Орлов¬ ское и Черниговское) выступили с конституционными адреса¬ ми, в которых прямо или косвенно просили Николая II об «увенчании здания». За подачу адресов высказалось и боль¬ шинство собраний Псковского, Новгородского и Смоленского земств. В 90-е годы земствами также подавались ходатайства об общеземском органе печати, об устройстве периодических съездов по земским вопросам, т. е. на повестке дня стояли те же вопросы, что и в период земских либеральных выступле¬ ний 1878—1881 гг.43. С. Ю. Витте в своей записке «Самодер¬ жавие и земство» один из разделов так и назвал — «Поли¬ тическая тенденция не исчезла и в обновленном земстве». Этот тезис выдвигался против.утверждения И. Л. Горемыки¬ на о достигнутом якобы благодаря закону 1890 г. объедине¬ нии деятельности земств с правительственными органами44. Рост и размах революционного движения в начале 900-х годов привел к оживлению политической оппозиции в земстве, ко¬ торая достигла к 1905 г. наивысшего развития за всю исто¬ рию существования земских учреждений. Таким образом, ос¬ новная задача, выдвигавшаяся при подготовке закона 12 ию¬ ня 1890 г., — ликвидация оппозиционности земства и полити¬ ческих тенденций в нем — не была достигнута. Объективный процесс исторического развития предопреде¬ лил невозможность полной реставрации старого, стремление реакции задержать движение вперед лишь обостряло проти¬ воречия, которые могли быть разрешены только революцион¬ ным путем. 41 Б. Б. Веселовский. История земства, т. I, стр. 568. 42 Там же, т. II, стр. 20, 28. 43 См. И. П. Б е л о к о и с к и й. Земское движение, гл. Ill, IV и др.; также. Б. Б. Веселовский. История земства, т. III, стр. XXV. 44 См. С. Ю. Витте. Самодержавие и земство, стр. 164 -169. 11 Заказ 478 !(>'>
Приложение № / Численность гласных-дворян* в губернских земских собраниях в 1883—1886 гг. по 34 губерниям Губернии Всего гласных Гласных-дворян абс. цифры % Бессарабская Владимирская Вологодская Воронежская Вятская Екатеринославская Казанская 53 70 35 89 35 а 46 46 21 73 11 56 46 86,8 65,7 60,0 82,0 31,4 91,8 90,2 Калужская 60 С А 48 СО 80,0 Костромская Курская Московская Ь4 95 92 53 89 . 62 82,8 93,7 67,4 Нижегородская 71 52 73,2’ Новгородская 55 44 80,0 Олонецкая 15 4 26,7 Орловская 88 80 90,9 Пензенская 65 54 83,1 Пермская 51 22 9 43,1 Полтавская 100 96 96,0 Псковская 42 35 83,3 Рязанская 85 75 88,2 Самарская 68 51 75,0 С.-Петербургская 65 57 87,7 Саратовская 89 69 77,5 Симбирская 63 52 82,5 Смоленская 66 - 65 98,5 Таврическая г 36 22 ' 61,1 Тамбовская 100 93 93,0 Тверская 84 72 85,7 Тульская 72 68 94,4 Уфимская 42 27 64,3 Харьковская 95 88 92,6 Херсонская 78 62 79,5 Черниговская 93 82 88,2 Ярославская 56 41 73,2 Итого. . . 2284 1862 81,5 * К числу дворян отнесены и чиновники. Так во всех приложениях. 166
