Text
                    Междисциплинарные исследования

А. Я. Аноприенко

АТЛАНТИДА
И ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ
ЦИВИЛИЗАЦИЯ
НОВЫЕ ФАКТЫ, АРГУМЕНТЫ И МОДЕЛИ

Донецк
УНИТЕХ
2020


УДК 008 А69 Аноприенко А. Я. Атлантида и индоевропейская цивилизация: новые факты, аргументы и модели. – Донецк: УНИТЕХ, 2020. – 556 с., ил. Издание второе дополненное. ISBN 966-8248-48-1 В новом издании монографии, впервые увидевшей свет в 2007 году, на основе системного рассмотрения феномена Атлантиды, как классической ситуации затяжного когнитивного конфликта, впервые предлагается целый ряд новых подходов к ее рациональному и научно обоснованному решению. В основе предлагаемых решений лежит принципиально новый подход к датированию Атлантиды, предполагающий интерпретацию указываемых Платоном лет как сезонов, что позволяет связать историю описанной им цивилизации с формированием и распадом индоевропейской общности. Широкое привлечение новых фактов и аргументов, а также их систематизация в рамках предложенной когнитивной модели, позволяют по-новому взглянуть на легендарную Атлантиду в контексте истории индоевропейской цивилизации. Новое издание содержит дополнительную главу, посвященную «допотопным» артефактам донецких степей и Крыма, а также некоторыми новыми данными, в основном из области археогенетики и археомоделирования, достаточно убедительно подтверждающими основные гипотезы исследования. ISBN 966-8248-48-1 ООО «Технопарк ДонГТУ УНИТЕХ» © Аноприенко А.Я., 2007, 2020
Содержание Предисловие Введение 6 7 1. Проблема Атлантиды как типичная ситуация когнитивного конфликта 9 2. Когда: локализация во времени 2.1. Традиционные подходы 2.2. Интерпретация «9-ти тысяч лет» как сезонов – ключ к научному решению проблемы 2.3. «Звездные предпосылки» деления года на три сезона 2.4. Артефакты со следами трехсезонного года 2.5. Прочие следы трехсезонного года 2.6. Вторая половина IV тысячелетия до нашей эры 13 13 15 40 50 57 60 3. Где: локализация в пространстве А1: Северная Атлантика А2: Приполярные области А3: Индонезийский шельф А4: Западноевропейский шельф А5: Восточное Средиземноморье А6: Мраморное море А7: Циркумпонтийский регион 63 69 113 116 121 125 132 134 4. Новый взгляд на традиционные аргументы: сравнительный анализ гипотез на основе текстов Платона 4.1. «Удивительное по величине и могуществу…» 4.2. Владение Египтом и Европой 4.3. Топоним «Атлантида»: происхождение и значение 4.4. Широкомасштабная катастрофа 4.5. Гнилое море 4.6. Кольцевые города 4.7. Десятичное административное деление 4.8. Взаимосвязь с Посейдоном 158 159 162 165 189 191 192 200 201
4.9. Изобилие полезных ископаемых 4.10. Изобилие драгоценных металлов 4.11. Изобилие строительного леса 4.12. Изобилие плодородной почвы 4.13. Наличие горячих и холодных источников 4.14. Развитое судостроение 4.15. Развитое коневодство 4.16. Пропорции зданий, близкие к 1:2,2 4.17. Равнина с наклоном, открытая к югу ~ 600x400 км 4.18. Множество «многолюдных селений» 4.19. Масштабные земляные работы 4.20. «10 тыс. колесниц», «1200 кораблей» 207 212 213 214 215 215 216 226 229 231 234 237 5. В свете новых аргументов 5.1. Постоянные геомагнитные аномалии 5.2. Гипотеза расширяющейся Земли 5.3. Климатический оптимум 5.4. Аномальный геофизический период 5.5. Стабильность береговой линии 5.6. Уникальные речные бассейны 5.7. Особенности древней картографии 5.8. Индоевропейская общность 5.9. «Колыбель народов» 5.10. Атилла и анты 5.11. Индоевропейская топонимика 5.12. Звездный след потопа 5.13. Таврия и Атлантида 5.14. Мифы об Ахилле и Кришне 5.15. Антропоморфные модели мира 5.16. «Всемирный потоп» в летописной традиции 5.17. Дварака и Трипура индийской мифологии 5.18. Библейский потоп 5.19. Миф о Прометее 5.20. Византия-Русь-Союз… 242 245 249 260 262 265 268 277 308 318 332 335 338 348 349 351 371 372 374 375 382 6. Реальная Атлантида: реконструкция событий 6.1. К истине через моделирование: когнитивная модель «Атлантида» 399 399
6.2. Как это было в действительности: реконструкция событий, предшествующих формированию индоевропейской общности 6.3. Каноны гармонии в палеолите 6.4. Эволюция астроморфных мегамоделей 6.5. «Золотой век энеолита» и реальная Атлантида 407 428 437 449 7. Артефакты донецких степей и Крыма 7.1. Каменные Могилы 7.2. Разметившие небо 7.3. «Ворота солнца» 7.4. Загадка сфинкса 7.5. Степные прообразы пирамид 7.6. Разметившие землю 7.7. Шумерский след 7.8. Каменные могилы и расшифровка генома 7.9. Триады курганов и протоиндоевропейская родина 7.10. Выводы 458 459 461 462 467 474 477 483 487 489 496 Заключение 498 Приложения Тимей Критий 501 501 507 Литература 520 Указатель имен и географических названий 548
Предисловие Атлантида для большинства профессиональных историков остаётся не более чем легендой, так как абсолютное большинство предлагающихся до настоящего времени гипотез по поводу возможности ее реального существования плохо или очень плохо вписывалось в кропотливо реконструируемую историками и археологами реальную картину мировой истории. Данная монография существенно меняет понимание феномена Атлантиды, основой чего является новый подход к датированию описанных Платоном событий. Рассмотрение упоминаемых Платоном лет в качестве сезонов, длительностью 121-122 дня, позволяет достаточно уверенно связать легенду об Атлантиде с формированием и распадом в конце IV тысячелетия до нашей эры индоевропейской общности. Привязка к этому же периоду так называемой Черноморской катастрофы, связанной с прорывом Босфора и подъемом уровня моря более чем на 100 метров, объясняет причины социальной катастрофы, обусловившей последующие интенсивные миграции и распад культурно-языковой общности, сложившейся вокруг Чёрного моря, преимущественно в регионах Северного Причерноморья, Приазовья и в бассейне реки Дон. Особенностью данной монографии является комплексное привлечение для аргументации выдвигаемых гипотез обширнейшего фактического материала, ставшего доступным в эпоху Интернет, а также – оригинальный метод количественного анализа и сравнения различных гипотез, позволяющий получить достаточно наглядный и убедительный результат на основе большого числа противоречивых фактов различной степени достоверности. За период, прошедший со времени первого издания в 2007 году, накоплено множество новых материалов, в основном в области археологии, археогенетики и археомоделирования, достаточно убедительно подтверждающих первоначальные гипотезы и выводы исследования. Поэтому издание 2020-го года дополнено 7-й главой, включающей в себя важнейшую часть новых материалов.
Введение 7 Памяти родителей и с глубокой благодарностью всем тем, кто прямо или косвенно содействовал появлению этой книги Введение Проблему Атлантиды можно с полным основанием отнести к разряду классических когнитивных (т. е. познавательных) конфликтов. Начало его, согласно общепринятому мнению, было обусловлено противоречиями во взглядах Платона и Аристотеля по вопросу реальности почти идеальной страны, впервые названной так и описанной в знаменитой книге «Тимей» – классическом мировоззренческом труде античности и средневековья. Оба имени в значительной степени стали символами истоков современной науки. Платон не только считается автором первого целостного мировоззрения, но и путем основания Академии положил начало традиции организованной науки, воплотившейся сегодня в многочисленных академических и университетских структурах. Аристотель традиционно считается стоящим у истоков логических исследований. И именно с этой точки зрения он усомнился в реальности описанной Платоном страны, считая её исключительно логическим следствием идеальных представлений о государстве и о платоновском мире идей. Несмотря на последующие многочисленные усилия исследователей, в том числе серьезных ученых самых различных направлений, полностью приемлемого с научной точки зрения решения порожденной Платоном проблемы Атлантиды пока не найдено. Приблизить его можно только на пути введения в научный оборот новых фактов, аргументов и новых методов, максимально использующих преимущества современных компьютерных технологий. Для автора данной книги, профессионала в первую очередь в области информационных технологий, тема Атлантиды интересна, прежде всего, тем, что на ее примере наиболее наглядно могут
Введение 8 быть показаны возможности и эффективность современных средств поиска, накопления и анализа информации в сочетании с междисциплинарным подходом к решению сложных проблем. Именно на примере данной, весьма «застарелой», проблемы можно наглядно подтвердить утверждение о том, что сформировавшаяся на рубеже тысячелетий инфраструктура Интернет не только позволиет резко повысить эффективность поиска, накопления и систематизации больших объемов информации, характерных для междисциплинарных исследований, но и чрезвычайно актуализирует разработку адекватных средств анализа. Авторский стаж изучения феномена Атлантиды, как весьма специфического интеллектуального вызова, превышает четверть века, и уже в начале 1990-х годов количество накопленной информации переросло в качественно новое понимание некоторых ключевых вопросов, что позволило получить целый ряд довольно оригинальных и многообещающих результатов. Именно тогда, в первой половине 90-х, фактически и началось написание данной книги, завершить которую удалось лишь к 2007 году. Главным промежуточным этапом было при этом написание статьи «Модельная и компьютерная поддержка принятия решений в ситуации когнитивного конфликта: рассмотрение на примере сравнительного анализа гипотез о локализации Атлантиды Платона», опубликованной в 2002 году [186] и ставшей фактически основой данной книги. Одним из важнейших моментов при этом явилась разработка специального метода моделирования и анализа проблемных когнитивных ситуаций, позволившего реализовать достаточно гибкий подход к количественной оценке и сравнительному анализу различных противоречивых гипотез, получая при этом возможность довольно наглядного и убедительного количественного представления полученных результатов. В 2020-м году можно лишь подтвердить и дополнить первоначальные выводы 2002-го и 2007-го годов, что и сделано в 7-й главе настоящего издания.
1. Проблема Атлантиды 9 1. Проблема Атлантиды как типичная ситуация когнитивного конфликта Понятие «Атлантида» для обозначения погибшей в результате широкомасштабной катастрофы працивилизации (или протоцивилизации, т. е. предшествующей известным нам древним цивилизациям) было впервые введено Платоном в его главном космологическом трактате «Тимей» и в последующем детализировано в небольшом незавершенном диалоге «Критий» [6]. Работы эти относятся к заключительному периоду творчества Платона и написаны примерно в середине IV в. до н. э. Мировоззренческое значение «Тимея», оказавшего колоссальное влияние на интеллектуальную атмосферу не только в эпоху античности, но и в гораздо более близкую к нам эпоху Возрождения, трудно переоценить. «Тимей» был практически единственным произведением Платона, широко известным на протяжении всего периода Средневековья, что категорически снимает с него любые подозрения в фальсификации, под которые подпали многие другие произведения великого философа. Как известно в начальный период книгопечатания написание произведения «под классику» приобрело довольно широкие масштабы, т. к. публикация якобы обнаруженных в архивах античных рукописей приносило существенно более высокие дивиденды, чем публикаций работ под своим именем. «Тимей» – это относительно компактный труд, но он вполне заслуживает того, чтобы быть включенным в десятку наиболее значимых текстов, повлиявших в той или иной форме на развитие цивилизации. При этом важно отметить, что изложение Платоном истории Атлантиды в контексте философии Вселенной косвенно может свидетельствовать о том историческом значении, которое он придавал этому вопросу.
1. Проблема Атлантиды 10 Рис. 1.1. Спор Платона и Аристотеля: в руках у первого «Тимей», у второго – «Этика» (фрагмент «Афинской школы» Рафаэля) Однако целый ряд неясностей в тексте привел к тому, что дискуссии по вопросу о существовании и локализации Атлантиды
1. Проблема Атлантиды 11 начались практически сразу после появления упомянутых работ. Знаменитая фраза Аристотеля «Платон мне друг, но истина дороже» была высказана им именно в контексте данных дискуссий. В дальнейшем интерес к проблеме носил пульсирующий характер, постоянно обостряясь в переломные периоды истории. Характерные всплески такого интереса имели место, в частности, в начальный период книгопечатания и сопутствовали специфическому возвышению Европы в период Высокого Возрождения. Обострение интереса наблюдалось и после известной книги Донелли «Атлантида: мир до потопа» [7], опубликованной в США в 1882 году и предшествовавшей в некотором смысле возвышению Америки в XX веке. С новой силой этот интерес актуализировался уже в наше время. И сегодня трудно, пожалуй, найти другой, столь же обширный и затянувшийся когнитивный конфликт, породивший (и продолжающий порождать) горы литературы и невероятное количество самых противоречивых гипотез. В современных условиях появилась возможность подойти к этой проблеме на качественно новом уровне, впервые в полной мере использовав потенциал современного компьютерного моделирования для получения и комплексной оценки новых фактов, которые могут сыграть ключевую роль в разрешении основных вопросов данного конфликта. При этом, естественно, предполагается, что проблема Атлантиды является все-таки более или менее достоверным отражением реальных фактов и событий, а значит, возможен достаточно плодотворный анализ возможных вариантов локализации реального прототипа Атлантиды во времени и пространстве. Важно также и то, что к вопросу о працивилизации может быть сведен целый ряд сложнейших проблем древней истории. Среди них в первую очередь необходимо назвать следующие:
1. Проблема Атлантиды 12 • индоевропейская проблема, включающая в себя вопросы локализации индоевропейской прародины, а также – динамики формирования и распада уникальной по масштабам и значению индоевропейской языковой общности; • проблема причин и обстоятельств индоевропейской экспансии, начавшейся по современным данным как бы внезапно в конце IV тысячелетия до нашей эры; • проблема трипольской, ямной и других европейских протокультур, внезапно (в исторических масштабах) прекративших свое развитие и как бы растворившихся в окружающем их пространстве; • проблема генезиса шумерской, древнеегипетской и других цивилизаций, появление которых на исторической арене представляется сегодня невероятно стремительным и труднообъяснимым; • проблемы генезиса индоевропейского мифологического комплекса, в т. ч. весьма специфического мифа о «всемирном» потопе. При этом следует отметить, что вопросы локализации во времени и пространстве исторических событий, породивших легенду об Атлантиде, очень тесно между собой связаны. И начинать необходимо с локализации во времени, так как именно от этого зависит положительное решение вопроса историчности всего, что связано с Атлантидой.
2. Когда: локализация во времени 13 2. Когда: локализация во времени Ключевым моментом для действительного решения проблемы Атлантиды является корректная локализация описываемых событий во времени. Тщательный анализ всего, что уже было известно в этой области, а также того, что имеет какое-либо отношение к рассматриваемой проблеме, позволил выйти на наиболее достоверный вариант на основе принципиально новой интерпретации календарной информации, сообщаемой Платоном. 2.1. Традиционные подходы Традиционно в вопросе локализации Атлантиды во времени «по Платону» наблюдается два основных подхода: Первый предполагает буквальное понимание исходного текста, в котором имеется указание на «9 тысяч лет», прошедших со времени описываемых событий. Второй ориентируется на то, что речь идет о 9-ти тысячах месяцев, или, как вариант, что Платон просто увеличил все в 10 раз и речь идет о 900-х годах. Но в любом случае второй вариант указывает на II тысячелетие до нашей эры. В случае сугубо буквального понимания приводимой Платоном даты речь идет о X тысячелетии до н. э. – времени окончания ледникового периода с сопутствующими ему началом подъема уровня океанских вод и глобальными климатическими сдвигами. Именно глобальные изменения в климате явились главным фактором, инициировавшим примерно к середине VIII тысячелетия до нашей эры феномен так называемой неолитической революции. Эта широкомасштабная революция, в корне изменив отношения человека с окружающей природой, породила основные элементы современной сельскохозяйственной культуры, а уже на этой основе – и такое явление как цивилизация. Всерьез обсуждать возможность
2. Когда: локализация во времени 14 каких-либо значимых цивилизационных образований до начала данного периода не представляется возможным. Если же к этому добавить, что и все данные, накопленные к настоящему моменту современной археологией, абсолютно исключают такую возможность, то следует сделать вывод о необходимости иной интерпретации упоминаемых Платоном «9-ти тысяч лет». К началу XX века попытки более реалистичной локализации платоновской працивилизации во времени привели к формированию второго подхода, основанного на интерпретации указанных Платоном лет как лунных месяцев. Это позволяет перенести описываемые события во второе тысячелетие до нашей эры, когда требуемый в соответствии с исходным описанием уровень цивилизационного развития уже заведомо был достигнут. Вариацией данного подхода можно считать гипотезу профессора Ангелоса Галанопулоса, греческого геолога, который предположил, что изначально в легенде речь шла о 900-х годах, которые лишь вследствие ошибки в понимании значения древнеегипетских иероглифов превратились в 9000 [8]. В этом случае прототипом Атлантиды могла быть крито-минойская цивилизация, а источником легенд о погубившей ее катастрофе – мощное извержение на близлежащем вулканическом острове Тира (Санторин). Правда, в этом случае требовалось также предположить в описании Платона и множество других принципиальных ошибок, в том числе и десятикратное преувеличение размеров Атлантиды, а также – масштабов почти всего описанного, что в совокупности полностью обесценивает исходные тексты как сколь-нибудь значимый источник информации. Однако, как отмечают современные критически настроенные авторы, к настоящему времени уже стало ясно, что «минойская теория происхождения Атлантиды – будь то на острове Крит или на острове Тира – ничего не объясняет. Видимо, пора выработать новый подход к проблеме в целом» [9, с. 42]. Таким образом, можно сделать вывод, что из 2-х традиционных подходов к возможной временной локализации Атлантиды Платона ни один не является достаточно приемлемым. Первый
2. Когда: локализация во времени 15 («9000 тысяч лет») – потому, что это «слишком рано», второй («900 лет») – по причине того, что это «слишком поздно». Последнее можно аргументировать также и тем, что никаких других широкомасштабных явлений, кроме катастрофического извержения вулкана Тиры, связанных с природными катастрофами и которые могли бы послужить прототипом легендарных событий, в этот и более поздние периоды современной наукой не выявлено. Нет также в этот период и достаточно значимых следов какоголибо цивилизационного влияния подобных событий (т. е. связанных с широкомасштабной катастрофой) на близлежащие очаги цивилизации в Древнем Египте, Ближнем Востоке и циркумпонтийском регионе. Все реконструируемые на сегодня основные мифологические комплексы, связанные с Потопом и массовыми миграциями, к этому времени в основном уже фактически сложились и, по всей видимости, не претерпели во II тыс. до н. э. никаких принципиальных изменений. 2.2. Интерпретация «9-ти тысяч лет» как сезонов – ключ к научному решению проблемы Выходом из этой тупиковой ситуации и основой принципиального нового подхода к данной проблеме может стать интерпретация указанных Платоном лет как сезонов, каждый из которых имеет длительность в треть календарного года, т. е. примерно 120 дней. Только в этом случае исходные «9 тысяч лет» превращаются в 3 тысячи, локализующие описываемые события во второй половине IV тысячелетия до нашей эры, что является практически идеальным решением, великолепно согласующимся как с соответствующим комплексом современных научных знаний, так и с мифологической традицией в ее различных проявлениях. Почему представляется вполне правомерным ставить вопрос о соответствии «платоновых» лет именно сезонам? Прежде всего, основанием для этого является специфика древнеегипетского летоисчисления. Платон однозначно сообщает, что первоисточником сведений об Атлантиде послужила информация, полученная от египетских жрецов, апеллирующих, в свою
2. Когда: локализация во времени 16 очередь, к древнейшей традиции. При этом следует иметь в виду, что традиционно в Древнем Египте использовался как скользящий календарный год, состоящий из 365-ти дней и отстающий ежегодно от сезонных изменений на четверть суток, так и жестко привязанная к астрономическому году система трех сезонов по 4 месяца каждый. Последняя, собственно, и являлась основой египетского гражданского календаря, определяющего хозяйственный ритм страны [10, с. 126]. Древний Египет был, по сути, ярко выраженной аграрной страной, живущей, в соответствии с определением Юлия Цезаря, по «величайшему и самому разумному календарю». Основой такого счета времени, перенятого римлянами и ставшего впоследствии известным всем юлианским календарем, являлся период между двумя разливами Нила (365,25 дня), затоплявшего и удобрявшего иссохшие земли Египта, почти не знавшие дождей. Регулярность ежегодного разлива с древнейших времен определила деление года на три земледельческих сезона (по 4 месяца каждый): «половодье», «всходы» и «урожай». Последние два сезона иногда обозначались соответственно, как «сев» и «засуха». Но первый сезон и его первый месяц, посвященный Тоту – богу мудрости и времени, всегда был связан с началом половодья. При этом древнеегипетское «Время половодья» (ахет) принято в настоящее время чаще всего интерпретировать как период с середины июля до середины ноября, «Время всходов» (перет) – с середины ноября до середины марта, «Время засухи» – с середины марта до середины июля. В то же время в коптском календаре – самом древнем из действующих на сегодня и практически напрямую унаследованном из Древнего Египта – началом нового года является 11 сентября. Иногда упоминают и другие варианты привязки сезонного летоисчисления к современному календарю. Определенная путаница в этом вопросе сложилась как следствие прецессионных изменений, связанных с медленным изменением ориентации земной оси и определяющих перемещение точек пересечения зодиакальной и экваториальной окружности со скоростью, составляющей примерно 1 градус за 72 года (рис. 2.1).
2. Когда: локализация во времени 17 Рис. 2.1. Модель небесной сферы с зодиакальной окружностью, наложенной на экваториальную, из книги Апиана «Petri Apiani Cosmographia», 1540 г. (вверху) [241, с. 50] и современная схема (внизу) Исходный сезонный календарь, всегда начинающий отсчет от начала половодья, сложился в Древнем Египте в начале III тыс. до
2. Когда: локализация во времени 18 н. э. в условиях весьма примечательной астрономической ситуации: в эту эпоху Солнце в своем зодиакальном движении точно в дни летнего солнцестояния достигало звезды Регул в созвездии Льва. Эта «царская звезда» является, наряду со Спикой созвездия Девы и Антаресом созвездия Скорпиона, одним из наиболее заметных ориентиров на зодиакальном круге. Поэтому вполне обоснованно можно предположить, что именно это событие, совпадавшее в эпоху расцвета Древнего царства в Египте с началом разлива Нила, изначально послужило главной астрономической отметкой для начала отсчета и нового сезона, и года в целом. Впоследствии, в связи с прецессией, Солнце в своем ежегодном зодиакальном движении достигало звезду Регул все позже и позже. К началу нашей эры это происходило во второй половине июля, в настоящее время – во второй половине августа. В соответствии с этим смещалось и начало года в тех вариантах египетского сезонного календаря, которые сохранили привязку к исходному астрономическому событию. Следы такой привязки четко просматриваются, например, на изображении, представленном на рис. 2.2. Рис. 2.2. Старинное изображение [159, c.147], хранящее следы трехсезонного деления года с началом отсчета от звезды Регул (на передней лапе центральной фигуры, представляющей созвездие Льва)
2. Когда: локализация во времени 19 Но, повторим еще раз, в исходном же варианте новый год по древнеегипетскому календарю всегда совпадал с началом разливов Нила. Характерно при этом, что само слово «год» в египетском языке не имеет какого-либо астрономического значения и переводится как «возрождение», с которого велся отсчет годового цикла. Отсюда и возникла путаница у информаторов Платона, интерпретировавших такие традиционные для Египта единицы времени, как сезоны, в качестве более привычных для Греции V века до н. э. астрономических лет. Значимость сезонного деления года была столь велика в Древнем Египте, что следы ее явно прослеживаются и в структуре главного памятника страны – комплекса Великих пирамид на плато Гиза вблизи Каира, возведенных на протяжении жизни одного поколения в середине III тыс. до н. э. Строгая ориентация пирамид по сторонам света и направленность Сфинкса точно на восток уже давно привлекали внимание исследователей. В начале 90-х годов XX века Роберт Бьювэл и Эдриан Джилберт впервые опубликовали работу с обоснованием того, что расположение Великих пирамид в Гизе является отнюдь не случайным и определяется взаимным расположением звезд пояса Ориона [275]. Данная гипотеза к концу 90-х годов превратилась в практически общепризнанный факт. Сразу отметим, что дополнительные исследования, проведенные автором и опубликованные в 2000 году в работе [12], позволили подтвердить и существенно уточнить основные положения данной гипотезы и выявить первоначальный модельный замысел всего комплекса. Последующие исследования позволили также объяснить и увязать с особенностями сезонного летоисчисления и своеобразную двойственность Сфинкса, объединяющего тело льва и лицо человека. Но до рассмотрения этой взаимосвязи целесообразно кратко остановиться на результатах еще одного исследования, выполненного с активным применением компьютерного моделирования в середине 90-х годов Робертом Бьювэлом совместно с Грэмом
2. Когда: локализация во времени 20 Хэнкоком. Это исследование непосредственно посвящено связи Сфинкса с астрономическими реалиями. Основным его результатом стала книга «Загадка Сфинкса» [276]. В ней Роберт Бьювэл пытается разрешить главное противоречие своей гипотезы, связанное с тем, что, хотя взаимное расположение пирамид и соответствует звездам пояса Ориона, их общая ориентация отнюдь не согласуется с расположением этих звезд относительно полюса и небесного горизонта в период строительства пирамид. Это противоречие он отмечает еще в своей первой книге «Секреты пирамид». Вначале он с восторгом делает вполне правомерный вывод: «Положение звезд пояса Ориона на западном «берегу» Млечного Пути с поразительной точностью соответствует расположению и ориентации трех пирамид Гизе относительно Нила!». Но он сразу же вынужден выразить и свою озадаченность одним странным обстоятельством: «Время полного совпадения, «первое время» пояса Ориона, относится примерно к 10450 году до н.э… Почему именно на эту, такую отдаленную дату? И почему именно к этой дате архитектор хотел привлечь чье-то внимание? Мы, конечно, знаем, что 10450 год до н. э. – слишком далекое время и для археологов, и для египтологов, но это найденное астрономическое свидетельство бросает им вызов – если не попытаться объяснить, то хотя бы высказать свое мнение» [275]. В книге «Секреты пирамид» Роберт Бьювэл пытается увязать эту странность с традиционным датированием платоновской Атлантиды: «Читатели греческой классики, без сомнения, вспомнят «Тимей», написанный Платоном, где он рассказывает о трагической судьбе, постигшей цивилизацию атлантов. Об атлантах поведал Платону Критий, который утверждал, что узнал эту историю от Солона, посетившего город Саис в Нижнем Египте. Египетские жрецы рассказали Солону о таинственном народе из страны под названием Атлантида, который захватил большую часть Средиземноморья, в том числе и Египет, примерно девять тысяч лет назад» [275]. В книге «Загадка Сфинкса», развивая эту идею, Бьювэл обращает внимание на различные факты, связывающие пирамиды с
2. Когда: локализация во времени 21 допотопной цивилизацией. В частности, он пишет, что «существует предание, согласно которому монументы Гизы – последний и великий мемориал высокоразвитой цивилизации, которую уничтожил Всемирный потоп. В этом же предании говорится, что гдето в Гизе, то ли под Великим Сфинксом, то ли прямо в Великой пирамиде, спрятан «Зал Знаний», в котором хранятся все знания и мудрость пропавшей цивилизации. Эти идеи – весьма древнего происхождения, и на протяжении всей истории ими вдохновлялись те, кто пытался исследовать Гизу». Далее упоминается, в частности, о том, что в IV веке н. э. римлянин Аммиан Марцеллин организовал поиски «неких подземных галерей в пирамидах, сооруженных в качестве хранилища свитков и книг прошедших эпох и предназначенных для того, чтобы не дать древней мудрости погибнуть от потопа… Многие арабские летописцы, начиная с IX века, имели, по-видимому, доступ к общему источнику информации, что побудило их дружно утверждать, что Великая пирамида была построена до потопа в качестве хранилища научных познаний. Халиф Аль-Мамун, пробивший туннель в северной грани монумента в 820 году н. э., проделал это потому, что был убежден: здесь с допотопных времен хранятся заложенные создателями тайны абсолютного научного знания, в том числе в области истории и астрологии, и надеялся найти там потайную камеру с картами и глобусами» [276, с. 105]. Эти весьма интригующие сведения и сегодня не дают покоя множеству искателей и авантюристов. Но, судя по результатам исследований последних десятилетий, в действительности роль этих карт и глобусов выполняет, скорее всего, весь комплекс пирамид в целом, не до конца ещё понятый и в наше просвещенное время. Структура комплекса, по всей видимости, не только содержит достаточно ясные и однозначные привязки к особенностям места и времени их возведения, но и имеет довольно сложный модельный характер. В частности, Роберт Бьювэл и Грэм Хэнкок, пытаясь разгадать исходный замысел строителей пирамид, справедливо обращают внимание на то, что в день летнего солнцестояния в 2500 году до нашей эры Солнце находилось точно в созвездии Льва в районе
2. Когда: локализация во времени 22 звезды Регул, восход которой происходил в северо-восточной части горизонта (рис. 2.3). Но, пытаясь привязать ориентацию Сфинкса к созвездию Льва, они только на этом основании относят зарождение композиционного замысла гизехского комплекса к XI тысячелетию до нашей эры, обосновывая это тем, что именно тогда в созвездии Льва находилась точка весеннего равноденствия, и это созвездие соответственно восходило строго на востоке [276, c.315]. Рис. 2.3. Восход созвездия Льва в небе Древнего Египта в день летнего солнцестояния в 2500 году до н. э. [276, c.225] В конце работы Роберт Бьювэл и Грэм Хэнкок делают почти фантастическое заявление в духе традиционного датирования легендарной Атлантиды: «Свидетельства, представленные в этой книге и касающиеся происхождения и почтенного возраста монументов Гизы, позволяют сделать вывод, что появление их и первоначальную планировку площадки можно отнести, опираясь
2. Когда: локализация во времени 23 на данные современной компьютерной археоастрономии, к эпохе около 10 500 года до н. э. Мы утверждали также, базируясь на сочетании геологических, архитектурных и археоастрономических факторов, что Великий Сфинкс, связанные с ним мегалитические «храмы» и, по крайней мере, нижние ряды кладки так называемой пирамиды Хафры вполне могли быть реально построены в это чрезвычайно далекое время» [276, c.371]. При этом, правда, в попытке как-то сгладить фантастичность предыдущего заявления они все-таки вынуждены сделать весьма существенное замечание: «Важно отметить, что мы не связываем сооружение Великой пирамиды с 10500 годом до н. э. Напротив, мы считаем, что ее астрономическая ориентация — нацеленные на звезды шахты камер Царя и Царицы — соответствует дате завершения строительства в эпоху Древнего царства, около 2500 года до н. э. Эта дата ничему не противоречит, в том числе и консенсусу ученого сообщества относительно того, что монумент был возведен Хуфу, вторым фараоном IV династии, который правил с 2551 по 2528 год до н. э. Что, однако, в нашей теории коренным образом противоречит ортодоксальной точке зрения, так это наше предположение, что все таинственные сооружения некрополя Гизы были результатом невероятно продолжительного строительства в течение периода, который начался в 10500 году до н. э. и завершился лишь с возведением Великой пирамиды спустя 8000 лет (в 2500 году до н. э.), а также то, что в течение всего этого периода работы велись по единому проекту» [276, c. 371]. Но и в этом случае предположение о непрерывности «строительного процесса» на протяжении 8-ми тысячелетий выглядит крайне маловероятным. Как же обстояло дело в действительности? Доверять ли «данным современной компьютерной археоастрономии» безоговорочно и надо ли переписывать в связи с этим историю неолита Египта? Или необходимо все-таки попытаться интерпретировать их более реалистично? Хотя бы для того, чтобы не дискредитировать методы компьютерной археоастрономии.
2. Когда: локализация во времени 24 С целью более реалистичной интерпретации выявленных фактов следует обратить внимание на то, что расположение пирамид соответствует ориентации звезд пояса Ориона не только в эпоху его наиболее низкого расположения над горизонтом Египта в XI тыс. до нашей эры. Это же имеет место и в эпоху его наибольшего возвышения, т. е. в первой половине III тысячелетия нашей эры – в современную нам эпоху. Вполне вероятно, что в расположении пирамид строители зафиксировали астрономическую ситуацию, соответствующую не времени их возведения, а как раз этим двум событиям, связанным с Орионом и определяющим период его «восхождения» от самого низкого до самого высокого положения над горизонтом (рис. 2.4). Рис. 2.4. Изменение положения и высоты на горизонтом (на широте Каира) созвездия Ориона за последние 12 тысяч лет: только в середине XI тыс. до н. э. (самое низкое положение) и в первой половине III тыс. н. э. (самое высокое) ориентация звезд пояса Ориона точно соответствует расположению пирамид в Гизе Вполне возможно, что процесс этого «прецессионного восхождения» имел важнейшее символическое значение в древнем мире. А сама возможность вычисления конкретных обстоятельств этого процесса представляется гораздо более красноречивым свидетельством мастерства древнеегипетских астрономов, чем просто их умение в камне зафиксировать текущую астрономическую ситуацию. Хотя и последнее тоже, очевидно, имело место.
2. Когда: локализация во времени 25 В этом свете гораздо более реалистично можно интерпретировать и привязку комплекса к созвездию Льва, которое в середине III тысячелетия до нашей эры не только отмечало летнее солнцестояние, когда Солнце восходило в максимально северной точке горизонта, но и кульминировало в полночном небе в период зимнего солнцестояния (рис. 2.5). А это означает, что оно «царствовало» на ночном небе всю зимнюю половину года с ее наиболее продолжительными ночами. Именно это полугодичное ночное царствование созвездия Льва от равноденствия до равноденствия и могла в первую очередь символизировать львиноподобная фигура Сфинкса. Рис. 2.5. Южный сектор неба над Древним Египтом в полночь зимнего солнцестояния в 2500 году до н. э. с древнеегипетскими зодиакальными символами [276, c.195] Кроме этого, расположение Сфинкса относительно комплекса пирамид также связано с направлением на звезду Регул относительно центральной звезды пояса Ориона в рамках целостной астроморфной модели (рис. 2.6).
2. Когда: локализация во времени 26 Рис. 2.6. Связь пирамид со звездами пояса Ориона позволяет ассоциировать расположение Сфинкса со звездой Регул Астрономическая ситуация начала III тыс. до н. э. могла также повлиять на расположение пирамид и еще одним способом, который до сих пор еще никем во внимание не принимался, но напрямую связан с мифологией Ориона и истоками династической истории Египта. Речь идет о созвездии Скорпиона, самая яркая звезда которого Антарес в 3200 году до н. э. была максимально приближена к точке осеннего равноденствия (рис. 2.7). Именно Антарес в этот период являлся видимым воплощением точки осеннего равноденствия на зодиакальном круге. С 3000 по 2800 гг. до н. э. Антарес с двумя близлежащими звездами пересекал небесный меридиан, проходящий через точку осеннего равноденствия (рис. 2.8). В этот период, непосредственно предшествующий началу строительства пирамид в Древнем Египте, предположительно и начал формироваться их замысел, реализованный первоначально в виде обычных курганов в самом начале династической эпохе. Об этом, в частности, свидетельствуют так называемые «Тексты Строителей» (примерно 200 год до н. э.), содержащиеся на стенах храма Эдфу, расположенного в Верхнем Египте между Луксором и Асуаном.
2. Когда: локализация во времени 27 Рис. 2.7. Компьютерная реконструкция звездного неба в 3200 году до н. э. в окрестностях точки осеннего равноденствия, обозначенной пересечением эклиптики и небесного горизонта с координатами 12 часов и 0 градусов: звезда Антарес (Antares) – самая яркая в созвездии Скорпиона – максимально приближена к этой точке Рис. 2.8. Компьютерная реконструкция звездного неба в 2930 году до н. э. в окрестностях точки осеннего равноденствия
2. Когда: локализация во времени 28 Современные исследователи считают эти тесты, содержащие неоднократные ссылки на Первое Время, практически единственным уцелевшим фрагментом намного более древней и объемной космогонической литературы, которая некогда охватывала всю «мифическую историю» Египта и его храмов. В текстах Эдфу «начало мира» является синонимом Первого Времени, известного также как «ранняя первобытная эпоха». В эту эпоху, как следует из текстов, «слова мудрецов» были записаны богом мудрости Тотом в книгу, где было зашифровано местонахождение ряда «священных курганов» вдоль Нила. Согласно текстам, эта утраченная книга именовалась «Перечень курганов ранней первобытной эпохи» и, как считали, содержала сведения не только обо всех малых «курганах», но также и о самом «Великом первобытном кургане» – месте, где предположительно «начиналось время» [276, c. 243]. Этот «Великий первобытный курган» в последнее время принято связывать с природным обнажением скального грунта, которое находится под Великой пирамидой и вписывается в нижние ряды ее кладки, что интерпретируется в пользу связи между некрополем Гизы и Первым Временем [276, c. 244]. В то же время египтологи традиционно считают первым историческим царем династического Египта фараона по имени Менес, известного также как Нармер или Скорпион, относя его правление примерно к 3000 году до н. э. (см., например, [276, c. 234]). Все перечисленные выше факты могут быть великолепно согласованы друг с другом в случае предположения, что первоначальным астроморфным образом Египта было созвездие Скорпиона, традиционное изображение которого довольно точно соответствует фигуре, образуемой дельтой и руслом Нила вместе с Фаюмским оазисом, ассоциируемым с загнутым влево хвостом традиционного изображения зодиакальной фигуры (рис. 2.9). Это предположение подтверждается и тем, что именно Скорпион соответствует Египту в рамках представленной в работе [187] реконструкции Ближневосточной астроморфной модели.
2. Когда: локализация во времени 29 Рис. 2.9. Образ Египта как зодиакального Скорпиона в рамках Ближневосточной астроморфной модели В этой связи нетрудно заметить, что расположение Великих пирамид в Гизе практически идеально соответствует взаимному расположению и ориентации Антареса и двух соседних с ним звезд в начале III тысячелетия до н. э. Следовательно, первоначальная «курганная» планировка комплекса пирамид определялась, скорее всего, особенностями расположения звезд Скорпиона, являвшегося символом Египта в самом начале династического периода. В дальнейшем, уже на этапе непосредственного планирования и строительства пирамид, аналогичное взаимное расположение звезд пояса Ориона позволило создать на первоначальной базе комплекс с уже совсем иным символическим содержанием, ориентированным на Осириса, олицетворявшего в Древнем Египте созвездие Ориона.
2. Когда: локализация во времени 30 При этом произошла характерная для III тыс. до н. э. смена прямой астроморфной модели, в которой направление на северный полюс совпадает с реальным, на обратную, в которой это направление противоположно. Переход к новой модели был отнюдь не внезапным, а вполне эволюционным. Истоки этого перехода прослеживаются уже со времен первых династий, когда образ «воскресающего Осириса» стал определять планировку и ориентацию мастаб – надстроек над могилами, первоначально копировавших жилище человека и однозначно признанных сегодня прототипами будущих пирамид (рис. 2.10). Рис. 2.10. Эволюция астроморфных моделей созвездия Ориона в сооружениях Древнего Египта (римскими цифрами обозначена династии древнеегипетских фараонов, в период которых создавались соответствующие сооружения): 1 – раннединастическая мастаба; 2 – пирамида Джосера (Саккара); 3 – пирамида Сехемхета; 4 – гизехский комплекс (для сравнения в правом верхнем углу показано положение Ориона в момент его верхней кульминации в III тыс. н. э.).
2. Когда: локализация во времени 31 Гизехский комплекс стал в итоге кульминацией довольно длительного этапа эволюции соответствующих идей, воплотив в себе как разнообразную символику, связанную с мифологией и верованиями Древнего Египта, так и множество вполне утилитарных функций. К последним можно отнести и функцию сезонного деления года, нашедшую отражение как в облике и расположении фигуры Сфинкса, так и в ориентации своеобразных дорог, идущих от пирамид в восточном направлении, особенно той, что идет от пирамиды Хафра (Хефрена). Роберт Бьювэл и Грэм Хэнкок пишут об этих специфических элементах комплекса следующее: «Среди самых непонятных деталей некрополя Гизы выделяются массивные дороги — дамбы, которые соединяют три великих пирамиды с расположенной внизу долиной Нила. Сегодня сохранились только их фрагменты, но еще в V веке до н. э. существовала в почти неповрежденном состоянии по крайней мере одна из них, та, что ведет к Великой пирамиде. Нам известно об этом благодаря ее описанию, сделанному видевшим ее греческим историком Геродотом (484-420 годы до н. э.); по его словам, инженерная смелость ее сооружения и архитектурное великолепие были сравнимы с величием самой пирамиды. Недавние археологические исследования подтвердили информацию Геродота. Кроме того, нам известно, что на нижней поверхности их перекрытий имелись изображения звезд; в данном случае эта символика представляется весьма уместной, поскольку, как мы считаем, эти большие и загадочные коридоры были задуманы как Viae Sacrae — церемониальный путь…» [276, c. 309]. В другом месте книги «Загадка Сфинкса» по этому поводу приводится еще целых ряд интересных подробностей: «Эти три дороги, подобно Храмам мертвых и долины, сложены из огромных известняковых блоков. Все эти колоссальные сооружения явно являются частями одного проекта и результатом труда строителей, которые мыслили подобно богам или гигантам. На них лежит явный отпечаток глубокой древности, и нетрудно представить себе, что все это осталось от забытой цивилизации. Здесь уместно вспомнить о Священной молитве, «герметическом» тексте египетского происхождения, в котором с благоговейным трепетом говорится о
2. Когда: локализация во времени 32 богоподобных людях, «преданных росту мудрости», что жили «до потопа» и чья цивилизация была разрушена: «И будут на земле славные памятники дела их рук, остающиеся неясным следом, когда все будет повторяться»… У дорог есть еще одна особенность, весьма для нас интересная… — их ориентация. Дорога третьей пирамиды, как и взгляд Сфинкса, направлена прямо на восток. Дорога второй пирамиды нацелена на 14 градусов южнее, а дорога Великой пирамиды — на 14 градусов севернее. Вся ориентация выполнена геометрически точно, причем явно сознательно; каждое крупное сооружение четко «привязано» к другим, а все вместе размещаются в пределах большого круглого искусственного «горизонта», в центре которого вершина второй пирамиды…» [276, c. 48]. На рис. 2.11 показаны все перечисленные особенности гизехского комплекса в сопоставлении с характерным видом звездного неба на восточном горизонте нижнего Египта в 2500 году до н. э. Направления упомянутых дорог при этом округлены до 15 градусов, что, однако, существенно не влияет на главные детали взаимосвязи их направлений с реалиями звездного неба в эпоху строительства пирамид. Основным элементом всего комплекса при этом является дорога, ведущая от пирамиды Хафра к Сфинксу, которая является фактически главным «разделителем» сезонов, указывающим на то место горизонта, где находится восходящее солнце при переходах от сезона Половодья к сезону Всходов и от сезона Всходов к сезону Урожая. В эпоху строительства пирамид точно в этом месте горизонта происходил и восход звезд пояса Ориона. При этом восходящее созвездие выглядит точно так же, как изображается воскрешающий Осирис на древнеегипетских фресках (рис. 2.12). Нетрудно также заметить и явную аналогию всей сцены воскрешения с композицией Сфинкса. Эта аналогия позволяет предположить, что главное символическое содержание Сфинкса связано именно со сменой сезонов. А так как в эпоху создания пирамид определяющую роль в этом процессе играли созвездия Льва и Ориона, то именно эти образы и нашли свое отражение в облике Сфинкса. Фактически это означает, что своим
2. Когда: локализация во времени 33 человеческим лицом загадочный Сфинкс в первую очередь обязан антропоморфному образу Ориона и олицетворяющему его Осирису. Рис. 2.11. Трехсезонное деление года в структуре комплекса Великих пирамид в Гизе с привязкой к астрономическим реалиям середины III тыс. до н. э.
