Чупров Ю. Райнхард Гейдрих. Путь к власти
Гамшик Д., Пражак И. Бомба для Гейдриха
Text
                    Ill РЕЙХ
ИМПЕРИЯ
I
■Л
Ill РЕЙХ
ИМПЕРИЯ


ИМПЕРИЯ III РЕЙХ
Содержание Чупров Ю. Райнхард Гейдрих. Путь к власти 5 Гамшик Д., Пражак И. Бомба для Гейдриха 113
ИМПЕРИЯ III РЕЙХ РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ- ПАЛАДИН ГИТЛЕРА i'i'f Wf&Wfr &ъ,х&Р*ь*' W У Y У^ V Москва «ЯУЗА» «ЭКСМО» 2004
ББК 63.3(0)62 Р 18 Оформление художника П. Волкова Р 18 Райнхард Гейдрих — паладин Гитлера / Ю. Чупров. Райнхард Гейдрих. Путь к власти. Д. Гамшик, И. Пра- жак. Бомба для Гейдриха. — М.: Изд-во Яуза, Изд-во Эксмо, 2004. — 384 с., илл. ISBN 5-699-05776-5 Райнхард Гейдрих (1904 - 1942) - выдающийся лидер СС, руководи¬ тель германской тайной полиции - оставил заметный след в истории гитлеровской Германии и в истории международных отношений конца 1930 — начала 1940-х годов. Жизнь Р. Гейдриха - это путь от сентиментального музыканта и ро¬ мантического морского кадета в юности до хитрого, жестокого и весьма изобретательного шефа РСХА в зрелые годы. О том, как ему удалось соз¬ дать широкую сеть концентрационных лагерей, как он чуть было не стал убийцей самого Гитлера и, наконец, как точку в конце жизни этого на¬ цистского преступника поставила бомба, подложенная чешскими пат¬ риотами, повествует настоящая книга. Предательство и героизм, кровавые злодеяния и светлый и чистый патриотизм нашли отражение на страницах книги «Райнхард Гейдрих - паладин Гитлера». ББК 63.3(0)62 © Ю. Чупров. Райнхард Гейдрих. Путь к власти, 2004 © ООО «Издательство «Яуза», 2004. ISBN 5-699-05776-5
ЮРИЙ ЧУПРОВ РАЙНХАРД ГЕИДРИХ »&-■■■ \^'Кт<^-1 S'bJti!#Kk ПУТЬ К ВЛАСТИ
ПРЕДИСЛОВИЕ Райнхард Гейдрих являлся, несомненно, одной из самых одиозных фигур Третьего рейха. Все в его мыслях было подчинено захвату и целевому исполь¬ зованию власти. Некоторые историки сравнивают его с таким видным деятелем Французской революции, как Ан¬ туан Сен-Жюст. Но это сравнение не совсем точно, так как шеф Главного управления имперской безо¬ пасности рейха намного превзошел в своих преступ¬ лениях этого прототипа Робеспьера и был далек от идеализма французского доктринера и революцион¬ ного фанатика. Гейдрих не испытывал той ненавис¬ ти к своим жертвам, которая была присуща Сен- Жюсту, но люто ненавидел своих личных врагов. Не отличался Гейдрих и идеологической неприязнью. К любому мировоззрению, включая «коричневое», он относился с презрением (Можно полагать, что он не прочитал целиком даже гитлеровскую «Майн кампф»1.) 1 «Майн кампф» («Моя борьба») — книга в двух частях. Является, по су¬ ти дела, политической программой Гитлера 1-я часть продиктована в тюрь¬ ме в 1923 г., 2-я написана в 1925—1927 гг. В книге — многословие, длинно¬ ты, повторы, разжевывание отдельных положений, множество грамматиче¬ ских и стилистических ошибок. Основная ее тема — расовая доктрина 7
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ В качестве его исторического аналога можно, по¬ жалуй, говорить о Цезаре Борджиа. Он также не признавал никаких этических ценностей, обладал холодным интеллектом и холодной душой, был весьма расчетливым и амбициозным, имея «эф¬ фектную внешность падшего ангела». У Гейдриха превалировали наиболее элементар¬ ные и инстинктивные чувства. Не государство, а власть — его личная власть была его богом. Вопрос об объекте власти у него не возникал, так как он вос¬ принимал ее как объект. Он не забивал себе голову моральными ценно¬ стями. Истина и добродетель не имели для него ни¬ какого значения. Их он рассматривал в качестве ин¬ струмента для приобретения егце большей власти. Все, что служило этому делу, было правильным и хо¬ рошим. Политика тоже была для него не более чем ступень на пути к власти. Размышлять о правомер¬ ности той или иной акции он считал глупым и по¬ добными вопросами даже не задавался. Вся служба его в рядах СС представляла собой не¬ прерывную цепь убийств. В борьбе за власть он унич¬ тожал людей, которых невзлюбил, соперников, нахо¬ дившихся к нему в оппозиции, и тех, кому не дове¬ рял Человеческая жизнь в его глазах не представляла никакой ценности. Он был, по сути дела, нигили¬ стом в самом широком смысле этого слова. Его пре¬ превосходство арийской расы над всеми остальными народами. Вопросы го¬ сударственного устройства увязаны с расовым национализмом. Евреи как противоположность арийцам рассматриваются в качестве «паразитов на те¬ ле других народов». Славянские же народы — «недочеловеки». Книга содер¬ жит много нападок на парламентаризм, марксизм и католицизм. 8
ИМПЕРИЯЩрЕйх ступления диктовались точнейшим расчетом, на ко¬ торый не оказывали никакого влияния душевные порывы или угрызения совести. Недаром Гитлер на¬ зывал Гейдриха «человеком с железным сердцем». Главное же — его преступления совершались не во имя великого дела, а в личных интересах. Империя его интересовала мало, в ней ему нуж¬ на была только власть. Он не намеревался служить немецкому народу, а стремился лишь укрепить соб¬ ственный авторитет. Какую основную цель преследовал Гейдрих? Об этом никто не может сказать с полной достоверно¬ стью, так как он не говорил даже с самыми близкими ему людьми. Однако под влиянием излишне выпито¬ го язык его иногда развязывался, и из его рассужде¬ ний становилось ясно, что он стремился стать «вы¬ дающейся личностью в Третьем рейхе». Однажды он даже высказал мысль о необходимости разъединения должностей фюрера и канцлера, причем фюреру должна быть отведена представительская роль как президенту страны. Канцлером же должен был стать человек, обладавший реальной властью. Именно на этом посту Гейдрих и намеревался потрудиться. Следует отметить, что он не был бесплодным меч¬ тателем, а шел планомерно от одной задачи к другой, тщательно их разрабатывая. Важнейшим шагом к посту канцлера он считал должность министра внут¬ ренних дел при объединении полиции безопасности и общей полиции под своим контролем Не коман¬ дуя ни полицией, которая будет подчиняться мини¬ стру внутренних дел, ни войсками СС, которые в во¬ енное время войдут в состав вооруженных сил, Гимм¬ 9
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ лер, по его мнению, мог бы остаться номинально рейхсфюрером СС, но с малозначимой позицией. У Гейдриха не было безоговорочной веры в Гитлера. Он мог вполне представить себе Германию без Гитлера, но не без себя самого. Целый ряд его бывших сотрудников придерживались мнения, что, будь Гейдрих жив, он вполне мог оказаться в числе заговорщиков против фюрера. Еще в 1941 году в Бад-Кройцнахе Гейдрих высказал мнение, «что СС ока¬ жется в числе первых, кто обезвредит Гитлера, если тот станет делать глупости». Многие историки считают Гейдриха только хо¬ рошим исполнителем, но это далеко не так. Ведь все операции, в которых он участвовал, осуществлялись либо с его подачи, либо по его инициативе, а их он тщательно обдумывал и планировал, определяя цели и характер. Так что его исполнительность была лишь маской, которую он наверняка бы сбросил впослед¬ ствии. Американский журналист и публицист Джон Гантер в конце 30-х годов отмечал: «За Гиммлером стоит фигура еще более мрачная — Гейдрих. Пого¬ варивают, что Гиммлер — только «ширма» для этого во многом более жестокого и опасного человека». А Вальтер Шелленберг1, бывший шефом внеш- Шелленберг Вальтер (1900—1952) — начальник управления зару¬ бежной разведки РСХА, бригаденфюрер СС. Родился в Саарбрюккене. По образованию юрист. В НСДАП вступил в 1932 г., затем — в СС. В 1930— 1941 гг. — начальник отдела контрразведки Главного управления импер¬ ской безопасности. С 1943 г. — начальник управления разведки. Разрабо¬ тал перечень информации, которая должна была поступать в центр от за¬ рубежной агентуры. В конце войны организовал переговоры Гиммлера с американскими спецслужбами по вопросу заключения сепаратного мира 10
ИМПЕРИЯJJJpEpfX ней (политической) разведки Главного управления имперской безопасности, характеризовал Гейдриха как «скрытую ось, вокруг которой вращался нацист¬ ский режим». Вместе с тем стоит отметить, пожалуй, и то, что ни в Германии, ни в какой-либо другой стране не было сооружений, призванных увековечить па¬ мять Гейдриха. Единственная стела, возведенная в Праге, и та была разрушена в 1945 году, после окончания войны. Правда, осталась все же его по¬ смертная маска, но и к ней коллекционеры ника¬ кого внимания не проявляют. Нет у него и.после¬ дователей. ПЕРВЫЕ ШАГИ Гейдрих родился 7 марта 1904 года в Галле-на- Заале (Саксония) в семье директора консерватории, бывшего оперного певца Бруно Гейдриха. Мать его — бывшая актриса. В семье он был вторым сы¬ ном и получил имя Райнхард Тристан (в честь героя оперы Вагнера «Тристан и Изольда»). Братьев его звали Томас и Хайнц. (Оба в своей жизни никаких высот не достигли.) В школе Райнхард отличался упрямством и стрем¬ лением как-то выделиться среди остальных учеников. Так, однажды во время школьной перемены он залез на крышу трехэтажного здания и на виду у всех про- с союзниками, которые окончились безрезультатно. Нюрнбергским воен¬ ным трибуналом приговорен к 6 годам тюремного заключения. Освобож¬ ден в 1950 г. и уехал в Италию. Написал книгу воспоминаний. 11
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ— шел по ее краю (в случае падения он мог бы разбиться чуть ли не насмерть). Поехав в Швейцарию в поряд¬ ке обмена школьниками, он ночью забрался на кры¬ шу здания гостиницы, в которой они были размеще¬ ны, и вывесил немецкий флаг со свастикой. В школе (как, впрочем, и вообще в жизни) дру¬ зей у него практически не было, так как он предпо¬ читал быть в одиночестве. За необычно высокий голос Райнхард Гейдрих получил в школе прозвище «Коза», в старших же классах гимназии его звали «Изя» (еврейское имя). Отца его, Бруно, горожане почему-то считали евре¬ ем. Масла в огонь подлило и то обстоятельство, что его мать после смерти мужа вышла вторично замуж за некоего Зюсса. (Фамилия-то было явно еврей¬ ской.) В школе у Райнхарда проявились музыкальные способности, и он научился весьма неплохо играть на скрипке. Его жизнь проходила в республиканской по¬ слевоенной Германии. Окончив в шестнадцать лет гимназию, преследуемый послевоенной нуж¬ дой и инфляцией Райнхард вступил в доброволь¬ ческий корпус (фрайкор) генерала Меркера. Воз¬ вратившись домой, он уже знал, кем станет — офицером. Гейдрих избрал морскую службу, счи¬ тая, что только она сможет удовлетворить его тя¬ гу к приключениям и обеспечить безбедное су¬ ществование. В 1922 году он оказался в Киле, где и надел форму морского кадета На борту учебного крейсера «Бер¬ 12
ИМПЕРИЯЩРЕйх лин» Гейдрих отличался математическими и навига¬ торскими способностями. Амбициозность и стремление быть во всем пер¬ вым привели к тому, что он стал заниматься фехто¬ ванием, скоро превратившись в серьезного конку¬ рента даже мастерам этого вида спорта. В последую¬ щем он занялся еще и конным спортом, в котором также вышел на передовые позиции. К 24—25-летнему возрасту внешность его вполне отвечала арийским стандартам (в конце 30-х годов он стал чуть ли не эталоном арийца): блондин («бело¬ курая бестия»), высокого роста, узкое продолговатое лицо, очень высокий лоб и голубые глаза (правда, ма¬ ленькие и монголовидного типа, с неким звериным прищуром), атлетического сложения. Определенную угловатость его фигуре, однако, придавали слишком широкие женственные бедра. Служба его шла довольно успешно: в 1926 году он получил звание лейтенанта, в 1928 году — обер-лей- тенанта, так как считался перспективным офицером Окончив курсы, он был назначен офицером связи на флагманский корабль «Шлезвиг-Голштиния». У сослуживцев, однако, любовью и уважением он не пользовался. Матросы же его попросту нена¬ видели за высокомерие. Гейдриху казалось, что его офицерская карьера уже обеспечена. Но было одно «но». К тому времени он становится патологическим коллекционером жен¬ щин, имеет связи с гулящими девицами, девушками из простых семей и даже высоких слоев общества. На этом он, как говорится, и погорел. Как-то вечером летом 1930 года с одним из това- 13
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ ршцей он вышел на прогулку в море на байдарке. Вскоре они увидели опрокинувшуюся лодку и двух тонущих девушек. Парни, конечно же, попрыгали в воду и спасли их. Одной из девушек оказалась красавица Лина фон Остен, дочь школьного учителя с острова Фе- марн. Знакомство с нею перешло в связь, закончив¬ шуюся помолвкой в декабре того же года. И вот тут-то появилась одна из его старых знако¬ мых (по одним сведениям, дочь директора «ИГ Фар- бен», по другим — дочь местного архитектора), ко¬ торая предъявила к нему свои требования. Когда разговоры ничего не дали, ее отец нашел возмож¬ ность обратиться к командующему флотом адмира¬ лу Рёдеру1. Командование рекомендовало Гейдриху порвать с Линой и жениться на девице, ждавшей от него ребенка. Поскольку Райнхард отказался, вопрос был передан на рассмотрение офицерского суда чести. В суд чести вошли четыре адмирала, начальник военно-морской базы и бывший преподаватель Гейдриха на курсах связи. Своим высокомерным поведением, попытками свалить всю вину на пожаловавшуюся девицу и заяв¬ 1 Рёдер Эрих (1876—1960) — гросс-адмирал. В 1905 г. окончил во- енно-морскую академию. В Первую мировую войну участвовал в круп¬ нейших морских сражениях. Затем служил в рейхсвере (командир крейсе¬ ра и начальник центрального бюро военно-морского командования). С 1935 г. — главком ВМФ. Разработчик плана оккупации Норвегии и пла¬ на вторжения в Англию. Был сторонником усиления подводной войны. В 1943 г. вышел в отставку, став главным инспектором флота Нюрнберг¬ ским военным трибуналом приговорен к пожизненному тюремному за¬ ключению. Освобожден по состоянию здоровья в 1955 г. 14
ИМПЕРИЯJJJрЕр(х лением, что он сам лучше знает, как следует посту¬ пить офицеру, Гейдрих настроил суд против себя. За «недостойное поведение и нарушение кодекса офи¬ церской чести» адмирал Рёдер без промедления уво¬ лил его. Карьера кадрового офицера и морская карьера были на этом для Гейдриха закончены. С высот ультраконсервативного флота он был выброшен в самые низы — шестимиллионную армию безра¬ ботных. ГОЛОВОКРУЖИТЕЛЬНАЯ КАРЬЕРА В СС Оставшись без средств к существованию, Гейд¬ рих решил, что возвращаться в родительский дом в Галле смысла нет, и стал серьезно подумывать о службе в торговом флоте. Однако жена его Лина, бывшая без ума от фюрера, считала, что Райнхард должен найти свое призвание в национал-социа¬ лизме, и предложила ему вступить в СС1, члены ко¬ торой носили форму, о которой всегда мечтал Гейд¬ рих. Сын его крестной тетки, барон Фридрих Карл фон Эберштайн (друг детства Гейдриха), бывший в 1 СС (по начальным буквам «шутцштаффельн») — охранные отря- ды — привилегированная военизированная организация в нацистской Германии, сформированная в 1923 г. с задачей охраны партийного руко¬ водства и нацистских сборищ. В нее отбирались фанатично преданные фюреру молодчики. Со временем СС стала главной опорой нацистского режима и орудием террора. Из нее были выделены части «Мертвая голо¬ ва» — для охраны концлагерей и войска СС — отборные ударные соеди¬ нения (в 1944 г. насчитывали 38 дивизий с 950 тысячами человек личного состава). По мере развития организация слилась с государственным аппа¬ ратом. Нюрнбергским военным трибуналом признана преступной орга¬ низацией. 15
РЛЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ то время одним из руководителей мюнхенской СА1, помог в этом плане Райни (уменьшительно-ласка¬ тельное от Райнхард), познакомив его с Гиммлером2. Тот как раз искал человека для планировавшейся службы безопасности. В июне 1931 года Гейдрих появился у него на квартире. Объяснив свое намере¬ ние, Гиммлер предложил Райнхарду изложить в письменной форме соображения по структуре СД3. Предложения Гейдриха рейхсфюреру СС понрави¬ лись. Кроме того, ему импонировало то, что молодой офицер был «выброшен за борт реакционным адми- 1 СА (по начальным буквам «штурмабтайлунген») — штурмовые от- ряды — военизированная организация, имевшая армейскую структуру — от отделений до полков. Отряды начали организовываться в 1921 г. с целью противодействия социал-демократам и коммунистам. К концу 1933 г. на¬ считывала около 2 млн. человек. Нюрнбергским международным трибу¬ налом признана преступной организацией. 2 Гиммлер Генрих (1900—1945) — рейхсфюрер СС. Родился в се¬ мье учителя, получил аграрное образование. Участвовал в «пивном путче». В 1924 г. — личный секретарь лидера нацистской партии Грегора Штрас- сера. С 1929 г. — рейхсфюрер СС. В 1933 г. — руководитель полиции Мюнхена. В 1942 г. — член госсовета и депутат рейхстага. В 1943 г. — ми¬ нистр внутренних дел В 1944 г. — командующий резервной армией, за¬ тем группами армий «Оберрейн» и «Висла», но как полководец не состо¬ ялся. В конце войны осуществлял контакты с союзниками по заключению сепаратного мира, но успеха не имел После краха Германии при задер¬ жании англичанами покончил с собой, приняв яд. 3 СД («зихерхайтсдинст») — служба безопасности, созданная в целях обеспечения безопасности Гитлера и руководства НСДАП. Окончательно была сформирована в 1943 г. Первоначально же представляла собой нечто вроде вспомогательной полиции, занимаясь изучением и подготовкой ма¬ териалов общего характера, вскрывала планы оппозиционных партий и течений, сферы их влияния, систему связи и контакты, воздействие на об¬ щественное мнение. Имела разветвленную информационную сеть внутри страны и за рубежом, вела досье на противников режима. Формально СД подчинялась партийному руководству — Гессу, затем Борману, на деле же — Гиммлеру. Нюрнбергским международным трибуналом признана преступной организацией. 16
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ ралитетом за его симпатии к национал-социалистам» (так интерпретировал свой уход с флота Райнхард), а его должность офицера связи Гиммлер воспринял вообще как разведывательную. В Гамбург, где тогда находился Гейдрих, в начале октября 1931 года поступило указание из Мюнхена: «Партайгеноссе1 Райнхард Гейдрих, членский но¬ мер 544916, вводится незамедлительно в состав шта¬ ба рейхсфюрера СС». Через несколько дней, прибыв в Мюнхен и поду¬ чив звание штурмфюрера СС (что соответствовало ар¬ мейскому лейтенанту), Гейдрих приступил к работе После этого по служебной лестнице он шел лег¬ ко и быстро, перепрыгивая через ступени: —1931 год — хауптШтурмфюрер (капитан), —1932 год — оберштурмбаннфюрер (подпол¬ ковник), —1933 год — оберфюрер (полковник), —1938 год — группенфюрер (генерал-майор), —1941 год — обергруппенфюрер (генерал-лей¬ тенант). Да это и неудивительно, так как Гиммлер поощ¬ рял все его начинания, инстинктивно чувствуя, что случай привел к нему «прирожденного контрразвед¬ чика», обладавшего здравым умом, знавшего все нити и понимавшего, за какие из них следовало дернуть. Он был подобен дикому зверю, «бывшему посто¬ янно настороже, чувствовавшему опасность и отно¬ сившемуся подозрительно ко всему и всем». Обла¬ дая неким шестым чувством, Гейдрих был способен 1 Партайгеноссе — товарищ по партии. Все члены НСДАП люгли так обращаться друг к другу, независимо от возраста и занимаемого положения. 17
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ разгадывать самые тонкие ходы противников. Сам Гиммлер дал ему следующую характеристику: «Он обладал необычайным даром оценки людей и мог предсказать с поразительной точностью поступки не только врагов, но и друзей». Гейдрих принял участие в разработке символики СС, а затем предложил план, по которому СС с при¬ ходом нацистов к власти должна была установить в качестве первого своего шага контроль за всей поли¬ цейской системой государства, в результате чего по¬ лучить реальную власть. Ему же принадлежала идея трансформировать СС в элиту Третьего рейха и осу¬ ществить прогрессивное развитие СС. Далее он подготовил и стал успешно внедрять в практику не только схему двойного подчинения (высшие офице¬ ры СС занимали важнейшие позиции во всех отрас¬ лях промышленности, в административном аппара¬ те и в партийной иерархии, оставаясь в подчинении Гиммлера), но и план превращения СС в «государст¬ во внутри государства». Гейдрих же раскрыл Гиммлеру те возможно¬ сти, которые заключала в себе должность рейхс¬ фюрера СС. Да, собственно, на вершину власти Гиммлера воз¬ нес Гейдрих, сделав из него того, кем он стал Вскоре после начала их сотрудничества, как потом выясни¬ лось, хотя и без соответствующих на то доказа¬ тельств, Гейдрих стал вынашивать мысль выдвинуть этого неприметного, робкого и застенчивого челове¬ ка с посредственным интеллектом на самый верх, чтобы потом, выждав удобный момент, спихнуть его и занять его место. 18
ИМПЕРИЯJJJpEfix До Гитлера1 не доходило, что за Гиммлером все время стоял Гейдрих и что ставшая впоследствии ходовой фраза «Ничто не может быть невозмож¬ ным» принадлежала не Гиммлеру. Гейдриха раздражала постоянная трескучая бол¬ товня Гиммлера, так как его бредовые расистские и иные фантазии будоражили аппарат СС. Подвыпив¬ ши, Райнхард неоднократно говорил своей жене: «Посмотри на его (Гиммлера) лицо, на его нос — ти¬ пично еврейский, настоящий жидовский паяльник». По сути дела, он относился к рейхсфюреру СС, «как прусский лейтенант к стареющему генералу». Внешне же всегда обращался к нему чуть ли не ра¬ болепно, называя «господин рейхсфюрер» и посто¬ янно восклицая: «Так точно, господин рейхсфюрер... Если господин рейхсфюрер так считает, я немедлен¬ но приму необходимые меры и тут же доложу гос¬ подину рейхсфюреру... Слушаюсь». 1 Гитлер Адольф — настоящая фамилия Шикльгрубер (1889— 1945) — фюрер и канцлер Третьего рейха. По происхождению австриец, родился в крестьянской семье. В школе был заурядным учеником. Не окончив ее, презирал образованных людей. В юности зарабатывал на жизнь как подмастерье и неудачливый художник. В 1-ю мировую войну — сани¬ тар, затем — связной, ефрейтор. В 1919 г. вступил в немецкую рабочую партию, которую, выдвинувшись в руководство, переименовал в 1920 г. в НСДАП. В 1923 г. предпринял попытку государственного переворота — «пивной путч». В тюрьме написал свою книгу «Майн кампф». В 1933 г. провозглашен канцлером, а в 1934 г. объединил посты канцлера и прези¬ дента и объявил себя фюрером, сделавшись практически диктатором Про¬ водил агрессивную политику (выход из Лиги Наций в 1933 г., создание вер¬ махта в 1935 г., захват Рейнской демилитаризованной области в 1936 г., присоединение Австрии и захват Чехословакии в 1938 г., нападение на Польшу в 1939 г., оккупация Европы в 1940 г. и «крестовый поход» против СССР в 1941 г.), в результате чего немецкий народ был ввергнут в неисчис¬ лимые бедствия и катастрофу. Во внутренней политике — террор и превра¬ щение страны в сплошной тюремный лагерь. Окончил жизнь самоубийст¬ вом при штурме Берлина советскими войсками 30 апреля 1945 года. 19
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Будучи откровенным с Линой, Гейдрих не раз за¬ являл ей: «Гиммлер всегда лавирует и жонглирует, не беря на себя никакой ответственности». Свои доклады шефу Гейдрих строил мастерски, давая сначала краткую характеристику личности или рассматриваемому вопросу, затем приводил ар¬ гументы по восходящей их значимости, после чего делал вывод или вносил предложение, от которого тому было трудно отвертеться. Свою деятельность в секретной службе гиммле- ровского аппарата, шефом которой он был назначен через месяц, Гейдрих начал с разработки плана соз¬ дания не только секретной службы, но и секретной полиции. С его предложением Гиммлер сразу же со¬ гласился. Секретная служба должна была «навести порядок в рядах партии, куда просочились шпики и саботажники из враждебных национал-социализму партий и организаций». Секретная же полиция с приходом нацистов к власти должна была превра¬ титься в политическую полицию и, благодаря плот¬ ной системе контроля за жизнью страны, обеспе¬ чить тотальное господство НСДАП1. Несмотря на его назначение, имя Гейдриха на первых порах даже в партийных кругах было мало кому известно, хотя в инструкции, разработанной 1 НСДАП (Национал-социалистская немецкая рабочая партия) — правящая партия Третьего рейха Была создана в 1920 г. на основе Немец¬ кой рабочей партии. В ее программе из 25 пунктов, подготовленной Гит¬ лером, были: аннулирование Версальского мирного договора возвраще¬ ние «потерянных земель», объединение всех нелщев, противодействие ев¬ рейской финансовой верхушке, отказ от выплаты репараций, создание «национальной армии». В 1921 г. партия насчитывала 3 тысячи членов, в 1923 г. — 55 тысяч и в январе 1933 г. — 850 тысяч. Партию поддерживали 20
ИМПЕРИЯЩрейх заместителем фюрера, служба безопасности СС рас¬ сматривалась в качестве единственной разведыва¬ тельной службы партии (все остальные информаци¬ онные подразделения партии и СА должны были прекратить свое существование). Но и это входило в план Гейдриха: оставаться до поры до времени в тени, изображая из себя рядово¬ го, преданного партии члена и верного подчиненно¬ го своего шефа Гиммлера, Если до тех пор полиция вступала в дело лишь при возникновении реальной опасности и ограни¬ чивалась задержанием государственных преступни¬ ков, как говорится, по свежим следам, то по плану Гейдриха политическая полиция (полиция безопас¬ ности) должна была нащупывать врагов государства еще до того, как они сами осознавали свою оппози¬ ционность, не говоря уже о проявлениях реального сопротивления. Деятельность полиции, таким образом, станови¬ лась ничем не ограниченной и распространялась на все сферы жизни нации. Тем самым из оборони¬ тельного органа государства она превращалась в на¬ ступательный. Для этого СД следовало занять все ключевые по¬ зиции в ней, сама же она должна была выйти из крупные предприниматели и банкиры, видя в нацистском движении за¬ слон против коммунистов. Ее депутаты были и в рейхстаге: в 1924 г. — 40, в 1932 г. — 230. Осенью 1938 г. в НСДАП (в ее аппарате) действовали 41 гауляйтер, 808 крайсляйтеров, 28 376 ортсгруппенляйтеров, 89 378 цел- ленляйтеров и 463 048 блокляйтеров. Основным был «принцип фюрерст- ва» (после 1921 г. заседания руководства не проводились). Печатный ор¬ ган — газета «Фёлькишер беобахтер». 21
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ подчинения министерству внутренних дел. На за¬ ключительном этапе полиция и СС должны были стать единым охранным органом государства. Более того, Гейдрих вынашивал план превращения поли¬ ции, СС и государственной бюрократии в единое целое. Основу полицейского государства должны были составить концентрационные лагеря — молчали¬ вая и постоянная угроза для любого немца. Концла¬ геря с колючей проволокой, по которой пропущен электрический ток, и вышками с часовыми прида¬ вали государственной системе гнетущую реаль¬ ность, парализуя оппозиционный дух. Главной зада¬ чей концлагерей являлась изоляция действительных и мнимых противников нацистского государства. Основными же формами применяемого террора должны были стать: обособление, клевета, унижение человеческого достоинства, слом и уничтожение людей. Лагеря не рассматривались даже как места для политического перевоспитания. С самого нача¬ ла они задумывались как инструмент террора и со¬ хранения режима. Планы эти со временем были осуществлены... Кульминацией деятельности Гейдриха явилось создание в сентябре 1939 года Главного управления имперской безопасности (РСХА), во главе которого он сам же и встал. Это был своеобразный компро¬ мисс, так как партийное руководство не намерева¬ лось допустить образования новой государственной сверхструктуры и вмешательства в партийные дела какого-либо государственного органа, пусть даже возглавляемого верными национал-социалиста¬ 22
ИМПЕРИЯJJJpE(fX ми. Поэтому часть его шести управлений были государственными, другие же — партийными уч¬ реждениями. Первое управление (административно-право¬ вое) — государственное учреждение. Руководи¬ тель — Вернер Бест1. Второе управление (мировоззренческие исследо¬ вания) — партийное учреждение. Руководитель — Франц Сикс2. Третье управление (немецкое жизненное про¬ странство) — партийное учреждение. Руководи¬ тель — Отто Олендорф3. Четвертое управление (контрразведка — геста¬ по) — государственное учреждение. Руководи¬ тель — Генрих Мюллер4. 1 Бест Вернер (1903—1989) — официальный юрист НСДАП. Ро- дился в семье почтового служащего. По образованию юрист. В 1933 г. — бургомистр земли Гессен. С 1935 г. — в СД ис 1936 г. — в полиции безо¬ пасности. В 1942—1945 гг. — рейхскомиссар в Дании. Отбывал там тю¬ ремное наказание в течение 5 лет, но по возвращении в Германию был осужден на пожизненный срок. В 1972 г. освобожден по здоровью. 2 Сикс Франц Альфред (1907—1975) — бригаденфюрер СС, док¬ тор философии. По образованию юрист. В НСДАП с 1930 г. и в СС — с 1935 г. С 1937 г. — в СД В 1941—1942 гг. — возглавлял оперативную группу в России. В 1942 г. переведен в МИД начальником культурно-по¬ литического отдела. Американцами приговорен к 20 годам тюремного за¬ ключения. Освобожден в 1952 г. 3 Олендорф Отто (1907—1951) — группенфюрер СС. В НСДАП и СА с 1925 г. С 1936 г. — в СД Курировал работу «почетных агентов» и осуществлял контроль за внутрипартийной жизнью Германии. В 1941— 1942 гг. возглавлял оперативную группу на Украине. Затем работал в ми¬ нистерстве экономики. Американцами приговорен к смертной казни и повешен. 4 Мюллер Генрих (1900—?) — шеф гестапо. Сын управляющего. В 1-ю мировую войну — летчик, фельдфебель. Образование — среднее. С 1919 г. служил в полиции. В 1934 г. вступил в СС и зачислен в СД Участвовал в «но- 23
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Пятое управление (борьба с преступностью) — государственное учреждение. Руководитель — Ар¬ тур Нёбе1. Шестое управление (внешняя разведка) — пар¬ тийное учреждение. Руководитель — Хайнц Иост2. Планировавшееся Гейдрихом огосударствление нового аппарата так и не произошло, да и СД оста¬ лась зависимой от воли партийного руководства. Тем не менее основные задачи, которые на тот период времени ставил перед собой Гейдрих, были выполнены. КОРРЕКТИРОВКА РОДОСЛОВНОЙ В июне 1932 года произошло событие, букваль¬ но всколыхнувшее правление НСДАП в Мюнхене. Рейхсляйтер по организационным вопросам партии чи длинных ножей» и в «гляйвицкой провокации». На его совести боль¬ шинство преступлений гестапо. Являлся председателем комиссии по рас¬ следованию дел участников заговора против Гитлера (арестовано около 7 тысяч человек). Был небольшого роста, приземистый, с почти квадратной головой, малоинтеллигентен. В начале мая 1945 г. исчез из бункера фюрера. 1 Нёбе Артур (1894—1945) — начальник криминальной полиции рейха. Участник 1-й мировой войны — оберлейтенант. С 1920 г. на служ¬ бе в полиции, крупнейший криминалист. Замешан во всех карательных операциях нацизма до 1944 г. Примкнул к заговору против Гитлера, после провала которого скрывался. Был все же арестован гестапо и повешен. 2 Йост Хайнц Мария Карл (1904—1951) — один из руководителей разведки. Вел разведку против республиканской Испании, возглавлял опе¬ ративные группы в Чехословакии и Польше, а затем и России. В 1942 г. за финансовые нарушения разжалован и направлен на фронт. Американца¬ ми приговорен к пожизненному тюремному заключению. Освобожден в 1951 г. 24
ИМПЕРИЯJJJpEfjX Грегор Штрассер1 получил от гауляйтера провинции Галле-Мерзебург письмо, в котором тот сообщал по¬ трясающие вещи: в ближайшее окружение Адольфа Гитлера проник агент мирового еврейства. «Как мне стало известно, — писал гауляйтер, — в правлении партии находится некий Райнхард Гейд- рих, отец которого, Бруно Гейдрих, проживает в го¬ роде Галле. Имеются все основания полагать, что этот человек — еврей... Было бы целесообразно пору¬ чить управлению партийных кадров провести по данному факту расследование». К письму прилагалась копия статьи из «Музы¬ кальной энциклопедии», изданной Хуго Риманом, в которой черным по белому было написано: «Гейдрих Бруно (настоящая фамилия — Зюсс) родился 23 февраля 1865 года в городе Лойбен (Сак¬ сония)...» Штрассер приказал доставить ему личное дело подозреваемого, из которого следовало, что Райнхард Гейдрих, штурмбаннфюрер СС, действительно ра¬ ботает с октября 1931 года в руководстве СС и воз¬ главляет «службу безопасности рейхсфюрера СС». Тогда Штрассер вызвал к себе генеалога партии Ио¬ ахима Герке и поручил ему заняться родословной 1 Штрассер Грегор (1892—1934) — один из самых влиятельных ру- ководителей НСДАП. Обер-лейтенант в 1-ю мировую войну. В партию вступил в 1921 г. Пока Гитлер находился в тюрьме, стал лидером запре¬ щенной к тому времени НСДАП, проявив себя хорошим организатором, что позволило сохранить партию, превратив ее даже из баварской в обще¬ германскую. С 1926 г. являлся руководителем пропаганды, а с 1928 г. — председателем организационной комиссии НСДАП. В 1932 г., обвинив Гитлера в том, что тот вел партию к гибели, ушел в отставку с партийных постов и уехал в Италию. Убит в «ночь длинных ножей» в 1934 г. 25
РАЙН ХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ подозреваемого. Через две недели тот представил ему свое заключение, в котором говорилось: «Из полученных нами выписок вытекает, что обер-лейтенант флота в отставке Гейдрих является немцем по происхождению. Примесей цветной или еврейской крови не обнаружено... Полученные дан¬ ные документально подтверждены, подлинность их проверена». Далее Герке сообщал, что к ошибочному ут¬ верждению, опубликованному в «Музыкальной эн¬ циклопедии», привел второй брак матери Гейдри- ха — Эрнестины Вильгельмины Гейдрих, урож¬ денной Линднер, с подручным слесаря Густавом Робертом Зюссом, не являющимся лицом еврей¬ ского происхождения, которая стала называть себя Зюсс-Гейдрих. В последующих изданиях энциклопедии добав¬ ление «...настоящая фамилия — Зюсс» стало опус¬ каться по требованию семьи Гейдрихов. Примерно через год некий пекарь из Галле, ро¬ дины Гейдриха, заявил, что бабушка того — Сара, которую он знал лично и которая похоронена в Лейпциге, — была еврейкой-полукровкой и что отец Гейдриха тоже был наполовину евреем. Гейдрих подал на пекаря в суд и выиграл про¬ цесс, который в соответствии с указаниями, данны¬ ми прессе, не вызвал никаких откликов в обществе. «Клеветник» не смог представить в суд докумен¬ тальных подтверждений своих утверждений. (Когда из Галле были затребованы свидетельство о браке родителей и метрика о рождении Гейдриха, то по 26
ИМПЕРИЯJJJpEfjX непонятным причинам соответствующие записи там обнаружены не были.) Как потом было выяснено, все обстояло очень просто. Гейдрих приказал одному унтер-офицеру, которого знал еще по Гамбургу, проникнуть в отдел записи актов гражданского состояния и выкрасть все документы, касавшиеся его родителей, а затем проделать то же самое и с его записью в церковной книге, которые затем уничтожить. В 1935 и 1937 годах Гейдриху снова пришлось выступать против лиц, утверждавших его неарий¬ ское происхождение. Но оба раза дальше суда дело опять не доходило. В первом случае обвинитель от¬ казался в письменной форме от своего заявления, а во втором — исчез, пропав в концентрационном ла¬ гере. Но Гейдрих забыл о памятнике на могиле ба¬ бушки в Лейпциге с надписью «Сара Гейдрих». Ко¬ гда же вспомнил, то послал на лейпцигское кладби¬ ще того же громилу, который вывез камень на гру¬ зовике и выбросил его в ближайшую реку. «Узнав об осквернении могилы», Гейдрих заменил его другим камнем с лаконичной надписью: «С. Гейд¬ рих». Удалось ли Гейдриху устранить все, что могло его скомпрометировать? По некоторым сведениям — нет. Так, в частности, в Майссене под Дрезденом, где его бабушка и отец жили долгое время, осталось достаточно доказательств еврейского происхожде¬ ния шефа немецкой полиции безопасности. Ходили слухи, что некоторые сведения попали в руки его ос¬ 27
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ новного соперника, адмирала Канариса1 — шефа аб¬ вера2 3, которые позволяли тому избегать нападок со стороны Гейдриха и его ведомства. После краха гитлеровского режима современни¬ ки и историки продолжали смаковать генеалогиче¬ скую загадку шефа СД, утверждая, что «эсэсовец но¬ мер два был евреем». Так, бывший личный врач Гиммлера, доктор Керстен', писал, что вскоре после прихода к власти 1 Канарис Фридрих (1887—1945) — адмирал, шеф абвера Родился в Аплербеке близ Дортмунда в семье директора сталелитейного завода. Дале¬ кие его предки были итальянцами. В 1-ю мировую войну командовал под¬ водной лодкой. В 1918 г. был адъютантом военного министра Носке. Участ¬ вовал в «капповском путче» в 1920 г. Затем служба в рейхсвере — командир крейсера. В 1935 г. возглавил абвер, превратив его в скором времени в мощ¬ ную организацию. В 1944 г. уволен в отставку. Номинальный участник заго¬ вора против Гитлера Был арестован гестапо и в апреле 1945 года повешен в концлагере при подходе союзных войск, так как слишком много знал. 2 Абвер — орган военной разведки и контрразведки нацистской Германии. Образован в 1919 г. правительством буржуазной Веймарской республики. С января 1935 г. по февраль 1944 г. возглавлялся адмиралом Канарисом В 1938 г. был реорганизован в управление разведки и контр¬ разведки верховного главнокомандования вермахта. Центральный его аппа¬ рат состоял из 5 отделов: I — разведка за границей военно-экономическо¬ го потенциала вероятного противника. II — организация диверсионной деятельности за границей и в тылу войск противника. III — военная контрразведка и политический сыск в вооруженных силах и военной про¬ мышленности собственной страны. IV — сбор открытой разведыватель¬ ной информации (иностранная пресса, радиопередачи, литература) и ру¬ ководство военным атташатом. V — административные вопросы, архив, картотека агентуры. В феврале 1944 г. абвер был расформирован, а его подразделения вошли в состав Главного управления имперской безопас¬ ности. 3 Керстен Феликс (1898—?) — личный врач Гиммлера. Родился в Дерпте (Эстония). В 1919 г. служил в финской армии. В 1922 г. приехал в Берлин, где занялся врачебной практикой (мануальная терапия). В 1939 г. стал лечащим врачом не только рейхсфюрера СС, но и Риббентропа и Лея. Имел большой авторитет. Нажив крупное состояние, выехал в 1943 г. на жительство в Швецию. Дальнейшая судьба неизвестна 28
империяШрбйх Гитлер, узнав о происхождении Гейдриха, высказал¬ ся вроде бы в его пользу. Сам Гиммлер в кругу доверенных лиц говорил: «Гейдрих — человек с внутренней раздвоенно¬ стью, характерной для людей смешанной крови». Швейцарский историк Буркхарт в своих иссле¬ дованиях утверждал, что Гейдрих, забираясь вверх по крутой лестнице национал-социалистской ие¬ рархии, превращался в «молодого зловещего бога смерти Третьего рейха». Он же рассказывал услы¬ шанную им якобы от кого-то из эсэсовцев историю, будто бы шеф СД, сильно перебрав, вошел, шатаясь, в собственную ванну и увидел в зеркале свое отобра¬ жение. Выхватив пистолет, он дважды выстрелил с криком: «Наконец-то ты мне попался, каналья!» Буркхарт прокомментировал эту историю сло¬ вами: «А ведь он стрелял во второго человека, взглянув¬ шего на него из зеркала с другой половины лица, но избавиться от него не смог». Он же отмечал, что лицо Гейдриха представлялось ему состоявшим из двух половинок: «Казалось, на те¬ бя смотрят одновременно два различных человека». Бывший обвинитель на Нюрнбергском судеб¬ ном процессе Роберт Кемппер заявлял, что заключе¬ ние, подготовленное Герке, ровным счетом ничего не доказывает, так как «было составлено в унисон с принятым Гитлером и Гиммлером решением при¬ крыть Гейдриха». Английский историк Чарлз Уайтон считал, что Герке в своем расследовании умышленно проигно¬ рировал бабушку Гейдриха по материнской линии, 29
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ так как она «была или чистой еврейкой, или, в край¬ нем случае, имела еврейскую кровь». Шломо Аронсон, израильский историк, выска¬ зывал лшение, что вопрос о материнской линии в расследовании генеалога Герке вообще не затраги¬ вался, так как с нацистской точки зрения не вызы¬ вал сомнений. «Проверке подвергалась только от¬ цовская линия предков Гейдриха, «расовая чистота» которой и была в итоге доказана..» Упорство, с которым вышеупомянутые, да и це¬ лый ряд других историков придерживались «еврей¬ ского следа» в родословной Гейдриха, отражал, ско¬ рее всего, невысказанную вслух потребность оты¬ скать за маской нордического сверхчеловека некую внутреннюю сущность — стремление заглушить собственные еврейские корни путем уничтожения десятков тысяч евреев не только в Германии, но и во всей Европе. О характере и методах работы Гейдриха можно судить по его приводимым ниже деяниям «НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ» В начале 1934 года в пивных, где обычно собира¬ лись штурмовики, росло недовольство Гитлером. Широкое распространение получил лозунг: «Адольф предает нас!» В течение долгих лет штурмовиков готовили к взятию власти. Когда же она была взята мирно, кон¬ ституционным путем, руководство партии не знало, что теперь делать с СА. Перед штурмовиками была поставлена задача «воспитания» молодежи — и только. 30
ИМПЕРИЯЩрЕйХ Начальник штаба СА Эрнст Рём1 усматривал в своей организации ядро будущих вооруженных сил, заявляя: «Я — Шарнхорст2 новой армии». Офицеры рейхсвера3 его, однако, не признавали, а президент Гинденбург4 не подавал руки, считая бузотером. В распоряжении Рёма находились силы в соста¬ ве 5 армий и 18 корпусов, в основу которых была положена структура кайзеровской армии с ее уста¬ вами. Однако Рём уже понял, что прусская военная школа более не соответствует требованиям времени и условиям ведения современной войны. Поэтому считал, что армия должна быть народной и строить¬ ся по милицейскому принципу. 1 Рём Эрнст (1887—1934) — руководитель штурмовых отрядов. Ро- дился в семье служащего в Мюнхене. В 1-ю мировую войну — капитан. Вступив в «фрайкор», участвовал в свержении Баварской советской рес¬ публики. Затем сблизился с нацистами и поддержал «пивной путч». До 1930 г. был военным инструктором в Боливии. По возвращении возглавил С А, в рядах которой к концу 1933 г. насчитывалось около 2 млн. человек. В 1933 г. — министр без портфеля. Вынашивал план создания новых воо¬ руженных сил на базе С А. Убит в «ночь длинных ножей». 2 Шарнхорст Герхард (1755—1813) — прусский генерал. Возглав¬ лял военное ведомство и генштаб, провел реорганизацию прусской армии (отдельные его положения были использованы Гитлером). В 1813 г. являл¬ ся начальником штаба прусской армии в войне против Наполеона. 3 Рейхсвер — вооруженные силы Германии (1919—1935) на основе Версальского договора. Личный состав вербовался по найму со сроками службы для офицеров 25, а для рядовых и унтер-офицеров — 12 лет. Об¬ щая численность — 100 тыс человек. В сухопутных войсках имел 7 пехот¬ ных и 3 кавалерийские дивизии. В ВМФ — 6 линкоров, 7 крейсеров и 24 миноносца. ВВС не имел. В 1935 г. на его базе был развернут вермахт и введена всеобщая воинская повинность. 4 Гинденбург Пауль фон (1847—1934) — генерал-фельдмаршал, военный и государственный деятель Германии. Участвовал в австро-прус¬ ской, франко-прусской и 1-й мировой войнах. С 1925 г. — президент Вей¬ марской республики. В 1933 г. поручил Гитлеру сформировать новое пра¬ вительство. 31
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Командование же рейхсвера видело в СА идеаль¬ ное пополнение вооруженных сил после введения всеобщей воинской обязанности, не собираясь вы¬ пускать из своих рук бразды правления. Поскольку Франция на Женевской конферен¬ ции по разорркению настаивала на создании в Гер¬ мании милицейских вооруженных сил, Рём начал вести переговоры с французским военным атташе. Гитлер, понимая, что без военных специалистов не сможет осуществить свою экспансионистскую программу, попытался пойти на компромисс. По его настоянию военный министр и Рём заключили соглашение, по которому рейхсвер объявлялся воо¬ руженным защитником Третьего рейха, а СА полу¬ чала право ведения допризывной и резервистской подготовки. Однако буквально на следующий день Рём зая¬ вил: «То, о чем объявил этот ефрейтор, нас не касает¬ ся. Я не собираюсь придерживаться соглашения. Гитлер вероломен и должен отправиться, по край¬ ней мере, в отпуск. Если он не с нами, то мы сделаем свое дело и без Гитлера». Вместе с тем, Рём восстановил против себя Ге¬ ринга1, который втайне сам намеревался стать буду- 1 Геринг Герман (1893—1946) — нацист номер два. Отец его был другом Бисмарка и генерал-губернатором Юго-Западной Африки. В 1-ю мировую войну — капитан, командир авиаэскадрильи. В НСДАП с 1922 г. Участвовал в «пивном путче». Раненным бежал в Австрию, откуда возвра¬ тился после амнистии. С 1928 г. — депутат рейхстага и с 1933 г. его пред¬ седатель. С того же года — министр внутренних дел Пруссии и рейхсми¬ нистр авиации. Создатель гестапо. Активный участник «ночи длинных но¬ жей» и устранения Бломберга, С 1935 г. — главком ВВС и с 1940 г. — рейхсмаршал Был самым почетным сановником рейха. Отравился в тюрьме, избежав повешения по решению Нюрнбергского международ¬ ного трибунала. 32
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ щим главнокомандующим вермахта1, угрожая его всемогуществу в Пруссии путем создания сети со¬ ветников СА на территории страны. Бывший до того на стороне Рёма Гиммлер также перешел на другую сторону баррикад, так как, вой¬ дя в союз с Герингом, хотел заполучить его прусское гестапо2. Рём перессорился почти со всеми властными группировками режима. В случае его ликвидации вместе с окружением рейхсвер и Геринг избавились бы от нежелательного конкурента, партийные аппа¬ ратчики — от возмутителя спокойствия, а СС — от того, что еще связывало ее с СА. Вот тут-то к делу подключился Гейдрих. Чтобы преодолеть нерешительность Гитлера (Рём был его старым другом), он стал собирать и готовить мате¬ риалы, которые должны были доказать антигосудар¬ ственную суть планов Рёма. 1 Вермахт — вооруженные силы нацистской Германии (1935— 1945 гг.). Базой для их создания и развертывания послужил рейхсвер по¬ сле принятия закона о всеобщей воинской повинности. В нем были сухо¬ путные войска, ВМФ и ВВС, а с 1940 г. и войска СС. Верховным главноко¬ мандующим являлся Гитлер. Накануне 2-й мировой войны численность его составляла около 3 миллионов, а максимальная в 1943 г. — 11 миллио¬ нов человек. (Вермахт быстро встал на ноги, разгромив Польшу и Фран¬ цию и оккупировав значительную часть Европы. Потерпел поражение лишь после нападения на Советский Союз). 2 Гестапо (по начальным буквам слов «гехайме штаатсполицай») — тайная государственная полиция нацистской Германии. Первое ее под¬ разделение было создано в 1933 г. в Пруссии, а уж потом и в других зем¬ лях страны. Она предназначалась для физического устранения политиче¬ ских противников нацистов. Имела свою агентуру на всех предприятиях, в учреждениях, организациях и даже в жилых кварталах. В концлагерях и застенках были убиты и зверски замучены сотни тысяч антифашистов. Во время войны ее органы творили жестокую расправу над мирным населе¬ нием оккупированных территорий. Международным Нюрнбергским трибуналом признана преступной организацией. 2-9183 Райнхард зз
РЛЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Соответствующие сведения Гейдрих получил от обергруппенфюрера СА, шефа управления военной подготовки штурмовиков Вильгельма Крюгера, всту¬ пившего к тому времени (апрель 1934 года) в СС. Некоторые данные ему представили бывший гене¬ рал Фридрих Граф, почетный фюрер СА, а также ко¬ мандир 7-й дивизии рейхсвера генерал-лейтенант Вильгельм Адам. Но этих материалов было явно не¬ достаточно, поскольку в них лишь говорилось о скла¬ дах оружия СА в Берлине, Мюнхене и Силезии да приводились недовольные высказывания отдельных лидеров штурмовиков. О подготовке к государствен¬ ному перевороту речь там не шла. Продолжая работу по подготовке компромети¬ рующих С А материалов, Гейдрих начал формирова¬ ние карательных команд в стране, получив от гене¬ рала Райхенау1, главного политического стратега рейхсвера, в свое распоряжение казармы, оружие и транспорт для проведения намечавшейся акции. Гейдрих проводил мобилизацию своих сил с се¬ вера на юг и с запада на восток, считая, что основны¬ ми центрами возможных столкновений могли стать 1 Райхенау Вальтер фон (1884—1942) — нацистский генерал- фельдмаршал.. Родился в семье генерала в Карлсруэ. Окончил военную ака¬ демию. В 1-ю мировую войну — офицер генерального штаба. Затем служил в рейхсвере. В 1932 г. познакомился с Гитлером и стал активным сторонни¬ ком нацизма Один из создателей вермахта. Принимал участие в «ночи длинных ножей», вооружив принимавшие в этой акции подразделения СС. Составил текст военной присяги Гитлеру после смерти президента Гинден- бурга. Был сторонником железной дисциплины и жестоких мер по ее под¬ держанию в армии. В Польскую кампанию был командующим армией. Участвовал во Французской кампании и в боевых действиях на Восточном фронте. Одобрял массовое уничтожение евреев. В ноябре 1941 г. стал ко¬ мандующим группой армий «Центр». Перенеся инфаркт в январе 1942 г., был направлен на лечение в Германию, но самолет потерпел катастрофу. 34
ИМПЕРИЯJJJРЕЙХ Бавария, Берлин, Силезия и Саксония. Кольцо во¬ круг ничего не подозревавших штурмовиков стяги¬ валось все туже. Следующей фазой подготовки было составление списков лиц — кандидатов в покойники. При этом у него появилась идея об одновременной ликвидации вообще всех противников режима и собственных врагов. Списки эти впоследствии получили все ис¬ полнители операции, даже сам Геринг. Для подкрепления своих «доказательств» опас¬ ности для Германии, которую представляло собой руководство СА, Гейдрих не погнушался фабрика¬ цией документов, в числе которых были якобы подготовленные штурмовиками списки подлежав¬ ших ликвидации лиц, в которые были включены практически все старшие офицеры рейхсвера, а так¬ же списки офицерского состава; намечаемого к ис¬ ключению из рядов армии. «Добыл» он и документ, подтверждавший наличие связей руководства СА с иностранными организациями и личностями. Другим трюком Гейдриха явилась рассылка сфаб¬ рикованных приказов Рёма (в редких случаях, когда они подвергались сомнению, изыскивались всевоз¬ можные «подтверждения», которые, как говорится, притягивались за уши). Фальсифицированные документы направлялись не только в рейхсвер, но и самому Гитлеру. В неко¬ торых из них шла речь о намерении Рёма «потес¬ нить фюрера на второстепенные позиции». Вместе с тем обстановка в стране стала нагне¬ таться, и общественность подготавливалась к пред¬ стоявшей кровавой бане. 35
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ 25 июня Рудольф Гесс1 выступил с речью, транс¬ лировавшейся по всем немецким радиостанциям: «Горе тем, кто нарушит верность, считая, что окажет услугу революции поднятием мятежа!» Геринг в своей очередной речи провозгласил: «Кто нарушит доверие Гитлера — совершит го¬ сударственное преступление. Кто попытается его разрушить, разрушит Германию. Кто же совершит такое прегрешение, поплатится своей головой!» Одновременно Райхенау распорядился исклю¬ чить капитана в отставке Эрнста Рёма из членов «Союза немецких офицеров» за недостойное пове¬ дение. В связи с предстоявшей 28 июня поездкой Гит¬ лера в Эссен объединившиеся Геринг, Гиммлер и Гейдрих разработали сценарий действий, распреде¬ лив заранее все роли. Не успел Гитлер сесть за свадебный стол вест¬ фальского гауляйтера2 Иосифа Тербовена 28 июня, 1 Гесс Рудольф (1894—1987) — нацист номер три. В 1-ю мировую войну — командир пехотного взвода. За участие в «пивном путче» сидел в заключении вместе с Гитлером С 1925 г. — его личный секретарь. С 1933 г. — заместитель Гитлера по партии. Осуществлял контроль за деятельностью государственных органов. В 1941 г. перелетел в Англию, предложив за¬ ключить мир и принять участие в походе против СССР, но был интерни¬ рован. Нюрнбергским военным трибуналом в 1946 г. приговорен к по¬ жизненному тюремному заключению, хотя и имитировал душевноболь¬ ного человека. Скончался в берлинской тюрьме Шпандау. 2 Гауляитер — руководитель административно-территориальной единицы — региона в нацистской Германии. (Должность эта была подоб¬ на губернаторской.) Всего гауляйтеров было 42, и назначались они и под¬ чинялись непосредственно фюреру. В оккупированных же странах были введены: генерал-губернатор (Польша), протектор (Богемия и Моравия), генеральный комиссар (Белоруссия) и рейхскомиссар (Дания, Норвегия, Прибалтика, Украина). 36
ИМПЕРИЯщРЕйх как ему из Берлина позвонил Гиммлер, сообщивший с тревогой в голосе о махинациях штурмовиков. Сле¬ дующим финтом явился прилет Пауля Кёрнера, пра¬ вой руки Геринга, который привез новые сообщения от Гиммлера, из которых следовало, что С А готови¬ лась начать восстание по всей стране. В следующем срочном донесении Гиммлера го¬ ворилось, что берлинские штурмовики заканчивают приготовления к путчу, который назначен на пять часов дня 30 июня. Баварский гауляйтер Адольф Вагнер лично пере¬ дал Гитлеру: «В Мюнхене штурмовики вышли на улицы и де¬ боширят, выкрикивая лозунги против фюрера и рейхсвера». Как потом оказалось, штурмовики там были вы¬ званы к пунктам сбора написанными от руки за¬ писками неустановленных авторов, извещавшими: «Рейхсвер против нас». Тогда Гитлер решил пригласить руководство штурмовиков в Бад-Висзее, где в то время отдыхал Рём, и там всех арестовать, назначив встречу на одиннадцать часов утра 30 июня. Предлогом для «серьезного разговора» послужило якобы грубое об¬ ращение штурмовиков Рейнской области с ино¬ странным дипломатом. Позвонив Рёму, он наказал ему собрать в своих апартаментах всех обергруп- пенфюреров, группенфюреров и инспекторов СА. Прилетев ночью в Мюнхен, Гитлер еще до рассвета направился с эскортом на двух автомашинах в Бад- Висзее и лично арестовал руководство штурмовиков, разместившееся там в пансионате «Ханзельбауэр». 37
РАЙНХАРДГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Арестованные были доставлены затем в мюнхен¬ скую тюрьму «Штадельхайм», где их расстрелом за¬ нялся Дитрих1, прибывший с двумя ротами своего лейбштандарта. Геринго-гиммлеровско-геидриховская варфоло¬ меевская ночь прокатилась по всей стране. В Берли¬ не был поднят по тревоге лейбштандарт, из личного состава которого были срочно сформированы мо¬ бильные команды. Командиры команд прибывали к Гейдриху, который раздавал им списки лиц, подле¬ жавших ликвидации, заявляя: «Путч Рёма... чрезвычайное положение... приказ фюрера... действовать немедленно». Командиру роты лейбштандарта, хауптштурмфю- реру Курту Гильдишу он лично приказал расстрелять директора министерства путей сообщения Клау- зенера. Когда тот доложил ему о выполнении при¬ казания, Гейдрих распорядился инсценировать са¬ моубийство, а затем поставил перед ним новые за¬ дачи. Подобно Гильдишу орудовали сотни эсэсовских роботов, которые не размышляли, не задавали ника¬ 1 Дитрих Иосиф (Зепп) — 1892—1966 — оберстгруппенфюрер СС и генерал-полковник войск СС. Сын мясника. Участник 1-й мировой войны. С 1919 г. служил в полиции, из которой уволен за участие в «пив¬ ном путче». В 1924—1929 гг. работал продавцом, официантом. В 1924 г. вступил в НСДАП и затем в СС, став начальником охраны Гитлера. В 1933 г. сформировал подразделение СС для охраны имперской канцелярии, на базе которого был создан лейбштандарт «Адольф Гитлер», развернутый впоследствии в дивизию. Лично руководил казнями в «ночь длинных но¬ жей». Участвовал в оккупации Судетской области и Чехословакии, ан¬ шлюсе Австрии, Польской и Французской кампаниях. На Восточном фронте — командир дивизии и корпуса. В 1944 г. — командующий арми¬ ей в Арденнах. Американцами приговорен к 25 годам тюремного заклю¬ чения, но в 1946 г. освобожден. В 1956—1957 гг. отсидел 18 месяцев. 38