Приложенис № *J Численность гласных-дворян в губернских земских собраниях в 1805 г. по 15 губерниям Губернии Всего гласных Гласных-дворян абс. цифры % Костромская 64 44 68,8 Курская 95 70 73,7 Московская 93 69 74,2 Нижегородская 71 54 76,1 Новгородская 51 36 70,6 Пензенская 66 56 84,8 Полтавская 100 69 69,0 * Псковская 42 33 78,6 Рязанская 85 61 71,8 Самарская 68 39 57,4 Тамбовская 100 79 79,0 Харьковская 99 74 74,7 Херсонская 77 60 77,9 Черниговская ' 94 70 74,5 Ярославская 56 40 71,4 Итого. . . 1161 854 73,6 Приложение № 3 Социальный' состав гласных уездных земских собраний в 1883—1886 гг. по 10 губерниям * Губернии Всего гласных Из них в % 1 X S. о СО купцы и прочие сословия духовенство крестьяне о О) СП из них собствен¬ ников членов сельских обществ Бессарабская 318 49,0 21,1 1,9 28,0 5,0 23,0 Вологодская 214 24,3 15,9 5,6 54,2 10,7 43,5 Вятская 211 12,3 23,2 8,1 56,4 7,1 49,3 Казанская 300 38,3 12,3 4,7 44,7 1,3 43,4 Олонецкая 92 10,8 35,9 1,1 52,2 6,5 45,7 Орловская 532 50,6 14,3 1,1 34,0 0,7 33,3 Пермская 293 22,8 23,9 7,5 45,8 4,8 41,0 Тамбовская 594 44,1 16,2 1,3 38,4 - <—- 38,4 Уфимская 252 32,9 18,7 0,8 47,6 3,6 44,0 Харьковская 560 46,6 14,8 2,7 35,9 0,5 35,4 * В этом приложении приводятся сведения по 10 губерниям, для ко¬ торых нет сравнительных статистических данных за первое трехлетие. И* 167
....... \ Приложение 4 00 Социальный состав гласных уездных земских собраний от I курии по 24 губерниям Губернии 1865-1866 гг. : 1883-1886 гг. всего (человек) из них в % всего (человек) из них в % дворяне и чиновн. купцы и прочие сословия* духовен¬ ство крестьяне- собствен¬ ники дворяне купцы и прочие сословия* духовен¬ ство крестьяне- собствен¬ ники I. Центрально¬ Промышленного района Владимирская . 205 . 73,0 13,5 11,6 1,9 202 60,0 33,7 1,8 4,5 Калужская 17а 77,8 3,3 17,3 1,6 174 68,4 19,0 8,6 4,0 Костромская 181 70,0 2,8 24,4 2,8 179 57,4 27,0 7,8 7,8. Московская 207 69,0 9,7 16,5 4,8 206 53,0 29,7 6,3 11,0 Нижегородская 189 . 80,0 1,5 ' Г 16,4 2,1 187 65,3 15,4 9,1 10,2 Тверская 253 85,0 2,0 6,7 . 6,3 258- 74,8 10,9 2,2 12,1 Ярославская 159 59,0 3,0 26,2 Н,8 155 ’ 60,9 12,2 10,2 16,7 II. Центрально-Черно¬ земного и Средневолж¬ ского районов Воронежская 231 73,0 5,5 18,5 3,0 235 76,0 15,5 6,0 2,5 Курская . 260 85,3 1,5 11,7 259 90,0 5,0 2,7 2,3 Пензенская 179 79,3 1,1 17,4 2,2 180 76,0 14,0 8,3 1,7 Рязанская 247 82,4 5,2 10,0 2,4 249 80,0 - 14,1 1,6 4,3 Симбирская 184 86,4 ‘ 1,1 10,9 1,6 174 87,9 5,7 3,5 2,9 Тульская ’ 206 90,5 0,4 9,1 — 200 89,0 7,5 2,5 1,0 III. Левобережной Украины Полтавская 285 65,0 1,4 6,2 27,4 281 87,1 : 1,8 2,5 8,6 Черниговская 257 74,0 5,3 5,3 15,4 257 84,1 12,9 0,7 2,3 IV. Северо-Западные и Западные Новгородская 159 83,2 5,6 5,6 5,6 157 67,4 14,7 2,5 15,4 Псковская 123 82,0 9,0 2,5 6,5 123 78,1 15,4 6,5 С.-Петербургская ПО 88,3 3,6 4,5 3,6 121 81,9 14,8 3,3 Смоленская 191 . 89,0 1,0 10,0 — 191 85,9 10,0 3,6 0,5 V. Южные степные Екатеринославская 177 91,5 2,8 3,4 2,3 174 . 82,7 4,0 0,6 12,7 Таврическая 73 49,3 41,1 6,8 2,8 74 43,2 20,3 ’ 36,5 Херсонская 183 98,5 1,5 — — 182 85,1 7,2 1,1 6,6 VI. Юго-Восточные Самарская 185 56,0 8,3 17,4 18,3 178 65,7 18,1 6,1 10,1 Саратовская 249 76,0 13,7 8,7 1,6 246 66,6 21,2 0,8 11.4 Итого по 24 губерниям 4672 78.1 5,1 11,2 5,6 4642 74,9 14,2 3,7 7,2 ♦ В этой группе гласных купцы составляли 82,9%, мещане —9%, прочие —8,1%. Группа «прочие сословия» объе- — диняется с купцами и мещанами, так как в статистике выборов за первое трехлетие все эти категории гласных объединены g в графе «разные сословия».
