Вступительное слово
1. Орден и «орден» - или о неожиданностях, подстерегающих при употреблении этого слова
2. Истории в истории - или нужно ли из истории извлекать уроки
3. Монашеская жизнь - древнее чем Церковь?
4. Христианское монашество - или как создается орден
5. История орденов в рассказах - или принципы обзора
ОБЗОР
6. Корни христианства - или как подражают Христу
7. Начальный период - или как совершенствуются
8. Пустыня - или как приближаются к Богу
9. Ранняя Церковь - или путь от зарождения до Великой Церкви
10. Расцвет монашеской жизни на Западе и Востоке
11. Монахи, монахини и миссионеры - или как формируется Запад
12. Папы, императоры и народные апостолы - или Церковь и мир в эпоху раннего средневековья
13. Клюни и последствия - или как обновляется Церковь
14. Золотой век? Попытка обзора
15. Монахи, рыцари и банкиры
16. Новые ордена - и как церковь пытается их упорядочить
17. Бернард Клервоский - или как монах отражает свою эпоху
18. Папа и нищий - или богатство Церкви и «евангельская нищета»
19. Спор о евангельской нищете - или как распадается орден
20. Промежуточное резюме - или состояние монашества в середине его исторического развития
ТРЕТИЙ ПЕРИОД: Монашество в переломную эпоху
22. Монашество позднего средневековья - или опасности и испытания
23. Новая эпоха - или как открывается мир
24. Монашество в период неопределенности и снижения активности - и как несмотря на это происходит его обновление
25. Причины Великого раскола
26. Монах из Виттенберга - или как ищут милости Божией
27. Лютер и монашество - или что разделяет и что объединяет
28. «Католическая реформа» - или какие последствия влекут за собой некоторые изменения в мировоззрении
29. Святые, мистики и деятели - или как монашество обретает новые формы
30. Монашество периода барокко
31. Вселенская Церковь и ее ордена - или о том как повсюду проводится евангеяизация
32. Борьба против монашества под знаком «Просвещения»
33. Новые побеги старых корней монашества
34. Конгрегации и социальные института - или как новые объединения служат социальным нуждам
35. Монашество евангельских христиан или: «протестантское табу» нарушено?
36. Православное монашество вчера и сегодня - или расцвет мистики
37. Ордена и миссионерство в период между ХІХ-м веком и третьим тысячелетием
38. Монашество до II Ватиканского собора - или как совершают богослужение и как свидетельствуют
39. Второй Ватиканский собор и «аджорнаменто» орденов
40. Монахи послесоборного периода, или на пороге третьего тысячелетия
41. Заключение: что произошло за пять лет
Примечания
Примечания к дополнительному новому изданию
Список литературы
Сокращения
ПРИЛОЖЕНИЯ:
II. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
IV. Алфавитный список орденов
V. Глоссарий: термины монашеской жизни
VI. Список ключевых слов

Author: Хольц Л.  

Tags: христианство   монашество  

ISBN: 83-228-0214-V

Year: 1993

Text
                    ЛЕОНАРД ХОЛЬЦ ОФМ
ИСТОРИЯ
ХРИСТИАНСКОГО
МОНАШЕСТВА
Издательство Святого Креста
Санкт-Петербург
1993


ISBN -83-228-0214-V Copyright © 1986 Benziger Verlag AG Zürich Подписано в печать 15.07.93. Формат 84Х Ю8'/зз- Бумага книжно¬ журнальная. Гарнитура «Таймс». Печать офсетная. Уел. печ. л. 13,25. Тираж 3000 экз. Зак. 686. Издательство «Святой Крест», Санкт-Петербург, при содействии ОБМ «Бацькаушчына», РО г. Новогрудок, ул. Чехова 30/47. Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии издательства «Белорусский Дом печати». 220041, Минск, пр. Ф. Скорины, 79.
Титул оригинала: Leonard Holtz GESCHICHTE DES CHRISTLICHEN ORDENSLEBENS Перевод: Тамара Донцова Редактор: Сергей Вакуленко Компьютерный набор: Компьютерная издательская компания «ДЕФИС» 2-е дополненное издание 1991
СОДЕРЖАНИЕ Вступительное слово ; 9 1. Орлен и «орден» - или о неожиданностях, подстерегающих при употреблении этого слова 12 2. Истории в истории - или нужно ли из истории извлекать уроки i6 3. Монашеская жизнь - древнее чем Церковь? / 24 4. Христианское монашество - или как создается орден . 27 5. История орденов в рассказах - или принципы обзора 31 ОБЗОР 33 ПЕРВЫЙ ПЕРИОД: Возникновение и развитие монашества в ранний период хриет панства (приб:шзите.1ыю до 700г н.Р.Х. ) 35 6. Корни христианства - или как подражают Христу 36 7. Начальный период - или как совершенствуются 4 i 8. Пустыня - или как приближаются к Богу 48 9. Ранняя Церковь - или путь от зарождения до Великой Церкви 55 10. Расцвет монашеской жизни на Западе и Востоке ... 61 11. Монахи, монахини и миссионеры - или как формируется Запад 68 ВТОРОЙ ПЕРИОД: Монашество как отражение средневековой Церкви ■ (и-д. с 700 до 1300г) 77 12. Папы, императоры и народные апостолы- или Церковь и мир к эпоху раннего средневековья .. 78
13. Клюни и последствия - или как обновляется Церковь 86 14. Золотой век? Попытка обзора 92 15. Монахи, рыцари и банкиры 98 16. Новые ордена - и как церковь пытается их упорядочить 104 17. Бернард Клервоский - или как монах отражает свою эпоху 111 18. Папа и нищий - или богатство Церкви и «евангельская нищета» 117 19. Спор о евангельской нищете - или как распадается орден 127 20. Промежуточное резюме - или состояние монашества в середине его исторического развития 134 ТРЕТИЙ ПЕРИОД: Монашество в переломную эпоху 139 21. Насилие в Церкви - или как распадается средневековая гармония 140 22. Монашество позднего средневековья - или опасности и испытания 147 23. Новая эпоха - или как открывается мир 156 24. Монашество в период неопределенности и снижения активности - и как несмотря на это происходит его обновление .. 163 25. Причины Великого раскола 172 26. Монах из Виттенберга - или как ищут милости Божией 176 27. Лютер и монашество - или что разделяет и что объединяет 184 28. «Католическая реформа» - или какие последствия влекут за собой некоторые изменения в мировоззрении 195 6
29. Святые, мистики и деятели - или как монашество обретает новые формы 202 30. Монашество периода барокко 215 31. Вселенская Церковь и ее ордена - или о том как повсюду проводится евангелизация 227 32. Борьба против монашества под знаком «Просвещения» 236 ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД: Монашество Вселенской Церкви (XIX и XX век) 246 33. Новые побеги старых корней монашества 247 34. Конгрегации и социальные институты - или как новые объединения служат социальным нуждам 256 35. Монашество евангельских христиан или: «протестантское табу» нарушено? 263 36. Православное монашество вчера и сегодня - или расцвет мистики 270 37. Ордена и миссионерство в период между Х1Х-м веком и третьим тысячелетием 276 38. Монашество до II Ватиканского собора - или как совершают богослужение и как свидетельствуют 287 39. Второй Ватиканский собор и «аджорнаменто» орденов -... 297 40. Монахи послесоборного периода, или на пороге третьего тысячелетия 310 41. Заключение: что произошло за пять лет 325 Примечания 339 Примечания к дополнительному новому изданию 373 Список литературы 382 Сокращения 386 7
ПРИЛОЖЕНИЯ:... 387 I. «Корни» подражания Христу 388 II. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА Монашество в истории Церкви 1. Возникновение и развитие (до 700г) 389 2. Монашество в средние века <ок.700-1300) 391 3. Монашество в переломный период (1300-1800) ... 393 4. Монашество Вселенской Церкви (19 и 20 вв) 398 III. Названия орденов (сокращения) в алфавитном порядке 402 IV. Алфавитный список орденов 405 V. Глоссарий: термины монашеской жизни 407 VI. Список ключевых слов 414 8
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ «Орден» и орден - это не одно и то же. Упоминание слова «орден» вызывает у некоторых ассоциации прежде всего с орденами и почетными знаками - независимо от того, украшают ли награды их грудь или их еще нет, даже в том случае, если награда является самой незначительной из существующих наград общества. «Этот курьезный исто¬ рический феномен способен вызвать либо улыбку, либо удивление.»' (ср.гл.1). Сразу же следует оговориться, что здесь речь пойдет не об этих орденах, а о церковных орденах, об их духовных общинах, сыгравших важную роль в истории Церкви и существующих до настоящего времени. Монахи существуют, и это надо признать, как бы мы к этому ни относились. И все же, как появились ордена? Кто их члены? Как они живут? Как они стали тем, чем явля¬ ются и сейчас? Как возникли общины? Чем можно объяс¬ нить различия между ними? Есть ли в их жизни нечто общее, характерное для всех, несмотря на множество от¬ дельных традиций,, несмотря на различия исторических путей становления, существует ли монастырская жизнь как таковая? Можно ли говорить об одной общей для всех орденов истории? Существует ли единая история орденов, в которой каждый из них играет свою роль, или существу¬ ют только разные формы монастырской жизни? И в чем, собственно, состоит она? - Вопросы... Их злободневность вызвана переписью мужских орде¬ нов в сегодняшней Федеративной Республике Германии (на 1984 год). Их насчитывается ровно 70, а женских ор¬ денов, пожалуй, раза в три больше. Знаете ли вы, что в Германии существует, например, 31 аббатство бенедик¬ тинцев (исключительно мужские), или что в 1965 году Берлин (Западный!) можно было назвать «городом ста мо¬ настырей»? Сегодня их, конечно, меньше, тем не менее насчитывают 80 монашеских женских общин самого раз¬ ного происхождения и назначения и 16 мужских... 9
В этой книге прослеживается развитие христианской монастырской жизни от самого ее зарождения в Церкви. И при этом книга адресована не только читателям, желаю¬ щим подробнее узнать об этой интересной области истории Церкви и не только непосредственно членам орденов, ко¬ торых интересуют в истории Церкви проблемы корней, развития и распространения монашества, выходящие за рамки истории какого-то одного ордена. Книга адресована также и далеким от Церкви людям, и представителям не¬ христианских религий. Рассматриваемая тема может при¬ вести их к встрече с поразительными общечеловеческими феноменами. Пожалуй, вряд ли есть что-нибудь более ин¬ тересное, чем пестрота жизни, проявляющаяся в истории человечества в таком многообразии, часто удивляя, иногда вызывая ужас, но всегда отражая человеческую природу. При всем этом книга не задается целью поучать или воспитывать. Она также не претендует ни на выявление новых путей исторического опыта, ни на разработку пред¬ ложений по «корректировке курса», ни на изменение ми¬ ра. В ее задачи не входит ни реформирование орденов и их членов, ни стремление навязать им тот или иной способ богословского мышления или практики, ни желание ув¬ лечь такими высокими целями как борьба за мир или за освобождение. И это следует сразу же подчеркнуть. Ниче¬ го этого не будет. Эта книга - только повествование, толь¬ ко рассказ. История христианского монашества Эта работа выполнена по инициативе провинциалата францисканцев и Дома Франциска в Верле. Справочную литературу любезно предоставили учебные библиотеки францисканцев Менхенгладбаха и Мюнстера. В составле¬ нии глоссария принимал участие П.Эммануэль Гнис О’Кист (Р.Emmanuel Gniß OCist). Редакцию рукописи вы¬ полнила госпожа Юта Телле (Jutta Tolle). Всем им выра¬ жаю благодарность. Верль, Пасха, 1986 Леонард Хольц (Leonard Holtz) ОФМ 10
И КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ Св. Альфонс Лигуори, будем надеяться, простит нам отсутствие его имени в именном указателе первого изда¬ ния и то, что были допущены ошибки в исследовании ис¬ тории ордена редемпторйстов. Благодаря замечаниям критиков и благодаря предста¬ вившейся, наконец, возможности переиздания «Истории христианской монастырской жизни» эти и некоторые дру¬ гие ошибки исправлены. В этом новом издании исправле¬ ния и дополнения собраны в едином «блоке» примечаний к первому изданию и в заключении-резюме к главе 40 (с.307). , Сюжетно-тематический принцип изложения не предпо¬ лагает проецирования актуальных проблем в прошлое, что, несомненно, повредило бы основательности изЛрже- ния^ Тот же, кто хотел бы найти на этих страницах прежде всего идейно-историческое и богословское исследование, вынужден будет удовлетвориться « только рассказом» об истории развития орденов. Верль, Троица 1990 Леонард Хольц ОФМ ii 11
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ I. Орден и «орден» - или о неожиданностях, подстерегающих при употреблении этого слова 1.1 «Орден» ... Кто, произнося это слово, не думает в пер¬ вую очередь о значке, которым награждают заслуженных людей? У этого значка своя любопытная история, «малень¬ кая хроника курьезов». Поразительно, однако, что его происхождение связано с историей христианского монаше¬ ства. «Честью в петлице» с мягкой иронией называет один эксперт1 свой исторический экскурс о сущности понятия «орден», с подзаголовком «Ордена и почетные знаки от крестоносцев до космонавтов», рассказывая об их предше¬ ственниках - рыцарских орденах средневековья. Они пред¬ ставляют собой нечто вроде исторической художественной детали или своебразного побочного продукта другого, бо¬ лее значительного исторического явления, своеобразие ко¬ торого состоит как раз в отказе от почестей и славы, от театрального успеха и аплодисментов (во всяком случае, по самой его сути). 1.2 Говоря об орденах, мы подразумеваем те духовно-рели¬ гиозные общины, которые и сегодня существуют в жизни общества и в жизни Церкви. Среди них есть и известные теологи. Духовные течения, зародившиеся в орденах, воз¬ можно, не всеща бесспорные, вносят в жизнь Церкви ди¬ намику и служат поводом для дискуссий в обществе. Мо¬ настырская жизнь - это широкий диапазон возможностей от традиционного монашества до современного душепопе¬ чения, от созерцательной обращенности к Богу до обяза¬ тельного служения человеку, от замкнутой общинной 12
жизни до абсолютного уединения, это богослужение и по¬ вседневная работа, религиозное просвещение взрослых и социальные вопросы, дела милосердия и, в частности, уход за больными, воспитательная деятельность и миссионерст¬ во в нашем цивилизованном обществе, евангелизация в развивающихся странах. 1.3 Мы расскажем здесь об историй этих общин. Как и откуда они появились, как развивались и жили на протя¬ жении всей истории Церкви. Как они расцветали и умира¬ ли. Бельгийский иезуит Раймонд Хости (Raymond Hostie), социолог и профессор психологии пастырства предложил заслуживающую внимания схему понимания2. Свой тезис он обосновывает с помощью богатого исторического и ста¬ тистического материала архивов Ватикана. В частности, его мысль сводится к следующему: как в жизни отдельного человека, так и в жизни монастырской общины проявляет¬ ся закономерность, которая определяет возникновение, рост, отмирание и смерть ордена. Через эти «жизненные фазы» проходит как жизнь человека, так и жизнь общины. Сравнительным методом Хости пытается выявить эту закономерность отдельных монастырских общин в отдель¬ ных периодах и этапах их жизненного цикла (при этом для социологов групповой феномен значит больше, чем сумма отдельных феноменов, т.е. судеб отдельных членов общин). Итак, фаза возникновения обычно продолжается в течение примерно 25-30 лет. В ней можно выявить в самом начале скрытый рост наиболее мощных духовных движений своего времени, когда мужчины и женщины, ищущие соответствующих форм выражения своего идеала, объединяются в маленькие «неформальные» группы. За формированием первой группы - ядра, чему способствует, кроме всего прочего, выдающаяся личность основателя, следует внешняя организация, официальное посвящение, увеличение количества членов, учреждение (фиксирова¬ ние в правилах и уставах еще не сформулированного до сих пор идеала) и утверждение Церковью. 13
Возможна вторая фаза: расширение. Благодаря силе из¬ начального импульса община переживает бурный рост за счет увеличения количества ее членов (их число примерно за 10-15 лет достигает сотен и даже тысяч) и распростра¬ няется географически. Орден приобретает свой неповтори¬ мый типичный облик, укрепляясь внутри и извне. Хости отводит этой фазе примерно 100 лет. Затем рост и распро¬ странение замедляются, новые задачи больше не ставятся, силы направлены на сохранение достигнутого, имущест¬ венное наследие закрепляется и становится все более об¬ ременительным, появляются первые признаки статично¬ сти и старения. Эта фаза продолжается примерно 50-100 лет. Приблизительно через 200 лет начинается спад, веду¬ щий к «угасанию» монастырской общины. Этот спад может длиться еще 150-200 лет. По мнению Хости, эта фаза не вызвана и не характеризуется упадком монастырских обы¬ чаев и снижением активности отдельных ее членов, но подчиняется социально-историческим закономерностям. Причиной угасания ордена может стать усиление давления извне, притеснения государственных и церковных вла¬ стей, эпидемии. Но все это лишь приближает конец, кото¬ рый и так неизбежен. Остановить упадок не может ника¬ кое внешнее, даже достаточно сильное влияние. Некото¬ рые общины еще лелеют призрачную надежду на выжива¬ ние, пока, в конце концов, не сдаются. В некоторых орде¬ нах упадок необратим. В конце концов наступает развязка - драматический роспуск или тихое угасание. Затем при¬ ходит конец. Несмотря на общую закономерность, на основе статиче¬ ского материала Хости допускает возможность преодоле¬ ния кризиса: существовали ордена, которые, несмотря на кажущуюся неизбежность гибели, выживали и возрожда¬ лись. И тогда, как говорит Хости, происходило нечто по¬ хожее на обновление ордена, и жизненный цикл, включая все жизненные фазы, начинался заново. Такие подъемы творческих сил известны каждой эпохе. Они зарождаются снизу, не руководством, а небольшими активными группа¬ ми на местах и всегда обусловлены харизматической «пер- во-интуицией» нового основателя. 14
1.4 Выразительная панорама монастырской жизни, кото¬ рую разворачивает Хости, и его тезис о своего рода «био¬ графии» монастырских общин, сначала очаровывают. Эта схема понимания делает наглядными многие процессы развития в жизни христианских орденов и объясняет их с точки зрения психосоциологии. Хости не умалчивает так¬ же о неожиданных, непредусмотренных событиях в исто¬ рии жизни орденов. Он называет их «исключениями^, то есть оказывается, что установленная закономерность в этих случаях не проявляется. Мы попытаемся понять каж¬ дый отдельный факт развития в его своеобразии, не огра¬ ничиваясь рамками указанной схемы. Так, например, пре¬ одоление кризиса, столь характерное для орденов и так называемый «своеобразный феномен» по определению Хо¬ сти: возрастание количества монахов в период с 1770 по 1850 год'за счет образования новых орденов в 19-м веке. Согласно истории орденов Геймбухера (Heimbucher), только в период с 1800 по 1850 год было образовано 68 новых женских конгрегаций, а во 2-й половине Х1Х-го века - 39 (Т.П, §157,158). За тридцать лет с 1830 по 1860г.г. на территории Германии было основано или миг¬ рировало сюда из других стран не менее 49 женских мона¬ шеских общин. Объяснение внезапного появления такого количества орденов не должно и не может ограничиваться одними социологическими выкладками, которыми мы бу¬ дем пользоваться при описании их развития. И какой бы привлекательной ни была приведенная выше схема, мы не можем положить ее в основу нашего повествования. Мы будем прибегать к ней, но рассмотрим сначала неожидан¬ ные и непредсказуемые события, прежде чем сделать ка¬ кие-либо обобщения. 1.5 При этом мы будем ссылаться на классический труд по истории католических орденов Ордена и конгрегации ка¬ толической Церкви Макса Геймбухера3. Эта непревзой¬ денная на сегодняшний день книга дает широкий истори¬ ческий обзор всех орденов и монастырей, их возникнове¬ 15
ния и развития со множеством ссылок на литературу и источники. В ней рассматривается развитие монастырской общины от момента ее возникновения до настоящего вре¬ мени. Однако наша задача не в том, чтобы пересказывать «истории» отдельных орденов, наша цель - изложить исто¬ рию монашеской жизни в общем, «параллельно церковной истории», т.е. изложить историю монашеской жизни с точ¬ ки зрения истории Церкви. Это дало бы нам также воз¬ можность сжато и, разумеется, опуская некоторые подроб¬ ности, ознакомиться с жизнью орденов в целом. Кроме того, мы должны сделать существенное замеча¬ ние относительно нашего взгляда на историю: он будет несколько философским, так как это необходимо для по¬ нимания материала, определяет нашу позицию и объясня¬ ет метод исследования. 2. Истории в истории - или нужно ли из истории извлекать уроки 2.1 Эта книга не является научно-историческим трудом. В ней просто излагается история - история орденов. Тем не менее, повествование должно включать в себя научное обоснование и, как следствие этого, ссылки на классиче¬ ские произведения - богословские и исторические - явля¬ ющиеся общепризнанными и доступные каждому. 2.2 Несомненно, такое намерение должно встретить на сво¬ ем пути некоторые трудности: — принципиальное неприятие многими исторических вопросов или недостаточный интерес к ним: почему мы не можем оставить в покое мертвых? Разве не сами мы так «чудесно все устроили», и для чего 16
тогда обращаться к прошлому, к истокам? Разве сегодня нас касается то, о чем думали, что чувство¬ вали и какие решения принимали люди в прошлом? Разве мы не превосходим их почти во всем? изобилие материала: он необозрим даже в рамках такого периода как «История монашеской жизни». Как можно охватить в кратком повествовании все многообразие и красочность монашеской жизни, насчитывающей 2000 лет? многослойность и принципиальная невозможность предвидеть исторические процессы, их ситуативная обусловленность. История людей - это поток жиз¬ ни, жизнь в многообразных хитросплетениях и гиб¬ ких взаимосвязях. События и факты - это не просто данность. Они переплетаются, и их переплетение, обусловленное уже пройденным развитием, образу¬ ет единый подвижный пласт. Одно событие воздей¬ ствует на другое, и часто происходит что-нибудь неожиданное и совершенно непредсказуемое. При этом особенно действенными в историческом плане являются идеи и духовные импульсы, а также реа¬ лизация религиозных представлений и потребно¬ стей. В любом случае - это крайне запутанное, не¬ обозримое сплетение течений, контр-течений, их взаимодействие, причины и следствия в потрясаю¬ щем многоцветий! . вовлеченность Церкви и ее орденов в эту историю: христианство и его монашеская жизнь - это истори¬ ческая данность. Они решительным образом воз¬ действовали на историю человечества и, наоборот, в своем собственном развитии определялись обще¬ ственно-историческими силами. «глубинность» истории Церкви и ее орденов: чисто исторический способ рассмотрения ограничен уже тем, что человек принципиально не в силах решить 17
вопрос о том, что же скрывается за «собственно» историческими реалиями, «по ту сторону» фиксиру¬ емых и анализируемых событий, что движет ими. В конце концов, становится очевидно, что перспекти¬ ва, просматривающаяся в истории Церкви и ее ор¬ денов, уже не постижима чисто историческими ме¬ тодами, так же йак и неохватываема масштабность, присущая этому миру, но выходящая за его пред¬ елы. Необходимо дать более точное и краткое опре¬ деление этой масштабности: это глубинность рели¬ гиозного сознания, таинство Церкви. Монашеская жизнь является не только ее частью, она свидетель¬ ствует о ней всеми своими антропологическими и историческими предпосылками. невозможность представить материал наглядно: не¬ обходимо сделать под-разделение на исторические периоды и обозримые временные отрезки. Но это невозможно при непрерывном течении времени и при столь переплетенных исторических процессах. Во всяком случае, еще не найден убедительный и общепризнанный принцип такой периодизации. А обычное деление истории на три периода: древ¬ ность, средневековье и новое время нельзя перене¬ сти на историю Церкви, что очевидно хотя бы в отношении древнего периода. Кстати - как мы мо¬ жем на пороге третьего тысячелетия говорить о «но¬ вом времени»? Какое же тогда время будет дальше? 2.3 Во всяком случае, если мы хотим рассказывать историю монашеской жизни, мы должны представлять себе следу¬ ющие трудности: — Мы сознательно пытаемся вызвать у читателя инте¬ рес к историческим вопросам, несмотря на преврат¬ ности истории и неисторичность иделогических ус¬ тановок. Всевозможные страхи и кризисы заставля¬ ют оглянуться назад, чтобы понять поступки лю- 18
дей. Осознание того, что природа не безгранична, угроза атомной катастрофы, позорное нарушение равновесия между «бедными» и живущими за их счет «богатыми» народами, забота о будущем Земли и живущих на ней людей - все это вызывает вопрос о том, как могло все это зайти так далеко. На воп¬ росы, которые сегодня возникают в Церкви и ее орденах, нельзя найти правильные ответы без кри¬ тического рассмотрения истории. Но при этом, для того, чтобы не впасть в заблуждение - не следует мерить прошлое своим аршином и подвергать его « умной» критике. Мы попытаемся взглянуть на все глазами людей рассматриваемой эпохи - на то, что их радовало в их время и что они терпели, как они действовали и какие принимали решения. Все это, несомненно, имеет важное значение для истории развития монашеских орденов. Мы будем просто рассказывать о том, что было и что происходило, опуская вопросы нашего времени, как бы актуальны они ни были, и не проецируя их на прошлое и не высказывая собственные мысли и оценки по поводу исторических фактов ("Франциск Ассизский - первый защитник окружающей среды и борец за мир"). При этом мы решительно воздержи¬ ваемся от желания влиять на читателя и не будем изображать историю ордена как «историю успеха» или как благочестивое жизнеописание святых, что¬ бы расположить к этой форме жизни скептиков. (И если сам автор - в конце концов, как член ордена - будет склонен к изображению «триумфа», он про¬ сит отнестись к этому критически). Книга при скромном объеме должна охватить огромный мате¬ риал, и потому цепь событий, развивающаяся иног¬ да на протяжении нескольких веков, должна изла¬ гаться как бы «на одном дыхании». В книге пред¬ принята попытка анализа развития исторических взаимосвязей и причин. Повествование все время будет останавливаться, чтобы дать возможность по¬ чувствовать «истории в истории», не претендуя, ко- 19
нечно, на полноту. Повествование придерживается хронологии церков¬ ной истории, т.е. в целом хронологически упорядо¬ чено. При этом имеются ссылки на опубликованные исследования других историков. Каждая глава снабжена примечаниями, которые, насколько это возможно, содержат ссылки на дополнительную справочную литературу и направлены на изложе¬ ние и обоснование особых мнений и оценок. Отдельные главы имеют сквозную нумерацию. Для большей наглядности они объединены в четыре хро¬ нологические группы в соответствии с «четверич¬ ным делением», принятым в книге Гердера (Herder «Handbuch der Kirchengeschichte») «Настольная книга по истории Церкви». Ее издатели стремились к тому, чтобы как можно лучше передать в смене эпох образ Церкви. Что касается «глубинности» истории Церкви и ор¬ денов, то повествование совершенно сознательно не ограничивается чисто историческим аспектом. Оно принимает во внимание «таинство Церкви». Точно так же, обращаясь к периодам противостояния ха¬ ризматического элемента орденов к Церкви как к юридическому учреждению, как к институту, пове¬ ствование стремится передать полную реальность Церкви,"...в которой взаимодействуют видимое и невидимое, измеримое и неизмеримое, постижимое и непостижимое, человеческое и божественное. (Лэппле (Läpple). Таким образом, несмотря на все историко-критические изыскания, мы исходим из возможности того, что Господь вмешивается в бес¬ конечно сложное переплетение исторических при¬ чинно-следственных связей. При этом мы попыта¬ емся сохранить историческую объективность. Повествование не должно ни в коем случае превра¬ титься в судилище для вынесения приговора про¬
шлому - институтам и личностям. Такие слова как «расцвет», «упадок», «злоупотребление», «рефор¬ ма», следует принять сит grano salis*, так как нам доподлинно не известно, что послужило причиной «реформ» в Церкви и в монастырях - не однобо¬ кость ли и ограниченность реформаторов? Как бы то ни было, мы не пытаемся давать оценки истори¬ ческим процессам. История знает и великие паде¬ ния, и великие взлеты. Вопрос только в том, где нам искать точку отсчета - в наших собственных представлениях и знаниях, в том времени, о кото¬ ром идет речь или в высших, непреходящих ценно¬ стях? 2.4 Эта книга написана не для того, чтобы читатели или члены орденов, если и они ее прочтут, чему-то научились на примере истории монашеской жизни. Может быть, это и произойдет в процессе более близкого соприкосновения с историческими фактами, проблемами и путями разви¬ тия. Но - следует еще раз подчеркнуть - автор не задается такой целью. — При изучении истории легко впасть в пессимизм. Как часто человеческая ущербность и нерастороп¬ ность сводят на нет все хорошие начинания! К ка¬ ким сомнительным средствам прибегают иногда лю¬ ди, совершая некоторые «добрые дела» только из жажды самоутверждения! Как не проникнуться жа¬ лостью и презрением ко всему роду человеческому при виде такого множества проявлений посредст¬ венности и глупости? При таком разгуле безудерж- ' ных страстей и безоглядных амбиций как не поя¬ виться раздорам, целенаправленно подогреваемым диаволом? И как относиться к благородным целям и идеям, к истинно великим делам и намерениям, во (лат.), зд.: с известной осторожностью. Здесь и далее примечания переводчика 21
имя которых велись войны и разжигались револю¬ ции, если последствия этих бедствий обесценивают достигнутые результаты! Не кажется ли при этом, что успех человека маловероятен, что поражение предопределено? Но, такие пессимистические мысли были бы слиш¬ ком односторонним выводом из истории - нельзя закрывать глаза на то, что радует, на человеческие достижения и на возрастающее чувство ответствен¬ ности, на активность добра, на порой совершенно незаметное созревание его плодов. Кроме того, нам хотелось бы обратить внимание читателя на много- цветие человеческой истории, на иронию жизни, на поразительное и непредсказуемое. Объективное от¬ ношение к человеческой истории способно сделать нас скептичнее, осторожнее в оценках, проница¬ тельнее по отношению к многообещающим утопиям и идеологиям реформ. Возможно, что привычка к такой объективности послужит чем-то вроде вакци¬ ны против легковерия и преувеличенных страхов. А, может быть, поможет осознать историю как еди¬ ный органический процесс, поможет яснее разгля¬ деть настоящее и в нем увидеть ростки более свет¬ лого будущего. Учиться на истории? Спрашивать у прошлого, что¬ бы получить помощь в решении сегодняшних за¬ дач? Если история и учит чему-то, то только тому, что каждый момент своеобразен, исторические про¬ цессы принципиально неповторимы и случиться мо¬ жет непредполагаемое и непредусмотренное. Ко¬ нечно, из всего этого все время вытекают новые задачи и неизбежность ответственности в каждой заданной сегодняшним днем ситуации. Не больше и не меньше. Пожалуй, в истории развития христианского мона¬ шества будет не очень сложно найти отличитель-
ные признаки того, что в сегодняшней жизни орде¬ на обусловлено временем и вследствие этого под¬ вержено изменениям и того, что непреходяще и вы¬ держивает все изменения и катаклизмы истории. Второй Ватиканский собор поставил даже перед членами орденов задачу «обновления и приспособ¬ ления» (аджорнаменто). Тем самым был поставлен сложный вопрос о том, что может и даже должно быть упразднено в жизни орденов без существен¬ ных потерь, а что ни при каких обстоятельствах ради сохранения идентичности нельзя менять. Не удивительно, что для разрешения этого вопроса мы обратились к истории, и, прежде всего, к истории возникновения собственного ордена. Конечно, боль¬ шой исторический и духовный опыт, н положитель¬ ный, и отрицательный, накоплен многовековым прошлым Церкви, и нам необходимо осмыслить его. Тем более, что уроки новейшей истории свидетель¬ ствуют о том, что утрата традиций или просто пре¬ ' небрежительное отношение к их сохранению может иметь плохие последствия для сегодняшнего и за¬ втрашнего дня. Мы не можем каждый раз начинать со времен Адама и Евы, и все же обращение к кор¬ ням и основам монашеской жизни в целом, как и к жизни отдельных общин, постоянно, необходимо и каждый раз представляет собой новую задачу в каждой новой исторической ситуации. 2.5 Мы намереваемся рассказывать историю без какой-ли¬ бо задней мысли, не навязывая читателю каких-либо за¬ ранее заготовленных выводов. Просто повествовать о том, что было и как возникшее развивалось. Пусть бурлящая и переплетенная в своих корнях и формах, последствиях и взаимоотношениях жизнь вызовет некоторые раздумия, пусть исторический обзор развития орденов даст некото¬ рые фундаментальные знания о монашеской жизни Церк¬ ви. Прежде всего, наш рассказ должен быть заниматель¬ ным. И больше ничего. 23
История и истории - в рассказах. 3. Монашеская жизнь - древнее чем Церковь? 3.1 Мы должны быть готовыми к неожиданностям. Утверж¬ дение, что монастырская жизнь возникла не вместе с Цер¬ ковью, некоторых удивит, однако христианство появляет¬ ся уже при четко сложившихся ее формах. Правда, оно дает новое обоснование монашеству ("доказательство"), новые, необъяснимые мотивы ("побудительные причины") и новую основу ("фундамент"), новое «содержание» и но¬ вую цель. — Таким образом, возникает вопрос о специфически христианском и об элементах, независимых от христиан¬ ства в духовной жизни орденов, а также вопрос о возмож¬ ной общности, некоей первичной структуре, которая про¬ является в различных формах в христианстве и других мировых религиях. Она может быть выражена в большей или меньшей мере, но всеща присуща той или иной рели¬ гии. 3.2 Леонардо Бофф (Leonardo Boff) в своих рассуждениях о монашеской жизни (Свидетели Бога в мире (Zeugen Gottes in der Welt) см.примеч.) подробно говорит об этом, называет это явление «универсальным феноменом всех мировых религий» и «антропологической структурой мо¬ нашеской жизни». Каждый человек когда-нибудь сталкивается с пробле¬ мой «неразрешимой тайны человеческого бытия» (Второй Ватиканский собор в своей официальной декларации Nostra aetate об отношении Церкви к нехристианским ре¬ лигиям упоминает об этом). Человеку всегда недостает тех знаний, которые он получает непосредственно из жизни, 24
он задается вопросом о той тайне бытия, которая является причиной нашего возникновения и исчезновения. Он обра¬ щается к той цельности бытия, которая выходит за рамки непосредственно познаваемой реальности и лежит в ее ос¬ нове. Эти вопросы сами по себе религиозны и там, где религия ставит их перед собой, открывается невыразимая, полная и абсолютная тайна, которую мы называем Богом. Человек познает это как последнюю глубину всех вещей, как единственный смысл своего существования. И там, где этот религиозный опыт реализуется без остатка, где эта «переполненность» превращается самым последователь¬ ным образом в жизнь, появляются формы монашеской жизни. Не многие люди, в том числе и не многие верую¬ щие делают свой религиозный опыт единственным содер¬ жанием жизни или воплощают его в ней каким-то обра¬ зом. Но некоторые из них и даже целые группы вполне сознательно посвящают себя всеобъемлющей реальности жизни, и центром их бытия, основой существования ста¬ новится тайна Бога. Они в определенной мере , становятся «специалистами по Богу и религиозным сущностям» (Папа Павел VI) и одновременно свидетелями и живыми вехами в этой вертикальной устремленности человеческой жизни. Сознательно реализуя любовь, они преодолевают свое соб¬ ственное «я» и всяческий эгоизм. Они отрекаются от себя, чтобы ничто не стало помехой им на этом пути. Несмотря ни на что, они решаются на поиски Бога, Бога в его собст¬ венной, выходящей за пределы мира реальности и Бога в человеке. Они делают это в одиночку или объединяясь с единомышленниками. Бофф усматривает в этом радикальном религиозном опыте то единое основополагающее начало всех форм мо¬ нашества, которое впоследствии находит свое «самое за¬ конное выражение» в христианских орденах как свиде¬ тельство личного опыта - богообщения через Иисуса Хри¬ ста. Бели, по известному выражению, душа человека по природе своей христианка, то все религиозные общинные образования мировых религий находят в христианстве свою полноту, которую они сами пред-осуществляют боль¬ шей частью бессознательно и, может быть, в несовершен¬ 25
ных, зачаточных формах. Таким образом - Бофф подчер¬ кивает это - нет ничего такого, что подчеркивало бы изо¬ лированность христианской монашеской жизни, напротив, она приоткрывает дверь к «универсальной братско-сест¬ ринской общине». 3.3 Бофф называет конкретные элементы монашества в других мировых религиях: отрешенность от мира, стрем¬ ление к «внутренней жизни» и уединенности, образование аскетических общин, ритуалы посвящения и приема в об¬ щины, совместное чтение определенных текстов и молитв, целомудрие и возможный отказ от брака, аскеза и полная нищета. В жизни монахов Индии в 6-м веке до Р.Х. под влияни¬ ем Упанишад распространяется новая религиозная прак¬ тика, учение о бытии и мире как о иллюзии, стремление к погружению своего личного «я» в универсальное «я» - при¬ чину бытия. Сегодня в Индии есть гуру и садхи, странст¬ вующие аскеты и монахи, близкие к народу. В ашрамах, больших монашеских общинах, практикуются регулярные медитации, соблюдается абсолютное целомудрие и край¬ няя бедность. - В дзен-буддизме строгий монастырский образ жизни также состоит в длительных совместных медитациях и ночных бдениях. Он является существенным признаком этого течения и направлен на достижение «сатори», состо¬ яния просветления и соединения с причиной всего бытия. Для дзен-буддизма характерны новициат и отпущение грехов, духовное руководство и суровый аскетизм в общи¬ не при уединенном образе жизни. Элементы монашества присущи и раннему периоду иудаизма, они проявляются в жизни пророков и их школ. Там носили специальную одежду и своего рода тонзуру. Известны есейские, кумранские общины у Мертвого моря. Их рукописи, найденные спустя более 1900 лет, свидетель¬ ствуют о том, в какой строгости жили различные общины: общее владение имуществом и безбрачие, полное подчине¬ ние уставу. 26
Что-то подобное монашеским христианским общинам возникает в исламе 9-го века в Фиваиде и пустынях Си¬ рии, Аравии и Египта: сначала это появление отшельни¬ ков (анахоретов), а затем киновитов с их своеобразной МИСТИКОЙ. 3.4 Это только некоторые примеры. Они свидетельствуют о проявлении общечеловеческого начала в этом универсаль¬ ном феномене монашества. Его источником, также как и источником любой другой формы жизни, является то, что породило его и дает силы для дальнейшего существования, то, на чем оно зиждется. И корни христианского монашества просматриваются в данном случае не в какой-либо идее или институте, а в антропологическом аспекте глубинного стремления к Богу и духовного опыта. Что же характерно именно для христи¬ анской монашеской жизни? 4. Христианское монашество - или как создается орден 4.1 Иисус из Назарета орденов не создавал. Он собрал вок¬ руг себя мужчин и женщин и послал «пред собой» боль¬ шую группу из семидесяти учеников для того, чтобы они по слову его благовествовали приближающееся Царство Божие, исцеляли больных и изгоняли бесов. . Некоторые из Его учеников, составляющие небольшую ' группу, постоянно жили с Ним, и им была предназначена особая, ведущая роль. Силой Своего Духа Он послал их «во все концы ... земли». Эта «инициативная группа», на¬ чиная с Палестины, распространила Его учение на весь мир. Ее посланническая миссия продолжается и сегодня. Для осуществления своих задач в условиях современного 27
мира посланническая деятельность «воплотилась» в инсти¬ тут Церкви с конституционным характером и твердым юридическим законодательством. Тот, кто думает, что ордена Церкви возникли как ре¬ зультат планирования церковного руководства, как ре¬ зультат решений пап и епископов, ловкой стратегии и так¬ тики иерархов или их заместителей, познакомившись с историей Церкви и с жизнью орденов и их «основателей», вскоре изменит свое мнение. Правда, Церковь достаточно часто вмешивалась в историю развития своих орденов, но эти вмешательства далеко не всегда шли на пользу и ор¬ денам, и Церкви. Разумеется, во все времена за церков¬ ным руководством остается функция надзора, которая без¬ оговорочно признается и орденами. Но для некоторых ор¬ денов и их истории в целом характерно как раз то, что они действуют независимо и свободно и принципиально откло¬ няют любое давление и официальные установки. Что приводит отдельных людей, мужчин или женщин, независимо от их положения в Церкви, к созданию орде¬ на? Как приходят они к категорическому решению жить одной религиозной общиной вместе со своими единомыш¬ ленниками? Бывает так,и мы увидим это уже в самом начале возникновения христианского монашества, что эти объединения не имеют своего основателя, или что «осно¬ воположники», как их будут называть позднее, вначале и не думали о создании ордена. Где и как возникали обычно такие группы: они появля¬ лись без помощи церковной администрации, часто несмот¬ ря на ее первоначальные опасения и вопреки ее сопротив¬ лению, а нередко и в постоянной конфронтации с ней, даже если они и осознавали, как говорит Франциск Ассиз¬ ский, «свое безусловное подчинение Папе», испрашивая и получая официальное утверждение Церкви. Как же возникают эти ордена, откуда они появляются? Мы могли бы назвать это «самовозгоранием» орденов в Церкви. Но что же является причиной этого «самовозгора¬ ния»? 28
4.2 Возникновение орденов благодаря «самовозгоранию»? Не подлежит сомнению, что и христианскому монашеству присущи основные черты универсального феномена мона¬ стырской жизни. Но нельзя сказать, что оно выросло из монастырской жизни других мировых религий. Утверждающие, что христианская монашеская жизнь берет свое начало в иудействе и язычестве, недооценивают то самое характерное, что вносит христианство в качестве основы этой жизни - ничем другим необъяснимые мотивы и новое обоснование. С другой стороны, утверждение, что монастырская жизнь уходит своими корнями в дохристианский период и в нехристианские религии слишком поверхностно, если оно обосновывает антропологическую структуру этой фор¬ мы жизни лишь ссылкой на то, что она не чужда челове¬ ческой природе. Историк-протестант Карл Ози (?) (Karl Heussi) в 1936 г., ставя вопрос о происхождении христианского монаше¬ ства, попытался объяснить его возникновение нехристиан¬ скими влияниями на молодое христианство1. Франциска¬ нец Карл Сузо Франк (Karl Suso Frank) в 1964 году про¬ верил его предположения и уточнил их, констатируя, что на христианский образ жизни влияет и окружающий мир2. Ута Ранке-Гейнеман (Uta Ranke-Heinemann) из рукопи¬ сей христианских монахов устанавливает мотивы, побу¬ дившие их принять монашество, т.к. лучше всего об этом можно узнать от самих монахов3. ' В чем же состоит принципиальное своеобразие христи¬ анской монашеской жизни в ее историческом развитии и в настоящий момент? 4:3 Они и сегодня существуют, несмотря на очевидный кризис. Простой факт: в католической Церкви есть тысячи монахов, ставящих перед собой самые разные задачи, за¬ нимающихся самой различной деятельностью: созерца¬ тельность и постоянные богослужения, служение людям и «евангелизация» мира и т.д. Есть монахи в православной 29
и англиканской Церквях и - несмотря на вердикт Лютера против монашеских обетов (De votis monasticis, 1521) - есть они и среди протестантов. И если спросить у них о том, как они понимают свое предназначение, то среди их объяснений мы найдем эле¬ менты, которые можем обнаружить и в других мировых религиях: непреодолимое стремление человека к уедине¬ нию, к тому, чтобы пребывать внутри себя и быть свобод¬ ным от семейных забот, к тому, чтобы приблизиться к Богу. Желание вырваться «из этого мира» через постоян¬ ное отречение ("аскеза"). Достичь внутренней свободы от «низких» страстей и тем самым достичь тонкого знания. Стремление к сосредоточенной молитве, медитации и со¬ зерцательной жизни. Тенденция объединения «одиночек» с единомышленниками в религиозные общины и общины с аскетическим уклоном. И здесь так же, как и у других, мы находим основополагающий первичный элемент структу¬ ры: стремление к радикальному опыту, к исключительной «посвященности» в тайну инобытия, в тайну Бога. 4.4 У христиан все это получает новое обоснование и новые мотивы: опыт богопознания в лице Иисуса Христа, чело¬ века Иисуса из Назарета, «Сына Бога Живого» (Мф 16,16), в явленной тайне Бога, в его «ставшем плотию Слове (Логос)-» (Иоан 1,14), в котором «благодать и чело¬ веколюбие Спасителя Нашего, Бога", (Тит 3,4) реально явились среди нас. Итак, христианская вера как опыт Бого¬ познания в абсолютном соединении с Его Личностью и» «праз¬ дник присутствия» этой Личности в истории человека и человечества. Этот опыт служит предвосхищением всего остального, отличительной чертой и предопределением христианства. Из глубины этого опыта у мужчин и жен¬ щин появляется призвание оставить все, чтобы в полной отрешенности и с полной отдачей пребывать в любви к Богу, а это значит быть независимым от семьи. Посвяще¬ ние (Церковью) в монахи означает их «обособление» не для того, чтобы жить в стороне от людей, а чтобы, будучи свободными, служить им. Это посвящение уходит своими 30
корнями в христианское крещение, осуществляя его с точ¬ ной последовательностью и наглядностью. В сформулиро¬ ванных позже трех обетах человека по отношению к миру и к его благам, к другим людям и к самому себе оно опре¬ деляет, углубляет и уточняет содержание своих мотивов и целей в виде тройственной устремленности к Богу4. 5. История орденов в рассказах - или принципы обзора Какими будут наши практические действия? 5.1 Нас интересует здесь прежде всего общий взгляд на историю христианского монашества. При этом мы будем исходить из того, что эта история важнее истории отдель¬ ных орденов, а также важнее «историй всех орденов». Ор¬ дена представляют собой отдельные формы монашеской жизни, которая является основой, и об их историческом «месте» речь будет идти позднее. Итак, мы попытаемся проследить развитие монашества в истории Церкви — в «продольном разрезе» хронологии событий и их развития, — в «поперечном разрезе» исторической ситуации в Церкви. При этом, как уже было сказано, мы все время будем «останавливаться», знакомясь с эпохой. 5.2 Для лучшей наглядности мы разделим хронологию «продольного разреза» на четыре больших «периода» (сле¬ дуя при этом «Настольной книге» Губерта Едина (Hubert Jedin), что обосновано в гл.2). Мы попытаемся отразить в 31
этой схеме изобилие фактов, цифр и имен, явлений и на¬ правлений монашеской жизни, которая теснейшим обра¬ зом переплелась с историей Церкви, смирившись с вынуж¬ денной краткостью, случайными накладками и повторами. Этот обзор в любом случае поможет нам ориентиро¬ ваться в «рассказах об истории монашества»: 32
ОБЗОР Первый период Церковь появляется в эллинистически-римский период. Она взрастает на почве иудейства, пронизывает греко¬ римские культурные слои и выходит за пределы Римской империи (Imperium Romanum) на Востоке. Папа Григорий Великий и потеря Аравии в VH-м веке символизируют поворот в истории Церкви. Таким обра¬ зом, мы ограничиваем этот период 700-м годом. В нем мы рассматриваем возникновение и развитие монашества. Второй период Дальнейшее развитие Церкви проходит в период объе¬ динения христианских народов Западной Европы и харак¬ теризуется следующими основнми моментами: — «германизация» христианства — церковь как формирующий орган западно-европей¬ ских народов — папство как господствующая сила общественного уст¬ ройства, втянутое в конфликты и политику власти — восстания обездоленных — крестовые походы и их последствия — Восточная схизма — замкнутость церковной структуры — христианская система мышления (схоластика) и расцвет мистики. В начале этого периода история становления орденов совсем не похожа ни на одну другую эпоху в истории церкви, в том числе европейской. Монастырская жизнь Церкви создает историю Западной Европы. Она распрост¬ раняется географически (миссия Германии) и обретает но- 33 2 Зак. 686
вые формы (бенедиктинская реформа, каноники, рыцар¬ ские ордена, ордена нищенствующих). Папа Бонифаций VIII (1-294-1303) символизирует пере¬ ход к следующему периоду. Третий период Характеризуется начинающимся и прогрессирующим распадом средневековой структуры общественного устрой¬ ства, реформами, реформацией и переходом ко всемирно¬ му миссионерству. Конфессиональные противоречия и секуляризация ев¬ ропейской духовности, абсолютизм и власть националь¬ ных государств, просвещение и революция уничтожают феодальную оболочку Церкви. Этот период продолжается до Французской революции. В это время монастырская жизнь характеризуется пере¬ менчивой судьбой отдельных орденов, общим спадом и по¬ пытками реформации и контрреформации, состоянием между революцией и реставрацией. Четвертый период Церковь в эпоху индустриальной цивилизации. Мы расскажем о жизни орденов с точки зрения исторического развития и событий Вселенской Церкви в XIX-м и ХХ-м веке, т.е. включительно до рубежа тысячелетий и попыта¬ емся на этом историческом этапе подвести итоги. При этом мы коснемся также истории миссионерства, учитывая «новые масштабы Вселенской Церкви» и новый подход к задачам по евангелизации мира. История орденов, как и история всей Церкви,- это история миссионерства! 34
ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МОНАШЕСТВА В РАННИЙ ПЕРИОД ХРИСТИАНСТВА (приблизительно до 700 г. п.Р.Х.) Церковь уходит своими корнями в иудаизм, пронизыва¬ ет греко-римский культурный слой и выходит (на Востоке) за пределы Imperium Romanum (Римской империи). Папа Григорий Великий и «завоевание Аравии» в VII-м веке символизируют этап в истории Церкви. В рамках этого пери¬ ода мы рассматриваем возникновение и развитие монашества. 35
6. Корни христианства - или как подражают Христу 6.1 Кто же такой Иисус из Назарета? Основоположник, как в других мировых религиях? Социальный революционер, на которого можно спрое¬ цировать сегодняшние социальные требования или тезисы о классовой борьбе? Великий образец добра и друг эксплу¬ атируемых и угнетенных? Представитель Бога среди лю¬ дей, единственный, неповторимый, непревзойденный на¬ местник Бога и его полномочный проповедник? Истинный Сын Божий, Который несет нам весть о Боге и по Которо¬ му мы можем судить о Боге как о «Небесном Отце»? Тот, в Ком мы ощущаем «благоволение и человеколюбие» Бога? Как мы можем узнать что-либо о Нем? 6.2 Нет таких исторических документов, подлинность ко¬ торых исследовалась бы в таких масштабах и с такой тща¬ тельностью, как Евангелия. Они передают образ Иисуса со всей наглядностью, хотя и непреднамеренно: ведь они представляют собой изложе¬ ние вероисповедания, а не биографию и больше направле¬ ны на веру читателя, а не на то, чтобы предоставить ему информацию. Но, несмотря на это, ясно, что чувствовал Иисус, что думал и делал, как он относился к людям, что говорил о Боге, чем руководствовалась Его душа. Евангелия представляют Иисуса другом «маленьких людей» и помощником нищих и больных. Он добродетель¬ ный человек, внушающий доверие и оправдывающий его. Он служит каждому, кто этого хочет, ищет контактов и общения с людьми и несет Свою Благую Весть народу. Его видят и среди мытарей и блудниц. Он призывает к Себе всех, чтобы снять бремя грехов иначе, чем некоторые учи¬ теля Израиля, делающие это надменно и бессердечно и возлагающие людям «иго на выи, которого не могли поне¬ сти ни отцы наши, ни мы» (Деян 15,10), как скажет позже Петр. 36
Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф 11,28-30). Он убедительный оратор и привлекает внимание слу¬ шателей. В дискуссии он находчив и остроумен. Свое Бла- говествование Он излагает простым народным языком, приводя наглядные примеры из повседневной жизни лю¬ дей, ясно формулируя свои мысли. Он стремится убедить и ищет настоящего понимания и веры. Для этого Он обла¬ дает авторитетом, какого не имел ни один пророк в исто¬ рии Израиля. Его непостижимое знание воспринимается как нечто неслыханное. А Его Благая Весть? Мы могли бы сформулировать ее кратко: Он возвещает долгожданное спасение, Пришест¬ вие Бога и Его Царствия. Это Царство начинается Его делами, а знамением этому служат совершаемые Им чу¬ десные исцеления. Он Посланник и Проповедник Благой Вести о том, что Бог - Отец всех людей, Который любит каждого, прощает всем согрешающим и приходит ко всем, кто нуждается в Его помощи. Он требует изменения лич¬ ной жизни человека и принятия с верой этой Божествен¬ ной любви. Ответом на Божественную любовь должна быть любовь и послушание Богу, реализованные с истин¬ ной человечностью в готовности служить «ближнему». Че¬ ловек для Него важнее всех законов, заповедь любви за¬ нимает первое место среди всех остальных заповедей. Его отношение к людям и Его проповедь носят револю¬ ционный характер и подвергают сомнению фарисейское благочестие. Его расхождения с традиционными законопо¬ ложениями и заповедями очищения приводят к конфликту с религиозными властями, блюстителями Закона и толко¬ вателями Писания. Официальные руководители народа ос¬ таются глухими к Его Благой Вести. 'Го, что Он осознает себя Мессией, вызывает в них глухую вражду. Синедрион приговаривает Его к смерти за богохульство, т.е. за притя¬ зание на роль предсказываемого пророками Мессии, про¬ 37