2. Когда: локализация во времени 34 Рис. 2.12. Древнеегипетская сцена воскрешения Осириса (вверху) [277, с. 83], одним из образных воплощений которой и является, по сути, реконструированная фигура Сфинкса (внизу) [276, с. 199] «Звездная сцена», сопутствующая смене сезонов при восходе солнца на данном участке горизонта нашла свое устойчивое отражение и в изобразительном искусстве Древнего Египта. В частности, на рис. 2.13 слева показаны все основные атрибуты смены сезона Половодья на сезон Всходов в период создания пирамид. Потоки воды в левой части представленных изображений символизируют Половодье, а лотос в правой части рисунка символизирует Всходы. В центре левого, более раннего, изображения – фигура Осириса, выше которой священный бык Апис с солнечным диском, что, вероятно, символизирует нахождение точки весеннего равноденствия в созвездии Тельца и, следовательно,
2. Когда: локализация во времени 35 кульминацию этого созвездия в период осеннего равноденствия, непосредственно предшествующего смене сезонов. Рис. 2.13. Два варианта образного воплощения смены сезона Половодья на сезон Всходов: в эпоху Тельца (слева) [254, с. 44] и в эпоху Овна (справа) [277, с. 11] Справа на рис. 2.13 показан более поздний вариант данного сюжета, соответствующий смене сезонов уже в эпоху Овна, когда вследствие прецессии звездные реалии существенно изменились: созвездие Ориона сместилось левее по горизонту и уже не участвует в композиции, так же сместился и занял подчиненное положение Телец (в нижней части изображения), уступив свое господствующее место Овну в образе Амона-Ра. Эта преемственность сюжетов подтверждает, что и в середине I тысячелетия до нашей эры, когда Египет посещали древние греки, в том числе Солон, сезонная символика, несколько видоизменившись, продолжала сохранять свои основные черты, сформировавшиеся двумя тысячелетиями ранее. Еще одним символом смены сезонов Половодья и Всходов являлась мумия Осириса с прорастающими колосьями (рис. 2.14). Именно Осирис почитался в Древнем Египте как бог вечно умирающей и вечно воскрешающей природы, будучи при этом главным богом плодородия. Во время церемоний в честь воскресшего из мертвых Осириса торжественно выносился деревянный футляр,
36 2. Когда: локализация во времени изготовленный в виде его тела, с растущими прямо из него зелеными колосьями. Рис. 2.14. Мумия Осириса с произрастающими колосьями [277, с. 84], символизирующая сезон Всходов Важно также отметить, что смена сезонов, соответствующая летнему солнцестоянию и началу Половодья, также имела достаточно устойчивую символику, явно инверсную символике Сфинкса. Главным образом этого перехода была богиня влаги Тефнут с человеческим телом и головой Льва (рис. 2.15), аналогом которой были богиня палящего солнца Сохмет, а также «поднимающая солнце на небо» богиня Менкерот [159, с. 137]. Непременным атрибутом всех их являлся солнечный диск с уреусом, ставшим прототипом графического изображения знака Рис. 2.15. Богиня Тефнут в виде созвездия Льва. женщины-львицы, над головой коВесьма характерным является и направление дороги, ведущей от пирамиды Хеопса (Хуфу на рис. 2.11). Эта дорога указывает на торой солнечный диск с уреем [277, с. 23] – символизирует летнее солнцестояние и является своего рода инверсией Сфинкса
2. Когда: локализация во времени 37 тот участок восточного горизонта, где в период строительства восходила «точка сотворения мира» в созвездии Близнецов (рис. 2.16). Учитывая, что известный в мифологии Древнего Египта «Великий первобытный курган» в последнее время принято связывать с природным обнажением скального грунта под пирамидой Хеопса, можно предположить, что древнеегипетское «начало мира» («Первое Время») соответствует традиционной дате «сотворения мира» в середине VI тыс. до н. э. в александрийском и византийском календарях. Как будет показано далее, именно эту дату следует связывать с истоками формирования трехсезонной системы летоисчисления в том виде, в каком она была зафиксирована в структуре гизехского комплекса. Рис. 2.16. Одно из видимых проявлений прецессии земной оси: перемещение точки весеннего равноденствия по эклиптике, начиная с середины V тыс. до н. э. (для этой даты показано положение линии горизонта для разных широт) Третья дорога, ведущая строго на восток от пирамиды Менкаура (рис. 2.11), является свидетельством того, что и моменты
2. Когда: локализация во времени 38 равноденствий также тщательно отслеживались. Основную роль при этом играла, по всей видимости, необходимость точной фиксации точек равноденствия на эклиптике с целью обеспечения абсолютного счета времени «от сотворения мира». Следует также отметить чрезвычайное многообразие мифологической символики в Древнем Египте, так или иначе связанной с астрономическими реалиями. При этом многие мифологические образы, эволюционируя и видоизменяясь на протяжении времени, породили сложную систему взаимосвязи и взаимных соответствий мифологических персонажей, что также необходимо учитывать при проведении соответствующих исследований и интерпретации их результатов. Для иллюстрации этого момента можно привести пример с общеегипетским богом Птахом – «создателем богов, мира и всего в нем существующего». В последующем он был объединен с богом плодородия и покровителем умерших Сокаром (Птах-Сокар), а затем – и с Осирисом (Птах-Сокар-Осирис). В еще более поздний период он был отождествлен и со многими другими египетскими богами: Тотом, Атумом, Атоном и пр. [161, с.572]. При этом обращает на себя внимание явное сходство в изображении мумии Осириса и бога Птаха (рис. 2.17 и 2.18), что можно рассматривать как прямое следствие их мифологической близости, в том числе в рамках сезонной символики. Как известно, современное название Египет происходит от старого названия города Мемфиса – древнейшей столицы страны, называвшейся «Хат-Ка-Пта», что может быть переведено как «Жилище Души Птаха». Верховной триадой богов в этом городе были сам Птах, его жена Сохмет и их сын Нефертум, изображения которых несут на себе явные признаки сезонных различий (рис. 2.18). Следовательно, они также являются, по сути, олицетворением трехсезонного исчисления времени, а присутствие в их числе «создателя мира» Птаха позволяет ассоциировать истоки этих сезонов с «началом мира».
2. Когда: локализация во времени 39 Рис. 2.17. Мумия Осириса на погребальном ложе [277, с. 78] Рис. 2.18. Верховная триада богов города Мемфиса (Хет-Ка-Пта) [277, с. 25], воплощающая в числе прочего и египетские сезоны: справа – мумия Птаха (Половодье), в центре – львиноголовая Сохмет с солнечным диском на голове (Урожай/Засуха), слева – бог растительности Нефтерум с цветком лотоса на голове (Всходы)
2. Когда: локализация во времени 40 2.3. «Звездные предпосылки» деления года на три сезона Современные исследования показывают, что традиция деления года на 3 сезона возникла как промежуточная стадия между простейшим делением года на 2 сезона (теплый и холодный) и современным делением на 4 сезона. При этом есть основания предполагать, что в противоположность делению года на четное количество сезонов, при котором определяющую роль играет солнечный цикл (равноденствия и солнцестояния), в разбиении годичного цикла на 3 сезона определяющую роль сыграл «звездный фактор». Логично предположить, что следы такого деления сохранились в современной «звездной разметке», а обстоятельства, определившие троичную организацию года, вполне поддаются реконструкции. Вопрос о том, когда и где возникла традиция выделения зодиакальных созвездий, остается пока окончательно не решенным. К середине XX века сложилось достаточно распространенное представление о том, что самые древние из известных сегодня созвездий были выделены и идентифицированы примерно в начале III тыс. до н. э. в регионе, лежащем в полосе широт от 35 до 40 градусов [27]. Шумеров при этом называли в качестве одного из наиболее вероятных народов, положивших начало современной традиции выделения созвездий. Однако уже в 90-е годы XX века в качестве начального периода формирования современного зодиака стали определять IV и даже V тыс. до нашей эры. Особый интерес при этом представляет гипотеза Александра Гурштейна [28], который вполне аргументировано предположил, что первоначальный зодиак сформировался примерно в середине VI тыс. до н. э. Причем, в качестве исходного региона выделения созвездий им был однозначно определен ареал общеиндоевропейской культуры. Данный вывод вполне согласуется с представленными в работе [8] результатами реконструкции хронологической когнитивной мегамодели, в контексте которой именно середина VI тыс. до н. э. рассматривается в качестве исходного пункта для зодиакального отсчета времени «от сотворения мира» (рис. 2.16).
2. Когда: локализация во времени 41 Однако довольно интересная и продуктивная гипотеза Гурштейна остается весьма уязвимой по множеству позиций и требует определенных уточнений. Многие ее положения, в частности о том, что Зодиак изначально состоял из 4-х «человеческих» созвездий (Близнецов, Девы, Стрельца и того, которое впоследствии стало Рыбами), подверглись не менее аргументированной критике в работе [29]. Это явилось серьезным поводом для дополнительных исследований по данному вопросу в рамках астроморфной гипотезы. В конечном итоге проведенные на базе компьютерного моделирования исследования позволили в порядке уточнения гипотезы Гурштейна сформулировать следующие предположения: Во-первых, выделенность Близнецов и Девы с их достаточно яркими звездами и выразительными конфигурациями уже в древнейший период сомнений не вызывает, в отличие от Стрельца и Рыб, которые в этом отношении гораздо менее примечательны. А вот созвездие Водолея, включавшего в древности и одну из наиболее заметных звезд Фомальгаут, издавна привлекало к себе существенно более пристальное внимание [30, с. 233], что заставляет предположить первоначальную выделенность в зодиаке наряду с Близнецами и Девой именно созвездия Водолея. Во-вторых, если последовательно придерживаться идеи Гурштейна о первоначальном не «зверином», а «человеческом» круге созвездий, то под этот критерий кроме Близнецов и Девы однозначно подпадает только созвездие Водолея, в то время как Стрельца изображают традиционно в виде кентавроподобного получеловека, а встречающаяся изредка «человеческая» интерпретация созвездия Рыб носила крайне неустойчивый характер. В-третьих, что представляется наиболее важным, в середине VI тыс. до н. э. в районе северного небесного полюса небесная сфера достаточно отчетливо сегментировалась на три части весьма приметными астроморфемами в виде звезд Ковша
2. Когда: локализация во времени 42 Большой Медведицы, а также звезд Вега (вместе с близлежащими созвездием Геркулеса) и Арктур (вместе с созвездием Волопаса) (рис. 2.18). На эклиптике этим астроморфемам соответствуют три названных выше зодиакальных созвездия «человеческого» круга: Ковшу – Близнецы, Веге – Водолей, Арктуру – Дева. Именно этим, в частности, может объясняться первичная выделенность в пределах года только трех сезонов, а не четырех, как в настоящее время [9, с. 182]. Рис. 2.19. Реконструкция структуры приполярной области неба в полночь 5500 года до н. э. весной (слева) и зимой (справа) В-четвертых, следующим этапом развития зодиака (по-видимому, уже в конце V тысячелетия до н. э.) стало дополнение его «звериными» созвездиями путем заполнения промежутков между «человеческими» астроморфемами. Это привело к выделению в первую очередь созвездий Льва, Тельца и Скорпиона, а позднее (возможно уже в начале III тыс. до н. э.) – и остальных зодиакальных созвездий.
2. Когда: локализация во времени 43 В-пятых, одновременно с формированием «человеческого» круга на зодиаке особую роль, начиная с VI тысячелетия до н. э., стало играть созвездие Ориона – наиболее астроморфное из всех звездных фигур. Благодаря своему расположению оно как бы несет на себе эклиптику (рис. 2.16), в связи с чем его можно считать прототипом мифологического Атласа, имя которого, в свою очередь, отнюдь не случайно было перенесено на сборники географических карт. В комплексе с этим созвездием рассматривались, как правило, и сопутствующие ему яркие звезды Сириус и Процион. Последние, по-видимому, параллельно с формированием «звериного» круга на зодиаке вместе с окружающими их звездами также получили соответствующие животные интерпретации в виде Большого и Малого Пса. Уже в начале третьего тысячелетия до н. э. перечисленный набор созвездий был хорошо известен практически во всех регионах Европы и Ближнего Востока, будучи в основных чертах единым как для Древнего Египта и шумерской цивилизации, так и для древнейших культур Европы. Без существенных изменений он дошел и до нашего времени. При этом первичными были именно антропоморфные элементы звездной разметки, свидетельствующие о стремлении установления максимальных соответствий между человеческим земным миром и узорами звездного неба. В этом контексте вполне естественным представляется и формирование в указанный период земных аналогов звездного мира в виде астроморфных моделей различного вида и масштаба. Таким образом, уже к началу IV тысячелетия до н. э. была сформирована базовая структура астроморфем, ставших в последующем основой для самых различных вариантов астроморфного моделирования. Вопрос о том, где сформировалась такая структура, учитывая предполагаемое время ее появления, уже не может решаться исключительно на базе шумерской гипотезы. Наиболее вероятной локализацией области формирования базовой структуры астроморфем является циркумпонтийский регион (в первую очередь, его северная часть
2. Когда: локализация во времени 44 в окрестностях примерно 45-градусной параллели), что вполне естественно следует из гипотезы об аналогичной локализации индоевропейской працивилизации [186]. Возвращаясь к Древнему Египту, следует отметить, что звездные реалии III тыс. до н. э. позволили удачно совместить в рамках трехсезонного исчисления времени как зооморфную символику, так и первичную антропоморфную. На рисунках 2.20-2.26 представлены результаты компьютерной реконструкции звездного неба в эпоху строительства пирамид в Гизе и их мифологические интерпретации. Представленный материал позволяет наглядно убедиться в том, что и в период первых династий Египта сохранялись те специфические особенности звездной ситуации, которые сделали наиболее естественным разбиение года на 3 сезона в середине VI тыс. до нашей эры. Результаты реконструкции свидетельствуют, что главными «действующими лицами» звездного неба Древнего Египта являлись созвездия Водолея, Ориона и Девы, ставшие, по всей видимости, основными прототипами древнеегипетских триад верховных богов. Наиболее ярким примером является мемфисская триада, представленная Птахом, его женой Сохмет и их сыном Нефертумом, изображения которых несут на себе явные признаки сезонных различий (рис. 2.18). В полночь начала сезона Половодья на южном небе кульминирует Водолей (Aquarius) в окружении преимущественно «водяных» созвездий (рис. 2.20). Слева от него созвездие Рыб (Pisces), около которых созвездие Кита (Cetus). Ниже Водолея – созвездие Южной Рыбы (Piscis Austrinus), выше – созвездие Дельфина (Delphinus). Справа – созвездие Козерога (Capricornus), изображаемого традиционного с рыбьим хвостом. При этом и божество Нила Хапи изображалось в виде Водолея со знаком летнего солнцестояния в виде трех стеблей лотоса, символизирующих 3 сезона (рис. 2.21).
2. Когда: локализация во времени 45 Рис. 2.20. Южный сектор неба над Древним Египтом в полночь летнего солнцестояния в 2500 году до н. э.: начало сезона Половодья отмечено максимальной концентрацией «водяных» созвездий во главе с Водолеем (Aquarius) Рис. 2.21. Фрагмент древнеегипетского зодиака (слева) [278, с. 110] и символическое изображение истока Нила со знаками летнего солнцестояния в виде трех стеблей лотоса, символизирующих 3 сезона
2. Когда: локализация во времени 46 Рис. 2.22. Южный сектор неба над Древним Египтом в полночь конца октября (по современному календарю) в 2500 году до н. э.: окончание сезона Половодья и начало сезона Всходов отмечено кульминацией Ориона и его победой над Сетом (современное созвездие Кита – Cetus) Рис. 2.23. Символы победы Добра над Злом: Гор, побеждающий Сета (слева) [277, с. 85] и Персей, поражающий Кита [257, с. 85]
2. Когда: локализация во времени 47 Рис. 2.24. Южный сектор неба над Древним Египтом в полночь в конце февраля (по современному календарю) в 2500 году до н. э.: начало сезона Урожая отмечено кульминацией Девы (Virgo) и Южного Креста (Crux) – прообраза «анх» как символа жизни Рис. 2.25. Южное небо над Древним Египтом в полночь зимнего солнцестояния в 2500 году до н. э.: Маат с крестом «анх», идущая на смену Осирису
2. Когда: локализация во времени 48 Рис. 2.26. Символ сезона Урожая: Реконструкция шумерского представления созвездия Девы с колосом в руке [243, c. 48] и древневавилонское изображение созвездия, датируемое II тыс. до н. э. [243, c. 132]. Аналогично это созвездие изображалось в Древнем Египте и практически во всем индоевропейском ареале.
2. Когда: локализация во времени 49 В полночь окончания сезона Половодья и начала сезона Всходов (конец октября по современному календарю) на небе кульминирует Орион, олицетворением которого являются Осирис и Гор. Представленная на рис. 2.22 звездная сцена стала прототипом для множества мифологических сюжетов, символизирующих победу сил Добра над силами Зла. Последних олицетворяет современное созвездие Кита (Cetus), а среди наиболее известных сюжетов на эту тему можно назвать борьбу Гора с многоликим Сетом и Персея с Китом (рис. 2.23). В этом же ряду и борьба вавилонского бога неба Мардука с морским чудовищем Тиамат, воплощающим первозданный хаос. В христианстве этот сюжет получил развитие в победе Георгия Победоносца над Змием, символизирующим все тот же первозданный хаос. Важно при этом отметить, что кроме символики сезонных изменений сюжеты мифологического воскрешения Осириса и борьбы Гора с Сетом являлись также символами преодоления первозданного хаоса. А также, по всей видимости, и того хаоса, который был вызван широкомасштабным потопом, уничтожившим цивилизацию, предшествующую Древнему Египту, что практически напрямую связано с памятью об Атлантиде, описанной Платоном. В полночь начала сезона Урожая (в конце февраля по современному календарю) на звездном небе Древнего Египта (рис. 2.24) кульминировали созвездия Девы (Virgo) и Южного Креста (Crux). Последний являлся прообразом креста «анх» – символа жизни и обязательного атрибута египетских богинь, ассоциируемых с созвездием Девы. Главной из них является Маат – богиня истины и порядка, жена бога мудрости Тота (рис. 2.25). То, что Дева символизировала начало сезона Урожая, нашло свое отражение и в другом ее практически обязательном атрибуте: цветке лотоса или колосе, ассоциируемом обычно с самой яркой в этом созвездии звездой Спикой (рис. 2.26).
2. Когда: локализация во времени 50 2.4. Артефакты со следами трехсезонного года Достаточно отчетливые следы исчисления времени тремя сезонами (длительностью примерно по 120 дней) обнаруживаются не только в гизехском комплексе, но и в целом ряде других артефактов. Самый древний из них на сегодня известен как «календарь из Гонцов», представляющий собой фрагмент обработанной мамонтовой кости с насечками (рис. 2.27). Данный календарь принадлежит среднеднепровской культуре верхнего палеолита [65, c. 246] и датируется примерно XV тысячелетием до нашей эры. Рис. 2.27. Календарь из Гонцов – древнейшее на сегодня свидетельство календарного счета сезонами по 120 дней (справа представлен вариант его расшифровки) Этот артефакт довольно детально описан Дж. Хокинсом в книге «Кроме Стоунхенджа», где упомянуты все шедевры астроархеологии, соизмеримые, на его взгляд, по своему значению со знаменитыми мегалитами Великобритании. Автор, в частности, пишет, что «кость из Гонцов… – это предел проникновения в архаические слои подсознания. Астроархеология вынуждена ограничиться этой скудной резьбой по кости и таинственными символами в пещерах среди наскальных рисунков» [279, c. 196].
2. Когда: локализация во времени 51 В календарном характере данного артефакта сегодня практически никто не сомневается. Но следует также признать и то, что он является не просто следствием однократной регистрации лунных фаз, а средством регулярного отслеживания 7-дневных недель и 120-дневных сезонов [12]. А это означает, что еще задолго до того, как сформировались «звездные предпосылки» для трехсезонного разбиения года, отсчет времени сезонами по 120 дней уже использовался охотниками на мамонтов, по крайней мере, в тех районах, которые расположены к северу от Черного моря. И эта традиция, по всей видимости, не прерывалась до VI тысячелетия, когда она наложилась на соответствующую звездную ситуацию. Обнаружение на рубеже III тысячелетия первых календарных артефактов днепро-донецкой культуры (IV тыс. до нашей эры) [285] позволяет надеяться, что материальные следы трехсезонного исчисления времени в промежутке между верхним палеолитом и завершением энеолита еще будут обнаружены. Но так как специальных исследований на предмет выявления в районах Северного Причерноморья артефактов сезонного летоисчисления пока не проводилось, то ограничимся уже известными примерами, связанными с так называемыми календарными чашами. Такого рода артефакты хорошо известны, в частности, по исследованиям академика Б. А. Рыбакова (см. работы [57, с. 425-438] и [286, c. 164194]). При этом, правда, речь в основном идет о IV веке нашей эры, но отмечается, что нечто подобное прослеживается в глубь тысячелетий минимум до II тыс. до н. э., а, возможно, – и до IV тыс. до н. э. [286, с.191]. В настоящее время есть все основания предполагать, что аналоги календарных чаш могут быть обнаружены среди артефактов и более ранних культур древности, в том числе трипольской. Большинство таких артефактов сейчас интерпретируются просто как ритуальные или гадательные чаши. Но при более внимательном рассмотрении обнаруживаются явные следы привязки их конструкции или внешней росписи к астрономическим реалиям соответствующей эпохи. Характерным примером такого рода
2. Когда: локализация во времени 52 является трипольская чаша, представленная рис. 2.28. Привязка геометрического узора на чаше к особенностям приполярной области неба в конце IV тыс. до нашей эры была выявлена в 1998 году, когда проводились исследования по поиску календарных аналогов рассматриваемого далее Фестского диска. Рис. 2.28. Трипольская «алтарная» чаша (слева) [280, с. 80], возможным назначением которой было отслеживание времени и сезонов по отражению в воде (справа внизу) Ковша Большой Медведицы во второй половине IV тыс. до н. э. (справа вверху) Тогда же было выявлено, что к этой категории могут быть отнесены, в частности, так называемый «ритуальный треножник» II тыс. до н. э. и специфическое блюдо из Элама, датируемое концом IV тыс. до н. э., представленные на рис. 2.29. В последнем случае достаточно четко просматривается разметка, связанная как с солнечными равноденствиями и солнцестояниями (центральная крестообразная фигура), так и с делением года на три сезона (общая композиция разметки). Началом отсчета календарного года
2. Когда: локализация во времени 53 при этом является, как и в Древнем Египте, летнее солнцестояние, которому соответствует левый нижний угол центральной треугольной фигуры. Рис. 2.29. Треножник (слева) II тыс. до н. э. [281, с. 405] и блюдо из Элама, датируемое концом IV тыс. до н. э. (справа) [195, c. 49], позволяющие по отражению звездного неба на поверхности налитой в них воды отслеживать сезонные изменения Академиком Б.А. Рыбаковым были непосредственно исследованы и описаны [57, с.432] так называемые «сосуды для новогодних гаданий» (рис. 2.30), датируемые IV веком нашей эры и найденные на территории Украины. Всего таких сосудов к настоящему времени известно около десятка (датируются II-IV веками). Первые по времени находки такого рода в виде двух трехручных чаш были сделаны в 1957 году в святилище так называемой черняховской культуры в селе Лепесовка на Волыни. Их специфической особенностью является отогнутый плоский край с нанесенной календарной разметкой, имеющей ярко выраженный трехчастный характер. Последнее подчеркивается тремя ручками, весьма неудобными в случае их использования для переноски чаш, но довольно полезными при их календарном использовании для отслеживания трех сезонов на протяжении календарного года. Как замечает по этому поводу сам Рыбаков, «трехручные миски практически неудобны – при захвате такой миски за две любые ручки центр тяжести оказывается вне линии ручек. Очевидно, наличие трех ручек обусловлено не практическими задачами, а какими-то
2. Когда: локализация во времени 54 сакральными представлениями, связанными с числом 3» [256, с. 165]. Рис. 2.30. Календарные чаши IV века н. э., найденные на территории Украины [286, с. 167], с делением календарного круга на три соответствующие сезонам части Использование сосудов с водой для астрономических наблюдений было в древности достаточно распространенной практикой, сохранившейся в Европе как минимум до XVIII века (рис. 2.31). В отдельных регионах эта практика дожила и до нашего времени. Например, аборигены Гавайских островов использовали этот способ для наблюдений за Полярной звездой с навигационными целями вплоть до совсем недавних времен [284, с. 241-242]. Известно также, что специальными сосудами для астрономических наблюдений пользовались древнегреческие астрономы. Например, Эрастофен работал со скафисом – большой медной чашей в виде правильной полусферы. Со дна чаши вертикально поднимался стержень, верх которого находился примерно на уровне края чаши. По дну чаши полукругом располагалась лента с разметкой, нанесенной с шагом в 6 градусов, что в совокупности давало 30 делений. Именно при помощи такого рода прибора Эрастофен довольно точно смог точно вычислить размеры Земного шара по разнице измерений в разных частях Древнего Египта [284, с. 242].
2. Когда: локализация во времени 55 Рис. 2.31. Гравюра XVIII века [241, c. 9], показывающая использование емкости с водой для слежения за небесными светилами (в данном случае – для наблюдения за затмением) Вполне возможно, что специальные исследования такого рода приспособлений позволят выявить и другие следы трехсезонной разметки времени, подобно тому, как это имело место в случае с Фестским диском (рис. 2.32) периода крито-минойской цивилизации, от которой Греция эпохи Платона унаследовала чрезвычайно много. В частности, известно, что в догомеровской Греции год было принято делить именно на три сезона [13, с. 136]. Знаменитый глиняный диск диаметром чуть более 15-ти сантиметров со спиральной разметкой был найден в 1908 году при раскопках дворца в городе Фест на южном берегу острова Крит.
2. Когда: локализация во времени 56 По археологическим данным он датируется примерно XVII веком до нашей эры (среднеминойский период III, около 1700-1550 гг. до н. э.). Многочисленные попытки расшифровать разметку диска как текст пока не увенчались достаточно убедительными результатами, в связи с чем в последнее время все большей популярностью пользуются гораздо более продуктивные гипотезы о его календарном назначении. Рис. 2.32. Фестский диск II тысячелетия до н. э. – количество символов на каждой стороне строго соответствует тому, которое необходимо для точного отслеживания года, состоящего из трех сезонов В 1999 году в работе [3] на основании исследований 1997-98 гг. было показано, что наиболее приемлемое решение проблемы Фестского диска заключается в его календарно-навигационной интерпретации. Рассматривая возможность календарного использования Фестского диска, в первую очередь необходимо обратить внимание на количественное распределение знаков: 123 на стороне А и 119 на стороне В (рис. 2.32). Несложно обнаружить, что простейшая комбинация указанных значений позволяет вести точный учет дней солнечного года: если начинать отсчет со стороны А, затем продолжить его на стороне В и завершить опять на стороне А, то в сумме получим 123+119+123=365 дней. Сторона А в этом случае может использоваться для «челночного» (двунаправленного) подсчета 3-х одинаковых сезонов по 122 дня для високосного солнечного года.
2. Когда: локализация во времени 57 2.5. Прочие следы трехсезонного года Аналогичное сезонное деление отмечается также в древнейших календарях Сибири [11, с. 62] и Восточной Европы [12]. В древней Индии год также делился на 3 сезона, которые обозначались как «теплый», «дождливый» и «холодный», что нашло свое отражение и в древнекитайских хрониках [270]. Подобный трехсезонный календарь использовался также в древней Армении [271]. По свидетельству римского историка Тацита (I в. н. э.), трехчленное деление года использовали древние германцы. Год при этом разбивался на весну, лето и зиму. Деление года на три части встречается и в некоторых рунических календарях — народной форме юлианского календаря, фиксируемого в Северной Европе с XIII века, но, по всей видимости, наследующей гораздо более древнюю традицию. Такие рунические календари представляли собой стержни или диски из дерева, кости или металла с нанесенными на них знаками [269]. Следы трехсезонного летоисчисления зафиксированы также в славянской народной календарной традиции [14, с. 573] и древнеримском календаре, в котором термин аннус первоначально означал как раз 120-дневный год [13, с. 123]. От этого термина фактически произошло такое хорошо известное понятие, как анналы – ежегодные записи. Характерно также, что в русском языке само слово «летоисчисление» имеет четкий признак сезонности. Причем, если речь идет о малых количествах, то понятие «лето» обозначает по-прежнему всего лишь соответствующий сезон: «четыре лета» – это именно четыре летних сезона, а не четыре года (в отличие от «пяти лет», которые интерпретируются уже однозначно). Характерно, что при переводе фразы «четыре лета» на английский язык при помощи компьютерных переводчиков мы получаем, как правило, двузначный результат типа «four summers {years}», что позволяет с равным успехом интерпретировать исходный термин и как
2. Когда: локализация во времени 58 сезоны, и как года. Вряд ли в античном мире эти проблемы при переводе с одного языка на другой решались проще, чем сегодня. Таким образом, практически во всем ареале освоенного Древней Грецией культурного пространства имело место в той или иной форме сезонное исчисление времени. И это следует признать вполне логичным, т.к. переход от естественных четырех недель, соответствующих фазам Луны и образующих месяц, к следующей единице времени, образованной, в свою очередь, четырьмя месяцами, является на определенном этапе интеллектуальной эволюции наиболее простым решением календарной проблемы. В этом случае повседневный счет времени в численном выражении не выходит за известные психологические пределы «от 3-х до 7-ми», что в условиях монокодового исчисления [12] существенно облегчает текущие манипуляции с количественными обозначениями в пределах нескольких сезонов или лет. Еще одна причина деления года не на 4, а на 3 сезона, возможно даже более важная, чем предыдущая, могла быть также связана с Луной. Как известно, к одной и той же звезде Луна возвращается через 27,322 суток, что послужило поводом к выделению на зодиаке первоначально 27-ми «лунных домов» (т. е. областей на небе, где Луна находится в течение суток). Такой вариант предполагал возможность обеспечения «тотальной троичности» календаря: отслеживая движение солнца по «лунным домам», год удобно было разбить на 3 равные части, соответствующие сезонам, каждый из которых состоял из 3-х удлиненных месяцев, состоящих, в свою очередь, из 3-х удлиненных недель. Длительность месяца в этом случае могла составлять примерно 40 дней, а недели – примерно 13 («примерно» в данном случае означает, что длительность недели, в частности, могла варьироваться в диапазоне от 12-ти до 14-ти дней с целью максимальной адаптации календаря к астрономическим реалиям). Известно, что подобный календарь использовался в цивилизациях майя и ацтеков: 13-дневная неделя сочеталась у них с 20-дневным месяцем, образуя 260 неповторяющихся пар дат цикла цолькин [13, с. 285]. Разбиение месяца на три части имело место в древнеримском календаре, где
2. Когда: локализация во времени 59 эти части назывались ноны, иды и календы (откуда, собственно, и произошло современное слово «календарь»). Архаические следы такой недели сохранились и в многочисленных верованиях и традициях европейских народов. Так, в частности, по утверждению Энтони Авени «отголоском такой древней связи между неделей и месяцем может быть английское слово fortnight, означающее «две недели» (14 ночей), – промежуток времени, делящий месяц на два логичных полуцикла: от новолуния до полнолуния и от полнолуния до новолуния» [13, с. 113]. Из дохристианских времен унаследованы 12-14 дней святок между Рождеством и Крещением [13, с. 138], которые в славянской традиции называются также Колядой, что не только созвучно древнеримским календам, но и связано с ними общим происхождением [14, с. 655]. Аналогично календарное лето заканчивалось 14-дневным постом, отмеченным 3-мя Спасами: 14, 19 и 29 августа (христианское Преображение). Период в 40 дней, соответствующий архаическому «троичному» месяцу, еще более распространен как в народной, так и в библейской традиции. Здесь в первую очередь следует упомянуть обычай поминовения и крещения на 40-й день (отсюда «сороковины», «сорочины»). В христианстве это, в частности, нашло свое наиболее яркое выражение в празднике Сретения, который отмечается через 40 дней после Рождества. Возможно также, что и 9 «непереходящих» (отмечаемых в фиксированные календарные даты) христианских «двунадесятых праздников» являются отголоском деления года на 9 месяцев. «Сорок дней и сорок ночей» лился на землю дождь во время библейского потопа. Известно также выражение «сорок сороков», означающее «очень много», и многочисленные поговорки, сохранившие архаичные календарные реалии. Характерным примером является зафиксированная в словаре даля такая поговорка: «Что девять сороков, что четыре девяносто, все одно». Там же у Даля можно встретить и утверждение, что «встарь вели у нас счет сороками и девяностами». Первый вариант при этом соответствовал трехсезонному году (три сезона по три 40-дневных месяца), а второй –
2. Когда: локализация во времени 60 современному четырехсезонному (четыре сезона по три 30-дневных месяца). 2.6. Вторая половина IV тысячелетия до нашей эры Из всего вышеизложенного следует, что уровень исторической и логической обусловленности «сезонного летоисчисления» достаточно высок для того, чтобы вполне обоснованно интерпретировать упомянутые Платоном «9000 лет» исключительно как сезоны. С учетом заведомой округленности приводимого значения следует предполагать, что описываемые события могли происходить за 9500-8500 сезонов до времени написания «Тимея», т. е. примерно за 3200-2800 лет до середины IV века до н. э. Отсюда получаем диапазон возможной локализации катастрофы во времени: 3600 – 3100 гг. до н. э. с наиболее вероятным значением в середине этого диапазона, т. е. в 3350 году до нашей эры В этот диапазон укладываются и определяемые альтернативными способами даты легендарного библейского Потопа. Так, например, немецкий исследователь Вернер Папке, специалист по древневавилонской астрономии и сотрудник Института истории естественных наук Немецкого музея в Мюнхене, на основе тщательного анализа древних текстов и изображений астрономического характера, принадлежащих шумерской и более поздним культурам Междуречья, в качестве даты Потопа называет примерно 3350 год до нашей эры. В качестве дополнительного подтверждения достоверности этой даты он ссылается на написанную великим персидским ученым Аль-Бируни (973-1050 гг.) на арабском языке работу «Хронология восточных народов», в которой утверждается, что в соответствии с вычислениями халдеев Потоп случился за 2604 года до начала правления вавилонского царя Набонассара. А так как эра Набонассара начинается 26 февраля (по юлианскому календарю) 747 года до н. э., то датой Потопа будет 3351 или 3350 год до н. э. [273].
2. Когда: локализация во времени 61 С этим также согласуются и результаты исследований, выявивших в IV тыс. до н. э. несколько волн индоевропейского влияния в мифологии, ономастике, лингвистике и культуре Древнего Египта, давших толчок интенсивному развитию цивилизации в долине Нила в начале III тыс. до нашей эры. При этом первая из волн датируется примерно 3600 годом до н. э., а последняя – 3200 годом до нашей эры. Промежуток времени с 3100 по 2900 гг. до нашей эры характеризуется как период адаптации раннеиндоевропейских представлений к египетским реалиям [282, с. 339-353]. Современные специалисты по истории Древнего Египта отзываются об этих событиях примерно следующим образом: «После феноменального скачка от кочевой жизни к оседлой доисторические культуры довольно безмятежно прозябали еще несколько тысяч лет. Затем произошло нечто странное… Что-то дало египетской доисторической культуре мощный толчок… Люди начинают жить в домах с окнами и дверями и носить одежду, сотканную из хлопка… Старая коричневая и красная керамика сохраняется, но появляется посуда, сделанная из глины нового типа и украшенная причудливыми фигурами… Если мы не верим в пришельцев с Марса или сверхлюдей из пропавшей Атлантиды, то должны прийти к выводу, что где-то существовало некое общество, которое первым открыло различные компоненты цивилизации» [283, с. 32-33]. В свете предлагаемого варианта ответа на вопрос «когда?» это «некое общество» как раз и может быть связано с Атлантидой Платона. В пользу этого свидетельствуют и многочисленные, весьма характерные, параллели в материальной культуре преддинастического Египта, Междуречья и Восточной Европы второй половины IV тысячелетия до нашей эры (рис. 2.33). Именно тогда на огромных пространствах Евразии и прилегающих к ней районов Африки, по данным современных исследований, выявляется необычно высокая степень синхронизации цивилизационных процессов. Главным вопросом при этом остается пространственная локализация первоисточников такой синхронизации.
2. Когда: локализация во времени 62 Рис. 2.33. Пример трипольско-египетских параллелей второй половины IV тысячелетия до н. э.: антропоморфные фигуры (вверху) и специфические сосуды (внизу) трипольской культуры (слева) и додинастического Египта (справа) Какие события и где послужили причиной столь стремительных в историческом масштабе изменений? И в какой степени они могут быть связаны с описанной Платоном Атлантидой? Ответы на эти вопросы дают материалы следующей главы.
3. Где: локализация в пространстве 63 3. Где: локализация в пространстве Атлантиду искали и продолжают искать во множестве различных мест, руководствуясь при этом самыми разнообразными соображениями. Большинство предполагаемых локализаций находится, естественно, в бассейне Атлантического океана. Но есть и весьма экзотические, например, в пустыне Гоби в Центральной Азии (рис. 3.1). Рис. 3.1. «Где находится Атлантида?» – одна из типичных иллюстраций (в данном случае из немецкого издания), наглядно показывающих многообразие подходов и мнений Запутанность и многообразие современных подходов к этому вопросу хорошо отражает иллюстрация (журнал «Шпигель», 1976 год, рис. 3.2), авторы которой в отчаянии вынуждены констатировать, что «Атлантида везде», а значит – и нигде… Причины такого положения в какой-то степени объясняет следующая цитата из предисловия к довольно обстоятельной книге на эту тему, написанной Эндрю Коллинзом: «Атлантида – это, пожалуй, вторая после господа Бога тема на нашей планете, вызывающая столько жарких споров, гипотез, насмешек и разногласий. Только
3. Где: локализация в пространстве 64 за последние годы были опубликованы тысячи книг и статей, так или иначе затрагивающих эту проблему, являющуюся, возможно, величайшей загадкой в истории человечества. Большинство из них было написано не учеными, а, так сказать, «свободными мыслителями», многие из которых высказывают собственные гипотезы…» [182, с. 5]. Рис. 3.2. «Везде Атлантида» – иллюстрация из журнала «Шпигель» 1976 г. Но популярность темы является, конечно, не единственной причиной. С Атлантидой связан также и комплекс весьма специфических проблем, особенность которых как раз и порождает такой живучий интерес к теме и невероятное многообразие предлагаемых решений. Поэтому упомянем еще три причины актуальности Атлантиды, частично объясняющих такое изобилие и многообразие попыток разгадать её загадку: Во-первых, нельзя не отметить тесное переплетение темы Атлантиды с самыми животрепещущими мировоззренческими вопросами. Ведь «Тимей» Платона, в котором впервые была
3. Где: локализация в пространстве 65 предпринята попытка органично вписать легенду об Атлантиде в историю цивилизации, признается своего рода вершиной философского творчества Платона. В этом труде сделана, по сути, одна из первых и наиболее значимых попыток целостно и логично объяснить процесс возникновения и упорядочения Вселенной. На этом фоне рассматривается и эволюция человеческой цивилизации, которая, вполне естественно вписываясь в контекст общего совершенствования, в то же время отнюдь не является идеальным процессом развития, а представляет собой последовательность вдохновенных взлетов и трагических падений. Именно на этом основании множество современных исследователей сходятся во мнении, что если бы даже Атлантиды и не существовало, то её обязательно следовало бы выдумать. Отсюда логичный вывод о том, что Платон примерно с такими целями и выдумал Атлантиду от начала и до конца. А, значит, и поиски её пространственной локализации являются совершенно бессмысленными. Такой точки зрения придерживается, например Дмитрий Панченко в своей обстоятельной работе «Платон и Атлантида» [39]. Заканчивает он свой труд характерным упоминанием о том, «что платоновской картине заокеанской земли предшествовала традиция о стране гипербореев». В свете последующего изложения это замечание является весьма знаменательным. Во-вторых, проблема Атлантиды в целом и множество связанных с ней гипотез в частности изобилуют постоянно растущим множеством самых различных подтверждающих и опровергающих фактов, имеющих чрезвычайно разную степень достоверности и в той или иной степени противоречащих друг другу. В этой ситуации некоторые исследователи предлагают очень простой выход: считать, что Атлантида действительно находилась «везде» и была просто одной из стадий в эволюции человеческого общества в целом. Характерным примером такого подхода является гипотеза «множественности земель-атлантид», разбросанных по всем континентам [290], выдвигаемая Александром Ворониным – президентом «Российского общества по изучению проблем Атлантиды» (РОИПА) и главным редактором альманаха «Атлантида: проблемы, поиски, гипотезы». Такой подход может, естественно, дополнительно стимулировать широкий фронт исследований по
3. Где: локализация в пространстве 66 истории и происхождению древних цивилизаций, но дать конкретные ответы на многие вопросы, связанные с феноменом Атлантиды, он, увы, не в состоянии. Рис. 3.3. Различные варианты локализации «Псевдо-Атлантид», Столбов Геракла и хребтов Атлас в Европе и средиземноморском регионе (по Н.Ф. Жирову [197, с. 142] В-третьих, чрезвычайная длительность существования этого феномена породила множество «ложных следов», на первый взгляд ведущих прямо к истине, но в действительности уводящих далеко в сторону или вообще в тупик. Примером последнего является совпадение названия легендарной страны с современным названием
3. Где: локализация в пространстве 67 океана, традиционно именуемого древними просто Западным. Некоторые исследователи только на этом основании принципиально отбрасывают все другие варианты локализации Атлантиды, не пытаясь даже разобраться каким образом, на каком этапе и почему возникла такая общность названий. Например, Н.Ф. Жиров, автор одного из наиболее объемных и информативных трудов на эту тему [18, 19], вынужден перечислить множество альтернативных версий локализации, но все они сразу же получают ярлык «Псевдо-Атлантид» (рис. 3.3) ввиду его слепой убежденности, что настоящая Атлантида может быть только в Атлантическом океане. Характерно при этом, что перечень «неправильных» локализаций он начинает с Керченского пролива и Азовского моря. В современной ситуации рассмотрение всего множества предлагаемых версий локализации Атлантиды позволяет выделить наиболее характерные варианты, всесторонний сравнительный анализ которых вполне может вывести на наиболее достоверное решение проблемы. При этом целесообразно отбросить наиболее фантастические локализации, в корне противоречащие описанию Платона. Например, пустыни Гоби и Сахара, а также высокогорные районы Южной Америки. Некоторые варианты локализаций, расположенные в одном и том же географическом регионе и имеющие много общего, как в историческом плане, так и с точки зрения используемой в их пользу аргументации, имеет смысл объединить в одну группу. Например, такого рода обобщенной группой Западноевропейского шельфа могут быть представлены локализации в Северном и Балтийском морях, а также – в непосредственно прилегающих к ним районах. В одну большую группу могут быть сведены все локализации в Северной Атлантике. Кроме этого, для ряда довольно удаленных от Греции и Египта регионов типа западного побережья экваториальной Африки или Южной Индии целесообразно выбрать один наиболее типичный и наиболее обоснованный вариант, например, Индонезийский шельф. В то же время, в районах, непосредственно прилегающих к Греции имеет смысл рассмотреть предлагаемые локализации более детально и конкретно, отдельно рассмотрев, в частности, и локализацию в Мраморном море.
3. Где: локализация в пространстве 68 В итоге для сравнительного анализа различных вариантов пространственной локализации Атлантиды целесообразно ограничиться рассмотрением следующих 7-ми наиболее типичных версий (рис. 3.4): А1 – Северная Атлантика; А2 – Приполярные области; А3 – Индонезийский шельф; А4 – Западноевропейский шельф; А5 – Восточное Средиземноморье; А6 – Мраморное море; А7 – Циркумпонтийский регион, т. е. области вокруг Понта – Черного моря. Рис. 3.4. Семь основных регионов возможной локализации Атлантиды, наиболее часто упоминаемых в современной литературе Именно в таком порядке эти версии и будут рассмотрены далее. При этом, естественно, наибольшее внимание будет уделено классической версии в Атлантике (А1), а также версии А7, которая в результате исследования определена как наиболее вероятная область первичной локализации легендарной страны и всего комплекса мифологических и исторических представлений, прямо или косвенно с ней связанных.
3. Где: локализация в пространстве 69 А1: Северная Атлантика Североатлантический вариант можно считать классическим примерно с XVI века, когда впервые были высказаны мысли о том, что вновь открытые высокие индейские культуры – это остатки великой культуры Атлантиды, расположенной когда-то между Европой и Америкой [15, с. 37]. Именно эти идеи привели к тому, что океан, еще в начале XVI века называвшийся в соответствии с древней традицией преимущественно просто Западным, стал постепенно переименовываться в Атлантический. Процесс этот окончательно завершился лишь в середине XVII века [16, с. 47], когда Атлантида появляется сразу на нескольких европейских картах, самой известной из которых является иллюстрация к вышедшей в 1665 году книге «Подземный мир» Афанасия Кирхера (см., например, [16, с. 48]). Последний являлся известным деятелем ордена иезуитов, а также одним из крупнейших ученых-энциклопедистов своего времени и страстным поклонником герметизма [17, с. 367]. В дальнейшем название океана, порожденное, фактически, лишь романтической ошибкой, стало одним из основных аргументов для многочисленных сторонников данной гипотезы. К числу наиболее авторитетных и известных сторонников Атлантиды в Атлантике следует, безусловно, отнести американского конгрессмена Игнациуса Донелли [7] и самого знаменитого советского атлантолога, доктора химических наук, Николая Феодосьевича Жирова [18, 19]. И в наше время у упомянутых авторов имеется множество последователей, категорически не согласных ни с каким другим вариантом кроме «Атлантиды в Атлантике». В связи с этим имеет смысл более детально рассмотреть, как и почему в XVI-XVII вв. сложилась эта устойчивая ассоциация, прочно связавшая Атлантику с Атлантидой.