о Социальный состав гласных уездных земских собраний по 24 губерниям Приложение № 5 Губернии Всего (человек) 1865-1866 гг. из них в % ■ всего (человек) 1883-1886 гг. . из них в % дворяне купцы и прочие сословия | духовенство 1 всего f крестьяне , 1 дворяне 1 купцы и прочие сословия* духовенство крестьяне из них всего из них собствен¬ ников членов сельских обществ гобствен- пиков** членов вельских )бществ I. Центрально- Промышленного района Владимирская 420 39,3 16,3 6,2 38,2 35,0 39,6 39,5 42,6 38,7 38,2 1,0 0,8 1,4 2,6 1,0 3,1 6,1 37,2 34,2 38,2 36,9 At С 418 37,0 29,1 Калужская 359 42,4 13,1 9,5 0,9 33,0 2,2 30,8 Костромская 369 38,2 9,8 12,4 353 38,2 22,5 4,1 35,2 1,7 33,5 Московская 419 36,5 14,9 9,1 367 32,7 25,4 3,8 38,1 4,1 34,0 Нижегородская 402 42,0 7,2 8,2 418 30,1 23,9 3,3 42,7 5,5 37,2 Тверская 516 44,8 12,3 4,2 13,8 41 ,о 35,6 32,1 399 35,6 14,5 4,3 45,6 4,8 40,8 Ярославская 327 34,2 13,8 522 323 43,7 34,0 15,8 17,0 1,7 5,3 38,8 43,7 6,0 8,0 32,8 35,7 II. Центрально¬ черноземного' и Средневолжского районов Воронежская Курская Пензенская Рязанская Симбирская Тульская 517 574 394 505 378 416 35,2 44,5 38,9 45,4 45,0 50,8 1 8,1 9,3 п,7: 11,5 9,8 8,9 11,7 5,5 9,1 6,9 6,1 6,4 45,0 40,7 40,3 36,2 39,1 33,9 1,4 0,7 1,0 1,2 0,8 43,6 40,0 39,3 35,0 38,3 33,9 521 568 395 507 365 409 40,5 56,2 42,3 46,2 46,4 52,9 12,8 10,6 17,2 16,0 10,2 12,2 2,9 1,6 4,0 0,8 1,9 1,4 43,8 31,6 36,5 37,0 41,5 33,5 1,1 1,1 0,8 2,2 1,6 0,5 42,7 30,5 35,7 34,8 39.9' 33,0 III. Левобережной Украины Полтавская Черниговская 618' 557 ' 42,1 43,6 4 7,6 18,0 4,4 3,6 45,9 34,8 12,6 7,0 33,3 27,8 614' 557 51,6 53,0 7,0 18,0 1,5 0,9 39,9 28,1 3,8 1,1 36,1 27,0 IV. Северо-западные и западные Новгородская 329 42,3 14,3 3;9 39,5 2,7 36,8 328 39,9 20,8 2,4 ^6,9 3,8 33,1 Псковская 255 47,4 15,3 2,3 35,0 3,1 31,9 255 42,3 20,8 1,6 35,3 3,5 31,8 С.-Петербургская 223 51,5 14,4 3,1 31,0 1,8 29,2 239 52,6 17,6 0,8 29,0 1,7 27,3 Смоленская 383 48,0 10,5 5,5 36,0 — 36,0 383 54,9 15,0 1,8 28,3 0,3 28,0 V. Южные степные Екатеринославская 356 53,1 9,0 3,6 34,3 1,1 33,2 384 47,7 13,9 0,2 38,2 5,7 32,5 Таврическая 196 32,2 31,7 3,5 32,6 1,0 31,6 212 25,5 23,1 0,4 51,0 14,1 36,9 Херсонская 382 57,0 13,2 0,8 29,0 — 29,0 386 54,4 13,8 1,0 30,8 3,1 27,7 VI. Юго-Восточные Самарская 401 28,2 9,7 8,0 54,1 10,7 43,4 393 33,8 14,8 2,8 48,6 4,6 44,0 Саратовская 522 41,0 18,5 5,3 35,2 0,8 34,4 519 39,1 19,5 0,5 40,9 5,4 35,5 Итого по 24 губерниям 9818 42,5 12,3 6,4 38,8 2,8 36,0 9826 43,8 16,6 2,0‘ 37,6 3,5 34,1 * В этой группе гласных купцы составляли 87,6'%, мещане — 7,7%, прочие — 4,7%. ** Без учета крестьян-собственников, избранных от III курии, так как в «Статистике выборов в земские у за 1883—1886 гг.» они не выделены. Судя по материалам первого трехлетия, это были исключительные сл известен один: выборы 9 колонистов от съезда сельских обществ Самарской губернии