поведника спасения, посланного Богом. Перед судом рим¬ ского наместника Иисусу предъявляют политическое обви¬ нение: подстрекательство народа против императора. И Пилат обосновывает смертный приговор надписью на кре¬ сте: Иисус Назарей, Царь Иудейский. Распятие на кресте - вид римской казни для рабов и государственных изменников. Он нес Свой крест на место казни1. Его последователи позаботились о том, чтобы он был захоронен неподалеку в пещерном склепе. Гроб запе¬ чатали и поставили стражу, ведь Распятый еще перед Своей смертью предсказал, что через три дня Он воскрес¬ нет2. Сбудется ли это предсказание? 6.3 Именно эти события выводят жизнь, страдания и смерть Человека из Назарета из разряда общечеловече¬ ских явлений и ставят их над привычными ситуациями, когда выдающийся человек страдает по вине других или когда человеколюбие терпит сокрушительное фиаско при грубом вмешательстве властей. Здесь речь идет не о том роковом стечении обстоятельств, когда интересы человека, стремящегося улучшить мир и помочь другим, сталкива¬ ются с политическими расчетами власть имущих. Древнее Писание совсем не стремится к пересказу истории образ¬ цовой жизни, которая увлечет читателей своей трагично¬ стью и вызовет в них благородное «сочувствие к ближне¬ му» и готовность к социальным действиям, оно стремится быть лишь исповеданием веры и свидетельствовать: этот Иисус из Назарета объявил себя посланным Богом провоз¬ вестником Благой Вести о всеохватывающей, любящей, спасительной воле Божией, предсказанной пророками, ожидаемой народом Израиля, посланной Отцом в этот мир в лице Сына Божия, чтобы «искать то, что потеряно». Он сохранил верность этому призванию и во время суда, под пытками, перед лицом ужасной смерти. Религиозное и политическое руководство его народа расценивает это как богохульство и приговаривают Его к смерти. Но Евангелия исповедуют, что Он Иисус Христос, Господь, Сын Божий. Павел Тарсиянин, ученик иудейских книжников, сна¬ 38
чала гонитель, а потом приверженец и проповедник уче¬ ния Иисуса Христа, свидетельствует первым христиан¬ ским общинам в своих посланиях, которые были созданы и распространены до появления Евангелий: Христос, Рас¬ пятый, на третий день воскрес3. Очевидно, что Павел совершенно пленен этой Благой Вестью и находится под сильным впечатлением, которое производит на него сверхчеловеческая тайна Иисуса из Назарета. Иисус для него воплощенная Любовь и располо¬ жение Бога к людям. Его жизнь, страдания, смерть и вос¬ кресение открывают любовь Бога Отца, Который в Своем Сыне даровал нам все4. В послушании воле Отца и в совершении своего земного пути ради других Он отдает Свою жизнь «как искупление за грехи» и таким образом искупает вину людей перед Богом. Бог принимает искупление со всепрощающей любо¬ вью и человек, благодаря этой жертве, получает искупле¬ ние, примирение с Богом, очищается, освобождается для любви. Полнота любви Бога, которая живет в Христе, ста¬ ла нашим богатством. В любви и благосклонности Христа нам дарована любовь Бога, как и через любовь Бога - любовь Иисуса, «...я живу веруя в Сына Божия, который меня любил и отдал себя за меня». «И уже живу не я, но живет во мне Христос»5. В Иисусе «Слово стало плотию», так говорится в Еван¬ гелии от Иоанна6. Эту формулировку мы можем объяснить следующим образом: Бог становится видимым в Иисусе Христе, Он воплощается в Нем и открывается в Нем. У Него лицо и тело человека. У него есть сердце. Он ради нас принял облик, который мы воспринимаем, к Его телу мы можем прикоснуться руками7. Бог дает познать Себя уже не только в пророческой Благой Вести или в «учении», но и в живом человеке - Иисусе из Назарета. Все, что мы можем понять и знать о Боге, «воплощено» в этом человеке. 6.4 В личности Иисуса Христа можно увидеть корень хри¬ стианского монашества. Слово и пример Христа, Его тре¬ бования и настойчивый призыв - вот что вызывает появле¬ 39
ние и развитие христианских орденов на антропологиче¬ ской основе общего феномена монашества в других миро¬ вых религиях. Его слова о безбрачии и бездетности «для Царства Небесного»8, настойчиво повторяемое Им требо¬ вание «следовать» за Ним в качестве учеников, Его призыв отказаться от всего имущества, оставить семью и, следуя за .Ним, «отвергнуться себя» и «взять крест свой»9 и даже отдать10 свою жизнь не могло не найти отклика в Его об¬ щине. Тот, кто попытается осмыслить слова Иисуса о сле¬ довании за Ним, не удивится, что они во все времена «горели» в сердцах Его последователей. Напротив, было бы в высшей степени удивительным, если бы они остава¬ лись бездейственными. Не будет преувеличением сказать: если бы от христианства остались сегодня одни Евангелия, без тысячелетнего развития Церкви и истории монашест¬ ва, то уже одного этого было бы достаточно, чтобы дать начало подражанию Христу в наши дни в самых различ¬ ных формах. 6.5 В слове «следовать» заключены два смысла: «Следуй за мной» - в этих словах мы можем усмотреть два значения. Это выражение можно понимать как призыв «идти за Иисусом» или «подражать Иисусу». Его Лич¬ ность, поведение и то, что Он говорил, служат основанием для образа жизни тех, кто следует за Ним, и примером того, как это нужно делать. «Подражание Христу» предполагает: — личное общение с Ним; — участие в Его судьбе; — проповедь, свидетельствующую о Его Благой Вести. Первые ученики, призванные Им, усвоили это и пре¬ творили в жизнь. После Его Воскресения из поклонения Его Личности и из принятия Его посланничества возника¬ ет личная связь с Ним, о чем говорится в Новом Завете. В первых христианских общинах возникает соединение с Ним, осуществляемое и засвидетельствованное крещени¬ ем, человек становится учеником, христианином11, который живет в вере, надежде, любви, и в общении с Церковью. 40
Христианская монашеская жизнь в истории Церкви всегда начинается с призыва решительно и до конца сле¬ довать за Христом, делать это настойчиво и открыто и отдать этому всю свою жизнь. Итак, давайте еще раз перечислим основные требова¬ ния («как подражать Иисусу»): — освободиться от всех связей с людьми, — полностью отдать себя служению ради Царства Бо¬ жия, в том числе и ценой лишений и отказов; — быть готовому к самопожертвованию12. 7. Начальный период - или как совершенствуются Слышали ли вы что-нибудь о «женщинах-галилеянках»? Так называли женщин, которых мы находим в окруже¬ нии Иисуса, а среди них и жену «домоправителя Иродо¬ ва»1. Они служат Христу во время Его проповедей с пол¬ ным самоотречением. Еще раз мы встречаемся с ними у креста2 и у Гроба Господня3. 7Л Иисус из Назарета проповедует Благую Весть о .Царст¬ вии Божием у себя на родине, в Палестине. Его слова и поступки привлекают к Нему большое число сочувствую¬ щих. Одних повелевающим: «Следуй за Мной» Он призы¬ вает к Себе, в узкий круг Своих учеников, на время или навсегда, для временной помощи в распространении Цар¬ ства Божия или для служения в Своей Церкви на протя¬ жении всей жизни, других личным примером или свиде¬ тельством веры, понуждает оставить профессию и имуще¬ ство, дом и семью. Но уже в самом начале среди тех, кто поверил в Него, мы видим учеников, которые не раздели¬ ли с Ним странничество (как, например, сестры из Вифа¬ нии или Иосиф Аримафейский и Никодим, член синедри¬ 41
она) и тех, кто жил с Ним в близком общении, разделяя в служении Царству Божиему участь странничества и отказ от родины. Из них Он выбирает двенадцать, «кого Сам хотел»4, называет их своими апостолами5 и посылает их проповедовать и исцелять4 больных и бесноватых. Они ос¬ тавляют буквально все и несут Благую Весть всему миру. Свой путь следования за Христом они завершают исповед- нической смертью (мученичеством) и тем самым показы¬ вают всем людям своею жизнью и смертью, что они «там, где их Учитель»7. После Распятия, Воскресения и Вознесения апостолы ожидают «в единодушной молитве и молении с некоторы¬ ми женами и Мариею, Материю Иисуса и с братьями Его... было же собрание человек около 120»8 обетованного соше¬ ствия Святого Духа9. Они составляют ядро первой христи¬ анской общины в Иерусалиме. Благодаря проповеди апо¬ столов, Благой Вести Иисуса, Сына Божия, Распятого, об¬ щина быстро разрастается10. Жизнь этой первой христиан¬ ской общины является для окружающих «символом люб¬ ви», осуществленном «в общении и преломлении хлеба и в молитвах»11, осознанным выполнением слова Божиего о любви как об отличительной черте Его учеников12. В этой первой христианской общине мы можем увидеть прообраз каждой христианской общины, в ней заложено то, что поз¬ днее найдет свое осуществление и в различных общинах орденов Церкви. 7.2 Члены общины, покинувшие Иерусалим во время пер¬ вых гонений, несут «Благую Весть» («Евангелие») Христа по всей земле. Повсеместно возникают новые общины13. В них пульсирует изначальное стремление служить Благой Вести и ближнему, служить Господу. Общинами управля¬ ют апостолы и «старейшины», которых они назначают. Наряду с появлением в общине этих духовных должностей в результате руководства общинами «двенадцатью» - из¬ бранными и посланными Самим Господом апостолами - в них расцветают самые различные дары милости Божией («харизмы»)14. В Церкви Христовой наряду с «иерархиче¬ 42
ским» появляется «харизматический» элемент. Дар про¬ поведничества, «дух проповеди»™, пронизанный словом и волей Божией, дает живое свидетельство об Иисусе - Мес¬ сии и о Его пришествии для суда и спасения. Служебные должности и дары Св.Духа включаются в целостность Церкви («Тела Христова»). Они не могут существовать вне этой целостности или нарушая ее и не должны стре¬ миться к обособлению от «фундамента апостолов и проро¬ ков»16. В ходе истории Церкви мы постоянно будем стал¬ киваться с этим единством, исполненным внутреннего на¬ пряжения. В Деяниях апостолов, во фрагменте, повествующим о возвращении ап.Павла из Милета в Иерусалим17 и о его посещении «евангелиста» Филиппа18 рассказывается о «де¬ вах пророчествующих». Очевиден тот факт, что четыре незамужние дочери Филиппа - «девицы», как говорится в тексте, и это является образом их жизни, посвященной Богу; с их образом жизни связан также и их пророческий дар. Первая женская христианская община? Кроме того, в посланиях апостолов все время упоминаются женщины первых христианских общин и подчеркивается их полное бескорыстное служение. Назовем здесь в качестве примера только Лидию, одну из первых женщин-христианок в Ев¬ ропе19, Прискиллу, пожалуй, самую образованную среди «катехизаторов-мирянок»20 и первую известную нам по имени диакониссу Фиву21. Итак, с самого начала они практикуют в общинах раз¬ личные формы и выражения подражания Христу. В зави¬ симости от различных требований и задач, а также в зави¬ симости от личных склонностей и «даров милости Божией» внутри общин среди учеников и учениц Христа развива¬ ются различные виды служения, появляются разные дол¬ жности и разные харизмы. Проявление такой первохри¬ стианской харизмы, которая живет в Церкви Христовой и по сей день, мы видим в решении жить в безбрачии и нищете «во имя Царства Божиего». Уже в этот ранний период Церкви слово Христа призывает к себе тех, кто абсолютно сознательно отдает себя в Его власть и поэтому отрекается от брака и детей, от имущества и от всяческих мирских надежд в жизни. Первое время, как и все осталь¬ 43
ные, они живут в своей общине, оставаясь в ее составе, занимаются своей обычной работой. Но живут они крайне непритязательно, а все, что зарабатывают, отдают нищим, держатся как можно дальше от языческого окружения, отказываются от устройства личной жизни и особым обра¬ зом посвящают себя делам любви к ближнему. Некоторые в нищете и безбрачии служат своим общинам в качестве странствующих проповедников. Можно ли считать, что это их имеет в виду евангелист Матфей, когда говорит о «про¬ роках, праведниках и малых сих» (Мф 10.41,42)? Можно ли отнести к их числу мужчин, которые сознательно оста¬ ются в безбрачии и свободны для служения в общинах, дев, решившихся на постоянное безбрачие и отречение от семьи,«вдовиц истинных»22. Уже во времена жизни апо¬ столов есть «сословие вдовиц»22, которые по благословению епископа посвящаются в монахини и наряду с другими видами служения занимаются катехизацией, в некоторых церквах с «кафедры для вдовиц». В первохристианских общинах их деятельность оценивается как спасительное служение. Полноты религиозного идеала в подражании Христу до¬ стигают мученики. Перед всем миром они принимают смерть за Христа и свидетельствуют о тайне смерти и про¬ славления Господа. Своими страданиями и своей смертью они осуществляют то, о чем сказал Господь: «и где Я, там и слуга Мой будет»24. Они свидетельствуют перед миром реальность жизни и смерти вместе с Христом в Боге и запечатлевают это свидетельство своей кровью. Бели же это невозможно, тогда мученик, имеющий такую веру и готовность к самопожертвованию, такое желание быть ря¬ дом с Учителем, стремится найти другой способ выраже¬ ния своей веры, выбирает другую форму мученичества. Кроме того, что Слово Господа побуждает к действию, оно же является и исторической первопричиной, корнем, жи¬ вой движущей силой для отшельничества, монашества, а впоследстии и для монастырской жизни. Мужчины и женщины, «оставляя мир» в подражании Христу и «прини¬ мая на себя Его крест», жертвуют собой, правда, иначе чем мученики, бескровно, но с не меньшей решительно¬ стью пройти этот путь до конца и свидетельствуют об этом 44
всей своей жизнью. И в том, и в другом случае корни, религиозные причины и мотивы одни и те же. Дары милости Божией различны, но вызваны одним и тем же Духом25. 7.3 Сведения о повседневной жизни многочисленных раз¬ растающихся христианских общин в языческой среде за первые три столетия скудны. Но, несмотря на это, они позволяют судить о том, под каким сильным обществен¬ ным давлением находилась скрывающаяся вначале мало¬ численная группа христиан. Для христианина был недо¬ ступен целый ряд профессий и возможностей зарабатывать на жизнь, если он не хотел идти против своей веры. Хри¬ стианская мораль была вынуждена выдерживать натиск «встречного течения» общепризнанного образа жизни. Ус¬ тои языческой культуры, прежде всего общая разнуздан¬ ность сексуальных отношений постоянно подталкивали христиан к приспособлению или к возвращению к прежне¬ му образу жизни. Это означало, особенно в Ш-м веке, ежедневные искушения, которые требовали от всех хри¬ стиан максимальной нравственной самодисциплины ради верности своему вероисповеданию. Это напряжение вы¬ держивали не все. Когда наступали особенно тяжелые вре¬ мена, как, например, волна гонений при императоре Де- ции в середине Ш-го века, многие христиане в страхе отступали от веры. Слабел первоначальный дух? Твердая уверенность в скором пришествии Христа и в наступлении конца света, первоначальное восхищение жизнью во Хри¬ сте сменялись здравым смыслом, в большей или меньшей степени теоретической верой в «истинность» христианст¬ ва, верой, которая не требовала окончательного решения отдать ему всю свою жизнь. «Многие отходили от христи¬ анства, но т.к. были христианами, то продолжали считать¬ ся ими. Христианство вошло в них слишком глубоко для того, чтобы оставить его, но недостаточно глубоко для то¬ го, чтобы быть истинными христианами» (Гарнак26). 45
7.4 Таким образом, для христианской жизни раскрывается широкий диапазон возможностей, включая «максималь¬ ные требования» решительного и бесповоротного следова¬ ния Христу на основе сознательного волеизъявления, вы¬ текающего из твердого намерения принять крещение. Очевидно, что степень интенсивности христианской жизни может быть разной, и в каждом индивидуаль¬ ном проявлении она всегда готова к дальнейшему со¬ вершенствованию. Большую роль в период позднего иудаизма играет аске¬ тическое стремление к добродетели. Ученый иудей Филон из Александрии (он жил с 25 г. до Р.Х. по 50 г. после Р.Х.) объединил духовное наследие иудаизма и философию эл¬ линизма в учение о совершенстве, которое «с благодарно¬ стью было воспринято и развивалось дальше самостоятель¬ но» учителями христианской духовности». Он пишет о «те¬ рапевтах», иудеях, которые вели аскетический образ жизни в замкнутых общинах с целью созерцания, что представ¬ ляет собой «прообраз христианской общины» (Франк27). Несмотря на всю безнравственность эпохи эллинизма й вопреки этой безнравственности стремление к добродетели и совершенству снискало глубокое уважение различных эллинистических философских школ. Многие из них прак¬ тиковали «аскетические упражнения», которые состояли в добровольных лишениях и самоотречении, в ограничении пищи (посты), в отказе от имущества, в обуздании инс¬ тинктов, особенно полового, включая и половое воздержа¬ ние. Нет сомнений в том, что они оказали большое влия¬ ние на раннее христианство, дав толчок бурному развитию самобытной христианской аскезы. Подобные или даже тождественные формы принимает христианское стремле¬ ние к совершенству, опирающееся при этом на призыв Иисуса: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим ;... и приходи, и следуй за Мною»28, а также на Его слова о безбрачии во имя Царства Небесного29. 46
7.5 Сам Иисус не был «аскетом». Аскеза не является непре¬ менным условием стремления к совершенству и подража¬ ния Иисусу. Безбрачие и отказ от имущества - не обяза¬ тельные требования для всех христиан, хотя Сам Иисус жил в безбрачии и нищете. Однако Его слова и пример Его жизни еще до появления аскетических духовных течений в первые столетия порождают в христианстве именно та¬ кой образ жизни, делая его нормой монашеской аскетиче¬ ской жизни. Переход от обычной жизни к подлинному подражанию Иисусу предполагает отказ от всего имущества в пользу нищих и отказ от брака и семьи «ради Царства Божия», которые совершаются по внутреннему влечению в ответ на призыв Христа. Безбрачие входит в аскетический образ жизни и явля¬ ется его внешним признаком, способствуя осуществлению идеала аскетизма. Писание предостерегает девственников об опасности гордыни. Церковь занимает решительную по-, зицию по отношению к «перехлестам» и искажениям, на¬ пример, по отношению к так называемому «совмещению». Мужчины и женщины, решившие оставаться девственни¬ ками, собирались вместе и жили в так называемом духов¬ ном браке. Они жили вместе как братья и сестры, но тем самым навлекали на себя не только подозрения и насмешки окружающих, но и подвергали себя излишним соблазнам. Отцы Церкви, напротив, указывают на необходимость постепенного восхождения в аскезе, сочетающегося со все более глубоким молитвенным созерцанием. Учитывая все это, они выделяют в проблеме «безбрачия ради Царства Божия» основные аспекты: — благодаря pactum virginitatis оно становится как для мужчин, так и для женщин «освященным Богом девст- . вом», добровольно принятым на себя обязательством; — оно служит единственной цели: полное посвящение себя Христу; — оно является как для мужчин, так и для женщин условием «духовного союза души с Христом»; — оно рассматривается как замена мученичества («свидетельства кровью») и даже как мученичество 47
на протяжении всего жизненного пути - другое, бес¬ кровное свидетельство христианского самопожерт¬ вования; — оно служит живым свидетельством ожидания конца света во Христе (которое в христианских общинах постепенно ослабевает) и свидетельством непрочно¬ сти и преходящести мира сего; — оно рассматривается как «прообраз» потусторонне¬ го, вечного совершенства и считается (по слову Иисуса30) «ангелоподобной жизнью». 8. Пустыня - или как приближаются к Богу 8.1 Воскресное богослужение в Среднем Египте, начало 70-х годов Ш-го века. Читается Евангелие, слова Иисуса о со- вершестве и об отказе от имущества на пути подражания Ему (Мф 19,21). Двадцатилетний юноша вслушивается. Ему известны эти слова. Но вдруг у него появляется ощу¬ щение, как будто сегодня эти слова обращены к нему лич¬ но, и это глубоко западает ему в душу. Он продает все, что у него есть и раздает нищим; он начинает новую жизнь в уединении и молитве, сначала в своем селении, затем да¬ леко от мирской суеты в пещере Ливийской пустыни, а впоследствии в руинах римских укреплений. Пустыня - это царство демонов. Место самых тяжелых испытаний и одиночества, где человек чувствует себя бес¬ помощным и обреченным на крайнюю опасность и абсо¬ лютную отверженность. Кто выдерживает испытание пус¬ тыней, для того она становится местом встречи с Богом. Когда спустя двадцать лет Антоний снова встретил лю¬ дей, он уже был «посвящен в глубокие тайны и исполнен божественного духа». Тот, кто описывает его жизнь, сам провел в пустыне много лет, где встретился с Антонием - это Афанасий, епископ Александрийский (ок. 295-373). 48
Приблизительно через десять лет после смерти отшельни¬ ка (356) он пишет его биографию, напоминающую скорее героический эпос, восхваляющий христианское монашест¬ во и указующий путь всем монахам. 8.2 Monachos, монах - означает, собственно отшельник. Антоний (251?-356), конечно, не был первым монахом, но был первой исторически достоверной и самой значитель¬ ной по своему влиянию личностью среди отцов-пустынни- ков. Он является образцом для многочисленных мужчин и женщин, которые, как когда-то Авраам, были призваны Богом из своей земли, от своего родства, из дома отца своего, как перечисляет все ступени этого отрешения Кни¬ га Бытия (12,1). Они стремятся в безлюдную глушь пус¬ тынь, пещеры и склепы служат им убежищем, источники и финиковые пальмы дают пищу, молитва и труд наполня¬ ют каждый день их жизни, абсолютная тишина и молча¬ ние - это их «беседа». Во многих местах и независимо друг от друга (как пи¬ шет Ута Ранке-Гейнеман1) (Uta Ranke-Heineman) в те «безмолвные века», о которых мы имеем так мало досто¬ верных сведений, возникает своеобразное с исторической точки зрения течение - «анахореты». Это мужчины и женщи¬ ны, оставившие мирскую суету и уединившиеся в пустыни. Там, где исторические источники, касающиеся третьего века, более богаты информацией, все время упоминаются большие христианские общины, епископы и диаконы, ас¬ кеты и анахореты, монахи и мученики. Корни аскетиче¬ ского образа жизни многих христиан неясны. В общинах жили безбрачные, ориентируясь на идеал освященного Бо¬ гом девства. Были в них и странствующие аскеты. Но ана¬ хореты отмежевываются. Своим «исходом» они порывают со своим обычным окружением и со своей общиной и про¬ должают вести аскетический образ жизни в пустыне. Од¬ нако в большинстве случаев и там они не остаются в пол¬ ной изоляции, а собираются для совместного богослуже¬ ния, ищут поддержки и руководства у более опытных. «От- че, дай мне слово» - это наиболее часто повторяемая 49
просьба, обращенная к «аввам», которые, в конце концов, становились духовным центром таких отшельнических групп. «Слова отцов-пустынников» впоследствии собира¬ лись, хранились и передавались дальше как сокровищница духовного опыта - апофегма. Таким образом, внутриобщинная аскеза переросла во внеобщинную, в пустынническую, а уединенная жизнь по¬ родила сначала свободные объединения, а затем первые формы монашества. 8.3 Естественно, сразу же возникает вопрос о том, что мог¬ ло вызвать такое «явление» и какие движущие силы здесь просматриваются. Адольф фон Гарнак называет движение анахоретов бегством: «Они бежали не только от мира, но и от мира в Церкви»2. Но в свете современных исследова¬ ний эта мысль оказывается несостоятельной. Мы бы в кор¬ не неверно понимали этих мужчин и женщин, если бы усматривали в их жизненном решении только протест про¬ тив безразличия и заурядности или даже «оппозицию по отношению к постепенно обмирщающейся Церкви» после эпохи гонений. Простое неприятие не является достаточно веским аргументом для подобных решений, которые нуж¬ но принимать и отстаивать каждый раз заново на протя¬ жении всей жизни. Если эти люди и протестуют против опасности обмирщения, против равнодушия и посредст¬ венности, то лишь в глубине сердца. Они не стремились обновить или наставить на путь истинный Церковь, они стремились только следовать Христу - «они хотели быть последователями, а не новаторами» (Ранке-Гейнеман). Были попытки объяснить это движение тем, что многие христиане, спасаясь от преследований, бежали в пустыню, а после того, как гонения прекратились, остались там, «привыкнув» якобы к такому образу жизни». В том, что во время гонений многие были изгнаны и «в лишениях, нуж¬ де и всяческих бедствиях вынуждены были блуждать по земле, в пустынях и горах, пещерах и ущельях» (Евр 11,37), а многие из-за лишений и от нападений диких животных погибали, есть, конечно, доля истины. Но теми, 50
кто после прекращения гонений продолжал вести такой суровый образ жизни, должно было бы двигать нечто иное, чем просто «привычка» к одиночеству, опасности и лише¬ ниям. А кроме них есть ведь и другие, не бежавшие от гонений, а по доброй воле отправившиеся в пустыню, ре¬ шившись на безбрачие и крайнюю нищету. Как объяснить это? Нет, это движение - изначально евангельское, «восп¬ ламенившееся» благодаря постоянно звучащему в Еванге¬ лии обращению и настойчивому призыву Христа. Эти люди «ушли от мира» и оставили позади себя вся¬ кую половинчатость, приняв слова Господа о следовании за Ним как обращение к ним лично и познав любовь Гос¬ пода и Его Благую Весть опытно. Они только хотели от¬ кликнуться на призыв, и этот отклик получил в их жизни логичное воплощение. «Кто любит Бога, тот оставит все и уйдет к Богу» (Василий). «Нас любили, а мы только начи¬ наем любить» (Феодорит, цит. по Ранке-Гейнеман). Это не исключает других мотивов. Ози их исследовал, Франк говорит о «клубке мотивов»3. Наряду с аскетиче¬ скими представлениями о жизни были, конечно, для этого общественные (государственная и военная служба) и эко¬ номические (бремя налогов) причины. Но основной движущей силой остается стремление пребывать внутри себя, дости¬ гая в непрерывной молитве мистического созерцания Бога. 8.4 Вскоре среди отцов-пустынников намечается тенденция к общинной форме жизни. Она приводит к свободным объ¬ единениям в колонии и поселения, в которых каждый жи¬ вет уединенно в своем жилище, но все собираются вокруг общего «отца». Эти колонии отшельников впоследствии назовут «лаврами» (по названию первой «лавры», пустыни в небольшой долине северо-восточнее Иерусалима). Дли¬ тельное время они продолжают существовать наряду с первоначальной формой отшельничества и монастырями как таковыми, которые появляются в результате развития общей жизни монахов (как мужчин, так и женщин) в еди¬ ной тесной общине - «киновии». Святой Пахомий, бывший солдат, уже примерно в 320 году в Верхнем Египте осно¬ 51
вывает первый монастырь, обнесенное стеной место с мо- лебным домом, мастерской, церковью, трапезной и спаль¬ ней и дает ему твердый устав, написанный на его родном коптском языке, свод правил жизни религиозной общины, первый монастырский устав. Благодаря переводу на ла¬ тынь, выполненному св. Иеронимом, он приобретает изве¬ стность на западе и становится основополагающим для всех монастырей. Пахомий основывает, кроме того, еще несколько муж¬ ских и женских монастырей, в которых на момент его кончины в 346 году жило несколько тысяч монахов и мо¬ нахинь. Эта форма христианской жизни очень быстро рас¬ пространяется по всему Востоку, в Палестине, Сирии, Ма¬ лой Азии, включая Константинополь, чему особенно со¬ действует великий церковный учитель Василий, по мона¬ стырскому уставу которого живут монашеские общины и сегодня. Как мощное движение киновитское монашество достигает большого расцвета. Не обходится, впрочем, без перехлестов и излишеств. Оказалось, что большие мона¬ стыри несут в себе зародыш своей гибели. Там, где все довольствуются немногим, все что производится, принад¬ лежит монастырю, и очень скоро он превращается в боль¬ шое имение. Монахи называли монастырское имение «соб¬ ственностью Христа», сами жили в своей общине бедно, но были обеспечены всем необходимым. Эта «обеспеченная бедность» вскоре становится общим принципом всех мона¬ стырских правил. Но практическое разделение труда в многоукладном об¬ щем хозяйстве позволяет монастырю вырасти в некое эко¬ номическое предприятие. «Всему монашеству угрожает смертельная опасность»: богатство и власть. Самое время вспомнить о тезисах Хости, касающихся появления и умирания монастырей уже в самом начальном периоде истории Церкви: становится почти «законом» то, что энергии, которую излучает личность основателя, хва¬ тает от силы на три-четыре поколения, а дальше требуют¬ ся новые внешние и внутренние импульсы, чтобы возобно¬ вить ее. Должно ли монашество и монастырская жизнь, так же как и Церковь, semper reformandum, постоянно нуждаться в реформе? 52
В период своего расцвета в V-м веке египетское мона¬ шество имело такую притягательную силу, что со всего мира - в том числе из Византии и Рима - сюда стекался народ, чтобы увидеть пустыни и монастыри - «мир» при¬ шел в пустыню и нарушил ее покой. Речь идет как раз о столь популярном «паломничестве». Один отшельник - бывший придворный из Византии опасался, что через море могут прибыть корабли, переполненные знатными дама¬ ми, которые захотят посмотреть на монахов. Конфликты и раздоры, в том числе и богословские пре¬ ния вокруг Оригена и внешняя интервенция (в 407-408 гг. уничтожаются монашеские поселения Скитской пустыни) приводят к упадку египетского монашества. В VII-м веке под натиском ислама оно исчезает совсем. Но задолго до этого аскетический образ жизни монахов «стал общим до¬ стоянием всей Церкви»4. 8.5 Давайте немного сориентируемся в «географических просторах монашества» ранней Церкви: — центрами отшельничества и монастырской жизни в Египте были области юго-западнее дельты Нила (Скитская, Нитрийская пустыни, Келлия) и верх¬ неегипетская Фиваида. — Из Египта через Синайскую пустыню монашество пришло в Палестину (Гераза и Газа). — Но задолго до этого в пустыне северо-восточнее Иерусалима независимо от Египта жили монахи, пришедшие с севера («Лавра»). — Иерусалим/Вифлеем стали центром монашества под влиянием Запада (ок. 347-419/420 гг.). Жен¬ ские монастыри. Иероним (ок. 347-419/420 гг.). — В Сирии эремиты жили уже в самом раннем перио- ' де. Есть достоверные сведения IV-ro века, касающи¬ еся, кроме того, киновитов. Тяготение к излишней строгости, к особым формам («аскеты, живущие под открытым небом», «столпники»). — Неподалеку от Антиохии среди монахов-пустынни- ков некоторое время жил проповедник Иоанн Зла¬ 53
тоуст, впоследствии епископ Константинопольский. На протяжении всей своей жизни он оставался вер¬ ным идеалу монашества, которое было, по его мне¬ нию, образцом жизни для любого христианина. — В Малой Азии учитель Церкви св. Василий (ум. 379) стал родоначальником восточного монашества, а также образцом для всех последующих поколений монахов. Его монастырский устав (ок.361) основан на Библии. — В Константинополе появились многочисленные городские монастыри. Монастырские стены создава¬ ли иллюзию «пустыни» в центре столицы империи, хотя тесный контакт с церковной и политической жизнью был неизбежен, что привело к гибельным богословским распрям в V-м веке. В целом наряду с церковными общинами повсеместно растет и ширится сильное религиозное движение, возник¬ шее как результат «самовозгорания». Видные епископы были «одновременно монахами»5. В конце IV-ro века они начали выяснять отношение Церкви к монастырям. В 451 г. Халкидонский собор подчиняет монастыри епархиаль-' ным епископам. 54
9. Ранняя Церковь - или путь от зарождения до Великой Церкви Мы выяснили корни христианского монашества, каса¬ ясь при этом причин появления самой Церкви: того, каким образом Церковь (а вместе с ней и монашество) могла так быстро развиваться и широко распространиться? Давайте еще раз обратимся к прошлому. 9.1 Вначале примерно сто двадцать человек, а вскоре и более пяти тысяч, были тем самым «ядром» верующих в Иерусалиме1, которые следовали за Христом. Сам Он не оставил никаких письменных свидетельств, но посылал Своих верных учеников благовествовать о Царствии Бо¬ жием. Они, передавая Его учение из уст в уста, свидетель¬ ствовали о нем всей своей жизнью. Таким образом, по всему миру они несли веру в Распятого. Когда число веру¬ ющих и число общин увеличилось, они стали применять для благовествования в качестве вспомогательных средств богослужения, общинную жизнь и помощников - даже из числа тех, которые сами никогда не видели и не слышали Христа. Для них слова и деяния Иисуса Христа излагают¬ ся письменно, чтобы и они «узнали твердое основание того учения, в котором были наставлены», как говорится в на¬ чале Евангелия от Луки (Лк 1,1-4). Четыре Евангелия (Евангелие - Благая Весть) являются вероисповедными документами, но имеют также большую ценность как исторические источники - ни одна из иных рукописей того периода не подвергалась столь критическо¬ му исследованию в отношении ее подлинности, датировки и точности передачи событий. Из текстов Евангелий совер¬ шенно непроизвольно выстраивается ряд точных сведений о жизни и личности основателя Церкви и о ее месте в цепи хронологических событий данного исторического периода. Деяния Апостолов, Послания Апостолов и так называ¬ емый «Апокалипсис» создают развернутую картину зарож¬ дения Церкви, отражая ее жизнь до конца первого столе¬ тия «после Рождества Христова». 55
9.2 Итак, христианство берет свое начало от иудаизма в Палестине, стране, подчиненной Римской империи и пре¬ зираемой ею. В Антиохии, где впервые в новую веру обра¬ тились язычники, «сторонники нового учения» стали на¬ зывать себя христианами2. Свою общину христиане назы¬ вают общиной Бога, Kyrios-«Kirche» - Церковью,- которая призвана к общению с Ним («Ekklesia»)*. Иудаизм ведет борьбу с молодой Церковью и Церковь сама внутренне отмежевывается от него (Собор апостолов, приблизитель¬ но в 50-м году)3 и благодаря этому распространяется среди других народов. Вследствие разгрома иудео-христианских общин, особенно иерусалимской (разрушение Иерусалима Титом в 70-м году), и в результате миссионерской дея¬ тельности христианство переносится за пределы Палести¬ ны в Малую Азию, Грецию и Италию и распространяется по всему побережью Средиземного моря. В Рим приходит Петр, верховный апостол. Здесь же, в Риме, при императоре Нероне, во время одного из самых боль¬ ших гонений на христиан, пытают и предают казни вместе с Петром и Павла, который сам вначале был среди гонителей молодой Церкви, но позднее стал ее ревностным апостолом. При императоре Домициане (81-96) на остров Патмос ссылают апостола Иоанна. Он умирает в Эфесе. В Риме и в провинциях время от времени происходят вспышки локальных гонений. В начале Ш-го века начина¬ ется целенаправленное гонение на христиан по всей Рим¬ ской империи (эдикт императора Септимия Севера и «Де¬ креты о жертвах» императора Деция**). Во времена Диок¬ летиана и Максимиана, а также императоров Галерия и Констанция Хлора преследования христиан становятся все более яростными и жестокими и достигают своей кульми¬ нации в самом кровавом по сравнению со всеми предыду¬ щими - в гонении 303-305 гг., охватившем всю империю незадолго до ее распада. * esslesia (лат.) — зд. Церковь ** или Декия 56
Наряду со многими мучениками есть также и отступники. Но несмотря на это, число христиан растет и около 300 г. в Римской империи оно составляет примерно три миллиона. «Кровь мучеников становится семенами» для посева и дальнейшего распространения христианства (Тертулли- ан). Церковь временно уходит в подполье, многие христи¬ ане переселяются в окраинные провинции империи. Из мучеников этих первых трех столетий прежде всего следует упомянуть святого Климента Римского (ум.97), Игнатия Антиохийского (ум. 107) и Поликарпа Смирнско¬ го (ум. 155). Их называют также апостольскими мужами, т.к. они являются учениками апостолов и важными свиде¬ телями преемственности христианской веры. Иустин Му¬ ченик (ум. 165) - один из раннехристианских «апологе¬ тов» , отстаивавших христианство перед язычниками и пытавшихся составить ясное и логичное учение Церкви. К многочисленным жертвам последних кровавых гонений от¬ носятся святые Перпетуя (ум.202), Фабиан (ум.250), Ага¬ та (ум.251), Киприан (ум.258), Себастиан (ум.ок.288), Фивейские Легион, Гереон и Виктор (ок.ЗОО). Они стали олицетворением защиты и утверждения Церкви. В гонениях она вырастает во Вселенскую Церковь и внутренне укрепляется, укоренившись особенно глубоко в Палестине, Малой Азии, Египте, Южной и Средней Азии, в Северной Африке и в Южной Испании. 9.3 Эдикт о веротерпимости Галерия в 311 г. положил конец гонениям на христиан и принес Церкви освобожде¬ ние. Император Константин в 312 году завоевывает абсо¬ лютную власть во всей Римской империи и убеждается в том, что победой на Мильвийском мосту над Максенцием, бывшим его соправителем в западной части империи, он обязан могуществу христианского Бога, в которого верует и его мать, императрица Елена. Изданный им эдикт о веротерпимости является свидетельством неслыханного до сих пор признания Церкви Римской империей. Император Константин приказывает возвратить Церкви отнятое у нее имущество, он строит храм, пересматривает государствен¬ 57
ное законодательство с христианской точки зрения, спо¬ собствует благотворительной деятельности Церкви. Христианство, будучи сначала на равном положении с другими религиями, становится в конечном итоге государ¬ ственной религией. Император, освободитель Церкви, все чаще вмешивается в сферу ее административной деятель¬ ности; закабаляя ее больше и больше. Начинается «Кон- стантиновская эпоха». На протяжении столетий тесное соединение светской и церковной власти во всевозмож¬ ных конфликтных ситуациях приводят как к счастливым, так и к трагическим, а для христианства западно-европей¬ ских народов даже губительным последствиям. Преемники Константина за исключением Юлиана Отступника утверж¬ дают за вероисповеданием статус государственного зако¬ на, согласно которому крещение является обязатель¬ ным для всех. Христианство быстро распространяется по всей импе¬ рии - на Востоке и на Западе. Древние патриархаты Анти¬ охия, Александрия и Рим долгое время остаются тремя основными центрами христианской веры. Большую роль в развитии учения о вере и в сохранении ее в чистоте сыг¬ рали два восточных патриархата. Постепенно приобретает влияние «город Константина» - Константинополь - место пребывания императора и патриарха Константинопольско¬ го. Епископ Рима, патриарх западной части Церкви, прин¬ ципиально признается наследником первоапостола Петра и лицом, обладающим преимуществом, «приматом» внут¬ ри всей Церкви. Папа Лев Великий (440-461) защищает это преимущество папства от притязаний патриарха Кон¬ стантинопольского на равные с епископом Рима права. Халкидонский собор (451) утверждает его формулу о бо¬ жественной и человеческой природе Христа. Латынь ста¬ новится с Ш-го века господствующим языком Запада. После освобождения Церкви от кровавых преследова¬ ний начались глубокие конфликты и борьба за чистоту веры внутри ее. Первые Вселенские (т.е. всеобщие ) собо¬ ры резко противопоставляют веру в Триединого Бога и Богочеловека Христа различным ересям. 58
9.4 — Первый Никейский собор (325, при Папе Сильвестре) дает правильную, направленную против Ария и его ереси, формулировку вероисповедания, в которой говорится, что Бог-Сын единосущен Отцу (Никейский символ веры). Ключевой фигурой на этом соборе был св.Афанасий (автор жития Антония, см. гл.8). И все же этот собор не восстанавливает в Церкви вожделенный мир, а становится толчком для новых ожесточенных духовных столкновений. Арианство находит столь широкое распространение, что св.Иероним пишет: «Мир вздохнул и заметил, что стал арианским». — Первый Константинопольский собор (381, при Па¬ пе Дамасе I) утверждает божественную природу Святого Духа в противовес Македонию и его ереси (никео-константинопольский символ веры, таинст¬ во Евхаристии). Главная роль в этом соборе принад¬ лежит святому Григорию Богослову (Назианзину). — Эфесский собор (431) противопоставляет ереси Не- стория учение св.Кирилла Александрийского и ис¬ поведует, что Христос есть истинный Бог, а его Мать - истинная «Богородица». — Халкидонский собор (451, во времена Папы Льва Великого) четко противопоставляет ереси монофи- зитов и несторианцев исповедание неслиянности и нераздельности в одном лице Бога и Человека Иисуса Христа. Несториане и монофизиты сохрани¬ лись до наших дней как самостоятельные церковные объединения (армяне, копты, христиане-фомиты.) В этом противоборстве особенно веско как свидетели и защитники веры и церковного единства выступили четыре великих восточных учителя Церкви: — Афанасий (292-373), главный противник арианства, • — Василий Великий (331-379), основатель восточного монашества, — Григорий Назианзин (ум.390), Богослов, — Иоанн Златоуст (ум.407), величайший проповедник раннего периода. За свою бескомпромиссность он был сослан. Афанасия также часто ссылали. В один из таких периодов он жил некоторое время в Тире. 59
Его преемниками являются три великих каппадо¬ кийца: Василий, его брат Григорий Нисский и друг Григория Нисского Григорий Назианзин. В это же время в Западной Европе мы насчитываем тоже четырех великих учителей Церкви: — Амвросий (340-397), епископ Миланский, выдаю¬ щийся проповедник, — Августин (354-430), наставник любви и благодати, . — Иероним (348-420), переводчик на латынь Священ¬ ного Писания, — Григорий Великий (590-604). Святой Амвросий до принятия епископского сана был высокопоставленным чиновником. Он был учителем и вос¬ приемником Августина, о котором мы упоминали впервые в связи с историей орденов. Самые известные его произве¬ дения - «Исповедь» и «О граде Божием». Папа Лев Вели¬ кий в эпоху великого переселения народов выступает про¬ тив короля гуннов Атиллы (452). 9.5 В вихрях и хаосе эпохи Великого переселения народов резиденции епископов и монастыри Западной Европы ос¬ таются хранителями христианской веры и наследия греко¬ римской культуры. В эти смутные времена проявляет себя как выдающаяся личность Папа Григорий I Великий, «Па¬ па рубежа двух веков (590-604)». В самый опасный для Италии момент наступления германских племен он стано¬ вится во главе Церкви. Следует подчеркнуть его заслуги в развитии богослуже¬ ния и церковного пения, а также его большой авторитет. Его безоговорочно признают также светским правителем Рима, что становится одной из предпосылок для возникно¬ вения государства-церкви, которое стало гарантом поли¬ тической независимости Пап от светских властей, особен¬ но от римских императоров. Но все эти заслуги меркнут перед исторической прозорливостью Григория, правильно оценившего исторический момент, значение которого для будущности Церкви он связывал с будущим жизнеспособ¬ ных германских племен. 60
10. Расцвет монашеской жизни на Западе и Востоке 10.1 «Монахи», «монашество» - а где же здесь женщины? Эти выражения создают впечатление, как будто жизнь в монастырях сугубо мужское дело. Но это не так. «География монашества» ранней Церкви тесно связана также и с многочисленными женскими монастырями на Востоке и на Западе. Описанный выше путь развития от аскетизма до отшельничества и до образования монастыр¬ ских общин проходили не только мужчины, но и женщины. Девы и вдовы, по доброй воле пребывая в безбрачии, но, оставаясь в христианской общине, поначалу поддержи¬ вают связь с родственниками и друг с другом как члены Церкви. Вскоре у них появляются настоятельницы. Уже в период гонений образуются более тесные союзы, которые, в конце концов, приводят к созданию монастырской общи¬ ны. Первые женские монастыри в Египте мы находим уже в то время, когда жил отец-пустынник Антоний. Сестра настоятеля Пахомия управляет монастырем, который на¬ считывает 400 женщин. Известны имена Эммилии (ум.368) и Макрины (ум.379), матери и сестры двух кап¬ падокийцев - Василия Великого и Григория Нисского. Они жили в монастыре и занимались, очевидно, воспитанием девочек. Они почитаются как святые, святой почитается и бабушка этих троих детей - Макрина старшая, дочь муче¬ ника .и ученица отца Церкви Григория Чудотворца. Вся семья - исповедники. ' Святой Иероним подробно описывает жизнь в монасты¬ ре, который был построен в Вифлееме вдовой Павлой и ее дочерью Евстохией. Общее богослужение и пение псалмов, чтение Священного Писания, рукоделие, чтобы заработать на жизнь, и дела любви к ближнему, строгая дисциплина, бедность и затворничество характерны для образа жизни этих женщин, нередко принадлежавших к самым аристок¬ ратическим семействам Рима. 10.2 Таким образом, Рим становится обобщенным названи¬ 61
ем западной ветви эллино-римского культурного про¬ странства, в котором Церковь стремительно завоевывает все новые позиции. Мы уже слышали о «светских паломничествах» в мона¬ шеские поселения Египетской пустыни. Паломники при¬ бывали в том числе из Рима, чтобы познакомиться там с жизнью отшельников и монастырями. Эти монастыри, не¬ сомненно, послужили образцами для монастырей Запада. Отцы Церкви писаниями и примером своей жизни также способствовали утверждению идеала девства и монашества в западных странах. Особенно жизнеописание св.Антония, составленное Афанасием, латинский перевод устава Пахо- мия, монашеские подвиги и аскетические писания св.Иеронима знакомят Запад с подражанием Христу в форме общинной жизни монахов - как мужчин, так и жен¬ щин - и способствуют ее быстрому укоренению там. Но и на Западе еще до появления учителей Церкви в Ш-м веке живут и анахореты, и киновиты. В общинах западной части Римской империи практику¬ ется также внутриобщинная аскеза и появляются «стран¬ ствующие отшельники», правда, немного позже, когда христианство из восточной части империи пришло на За¬ пад и утвердилось там. И точно так же, как и в Восточной Церкви, в западной части империи монашеский идеал ас¬ кезы находит свое воплощение в абсолютно самостоятель¬ ных и самых разнообразных формах1. В латинской Церкви IV-ro века можно выделить домо¬ нашеские формы аскезы, из которых впоследствии разви¬ вается собственно монашеская жизнь. Это женщины из аристократических римских родов, ведущие аскетический образ жизни, «аскетические дамские кружки» (как назы¬ вает их Франк), духовным руководителем которых был Иероним в римский период его жизни с 382 по 384 год. Желание «приближаться к Богу», как говорится об этом в 73-м псалме, побуждает многих людей стремиться к уеди¬ нению, особенно в сельской местности Италии. Ароматом идиллической поэзии дышит описание таких домашних общин: Свой хлеб, овощи из собственного сада, свежее мо¬ локо, все прелести деревенской жизни предлагают нам 62
скромную, но полезную пищу. При такой жизни нас не будет отвращать от молитвы сонливость, а от чтения переедание. Летом мы найдем защиту от жары в тени деревьев. Осень навеет покой мягким воздухом и шур¬ шанием листвы, покрывающей землю. Весной луга за¬ пестреют цветами. Как чудесно петь псалмы под щебе¬ тание птиц. Когда придет зима с морозом и снегом, мне не нужны будут дрова: я согреюсь бодрствуя или усну. Но знаю наверняка, что не замерзну (одно из писем Иеронима, см. Frank, s.37). Древнеримская vita rusticana, деревенский стиль жиз¬ ни, приобретает христианский оттенок и создает предпо¬ сылки для «исхода в пустыню» в иной форме, более уме¬ ренной, несмотря на всю аскетичность. Но «искусственная пустыня» создается и в замкнутых городских аскетических общинах. Августин, возвращаясь в сев. Африку в 387 году, видел в Риме такие городские монастыри. Амвросий (ум.397), епископ Миланский, призывает к девственной жизни и свидетельствует об уходе ищущих Бога на необитаемые острова вдоль побережья Италии: Море - это тихое пристанище воздержания, школа от¬ речения, приют трудностей жизни, надежная гавань и ме¬ сто покоя в этой юдоли, отказ от этого мира и побуждение к благочестию для верующих и боголюбивых мужчин, ибо с шумом волн, когда они мягко разбиваются о берег, со¬ перничает голос псалмопевца, а острова радостно вторят мирным хороводам освященных волн и снова откликаются славословиям святых. (Гексамерон Амвросия, см. Frank S.38) ' 10.3 Религиозным порывом охвачены христианские общины на Западе: дочери знатных родителей пренебрегают радо¬ стями первой любви и свадебного наряда и надевают чер¬ ную монашескую мантию. Одинокие женщины и вдовы приходят в уже существующие общины или вместе с еди¬ номышленницами образуют новые - примером этому слу¬ жит женская община, основанная ок. 310 г. вдовой Мар- целлой (Marcella). Если случается, что принявшие христи¬ 63
анство хозяева освобождают своих рабов, то в эти мона¬ стыри устремляются целые потоки бывших рабынь. Ведь в те времена женщины не могли содержать себя, занимаясь общественным трудом. И эти общины представляют собой пеструю смесь женщин самого разного происхождения и былого образа жизни, возраста и уровня образованности. Их всех принимали, несмотря на их прошлое. Было доста¬ точно одного решения во имя Христа отказаться от личной собственности и брака. Именно это их объединяет и вводит в почтенное сословие Церкви, в сословие «невест Христо¬ вых», «женщин, посвященных Богу». Вскоре женские ре¬ лигиозные общины становятся многочисленнее, чем муж¬ ские. Женские монастыри в Италии, Северной Африке, а позже в Галлии, Испании, Ирландии и Германии стано¬ вятся в эти столетия характерными приметами живого христианского благочестия. Но мы предвосхищаем события. Давайте уясним себе это развитие на конкретном примере: Августин, после того, как его крестил Амвросий, соби¬ рает в своем родном городе Тагасте, в Сев. Африке вокруг себя группу единомышленников-мужчин, которые подобно ему стремятся в своем подражании Христу к евангельско¬ му совершенству. В основе этой общины лежит отказ от брака и собственности, т.е. осуществление обоих «еван¬ гельских советов» нищеты и безбрачия «для Царства Не¬ бесного». Правила этой общины, являющиеся в опреде¬ ленной степени ее первым монастырским уставом, заимст¬ вованы из деяний апостолов, где говорится о первой хри¬ стианской общине в Иерусалиме (Деян 4,32-35), о едино¬ душии ее членов, о братской любви и общем имуществе. Ее конечной целью является «духовная красота», как го¬ ворит Августин, «благоухание Христа», уподобление сми¬ ренному и преисполненному любви Учителю Иисусу Хри¬ сту. И когда Августин становится епископом Гиппонским, его духовный идеал остается неизменным и в епископском сане. Он ведет аскетический образ жизни в монастыре и про¬ должает проповедовать воздержание и отречение от мира. Наряду с этой мужской общиной в Тагасте и Гиппоне создаются женские общины такого же направления, а в Гиппоне образуется семейная община, насчитывающая бо¬ лее сотни человек, в которую входят и родственницы епи- 64
скопа. Его старшая сестра, вдова, руководит большой об¬ щиной без писаных правил и устава. В 398 году Карфаген¬ ским собором были даны конкретные указания, которые мы можем рассматривать как основу для позднейших мо¬ настырских правил. Сам Августин их строго придержива¬ ется. Устав женской общины, управляемой сестрой Авгу¬ стина, продиктован, прежде всего, стремлением к отрече¬ нию от мира и воздержанию, к которым стремится каждый из ее членов, а также теми стихами из Деяний апостолов, которые мы упоминали (4.32-35). При Фелиците, преемнице сестры Августина, имели место серьезные затруднения и недоразумения, к которым оказывается причастным глава общины Рустик (Rusticus). Около 420 года эти недоразумения приводят к серьезному конфликту, в который, в конце концов, вынужден вме¬ шаться епископ. В своем письме он авторитетно разрешает спор и прилагает тщательно разработанное домашнее пра¬ вило, которое занимает большую часть этого ставшего ис¬ торическим письма и должно исключить подобные конф¬ ликты в будущем. Оно начинается с напоминания об осно¬ вах этой общины: «Вы собрались вместе, чтобы жить в вашем доме единой семьей, любить Бога и соблюдать Его заповеди. Главной целью общины является единодушие ваше, дабы вы единым сердцем и единой душой пребывали в Боге». Далее упоминается отречение от мира и изначаль¬ ная установка или устав общины: стихи из Деяний апосто¬ лов 4,32-35. Наряду с конкретными указаниями, касаю¬ щимися Обязанностей и внутреннего распорядка этой об¬ щины и во избежание ошибок и опасностей, которым обычно подвержены подобные женские общины по причи¬ не человеческой слабости или злобы, все настойчивее зву¬ чит призыв к взаимной любви и уважению и миролюбию. Из этого домашнего правила, поводом для написания которого послужило желание помочь в поддержании ду¬ ховной дисциплины конкретному женскому монастырю раннего периода развития Церкви, вырастает жизненное правило целых поколений монашествующих женщин, «правило святого Августина»2. Пожалуй, так же обстоят дела и в других общинах. Во всяком случае, уже первый известный в истории мона¬ 3 Зак. 686 65