3. Где: локализация в пространстве 70 Главным побудительным моментом такой ассоциации явилось, естественно, открытие Америки в конце XV века. Причем, как отмечает один из современных исследователей, «уже в отношении Христофора Колумба достаточно рано появилось утверждение, что он знал о предании Платона об Атлантиде и пытался найти ее. Колумб великолепно знал древнюю литературу, где были упоминания о легендарном острове, был лично знаком с географом конца 15 века Мартином Бехаймом, на глобусе которого значились многие легендарные острова, неоднократно переписывал для других моряков карту Паоло Тосканелли. Сохранился принадлежащий Колумбу экземпляр книги кардинала Пьера д’Элли «Картина мира» (Imago mundi, 1410 г.) с отрывками из сочинений древних географов. На полях книги множество заметок Колумба… По натуре скрытный, не рассказывавший никому даже о своей переписке с флорентийским астрономом и географом П. Тосканелли, он мог умолчать и об Атлантиде как ориентире своих поисков» [291]. Но первым, кто публично и достаточно четко высказался в пользу того, что именно платоновская Атлантида является источником культуры Нового Света, был итальянский врач, философ, астроном и поэт Джироламо Фракасторо (1478-1553). В своей эпической поэме «Сифилис, или о французской болезни» (15211530), состоящей из 3-х книг, он, прежде всего, рассказывает о поэтической версии происхождении этой страшной болезни и ее симптомах (1-я книга). Во 2-й книге предписываются определенные средства для профилактики и лечения, а также выражается уверенность, что болезнь удастся обуздать с помощью «железных оков нашего искусства». В 3-й книге воспевается «храбрый челн открывателей» Америки и заключенный с туземцами мир, благодаря которому новый материк завещает европейцам свои древние тайны. И здесь же сообщается, что в преданиях индейцев хранится память об их прародине Атлантиде.
3. Где: локализация в пространстве 71 Поэма в свое время стала незаменимым психологическим и санитарным руководством по борьбе с болезнью. После смерти Джироламо Фракасторо был назван «лучшим поэтом после Вергилия», а в 1555 году в Вероне ему был поставлен памятник (рис. 3.5), сохранившийся до настоящего времени [291]. Но по настоящему тема Атлантиды в Атлантике стала популярной в Европе XVI века благодаря публикации двух фундаментальных работ: «Всеобщей истории Индий и завоевания Мексики» (1552) и «Истории Индии» (Historia de las Indias. Saragossa, 1553). Автор этих трудов Франсиско Лопес де Гомара (1510 - 1560), опираясь на обширный материал по истории завоевания Вест-Индии и Мексики, впервые обобщенный им, привел ряд доводов в пользу того, что можно действительно найти Атлантиду, но искать придется не возле Азорских и Канарских островов, а ря- Рис. 3.5. Памятник Джиродом с Большими и Малыми ламо Фракасторо в Вероне Антилами. При этом он считал Америку тем самым «противолежащим материком», о котором писал Платон. А настоящими остатками легендарной страны были именно эти острова, названные так Педро Мартиром в память об Атлантиде. Сочинения Гомары были в свое время очень популярны в Европе и, подтверждая часть сообщения Платона, они как бы открыли новую эру в атлантологии [291]. Вскоре появились и те, кто вновь открытые земли пытался напрямую связать с легендарной Атлантидой. Сегодня далеко не все
3. Где: локализация в пространстве 72 знают, что вопреки Мартину Вальдземюллеру, который в 1507 году предложил называть южную часть открытого материка Америкой в честь Америго Веспуччи, и вопреки Меркатору, который распространил это название на обе части Нового Света, тюдоровский географ Джон Ди (рис. 3.6) в порядке «восстановления справедливости» предлагал использовать для вновь открытого материка исключительно название «Атлантида» [291]. Личность Джона Ди в контексте нашего исследования вполне заслуживает того, чтобы на ней остановиться подробнее. «Блестящий человек блестящего образования, прославивший свое имя на всю Европу тем, что написал удивительное математическое предисловие к «Началам» Эвклида, переведенным на английский язык Рис. 3.6. Английский астроном и алхимик Джон Ди (1527-1608) в 1559 году. Если бы он ограничился одним этим предисловием, он бы уже остался в истории математики – его очень ценили на математических факультетах, где он высказал массу передовых математических догадок. В частности, о четвертом измерении…» [293]. Но при этом он также «легендарный прототип шекспировского Просперо и современного Джеймса Бонда… тайный агент, подписывавшийся номером 007, пресловутый скандалист и непримиримый мистик» [294]. Джон Ди (фамилия происходит от валлийского du – «чёрный») родился 13 июля 1527 года, став единственным сыном Роланда Ди, торговца тканями, занимавшего также незначительный пост при дворе. В 15 лет Ди поступает в колледж св. Иоанна (Сэйнт-Джон Колледж) в Кембридже. Уже в тот период, Ди, по утверждению биографов отдавал занятиям по 18 часов в сутки, оставляя себе
3. Где: локализация в пространстве 73 лишь 4 часа на сон и 2 часа на приём пищи. В 1546 году Ди занялся астрономическими наблюдениями и составлением астрологических прогнозов. В том же году Ди получил степень бакалавра и стал членом совета колледжа. В декабре Ди вошёл в совет новосозданного Тринити Колледжа, вскоре ставшего самым крупным из колледжей Кембриджа [296]. Будучи недовольным научной атмосферой в Англии, Ди в 15481551 гг. отправился в путешествие по Европе, где продолжает свое образование в Бельгии и Голландии, учится в Лейдене у знаменитого географа Герарда Меркатора и состоит в переписке с ведущими мыслителями из университетов Оксфорда, Гейдельберга, Кельна, Орлеана, Болоньи и Рима. Получив изысканное образование, юный математик и естествоиспытатель начинает преподавательскую деятельность, занимаясь с будущим императором «Священной Римской Империи» Карлом V. В 23 года он уже читает математику в парижской Сорбонне. В 1551 году Ди получил предложение занять в Париже постоянную должность профессора математики, но ответил отказом и вернулся в Англию. Примерно в этот же период он параллельно начал увлекаться магическими дисциплинами, которые в то время назывались теоретическими и математическими: пифагорейством, неоплатонизмом, каббалой, числовой магией и идеями Раймонда Луллия. В ряду затрагиваемых им тем вскоре появляется и астрология, вошедшая тогда в очередной раз в моду. Используя сведения из древних текстов и свой научный опыт, Джон Ди добивается определенных успехов в предсказании погодных явлений и событий частной жизни людей из своего окружения. В 1553 году, после прихода к власти католички Марии Тюдор, в Англии начались репрессии против протестантов. Вскоре был арестован отец Джона Ди. И хотя он вскоре был отпущен на свободу, его финансовые сбережения были конфискованы. А это означало, что немалое наследство, которое позволило бы Ди до конца жизни посвятить себя научным изысканиям, не заботясь о пропитании, было потеряно.
3. Где: локализация в пространстве 74 Несмотря на серьёзные финансовые трудности, Ди в 1554 году отказался от предложения занять должность профессора математики в Оксфордском университете. Причиной отказа послужило недовольство Ди системой образования в Англии, в которой, по его мнению, слишком большой упор делался на преподавание риторики и грамматики (вместе с логикой составлявших академический тривиум) в ущерб более сложным искусствам квадривиума (арифметика, геометрия, музыка и астрономия) [296]. 28 мая 1555 года Ди был арестован «за вычисления» — в ту пору занятия математикой действительно рассматривались иногда как нечто, близкое к колдовству. Но в данном случае, скорее всего, имелись ввиду гороскопы, составленные Ди для Марии Тюдор и принцессы Елизаветы. Вскоре Ди было предъявлено также обвинение в государственной измене. Ди предстал перед судом Звёздной палаты и сумел оправдаться [296]. Репутация ученого-гения и разносторонние способности привлекают к нему повышенное внимание, благодаря чему он вскоре становится придворным астрологом королевы. В 1556 году Ди представил Марии Тюдор грандиозный план учреждения Королевской библиотеки, в которой предполагалось собрать все важные книги по всем отраслям знаний. Но план этот был отвергнут, и Джон Ди принялся за страстное составление личной библиотеки в своём доме в Мортлейке. Несмотря на продолжающиеся финансовые затруднения, он увлечённо собирал научные труды по всей Европе. Его библиотека, уже при его жизни ставшая крупнейшей в Англии, привлекала многих учёных того времени и превратилась в крупнейший научный центр за пределами университетских стен [296]. В 1558 году после смерти Марии I Тюдор на престол вступила Елизавета Английская, восстановившая в Англии протестантизм. Ди быстро оказался в фаворе у новой королевы, что, как правило, объясняют тем, что в своих гороскопах, составленных еще накануне ареста, он якобы предсказал недолгое правление Марии и последующий переход власти к Елизавете. Последняя, придя к
3. Где: локализация в пространстве 75 власти, сразу же сделала Ди своим личным астрологом и советником в делах науки. Считается, что назначенная по совету Ди дата коронации 14 января 1559 года якобы существенно повлияла на благоприятное развитие английской империи в течение последующего столетия. В дальнейшем, руководствуясь советами Ди, Елизавета предприняла многочисленные реформы, значительно повлиявшие на расцвет науки и образования в Англии. Джон Ди, обладая энциклопедическими знаниями, «внедрял изобретения одно за другим, обеспечивая английский флот биноклями, студентов – учебниками географии, научную общественность – механическими роботами, а исследователей планеты – новым меридианом, ныне известным как Гринвичский. Невероятно устойчивый физически, спавший 2 часа в сутки, Ди… был способен проводить сутки в лабораториях, не покидая своего поста ради будущего цивилизации» [294]. При этом Ди был, по сути, верным последователем Платона и, в частности, был искренне убежден, что именно число есть основа и мера всех вещей во Вселенной, и что сотворение мира Господом было «актом исчисления». Считается также, что Джон Ди был первым, кто ввел в политический оборот словосочетание «Британская империя». С его именем связывают разработку новой имперской идеологии, легшей в основу позднейших колониальных империй, и представления об особом предназначении Нового Света. Ди подчеркивал, что Британская империя превосходит любую земную монархию со времен сотворения мира и вполне может стать всеобщей монархией. Поэтому Ди открыто сопоставлял нарождающуюся Британскую империю с христианским идеалом «мистического универсального града», объединяющего всю землю, и обосновывал необходимость «космополитического правительства» для управления им [295]. Нельзя не отметить, что именно на этом круге идей сформировалась в последующем и идеология многих современных структур мировой политики, например, Североатлантического блока. Важнейшей задачей на пути к созданию империи Ди считал открытие англичанами новых навигационных маршрутов и
3. Где: локализация в пространстве 76 колонизацию вновь открываемых территорий. Он подробно изучал древние карты мира, детально занимался географией, был близко знаком с ведущими картографами той эпохи Герардом Меркатором и Абрахамом Ортелиусом. Все это сделало Ди фактически главным консультантом британских навигационных проектов того времени. Он, в частности, принял активное участие в составлении маршрута первого английского кругосветного плавания, совершенного Фрэнсисом Дрейком в 1577-1580 гг. [295]. Помимо практических выгод Ди подчеркивал и мистическое значение присоединения к Британской империи территорий Нового Света, рассматривая их и как новую «землю обетованную», и как «острова блаженных» из средневековых мифов. Истоки идей о своего рода «Америке духа», позднее ставшие популярными в пуританских кругах, берут свое начало, в числе прочего, и в работах Джона Ди. Важный акцент делал Ди также и на том, что первым завоевателем островов вокруг Гренландии легенды называли короля Артура и его рыцарей Круглого Стола, странствовавших по миру в поисках Святого Грааля. А поскольку Артур был английским королем, то именно Англии и принадлежит право распоряжения Новым Светом, частью которого является Гренландия [295]. Одновременно с этим Ди разрабатывал и Северо-Восточный путь – дорогу в Китай через Северный Ледовитый океан и связанные с этим торговые контакты англичан с Россией. В этот период он взаимодействовал с «Московской компанией», специально учрежденной англичанами в 1555 году для торговли с Россией, и готовил по ее заказу морские карты и возможные пути навигации. Встречался Ди и с Ричардом Ли, который позднее, в 1600 г., стал официальным посланником Елизаветы I в России, совершившим путешествие через Архангельск на переговоры с делегацией царя Бориса Годунова. На этом фоне политическая карьера Джона Ди складывалась вполне успешно. «Будучи тайным советником королевы, он много путешествовал, регулярно получая соблазнительные приглашения от монархов разных стран, и прогнозировал как политическую, так
3. Где: локализация в пространстве 77 и частную судьбу Елизаветы. Наблюдая за перепиской папского двора и короля Филиппа II, собиравшего в то время «Непобедимую Армаду» для разгрома протестантской Англии, Ди оказал неоценимую услугу монархии, предсказав в августе 1588 года бурю, рассеявшую испанские корабли. Никогда не докладывая, на какой конкретно предсказательный метод он опирался, Джон Ди обеспечивал Елизавету прогнозами в форме тайных донесений, которые она, всецело доверяя советнику, воспринимала как истину в последней инстанции» [294]. Вместе с тем на фоне своей сугубо рациональной деятельности на благо государства он все более слыл глубоким мистиком. Его фундаментальный философский труд «Иероглифическая монада» (Антверпен, 1564), по мнению исследователей тайных обществ и герметических учений, стал фактически идейной основой будущего розенкрейцерства. «Каббалистика и нумерология, спиритизм и алхимия, астрология и магия, гадания и кристалломантия (искусство предсказания при помощи кристаллов) во второй половине жизни увлекали Ди гораздо более официальных знаний» [294]. В этом контексте вполне естественным стал один из поворотов в его судьбе, произошедший в 1580 году, когда состоялась встреча, впоследствии очень сильно повлиявшая на Джона Ди и его репутацию – настолько, что серъезные ученые иногда только усмехались, когда упоминали о Джоне Ди. Признавая его выдающиеся заслуги в молодые годы, они, как правило, с недоумением отзывались о его последующем увлечении мистицизмом, погубившем столь неординарный научный талант. Причем роковой в этом смысле признается встреча в 1580 году с неким Эдвардом Келли – относительно молодым человеком, родившимся в 1555 году, писавшим книги по алхимии и рекламировашем себя как медиума, способного общаться с ангелами. Джон Ди и до этого пытался заниматься спиритическими сеансами, для чего у него имелся набор магических кристаллов и знаменитый черный камень, представлявший собой кусок антрацита, оправленный в золото. Но с 1582 года он стал систематически вместе с Эдвардом Келли «вызывать ангелов» и писать якобы под их диктовку целые
3. Где: локализация в пространстве 78 рукописные тома. Фактически диктовал эти книги Келли, уверявший, что, в отличие от Ди, он хорошо слышит и прекрасно понимает голоса вызываемых ангелов. Джона Ди при этом он подкупал в первую очередь тем, что периодически сообщил ему о якобы ангельском подтверждении его высшего предназначения для познания тайн мира. Так, например, согласно записям Ди, 11 марта 1582 г. архангел Уриэль якобы сказал ему: «Иди вперед: Бог благословил тебя... Весь мир начинается с твоих деяний...» [295]. Позднее, 26 марта 1583 года, Ди в своих записях отмечает, что «ангелы начали открывать ему свой особый язык», якобы дающий человеку мистическую власть над миром и на котором было записано в общей сложности девятнадцать заклинаний (около 250-ти слов). Изучавшие этот язык современные лингвисты отмечали в нем параллели с санскритом и древнеегипетским языком. Отдельные слова имели много общего с ивритом и латынью. Отмечались также и явные славянские корни. В течение 1583-1587 гг. Ди, убежденный, что с помощью ангельской силы можно оказывать влияние на реальную мировую политику, предлагал свои услуги ряду правителей Европы. Императору Священной Римской Империи Рудольфу II он предложил с помощью ангельского вмешательства победить турок. Польскому королю Стефану Баторию – укрепить положение Польши в мире. В дневниках Ди сохранились также свидетельства, что в этот период через английских купцов, возвращавшихся из России, к нему поступило предложение поступить на службу к русскому царю Федору Иоанновичу. По отзывам этих купцов, царь ожидал от Ди консультаций не столько по магии, сколько по географии – для начавшегося русского освоения Севера и Сибири [295]. В ходе поездки по России ему обещали торжественный кортеж в 500 лошадей и участок земли рядом с царскими владениями. Старший сын Джона Ди Артур, ученый и врач, также занимавшийся алхимией и герметической философией, таким предложением, в отличие от отца, воспользовался и некоторое время находился на русской службе под именем Артемия Ивановича Дия.
3. Где: локализация в пространстве 79 Но самым важным в контексте нашего исследования было то, что в числе прочего «под диктовку ангелов» было составлено и несколько контурных карт, на которых Америка была однозначно названа Атлантидой. В записях Джона Ди сохранилась информация, что Атлантидой ангел называл несколько вершин, которые остались от огромного потонувшего материка. Когда же Джон Ди, будучи человеком образованным и к тому же географом, спросил, как же Северная и Южная Америки могут быть какими-то вершинами, ангел якобы ответил: как хочешь, так и понимай. Когда в 1601 году у истоков реки Парагвай был открыт город ГранМоксо, расположенный подобно столице атлантов на острове посреди большого озера, то, по мнению современников, было найдено важное свидетельство в пользу отождествления Америки с Атлантидой, и Джон Ди, казалось бы, мог в очередной раз торжествовать. Но судьба уже изменила ему. После смерти Елизаветы в 1603 году он, до этого постепенно терявший свой авторитет из-за излишнего увлечения «общением с ангелами», окончательно впал в немилость и стал затворником в своем имении в Мортлейке, погрузившись в «изучение божественных таинств». За время его странствий крестьяне практически разворовали его уникальную библиотеку, содержащую около 3 тысяч томов, и сожгли ее остатки, будучи абсолютно уверенными, что при этом они борются с нечистью. Джон Ди по этому поводу произнес свою знаменитую фразу что «меридиан знания не проходит через книги». Умер он в 1608 году в глубокой бедности и всеми брошенный. Однако, благодаря Джону Ди в эволюции восприятия европейцами Нового Света фактически начался новый этап. И хотя в XVII веке уже старались опираться больше на доводы рассудка и научные данные, чем на «откровения ангелов», начатая в предыдущем веке традиция поисков Атлантиды была продолжена. При этом атлантологи разделились на тех, кто продолжал искать в Атлантике, и тех, кто искал уже исключительно в Америке.
3. Где: локализация в пространстве 80 К последним принадлежал и известный английский гуманист Фрэнсис Бэкон (1561-1626), который в своей знаменитой «Новой Атлантиде» (1624) описывает «великую Атлантиду, именуемую Америкой». Он, в частности, пишет, что «эта Атлантида, так же как и Перу (в то время называвшаяся Койя) и Мексика (носившая название Тирамбель), были мощными и гордыми державами, которые славились войском, флотом и богатствами». Но в последующем «великая Атлантида была разрушена до основания – не землетрясением, как утверждает наш источник (ибо вся та часть света мало им подвержена), но частичным потопом или наводнением... Однако вследствие того, что вода, хотя и неглубокая, стояла очень долго, жители долин, даже там, где они не утонули, погибли от недостатка пищи и других необходимых предметов. Не удивляйтесь поэтому редкому населению Америки, а также грубости его нравов; ибо нынешних обитателей Америки надлежит считать молодым народом, не менее чем на тысячелетие моложе остальных народов мира» [292]. Эту точку зрения впоследствии поддержали и многие другие, что не удивительно, учитывая авторитет автора и его книги. Об уровне этого авторитета достаточно красноречиво свидетельствует, например, знаменитый Герберт Уэллс в его «Очерках истории цивилизации» [297]: «Фрэнсиса Бэкона называют отцом экспериментальной философии, хотя его вклад в развитие научных исследований порой слишком преувеличивают. Он был скорее не основателем, но апостолом научного метода. Более всего для науки сделала его фантастическая книга «Новая Атлантида». В этой книге Фрэнсис Бэкон причудливым языком изложил свое представление о некоем дворце изобретений, величественном храме науки, где поиск знаний во всех областях организован по принципу максимальной полезности. Из этой утопической мечты выросло Лондонское Королевское общество, основанное по указу короля Карла II в 1660 г. Основной заслугой этого общества была и остается публикация научных и популярных работ. Его образование отмечает решительный шаг от изолированного поиска к совместным исследованиям, от тайных и одиночных изысканий алхимика к отрытому отчету и свободному обсуждению, которыми живет современный научный процесс».
3. Где: локализация в пространстве 81 Рис. 3.7. Френсис Бекон (1561-1626) Но в отличие от Фрэнсиса Бэкона большинство европейских интеллектуалов в тот период было склонно связывать легендарную Атлантиду Платона все-таки не с Америкой, а с затонувшей землей в Атлантике. К тем, кто по-прежнему отстаивал «атлантическую» точку зрения, принадлежал, в частности, и немецкий иезуит Афанасий Кирхер – профессор нескольких университетов, в которых он преподавал философию, математику, теологию, историю, физику, технику и древние языки. Автор 158 томов научных трудов, изобретатель ртутного термометра и «волшебного фонаря», ставшего прототипом будущего кинематографа, первым в мире наблюдавший в
3. Где: локализация в пространстве 82 микроскоп микробы, он стал также первым из европейцев Нового времени, пытавшимся расшифровать египетские иероглифы, правда, без особого успеха. Рис. 3.8. Немецкий ученый-энциклопедист Афанасий Кирхер Последние годы жизни Афанасий Кирхер полностью посвятил археологии и египетским иероглифам. В книге «Подземный мир» (Mundus subterraneus, 1665) он высказал предположение, что Азорские и Канарские острова, а также острова Зеленого мыса являются вершинами гор затонувшего материка, карту которого он поместил в свою книгу (рис. 3.9). При этом он был абсолютно уверен в правдивости Платона: «Как мы показываем в нашем «Эдипе», Платон старался довести до минимума баснословную долю своего рассказа и придать ему подлинную историческую ценность мелочным описанием физической, экономической и
3. Где: локализация в пространстве 83 политической географии острова Атлантиды» (Цитируется по книге Б.Л. Богаевского «Атлантида и атлантская культура» // Новый Восток. 1926. С. 227). Рис. 3.9. Классическое изображение Атлантиды в Атлантике (север на карте расположен внизу) из книги Афанасия Кирхера «Подземный мир» (1613) Справедливости ради необходимо отметить, что уже в этот период некоторые авторы начинают перемещать загадочную страну и в другие места. Так, например, некто Кирхмейер в своей книге «Заметки об Атлантиде Платона» (Kirchmeier. Exercitatio de Platonis Atlantide, Wittenberg, 1685) помещает ее на юго-западном берегу Африки в районе современной Нигерии. В начале XX века эта теория была активно поддержана Лео Фробениусом. Но господствующей версией уже надолго стала «Атлантида в Атлантике».
3. Где: локализация в пространстве 84 Очередной всплеск интереса к этой версии спровоцировал в конце XIX века Игнатиус Лойола Донелли (рис. 3.10) – выходец из ирландской семьи, американский политик и писатель, явившийся первопроходцем в жанре специфического течения в литературе, в русле которого впоследствии появились бестселлеры типа «Кода да Винчи». По определению некоторых современных американских публицистов он был также «величайшим в истории сумасшедшим», коснувшимся в своей деятельности и своем Рис. 3.10. Фотография Игнатиуса Донелли (1831-1901) – творчестве «множества вещей, везде конгрессмена, сенатора, по- умудрившись совершить ошибки» пулиста и писателя [298]. Из Филадельфии, где он родился в 1831 году, он после женитьбы и непродолжительной адвокатской практики переезжает в 1857 году в Миннесоту, где впоследствии сделал блестящую политическую карьеру. Но свою деятельность на новом месте он начал с основания утопической комунны Найнинджер Сити, вскоре практически разорившейся в условиях внезапно наступившего кризиса. После этого он всеръез начинает заниматься политикой, став уже в 28 лет заместителем губернатора штата Миннесота. На этой должности Игнатиус Донелли проработал с 1860-го по 1863 год. С 1863 года он уже конгрессмен от штата Миннесота и оставался в этом качестве до 1868 года. В 1874–1878 гг. – сенатор. В эти годы он является также издателем еженедельника «Антимонополист». В начале 90-х годов Игнатиус Донелли становится одним из основателей Популистской (т. е. народной) партии, в рядах которой он участвует в президентских выборах 1900 года, баллотируясь в вице-президенты [299]. Те выборы партия проиграла, а вице-президентом стал кандидат от республиканской партии Теодор Рузвельт, также являвшийся, по оценке многих историков, отчаянным популистом, но не по форме, а по своей глубинной сути [300]. Вскоре он в результате преждевременной
3. Где: локализация в пространстве 85 кончины действующего президента возглавит страну, положив начало своеобразной эре Рузвельтов в истории США [300, c. 3046, 165-218]. «Популистский период» биографии Игнатиуса Донелли заслуживает несколько более детального рассмотрения, т. к. именно этот период многое объясняет в его взглядах и поступках. При этом целесообразно рассмотреть этот период через призму истории популистского движения в США, связанной, в числе прочего, и с историей американского доллара. Начать можно с того, что в период гражданской войны американское правительство впервые выпустило в оборот бумажные деньги – «гринбеки» – на сумму $450 млн. Обеспечены эти бумаги были лишь обещанием лидеров Севера оплатить казначейству их стоиРис. 3.11. Миннесотский мость после победы. «Гринбеки» Дон-Кихот (карикатура ходили наравне с другими деньгами, но 1891 года) сразу по окончанию войны стремительно обесценились. Банкиры и промышленники потребовали изъятия «гринбеков» из обращения и возобновления платежей в звонкой монете. Власти в рамках поддержки индустриального развития Соединенных Штатов пошли им навстречу и начали отзывать бумажные деньги из оборота. В провинции это привело к кризису неплатежей, в результате чего многие фермеры-должники разорились. В результате в ноябре 1872 года в Индианаполисе была созвана первая конференция партии гринбекеров, участники которой потребовали от правительства признания бумажных денег единственным платежным средством. Следующий съезд, который был приурочен к президентской кампании 1876 года, выдвинул
3. Где: локализация в пространстве 86 требование к правительству отказаться также от продажи золота на иностранных рынках. Эти идеи впоследствии и стали фундаментом для строительства новой политической партии. Настроения разорившихся фермеров и рабочих уловили общественные деятели, которые учредили 19 мая 1891 года Народную (Популистскую) партию, объединившую недовольных фермеров и рабочих в противостоянии господству монополистического капитала [301]. Вполне естественно в их рядах оказался и Игнатиус Донелли, сам побывавший в роли разорившегося фермера и длительное время издававший еженедельник «Антимонополист». Но после ряда неудачных для ПопуРис. 3.12. Рисованный порт- листской партии президентских рет Игнатиуса Донелли как кампаний ее голоса достались более масштабному и удачливому политиучастника президентской кампании ческому игроку – Демократической партии США. Президентские выборы 1900 года стали последними не только для Игнатиуса Донелли, но и для партии. Сам же Игнатиус Донелли к концу своей жизни был уже более известен не как политик, а как писатель, ставший автором нескольких бестселлеров. Впервые писательскую известность ему принес трактат «Атлантида: Допотопный мир» ("Atlantis: The Antediluvian World"), написанный в 1882 году после завершения его сенаторской карьеры и вызвавший буквально взрыв интереса к затонувшему материку [7]. В 1884 году издается своеобразное дополнение к первому трактату, названное «Рагнарок: Эпоха огня и гравия» ("Ragnarok: The Age of Fire and Gravel"), где легенды о потопе рассматриваются в свете гипотезы о столкновении Земли с кометой.
3. Где: локализация в пространстве 87 Правда, наибольшие споры, не утихающие и сегодня, спровоцировал другой трактат Донелли, объемом почти в тысячу страниц, изданный в 1888 году и получивший название «Великая криптограмма» ("The Great Cryptogram: Francis Bacon's Cypher in the Socalled Shakespeare Plays"), в котором доказывается, что автором по крайней мере части пьес Шекспира был Френсис Бэкон. Его исходная предпосылка в доказательстве этого утверждения заключается в том, что произведения Шекспира следует рассматривать как «огромную стеганограмму»; в этой стеганограмме Ф. Бэкон несомненно оставил следы своего авторства, используя изобретенную им систему стеганографии. Публично сознаться в своем авторстве Бэкон не захотел, поскольку в это время занятие литературой и драматургией считалось низменным и недостойным людей «высшего света». А Френсис Бэкон как раз и принадлежал именно к этому «свету». Этой теме Донелли посвятил и свою последнюю книгу «Шифр в пьесах и на надгробии» ("The Cypher in the Plays and on the Tombstone"), увидевшую свет в 1899 году. Двумя этими книгами он фактически заложил традицию поиска скрытой информации в общеизвестных текстах и изображениях, успешно развивающуюся и сегодня. В рамках этой традиции, как уже упоминалось, появились, в частности, и такие известные бестселлеры как «Код Библии» и «Код да Винчи». Непосредственно идеи Донелли, связанные с Шекспиром и Бэконом, популяризировали в XX веке (правда, зачастую без ссылок на автора) многие известные авторы, среди которых был, например, и Менли Холл [302, с. 637-654]. Как фантаст Донелли получил признание в 1890 году благодаря роману «Колонна Цезаря» ("Caesar's Column") опубликованному под псевдонимом Эдмунд Буагильбер и изданному на русском языке в 1910 году под названием «Крушение цивилизации». В нем пророчески предсказывалось, что наступление социализма будет сопровождаться эпохой кровавых войн, социальных потрясений и огромными жертвами.
3. Где: локализация в пространстве 88 Возвращаясь к теме Атлантиды в Атлантике, нельзя не отметить, что в книге Донелли [7] наблюдается довольно частая для такого рода изданий смесь тонких наблюдений и практически ничем не обоснованного вымысла. Среди объявленных в самом начале книги ее 13-ти основных положений некоторые остаются актуальными и сегодня. Например, предположения о том, что «самой древней колонией, основанной Атлантидой, был, вероятно, Египет, цивилизацию которого можно считать воспроизведением цивилизации Атлантиды». В этом ряду и утверждения, что «орудия бронзового века в Европе были унаследованы из Атлантиды. Атланты были также первыми производителями железа… Атлантида была родиной ариев или индоевропейской ветви народов…». Вполне логичным выглядит и предположение о том, что некоторым «все же удалось спастись… и они донесли до народов востока и запада рассказ о страшной катастрофе, который и дошел до наших дней в виде легенд народов Старого и Нового света о наводнениях и потопах» [7, с. 10]. Правда, при этом практически в качестве аксиомы Донелли принимает положение о том, что «некогда в Атлантическом океане, недалеко от Гибралтарского пролива, существовал большой остров, остаток Атлантического континента, известный в античном мире как Атлантида» (рис. 3.13) [7, с. 9]. Большинство доказательств и подтверждающих их иллюстраций, приводимых Донелли, сегодня представляются наивными и примитивными. Но, тем не менее, многие из них именно из книги Донелли начали свое длинное путешествие по множеству изданных впоследствии книг об Атлантиде.
3. Где: локализация в пространстве 89 Рис. 3.13. Империя Атлантиды по Игнатиусу Донелли [7, с. 259] В конце книги Донелли пытается детально проанализировать многочисленные связи Атлантиды с индоевропейской цивилизацией, типичными представителями которой он считает так называемых ариев. При этом он отмечает, что «центром арийской миграции, согласно популярному мнению, в исторический период была Армения. Здесь есть гора Арарат, где, как считается, остановился корабль Ноя… Если мы допустим затем, что именно из Армении арийцы заполнили Европу и Индию, то почему бы не предположить, что изначальное население Армении само было колонистами из Атлантиды» [7, c. 393]. Характерно, что Донелли в конце книги достаточно прозрачно намекает на основную мотивацию размещения им Атлантиды в Атлантике. Не имея достаточного количества конкретных фактов (чего он, в общем-то, и не скрывает) Донелли просто находит ближайшую аналогию из современных ему реалий: «Неудивительно, что, когда эта могучая страна скрылась под волнами в результате ужасной катастрофы вместе с миллионами населявших ее людей, то это событие оставило неизгладимый след в воображении человечества. Представьте, что Великобританию завтра постигнет по-
3. Где: локализация в пространстве 90 добная судьба. Какой ужас охватит ее колонии и всю человеческую семью! Мир может быть отброшен в варварство, глубокое и почти всеобщее. Вильгельм Завоеватель, Ричард Львиное Сердце, Альфред Великий, Кромвель и Виктория предстанут для народов будущего только как боги или демоны. Но память о катаклизме, в котором центр мировой империи мгновенно погрузился в глубины, никогда не сгладится. Она выживет во фрагментах, более или менее полных, во всех странах света, она отпечатается в памяти о тысяче меньших природных катастроф, она переживет династии, народы, веры и языки, она никогда не будет забыта, пока человек обитает на нашей планете» [7, c. 410]. Практически однозначно объясняет он и свой интерес к этой теме с точки зрения профессионального политика: «Наука только начинает восстанавливать прошлое и воссоздавать историю древних народов, и, конечно же, нет исследования, которое сильнее взывало бы к воображению, чем история этой затонувшей страны, Атлантиды, существовавшей до потопа. Атланты были основателями почти всех наших искусств и наук, отцами наших основных верований, первыми творцами цивилизации, первыми мореплавателями и купцами, первыми землепроходцами. Их цивилизация была стара, когда Египет был юн, и прошли тысячи лет, пока явились Вавилон, Рим или Лондон. Этот исчезнувший народ был нашим предком, их кровь течет в наших жилах, слова, которыми мы пользуемся повседневно, звучали в изначальном виде в их городах, судах и храмах. Каждая черта расового облика, мысли, крови и веры ведет нас к ним» [7, c. 410]. Следующим по значимости после Донелли в современной мировой «атлантологии в Атлантике» считается советский «основатель научной атлантологии» Н.Ф. Жиров, написавший в 1957 году фундаментальный труд на эту тему. Но прежде, чем подробнее остановиться на феномене Н.Ф. Жирова, целесообразно упомянуть и оккультную традицию, также породившую множество фанатичных сторонников Атлантиды в Атлантике.
3. Где: локализация в пространстве 91 Как признает Н.Ф. Жиров, «виднейшую роль в создании оккультного предания об Атлантиде сыграла Елена Петровна Блаватская» [197, с. 158]. Специфические обстоятельства ее жизни позволяют понять, почему это случилось. Родилась она в Екатеринославле (с 1926 года Днепропетровск) в 1831 году. Её мать, Елена Андреевна Ган, родившая дочь Лену в 17-летнем возрасте и рано умершая, успела за свою недолгую жизнь стать довольно известной писательницей, одной из первых в России начавшей писать в жанре Рис. 3.14. Елена «женского романа» и заслужившей в отзывах Блаватская некоторых критиков титул «русской Жорж (1831-1891) Санд». В статье, посвященной выходу в свет четырёхтомника её сочинений (через год после смерти), Белинский напишет: «Не являлось ещё на Руси женщины столь даровитой, не только чувствующей, но и мыслящей. Русская литература по праву может гордиться её именем и её произведениями…» [303]. И следует признать, что незаурядный писательский талант в полной мере унаследовала и ее дочь. Прадед Елены Блаватской, князь Павел Васильевич Долгоруков, генерал-майор времён Екатерины Великой, был товарищем и сослуживцем Кутузова. От князя Долгорукого семья унаследовала уникальную библиотеку, в которой было множество книг по алхимии, магии и прочим оккультным наукам. «Я читала их с живейшим интересом, когда мне ещё не было пятнадцати...» – вспоминала впоследствии Е. П. Блаватская. И, похоже, именно в этой библиотеке следует искать истоки практически всех ее последующих книг. Её отец, Петр Алексеевич фон Ган, был выходцем из аристократической немецкой семьи, предки которого эмигрировали в Россию за несколько поколений до его рождения, закончил Пажеский корпус и дослужился в конце своей военной карьеры до чина полковника. Он был основной причиной того, что Елена Блаватская вместе с семьей довольно часто была вынуждена менять место жительства в связи с новыми назначениями отца. К 16-ти
3. Где: локализация в пространстве 92 годам она успела пожить в Санкт-Петербурге, Астрахани, Полтаве, Саратове, Тифлисе. Оказавшись в Тифлисе, Елена ещё глубже, чем раньше, ушла в мистические книги из прадедовской библиотеки. Считается, что определенную роль в этом сыграло и состоявшееся там знакомство с князем Александром Голицыным, двоюродным братом княгини Воронцовой. Вскоре после его отъезда из Тифлиса 17-летняя Елена обвенчалась с сорокалетним офицером Никифором Васильевичем Блаватским, с которым прожила всего три месяца. Последний из этих месяцев они провели в Эривани (ныне Ереван). Муж должен был вскоре стать вице-губернатором всего края, и поэтому им для поселения была отведена бывшая резиденция турецких правителей вблизи библейской горы Арарат. Казалось, для семейного счастья и не надо было больше ничего желать. Но в сентябре 1849 года Елена Блаватская, ускользнув от охраны, в одиночку верхом умчалась в Тифлис. А когда оттуда близкие попытались отправить ее к отцу в Одессу, она совершает второй побег, используя для этого небольшой английский парусник «Коммодор», который через Керчь и Таганрог доставил ее в Константинополь [303]. С этого момента география ее многочисленных путешествий расширилась уже на весь мир. Уже в Константинополе она встретилась с графиней Киселёвой, с которой и отправилась путешествовать по Египту, Греции и странам Восточной Европы. Но особенно много времени в последующем она провела в Индии и Америке. В связи с Америкой она впервые в своих записках в 50е годы упоминает Атлантиду, не забыв при этом указать и на фантастические подробности о неких подземных ходах: «Многочисленные пещеры и руины, обнаруживаемые в обеих Америках, а также на Вест-Индских островах, все они связаны с затонувшей Атлантидой. В то время как иерофанты Старого Света во времена Атлантиды были связаны с Новым Светом наземными путями, маги несуществующей теперь страны, имели целую сеть подземных коридоров, расходящихся по всем направлениям» [304]. В сентябре 1875 году в Нью-Йорке в квартире Е.П. Блаватской состоялось собрание, объявившее о создании Теософского общества,
3. Где: локализация в пространстве 93 в качестве главных целей которого было заявлено не только изучение исторического наследия древних цивилизаций, но и «создание ядра всеобщего братства человечества, без различия расы, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи». Президентом общества был выбран полковник Олькотт. А через 2 года в Нью-Йорке выходит написанный фактически совместно с Олькоттом труд Блаватской «Разоблаченная Изида», привлекший к себе широкое внимание американской прессы и содействовавший широкой популяризации теософского движения. Но наибольшую роль в распространении теософии сыграл вышедший в 1888 году капитальный труд Е. П. Блаватской «Тайная доктрина», состоящий из 3-х томов: «Космогония», «Антропогенез», «Эзотерика». Переведенный на многие языки, этот труд, в числе прочего, стал источником широкого распространения оккультного предания об Атлантиде. При этом Блаватская ссылалась на так называемую «Книгу Дзьян» (Дцьян), якобы существующую в очень ограниченном числе экземпляров (один из экземпляров вроде бы находится в каком-то тибетском монастыре, а другой – в Ватикане) и практически недоступную. С помощью ясновидения и других таинственных способов Блаватской якобы удалось прочитать эту книгу и изложить ее основные положения в своей «Тайной доктрине». И хотя в последующие десятилетия никто никаких следов таинственной «Книги Дзьян» нигде не обнаружил, тем не менее «Тайная доктрина» стала весьма авторитетным источником для многих оккультистов и способствовала дальнейшему расширению известности Теософского общества. В свое время к его деятельности были в той или иной степени причастны многие известные личности, среди которых были, например, американский изобретатель Томас Эдисон, французский астроном Камилл Фламмарион и Уильям Йейтс (1856-1939) – самый знаменитый ирландский поэт. А основатель антропософии Рудольф Штейнер, также немало написавший об Атлантиде, более десяти лет (с 1902 по 1913 год) возглавлял Германское отделение Теософского общества. Теософское движение во многом явилось также прародителем такого специфического современного движения как «Новый век»
3. Где: локализация в пространстве 94 (“New Age”). На этом фоне не удивительно, что и во второй половине XX века личность Елены Блаватской привлекала внимание многих известных людей. Например, в одном из выпусков американского журнала «Макколлз» за 1970 год, почти целиком посвященному «оккультному взрыву», редакционная статья называет Е. П. Блаватскую «матерью-основательницей оккультизма в Америке». Главное место в этом журнале занимала статья знаменитого американского писателя Курта Воннегута «Таинственная госпожа Блаватская». Правда, в последующем стараниями некоторых исследователей было доказано, что никакой «Книги Дзьян» скорее всего не существовало, а источниками трудов Е. П. Блаватской явились в основном англоязычные переводы индийского эпоса, в частности, «Вишну Пурана», а также труд Доннелли и другие научные и оккультные труды, доступные в то время. В частности, основные положения якобы из «Книги Дзьян» были позаимствованы из Ригведы, в основном из «Гимна о творении». Все эти труды были творчески интерпретированы и переработаны для обоснования теософии. При этом, естественно, нельзя не признать, что Е.П. Блаватская продемонстрировала незаурядный литературный талант и эрудицию [197, с. 168]. Одним из прототипов упоминаемой в «Тайной доктрине» «Книги Дзьян» иногда также считают так называемую «Книгу Дзено» [305], опубликованную в 1558 году в Венеции и вызвавшую в свое время не меньше споров, чем повествование Платона об Атлантиде. Речь в этой книге идет о плаваниях в конце XIV века (начиная с 1390 года) венецианцев Николо и Антонио Дзено в Северной Атлантике. История при этом начинается с того, что корабль одного из братьев в ходе путешествия за Гибралтарский пролив терпит кораблекрушение около загадочного острова Фрисланды (вероятнее всего, это была Исландия), где братья впоследствии проведут много лет, совершая оттуда путешествия в некие страны, описания которых непосредственно ассоциируются с Гренландией и Северной Америкой. К книге была приложена карта, непосредственно использованная Меркатором в 1569 году для изображения Северной Атлантики.
3. Где: локализация в пространстве 95 Суть споров вокруг книги сводилась к тому, действительно ли описанные путешествия состоялись в XIV веке, а, значит, честь открытия Америки принадлежит Венеции, или все было придумано уже в XVI веке. Высказывались также предположения, что братья Дзено пытались искать в Атлантике именно Атлантиду, и что Афанасий Кирхер, будучи иезуитом и имея доступ к архивам Ватикана, возможно, знал об этом гораздо больше, чем написано в книге, что и помогло ему составить его знаменитую карту (рис. 3.9). Рис. 3.15. Один из фантастических образов Атлантиды, порожденный сторонниками оккультных подходов [302, с. 124] Но главное в контексте нашего исследования заключается в том, что в рамках теософии родилось и, благодаря Е. П. Блаватской, получило широкое распространение совершенно фантастическое представление об «Атлантиде в Атлантике», явившееся в дальнейшем, фактически, доведением этой версии до абсурда. Наиболее полно в таком, доведенном до абсурда, варианте оккультное предание об Атлантиде было опубликовано в 1890 году одним из соратников и последователей Е. Блаватской Скотт-
3. Где: локализация в пространстве 96 Эллиотом [306], который, уверяя в подлинности сообщаемых фактов, утверждал, что они были якобы получены из архива древнего оккультного «Белого братства». Но, как справедливо отмечает Н.Ф. Жиров, «произведение Скотт-Эллиота, являющееся «Би6лией оккультистов» и атлантоманов, имеет характер историко-утопического труда, изобилующего огромным количеством подробностей, слишком подозрительных для пересказа столь древней хроники, как история Атлантиды. Основная концепция, положенная в основу труда Скотт-Эллиота, заключается в принятии идеи о существовании на Атлантиде за много тысячелетий до нашего времени цивилизации, превосходившей современную по ее состоянию на конец XIX века… По Скотт-Эллиоту Атлантида миллион лет назад занимала большую часть Атлантического океана... 800 тысяч лет назад произошел первый катаклизм. Атлантида потеряла свои полярные области, ее средняя часть уменьшилась и раздробилась, Америка отделилась образовавшимся проливом… Вторая геологическая катастрофа постигла Атлантиду около 200 тысяч лет назад… Остров Скандинавия тогда присоединился к материку. Сама же Атлантида разделилась на два острова: северный, больший, называвшийся Рута, и южный, меньший, именовавшийся Даитья… Далее Скотт-Эллиот сообщает, что наибольший по грандиозности катаклизм произошел 80 тысяч лет назад. Атлантида продолжала еще существовать в виде относительно небольшого острова — Посейдониды, остатка Руты. Это та Атлантида, о которой писал Платон… Наконец, в 9564 году до нашей эры произошла последняя, четвертая катастрофа. Атлантида погрузилась на дно океана, а границы суши и моря приняли современный вид...» [197, c. 159]. Если Елена Блаватская пыталась сохранить хотя бы видимость научного подхода к проблеме, то для ее последователей, судя по всему, отпала и эта необходимость, что, по сути, ознаменовало абсолютное расхождение оккультных представлений об «Атлантиде в Атлантике» с реальностью. В частности, уже в 1912 году российский исследователь Богачев, рассказывая в своей брошюре «Атлантида» об оккультном предании, неоднократно подчеркивал, что карты, которыми Скотт-Эллиот снабдил свой труд (рис. 3.16), не имеют ничего общего с геологическими
3. Где: локализация в пространстве 97 картами описываемых им эпох, и что все это предание изобилует огромным количеством ошибок и несуразностей. Естественно, как и в случае с Блаватской, Скотт-Эллиот многое позаимствовал из книги Донелли. Но кое-что было взято и из других источников, например, из утопических романов БульверЛиттона (1803-1873) была позаимствована, в частности, фантастическая сила «врил», якобы применявшаяся атлантами для своих воздушных кораблей. Рис. 3.16. Именно так представлял Атлантиду Скотт-Эллиот «в период ее расцвета миллион лет назад» [305, с. 101] Н.Ф. Жиров вполне закономерно делает вывод, что «так называемое эзотерическое предание оккультистов об Атлантиде является продуктом их досужих вымыслов, ничего общего не имеющих с действительностью. В этом предании нет и не могло быть никаких элементов, связанных с реальностью: вся концепция построена на
3. Где: локализация в пространстве 98 псевдонаучных и вымышленных данных — это не больше, чем псевдомиф современности» [197, с. 169]. Но, несмотря на все, версия «Атлантида в Атлантике» продолжала успешно находить сторонников на протяжении всего XX века. Так, например, в январе 1914 года морской офицер и журналист Михаил Меньшиков публикует в газете «Новое время» почти сенсационный материал со множеством подробностей о том, как некий московский купец организовал экспедицию для поиска Атлантиды в Атлантике, и что якобы эта экспедиция увенчалась успехом [307]. В августе 1918 года М. Меньшиков еще раз упомянет Атлантиду, но уже в совершенно ином контексте: «Россия, как Атлантида, совсем исчезнет из мира самостоятельных держав» [307, с. 117]. Вскоре он, будучи обвиненным в монархическом заговоре, был расстрелян на берегу Валдайского озера Чрезвычайным полевым штабом Новгородской ЧК. Но выдуманный им сюжет найдет свое прямое продолжение в повести знаменитого советского фантаста Александра Беляева «Последний человек из Атлантиды» (1926), где описывается коммерческая экспедиция, направленная на поиски в глубинах Атлантики артефактов, переживших гибель Атлантиды. В повести живописно реконструируется жизнь и гибели Атлантиды, заимствованная из книги Рожэ Девиня «Атлантида, исчезнувший материк», вышедшей в 1926 году в русском переводе. Обе книги всерьез проникнуты пафосом того, что «необходимо найти священную землю, в которой спят общие предки древнейших наций Европы, Африки и Америки». В части, касающейся Атлантиды, к категории писателей-фантастов следует, пожалуй, отнести и американского «спящего пророка» Эдгара Кейси. Будучи рожденным в 1877 году в Кентукки на табачной ферме своего деда в семье искренне верующего мирового судьи, он с детства мечтал стать проповедником. Но в возрасте 21 года теряет голос и вынужден заняться фотографией, где со временем добился немалых успехов. Все попытки лечения проблем с голосом были безуспешными до тех пор, пока однажды странствующий гипнотизер не погрузил Кейси в гипнотический сон и приказал говорить нормальным голосом. И Кейси заговорил.