ИМПЕРИЯJJJрЕЙх ких вопросов, а лишь повиновались, нажимая на спусковые крючки своих пистолетов и винтовок... Кабинет министров поспешил придать государ¬ ственному преступлению видимость высочайшей справедливости, издав 3 июля указ, состоявший все¬ го из одного предложения: «Меры, принятые 30 июня, 1 и 2 июля 1934 года для ликвидации попытки государственного перево¬ рота, связанного с изменой, считать вынужденными и справедливыми». А Гитлер провозгласил: «В те часы... я был верховным судьей немецкого народа». День 30 июня 1934 года оставил глубокий след в истории Третьего рейха. Развязанный террор уско¬ рил становление единоличной власти Гитлера, осно¬ вал ось Геринг — Гиммлер, определявшую положе¬ ние в партийной иерархии вплоть до начала Второй мировой войны, доказал, что СС готова безоговороч¬ но выполнять любые приказы фюрера, но вместе с тем и определил глубокий раскол во властной струк¬ туре власти. СА стала ненавидеть СС. Примирение между этими двумя армиями национал-социализма уже более не наступило. Между ними шла постоян¬ ная бесшумная, невидимая война. Гейдрих же подмял под себя гестапо. ГЕСТАПО И СД Основы гестапо были заложены еще Герингом, ставшим премьер-министром Пруссии сразу после прихода нацистов к власти. Выделив специальные 39
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ политические отделы уголовной полиции и подраз¬ деления, занимавшиеся вопросами государственной измены и контршпионажа, он создал в апреле 1933 года новое управление — государственную тайную полицию. В ней были образованы 4 отдела: 1-й от¬ дел — организационные и управленческие вопросы; 2-й отдел — право; 3-й отдел — собственно полити¬ ческая полиция и 4-й отдел — шпионаж и контр¬ шпионаж. Политическая полиция стала подчиняться непо¬ средственно премьеру, в результате чего министерст¬ во внутренних дел рке не могло на нее влиять. С 1 апреля 1934 года полицейские управления всей страны лишились права иметь в своем составе поли¬ тические отделы. Согласно распоряжению, подписанному прези¬ дентом 28 февраля 1933 года «О защите народа и го¬ сударства», гестапо получило огромную власть: ему предоставлялось право производить обыски и аре¬ сты без соответствующего правового обоснования, конфисковывать имущество, прослушивать телефон¬ ные разговоры и вскрывать почтовые отправления. Получив гестапо под свое начало, Гейдрих начал разыскивать «врагов государства». Совершенно неожиданно для многих он пере¬ стал пребывать в анонимности и открыто предстал перед общественностью. В одном из своих выступле¬ ний в начале 1935 года перед членами партии он заявил: «...В результате разгрома вражеских организаций противник еще не уничтожен. Враги режима лишь перестроились, и теперь необходимо вести их поиск 40
ИМПЕРИЯJJJp£fjX на новом этапе... Основными нашими противника¬ ми являются все те же силы: мировое еврейство, ма¬ сонство и значительная часть чиновников от рели¬ гии. Но еще большую опасность представляет скры¬ тый враг, проводящий свою работу нелегально. Его целью является разрушение единства в руководстве государством и партией. Размах этой сети неимо¬ верно велик...» И он приступил к созданию аппарата террора и насилия. В гестапо были образованы три управления. Пер¬ вое управление (административные вопросы и пра¬ во) возглавил оберштурмбаннфюрер СС Бест. Вто¬ рое управление (собственно гестапо) было подчи¬ нено унтерштурмфюреру СС Флешу. Третьим управ¬ лением (наблюдение и контроль) командовал штан¬ дартенфюрер СС Гюнтер Пачевски. Второе управление состояло из шести отделов. Во главе отдела «Марксизм» (наблюдение за за¬ прещенными социал-демократической и комму¬ нистической партиями) встал Генрих Мюллер. Франц Хубер возглавил отдел «Реакция, правая оп¬ позиция, церковь» (наблюдение за противоре- жимными действиями вне национал-социалист¬ ских организаций). Иосиф Майзингер руководил отделом «НСДАП, расовые нарушения» (выявле¬ ние в рядах партии элементов, настроенных про¬ тив Гитлера, и связей с евреями). Отдел «Эконо¬ мика» (контроль за легальными союзами и объеди¬ нениями) подчинялся доктору Роде. Отдел совет¬ ника адвокатуры Тесмера занимался вопросами оформления ордеров на арест и направлений в 41
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ концлагеря. Отдел правительственного советника Харля Хассельбахера ведал масонством и религи¬ озными сектами. По вопросу о врагах на Принц-Альбрехт-штрас- се была внесена полная ясность: «Ныне врагом государства является каждый, кто выступает против народа, партии и государства, их основ и политических акций». Небезынтересно, что бюджетные расходы геста¬ по поднялись с 1 миллиона марок в 1933 году до 40 миллионов марок в 1937 году. Численность сотруд¬ ников только в Берлине возросла с 35 человек в 1933 году до 607 — в 1935 году. Управления гестапо были введены во всех землях и округах. Постепенно лапы гестапо дотянулись и до государственной границы. Пограничные комисса¬ риаты, подчинявшиеся до того земельным управле¬ ниям полиции, были переданы в гестапо в качестве его внешних служб. Позднее была даже создана спе¬ циальная пограничная полиция, которая не занима¬ лась, однако, охраной границ, а выполняла государ¬ ственно-полицейские функции, выявляя врагов ре¬ жима. Подчинялась она III управлению гестапо. На границах гитлеровской Германии опустился «железный занавес». Даже беженцы не могли ус¬ кользнуть от глаз гестапо. Гейдрих продолжал налаживать и совершенст¬ вовать этот аппарат принуждения, от одного упо¬ минания которого вздрагивали от ужаса миллионы немцев. Он сознательно поддерживал его ужасное реноме, считая, что слухи, будто бы государствен¬ ная тайная полиция все знает и жесточайшим об¬ 42
ИМПЕРИЯJJJpEfix разом пресекает любые противорежимные дейст¬ вия, будут содействовать превращению ее в орудие устрашения и способствовать ликвидации любой оппозиции... Вместе с тем, будучи реалистом, Гейдрих видел не¬ достатки своей системы контроля. Одного гестапо было явно мало. Надо было создавать новую службу безопасности. Прежняя СД, в которой он начинал свою службу в СС, авторитетом не пользовалась. Приход нацис¬ тов к власти произошел практически без ее помощи. К осени 1933 года в СД насчитывалось всего 100 со¬ трудников, да еще примерно столько же — на обще¬ ственных началах. Служба безопасности пребывала длительное время в неизвестности, так как даже эсэ¬ совцам ее назначение было непонятным. Адольф Айхман1 считал, что эта служба предна¬ значена для сопровождения высоких бонз («сиди се¬ бе в автомашине да поглядывай по сторонам»). Отто Олендорф принимал СД за разведывательную служ¬ 1 Айхман Адольф (1906—1962) — оберштурмбаннфюрер СС, от- дичившийся в преследовании и уничтожении евреев. Родился в Золингене. За темные глаза и волосы имел прозвище «маленький еврей». В молодости жил в Австрии, работая коммивояжером одной из австрийских фирм. В 1932 г. вступил в австрийскую нацистскую партию в Линце. В 1934 г. пе¬ ребрался в Берлин и вступил в СД. С 1936 г. — начальник отдела по еврей¬ ским вопросам гестапо, затем руководитель подотдела РСХА по вопросам еврейской эмиграции. Повинен в гибели десятков тысяч евреев не только в Германии, но и в ряде европейских стран. В 1945 г. арестован американца¬ ми, но бежал из лагеря для интернированных. В 1952 г. выехал в Южную Америку, где работал сотрудником филиала фирмы «Мерседес-Бенц» под фамилией Клемент Рикардо. В 1960 г. выслежен и схвачен израильскими агентами и вывезен в' Иерусалим, где был повешен по решению суда. 43
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ бу, но был вынужден констатировать, что «она и в 1934 году никакой разведки не вела». Партаппаратчики не обращали на СД никакого внимания... Однако, когда после 30 января 1933 года сколо¬ ченная в голодные годы НСДАП стала разваливать¬ ся — партийная элита в Берлине заняла командные государственные посты, а бонзы среднего и низшего звеньев в провинции, захватив добычу, превратились в феодалов, — только СД осталась централизован¬ ной организацией партийного руководства. Тогда-то романтика секретной службы и проти¬ вопоставление ее «маленьким Гитлерам» привлекли в СД группу молодых интеллектуалов, ставивших своей целью наряду с профессиональным продви¬ жением по службе «улучшение национал-социализ¬ ма». Связующими звеньями для них были разложе¬ ние бюргерства, травма Версаля и представление о том, что строжайшая дисциплина и личная самоот¬ верженность смогут поднять отечество на должную высоту. Воспользовавшись этим обстоятельством, Гейд- рих в начале 1935 года произвел неожиданный ма¬ невр, разделив СД на две части. Первой, названной им «партийной формацией», надлежало стать инст¬ рументом объединения чиновничества с СС. Вторая должна была сделаться «разведывательной органи¬ зацией» — «органом ощущений и чувств на теле на¬ рода, видящим и слышащим все, что происходит у противника во всех областях жизни». Разведывательной СД Гейдрих предоставил неог¬ раниченное поле деятельности, заявив, что она долж¬ 44
ИМПЕРИЯЛ1РЕЙХ на превратиться в своеобразный «Интеллидженс сервис». Аппарат СД был расширен — созданы новые управления и отделы. Управления имели нумера¬ цию римскими цифрами, отделы — арабскими. Управлений стало три: I — организационные вопро¬ сы, II — контрразведка, III — зарубежная разведка. Первое управление насчитывало 4 отдела: 1/1 — отдел надзора, 1/2 — отдел, ведающий организаци¬ онными вопросами, 1/3 — отдел кадров, 1/4 — ре¬ ферат. Из этого штаба на Вильгельм-штрассе тянулись нити к семи командно-территориальным управле¬ ниям СД, которым подчинялись по два-три округа. Каждый начальник провинциальных учрежде¬ ний СД должен был иметь нескольких доверенных лиц во всех своих населенных пунктах и сеть осведо¬ мителей, которые, однако, не должны были знать, что работают на службу безопасности. В число дове¬ ренных лиц рекомендовалось привлекать «людей, обладающих общими познаниями и способных мыслить логически и по-деловому, — учителей, рай¬ онных партийных руководителей, членов СА и СС, руководителей крестьянских объединений, врачей и чиновников-пенсионеров». Среди осведомителей членов партии и СС было очень немного. Со шпиками и доносчиками СД во¬ обще не работала. Осведомительная служба СД имела свои мест¬ ные организации по всей Германии. Доверенные ли¬ ца или, как их иногда называли, «почетные агенты» имелись фактически повсюду — в партийном аппа¬ 45
РЛЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ рате, государственных органах, промышленности, полиции, школах, театрах, газетах. Гейдрих придавал большое значение тому, чтобы у «почетных агентов» не создавалось впечатления, что они — обычные доносчики. Поэтому никаких письменных сообщений от них не требовалось. А давали они — это были, как правило, специалисты и руководящие работники — квалифицированные сведения об общественном мнении, реакции от¬ дельных слоев населения на правительственные дек¬ реты и распоряжения, о росте или падении попу¬ лярности отдельных деятелей режима, об откликах на международные события и т. п. Из отдельных сведений в центральном управле¬ нии составлялись еженедельные и ежемесячные докладные записки для Гиммлера и Гитлера. И нуж¬ но отметить, что в отличие от пропагандистских ма¬ териалов в них положение вещей не приукрашива¬ лось, а давалась объективная оценка действитель¬ ности и делались выводы о явлениях, требующих корректировки. Наряду с вышеизложенным по личному распо¬ ряжению Гейдриха было организовано «заведение», получившее название «Салон Китти», куда пригла¬ шались иностранные гости — дипломаты, военные, журналисты, предприниматели. Для их увеселения там имелось дамское общество — в расчете, что они станут покладистее и выболтают какие-нибудь по¬ лезные сведения и секреты. Для этой цели СД сняла большой дом в фешене¬ бельной части Берлина, перестроенный таким обра¬ зом, что повсюду были установлены микрофоны и аппаратура подслушивания. Из крупных европей¬ 46
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ ских городов были вызваны дамы полусвета, владев¬ шие языками и обладавшие иными «познаниями». Своему отечеству там были готовы послужить и не¬ которые дамы из высших слоев нацистского обще¬ ства Благодаря этому салону Гейдрих добыл немало ценной информации и даже завербовал полезных для себя лиц. Среди попавшихся на его удочку ока¬ зался, в частности, итальянский министр иностран¬ ных дел Чиано. Численность аппарата СД увеличивалась из года в год. Так, в 1937 году число его сотрудников состав¬ ляло уже 3 тысячи человек, количество же доверен¬ ных лиц и осведомителей достигло 50 тысяч человек. Взяв на себя миссию стража идеологической чистоты в государстве, СД превратилась в контрраз¬ ведывательную организацию, осуществлявшую кон¬ троль за всем народом в поисках каких-либо идео¬ логических отклонений. Тень СД стала преследовать немцев повсюду, да¬ же в туристических поездках. Активную деятель¬ ность развертывала она и перед выборами, предпи¬ сывая сообщать о всех лицах, которые могли прого¬ лосовать против. Дела на подозрительных граждан пухли, в них регистрировалось чуть ли не каждое их слово. Неже¬ лательным лицам приписывалось еврейское проис¬ хождение. В начале 1937 года Гейдрих пришел к выводу, что для тоталитарного контроля за мыслями людей необ¬ ходимы шум, громкие идеологические лозунги, пуб¬ 47
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ личные выступления лидеров страны при строгой цензуре. Для осуществления этого замысла на первых порах он стал использовать еженедельную национал- социалистскую газету Гюнтера д'Алквена1 «Черный корпус», тираж которой в то время составлял 500 ты¬ сяч экземпляров. АФЕРА С ТУХАЧЕВСКИМ Гейдрих с самого начала своей деятельности в СД стремился подключить эту службу к политиче¬ ским событиям за рубежом, не ограничиваясь толь¬ ко Германией. Уже в 1935 году он начал работать против Советского Союза. Вначале это был сбор ин¬ формации за рубежом и от русских эмигрантов, живших в Германии. Через своих агентов ему уда¬ лось установить связь с антисоветски настроенными белоэмигрантами в Париже, в частности с бывшим генералом Скоблиным, женою которого была из¬ вестная певица Надежда Плевицкая, хотя эта чета считалась не вполне надежной. Как было затем уста¬ новлено, генерал этот работал не только против СССР, но и на него. Двурушничество Скоблина не смутило Гейдриха. Генерал же со своей стороны проявил готовность за деньги причислить к своим работодателям еще и не¬ мецкую секретную службу. 1 Алквен Гюнтер де (1910—?) — нацистский публицист. Родился в Эссене в семье торговца. По образованию журналист. В 1925 г. вступил в гитлерюгенд и в 1927 г. в НСДАП. С 1932 г. — сотрудник газеты «Фёльки- шер беобахтер» и с 1935 г. — главный редактор центрального органа СС — газеты «Черный корпус». К судебному процессу в Нюрнберге не привлекался. После войны жил в ФРГ, пропагандируя нацизм и расизм. 48
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ В конце 1936 года Гейдрих получил от него ин- взять власть в свои руки с помощью армии и изба¬ виться от Сталина1 2 и большевистского режима И он посчитал целесообразным использовать этот шанс для ослабления советской системы. Напраши¬ вались два варианта действий. Германия могла под¬ держать Тухачевского и помочь ему ликвидировать большевизм. С другой же стороны, можно было вы¬ дать Тухачевского Сталину и тем самым ослабить военную мощь Советского Союза. При этом ликви¬ дировать Тухачевского было гораздо проще. 1 Тухачевский Михаил Николаевич (1893—1937) — Маршал Со- ветского Союза. Выходец из дворян. Окончил военное училище. Участво¬ вал в 1-й мировой войне, попал к немцам в плен. В 1918 г. вступил в Крас¬ ную Армию. В гражданскую войну командовал армиями и фронтами (Кавказским и Западным). В 1921 г. руководил подавлением восстаний в Кронштадте и на Тамбовщине. Затем командовал войсками военных ок¬ ругов (Западного и Ленинградского), был начальником военной академии РККА, начальником штаба РККА, заместителем и первым заместителем наркома оборони. В 1937 г. — командующий войсками Приволжского военного округа. В том же году был репрессирован и расстрелян по обви¬ нению в военной измене. 2 Сталин Иосиф Виссарионович (настоящая фамилия Джугашви¬ ли) (1879—1953) — видный советский партийный и государственный деятель, генералиссимус. Родился в Гори в семье сапожника. Активный участник революции 1905—1907 гг. в Закавказье. Был наркомом по делам национальностей в первом советском правительстве (1917—1922). В гра¬ жданскую войну был членом РВС республики, Южного, Западного и Юго- Западного фронтов. С 1922 г. и до конца жизни — генсек ЦК партии. В конце 20-х гг. провел индустриализацию и коллективизацию в стране. С 1941 г. — председатель СНК, затем Совмина СССР. С началом ВОВ — председатель ГКО, нарком обороны и Верховный главнокомандующий. Принимал участие в Тегеранской, Крымской и Потсдамской конферен¬ циях руководителей трех держав. Допустил просчет в отношении срока возможного нападения Германии, переоценил свою роль и заслуги. Сло¬ жившийся культ его личности, осужденный в 1956 г., принес серьезный вред Советскому государству. 49
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ К тому же на русско-германском военном со¬ трудничестве, получившем свое наибольшее разви¬ тие в 1926 году, был бы положен крест. В то время генерал фон Зеект1 добился получения военно-тех¬ нической помощи от русских и возможности подго¬ товки в СССР специалистов по тем видам вооруже¬ ния, которые были запрещены для рейхсвера по Версальскому договору. С приходом Гитлера к власти ситуация измени¬ лась, так как он считал борьбу с большевизмом борьбой не на жизнь, а на смерть. Следовательно, продолжение военного сотрудничества с Россией исключалось. Да и Гейдрих считал, что линия на со¬ юз Германии с Советским Союзом отрицательно скажется на сознании немецкого офицерского кор¬ пуса. Поэтому для изменения общественного мне¬ ния необходимо было показать, что в действитель¬ ности дружеские отношения между вооруженными силами двух стран являлись не более как прикрыти¬ ем шпионской деятельности и измены. Для Гейдри- ха не составило бы большого труда подготовить «до¬ казательства измены» и некоторых немецких гене¬ ралов. Но он посчитал целесообразным нанесение уда¬ ра по советской стороне, ибо советская система под¬ 1 Зеект Ханс фон (1866—1936) — генерал-полковник, командую- щий вооруженными силами Веймарской республики. Родился в семье ге¬ нерала в Силезии. В 1-ю мировую войну — начальник штаба австрийской, затем турецкой армий. С 1920 г. — командующий сухопутными войска¬ ми рейхсвера. Установил дружеские отношения с Советским Союзом, ку¬ да посылал на обучение танковые и авиационные экипажи. В 1923 г. отдал распоряжение о подавлении «пивного путча». Смещен со своей должно¬ сти в 1926 г. В 1930—1932 гг. — депутат рейхстага. В 1934—1935 гг. — со¬ ветник Чан Кайши. 50
ИМПЕРИЯШрбйх ходила для этого лучше. В Германии со сбором «до¬ казательств» было бы намного сложнее, да и выдви¬ жение обвинения в адрес партнера вермахта — Красной Армии — предоставляло ему возможность нанести косвенный удар по руководству рейха и ко¬ мандованию собственных вооруженных сил, к кото¬ рому он затаил ненависть с момента своего позор¬ ного изгнания с флота. В ходе целого ряда конфиденциальных бесед с Гиммлером и Гитлером ему удалось убедить их, что было бы более правильно поддержать Сталина во внутренних склоках, происходивших в Советском Союзе. В результате Тухачевский со своими сорат¬ никами окажутся в роли предателей, а Красная Армия недосчитается многих способных офицеров. Для этого необходимо было подготовить и пред¬ ставить Сталину доказательства предательской дея¬ тельности Тухачевского в общении с немецким во¬ енным командованием, а для полноты картины и материалы о подготовке Тухачевским государствен¬ ного переворота. Операция проходила в конце 1936-го — начале 1937 года с подключением бывшего генерала Скоб- лина. Гей/ рих общался только с непосредственными исполнит' лями, давая им лишь необходимый мини¬ мум информации, которая была им нужна для вы¬ полнения своей роли. Поначалу Гейдрих попытался вовлечь в свою операцию адмирала Канариса, попросив передать ему те документы, которыми обменивались немец¬ кое и советское командование по вопросу о воен¬ ном сотрудничестве, и в частности письма Тухачев¬ ского и других советских офицеров. Однако Кана- 51
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ рис, заподозривший какой-то подвох, отказал ему в этом под благовидным предлогом Тогда Гейдрих распорядился просто-напросто похитить необходи¬ мые документы из архива немецкого верховного ко¬ мандования. В апреле 1937 года в здании управления гестапо была оборудована специальная лаборатория по из¬ готовлению фальшивок. Лаборатория в целях безо¬ пасности и скрытности находилась в помещении с отдельным входом, в полной изоляции от остально¬ го здания и охранялась специальным подразделе¬ нием СС. Гейдрих воспользовался «услугами» двух агентов ГПУ, незадолго до этого захваченных СД, которых он «пригласил» к сотрудничеству. Еще один агент ГПУ выразил добровольное согласие на работу с немцами и был привлечен непосредственно к изго¬ товлению фальшивых документов. Таким образом на Принц-Альбрехт-штрассе в Берлине были подготовлены письма, которыми яко¬ бы обменивались Тухачевский с немецкими генера¬ лами в течение целого года. В них как раз шла речь о поддержке, которую запрашивал будто бы Тухачев¬ ский со стороны вермахта при проведении заплани¬ рованного им путча против Сталина. В начале мая объемистое досье было представле¬ но Гитлеру для ознакомления. Кроме переписки, в него были включены самые различные документы вплоть до расписок советских генералов за получение денег от немецкой секретной службы за предостав¬ ленную якобы информацию — в весьма значитель¬ ных суммах. Для создания вида подлинности на письмах име¬ 52
ИМПЕРИЯШРЕЙХ лись пометки Зеекта, Хаммерштайна, Канариса и других немецких генералов. В досье были также письма немецких генералов (вторые или третьи эк¬ земпляры), написанные в адрес советских коллег. В частности, среди них было и письмо от Канариса, в котором он «благодарил» Тухачевского и еще двух генералов за предоставленную ими информацию о Красной Армии. Подготовленные материалы Гитлеру понрави¬ лись, и он дал свое согласие на их вручение совет¬ ской секретной службе. Вначале эти «документы» планировалось пере¬ дать в Москву через чехословацкий генеральный штаб, имевший хорошие контакты с советской сто¬ роной. Для этой цели в Прагу выехал сотрудник Гейдриха, чтобы провести необходимую подготовку. Но поскольку чехи отказались сообщить, по какому каналу документация будет направлена Сталину, не было никакой гарантии, что она не попадет в руки друзей Тухачевского. Поэтому Гейдрих посчитал этот вариант слишком рискованным и предпочел обратиться в советское посольство в Берлине. Всту¬ пив в контакт с одним из сотрудников посольства, о котором немцы знали, что он является представите¬ лем советской секретной службы, Гейдрих предло¬ жил передать в Москву имеющуюся у него инфор¬ мацию о Тухачевском. Этот сотрудник вылетел в Москву и буквально через день возвратился в сопровождении специаль¬ ного представителя шефа ГПУ Ежова, который зая¬ вил, что имеет личное указание Сталина вступить в переговоры с немцами. Гейдрих не планировал вступать в какие-либо 53
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ переговоры, а тем более официальные, с советской стороной и требовать вознаграждение за свою «до¬ кументацию», но быстро изменил свою тактику и потребовал выкуп в сумме трех миллионов рублей. На следующий день его представитель вручил совет¬ скому чиновнику увесистый сверток и получил в от¬ вет не менее увесистую пачку наличных денег. Гейдрих передал эти деньги в распоряжение со¬ ответствующего отдела своей службы. И уже вско¬ ре трое немецких агентов, попытавшихся за что-то расплатиться в Москве этими купюрами, были аре¬ стованы и бесследно исчезли. По всей видимости, они были либо фальшивыми, либо имели какие-то специальные пометки. Естественно, выдача этих денег немецким агентам была сразу же прекраще¬ на. Такая оплата его «труда» привела Гейдриха в бе¬ шенство. Вскоре Тухачевский вместе со своими прибли¬ женными были арестованы. Судебный процесс про¬ тив них занял всего один день — 10 июня с десяти часов утра до девяти часов вечера. Процедура нача¬ лась с выступления Ворошилова, бывшего тогда наркомом обороны, продолжилась допросом обви¬ няемых и закончилась речью Вышинского1, которая длилась более двадцати минут. Он потребовал «вы¬ 1 Вышинский Андрей Януарьевич (1883—1954) — советский го- сударственный деятель. В 1933—1939 гг. был заместителем и затем про- кур°р°м СССР, являясь государственным обвинителем на многочислен¬ ных фальсифицированных политических процессах. В своих заявлениях он пытался обосновать грубые нарушения законов, массовые репрессии и деятельность ГПУ, придавая значение главного доказательства вины обви¬ няемых их признаниям, которые выбивались пытками и истязаниями. В 1939—1944 гг. — заместитель председателя Совета народных комисса¬ ров, а в 1949—1953 гг. — министр иностранных дел. 54
империяШрейх швырнуть обвиняемых из рядов Красной Армии и вынести им самое строгое наказание». Приговор об¬ суждался всего пять минут и гласил: смертная казнь. С обвиняемых были прямо в зале суда сорваны зна¬ ки отличия и награды, а через двенадцать часов они были расстреляны1. Гейдрих был горд результатами своей работы и до самой своей смерти был убежден в важности им содеянного. Существует, однако, и другая версия этих со¬ бытий, по которой утверждается, что инициато¬ ром возбуждения фальсифицированного процесса против Тухачевского являлась советская секретная служба, а Гейдрих был просто инструментом в ру¬ ках гпу. СМЕЩЕНИЕ БЛОМБЕРГА И ФРИЧА 5 ноября 1937 года Гитлер провел совещание в имперской канцелярии с главнокомандующими всех трех видов вооруженных сил — генерал-полковни¬ ком фон Фричем2 (сухопутные войска), адмиралом 1 Проведенные впоследствии расследования показали несостоятель- ность обвинений Тухачевского в антигосударственной деятельности, а также последовавшей затем чистки армии, продолжащнейся вплоть до начала войны, в ходе которой были репрессированы более 40 тысяч чело¬ век командного и начальствующего состава. 2 Фрич Вернер фон (1880—1939) — военный деятель нацистской Германии. Родился в Бенрахе под Дюссельдорфом, барон. Окончил воен¬ ную академию. В 1-ю мировую войну — майор, офицер генштаба. Затем служил в рейхсвере. В 1930 г. — командир дивизии. В 1934 г. — коман¬ дующий сухопутными войсками. Активно участвовал в создании вермах¬ та. В 1938 г. отправлен в отставку по обвинению в гомосексуализме. Через некоторое время был реабилитирован, но назначен лишь почетным ко- 55
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Рёдером (ВМФ) и рейхсмаршалом Герингом (ВВС). На этом совещании присутствовали военный ми¬ нистр генерал-фельдмаршал фон Бломберг1 и ми¬ нистр иностранных дел барон фон Нойрат. На совещании Гитлер высказал свои самые со¬ кровенные мысли о будущем Германии. Квинтэс¬ сенцией его заявления была мысль о неизбежности войны. Самое позднее к 1943 году Германия должна была расширить свое жизненное пространство да¬ же с применением силы за счет присоединения Ав¬ стрии и Чехословакии. Совещание принесло фюреру большое разочаро¬ вание: все присутствовавшие, кроме Геринга, были против его концепции й намерений, да и Геринг был весьма сдержан в своих высказываниях. Фрич и Бломберг выразили сомнения чисто военного харак¬ тера: чешские укрепления на границе взять будет нелегко, да и следует считаться с сильной француз¬ ской армией. Гитлеру стало ясно: Фрич и Бломберг будут толь¬ ко тормозить выполнение его планов и с ними он не сможет достичь своей цели — превращения Герма¬ нии в великую державу с помощью войны. Следова¬ мандиром полка, которым когда-то командовал. В Польскую кампанию погиб (сам искал^смерти). Являлся сторонником добрососедских отноше¬ ний с Советским Союзом. 1 Бломберг Вернер фон (1878—1946) — немецкий военный дея¬ тель. Родился в Штаргарде (Померания) в семье офицера. Окончил воен¬ ную академию. В 1 -ю мировую войну — офицер генштаба. Потом служил в рейхсвере. В 1933 г. — военный министр (прозвище — «дутый лев»). Ак¬ тивный создатель вермахта. Поддержал провозглашение Гитлера прези¬ дентом и одобрил действия нацистов в «ночи длинных ножей». В 1938 г. отправлен в отставку в результате подстроенной компрометации. Умер в тюрьме во время Нюрнбергского процесса. 56
ИМПЕРИЯJJJpEffx тельно, от обоих необходимо было избавляться, но так, чтобы истинная причина — их политика ми¬ ра — осталась неназванной. И Гейдрих приступил к работе. Одним из его излюбленных приемов в целях из¬ бавления от нежелательных лиц было обвинение их в порочных действиях. Неженатому и постоянно державшемуся обособленно генералу Фричу легко было приклеить извращенство. Собирая компромат на всех видных личностей рейха, Гейдрих купил еще ранее у берлинских уличных подростков информа¬ цию, что Фрич являлся «клиентом» определенной группы извращенцев. Гейдрих приказал вызвать к себе информато¬ ра — парня по фамилии Шмидт, имевшего более де¬ сятка судимостей за различные проступки, в том числе и шантаж. После беседы Шмидт был опреде¬ лен как основной свидетель против генерала Фрича по обвинению того в гомосексуализме. Парень зая¬ вил, что он с товарищами выявил это пристрастие генерала еще в 1934 году и с тех пор постоянно его шантажировал. Сотрудник Гейдриха Майзингер столь успешно подготовил Шмидта в качестве свидетеля, что Гейд¬ рих не преминул представить его самому Гитлеру, хотя тот обычно с такой публикой не общался. Однако на очной ставке в имперской канцеля¬ рии Фрич полностью владел ситуацией и отверг все обвинения. Дальнейшее расследование ничего не прояснило (Фрич дважды являлся на допросы в гестапо), одна¬ ко дало Гитлеру возможность отстранить Фрича от занимаемой им должности. Официально дело вы-. 57
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ глядело так, будто бы фюрер удовлетворил проше¬ ние генерала об уходе в отставку по состоянию здо¬ ровья. Тем не менее вопрос этот был передан на рас¬ смотрение офицерского суда чести, заседания кото¬ рого состоялись 17 и 18 марта под председательст¬ вом Геринга. И суд признал полную невиновность генерала. Сам Геринг загнал Шмидта своими вопро¬ сами в тупик, в результате чего было выяснено, что все его показания ложны (обвинение базировалось на однофамильце генерала — ротмистре Фриче). Решение суда чести в положении генерала Фри- ча, однако, ничего не изменило: было поздно, и на прежнюю должность он уже не возвратился. Прав¬ да, Шмидт был расстрелян, а Майзингер направлен в Польшу. Шестидесятилетнего Бломберга Гейдрих «дос¬ тал» на его интимной связи с молодой женщиной по имени Ева Грун, стенографисткой одного из цен¬ тральных учреждений Берлина. Скоро на столе Гейдриха лежала информация, что мать Евы Грун была владелицей так называемого массажного сало¬ на и несколько раз привлекалась к судебной ответ¬ ственности за сводничество и, по существу, содержа¬ ние борделя. 12 января 1938 года генерал-фельдмаршал фон Бломберг, вдовец с 1932 года, имевший двух сыно¬ вей и трех дочерей, женился на Еве. Их бракосочета¬ ние отметил узкий круг друзей и знакомых, а в каче¬ стве свидетелей выступили Адольф Гитлер и Герман Геринг. А ведь невестой была женщина не только не 58
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ из высших кругов общества, но и из семьи, пользо¬ вавшейся дурной славой. Недели через полторы после свадьбы, когда мо¬ лодожены находились в свадебной поездке, на столе президента полиции Берлина появилось целое до¬ сье, содержавшее сведения о том, что молодая жена Бломберга находилась в течение ряда лет под наблю¬ дением полиции и неоднократно нарушала мораль¬ ные нормы общественного поведения и что на нее заведены дела в пяти крупнейших городах Герма¬ нии. В досье имелись и другие, порочившие Еву Грун сведения, а также фотографии, отображавшие ее прелюбодеяния. Судя по официальным высказываниям, досье это оказалось у президента берлинской полиции чисто случайно, поскольку один из инспекторов отдела по нарушениям общественной морали решил якобы проверить появившиеся слухи о молодой жене во¬ енного министра и поднял всю имевшуюся у них информацию. На самом же деле не вызывает никакого сомне¬ ния утверждение, что досье было сфабриковано по приказанию Гейдриха. Во всяком случае, досье это видели в руках Майзингера за несколько дней до по¬ явления его у президента полиции. Более того, Май- зингер вносил в него дополнительные фальсифици¬ рованные записи. Когда эти сведения были представлены Гитлеру, тот в приступе бешенства немедленно отстранил Бломберга от должности. Удар Гейдриха оказался для Бломберга трагиче¬ ским, так как он был одним из немногих генералов, 59
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ бывших действительно преданными Гитлеру, и стремился увязать революционный дух национал- социализма с прусско-германскими солдатскими традициями. От пережитого шока генерал-фельдмаршал так и не смог оправиться, тем более что к отставке при¬ соединился еще и социальный остракизм. Единственное, о чем не жалел военный министр, была его женитьба на Еве Грун. Находясь впоследст¬ вии вместе с ним в тюрьме в Нюрнберге, генерал Глайзе-Хорстенау сказал ему как-то: — Господин генерал-фельдмаршал, понимаете ли вы, что ради женщины принесли в жертву вермахт? Бломберг ответил на это отрывисто: —Я не мог ничего с собой поделать. Она была са¬ мым страстным увлечением в моей жизни. После смещения Фрича и Бломберга Гитлер при¬ нял решение переименовать военное министерство в верховное главнокомандование вермахта и самому его возглавить. 16 генералов были отправлены на пен¬ сию, 44 получили другие назначения. Министра ино¬ странных дел фон Нойрата сменил Иоахим фон Риб¬ бентроп. Министерство пропаганды заявило о необ¬ ходимости «концентрации всех сил». Гитлер же превратился в ничем не ограниченного диктатора. Что касается Гейдриха, то он понял: проведенная в общем-то успешно афера Бломберга — Фрича ос¬ лабила полицейский аппарат, в отношениях которо¬ го с вермахтом ничего не изменилось. Конфликт ме¬ жду ними даже усилился, и к СС новое командова¬ ние вермахта по-прежнему относилось враждебно. 60
ИМПЕРИЯШрейх Проникновению полиции в военную сферу всяче¬ ски препятствовали. Ставший противником Гейдри- ха Канарис всячески мешал гестапо и полиции безо¬ пасности действовать решительно в отношении не¬ которых лиц, враждебно относившихся к режиму. Поэтому Гейдрих решил добиться еще большей централизации своей власти и устранения всего, что этому мешало. Им был разработан план, по которо¬ му обе части его системы контроля должны были стать единым целым: необходимо было объединить СД и гестапо в единой службе имперской безопас¬ ности, что, собственно говоря, и было им сделано уже в следующем году. ГЛЯЙВИЦКАЯ ПРОВОКАЦИЯ 22 августа 1939 года Гитлер собрал в Бергхофе на совещание всю высшую военную элиту рейха — главнокомандующих, начальников штабов и веду¬ щих генералов вермахта, чтобы объявить им свое роковое решение: быть войне. «Никогда положение Германии не было столь благоприятным, как сейчас, — заявил он. — Анг¬ лия — в угрожающей ситуации, положение Фран¬ ции складывается не лучшим образом, Советская Россия готова заключить с Германией пакт о нена¬ падении». Речь свою он закончил словами: «Так или иначе, войны не миновать... Я предос¬ тавлю пропагандистский предлог для начала войны. Насколько правдоподобным он будет, никакого зна¬ чения не имеет. Победителя не судят и не выясня¬ 61
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ ют, правда это или нет. При развязывании и веде¬ нии войны играют роль не вопросы права, а победа». Разъезжаясь с совещания, военные не могли и предположить, что люди, призванные обеспечить обещанный пропагандистский предлог, уже нахо¬ дятся в полной боевой готовности. Идея операции принадлежала Райнхарду Гейд- риху, который еще в период судетского кризиса в 1938 году предлагал обеспечить предлог для вторже¬ ния в Чехословакию с помощью инсценированных стычек на границе, но тогда дело до этого не дошло. На этот раз план его заключался в следующем: несколько групп сотрудников СД, выступающих под видом польских солдат и ополченцев, должны изобразить ряд инцидентов на польско-немецкой границе. Перед ними были поставлены следующие задачи: — буквально на несколько минут захватить не¬ мецкую радиостанцию в местечке Гляйвиц (Гливи- це) и «выступить» в прямом эфире на польском язы¬ ке с несколькими антинемецкими выпадами; — осуществить нападение на контору лесничест¬ ва близ городка Пичен (севернее Кройцбурга); —уничтожить таможенный пост в местечке Хох- линден — на участке границы между Гляйвицем и Ратибором. При этом, естественно, должны были быть и «погибшие», как неопровержимые доказательства польского нападения — не только для иностранной прессы, но и для немецкой пропаганды. Возникал вопрос: где взять трупы? Но он был ре¬ шен весьма просто: их доставка была возложена на 62
ИМПЕРИЯЩрЕЙХ концентрационные лагеря. Во славу Третьего реха в «погибших» должны были превратиться несколько десятков заключенных (их надлежало заранее умер¬ щвлять посредством инъекций). Человеческие «кон¬ сервы», как назвал их Мюллер, будут затем доставле¬ ны в надлежащее место в необходимое время. Захват радиостанции Гейдрих поручил штурм- баннфюреру СС Науйоксу1, старому своему сорат¬ нику со времен становления СД. Он должен был отобрать человек шесть понадежнее, желательно со знанием польского языка, и отправиться в Гляйвиц, где обосноваться, произвести разведку местности и ждать сигнала для начала операции. В качестве других ключевых фигур в предстояв¬ шей операции Гейдрих назначил бригаденфюрера СС Хайнца Моста, оберфюрера СС Херберта Мель- хорна, оберфюрера СС Отто Раша и оберфюрера СС Генриха Мюллера. Мост должен был раздобыть польское обмунди¬ рование. (Обмундирование, солдатские книжки и карабины с патронами были своевременно получе¬ ны по распоряжению генерала Кейтеля со специ¬ ального склада вермахта.) 1 Науйокс Альфред Хельмут (1911—1960) — один из подручных Гейдриха. В 1931 г. вступил в СС, а в 1934 г. переведен в СД. Боксер-люби¬ тель, студент факультета машиностроения Кельнского университета, при¬ нимал активное участие в уличных драках с коммунистами. В 1939 г. яв¬ лялся руководителем группы управления СД по изготовлению фальшивых документов и других средств. Возглавил провокацию против радиостан¬ ции Гляйвиц, участвовал в захвате в Голландии двух английских разведчи¬ ков, руководил операцией по изготовлению фальшивой валюты. За крити¬ ку шефа отправлен на фронт. С 1942 г. — сотрудник оккупационного управления в Бельгии. В 1944 г. оттуда дезертировал, а в 1946 г. бежал из американского лагеря для военнопленных. 63
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Мельхорну надлежало, предварительно очистив территорию, прилегавшую к Хохлиндену, от распо¬ ложенных там подразделений вермахта, координи¬ ровать действия «нападавших поляков» и «защит- ников-пограничников». (Перед самой операцией он был, однако, заменен.) Рашу поручалось возглавить нападение «поля¬ ков» на Пиченское лесничество. В задачу Мюллера входили доставка и распреде¬ ление «консервов» на «поле боя». Никто из них не имел права связываться с ка¬ ким-либо немецким учреждением в указанном районе, а члены их групп не должны были иметь при себе документы, удостоверяющие их принад¬ лежность к СС, СД и полиции, а также немецкие паспорта. «Польское войсковое подразделение», которое должно было напасть на радиостанцию, получило польские мундиры, карабины и по 30 патронов к ним. Группам, которым надлежало атаковать лесни¬ чество и таможню, отводилась роль польских опол¬ ченцев, и одеты они были в основном в зеленые ру¬ бахи и штатские пиджаки и брюки различной рас¬ цветки, в качестве же головных уборов использовались шляпы и кепки. Науйокс, отобрав пять человек своих сотрудни¬ ков и прихватив переводчика для «зажигательного радиовыступления», отбыл в Верхнюю Силезию. Разместились они в двух гостиницах Гляйвица. Сам Науйокс остановился в «Хаус Обершлезиен». Разведка на местности показала, что радио¬ станция находилась за городком на Тарновицком 64
ИМПЕРИЯ inРЕЙХ шоссе, за высоким двухметровым проволочным ограждением, однако территория самой станции и прилегавшие к ней два здания фактически не охра¬ нялись. В 16 часов пополудни 31 августа в гостиничном номере Науйокса раздался телефонный звонок. Под¬ няв трубку, он услышал всего одну фразу: «Срочно перезвоните!» Набрав берлинский номер, он попро¬ сил соединить его с адъютантом Гейдриха. Ему отве¬ тил знакомый высокий голос: «Бабушка умерла». Это был условный сигнал к выступлению. Собрав сво¬ их людей, Науйокс назначил время сбора на 19.30. Сотрудник радиостанции Фойтцик около 20 ча¬ сов вечера увидел, как пятеро неизвестных, войдя в машинное отделение, направились по лестнице на¬ верх по направлению к студии. Не успел он поинте¬ ресоваться, чего хотели эти люди, как заметил на¬ ставленное на него дуло пистолета. Он, а затем и ос¬ тальные сотрудники радиостанции были связаны и заперты в подвале. По знаку Науйокса был поднят шум, раздались выстрелы в потолок, чтобы создать неразбериху и запугать персонал радиостанции. После довольно продолжительных поисков был наконец обнаружен так называемый грозовой микрофон, по которому обычно делались объявления в случае приближения грозы или бури. Через несколько минут тысячи людей не только в округе услышали беспорядочные выстрелы и нев¬ нятные выкрики на польском языке. Сопровождае¬ мая выстрелами речь была зачитана. Все представле¬ ние длилось чуть более четырех минут, после чего 3-9183 Райнхард 65
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Науйокс и его люди ретировались. Перед входом в радиостанцию уже лежало несколько трупов (Мюл¬ лер подсуетился вовремя). В их карманы были пре¬ дусмотрительно вложены трамвайные билеты, поль¬ ские сигареты и злотые. В двух других пограничных точках все также прошло по плану. И там лежало несколько десятков трупов в польском обмундировании и одежде опол¬ ченцев. В то время как немецкие танки вели уже бои на польской территории, а авиация бомбила польские города, пропагандистская машина Гитлера с «него¬ дованием» оповестила мировую общественность о чудовищном преступлении, совершенном поляками на границе с рейхом. Заголовок передовицы «Фёлькишер беобахтер»1 от 1 сентября 1939 года гласил: «Польские мятеж¬ ники перешли немецкую границу». Газета сообща¬ ла, что, по всей видимости, «чудовищное злодеяние в Гляйвице являлось сигналом для начала нападения поляков на немецкую территорию»... «В Польше на¬ чалась мобилизация»... «К границе отправляются эшелоны с войсками»... В одной из центральных газет говорилось: «Подразделения полиции безопасности, несшие пограничную службу, дали отпор непрошеным гос¬ тям. Боевые действия продолжаются до сих пор». Гитлер в своем выступлении в рейхстаге 1 сен¬ 1 «Фёлькишер беобахтер» — официальный орган НСДАП. Газета основана в 1920 г. на базе еженедельной газеты «Мюнхнер беобахтер». На первых порах содержалась на деньги рейхсвера. Ее главным редактором с 1921 г. был Розенберг, ставший впоследствии главным теоретиком нацизма. 66
ИМПЕРИЯ 1ПРЕЙХ тября заявил, что в истекшую ночь на границе с Польшей произошли четырнадцать столкновений, в том числе три крупных. А министр иностранных дел фон Риббентроп1 сообщил французскому послу, что польская армия в трех местах перешла имперскую границу. Мюллер провел еще одно театральное действие, отправившись с комиссией криминалистов к мес¬ там происшествий, чтобы провести там «расследо¬ вание». Начальник же уголовной полиции Нёбе приказал изготовить электрифицированную мо¬ дель пограничной стычки, которая была выставлена в берлинском полицейском управлении. При нажа¬ тии кнопки лампочки высвечивали строчивший пу¬ лемет... Таким образом и было спровоцировано начало Второй мировой войны. За хорошо спланированную и успешно прове¬ денную операцию Гейдриху было присвоено звание генерала полиции. 1 Риббентроп Иоахим фон (1893—1946) — министр иностран- ных дел нацистской Германии. Родился в Безеле в семье офицера. До 1914 г. — коммерческий представитель немецких экспортно-импортных фирм в Англии, США и Канаде. В 1-ю мировую войну — обер-лейтенант. Затем удачная женитьба и занятие бизнесом. В его доме часто собирались наци¬ стские лидеры и представители президента и правящих партий. В НСДАП с 1932 г. В 1933 г. — внешнеполитический советник Гитлера и руководитель международного отдела НСДАП. В 1934 г. — уполномочен¬ ный Германии по вопросам разоружения. Участвовал в подписании Мюн¬ хенского соглашения в 1938 г., договора о ненападении с СССР в 1939 г. и в создании «оси» Рим — Берлин — Токио в 1940 г. В апреле 1945 г. скрыл¬ ся, но был задержан англичанами. По приговору Нюрнбергского военно¬ го трибунала повешен. 67
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ БОМБА ЭЛЬСЕРА 8 ноября 1939 года в огромном подвальном по¬ мещении пивной «Бюргербройкеллер» в Мюнхене прогремел взрыв. А произошел он через тринадцать минут после ухода оттуда Гитлера, который высту¬ пал на традиционном сборище в честь неудавшегося в 1923 году «пивного путча». От взрыва погибли шестеро «старых бойцов» и официант и были ране¬ ны шестьдесят три человека, в том числе шестна¬ дцать очень серьезно. Для расследования преступления была немед¬ ленно создана специальная комиссия. Когда на сле¬ дующий день комиссии был представлен 36-летний ученик столяра Георг Эльсер, житель Кёнигсбронна, подозревавшийся в содеянном, никто из опытных экспертов не поверил, что это именно тот человек, который разыскивался. Обнаруженные доказательства и косвенные ули¬ ки свидетельствовали о том, что покушение готови¬ лось в течение длительного времени. Преступник использовал адскую машинку, которая вместе со взрывчаткой весила не более десяти килограммов. Установлена она была в деревянной облицовке же¬ лезобетонной опоры. И вот что он рассказал: «Я аккуратно выпилил деревянный декор на столбе, находившемся сразу же за тем местом, где обычно устанавливалась трибуна для оратора, а за¬ тем под видом дверцы вставил обратно на шарни¬ рах. Чуть позже прикрепил к ней с внутренней сто¬ роны металлическую двухмиллиметровую пластину для того, чтобы, во-первых, при возможном прбсту- 68
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ кивании столба не был обнаружен мой схрон, а во- вторых, дабы при декорировании зала гвоздь случай¬ но не повредил часовой механизм... Вечером 7 ноября часов в девять или десять от¬ правился в «Бюргерброй» с динамитом и часовым механизмом. Спрятавшись на галерее, дождался, ко¬ гда будет выключен свет и закрыт зал... Прождав для большей уверенности еще полчаса, направился к столбу, открыл дверку и убедился, что динамит вместе с часовым механизмом умещаются в подготовленном углублении. Затем установил часы на нужное время...» Фюрер посчитал содеянное широким заговором, возглавляемым британской секретной службой, в ко¬ тором принимали участие евреи и масоны... Эльсер был задержан поздним вечером 8 ноября на швейцарско-германской границе, которую пы¬ тался перейти нелегально. При задержании у него были обнаружены видовая открытка «Бюргерброй- келлера», несколько детонаторов, а под подкладкой пальто — значок «Союза борцов Ротфронта» (полуво¬ енной коммунистической организации начала 30-х годов). Был у него и паспорт с отметкой, разрешав¬ шей пересечение границы. Следовательно, он мог спокойно выехать в Швейцарию обычным путем. Спрашивается, что же побудило его пойти на риск нелегального перехода границы? Объяснение этому — только одно: он хотел, что¬ бы его во что бы то ни стало задержали. Ведь если бы он был фанатиком того типа, которые стремятся для самопрославления предстать перед судом, чтобы пре¬ 69
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ дать огласке свое деяние, он мог бы просто сдаться полиции сразу же после осуществления своей ак¬ ции. Выслушав сбивчивый рассказ Эльсера, комиссия даже не стала заниматься его допросом, решив раз¬ рабатывать версию, казавшуюся ее членам более перспективной. Однако совершенно неожиданно от шефа гестапо Мюллера поступила телеграмма с тре¬ бованием проведения допроса Эльсера. Возникает вопрос, откуда ему было знать, что именно Эльсер и был преступником? Исходя из имевшихся данных, комиссия счита¬ ла, что Эльсер являлся лишь случайным звеном про¬ исшедшей драмы. Ведь обычно пивная еще за неде¬ лю до сборища бралась под охрану полиции. На этот раз охраны в ночь с 7 на 8 ноября не было. Она была снята по распоряжению заместителя начальника мюнхенской полиции. Чиновник, обычно отвечав¬ ший за меры безопасности, был заменен неким ко¬ миссаром полиции, не имевшим к этому никакого отношения. И как ни странно, никто из чиновни¬ ков, связанных с проводившимся мероприятием, наказан не был. Обычно же все, кто имел какое-либо отношение к событиям, призывались к ответу. Председатель комиссии в ходе расследования был послан в командировку. Шелленберг, вступивший в октябре в контакт с британской секретной службой в Голландии под ви¬ дом офицера, враждебно настроенного к нацистско¬ му режиму, в полдень 8 ноября, то есть буквально за несколько часов до взрыва бомбы в «Бюргерброй- келлере», получил от Гейдриха распоряжение пре¬ 70
ИМПЕРИЯJJJpEfj\ кратить переговоры и захватить английских офице¬ ров с последующей их доставкой в Германию через голландско-германскую границу. Позже в официальных сообщениях говорилось, что эти англичане — Стивенс и Бест — были будто бы причастны к попытке покушения на фюрера и что именно они задействовали Эльсера, снабдив его всем необходимым. Поскольку прямых доказательств причастности Гейдриха к этой афере нет, можно задаться несколь¬ кими вопросами, которые помогут пролить свет на эту историю. — Почему руководство мюнхенской полиции из¬ менило обычный порядок обеспечения мер безо¬ пасности в «Бюргербройкеллере»? — Почему за служебную халатность никто из чи¬ новников полиции не был наказан? — Почему Гейдрих приказал захватить англичан Стивенса и Беста еще до взрыва, приписав им впо¬ следствии организацию покушения на Гитлера? — Почему Эльсер старался, чтобы его непремен¬ но арестовали? (Видимо, он получил соответствую¬ щие указания.) — Почему комиссия по расследованию попытки покушения на фюрера получила распоряжение Мюллера обратить внимание на личность, не вы¬ звавшую к себе интереса криминалистов? — Почему «преступник» не был предан суду? — Почему Эльсер, направленный в концлагерь, находился там на особом положении? (Находясь в заключении, Эльсер получал все, что только желал, имея в своем распоряжении радиоприемник и вер¬ 77
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ стак, на котором занимался своими любимыми сто¬ лярными работами. И только в апреле 1945 года он был расстрелян по секретному указанию под пред¬ логом гибели во время авианалета союзников, так как слишком много знал.) Вместе с тем возникает вопрос, почему Гейдрих осуществил придуманное им покушение на Гитлера? Как оказывается, для этого был целый ряд причин. 5 ноября у Гитлера состоялась встреча с генера¬ лом фон Браухичем, главкомом сухопутных войск, с которым он обсуждал вопрос о времени нападения на Францию. Тот доложил фюреру, что войска еще не готовы к наступательным операциям и что у не¬ мецкого народа нет никакого энтузиазма на про¬ должение войны с западными державами. В резуль¬ тате этого у Гитлера возникло опасение, что народ может потерять свою веру в него как фюрера Поэтому у Гейдриха и возникла идея повысить мораль народа и восстановить его веру в способ¬ ность Гитлера к руководству страной путем инсце¬ нировки покушения, умело обыгранной пропаган¬ дой. Следовало создать впечатление, будто фюрер чудом избежал смерти. Это являлось бы доказатель¬ ством того, что он — божий избранник на тот пост, который занимает, и что провидение на его стороне. В качестве инициаторов чудовищного злодеяния будут названы западные державы, в частности — англичане, что должно вызвать в народе ненависть к ним, являющуюся необходимым условием ведения будущих широкомасштабных военных действий. Вместе с тем надо было скомпрометировать Голлан¬ дию, сотрудничающую с противниками Германии. 72
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ По всей видимости, Гитлер о намерениях Гейд- риха не знал. Тот, скорее всего, просто нашел благо¬ видный предлог, чтобы фюрер покинул зал «Бюргер- бройкеллера» заблаговременно. Что же касается взаимоотношений Гейдриха с Эльсером, то наиболее правдоподобным представ¬ ляется объяснение, данное одним из мюнхенских криминалистов, который занимался расследовани¬ ем этого дела. По его мнению, Эльсер даже не знал, какую роль ему предстояло сыграть в этой интермедии. Дело в том, что он действительно планировал провести по¬ кушение на Гитлера, чтобы избавить свой народ от ужасов новой мировой войны. Однако в ходе подго¬ товки он был замечен одним из сотрудников геста¬ по, который, выступая как представитель местной организации коммунистов, поддержал намерение Эльсера, чтобы выяснить, на кого тот работал. О разработке было доложено Мюллеру, который, в свою очередь, поставил в известность Гейдриха. Так что Гейдриху ничего организовывать и не при¬ шлось: он просто воспользовался «подарком», пре¬ поднесенным ему Эльсером. Ему оставалось только довести все до логического конца: проследить, чтобы Эльсеру не чинили помех и чтобы Гитлер вовремя ушел с места предстоявшего взрыва. То обстоятельство, что взрыв унесет жизни до¬ вольно многих заслуженных членов партии, не игра¬ ло для Гейдриха никакой роли. Его даже не особен¬ но беспокоило и то, что бомба могла взорваться раньше намеченного времени или что фюрер мог задержаться, в результате чего был бы убит. 73
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ Кто бы ни стал преемником Гитлера, Гейдрих был вполне уверен, что получит пост могуществен¬ ного шефа полиции. АФЕРА С ФАЛЬШИВОЙ ВАЛЮТОЙ В конце 1939 года британская авиация стала вре¬ мя от времени сбрасывать над городами Германии фальшивые продовольственные и промтоварные карточки, чтобы нарушить снабжение населения рейха этими товарами. В качестве своеобразного ответа у начальника сектора технического отдела Главного управления имперской безопасности Альфреда Науйокса воз¬ никла идея подрыва экономики Великобритании путем разбрасывания над ее территорией фаль¬ шивых фунтов стерлингов. (Его сектор занимался изготовлением фальшивых паспортов, удостовере¬ ний личности и других документов и справок, по¬ этому он не видел особых трудностей в изготовле¬ нии фальшивых банкнот.) Собственно говоря, мысль эта была не совсем нова, так как секретные службы различных государств в разное время ис¬ пользовали фальшивую валюту, порою в значи¬ тельных масштабах. Райнхарду Гейдриху идея понравилась, и он, взвесив все «за» и «против», доложил об этом Гитле¬ ру, имея в виду изготовление не только английских фунтов стерлингов, но и американских долларов. Фюрер с предложением согласился, но разрешил приступить к изготовлению только фунтов стерлин¬ 74