стырь нуждается в уставе (устав Пахомия, см.гл.8). И там, где в ходе исторического развития появляется монастырь или орден, у его истоков стоит чаще всего устав. Извест¬ ные уставы св.Пахомия, Василия, Иеронима или Августи¬ на перенимаются и становятся повсюду основой монаше¬ ской общинной жизни. Святой Леандр, епископ Севиль¬ ский, пишет свое правило для женского монастыря, кото¬ рым управляет его сестра Флорентина. Здесь мы снова встречаемся с типичным для раннего периода Церкви яв¬ лением: брат и сестра, ведущие аскетический образ жизни. А младший брат и последователь Леандра, святой Исидор, пишет устав для мужского монастыря. 10.4 Так из евангельских корней вырастает христианское монашество. Оно принимает законченную форму и развет¬ вляется. Уставы и правила создаются на основе его внут¬ ренней животворной силы, логикой здравого смысла и по¬ являются в формах, обусловленных историческим момен¬ том. В необходимости создавать уставы, менять формы правил и сами правила, сохраняя при этом почти неизмен¬ ной саму основу, отчетливо просматривается стремление подражать Христу в форме христианской аскезы. 10.5 Прежде чем проследить дальнейшее развитие на Запа¬ де, давайте еще раз обратимся к Востоку. Монахи, отшельники и гонимые христиане несут свою веру далеко за пределы греко-римского мира - дальше на восток. Распространению христианства вплоть до Дальне¬ го Востока способствует развитие торговли. Многие хри¬ стиане во время больших гонений нашли свое пристанище в Персии. Армения принимает христианство около 300-го¬ да и вскоре создает свой собственный перевод Библии и свою Литургию. Христианская вера распространяется в Абиссинии, Аравии н на Кавказе. Поразительную миссио¬ нерскую деятельность развивает прежде всего несториан- ская Церковь Персии. Она несет свою веру вглубь Азии, в Туркестан, Индию, Китай и Монголию и даже на Цейлон. 66
На Малабарском берегу Южной Индии мы и сегодня нахо¬ дим христиан-фомитов. Но эти христианские общины и их миссию отсекает от Запада в VII-м веке ислам, и они развивают свою самобытно-национальную церковную жизнь, богословие и литургику прежде всего в Сирии, Абиссинии и Месопотамии. Это дает достаточно сил, чтобы жить дальше в условиях господства ислама. В Восточной Церкви решающей и задающей тон всему будущему восточного монашества стала творческая дея¬ тельность св.Василия, названного «Великим», ученика мо¬ нахов Сирии, Палестины и Египта. В церковный устав он включает монашеские и аскетические моменты. Его спо¬ собность к систематизации монастырской жизни проявля¬ ется в трех авторитетных монастырских правилах, при со¬ здании которых он руководствуется Библией. Монашеская община должна быть примером благоустроенной совмест¬ ной жизни христиан. Он указывает на благотворительную и воспитательную роль городских монастырей. Это вовсе не означает, что появляется «орден васили- ан», как, например, на Западе, где разногласия возникают по поводу отдельных уставов. («Орден св.Василия» - это более позднее западное образование православных мона¬ хов, находящихся в каноническом общении с Римом). Раз¬ ногласия в отдельных монашеских общинах на Востоке возникают из-за разногласий духовных направлений их наставников и духовных отцов. В дальнейшем восточное монашество утверждается им¬ ператорским законодательством, особенно при Юстиниане 1-м (527-565), и соборами, которые занимаются вопросами монашеской жизни. Согласно Халкидонскому собору (451) монахи и монастыри переходят в юрисдикцию епископа. Во времена Юстиниана в столице империи Константино¬ поле насчитывалось 68 монастырей, а в соседнем Халкидо- не 40! Таким образом, восточное монашество развивается в тесной связи с развитием Церкви и втягивается в бого¬ словские и церковно-политические распри (или подает к ним повод). Процесс разделения на две части бывшей Рим¬ ской империи и Церкви становится очевидным уже в IV-m веке. И здесь, на Востоке, так же как и на Западе, мона¬ шество идет различными путями, правда, сохраняя взаим¬ 67
ные контакты. К разделению Церкви на латино-герман¬ скую Церковь Запада и греко-славянскую Востока послу¬ жили поводом многие причины, в их числе и разные фор¬ мы богослужебной жизни. Наступающий ислам сначала образует заслон, отделяющий церковные общины Востока от общин Запада и, в конце концов, отрывает от Церкви ее древнейшие и самобытнейшие провинции (Сирия, Па¬ лестина, Персия, Египет и Северная Африка). В конце VII-го века ислам на Востоке завоевывает Индию. Многие колонии отшельников и монастырские поселе¬ ния гибнут под «напором арабов», только некоторым уда¬ ется уцелеть. Но, несмотря на это, монашество Восточной Церкви продолжает свое существование. 11. Монахи,монахини и миссионеры - или как формируется Запад. 11.1 «Angli sunt, angeli fiant!» Слова, принадлежащие великим историческим лично¬ стям, могут пролить свет на исторические события. Папа посылает монахов к англам, чтобы сделать их ангелами. 569 год. В Риме свирепствуют наводнения, эпидемии, голод и чума. В бывшую Римскую империю вторгаются германские племена. 3000 монахинь в страхе перед ланго¬ бардами бегут в Рим. Мир раскололся. Туда, где ослабевали старые традиции, вторгались жиз¬ неспособные народы и завоевывали себе новое жизненное пространство. «Последний римлянин», отпрыск деревнего аристократического римского рода претепел массу бедст¬ вий в качестве городского префекта столицы разваливаю¬ щейся империи. При всем этом его никогда не покидало страстное желание быть наедине с Богом. Дворец своих родителей в Монте Целио он превратил в монастырь. Но 68
Церковь не забыла его и там, и в 590-м году он был избран Папой с именем Григорий I. Вскоре он становится обще¬ признанным светским главой города Рима. И вот в 596-м году Григорий посылает в Британию 40 монахов под началом аббата Августина из Монте Целио, чтобы обратить в христианство англосаксов. Будущее Цер¬ кви и западных стран Григорий видит в жизнеспособных германских народах. Его заслуги перед Римом в упорядо¬ чении богослужения и церковного пения и все, что достой¬ но похвалы помимо этого - все это меркнет перед истори¬ ческим решением этого Папы из монахов, оказавшегося способным осмыслить значение исторического момента для будущего Церкви и использовать его. Своеобразие «момента» заключается в следующем: Римская империя в эпоху Великого переселения народов распадается. Но самобытная сила наступающих герман¬ ских племен соединяется с культурным наследием распа¬ дающейся империи в христианстве. Спасая это наследие От гибели, Церковь и особенно ее*монашеские общины пред¬ определяют будущее Запада. 11.2 Мы уже пытались разобраться в том, каким образом монашеская жизнь распространялась на Западе Римской империи (см.гл.10). Что же было дальше? Учителем западного монашества становится Кассиан, ученик египетских монахов (3607-435). Он основывает в ' Марселе женский монастырь и в своих трудах передает Западу духовное наследие отцов-пустынников. Епископы Евсевий Верчелльский (371), Мартин Турский (316-397?), Августин в Северной Африке (354-430), а позже и Цезарь Арльский (ум.542) собирают вокруг себя своих священни¬ ков для монастырской жизни и основывают мужские и женские монастыри. Монастырь Лерин в юго-восточной Галлии, основанный в начале V-ro века Гонорием, стано¬ вится зародышем франкского монашества. Когда в 732 го¬ ду мусульмане-сарацины опустошают Леринские острова, среди убитых и изгнанных оказываются 500 монахов. Из Лерина святой Патрик (ум.461) приносит христианскую 69
веру и монашеский образ жизни в Ирландию. Из Ирлан¬ дии и Шотландии несут христианство германским племе¬ нам монахи: святые Фридолин, Колумбии, Корбиниан, Галлус (Gallus), Руперт и Килиан. Итак, прежде чем аббат Августин со своими сорока братьями пришел к англам, «зеленый остров» уже был завоеван монахами и монахинями, которые, обратив местное население в христианство, получили значительное попол¬ нение в свои монастырские общины. Бригада (453-523), почитающаяся как покровительни¬ ца Южной Ирландии, в основу своих многочисленных мо¬ настырей положит египетское правило. У франков особой популярностью пользуется мона¬ стырь в Пуатье, который на момент кончины своей осно¬ вательницы, дочери тюрингского короля Радигунды, на¬ считывает примерно 200 монахинь, включая дочерей франкской знати. f 11.3 Изначальная сила христианской аскезы приводила как женщин, так и мужчин к решительному подражанию Хри¬ сту и к общинной жизни повсюду, где проповедывалось Евангелие. Решение и в самом деле «оставить все» и сле¬ довать за Господом побуждало их отказываться от имуще¬ ства и брака «ради Царства Божия» и избранного образа жизни. В практику отшельников уже входило «харизмати- чески-аскетическое» послушание, всецело подчиняющее духовные устремления и волю послушника руководству опытного наставника. Послушание собирало отшельников вокруг их «духовного отца» (аввы) и вводило их в общин¬ ную жизнь. Практик Пахомий очень скоро понял, что об¬ щинная жизнь аскетов и подвижников (Idealisten) требует большей упорядоченности и определенных правил, кото¬ рых придерживались бы все. Три евангельских завета: по¬ слушание, отказ от имущества и безбрачие в начале фор¬ мирования общинной жизни являются основными услови¬ ями монашества, которые впоследствии юридически ут¬ верждаются Церковью в виде трех монашеских обетов. Кстати, евангельскими заветами они называются по сло¬ 70
вам Павла (в 1 Кор 7,25) и по ассоциации с соответствую¬ щими местами в Евангелии. Но мы несколько забегаем вперед. Создающиеся вновь монастыри вырабатывают правило общинной жизни или перенимают уже имеющееся, напр. Пахомия, Василия, Иеронима или Августина. Меняются и становятся разнообразными формы, неизменной остается суть: абсолютное подражание Христу. 11.4 По словам Кассиана, в VI-м веке «почти столько же укладов жизни и правил, сколько келий и монастырей». Это западное многобразие сводит, в конце концов, воедино Бенедикт Нурсийский и его устав. Бенедикт жил в период между 480/90 и 550/60-ми годами. Уже в самом начале он дает своей монашеской общине руководство к общинной религизной жизни, используя при этом опыт и традиции древних отцов-монахов. В 529-м году он основывает свой главный монастырь Монте Кассино, вблизи которого воз¬ никает женский монастырь под началом его сестры Схола¬ стики. Его «Монашеский устав» становится определяющей вехой в истории Запада. Подражание Христу в монастыр¬ ской общине каждый день должно осуществляться соглас¬ но этому уставу, который «отличается мудрой умеренно¬ стью, осторожностью и практическим смыслом, тонким знанием души, глубоким пониманием целей и задач мона¬ стыря, а также разумным выбором средств для достижения цели»(Геймбухер). Основы бенедиктинской монастырской жизни - это стремление к совершенству через обеты полного целомуд¬ рия, отказа от всего имущества (conversio morum), «послу¬ шания аббату» и обязательство оставаться в своем мона¬ стыре до самой смерти (stabilitas loci). Богослужение, мо¬ литва и работа определяют повседневную жизнь мона¬ стырской семьи, целью которой является христианское со¬ вершенство и «чтобы во всем прославлялся Бог». Община «должна быть точным отражением истинно христианской семьи или общины небесной» (Геймбухер). Этот «кодекс законов христианского совершенства» очень скоро приоб¬ 71
ретает известность и распространяется по всему Западу. Давно существующие монастыри принимают его вместо своего доморощенного устава и, таким образом, обновля¬ ются в духе Бенедикта. Поэтому, немного преувеличивая (и не принимая во внимание всех других «отцов»), его называют отцом западного монашества. 11.5 Устав Бенедикта между тем связывает западные мона¬ стыри с Римом как раз в период их большой миссионер¬ ской деятельности. Это один из парадоксов монастырской и церковной истории: именно монахи stablitas loci, т.е. со своими обязательным местонахождением в монастыре, ку¬ да они вступили, проникают во все концы Запада. Именно они своим миссионерским энтузиазмом определяют в этот период историю Церкви и даже историю Европы. 24-е августа 410-года: король вестготов Аларих завое¬ вывает Рим. Таким образом, власть Римской империи на Западе пала. Римский епископ пока один осуществляет верховную власть во всех областях. Религиозное единство Церкви определяет политическое единство народов, сохра¬ няет для них непреходящие ценности гибнущей империи и приносит германским народам христианскую веру и греко¬ римское культурное наследие. Именно монахи и монахини Церкви обучают молодые народности, и не только вере. Вместе с верой они приви¬ вают им основы культуры, передают им опыт и достиже¬ ния римского сельского хозяйства. Они спасают духовные сокровища античности, которые иначе были бы безвозв¬ ратно потеряны. Они переписывают целые книги, перево¬ дят античных философов (напр. Боэция, ум.524), усваива¬ ют мистику неоплатоников (труды Дионисия, названного Ареопагитом, ок. 500 г.) и тем самым создают предпосыл¬ ки для средневекового богословия. Символами их деятель¬ ности являются крест, книга и плуг. Монах и бенедиктинец: в конце данной эпохи это озна¬ чает одно и то же. Успехи миссионерства в Галлии, во Франкском государстве и на всем Западе практически сов¬ падают с успехами бенедиктинского и кельтско-шотланд- 72
ского монашества, о чем свидетельствует образование но¬ вых монастырей. То же самое можно сказать об успехах культуры и цивилизации. Мы просто констатируем исто¬ рический факт: монахи и монахини приносят христиан¬ ство и культуру на Запад. 11.6 Христианизация германцев происходит быстро и повсе¬ местно, не так как в Римской империи, где обращение в христианство осуществляют отдельные личности, посте¬ пенно распространяя в государстве и обществе христиан¬ ские идеи. Германские племена следовали примеру своего короля или герцога и принимали христианство вместе с ним, поначалу чаще всего в форме арианства. Арианство пришло на Запад вместе с готами в ходе Великого переселения народов. Оно распространяется сре¬ ди германцев вместе с переводом Библии епископа Ульфи- лы (или Вульфилы, ок.350), самым древним памятником германской литературы. Первыми среди германских пле¬ мен католичество приняли бургунды в 517 году. Ариане - вестготы держат путь через Италию в Юж¬ ную Галлию и Испанию. Вандалы - тоже ариане - завое¬ вали римскую провинцию в Сев. Африке (вместе с Гиппо¬ ном, епископской резиденцией св.Августина) и фанатично преследовали Церковь. В 533 году они были побеждены римским полководцем Велизарием. Через сто лет страну завоевывают мусульмане, и христианство там полностью исчезает. В Италии вслед за остготами арианство поддерживают лангобарды. Франки, принявшие христианство при Хлод- виге, лишь спустя 20 лет после свержения последнего рим¬ ского императора укрепляют веру в ее неискаженной фор¬ ме в Галлии и на левобережных территориях Рейна (Трир, Кельн, Майнц). Крещение Хлодвига (496) означало в дальнейшем победу над арианством. Его жена Клотильда, принцесса Бургундская, сыграла в этом решающую роль. В V-M веке Патрик и его ученики занимались миссио¬ нерством в Ирландии и Южной Шотландии, превращая их в «острова святых». Кельтско-шотландская Церковь - 73
монашеская, состоящая из многочисленных монастырей и находящаяся под руководством их аббатов, которым под¬ чиняются епископы. В период своего расцвета она стре¬ мится к миссионерской деятельности. Многие монахи группами уходят из своих монастырей на чужбину и странствуют «в этом мире как паломники и пришельцы». Они несут Благую Весть в мир подобно Са¬ мому Иисусу и апостолам, ищут людей, движимые peregrinatio и missio, глубинными первопричинами хр-ва. Так же как и в монастырях своей родной Ирландии, они являются духовниками и на чужой земле. Там, где им встречается христианство, они обновляют его. Они стано¬ вятся миссионерами язычников. Здесь можно говорить о богатой последствиями непоследовательности, учитывая противоречия между stabilitas loci (см.выше 1.4) и missio. Так Колумбан Старший (ум.507) приносит христианскую веру пиктам в Шотландию, а Колумбан Младший (ум.615) обновляет франкскую Церковь. Около 590 года он пришел в государство франков вме¬ сте с двенадцатью спутниками и сумел основать на юго-во¬ сточном склоне Вогез одно за другим три поселения: Ан- негрей, Люксей и Фонтен. Самым знаменитым центром притяжения является Люксей. Отсюда многочисленные новые поселения распространяются до Бургундии и Авст- разии* (в течение VII-го века их возникает свыше ста). Люксей оказывает, кроме того, сильное влияние на насе¬ ление (индивидуальное духовное руководство, регуляр¬ ность молитвы, строгое понимание покаяния, частные ис¬ поведи). Здесь воспитывались многие сыновья франкской знати, которых принимали сюда согласно regula coenabialis.** В житиях святых более позднего периода вступление в монастырь часто изображается по единому шаблону как обращение и искупление тяжких грехов, как внезапное * Австразия (Austrasia) — воет, часть франкского государства Меровингов. В 6-7 в.в. временами обособлялась в самостоятельное королевство. ** По правилам киновии (лат.) . 74
изменение: закоренелый грешник вдруг становится олаго- честивым молитвенником. Но в действительности, конеч¬ но, в большинстве случаев все было иначе. Принадлежа¬ щий к аристократическому сословию человек не удовлет¬ ворен своей прежней жизнью. Он принимает решение стать отшельником или устремляется в монастырь, чтобы посвятить свою жизнь целиком Богу. И только после дол¬ гих внешних колебаний и внутренней борьбы он действи¬ тельно становится монахом2. Рукоположенный в Риме епископ Брите Ниниан (Brite Ninian) основывает в Шотландии уже в 395 году мона¬ стырь Кандида Газа (Candida gasa) как «центр миссионер¬ ской деятельности». Кельтско-шотландские монахи и странствующие епископы создают среди языческих племен материка очаги благочестия ирландского типа. Это отнюдь не планомерное, целенаправленное миссионерство. Этому движению еще не достает понимания своеобразия различ¬ ных племен и сотрудничества с франкскими епископами и Римом. Миссионерский пыл и рвение, рожденные духов¬ ным подъемом, еще не приняли форму строгой организа¬ ции. Аббат Августин обращает в христианство англосаксов: приносит свои плоды решение Папы Григория I-го, имею¬ щее всемирно-историческое значение. В 597-м году хри¬ стианство принимает Этельберт Кентский (Ethelbert von Kent) с десятью тысячами человек, а вслед за ним осталь¬ ные англосаксонские племена. Оживленный научной деятельностью (учитель Церкви Беда Достопочтенный 673?-735) и большой миссионерской активностью, начинается расцвет Церкви, сопровождаю¬ щийся развитием монастырской жизни (Винфрид, Валь- бурга, Текла, Лиоба). На этих островах короли и королевы в течение первых столетий христианства 33 раза покидают престол, чтобы закончить свою жизнь монахами и монахи¬ нями. Известны 23 святые королевы и 60 святых женщин из королевского рода в семи англосаксонских государст¬ вах. Несмотря на ожесточенный спор, касающийся даты Пасхи и других обычаев кельтско-шотландской Церкви, она способствует глубоким изменениям в религиозной жизни англосаксонской Церкви и дает ей импульс к мис¬ 75
сионерской деятельности. Англы и саксы с британских ос¬ тровов вместе с шотландскими монахами принесли веру и благочестие германским народам на материке. 11.7 Давайте еще раз обратимся к этой эпохе в истории за¬ падных стран. В ходе переломного периода, характеризу¬ ющегося распадом единства Римской империи и ее госу¬ дарственной Церкви, освобождаются новые силы. В роли новой объединяющей силы выступают франки, определяя в союзе с Церковью лицо нового времени. Они берут на себя церковное управление епископствами. Папство, епи¬ скопы, богословско-религиозное наследие отцов Церкви, особенно Августина, латинский язык римской Литургии и монастыри - это те мосты, которые ведут из античного периода западной истории в будущее средневековья, сое¬ диняя их. Союз Церкви с новыми народами способствует слиянию христианства и германской культуры. Отсюда берет свое начало исторический расцвет средневековья. 76
ВТОРОЙ ПЕРИОД МОНАШЕСТВО КАК ОТРАЖЕНИЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕРКВИ (период приблизительно с 700г. до 1300 после Р.Х.) В начале этого периода история Церкви, в том числе и европейская история, не похожа ни на одну из предыду¬ щих эпох. Историю Западной Европы определяет монаше¬ ская жизнь Церкви. Она распространяется географически (миссионерство германцев), приобретая новые формы (бе¬ недиктинская реформа, каноники, рыцарские ордена, ни¬ щенствующие ордена). Символической фигурой рубежа следующего периода является Папа Бонифаций VIII (1294-1303). 77
12. Папы, императоры и народные апостолы - или Церковь и мир в эпоху раннего средневековья Давайте сначала сориентируемся в мировой истории или хотя бы на той «сцене», где будут происходить глав¬ ные события в средние века. Историческая арена Церкви по сравнению с ее ранним периодом сужается из-за экс¬ пансии ислама. Кроме того, с XI-го века Восточным раско¬ лом она разделена на Восточную и Западную Церковь. Развитие и той, и другой проходит этапы первых эпох христианского средневековья. . 12.1 Христианство, становясь религией народов Запада, од¬ новременно проникает на Восток: монахи, отшельники и гонимые христиане переносят веру за пределы греческого мира. Но ислам постепенно образует заслон, отделяющий Восточные Церкви от Запада. Арабы все время наступают. На Востоке в конце 7-го века ислам достигает Индии. На Западе он приходит через Северную Африку в Испанию и завоевывает в 711г. королевство вестготов в Испании. Во власти мусульман оказалась бы и Франция, если бы в 732-м году король Карл Мартелл не остановил их наступ¬ ление победой под Туром и Пуатье. Это тот самый король, при поддержке которого восточнее Рейна ведет миссионер¬ скую деятельность Бонифаций. Стены Константинополя, столицы восточной части Римской империи, долгое время остаются последним опло¬ том, который обеспечивает беспрепятственное развитие средневековому христианству. Однако ислам остается постоянной угрозой для христи¬ анства вплоть до нового времени. Когда в 1453г. турки завоевывают Константинополь, ислам получает возмож¬ ность проникнуть в самое сердце Европы. В период с 1529 по 1683г. турки достигают ворот Вены. 12.2 ; Константинополь, стоящий во главе Восточной Церкви, сохраняет свое значение для истории Западной Церкви и 78
после так называемой «великой схизмы». Раскол продол¬ жается уже более 900 лет и ощущается очень болезненно, хотя принципиальных различий в вероисповедании, кото¬ рые могли бы препятствовать единству Церкви, нет. Как же это могло произойти? Среди причин можно назвать следующие: _ — многообразие культур, языков и народов в Восточ¬ ной части древней Римской империи, — образование в начальном периоде самостоятельных церковных административно-территориальных еди¬ ниц, — чрезвычайное разнообразие богослужебных обря¬ дов, — возникновение соперничающих самостоятельных церковных объединений и патриархатов («автоке¬ фальные Церкви»). Совокупность этих явлений создала самые ранние пред¬ посылки для последующего разделения. Сюда относится и уже упоминаемая «блокада», благо¬ даря которой ислам отделяет восточные патриархаты от Западной Церкви и вынуждает их обороняться и разви¬ ваться дальше самостоятельно. Западная Империя погибла под натиском Великого пе¬ реселения народов, в то время как Восток уцелел. С рос¬ том могущества столицы Восточно-Римской империи воз¬ растает также значение Константинопольского патриарха¬ та. Он получает на Востоке «почетный титул» «Вселенско¬ го патриархата», но, добиваясь власти над Церковью, рав¬ ной с Папой, все больше попадает в зависимость от Визан¬ тийского императора. IX-й и Х-й век характеризуется вы¬ соким расцветом Византии. Она обладает огромной притя¬ гательной силой также для южно- и восточнославянских племен и становится очагом миссионерства среди славян. Различия в литургии и в обрядах, в типах духовности и в' богословии сами по себе еще не вызывают антагонизма вероисповеданий, а являются лишь выражением живого многообразия, однако тесно переплетаются с политически¬ ми интересами. Используемые в политической борьбе, эти различия в дальнейшем становятся причинами раскола. Между тем Папы в Риме вынуждены защищаться от лан¬ 79
гобардов, мусульманских сарацин и вторжения в область своей компетенции римской знати. Не находя поддержки в Восточной части Римской империи, Папы в конечном итоге находят ее у франков. Таким образом, разрыв между папством и Византией становится неизбежным. На 8-м Вселенском соборе в Константинополе в 869/70гг., послед¬ нем в Восточной Империи происходит временное объеди¬ нение из чисто политических соображений. Но раскол необ¬ ратим, «великая схизма» в 1054-м году скрепляется печатью взаимного отлучения от Церкви Папы и Патриарха. Несколько предвосхищая будущее повествование, сде¬ лаем по этому поводу еще несколько замечаний: — после раскола своеобразие литургического и куль¬ тового благочестия восточного христианства сохра¬ няет свою глубину и силу, способную поднять веру¬ ющих на подвиг мученичества, что и проявляется во времена продолжительных гонений на христиан и несмотря на совершенно враждебное отношение светских властей к Церкви; . — еще и сегодня ровно 200 миллионов христиан вслед¬ ствие раскола живут в отрыве от единого тела Цер¬ кви, хотя между Римско-католической и Восточной Церковью нет существенных противоречий в веро¬ исповедании за исключением догматов, принятых за время раскола; — разрыв не может продолжаться вечно, и это сегодня для всех очевидно; — Встреча Папы Павла VI с Вселенским Патриархом Афинагором в январе 1964 года в Иерусалиме по¬ зволяет питать новые надежды, несмотря на проти¬ воречия, существующие и в самом православии; — Отмена взаимной анафемы 7-го декабря 1965 года в последний день перед завершением П-го Ватикан¬ ского собора была объявлена официально. Хотя тем самым раскол не преодолен, но налицо признаки сближения, которые, конечно, сыграют свою роль в будущем; — латинская Церковь обязана Востоку прежде всего монашеством с его богатыми духовными традиция¬ ми, которые продолжают жить в монастырях Запа¬ 80
да, в том числе и благодаря писаниям греческих отцов Церкви; — восточное монашество сосредоточилось и расцвело в Константинополе; в дальнейшем благодаря студий¬ скому уставу (Феодор Студит, ум.826) появляются новые формы, например, объединение отшельников на горе Афон в большой разветвленный монастырь (963). Монастыри со студийским уставом существо¬ вали в Галиции вплоть до конца Второй мировой войны (Лемберг).* 12.3 . Церковь и мир, духовная и политическая власть - на Западе они тоже находятся в напряженном взаимодейст¬ вии, характерном для всего средневековья. Началось с того, что епископ Римский после падения Imperium Romanum был сначала негласно признан главой административной власти. Так на папство было возложено решение определенных политических задач, в результате чего оно оказалось в круговороте игры мирских сил. Пося¬ гательства Римской знати и угрожающая извне опасность вынудили Папу искать помощи у короля франков, т.к. восточно-римские императоры не хотели да и не могли ему существенно помочь. Как светская, так и духовная власть имеют общую цель построения Царства Божиего на земле и управление им. Но возникает вопрос: как соотносятся друг с другом «Sacerdotium и Imperium», долг священника и политиче¬ ская власть? Можно ли их объединить в одних руках? Или же представитель одной власти возобладает над другим, Sacerdos и Pontifex Maximus, Папа над императором? На Востоке этот вопрос решен в пользу «царя - священника» (византийский «цезарепапизм»). На Западе он повисает в воздухе, либо приводит к полезному сотрудничеству меж¬ ду Папой и императором: Папа религиозно санкционирует власть императора, и тот становится покровителем всей Церкви, либо приводит к гибельной для обоих борьбе од¬ * сейчас Львов 81
ной власти за превосходство над другой. И хотя конфлик¬ ты и даже кровавые столкновения во время борьбы за внутреннее разделение власти угасают, в1 недрах единого мироустройства средневековья борьба все равно продолжа¬ ется. Из земельных владений, которые приносятся в дар Цер¬ кви в Италии и Сицилии, так называемого «патримония св. Петра» возникает в дальнейшем Папская область. По¬ началу эти церковные имения дают Папам возможность для широкой деятельности в сфере милосердия и создают основу экономической и политической независимости. Но они вынуждают Пап прибегать к помощи союзников, а потом защищаться и от них. Король франков Пипин признает области с администра¬ тивным управлением Церкви самостоятельным государст¬ вом и увеличивает его за счет земель в Северной Италии, предоставленных в распоряжение Церкви. Благодаря это¬ му «дару Пипина» в 756-м году было основано папское государство. «Покровителем Церкви» и ее фактическим хозяином становится впоследствии Карл Великий, король лангобардов. Таким образом, создано универсальное за¬ падное государство с христианской государственной Цер¬ ковью. 12.4 756-год: два года назад убит архиепископ Майнцский Уинфрид-Бонифаций, бенедиктинец-англосакс, «апостол немцев». Он принес христианство восточным фризам и во¬ сточным франкам в Гессен и Тюрингию. До него там уже побывали миссионеры - его соотечественники и там, где были отступления или неурядицы, он их устраняет. Он упорядочивает церковную жизнь, приводя ее в строгое подчинение Риму. ' В качестве «германского легата Апостольской кафедры» он основывает много монастырей и епископств, проводит реорганизацию уже существующих монастырей, вводя в них бенедиктинский устав (первый национальный немец¬ кий собор в 742г.) и занимается реформой франкского кли¬ ра. Приняв сан архиепископа Майнцского, в 753-м году он 82
назначает своим преемником ученика Луллу, а сам от¬ правляется дальше с миссией к северным фризам. В 754 (или 755-гг.) вместе со своими 52 спутниками он погибает от меча фризов. Тело Бонифация покоится в церкви осно¬ ванного им монастыря в Фульде. Из соратников и спутников Бонифация нам известны сейчас его учитель Виллиброрд (ум.739), Пирмин (ум.753), Буркхард (ум.754) и братья Вунибальд и Виллибальд вме¬ сте с сестрой Вальбургой, настоятельницей монастыря в Хейденгейме. Они умерли соответственно в 761-м, 787-м, 779-м гг. В миссионерской и просветительской деятельности англосаксонских монахов в Германии участвуют и другие женщины. Это прежде всего Лиоба (ум.782), родственница святого Бонифация, настоятельница святого монастыря Та- убербишофсгейм (Tauberbischofsheim) и настоятельница мо¬ настыря в Китцингене Текла. Монастыри, ими основанные, становятся центрами образования и воспитания женщин и девушек, очагами литургического искусства в Германии. Говоря о деятелях этого времени - мужчинах и женщи¬ нах - нельзя не вспомнить еще об одном человеке, во многом определившем лицо данной эпохи. Это Карл, про¬ званный Великим. 12.5 Родившийся в 742-году, Карл в 30 лет становится пра¬ вителем государства франков, которое наряду с централь¬ ными землями на Мозеле, Рейне и Майне включает в себя также Швабию, Тюрингию, Баварию и территорию всей нынешней Франции. В 60 лет он уже император, правит государством вдвое большим, включающим Саксонию и Данию на Севере и Лангобардию в Италии, простираю¬ щимся до Испании на юго-западе и ограниченным Эльбой на востоке. Карл Великий объединяет германские племена внутри страны в единый народ и обновляет Западно-Рим¬ скую империю на германской основе. В 800-м году Папа совершает его коронацию. Здесь нам придется отказаться от подробного описания размеров и границ этого государства. Достаточно, пожа¬ луй, нескольких штрихов: 83
— «миссионерство с мечом» и саксонские войны; — крещение герцога Саксонского Видукинда (Widukind) в 785г.; окончательная христианизация англосаксов, совершающаяся изнутри; — содействие культуре и образованию, благотвори¬ тельные учреждения для бедных; — значение монахов в этом процессе, образование но¬ вых монастырей как очагов культуры: монастыр- . ские школы, образцовое хозяйство; — соединение светской сферы с церковной: зарожде¬ ние германской «церковной собственности» (см. гл. 13); возникновение зависимости Папы и епископов от императорской власти. Империя Карла Великого распадается при его преемни¬ ках. Внутренний хаос и отсутствие сильной личности, ко¬ торая могла бы возглавить государство, приводят к тому, что части империи, разграбляемые опустошительными на¬ бегами норманнов и сарацин, оставляются на произвол судьбы. Культура и нравственность на грани упадка. Цер¬ ковь тоже втягивается в общий круговорот событий. Из-за «светского» характера поставленных перед монастырями задач им угрожает опасность утратить истинный дух под¬ ражания Христу и быть вовлеченными в общий распад. Всеобъемлющая жажда власти, корыстолюбие и разврат охватывает духовенство и монастыри. Между тем папская власть снова укрепляется и пере¬ живает недолгий расцвет при Николае I (856-867). Уже задолго до этого церковная партия реформаторов пытается укрепить положение епископов и Папы и оградить их от вмешательства светских властей. Собрание фальсифици¬ рованных юридических документов («Лжеисидоровы де¬ креталии») служит фактическим обоснованием политиче¬ ской власти папства. Папа Николай I-й успешно отражает вмешательство императора в дела Церкви, оказавшись в роли судьи над государями в семейном конфликте короля Лотарингии Лотаря Н-го и утверждая верховенство папст¬ ва как над светскими, так и над духовными владыками - архиепископами и митрополитами. 84
12.6 Тем временем апостолы веры - монахи - продолжают проповедовать спасительную Благую Весть в северных странах и на территориях восточнее Эльбы (основание Людовиком Благочестивым с 814 по 840 гг. Гамбургского, Гильденсгеймского и Гальберштадтского епископств). Не¬ смотря на некоторое снижение активности, христианство распространяется дальше. Сказывается отсутствие единого плана евангелизации и прежнего миссионерского духа мо¬ настырей. Начинающееся соперничество между отдельны¬ ми западными Церквами и пагубная конкуренция Рима и Византии тормозят продвижение христианства. Импера¬ тор Оттон I (936-973) будет оказывать ему активное со¬ действие и всяческую поддержку. «Апостол Севера» корвейский монах Ансгар (ум.865) начинает свою миссионерскую деятельность с Гамбур¬ га /Бремена и продолжает ее затем в скандинавских стра¬ нах. Восточным народам христианскую веру из Византии приносят братья Кирилл (ум.869) и Мефодий (ум.885). Здесь особенно четко проявляются пагубные противоречия этого времени: с согласия Рима «апостолы славян» перево¬ дят литургию на славянский язык. Но епископы восточных франков воспринимают это как неслыханное новшество и ведут с ним борьбу: «литургическими языками» должны быть только латынь, греческий и еврейский, так как эти языки освящены надписью на кресте. Однако народы, при¬ нявшие литургию на славянском языке, позднее вернулись все же к богослужению на латыни за исключением сербов, болгар и русских, которые попали под влияние греческой Церкви и византийской культуры и отделились от Рима вместе с Восточной Церковью. Словены и хорваты приняли христианство еще до 800¬ го г., но не с помощью меча, а мирным путем. Затем следует Моравия, а за ней Богемия и Польша. В 864г. принимает крещение болгарский князь Борис, а в 987 году Владимир, великий князь Руси. Языческая Венгрия, кото¬ рая угрожала священной Римской Империи немецкой на¬ ции еще при императоре Оттоне Великом (битва на Лехе в 955-м г., епископ Ульрих Аугсбургский), принимает хри¬ стианство (король Стефан, 997-1038). Монах, будущий 85
епископ Регенсбургский Вольфганг (ум.994) ведет там миссионерскую деятельность и обновляет церковную и мо¬ нашескую жизнь в Баварии и Австрии. В середине Х-го века основываются епископства Бран¬ денбургское, Магдебургское, Пражское, Познанское, а на рубеже тысячелетий - Бреславльское и Гнезненское. Вто¬ рой епископ Пражский Адальберт (ум.997), отпрыск бо¬ гемского княжеского рода, становится «апостолом прус¬ сов». Император Оттон I придает Магдебургу статус архи¬ епископства и тем самым закрепляет успехи миссионерст¬ ва на востоке. Христианизация германских народов и «германизация» христианства,миссионерская деятельность на севере и в славянских землях свидетельствуют о том, что Церковь разрастается вовне, в то время как ее духовная сила, ка¬ жется, ослабевает. Церковь становится формирующим и объединяющим началом для западных народов и посте¬ пенно втягивается в политику и светские конфликты. Монашество стало играть столь решающую роль в Цер¬ кви, что только благодаря монастырской реформе стало возможным обновление Церковной жизни. 13. Ключи и последствия - или как обновляется Церковь 13.1 Приходилось ли вам бывать когда-нибудь в Тэзе? Во всяком случае, вам наверняка известна популяр¬ ность этой экуменической монашеской общины (к ней мы еще вернемся). Но известно ли вам о том, что она нахо¬ дится в нескольких километрах от Клюни - большого мо¬ настыря в Бургундии, в котором возникло своеобразное движение религиозного обновления? Даже одни руины (аббатство было разрушено во время Французской рево¬ люции, а огромная церковь, самый большой христианский храм того времени, служит чем-то вроде карьера для до¬ 86
бывания камня) являются красноречивым свидетельством былой мощи монастырских построек. Создается ощуще¬ ние, что в наши дни там снова ожил прежний дух, приняв новые формы... 13.2 Нет, мы не перескакиваем через «темное столетие», через границу между тысячелетиями - время особых вол¬ нений и даже апокалиптических страхов, не последние ли это времена? Не приблизился ли Страшный Суд? Мы не намерены обойти молчанием духовный кризис Церкви. Церковь как народ Божий - это еще и сами люди со своими слабостями и грехами, которые «проявляются в ходе исто¬ рии иногда в поразительных масштабах»1. Ecclesia semper reformanda следует понимать дословно: Церковь всегда нуждается в обновлении. «Saeculum obscurum» («темное столетие») свидетельствует об этом со всей наглядностью. Но - приятная неожиданность - можно обнаружить удивительную духовную силу, которая проявля¬ ется даже во времена распада или появляется как бы сама по себе. Там, где другие институты давно бы уже прекратили свое существование, Церковь черпает силы для новой жизни зачастую в своих монастырях и с их помощью. Мы уже говорили об общем упадке при преемниках Карла Великого. После Папы Николая I-го снова начина¬ ется постепенный спад. Папство больше не находит под¬ держки в распадающейся империи каролингов, превраща¬ ясь в предмет споров отдельных группировок римской зна¬ ти. Происходит нечто ужасное. Папы быстро друг за дру¬ гом смещаются или их убивают, появляются антипапы, честолюбивые женщины получают власть над папской ка¬ федрой. Эпоха постыдного унижения папства и Церкви на Западе, в то время как Византия переживает расцвет! Сутрийский синод (1046) проводит реформы только ценой смещения трех Пап. Этот «темный век» является, пожа¬ луй, самой постыдной главой в истории Церкви. Общую картину упадка дополняет урон, причиняемый и вере, и жизненному укладу монастырей вследствие тес¬ ной близости Церкви и государства. Государство влияет ■ 87
на Церковь изнутри: из-за существующего в Германии права феодала на владение церковным имуществом она попадает в зависимость от светских властей. Со времен франков укоренилось юридическое мнение о том, что Цер¬ ковь или монастырь, приход или епископство является собственностью того, кто его основал, помещика или сюзе¬ рена, герцога или короля. Духовенство и аббаты получали свои церкви и аббатства в конечном итоге из рук основа¬ теля или его преемников как ленное поместье. И если за эту «инвеституру»2 не взималась ее стоимость непосред¬ ственным образом, что случалось довольно часто, то, по крайней мере, подразумевалась абсолютная преданность и полное повиновение. Таким образом, поощряется злоупот¬ ребление духовным саном для светских дел ("симония"3) и политических целей. В соответствии с этим обычным пра¬ вом король может по своему усмотрению назначать на епископскую кафедру того или иного епископа, и возника¬ ет опасность, что даже папская кафедра, которая раньше была игрушкой в руках группировок римской знати, ста¬ нет теперь «частной собственностью» императора. Церковь врастает в государство: епископы и аббаты становятся имперскими князьями, именно их жалуют на самые важные имперские должности, правда, без права наследования, и они становятся надежной опорой короля и императора в борьбе против корыстных интересов родо¬ вых герцогов и ландсфюрстов, в том числе и в Италии. Следствием этого является обмирщение епископов и духо¬ венства. Аббаты тоже мнят себя рыцарями. Симония, се¬ мейственность4 и пренебрежение клира целибатом помра¬ чают лик Церкви и наносят огромный вред духовничеству. 13.3 Несмотря на ослабление духа подражания Христу, в монастырях уже в ранний период намечается активизация сил обновления. Аббат Бенедикт Анианский (Benedikt von Aniane/750-821) на первое место из всех задач, стоящих перед монастырями, ставит служение Литургии, «Божьего дела» (opus Dei) и пытается восстановить прежний уклад жизни по бенедиктинскому уставу. В 815-м году с по¬ 88
мощью императора Людовика Благочестивого он основы¬ вает образцовую монастырскую церковь св. Корнелии близ Аахена. Его реформы вместе с постановлениями Аахенско¬ го синода 816/17 года оказывают значительное влияние (в Райхенау, Фульде, где с 822 по 842 год аббатом был Рабан Мавр /Rhabanus Maurus/ и в Корвее), но распространяют¬ ся недостаточно широко. Примерно столетие спустя начинается мощный всплеск монастырского движения за реформу, которое будет иметь огромное историческое значение. Сначала это движение обновляет сами монастыри, возвращая их жизнь к исто¬ кам, к изначальным идеалам. Оно порождено обновлен¬ ным духом монашества, новым порывом в стремлении к христианским добродетелям. Это движение было направ¬ лено на восстановление прежней верности монастырскому уставу св.Бенедикта, акцентируя внимание в первую оче¬ редь на Литургии и церковном пении, на отказе от владе¬ ния личной собственностью, вводит строгий обет молчания и публичное покаяние. Оно стремится предотвратить опас¬ ность, которая угрожает жизни и деятельности монастыря и противопоставляет корыстолюбию, жажде власти и сла¬ дострастию бедность, покаяние и послушание. Таким об¬ разом, основной целью реформы была не внешняя «реак¬ ция» на вмешательство светской и епископской власти в монастырскую жизнь (например, при выборе аббата), а прежде всего «внутренние» изменения. Стремление к соб¬ ственности, почестям и власти чуждо монашескому подра¬ жанию Христу, которое состоит в отказе от имущества, в смирении и самоотречении. Оно несовместимо также с за¬ нятиями политикой и стремлением к роскоши. Поэтому острие реформы направлено на самое «слабое место» в монастырской жизни того времени: на правовой институт, определяющий право феодала на владение церковным имуществом, а также право участия мирян в инвеституре. В 910-м году в Бургундии основывается монастырь Клю- ни, известный своим движением за обновление, в 933-м году - монастырь Горзе (Gorze) около Метца. Инициатива реформ исходит от Швабии, Баварии, Франконии и Сак¬ сонии. Наивысшего накала движение обновления достига¬ ет при аббате Клюни Одилоне (962-1048) благодаря его 89
собственной деятельности и влиянию на выдающихся лю¬ дей своего времени. В делом монастыри остались местами религиозных собраний и очагами духовной жизни, только теперь движение обновления сделало ее более интенсив¬ ной. Клюнийский дух порождает большое количество но¬ вых монастырей и аббатств. В непосредственном подчине¬ нии аббатства Клюни оказывается в конечном итоге 3000 монастырей, собранных в монастырское объединение («конгрегацию»), проникшихся духом реформы. Гирсау (Hirsau) в Нагольде в Шварцвальде приспосабливает устав Клюни к немецким условиям («Устав Гирсау») и способст¬ вует тем самым его широкому распространению в немец¬ ких землях. «Монахи Гирсау», благодаря своей образцовой жизни, становятся носителями церковного обновления. В то же время в мужских монастырях возникает тен¬ денция, которая становится определяющей для дальней¬ шего будущего монастырской жизни: в аббатствах увели¬ чивается количество монахов- священников. «Конверзы», жившие в монастыре и использовавшиеся на хозяйствен¬ ных работах, ранее монашеских обетов не давали. Теперь они становятся «братьями без сана», то есть монахами в постриге. Постепенно происходит повсеместное разделе¬ ние монашеской братии на монахов-священников (пред¬ назначением которых было духовное руководство, препо¬ давание и занятие наукой) и на «братьев без сана» (кото¬ рые занимались сельским хозяйством и другими физиче¬ скими работами). 13.4 Из монастырей реформа распространяется на жизнь епи¬ скопов и белого духовенства и оказывает свое влияние на жизнь народа. Проводниками ее идей становятся знаменитые монастырские школы, такие как Сен-Галлен, Фульда, Хандер- сгейм (поэтесса Розвита (Roswitha) (930-980), аббаты и епи¬ скопы, среди них аббат Поппо Стабло-Малмедийский (Рорро von Stablo-Malmedy (ум. 1048), Виллигис Майнцский (Willigis von Mainz (ум.1011), Бернвард Хильдесгеймский (Bemward von Hildesheim (ум.1022), Буркхард Вормский (Burkhard von Worms (ум.1025), Мейнверк Падерборнский (Meinwerk von 90
Paderborn (ум.1036), а позднее Годехард Хильдесгеймский (Godehard von Hildesheim (ум. 1138). Клюнийское движение обновления становится огромной духовной силой, захватыва¬ ющей все христианство: реформа в монастырях приводит к обновлению всей Церкви. Возрождение Церкви стало возмож¬ ным благодаря глубочайшим внутренним источникам религи¬ озной жизни и монашества. Юпони становится духовным центром католичества. Импе¬ раторская чета Оттона I-го Великого (936-973) и Адельгейды (Adelheid), а также Генриха И-го Святого (1002-1024) и Куни- гунды (Kunigunde) продолжают линию обновления. То,что Сутрийский и Римский синод (1046) окончательно освобожда¬ ет папство из плена зависимости от римской родовой знати и смещением трех одновременно правящих Пап устраняется раскол, стало возможным благодаря вмешательству императо¬ ра Генриха III (1039-1056). Чувствуя себя хозяином Церкви, император спасает ее от страшнейшей беды и укрепляет таким образом свою власть в огромной империи, главным образом в Италии. Не встречая особого сопротивления, он выдвигает друг за другом четырех склонных к реформе Пап, предпринимая для благополучия Церкви именно то, против чего в будущем решительным образом будут бороться реформаторы. Один из этих немецких Пап, святой Лев IX (1049-1054), его родствен¬ ник, добивается решительного продвижения реформы. Рефор¬ маторы Клюнийского движения, такие как монах Гильдеб¬ ранд, будущий Папа Григорий VII и святой Петр Дамиани (ум.1072), становятся советниками Папы и проводят реформу папского двора. В 1073 году Гильдебранд становится Папой. В конце концов не подлежит сомнению, что движение, на¬ правленное на церковное обновление, было по преимуществу делом монашества, результатом обновления монастырской жцзни. Это приводит к последствиям, о которых раньше никто не задумывался: Папы получат самостоятельную власть, ду¬ ховное будет претендовать на преимущественное положение по отношению к светскому, таким образом, Sacerdotium* воз¬ * зд.: духовная власть (лат.). 91
высится над Imperium. Нужно решительным образом изменить существующий порядок вещей, чтобы освободить Церковь от любого влияния светских властей и обеспечить Папам господ¬ ствующее положение в мире. Декрет о выборах Папы в 1059 г. (Папа Николай II и Латеранский синод) закладывает основу для этого. И пока не будет достигнута эта конечная цель, не угаснет дух реформы. То, что началось как обновление мона¬ шества, принимает характер церковного освободительного движения. Благодаря Юпонийской реформе монашество наря¬ ду с Папами и императорами стало третьей движущей силой в истории средневековья. Возрождая монастырские устои, монахи обновляют Церковь и тем самым изменяют мир. 14. Золотой век? Попытка обзора Наш интерес направлен главным образом на монастыр¬ скую жизнь Церкви и в гораздо меньшей степени на ее историю. Но, как оказалось, исторический аспект исследо¬ вания не позволяет отделить одно от другого. Чтобы рас¬ сказать о развитии монашества внутри Церкви, мы все время должны обращаться к обстоятельствам церковной истории. И точно так же, чтобы уяснить себе особенности развития Церкви, протекающего под влиянием и при ак¬ тивном участии монашества, необходимо все время обра¬ щаться к истории монастырей. «Средневековье»... Его называют с оттенком пренебре¬ жения незначительным «промежутком времени» или же «темным средневековьем» (ну конечно, ведь это было «saeculum obscurum»), как же можно говорить о «Высоком средневековье», тем более о «золотом веке»! Во всяком случае, мы относимся к этим названиям с определенной долей скептицизма. Черно-белое изображение нам не по душе. Но разве мы не видели, как в периоды, которые принято считать временами «распада» и «краха», остава¬ 92
лась несокрушимой духовная и миссионерская сила Церк¬ ви? И, наоборот, разве в «период расцвета» люди не оста¬ ются самими собой, в том числе и в Церкви? Во всяком случае, здесь даже на первый взгляд полное изобилие событий, явлений и изменений - да разве может быть иначе? Но как нам их упорядочить и обобщить, что¬ бы, несмотря на ограниченность объема книги, все же рас¬ сказать о них? В этой главе мы попытаемся прежде всего дать развернутую схему основных событий и в какой-то мере пусть кратко, в телеграфном стиле раскрыть ее по разделам. Высокое средневековье как: — клерикальная эпоха, — время крестовых походов и соборов, — религиозная эпоха. Последующие отдельные главы расскажут о монаше¬ ской жизни клерикального Высокого средневековья, о ми¬ стике и схоластике этой эпохи. При этом мы дадим крат¬ кий обзор периода понтификата Папы Бонифация VHI-ro. 14.1 Клерикальная эпоха: — Папа Григорий VII (1073-1085), монах из Клюни - слуга Христа и властный прави¬ тель, «укрощающий людей и себя самого». — Внутрицерковное обновление, «вспыхнувшее» благодаря внутренней реформе Клюни и ставшее возможным только благодаря не¬ зависимости Церкви от светских властей, стремится к освобождению от императорской опеки. — «Спор об инвеституре» между Папой и императо¬ ром уходит своими корнями в характерное для Герма¬ ' нии явление зависимости Церкви от феодала1, кото¬ рое проявляется в своеобразном слиянии Sacerdotium и Imperium, в фактическом статусе епископов и аббатов, выполняющих одновременно роль «духовных лиц» Церкви и «князей империи». Это и явилось, собственно, причиной движения об- 93
новления в течение полувека. Немецкие короли бы¬ ли вынуждены бороться за свое право, т.к. на ту землю, которую они предоставляли по своему ус¬ мотрению в распоряжение (неженатых) священни¬ ков, простиралась их власть. В этой борьбе побеж¬ дает папство, а основу для этого заложил монах из Клюни. — «Вормский конкордат» 1122-го года представляет собой компромисс, но на практике от¬ меняет зависимость Церкви от феодала и право ко¬ роля на инвеституру. Это находит поддержку на 1-м Латеранском соборе в 1123г, в результате чего не¬ мецкие кайзеры утрачивают власть и постепенно сходят с политической арены («страшное время без императоров»). Воцаряется власть папства. — «Христианский Запад» развивается под руководством папства. Папы вы¬ ступают в роли достойных противников император¬ ской династии Штауфенов: Александр III (1159¬ 1181), Иннокентий III (1198-1216) и, наконец, Бо¬ нифаций VIII (1294-1303). Папы-государи получа¬ ют полную власть. Церковь выступает как пове¬ лительница всего Запада со всеми средствами го¬ сударственной власти, ее крайностями и опасно¬ стями. При Бонифации VIII она переживает пери¬ од упадка. 14.2 Эпоха крестовых походов: — обнаруживает небывалое напряжение религиозных и военных сил в течение почти двух столетий, когда реализуется способность христианского Запада воо¬ душевляться религиозными целями. Эти столетия свидетельствуют также о единстве христиан под руководством Пап и о союзе их с западным рыцарст¬ вом. — Господство арабского ислама над «Святыми места¬ ми» в Палестине постепенно стало осознаваться Церковью как позор.