3. Где: локализация в пространстве 99 Благодаря последующим сеансам гипноза Кейси не только смог установить причину собственного заболевания и пути к исцелению, но и по просьбе гипнотизера описал симптомы его болезней и назначил лечение. После этого Эдгар Кейси стал постепенно приобретать репутацию «врачевателя во сне». Рис. 3.17. «Спящий пророк» Эдгар Кейси (1877-1945) Но настоящая слава пришла к нему после публикации в газете «Нью-Йорк таймс» статьи под заголовком «Человек без образования становится врачом под гипнозом. Странная способность Эдгара Кейси ставит в тупик специалистов». Кейси, которому тогда исполнилось 33 года, был после этого буквально засыпан письмами от бедствующих людей и требованиями интервью от многочисленных газетчиков. В 1923 году в жизни Кейси происходит следующий крутой поворот: в возрасте 46 лет принимает решение окончательно оставить занятия фотографией и полностью посвятить себя медицинской психодиагностике. Для этого семья переезжает в городок Дейтон на северо-западе штата Огайо, где Кейси при моральной и финансовой поддержке Артура Ламмерса учреждает миссионерскую организацию с названием «Исследовательский институт Кейси», разместившуюся в местном отеле. Секретарём-стенографом Эдгара становится молодая
3. Где: локализация в пространстве 100 девушка, отобранная из множества претенденток и остававшаяся верным стенографом до конца его жизни. Именно благодаря её усилиям практически все высказывания Кейси были тщательно документированы. В целом с 1901 года, занимаясь диагностикой в состоянии транса в течение 43-х лет, он представил в созданную им Ассоциацию Исследований и Просвещения (A.R.E.) отчёты о более чем двадцати тысячах «чтений», из которых 14 тысяч, сделанных после 1923 года, дословно стенографированы и опубликованы. Не всегда его советы были удачны, но в большинстве случаев они помогали [308, c. 102]. Со временем Кейси обнаружил в себе и еще один дар: умение видеть прошлое и предсказывать будущее. Биографы Эдгара Кейси утверждают, что сбывалось большинство его пророчеств. При этом обычно называют драматические события на Уолл-стрит, предсказанные в апреле 1929 года за 6 месяцев до их начала; Великую депрессию; конец 2-й мировой войны в 1945 году; извержение вулкана Этны; землетрясение в Калифорнии и многое другое. В частности, одно из последних предсказаний Эдгара Кейси в 1944 году касалось грядущего вступления человечества в новую эпоху, которое он связывал с Россией: «Надежда мира, его возрождение придут из России, и не будут иметь никакой связи с тем, что сегодня называют коммунизмом или большевизмом. Именно в России возникнет подлинный и великий источник свободы... Это будет совершенно другой способ существования, базирующийся на принципе, который станет основой новой философии» [310]. Из экскурсов в прошлое Эдгара Кейси наиболее интересны его «чтения», связанные с легендарной Атлантидой, в существование которой Кейси искренне верил. По Кейси этот остров, по размерам превосходящий Европу, находился в Атлантическом океане между Саргассовым морем и Азорскими островами. Уничтожена Атлантида была не сразу, а в результате трех катаклизмов, последовавших в период между 15600 и 10000 годами до н. э. Первые два раскололи остров на три части, последний уничтожил его окончательно. До последней катастрофы остров якобы населяла высокоразвитая цивилизация, знакомая с элект-
3. Где: локализация в пространстве 101 ричеством, аэропланом и телепатическими способностями. Они также имели кристалл для фокусирования и использования энергии Солнца, который и стал основной причиной катаклизмов, уничтоживших остров. После первого и второго разрушений часть населения Атлантиды перебралась в Европу и Америку, что объясняет наличие общих черт в обеих цивилизациях. В 1940 году Кейси неосторожно предсказал, что часть Атлантиды всплывет в 1968-1969 годах. Это пророчество оказалось явно ошибочным, что серьезно пошатнуло веру его последователей и во все прочие подробности, касающиеся Атлантиды. Правда, и в наше время некоторые авторы книг об Атлантиде продолжают считать именно Кейси одним из наиболее авторитетных источников сведений об Атлантиде (см., например, книгу Ширли Эндрюс «Атлантида: По следам исчезнувшей цивилизации» [310]). Для самого же Кейси, судя по всему, основным источником информации по всем вопросам, связанным с Атлантидой, стало несколько модифицированное наследие Игнатиуса Донелли и Скотт-Эллиота. Однако в 1968 году все-таки произошло два события, непосредственно связанных с Эдгаром Кейси и его представлениями об Атлантиде. Во-первых, Эдгар Эванс Кейси, младший сын Эдгара Кейси, опубликовал книгу «Об Атлантиде», в которой он в меру своих сил постарался поддержать и правильно истолковать соответствующие утверждения отца. Во-вторых, летом 1968 года под водой в районе Багамских островов несколько севернее острова Рис. 3.18. Район острова Андрос неАндрос с воздуха были обнадалеко от побережья Флориды – очертания традиционное место поисков «Ат- ружены правильного прямоугольника. лантиды по Кейси» [311] Этим открытием немедленно
3. Где: локализация в пространстве 102 заинтересовались Мэнсон Валентайн, специалист по подводной археологии и древностям доколумбовой Америки, и французский океанограф русского происхождения Дмитрий Ребиков, которые установили, что прямоугольник размером около 30 на 24 м точно ориентирован по оси восток-запад, а в его окрестностях находятся обработанные известняковые блоки толщиной около одного метра. Исследователи сразу же связали находку с предсказанием Эдгара Кейси, сделанным им в 1933 и 1940 годах о том, что в 1968 или в 1969 году можно будет отыскать обломки подводного храма атлантов возле Бимини (рис. 3.18), что, по их мнению, косвенно можно было посчитать важным свидетельством «возвращения Атлантиды» именно в 1968 году. Немного позднее к юго-западу от берегов острова Андрос было обнаружено темное кольцо диаметром 300 м и около одного метра шириной. Внутри его находились еще два концентрических кольца той же толщины. Несколько структур с правильными геометрическими формами было обнаружено также вдоль северного края Большой Багамской банки, у Северного Бимини. Ближе к Кубе было отмечено «множество темных прямоугольников и прямых линий, тянущихся вдаль». Впоследствии Валентайн назовет эту находку «архитектурным планом исключительно сложного городского комплекса» [312]. За все время исследований Мэнсону Валентайну (умер в 1994 году) удалось занести в свое досье около 60 объектов, расположенных на мелководье Большой Багамской банки, которые могут представлять археологический интерес. Позднее там обнаружили обожженную глиняную посуду и керамические фигурки, что позволило достаточно надежно датировать находки периодом примерно с 5000 до 3000 гг. до н. э. Интенсивные поиски в районе острова Андрос не прекращаются и в новом тысячелетии, о чем свидетельствует регулярно обновляемая информация на сайте http://edgarcayce.org (см., например, [313]). В частности, в 2001 году у берегов западной части Кубы работала экспедиция канадской компании, которая официально занималась поисками испанских галеонов в кубинской акватории. Однако в
3. Где: локализация в пространстве 103 печать просочились слухи, что исследователи ищут остатки Атлантиды и ее столицу. Главой экспедиции была океанолог Полина Зелицкая, которая совместно с Кубинской Академией Наук работает над созданием карты относительно неисследованной области океанского дна. Предполагалось, что эти работы не только помогут географическому и археологическому изучению региона, но и позволят разработать меры по поднятию груза с затонувших испанских галеонов, который оценивается почти в З триллиона американских долларов. В процессе исследований глубоководные аппараты зафиксировали на дне кубинского залива Гуанаакабибес огромную каменную структуру, похожую на подводный город с четко расположенными, будто специально расчерченными улицами и площадями. Описывая эти события, Александр Воронин особо отмечает, что «Полина Зелицкая родилась в Польше, но училась на инженера в одном из институтов Советского Союза. Во время холодной войны она была назначена работать на секретную подводную лодку, которая находилась тогда в кубинских водах. После чего Зелицкая вышла замуж и переехала в Канаду. Это еще раз доказывает, что открытия кубино-канадской компании под руководством Полины Зелицкой в западной акватории Кубы основывались на тех результатах, которые были сделаны несколько десятилетий назад русскими и кубинцами… Для подводных киносъемок канадцы привезли дистанционно управляемую субмарину «Иллюминант», которая находилась на океанографическом судне «Улисс». Они впервые применили сложное сканирующее оборудование, в результате чего пришли к сенсационным выводам. Полина Зелицкая заявила, что на глубине 670 метров исследователи обнаружили город, раскинувшийся на территории 40 квадратных километров. Это было огромное плато с четкими очертаниями, напоминающими огромные архитектурные сооружения, частично покрытые песком. Сверху они походят на пирамиды, дороги и здания... Глубоководный «Иллюминант», поставленный на колеса, даже проехал несколько километров по мощеной подводной дороге. Но субмарина не была первой. На шоссе запечатлены следы неизвестного транспортного средства, проехавшего здесь незадолго до ее спуска» [312]. Что реально было обнаружено в окрестностях Кубы мы, возможно, скоро узнаем. Но практически на поверхности лежит тот факт, что
3. Где: локализация в пространстве 104 советский интерес к исследованиям в окрестностях Кубы чаще всего связывают именно с публикациями Н.Ф. Жирова. И совершенно очевидно, что к Атлантиде Платона все это никакого отношения не имеет и иметь не может. Справедливости ради следует отметить, что в XX веке в числе убежденных сторонников представления о реальности «Атлантиды в Атлантике» были не только писатели-фантасты, но и многие серьезные ученые. В их числе был, например, известнейший советский геолог и географ, академик Владимир Афанасьевич Обручев, известный также как автор научно-фантастического романа «Земля Санникова». Он в 1954 году в статье «Загадка Сибирского Заполярья» писал следующее: «Погружение под уровень океана значительной площади суши, происшедшее 10-12 тысяч лет тому назад (т. е. в 8-10 тысячелетии до нашей эры), уже не может удивлять геологов и географов, возбуждать их недоверие или резкое отрицание. Поэтому сказание об Атлантиде, гибели большого государства, населенного культурным воинственным народом, вовсе не является чем-то необычайным, невозможным, недопустимым с геологической точки зрения. Погружение Атлантиды, может быть, не такое внезапное и быстрое, как изложил греческий философ Платон в древнегреческом предании, а продолжавшееся несколько недель или даже месяцев, или лет, с точки зрения неотектоники вполне возможно, а его последствия в виде сокращения и затухания оледенения северного полушария совершенно допустимы, закономерны, неизбежны. Современное оледенение южного полушария не противоречит предположению, что оледенение северного полушария было прервано и прекращено благодаря тому, что теплые воды Гольфстрима получили доступ в область Северного Ледовитого океана в связи с погружением Атлантиды» (цитируется по работе [313]). К числу «серьезных ученых» относят обычно и австрийского атлантолога XX века Отто Генриха Мука (1889-1965), который в своей книге «Тайна Атлантиды» (1956) выдвинул одну из самых известных кометных гипотез своего времени. При этом он не только предложил свою теорию, но и попытался точно определить
3. Где: локализация в пространстве 105 время космической трагедии, утверждая, что катастрофа Атлантиды произошла 5 июня 8498 г. до н. э. по Григорианскому календарю в 13 часов по Гринвичу. Александр Воронин, президент «Российского общества по изучению проблем Атлантиды», отзывается о книге Отто Мука как о «классическом атлантологическом труде с большим фактическим материалом и научными расчетами, на который еще долго будут ссылаться исследователи проблемы Атлантиды» [314]. Согласно Муку, Атлантида находилась неподалеку от Средне-Атлантического хребта. 5 июня 8498 г. до н.э небесный объект, так называемый «астероид А», внезапно отклонился от орбиты, распался на бесчисленные обломки и рухнул на Землю в районе Бермудского треугольника. Мук также связал эту дату с замечательным астрономическом явлением на небе, когда Солнце, Меркурий, Венера, Луна и Земля находились на одной линии, что якобы было зафиксировано в календаре майя. Такое необычное положение Венеры и Луны привело к тому, что под влиянием их притяжения орбита «астероида А» искривилась еще больше и он столкнулся с Землей. При этом Мук особо отмечает, что начало отсчета календаря майя (цикла цолькин) также приходится на 8498 год до н. э. Это так называемый «День нуля», восходящий, по его версии, ко времени гибели легендарной Атлантиды. Мук, естественно, был не первым, кто заговорил о громадном метеорите и всеразрушающей катастрофе, случившейся на Земле в древнейшие времена. Первым, как мы уже упоминали, был американский атлантолог Игнатиус Доннелли, написавший книгу «Рагнарок: эпоха огня и песка» (1883), в которой он предположил, что наша планета неоднократно подвергалась страшным катастрофам, имевшим внеземное происхождение. Правда, самым первым можно считать и Эдмунда Галлея, открывшего еще в 1694 году периодичность появления кометы, названной в его честь, и считавшего, что Всемирный потоп на Земле был вызван именно «случайным ударом кометы».
3. Где: локализация в пространстве 106 Рис. 3.19. «Загадочная полоса», протянувшаяся через всю Евразию, характеризующаяся лессовыми осадочными породами и залежами каменного угля, является, по Отто Муку, одним из наглядных свидетельств катастрофы [315, с. 259] Сама личность Отто Мука и обстоятельства появления его труда довольно таинственны. Об этом скупо пишет упоминавшийся ранее Коллинз в своей книге: «Отто Мук – одна из наиболее загадочных фигур, когда-либо занимавшихся исследованиями Атлантиды» [182, с. 402]. Во время Второй мировой войны Отто Мук оказался в команде не менее таинственной личности Вернера фон Брауна, работавшей над самыми засекреченными немецкими проектами «Фау-1» и «Фау-2». Он был также изобретателем шнорхеля – устройства для работы двигателя под водой, разработчиком управляемых ракет и самолетов с вертикальным взлетом. Кроме этого, в 1944 году Отто Мук работал консультантом фирмы «Сименс» по проекту электромагнитной пушки для обстрела Англии. Поскольку с 1944 г. все проекты так называемого «оружия
3. Где: локализация в пространстве 107 возмездия» курировала «Аненербе» («Наследие предков»), то появляются основания утверждать, что некоторое время Отто Мук был подчинен этой организации [314]. И, возможно, именно поэтому он вплотную заинтересовался Атлантидой. По предположению Александра Воронина, примерно в то же время в 1945 году в Германии мог активизироваться интерес к Атлантиде и Николая Жирова, считавшегося одним из наиболее авторитетных атлантологов XX века. Жиров был направлен в Берлин сразу же после окончания войны в первую очередь как специалист по взрывчатым веществам и боеприпасам. Но А. Воронин предполагает, что не последнюю роль в этой командировке могли сыграть также его «умение расшифровывать сложнейшие криптограммы, его начитанность, знание нескольких иностранных языков, в том числе и немецкого, и глубокие познания в спецхимии. Не секрет, что немцы разрабатывали биологическое, химическое и психологическое оружие, в свою очередь, состав которого, они могли получить в своих секретных экспедициях в различные части планеты. Разработки эти, возможно, также восходили к остаткам древних знаний допотопных цивилизаций, в том числе и Атлантиды» [314]. Жиров, как специалист по взрывчатым веществам, занимался твердотопливными ракетными снарядами типа «Катюша» и поэтому в заграничной командировке в Берлине был в составе группы, которая занималась исследованием «Фау-1» и «Фау-2». При этом, возможно, Жиров занимался не только снарядами «Фау», но также изучал секретные документы «Аненербе», в том числе, и материалы, касающиеся Атлантиды, что и сыграло главную роль в его последующей активности в этой области. Основанием для такого предположения может быть и тот факт, что живой интерес к теме Атлантиды проявился у него еще в детстве, но всерьез заниматься этой темой он начал непосредственно после командировки в Германию.
3. Где: локализация в пространстве 108 Родился Николай Феодосьевич Жиров в 1903 году в Киеве в дворянской семье. Среди наиболее ярких воспоминаний его детства почетное место занимали подаренные отцом большой географический атлас и книга по древней истории, а также – большой роман «Последние дни Атлантиды», который он начал писать вместе со своим лучшим другом по гимназии. Параллельно, с десяти лет у Жирова зародился интерес к химии, также инициированный подаренной ему книгой «Молодой химик». В 1922 году он поРис. 3.20. Николай Феодо- ступает в Киевскую Артиллерийскую сьевич Жиров школу Комсостава РККА, где заведует (1903-1970) химической лабораторией и читает курсантам лекции по химии. Одновременно он состоит вольнослушателем химического факультета Киевского Политехнического института. В 1928 году выходит первая печатная работа Жирова в «Украинском Химическом Журнале» об изготовлении фосфоресцирующих веществ. Далее последовала целая серия аналогичных работ по синтезу люминесцирующих веществ. Периодическая публикация работ по фосфоресценции в «Журнале Прикладной Химии» в начале 30-х годов создала известность Жирову не только в СССР, но и среди зарубежных специалистов. В 1934 году, добившись демобилизации в звании военного инженера 3-го ранга, он переезжает в Москву и поступает работать в Научно-исследовательский институт при Народном Комиссариате Боеприпасов (НКБ). В 1939 году выходит в свет первая монография Жирова «Свечение пиротехнического пламени». А в 1940 году под редакцией Президента Академии Наук СССР, академика Сергея Ивановича Вавилова, выходит вторая книга Жирова, посвященная люминофорам. В годы войны Жиров продолжал работать в своем институте, обеспечивая производство светящихся составов (люминофоров) голубого свечения для нужд местной противовоздушной обороны. За эти работы Жиров 24 сентября 1944 года был награжден Орденом Трудового Красного Знамени. А 9 апреля 1949 года
3. Где: локализация в пространстве 109 Высшая аттестационная комиссия при Министерстве высшего образования СССР присвоила Жирову ученую степень доктора химических наук без защиты диссертации (и без высшего образования!) по ходатайству Института общей и неорганической химии Академии наук СССР. Но к этому времени он уже стал инвалидом 1-й группы. Еще в Германии у него начало проявляться вирусное заболевание центральной нервной системы. В связи с ухудшением здоровья он вынужден был уехать оттуда уже в начале сентября. С этого времени болезнь быстро прогрессировала: в декабре 1946 года он слег в больницу, а вскоре и вообще оказался практически прикованным к постели. В этих условиях он видит для себя выход в том, чтобы всеръез заняться историей химии. В числе прочих публикаций по этим вопросам к нему попала и книга известного революционеранародовольца Николая Морозова «В поисках философского камня» (Спб., 1909). В ней утверждалось, что алхимия и магия зародились якобы в таинственных храмах легендарной Атлантиды, что, по всей видимости, непосредственно и побудило Жирова вернуться к далекому детскому увлечению. Сам Жиров в своей автобиографии, датированной февралем 1963 года, пишет, что «крестным отцом» атлантологии для него стал известный советский ученый и писатель Иван Антонович Ефремов. Прочитав его повесть «На краю Ойкумены», впервые опубликованную в 1949 году, он узнал, что существует скифская золотая пряжка с изображением давно вымершего саблезубого тигра. А вскоре ему попалась заметка, что на юге Англии саблезубый тигр обитал вплоть до конца эпохи оледенения (середина X тысячелетия до н. э.), т. е. в период, близкий к традиционной дате гибели Атлантиды но Платону. Николай Жиров решил непосредственно обратиться к Ефремову с просьбой уточнить информацию о пряжке. Ефремов ответил, что лично видел описанную им пряжку в кладовой Государственного Эрмитажа. В автобиографии, в связи с этим Жиров напишет: «А дальше все пошло накатываться, как снежный ком» [197, с. 9]. В 1956 году Жиров принимает активное участие в дискуссии
3. Где: локализация в пространстве 110 крупных советских ученых и писателей на страницах журнала «Техника – молодежи» на тему «Существовала ли Атлантида?». В следующем году вышла его книга под названием «Атлантида» (М., 1957 [18]). Специалисты встретили книгу в штыки, в связи с чем Жиров с горечью вспоминает о «недоброжелательной и мало объективной критике» [197, с. 14]. Тем не менее, сразу же после выхода книги Жирова, в издательство стало приходить множество писем, материалов, картографических схем и таблиц по проблеме Атлантиды. Через своих друзей и знакомых Николай Феодосьевич стал переписываться с иностранными атлантологами из Англии, Франции, Италии, Германии. В итоге в период с 1958 по 1963 год Жиров опубликовал полтора десятка статей в английском журнале «Atlantis», издававшемся в английском городе Брайтоне, где находился Центр исследования Атлантиды, что в дальнейшем обеспечило ему довольно широкую известность в мире. В 1960 году в Москве в издательстве Географической литературы стал выходить новый альманах «На суше и на море», созданный с целью «рассказывать о живой, быстро изменяющейся географии Земли». В редакционной коллегии альманаха были такие известные личности как писатель Иван Ефремов и академик Сергей Обручев (сын упомянутого выше академика В. А. Обручева). Материалы, посвященные древним очагам человеческой цивилизации, Николай Жиров стал публиковать в альманахе «На суше и на море» уже с первого выпуска. В своих статьях «Загадки древних культур» (1960), «Загадка Зимбабве» (1961) и «Остров исторических загадок» (1963) Николай Жиров описывает уходящие в глубокую древность культуры народов Старого и Нового Света, а также – многочисленные аналогии между ними. В большинстве материалов Жиров связывает эти аналогии с исчезнувшей в центре Атлантике легендарной Атлантидой. В 1964 году выходит капитальный труд Н.Ф. Жирова «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» [19]. Сам автор говорит, что написание этой книги стоило ему «очень многого в области здоровья». Характерно, что в авторском введении к книге совершенно
3. Где: локализация в пространстве 111 справедливо отмечается, что «основной причиной скептического отношения к преданию Платона об Атлантиде являются два обстоятельства, придающие всей проблеме налет фантастического неправдоподобия. Во-первых, расположение Атлантиды в Атлантическом океане, где, по обычным представлениям, издавна положено быть океану и где со времени существования разумного человека исключалась всякая возможность грандиозных геологических катастроф. Во-вторых, сведения о том, что якобы Атлантида была населена людьми, стоявшими на высокой ступени экономического и культурного развития, в то время как все остальное человечество еще пребывало в состоянии первобытной дикости, только-только научившись владеть луком со стрелами. Подобное положение не имеет прецедентов в истории человечества, и не укладывается ни в какие каноны; этим и объясняется то обстоятельство, что большое число атлантологов, желая доказать реальность Атлантиды, предпочитало все же обходить трудности, фактически отказываясь от самой сути предания Платона: либо от датировки гибели Атлантиды, либо от расположения ее в Атлантическом океане, либо и от того, и от другого» [197, с.60]. Другими словами, к моменту выхода своей второй книги Николай Жиров уже и знал, и чувствовал, что в свете современных ему научных данных крайне трудно продолжать настаивать на версии «Атлантиды в Атлантике» и на ее традиционном датировании. Но сил отказаться «и от того, и от другого» он в себе так и не нашел. В итоге, написав чрезвычайно информативный труд по проблеме Атлантиды, он предпочел, по сути, остаться в плену тех же предрассудков, что и жестко критикуемые им оккультисты. Он, фактически, лишь слегка модифицировал их представления, попытавшись сделать их более правдоподобными и наукообразными. По мнению Жирова, Атлантиду можно представить как меридиально расположенный материк в Атлантике (рис. 3.21), «скорее длинный, чем широкий, и состоящий из трех основных частей: более широкого северного острова на базе Азорского плато — Посейдониды или Азориды, узкого и длинного южного острова Антилия и Экваториального архипелага, остатком которого являются скалы острова Сан-Паулу» [197, с. 422].
3. Где: локализация в пространстве 112 Рис. 3.21. Реконструкция «Атлантиды в Атлантике» по Н.Ф. Жирову [197, с. 420] По большинству затрагиваемых вопросов аргументация Жирова чаще выглядит более парадоксально, чем убедительно. Типичным примером является, например, такая фраза: «Недвусмысленное подчеркивание Платоном того, что море, в котором была расположена Атлантида, являлось «истинным понтом», т. е. океаном в нашем смысле» [197, c. 73]. При этом Н. Ф. Жиров на фоне своей обстоятельности и широкой информированности странным образом полностью игнорирует тот факт, что в древних текстах и на старинных картах «Понт» был всегда практически один: Черное море! А океан в подавляющем большинстве случаев океаном и назывался, причем именно в современном смысле. Отсюда и вполне естественная реакция большинства современных исследователей на книгу Жирова, суть которой хорошо передает следующий фрагмент из книги А.И. Рыбина «В поисках Атлантиды»: «Жиров настойчиво писал о «научной атлантологии» и противопоставлял ее «оккультным псевдомифам», «псевдомифам оккультистов», «псевдоатлантологии». Но существует ли тот Всемогущий Господь Бог, который смог бы отличить «атлантологию»
3. Где: локализация в пространстве 113 от «научной атлантологии» или «псевдоатлантологии»? Особенно это относится к монографии самого Жирова, которую смело можно отнести к «псевдоатлантологии», мало отличающейся от «оккультных псевдомифов» или «псевдомифов оккультистов»» [316, с. 68]. Следует также отметить, что именно версия «Атлантиды в Атлантике» породила такие две категории носителей абсолютно противоположных взглядов на исследуемую нами проблему как атлантоманы и атлантофобы. По поводу первых недвусмысленно высказался Жиров, обвинив их в дискредитации проблемы Атлантиды в глазах многих представителей научного мира. О вторых жестко критикующий Жирова Рыбин также отзывается не лучше, ссылаясь на то, что крайности сходятся, цитируя в подтверждение своих слов Анри Пуанкаре: «Сомневаться во всем, верить всему – два решения, одинаково удобные: и то, и другое избавляет нас от необходимости размышлять» [317, с. 7]. У Донелли и Жирова были, есть и, скорее всего, еще будут последователи, дополняющие их версии своими живописными подробностями, порожденными чаще всего лишь слепой верой в «Атлантиду в Атлантике» и причудами воображения. Типичным примером является представленная на рис. 3.22 карта, предложенная Т.Н. Дроздовой для прекрасно изданной в 1992 году книги «В поисках образа Атлантиды» [289]. Однако, переворот в геологическом мышлении, произошедший в 60-е годы XX века, окончательно исключил возможность существования в Атлантике каких-либо материковых образований. Основными аргументами при этом стали океанический (тонкий) тип земной коры и убедительно доказанное явление спрединга – перманентного расширения океана в процессе излияния магмы в районе Срединно-Атлантического хребта. С этого времени «тема Атлантиды была отдана на откуп эксцентрикам и фантазерам» [9, с. 38]. «Академически приемлемое» решение оставалось только в Восточном Средиземноморье.
3. Где: локализация в пространстве 114 Рис. 3.22. Вариант современного представления об «Атлантиде в Атлантике» [289, с.87] Правда, некоторые современные исследователи, преимущественно российские, в качестве более приемлемой альтернативы предлагают арктический вариант размещения погибшей працивилизации. А2: Приполярные области Если «атлантическая легенда» во многом определила основы современного западного геополитического атлантизма, то в современной России наблюдается любопытный процесс формирования альтернативной «континентальной» геополитической мифологии, наиболее ярким и плодотворным представителем которой является Александр Дугин (см., например, [20, 21]). В основе активно пропагандируемого им комплекса идей лежит т. н. «гиперборейская гипотеза» происхождения цивилизации. При этом не отрицается описанная выше «классическая гипотеза» Атлантиды (см., например, [20, с. 80]), но утверждается, что описанная Платоном працивилизация была лишь бледной тенью древнейшего палеоконтинента Гипербореи (или Арктогеи). С этим палеоконтинентом и следует
3. Где: локализация в пространстве 115 связывать истинный золотой век человечества, возродить который призвана современная Россия. Не менее активно пропагандировалась «гиперборейская идея» и профессором Московского государственного университета В.Н. Деминым, утверждавшим, что «…есть достаточно оснований считать Север Прародиной не одних только ариев, но и всех народов Земли» [22, с. 56]. Этой теме посвящен целый ряд опубликованных им преимущественно на рубеже тысячелетий довольно талантливых и информационно насыщенных книг [22-25]. Утверждение о том, что прародина ариев существовала в арктическом регионе, фактически позаимствовано современными писателями из труда Уильяма Уоррена «Найденный рай на Северном полюсе» (1885) [318] и книги выдающегося индийского ученого Бала Тилака «Арктическая родина в Ведах» [26], опубликованной в 1903 году. Однако сама идея полярного размещения погибшей працивилизации имеет существенно более глубокие корни. В частности, в 1779 году аббат Жан-Сильвен Байи, близкий друг философа Вальтера, опубликовал «Письма о платоновской Атлантиде», где пытался доказать, что остров Атлантида находился в Северном Ледовитом океане, в районе современного Шпицбергена [27, с. 17]. По предположению Байи когда началось похолодание, атланты покинули свою родину и высадились на материк, в Рис. 3.23. Бал Гангадхар Тилак (1856-1920), автор книг «Орион, или устье Оби, где и находились исследование древности Вед» (1893) Столпы Геракла. Отсюда этот и «Арктическая родина в Ведах» «просвещенный народ, первый (1903) изобретатель наук и наставник
3. Где: локализация в пространстве 116 рода человеческого», двинулся в Сибирь и далее в Монголию, затем в Индию, Китай, Египет, Палестину – и «повсюду они несли светоч знания, впервые зажженный 12 тысяч лет назад на острове Атлантида». Идеи эти не остались незамеченными и в России. В частности, на рубеже XVIII и XIX веков их поддержал и развил в ряде своих статей поэт и писатель Василий Капнист, родившийся в 1758 году в селе Обуховка Полтавской области в семье выходцев из Греции. В период военной службы в Петербурге в 70-е годы он знакомится с известными русскими поэтами, в числе которых, в частности Г.Р. Державин, и начинает свою писательскую и поэтическую карьеру. В конце 80-х годов он начинает большую статью о происхождении славян и древнейших истоках русского искусства и поэзии. Опубликована она была лишь в 1815 году под названием «Краткое изыскание о гипербореянах. О коренном российском стихосложении» [319]. В завершающей части этой довольно любопытной статьи содержится вывод о том, что «в позднейшие времена Греция заимствовала знания свои от полунощных народов, между которыми одни только гипербореане, предки наши, столь преимущественными знаниями отличались», и, «что науки и просвещение воссияли от северных стран, где они полагали славный в древности остров Атлантидский» [319, с. 128]. Но в действительности приполярный вариант является не менее фантастическим, чем «Атлантида в Атлантике». Порожден он, скорее всего, был тем, что «гиперборейские» (по отношению к Древней Греции) реалии Северного Причерноморья были в свое время перенесены слишком далеко на север. Такая «гиперболизация Гипербореи» вполне объяснима и в контексте нашего исследования нет смысла рассматривать ее более детально. А3: Индонезийский шельф В настоящее время известна также целая группа весьма экзотичных локализаций Атлантиды в Антарктиде, Южной Америке,
3. Где: локализация в пространстве 117 Карибском бассейне и т. п., в которых делаются попытки увязать с повествованием Платона любую возможность крупномасштабной катастрофы в историческом прошлом. При этом не принимаются во внимание ни колоссальная удаленность предполагаемых локализаций от Древнего Египта и Греции, ни существенные расхождения в географических и прочих реалиях, ни какие-либо другие обстоятельства. Выбор в данном исследовании в качестве примера именно индонезийского варианта был обусловлен тем, что в англоязычной части Интернет эта гипотеза представлена наиболее детально и аргументировано («The True History of Atlantis» на сайте http://www.atlan.org). В частности, использованная там табличная форма для сравнительного анализа гипотез на базе 3-х значений – «да», «нет», «сомнительно» – с последующим подсчетом процента положительных ответов, послужила в определенной степени прототипом представленной в данной книге инструментальной среды для создания рассмотренной в заключительной главе когнитивной модели «Атлантида». Правда, детальное ознакомление с приводимой авторами аргументацией позволяет прийти к выводу, что основной целью данной гипотезы является отнюдь не поиск истины, а лишь интенсификация туристских потоков в Индонезию, Малайзию и Таиланд. При этом декларируется, что именно данный регион стал вторичной (после Восточной Африки) прародиной человечества, откуда после катастрофы «11 600 лет назад» вместе с переселившимися во всех направлениях, в т. ч. в Египет и Грецию, народами мигрировал и миф об Атлантиде. По сути, индонезийский вариант локализации Атлантиды является лишь модернизацией гипотезы о континенте Му, изложенной Дж. Черчвардом в его книге «Исчезнувший континент Му», опубликованной в 1926 году. Полковник Британской армии Джеймс Черчвард в период его службы в Индии в конце 60-х годов XIX века через настоятеля одного из древних храмов узнал о существовании в тайниках храма множества древних каменных табличек, якобы посвященных исчезнувшему континенту Му (что означает «материнский»). С тех пор вся жизнь Черчварда была посвящена разгадке тайны этого континента, что, в конце концов, и привело
3. Где: локализация в пространстве 118 к появлению упомянутой книги с множеством рисунков автора в качестве иллюстраций (см., например, рис. 3.24-3.26). В соответствии с предположением Черчварда континент Му занимал до катастрофы центральную часть Тихого океана от Индонезии и Марианских островов на западе до острова Пасхи на западе (рис. 3.24). По современным данным в этом регионе вполне мог бы быть континент, т. к. основные океанские разломы проходят восточнее и западнее. Но континент этот, увы, не состоялся, проявив себя лишь россыпью многочисленных тихоокеанских островов, на что и обратил внимание Черчвард, сделав на основе этого далеко идущие выводы. Причину гибели континента при этом он попытался объяснить весьма оригинально, высказав предположение о гигантском взрыве подземных вулканических газов, скопившихся в огромных полостях практически под всем гипотетическим континентом. Взрыв газов в этих полостях якобы и привел к разрушению мифического континента, остатки цивилизации на котором уничтожило огромное цунами (рис. 3.25). Вполне возможно, что эта фантазия Черчварда была порождена грандиозным взрывом вблизи этого региона вулкана Кракатау в 1883 году. Рис. 3.24. «Несостоявшийся континент» под именем Му представлен на данной карте как якобы одна из прародин человечества [320, с. 40]
3. Где: локализация в пространстве 119 Однако в соответствии с современными данными сколь-нибудь значимых массивов суши, кроме множества островов, в центральных районах Тихого океана никогда не существовало. Поэтому вполне естественно, что со временем локализация гипотетической затопленной цивилизации в этом регионе стала постепенно смещаться к шельфовой зоне Индонезии, где действительно в период глобального таяния ледников 10-12 тысяч лет назад были затоплены обширные пространства суши. Сам Черчвард, чтобы как-то повысить степень правдоподобности своих предположений, высказывал мысль о том, что наследием цивилизации Му явилась якобы обширная евразийская империя, названная им почему-то Уйгурской (рис. 3.26). Рис. 3.25. Разрушительное цунами (вверху) [320, с. 224] и его последствия (внизу) [320, с. 232], приведшие к уничтожению континента Му в соответствии с гипотезой Черчварда
3. Где: локализация в пространстве 120 Рис. 3.26. «Великая уйгурская империя» со столицей в пустыне Гоби по Черчварду была процветающей «колонией Му» примерно в XV тысячелетии до н. э. [Му, с. 90] Если не считать того, что расцвет этой империи по Черчварду происходил почти 17 тысяч лет назад, то можно обнаружить множество аналогий между этой мифической империей и ареалом реальной экспансии индоевропейских народов в IV-III тыс. до нашей эры. Типичным примером современных подходов к локализации Атлантиды на шельфе Индонезии является книга Дж. Алана Данилека «Атлантида: в поисках потерянного континента», впервые опубликованная на английском языке в 2003 году, а на русском – в 2005 году. Наряду с некоторыми актуальными наблюдениями и реалистичными размышлениями в ней имеют место и совершенно необоснованные предположения, например о максимальной плотности допотопного населения именно на затопленной части индонезийского шельфа (рис. 3.27), и
3. Где: локализация в пространстве 121 абсолютно абсурдные мысли о том, что допотопную цивилизацию погубила ядерная война. Рис. 3.27. «Потенциальные места наибольшей плотности населения примерно 10 000 лет до н. э.» по Дж. Данелеку [321, с. 178]. Прямоугольником выделены наибольшие площади затопления в районе современной Индонезии. Правда в конце своего повествования автор чистосердечно признается, что он в действительности не знает «существовала ли на самом деле Атлантида» [321, с. 228], признавая, по сути, что гипотеза его носит достаточно фантастический характер и выдумана с сугубо морализаторскими целями. А4: Западноевропейский шельф Еще в 1675 году в Швеции появляется труд Олауса (Улофа) Рудбека – профессора университета города Упсала, любимым учеником которого был знаменитый натуралист Карл Линней. В этом труде делается попытка доказать, что прообразом легендарной Атлантиды явился Скандинавский полуостров. Столицей же атлантов был родной город Рудбека – Упсала. При этом Рудбек
3. Где: локализация в пространстве 122 отождествил Атлантиду с легендарной Огигией, а Огигию, в свою очередь, со Скандинавией. Не исключено, что именно эти мифы в последующие десятилетия подвигли шведских королей на дальние походы в Европу вплоть до Полтавы. Рис. 3.28. Шведский натуралист Олаус Рудбек (1630-1702), известивший в свое время весь мир о том, что именно северные страны были колыбелью человеческой культуры
3. Где: локализация в пространстве 123 Основываясь на сочинениях Гомера и труде Плутарха «О лике, видимом на Луне», Рудбек пытался доказать, что Атлантида находилась в Швеции и была родиной сыновей Иафета или европейцев. Интересно, что, описывая местоположение мифической страны и следуя Плутарху [343, c.69], он вынужден для убедительности прибегнуть к сравнениям с реалиями именно Северного Причерноморья, упоминая Меотис, т. е. Азовское море: «Огигия находится отсюда недалеко в открытом море... около большого залива не меньше, чем Меотис… там, где Солнце не скрывается в течение тридцати дней в году, исчезая только на один час...». Но гораздо чаще в качестве основных «кандидатов на Атлантиду» рассматривались различные районы шельфа у берегов Англии и Германии. Так, например, в 1946 году в Лондоне вышла книга К. Бомона, где доказывалось, что северной частью Атлантиды была юго-западная оконечность Англии, а сама Атлантида находилась на месте суши, оказавшейся на дне пролива Па-де-Кале, разделяющего Англию и Францию. В начале 50-х годов 20-го века Юрген Шпанут, пастор из немецкого города Борделум, выпустил книгу, в которой доказывал, что столица Атлантиды находилась в десятке километров к северо-востоку от острова Гельголанд. Причиной гибели страны атлантов было падение метеорита или даже астероида в устье реки Эдер, впадающей в Северное море неподалеку от Северо-Фризских островов, что нашло свое отражение в античном мифе о Фаэтоне. Достаточно подробный обзор подобных гипотез можно найти во многих посвященных Атлантиде серьезных работах (см., Рис. 3.29. Пастор Юрнапример, [15, 27]). ген Шпанут (1906 1998) [231, c.14]
3. Где: локализация в пространстве 124 Рис. 3.30. Остров Гельголанд на гравюре 1713 года [288, c. 624] Самое любопытное, что число аналогичных гипотез продолжает и в наши дни множиться с поразительной регулярностью. Так, например, в 1995 году Вячеслав Кудрявцев выдвинул гипотезу о местонахождении платоновой Атлантиды на Кельтском шельфе в Северо-восточной части Атлантического океана. В первоначальной редакции его работа была отправлена в виде брошюры «Возвращаясь к загадке платоновой Атлантиды» ("Returning to the Enigma of Plato's Atlantis") в географические общества многих стран мира и в отделения древней истории некоторых университетов. В феврале-марте 1996 вторая редакция текста работы была опубликована Вячеславом Кудрявцевым под заголовком «Атлантида: новая гипотеза» ("Atlantis: New Hypothesis") в нескольких электронных конференциях (sci.archaeology, sci.anthropology, sci.anthropology.paleo, sci.classics, soc.history) и вызвала довольно широкий резонанс. В мае 1996 года вариант первой редакции
3. Где: локализация в пространстве 125 работы был опубликован в журнале «Вокруг света» под заголовком «Адрес Атлантиды – Кельтский шельф?». А 21 ноября 1996 в Московском центре Русского географического общества (РГО) на открытом заседании Комиссии истории географических знаний и исторической географии Вячеславом Кудрявцевым был сделан доклад «Атлантида: новая гипотеза». В результате гипотеза была признана безусловно заслуживающей внимания, а сам автор был рекомендован к избранию (и впоследствии избран) действительным членом РГО. В последующем детальную информацию о данной гипотезе и ее «группе поддержки» можно было найти на сайте специально организованного в феврале 1997 года Института Метаистории. Главная проблема данного круга гипотез заключается в том, что по современным данным затопление западноевропейского шельфа (как и индонезийского) носило сугубо эволюционный характер, растянувшись вследствие медленного подъема уровня океанских вод на столетия и даже тысячелетия. При этом каких-либо крупномасштабных катастрофических событий, сопутствующих затоплению, пока, по сути, не выявлено, и, более того, шансов на их выявление становится все меньше по мере дальнейшего уточнения хода событий, происходивших в данном регионе в послеледниковый период. А5: Восточное Средиземноморье В 1928 году советский журнал «Природа» опубликовал статью президента Географического общества академика Льва Семеновича Берга «Атлантида и Эгеида». В начале этой публикации автор обращал внимание на забытый труд академика Авраама Сергеевича Норова (1795-1869), дающий, по его мнению, «единственно правильное разъяснение этой загадки, волнующей мыслящих людей уже более двух тысяч лет… Он докладывает, что остатками погрузившейся Атлантиды является остров Крит…» [28].