империяШрейх гов, поскольку Соединенные Штаты Америки в то время еще не являлись противником Германии. Назначив Науйокса ответственным за эту ак¬ цию (всякая инициатива, как известно, наказуе¬ ма), Гейдрих потребовал, чтобы тот не допускал халтуры и фальшивые банкноты были безукориз¬ ненными. Задача, однако, оказалась не из легких. Много времени было потрачено на изготовление соответст¬ вующей бумаги. В результате многочисленных ана¬ лизов было установлено, что англичане после специ¬ альной обработки используют в ней льняную ткань, которая была срочно завезена из Турции. Много хлопот создал и водяной знак, прозванный Науйок- сом «Британией». Специалистами были вниматель¬ но изучены нумерация, все подписи, знаки и другие меры защиты банкнот от подделок. Бумага тогда, да и в последующем, изготовлялась вручную. В целях создания необходимых условий для работы был оборудован специальный цех на бу¬ мажной фабрике близ Берлина и привлечены ве¬ дущие специалисты по производству бумаги, а также лучшие граверы со всех концов Германии. Вместе с тем шла отработка печатных плат. Бла¬ годаря настойчивости и упорству Науйокса дело хотя и медленно, но довольно успешно продвига¬ лось вперед. Когда из-за возникших у него трений с шефом Науйокс в 1941 году был отправлен на Восточный фронт, акцию по распоряжению Гейдриха возглавил штурмбаннфюрер СС (майор) Бернхард Крюгер, 75
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ по имени которого она впоследствии подучила на¬ именование «Операция Бернхард». Крюгер собрал из тюрем и концлагерей всех фальшивомонетчиков и перенес свое «производст¬ во» в сооруженный для этих целей барак на терри¬ тории концентрационного лагеря под Ораниенбур- гом. (В начале 1945 года оборудование и люди были переведены в концлагерь Эбензее, расположенный в Австрийских Альпах.) Еще в 1940 году Гейдрих принял решение об ис¬ пользовании фальшивой валюты для собственного финансирования, так как РСХА получало от мини¬ стерства финансов незначительные и строго ли¬ митированные суммы денег, в особенности в ино¬ странной валюте. Несмотря на гибель Гейдриха в 1942 году, за¬ пущенная им машина набирала обороты, и к 1943 году были изготовлены фальшивые банкноты столь высокого качества, что их принимали все банки мира. Один только банк Англии был в состоянии определить фальшивки. (Они изготовлялись под реально выпущенными номерами, датами и под¬ писями.) В 1943—1944 годах выпуск фальшивых фунтов стерлингов был поставлен на широкий поток. Сред¬ немесячный объем «производства» составлял 200— 250 тысяч штук банкнот достоинством 5,10, 20, 50 и 100 фунтов стерлингов. Всего было изготовлено фальшивок на общую сумму 250 миллионов фунтов стерлингов. Значительная их часть была реализова¬ на: в Швейцарию, Швецию и Португалию было сбы¬ то этих банкнот на сумму 130 миллионов, во Фран¬ 76
ИМПЕРИЯШрбих цию и Голландию — на 50 миллионов, Турцию и не¬ которые ближневосточные страны — на 25 миллионов рейхсмарок. В начале 1945 года было начато изготовление и высококачественных американских долларов, но объем их был невелик из-за скорого окончания войны. Для реализации и сбыта фальшивой валюты ком¬ мерсантом Фридрихом Швендом была организова¬ на целая сеть «продавцов». Его штаб-квартира нахо¬ дилась неподалеку от Мераны (Южный Тироль) под видом организации, занимавшейся закупками про¬ довольствия для вермахта. На фальшивые фунты стерлингов скупались зо¬ лото, драгоценности и настоящая валюта. Более то¬ го, Швенд организовал даже закупку у итальянцев и югославских партизан новых образцов оружия, по¬ ставлявшегося им англичанами и американцами в довольно больших количествах путем сбрасывания на парашютах и доставки подводными лодками. В результате возник парадоксальный бизнес, не имеющий параллелей в истории войн. Оружие, ес¬ тественно, приобреталось отдельными партиями и порою использовалось против тех же партизан, у которых оно было закуплено. В первых числах мая 1945 года изготовленные купюры, оборудование и печатные платы были уничтожены. Английский банк в результате интервенции фальшивых фунтов стерлингов потерпел большие убытки. Однако поскольку у англичан у самих было рыльце в пушку, они претензий к немцам предъ¬ 77
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ являть не стали, отнеся эту акцию в разряд «воен¬ ных хитростей», так что вопрос о фальшивой ва¬ люте на Нюрнбергском процессе вообще поднят не был. В связи с этим Крюгер после окончания войны спокойно проживал в английской зоне оккупации в Германии, а Швенд перебрался в Южную Америку, где занялся бизнесом. ОТНОШЕНИЕ К ЦЕРКВИ Основными исторически сложившимися направ¬ лениями религиозного мировоззрения в Германии к приходу нацистов к власти были католицизм и про¬ тестантизм. Гитлеровское руководство всячески при¬ тесняло обе церкви, отменив, например, религиоз¬ ные занятия в школах и заменив их изучением тео¬ рии национал-социализма. У Гейдриха же было не просто негативное отно¬ шение, а самая настоящая ненависть по отно¬ шению к христианству вообще и к католицизму и протестантизму в частности. Ненависть эта носила чуть ли не патологический характер и приводила его порой к потере чувства реальности. Он был убе¬ жден, что христианство является бедствием для немцев, что в нем существует заговор, возглавляе¬ мый Ватиканом и иезуитами, преследующий цель развала Германии. Но у него хватало ума понять, что прямой выпад против христианства и активная антирелигиозная пропаганда могут поколебать фун¬ дамент режима. 78
ИМПЕРИЯJJJpEftx Поэтому он решил дискредитировать обе церк¬ ви в глазах народа, разрушить их престиж и осла¬ бить их влияние путем разжигания внутрицерков- ных раздоров и распрей, а также проведением серии осторожных и хорошо продуманных мероприятий, направленных на дезинтеграцию и упадок. Для этого он создал в Главном управлении им¬ перской безопасности специальную секцию, в кото¬ рую вошли бывшие священнослужители, отлучен¬ ные по разным причинам от церкви. Эту секцию возглавил бывший секретарь мюнхенского кардина¬ ла Фаульхабера Однако ослепленные ненавистью «отставные священнослужители» наделали массу элементарных тактических ошибок, которые, по сути дела, сорвали выполнение плана Гейдриха и даже поколебали до¬ верие народа к правящей системе в Германии и правительственной политике. Тогда Гейдрих разработал план, рассчитанный на многие годы, который ставил под угрозу само существование христианской церкви в Германии. Его идея заключалась в том, чтобы направить в ря¬ ды священнослужителей молодежь, насквозь про¬ питанную духом национал-социализма, с тем что¬ бы после занятия ею ключевых позиций в церков¬ ной иерархии приступить к дезинтеграции самой церкви. Гейдрих планировал не просто внедрить моло¬ дых национал-социалистов в число священнослу¬ жителей, а пропустить их через духовные семина¬ рии и теологические колледжи не только в самой Германии, но и за рубежом, дабы те овладели все¬ 79
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ ми церковными премудростями и обрели статус посвященных в духовный сан. Поскольку кандидаты должны были обладать способностью к перевопло¬ щению, особым менталитетом и самодисциплиной, Гейдрих лично отбирал их среди членов организа¬ ции гитлеровской молодежи'. Гейдрих полагал, что лет через пятнадцать-двадцать его «эмиссары» смо¬ гут занять в обеих церквах такие позиции, с кото¬ рых смогут начать свою разрушительную деятель¬ ность. К этим планам Гитлер проявил мало интереса и даже отказал Гейдриху, когда тот в интересах уско¬ рения выполнения своего плана попросил разре¬ шения об освобождении отобранных кандидатов от военной службы. Тогда Гейдрих решил отло¬ жить выполнение этой своей идеи на послевоен¬ ный период. Пока же он стал внедрять агентов во все церковные организации. (Информаторы сиде¬ ли во всех церковных эшелонах и во всех епархиях, причем на достаточно высоких позициях.) Его аген¬ ты имелись не только в аппарате папского нунция в Берлине, но и в самом Ватикане. Таким образом Гейдрих получал постоянно подробную информа¬ цию из наиболее важных духовных заведений и епископатов. 11 Гитлеровская молодежь — гитлерюгенд — молодежная орга- низация военизированного типа, созданная в нацистской Германии в 1936 г. Ее возглавил рейхсюгендфюрер Бальдур фон Ширах, а с 1940 г. — Артур Аксман, подчинявшиеся непосредственно Гитлеру. Принадлеж¬ ность к ней была обязательной (возраст от 10 до 18 лет). В организацию вошли все существовавшие до того в Германии молодежные союзы и клу¬ бы. В ее задачу входило воспитание подрастающего поколения в духе на¬ цистской идеологии. 80
ИМПЕРИЯJJJpEfjX Преемник Гейдриха Кальтенбруннер1, хотя и был далеко от христианских догм и не особенно жаловал церковь, не испытывал к ней ненависти. Очень скоро поэтому весь антицерковный аппарат, созданый его предшественником, был ликвидирован. Свою жизнь Кальтенбруннер закончил, заключив с церковью мир, исповедавшись и причастившись. ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС Пресловутый «еврейский вопрос» стал вызревать в немецком обществе еще в период экономического кризиса, когда представители крестьянства и мел¬ кой буржуазии, лишившиеся последних свобод, ста¬ ли высказывать мнение, что именно евреи явились причиной всех их бед и лишений. Однако руково¬ дство НСДАП в ту пору вопрос этот еще не рас¬ сматривало. Даже в первой части «Майн кампф» Гитлер его не затрагивал. В последующем значительную роль сыграл соци- ал-дарвинизм, по которому биологический принцип Дарвина в борьбе за существование приобрел в на- 11 Кальтенбруннер Эрнст (1903—1946) — преемник Гейдриха в качестве шефа РСХА. Родился в Риде (Австрия) в семье юриста. По обра¬ зованию сам юрист, имел в Граце юридическую контору. В 1932 г. вступил в НСДАП и австрийскую СС. С 1935 г. был лидером австрийских эсэсов¬ цев. В 1938 г. — статс-секретарь в кабинете Зейсс-Инкварта. В 1941 г. — командующий СС и полицией в Вене. С 1943 г. — шеф Главного управле¬ ния имперской безопасности в Берлине. Имел рост 190 сантиметров, ши¬ рокие плечи и мощные руки. Голова его была как бы высечена из плохо отесанного обрубка дерева. Лицо испещрено шрамами от студенческих дуэлей. Был неисправимым алкоголиком и заядлым курильщиком, выку¬ ривающим беспрестанно до 100 сигарет в день. Нюрнбергским военным трибуналом приговорен к повешению и казнен. 81
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ цистской политике совершенно иной смысл. То, что должно протекать естественным путем, социал-дар- винисты хотели достичь насильственными методами, применяя право авторитарного государства — более сильная раса уничтожает слабую. В символ неполноценности сразу же преврати¬ лись евреи. Тот же Гиммлер заявлял, что «борьба ме¬ жду людьми и недочеловеками является столь же ес¬ тественной, как и борьба людей с эпидемиями, то есть борьба здорового организма с бациллами, ска¬ жем, чумы». Но то ли исходя из международной политиче¬ ской целесообразности, то ли учитывая гуманитар¬ ные принципы, принятые в Европе, национал-со- циадистское правительство вплоть до начала 1941 года не имело намерений решить еврейскую про¬ блему путем их физического уничтожения, о чем свидетельствует хроника антисемитизма в Герма¬ нии: 1933 год — официальный бойкот еврейских ма¬ газинов. 1935 год — принятие законов о гражданстве и расе. Запрещение браков арийцев с евреями. 1937 год — конфискация еврейской собственно¬ сти. 1938 год — обязательная регистрация еврейско¬ го состояния и капиталов. Организация массовых погромов, изгнание евреев из школ, передача арий¬ цам еврейских фирм и компаний. 1939 год — конфискация еврейских ценностей, запрет выхода на улицу с наступлением темноты. 1940 год — начало массовой депортации евреев 82
ИМПЕРИЯJJJpEfix (в первую очередь из Померании, Эльзаса и Лота¬ рингии, Саара и Бадена). 1941 год — введение «желтой звезды» (звезды Давида). 1942 год — запрет на пользование обществен¬ ным транспортом. 1944 год — переброска узников концлагерей из восточных районов на запад. 1945 год — публикация сведений о евреях за пе¬ риод с 1939 по 1945 год (уничтожено 250 тысяч не¬ мецких евреев). Началом широкой антиеврейской кампании по¬ служила ночь на 10 ноября 1938 года, названная на¬ цистами «Хрустальной ночью». Она стала организо¬ ванным в крупном масштабе еврейским погромом, поводом к которому послужило убийство советника германского посольства в Париже Эрнста фон Рата семнадцатилетним студентом — евреем Гершлем Гриншпаном, хотевшим якобы отомстить за наси¬ лия, учиненные над его отцом и рядом других ганно¬ верских евреев. «Хрустальная ночь» отличалась от других погро¬ мов тем, что протекала не столько под влиянием страстей и фанатизма, сколько была организована и осуществлялась государственным аппаратом. По¬ гром, таким образом, был возведен в ранг государст¬ венной политики. Гейдрих, на которого была возложена полицей¬ ская сторона этой акции, докладывал о ее резуль¬ татах: «Количество уничтоженных еврейских предпри¬ ятий и жилищ еще не подсчитано. 191 синагога пре¬ 83
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ вращена в пепел, еще 74 полностью выведены из строя. Сгорели 11 общественных зданий и 3 сровне¬ ны с землей... 20 тысяч евреев арестованы, 36 убиты и столько же тяжело ранены...» Гейдрих же сыграл решающую роль в «оконча¬ тельном решении еврейского вопроса». В психоло¬ гическом плане более или менее понятно, почему он был одним из самых опасных врагов народа, от ко¬ торого в определенной степени сам же и происхо¬ дил. (За глаза его тогда звали «белокурым евреем».) Изгоняя евреев из Германии, а впоследствии и истребляя их, он пытался стереть то пятно, кото¬ рое, как он полагал, ему оставили его предки. Раз¬ личные консультативные советы по еврейским проблемам были созданы по его инициативе и дей¬ ствовали по его инструкциям. Им же лично была создана «центральная организация по еврейской эмиграции». Первое время после прихода к власти нацисты не препятствовали эмиграции евреев. Первая волна массовой эмиграции пришлась на 1933 год, а вто¬ рая — на 1938 год, период присоединения к рейху Австрии. Естественно, они никем не планировались и не организовывались. Тогда по инициативе Гейдриха был введен вы¬ ездной налог, и эмигрировать без всякой задержки могли только богатые евреи. Лица, не получавшие помощи от каких-либо организаций или родствен¬ ников за границей, были вынуждены оставаться. В связи с этим Гейдрих выдвинул идею, чтобы бога¬ 84
ИМПЕРИЯШРЕЙХ тые евреи оплачивали государственный налог и эмиг¬ рантские взносы за определенное число бедных евре¬ ев пропорционально имевшимся у них средствам. Желавшие эмигрировать, с учетом вышеска¬ занного, могли оформлять все необходимые доку¬ менты через «центральную организацию по ев¬ рейской эмиграции», получать железнодорожные или авиабилеты и решать другие вопросы при со¬ блюдении соответствующих формальностей. Иму¬ щество свое они должны были оставлять, переда¬ вая его государству. Сионистские лидеры считали, что немецкие ев¬ реи должны были эмигрировать в Палестину — «землю обетованную» для прежних и новых поколе¬ ний евреев, где намеревались создать сильное еврей¬ ское государство. Однако большинство евреев ехать в Палестину отказалось, несмотря даже на то, что к этому делу подключились эмиссары «МОССАДа». К тому же и англичане приняли решение о сокращении притока евреев на свою подмандатную территорию. Вот что говорит об этом статистика: Еврейское население Германии составляло (по состоянию на 1933 год) 303 000 человек эмигрировали (с 1933 по 1945 год) 270000 из НИХ: США 90000 Палестину 50 000 другие страны 130 000 Убиты и замучены (в том числе и эмигрировавшие 85
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ в страны, которые в ходе войны были оккупированы немцами) 170000 Умерли своей смертью 72 000 Остались в живых на территории Германии в 1945 году (в границах по состоянию на 1933 год) 23 000 Гейдрих не занимался ни идеологическими, ни расовыми вопросами, его интересовала чисто практическая сторона дела. Он холодно и трезво рассчитал, что для решения еврейского вопроса не¬ обходимы изучение еврейского населения, слежка за евреями, их регистрация и сосредоточение. По¬ этому и отдал распоряжение о переселении евре¬ ев из деревень в большие города. «Еврейские об¬ щины, насчитывающие менее пятисот человек, надо распустить и выслать в ближайшие города, которые станут центрами их сосредоточения», — указывал он. Это был зародыш планов гетто, пересадочных станций, откуда имелась только одна дорога — в не¬ бытие. Еврейский вопрос не давал Гейдриху покоя. И он вынашивал идеи, проекты, предложения. После по¬ ражения Франции у него даже возникла идея вос¬ пользоваться мыслью Наполеона о переселении всех евреев Европы на остров Мадагаскар. Получив раз¬ решение Гитлера, он послал своих представителей в правительство Виши для обсуждения этого вопроса. Из-за начала войны против Советского Союза этому плану было не суждено сбыться. Когда нацистское руководство приняло решение о физическом уничтожении евреев, Гейдрих перед 8 6
ИМПЕРИЯJJJpEfjx самым нападением на СССР в мае 1941 года создал четыре оперативные группы, которые должны были действовать в зоне боев групп армий «Север» и «Центр» (по одной) и «Юг» (две). Каждая из них насчитывала до 1200 человек (около 340 солдат войск СС, 150 шоферов и механи¬ ков, 90 гестаповцев, 130 полицейских, 50 сотрудни¬ ков уголовной полиции и 35 представителей СД, а также переводчики, радисты, телеграфисты, управ¬ ленцы). Их задачи заключались в ликвидации евреев и комиссаров и конфискации всего, что можно было как-то использовать (драгоценности, ценные вещи, обувь, изделия из кожи). Точное число жертв их деятельности не установ¬ лено, но только на территории СССР было уничто¬ жено 750 000 человек. Командовали оперативными группами Шталь- эккер, Нёбе, Раш и Олендорф. Вместе с тем Гейдрих поручил Глобочнику и не¬ которым другим своим подчиненным отработать и испробовать методику массового истребления евре¬ ев. В результате возник первый лагерь смерти Треб- линка (в Польше), где для умерщвления жертв ис¬ пользовался отработанный газ двигателей автома¬ шин, направлявшийся в их кузова или специально оборудованные камеры. Позже все фабрики смерти, крупнейшей из ко¬ торых был Освенцим (Аушвиц), стали воспроизве¬ дением этой первой экспериментальной станции убийств с той только разницей, что они были более усовершенствованы и лучше технически оснащены 87
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ (в частности, вместо выхлопов автомашин использо¬ вался специальный газ «Циклон»). Запущенный Гейдрихом механизм уничтоже¬ ния людей работал бесперебойно и после его смер¬ ти. Возник трагический парадокс — мертвый Гейд- рих продолжал убивать сотни тысяч живых, так как конец его жизни не означал конца его замы¬ слов и планов. Цифры умерщвленных на фабриках смерти не укладываются в человеческом сознании: в Кульмхо- фе погибло 152 000 евреев, в Бельцеке — 600 000, в Соси боре — 250000, в Треблинке — 700000, в Майданеке — 200000 и в Освенциме — более 1 миллиона. А вот как осуществлялась депортация евреев из Венгрии, согласованная правительствами Германии и Венгрии, весной 1944 года — по плану, несшему на себе явный отпечаток метода Гейдриха. Депортация шла якобы в польские гетто, куда ежедневно отправлялись два поезда с 2000 евреев в каждом. Ничего не подозревавшие люди шли спо¬ койно колоннами без всякого сопротивления к на¬ значенным железнодорожным станциям и усажи¬ вались в ожидавшие их поезда. Бежать по пути было довольно просто, но лишь немногие воспользова¬ лись этой возможностью. После окончания погрузки командование брал на себя офицер немецкой полиции со своей не¬ многочисленной командой. Он получал письмен¬ ное предписание сопровождать поезд до одной из польских станций, где передавал «груз» ожидавшим его представителям. Колонна с эскортом исчезала в 88
ИМПЕРИЯрЕЙХ лесу, а пустой состав отправлялся на следующую станцию, откуда возвращался в Венгрию. Так что со¬ провождавшие его лица не имели ни малейшего представления о судьбе спешно покинувших свои дома людей. Гейдрих со временем заменил применявшуюся вначале резню, вызывавшую ужас и негодование, ти¬ хим, лично им разработанным механизмом уничто¬ жения. Основной принцип его системы заключался в том, что евреи должны были уничтожать евреев же. Так что вся работа на первой стадии проводилась специально отобранными для этой цели евреями под надзором немногочисленной охраны лагерей. Через определенное время уничтожались и сами нежела¬ тельные свидетели творившегося беспредела. В этом плане Гейдрих учел опыт Древнего Егип¬ та, когда рабочие, строившие надгробный памятник фараону, умерщвлялись по его же приказу после окончания строительства, в результате чего приме¬ ненные при возведении саркофага секреты уходили вместе с ними в могилу. Более того, еврейские национальные комитеты в Берлине, Вене, Праге и почти во всех крупных горо¬ дах Европы должны были сами решать, кто из их со¬ племенников и единоверцев подлежал направлению в польские гетто. Очень немногие знали, что после прибытия на место назначения этих людей ждало еще одно перемещение — в лагеря смерти. В результате преступной деятельности Гейдриха и его приспешников (Айхман и ему подобные) из 11 миллионов евреев, проживавших в Европе, по¬ гибло 5 миллионов 100 тысяч человек. Приведем 89
РАЙНХЛРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ статистику этой расправы, взятую из исследований американского историка Рауля Хильберга, работав¬ шего с архивными документами СС и министерства иностранных дел Германии, по отдельным европей¬ ским странам. Страна Количество погибших 1 I % к числу на¬ селявших ее евреев Германия, Австрия, Чехословакия 310000 50 Дания и Норвегия 70/750 1/38 Бельгия, Голландия и Люксембург 130000 56 Франция и Италия 70000 22 Советский Союз (вклю¬ чая Прибалтику) 900000 28 Польша 3000000 90 Югославия 60000 80 Греция 60000 81 Румыния 270000 34 Венгрия 300000 75 Всего: 5100000 46 СЕКРЕТНЫЕ ДОСЬЕ Гейдрих ни во что не ставил дружбу и товарище¬ ство, не почитал он и корпоративный дух, считая на¬ дежным связующим звеном лишь наличие тайн. Он 90
империяШрейх полагал, что знание скрытых житейских слабостей и иных недостатков у руководящих лиц рейха помо¬ жет ему установить власть над окружением и позво¬ лит осуществлять контроль над политическими про¬ блемами. Циник даже не скрывал, что использовал в этом вопросе опыт большевиков, приспособив его для себя. Многие лидеры национал-социализма знали, что Гейдрих собирал компрометирующие материалы, в том числе и на них. Из-за этого его ненавидели и боялись, поскольку никто не знал точно, что ему конкретно о них известно. Что-либо подлежащее сокрытию имел каждый — кто небольшой грешок в молодости, кто мздоимство, кто какие-то проступ¬ ки, достаточные для того, чтобы испытывать чувство вины. Секретные досье, имевшиеся у Гейдриха, вы¬ зывали трепет во всей Германии. Дела эти вел один из кадровиков его ведомства, видимо, даже не представлявший, сколь большое значение для его шефа имела эта подборка доку¬ ментов. А подвигнуло его на это, скорее всего, то об¬ стоятельство, что прусская полиция еще задолго до прихода нацистов к власти собирала компро¬ мат на национал-социалистское руководство. От ее острого взора не ускользали даже малейшие проступки этих личностей, в особенности интим¬ ного характера. Самым важным для Гейдриха было всегда знать обо всем больше, чем остальные, и о каждом в от¬ дельности полнее, чем о нем было кому бы то ни бы¬ ло известно. Он использовал возможности своей 91
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ службы безопасности, прилагая немало усилий и времени, чтобы узнать о различных лицах, которые играли или могли играть определенную роль в жиз¬ ни страны, нечто такое, что ими скрывалось. Ему бы¬ ло безразлично, касалось ли это политических дел, общественной деятельности или, как мы уже гово¬ рили, интимной частной жизни. Гейдрих мог годами выжидать подходящий мо¬ мент, чтобы дать понять тому или другому лицу, что располагает о нем кое-какими сведениями и может, если понадобится, вынуть из своего сейфа компро¬ метирующий документ. В запутанном лабиринте нацистской верхушки, полной интриг, соперничест¬ ва и взаимоскрещивающихся амбиций, Гейдрих за¬ воевал репутацию опасного человека, с которым лучше не связываться. Таким образом он поступал не только с действи¬ тельными и возможными соперниками, но и со своими сотрудниками. Взять хотя бы Шелленберга. Гейдрих не собирал¬ ся его уничтожать, а лишь подчинить себе. «Прокол» у того произошел со второй женитьбой. По оконча¬ нии медового месяца ему была передана папка с грифом «Секретно», в которой лежала копия доне¬ сения полиции о проживавшей в Польше семье но¬ вой супруги Шелленберга. Каждый из родственни¬ ков был перебран по косточкам, всевидящее поли¬ цейское око узрело у многих из них недостатки политического и национального характера. В заклю¬ чение был приведен факт, что одна из родственниц фрау Шелленберг была замужем за человеком ев¬ рейского происхождения. Шелленберг знал, что это¬ 92
империяШрейх го было вполне достаточно не только для немедлен¬ ного смещения его с должности, но и для увольне¬ ния из СС, а также принятия самых строгих мер в случае необходимости. К копии донесения, помеченного «Для доклада», не было приложено ни какого-либо решения, ни предложения, не сопровождалось оно также ни ком¬ ментариями, ни требованиями объяснений. Лишь в конце значилась фраза: «Оригинал находится у шефа» — то есть у Гейд- риха. Сам же Гейдрих после этой истории не показы¬ вал какой бы то ни было перемены в своих отноше¬ ниях к Шелленбергу ни на людях, ни в личных раз¬ говорах, не касаясь ее даже намеком. Он просто хо¬ тел дать понять тому, что может его уничтожить в любое время, продолжая покровительствовать и да¬ же способствовать продвижению по службе... Для методов работы Гейдриха показателен слу¬ чай с Леем, председателем «Немецкого трудового фронта»1. Что-то натолкнуло его на мысль, что Лей не был арийцем. Недолго раздумывая, Гейдрих от¬ правился в партийную канцелярию к Вальтеру Бу- ху, у которого хранились личные дела руководя¬ 1 «Немецкий трудовой фронт» — организация, созданная нацис- тами в 1933 г., которая заменила имевшиеся в стране до того профсоюзы. Ею были заняты все профсоюзные помещения, конфисковано их имуще¬ ство и даже членские взносы. Были ликвидированы рабочие советы на предприятиях, отменены права на проведение забастовок и заключение коллективных договоров. В 1938 г. насчитывала 23 миллиона членов. В ап¬ парате ее функционеров было 40 тысяч человек, в том числе и владельцы предприятий. 93
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ щих лиц рейха, чтобы лично ознакомиться с делом Лея. Не избежал участи остальных и непосредствен¬ ный шеф Гейдриха — Гиммлер. Когда весною 1933 года он был назначен начальником мюнхен¬ ской полиции, в здании полицейского управления появился некий мужчина, назвавшийся кузеном нового шефа полиции и изъявивший желание с ним встретиться. Посетитель, как потом было вы¬ яснено, оказался евреем-скотопромышленником из Вюртемберга. Полицейские чиновники хотели было посадить того в кутузку за дерзость, но реши¬ ли доложить Гиммлеру, прежде чем принять ка¬ кие-то меры. К их большому изумлению, Гиммлер распорядился пропустить мужчину к нему и не трогать. Запись об этом хранилась в журнале де¬ журного по управлению вплоть до краха Герма¬ нии... Даже Гитлер не явился исключением Гейдрих был первым «исследователем» фюрера, старавшим¬ ся отыскать любые, самые мелкие подробности его прошлого. В Мюнхене для этой цели у него находил¬ ся агент, имевший задачу собирать сведения о бли¬ жайших друзьях и сотрудниках Гитлера в ранние годы. Этот агент выпытывал у подвыпивших собу¬ тыльников интересные подробности. Биографы Гит¬ лера отдали бы столько же граммов золота, сколько весило досье на фюрера, но оно было после смерти Гейдриха уничтожено. В этом досье содержались, по некоторым дан¬ ным, сведения, полученные от бывшего унтер-офи- 94
империяШрейх цера Макса Амана, с которым Гитлер служил в ар¬ мии в период Первой мировой войны; Эмиля Мори¬ са — личного охранника, шофера и закадычного друга Адольфа в первые годы нацистского движе¬ ния; Германа Эссера — тоже близкого друга и Хоф¬ мана — личного фотографа фюрера, проведшего с ним долгое время. Была там информация и от Христиана Вебера, дружка ранних лет, имевшего привилегию обра¬ щаться к Гитлеру на «ты». (Этой чести были удо¬ стоены, к слову говоря, только Крибель — ставший впоследствии сотрудником МИДа и послом, началь¬ ник штурмовиков Рём и старый фронтовой това¬ рищ — некто Шмидт.) Естественно, никому из них в голову не приходило, что их собеседник являлся агентом Гейдриха. У Мориса язык не развязывался даже от боль¬ ших порций выпитого, тем не менее агенту уда¬ лось получить массу информации о молодом Гит¬ лере. Как ни странно, хотя отец Мориса был «полу¬ кровкой в первом поколении», он стал ближайшим соратником и лучшим другом Гитлера. Еще до Гимм¬ лера он был некоторое время шефом СС. Дружба Гитлера с Морисом продолжалась де¬ сять лет и была прекращена из-за женщины. Гитлер был влюблен в Джелию Раубаль — красавицу, дочку своей сводной сестры, с которой у Мориса была обычная скоротечная любовная связь. Узнав об этом, Гитлер порвал с Морисом и выгнал его со своей службы. Осенью 1931 года Гитлер принял решение напра¬ 95
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ вить Джелию в Вену для занятия вокалом. Уехав ту¬ да вопреки своему желанию, она там застрелилась. Это происшествие было критическим в жизни Гитлера и отразилось на его характере. В то время у него случались моменты, когда он даже собирался покончить с собой. Со смертью Джелии Раубаль произошло ужесточение его натуры и выработалась привычка к подавлению обычных человеческих чувств и сантиментов. С того времени он посвятил себя исключительно политике, временами заявляя патетически: «Отныне только Германия будет моей невестой». Тем не менее он не исключил женщин из своей жизни, хотя его отношения с ними по большей части носили мимолетный характер. Поэтому ши¬ роко распространенное мнение, что он был аске¬ том и относился отрицательно к порокам, не соот¬ ветствует действительности. У него никогда не бы¬ ло намерения вступить с какой-нибудь из своих подруг в серьезный союз, поэтому ближайшие его соратники были весьма удивлены, когда он, видя неотвратимый конец, совершенно неожиданно для всех решил 29 апреля 1945 года жениться на Еве Браун1... 1 Браун Ева (1912—1945) — жена Гитлера, бывшая долгие годы его любовницей. Дочь школьного учителя. Увлекалась плаванием, гимнасти¬ кой, лыжами, альпинизмом, профессионально занималась танцами. Была фотомоделью, работала ассистенткой личного фотографа Гитлера. С Адольфом познакомилась в 1931 г. Затем постоянно жила в Бергхофе. В 1935 г. пыталась покончить с собой, посчитав себя брошенной. Находи¬ лась полностью под влиянием Гитлера и не оказывала на него никакого воздействия. На следующий день после обручения приняла яд вместе с фюрером 96
Райнхард Гейдрих и адмирал Канарис. Эрнст Рём (второй справа) и Герман Геринг (четвертый справа).
Альфред Науйокс. Генрих Гиммлер. Райнхард Гейдрих.
Адольф Гитлер.
Вернер фон Бломберг. Вернер фон Фрич. Генрих Мюллер. Артур Нёбе.
Отто Олендорф. Гейдрих {за рулем) с Вольфом.
Райнхард Гейдрих. Райнхард Гейдрих в Праге.
.% *, Райнхард Гейдрих на приеме.
Адмирал Канарис. Гросс-адмирал Эрих Рёдер. Шеф партийной канцелярии Мартин Борман.
Гейдрих в кругу семьи.
Иосиф Габчик и Ян Кубиш (слева).
Штаб-квартира Гейдриха в Паненске-Бржежани.
кяя$ *1 f. О 1273 ■ >.1 ,*» I» и ЪцЫ, iu(M*чм г* Л НН И г.1 *К0 „,4 Soldier’» Service Book. fct» S-hj* Wf* ;<*««* ifafc* tb * * Ним* W» **<4 ti <4 sfe* *ш*и» гАт*Щ. *** * Ы m*4* тШ «fa* -* - Instruction* to Sofdior. i V** ** :.*w imwwuif гмошйй» fa* «fa* м r aM%n4i f *4 ibm fa «#*. t tm Ш *»*.*■» мп) HMi км* «• **** р#*м fa ¥«• *»«*< р«4м» O'* Ыф ******* tmB~i <<> V 4*ю •<« » «■«#<!. «• >» iMfastf'ty* «* ,, 00--*«. '* *■ m*t Ш8*м.: ш:,: о *f $Ый** ? n*fa<»***#*» ♦ V*» ***** ■*•■* *&** m *s*fat> *af mmat m »fa*« ■> ■ ** mpM# fas*»* *мМийШ*«» рй i W m4 i Солдатские книжки Яна Кубиша и Иосифа Габчика.
Райнхард Гейдрих {слева) с Карлом Франком.
Крестьянин Бауман, обнаруживший пара¬ шютистов Габчика и Кубиша после их приземления под Прагой. Профессор Владислав Ванек — руководитель движения Сопротивления в Праге.
Район приземления парашютистов. Заброшенная каменоломня, в которой нашли укры¬ тие Кубиш и Габчик после приземления.
Ян Зеленка. Мария Моравец. Франтишек Сафаржик. Иосиф Валчик.
ИМПЕРИЯЛ1РЕЙХ Таковой была деятельность Гейдриха, связанная с созданием фонда секретных досье. Не без основа¬ ний при известии о смерти Гейдриха Шелленберг, Науйокс и целый ряд других лиц вздохнули с облегче¬ нием, а Дитрих даже сказал; «Наконец-то эта собака издохла!» ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА С самого начала своей деятельности в службе безопасности Гейдрих не довольствовался только внутриполитическими вопросами рейха, прояв¬ ляя большой интерес к международным пробле¬ мам. Недаром он уже на первых порах, о чем мы уже говорили, выделил разведку в отдельное управление. Вот лишь несколько примеров «работы» СД, в которых сразу же просматривается почерк Гейд¬ риха: — пропагандистская деятельность (попытка скло¬ нить президента Аргентины Кастилло к заключению антиамериканского союза с Третьим рейхом); — фальсификация и подделка документов (афера с Тухачевским, рассмотренная нами выше); — провокации (инсценировка нападения «поля¬ ков» на немецкую радиостанцию в Гляйвице, что привело к началу войны Германии против Польши и развязыванию Второй мировой войны); — похищение заложников (вывоз двоих британ¬ ских разведчиков из Голландии в Германию); —смещение нежелательных правителей (по¬ пытка организации покушения на Сталина, убийст- 4-9183 Райнхард 97
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ во австрийского канцлера Дольфуса1, подготовка за¬ мены каудильо Франко2, не желавшего ввергать свою страну в большую войну и ограничившегося посылкой на германо-советский фронт только од¬ ной так называемой голубой дивизии); — прямое вмешательство в дела других госу¬ дарств (попытка привести к власти «железную гвар¬ дию» в Румынии, «аншлюс» Австрии, сокрушение Чехословацкой Республики). Рассмотрим поподробнее некоторые из них. ПОДГОТОВКА К «АНШЛЮСУ» Еще летом 1933 года группа национал-социали¬ стских полицейских чиновников Вены намеревалась свергнуть австрийское правительство. План этот, од¬ нако, осуществлен не был, так как Гитлер посчитал, что внешнеполитическая обстановка к тому време¬ ни еще не созрела. Летом же 1934 года некто Гласс, сформировав¬ ший эсэсовский «штандарт», разработал новый план путча, собираясь во главе 150 своих единомышлен¬ ников арестовать правительство, которое должно 1 Дольфус Энгельберт (1892—1934) — австрийский государствен- ный деятель. С 1932 г. — министр иностранных дел и федеральный канц¬ лер Австрии. Один из лидеров христианско-социальной партии. В 1934 г. .подписал Римский протокол, поставивший политику Австрии в зависи¬ мость от Италии. Убит сторонниками присоединения Австрии к Герма¬ нии. 2 Франко Баамонде Франсиско (1892—1975) — испанский госу¬ дарственный деятель, генерал. В 1936 г. возглавил мятеж против Испан¬ ской республики. Являлся вождем испанской фаланги и каудильо (1939— 1975). В 1947 г. объявил Испанию королевством, но установление коро¬ левской власти откладывал до своего ухода из политики. 98
ИМПЕРИЯШрбйх было собраться на очередное заседание в ведомстве канцлера, захватить радиостанцию и заявить о низ¬ ложении правительства. Идея эта была поддержана Гейдрихом. То, что действия путчистов оказались для авст¬ рийского правительства неожиданными, следует от¬ нести к агентурной обстановке в Вене, когда развед¬ ки действовали одна против другой. Эсэсовцы собрались в первом часу дня 25 июля во дворце спорта на Зибенштернгассе, 11. Через не¬ которое время туда подъехал грузовик с обмундиро¬ ванием от коменданта Вены подполковника Зин- цингера, согласившегося принять участие в путче. Напялив на себя новенькие мундиры, группа из 30 человек направилась к ведомству канцлера, якобы получив приказание президента Микласа. Получив сообщение, что группа радикально на¬ строенных нацистов намерена вторгнуться в здание ведомства канцлера, Дольфус прервал заседание и распорядился, чтобы каждый министр отправился в свое ведомство. В здании остались только он и статс- секретарь по вопросам безопасности. Грузовик с «солдатами» беспрепятственно въехал во двор. Отто Планетта с десятью эсэсовцами ворва¬ лись в зал заседаний и в коридоре наткнулись на Доль- фуса. Планетта тут же выхватил пистолет и выстрелил. Раненого канцлера положили на диван. Никакой помощи ему оказано не было, и через три часа он скончался. Главной же цели путчисты не достигли: арест ми¬ нистров не удался. Правда, здание радиостанции они захватили. Однако, несмотря на обращение, ни¬ 99
глПМЛАРД ГЕЙДРИХ ПУТЬ К ВЛАСТИ кто на помощь им не пришел, в том числе и мест¬ ные штурмовики, которые с полным безразличием наблюдали за расправой с путчистами подоспевшей полиции и армейских подразделений. Планетта и его сообщники были казнены, многие получили раз¬ личные сроки тюремного заключения. Гейдрих из этой истории сделал вывод: в борьбе нацистских иерархов решающую роль играют груп¬ пировки по интересам, проводящие свою линию грубо и жестко, невзирая на должные, казалось бы, связывать их воедино национал-социалистские идеи. При вводе войск в Австрию в 1938 году, во время осуществления «аншлюса», вместе с ними в Вену во¬ шла и оперативная группа, специально сформиро¬ ванная для этого Гейдрихом. СОКРУШЕНИЕ ЧЕШСКОГО ГОСУДАРСТВА В этих событиях рука Гейдриха прослеживается более отчетливо. Свою основную ставку он сделал на группу наиболее ярых местных национал-социали¬ стов, выступавших за присоединение Судет к рейху. Естественно, не Гейдрих выдумал судетское движе¬ ние, раздутое до неистовства в расчете на сговорчи¬ вость и капитулянтство чешской буржуазии. Но он основал на территории Чехословакии мощную шпи¬ онскую базу. Им, в частности, в двух местах чешско- немецкой границы накануне Мюнхенского сговора были тайно установлены две активно действовав¬ шие телеграфные линии для передачи в Берлин ма¬ териалов от нацистской агентуры. 100
ИМПЕРИЯ JJJрЕИх В своем управлении Гейдрих создал специальное отделение, которому было поручено контролировать руководство генлейновской судето-немецкой партии и направлять его действия в нужную сторону. Когда Генлейн попытался вести переговоры с доверенным лицом британской секретной службы в Швейцарии на предмет примирительного, компромиссного ре¬ шения судетской проблемы и улучшения положения немецкого меньшинства в стране, Гейдрих немедлен¬ но вмешался и сорвал эти переговоры. Как впоследствии отмечал Гиммлер, «Гейдрих за¬ благовременно обнаруживал в Судетах, Богемии, Моравии и Словакии всех противников и давал им решительный отпор, до самых мельчайших подроб¬ ностей представляя себе их деятельность, организа¬ ционные центры и руководителей». В деле раскола Чехословакии — создания про¬ тектората Богемии и Моравии и «суверенной» Сло¬ вакии (конечно же, под покровительством Герма¬ нии) — большую роль сыграли не только пропаган¬ дистская шумиха, но и прямое насилие. Для этого Гейдрихом специально был создан «корпус свобо¬ ды», осуществивший зверские погромы в чешском пограничье осенью 1938 года. В качестве одного из вариантов сокрушения рес¬ публики рассматривалось вооруженное вторжение на территорию Чехословакии. Для этой цели Гейд¬ рих готовил ряд провокаций, которые должны были послужить поводом. Одной из них, в частности, яв¬ лялась инсценировка покушения на германского посла в Праге Айзенлора Гейдрих всячески поддерживал и сепаратист¬ 707
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ ские тенденции словацких националистов. После неоднократных попыток агенты РСХА достигли соглашения с Иосифом Тито, намеревавшимся объявить суверенитет Словакии. На встречу с Гит¬ лером он вылетал на самолете как раз гейдрихов- ского центра. В целях разжигания в Словакии шовинистиче¬ ских настроений, вызова античешской шумихи и выступлений против государственного объединения чехов и словаков туда был направлен Альфред Науй- окс с группой подрывников, чтобы инсценировать террористические акты. Взрывы бомб были учине¬ ны в ряде мест, в том числе и на шоколадной фабри¬ ке в Пресбурге. До конца 1937 года Гитлер еще никак не мог ре¬ шить, с кем надо разобраться в первую очередь — с Чехословакией или Австрией. В конце концов он ре¬ шился на введение войск в Австрию. Когда же «при¬ соединение» прошло гладко и без серьезной оппо¬ зиции со стороны западных держав, у него окреп¬ ло убеждение, что и с Чехословакией можно спокойно поступить таким же образом. Относи¬ тельная сила правительства Бенеша1 его более не смущала. Ключевым моментом его плана было вклю¬ чение Богемии и Моравии, обладавших огромным промышленным потенциалом, в состав рейха. Аб¬ 1 Бенеш Эдуард (1884—1948) — чешский государственный дея- тель. В 1915—1918 гг. — генеральный секретарь чехословацкого нацио¬ нального совета в Париже. В 1918—1935 гг. — министр иностранных дел Чехословакии. Являлся председателем комитета безопасности Лиги На¬ ций (1927—1938). Президент Чехословакии в 1935—1938 и 1946—1948 гг. Во 2-ю мировую войну являлся президентом чехословацкого эмиграци¬ онного правительства в Лондоне. 102
ИМПЕРИЯfljPEfjx сорбция трех миллионов судетских немцев имела для него второстепенное значение. В соответствии с Мюнхенским соглашением 14 марта 1939 года словацкое государство получило независимость, а 15 марта в Чехию были введены немецкие войска В деле подготовки почвы для «бескровного похо¬ да» в Чехию с помощью пятой колонны Гейдрих сыграл решающую роль. «ОПЕРАЦИЯ ВЕН Л О» В середине октября 1939 года Вальтер Шеллен- берг получил от Гейдриха указание начать игру с представителями британской «Интеллидженс сер¬ вис» в бывшей тогда нейтральной Голландии. Гейд¬ рих намеревался вскрыть методы работы англий¬ ской секретной службы, характер сотрудничества между секретными службами Голландии и Велико¬ британии и их контакты с немецкой оппозицией. Немецкий эмигрант в Голландии, некто Франц, яв¬ лявшийся агентом СД под кодовым номером Ф-479, сумел установить хорошие отношения с англий¬ ским разведчиком капитаном Пейном Бестом, ко¬ торый проявлял повышенный интерес к антигитле¬ ровской оппозиции в рядах вермахта. Франц обеспечивался специально подготовлен¬ ными сведениями для осуществления намеченной игры. В целях установления непосредственного кон¬ такта с капитаном Бестом в Голландию выехал Шел- ленберг под видом некоего капитана Шеммеля, буд¬ то бы работавшего в транспортном отделе верхов¬ 703
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ ного главнокомандования вермахта и связанного с оппозицией. На встрече «Шеммеля» познакомили с англий¬ ским майором Стивенсом и голландским офицером генерального штаба Клопом. На очередной встрече немцу был вручен радиопередатчик и обусловлен пароль для выхода в эфир — «ОН-4». В ходе состоявшихся бесед англичане показали себя знающими людьми, вследствие чего Гейдриху пришла на ум идея захватить обоих и доставить в Германию. Тем более что попытку покушения на него фюрер связывал с деятельностью британской секретной службы. На следующий день в три часа пополудни Шел- ленберг направился на обусловленную встречу в ка¬ фе в голландской пограничной деревушке Венло. В его распоряжении находился Науйокс со своей командой. Дело надо было провернуть еще до появления англичан в кафе. Поэтому Шелленберг вышел на улицу якобы поприветствовать англичан. Как толь¬ ко показался «Бьюик» Беста, с немецкой стороны выехала машина Науйокса с открытым верхом, протаранившая пограничный шлагбаум и оказав¬ шаяся около автомашины англичан. Не успели те опомниться, как эсэсовские головорезы скрутили их и запихнули в свою машину. В завязавшейся пе¬ рестрелке был ранен сопровождавший англичан Клоп, который также был прихвачен Науйоксом. Шелленберг поспешил к своей автомашине и скрыл¬ ся. Вся операция была завершена буквально за не¬ сколько минут. На следующий день немецкая пропагандистская 104
ИМПЕРИЯJJJpEfjX машина заработала на полных оборотах. В частно¬ сти, было заявлено, что органами безопасности рейха арестованы зачинщики покушения на фю¬ рера. За удачно проведенную операцию Шелленберг получил «Железный крест» 1-й степени. РУМЫНСКАЯ «ЖЕЛЕЗНАЯ ГВАРДИЯ» В январе 1941 года железогвардейцы попыта¬ лись совершить государственный переворот в Румы¬ нии и свергнуть Антонеску1. Их партия, в которой Гейдрих видел партию фашистского толка, родст¬ венную НСДАП, получила его поддержку. Главный удар был нанесен 21 января 1941 года. В руках гвардейцев оказались почти все правитель¬ ственные здания и площади Бухареста. Антонеску удерживал лишь свою резиденцию. Он оказался в критическом положении, и спасти его мог только Гитлер. 22 января генерал сделал запрос через не¬ мецкую миссию, как ему следует поступить. Риб¬ бентроп, у которого отношение к железной гвардии было иным, чем у Гейдриха, ответил: «Антонеску должен действовать, как он считает необходимым и целесообразным. Фюрер советует ему поступить с легионерами так же, как он в свое время обошелся с рёмовскими путчистами». Антонеску нанес ответный удар, ликвидировал попытку переворота и стал жестоко преследовать 1 Антонеску Йон (1882—1946) — румынский диктатор (1940— 1944), маршал., сторонник Гитлера В 1941 г. вверг страну в войну против СССР. Казнен по приговору Нюрнбергского военного трибунала 105
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ своих противников. Гейдриховцы укрыли в безопас¬ ных местах предводителя гвардейцев Хорию Симу с 14 командирами и ближайшими соратниками. А через некоторое время они были контрабандно переправлены через границу в немецкой форме на санитарных автомашинах... Гейдриху было понятно, что внешняя политика с каждым военным годом начала приобретать все меньшее значение. Сектор автономной внешней по¬ литики сужался все более, как и значительно умень¬ шилось число независимых и нейтральных госу¬ дарств. Место внешней политики стала занимать по¬ литика оккупационная. ЧЕШСКИЙ ТРАМПЛИН Очередная задача, которую перед собой в сере¬ дине 1941 года поставил Гейдрих, было занять крес¬ ло имперского министра внутренних дел. Получив обещание Гитлера, он хотел тем не менее показать свои административные способности в решении об¬ щественных проблем путем занятия поста замести¬ теля протектора Богемии и Моравии (Чехию-то он знал хорошо). И он представил Гитлеру докладную записку, в которой изложил свои соображения, будто бы рейхспротектору барону фон Нойрату трудно в оди¬ ночку исполнять свои обязанности. Фюрер, старав¬ шийся при каждом удобном случае продублировать важные посты, легко с ним согласился. 106
ИМПЕРИЯJJJpEffx В сентябре 1941 года Гейдрих был назначен за¬ местителем имперского протектора в Богемии и Мо¬ равии, где стал фактически единовластным хозяином положения, так как Нойрат был почти сразу же от¬ правлен в отпуск, из которого уже не возвратился. В день прибытия в Прагу Гейдрих сделал заявле¬ ние, переданное по радио: «В целях охраны интересов империи объявляю на территории Богемии и Моравии начиная с 12 ча¬ сов дня 28 сентября 1941 года чрезвычайное поло¬ жение. Все действия, ведущие к нарушению общест¬ венного порядка, хозяйственной жизни или мирно¬ го труда, так же как недозволенное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывча¬ тых веществ, будут караться по законам военного времени. Это относится также к скоплениям народа и всякого рода сборищам в закрытых помещениях или на улицах. Решения военно-полевых судов об¬ жалованию не подлежат. Смертные приговоры при¬ водятся в исполнение немедленно — через расстрел или повешение». Вслед за этим по протекторату прокатилась вол¬ на террора, из-за чего Гейдрих получил прозвища «мясника из Праги» и «кровавой собаки». За какие- то две-три недели чешское движение Сопротивле¬ ния было почти полностью ликвидировано вместе с примкнувшими к нему прозападными и коммуни¬ стическими группировками. Были арестованы мно¬ гие оппозиционеры. А на показательном процессе к смертной казни был приговорен чешский премьер- министр Алоис Элиаш. 2 октября 1941 года в зале заседаний Чернинско- 107
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ го дворца в Праге Гейдрих выступил с речью о даль¬ нейших судьбах чешского народа перед черно-ко- ричнево-зеленым сборищем немецкой элиты. Он говорил высоким голосом, отрывисто и в нос (ора¬ торское искусство не принадлежало к его сильным сторонам). Слова он подыскивал в последнюю мину¬ ту, хотя, конечно, смысл и цель речи были давно продуманы. Каждый из присутствовавших должен был понять: лицо на трибуне — десница самого фю¬ рера, простертая над ними. «Сейчас под руководством фюрера мы заняли многие территории в Европе. Это необходимо для победоносного окончания войны. И на этих терри¬ ториях мы останемся навсегда.. Однако будущее им¬ перии зависит от способности удержать завоеванные территории, овладеть ими и при необходимости объ¬ единить с империей... Многое зависит от того, как мы поведем себя с населением этих стран... Поэтому це¬ лесообразно разделить население на группы. Одну группу образуют страны с германским на¬ селением — людьми нашей крови, близкие нам по характеру. Это — Норвегия, Голландия, Фландрия, Дания и Швеция. Они будут принадлежать нам, как бы ни осуществлялась их связь с рейхом — в виде конфедерации или автономии. Другую группу составляют восточные земли, на¬ селенные большей частью славянскими народами. По мере развития военных действий восточная территория будет расширяться в глубь России, вплоть до Урала. Эти территории станут нашей сырьевой базой. А заправлять там всем должна не¬ мецкая прослойка. Население же будет работать 108
ИМПЕРИЯ ft!рЕЙХ на нас как рабы. (Славянин привык все терпеть от господина...) Что касается чехов, то мы не можем допустить, чтобы они считали территории Богемии и Моравии своими... Не раз в истории Германии удары кинжа¬ лом в спину империи наносились именно здесь... Да и сейчас, особенно в последние недели, тут ощуща¬ ются саботаж, террористические акции, уничтоже¬ ние урожая... Не все немцы, прибывшие сюда, осоз¬ нали, что здесь им предстоит сражаться, что тут по¬ ле боя... Чехам необходимо показать, кто здесь хозяин, чтобы они знали раз и навсегда, что тут все диктуется германскими интересами и что решаю¬ щее слово принадлежит рейху... Мы должны разъяс¬ нить средствами пропаганды и различными меро¬ приятиями, что им выгоднее добросовестно рабо¬ тать на нас Нам необходимо полностью использовать чешскую рабочую силу для наращивания производ¬ ства оружия... А теперь несколько соображений по поводу окончательного решения чешского вопроса. Эта территория раз и навсегда должна быть заселена немцами... Для того чтобы получить сведения, кого из местного населения представляется возможным онемечить, мы должны провести перепись населе¬ ния и выявить расовую принадлежность каждого жителя. Людей, принадлежащих к чистой, полно¬ ценной расе и с правильным образом мыслей, мож¬ но германизировать. Остальных же следует изгнать отсюда — на востоке места достаточно... С представителями среднего слоя — людьми правильного образа мыслей, но нечистой расы и 109
РЛЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ людьми чистой расы, но дурного образа мыслей — следует поступить следующим образом. Первую группу надо, видимо, отправить на постоянную рабо¬ ту в рейх или еще куда-нибудь и позаботиться, чтобы они не имели детей (то есть стерилизовать). Часть же второй группы, как наиболее опасную, — поста¬ вить к стенке...» Как все просто — германизировать, стерилизо¬ вать, расстрелять. Выполнив первую часть своего плана, Гейдрих прекратил террор и отменил суды, представ как но¬ вый протектор-«благотворитель». Он объявил об окончании политических преследований, стал обха¬ живать чешских рабочих и крестьян, натравливая их на буржуазную интеллигенцию, в которой видел ядро сопротивления, и отменил целый ряд ограни¬ чений. Гейдрих повысил норму жиров для 2 миллионов чешских рабочих, выделил 200 тысяч пар обуви для людей, занятых в военной промышленности, увели¬ чил рацион сигарет и продуктов, реквизировал гос¬ тиницы и пансионаты на всемирно известных ку¬ рортах Богемии, таких, например, как Карлсбад, и организовал в них дома отдыха для чешских рабо¬ чих, реорганизовал систему социального обеспече¬ ния, добился выдачи повышенной зарплаты, на кото¬ рую можно было уже что-то купить, и общественно¬ го признания рабочих и крестьян. Был ликвидирован черный рынок и введена, как он сам назвал ее, «су¬ повая экономика». 110
империяШрбйх Чехия была недосягаемой для английской авиа¬ ции, поэтому туда был переведен целый ряд воен¬ ных заводов из Германии. Местная военная про¬ мышленность также работала на полных оборотах (вместо трехсменного рабочего дня по восемь ча¬ сов Гейдрих ввел двухсменный по двенадцать ча¬ сов). В итоге в конце 1941 года вермахт получал от¬ сюда треть танков, четвертую часть грузовых авто¬ машин и прицепов и сорок процентов стрелкового оружия. Учитывая эти меры и поднятие уровня жизни (население жило в общем-то неплохо), чехи реши¬ ли не рисковать, не вести никакую подпольную борьбу и спокойно пережить тяжелые годы, счи¬ тая, что оккупация будет продолжаться не вечно. И они послушно работали на Германию до самого конца. Производство сельскохозяйственной про¬ дукции в Чехии было не ниже, чем в самом рейхе. Производительность труда промышленных рабо¬ чих не уступала показателям немецких рабочих. (Если они и восстали, то это случилось уже тогда, когда немецкие войска стали отходить из Богемии и Моравии.) Создалась видимость примирения чехов с не¬ мецким господством, и протектор, принимая вме¬ сте со своей супругой различные чешские делегации, ее всячески поддерживал. Сообщения о примиренческих успехах Гейд- риха шокировали Эдуарда Бенеша, возглавлявше¬ го чешское правительство в изгнании в Лондоне. Кладбищенское спокойствие в протекторате и пассивность населения отрицательно сказывались 111
РАЙНХАРД ГЕЙДРИХ. ПУТЬ К ВЛАСТИ на позициях эмигрантского правительства в пере¬ говорах с союзниками. Только активность движе¬ ния Сопротивления могла сделать это правитель¬ ство легитимным и дать ему возможность требо¬ вать от союзников учета чешских интересов после окончания войны. Достичь этого было невозмож¬ но, пока немцы во главе с Гейдрихом успешно проводили свою гибкую оккупационную полити¬ ку. Единственную возможность активизации со¬ противления Бенеш видел в устранении Гейдриха. Его убийство могло, несомненно, вызвать жесто¬ кие ответные меры немцев и привести к проли¬ тию большой крови, но без них чешское сопро¬ тивление было немыслимо. В декабре 1941 года руководство чешской эмиг¬ рации приняло решение об устранении Гейдриха.