— Папа Урбан II призывает в 1095г. к освобождению Святой Земли. Участие в крестовом походе рассмат¬ ривается как искупление грехов всего христианст¬ ва, а участника похода ожидает отпущение всех (исповеданных) грехов. Смерть в крестовом походе считается подвигом во имя Христа (мученичест¬ вом). — «Священная война» христианства против «священ¬ ной войны» ислама - рыцари «берут на себя крест», т.к. «этого хочет Бог». — Этот первый крестовый поход, как и последующие, не приводит к долговременным и ощутимым успе¬ хам. Это самые жестокие и кровавые сражения средневековья, поддерживаемые с обеих сторон жаждой войны и ненавистью к иноверцам. Деграда¬ ция политической власти, внутренние противоре¬ чия «крестного пути с мечом в руках», падение дис¬ циплины и нравственности в войсках крестоносцев, последующий раскол Церкви и ослабление Запада в конечном итоге сводят на нет движение крестовых походов. — В 1244г. крестоносцы окончательно теряют Иеруса¬ лим, в 1291г. пал Акко, последний оплот христиан¬ ства на Ближнем Востоке - ислам только на некото¬ рое время останавливается в своем завоевании хри¬ стианского Востока. — Большие страдания выпадают на долю патриарха- тов и общин восточного христианства. — Исторические последствия крестовых походов ска¬ зываются в появлении больниц, рыцарских орденов и в основании прусского государства-ордена. 14.3. Эпоха соборов: — ряд вселенских соборов, шесть из которых состоялось в Латеране и в Лионе в период между правлением Григория VII и Бони¬ фация VIII. За ними в начале периода позднего средневековья следует Вьеннский собор 1311/12гг. 95
— Предметами обсуждений и постановлений являют¬ ся церковная реформа и инвеститура, появляющие¬ ся ереси, устранение папской смуты2 и крестовые походы. — Четвертый Латеранский собор 1215г. при Иннокентии III известен прежде всего требова¬ нием к верующим по крайней мере раз в году при¬ ступать к таинству покаяния и причащения (как все-таки необходима духовная реформа!). Для мо¬ настырской жизни особую важность приобретает постановление, запрещающее создание новых мона¬ стырей (1215!). — Расцвет церковной и политической власти папст¬ ва: — в 1215г. в его подчинении находится примерно 1300 церковных и светских должностных лиц. — Лионские соборы 1245 и 1274гг. проявляют особое стремление к примирению с пра¬ вославной Церковью. Но этот союз существует очень недолго. 14.4 Религиозная эпоха: — Общий религиозный подъем, вызванный «григори¬ анской реформой». Крестовые походы свидетельст¬ вуют о своеобразном духовном подъеме. В городах оживляется торговля, ремесло и средства передви¬ жения (в чем не последнюю роль сыграли крестовые походы), активизируется церковная жизнь: аббат¬ ства и монастыри становятся центрами литургиче¬ ского благочестия. «Атмосфера жизни» носит явно выраженный церковно-религиозный характер. — Духовная жизнь обогащается, кроме того, благода¬ ря общению с Востоком. Христианство противопо¬ ставляет себя исламу и иудаизму. В городах возра¬ стает влияние бюргерства. — Развивается, приобретая опасную власть и приводя к перевороту в экономике и социальной структуре, новый вид собственности, не земельной, а «движи-
мой» - драгоценные металлы, товары, долговые рас¬ писки, векселя. Так как стремление к власти и к материальному благополучию проникает глубоко внутрь Церкви, подражание «евангельской нищете» Христа получает особое религиозное, а вскоре и со¬ циальное значение. — Критика церковных неурядиц становится гласной. Возрастают требования облагородить, очистить Церковь, освободить ее от мирских оков для по¬ длинно духовной жизни. Фанатичное преувеличе¬ ние идеала нищеты, вытекающее из этих требова¬ ний, соединяется со спиритуализмом и социально¬ революционным протестом против любой собствен¬ ности. Появляются еретические секты3, например, вальденсы, альбигойцы или «катары», т.е. «чистые»; опасные ереси этой эпохи. Даже эти опасные явле¬ ния свидетельствуют о всеобщем религиозном про¬ буждении и сильной тяге к бескомпромиссному бла¬ гочестию. — Возрастающее влияние монахов во всех слоях насе¬ ления объясняется стремлением монашества к ис¬ тинному христианству и совершенству. Монаше¬ ская жизнь обладает огромной притягательной си¬ лой. С увеличением численности населения (в п-д с 1050 по 1200гг. она возросла почти вдвое) возраста¬ ет количество монастырей и их насельников. — Образ жизни многих христиан формируется под влиянием монашеского идеала, даже если реаль¬ ность повседневной жизни часто этому идеалу не соответствует. Реформы еще продолжаются. Интен¬ сивная религиозная жизнь ищет формы, приближа¬ ющие к подражанию Христу, и это стремление при¬ водит к практике «обетов». — «Апостолическое» или «евангельское» делание при¬ нимает формы активного служения ближнему и проповеди странствующих монахов и мирян. Наря¬ ду с отречением и бегством от мира - характерными чертами древних монахов и отшельников - в мона¬ шестве проявляется решительный поворот к миру, крепнет убежденность в своем посланничестве в 4 Зак. 686 97
этот мир, в невозможность бросить его на произвол судьбы, в необходимости жить в нем и с ним. Изме¬ нившийся облик мира, с присущими ему новыми требованиями, проблемами и новыми опасностями побуждает монашество к поиску, порождает самые различные формы монашеской деятельности от ох¬ раны паломников на их полном опасности пути (на¬ пример, путь в Сантьяго-де-Компостела) до приюта в Большом Сен-Бернаре. Золотой век? Этот схематический обзор говорит, пожалуй, сам за себя. Во всяком случае, эта эпоха поражает динамикой и единством всемирно-исторического развития не только в области политики, но и в области веры. Так же как в философии и науке, в благочестии становится очевидным цельное ощущение жизни и единая картина мира - об этом мы еще поговорим. «Средние» века: они перерабатывают духовное насле¬ дие античности и раннего христианства и «передают» его грядущим эпохам. И все же давайте еще раз вернемся к Высокому средне¬ вековью, к отдельным людям, событиям и явлениям этой эпохи, имеющим важное значение для понимания истории монашества. 15. Монахи, рыцари и банкиры 15.1 Идеальный образ человека того времени представляет собой рыцарь: благородный борец за справедливость, веру и традицию, исполненный жажды деятельности и мужест¬ ва, покровитель женщин и детей, защитник слабых от власть имущих. В духовном и религиозном единстве средневекового ми¬ ра этот идеал неизбежно находит свое отражение в христи¬ 98
анстве и получает духовное оформление в образе христи¬ анского рыцаря. Этот идеал соответствует, кроме того, идее крестовых походов. Вам захотелось быть причастным к выдающимся событиям своего времени, или вы согласны «взять крест» ради того, чтобы окунуться в море приклю¬ чений, или вас не устраивает ваша прежняя жизнь, и вы хотите избавиться от серой повседневности - тут же разда¬ ется возглас «этого хочет Бог!». Крестовые походы и христианский идеал рыцарства по¬ рождают новую форму монашества, которая кажется нам сегодня странной до парадоксальности, но которая доста¬ точно четко характеризует религиозное выражение сред¬ невековой духовности: рыцари становятся монахами и в качестве членов орденов принимают участие в войне - своеобразное сочетание духовного и воинского, креста и меча. Так повсюду, где христиане для защиты и распрост¬ ранения Царства Божьего на земле применяют насилие, возникают рыцарские ордена: в Святой Земле и в Испании для борьбы с исламом, а немного спустя и в районе Бал¬ тийского моря, на Эльбе, Одере, и Висле, где есть язычни¬ ки - венеды и славяне. 15.2 Сначала объединения крестоносцев служат для самоза¬ щиты и взаимопомощи: завоеванные территории, опорные пункты для возвращения на родину должны иметь надеж¬ ную охрану, а раненым и больным паломникам .в чужой стране должен быть предоставлен надежный кров и необ¬ ходимый уход. Служение самаритянина, который помога¬ ет каждому, кто нуждается в помощи, деятельная любовь к ближнему во имя Христа соединяется с христианским идеалом рыцарства. Крестоносцы отказываются от рыцар¬ ской .славы и почестей, принимают монашеские обеты ни¬ щеты, безбрачия и послушания и служат «бедному Лаза¬ рю» как своему Господу, служат Христу в лице самого меньшего из своих братьев1. Крест, знак крестоносцев стилизованной формы или различных цветов на одинаковых сутанах, становится внешним признаком различных рыцарских орденов: вось¬ 99
миконечный зеленый крест на черной сутане, черный или красный на белой. Здесь в исторической ретроспективе мы можем увидеть «Красный Крест» Дюнана (1828-1910), коммерсанта нз Женевы, т.к. уже рыцарские ордена забо¬ тились о печальной стороне рыцарской славы, ухаживая за жертвами сражений и оказывая им ту помощь, в которой им отказывали пославшие их на войну. 15.3 Эта деятельность вызывает появление ордена иоан- нитов или Мальтийского ордена. Итальянские купцы получают земельные владения в Иерусалиме и основывают приют святого Иоанна. Там до¬ бросовестно выполняют свои обязанности монахи, ухажи¬ вающие за больными и рыцари, обороняющие приют. В дальнейшем (ок. 1137г.) приют становится рыцарским ор¬ деном. После падения крепости Акко (в 1291г.) и потери Святой Земли он продолжает свою деятельность на остро¬ ве Родос, а позже на Мальте. Это последний из Рыцарских орденов, сохранившийся до наших дней, в виде общин, напоминающих монашеские,которые разделяются на евангелическую (иоанниты) и католическую (мальтийцы) ветви. Почти одновременно с иоаннитами начинает свою дея¬ тельность орден свЛазаря. Его больницы и приюты вскоре получают название «лазаретов». В 1154 году французский король приглашает нескольких рыцарей ордена св.Лазаря во Францию и поручает им надзор за больницами (назва¬ ние парижского квартала СвЛазаря и сейчас напоминает о начале организации больниц во Франции). Наряду с другими всевозможными образованиями больших и меньших масштабов, напр., рыцари св.Екатери- ны, рыцари Кипра, Блазиуса и Гереона (соотв. Katharinen-, Cypera,- Blasius- und Gereonsrittem) назовем еще и альбракенсов (Albracenser), Орден Непорочной Де¬ вы Марии в Альбраке в Испании с его сословной структу¬ рой: священниками, рыцарями, братьями без сана и по¬ мощниками, среди которых есть и женщины - все они об¬ разуют небольшую самостоятельную общину. 100
В 1211г. в Юи/Бельгия Теодор Целлес (Theodorus von Celles) основывает орден рыцарей креста (Kreuzherren). «Спасение в кресте» - гласит девиз этой общины, которая, . несмотря на все изменения в своей судьбе, живет и сегод¬ ня. В настоящее время их причисляют к регулярным кано¬ никам. 15.4 Огромную роль в истории сыграли два больших рыцар¬ ских ордена: орден тамплиеров и тевтонский орден. В 1119г. восемь рыцарей из Франции объединяются в «храм Соломона», и, поселясь в Иерусалимском дворце для защиты паломников, приносят монашеские обеты. Ос¬ новными положениями своего устава и положительной попу¬ лярностью на Западе они обязаны Бернарду Клервоскому. Кроме того, они разделяются по сословиям: благород¬ ные рыцари, служащая братия, капелланы ордена. Вскоре орден, распространяется по всему востоку и западу, сохра¬ няя, благодаря безукоризненному управлению, строгую организацию административных округов. С появлением системы расчетов посредством денег этому ордену предо¬ ставляется единственная возможность вести расчеты по платежам между разными странами. Если, например, пра¬ витель находится в крестовом походе или в отъезде, то тамплиеры со своей организацией на месте берут на себя административное управление и охрану его имущества и финансируют его расходы в чужой стране, ведь представи¬ телей этого ордена можно встретить везде. Они являются предвестниками будущей финансовой и банковской сис¬ тем. Вероятно, что таким образом они приобретают богат¬ ство и власть и, занимаясь денежными сделками, вызыва¬ ют зависть и недоброжелательство. Порожденная жадно¬ стью и ненавистью клевета раздувает недоразумения, до¬ ходящие до невероятных масштабов. В конце концов, в 1312-м году французский король Филипп IV, стремясь за¬ владеть огромным богатством ордена, вынуждает, Вьенн- ский собор запретить орден тамплиеров. Во время третьего крестового похода жители Бремена и Любека основывают около Акко госпиталь, из которого 101
впоследствии образуется Немецкий (Тевтонский) орден. В 1226-м году под руководством магистра Германа фон Сальца он берет на себя задачу покорения и обращения в христианство язычников пруссов. На их территории он создает хорошо организованное прусское государство, а свою резиденцию в 1309г. перено¬ сит на Ногат в прекрасный Марйенбург. Так как по уставу запрещено принимать в орден местных жителей, то в даль¬ нейшем члены ордена, бывшие миссионеры, становятся повелителями народа, который враждебно, как к чужезем¬ цам, относится к ним. Внутреннее ослабление и война с великим польско-литовским княжеством, которое тем вре¬ менем приняло христианство, приводят к падению прус¬ ского государства-ордена через двадцать лет с момента его возникновения (битва при Танненберге в 1410г.). Его окончательный распад в остальных провинциях наступает во время Реформации. Сам орден, несмотря на то, что его отменяет в 1806-м году Наполеон, продолжает существо¬ вать, находя себе применение в военно-санитарном деле. Реформа (завершившаяся в 1929-м году) упраздняет дол¬ жность «братьев-рыцарей». Как и в самом начале основа¬ ния, в составе «Немецкого (Тевтонского) ордена» остаются только священники и братья без сана. В настоящее время он причисляется к регулярным каноникам. Распущенный в 1938-м году национал-социалистами орден возродился заново после Второй мировой войны. На¬ звания на некоторых зданиях - «Немецкий дом» - и сегод¬ ня свидетельствуют о том, что они принадлежали ордену, преобразованию которого настойчиво содействовала пап¬ ская кафедра. Название «рыцарский орден» ей явно не по душе. Стремление преодолеть нелепое сочетание креста и меча? 15.5 Потерпели ли рыцарские ордена фиаско из-за этого внутреннего противоречия? Монах навсегда удаляется от мира и всю силу обновления черпает в самоотречении и отказе от имущества, власти и почестей. Рыцарь ордена, наоборот, стремится к тому, чтобы весь мир привести к 102
Богу, организованно и энергично используя для этой дели и военные, и экономические средства. Тем самым он поне¬ воле втягивается в сделки и конфликты мира сего. Но при такой форме "обращения к миру" он сам не слишком ли подвергается опасности плениться его блеском и могуще¬ ством, вместо того, чтобы спасти от нее мир? И можно ли средствами светской власти, с помощью насилия и денег обратить людей ко Христу? Это, в сущности, те же вопро¬ сы, с которыми мы сталкивались, говоря о крестовых по¬ ходах. 15.6 Принципы монашеских рыцарских орденов претерпева¬ ют в дальнейшем изменения и искажения, приспосаблива¬ ясь к светским нуждам, и этому посвящается небольшая занимательная глава из истории культуры и «человеческо¬ го - слишком человеческого». Мы могли бы ее озаглавить: «Еще одна история ордена». Рыцарские союзы, придворные ордена, «суверенные ор¬ дена» чисто светского характера, временные (Kommenden) и объединения только по интересам с социальным и пол¬ итическим уклоном все сильнее видоизменяют изначаль¬ ную религиозную идею. Упомянем еще самые необычные разновидности общественных «орденов» с «рыцарскими» уставами, ордена трезвости (воздержания) и орденские объединения в виде тайных союзов. Со временем прием в такие объединения стал сопровождаться особыми почестя¬ ми. Роскошные церемониальные одеяния, включая драго¬ ценности, становятся обязательными и выставляются на¬ показ. Орденский титул, одеяние и знак становятся награ¬ дой и поощрением за различные заслуги преимущественно военного характера. Недолго думая, их назвали «ордена- ми»>звезды, медальоны или кресты из драгоценных метал¬ лов, приколотые к пестрой ленте или подвешенные на ней. (То, что эти «орденские знаки» веками использовались папским двором как источник дохода, совсем не делает им чести). В связи с этим можно также припомнить из ряда вон выходящие случаи, которые служат примерами самых курь¬ езных проявлений человеческого кокетства и тщеславия2. 103
Но как соотносится стремление к престижности, спор о титулах и одежде, о праве на преимущество и привилегии или деление на различные «сословия» и категории в мона¬ стырях с требованиями подражать Распятому в бедности, самоотречении и любви к ближнему? , 16. Новые ордена - и как Церковь пытается их упорядочить 16.1 Можно ли объяснить появление орденов ловкой такти¬ кой или стратегией Пап, епископов или их доверенных лиц, планами и усилиями церковного руководства? В предыдущих главах было достаточно отчетливо показано, что ордена возникают в определенной мере благодаря «са¬ мовозгоранию». В истории орденов действовали свободные силы, которые принципиально уклонялись от любой опеки и официальных планов, полностью признавая при этом право контроля своей деятельности церковным руководст¬ вом. Однажды Церковь распорядительным жестом вмеша¬ лась в развитие орденов. Это было на 4-м Латеранском соборе в 1215-м году, мы уже упоминали об этом. Она не хотела больше допускать создания новых орденов. Давайте посмотрим, как она пришла к такому решению и что из этого получилось. Но для начала вспомним «развернутую схему» 14-й главы и, отталкиваясь от нее, еще раз окинем взглядом период Высокого средневековья. Именно в это время мона¬ шеская жизнь Церкви приобретает совсем новые формы выражения. Они развиваются спонтанно, уходя своими корнями в понимаемое буквально подражание Христу. Расцветающая религиозная жизнь Высокого средневековья наряду с традиционным монашеством создает новые фор¬ мы, находящие выражение в новых монашеских общинах. Многообразие способов подражания Христу проявляет- 104
ся в результате отличий между людьми, призванными к этому, из-за воздействия реалий окружающего их ми¬ ра, а также в результате особенностей исторического развития и суммы влияний, которые дают все время раз¬ ные ответы на изменившиеся требования изменяющего¬ ся мира. . 16.2 Новые ордена продолжают проявлять всевозможные но¬ вые инициативы, как это происходило и в предыдущие периоды. Такая тенденция просматривается в новом движении, которое следует по пути восточного отшельничества, смы¬ каясь с монашеским идеалом бенедиктинцев, или, иначе говоря, преобразует и дополняет «общую жизнь» (кино- вию) «уединенной жизнью» (отшельничеством). Здесь следует назвать в первую очередь Нила Россан- ского (Nilus von Rossano/910-1004). Он применяет опыт восточных отшельников для обновления итальянского мо¬ нашества (монастырь Гротаферрата около Рима). Петр Дамиани (1007-1072), будущий кардинал, проповедует от¬ шельничество как идеал христианской жизни. Дальше идет перечисление: камальдулы, основанные св.Ромуальдом (ум. 1027), валломбросаны. (Vallombrosaner), основанные Иоанном Гвальбертом (Johannes Gualbertus) (ум. 1073) и картезианцы, основанные немного позже Бруно Кельнским (Bruno von Köln) (ум.1101). В этой связи назовем также самые известные монасты¬ ри на Востоке: многочисленная колония отшельников на горе Афон (ок.960) и древнейший русский монастырь в Киеве (ок.1050). С упорством, на которое не был способен никакой дру¬ гой орден, необычайную строгость своей созерцательной, полностью отрешенной от мира жизни, выдерживают в течение столетий картезианцы, не нуждаясь, как другие ордена, в реформе. Уже одно это свидетельствует во вре¬ мена взлетов и падений, угасания и обновления орденов о той внутренней силе, которая позволяет устоять до конца человеку, решившемуся на такой образ жизни. 105
Сюда же можно отнести, пожалуй, и цистерцианцев с их стремлением к самому совершенному идеалу монаше¬ ства. Они представляют собой наглядный пример полезной дискуссии с монашеской традицией и эффективного при¬ способления к меняющимся реалиям мира. Об этом мы расскажем в следующей главе. Клюнийский монах Роберт Молезмский (Robert von Molesmes) (10287-1 ПО) начинает реформу, возвращаясь к буквальному соблюдению бене¬ диктинского устава и подготавливает таким образом почву для «столетия цистерцианцев» (1098 - основание Сито юж¬ нее Дижона). 16.3 Другая тенденция проявляется в усилении «клерикали¬ заций» монастырской жизни. Широко распространяется деление на два «сословия» внутри аббатств: на монахов- священников и братьев без сана, причем отмечается силь¬ ный прирост монахов-священников, и, наоборот, влияние монашества сказывается на жизни белого духовенства. Не¬ смотря на всеобщую дегенерацию и невежество, монастыр¬ ская жизнь дает импульсы к перестройке воспитания и образования и к объединению священников для общей жизни: сначала при условии сохранения личной собствен¬ ности с последующим превращением ее в общинную. То, что такое объединение происходит преимущественно по уставу Августина, свидетельствует о прежних историче¬ ских примерах и корнях. Многочисленные общины «регу¬ лярных» (т.е. живущих совместно по уставу) каноников и каноников-августинцев появляются в ХН-м веке и объеди¬ няются в более крупные конгрегации. Самым известным примером является конгрегация св.Виктора в Париже. Основанная Вильгельмом Шампоским (Wilhelm von Champeaux), она становится центром науки и мистики этой эпохи и переживает свой расцвет при Хуго св.Викто¬ ра (ум. 1141). Объединения разрозненных монастырей каноников в конгрегации происходят под очевидным влиянием цистер¬ цианцев, которые, оставляя за своими монастырями опре¬ деленную самостоятельность, объединяют их в большой 106
союз. В этом союзе функции контроля возложены на мате¬ ринский монастырь, а законодательную власть и верхов¬ ный надзор осуществляет ежегодный генеральный капитул всех аббатов. Такая система зарождается уже во время клюнийского движения (см.гл.13). Будучи образцом для положений Латеранского собора в 1215 г., Клюни приобре¬ тает большое значение в истории монастырей. К каноникам, близким к августинцам, относится также первый духовнический орден премонстрантов. Он явля¬ ется примером нового типа монашеской жизни данной эпо¬ хи - обращенности к миру. В противоположность древней¬ шим формам монашества - отречению от мира и даже бегству от него - некоторые монахи осознают свою послан¬ ническую миссию в этом мире. Поначалу повсеместно со¬ храняется монастырский образ жизни, включая общее церковное пение. Монашество приходит на помощь духов- ничеству. Монахи ордена премонстрантов, основанного в 1120г. в городе Премонтре на севере Франции Норбертом Ксантенским (Norbert von Xanten) (ум. 1134), будущим ар¬ хиепископом Магдебургским, совмещают созерцательную жизнь с апостолическим служением и приходским духов- ничеством. Они достигли особенных успехов в миссионер¬ стве и колонизации в землях вендов. Дальнейшее приспособление к требованиям времени приводит, в конце концов, к тому, что новые общины от¬ казываются входить в состав аббатства (stabilitas loci) и стремятся к большей мобильности, хотя и под строгим ру¬ ководством центра. Они больше не держатся за земельную собственность и сельское хозяйство, а ищут пристанище и поддержку в процветающих городах. Таким образом, воз¬ растает степень их готовности к решению задач, возника¬ ющих в Церкви по мере возникновения новых запросов меняющегося мира. 16.4 Этой тенденцией обусловлено движение мирян к мона¬ шеской жизни. Одновременно с «группами братьев без са¬ на («конверзами»), которые живут в аббатствах и мона¬ стырях существующих орденов, прислуживая «слугам Бо¬ 107
жиим»,- образованным монахам благородного происхожде¬ ния,- развиваются братства и союзы мирян, напоминаю¬ щие ордена. В этих объединениях находят отражение иде¬ ал нищеты и единства, евангельская простота и букваль¬ ное подражание Христу, обращенность к миру и братское служение ближнему. В качестве примеров можно назвать гумилиатов (Humiliaten) из Вероны, «Нищенствующих во Христе» во Франции, которые живут уединенно или странствуют проповедуя; («Если у вас спросят, к какому ордену вы принадлежите, отвечайте: к ордену Евангелия, которое является основой всех уставов...»), антонитов (Antoniter) (осн. в 1059) и госпитальеров Св.Духа, а так¬ же другие братства и ордена, целью которых является только служение бедным, больным и прокаженным. Среди этих объединений следует назвать еще «Братьев-мостост- роителей», которые заботились о строительстве и сохран¬ ности мостов. Такие же побуждения приводят к расцвету женских мо¬ настырей и к появлению многочисленных новых образо¬ ваний преимущественно на основе устава Августина, кото¬ рый особенно подходит для деятельной жизни. Почти все мужские ордена, которые мы назвали и с которыми позна¬ комимся в дальнейшем, вскоре дают женские побеги. Это госпитальерки и сестры-тамплиерки, цистерцианки и кар- тезианки, премонстрантки, августинки (Chorfrauen) и ка- нониссы, мерседариссы (Mercedarinnen) и сервитки (Seryitinnen) (Юлиана Фалькониери, ум.1341) (Juliana von Falconieri). В ХП-м веке возникают известнейшие женские общины без монашеских обетов-бегинки. Эти общины прочно уко¬ ренились в жизни городов и стали ее неотъемлемой час¬ тью. Они сочетают молитву с рукоделием, воспитание де¬ вочек с уходом за больными и с помощью при погребении. Самоотверженное служение ближним находит свое тро¬ гательное воплощение в двух орденах «выкупа пленных», тринитариев, основанном в 1198г. Иоанном нз Маты (Johannes von Matha) (ум. 1213) и Феликсом Валуаским (Felix von Valoi) (ум.1212) и в ордене мерседариев (Mercedariern), основанном в середине ХШ-го века Пет¬ ром Ноляскским (Petrus Nolaskus) (ум.1256) идоминикан- 108
цем Раймондом Пенафортским (Raymund von Penafort) (ум Л275). Они выкупали христиан, которые во время крестовых походов или в периоды набегов сарацин на Испанию и Италию попадали в плен (летописцы говорят о «многих сотнях тысяч»). Монахи этих орденов не только вносят^ деньги, ио и жертвуют собой ради освобождения пленных, надевая вместо них кандалы и даже отдавая за них свою жизнь. Перед нами наглядный пример буквального подра¬ жания Христу, который «...для того пришел,...чтобы по¬ служить и отдать душу Свою для искупления многих»2. Руководствуясь этим примером, они служат неизлечимо больным, а также всем нуждающимся в духовной помощи, в дальнейшем же занимаются еще и миссионерством. 16.5 И в самом деле - какое богатое разнообразие орденов и братств, направлений и задач в монашеской жизни этого времени! «Quot novitates in ecclesia!»* - восклицает удив¬ ленно премонстрант Ансельм Хавельбергский (Anselm von Havelberg) (ум.1158), глядя на изобилие новшеств в жизни монахов. Не обходится без своего рода соперничества: не¬ приятия светским духовенством проповедей странников и духовничества орденов, протеста монахов против передачи приходов мирскому клиру, а мирских пасторов против об¬ щинного образа жизни. 4-й Латеранский собор в 1215-м году (мы немного забегаем вперед) обсуждает все эти воп¬ росы, разграничивает права приходского и специального (особого) душепопечительства, одобряет и поощряет дея¬ тельность народных проповедников - монахов. Он прини¬ мает строгие предписания, регулирующие монастырскую жизнь, как например, введение во всех орденах (12-й ка¬ нон) генерального капитула (по примеру ордена цистерци¬ анцев) и положение 13-го канона, которое запрещает со¬ здание новых орденов: ...Чтобы слишком большие различия между ордена¬ ми не привели к серьезной путанице в Церкви Бо- * «Сколь много новшеств в церкви!» (лат.) 109
жией, мы постанавливаем, чтобы никто больше не смел помыслить в дальнейшем о создании нового ордена. Тот, кто хочет стать монахом или основать новый монастырь, должен вступить в уже существу¬ ющий орден или принять уже утвержденный ус¬ тав... «Распорядительная власть Церкви» пытается обуздать многоукладность монастырской жизни и удержать ее в ус¬ тановленных рамках, чтобы не было произвола и чтобы ни один «выходящий за пределы традиций» эксперимент не подверг опасности саму идею ордена. И все-таки жизнь стремительно продолжается: несмот¬ ря на эти решения появляются новые религиозные общи¬ ны, но теперь они уже не называют себя «орденами» или союзами н не дают никаких торжественных, т.е. утверж¬ денных Церковью, обетов. То, что именно во время IV-ro Латеранского собора возникают совершенно новые ордена, свидетельствует о жизнеспособности монашества и о бла¬ гочестии Высокого средневековья, а также о мудрости Церкви. В 1210 году перед Иннокентием Ш-м предстает Франциск Ассизский вмести со своими первыми братьями - нищий перед Папой! - и получает разрешение на пропо¬ ведь и образ жизни по уставу, который состоит лишь из нескольких евангельских слов. На этом же Латеранском соборе утвержден орден доминиканцев, правда, при усло¬ вии, что он примет один из уже существующих уставов. В 1223-м году Папа Гонорий Ш-й утверждает устав франци¬ сканцев, а в 1226-м - устав отшельников с горы Кармель, а Папа Александр IV утверждает в 1256-м году устав ав¬ густинцев. Утверждение Папой устава и определенной формы жизни ордена было воспринято как нововведение и потребовало соборных постановлений. Еще до IV-ro Лате¬ ранского собора первым с такой просьбой обращается Франциск. Последний из шести соборов этой эпохи, П-й Лионский (1274) проходит уже в период полного расцвета этих че¬ тырех нищенствующих орденов. С этим собором связаны имена двух величайших теологов-святых: доминиканец Фома Аквинский умирает по дороге на собор, а кардинал Бонавентура, генерал ордена францисканцев, устанавли¬ 110
вает на этом соборе союз с Восточной Церковью (см. 12 и 14 главу), хотя и недолговечный. Он умирает во время собора. 17. Бернард Клервоский - или как монах отражает свою эпоху 17.1 Вот что должно было взволновать «Новый монастырь» в лесной глуши Сито! Однажды в апреле 1112 г. тридцать молодых людей стояли у ворот монастыря н просили при¬ нять их. Чего только не делали монахи, чтобы решительным об¬ разом обновить свою духовную жизнь! И все же их аббат¬ ству угрожает вымирание, у него нет притока новых мона¬ хов, и на протяжении многих лет оно остается без молодой смены. И вдруг неожиданно появляется 21-летний бургун¬ дский аристократ, а с ним четверо из его братьев (самый младший брат и отец придут позже) и целая группа друзей и вливается в общину! 17.2 Сито был основан в 1098 году выходцами из Молезма (Molesme). Это были Клюнийские монахи, которые поки¬ нули Клюни с чувством глубокой религиозной неудовлет¬ воренности. Клюни, являясь центром церковной и монастырской ре¬ формы, источником самого мощного движения обновления средневековья и одной из исторических предпосылок «зо¬ лотого века» накануне этой эпохи, сам теперь нуждается в реформе, невзирая на всю свою былую мощь! Пышность богослужения и перенасыщенность торжест¬ венных служб, не оставляющих времени для настоящей аскезы и келейной молитвы, а также для духовных и фи¬ зических трудов, всевозможные особые права, исключения 111
и удобства, феодальные претензии и всеобщая тенденция к накоплению имущества и земель увели Клюни в сторону от изначальных устоев. Монастырский обычай («Consuetudines») - сначала необходимый для того, чтобы внести в повседневную жизнь монастыря дух устава и со¬ хранить его в процессе изменения взаимоотношений, по¬ степенно коснеет в незыблемых положениях "обычаях", «освященных» преданием. Различие между официально принятым уставом и монастырским обиходом, существую¬ щим в действительности, превращается во внутреннее противоречие. Поэтому группа монахов переезжает в Молезм, а отту¬ да в Сито, чтобы свободно вести монашескую жизнь по изначальному бенедиктинскому уставу. Роберт Молезм- ский (10287-1110) и первые аббаты Сито, особенно Стефан Гардинг (Stephan Harding) (1109-1133) закладывает осно¬ ву «абсолютного подчинения уставу отца Бенедикта». Традиции и обычаи, появившиеся в дальнейшем, строго сверяются с бенедиктинским уставом и если не соответст¬ вуют ему, решительно отсекаются. Богослужебное пение разрешается в пределах, установленных уставом. Доходы с десятины отменяются. Молитва и физический труд, ме¬ дитация и земледелие снова обретают гармонию. Старое и новое («nova et vetera» - Мф 13,52) соединяются в Charta Cantatis (утвержденной в 1119г. Папой). Пришедшие в «Новый монастырь» не только увеличи¬ вают количество его насельников, но, прежде всего, вли¬ вают в него новую жизненную силу и умножают духовное богатство. Уже в 1115г. для основания монастыря в Клерво посылают Бернарда. В этом же году появляется еще три поселения, которые за короткое время дают дочерние об¬ разования. На основе Charta Caritatis они по общему со¬ гласию объединяются в орден, сохраняя самостоятельность общин при центральном руководстве материнского мона¬ стыря. В 1134г. существует 80 цистерцианских аббатств, в год смерти Бернарда (1153) их насчитывается уже 343 (среди них бб основано им самим), в начале ХШ-го века их становится 525, в XVII-м веке - 742 и еще приблизи¬ тельно 800 женских общин этого ордена. 112
17.3 Этот необычный подъем реформистского ордена, зани¬ мающегося обновлением, обязан личности монаха из Клерво, его пылающему духу и непоколебимой вере, его неподражаемому пламенному красноречию, его пророче¬ скому дару. Болезненный монах, «бежавший» от мира в суровое уединение Сито, благодаря своему исключитель¬ ному духовному дару, становится в скором времени обще¬ признанной руководящей и направляющей личностью для своего ордена, для всего западного монашества и Церкви и даже для своего времени. Он проповедует Христа как единственного Учителя, а веру как единственную науку (в противоположность увле¬ чению языческими философами и ранней схоластикой, на¬ пример, Абеляром). Он требует полной отдачи Богу и, прежде всего, служения Его Царствию, если понадобится, то даже с оружием в руках. «Основной закон любви» он предписывает монашеству с цистерцианской Charta Caritatis как корень, источник сил и цель любого обновления. В нем проявляется харизма пророческого духа, действующего во все времена в Церкви; эта пророческая харизма окрашивает целое столетие и поистине «творит историю». Об истинности пророческого дара, благословленного Церковью и подтвержденного жизнью, свидетельствует не объективный авторитет деятеля Церкви, а святость всей его жизни. Пророк может и должен быть беспокойной со¬ вестью своего времени. Он требует того, чего хочет Бог, что возвещает Христос как Господь и Судия. Он возвещает Его волю представителям светской власти и церковным деятелям, и сам покоряется слову Божию и Церкви Хри¬ стовой и выполняет те требования, которые предъявляет Христос. Имеющий истинный дар пророчества осознает свою ответственность за дары Св.Духа, врученные ему для служения Церкви, оставаясь в единстве с Телом Хри¬ стовым, которое есть Церковь. В поле его зрения находит¬ ся вся действительность Церкви, которую он защищает - не только ее святость и духовность, но и ее «воплощение» в этом мире! Наглядным свидетельством, дающим все но¬ вые и новые подтверждения этого служит личность и вли¬ яние монаха-пророка из Клерво. 113
Сила благочестия и дух пророчества - мы снова и снова встречаем эти дары в истории монашества. Они являются решающими факторами в исторической смене эпох от пе¬ риода упадка к временам блистательного расцвета. Имен¬ но в данной эпохе мы находим подтверждение'тому, что Церковь, нуждаясь в реформах как исторический инсти¬ тут, остается в то же время внутренне незыблемой и не подверженной человеческим слабостям. Мощное движение обновления, без которого немыслимо Высокое средневе¬ ковье, начинается с реформ монашеской жизни. Однако само аббатство Клюни - причина и источник этого движе¬ ния - претерпевает исторические взлеты и падения и под¬ вергается самой резкой критике со стороны пламенных новаторов бенедиктинского толка. После смерти Бернарда клюнийцы и цистерцианцы снова уподобляются друг другу в широком смысле этого слова. При его жизни Клюни под руководством аббата Петра Достопочтенного (1122-1156) возвращается к строгому образу жизни, а цистерцианцы получают со временем те же привилегии, которые раньше были у клюнийцев и против которых они возражали. В конце ХШ-го века в обоих орденах мы обнаруживаем примеры того, как одни люди утрачива¬ ют, а другие воплощают в своей жизни идеалы Бенедик¬ та, Одилона и Бернарда - примеры и черствого равноду¬ шия, и строжайшей монастырской дисциплины - а отли¬ чает их в конечном итоге друг от друга только цвет монашеской одежды. 17.4 Вторым пророческим образом этого столетия является «пророчица из Бингена» Хильдегарда (ум. 1179) 1. Она, как и Бернард, связана с великими представителями своего времени, и убедительная сила ее веры и пророческого духа служит причиной неослабного влияния на них и на судьбы своего времени. Эта монахиня проповедует покаяние и обновление не только народу, но и духовенству. Ее при¬ родный дар и сверхъестественное озарение находят свое отражение в духовных стихах и песнопениях, особенно в ее главном произведении Sci vias («Познай пути» Света, 114
Господа). О ее вкладе в естественные науки того времени мы расскажем позднее. Ее слава, а также деятельность других монахинь, та¬ ких как Элизабет Шенау (ум. 1164), Геррад Ландсперг (ум. 1195) , Юлианы Люттих (ум.1258) и трех великих ци- стердианок из Гельфта Метхильды Гакеборнской (ум.1283), Метхильды Гакенборнской (ум. 1299) и Гертру¬ ды Гельфтской (ум.1302) позволяют судить о высоком уровне образования и благочестия в монастырях того вре¬ мени. Хильдегарда, гельфтские монахини, викторианцы в Па¬ риже (см. гл. 16) и благочестие, взращенное цистерциан- ками, служат поддержкой другим духовно одаренным лю¬ дям этого времени. Все они характеризуют «религиозную эпоху», как мы ее назвали (см. гл. 14). Ее мистика 2 пита¬ ется пламенным монашеским благочестием старых и новых создающихся орденов, великих святых и проповедников. Условием благочестия становится непременное требо¬ вание постоянного участия в благодати Божией (Бернард: «если ты не идешь вперед, ты уже отстаешь»), почитание Богочеловека и Его страданий до мистического соединения с Ним как с «Женихом» и глубокая любовь к Деве Марии. Этот духовный накал внутри Церкви стремится возобла¬ дать над блеском и обаянием мирской культуры. Немного позднее божественная мистика Франциска Ас¬ сизского (1182-1226) отразит основные мотивы народного благочестия. Христос, наш Брат, который нас ради нищен¬ ствовал и страдал, является центром благочестивых раз¬ мышлений. Подражение Христу находит свое новое выра¬ жение в добровольной бедности,смирении и апостольском служении. 17.Д Эта эпоха заявляет о себе прежде всего духовным рас¬ цветом. Христианское мышление, пробужденное для но¬ вой деяельности, пытается «постичь» веру с научной точки зрения. До сих пор свидетельства веры отцов Церкви толь¬ ко собирались и передавались из поколения в поколение. Теперь возникают новые вопросы. Произведение величай¬ 115
шего дохристианского греческого философа Аристоте¬ ля,проникшее из арабской философии через Испанию на Запад, обогащает работу и методы мышления духовных школ («Схоластика»). Оно дает начало развитию новой науки.Образуются новые школы и выдающиеся учебные заведения. Около 1200 г. школы Парижа объединяются в общество, в первый Universitas на Западе и образуют тем самым центр единой западной духовности.Появляются также другие университеты и соборные школы. Ордена основывают собственные «Католические университеты». Так как в Священной Римской империи нет национальных границ, то право свободного перемещения преподавателей и студентов сохраняется. Свободное общение и латынь в качестве основного языка обучения создают и укрепляют единство духовной жизни на всем Западе. Всемирное сверхнациональное единство средневековья в свой кульми¬ национный момент благоприятствует гармонии веры и знания. Школы и университеты, великие мыслители, уче¬ ные и богословы ХП-го и ХШ-го веков являются живым выражением этой эпохи. Абеляр (ум. 1142) указывает на противоречия в выска¬ зываниях отцов Церкви и объясняет их, четко разграничи¬ вая идеи и понятия, развивает логику противоположно¬ стей («Диалектика») и создает основы схоластики. Петр Ломбардский (ум. 1160) систематизирует учение отцов Церкви. Ансельм Кентерберийский (ум. 1109) со своим основ¬ ным принципом «верую, дабы уразуметь» становится «от¬ цом схоластики». Забегая вперед, назовем следующие имена: шваб Аль¬ берт Великий (ум. 1280), преподавал с 1248 г. в католиче¬ ском университете доминиканцев в Кельне. Соединяет христианское вероучение с философией Аристотеля. Он является учителем доминиканца Фомы Аквинского (1225¬ 1274). Этот великий ученый и святой обобщает полноту знаний и идей своего времени в своеобразную «Сумму те¬ ологии». Богословский гений великого парижского ученого Бо- навентуры (1221-1274) связан с пламенной мистикой. В споре францисканцев об идеале нищеты ему, как генералу 116
ордена, удается на некоторое время примирить строгость и умеренность, а позже, в качестве кардинала, достичь кратковременного объединения разделенной Церкви. К величайшим философам и богословам этого времени относится также францисканец Дунс Скот (1266-1308), похороненный в церкви миноритов в Кельне. Альберт Великий, Фома Аквинский и Бонавентура яв¬ ляются тремя великими учителями Церкви этой эпохи. Они создают высокий накал религиозной мысли своего времени, придавая ей четкое обоснование и внутреннюю определенность. Выражением строгого духовного порядка и мистической устремленности к Небу Высокого средневековья являются романские и готические храмы этого периода: император¬ ский собор в Шпейере (1061), соборы Шартра (ИЗО), Па¬ рижа (1163), Регенсбурга и Кельна (1204 и 1248). 17.6 ХП-й век называют «веком святого Бернарда». Не пре¬ увеличение ли это? Молодой бургундец, который в 1112 году стоял у ворот Сито с просьбой впустить его в монастырь, умер в середине «своего» века. Но отзвуки его жизни и деятельности вышли за пределы этого столетия. Его монашеская жизнь вошла в историю Церкви и даже всего христианского Запада. Ну а теперь давайте обратимся к следующему веку и к другой выдающейся личноси, реформатору средневековой церкви и тоже члену ордена. ' 18. Папа и нищий - или богатство Церкви и «евангельская нищета» 18.1 Шел 1215-й год. Ноябрь. На открытии Латеранского собора - четвертого по счету - Папа, обремененный тяже¬ 117
стью забот о Церкви, призывает к ее обновлению. Ему довелось однажды, может быть, в частном порядке, расска¬ зать о своем сне, в котором он видел Церковь в Латеране падающей, «но один бедный человек скромно и бесстрашно подставил ей свои плечи, удерживая ее от падения». Этот Папа - могущественнейший властелин своего времени - пожалуй, самый могущественный Папа в исто¬ рии Церкви: Иннокентий III (1198-1216), в его лице пап¬ ство достигло вершины своей власти. Кого хотелось ему видеть в образе нищего, подпирающего своими плечами Церковь - Доминика де Гусмана или Франциска Ассизско¬ го? Фрески в соборе св. Франциска в Ассизи изображают его видение, на них, кроме того, кающиеся нищие в пыли на коленях перед могуществом единой власти Папы и ни¬ щий, проповедующий внимательно слушающему Папе и его прелатам. Мог ли он доверять кающимся нищим, кото¬ рые стремились к такой бескомпромиссной жизни и пропо¬ веди Евангелия? Слишком многие из них противопостав¬ ляли себя Церкви! Это было в 1210-м году.. Папа и нищий: встреча воплощенной власти и абсолютного безвластия, огромного богатства и принципиально добровольной нищеты. Предстоятель, хранитель богатства и могущества Цер¬ кви и нищенствующий Христа ради из Ассизи - какой истори¬ ческий момент! 18.2 Эта встреча ярко освещает историческую ситуацию Церкви. В 14-й главе (14.4) мы уже говорили о процвета¬ ющих городах и о «новом виде богатства». Общество охва¬ чено процессом социальных преобразований. Структура хозяйства меняется, превращаясь из аграрной системы в ранний городской капитализм, на смену старому способу хозяйствования - натуральному хозяйству - новый - де¬ нежный, с новыми возможностями приобретения собствен¬ ности и с новыми возможностями обогащения, с вытекаю¬ щими из этого новыми проблемами, осложняющими со¬ блюдения нищеты монашеской жизни. Монашество жило своим служением Богу. Своей культурной и миссионер¬ ской деятельностью оно вписывалось в аграрную систему, 118
в феодальную структуру. Так было,по крайней мере, вда¬ ли от развивающихся городов и бюргерства, которое ста¬ новится все более надменным и предъявляет новые требо¬ вания, в том числе и к Церкви. Наступает социальное и религиозное смятение. Когда накапливается богатство, по¬ являются бедные, за чей счет живут богатые. Церковь ста¬ новится богатой и сильной, что вызывает недоверие к ее подлинности. Патария («сброд, деклассированные элементы») - так было названо первое в истории значительное движение простонародья, еще в XI-м веке поднявшее бедняков раз¬ вивающихся городов Италии на восстание против богатст¬ ва и вседозволенности власть имущих сословий, а также против высшего духовенства и присоединившееся таким образом хотя бы отчасти к реформистскому движению. Его демократические, социально-революционные и религиоз¬ ные силы и задачи находят свое воплощение в идеале ни¬ щеты, который характерен и для движения за обновление Церкви, и для движения мирян Высокого средневековья. Как патарии,так и более поздним движениям угрожают внутренние перегибы и заблуждения, когда их требования приобретают оттенок протеста сектантов-фанатиков. Из многочисленных групп, прежде всего в Центральной Италии и Франции, где можно говорить о народном дви¬ жении, мы назовем здесь важнейшие из них: - истинно «чистые», которые отвергают брак и имуще¬ ство и стремятся сохранить себя в чистоте от этого греш¬ ного мира, призывая к «чистой» и бедной Церкви: «ката¬ ры» (мы назовем их «еретиками»). Город Альби на юге Франции становится центром дви¬ жения радикальных политических групп повстанцев - «альбигойцев». В конце концов, они терпят поражение в кровавых «войнах христианизации» («Крестовый поход против альбигойцев») в 1209-1229 гг., но уже до этого их мощь была подорвана инквизицией.2 Каноник Арнольд Брешианский - ученик Абеляра - то¬ же утрирует идеал «апостольской жизни» и нападает на обмирщенное духовенство и на саму Церковь с резкой кри¬ тикой и чрезмерными претензиями (он казнен в Риме во время политической смуты в 1155 г.). 119
Пьер Вальдо, богатый купец из Лиона, следуя слову Евангелия, в 1173 г. раздает свое имущество бедным. 3 Вскоре вокруг него собираются мужчины и женщины. Эти «лионские бедняки» ходят по стране и проповедуют пока¬ яние и нищету. Свой порыв они подтверждают безупреч¬ ным образом жизни. Расплывчатость их собственных пред¬ ставлений, перегибы, перерастающие в крайности, а так¬ же недоверие к их проповедям тех, против кого эти пропо¬ веди были направлены, приводят их, в конце концов, к противостоянию Церкви, к ереси: они считают действен¬ ность и силу таинств зависящей от достоинства того, кто их совершает и призывают перейти от видимой, разбога¬ тевшей и могущественной Церкви к «чистому Евангелию» и сугубо духовной Церкви (спиритуализм). И только еван¬ гельская жизнь и проповедь покаяния нищего из Ассизи ос¬ танавливает вальденсов и спасает для Церкви самое ценное в этом движении и его справедливых устремлениях, то есть евангельский идеал нищеты и харизматическую проповедь странников. Те группы, чьи стремления к идеалу совершенства «более умеренны», а евангельская нищета не имеет харак¬ тер оскорбляющего протеста, могут рассчитывать на под¬ держку Папы Иннокентия Ш-го. Это «лионские бедняки» (группа вальденсов), «католические бедняки» (обращен¬ ные в христианство миланцы), а также часть «гумилиа- тов», - силы, которые Иннокентий всерьез пытается интег¬ рировать в Церкви. Убедительная проповедь и, прежде всего, убедительная «простая жизнь» проповедников стали настоятельным тре¬ бованием момента. В Центральной Италии и Южной Франции, где в это время образовались самые опасные очаги кризиса, зарождаются совершенно новые формы мо¬ нашеской жизни. 18.3 Франциска Ассизского (1182-1226) называют величай¬ шим святым средневековья. Идея подражания Христу на¬ шла в нем действительно свое самое чистое воплощение. Стремление к благочестию, характерное для этой эпохи, 120
полностью реализуется в его жизни и трудах, определяя и его отрешеннось от мира, и его осознание единства Церк¬ ви. Но одаренность и обаяние заданы его природой, их нельзя объяснить предшествующим развитием и духовно¬ стью окружающего его мира. На запросы и проблемы сво¬ его времени он дает нужный, глубокий и спасительный ответ, потому что отталкивается от Евангелия и подража¬ ния Христу. Итак, Франциск восстанавливает «разрушающийся храм Божий» в самом начале своего «обращения». То, что он делает руками, приобретает глубоко символический ха¬ рактер и дает общее представление о его духовности: вме¬ сто того, чтобы просто дать подаяние прокаженным, он делает ради них то, «что раньше казалось ему невыноси¬ мым», «ухаживает за ними», т.е. служит им с полным самоотречением. Собственноручно он поднимает из руин храм святого Дамиана (San Damiano). Во время суда над ним в 1207-м году, когда отец подал на него жалобу, он публично перед епископом отказывается буквально от все¬ го имущества: «Теперь я хочу служить Богу... и скажу только: «Отче наш, сущий на небесех». Абсолютный отказ от всего, что человек может считать своей собственностью, при полном послушании воле Бо¬ жией и совершенной любви к Нему делает его «вторым Христом». А своим единомышленникам, которые хотят вместе с ним подражать Христу, он предлагает такой образ жизни: «Уставом жизни меньших братьев является следу¬ ющее: жить в послушании, соблюдая святое Евангелие Господа Нашего Иисуса Христа в целомудрии, без собст¬ венности». Таким образом, первый вариант орденского ус¬ тава 1221-го года указывает на «ключевые» евангельские слова подражания Христу. Следовательно, по Франциску, послушание, нестяжа¬ ние и.целомудрие являются подлинным выражением и осуществлением «евангельской жизни», ее «актуализа¬ цией» и «конкретизацией». Это значит, что нищета не может быть лишь «отсутствием имущества» или превра¬ титься в социальный протест против имущих или против богатства Церкви. Это «нищета духа» Нагорной пропове¬ ди, отсутствие собственности ради Царствия Божиего (как 121
и безбрачие - Мф, 19, 12) и ради подражания Христу (ср.Мф 19, 21). Конечно, такая нищета требует решитель¬ ного и абсолютного отказа от всего собственного, будь то собственное имущество или собственная воля, или себялю¬ бие. Такая нищета - это полное отречение от себя по за¬ поведи Христа, Который отрекся от себя, приняв смерть на кресте (ср.Фил.2, 6-8). И это абсолютное самопожертвова¬ ние приобретает в учении Франциска особый радостный и жизнеутверждающий характер. Это не отречение ради от¬ речения, не бегство от этого мира с его опасностями и богопротивлением; все, чему может радоваться и чем мо¬ жет владеть человек, даровано ему Богом, и человек за все это возносит в молитве восхваление и благодарение Отцу Небесному, своему Отцу и «Богу Вселенной». И тогда во всей своей исконной простоте и братской любви он может обратиться к миру и служить ему. Такие взгляды становятся причиной того, что жизнь и проповедь покаяния Франциска воспринимаются как не¬ слыханно дерзкий упрек общественной Церкви и сущест¬ вующим орденам и монастырям, поскольку они поддались мирскому течению. Его проповедь приносит плоды, т.к. она порождена любовью и самоотречением. Она опирается на «апостолов и пророков» <Еф 2, 20) и не выпадает из единства Тела Христова. Ее сила превращает проповедни¬ ка нищеты в пророка и реформатора своего времени. Это второй духовный взлет средневековой эпохи церковной ис¬ тории и истории монашества после Бернарда Клервоского. 18.4 Доминик де Гусман /1170-1221/, современник нищего из Ассизи, видит в евангельской нищете единственную возможность восстановить авторитет Церкви своего време¬ ни в глазах нищих и еретиков и усилить влияние церков¬ ной проповеди среди катаров, вальденсов и альбигойцев. Он заимствует у них требование обязательной личной ни¬ щеты, апостолическое странническое проповедничество и основание социальных учреждений,например, приюта для девочек. В 1206-м году на Юге Франции появляется пер¬ вый центр с несколькими проповедниками и сестрами. Ук¬ 122