3. Где: локализация в пространстве 126 Рис. 3.31. Авраам Сергеевич Норов (1795-1869) Авраам Норов принадлежал к старинному дворянскому роду, состоявшему в родстве со знаменитой Екатериной, Дашковой, основательницей Российской Академии наук. Будучи 17-летним командиром артиллерийской батареи в Бородинском сражении Норов потерял ногу, что поставило крест на его дальнейшей военной карьере, но побудило к интенсивным занятиям древней историей и искусством. Осенью 1834 года Норов, уже достаточно известный поэт, полиглот и переводчик, отправляется в длительное путешествие через страны Восточной Европы в Египет и Нубию, Палестину, Сирию и Малую Азию. В 1838-39 гг. он совершает специальное большое путешествие по Египту. По возвращению в 1840 году он публикует обстоятельные работы о своих странствиях «Путешествие по Святой земле» и «Путешествие по Египту и Нубии», давшие ему право вскоре после этого быть избранным в Российскую Академию. Уже в 1841 году он становится почетным членом Отделения русского языка и словесности Академии, а 1851 году – действительным. Благодаря его усилиям была организована археографическая комиссия, издавшая под его непосредственным руководством 35
3. Где: локализация в пространстве 127 томов русских летописей и важнейших исторических актов [235, с.108]. В течение пяти лет, с 1854 года, Норов являлся министром просвещения Российской империи. До него это министерство, образованное в 1802 году в ходе широкомасштабной образовательной реформы Александра I, возглавляли исключительно представители высшей аристократии России. Среди них, в частности, были граф Л.С. Разумовский (министр в 1810-1816 гг.) и князь Л.Н. Голицын (1816-1824) [287, с.65]. Норов был практически первым, не имевшим на этом посту княжеского или графского титула. Авраам Сергеевич Норов, кроме всего прочего, вошел в историю и как один из первых археологов и историков древнеегипетского искусства. Благодаря ему, в частности, в Эрмитаже появилась большая статуя богини Сохмет в облике восседающей на троне женщины с головой львицы. Этот экспонат и сейчас является одним из главных украшений египетской коллекции. Будучи в Гизе, Норов не только поднимался на пирамиду Хеопса, но и исходил все известные к тому времени лабиринты внутри пирамид и в их окрестностях. Одним из первых он высказал предположение о том, что пирамиды строились не столько как царские усыпальницы, сколько как храмы для неких астрологических целей и религиозных таинств. И даже предлагал увенчать пирамиды крестами [235, с.111]. При этом надо учесть, что слово его уже тогда имело немалый вес. В свой первый приезд в Египет он являлся официальным представителем Министерства иностранных дел России. Египетский наместник турецкого султана, и, по сути, самостоятельный правитель Египта Мухаммед-Али, вошедший в историю как известный реформатор, осовременивший страну в соответствии с европейскими образцами, после продолжительной беседы с Норовым снабдил его письмами к губернаторам провинций с просьбами об оказании поддержки и помощи русскому ученому. Это позволило Норову побывать практически везде, даже там, куда нет доступа современным туристам. В 1854 году, когда Норов становится министром просвещения, на русском и немецком языках выходит его труд «Исследование об Атлантиде» [29], в котором он высказывает довольно
3. Где: локализация в пространстве 128 аргументированное предположение о том, что Атлантида «занимала все пространство Средиземного моря от острова Кипра до Сицилии… Это пространство совершенно соответствует тому, которое Платон определяет для Атлантиды, а именно 3000 стадий в длину и 2000 в ширину… А еще с большим вероятием можно признать за Геркулесовы Столпы, о которых упоминается в рассказе об Атлантиде, те скалы Босфора Фракийского, находящиеся при выходе в Понт Евксинский» [29, c. 54]. Норов приводит убедительные возражения против версии расположения загадочной страны Платона в Атлантическом океане и высказывает мысль о том, что именно Средиземное море ранее именовалось Атлантическим. В подтверждение своей точки зрения он приводит целый ряд различных исторических материалов. В частности, он утверждает, что ни в одном из древнеегипетских папирусов нет никаких сведений о странах, лежащих западнее Сицилии. Видимо, египтяне ничего о них не знали, и, следовательно, ничего рассказать Солону не могли. Следовательно, «Атлантическое море» Платона – это просто Средиземное море. И именно с его восточной частью связаны у греческих и римских писателей такие имена как «Атлас» и «Атлантия». Мифы о подвигах Геракла возникли задолго до эпохи Платона, и, как утверждал Норов, в древности Геракловыми столпами называли обрывистые скалы Босфора. Именно здесь, по древнейшим преданиям, записанным историком Дионисием Милетским, некогда прошел отважный герой, творя свои подвиги. А отождествлять Геракловы столпы с Гибралтаром начали значительно позже. Версия Атлантиды в Средиземном море получила новый импульс в 1872 году, когда французский археолог Луи Фигье с группой соотечественников исследовал вулканический островок Тира и высказал предположение, что история Атлантиды связана с катастрофическим извержением на этом острове [30, с. 110]. Но окончательно эта гипотеза оформилась только после 1900 года, когда английский археолог Артур Эванс приступил к раскопкам Кносского дворца на Крите и фактически явился
3. Где: локализация в пространстве 129 первооткрывателем крито-минойской цивилизации II тыс. до н. э., с которой в последующем и была прочно увязана гипотеза о локализации Атлантиды в Восточном Средиземноморье. В 1909 году английский профессор Дж. Фрост из Белфастского университета в газете «Таймс» в статье «Погибший материк» (и в 1913 г. в «Журнале эллинских исследований») высказал предположение, что открытая Эвансом древняя культура Крита – это и есть культура Атлантиды. Рис. 3.32. Карта вулканического острова Тира с предполагаемой столицей Атлантиды в центре [231, c.12] С середины XX века лидерство в утверждении этой гипотезы перешло к греческим ученым, первым из которых Рис. 3.33. Греческий археолог профессор явился археолог Спиридон Маринатос, проводивший в 1939 году раскопки на Спиридон Маринатос на Крите и попытавшийся увязать ката- острове Тира [231, c.13] строфу, уничтожившую минойскую цивилизацию, с активностью вулкана Санторин на Тире (в XV веке до н. э.).
3. Где: локализация в пространстве 130 Эта гипотеза была с энтузиазмом воспринята доктором Ангелом Галанопулосом, директором института сейсмологии в Афинах, издавшего в 1959 году в Лондоне книгу, посвященную обоснованию данной гипотезы и переведенную в 1983 году на русский язык под названием «Атлантида: За легендой – истина» [8]. Эта гипотеза нашла многих активных последователей, даже несмотря на явные несоответствия в большинстве фактических данных. В частности, она была почти полностью пересказана в книге И.А. Резанова «Атлантида: фантазия или реальность?» [322], опубликованной в 1975 году. В окрестностях Крита пытался искать остатки Атлантиды и известный французский путешественник, и исследователь Жак-Ив Кусто [30]. Характерно, что в процессе рассуждений о дате возможной гибели Атлантиды он отмечает, что еще Диодор Сицилийский в своей «Исторической библиотеке», ставя под сомнение платоновские «девять тысяч лет», предлагал два варианта их более правильной интерпретации. С одной стороны это могли быть «девять тысяч месяцев», на что опираются обычно сторонники Атлантиды в районе Восточного Средиземноморья, а с другой – «девять тысяч сезонов», ибо «в те времена год состоял из четырех месяцев, сколько каждая часть солнечного года в себе заключала, то есть весна, лето, зима» [30, с.113]. Последнее замечание, к сожалению, не удостоилось внимания подавляющего большинства искателей Атлантиды. А напрасно! Ведь именно в нем, судя по всему, и кроется ключ к решению проблемы. В конце 80-х годов окончательно выяснилось, что минойская цивилизация процветала еще минимум 150 лет после извержения Санторина [9, c.41]. А это окончательно исключало проведение каких-либо убедительных параллелей с историей Атлантиды. Но поиски Атлантиды в различных других районах Восточного Средиземноморья отнюдь не прекратились.
3. Где: локализация в пространстве 131 В настоящее время делаются, например, настойчивые попытки связать легендарную Атлантиду с Кипром [324]. Энтузиастом этой версии (рис. 3.34) является Роберт Сармаст из Калифорнии, вполне искренне убежденный в том, что он рожден, чтобы найти Атлантиду [342]. Интересуясь поисками Атлантиды с детства, он в последнее десятилетие опирается в основном на результаты исследования советских и израильских ученых, нашедших в 1989 году в районе Кипра участок опустившейся под воду земли. О своем открытии он впервые объявил в 2004 году. Однако то, что место предполагаемой столицы Атлантиды расположено сейчас на глубине почти в 1500 метров, серьезно затрудняет не только исследования Сармаста, но и создает чрезвычайные трудности для убедительного объяснения того, как такие обширные площади, пусть даже в разрушительнейРис. 3.34. Кипрская Атлантида по результате Сармасту [325] шего землетрясения, могли опуститься на такую огромную глубину. В 2005 году мир был оповещен о том, что «Атлантиду откопали в Греции» [323] в районе небольшого греческого островка Андрос, где в ходе раскопок было обнаружено древнее поселение, совершенно не похожее на обычные греческие города и гораздо древнее их. И по уже практически сложившейся традиции вновь открытые подводные остатки древних поселений были почти незамедлительно ассоциированы с Атлантидой. При этом, правда, сообщалось, что «археологи не сразу сообразили, что нашли следы легендарной Атлантиды. На эту мысль их навели обнаруженные на стенах комбинации символов. Круги, изображающие солнце, открытые ладони, человеческие лица, похожие на индейские, и даже морские корабли… Находки на острове Андрос действительно можно назвать уникальными. Символика, найденная
3. Где: локализация в пространстве 132 археологами, не встречалась ни в одной из известных древних цивилизаций. Круг – это символ солнцепоклонников, которыми, по свидетельству древних, и являлись атланты. Рисунки кораблей вообще уникальны. По данным современной археологии, мореплавание появилось в Средиземноморье гораздо позднее. Если все заявленные факты подтвердятся, то это действительно будет открытие века» [323]. Но данные факты в дейтвительности слишком незначительны и практически ничего не доказывают. А6: Мраморное море В 1992 году геоархеолог Эберхард Цанггер, получивший великолепное образование в Кембридже и Оксфорде и курирующий несколько археологических проектов на Кипре, Крите и в Египте, публикует результаты своих претендующих на сенсационность исследований по проблеме Атлантиды. В частности, в 1994 году выходит немецкое издание книги Цанггера с характерным названием «Атлантида: легенда расшифрована» [31]. Цанггер рискует предложить свое, довольно неплохо обоснованное, решение данной проблемы, суть которого заключается в предположении, что рассказ Платона не что иное, как «искаженная память» о великой Трое – том самом античном городе у Геллеспонта, который, если верить Гомеру, в XIII веке до н. э. пал жертвой хитрости Одиссея и «ударной мощи 100 тысяч греческих воинов». В гипотезе Цанггера, также имеющей множество изъянов, тем не менее, есть целый ряд весьма любопытных наблюдений. В частности, он предлагает более обоснованный, чем у Галанополуса вариант локализации Атлантиды во времени. Суть его заключается в следующем. В Египте с середины третьего тысячелетия были в ходу один государственный солнечный календарь и два религиозных лунных. И если храмовая колонна в Саисе исчисляет историю в лунных циклах, то данный отрезок времени следует поделить на 12,37. Цанггер определяет новую дату описанных событий как 1207 год до н. э. Обращает он также внимание и на то,
3. Где: локализация в пространстве 133 что грубая ошибка допущена в отношении слова «остров». Соответствующий иероглиф обозначает любое побережье и «широко распространен как символ, обозначающий чужие земли по другую сторону дельты Нила». При этом он делает вывод, что «настоящей древней Атлантикой» (UA, т. е. Ur-Atlantik) было в древности именно Черное море, а не что-либо другое [31, с. 160]. Рис. 3.35. Иллюстрация из книги Эберхарда Цанггера [31, с.160] с реконструкцией представлений об окружающем мире во II тыс. до нашей эры В 1991 году, практически одновременно с Цангерром, район Мраморного моря связывает с гибелью Атлантиды и Александр Барашков [32], по основному образованию специалист в области морской экологии. В последующем под псевдонимом Александр
3. Где: локализация в пространстве 134 Асов он публикует ряд книг [33, 34], в которых проблему Атлантиды связывает уже исключительно с Северным Причерноморьем и Древней Русью. Правда, он по-прежнему настаивает именно на варианте Дарданова потопа, т. е. прорыва Дарданелл как непосредственной причины катастрофы, и лишь через гипотезу «2-х Атлантид» пытается объяснить, каким образом могут быть увязаны реальные события с указанием Платона на «9000 лет»: он предлагает по-прежнему считать первичной «платоновской» Атлантиду в Атлантике, а вторичной – черноморскую. Зато он уже абсолютно уверенно (и авторитетно, как специалист по морской экологии) утверждает, что «около 5000 лет назад в районе Черного и Мраморного морей произошла самая крупная катастрофа исторического времени» [33, с. 71]. В последующем, ссылаясь на толкователей Библии, он увязывает это с библейским Всемирным Потопом и называет даже предполагаемые варианты точной даты произошедшего: «3242 или 3247 год до н. э.» [34, с. 66]. А это абсолютно точное попадание в рассмотренный выше диапазон возможной локализации катастрофы во времени: 3600– 3100 гг. до н. э.! Правда сам Барашков предпочитает эти даты увязывать с так называемой Восточной (или «второй») Атлантидой, а для Атлантиды Платона («первой») по-прежнему называет «11 150 г. до н. э. с ошибкой 50 лет» [34, с. 235] – значение, полученное им на основании довольно непонятных расчетов. Благодаря всем описанным гипотезам и исследованиям вполне очевидной становится тенденция, суть которой заключается в том, что по мере приближения к циркумпонтийскому (т. е. околочерноморскому) региону плотность и степень достоверности предлагаемых локализаций Атлантиды, как правило, повышается. А с учетом наиболее вероятного датирования катастрофы концом IV тысячелетия до н. э. круг поисков в пространстве сужается практически до бассейна Черного моря. А7: Циркумпонтийский регион Жиров, отстаивая в свое время, в 1957 году, Атлантическую гипотезу и гневно критикуя Средиземноморскую версию, писал
3. Где: локализация в пространстве 135 следующее: «Еще в какой-то степени можно оправдывать помещение Атлантиды в Америке или в Испании, т. е. все же в Атлантике. Но помещать Атлантиду в области Средиземного моря, особенно на востоке его, нет оснований, если считаться с данными Платона…». При этом Жиров посчитал нужным подвергнуть суровой критике и отдельных, неправильных на его взгляд, исследователей. Досталось и Норову: «Одним из сторонников этой теории был А. С. Норов… Тенденциозно подобрав обширные материалы из греческих, римских и арабских авторов, А. С. Норов помещал Столбы Геракла около Босфора и считал, что Атлантида находилась между Египтом и Малой Азией... К чему приводят такие предположения, видно из гипотезы Паниагвы [35], помещавшего свою Атлантиду даже в Азовском море, а Столбы Геракла – в храме у Керченского пролива!...» [18, с. 17]. Однако то, что в 50-х годах авторитетному атлантологу казалось полным абсурдом, сегодня, в свете накопленных за последние десятилетия знаний, представляется практически единственно возможным научно обоснованным вариантом. При этом, естественно, речь идет не только об Азовском море, а обо всем прилегающем к Черному морю региону (Циркумпонтийскому, т. е. расположенному вокруг Понта), подпавшему под широкомасштабное затопление в конце IV тысячелетия до н. э. Наибольшие площади затопления, по территории примерно равные всей Древней Греции, были расположены в Северном Причерноморье. Основная идея и цель данной книги собственно и заключается в том, чтобы на основе новых фактов, аргументов, а также – специально разработанной технологии сравнительного анализа и моделирования когнитивной ситуации убедительно показать, что именно Причерноморье является практически единственным реалистичным претендентом на роль той самой первой и главной Атлантиды. Причем, следы отождествления Причерноморья с Атлантидой уходят в действительности в глубокую древность. И только нарастание информационного шума, связанного с «Атлантидой в Атлантике» и совпавшего, к несчастью, с началом эпохи
3. Где: локализация в пространстве 136 книгопечатания, в значительной степени стерло эти следы или изменило до неузнаваемости. Но они, тем не менее, остались и вполне поддаются реконструкции в современную компьютерную эпоху. Справедливости ради следует отметить, что, например, и в 1885 году Уоррен Уильям в своей книге «Найденный рай на Северном полюсе» в разном контексте постоянно упоминает эти следы, в частности, исследуя вопрос о так называемой Мировой горе как центре мироустройства: «Было много эллинских и римских мифов о Мировой горе… Некоторые, как, например, Аристотель, уподобляли её Кавказу, и утверждалось, что она столь высока, что даже после захода солнца её вершина освещена в течение третьей части ночи и третьей же её предрассветной части. Эта идентификация позволяет понять более позднюю легенду, по которой Александр Великий, желая утвердить свое господство над миром, выдернул «копьё, не отбрасывающее тени» (земную ось), из наивысшей вершины гор Таврии. Обычно эту гору называют Атласом, или Атлантической горой (горой Атлантиды)». В другом месте он упоминает о том, что «допотопный мир был, безусловно, в окрестностях Эдема. Но следует заметить, что, по традиции эллинов, Девкалион был не греком, а жителем далекой северной страны, скифом. Более того, скифы, по Юстину, считанись гораздо более древним народом, чем греки, — самыми древними в мире. К тому же Скифия, как и полярная гора Меру или Хара-Березайте, считалась очень высокой областью, откуда стекают все земные реки» [318]. К XVII веку связь Черного моря с Атлантидой и легендой о потопе трансформировалась и в некоторые совершенно фантастические гипотезы. Так, например, французский ботаник Жозеф-Паттон Турнефор (1656-1708), один из первых исследователей Крита, пришел к выводу, что некогда Черное море переполнилось водами большого европейско-азиатского речного бассейна и прорвалось в другое великое озеро, ставшее впоследствии Средиземным морем, и оно, выйдя из берегов, затопило находившуюся против него Атлантиду.
3. Где: локализация в пространстве 137 Подобную идею впоследствии доказывал профессор Питсбурского университета Реджинальд Обри Фессенден, посвятив этому вопросу весьма солидный труд, изданный в 1923 году [326]. Личность его вполне заслуживает того, чтобы остановиться подробнее на некоторых деталях его биографии. Родился Фессенден в Квебеке (Канада) в 1866 году. Будучи сыном министра, получил прекрасное образование в Канаде и Нью-Йорке. В период обучения «проявлял повышенный интерес к математическим и научным предметам» [327]. В 1876 году в десятилетнем возрасте Фессенден Рис. 3.36. Реджинальд Обри присутствовал на демонстрации Фессенден (Reginald Aubrey Fessenden, 1866–1932) Александром Беллом телефона в лаборатории в Брантфорде (провинция Онтарио, Канада). Считается, что именно с этого времени у Фессендена зародилась мечта о голосовой связи без проводов. К 1902 году он уже имел 13 патентов в области беспроводной связи, в числе которых были «усовершенствование строительства антенн», «средства усиления принимаемых сигналов» и «беспроводной телефон». С 1900 года Фессенден начал эксперименты в области радиотелеграфной связи для Американского Бюро погоды с целью изучения возможности использования радиосвязи в передаче метеосводок и прогнозов. В этот период он разработал принцип «наложения вибрирующих волн звуковой частоты, на постоянную радиочастоту, чтобы модулировать амплитуду радиоволны в форму звуковой волны». Позднее это будет названо амплитудной модуляцией. В практическую реализацию этого принципа тогда практически никто не верил. Даже великий изобретатель Томас Эдисон весьма скептически
3. Где: локализация в пространстве 138 прокомментировал разработку Фессендена: «Что предлагает Феззи? Как вы считаете, может ли человек допрыгнуть до Луны? Я думаю, что это так же вероятно, как и то, что он предлагает…» [327]. Но это был один из тех немногих случаев, когда Эдисон ошибался. И сегодня, когда мы повсеместно используем радио и мобильную связь, имеет смысл с благодарностью вспомнить упорство Фессендена, стоявшего у истоков беспроводной голосовой связи. К моменту смерти Фессендена 22 июля 1932 на его счету было 500 патентов, включая генератор переменного тока высокой частоты, звуковой глубиномер, радиокомпас, подводные устройства сигнализации, дымовую завесу для танковых сражений и многое другое [327]. Но не только эти достижения позволили занять Фессендену почетное место в истории. О другой грани его талантов и исследований Герберт Уэллс в изданных в 1920 году «Очерках истории цивилизации» написал следующее: «Реджинальд Фессенден очень тщательно изучил все дошедшие до нас предания об Атлантиде и пришел к выводу, что они повествуют на самом деле не о какой-то затонувшей земле в Атлантике, а (что гораздо более вероятно и правдоподобно) о существовавшей когда-то развитой цивилизации в районе Кавказа. Нам известно, что на юге России и в Центральной Азии уже в период расселения человека воды постоянно прибывали и отступали. Там, где теперь пустыни, раньше были моря, а в тех местах, где едва хватает растительности, чтобы поддержать самую скудную жизнь, когда-то простирались густые леса. Те области, что расположены по берегам Черного моря, могли подвергнуться значительным затоплениям еще до времени, когда началось продвижение на юг арийских племен. Возможно, некоторые из этих земель ушли под воду внезапно, и последствия для поселившихся там людей оказались катастрофическими» [297]. Современный отсчет времени существования гипотезы о «черноморской Атлантиде» ведут обычно от различных работ, появившихся в середине 70-х годов, в том числе, ссылаются часто
3. Где: локализация в пространстве 139 на статью Г. Разумова «Злые волны Эвксинского Понта» [36]. Об этом пишет, например, В. Щербаков, автор специфического определения «Восточная Атлантида», издавший в 1990 году самую, пожалуй, массовую (тираж 200 тысяч экземпляров) книгу по данной проблеме, названную «Все об Атлантиде» [37]. Однако, из-за недоразумений с датами, с топонимом Атлантида и понятиями «остров» и «берег» в его публикациях традиционно подразумевается вторичность циркумпонтийского варианта. В то же время в конце XX века происходило интенсивное накопление фактов археологами, лингвистами и историками, в результате чего становилось все более очевидным, что все прочие «классические» гипотезы по поводу Атлантиды ведут лишь к выводу о невозможности ее реального существования (см., например, [38, 39]). С другой стороны, начиная с открытия Викентием Хвойко [328] в 1896 году в окрестностях села Триполье под Киевом трипольской культуры, все более рельефно и отчетливо начала прорисовываться удивительная история формирования и распада неолитической индоевропейской общности с центром в циркумпонтийском регионе [40-44]. Своеобразным мощным стимулом для интенсификации исследований в данном направлении стало приобретение Украиной независимости. В начале 90-х годов для украинских археологов и специалистов по древней истории обычными и вполне достойными для включения в вузовские учебные курсы стали, например, следующие выводы: «Вполне вероятно, что основные протонеолитические центры индоевропейцев (наши Атлантиды) находятся около берегов Украины на запад и восток от Крыма под водами Черного и Азовского морей» [45, с. 254]. Интенсивно начала формироваться и соответствующая мифология. Одним из наиболее ярких авторов новой украинской мифологии в этот период можно назвать киевского профессора Юрия Каныгина (см., например, «Путь ариев» [46]).
3. Где: локализация в пространстве 140 В англоязычном пространстве своего рода рубежом можно считать обнародование получившей сенсационную известность в западном мире гипотезы Уильяма Райана и Уолтера Питмэна, геофизиков из Колумбийского университета (США, НьюЙорк), опубликовавших в 1997-м году книгу «Ноев потоп» [47] (к мо- Рис. 3.37. Американские геофизики Уолтер Питмэн (слева) и Уильям Райан – менту написания авторы гипотезы о «Ноевом потопе» в данных строк мне удаЧерном море лось непосредственно ознакомиться только с её немецким изданием, содержащим на суперобложке знаменитую картину Айвазовского «Девятый вал» [48]). В соответствии с изложенной в книге версией легендарный Ноев потоп произошел в результате прорыва Босфора примерно семь тысяч лет назад, когда Черное море представляло собой пресноводное озеро несколько меньших размеров, чем сейчас. За два года вода, хлынувшая через узкий Босфор «с силой примерно в 200 Ниагарских водопадов», залила территорию, «превышающую размером штат Флорида», что привело к интенсивной эмиграции населения из района катастрофы (рис. 3.38, 3.39). Переместившиеся из района катастрофы народы стали основателями практически всех ранних цивилизаций Евразии, привнеся туда память о Великом Потопе. Любопытно, что авторы абсолютно не упоминают при этом Атлантиду Платона, но интенсивно ссылаются на результаты проведенной в Черном море в 1969 году экспедиции на судне с характерным названием «Атлантида II» [48, с. 130].
3. Где: локализация в пространстве 141 Рис. 3.38. Иллюстрация из книги Уильяма Райана и Уолтера Питмэна «Ноев потоп» [48, с. 247] с предполагаемыми западными направлениями массовых миграций в результате черноморской катастрофы Уильям Райан и Уолтер Питман, впервые оказавшись на берегах Черного моря в 1993 году, за две недели, проведенные на черноморском побережье, успели взять пробы воды и грунта на различных глубинах, осуществить замеры береговой линии (рис. 3.40) и на основании полученных данных сделать уверенный вывод о том, что в ледниковый период Черное море представляло собой пресное озеро, которое примерно 7 тысяч лет назад соединилось со Средиземным морем. Водой, поднявшейся при этом в
3. Где: локализация в пространстве 142 Черном море на 155 метров, было затоплено 60 тысяч квадратных миль суши. И как уже тогда предположили Райан и Питман, именно этот процесс и лег в основу библейской легенды о Всемирном потопе и Ноевом ковчеге. Рис. 3.39. Иллюстрация из книги Уильяма Райана и Уолтера Питмэна «Ноев потоп» [48, с. 254] с предполагаемыми направлениями массовых миграций в результате черноморской катастрофы: протоиндоевропейцы – на север, прединастические египтяне – на юг, семиты и протошумеры – на юго-восток
3. Где: локализация в пространстве 143 Рис. 3.40. Зоны наибольшего затопления в Черном море. Прямоугольниками выделены участки, исследованные в период российско-американской экспедиции 1993 года Сегодня уже практически ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что около 10 тысяч лет назад на планете началось быстрое таяние ледников в околополярных зонах, в том числе на севере Европы и Америки. Это означало наступление современной геологической эпохи, получившей название голоцена. Теплое течение Гольфстрим достигло берегов Европы, в результате чего средняя температура января там поднялась примерно на 30 градусов. Резкое потепление и глобальное таяние ледников вызвали повышение уровня воды океана на 125-150 метров со средней скоростью почти метр за столетие. В тех случаях, когда вода, прорвав узкие перемычки, заполняла природные котловины, затопление носило катастрофический характер. И крупнейшим явлением такого рода стала черноморская катастрофа, произошедшая 5-7 тысячелетий назад. Ее наглядными следами являются уникальная двухслойная структура Черного моря и двухуровневое течение в Босфоре (рис. 3.41). От притока соленой средиземноморской воды в практически пресные черноморские воды произошла массовая гибель обитавших там организмов. Разложение их остатков в глубине моря, лишенной кислорода, создало тот первоначальный запас сероводорода,
3. Где: локализация в пространстве 144 который, постепенно пополняясь, продолжает существовать до сих пор на практически безжизненных глубинах, превышающих 100-200 метров (рис. 3.42). Рис. 3.41. Многослойная структура Черного моря и Босфора. Численные значения показывают различия в солености воды [329, с.11] Рис. 3.42. Схематический разрез Черного моря по направлению север (слева) – юг [330]
3. Где: локализация в пространстве 145 Последовавшее вслед за выходом книги Уильяма Райана и Уолтера Питмэна повышенное внимание к Черному морю привлекает туда на рубеже тысячелетий целый ряд всемирно известных исследователей. В частности, знаменитый подводный археолог Роберт Баллард, обнаруживший в свое время местонахождение «Титаника» (в 1985-м году) и немецкого суперлинкора «Бисмарк» (в 1989-м), уничтоженного британцами в годы второй мировой войны, в ходе экспедиции, финансируемой журналом «Нешнл Джиогрэфик» уже в 1997 году совершил пробную поездку на Черное море, в акваторию турецкого порта Синоп. В ходе последующих ежегодных экспедиций он находит на дне Черного моря с помощью подводных роботов следы человеческого поселения на девяностометровой глубине, примерно в двадцати километрах от турецкого города Синоп. Баллард уже тогда уверенно заявляет, что эта находка является первым свидетельством гигантского катаклизма – потопа, поразившего черноморский бассейн примерно семь тысяч лет назад и описанного в Библии [49]. По мнению одного из членов его команды, американского археолога Фредрика Гиберта, это событие заставит ученых переписать всю историю Причерноморья. Практически одновременно болгарские рыбаки обнаружили на глубине 120 метров в Черном море недалеко от города Созополь, возможно, самый древний корабль из найденных до сих пор – ему по предварительным оценкам от 6 до 7 тысяч лет. Болгарский историк и специалист по подводной археологии профессор Божидар Димитров весьма символически назвал его «Ноевым ковчегом». Судно длиной 4,5 метра великолепно сохранилось. Самое парадоксальное, что рыбаки вытащили корабль в своих сетях в последний день работы исследовательской экспедиции болгарских и американских ученых, которые в той же местности искали останки цивилизации, «погибшей 7600 лет назад в результате наводнения – прототипа Всемирного потопа» [50]. Димитров, кстати, еще в 1979 году защитил в Москве диссертацию, посвященную исследованию древней береговой линии Черного моря, и по его утверждению, уже тогда впервые возник вопрос о возможной взаимосвязи черноморской катастрофы с
3. Где: локализация в пространстве 146 библейской легендой о потопе [51]. В качестве одного из доказательств существования в Причерноморье высокоразвитой працивилизации Димитров указывает также на древнейшие образцы обработанного золота V-VI тыс. до нашей эры, найденные в районе Варны. И именно Димитров привлек в 1993 году внимание американских геофизиков к Черному морю [48, с. 152]. В 2004 году он публикует довольно обстоятельную книгу, посвященную реконструкции обстоятельств черноморского потопа [329]. Следует отметить, что еще в 50-е годы советские археологи отмечали, что «основные усилия должны быть направлены на изучение древних и средневековых кораблей, затонувших в Черном море на глубинах свыше 200 метров — там, где обилие сероводорода позволяет надеяться на хорошую сохранность не только дерева, но и других органических веществ: кости, тканей и, что особенно важно, папируса, а также пергамента. Свидетельство Ксенофонта (Xenoph, Anab., VII, 5, 12) позволяет заключить, что в начале IV века до н. э. произведения греческих писателей были одним из товаров, ввозившихся в города Причерноморья, это делает возможным находки трудов древних авторов, которые могут значительно обогатить наши представления об античной литературе. Столь же важными могут оказаться и находки средневековых рукописей» [332]. Но в реальности такого рода исследования требуют особого технического оснащения и связанных с этим немалых капиталовложений. Это, пожалуй, одна из главных причин, почему сегодня слава первооткрывателей в этих исследованиях достается американским ученым, что в ряде случаев становится причиной определенных проблем. В частности, результаты исследований вблизи Синопа были опубликованы впоследствии без соавторства с турецкими учеными, в результате чего турецкое правительство больше уже не давало разрешений на проведение работ. Год спустя экспедиция перебралась в Болгарию с идеей поиска Ноева ковчега под флагом океанографических исследований, но в состав экспедиции не были включены болгарские археологи. В итоге также разразился скандал, закончившийся выдворением судна Роберта Балларда из территориальных вод Болгарии. В
3. Где: локализация в пространстве 147 местной прессе Турции и Болгарии появились предположения о том, что американские ученые под флагом археологических и океанографических исследований занимались элементарной геологической разведкой [332]. Но, несмотря на все это, ежегодные экспедиции продолжались, во многом благодаря упорству и энтузиазму Роберта Балларда. Будучи как Уильям Райан и Уолтер Питман геофизиком по основной специальности, Роберт Баллард стал широко известен в первую очередь благодаря своим достижениям в области подводной археологии. Родившись в 1942 году в штате Канзас, он успел принять участие в войне во Вьетнаме, отслужив морским геологом на флоте. Ученую степень доктора геофизики получил в университете штата Род-Айленд. Автор полутора десятков книг и почетный доктор более 10-ти высших учебных заведений, он в то же время кавалер шести военных наград. Рис. 3.43. Роберт Баллард [331] В упорных поисках доказательств «Ноева потопа» в Черном море Роберт Баллард в 2006 году приступил, наконец, к исследованиям на шельфе северной части Черного моря. С 24 апреля по 23 мая украино-американская подводная археологическая экспедиция «Черноморская экспедиция2006» провела исследование дна Черного моря, прилегающего к южному берегу Крыма от мыса Херсонес до мыса Меганом, обнаружив при этом почти 500 подводных объектов, требующих дальнейших исследований. Из них около 150-ти объектов были идентифицированы как корабли разных эпох — от античности до второй мировой войны. По итогам экспедиции украинский Институт археологии утвердил перечень 10-ти подводных братских
3. Где: локализация в пространстве 148 могил времен второй мировой войны. В их числе подорвавшиеся на минах санитарный транспорт «Армения», на борту которого погибло 7 тысяч человек, транспортное судно «Ленин», затонувшее в 1941 году во время эвакуации населения из Одессы и унесшее жизни 4-х тысяч человек, а также немецкие транспорты, эвакуировавшие в 1944 году из Севастополя своих военных, в числе которых «Тейя», на борту которой погибло приблизительно 4600 солдат вермахта. В печальный перечень вошли также советские боевые корабли, на борту каждого из которых было по 300-400 военных. На фоне всех этих трагедий, в сумме соизмеримых с широкомасштабным потопом, даже катастрофа «Титаника» не представляется такой уж значительной. И самое примечательное, что большинство кораблей при этом сохранилось почти в идеальном состоянии. Даже бумагу нашли не поврежденной временем и водой! [333]. Директор Государственного предприятия «Департамент подводного наследия Украины» Сергей Воронов, руководивший экспедицией с украинской стороны, так характеризует ее основные результаты: «Баллард был шокирован таким количеством находок. А у него есть с чем сравнивать. Он шесть лет работал на турецком и болгарском побережье и обнаружил лишь 4 более или менее интересные находки, а здесь – 494! В завершение экспедиции он даже поднял бокал шампанского за военные силы Советского Союза, которые имели в этой зоне закрытые полигоны для военных учений. Археологи раньше здесь не работали, поэтому в море сохранилось так много объектов в неприкосновенном виде. Перед учеными открылся настоящий подводный музей, в который мы лишь немножко заглянули через приоткрытые двери. Каждый объект нуждается в дополнительной экспедиции, детальном исследовании. В будущем рассчитываем на сенсационные находки античных кораблей. Баллард, например, мечтает найти корабль бронзовой эпохи. Его также очень интересует период, когда Черное море еще было пресным озером. Вода поднялась на 200 метров после Большого Потопа – 7150 лет тому назад. Конечно, мы пытались на этой глубине разглядеть следы какой-то деятельности человека в те древние времена, но ничего не увидели» [333]. Но и украинские археологи, и Роберт Баллард
3. Где: локализация в пространстве 149 уверены, что самые ценные находки еще впереди, так как экспедиция 2006 года была лишь разведкой. Среди других знаменитых исследователей, оказавшихся в начале нового тысячелетия в Причерноморье, был и Тур Хейердал, прославившийся своими трансокеанскими экспедициями на «КонТики» и «Ра». Свои последние в жизни исследования он провел в 2001 году в районе Азовского моря, где пытался найти материальные подтверждения изложенной еще в XIII веке исландским историком Снорре Стурлуссоном версии о том, что герой исландских саг и родоначальник династии скандинавских королей Один пришел с берегов реки Тана (ныне Дон). Рис. 3.44. Тур Хейердал на фоне папирусного судна «Ра» События, которые описывал Стурлуссон, у него на родине традиционно воспринимались как Рис. 3.45. Тур Хейердал в мантии почетного доктора часть мифологии. В своей истории древний исландский ученый упо- Ростовского государственного университета минал о 31-м поколении скандинавских королей, живших до IX века, и указывал местность, откуда произошла династия: это был город Аз-Хоф, расположенный в устье Таны. Тех, кто здесь жил, называли «азами». И вождем их был Один – не бог, а вполне реальный человек, был уверен Тур Хейердал. В одном из своих последних интервью он, в частности,
3. Где: локализация в пространстве 150 утверждал следующее: «Мы нашли много интересного, требующего своего осмысления… В Ньюфаундленде была когда-то найдена круглая пряжка с подвижным язычком. Из-за этого история Америки была пересмотрена, так как это доказывало, что викинги побывали на этом месте задолго до Колумба. То, что мы нашли в Азове, эквивалентно трем таким пряжкам, и не исключено, что сегодня мы стоим на пороге великих открытий в истории» [52]. Следует также отметить, что к 2005 году черноморская катастрофа уже достаточно устойчиво начала ассоциироваться не только с «Ноевым потопом», но и с легендой об Атлантиде, о чем, в частности, свидетельствует изданный в 2005 году на английском, а в 2006 году – уже на украинском и русском языках, роман Дэвида Гиббинса «Атлантида» [334, 335]. В романе с привязкой к Атлантиде фактически пересказывается версия Уильяма Райана и Уолтера Питмэна о черноморском потопе [335, c. 132-137]. При этом одним из главных действующих лиц является сотрудница «Московского института палеографии» по имени Катя, являющаяся в романе «одним из ведущих мировых экспертов в области изучения Атлантиды» [335, с.48]. Аналогичные взгляды нашли поддержку и в немецкоязычной среде. В частности, в академических кругах Германии убежденным сторонником Атлантиды в Черном море является профессор Института экономических систем, экономической и теоретической истории Гамбургского университета Зигфрид Шоппе Рис. 3.46. Профессор [336]. Он, в частности, предложил Зигфрид Шоппе [341] специальный термин Понтополис (т. е. «Город на Черном море») для обозначения столицы реальной Атлантиды в отличие от дискредитированного оккультистами и эзотериками названия Посейдония [337]. В 2004 году Зигфрид Шоппе вместе с сыном публикует первую книгу с изложением своих взглядов на
3. Где: локализация в пространстве 151 проблему Атлантиды, названную «Атлантида и потоп: первая высокоразвитая культура погибла в Черном море в 5510 году до нашей эры» [338], в которой в основном поддерживает выводы Уильяма Райана и Уолтера Питмэна о черноморском потопе. Изложенные им взгляды были довольно благожелательно встречены немецкой прессой, откликнувшейся на появление книги рядом статей с заголовками, гласившими, что «гамбургский профессор уверен, что Атлантида найдена – в Черном море!» [339]. В 2005 году Зигфрид Шоппе выступает с докладом «Атлантида и потоп: затопленная индоевропейская столица в Черном море» [340] на международной конференции по Атлантиде на острове Милос (Греция). Представленный профессором Шоппе доклад выглядел одним из наиболее убедительных и обоснованных на фоне множества других. Нельзя также не упомянуть и еще об одном страстном стороннике Атлантиды в Черном море. Имя его Летящий Орел (Flying Eagle), и в его жилах течет материнская ирландская кровь и отцовская кровь легендарных вождей американского племени команчей [345]. Рис. 3.47. Потомок вождей племени команчей Летящий Орел (Flying Eagle): «Атлантиду ищите в Азовском море»
3. Где: локализация в пространстве 152 Именно команчи в свое время в числе первых позаимствовали лошадь у испанцев и перешли к конной охоте на бизонов. И именно они в дальнейшем превосходили по количеству лошадей все остальные племена Великих американских равнин [232, с. 224]. Легенду о прекрасном погибшем городе Летящий Орел впервые услышал в 1929 году в 9-летнем возрасте от своей бабушки, которая и предсказала ему, что именно он этот город отыщет. Первые поиски начались уже в детстве, когда он, путешествуя вместе с отцом по историческим местам индейских кочевий на Великих американских равнинах, начал собирать по крупицам информацию о погибшей цивилизации и ее столице. И такой информации оказалось более чем достаточно. У индейцев Северной Америки, не только у команчей, но и у племен дакота, чероки и многих других зафиксировано множество преданий о великой катастрофе, связанной с потопом и спасительным ковчегом. Например, у индейцев Калифорнии (племена ачомави, ашошими, манду, тулейон, йокут и др.) есть культурный герой Койот, которого считают исключительно мудрым, так как он принес людям знания и ремесла, как египетский бог Тот или греческий Прометей. По одной из легенд Койот спасался от потопа точно так же как шумерский Утнапиштим или библейский Ной [344, с. 123]. Похожая мифология зафиксирована и у коренных жителей Центральной Америки, и у южноамериканских индейцев. У столкнувшихся с этим явлением исследователей возникло даже впечатление, что некий чудовищный катаклизм, включавший в себя тектонические и вулканические явления, таяние льдов, наступление океанских вод на сушу, прокатился в незапамятные времена по всему Новому Свету от Аляски до Огненной Земли! А в ацтекских легендах можно услышать практически явный отголосок истории Платона об уничтожении Атлантиды: «В один день все погибло… Даже горы утонули в воде». Аналогично катастрофа описывается в «кодексе» индейцев киче, потомки которых проживают в Гватемале: «Был устроен великий потоп... Лик земли
3. Где: локализация в пространстве 153 потемнел, и начал падать черный дождь: ливень днем и ливень ночью... Люди бежали в отчаянии... Они пытались взобраться на крыши домов, которые обрушивались и швыряли их на землю. Они пытались залезть на вершины деревьев, но деревья сбрасывали их. Люди искали спасения в пещерах и гротах, и они погребали людей… Так была завершена гибель рода человеческого, обреченного на уничтожение». Большинство индейских мифов содержат образ «блаженной», «беспечальной», «золотой» страны, существовавшей до потопа. Соответственно многие индейские племена числят себя потомками выходцев из исчезнувшего государства. В ряде преданий у разных американских народностей эта страна именуется почти одинаково словами, весьма созвучными платоновской Атлантиде. Например, ацтеки считают себя выходцами из страны Ацтлан (отсюда, собственно, и название «ацтеки»). Где находилось это мифическое государство, предания не указывают, но, согласно мифу, первые переселенцы из Ацтлана прибыли в Мексику на лодках, то есть морем. При этом легенда говорит также о том, что у жителей Ацтлана были колонии в Центральной Америке, откуда они распространяли на континенте свою культуру. Среди индейцев существует также немало интересных обрядов и ритуальных церемоний, которые напоминают подобные же сцены из жизни древних греков. Многие из этих обрядов напрямую ассоциируются с гибелью Атлантиды и библейской мифологией: изображение ковчега, принесение жертвы, изображение черепахи, которая символизирует остров, упоминание о четырех великих реках — все это присутствует и в индоевропейских мифах о первоначальном рае и последующей катастрофе. По легенде тольтеков, «первый мир», существовавший 1716 лет, был уничтожен грозными ливнями и молниями, брошенными с неба. Даже самые высокие вершины гор оказались под водой. Интересно и специфическое добавление к легенде тольтеков: после потопа люди соорудили огромную башню, чтобы спастись в ней в случае повторного стихийного бедствия.
3. Где: локализация в пространстве 154 В индейских легендах фигурирует также характерное слово «харакан», означающее воплощение хаоса или имя бога шторма, что также ассоциируется с соответствующими понятиями в европейских языках: в испанском языке – «хуракан», в португальском – «фурокан», во французском – «ораган», в датском и шведском – «оркан», в русском – «ураган». Кстати, к древним ирландским сказаниям о пришельцах из затонувшей страны и бережно передаваемым от поколения к поколению легендам американских индейцев об утраченной древней земле аппелирует и уже упоминавшаяся Ширли Эндрюс в своей книге «Атлантида: По следам исчезнувшей цивилизации» [310]. Многие исследователи в результате пришли к выводу, что вышеназванные легенды, по-видимому, являются интерпретацией одного и того же события: именно пришельцы из погибшей Атлантиды поведали историю о широкомасштабном потопе обитателям Американского континента. Вопрос заключался только в том, где располагалась эта погибшая страна? Поблизости в Атлантике, как многие считали вначале? Или где-то гораздо дальше? Именно последний вариант в итоге многолетних исследований предпочел потомок вождей американских индейцев. Занимаясь поисками утерянной страны почти 70 лет, он не забывал про них и будучи пилотом американских военно-воздушных сил в период второй мировой войны, и сменяя множество профессий после войны, испытав себя в качестве строителя, шахтера на золотых рудниках, артиста, музыканта, композитора, астролога и писателя. В 1975 году после нескольких не совсем удачных браков он, наконец, находит свою истинную половину в лице замечательной женщины, которая становится его верной спутницей во всех его поисках и соавтором практически всех последующих начинаний. К началу нового тысячелетия они создали вместе сотни картин, провели тысячи лекций, семинаров и концертов. Но главным своим достижением они считают разгадку тайны Атлантиды, ставшую результатом многолетних напряженных поисков.