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ Абаза А. А. (1821—1895) — пред, департамента гос. экономии (1874—1881, 1884—1892), мин. финансов (1880—1881). — 57, 64, 67, 139, 141, 144 Абаза Н. С. (1837—1901)—нач. Глав», упр. по делам печати и член Верх, распорядит. комис- • сии в 1880—1881, сенатор с 1880, член Гос. совета с 1890.— и 141, 147 Абрамов Я. В. (1858—1906) — либер. народник, публицист, проповедник т. н. «теории ма¬ лых дел» («абрамовщина»)^— 120, 126,'129 Адлерберг А. В. (18184-1888) — гр., мин. императорского дво¬ ра и уделов (1870—1881), член Гос. совета.—67 Аксельрод П. Б. (185б—-1928) 127 Александр II (1818—‘1881) — император с 1855.— 6, 9, 32, 33, 35, 39, 40, 44, 46, 47, 49—53, 55—57, 164, 67, 73 Александр III (1845—1894) — император с 1881, с 1865 по 1881 наследник престола. — 6, 38, 57—59, 64, 67—71, 73, 77, 90—99, 106, 108, НО, 114—1’16, 127, 137—139, 143, 144, 162, 163 Андреевский И. Е. (1831—1891)— юрист, проф. Петербургского ун-та. — 80 Анисьин А. Ф. — томский губерна¬ тор. — 111 Арсеньев К. К. (1837—1919) — публицист и обществ, деятель либер. направления. — 84, 85, 121—123, 126, 159 Баратынский Н. Е.—земский дея¬ тель Казанской губ. — 76, 84 Бекетов А. Н. — пред. Пензенской губ. земской управы (1866— 1898). — 160 Белоконский И. П. (1885—1931)— либеральный историк земского движения, земский деятель Орловской, Курской и Харь¬ ковской губ.—7, 30, 32, 36, 165 Берви В. В. (Берви-Флеров- ский В. В.) —см. Флеррв- ский Н. Берманьский К. Л. 46, 53 1 Бехтеев С. С. — земский деятель Орловской губ. — 76, 78—80 Бирюкович В. 120 , Блудов Д. Н. (1785—1864)—гр., . пред. Гос. совета (с 1862) и Комитета министров (с 1861), президент Академии наук (с 1855). —49 Богданович А. В. — мемуарист¬ ка.—139, 140 Валк С. Н. (р. 1887)—советский историк, археограф. — 10 Валуев П. А. (1814—1890) — гр., мин. внутр, дел (1861—1868), мин. гос. имуществ (1872— 1879), пред. Комитета минист¬ ров (1879—1881), после 1881 член Гос. совета. — 11, 44—54, 56—60, 64—68, 111 Веселовский Б. Б. (1880—1954) — историк земства. — 8, 9, 15, 27—29, 31—33, 35, 39, 41, 54, 97, 143, 146, 153, 154, 156, 157, 1,62, 164, 16’5 172
Винберг В. К. — пред. Тавричес¬ кой губ. земскрй управы (1873—1881). —39 Витте С. Ю. (1849—1915) — гр., мин. финансов (1892—1903), пред. Совета министров (1905—1906). —31, 33, 35, 37, 72, 99, 111, 138, 163, 165 Волконские, кн. С. Г. (1788— 1865) и кн. М. Н. (1805— 1863) — известный декабрист и его жена. — 92 Волконский М. С. (1832—1909) — кн., товарищ министра нар. просвещения (1882—1894), сын С. Г. и М. Н Волконских..— 92, 110 Воронцов-Дашков И. И. (1837— 1916) — гр., мин. император¬ ского двора и уделов (1881 — 1897).—134, 135 Вышнеградский И. А. (1830— 1895) — ученый, в 1887—1892 мин. финансов. — 134, 135, 141, 147 Гагарин К. Д.—кн., товарищ ми¬ нистра внутр, дел. — 111 Гагарин П. ГЪ. (1789—1872) — кн., в 1862—1864 пред, департамент та законов, в 1864—1872 пред. Комитета министров, пред, и вице-пред. Гос. совета, в 1866 пред. Верх, уголовного суда по делу Каракозова. — 49 Галаган Г. П. (1819—1888) — об¬ щественный деятель, уездный предводитель дворянства Пол¬ тавской губ., член Гос совета с 1882.