репляется община священников, которые, ничего не тре¬ буя для себя, парами странствуют по городам с проповедя¬ ми, добывая милостыней лишь самое необходимое для жизни. Их проповедь, в отличие от непритязательной про¬ поведи покаяния Меньших Братьев Франциска, является проповедью образованных священников, которые с по¬ мощью богословских аргументов и логических доводов оп¬ ровергают ереси и, будучи одновременно апостолами исти¬ ны и проповедниками любви, пытаюся переубедить лжеу¬ чителей. Призывы, провозглашаемые братьями-проповед- никами,так же как и призывы меньших братьев,находят свое убедительное подтверждение в личном смирении как наглядный пример для слушающих. 18.5 Оба ордена привносят новое в историю монастырской жизни: кроме нестяжания каждого монаха в отдельности они отказываются также от имущества и заработка как община и, благодаря своей мобильности (упразднению stabilitas loci), полностью предоставляют себя в распоря¬ жение Церкви для душепопечительства и миссионерства. Вскоре появляются еще два нищенствующих ордена: орден «большой» и «малой» святых Терез и орден, в котором жил Лютер. От возникшей во времена крестоносцев общины, веду¬ щей уединенный образ жизни на горе Кармель, у источни¬ ка св. пророка Илии, произошли кармелиты, которые в середине ХШ-го века распространились по всей Централь¬ ной и Западной Европе. Отшельники - августинцы также вели уединенный об¬ раз жизни. Основой для их объединения послужил устав св.Августина. Подобно другим орденам, они тоже очень быстро и широко распространились. В 1233-м году во Флоренции из братства мирян - куп¬ цов и патрициев города - формируется орден сервитов (Serviten). Итак, чем больше светский блеск, богатство и власть угрожают Церкви изнутри, тем сильнее выделяется на этом фоне новая форма монашества в миру, не скрытая за стенами монастыря в созерцательной отрешенности от 123
мира. Новые монастыри приспосабливаются к условиям города и к тесной связи с жизною горожан. Монахи и монахини всех сословий, в том числе и выходцы из ари¬ стократии, без имущества и постоянного заработка живут подобно ремесленникам доходами от своего труда, не имея права собственности даже на вещи ежедневного обихода. Если не хватает заработка или его нельзя своевременно получить, они принимают в качестве милостыни только самое необходимое для своего содержания и деятельности. Среди них есть свои народные катехизаторы и проповед¬ ники, они посвящают себя изучению наук, они словом истины и любви ведут борьбу с ересями своей эпохи, по¬ сылают миссионеров к сарацинам, на Ближний и даже на Дальний Восток. Наряду с духовничеством и братской помощью бедным и социально незащищенным они ведут борьбу с появив¬ шимся ростовщичеством и пытаются защитить от бессове¬ стных махинаций права и интересы неимущих . Здесь бе¬ рут свое начало проявления Montes pietatis* францискан¬ цев, которые служат толчком для создания в дальнейшем ссудных касс. При их посредничестве богатые добровольно вкладывают сюда денежные средства, которые в случае необходимости используются для срочной помощи, для ор¬ ганизации самостоятельной жизни, для выплаты долгов и ссужаются под небольшие проценты. 18.6 К этим орденам присоединяются и создаются парал¬ лельно с ними так называемые «Вторые ордена» в виде новых монашеских женских общин: клариски (Клара Ассиз¬ ская, 1194-1253), доминиканки, «босоногие» кармелитки и августанки. В противоположность мужским орденам они да¬ же сегодня придерживаются старого идеала монашества со строгим затвором и уставным пением, т.е. остаются «созерца¬ тельным женским монашеством» в прямом смысле слова. Благодаря нищенствующим орденам новый подъем пе¬ реживает движение братств кающихся. Под их влиянием и * Особое благочестие (лат.). 124
руководством возникают «Третьи ордена» для мужчин и женщин («Терциарии»), которые стремятся к совершенной христианской жизни в миру, оставаясь при этом в своем сословии и продолжая заниматься своей профессией. Та¬ кой образ жизни ведут святая Елизавета, герцогиня Тю- рингская (ум Л 231), святой король Людовик Французский (1226-1270), итальянский поэт Данте. (1265-1321) Вскоре появляются общины Третьего монастырского ордена, ко¬ торые занимаются, прежде всего, уходом за больными (Се¬ годня Третий орден францисканцев называет себя «Общи¬ ной францисканцев»). Огромное влияние на свою эпоху оказали именно «свет¬ ские» Третьи ордена. Их миролюбивый и дружеский нрав все больше ослаблял напряжение и часто уже в самом начале гасил возникающие распри, городские беспорядки и кровавые тяжбы. Покаянное правило 1221-го года гла- сит:«Нельзя применять против кого бы то ни было смерто¬ носное оружие или иметь его при себе».- «И вышло так, что за короткое время преобразилась вся страна, ушла прежняя ненависть и появились радостные лица» (Фома Челанский). 18.7 Важным следствием этого духовного влияния нищенст¬ вующих орденов является отказ от «миссионерства мечом» и от военной стороны крестовых походов. Людей должно приводить к Богу мирным путем, с помощью убедительной проповеди Благой Вести и братского, самоотверженного служения людям, следуя примеру тех, кто, подражая Хри¬ сту, живет в нищете. Эта горячая любовь ко Христу и забота о спасении лю¬ дей движет Франциском, когда он в 1219-м году отправля¬ ется к сарацинскому султану. Свидетельством этой любви стала мученическая смерть первых монахов его ордена в Марокко в 1220-м году. Крестовые походы не смогли на¬ долго завоевать святые места, но братья из ордена святого, верные его заветам, остались вечными стражами Гроба Господня. Как и крестоносцы, они расплатились за это кровью, хотя и были безоружными миссионерами. 125
Таким же чувством охвачен и Доминик, когда идет к еретикам и, исполненный радостью от Благой Вести Хри¬ ста, проповедует им с безграничной добротой христиан¬ скую веру . Он посылает францисканцев и доминиканцев в Сирию и в другие исламские страны, призывая их при¬ ложить все усилия для преодоления раскола с Восточной Церковью, хотя это и не приносит продолжительного ус¬ пеха (см.также П-й Лионский собор). . Францисканцы и доминиканцы наряду с более ранними орденами принимают участие в распространении христи¬ анской веры. В качестве посланников мира Христова они приходят в украинские степи к половцам и идут дальше, вглубь Центральной Азии, откуда на Запад двигались пол¬ чища татар (Валыптадтская битва при Лигнице, 1241). Они дошли до Великого Хана (Gross-Chan) в горах Кара¬ корум (1245) и достигли даже Китая, сегодняшнего Пеки¬ на (1249), укоренив христианство в Монгольской империи. В 1307 году Пекин становится резиденцией архиепископа. Иоанн де Плано Карпини и Иоанн Монте Корвино - имена этих отважных странников во имя дела Христа должны быть известны всем. Многие из них так и не дошли до места своей миссионерской деятельности, погибнув в пути. Основным препятствием для этих миссионеров является ислам. Династия Мин уничтожает в Китае успехи миссио¬ неров. Так как расстояния слишком велики, а путешест¬ вия небезопасны, эта эпоха в истории миссионерства не приносит заметных достижений. В 1252-м году Папа Иннокентий IV объединяет два «одинаковых» миссионерских ордена в Societas peregrinantium propter Christum (Общину странствующих Христа ради) для того, чтобы предотвратить возможное соперничество, которое в дальнейшем время от времени все-таки будет приносить вред миссионерству. 18.8 Богатая Церковь и евангельская нищета - это противо¬ стояние продолжает существовать так же, как и противо¬ стояние между харизмой и должностью. Любовь Доминика к заблудшим и «смиренный бунт» Франциска 5 часто ста¬ 126
новятся причиной церковных волнений. Они внесли в мо¬ настырскую жизнь нечто совершенно новое: целенаправ¬ ленное обращение к миру при абсолютном отказе от богат¬ ства, власти и почестей. Именно это делает ордена внешне и внутренне более свободными для служения миру. Имен¬ но это служит причиной перерождения нищенствующих орденов в большие духовнические ордена и центры разви¬ тия философии и науки. Это они идут к народам всего мира, во все концы земли 6. Стремление сохранить верность Церкви и верность «еван¬ гельской нищете» становится причиной внутренней напря¬ женности и некоторых метаний в орденах вплоть до настоя¬ щего времени. 19. Спор о евангельской нищете - или как распадается орден 19.1 Нищенствующих Христа ради и братьев из ордена ас¬ сизского бедняка теперь можно встретить повсюду в мире в качестве проповедников в городах и на сельских дорогах, среди преподавателей университетов, среди народа и среди ученых-теологов и философов, среди тех, кто помогает бедным, утешает больных и увещевает грешников; среди основателей братств и новых монашеских и светских об¬ щин Третьего ордена, среди создателей монастырей Второ¬ го ордена ; в качестве духовников для всех, независимо от сословия и в роли советников при герцогах и королях; в качестве попечителей приходов с пасторскими вакансиями и в качестве миссионеров, проповедующих еретикам, му¬ сульманам и язычникам, в роли посланцев и дипломатов папской курии, в сане епископов, кардиналов и даже Пап. Их простое, самоотверженное служение и душевная самоот¬ дача покоряет сердца людей, народ любит их как родных. Нищенствующие ордена представляют собой совершен- 127
но новую форму монашества: они отличаются от всех предыдущих прежде всего своим апостольским служением и отказом от общинного имущества. У францисканцев, кроме того, существовал запрет на пользование деньгами, которые в натуральном хозяйстве отнюдь не являлись единственным и обязательным средством платежа, но слу¬ жили средством и признаком накопления имущества и обогащения. . В середине ХШ-го века нищенствующие ордена нахо¬ дятся в апогее своего влияния и авторитета. В средние века живут и трудятся на церковной ниве свыше 80.000 нищен¬ ствующих монахов - такого количества не знает ни один исторический период Вселенской Церкви даже в новое время. Люди, у которых они пользуются симпатией, подают им милостыню, предоставляют им кров и, в конечном ито¬ ге, дают им во владение недвижимость. Все это кажется необходимым для обеспечения их многосторонней деятель¬ ности, но является отступлением или исключением из из¬ начального условия нищеты. Это приводит к нарушению прежней строгости монашеских уставов еще во времена, предшествущие данной эпохе. Нищенствующие ордена все больше подвергаются опасности потерять дух первых энер¬ гичных начинаний и скатиться к пассивной посредствен¬ ности в мире, которому угрожает богатство, ереси и безве¬ рие, который преисполнен раздоров и корыстолюбия. Час¬ тичная отмена запретов на общинную собственность ниве¬ лирует основной признак нищенствующих орденов. Про¬ тив сглаживания требований устава вскоре восстают наи¬ более ревностные из братьев. Общинам угрожает раздор. Высокие нравственные требования, которые безогово¬ рочно выполнялись в ранней Церкви сравнительно неболь¬ шим числом христиан, снижаются в той степени, в какой происходит превращение Церкви во всенародную, в массо¬ вую. Нечто подобное происходит и с энтузиазмом, с по¬ мощью которого нищенствующие ордена, особенно «Мень¬ шие братья» и сестры ассизского бедняка пытаются осуще¬ ствить идею евангельской нищеты. Рано или поздно любое живое движение превращается и организацию, в институт. Совместная жизнь обязательно требует твердого распоряд- 128
ка, упорядочения каждого дня, «правила». Это неизбежно, но распорядок и организация не должны становиться само¬ целью. Определяющей должна оставаться движущая идея, «изначальный» идеал. Противостояние между изначальным духом и изменив¬ шейся со временем формой, нецриятие абсолютной нище¬ ты усиливается все больше, особенно в ордене франци¬ сканцев. - 19.2 Давайте вспомним: в чередовании периодов упадка и пышного расцвета, в исторических взлетах и падениях, в периодах застоя и обновления мы видели, насколько Цер¬ ковь является «Ecclesia semper reformanda», способной к обновлению и постоянно нуждающейся в нем. То же самое касается и монашества, в котором древние, отжившие и устаревшие формы дают начало образованиям поразитель¬ ной жизнеспособности и убедительности. Уже в период Высокого средневековья раздается призыв к реформе. Отчасти это протест «строгих» против Церкви, которая усваивает «посредственность» общей массы. Они хотят видеть Церковь без уступок и конформизма, требу¬ ют от нее святости «без , сучка и задоринки», без ошибок и грехов уже в ее земной жизни. В конце концов, к «истин¬ ной Церкви» они причисляют только истинно «чистых». Эти требования связаны с протестом нищеты против власти и богатства в Церкви. Очевидно, это вызвано еще и непорядками, неблагоразумием и нежеланием покаяться некоторых ответственных иерархов Церкви и закоснело¬ стью ее отдельных институтов. Именно это и стимулирует критику одаренных и религиозных людей и легко приво¬ дит их к противоречиям и расхождениям с Церковью. Но если .ревностные деятели Церкви, руководствуясь своими благими намерениями, начинают с ней борьбу, то они про¬ воцируют тем самым еще худшие беды: заблуждения, не¬ нависть, раскол, кровопролитные войны. Признаком и силой истинного обновления Церкви и монашества является вера, преодолевающая однобокость н перегибы, непреодолимая любовь к Церкви, несмотря на 129 5 Зак. 686
ее человеческие слабости, истинное благочестие и смире¬ ние, которые учат нас осознавать собственную греховность и побуждают в первую очередь нас самих услышать при¬ зыв к покаянию и обновлению и последовать ему. Этим признаком, в конце концов, является послушание, которое требует подчинения даже недостойному представителю церковной власти. Только такое соотношение между ха¬ ризмой и должностью в Церкви не нарушает единства тела Христова и может быть полезным для общего служе¬ ния всех его членов. . Протест нищеты против богатства и власти в Церкви становится лозунгом всех антицерковных движений позд¬ него средневековья. Его больше не скрывают даже и в наше время. В нищенствующих орденах, прежде всего в ордене францисканцев, он становится причиной постоян¬ ных волнений, вызванных стремлением к постоянному об¬ новлению «евангельской нищеты» в общине и наносящих вред единству Церкви. 19.3 Дать полное представление о всех перипетиях спора о евангельской нищете не так просто. Подчеркнем лишь следующие отдельные моменты: - нищенствующие ордена, как уже говорилось, пропо¬ ведью своих странников, душепопечением и учительством представляют собой нечто новое в истории монашества. Они никак не вписываются в рамки прежних представле¬ ний: ведь члены монашеской общины должны были бы оставаться в стенах монастыря, жить совместным трудом и всецело отдаваться богослужению и физическому труду. Катехизация и воспитание богомыслия должны были бы оставаться прерогативой мирского клира. В спорах о дохо¬ дах университетских кафедр в Париже (спор о странству¬ ющих монахах 1252-1274) это «немонашеское» новшевст- во нищенствующих орденов служит для их противников поводом для требования запрета на них. Правда, в лице Бонавентуры (1221-1274), парижского магистра богосло¬ вия, эти ордена находят своего ревностного и влиятельного защитника. Однако категорическое неприятие нищенству¬ 130
ющих орденов продолжается и в конфликтах позднего средневековья, оказывая свое пагубное воздействие. Опре¬ деленную роль при этом играет и тот факт, что идея абсо¬ лютной нищеты монашества служит постоянным укором обмирщающейся Церкви и зарождающейся немного позже в Авиньоне финансовой системе папской курии. - В областях, находившихся под влиянием францискан¬ цев, стремление к «крайней бедности» («altissima paupertas», т.е. буквально «самой крайней бедности») свя¬ того Франциска на какое-то время сливается с ересью ка¬ таров и идеями цистерцианского аббата Иоахима Флор- ского (ум. 1203). Меньшие братья, главным образом на юге Франции и в Центральной Италии (где раньше господст¬ вовали катары), считают, что они, как истинно нищие и одухотворенные люди - позже их назовут «спиритуалами» - призваны к установлению чисто духовной Церкви без Папы и священников, без таинств и богословия, к установ¬ лению эпохи духа и монашества. И именно Бонавентуре снова удается достичь равновесия в высших сферах руко¬ водства орденом. Он прибегает не к строгости и наказа¬ нию, а к любви и осторожности, терпению и убедительным аргументам. Он противопоставляет фанатикам и равно¬ душным, последователям Иоахима с их экзальтированны¬ ми идеями и сторонникам права на общинную собствен¬ ность подлинный образ самого Франциска и его жизнь как пример для подражания. Но, несмотря на это, односторон¬ ний спиритуализм не удается преодолеть. - Стремление к соблюдению изначального монашеского правила появляется благодаря его толкованиям, привиле¬ гиям и особым разрешениям Пап и отрешенности некото¬ рых из братьев, ведущих строгий образ жизни. Но вскоре оно принимает слишком ограниченный характер и теряет дух создателя, его истовую самоотверженность и братскую любовь. Слишком усердные братья, ставшие фанатиками, отделяются, отказываясь от послушания, и уже не способ¬ ны вести разумные переговоры. В борьбе за абсолютную нищету против попыток приспособить ее к новым требова¬ ниям скудеет братская любовь. Предостережение Марга¬ риты Кортонской (ум. 1297), подвизавшейся в Третьем ор¬ дене, о том, что орден создан для того, чтобы свидетельст- 131
вовать братство, остается «гласом вопиющего в пустыне». Единство распадается. — В споре о том, что будет с домами и принесенным в дар имуществом, если запрет на собственность кос¬ нется не только каждого в отдельности, но и всего ордена в целом, приходят к компромиссу. Чтобы строго соблюдать отказ от собственности в ордене, Папская кафедра оставляет за собой право на собст¬ венность, а управление осуществляется через так называемых синдиков. Но такое решение восприни¬ мается как лукавство и категорически отвергается спиритуалами. Конечным результатом длящихся десятилетиями конфликтов является то, что побеж¬ дают чисто правовые различия («казуистика») и од¬ нобокое понимание монашеской нищеты как чисто внешнего отсутствия собствености. Именно против этого предостерегал когда-то основатель ордена, т.к. без «внутренней нищеты» «внешняя» легко при¬ водит к гордыне. 19.4 Рассказывая о дальнейшем развитии, мы перенесемся в период после 1300-го года, во времена Папы Бонифация VIII и Авиньонского пленения Пап. Спор по правовым и практическим вопросам постепенно переносится в теоре¬ тическое русло. Каждое направление пытается обосновать свою собственную точку зрения на евангельскую нищету. Противоречия обостряются вокруг главного вопроса: «бы¬ ла ли у Господа нашего Иисуса Христа и Его апостолов общая собственность, или каждый имел свою личную» и существовало ли право на пользование этой собственно¬ стью? Этот вопрос становится предметом спора между до¬ миниканцами и францисканцами: вопрос о нищете Христа и ассизского бедняка низводится до уровня изворотливых юридических споров тогдашних теоретиков и становится ничем иным как предметом ужасных раздоров между мо¬ нахами. Францисканцы обходят этот основной вопрос, авиньон¬ ский Папа Иоанн XXII настаивает на нем и объявляет 132
ересью категорическое утверждение о полном отсутствии собственности у Христа и апостолов (1323).1 «Меньшие братья» усматривают в этом нарушение основ своего орде¬ на, публично обвиняют Папу в ереси и в борьбе между королем Людовиком Баварским и Папой Иоанном ХХП-м принимают сторону короля. Среди них находится генерал ордена, богослов Уильям Оккам (см.гл.21). Старые рели¬ гиозно-теоретические разногласия по поводу идеала еван¬ гельской нищеты перерастают в открытый конфликт между орденами и Папой и становятся частью политической борьбы между императорами и Папами на исходе средневековья. Орден того святого, который вместе со своими братьями хотел быть «всегда подчиненным и преданным основам этой святой Церкви» борется против Папы! Это сказыва¬ ется на его существовании: его внутреннее единство нару¬ шается. Менее строгое направление верных Папе членов берет руководство орденом в свои руки. Оно отказывается от особой францисканской нищеты, преобразует орден практически, возвращаясь к формам традиционной мона¬ шеской жизни и дает начало формированию и последую¬ щему отделению конвентуалов. 19.5 Давайте заглянем еще дальше в будущее. В XIV-M веке в отдельных поселениях в результате ду¬ ховного обновления некоторых монастырей, в нескольких местах ордена одновременно и независимо друг от друга начинается движение за более точное соблюдение перво¬ начального монашеского правила (regularis observantia) и абсолютной нищеты - францисканское движение обсерван- тов. Оно набирает силу в 15-м веке, когда к нему присое¬ диняются выдающиеся итальянские проповедники и уче¬ ные, среди них «четыре столпа обсервантизма»:Бернардин Сиенский (ум. 1444), Альберт Сартеанский, Якоб Марк- ский (ум. 1476) и Иоанн Капистранский (ум. 1456). Исто¬ рия развития приводит к временному разделению обсер- вантов и конвентуалов (1446). Окончательное разделение происходит в начале западного раскола Церкви (1517). 133
20. Промежуточное резюме - или состояние монашества в середине его исторического развития Момент, конечно же, выбран произвольно - время течет неудержимо. Но и в течении мы можем выбрать один момент и остановиться на нем. Так как мы пытаемся дать обзор ровно двух тысячелетий христианской монастырской жизни в четырех больших временных периодах и находимся на пере¬ . ходном этапе от второго к третьему периоду, на исходе сред¬ невековья, то, пожалуй, было бы уместно тут же остановиться и сделать ретроспективный обзор предыдущего развития. От начального периода до четвертого века: «Корнем» христианской монастырской жизни мы при¬ знаем призыв Иисуса Христа следовать за Ним, призыв, который все время «обращен» к людям и побуждает их решительно порвать с миром и отречься от себя. Первые формы этого последовательного подражания мы видели на примере тех, кто жил в первохристианских общинах в без¬ брачии, отказавшись от имущества - на примере дев и вдов, аскетов и мучеников. В начале 4-го века на исторической арене появляются анахореты и эремиты (отшельники и пустынники): Анто¬ ний (ум.356), затем киновиты: Пахомий (ум.346). В это же время в Палестине появляются колонии отшельников, «лавры». Фиваида, Нитрийская пустыня и Скетия, Сирия, Аравия и Малая Азия являются средой обитания этого духовного течения, которое распространяется уже и на Запад: с 340 г. монахи появляются в Центральной Италии, с 360 г. в Галлии (Мартин Турский,ум.401). Восточное монашество между тем распространяется в Малой Азии (Василий,ум.379) и Северной Африке. Около 400-го года на Западе появляется в качестве новой формы «общежи¬ тие» западно-европейского типа (Августин,ум.430). Па¬ раллельно с развитием мужского монашества появляются также самые различные женские общины. То же самое происходит во всех последующих столетиях. 134
Пятый век: Отшельники, киновиты и монахи живут в монашеских областях Восточной Церкви до Vl-ro века, а некоторые еще дольше и продолжают свое существование после заво¬ евания этих территорий мусульманами. На Западе в доли¬ не реки Роны и на Леренских островах появляются ок.405 г. мужские общины и аббатства, основанные Кассианом (ум.435), Гоноратом (ум.429/430), Нинианом (ум.ок.430) и Патриком (ум.461), а также монашество в Галлии, Ир¬ ландии и Шотландии. Отшельничество появляется также в Италии («уединившиеся») и сохраняется там в различ¬ ных формах до XVII-ro века, а формы сирийского отшель¬ ничества сохраняются на востоке до XVI-ro века. Панора¬ му завершают мужские и женские монастыри в самом Иерусалиме и вокруг него, западного происхождения или созданные восточными монахами (Евфимий Великий, ум.473 и Савва, ум.532), и монахи св. Северина в Норике. Шестой век. Здесь в первую очередь следует назвать Бенедикта Нурсийского (ум.543) и его монахов, затем живших до них и одновременно с ними монахов в Галлии (Цезарь Арль¬ ский, ум.542) и в Альпах (как, например, ирландец Фри- долин), а также все западное монашество. Наконец, надо особо упомянуть деятельность таких шотландцев, как Фи- ниан и Киеран, обоих Колумбанов (ум.597 и 615), а также деятельность кельтско-шотландских монахов на материке вплоть до Галлии и Северной Италии (Аннегрей 595, Люк- сей 598 и Боббио 615). Производит впечатление уже одно то, что на европейской карте в этом столетии центр мона¬ шества перемещается на ирландские острова и распростра¬ няет оттуда свое влияние на Шотландию и Галлию. Нель¬ зя не упомянуть 596-й год и миссионерскую деятельность аббата Августина среди англосаксов. На Востоке пережи¬ вают полный расцвет палестинские лавры, колонии от¬ шельников в Фиваиде, Нитрийской и Скитской пустынях 135
и киновии в Египте и Сирии, а также монашеские общины св.Василия во всех областях Восточной Церкви. Седьмой-десятый век Все названные формы монашеской жизни продолжают свое существование вплоть до этих столетий, то клонясь к упадку, то обновляясь. Появляются новые формы: ordo canonicus и живущие согласно им каноники Ирландии (625-1500) и Франции (755-1100), например, в Метце (Хродеганг ум.766). Далее следует упомянуть характерных для этого време¬ ни Пирмина (ум.753) Райхенау и Бонифация (ум.754) .об¬ ратить внимание на особенности монашества в Германии. Обновляется монастырская жизнь бенедиктинцев (Бене¬ дикт Анианский, ум.821). Появляется большой монастырь в Сен-Галлене (810). Начинаются реформы: Клюни (910) и Горзе вблизи Метца (933). Плоды обновления приносит немецкому монашеству «Устав Гирсау» («Hirsauer Regel»). Восточная Церковь живет по студийскому уставу (Фе¬ одор Студит, ум.826), ошельники на горе Афон создают единое монашеское поселение, состоящее из множества скитов. Одиннадцатый век В этот период снова оживает идеал отшельничества, монахи покидают большие монастыри и снова стремятся к уединению. Возникают новые общины, новые ордена: Ромуальд (ум. 1027) и камальдулы Петр Дамиани (ум. 1072) и отшельничество Иоанн Гвальберт (ум. 1073) и валломбросаны (Valombrosaner) Бруно Кельнский (ум. 1101) и картезианцы Роберт Арбриссельский и «двойной монастырь» в Фон- тевро (ок.1100) 136
Образуется Орден госпитальеров (Братья милосердия) и первые рыцарские ордена: орден иоаннитов (в будущем: Мальтийцы) (1048) и рыцари ордена св.Лазаря. Монастырская реформа в Молезме (1075) приводит к обновлению ордена цистерцианцев (1098), которое станет характерной чертой следующего столетия. Двенадцатый век: Это время рыцарских орденов. Здесь следует назвать тамплиеров (1119) и тевтонов (1190). Продолжают суще¬ ствовать эремиты и каноники, древние формы монашества разных традиций. Сито (1109) и Клерво (1115) становятся очагами духовного обновления, появляются «черное духо¬ венство» и каноники-августинцы (Хуго св. Виктора (ум. 1141) и первый душепопечительский орден ( Норберт Ксантенский, 1134). За ними следуют гумилиаты (Humiliaten), антониты и самые разнообразные ветви ор¬ дена госпитальеров. Появляется, кроме того, особая форма служения Богу и ближнему - братья-мостостроители (1189), а также тринитарии (Иоанн Матский, Феликс Ва- луаский - 1198). Хости1 в своем обзоре этого столетия насчитывает 22 новых образования. И, наконец, тринадцатый век ■ Появляются, быстро растут и распространяются нищен¬ ствующие ордена. В качестве примера можно назвать францисканцев: в 1325-м году количество меньших брать¬ ев, самое значительное за всю их историю, достигает 35.0Ö0. В следующем веке их число снова снижается до 20.000.2 Теперь перечислим отдельные нищенствующие ордена: 1209 Франциск Ассизский (ум. 1226) и «Меньшие братья» 1216 Доминик (ум. 1221) и братья-проповедники 137
1226 Кармелиты . 1256 Августинцы-отшельники Кроме того, монастырь каноников в Большом Сен-Бер¬ наре (1212), паулины-отшельники (1215), мерседарии (Mercedarier) (1223), сервиты (Serviten (1233)), самые разнообразные ордена крестоносцев в Бельгии (1211), Ав¬ стрии (1232) и Германии (1250). 1264-й год считается го¬ дом основания ордена целестинцев. Все они дополняют список уже существующих орденов. Такую картину пред¬ ставляет собой чрезвычайно разветвленное и взаимодейст¬ вующее в своих различных проявлениях монашество в «се¬ редине» своей истории и вплоть до наших дней. 138
ТРЕТИЙ ПЕРИОД МОНАШЕСТВО В ПЕРЕЛОМНУЮ ЭПОХУ (старые и новые общины приблизительно с 1300 г. до 1800 г.) Сложное и напряженное единство христианского сред¬ невековья нарушается. Заявляет о себе новое. Реформы и Реформация, просвещение и Революция - монашество дол¬ жно устоять при изменении судеб отдельных орденов. Мы рассматриваем период до Французской революции.
21. Насилие в Церкви - или как распадается средневековая гармония. 21.1 Париж 1314. Перед Нотр Дам горят костры. Великого магистра ордена тамплиеров, Жака де Моле и приора Нор¬ мандии сжигают как закоренелых еретиков. Вместо того, чтобы признать себя виновными и примириться с пригово¬ ром на пожизненное заключение, они, отстаивая невинов¬ ность ордена, отказываются от самооговоров, вырванных у них с помощью физических и психических пыток. Как рассказывают очевидцы,1 Великий магистр, умирая, при¬ звал на Суд Божий двух главных виновников преследова¬ ний, которым подвергся орден тамплиеров: французского короля Филиппа IV и Папу Климента V. Оба они действи¬ тельно умирают в этом же 1314-м году. Что же случилось? Еще до Климента V-ro началась инспирированная французским королем, во владениях которого (в Авиньо¬ не) находилась резиденция Пап, настоящая травля тамп¬ лиеров. Доносы, клевета, дурные слухи. Ранним утром 13-го октября 1307 года французские тамплиеры были вне¬ запно арестованы и подвергнуты суровым допросам и же¬ стоким пыткам королевскими чиновниками. Лжесвидетели предъявляли ордену тяжкие обвинения (они касались оск¬ вернения распятий и противоестественных извращений). Самооговоры вымучивают пытками, опровержение их не¬ возможно из-за угрозы сожжения на костре. В мае 1310-го года в один день были заживо сожжены 54 тамплиера, а спустя некоторое время еще несколько небольших групп - от своих показаний они отказывались уже из пламени. На Папу оказывают неслыханное давление, и под вли¬ янием «неоспоримых доказательств» он начинает сомне¬ ваться в чистоте ордена. На Вьеннском соборе орден по настоянию короля официально распускается, «т.к. он при¬ обрел сомнительную репутацию и стал ненужным», а его имущество делится между королем и Папой. Король полу¬ чает хорошую компенсацию за свое «усердие» - практи¬ 140
чески всю французскую часть имущества ордена. Как это могло произойти? «Истинная причина гонений и уничтожения тамплие¬ ров нам доподлинно неизвестна», важные секретные доку¬ менты уничтожены. «Ясно, что самостоятельность рыцар¬ ских орденов, огромное земельное и денежное богатство были несовместимы с возрастающим могуществом власти так называемого национального государства»2. Это не единственный орден в истории, который был уничтожен из-за ненависти и зависти политических сил и в результа¬ те бессилия Церкви, но ни с каким другим орденом не покончили таким возмутительным образом, никакой дру¬ гой орден не имел такой «страшной судьбы» 3 - типичный пример действий абсолютистских и тоталитарных режи¬ мов. Во всяком случае, это был один из «самых волнующих процессов в истории Церкви начал 14-го века» 4. 21.2 Папы в зависимости от французского короля? Разве Папа Бонифаций VIII{1294-1303) не был фигурой на пап¬ ском престоле, воплощающей абсолютную власть, цели¬ ком и полностью сформировавшуюся в средневековье? Разве он, следуя линии Григория VH-го и Иннокентия Ш-го, не подтвердил своих притязаний на право верхов¬ ной светской власти? Разве не с его именем связана пре¬ словутая «теория двух мечей»? В своей булле 5 Unam Sanctam (1302) он дает своему притязанию обоснование: один меч - духовная власть - превосходит достоинство любой светской власти и переда¬ ет ей меч политической власти. Но времена изменились и исчезли предпосылки к тому, чтобы такая точка зрения оставалась господствующей. Французский король чувству¬ ет с$бя слишком уверенно и решает наложить временный арест на Папу. Освобожденный итальянцами Бонифаций умирает в этом же 1303-м году. Побеждает французское национальное государство. Пробуждается новое национальное сознание. Различия между отдельными племенами и народами подчеркивают¬ ся все сильнее, и один народ противопоставляется друго¬ 141
му. Абсолютная власть императора постепенно ослабляет¬ ся крепнущими национальными силами. Образуются на¬ циональные государства. Укрепляется власть немецких зе¬ мельных князей. Церковь втягивается в национальные конфликты. Французский король Филипп IV, по прозвищу «Красивый» (1285-1314) в своей борьбе против Папы Бо¬ нифация Vlll-ro опирается на поддержку французского народа. . О том, в какой мере Папы попали в зависимость от французского короля, свидетельствует Вьеннский собор, проходивший во Франции в 1311-1312 г.г. Король Филипп, предъявляя чудовищные обвинения, требует анафемство- вания Папы Бонифация и оправдания своего собственного поведения по отношению к нему. Собор и Папа Климент V (1305-1314) охотно выполняют другие его требования, чтобы, по крайней мере, иметь возможность объявить умершего Папу невиновным. Они уступают, как мы виде¬ ли, и в вопросе о тамплиерах. По настоянию Филиппа Папа Климент V переселяется с 1309-го года в Авиньон на юг Франции. Его преемник Иоанн ХХП-й (1316-1334) решается на длительное пребы¬ вание в этом городе. Семь Пап с 1309 по 1377 год правят, живя на территории, принадлежащей французским коро¬ лям. Такое положение губительным образом сказывается на внешнем авторитете и внутренней силе папства и Церк¬ ви. Неблагополучное состояние дел папского двора в Авиньоне, роковая политика Пап в финансовой сфере, их беззастенчивая борьба против Филиппа V-ro и конфликты с королем Людовиком Баварским (1314-1347) все больше превращают верховных пастырей Церкви либо в полити¬ ческих деятелей, либо в послушный инструмент француз¬ ской национальной политики. Весь христианский мир вос¬ принимает такое положение как «Вавилонское пленение Пап» и решительно требует их возвращения в Рим. Глав¬ ная заслуга в том, что это пленение, наконец, заканчива¬ ется, принадлежит женщине, мужественной доминиканке- терциарке Екатерине Сиенской (1347-1380), которая яв¬ ляет собой пример носительницы живой пророческой ха¬ ризмы в Церкви и исполнительницы ее задач по отноше¬ 142
нию к «официальной Церкви». Но папство больше не пред¬ ставляет собой единственный и неприкосновенный инсти¬ тут, а Церковь не выступает больше как власть, которая по своей сути стоит выше критики и не может подвергать¬ ся ущемлениям. 21.3 Националистическое мышление французских кардина¬ лов упорно возвращает их в Авиньон. Они избирают члена французской королевской династии Папой, признанного впоследствии антипапой, и тем самым почти через год после возвращения Папы в Рим вызывают «Западный рас¬ кол». Западная Церковь, таким образом, разделяется на два лагеря: здесь Рим - там Авиньон, т.к. у обоих Пап есть преемники, которые упорно настаивают на законности своего избрания. Они взаимно отлучают от Церкви друг друга и приверженцев противоположной стороны. Следст¬ вием этого является абсолютная потеря ориентации, т.к. вряд ли кто-нибудь уже может сказать наверняка, какой Папа является законным, а какой нет. Например, Винцент Феррери* защищает законность авиньонского Папы, а св.Екатерина Сиенская - римского. Раскол доходит до от¬ дельных аббатств и монастырей. Такое положение сохра¬ няется на протяжении сорока лет. Пизанский собор 1409 предпринимает попытку спасти Церковь от раскола. Он упраздняет двух правящих Пап и избирает нового. Но это лишь усугубляет раскол, т.к. ни один из Пап не уступает. Вместо единства Церкви западное христианство получает только трех Пап. Все громче звучит призыв к «.реформе «сверху донизу». Понятно, что в такой ситуации набирает силу и повсеме¬ стно воцаряется мнение, что верховное руководство Цер¬ ковью и ее единственное представительство должен оли¬ цетворять не Папа, а только Вселенский собор. Такая ус¬ тановка на «соборность» обосновывается также и тем, что епископы якобы получили от Христа такую же власть, как и Папа. Она дает толчок дальнейшему чреватому по¬ * Св. Винцент Феррери потом переменил свою позицию (прим, ред-ра) 143
следствиями процессу, который привел к западному раско¬ лу. Теория соборности становится оружием против Церкви в руках реформаторов, особенно в руках Лютера. Время от времени она будет еще всплывать и в последующих перио¬ дах истории Церкви. Этот раскол мог бы до основания разрушить любую структуру, созданную людьми. Если бы Церковь была все¬ го лишь созданным людьми институтом, исторической ка¬ тегорией, то папский раскол, несомненно, означал бы ее конец. Но она преодолевает и эту опасность и в определен¬ ной степени сама возвращает себе жизнь и единство. Кон- станцский собор (1414-1418) решает эту проблему. Пра¬ вящий в Риме Папа Григорий ХП-й добровольно уходит в отставку, двое других Пап смещаются и избирается новый Папа. Другая задача - реформа Церкви - остается все же не¬ решенной и после Базельско-Флорентийского собора (1431-1449). Правда, на этом соборе заключается времен¬ ный союз Западной и Восточной Православной Церкви (Декрет об унии, 1439) - результат особых усилий выдаю¬ щегося кардинала Николая Кузанского (1401-1464). Одна¬ ко религиозное смятение на Западе, недовольство Цер¬ ковью, все более настойчивые требования подлинного об¬ новления продолжаются и кое-где приводят даже к острым конфликтам. 21.4 Призыв к реформе нужно только обосновать. Обмирще¬ ние, стяжательство, религиозная индифферентность цер¬ ковной иерархии и финансовая неразбериха при папском дворе становятся предметом громких скандалов этой эпо¬ хи. Все сильнее и настойчивее звучит призыв к обновле¬ нию Церкви. Он присоединяется к «протесту нищих», ста¬ новится все решительнее и, доведенный до крайностей, приобетает, в конце концов, характер ереси: Церковью Христовой может считаться только та Церковь, которая пребывает в нищете и отрекается от мира. Первым пред¬ вестником западного раскола считают Джона Виклифа (1324-1384). 144
Он отвергает церковную иерархию, особенно священст¬ во н отрицает Церковь видимую, обращаясь к Библии как к единому источнику веры. Т.к. по его учению человеку заранее уготован либо рай, либо ад, то монашеские обеты и монашество, исповеди и отпущение грехов излишни. Таких же взглядов придерживается Ян Гус (1370-1415), профессор Пражского университета и предводитель наци¬ онального движения чехов. Он тоже провозглашает неви¬ димую духовную Церковь и отвергает примат папства. Так как на Констанцском соборе он не отказывается от своих взглядов, его в 1415-м году в Констанце сжигают. Казнь его вызывает огромное возмущение. В 1420-м году начинаются кровавые «гуситские войны». 21.5 Вот уже который раз нам приходится говорить о внут¬ реннем конфликте, угрожающем единству мира западного средневековья, о своеобразном противостоянии духовного и светского, религиозного и политического, Sacerdotium и Imperium. Этот конфликт оказывается низбежным и про¬ является впоследствии в личности и понтификате Бонифа¬ ция VIII. Этот конфликт сыграл определенную роль в том, что мы называем «крахом средневекового единства». Он при¬ водит к крайностям («Теория двух мечей») и к пагубным деформациям: крепнущее национальное государство на¬ саждает свою волю и в религиозно-церковной сфере. Государственнная власть квалифицирует теоретиче¬ ские вероучения как политические преступления, как го¬ сударственную измену. Государство и церковные власти прибегают к совместным принудительным мерам. Пре¬ ступлениями, за которые полагается наказание, считается непослушание папской кафедре и колдовство (ведовские процессы!). Применение пыток и смертной казни (сожже¬ ние) при необоснованных обвинениях приводят к разгулу беззакония и кровавым зверствам во имя христианской веры. Ереси с самого начала подавляются Церковью как от¬ ступления от Богооткровенной истины. Тот, кто упорно 145
придерживается своих еретических взглядов, извергается из ее лона. Еще апостол Павел во время громкого скандала в общине коринфян принимает меры против «закваски злобы и подлости»6. В борьбе против катаров (альбигой¬ ские войны, 1209-1229) средневековая Церковь с оружием в руках защищает не только единство веры против опасно¬ сти «анти-Церкви», но и существующее государственное и социальное устройство. В борьбе с ересями Доминик, как посланник мира, пытается «победить» ереси одной пропо¬ ведью слова Божия и примером своей жизни, которая про¬ ходит в евангельской нищете, т.е. победить силой убежде¬ ний и живого примера и помочь еретикам освободиться от их заблуждений. Это истинное апостольское служение вы¬ звало к жизни его орден и побудило Пап возложить на него проповедь среди еретиков и исследование их ересей, инквизицию7. Если бы братья святого действовали дальше только в его духе, они бы предотвратили дальнейшее пе¬ рерождение инквизиции и не были бы причастными к ее ужасам. Одна из задач богословия — духом и словом убеди¬ тельно противостоять ересям. Но в это время богословие не является больше единым законченным учением, оно утратило свою религиозную и творческую силу. Крайности и узость отдельных школ ослабляют и превращают его в бесплодное хитроумие, отдаляя богословие от Священного Писания и истинной христианской жизни. Кроме этого появляются разногласия вокруг учения Вильгельма Оккама (1280-1349). Еще Бернард Клерво- ский, великий мистик периода высокого средневековья, предостерегал схоластику от крайностей в богословском мышлении, которое должно стремиться к объяснению все¬ го, в том числе и смысла веры. У Оккама единство веры и знания как попытка уйти в другую крайность, разрушает¬ ся. В поздней схоластике великолепное завершенное до¬ стижение средневековой мысли дегенерирует. Одно из на¬ правлений богословского мышления обосновывает все аб¬ солютной свободой Бога и Его ничем не обусловленной волей («волюнтаризм» Оккама). Именно оно впоследствии в значительной мере повлияло на образ мышления и веру Лютера. 146
21.6 Распадается сложное единство средневековья. Новое за¬ являет о себе. Начинаются эпохальные перемены. Усугуб¬ ляющемуся спаду церковной обрядовости и нравственно¬ сти противостоит расцвет мистики, проповедь покаяния и народное благочестие. Злоупотребления церковной адми¬ нистрации провоцируют призыв к реформе Церкви «свер¬ ху донизу», этот призыв не замолкает до самого внутри¬ церковного обновления в XVI-м веке. Движения обсерван- тов в орденах и два реформистских собора в XV-м веке на фоне невероятных настроений кажутся лишь беспомощны¬ ми попытками. Они не приносят тех результатов, какие в свое время дало большое движение за обновление после «темного века». Заключается ли причина этих неудач в том, что слиш¬ ком многие из власть имущих с непреодолимым эгоизмом сопротивлялись любому настоящему обновлению и лишь немногие из них были готовы к реформе, требующей жертв? Возможно ли вообще обновление в таком мире и в такой исторической ситуации в условиях всеобщего распа¬ да и смятения, как в эту эпоху? Во всяком случае, созида¬ тельное движение за обновление сопровождается прогрес¬ сирующим разложением внутри Церкви до тех пор, пока не начинается Реформация, которая станет чреватым по¬ следствиями выпадом против Церкви, разрушающим ее единство. 22. Монашество позднего средневековья - или опасности и испытания 22.1 Монашеская жизнь в такое время? Историческая обста¬ новка, события духовного и религиозного характера ока¬ зывают на ордена как внешнее, так и внутреннее воздей¬ ствие - да и как может быть иначе. Ведь монахи - люди своего времени. Как мы видели, церковные течения на Западе стремят¬ 147
ся к разъединению или противостоянию в виде сменяющих друг друга группировок. Получается, что Церковь как бы поражена опасной инфекционной болезнью раскола, и ор¬ дена не являются исключением. Эгоизм и конкуренция отдельных личностей и целых групп, которые ревностно защищают свои исконные или приобретенные права, зави¬ дуют чужому успеху, славе, богатству и власти и устраи¬ вают друг другу всевозможные козни. При этом даже вы¬ . сшие церковные круги не гнушаются никакими средства¬ ми для того, чтобы опозорить, дискредитировать и уничто¬ жить противника вплоть до применения грубой физиче¬ ской силы. Беспрерывные дрязги между приходскими и монастырскими священниками, между белыми, черными и коричневыми монахами, между епископами и городами, между Папой и епископами обессиливают Церковь и по¬ мрачают ее свидетельство миру. Во многих монастырях воцарилось благоденствие и достаток, вместе с идеалом личной нищеты утрачивается монашеская дисциплина. Спор о нищете истощает и приводит к расколу ниществу- ющие ордена, но об этом мы уже говорили. Наряду с этим «Вавилонское пленение» Пап в Авиньоне и папская смута Церкви оказывает пагубное воздействие на ордена и укрепляет тенденцию к расслаблению. Раскол затрагивает все монастыри. В монашеском послушании особенно насущным становится вопрос о законности цер¬ ковной власти. Монастырской дисциплине наносится ог¬ ромный вред. Кроме всего прочего, столетняя война между Англией и Францией (1337-1453) во многом делает упорядоченную жизнь в орденах невозможной и приводит к национальным конфликтам - это еще одна угроза братству в орденах с централизованной структурой. К тому же «черная смерть» - чума, свирепствовавшая в Европе с 1348 по 1361 год, опустошает целые монастыри и провинции орденов. Жертвами эпидемии стали пример¬ но две трети «меньших братьев». Тех, кто остался в жи¬ вых, охватывает неистовая жажда жизни. Многие отказы¬ ваются от послушания, распределяют между собой мона¬ стырскую собственность или продают ее; чтобы снова за¬ полнить поредевшие ряды, часто в монастыри принимают 148
без разбора кого попало. Случайные насельники монастыг рей еще больше подрывают монастырскую дисциплину. В глазах мирян общий упадок монастырской жизни выгля¬ дит хуже, чем все предыдущие неурядицы. Христиане те¬ ряют уважение к монахам и веру в чистоту монашеской жизни. Соответствует ли такая жизнь евангельским запо¬ ведям? По силам ли человеку вообще жизнь в нищете, безбрачии и самоотречении? Разочарование и презрение теперь настолько велики, насколько раньше были велики уважение и любовь. С этих пор монашество и монахи под¬ вергаются открытой критике и насмешкам. 22.2 Несмотря ни на что, в это время повсюду возникают тенденции к обновлению. Некоторые монахи и целые мо¬ настыри возвращаются к изначальноей строгости монаше¬ ского правила. Появляются образцовые монастыри. Одно¬ временно с общим распадом все монастыри охвачены дви¬ жением обсервантов {«regularis observantia»). Аббатства бенедиктинцев и монастыри каноников объединятся в ре¬ формистские конгрегации (Виндесгеймская реформа ок. 1386 г., монастыри Мельк, Гирсау, Алыгарсбах, Св.Мат¬ фея в Трире). В Испании реформистское движение имеет более ощутимые результаты: в монастырях доминиканцев и францисканцев снова вводится более строгий обсерван- тизм. Отшельники-августинцы создают в Германии «Союз пяти реформированных монастырей», к которым относится также и Магдебург. Генеральный приор кармелитов Иоанн Сорет (1409-1430) неустанно ездит из провинции в про¬ винцию, призывая монастыри к реформе и своим личным участием добивается того, что орден возвращается к изна¬ чальному строгому образу жизни. Хороший пример зара¬ зителен: подражание Христу в жизни согласно евангель¬ ским заповедям и верность уставу ордена возможны, зна¬ чит, они могут и должны осуществляться. Конечно же, движение обновления не обходится и без противления, но многие сердца уже распахнуты навстречу ему. Заставляет задуматься и тот факт, что общины, которые не принима¬ ли эту реформу, впоследствии охотно приняли Реформа¬ 149
цию. В смутные времена раскола устояли только те мона¬ стыри каноников-августинцев, которые стремились к об¬ новлению. Тенденции к расколу и сам Великий раскол становятся преградами на пути обсервантов, и их движение поначалу распространяется с большим трудом. Но оно жизнедея¬ тельно и жизнеспособно. Об этом свидетельствует миссио¬ нерская деятельность нищенствующиех орденов на Ближ¬ нем и Дальнем Востоке в это время (см. гл.18), а также расцвет народной проповеди. Великие проповедники пока¬ яния пробуждают и встряхивают народ. Достаточно на¬ звать одного испанского доминиканца Винцента Феррери (ум. 1419) и «четыре столпа обсервантизма»: Бернардина Сиенского, Альберта Сартеанского, Якоба Маркского и Иоанна Капистранского - все они жили с начала до сере¬ дины 15-го века, мы уже говорили о них. (см.гл.19). 22.3 Наряду с обновлением существующих орденов в это время создаются также новые формы подражания Христу в Церкви. Да, ее духовная и мистическая жизнь пережи¬ вает в XIV-M веке расцвет. Во время чумы 1348/49 гг. братья-миряне в Нидерландах объединяются для ухода за больными и для погребения умерших. Это так называемые алексианцы (Alexianer). В других странах ради этих же целей появляются другие общины : паулины (Pauliner), иезуаты (Iesuaten) и иеронимиты (Heronymiten), апо¬ стольские братья и сестры, братья и сестры св.Амвросия, иезуатки, целлитинки (Cellitinnen), которых называют кроме того «черными сестрами». Голландец Геерт Гроот (Geert Groot) (ум. 1384) собирает вокруг себя единомыш¬ ленников для воспитания молодежи в духе любви к ближ¬ нему. Как результат усилий всей его жизни появляются «Братья общей жизни» (впоследствии также и сестры). Братья, принадлежавшие прежде к конгрегации мирян, которые стремились к особым индивидульным формам ре¬ лигиозной жизни, объединяются впоследствии с каноника- ми-августинцами, принявшими Виндесгеймскую реформу, открывают многочисленные школы в Бельгии, Голландии, 150
Рейнских землях, посвящают себя проповеди среди народа и подготовке священников, переписыванию рукописей и развитию настоящего гуманизма. Эти «братства» оказыва¬ ют огромное влияние на благочестие своего времени и зна¬ менуют тем самым начало новой эпохи. Эта среда выдви¬ нула знаменитого гуманиста Эразма Роттердамского, Ад¬ риана VI, последнего немецкого Папу, Николая Кузанско- го, а также Коперника и Мартина Лютера. «Подражание Христу» Фомы Кемпийского, приписы¬ ваемое также Геерту Грооту, представляет собой самый яркий образец «нового благочестия» (devotio moderna) с его уклоном в более личное, в «субъективизм»: книжка рекомендует погрузиться в Евангелие и строить свою жизнь по образу и подобию Христа («De imitatione Christi»). 1452 год считается годом обновления кармелиток. Только что упомянутый кардинал Николай Кузанский в качестве папского легата в немецких землях отдает распо¬ ряжение о присоединении всех женских религиозных об¬ щин к существующим орденам, поскольку они жили без определенного монашеского правила. Бегинки из Гельдер- на обращаются поэтому к генеральному приору кармели¬ тов Иоанну Сорету. Он добивается от Папы Николая V-ro постановления о том, чтобы монашеские общины «деву¬ шек, вдов, бегинок, мантеллаток (Mantellaten) или неко¬ торые из них в отдельности могли быть приняты в Кармель и принадлежать ко второму Ордену» (булла Cum nulla fidelium от 7.10.1452 г.). Женские общины кармелиток быстро распространяются в Германии, Италии, Франции, до самой Испании, где спустя столетие в Авильском мона¬ стыре зарождается новая реформа. В XIV веке появляется своеобразная форма монашеско¬ го подражания Христу: вдова Бригитта Шведская (1303?- 1373), одна из величайших женщин своего времени, пред¬ сказавшая все его превратности, в 1346 году основывает Орден, который объединяет мужчин и женщин в двойных монастырях. В своем монастырском правиле покаяния и подражания страдающему Спасителю она ссылается на божественные откровения. Обе половины должны дополнять друг друга в ' 151