ДУШАН ГАМШИК, ИРЖИ ПРАЖАК БОМБА . *и ГЕИДРИХА
БЛИЗИТСЯ ДВЕНАДЦАТЫЙ ЧАС Ружейный залп, каски застыли в неподвижности. —Смирно! Равнение направо! Барабанные палочки взлетают вверх и падают: —Т ррам-тарам-трамтам! Грохот барабанов разрывает тишину Градчан- ской площади. Дребезжат оконные стекла, за кото¬ рыми не видно людей, вздрагивают стеклянные кол¬ паки фонарей. Музыкантская команда подносит к губам свои дудки, и над площадью разносится «Сла¬ ва Пруссии». Почетный караул вермахта, СС и полиции дер¬ жит равнение направо. «Имперский протектор Чехии и Моравии, рейхсми¬ нистр барон фон Нейрат счел необходимым обратиться к фюреру с просьбой продлить ему отпуск для поправки его расшатанн ;го здоровья. Учитывая это обстоятельство, фю¬ рер не мог отклонить просьбу имперского протектора и на¬ значил обергруппенфюрера СС, генерала полиции Райнхар- да Гейдриха на время болезни имперского министра фон Нейрата исполняющим обязанности имперского протек¬ тора Чехии и Моравии». Официальное сообщение, переданное рано ут¬ ром (в рабски точном переводе) протекторатным радио, было в этот день не последним. 115
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Со стороны храма Св. Вита доносится мелодич¬ ный бой часов. Отмеряется время. Близится двена¬ дцатый час для человека, чья нога в начищенном до блеска сапоге, как раз в этот момент высунувшись из автомобиля, впервые ступила на пражскую мос¬ товую. Осень. Воскресенье, 28 сентября 1941 года. День св. Вацлава, покровителя чешской земли. —Ахтунг! — раздается у входа в Град команда начальника караула. Стройный высокий генерал торопливо шагает вдоль рядов. Левая рука его сжимает шпагу, правая, поднятая для приветствия, простерта к городу. У Ворот Матиаша играет военный оркестр. На флагштоке Града поднимается штандарт но¬ вого хозяина: две молнии на черном поле — эмб¬ лема СС. Во внешнем дворе Града переминаются с ноги на ногу официальные лица. — Почему же именно полицейский генерал? — перешептываются господа из «правительства» про¬ тектората. Они надели в честь торжественной встре¬ чи твердые воротнички и парадные костюмы. — Каков бы ни был этот Нейрат, но, во всяком случае, в нем чувствовалось благородное происхож¬ дение, — заметил доктор Крейчи. — Аристократ, — вспомнил крупный помещик Ян Фоусек, официально признанный глава колла¬ борационистов1 из «Национального единения», которому Нейрат разрешил сохранить дворянский титул. 1 То есть лиц, сотрудничавших с гитлеровскими властями. 116
ИМПЕРИЯ ft!рЕЙХ — Дипломат старой школы, — сокрушались коллеги-министры, уже привыкшие ладить с Ней- ратом и готовые даже забыть кровь чешских сту¬ дентов, обагрившую в ноябре 1939 года его белые перчатки. — Почему же именно Гейдрих? — размышляли не без нервозности представители рейха со свасти¬ кой на рукавах. Они вышли вперед, как и подобает их положению на чешской земле. Они поскрипыва¬ ют сапогами, теребят пряжки портупей. — Почему же все-таки Гитлер послал сюда именно Гейдриха? —Хайль! Зиг хайль! — скандируют пражские со¬ племенники Гейдриха, выстроившись длинными шпалерами вдоль въезда в Град. Они не дождутся от нового протектора ничего, кроме военных орденов и крестов. Да еще, может, иногда им посчастливится увидеть, как он хмурит свой и без того нахмуренный лоб, хотя и трудно с уверенностью сказать, где кон¬ чается его лоб и где начинается нос. Тот, кого при¬ ветствуют восторженными криками, не гонится за овациями толпы, его стиль — «Ночь и мрак». Без це¬ ремоний, без музыки, без парадов. Поэтому и цере¬ мония представления будет краткой. Время Гейдри¬ ха — словно нацеленный пистолет, тут не должно быть никаких задержек. Статс-секретарь К.Г. Франк едва успевает называть новому шефу должности, чи¬ ны, имена подчиненных. Гейдрих знает о них все еще до того, как те успевают подобострастно по¬ жать ему пальцы. Знать о каждом человеке больше, чем он может предполагать, — это метод, от которо¬ го шеф службы безопасности не откажется и в роли протектора Чехии и Моравии. 117
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА — Генерал-лейтенант Шпейх! — Очень приятно, генерал. («Так это пехотное ничто¬ жество замещает уполномоченного вермахта Фридери- ци?! Генерал Фридерици, разумеется, сюда не вернется, об этом уже позаботились. Он совал нос в дела СС, кото¬ рые его не касались. Ты поймешь это или отправишься вслед за ним, заместитель!») — Полковник фон Бризен, комендант. — Благодарю, полковник. («У меня ты из командира пражского гарнизона в генералы не вылезешь. Даю голову на отсечение. И вообще, господа из вермахта, вам не ме¬ шает подышать фронтовым воздухом!») — Генерал полиции Риге! — Ну как дела, старый вояка? («Риге, Риге, такой опыт¬ ный полицейский офицер, но в политическом отношении ты повел себя здесь как младенец!») — Оберштурмбаннфюрер Беме! — Хайль Гитлер, дорогой Беме! («Придется нам с тобой побеседовать, шеф моей пражской «Зихерхайтсдинст» и начальник полиции безопасности. Как ты думаешь, зачем я послал тебя сюда? Только для того, чтобы ты ариизиро- вал еврейские виллы? Я всех вас созову, дорогие господа, всех, кто тут стоит. Придется напомнить вам, что фюрер устроил протекторат не для того, чтобы вы могли тут отлы¬ нивать от фронта».) В конце первой шеренги Гейдрих неожиданно ос¬ тановился и решительно направился к парадному входу в Град. Тех, кто стоял во второй шеренге, он не удостоил даже взглядом. «Чешское правительство? А что им, собственно, здесь надо? Кому это пришло в голову ставить их на одну доску с немцами из рейха? Нет, с этими пережитками дипломатических цере¬ моний, которые терпел Нейрат, пора кончать. Чеш¬ ские министры могут появляться только тогда, когда 118
ИМПЕРИЯJJJpEpjx я их позову, я им покажу, как греть руки и у камель¬ ка в Берлине, и у камина на Даунинг-стрит. Я отобью у этих господ охоту сидеть сразу на двух стульях!» «Согласно распоряжению исполняющего обязанности имперского протектора обергруппенфюрера СС Гейдриха председатель совета министров автономного правитель¬ ства протектората инженер Элиаш арестован по обвине¬ нию в государственной измене и предан народному суду Германской империи. Исполняющий обязанности импер¬ ского протектора одновременно отстранил арестованного от занимаемой им должности». Но и это официальное сообщение, переданное протекторатным радио после обеда, не было в этот день последним. Время Гейдриха — время взведенных курков. —Обергруппенфюрер, ваш приказ выполнен! — рапортует один из адъютантов, прихваченных ше¬ фом с собой. Гейдрих берет две фонограммы, присланные ему несколько минут назад из Праги и Брно. Гейдриху кажется, что он у себя дома. И так было повсюду: и в Амстердаме, и в Осло, и на Вильгельмштрассе в Бер¬ лине, и вот теперь в этом кабинете, в южном крыле Пражского Града. — Вилли! —Да, господин обергруппенфюрер! — вскакива¬ ет и становится навытяжку адъютант-шифроваль¬ щик, молодой эсэсовский лейтенант. Новый протектор прохаживается по великолеп¬ ному паркету зала. Он диктует спешное сообщение. — Секретно. Господину управляющему импер¬ 119
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ской канцелярией Борману. Главная ставка фюре¬ ра — Минута размышлений, скорее по привычке. Ведь то, что должно быть передано по прямому про¬ воду из Праги в зашифрованном виде далеко на се¬ веро-восток Европы, не только продумано, но уже выполнено. «Дорогой партайгеноссе Борман! Сообщаю вам в до¬ полнение к моим предшествующим трем донесениям, что сегодня, 28 сентября 1941 г., в 22 часа имперское радио в Чехии огласит следующие смертные приговоры, которые завтра будут вывешены на улицах: 1. По обвинению в государственной измене пражский военно-полевой суд приговорил генерала армии Йозефа Вилы и дивизионного генерала Гуго Войту к смертной каз¬ ни. Их имущество конфисковано. 2. По обвинению в саботаже военно-полевой суд в Брно приговорил Алоиза Трнечку из Роусинова и Алоиза Поспишила из Дрновиц к смертной казни. 3. За недозволенное хранение оружия пражский воен¬ но-полевой суд приговорил Ладислава Кумзака и Вацлава Франце из Праги к смертной казни. Приговоры приведены в исполнение (через расстрел). Прошу вас сообщить об этом фюреру. Гейдрих». Первое, второе, третье... Телетайп выстукивает арифметические выклад¬ ки Гейдриха. Они только начинаются. Каждый день будут добавляться новые и новые имена. Перед мно¬ гими из них в списках будет пометка «коммуни¬ сты». Отто Сынек, Франтишек Кржижек, Ян Крей- чи, Вацлав Кржен, Вратислав Шантрох, Франтишек Тауссиг, Власта Гакен, Карел Эльсниц, Леопольд Ка- ниок, Ян Янковскы, Йозеф Покорны, Курт Конрад... 120
ИМПЕРИЯJJJpE(fx Три года назад, 28 сентября 1938 года, телетайп выстукивал депешу-молнию с приказом из Праги в Вышков, где находилось главное командование от¬ мобилизованной чехословацкой армии: «Господину министру стало известно, что солдатам, особенно на линии укреплений, раздаются коммунистиче¬ ские листовки, призывающие войска не отступать ни в ко¬ ем случае, потому что их поддерживает народ. Господин министр предлагает всем командирам принять меры и не допускать распространения в армии подобных листовок». Тогда составляли эту депешу, читали и руково¬ дствовались ею многие из тех, чьи имена, уже без званий и чинов, теперь, спустя три года, стоят в кро¬ вавых списках рядом с именами коммунистов, тщетно предупреждавших их в свое время. Арифметические выкладки генерала СС Гейдри- ха продолжаются, он так торопится, будто ему не хватает времени, чтобы выполнить свою задачу. Но разве его задача только в том, чтобы дирижи¬ ровать казнями? Ведь многие казни — не просто карательная ак¬ ция, они направлены, они метят куда дальше — про¬ тив многих политических деятелей внутри страны и за ее пределами, против определенной политиче¬ ской концепции. Пусть же поймут наконец пред¬ ставители коллаборационистской чешской буржуа¬ зии, что нацистский Берлин не намерен впредь де¬ лить с ними экономическую и политическую власть в этой стране. Он будет хозяйничать здесь сам, по своему усмотрению и только в своих интересах. Да и эмигрантской части чешской буржуазии в Лондоне 121
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА пора уже понять, что ее попытки сохранить свое влияние в стране безнадежны — им теперь будет положен конец. Таков смысл ареста Элиаша и других буржуаз¬ ных деятелей Сопротивления, о связи которых с Бе¬ нешем, впрочем, весьма слабо законспирированной, давно уже было известно нацистской контрразвед¬ ке. По этому поводу Гейдрих сам скажет через не¬ сколько дней: «Если бы мы хотели задержать всех, кто знал о связях с Лондоном, нам пришлось бы арестовать значительно больше людей. Но я выбрал только тех, кто занимал ключевые позиции, а всех остальных, кто знал что-либо, оставил в покое и делал вид, будто нам ничего не известно. Я не считал целесообраз¬ ным полностью опустошать эту территорию, иначе кто бы здесь работал». Итак, коллаборационисты во главе с президен¬ том и правительством нам все же потребуются, но им не место у нашего стола, разве что на самом его краешке, или, еще лучше, пусть прислуживают у стола безропотно и покорно. Нет, конечно, задача Гейдриха не только в том, чтобы дирижировать казнями. С этим отлично справился бы и Франк. Что же еще таит в себе на¬ значение в Прагу верного преторианца Гитлера? На этот вопрос даст ответ он сам. Очень скоро и весьма характерным способом. Место действия — монументальный дворец с ко¬ лоннадой, который построил в конце XVII века в пражских Градчанах аристократ Чернин, поклон¬ ник итальянского искусства еще с той поры, когда 122
ИМПЕРИЯJJJpEfjx он подвизался в качестве императорского посла в Венеции. В годы оккупации этот дворец стал мрачной ре¬ зиденцией статс-секретаря и шефа полиции Чехии и Моравии группенфюрера СС Франка. Утро 2 октября 1941 года. Зал заседаний Чер- нинского дворца пестрит черно-коричнево-зелены¬ ми фашистскими мундирами. Без десяти девять предложено занять места. На лестнице стоит мажордом. Он скрестил на груди руки, на костлявом лице резко вырисовыва¬ ются стиснутые челюсти. Бывший книготорговец из Карловых Вар. Бывший депутат чехословацкого На¬ ционального собрания от судето-немецкой партии Генлейна. Один из бывших главарей судетской воо¬ руженной организации «Фрайкорпс». Если бы с по¬ мощью рентгена можно было установить, о чем мечтает Франк, то стало бы ясно: высокий пост им¬ перского протектора, считает он, должен принадле¬ жать ему, и только ему, Франку. Да, да. Но эта мечта еще не осуществлена. Пока же он прикрывается преданнейшей улыбкой. И сейчас, когда он приветствует входящего Гейдри- ха, она сияет на его лице. — Партайгеноссен, — начинает между тем, повысив голос, заместитель статс-секретаря бригаденфюрер СС фон Бургсдорф, — прежде чем выступит имперский протектор, мне поручено предупредить вас самым серь¬ езным образом: все, что скажет обергруппенфюрер, ка¬ сается секретных государственных дел чрезвычайной важности. Вам надлежит рассматривать это как государ¬ ственную тайну, в соответствии с 80-м параграфом им¬ * 123
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА перского уголовного кодекса. Любое разглашение сведе¬ ний о сегодняшнем заседании будет караться смертью или лишением свободы как измена родине. Убедительно прошу вас не считать это предупреждение пустой фор¬ мальностью. От имени имперского протектора предупре¬ ждаю, чтобы за стены этого зала не проникло ни одного слова. За это несут личную ответственность все без ис¬ ключения. По окончании заседания, прежде чем покинуть этот зал, каждый из присутствующих должен подтвердить принятое на себя обязательство подписью на протоколе. Не буду напоминать вам, что всякие письменные заметки запрещены. Вот это уже имеет прямое отношение к эсэсов¬ ской дотошности. И тем не менее, несмотря на это, все, что тут ска¬ жет Гейдрих, будет зафиксировано. Совершенно точно и дословно. Стенографической записью. Кто нарушил запрет? Личная стенографистка Гейдриха. По чьему приказу? Разумеется, по приказу Гейдри¬ ха. Поместить стенографистку в зале так, чтобы ни¬ кто об этом не знал, — тоже проявление дотошной аккуратности шефа службы безопасности. Никто из всего черно-коричнево-зеленого роя (и меньше все¬ го тот, кто с девятым ударом часов вступает на три¬ буну) не подозревает, что в один прекрасный день — примерно через 20 лет — стенографический отчет сможет заговорить. Правда, не перед этой публикой, которая пожирает глазами своего тридцативосьми¬ летнего шефа. — Господа! По приказу фюрера я принял на себя три дня назад обязанности имперского протектора, так как министр Нейрат серьезно заболел. 124
империяШрбйх Первая фраза, и первая ложь. Фон Нейрат не менее здоров, чем Гейдрих, хотя последний на тридцать лет моложе. Причина, по ко¬ торой Гитлер «не мог отклонить» его просьбу о «продлении отпуска в целях поправки его расша¬ танного здоровья», вовсе не вызвана советами вра¬ чей. Но об этом речь еще впереди. А сейчас слово имеет Гейдрих. После нескольких вводных фраз Гейдрих перехо¬ дит прямо к делу: — ...Директива фюрера гласит: «Надо со всей опре¬ деленностью и решительностью обеспечить полное по¬ нимание чешским населением своей подчиненности им¬ перии и необходимости покоряться ей. Немцы, со своей стороны, должны знать, что эта территория составляет часть империи и что они пользуются тут всеми правами и играют руководящую роль. Они должны ее играть, как это подобает немцам, но должны выполнять также соот¬ ветствующие этим правам обязанности — вести себя и действовать, как подобает немцам. В политическом от¬ ношении то, что мне сказал фюрер, означает признание линии, которую до сих пор проводил статс-секретарь Франк. Это создаст естественную, реальную основу для дружеского сотрудничества между мной и группенфю- рером Франком». Взгляд шефа с трибуны, нацеленный в первый ряд, обращен к К.Г. Франку, который скромно скло¬ нил голову. Затем взгляд Гейдриха скользнул по ос¬ тальным рядам переполненного зала. У Гейдриха высокий голос, говорит он отрывисто и в нос Ораторское искусство не принадлежит к его сильным сторонам. Отрывочность речи, заметная по 125
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА стенограмме, свидетельствует о том, что шеф служ¬ бы безопасности предпочитает подыскивать слова в последнюю минуту, хотя, конечно, смысл и цель ре¬ чи давно продуманы. — Полиция безопасности и служба безопасности — это часть СС. А СС — это ударный отряд партии, который помогает ей осуществлять внутреннюю политику и про¬ водить в жизнь национал-социалистские идеи... Фюрер сказал мне на прощание: «Помните, что всюду, где цело¬ стность империи находится под угрозой, я пошлю дос¬ тойного руководителя СС и возложу на него миссию вос¬ становить эту целостность». Из слов фюрера вы можете сделать вывод, какова миссия СС в этой стране и тем са¬ мым моя личная миссия. Драматическая пауза. Каждый из присутствую¬ щих должен понять: человек на трибуне — десница самого фюрера, простертая над ними. — Я говорил о задачах СС в целом. Их можно сформу¬ лировать в кратком лозунге: «СС — гроза всех врагов рей¬ ха и верный страж немецкого народа». Пусть этот лозунг будет осуществлен и здесь. Предупреждаю, я не склонен цепляться за высокие представительные посты и понимаю свою задачу как боевое задание, которое я должен выпол¬ нить, замещая другого, и по выполнении доложить: «Мой фюрер, я выполнил приказ, теперь разрешите мне снова посвятить себя моему основному призванию». Я не знаю, сколько времени мне здесь отмерено. Может, недели, мо¬ жет, месяцы. Это зависит от решения фюрера. Его, Гейдриха, время отмерено точно. Восемь ме¬ сяцев и одна неделя, начиная с сегодняшнего дня. И если это чье-либо решение, то во всяком случае не фюрера. 126
ИМПЕРИЯJJJРЕЙХ — Сейчас, под руководством фюрера, мы заняли многие территории в Европе. Это необходимо для побе¬ доносного окончания войны. Надо сказать со всей ясно¬ стью, что мы останемся на этих территориях навсегда. Это, однако, означает, что будущее империи зависит от окончания войны и от способности империи, от способ¬ ности ее людей удержать завоеванные территории, овла¬ деть ими и при необходимости объединить их с импери¬ ей. И здесь многое зависит от того, как мы поведем себя с населением этих стран, сможем ли мы вести их и объе¬ динить с нами. С этой точки зрения мы должны разделить население на группы. Для шефа службы безопасности война, видимо, уже победоносно завершена. Поэтому нельзя упус¬ кать время. Время Гейдриха — нацеленный писто¬ лет. С пистолетом в руках он делит «новую Европу» согласно нацистским представлениям. Под бурные аплодисменты присутствующих в зале. — Одну группу образуют страны с германским населе¬ нием, то есть страны, населенные людьми нашей крови, близкие нам по характеру. Эти люди испорчены дурным политическим руководством и влиянием еврейства. Нам надлежит вывести их на верный путь. Я имею в виду такие страны, как Норвегия, Голландия, Фландрия, а затем Да¬ ния и Швеция. Все эти земли населены германцами. Нам должно быть ясно, что, как бы ни осуществлялась их связь с рейхом — в виде конфедерации или автономии, — они будут принадлежать нам... Другую группу составляют восточные земли. Они населены большей частью славян¬ скими народами. Здесь наша доброта была бы понята как слабость. Славянин вовсе не стремится к тому, чтобы с ним обращались как с существом равноправным. Он при¬ вык все терпеть от господина. По мере развития военных действий восточная территория будет расширяться в 127
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА глубь России, вплоть до Урала. Там должна всем заправ¬ лять немецкая прослойка. Эти территории станут нашей сырьевой базой. Их население будет работать на нас как рабы. Склонившись над ораторской трибуной, Гейд- рих излагал не что иное, как стародавнюю, но живу¬ чую программу «Дранг нах Остен». — Теперь, когда вы представляете себе всю картину в целом, вам должно быть ясно и то, что мы не можем до¬ пустить, чтобы чехи считали территории Чехии и Мора¬ вии своими... Нам должно быть ясно, что на протяжении всей истории Германии Чехия и Моравия были сердцем империи; в благоприятные времена они всегда были твердыней германизма, а в эпоху колонизаций были стражем на восточных границах, и, в конце концов, как это доказывается развитием культуры, были в эпоху рас¬ цвета нашей крепостью и, как говорил Бисмарк, «цита¬ делью Европы»... Если на это посмотреть ныне внима¬ тельней, то вам, бесспорно, будет ясно, какое, самой судьбой предначертанное, значение имеют они для Гер¬ мании и германской истории. Нельзя забывать, что не раз в истории Германии удары кинжалом в спину импе¬ рии наносились именно здесь... «Избранные» слушатели ощущают неуверен¬ ность при словах об ударе кинжалом в спину, пото¬ му что уже идут кое-какие слухи насчет действи¬ тельных, закулисных причин столь неожиданного появления Гейдриха в Праге. Но пока еще не время; пока они должны выслушать краткий экскурс им¬ перского протектора в историю, которая опирается на выводы старых и новейших фальсификаторов, проповедников германской исключительности. 128
ИМПЕРИЯШрбйх — Отсюда прямой путь к современному подпольному движению террористов, цель которого — подорвать мощь рейха и всадить нам кинжал в спину в разгар нашей исто¬ рической битвы с большевизмом! В последние недели особенно ощущаются саботаж, террористические акции, уничтожение урожая — ясно, что все это дело рук крупной организации. В последние недели обстановка в протекто¬ рате достигла такого накала, что можно говорить о непо¬ средственной угрозе целостности рейха. Многие из присутствующих догадываются, на что намекает Гейдрих, но точно это известно только ему самому и, кроме него, нескольким людям из ближайшего окружения Гитлера. Донесения гейд- риховской секретной службы СД предупреждали об усилении отпора чешского народа оккупантам. Со¬ противление рабочих проявилось в крупных сабота- жах на военном производстве, особенно в Остраве и Кладно. Донесения службы безопасности от января 1941 года отмечают рост влияния подпольной ком¬ мунистической партии среди рабочих. Февральские сообщения гласят: достаточно искры для того, чтобы недовольство рабочих вылилось в открытое выступ¬ ление. После начала военных действий против Со¬ ветского Союза, которое в донесениях рассматрива¬ ется как мощный фактор, усиливший движение Со¬ противления, тон этих донесений становится все более предостерегающим. В них откровенно гово¬ рится о том, что, несмотря на чувствительные удары, нанесенные подпольным коммунистическим орга¬ низациям, их влияние и активность все возрастают. Гейдрих сам пишет в своем донесении от 11 октяб¬ ря 1941 г., которое он через Бормана посылает Гит- 5-9183 Райнхард 129
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА леру, что перед его приездом ситуация была крити¬ ческой и что достаточно было каких-нибудь двух не¬ дель, чтобы подпольщикам удалось активизировать чешский народ, толкнуть его на решительное массо¬ вое выступление против оккупантов. Конечно, Гейдрих тут преувеличивает, чтобы показать себя в наилучшем свете и прибавить себе заслуг, тем не менее это тревожное сообщение вы¬ звало опасения в Берлине и ускорило принятие от¬ ветных жестких мер. И вот тот, кто призван осуще¬ ствить эти меры, держит сейчас речь. — Повинны в этом также и мы, немцы. Потому что не все немцы, прибывшие сюда, осознали, что здесь им предстоит сражаться, что здесь поле боя. Чехам прежде всего надо показать, кто здесь хозяин, чтобы они знали раз и навсегда, что здесь все диктуется германскими инте¬ ресами и что здесь, наконец, решающее слово принадле¬ жит рейху, рейху, представленному здесь для управления этой территорией именно вами, господа. Империя не по¬ зволит шутить с собой — она здесь хозяин. А это значит, что ни один немец не спустит ничего чеху, что он будет дей¬ ствовать таким же способом, как он действовал у себя в рейхе по отношению к евреям. Не должно быть такого немца, который бы мог сказать о ком-нибудь из здешних жителей: «Хотя он и чех, но вполне приличный». Ведь такие же про¬ блемы стояли перед нами при решении еврейского вопро¬ са, и можете себе представить, как бы кончилось при таком отношении решение этого вопроса... Чех должен видеть, что немец — господин с головы до пят. В ближайшее время, — продолжает оратор, — пока мы не закончим войну, нужно сказать чеху ясно: любишь ты нас или нет, веришь ты в будущую государственную само¬ стоятельность или нет, но сейчас пойми одно: ты только 130
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ повредишь себе, если будешь сопротивляться или думать о каком бы то ни было восстании. Мы должны разъяснять средствами пропаганды, различными мероприятиями и так далее, причем достаточно выразительно, — чехам вы¬ годнее всего добросовестно работать, пусть даже они и питают тайную надежду, что, ежели дела нашей империи пошатнутся, они снова получат свободу. Последнее нас не трогает. Мне нужно, чтобы рабочий, чешский рабочий, в полной мере участвовал в военных усилиях Германии, чтобы полностью использовать чешскую рабочую силу в здешней мощной военной промышленности, чтобы про¬ должать наращивать производство оружия... С этим прямо связано то, что мы, естественно, должны дать чешскому рабочему столько жратвы, если говорить прямо, чтобы он мог выполнять свою работу... А теперь, господа, несколько соображений по поводу окончательного решения вопроса... Окончательное решение! Окончательный при¬ говор столпа исполнительной власти. Полицей¬ ский феномен с блуждающим взглядом в своей стихии. — Эта территория раз и навсегда должна быть заселе¬ на немцами. Я не стану распространяться по поводу окон¬ чательной германизации данной территории... Приступать к этому надо с таких дел, которые мы уже сегодня можем осуществлять в несколько замаскированном виде. Для то¬ го чтобы получить сведения о том, кого из местного насе¬ ления представляется возможным онемечить, мы должны провести перепись населения. Нам необходимо под раз¬ ными предлогами, самыми различными методами найти способ выявить расовую принадлежность каждого мест¬ ного жителя. Будет ли это достигнуто с помощью рентгена при осмотрах школьников или под видом освидетельство¬ 131
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА вания молодежи для отправки на работу — неважно... Я должен составить себе полное представление о нации, а потом уже могу сказать: так-то и так-то выглядит населе¬ ние этой территории. Есть среди него такие-то люди. Одни принадлежат к чистой, полноценной расе с правильным образом мыслей. С ними будет просто. Их мы можем гер¬ манизировать. Затем следуют остальные, которые стоят на противоположном полюсе, — это люди нечистой расы и дурного образа мыслей, мы должны их изгнать отсюда. На Востоке места достаточно. Спустя несколько дней Гейдрих выразится еще яснее: «...Когда мы завоюем побережье Ледовитого океана... мы сможем выслать туда тех чехов, которые непригодны для германизации». Но пока он продол¬ жает излагать свои планы. — Останется средний слой, который следует подверг¬ нуть тщательному обследованию. К этому слою относятся люди правильного образа мыслей, но нечистой расы, и люди чистой расы, но дурного образа мыслей. Представи¬ телей первой группы мы, видимо, отошлем на постоянную работу в рейх или еще куда-нибудь и позаботимся о том, чтобы они не имели детей... Что касается индивидуумов чистой расы, но с дурным образом мыслей, то они пред¬ ставляют собой наибольшую опасность, так как наделены качествами господ, свойственными чистой расе... Види¬ мо, не останется ничего другого, как поставить часть из них к стенке... Итак, окончательное решение судьбы всего чеш¬ ского народа в руках Гейдриха. Загибая пальцы, он перечисляет: первое, второе, третье. Онемечить, сте¬ рилизовать, расстрелять. Сообщение Гейдриха подходит к концу. И ста¬ 132
ИМПЕРИЯ][ЦрЕЙХ новится совершенно ясно, почему Гитлер послал сю¬ да именно его. — Я верю, что за то, видимо, короткое время, которое мне предстоит здесь пробыть, я заложу хотя бы основы для окончательного решения судьбы этой территории. Который уже раз новый протектор подчеркива¬ ет, что он пробудет в Праге недолго? Нет, тут дело не в предчувствии. В такую чушь полицейский генерал, разумеется, не верит. Это просто напыщенный жест «сверхчеловека», желающего добиться, чтобы его подчиненные видели в нем огненную длань Гитлера, которая появляется «словно молния» там, где необ¬ ходимо вмешаться, рассечь гордиев узел, решить судьбу, принять окончательное решение. А потом снова исчезнуть с угрозой: горе вам, если вы не вы¬ полните моих приказаний, тогда я появляюсь здесь снова как воплощение кары. Поспешными аплодисментами встречает ауди¬ тория призывы руководителя службы безопасности и нового протектора. Стенографистка прячет свой блокнот, в котором запечатлена мрачная тайна государственного значе¬ ния, которую с трибуны разгласил ее шеф. Завтра она перепечатает стенограмму на пишущей машин¬ ке, и листы со штампом «Государственная тайна» будут спрятаны в сейф. Однажды эти листки, пожелтевшие от двадцати¬ летнего лежания в сейфе чехословацкого Министерст¬ ва внутренних дел, станут свидетельским показанием. ...Около семи часов вечера имперский протектор Гейдрих гасит лампу на своем рабочем столе в юж¬ 133
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ном флигеле Града. Он раздвигает темные шторы и смотрит через окно на улицу. Уже зашло солнце, и наступило время затемнения. Человек у окна стре¬ мится проникнуть туда, где не видно ни искорки света Предчувствуют ли там люди, какая им угото¬ вана судьба? На расстоянии ружейного выстрела от окна про¬ тектора Гейдриха в пустынном Ледебургском парке во мраке стоит человек, о котором Гейдрих не знает ничего. Ох, и дорого заплатил бы он за то, чтобы знать о нем А человек, который покинул стены конспира¬ тивной квартиры в Ледебургском дворце, чтобы по¬ дышать вечерним воздухом, знает о Гейдрихе. В этом одно из существенных различий между ними. Человек в Граде — шеф стотысячного полицей¬ ского аппарата Человек, который стоит там, внизу, — один из руководителей стотысячной армии бойцов Сопро¬ тивления. Рабочий-обувщик Ян Зика, ведающий организаци¬ онными вопросами во втором подпольном ЦК Ком¬ партии Чехословакии, — один из огоньков, которые тщетно пытается разглядеть Гейдрих, вглядываясь в затемненный город Таких людей, которые, подобно огоньку, указы¬ вают путь во мраке оккупации, много. Один из таких огоньков светится на вилле в Збраславе. Там крупнейший писатель Чехии Влади¬ слав Ванчура пишет «Картины из жизни народа чешского», чтобы вдохнуть в души людей веру в се¬ бя, надежду, гордость и силу. Из небольшого окна долга № 2 на улице За Во- 734
ИМ ПЕРИ ЯJJJРЕр1Х зовной на Панкраце виден и теперь в сумраке силу¬ эт затемненных Градчан. Учитель Горак — так зву¬ чит сейчас имя Юлиуса Фучика, собственноручно вписанное им в удостоверение личности, — отошел от окна. У него черная борода, а на улице он еще но¬ сит очки в металлической оправе. Но сейчас они ему, как ни странно, не нужны. Он зажигает малень¬ кую настольную лампочку и раскладывает на столе рукопись. Политическая статья, озаглавленная «Спло¬ ченно, организованно, настойчиво — к победе!», ждет своего окончания, тема ее очень актуальна. Статья должна вскоре выйти в подпольной ком¬ мунистической печати, которой руководит учи¬ тель Горак. «...Наша борьба нелегка. Мы имеем дело с врагом, еще сильным, опьяненным легкими успехами... Но все же ему уже нанесено множество ран, и они кровоточат... Наши братья на востоке сражаются на фронтах и в тылу нашего общего врага; английские солдаты блокируют врага и об¬ рушиваются на него с воздуха, югославы воюют в парти¬ занских отрядах; мы боремся на железных дорогах, на за¬ водах и в учреждениях, в городах и в деревне, пользуясь тем оружием, которое в наших условиях является решаю¬ щим», — пишет Юлиус Фучик (сейчас учитель Горак), това¬ рищ Яна Зики по второму подпольному ЦК Компартии Че¬ хословакии. «Что же это за оружие? Гитлеровские агенты будут ста¬ раться убедить нас, что оно недейственно... что оно так же нечувствительно для них, как укус комара. А все же они смертельно боятся нашего оружия... Если каждый день 70 тысяч чешских железнодорожников будут всыпать в под¬ шипники вагона или паровоза несколько песчинок, то еже¬ 735
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА дневно 70 тысяч вагонов и паровозов будут выведены из строя. Если каждый из миллиона чешских рабочих-ору- жейников выработает в день хотя бы на один винтик мень¬ ше, значит, военной машине Гитлера не хватит миллиона винтиков в день. Если 30 тысяч чешских врачей оттянут в течение недели на один день выздоровление каждого за¬ болевшего чешского рабочего, гитлеровцы вынуждены бу¬ дут потерять по меньшей мере 300 тысяч рабочих часов в неделю. Если каждый чех ежедневно там, где он может, бу¬ дет вредить фашистскому зверю, то, даже если это будут только «укусы комара», пребывание оккупантов на нашей земле превратится в ад». Эти слова ярким светом озарили то распутье, на котором остановились в растерянности множество людей, рвавшихся на борьбу против оккупантов, но не знавших, как за это взяться. «И именно в нем, в этом самом несокрушимом множе¬ стве, — сила нашего оружия... И эта сила, как бы ни бесно¬ валась гитлеровская свора, была и будет всегда использо¬ вана с наибольшей выгодой и пользой для народа и наи¬ большим вредом и невыгодой для врага». Вот что в настоящее время в интересах народа. Но все ли понимают это? КАЖДЫЙ ЧТО МОЖЕТ-НА АЛТАРЬ ОТЕЧЕСТВА По улицам Лондона стремительно мчится ав¬ томобиль. Хотя уже начало декабря 1941 года, но нет и следа знаменитых лондонских туманов. По¬ года прекрасная, и даже солнце не только светит, но и греет. 136
ИМПЕРИЯJJJpEfjX Водитель уверенно преодолевает все трудности езды по столичным улицам, и на прямом шоссе мо¬ тор без больших усилий набирает высокую ско¬ рость. Стрелка, вздрагивая, подбирается к сотне. Приятно ехать в такой машине! Массивный, широ¬ кий семиместный «Хиллмэн» выглядит, несмотря на защитную окраску цвета хаки, весьма элегантно. Антенна на крыле придает ему солидность; пасса¬ жиров охраняют броня и непробиваемое стекло. Солдаты в плоских касках, томящиеся в расположе¬ нии огневых точек, спешно замаскированных в пар¬ ках и на пустырях, не обращают на автомобиль ни¬ какого внимания. Греясь на солнышке, они отды¬ хают, некоторые дремлют, опершись о стволы де¬ ревьев. Они знают, что в такую погоду самолеты с черными крестами на крыльях и на фюзеляжах не появятся в небе, их можно снова ожидать лишь но¬ чью. И если кто-нибудь из них обратил внимание на проезжавший мимо «Хиллмэн», то, верно, подумал, что в нем едет какой-нибудь чин из военного мини¬ стерства. Декабрь 1941 года, и Лондон, хочет он того или не хочет, вынужден думать о войне. Машина свернула на Пикадилли и остановилась у дома № 134. Водитель в плотно облегающей уни¬ форме не спеша открывает дверцу и медленно выхо¬ дит из машины. Между тем оба пассажира — уже на улице. Золото не сверкает на их погонах, да и мундиры на них такие же, как и на водителе. На ру¬ кавах нашивки со словом «Чехословакия», на плечах тускло поблескивают две серебряные звездочки рот¬ мистра. Что привело их в это здание на Пикадилли, 137
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА 134, где помещается сейчас чехословацкое Мини¬ стерство национальной обороны? Ротмистров встречает адъютант самого полков¬ ника Он даже открывает перед ними двери и с по¬ клоном сообщает, что «господин полковник уже ждет и просит пройти в его кабинет». Полковник облачен в хорошо отглаженный мундир с четырьмя огромными золотыми звездами и с блестящими петлицами офицера генерального штаба. Обычно он ходит в штатском — это приви¬ легия, а часто и служебная необходимость офицера разведки. На столике приготовлены сигары и си¬ гареты. Необычная встреча и начинается не совсем обыч¬ но. Оба ротмистра, едва перешагнув порог, сделали попытку отрапортовать по-военному: — Господин полковник, ротмистры Ян Кубиш и Йозеф Габчик прибыли! Но полковник с улыбкой остановил их: — Кто, кто? Очевидно, Зденек Выскочил и Отто Стрнад, если не ошибаюсь? Он сказал это с тем оттенком добродушной весе¬ лости, которого достаточно, чтобы смягчить офици¬ альный характер встречи. Габчик, более живой и подвижный, чем его това¬ рищ, сразу же уловил это. — Простите, Зденек Выскочил, слесарь из Про- стейова, Дольни улица, номер тринадцать. А Кубишу не осталось ничего, как добавить: — Отто Стрнад, рабочий из Брно. Полковник пригласил обоих к столику, и нам представляется возможность посмотреть вблизи на 138
ИМПЕРИЯJ[JpEfjx человека, который знаком весьма малому числу лю¬ дей. Полковника генерального штаба Франтишека Моравца, начальника второго отдела генерального штаба, то есть военной разведки, возглавляющего службу шпионажа, даже генералы приветствуют первыми. С ним никто не решается ссориться, пото¬ му что, сами понимаете, никогда нельзя знать, как все обернется. Полковник — невысокий корена¬ стый мужчина с наметившимся брюшком. Его тем¬ но-каштановые волосы поредели на темени и буйно растут лишь на висках. Глаза глядят спокойно, со¬ средоточенно, руки он держит большей частью на столе, только изредка позволяет себе сдержанный, корректный жест. Говорит полковник тихо, разме¬ ренно и, только когда смеется, выдыхает воздух так стремительно, что раздается звук, похожий на свист. В целом он производит неопределенное впечатле¬ ние. Но на это впечатление полагаться вообще нель¬ зя, и особенно в среде людей, сама профессия кото¬ рых требует от них умения создавать о себе то или иное представление. Впрочем, господин полковник охотно произно¬ сит речи и даже порой философствует. На самом видном месте в его кабинете, напротив большой карты Европы, висит портрет президента д-ра Эд¬ варда Бенеша. На левой стороне полковничьего мун¬ дира — пестрая ленточка легионерских орденов. Ко¬ гда-то этот человек изучал классическую филологию, но в годы Первой мировой войны оказался на фрон¬ те, потом в чешских легионах, да так и остался в ар¬ мии, тогда как другие вернулись к своим основным занятиям. С тех пор он горячий почитатель Масари¬ 139
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ка1, а Бенеша считает его наследником и продолжате¬ лем. Но прежде всего он солдат, высший штабной офи¬ цер, который по-воински понимает служение родине. Второй отдел генерального штаба, разведка, — это совершенно особая служба: агентурная сеть, конспиративные свидания, разгадывание человече¬ ских слабостей и их использование, подкупы, ловуш¬ ки, тайные маневры. Неужели господину полковни¬ ку нравится такого рода деятельность? Ведь ему крайне редко приходится сталкиваться с обычными людьми, честными и веселыми. Нет, конечно, нет. Однажды полковник даже признался в интимном семейном кругу, что он не совсем доволен своей должностью и куда охотнее посвятил бы себя непо¬ средственно командованию войсками. — Но кто-то должен этим заниматься, — вздыха¬ ет он. — Каждый что может — на алтарь отечества. И вот сейчас полковник беседует с двумя ротми¬ страми чехословацкой заграничной армии, и речь то¬ же идет о родине. Сейчас декабрь 1941 года Народ там, на родине, страдает. Он подвергается насилию, грабежам, террору. Виновны в этом немецкие окку¬ панты, Гитлер и его пражский наместник, кровавый пес Гейдрих. Но сейчас наступило время, когда народ должен начать сопротивление, настал час мести... Это звучит слишком напыщенно и патетично, но в то время так думали и говорили многие. И оба на¬ ши ротмистра думают так же. Они верят словам 'Т.Масарик (1850—1937) — профессор философии, реакцион- ный политический деятель. Первый президент Чехословацкой Республи¬ ки. В 1935 г. его сменил на этом посту один из его ближайших сотрудни¬ ков — Э. Бенеш. 140
ИМПЕРИЯJJJpEfjx полковника, согласны с тем, что пора перейти к ак¬ тивному сопротивлению, что надо ответить насили¬ ем на насилие... Что еще говорилось в служебном ка¬ бинете полковника Моравца на Пикадилли, 134, — этого никто пока не знает. Свидетелей разговора не было. Адъютант полковника покинул кабинет. Не осталось никаких письменных заметок, и полков¬ ник сам удостоверился в том, что его приказ выклю¬ чить подслушивающее устройство выполнен. Остались только письменные обязательства, под¬ писанные по окончании беседы Яном Кубишем и Йозефом Габчиком. Каждый из них обязуется: «...вместе с другими бойцами заграничной армии от¬ правиться на родину, для того чтобы в назначенное время, в назначенном месте и при обстоятельствах, которые ока¬ жутся, согласно нашим данным, наиболее благоприятны¬ ми, осуществить акцию саботажа или какую-нибудь иную, настолько действенную, чтобы она имела достаточный от¬ клик на родине и за границей...» Все ли было сказано во время этой встречи? Было сказано многое, и те двое все понимают и всему верят. Моравец знает, конечно, больше, чем он сообщил им, но все ли знает и он? И что, собственно, общего между ним и осталь¬ ными участниками этой встречи? Какие обстоятель¬ ства привели их в этот роскошный лондонский особняк? Как скрестились жизненные пути этих двух парней и полковника Моравца, образовав ту удивительную точку пересечения, которая повлияла на судьбы стольких людей? В поисках ответа вернемся на несколько лет назад. 141
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Однажды в начале мая 1933 г. регистратура генераль¬ ного штаба вручила начальнику разведывательного отдела такое письмо: «Уважаемый господин подполковник! Если вас интере¬ суют весьма важные сведения из области античехословац- кой деятельности немецкой разведывательной службы и приготовлений немецких вооруженных сил, направленных против Чехословакии, приезжайте 16/V в Вейпрт и проха¬ живайтесь между двумя и тремя часами перед вокзалом. Если вы будете не один, я не смогу к вам обратиться. Если за вами будут следить или вы примете меры, чтобы задер¬ жать меня, я также не смогу к вам обратиться. За мои све¬ дения я рассчитываю получить приличный куш. Ворал». Начало смахивало на скверный детектив. Имя Ворал абсолютно ничего не говорило и фигуриро¬ вало в письме, видимо, только для того, чтобы там была хоть какая-нибудь подпись. Письмо было написано по-не¬ мецки, черной тушью, на обычной почтовой бумаге. Провокация? Ловушка? Попытка выяснить реакцию на подобные предложения? Но почему же так примитивно и откровенно? Опытные «зубры» из разведки генерального штаба бы¬ стро пришли к заключению: речь идет либо о каком-нибудь дилетанте-авантюристе из судето-немецких кругов, рас¬ считывающем на легкий заработок, либо о ловушке, во всяком случае, это должно стать предметом внимания по¬ лиции в Усти. Моравец, назначенный по окончании военной акаде¬ мии в генеральный штаб в качестве руководителя разве¬ дывательного отделения второго отдела, был еще нович¬ ком, зеленым юнцом. Трудно сказать, объяснялся ли его поступок просто дилетантством или он вызван был стрем¬ лением натянуть нос опытным «зубрам»? Во всяком слу¬ чае, Моравец сделал то, чего бы не сделал на его месте ни 142
ИМПЕРИЯJJJpE(jX один сотрудник разведки: он пошел на свидание, и хотя обеспечил себе безопасность — пошел один. Продолжение еще более напоминает банальный де¬ тектив. Он встретился с неизвестным человеком. Этот человек безо всяких околичностей передал ему часть текста, кото¬ рая, как он подчеркнул, не имеет сама по себе большой ценности и может служить только образчиком. — Дайте это на экспертизу, господин подполковник. Если вас текст заинтересует, приходите через четырна¬ дцать дней и получите все целиком. Только захватите с со¬ бой 10 тысяч крон. Моравец заколебался. 10 тысяч? — Не хотите, не давайте. Даст другой... На том они и разошлись. Если до той поры опытные разведчики сохраняли олимпийское спокойствие, теперь они основательно вспо¬ лошились. Экспертиза установила, что речь идет о сведе¬ ниях первостепенной важности, что их источник, по всей вероятности, античехословацкий центр разведывательной службы немецкой армии — абвера или иностранный отдел Главного управления имперской безопасности, центр не¬ мецкого шпионажа. Это уже не походило на дешевый детектив. Было при¬ нято решение: получить весь материал и дать 10 тысяч. Не в последний раз принималось решение дать 10 ты¬ сяч, и не всегда обходились только 10 тысячами. Моравец продолжал поддерживать связь с этим человеком, кото¬ рый со временем стал одним из самых надежных и самых дорогостоящих агентов чехословацкой военной разведки. Иногда его донесения свидетельствовали о такой осве¬ домленности и были столь фантастичны, что походили на попытку дезинформации. Но спустя некоторое время даже самые невероятные сведения обычно подтверждались другими агентами и дипломатическими донесениями. 143
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА * Кто он, этот человек? Его сведения, чрезвычайно цен¬ ные, выгодно продавались французскому и британскому генеральным штабам, использовались разведкой и опера¬ тивными отделами, а часто и пропагандой. Сам же он ос¬ тавался неизвестным. Кроме денег, он требовал еще одно¬ го: чтобы не пытались раскрыть его инкогнито, поскольку усилилась подозрительность немецкой контрразведки. Он боялся Гейдриха и его службы безопасности. Монополия на связь с этим высокопоставленным аген¬ том принадлежала Моравцу, который между тем поднялся по служебной лестнице на ступеньку выше и стал уже не зеленым новичком, а весьма преуспевающим и весьма це¬ нимым офицером. Благодаря ему чехословацкие военные и правительственные круги были своевременно информи¬ рованы о планах Гитлера относительно судето-немецкого движения, о нацистском влиянии на Генлейна, о многих на¬ мерениях Гитлера и сроках их осуществления. Еще задол¬ го до мюнхенского сговора было известно о его подготов¬ ке, а также о подготовке аншлюса Австрии и о происках гитлеровцев на Балканах. Но кто же все-таки был этот человек, которому Мора- вец должен был быть благодарен за свои успехи, за свое продвижение, за высокую оценку своей деятельности, за рост своего влияния? Только после неоднократных неудачных попыток, спус¬ тя много времени, Моравцу удалось устроить так, что его сообщника сфотографировали. На снимке — два серьез¬ ных господина прогуливаются по парку городка в северо¬ чешском пограничье и без большого интереса беседуют друг с другом. Путем сравнения снимка с фотографиями из картотек разведки удалось в конце концов установить, что собеседником полковника генерального штаба Фран¬ тишека Моравца во время этой невинной прогулки был скорее всего Пауль Тюммель. Возможно ли это?! Да, бесспорно, это так: Пауль Тюм- 144
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ мель, резидент немецкой военной разведки в Чехослова¬ кии, Австрии, на Балканах, один из виднейших деятелей абвера, шпионского центра, руководимого адмиралом Ка- нарисом. Его имени мы не найдем ни в одном из списков Моравца, ни в одном донесении или реляции, оно не фигу¬ рирует ни в одном из обзоров или докладов. О нем упоми¬ нается только в таком контексте: «Из обычно хорошо ин¬ формированного источника нам стало известно...», или «Из немецких кругов, заслуживающих полного доверия...», или позднее «Из в высшей степени информированного ис¬ точника, надежность которого многократно проверена, мы получили сообщение...». В таких и им подобных донесениях, проходивших че¬ рез руки полковника Моравца, может заинтересовать мно¬ гое. Но особенно в них бросается в глаза одна общая чер¬ та: вырисовывается четкая картина все возрастающей аг¬ рессивности фашистской Германии со многими убийствен¬ ными и чрезвычайно характерными подробностями. Но по¬ чему же мы не защищались, если нам почти все было столь хорошо известно заранее? ...А что представляли собой тогда те двое — Ку- биш и Габчик? В то время они еще не знали друг друга, у каждо¬ го были свои, совершенно разные заботы. Им обоим было по двадцать лет, первый оставил работу кочега¬ ра и вместе с отцом занялся крестьянским хозяйст¬ вом в Дольных Виллемовицах возле Тржебиче; вто¬ рой работал на складе химических товаров в Жили¬ не и каждый день ездил домой в Полувесь. И все же и у них нашлось кое-что общее. В 1938 году вместе с тысячами других парней их возраста они были призваны в армию, обмотали ноги пор¬ тянками, надели сапоги и поступили под команду 145
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА взводного и поручика. Ребятам их возраста никогда особенно не хочется идти на военную службу, но то¬ гда было другое дело. Это чувствовали все, и оба мо¬ лодых парня совершенно искренне стремились вме¬ сте с тысячами других таких же парней сражаться, защищать свою страну от агрессора. Им нисколько не хотелось умирать, но, если бы понадобилось, они были готовы и к этому. ...Хорошо ли вы запомнили, что ответил в семей¬ ном кругу пан полковник Моравец на замечание о том, что он, собственно говоря, не вполне военный, а руководит шпионажем? «Кто-нибудь должен же этим заниматься. Каж¬ дый что может — на алтарь отечества». Конечно, Пауль Тюммель — не единственный агент Моравца. К их числу принадлежала, например, одна дама, замечательная только тем, что была сек¬ ретаршей немецкого посла в Праге. Случилось так: на каком-то приеме она выпила сверх меры и про¬ говорилась в компании о тайне своей молодости. Она воспитывалась в швейцарском католическом пансионе, разумеется, в строгой добродетели и чис¬ тоте, и однажды — всего единственный раз — под¬ далась греховному соблазну. С тех пор ее эроти¬ ческие желания все усиливаются. Пока она была мо¬ лода, все это было не страшно, но теперь ей уже труд¬ но находить себе подходящих любовников. Жалова¬ нье секретарши посла, конечно, немалое, но она уже с трудом укладывается в него... В компании, которой пришлось услышать ее го¬ рестное признание, был некто, кого оно очень обра¬ довало. И вскоре тот же некто деликатно предло¬ 146
ИМПЕРИЯШрбйх жил этой немолодой и весьма малопривлекательной даме финансовую помощь, добавку к ее жалованью. Разумеется, ей не будут причинять никаких особых беспокойств, ее просят только делать при перепе¬ чатке некоторых писем одну лишнюю копию, выпи¬ сать пару девизов из корреспонденции, иногда запи¬ сать содержание телефонных разговоров посла и во¬ енного атташе с Берлином. Сделка состоялась. В бумагах полковника Морав- ца под рубрикой «К выплате» прибавился еще один шифр, а в его донесениях выражения: «Йз диплома¬ тических кругов мы узнали...» или «Из окружения высокопоставленных дипломатических особ до нас дошли сведения...» Сделка есть сделка, и она основы¬ вается на деньгах. Но некоторое время спустя дама дала понять, что она не настаивала бы на денежном вознаграждении, если бы к ней за материалами по¬ стоянно приходил какой-нибудь молодой офицер, скажем, выпускник военной академии, — ведь отту¬ да выходят бравые офицеры... Предложение, означавшее экономию, было, по¬ нятно, принято. Итак, всегда в назначенный день адъютант полковника Моравца отдавал приказ, ко¬ му из офицеров отправляться в интимное стжешо- вицкое гнездышко за сведениями «из дипломатиче¬ ских кругов». Обычно жребий падал на молодых офицеров, прикомандированных к генеральному штабу для прохождения стажировки. Полковник генерального штаба Франтишек Мора- вец в назначенный день непременно лично контроли¬ ровал выполнение задания. Сидя со своими ближай¬ шими помощниками за столом для совещаний, он пе¬ 147
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА редавал адъютанту разные поручения, уточнял, что надо сделать. И господа офицеры до упаду смеялись, когда он вдруг окликал уходящего адъютанта; —Да, чтобы не забыть. Кто-нибудь уже назна¬ чен? Кто сегодня пойдет... во имя родины? — Поручик Н. — Он получил инструкции? — Разумеется. Согласно приказу. ...Ну, а что те двое? Они все еще были незнакомы, хотя у них оказа¬ лась общая судьба: Кубиш и Габчик стали взводны¬ ми командирами. Они были мобилизованы в сен¬ тябре 1938 года. (В самых секретных и надежных немецких донесениях сентябрьская мобилизация была оценена как доказательство боевого духа и единства чехословацкого народа.) Но вот оба, как и тысячи других, со стыдом и болью покинули в сен¬ тябрьские дни укрепления на чешско-немецкой границе, отдав их без боя гитлеровской армии. Они думали, как и тысячи им подобных: «Мы обмануты, преданы!» Многие плакали от ярости. «Нам должны позволить сражаться!» Конечно, конечно, как говорит господин полков¬ ник, каждый что может — на алтарь отечества. ...8 марта 1939 года (президент Бенеш в то время стриг купоны и читал в американских университе¬ тах лекции о демократии) полковник Моравец по¬ лучил очень важные сведения. Он составил об этом письменное донесение, которое позволяет нам вос¬ становить картину тех бурных дней и заглянуть за кулисы событий. Их никак нельзя причислить к славным страницам чехословацкой истории. 148
ИМПЕРИЯJJJpE(fx «Агентурным путем», «из превосходно инфор¬ мированного источника, исключающего возмож¬ ность ошибки или преднамеренной провокации» (очевидно, речь идет о Пауле Тюммеле), ему стало известно (это вскоре было подтверждено и другими информационными данными) о том, что гитлеров¬ ская Германия предполагает 15 марта положить ко¬ нец уже основательно урезанной чехословацкой не¬ зависимости и оккупировать нашу страну. Моравец моментально подал рапорт начальнику генерального штаба генералу Фиале. А что же генерал Фиала? У него задрожали ру¬ ки, и он, заикаясь, пробормотал, что не может док¬ ладывать сам, и попросил Моравца, чтобы тот пошел с ним... Таким образом, мы попадаем на заседание Каби¬ нета министров, в общество государственных му¬ жей, которым было доверено руководство страной. Сейчас они выслушивают, какая судьба уготована этой стране. Выслушали... Но предоставим слово документу. «Хвалковский сказал: — Господин полковник, я знаю, вы хороший разведчик и у вас самые лучшие намерения. Но на сей раз ваши аген¬ ты донесли вам полную бессмыслицу. Если бы должно бы¬ ло произойти то, о чем вы говорите, то это прежде всего стало бы известно в первую очередь мне как министру иностранных дел. Успокойтесь и приносите нам в будущем лучшие вести. А эти могли бы только вызвать панику и бес¬ порядок». Моравец обратился к обоим министрам-генералам: Элиашу и Сыровы, бывшим легионерам. Второго из них, одноглазого героя Зборова, считали чуть ли не Жижкой. 149