— 70, 71 ’ Гармиза В. В. (р. 1910)—совет¬ ский историк.— 4, 9, 46, 4/, 49 Головин К. Ф. (1843—1913) — реакц. публицист. — 72—74, 85 Головнин А. В. (1821—1886) — мин. нар. просвещения (186'1— 1866), член Гос. совета. —11 55, 57, 75 ’ Гордеенко Е. С. (1812—1897) — проф. Харьковского ун-та, зем¬ ский и обществ, деятель — 33, 160 Горемыкин И. Л. (4839—1917) — мин? внутр. дел (1895— 1899). — 13, 31, 165 Горчаков А. М. (1798—1883) — св. кн., мин. иностр, дел (1856—4882). — 49 Готовцев Д. В. — товарищ мини¬ стра внутр, дел. — 69 Готье Ю. В. (1873—1943) — исто-* рик и археолог. — 68 ‘ Гулевич В. В. — земский деятель Смоленской губ. — 160 Гюббенет А. Я. -(’1830—’1901) — мин. путей сообщения (1889— 1892), член Гос. совета, сена¬ тор. — 141 Дебогорий-Мокриевич В. К. (1848—1926’) — народник. — 127 Делянов И. Д. (1818—1897) — мин. нар. просвещения с 1882. — 134, 141 Дервиз Д. Г. (р. 1830)—сенатор, член Гос. совета.— 147 Джаншиев Г. А. (1851 —1900) — либер. публицист и исто¬ рик. — 46 Добровольский И. И. (1849— 1933)—народник, публицист,— 427 ц Долгово-Сабуров — симбирский губернатор, позже упр. зем¬ ским отделом МВД.— 111 Долгоруков В. А. (1804—1868) — кн., шеф жандармов (1856— 1866). —47, 49, 51 Драгоманов М. П. (1841—1895) — украинский публицист, исто¬ рик, обществ, деятель.— 127 Дрентельн А. Р. (1820—1888) — в сент. 1878 — февр. 1880 шеф жандармов. — 57 Друцкий-Соколинский В. — зем¬ ский деятель Пензенской . губ. — 84, 154 Дурново И. Н. (1830—1903) — мин. внутр. дел (1889— 1895). —96, 101, 139—150, 159 Евреинов Г. А. (1839—1914) — судебный деятель, с 1892 сена¬ тор.—118, 119 Жданов — гласный Самарского губ. земского собрания. — 38 Зайончковский П. А. (р. 1904) — советский историк.— 10, 53, . 56—60, 6'2, 63, 66—70, 117 Зарин А. Е. — предводитель дво¬ рянства Псковской губ с 1876. —80, 111 Засулич В. И. (1851- 1914) член группы «Освобожнгниг труда». — 32, 127 Иванов С. С. — смоленский i \ <> предводитель дворян» in» и пред. губ. земской унрп»ы н
1865—1870, позже орловский губернатор. — 160 Игнатьев Н. П. (1832—1908) — гр., мин. внутр, дел (май 1881—май 1882), член Гос. совета. — 40, 41, 68—73 Исаков Н. В. (1821—1891) — главн. нач. военно-учебн. заве¬ дений (1863—1881), с 1881 член Гос. совета.— 141 Каблиц И. И. см. Юзов Калачов В. В. — костромской гу¬ бернатор.—111, 112, 114 Каракозов Д. В. (1840—1866) — член «Кружка ишутинцев». — 52 54 55 Карышев Н. А. (1855—1905) — экономист, статистик, публи¬ цист либер.-народнического направления, земский деятель Екатеринославской губ. — 28 Катков М. Н. (1818—1887) И, 26, 45, 48, 50, 72, 75, 84, 91, 93— 96, 103 Кауфман М. П. — член Гос. со¬ вета. — 141 Каханов М. С. (1833—1900) — с 1881 член Гос. совета, пред. Особой комиссии для состав¬ ления проектов местного уп¬ равления (188Д—1885). — 69, 73, 141 Кеннан Дж. (1845—1924) — америк. журналист и путеше¬ ственник, посвятивший ряд книг России. — 34 Кизеветтер А. А. (1866—1933) — буржуазный историк. — 5, 6, 8 Ковалевский М. М. (1851— 1916)—ученый, политический деятель либер. направле¬ ния. — 64 Колюпанов Н. П. (1827—1894) — деятель Костромского земства, один из «сведущих людей», приглашенных Игнатьевым. — . 