духовной и церковной жизни. Монастыри Бригитты стано¬ вятся «очагами благочестия и учености» (Геймбухер). Дольше всего с приходом в Швецию Реформации просуще¬ ствовал основной монастырь Вадстена (Vadstena) в зем¬ лях остготов, который становится «малым институтом Се¬ вера». Его первой настоятельницей становится Екатерина Шведская (ум. 1381), дочь святой Бригитты. В дальнейшем Церковь упраздняет все двойные монастыри и ордена. Но совместные труды во всех сферах подражания Христу и служения Церкви, обоюдная братская и сестринская по¬ мощь, особенно в духовных вопросах продолжают существ вовать и дальше. 22.4 Живым свидетельством неослабевающей и плодотвор¬ ной духовной и религиозной жизни в эпоху авиньонского пленения и папской смуты являются две великие религи¬ озные личности - Бригитта Шведская и Екатерина Сиен¬ ская (ум. 1380), женщины с пророческой харизмой. Они продолжают традицию мистического благочестия цис- терцианок из Гельфта. (см.гл.17). На юго-западе Герма¬ нии в монастырях доминиканок расцветает подлинное бла¬ гочестие: глубочайшая преданность Богу соединяется с практическим стремлением к добродетели. Сторонники мистической жизни в немецких областях называют себя «друзьями Бога» и поддерживают живое личное общение друг с другом. Доминиканец мейстер Эк- харт (Eckehart) (ум. 1327) и. его ученики Иоанн Таулер (ум.1361) и Генрих Сузб (Heinrich Seuse)(yM.1366) пишут свои мистические произведения в основном на немецком языке, в немецком духе с вкраплениями немецких неоло¬ гизмов. Два каноника-августинца - англичанин Уолтер Хайлтон (Walter Hilton) (ок.1395) и фламандец Ян Ван Рэйсбрук (ум. 1381) совмещают духовную жизнь, мистиче¬ ское благочестие с повседневной жизнью. В духе Рэйсбру- ка пишет «восторженный доктор», Дионисий Картезианец (ум. 1471). Этот ряд продолжают «Откровения божествен¬ ной любви» бенедиктинки Юлиании из Норвига и «Жизнь Иисуса Христа» Людольфа Саксонского (ум. 1375), книги, 152 ‘
оказавшие решающее влияние на жизнь святого Игнатия Лойолы. Широко .распространяется «Облако неведения», изданное на английском языке в XIV-м веке неизвестным автором. Дословно или близко к тексту его цитирует еще Иоанн Креста (умЛ 591). На Мартина Лютера оказывает значительное влияние «Немецкое богословие», книга о со¬ вершенной жизни, написанная ок.1400-го г. 22.5 История подражания Христу, практиковавшегося в мо¬ настырях, является одновременно историей христиан¬ ской мистики. От «ангелоподобной жизни» отцов-пустын- ников с их опытом присутствия Божия и борьбой с демо¬ нами ее развитие последовательно приводит к расцвету пламенного благочестия в период Высокого и позднего средневековья, которое засвидетельствовано перед всем миром его великими представителями. Подражание Хри¬ сту в его различных формах и выражениях является по сути подражанием Его крестному пути с обетованиями прославления вместе с Ним; оно найдет учеников там, где есть Учитель (ср.Иоан 12,26). Такими реальными и часто переживаемыми мистическими состояниями тех, кто следует за Христом, являются медитации о Преображе¬ нии на Фаворе, о богооставленности Христа на кресте, о Елеонской горе, о «молитвах и молениях с сильным воп¬ лем й со слезами» (Евр 5,7) Христа и о Его вознесении на небеса (Мк 16,19). Эти состояния возможны лишь в ре¬ зультате аскезы, в основе которой лежат таинства Христа в жизни христиан и хранение внутренней молитвы. Аске¬ за, созерцание и молитва внутренне освобождают челове¬ ка для большего познания милости Божией, для особой, мистически переживаемой близости к непостижимому Бо¬ гу, *для таинственного единения души с Богом, возникаю¬ щего вследствие ее погружения в свою «основу» - как еще несовершенное, предвосхищаемое, предвкушаемое пере¬ живание восторженного созерцания Бога в вечности. Этот божественный опыт по свидетельствам христианской мис¬ тики дарует невыразимое счастье и несказанную радость, но раскрывает в то же время облагораживающую глубину 153
страдания и «темную бездну» чувств и духа. Люди, жив¬ шие интенсивной религиозной жизнью, всегда восприни¬ мали этот расцвет благочестия как милость Божию. Итак, в это время воскресает религиозный накал мис¬ тического благочестия. Он проявляется в сугубо индивиду¬ альном, личном благочестии, в центре которого находится отдельный человек и его спасение. Душевно-духовные ре¬ лигиозные процессы, которые каждый переживает лично, уже сами по себе подвергают опасности чрезмерного субъ¬ ективизма, поэтому кое-что в мистических свидетельствах этого времени кажется слишком личным, интимным. Там, где исчезает связь с монашеской аскезой, дело доходит до утраты чувства меры, до экзальтации. Эгоисти¬ ческое желание овладеть «харизмой» ( т.е. даром Святого Духа, который дается «каждому особо, как Ему угодно» - см. 1 Кор 12, 11) или приписать мистический опыт своим собственным трудам и стараниям приводит к искаженным формам мистики. Эти формы в совокупности с расслабля¬ ющим обрядоверием могут подорвать духовные силы и привести к уничтожению или ослаблению древних строгих монастырских традиций. . Но для наделенных настоящим мистическим даром и соблюдающих при этом монашеское правило опасности не существует. Последовательность в подражании Христу, которая соблюдается также и в мистических упражнениях, предохраняет многие мужские и женские монастыри от упаднических явлений этой эпохи и готовит их к будущим испытаниям: к подражанию Христу в смирении и послуша¬ нии, в терпении и страданиях и в самоотверженной любви к ближнему. 22.6 В 1400-е годы развитая традиция монастырской созер¬ цательной молитвы приводит к новой форме благочестия, и ее «находят» трое молодых людей в возрасте примерно от 16 до 25 лет: Адольф Эссенский (1376-1439), лотаринг¬ ская герцогиня Маргарита Баварская (1376-1434) и Доми¬ ник Прусский (1384-1460). Адольф, родом из семьи ланддростов в Эссене, знал древний розарий: 50-кратное повторение «ангельского 154
приветствия». Может быть, он научился этому в одной из эссенских общин бегинок, где по древнему монастырскому обычаю так молились те, кто не умел читать вслух 150 псалмов. Вместо псалмов они читали 15 раз «Отче наш», затем «Лее Мария» - молитву, которая повторялась в те¬ чение всего дня во время работы. Для счета использова¬ лись четки или нитки жемчуга, называемые «коронами» или «патерностерами» («Pater noster» - начало молитвы Господней на латинском языке). В 1398 году Адольф по¬ ступает в картезианский монастырь св. Альбана в Трире и в двух посланиях к Маргарите (в крепость Сирк на Мозе¬ ле) пишет о своем изобретении: во время чтения молитвы Аве Мария он духовно созерцает тайны жизни Иисуса (Жизнь Иисуса и Розарий Нашей Непорочной Девы). В 1409 году Адольф становится приором монастыря в Трире. Одному из новициев, доминиканцу по прозвищу «Прусский» которое он получил из-за своего происхожде¬ ния, приходится нелегко. Этот способ молитвы не дается ему. Но письма Матильды Гакеборнской дают ему идею. Он берет листки, записывает на каждом из них один из 50 эпизодов жизни Иисуса и завершает каждое «Аве» по эпи¬ зодам, ведь в «ангельском приветствии» того времени мо¬ лились только до имени «Иисус»: «Иисус, Который исцелил страдающего от болезней бо¬ жественной силой. Аминь». «Иисус, на Которого жестоко надели терновый венец. Аминь.» «Иисус, Который на третий день восстал из мертвых. Аллилуия». ' «Иисус, Который придет однажды, чтобы судить живых и мертвых. Аллилуия.» Адольф понимает значение этой медитации. Братья списывают «клаузулы» (кончики молитвы). За короткое время этот вид молитвы рапространяется сначала среди картезианцев, а затем и в других монастырях, особенно в монастырях доминиканцев с частично измененным тек¬ стом. Доминиканцы Алан Рупский (Alanus de Rupe) (ум.1475) и Якоб Шпренгер (Jakob Sprenger) из Кельна рекомендует в своих проповедях и посланиях такой вид молитвы и основывают братство для совместной молитвы 155
по четкам (напр., в 1475-м году в Кельне). Руководствуясь практическими соображениями, из многочисленных трир¬ ских «клаузул» выбирают несколько, из которых составля¬ ются три «короны», в каждой короне по пять «тайн»: «ра¬ достные», «скорбные» и «славные» венки. Эти пятнадцать «тайн», составляющие основу молитвы по четкам и сегод¬ ня, были впервые опубликованы в Ульме в 1481 году. На знаменитом алтарном полотне Дюрера «Прйздник четок» (1506) рядом с троном Марии, как автор молитвы по четкам, изображен основатель ордена Доминик - это ошибка, допущенная в результате совпадения имен. Впер¬ вые она была обнаружена благодаря письмам доминиканца Алана Рупского, что окончательно подтверждено са~Мыми последними исследованиями.1 Силе молитвы по четкам приписывается победа флота в битве около Лепанто (5.10.1571)*, с тех пор братства этой молитвы и сам способ молиться переживают сильный подъ¬ ем. К этой молитве призвал Папа Пий V, когда возникла угроза со стороны турок. Этой же молитве приписывается факт спасения Вены от нападения турок, а также победа принца Эжена Савойского при Петервардейне в 1716 году. Но и помимо этих исторических ссылок христианское и в особенности монашеское благочестие не может сущест¬ вовать без размышлений над Евангелием и ищет для этого «технику» их осуществления. Из соединения молитвы («Аве Мария») и духовного созерцания («тайн из жизни Иисуса и Марии») появились четки, которыми и по сей день пользуются монахи и все верующие католики2. 23. Новая эпоха - или как открывется мир 23.1 В этот переломный период снова горят костры. Назовем * около Лепанто у входа в залив Патраикос в 1571 год исп.-венецианский флот разгромил турецкий флот. 156
лишь трех самых «выдающихся» осужденных на протяже¬ нии XV-го века: Ян Гус - в 1415 г. сожжен в Констанце Жанна д’Арк, «Орлеанская дева» - в 1431 году сожжена в Руане Джироламо Савонарола - в 1498 году сожжен во Фло¬ ренции. Перечислим, впрочем, и другие имена, которые харак¬ терны для этого периода: Эней Сильвий Пикколомини, будущий Папа Пий II (1458-1464), Иоганн Гутенберг (окЛ400-1468), Христофор Колумб (1451-1506), Леонардо да Винчи (1452-1519), Никколо Маккиавелли (1469-1527), Эразм Роттердамский (1466-1536), Николай Коперник (1473-1543), Микельанджело (1475-1564), Мартин Лютер (1483-1546). 23.2 Новая эпоха - мы сознательно не даем здесь определе¬ ние «новое время». Иначе что тогда считать его «началом» и когда можно говорить о его «конце»? Что было дальше? Как и все «новые эпохи», она зарождается в недрах предшествовавшей эпохи и последовательно развивает дальше то, что сложилось в средневековый период. Но нужно еще раз подчеркнуть, что все находится в «движе¬ нии», переходные моменты пересекаются, противоречивые тенденции развития накладываются одна на другую, при¬ чины и следствия взаимообусловлены, и это происходит на разных уровнях и в разных географических точках. Началом Нового времени некоторые считают Реформа¬ цию - ведь она приносит в историческую действительность нечто абсолютно новое. Но сама она является следствием исторических процессов, особенно церковно- и религиоз¬ но-исторических, которые сами по себе являются новыми и не принадлежат больше средневековью, даже если их начала угадываются еще в XIV-м веке. 157
Сколько бы об этом ни спорили, в любом случае мы видим в этом отрезке времени появление нового, а точнее нового восприятия мира и человека со всеми вытекающи¬ ми отсюда последствиями, в том числе и для монашества. Эта новая эпоха определяется, как правило, двумя ключе¬ выми словами: Ренессанс и Гуманизм. 23.3 Пробуждается новое восприятие жизни, которое сказы¬ вается на благочестии и церковной жизни - это совершен¬ но новый образ мышления, новый образ восприятия, но¬ вый образ жизни. В Италии в это время возрождается античность, и это «возрождение» или пробуждение и назы¬ вается «ренессансом». Искусство, литература и наука все больше обращаются к славному прошлому Рима и Греции. Открывая памятники культуры, обращаются к их- освое¬ нию. Античные взгляды на жизнь, языческие по своему происхождению и по своей сути, становятся образцом вку¬ са и источником знания. В конце концов, они овладевают всеми сферами человеческой жизни и взаимоотношений. Новый образ мышления и восприятия оказывает свое влияние кроме того и на религиозность. Взгляд уже боль¬ ше не устремлен к вечности, а обращен на земную жизнь, в центре которой стоит уже не Бог, а человек. Не сознание своей зависимости от Бога, Его милости и любви, а пере¬ оценка своих собственных способностей и возможностей формирует и определяет восприятие жизни человеком. Че¬ ловек чувствует себя «автономным» в своей самонадеянно¬ сти и личной ответственности, осознает себя хозяином своей жизни, «мерой всех вещей». Он развивает свои ду¬ ховные и физические силы, не оглядываясь на существую¬ щие прежде устои. В центре внимания изобразительных искусств находит¬ ся тело и его красота. Радость чувственного, радость на¬ слаждения благами жизни порождает культуру, которая находится в плену мира сего, а также «мирской» образ жизни и мышления, который проникает даже и в Церковь, принося с собой опасность «обмирщения». Гуманизм заме¬ 158
няет собой универсальное единство средневековья, всеце¬ ло выраженное христианской верой, и сначала восприни¬ мается многими как языческий и отвергается. Некоторые пытаются соединить новое с религиозно-христианским. Микельанджело (1475-1564) пишет в конце своей жизни в Сикстинской капелле «Страшный Суд» и создает свое по¬ следнее произведение - знаменитую Пиету Ронданини. Благочестие этой эпохи попытается сформировать новую духовность на основе христианской веры, но само попадет под влияние культуры ренессанса. И все же, оценивая эпоху в целом, можно сказать, что для человека, осознающего себя в духе этого времени, природа важнее, чем сверхъестественная святость. Его больше интересует знание, успех и власть, чем милость и добродетель. Древнегреческие и древнеримские философы пользуются бблыпим спросом, чем Священное Писание. Богословие вынуждено уступить свое первенство исследо¬ ванию источников, а позднее естественным наукам. Ос¬ мысление природы и «отдельных предметов» этого мира «номинализмом» (последствия учения Оккама, см.21.5), отказ от обоснования веры разумом, via moderna,«новый путь» мышления находятся в антагонизме с via antiqua, с прежней духовностью. Политическая деятельность этого времени также да¬ лека от христианского мышления, да и вообще от этиче¬ ских норм и требований. Нарушение присяги и договоров, ложь и преступления становятся общепринятым искусст¬ вом дипломатии на пути к достижению власти. Макиавел¬ ли в своей книге II Principe (1513) излагает его в принци¬ пиальных дидактических формулах. И все-таки многие осудили это учение, включая и тех, кто на практике уже применял его. Эта теория, однако, находит всеобщее при¬ знание в XVI1I-OM веке. Ее последствия мы встречаем в тоталитарных государствах ХХ-го века. 23.4 В искусстве, в воспитании и литературном образовании центром внимания становится человек, человеческое Сhumanum): наряду с христианством, которое до сих пор 159
формировало человека и народы Запада, гуманизм стано¬ вится формой выражения чистоты и благородства челове¬ чества. Зародыши этого нового духовного движения можно увидеть в позднем средневековье. Но примерно с 1450 года оно становится общим достоянием высших сословий Ита¬ лии. Перед Базельско-Флорентийским собором (1431¬ 1445) поставлены задачи, возникшие на исходе средневе¬ ковья (например, реформа и союз с Восточной Церковью), а также задачи, поставленные перед Церковью уже в но¬ вый период. Папа Евгений IV, председательствовавший на этом соборе, в течение десяти лет жил во Флоренции, где достигает своего расцвета итальянский ренессанс, который затем вместе с Папой переселяется в Рим. Преемника Па¬ пы Евгения IV Николая V-zo (1447-1455) называют пер¬ вым «Папой Ренессанса». На его понтификат выпадает за¬ воевание Константинополя турками (1453). На Ферра- ро-Флорентийском соборе осуществляется союз Западной Церкви с Восточным Православием еще и по той причине, что Восток надеялся на помощь в войне с турками. Но этого не происходит: последний император восточно-рим¬ ской империи Константин XI погибает. Византийская им¬ перия разрушается, знаменуя конец богатой и полнокров¬ ной эпохи в истории Церкви. «Папы Ренессанса», а по сути правители этой эпохи, являются больше политиками, чем христианскими верховными пастырями. Их заслуги проявляются больше в области культуры и искусства, чем в церковной сфере: инициаторы построек и меценаты ис¬ кусств, покровители утонченного образа жизни и науки, высокообразованные гуманисты и представители жизнеут¬ верждающего направления в искусстве. Это на их век вы¬ падает строительство Сикстинской капеллы, основание Ватиканской библиотеки, новый проект и начало строи¬ тельства собора св. Петра (его закладка относится к 1506 г.) и становление Ватикана как центра новой культу¬ ры. Здесь встречаются и работают великие художники - Браманте, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микельанджело. Но наряду с откровенно бездуховными представителя¬ ми власти на папском престоле, наряду с такими как без¬ нравственный Папа Александр VI (Борджиа, 1492-1503) мы встречаем и безукоризненных Пап, которые просто не 160
смогли одолеть сверхчеловеческих задач церковной ре¬ формы. А насколько она сложна, мы еще увидим. Один из них, Пий И-й (1458-1464) - Эней Сильвий Пикколомини, ученый-гуманист, раньше занимал самые разные должно¬ сти в Церкви и в Пражской государственной канцелярии при императоре Фридрихе III (1440-1493). Благодаря ему и другим итальянским ученым, которые принимали уча¬ стие в соборах на немецкой территории, а также благодря немцам, которые учились в итальянских университетах, гуманизм проникает и в Германию. Имена таких ученых как кардинал Николай Кузанский (1401-1464), Иоанн Рейхлин (1455-1522), Виллибальд Пиркхеймер в Нюрн¬ берге (1470-1530), Эразм Роттердамский (1466-1536) сви¬ детельствуют о проникновении этого духовного движения во многие слои Германии: в различных формах оно соеди¬ няется с христианским благочестием, но вместе с ним в Церковь проникает обмирщение, религиозное равнодушие и даже усиливающаяся деградация, которые обостряют су¬ ществующие противоречия. 23.5 В конце XV-ro века в Германии начинается постепен¬ ный подъем экономики (банкирский дом Фуггеров в г.Ауг¬ сбурге) и науки (университеты и народные школы). Такие имена как Альбрехт Дюрер, Фейт Штос*, Матис Грюне¬ вальд**, Ганс Гольбейн и Тильман Рименшнейдер свиде¬ тельствуют о жизненной силе немецкого искусства и бла¬ гочестия в этот период. ' Иоганн Гутенберг изобретает книгопечатание (Библия Гутенберга, 1452 г.). Таким образом, интеллектуальные ценности становятся доступными широкому кругу людей. Все глубже и острее становятся духовные взаимодействия и противоречия между учеными и школами. Новые идеи и * Штос (Stoss) Фейт (польск. Вит Стош, Ствош, Stosz, Stwosz) (ок. 1455¬ 1533)- нем. и польск. скульптор ** Нитхардт, Матис (между 1470 и 1475-1528) - нем. живописец эпохи Возрождения. С 17-го века его ошибочно называли Грюневальд (Grünewald) б Зак. 686 161
полемические сочинения находят очень быстрое распрост¬ ранение в самых разных формах. Но этот расцвет и пробуждение национального самосоз¬ нания не приводит к изменению политического положения Германии, для которого характерны распри из-за границ и престолонаследия, восстания крестьян и рост социально¬ революционной смуты, распад на бесчисленные княжества. Всеобщему распаду способствует религиозно-церков¬ ный кризис. До опасной степени его усиливает «Налогооб¬ ложение немецкой нации Апостольской кафедрой» (Gravamina nationis germanicae), опубликованная впервые в 1456 году в виде меморандума. Против неумеренных финансовых требований папской курии выступили страны с сильным централизованным управлением - они совсем не платят налоги. Чем меньше платят другие государства, тем больше «привлекается» и «обременяется» вопреки конкордату 1448 года Германия, не имеющая централизованной структуры, которая могла бы представлять ее интересы вне страны. Это воспринима¬ ется немцами как вопиющая несправедливость. Папа ста¬ новится главным врагом немецкой нации. Кроме того, су¬ ществующие беспорядки дают веский повод для обвине¬ ний, выпадов и насмешек в адрес Церкви (напр., пресло¬ вутые «Письма неизвестных людей», называемые также «Письмами темных людей» и памфлеты гуманиста Ульри¬ ха фон Гуттена, 1498-1523). Сочетание гуманистического образования, живого бла¬ гочестия и сохранившей единство церковности имеет бла¬ готворное влияние в Испании. Ведь там столетиями про¬ должалась борьба с исламом. «Их католические величест¬ ва» Фердинанд и Изабелла побеждают мавров и отвоевы¬ вают Гранаду (1492); Университет в Алькале, основанный гуманистом-францисканцем кардиналом Франсиско Химе¬ несом Циснеросом (1436-1517), на основе оригинала гото¬ вит к изданию Библию на многих языках (Complutenser Polyglotte) и «Теологию», которые позже в значительной степени повлияют на Тридентский собор. Еще до антицер¬ ковной Реформации в Германии Хименес готовит буду¬ щую внутрикатолическую реформу, в том числе и с по¬ мощью реформ монастырей. 162
23.6 Новая эпоха! Внешние всемирно-исторические события приводят к глубоким внутренним преобразованиям во всех сферах: — во-первых, изобретение книгопечатания дает воз¬ можность информировать о новом в духовной обла¬ сти и способствует его распространению (ср.23,5) и — во-вторых, открытие «Нового Света» по ту сторо¬ ну Атлантики в конце XV-ro века расширяет круго¬ зор человека и придает всеобщему духовному пере¬ лому характер и масштабы новой эпохи. Христо¬ фор Колумб в 1492 году открывает Америку, Васко Да Гама в 1498 году - морской путь в Восточную Индию и Магеллан (ум. 1521 на Филиппинах) от¬ крывает возможность кругосветного мореплавания. За ними следуют миссионеры (напр., Лас Казас, см. гл.24). Церковная история Нового Света начинает¬ ся проповедью миссионеров из Испании и Португа¬ лии. Конечно, с точки зрения истории Церкви от¬ крытые на Земле новые области относятся к Европе, ареной исторического развития Церкви остается по- прежнему все еще Западная Европа. Но в центре нового мышления и исследования, связанного с от¬ крытием Нового Света, становится человек. Откры¬ ваются новые, неслыханные возможности: челове¬ чество собирается «покорить весь мир» (ср. Мф 16,26). 24. Монашество в период неопределенности и снижения активности - и как несмотря на это происходит его обновление 24.1 «Открытие мира» - какое влияние оказало оно на мона¬ шество? Новый образ жизни и новый образ человека - не повлекли ли они за собой утрату чувства уверенности в древних формах монашества и в более поздних орденах 163
ушедшего средневековья? Ведь раньше монахи задавали тон в истории, а теперь ее развитие проходит без их уча¬ стия. «Воистину революционное открытие горизонта» 1 в географическом, духовном, а также в церковно-политиче¬ ском отношении ставит перед Церковью и отдельными христианами новые вопросы: останутся ли формы последо¬ вательного подражания Христу в свете, новых мировых масштабов и всемирного миссионерства такими же, каки¬ ми они сложились в древнем монашестве и поздних орде¬ нах? Во всяком случае, до сих пор мы видели, как отдель¬ ные боговдохновенные мужчины и женщины пытались в каждой конкретной ситуации дать ответ на этот вопрос Церкви и обществу и как, откликаясь на актуальные тре¬ бования новых обстоятельств, благодаря Евангелию «воз¬ горалась» монастырская жизнь.Как все будет происходить в новой мировой ситуации? 24.2 Прежде всёго происходит то, что само собой разумеет¬ ся: открытие «Нового Света» дает новый простор для мис¬ сионерской деятельности членам орденов. Вместе с конки¬ стадорами туда отправляются посланники христианства - монахи. Первые десятилетия истории миссионерства в но- воткрытых землях - это история, напоминающая историю нищенствующих орденов. С 1502 года переживает расцвет миссионерство в Запад¬ ной Индии. Туда, на Гаити, в Сан Доминго и Пуэрто-Ри¬ ко, приходят францисканцы, а вскоре и доминиканцы. В 1502 году на Кубе начинает свою миссионерскую деятель¬ ность знаменитый доминиканец Варфоломей де лас Казас (Bartolomäus de las Casas) (1474-1566). Первым епископом Панамы является францисканец Хименес Циснерос (ум.1517). В Мехико с 1523 г. проводят миссионерскую деятельность францисканцы (знаменитая миссия «Двенад¬ цати апостолов»), с 1526 г. - доминиканцы, вслед за кото¬ рыми в 1533 году приходят августинцы (посланники Фомы из Виллановы (Thoraas von Villanova). Немного позже мис¬ сионерство распространяется в Южной Америке, на Фи¬ липпинах и на Молуккских островах. Среди христианских 164
первопроходцев есть ученые-исследователи, которые про¬ двигаются вглубь совершенно неизведанных земель. Возникают невероятные сложности. Миссионеры не знают ни культуры, ни религии местного населения, они не могут влиться в него. Обычаи, с которыми они встреча¬ ются, в большинстве случаев несовместимы с христиан¬ ской религией и с принятием христианства должны исчез¬ нуть насовсем (tabula rasa в миссионерстве). Все это ус¬ ложняется географическими и климатическими условия¬ ми, рельефом местности, бездорожием и огромными рас¬ стояниями. Но основная трудность начинает сказываться в противоречии между проповедуемым миссионерами уче¬ нием и жизнью колонистов. Коренных жителей бессовест¬ но эксплуатируют, они теряют свою сободу. Если они под¬ вергаются эксплуатации со стороны христиан, то как в таком случае можно верить Благой Вести последних? Цер¬ ковь не причастна к этой эксплуатации, и против любого проявления жестокости вскоре начинают выступать мис¬ сионеры, которые берут туземцев-индейцев под свою за¬ щиту. Лас Казас почти полстолетия ведет эту борьбу. Семь раз он возвращается в Испанию, чтобы заставить короля принять меры против попрания прав туземцев. Папа Па¬ вел III буллой Sublimis Deus во имя человечности и хри¬ стианской любви вступается за местное население и запре¬ щает рабство в Новом Свете. Но в целом эти попытки остаются безуспешными - сопротивление христиан, живу¬ щих не по-христиански, становится огромнейшим препят¬ ствием на пути миссионерской деятельности среди индей¬ цев. Открытие «Нового Света» стало одновременно и его за¬ воеванием, которое сулило политические и экономические выгоды. Папы, а среди них и Александр VI-й (1493), упо¬ рядочивают организацию миссионерской деятельности и, стремясь предотвратить национальное соперничество меж¬ ду миссионерами, проводят демаркационную линию и пе¬ редают право покровительства над вновь образованными миссионерскими центрами и епископствами двум государ- ствам-первооткрывателям: Испании и Португалии. След¬ ствием этого однако явилось то, что духовное призвание миссионерства свелось к формальному праву на колони¬ 165
альное имущество, ответственность за Церковь Нового Света была возложена на королей, а миссионеры попали в зависимость от колониальных властей. Такая связь коло¬ низации с миссионерством еще долго будет наносить боль¬ шой вред последнему. 24.3 А что касается «Старого Света», то кажется, что появ¬ ление нового привело в смущение обитателей монастырей. Картина, которую представляет собой в это время «Ста¬ рый Свет», далека от единообразия. Во-первых: всеобщее снижение нравственности и мона¬ стырской дисциплины не способствует появлению миссио¬ неров, поэтому стремление к миссионерству можно рас¬ сматривать как проявление несокрушимости жизненной силы и религиозного духа. Во-вторых: монастыри и ордена тоже охвачены всеоб¬ щей стихией обмирщения Церкви. Но наряду с этим есть и образцовые монастыри, которые стремятся к настоящей реформе. Характерные черты эпохи позднего средневе¬ ковья продолжают развиваться в мужских и женских об¬ щинах, и ничто не нарушает этого развития - ни обмирще¬ ние с его последствиями, ни движение обсервантов. Пап¬ ские льготы, ссоры вокруг реформы, а особенно деньги и благосостояние оказывают разрушительное действие. Раз¬ богатевшие аббатства стали источником доходов для на¬ следников и незамужних дочерей аристократов, а город¬ ские монастыри - источником доходов для патрициев. В монастырях воцаряется свободный, беззаботный образ жизни. Учащаются случаи «бегства» из них, т.е. когда мо¬ нахи и монахини, вместо того, чтобы по мере сил способ¬ ствовать совершенствованию общины, расстаются с ней. Насколько возможно, монастыри сопротивляются дви¬ жению обсервантов и реформам, особенно если их иници¬ аторами выступают землевладельцы, для которых рефор¬ мы выгодны, т.к. все имущество, от которого отказывается монастырь, согласившись на реформу, переходит в боль¬ шинстве случаев в их руки. Итак, движение обсервантов продолжается, и небезуспешно. Правда, ему недостает 166
энергии. Да и могут ли удовлетворять запросам этого вре¬ мени только пассивные пожелания и осторожные полуме¬ ры? Все настойчивее звучит требование реформы Церкви «сверху донизу», и откликаются на него, прежде всего, монастырские общины. Но в Церкви, где воцарились беспорядки, нестроения и искаженное толкование хри¬ стианства, осуществление настоящей реформы невоз¬ можно.2 Уже с XlV-ro века во всех орденах поднимается движе¬ ние за возвращение к точному соблюдению монастырского правила.(regularis observantia). С XV-ro века сторонников этого движения, включая и нищенствующие ордена, назы¬ вают общим термином «обсерванты». В орденах франци¬ сканцев это движение с момента своего зарождения прохо¬ дит под знаком абсолютной нищеты. Оно пронизывает весь орден и приводит к явному расцвету. Об этом свидетель¬ ствуют выдающиеся святые, проповедники, духовники и миссионеры, вышедшие из этого движения. Позиция обсервантов состоит в отказе от монастырско¬ го имущества (expropriatio bonorum), в то время как кон- вентуалы, благодаря разрешению Папы, сохраняют его за собой. Противоречия и антагонистические настроения обо¬ стряются и в очередной раз приводят к острому конфлик¬ ту. В 1500-1510 гг. попытки объединиться окончательно терпят фиаско. Полемика вокруг реформы в нищенствую¬ щих орденах наносит огромный вред монашеству и Церкви и приводит к такому публичному скандалу, что духовные и светские власти обращаются за помощью к Папе Льву X (с 1513 по 1521). Папа проводит разделение ордена фран¬ цисканцев. «Булла о разделении» в 1517 году окончатель¬ но размежевывает орден на конвентуалов и обсервантов, являясь одновременно основанием для объединения все¬ возможных направлений, традиций и реформистских групп внутри самого движения обсервантов. 24.4 Позднее в адрес монастырей и монахов звучит упрек в грубом лицемерии и фарисейском самооправдании. Час¬ 167
тично он порожден взглядом протестантов на христианст¬ во, согласно которому все «дела» человека ничего не стоят, а обеты, как бесполезная попытка собственными усилиями заручиться гарантией для спасения и оправдания перед Богом, отвергаются. Конечно, упрек справедлив, если речь идет об истинной «справедливости дел» и о «законопос¬ лушном благочестии». И речь здесь уже не о внутрицерковной критике мона¬ . старей, приходящих в упадок, и не о больших разбогатев¬ ших монастырях, не о критике слишком деятельных ни¬ щенствующих монахов. Речь идет о принципиальной от¬ мене монашеской жизни вообще. Джон Виклиф (1320¬ 1384) был не единственным, кто протестовал против мона¬ шества именем Евангелия. Впервые в истории монашеской жизни против ее права на существование выступают, опи¬ раясь на авторитет, равноценный тому, который ратовал за это право. В качестве последнего аргумента выдвигается Christus humilis, который призывает каждого христианина следовать за Ним. Ведь в Священном Писании ничего не говорится о монашестве. И если Св. Писание является для всех христиан regula prima, которое исключает любое дру¬ гое правило, то выходит, что монашество - это чисто чело¬ веческое изобретение, которое из-за своих притязаний сделать больше и быть лучше остальных христиан и вовсе становится «делом Антихриста». Таким образом, существуют разные толкования Писа¬ ния, которые в одном случае ведут к созданию монашеско¬ го уклада жизни, а в другом случае отклоняют его. Кон- станцский собор (1414-1418) в связи с протестом Виклифа разъясняет традиционное церковное учение и практику. Протест Виклифа не привел к «штурму монастырей» - для этого ему понадобились бы более мощные инструменты власти - но, конечно, нашлись монахи, которые последо¬ вали за ним и покинули монастыри.3 Во всяком случае, причиной протестантской реформации стало внешнее и внутреннее ослабление монастырской жизни. Во-вторых, среди обсервантов появляются защитники Церкви, как на¬ пример, ученый-францисканец Каспар Шатцгейер (Kaspar Schatzgeyer) (1463-1527). 168
24.5 В народном благочестии этого времени царит широкое многообразие духовной жизни, которое, конечно, свиде¬ тельствует о расцвете религиозного духа, как, например, смещение акцента в проповедях и в христианском учении в сторону духовных наставлений, назидательная литера¬ тура, пояснения к богослужениям, размышления о крест¬ ном пути, благоговейное почитание реликвий и святых, братства, новые образования, паломничества и покаяние. На первый план выдвигаются любовь к Богу, совершенное покаяние и непременное наличие благих внутренних по¬ мыслов. Но развитие форм внешнего благочестия, стрем¬ ление к накапливанию добрых дел и заслуг и их подсчет в «уповании на собственные успехи» отодвигает далеко на задний план намерение полностью отдать себя Промыслу и милости Божией. Такая всеобщая направленность благо¬ честия, естественно, служит искушением для монашеской аскезы, предлагая заручиться перед Богом добрыми дела¬ ми, оправдаться, «спасти себя» своими собственными уси¬ лиями, вместо того, чтобы положиться на Бога. Еще в позднем средневековье проповедники ведут борьбу против ' этой опасности, указывая правильный путь (ибо откликом на это слишком внешнее благочестие служит противопо¬ ложная крайность времен Реформации). Но и эта картина не является ни в коем случае полной. Все большее влияние приобретает новое благочестие, devotio moderna - порождение гуманизма. Его представи¬ телями и популяризаторами являются «братья общей жиз¬ ни», которые в это время также пользуются чрезвычайным авторитетом. В связи с этим следует упомянуть, например, картины художника-монаха Фра Анжелико (ум. 1455), ко¬ торые являются свидетельствами искренней любви к Богу, пронизывающей и освящающей жизнь святых в монасты¬ рях на рубеже средневековья и нового времени. Деятель¬ ность доминиканца Савонаролы, преданного сожжению в 1498 г. за беспощадные обличения Папы Александра VI, свидетельствует о том, что и в это время в монастырях живет стремление к обновлению Церкви и монашеской жизни, религиозный пыл и пророческая харизма. 169
24.6 Только один орден в эти десятилетия уцелел от обмир¬ щения, застоя и обновленческих баталий: в Германии кар¬ тезианцы переживают период яркого расцвета. Их жизнь служит ярким примером духовного служения и стимули¬ рует активность других монастырей. В качестве такого примера можно назвать хотя бы монастырь картезианцев в Кельне. Ордену оказывают активную поддержку ученые. Мы уже говорили о знаменитом разностороннем «востор¬ женном магистре» Дионисии Рихеле (ум. 1471), который сопровождал кардинала Николая Кузанского во время его поездок. В 1510-м году насчитывается 195 картезианских монастырей. Перед самым началом Великого раскола именно этот орден служит оплотом жизнеспособности и святости Церкви и настоящего подражания Христу в Гер¬ мании. Но подражание Христу существует и в монашеских об¬ щинах нового типа: монахи-отшельники объединяются, а их устав напоминает устав францисканцев. Они стремятся к соблюдению послушания, покаяния и смирения в более строгой форме, чем сами «Меньшие обратья». Они называ¬ ют себя Minimi,«.самые меньшие». Их основателем являет¬ ся Франциск Паульский (ум. 1507). По примеру нищенст¬ вующих орденов здесь возникает Второй (паулинки) и тре¬ тий Орден. В 1500 году появляются аннунциаты Иоанна Валуаско- го. Они особо почитают тайну вочеловечения Бога СAnnuntiatio Marie) и добродетели Девы Марии. Поэтому их настоятельницы, управляющие общинами, должны на¬ зываться ancilla, служанками. Давайте еще раз остановимся на дате 1515-й год. В этом году родились Филипп Нери (ум. 1595) и великая Тереза Авильская (ум.1582). В Латеране 18-й Вселенский собор предпринимает попытку реформы. Год спустя Папа Лев X отменяет льготы для насельников монастырей, касающие¬ ся уплаты налогов, и передает их в подчинение светским властям, а духовное руководство ими возлагает на правя¬ щих епископов. В Нюрнберге сестра известного гуманиста, советника Виллибальда Пиркхеймера, аббатиса Харита Пиркхеймер (1467-1532), высокообразованная гуманист- 170
ка, возглавляет монастырь Сант-Кларен. В этом же мона¬ стыре живут ее сестра Клара и две племянницы. В 1515-м году умирает францисканец, народный проповедник Дит¬ рих Кельде (Dietrich Coelde), автор самых ранних немец¬ ких катехизисов и реформатор монастырской жизни. В Италии в это время живет святая Анжела Меричи (1474¬ 1540), в Испании на пороге своего обращения к духовной жизни стоит Игнатий Лойола (1491/57-1556). В итальян¬ ских городах уже давно братства мирян трудятся во имя всеобщего религиозного возрождения, которое нашло свое воплощение прежде всего в христианском служении ближ¬ нему. Оно начинается формами простого благочестия в последние годы предыдущего столетия. Бернардино из Фельтре (Bernardin von Feltre), Джироламо из Винченцы (Girolamo in Vincenza), различные группы в Вероне, Вене¬ ции, Генуе, Падуе, Брешии, Кьети, Милане и не в послед¬ нюю очередь в Риме направляют свою деятельность на то, чтобы «насаждать и взращивать любовь в наших сердцах». «Божественная любовь становится девизом их благочестия и дает название этим группам: «Ораториум * божествен¬ ной любви». В 1515 г. монах-августинец, профессор бого¬ словия Мартин Лютер становится проповедником в кафед¬ ральном соборе Виттенберга. В 1505 г. он стал членом ордена отшельников-августинцев в Эрфурте. Но в то вре¬ мя как в стране, породившей Реформацию, назревает рас¬ кол, в Италии и Испании за короткое время мощная живая сила подражания Христу дает новые побеги плодотворных монастырских общин в апостольском духе: — 1524 г. - театинцы, первый орден монашествующих священников периода Реформации — 1528 г. - капуцины — 1530 г. - барнабиты, основанные Антонием Мария Захарием (ум.1539) (Antonius Maria Zaccaria) .— 1532 - сомаскинцы (Somasker) (Иероним Эмиллиа- ни) (ум. 1537) — 1535 - анжелинки в Милане (Захария и Контесса Гвасталла) * oratorium (лат.) - зд.: молельня 171
— 1535 - урсулинки в Брешии (Анжела Меричи ум Л540) — 1540 - иезуиты ( Игнатий Лойола, умЛ556) — 1540 - Бонифратры (Иоанна Божьего, умЛ550) (Johannes von Gott) — друг за другом появляются 18 орденов, включая ор¬ ден пиаров (Piaristen), образованный в 1597 году. Реформа Церкви зародилась задолго до начала Рефор¬ мации в недрах и глубинах религиозного духа. 25. Причины Великого раскола 25.1 Да, мы сознательно называем его «религиозным раско¬ лом». Ибо то, что в целом называется Реформацией, привело к расколу западной христианской религии, разрушило единство Церкви и породило еще одну форму христиан¬ ской религии - во всяком случае, спустя 500 лет после рождения Мартина Лютера мы вынуждены констатировать этот факт, нравится нам это или нет. Общей печалью се¬ годняшних христиан является то, что на исходе XX века христианское вероисповедание не является единым, и их общие экуменические поиски и борьба ведутся за изна¬ чальное единство, к которому призывал Иисус Христос, или за новую общность в церковном, богословском и соци¬ альном контексте. То, что сделал Лютер, было подготовлено до него в течение предыдущих столетий тем историческим процес¬ сом, о котором мы уже рассказывали. И это разрушает Церковь наподобие рокового взрыва, «величайшей катаст¬ рофы в ее истории» (как говорит Йозеф Лорц (Joseph Lortz), известный, но не бесспорный историк Католиче¬ ской Церкви, которого считают «пионером христианского единства», 1887-1975). 172
Конечно, изначальные планы Лютера были иными, а его собственные действия, чреватые такими последствия¬ ми, которых он сам, пожалуй, испугался бы, были скорее невольными. Ведь он фактически осуществил не Реформа¬ цию, не обновление Церкви, а раскол католического ве¬ роисповедания. В то время как Восточный раскол наруша¬ ет внешнее единство Церкви, Реформация идет дальше - она осуществляет раскол самого вероисповедания. И здесь еще в большей степени, чем при восточном расколе, мы задаемся вопросом: как это могло произойти? (Вопросы о самом Мартине Лютере и Реформации в Германии, о его учении и влиянии этого учения на монастырскую жизнь мы рассмотрим ниже см. гл.26 и гл.27). Этот вопрос касается причин, подготовивших и осуще¬ ствивших раскол Церкви, и мы должны поставить его да¬ же в том случае, если знаем, что ответить на него будет очень трудно и, может б ( даже невозможно. Прежде всего давайте .: раз вспомним: такие события случаются не «вдруг», не внезапно, без подготовки, а под влиянием и в результате исторического процесса. История - это ведь постоянно пульсирующая жизнь разнообразных слоев, направлений, противодействия и взаимодействия самых разных сил и, в конечном итоге, крайне сложное и запутанное переплетение причин и следствий. Именно раскол Католической Церкви представляет собой пример того, как всемирно-историческое событие становится ре¬ зультатом развития ряда самых разных факторов, которые сложились в предыдущие столетия, а теперь их влияние снова усиливается и становится определяющим. Итак, мы попытаемся найти в истории предыдущих эпох такие про¬ цессы и такие причины. . Давайте еще раз обобщим их очень кратко: — религиозный раскол был подготовлен распадом • универсального единства средневековья, принци¬ пиальной перестройкой западной жизни во всех политических, духовных и религиозных аспектах, 25.2 Как это могло произойти? 173
тем историческим духовно-религиозным движени¬ ем, которое было спровоцировано революционной и политической смутой в первую очередь на террито¬ рии Германии и которое было пронизано всеобщим духом антагонизма по отношению к Церкви. Почва подготавливается внутрицерковными неу¬ рядицами. Они разлагают Церковь изнутри и при¬ водят к тому, что ожесточенный народ отходит от нее. Настоящая reformatio, решительная, т.е. начи¬ нающаяся с корней и исходящая изнутри, «обновле¬ ние Церкви сверху донизу» стало действительно ис¬ торической необходимостью. Конечно, было бы пре¬ увеличением и недопустимым обобщением, не соот¬ ветствующим историческим фактам, изображать в самых мрачных тонах картины нравственного запу¬ стения Церкви, ведь и сам Лютер не является по¬ рождением разлагающейся церковной среды, он ведь вышел из монастыря, не утратившего нравст¬ венность и дисциплину. Он представляет собой воп¬ лощение недремлющего религиозного и нравствен¬ ного сознания. И неурядицы в Церкви, какими бы скандальными они ни были, не являются ни глав¬ ной, ни единственной причиной раскола. На данный момент это общепризнанная точка зрения. Для про¬ тестантизма не было бы никакой почвы, если бы справедливые обвинения Лютера и его стремление провести реформу для обновления Церкви были бы безосновательны. Нет - раскол уходит в самые не¬ дра Церкви, он наступает вследствие тяжелой ду¬ ховной борьбы за чистоту христианства. «Среду» для раскола создает религиозный перелом. Лютер и Реформация были бы невозможны без по¬ длинного, глубокого благочестия народа, без пропо¬ веди и живого духовничества (см.гл.23 и гл.24). Но идеал нового субъективного благочестия и его фор¬ мы, выходящие за рамки благоразумия, невольно способствуют осуществлению раскола. Самые роковые последствия при таком стечении об¬ стоятельств имеют злоупотребления, связанные с пресловутыми индульгенциями, а особенно их фи¬
нансовая сторона, а также причастность к бесчест¬ ным финансовым махинациям церковных властей и папского двора. Так, аферы архиепископа Альбрех¬ та Бранденбургского, для которых должны были ис¬ пользоваться деньги от продаж индульгенций доми¬ никанцем Тетцелем, послужили в 1517 году им¬ пульсом к началу Реформации. — Перегруппировка социально-экономических сил слу¬ жит импульсом для насильственного, революцион¬ ного развития событий. Своеобразная городская культура, сокращение натурального хозяйства за счет денежного, появление большого капитала, ис¬ чезновение рыцарского сословия, всевозможная эксплуатация крестьянства, финансовые и полити¬ ческие прихоти многих князей и городов, их абсо¬ лютистская власть, которая в дальнейшем станет даже определять вероисповедание своих подданных. В этой сложной и напряженной ситуации появляет¬ ся Лютер со своими религиозными требованиями и вызывает, сам того не желая, катастрофу с далеко идущими последствиями, катастрофу, которую он уже не в силах предотвратить. — Личность Лютера: в этой точке пересечения раз¬ личных направлений, в этом историческом «момен¬ те» заключается основная причина Великого рели¬ гиозного раскола. Лютер не просто подносит спичку к бочке с порохом, он больше чем просто вдохнови¬ тель - его духовная и религиозная творческая сила пронизывает и поддерживает Реформацию. 25.3 Несмотря на весь основной перечень фактов и их опти¬ мально объективную оценку, многое остается неясным. Ни одна из установленных предпосылок или причин не может сама по себе или в совокупности с другими вполне или хотя бы более или менее удовлетворительно объяснить перелом в религии западного христианства. Человека без предрассудков, стремящегося проникнуть в суть явлений, мы отсылаем к основным вопросам в религии - к попуще¬ 175
нию и Промыслу Божьему в истории человечества и Цер¬ кви, к тайне нечистого духа, власти и проискам «duaeo- ла», «врага рода человеческого». Наша попытка дать обзор причин раскола, имеющих историческое значение в их взаимопересечении, носит по¬ неволе тезисный и неполный характер, но вместе с тем дает нам возможность приблизиться к пониманию этих исторических процессов и к пониманию личности Лютера, которого мы только что назвали основной движущей силой Реформации. Итак, перейдем непосредственно к вопросу о Лютере и попытаемся кратко ответить на него. 26. Монах из Виттенберга - или как ищут милости Божией 26.1 Мартин Лютер является (homo religiosus) истинно рели¬ гиозным человеком. Им руководят религозные убеждения. На его развитие и воспитание оказали влияние «Братья общей жизни» и их devotio moderna, а в дальнейшем окка- мизм и знакомство с via moderna (см. гл.21 и 23). Он родился в Эйслебене в 1483 году. В 22 года получает ака¬ демическую степень магистра философии. 2-го июля 1505 г. во время страшной грозы в результате удара молнии он оказывается в смертельной опасности и в этот момент при¬ нимает решение стать монахом. В этом же месяце он по¬ ступает в орден августинцев-отшельников в Эрфурте, че¬ рез год принимает постриг и в 24 года становится священ¬ ником. . До 1505 года он не проявляет предрасположенности к священству или к монашеству. Неужели его решение воз¬ никает спонтанно, без длительных размышлений и само¬ проверок? Неужели оно вызвано лишь внутренней трево¬ гой, вселившейся в него уже задолго до этого, и серьезными размышлениями о Страшном Суде? Неужели то единст¬ 176
венное, чего ему не хватает - это «истинно монашеское призвание»?1 Во всяком случае, Лютер поступает в мона¬ стырь после ужасного потрясения, неожиданно для всех, кто был с ним знаком, вопреки своим собственным пла¬ нам, без родительского благословения, вопреки советам некоторых своих друзей. В эрфуртском монастыре и в обители всех святых в Виттенберге на протяжении нескольких лет (1505-1517) он проходит школу монашеской жизни по уставу обсерван- тов, воспитываясь в строгом духе монашеского аскетизма под руководством опытного духовника. Период своего уче¬ ничества он переживает с глубоким внутренним волнени¬ ем, испытывая особый душевный подъем во время первого богослужения после посвящения в сан. Склонность к меч¬ тательности и чрезмерная эмоциональность нарушают его внутреннее равновесие и приводят к большому душевному напряжению с периодами глубокой депрессии. В своей монастырской общине он пользуется явным ав¬ торитетом, братия доверяет ему важные поручения, а ге¬ неральный викарий ордена Иоганн Штаупиц по-отечески опекает его. Наряду с преподаванием Библии в Виттенбер- гском университете он должен вести научные диспуты, читать лекции по философии и проводить исповеди в го¬ родской церкви. Благодаря своему таланту и дару красно¬ речия он становится профессором и проповедником, но ему свойственны предрасположенность к преувеличениям, спорам и большое самолюбие. И все же он одержим истин¬ ным духом деятельности для Славы Божией и искренним стремлением к обновлению. • Вскоре его жизнь становится перенасыщенной множест¬ вом проблем. Перегрузки, неустойчивость психики, обост¬ ренное сознание греховности человека и понимание невоз¬ можности достижения при всех благих намерениях пра¬ ведности и оправдания перед Богом приводят к острой ду¬ шевной борьбе, накладывающей отпечаток на его жизнь и на его учение. Душевная борьба - это следствие его внутреннего миро¬ ощущения и субъективного характера благочестия его эпо¬ хи. Мучительная борьба со страхом смерти, доводящая до отчаяния, посты и умерщвление плоти, непрестанное по¬ 177
каяние и монастырская дисциплина - ничто не вселяет в него уверенности в примирении с Богом. Давая строгую и честную оценку своим возможностям, он подчеркивает свое несоответствие жестким требованиям святости и чис¬ тоты жизни. Ощущение карающего правосудия Божьего, в конце концов, отодвигает на задний план личный опыт спасения и собственные мысли и чувства. Поэтому можно сказать, что чувство личной ответственности наложило очень сильный отпечаток на все его богословское мышле¬ ние. «Учение Лютера - это точное отражение его личной борьбы за спасение. Его стремление к реформе было одно¬ временно в определенном смысле актом самоосвобожения от мучительных душевных страданий и означало для него совершенно новый вид религии». 2 Большое влияние на его философское и богословское мышление оказал Оккам (см.гл.21 и гл.23), с учением ко¬ торого о том, что человек может и должен собственными усилиями сподобиться милости Божией, у Лютера были особенно сильные расхождения. Прежде всего он считает Бога далеким и недоступным, неумолимо строгим Влады¬ кой и Судьей, перед Которым человек может быть лишь преисполнен священного трепета. Он считает Бога всемо¬ гущим Творцом, совершающим Свою волю и Свою ми¬ лость по Своему произволению. 26.2 Будучи профессором богословия, Мартин Лютер в тра¬ диционной научной форме полемизирует с проповедями об индульгенциях Тетцеля (см.гл.25). В праздник всех свя¬ тых в 1517 г. выходят в свет его 95 тезисов, в которых содержится критика индульгенций и отношение к ним са¬ мого Лютера. Кроме того, он является убежденным защитником ис¬ тинного учения от двусмысленностей и искаженных толко¬ ваний. «Наряду с нежелательными побочными явлениями тревогу у Лютера вызывали цели благочестивого делания, наносящие вред душе, как-то: требование реальных гаран¬ тий блаженства и страх наказания Божиего, несовмести¬ мые с истинным покаянием и верой в Промысел Божий в 178
моменты горестей и страданий. Его тезисы требовали по¬ каяния, которое должно стать делом всей жизни».3 И все же его тезисы не отражали целостного учения церкви о чистилище и отпущении грехов и были восприняты как резкий выпад против церковной иерархии. Эти тезисы принесли Лютеру всемирную известность. За несколько недель они стали известны всей Германии, что стало возможным благодаря новому искусству книго¬ печатания. Отклики свидетельствуют о том, что этот на первый взгляд совершенно обычный акт публикации спор¬ ных богословских тезисов стал решающим сигналом к «объединению всех направлений церковной оппозиции».4 Священники, распространяющие индульгенции, воспри¬ нимают это как оскорбление, они защищаются, обвиняют Лютера в ереси и пишут на него доносы в Рим. Против Лютера начинается церковный процесс, от него требуют раз и навсегда отказаться от своих взглядов. Ответные действия Лютера, который сначала был готов согласиться с указаниями Рима, все больше втягивают его в открытый конфликт. Предоставляя ему свободу действий для борьбы за свое учение, глава ордена Штаупиц в 1518 году отпу¬ скает его в Аугсбург, где Лютера допрашивает кардинал Каетан. Лютер бежит в Виттенберг. Его дело превращается в национальное движение Германии, монах из Виттенбер¬ га становится глашатаем немецкого народа. Его студенты - университет в Виттенберге не в силах остановить их приток - становятся его посланниками во всем государстве. Первое издание собрания сочинений Лютера на латыни очень быстро распространяется и до середины' 1520 г. пе¬ реиздается еще четыре раза. Его богословские и полемиче¬ ские послания, молниеносно появляющиеся друг за дру¬ гом, доходят до всего населения Германии. Наряду с «Про¬ поведью об отпущении грехов и милости» (1518, нем.) мы назовем здесь еще три знаменитых сочинения периода Ре¬ формации, которые относятся к 1520 году: — «Обращение к христианскому дворянству немец¬ кой нации» — «О вавилонском пленении Церкви» — «О свободе христианина» Они тоже очень быстро распространяются, за несколько 179