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА No ни один из них не поверил сообщению, а Сыровы зая¬ вил, что, по имеющимся у него сведениям о военных пла¬ нах Германии, в настоящее время нельзя всерьез говорить об оккупации страны. «Министр Гавелка, который не участвовал в дебатах, а только слушал, позвонил из другой комнаты доктору Чер¬ ны, советнику посольства в Берлине, и спросил его, что нового в Берлине, не заметно ли каких-нибудь признаков враждебного к нам отношения со стороны немецких пра¬ вительственных кругов. Д-р Черны ответил, что в Берлине все спокойно, что немецкие чиновники относятся к нашим представителям очень любезно и что нет никаких призна¬ ков, свидетельствующих об ухудшении отношения немцев к Чехословацкой Республике». Этого было вполне достаточно, чтобы господам из генерального штаба намекнули, что пора про¬ щаться. А в генеральном штабе? Первый заместитель начальника штаба генерал Миклик пожелал побеседовать с Моравцом с глазу на глаз. Может быть, он хочет дать ему секретные указания, важные инструкции, хочет его толкнуть на какой-нибудь отважный шаг? О чем думает гос¬ подин генерал в эти тревожные минуты? Он затащил Моравца в темный угол коридора и прошептал: — Полковник, я прошу у вас совета. У меня в банке 6 тысяч крон. Как вы думаете, оставить их там или взять, чтобы иметь деньги при себе? И Моравец понял, что действовать надо само¬ стоятельно. Вскоре после неприятного разговора на заседании Кабинета министров его навестил майор Гибсон, офицер связи английской секретной служ¬ 150
империяШрбйх бы. Безупречно одетый джентльмен, так же безупречно умевший всегда себя держать, имеет честь сделать безупречное предложение: он полу¬ чил указания из лондонского центра, в которых го¬ ворится, что английская секретная служба «весьма заинтересована в том, чтобы сохранить дееспособ¬ ность чехословацкой разведки и после оккупации Чехословакии», и предлагает ему, Моравцу, «госте¬ приимство и все условия для дальнейшей работы против Германии». Оба офицера быстро договорились. Никто из корректных партнеров ни словом не обмолвился о том, о чем оба они отлично знали. С этого момента Моравец, и раньше связанный с англичанами, офи¬ циально куплен и переходит на службу к ним. Только ли Моравец? Под личным наблюдением полковника его пер¬ сонал рассортирует документы, секретный архив разведывательного отдела чехословацкого генераль¬ ного штаба, и самое важное уложит в ящики, запе¬ чатает их и отвезет на хранение в британское по¬ сольство. 14 марта на Рузыньском аэродроме приземлился английский самолет. Десять господ в штатском с большими чемоданами осмотрелись, минуту по¬ стояли. Запечатанные ящики уже погружены, гос¬ пода садятся в самолет. Пропеллеры завертелись, один из господ вышел из кабины и нервно посмот¬ рел на маленькое здание аэропорта. Никого. Он сно¬ ва быстро поднялся по трапу. Дверца захлопывается, самолет поднимается и берет курс на запад. В самолете сидят майор Гибсон, полковник Мо- 151
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА равец и еще десять человек. Там еще сидят — изви¬ ните! — там еще лежат те самые ящики. Десять гос¬ под в штатском — это специально отобранные офи¬ церы разведки, нужные для поддержания связи и для использования антигерманской сети чехосло¬ вацкой разведки. Вернее, отныне британской сек¬ ретной службы. Их тут десять. Одиннадцатый офицер, который должен был лететь, отсутствует. Сначала его ждали, потом начали беспокоиться, и когда кто-то высказал вслух то, о чем думали все, — а не пронюхала ли че¬ го-либо немецкая разведка, не западня ли это, — его больше не ждали ни минуты. Но это не была западня. Офицер прощался с ро¬ диной у одной дамы, которая, кроме иных досто¬ инств, имела еще запасы доброй сливовицы. Он при¬ шел в себя, черт возьми, только на полчаса позже, чем следовало. В ту самую минуту, когда самолет поднимался в воздух, он подгонял шофера такси, и так мчавшегося с невероятной скоростью. И все же он не увидел в небе даже точки — исчезающего са¬ молета. Что ему оставалось делать? Он вернулся к сливо¬ вице. А когда пришел в себя вторично, пражские улицы были заполнены серыми мундирами вер¬ махта. Его коллеги в это время уже отдыхали в лондон¬ ском отеле. ...А что же те двое, Кубиш и Габчик? Они еще не знакомы, хотя их судьбы похожи на судьбы тысяч других парней их возраста Все они пе¬ режили капитуляцию и оккупацию как личный по¬ 152
ИМПЕРИЯЩрЕйХ зор. И, как многие, они решали: оставаться ли им здесь? Нет, надо сражаться. Говорят, за границей формируется чехословацкая армия. И, подобно тысячам других парней, они бежали за границу. В сумке за спиной — самые необходи¬ мые вещи и еда на пару дней, которую собрала мать. Это побег через несколько границ. У Остравы гра¬ ницу переходили тысячи людей, она еще не была не¬ приступной. Переводила через границу молодая де¬ вушка в белом свитере. Каждый вечер она уходила в поле в обнимку с новым парнем, а потом возвраща¬ лась одна. Когда проходил патруль, она шептала: «Прижмись ко мне, целуй меня! Когда они пройдут мимо, иди вперед, до конца того поля, потом напра¬ во, по направлению к одноэтажному домику. Поце¬ луй меня еще. От домика дорога ведет через ложби¬ ну, а там все. Иди, иди, счастливого пути». Скольких мужчин перецеловала она таким образом, прежде чем перевела их через границу? Потом ее схватила полиция. Говорят, над ней надругался целый кара¬ ульный взвод, прежде чем ей — живой или мерт¬ вой? — пустили пулю в висок. Но Кубиш и Габчик к тому времени уже находи¬ лись, как и тысячи других, в эмигрантском центре. Они хотели сражаться. Вы правы, господин полковник, каждый что мо¬ жет — на алтарь отечества. ...Это письмо д-р Эдвард Бенеш получил в США, куда он скрылся после своего ухода с поста прези¬ дента. «Денежки в карман, уложил чемодан и — за океан» — так комментировала народная поговорка трагический крах упрямо отстаиваемой Бенешем в 153
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА течение многих лет внешней политики, направлен¬ ной на союз с западными державами и погребен¬ ной мюнхенским сговором в сентябре 1938 года, когда Англия и Франция согласились, чтобы погра¬ ничные районы Чехословакии отошли к гитлеров¬ ской Германии. Провалилась политика, провалился и ее вдохно¬ витель и защитник. Ему пришлось уехать. «Денежки в карман, уложил чемодан...» «Доктору Эдварду Бенешу, президенту Чехосло¬ вацкой Республики», — гласил адрес на конверте письма. Но ведь президентом был Эмиль Гаха. Бе¬ неш сам послал ему поздравление по поводу его вступления в должность президента. Как потом со¬ жалел он об этом театральном и неискреннем жес¬ те! Ведь его, этот жест, истолковали как признание Бенешем Гахи и самоустранение. Хотя Бенеш поль¬ зовался титулом «президент», но перед ним теперь стояло слово «бывший». ...Это письмо не сохранилось ни в архиве прези¬ дентской канцелярии, ни в архиве генерального штаба. Мы приводим его содержание по рассказам лиц из ближайшего окружения Моравца, потому что это письмо послал из Лондона в Америку пол¬ ковник Франтишек Моравец. «Уважаемый господин президент...» — так, ко¬ нечно, начиналось письмо, ибо Моравец прежде все¬ го заверяет Бенеша, что президентом республики и единственным подлинным представителем нации он считает его и только его. Бенешу это, конечно, чрезвычайно льстило, так как тогда, в начале войны, он отнюдь не был общепризнанным главой буржу¬ 154
ИМПЕРИЯШрЕЙХ азной эмиграции. Его политическое и личное бан¬ кротство было еще слишком памятно и вызывало неприязнь и критику даже справа. В Париже обра¬ зовалась сильная группа аграрной партии во главе с Осуским и Годжей. Бенеш безуспешно оспаривал право занять в ней ведущее положение. Итак, начало письма было приятным, но несрав¬ нимо большее значение и больший интерес пред¬ ставляло для Бенеша его продолжение. Моравец сообщал, что, используя гостеприимство соответст¬ вующих британских учреждений и получая от них полную материальную поддержку — а Бенеш пре¬ красно знал, что имеется в виду под гостеприимст¬ вом и полной материальной поддержкой, — он со¬ хранил тесную связь с родиной. У него налажена связь с офицерскими кругами и с некоторыми влиятельными политическими деятелями, которые служат источником важной информации, высоко ценимой британской стороной. Он, Моравец, пола¬ гает, что эти связи могли бы быть очень полезны гос¬ подину президенту как ведущему политическому руководителю, и считает своим патриотическим долгом предоставить их в его полное распоряже¬ ние... Бенеш прекрасно знал, кто такой Моравец, знал так же хорошо, что полковник связан с британской секретной службой, чьи интересы угадывались и за этим предложением, а потому бывший президент сразу же принял его. Ему только это и нужно было! Тайные связи Мо- равца вели через Амстердам и Стамбул в Прагу. Полковник имел радиопередатчики, шифровалыци- 155
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ков и вышколенный персонал. К тому же Моравец располагал значительными финансовыми средства¬ ми разведывательного фонда, которые он разместил еще до крушения республики в нескольких загранич¬ ных банках. Например, только в Париже он имел вклад в полмиллиона швейцарских франков. Ис¬ пользуя антинемецкую шпионскую сеть и агентов, Моравец был прекрасно обо всем информирован, знал больше, чем многие политики. Он и из Лондона поддерживал связь со своим высокопоставленным агентом Паулем Тюммелем, одним из самых цен¬ ных своих информаторов, который между тем стал начальником отделения военной разведки Канариса в Праге. Тюммель, например, выяснил и послал Моравцу в Лондон донесение о подробностях готовившейся в 1940 году высадки гитлеровских войск в Англии. 4 сентября он даже сообщит тщательно сохраняв¬ шуюся в тайне дату этой будущей операции — 15 сентября, а также что при наступлении должно быть использовано 18 тысяч самолетов, «которые будут налетать волнами и пустят в ход слезоточивые и удушливые газы. Во время налета немцы должны попытаться высадиться с помощью всех видов мор¬ ского флота, в том числе быстроходных катеров и подводных лодок». Англичане, получившие такие же сведения и из других источников, приняли энергич¬ ные оборонительные меры, которые не остались для Берлина тайной. Служба безопасности Гейдриха и контрразведка Канариса лихорадочно искали кана¬ лы, по которым шли шпионские сведения. Но тем не менее Тюммеля им удалось разоблачить и обез¬ 156
ИМПЕРИЯJJJPEfjX вредить только в начале 1942 года, хотя и до этого на него не раз падали подозрения1. Можно себе представить, как сумел Бенеш, кото¬ рый вообще был мастером кулуарной политики, ис¬ пользовать информацию, предоставленную ему Мо- равцом. Как эффектно он вставлял в беседе с англий¬ ским министром иностранных дел несколько слов, свидетельствовавших о его, Бенеша, осведомленно¬ сти. Как он пускал среди непринужденной беседы в кругу влиятельных английских лордов один-другой пробный шар, чтобы произвести впечатление чело¬ века, блестяще ориентирующегося в политической обстановке. Так он постепенно укреплял свою по¬ шатнувшуюся репутацию «признанного руководи¬ теля нации». В самом деле, что это за руководитель, если у него нет хорошо налаженной связи с роди¬ ной! А монополия на связь была в руках Моравца И позже, когда в Лондоне образовалось Министер¬ ство национальной обороны эмигрантского прави¬ тельства, а Моравец снова стал начальником разве¬ дывательного отдела, он сохранил эту монополию. В его руках сосредоточивались все нити, связи, через него проходили все депеши, телеграммы, донесения, радиограммы. Он мог кое-что утаить, кое-что под¬ 1 В полной мере правда о причинах сотрудничества Тюммеля с ино- странными разведками неизвестна, но, очевидно, тут сыграли роль не только деньги, но и какая-то старая обида, за которую Тюммель мстил. Методы его сотрудничества также не совсем ясны; Тюммель, по-видимо- му, объяснял перед гестапо свои связи с чешским Сопротивлением, кото¬ рые не остались в тайне, задачами далеко идущих контрразведывательных операций. Трудно сказать, до какой степени он только симулировал дея¬ тельность, направленную против Сопротивления, а до какой степени вел ее всерьез. 157
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА править, приспособить. И все деятели чешской бур¬ жуазной эмиграции, стремившиеся получить вести с родины в большем объеме, чем публиковалось в га¬ зетах, должны были заискивать перед тем же Мо- равцом А Моравец разрешал пользоваться этими преимуществами прежде всего Бенешу и его при¬ ближенным. Это обстоятельство сыграло далеко не последнюю роль в ходе борьбы буржуазных группи¬ ровок за ведущее положение в западной эмиграции и способствовало тому, что в этой борьбе явственно одерживал победу Бенеш. В конце концов ему уда¬ лось объединить почти все течения и группы под своим руководством и добиться того, что все они во¬ лей-неволей признали его. Все началось с того письма, которое Бенеш полу¬ чил еще в Америке, когда числился не более чем бывшим президентом, частным лицом, политиче¬ ским деятелем в отставке. Было ли это проявлением бескорыстного благо¬ родства Моравца? Или результатом его легио¬ нерских масариковско-бенешевских убеждений и стремлением помочь «несправедливо оттесненно¬ му» представителю этой линии вернуться к руко- в нацией в ее антигитлеровской борьбе за свободу? Кто хочет, пусть верит этому. Может, и Моравец сам охотно бы в это поверил, если бы это было ему выгодно. Такой самообман очень соблазнителен. Но в минуту трезвых, хладнокровных размышлений ему не могло не быть ясно, что он лишь продолже¬ ние «чужой руки» — британской секретной службы и служит он прежде всего ее интересам. Для дея¬ 158
империяШрейх тельности британской секретной службы вообще характерен метод «чужой руки», выработанный на основе долголетнего опыта управления обширной колониальной империей. Антигитлеровская борьба европейских народов была благодатной почвой для применения этого традиционного метода. Интеллидженс сервис сама работала против нацистской Германии очень мало, она просто не была достаточно ориентирована, под¬ готовлена к этому. Тем энергичнее она старалась ис¬ пользовать силы движения Сопротивления в Норве¬ гии и Голландии, Польше и Бельгии, Дании и Чехо¬ словакии. Ориентация Моравца на Бенеша также была результатом британских попыток как можно эффективнее использовать чешские организации Сопротивления, стремившиеся к антифашистской борьбе. Англичане проникали в эти организации, чтобы влиять на них и подчинять своим интересам и целям. Моравец — малоизвестный офицер секрет¬ ной службы, которому отнюдь не было чуждо стремление к установлению в освобожденной рес¬ публике правого режима, военной диктатуры, был удобным орудием. А политической вывеской слу¬ жил Бенеш: за ним шло большинство чешских бур¬ жуазных политиков, его признавала объединяющим элементом офицерская организация на родине, не¬ смотря на то что верхушка ее критиковала Бенеша справа, а рядовые члены постепенно отходили от не¬ го влево, ему верили многие честные чешские пат¬ риоты из классово противоположного политическо¬ го лагеря. Мы еще увидим, куда приведет и какие результа¬ 159
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ты даст испытанный английский метод «работы чу¬ жими руками». ...А как же те двое? Кубиш и Габчик еще не знакомы. Но скоро они заметят друг друга среди тысяч других парней их возраста, которые, будучи объединены общим стремлением сражаться, выбрались за пределы ок¬ купированной родины. Намаялись они изрядно. Одни стали кочегарами на судах, другие носильщиками, третьи портовыми чернорабочими, иных приютили добросердечные женщины. Трудно справиться с разочарованием: че¬ хословацкой заграничной армии пока не существу¬ ет. Ее нет, она не может быть создана, для этого, ви¬ дите ли, нет законных оснований. А для оккупации Чехословакии были законные основания? Единст¬ венное, что могут предложить этим парням эмиг¬ ранты во главе с Осуским, — это вступить во фран¬ цузский иностранный легион с великодушной ого¬ воркой, что им не придется отслуживать весь пятилетний срок в случае, если будет создана чехо¬ словацкая заграничная армия. У большинства из этих людей нет выбора, если они хотят хоть как-нибудь просуществовать. На ху¬ дой конец, утешают они себя, ведь и французский иностранный легион будет брошен в бой против гитлеровской Германии. Но некоторые из них попа¬ ли там под командование немецких ландскнехтов, которые давали волю кулакам да еще насмехались над ними, мол, не лучше ли им было бы сидеть дома, держаться за маменькины юбки. И в самом деле, не лучше ли? 160
ИМПЕРИЯ HIpEfjx В одном из подразделений иностранного легиона служили и Кубиш с Габчиком. Там они и познако¬ мились. С тех пор их ждет действительно общая судьба, хотя они еще не подозревают, что эта судьба уготована им и только им. В Марселе друзей застиг¬ ло известие о создании чехословацких частей во Франции. Они даже прочитали объявление о моби¬ лизации, подписанное послом Осуским. Наконец-то они будут сражаться! Перезимовали они в бараках какого-то военного лагеря, лишь немногим отличав¬ шегося от концлагеря. Дыр в крыше не залатаешь, одежонка никудышная, ветер с моря то и дело рас¬ пахивает двери, а офицеры до десятого пота гоняют, обучая шагистике... Но все это забылось, когда пришел приказ от¬ правляться на фронт. Сражаясь на Луаре, с винтов¬ ками шли на гитлеровские танки, но чаще отступа¬ ли. Потом им прочли наскоро составленный приказ о том, что в связи с капитуляцией Франции чехосло¬ вацкие части расформировываются. Кто хочет, мо¬ жет идти на все четыре стороны, а те, кто сумеет по¬ пасть на суда, могут ехать в Англию. Кубиш и Габчик оказались среди тех счастлив¬ цев, кому удалось попасть на суда. И вот'перед ними берега Британских островов. ...В нескольких километрах от Лондона, на опуш¬ ке редкого лесочка, расположен особый объект. Со стороны можно заметить три приземистых барака, все остальное — под землей. Вокруг — двойное за¬ граждение из колючей проволоки. У первого прохо¬ да шлагбаума стоят солдаты в касках, у второго про¬ хода, уже за вторым кольцом колючей проволоки, — двое парней в спортивных костюмах. Все так, как и 6-9183 Райнхард 161
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА должно быть, — сюда проникнуть непросто, вход разрешается лишь в отдельных случаях — приез¬ жающим из Лондона по специальному предупреж¬ дению. Здесь тщательно проверяют не только имя на пропуске, но и по внешнему описанию. Так как посетители здесь редки, процедура проверки затя¬ гивается куда дольше, чем требуется. Нужно же по¬ забавиться, рассеять свою скуку одетым в спортив¬ ные костюмы молодцам — пусть себе приезжие нервничают, пусть считают себя самыми что ни на есть высокопоставленными деятелями. Гораздо важнее трех приземистых бараков — антенны, натянутые между мачтами, смонтирован¬ ные в виде геометрических фигур либо закрученные в загадочные спирали. Пожилой господин в безупречно скроенном темном двубортном костюме в полоску, в солидной шляпе, в перчатках и с тростью, не вылезая из авто¬ мобиля, тяжелого семиместного «Хиллмэна» цвета хаки, спокойно предъявляет свои документы часо¬ вому у входа. Машина подъезжает к самым дверям барака Едва только пожилой господин входит в помеще¬ ние, радист, сидящий за столом, вскакивает со сво¬ его места. — Господин полковник!.. Моравец снисходительно кивает ему, надевает стариковские очки с толстыми стеклами, которые совершенно не соответствуют его элегантной внеш¬ ности, и говорит: —Так, примемся за дело. Полковник вынимает из папки рукописный текст — радисту уже хорошо известен этот почерк — 162
ИМПЕРИЯШрбйх торопливый, нечеткий, лишь некоторые буквы ста¬ рательно, даже педантично выведены. Заметно, что писавший нарочно прибегает к завитушкам, чтобы произвести впечатление, выдавая тем самым свою самовлюбленность и тщеславие. Перед радистом ле¬ жит таблица шифра, и вот буквы одна за другой — и обычные, и тщательно выписанные — превращают¬ ся в столбцы безликих и нейтральных чисел. В это же время другой радист сидит на корточках перед аппаратом в чулане под самой крышей роскош¬ ной пражской виллы. Его антенна тянется к небу — она настроена на прием Но она выглядит далеко не так эффектно и загадочно, как на объекте вблизи Лон¬ дона Радист приготовился принимать инструкции центру подпольного Сопротивления. Он не знает того, что знает его товарищ, находящийся вблизи Лондона инструкции будут особенно важными, раз их привез сам Моравец, а не его адъютант. И потом — лондон¬ скому радисту хорошо известен этот почерк, и он до¬ гадывается, кому он принадлежит. Вы ожидаете, что сейчас в эфир полетят числа, из которых составятся слова, а из слов приказ: пустить под откос поезд, организовать саботаж на военном за¬ воде, взорвать мост, напасть на военный транспорт?! «Я повторяю, что вполне доверяю Гавлу и верю, что он не поддастся нажиму ни со стороны немцев, ни со стороны кучки наших оппортунистов. Я верю также, что и Элиаш не сдастся и будет поддерживать своего шефа как легионер. Я верю, наконец, что могу положиться на всех членов пра¬ вительства, что они не подведут нас в эти роковые для на¬ ции часы. Если будут сделаны какие-либо предложения, прошу немедленно сообщить, чтобы мы могли сейчас же в соответствии с ситуацией договориться о совместных дей¬ 163
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ствиях. Я считаю решенным и обязательным для обеих сторон вопрос о совместных действиях и полагаю, что без взаимной договоренности не будет предпринято ничего определенного. Навратил». Слова обтекаемы, фразы с завитушками, как и некоторые буквы. Гавел — конспиративная кличка президента Гахи, Элиат — председатель «правитель¬ ства» протектората, Навратил — конспиративная кличка д-ра Эдварда Бенеша. Спустя несколько месяцев, 15 сентября 1941 го¬ да, министр иностранных дел эмигрантского лон¬ донского правительства Ян Масарик в своей теле¬ грамме чехословацкому посланнику в Москве выра¬ зился куда прямолинейней: «Мое отношение к Гахе и всему режиму ты знаешь... Я отказываюсь нападать на них и вообще полемизировать с людьми, которые по существу идут с нами. Это была бы неразумная политика». А в ответе на критические замечания центра Со¬ противления в Чехословакии, переданном с базы британской секретной службы близ Лондона 5 сен¬ тября 1941 года, говорилось: «Мы не знаем, с кем вы полемизируете, утверждая, что бесполезно и крайне опасно втягивать народ в какие-либо выступления. В данный момент мы согласны с этим и от¬ мечаем, что лондонское радио не передавало ни единого призыва к каким-либо действиям народа». Но позвольте, что же это, собственно, за Сопро¬ тивление? И было ли вообще-то Сопротивление? Не стоит упрощать: это все же было Сопротивле¬ 164
ИМПЕРИЯщРЕЙХ ние, и процитированные инструкции помогут нам понять его характер. Строилось оно по старой масариковской схеме, то есть по так называемой системе мафии, оправ¬ давшей себя в годы Первой мировой войны, в пе¬ риод усиления антиавстрийского движения. Эта «система» представляла собой верхушечный союз представителей всех слоев буржуазии и подчинен¬ ных ей организаций. Участники его рассчитывали на победу западных держав и готовились к захвату власти. «Победа Запада — это единственное условие, — пи¬ шет Бенеш, — которое сделает возможным восстановле¬ ние социальной консолидации Европы с помощью Англии и Америки и помешает полному хаосу и социальному рас¬ паду или, более того, большевизму...» В меморандуме английскому правительству от июня 1941 года изложены взгляды Бенеша: «...Пока что он (Бенеш) стоит на той точке зрения, что... правительство Гахи должно остаться, и именно потому, что в наступившем хаосе необходимо как можно дольше со¬ хранить чешский административный аппарат в интересах сотрудничества с Лондоном. Особенно в случае падения Германии следует предотвратить социальный и политиче¬ ский переворот и помочь государственной машине быстро провести перестройку согласно указаниям лондонского правительства». Поэтому Бенешу и его политическим друзьям нисколько не претило сотрудничество с коллабора¬ ционистским правительством Гахи, так как оно по¬ могало таскать каштаны из огня тем, кто стремился 165
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА укрепить власть буржуазии в чехословацком госу¬ дарстве. Да и военная организация Сопротивле¬ ния, возглавляемая высшими офицерами, не ста¬ вила своей целью развивать боевую антинацистскую деятельность. Она готовилась лишь к захвату власти после поражения гитлеровской Германии. Радио¬ депеша Бенешу и Моравцу от руководителей этой организации подтверждает, как поняли они инст¬ рукции из Лондона: «Своим людям мы даем приказы решительно отгора¬ живаться от всего, выполнять только конкретные зада¬ ния согласно приказам, сохранить себя до момента пере¬ ворота, о наступлении которого мы узнаем из приказа Навратила». Выполнять только конкретные задания согласно приказу... В одной из радиодепеш из Лондона центру Со¬ противления — а их около 22 тысяч — мы найдем и упоминание о таком конкретном задании согласно приказу. Деятелям Сопротивления на родине было приказано переправить за границу чемодан социал- демократического лидера и министра лондонского правительства Бехине. Моравец самолично указал, каким путем можно переправить чемодан, и потре¬ бовал, чтобы задание это было дано двум самым на¬ дежным и отважным бойцам. С оружием в руках они проползли между пограничными патрулями и, передав в точно назначенное время чемодан связно¬ му, снова вернулись через границу домой. Интересно, стали бы они это делать, если б знали, что в чемодане — личные вещи Бехине, и прежде 166
ИМПЕРИЯJJJpEpjX всего его черный, сшитый на заказ фрак, в котором ему надлежало появляться в салонах и на приемах? ...А как те двое, Кубиш и Габчик? Они служили, как и тысячи других парней, в че¬ хословацкой отдельной бригаде в Англии. Их вре¬ менным отечеством стал Даверкорт. Иногда они по¬ лучали увольнительные и, отгладив френчи, отправ¬ лялись в город. Холодные англичанки таяли в обществе телшераментных чехословаков. Но тоска от этого не проходила. Молодых людей волновали военные события, но ничто не напоминало о том, что и для них где-нибудь найдется поле боя. Они за¬ видовали летчикам: те сражались! Куда бы Кубиш и Габчик ни приходили, англичане им говорили: че¬ хи — отличные летчики, герои! Но они-то не были летчиками и не хотели греться в лучах чужой славы. Потом пришел приказ: объявлен набор на кур¬ сы парашютистов. Отбор и испытания были очень строгие. Подали заявления сотни, но в число ото¬ бранных поначалу попали только пятнадцать че¬ ловек. Кубиш и Габчик попали в число пятнадцати. Им говорили: парашютисты должны быть настоящими парнями, которые ничего не боятся. Они будут сра¬ жаться на самых опасных участках и, может быть, раньше, чем остальные. Все ясно, господин полковник: каждый что мо¬ жет — на алтарь отечества! ...Это только несколько десятков строчек маши¬ нописного текста, напечатанного мелким шрифтом на листе малого формата; на такой бумаге обычно велась переписка лондонского Министерства на¬ 167
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА циональной обороны. На этот раз перед нами не письмо. Текст никому не предназначен, его надле¬ жит положить в сейф для чисто внутренней инфор¬ мации. Перед дальнейшими переговорами следова¬ ло подытожить, что и в каком духе обсуждалось в последний раз, на чем порешили, что принято охот¬ но, а что сдержанно. Это — заметки о беседе пол¬ ковника Моравца с генералом Менджесом, одним из руководителей Интеллидженс сервис. «1941.18.6. Лондон. 1. Генерал поздравил меня с возобновлением связи и с похвалой отозвался об организации Сопротивления на ро¬ дине, которая сумела в таких трудных условиях собствен¬ ными силами и в сравнительно короткий срок вновь нала¬ дить эту связь. 2. Он затронул вопрос об использовании наших связей с Советами для целей британской разведки. Он уже ранее был подробно информирован мною об этих связях, осо¬ бенно о пребывании полковника генерального штаба Пики в Москве. При этом он заметил, что мог бы для такой цели послать в Москву своего самого способного офицера, с тем чтобы тот незаметно наладил связь с Пикой. Из разго¬ вора было ясно, что он придает этому вопросу исключи¬ тельно важное значение... В дальнейшем вся информация из Москвы, предназначенная для них, пойдет через нас. На всякий случай их человек может поехать в Москву, но включится в работу тогда, когда ситуация окажется благо¬ приятной». Итак, похлопывание по плечу. Интеллидженс сервис довольна тем, как на нее работает «чужая ру¬ ка» в Чехии и Моравии, — организация Сопротив¬ ления, ориентированная на разведывательную ра¬ боту, оказывает ей ценные услуги. И одновременно 168
ИМПЕРИЯJJJpEflx пожелание и требование, чтобы «чужая рука» про¬ тянулась еще дальше. Куда? Ведь не случайно в большинстве докумен¬ тов этого времени все чаще повторяются слова: «Со¬ веты», «коммунисты», «большевизм». Они произно¬ сятся неуверенно и с опаской. В воздухе явно чувст¬ вуется что-то новое. И тот, кто до сих пор ничего не понимал, кое-что понял теперь, после нападения гитлеровских дивизий на Советский Союз. Различ¬ ные хитроумные спекуляции на общности в борьбе против социалистической державы утратили свою актуальность. Мир поставлен перед реальным фак¬ том: Советский Союз воюет с фашистской Германи¬ ей, воюет по ту же сторону фронта, что и западные державы, и воюет в полную силу, не на жизнь, а на смерть, до полной победы. Какое влияние окажет это обстоятельство? 24 июня 1941 года Моравец отправил в Чехию депешу: «Президент ожидает военных успехов немцев в Рос¬ сии... Вы сами, по своей инициативе, никак не изменяйте отношения к коммунистам и сейчас же информируйте нас обо всех изменениях в их поведении и методах». А с родины приходили известия, которые застав¬ ляли серьезно задуматься. Они говорили не только о возрастающей активности и влиянии подпольной коммунистической партии, но и о росте симпатий к Советскому Союзу и постепенной переориентиров¬ ке влево во многих некоммунистических кругах. «У нас люди стремятся, — доносит Бенешу уже в октяб¬ ре 1940 года руководитель одной из его подпольных орга¬ низаций на родине, — к лучшему социальному устройству, 169
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА и нет сомнения, что они правы. Теперь много говорят о на¬ ционализации шахт, о новой земельной реформе, об огра¬ ничении частной собственности в тяжелой промышленно¬ сти, о национализации банков...» Приятно ему это или неприятно, но Бенеш при¬ нимал эти сообщения к сведению. И члены некото¬ рых «его» организаций начинали в соответствии с изменившимся общественным мнением требовать более решительных акций Сопротивления. Напри¬ мер, легендарная боевая тройка Балабан — Ма¬ шин — Моравек, руководившая офицерской орга¬ низацией, не только налаживает сотрудничество с советским консульством в Праге, которому переда¬ ет ценные сведения, не только проводит на свой страх и риск ряд смелых саботажей и диверсий, но и требует от Лондона, чтобы он ориентировал в по¬ добном же направлении свои организации Сопро¬ тивления. В их донесениях снова и снова подчерки¬ вается: «Необходимо что-то делать». Моравек даже предлагает впоследствии провести серию покуше¬ ний на самых известных коллаборационистов и представителей оккупационного режима Через два дня после нападения на Советский Со¬ юз Бенеш посылает Гахе и Элиашу пространное по¬ слание. Он понял перемену в обстановке. «Во имя национальной чести, во имя послевоенного единства нации, во имя того, чтобы мы сразу же после войны не начали враждовать между собой и не дали бы коммунистам предлога прийти к власти на основе спра¬ ведливых упреков, что мы помогали Гитлеру, вам надо пересмотреть свою политику и сделать окончательный выбор...» 170
ИМПЕРИЯJJJpEfjx Бенеш прекрасно понимает, в каком невыгодном положении он оказался. Он чувствует, что в чешском народе начинается процесс расслоения, результат которого вряд ли сложится для него благоприятно. Кто с чем предстанет перед народом? Сравнение со¬ вершенно ясно: мафистским заговорам коммунисты противопоставят саботаж, массовые забастовки, не¬ видимой разведывательной возне — упорную борь¬ бу, тактике выжидания — мобилизацию народа на массовое сопротивление. Две концепции, два класса, две программы. Которая из них встретит поддержку народа? И кто станет его признанным вождем? Не так трудно догадаться. Бенеш понимает, что надо что-то предпринять. Но что? Организовать народное сопротивле¬ ние? Это бы — нетрудно догадаться — означало подрубить сук, на котором сидишь. Тогда остается только предоставить себя в распоряжение готваль- довского ЦК. Нет, нельзя сдаваться раньше времени. Но что же все-таки делать? ...А что же те двое, Кубиш и Габчик? Теперь их судьба уже отличается от судеб тысяч других парней их возраста. Теперь их пристани¬ ще — фермы Гэррамар и Кэммюз Дэррал, несколь¬ ко хозяйственных построек на скалистом морском побережье в северо-западной части Шотландии. Во¬ круг луга, болота, скалы, и среди них то тут, то там попадаются уединенные фермы. Тихо, пусто; по лу¬ гам в тумане уныло бродят небольшие стада. Редко где встретишь человека. Хозяин здесь английский майор Янг. Нет, разу¬ 171
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА меется, он не пасет коров: рано утром он выгоняет группу из пятнадцати чехословаков на тренировку. Они взбираются на деревья, прыгают с вышки, а когда уже совсем выбьются из сил, должны еще пройти по канату через реку. Частенько при этом они окунаются в ледяную воду. Далекие походы по указанному на карте маршруту, причем из дома нельзя выходить через дверь, а только через окно; стрельба, ползание, четырехдневная тренировка под открытым небом, еда — одни консервы, бег в точно определенном направлении в заданный срок; во¬ круг инструкторы стреляют из пулемета боевыми патронами, поэтому невозможно ни на шаг откло¬ ниться от назначенной трассы. Задыхаясь от быст¬ рого бега, они должны проделать операцию «Бес¬ шумное убийство». Подбежав сзади, надвинуть кас¬ ку на лицо противника таким образом, чтобы он задохнулся. Все это называется «Школа специаль¬ ной тренировки». Потом на аэродроме Рингвей в Манчестере прыжки с парашютом. Сперва с аэростата, затем по шесть-семь прыжков с самолета, днем и ночью. Кто все это выдержит и устоит, отправляется в Белла- сиз — так именуется небольшой замок неподалеку от Лондона. Но здесь обитает не потомственный аристократ, а гораздо более могущественный хозя¬ ин — Интеллидженс сервис. Одни учатся здесь шифровке, другие — работе с радиопередатчиком. Кубиш и Габчик учатся пользо¬ ваться взрывчатыми веществами и, главное, стре¬ лять точно, быстро. Без подготовки, рефлекторно. Их инструктор, молчаливый американец, похожий 172
ИМПЕРИЯщРЕЙХ на ковбоя, ставит молодых людей на доску, а затем выбивает ее у них из-под ног. Падая, надо суметь вы¬ хватить из кармана пистолет и выстрелить в цель. Кубиш и Габчик еще не знают точно, для чего им все это понадобится, но догадываются. Им читают лекции о положении дел в так называемом протек¬ торате, и они пытаются представить себе, что их там ждет. Каждый что может — на алтарь отечества. В начале декабря 1941 года два ротмистра сели в массивный семиместный «Хиллмэн» цвета хаки и поехали в Лондон. Нет ни следа знаменитых лон¬ донских туманов. Погода прекрасная, и даже солнце не только светит, но и греет. В служебном кабинете на Пикадилли, № 134, эти два ротмистра, Кубиш и Габчик, встретились с полковником Моравцом. Разговор состоялся сердеч¬ ный, неформальный. Господин полковник, разуме¬ ется, немного поораторствовал: народ на родине страдает... немецкие оккупанты. Гитлер и кровавый пес Гейдрих... на насилие ответить насилием. Что еще говорилось в кабинете полковника Мо- равца, нам неизвестно. Но он наверняка сказал: «Ваш патриотический долг — казнить Райнхарда Гейдриха!» Все ли было сказано во время этой беседы? Было сказано много, Кубиш и Габчик понимают и верят этому. Моравец знал, несомненно, больше, чем он сказал, но знает ли даже он все? Понятно, господин полковник: каждый что мо¬ жет — на алтарь отечества Но действительно ли на алтарь отечества?! 173
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ПОЧЕМУ ТАКАЯ СПЕШКА? 28 декабря 1941 года в замке Белласиз неподале¬ ку от Лондона зазвонил телефон. Был воскресный предполуденный час, и воскресенье это было по¬ следним в году. Когда дежурный, сняв трубку, ото¬ звался, он услышал условленный пароль. Теперь дол¬ жен был последовать приказ. Однако ни бумаги, ни карандаша не понадобилось. Приказ прозвучал так: — On! Это односложное и притом многозначное анг¬ лийское словцо было повторено в телефон несколь¬ ко раз: — On, on, on! Очевидно, оно означало то же, что «вперед!» либо «давай!». Однако для трех человек оно означало не только конец воскресного отдыха. Для них оно означало: ле¬ тим! А вскоре это слово уже относилось не к троим, а к семерым. Когда штабс-капитан Шустр, офицер осведомительной службы Моравца, вернулся из это¬ го полета, он начал свой рапорт, составленный в изысканных, отвечающих штабным требованиям выражениях, так: «28 декабря 1941 года за один полет осуществлены три операции, именно: 1. «Сильвер А» 2. «Сильвер Б» 3. «Антропоид» Все группы были доставлены в автомобиле на аэ¬ родром Тэнгмири к полудню 28 декабря. В 12 ч. 30 мин. мы получили телефонное уведомление, что будет осуществлена 174
ИМПЕРИЯJJJpEpfX операция «Сильвер А». Позже оно было изменено, и англи¬ чане, чтобы эффективнее использовать полет, затребова¬ ли и две следующие группы. Для проведения полета был выделен самолет «Галифакс», пилотируемый лейтенантом военно-воздушных сил Р. Хоккеем. Для операции все было подготовлено заблаговременно, так что изменение прика¬ за не вызвало никаких затруднений». Итак, англичане затребовали две следующие группы. Неужели лишь для того, чтобы эффективнее использовать полет? Чтобы вместительный четырех¬ моторный «Галифакс» не проделывал столь долгий и опасный путь над вражеской территорией только ради трех человек, составлявших группу «Сильвер А»? Но ведь ради этих трех уже кое-что предприни¬ малось. Более того, они были как бы заглавной бук¬ вой плана; то, что должны были выполнить они, над¬ лежало продолжить группам «Сильвер Б» и «Антро¬ поид», особенно группе «Антропоид». Конечно, существовали более серьезные причи¬ ны, заставившие англичан изменить план и вырабо¬ тать его новый вариант. В группу «Сильвер А» входили: Эмиль Седлак, служащий из Брно, Зденек Тоушек, выпускник тор¬ говой школы из Оломоуца, и Алоиз Толар, учитель из Брно. Под этими именами скрывались: командир группы надпоручик Альфред Бартош, ротмистр Йо¬ зеф Валчик и радист Иржи Потучек. Этой группе предстояло высадиться первой. Их вылет был назначен еще на 29 октября, однако вви¬ ду нелетной погоды самолет не поднялся. 7 ноября они наконец втиснулись в старенький бомбардиров¬ щик типа «Уайтли». В скрещении прожекторных лучей самолет пролетел над Остенде, миновал опас¬ 175
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ный обстрел над Франкфуртом и над Мангеймом и к десяти часам вечера был над Пльзенью. В районе Иинце-Раковник пилот Карел Кнайфл шел всего на высоте четырехсот метров, но из-за низких плотных туч земли не было видно. Несколько минут он искал, блуждал в облаках, потом взял курс на запад и вер¬ нулся в Англию. Парашютистов, окоченевших и вконец изнервничавшихся, пришлось выносить из самолета. 30 ноября все почти полностью повторилось. Пилот потерял ориентацию и не сумел отыскать район вблизи Гержманова Местца, где намечалась высадка. Группа «Сильвер А» осела в Англии, в замке Бел- ласиз; следовавшие одна за другой неудачи лишили ее возможности произнести первую букву алфавита. Их радиостанция, получившая к тому времени на¬ звание «Либуше», надежно упакованная, продолжа¬ ла ждать своей отправки. Она молчала. Она еще не попала на свою базу в Восточную Чехию, не налади¬ ла связь с лондонским центром, связь, которая в то время была так необходима для произнесения сле¬ дующей буквы алфавита — группы «Сильвер Б». Без¬ действовал и «Антропоид». И вот сегодня в «Галифаксе», подготовленном к вылету, сидят все три группы: «Сильвер А», «Силь¬ вер Б» и «Антропоид». «Сильвер Б» — это ротный Земек и взводный Шкаха Командир — Земек. А «Ан¬ тропоид»? Ее составляют два ротмистра — Кубиш и Габчик, собственно Отто Стрнад, рабочий из Брно, и Зденек Выскочил, слесарь из Простейова. «Антропо¬ ид» должен был по решению, принятому 16 октяб¬ 176
ИМПЕРИЯШрбйх ря, осуществить свое задание на чешской терри¬ тории еще 28 октября 1941 года, в годовщину воз¬ никновения самостоятельного чехословацкого госу¬ дарства, — это было пожелание д-ра Бенеша. Рот¬ ный Свобода, первоначальный партнер Габчика, во время тренировочных прыжков получил поврежде¬ ние, и это повлекло за собой первую неприятную за¬ держку. На его место был назначен Кубиш. Ни один из группы не был командиром, оба получили одно общее задание: выполнение его не требовало стар¬ шинства. Только для связи им предписано было пользоваться радиостанцией «Либуше», вверенной Бартошу. Вместе с ними тот сейчас находился в са¬ молете. План операции изменил, разумеется, вовсе не бережливый начальник Тэнгмирского аэродрома, которому жаль было посылать не полностью загру¬ женный самолет «Галифакс». Он попросту получал приказы и выполнял их. Изменила план более могу¬ щественная организация — Интеллидженс сервис, которая отдавала эти приказы, но скрывалась за спиной полковника Моравца и его осведомительной службы. А Моравец с неудовольствием воспринял донесение о двух неудачных полетах группы «Силь¬ вер А». Ведь все это задерживает, откладывает опе¬ рации с последующими буквами алфавита — «Силь¬ вер Б» и «Антропоид», особенно «Антропоид». И Интеллидженс сервис настойчиво требовала, что¬ бы все группы как можно скорее приступили к вы¬ полнению задания. Вот поэтому и был изменен план, поэтому те¬ перь в просторном «Галифаксе» сидели все три груп¬
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА пы вместе. Промежутки в сроках их высадки были предельно сжаты: вместо месяцев они стали исчис¬ ляться минутами. Почему? Этого, разумеется, не знали ни члены группы «Сильвер А», ни «Сильвер Б», ни «Антропо¬ ид». Не знал этого и штабс-капитан Шустр, назна¬ ченный сопровождающим и командиром всех трех групп на время полета. Только он один должен был вернуться в Лондон и доложить об операции своему шефу, полковнику Моравцу. — Все равно опять вернемся... — сказал Бартош из группы «Сильвер А», которая уже испытала на се¬ бе два неудачных вылета. Члены этой группы устроились в самолете по¬ удобнее, как и подобает стреляным воробьям. —Я суеверен, верю в число три, — отозвался Вал- чик. — Но я выскочу, потому что я называюсь Выско¬ чил! — попытался пошутить Габчик, намекая на свою конспиративную кличку, однако вызвал только слабую усмешку своих товарищей. Никто из них не знал, даже штабс-капитан Шустр, что на этот раз им наверняка не вернуться. Никто из них не знал о приказе, который получил командир самолета, канадский лейтенант Р. Хок¬ кей: высадку произвести любой ценой! Добросовест¬ ность чешского пилота на стареньком «Уайтли», дважды возвращавшегося в Англию с парашютиста¬ ми на борту только потому, что он не мог высадить их на точно заданном участке, вызвала скрытое не¬ довольство. Парашютисты были над Чехией — этого вполне достаточно! Никаких задержек в дальней¬ 178
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ шем! Если Хоккей и не найдет по какой-либо причи¬ не точное место высадки, он все равно должен дать приказ к прыжку. Чтобы десантники не нервнича¬ ли, ни в коем случае не следует доводить это до их сведения. Узнают об этом сами, когда приземлятся. Уж как-нибудь они там выкрутятся, не так ли? Приказ ясен: высадку произвести любой ценой! Но к чему, к чему такая поспешность? ...Самолет тяжело отрывается от взлетной дорож¬ ки, его четыре мотора работают на полную мощ¬ ность. «Все три оперативные группы с приданным им снаря¬ жением были удобно размещены в просторном и отапли¬ ваемом самолете, — сообщит потом в своем рапорте штабс-капитан Шустр. — Вместе с английским экипажем в самолете находились 16 (шестнадцать) человек и все не¬ обходимое для осуществления операции». Из шестнадцати человек, находившихся на бор¬ ту самолета, семеро были экипированы так, что на британском военном аэродроме привлекали к себе внимание. На них были костюмы, башмаки и паль¬ то, какие в ту пору носили в протекторате. В карма¬ нах прот жторатские гражданские удостоверения личности. У Габчика — с его фотографией, но на имя Зденека Выскочила под номером 3501, подписанное д-ром Кропачем, чиновником окружного управле¬ ния в Простейове, 27 января 1940 года. Одежду па¬ рашютистам приобрели сотрудники Моравца у ев- реев-беженцев, удостоверения изготовили в лабо¬ раториях британской секретной службы точно в соответствии с оригиналами, доставленными эмиг¬ 179
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА рантами. В бумажниках Кубиша и Габчика лежит по пяти тысяч имперских марок и по десять пятиде¬ сятикронных бумажек. Это, разумеется, уже не подделка. Казалось бы, все в порядке. К тому же у каждого в кармане — по пистолету, английскому «кольту». А в носовом платке, в маленьком карманчике брюк и еще в нескольких потайных местах — крохотные стеклянные ампулки. Надкусишь, глотнешь — и твоя жизнь исчисляется несколькими десятками се¬ кунд. И тем не менее не все в порядке. Лишь позд¬ нее обнаружится, что, хотя парашютисты были оде¬ ты по протекторатной моде, на их белье все же оста¬ лись английские фирменные этикетки и даже метки воинской прачечной и химчистки. Какое же представление об элементарных правилах конспи¬ рации имели те, кто снаряжал и отправлял этих лю¬ дей в путь? Что знали они о возможностях нацист¬ ской полиции, какое понятие имели об условиях жизни в протекторате? В самолете все, конечно, натянули на себя летные комбинезоны, члены экипажа — поверх своей фор¬ мы, остальные семь — поверх штатской одежды. На головы надели резиновые шлемы, на ноги — резино¬ вые сапоги. Свою штатскую одежду каждый из них уже из¬ рядно поносил еще в замке Белласиз, где, отрезан¬ ные от внешнего мира, в ожидании будущего, жили они, готовя себя к новой роли: заучивали на память свои новые личные даты, чтобы уметь отвечать меха¬ нически, заучивали новые биографии, которые в слу¬ чае задержания и допроса могли бы выдавать за соб¬ 180
ИМПЕРИЯJJJpE(fX ственные. Но как бы смогли они согласовать с этими биографиями английские фирменные этикетки на белье? Итак, семь человек согласно представлениям их начальства исчезли бесследно. Не было уже ни Бар¬ тоша, ни Валчика, ни Кубиша, ни Габчика с их име¬ нами, с их судьбами. В самолете сидели совсем дру¬ гие люди, с другими именами, с другими судьбами. Но прежние парни исчезли вовсе не в тот момент, когда «Галифакс» оторвался от взлетной дорожки, а тогда, когда за ними впервые закрылись старинные ворота замка Белласиз. Чтобы они исчезли оконча¬ тельно, необходимо было сочинить им другую судь¬ бу, хотя бы для тех, кто знал их егце во Франции и в Англии по совместной службе в чехословацкой за¬ граничной армии. Конечно, ни слова о них не было сказано ни в одном открытом приказе. Да это и по¬ нятно: они были очень порядочные парни — зачем причинять им неприятности! Но вдруг прошел слух, будто бы Кубиш и Габчик совершили какое-то уго¬ ловное преступление — то ли кражу, то ли бандит¬ ское нападение. И где же они? Да вот — сидят в тюрьме, получили, мол, пять лет. В таких случаях нет нужды много говорить — вскоре в их бывшем со¬ единении об этом знал каждый. Кто первый пустил слух — никто не мог сказать, но он возымел гораздо большее действие, чем самые достоверные офици¬ альные сообщения. Так пропали бесследно для своих сослуживцев и для возможных агентов немецкой разведки те, что сейчас сидели в «Галифаксе» и летели во мраке над чужой землей в неизвестность. 181
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА : А в секретном сейфе разведывательного отдела эмигрантского Министерства национальной оборо¬ ны прибавилось несколько листков бумаги, вероят¬ но, очень малозначительных в сравнении с тем, что еще там хранилось. «Мое пожелание: в случае, если я не дождусь вашего возвращения на родину, прошу позаботиться о моей се¬ мье. Лондон. 28 декабря 1941 г.». Подпись: ротмистр Йо¬ зеф Габчик. Ротмистр Ян Кубиш. И еще кое-что: «В случае моей смерти известите эту английскую семью: мисс Эдна Эллисон, Санисайд Айт- филд. Нр. Уайтчерч, Сэлоп. Эта семья хранит мои вещи и знает, как с ними поступить». Им дали возможность написать это последнее пожелание, не рассеивая их иллюзий о вероятно¬ сти того, что как-то позаботятся об их семьях. Анг¬ лийские фирменные этикетки на белье, как мы еще увидим, были не единственным нарушением правил конспирации. Неужели только спешка вы¬ звала столько организационных просчетов и серь¬ езных ошибок в проведении конспиративных ак¬ ций? Ведь лондонская осведомительная служба Моравца уже накопила кое-какой опыт работы на оккупированной нацистами территории; однако подготовка и проведение операции велись на куда более низком уровне, чем позволял опыт. Как знать, действительно ли в данном случае сказался резуль¬ тат спешки или эти люди интересовали своих ше¬ фов только до тех пор, пока они выполняли свое за¬ дание? Но те, что сидели сейчас в самолете, обо всем 182
ИМПЕРИЯщРЕЙХ этом, разумеется, не думали. Они должны были спать, но никто из них даже не смежил век. Нет, не из-за холода, который отравил им первые два не- удавшихся полета. Напротив, они вспотели, тяжело дышали. В отсеке самолета, где они находились, не оказалось даже отдушины, чтобы проветрить воздух; парашютисты были наглухо закупорены; в невыно¬ симой духоте расплавлялась любая мысль. И вдоба¬ вок их тяжелая машина то резко вдруг снижалась, и нарастал рев моторов, словно самолет шел в пике, то задирала нос вверх, то кренилась влево, то вправо. Парашютисты не привязаны, их швыряет из сторо¬ ны в сторону, они падают друг на друга, штабс-капи¬ тан Шустр, у которого не было резинового шлема, расшиб себе голову. Но и в этой сутолоке они рас¬ слышали грохот нескольких разрывов и треск ко¬ ротких пулеметных очередей. — Истребители... — произносит кто-то из них, и все понимают: они бессильны что-либо предпри¬ нять, им остается лишь сидеть и ждать, полагаясь на искусство пилота, который маневрирует так, что кое-кому из них становится не по себе. Штабс-ка¬ питан Шустр бледнеет. А когда пилот стремглав бросает машину вперед, от чего содрогаются даже искушенные летчики, штабс-капитан, не в силах подавить страх, бормочет: «Это конец...» Может, он вспомнил в этот момент сотни своих коллег-офице- ров, которые сидят в тиши лондонских канцеля¬ рий, в то время как он выполняет столь рискован¬ ное задание — сопровождает парашютистов? В Лондоне, когда он пишет свое донесение о по¬ лете, он уже спокоен и бесстрастно отмечает: 183
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «22.49 — перелетели через французское побережье; 00.42 — над Дармштадтом встреча с неприятельскими истребителями, однако благодаря искусству пилота само¬ лет уходит; 01.32 — достигли Байрета; 02.12 — самолет попадает под огонь зениток над Шко- довкой; 02.15 — находимся над центром Пльзени». Именно в эту минуту вдруг вспыхивает зеленая лампочка. Овладев собой, Шустр кричит: — Экшен стейшен! — Но, сообразив, что прика¬ зывает по-английски, спокойнее добавляет: — При¬ готовиться к прыжку! В Лондоне, когда Шустр писал свое донесение, он был вполне спокоен. Он вновь обрел уверенность в себе, а потому мог пожаловаться: «Во время полета, так же как и перед ним, да и перед самым прыжком, группа «Сильвер А» проявила наилуч¬ шие моральные качества. То же можно сказать и о группе «Антропоид». В самой лучшей форме был ротмистр Габ- чик. Группа же «Сильвер Б» выглядела перед выброской совершенно подавленной, но, несмотря на это, прыжок провела по приказу без колебаний. Депрессивное со¬ стояние членов этой группы выразилось в нескольких за¬ мечаниях вроде: «Стало быть, это всерьез?», «Их счастье, что я сматываюсь, иначе все бы разнес» (оба замечания сделал ротмистр Земек). Взводный Шкаха на вопрос, есть ли у него какое-нибудь пожелание относительно его личного имущества, ответил: «Пусть остается там, где оно есть. Если пошлете следом за мной, все равно пропа¬ дет...» А на вопрос, что же все-таки он на сей счет думает, просто отмахнулся». 184
ИМПЕРИЯШрбйх Нет, сейчас не время было развивать свои мысли. Люк уже открыт, и через него внутрь врывается ле¬ дяной воздух. По краям его, почти прикасаясь коле¬ нями, сидят друг против друга Кубиш и Габчик, воз¬ ле каждого — тюк. Друзья ждут красного света. Через этот люк обычно сбрасывают бомбы. Все время полета парашютисты находились в бомбовом отсеке. А бомбы, как известно, не нуждаются в вен¬ тиляции. Но теперь здесь находились люди. Люди вместо бомб. Люди, действия которых должны быть равносильны бомбе. Люди как бомбы. Красный свет. — Вперед! -г- кричит Шустр. Он мог, однако, рав¬ ным образом крикнуть «Гоу!», и, может, было бы да¬ же лучше и логичнее, если б этот приказ был произ¬ несен по-английски. Вперед! — Кубиш и Габчик отталкиваются рука¬ ми и падают. Люди как бомбы. Вместе с ними падают и два тюка. Что в них? В них много необходимого, но прежде всего — дета¬ ли и взрывчатка, из которых в два счета можно со¬ брать бомбы. Не авиабомбы, которые взрываются сразу же при падении, а другие. Их надо рукой мет¬ нуть в цель. Одна из них — бомба для Гейдриха. «После посадки пилот сообщил мне, — напишет штабс-капитан Шустр в своем донесении, — что группу «Антропоид» он выбросил примерно в 7—8 километрах к востоку от Пльзени. Район, заданный ему перед вылетом (3 километра северо-восточнее Эйповице), он не мог об¬ наружить из-за тумана. Ни группа «Сильвер А», ни группа «Сильвер Б» не были выброшены в точно установленном 185
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА месте, так как пилот не мог пролететь над гребнем Желез¬ ных гор, сплошь покрытых облаками. Если бы он, мол, шел над облаками, то вообще не обнаружил бы назначенное ему место высадки, настолько плотен был их слой. Соглас¬ но сообщению пилота, он высадил группу «Сильвер А» в районе восточнее Чаславы, а группу «Сильвер Б» в районе северо-западнее Ждирце». Лейтенант Р. Хоккей безукоризненно выполнил секретный приказ, врученный ему перед вылетом. Он действительно произвел высадку любой ценой. Хоккей высадил группу не только не в указанном ему в приказе месте, но даже не в том районе, кото¬ рый он назвал штабс-капитану Шустру, а тот в свою очередь указал в своем рапорте. Группа «Антропо¬ ид» приземлилась в Негвиздах, возле Праги, «Силь¬ вер А» — у Подебрад... «Участники групп «Сильвер А» и «Антропоид», — сооб¬ щит позднее штабс-капитан Шустр, — перед самым прыж¬ ком, пожимая командовавшему высадкой руку, уверенно заявили: «Скоро вы о нас услышите, сделаем все, что в на¬ ших силах». Негвизды — маленький населенный пункт у шоссе Прага—Градец—Кралове. Всего 15 километ¬ ров отделяют его от Праги. Стрельба зениток, о которой пишет в своем рапорте штабс-капитан Шустр как об «обстреле над Шкодовкой» в Пльзе- ни, была на самом деле адресована их самолету и ве¬ лась из Праги. При той высоте полета и при частич¬ ной потере ориентации не хватало не так уж много¬ го, чтобы Кубиш и Габчик приземлились на одной из пражских улиц. Они сами и два тюка с деталями 186