122, 126 Кондоиди Г. В., предводитель дворянства Тамбовской губ., позже самарский вице-губер¬ натор.— 78, 79, 111 Константин Николаевич (1827— 1892)—вел. кн., ген.-адмирал, пред. Гос. совета (1865— 1881). —44, 50, 52, 53, 57—60, 63, 64, 66—68, 74 Коркунов Н. М. (1853—1904) — буржуазный профессор русско¬ го права. — 5, 8, 159 Корнилов А.' А. (186’2—1925) — историк либерального направ¬ ления. — 6, 8, 156 Корф М. А. (1800—1876)—бар., в 1861—1864 главноупр. II отде¬ лением с. е. и. в. канцеля¬ рии. — 49 Корф П. Л. (,1837—1913)—бар., деятель Петербургского зем¬ ства, в 1878—11881 петербург¬ ский городской, голова; участ¬ вовал в работе Кахановской комиссии. — 118, 119 Кошелев А. И. (1806—1883) — славянофил публицист, изда¬ вал газ. «Земство» (1880— 1881). —31, 36 Кравчинский С. М. см. Степняк- Кравчинский С. М. Кривский П. А. — предводитель дворянства Саратовской губ. —76, 111—114 Кропоткин Д. Н. (1836—1879) — харьковский губернатор. — 35 Лавров П. Л. (1823—1900) 128 Ленин В. И (1870—1924) 10, 12, 30, 42, 67, 68, 155, 164 Лорис-Меликов М. Т. (1825— 1888). — гр., ген.-ад., нач. Верх, распорядит. комиссии (февр.—авг. 1880), мин. внутр, дел (авг. 1880 — май 1881).— 36’, 37, 39, 50, 60—69, 71, 72, 74 Маков Л. С. (1830—1883)—мин. внутр, дел в 1878—1880. — 57, 61, 62 Манасеин Н. А. (1834—1895) — мин. юстиции (1885—1894).— 93—96, 131—134, 139, 141, 143, 148 Мансуров Б. П. (1828—1910) — сенатор, с 1872 член Гос. сове¬ та.—141, 147 Мансуров Н.П. (1830—1911) — член Гос. совета, —141 Маркус В. М. (1826—1901) — член Гос. совета.— 141 Мезенцов Н. В. (1827—1878) — с 1876 шеф жандармов, убит Степняком-Кравчинским 4 авг. 1878. —32 • Менгден В. М. (р. 1825)—бар., член Гос. совета.— 141 Мещерский В. П. (1839—1914) — кн., реакционный публицист, редактор и издатель «Гражда¬ нина» (с 1872). —72, 116, 137, 139 174
Милютин Д. А. (1816—1912) — гр., ген.-ад., военный министр (1861—1881). —49, 57, 66, 68, 74 Минаев Д. Д. (1835—1889) — поэт. — 37 Михаил Николаевич (1832— 1909)—вел. кн., пред. Гос. совета (1881—1905). — 70, 71 Набоков Д. Н. (1826—1904) — мин. юстиции (1878—1885), член Гос. совета с 1876'.— 67, 93, 141 Наумов Д. А. (1830—1895) — пред. Московской губ. земской управы. — 80, 160 Нечаев Н. Н. — пред. губ. зем¬ ской управы Новгородской губ. с 1884 до начала 90-х годов. — 38, 120, 121, 155, 160 Николаи А. П. (1821—1899) — бар., мин. нар. просвещения (1881—1882), пред, департа¬ мента законов Гос. совета (1884—1894), сенатор. — 141 Николай II (1868—1918)—импе¬ ратор в 1894—1917.— 165 Новосельский Н. А. — реакцион¬ ный публицист, одесский го¬ родской голова. — 84 Нудатов Э. В. — деятель Самар¬ ского губернского и Бугурус¬ ланского уездного земств.—38 Оболенский А. Д. (1847—1917) — кн., пензенский губ. предводи¬ тель дворянства (1882— 1888). —78—80. Оленин А. А. — земский деятель Московской губ., пред. Клин- ской уездной управы. — 35 Островский М. Н. (1827—1901) — мин. гос. имуществ (1881— 1893). —93—96, 134, 139, 141 Пазухин А. Д. (1845—1891) — предводитель дворянства Ала- тырского уезда Симбирской губ. (1878—1885), член Каха- новской комиссии, с 1885 пра¬ витель канцелярии мин. внутр, дел.