дней после их публикации продано уже 4000 экземпляров. Одно за другим выходят одиннадцать изданий. Эти страстные программные сочинения вместе со все¬ общим стремлением к решительному обновлению христи¬ анской жизни и все более серьезными инициативами в этом направлении дают четкое представление о новом бо¬ гословии, об отходе от «старой» веры. Отвергается автори¬ тет Церкви, не признается противопоставление священни¬ ков мирянам и подвергается сомнению необходимость се¬ ми таинств, в том числе и таинства Евхаристии. Оставля¬ ется только крещение и (видоизмененное) причащение, появляется новая точка зрения: благими являются не сами по себе дела человеческие, благими делает их участие в них Бога. Первоначальный призыв Лютера к государствен¬ ным властям о проведении церковной реформы, которую он представлял себе как реформу религиозную (первые реформаторские сочинения) стал для реформы роковым. 26.3 В Лейпцигских диспутах Лютер публично подвергает сомнению примат Папы, так как он сложился только в последние столетия. И хотя когда-то в своем выступлении против Папы Лютер аппелировал ко Вселенскому собору, сейчас он отвергает также и авторитет собора. В 1521 г. на имперском сейме в Вормсе Лютер не отказывается от сво¬ их убеждений, ссылаясь на главного судию - свою совесть - и его объявляют вне закона, предавая одновременно цер¬ ковной анафеме, что в целом не изменило общего положе¬ ния дел. В Вартбурге Лютер делает перевод Нового Завета на немецкий язык, который характеризуется своеобразной экспрессией. В 1524 г. он снимает с себя монашеское одея¬ ние, так как не чувствует себя больше связанным с монаше¬ ской жизнью и с обетами. Через год он женится на цистер- цианке Екатерине Борен (Katharina von Bora). Бывшие мо¬ нахи оставляют свои монастыри, священники женятся, таин¬ ство Евхаристии отменяется, вводится «чаша мирян». В некоторых местах нововведения сопровождаются бун¬ тами и волнениями. В 1521 году во время уничтожения икон в Виттенберге Лютер своими проповедями восстанав¬ ливает спокойствие. Движение поддерживают социальные 180
реформаторы и радикалы. Томас Мюнцер (ум. 1525) и ана¬ баптисты в Цвиккау, фанатики в Мюльгаузене, крестьян¬ ские войны 1524/25 гг., Ян Бокельсон (Jan Bokelson) со своим принудительным «Царством Божиим» в Мюнстере (1534) и подобные им волнения в Страсбурге и Любеке оказывают на движение самое непосредственное влияние. Лютер должен занять четкую позицию: он вынужден авторитетно защищать чистоту своих учений и единство общин евангелического вероисповедания, входя в противо¬ речие с собственной проповедью свободного толкования Библии. Но этой свободой злоупотребляют для различных уверток, чтобы избавиться от обременительных обяза¬ тельств. Общественные волнения и безграничный фана¬ тизм, участившиеся расколы и появление нововведений в осуществлении таинств причащения и крещения, появле¬ ние новых «пророков» - все это свидетельствует о необхо¬ димости обязательного, ответственного авторитета в обла¬ сти вероисповедания и богословия, общественного богослу¬ жения и руководства общинами. Катехизис Лютера (1529) - это попытка создать единое учение. Эталоном в системе образования становится уни¬ верситет Лютера в Виттенберге с верным его идеям про¬ фессорским составом. Лютер призывает «светские власти» встать на защиту дисциплины и порядка. Тем самым он связывает свои религиозные задачи с властью ландсфюр- стов и попадает в зависимость от них. Его авторитет пада¬ ет, воодушевленные религиозным пылом люди разочаро¬ вываются в нем и настраиваются против него. В 1529 году князья и города выдвигают протест против решений Шпейерского рейхстага, защищающих культ католицизма («протестантизм»). В 1530 году в Аугсбурге Меланхтон публично формулирует вероучение протестантов: Аугсбур¬ гское исповедание. В последующие годы нововведения сво¬ бодно распространяются дальше. В 1540 году Лютер выска¬ зывается в защиту второбрачия Филиппа Гессенского. По¬ сле бесконечной борьбы и разочарований он умирает в 1546-м году, примерно через год после начала работы ре¬ форматорского Тридентского собора. 181
26.4 То, что началось как религиозное обновленческое дви¬ жение, подхватывается политическими силами и особенно теми владетельными князьями, среди которых есть много бывших церковных иерархов, и приводит к отходу от «ста¬ рой Церкви». Новые церкви переходят в подчинение вла¬ детельным князьям, а вместе с ними и бывшее церковное и монастырское имущество. Северные земли Германии от¬ . ходят от католического вероисповедания. В Швейцарии представителями Реформации являются Цвингли (1484¬ 1531) и Кальвин (1509-1564). Новое учение вскоре разде¬ ляется на несколько направлений. Движение Реформации положило в основу своих ново¬ введений «только Св. Писание», свято веря в однознач¬ ность библейского слова. И совершенно ошеломляющим является то обстоятельство, «что в одно и то же время появляются разные формы протестантизма, что из круга приверженцев Евангелия выделяются две большие груп¬ пы, каждая со своим толкованием Писания. Это подверга¬ ет сомнению истинность каждой из них»5. В Германии Аугсбургский религиозный мир (1555) в определенной степени служит завершением войн периода Реформации: западный раскол Церкви - это свершивший¬ ся факт, который ставит все точки над «i» в конфессио¬ нальном разделении Германии. Владетельным особам раз¬ решается свободный выбор вероисповедания, но для под¬ данных этот выбор совершается по принципу «Cuius regio, eius religio»*: они должны принять то вероисповедание, которое выбирает их князь или покинуть его княжество. Во Франции, Нидерландах, Англии и Шотландии раз¬ новидностью протестантизма является кальвинизм. Отту¬ да эхо раскола доносится через океан, особенно до стран Северной Америки. Разрыв Англии с католичеством вызван конфликтом между местной церковной и государственной властью. Причиной конфликта послужили не различия в вероуче¬ ниях, а то, что Церковь, защищая неприкосновенность * чья земля, того и религия (лат.). 182
брака, противилась попыткам Генриха VIII (1509-1547) развестись со своей законной женой Екатериной Арагон¬ ской. Его канцлер, ученый-гуманист Томас Мор, казнен им в 1535 году, в этом же году предан казни кардинал Джон Фишер Рочестер. 26.5 В завершение этой главы еще раз предоставим слово католическому историку Церкви Йозефу Лорцу: Со времени раскола Церкви большая часть христиан живет вне католической Церкви, вне ее учения и спаси¬ тельных таинств. Число христиан, родившихся со времени Реформации вне католической Церкви, превышает коли¬ чество всех членов Церкви с момента ее основания до раскола вероисповедания «в борьбе за «более истинное». И если теперь на этом фоне возникает вопрос о вине христианства в расколе, то следует прежде всего указать на историческую судьбу, которая постигла Запад и кото¬ рая складывалась под влиянием «...тысячи серьезных при¬ чин, накапливавшихся столетиями, совсем новых, явных и скрытых, которыми зачастую пронизана насквозь вся жизнь. Это унаследованные склонности и дурные привыч¬ ки, неверная ориентация благих намерений и тупая злость, теплохладное равнодушие и закоснелый эгоизм, недостаток веры и остывшая любовь» 6. Исходя из этого должен особенно задуматься о вине своей Церкви католик. Ведь из-за духовного непонимания и поверхностного отношения к этой проблеме она понача¬ лу недостаточно серьезно воспринимала религиозные уст¬ ремления Реформации. Папа Павел VI в своем обращении на открытии П-й сессии Н-го Ватиканского собора 29.9.1963 г. еще раз подтвердил и повторил, что Папа Адриан VI признал вину иерархии. В дополнение ко всему сказанному сошлемся еще раз на Декрет П-го ватиканского собора об экуменизме «Unitatis Redintegratio», согласно которому мир только тогда будет соответствовать желанию Основателя Церкви, «чтобы все были едиными» (Иоанн 17), когда мы сами будем «готовы к покаянию» и обновлению и сможем дать ответ Лютеру и Реформации на вопрос, как мы веруем и как любим. 183
27. Лютер и монашество - или что разделяет и что объединяет 27.1 Да, вопрос о вине... . Этот вопрос каждый должен был бы задать себе само¬ му. По разным причинам многие вообще избегают задавать его. А если ради исторической правды нам нужно уточ¬ нить, насколько велика вина лично монаха Лютера? В этом случае нам придется сослаться прежде всего на главу о причинах западного раскола (гл.25) и задавать вопросы, исходя из нее: кто осмелится вынести приговор Лютеру и определить степень его личной вины? Ведь Цер¬ ковь всегда исходит из объективной оценки характера по¬ ступков, относящихся к ее учению и судит обо всем без лицеприятия. Кстати, Тридентский собор в отличие от предыдущих соборов осуждает только взгляды реформато¬ ров, противоречащие верованию Церкви, не называя их имен. Лютер руководствовался благими намерениями. Он хотел обновить, а не расколоть Церковь. По крайней мере, мы должны поразмыслить над тем, что он, сохраняя вер¬ ность слову Божьему и следуя глубочайшему внутреннему убеждению, «должен был» пройти свой путь. Осознавал ли Лютер до конца, что из-за настойчивости, с которой он отстаивал свое мнение вопреки авторитету Церкви, он шел против воли Христа, согласно которой должен был воспринимать существующий миропорядок как объектив¬ ную данность? Что его стремление к обновлению веры фактически привело к ее расколу? Чтобы оценить величину и масштабы личности и дел (Иоганнес Гессен (Johaness Hessen)), «Лютера с его опас¬ ными заблуждениями» (Фридрих Гейлер), мы должны со¬ слаться на литературу. Она свидетельствует о том, сколь серьезно католические богословы трудятся над понимани¬ ем Лютера, и как в настоящее время «католические иссле¬ дователи Лютера все в большей степени ... познают и при¬ знают его значение и непреходящую ценность» (Альфред фон Мартин) (Alfred von Martin)1. 184
Мартин Лютер вел строгую монашескую жнзнь (см. гл.25). Конечно, разве кто-нибудь сможет с полной уве¬ ренностью ответить на вопрос, что конкретно могло про¬ изойти с ним в период с 1505 по 1517 год, как он ощущал свою монашескую жизнь, свою аскезу, выполнение мона¬ шеских обетов и не становилась ли для него все более тяжким бременем жизнь по евангельским заветам? Там, ще в своих лекциях он заводит речь о монашеской жизни, он придерживается всегда нормальной для того времени богословской точки зрения, и еще в 1519 году его пропо¬ веди проникнуты тем же духом. Он продолжает монаше¬ скую жизнь и после публикации своих тезисов об индуль¬ генциях (1517). И только в трех программных сочинениях 1520 года угадывается намек на новое толкование «заве¬ тов». В 1521-м году в своем трактате De votis monasticis indicium он отвергает монашескую жизнь. В 1524 году, после того как его объявляют вне закона и предают анафе¬ ме, он снимает с себя монашескую рясу: этот акт положил начало его разрыву с Церковью. Монастырская братия следит за эволюцией взглядов Лютера не без внутреннего сочувствия. Именно тот, кто услышал призыв Господа и теперь пытается своим подра¬ жанием Христу осуществить «евангельские заветы», будет тщательно избегать поверхностных и индифферентных суждений и попытается понять Лютера по-человечески и по-христиански даже в том случае, если не согласен с ним или полностью не приемлет его действий. У нас нет возможности дать в рамках нашего повество¬ вания широкое представление о богословии Лютера. Кое о чем уже говорилось в предыдущей главе. Мы только попы¬ таемся с помощью краткого обзора лучше понять, почему он в дальнейшем так категорически отрицал монашеские обеты и монастырскую жизнь. 27.2 Давайте прежде всего обратимся к тем основным чер¬ там в учении Лютера, с которыми мы согласны. Они известны нам по тем основным положениям, которые бы¬ ли сформулированы Церковью в декрете П-го Ватиканско¬ го собора об экуменизме: 185
— Исповедание того, что Иисус Христос - Господь Бог и единственный посредник между Богом и челове¬ ком, является источником и центром церковного об¬ щения (ст.20); — Любовь и почитание Священного Писания и его по¬ стоянное изучение (ст.21); — Соединение со Христом Господом распятым и про¬ славленным и возрождение ради жизни в Боге через таинство крещения (ст.22); — Исповедание, что «участие в Св.Вечере в память смерти и воскресения Господа означает живое об¬ щение со Христом» (ст.22); — Исполнением Слова Божиего и плодами веры явля¬ ются благочестие, память смертная, любовь к ближ¬ нему и христианская добродетель (ст.23). Разумеется, из статей соборного декрета приводятся только фрагменты, необходимые для выяснения истины. Однако из сказанного понятно, что людям, рожденным в нецерковных общинах и пришедшим к вере, декрет при¬ сваивает «почетное звание христианина» и признает их «братьями во Христе» (ст.З). 27.3 Итак, мы четко определили, «что нас объединяет». Но Церковь и каждый христианин, имея в виду справедливое требование Лютера религиозного обновления Церкви, должны, кроме того, поставить перед собой серьезные вопросы: — что такое для нас вера: только ли преданность исти¬ нам и положениям вероучения или также «осущест¬ вление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Бвр 11,1), на которые мы решаемся всей своей жизнью; — кто для нас Бог: взыскательный Владыка-Судия с его недосягаемой святостью и силой, приводящими в трепет, или Отец со Своей любовью и бесконеч¬ ным милосердием; — что такое для нас грех: предрасположенность чело¬ века к соблазну или свой собственный глубоко уко¬ рененный эгоизм и самовлюбленность; 186
— насколько серьезно мы воспринимаем временную смерть Христа на кресте и Благую Весть о его воск¬ ресении и спасении всех людей; — что такое для нас христианская и монашеская жизнь: «только и исключительно исполнение правил и уста¬ вов, духовное и аскетическое делание, для осуществ¬ ления которого мы имеем в своем распоряжении оп¬ ределенные «вспомогательные средства», напр. таин¬ ства, молитву, помощь Всемилостивого - или еще и живое единение с Господом, дающее плоды в виде нашей правильной жизни и наших дел; — что значит для нас милость Божия: вспомогательное средство для совершенствования нашего собствен¬ ного духовного богатства, проявление благодати Бо¬ жией, которую мы можем или должны заслужить молитвой, делами благочестия, жертвой и стремле¬ нием к аскезе - или же совершенно произвольный, «беспричинный» дар Божий, которого мы не заслу¬ жили и не заслужим никогда, который мы можем лишь вымолить, но который является в любой мо¬ мент предуготованным для нас; — не вменяем ли мы себе в заслугу свое благочестие, принятие Св. Таин, принадлежность к монашеству¬ ющим, к Церкви; — что такое для нас покаяние: «акт», который должен освободить от бремени греха тех, кто однажды со¬ грешил; коллекционирование «заслуг», на основа¬ нии которых Бог нас потом простит и даже обязан это сделать - или же постоянная готовность слы¬ шать «Слово Божие» и готовность к постоянному обновлению как каждого христианина в отдельно- ста, так и Церкви в целом. 27.4 Это «исследование совести» (27.3) и осмысление того, что нас роднит и соединяет друг с другом (27.2) нужно всегда помнить и принимать во внимание, когда мы при¬ нимаемся формулировать то, «что нас разделяет», в чем Католическая Церковь не может следовать Лютеру. При 187
этом за основу нужно взять существующее вероположение о том, что богооткровенная истина не зависит от умонаст¬ роений человека, а дается человечеству Богом через Хри¬ ста в Его Церкви; она «предуготована» нам. Поэтому при всем своем самом искреннем стремлении быть к Лютеру справедливой, Церковь не может согласиться с ним, когда он преувеличивает и абсолютизирует отдельные элемен¬ ты, выхваченные из Божественного откровения, выделяя справедливые религиозные устремления из их общего кон¬ текста и взаимосвязей, а другие недооценивает, пренебре¬ гает ими или вовсе отрицает. Церковь не может согласить¬ ся с ним тогда, когда он сам не способен понять смысл возражений и воспринять критику своих теорий, когда он сам не понимает твердых, упорядоченных форм религиоз¬ ной и христианской жизни и не приемлет исторически сложившейся общины людей, представляющих собой «свя¬ той народ Божий». — Так называемые «Учения о различиях» сводятся к трем ключевым терминам, которые характеризуют самые основные учения Лютера: «sola gratia-sola fides - sola scriptura»: «Только милость Божия», «только Бог» являются по Лютеру основой и причиной оправдания челове¬ ка, а не то, что он, человек, смог бы сам сделать для этого. Ведь человек и его природа радикально, в корне испорчены первородным грехом. Подвержен¬ ность греховным страстям неистребима. Человече¬ ская воля ничего не может сделать для спасения. Добрые дела, как и церковные учреждения, не име¬ ют совсем никакого значения. С этой точки зрения понятие Церкви односторонне сужается к понятию духа (со «спиритуалистической» точки зрения). Ре¬ зультатом этого являются бесконечные нападки Лютера на папство как институт. — В процессе оправдания участвует «только вера», а не дела человеческие. Верой человек постигает кре¬ стную смерть Христа и надеется, что этой смертью спасется. И только одно это, а не его личное покая¬ ние «оправдает» человека перед Богом, т.е. Бог при¬ знает его праведником. Но внутренняя подвержен¬ 188
ность греху человека продолжает существовать. Та¬ ким образом, принцип «оправдания одной верой» не привел к внутреннему перерождению и спасению человека. — Основой веры является «толыа Писание». Оно - единственный источник Божественного откровения для нас, источник, открывающийся каждому, кто слушает его с верой и надеждой. Любую другую инстанцию Лютер отвергает. Он считает, что нет никакого другого учителя, никакого другого живого предания веры со времен апостолов («традиций» с богословской точки зрения) кроме догм вероучения. Церковь как «Мать и Наставница» в вере, как «Столп и Утверждение Истины» отвергается. Пони¬ мание и толкование Библии и выбор книг библей¬ ского канона, представляющего собой Боговдохно¬ венное Слово, является, в принципе, личным делом каждого.Сам Лютер придерживается Писания так, как он его воспринимает и понимает, читая и объ¬ ясняя его исключительно в свете собственных бого¬ словских взглядов. 27.5 А теперь давайте поразмышляем над выводами, кото¬ рые следуют из этих основных учений Лютера относи¬ тельно монашеской жизни. Они формулируются в его трех больших программных сочинениях 1520 года как но¬ вая позиция по отношению к монашеским обетам: Лютер требует «свободы христианина» - исходя из это¬ го, разве не будет логичным отрицание связанности мона¬ шескими обетами на протяжении всей жизни? И если все совершается «только Богом», «только милостью», а воля человека и его добрые дела совсем бессильны, тогда боль¬ ше; не нужны священники, таинства, как внешний знак действия благодати Божией, обеты и монастыри. Таким образом, заново поднимается вопрос о безбрачии священ¬ ников и об отказе от монашества. Лютер провозглашает всеобщее священство верующих. Для него нет принципи¬ альной разницы между рукоположенными священниками и мирянами. 189
9 сентября 1521 года Лютер представляет ряд тезисов об исполнении обетов - это практические выводы, которые он извлекает из своих учений для монашествующей бра¬ тии. Тот, кто принял на себя обеты, надеясь с их помощью достичь блаженства, не только может снять их с себя, но и обязан это сделать. «Так как Бог вообще не признает обеты, которые противоречат евангельской свободе». Че¬ ловек не может лиши’гь себя свободы, которую дает ему крещение, даже если бы он этого захотел».2 Важнейшим из многочисленных высказываний Лютера по поводу монаше¬ ской жизни и обетов является трактат о монашеских обе¬ тах De votis monasticis indicium, который Лютер завершает в конце ноября 1521 года. Из него однозначно вытекает, что Лютер - и в этом его поддерживают остальные проте¬ станты - решительно отвергает обеты и монашескую жизнь не вследствие того или иного явления разложения, а из-за основных учений и целей Реформации. В своем неприятии монашества реформаторы остаются последовательными, никогда не изменяя ему. В этом духе написаны Лютером Confessio Augustana в 1530 году, «Шмалькаденские статьи» в 1537 году, «Цюрихское исповедание» <1556) и «Ларошельское исповедание» (1571).3 С другой стороны, явные неурядицы и упадок монасты¬ рей в это время являются, конечно, тоже поводом для придирчивых нападок Лютера на монашескую жизнь. При этом объективный взгляд на вещи говорит о том, что Лю¬ тер «крайне превратно» излагает старое учение о монаше¬ ских обетах, таким же образом критикует монастырскую жизнь своей эпохи и ведет борьбу против них с особым пристрастием и необъективной критикой» (в чем едино¬ душно совпадают мнения Йозефа Лорца, Фридриха Гейле- ра и Иоганна Гессена).4 Отрицание «спасительного делания», оплотами которо¬ го являются монастыри, вызвано, в первую очередь, про¬ тестантским отрицанием всех человеческих «дел», как не имеющих ценности перед Богом и бесполезных для спасе¬ ния. И все это имеет свои основания. Именно в этом воп¬ росе Лютер сам следует тенденции, столь важной для мо¬ нашеской жизни. Но для того, чтобы отвести от христиан¬ ства и монастырей опасность морализаторства и превратно 190
понятого аскетизма, которые в какой-то мере нависли над ними и привести их к настоящему христианскому благоче¬ стию - для этого, пожалуй, понадобился бы пророк напо¬ добие таких, какими в свое время были Бернард Клервос- ский и Франциск Ассизский. Историки, в том числе и католические (Лорц5) припи¬ сывают Лютеру пророческую силу и бескомпромиссность, пафос и пророческий гнев. Но они также поднимают воп¬ рос о мере любого проявления «чувств в Храме Божием», критически или печально констатируют всплески эмоций Лютера, которые, конечно, имели место на фоне всеобщей ужасной грубости (включая и католических проповедни¬ ков) . Пророческая харизма общины Христовой, как и все остальные дары Св.Духа, согласно Новому завету призва¬ на служить любви и единству Тела Христова, которым является Церковь. Лютер хочет проповедывать только чи¬ стое Евангелие и волю Божию, сообщаемую через него; он делает это с большой уверенностью о своей посланниче¬ ской миссии и с завышенными требованиями к слушате¬ лям. Весь роковой драматизм ситуации состоит в том, что из-за путаницы в богословии и благочестии своей эпохи, из-за всех недоразумений, которые помрачали лик Церк¬ ви, он не признает больше «единую, святую, католиче¬ скую (т.е. вселенскую) и апостольскую Церковь». 27.6 И вполне естественно, что антимонастырская пропо¬ ведь Лютера находит отклик у многих из монашеской бра¬ тии. Уже в 1521 году в Виттенберге первые группы мона¬ хов покидают свои монастыри; августинцы заявляют, что в монастырской рясе нельзя достичь блаженства. В 1522 году Мейссенская и Тюрингская провинции Ордена авгу¬ стинцев - отшельников предоставляют каждому члену право свободы выбора. Во время крестьянской войны, про¬ тив которой выступает и Лютер, уничтожается более ты¬ сячи замков и монастырей (Геймбухер). Братья, которые стремятся сохранить верность своим обетам, подвергаются смертельной опасности. Многие монахи, внутренне давно уже отрекшиеся от жизни по евангельским заветам и ока¬ зывавшие уже прежде сопротивление монастырскому дви¬ 191
жению обсервантов, теперь покидают монастыри. Одна за другой распускаются общины в немецких землях, но неко¬ торые все же сохраняются, оказывая сопротивление распа¬ ду. Прежде чем церковные иерархи начинают понимать всю степень опасности, монашеская братия поднимается на борьбу. И «если в тюрингско-саксонском очаге сопро¬ тивление новому учению постепенно ослабевает, то основ¬ ной причиной этого было то, что именно там князья и города соперничали в подавлении сопротивления монасты¬ рей, не останавливаясь перед прямым насилием»4. Когда движение Реформации уходит из сферы влияния Лютера и все больше попадает в зависимость от политиче¬ ских сил, особенно князей, спорные вопросы все чаще ре¬ шаются с помощью насилия как одной, так и другой сто¬ роной. Протестантски настроенные власти жестче всего расправляются с орденами, упраздняя монастыри. Власть имущие определяют даже конфессию для подданных. Во имя евангельской свободы христианина они идут против воли людей, лишая их возможности жить по евангельским заповедям. Это противоречие заставляет задуматься. В эти смутные времена погибают многие монахи. Останавлива¬ ется жизнь целых провинций, принадлежащих орденам в Германии. В качестве наглядного примера таких процессов следу¬ ет упомянуть то, что произошло с «Последними клариска- ми» в Нюрнберге. «Мужественнее чем многие монахи- мужчины» представительницы этого единственного в Нюр¬ нберге монастыря (Сен-Клер) воспринимали клевету, пре¬ следования и интриги, запрещение проповеди, евхаристии и таинств и даже постепенноое вымирание своего монасты¬ ря. Никакие угрозы со стороны отцов города не в силах были поколебать их убеждений. Настоятельница монасты¬ ря, Харита Пиркхеймер (1466-1532), высокообразованная гуманистка и вместе с тем глубоко набожная и истовая монахиня, в своем прошении с помощью блестящего крас¬ норечия и непреложных аргументов обосновывала свою позицию. Она стала опорой для немногих верных в самом Нюрнберге и вокруг него, сохранивших старую веру, и укором для отступников. Вдохновленные примером муже¬ ственной клариски, монастырские общины снова стали 192
возвращаться к старой вере. После ее смерти борьбу за сохранение монастыря в течение тридцати лет в тяжелей¬ ших условиях продолжает ее племянница Екатерина (ум Л563). В результате раскола клариски теряют много монасты¬ рей, но в целом им удается сохранить свое существование. В конце XVI-ro века насчитывается еще около 900 мона¬ стырей (Геймбухер). Отметим еще одно влияние Реформации на остальные ордена: из-за упразднения аббатств, конфискации их иму¬ щества, добровольного отказа от монастырской жизни и военного хаоса в период с 1525 по 1648 год бенедиктинцы только в Германии теряют 95 мужских и женских аб¬ батств, а в целом 416 монастырей, живших по уставу бе¬ недиктинцев, включая цистерцианцев. В остальных стра¬ нах количество утраченных монастырей составляет 844. В Северо-Западной Германии выживает, хотя и со значи¬ тельными потерями, единственное из всех дореформатор¬ ских монастырских объединений - Бурсфельдская конгре¬ гация O.S.B..* Ее устав впоследствии распространяется и на остальные общины бенедиктинцев. Последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский в 1525 году переходит в лютеранство. Прусская провинция ордена, вошедшая после Торнского мира (1466) в ленное владение Польши, становится свет¬ ским герцогством. Женский монастырь доминиканского ордена в Кельне становится центром духовной борьбы против нового уче¬ ния. Орден теряет целую провинцию - Саксонию, но про¬ винция «Тевтония»** остается за ним. Против учения Лютера как письменно, так и устно вы¬ ступают францисканцы. Среди них очень мало перешед¬ ших в лютеранство; несмотря на жесточайшие притесне¬ ния', большинство сохраняет верность ордену. С 1520 по 1620 год не менее 500 «меньших братьев» было убито. * O.S.B. орден св.Бенедикта (Прим, редактора). ** латинское название Германии 7 Зак. 686 193
В Англии до 1540 года при Генрихе VIII (1509-1547), его секретаре кардинале Уолси (Wolsey) и преемнике св. Томаса Мора, лорд-канцлере Томасе Кромвеле, называе¬ мом «молотом монахов», было упразднено 578 монасты¬ рей, среди них 63 аббатства бенедиктинцев и изгнано от 8 до 9 тысяч монахов. Но при всей трагичности ситуации в конечном итоге мы можем сделать вывод: бури раскола не сломили монашест¬ во. Реформа Церкви уже назревает (см.гл.24). Созревают новые формы подражания Христу в монашеской жизни. В протестантстве отрицание монашеской жизни по Лю¬ теру продолжается в течение столетий. Но, несмотря на это, создается впечатление, что протестанты и их богосло¬ вы в последнее время благодаря общению со Священным Писанием приходят к новому пониманию «евангельских советов»: добровольной нищеты и безбрачия ради Царст¬ вия Божьего, их эсхатологического смысла и значения для церковной и духовной жизни. 7 Можем ли мы надеяться, что и здесь евангельские кор¬ ни монашеской жизни дадут новые всходы? 27.3 Подведем еще раз итог: раскол полностью изменил «географию монашества». Учение протестантов направле¬ но не на обновление монашеской жизни, а на ее упраздне¬ ние во имя Евангелия. Монахи, ордена и монастыри пол¬ ностью исчезают с обширных территорий Германии. (Только по социальным причинам сохраняется своеобраз¬ ное продолжение монастырской жизни бывших женских монастырей Северной Германии в виде «дамских приютов» для вдов. Так называемые «монастырские уставы» для них создают владетельные князья, под управлением которых они находятся). В общем количество насельников мона¬ стырей уменьшается наполовину. Начинавшаяся реформа орденов прерывается. Общины либо самораспускаются, либо их насильно упраздняют. Крестьянские войны унич¬ тожают монастыри и в католических землях. Те, которые выживают, влачат жалкое существование. Последствия ужасны. 194
Но этот итог свидетельствует не только о «потерях и убытках». Война стала также «спасительным очищением»8- Замечание Лютера в 1522 г о массовом выходе из монасты¬ рей «с целью освобождения плоти»9 указывает одновре¬ менно на тех, от кого избавились ордена благодаря этому выходу. Появляется возможность новых начинаний, реши¬ тельных реформ в сохранившихся старых орденах и совер¬ шенно новых форм монашеской жизни. Несмотря на первые попытки резкого вмешательства в жизнь орденов, Тридентский собор в своем декрете об ор¬ денах (25-е заседание) сохраняет их многобразие и опре¬ деляет оптимальные с практической точки зрения крите¬ рии их дальнейшего развития. Правда, декрет этот нужно было еще воплотить в жизнь. Этот итог говорит еще об одном: монашество, несомнен¬ но, нуждается в благоприятном «климате», его жизнеспо¬ собность зависит, кроме всего остального, и от окружаю¬ щей его социальной, духовной и религиозной среды. 28. «Католическая реформа» - или какие последствия влекут за собой некоторые изменения в мировоззрении 28.1 Как возникла в музыке Генделя, Баха и Гайдна форма оратории? Откуда взялось само слово «оратория»? Это хо¬ ровое произведение созерцательного характера, в котором автор на языке музыки в хорах, ариях и речитативах раз¬ мышляет о сотворении мира, о Мессии или о страстях Христа. На первый взгляд их историческое происхождение неясно. Чтобы понять его, нам нужно еще раз обратиться к истории Церкви, к Италии середины XV-ro века. Там в разных местах и независимо друг от друга возникают ре¬ лигиозные «центры», где собираются для обмена мыслями, чтения Писания и для общей молитвы. Сегодня мы назы¬ 195
вали бы их библейскими или молитвенными кружками. Это небольшой круг мирян-единомышленников, которые вопреки всевозможному распутству и эгоистичному легко¬ мыслию окружающего мира ведут благочестивую, чистую жизнь (изредка в такие кружки входят и священники). Место, в котором они регулярно собираются, они называ¬ ют просто - Oratorium, т.е. помещение для молитвы. Скоро это название переходит и на род их занятий в этих круж¬ ках - «оратория» - и, в конечном итоге, на саму группу людей. Важной составной частью этих собраний становятся ду¬ ховные песнопения, перемежаемые беседами, гимнами, чтением Библии, созерцательной тишиной и молитвами. С точки зрения истории музыки, из этих элементов - духов¬ ных песен и библейского текста - родилась духовная музы¬ ка, которая в дальнейшем приняла формы известных нам великих музыкальных произведений. С точки зрения ис¬ тории Церкви эти первоначальные оратории послужили толчком к духовному обновлению Церкви. Они разраста¬ ются и призывают к духовной жизни прежде всего своих участников. Их девиз - «Спаси себя!» Не критиковать других, а совершенствовать себя, не изменять церковные институты, а видеть разницу между личностью и должностью представителей этих институтов и призывать их к ответственности в первую очередь с по¬ мощью собственного примера; не упразднять священство, а лучше выбирать и лучше готовить священников, не за¬ крывать монастыри насильно, а дать возможность тем из них, где дисциплина упала и нет стремления к реформе, самоликвидироваться и основать новые, жизнеспособные общины; не уничтожать обмирщенную иерархию, а «воз¬ рождать» ее изнутри, углубляя и обновляя духовность; не разжигать новые ссоры, а «насаждать и взращивать в сер¬ дцах божественную любовь» (уставы римской оратории ); призывать к «радости молитвенной жизни» (Гвистиниани (Giustiniani) и к новому почитанию Евангелия и его запо¬ ведей, к подражанию распятому Христу! «Молитесь, чтобы весь мир лег на вас бременем ради вашего спасения!» (Ка- этан Тиенский) 196
28.2 Так незаметно, на «основе» Церкви, без ее официаль¬ ных санкций и решений, само по себе возникает удиви¬ тельное движение, благодаря которому, несмотря на все¬ общее разложение и распад, происходит подлинное ее об¬ новление. Человека изменить очень трудно. Еще труднее рефор¬ мировать институты. Оратории приживаются там, где каждый человек осознает в первую очередь свою ответст¬ венность и сам стремится к добру. Критерии, с помощью которых он оценивает других, в том числе «Церковь» и ее официальных лиц, являются для него прежде всего крите¬ риями его собственного образа жизни. Это приносит боль¬ ше пользы для устранения всех недоразумений в Церкви и обществе, чем полемика, строгое осуждение и тем более насилие. Критика и духовное противостояние оправданы и приносят свои плоды лишь в тех случаях, когда они необ¬ ходимы для борьбы с грехом. Все те успехи, которые были достигнуты в результате настоятельных требований «ре¬ формы сверху донизу», острой критики имеющих место нестроений в Церкви и в результате борьбы с ними - все это назревает задолго до Реформации, за несколько деся¬ тилетий до ее начала в лоне Церкви - в абсолютной тиши¬ не и незаметно для общественного мнения - и находит свое выражение в изменении взглядов и совершенствовании жизни отдельных людей, которые собираются в небольшие группы для общей молитвы и чтения Евангелия. Почва, на которой все это смогло взрасти, была подготовлена devotio moderna (см. гл. 24.5). Обновление Церкви «снизу», без папства, папской ку¬ рии и иерархии! В средние века очагами обновления были ордена: клюнийский, цистерцианский и нищенствующие ордена - ныне простые, обычные братства, миряне, кото¬ рые трудятся, прежде всего, над обновлением собственной жизни, объединяются и ищут общения друг с другом. Они постепенно внедряются в свой общественной слой и со вре-. менем с помощью веры изменяют его. 197
28.3 Через образованных людей это движение сближается с гуманизмом, его идеалы и учение об Откровении сливают¬ ся и придают гуманизму в Италии и Франции церковную направленность. В этом движении участвовали епископ Джиберти Веронский (Giberti von Verona), генерал авгу¬ стинцев Серипандо, будущий кардинал Джаспаро Конта- рини и будущий член ордена камальдулов Томазо Джусти- ниани (ум. 1528). В то время как протестантизм подчеркивает значение всей Библии, это реформистское движение особенно выде¬ ляет Новый Завет и учение апостола Павла об оправда¬ нии, отбрасывает научно-философский язык схоластиче¬ ского богословия, ставит под сомнение человеческий разум и развивает богословие креста. Эту общеевропейскую тягу к Евангелию - чисто католическую или протестантскую - назвали «евангелизмом». Для ораторий и церковного гуманизма - двух движений за обновление - общим является то, что лишь сознательное и решительное соединение с Церковью дает им силу для обновления. Только благодаря папству и под его началом они смогли сыграть свою роль в истории Церкви и прине¬ сти ей пользу, почву же для них подготовило более раннее движение за возрождение. Их объединяет также то, что они должны пройти еще через многие неудачи и преодо¬ леть не одно препятствие. Центры внутреннего обновления перерастают в общины монашествующих священников, из которых выходят епи¬ скопы, назначаются кардиналы, выбираются первые Папы эпохи Реформации. В римской оратории встречаются свя¬ той Каэтан Тиенский (1480-1547) и епископ Кьети Ка- раффа, будущий Папа Павел IV. Здесь собирается религи¬ озная элита Рима и сановники курии. Вскоре они получа¬ ют название театинцев от древнего названия резиденции епископа Караффы (Theates) и в 1524 году их орден полу¬ чает утверждение Папы. Они дают обет строгой нищеты, живут в духе пламенного апостольского служения, зани¬ маясь в первую очередь подготовкой священников. Они имели высокую репутацию благодаря их благочестию и точному соблюдению строгого устава. Сюда принимают 198
только пожилых, опытных мужей, которые благодаря сво¬ ему авторитету и положению могут содействовать обнов¬ лению. Из этого ордена выходит 200 епископов. Они про¬ кладывают. путь реформе в Италии. 28.4 Трагедия Sacco di Roma 6 мая 1527 года, когда 20.000 наемников императора захватывают и опустошают Рим - «некогда священный город, а сейчас Вавилон» (Каэтан Ти- енский), воспринятая многими заслуженной карой Бо¬ жией, фактически ознаменовала уничтожение Рима пери¬ ода Ренессанса и начало духовного и религиозного обнов¬ ления папской курии. Кроме того, полезным результатом этой трагедии было и то, что театинцы, дом и церковь которых были разрушены, распространились по всей Ита¬ лии. Семена обновления посеяны, церковная реформа на¬ чинает распространяться. Ее разнообразные движущие силы проявляются в лич¬ ностях двух основателей ордена театинцев: Каэтан Тиен- ский любовью и добром побуждает священников, ведущих бездуховную жизнь, к переосмыслению и изменению сво¬ его внутреннего строя, к обновлению. Караффа - сторон¬ ник строгих мер перевоспитания. Противостояние между его педантичностью и стремлением мужей Церкви обнов¬ лять других в духе любви характеризует развитие внутри¬ церковной реформы и «Контрреформации». Существует мнение, что такое обновление Церкви за¬ поздало на два поколения. Но если мы будем принимать во внимание все препятствия, через которые должна была пройти реформа, мы только удивимся, что она вообще смогла осуществиться. Обмирщение пап, их курии имеет слишком глубокие корни. Лица, злоупотребляющие своим положением и извлекающие для себя выгоду даже из по¬ стыдных для папского двора сделок, располагают доста¬ точной властью, чтобы защитить свои «теплые» места. Конструктивные предложения, выдвинутые в 1513 году отшельниками-камальдулами Джустиниани (Giustiniani) и Гвирини (Quirini), в которых они требуют возложить пастырскую ответственность за потерянные души на Папу, 199
столь же безрезультатны, как и 5-й Латеранский собор (1512-1517), на котором очень подробно обсуждаются ме¬ роприятия по реформе, но никакого обновления не проис¬ ходит. Решения остаются на бумаге, а требование реформы голословным до тех пор, пока нет еще достаточного коли¬ чества людей, принявших серьезное решение начать исп¬ равление с самих себя. Еще слишком мало центров рели¬ гиозного возрождения. Свет внутренней святости Церкви еще не в состоянии пробиться сквозь сверхмощный слой пороков. Еще не устранены причины недоразумений в сферах высшего духовенства, а большая часть населения продолжает жить так, как будто не было никакого раскола. Учение Лютера воспринимают сначала всего лишь как пе¬ ребранку между монахами и пытаются скорее указать на его ошибки, чем прислушаться к его справедливым требо¬ ваниям. Проповедью веры в Христа Распятого и Словом Священного Писания еще слишком пренебрегают, или они кажутся недостаточно убедительными. Да, пожалуй, сна¬ чала нужно было разрушить Рим... 28.5 Папа, которого следовало бы отнести еще к правителям эпохи Ренессанса на апостольской кафедре, добивается ус¬ пеха с помощью своих собственных средств. Положение дел становится до такой степени невыносимым, что Папа Павел III (1534-1549) поддерживает реформу везде, где только можно: он покровительствует новым орденам и ут¬ верждением «Общества Иисуса» (1540) предоставляет в распоряжение Церкви эффективный механизм обновле¬ ния. Он назначает образованных и призывающих к рефор¬ ме мужей кардиналами и создает комиссию по реформе, не вводя туда представителей римской курии. Наконец, в 1545 году после длительных проволочек он созывает Три- дентский собор. В 1537 году комиссия по реформе представляет «Конси¬ лиум по обновлению Церкви», где в резкой форме выно¬ сится открытый и беспощадный приговор любому проявле¬ нию корыстолюбия папского двора: «...даром получили...» (Мф 10,8) - потрясающее испытание для совести Пап, епи¬ 200
скопов, богословов и монахов. Кроме того, этот документ предлагает запретить прием в монастыри, в которых упала нравственность и нет стремления к обновлению, предо¬ ставляя им возможность самораспуститься. Сначала этот консилиум является всего лишь програм¬ мой, но Тридентский собор облекает ее в форму решений, обязательных для всей Церкви. Этот Вселенский собор про¬ должается с некоторыми перерывами с 1545 по 1563 год, четко и строго указывая на «ошибки реформаторов» и давая решающий импульс для преодоления укоренившихся недо¬ статков, а также для подъема религиозных сил, скованных сопротивлением всяческому обновлению. Этот собор стал не только ответом Церкви на раскол, но и послужил также выражением стремления Церкви к обновлению. Он не смог преодолеть раскол, но зато наконец со всей ясностью пока¬ зал его масштабы: высшие сословия протестантов категори¬ чески отвергли приглашение на собор, а немецкие еписко¬ пы вследствие напряженного положения в епархиях почти полностью отсутствовали. Ни одному из 21 Вселенских со¬ боров никогда не приходилось преодолевать больших труд¬ ностей и ни один из них не продолжался так долго, как этот девятнадцатый. Но результаты этого собора имели глубо¬ кое и продолжительное действие. На его заключительном заседании в 1563 году издается большой декрет по реформе мужских и женских орденов, который способствует обнов¬ лению монастырского воспитания. Но долгое время соборные декреты не дают ощутимых результатов, т.к. все упирается в их выполнение. О том, насколько сильны помехи, насколько непобедимо безрас¬ судство и священников, и монахов, насколько неискорени¬ мы конфликты, свидетельствует жизнь архиепископа Ми¬ ланского Карла Борромео (1538-1584) и покушение на не¬ го одного из членов ордена гумилиатов, ордена, который когда-то возник на основе религиозного обновленческого движения и который Папа Пий V был вынужден распу¬ стить. Решения Миланского поместного собора, касающи¬ еся литургии, душепопечительства и управления прихода¬ ми, а также «обращения к народу» Карла представляют собой образец обновления церковной жизни и для других епархий и земель. 201
Реформа Церкви «сверху донизу» должна преодолеть внутреннее сопротивление самой Церкви. Декреты собора принесут успех только тогда, когда произойдет обновление и укрепление религиозной жизни. Карл Борромео лично принимает участие в их осуществлении. Он пытается убе¬ дить людей своим непосредственным на них влиянием и сам показывает им хороший пример: он добивается успеха в обновлении Церкви во вверенной ему епархии только святостью своей жизни и своими трудами. И лишь святой Папа добивается возвращения обмир¬ щенного папства к своей религиозной миссии и по-настоя¬ щему новой организации курии. С Пия V-го (1565-1572) начинается плеяда великих Пап-реформаторов. Но в адрес Папы, сохранившего на престоле строгий образ жизни мона¬ ха нищенствующего ордена, достигшего святости, звучат на¬ смешки, что он якобы хочет превратить Рим в монастырь. Но как бы ни было тяжело и даже почти невозможно одними человеческими усилиями добиться переворота в сознании христиан, к которому их призывало Евангелие, Церковь обновляется. Для Церкви, которую приговорили к смерти и считали умершей, наступает два «века святых». И почву для этого подготовила не издевательская, безду¬ ховная, а зачастую и уничижительная критика многих гу¬ манистов, не конфессиональная полемика, не изменение и упразднение церковных учреждений, которые проводи¬ лись иногда насильственно, - это стало возможным только благодаря внутреннему личному возвращению отдельных людей к истинно христианской жизни. 29. Святые, мистики и деятели - или как монашество обретает новые формы 29.1 Давайте вернемся в 1555 год: — это год, когда в Аугсбурге немецким рейхстагом был 202
ратифицирован религиозный мир, что означало оконча¬ тельный отказ от единого христианского вероисповедания и раскол Церкви. На почве вероисповедания начинаются конфликты. Они приводят к «географическому разделе¬ нию конфессиональных ландшафтов», которые продолжа¬ ют существовать без изменений до XX века. После всеоб¬ щей инвентаризации в двух конфессиях: в старой Церкви и в общинах аугсбургского исповедания одновременно предпринимаются попытки укрепления и защиты церковной жизни, организационного и нравственно-духовного обновле¬ ния общин, разъяснения и размежевания вероисповеданий и устранения конфликтов, введения церковных правил и ви¬ зитаций с целью контроля церквей, а также для возобновле¬ ния богослужений, благочестия и воспитания.- «Как одна, так и другая сторона» пользуется для этого одними и теми же средствами, а результаты сравниваются.1 — В период, когда формируется «контрреформация» (реакция на раскол вероисповедания), Церковь борется с новым учением, отражает нападки и переходит в контрна¬ ступление. Контрреформация пробуждает к обновлению дремлющие силы и присоединяется к внутрицерковным движениям за пределами стран Реформации независимо от политических переворотов в этих странах. Католическое обновление и контрреформация сливаются и, в конце кон¬ цов, приводят и в немецких землях к церковной реформе, которая исторически уже давно назрела и стала необходи¬ мой. — В Риме через 22 дня после избрания умирает образо¬ ванный и благочестивый Папа Марцелл II (Червини), один из двух председателей недавних заседаний Тридентского собора. Таким образом, навсегда исчезает надежда на то, что его созовут еще раз. Преемник Марцелла Павел IV (Караффа), бывший член римской оратории, убежденный в абсолютности папской власти, не склонен к тому, чтобы созывать собор. Свой период правления он начинает без¬ жалостной борьбой с неурядицами и отступлениями от ве¬ ры. Папство становится оплотом контрреформации. 203
— На улицах Рима появляется нищий в заплатанном рубище, которого горожане называют «брат Деогратиас»* из-за постоянно повторяемых им слов благодарности. Это член ордена капуцинов Феликс Канталицийский <1515¬ 1587). Сорок лет он бродит по улицам Рима и собирает милостыню. Его знают все, в том числе и другие святые, живущие в это время в риме: Филипп Нери, странствую¬ щий, как и он, по улицам города, правда, еще и занимаясь каритативным и апостольским служением, Игнатий Лой- ола, Франциск Борджиа, Карл Борромео, Пий V, Алои- зий, Камилло. Карл Борромео в 1555 году еще семнадца¬ тилетний студент университета в Павии. Доминиканец Микеле Гислиери, будущей Папа Пий V, борется с ереся¬ ми и с упадком нравственности, состоя на службе в Рим¬ ской инквизиции при Великом инквизиторе Караффе. В этом же году он становится епископом. Испанский фран¬ цисканец Петр Алькантарский в 1555 году получает от Папы Павла IV полномочия для создания в Испании ре¬ формистского монастыря. Тем временем в Авиле идет подготовка реформы ордена кармелиток (Тереза Иисуса) (1515-1582). — Повсюду в Италии подобно библейской закваске раз¬ ворачивают свою деятельность «Оратории божественной любви» и трудятся новые апостольские общины: театинцы, барнабиты и сомаскинцы, ангелинки и урсулинки. Иезуи¬ ты и капуцины осуществляют обновление Церкви в роман¬ ских землях и контрреформацию в германских. — Иезуит-нидерландец Петр Канизиус (1521-1597) ук¬ репляет католическую веру в Германии. — В Валенсии (Испания) умирает в 1555-м году сын мельника, профессор, отшельник-августинец, архиепи¬ скоп Фома из Виллановы (Thomas von Villanova), рефор¬ матор церковной жизни в своей епархии и организатор поместных епископских конференций. Народный мисси¬ онер, обращенный в христианство полуеврей Хуан Авильский, друг своих великих соотечественников Игна¬ тия, Терезы и Петра Алькантарского, будоражит своими * от лат. deo gratis - благодарить Бога 204
проповедями преимущественно население Андалузии. Благодаря ему к духовной жизни обратились Иоанн Божий (ум. 1550) и герцог Гандии, будущий генерал ордена иезу¬ итов Франциск Борджиа. С 1540 г. братья, которые соби¬ рались вокруг Иоанна в Гранаде, посвящают свою жизнь делам милосердия и уходу за больными. — Франциск Борджиа (1510-1572), бывший вице-ко¬ роль Каталонии, правнук пресловутого Родриго де Борха, который, будучи Папой Александром VI-м, нанес огром¬ ный вред Церкви, после смерти своей жены и завершения воспитания восьмерых детей становится иезуитом и свя¬ щенником. Находящийся в Аугсбурге император Карл V, лучшим другом которого он слывет, дал свое согласие на это. В этом же 1555 году он в качестве доверенного лица генерала молодого Общества Иисуса занимается его посе¬ лениями на Иберийском полуострове. — Миссионер-доминиканец Варфоломей Лас Казас (Las Casas) (1474-1568; см. гл.24)и Франциск Ксаверий, осно¬ ватель миссии иезуитов, апостол Индии и Японии, опре¬ деляют характер мировой миссионерской деятельности в этот период на Западе и на Дальнем Востоке. В 1552 году Франциск Ксаверий умирает в одиночестве на скалистом острове Санкия, недалеко от кантона Кванджу на своем отважном миссионерском пути из Гуа в Китай. 29.2 После этого обзора давайте вернемся к монашеской жизни того времени. Развитие старых орденов, утратив¬ ших с течением времени дух своих основателей, былое совершенство любви и смирения приостанавливается. По¬ пав в хаосе Реформации в разряд презираемых, потерпев¬ ших поражение, они как бы ошеломлены тем, что с ними произошло. Все же постепенно они попадают под влияние обсервантов, но в них происходит лишь поверхностное об¬ новление монастырской жизни. Предложение созвать в 1537 году собор по вопросам реформы представлялось не¬ целесообразным. Спонтанное обновление изнутри, духовными и религиз- ными очагами которого являются университеты в Сала¬ 205