3. Где: локализация в пространстве 155 Основным результатом их совместных 25-летних исследований стала изданная в 2004 году книга «Родина Атлантида» [346], в которой содержится «50 неопровержимых научных доказательств» того, что легендарная утраченная столица Атлантиды находилась в районе Керченского пролива, а севернее, в районе современного Азовского моря, располагалась основная часть затопленной страны (рис. 3.48). Рис. 3.48. «Родина Атлантида»: древний Атлантический океан (Черное море), каналы Атлантиды в районе Азовского моря и ее столица в районе Керченского пролива [347] Резиденция правителей страны, существовавшей задолго до расцвета цивилизаций в Древнем Египте и Шумере, располагалась по версии авторов на горе Митридат (рис. 3.49, 3.50) в пределах современного города Керчь (рис. 3.51) [348]. Именно гора Митридат и ее окрестности, по мнению потомков команчей, идеально соответствуют описанию Платона, а также образу того прекрасного погибшего города из индейских легенд,
3. Где: локализация в пространстве 156 открыть который было предсказано Летящему Орлу. А прилегающая с востока «земля Тельца/Быка» Таврия с фантастическими Крымскими горами, и лежащие севернее равнины Юго-Восточной Европы, частично затопленные Азовским морем – это и есть та допотопная прародина современной цивилизации, память о которой дошла до нашего времени в образе легендарной Атлантиды [348]. Правда, далее следуют традиционные заблуждения: предполагаемое время катастрофы 9600 год до н. э., а предполагаемая причина заключается в прорыве в Черное море вод переполнившегося от таяния ледников Каспийского моря [348]. Рис. 3.49. Предполагаемое расположение столицы Атлантиды в районе Керченского пролива с центром на горе Митридат [347] Рис. 3.50. Реконструкция акрополя античного Пантикапея в III-II вв. до н. э. [349, с. 133]
3. Где: локализация в пространстве 157 Рис. 3.51. Вид Керчи (античного Пантикапея) с горой Митридат на гравюре 1857 года [349, с. 40] *** В последующих двух главах детально рассматриваются 40 основных аргументов в пользу аналогичной гипотезы, впервые сформулированной в опубликованной автором в 2002 году статье «Модельная и компьютерная поддержка принятия решений в ситуации когнитивного конфликта: рассмотрение на примере сравнительного анализа гипотез о локализации Атлантиды Платона» [186]. Главное, что отличает предлагаемое решение проблемы Атлантиды от всех описанных в данной главе гипотез, – это новый подход к локализации произошедшей катастрофы во времени (конец IV тысячелетия до н. э.), что позволяет однозначно ассоциировать с так называемой Атлантидой историческую индоевропейскую общность, сформировавшуюся в бассейне Черного моря в период климатического оптимума голоцена и распавшуюся в конце IV тысячелетия до нашей эры.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 158 4. Новый взгляд на традиционные аргументы: сравнительный анализ гипотез на основе текстов Платона Рассмотренные в предыдущей главе семь гипотез послужили основой для сравнительного анализа возможных локализаций Атлантиды, излагаемого далее в данной главе и выполненного исключительно на основе текстов Платона «Тимей» (первые 5 аргументов) и «Критий» (следующие 15). Аргументы перечислены в порядке их появления в текстах и из всего множества отобраны только основные, имеющие максимально конкретный и неслучайный характер. Так, в частности, указание на «орихалк», природа которого до настоящего времени четко не определена, отнесено к категории неконкретных аргументов и в аргументационный базис по этой причине не включено (что, однако, не исключает в дальнейшем проведения при необходимости более детального сравнительного анализа по данному вопросу и использования полученных результатов). Аналогично, например, упоминание о слонах, которые «водились во множестве» в Атлантиде, отнесено к категории случайных, т. к. известно множество исторических примеров временного искусственного перемещения больших групп животных в новые ареалы обитания. В качестве примеров такого рода можно привести поход армии Ганнибала с большим количеством боевых слонов из Северной Африки в Италию, а также неоднократно встречающиеся изображения слонов в рельефах древнерусских церквей в средней полосе России. Современным примером такого рода можно считать обитание в условиях близким к естественным множества экзотических животных (американских бизонов, африканских антилоп и т. п.) в украинском степном заповеднике Аскания Нова. Кроме того, в условиях многократного перевода текстов (с исходного на древнеегипетский, с древнеегипетского на древнегреческий и т. д.) отнюдь не исключены ошибки, в первую очередь, в названиях относительно малоизвестных в Древней
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 159 Греции животных, минералов и т. п. В этой связи не лишним будет упомянуть о том, что, например, в древнерусском языке понятие «слон» очень часто относилось к таким обыденным в русских лесах крупным животным как лоси («слон сохатый»), а также – вообще к любым крупным животным. А происхождение самого слова «слон» в современной этимологии объясняется древним заимствованием из татарского aslan, что означает «лев». При этом пояснение сопровождается весьма характерным примечанием о том, что «смешение в названии животных нередко встречалось у древних» [53, с. 385]. С учетом вышесказанного в качестве основных аргументов были рассмотрены только перечисленные ниже двадцать, содержащие достаточно точную фактическую и/или количественную информацию. Далее указанные аргументы рассматриваются более детально. При этом соответствующая цитата из Платона содержится или в названии аргумента или приведена сразу за ним. 4.1. «Удивительное по величине и могуществу…» В отличие от всех других локализаций, только в Причерноморье наблюдалась и наблюдается практически непрерывная преемственность широкомасштабных культурных и государственных образований. В последние столетия – это Российская империя и Советский Союз, занимавшие, как известно, «одну шестую часть суши» или, по образному выражению Н.В.Гоголя, протянувшиеся «ровнем-гладнем на полсвета». Удивительно быстрое по историческим масштабам и почти бескровное формирование колоссальной империи в XVI-XVII веках (особенно на фоне происходившего в это же время массового истребления местного населения в процессе колонизации Америки) заставляет предполагать, что в этом процессе не столько формировалось что-то принципиально новое, сколько в очередной раз восстанавливалась неоднократно существовавшая грандиозная структура. Объективно она была предопределена как наличием своеобразного коридора в виде огромных степных пространств от
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 160 Карпат почти до Тихого океана, так и другими, до конца еще не понятыми причинами. В качестве примера последних можно привести карту сейсмической активности, на которой достаточно наглядно просматривается определенная корреляция границ Российской империи (в последующем СССР), с зонами сейсмической нестабильности (рис. 4.1). Рис. 4.1. Карта сейсмического районирования СССР [121, c. 157] К числу предшествующих образований такого рода безусловно следует отнести Орду, Киевскую Русь и Византийскую империю, которые несмотря на их сложные взаимоотношения в действительности образовывали единую взаимодействующую систему, в значительной степени реально интегрировавшую все пространство Евразии в средневековую эпоху. В античный период современная Платону скифская культура выполняла аналогичную функцию. За последнее столетие на базе обширных археологических исследований удалось достаточно надежно реконструировать картину скифо-сибирского культурноисторического единства, занимавшего не только практически всю степную зону Евразии, но и большую часть лесостепи [54, с.199].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 161 Характерно, что древние авторы писали о скифах почти в тех же выражениях, что и Платон об Атлантиде (см. далее). На скифах, собственно, и заканчивается пока достаточно хорошо реконструированное историческое проникновение в прошлое интересующего нас региона. Далее в глуби времен здесь присутствуют лишь «тьма киммерийская» и множество археологических культур. Среди последних особо следует выделить трипольскую культуру древнейших земледельцев, занимавшую в IV-III тыс. до н. э. обширные районы в северо-западном Причерноморье. Аналогичного внимания заслуживает также так называемая ямная культура древнейших скотоводов, локализуемая примерно в то же время на еще более обширной территории в северо-восточном Причерноморье вплоть до Южного Урала. По всей видимости, именно население этих двух культур явилось наиболее мощной и активной силой, способствовавшей формированию единой индоевропейской языковой общности на обширном пространстве от Атлантики до Индийского океана в интересующий нас период (см., например, 41-45, 55, 56). При этом следует отметить, что одной из важнейших предпосылок интенсивного развития упомянутых культур было наличие специфического «плодородного треугольника» (рис. 4.2), аналогичного «плодородному полумесяцу» на Ближнем Востоке. Последний, как известно, традиционно считается одним из основных условий возникновения древнейших очагов земледелия и последующего формирования шумерской и связанных с ней цивилизаций. Однако такого изобилия уникальных черноземов, как в «плодородном треугольнике» Северного Причерноморья не наблюдается более нигде в мире. Если к этому добавить развитую речную инфраструктуру, изобилие строительного леса в верховьях рек и полезных ископаемых в отдельных регионах треугольника (например, в Донбассе), то следует признать, что для формирования «удивительных по величине и могуществу царств» более подходящие условия найти сложно.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 162 Рис. 4.2. «Плодородный треугольник» как основа формирования крупных культурно-цивилизационных образований на территории бывшего Советского Союза 4.2. Владение Египтом и Европой «Они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении».
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 163 Указание автора I в. до н. э. Диодора Сицилийского на то, что потомки скифских царей «подчинили себе обширную страну за рекою Танаисом до Фракии… и распространили свое владычество до египетской реки Нила…» (цитируется по [57, с. 751]), по сути, практически совпадает c указанием в «Тимее» на границы владений атлантов. Особенно если учесть, что Фракия локализуется на Балканском полуострове южнее долины Дуная, которая в среднем течении реки тесно приближается к Адриатике, а истоки некоторых притоков Дуная находятся буквально в нескольких десятках километров от Адриатического моря, в том числе на территории современной Италии. Указание «до Фракии» в этой связи можно интерпретировать как «до долины Дуная включительно», а значит – и практически до Италии. На взаимосвязь Древнего Египта и Этрурии (современная Тоскана в Италии, в древности называвшаяся греками также Тирренией [58]) с причерноморскими культурами указывает очень многое, что достаточно убедительно может быть объяснено только периодически возникавшей тесной связью данных регионов. Технологической основой этой связи могло быть не только мореплавание, но и всадничество, в древнеямную эпоху уже достигшее в степной зоне уровня, соизмеримого со скифским [59]. Отражением этих связей является мифический образ Энея, прочно укоренившийся в греческой и римской (в том числе этрусской) мифологиях [75, с. 661]. Имя Энея присутствует в «Илиаде» среди главных троянских героев. В решающей битве с Ахиллом он терпит поражение и избегает гибели только благодаря вмешательству Посейдона. К середине I века до н. э. господствующей стала легенда о том, что именно бегство Энея из разоренной Трои стало причиной его переселения в Италию и основания им Рима. Окончательную форму данный миф приобретает в «Энеиде» Вергилия, где описывается как Эней «по приказу богов» покидает Трою с малолетним сыном Асканием (Юлом) и после долгих скитаний оседает в Италии, где становится основателем императорской династии Юлиев, самыми известными представителями которой являются Юлий Цезарь и Август [75, с. 662]. В целом весь этот комплекс мифов и легенд является достаточно очевидным
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 164 указанием на циркумпонтийские (т. е. околочерноморские) истоки древнеримской цивилизации. При этом, несмотря на многочисленные наслоения последующих времен, в основе мифа вполне могут быть выявлены миграционные реалии начала III тысячелетия до н. э., когда до Италии докатилась первая волна массовых миграций из дестабилизированного невиданной катастрофой циркумпонтийского региона. Во всяком случае, кроме мифа об Энее, имеется и множество других интересных свидетельств, в числе которых можно отметить сохранение в этрусской традиции памяти о потопе, проявляющейся, в частности, не только в мифологии, но и в найденных в этрусских погребениях VII в. до н. э. своеобразных Ноевых ковчегах (рис. 4.3). Рис. 4.3. «Ноев ковчег» из этрусского захоронения VII в. до н. э. в Витулонии [58, c. 20] Еще одним примером скифско-этрусских связей можно считать бога Геркле, который считался прародителем этрусков и традиционно соотносится с древнегреческим Гераклом. На большинстве найденных на сегодня малых скульптурных изображений Геркле из бронзы он имеет характерные атрибуты скифского лучника, в связи с чем подобный тип изображений получил название скифского [58, с. 280]. А по Геродоту именно Геракл считался прародителем скифов.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 165 4.3. Топоним «Атлантида»: происхождение и значение Как уже отмечалось выше, одним из основных аргументов для многочисленных сторонников локализации Атлантиды в Атлантике является название океана. При этом часто приводятся ссылки на различных античных авторов, якобы использовавших именно это наименование для океана уже в современном смысле. Но это не так. Мир вплоть до позднего Средневековья представлялся исключительно как суша, окруженная со всех сторон единым океаном. И когда Эрастофен (III в. до н. э.) или Птолемей упоминают об «Атлантическом море», а Страбон (60 г. до н. э. – 20 г. до н. э.) – об «Атлантическом бассейне», то они в первую очередь имеют ввиду или весь мировой океан, или только его небольшую часть, непосредственно прилегающую к Гибралтару [60, с. 44-46]. Причем не исключено, что определение «атлантический» применительно к океану является вставками относительно позднего времени. Практически вся относительно надежно документированная картографическая информация древности известна нам через сочинение знаменитого греческого астронома Клавдия Птолемея из Александрии (87-150 гг.), которое было названо в оригинале как руководство по изготовлению географических карт, а в последующем ее называли просто «География» или «Космография». До нашего времени дошли лишь поздневизантийские копии данного произведения [191, с.27]. Несогласованность различных частей произведения практически во всех известных копиях заставляет предполагать, что Птолемей является автором лишь части всего труда. При этом другие части работы были заимствованы из более ранних произведений, например, та, где указываются координаты городов. Используемый способ их представления уже в эпоху Птолемея считался относительно архаическим. Географические координаты в «Географии» представлены отнюдь не в градусах, а в единицах времени. Долгота представлена в часах и минутах,
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 166 соответствующих расстоянию от меридиана Александрии. При этом 1 час равен 15 градусам, 1 минута времени – 15 угловым минутам. А широта измеряется продолжительностью самого длинного дня в году в часах и минутах, изменяясь от 12 часов на экваторе до 24-х за полярным кругом [191, c.29]. Часть карт и текстов являются заведомо средневековыми. Поэтому сегодня практически общепризнано, что «География» – это «огромная компилятивная работа, содержащая карты трех или четырех различных авторов» [191, c.30], постепенно собранные воедино на протяжении 12-ти столетий, предшествовавших эпохе книгопечатания. Практически единственной значимой альтернативой в этот период были так называемые «ТО-карты», имеющие, по всей видимости, гораздо более древние истоки. Основным же картографическим источником при появлении в XV веке первых глобусов и печатных карт, явилась «География» Птолемея, которая к этому времени являлась уже, по сути, главной обобщающей работой, согласующей все основные географические воззрения, накопленные в предшествующее время. Главное, что бросается в глаза во всех сохранившихся ранних печатных картах (см., например, рис. 4.4-4.7), составленных преимущественно на основе «Географии», – это отсутствие названия «Атлантический океан». Вместо этого используются названия «Западный океан» («Oceanus Occidentalis») или «Северное море» («Mar del Nort»).
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 167 Рис. 4.4. Карта Британских островов в первом печатном издании «Географии» Птолемея с картами. Болонья, 1477 г. Атлантический океан обозначен как «Западный океан». Рис. 4.5. Карта Атлантики, обозначенной как Западный Океан (Oceanus Occidentalis) в страсбургском издании Птолемея, 1513 год, гравюра на дереве [191, с. 112]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 168 Развитие торговли картами в начале XVI века дало толчок и к относительно массовому производству отдельных печатных карт, одна из которых показана на рис. 4.7. Именно такая продукция формировала и отражала основные географические представления своего времени, донеся их без искажений до наших дней. Поэтому отсутствие на них названия «Атлантический океан» является весьма показательным. Рис. 4.6. Атлантический океан и его острова на глобусе Мартина Бехайма 1492 г. (слева) и карте, принадлежавшей Леонардо да Винчи 1514 г. (справа) [192, c. 153] Рис. 4.7. Гравированная по дереву карта мира, изготовленная в Венеции в 1528 году. Вместе с Западным (Атлантическим) присутствует и Восточный (Тихий) океан [191, с.100].
169 4. Новый взгляд на традиционные аргументы В таблице 4.1 показана статистика использования различных вариантов наименования современного Атлантического океана на картах XIV-XVII вв. (на примере доступной через Интернет коллекции старинных карт государственной библиотеки Нового Южного Уэльса, Австралия, http://image.sl.nsw.gov.au, дополненной несколькими другими наиболее известными картами). Как видно из таблицы, Колумб пересекал океан, который его современники называли исключительно Западным, и так продолжалось вплоть до середины XVI века. После чего, хотя и начали на картах иногда использовать определения типа «Атлантическое море» (в античном смысле), более 100 лет вся северная Атлантика вплоть, как минимум, до экватора называлась преимущественно «Северным морем» (рис. 4.8). 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Ambrosius Macrobius. World map Strasburg Fries. Orbis typus universalis The Robert Thotne Map Frisius. Carta cosmographica Salamanca. Quam hic vides imagine Mercator. Ortelius. Typus orbis terrarum Porro. Descrittione del mappamondo Mercator. Orbis terrae descriptio Myritius. Universalis orbis descriptio Plancius. Orbis terrarum typus The 'Drake' map Designatio Orbis Christiani Verhaer. Novus typus orbis Grent. Map of the world Eckebrecht. Nova orbis terrarum Blaeu. Nova totius terrarum orbis Visscher. Nova totius terrarum orbis De Wit. Nova totius terrarum orbis tabula Goos. Nieuwe werelt kaert Sanson: Raccolta Cartografica Итого 1492 1515 1522 1527 1548 1550 1569 1570 1572 1587 1590 1594 1599 1607 1614 1625 1630 1635 1652 1660 1666 1673 Oceanus Atlanticus Mare Atlanticum Год Издания Oceanus Occidentalis Обозначение/Наименование карты Mar del Nort Таблица 4.1 Статистика использования различных вариантов наименования современного Атлантического океана на картах XIV-XVII вв. 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 7 14 1 1 1 1 5 1 3
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 170 Рис. 4.8. Типичное представление Атлантического океана на картах мира, изданных в начале XVII века (в данном случае представлена карта 1607 года): севернее экватора обозначено Северное море, южнее – Эфиопское. Иногда название «Северное море» распространялось и на южную часть нынешнего Атлантического океана. Например, это имеет место на картах Винченцо Коронелли (1650-1718) – космографа Венецианской Республики, главы ордена миноритов и основателя географического общества «Аргонавты», изготовившего с 1683 по 1704 гг. множество земных и небесных глобусов. Его многочисленные картографические работы собраны в двенадцатитомном «Венецианском атласе», изданном в период с 1697 по 1701 год [191, с.283]. Пример такой карты представлен на рис. 4.9. Только во второй половине XVII века начался постепенный переход на повсеместное использование названия «Атлантический океан» (как упоминалось уже выше, именно в связи с ошибочной локализацией там Атлантиды Платона). Для этого
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 171 переходного периода, растянувшегося почти на 100 лет характерны карты, на которых использовалось сразу несколько вариантов названия для того, что к середине XVIII века стало окончательно Атлантическим океаном (рис. 4.10). Рис. 4.9. Парадоксально, но и южная часть Атлантики на этой карте Коронелли конца XVII века обозначена как «Северное море» Одним из первых название «Атлантический» использовал «родоначальник научной картографии» Герард Меркатор (1512–1597), наиболее известный как автор картографической проекции, носящей его имя. Он является также автором термина «атлас», обозначающего систематизированное собрание карт и т.п. Введением этого понятия он, как принято считать, отдал дань уважения мифическому Атласу (или Атланту), который согласно Диодору Сицилийскому (I в. до н. э.) «первым точно преподал астрономию и первый дал людям науку о сферах. По этой причине составилось мнение, что весь Космос держится на плечах Атланта» (цитируется по [61, с. 784]). Через Евсевия Кесарийского (260-340 гг.), «отца церковной истории» и ведущего идеолога при дворе Константина Великого, эти воззрения были хорошо известны в период
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 172 Средневековья, в том числе и Меркатору. Рис. 4.10. Типичная карта переходного периода, на которой для обозначения различных частей Атлантического океана используется сразу 4 названия: Западный, Северный, Меридионапьный и Атлантический (французский атлас 1680 года) Слишком краткая родословная Атланта, приводимая Платоном («сын Посейдона»), мало может помочь в пространственной локализации. Но если обратиться к более полным и ранним античным «теогониям» (родословным богов), то четко прослеживается традиционная первичность Понта (т. е. Черного моря) и его прямая связь с Атлантом. Так, например, в древнейшем из известных
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 173 античных перечней такого рода (Гесиод, «Теогония», VII в. до н. э.) абсолютно первична Гея (Земля), непосредственно порождающая Уран (Небо) и Понт (Черное море), и лишь затем – Океан и Иапета (последний в более поздних теогониях рассматривается как отец Атланта, а в христианский период ассоциируется с одним из библейских сыновей Ноя – Иафетом, уделом которого стала Европа): «Гея же прежде всего родила себе равное ширью Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду… Также еще родила, ни к кому не всходивши на ложе, Шумное море бесплодное, Понт. А потом, разделивши Ложе с Ураном, на свет Океан породила глубокий, Коя и Крия, еще — Гипериона и Иапета…» [61, с. 694] С учетом всего вышесказанного следует также обратить внимание на две важнейшие этимологические реконструкции, которые ранее не попадали в поле зрения исследователей, уделявших внимание Атлантиде, но именно они весьма наглядно показывают первичность и, более того, устойчивую традицию, использования непосредственных синонимов этого названия прежде всего в циркумпонтийском регионе, а не в современной Атлантике. Первая реконструкция связана с Византией, легендарный основатель которой воин и охотник Визант (по некоторым источникам участник похода аргонавтов) по сообщению Стефана Византийского был сыном Посейдона (как и Атлант) [62, с. 11; 63, с. 138]. Кроме этого, корень «виз»/«биз» в период античности и средневековья прочно ассоциировался с бездной и катастрофой. Топоров еще в 1976 году пишет об этом, в частности, следующее: «Для населения юго-восточной части Балкан и северо-западной части Малой Азии именно Черное море понималось первоначально как Океан… Понимание Черного моря как части Океана и обусловило самые мрачные ассоциации, связанные с ним, начиная с представлений финикийцев о нем как о смертоносной бездне… Основную роль в этом сыграло то, что последний прорыв Черного моря произошел уже при свидетелях…» [63, с. 143]. Аналогичный смысл имеет в большинстве реконструкций и корневая основа «атл»,
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 174 которая может быть интерпретирована как составная конструкция «а-тл», где «а» – индоевропейское обозначение отрицания, «тл» – «тло», т. е. «дно», «основание» [53, с. 454], что в целом позволяет понимать сочетание «атл» как бездонность, бездну. Отсюда следует, что топоним «Виз-ант-ия» есть непосредственным синонимом «Атл-ант-иды» (сформировавшийся, возможно, как более поздняя форма данного названия). И обнаружение этой связи следует признать вполне естественным, так как в основном через Византию современный мир унаследовал культуру античности, в том числе и почти все произведения Птолемея и Платона, включая практически все упоминания Атлантиды. Вторая реконструкция непосредственно связана с Северным Причерноморьем, где, как показано в работе [64], характерная Хобразная конфигурация русел Дона и Волги (рис. 4.11) явилась прототипом для одного из наиболее ранних и наиболее масштабных проявлений феномена астроморфного моделирования, заключающегося в ассоциации указанных рек с созвездием Ориона (рис. 4.12). Феномен астроморфного моделирования, как показано в работах [64] и [187], был довольно широко распространен в древнем мире. Одной из его основных функций было как раз своеобразное картографирование пространства. При этом использовалось несколько вариантов проецирования звездного неба на земную поверхность. Основным являлся метод прямого зеркального проецирования, когда направление север-юг оставалось неизменным, а направления на восток и запад менялись местами. Такой вариант проецирования предполагал, что звездное небо как бы наблюдается через «земное зеркало» в южном направлении. В этом случае наблюдаемые в полночь строго на юге созвездия в полдень занимают зеркальное положение «под наблюдателем», на другой стороне земного шара. Отсюда, по всей видимости, и такая широкая распространенность звездных глобусов и карт в зеркальной проекции, пример которой представлен на рис. 4.13.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 175 Рис. 4.11. Характерное Х-образное сближение Волги и Дона на ранних картах: Азиатская Сарматия из книги Птолемея «География», изданной в Риме в 1478 году [192, с.70] Это, кстати, позволяет локализовать древнейших создателей рассмотренных астроморфных моделей именно на северных берегах Черного моря. При этом имела место весьма специфическая ситуация: при наблюдении южной полусферы неба море служило своеобразным огромным зеркалом, а чтобы представить видимую на юге звездную картину наложенной на земную поверхность, достаточно было повернуться лицом на север и вспомнить конфигурацию речных русел. Последняя к тому времени (V-IV тыс. до н. э.) была достаточно известна благодаря появлению судоходства и всадничества, позволивших совершать относительно дальние путешествия.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 176 Рис. 4.12. Проекция звездного неба на циркумпонтийский регион с привязкой Ориона к Х-образному сближению Волги и Дона [64] Привязка созвездий к земной поверхности осуществлялась при этом на основе подобия фигур, образуемых группами звезд, разного рода структурам на земной поверхности. Наиболее часто основой привязки служили русла крупных рек, достаточно интенсивно используемых для речной навигации. С другой стороны, именование местностей и культур по рекам, корневые основы названий которых наиболее стабильны, всегда являлось обычной практикой. К современным примерам такого рода можно отнести названия городов (Волгодонск), регионов (Донецкий бассейн), а также археологических культур, в качестве типичного примера которых следует назвать «днепро-донецкую культурно-историческую область», непосредственно Рис. 4.13. Созвездие Ориона на звездной карте с зеркальным отображением
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 177 предшествовавшую ямной культуре, и «днепро-азовскую катакомбную культуру», наследовавшую ямной (см., например, [65, с. 72-73]). Чаще всего в качестве прототипа при астроморфном моделировании использовалось созвездие Ориона – наиболее антропоморфное из всех звездных фигур. А наилучшей моделью этого созвездия на земной поверхности являлось Х-образное сближение рек Волга и Дон, которые на всем своем протяжении судоходны и использовались для речной навигации с древнейших времен. Последнее обстоятельство наряду с отождествлением этих рек с Х-образным Орионом стало, по-видимому, одной из главных причин того, что эти реки в районе своего сближения относительно правильно отображалось вместе с Азовским и Черным морями на наиболее ранних картах, имевших весьма приблизительное изображение большинства других географических объектов (рис. 4.14). Рис. 4.14. Х-образное сближение Волги и Дона на одной из первых карт России Дмитрия Герасимова, опубликованной в 1525 г. в рукописном атласе Баттисты Аньезе [192, с. 93]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 178 В связи с этим вполне естественным представляется то, что древние названия этих рек (Дон – Инд – Танаис, Волга – Ра – Итиль) послужили исходной корневой основой для формирования имен многих мифических богов и героев через ассоциацию этих героев с созвездием и/или его земным отражением. В частности, именно так может быть объяснено формирование имени «Инд-Ра» в «Ригведе» [64] (рис. 4.12). А именно Индру «Ригведы» можно считать древнейшим индоевропейским прототипом Атланта. Во-первых, как и Атлант, он должен был поддерживать небесный свод после отделения его от земли. Во-вторых, будучи непосредственным участником разделения света и тьмы, дня и ночи, неба и земли, он считался «центром космоса и гвоздем, который прикрепляет землю к своему месту» [193, с.48]. Последнее особенно интересно в свете описанных выше астроморфных соответствий. Кроме прямой зеркальной проекции использовалась также и обратная, когда направление восток-запад оставалось неизменным, а менялись местами север и юг. В этом случае предполагалось, что смотрящий на юг наблюдатель как бы проецировал видимую картину звездного неба на земную поверхность таким образом, что нижняя часть небосвода накладывалась на ближнюю к нему территорию, а верхняя – на дальнюю. Можно предположить, что по отношению к рассматриваемому региону такой вариант астроморфного моделирования появился позднее предыдущего в эпоху, когда центры цивилизационной активности вследствие катастрофы существенно удалились от берегов Черного моря, в том числе на север. Именно для наблюдателей на широте волго-донского сближения (и севернее) такой вариант астроморфных соответствий являлся наиболее удобным и практичным. В связи с этим наиболее вероятным временем формирования данного варианта наложения созвездий на земную поверхность следует считать III-II тыс. до н. э. И именно этот вариант астроморфного моделирования, будучи более поздним по времени, оставил нам в наследство наиболее значимые следы, в т. ч. топонимы, в данном регионе. Среди них в первую очередь следует назвать. Таврию и Боспор, получивших свои названия благодаря созвездию Тельца
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 179 (Taurus). Соответствующие астроморфные модели иллюстрируются рисунками 4.15 и 4.16. Рис. 4.15. Типичное изображение Ориона и Тельца в старинных звездных атласах (John Flamsteed, Atlas celeste, 1776 г.). Особенности положения фигур, в частности, изгибы их ног, определяются не только расположением звезд, но и особенностями русел рек Волга, Дон и Днепр – земных аналогов данных созвездий (рис. 4.16). Рис. 4.16. Обратная проекция звездного неба на циркумпонтийский регион с привязкой Ориона к сближению Волги и Дона
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 180 В представленной на рис. 4.16 астроморфной модели достаточно наглядно просматриваются истоки многих мифологических представлений и имен, которые без привязки к данной модели представлялись труднообъяснимыми и загадочными. В частности, следует отметить следующие три момента: Во-первых, в новом варианте ориентации модели, когда Волга оказывается слева от Дона, и, соответственно, ее название в составных именах должно быть вначале, корневые основы старых и современных названий рек (в том числе Итиль для Волги) вероятнее всего стали первоисточниками при формировании таких имен мифических героев как Атлант и Орион. При этом по аналогии с именем Индра имя «Атл-ант» может рассматриваться как синоним современного словосочетания «Волго-дон», где часть «аТЛ» представляет корневую основу «ТЛ» («Итиль»), а «аНТ» – «НД/НТ» («Инд»). В свою очередь имя Орион могло быть образовано от обратного прочтения Ра в сочетании с Доном при утрате на определенном этапе звука «д» (при этом, правда, имели место и другие влияния, которые будут рассмотрены далее). Как промежуточные формы могут рассматриваться понятия «орден» и Орда. Первое из них является синонимом слова «ордер», т. е. «порядок» [178, с. 350] (аналогичное значение имеет, например, и немецкое слово Ordnung, имеющее в своей основе те же индоевропейские корни), что вполне естественно ассоциируется с существованием уже на Рис. 4.17. Средневековое ранних этапах становления индоевизображение Ориона в виде ропейской языковой общности рыцаря (Hyginus Poeticon, своеобразной системы «космиче1482) ского» упорядочивания земной поверхности через астроморфное моделирование. Ассоциируется оно и с духовно-рыцарскими орденами, а именно как рыцаря в этот период было принято изображать созвездие Ориона (рис. 4.17).
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 181 Орда как форма организации исторически также привязана в первую очередь к Волге и Дону. Характерно, что от корневой основы «орда» происходят и старые славянские глаголы «орудить» (сохранившийся до нынешнего дня в форме «соорудить»), и «орудовать», что означало первоначально «устраивать что-либо» [53, с. 278]. При этом «устраивать что-либо» вполне согласуется с «землеустроительной» функцией рассматриваемой астроморфной модели. Во-вторых, в данной модели характерный треугольник Гиад в созвездии Тельца-Тавроса достаточно точно соответствует Крыму-Таврии, что не только объясняет его название, но и проясняет истоки легенды об Осирисе, вспахавшем землю Тавриды на быках, что и определило впоследствии название полуострова [194, с. 24]. Современные попытки более прозаически объяснить происхождение названия от греческого слова «тафрос» (ров с валом, «перекоп») выглядят более чем неуклюжими и мало что объясняющими. Поэтому есть смысл попытаться найти место данной легенде в рамках рассматриваемой астроморфной модели. Сделать это можно достаточно просто, если учесть, что старое украинское название Гиад звучит как «Чепиги», что означает ручки плуга. Да и сам треугольник Гиад вместе с Орионом прекрасно ассоциируется с великаном, пашущим небо. Причем, это отождествление Гиад с плугом, судя по всему, существовало как альтернатива их животной интерпретации уже с древнейших времен, начало которых можно увязать с появлением плужного земледелия в V тыс. до н. э. Последнее также напрямую связано с Причерноморьем [94, с. 105]. А отождествление Ориона с пахарем просматривается в первую очередь через весьма созвучное украинское слово «орий», которое, вполне возможно, и стало одним из истоков нынешнего названия созвездия. Не исключено, что и последовавшая за эпохой Тельца зодиакальная эпоха Овна (Aries) свое первоначальное название получила от сформировавшейся к этому времени звездной картины Ориона-пахаря и Гиадплуга, временно вытеснившей мотив противостояния Орионаохотника разъяренному Тельцу, сформировавшийся в период катастрофы. Последний вариант, правда, в конце-концов победил, благодаря, по всей видимости, беспрецедентной глубине
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 182 запечатленности в исторической памяти человечества воспоминаний о черноморской катастрофе. Причем, преимущественно в разного рода неявных и символических формах, истинный смысл большинства из которых был со временем забыт, но вполне поддается реконструкции в современных условиях. В частности, в современном названии реки Волга следует видеть не только коренную основу, связанную с понятием «влага» [16, с. 102], но, по всей видимости, следует признать и связь с древнейшим персонажем русских былин богатырем Вольгой, сюжет о воинском походе которого в «царство Индейское» «принадлежит к наиболее архаичному слою в русском былинном эпосе» [161, с. 156]. При этом современные исследователи отмечают настолько удивительное сходство множества деталей эпоса о Вольге с сюжетами «Ригведы», посвященными Индре, что следует предположить определенную степень общности происхождения данных образов. Через Вольгу можно установить ассоциативную связь и с его былинным аналогом и конкурентом великим пахарем-богатырем русских былин Микулой Селяниновичем (рис. 4.18), которого не может победить никто из богатырей, «потому что его любит мать сыра земля» [161, с. 465]. Предположение современных исследователей о том, что распространенный мифологический сюжет о пахаре, который вытесняет с земли поколение великанов, связан с массовым земледельческим освоением широких пространств русской равнины, можно дополнить и гипотезой о том, что этот процесс сопровождался и соответствующей сменой преобладающих звездных образов. А это означает, что пашущий на быках Осирис, отождествляемый в Древнем Египте с Орионом, в русской былинной памяти соответствует пахарю-богатырю Микуле, сменившему на определенном этапе образ Вольги, связанный с названием великой русской реки. Но, как было показано, все эти персонажи легенд и мифов могут быть связаны с образом Атланта и географическими реалиями Северного Причерноморья через соответствующую астроморфную модель. С этим связано и еще одно историческое название Северного Причерноморья: Аратта или Оратта, соответствующее современному украинскому «орати», т.е. пахать.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 183 Рис. 4.18. Вольга и пахарь Микула Селянинович (художник Иван Билибин). Богатырь русских былин Микула Селянинович [16, c. 467], образ которого тесно связан с украинскими легендами о «змиевых валах», а также – с былинным архаичным богатырем Вольгой, а через него – с Индрой «Ригведы», а также – с волго-донской астроморфной моделью и Атлантом (рис. 4.16) В-третьих, затопленному во время катастрофы шельфу Черного моря западнее Крыма в представленной на рис. 4.16 астроморфной модели соответствует созвездие Плеяд, которое согласно легенде названо в честь дочерей океаниды Плейоны [161, с. 563]. Если учесть, что их отцом по легенде был титан Атлант (то же самое верно и в отношении Гиад) и поэтому их часто называют Атлантидами, то мы фактически имеем в данном случае прямое указание на Атлантиду в Черном море!
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 184 Следует также отметить, что аналогично «речному происхождению» имени Атлант может быть объяснена и альтернативная форма имени «Атлас», где корень «ас» ассоциируется с Азовским морем как естественным продолжением Дона, а также – со скифским названием Дона, которое в современной транскрипции звучит как Силис [219, с.76]. Преобладавший среди исторических наименований Азовского моря вариант Меотида также, по всей видимости, нашел свое отражение в мифологии: корневая основа МТ в сочетании с древним названием Ра для Волги дает нам имя Митра. Этот герой ведийской мифологии так же, как и Индра, и Атлант, «удерживает небо и землю, укрепляет небо…», а его «основная функция – объединение людей в особую социальную структуру…» [161, с. 470]. Именно через астроморфное моделирование, позволяющее перенести гармонию космоса на землю, в процессе первичного освоения земной поверхности стало достижимым то, что рассматривалось как типичные функции Митры: «Он упорядочивает, организует землю и жизнь на ней… гарантирует устойчивость и согласие между людьми, охраняет страну от раздора и несчастья, если в ней чтут договор… объединяет людей, помещает их на собственное правильное место, защищает страны в зависимости от выбора правильного места… и уничтожает те страны, которые отказываются от этого правильного выбора и бросают Митре вызов… Один из наиболее интересных эпитетов Митры – «выпрямитель линий (границ)» не только намекает на возможную примиряющую роль Митры при спорах о границах, но в конечном счете позволяет, очевидно, констатировать для него более древнюю функцию царя-жреца, принимающего участие в ритуальных измерениях, которые подтверждают следование универсальному закону…» [161, с. 469]. Типичные изображения Митры, убивающего быка (рис. 4.19), аналогичны изображениям Ориона на звездных картах, противостоящего Тельцу (рис. 4.15). Астральный характер этой основной композиции с Митрой признается в настоящее время многими исследователями (см., например, [196, с. 231]). Однако
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 185 попытки отождествить Митру с созвездием Персея, расположенным на звездном небе выше Тельца (а, следовательно, и выше эклиптики), следует признать не совсем удачными. Если подобное и имело место, то только в весьма ограниченных регионах почитания Митры, в первую очередь в Персии. Основная же интерпретация данной композиции, получившей распространение на огромной территории от Ближнего Востока до Британии, связана, скорее всего, именно с Орионом. Об этом свидетельствует и дуга эклиптики, расположенная на большинстве изображений по отношению к Митре точно так же, как и по отношению к Ориону (рис. 4.15), и почти обязательное наличие в композиции собаки, отождествляемой с созвездием Большого Пса у ног Ориона, и характерная поза Митры с поднятой практически так же, как и у Ориона, левой ногой (рис. 4.19). Все это достаточно надежно ассоциирует данный образ с основной астроморфной моделью циркумпонтийского региона. Рис. 4.19. Митра, убивающий быка. Колесницы на заднем плане символизируют эклиптику. В некоторых вариантах этого типичного изображения на заднем плане изображается дуга со знаками зодиака [196, с. 231]. Кстати, исследователи культа Митры, увязывая его символику с
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 186 прецессионными изменениями и сменой зодиакальных эпох, обращают внимание на приведенное в «Тимее» утверждение Платона о том, «что творец Вселенной начал создавать космос с того, что сформировал его вещество в букву Х, отображающую пересечение эклиптики и небесного экватора» [196, с. 234]. При этом следует учесть, что видимым символом этого пересечения как раз и являлся Орион, который в эпоху Тельца располагался непосредственно под этим пересечением и как бы нес его на себе. В свете вышеизложенного связь с созвездием Ориона мифического Атланта позволяет наиболее естественным образом объяснить формирование образа гиганта, держащего на себе небесный свод (рис. 4.20). Рис. 4.20. Традиционное изображение Атланта [161, с. 89] с небесным глобусом на плечах (слева) и Ориона на звездных картах (справа). Сходство в изображении фигур связано, по-видимому, с общностью происхождения образов. Впервые символическая фигура титана Атласа (или Атланта), удерживающего мир на своих плечах, появилась на титульном листе собрания карт, «расположенных в Птолемеевом порядке», изданном в Риме в 1570 году итальянским торговцем картами Лафрери [191, c. 205]. Не исключено, что сделано это было под
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 187 влиянием выходцев из захваченного турками Константинополя – мигранты из павшей Византии со своими идеями наводнили к тому времени Европу и в первую очередь Италию. Меркатор, благодаря которому все собрания карт стали впоследствии называться атласами или атлантами, свой план создания мирового атласа, как одной из частей грандиозного пятичастного трактата о мире в целом, опубликовал в 1569 году. При этом полное название предполагалось следующее: «Атлас, или Космографические размышления об устройстве мира и получении изображения» [191, с. 207]. При жизни Меркатора вышла только начальная часть атласа. Работу завершил в 1595 году его сын Румольд, который в числе прочих материалов разместил в атласе и мифологическую родословную Атласа, куда, естественно, были включены его дочери Плеяды и Гиады. Так как по легенде Атлас был еще и королем Атлантиды, то необходимо было ее где-либо локализовать. Прямых указаний на исходную привязку к волгодонской астроморфной модели к тому времени не сохранилось. Поэтому в качестве наиболее вероятного кандидата рассматривалась недавно открытая Америка или лежащий на пути к ней океан, который в связи с этим и получил у Меркатора наименование Атлантического. У других издателей карт и атласов эта инициатива Меркатора получила окончательную поддержку только к началу XVIII века. В целом первое издание Меркатора носило во многом астрологический характер, что объясняют иногда (в числе прочего) влиянием его английского друга Джона Ди – выдающегося математика и герметиста, а также – навигационного консультанта «Английской московской компании». Наименованию «атлас», обязательному образу Атланта на титульном листе (рис. 4.21) и новому названию Западного океана на картах Меркатора суждена была долгая жизнь во многом благодаря тому, что печатные формы Меркатора, переходя из рук в руки, еще довольно долго использовались для издания атласов. Но уже после 1604 года, когда формы приобрел Йодокус Хондиус, выпустивший в 1606 году в Амстердаме новое издание, астрологическая и мифологическая составляющие стали постепенно уходить из новых изданий и забываться.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 188 Рис. 4.21. Французское издание атласа Меркатора 1633 года с обязательной фигурой Атласа-Атланта Таким образом, общность имен связала легендарную Атлантиду и современный Атлантический океан на относительно позднем этапе и только благодаря тому, что истинные истоки соответствующих мифов, имен и названий к моменту начала книгопечатания
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 189 и относительно массового распространения карт современного типа уже основательно забылись. Однако они вполне поддаются научной реконструкции в современных условиях и практически однозначно указывают на Причерноморье. 4.4. Широкомасштабная катастрофа В свете современных знаний следует признать, что неожиданное и быстрое затопление обширных густонаселенных районов Причерноморья, сопровождаемое подъемом воды более чем на 100 метров и произошедшее на глазах многочисленных свидетелей – носителей весьма высокоразвитых для своего времени культур, явилось крупнейшей из катастроф, сохранившихся в исторической памяти человечества. Рис. 4.22. На карте Черного моря темным цветом показана площадь моря до катастрофы, при этом берег первичного моря практически совпадает с нынешними границами черноморского шельфа . Ни разрушительные землетрясения, ни извержения самых мощных вулканов, ни медленное наступление океанских вод по своему катастрофическому эффекту с этим не соизмеримы. Суммарная площадь затопления составила около 100 тысяч квадратных
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 190 километров плодородной, а, следовательно, густонаселенной земли, что привело к увеличению почти на треть поверхности Черного моря. Такого масштабного затопления было достаточно для того, чтобы уничтожить любую из известных цивилизаций древности или, например, полностью обезглавить Российскую империю, случись нечто подобное в районе Санкт-Петербурга (рис. 4.23). В последнем случае следует напомнить, что шпиль Петропавловской крепости возвышается над уровнем моря чуть более, чем на 60 метров. Рис. 4.23. Размер прямоугольника примерно соответствует суммарной площади затопления в Черном море (1) во время катастрофы. Для сравнения аналогичные по площади прямоугольники наложены на регионы, соответствующие другим известным очагам цивилизации: 2 – Месопотамия, 3 – Египет и Палестина, 4 – Греция, 5 – Этрурия. Показан также район Санкт-Петербурга (6). По оценкам американских ученых Уильяма Райана и Уолтера Питмэна мощность временно образовавшегося при прорыве Босфора водопада была соизмерима с мощью четырехсот Ниагарских
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 191 водопадов, а рев водяных масс был слышен на расстоянии до ста километров. Побережье Черного моря при этом в отдельных местах каждый день отодвигалось в глубь суши на километр и более [48]. Все, кто при этом не спасся бегством в надежде переждать катастрофу на относительно возвышенных местах, скорее всего, погибали, учитывая, что катастрофа, судя по всему, произошла в зимнее время. Вполне закономерно, что после реконструкции картины катастрофы Райан и Питман связали ее с мифами о Всемирном потопе. По их версии в конце каменного века именно жители черноморского побережья лучше других овладели искусством земледелия и создали на берегах моря «богатый райский сад». В ходе катастрофы все это было безвозвратно утеряно и сопровождалось гибелью практически всего живого в Черном море. Однако, учитывая относительную постепенность затопления, следует предполагать, что большинство населения спаслось и разнесло весть о невероятном Потопе практически по всему миру. Эта вынужденная массовая миграция носителей культуры, весьма высокой для своего времени, дала мощный толчок развитию цивилизаций в регионах, как непосредственно прилегающих к циркумпонтийскому (Месопотамия, Египет, Греция и др.), так и в относительно удаленных, включающих, в частности, весь ареал распространения индоевропейских языков. Добавим к этому, что кроме мифов о Всемирном потопе черноморская катастрофа породила и легенду об Атлантиде. 4.5. Гнилое море «После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров»). Некоторые энтузиасты привязки Атлантиды к Атлантическому океану склонны видеть здесь намек на Саргассово море. Но это отнюдь не оно, а знаменитое «Меотийское болото», разлившееся на
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 192 месте спокойного и чистого русла Дона, а также результаты обширных затоплений в бассейнах Днепра, Днестра и Дуная, чрезвычайно затруднившие прибрежную навигацию. Именно это послужило поводом для приведенного выше утверждения Платона. Постепенно реки и прибой, размывая и очищая морское побережье, сделали прибрежные воды доступными для навигации, но наглядное представление о том, что было сразу после катастрофы, дает «гнилое море» Сиваш, где ввиду особенностей рельефа так и не пришлось «поработать» ни рекам, ни прибою. Вряд ли кого-то в древнем мире могли обеспокоить условия мореплавания где-нибудь в Саргассовом море. Но Дон, например, и побережье Черного моря довольно интенсивно использовались для навигации уже в эпоху энеолита, на что сегодня указывает множество признаков. Поэтому резкое изменение (и надолго) условий плаваний не могло остаться незамеченным и оставило свой след в названии довольно значительной части вновь образованной морской акватории, имея ввиду Азовское море, которое еще несколько столетий назад сохраняло свое древнее название «Меотийское болото». 4.6. Кольцевые города «Тот холм… укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных — три) все большего диаметра, проведенными словно циркулем из середины острова и на равном расстоянии друг от друга» Как следует из описания, столица Атлантиды представляла собой центральную дворцово-храмовую часть диаметром около 1 км, вокруг которой располагалось два земляных и три водных кольца общим диаметром около 5-ти км (рис. 4.24). По археологическим данным круглые или близкие к ним по форме поселения являются в глобальном масштабе достаточно редким явлением. Из тех, которые уже известны, можно назвать
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 193 знаменитый приуральский Аркаим II тыс. до н. э., обнаруженный в 1987 г. (диаметр 150 м.) [24, с. 92], сиро-хеттский город X-VIII вв. до н. э. Самаль (диаметр 640 м.) [66, с. 31], норманнскую крепость близ Треллеборга в Дании (X в. н. э.) и некоторые другие. Рис. 4.24. Традиционная реконструкция кольцевой структуры столицы Атлантиды по описанию Платона (воспроизводится по [197, с. 84]) Однако, ни масштаб, ни структура, ни локализация во времени указанных объектов не соответствуют в достаточной степени описанию Платона. Единственный регион на Земле, где за последние 100 лет объекты искомого типа были обнаружены (причем, во множестве!) – это ареал трипольской археологической культуры IV-III тыс. до н. э. (правобережная Украина и Молдавия). Трипольские города (точнее, протогорода – «предшественники городов») являются, пожалуй, единственным на сегодня достаточно точным подобием знаменитой столицы Атлантиды, что наглядно прослеживается на примере поселения Майданецкое, расположенного в Черкасской области Украины в Тальновском районе недалеко от города Умани. В таблице 4 приведено сравнительное
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 194 описание столицы Атлантиды и археологической реконструкции одного из трипольских городов, наглядно демонстрирующее не только определенную общность структуры городов, но и соизмеримость их масштабов. Таблица 4. Сравнительное описание столицы Атлантиды и реконструкции Майданецкого протогорода Описание столицы Атлантиды у Платона («Критий») Описание реконструкции Майданецкого протогорода (http://www.kar.net/~archaeol/rukin d.html) «Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом. В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона… Был и храм, посвященный одному Посейдону, который имел стадий в длину, три плетра в ширину и соответственную этому высоту; в облике же постройки было нечто варварское…» «В центре поселения, в окружении 1-го овала застройки находилось 500 домов – треть от выявленных с помощью магнитной съемки… Здесь отмечены особенно крупные объекты. Например, комплекс "Н", аномалия от развалин которого имеет площадь около 600 квадратных метров… «Остров, на котором стоял дворец, имел пять стадиев (925 м) в диаметре; этот остров, а также земляные кольца и мост шириной в плетр цари обвели круговыми каменными стенами...» Первый, центральный эллипс имел размеры 800х1200 метров и насчитывал до 225 глинобитных построек…Можно предположить, что центральный овал был окружен глинобитной стеной…
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 195 «Водное кольцо, опоясывавшее находившийся в середине остров, было в стадий (185 м) шириной» Лучше всего читаются на плане первый, центральный эллипс и отстоящий от него на 75-120 м второй… «Из двух следующих колец водное было в два стадия шириной и земляное опять-таки было равно водному…» Второй овал имел размеры 1000х1400 метров… Постройки во втором овале на большинстве участков располагались одна возле другой… Они образовывали такую же сплошную стену, как… и в центральном овале…. «Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадия, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине…» Третий овал застройки имел размеры 1200х1800 метров… Четвертый овал застройки имел размеры 1300х1900м… В свое время высказывались предположения о наличии оборонительного рва с напольной стороны поселения, в северной его части, который должен был проходить от долины ручья (Широкая Долина) до долины Тальянки …» «Что касается земляных колец, разделявших водные, то вблизи мостов они прорыли каналы такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера; сверху же они настлали перекрытия, под которыми должно было совершаться плавание: высота земляных колец «Особый интерес представляют исследования двухэтажных "жилых стен" в первом и втором овалах застройки, представляющих неизвестный ранее на данной территории тип фортификации, характерный исключительно для поселений-гигантов. Постройки на этих участках были соединены переходами на уровне второго этажа».