— 76—81, 83, 84, 86, 90— 119, 121-125, 130, 14)1, 151, 159, 162 Палеи К. И. (1833--1912) — гр., в 1867- 1878 мин. юстиции, член Гос. совета. — 51 Панин В. Н. (1801 1874) - гр., мин. юстиции (1841 1861), главноупр. II отд. с. е. и. в. канцелярии (1864—186'7), член Гос. совета. — 49 Перетц Е. А. (1833—1899)—гос. секретарь (1878—1883), член Гос. совета.— 11, 57—6'0, 63— 65, 68, 70, 71, 141 Петрункевич И. И. (1844— 1928)—либер. земский деятель Черниговской губ., позже пред. «Союза освобожде¬ ния». — 33, 34, 36 Платонов А. П. (1806—1894) — земский деятель Петербург¬ ской губ., предводитель дво¬ рянства Царскосельского уез¬ да. — 30 Плеве В. К. (1846—1904)—това¬ рищ министра внутр, дел (1884—1894), с 1902 мин. внутр, дел. — 94, 144 Плеханов Т. В. (1856—1918) 127, 163 Победоносцев К. П. (1827— 1907)—с 1872 член Гос. сове¬ та, обер-прокурор Синода ‘ (1880—1905).— 11, 68, 75, 91— 96', ПО, 130, 135—141, 148 Половцов А. А. (1832—1909) — гос. секретарь (1883—1892), позднее член Гос. совета; сек¬ ретарь, затем пред. Русск. ис- тор о-ва.— 11, 63, 69, 72, 74, 75,‘92, 114, 136—139, 142, 144, 147, 148 . Посьет К. Н. (1819—1899)—ад¬ мирал, мин. путей сообщения (1874—1888), с 1888 член Гос. совета. — 134 Рейтерн М. X. (1820—1890) — гр., мин. финансов (1862— 1878), пред. Комитета мини¬ стров (1881—1886). — 49 Родионов Ю. Д. — земский дея¬ тель Симбирской губ.—84 Рошток А. И. — деятель курского земства. — 84 Саломон П. И. (1819—1905) — сенатор, член Гос. совета.— 141 Салтыков-Щедрин М. Е. (1826— 1889) 126 Сватиков С. Г.—историк обществ, движения. — 32, 33, 37 Свешников М. И. (р 1Н1»2) публицист, юрист. I!»’> 1/1.
Святополк-Мирский П. Д. (1857—1914) — мин. внутр, дел (авг 1904 — янв. 1905).— 50 Семевский М. И. (1837—1892) — либер. историк и публицист, редактор и издатель «Русской старины». — 72 Семенов П. П. (1827—1914; с 1906 — Семенов-Тян-Шан- ский) — ученый, гос. деятель, в течение многих лет возглав¬ лявший Центр, статист, коми¬ тет и Статист, совет, сенатор с 1882, член Гос. совета с 1897.—80 Середонин С. М. 56 Скалой В. Ю. (В. Юрьев; 1846— 1906') — либер. публицист, пред Московской уездной уп¬ равы (1875—1883), в 1880— 1882 ред. газ. «Земство». — 26, 27, 31, 35—37, 41, 42, 84, 86, 103,. 122, 123, 126 Скальковский А. А. — секретарь и правитель канцелярии гр. Ло¬ рис-Меликова. — 67 Скарятин В. Д. — реакц. публи¬ цист, в 1863—1870 изд. газ. «Весть». — 103 Соловьев А. К. (1846—1879) — революционер-народник. — 35 Сольский Д. М. (1833—1910) — гр., гос. контролер (1878— 4889), пред, департамента за¬ конов Гос. совета (1889— 1893).—64, 65, 133, 134, 139, 141 — 143 Степняк-Кравчинский С. М. (1851—1895) — революцио¬ нер-народник, публицист.—127 Стояновский И. И. (1820—1900) — член Гос. совета с 1875.— 14L . Струве П. Б, (1870—1944) 31 Татищев С. С.