манке и Коимбре, переживают доминиканцы Испании. Их влияние на Северную Италию мы видим на примере жиз¬ ни святых Каэтана Тиенского и Антония Захарии (Antonius Zaccaria). Свой вклад в реформу Церкви они осуществляют через святого Папу Пия V. Жажда реформы не дает покоя общинам францискан¬ цев. Среди обсервантов возникают новые реформистские группы, например, алькантары (Alcantariner ) в Испании (во главе с Петром Алькантарским), реформаты в Италии, реколлекты, особенно во Франции (а затем и в Канаде) и капуцины. Последние появляются в 1525 году из группы обсерван¬ тов и из других групп в марке Анкона. В 1528 году Папа их утверждает как самостоятельную общину. Сначала ка¬ пуцины проявляют свою склонность к отшельничеству, которая внешне выражается в форме остроконечного кло¬ бука, длинной бороды и нищенской сумы, но потом очень быстро настраиваются на служение внутрицерковному об¬ новлению (народное миссионерство, душепопечительство в среде солдат) и, несмотря на тяжелейший кризис, вы¬ званный переходом в протестантство их генерального ви¬ кария Бернардино Оччино (Bernardino Occhino), пережи¬ вают бурный расцвет. Брат Деогратиас в период кризиса стал капуцином. За несколько десятилетий этот орден в пять раз увеличивает свою численность и количество об¬ щин. Отныне существуют три формы монашеской жизни ор¬ дена францисканцев: конвентуалы, капуцины и обсерван- ты, отличающиеся друг от друга внешней организацией, но имеющие единый устав, общий францисканский треб¬ ник и молитвенник (введенные Папой Пием V-м в 1568 и 1570 году). Принципиальное сходство между ними также проявляется в духе евангельского подражания Христу, любви к ближнему, в простоте, в стремлении к миссионер¬ ству, присущем их общему основателю. Каждый раз ре¬ формы находят отклик среди разных форм францискан¬ ского монашества. На этот раз они находят его среди кон- вентуалов. Капуцины, наряду с иезуитами, становятся вторым по величине орденом контрреформации. В то вре¬ мя как орден иезуитов занимается больше подготовкой 206
богословов, духовников князей и воспитателей аристокра¬ тической молодежи, капуцины служат, прежде всего, про¬ стым людям. Лаврентия Бриндизийского (Laurentius von Brindisi) (1559-1619) посылают в Германию в качестве доверенного лица генерала ордена капуцинов. Его миссия продолжает¬ ся восемь месяцев. После этого на территории Германии друг за другом появляется двести монастырей капуцинов. Благодаря их ревностной деятельности на обширных тер¬ риториях земель Габсбургов, в южной и западной Герма¬ нии, в Швейцарии и в Нидерландах сохраняется и возрож¬ дается католическая вера. Их верный Евангелию образ жизни препятствует распространению протестантского учения. Примером этого является мученик за веру в свя¬ тую Евхаристию Фиделис Зигмаринген (ум. 1622). 29.3 Новое время ставит перед монашеством новые задачи или, другими словами, оно ставит старые задачи, но в новом аспекте, в новой всемирно-исторической ситуации. Миссионерство Благой Вести Христа стало первоочередной задачей во вновь открытых частях земли, на территориях, завоеванных исламом, в областях, отошедших от христи¬ анства в результате раскола и духа нетерпимости, харак¬ терного для этой эпохи. Итак, монахи идут «во все концы земли», «в мир», выполняя свою миссию спасения и помо¬ щи. Некоторые из них в этой борьбе между Церковью и миром еще больше уединяются, сосредоточеннее молятся, приносят жертвы искупления. Благочестивая углублен¬ ность приводит многих из них к новым вершинам мистики. И снова монашество сосредотачивается на двух основ¬ ных моментах: на созерцательности и миссионерстве. Живое свидетельство подражания Христу в изменившемся мире, который еще больше «обмирщается», порождает об¬ щины, члены которых с подлинно христианским милосер¬ дием ухаживают за больными, занимаются воспитатель¬ ской деятельностью и последовательным душепопечением. Общим для этих новых начинаний (см.гл.24) является со¬ средоточенность на миссионерской деятельности. Они 207
нацелены, главным образом, на решение практических за¬ дач, которые возникают в Церкви на фоне изменяющейся внешней среды и нового времени. Они заняты поиском более доступных, более мобильных форм монашеской жиз¬ ни, способных лучше приспособиться к задачам своего вре¬ мени. «Конгрегации». То, как представляет себе, например, святая Анжела Меричи (1474-1540) свое благочестивое об¬ щество для воспитания девочек под покровительством св.Урсулы, мы сегодня назвали бы «социальным институ¬ том». Здесь налицо совершенно новый тип уклада женской монастырской жизни в истории женских орденов. До сих пор женские общины формировались параллельно муж¬ ским. Но Анжела не признает такой взаимосвязи или за¬ висимости, и это предопределит в будущем социальную деятельность женских конгрегаций! Урсулинки и ангелинки (Angeliken) (см.гл.24) - это первые сестры-монахини, живущие вне монастыря, нахо¬ дясь в распоряжении Церкви для служения в школе и на приходе в той женской мирской одежде, которая принята в данной эпохе и в данной среде. Тысячелетиями уделом женщин, посвятивших себя Богу, было строгое уединение в «монастыре», поэтому невозможно себе представить, что они могут жить «в миру», незащищенными! В 1566 году Папа Пий V, святой (1566-1572) приказывает распустить все женские общины, в которых не дают торжественных обетов и не живут затворнической жизнью. Чтобы сохра¬ нить свою общину, урсулинки снова восстанавливают за¬ творничество, уставное пение и надевают монашеские одежды. . 29.4 «Общество Иисуса», основанное в 1534 году Игнатием Лойолой, тоже вводит официальные обеты, правда, не для всех членов в обязательном порядке. Оно сохраняет свой устав, который исключает формы монашеской жизни, т.к. они послужили бы препятствием на пути их служения Церкви. Борьба в защиту Церкви еще при жизни своего основа¬ теля - вот что характерно для этого ордена. Баскский ари¬ 208
стократ, рыцарь Игнатий после тяжелого ранения и мучи¬ тельной душевной борьбы, связанной с мыслями о личном спасении, подобно Лютеру принимает решение посвятить себя служению Церкви. Его миссионерство, своеобразный подход к душепопечению и способность убедить некоторых в необходимости изменить свой образ жизни воспринима¬ ются как нечто абсолютно новое. Его все время подозрева¬ ют и даже подвергают преследованиям инквизиции. Но, невзирая на все конфликты с церковными авторитетами, он неуклонно следует по своему пути, разумеется, подчи¬ няясь этим авторитетам. В 46 лет он становится священни¬ ком, а вместе с ним и его первые шесть соратников, среди которых находятся Франциск Ксаверий и Петр Фабер (Petrus Faber). Они принимают решение посвятить себя миссионерской деятельности в Святой Земле, или же, если это невозможно, безоговорочно подчиниться Папе, для то¬ го чтобы Христос через своего посредника указал путь наилучшего служения Ему. Это решение они подтвержда¬ ют в 1534 году принесением обетов в Париже и приводят в исполнение в 1537 году, предоставляя себя полностью в распоряжение Папы Павла III. Здесь возникает историче¬ ская параллель с Мартином Лютером и его решением, на¬ правленным против Церкви (Вормс 1521 г. - см.гл.26), подчеркивающая разницу религиозных взглядов этих двух новаторов. «Общество» со столь строгим руководителем должно было в то время расцениваться, скорее всего, как Дар Бо¬ жий Церкви, особенно Павлом III, политиком на папском престоле. В 1540 г. Папа утверждает это общество. На момент смерти Игнатия, который умирает в Риме в 1556 г., во всех крупнейших городах Европы несут свое служе¬ ние и занимаются миссионерством в Азии и Америке ровно тысяча иезуитов. Через 50 лет их количество достигает 13000. Представить многоликую картину этого самого мо¬ лодого из всех орденов и передать его значение для обнов¬ ления Церкви и контрреформации в сжатом виде очень непросто. Назовем здесь лишь два основных момента: 1. Заслуга «Общества Иисуса» в области образования и подготовки священников в мире, претерпевшем изменения вследствие влияния гуманизма и Реформации: 209
Основание и руководство сотнями гимназий, коллегий и высших учебных заведений имеет глубокое и продолжи¬ тельное воздействие на обновление и укрепление Церкви. Collegium Germanicum, основанная в Риме в 1532 году для подготовки немецких священников по инициативе св.Иг- натия, доводит смысл реформы до немецкого духовенства и служит примером для открытия духовных семинарий в тридентском духе в немецких епископствах. Методом пре¬ подавания и воспитания, проповеди и катехизиса является убеждение с помощью разума. Сердце воспитывается с по¬ мощью богослужений и наглядных представлений событий из библейской истории и жизни святых («драмы иезуи¬ тов»). Все средства подчинены единой цели образования: подготовить человека для служения Богу. 2. Значение игнатианской и иезуитской духовности в истории благочестия: «Духовные упражнения» святого суммируют опыт раз¬ личных духовных движений, пронизывающих историю Церкви от самых истоков христианства и одновременно дают начало новым течениям в духовной жизни, которые со временем все больше распространяются. Любознатель¬ ного читателя книжка разочарует прежде всего своей су¬ хой и краткой манерой изложения, далекой от художест¬ венного повествования. Существует много произведений, посвященных обновлению и переустройству жизни в духе подражания Иисусу Христу, Его Богочеловеческому обра¬ зу. При этом внимание, в основном, концентрируется на живом общении с тем, кто вводит в духовное делание. Чтобы приобщиться «пленительному духу содержания» (Урс фон Балтазар) (Urs von Balthasar), нужно самому «пребывать» в нем. Такое приобщение дает больше «самой лучшей книги всего последнего периода католичества».2 В духовности иезуитов с самого начала преобладает осознанное энергичное стремление тренировать свою волю и довести свои способности до совершенства для достиже¬ ния святости своей собственной жизни и для апостольского служения ближнему. Они стремятся стать совершенными инструментами воли Божией для умножения славы Бо¬ жией, в добровольном послушании начальствующим как представителям Бога на земле. В качестве представителей 210
такой духовности назовем выдающихся теологов Франси¬ ско Суареса (1548 - 1617), учителя Церкви Роберто Бел- лармино (1542 - 1621), Альвареса де Паса (1560 - 1620) и Лессиуса (1554 - 1623), а также известные произведения: Упражнения в христианском совершенствовании Родри¬ геса (1616) и Различение духов в руководстве своей и чу¬ жой душой (Die Unterscheidung der Geister zu eigener und fremder Seelenleitung) Скарамелли (1687-1752). Огромная жажда деятельности (активность) подает пример аскезы и апостольского служения: «Разве вы не видите, что мы сра¬ жаемся, что мы стоим на поле брани? Слуга Божий не имеет права лениться!» 29.5 Мы назвали основные центры созерцательной жизни, вокруг которых концентрируется монастырская жизнь в эпоху церковной реформации. Одновременно с обществом Иисуса расцвет переживает монашеская мистика. Двое святых этой эпохи испанского происхождения Тереза Авильская (1515-1582) и Иоанн Креста (1542-1591) воз¬ вращают ордену кармелитов изначальную строгость, со¬ блюдение абсолютной нищеты и обновляют всю монастыр¬ скую жизнь в Испании. Своей деятельностью по обновлению монастырей они противостоят антицерковной реформе. Решительно требуя святости жизни, они создают новые общины, которые по мере сил стремятся к осуществлению изначального идеала своего ордена. Будучи враждебно настроенными против об¬ новления и сопротивляясь реформе, братья и сестры допу¬ скают появление интриг и клеветы, а в случае со святым Иоанном, например, даже проявление жестокости. Тереза Иисуса за свои благочестивые помыслы подвергается гоне¬ ниям со стороны некоторых сестер, ее называют «позорным пятном ордена». В 1575 году генеральный капитул прини¬ мает решение подавить реформу. Тереза тотчас же подчи¬ няется. Кажется, что ее упорство и энергия сломлены. Од¬ нако неприятие ее идей о реформе постепенно смягчается. И, в конце концов, воцаряется понимание и доброжела¬ тельность. Сочинения этих двух святых относятся к вер¬ шинам монашеской мистики. 211
Оба они пережили мучительные душевные страдания и очищение, неудачу, клевету и предательство. Личность великой женщины - реформатора ордена проходит свое становление в страданиях и испытаниях как физических, так и духовных. Преисполненная любви, она готова «стра¬ дать и умереть» и служить в самом малом любому нищему. Она не допускает никакой слащавости и избытка «набож¬ ности». Считая все экстраординарное несущественным, она ратует за «традиционные» формы чтения молитвы. Таким образом, эта великая «Учительница мистики» из¬ бегает той опасности, которая иногда подстерегает мисти¬ ческое благочестие. Бе любовь начинается с созерцания личности и жизни Богочеловека Иисуса в Его проповеди и в Его страданиях. При полном пребывании в Боге ее бла¬ гочестие тесно связано с апостольским служением и мило¬ сердием. Эту полную самоотдачу, не связанную критиче¬ ским разумом, унаследуют многие известные и неизвест¬ ные святые ее ордена, в том числе и «малая святая» из Лизьё»: св.Тереза Младенца Иисуса (1873-1897), а также женщина - философ и мученица нашего времени, сестра Тереза Бенедикта Креста (Teresa Benedicta vom Kreuz) (Эдит Штейн, 1891-1942). 29.6 Мистики и деятели - среди тех и других мы найдем святых и грешных, возможно таких же людей, как мы с тобой, но попавших в особые жизненные обстоятельства, в которых они либо остались верными, либо изменили своим убеждениям. Это будет особенно отчетливо видно из двух последних глав, посвященных двум последним столетиям. А между изменой и верностью находится множество чело¬ веческих состояний: можно ошибаться и поддаваться сла¬ бостям, можно эгоистически самоутверждаться и стре¬ миться к власти, но кроме всех этих состояний есть еще верность и мужество, доверие и самоотверженная любовь. Ренессанс и гуманизм поставили человека, величие и достоинство каждой отдельной человеческой личности в центр всего мышления. Христианский гуманизм облагора¬ живает этот идеал и видит в человеке со всем его внутрен¬ 212
ним миром тайну и величие Бога. Люди, носящие на себе отблеск этого величия и во многом определяющие историю, как церковную, так и всеобщую, живут во все времена. Можно было бы описать историю Церкви и ее орденов в житиях ее святых. О возможностях и трудностях такого описания свидетельствуют предпринятые попытки.3 В жи¬ тиях святых оживает исторический фон, полная картина Церкви. Более того, они всегда реализуют «именно ту воз¬ можную святость, которая выпадает на долю определенной эпохи» (Ранер4). Тем самым они открывают для Церкви новые формы подражания Христу, которые затем уже не исчезают. Своим реальным существованием в истории они свидетельствуют о тайне Христа в Его Церкви. Кажется, в описываемой эпохе было особенно много святых, которые благодаря своей решительности, подгото¬ вили, провели, вдохновили и засвидетельствовали обнов¬ ление Церкви изнутри, а их количество и многообразие различий между ними настолько впечатляюще, что это время назвали «эпохой святых». При этом Церковь все еще остается Церковью грешников, Церковью, требующей обновления. «Святые» - ведь это в христианском понимании этого слова люди, которые призваны стать «причастниками Бо¬ жественного естества»5 и вести истинно христианскую жизнь сообразно вере, любви и крещению. Таким образом, в жизни людей, которых мы называем святыми, нет ничего особенного. Каждому крещеному милостью Божией дается способность верить в Бога, твердо надеяться на исполне¬ ние Его слова и возможность любить Его «всем сердцем и всей душой». Все крещеные благодаря Христу и благодаря вере в Него, которую любовь превращает в дела, уже в своей земной жизни уповают на участь святых5. Таким образом, возникает следующая задача: дать этому упова¬ нию расцвести, созреть и принести плод в терпении7. Ког¬ да эта дарованная всем крещеным «внутренняя святость» пропитает и преобразит «внешнюю», видимую жизнь, тог¬ да человек станет ясным символом святости Христа в Цер¬ кви. Многих людей, которые, несомненно, достигли этой зрелости и совершенства, Церковь официально признала 213
святыми, включив в «Канон святых», «величая их ради Славы Божией» (причем эта «канонизация» далеко не всегда диктуется исторической необходимостью или тен¬ денцией, связанной с определенной исторической пробле¬ матикой). Таким образом, Церковь настойчиво советует ориентироваться на «установленные признаки» святости, и для этого стоит еще раз сослаться на хорошие жизнеопи¬ сания святых и порекомендовать в случае необходимости составить их историческую классификацию, проследить связи между ними, касающиеся места, времени и характе¬ ра духовности, поставить вопрос об особенностях их исто¬ рического «профиля» и влияния на свое окружение. Тогда эти «биографии» обретут живую пластичность и очевид¬ ную актуальность. Бесстрастный характер повествования даст представление о «друзьях Бога», «свидетелях» Госпо¬ да8, которые своей жизнью и судьбой пребывали в едине¬ нии с Христом, были преображены и посланы Им. Эти люди, в силу своей любви к Христу, стали образцом реше¬ ния задач своей жизни и своего времени. При этом ни один не похож на другого, каждый несет свой особый свет хри¬ стианской святости, сугубо личный характер подражания Христу в соответствии с дарованиями, наклонностями, жизненной ситуацией, случайностями и задачами, свойст¬ венными только ему одному и в соответствии с призывом Бога, обращенным к нему лично. Здесь нет шаблона, здесь имеет место абсолютная свобода личности, восприятие от¬ дельными людьми благодати Божией, их осознанное, сугу¬ бо личное ее усвоение и живое воплощение; творческое, индивидуальное выражение тайны Христа в Его Церкви, в конечном итоге непостижимой для нас; в «слиянии» святой призывающей воли Божией и решимости человека следо¬ вать этому призыву! Как и во все времена, в описываемой нами эпохе также встречаются среди святых столпы церковной и мировой истории. Они служат веским доказательством того, что история человечества творится также в немалой степени силами, укорененными в религии и в свободной воле от¬ дельных людей. Эта «эпоха святых», кроме всего прочего, по-христиан¬ ски облагораживает идеал ренессанса и гуманизма, выра¬ 214
зившийся в провозглашении величия и достоинства от¬ дельной человеческой личности. Перед читателем предстанет удивительно многообраз¬ ный и необычайно интересный пласт различных народно¬ стей с их образом жизни и уровнем духовности, дарований и образования, с их задачами и влиянием на окружающий мир: от святых юношей-иезуитов Станислава Костки (Stanislaus Kostka) (ум. 1568), Алоизия Гонзаги (Aloisius Gonzaga) (ум. 1591) и Иоганна Берхманса (Johannes Berchmans) (ум. 1621) до святых из ордена капуцинов и великих епископов этого периода; от мистиков - монахов и монахинь, выдающихся женщин и реформаторов мона¬ стырской жизни этой эпохи до исповедников и мучеников- миссионеров в Новом Свете и на Дальнем Востоке, о кото¬ рых мы еще скажем в дальнейшем. Но вместо длинных перечислений сейчас нам следует еще раз сослаться на агиографию, хотя некоторые имена мы еще приведем и в связи с появлением новых орденов и миссий. 30. Монашество периода барокко 30.1 Давайте сначала, как мы это делали раньше,.проанали¬ зируем один год этой эпохи, который представляет собой характерный «срез» исторической ситуации. Вернемся с этой целью в 1648 год: — Конец эпохи «религиозных войн» (благодаря Вест¬ фальскому миру). В общих чертах: раскол христианства на несколько конфессий - наряду с лютеранством и католи¬ цизмом признанной конфессией является кальвинизм; каждая из конфессий претендует на первенство и подавля¬ ет другие. Примешивается сильный политический расчет. Стремление к миссионерству, присущее всем противобор¬ ствующим конфессиям, не может остановить ни насилие, ни кровопролитие. Заплачена большая дань кровью в боях 215
1562-1598 гг. между «католической партией во Франции и гугенотами» (кальвинистская «Церковь оновленного сло¬ ва») . Кровавые восстания во Фландрии и Брабанте (муче¬ ники Горкума 1572). В Англии после жестоких столкнове¬ ний победила англиканская государственная Церковь (Елизавета I, 1558-1603). — Окончание Тридцатилетней войны (1618-1648), во время которой в немецких землях бушевали жуткие пол¬ итические и религиозные страсти й целые области оказа¬ лись опустошенными. — Вестфальский мир раз и навсегда устанавливает по¬ ложение о вероисповедании народа в соответствии с прин¬ ципами Аугсбургского религиозного мира Cujus regio, ejus religio и таким образом производит географическое разме¬ жевание конфессий (что оставалось неизменным вплоть до 20-го века): «конфессиональный абсолютизм». — Управление Церковью практически полностью нахо¬ дится в руках суверенов, господствует «княжеский абсо¬ лютизм» - эффективный с точки зрения дисциплины и порядка, но таящий в себе угрозу слишком большого зло¬ употребления властью. — Суверены на протестантских территориях распоря¬ жаются церковным имуществом, осуществляют руководст¬ во местными церквами и занимаются вопросами богослу¬ жения и вероисповедания. — Появляется огромная религиозная сила в виде люте¬ ранства - новое явление, укорененное в доверительном общении со Священным Писанием и черпающее из лично¬ го душевного опыта веру и радостные упования. Оно в большой мере соответствует немецкому характеру. Пожа¬ луй, самым прекрасным плодом его является немецкое церковное пение и духовная музыка (Пауль Герхард, 1606-1676; Шютц, Гендель и Бах). — В Риме правит Папа Иннокентий X. В качестве сво¬ его нунция он послал на мирный конгресс в Мюнстере Фабио Киджи, будущего папу Александра VII, с заявлени¬ ем протеста против ущерба, нанесенного католичеству. Но протест оказался безрезультатным. — Противоборство богословских идей держит Церковь в напряжении и сильно будоражит умы: 216
- О взаимодействии благодати Божией и человеческой свободы («молинизм»; Молина, ум. 1600 («Molinismus», Molina», - о стремлении французской Церкви к автономии от Папы («галликанство»), - против излишней строгости в религиозной жизни («янсенизм»; Янсений, ум. 1638), - против переоценки Божественной любви и недооцен¬ ки или отрицания человеческих усилий в спасении души («квиетизм»; Фенелон, ум. 1715). - В этом же 1648 году во Франции живут Блез Пас¬ каль, Винцент де Поль и Луиза де Марильяк. Будущему «королю солнцу» Людовику XIV только 5 лет, Маргарите Марии Алакок только один год, Мери Уорд умерла три года назад. 30.2 Давайте еще немного расширим поле зрения. В то время как Германия истекала кровью в «Тридца¬ тилетней войне», политические, религиозные и литератур¬ ные силы Франции создавали Grand siicle*. В немецких землях на фоне всеобщего упадка выделя¬ ется своей деятельностью капуцин Прокопий Темплин- ский (Prokop von Templin) (1607-1680) и иезуит Фридрих фон Шпее (Friedrich von Spee) (1591-1635), который ведет успешную борьбу (в том числе и в протестантских землях) с неистовствующей еще манией ведьм; капуцин Мартин Кохемский (Martin von Cochem) (1634-1712) с его назида¬ тельными сочинениями и молитвенниками; премонстрант Леонард Коффине (Leonhard Coffine) (1648-1719) из Штейнфельда с его настольным сборником проповедей; силезский мистик и поэт Ангелус Силезиус (Angelus Silesius) (1624-1677) - перекрещенец и священник, кото¬ рый оказывает большое влияние на церковное пение обеих ' конфессий {«Я хочу любить тебя», «Следуй за мной, го¬ ворит Христос - наш герой»), и августинец Абрахам свя¬ * Великий век (франц.) 217
той Клары (Abraham a Santa Clar) (1644-1709), придвор¬ ный проповедник в Вене. Во Франции начинается необычное религиозное движе¬ ние milieu devot: атмосфера светского благочестия, пред¬ ставителями которого являются миряне-аристократы и склонные к реформе епископы (как, например, кардинал Ларошфуко, ум. 1645). Для этого подъема характерны личности и события ис¬ торических масштабов. Назовем лишь самые значитель¬ ные. Самые известные духовники нового времени - Фран¬ циск Сальский (1567-1622) и Винцент де Поль (1581¬ 1660). Особую роль играет движение ораторий, которое началось во Франции в 1611 году и было организовано «отцом французской школы» (школы духовной жизни) Бе- руллем (Berulle). Спустя некоторое время ораториане воз¬ главляют 44 духовных семинарий. Душепопечительство и мистика, дар духовного убеждения и апостольское служе¬ ние мирян, религиозное воспитание молодежи и подготов¬ ка священников, молитвенная жизнь и постижение веры с помощью науки переживают период классического расцве¬ та. Хотя чрезмерная строгость янсенистов отпугивает мно¬ гих людей от принятия таинств, благочестие все же обнов¬ ляется. Интерес к познанию бытия, зародившийся у Блеза Паскаля (ум. 1662), живет и поныне. Появляются новые молитвенные культы, как, например, почитание Сердца Иисуса 1 (Маргарита Мария Алакок) (1647-1690). Для ис¬ тории благочестия представляют интерес две книжки свя¬ того Франсиска Сальского: Philothea, «Введение в благоче¬ стивую жизнь» и Theotimus, «Сочинение о божественной любви». Обе книги отличаются уважением как к хорошим природным человеческим свойствам, так и к добродетелям человека в области аскезы и благочестия. Они написаны не только для тех, кто отрекается от мира, но и для тех, кто живет «в городе, деревне, при дворе» (введение в Philothea)2. Примерно два столетия продолжается Grand sidcle, ког¬ да Франция занимает ведущее положение также и в рели¬ гиозной жизни. Галликанство, особенно при Людовике XIV-м, назван¬ ном «королем-солнцем», все больше втягивает Церковь в 218
игру светских и политических сил. Только из политиче¬ ских соображений католическая Франция при кардиналах Ришелье и Мазарини, которые больше служили интересам государства, нежели интересам Церкви, вступает в союз с протестантским королем Швеции Густавом Адольфом, ан¬ гликанцем Кромвеллем и турками-мусульманами против католических держав. Для того, чтобы охарактеризовать эту эпоху, а также монашескую жизнь данного столетия, следует употребить еще один термин: барокко. Ведь это слово обозначает не только направление стиля в искусстве. Это целый миро¬ воззренческий пласт, отражающийся во всех, в том числе и в религиозной, сферах человеческой деятельности. В ба¬ рокко находит свое выражение крепнущее католическое сознание в это смутное время противопоставления земного бытия и вечности, оживленной деятельности и мистиче¬ ского созерцания. Религиозный подъем проявляется в написании духовных драм и паломничествах, в создании новых братств и новых конгрегаций. Беспокойство и жажда деятельности воплощаются в упоительных изо¬ бражениях небесного великолепия, а торжество веры в роскошных храмах, монастырях, библиотеках и ризни¬ цах с величественными куполами и фасадами главным образом на юге Германии, в Австрии и в Богемии, до самой Силезии. 30.3 . А теперь давайте обратимся непосредственно к монаше¬ ству и вникнем в новые явления, которые уходят своими корнями во времена Анжелы Меричи (см.гл.29.3). Религиозные женские общины параллельно мужским больше не возникают. Ради своего апостольского служения они отказываются от строгого устава, затвора и одежды, характерной для монастыря. Они не дают официальных обетов и не хотят называться «орденами». В качестве при¬ мера мы уже называли ангелинок и урсулинок. Но сразу же в 1566 году последовала та самая «молниеносная реак¬ ция Церкви»3, которая привела к образованию нового ор¬ дена урсулинок монастырского типа. 219
Очень скоро такие же изменения претерпевают и «са- лезианки». Этот орден Посещения Девы Марии* («Визит¬ ки») основывает в 1610 году святая Жанна Франсуаза де Шанталь (1572-1641) при поддержке епископа женевского Франциска Сальского для служения больным и нищим. В дальнейшем его деятельность ограничивается воспитанием девочек. На основе «первого» устава святого Франциска Саль- ского для сестер ордена Посещения Девы Марии в Лота¬ рингии, которая больше всего пострадала во время Трид¬ цатилетней войны, возникает конгрегация «Сестер мило¬ сердия святого Карла» («борромеинки»), которая ставит перед собой такие же задачи, как и визитки. Резиденция конгрегации находится в Нанси (1662). Англичанка Мэри Уорд (Maria Ward) (1585-1645) соче¬ тает монашество с «выполнением таких дел любви к ближ¬ нему, которые не могут осуществляться в стенах монасты¬ ря», не находя понимания среди своих современников. Ее институт Девы Марии, который подвергается постоян¬ ным нападкам и не приживается. В 1631 году Папа Ур¬ бан VIII его отменяет, несмотря на то, что количество его членов, называемых в народе «иезуатками», насчитывает более ста человек, а апостольское служение в миру жен¬ щин во вдовьей одежде, соединенное с монашеским обра¬ зом жизни в общине, осуществляется в одиннадцати домах Лондона, Трира, Мюнхена и Пресбурга. Таким образом, дело их жизни уничтожает сама Церковь, но оно снова возрождается из уцелевших осколков. Лишь в 1703 году Папа утверждает устав института. Но форма епископских женских конгрегаций не с тор¬ жественными, а с частными обетами, без уставного пения и затвора, предназначенная для «деятельной жизни», вос¬ питания, ухода за больными, миссионерства и душепопе¬ чения входит в жизнь надолго. Таким образом, женское монашество приобретает совершенно новый характер, тем более, что многие старые монастыри стали жертвой Рефор¬ мации. Это «новое начало» в монашестве отличает некото¬ * орден, созданный в память посещения Елизаветы Девой Марией. 220
рые общины от старых женских орденов с монастырским укладом не только с точки зрения целей их основания и практических задач, но также формами и характером мо¬ нашеского подражания Христу. На северо-востоке Германии католичество сохраняется в Эрмланде благодаря деятельности епископа кардинала Станислава Гозиуса (1504-1579), известного богослова в области сравнительного богословия. Он сохраняет интен¬ сивность религиозной жизни и благочестия своей паствы и в 1561 году основывает иезуитскую коллегию в Браунсбер- ге. В 1578-1798 она расширяется за счет папского пансио¬ на для подготовки священников, занимающихся миссио¬ нерской деятельностью на севере и востоке. Для обучения, воспитания и ухода за больными здесь появляется община браунсбергских катеринок, основанная Региной Портман (ум. 1613) и утвержденная в 1583 году решением еписко¬ па, как епархиальная женская конгрегация с уставом ав¬ густинцев. 30.4 Сделаем еще раз обзор всего этого периода, примерно с середины XVI века. Ряд новых религиозных общин мы проследили до ордена «Бонифратров» св. Иоанна Божие¬ го, который очень быстро начинает распространяться во 2-й половине этого века, приобретая четкую организаци¬ онную структуру. Единственным признаком, свидетельст¬ вующим о том, что это орден, являются официадьные мо¬ нашеские обеты. Братья ордена опекают, в основном, ин¬ валидов, душевно больных и обреченных на смерть. Кроме больниц они содержат воспитательные учреждения и воен¬ ные лазареты. Такие же задачи ставят перед собой братья камиллиан- цы .(Kamillianer), орден которых основан в 1584 году свя¬ тым Камиллом из Лелли (ум. 1614), учеником Филиппа Нери и «Монашествующие священники для служения боль¬ ным», посвятившие себя душепопечительству и уходу за больными. Они относятся к числу тех новых общин, кото¬ рые возникли на заре нового времени из возродившегося движения ораториан, мирских братств и женских общин. 221
Филипп Нери (1515-1595), «Апостол Рима», в 1564 году из одного такого братства создает свою Конгрегацию орато¬ рии божественной любви («единственным нашим прави¬ лом является любовь»), В 1575 г. Папа утверждает конгре¬ гацию как общину без обетов под строгим руководством. В 1578 г. Карл Борромео в Милане объединяет священников- педагогов в Конгрегацию облатов, в 1583 году Джованни Леонарди в Лукке основывает «Монашествующих священ¬ ников Девы Марии» («Regularkleriker der Gottesmutter»), в 1588 г. Франческо Караччиоли в Неаполе - «Меньших мо¬ нашествующих священников» (Mindere Regularkleriker), в 1592 Чезаре де Бюс (Cesar de Bus) на юге Франции - «Док- тринариев», в 1598 г. Пьер Фурье (Pierre Fourier) в Лота¬ рингии создает «Орден Нашей Непорочной Девы Марии» для обучения женщин церковному пению, в 1597 г. Джозе- фино из Каласьянца (Joseph von Calasanza) организовывает в Риме общину пиаров, Scolopi* для основания и руковод- сгва «школами благочестия». Все эти объединения ставят перед собой задачи душепопечения, воспитания и препода¬ вания, миссионерства и домашнего воспитания. Они сыгра¬ ют важную роль в будущем. Параллельно большинству из этих институтов возника¬ ют женские общины для ухода за больными, для попечи¬ тельства, для помощи семьям, для образования женщин и для воспитания девочек. Появлению первого монастыря капуцинок способствует Каэтан Тиенский. В конце XVI-ro века происходит окончательное обособление от ордена кармелитов босоногих кармелитов. Отказываясь от обуви, они таким образом выражают свою приверженность к ре¬ форме. 30.5 Ожесточенную борьбу за признание Церковью Сестер милосердия вынуждены вести Винцент де Поль (1581¬ 1660) и Луиза де Марильяк (1591-1660). Они тоже не стремятся создавать орден с монастырями. Ведь синоним «монастыря» - «затвор», а затвор исключает * от лат. schola - зд. школа, уч.за ведение 222
уход за нищими и больными, тем более за странниками. Они хотят создать женскую общину, которая бы система¬ тически занималась делами христианского милосердия и служила тем самым поддержкой и стимулом для каждого. Они хотят служить ближнему, исполня. заповеди и подра¬ жая Христу, по-христиански отвечая на все социальные нужды своего времени и душевные потребности людей. Именно поэтому наши сестры в одежде крестьянок идут на улицу, в кварталы бедноты, в больницы и тюрьмы. Вин¬ цент учит их воспринимать «больницы сестер милосердия как монастырь; комнату, которую они снимают, как келью; приходскую церковь как часовню; улицы города как крестный ход; послушание как затвор; страх Божий как решетку исповедальни; а скромность как монашескую рясу». Таким образом, они осуществляют служение Хри¬ сту «в самом меньшем из его братьев» и разными способа¬ ми несут христианскую любовь милосердного самарянина к «попавшему в руки разбойников». Через восемь лет по¬ сле смерти двух основателей этой общины Папа утвержда¬ ет ее устав. Она служит путеводной звездой для современ¬ ных обществ милосердия. Винцент де Поль заботился «о душах еще больше чем о теле» /Пий XII/. Он не был охотником до легкой жизни и после беспокойной деятельности пастыря, благодаря Бе- руллю обращается к деятельной любви, которая проявля¬ ется «в трудах наших, в поте лица нашего». Он осознает необходимость христианизации общества, католического только по названию, причем с помощью образованных, благочестивых священников: «Каков священник, такова и паства». В Парижском приорате св.Лазаря он собирает свя¬ щенников для общей жизни и евангелизации населения. Так появляется «Конгрегация священников-миссионеров», известная также под названием лазаристы. или винцен- тщщы. Его пример находит подражание: один из его дру¬ зей, Жан-Жак Олье (Jean-Jacgues Olier) (ум. 1657) в сво¬ ем приходе св.Сюльпиция основывает «Духовную школу» для подготовки будущих профессоров духовных семина¬ рий. Такую же деятельность, но на юге Германии осуще¬ ствляет Бартоломей Гольцгаузер (1613-1658), сын бавар¬ ского сапожника, богослов, погребенный в церкви св.Мар¬ 223
тина в Бингене. В конце XVIII-ro века его общество «Свя¬ щенников общей жизни» прекращает свое существование. Священник-ораторианин Жан Оде (Jean Eudes) (1601¬ 1680) вместе со своей «Конгрегацией Иисуса и Марии» также трудится в сфере обновления религиозной жизни путем миссионерства в народе и подготовки священников. Лазаристы, сюльпицианцы (Sulpizianer) и одисты игра¬ ют значительную роль во Франции до Революции прежде всего в борьбе с чрезмерной строгостью янсенистов. Оде становится «инициатором, учителем и апостолом» почита¬ ния сердца Иисуса (по словам Пия X). В 1644 году он основывает Конгрегацию «Сестер приюта», из которой в Х1Х-м веке появляются «Невесты Доброго Пастыря». Эти общины создают в Германии места попечения о «падших девушках» и собрания кающихся женщин, которые хотят сохранить себя от нового падения, объединяясь для совме¬ стной духовной жизни. Они дают начало ордену магдали- нок (Magdalenenorden) (напр., монастыри в Хильдесгейме и Шпейере). 30.6 Старые ордена уже не пользуются большим авторите¬ том. Нам приходится констатировать в их жизни харак¬ терное для этого периода равнодушие, нерадивость, споры на национальной почве и пагубное соперничество друг с другом и с новыми общинами. Во Франции Ришелье использует свою власть для того, чтобы унифицировать монашество, не допустить самосто¬ ятельности некоторых орденов и помешать их истинному обновлению. Французское клерикальное собрание 1625/26 гг. требует «генерального устава» для всех французских орденов и подчинения их епископам. Это нарушило бы универсальность старых орденов и вывело бы их из сферы юрисдикции Папы. Реформы внутри самих орденов в этот период не отличаются радикальностью. Более того - на этот раз они чреваты расколом. В качестве исторического примера могут послужить францисканцы, разделившиеся на несколько направлений. Только некоторые из них оста¬ лись жизнеспособными, а другие были обречены на выми- 224
рание. Широко разрастается орден капуцинов, особенно во Франции, а затем и в Канаде. Он достигает своего расцве¬ та при Ришелье. Самый известный член этого ордена яв¬ ляется типичным представителем галликанства во Фран¬ ции. Это П.Жозеф Леклерк (Р.Joseph Le Clere) (1577¬ 1638), бывший барон, теперь капуцин, ближайший совет¬ ник Ришелье, глубоко благочестивый и беспощадный к самому себе, неутомимый проповедник и духовник. Но то, что он при этом поддерживал беззастенчивую политику Ришелье, делает его для нас загадкой. О том, насколько жизнеспособна и действенна монаше¬ ская жизнь этого времени, свидетельствуют известные движения за реформу монашества: — Реформистская Конгрегация бенедиктинцев св.Ван- не (St.Vanne) в Вердене (каноник Дидье де ля Кур) (1550¬ 1623). Она включает пятьдесят аббатств, в которых воз¬ рождается аскеза и наука и которые служат народу в об¬ ласти воспитания и душепопечения. — Монастыри ваннистов (Vannistenkloster) в Цент¬ ральной Франции в 1616 году объединяются в конгрегацию св.Мавра (мавристы) в Сен-Жермен-де-Пре в Париже ка¬ ноником Грегором Тариссе (1575-1648). Вскоре их число достигает двухсот. Благодаря изучению огромного количе¬ ства источников, развитию научного метода исторического критицизма и изданию сочинений отцов Церкви они спо¬ собствуют расцвету научной истории Церкви. Они являют собой идеальный образ бенедиктинцев. — «Трапписты» проводят «самую своевольную» рефор¬ му4 монастырской жизни цистерцианцев. Аббат де Ранее (ум. 1700) возвращает аббатство Ла-Трапп в Нормандии к изначальной ориентации на «Charta Caritatis» и к старым «традициям» цистерцианцев: снова возрождается строгая аскеза средневековых монахов. В 1678 году Папа утверж¬ дает траппистов. (Интерес представляет типичная для Grand stiele фигура высокообразованного аристократа Ар¬ мана Жана Ботилье де Ранее (Armand Jean Bouthillier de Ranсe), племянника могущественного Ришелье с перспек¬ тивой блестящей карьеры, в тридцатилетием возрасте при¬ нявшего решение вести строгую покаянную жизнь и всту¬ пившего в одну из общин скромного аббатства.) Абсолют- 225 8 Зак. 686
ная строгость - молчание, растительная пища, физический труд и никакой науки - все это вызывает противоречивые мнения в обществе и приводит в аббатство множество лид, желающих вступить в него. Оно становится центром ре¬ формы цистерцианцев и зародышем их нового самостоя¬ тельного направления. 30.7 Примерно в это же время каноник Жан Батист де Ла¬ салль (Jean Baptist de la Salle) (1651-1719) основывает институт Братьев христианской школы (1681) - учите¬ лей, которые, приняв простые обеты, объединяются для совместной монашеской жизни. В 1714 году здесь насчиты¬ вается 200 школьных братьев и 8000 учеников. ' Этот институт будет преобразован в духе объединений 18-го века, которые с точки зрения их задач и структуры относятся к ряду конгрегаций этой эпохи: назовем в их числе Общество Св.Духа («спиритуалы»), образованное в 1703 году бретонцем Пулларом де Пласе (Poullart des Places) для помощи одаренным студентам. Это общество, кроме всего прочего, принимает участие в африканской миссии. Его уничтожит Французская Революция. Спустя 50 лет его возродит сын раввина Либерманн. Странствующий проповедник Луи Мари Гриньон de Монфор (Louis Marie Grignion de Montfort) (1673-1716) вместе с двумя своими спутниками закладывает основы «Конгрегации священников-миссионеров общества Св.Де- вы Марии» для апостольского служения в сельской местно¬ сти с целью умножения плодов проповеди покаяния. В 1715 году он создает в Ла-Рошеле открытые школы для одаренных детей. В этом же году он основывает конгрега¬ цию «Дочерей мудрости» для девочек. Апостольское служение и катехизация среди сельского населения являются самой насущной задачей и в Италии: в 1720 году для этих целей основывается общество пасси- онистов. Его основателем является Павел Креста (Paul vom Kreuz) (1694-1775). Его ученик, великий богослов в области нравственного богословия Альфонс Мария Jluzyo- ри (1696-1787), основывает в 1732 году Конгрегацию свя¬ 226
щенников Святейшего СпасителяТаким образом, он предпринимает попытку соединить внешнюю активность с созерцательной жизнью в общине ради исполнения жела¬ ния Христа принести людям спасение («редемптористы»). Эта конгрегация играет важную роль в распространении веры и благочестия грядущей эпохи. 31. Вселенская Церковь и ее ордена - или о том, как повсюду проводится евангелизация 31.1 Церковь давно вышла за пределы Запада. В то время как в Европе она теряет целые страны, за океаном христи¬ анство завоевывает новые территории. Несмотря на внутренний кризис, угрожающий ее суще¬ ствованию, она развивает плодотворную внешнюю дея¬ тельность и переживает необычайный подъем в духовном завоевании новых областей. Именно в XVI-м веке миссия Церкви во всем мире переживает период бурного расцвета. Проповедники Благой Вести, настоящие искатели приклю¬ чений и первопроходцы, в основном, монахи. Они прихо¬ дят из романских государств. Миссионерская деятельность немцев поначалу из-за раскола резко прекращается. Со старыми орденами, особенно с доминиканцами и франци¬ сканцами соперничают новые: иезуиты и капуцины. Хри¬ стианизация заокеанских стран, если она не осуществля¬ ется орденом, происходит без какой-либо организации, уч¬ редительства и управления со стороны Церкви. Если мы зададимся вопросом о церковной «платформе» или офици¬ альном «базисе» такого рода, нам придется подождать до XVII века. Правда, в 1568 году Папа Пий V создает комис¬ сию в составе четырех кардиналов для обсуждения всех вопросов, касающихся миссионерства, которая перераста¬ ет в Папскую конгрегацию по делам веры и религии. Но лишь в 1622 году Папа Григорий XV создает Sacra 227
Congregatio de Propaganda Fide*, конгрегацию римской ку¬ рии по вопросам христианизации. Она занимается вопро¬ сами содействия, координации и контроля миссионерской деятельности во всем мире. В 1627 году Папа Урбан VIII основывает в Риме коллегию миссионерства, высшее учеб¬ ное заведение при этой конгрегации для подготовки мис¬ сионеров. Но в проповеди Благой Вести и в свидетельстве веры . «миру» миссионерская деятельность сама по себе занимает первое место на протяжении всей истории своего развития. Не существует и специального «ордена миссионеров». Ведь ордена являются «миссионерскими» по своим евангель¬ ским корням и на всем протяжении истории Церкви на¬ столько последовательно осуществляют свою христиан¬ скую миссию, что остается лишь добавить: история мона¬ шества является в то же время и историей миссионерства. Но вот появляется специальный орден миссионеров - сим¬ вол набирающей силу специализации во всех сферах жиз¬ ни нового времени. В Париже группа «добрых друзей», священников и мирян образует конгрегацию, которая за¬ нимается оценкой опыта возвратившихся миссионеров, ис¬ пользует его для изучения проблем в области миссионер¬ ства и стремится передать его начинающим миссионерам. Это Общество иностранного миссионерства (в отличие от народного миссионерства внутри страны) основывает в 1663 году Семинарию по христианизации иноверцев в чу¬ жих странах и посылает сотни хорошо подготовленных миссионеров в Азию. Мы еще встретимся с ними после Французской Революции, во время фатального спора о религиозных обрядах. 31.2 После этого немного забегающего вперед взгляда на дальнейшее развитие и укрепление церковного базиса в области иностранного миссионерства обратимся непосред¬ ственно к этому «внешнему фронту» - к первым миссионе¬ рам, которые, невзирая на отсутствие опыта и специаль- * Конгрегация пропаганды веры 228
ной подготовки, ценой невероятных усилий вплоть до жер¬ твы здоровьем и жизнью проповедуют христианскую веру «во всех концах земли». Миссионеры Португалии осуществляют христианиза¬ цию Анголы, Мозамбика и Конго. Особенно успешно про¬ ходит процесс христианизации португальцами Восточной Африки (1560-1773). В Северной Америке миссионерством занимаются фран¬ цузские апостолы веры, прежде всего францисканцы - ре- коллекты и иезуиты. Многие из них принимают смерть на столбах пыток индейцев, которых им в основной массе не удается привести к христианству. Вслед за францисканца¬ ми приходят французские капуцины. Миссионерская дея- . тельность начинается в Квебеке. Город на реке св .Лаврен¬ тия, основанный в 1608 году, является резиденцией епи¬ скопа. В 1674 году епархия принимает статус архиепи¬ скопства. Большой успех сопутствует испанским и португальским собратьям этих миссионеров в Центральной и Южной Америке. Мы уже упоминали о Лас Казасе и о тех неверо¬ ятных трудностях, с которыми столкнулась его миссия (см.гл.24). Но, несмотря ни на что, распространение хри¬ стианства и образование епархий происходит очень быст¬ ро. С 1511 года появляется все больше колониальных епи- скопств: на островах Западной Индии, в Мехико, вдоль побережья и в глубине южно-американского материка. В Центральной Америке и Перу миссионерством зани¬ маются доминиканцы, в Бразилии иезуиты, францискан¬ цы в Перу и далее на юг. Иезуит П. де Нобрега (Р. de Nobrega) начинает в 1549 году миссионерскую деятель¬ ность в бразильском штате Байя, а его собрат П.Анчиета (Р.Anchieta) становится «апостолом Бразилии». Поле дея¬ тельности ревностного Франсиско Солано (Francisco Solano) (ум. 1610, в Лиме), святого «скомороха Бога», как и основатель его ордена св.Франциск, простирается от Ли¬ мы до Рио де Ла Плата. Августинцы и мерседарии, начи¬ ная с Перу, обращают в христианство обширные области; одни из них занимаются миссионерством на территории сегодняшней Колумбии и Боливии, другие - на территории сегодняшней Аргентины. В Гвиане мы находим также ка- 229
пуцинов и иезуитов. Иезуиты, прибывшие в 1568 году в Перу, вскоре основывают четыре провинции. В Новой Гра¬ наде, сегодняшней Колумбии, и Венесуэле доминиканец Хуан Луис Бертран (Juan Luis Bertran) (ум. 1581), кото¬ рый был там миссионером с 1562 по 1569 г., крестил 150000 индейцев, а иезуит Скандовал (Scandoval) 30000 негров. ' Все эти миссионеры остаются верными духу первых . миссионеров Нового Света и становятся борцами за права коренного населения и рабов-негров, которые тысячами завозились из Африки в Южную Америку и продавались как товар. Около 1600 года в Южной Америке существует примерно 400 монастырей. Эта эпоха отличается свято¬ стью жизни многих свидетелей Христа и в Новом Свете. Лима, столица Перу, политический и духовный центр Южной Америки, в 1541 году становится резиденцией епи¬ скопа и опорным пунктом южноамериканской миссии это¬ го времени. В подчинении архиепископа Лимы с 1575 года находятся прихожане всех епархий от Рио де Ла Плата на Юге до Панамы в Центральной Америке - расстояние в 5000 километров, территория общей площадью 60 млн. кв.км. С 1580 по 1606 гг. этим архиепископством управляет Торибио Альфонсо де Могровехо (Toribio Alfonso de Mogrovejo), святой с безграничной любовью к индейцам. Он учреждает двенадцать больших региональных синодов Латиноамериканской Церкви, куда входят все епископы вышеупомянутой области. Ш-й собор в Лиме (1582/83) становится «американским Тридентским собором». Откры¬ тие духовной семинарии, катехизис на трех языках и по¬ стоянные визитации закладывают основу систематическо¬ го духовного руководства в его епархии. Во время одной из поездок в 1606 году он умирает в небогатой часовне на руках у индейцев. • С 1579 по 1639 гг. мулат, внебрачный сын испанского аристократа и освобожденной рабыни-негритянки, брат Мартин де Поррес служит в качестве брата милосердия самым бедным людям «золотой столицы». В это же время здесь живет доминиканка-терциарка Роза (1586-1617), женщина мистического склада, представительница созер- 230
дательной жизни в ордене. Для Лимы и Южной Америки она имеет такое же значение, как Екатерина Сиенская для Италии, или Тереза Авильская для Испании*. 31.3 В Асунсьоне (Парагвай) в лице святого Роке Гонсалеса Святого Креста (Rogue Gonzalez de Santa Cruz) (1576¬ 1628) мы встречаем первого священника - местного уро¬ женца. После своей миссионерской деятельности среди ин¬ дейцев он становится иезуитом и с 1609 года вместе со своими соратниками начинает освобождать от порабоще¬ ния и губительного влияния колонизаторов живущих пока разрозненно идейцев-христан и объединять их в свои по¬ селения, положив начало историческому явлению, позд¬ нее названному «редукцией». Кроме того, благодаря этим иезуитам, индейцы-язычники и кочевники, еще далекие от цивилизованности, становятся оседлыми крестьянами и ремесленниками, приняв христианство. Они включаются в христианскую жизнь своей общины. Под руководством миссионеров они сами управляют своими поселками. С характерным для них сочетанием общей и частной собст¬ венности они ведут строго размеренный образ жизни, че¬ редуя работу и отдых. Их повседневная жизнь наполнена религией, которая определяет весь уклад. Это получает всевозможную поддержку со стороны испанского прави¬ тельства. Появляются новые редукции. Во время бунта, спрово¬ цированного шаманами, погибает Роке и его брат по орде¬ ну Хуан де Кастилло (Juan des Castillo). Индейцы-христи¬ ане собирают все силы, побеждают бунтовщиков и заклю¬ чают перемирие. Вооруженные отряды индейцев продол¬ жают свое существование для обороны миссионеров и ре¬ дукций. Создание этих редукций позволяет в течение столетия осуществлять глубокое культурное и религиозное воспита¬ ние почти 150000 туземцев. Их позорный финал в 1767 году наступает не по вине иезуитов, которые подчиняются * Это первая святая Америки (прим.редактора) 231
властям с героическим самоотречением. Он является след¬ ствием широкой кампании против Ордена иезуитов (к это¬ му нам еще придется вернуться), а также примером того, как человеческая близорукость и злоба может разрушить все, что создано добром, радостью самопожертвования, че¬ ловечностью и разумом. Несмотря на некоторые нарушения (например, финан¬ совая прибыль ордена), это «государство иезуитов» исто¬ риографы считают грандиозным «экспериментом». Мы снова видим здесь, как монахи, начиная с Лас Казаса (Las Casas), в силу своего служения людям и Царству Божьему связывают себя обязательствами с этим миром и попадают в круговорот светских сделок, интриг и борьбы за власть. Могут ли вообще последователи Христа без таких обяза¬ тельств и без такого «стечения обстоятельств» осуществить миссию посланничества в мир, отрешившись от него ради евангельского образа жизни, чтобы таким образом иметь возможность беспрепятственно и с внутренней свободой служить делу его спасения? Возможно, решение этой про¬ блемы зависит от их последовательности и честности, бла¬ годаря которым каждый раз заново приобретается внешняя и внутренняя «свобода от мира» в служении ему? Во всяком случае, почти полное уничтожение редукций является на¬ глядным примером того, какой огромный вред может нане¬ сти своей миссионерской деятельности сама Церковь. 31.4 Другая, еще в большей степени чреватая последствия¬ ми ситуация имеет место примерно в это же время на Дальнем Востоке, в Китае и Индии. Епископство Гоа су¬ ществует еще до Франциска Ксаверия, существует до него и с 1541 года семинария для подготовки священников-вы- ходцев из местного населения. Но только благодаря иезу¬ итам дальневосточное миссионерство переживает небыва¬ лый подъем. В 1558 году Гоа становится архиепископст¬ вом, а в 1576 г. епископство Макао распространяет свою юрисдикцию и на Китай. Значительного успеха добиваются испанские миссионе¬ ры на Филиппинах. В 1564 году здесь появляются перво¬ 232
проходцы из Мехико - августинцы, за ними в 1577 году приходят францисканцы, а в 1581 - иезуиты, доминикацы - в 1587 г. Через сорок лет весь архипелаг принимает христианство, епископская резиденция располагается в Маниле (1581). В 1611 году доминикацы