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 196 над поверхностью моря была для этого достаточной». «Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец… Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть…» «Полы и потолки, а также стены, детали интерьера, штукатурились и окрашивались в красный цвет. Судя по моделям жилищ, на стены, а также вокруг окон и входа, наносилась роспись белой и красной краской. Мотивы росписи – геометрический орнамент, по-видимому, магического содержания» При сравнении археологического описания Майданецкого с текстом Платона имеются почти буквальные совпадения, но при этом надо иметь ввиду, что Майданецкое, скорее всего, было важным, но все-таки периферийным поселением, где вполне естественны были и глинобитные сооружения вместо каменных, и несколько меньшие размеры. Реальная столица вероятнее всего располагалась у моря в зоне затопления в окрестностях Керченского пролива или где-то между мысом Тарханкут и устьем Дуная. Неподалеку от Майданецкого расположен открытый несколько позднее протогород Тальянки – самое большое из всех, когда-либо найденных, поселений трипольской культуры. Более того, это крупнейший в мире (из известных на сегодня) населенный пункт эпохи энеолита площадью 450 га, представляющий в плане тройной овал размерами 2 на 3 км и превышавший по размерам Киев времен Ярослава Мудрого. Характерно, что трипольские поселения до сих пор еще практически не попадали в поле зрения «атлантологов», как по причине их относительно недавнего обнаружения, так и по причине
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 197 определенного дефицита информации о них в англоязычном пространстве. Рис. 4.25. Варианты реконструкции плана поселения Майданецкое трипольской культуры (слева – по [198, с.300], справа – по [86, с.54]). В то же время первые, относительно небольшие, круглые поселения были открыты еще в начале XX века. Вот что писалось, например, об одном из них: «План типичного поселения трипольского типа очень интересен. Дома расположены в два концентрических круга, которые должны были облегчить защиту поселения в случае атаки. В поселении Коломийщина Киевской губернии, исследованном в 1938 г., находился тридцать один дом, составляя внешний круг, и восемь, составлявших внутренний. Диаметр внутреннего круга –
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 198 60 м; внутри него не было домов, эта территория, очевидно, являлась городской площадью» [68]. Рис. 4.26. Реконструкция сооружений, образующих кольцевые структуры в Майданецком [45, с. 116] К еще более раннему периоду относятся раскопки поселения Петрены (рис. 4.27) вблизи города Бельцы в Бессарабии, проведенные в 1902-03 гг. Показательно, что по результатам этих раскопок впервые было высказано и получило международное признание предположение о том, что распространение неолитической культуры происходило не в направлении с юга к междуречью Днепра и Дуная, а в противоположном. В 60-х годах благодаря аэрофотосъемкам по заказу военных топографов в Черкасской области появились первые сведения о возможности существования под черноземным слоем пахотных полей остатков поселений с концентрической планировкой и диаметрами внешних овалов/окружностей порядка километра и более, существенно превосходящих по размерам уже хорошо известные к тому времени древнейшие шумерские протогорода.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 199 Первым из них начало исследоваться в 1971 году именно Майданецкое. Рис. 4.27. Ярко выраженная кольцевая структура трипольского поселения Петрены, обнаруженного в самом начале XX века [198, с. 300] К настоящему времени в трипольском ареале выявлены десятки таких поселений [69]. К числу наиболее ранних относится Веселый Кут (конец V тыс. до н. э., 150 га). Далее во времени идут поселения Владимировка и Михайловка (до 100 га). На аэрофотоснимках четко видны эллипсы застройки, особенно во Владимировке. В Михайловке их насчитывалось до четырех, во Владимировке – до шести.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 200 На среднем этапе развития трипольской культуры (3600-3150 гг. до н. э.) поселения укрупняются, появляются огромные протогорода, укрепленные валами и рвами. Строятся 2-этажные дома, увеличивается количество медных орудий. Так, например, Майданецкое по данным радиокарбонного датирования, выполненного в Киевской лаборатории, достигло апогея своего развития как раз в 3500-3300 гг. до н. э. [67]. На последующем этапе (3150-2350 г. до н. э.) происходит интенсивное расселение трипольцев в северном и восточном направлениях (по археологическим данным). Исчезают города, и начинают преобладать землянки вместо крупных наземных домов [70], что вполне логично может быть объяснено распадом единой общности и социальной катастрофой, последовавшей за затоплением приморских центров цивилизации [48]. 4.7. Десятичное административное деление «Посейдон… поделил весь остров Атлантиду на десять частей» Практически только в циркумпонтийском регионе, и в первую очередь, на территории Северного Причерноморья довольно устойчивая десятичность организации общества может быть по различным источникам прослежена почти до времен неолита. Академик Б.А. Рыбаков, в частности, по этому поводу пишет следующее: «Одним из путей проникновения во внутреннюю структуру такого огромного комплекса как Русь VIII-IX вв., может быть учет десятичного принципа членения общества, сохраненного нам отрывочно разными и разновременными источниками. Принцип этот в основе своей первобытнообщинный (вероятно, первоначально военно-учетный), но пережитки его прослеживаются вплоть до XV в. Применительно к эпохе формирования Киевской Руси его можно осмыслить примерно так: «Сто» – группа небольших земледельческих поселков, состоящих каждый примерно из десяти домов… «Тысяча» – небольшая область, в древности, очевидно, соответствующая племени (имена этих
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 201 племен не сохранились). В XII веке известна «Сновская тысяча» на протяжении всей реки Снови – около 100 км. На этом пространстве вполне умещается десять крестьянских сотен. В составе «тысячи», как центр ее, должен быть город, во главе которого стоит тысяцкий. «Тьма» (10 000) в древности, очевидно, обозначала союз племен, а в более позднее время – большое княжество («Черниговская тьма», «Киевская тьма» и т. д.)» [71, с. 255]. Слово «тьма» лингвистически близко к греческому обозначению области – «фема». Фактически, подобная десятичность четко прослеживается и в организации монголо-татарской Орды, а также почти до нашего времени достаточно хорошо сохранилась в довольно консервативной казачьей среде. В ней, кстати, имеется и целый ряд прочих элементов, истоки которых могут быть прослежены вплоть до времен энеолита: это и Войсковый Круг, собираемый на майдане (см., например, [72, с. 357]), подобный описанному у Платона собранию, и такой атрибут власти как «пернач» (булава), непосредственные аналоги которого (вплоть до форм, размеров и пропорций) обнаруживаются в захоронениях энеолита, в первую очередь в ареале ямной культуры [73]. 4.8. Взаимосвязь с Посейдоном «Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил ее своими детьми» Уверенно можно утверждать, что более тесно связанного с образом и мифологией Посейдона региона, чем Причерноморье, нет. При этом следует выделить следующие три аспекта этих связей: Первый, наиболее очевидный, заключается в том, что имя Посейдон может быть интерпретировано как «владыка вод» [175, с. 323], где вторая часть происходит от индоевропейской корневой основы «дн», входящей в название всех крупнейших рек, впадающих в Черное море: Дон, Днепр, Днестр, Дунай.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 202 Второй, менее очевидный, связан с тем, что согласно различным источникам Посейдон считается отцом целого ряда мифологических персонажей, так или иначе связанных с циркумпонтийским регионом: Атланта/Атласа (см. выше п.3), Византа – легендарного основателя Византии, а также Ориона, воплощенного в известном созвездии, в качестве земной модели которого в древности рассматривалась специфическая Хобразная конфигурация Волги и Дона [64]. При этом необходимо также учитывать, что Посейдон считался родоначальником не только атлантов, но и так называемых царских скифов, локализуемых преимущественно в северных районах Приазовья [74, с. 50-51]. Рис. 4.28. Посейдон – рим- Третий аспект является наименее ская мраморная копия с очевидным, и ранее практически греческого оригинала 4-го никем не рассматривался. Суть его века до н. э., хранящаяся в заключается в том, что одной из Ватиканском музее [75, с. 324] древнейших зооморфных ипостасей Посейдона являлся конь [75, с. 323], а в качестве одного из прозвищ Посейдона-Гиппия («конного») использовалось имя Тараксипп [75, с. 494] (в другом варианте озвучивания может выглядеть как Таргиппий, что весьма близко к скифскому Таргитаю). Это имя может интерпретироваться и как «ужас коней», и как «хранитель коней». Причем последний вариант более предпочтителен с точки зрения индоевропейской этимологии. Особенно интересна санскритская корневая основа «tara», которой в буддийской мифологии соответствует богиня Тара-«спасительница», а в индуистской – Тара-«звезда» [75, с. 494]. Эта корневая основа
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 203 также хорошо сохранилась и в русском языке, означая по В. Далю «всякую укупорку товара» [76], предохраняющую его от повреждений. Кроме этого, можно вспомнить и асура Тараку древнеиндийской мифологии, который был «огромным, как горная вершина, и с младенческих лет был сведущ в науках, как мудрейший из брахманов» [77, с. 197]. Он погибает, сражаясь с войском Индры, но его сыновья строят чудесный город Трипуру, описание которого чрезвычайно напоминает столицу Атлантиды [77, с. 219], и который, как и Атлантида, в наказание за нравственное падение его жителей «погрузился в воды океана» [77, с. 227]. В связи со всем изложенным появляются основания интерпретировать легендарную Тмутаракань «Слова о полку Игореве» и русских летописей как «Тьму Тараки» либо как «Тьму хранящего коней», т. е. «Область Посейдона». Последняя интерпретация вполне соответствует локализации Тмутаракани «где-то на Тамани», т. е. в регионе, непосредственно прилегающем к обширным районам затопления. Как пишут современные исследователи феномена Тмутаракани, «поражает не только неопределенный смысл самого слова, но и та настойчивость, то упорство, с которыми оно пробивалось к нам сквозь века» [78, с. 18]. И далее: «Удивительна судьба Тмутаракани не только как княжества, причем, как бы не вполне реального, но и как некоего, то ли несбывшегося, то ли утраченного духовного центра» [78, с. 19]. «Реальная Тмутаракань затерялась где-то навсегда, но в сознании людей продолжала жить Тмутаракань иная – символическая, образная, поэтическая, магическая… Поселений с этим именем было немало… у Славянска на Северском Донце, в районе нынешнего Харькова, на Десне… Иван Грозный, воюя Астрахань, полагал, что он возвращает в русские пределы Тмутаракань…» [78, с. 24]. Еще одна функция Посейдона как «земледержца» [75, с.323] позволяет интерпретировать трезубец в его руке как специфический образ мира, связав его с гербовыми трезубцами древнерусских князей (рис. 4.29).
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 204 Есть основания утверждать, что таинственный трезубец знаменитых князей Киевской Руси вполне может рассматриваться как естественное звено невероятно длинной цепи преемственности образов и символов, где-то у своих истоков связанной со знаменитым трезубцем Посейдона. Рис. 4.29. Эволюция формы гербового трезубца русских князей XXII вв.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 205 Количество предлагаемых сегодня толкований и исторических аналогов этого весьма специфического образа косвенно свидетельствует о его глубокой древности. Но, не вдаваясь глубоко во множество современных интерпретаций формы гербового трезубца, следует обратить внимание на удивительное согласование особенностей изображения герба у Владимира Святого и Владимира Мономаха (рис. 4.29), которое вполне естественно может быть объяснено необходимостью символического отображения образа мира (рис. 4.30), соответствующего символизму имени. Рис. 4.30. Образ Земли в виде трехлепесткового лотоса и соответствующая ему символическая модель мира в виде трезубца В таком классическом варианте изображения трезубца, как в гербах упомянутых князей, вполне явственно просматривается весьма своеобразное представление «образа мира» в виде 4-х основных материков: левый и правый зубцы, имеющие форму буквы «А», представляют Азию и Америку, центральный зубец в виде стилизованной буквы «Л» – Ливию (Африку), а объединяет их в единую композицию нижний элемент в виде перевернутой буквы «Е», представляющей Европу (рис. 4.29 и 4.30).
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 206 Главным аргументом против такой интерпретации является якобы полное незнание о существовании Америки до конца XV века. Но многие современные исследования показывают, что, скорее всего, это было все-таки не так. В частности, Чарльз Хэпгуд в своей книге «Карты древних морских королей» [140, 141] достаточно убедительно показывает, что такого рода знания могли быть доступны в Европе уже в IV тыс. до н. э. Во всяком случае, тот факт, что благодаря одомашниванию коня циркумпонтийская цивилизация того времени уверенно освоила просторы Евразии от Атлантики до Тихого океана (а это полмира!), уже практически никем всерьез не оспаривается. Другими словами, символика трезубца Посейдона вполне могла включать в себя специфический целостный образ всего мира, освоенного в основном уже пять тысячелетий назад в период Великой индоевропейской экспансии. В последующие более спокойные тысячелетия суть образа подзабылась, но не была утрачена окончательно. И вполне возможно, что русские князья с весьма символичным именем Владимир (т. е. «Владеющий миром») вполне сознательно в качестве основного своего символа выбирали этот образ мира, сохранявшийся священной традицией на протяжении многих тысячелетий. И главным при этом являлось, по всей видимости, отнюдь не стремление завладеть «всем миром», а в максимально полной мере выполнить свою функцию наследников и продолжателей древнейшей цивилизационной традиции, зародившейся у берегов Черного моря и пронесенной через века и тысячелетия устным преданием, символами, образами и обычаями. Таким образом, на основании множества признаков, часть из которых рассмотрена выше, можно сделать вывод о том, что затопленные земли в районе Керченского пролива и Азовского моря вполне могли быть центральной частью того самого «удела Посейдона», где он и его символы почитались уже с IV-III тыс. до н. э.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 207 Рис. 4.31. Посейдон-Нептун и гибель мира от воды. Справа в верхней части изображения главный атрибут «Всемирного потопа»: Ноев ковчег на горе Арарат (Афанасий Кирхер «Ноев ковчег», воспроизводится по [159, с. 322]). 4.9. Изобилие полезных ископаемых «Большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего любые виды ископаемых твердых и плавких металлов» Исследования последних сорока лет привели большинство археологов к выводу, что «заря истинной эры металлов вспыхнула… на севере Балканского полуострова и в Карпатском бассейне. Именно там свершилась подлинная технологическая революция, с которой было связано формирование необычайно яркой Балкано-Карпатской металлургической провинции, целиком относившейся к медному веку… Мощные и яркие металлургические центры Северных Балкан и Карпат медного века, образовавшие первую на нашей планете систему феноменальной Балкано-Карпатской металлургической провинции» [79, с. 302], датируются примерно 5000-3800 гг. до н. э. (рис. 4. 32).
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 208 Эта революция в IV тыс. до н. э. распространилась практически на весь Циркумпонтийский регион, «который охватывал огромную территорию: от Карпат до Кавказа, от Южного Урала до Адриатики, Персидского залива и Восточного Средиземноморья; Черное море (в древности – Понт Эвксинский) находилось почти посредине этого региона. Для него была характерна сложная система тесно взаимосвязанных горнометаллургических и металлообрабатывающих центров. Их мастера владели достаточно обширными познаниями в области свойств металла и способах его обработки (в основном меди и ее различных сплавов, а также золота и серебра)» [79] (рис. 4.33). Рис. 4.32. Границы Балкано-Карпатской металлургической провинции медного века (V-IV тыс. до н. э.): круглыми незакрашенными символами обозначены очаги производства меди, закрашенные и звездообразные символы – главные очаги потребления меди соответственно у земледельческих и скотоводческих народов [79, с. 302] Характерно, что по современным данным основные очаги потребления металла концентрируются в IV тыс. до н. э. в районе Северного Причерноморья (рис. 4.33), а в начале III тыс. до н. э., соответствующего среднему бронзовому веку, они стремительно
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 209 рассеиваются по всему Циркумпонтийскому региону и более удаленным областям (рис. 4.35). Рис. 4.33. Границы Циркумпонтийской металлургической провинции в раннем бронзовом веке (IV-III тыс. до н. э.) [79, с. 303] Рис. 4.34. Датирование и частота встречаемости образцов медного и раннего бронзового века в Циркумпонтийском регионе [79, с. 303]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 210 Рис. 4.35. Границы Циркумпонтийской металлургической провинции в среднем бронзовом веке (III тыс. до н. э.) [79, с. 303] Наиболее естественным объяснением этого является катастрофа в Черном море, датируемая как раз концом IV тыс. до н. э. и нанесшая наибольший ущерб именно в Северном Причерноморье. Отметим также, что в районе Керченского пролива находится одно из крупнейших в регионе железорудных месторождений, которое в наши дни является основным источником руды для металлургических гигантов Мариуполя. Кроме этого, следует иметь ввиду, что «по богатству медными рудами территория Украины не уступает древней Анатолии, и существенным отличием между ними является лишь практическое отсутствие целенаправленных исследований древних разработок на Украине» [73, с. 98]. А о том, насколько плодотворными могут быть подобные исследования, свидетельствует, в частности, такой пример: в Бахмутской котловине Донбасса (Картамышское рудопроявление) за последние годы открыто 23 древних рудника, в
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 211 которых добывали медь предположительно в XIV-XIII веках до нашей эры: «Найдены и открытый карьер, и подземные выработки. Первый располагался на площади 80х100 метров, а его глубина составляла 9 метров. Подземные выработки вырубались в скальной породе. В штольнях имелись водоотлив и вентиляция… Зная размеры выработок и процент содержания меди в руде, ученые подсчитали: здесь добыли 60 тыс. тонн руды, из которой выплавили 3 тыс. тонн меди. Этого металла должно было хватить на всю Евразию!» [80]. При этом только недостаточная исследованность не позволяет получить аналогичные оценки для IV тыс. до н. э. В то же время уже известно, что древнейший на территории Украины серп из кованой меди, найденный на территории Новгород-Северского района Черниговской области, изготовлен из местной меди не позднее V тыс. до н. э. [81]. Из других полезных ископаемых особо следует отметить крупные выходы высококачественного светло-серого «донецкого» кремня в различных районах верхнемеловых отложений Донбасса, в частности, в окрестностях Краматорска, Славянска, Изюма, Амвросиевки, которые уже в палеолите являлись наиболее богатыми и доступными источниками качественного кремниевого сырья во всем Циркумпонтийском регионе. Аналогично, источниками порфирита, диабаза и базальта для изготовления парадных топоров и булав, являлись преимущественно криворожские месторождения [73, с. 23]. Характерно, что и специалисты по древней металлургии отмечают масштабные катастрофические события в этом регионе в интересующий нас период: «Исчезновение ярких культур, втянутых в систему Балкано-Карпатской металлургической провинции медного века, представляло собой реальную катастрофу: этнокультурная картина плавного и относительно спокойного развития на значительном пространстве сменилась трагическим, взрывоподобным ее распадом. Этот процесс, вероятно, был похож на гораздо более позднюю эпоху Великого Переселения народов середины I тысячелетия н. э.» [79, с. 307].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 212 4.10. Изобилие драгоценных металлов «От Атланта произошел особо многочисленный и почитаемый род, в котором старейший всегда был царем и передавал царский сан старейшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду, и они скопили такие богатства, каких никогда не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будут когда-нибудь еще… Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев, они выложили серебром, акротерии же — золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь изукрашенный золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь были выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния…». Многочисленные исследования показывают, что «в Балкано-Карпатской металлургической провинции «не только отливались медные орудия и оружие весьма совершенных форм – местные мастера выделывали тысячи золотых украшений – притом, безусловно, древнейших в мире» [79, с. 304]. У нас нет прямых данных о распространенности драгоценных металлов в рамках трипольской и ямной культур. Но косвенно о насыщенности затопленного побережья Черного моря золотом могут свидетельствовать данные по периферийным районам Циркумпонтийского региона, куда после катастрофического потопа могла переместиться часть населения с наиболее ценным и компактным имуществом. По данным работы [79] великолепные золотые комплексы из знаменитого Царского некрополя Ура и другие, в основном синхронные им, относятся к 29-27 вв. до н. э. К ним примыкают большие серии датировок органики из слоев легендарной Трои, в которых более 100 лет назад Шлиманом были найдены всемирно известные и богатейшие золотые сокровища (Шлиман ошибочно считал их золотом царя Приама). Все даты этих «золотых» троянских слоев также колеблются по преимуществу в пределах первой половины III тысячелетия до н. э.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 213 Еще одним косвенным свидетельством «золотого изобилия» в районах затопления является знаменитое скифское золото, которое до сих пор археологи во множестве находят в курганах, большинство из которых до этого уже многократно переживало нашествия самых различных грабителей. При этом характерно, что по заключению специалистов найденные под невзрачными земляными холмами «такие шедевры древнего искусства, как электровая ваза из кургана Куль-Оба, золотой гребень из Солохи или пектораль из Толстой могилы, не имели и не имеют себе равных ни в древнем, ни в современном искусстве» [82, с. 5]. Какую часть этого золота скифы унаследовали от далеких предков сегодня определить крайне сложно, но есть основания полагать, что немалую. Тем более, что согласно скифо-сарматской мифологии сыновья первого человека на земле (и одновременно первопредка скифов) Таргитая первые золотые предметы (плуг с ярмом, секиру и чашу) получили непосредственно с неба [75, с. 446]. И, кстати, один из ближайших к Керченскому проливу больших скифских курганов издавна называется Золотым (АлтынОба), а золотые сокровища, обнаруженные 22 сентября 1830 года в расположенном неподалеку кургане Куль-Оба буквально поразили современников «своим невероятным богатством и блеском, огромным количеством драгоценных, дотоле невиданных вещей» [82, с. 39]. Среди многочисленных золотых украшений и вещей погребенных упоминается, в частности, и «роскошная золотая чаша – фиала – весом 698 г., сплошь украшенная чеканными изображениями» [82, с. 42], что невольно заставляет вспомнить фразу из «Крития», описывающую церемониал собрания царей Атлантиды: «Зачерпнув из чаши влагу золотыми фиалами и сотворив над огнем возлияние, они приносили клятву…» 4.11. Изобилие строительного леса «Лес в изобилии доставлял все, что нужно для работы строителям… огромные леса, отличавшиеся разнообразием пород, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела»
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 214 Непосредственно в приморской зоне Циркумпонтийского региона строительного леса, возможно, было и не очень много. Но обильно поросшие великолепными корабельными соснами верховья таких вполне пригодных для сплава рек как Дон, Донец, Днестр, Южный Буг и др. могли служить практически неиссякаемым источником строительной древесины. Расчеты, кстати, показывают, что для сооружения только одного протогорода типа описанного выше Майданецкого, требовалось не менее 500 000 деревьев [83, с. 50]. 4.12. Изобилие плодородной почвы «Всякий нежный плод и злак, который мы употребляем в пищу или из которого готовим хлеб, и разного рода овощи, а равно и всякое дерево, приносящее яства, напитки или умащения…— все это тогда под воздействием солнца священный остров порождал прекрасным, изумительным и изобильным» Текст Платона в данном случае достаточно сравнить с описанием природных условий Северного Причерноморья, сделанным профессиональным (и весьма талантливым, но, к сожалению, рано ушедшим из жизни) археологом Николаем Чмыховым: «По своим природно-климатическим условиям территория современной Украины еще с мезолита принадлежала к числу наиболее благоприятных районов мира, чрезвычайно богатых в древности растительным и животным миром. Здесь произрастали многие виды трав и пород лиственных и хвойных деревьев, в том числе и строительных; плодородные почвы, умеренный климат, достаточное количество осадков и влаги в водоемах способствовали окультуриванию растений; реки и озера изобиловали рыбой, раками и моллюсками, их берега населяли громадные стаи водоплавающих птиц; долины рек, покрытые лугами, служили отличными пастбищами» [85, с. 32]. В этом смысле следует признать, что в период климатического оптимума голоцена «плодородный треугольник» Восточной Европы был вполне конкурентоспособен с известным «плодородным полумесяцем» Ближнего Востока.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 215 4.13. Наличие горячих и холодных источников «К услугам царей было два источника — родник холодной и родник горячей воды, которые давали воду в изобилии, и притом удивительную как на вкус, так и по целительной силе». В данном контексте следует лишь отметить, что Приазовье относится к числу довольно немногих районов мира, чрезвычайно насыщенных минеральными и термальными водами. Знаменитые горячие источники Краснодарского края используются в лечебных целях с древнейших времен. Например, Горячий Ключ издревле известен как курорт, воды которого буквально творят чудеса с опорно-двигательным аппаратом. На Арабатской стрелке также, к примеру, недавно открыты горячие минеральные воды, по своему химическому составу и лечебным свойствам превосходящие мацестинские. Отметим и то, что самая высокая концентрация минеральных источников в Крыму наблюдается именно на Керченском полуострове, чрезвычайно насыщенном археологическими памятниками и максимально приближенном к допотопному устью Дона, где, возможно, располагался один из важнейших центров затопленной працивилизации. 4.14. Развитое судостроение «Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, какие могут понадобиться для триер, так что всего было вдоволь». В Циркумпонтийском регионе было в наличии одно из главных условий развития судостроения: изобилие корабельного леса, произрастающего в местности, насыщенной водными путями (см. выше). Кроме этого, достаточно высокий уровень развития металлургии в интересующий нас период (IV тыс. до н. э.) предопределил возможность довольно развитого судостроения, реальность которого убедительно была подтверждена находками на дне Черного моря, сделанными в последние годы [50].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 216 Естественно, это были отнюдь не хорошо знакомые Платону триеры, а, скорее всего, преимущественно моноксилы, т. е. суда изготовленные из одного ствола дерева. Но суть дела это не меняет и, вполне вероятно, что главные археологические открытие в этой области еще впереди. Детальнее аргументы, связанные с судостроением, рассматриваются в разделе 4.20. 4.15. Развитое коневодство «В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками». Как известно, именно Северное Причерноморье рассматривается в настоящее время в качестве основного исходного ареала приручения коня и появления верховой езды еще в начале IV тыс. до н. э. (рис. 4.36) [59]. Тогда же в этом регионе зафиксировано и появление колесного транспорта, который очень быстро рас- Рис. 4.36. Реконструкпространился и на соседние области [56, ция древнейшей сбруи, найденной на территос. 112-117]. рии Украины в ареале «Течение истории изменилось в тот день, среднестоговской культуры [59] когда человек вскочил на спину лошади и взглянул на окружающий его мир с высоты своего положения» – справедливо отмечают авторы американо-украинской статьи «Зарождение верховой езды», опубликованной в 1991 году [59]. И далее они продолжают: «Предполагалось, что езда верхом зародилась в Центральной Азии приблизительно за пять веков до появления кавалерии в армиях государств Ближнего Востока, т. е. около 1000 г. до н. э. Эта точка зрения ошибочна. Новые данные, основанные на изучении характера повреждений зубов доисторической лошади, вызванных удилами, показывают, что верховая езда появилась гораздо
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 217 раньше. Взаимоотношения между всадником и лошадью начались в обществе эпохи меди, известном как среднестоговская культура, которая процветала на территории нынешней Украины шесть тысячелетий тому назад. Таким образом, верховая езда зародилась раньше, чем было изобретено колесо, поэтому можно сказать, что она была первым важным человеческим изобретением в области наземного транспорта. Более того, время и место появления первых наездников служат еще одним доказательством старой теории о том, что всадники евразийских степей помогли в распространении семьи индоевропейских языков, которые в настоящее время являются наиболее широкоупотребительными языками в мире». Рис. 4.37. Карта расположения основных памятников среднестоговой культуры V-IV тыс. до н. э. (период формирования индоевропейской общности) [199] Особую роль освоения верховой езды в развитии индоевропейской цивилизации признают сегодня большинство серьезных исследователей. В частности, Ю.В. Павленко в фундаментальной монографии «История мировой цивилизации», изданной в 2002
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 218 году, отмечает следующее: «На протяжении неолита и раннего энеолита, приблизительно до начала IV тыс. до н. э., племена древнейших индоевропейцев занимали предгорно-степно-лесостепные пространства в треугольнике между Нижним Днепром, Северным Кавказом и Южным Уралом. Их хозяйственная деятельность была ориентирована в основном на животноводство. Однако до тех пор, пока оно не стало достаточно эффективным, не меньшую роль, очевидно, играли и ранние формы земледелия… Особое значение в ранней истории индоевропейцев имела доместификация ими (не позднее V тыс. до н. э.) коня… К финалу общеиндоевропейского единства образовывавшие его племена помимо свиньи и собаки владели овцами, крупным рогатым скотом и лошадьми. Такой видовой состав стада позволял начать освоение открытых степных плато, в том числе и засушливых пространств Северного Прикаспия, Южного Урала и Казахстана. При этом до начала своего великого расселения древние индоевропейцы уже знали такие металлы, как золото, серебро, медь и свинец, а также, судя по всему, колесный транспорт» [200, с. 230]. Основным ареалом приручения коня и освоения верховой езды явился евразийский степной пояс, который протянулся от Забайкалья до Северного Причерноморья, и где лошади были основными крупными травоядными животными. Причем, именно в Причерноморье пояс степей максимально расширяется и покрывает практически весь регион формирования ранних астроморфных моделей (рис. 4.38). Более того, первичное формирование широкомасштабных астроморфных моделей, возможно, как раз и следует увязать с началом верховой езды. Ставшие гораздо более доступными огромные степные просторы необходимо было каким-то образом разметить и освоить для навигации. Соотнесение земных пространств со звездными узорами ночного неба явилось, пожалуй, на тот период наилучшим решением данной проблемы. Отсюда становится понятной и та постоянная связь коня и неба, которая занимает важное место в европейской мифологии.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 219 Рис. 4.38. Евразийский пояс степей (обведен пунктирной линией) – ареал зарождения и первичного распространения верховой езды в IV тыс. до н. э. Ю. В. Павленко об этой связи пишет, в частности, следующее: «С началом разведения лошадей на первое место среди почитаемых животных выдвинулся конь. Важную идейно-символическую нагрузку нес образ «небесного коня». Параллели обнаруживаются и в традиционных культурах ближайших соседей индоевропейцев, в частности у алтайских – тюрско-монгольских этносов, где также (явно под индоевропейским воздействием) позднее развился связанный с культом бога Неба и его сыновей ритуал жертвоприношения коня» [200, c.239]. Американский исследователь Дэвид Энтони в 1986 году предложил с целью более полного понимания процессов, происходивших в древнем обществе в процессе приручения коня, использовать
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 220 достаточно хорошо изученную модель освоения верховой езды индейцами Северной Америки в ходе ее колонизации европейцами [201]. Известный всем по американским вестернам образ индейца-всадника – явление достаточно позднее, т. к. одомашненной лошади Америка не знала вплоть до прихода европейцев, а дикие были там истреблены много тысячелетий назад. В уже упоминавшейся статье «Зарождение верховой езды» по этому поводу отмечается следующее: «Возможно, лошади были одними из первых явлений европейской жизни, проникших в Северную Америку. Эти лошади произошли от лошадей, привезенных испанскими колонистами в Нью-Мексико в конце XVII века. Животные либо убежали, либо перепродавались от племени к племени, в результате чего достигли центральной части континента. Североамериканские племена познакомились с верховой ездой задолго до появления у них огнестрельного оружия, европейских болезней, европейских торговцев и других явлений европейской жизни. Таким образом, в период между 1680 и 1750 гг. влияние верховой езды можно изучить хотя бы в частичной изоляции от других европейских влияний» [59]. В соответствии с результатами исследования североамериканской модели изменения, происходившие в IV тыс. до н. э. в Северном Причерноморье должны были выглядеть примерно следующим образом: «Появление лошади произвело революцию практически во всех областях жизни равнинных племен. Всадники могли передвигаться в два-три раза быстрее, чем пешеходы, и покрывать за день в два-три раза большие расстояния. Неожиданно стали достигаемы ранее далекие пищевые ресурсы, враги, союзники и рынки. Существование и экономическое выживание в сухих степях, ненадежное и рискованное для пеших охотников, вдруг стало предсказуемым и благоприятным… Военные действия стали более интенсивными и приобрели большее социальное значение изза того, что лошади превратились в символ богатства и их легко можно было угнать, а также потому, что конные племена раздвинули свои этнические границы, устанавливаемые прежде с учетом возможностей достижения их пешим образом. Расширились и
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 221 стали социально более сложными системы торговли и обмена» [59]. Результатом этих изменений стало быстрое распространение общих для всей культуры артефактов, обнаруживаемых археологами на огромном пространстве от Волги до Балкан. Среди этих находок особое место занимают отшлифованные каменные «скипетры» (рис. 4.39), которые, как отмечается в работе [59] «были найдены в поселениях эпохи меди на большой степной территории с примыкающими к ней частями Юго-Восточной Европы. Самые ранние из них не похожи на головы животных, но более поздние экземпляры, относящиеся к 3500-3000 гг. до н. э., вытесаны в виде конских голов, иногда даже с намеком на сбрую. Эти более поздние находки, по-видимому, принадлежат культуре, синхронной среднестоговской и известной под названием ямной культуры. В большинстве случаев подобные «скипетры» сделаны из редкого камня порфира. Изображение лошади символизирует богатство, а сам «скипетр» является символом военной власти. Ни одно другое животное не представлено подобным образом в Европе периода эпохи меди». Рис. 4.39. Типичный конеголовый скипетр из порфирита, характерный для новоданиловской культуры IV тыс. до н. э. (из раскопок около села Суворово Измаиловского района Одесской области) [199, с. 58]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 222 На основании таких и подобных им находок Ю.В. Павленко делает вывод о том, что «к финалу общеиндоевропейской стадии, т. е. во время мариупольской и ранней фазы среднестоговской историкокультурных общностей V-IV тыс. до н. э., рассматриваемое общество представляется как состоящее из племен, возглавляемых, прежде всего, имеющими ритуально-культовое значение вождями-первосвященниками. Власть последних зиждется на их сакральном авторитете… Отношения между ними нередко основывались на договорных началах и взаимных клятвах верности достигнутым соглашениям, что отражено в соответствующей общеиндоевропейской лексике» [200, с. 231]. Фактически, прекрасные примеры таких договоренностей и описывает Платон, в том числе о предоставлении коней и колесниц в случае войны. Можно также предположить, что причиной резких изменений на рубеже V и IV тысячелетий до н. э., определивших переход от медного века к раннебронзовому, что особо отмечается исследователями циркумпонтийской металлургической провинции [79], стало освоение верховой езды со всеми описанными выше изменениями, которые сопутствовали этому процессу. Причиной же массовых миграций рубежа IV и III тысячелетий до н. э. стало катастрофическое затопление бассейна Черного моря, что повлекло за собой социальную катастрофу и инициировало затянувшийся на столетия процесс переселения причерноморских народов в местности, удаленные от источника опасности, возможно, грозящего новыми катастрофами. То, что именно эти события повлекли за собой распад индоевропейской языковой общности, признается сегодня многими. Однако единодушия в оценке того, когда именно произошли эти события, пока не наблюдается. Авторы версии о «Всемирном потопе в Черном море» относят это к середине VI тыс. до н. э. [48, 49], Ю.В. Павленко – к рубежу V и IV тыс. до н. э. [200, с. 248].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 223 Рис. 4.40. Типичная современная реконструкция индоевропейской экспансии: на рубеже V и IV тыс. до н. э. преобладают восточные миграции в процессе освоения евразийского степного пояса, на рубеже IV и III тыс. до н. э. – разнонаправленные миграции, вызванные катастрофой (карта с сайта maps.com) Наиболее же достоверной датой является конец IV тыс. до н. э., что прекрасно подтверждается археологическими данными о миграции народов, овладевших верховой ездой. Авторы статьи «Зарождение верховой езды» пишут об этом следующее: «Перемещение племен всадников в восточном направлении почти не встречало сопротивления. Распространение их на запад столкнулось с определенными сложностями. В Европе всадники встретились с устоявшимися земледельческими обществами эпохи меди. Археологические данные и теоретические модели переселения людей подтверждают теорию о том, что такие передвижения, сначала на восток, а затем на запад, происходили в период между 3500 и 3000 гг. до н. э. Во всех этих изменениях, как и во всех последующих событиях человеческой
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 224 истории на протяжении пяти тысяч лет, лошадь играла главную роль». Характерно, что далее авторы отмечают значительно более позднее появление соответствующих традиций там, где до этого многие были склонны видеть ареал первичного освоения коня как тягловой силы: «Но сейчас уже ясно, что на юг, на Ближний Восток, обычай ездить верхом проникал очень медленно. Когда лошади, наконец, появились там, что произошло между 2200 и 2000 гг. до н. э., они стали использоваться вместо ослов и гибридов осла и онагра как тягловые животные для передвижения боевых повозок. Большие размеры и скоростные качества лошадей, а также, возможно, новые методы управления с помощью удил привели у усовершенствованию боевых колесниц около 1800 г. до н. э. Так, запряженная в колесницу лошадь въехала на страницы истории через два тысячелетия после того, как она впервые покорилась узде» [59]. Рис. 4.40. Боевая колесница XVII в. до н. э. (Синташта, Южный Урал) [55, с. 111] О том, как конкретно могли выглядеть боевые колесницы IV тыс. до н. э., судить пока сложно. Приблизительное представление о них могут дать относительно хорошо сохранившиеся колесницы начала II тыс. до н. э., найденные в ареале степной миграции индоевропейцев на Южном Урале (рис. 4.40). Надеяться на возможность существования боевых колесниц в Северном Причерноморье уже в период индоевропейской общности позволяет большое количество колес, находимых в этом регионе в захоронениях IV-III тыс. до н. э. В более удаленных от Черного моря областях находят, как
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 225 правило, либо только модели и изображения колесниц, либо образцы более поздних периодов (рис. 4.41) Рис. 4.41. Карта из немецкого издания «Всемирного атласа археологии», наглядно иллюстрирующая высокую насыщенность колесным транспортом Северного Причерноморья в IV-III тыс. до н. э. [94, с.148] О том, что поиски боевых колесниц конца IV тыс. до н. э. в Причерноморье могут оказаться достаточно результативными, свидетельствует обнаружение в 1976 году у села Марьевка Запорожского района Запорожской области в кургане «Тягунова могила» в катакомбном погребении конца III тыс. до н.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 226 э. древнейшей пока в степях Восточной Европы одноосной боевой колесницы на сплошных колесах. В работе [202] она описывается следующим образом: «Сохранилась основа кузова, изготовленная из цельного куска дерева… Передняя стенка овальная, размеры: 1,2 х 0,75 х 0,15 м. Под кузовом – ось длиной 1,15 м, диаметром – 0,06 м. Рядом – два колеса: диаметр 0,6, ширина обода – 0,05 м, с выступающими ступицами. У основы кузова лежали обломки дышла и остатки решетчатых бортов. Среди деталей бортов лежало и стрекало с бронзовым четырехгранным наконечником». И далее авторами делается следующий вывод: «Это одноосная колесница с мощной цельнодеревянной нижней частью, смещенной к задней стенке осью, неподвижно закрепленной на основе. На оси вращались сплошные, цельные с выступающими втулками колеса. Борта были решетчатыми и состояли из планок. Верхняя их часть, вероятно, была мягких, овальных очертаний. Передний борт на основе аналогий был несколько выше боковых. Мощная основа кузова в сочетании с небольшими размерами, ассиметрично расположенная ось, наклонный овальный передок, аналогии с переднеазиатскими боевыми колесницами позволяют авторам уверенно предполагать боевое назначение Марьевской колесницы». 4.16. Пропорции зданий, близкие к 1:2,2 «Был и храм, посвященный одному Посейдону, который имел стадий в длину, три плетра в ширину», т. е. примерно 190х90 метров [38, с.36] В данном случае наиболее характерны не размеры, а соотношение сторон. Такие пропорции были характерны для древнегреческих храмов, дворцов минойской культуры, культовых сооружений Древнего Египта. Как показано в работах [85] и [187] исходным формообразующим прототипом во всех перечисленных случаях служило, скорее всего, созвездие Ориона, которое, как было показано выше, фактически является аналогом Атланта и тесно связано в мифологической традиции с Циркумпонтийским регионом.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 227 В этой связи следует обратить внимание на пропорции сооружений как в протогородах трипольской культуры (см., например, [86, с. 55]), так и в ареале ямной культуры [64]. Пример такого здания, относящегося к интересующему нас периоду, и имеющего ярко выраженный астроморфный характер не только планировки, но и ориентации, приведен на рис. 4.41. Рис. 4.41. Орион как исходный образ для планировки и ориентации здания с соотношением сторон 1:2,2 Веселокутского комплекса по обжигу керамики периода трипольской культуры (V-IV тыс. до н. э. [73, с. 79]) В целом можно констатировать, что для трипольской культуры пропорции зданий и сооружений, близкие к 1:2,2, являются таким же распространенным явлением, как и круговая планировка поселений. Достаточно наглядные примеры этого можно видеть на рисунках 4.42, 4.43 и 4.44.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 228 Рис. 4.42. Трипольское поселение Коломийщина, раскопки и реконструкция которого начаты Викентием Хвойко в 1893 году. Большинство сооружений имеют характерную прямоугольную форму с пропорциями, близкими к 1:2,2 [203, с. 181] Рис. 4.43. Реконструкция здания трипольского поселения Репница около города Ржищев в Киевской области [204, с. 168]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 229 Рис. 4.44. Реконструкция типовых сооружений в Майданецком с характерными пропорциями основных помещений [203, с. 182] Что же касается абсолютных размеров, то следует иметь ввиду, что площадь самых больших зданий Майданецкого превышает 1000 кв. м, то есть не уступает по размерам общественным сооружениям эпохи энеолита в Месопотамии [203] и приближается к размерам легендарных храмов Атлантиды, описанных Платоном. 4.17. Равнина с наклоном, открытая к югу ~ 600x400 км «…Весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город, и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине — две тысячи. Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами...» Описанный Геродотом знаменитый «скифский квадрат» со сторонами примерно в 4000 стадиев является, пожалуй, ближайшим
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 230 историческим и смысловым аналогом прямоугольника Атлантиды с размерами сторон в 2000 и 3000 стадиев (рис. 4.45). Рис. 4.45. Атлантида по описанию Платона – практически точный аналог Северного Причерноморья Следует отметить, что именно по этому вполне конкретному параметру, т. е. наличию открытой к югу равнины с размерами не менее 370 км на 555 км (если исходить из стадия в 185 м), практически все альтернативные гипотезы локализации Атлантиды не могут и близко конкурировать с циркумпонтийской: либо эта долина представляется исключительно гипотетической (как в Атлантике), либо приходится ее размеры уменьшать на порядок (как в средиземноморском варианте). И только Северное Причерноморье почти идеально соответствует описанию Платона. Главным отличием является отсутствие северных гор, но это с лихвой компенсируется древней легендой о расположенных на севере гиперборейских горах. При этом современные исследователи склонны считать, что легенда о северных горах и наклоне восточноевропейской равнины к югу сложилась в основном благодаря тому, что все ее крупнейшие реки (Дон, Днепр, Днестр) текут в южном направлении. С древнейших времен существовало представление о том, что стекают они с расположенных на севере великих «Рипейских гор» [87, с. 57].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 231 Представление о том, что «весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю» могло сложиться как благодаря специфической конфигурации Крымского рельефа, так и благодаря обрывистым берегам большей части побережья Северного Причерноморья. Карпаты при этом ограничивают долину с запада, Кавказ – с юго-востока, что в целом создавало достаточно полную картину «окруженности горами». В заключение следует также отметить, что и по этому пункту, чрезвычайно важному и весьма конкретному, все прочие варианты локализации Атлантиды явно уступают циркумпонтийскому. 4.18. Множество «многолюдных селений» Плотность населения в центральных регионах трипольской культуры в междуречье Южного Буга и Днепра по некоторым оценкам могла достигать 200 чел./км2, что почти в 2,5 раза выше современной средней по Украине (82 чел./км2) [88, с.31]. О том, что в IV тыс. до н. э. плотность заселения отдельных регионов Северного Причерноморья была весьма высокой и не уступала по количеству «многолюдных селений» густонаселенным сельским регионам современной Украины, наглядно свидетельствуют карты на рис. 4.46 и 4.47. Как отмечают современные исследователи «трипольские протогорода, как грибы, начали вырастать с конца V тыс. до н. э. на территории нынешних Черкасской и, частично, Киевской областей. Численность жителей некоторых из них достигала 15-20 тысяч человек. На протяжении конца V-IV тысячелетий до н. э. это были самые крупные города в мире. Вообще, численность населения культуры «Кукутени-Триполье» только на территории нынешней Украины составляла, по разным данным, от 400 тысяч до двух миллионов человек. Поэтому можно утверждать, что это было одно из наиболее населенных мест на планете Земля» [205].