ИМПЕРИЯJJJpEfjX и взрывчаткой, из которых в два счета можно со¬ брать бомбу. Ошибись пилот еще немного, и бомба для Гейд- риха — Кубиш, Габчик и два тюка — могла взо¬ рваться еще в ту же ночь. Но уж такая поспешность, очевидно, не совсем устраивала бы и Лондон. «Бомбежке противник не подвергался, — добросове¬ стно сообщит в своем рапорте штабс-капитан Шустр, — поскольку, ввиду большой загрузки самолета людьми и материалами, бомбы принять было нельзя». ...Этот пропеллер перестал вращаться уже давно. С той поры, как обнаружилось, что металл куда на¬ дежнее для изготовления пропеллеров, чем дерево. Теперь эта реликвия давно минувших дней авиации, искусно склеенная из нескольких слоев древесины, украшает стены бара пардубицкого отеля «Веселка». Она напоминает посетителям, что они находятся в городе пионера воздухоплавания инженера Кашпа- ра в помещении, интерьер которого выдержан в стиле 30-х годов, когда Восточночешский аэроклуб был в зените славы. Вместо пропеллера теперь вертятся вокруг сто¬ ликов бара посетители. Каждый по-своему. Потому что сегодня последний день 1941 года. Правда, тан¬ цевать запрещено (империя ведет войну, и на Вос¬ точном фронте гибнут верные воины Адольфа Гит¬ лера), но недостатка в развлечениях и шумном весе¬ лье не ощущается. У кого достаточно денег, тот может позволить себе куда больше, чем дает про- текторатный паек. 187
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «Прозит! Виктория!» («За ваше здоровье! Побе¬ да!») — раздается за столом, где празднуют послед¬ ний день года какие-то разгоряченные господа. Что значит, например, для одного из них пятиде¬ сятикронная мелочь за гардероб, куда он с вечера сдал свое серо-зеленое кожаное пальто и тироль¬ скую шляпу с загнутыми полями. Он громко чокает¬ ся за победу, которая не пришла в уходящем году, — ничего, дождемся ее в новом году, не правда ли? За¬ чем, в конце концов, торопиться. Господа, чьи слу¬ жебные кабинеты находятся на четвертом этаже здания бывшего Управления почт и телеграфа, но¬ сят в кармане бляху со служебным номером и пис¬ толет: это признаки власти и хорошей жизни. Трио музыкантов на подмостках получает вы¬ пивку и распоряжение сыграть «Englandlied». Гость, который напевает им первый куплет этой модной песенки, принадлежит к обществу голубых мунди¬ ров — офицеров люфтваффе, воздушных сил, с мест¬ ного аэродрома. Его компания сопровождает музы¬ ку пьяным пением. Англию долой! Англию долой! — звучит вновь и вновь. Стаканы звонко звякают. И выпускник торговой школы Зденек Тоушек из Оломоуца не выдерживает. До сих пор он довольно робко развлекался на противоположном конце бара в обществе несколь¬ ких пардубицких граждан. Своим просторным кос¬ тюмом и круглым загорелым лицом он мало чем на¬ 188
ИМПЕРИЯшРЕЙХ поминает выпускника торговой школы, а скорее смахивает на деревенского парня, приехавшего в го¬ род по приглашению богатого дядюшки и впервые участвующего в новогоднем кутеже. Сейчас он резким движением, так, что,заскрипел паркет, отодвинул стул и решительно зашагал на се¬ редину зала. — Франта, ступай за ним! — сдавленным голосом крикнул инженер Палоуш. Франтишек Гладена, еще недавно известный мо¬ тоциклетный гонщик, а ныне торговый агент фир¬ мы «Праговка», и здесь не утратил ориентировки. Понял грозящую опасность. Несколько прыжков — и он уже следует по пятам своего компаньона по столу. — Was ist, schneller Franz? (Что такое, быстрый Франц?) — окликнул Гладену из-за стола, где сидела компания гестаповцев, секретарь уголовного отдела Линзель. Сотрудники пардубицкой тайной полиции зна¬ ли экс-чемпиона Гладену не только как «быстрого Франца», но особенно как щедрого собутыльника, за счет которого не раз кутили до утра. Поэтому Гладе¬ на принадлежал к той горстке протекторатных гра¬ ждан, которые имели разрешение немецкого обер- ландрата ездить на собственных автомашинах и по¬ лучали паек бензина. Гестаповцы, конечно, не знали, какую роль в самом начале спектакля, сцена из ко¬ торого сейчас на миг привлекла их внимание, сыг¬ рал именно автомобиль Гладены. Кто он, тот, кого сейчас Гладена схватил за плечо? Его тут никто не видел прежде. 189
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Между столами ловко протискивается подвиж¬ ный, услужливый, энергичный человек в очках. Это владелец бара и гостиницы Кошталь. Он всегда хо¬ рошо осведомлен о гостях, в которых заинтересован. Он знает, что у блондина с загорелым лицом, кото¬ рый как раз в эту минуту оттолкнул Гладену и, сунув руки в карман, направился к группе горланящих офицеров люфтваффе, на пиджаке еще лежит позав¬ черашняя пыль улиц английской столицы, в пиджа¬ ке — английский «кольт». А желудок его уже за¬ правлен тремя рюмками коньяку, которые Кошталь налил ему собственноручно. Нервы гонщика Гладены напряжены даже сильнее, чем вчера, когда он вез в своем автомоби¬ ле парашют, радиостанцию английской марки «Ширейдер», а на заднем сиденье — этого блонди¬ на, который сейчас остановился возле распевающих «Englandlied» у самых подмостков, где восседают музыканты. ...Блондин медленно вынимает руку из кармана. В ней не только кроны, но и марки, проделавшие двойной путь через Ла-Манш и обратно. —Давайте-ка «Ах, кабачок...»! Зазвенел бубен, к нему присоединился рояль, за¬ тем скрипка. И бодрый голос выпускника торговой школы Тоушека из Оломоуца показал, что значит моравский темперамент: Кабачок, мой кабачок, кабачок прокуренный... Офицеры из имперского воздушного флота, ра¬ зумеется, постольку, поскольку речь идет о голосо¬ вых связках, побеждены. Старший помощник на¬ 190
империяШрейх чальника гестапо Кербер заинтересовался, что это за песенка Гестаповец Ганауске, бывший чешский жандарм, бойко переводит по-немецки своему на¬ чальнику слова песни. Ничего предосудительного: затасканная кабацкая песенка. — Господин Кербер, этот парень сам из каба¬ ка, — говорит, наклонившись над столом, вездесу¬ щий хозяин бара Кошталь,— ведь он так хорошо ос¬ ведомлен о своих посетителях, в которых заинтере¬ сован. — Его отец — мой хороший знакомый, владелец ресторана в Моравской Остраве. Можете не беспокоиться. Этот человек вполне благонаде¬ жен, — добавил он, довольный собственной сообра¬ зительностью. И вдруг Кошталь догадывается... ...Ты же у меня молодость отнял, — выводит между тем соло Тоушек. Но где там! Это поет уже не подставной выпуск¬ ник торговой школы, а ротмистр Йозеф Валчик. «Кабачок»! Ведь это неписаный гимн чехословацкой бригады в Англии. Его ритм они отбивали каждое утро по дороге на учения и каждый вечер, возвраща¬ ясь в казарму. Его мелодия звучала в апреле прошло¬ го года во время парадного марша в Лимингтон¬ ском военном городке перед президентом Бенешем и Уинстоном Черчиллем. Его слова заставляли чеш¬ ских парней грустить в укролшых уголках лондон¬ ских кабачков. Сколько раз они пытались предста¬ вить себе тот день, когда будут петь его дома Слы¬ шите, товарищи, там, далеко за Ла-Маншем, я уже пою эту песню дома! И прямо в лицо немцам. 191
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА — Браво! — захлопал в ладоши гестаповец Лин- зель. — Иди сюда, парень. У тебя нервы, видать, же¬ лезные, — шепчет с облегчением «быстрый Франц». — Выпьем за Новый год. Тут снова вырастает вездесущий хозяин бара. В руке у него бутылка первосортного довоенного коньяка. Он наливает из нее тем гостям, в которых заинтересован. — Наденешь завтра фрак, — говорит Кошталь. Валчик сперва смеется, но потом идея хозяина «Веселки» начинает ему нравиться. Почему бы нет? Раз Кошталь представил его местным гестаповцам как сына своего знакомого ресторатора, не будет ничего страшного, если с нового года он начнет ра¬ ботать в баре «Веселки» официантом. Он никогда не имел дела с подносом? Ерунда! Кто из парней кон¬ чил Батевскую школу в Злине, тот должен уметь де¬ лать все. А дело это заманчивое. Подносить тарелки с едой и при этом подслушивать, что говорят в баре гестаповцы. Наливать в стаканы пиво немецким офицерам и следить, как развязываются под дей¬ ствием алкоголя их языки. Налаживать контакты с посетителями-соотечественниками при оплате счетов. Стоять вечер в одежде официанта на «вах¬ те», зато в течение всего дня иметь полную свободу и использовать ее для целей «Сильвер А». Прекрас¬ ная маскировка, словно специально подготовлен¬ ная для агента осведомительной службы! Итак, за ваше здоровье! — И за Навратила! — заговорщически, шепотом 192
ИМПЕРИЯJJJpEpfx провозглашает кружок пардубицких приятелей Валчика и чокается. Кружок этот вскоре разрастется, и в один роко¬ вой день нового, 1942 года его выстроят в целую ше¬ ренгу. Один возле другого, рядом. Под дулом нацист¬ ских палачей. Кроме «быстрого Франца», который избежит этой участи, сделав свое последнее сальто- мортале с четвертого этажа местного управления гестапо. Потом уже будет поздно расследовать, как бы¬ ли нарушены элементарные принципы конспира¬ ции. В те дни многие жители Пардубиц возбужденно перешептывались, передавая из уст в уста: — Фред Бартош вернулся из Англии! — У нас тут парашютисты, у них письмо от Бене¬ ша! —Теперь парашютистов будут сбрасывать с са¬ молетов каждую ночь! — В один прекрасный день мы проснемся и... Когда Фред Бартош оказался в Пардубице, он первым делом направился прямехонько на Перне- рову улицу. Туда, куда ходил еще в мирное время, когда носил кавалерийские сапоги, красные рейтузы и желтые петлицы поручика местного драгунского полка. Короче говоря, он направился домой, пови¬ дать маменьку. Если такое может позволить себе начальник, по¬ чему бы не разрешить это и подчиненному? Правда, есть еще третья черточка из буквы «А», из заглавной буквы плана. Радист Иржи Потучек. Но и он отправился к своим близким. На это он по- 7-9183 Райнхард 193
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА лучил от своего начальника Бартоша трехдневный отпуск. Но есть ведь еще и вторая буква алфавита — «Сильвер Б». Лучше сказать «Серебряное Б», потому что сейчас оба члена этой группы клянут на чем свет стоит как английскую терминологию, так и тех, кто принимает «все это всерьез». И прежде всего канадского лейтенанта воздушных сил Р. Хоккея и его навигаторскую бездарность. Отнюдь не в рай¬ оне Свратки на чешско-моравской территории, как гласило первоначальное предписание разведыва¬ тельного отдела Министерства национальной обо¬ роны, выбросил он парашютистов. И не в районе се¬ веро-западнее Ждирце, как сообщил пилот «Га¬ лифакса». В лесу у селения Касаличек, вблизи Прже- лоуче, повис на дереве старший сержант Ярослав Зе- мек. Сержант Владимир Шкаха, который помог ему освободиться от парашюта, вскоре обнаружил, что их радиопередатчик «Ребекка» после падения ока¬ зался непригодным. Непригодными оказались, к сожалению, и адре¬ са, полученные в самолете от штабс-капитана Шу¬ стра. С каждым бесполезным шагом и безрезультат¬ ным стуком в двери домов в Свратоухе, Поличке, в Хрудиме растет нервозность обоих десантников. Вот уж к такому они не были подготовлены! Как наладить связь с теми, с кем они должны рабо¬ тать? Так вторая буква алфавита — резерв группы «Сильвер А» — стерта еще до того, как она могла быть произнесена. Оба парашютиста будут теперь 194
ИМПЕРИЯJJJpE(fx бороться только за свою жизнь, которая оказалась в опасности. А где самое главное звено лондонского плана — выброшенная в такой спешке из бомбового отсека четырехмоторного «Галифакса» группа «Антропо¬ ид»? Где ротмистры Габчик и Кубиш? Клубочки пара, вырывающиеся при их прерыви¬ стом дыхании, оседают на промерзшей стенке ка¬ менной штольни и в виде холодных капель скатыва¬ ются на лицо, на руки, за воротник. — Кап... кап... кап, — отстукивают капельки воды, словно отмеряют нескончаемую новогоднюю ночь. Темная штольня заброшенной каменоломни. К ней ведут по заснеженному полю две пары сле¬ дов. Ветер еще не успел замести их снегом. Холод¬ ное безмолвие. Прижавшись друг к другу, молчат двое скорчившихся парней. Два пистолета поставлены на боевой взвод, что¬ бы сразу пустить их в ход при первой же вспышке света. Только Габчик время от времени шипит от боли. Одна нога у него разута, пальцы обвязаны но¬ совым платком. Он повредил ее во время приземле¬ ния, ударившись о барьер кювета на шоссе. Пока, поддерживаемый Кубишем, он доковылял сюда, но¬ га распухла. О сне нечего и думать. Парашютисты разделили дежурство по часам. Один будет спать, другой караулить. А потом сме¬ нятся. Сейчас очередь Кубиша караулить. Но не спят пока оба. Кубиш (в который уже раз) повторяет на память слова приказа, заученного им еще до полета. 195
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «Тотчас же после приземления аккуратно закопайте парашюты и комбинезоны, а также и все остальные пред¬ меты, необходимые при высадке. Переждите вблизи мес¬ та приземления до утра. Как только ситуация позволит, вы¬ ходите на главное шоссе и направляйтесь в Пльзень либо в Рокицаны. С того момента, как вы покинете самолет, все целиком и полностью зависит только от вас и от ситуа¬ ции». Парашюты зарыты. Комбинезоны, лопатки и ре¬ зиновые шлемы они спрятали в какой-то будке в по¬ ле. Временно. Главный груз, небольшой чемодан, ле¬ жит у их ног. В чемодане, в металлическом футляре, напоминающем бункер для переноса легких артил¬ лерийских снарядов, покоится разобранный авто¬ матический пистолет типа «стен-ган». А главное — детали и взрывчатка, из которых в два счета можно собрать бомбы. Одна из них — бомба для Гейдриха. Следовательно, все в порядке. Но что-то все-таки не в порядке, думает Кубиш. Ах да, нога Габчика! Пока она не позволяет им вый¬ ти на главное шоссе и следовать пешком в Пльзень. Но больше ждать нельзя. И так уже потеряны два дня. К тому же им ежеминутно грозит опасность: могут обнаружить следы на снегу, и их убежище бу¬ дет раскрыто. Позже, среди своих, они не раз рас¬ сказывали, как протекала их новогодняя ночь. —Ты, Янко, — нарушил вдруг тишину Габчик, — пойдешь утром один. Я не могу и шевельнуть ногой. Останусь здесь и буду дожидаться тебя. — Почему ты не спишь? Одного тебя я здесь не оставлю. Мы пойдем вместе, Иожко. Вырежем в ле¬ су крепкую палку, будешь на нее опираться. Другой рукой ухватишься за меня, и потопаем. 196
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ — В лесу? А где ты видишь лес? Наконец было высказано вслух то, о чем думали оба с той самой минуты, как «погасили» свои пара¬ шюты. В приказе ясно говорилось, что вблизи места приземления они найдут лес, где переждут до утра. Они блуждали целый час, так и не обнаружив ника¬ кого леса. Вокруг простиралось ровное поле, где и зайцу не укрыться. Потом они набрели на овраг с за¬ брошенной каменоломней. Однако и в течение все¬ го следующего дня, когда Кубиш, соблюдая осто¬ рожность, отправился на разведку, он не нашел да¬ же в отдалении ничего похожего на лес. «С того момента, как вы покинете самолет, все цели¬ ком и полностью зависит только от вас и от ситуации...» Эти мудрые наставления полковника Моравца теперь, в сложившейся «ситуации», не стоили и ло¬ маного гроша. И оба ротмистра, посовещавшись, решили действовать на свой страх и риск. Если дей¬ ствовать по приказу, им пришлось бы ждать, пока здесь вырастет лес. —Да, где-то допущен просчет, — заметил через минуту Кубиш. — Ну что ж — утро вечера мудренее. Он махнул в темноте рукой, словно хотел разве¬ ять невидимую тень сомнений. —Думаю, что новый год уже наступил, — ото¬ звался Габчик. — Наверное. А теперь спи. Это тебе необходимо. Кубиш осторожно приподнялся, чтобы распра¬ вить закоченевшее тело. Потом подполз к выходу из штольни подышать свежим воздухом Вокруг искри¬ лась холодная новогодняя ночь. «Я дома, все же я дома», — вот что заполняло в 197
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА эти минуты неисправимого оптимиста Кубиша, те¬ перь уж Отто Стрнада, рабочего из Брно. Вот теперь для него действительно началась трудовая пора. Но ни он, ни его товарищ — Габчик, товарищ не на жизнь, а на смерть, не ломали себе голову над во¬ просом: почему все делалось в такой спешке? Они солдаты и выполняют свой патриотический долг, так сказал им перед вылетом пан полковник, когда они слово в слово повторили приказ, который долж¬ ны были выучить наизусть. «Свое задание выполните на месте, при ситуации и в срок для вас, а также для самого задания наиболее удоб¬ ный. О своей конкретной задаче никому ни слова». Бомба для Гейдриха на боевом взводе. СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПОВОРОТ В середине мая 1942 года пожелтели и начали опадать наклеенные на окна домов, трамваев и авто¬ бусов афишки с буквой «V»1, а победы все нет как нет. «Победа, где же ты?» — вздыхали немцы. Этот вопрос мог бы задать и шеф Главного управ¬ ления имперской безопасности Райнхард Гейдрих после полугодового протекторства. Тщательно продуманные способы достижения главной цели — запугать и сломить народ беспощад¬ ным террором — не привели ни к чему. Еще более досадный провал ожидал вторую часть «акции Гейд¬ риха»: увеличение норм жиров, папирос и алкоголя. 1 «V» — начальная буква слова «Victoria» — победа. 198
ИМПЕРИЯJJJpEfjx Эта подачка должна была послужить стимулом к повышению производительности труда на военных заводах. Но чешский рабочий класс накопил слиш¬ ком богатый опыт борьбы против капиталистов, чтобы не разгадать эту политику кнута и пряника, с которой он столкнулся не впервые. Поэтому на не¬ новую тактику нового протектора он дал свой ответ. Работать не торопясь! Портить машины! Саботировать! На Вальтровке уже изготовлены для вермахта ав¬ томобили. Они пройдут только 60 километров, по¬ лагающихся при приемке. С брненской Зброевки уже отправили бомбардировщики, которые едва выдерживают даже свой собственный вес. На Вос¬ точном фронте советские бойцы найдут неразорвав- шиеся снаряды, начиненные песком. И в них лис¬ товки, написанные по-русски рукой шкодовских ра¬ бочих: «Делаем, что можем. Братья чехи!» Середина мая 1942 года. На рабочем столе Гейдриха лежат секретные до¬ несения из пражского управления безопасности, от доктора Ганса Влашека: «В ночь на 1 мая неизвестные злоумышленники раз¬ бросали в центре Праги и на Бубенече листовки с комму¬ нистической эмблемой — серпом и молотом и с совет¬ ской звездой. И на Виткове были этой ночью распростра¬ нены напечатанные на гектографе или с помощью резиновых штампов листовки. Их содержание — призыв к саботажу. В ночь с 1 на 2 мая у ворот фабрики «Яиберта» в Го- лешовичках было найдено шесть гектографированных 199
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА коммунистических листовок. В Праге-Пибоцы полицей¬ ский патруль также обнаружил коммунистические лис¬ товки, призывавшие к преступным действиям против рейха. Рано утром 6 мая на Жижкове было разбросано более 60 листовок с надписью «Придет день!». 15 мая в районе Смихова появились гектографиро¬ ванные брошюры коммунистического происхождения под заголовком: «У Чернинского дворца», содержащие оскорбительные рисунки и стишки о руководителях рейха и протекторатных властях. На Смиховском вокзале было найдено 36 листовок, призывавших к саботажу на транс¬ порте. Около часа ночи 17 мая был произведен взрыв в Праге II, около входа в здание фирмы «Фольксундрейхсферлаг», в прошлом книжный магазин Андре. Взрывом повреждены витрины. Затем акции саботажа были проведены в районе Чела- ковиц, где взрывом динамита была повреждена железно¬ дорожная колея на протяжении 77 сантиметров. Одновременно были перерезаны телефонные провода в Горжовицах и повреждены провода на военном аэродро¬ ме в Скутче». В приложении к докладу специалисты из анти¬ коммунистического отделения пражского гестапо вынуждены признать, что причина всего этого — «усиление влияния коммунистической партии». —Что? Коммунисты?! — шипит узколобый человек в эсэсовской форме. Он просто вне себя от бешенства Гейдрих умеет правильно оценивать силы про¬ тивника. Уж он-то понимает, что значат слова «Рот фронт». Кто же может лучше владеть методами 200
ИМПЕРИЯШрЕЙХ борьбы с коммунистами, чем начальник нацистских органов безопасности? А результаты? Из папок секретных донесений глядит на Гейд- риха подпольный номер «Руде право», выпущенный к 1 мая 1942 года и изданный таким большим тира¬ жом, что достался экземпляр и господину протекто¬ ру. В полицейской сопроводиловке каждое слово старательно переведено на служебный язык обер- группенфюрера. А вот неподписанные стихи Франтишка Галаса с боевым, вдохновляющим названием: «Призыв вес¬ ны 1942 года». Редактор майского номера Юлиус Фучик уже месяц назад арестован гестапо. Но коммунистиче¬ ская типография в подвале дома № 7 на Линднеро- вой улице в Либни работает по-прежнему. Рисунок на праздничном приветствии изображает сжатый кулак, вдребезги разбивающий свастику. Это понятно Гейдриху и без переводчика. Сжатый кулак коммунистов заставляет вместе с тем призадуматься и других — тех, кто, конечно, по- своему понимает, что означает этот кулак народа, собравшего воедино все свои силы. Например, дос¬ топочтенного обитателя Астон Эбботе — загород¬ ной резиденции близ Лондона. И сюда, в увитые плющом стены бывшего аббатства, доходят тайные донесения агентов из протектората. Этот человек недавно покинул британскую сто¬ лицу, опасаясь воздушных налетов немцев. Сейчас он знакомится как раз с последним донесением с родины, обработанным разведывательным отделом 201
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Министерства обороны. Основой для этого донесе¬ ния послужили сообщения, зашифрованные буква¬ ми «ИЦЕ» — то есть шифром командира группы «Сильвер А». Человек за письменным столом в Ас¬ тон Эбботе не без удовольствия констатирует, что в них часто появляются ссылки на указания, сужде¬ ния, прогнозы Навратила. Правда, это единствен¬ ное, что может вызвать его удовольствие. Среди донесений, подписанных шифром «ИЦЕ», есть помимо других подобных, например, и такое: «Интенсивная, проходящая почти на глазах у всех дея¬ тельность коммунистической партии могла бы со време¬ нем убедить народные массы в том, что она единственная сила, которая не боится ни жертв, ни работы. Она внушает к себе уважение, привлекает симпатии народа». Человек, именуемый в докладах Навратилом, ра¬ зумеется, пережидает войну в тихой пристани Астон Эбботе не только для того, чтобы в один прекрасный день возвратиться в Прагу под своим настоящим именем — д-р Эдвард Бенеш, но и для того, чтобы восстановить в стране те политические порядки, ка¬ кими они были осенью 1938 года, накануне того, как он принялся упаковывать свой дипломатический че¬ модан. «Я всегда считал и считаю главной целью Сопротивле¬ ния сохранение прежнего правопорядка в республике. Все, что я могу сделать для этого в качестве главы госу¬ дарства, перенесшего тяжкие испытания судьбы, будет для меня, пожалуй, единственной отрадой в жизни», — прочувствованно говорил д-р Бенеш по лондонскому ра¬ дио. (Тот самый Бенеш, который, будучи президентом, 202
ИМПЕРИЯЩPEfjX первый и самым антиконституционным способом нарушил «правопорядок республики»: без единой попытки к сопро¬ тивлению, без единого слова протеста капитулировал пе¬ ред мюнхенским диктатом.) Значит — освобождение, но одновременно воз¬ врат к домюнхенским порядкам. Он говорит это, поощряемый руководителем ев¬ ропейской редакции Би-би-си Айвоном Киркпат¬ риком (тем самым англичанином, который непо¬ средственно участвовал в ликвидации независимо¬ сти Чехословакии, когда сопровождал в качестве политического советника Чемберлена во время его вероломных визитов к Гитлеру, где они договори¬ лись предать «маленький неизвестный народ»). Обитатель загородной резиденции в Астон Эб¬ боте сидит, задумчиво подперев голову. Сообщения из страны рисуют ему ситуацию, которая никак не соответствует его представлениям и стремлениям. Бенеш не строит иллюзий: он понимает, что оз¬ начает растущее влияние КПЧ на национальное со¬ противление, для многочисленных элементов кото¬ рого стала столь притягательна коммунистическая программа и в вопросах социальных, и в вопросах противодействия оккупантам. Он знает, что комму¬ нисты отвергают «правовую преемственность» в смысле возврата мюнхенской буржуазии к власти. Он должен теперь решить: смогут ли они устоять в этот период испытаний. Это особенно важно для бу¬ дущего. Потому что только тот, кто ныне выстоит, может пользоваться в будущем достаточным влия¬ нием дома, заканчивает свою мысль человек практи¬ ческой политики. 203
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Он просматривает донесение о положении в стране, основным материалом для которого был ра¬ порт, подписанный шифром «ИЦЕ». Вечное перо в его руке поставит точку под реши¬ тельным посланием. Это секретное послание поме¬ чено датой: 15 мая 1942 г. Адрес: Прага. В Праге находятся также те двое, Кубиш с Габчи- ком. Они не знают и не могут ничего знать о высокой политике. У них свое задание, о котором они нико¬ гда не думали, что оно будет легким; но им не прихо¬ дило в голову, что оно будет настолько сложным. Как бы они ни были мужественны, решительны и самоотверженны, они понимают, что своими сила¬ ми им бы не удалось сделать ничего, кроме самых первых шагов. Были ли удачны эти первые шаги? » Тогда, в конце декабря, когда они вопреки наме¬ ченному плану приземлились не у Пльзени, а у Не- гвизд, им казалось, что начало было несчастливым. Габчик вывихнул палец на ноге, поэтому они не мог¬ ли покинуть холодное убежище в заброшенной ка¬ меноломне, где и провели невеселую новогоднюю ночь. Они утешали и успокаивали себя тем, что мыс¬ ленно перебирали все еще худшее, что могло с ними случиться. Да, им еще повезло! Впрочем, их новогоднее убежище не осталось никому не известным, как они сначала предполага¬ ли. Следы на снегу привели к самому входу в их пе¬ щеру лесничего Алоиза Шмейкала из Негвизд. Это был первый человек, которого они встретили на 204
ИМПЕРИЯJJJpEfjX чешской земле, первый человек, с которым они го¬ ворили в новом, 1942 году И тот понял их положе¬ ние, хотя они не могли ему многого сказать. Он не только сообщил им, что они находятся в Негвиздах, совсем близко от Праги, но и принес им спирт и примочки для посиневшего пальца Габчика. Пер¬ вый человек, который им помог! И он был не один. Может быть, в Негвиздах кто-нибудь заметил этой ночью светлые силуэты парашютов на темном фо¬ не неба, может быть, кто-нибудь, бродя по полю, нашел прикопанные снегом парашюты, может быть, кто-нибудь обнаружил лопатки, шлемы и костюмы, поспешно спрятанные в огородном ша¬ лаше, несомненно, что в ближней пивной пошли какие-то слухи о том, что поблизости объявились парашютисты. Среди этих людей оказался один че¬ ловек, который сумел понять значение этого извес¬ тия и помешал, предупредив окружающих, его рас¬ пространению. Поэтому о нем не узнали ни трусы, ни предатели, ни враги. Лесничий Шмейкал нашел путь к убежищу в ка- меноломне случайно, мельник Бауман из соседних Гороушан пришел сюда уже с сознательным наме¬ рением помочь. Потому что мельник Бауман был знаком с главой сокольской организации в Шестае- вицах Старым. Старый имел связь с так называемой Высочанской пятеркой, подпольной сокольской группой, руководимой Ярославом Пискачеком, а Пискачек был связан с руководителем областной со¬ кольской организации Сопротивления «Ииндра» Пехачеком. Посоветовавшись с ним, Пискачек ре¬ шает: надо помочь! 205
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Таким образом, начальник Высочанского «Соко¬ ла» Пискачек был третьим человеком, который наладил связь с Кубишем и Габчиком. Результат был блестящим: с помощью Пискачека оба парашютиста перебрались из Негвизд в Прагу и попали из своей промерзшей дыры в теплую квартиру с постелями и одеялами, которую им предоставила пани Эма Кход- лова, сестра одного из членов Высочанской пятерки. Да, счастливым, стократ счастливым был этот первый шаг. Но можно ли все приписать удаче, счастливой случайности? Разведывательная организация Морав- ца, которая послала Кубиша и Габчика в Чехию, ко¬ нечно, принимала во внимание то, что им потребу¬ ется помощь, и дала им адреса нескольких людей в Пльзени. Позднее они пытались разыскать этих лю¬ дей, но, переходя из дома в дом, узнавали: убит, аре¬ стован, находится в концентрационном лагере... В Лондоне им дали адреса в соответствии с ситуаци¬ ей начала 1939 года, а вовсе не конца 1941-го. И по¬ этому Кубиш с Габчиком оказались бы в ту декабрь¬ скую ночь в отчаянном положении в том случае, ес¬ ли бы английский бомбардировщик с канадским экипажем высадил их в намеченном месте. Да, случайность обернулась в их пользу. Но могло ли бы им так повезти, если бы они опустились, на¬ пример, на территории, обитатели которой поддер¬ живали гитлеровский режим или, во всяком случае, безропотно покорялись ему? Счастье приходит там, где есть для него подходящие обстоятельства, слу¬ чайность помогает тому, кто к ней подготовлен. И поэтому счастливый, стократ счастливый первый 206
ИМПЕРИЯщРЕЙХ шаг Кубиша и Габчика в значительной мере обу¬ словлен тем, что большинство чешского населения так называемого протектората было явно настроено антинацистски и что среди него было достаточно людей, готовых помочь в борьбе против оккупантов. Кубиш с Габчиком поняли это очень быстро, хо¬ тя Габчику и пришлось отказаться от романтиче¬ ских представлений об отважном стрелке, полагаю¬ щемся только на верное оружие, точный глаз и твер¬ дую руку. Пусть это не так романтично, но что делать: вывихнутому пальцу Габчика не помогало ни тепло, ни покой, ни компрессы, необходим был врач. Самоотверженная Высочанская пятерка посвятила в свои дела доктора Грубова, который позднее вме¬ сте с доктором Лычкой вписали обоим парашюти¬ стам в их подделанное трудовое удостоверение вы¬ мышленные болезни, чтобы они могли в рабочее время свободно передвигаться по Праге. Другой член Высочанской пятерки — Ярослав Смрж был шорником; он зашил парашюты, которые парашю¬ тисты перевезли затем с помощью молодого Вацла¬ ва Кходла из временного укрытия у Негвизд в квар¬ тиру его тестя. Он помог им надежно спрятать так¬ же и другие вещи, находившиеся в будке в Негвиздах, чтобы не осталось никаких следов, гро¬ зивших разоблачением. Но это далеко не все, что было нужно, и далеко не все могла осуществить Высочанская пятерка. Руководство организации «Ииндра» поручило учителю Яну Зеленке-Гайскому заботиться о пара¬ шютистах. По соображениям конспирации Кубиш и Габчик должны были время от времени менять 207
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА квартиры. Зеленка находил им пристанище: у Но¬ вых на Просеку, у Филипков, у Фафков, у Моравцов на Жижкове, у Сватошей, у Огоунов... Кубиш и Габ¬ чик должны были питаться, а это в условиях протек¬ тората тоже проблема. Зеленка находил людей, ко¬ торые ездили в деревню покупать продукты без кар¬ точек. Пани Моравцова вместе с другими сестрами из отделения Красного Креста доставала продоволь¬ ственные карточки, которые знакомые лавочники не сдавали в конце месяца распределительным орга¬ низациям и пускали их еще раз в оборот; в Праге на Жижкове живет пекарь Йозеф Вавржинец, кото¬ рый таким образом несколько недель снабжал пара¬ шютистов хлебом и печеньем. Хотя Кубиш и Габчик получили в Лондоне «протекторатную» одежду, приобретенную у евреев-беженцев, но одному она была заметно велика, а другому мала; в грубых спор¬ тивных ботинках, которые еврейские изгнанники взяли с собой в долгий путь за море, Кубиш и Габчик слишком бросались в глаза на пражских улицах; шляпы на них заломлены по-английски; носки, по- видимому, разведывательное отделение Моравца не приобрело, поэтому на парашютистах были анг¬ лийские, очень пестрые носки. А ничто на них не должно бросаться в глаза. И Зеленка достает у дру¬ зей костюмы, ботинки, шляпы, носки. Кубиш и Габчик живут в Праге по фальшивым удостоверени¬ ям и должны время от времени менять также и имена. И Зеленка с помощью стражника Косика и других служащих протекторатных учреждений дос¬ тает им новые фальшивые удостоверения на новые вымышленные имена. 208
ИМПЕРИЯщРЕЙХ Так же как и в Пардубице, в Праге узкий понача¬ лу круг друзей и помощников Кубиша и Габчика разрастается и в конце концов превращается в це¬ лый отряд. Пока однажды в роковой день 1942 года этот отряд не окажется перед дулами нацистских автоматов. Исключение составят несколько человек, которые спасутся почти чудом: например, профес¬ сор Огоун переждал остаток войны в Кромержиц- ком доме для умалишенных, где его скрывали знако¬ мые врачи. Но большая часть этих друзей и помощников не подозревает, конечно, кто такие Кубиш и Габчик, они знают их только под одной из конспиративных кличек, чаще всего только по имени, и, уж конечно, не подозревают, какое задание они должны выпол¬ нить; а те, конечно, об этом не могут произнести ни звука. Без своих помощников они не сделали бы ни¬ чего, кроме первых шагов, это им ясно. Их друзья оказывают им также неоценимую моральную под¬ держку, они окружают их теплой атмосферой дружбы и солидарности, без которой многие сме¬ лые и сознательные бойцы-подпольщики пережива¬ ли тяжелый душевный кризис и оказывались на гра¬ ни отчаяния. Кубиш и Габчик звали пани Кходлову мамой, пани Моравцову — тетей. С мужчинами они могли открыто побеседовать о военных делах. И хо¬ тя действительность в протекторате весьма отлича¬ ется от тех представлений, которые они получили в Англии, все же они держатся того, что им говорил в Лондоне полковник Моравец и офицеры его осведо¬ мительной службы: война скоро кончится, освобож¬ дение не за горами! Особенно Габчик, темперамент¬ 209
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ный и остроумный парень, гордый своими снайпер¬ скими успехами и склонный порой щегольнуть своей осведомленностью, щедро расточает оптими¬ стические предсказания. В Праге у них были не только друзья и помощни¬ ки, не только «мама» и «тетя», но и девушки, кото¬ рых они любили. Кубиш ухаживал за Аничкой Малиновой с Панкраца, Габчик влюбился в девятна¬ дцатилетнюю дочку Фафковых, у которых они с Куби- шем жили, и даже с благословения родителей обру¬ чился с ней. И та и другая ненамного пережили сво¬ их любимых. Как же говорили с ними Кубиш и Габчик о своем задании и о своей будущности? Об этом мы уже не узнаем; остались только обрывки воспоминаний о том моменте, когда Кубиш и Габчик почувствовали себя настолько среди своих, что даже обмолвились такими словами: — Вы ведь не знаете, кто мы такие, но однажды прочтете в газетах и узнаете, кем мы были! А Габчик, живой и довольно легкомысленный Габчик, однажды не удержался и, когда во взволно¬ ванном разговоре было произнесено имя Гейдриха, сказал: — Гейдрих? Это мой джёб. Английское слово «джёб» можно перевести как работа, задание, предприятие. Об этом задании подозревали в то время только несколько человек, а узнали о нем только два челове¬ ка: руководитель подпольной сокольской организа¬ ции «Ииндра» профессор Ладислав Ванек и учитель Ян Зеленка-Гайский. А у них была связь с некоторы¬ ми чешскими служащими в Пражском Граде. 210
ИМПЕРИЯШрейх Прага, 18 мая 1942 г. Место действия — Град. Начало действия —10 часов 30 минут. Действующие лица: шеф службы безопасности и полиции безопасности обергруппенфюрер СС Гейд- рих, шеф аусландабвера при верховном командова¬ нии вооруженными силами адмирал Канарис (во¬ енная контрразведка), начальник 4-го управления группенфюрер СС Мюллер (гестапо), начальник 5-го управления группенфюрер СС Нёбе (уголовная по¬ лиция), заместитель начальника 6-го управления оберштурмбаннфюрер СС Шелленберг (ино¬ странная осведомительная служба). Руководители отде¬ лов Главного управления имперской безопасности, ру¬ ководители отделов государственной полиции и руко¬ водители отделов СД То есть все высшее руководство органов безопасности гитлеровского рейха Программа обсуждения: новые формы сотруд¬ ничества между службой безопасности и абвером. Докладывают обергруппенфюрер СС Гейдрих и ад¬ мирал Канарис К сведению участников: в 13.30 обед. В 20.00 ужин и товарищеская вечеринка в большом зале Немецкого дома в Праге на Пшикопах. Каждый за¬ нимает место за столом согласно номеру на пригла¬ сительном билете. Участники будут гостями обер- группенфюрера Гейдриха как исполняющего обя¬ занности имперского протектора Чехии и Моравии. Соблюдать пунктуальность: явиться за 10 минут до начала. Секретно!.. За 10 дней и 10 минут до взрыва английской бомбы Гейдрих с Канарисом сошлись в Праге, что¬ 211
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА бы перед лицом специально созванных главарей высшего нацистского центра безопасности подать друг другу руки во имя будущего более тесного со¬ трудничества. Кто же кому подавал руку? В пригласительном билете со штампом «Секрет¬ но», ясно отпечатанном на меловой бумаге, об этом, естественно, ничего не говорится (экземпляр, сохра¬ нившийся с того времени, свидетельствует, пожа¬ луй, только о том, что участники товарищеской ве¬ черинки у протектора должны были — для поряд¬ ка — отдать талоны продовольственных карточек на 30 граммов жиров и 100 граммов хлеба). Но об этом рассказывает в своих мемуарах, на¬ печатанных также на меловой бумаге в Западной Германии, военный преступник Шелленберг. Он принадлежал к узкому кругу участников этой встречи. Пережив войну и Нюрнбергский про¬ цесс, он перестал чувствовать себя связанным штампом «Секретно» (не только на пригласитель¬ ном билете). Он пишет о пражской встрече Канариса и Гейд- риха в мае 1942 года следующее (насколько можно верить воспоминаниям военного преступника?): «...Канарис чувствовал себя неуверенно, был явно не¬ доволен и говорил, что дальше так продолжаться не мо¬ жет. Я заметил в нем тогда первые признаки внутренней усталости. Он даже был согласен пойти на обновление де¬ лового контакта с Гейдрихом... Встречу и переговоры я ор¬ ганизовал как заседание обеих разведывательных служб. Гейдрих назначил ее на май в Пражских Градчанах. Кана¬ рис подчинился, и рабочее соглашение было сформулиро¬ вано в новом виде...» 212
ИМПЕРИЯщРЕЙХ Значит, именно Канарис спешил в Прагу подать руку своему сопернику и капитулировать перед РСХА, «подчиниться», то есть согласиться с тем, что¬ бы в будущем его разведывательная служба в гораз¬ до большей степени подпала под влияние гейдри- ховской «Зихерхайстдинст». Откуда же проистекает та неуверенность, то бес¬ покойство, которые принудили опытного игрока Канариса сделать ход, напоминающий жертву фигу¬ ры в шахматной партии? Может быть, источник неуверенности и беспо¬ койства в боязни, что где-то «не вышло» то, что дав¬ но уже должно было «выйти»? Поэтому он пришел к мысли, что лучше вовремя смириться, чем проиг¬ рать окончательно. А может быть даже, это попытка обеспечить се¬ бе верное алиби перед лицом главарей РСХА? Как бы то ни было, настроение Гейдриха во вре¬ мя товарищеской вечеринки вовсе не похоже на торжество фехтовальщика, которому, по всей види¬ мости, удалось принудить противника отступить. Шелленберг, который тогда сидел за столом возле Гейдриха (ведь они были старые друзья), свидетель¬ ствует о его состоянии: «Я готовился к отлету в Берлин, но Гейдрих попросил меня остаться. Я был очень утомлен, и меня нисколько не радовала перспектива вечеринки, которая, как обычно, за¬ вершится пьянкой. Но на этот раз на вечере велись дис¬ куссии по весьма интересным вопросам, которые беспо¬ коили Гейдриха. К моему удивлению, он раздраженно кри¬ тиковал решение Гитлера взять в свои руки верховное командование вооруженными силами. Он не сомневался в 213
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА способностях фюрера как полководца, но опасался, что для него это дополнительное бремя окажется непосиль¬ ным. Потом Гейдрих начал поносить генералов из главного командования. «Все они глупцы и ничтожества», — злобно заявил он. Особенно возмущала его нехватка запасов для армии. Хотя геббельсовская кампания «зимней помо¬ щи» — сбор теплых вещей для войск — была проведена под обычные фанфары, она не могла помешать беде, кото¬ рая уже обрушилась на нас. «Если бы фюрер послушался моих советов», — взды¬ хал Гейдрих. Встретив мой вопросительный взгляд, он рассказал о случае, который произошел с ним при последнем посеще¬ нии главной ставки фюрера. Гитлер пригласил его, чтобы получить информацию по некоторым экономическим во¬ просам в протекторате. Гейдрих довольно долго ждал пе¬ ред его бункером, когда наконец фюрер вышел наружу в сопровождении Бормана. Гейдрих приветствовал его по установленной форме и ждал, когда Гитлер к нему обратится, Гитлер посмотрел на него, и на его лице отразилось неудовольствие. Затем Борман фамильярным жестом взял фюрера под руку и увел его обратно в бункер. Гейдрих ждал напрасно, Гитлер больше не возвратил¬ ся. На другой день Борман сообщил ему, что Гитлера боль¬ ше не интересует его информация. Хотя он сказал это са¬ мым любезным тоном, Гейдрих почувствовал в нем нена¬ висть. Он опасался, что Борман будет продолжать свои интриги, которые вызваны, как он полагает, тайной ревно¬ стью и особенно тем, что Гитлер с похвалою отозвался о планах Гейдриха и его начинаниях в протекторате. При этом последнем разговоре, который я имел с Гейдрихом перед его смертью, речь зашла о Канарисе. «Когда я вижу вас вместе, мне кажется, что вы наилучшие друзья. Вы ни¬ чего не достигнете, Шелленберг, если будете действовать 214
ИМПЕРИЯJJJpgfjx против него в белых перчатках, — предупредил Гейдрих. — Канарис признает только твердость. Вам надо быть поос¬ торожнее и с его окружением, с этой кучкой болтливых снобов! Подумайте об этом». Потом*снова, с незатухаю¬ щим гневом он принялся вспоминать все свои разногла¬ сия с Канарисом. Я уверен, что, если бы Гейдрих остался в живых, Канарис должен был бы уйти со сцены еще в 1942 году». Но со сцены ушел Гейдрих. Пока что только из большого зала Немецкого дома на Пшикопах. Адъ¬ ютант подскочил, чтобы подать утомленному шефу кожаное пальто змеиного цвета. Подчиненные выбрасывают вперед отяжелев¬ шие правые руки, боевая песня сопровождает шефа до самого автомобиля. При следующей встрече все они пройдут уже без песен по тихим коридорам хирургического отделе¬ ния больницы на Буловке. ...Кто хочет совершить путешествие по Америке, должен начинать с Пардубице, с гордостью говари¬ вали в прошлом столетии обитатели небольшого го¬ рода в Полабье, когда железная дорога соединила его с остальным миром. Кто захочет попасть в конце мая 1942 года из про¬ тектората в Лондон, воспользовавшись открытием ра¬ диоволн, тот также должен начать с Пардубице. Во всяком случае, с трех последних букв — ИЦЕ. Они стали шифром командира группы «Силь¬ вер А», обосновавшейся в этом восточночешском городе. Итак, кто хочет попасть в Лондон, тот должен зайти на Пернерову улицу к Бартошу (который ме¬ 215
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА жду тем получил радиодепешу, что произведен в ка¬ питаны), оттуда дорога в Лондон ведет по шоссе к Хрудиму и Слатинянам. Затем она, петляя через Лу¬ кавицы и Жумберецкие леса, ведет на Дахов. Даль¬ ше уже надо идти около часа пешком от деревни к каменоломне Глубока, возле поселка Лежаки. Тот, кто осуществляет связь с Лондоном, прихо¬ дит сюда точно. На какое-то мгновение он остано¬ вится и оглядится вокруг. Потом пойдет прямиком к небольшому зданию на краю оврага. —Стой, кто идет? — раздастся в темноте реши¬ тельный голос. Из мрака вынырнет жандармская каска, блю¬ ститель порядка схватится за ремень карабина и шагнет навстречу. Воинский фонарик, затемненный, согласно предписанию, синим стеклом, осветит ли¬ цо пешехода, — Это ты, Ирка? — переведя дух, говорит стар¬ ший вахмистр. — Все ол райт? — вопросом отвечает человек, ко¬ торого зовут Ирка. Вахмистр выключает фонарик и сопровождает его к домику. Это машинное отделение карьера. Пришедший поднимает щеколду на двери с облуп¬ ленной табличкой-вывеской: «Гранитный карьер, владелец Инджих Вашко». Потом дружески стискивает плечо вахмистра — лучше останься снаружи и хорошенько карауль. Вахмистр Кнез понимающе кивнет головой — знаю, ты хочешь, чтоб при этом никого не было. У началь¬ ника жандармского поста должен варить котелок. Тот, кто так хорошо ориентируется здесь, в пол¬ 276
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ ной темноте, входит в машинное отделение, проби¬ рается меж притихших трансмиссий к чулану с за¬ мурованным оконцем. Совсем рядом с ним лежит смонтированный приемник и радиопередатчик портативной английской радиостанции типа «Ши- рейдер». Аппарат в кожаном чемодане прячут на день между двойным потолком чулана. Это и есть «Аибуше» — мост в эфире, по которо¬ му только и можно путешествовать в конце мая 1942 году из протектората в Лондон. Для этого лишь нужно поставить антенну, настроиться на вол¬ ну 3105, взять ключ Морзе, в условленное время вы¬ стукать условные позывные и перейти на прием. Но прежде чем ротмистр Иржи Потучек, он же Толар, радист группы «Сильвер А», наденет наушни¬ ки, он вынет из кармана тюбик зубной пасты, осто¬ рожно разрежет его и извлечёт оттуда бумажку с за¬ шифрованным текстом. Ему передал ее сегодня ве¬ чером велосипедист, с которым он встретился на шоссе между Хрудимом и Слатинянами. Связной командира группы «Сильвер А». Капитан Бартош лежит в это время в квартире своих пардубицких друзей. Не может даже шевель¬ нуться. Неосторожное обращение с солнечными лу¬ чами вызвало рецидив тяжелого суставного ревма¬ тизма. Таким образом, группа «Сильвер А» практи¬ чески оказывается без руководства «Мог бы быть поосторожнее», — размышляет ротмистр Потучек. С его языка готово сорваться еще кое-что, касающееся поведения его командира. Радист включает аппарат. Часы напоминают ему, что время радиопередачи наступает. Рука, натрени¬ 217
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА рованная на специальных радиокурсах, начинает быстро выстукивать сплошной поток точек и тире. По мосту в эфире пролетают длинные ряды и группы чисел. Зашифрованный язык агентурных до¬ несений, которые передали сотрудники пардубиц- кой сети Бартоша. Ключом для шифра служит одно из стихотворений Сватоплука Чеха, Противоположный конец моста в эфире отзо¬ вется в наушниках лишь кратким условным знаком, подтверждающим, что сообщение принято. Ничего больше. В эти дни радисту Потучеку почему-то ка¬ жется, что Лондон как-то скуп на слова. Ротмистр выключает аппарат и снимает науш¬ ники. Вероятно, как раз в те минуты, когда гаснут ра¬ диолампы «Либуше», в ста километрах отсюда, в пражской нелегальной квартире на Дейвицах, сидит человек, нетерпеливо ожидающий сообщения из Лондона. Речь идет о сообщении особой важности, которое должно быть получено радиостанцией «Ли¬ буше» и доставлено через группу «Сильвер А» сюда, в Прагу. Стройный, высокий, с мальчишеским выраже¬ нием лица и серьезными глазами, этот человек еще три месяца назад был надпоручиком Опа — так его называли ребята из его роты в Кинетоне, а затем и в тренировочйой школе в Шотландии. Сейчас он в штатском костюме, в котором его высадили во главе группы «Аут дистанс» на юге Моравии. День ото дня он становится все нетерпеливее. В щелочку между приоткрытыми створками окна, залепленного маскировочной бумагой, он глядит на 218
ИМПЕРИЯ 1ПРЕЙХ улицу. Как будто ждет, что в любую минуту может показаться связной. Но Дейвицкая улица в этот ве¬ черний час безлюдна. (Пока еще ствол автоматического пистолета «стен-ган» № 540416 упакован в промасленные тряпки. И обойма с патронами английской марки «Кинох» еще не вложена в него. По первоначально¬ му плану стрелок должен был засесть под прикры¬ тием дерева на опушке Краловского заповедника, возвышающейся над линией Буштеградской дороги. Нападение на пассажира особого поезда должно было начаться со взрыва бомбы, брошенной челове¬ ком в железнодорожном мундире. Это должно было послужить машинисту сигналом для остановки по¬ езда, чтобы стрелок в вагоне, в случае необходимо¬ сти, мог довершить то, что начала бомба. Но весь чешский персонал особого поезда имперского про¬ тектора был по соображениям безопасности заме¬ нен немецким. Итак, все три части скорострельного оружия лежат пока не собранные на дне футляра от скрипки на квартире Сватоша на Мустку.) «Что ж, за целых три недели нечего передать — как это может быть?» — думает человек. Через приоткрытое окно в комнату доносятся звуки радио, включенного в какой-то квартире. Гро¬ мыхающий нацистский марш, каким обычно со¬ провождается в это время передача сообщений ставки верховного главнокомандующего имперских вооруженных сил. «Нет, этого не может быть, — отвечает на собст¬ венный вопрос погрркенный в размышления стран¬ ный отшельник. — Депеша была отправлена 4 мая. 219
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА На то, чтобы ее передали дальше, могло уйти самое большее два дня. Вероятно, ответ уже получен. Види¬ мо, у Бартоша нет под рукой надежного связного. Что ж, придется самому ехать в Пардубице...» В ящике стола лежит коробка сигарет, которую хозяйка квартиры приготовила для своего гостя, она ведь не знала, что он не курит. И все же сейчас он неловким движением начинающего курильщика за¬ жигает сигарету. Но что с тобой происходит, надпоручик? Ты позволяешь себе рассуждать по поводу при¬ каза, который солдат должен выполнять беспреко¬ словно и немедленно? А быть может, ты думаешь о его последствиях? Но ведь тебя не этому учили. Надпоручик Опал¬ ка, разумеется, все предписания знает назубок. Ко¬ мандир, подчиненный. Приказ. Слушаюсь. В акаде¬ мии в Границах ты не относился к числу тех, кто лю¬ бил «веселую офицерскую жизнь». Ты серьезно, по- настоящему относился к своей будущей профессии. Служение родине стало твоей целью. Целью жизни поручика Адольфа Опалки — гор¬ ный пехотный полк № 2, Ружомберк; безыменного сержанта № 85525 1-го полка иностранного легио¬ на — Сиди-бель-Аббес, Алжир; лейтенанта чехо¬ словацкого цехотного полка — Адж, Франция; над- поручика, прозванного Опа, — первая чехословац¬ кая бригада, Кинетон, Англия; Адольфа Краля, командира группы парашютистов «Аут дистанс» — Прага, протекторат Чехия и Моравия, — приказ! Слушаюсь! Об остальном ты не беспокоился. Но те¬ перь разве можно не беспокоиться? Опалка верит в победу. 220
ИМПЕРИЯJJJpEfjX И Черчилль провозглашал «Victory!» («Победа!»), когда посетил чехословацкую бригаду и приветст¬ венны© помахивал при этом сигарой, зажатой меж пальцами, образовывавшими букву «V». И лондонское радио, которое Опалка слушает в конспиративной квартире на Дейвицах, передает удары литавров: та-та-та-бум... словно три точки ти¬ ре условного позывного сигнала «Либуше». На язы¬ ке азбуки Морзе это означает букву «V», «Victory», победу союзников, а значит, и Чехословакии, над Гитлером. О победе говорят все. Но она не приходит без сражений. И на Западе привлекает к себе симпатии та страна, которая сражается. Та союзная страна, о которой нельзя было гово¬ рить в академии. Та союзная армия, относительно которой в Лон¬ доне хранили ледяное молчание. Конечно, постоль¬ ку, поскольку речь шла о том, чтобы о ней не говори¬ ли солдаты. Однако эмигрантское верховное командование говорит все же о Советском Союзе и его армии, хо¬ тя и языком шифрованных донесений: «...В духе полученных указаний я не предпринимал ни¬ каких шагов в отношении родины, не называл имен людей, с которыми могла бы связаться советская разведка. Ме¬ сяц назад я задержал группу добровольцев, которые хоте¬ ли, чтобы их на самолете перебросили на родину...» — цокладывает 25 августа 1941 года Бенешу в Лондон через Моравца глава чехословацкой военной миссии в Москве Пика. А дело было в том, что советское командование про¬ сило разрешения послать около десяти партизан-пара¬ 221
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА шютистов из Советского Союза в Чехословакию. А позд¬ нее Пика вновь связывается из Москвы с Бенешем при по¬ мощи тайного кода: «Я задерживаю это дело уже четыре месяца. И еще задержу, пожалуй, на месяц, прежде чем отвергну окон¬ чательно под предлогом трудностей зимнего времени...» И министр обороны Ингр ответил Пике: «Всякие преждевременные действия повлекли бы за собой, во всяком случае при нынешнем положении, на¬ прасные человеческие и материальные жертвы и непро¬ порционально достигнутым результатам ослабили бы на¬ шу организацию. Ясно, что Советы будут на вас нажимать, чтобы вы что-то делали в этом направлении сейчас же. Придется маневрировать, чтобы не возникли ненужные осложнения дома, особенно после недавнего серьезного кризиса, который до сих пор еще не разрешен. Мы не от¬ казываемся от сотрудничества при разработке планов от¬ дельных операций, но настаиваем на том, чтобы при такой деятельности не страдала наша организация». Так рассуждает высокое начальство Опалки о со¬ противлении и о советских союзниках. Но Опалка, разумеется, об этом ничего не знает. Он знает толь¬ ко о запрете деятелям Сопротивления сотрудничать с коммунистами и вообще с людьми с Востока. Об этом ему напоминают многократно и настойчиво. Солдат не должен соваться в политику. Ведь так учили в академии! Но иногда бывает чертовски труд¬ но ничего не видеть и ни о чем не думать. И немало наших ребят испытали зависть, когда просочилась весть о том, что в Советском Союзе формируются че¬ хословацкие воинские части. «Не расстраивайтесь, ребята, — старается отвлечь внимание от этой темы командир бригады, — придет и наш день». Но когда? Когда же он придет? 222