- (1846—1906) — дипломат, публицист, истдрик официозного направления. — 14. Толстой Д. А. (1823—1889) — гр., обер-прокурор Синода (1865—1880), мин. нар. про¬ свещения (186’6—1880), с 1882 мин. внутр, дел. — 28, 29, 34, 55, 69, 72—77, 82, 85, 90— 125, 130—151, 157, 159, 160, 162, 163 ’ Трепов Ф. Ф. (1812—1889)—гра¬ доначальник Петербурга (1868—>1878). —32 Тройницкий А. Г. (1807—1871) — товарищ министра внутр, дел в 1861—1867.—51 Урусов С. Н. (4816—1883) — кн., с 1865 гос. секретарь, в 1867— 1881 главноупр. II отделением с е. и. в. канцелярии. — 51, 52, 57, 67 Феоктистов Е.^М. (1828—1898) — реакционный публицист, нач. Главн. упр. по делам печати (11883—1896). — 11, 72—75, 91—95, 116’, 131, 137—139 Филиппов Т. И. (1825—1899) — товарищ гос. контролера (1878—1389), с 1889 гос. конт¬ ролер.— 138, 141 Философов В. Д. (1820—1894) — нач. военно-судного упр. (4861 —1881), член Гре. сове¬ та. — 141 Флеровский Н. (псевдоним Бер- ви В. В.; 1829—1918)—эконо¬ мист и публицист, народ¬ ник. — 116 Фриш Э. В. (1833—1907)—това¬ рищ министра юстиции (1876— 1883), в 1883—4893 пред, де¬ партамента законов. — 141, 147 Хайкина Н. Л. — советский исто¬ рик. — 9 Цейтлин С. Я. — историк. — 9, 14, 54, 78, 97, 162 Цертелев Д. Н. (1852—)19ll 1), кн., реакц. публицист, земский дея¬ тель Тамбовской губ. — 84, 118 Черныш М. Н. — советский исто¬ рик. — 9 Чернышевский Н. Г. (1828—1889) 126 Чичерин Б. Н. •(1828—1904) — юрист, проф. Московского ун-та, либер. обществ, деятель, московский городской голова (1882—1883). — 6 \ Шамшин И. И. (1837—1911) — сенатор. — 80 Шелгунов Н. В. (1824—1891) 26, 176
87, 89, 122—124, 126, 128—130 Шидловский А. Р. — предводитель дворянства. — 76, 111—114 Шувалов П. А. (1827—1889) — гр., шеф жандармов (1866— 1873), с 1879 член Гос. сове¬ та. — 80 - Щербатов А. А. (1822—1892) — кн., московский городской го¬ лова. — 70 Щетинина Г. И.— советский ис¬ торик. — 75 Юзов (псевд. Каблица И. И.; 1848—1893)—публицист, пред¬ ставитель либер. кругов на¬ родничества. — 86 Юрьев В. — см. Скалой В. Ю.
СОДЕРЖАНИЕ Введение . . . . • ...... 3 Глава /. Земство в конце 70-х — начале 80-х годов . . . .12 § 1. Социальный состав земства в 1865—1886 гг. . .13 § 2. Деятельность земства в конце 70-х — начале 80-х годов . 28 Глава II. Правительство и земство 44 § 1. У истоков правительственной политики в земском вопросе 44 § 2. Земский вопрос в правительственной политике пе¬ риода «кризиса верхов» (конец 70-х — йачало 80-х годов) 55 Глава III. Общий поворот правительственной политики к'р^кции и земский вопрос ..72 § 1, Назначение Д. А. Толстого министром внутренних дел и утверждение реакционного курса . * . . .72 § 2. Усиление реакции в земстве и дворянских собраниях. Вопрос о земстве в Кахановской комиссии ... 76 § 3. Земский вопрос в периодической печати ... 83 Глава IV. Подготовка земской контрреформы 91 § .1 . Проект Пазухина—Толстого 91 § 2. Периодическая печать о подготовке земской контр¬ реформы .117 § 3. Разногласия в правящих кругах при обсуждении законопроекта 130 Заключение . 151 Приложения . . 166 Именной указатель . . . . ' . . 172