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 232 Рис. 4.46. Вверху: современная карта окрестностей Умани (Черкасская область, Украина); внизу: соответствующая ей карта трипольских поселений по данным аэрофотосъемки: I – поселения, подтвержденные раскопками, II-III – хорошо читаемые поселения, IV-V – относительно плохо читаемые поселения, VI – современные населенные пункты [213, с. 36]
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 233 Рис. 4.47. Размеры, плотность и размещение трипольских протогородов в районе Тальянок-Майданецкого примерно соответствуют современному размещению населенных пунктов [203, с. 183] На рис. 4.47 раскопанные поселения трипольской культуры выделяются овальной застройкой на фоне преимущественно вытянутой вдоль дорог современной застройки населенных пунктов Черкасской области. При этом согласно традиционным оценкам Колина Макэведи в его «Карманном Атласе Древней и Средневековой Истории» даже в существенно более поздний период, в 2250 году до н. э. во всем мире (Северное Причерноморье полностью выпало из области интересов автора) можно было выделить всего «три просвещенных района: один с четырьмя городами с населением 10-15 тыс. человек (Мемфис, Гераклиополь, Абидос, Коптос), один с двумя (Хараппа, Мохенджо-Даро) и один с шестью (Киш, Умма, Эрех, Ур, Лагаш, Сузы). Обычно эти районы относят к Месопотамской, Индусской и Египетской цивилизациям» (цитируется по [89]). Согласно этому же источнику, практически аналогичное население
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 234 было спустя примерно 1000 лет в таких знаменитых древних городах как Фивы, Библ, Вавилон, Ниппур. В то же время площадь, например, описанного выше Майданецкого (200 га) более чем в 2 раза превышала размеры города Ур (90 га) – одного из главных шумерских центров [69], а трипольский протогород Тальянки (450 га), как уже упоминалось выше, по площади был больше Киева времен Ярослава Мудрого – одной из крупнейших европейских столиц средневекового периода. 4.19. Масштабные земляные работы «Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением ее потрудилось много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, ее выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали…» В приведенном описании, скорее всего, именно в этой части имеются значительные преувеличения, и, чувствуя это, Платон замечает, что, скорее всего, «никто не поверит». Не исключено, что в длинной цепочке его информаторов кто-то просто ошибся, приняв многочисленные речные русла за каналы. Ведь даже на относительно недавних картах Украины ее территория выглядит как изрытая и окруженная многочисленными каналами (рис. 4.48). Однако в Северном Причерноморье имеются и следы колоссальных земляных работ, унаследованных с древнейших времен и сохранившихся достаточно отчетливо. В первую очередь, это так называемые Змиевы валы. С их названием связана легенда о кузнецах Кузьме и Демьяне, где утверждается, что они «укротили Змия и принудили его огромным плугом пропахать межу, за которую он не смел вступать…» [90, с.3]. При этом не могут не
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 235 возникнуть ассоциации с рассмотренными в разделе 4.3. мифами об Осирисе, вспахавшем. Таврию, и Микуле Селяниновиче русского былинного эпоса. Рис. 4.48. «Чертеж украинским и черкасским городам от Москвы до Крыма», 1627 г. [192, с.196]. Слева показан Днепр с Киевом в среднем течении, справа – Дон, внизу – Азовское море. Целенаправленные исследования, начатые Институтом археологии АН УССР в 1974 году, позволили выявить только в бассейне Среднего Поднепровья около тысячи (!) километров протяженных земляных структур, как правило, с валом и рвом, созданных заведомо ранее XVI века и абсолютно, как правило, недокументированных в имеющихся письменных источниках [90]. Первоначально их пытались датировать XI-XII вв. н. э. Но затем, когда в некоторых валах обнаружили остатки деревянных конструкций, с помощью радиоуглеродного анализа определили, что созданы они были не позднее VII в. н. э. В последующем в качестве наиболее вероятного времени их создания рассматривался скифский период.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 236 Однако на выявленных и исследованных заведомо скифских городищах-гигантах, например на Бельском городище в Котелевском районе Полтавской области, высота оборонительных валов достигает (до сих пор!) 9-12 метров [91]. При этом они образуют достаточно четкие замкнутые структуры протяженностью несколько десятков километров (Большое Ходосовское городище на южной окраине Киева – 12 км, Бельское – 35 км, Каратульское городище, что находится к югу от г. Переяслав-Хмельницкого – 74 км) [92]. Традиционные же Змиевы валы, как правило, существенно ниже, более оплывшие и расположены чаще всего вдоль рек (по Днепру, Суле, Роси, Стугне и др.). Анализируя легенду об их появлении можно предположить, что легенда о Кузьме и Демьяне является одним из множества вариантов архаичных близнечных мифов, истоки которых теряются в зодиакальной эпохе Близнецов, датируемой VI-V тыс. до н. э. [45, c. 145]. Мотив противоборства со Змием относится, в частности, к одному из наиболее древних слоев в мировой мифологии вообще и «Ригведы» в частности. Вероятнее всего, в этом семействе мифов отражены события начального этапа неолитической революции, связанного с зарождением земледельческой культуры и сопутствующими этому масштабными земляными работами. В этой связи следует упомянуть о так называемых «Трояновых» или «Траяновых» валах, расположенных на территории современных Украины и Молдавии, общая протяженность которых превышает 400 км [93]. Трояновы валы, как и все другие валы Украины, изучены пока довольно слабо. Но сегодня уже ясно, что имевшие место попытки увязать их название с именем римского императора Траяна (53-117 гг.), который вел многочисленные войны на восточных границах Римской империи, не увенчались успехом. Как показано в работе [64], по многим признакам это название, скорее всего, соответствует используемому в «Слове о полку Игореве» определению всего Северного Причерноморья как «земли Трояновой», под которым как раз и подразумевается многоликий астроморфный образ Трояна/Ориона/Индры/Атланта. И, следовательно, в названиях и мифах отражен ранний («допотопный») этап интенсивного земледельческого освоения и устроения земель в бассейнах Дона, Днепра, Днестра и Дуная.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 237 4.20. «10 тыс. колесниц», «1200 кораблей» «В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того … по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей» В настоящее время нет достаточно надежных данных, которые позволили оценить реальность создания таких мощных соединений колесниц и кораблей в IV тыс. до н. э. Однако по современным археологическим данным именно захоронения ямной культуры весьма насыщены различными деталями колесного транспорта, и в первую очередь – самими колесами, что косвенно свидетельствует об относительно масштабном производстве соответствующего инвентаря (рис. 4.49). Рис. 4.49. Захоронение ямной культуры III тыс. до н. э. с элементами четырехколесной повозки [56, с. 114] Причем, характерно, что вплоть до III тыс. до н. э. включительно реальные элементы транспортных средств встречаются
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 238 преимущественно в Северном Причерноморье [42, с. 63]. В остальных регионах находят в основном их модели и изображения [94, с. 148], что весьма красноречиво может свидетельствовать о локализации и динамике зарождения и распространения колесного транспорта. Любопытно, что остатки высокоразвитой системы дорог были совсем недавно выявлены на фотографиях с американских спутников-шпионов 1960-1970-х годов, которые искали тогда по всему миру различные следы присутствия советских ракет. «Эти тысячи фотографий эпохи Холодной войны были рассекречены в последние несколько лет. Детальные космические снимки позволили археологам нанести на карту обширную сеть дорог, связывающих города Бронзового века, пересечения которых выявили местоположения почти 20000 узловых населенных пунктов той эпохи… Приблизительно 5000 лет назад, колесные телеги бороздили широкие грунтовые дороги, которые простирались на многие десятки километров по плодородным землям, проходящим теперь по территориям Ирака, Сирии и Турции» [95], т. е. исключительно в окрестностях Циркумпонтийского региона. Причем, вполне возможно, что столь высокая интенсивность использования колесного транспорта на рубеже IV-III тыс. до н. э. как раз и стала следствием «Великого переселения народов», неизбежно последовавшего за катастрофой (см., например, рис. 4.50 и работу [48]). И еще одна параллель (в плане исторических прецедентов) к вопросу «о колесницах» в Северном Причерноморье и прилегающих к нему степных регионах: Советский Союз, как известно, на 1 января 1990 года (т. е. накануне распада) имел в строю 63900 танков и 76520 боевых машин и бронетранспортеров [96, с. 5], что превышало аналогичные показатели практически всех остальных стран мира вместе взятых! Но «вся эта сплоченная мощь» практически исчезла буквально за 10 лет по сугубо политическим причинам. Это может рассматриваться как великолепная иллюстрация и модель того, что могло иметь место 5 тысяч лет назад, но по причине широкомасштабной природной катастрофы.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 239 Рис. 4.50. Основные направления миграции индоевропейцев в IV-III тыс. до н. э. [56, с. 120] Что касается кораблестроения, то первые находки судов IV тыс. до н. э. появились фактически только в последние годы (в том числе в Черном море!) [50], и соответственно говорить о каких-либо статистических данных еще слишком рано. Тем не менее, косвенно о возможных масштабах кораблестроения того времени можно судить по существенно более поздним данным по Северному Причерноморью. Это будет вполне логичным с учетом того факта, что технологии деревянного судостроения радикально не менялись почти до XV века, когда впервые начала использоваться техническая документация, ставшая базой для последующего интенсивного развития и резкого усложнения кораблестроения (см., например, [97, с. 9]). Главная специфика интересующего нас региона заключалась, прежде всего, в поражающей воображение масштабности и темпах кораблестроительной деятельности, обусловленных целым рядом
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 240 природных особенностей региона. Вот как, в частности, византийский император Константин Багрянородный (около 948 г.) писал о традиционном процессе создания флота у славян: зимой по берегам многочисленных притоков Днепра строились корпуса судов, которые весной концентрировались в Киеве, оснащались всем необходимым и массово отправлялись в Византию. При этом работы были рассредоточены на огромной, обильно поросшей корабельным лесом, территории общей площадью примерно 700х1000 км. По оценкам академика Б. Рыбакова создаваемые при этом суда имели в длину 10-15 метров (размеры ограничивались использованием цельного деревянного киля, т. е. изготавливаемого из одного ствола дерева, и необходимостью транспортировки судов через пороги и волоки), вмещали 20-40 человек и ежегодно изготавливались многими сотнями [71, с.319-321]. Создание таким способом в достаточно сжатые сроки флота в 1200 кораблей особых сложностей не представляло. Имеются исторические свидетельства о русском флоте под стенами Константинополя в 360 (860 г. [98, с. 33]), 2000 (907 г. [98, с. 40] и даже в 10 000 кораблей (945 г. [71, с.325]), хотя в последнем случае, скорее всего, численность по сравнению с реальной была сильно преувеличена. По другим источникам, в 912 году около 500-т судов русской донской флотилии совершили боевой поход в Каспийское море (т. е. с преодолением волго-донского междуречья!) [98, с.44], а в 1223 году во время битвы на Калке русская дунайская флотилия выдвинулась на Днепр к Хортице в составе 1000 судов [98, с.105]. Для сравнения Крит, господствовавший в Средиземноморье в середине II тыс. до н. э. практически не имел запасов корабельного леса, полностью его импортируя с материка. Древние Афины в период наивысшего расцвета могли выставить флот максимум до 400-т военных судов [99, с.147]. «Огромная персидская армия» Ксеркса времен греко-персидских войн (481 г. до н. э.) действительно имела «огромный флот в 1200 судов разного класса» [99, с.147], но это, вероятно, как раз и было пределом для древнего мира.
4. Новый взгляд на традиционные аргументы 241 Практически последним прецедентом широкомасштабного создания деревянного флота (великолепно документированным!) на базе речной инфраструктуры явилось строительство кораблей Петром I в верховьях Дона, в Воронеже. Тогда всего за полгода, с ноября 1695 года до конца апреля 1696 года, было построено в общей сложности 1500 различных судов. При этом составные части 22-х галер, например, изготавливались в Преображенском под Москвой и на повозках (в марте, в условиях весенней распутицы!) доставлялись в Воронеж для окончательной сборки. Первый отряд галер вошел в воды Азовского моря уже 27 мая 1696 года [100, с. 14-19]. А когда 7 сентября 1699 года в Константинополь, где события X века уже достаточно забылись, прибыл первый корабль Азовской флотилии, и дошли сведения о новом флоте из Азова и Керчи, то там было отмечено большое удивление тем, как в такое короткое время можно было создать такой флот, что «иные короли и князья не могли учинить во 100 лет» [100, с. 28]. *** Таким образом, внимательное и непредубежденное прочтение «Тимея» и «Крития» в свете современных знаний позволяет выявить множество параллелей с циркумпонтийским регионом, исторические реалии которого в IV тыс. до н. э. максимально соответствовали тому, что нашло свое относительно позднее отражение в текстах Платона.
5. В свете новых аргументов 242 5. В свете новых аргументов Несмотря на весьма показательные результаты, полученные выше, опираться при принятии решения о локализации легендарной Атлантиды исключительно на тексты Платона ни в коем случае нельзя. Слова единственного автора, каким бы авторитетным и информированным он не был, всегда могут быть подвергнуты сомнению. Свидетельства же об Атлантиде остальных источников допечатной эпохи крайне скудны для того, чтобы всерьез опираться на них при выяснении истины. Но это и не удивительно. Из рукописного наследия прошлого до наших времен дожила лишь очень небольшая часть, что, естественно, серьезно затрудняло (а практически делало невозможным) поиск истины для всех, кто брался за решение такого рода проблем. Однако в современных условиях ситуация качественно изменилась. Основных причин этого две. Во-первых, беспрецедентная доступность всей имеющейся информации, обеспечиваемая современной инфраструктурой Интернет. Во-вторых, компьютерный инструментарий, обеспечивший абсолютно недоступные ранее возможности по накоплению и обработке информационных массивов. Поэтому мы вправе рассчитывать и на новые результаты, соответствующие современной информационной реальности. Для сколь-нибудь существенного приближения к истине необходимо рассмотрение самых различных фактов и аргументов, которые лишь в совокупности позволят достаточно уверенно приблизиться к истине. Как справедливо заметил Н.Ф. Жиров, «проблема Атлантиды характерна тем, что доказательства в пользу реальности ее былого существования... представляют собой комплекс очень большого количества мелких фактов и наблюдений, каждый из которых, взятый в отдельности, вне связи или сопоставления с остальными, не имеет большого значения и не может служить бесспорным, решающим доказательством. Проблема Атлантиды — это как бы проблема статистическая, проблема большого числа мелких фактов, мимо которых часто проходят, их не замечая» [18, с. 6].
5. В свете новых аргументов 243 Кроме этого, с учетом предложенного в данной статье варианта локализации во времени, необходим более широкий взгляд на проблему Атлантиды как в целом на проблему индоевропейской общности и працивилизации энеолита, оказавшей существенное влияние в первую очередь на сельскохозяйственную «неолитическую революцию», а через нее и на все цивилизационные процессы того времени. Необходимо в связи с этим упомянуть некоторые весьма удачные и по-прежнему актуальные формулировки Валерия Брюсова, известного в основном в качестве поэта, но историка по основному образованию и призванию. Он много лет посвятил изучению интересующего нас вопроса и еще в 1917 году в своей интереснейшей работе «Учителя учителей» пришел к однозначному выводу, что «наука должна принять Рис. 5.1. Валерий Брюсов Атлантиду, как необходимую рабочую гипотезу. Без допущения Атлантиды многое в ранней древности остается неясным, необъяснимым; признание мира атлантов разрешает большинство загадок древнейшей истории… Становится понятным единство всех древнейших культур человечества; объясняется происхождение культур египетской и эгейской… Атлантида необходима истории и потому должна быть открыта!» [101, с. 430]. И далее он пишет замечательные слова, которые можно рассматривать как его главное завещание последующим поколениям исследователей: «Задача, ставшая ныне перед наукой, — громадна, но и благородна. Вопрос идет о происхождении всей цивилизации Земли, о начале всех культур человечества. Всемирная история получит законченные очертания и законченный смысл лишь тогда, когда будет открыт древнейший культурный мир… — тот мир, который мы предполагаем в Атлантиде. Ради решения такой грандиозной задачи стоит целому поколению ученых направить свои труды в одном направлении. Мы твердо верим, что история ныне стоит на дороге величайших
5. В свете новых аргументов 244 открытий. Атлантида, эта гипотеза сегодняшнего дня, должна стать историческим фактом завтра» [101, с. 432]. Последующие события в России лично для Брюсова отодвинули проблему Атлантиды далеко на второй план, но благодаря последующему упорному труду исследователей самых разных направлений к рубежу тысячелетий было накоплено такое количество новой и принципиально важной информации, что сегодня мы, наконец, впервые реально приблизились к достаточно основательному научному решению данной проблемы. На основе тщательного отбора из множества разнообразных фактов и гипотез, полученных и сформулированных в основном в последние десятилетия, удалось сформировать и обосновать (с разной степенью достоверности) 20 новых аргументов, определяемых физическими, географическими, этнографическими и прочими факторами. Эти аргументы призваны не только помочь в решении вопроса локализации Атлантиды, но и обеспечить максимум сопутствующей информации для понимания того, почему ее следует искать «именно там и именно тогда». Все 20 аргументов, рассматриваемых далее и практически впервые привлекаемых к анализу проблемы Атлантиды, могут быть сведены в 5 следующих групп: Физические: 1. 2. 3. 4. Постоянные геомагнитные аномалии. Гипотеза расширяющейся Земли. Климатический оптимум. Аномальный геофизический период. Географические: 5. Стабильность береговой линии. 6. Уникальные речные бассейны. 7. Особенности древней картографии.
5. В свете новых аргументов 245 Этнографические: 8. Индоевропейская общность. 9. «Колыбель народов». 10. Атилла и анты. 11. Индоевропейская топонимика. Археоастрономические (астроморфные и антропоморфные): 12. Звездный след потопа. 13. Таврия и Атлантида 14. Мифы об Ахилле и Кришне 15. Антропоморфные модели мира Историко-мифологические: 16. «Всемирный потоп» в летописной традиции 17. Дварака и Трипура индийской мифологии 18. Библейский потоп 19. Миф о Прометее 20. Византия-Русь-Союз… Далее каждый из аргументов рассматривается более детально. 5.1. Постоянные геомагнитные аномалии Интересующий нас регион характерен в первую очередь тем, что многие истоки его 2-х важнейших рек, Дона и Днепра, находятся в районе весьма примечательной Курской магнитной аномалии (КМА), практически в «эпицентре» которой берут свое начало впадающий в Дон Северский Донец и его приток Оскол (рис. 5.1).
5. В свете новых аргументов 246 Рис. 5.1. Карта магнитных аномалий Европы. Аномалии в Северном Причерноморье и Скандинавии соответствуют положительной части шкалы, в районе Санкт Петербурга и Центральной Европы – отрицательной. Черными точками отмечены железорудные месторождения [205]. КМА является самой мощной в мире локальной магнитной аномалией, обусловленной чрезвычайно высокой концентрацией железорудных запасов (в основном магнитного железняка), общий объем которых оценивается в настоящее время почти в 200 млрд. тонн, что составляет около 50% всех имеющихся на планете. Напряженность магнитного поля в этом регионе в 4-5 раз превышает фоновые значения, свойственные другим регионам Земли. По уровню напряженности геомагнитного поля и площади, занимаемой Курской магнитной аномалией, равных ей в мире нет (рис. 5.2). А именно магнитное поле многие исследователи склонны в последнее время рассматривать как один из основных фактор эволюции жизни на Земле (см., например, [102]).
5. В свете новых аргументов 247 Рис. 5.2. Интенсивность магнитных аномалий Европы по результатам спутниковых измерений [206] Академиком Казначеевым В.П., например, было высказано вполне обоснованное предположение о том, что в первую очередь именно магнитополевые аномалии явились стимуляторами скачкообразных изменений в становлении Homo sapiens [103, с. 113-123]. Выдвинуты гипотезы также и о том, что и в космических масштабах магнитным полям принадлежит особая роль, так как в соответствии с многочисленными наблюдениями последнего времени они «предстали в совершенно новом свете – как обязательный компонент и, возможно, основная причина активных явлений в космосе» [104, с. 5]. В связи с этим можно предположить, что локальные магнитные аномалии на Земле являются специфическими резонаторами различных космических воздействий, активизирующих особым образом как динамические процессы в биосфере вообще, так и эволюционные процессы в частности. Об этом может свидетельствовать, например, обнаружение явной корреляции между размещением древних поселений и интенсивностью аномалий в районе КМА [105]. Уникальным примером является село Костенки Воронежской области, расположенное на Дону примерно в 30 км от Воронежа в зоне непосредственного воздействия КМА. В районе этого
5. В свете новых аргументов 248 всемирно известного в среде археологов села в разное время было открыто и исследовано более 26 стоянок первобытного человека каменного века. По времени они традиционно относятся к огромному хронологическому промежутку: от 40 000 до 20 000 лет назад, т. е. практически соответствуют всему доледниковому существованию человека современного типа. За более чем 120летнюю историю раскопок (первая стоянка в Костенках была открыта в 1879 г.) в районе древних поселений общей площадью около 90 гектаров вдоль берега Дона найдено немало действительно сенсационных находок. Достаточно давно замечено также, что вода начинает обладать необычными свойствами после воздействия на нее магнитного поля, даже довольно кратковременного. При этом, например, в ней заметно увеличивается скорость химических процессов [106]. Первые сведения о положительном действии такой воды на организм человека были получены еще в XIII веке. В начале XX века вышла в свет книга французского врача Дюрвилля с описанием лечения омагниченной водой ран и язв, что инициировало многочисленные эксперименты и исследования, положительные результаты которых привели в итоге (в начале 60-х годов) к формированию нового научного направления, получившего название магнитобиология. Последующие работы позволили выяснить, что физиологические эффекты от магнитных воздействий могут проявляться в самых разнообразных формах, большинство из которых в настоящее время изучено пока недостаточно [107]. Например, исследования, проведенные в Иллинойском университете (Чикаго, США) показали, что магнитотерапия при лечении так называемой глубокой депрессии не менее эффективна, чем известный метод шоковой терапии. Но в отличие от него, использование магнитотерапевтических методов не влечет за собой различных побочных вредных воздействий [108]. С учетом всех этих фактов можно предположить, что именно влияние КМА могло активизировать цивилизационные процессы в Северном Причерноморье в V-IV тыс. до н. э., оказывая воздействие как минимум по трем направлениям. Во-первых, путем непосредственного воздействия аномального магнитного поля.
5. В свете новых аргументов 249 Во-вторых, через намагничивание воды в реках, имеющих истоки в районе КМА, в первую очередь, в реках Северский Донец, Дон и Днепр. В-третьих, через накопление прошедших «магнитную обработку» осадков и взвесей в замкнутом в то время бассейне Черного моря. Возможно также, что определенное воздействие оказывало и существенное изменение напряженности магнитного в процессе верхового и судоходного перемещения вдоль русел текущих преимущественно в меридиональном направлении рек региона. В заключение следует также отметить, что выявленные за последнее столетие протогорода и курганные артефакты IV-III тыс. до н. э. (и более позднего времени), в большей или меньшей степени тяготеют именно к районам локальных аномалий магнитного поля. Это касается и расположенной на правом берегу Днепра Криворожской магнитной аномалии, и южноуральской Магнитогорской магнитной аномалии, в ареал воздействия которой попадает открытый в 1987 году Аркаим [109]. Основным методом исследования трипольских поселений, кстати, практически впервые в мире стало определение жилых площадок на фоне вмещающих пород именно по магнитометрическим данным [86, 110]. 5.2. Гипотеза расширяющейся Земли Уникальность Циркумпонтийского региона довольно отчетливо проявляется и в рамках гипотезы о расширении Земли. Наиболее наглядное представление о ней дает образ земного шара в виде своеобразного раскрывающегося цветка лотоса, у основания которого находится Восточно-Европейская платформа на базе Украинского и Балтийского кристаллических щитов, а своего рода «лепестками» являются Азия, Африка и Америка [111, с. 168] (рис. 4.30). Вариантом такого рода представлений является аллегорическая карта конца XVI века, представленная на рис. 5.3.
5. В свете новых аргументов 250 Рис. 5.3. Аллегорическое изображение мира в виде трехлепестковой фигуры (1581, Heinrich Bunting, Itinerartum Sacrae Scripturae) К настоящему времени в качестве одной из наиболее правдоподобных гипотез сформировался образ неравномерно расширяющейся Земли, подобной как бы раскрывающемуся (в основном за счет увеличения океанической поверхности) бутону (рис. 5.4). Рис. 5.4. Современные представления о расширении Земли как раскрывающемся бутоне: слева – 220 млн лет назад, справа – в настоящее время [111, c.168]
5. В свете новых аргументов 251 Начало формированию этого образа можно вести еще с XVII, когда достаточно точно были документированы очертания берегов Африки и Америки, после чего обнаружилось их поразительное совпадение. Френсис Бэкон был, по-видимому, первым, кто высказал предположение о неслучайном характере этого совпадения (в 1620 году в афоризме 27 книги II «Нового Органона» [111, с. 108]. В 1857 году профессор геологии Ричард Оуэн (сын известного социалиста Роберта Оуэна) высказал уже достаточно уверенное предположение о расхождении американского и африканского материков, приведшем к образованию океана (характерно, что большинство в то время уже считало, что Атлантика образовалась в результате утопления Атлантиды) [112, с.108]. В числе первых, исходя из необычного совпадения очертаний американского и европейско-африканского побережий, предположение о том, что когда-то единый праматерик в некоторый момент раскололся на части, которые с тех пор перемещаются, высказывали в 1858 году французский автор Антонио Шнайдер [215, c.259] и русский астроном Е. В. Быжанов в 1877 году [197, c. 198]. Следующий важный шаг был сделан профессором университета города Грац Альфредом Вегенером, опубликовавшим в 1915 году на немецком языке книгу «Происхождение материков и океанов» [113], в которой была окончательно сформулирована развиваемая им с 1910 года теория «дрейфа материков». Когда в 1922 году она была переведена на английский язык, то произвела эффект разорвавшейся бомбы. Как пишет У. Кэри, «многие кинулись собРис. 5.5. Альфред ственноручно вырезать на глобусах Вегенер в возрасте материки и состыковывать их, поражаясь 27 лет как они сходятся» [111, с. 113]. Но до начала 50-х годов специалистами идеи Вегенера в основном отвергались, т. к. представления о хаотично и, в общем-то, беспричинно дрейфующих по земной поверхности материках плохо
5. В свете новых аргументов 252 вписывались в относительно стройную систему уже сложившихся знаний о Земле и Вселенной. Рис. 5.6. Меловое кольцо и экватор мелового периода (отмеченная серой штриховкой дуга от Северной Америки до Австралии) по Вегенеру [113, c. 269]. Наследием этого периода являются залежи мела, угля и других полезных ископаемых в Причерноморье, создавшие благоприятную среду для развития цивилизации. Автором гипотезы расширяющейся Земли традиционно считается венгерский геофизик О. Хильгенберг, сформулировавший ее в 1933 году. Но широкого признания ей удалось достичь благодаря усилиям профессора Тасманского университета (Австралия) Уоррена Кэри, который, обобщив высказывавшиеся еще с 30-х годов XX века идеи, смог достаточно убедительно показать, что почти идеально движение материков может быть объяснено лишь в рамках концепции расширяющейся Земли (рис. 5.7). Причем, с середины 70-х годов он уже вполне уверенно рассматривал этот процесс как «выражение универсального космологического процесса расширения Вселенной» [111, с. 6]. А первым, кто еще в 1899 г. предположил, исходя именно из космологических соображений, возможность расширения Земли был, по-видимому, Ярковский И.О. [114]. Затем Шнейдеров А.Я. в работах 1943-44 и 1961 гг. развил теорию пульсирующей Земли [111, с. 166].
5. В свете новых аргументов 253 Рис. 5.7. Реконструкция расширения Земли за последние 220 млн. лет Экспериментально же расширение удалось впервые достаточно надежно зафиксировать только установленные на Луне уголковые отражатели, позволившие произвести точнейшие измерения земной коры и примерно к 1986 году окончательно установить, что радиус Земли ежегодно увеличивается почти на 3 см. А это значит, что окружность Земли возрастает со скоростью почти 18 см/год, т. е. начиная с середины мелового периода земная окружность увеличилась более чем на 12 тыс. км. [111, с.190]. Наиболее интенсивно и относительно стабильно этот процесс идет в последние 100-150 млн. лет, приведя к увеличению диаметра Земли за этот период почти в 1,5 раза. Расширение при этом сопровождается почти пропорциональным выделением из недр Земли океанских вод, а вариация его интенсивности хорошо коррелирует с глобальными изменениями скорости спрединга (расширения океанического дна), базальтового вулканизма и колебаниями уровня Мирового океана. Удалось также установить, что фазам учащения геомагнитных инверсий, длительность которых не превышает 1-2 млн. лет, отвечают во времени фазы замедления спрединга и ослабления базальтовых излияний, а также кратковременные фазы довольно резкого (до 50-100 м) падения уровня Мирового океана. Напротив, фазам, отличающимся более редкими геомагнитными инверсиями или их полным отсутствием (продолжительностью от 1-2 до 10-20
5. В свете новых аргументов 254 млн. лет), соответствуют глобальные фазы ускорения спрединга и повышения уровня океанских вод [115]. Таким образом, на сегодня практически сформировалась модель пульсирующего роста Земли, в котором океаны играют роль своеобразных термостабилизаторов, покрывающих основные источники базальтовых излияний и предохраняющих биосферу от резких колебаний температуры в периоды интенсификации роста. Рис. 5.8. Основные черты рельефа поверхности Земли с ярко выраженными зонами спрединга (расширения земной коры) в срединных частях океанов, особенно в южном полушарии: 1 – срединно-океанские хребты, 2 – оси срединных хребтов, 3 – равнины и глубоководные котловины окраинных и внутренних морей, 4 – подводные поднятия ложа океана, 5 – крупные подводные поднятия ложа океана, подстилаемые континентальной корой (микроконтиненты), 6 – вулканические архипелаги [207]
5. В свете новых аргументов 255 Рис. 5.9. Строение океанского спредингового пояса: самая молодая и тонкая кора (V) располагается в срединной части океана, самая старая и мощная (I) – в его периферийной части [207] Рис. 5.10. Толщина земной коры в километрах: минимальная под океанами и максимальная под Гималаями, Тибетом и Украинским кристаллическим щитом
5. В свете новых аргументов 256 Толщина земной коры на различных участках поверхности при этом примерно пропорциональна их возрасту: минимальная под океанами (менее 10-ти км), где идет интенсивное наращивание поверхностного слоя, и максимальная под материковыми кристаллическими щитами (более 30-ти км), где процессы стабилизировались. О стабилизации в первую очередь свидетельствует обширное накопление осадочных пород, толщина которых в некоторых случаях достигает 10-20 км, что создает чрезвычайно важную «питательную основу» для развития биосферы и последующего становления цивилизации. Если исключить Гималаи, Тибет и прочие высокогорные районы, где не наблюдается значимого осадконакопления и особая толщина коры может быть обусловлена лишь своеобразным прогибом коры под горными массами («корни гор»), то во всем мире можно выделить практически всего лишь два сверхмощных континентальных щита толщиной более 50 км: Китай и Украинский щит (рис. 5.10) [116]. Причем, уникальная стабильность и древность последнего подтверждается и множеством других данных. Например, как показали исследования астроблем («звездных ран», т. е. следов воздействия космических тел, рис. 5.11), «уже сейчас по плотности обнаруженных взрывных метеоритных кратеров (3*10-5 км-2) Украинский щит почти на порядок превосходит такую известную кратерную провинцию как Канадский щит (5*10-6 км-2) и примерно в 50 раз – среднюю величину для земной суши (7*10-7 км-2)» [117, с. 141]. При этом большинство украинских астроблем погребено под осадочными породами и обнаруживаются только геофизическими методами, например Болтышская астроблема, расположенная между Черкассами и Кировоградом, погребена почти под 200-метровой толщей более молодых осадков. Исследование астроблем позволило получить в числе прочего и убедительные доказательства расширения Земли (рис. 5.12). В свете вышеизложенного особенно показательны Донбасс (т. н. Доно-Днепровский прогиб) и Черное море.
5. В свете новых аргументов 257 Рис. 5.11. Расположение наиболее крупных астроблем на поверхности Земли [210] Рис. 5.12. Реконструкция первоначального расположения южных континентов Земли, позволившая согласовать структуры крупных астроблем [210]
5. В свете новых аргументов 258 Хотя сейчас центральный Донбасс располагается между 48-м и 49м градусами северной широты, уже практически доказано, что в период формирования отложений каменного угля (примерно 200 млн. лет назад) бассейн должен был находиться непосредственно вблизи от экватора (см., например, [118, с. 47]). Детальное исследование осадочных пород Донбасса позволило также прийти к выводу о возможном замедлении вращения Земли за последние 100-200 млн. лет [118, с. 53]. Оба эти феномена как раз великолепно вписываются в концепцию «растущей Земли» (см., например, [119, с. 274]), а т. к. они были получены абсолютно независимо от нее, то могут рассматриваться и как дополнительные подтверждающие факты. Кроме этого, необычным является и то, что в Донецком бассейне на протяжении его развития накопилось более 20 километров осадочных пород, тогда как за его пределами за это же время образовался значительно меньший слой, во многих случаях почти в 20 раз более тонкий. Еще в начале прошлого века А.П. Карпинский писал, что «в Донецком бассейне мы имеем пока единственный в своем роде исторический документ, веденный последовательно и без перерыва самой природой через весь каменноугольный период – документ, начатый еще до наступления этого периода и завершенный после его окончания... Нигде, ни в одной стране не известно до сих пор подобного по продолжительности и полноте совмещения морских и континентальных осадков, какое наблюдается в Донецком бассейне…» (цитируется по [118, c. 81]). Аналогично и Черное море является уникальным по мощи накопившегося на дне слоя осадков. В начале 60-х годов XX века, когда изучение морских осадочных отложений впервые приобрело достаточно широкие масштабы, было установлено, что мощность осадочных пород на окраинах океана не превышает материковые нормы, достигая 10-12 км. Но чем дальше от берегов, тем тоньше осадочный чехол. В центральных частях океанов — не более километра, а чаще — сотни метров. На гребнях срединноокеанических хребтов — практически сходит до нуля. Там лежат
5. В свете новых аргументов 259 только твердые изверженные базальты (см., например [120, с. 150]). Благодаря проведенному в 70-е годы широкомасштабному глубоководному бурению в Атлантике и анализу осадочных пород, стало окончательно ясно, что «не только в последние 10-20 тыс. лет, но и 5-10 млн. лет назад какой-либо суши в пределах центральной части Атлантического океана не было» [121, с. 135] и не могло быть в принципе, если говорить о некотором достаточно масштабном и долговременном явлении, необходимом для инициирования и поддержки цивилизационных процессов. Под материками базальтовый слой существенно толще, до 20 километров, и, кроме того, присутствует еще один слой — гранитный, толщиной 10-15 километров, расположенный выше базальтового. Под Черным морем строение земной коры напоминает океанское, но слой осадочных пород там намного больше 10-ти километров, а слой базальтов имеет толщину 10-20 километров (меньше, чем под материками, но существенно больше, чем под океанами). Гранитный слой проходит только у берега [122]. Другими словами, мы имеем нечто типа уникально древней, возможно первичной, океанической структуры в глубине континентальных образований, в непосредственной близости от одного из наиболее архаичных участков земной коры. Любопытно, что здесь находится также и своеобразное начало такой характерной для океана структуры как глубинный разлом: «Южнее Приазовского массива выделяется линеамент 38-го меридиана, который по приуроченности к нему вулканов в Азовском (Богдановича, Абиха) и Черном (Шуя, Краснова и др.) морях трассируется от Донбасса в Турцию, … соединяясь со средней ветвью полосы Африкано-Аравийских разломов. На севере этот линеамент переходит в Кальмиусско-Айдарскую глубинную структуру» [123, с. 105], фактически «контролирующую течение русла реки Кальмиус» [123, с. 44]. Этот факт можно интерпретировать и так, что именно в Северном Причерноморье находятся истоки Великого Африканского разлома, который в настоящее время считается исходным ареалом формирования человека как вида. Кстати,
5. В свете новых аргументов 260 сформулированные в настоящее время формальные требования к возможной локализации прародины человечества вполне соответствуют не только африканской части разлома, но и его истокам в Циркумпонтийском регионе: «С теоретической точки зрения, местопроживание первых гоминид должно было удовлетворять следующим основным условиям. Скорее всего, это могла быть сравнительно открытая местность типа саванны или лесосаванны, богатая водой, растительной и животной пищей… Другое важное условие — наличие скалистого ландшафта, каменных россыпей… именно в такой местности скорее всего могли появиться ранние формы изготовления каменных орудий… Поскольку основным материалом отбора должна была служить наследственная изменчивость — мутации и их комбинации, определенное значение могли иметь и своеобразные стрессы природной среды: ионизирующая радиация, вариации напряженности геомагнитного поля Земли» [124, с. 69]. Добавим, что такие условия следует признать максимально благоприятными и для цивилизационного рывка в период неолитической революции VIII-IV тыс. до н. э. 5.3. Климатический оптимум Весьма существенным в контексте данного исследования является и тот факт, что по данным палеоклиматологии в интересующий нас период в Циркумпонтийском регионе наблюдался наиболее благоприятный за всю его послеледниковую историю климат, получивший (в общем-то, случайно, но весьма символично) наименование «атлантического оптимума», локализуемого во времени в 6000-3000 гг. до н. э. [125, с. 49]. В соответствии с современными реконструкциями «быстрое глобальное потепление климата началось примерно за 13 тыс. лет до н. э. В Западной Европе уже за 12,7 тыс. лет до н. э. установился климат, близкий к современному… Примерно в 10000 г. до н. э. климат стал значительно теплее на всем земном шаре, хотя в северном полушарии еще оставались континентальные ледниковые щиты. Скандинавский ледяной щит начал быстро таять в 90008000 гг. до н. э. … Лабрадорский лед растаял примерно к 4500 г.
5. В свете новых аргументов 261 до н. э.» [125, с. 40]. Упомянутый оптимум уникален не только в масштабах последних 10-ти тыс. лет, но и в существенно большем временном диапазоне: «Детальные расчеты вариаций приходящей на верхнюю границу радиации за счет изменения орбитальных параметров за последние 100 тыс. лет и на 100 тыс. лет вперед с использованием данных о геометрии орбиты Земли показывают, что 6-8 тыс. лет назад Земля действительно находилась в максимально благоприятных условиях с точки зрения поступления солнечной радиации» [125, с. 107]. Рис. 5.13. Изменения средней температуры на протяжении последних 10-ти тысяч лет [211] Временные рамки наиболее благоприятного климата практически совпадают с динамикой неолитической сельскохозяйственной революции, начавшейся в VII, достигшей апогея в IV, и резко начавшей угасать в III тыс. до н. э.: «Интерпретация палеоботанических данных и данных радиоуглеродного анализа позволяет выделить на территории СССР три наиболее теплые фазы голоцена: бореальную – 8300-8900 лет назад, позднеатлантическую (собственно климатический оптимум) – 4700-6000 лет назад, среднесуббореальную – 3200-4200 лет назад… Установлено, что бореальная фаза потепления наиболее четко проявилась на северо-востоке и Дальнем Востоке СССР, среднесуббореальная – на севере Русской равнины, а позднеатлантическая – в большинстве районов Евразии» [125, с. 48].
5. В свете новых аргументов 262 Этно-социальная катастрофа в Циркумпонтийском регионе на рубеже IV-III тыс. до н. э. приобрела почти мировое значение как раз по той причине, что крупномасштабное затопление хорошо обжитого за многие тысячелетия побережья сопровождалось резким ухудшением климата. Последнее вело не только к масштабным миграциям, но и к резкому изменению образа жизни остававшегося в регионе населения. Специальные исследования, в частности, показали, что «никаких археологических данных, которые свидетельствовали бы о наличии степного кочевничества в медном веке, в V-IV тыс. до н. э., нет. Европейская традиция кочевничества возникла на экологической основе глобальной аридизации климата, которая имела место на рубеже IV-III тыс. до н. э. При этом были использованы существующие условия – одомашнивание коня, распространение животноводства, появление колесного транспорта» [126]. 5.4. Аномальный геофизический период Необычная активизация цивилизационных процессов именно в VI-IV тыс. до н. э. может и должна объясняться отнюдь не только постоянными факторами среды обитания и климатическими изменениями. Еще одним, не менее (а, возможно, и более) важным фактором является аномальная геофизическая ситуация в этот период. Исследования последних десятилетий позволили установить, что магнитный момент Земли (и соответственно магнитосферы) подвержен циклическим колебаниям с квазипериодом примерно 6-7 тыс. лет. Ближайший к нам минимум магнитного момента наблюдался примерно в 4500 году до н. э. (в это время его значение составляло около половины современной величины). В целом эпоха пониженной напряженности занимает интервал, охватывающий примерно 5000-3000 гг. н. э. [128]. Все это время магнитные бури были в среднем значительно сильнее и чаще, чем в наши дни, т. к. вековые глобальные вариации геомагнитного поля фактически модулируют масштабы воздействия солнечной активности на биосферу и климат. В V тыс. до н. э.
5. В свете новых аргументов 263 такие воздействия были намного более значительными, чем в наше время, когда мощная магнитосфера существенно уменьшает воздействие солнечной активности на тропосферу и биосферу. В конце палеолита (в неолите) эта «защита» была гораздо более слабой. Не исключено, что эффективный прогноз изменений в экологической ситуации был в эту эпоху фактором выживания, следствием чего стала ярко выраженная космичность и обостренность восприятия, стимулировавшая в свою очередь специфическое культурное и цивилизационное развитие [128]. В частности, истоки современной «разметки неба», в том числе выделения зодиакальных созвездий, обнаруживаются в ареале общеиндоевропейской культуры именно в VI-V тыс. до н. э. [129]. В своем крайнем выражении популярная сегодня идея космической стимуляции творческих и культурных процессов сводится к утверждению, что «все шедевры мировой культуры — это памятники магнитной буре. Конечно, работа мысли идет все время, но именно магнитные бури дарят творцам этапные прозрения, без которых шедевры невозможны» [130]. В этой связи представляют особый интерес гипотеза о ведущей роли «слабых экологических связей» (предполагающих обостренную чувствительность к флуктуациям космопланетарных электромагнитных полей, информационная значимость которых существенно важнее их чрезвычайно малого физического влияния) не только в текущей интеллектуальной деятельности человека, но и вообще в становлении человека разумного как вида [103, с. 119-122]. Косвенно о мощном всестороннем влиянии на человеческую популяцию