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ (Пока еще 9 бомб, словно 9 кегельных шаров, мирно лежат в укрытии кегельбана пустующего Сокольского клу¬ ба на Новой Просеке. Там же и дамский велосипед марки «Мотовело. И. Крчмар. Теплице — Шанов» стоит в подвале у Кодловых в Высочанах. Не раз, однако, он побывал уже в Паненских Бржежанах. На южной окраине пригорода по обеим сторонам шоссе растет жиденький лесок. Согласно второму варианту плана можно было бы заставить шофера затормозить или же остановить машину протянутым через дорогу металлическим тросом. Но можно ли было бы в этом лесу скрыться так же быстро и надежно, как в пере¬ плетении столичных улиц?.. Итак, пока 9 бомб мирно ле¬ жат в укрытии пустующего Сокольского клуба на Новой Просеке. Лежат пока без ударных детонаторов. Вывинчен¬ ные детонаторы спрятаны у Смржа, в куче угля.) Однажды Опалка во время прогулки по лондон¬ ским улицам встретил американских офицеров. Они были в безупречном обмундировании, на их плечах красовались неизвестные нашивки — огненный меч на черном поле с радугой. И по бригаде поползли слу¬ хи, что в Норфольк-хаузе расположилось командова¬ ние экспедиционных войск. Наконец что-то про¬ изойдет. Поговаривают о вторжении, называют сро¬ ки. Апрель, май, июнь 1942 года. А пока в танцзалах на Лейчестер-сквер распевают песенки на американ¬ ский лад. Опалка добровольно записывается на курсы парашютистов. Потом его посадят в Стредиз-холле в самолет, да¬ дут фамилию Краль и задание. Но группу Опалки «Аут дистанс» с самого начала преследуют неудачи, и она никак не может приступить к выполнению своего задания. Дожидаться в бездействии конца 223
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА войны — такое решение вопроса совершенно не от¬ вечает характеру Опалки. Ему удается наладить связь с пардубицким Бартошем и с теми двумя из «Антропоида», с которыми он познакомился еще в Англии на специальных курсах. Итак, Опалка наря¬ ду с другой деятельностью помогает вместе с Ване- ком и Зеленкой-Гайским Кубишу и Габчику гото¬ вить покушение на Гейдриха. Он по-своему понима¬ ет приказ, согласно которому был высажен на родную землю, он воспринимает все как свою мис¬ сию. Апрельской ночью он ползет, держа в руках са¬ мовоспламеняющуюся свечу, к одинокому амбару на окраине Пльзени. На другом конце города к сто¬ гу сена крадется Валчик. У него в руках две бутылки. Нет, в них не вино, ведь Валчик уже не кельнер в дансинг-баре пардубицкой «Веселки». Его ищет гес¬ тапо, которое на другой же день после его внезапно¬ го исчезновения из бара расклеило по всему протек¬ торату объявления с фотографией ротмистра и с обещанием награды в 100 тысяч крон тому, кто по¬ может его задержать. В этих бутылках бензин. На середине линии, мысленно проведенной ме¬ жду амбаром и стогом, лежит пльзеньская Шкодов- ка. А по воздушной линии Тангмер—Кале—Дарм¬ штадт—Байрет — Пльзень приближаются бомбар¬ дировщики английских королевских воздушных сил, чтобы совершить налет на «кузницу оружия для новой Европы», как гласит немецкая надпись над воротами Шкодовки. Да, это Опалка понимал. Так он и представлял 224
ИМПЕРИЯтРЕЙХ себе борьбу в тылу врага. Помогать уничтожению гитлеровских военных заводов, транспортов, скла¬ дов, приближать конец войны, сократить срок стра¬ даний порабощенной родины. Претворить свои принципы в действие. Сражаться! На пльзеньских улицах воют сирены. Воздушная тревога. Тут она звучит для тебя иначе, чем в Лондо¬ не, когда приближались люфтваффе. Теперь ты слы¬ шишь наконец сигнал к наступлению. Ты поджига¬ ешь запальный шнур. Огненный акробат бежит по фитилю. И у Валчика бензин сработал вовремя. Яс¬ ная ночь над Пльзенью освещена двумя высоко взметнувшимися огненными столбами, обозначив¬ шими цель. Через несколько минут небо сотрясается от мощного взрыва, но за спиной у Опалки уже кило¬ метровый кросс в сторону Рокицан. Еще остается 14 километров. Но разве это так уж много для хороше¬ го спортсмена, притом некурящего? В Гэррамаре, в Шотландии, тебе приходилось бегать на более длин¬ ные дистанции. Усталый, измученный, но все же с сознанием вы¬ полненного долга ты вернулся в Прагу. Там никто ничего не знает о налете. Никаких известий, ни офи¬ циальных, ни передающихся шепотом. Наконец приезжает связной из Пльзени: «Пошли они ко всем чертям!» Вот что он сообщил: несколько бомб среднего размера, сброшенных за 8 километров от «Шкода- верке» на луг, за рекой Уславой, не все даже и разо¬ рвались, — так стоит ли, действительно, об этом го¬ ворить? 8-9183 Райнхард 225
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА А что сказал ты, Опалка? Волны «Либуше» не мо¬ гут, к сожалению, передать господину полковнику Моравцу, как дрожал голос, диктовавший через «ИЦЕ» свой доклад: «Результат операции «Шкода»: за исключением двух сгоревших крестьянских построек, подожженных нами же, и ареста нескольких людей по подозрению в поджоге, а также разочарования рабочих, результат налета равен ну¬ лю. Шкодовке не причинено никакого ущерба. Акция долж¬ на быть повторена, чтобы сгладить неприятное впечатле¬ ние». Да, акция против Шкодовки будет повторена — за месяц до окончания войны. Но Опалки уже давно не будет в живых. Пока же еще только май 1942 года Пришла пора выполнить приказ, в правильности которого Опалка не сомневался, но в своевременности и целесообраз¬ ности его был не очень уверен. Однако он еще верит, что ему удастся найти выход из той пропасти, кото¬ рая образовалась между чувством долга дисципли¬ нированного солдата и совестью честного патриота. Опалке нельзя не думать о том, что за этим по¬ следует. Еще можно избежать смертельного поворота Депеша, составленная руководителем подполь¬ ной сокольской организации «Ииндра», с которой Опалка и «Антропоид» сотрудничают, звучит очень решительно: «Просим вас через «Сильвер» отдать приказ не совершать покушения. Промедление опасно, дайте приказ немедленно!» 4 мая Потучек- Толар передал эту депешу в Лондон. Именно Опалка поехал на велосипеде в лесок у 226
ИМПЕРИЯJJJpEfjX Паненских Бржежан и увел оттуда Кубиша и Габчи- ка, решивших выполнить свое задание. Габчик, горя¬ чая голова, защищался зубами и ногтями и позволил уговорить себя только тогда, когда Опалка убедил его, что речь идет не об отмене акции, а только о том, что она откладывается. Кубиш, более рассуди¬ тельный и трезвый, подчинился, наверное, также и потому, что имел возражения против второго плана покушения. «Там все равно попахивало кладби¬ щем», — сказал он позднее. Время летит, а ответ не приходит. День, два дня. Неделя. Две недели. Три недели. (В это время группа «Антропоид» в лице двух непри¬ метных молодых людей — Кубиша и Габчика — расхажива¬ ет по улицам майской Праги. Иногда они садятся на Вац- лавской площади в трамвай № 3 и едут до самой Либни. На остановке в Голешовичках они выходят и дальше идут пеш¬ ком. Дребезжа по рельсам, трамвай с трудом осиливает подъем к крутому повороту у Выховательной, затем свора¬ чивает и идет вверх к Кирхмайерову проспекту. Там Кубиш и Габчик останавливаются и оглядываются по сторонам, как будто поджидают кого-то.) Напрасно ждет и Опалка в своей квартире на Дейвицкой улице. Потому что полковник Моравец, который само¬ лично направил сюда этих двух людей, не хочет, а возможно, и не может изменить или отменить при¬ каз. А обитатель загородной резиденции в Астон Эб¬ боте, в других случаях не слишком решительный, отправит в этот день, 15 мая, в Прагу секретное послание, в котором будет пользоваться весьма оп¬ ределенными и выразительными словами. 227
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Итак, на длинном списке величайших жертв бы¬ ла поставлена точка... И на тебе, командир «Аут дис- танс», тоже была поставлена точка. Опалка уже не сумеет преодолеть оставшееся расстояние на пути к тем, кто по-настоящему сражается против фашиз¬ ма, в интересах своего народа, а не ради возврата до¬ военных отношений. — У тебя есть что-нибудь для меня? — спросит он человека, который пришел как связной радио¬ станции. — Нет, — скажет человек, который не может до¬ гадаться, чего так ждет Опалка. ...Солнечное утро 27 мая 1942 года Этот день пом¬ нят многие. Однако тех, кто мог бы достоверно сви¬ детельствовать о происшедшем, уже нет в живых. А рассказы очевидцев столь разноречивы, что лучше ограничиться только самыми важными фактами, которые были установлены в процессе следствия. Стрелки уличных часов в Либни приближаются к девяти. Трамваи № 3 с определенными интервалами отъезжают от остановки в Голешовичках. Приближа¬ ясь к крутому повороту у Выховательной, они замед¬ ляют ход. Трамвай здесь поворачивает к Кирхмайеро- ву проспекту. Этот поворот — самый трудный уча¬ сток пути. Этот поворот окажется и самым трудным на пу¬ ти военной службы трех ротмистров, чьи имена бу¬ дут увековечены в названиях трех соседних улиц: Кубишова, Габчикова, Валчикова. Пока же группа «Антропоид» существует еще в лице двух ничем не приметных велосипедистов, от¬ правляющихся на работу. Кубиш в темном костюме 228
ИМПЕРИЯ ft!рЕЙХ и шляпе, Габчик в коричневом спортивном костюме без шляпы. (Все это позднее окажется важным для описания их примет.) На повороте у Выховательной от двух велосипе¬ дистов отрывается ехавший у них в хвосте третий, также ничем не приметный велосипедист — Вал- чик. Он направляется вверх по Кирхмайерову про¬ спекту и, проехав примерно сто метров, останавли¬ вается. У него в кармане маленькое зеркальце. (В дальнейшем ходе событий оно сыграет куда боль¬ шую роль, чем пистолет, который лежит рядом в том же кармане.) А двое, задержавшиеся внизу, слезли между тем с велосипедов и пешком направились к повороту. Они прошли мимо остановки четырнадцатого трам¬ вая, колея которого сходится с колеей резко свора¬ чивающего здесь третьего маршрута. Дальше — ре¬ шетчатая ограда. К ней прислонил свой велосипед Кубиш, предварительно осторожно сняв висевший на раме портфель. В нем лежат два из тех самых де¬ вяти металлических кегельных шаров, которые бы¬ ли спрятаны в пустующем сокольском зале на Но¬ вой Просеке. Но эти два прибавили в весе за счет вмонтированных в них детонаторов (точно таких, какие используют британские части в Северной Аф¬ рике против бронированных машин «лисы пусты¬ ни» Роммеля). Теперь достаточно лишь повернуть предохранитель — осторожно! — и два железных шара превращаются в бомбы. Стрелки уличных часов в Либни приближаются к половине десятого. Немного подальше, у ограды, за остановкой че¬ 229
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА тырнадцатого трамвая, Габчик поставил свой дам¬ ский велосипед «Мотовело. И. Крчмар. Теплице-Ша- нов» с красными полосами на ободьях колес и с хо¬ рошо амортизирующим седлом, который он вытащил рано утром из подвала у Кодловых на Валь- децкой улице. На руле велосипеда болтается порт¬ фель, который он одолжил у Сватошей. Портфель прикрыт почти новым непромокаемым плащом, еще вчера висевшим в шкафу своего владельца, Вы¬ сочанского столяра Гофмана. Тот, кто расстегнул бы портфель, не заметил бы на первый взгляд ничего особенного. Кепка с фирменным значком «Белый лебедь», а под ней что-то, прикрытое травой. Эту кепку еще вчера носил сын профессора Огоуна — Любош, который сегодня сдает выпускные экзаме¬ ны. «Отпразднуем вместе», — сказал вчера вечером Любошу Кубиш, и утром один из них взял с вешал¬ ки в передней эту кепку. (Изображение этого совершенно обычного дамского велосипеда, потертого портфеля, почти нового непромо¬ каемого плаща и кепки из верблюжьей шерсти разлетится в ближайшие сорок восемь часов по всему протекторату, появится на плакатах и на страницах газет, в описаниях, напечатанных и переданных по радио, на киноэкранах. Завтра оригиналы фотографий этих вполне обыденных ве¬ щей нервозно схватит рука самого фюрера Третьей импе¬ рии.) Легкий свист. Это Кубиш. Он указывает куда-то едва приметным движени¬ ем головы. Идет вперед. Возвращается к повороту. Улица почти безлюдна. Время от времени проезжа¬ 230
ИМПЕРИЯJJJрейх ют трамваи: четырнадцатый — прямо, третий — вниз, к Тройскому мосту. Затем неприметный паре¬ нек в темном костюме и шляпе останавливается у бетонного столба электрической сети на тротуаре у самой Выховательной. В руках у него портфель. В нем две бомбы. Три четверти десятого. Наступает время, так точно определенное после многих встреч с тем, кто, проезжая мимо, не подоз¬ ревал об этом. ■ Габчик что-то поправляет в своем велосипеде. По крайней мере издали это выглядит именно так. Он становится на колено, роется в своем портфеле, при¬ крытом плащом. Руки опытного стрелка нащупыва¬ ют под кепкой в бумажной обертке части автомати¬ ческого пистолета «стен-ган». Пружина давно уже очищена от вазелина и вытерта насухо. Подтянуть ее точно к ударнику, потом ввести железную раму в приклад. Всунуть в ствол с левого бока обойму. До отказа. Все делается почти механически, точными движениями, столько раз повторенными во время занятий в тренировочной школе. Сборка, разборка, ночью, под одеялом, с завязанными глазами. Остает¬ ся только элегантно перебросить через руку плащ, чтобы прикрыть им собранный пистолет. Теперь все! (Все ли? Но ведь стрелок еще не убедился, вошел ли патрон в ствол. Разве не случалось при стрельбе, что именно в подобном автомате легко застревал первый па¬ трон? В таком случае скорострельное оружие, которое должно обеспечить парашютисту преимущество в бою на близком расстоянии, превращается в бесполезный кусок металла.) 231
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА У ограды за остановкой четырнадцатого оста¬ лись стоять два велосипеда. На одном из них висит пустой портфель с кепкой и травой внутри. Теперь эти два человека на тротуаре у самого крутого изгиба на повороте трамвайной колеи снова действуют как «Антропоид». Третий, Валчик, в ста метрах от них нетерпеливо прохаживается по Кирхмайерову проспекту. Время, столько раз точно высчитанное, уже ми¬ новало. ...В бинокль из окна замка в Паненских Бржежа- нах можно видеть движение каждого еврея. Пусть себе работают в своих «арбайтс-командах» на ого¬ роде и в парке. Последние месяцы беременности уже не позволяют госпоже Гейдрих из Юнгферн- Брешан сбежать вниз с хлыстом наездницы в руке и подогнать заключенных, чтобы они работали побы¬ стрее. «Сколько здесь еще дел!» — устало вздыхает хозяйка замка. Бассейн, фонтаны, спортивная пло¬ щадка.. Эсэсовская стража умеет только караулить это унылое скопище евреев, выгонять их рано утром строем на работу, вечером загонять обратно на ноч¬ лег в хлев, а на Рождество отправить их в Терезин, чтобы не нарушали праздничной идиллии. Но при¬ смотреть за тем, как организована работа, чтобы бы¬ ла использована каждая минута и каждый еврей, пока он не сдохнет, — это умеет только супруга про¬ тектора. Белая в веснушках рука с отполированны¬ ми ногтями откладывает в сторону бинокль. Надо спуститься вниз и попрощаться. Часы на фасаде замка Юнгферн-Брешан — те¬ перь резиденции протектора — показывают без де¬ 232
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ сяти десять. Открытый шестиместный «Мерседес- Бенц» зеленовато-серого цвета стоит у входа. Но сегодня вместо Вилли — личного шофера и денщи¬ ка протектора — за рулем сидит обершарфюрер СС Клейн из личной охраны шефа. Вилли позднее в другой машине должен отправиться с чемоданом Гейдриха прямо на аэродром. (Как вскоре выяснит¬ ся, и это обстоятельство окажет свое влияние на развитие событий.) Райнхард Гейдрих после короткого пребывания в Граде в полдень улетает в Берлин, потому что он не только протектор Чехии и Моравии, но прежде всего начальник Главного управления имперской безопас¬ ности. Его личный самолет, трехмоторный «Ю-52», в полной готовности стоит на взлетной дорожке аэро¬ дрома в Кбелях. Пора прощаться. Гейдрих не только протектор и глава нацистской полиции, но также — ив эту ми¬ нуту прежде всего — образцовый муж. (До того как он надышится берлинского воздуха.) Он также по¬ казательно нежный папа трех своих отпрысков и четвертого, который только ожидается. Для семьи он готов на все. Дочери Силке захотелось иметь ска¬ ковую лошадь. Она получила чистокровку прямо с конного завода в Кладрубах. Супруга пожелала иметь двадцать рабов. Она получила их прямо из ла¬ геря в Терезине, хотя и не «расово чистых», зато це¬ лых пятьдесят. А мальчуганы? Однажды им захотелось поиграть с настоящей королевской короной. Подумаешь, ка¬ кие пустяки! Любящий папа привел их в Град, при¬ казал открыть часовню в храме Св. Вита и взять от¬ 233
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА туда чешские коронационные реликвии. Папа ни в чем не отказывает своему семейству. Мальчуганы поиграли с королевской короной. А папа, который может сделать куда больше, чем просто осквернять исторические символы порабощенной страны, по¬ пробовал надеть корону на свой узкий череп. (Разу¬ меется, генерал германской имперской полиции не верит в старинную легенду, которая гласит, что тот, кто самовольно возложит на голову чешскую коро¬ ну, заплатит за это жизнью.) Ни одного желания четвертого отпрыска папа уже не сможет выполнить. Он родится уже после смерти Гейдриха. — Auf Wiedersehen!1 Исполняющий обязанности имперского протек¬ тора, шеф Главного управления имперской безопас¬ ности, добродетельный супруг и любящий папа про¬ щально машет рукой. Прощание несколько затянулось. Обершарфю- рер СС Клейн дает газ, могучий «Мерседес» срыва¬ ется с песчаной дорожки парка и вылетает из ворот замка. Сегодня к нему не присоединяются, как обычно, две сопровождающие полицейские маши¬ ны — одна спереди, другая сзади. Шеф, как нередко делал это и прежде, не приказал их вызвать. Он и так уже задержался. А задержки Гейдрих допустить не может. Он доволен, автомобиль едет по прямому шоссе со скоростью 80 километров в час. Вот он петляет вокруг пруда в Паненских Брже- жанах. 1 До свидания! (Нем.) 234
ИМПЕРИЯШрбйх Шоссе. Здибы, Хабры, Кобылисы. Либень. На дворе май, и в листве деревьев возле либень- ской Выховательной не умолкает птичий гцебет. Не пройдет и месяца, как деревья эти упадут под удара¬ ми топора — чтобы не закрывали новому протекто¬ ру вид на поворот. На тротуаре у бетонного столба стоят двое... Эту пару теперь уже нельзя не приметить. Как не заме¬ тить на этой пустынной улице, что вот тот человек с портфелем и другой с плащом, переброшенным че¬ рез руку, топчутся здесь уже больше часа. Да и два велосипеда, прислоненные к решетчатой ограде за остановкой четырнадцатого трамвая, брошенные хозяевами? Может быть, кто-нибудь и обратит на это внима¬ ние. Возможно, какой-нибудь полицейский или жандарм. Они повседневно находятся в боевой го¬ товности по всей трассе следования серо-зеленова- того «Мерседеса». Пока еще члены группы «Антропоид» притворя¬ ются спокойными. Но спокойны ли они на самом деле? Глаза Кубиша и Габчика устали от напряженного наблюдения за их третьим товарищем, стоящим на повороте у Кирхмайерова проспекта. Ротмистр Валчик курит сигарету за сигаретой, вертит в кармане зеркальце. Блестящая поверхность зеркальца может оказаться куда полезнее, чем пис¬ толет. Именно сейчас! 235
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА В конце улицы вдруг появляется автомобиль. Глаз Валчика определяет, что это «Мерседес». Он едет один! Время настало, время осуществления третьего плана, разработанного вместе с Опалкой. В любом случае зеркальце надо вынуть. Отраже¬ ние солнечного луча быстрее звука. Две пары глаз на повороте у Выховательной, ус¬ тавшие от долгого наблюдения, в один и тот же миг улавливают световой сигнал. Наконец-то! По Кирхмайерову проспекту приближается ав¬ томобиль. Никогда уже мы не узнаем, что в эти минуты сказали друг другу Кубиш и Габчик. И вообще гово¬ рили ли они что-нибудь. Известно одно: операция «Гейдрих» приобретала конкретные черты. С каждой секундой приближается открытая восьмицилиндровая машина с пуленепробиваемым ветровым стеклом. Два флажка на серо-зеленых крыльях. Две фары с затемнением. Белые опознава¬ тельные значки с черными рунами СС и с номером 3 (единицу на машине имеет только Гитлер. СС-2 — второй человек в нацистском государстве — Гимм¬ лер. СС-3 полагается третьему по иерархии СС — Гейдриху). Третий звонок, после которого поднимается за¬ навес над драматической сценой, даст трамвай. То¬ же № 3-й. Он как раз отошел от остановки в Голе- щовичках и направляется к повороту у Выхователь¬ ной. Рельсы дребезжат, трамвай замедляет ход. Этот поворот — самый трудный участок пути. Этот поворот станет самым трудным участком на воинском пути ротмистра Габчика. 236
ИМПЕРИЯJJJpEftx Молодой человек без шляпы, в коричневом кос¬ тюме, с плащом, перекинутым через руку, соскаки¬ вает с тротуара и бежит к трамвайной линии. Как будто хочет догнать уходящий трамвай. Тут же раздается пронзительный визг шин. Пер¬ вая реакция обершарфюрера Клейна — он резко тормозит и наваливается на руль обеими руками, потому что хочет предотвратить катастрофу и не до¬ пустить, чтобы крутой поворот превратился в смер¬ тельный поворот. Что в таких случаях делает водитель? Прежде всего разражается проклятием по адресу пешехода, который неожиданно появился на его пути. В какую-то долю секунды пешеход отбрасывает плащ и направляет на машину дуло автомата. Так, как его учил похожий на ковбоя молчаливый амери¬ канец во время тренировок в замке Белласиз близ Лондона. Быстро, рефлекторно, точно. Цель — человек, сидящий рядом с шофером. Блестящие полосы на груди — короткая очередь. Голова под посеребренной фуражкой — две длинные очереди. Габчик нажимает на спусковой крючок. Оружие не издало привычного треска, ствол не вздрогнул от вращающегося движения пуль. Оружие молчит, его ствол сейчас — всего лишь бесполезный кусок металла. Разве не случалось и при учебных стрельбах, что у автомата этой марки легко застревал первый па¬ трон? Особенно если стрелок не мог проверить, пра¬ вильно ли вошел он в ствол. Скорострельное ору¬ жие, которое должно было обеспечить парашюти¬ 237
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА сту преимущество в бою на близкой дистанции, стало никчемным реквизитом в напряженном фи¬ нале, обязательном для каждой драмы. Сегодня рядом с протектором не сидит шофер Вилли. У того первое подозрительное движение пе¬ шехода вызвало бы рефлекс: дать газ, сбить его и, рискуя превратить этот поворот в смертельный, рвануть вперед по трамвайным рельсам. Но рядом с протектором сидит обершарфюрер Клейн. У него первое подозрительное движение пе¬ шехода вызывает другой рефлекс — затормозить, схватиться за кобуру револьвера и попытаться избе¬ жать смертельного поворота при помощи пере¬ стрелки. Гейдрих поздно заметил его ошибку. Он тщетно пытается высвободить свои длинные ноги. Но есть еще Кубиш, опытный солдат. Тем временем трамвай № 3 отходит от останов¬ ки в Голешовичках и поворачивает вверх, направля¬ ясь к Кирхмайерову проспекту. Люди сидят молча. Кому придет в голову выглянуть в окно. Пассажир, читающий в «Народни политике» сегодняшние со¬ общения о реформе управления в протекторате Чехия и Моравия, дойдет только до фразы: «После вчерашнего великодушного заявления господина исполняющего обязанности протектора обергруп- пенфюрера СС Гейдриха стало окончательно ясно, что с немецкой стороны существует твердая реши¬ мость ввести национал-социалистский режим и у нас, а именно во всех...» Старинные карманные часы, которые висят пе¬ ред вагоновожатым на гвоздике, остановятся на 10 часах 31 минуте. 238
ИМПЕРИЯJJJpE(fx Оглушительный взрыв выбьет газету из рук пас¬ сажира. Старинные карманные часы вагоновожатого упадут к его ногам. Посыплются оконные стекла в трамвае. Крики. Ужас. Паника. В воздух взлетает плащ с дубовыми листьями эсэсовских нашивок. Серо-зеленый «Мерседес» откатывается по инерции к тротуару. Задние дверцы сорваны с пе¬ тель и втиснуты внутрь машины. Шины разорваны. Темпы действия меняются: вместо восьмидеся¬ тикилометровой скорости автомобиля — скорость человеческого бега. Габчик, который только теперь приходит в себя, отбрасывает бесполезный автомат и кидается по на¬ правлению к улице На Запалчи. По пятам за ним бе¬ жит оставшийся невредимым телохранитель про¬ тектора Клейн. Он уже успел выхватить револьвер из кобуры. Но и Габчик не забыл о запасном кольте в нагрудном кармане. Гонка с бешеной перестрел¬ кой от стены к стене, от дерева к дереву кончается тем, что Габчик возвращает себе репутацию хоро¬ шего стрелка. Эсэсовец Клейн остается лежать с дву¬ мя пулями в груди. Его победитель бежит, петляя, дальше, вплоть до Тройского моста. Только там ему удается снова превратиться в ничем не приметного молодого человека в коричневом костюме, вскочить в трамвай, направляющийся к центру города, и ис¬ чезнуть. Другой участник группы «Антропоид» оказыва¬ ется в более тяжелом положении. Осколок бомбы попадает Кубишу в лицо. Из раны брызжет кровь, 239
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ослепляя его. Но он не теряет присутствия духа Это¬ му молодому человеку в темной шляпе предоставля¬ ется возможность проявить его вторично за корот¬ кий промежуток времени. За ним по пятам гонится преследователь. Это Гейдрих. Кубиш сразу же и правильно оценивает ситуа¬ цию. Он видит за собой белый как мел призрак. Ли¬ цо искажено не только гневом, но и болью. Обер- группенфюрер СС хромает, спотыкается, сжимая в руках тяжелый «парабеллум». Но у него уже нет сил пустить его в ход. Другой рукой он хватается за спи¬ ну. С него хватит! Первое, что приходит Кубишу в голову: велоси¬ пед! Но прежде чем добраться до него, ему надо пре¬ одолеть поворот, пробраться через толпу людей, вы¬ бежавших в панике из трамвая, выиграть состяза¬ ние со временем. Затем его велосипед стремительно съедет с горки по направлению к Либни. Третий, Валчик, пока остается без дела. Его кольт заговорит через двадцать дней. — Rufen Sie die Burg an1, — хрипит похожий на призрак протектор, обращаясь к первому из тех, кто осмелился к нему приблизиться, — к какому-то чешскому стражнику. Гейдрих еще чувствует себя повелителем. Он еще не намерен сдаваться, хотя его ноги под¬ кашиваются. Он еще пинает ногой английский автомат, валяю¬ 1 Сообщите в Град (нем.). 240
ИМПЕРИЯЩpEffX щийся на тротуаре возле автомобиля. Но это уже последний жест Райнхарда Гейдриха, генерала СС. «Сбросьте Аписа с позлащенного престола, и бо¬ жество превратится в обычного вола», — писал ве¬ ликий немецкий философ. Бесчувственное тело «третьей» персоны Третьего рейха положат на ящики с кремом для обуви в оста¬ новленной стражником машине и доставят в бли¬ жайшую больницу — на Буловке. ВИЦЕ-КОРОЛЬ Утром 28 мая 1942 года в начале девятого с не¬ мецкого военного аэродрома в Кбелях поднимается трехмоторный «Юнкерс-52». Черные кресты на крыльях зловеще отражаются на гладкой блестящей поверхности Высочанских крыш. Далеко внизу под ним пробуждается Прага, а с нею вся страна, чтобы начать день, полный неизвестности. Самолет, описав круг, устремляется к северо-за¬ паду. Он пролетает над кронами отцветающих чере¬ шен, которые в предгорьях Кркнош сохраняют свой белый наряд до конца мая. Моторы работают на полную мощность, скорость — 270 километров в час. И вот самолет над Краловым Двором — над той символической чертой, которая обозначает на лет¬ ной карте границу протектората. Но того, кому принадлежит самолет, нет на бор¬ ту. Он лежит в пражской больнице на Буловке в квартире ее директора — немца д-ра Дика. Он еще не пришел в сознание после наркоза. Под окнами комнаты и в коридоре неслышно прохаживаются 241
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА вооруженные патрули СС. Колонна бронированных машин охраняет покой и безопасность пациента. У изголовья Гейдриха стоит как страж его личный врач бригаденфюрер СС д-р Гебгардт. Вместе с д-ром Диком и приглашенным к больному главным вра¬ чом Ирасековой клиники профессором Голлбаумом он ждет, пока к телу, распростертому на ложе, вер¬ нется сознание. Ночная операция прошла нормально. С помо¬ щью хирургического вмешательства из брюшной полости Гейдриха были извлечены посторонние предметы — осколок английской бомбы, кусок жес¬ ти от кузова машины и клок эсэсовского генераль¬ ского мундира. Если бы вместе с этими предметами не лежала в формалине селезенка обергруппенфю- рера, данный клинический случай не выходил бы за границы легкого ранения. По крайней мере так по¬ лагали три светила нацистской медицины. Шеф на¬ цистской безопасности каждую минуту мог прийти в сознание: врачи не отходили ни на шаг от его ложа, ни один из них не хотел ради нескольких затяжек сигаретой пропустить этот момент. Бежали секунды. Из них складывались минуты, они вырастали в часы. Тем временем трехмоторный «Юнкер», принадлежавший тому, кто еще не при¬ шел в сознание, оставил позади себя быстрое тече¬ ние Вислы. С октября 1939 года мать польских рек была переиме¬ нована в Вейхзель, а вся польская земля — в генерал-гу¬ бернаторство, хотя это и звучит не совсем по-немецки. Немецкое название побежденной Польши почерпнуто из французского словаря, а его содержание — из француз¬ 242
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ ской колониальной политики. Тут создатели «нордиче¬ ской», или «новой», Европы не побоялись учиться даже у «расово неполноценных» народов. А разве с названием «протекторат» не та же трагико¬ медия? Пассажир самолета «Ю-52» специального назначения мог бы кое-что рассказать об этом. Он провел первую ночь после начала оккупации, 15 марта 1939 года, в Пражском Граде в качестве эксперта при Гитлере и его министре иностранных дел Риббентропе. В эту ночь долго совещались о том, какое название по¬ добрать для чешской земли, чтобы оно как можно точнее обозначало будущее подчиненное положение этой страны по отношению к Третьему рейху. Гитлера тогда заинтере¬ совало предложенное Риббентропом французское назва¬ ние «протекторат». Он даже согласился принять за основу договор о протекторате между Францией и тунисским бе¬ ем от 1881 г. «Почему бы нет? — усмехнулся фюрер. — Че¬ хи зарились на французские законы еще в Версале». И вот утром 16 марта он подписал в Градчанах декрет об обра¬ зовании «протектората Чехии и Моравии», который в боль¬ шинстве пунктов просто копировал французский колони¬ альный договор. Единственный пассажир самолета «Ю-52», иду¬ щего курс ом на северо-восток, думает о протектора¬ те и о фюрере совсем в другой связи. Он сидит за удобным раскладным столиком. Пе¬ ред ним коричневая кожаная папка с тисненой над¬ писью: «Секретные дела государственной важно¬ сти». Земля под кабиной пилота меняет облик. Одно¬ образная равнина уступает место зеленым сосно¬ вым массивам. Все чаще поблескивает прозрачная гладь омутов. Вода просачивается на поверхность и 243
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА образует безбрежные лесные топи. Редко мелькают дороги. Они заполнены бесконечным потоком воен¬ ных транспортов. О близости фронта свидетельству¬ ют и несколько полевых аэродромов, забитых ряда¬ ми машин с черно-белой свастикой. Пассажира, летящего из Праги, не интересует то, что происходит внизу. В кабину входит штурман. — Господин группенфюрер, приготовьтесь к по¬ садке! Вдруг ни с того ни с сего появились два «Мессер- шмитта». Подлетают почти вплотную к трехмотор¬ ному гостю и берут его на прицел. Конвой или эс¬ корт? Часы в самолете показывают, что прошло 4 ча¬ са 37 минут после вылета из Праги, когда шасси «Ю-52» прикасаются к поросшей вереском полян¬ ке. Как только нетерпеливый пассажир вышел, са¬ молет отвели в замаскированное укрытие. Здесь никто никого не спрашивает, куда он на¬ правляется. Но навстречу прибывшему выходит стража с чер¬ ными нарукавными повязками, на которых вышита надпись: СС — личная охрана Адольфа Гитлера Шоссе, замаскированное цветастыми пятнами, кончается невысоким дубовым лесочком у шлагбау¬ ма с предостерегающей надписью: «Halt!»1 Отсюда любая процессия должна следовать к живому боже¬ ству пешком. Без всякого исключения. Откуда бы она ни прибыла. Указатель дальнейшего пути — ал¬ лея из колючих заграждений. По обеим сторонам 1 Стой! (Нем.) 244
ИМПЕРИЯtf]рЕЙХ ее — противотанковые ловушки. Серые стволы зе¬ нитных орудий тянутся вверх из чащи, готовые в любую минуту закрыть солнце огнем. Посеянные здесь драконовы семена — полмиллиона мин — не оставят никакой надежды тому безумцу, который вступил бы на эти клумбы. Сад в преисподней зло¬ вещ даже в мае. Современная Валгалла расположилась за вышка¬ ми из непробиваемого сплава. Ворота со множест¬ вом запоров. И не каждому дано их отпереть. Вме¬ сто отверстий для ключей — пулеметные гнезда. Крупповская сталь сочетается с жестяными черепа¬ ми на фуражках ключников. Строгие правила не знают послабления даже для группенфюрера Фран¬ ка. Автоматическое движение левой руки: докумен¬ ты. Автоматический взмах правой руки. Приветст¬ вие заводных манекенов у входа в мрачный паноп¬ тикум. Железобетонный череп чудовищных размеров, погруженный в трясину Мазурских болот, оберегает мозг военной и государственной машины Третьего рейха. Сей «невидимый шлем Зигфрида» при всей своей современности скрывает старый-престарый пангерманский миф. Планы тевтонов XX столетия покорить мир. На тысячу лет вперед. Но план, который будет тут принят сегодня, не останется тайной этого волчьего логова. Путешественник, прибывший из Праги, имеет привычку записывать все, что он считает важным для собственной карьеры. Он не предполагает, что его записки через 20 лет могут быть обнаружены и позволят точно восстановить все события прошлого. 245
Те события, которые он сам старательно зафиксиро¬ вал. И даже озаглавил: «Визит в главную ставку фюрера в четверг 28 мая 1942 г. Прибыть в 13 ч. 15 мин. Секретно!» 13 часов 15 минут по имперскому времени — это время обеда фюрера, когда на свет божий выхо¬ дят высокопоставленные обитатели подземного ла¬ биринта. Наступает время обеда, когда они удостаи¬ ваются чести сидеть за одним столом с фюрером. Перед бункером рейхсфюрера СС Гиммлера стоят двое... Один — в коричневом мундире ударных отрядов нацистской партии — это шеф НСДАП Борман. Он разговаривает с генералом СС Воль¬ фом — адъютантом Гиммлера. Бункер этот внешне ничем не отличается от остальных. Бетонный блок с двухэтажное здание, без окон. Отвесные стены, скошенные стыки. Крыша засажена лесными де¬ ревцами и кустами. Объекты крепостных укреплений сис¬ темы «Вольфшанце» снаружи похожи на обычные доты, за¬ то внутреннее убранство их отвечает изощренному вкусу цезарей. Немецкие инженеры из организации Тодта и спе¬ циально отобранные архитекторы закончили свои проекты вовремя. И так же вовремя ушли в мир иной с помощью аварии элегантной машины, отравленного шампанского и тому подобного. После них очередь дошла до узников из рабочих команд. В одной смене —15 тысяч человек. Их по¬ стигла та же судьба, что и египетских рабов, положивших последний камень пирамиды фараона. Их заставили мол¬ чать, засыпав глиной в огромной могиле. Поэтому и посетитель из Праги сам пишет са¬ краментальное «Секретно» перед первой фразой своих заметок. Наверное, он сам после каждой фра- 246
ИМПЕРИЯШрЕЙх зы прикладывает палец к губам и напоминает само¬ му себе о необходимости молчать обо всем, что он видел и слышал. Первый разговор происходит перед блоком Гиммлера. Он зафиксирован со стенографи¬ ческой точностью. Достаточно поставить имена го¬ ворящих, взять в кавычки — и перед нами зазвучит прямая речь. Борман. Скажу вам прямо, статс-секретарь, я не понимаю вашей поспешности. И фюрер был не¬ приятно поражен, узнав, что вы прилетаете сегодня. Разговор начался в не очень-то дружеском тоне. Но ведь прибывший из Праги не может знать, что Борман люто ненавидит Гейдриха и сумел настро¬ ить Гитлера против его предполагаемого посла. Франку не остается в эту минуту ничего иного, как пожать плечами полунедоумевающе, полуобижен¬ но. Вскоре после этого разговора вышел из вагона собственного поезда «Генрих» рейхсфюрер Гимм¬ лер. На обрюзгшем, невыразительном лице Гиммле¬ ра снисходительная улыбка. Внешним обликом этот человек напоминает мелкого банковского служаще¬ го, но маленькие глазки под пенсне принадлежат са¬ мому жестокому палачу Третьего рейха. Г и м м л е р. Так вот, дорогой Франк... Посиневшие от холода губы его собеседника на¬ пряженно сжимаются. Он ждет. Гиммлер. ...я понимаю ваше состояние. Но фюрер принял решение сам, сразу же после вашего вчерашнего сообщения о покушении. Даже не пого¬ ворив со мной предварительно. Управление протек¬ торатом будет возложено не на вас, а на другого ру¬ ководителя СС. 247
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА — Ф р а н к. Я охотно принимаю это к сведению, но все же не понимаю причин. Гиммлер. Фюрер настаивает на том, чтобы при всех условиях была сохранена, как он говорит, парная упряжка из протектора и статс-секретаря. Чехам должно быть совершенно ясно одно: в лице статс-секретаря и высшего руководителя СС мы имеем в Праге твердую и постоянную власть неза¬ висимо от того, кто является в Чехии протектором. Уйдет один имперский протектор, на его место придет другой. И притом немедленно... Протектор всегда будет заменен. А статс-секретарь? Он должен оставаться. В нем воплощена преемственность. Франк. Значит, статс-секретарь навсегда... Гиммлер. Сначала фюрер хотел послать в Пра¬ гу в качестве протектора обергруппенфюрера фон дем Баха. Он уверен, что тот стал бы действовать так же решительно, но еще грубее, чем Гейдрих. Фон дем Бах не побоялся бы окунуться в море крови. Это заставило бы чехов понять: застрелите одного, мо¬ ментально появится другой, еще хуже. Но когда фю¬ рер поделился со мной своими планами, я ему сразу же возразил, сказав, что при современной ситуации мы не можем обойтись без фон дем Баха на Востоке. И тогда выбор пал на генерала Далюге. Франк. Не могу удержаться от вопроса: почему именно на него? Гиммлер. Потому что он как раз сейчас в Пра¬ ге... Взгляд Гиммлера за стеклами пенсне становится вдруг холодным. Терпение, с которым эсэсовский маршал дискутировал о целесообразности решений 248
ИМПЕРИЯJJJрейх фюрера со своим пражским подчиненным, исчерпа¬ но. Только теперь Франк начинает понимать, что он приехал хлопотать о заранее проигранном деле. Гиммлер лжет. Он утверждает, что фюрер решил все сам, не спросив его. А затем проговаривается, что они обсуждали с Гитлером кандидатуру преемника Гейдриха, они говорили о фон дем Бахе. А его, Фран¬ ка, сразу же исключили из игры. Но почему же? По¬ чему? Разве то, что он хорошо справляется с обязан¬ ностями статс-секретаря, может помешать ему стать протектором? Фон дем Бах, видите ли, устроил бы им такую же кровавую баню в Чехии, какую он учинил в Польше и на Украине. А что он, Франк, не¬ достаточно надежен? Забыли они, что ли, кто орга¬ низовал первые казни на первой территории, при¬ соединенной к рейху? Кто проявил больше сурово¬ сти к пражским студентам 17 ноября 1939 года? Протектор или статс-секретарь? Черт возьми, спро¬ сите в Праге. В каждом кабаке вы услышите, что единственное человеческое в Карле Германе Фран¬ ке — это его стеклянный глаз. А теперь, видите ли, и Гиммлер сомневается в способности группенфюре- ра СС Франка действовать в протекторате без вся¬ кого снисхождения. Чехи дорого заплатят за это. Гиммлер. Хочу верить, что вы согласны с при¬ нятым решением. Франк. Рейхсфюрер, я говорю вам совершенно откровенно и без преувеличений, что считаю себя лично ответственным за проведение политической линии нашего вождя и СС в протекторате. Гиммлер. Значит, все в порядке, Франк. А ва¬ ши опасения, касающиеся сотрудничества с новым 249
исполняющим обязанности имперского протекто¬ ра, я хочу рассеять. Я самолично дам Далюге инст¬ рукции насчет того, что будет делать он, а что вы. Да я и сам приеду в воскресенье или в понедельник в Прагу и лично во всем разберусь. Франк. Благодарю вас, рейхсфюрер. Гиммлер. Ну, а как себя чувствует Гейдрих? Только теперь вспоминает он о том, кто как раз в эту минуту пришел в сознание после наркотиче¬ ского сна в пражской больнице. Прошло всего 24 часа после взрыва бомбы. Медведь корчится, но еще жив, а шкуру его уже поделили. «После того как я доложил рейхсфюреру Гимм¬ леру о состоянии здоровья обергруппенфюрера, речь зашла о его заслугах. Мою позитивную оценку рейхсфюрер поддержал, заметив, что он считает Гейдриха выдающимся, единственным в своем роде политическим деятелем. При последних словах рейхсфюрера зазвенел гонг, означавший приглаше¬ ние к обеду. Мы направились к блоку, где находится столовая главной ставки. По дороге я увидел самого фюрера. Он выходил из блока фельдмаршала Кейте¬ ля в сопровождении других маршалов и генералов». Фюрер останавливается, оглушенный щелканьем каблуков и криком: «Хайль Гитлер!» На миг застыва¬ ет весь паноптикум. Моментальный снимок, кото¬ рый придворный фотограф фюрера профессор Гоф¬ ман обозначил бы «Перед блоком № 18». Гитлер — выставивший ногу вперед, слегка сгорбленный. Руки ищут на плаще пряс, которого нет на нем. Его блуждающие глаза наполовину при¬ крывает козырек фуражки, надвинутой на лоб. Уз- 250
ИМПЕРИЯ[JJр£йХ кая полоска усов, как бы продолжающих губы, кото¬ рые все время произносят: «А!», даже когда он молчит. Он — воплощение раздраженного неудо¬ вольствия. На расстоянии шага позади фюрера стоит ‘за¬ стывший генерал-полковник Гальдер, начальник ге¬ нерального штаба, в старомодном пенсне и (по мне¬ нию Гитлера) со старомодными представлениями о стратегии. Фельдмаршалы Кейтель и фон Бок с двух сторон выглядывают из-за спины Гитлера, как будто под¬ сказывают ему при карточной игре. В толпе — генерал танковых войск Рундштедт, командующий армейской группой фон Клейст и многие другие позолоченные воротники и лампасы. В фокус уверенно проталкивается и начальник опе¬ ративного отделения, молодой генерал-майор Хой- зингер. Короткая экспозиция не позволит отретуширо¬ вать снимок. Поэтому имперский фотограф Гофман наверняка уничтожил бы эту пластинку, чтобы ни¬ кто не мог заметить ту напряженную атмосферу, которую она запечатлела. Сегодняшнее обсуждение ситуации над картами генерального штаба кончи¬ лось плохо. С тех пор как Гитлер прогнал фельдмар¬ шала фон Браухича и взял в свои руки верховное ко¬ мандование, в блоке № 18 господствует нервоз¬ ность. План «Барбаросса» хромает на обе ноги, и положение на фронте уже вышло за пределы поня¬ тия «planmassig»1. Объявленное Гитлером весеннее 1 Планомерно (нем.). 251
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА наступление 220 пехотных и 30 танковых дивизий приостановилось, 3 миллиона пар ног в сапогах топ¬ чутся на месте от Финляндии до Крыма. Неожидан¬ ный контрудар советских войск под Харьковом по¬ ставил блок № 18 перед необходимостью прини¬ мать тягостные решения. Многие генералы из высшего командования на¬ чинают понимать, что если темп и наступательная способность войск будут утрачены, а стратегические цели не будут достигнуты, то война проиграна. Еще недавно Гитлер фантазировал на тему о том, что большое весеннее наступление окончательно выведет из игры военную мощь Советского Союза. Тогда он сразу же бросит вермахт на Англию. Начальник штаба Гальдер понимает риск этого решительного шага. Профессиональный стратег, он не очень-то доверяет «предвидению» фюрера. И он не единственный в главном штабе, кто без энтузиаз¬ ма оценивает полководческие способности ефрей¬ тора, произведшего себя в главнокомандующие. По¬ этому Гальдер советует оставаться в обороне, пока на всех пяти участках фронта не завершится основа¬ тельная подготовка и не будут подтянуты резервы. В этом он чрезвычайно педантичен. Сегодня он не¬ двусмысленно дал понять, что сомневается в целесо¬ образности «клина» в донецких степях. Кейтель ответил очень раздраженно. Напротив, следует немедленно проникнуть на Дон.- И оттуда двинуться в двух главных стратегических направле¬ ниях, понимаемых как оперативное целое: на се¬ вер — через Курск на Москву и на юг — к Волге. Едва только Гитлер услышал о Москве, им овла¬ 252
ИМПЕРИЯ HIрЕЙХ дел истерический приступ ярости. Он сварливо на¬ помнил генералам, что они обещали ему еще к про¬ шлогоднему 7 ноября парад на Красной площади. Потом они перенесли эту дату на 1 мая 1942 года и снова не сдержали своего обещания. Он назвал гене¬ ральный штаб сборищем узкогрудых ничтожеств. Гитлер стучал кулаком по столу и кричал: «В этой войне возможна или победа, или гибель. Если не¬ мецкий народ не сможет одержать победу над вра¬ гом, он проявит свою биологическую неполноцен¬ ность и заслуживает гибели». Потом в блоке № 18 шепотом передавали друг другу, что у фюрера был снова «бурный творческий момент». Генералитет не знает еще то, что известно (разумеется, под строгой присягой «Секретные го¬ сударственные дела») только четырем людям в рей¬ хе: Гиммлеру, рейхсминистру здравоохранения Конти, профессору де Кринису из берлинской кли¬ ники Шарите и личному врачу Гитлера фюреру СС д-ру Штумпеггеру. Эти «бурные творческие мо¬ менты» не что иное, как признаки все более обост¬ ряющейся болезни. Это тяжелая болезнь, которую открыл в начале прошлого столетия английский хи¬ рург Джеймс Паркинсон и которая с тех пор носит название «болезни Паркинсона». Словом, у Гитлера тяжелая наследственность. И мозг номер один в этом бетонированном черепе — это мозг постепен¬ но вырождающийся. Через два года генералитет по¬ пытается совершить покушение на этого безумца, И тогда выяснится, что, прибегнув к помощи бом¬ бы, чешский ротмистр проявил больше отваги, чем немецкий полковник. 253
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Гнев фюрера, который до сих пор ясно отража¬ ется на его лице и будет в скором времени стоить Гальдеру его поста (а генералам на сегодняшний день — опоздания с обедом), замедлил развитие описываемого действия. Гитлер замечает гостя толь¬ ко спустя несколько минут, уже перед столовым блоком. «Вскоре фюрер ответил на мое приветствие. Он пригласил меня к столу и указал на место по правую руку от себя. Но вдруг встал и решил, что мы (я и рейхсфюрер Гиммлер) сейчас же пойдем с ним для совещания в его кабинет. Остальным он велел подо¬ ждать с обедом до нашего возвращения». Самовлюбленность не оставила обанкротивше¬ гося карловарского книготорговца и неудачливого кандидата в протекторы даже при написании этих заметок. Посмотрите-ка, маршалы и генералы должны были ждать! Франк по глупости вообража¬ ет, что причина этого — его особа Как бы не так! Ти¬ тулованные люди из блока № 18 давно уже привык¬ ли к таким выходкам. Они знают, что, когда на Гит¬ лера находит раздражение, он готов показывать превосходство СС перед генералитетом даже в та¬ ких пустяках, как обед из «общего котла». Особенно если среди участников оказывается Гиммлер. Втроем они отправились совещаться. В резиден¬ цию фюрера их поднимет специальный эскалатор. Перекрытие этажа сделано из специальной детона¬ ционной пластины, рассчитанной на то, чтобы она устояла против взрыва самых тяжелых авиабомб. Что-то здесь напоминает трюм броненосца. Мо¬ жет быть, бетонные стены, облицованные стальны¬ 254
ИМПЕРИЯJJJpEfjX ми пластинами. Узкие извилистые коридоры, по ко¬ торым может пройти только один человек. За каж¬ дым поворотом — ниша, а в ней молчаливый, как статуя, страж. Гитлер шагает впереди. Он неловко ступает. Его походка тяжела, спина сгорблена Он первым входит в свою приемную. Сейф, отделанный дубом. Светлый плюшевый ковер с узором в виде рыбьего скелета Лампы на высоких подставках освещают комнату и днем, по¬ тому что оконные отверстия представляют собой скорее бойницы. В углу стол с инкрустированными эмблемами Третьей империи — орлом и свастикой. Несколько кожаных кресел, в середине кресло для фюрера, более высокое, чем остальные. Даже сидя, Гитлер возвышался над любым собеседником. «Мы вошли в приемную и сели рядом с фюре¬ ром. Прежде всего я показал ему фотографию и до¬ ложил о покушении». Стопка полицейских фотоснимков, увековечивших место действия. Поворот на Кирхмайеровский про¬ спект. Белые крестики и стрелки показывают путь автомобиля протектора и место, где произведено нападение. На других фотографиях Гитлер может увидеть изуродованный «Мерседес» с порванными шинами и высаженными дверцами. Тут же снимок английского автомата. К важным уликам относятся также потертый портфель, дамский велосипед, не¬ промокаемый плащ и кепка с фирменной этикет¬ кой «Белый лебедь». На последней фотографии — упаковка бомбы с отчетливыми буквами, говорящи¬ ми о ее британском происхождении. Ф р а н к. Я хотел бы доложить вам, фюрер, к че¬ 255
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА му мы пришли в результате предварительного рас¬ следования: покушение это — единичная акция, а не начало всенародного восстания. И хотя мы еще не напали на след преступника, английское оружие и упаковка бомбы, найденные на месте преступления, свидетельствуют о том, что мы имеем дело с рабо¬ той британских агентов. Преступление совершили или английские десантники, или чешские парашю¬ тисты, находящиеся на английской службе, или чле- * ны чешской группы Сопротивления, которая со¬ трудничает с парашютистами. Гитлер слушает доклад с отсутствующим видом. Он вертит в руках снимки. Гиммлер. Борман предложил мне провести как ответную меру разрушительный налет на ка¬ кой-нибудь английский город с выдающимися куль¬ турными памятниками. Гитлер делает кривую гримасу. Потом кладет фо¬ тографии на стол. Он хрипло, резким стаккато вы¬ крикивает: —А что вы думаете сделать с этой чешской сво¬ лочью? Франк. Разрешите мне, фюрер, ознакомить вас с теми предложениями, которые я разработал доро¬ гой, в самолете. Гитлер нетерпеливо отбрасывает прядь волос, свисающую на лоб. Эго значит: надо говорить быстро. Франк. Я предлагаю немедленно объявить в протекторате осадное положение. Провести масси¬ рованную облаву на преступников и их сообщников с помощью вермахта. Продемонстрировать немец¬ кую мощь, перебросив полицейские силы из сосед¬ 256
ИМПЕРИЯJJJРЕЙХ них областей... Танки пройдут через Прагу. Массо¬ вые казни — расправиться со всеми, кто подозрева¬ ется в покушении, кто помогал ему или знал о нем, Казнить и тех, кто одобряет покушение. Казнить вместе с семьями. Гитлер. Казнить десять тысяч чехов. Ф р а н к. У меня есть еще предложения в связи с создавшейся ситуацией. Г и т л е р. Я слушаю. Говорите. Франк. Я полагаю, что к десяти миллионам крон, обещанным чехам за поимку преступников, надо добавить еще десять миллионов дополнитель¬ ной премии. Их предлагает по собственной инициа¬ тиве чешское правительство. Его министры посети¬ ли меня, и я могу доложить, что они в ужасе, особен¬ но Гаха. Я обращаю ваше внимание на то, что правительство протектората готово сейчас на все. Я хочу привлечь их во главе с Гахой к важным про¬ пагандистским мероприятиям, направленным про¬ тив Лондона и Москвы. Я дам им срок, примерно че¬ тыре недели. Пусть как можно активнее участвуют в раскрытии преступления. Кроме того, я предлагаю сейчас же взять чешскую жандармерию и полицию под немецкое командование. Гиммлер. А если преступники все же не будут обнаружены? Франк. В таком случае, руководствуясь указа¬ ниями фюрера, я предлагаю расстрелять значитель¬ но больше чехов — уже заключенных в лагерях и вновь арестованных, ликвидировать автономию и превратить протекторат в особый полицейский район. 9 - Q 1 ЙЯ PuiJlTY'jr»n 257
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА Франк смотрит на Гитлера и Гиммлера, Ему ка¬ жется, что он представил достаточно доказательств своей надежности и может теперь сделать послед¬ нюю попытку добиться своей честолюбивой цели. «Фюрер заявил, что он принимает мои предложе¬ ния целиком и полностью и одобряет их. Я должен как можно быстрее вернуться в Прагу и взяться за их осуществление. Тогда я попросил у фюрера разреше¬ ния сказать несколько слов по личному поводу». Гитлер. Говорите, Франк. Франк. Вы поручили генералу Далюге управле¬ ние протекторатом, мой фюрер. И я вижу в этом, простите за откровенность, недоверие к себе. Я убе¬ дительно прошу вас, фюрер, выскажите свое мнение по этому поводу. Гитлер. Рейхсфюрер Гиммлер, очевидно, вам уже сказал, что я тщательно взвесил это мероприя¬ тие. И у меня есть свои доводы. Но я не хочу отби¬ вать у вас охоту к работе. Чтобы успокоить вас — ибо речь идет вовсе не о каком бы то ни было недо¬ верии, — я объясню вам вкратце ситуацию. Я хочу еще надолго оставить чешскую террито¬ рию под управлением протектора или другого по¬ добного должностного лица. Скажем, своего рода- вице-короля. Далюге останется в Праге недолго. И когда Гейдрих, как все мы надеемся, поправится и вернется к выполнению своих обязанностей, я так¬ же не оставлю его долго сидеть в Градчанах. Жаль оставлять его на этом посту. Он слишком молод. Положение и функции имперского протектора Чехии и Моравии с самого начала и особенно в буду¬ щем задуманы как место для пенсионера, доживаю¬ щего там свой век. 258
ИМПЕРИЯJJJpEfjx Нейрат был в этом смысле «подходящий человек на подходящем месте». Но вместо представительст¬ ва он занимался также политикой. А это плохо. На¬ значение Гейдриха означало скорее переходное ре¬ шение, вызванное особой политической ситуацией... Гитлер остановился. Он устал. Его левая рука дро¬ жит так, что он вынужден поддерживать ее правой. Гиммлер, как всегда, сидит слегка отвернувшись. Чтобы нельзя было заглянуть ему в глаза за стеклами пенсне и чтобы самому зорко следить за каждым жес¬ том собеседников. Сейчас он наблюдает судорож¬ ные движения руки Гитлера. Он знает то, о чем не подозревает сам фюрер. Это симптом ухудшения. И увеличение шансов его, Гиммлера. Больные, стра¬ дающие этой болезнью, легко позволяют управлять собой. Поэтому он рекомендовал Далюге. Г и т л е р. За политику, проводимую в протекто¬ рате, если не наступит такое исключительное поло¬ жение, как сейчас, отвечает только статс-секретарь. Вы единственный знаток чешских условий, Франк, и вы для меня незаменимы. Поэтому я вам снова ре¬ шительно приказываю с сегодняшнего дня прини¬ мать самые строгие меры личной безопасности. Вы будете выезжать в бронированном автомобиле, ко¬ торый я предоставлю в ваше распоряжение, с соот¬ ветствующей вооруженной охраной. Вы постоянный деятель в протекторате. Вы по¬ литический советник, без одобрения которого не может быть осуществлено никакое политическое мероприятие. Нам надо поучиться у англичан. Если бы у англи¬ чан не было в Индии достаточно своих политиче¬ ских деятелей, хорошо знающих тамошние условия, 259
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА страну и ее проблемы и способных проводить по¬ литическую линию, Британия не могла бы посы¬ лать туда через каждые несколько лет нового вы¬ жившего из ума лорда в качестве вице-короля — для представительства. Точно так же обстоит дело и с постоянными политическими представителями Форин-оффис, которые представляют собой необхо¬ димую политическую силу рядом с министром ино¬ странных дел. Из-за грубой ошибки Нейрата создалось такое недопустимое положение, что он принимал чехов и договаривался с ними в отсутствие статс-секретаря. Статс-секретарь — это канцлер. Когда я стал импер¬ ским канцлером, я решительно воспротивился тому, чтобы кто-нибудь, кроме меня, делал политику. Без моей подписи не мог войти в силу ни один полити¬ ческий документ. Точно так же должен вести себя статс-секретарь в протекторате. Я надеюсь, что ска¬ зал вам достаточно, Франк. Гитлер встал и быстрыми нервозными движе¬ ниями направился к двери. Франк благодарит его за доверие, хотя он разочарован. У Гиммлера доволь¬ ное лицо. По дороге в столовую, где ожидает генера¬ литет, прибывшему из Праги пришло в голову еще кое-что. Гиммлер обратил внимание Франка на то, что он хотел еще что-то сообщить фюреру. Гиммлер. Вы говорили мне, Франк, что вас беспокоит Фридерици? Франк понял и начал жаловаться. «По дороге в столовую я сказал фюреру, что быв¬ ший командующий военными силами в протекто¬ рате генерал Фридерици все еще, очевидно, с особой 260
ИМПЕРИЯJJJpEfjx миссией приезжает время от времени в Прагу. И что я, Франк, считаю это, учитывая причину, по которой Фридерици был в свое время отозван из протектората, крайне нежелательным. И для меня, и для нового уполномоченного вооруженных сил ге¬ нерала Туссена, с которым мы великолепно сотруд¬ ничаем. Фюрер был весьма удивлен этим сообщением и пробормотал про себя несколько слов, которые по¬ зволяли предполагать, что Фридерици постигнет су¬ ровая кара за нарушение приказа фюрера». Теперь уже К.Г. Франк смог усесться по правую руку фюрера, потому что действие в главной ставке Гитлера завершилось обедом. Обед палачей. Статс-секретарь протектората может подкре¬ питься, прежде чем снова сядет в трехмоторный «Ю-52», который уже готов к вылету, чтобы палач мог начать свою работу как можно скорее. ТРИ ОСТАНОВКИ Итак, Кубиш с Габчиком сделали свое дело: хотя автомат подвел, но бомба, брошенная в Гейдриха, разорвалась. Они видели изуродованную машину, видели кровь. Безумная гонка — позади. В конце концов им удалось исчезнуть с места покушения и добраться до безопасного убежища, если вообще в те дни в Праге таковое существовало. Как же они себя чувствуют? Испытывают ли они гордость и удовлетворение от сознания того, что им удалось выполнить столь трудное и опасное задание? 261
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРПХА Нервное напряжение спало. Габчик проспал це¬ лый день на квартире семьи Фафков, вымыл ромаш¬ кой волосы, чтобы изменить их цвет, и пошел поку¬ пать шляпу. У Кубиша под глазом от засевшего там крохотного осколка бомбы огромный болезненный отек. Надо принять меры, чтобы поскорее рассосал¬ ся. Только на следующий день к вечеру он исчезает; Кубиш идет к Огоунам и спит там до обеда следую¬ щего дня. О ночной облаве — массовой полицей¬ ской операции, во время которой подверглось обы¬ ску большинство пражских квартир, они узнали только на другой день, счастливо избежав опасности. Из сообщений радио, повторявшихся с грозной настойчивостью, оба поняли, что их бомба выполни¬ ла свое назначение. «В связи с покушением на исполняющего обязанности имперского протектора обергруппенфюрера СС Гейдриха объявляется: I. На основании параграфа 1 распоряжения имперско¬ го протектора Чехии и Моравии о чрезвычайном положе¬ нии от 27 сентября 1941 г. с настоящего момента объявля¬ ется чрезвычайное положение во всем протекторате Че¬ хии и Моравии. II. На основании параграфа 2 вышеупомянутого распо¬ ряжения объявляю: тот, кто укрывает лиц, совершивших преступление, или оказывает им помощь, или, зная что- либо об их местопребывании, не сообщит об этом, будет расстрелян вместе со всей своей семьей. III. Данное распоряжение вступает в силу сразу же по¬ сле объявления по радио. Прага, 27 мая 1942 г. За имперского протектора Чехии и Моравии К. Г. Франк». 262
ИМПЕРИЯщРЕЙХ Кубиш и Габчик сделали свое дело. И события приобретают с каждым днем, с каждым часом все большую драматичность. Каждый час — что-нибудь новое. Появляются списки казненных. И Кубиш и Габчик читают их. Каково им сейчас? Приостановим на минуту действие. Каково бы им было, если бы они знали, если бы только догады¬ вались, почему должна была взорваться бомба для Гейдриха? Кубиш и Габчик, разумеется, думают, что они знают, почему. Не осознав справедливой цели тако¬ го взрыва, они вряд ли могли бы кинуться с автома¬ том наперерез мчавшейся машине и бросить в нее бомбу. Они могут посмотреть на свои руки: да, они сжимали автомат, они совершили роковой бросок. Это истинная правда, и в ней ничего не изменишь, но это не вся правда. Далеко от Праги есть люди, ко¬ торые приказали им нажать спусковой крючок ав¬ томата и бросить бомбу. И люди эти знают больше, куда больше, чем они. Что бы почувствовали Кубиш и Габчик, если бы они узнали, если б они догадались о том, что известно тем людям? Только взрыв бомбы на повороте к тогдашнему Кирхмайерову проспекту помог Бенешу окончатель¬ но поставить точку на своей политике сотруд¬ ничества с коллаборационистским правительст¬ вом протектората. В документах виднейших наци¬ стских руководителей, осуществлявших оккупацион¬ ную политику, часто говорится о большом значении правительства Гахи и его государственного аппарата для воплощения планов Берлина Несомненно, это правительство помогало обманывать народ Чехии, 263
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА создавая иллюзию какого-то «чешского влияния» на дела управления страной. Вообще, надо сказать, что нацистская оккупационная политика по отноше¬ нию к чешскому населению была весьма опасной. Она строилась на хитроумном сочетании террора и тактических маневров, создающих иллюзию порядка «Все мероприятия, могущие вызывать возмущение, вменяйте в обязанность проводить самим чехам, — прика¬ зывал Гейдрих. — Немцам же вменяйте в обязанность осу¬ ществлять то, что может вызвать одобрение!» Мы еще не в полной мере представляем себе, на¬ сколько это демобилизовывало и охлаждало опреде¬ ленную часть нации: вместо борьбы против окку¬ пантов им предлагали спокойно, без потерь, переждать, укрыться как можно надежнее, «перезимовать». В начальный период войны Гаха представлял оп¬ ределенные руководящие позиции чешской бур¬ жуазии в протекторате, и Бенеш стремился это ис¬ пользовать для осуществления своих планов. Он ото¬ ждествлял интересы народа с интересами своего класса, поэтому его не смущало сотрудничество да¬ же с Гахой, докатившимся до прямого националь¬ ного предательства. Гаха и его правительство были для Бенеша запасным инструментом на случай ком¬ промиссного мира между западными державами и нацистской Германией. Насколько серьезно считал¬ ся Бенеш с такой возможностью, красноречиво сви¬ детельствует его послание к Гахе и Элиашу от 20 марта 1941 года. Берлинские правительственные круги «начинают серь¬ езно обдумывать возможности своего поражения и дела¬ ют одно важное для нас заключение: любой ценой добить¬ 264
ИМПЕРИЯJJJрейх ся хотя бы не окончательного поражения и временного ми¬ ра... План их таков: когда придется начать уступать, Германия предложит освободить западноевропейские страны, например Среднюю Польшу, но будет настаивать на сохранении в составе империи Познани и польского Поморья, чешских земель и Австрии, а Словакии оставит ее нынешнее устройство, Она хочет иметь окончательную границу империи от Восточной Пруссии в направлении на Братиславу. Все ведет к осуществлению этой цели... Я повторяю: это обстоятельство становится все более важным, и домогательства немцев весьма продуманны... Возможно, уступки будут очень соблазнительны, для того чтобы вы приняли их предложение и можно было бы представить дело решенным. Для нас это будет, вероят¬ но, самый критический момент войны... Поэтому я прошу и требую, чтобы любые предложения были решительно от¬ вергнуты, несмотря на угрозы. Прошу вас, приготовьтесь к этому. Это надо делать уже сейчас. Надо приготовиться к следующим действиям, направленным против упомянуто¬ го немецкого плана. Как я говорил во время январского правительственного кризиса, необходимо, чтобы прези¬ дент Гаха и правительство были готовы по нашему требо¬ ванию немедленно отказаться от своих функций для дока¬ зательства того, что они не чувствуют себя связанными предыдущим временным положением во всем, что касает¬ ся рейха и протектората. Мы же сможем истолковать здесь этот добровольный отказ как проявление чувств всей нации, которая требует полной свободы и не примет никакого компромисса с Германией». Как видим, Бенеш рассматривал борьбу за осво¬ бождение Чехословакии как определенного рода дипломатические махинации, в которых Гаха и дру¬ гие коллаборационисты должны были ему ловко «подыгрывать». Но этому плану, предпосылки кото¬ 265
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА рого тоже не осуществлялись, положил конец вице- король Гитлера в Пражском Граде Гейдрих. Он аре¬ стовал Элиаша и приговорил его к смертной казни, жестоко пригрозил Гахе, отвел так называемому пра¬ вительству протектората роль слепого орудия гитле¬ ровской политики и бесцеремонно пресек всякие спекуляции этой части чешской буржуазии на со¬ вместных или, во всяком случае, координированных действиях с бенешевским окружением. В дальнейшем Бенеш мог рассчитывать только на близких ему людей как на родине, так и за гра¬ ницей среди западных союзников, поддержки которых он упорно добивался. Такой поворот со¬ бытий нашел отражение и в его послании руко¬ водителям буржуазных организаций Сопротивле¬ ния от 15 мая 1942 года, незадолго до покушения на Гейдриха: «Я ожидаю, что в грядущих наступательных боях немцы напрягут последние силы... Если бы им удалось продви¬ нуться далеко, допустим, на Кавказ, это серьезно осложни¬ ло бы положение и прежде всего означало бы затяжку вой¬ ны. В таком случае со стороны Германии можно было бы ожидать предложения компромиссного мира. А это явилось бы тяжелым кризисом, который мог бы привести к ослож¬ нениям между союзниками. В случае возникновения такой опасной ситуации сегодняшнее положение в протекторате и в Словакии, т. е. сотрудничество с немцами, Гаха в качест¬ ве президента, протекторатное правительство, Моравец, Тисо, Тука станут для нас очень обременительными, если не опасными. Мы не можем закрывать на это глаза. В такой ситуации могут оказаться желательными или даже необхо¬ димыми какие-то насильственные действия: бунты, сабо¬ таж, манифестации. Они были бы во имя и на благо нации, даже если бы это стоило больших жертв». 266
империящрейх Эти слова Бенеша следует понимать как аргу¬ ментацию покушения на Гейдриха. Характерно, что Бенеш любой акт сопротивления на родине расце¬ нивал как обоснование своих политических комби¬ наций за границей. А к словам «во имя и на благо на¬ ции» можно добавить «во имя нашего руководства этой нацией», причем слова «даже если бы это стои¬ ло больших жертв» не снимаются. Под натиском неумолимых фактов начинает яв¬ ственно вырисовываться ограниченный мафизм Бе¬ неша в вопросах сопротивления, понимаемого как верхушечный союз представителей различных слоев буржуазной демократии. После нескольких точно рассчитанных ударов нацистской службы безопасно¬ сти от этого представительного объединения оста¬ лись лишь жалкие обломки. Все отчетливей выступа¬ ет и ограниченность возможностей «тихой, агентур¬ но-осведомительной войны» — творения лондонских военных кругов, во время которой действует только узкая сеть, а широкие слои народа остаются в сторо¬ не. Оказывается преждевременной подготовка к «пе¬ ревороту», к быстрому захвату власти под защитой орркия западных армий, на поддержку которых рас¬ считывает Бенеш рке в самое ближайшее время, ибо это должно воспрепятствовать социальному сдвигу влево, направленному прежде всего против класса, который он, Бенеш, представляет. Ведь ясно: влиянием будут пользоваться в стране те, кто действительно сражается. Бенеш, человек своего класса, чувствует, что рис¬ кует попасть если не в тупик, то, во всяком случае, на неверный путь. Вместе с тем он чувствует, что пред¬ стает в невыгодном свете и перед своими западными 267
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА покровителями, для которых он должен быть гаран¬ тией не только освобожденной, но и капиталистиче¬ ской Чехословакии. Иначе он не может рассчитывать на их поддержку. А что он без нее может сделать? И Бенеш, как обычно, когда его принципиаль¬ ные установки вступали в явное противоречие с дей¬ ствительностью, склонялся к компромиссам, стре¬ мясь выиграть время, чтобы различными маневрами укрепить свои позиции и обеспечить в качестве ре¬ зерва на будущее совершенно иное представление о себе в глазах общественного мнения. Поэтому «у нас могла бы стать желательной и даже необходимой какая-нибудь насильственная акция, — как заявлял он за несколько дней до этой насильственной ак¬ ции, — даже если бы это стоило больших жертв». Итак, залихватский жест, который привлечет вни¬ мание и послужит в то же время для его западных покровителей доказательством того, что он имеет в Чехии влияние, авторитет, что он там признан, его приказы выполняются... Мы хорошо помним, какое обязательство подписывали в лондонском рабочем кабинете Моравца Кубиш и Габчик. «...Организовать саботаж или выполнить какую-либо другую дейст¬ венную акцию, — говорится в нем, — которая имела бы достаточный отклик дома и за границей». Есть, однако, еще кое-какие важные обстоятель¬ ства и весьма красноречивые симптомы. Из лондон¬ ских депеш и из официальных документов можно ус¬ мотреть отрицательное в принципе отношение Бене¬ ша к прямым акциям сопротивления. От этого отрицательного отношения он отказывался лишь время от времени, когда ощущал необходимость в выразительной и броской аргументации для своей 268
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ политической и дипломатической деятельности. По¬ добное его отношение проявлялось не только на бу¬ маге, но и осуществлялось на практике, там, где уча¬ стники сопротивления находились под его влиянием «С политической и пропагандистской точки зрения — а она в нашей ситуации бесконечно важна — такая анти- немецкая активность бесполезна, если она не может быть оценена и использована в соответствующих местах». Эту депешу Моравца из Лондона принимал ра¬ дист «Либуше» 27 мая 1942 года, то есть в тот же день, когда Габчик безрезультатно нажал курок ав¬ томатического пистолета, а Кубиш подскочил к еду¬ щей машине и бросил в нее бомбу. Та же «Либуше» передавала 4 мая 1942 года в Лондон депешу, составленную руководителем под¬ польной сокольской организации «Ииндра», с кото¬ рой поддерживали связь парашютисты. Командир группы «Сильвер А» офицер разведки Альфред Бар¬ тош докладывал: «По желанию Йиндры, который получил приказ в ночь с 30.IV на I.V и который вступил в контакт с нашим связным, посылаем эту депешу, с содержанием которой мы полно¬ стью согласны.: Судя по приготовлениям Отто и Зденека (Кубиша и Габчика. — Прим. авт.), судя по месту, где они проводят время, мы пришли к выводу, что, несмотря на их продол¬ жительное молчание, они подготавливают покушение на Г. Это покушение ничем не помогло бы союзникам и_ по¬ влекло бы за собой неисчислимые бедствия для нашего народа. Такая акция не только поставит под угрозу жизнь заложников и политических заключенных, но и приведет к тысячам новых жертв. Под угрозой окажутся также по¬ 269
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА следние остатки нашей организации. Тем самым будет упущена возможность принести какую-либо пользу на¬ шим союзникам. Поэтому просим вас отдать через «Силь¬ вер» приказ не совершать покушения. Промедление опасно, дайте приказ немедленно. Если по.внешнеполи- тическим причинам нужна какая-нибудь акция, можно ор¬ ганизовать покушение на любого из здешних квислингов, и прежде всего на Э. М. (то есть на Эмануела Моравца. — Прим. авт.)»'. Депешу с предупреждением такого же рода по¬ слал в Лондон несколькими днями ранее и главный бенешевский центр — центральное руководство Со¬ противления внутри страны. На эти прямые запросы, которые в Лондоне, ра¬ зумеется, не могли считать маловажными, прямого ответа не последовало. А может, косвенным ответом и было цитированное письмо Бенеша от 15 мая, где прозвучал призыв к насильственной акции, «даже если бы это стоило больших жертв»? На предостережение руководителя организации Сопротивления на родине не последовало ответа, к его голосу не прислушались, покушение на Гейдриха не было отменено. Почему? Ведь если бы лондон¬ ским организаторам нападения был важен только лишь эффектный жест как доказательство их влия¬ ния в стране, то покушение на Эмануела Моравца дало бы тот же самый результат. Во всех известных сохранившихся документах в связи с покушением на Гейдриха постоянно делаются намеки на «откли- 11 По поводу этой депеши нам сообщил профессор Ладислав Ванек, тогдашний руководитель организации «Ииндра», что Бартош передал со¬ ставленную им депешу без изменения. Он добавил только вводную фразу и последние слова, видимо, для того, чтобы «Антропоид» не остался без дела. 270
ИМПЕРИЯШрЕЙХ ки за границей», «помощь союзникам», «междуна¬ родное значение»...1 Лондонские организаторы покушения на Гейд- риха не могли не представлять себе, какой ад воца¬ рится на чешской земле в случае осуществления ак¬ ции, а если и не представляли, то их недвусмысленно предупреждали об этом. Но они не приняли предло¬ жения убрать Эмануела Моравца. Для лондонских руководителей важно было не просто покушение, которое вызовет шум, а покушение именно на Гейд- риха, каких бы жертв оно ни стоило. Видимо, в этом были заинтересованы не только определенные круги чешской буржуазной эмигра¬ ции, столь решительно настаивающие и требующие не считаться с жертвами, но и еще кто-то. Кубиш и Габчик сделали свое дело. Теперь они скрываются в подземелье пражского храма вместе с пятью другими парашютистами. На дворе лето, но на каждом из них надето теплое белье, толстые носки и по два свитера, потому что в подземном склепе всегда холодно. У них есть консервы; от¬ важные и самоотверженные люди носят им еду. Парашютисты подогревают ее на спиртовке, ки¬ пятят чай. Каково им? Чувствуют ли они гордость и удовле- 11 Английский автор Чарлз Уайтон в написанной им биографии Гейд- риха (Лондон, 1962) приводит категорический приказ Бенеша, якобы пе¬ реданный в середине мая: «В интересах западных союзников нападение (на Гейдриха) должно быть осуществлено так, как было запланировано». Уайтон не называет источника, откуда он почерпнул этот текст. В связи с этим вспоминаются предположения некоторых участников Сопротивле¬ ния, которые заключили из намеков Габчика и Кубиша, что они получили из Лондона подтверждение приказа провести покушение. Но пока точ¬ ные доказательства этого отсутствуют. 271
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА творение от того, что им удалось выполнить такое трудное и опасное задание? Они освободились от того напряжения, которое владело ими перед покушением, — это верно. Но появилось нечто такое, что отравляет им радость. Каждый день они читают в газетах длинные списки тех, кто «расстрелян за одобрение покушения на ис¬ полняющего обязанности имперского протекто¬ ра...». Читают они и сообщение, каждая фраза кото¬ рого как удар по голове: «ЧТК. Прага. 10 июня. Официально сообщается: при розысках убийц обергруппенфюрера СС Гейдриха получе¬ ны сведения, неопровержимо доказывающие, что жители деревни Лидице, близ «ладно, оказывали помощь пре¬ ступникам... Все взрослые мужчины деревни расстреля¬ ны, женщины отправлены в концентрационные лагеря, а дети отданы на воспитание надлежащим образом. Все строения сровнены с землей, а название деревни исклю¬ чено из списка населенных пунктов». Каково-то им? В подземный склеп доносится только слабый от¬ голосок того, что происходит снаружи, но все же они могут понять, что речь идет не только о рассле¬ довании и розысках убийц, что это месть, которая будет стоить не только тысяч жизней, но и гораздо большего... Приостановим еще на минуту действие. Каково же было бы участникам покушения, если бы они уз¬ нали, если б они догадались, почему должна была взорваться бомба для Гейдриха? Ведь интересы определенных кругов чешской 272
ИМПЕРИЯJJJPEftx буржуазной эмиграции — далеко не полный ответ на это «почему?». Не забудем, что организатор поку¬ шения — полковник Франтишек Моравец — стоял во главе чехословацкой военной разведки, будучи ставленником британской секретной службы. А это значит, что чехословацкая разведка была не чем иным, как филиалом британской секретной службы. Да и сам Бенеш вместе с его лондонским эмигрант¬ ским правительством целиком и полностью зависел от англо-американских правящих кругов. Он не только не мог, но и не хотел сделать сколько-нибудь решительного шага без их согласия. Трудно себе представить, чтобы этот человек сам принял реше¬ ние осуществить террористическую акцию, преду¬ сматривающую покушение на одно из самых влия¬ тельных лиц гитлеровской Германии, на одного из доверенных лиц Гитлера. Скорее всего чьи-то инте¬ ресы совпадали с интересами Бенеша. Это было ко¬ му-то выгодно, могло быть практически использова¬ но. Ведь метод «чужой руки» всегда — вплоть до се¬ годняшнего дня — был испытанным методом британской секретной службы1. Эти «чужие интересы» непременно должны были возникнуть в связи с развитием основных воен¬ ных событий и с их закулисными причинами. Вспом¬ ним хотя бы исключительно важное значение битвы под Москвой осенью 1941 года. Она сокрушила гит¬ 1 Кстати, Чарлз Уайтон в упоминавшейся ранее работе сопровожда- ет приведенный им приказ Бенеша своими соображениями, которые ка¬ жутся нам бесспорными: он утверждает, что к своему решению чешские эмигрантские круги были понуждаемы влиятельными британскими дея¬ телями, близко стоящими к правительству. 273
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА леровскую теорию «молниеносной войны», развеяла миф о непобедимости немецкой армии. Советские войска впервые нанесли чувствительное поражение гитлеровцам и вынудили их встретить зиму в таких условиях, к которым они совершенно не были под¬ готовлены. Пришел конец распространявшемуся в пропагандистских целях мифу о непобедимости гитлеровских войск. Позор лег на головы нацист¬ ских вояк. Ведь Гитлер видел себя уже в Москве, он объявил на весь свет, что Советская Армия полно¬ стью разбита и совершенно неспособна к сопротив¬ лению, а падение Советского Союза — вопрос даже не дней, а часов. Дело дошло до того, что руководи¬ тель гитлеровской прессы Дитрих сообщил ино¬ странным журналистам, аккредитованным в Берли¬ не, о подробностях парада нацистских войск, назна¬ ченного на 7 ноября 1941 года на Красной площади в Москве, и даже роздал некоторым корреспонден¬ там пропуска на трибуны! Весь мир слышал последовавшее затем жалкое бормотание гитлеровских ораторов, тщетно пытав¬ шихся .затушевать обстоятельства, вынуждавшие берлинских главарей впервые допустить возмож¬ ность поражения. И весь мир знал, что положение изменили советские войска под Москвой, так как Со¬ ветский Союз практически воевал с нацистской Гер¬ манией один на один. Для настоящих противников гитлеризма это событие было не менее важным, чем спустя год разгром фашистских войск под Сталин¬ градом. Весь мир — мысленно и вслух — спрашивал, какое же участие в военных усилиях, главную тя¬ жесть которых несет Советский Союз, принимают 274
империяШрейх западные державы? Вопрос о втором фронте уже в 1942 году встал со всей настоятельностью. Из документов о переговорах представителей главных участников антигитлеровской коалиции яв¬ ствует, что западные державы торжественно обеща¬ ли Советскому Союзу открыть второй фронт уже в 1942 году Это подтвердил и будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр, тогда еще солдат, а не по¬ литик. В своих воспоминаниях он пишет о «гене¬ ральном наступлении через Ла-Манш, намеченном на апрель 1942 года, как о нашей основной опера¬ ции против Германии». Многие известные полити¬ ки, в том числе и Э. Бенеш, предрекали близкий ко¬ нец войны; а глава Советского правительства Сталин в соответствии с этими союзническими обязательст¬ вами высказал предположение о победоносном окончании войны уже в 1942 году. Насколько искренне давались эти обещания и какие спекуляции тут играли роль, достаточно хо¬ рошо известно. Летом 1942 года, когда потрясен¬ ные зимним поражением нацистские полчища го¬ товились к наступлению и когда стало ясно, что приближаются решающие битвы, как это и про¬ изошло под Сталинградом, западным державам все труднее становилось оправдывать свое бездействие. Именно в этот период им требовалась какая-ни¬ будь из ряда вон выходящая акция, фейерверк, ко¬ торый даст яркую вспышку и не повлечет за собой жертв с их стороны. Все это было так очевидно, что и печатный орган гиммлеровской СС «Дас шварце кор», как правило, хорошо информированный, мог 11 июня сообщить: 275
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «Если мы спросим себя о причинах пражского покуше¬ ния, нам станет ясно, что это не единичная акция. Это зве¬ но в цепи попыток британской секретной службы открыть пресловутый «второй фронт» в самих европейских стра¬ нах, поскольку на европейском побережье путем военных действий им сделать этого не удалось. Это одна из попы¬ ток заменить «восстание угнетенных» террористическими актами, вызывающими панику, помешать работе Европы на военные нужды и ослабить таким образом силы импе¬ рии на внутреннем европейском фронте». Уже многое предпринимали западные державы взамен второго фронта. На этот раз вместо второго фронта было покушение. Вспомним, что Бенеш никак не реагировал на предупреждение, присланное с родины с просьбой отменить приказ о покушении на Гейдриха, а также на предложение, чтобы бомба, предназначенная для Гейдриха, была брошена в Эмануела Моравца. Но только ли от Бенеша зависело решение? Или же те, от кого оно действительно зависело, хотели устра¬ нить не чешского предателя, а кого-нибудь из при¬ ближенных Гитлера? Только так и мог вспыхнуть тот фейерверк, который был им нужен. Он будет стоить страшных жертв? Возможно. Но ведь жерт¬ вы понесут не они.- Разумеется, уже за несколько месяцев до взрыва бомбы было решено, что она предназначена только для Гейдриха. А когда возникла опасность промедле¬ ния, британская секретная служба через Моравца стала добиваться возможности ускорить дело. Она не посчиталась с тем, что план покушения не был де- ■гально и надежно разработан, что возможны им¬ 276
ИМПЕРИЯJJJpEftx провизации и промахи, которые могут привести к роковому исходу. Моравец, видимо, все это доста¬ точно сознавал и, по рассказам некоторых лиц из его тогдашнего лондонского окружения, был сам в конце концов поражен, когда узнал, что покушение удалось произвести. Но почему же такая спешка? Да потому, что речь шла не только о необходимом для Бенеша жесте, не только о фейерверке вместо второго фронта, но и о личности самого Райнхарда Гейдриха. ...Те, кто совершил покушение на Гейдриха, поч¬ ти не выходят из своего подземного убежища. Толь¬ ко иногда вечером они решаются сделать несколько шагов до набережной и обратно, расправить оне¬ мевшие члены и дать отдохнуть глазам, с трудом привыкающим к полумраку склепа. Каково-то им? Но им достаточно и тех нескольких шагов, чтобы почувствовать напряженную атмосферу Праги этих дней, понять, что подтвердилось то, о чем они думают в долгие часы одиночества, когда день не отличишь от ночи. Они убили Гейдриха, выполнили задание. Но они никогда не предпола¬ гали, что за этим последует преследование всего чешского народа, всеобщий погром. Они читают не только списки казненных и чудовищное сооб¬ щение об уничтожении Лидице, они читают столь же невероятные слова из выступления так называемого министра народного просвещения Эмануела Моравца. После возвращения из Берли¬ на он заявил: 277
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «Горе чешскому народу, если не найдутся злодеи, убившие господина генерала Гейдриха, занимающего пост имперского протектора. Горе, горе, повторяю я трижды, в этом не может быть никаких сомнений. В Берлине я понял, сколь серьезно положение и какими роковыми последст¬ виями оно чревато для чешской нации. Не десятки и даже не тысячи писем с выражением преданности, благодарно¬ сти и любви нужны для спасения чешской нации — для этого требуется всего лишь несколько слов, которые по¬ могут найти злодеев. Тот, кто наведет нас на след этих из¬ вергов, даже если он тоже виновен в этом, получит проще¬ ние. За безопасность его и его семьи я ручаюсь своим словом и своей жизнью». Каково-то им? Не надо и спрашивать: они уже решили было выйти из своего убежища, навестить «министра» Моравца и «побеседовать» с ним по душам. Сказать ему все, что они о нем думают, а потом убить его и себя. Или же просто выйти ночью в парк, сесть на скамейку, повесить себе на грудь надпись: «Мы уби¬ ли Гейдриха», а потом разгрызть маленькие стек¬ лянные ампулки и... конец. Задержим еще на минуту действие. А каково им было бы, если бы они узнали, если б хоть догадыва¬ лись, почему должна была взорваться бомба, пред¬ назначенная для Гейдриха? Что могли они знать о сложных взаимоотноше¬ ниях, перекрещивающихся интересах, безмолвных, но жестоких столкновениях западных разведок, до¬ катившихся во время войны до такого циничного бесстыдства, примеров которому не найдешь в ис¬ тории? Что могли они знать о тщательно скрывае¬ мых ходах и махинациях, в которые были посвяще¬ 278
ИМПЕРИЯJJJpEfjx ны только несколько лиц, о которых мог только до¬ гадываться Бенеш и непосредственный организатор покушения полковник Моравец? Эти столкновения, которые придают порой непостижимость и неяс¬ ность контурам истории Второй мировой войны, до сегодняшнего дня известны еще далеко не полно¬ стью. Мы узнали бы о них полную правду только то¬ гда, когда открылись бы самые секретные сейфы шпионских центров за Ла-Маншем и за океаном. Но и то, что известно из иностранной литерату¬ ры и других источников, позволяет сравнить неко¬ торые обстоятельства и восстановить факты, кото¬ рые не слишком нас удивят. Многочисленные свиде¬ тельства подтверждают, что западные державы, упорно избегая военных действий против гитлеров¬ ской Германии, настойчиво вели с ней поединок на секретном фронте шпионажа. Главными эксперта¬ ми Гитлера в этой «войне» были Гейдрих и Канарис. Они насаждали на оккупированных территориях в организациях Сопротивления, руководимых бри¬ танской секретной службой, своих людей и месяца¬ ми, даже годами, не мешали этим организациям действовать. Порой эти люди держали в своих руках радиосвязь с британским центром, могли требовать оружия, денег и высадки парашютистов. Некоторые из этих парашютистов, едва коснувшись земли, сра¬ зу же находили свою смерть, иным коварно оттяги¬ вали конец, чтобы, следя за их деятельностью, раскрыть других участников и обнаружить всю сеть. Таким же образом нацистская контрразведка зака¬ зывала и британские взрывные средства, которые она использовала для своих целей. Гейдрих постепенно прибрал к своим рукам весь 279
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА нацистский аппарат государственной безопасности, которым он руководил как шеф РСХА. Единствен¬ ное учреждение, которое подчинялось не ему, а ге¬ неральному штабу, был абвер, армейская служба разведки и контрразведки во главе с адмиралом Ка- нарисом. А Канарис, как выяснилось после войны, работал не только на Гитлера. Он поддерживал связь с британской секретной службой, а возможно, и с американской. Нетрудно себе представить, что это означало для британской и американской разведок и как они дорожили Канарисом. Знакомство Канариса и Гейдриха, как_уже гово¬ рилось, состоялось еще в 20-х годах, когда морской кадет Гейдрих считал своего командира образцом офицерской честности и благородства. Совсем иначе стал он относиться к Канарису после своего изгна¬ ния из флота, когда в короткое время стал руководи¬ телем элитной эсэсовской разведывательной служ¬ бы СД, а Канарис возглавил абвер — конкурирую¬ щую разведывательную организацию. Тогда Гейдрих начинает уделять самое присталь¬ ное внимание ведомству Канариса и лично самому адмиралу; он сосредоточивает у себя максимум са¬ мой разнообразной информации' о них. Он стремит¬ ся привлечь на свою сторону и лиц из его ближай¬ шего окружения. Он нисколько не скрывал своего несогласия с деятельностью Канариса и считал его методы слишком «старомодными» и «косными» в сравнении с грубыми приемами эсэсовцев. Разумеется, не оставался в долгу у Гейдриха и Ка¬ нарис. Когда еще до войны в нейтральных странах проваливались агенты абвера, они заявляли, что бы¬ 280
ИМПЕРИЯ IIIрЕЙХ ли посланы гейдриховской «Зихерхайтсдинст». На гневные упреки Гейдриха Канарис отвечал, делая невинное лицо, что он действительно разрешал им это и что вообще считает выгодным, чтобы люди Гейдриха выдавали себя за агентов абвера и наобо¬ рот, ибо это введет в заблуждение иностранные контрразведки, и они не будут знать, кто, собствен¬ но, против них работает. Между ними возникли тре¬ ния и в результате истории с генералом фон Фричем, когда Гейдрих действительно зарвался. Гейдрих добивался отстранения генерала фон Фри- ча, главы вермахта, на основании обвинения его в го¬ мосексуализме. Это была скандальная ошибка, так как доказательства Гейдриха свидетельствовали против другого офицера, фон Фрича. Одна перевран¬ ная буква в донесении агента Гейдриха привела к тому, что одно лицо фигурировало вместо другого. Но Гейдрих уже не мог отступить: это могло не только подорвать его престиж, но и привести к его падению. Канарис собрал важные улики против Гейдриха, но дело кончилось компромиссом: хотя фон Фрич был смещен, его «честь была восстановлена». Подоб¬ ными компромиссами кончались и другие столкно¬ вения между Гейдрихом и Канарисом. Это давало многим основание подозревать, что оба знали друг о друге что-то такое, что позволяло им держать друг друга в руках. Гейдрих, который в иных случаях обыч¬ но грубо обрушивался на своих противников, не по¬ зволял себе этого по отношению к Канарису: может быть, Канарис что-нибудь знал об отдаленных еврей¬ ских предках, которых приписывали Гейдриху, или 281
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА знал характер того преступления, из-за которого Гейд- риха отчислили из флота? И не подозревал ли Гейдрих о связи Канариса с британской секретной слркбой? Ясно одно: они вели друг против друга длитель¬ ную, скрытую борьбу, и в этой борьбе медленно, но верно одерживал верх Гейдрих, более молодой и настойчивый, располагавший обширным, имею¬ щим поддержку Гитлера аппаратом. Но их борьбу нельзя понимать только как личное соперничество и личную ненависть, хотя и они играли тут свою роль. Эта борьба была связана с закулисным сопер¬ ничеством в нацистской верхушке, и прежде всего с попытками Гиммлера добиться абсолютного гос¬ подства СС во внутренних делах Германии. Гейд¬ рих поддерживал эти стремления и старался под¬ чинить абвер Главному управлению имперской безопасности, что и произошло в конце концов в 1943 году, через год после смерти Гейдриха. И хотя это уже не могло укрепить позиций Гейдриха, зато укрепило позиции СС. Гейдрих был одним из главных виновников вы¬ нужденного отступления Канариса на второй план и его дальнейшего падения. Интриги шефа службы безопасности беспокоили Канариса, он постоянно должен был быть начеку, постоянно должен быть готовым отражать атаки соперника. Иногда он впа¬ дал в меланхолию, испытывал чувство тревоги. Валь¬ тер Шелленберг приводит в своих воспоминаниях слова Канариса, сказанные им в период наивысшего напряжения. Он доверил Шелленбергу свои опасе¬ ния в связи с растущей агрессивностью Гейдриха и пожаловался: 282
ИМПЕРИЯJJJРЕЙХ «Шелленберг, всегда помните о доброте животных. Ви¬ дите, как тактичен мой пес, и он никогда меня не предаст. Не могу этого сказать ни об одном другом живом существе». У Канариса, разумеется, были причины опасать¬ ся Гейдриха и пессимистически расценивать резуль¬ тат их многолетних столкновений. Приведем только два примера из времен войны. Первый касается разглашения точного срока — дня и часа — начала наступления немецких армий на европей¬ ские страны в 1940 году. Гитлеровский радиоперехват и служба связи получили два телеграфных донесения, в ко¬ торых бельгийский посол в Ватикане сообщал своему пра¬ вительству точные данные о начале наступления за 36 ча¬ сов до того, как грохот орудий оповестил об этом весь мир. Гитлер был в бешенстве и требовал найти виновного. В затянувшемся следствии по этому делу, кроме сотруд¬ ников Гейдриха, участвовал также и аппарат Канариса. Случай был сложный, следы вели к нескольким должност¬ ным лицам из окружения Канариса. Но все, на кого падало подозрение, еще до следствия были отправлены Канари- сом за границу, смещены или переведены на другую рабо¬ ту. Таким образом, следы, и без того совсем неясные, ока¬ зались еще более запутанными, так что практически уста¬ новить что-либо было невозможно. Другой случай еще более показателен. Гитлеровская противовоздушная оборона начала осенью 1941 года ис¬ пользовать для обнаружения воздушных целей недавно изобретенные радиолокационные приборы. Одна из ос¬ новных баз была расположена на французском побере¬ жье близ Гавра. В ночь на 27 февраля 1942 года соедине¬ ния британской морской пехоты неожиданно напали на объект, уничтожили гарнизон, захватили важные детали и сфотографировали те, которые нельзя было увезти. Расследование обнаружило серьезные недостатки не 283
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА только чисто военной охраны этого важнейшего объек¬ та, но и обеспечения его органами безопасности. А это входило в обязанность ведомства Канариса. И снова создавалось впечатление, что Канарис ловко покрывает виновных, оказавшихся вне досягаемости для гейдри- ховского аппарата. Все это привело к тому, что Гейдрих завел в своей самой секретной картотеке дело под названием «Канарис». Подозрения шефа службы безопасности пали на адмирала, и он начал собирать материал для разоблачения начальника абвера. Шелленберг, наи¬ более осведомленное третье лицо, замечает, что если бы не смерть Гейдриха, то Канарис должен был бы сойти со сцены или пасть еще в 1942 году. Когда по¬ сле войны выплыли наружу связи Канариса с раз¬ ведками западных держав, сразу же встал вопрос, а не должен ли был Гейдрих погибнуть для того, что¬ бы уцелел Канарис? Быть может, ценой убийства Гейдриха разведки союзников сохранили жизнь своему наиболее ценному осведомителю? К сожалению, для утвердительного ответа на этот вопрос нам пока недостает неопровержимых документов. Но все упомянутые обстоятельства заставляют каждого, кто серьезно этим интересу¬ ется, задуматься над поставленным нами вопро¬ сом. Конечно, было бы ошибочно изображать Кана¬ риса обычным агентом британской или какой-ни¬ будь иной разведки, который ходит на условленные встречи, посылает донесения и выполняет приказы. При таком поведении он, вероятно, не удержался бы на своем посту даже года. Этим он не занимался. 284
ИМПЕРИЯШрёйх Это был человек, который «играл краплеными кар¬ тами» — так на жаргоне разведчиков называют то¬ го, кто работает одновременно на две страны. Карл Бартц в своей книге «Трагедия немецкой контрраз¬ ведки» писал: «Политику Канариса лучше всего постиг один человек из его окружения, который определил ее так: сидеть сразу на всех стульях. Он хотел быть со всеми в хороших отно¬ шениях и поэтому танцевал на всех свадьбах. Он хотел из всего извлекать пользу для самого себя...» , Эта характеристика, может быть, верно переда¬ ет внешние проявления, но упускает из виду причи¬ ны. Канарис действительно чрезвычайно много сде¬ лал для немецкого милитаризма также и тогда, когда осуществление захватнических целей милитаризма взял на себя фашизм во главе с Гитлером. Долгое время — с начала Первой мировой войны — рабо¬ тая в разведке генерального штаба, Канарис прило¬ жил руку к большинству планов и дел, укреплявших военную мощь вильгельмовской и гитлеровской Германии. Этой политике он служил, отдавал ей все свое вдохновение и ум, все свои немалые способно¬ сти к интригам и преступным авантюрам. Да и чле¬ ном нацистской партии он стал раньше, чем Гейд- рих. Если Гейдрих был типичным представителем эсэсовских сил, то Канарис был не менее типичным представителем генштабистской военщины. Гитле¬ ру для укрепления его власти и для осуществления агрессивных планов нужны были оба. Оба были не¬ заменимыми столпами нацистского режима. Все вышесказанное помогает понять характер 285
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА сотрудничества Канариса с западными разведка¬ ми. Адмирал сообщал им далеко не все, что знал и что им требовалось. Он давал информацию осто¬ рожно, по собственному усмотрению, тогда, когда считал это удобным. Притом его информации в большинстве своем передавались через какое-ни¬ будь другое лицо или целую цепь лиц, ловко ис¬ пользуемых адмиралом так, что они и сами не зна¬ ли, кому, собственно, служат. Только на первый взгляд может показаться, что Канарис сидел на двух стульях. Это не соответствует действительно¬ сти. Он твердо укрепился на стуле капиталистиче¬ ской классовой солидарности и представлял то на¬ правление немецкой политики, которое стреми¬ лось к созданию единого западного фронта против Советского Союза, стараясь и Гитлера втянуть в это русло. Канарис и подобные ему деятели долгое время пытались создать этот единый фронт таким образом, чтобы руководящее положение было обес¬ печено мощному в военном отношении германско¬ му государству. Много лет пытались они осуществить этот план вместе с Гитлером, и лишь в последний год войны те, кто к этому стремился, вынуждены были выступить против него. Поэтому-то сегодня Канарис — самая притяга¬ тельная фигура для влиятельных западногерманских кругов, он представляет ту традицию, которая про¬ должается и сейчас. Поэтому в Западной Германии его так почитают, распространяют различные ро¬ мантические истории из его деятельности и в сенса¬ ционном духе преподносят читателям журналов и кинозрителям. Его изображают чуть ли не передо¬ 286
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ вым бойцом против Гитлера. Ныне западногерман¬ ская пропаганда, насаждая «культ Канариса», прославляет мертвого адмирала для того, чтобы воз¬ родить его концепцию и найти опору для осуществ¬ ления нового издания его программы... Те, что вышли навстречу мчавшейся машине Гейдриха, один с пистолетом, другой с бомбой, те¬ перь уже не могут выйти из своего убежища. Вы¬ стрелы в храме оповестили их, что убежище обнару¬ жено. Каково-то им? И каково бы им было, если бы они узнали, если бы хоть догадывались, почему должна была взо¬ рваться бомба, предназначенная для Гейдриха?! Они выполнили свою задачу. Наверно, сейчас они даже не думают об этом, наблюдая за камен¬ ным люком, ведущим в подземный склеп, и узким отверстием, похожим на средневековую бойницу, через которое к ним доносится грохот, — уже кото¬ рый раз бросаются преследователи в решительное наступление. Патриоты выполнили свой долг и были уверены, что сделали это для родины. Они защищались до тех пор, пока это было воз¬ можно. Не сдались. А когда защищаться рке стало невозможно, они приложили дуло пистолета к виску. Каково же им было бы, если бы они узнали, если бы они хоть догадались?.. Они не могли этого знать, не могли даже дога¬ даться, но им ясно одно: им пришел конец. Действие, однако, не останавливается. С их гибе¬ лью не завершилось то, что было не только их лич¬ ной трагедией. 287
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА ВРЕМЯ ВЗВЕДЕННЫХ КУРКОВ Кровью залита чешская земля, ужасы нынешнего времени за¬ тмевают самые страшные го¬ дины нашего прошлого. Ян Шверма. Август 1942 г. Время Гейдриха — это время взведенных курков, врелля бешеных темпов, методической исполнитель¬ ности, неутолимой жажды злодейств. Но не будет ли теперь иначе? Ведь сам Гейдрих с глубокой раной в спине лежит в хирургическом отделении больницы на Буловке, откуда вмиг бы¬ ли выдворены либо выставлены в коридоры дру¬ гих отделений ее пациенты. Он лежит погружен¬ ный в наркотический сон, оберегаемый воору¬ женными до зубов телохранителями, которые расселись на белоснежных постелях тех, кто лечил здесь свои сломанные ноги. Его часы и дни стреми¬ тельно несутся к зыбкой границе сознания и бес¬ памятства. Гиммлер получил известие о покушении, когда он находился на пути из Берлина в «главную ставку фюрера». Рейхсфюрер предпочитает совершать та¬ кие путешествия не в автомашине и избегает воз¬ душных средств сообщения. Боится? Вероятно. Ведь именно в то время, когда он находится на борту са¬ молета, может случиться что-нибудь такое, о чем он не знает и что нельзя предотвратить. Итак, колеса личного поезда «Генрих» выстукива¬ ют привычный ритм Тряска, конечно, не достигает ни спальни, ни рабочего кабинета, соединенного те- 288
Каштановая аллея, где планировалось покушение на Гейдриха. Английский пистолет-пулемет «стен», принадлежав¬ ший Габчику. Ручная граната Кубиша.
Место нападения на Гейдриха.
тНетШ Место совершения покушения на Гейдриха.
Автомашина Гейдриха после покушения. f irmcnschfid das in der fTluL't e.ngsnah! war hremm $hteu vsitq <CEN,DIE GDERTATER !“ IDAUSaSlHITEh' AN Of V « Забытые на месте покушения вещи, выставленные для всеобщего обозрения.
Церковь Святых Кирилла и Мефодия в Праге.
Схема церкви и ее окрестностей. Лидице, 10 июня 1942 года.
Карел Чурда приведен для опознания своих товари¬ щей ( показан стрелкой).
Крипта после боя.
Ян Кубиш. Иосиф Габчик. Иосиф Валчик.
Адольф Опалка. Ярослав Шварц. Иосиф Бублик. Ян Хруби.
Подразделение СС.
Имущество подпольщиков, найденное в крипте. Священник Владимир Петржек и пастор Цзикл {слева) на судебном процессе.
Траурная церемония в Праге.
Выступление Гитлера на траурной церемонии в Берлине 8 июня 1942 года в связи со смертью Гейдриха.
Маска Райнхарда Гейдриха.
ИМПЕРИЯJJJpEfjx лефонной, телеграфной, радио- и телетайпной свя¬ зью со всеми важными правительственными цен¬ трами обширной империи; даже находясь в пути, Гиммлер всегда, осведомлен обо всем, что происхо¬ дит. Он расхаживает по кабинету в своей излюблен¬ ной позе — заложив за спину руки. Клавиши теле¬ тайпного аппарата отстукивают привычный ритм. Адресат — группенфюрер СС Франк, Прага. Адъю¬ тант ставит шифр, который сразу открывает депеше «зеленую улицу». «Молния — SDZ Heinrich (то есть личный поезд «Генрих». — Прим, авт.) № 5746-27542-2105». Дата 27.5.42 — это дата покушения на Гейдриха. «Sofort vorlegen Geheim», — приказывает чело¬ век, заложивший руки за спину, и он уверен, что де¬ пеша будет «передана немедленно»; в 21.10 это так и произошло, как свидетельствует отметка теле¬ тайпной станции Прага-Град. Но останется ли ее со¬ держание «Geheim» — «секретным»? «1. С опубликованием согласен. 2. В счет определенных ранее 10 000 заложников в первую очередь арестовать оппозиционно настроенную чешскую интеллигенцию. 3. Из числа этой чешской интеллигенции — главных на¬ ших противников — расстрелять уже сегодня ночью 100 самых выдающихся. Вызову вас еще ночью». Первое, второе, третье — педантичный учитель Гиммлер заботится о порядке. На следующий день диктор пражского радио чи¬ тает бесцветным голосом: 10-9183 Райнхард, 289
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА «Решением военно-полевого суда в Праге от 28 мая 1942 г. приговорены к расстрелу: 1. Вацлав Стеглик, родился 14 октября 1897 г. в Камен¬ ном Уезде. 2. Ружена Стегликова, урожденная Новакова, родилась 19 апреля 1898 г. в Рокицанах. 3. Вацлав Стеглик, родился 28 октября 1915 г. в Камен¬ ном Уезде. 4. Франтишек Стеглик, родился 11 августа 1925 г. в Ро¬ кицанах. 5. Франтишек Маречка, родился 2 декабря 1911 г. в Кригерн (Крыры). 6. Йозефина Маречкова, урожденная Стегликова, ро¬ дилась 10 января 1914 г. в Каменном Уезде, проживавшая в Рокицанах. Осужденные сознательно предоставили убежище ли¬ цам, не зарегистрированным в полиции, которые были причастны к враждебным империи действиям. Приговор приведен в исполнение сегодня. Имущество осужденных конфисковано». Опять первое, второе, третье... Обойма заполне¬ на, спусковой крючок вздрагивает. Кто увидит ко¬ нец этого зловещего арифметического ряда? Он на¬ чинается всегда со слова «первое»... «По решению военно-полевого суда в Праге от 1 июня 1942 г. приговорены к расстрелу: 1. Ванчура Владислав, врач и писатель, родился 23 ию¬ ня 1891 г., проживающий в Праге-Збраславе...» Если бы только один «Ванчура Владислав, врач и писатель» — крупнейший чешский прозаик, чей ве¬ ликолепный талант уводил читателя и в далекое про¬ шлое, и в далекое будущее, должен был стать крова¬ 290
ИМПЕРИЯЦ1рЕЙХ вой данью, то и эта дань была бы чудовищно несо¬ размерной. Но это не все, далеко не все. Военный аэродром в Кбелях — в постоянной готовности: здесь принима¬ ются специальные самолеты из Берлина «Если застрелите одного, тут же придет другой, еще хуже», — сказал Гитлер. Этому другому не нуж¬ но было прилетать из Берлина. Он был здесь, в Пра¬ ге. Начальник шутцполиции, обергруппенфюрер СС и генерал-полковник полиции Курт Далюге, до¬ ныне никоим образом не протектор, а только «упол¬ номоченный по управлению делами протектората». Тут ему жмут руку другие деятели гейдриховской службы РСХА, командированные в Прагу Гиммле¬ ром. Шеф IV управления (гестапо) группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Генрих Мюллер. Шеф V управления (уголовная полиция) груп¬ пенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Артур Нёбе. На несколько дней был вызван из Голландии, где он выполнял особое задание, и заместитель на¬ чальника VI управления (иностранная осведоми¬ тельная служба) оберштурмбаннфюрер СС Шел- ленберг. А во главе был поставлен обергруппенфю¬ рер СС д-р Эрнст Кальтенбруннер, будущий преемник Гейдриха на посту шефа РСХА. Многие из них побывали в Праге десять дней на¬ зад на совещании руководителей службы безопасно¬ сти, созванном Гейдрихом. И вот они снова здесь для ведения следствия в связи с покушением на инициатора и председателя совещания, их непо¬ средственного начальника. На этот раз они впервые работают без его указаний, без его участия в таком 291
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА необыкновенно сложном и важном деле. Поэтому ночью 30 мая на пражских улицах появляются тан¬ ки: они обеспечивают безопасность Генриха Гимм¬ лера — учителя и шефа всех поименованных шефов, который взял в свои руки управление РСХА и при¬ был сюда, чтобы ознакомиться с положением и дать указания. Какие плоды могла принести деятельность столь всесильных и зловещих личностей? В первую же ночь после покушения и объявле¬ ния чрезвычайного положения Прага испытала на себе то, что в Германии давно уже знали под назва¬ нием «Ночь длинных ножей» или «Мрак и туман». И опять оДин из трагических парадоксов: «закон¬ ное» основание для этого создает приказ Гейдри- ха, первый его декрет по прибытии в Прагу для выполнения своих функций. Он использовал тогда свой первый декрет для проведения ряда смерт¬ ных казней и других жестоких репрессивных мер. Мог ли он предчувствовать тогда, что второй раз декрет этот будет применен после покушения на него самого? В полицейских документах эта акция названа более прозаично — Grossfandung (большая облава). В ней участвовало 4500 сотрудников всех видов службы безопасности, не говоря уже о протекторат- ной полиции, усиленной тремя батальонами вер¬ махта (2400 офицеров и рядовых). Город был наглу¬ хо блокирован, все подступы к Праге охранялись са¬ мым тщательным образом. Всю ночь вооруженные отряды топали по неосвещенным, обезлюдевшим улицам — введенное в городе чрезвычайное положе¬ 292
ИМПЕРИЯJJJрЕЙХ ние запрещало выходить из дому между 21 часом вечера и 6 часами утра. Они обыскивали подряд все дома, квартиры, подвалы, чердаки, склады и другие возможные укрытия. «Мы преследовали также политические и демонстра¬ тивные цели», — пишет в своем рапорте шеф пражского гестапо д-р Гешке, потому что последовавшее затем тща¬ тельное подведение итогов «большой облавы» должно бы¬ ло лишь скрыть тот факт, что общий результат ее равняет¬ ся нулю. «Были задержаны 541 человек из числа тех, кто проти¬ возаконно находился на улице, у некоторых были не в по¬ рядке пропуска. Они были препровождены в комиссариа¬ ты, занятые сотрудниками службы безопасности и поли¬ ции безопасности (потому что те, кто принадлежит к элите, должны, как известно, наблюдать за всеми, даже за собственными полицейскими). 430 челбвек после провер¬ ки личности каждого были отпущены. Пражскому гестапо было передано 111 человек...» Если бы только Гешке знал, кто в ту ночь попал к ним в руки, правда смертельно раненный, он, навер¬ ное, бросил бы заниматься нудным подсчетом за¬ держанных. И, конечно, посвятил бы все свое доне¬ сение только ему, три года тщетно выслеживаемому руководящему работнику подпольного Центрально¬ го Комитета Компартии Чехословакии, одному из выдающихся и самых блестящих деятелей нашего национального Сопротивления. Впрочем, так Гешке и сделал, но спустя две недели, когда специалисты из антикоммунистического отдела опознали в случай¬ но попавшем к ним человеке, боровшемся со смер¬ тью, Яна Зику. 293
БОМБА ДЛЯ ГЕЙДРИХА О подробностях его трагической гибели расска¬ зал в своей превосходной книге «Три судебных про¬ цесса Яна Зики» Густав Бареш. Он пишет, что Зика узнал о покушении лишь через полтора часа после того, как оно совершилось. Он направлялся на кон¬ спиративное совещание, когда связной принес ему это неожиданное известие. «Этого не должно было случиться — так реаги¬ ровал на сообщение Зика. — Этим ничего не достиг¬ нешь. Теперь мы можем ожидать только ухудшения условий для нашей деятельности». Вот последние его слова по поводу складывав¬ шейся обстановки, прогноз, который вскоре под¬ твердился на нем самом. В ту ночь, о которой Гешке пишет свое донесе¬ ние, эсэсовцы окружили также и дом № 6 по улице на Малованке в Бржевнове и обшарили все — от подвала до чердака. Они не обнаружили ничего по¬ дозрительного и не предполагали, кто может скры¬ ваться в этом доме. Обыскивали его точно так же, как и большинство пражских домов в ту ночь. Когда же эсэсовцы ворвались в кондитерскую, располо¬ женную на первом этаже, они заметили через окно неизвестного, который корчился на бетонной до¬ рожке во дворе и тщетно старался дотянуться до ле¬ жавшего поодаль револьвера. Кто это? И откуда он взялся? Только позднее выяснилось, что Зика в ту ночь спал в квартире Прейслера — в одном из своих са¬ мых надежных убежищ. Едва началась облава, Зика попытался скрыться. Единственный путь к спасе¬ нию — спуститься по веревке из окна третьего эта¬ 294
ИМПЕРИЯШрЕЙХ жа во двор, откуда, вероятно, можно было бы ус¬ кользнуть. Но веревка предательски оборвалась, и перед растерявшимся эсэсовцем возникла фигура распростертого